Юридическая деятельность "нового порядка" на оккупированных территориях РСФСР | И.Г. Ермолов

В первые недели и месяцы оккупации все юридические функции были сосредоточены в руках немецких военных и хозяйственных комендатур. В случае совершения советскими гражданами проступков накладывался в основном один вид наказания - расстрел по закону военного времени, то есть к виновным применялись почти исключительно чрезвычайные меры. Обзор нормативных актов германских оккупационных властей приводит к выводу, что подобные меры применялись не только к виновным в совершении уголовных преступлений, но и административных проступков. Так, летом-осенью 1941 г. в оккупированных районах Калининской области чрезвычайные меры "по закону военного времени" применялись, например, к уличенным в краже дров или сена у граждан. Стоимость украденного в расчет не принималась

Однако ввиду того, что война против СССР не стала шестинедельным блицкригом, германскому командованию приходилось разрабатывать основы законодательства, регулирующего различные стороны жизни населения.

Первые законодательные акты, равно как и положения о создании тех или иных юридических структур из местного населения, писались и утверждались германскими оккупационными властями. А ввиду того, что оккупированная территория РСФСР относилась к зоне военного управления, правовая система формировалась децентрализовано. То есть, командующие тыловыми районами различных германских армий были самостоятельны в выработке законодательства и в вопросах создания правовых институтов. Первым органом, наделенным судебными полномочиями, стал институт мирового посредничества в общинах, введенный, в частности, в тыловых районах группы армий "Центр"в ноябре 1941 года. Как в городах, так и в сельских общинах германскими властями с помощью местных коллаборационистов создавались так называемые "посредничественные мировые места". Штат каждого из них включал четыре человека: бургомистра города (председатель), заместителя и двух заседателей. Трех последних назначал бургомистр города из числа благонадежных, обладающих достаточным образовательным уров-

Игорь Геннадьевич Ермолов - кандидат исторических наук, доцент Тверского института экономики и менеджмента.

нем лиц старше 30 лет, проживших в данной местности не менее двух лет. Труд заместителя председателя и заседателей по отправлению правосудия не оплачивался, то есть эти должности являлись почетными. "Посредничествен-ные мировые места" рассматривали лишь гражданские дела по спорам, вытекающим, в основном, из имущественных правоотношений 2.

Однако на тот период какая-либо нормативная база отсутствовала, а разработать ее на скорую руку по казуальной системе, то есть предусмотреть все вопросы, разрешаемые данными судебными органами, было явно невозможно. Ввиду этого, командующие административными округами рекомендовали рассматривать дела "под взглядом здравого народного ощущения? 3, согласно обычаям, принятым в той или иной местности.

Судебный процесс носил состязательный характер. При этом гарантировалось равенство сторон, свобода представления доказательств. Предусматривалась практика вынесения заочных решений - в случае неявки надлежащим образом извещенной стороны. Отказ одной из сторон, явившейся на судебное заседание, от дачи объяснений не препятствовал вынесению решения на основании имеющихся доказательств 4.

Согласно - 15, судебное решение являлось окончательным, не подлежащим обжалованию. Однако, согласно - 16, кассационной инстанцией являлся председатель (бургомистр), единолично рассматривавший поступившую жалобу на судебное решение. После утверждения им решения дальнейшее его обжалование не предусматривалось. По гражданским делам, представлявшим особую сложность, а также при цене иска свыше 2 тыс. руб. председатель (бургомистр) принимал исковое заявление к производству, однако, вне зависимости от поступления жалобы, передавал материалы дела и вынесенное решение в полевую комендатуру для утверждения. Председатель "по-средничественного мирового места" мог по своему усмотрению взыскать за рассмотрение дела пошлину. Ее размер не являлся фиксированным, зависел от материального положения истца, но не мог превышать 50 рублей 5.

Какие-либо данные о ведении "посредничественными мировыми местами" уголовных дел отсутствуют, вероятно, по той причине, что вопросы уголовного судопроизводства находились вне компетенции коллаборационистских судебных учреждений. Судебные функции по уголовным делам либо выполняли военные комендатуры, либо к виновным применялись чрезвычайные меры.

До организации судебных органов в волостях судебными полномочиями наделялись волостные старшины, которые единолично разбирали мелкие уголовные дела. В качестве наказания волостной старшина мог наложить штраф до 1 тыс. руб. назначить виновному тюремное заключение или принудительные работы на срок до 14 дней 6. Однако приговоры волостных старшин вступали в силу только после прохождения еще двух инстанций: утверждались бургомистром района, а затем - местной комендатурой 7.

Собственно суды в большинстве оккупированных областей РСФСР начали функционировать с декабря 1941 года. Однако судебная система в различных местностях приобрела неоднородную структуру. Даже названия судебных органов, несмотря на общность функций, различались: помимо просто "судов" они носили названия "мировые суды", "арбитражные суды", "уголовные суды" 8. Судебная система была двухступенчатой. Низшей ступенью являлись мировые (волостные) суды, рассматривавшие уголовные, гражданские и административные дела в качестве судов первой инстанции. В качестве судов второй инстанции выступали районные или окружные суды. Их решения считались окончательными и не подлежали дальнейшему обжалованию.

Данная судебная иерархия формировалась постепенно. Так, Орловский городской суд, организованный к декабрю 1941 г. первоначально являлся единственным судебным органом в районе. Все его решения носили окончательный характер. На территории Брянского округа первоначально были организованы лишь волостные арбитражные суды. К июню 1943 г. арбитражные суды действовали в 5-ти из 17-ти волостей: в Белых Берегах, Супонево, Глинищево, Трубчино, Б. Полпино. С октября 1942 г. начал работу Брянский районный арбитражный суд, состоявший из председателя и двух членов, ставший вышестоящей инстанцией по отношению к волостным арбитражным судам. В его функции, помимо надзора за работой нижестоящих судов, входило рассмотрение в качестве суда первой инстанции дел о преступлениях против личности, имущества, злоупотреблениях служебным положением, нарушениях обязательных постановлений органов местного самоуправления и др. С октября 1942 г. по май 1943 г. состоялось около 100 судебных заседаний 9.

Командование германских армий, пытаясь придать судебной системе и законодательству, применяемому в тыловых районах, единообразие, выпускало различные инструкции по организации судопроизводства, обязательные для исполнения органами местного самоуправления. Одним из первых нормативных документов стало руководство для старост и волостных старшин, выпущенное командованием 2-й немецкой танковой армии приблизительно осенью 1941 года. В нем содержались некоторые нормы семейного права. В частности, провозглашалась действительность только брака, заключенного органами местного самоуправления, запрет разводов, браков между евреями и неевреями, между кровными родственниками прямой линии, полнокровными и полукровными братьями и сестрами. Устанавливался брачный возраст: 18 лет для мужчин и 16 лет для женщин |0. Довольно выразительно "Постановление об административных наказаниях" от 23 июня 1942 года. Согласно этому документу, широко применявшемуся в тыловых районах группы армий "Север", главам районов (бургомистрам) предоставлялось право во внесудебном порядке применять три вида наказаний: наложение штрафа в размере до 3 тыс. руб. заключение под арест на срок до 6 недель, направление на принудительные работы на тот же срок ".В тот же день, 23 июня 1942 г. вышел один из первых документов, регулировавших гражданские правоотношения местного населения, - подписанное фон Рокком "Постановление по вопросам гражданского состояния". Оно охватывало основные вопросы гражданского права, наиболее часто встречавшиеся в практике органов местного самоуправления. Постановление не было свободно от догм национал-социализма, обязательных при регулировании гражданских правоотношений. Так, - 3 п. 3 "а" запрещал регистрацию браков между евреями и представителям других наций |2. По всей вероятности, оба документа предназначались для руководителей органов местного самоуправления - глав районов (бургомистров), что объясняется почти полным отсутствием в тыловых районах группы армий "Север"собственно судебных инстанций.

В конце 1942 г. командованием 2-й танковой армии был издан документ "Судопроизводство в русских органах управления", содержавший общие рекомендации по вопросам организации судов и нормы процессуального права. Согласно этому документу, обязанность организации мировых судов всех уровней всецело возлагалась на органы местного самоуправления начиная от волостных управ. Низшей ступенью являлись мировые суды общин (волостные мировые суды), которые организовывались в тех местностях, включая мелкие города, где это было оправдано местными условиями и наличием соответствующих кандидатов на должности судей. В случае невозможности организации мирового суда в какой-либо общине (волости) с разрешения командующего административным округом допускалось создание одного волостного мирового суда на несколько волостей. Волостной мировой суд состоял из председателя, заместителя и заседателей, причем, члены суда не должны были состоять между собой в родственных отношениях. Обязанности председателя исполнял волостной старшина, а на должности заместителей и заседателей назначались "только надежные мужчины и женщины, которые по степени своего образования и по возрасту удовлетворяют требованиям к должности и являются коренными жителями общины". Назначение производил командующий административным округом, однако районный бургомистр мог уволить члена суда, сообщив командующему административным округом причину. Должности заместителя и заседателей являлись почетными, то есть состоявшие на них лица не получали зарплаты. Однако волостным управлениям разрешалось выделять заместителю и заседателям вознаграждение 13.

Волостным мировым судам были подсудны следующие категории мелких уголовных дел: простое воровство, совершенное без насилия, при котором сумма ущерба не превышает 100 руб. оскорбление, не направленное против должностных лиц, нарушение общественного порядка, а также иные категории дел. Разрешалось налагать наказание в виде штрафа до 1 тыс. руб. ареста до 11 дней, исправительных работ до 14 дней. Из гражданских дел волостным мировым судам разрешалось рассматривать имущественные споры при цене иска до 500 руб. жилищные споры, споры о распределении работ между членами семьи 14.

Следующая ступень - районные мировые суды - создавались в каждом районе и каждом городе не районного подчинения. В состав суда входили председатель, один или несколько заместителей, заседатели. Требования к кандидатам на эти должности совпадали с требованиями к кандидатам на должности членов волостных судов, с той разницей, что для председателя и заместителей председателя районного суда было желательно наличие юридического образования, заседателей рекомендовалось вводить из числа служащих городских и районных управ. Запрещалось назначать на судейские должности бывших членов коммунистической партии. Кандидаты в районные судьи выдвигались районными и городскими бургомистрами, после чего утверждались командующим административным округом. В небольших районах допускалось совмещение должностей районного бургомистра и председателя райсуда ,5.

К подсудности районных мировых судов относились все уголовные и гражданские дела, за исключением преступлений, направленных против германской армии и особо тяжких преступлений (убийство, разбой, преднамеренный поджог, растрата на сумму свыше 5 тыс. руб.) 16. Допускалось, по усмотрению органов местного самоуправления, создание двух отделений районного мирового суда: по уголовным и гражданским делам.

Районные мировые суды имели право налагать наказания в виде штрафа до 10 тыс. руб. тюремного заключения или принудительных работ на срок до 1 года, конфискации предметов, используемых для совершения преступления |7.

Районные суды являлись кассационными инстанциями по отношению к волостным судам, а обжалование решений и приговоров районных судов не предусматривалось. Однако их судебные решения, а также мировые соглашения ("полюбовные сделки") вступали в силу только после их утверждения командующим административным округом 18.

В то же время указанный документ не содержал норм уголовного права, вероятно, ввиду их отсутствия на тот период, на что указывает предписание - 14 наказывать всех преступников, нарушающих законность, "которые по общему мнению заслуживают наказания". Тем не менее в ряде параграфов по казуальной системе упоминаются некоторые группы и виды преступлений с попыткой их систематизации. Так, в числе экономических преступлений значатся воровство, грабеж, разбой, преднамеренный поджог, вздутие цен, растрата, контрабанда, накопление жизненных припасов. К преступлениям против порядка управления законодатель относит злоупотребление должностной властью, нарушение приказов, изданных русскими органами управления, оскорбление должностных лиц. Упоминаемая группа "проступки против личности" конкретных видов преступлений не содержит 19.

Ввиду отсутствия уголовного законодательства, председателю районного мирового суда предоставлялась возможность, при наличии сомнений в своем праве рассмотреть какое-либо преступление, передать дело командующему административным округом 20.

Процессуальное законодательство в общих чертах копировало положения советских уголовно-процессуального и гражданского процессуального кодексов, за исключением особенностей, продиктованных установками национал-социализма и условиями оккупации. Так, судам всех уровней запрещалось принимать к производству бракоразводные дела. Исключение составляли лишь дела о разводах с евреями, случай, когда развод был в интересах германской армии, а также желание развестись при постоянном половом бессилии одного из супругов, при наличии у одного из супругов "возбуждающей отвращение болезни". Неподсудны волосным и районным мировым судам были и дела лиц немецкого происхождения, военнослужащих РОА и других русских добровольческих частей, полицейских, служащих органов местного самоуправления, а также советских военнопленных. Дела этих категорий лиц разбирались германскими судебными органами. Из гражданских дел как волостным, так и районным мировым судам были неподсудны иски о возвращении земли и недвижимого имущества, конфискованного органами советской власти. Эти категории заявителей направлялись с их требованиями к соответствующей немецкой хозяйственной инспекции или к окружному коменданту 21.

При подаче заявления в суд уплачивалась пошлина: в волостной мировой суд - 20 руб. в районный мировой суд - от 20 до 500 руб. в зависимости от суммы иска. При подаче заявления об административном проступке пошлина составляла 5 рублей 22.

Уголовное законодательство также копировало ряд положений уголовного кодекса РСФСР, с той разницей, что наказания были значительно смягчены. В частности, полностью сохранившееся "Временное положение о наказаниях, налагаемых судами Клинцовского округа", к особо тяжким преступлениям относило умышленное убийство, каравшееся тюремным заключением на срок до 3-х лет (ст. 80), а также развращение малолетних, наказание за которое не превышало 2-х лет тюремного заключения (ст. 92). К преступлениям средней тяжести относился ряд должностных преступлений, например, злоупотребление властью, что наказывалось тюремным заключением на срок до 6-ти месяцев (ст. 62). Преступления против порядка управления относились к преступлениям небольшой тяжести. Так, неуплата налога или сбора каралась штрафом в размере тех же платежей, а при рецидиве - принудительными работами на срок до 3-х месяцев (ст. 34) 23.

Некоторые проступки, согласно указанному "Временному положению", были впервые в истории российского права отнесены к преступлениям. Так, ст. 94 предусматривала уголовную ответственность за супружескую неверность, что каралось тюремным заключением или принудительными работами на срок до 6-ти месяцев. Согласно ст. 100, тюремным заключением от 3-х до 6-ти месяцев наказывалось оскорбление родителей словом или действием. Денежным штрафом до 3 тыс. руб. или тюремным заключением на срок до 6-и месяцев каралось оскорбление религиозных чувств верующих 24.

Ввиду того, что создание судебных органов и их интеграция в систему административного управления - сложный процесс, в районах, оккупация которых продлилась непродолжительное время, судебная система так и не была создана. В течение нескольких месяцев судейские функции выполняли руководители органов местного самоуправления: бургомистры, волостные старшины. Юридическую базу здесь составляли те или иные инструкции и распоряжения бургомистров. Яркой иллюстрацией служит приказ бургомистра (старшины) города Торопец и Торопецкого района Калининской области Николаева от 31 октября 1941 г. адресованный начальнику районной полиции и касающийся жителей города, самовольно ломающих на дрова городские здания: "Лиц, замеченных в этом, на первый раз штрафовать по своему усмотрению на сумму до 300 руб. При повторном случае этих же лиц заключать в тюрьму на срок до 2-х недель". В тех местностях, где выработка постоянно действующего законодательства затянулась или не осуществилась вообще, письменные распоряжения бургомистров касались абсолютно всех отраслей права. В иных случаях они лишь дополняли сформировавшуюся юридическую базу. Так, распоряжения того же бургомистра г. Торопец и Торопецкого района содержат ряд положений, касавшихся наследственного права. Одно из них устанавливало порядок обращения с наследством умершего. В частности, при отсутствии завещания, наследники могли подать в финансовый отдел го-руправы заявление о наследовании. К заявлению прилагались выписка из свидетельства о браке с умершим (для супруга) либо иные документы, подтверждавшие родство, а также опись имущества умершего с указанием его примерной стоимости. В случае неподачи заявления о наследовании или при отсутствии наследников имущество умершего переходило в собственность органов местного самоуправления 25.

В ряде оккупированных местностей полномочия судов были ограничены как в смысле подсудности - запрета принятия к производству дел об особо тяжких преступлениях, так и по характеру налагаемых наказаний. Так, санкции статей, которыми руководствовался Орловский городской суд, предусматривали наказание до 6 месяцев тюрьмы или штраф в размере до 1 тыс. рублей. Дела о тяжких преступлениях: убийствах, разбоях, политических преступлениях были неподсудны горсуду и преследовались по законам военного времени 26. Такое положение сохранялось на территории Орловского округа вплоть до конца его оккупации.

Исполнение приговоров по уголовным делам возлагалось на председателя соответствующего суда. Так, исполнение приговора о взимании денежного штрафа, о краткосрочном лишении свободы осуществлял председатель мирового суда, определившего наказание. В случае осуждения к лишению свободы на продолжительный срок, копия приговора, заверенная командующим административным округом, а также исполнительный лист направлялись начальнику соответствующего исправительного учреждения. Уплата денежного штрафа предусматривалась немедленно после провозглашения приговора, однако суд мог определить выплату штрафа частями. В случае неплатежеспособности осужденного, штраф заменялся тюремным заключением, срок которого определялся одновременно с вынесением приговора 27.

Непосредственное исполнение решения осуществлял председатель соответствующего суда или лица, им назначенные. В течение трех суток со дня получения исполнительного документа судебный исполнитель посылал плательщику повестку, в которой указывались взыскиваемая сумма, основание взыскания, срок добровольной уплаты. При отказе добровольно уплатить надлежащую сумму взыскание производилось принудительно. Общий надзор за исполнением судебных решений осуществлял бургомистр района, причем, даже в тех случаях, когда он одновременно являлся председателем районного суда 28.

Для оказания юридической помощи, участия в гражданских процессах, защиты подсудимых с января 1943 г. был узаконен институт представительства. В качестве представителей с присвоением звания "адвокат" допускались лица с юридическим образованием, "лично благонадежные", ведущие безупречный образ жизни. Кандидатов на должности адвокатов проверяло командование административным округом, а вопрос о допуске в процесс того или иного адвоката решал соответствующий суд. Препятствием к допуску могло служить лишь представление одновременно нескольких сторон, если их интересы, отстаиваемые в суде, расходились 29.

Помощь адвоката была платной. Размер сборов за оказание юридических услуг оговаривался в каждом конкретном случае. По просьбе адвоката или воспользовавшегося его услугами лица, независимо от того, в суде какой инстанции слушается дело, размер сборов утверждался председателем районного суда. В этом случае требовалось дополнительное утверждение взимаемой адвокатом суммы со стороны командующего административным округом 30.

Для заключения всякого рода договоров, оформления сделок и составления юридически значимых документов по мере надобности открывались нотариальные конторы. Требования к кандидатам на должности нотариусов были аналогичны требованиям к кандидатам на должности адвокатов: наличие юридического образования, безупречный образ жизни. Назначение нотариусов также осуществлялось командованием административного округа, и только оно могло освободить не оправдавшего доверие нотариуса от занимаемой должности. Размер взимаемых нотариусом пошлин также проходил двойное утверждение - со стороны председателя районного суда и командующего административным округом. Так, по Клинцовскому административному округу ставки оплаты нотариальных услуг колебались от 5 до 100 рублей 3|.

Нотариусы были подотчетны районным судам, представляли в них ежегодные отчеты о проделанной работе, а также списки оформленных документов. Общий надзор за деятельностью адвокатов и нотариусов осуществлял председатель районного суда 32.

Вставшим на путь сотрудничества с оккупантами адвокатам и нотариусам разрешалось оказывать юридические услуги лицам, чьи дела были неподсудны русским судам (этническим немцам, советским военнопленным, власовцам, сотрудникам органов самоуправления, германским военнослужащим)33.

В тех местностях, где отсутствовали нотариусы, их функции выполняли органы местного самоуправления, а также священнослужители. В частности, на территории Калининской области священник мог утвердить так называемое "д,уховное завещание" о наследовании членами семьи завещателя или иными лицами его имущества. В таких случаях при составлении и утверждении завещания помимо священника и завещателя присутствовало лицо, в пользу которого составлено завещание, полицейский и понятой. Все указанные лица заверяли завещание своими подписями 34.

Что касается органов прокуратуры, то хотя формально они и существовали, однако свойственных им надзорных функций не выполняли. Их деятельность сводилась к выдаче и рассылке должностным лицам копий нормативных актов, аналитической работе с юридическими документами 35, в некоторых местностях - поддержанию обвинения в суде.

Определенный интерес представляют как законодательство, так и судебная система, сложившиеся там, где оккупационная политика проводилась нетипично, со значительными отклонениями от плана "Ост". Такое положение наблюдалось на территории Локотского автономного округа (административного государственного образования, охватывавшего часть Орловской и Курской областей). Судебная власть здесь не была подчинена германским оккупационным структурам, а выполняла скорее роль инструмента в руках законодательной власти в лице обер-бургомистра Б.В. Каминского и его администрации. Так, со стороны Каминского были обычными факты вмешательства в деятельность судов, давления на них, отмены вынесенных приговоров с подменой их собственными решениями. Довольно выразительно это отражено в приказе обер-бургомистра - 135 от 17 ноября 1942 г. "Оборьбе с пьянством":

"1. Все дела по пьянкам и самогонокурению рассматривать в трехдневный срок.

2. Лиц, виновных в изготовлении самогона, и лиц, употребляющих его при исполнении служебных обязанностей, судить по ст. 45 П.П. через военно-полевые суды, вплоть до расстрела виновных.

3. Приговоры, представленные мне Навлинским военно-полевым судом, по делу обвинения граждан Мосина Т.В. и Салтанова, совершивших на почве пьянства убийство и ранение и присужденных к 5-ти годам тюремного заключения, - отменить как слишком мягкое наказание, заменив его расстрелом? 36.

Судебная система Локотского автономного округа имела многоступенчатую структуру, в общих чертах повторяя судебную систему, сложившуюся на других оккупированных территориях РСФСР. Низшей ступенью были мировые суды при волостных управах, которые разбирали мелкие дела, связанные с взаимной тяжбой, а также дела по обвинению в таких преступлениях, как самогоноварение или хулиганство. Аналогичные дела разбирались районными (уездными) судами. Кроме того, существовали районные мировые суды. Волостные мировые судьи вели процессы единолично, а мировые суды районов рассматривали дела в составе мирового судьи и двух судебных заседателей. Кандидатуры последних представлялись районными бургомистрами из числа не перегруженных основной работой сотрудников районных или волостных администраций. Судьи районных мировых судов представлялись окружным отделом юстиции, после чего кандидатуру каждого из них утверждал бургомистр соответствующего района 37. Во главе судебной системы округа стоял окружной суд, который являлся кассационной инстанцией по отношению к нижестоящим районным судам. Судебные заседания проходили, как правило, открыто, а нормативную базу составляли приказы обер-бургомистра и инструкции окружного юридического отдела, возглавляемого В.В. Тиминским.

Анализ судебной хроники позволяет сделать вывод, что основным видом наказания, как за административные проступки, так и за уголовные преступления был денежный штраф. Так, в августе 1942 г. Севский уездный суд присудил оштрафовать на 500 руб. уборщицу хлебозавода М.А. Дежки-ну за систематическую кражу хлеба с целью перепродажи. На такую же сумму была оштрафована и А.С. Фетисова, нанесшая металлической цепью побои Н.Н. Лукановой. 7 августа 1942 г. перед Севским уездным судом предстал бывший староста деревни Семеновка Стрелецкой волости Севского уезда М.И. Андреев. Как сообщала судебная хроника, "суд установил, что Андреев недобросовестно относился к своим обязанностям, имел тайную связь с партизанами через посредство Осиповой СВ. сеял панику среди населения. Суд постановил: подвергнуть М.И. Андреева 3-х месячному лагерному отбыванию в г. Севске? 38. Максимальный размер штрафа ограничивался 1 тыс. руб. а присуждавшиеся сроки исправительных работ - 6-ю месяцами.

Преступлениями, носившими политический характер, занималась военная коллегия Локотского округа (военно-следственный отдел) во главе с бывшим участником махновского движения Г.С. Працюком. После завершения следствия уголовные дела обвиняемых в политических преступлениях передавались на рассмотрение в военно-полевой суд округа. Перед военно-полевым судом Локотского окружного самоуправления представали пленные партизаны, их сторонники из числа местного населения, дезертиры из рядов созданного в пределах округа коллаборационистского соединения - Русской Освободительной Народной Армии (РОНА). К перечисленным категориям применялись следующие виды наказаний: смертная казнь через повешение или расстрел - для партизан, тюремное заключение на срок от 3 до 10 лет - для лиц, оказывавших содействие партизанам, 3 года с конфискацией имущества или без нее - для дезертиров из рядов РОНА. Приговоренные к тюремному заключению отбывали наказание в Локотской окружной тюрьме, находившейся в ведении Окружного управления юстиции. По окончании сроков заключения освобождаемые получали справки установленного образца за подписью начальника тюрьмы 39.

Отличительной чертой судебной системы Локотского автономного округа было то, что ее судам были подсудны абсолютно все дела от гражданских до тяжких уголовных и политических в отличие от других оккупированных областей, где суды разбирали лишь гражданские и мелкие уголовные дела, а тяжкие и политические преступления наказывались немецкими властями по законам военного времени. На территории же округа никаких ?чрезвычайных" мер по отношению к преступникам не допус-

40

калось .

Репрессивная деятельность на территории округа носила во многом щадящий характер, что подтверждается многими распоряжениями обер-бур-гомистра Каминского. Кроме того, по случаю различных праздников и знаменательных дат регулярно объявлялись амнистии для подследственных и осужденных. Так, приказом - 118 по Локотскому окружному самоуправлению от 20 апреля 1943 г. "в ознаменование дня рождения фюрера А. Гитлера" амнистировались различные группы заключенных. В частности, содержащиеся при рабочих камерах (расконвоированные заключенные) освобождались, осужденным на сроки до 3-х лет сроки сокращались наполовину, бойцы и командиры РОНА, осужденные за нарушение дисциплинарного устава, полностью освобождались от наказания. Всем остальным категориям, осужденным на сроки от 3-х до 10 лет, наказание сокращалось наполовину. Однако амнистия не распространялась на "изменников Родины", под которыми подразумевались советские партизаны, осужденные по ст. 45 Уголовного кодекса4".

Оккупационные судебные структуры были более развиты по сравнению с судебными органами, создаваемыми на оккупированных территориях советскими партизанами. Так, судопроизводство по гражданским делам последними не осуществлялось вовсе. Что касается уголовного судопроизводства, имеются данные о деятельности военно-революционного трибунала в Де-душкинском партизанском полку, осенью 1941 - весной 1942 г. оперировавшего в Дятьковском районе Орловской области. Трибунал был создан в октябре 1941 г. в составе трех человек, по всей вероятности, для разбора дел лиц, сотрудничавших с оккупантами 42. Данных о выработанной и используемой в судопроизводстве нормативной базе нигде не содержится, и маловероятно, что такая существовала. Наиболее вероятным представляется рассмотрение дел по законам военного времени с применением чрезвычайных мер. По данным Д. Армстронга, подобные судебные органы существовали и в ряде других партизанских отрядов. Они были организованы по типу "троек? НКВД, носили названия "р,еволюционных трибуналов", "военно-полевых судов", рассматривали в основном дела коллаборационистов, предателей из среды партизан, нарушителей дисциплины в партизанских отрядах 43.

Таким образом, в течение периода оккупации в захваченных германской армией областях РСФСР были сформированы судебные и юридические структуры, в общих чертах копировавшие те же структуры, существовавшие при советской власти. Их характерной чертой являлось отсутствие полной самостоятельности, ограниченность круга вопросов, входивших в их компетенцию. Ликвидировать различия в организации и деятельности этих структур, придать им стройность, единообразие так и не удалось, как не удалось преодолеть и кадровый дефицит, добиться назначения на соответствующие должности лишь лиц с юридическим образованием ввиду ограниченности контингента таковых на оккупированных территориях. Ввиду отсутствия принципа разделения властей, судебная власть в период оккупации не обладала самостоятельностью, а являлась придатком германских оккупационных сил, созданных ими органов местного самоуправления. Надзорные функции за деятельностью юридических, в том числе судебных, структур почти всецело оставались за германскими оккупационными властями, ввиду чего полиция, суд, адвокатура, нотариат стали средством поддержания установленного оккупантами порядка, действуя исключительно под их контролем и в их интересах.

Примечания

1. Государственный архив Тверской области (ГАТО), ф. Р-2757, оп. 1, д. 13, л. 56.

2. Государственный архив Брянской области (ГАБО), ф. 2608, оп. 1, д. 2, л. 208"208об.

3. Там же.

4. Там же, л. 209.

5. Там же, л. 209об. 210.

6. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). ф. 69, оп. 1, д. 909, л. 153-155; ГАБО, ф. 2608, оп. 1, д. 2, л. 238.

7. ГАБО, ф. 2608, оп. 1, д. 2, л. 238.

8. Там же, д. 21, л. 112; Речь (г. Орел), 10.X1I.1941, - 3; 2.VI.1943, - 82(245).

9. Речь (г. Орел), 10.XII.1941, - 3; 2.VL1943, - 82(245).

10. ГАБО, ф. 2608, оп. 1, д. 21, л. 14.

11. Центральный государственный архив истории политических движений Санкт-Петербурга (ЦГАИПД СПб), ф. 0-116, оп. 9, д. 666, л. 4, 19.

12. Там же, л. 14.

13. ГАБО, ф. 2608, оп. 1, д. 2, л. 200-205об.

14. Там же, л. 202.

15. Там же, л. 201об-202.

16. Там же, л. 202об.

17. Там же.

18. Там же, л. 204-204об.

19. Там же, л. 202"202об.

20. Там же, л. 202об.

21. Там же, л. 203, 205об.

22. Там же, л. 204об. 206об.

23. Там же, д. 21, л. 118.

24. Там же, л. 119об.

25. ГАТО, ф. Р-2757, оп. 1, д. 1, л. 37; д. 2, л. 9.

26. Речь (г. Орел), 10.ХН.1941, - 3.

27. ГАБО, ф. 2608, оп. 1, д. 2, л. 103, 205.

28. Там же, л. 205, 216.

29. Там же, л. 205.

30. Там же, л. 205-205об.

31. Там же, л. 205об. 225.

32. Там же, л. 205об.

33. Там же.

34. ГАТО, ф. Р-2757, оп. 1, д. 14, л. 11-12.

35. ГАБО, ф. 2608, оп. 1, д. 2, л. 216.

36. Личный архив И.Г. Ермолова (ЛАЕ). Приказ - 135 от 17 ноября 1942 г. (копия).

37. ГАБО, ф. 2608, оп. 1. д. 42, л. 199, 201.

38. Севский листок (г. Севск), 7Х 1942.

39. ЛАЕ. Справка К.С. Пурыгина (подлинник).

40. РУСАНОВ В. Брянский районный арбитражный суд. - Речь (г. Орел), 2.VI. 1943; РЫБАКОВ. О суде города Орла. - Речь (г. Орел), 10.XII.1941; 5.VII.1942.

41. ЛАЕ. Приказ - 118 от 20 апреля 1943 года (копия).

42. Фокинский рабочий. Орган Дятьковского районного комитета ВКП(б) и районного совета, 25.IV. 1942, - 55.

43. АРМСТРОНГ Д. Советские партизаны. Легенда и действительность, 1941 - 1944. М. 2007,

с. 383.

Комментарии:

Добавить комментарий