ФК Знамя Труда | Многострадалие

Недовольство сезоном

Сезон отвратнейший из отвратнейших. Хуже не припоминаю.

Отрывок из интервью Михаила Филиппова, который выступал за ЗТ в сезоне 13/14:

– Сначала мне позвонили из Благовещенска, предложили остаться, зарплату обещали такую же. Думаю, выбора нет, снова туда поеду. Уже взял билет. И тут мне звонит тренер Сергей Бондарь и предлагает перейти в «Знамя труда». Убедил тем, что видит меня основным вратарем, да и в зоне «Запад» проще быть на виду. Ладно, поехал в Орехово-Зуево. И вообще охерел.

– Почему?

– Когда я туда попал, реально понял, что жизнь куда-то не туда идет.

Прихожу к генеральному, а он, ухмыляясь: «Ну что, Миш, сколько у тебя там (в Благовещенске – прим.) зарплата была?». «Шестьдесят тысяч» – «Сколько?! Все, давай мы тебе двадцать тысяч зарплату ставим. Если сыграешь 90% матчей за месяц, дадим надбавку пять тысяч рублей. И за каждый сухой матч еще по тысяче» – «Ладно, ок».
Мы все подписали, и тренер повел меня смотреть комнату, где я буду жить. Заходим, а там мой друг, который уже закончил. Он лежит после клуба, бухой. Тренер его тормошит: «Федя (Фёдор Проньков - прим.), ты че?» А он: «Жан Михалыч, дайте поспать». А под кроватью – недопитая бутылка водки.

Тренер так его и не разбудил. Подводит меня к шкафу: «Сюда будешь вещи складывать». Открываю дверцу – и меня просто накрывает пивными бутылками.

Первый месяц там отыграл нормально. Думал, сейчас будет надбавка за 90% матчей и сухари. Пришла зарплата 17400. Из этих денег надо было скинуться на воду, туалетную бумагу, заплатить 13% подоходного налога. Оставалось 15 тысяч. Как-то дали пять тысяч премиальных, но что с ними сделаешь?

Чем я только не занимался, чтобы выжить! Пошел в букмекерскую контору, поставил на матч «Ливерпуль» – «Челси». Сел смотреть уверенно.

– Не последние деньги поставил?

– Последние. Вот как раз эти пять тысяч.

– Ох.

– Я поставил, что в первом тайме никто не забьет. Дурак. Приготовился, открыл чипсы, включил телевизор. Думаю, ну сейчас я поднимусь. Вторая минута – «Ливерпуль» забивает! Е# твою мать, п####ц! Пошел спать и больше никогда не делал ставки.

– В «Знамени труда» все игроки бухали или только Федя?

– Один зашитый был, другой, похоже, нафеерил в молодости. Все практически пили. Бывало, уеду с базы в город, а у меня в комнате стоит тележка из супермаркета. На следующий день прихожу – знак дорожный в комнате лежит. Чудаки ночью скидывали с мостов тележки, знаки.

– Чудаки – это игроки?

– Да.

– В «Знамени труда» ты провел лишь полгода, а затем попал во вторую команду «Спартака». Расскажи, как случилась эта сказка?

– Когда контракт со «Знаменем труда» еще не был подписан, мы играли товарняк против «Спартака-2». Мы проиграли 0:1, но я сыграл хорошо. Мне позвонил Маньяков и сказал, что меня приметил Дасаев. Я подумал, что за бред? Меня? Дасаев?

А в Орехово сразу сказали: «Подписывай с нами контракт, а потом уйдешь, если будет предложение лучше».

Перед зимней паузой нам выдали по 15 тысяч и отправили на все четыре стороны. Мол, в феврале встретимся. Мы сидели с другом и думали, что делать. Денег вообще не было ни рубля. Готовы были хоть картошку разгружать.

И Маньяков говорит, что я поеду в «Спартак-2» на просмотр. Там меня встретил Дасаев. Спросил, все ли у меня в порядке, не было ли серьезных травм. Я ответил, что все нормально. Сказал, что я волгоградский. А он сам из Астрахани. И мы нашли общий язык.

Я посмотрел на игроков – уровень совсем другой. Как отдают передачи, как вратари играют ногами. В «Спартаке» я увидел изнутри 21-й век футбола. Влиться в эту команду было очень тяжело. У всех был уровень на две головы выше.

– Чему ты научился у Дасаева?

– Помню первую тренировку, как мы там прыгали. Я чуть коньки не отбросил. Перед этим я полтора месяца ничего не делал, а Дасаев сразу нас погонял нормально.

Дасаев орал постоянно. Мне казалось, из-за того, что плохо тренируюсь. Потом я три игры сыграл, в двух из них привез. В последней игре с «Долгопрудным» я сыграл на ноль, что-то более-менее получалось. Еду домой и думаю: слава богу хоть последнюю игру нормально сыграл, а то прямо стыдно.

Уже готовился сесть в поезд до дома, как мне позвонил администратор «Спартака». Поздравил с зачислением, сказал, что тренерам я понравился. Я не поверил, говорю, что ужасно сыграл в двух играх, как я мог кому-то понравиться? А он спрашивает, какой хочу номер, какого размера нужна экипировка.
Я сразу позвонил в Орехово и сказал, что больше не приеду. Они попросили вернуть экипировку, в которой до меня семь сезонов играли. За эти полгода в Орехово я получил тысяч 70 с премиальными.

Они потребовали у «Спартака» 500 тысяч рублей за мой трансфер. А «Спартак» вообще не хотел платить, готовы были взять свободным агентом. Я звонил и упрашивал: «Отпустите меня, пожалуйста». Они как-то побрыкались, но в итоге отпустили.

  

Мгновенная перемена

Размышления о жизни

Роберт Кершоу "1941 год глазами немцев.Березовые кресты вместо Железных" (чик и всё, ситуация изменилась кардинально):

Немецкий военврач Петер Бамм, воевавший в пехотной дивизии группы армий «Юг», описывал последствия этого страха:

«Человек — человеческое существо — ранено. За какую-то ничтожную долю секунды он из смертельного оружия превращается в беспомощную жертву. До сего момента вся его энергия ориентировала его без оглядки нестись вперед, на врага… А теперь он вдруг оказывается предоставленным самому себе — он в ужасе и полном сознании взирает на свои раны, на свою собственную, не чужую, кровь. Всего минуту назад он был в состоянии изменить ход истории, а в следующую уже не в силах помочь даже самому себе».