Цитата

Как сидится Евсюкову на ПЖ

Вот так

Такие слухи (около-СПАСовские круги):

Другой известный харповец - майор МВД Евсюков (убийца-стрелок в супермаркете), наоборот, от памятного интервью отказался. Хотя журналистку к нему проводили и от неё даже не скрылось то, что камера у него нестандартно хорошая, - большие окна и ДВД постоянный, и унитаз настоящий (90% хат на "Сове" до сих пор с маленьким окошком и дыркой в полу вместо унитаза). Он сидит на 3-ем посту для VIP. Там же и бывший прокурор, которого готовят к УДО (25 лет сидит). По слухам, за нормальные условия Евсюков не пишет жалобы, не даёт интервью, а его отец еще доплачивает...

 
Статус

Малый радиус | Впечатления № 148

Трэш и угар

1. Дожил! Двенадцатидневное отдохновение впереди. Меня ждет увлекательный мир снов, телевизора, прогулки в рабочее время и прочий трэш и угар измученного человека. Р - радость.

2. Сила привычки. Никак не могу отвыкнуть от пользования FireFox и пересесть на Chrome. Несмотря на тормоза, безумное пожирание памяти. Даже компьютер сапгрейдил, чтобы шустрее броузить, но помогло не радикально. Вчера обновился до 57-й версии ("полностью переработанная", новый движок). Летает, блин. Но отвалились по несовместимости некоторые нужные дополнения.


Цитата

Майнинг в мэйн-стрим кино

Девочка с гранатой

"Стартап", S01E01, девушка-латинос изобретает криптовалюту. Стойки с компами, вышибленные пробки. Ее ухажер недоволен:

- Я только в прошлом месяце за электричество заплатил шестьсот баксов. Ни одна баба столько не стоит.


Статус

Быков "Остромов, или Ученик Чародея"

Маски людские

Семьсот страниц - многовато для 2017 года. С малой скоростью развития движухи, частыми отступлениями на этическо-моральные темы (любопытными), обилием второстепенных персонажей, не интересными описаниями мистических опытов. Но в целом - OK. Несложное угадывание участвующих деятелей тоже доставляет удовольствие (Вал - Волошин, Кузмин и так далее).

Вещи, трогающие за душу. Двадцатидевятилетний Даниил Жуковский, один из "прототипов" главного героя, пишет 15 февраля 1938 года, в день расстрела (неизвестно - знал ли уже о приговоре тройки или нет приговоре) письмо отцу:

Несмотря на болезнь, обо мне не беспокойся. Думаю, что сейчас на свободе моя болезнь развивалась бы более прогрессивно. Даже в худшем случае, если я никогда уже не буду чувствовать себя здоровым - и то ничего. Я пожил хорошо, все, что нужно, испытал в жизни, хотя и в маленьких дозах, но ведь я сам "маленький". Ну, еще раз прощай, крепко, крепко целую тебя. Твой Далик.