Журнал "Вопросы истории" "03-04 1942 год | Часть I

Пролетарии всех стран, соеданяйтеЫ

ИНСТИТУТ ИСТОРИИ АКАДЕМИИ НАУК

СССР

ЖУРНАЛ

ртветственный редактор Ем. Ярославский

КНИГА

3-4

БР 1942 AKS 231

ДВАДЦАТИПЯТИЛЕТНЯЯ ГОДОВЩИНА СВЕРЖЕНИЯ

САМОДЕРЖАВИЯ А Панкратова

Двадцать пять лет тешу назад, 12 марта 1917 г. восставшие рабочие и крестьяне, одетые в солдатские шивши, руководимые большевистской партией Ленина"Сталина, свергли 'самодержавную монархию Романовых, более трехсот лет угнетавшую миллионы трудящихся нашей страны.

Вожди мирового пролетариата, основоположники научного социализма Маркс и Энгельс еще с 1848 г. непрерывно призывали европейских рабочих к борьбе с русским царизмом как оплотом европейской реакции, Энгельс в начале 90-х годов даже переоценил значение царизма как реакционной силы Европы, считая его последним могучим оплотом европейской реакции.

. Царская монархия-?"международный жандарм", насаждавший1й>еак-ционные порядки не только в России, но ш в других странах," после Крымской войны 1853--1856 гг. -стала, терять свое руководящее положение в международной политике. С конца XIX в. царизм становится сторожевым юсом империализма' на Востоке и вернейшим союзником западного империализма по разделу Китая, Персии, Турции и т. д. Иностранные 'капиталы, вложенные Э России,: и займы царизму включали царскую Россию в -общую систему мирового империализма. Интересы русского царизма и- западноевропейского империализма все более и более сливались "в единый клубок интересов империализма? (Сталин).

Изучая' условия и тенденции развития Новой, иодпершлистической эпохи, основоположники, большевизма ш советского строя Ленин и Сталин настойчиво подчеркивали исторически прогрессивную задачу русского пролетариата,' который свержением царизма подготовлял свержение империализма, ибо "кто хотел бить по царизму, тот неизбежно замахивался на империализм? Без свержения царизма' нельзя было двигаться вперед, к социализму. Важнейшая задача самого революционного класса царской России." пролетариата"состояла в том, чтобы ликвидацией самодержавия расчистить путь для борьбы за социализм. "История поставила, теперь перед на^щ," писал Ленин 'об этой задаче рабочего класса' в работе "Что делать"," ближайшую задачу, которая является наиболее р е'в о л ю ц ш о и н о й из всех б л и ж а й ш и х зада-ч пролетариата какой бы то ш было другой стороны. Осуществление этой задачи, разрушение самого- могучего оплата не только европейской, но также (можем мы сказать теперь) и азиатской реакции сделало бы русский пролетариат авангардом международного революционного пролетариата? 2.

Для характеристики царизме как самого реакционного режима в -Европе XIX й начала XX в.. показательно то, что в России дольше всего сохранялись кршостнияеекие отшюшения. До 1861 г. существовало официально крепостное право,, а после так называемого освобождения

1 И, Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 5. 11-е изд. а Ленин. Соч. Т. IV, стр. 382.

крестьян по манифесту 19 февраля 1861 г. остатки крепостничества были так велики и устойчивы, как ни и одной европейской стране. Россия позже других стран Европы вступила на путь капиталистического развития. В Англии буржуазная революция разрушила феодально-крепостнический строй & XVII в,, во Франции"" конце XVIII века. Германия 'вступила на путь быстрого развития капитализма после революции 1848 г. и особенно" после 1871 года. В России же даже "освобождение" крестьян от крепостной зависимости было проведено таким образом, что сохранялась самая основа крепостничества - крупное феодально-помещичье землевладение. Вплоть до самого свержения самодержавия 30 тыс. крупнейших помещиков владели 70 млн. десятин земли. В то же время 10 млн. крестьянских дворов имели почти такое же количество земли. >В этом наиболее ярко выражалась экономическая отсталость царской России по сравнению с другими европейскими странами.

Помещики, писал Ленин, "своим средневековым землевладением (миллионов в 70 десятин лучшей земли) и своим гнетом осуждают % населения на нищету, а всю страну -на застой и гниение?

Малоземелье миллионов крестьян вынуждало их арендовать на самых кабальных условиях помещичью землю, которая обрабатывалась ручным способом или самым примитивным крестьянским, инвентарем. Это приводило к крайней отсталости сельского хозяйства. Одним из результатов этой отсталости были неурожаи и систематические голодовки миллионов крестьян. Так, & результате неурожая 1891 г. голод охватил огромную территорию с .населением в 40 млн. человек.

Царизм обирал народ многообразными способами, созданными всей системой дворянско-помещичьего государства с самодержавным хищником во главе. Не только весь специально приспособленный для этой цели налоговый пресс, вся система -государственных повинностей, 'весь продажный бюрократический аппарат управления, но даже такие организации, как кооперация, сберегательные кассы и т. п. были приспособлены для ограбления народных масс.

Ленин еще в 1902 г. показал, На что обращались капиталы сберегательных касс в России. Они прежде всего' усиливали; могущество военного и полицейско-буржуазного государства. Царское правительство распоряжалось этими капиталами так же бесконтрольно, как и воем остальным, попадавшим в его руки имуществом! народа. Из народных сбережений царская казна "занимала" миллионы рублей для покрытия путем этих займов дефицита от военных расходов и щедрых субсидий помещикам, фабрикантам и придворной челяди. Это систематическое ограбление крестьянства, полукрелюстничеокая кабала, в которой оно находилось, голодовки, превратившиеся в "нормальное состоянием, воен-ио-пюлищейокий гнет, душивший крестьянство, - постепенно пробуждали к политической жизни 'миллионы крестьян, на покорности которых держался царизм. Но это означало приближение неминуемой катастрофы для царизма.

'"Государственный отрой, искони державшийся на пассивной поддержке миллионов крестьянства," писал Ленин," привел . последнее к такому состоянию, при котором оно из года в год оказывается не в состоянии прокормиться. Это социальное банкротство монархии гг. Обмановых не менее поучительно^ чем ее политическое банкротство'? 3.

Царизм стремился избежать своего тголигтческого банкротства новыми волнами репрессий против рабочих и крестьян. Почти треть страны

? Ленин. Соч. Т. V, с-пр. 56,

находилась на положении "усиленной охраны". Исключительные правила отменяли действие общих законов. Тысячи* лучших людей были брошены в тюрьмы или сосланы в ссылку и на каторгу. Рабочие организации не разрешались. Рабочая печать преследовалась.

Эта система управления страной посредством террористических методов подавления и угнетения масс не изменила положения царизма, безвозвратно осужденного историей. Чтобы отерочиггь свою гибель, царизм пошел на военную авантюру. Русско-японская война 1904"1905 гг. принесла, однако, царизму полный военный края, в то же время приблизив революционный взрыв в стране. *

Падение Порт-Артура явилось для царизма не только непоправимым военным ударом), но ш грозным признаком! неотвратимого крушения всей политической системы царизма. "Падение Порт-Артура," писал об этом Ленин,"подводит один из величайших исторических итогов тем преступлениям царизма, которые начали обнаруживаться с самого начала войны и которые будут обнаруживаться теперь еще шире, еще более неудержимо"

Ленин указывал, что царизм оказался помехой современной организации военного дела, которым) он особенно гордился. Несовместимость самодержавия с интересами всего общественного развития, с интересами народа стала особенно очевидной. Война вскрыла все язвы царизма, обнаружила всю его гнилость и показала его полную 'разъединенность с народом.

В то же время дело русской свободы и борьбы русского (и всемирного) пролетариата за социализм. как подчеркивал тогда Ленин, сильно выиграло от военных поражений самодержавия. Даже русская либеральная буржуазия, добивавшаяся политического компромисса с царским правительством, остро осознала необходимость полишчеокйх преобразований страны, 'которые только и могли спасти Россию, ее честь и независимость. Свержение царизма давно уже представлялось лучшим русским людям высоким 'патриотическим подвигом. Начиная с патриота-революционера Радищева-, с героической борьбы' (восставших против царизма декабристов, кончая пламенным! пршоведанК'Ом свободы и демократии Герценсям, целое поколение дворянских революционеров подняло знамя борьбы против самодержавно-царистского строя и добивалось политической свободы для России. Новый, гораздо более активный и "р,ешительный вал революции 'биш по царизму со стороны лучших представителей второго революционного поколения"д,ёмократое-разночинцев во главе с "неистовым? .Виссарионом Белинским и неустрашимым борцом против самодержавия Чернышевским. Но лишь третье революционное поколение - (Пролетариат, возглавляемый своей передовой револю-ционно^марксистской партией большевиков, руководимый своими до конца последовательными пролетарскими революционерами-вождями Лениньш и Сталиным,-"могло мобилизовать и организовать против царизма мишмонную политическую армию. Русский рабочий класс был передовой силой этой армии, руководителем и авангардом общедемократического фронта борьбы с царизмом. Пролетариат России мог сознательно отнестись к своей исторической задаче, так как он был вооружен передовой марксистской теорией, учившей его, что самодержавие неизбежно обречено на гибель всем развитием капитализма, необходимо требовавшим гражданской и политической свободы для защиты своих интересов.

"Рабочие поняли," писал Ленин в листовке "Первое Мая" от именр ЦК и ЦО РСДРП,?(какой злой и темной силой является дарское самодержавие. Рабочим нужен простор для борьбы, а царское правительство

1 Ленин, Соч. Т. VII, стр. 47.

связывает их по рукам я ногам. Рабочим' нужны свободные собрания, свободные союзы, свободные книжки и газеты, а царское правительство давит тюрьмой, нагайкой и штыком" всякое стремление к свободе. Клич: "Долой самодержавие!" пронесся по всей России" г.

Выступая в авангарде общедемократической борьбы с царизмом в качестве класса-гегемона, осуществляя свою историческую миссию решительного и последовательного борца против самодержавия, рабочий класс имел в этой борьбе прочных союзников"крестьянские массы всей страны и угнетенные народы царской России.

Союз рабочего класса и крестьянства, вполне оформившийся и пока, завший себя -в действии к началу революции 1917 г. вырос из особых условий бо-рьбы крестьян за землю в России. Ни. в одной стране мира крестьянство после падения -крепостного права не переживало такого разорения, нищеты, кабалы и бесправия, как в России.

Анализируя условия и возможности доведения буржуазной революции в России до конца, Ленин указывал, что "у нас деспотизм азиатски девственен", что "у нас крестьянство особенно разорено, обнищало невероятно и ему уже абсолютно терять нечего" 2.

Рабочие и крестьяне, над которыми стояла целая армия исправников, урядников, жандармов, стражников, не имевшие никаких политических прав, отданные под власть чиновно-дворянского бюрократического аппарата, могли надеяться только на свои силы, ибо своекорыстная русская буржуазия подкармливалась царскими субсидиями и другими подачками и больше боялась революции, чем царизма.

Отмечая политическую дряблость русской буржуазии:, стремившейся к трусливой сделке с царизмом, товарищ Сталин писал, что русская буржуазия не в состоянии возглавить революционную борьбу за свержение самодержавия, потому что "либеральная буржуазия империалистической страны, не может не быть контрреволюционной"3.

Естественным союзником пролетариата в его героической и самоотверженной борьбе против царизма являлись и многочисленные нерусские народности царской России, бывшей, по словам Ленина, "тюрьмой. народов".,

Характеризуя 'национальную политику русского царизма, товарищ Сталин писал: "Царизм намеренно культивировал на окраинах патриархально-феодальный гнет для того, чтобы держать массы в рабстве и невежестве. Царизм .намеренно заселил лучшие уголки окраин колонизаторскими элементами для того, чтобы оттеснить туземцев в худшие районы и усилить национальную рознь. Царизм стеснял, а иногда просто упразднял местную школу, театр, просветительные учреждения для того, чтобы держать массы в темноте? 4.

Ленин также подчеркивал, что в России угнетение "инородцев" (как царизм презрительно называл нерусские народности) было гораздо сильнее, чем'в соседних государствах (и даже не только европейских). Вот почему, писал Ленин, "у нас целый ряд угнетенных царизмом народностей, поляки, финлявдцы я т. д. делают натиск на самодержавие* особенно энергичным? 5.

Однако первый натиск рабочих, крестьян, нерусских национальностей на самодержавие с целью его свержения и осуществления рево-лютщонноядемокра'шческого 'Преобразования России не принес ю победы. Первая рурская ревсшоция потерпела поражение. Но она. имела 1всемирношггорИ1ческое аначетаие, с [небывалой в истории ^силой

* Там же, ст". 81"-8S.

? 5 Левая. Соч. Т- "фй, сцЖ 182, [ . , - 1 '

подняв против шета! 'самодержавия рабочий класс, многомиллионное крестьянство, армию, весь многонациональный народ нашей страны. Разновременность и неорганизованность этих- великих социальных потоков, не [слившихся в общий смертельный для царизма революцион-- ный вал, были приютной того, что исторически обреченный царизм получил отсрочку своего конца на: двенадцать лет. Но без этих трех лет величайших классовых битв и реюлюнионной анергии русского пролетариата в 1905"1907 гг. была бы невозможна столь быстрая и успешная вторая революция.

Первая [русская революция 1905"1907 .гг.. и последовавшая за' нею контрреволюция 1907"1914 гг. показали друг другу и всему миру все классы и все главные партии России, определили отношение этих классов :и партий друг к другу -и к царской монархии.

"Первая революция," писал Левин,?w следующая за ней контрреволюционная эпоха ((1907"1914) обнажила всю суть царской монархии, довела ее до '"последней черты", раскрыла вето ее гнилость, .гнусность, весь цинизм в (разврат царской шайки с чудовищным .Распутиным во главе ее, все 'Зверства семьи Романовых, этик погромщиков, 'залшижх Россию кровью евреев, рабочих, революционеров, этих "первых среда равных" помещиков, в л ад ею щи х миллионами десятой* земли и идущих на все зверства, на вое преступления, на разорение и удушение любого числа1 .граждан ради сохранения этой своей я своего к л а с с а 1 "священной собственности" 1. $

Таким образом,, весь ход {исторического развития России перед 1917 г. показывал, что только свержением 'Царизма можно было спасти нашу родину от дальнейшей экономической и политической деградации1, ее производительные классы - от вымирания и гибели, а всю Россию - от потери ее независимости и от превращения ее в колонию западноевропейского империализма. Свержение царизма поэтому являлось прогрессивной задачей и глубоко .патриотическим делом рабочего класса, объединившего для разгрома злейшего врага народа) миллионы крестьян и угнетенные национальности России.

зк

Если революция 1905?'1907 гг. была! каж бы репеяшдаей революции 1917 г. то воем^рна'я имяюриадастанес-кая ©ойна 1914"1917 гг. явилась, по выражению Лешва, всесильным ,"р,ежиссером? m могучим ускорителем второй революции. Война вскрыла вое противоречия цар-< ской Росши и обнажила все язвы самодержания с такой силой; как никогда раньше. Хищническая растрата производительных сил. необозримо богатой, страны привела к тому, что война застала (Россию неподготовленной. Ее техяикокэкшомическая отсталость еще более усилилась. Увеличилась в 1ГОДЫ войны а зависимость России от иностранного капитала. t . ?

Стойкость и храбрость русских солдат, известные всему миру, обнаружили -себя и в этой ;войве. Героические русские армии © гады первой мировой войны не раз спасали своих союзников, принимая на себя главный удар хорошо организованных и вооруженных германских сил. 7ак было m самом- начале войны, когда ценой гибели двух русских армий ,был; спасен Париж. Так было весной 1916 г. -когда, решительное наступление Германий против Вердена было ослаблено активно-. стью русских армий на._ восточном фронте. Брусиловекое наступление "в мае"июййй 1916 г. m юго-зал адаом фронте, в результате которого русские войска заняли большую часть Галиции, те только явилось спасением для Италии, (вторжением в которую угрожали тогда австро

* Ленин. Соч. Т. XX, стр. 14.

германские войска1, но и заставило немцев ослабить дааку на- Верден. Франция и Италия были спасены.

Однако военные успехи русских армий срывались самим самодержавием и ©го тупыми или продажными ^слугами. [Запасов снарядов хватило лишь на четыре месяца. Недостаток боеприпасов, вооружения, продовольствия, обмундирования с каждым даем- (войны становился все более, угрожающим. На имя военного министра и начальника штаба верховного главнокомандующего Янушкевича © первые же месяцы войны из всех армий стали поступать .сведения о критическом положении со снарядами. 'Военное министерство не только не обеспечило армию снарядами, но даже посылало пополнения без винтовок. Под давлением общего недовольства в стране и в армии царское правительство было вынуждено учредить IB августе 1915 г. верховную КОМИССИЮ для расследования обстоятельств, послуживших причиной несвоевременного и [недостаточного пополнения запасов воинского снабжения армии. Комиссия установила, что военная промышленность (России и снабжение фронта боеприпасами пришли в такое катастрофическое состояние в результате преступной деятельности военного министра Сухомлинова-, его ближайшего сподвижника полковника. Мясоедова, бывшего (начальника: главного артиллерийского управления генерала Кузьмина-Караваева и ряда других военных чиновников.

'В результате шпионоко-вредительской деятельности германских агентов, засевших в военном министерстве и других ответственных ведомствах, имевших непосредственное отношение к фронту, производительность казенных оружейных -заводов, была сокращена в четыре раза, артиллерийских - в два раза. На заказах военного министерства всевозможные жулики и аферисты получали миллионы, а -заказы ©е выполняли или скабж.али фронт сапогами с шилыми подцепками, шинелями, расползавшимися от первых дождей, винтовками, которые не стреляли, и т. п.

В следственных материалах, опубликованных в нескольких томах под названием "Падение царского режима", приводится .шюго таких фактов. Так, А. Н. Хвостов, бывший царский министр внутренних дел, откровенно и цинично рассказал, что когда какую-то часть приводили царю представляться, перед царем проводили один полк в новых сапогах, другой полк - тоже^в новых ..сапогах и т. п. -А потом оказалось, что солдаты первого полка переобувались за пригорком .и отдавали -сапоги солдатам следующего полка. Сухомлинов превратил военное (министерство в центр шпионажа, действующего почти открыто по срыву военных планов и заданий русского командования.

Объединенная еще в 1909 г. австро-германская шпионская оргашг задая, на -службе которой находились Мясоедов, Сухомлинов и много других ответственных представителей старой .власти,, фактически взяла в свои .руки руководство подготовкой войны. Перед началом войны Сухомлинов составил для царя доклад под названием "Перечень важнейших мероприятий военного (ведомства с 1909 г. по 20 февраля 1914 г.", в котором были изложены секретнейшие -сведения. Этот ?'Перечень" очутился в руках австро-германской разведка вместе с картами обороны России. Нити шпионской деятельности тдаулись даияе ко двору, где .вокруг вдращы^йемшзи {шнаднтрировались шрманюфильски настроенные сановники. Тот же А. Н. Хвостов в своих показаниях на 'допросах чрезвычайной комиссии* Временного правительства привел много фактов немецкого влияния на царский двор m его клику в. годы войны. Особешьйя' влаядаем пользовалась группа остзейского дворянства, из среды 'которого- вьщедялись придаоррш челядь Николая II и высшие бюрократы . шсударстаеитого аппарата. : До самого начала войны царское правитедаетво на выгоднейших условия-х- давало военные заказы немецким фирмам. Цареда-немзка не (прерывала связей со своими герма/нскл*ми 'родственниками во все время шины. Фрейлина Васильчикоэа привозила (письма1 от гессенских и голщтинских родственников царицы. Сама царица 'была постоянным ходатаем перед царем то :за каких-нибудь ^высылаемых шпионов, то за (германских военнопленных.

Так, в- письме к царю от 5 -января 1916 г. -царица ие только взяла под свое покровительство шпионку Васильчикшу, но и чэао имя человеколюбия" погребав ала от паря изменения режима для немецких военнопленных. "Хочется распорядиться построже и наказывать тех, кто не слушается, - писала царица Николаю ? а я не имею права вмешиваться в качестве "намки". Есть скоты, упорно называющие М1еня так для того, вероятно, чтобы воспрепятствовать моему (Вмешательству. Холод у нас (чересчур силен, усилением питания можно спасти их жизни"

Но дело этим не ограничивалось. Царица-немка оказывала решающее влияние [на все государственные дела, прямо диктуя, как поступить в-том или 'ином случае, какого министра сместить или назначить, каше и -против кого репрессии пустить в ход. Но ее настоянию, например, был вьщвинут в премьер-министры Шттормер, известный своими германофильскими взглядами и симпатиями и бывший перед самой войной is большой дружбе с иермансшм послом.

. В письме от 12 марта 1916 г. адрища просит паря "отделаться от Поливанова и назначить честного-, преданного Беляева". Царица требует поторопиться и упрекает паря в медлительности и нерешительности: "Ты всегда медлишь, тебе нужна, женушка^ которая подталкивала бы тебя?

Ей же принадлежит план передачи крупнейшего оборонного Пути-ловского завода военному министерству, этому гнезду шпионов, а также план милитаризации рабочих. "Штюрмер просидел у меня час, - писала Александра царю 6 марта 1916 г." Мы "г,оворили' о забастовках, он находит, что на время войны фабрики! должны быть милитаризованы, а (между тем, проект об этом очень задерживается в Думе" а.

Письма нариды проникнуты иелри^рьггьщ. презрением ,к русскому народу и пренебрежением ко всему русскому. Не получив вовремя письма, она' пишет: ?(Когда же шконеп водворится порядок, которого нашей бедной 'стране нехватает ©о всех отношениях и который чужд славянской натуре? *.

Вот этой враждебно настроенной ко всему русскому немке царь выдавал все военные секреты, посвящал ее в стратегические планы военного командования, сопровождая их лишь изредка оговоркой: "Прошу тебя, никому об этом- ие говори". Секреты неизменно становились известны врагу, и стратегические планы командования терпели крах.

Наиболее ярким показателем распада русского -царизма в годы войны было то огромное влияние, которое приобрел на (царское правительство и особенно на фанатично-релипиозную изуверку-царйцу хитрый сибирский (мужичонка, проходимец m авантюрист Григорий Распутин, сумевший ловко использовать религиозное !мракобесие двора. От '©го 'слова или (безграмотно написайвой записки к царите часто зависела судьба того или (иного .министра. Распутина окружали аферисты, жулики, спекулянты, казнокрады, добивавшиеся его магической записки к нужному министру или влиятельному сановнику. У секретари'

1 Переписка Николая и Александры. Романовых. Т. IV, стр. 21. 1926. г Там же, стр. 14-1. 5 Там же, стр. 122.

* Там же, атр. 22. ,,, , 1

Распутина хранились запечатанные конверты о записочкам одного со-' держания: "Милай, сделай!" Что именно," в них не было сказано. Письма были даже -без адреса, но выдавались они за большие взятки и попадали в цель.

Но Распутин был не одинок. Колоритным представителем гниющего царского режима были тайне типы, как спекулянт и жулик князь Андронников, аферист и взяточник Манасевич-Мануйлов - один из секретарей Распутина - и другие. "Не Распутин, а раепутинщина" мракобесие, изуверство, умственное убожество и 'моральное гниение, нашедшие в Распутине только наиболее яркое выражение," вот что характеризовало режим Романовых"1.

Боясь неудержимо нараставшей народной революции, которую приближали военные неудачи, -царская клика подготовляла заговор против, народа, -намереваясь' заключить сепаратный мир с Германией и обратить все силы для разгрома революции. Уже в первые дни войны царизм обрушил на рабочий класс самые жестокие удары. "Небывалые репрессии, разгром- организаций и печати .под предлогом 'защиты отечества" вот первое, что сделало правительство, объявив войну," писал в своей прокламации в апреле 1916 г. Петербургский комитет большевиков." Расстрелы рабочих в Костроме и Иваяово-Вознесенске, введение военно-полевых судов для стачечников и отправка на фронт, милитаризация заводов - вот способы. :"защиггы отечества", применяемые с тех пор озверевшими наемниками царизма? 2. ,

Репрессии не помогали. Министры сменяли друг друга. За два года войны сменилось четыре председателя совета министров, шесть министров внутренних дел" три - военных, три - иностранных дел. Разруха углублялась. Страна и армия революционизировались. На заводах и в полках активизировались большевистские кружки. Несмотря на аресты Петербургский комитет большевиков восстановил к осени. 1916 г. свои организации. Поражения на фронте, рост революционного движения в армии и в 'стране, усиление национально-освободительного движения, разруха в стране, распад и гниение царского! режима - все предвещало близкую революцию.

Надежду предотвратить революцию могло дать' лишь -окончание войны, и царская клика стала вести подготовку сепаратного мира. Подстрекая на это царя;,, Александра писала ему: "Это должна быть твоя война, твой мир"3.

Еще в 1915 г. через фрейлину Васильчикову были переданы Николаю три письма с предложением мира от имени германского императора -Вильгельма. В том же году царица- получила такое же письмо от брата, принца Гессенского, предлагавшего послать в Стокгольм доверенное лицо для переговоров. 'В июле 1916 г. в Стокгольме действительно состоялось свидание Протопопова с германским представителем ^ Варбургом, который изложил мирные условия Германии. Попытки по-".' добных переговоров продолжались и позднее, вплоть до самого свержения царизма. Но эти попытки заключения сепаратного мира с Германией вызвали бурные протесты и негодование, русской буржуазии" строившей В'се свои перспективы на возможной победе союзников. Поддерживаемая буржуазией Англии и Франции, русская буржуазия стала в решительную оппозицию царизму и требовала создания ответ-ствешюпо мти'стерства. Чтобьг, помешать заключению царизмом сепа^ ратного мира, русская буржуазия, поддержанная союзниками, также оргадазовала.заговор. Путем дворцового переворота она стремилась довести tBonHy -до победного конца -щ усилить борьбу с нараставшей рев'о-

* "Иодрия тразвйЗа^окюй воймвT.'J, 72* ОГИЗ. 1936. .$5одыаййягё: ©гады иьйвфЕеаур^ 1914"феврарш 1917 гг>,

"V 'Перйвкйка Штшт ш &&Ш$в$&*: рФШошях. Т. IV. стр. .160,

люцией. К заговору буржуазии примкнули и представители высшего офицерства, не желавшие прекращения войны." Первым шагом на пути к дворцовому перевороту 'было убийство Распугана в еочъ ш 18 декабря 1916 года. Как показал позже Гучков ш допросе следственной комиссии Временного правительства, заговорщики предполагали арестовать при содействии офицерства правительство и вынудить у царя отречение. Но оба заговора - царской клики и буржуазии - с целью предупредить революцию были сорваны могучим революпион-ным натиском рабочих и крестьян, победивших в февральско-мартовской .революции 1917 года.

Заключительный акт трехсотлетней драмы русского народа, закончившейся свержением прогнившей царской монархии, продолжался всего 8 дней. Предвестником февральской -революции были январские стачки. Начиная с 9 января 1917 г. стачки и демонстрации происходили непрерывно: в январе бастовали свыше 200 тыс. рабочих. Такого размаха движения не было за все время войны. Впереди, как всегда, шел революционный пролетариат Петрограда. ДТролетарская борьба против самодержавия возглавлялась и направлялась большевистской партией. Несмотря на то что многие организации были разгромлены, что руководящие работники партии находились в .ссылке, на каторге и в эмиграции, а вожди большевиков Ленин и Сталин были далеко от Петрограда (Ленин был в1 'эмиграции, в Швейцарии, Сталин - в туруханской ссылке, в Сибири), все же партии удалось сохранить в дни подготовки революции руководящий центр - Бюро Центрального Комитета во главе с В. М. Молотовым.

10 февраля, в годовщину суда над рабочими депутатада Государственной 'думы, сосланными в Сибирь, на большей части заводов состоялись стачки. 14 февраля на улицу вышли путиловцы с красными флагами- и с лозунгами "Долой самодержавие!", "Долой войну!?

20 февраля Путиловский завод был закрыт, и 20 тыс. путшювцев вышли на улицу, 23 .февраля, в Международный день работниц, в стачке участвовало уже 90 тыс. человек. К демонстрантам-рабочим присоединялись женщеты, бросая очереди я демонстрируя под лозунгами ?Хлеба!", "Мира!? 24 февраля в. Петрограде бастовало, уже 200. тыс. рабочих. На окраинах сооружались баррикады. Происходили столкновения с полицией. Демонстранты пели революционные песни и кричали: "Долой царя!?

25 февраля стачка стала всеобщей. Рабочие избивали и разоружали отдельных полицейских. Но оружия у рабочих еще не было. Полиция из пулеметов на крышах обстреливала безоружных демонстрантов. Царь прислал из Ставки телеграмму: "Завтра же прекратить в столице беспорядки". В эти* дни войска еще действовали вместе с полицией. Часть членов Петроградского комитета была арестована. Руководство борьбой -перешло к Выборгскому районному комитету большевиков. 26 февраля, утром, командующий войсками Петроградского военного округа гея. Хабалов послал дарю телеграмму: "Сегодня, -26 февраля, с утгк в городе спокойно". Но уже к сере'дине дня улицы столицы были вновь залиты демонстрантами. К вечеру же город представлял собою вооруженный лагерь. Еще утром? -26 февраля 'некоторые войсковые части стреляли в народ, вечером того 'же дня восставшая рота Павловского полка уже открыла огонь по позиции.

27 февраля вслед за павловцамя восстали) солдаты Волынског'о полка, за .ними - Литовский и Преображенский полки, а затем - семе-новцы, измайловцы, егеря. Это означало восстание всего петроградского гарнизона. Царизм потерял свою вооруженную опору. Зато революоция приобрела ее. Потоки рабочего' и солдатского восстаний слились, обеспечивая окончательную победу народа над царизмом.

К вечеру весь город был в руках восставших. Рабочие занимали участки, выпускали из тюрем политических заключенных. В захваченный рабочими Таврический дворец привозили арестованных министров. Так, 27 февраля (12 марта по и. ст.) было свергнуто самодержавие. Государственная дума, получившая приказ царя о роспуске, постановила не расходиться и объявила себя неофициальным! совещанием. Из членов Думы был избран тогда же временный комитет "д,ля водворения порядка в Петрогра'де и для сношения с учреждениями! и лицами".,

Буржуазия все еще 'не верила в успех революции m боялась его. Председатель Думы Родзянко слал царю телеграмму за1 телеграммой, умоляя его создать ответственное министерство: буржуазия пыталась сменой министров спасти/ царизм. ,

Но восставший народ продолжал борьбу. На фабриках, заводах, в казармах уже шли выборы в совет рабочих и .солдатских депутатов-. 27 ^февраля вечером состоялось первое заседание совета. Так реализовалась идея советов, жившая в сознании масс с 1905 года. Это был орган победившей революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства.

В ночь на 28 февраля временный комитет Государственной думы, стоя перед фактически родившейся новой властью - советами," решил объявить себя властью. Родзянко телеграфировал в Ставку: "Чернь начинает завладевать положением. Комитет Государственной думы, дабы предотвратить истребление офицеров и администрации и успокоить разгоревшиеся страсти, решил принять правительственные функции на себя".,

Царизм в это время делал судорожные попытки продлить cfaoe существование. 28 февраля утром царь, сняв с фронта часть полков, казавшихся наиболее надежными, покинул Ставку и двинулся к Петрограду. Рабочие-железнодорожники на станции Дно задержали царский поезд. Солдаты братались с рабочими. Царь повернул в .Псков, где находился штаб северного фронта. Но и здесь не было ни одной надежной части, которая согласилась бы драться за сохранение царизма. Царь и буржуазия поняли', что удержать власть ib руках Николая II невозможно. Поэтому 1 марта было оформлено буржуазное Временное правительство с князем Львовым во главе.

Но и теперь буржуазия не теряла .надежды опасти монархию. Гучков и Шульгин по поручению Временного правительства поехали в Псков, к царю. .Они хотели уговорить его подписать отречение в "пользу сына Алексея с назначением регентом брата царя"Михаила. Но Николай предпочитал выждать время. Лад предлогом нежелания ' расставаться с сыном .он отрекся от престола за себя и за сына в пользу брата Михаила. Это известие, однако, вызвало бурю негодования в народных массах. О сохранении монархии не могло быть ? речи. 3 марта подписал отречение и Михаил. На смену царскому правительству пришло к власти при поддержке советов буржуазное Временное правительство.

Характеризуя его, Ленин писал: "Это правительство не -случайное сборище лиц. Это - представители! нового класса, тоднявшегося к политической власти *в России, класса капиталистических .помещиков и буржуазии, который давно правит нашей страной экономически и который, ..как за время революции 1905"1907 годов. так и за время контрреволюции 1907"1914 годов, как .наконец - и притом с особенной быстротой - за .время [войны! 1914="1917 годов, чрезвычайно быстро организовывался политически, забирая -в свои руки и местное самоуправление, и народное образование, ей съезды разных.видов, и думу, и военно-промышленные комитеты, (И .т. д. Этот новый класс "почти совсем" был уже у власти к 1917 {году; поэтому в достаточно было первых ударов царизму, чтобы он развалился, очистив место буржуазною-

Победившие рабочие и крестьяне добровольно отдали .власть буржуазии в результате бессознательно доверчивого отношения масс к меньшевикам и эсерам, захватившим в свои руки советы. Эти же мелкобуржуазные партии сознательно укрепляли позицию буржуазии, отстаивая старый. предрассудок о том, что если февралъоко-мартовская революция 1917 г. по своему характеру буржуазная, то и возглавлять ее должна буржуазия.

Так в стране создалось положение двоевластия. Рядом и одновре- ' менно существовали две власти, переплетались две диктатуры: одна" буржуазная' (Временное правительство), другая - революционно-демократическая - диктатура пролетариата -и крестьянства (советы).

Рабочий класс в союзе с беднейшим крестьянством под руководством партии Ленина"Сталина вступал в новый этап борьбы - за перерастание революции буржуазной в революцию социалистическую. Этот этап закончился через 8 месяцев победоносной Октябрьской социалистической революцией, прочно установившей диктатуру пролетариата, завершившей самые широкие демократические и социалистические преобразования в 'нашей стране и сделавшей ее авангардом всего передового и прогрессивного человечества.

?

Двадцать пять лет свержения злейшего врага народа - русского царизма, бывшего самым реакционным -режимом в Европе," не только важнейшая историческая дата: это глубоко знаменательный, полный актуального политического содержания и смысла исторический юбилей. Советский народ встречает его в условиях новой освободительной борьбы 'всемирноисторического значения, борьбы с, гитлеризмом - самым реакционным, зверским, кровавым режимом в Европе.

Как и двадцать пять лет тому .назад, свергая царизм, .так и теперь, борясь с гитлеризмом, наш героический .народ снова стоит в авангарде освободительной войны с силами самой 'мрачной .реакции в Европе.

Характеризуя режим "третьей империи" Гитлера, товарищ Сталин говорил: "По сути дела гитлеровский 'режим является копией того реакционного режима, который существовал в России при царшме. Известно, что гитлеровцы так же охотно попирают права рабочих,, права интеллигенции и права народов, как попирал их -царский режим, что они так же охотно устраивают средневековые еврейские погромы, как устраивал их царский режим"2.

По реакционности своего режима гитлеровская "третья империя" даже превосходит царскую империю. Осуществляя господство наиболее хищнических и разбойничьих империалистов среди всех империалистов мира, гитлеровский фашизм создал особо варварскую систему экшлоа-тацииъ основанную на подневольном труде германских рабочих и крестьян. "Без создания определенной формы современной крепостной зависимости, или; даже рабства, развитие человеческой культуры невозможно"," так объясняют фашистские людоеды свои планы повернуть историю вспять и вернуть некогда культурную Германию к временам варварства и рабства.

Фашистский чековый порядок" означает также превращение в гитлеровских рабой покоренных фашизмом народов. Сам Гитлер откровенно заявлял об этом своим единомышленникам: "Мы будем иметь класс

1 Ленин. Соч. Т. XX, стр. 17.

2 И. Сталина "24-ая гофвщина Великой октябрьской ерцаалистическйй революции", стр. 9. ОГИЗ. 1941.

побежденных чужестранцев, тех, кого мы хладнокровно называем современными рабами"

Представляя интересы самого хищнического империализма, Гитлер поставил на службу .финансовых и промышленных магнатов, старой землевладельческой знати и новой, фашистской бюрократии весь государственный аппарат еще в большей мере, чем это делал царизм. Подлинными хозяевами Германии являются крупнейшие тресты и концерны. Гитлер - не более, как их наемник и приказчик. В течение двух последних лет в Германии 300 тыс. мелких и средних промышленников разорены, а их предприятия поглощены несколькими крупнейшими концернами.

Как и в царской России, в гитлеровской Германии господствуют крупнейшие землевладельцы - помещики, сочетающие самую современную капиталистическую технику и организацию с самой средневековой системой крепостнического труда.

По данным фашистской сельскохозяйственной статистики 1939 г. в Германии 39 тыс. помещиков владеют .20,9 млн. га, а 3 млн. крестьянских хозяйств - только 4,4 млн. га. Только 16 крупнейших помещиков-аристократов являются собственниками 550 684 га лучшей земли; среди них одна семья бывшего кайзера Вильгельма владеет 97 043 га. Почти все фашистские "фюреры", большие и маленькие, превратились в крупных помещиков. Поместья Гитлера, Геринга, Геббельса, Розен-берга насчитывают многие тысячи га. ,0.ни захватили большие поместья, огромные лесные площади, роскошные дворцы в Польше, Чехословакии, Югославии и других оккупированных странах. Гитлер щедро раздает земли немецким князьям и баронам в Познани, в Прибалтике, на Украине и в Белоруссии, открыто возрождая крепостничество. Гитлер запретил даже германским крестьянам распоряжаться продуктами их труда. Потребление крестьянской семьи строго регламентировано: ни одно лишнее яй цо, ви одно яблоко или огурец не могут быть съедены сверх указанных в подворной карточке, в которой ведется полный учет всего производства и потребления немецкого крестьянина. Фашисты особенно свирепо расправляются с германским рабочим классом!, физически истребляя всех, кто не сочувствует титлеровскому режиму. Рабочие в "третьей империи" лишены всяких прав, они не имеют своих свободно избранных организаций, политических партий, рабочих газет. Они отданы в полную власть фабриканту, который переименован в "водителя предприятия", устанавливающего бесконтрольно фабричные порядки, самолично разрещающего все вопросы заработной платы, продолжительности .рабочего дня, различных условий и правил .труда и производства.

Гитлеровцы уничтожили в Германии всякие остатки демократии. Они загнали интеллигенцию в концентрационные лагери. .Они наводнили своими нровокаторамичгестаповцами все предприятия. учреждения, даже семьи и частные дома.

Под прикрытием реакционнейшей расовой теории, гитлеровцы превратили Германию в> еще более страшную .тюрьму народов, чем была царская Россия. Антисемитизм, который насаждали царизм и его черносотенные организации'"Союз русского народа", "Союз Михаила^ архангела", - превратился в -гитлеровской Германии в такую человеконенавистническую систему, какой не знали самые мрачные времена средневековья. Гитлеровцы воскресили в отношении евреев средневековое законодательство. Они восстановим д,ля евреев > особые кварталы" гетто,"огороженные колючей проволокой; они организовали массовые еврейские погромы ао всех занятых ими районах; она лишили еврейскую интеллитешдао п<р&ва заниматься научной, врачебной -и тому подобной полезной 1деятельйЬстью; от &тт массовую стерилизацию евреев, поляков, чехов и др. Нет числа и меры гитлеровским злодеяниям, особенно в .оккупированных странах.

С исключительным остервенением гитлеровцы насаждают свой "новый порядок" во (временно занятых советских районах. Подготовляя свое злодейское нападение на СССР, фашистские захватчики рассчитывали, что в нашей стране еще живы традиции, обычая и нравы, прививавшиеся царизмом. Не понимая законов общественного развития и пренебрегая ими, гитлеровцы ставили своей целью восстановить в нашей стране царизм, передать землю помещикам, а фабрики и заводы - капиталистам, превратить свободные народы СССР в рабов или крепостных немецких князей и баронов. В первые дни войны немецкие фашисты даже наметили кандидатуры "р,усских царей". Одним . из кандидатов выдвигался сын бывшего германского кронпринца Луи-Фердинанд Прусский, женатый на Кире - второй дочери бывшего русского великого князя (Кирилла Романова. Не случайно также во всех временно занятых районах Советской страны гитлеровцы восстанавливают все формы и даже старые названия царских органов управления: в городе - городского голову и городскую управу, в деревне - волостных старшин и сельских старост, вместо милиции - полицейских и стражников й т. п. Не 'случайно также фашистские изверги восстанавливают в этих районах самые реакционные статьи .царского законодательства и судопроизводства, телесные наказания, порку, виселицы. Они, как вандалы, разрушают все, что в течение двадцати четырех лет с такими жертвами1 и - с таким энтузиазмом) строили народы нашей страны. Они разрушают города, сжигают села, оскверняют и уничтожают памятники национальной культуры и 'искусства!. Но одного не могут гитлеровцы уничтожить и заглушить - 'огромной любви советских людей к своей социалистической родине, к своей свободе, завоеванной ценою длительной борьбы и многих жертв. Гитлеровцы бессильны изменить законы общественного развития, они бессильны возродить режим, безвозвратно осужденный историей. Грандиозные -изменения, происшедшие в нашей стране за двадцать пять лет, прошедших со времени свержения дариэма, стаж источником величайшей силы советского народа, источником того беззаветного героизма, с которым он борется против гитлеризма,, пытающегося вернуть его к .старому проклятому царистскому прошлому.

Великая освободительная борьба' советского народа закончится ' таким же полным разгромом врага человечества - гитлеризма," каким завершилась двадцать пять лет тому назад долгая и трудная историческая борьба русского народа с царизмом.

СТАТЬИ

БОЕВОЙ ПУТЬ ДИВИЗИИ*

М. Колосов

НА РЕКЕ ПРУТ

В 4 часа дня 22 июня 1941 г. ншецкоьрумынские войска начали военные 'действия прошив пюграниганык советских войск, организовав переправу, 'через реку Прут в районах населенных пунктов Щербак и (Кукуиешти-Бекь. Контратакой' наших иогранотряда и передовых подразделений 1-го стрелкового полка немецко-румынские войска были отброшены ва правый' берег реки1.

iB 7 яасов 46 минут осношые силы энской стрелковой дивиши, сосредоточенные в районе города 'Бельцы, выступили- на .поддержку передовых частей. .Самый (длинный путь - 50 км - предстояло проделать Зиму стрелковому полку, получившему задание сосредоточиться' под Скуляна" и отбросить противника, который уже успел переправиться через 'Прут и теснил подразделения пограничного отряда. Под палящими лучами июньскоего солнца форсированным маршем* полки двигались к прашце, (чтобы помочь небольшой тюрстке геро&в-локрадачш-ков, истекавших коровью в неравном] (бою с шротом-. Уничтожить фашистов, выбросить их до 'пределов советской 1земли - эта мысль воодушевляла, бойцов, помогая им преодолевать трудности похода.

Впереди шел 1-й батальон .капитана Рыбкина. В 22 часа батальон подошел к местечку Скуляны, куда уже ворвались немцы. . Батальон немедленно вступил в бой, продолжавшийся вою яочь. Все яростные атаки противника были отбиты, и наступление его приостановлено. Тогда немцы попытались зайти с фланга и с тыла батальона:. Им удалось окружить 3-ю стрелковую роту лейтенанта Ж'&лезняга,. На рассвете рота Железняка ударила в штыки, и [фашисты были снова отброшены, оставив на поле боя много- убитых и раненых. Железняк лично заколол штыком* в (фашистов. Почти весь день 03 июня, до подхода главных сил полка, батальон (героически удерживал 'занятые позиции, воодушевляемый мужеством и храбростью своего командира" капитана Рыбкина. 'Видя перед собой знакомую [фигуру комбата, скачущего впереди цепей, слыша его команду: "Держитесь, орлы! ?* шалу [назадI",?

* От автора. У работников одной из дивизий IX армии Южного фронта возникла мысль написать книгу о боевом пути этой дивизии. Эта книга, по мнению ее инициаторов, должна явиться продолжением уже написанной коллективом дивизионных авторов работы, освещающей боевой путь дивизии начиная с похода за освобождение Бессарабии. Политотдел дивизии обратился за помощью к армейской газете "Защитник Родины". Редакция направила в дивизию украинского поэта Ивана Нецоду и меня. /

Предлагаемая вниманию читателей работа является кратким описанием боевого пути дивизии с первых дней отечественной войны до ростовской операции, ознаменовавшей новый наступательный период в жизни нашей армии. Этому новому периоду боевого пути славной дивизии будет посвящен следующий очерк. Этим очерком Комиссия по составлению истории отечественной войны начнет публикацию своих материалов.

каждый 'боец проникался презрением к смерти, не думал об отступлении. . , ..<к$ШЙ$'*$^

Пулеметчики 1-й пулеметной роты беспрерывно косили врага. Лейтенант Дзахов, боевой командир роты, сам ©ел огонь ив пулемета, и под его меткими очередями бегущие в атаку фашисты падали один за другим, а уцелевшие поворачивали назад. Но враг бросал в бой все новые и новые силы и предпринимал обходные маневры. Замети"" что немцы обходят батальон из-за высоты слева, пулеметчики своим огнем полностью уничтожили взвод' автоматчиков. Маневр врага не удался.

Пытаясь подбросить резервы из-за Прута, немцы сталиг спешно наводить мост через реку; тогда, минометчики 1-й минометной роты во главе с. младшим политруком Ам)еповы1М и лейтенантом- 'Самодашвйли открыли ожесточенный огонь по реке и не дала фашистам- возможности закончить постройку моста. (Батареи полковой артиллерии- 'старшего лейтенанта Каплина в упор' расстреливала (фашистов. Прямым попаданием [вражеского снаряда весь расчет одного из орудий был ранен, -а наводчик убит. -Старший лейтенант Каплин сам наводил орудие й вел огонь по фашистским -автоматчикам.

Когда подошли остальные два батальона, полк- перешел в наступление на Скуляны. Фашисты открыли ураганный огонь из орудий и минометов. От ' дыма разрывавшихся снарядов не видно было что делается впереди; бойцы залегли, их засыпало землей, они вскакивали и снова устремлялись вперед.

Брат пустил в ход пулеметы. Пулеметные очереди вычерчивали след прям© перед цепями бойцов. Казалось, эту роковую черту нельзя перейти, но бесстрашные герои короткими перебежками все же неудержимо неслись вперед.

Немцы ввели в [действие штурмовую авиацию-. До 20 фашистских самолетов закружилось над цепями красных бойцов, обстреливая их яа бреющем полете. Рота ПВО открыла по ним огонь из 'зенитных пулеметов. В ответ фашистские бомбардировщики стали, сбрасывать бомбы на пулеметные автомашины. Прямым попаданием одна машина была разбита и загорелась, ко зенитная установка уцелела. Герой-старшина 1Михайлов, не покидая горящей машины, продолжал вести огонь по врагу. Один за другим вспыхнули и "р,ухнули 2 ?юккерсас", подбитые очередями Михайлова.

К 18 часам1 немцы й румыны бьшш выбиты оо обоих позиций. Через поле, усеянное трупами собственных солдат, они бежаши без оглядки к греке. Им удалось переправиться' на правый берег Прута, и, воспользовавшись пограничными укреплениями, они снова открыли ^ожесточенный огонь из всех дотов и дзотов>. 'Красные бойцы, залегавшие на расстоянии 500 м от реки, не выдержали губительного огня-, частично заколебались, дрогнули и попятились назад... Казалось, наступление сорвалось. . Кругом! 'Визжали'осколки мин и снарядов, тягуче свистели' пули, нельзя было поднять головы. Но вот пе,ред бойцами появился комиссар полка, батальонный комиссар Кайда. "За мной! За Родину! За Сталина!" - раздался его мощный призыв, бойцы ринулись за своим комиссаром и одним броском достигши берега реки.

В первых рядах сражался старший инструктор политотдела дивизии старший политрук Першин. Во всех последующих (боях он неизменно вел за собой бойцов, пока не погиб смертью храбрых.

Осколком мины |в разгар боя был ранен и командир 1-го батальона капитан! Рыбкин. Но он продолжал командовать, и бойцы силою увели его на перевязочный пункт.

Пользуясь (своим преимуществом, заранее подготовленной -системой огня и укрепленных позиций, немцы подбросили свежие резервы, и при поддетяжке артиллерии и минометов им удалось потеснить ваши) 1-й л

2 "Истерический журнал* - 3-4 , "Jftjp 1942 AKS 231

2-й батальоны, которые с боем "начали отход к селу Чоропканы-Ноу, Командир 1-й пулеметной роты лейтенант Дзахгов остался со своей ротой на прежних позициях, чтобы прикрыть отход батальонов. В роте оставалось всего 20 (бойцов и 3 пулемета. Из-ва балки цепями: показались немцы: они шли во весь рост прямо к тому месту, где залегла пулеметчики вместе с командиром. "Без команды не стрелять"," предупредил тов. Дзахо1в. i

Немцев было свыше 200 человек. Лейтенант Дзахов подпустил tax на 50 im, а' потом внезапно открыл по ним* огонь. Несколько секунд -фашисты продолжали еще бежать вперед, шагая черев трупы убитых солдат, во потом не выдерйсали и побежали назад. Убежать удалось немногим. 'ПОЧТЕ вся немецкая рота была скошена огнем .пулеметчиков тов. Дзахов а.

-В тяжелом положении оказался 3-й батальон каштана Кнуренко, с трех сторон 'окруженный противником. Выйдя на* западные скаты высоты надалеко от Прута in потеряв сшзъ с остальными батальонами и со штабом дивизии, батальон попал под перекрестный артиллерийский, минометный и пулеметный огонь врага. Перед батальоном стояла за-, дача выйти-из окружения и восстановить прерванную связь со штабом дивизии и другими батальонами. За выполнение этой задачи взялись находившиеся в батальоне начальник штаба дивизии майор Цаликов, начальник политотдела батальонный комиссар Малахаев, комиссар полка батальонный комиссар Кайда ц помощник начальника! оперативного отдела старший лейтенант Торкайло.

Комиссар полка К айда был все (Время имеете с бойцами. Когда юн увидел, что под сильным огнем отдельные группы бойцов дрогнула и попятились назад, он остановил малодушных призывом: -"Вперед! Не было такого в (истории, чтобы Красней Армия отступала!? И бойцы пошли за своим любимым комиссаром.

Вместе с комиссаром впереди бойцов шел политрук 9-й роты тов. Левашев. Не сгибаясь под. разрывами снарядов т мин, храбрецы шли вперед. Вражеская -пуля оборвала жизнь* героя-комиссара Кайды. Почти одновременно с дам дагаб от разрыва снаряда и бесстрашный полит"-, рук тов. Левашов.

Геройская смерть тт. Кайды и Левашова вдохновила -на новые подвиги бойцов и командиров цолка.

Думая, что наши силы ослабли, немцы и румыны повели наступление по !всему скулянакому участку, ш ibcc их попытки; продвинуться вперед разбивались о 'стойкость и мужество бойцов и: командиров 3-го .стрелкового полка. Две недели при поддержке подошедшего гаубичного артиллерийского полка 3-й стрелковый полк держал оборону в западном районе села ЧоропканыМЕоу, отра!жа1я жростные атаки фашистов. Действиями полка (руководил старший лейтенант Торкайло, вэявь ший на себя командование после ранения командира- полка. Впоследствии: этот отважный молодой командир геройски погиб ib одном из боев, - ведя е атаку свой полк.

Никогда бессарабская степь не видала столько вражеских трупов.. Чтобы расстроить ряды иашиж бойцов,^ фашисты пускали в ход бронемашины, ню 'Всякий рае батарея Чегжащенко встречала их метким ошем в взорванные вражеаше машины оставались ка месте.

Десятка героев, ежедневно творили 'чудеса храбрости, создавая сдаву долку-и 1д"ивш. Сдав из таких шроев, .младший сержант Лен-fT*0ffo(B, кошвдоЬашпшй пулеметным шюошшг 3-й пулеметной рюш* не, растерялся © самых тяжелых условиях. 26 игом взвод Лентюшва б"; окружей-#отой фашЁстшшс солдат; 2 пулемета были выведены Ж. строя щшшщт$"Ш отеш протшвшка. /Войны залетлз" и щш^шш-' Шсь встрепйть- йрага. Никто fte стрелял, чтобы подпустить врага же. Фашисты уже собирались забрать в плен горстку храбрецов, но когда осталось всего несколько метров, Лентюгов внезапно поднял свой взвод в штыковую атаку и обратил фашистские роты в бегство. Он'продолжал преследовать их, перейдя за ними вброд -реку Прут.

Несколько раз потом с группой смельчаков ходил Лентюгов на правый берег Прута, в расположение противника. Враги их 'окружали, пытаясь захватить в> плен, но всякий раз они штыком и гранатой пробивали себе путь к своим.

"29 июня мужественные артиллеристы гаубичного артполка - командир взвода младший лейтенант Черкесов и разведчик-красноармеец Жулай"вплотную подобрались к расположению противника. Оки установили местонахождение фашистских минометных батарей, противотанковой батареи, пулеметных точек и наблюдательного пункта, а затем, связавшись телефонным! кабелем со своей батареей, стала корректировать ее огонь.

Первыми же -залпами батарей гаубичного полка- пулеметы, батареи и наблюдательный пункт немцев были уничтожены. Черкесов и Жулай продолжали оставаться на своих местах. Когда стемнело, их окружили немцы. Не растерявшись, Черкесов и Жулай пустили в ход гранаты и штыки и, разогнав немцев, вернулись к своим.

В тот же день разведчик гаубичного полка' Герасимов месте с командиром взвода справились на передовой шблкхдателънъгй пункт. Когда они достигли цели-, Герасимов заметил в расположении противника 2 подбитых танка; он решил .осмотреть их. Подобравшись к танкам и обнаружив в первом из них трупы механдаанводителя и башенного стрелка, он стал подсчитывать снаряды: в одном танке оказалось 120 снарядов, - другом - 60. Не задумываясь, Герасимов открыл огонь по фашистам из подбитых таеков и только тогда возвратился назад, когда потратил на врага все его 180 снарядов.

Так действовали' герозгна скулянском участке фронта. Надолго запомнятся фашистам скулянские дни!

А и это время на других участках фронта ДИВИЗИЯ кипели ожесточенные бои. Растянувшись огромным фронтом на 140 км вдоль Прута, дивизии принимала на себя первые ожесточенные удары противника, удерживая государственную границу. По всему фронту от местечка Лопатник до Скулян дивизия в течение 2 недель отражала натиск врага, причем ни одна часть не "оставила своего участка обороны без приказа.

1-й стрелковый полк, действошвшйй в* 35 kmi от Лопатника до Кукунешти-Бекъ, и; 2-й стрелковый полк, оборонявший участок Ко-стешть - Балатина совместно с дивизионами артполка, героически вели бои, отбивая все попытки врага форсировать реку Прут.

Сотни .героев прославили своими подвигами боевые .знамена дивизии в эти nepiBbie дот войны. 9-я рота 1-го стрелкового полка под командой капитана Аносова уничтожила (роту фашистов, которая переправилась на левый берег Прута и захватила -нашу пограничную заставу вывесив на ней румынский флаг. Под огнем фашистов капитан Аносов влез на вышку пограничной заставы, сорвал вражеский флаг и вывесил красное знамя.

Героическая минометная- батарея 2-го стрелкового полка под командованием младшего лейтенанта Петренко огнем своих минометов уничтожила мост и не дала возможности фашистам переправиться на левый берег Прута. Когда фашисты стали переправляться на лодках, минометчики топири их в реке. За один только день, 24 июня, 5-я батарея! артиллерийского полка уничтожила минометную и артиллерийскую батареи, минометный взвод ^щистов, а 4-я батарея частью уничтожила, а 'частью обратила в бегство до роты фашистов, пытавшихся перейти нЯ' левый берег Прута.

(Младший сержант героической 9-й стрелковой роты 1-го стрелкового полка К'Урбан-Дурдьи личным примером воодушевлял бойцов, увлекая их в атаку с возгласом "За Сталина!? Не один раз. он добровольно ходил в ночную разведку на правый берег 'Прута, захватывал и приводил пленных. (

28 июня на участке 2-го стрелкового полка немцы начали строить мост для переправы через реку Прут. Командир взвода того же полка лейтенант Кукоов со своим взводом *11 раз отбивал врага, пытавшегося форсировать Прут. Под обстрелом полевой артиллерийской батареи лейтенанта Токарева немцы не выдержали и обратились в бегство, оставив на 'берегу убитых и раненых. Когда в ответ фашистская артиллерия открыта по батарее Токарева (бешеный огонь и от разрывов снарядов засыпало землей пушки и красноармейцев, никто из бойцов не дрогнул. Они спокойно посылали снаряд за снарядом в сторону противника, пока, через несколько минут вражеская батарея не .была полностью уничтожена.

Наводчик отдельного артиллерийского .дивизиона красноармеец Фиц 28 июня метким огнем" своего орудия подбил 12 пулеметов и.2 миномета противника. Командир батареи того же дивизиона Матусевич, заметив брошенный под огнем противника трактор, сел за руль и вывел его.

Комявдир 'бронемашины отдельного разведывательного батальош младший лейтенант Отрыжкоэдш протяжении всех боев уничтожал врагов огнем своей грозной' машины, пока не погиб от вражеского снаряда, попавшего в его машину.

В этих грозных боях немеркнущей" славой покрыли себя коммунисты и комсомольцы, и неслучайно с первых дней войны лучшие из лучших бойцов и командиров десятками подавали заявления о вступлении в партию и комсомол. Герои хотели идти в бой коммунистами и комсомольцами. За один только день, 23 июня, 135 бойцов и командиров подали заявления в партию и 92 ?< в комсомол, а за первые десять дней войны в. партию было подано 435 заявлений и в комсомол - 268.

Противник подбросил -свежие резервы и при поддержке артиллерии и авиации перецравнл на восточный 'берег Прута крупные силы на участке 2-го стрелкового полка - в районах населенных пунктов Щербак, Костешть и Кубань"и на участке 1-го стрелкового полка, -в районе местечка Лоп-атник. Одновременно немцы -начали наступление на участке З^го стрелкового полка.

ПОД НИКОЛАЕВОМ

Части дивизии- начали: отходить от Прута, оставляя каж:дый оборонительный рубеж только, по приказу, командования, N после упорных и кровопролитных боев. )

Немцы и румыны дорогой ценой платили 4за- занимаемые ими села и местечки! Тысячи фашистских трупов, десятки разбитых и изуродованных танков, бронемашин, орудий оставались на полях Бессарабии.

Переправившись -через Днестр под Рашковом, дивизия в течение 10 дней вела бои у Днестра. одерживая части 46-й немецкой и 13-й румынской пехотных дивизий, которые форсировали реку в (нескольких пунктах севернее Рашкова и пытались охватить правый фланг дивизии оо стороны поселка. Котовского. Дивизия отошла от Днестра лишь тогда, копда создалась угроза обхода.

Отражая шдаск шседакдаего врага, части дивизии двигались на ЮГОЕШГОК и подошли'К Южному Бугу у НовонГригорьевки (севера нее Николаева), нота" переправу через реку. Противник всеми ме-.

'рами пытался помешать переправе, бросив в бой свои пехотные войска и танки. Фашистские батареи вели! 'беспрерывный огонь по пароходам и баржам, перевозившим нанги войска. Чтобы обеспечить переправу через Буг, подразделения стрелковых полков заняли оборону перед Ново-Григорьевкой, в районе (Каменной Балки.

Немцы при по'ддержке сильного минометного 'огня повели наступление на Каменную Балку. Подпустив вражескую пехоту приблизительно на 400 м, бойцы Знга и 2-со стрелковых полков внезапно "открыли по немцам ружейно-пулеметный огонь. Фашисты отошли о большими потерями, "о через некоторое время возобновили наступление со свежими силами и потеснили маши части. Немецкий батальон уже ворвался в Каменную Балку, 'Но артиллеристы гаубичного арталлерийского полка метким огнем своих батарей восстановили положение. Почти весь фашистский батальон был уничтожен. Наша пехота вновь заняла Каменную Балку. Переправа через Буг была обеспечена.

Перед дивизией, однако, стояла трудная задача. Крупные силы немцев успели еще раньше форсировать -Буг под Вознесенском, и теперь они двигались в юговосточном направлении, стремясь захватить Николаев и отрезать путь отхода для наших войск. В середине августа дивизия вышла в район Николаева.. Тем временем немцы уже обошли город с восточной стороны и, перерезав железную дорогу, повели наступление на город со стороны станции Водопой. Нужно было отбросить противника от Николаева и обеспечить эвакуацию города и отход войск. Выполнение этой задачи было возложено на энскую дивизию.

Части дивизии начали наступление на Водопой. Боевыми операциями непосредственно руководили командир дивизии орденоносец-полкожник Марцинкевич и военком дивизии полковой комиссар Филев.

Немцы стремились во что бы то ни стало удержать занятые позиции. Несколько рае они бросались в яростные контратаки, ведя ураганный огонь по наступающим под-разделениям. Но никто из бойцов не дрогнул, никакая сила не могла остановить их наступательного порыва. Их вели за собой 'Коммунисты1. В 3-м> стрелковом полку 'Ответственный секретарь 'партийного бюро политрук Ерошкия и коммунист-старшина Федоренко с группой бойцов вышли на- 500 м вперед за линию своих наступающих цепей. Отбив атаку немцев, политрук Брошкин, будучи ранен, дал приказание бойцам отойти к своим цепям, а старшина Федоренко остался прикрывать отход и с дистанции 15"20 м из автомата в упор расстреливал фашистов.

Политрук 1-й стрелковой роты 3-го стрелкового полка Лавенков лично командовал ротой и вел ее в наступление. Фашисты пытались обойти 'роту с [флангов, но рота продолжала движение вперед, .ведя -на ходу беспрерывный огонь по врагу. Не выдержав огня, немцы откатились назад. Hal левом фланге 3-го стрелкового полка отважно действовал помощник начальника политотдела по работе среди комсомольцев - орденоносец Полковников. Невзирая на сильный минометный обстрел он шел в атаку впереди цепей, увлекая за собой бойцов.

Когда немцы бросили силы на левый фланг 2-го стрелкового пО'Лка, чтобы прорваться bi стык между, 2-м и 1-м слрелшвьшщ полками, командир 2-го батальона 2-то стрелкового полка лейтенант Вержбови-ч повел бойцов в атаку на самый ответственный участок, и гады были отброшены.

Военком дивизии полковой комиссар Филев лично руководил действиями батальона З'-го стрелкового полка. Командир дивизии- полковник Марцинкевич руководил огнем батарей артиллерийского полка. Фашисты бросили в бой танки и 'бронемашины, но и эта последняя их попытка не имела успеха. 5 танков было подбито, а остальные ушли, не успев открыть ОГН'Я.

"В самый разгар боя отважная медсестра передового отряда Ъгедсанитарного батальона Лида Мажчснко под разрывами орудийных снарядов и пулеметных очередей, рискуя жизнью, спасала раненых бойцов и ком!андиров, перевязывая их и вынося с поля боя. Скромная девушка в шинели делала это так просто и спокойно, как будто кругом не было боя. Она вынесла из-под огня 16 раненых и, когда все они были вывезены, вновь возвратилась на поле боя.

Наступление наших частей продолжалось до тех пор, пока противник не был отброшен от Николаева далеко за линию железной дороги,

В это время дивизия выступила на Херсон. Боевые колонны шли через безбрежную херсонскую степь вправо от железнодорожной линии. Под станцией Копани колонны артиллерийского полка и 2-го стрелкового полка были атакованы б фашистскими танками, внезапно выскочившими из-за посадок у железнодорожного полотна, открывшими огонь по колонне. Командир 1-й батареи младший лейтенант Чугуев и командир 2-й батареи лейтенант Жмур молниеносно развернули орудия и открыли по вражеским танкам огонь. Танки свернули в сторону и, зайдя за линию железной дороги, заняли выгодную позицию: между танками и батареями на полотне железной дороги стояли вагоны разбитого бронепоезда. Расчет орудия 1-й батареи мгновенно выкатил орудие на рельсы, и наводчик Ларин, стреляя в просвет между вагонами, один за другим подбил' 3 танка, которые завертелись на месте. 2 других танка были тут же подбиты наводчиком 2-й батареи красноармейцем Хижняком, и лишь одному танку удалось уйти. Когда из подбитых танков выскочили остатки! экипажа, Ларин и Хижняк в' числе первых бросились в рукопашную схватку, добивая фашистов штыками и прикладами.

КАХОВКА

Части, дивизии подошли1 к Днепру и, переправившись через реку под Отрадой-Каменкой, сосредоточились в районе хутора Зеленый Лагерь, в 25 км от Днепра. Немцы сконцентрировали свои силы на правом берегу Днепра, нанося удар в направлении Берислава, обороняемого частями энской стрелковой дивизии. Дивизия получила боевой приказ сосредоточиться в районе Малой Каховки и быть готовой для поддержания частей знской дивизии, против которой немцы вели яростные атаки.

2-й стрелковый и артиллерийский полки сосредоточились -на северовосточной окраине Каховки, а 1-й стрелковый и гаубичный артиллерийский полки - .в Малой Каховке. На рассвете отдельным группам противника, оттеснившим части соседней дивизии, удалось перепра^ витыоя на левый берег Днепра между /Малой Каховкой и Каховкой в проникнуть на ее кхгоаашдную окраину. Перед дивизией была поставлена задача сменить соседнюю дивизию, уничтожить переправившиеся группы противника и помешать дальнейшей переправе.

2-й и 1-й стрелковые полки при поддержке артиллерийских ПОЛКОЙ перешли в наступление. 3-й стрелковый полк, находившийся в резерве в хуторах Чукуровских, выступил на поддержку передовых частей. 2-й стрелковый полк выбил фашистов из Каховки. В городе остались только отдельные группы автоматчиков, которые засели на чердаках и за стенами домов. Герш-смельчаки группами и в одиночку ходили истреблять фашистских лазутчиков. Среди таких бесстрашных "охотников" за автоматчиками особенно прославился дачальник артиллерийского^ снабжения артполка техник-интендант 2-го ранга Олейник. Олейник с группой младших командиров - Коротъко, Кузкменко, Болотиным, Фарафововым и Федоровым - отправился в Каховку. При появлении, группы Олейника на улицах города фаш%ош открыли огонь с чердаков и из-за домов.

Пули сыпались тротом, но это не остановило1 (смельчаков. Разбившись на мелкие группки, они <стали выбивать фашистов - одного за другим. Олейник лично уничтожил четверых автоматчиков, в том числе одного офицера. Захватив фашистское знамя, автоматы и другие трофеи, Олейник со своей группой вермушоя в часть. Во время этой операции он был ранен в голову, но несмотря на это в тот же день вместе о помощником начальника штаба полка старшим лейтенантом Виноградовым вторично отправился на окоту за автоматчиками и уничтожил еще четырех человек. Всего Олейником было уничтожено. 24 автоматчика.

Фашисты подвергли ожесточенному артшшернйскому и минометному обстрелу расположение наших частей в Каховке и одновременно под прикрытием огня их войска' на моторных катерах стали переправляться на правый берег. От шквала артиллерийского огня в городе рушились и загорались жилые дома. Бойцов засыпало землей. Несколько снарядов разорвались возле 1-й а 2-й батарей артиллерийского полка, причем 1-я батарея под командой младшего лейтенанта Чугуева была засыпана землей, а сам ее геройский командир погиб смертью храбрых.

Командир 2-й батареи лейтенант Жмур был ранен, но не покинул огневых позиций. Его [батарея первая открыла огонь по переправлявшемуся противнику. После первых же выстрелов фашистские катеры заметались по реке. Наводчик 2-й батареи Ларин был засыпан землей во время разрыва снаряда; выбравшись, Ларин вслед за 1-й батареей открыл огонь по фашистам из своего орудия. Под' обстрелом наших артиллеристов 3 фашистских катера сразу же пошли ко дну. Прямой наводкой Ларин бил по противнику, который успел. переправиться через Днепр. В этом бою тов. Ларин уничтожил 2 танка, 6 мотоциклов и около роты живой силы врага. Наводчик 1-й батареи артиллерийского полка Хижняк подбил еще1 2 танка и пустил ко дну 3 баржи фашистов. Наводчик того же полка Борзенков вел огонь по вражеским батареям. Щит его орудия был изуродован прямым попаданием снарядов, но тов. Борзенков не покинул орудия и вел огонь до тех пор, пока фашистские батареи не замолчали.

Батареи гаубичного полка под обстрелом цротивника также вели бешрерывный огонь по переправе. В бою был выведен из строя весь расчет наводчика Николшшша1 Но герой-даводчик продолжал вести огонь один и погиб смертью храбрых у своего орудия.

Не менее отважно дрались и пехотинцы. Во время ночного боя в Малой Каховке группа немцев, переодетых в красноармейскую форму, пыталась зайти в стык между батальоном 2-го стрелкового ложа и одним из батальонов 3-го стрелкового полка. Командир 'батальона младший лейтенант Киреа разгадал уловку врага. Бойцы его батальона штыковой атакой отбросили; немцев на восточную окраину села.

Лейтенант 3-го стрелкового полка1 Гавриш вместе с тремя бойцами отправился в разведку в район переправы. Разведчики установили, что в этом районе переправилось до полка пехоты о танками и бронемашинами. Подобравшись вплотную к расположению фашистов, Гавриш бросил в них несколько гранат, уничтожил 7 фашистских солдат и вывел иэ строя одну противотанковую пушку. Немцы открыли по разведчикам беспорядочный огонь, но Гайриш вместе с бойцами благополучно добрался до своей части и доложил командованию о результатах разведки.

Ночью было организовано наступление 1 -го и 3-го стрелковых полков. Бойцы штыковой атакой отбросили- противника от переправы и нанесли ему большие потери,

В районе Каховки развернулись особенно ожесточенные бои. Весь день в городе пгхшскОдцл уличный бой, и только к вечеру наши войска оставили Каховку.; На помощь подошли части новой стрелковой "ДИВИЗИЙ, и (наступление было возобновлено в ночь. 2-й 'стрелковый полк развил успех и выбил немцев из "северовосточной окраины Каховки.

Коммунисты и политработники словом и делом воодушевляли бойцов на подвиги. Многие из них погибши в бою, но их имена живы в памяти бойцов и командиров, призывая их на новые боевые дела-.

В одном из последних боев под Каховкой был убит старший инструктор политотдела политрук Туктусь, пламенный большевистский агитатор, с первых дней войны i вместе с бойцами ходивший в атаки на врага. ! : Л? *Я Щтщ

В напряженный момент боя под Каховкой, когда связь между штабом дивизии и 2-м стрелковым полком была прервана, находившиеся в полису военком дивизии полковой комиссар Фишев и заместитель начальника политотдела батальонный комиссар Бугров взяли управление в свои руки. При отходе войск из Каховки под натиском превосходивших 'Сил противника они оставшись в городе, организуя отход, и ушли с последними группами бойцов и командиров в тот момент, когда фашисты уже ворвались в город. Оставив Каховку, части дивизии отошли в район Любимовка - Червоная Культура, в 3 километрах от города.

Но бои за Каховку не закончились. Под Любимовкой, Ярмакамая? Раздольным фашисты, стремившиеся овладеть каховским плацдармом и прорваться к Перекопу, встречали стойкое сопротивление частей дивизии. Отходя с боями на заранее 'подготовленные рубежи, части дивизии в то же время (готовились к [наступлению, ожидая только приказа командования.

Этот долгожданный момент наступил. В этот день части дивизии, сосредоточившиеся в Новониколаевке (под Мелитополем), возобновили' наступление. Дивизия неудержимо шла вперед, сокрушая яростное сопротивление фашистов, занимая села и хутора. Дивизия вышла на рубеж Елизаветовка - Рубли, вклинившись в линию обороны немецких войск

Два дня продолжались упорные бои под поселком Рубли. В этих боях бойцы и командиры, воодушевленные лозунгом "Даешь Каховку!", показали чудеса храбрости и героизма.

Немцы, ввели в действие все свои резервы, артиллерию, самолеты, танки; ценою огромных потерь им удалось остановить наступление и временно 'Закрепить за собой каховоюнй плацдарм. Наши бойцы отошли назад. Но они знали, что борьба за Каховку не кончилась, что легендарный город увидит у своих подступов новые бои, которые закончатся разгромом фашистских орд.

ИДЕЯ ПАТРИОТИЗМА В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

И. Кубиков

В известной статье "О'Национальной гордости великороссов" Ленин оставил замечательные страницы о чувстве национального сознания, которое присуще русскому народу и прежде всего "сознательным пролетариям": "Мы любим свой язык и свою 'родину, мы больше всего работаем над тем, чтобы ее трудящиеся массы (т.-е. e/io ее населения) поднять до сознательной жизни демократов и социалистов". Ленин говорит далее о том, что среда ©еликоруссов "выдвинула Радищева, декабристов, революциоверовчразночинцев 70-х годов, что великорусский рабочий класс создал в 1905 году могучую революционную партию масс, что великорусский мужик начал в то же время становиться демократом, начал свергать попа и помещика?

Развитие национального самосознания не могло не привести к дальнейшему развитию и углублению революционного движения. Доота-, точно известен тот исторический факт, что революционное брожение в среде передовой дворянской интеллигенции 20-х годов XIX ". вышло из национального подъема 1812 года. Стремление декабристов к политическому обновлению страны было связано о развитием их национального самосознания. Это особенно ярко чувствуется в поэзии- и высказываниях декабриста! Рылеева.

В предисловии к отдельному изданию своих "Дум? Рылеев с большим сочувствием цитирует слова сдало известного польского поэта Нем-цевича: "Напомнить юношеству о подвигах предков, знакомить его со светлейшими эпохами народной истории, сдружить любовь к отечеству с первыми впечатлениями) памяти. - вот первый, способ для привития народу сильной привязанности к родине: ничто уже тогда сих первых впечатлений, сих ранних понятий не -в состоянии изгладить. Они крепнут с летами и творят храбрых для боя ратников, |мужей доблестных для совета". Исходя из этих идей, Рылеев возвеличивает в своих "Думах" Мстислава Удалого, Дмитрия Донского, Ивана Сусанина и других героев прошлого.

В одной из своих "Дум? Рылеев воскрешает исторический эпизод из этого прошлого - владычество любовника императрицы- Анны Ивановны, наглого немца Бирона, и борьбу с Бироном русского вельможи того в'ремени Волынского. Нельзя, конечно, отрицать, что Волынский"-астраханский губернатор при Петре и усмиритель калмыков - изображен Рылеевым с налетом идеализации. Но Волынский, в противовес Барону выдвигавший план известного ограничения царского самодержавия, был выразителем национальных требований передовой част русского дворянства. Вместе с группой единомышленников, противников немца-временщика Бирона, Волынский защищал проект создания двухпалатной системы с 'участием широких слоев дворянства, мечтал о военных и

1 Ленин. Соч. Т. XVIII, стр. 81.

* Пухйчсян А*. Сеч. Т, V, стр. 293, Изд. Бд#жгауза. 1911.

финансовых реформах, предполагал расширение торговли и широкое развитие народного образования. Вот почему, воскрешая в двух своих "Думах" (?^Волынский" и "Видение императрицы Анны") эпизод этой борьбы двух вельмож, Рылеев возвеличивает погибшего на плахе Волынского, похороненного на петербургском Самсоновском кладбище:

"Сыны отечества! в слезах Ко храму древнего Самсона! Там за оградой, при вратах Почиет прах врага Enponai! Отец семейства! Приведи К могиле мученика-сына; Да закипит в его груди Святая ревность гражданина!?

Это агитационный призыв поэта-декабриста. Его патриотизм выражается в стремлении привить своему читателю действенную любовь к родине. к<Пусть все для .ней он переносит"," взывает Рылеев в своей "Думе" о Волынском. И эта тема любви к родине проходит через все 'основные произведения поэта.

?

Как известно, сочетание национальной гордости и пламенной ненависти к деспотизму является характерной особенностью и поэзии Пушкина, идейно так близкого декабристам. Гениальный поет неоднократно в своих произведениях касается исторических событий 1812 года. Отдавая должное великому полководцу Кутузову, Пушкин в своем стихотворении "Полководец", написанном уже в 1835 г. предлагает не забывать и о его предшественнике, главнокомандующем Барклае де Тол-ля. По&А делает это вполне основательно, ибо заслуга Барклая заключалась в том, что при неравном соотношении сил, не принимая генерального боя, он стремился измотать врага и сохранить живую силу русской армии. Когда на Пушкина за это стихотворение обрушились с упреками и обвинениями в том, что он этим умаляет славу Кутузова, то великий поэт в своих разъяснениях писал: "Я не мог подумать, чтобы тут можно было увидеть намерение оскорбить чувства народной гордости и старание унизить св'ященную славу Кутузова; однако ж меня в том обвинили. Слава Кутузова неразрывно соединена со славою России, с памятью о величайшем событии новейшей истории. Его титло: спаситель России; его памятник: скала св^ятой Елены. Имя его не только священно для нас, но не должны ли мы еще радоваться, мы русские, что оно звучит русским звуком?? "Но," продолжает Пушкин, - неужели должны мы быть неблагодарны' к заслугам' Барклая де Толли, потому что Кутузов велик". Ужели после двадцатипятилетнего 'безмолвия поэзии не позволено произнести его имени с участием и умилением??

Пушкин преклонялся перед героем Полтавской битвы Петром I. Значение Полтавской битвы Пушкин ознаменовал созданием своей поэмы "Полтаез" и подкрепил теми высказываниями, которые можно найти не только в предполагаемом предисловии поэта к 1-му изданию "Полтавы", но и в статье 1834 г. "Орусской литературе с очерком французской". В этой статье имеются "такие строки: "Россия вошла в Европу, как опущенный корабль, при стуюе топора и при громе пушек. Предпринятые Петром войны бы" благодетельны и плодотворны как для .Рооаии), так и для человечества. Успех петров СКОРО преобразошнда был следствием Полтавской битвы, и европейское просвещение причалило к берегам завоеванной Невы" 1.

Любовь к родине заставила Пушкина! мечтать . о том времени, когда отсталые народности, населяющие нашу страну, приобщатся к "европейскому -просвещению" через усвоение русской культуры. Мы знаем, что это приобщение является сейчас национальным по форме и социалистическим по содержанию. Но в этом усвоении русская наука, искусство я русская литература имеют огромное значение.

Эта мечта Пушкина выражена в его стихотворении "Памятник", где великий поэт говорит о том времени на Руси, когда имя его назовет "всяк сущий в ней язык", даже дикие во времена Пушкина "тунгуз и друг степей калмык".,

Ж

Великий преемник Пушкина М. Ю. Лермонтов внес -дополнительное толкование в идею патриотизма. Не будем останавливаться на всей поэтической продукции Лермонтова, имеющей отношение к нашей те;ме. Достаточно будет двух стихотворений: "Бородино" и "кОтчжзна".,

В популярном стихотворений- "Бородино" Лермонтов берет собирательного героя Отечественной войны 181-2 г. поэидимому, простого скромного капитана, вроде Максима- Максимыча из "Героя нашего времени". Рассказывая о подвигах героев 1812 г. этот, человек говорит не о себе лично: местоимение "мы" выражает >в этом стихотворений силу как бы всего русского народа, защитившего страну от иноземных захватчиков. Вместе с этим Лермонтов вполне продуманно противопоставляет героизм русского народа и его бесстрашных полководцев ничтожеству дворянского класса в целом, имея в виду общество эпохи 30-х гг.: "Да, были люди в ваше время, ее то что нынешнее племя. Богатыри - не вы!" бросает Лермонтов слова, полные горького упрека. В 1851 г. уже заграницей, Герцен в статье, предназначенной для европейских читателей, подтвердил упрек Лермонтова в таких словах: "Все, что ^имелось .благородного и великодушного, находилось в рудниках или в Сибири. Всец что осталось при Никошае I, пало до степени низости и раболепия".,

Другим произведением Лермонтова1, где так незабываемо прозвучала любовь поэта к своей родине, является его стикотворение "Отчизна? (в другой редакции "Родина?). Здесь идея патриотизма принимает расширительное толкование: "Не слава, купленная кровью", т. е. не жестокая расправа Николая . I с угнетенными народами обширной страны, интересует Лермонтова, но жизнь русского народа, полная страданий. В своей отчизне он любит

"Ее степей холодное молчанье, Ее лесов безбрежных колыханье, Разливы рек ее, подобные морям... Прооелочнъш путем... скакать в телеге И, взором медленным пронзая ночи тень, 'Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге, г Дрожащие огни лечальны-х деревень..."

Такое понимание патриотизма, роднит Лермонтова с 'разночинной демократией 60-х годов. Недаром Добролюбов по поводу этого стихотворения Лермонтова писал: "Умевши рано понять недостатки современного общества, Лермонтов умел понять и то, что спасение от этого' ложного пути находится только в' народе. Доказательством служит

1 Пушкин А. Сот. Т. Vj icrqp 293, Изд. Брокгаува 1911,

замечательное стихотворение "Родша", в котором он становится решительно выше 'Всех предрассудков патриотизма и понимает любовь к отечеству истинно, СВИТО и разумно". Мы увидим далее, как сам Добролюбов, отвергая узкое понимание патриотизма, выдвигает ату "святую и разумную" любовь к своей стране.

?

Николай Васильевич Гоголь, являясь одним из великих основоположников критического реализма в нашей литературе, не постигал необходимости борьбы ' за социальное и политическое раскрепощение страны. Но своим-и гениальными пр'оизведениими он, как известно, волей-неволей приводил мыслящего читателя к выводам революционного характера. Кроме того, в одном из своих ранних произведений Гоголь с определенной направленностью изобразил борьбу украинского народа за свою 'национальную независимость. Каждому читателю ясно, что мы говорим здесь об исторической повести Гоголя "Тарас Вульба", о <том произведении, которое Гоголь дополнял- и переделывал семь лет спустя, в 1842 г. желая [придать этой довести еще более яркий историко-познаватетьный колорит. Гоголь делает своего центрального героя Тараса Бульбу народным заступником, придавая речам героя повести национально-демократический характер и этим намекая на йоворные явления помещичье-крепостного быта - эпохи Николая I. Тарас Бульба, в своей речи к запорожцам говорит: "Знаю, подло завелось теперь в земле нашей: думают только, чтобы при них были хлебные стоги, скирды да конные табуны их, да были бы целы в погребах запечатанные меды их; перенимают чорт знает какие бусурманокие обычаи; гнушаются языком своим-; .свой с своим не хочет говорить; свои .своего продает, как продают бездушную тварь "на торговом рынке".,

Как искренний патриот, Гоголь убежден, что геройские подвит отважных защитников родины не будут преданы забвению. "Не погибает ни- одно великодушно^ дело, - восклицает писатель,"и не пропадет, шк малая порошинка с ружейного дула, козацкая слава. Будет, будет бандурист, с седою по грудь бородою, а-может, еще полный зрелого мужества, но белоголовый старец, вещий духом, и скажет он горе них свое густое, могучее слово. И пойдет дыбом по всему свету о них славя, и все, что ни народится потом, заговорит о них".,

Гоголь не понимал исторической необходимости политического. и социального переворота" ив этом, его несчастье. Но даже в своей "Переписке с друзьями", этой книге о консервативными устремлениями, вызвавшей справедливый гнев Белинского," даже в ней Гоголь местами говорит о (необходимости разоблачения общественной неправды-. Что касается его' гениального создания - поемы "Мертвые души","то здесь Гоголь упоминает не только о тернистом пути писателя-гражданина, но и выступает, против1 'лживого патриотизма, которым прикрываются нравственно ничтожные люди. "Еще падет обвинение на автора," говорит Гоголь,?ico стороны так называемых патриотов;, которые спокойно сидят себе по уплм и занимаются совершенно посторонними дешами, накопляют себе капитальцы, устраивая судьбу свою на счет других; но как тошько случится что-нибудь, по мнению их, оскорбительное для отечества, появится какая-нибудь -книга, в которой окажется иногда* горькая правда, 0(ни выбегут со всех углов, как пауки, увидевши, что запуталась в паутину муха, и подымут вдруг крики". В противовес таким лжепа-траотам Гогоиь (выдвигает истинное понимание патриотизма и любви к своей стране, когда надо иметь мужество говорить 'людям "г,орькую правду".,

Вот почему правилен тот вывод, к которому пришел в своей оценке значения Гоголя Н. Г. Чернышевский: "Как ни велики твои ошибки', мученик скорбной мысли, но ты 'был одним из благороднейших сынов Росши, и бессмертны твои заслуги перед родиной".,

Гениальный истолкователь творчества Пушкина, Лермонтова и Гоголя В. Г. Белинский был, по выражению Ленина, предшественником! "полного вытеснения дворян разночинцами в нашем" освободительном движении"1. Его пламенный и истинный патриотизм связывается с глубокой верой в будущее величие своей родины. В своих статьях Белинский разоблачал лживый патриотизм людей типа Булгарина и Шевырева. Как говорит Некрасов в своей поэме о Белинском*, "не пощадил он ни льстецов, ни подлецов1, ни идиотов, ни в маске жирных патриотов- - благонамеренных воров". И, конечно, патриотизм великого критика-публициста 'раскрывался в его "симпатиях к тем> реалистическим произведениям литературы, которые были проникнуты горячей любовью к родине.

Белинский' отказывался принять известное стихотворение Жуков-скота "Певец в стане русских воинов*", ибо в этом произведении он не нашел "д,аже чувства современной действительности)". Но зато, например, стихотворение Пушкина "Полководец? Белинский считал одним из "величайших созданий" гениального Пушкина.

"Величайшим событием? является для Белинского воспетая Пушкиным Полтавска-я битва, в торжестве которой заключалось торжество всех трудов, всех подвигов, - словом, всей реформы Петра Великого.

Белинский решительно отрицает в знаменитом письме к Гогалю его утверждение, будто "р,усский народ самый религиозный и мире". Великий критик-публицист, наоборот, говорит о том, что "р,усский народ не таков; мистическа-я экзальтация не в его натуре, у него слишком мно!го для этого здравого смысла, ясности и положительности а уме, и вот в этом-то может быть огромность исторических судеб его а будущем" а.

Белинский прекрасно понимал, что русский народ таит в себе огромные возможности. iB своей последней и полной -глубоких мыслей статье "Взгляд да русскую литературу 1847 г." великий хригик-лубли-цлст, говори об образованных дворянах того времени, с одной стороны, и "необразованном" народе - о другой, замечает: "Образование только развевает [нравственные силы человека, но -не дает -их: дает их человеку природа. И в этой (раздаче драгоценнейших даров своих она действует слепо, не разбирай сословий... Если из образованных классов общества выходит больше замечательных людей, это потому, что тут 'больше средств к развитию, а совсем не потому, чтобы природа была для людей низших классов скупее в раздаче даров своих" 3. Этими словами великий демократ эпохи 40-ж годов! прошлого века как бы предрешает эпоху социализма © нашей стране, когда из низов народа выходят люди науки и талантливые полководцы - защитники родины.

Эта вера^ Белинского в великое будущее русского народа "основная >черта всех лучших писателей нашей страны. Вот, например, Белинский берет "Месяцеслов на 1840 год", и мыслью своей он переносится на сто лет вперед. Полный прекрасных мечтаний, он пишет: "Завидуем внукам и правнукам нашим, которым суждено видеть Россию © .1940 г. стоящую во плаве образованного мира, дающею законы и науке и искусству, принимающею благоговейную дань уважения от всего просвещенного человечества?

1 Ленин. Соч. Т. XVII, стр. 341.

2 Белинский В. Письма. Т. Ш, стр. 233"234. 1914.

* Явлинский В.- Избранные философские сочинения, стр. 396. М. 1941. 9 Белинский В. Соч. Т. XII, стр. 224. 1926. 9

И разве эта "благоговейная дань уважения всего просвещенного человечества" не стала великим фактом нашего времени, когда все народы мира с восторгом, наблюдают, как первая - мире страна социализма, оплот и надежда всего передового человечества, ведет героическую борьбу с фашистским зверьем, как ее могучая Красная Армия гонит обратно на Запад фашистских палачей"

Продолжатели дела В. Г. Белинского, жившие уже в другую эпоху, Чернышевский и Добролюбов, конечно, были патриотами в гаком же смысле, как и великий критик 40-х годов. В своих ?(Очерках гоголевского периода" Чернышевский писал: "Русский, у кого есть- здравый ум и живое сердце, до сих пор не мог и не может быть ничем иным, как патриотом в смысле Петра Великого - деятелем в великой задаче просвещения русской земли. Все остальные интересы его деятельности" служение чистой науке, если он ученый, чистому искусству, если он художник, даже идее общечеловеческой правды, если он юрист, - подчиняются у русского ученого, художника, юриста великой идее 'служения на пользу своего отечества!"1. Эти слова Чернышевского особенно действенно звучат теперь в нашей Советской стране, когда люди науки и искусства приносят свои труды на защиту отечества от фашистских захватчиков.

Очень обстоятельно по вопросу о патриотизме высказался сподвижник и друг Чернышевского Н. А. % Добролюбов. В 1858 г. вышла в свет на французском языке книга некоего Жеребцова "Опыт истории' цивилизации в России". Это была книга дворянского литератора, проникнутого кастовым высокомерием. Великий критик-публицист дал подробную характеристику этому "труду". При этом он развил в своей статье то понимание патриотизма, которое вообще было присуще революционной демократии 60-х годо". Добролюбов показывает, какой смысл имеет настоящий патриотизм и ?что такое часто прикрывается его именем". Говоря об оголтелом, зверином национализме, Добролюбов дает ему уничтожающую характеристику, которая в настоящее время в значительной своей части' может быть приложена к так называемому национал-социализму современной .Германии. Развитие этих "псевдопатриотов", говорит Добролюбов, "не так высоко, чтобы понять значение своей родины среди других народов". "И вот эти нравственные недоросли,-" продолжает Добролюбов," эти рабски ленивые и рабски подлые натуры делаются паразитами какого-нибудь громкого имени, чтобы его величием наполнить собственную пустоту. Нередко это громкое имя бывает"отечество, родина, народность, и тут уж не бывает конца цветистым фразам и реторическим изображениям, лишенным всякого внутреннего смысла. На деле, разумеется, не бывает у этих господ и1 следов патриотизма, так неутомимо возвещаемого ими на словах. Они готовы экоплоатировать сколько возможно своего соотечественника не меньше, если еще не больше, чем иностранца; готовы также легко обмануть его, погубить ради своих личных видов, готовы сделать всякую гадость, вредную обществу, вредную, пожалуй; целой стране, но выгодную для них лично... Если им достанется возможность показать свою власть хоть на маленьком клочке земли в своем отечестве, они на этом -клочке будут распоряжаться, как в завоеванной земле..."2.

Как бы повторяя мысли Чернышевского, Добролюбов говорит: "В человеке порядочном патриотизм есть ее что иное, как желаиие трудиться на- пользу своей стране".,

Резко отмежевываясь' от звериного национализма, Добролюбов утверждает свое ревошкщионно-демокраггтеское понимание патрио-тизма. "Патриоту" живой, деятельный, - говорит, он, - именно и

* Чераышеворвй Н. Ооч. Т. И? *щ 122, 1926. - ,

2 Добролюбов Н. -Соч. Т. -VI, стр. 245"246. 1911. - . ... .... ..'

отличается тем, что от иоключ аегг всякую междуяаро дную вражду, и человек, одушевленный таким патриотизмом, готов трудиться для всего человечества, если только может быть ему полезен^. Ограничение своей деятельности- ш пределах своей страны является у него вследствие сознания, что здесь именно его настоящее место, на котором он может быть наиболее полезен... Настоящий патриотам, как частное проявление любви к человечеству, не уживается с иещрияаньЮ' к отдельным народностям?

И дальше Добролюбов вносит в свое понимание патриотизма еще одно важное -утверждение: развитие истинно патриотического подъема особенно сильно чувствуется в тех странах, где народ активно участвует в управлении страной. Эта мысль им выражена в таких словах: "Понимай патриотизм таким образам, мы поймем, отчего он развивается с особенною силою в тех странах, где каждой личности представляется большая .возможность приносить сознательную пользу обществу и участвовать в его предприятиях" 2. Недавно один фашистский оублицист в Германии с огорчением отмечал, что русский народ уже не тот, каким он был в первую мировую войну, 1914 года. Но это преображение русского народа, поразившее наших врагов, является вполне закономерным, если учеоть все благодете лшые последствия великого социального переворота 1917 года.

*

Одним из пламенных пропагандистов жизнеутверждающего патриотизма был Александр Иванович Герцен. Ставши политическим эмигрантам, освободившись от гнета царской цензуры, Герцен как бы налагает на себя обязанность быть поборникам общественной правды. В замечательном вступлении к своим грустным размышлениям об итогах заладно-евршейсосой революции 1848 г. в книге "С того берега? Герцен из-за рубежа обращается ,к своим соотечественникам о такими словами: "Я здесь бесцензурная речь ваша, ваш свободный орган, ваш случайный представитель". И великий патриот выполнит с честью свое назначение. Прощаясь навсегда со своей горячо любимой родиной, Герцен закаячи*-вает свое вступление к книге "С того берега" лирическими, глубоко волнующими словам": "Сердце отказывается верить, что этот! день не придет, замирает ори мысли вечной разлуки. Будто я не увижу эти улицы, по которым я так часто ходил полный ювошескшх мечтаний; эти дома, так сроднившиеся с воспоминаниями, наши русские деревни, наших крестьян, которых я вспоминал с любовью на самом юге Италии".,. Не может быть! Ну, а если" Тогда я завещаю мой тост моим детям и, умирая на" чужбине, сохраню веру в будущность русского народа и благословлю его из дали моей добровольной ссылки!?*.

Герцен писал эти строки в 1849 г. когда правительство Николая I послало 200-тысячное войско для ' подавления венгерской революции. В связи с этим событием западноевропейские демократы не только относились о ненавистью к международному жандарму Николаю I, но и с некоторым пренебрежением к русскому народу.

Это было несправедливо, и Герцен был обижен и оскорблен в своих лучших патриотических чувствах. Свое огорчение он выразил в письме к французскому историку Мишле, убеждая его не смешивать русский народ а его палачами и угнетателями.

"Мне так хотелось изменить ваше мнение о русском народе, - говорит -Герце", обращаясь к Мишле, - мне было так грустно, так тяжело видеть, что вы против нас, что не мог скрыть своей горести-, своего волнения и дал волю пару. Но теперь я вижу, что вы в нас не отчам

* Т ам же," стр. 241.

8 Г"р,це.н А. Сот. Т. (V, стр. 391. Под редакцией ЛеЬгаь,

ваетесь, что под .грубым армяком русского крестьянина вы узнали чело-

века?

О немцах, пробравшихся в государственный аппарат России, Герцен писал неоднократно. "В немецких офицерах и чиновниках," говорит Герцен,"правительство русское находит именно то, что -ему нужно: правильность и бесстрастность машины, скромное безмолвие глухих л немых, стоицизм послушания, способного выдержать всякое испытание, усидчивость в труде, не знающую усталости... Прибавьте полное равнодушие к участи управляемых, глубочайшее презрение к народу, полное незнание национального характера - и вы поймете, почему народ ненавидит немцев и почему наше правительство так любит ик"2. Таким образом, Герцен устанавливает связь царской власти и русских временщиков Аракчеевых с правящей -немецкой бюрократией, совместно с ними угнетавшей русский "народ.

Уже в Германии эпохи Бисмарка Герцен видел силу, опасную а враждебную мировой демократии. "Я -не верю, - писал великий мыслитель, - чтоб судьбы мира оставались надолго в руках немцев и гоген-иоллернов. Это невозможно, это противно человеческому смыслу, противно исторической эстетике? s. В нашу эпоху отечественной войны эти слова незабвенного русского патриота звучат особенно актуально.

- Создатель образов Рудина и Базарова, Иван Сергеевич Тургенев, как известно, идейно примыкал к дворянскому либерализму. Но в отг дельные периоды жизни великого писателя его либерализм приобретал оттенок радикального характера. Так, например, питая ненависть к деспотизму Николая I, пославшего русские войска для подавления венгерской революции, Тургенев в письме к Полине Виардо писал: "Для человека с сердцем есть только одно отечество"д,емократия". Он понимал, что подавление венгерской революции нанесет этой демократии "смертельный удар". В конце романа "Рудин"Тургенев возвеличивает своего героя, умирающего на парижских баррикада^. В романе "Отцы и дети" Тургенев не принимает всего мировоззрения Базарова, но он преклоняется перед силой его характера. Сцена последних минут Базарова перед лицом приближающейся смерти - одна из волнующих страниц не только русской, но и мировой литературы. В романе "Новь" Тургенев выявил свое скептическое отношение к возможности крестьянской революции в эпоху 70-х гг.; он изображает революционеров-семидесятников наивными, а иногда даже и ограниченными людьми', но он не посягает на их моральную высоту. Недаром подвиг русской революционерки он воспел в стихотворении в прозе "Порог". И в этом отличие Тургенева не только от писателей-клеветников с их так называемыми антинигилистическими романами, но и от злобного памфлета Достоевского"р,омана "Бесы".,

В своей фантазии "Призраки", проникнутой (мировой скорбью, Тургенев стремится преодолеть свое мрачное мировосприятие созерцанием красоты героического порыва ввиде летящих журавлей. В этом месте "Призраков" даже самый [ритм тургеневского повествования делается более динамичным: "Крупные, красивые птицы (их всего было тринадцать) летели треугольником, резко и редко махая выпуклыми крыльями... Чудно было видеть на такой вышине, в таком удалении от всего живого, такую горячую, сильную жизнь, такую неуклонную волю. Не переставая победоносно рассекать пространство, журавли изредка1 перекликались о передавим товарищем, о вожаком, и было что-то гордое, важное, что-то несокрушимо самоуверенное В1 этих громких возгласах, в

1 Герц ей А. Оот. Т. iVI, icnp. 468,

2 T а м ж I©,. -сор 333"334.

3 Герцен А. Соч. Т. XIV, icrrp. 73".,

этом подоблачном разговоре. "Мы долетим, небось, хоть и трудно", казалось, говорили они, ободряя друг друга. И тут мне пришло в голову, что таких людей, каковы были эти птицы - в России - где в России, в целом свете немного!? 1. Значит, человеческое бытие в представлении Тургенева может быть оправдано этим незабываемым героизмом.

В своей известной статье о Гамлете и Дон-Кихоте, говоря о нравственном величии героя романа Сервантеса;, Тургенев пишет: Дон-Кихвт живет "д,ля истребления зла, для противодействия враждебным человечеству силам - волшебникам, великанам, т.-е. притеснителям... Дон-Кихот"служитель идеи, а потому обвеян ее сиянием". Это свое утверждение Тургенев заканчивает знаменательными словами: "Когда переведутся такие люди, пускай закроется книга истории: в ней нечего будет читать"2,

Величие Тургенева заключается в том, что он вобрал в себя лучшие традиции западноевропейской демократии. Этим объясняется его презрение к империи Наполеона III. В письме к Я. П. Полонскому Тургенев писал: "Падение гнусной империи Наполеона доставило мне великую радость: нравственное чувство во мне удовлетворилось - после такого долгого ожидания! Но я не скрываю от самого себя, что ж все впереди розового цвета, и завоевательная алчность, овладевшая ©сей Германией^ не представляет особенно утешительного зрелища"3. Слова о Германии оказались пророческими.

В эпоху политического мракобесия, царившего в нашей стране, Тургенев находил утешение в своем литературном творчестве. Творя на своем родном языке, Тургенев восхищался особенностями русского языка. Он пропел ему гимн в одном из своих стихотворений © прозе. "Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины," говорит патриотически настроенный писатель," ты один мне -поддержка ш опора, о, великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!? Это творчество на родном языке избавляло его в то время от чувства общественного отчаяния, ибо, как говорил Тургенев, "нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!? (стихотворение "Русский язык?).

?

Патриотизм великого мирового писателя Л. Н. Толстого незабываемо выразился в его знаменитых "Севастопольских рассказах" и'в гениальной эпопее "Война и мир".,

В "Севастопольских рассказах" творчество Толстого, по справедливому утверждению одного из его биографов, приняло "форму высокой трагической поэзии". Патриотическое чувство великого писателя выражено особенно сильно уже в первом очерке - "Севастополь в декабре". Нравственная связь Л. Толстого с защитниками Севастополя выражается-им в таких словах: "Не может быть, чтобы при мысли, что и вы в Севастополе, не проникло в душу вашу чувство какого-то , мужества, гордости, и чтоб'кровь не стала быстрее обращаться в ваших жилах". Говоря о нравственном величии русского воина, Л. Толстоii формулирует свою мысль с присущей ему ясностью: "Здесь на каждом лице кажется вам, что опасность, злоба а страдания войны, кроме этих главных признаков, проложили еще следы сознания своего достоинства и высокой мысли и чувства-? *.

Роман "Война и мир"остается одним из бессмертных памятников русской художественной литературы. Страхов оказался прав, когда

1 Тургенев И. Сот. Т. VII, стр. 99. 1898.

2 Тургенев И. Соч. Т. XII, отр. 323 и Ж", 1898.

3 "И- С. Тургенев в вошоыиианиях к пасьмак". Ч. 2-я, стр. 134. Под ред. Брод сквг". 1924.

* Толстой Л. Соч. Т. I" еггр. 359. 1925.

3 "Исторический журнал- "3-4

ЕР 1942 AKS 231

в свое время писал: "Пройдут многие годы, прежде чем вполне уяснится значение этого произведения". Правда, если мы будем требовать абсолютной исторической точности, то многое в этом романе окажется спорным. И прежде всего остается неверной та теория писателя, согласно которой он не придавал особого значения высокой технике и роли главнокомандующего. Вполне справедливо возвеличивая Кутузова как народного героя, Л. Толстой недооценивает его как полководца, согласно своему взгляду на сущность войны. В главе 35-й 2-й части третьего тома романа писатель говорит о Кутузове: "Долголетним военным опытом он знал и старческим умом понимал, что руководить сотнями тысяч человек, борющихся со смертью, нельзя одному чело-веку, и знал, что решают участь сражения не распоряжения главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этой силой и руководил ею, насколько это было в его власти".,

Конечно, великий писатель прав, когда говорит о первенствующем значении духа войска, но он ошибается, когда полагает, что "количество пушек" и "р,аспоряжении! главнокомандующего" не играют никакой роли. Нет, они должны быть поставлены как бы на службу этому духу войска'"и только тогда армия победит. Для -нас сейчас эта мысль настолько элементарна, что не нуждается в особых доказательствах.

Но если предвзятая точка зрения ведет великого художника к умалению Кутузова как полководца, то во всех других отношениях Л. Толстой дает привлекательный образ человека-бойца, выражающего настроение русской армии 1Й всего народа. Во время Бородинского боя Кутузов изображается Толстым твердо верующим в победу русских войск. Вот почему паникерские сведения адъютанта Вольцогена возмущают его и, наоборот, он с радостной приветливостью встречает генерала Раевского, принесшего сведения более утешительного характера. Во время знаменитого генеральского совета в Филях писатель с необыкновенной силой великого художника показывает всю тяжесть переживаний Кутузова, взявшего на себя ответственность за оставление Москвы. Когда же Кутузов принимает от адъютанта Болховитанова известие об уходе Наполеона из Москвы, то здесь он изображается со слезами радости на глазах.

Толстой выделяет гуманизм Кутузова, когда окончательно разгром ленные французские войска, одетые в какие-то отрепья, охотно сдаются в плен: "Пока они были слтьны, мьг себя не жалели, а теперь я их пожалеть можно. Тоже и они люди. Так, ребята?? "Он смотрел вокруг себя и в упорных, почтительно недоумевающих, устремленных на него взглядах он читал сочувствие своим словам: лицо его становилось все4 светлее и светлее от старческой кроткой улыбки, звездами морщившейся в углах губ и глаз. Он помолчал и как бы в недоумении опустил голову?

Понятно, что здесь дело идет о французах, уже окончательно разгромленных и добровольно сдающихся в плен.

Образ Наполеона Л. Толстой изображает с самой отрицательной стороны. У Л. Толстого это человек с потолстевшей короткой фигурой, "с 'широкими, толстыми плечами и невольно выставленным вперед животом и -грудью". И если .в сцене о Балашовым Наполеон полон самодовольства, то во время Бородинской битвы Л. Толстой показывает его подавленньш, впервые is. с тревогой почувствовавшим всю непреодолимую силу русского сопротивления). "Страшное чувство, подобное чувству,,, испытываемому в сновидениях, охватывало его, и ему приходили

л Те л стой Л. Соч. Т. IV. Ч. 4-я. Гл. 6-я.

в голову все несчастные случайности, .могущие погубить его... Известие о том, что 'русские атакуют левый фланг французской армии, возбудило в Наполеоне этот ужас. Он молча сидел под курганом на складном* стуле, опустив голову и положив локти на колен"?

Так сочетаются на этих страницах романа патриотический подъем^ великого писателя и гениальная сила его необычайной изобразительности.

Л. Толстой не оставляет без -внимания и партизанского движения, имевшего огромное значение в великой Отечественной войне 1812 года. Изумительная способность писателя в пользовании меткими художественными сравнениями сказывается и в данном случае. Л. Толстой ггишет: "Партизаны уничтожали' великую армию по частям. Они подбирали те -отпадавшие листья, которые сами собой сыпались с иссохшего дерева - французского войска, и иногда трясли это дерево"2.

'Выдвигая на первый план защитников родины: армию, народ, рядовое офицерство, скромное и вместе с тем беззаветно героическое, ввиде капитана Тушина или Тимохика,? Л. Толстой с пренебрежением говорит о дворянской знати. Великий писатель разоблачает бесстыдство этих людей, лишенных какого-либо чувства истинного патриотизма. Эти люди не желали ни мира, ни войны, ни наступательных действий, ей оборонительных; они желали "только одного и самого существенного: наибольших для себя выгод и удовольствий". "Все люди этой партии, - говорит Л. Толстой, - ловили рубли, кресты, чины, и в этом ловлении следили только за направлением флюгера царской милости" 3.

Увековечив в своем- гениальном романе героев Отечественной войны 1812 г. Л. Толстой вместе о тем утверждает моральное право русского народа в его борьбе против иноземных захватчиков. Наполеон, так же как и фашистские генералы нашего времени, был недоволен тем, что русская армия воюет не по выдуманным им ^правилам". Наполеон так же был недоволен действиями партизан, как и современные немецкие командиры. Являясь в своем бессмертном романе великим патриотом-, Л. Толстой по этому поводу говорит: "Дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глуши простотой, но с целесообразностью," не разбирая ничего, поднималась, опускалась <п гвоздила французов до тех пор," шока не погибло все цашествие? *.

В нашей Великой отечественной войне, призванной отстоять советский строй й великие завоевания революции, эти слова Толстого вновь приобретают действенное значение.

?

Представители крестьянской демократии Некрасов и Салтыков-Щедрин были и выразителями идей истинного патриотизма. В одном из своих стихотворений великий поэт народной скорби предупреждает своего читателя:

"Примиритесь же о музой моей! Я не знаю другого напева. Кто живет без печали и гнева, Тот не любит отчизны своей..."

Изображая угнетателей народа, Некрасов в своей сатирической поэме "Современники" увековечил не только дворян-паразитов и иро-

* Там же. Соч. Т. IV. Ч. 3-я. Гл. 3-я.

мышленника Шкурина, но и "остзейского барона". В этом месте поэмы был намек на правящего немца Герстфельда - тогда члена совета министерства путей сообщения. Облик этого наглого и самоуверенного дельца дается в таком виде:

"Но был один - он общества чуждался; Построивши дорогу в восемь верст, На собственном величьи помешался Остзейский туз - барон фон-Клоппенгорст. Он вынуждал к невольному решпекту - Торжественность в осанке и в лице; Пусти нагим по Невскому проспекту - Покажется он в тоге и венце. Он не сгибал своей баронской выи Ни перед кем; на лбу его крутом Начертано: "Трудился для России И памятник воздвиг себе притом!?

Но самой незабываемой фигурой из выведенных Некрасовым" немцев на службе у русских угнетателей является образ управителя немца. Фогеля в поэме "Кому на Руси жить хорошо". Эта глава поэмы Некрасова как бы иллюстрирует те страницы публицистики Герцена, где великий изгнанник писал о роли больших и малых немцев-управителей е нашей стране. Устами Савелия, "богатыря святорусского", Некрасов говорит о том, что самая система эксшгоатацш при таком немце-упра-. вителе принимала более жестокие, так сказать методические, формы:

"А драл... как сам Шалашников! -(

Да тот был прост: накинется

Со всей воинской силою,

Подумаешь: убьет!

А деньги сунь, отвалится,

Ни дать, ни взять раздувшийся

В собачьем ухе клещ.

У немца - хватка мертвая:

Пока не пустит по-миру

Не отойдя, сосет!?

Припомним, что в поэме наступает предел крестьянскому долготерпению: Савелий, "сермяжный богатырь", становится руководителемл крестьянского гнева,, когда жестокого управителя мужики закапывают живым, после того как немец Фогель "бухнулся" в яму.

В поэме "Несчастные? Некрасов влагает в уста политического каторжанина слова, проникнутые пламенной любовью к родине и верой в ее будущее ветичие. А в стихотворении ?'Горе старого Наума" есть такие замечательные строки:

"Идах времен, иных.картин Y

Провижу я начало:,-

Освобожденный от оков Народ неутомимый . Созреет, густо заселит Прибрежные пустыни; Наука' воды углубит: По гладкой их равнине Суда-гиганты побегут Несчетною толпою, ' И, будет вечен бодрый труд Над вечною .рекою..."

"Вера а будущее русского народа никогда' не покидала (великого поэта. Он знал, что наш народ "вынесет все - и широкую, ясную грудью дорогу проложит себе", "и в этом основная черта некрасовского патриотизма.

Великий обличитель дворянства, буржуазии и царской бюрократии Михаил Енграфови-ч Салтыков-Щедрин в своем толковании идеи патриотизма является продолжателем Чернышевского и Добролюбова. Так же как и Добролюбов, Салтыков-Щедрин разоблачает лживый патриотизм, которым прикрываются паразиты всяких разновидностей, и устанавливает свое глубокое понимание истинного патриотизм-а. Наиболее полно автор развил свои положения в последней главе цикла "Признаки времени". Эта глава целиком посвящена теме патриотизма.

Поводом для написания последней главы этого цикла явилось событие 1.870 г.'"р,азвязка франко-прусской войны. Говоря о лживом патриотизме, Салтыков не без основания замечает, что иногда и "заведомый казнокрад может объясняться в любви к отечеству". Подлинный патриотизм, в понимании Салтыкова, в общем совпадает с пониманием* идеологов революционной демократии 60-х годов. "Идея, согревающая патриотизм, - это идея общего блага," говорит писатель." -Какими бы тесными .пределами мы ни ограничивали действие этой идеи (хотя бы даже пространством княжества Монако), все-таки это единственное звено, которое приобщает нас к известной среде и заставляет нас радоваться такими радостями и страдать такими страданиями, которые во многих случаях могут затрагивать нас лишь самым отдаленным образом. Воспитательное значение патриотизма громадно: это школа, й которой человек развивается к воспринятию идеи о человечестве?

Исходя из этого утверждения, Салтыков-Щедрин в одном из своих последних произведений цикла "Пошехонская старина? (гл. XXVI. "Помещичья среда?) гарипошшет события 1812 г. и говорит: "То была година великого испытания, и -только усилие всего русского народа могло принести и принесло спасение". Но далее писатель предупреждает о том, что истинный патриотизм предполагает героические подвиги не только на поле битвы. "По моему мнению," говорит писатель," и в торжественные годины, и в будни, идея отечества одинаково должна быть присуща сынам его, ибо только при ясном ее сознании человек приобретает право называть себя гражданином^.

Нельзя не обратить внимания на те места цикла "За рубежом", где великий сатирик разоблачает пошлейшее самодовольство берлинской военщины после франко-прусской войны 1870 года. "Наш русский офицер никогда не производил на меня такого удручающего впечатления. Прежде 'всего, он в объеме тоньше, и грудей у него нет таких;" иронизирует писатель, " во-вторых, он полож-ательно никому не тычет в глаза: я.герой! Русский человек способен быть действительным героем, но это не выпячивает ему груди и не заставляет таращить глаза. Он смотрит на геройство без панибратства и очевидно понишет, что это совсем не такая заурядная вещь, которую можно всегда носить с особою, в числе прочей амуниции. Напротив, пруссак убежден, что раз он произведен, с соизволения начальства, в герои, раз ему воздвигнут на Королевской площади памятник, то он обязывается с честью носить это звание не только на улицах, но и в садах Орфеума. Разумеется, простых людей это стесняет"2, - насмешливо заключает писатель.

В известном диалоге "мальчика в штанах" и "мальчика без шта-

2 Щедрин Н. (М. Е. Салтыков). Соч. Т. XIV, стр. 105. Л. 1936.

нов" (в том же цикле "За рубежом?) Салтыков-Щедрин вовсе не стремится ж полной реабилитации "мальчика в штанах". Он знает цену некоторым европейским цивилизаторам, пытавшимся поработить русский народ. Особенно едкие строка он посвящает характеристике немцев. "Мальчик без штанов" потому и говорит: "Кто самый бессердечный притеснитель русского рабочего человека" - немец! .кто самый безжалостный педагог"немец! кто . самый тупой администратор" - немец! кто вдохновляет произвол, кто служит для нега самым неумолимым и всегда .готовым орудием"немец! И заметь, что, сравнительно, ваша наука все-таки второго сорта, ваше искусство - тоже, а ваши учреждения - и подавно. Только зависть и жадность у вас первого сорта, и так как вы эту жадность произвольно смешали с правом, то и думаете, что вам предстоит слопать мир. Вот почему вас везде ненавидят, не только у нас, но именно везде. Вы подъезжаете с наукой, а всякому думается, что вы затем пришли, чтоб науку прекратить; вы указываете на ваши свободные учреждения, а всякий убежден, что при одном вашем появлении должна умереть всякая мысль о свободе. Все вас боятся, никто от вас ничего не ждет, кроме подвоха. Вон вы, сказывают, Берлин на славу отстроили, а никому на него глядеть не хочется. Даже свои "объединенные" немцы-" и тех тошнит от вас, объединителей"

Тут необходимо сделать только одну оговорку: наука и искусство германского народа в прошлом дали человечеству Бетховена, Шиллера, Гете, Маркса и Энгельса. Салтыков-Щедрин, конечно, понимает, что эти носители идей общечеловеческих не имеют ничего общего с "наукой" и "искусством" немецкого юнкерства и немецких капиталистов.

И когда в настоящее время фашисты, поработившие народы Европы, почувствовав, что у них почва колеблется под ногами, взывают к патриотизму немецкого народа, то им можно ответить словами нашего великого сатирика: "Нельзя быть паразитом т патриотом "и в одно и то же время, ни по очереди, то-ееть сегодня патриотом, а завтра проходимцем? ("Признаки времени". Глава XI).

Выступивший в эпоху развернутого, общенародного движения, А. М. Горький сразу занял в русской литературе позицию жизнеутверждающего характера. Горький понимал, что Россия - страна уездная, и, чтобы ие задохнуться в тугих сетях окуровщины, "потребно непрерыв- -ное напряжение всей силы духа, необходима устойчивая вера в человеческий разум. Но ее дает только причащение к великой жизни мара, я нужно, чтобы, как звезды в небе, человеку всегда были ясно видимы огни всех надежд и желаний, неугасимо- пылающие на земле".,

Великое учение научного социализма - социализма' Маркса, Ленина и Сталина "было для Горького точкой опоры в его жизнеутверждающем патриотизме. Горький предчувствовал чшизбежноогь : для.нашей родины борьбы о мировым фашизмом. В одной из свояк-*; статей он писал: "Надобно серьезно подумать о необходимости создания "оборонной" литературы, ибо фашизм усердно точит зубы и когти, против нас, щ поголовное истребление абиссинцев фашистами Италии немецкие. фашисты, конечно, оценивают как "пробу пера", которое ода, как известно, предполагают употребить именно для истребления пролетариев и К0|лхозников Союза Советов".,

В двух' замечательных произведениях Горького: в повестях "Горе-док Окуров!" и "Матвей Кожемякин" - проходит один одаренный человек иэ народа - Яков. Тиунов. И вот этот Тиунов, один из любимых

1 Щедрин Н. (М. Е. Салтыков). Соч. Т. XIV/стр. 93"94.

Горьким персонажей, обращается к своим собеседникам с такими словами: '"Не желательно разве мне знать, почему православное коренное мещанство - позади поставлено, а в первом ряду - Фогеля, да Штре-хеля, да разные бароны"? И далее, в беседе с Вавшюй Бурмиетровым Тиунов продолжает: "А я тебе скажу открыто: возникает Россия! Появился народ всех сословий, и все размышляют:' почему инородные получили над нами: столь сильную власть" Это значит"просыпается в народе любовь ко. своей стране, к русской милой земле его!? -.

В этих примитивных по своей форме, но важных по существу рассуждениях Якова Тиунова есть несомненное зерно истины.

В 1924 г. М. Горький опубликовал очерк "Монархист", где рассказал о своем знакомстве с нижегородским монархистом Бреевым, который в своем письме к Горькому в Ш10 г. воспевал доброту Николая II и предлагал Горькому покаяться в политических грехах. М. Горький ответил Брееву в 1911 г. пространным письмом, в котором особенный интерес представляют такие строки: "Почему у вас, г.г. "патриоты", излюбленные ваши герои"Гаршель-маны, Штакельберш, Реиненкампфы и другие, им же несть числа, так плохо дрались с японцами и так хорошо, так жестоко и усердно били, русский народ?? И дальше Горький, как бы чувствуя смущение своего собеседника, вопрошает: "Видите, как "национально" и "патриотически" ставлю я вопросы"? И затем продолжает: "По1чему остзейские немцы, бароны, в большинстве своем играют, в 'русской истории определенную роль слуг по найму, обязанность которых держать русского человека за горло".,. Вы кричите: Россия для .русских! Долой инородцев! Боли вы хотите и можете осуществить этот гордый лозунг, "начинайте!". И далее Горький говорит: "Позвольте указать вам семью инородцев, наиболее вредную для России, - семью, которая на протяжении сотни лет слишком безжалостно истощает нашу страну и трижды за сто лет доводила ее почти до национальных катастроф. Я говорю о потомках голштинского принца (Карла Улърика, который царствовал в России под именем Петра III, и жены его цербстс&ой принцессы Софии Августовны, тоже царствовавшей"под именем Екатерины П. Петр III,. "р,усский царь","не стесняясь своих подданных и очень плохо говоря на русском языке, называл себя "верные слугою прусского короля" и становился на колени, перед его статуей. Он начал царствование о того, что почтительно возвратил немцам город Берлин и все немецкие земли, завоеванные солдатами при Елизавете. Екатерина, убив его- и царя Ивана, раздарила русский народ в рабство помещикам, при ней русские мужики бежали тысячами за границу, а она приглашала немцев, сажая их на лучшие земли южных степей и Поволжья?8.

Из данного обзора высказываний классиков русской литературы мы видим, что они были великими патриотами, пламенно любившими свою родину и -горячо ненавидевшими угнетателей русского народа1. Вместе с тем они были решительными цротивииками национальной обособленности, полными уважения к правам других народов.

В дапге время Великой отечественной войны идея патриотизма приобретает еще более пробный и углубленный характер. Народы Советской страны, соверщившие двадцать четыре года назад под руководством партии Ленина!"Сталина социалистический переворот, не то^ьк?

1 Горький М. Соя. Т. XI, стр. 28. Л. 1933.

2 T а м 5К е, слпр. 33. _

8 Горький М, "Материалы в исследованию". Т. I, стр. 57?58. Л. 1934.

сохранили все великое культурное наследие прошлого, но и обогатили ere новыми достижениями в области науки, техники и искусства. И'вместе с этим1 чуждый расовой ненависти русский народ проникнут уважением к мировой культуре.

Народы, населяющие нашу страну, в общем братском порыве создали мощную промышленность, и плановое хозяйство, показав этим способность к великому социалистическому созиданию. И теперь наш, народ геройски защищает свое государственное достояние, созданное б упорной1 борьбе со своими угнетателями. Партия Ленина"Сталина, как партия последовательной (революционной демократии, почти два с половиной десятилетия воспитывала в народных массах пламенный патриотизм и любовь к своей социалистической родине. 'В полной мере оправдались пророческие слова Белинского, которые мы приводили выше: в дни геройской борьбы Красной Армии с фашистами наш народ, охваченный общим патриотическим порывом,. принимает "благоговейную дань уважений вт воете просвещенного человечества".,

ФАШИСТСКАЯ ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ДРЕВНЕВОСТОЧНОЙ ИСТОРИИ

В. Авдиев

Фашистские историки всячески стараются обосновать и оправдать, военно-грабительскую политику гитлеровской Германии. Перетряхивая историческое прошлое человечества, они старательно выискншют в философских теориях и в исторических событиях все самое .реакционное* самое мрачное, грязное и низкое, что могло бы хоть как-нибудь прикрыть фиговым листком исторических приличий их человеконенавистническое мировоззрение, их профессиональную деятельность убийц и бандитов, стремящихся на развалинах культуры установить свое мировое господство под флагом крови, смерти и разрушения.

Основной целью и смыслом существования фашистского государства является военная агрессия, организованный во всемирном масштабе грабеж соседних стран и угнетение народов, "человеческого скота", пушечного мяса, людей, которые должны своей кровью напитать тучные поля завоеванных стран. Для того чтобы подготовить массы германского народа к войне, германский фашизм (развернул циничную пропаганду, имевшую своей целью разжечь в германском народе, главным образом среди молодежи, инстинкты крови, смертоносного разрушения и военного угара. Для этого надо было одурматть народ, убив в нем все человеческое, вревратив его в слепую машину, в автомат, в животное, в первобытного варвара. Недаром "теоретики" современного фашизма провозглашают свой безумный лозунг "назад к первобытному варварству!"; недаром фашистские "историки" вдохновляются самыми мрачными страницами мировой истории, воскрешая в памяти культурных людей современности все ужасы прошлого, мрачные образы средневековья, жуткие пытки инквизиции, костры и кровавые казни, варфоломеевскую ночь, зверства диких завоевателей - все то, что ушло в вечность и что пытаются воскресить озверевшие бандиты гитлеровской Германии. '

Фашистские историки ищут в истории древнего Востока "идеальный" тип государственного строя и социальных отношений. Само собой разумеется, что эти потуги модернизировать прошлое и воскресить абсолютно чуждый современному человечеству тип рабовладельческой деспотии не выдерживают никакой научной критики. Только грубые 'невежды и бешеные фанатики могут, думать, что можно повернуть вспять колесо истории.

Если "теоретики:" фашизма громко провозглашают лозунг "назад к первобытному варварству!", то фашистские историки стараются изо всех сад прикрасить это далекое и чуждое нам варварство, идеализируя рабовладельческую деспотию древнего Востока. Так например немецкий историк Тегер, проводящий в своих брошюрах и книгах ярко выражен-ную фашистскую идеологию, резко подчеркивает положительные стороны древневосточного деспотизма. Искажая исторические факты, не останавливаясь перед явной фальсификацией, он изображает кровавые и жестокие захватнические войны древнейших шу.мерийских царей (около 2800 г. до н. э.) в качестве справедливых войн. Так, говоря о военной политике шумерийского царя Лугаль-Заггиси, он указывает на то, что "истинный мир... мот возникнуть лишь благодаря могучей деятельности могущественных правителей.. которые сумели защитить страну от всех иноземных вторжений"

На самом деле документы указывают на то, что шумерийские цари в процессе последовательной военно-агрессивной политики, заливая страну кровью, объединили под своей властью всю южную Месопотамию.

И чем резче выступает из далекого прошлого жестокая и варварская деспотия древнего Востока, тем больший восторг вызывает она у фашистского историка. Так, например, государственный строй, установленный в древнем Вавилоне за 2000 лет до н. э. царем Хаммурапи, Тегер изображает в качестве благодетельного для народа типа государственного строя. Вмешательство неограниченной власти деспота во все стороны жизни подвластных народов, иными словами, политику самодержавного угнетения, Тегер считает лучшим способом управления. Тегер возвеличивает образ "великого" деспота древности, вавилонского царя Хаммурапи, указывает на то, что переписка цари с чиновниками является "д,окументом неустанной деятельности правителя, которая черпает свое глубочайшее содержание из благородства великой личности"

Особенно высокую оценку дает Тегер тому своду законов, который был составлен при Хаммурапи. Забывая о том, что от примитивных законов Хаммурапи еще очень далеко до "системы права", Тегер пишет, что заслугой вавилонского царя было, то, что он "все последующее развитие права свел в своей кодификации в единую замкнутую систему? s. Наконец, захлебываясь от восторга, Тегер изображает Хаммурапи в виде идеального, справедливого монарха: "Это не простая формула, когда правитель называет себя царем справедливости и отцом своих подданных"

Всячески стараясь приукрасить жестокий произвол рабовладельческой деспотии древнего Вавилона, Тегер тщательно затушевывает отвратительные формы древнего рабовладения, столь ярко подчеркнутые в законах Хаммурапи. Ведь нельзя забывать того факта, что законы Хаммурапи и вся машина деспотического государства того времени преследовали одну главную цель ? защиту интересов рабовладельцев и максимального подавления и угнетения рабов. Закон и власти карали беглых рабов и их укрывателей. -Рабовладелец, у которого бежал раб, мог всегда обратиться к государственной власти с просьбой вернуть ему беглого раба. Подчеркивая положительные стороны деятельности Хаммурапи и изданного им свода законов, фашистский историк тем самым обнаруживает свой истинный облик современного рабовладельца.

Древневосточное рабовладение теснейшим образом связано с деспотическим государственным строем, отличительной чертой которого является обожествление царской власти. Древневавилонские надписи и памятники эпохи Хаммурапи с полной ясностью указывают на то, что в те времена религия использовалась для укрепления власти деспота' и оправдания жестоких форм рабовладения.

Подчеркивая- якобы благодетельные стороны этого режима массового угнетения, современный фашистский историк пытается подвести историческую основу под режим современного гитлеровского рабовла-

* Ibidem, S. 78.

.дения и оправдать то -нацистское обожествление фюрера, которым германские фашисты пытаются одурманить массы, (принуждая их к беспрекословному повиновению и заглушая в них их личность, свободу и независимость.

Деспотическое государство, основанное на рабовладении, получило особенно четкую форму в древнем Египте, история которого .довольно хорошо известна начиная с 5-го тысячелетия до н. э. Поэтому наиболее реакционные 'фашистские и близкие к ним историки -с особенным усердием стараются приукрасить неограниченную монархию древнего Египта, которая им кажется столь близкой к авторитарной власти "третьей империи". Так, современный историк-экономист Дик-манс дал такую оценку египетской деспотии1: "Каким образом можно, например, хорошо понять переход от индивидуалистической экономики к клеточному режиму домэниальной экономики, если не учесть значения мистики царской власти, культа фараонов, связанного с распределением земельных богатств".,. Разве можно игнорировать влияние богословской продукции, концепций солнечного а озирийского культа на безупречный порядок имперской централизации, на административный механизм, на .законы, которые управляют экономической жизнью?"1.

Закрывая глаза на очевидные формы классового антагонизма <и на значение государства как аппарата насилия, Дикмано .резко идеализирует древнеегипетскую деспотию: "Впрочем-, не 'следует обманываться насчет значения фараоновского абсолютизма, который столь охотно изображают в качестве все подавляющего деспотизма. В качестве бога царь всемогущ, но бош справедливы. Положение людей и имушеетв устанавливается одинаковым для всех законом? 2.

Стремление оправдать древнеегипетскую деспотию, показать ее положительное значение ясно видно также из следующих слов Дикманса: "Право - это то, что любит царь, говорится в текстах пирамид. Противоположное праву - это то, что он ненавидит. На практике существовали законные основы и пользовавшиеся уважением обычаи: закон страны находился под покровительством Маат, богини справедливости и истины. При этих условиях следует отвергнуть всякую мысль о произволе,-даже царском, в судебной организации Древнего Царства"11.

Вывод из всех этих ооложений Дикмаес -формулирует в краткой, но выразительной форме: "Имперское единство было благодеянием? Очевидно, в данном случае 'Дикмансу рисуется утопический мираж надклассовой монархии, который он старательно выискивает в древнеешпетской истории и который на самом деле никогда не существовал.

Столь же старательно подчеркивает все положительные стороны древнеегипетской деспотии фашистский историк Тегер. В своей большой книге, посвященной общему очерку древней истории, он воскрешает антинаучную и давно уже сданную в архив теорию о том, что древнейшее государство возникло в силу необходимости организовать единое хозяйство страны и единую оросительную сеть. По его словам, "Египет был одной из самых блаогословенньгх стран земли. Но это благословенье приносило пользу жителям лишь в том случае, если сильная рука заботилась о том, чтобы объединить возможности и средства более крупного союза с целью ведения вечной борьбы против воды и пу-

стыни" 5.

Стараясь во что бы То ни стало исторически оправдать значение сильной монархической власти, Тегер грубо искажает факты. История

1 Dykmans G. "Histoire ecenemique et seciale de l'ancienne ?gypte". Vol. II, p. 288. Paris. 1936"1937.

* Ibidem. Vol. Ill, p. 51. 8 Ibidem, p. 95.

* Ibidem. Vod- II, p. 289

* Taeger F. Op. cit. Bd. I, S. 27.

первобытных и древнейших народов с полной ясностью указывает на то,, что искусственное орошение существовало у ряда первобытных .народов, еще стоявших на уровне родового строя, как например у африканских папуасов горы Хагена Искусственное орошение существовало и в долине Нила еще з догосударственную эпоху, как на это указывают неолитические поселения, недавно обнаруженные в 'разных местах Египта.

Само собой разумеется, что Тегер сознательно затушевывает тот очевидный факт, что государство в его древнейшей форме восточной деспотии возникает в результате непримиримых классовых противоречий с целью угнетения рабов и бедняков -и что искусственное орошение тогда становится лишь одной из функций этого государства.

Проводя в своей объемистой книге ярко выражен'ные фашистские идеи, Тегер рисует прикрашенную и слащавую картину мощной деспотии, во главе которой стоит благодетельный и могущественный царь. По мнению Тегера, египетские фараоны обеспечивали населению "мир и благосостояние, охраняли слабых от угнетения" и защищали страну от соседних народов, что давало им "право ставить себе на службу все силы страны" 2.

Таким образом, эта абсолютно ненаучная и ни на чем не основанная идеализация древнеегипетской деспотии имеет своей целью доказать, лишь то, что сильная монархическая власть имеет историческое право неограниченно эксплоатировать трудовые массы Населения. Доказывая эту мысль, Тегер рисует картину никогда не существовавшей идиллической надклассовой деспотии. Тегер, упорно проводящий мысль о "благодетельном" для народа -значении египетской деспотии, принужден в то же время признать, что при могущественных я жестоких фараонах четвертой династии Египет достиг высшего расцвета и "высшей зрелости, превратившись в господствующую великую державу", но что при Микерше уже начинается эпоха упадка, что объясняется "ослаблением безудержной воли к могуществу со стороны короны", а также деятельностью Микерина, который ч"в противоположность его предшественникам правил справедливо и мягко"3. Таким образом, по мнению Тегера,. только посредством жестокого террора могло существовать то деспотическое государство, которое Тегер пытается изобразить в качестве "справедливого и благодетельного для всего народа".,

Характерно для Тегера и то, что он стыдливо и скромно обходит наиболее существенный вопрос, связанный с наличием классовой экс-плоатации, классовой борьбы и рабовладения на древнем Востоке. На самом деле, сохранившиеся от этого времени надписи и изображения^ рисуют нам совершенно иную картину. Особенно интересны в этом отношении гробницы вельмож, внутренние стены которых покрыты многочисленными рисунками и текстами, показывающими, что в это время складывается крупное рабовладельческое хозяйство. Знатные и тщеславные богачи увековечили на стенах своих гробниц свои богатства, свои поместья и подвластных им людей. Надписи сохранили даже некоторые статистические данные, позволяющие нам судить о размерах этих поместий. В других -гробницах, принадлежавших крупным! аристокрзтда-этой эпохи, мы находим едены охоты, птицеводства. рыболовства, кораблестроения, а также изображения больших ремесленных мастерских, принадлежащие: этим богачам. Перед нами типичная картина крупного рабовладельческого поместья, в котором производится все то, что нужно людям, живущим в этом поместье, и s котором болышшство этих продуктов производится на месте.

1 Считаю своим долгом выразить благодарность проф. В. К. Никольскому зэ - предоставление мне по этому вопросу материала.

* Taeger F. Op. cit. Bd. I, S. 35. (

a Ibidem.

Надписи этого времени указывают на существование древнейших форм патриархального рабства. Язык уже знал специальные термины, служившие для обозначения -понятия "р,аб". Рабов обычно называли "д,жет" (тело) или "секеранх" (живой мертвец, живой пленник), что указывает на то, -что военнопленных в те времена обычно (превращали в рабов, используя, их в хозяйстве как рабочую силу или как "р,абочее тело". На рабов смотрели не как на полноправных людей, а как па вещь, как на полную собственность своего господина, сравнивая рабов со скотом, перечисляя рабов наряду со скотом и, как скот, считая их, по головам. Рабы и бедняки должны были работать на всех участках оросительной сети, которая обеспечивала плодородие почвы и находилась под контролем централизованного аппарата государственной власти.

При помощи тяжелого труда бедняков и рабов воздвигались громадные сооружения общегосударственного значения, каналы и дамбы, а также грандиозные храмы и царские гробницы, которые должны были свидетельствовать о незыблемости классового строя и силе царской власти, освященной религией и жречеством. Именно в эту эпоху сформировалась древнеегипетская деспотия, доведенная до крайности: неограниченная власть царя укрепляется и обосновывается религиозным учением о божественности царя и царской власти. Убеждая народ , в том, что царь есть бог, жрецы старались внушить людям мысль о том, что восстание против царя есть тем самым восстание против всей древней религии. -

Таким образом, деспотия в союзе с религией служила для укрепления классового строя, основанного на эксплоатации трудовых масс рабов и бедняков богачами-.рабовладельцами. Таково, по определению Ленина, "г,осударство рабовладельческое," аппарат, который давал в руки рабовладельцев власть, возможность управлять всеми рабами" г.

Попытка Днкманса и Тетера идеализировать древнеегипетскую деспотию не выдерживает никакой научной критики.

Разве можно говорить о справедливости и гуманности в рабовладельческом -обществе, где полностью господствовало кровавое право зах'ватчика, завоевателя и рабовладельца! Разве можно говорить о том*, что в ту эпоху закон был равным для всех, когда общество строилось на принципе господства и угнетения! Идеализируя рабовладельческую деспотию древнего Египта, фашистские "историки" фальсифицируют подданную историческую действительность - грубо искажают исторические факты с целью елико возможно прикрасить древнейшую форму угнетения народа, которую всеми аилами пытаются ныне возродить обезумевшие политики фашизма.

Идеализация древневосточной деспотии, маскировка рабовладельческих отношений у некоторых фашистских историков доходят до того, что они объявляют древние рабовладельческие деспотии "г,осударственным социализмом".,

В этом отношении очень типична книга С. Дерэна, который изображает древнеегипетскую рабовладельческую деспотию 2-го тысячелетия до л. э. в качестве "г,осударственного социализма", т. е. того идеального, с точки зрения автора, государственного строя и общественного порядка, который, по его мнению, следовало бы возродить в наши дни. Стремясь исторически, оправдать дикую попытку германских фашистов, а также воскресить древнее рабство и неограниченную деспотию "фюрера", Дерз-н пытается перебросить шаткий мостик от древнеегипетской деспотии к "г,осударственному социализму" современности, всячески подчеркивая положительные стороны древнеегипетского общественного строя. Описывая Египет 2-го тысячелетия до н. э. Дерэн заявляет: "Мы

1 Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 369.

видим здесь настоящий государственный социализм, когда справедливость, как мы это уже видели, впервые -появляется в истории!?

Давая искаженную картину экономической и социальной жизни древнего Египта как "богатой и хорошо уравновешенной страны", Дерэн высказывает предположение, что здесь "впервые в истории идея справедливости была поставлена в качестве цели и впервые был формулирован нравственный закон благотворительности" 2.

Исх о дн ы м пунктом авт ора является утвер ж д е ние, что ре лиг и я была основой социальной и политической жизни древнего Египта и что постепенная демократизация религии свидетельствует о демократизации политического и общественного строя, которая выразилась в "д,емократизации царской администрации, а также в том, что все получили доступ к политическим правам, официальным должностям и обязанностям" а.

После продолжительного революционного периода, говорит Дерэн, египетский плебс получил право участвовать в мистериях, "д,обился уверенности в своем воскресении после смерти", привилегий феодальных сеньеров были сокращены и, наконец, установился "г,осударственный социализм", при котором фараон являлся беспристрастным судьей всех египтян, -центром всей общественной, хозяйственной, религиозной и нравственной жизни" 4.

Вполне естественно, что грубо -искажая исторические факты и. историческую перспективу, Дерэн всюду старается подчеркнуть положительные стороны общественного и государственного строя древнего Египта. Так, отмечая религиозный авторитет обожествленного царя, Дерэн указывает на право каждого египтянина апеллировать к суду фараона. Он говорит о том, что особые местные собрания, состоящие ш нотаблей ("еару?), препятствовали вельможам угнетать маленьких людей, которые помимо того имели право "непосредственной апелляции к царю?5, что ?женщина имела как будто бы такие же права, как и мужчина, и ,могла быть также признана государственной властью в качестве главы семьи" 8; что в Египте в эпоху восемнадцатой династии мы не находим ни одного человека, который путем покупки, наследования или благодаря войне становился абсолютной собственностью, предметов своего господина, что дает нам возможность сделать тот вывод, что рабства не существовало" 7.

Далее, реформу введения солнечного единобожия, проведенную фараоном Эхнатоном в XIV в. до и. э. Дерэн изображает как "первый опыт "интернационализма", который видел мир", ибо "культ бога Атона стремился к объединению всех людей, без различия расы, цвета и языка?8. Наконец, в своем заключении автор утверждает, что "никто не будет сомневаться в том, что... в долине Нила под властью абсолютного монарха господствовал нравственный и гуманитарный государственный социализм?0.

Вся эта схема, дикая, нелепая и фантастическая, не выдерживает, никакой серьезной научной критики. Фальсифицируя факты и искажая свидетельства источников, автор создает легенду о мнимом "земно*" рае", существовавшем в рабовладельческой деспотии древнего Египта.

2 Ibi dem, p. 14. "Ibidem, p. 31. 4 Ibi 4 em, p. 32. 6 Ibidem, p. 47. "Ibidem, p. 49.

7 I b i d e,m, p. 72. y

8 Ibidem, p. 121. 8 Ibidem, p. 125.

Так, например, расширительно толкуя источники, Дерэн голословно говорит о праве рядовых египтян апеллировать к суду фараона. Но ведь сохранившиеся надписи говорят лишь о существовании особых, царских, чиновников, ведавших раэбором дел, поступавших на личное рассмотрение царя, а не о '"праве" апеллировать к суду царя. А в известной "Сказке о красноречивом* крестьянине" мы, конечно, видим не практическое применение права апелляции к царю, а лишь ядовитую сатиру на чиновников, которые развлекают царя красноречивыми жалобами несправедливо обиженного поселянина.

Прямым издевательством звучат слова Дерэна о равноправии женщин- в древнем Египте. Само собой разумеется, что в условиях многоженства, развитого наложничества и рабовладения женщина находилась в полном подчинении у отца и мужа, считавшегося главой семьи и полновластным собственником всего имущества. В древнем Египте, как и вообще на древнем Востоке, на женщину смотрели как на орудие деторождения или, в лучшем случае, как на хозяйку дома, на которую ложились тяжелые домашние работы и тяготы.

Изображая древний рабовладельческий быт в идиллических патриархальных тонах, современные реакционные историки тем самым обнаруживают лишь собственное рабовладельческое мировоззреше. Неправильно, далее, утверждение Дерэна, что местные собрания, вернее общинные советы, защищали интересы бедняков. В эподу 18-й династии они уже отчасти превратились в органы государственной власти на местах, в которых вся 'реальная власть находилась в руках чиновников и аристократов.

Само собой разумеется, что в условиях острой классовой борьбы эш аристократические органы власти стояли всецело на страже своих собственных классовых интересов. Совсем комично звучит утверждение* Дерэна, что введение солнечного единобожия было "пфвым опытом интернационализма". Эта реформа, проведенная Эхнатоном, имела своей целью лишь идеологически укрепить авторитет египетского фараона, который стал себя называть сыном единого верховного бога. С другой стороны, эта реформа должна была усилить культурное влияние Египта в соседних завоеванных Египтом областях посредством введения единой государственной религии для всего большого египетского государства.

Но самым удивительным в книге Дерэна является отрицание в древнем Египте рабства и рабовладельческой эксплоатации. Стремясь, наперекор фактам, доказать существование "г,осударственного социализма" и гармонического сотрудничества всех слоев населения в якобы корпоративном древнем Египте, Дерэн тем самым всячески замазывает все классовые противоречия и все элементы классовой борьбы, несомненно существовавшие в древнейшем классовом обществе. Поэтому Дерэн нигде не упоминает о рабах, о захвате пленных, об обращении плеевикзав в рабство, о ^множестве сохранившихся изображений пленников и рабов и о соответствующих египетских надписях. Поэтому Дерэн нигде не говорит о резком классовом расслоении, о громадных богатствах храмов и аристократов, об изображениях, сохранившихся на^ стенах роскошных гробниц, рисующих утопленный быт этих богачей, и о жестоких формах "эксплоатации трудящихся, которые приводили к'восстаниям обездоленных масс, когда громко раздавались жалобы бедняков и рабов на то, что "мы голодаем 18 дней". И эта острая социальная борьба приводила к укреплению аппарата государственной власти - машины .рабовладельческого .принуждения. Один из высших чиновников эпохи Нового царства писал: "Я внушал ужас толпе... Я заставляй сгибаться заключенного. Я принуждал бунтовщика сознавать свои собствен* ные ошибки". Недаром один газ фараонов в таких словах поучал классовой "мудрости" своего сына: "Будь черствым по отношению ко всем в"?чм!ен"ым'. Люди остерегаются тех, кто их держит в страхе. Не при-

ближайся к -ним одш. Не заполняй своего сердца братьями, не знай друзей..."

Таков был тот общественный строй, который Дерэн, всячески затушевывая его темные стороны, нашел возможным назвать "г,осударственным социализмом!". Только идя по пути неприкрытой идеализации далекого прошлого, только грубо и сознательно искажая исторические факты, только ища в прошлом оправдания для настоящего, только признавая вслед за реакционным германским историком Э. Манером, что "р,абство последующего периода стоит на равной линии со свободным трудом нового времени" можно в рабовладельческом обществе древнего Востока увидеть элементы "г,осударственного социализма".,

Впрочем, для тех, кто верит, что в век свободы можно искусственно возродить жестокое и крованюе -рабство далекого прошлого, для тех, кто хочет повернуть вспять колесо истории, для таких идеологов фашизма, как О. Шпенглер," на какой-то черте должна стираться грань между древним рабовладением и древней деспотией и неслыханным .порабощением народов в современной гитлеровской Германии, в той "третьей империи", где фанатики .фашизма на обломках культуры воздвигают'мрачную тюрьму и возрождают первобытное варварство, прикрывая свой бешеный террор фальшивыми и лицемерными этикетками "национал-социализма". Этой насквозь жульнической маскировке и должна служить идеализация древневосточной рабовладельческой деспотии, столь ретиво проводимая фашиствующими историками.

Идеализируя древневосточную рабовладельческую деспотию, сближая ее с современным государственным социализмом и с современным фашистским "авторитарным" государством, фашистские историки изо всех сил стараются доказать, "р,ассудку вопреки, наперекор стихиям1", нелепую и дикую мысль о том, что современное человечество должно вернуться к временам первобытного варварства. С этим связана также я пресловутая ".,расовая теория" фашизма, согласно которой при помощи чисто Ж1И1вотноводческого отбора "полноценных и раоово чистых "р,нй-?цев" следует искусственно возродить древнюю и- чистую "г,ермано-нордическую расу".,

Современные фашистские историки пытаются доказать по существу абсурдную "теорию" наличия ?чистых рас" уже в глубокой древности. Само собой разумеется, что эта теория не выдерживает никакой научной критики. Так, мы знаем, что уже в 3-м тысячелетии до н. э. племена Месопотамии, создавшие крупную вавилонскую деспотию, образовались на базе смешения резко отличающихся друг от друга племен шумерийцев, аморитоких и аккадских семитов и горных эламитов. Хеттское государство, также возникшее в начале 2-го тысячелетия до н. э. было образовано не "р,аоово чистыми арийцами", как это говорят фашистские историки, а группой смешанных между собой племен, говоривших на различных языках, среди которых древние прото-хетты резко отличаются от соседних палайцев, лувитов и нэситов. Впрочем!, даже некото-' рые 'фашистские историки вынуждены признать, что на территории хеттских государств арийские племена были недостаточно сильны для того, чтобы отстоять чистоту своей "р,асовой крови", что привело к пе* стрым племенным, скрещениям.

Спасая свою ненаучную "арийскую" теорию, уже цитированный . нами Тегер'указывает на то, что высший слой хеттского населения был "арийско-норд'ическим" и что смешение этих арийцев с местным? шрото-. хеттскими племенами было причиной гибели хеттского государства2. .

",-,? (

1 Цитирую по своей статье "Рабовладение на Древней Востоке> ("История в средней школе" - 2 за 1934 г. стр. 12. М.).

2 Taeger F. Op. cit. Bd. I, S. 102. "

Однако эти домыслы ничем не обоснованы. Ни один историк не может привести таких фактов, которые неопровержимо доказали бы "нордическое" происхождение даже тех хеттов-нэситов, язык которых наиболее близок к языкам индо-европейской группы1. Конечно, говорить о каком-либо родстве между хеттами, и германцами могут только фашистские лжеученые, тщетно пытающиеся доказать всемирное и -вечное превосходство "г,ерманско-нордической расы" над всеми остальными. Хеттские племена в культурно-историческом отношении были наиболее тесно связаны с племенами Эгейского моря, а также с древнейшим туземным населением северной части Передней Азии* (хурриты-харрийцы). На это указывают памятники искусства, архитектуры, материальной культуры, в частности интереснейшие гробницы и предметы быта, найденные недавно а Рас-Шамра, в северной Сирии-," там, где хеттские племена особенно тесно соприкасались с эгейцами и хуррйтами.. ,

Наконец, даже ^иранско^арийские племена, образовавшие грандиозное военное государство Ахемешгдов, не представляли собой в расовом отношении чистой племенной труппы. Судя по целому ряду памятников искусства и материальной культуры, мидийские &" персидские племена не могли не смешаться на территории Ирана с древним туземньш населением, резко отличавшимся от -иранско-арийских племен.

Последние исследования в области древнейшей иранской истории ясно 'пюЕказъпвают, что эламшы, их северные соседи - коссеи, восточные соседи "1 эллипи, их северные соседи - лулубеи и: гутки,. а также все племена западной окраины нагорья принадлежали к одной племенной и языковой группе, родственной туземному населению Месопотамии - хурритам, а также субарендам. Название этого древнейшего туземного населения западного . нагорья Ирана - кашийцы"сохрани- -лось в племенном названии каштовькоссеев, а также в названии [Каспийского моря. Особенно тесные связи соединяли, дфевкшх персов с древними эламитами. Недаром персидские цари, в частности Кнр Великий, "называли себя ?царями Ашпава", щжвашш, твдим образом, титул древееэламских царей.

Анал!атчишв об|ршсш не "р,асово-чистыми" египтянами, а тем египетским племенем, которое возникло в результату скрещения африкаяско-хамитоких ливийцев, древних нубийцев и" азиатских семитов, неоднократно вторгавшихся в долину Нила. Изображая этшческве типы египтянина и его соседей"ливийца, нубийца) и азиата, ео^етокий художник <" большой наблюдательностью и с большим мастерством изобразил те внешние черты, которые резко отличали древних египтян от соседних племен. С другой стороны, внимательный (взор антрополога найдет много черт сходства между внешним -обликом древних египтян и близких1 к ним ливийцев а нубийцев.

Все это:, наряду с многочисленными фактами поэтической и культурной истории древнего Египта, ясно указывает ш то, что египтяне были особым северовосточным африканским племенем, ВОЗНИКШИМ на основе скрещения между Лившицами и нубийцами Африки, которые впитали га себя некоторое количество авиатских элементов. Эти неопровержимые факты, добытые исторической наукой,' вынудили наиболее крупных и .наиболее осторожных современных немецких историков, подпавших под влияние фашистских'теорий, ню не потерявших еще полиостью научной Ьовесш, применять дшую, антинаучную фашистскую "р,асовую теорию" лишь.с целым рядом оговорок.

Так, фашистски настроенные специалисты в области древней истории вынуждены иршваггъ, что 'Древнейшие, так называемые арийские племена Азии, в часжосот хетты m иранцы, уже & древности смешались с соседйийш .неа|й^скй" племенами. Но для того, чтобы сохранить за *н<)-рДйче"Шсй чредами арийцами" право на "р,асовую чистоту> к дока-

4 Исторический ясурдад* *6 8?4

зать, что только они, в качестве чистой расы предназначены к мировому господству, фашистские историки, подтасовывая факты, пытаются доказать, что хеттские и иранские племена, смешавшись со своими соседями, тем самым привели' к гибели свои государства, свою военную мощь и свою культуру.

Однако и это утверждение глубоко неправильно. Мы знаем, что, могущественное хеттское государство, основанное царями Табарной и Муршилем в начале 2-го тысячелетия, особенно усилилось именно в ту эпоху, когда хеттско-нэси'токие племена тесно сблизились и, очевидна даже смешались о туземными племенами Малой Азии. Именно на баз* этого скрещения и выросла своеобразная хеттская культура, достигшая своего расцвета в ту эпоху, когда могущественные хеттские цари завоевали значительную часть Сирии, угрожая азиатским владениям Египта,

Само собой разумеется, что расцвет хеттской культуры в значи-" тельной степени 'Объясняется тем, что жеттско-изситские племена, широко использовали культурное наследство туземных племен Малой Азии, хурритов Сирии и высококультурных государств Месопотамии.

Своеобразны'й стиль хеттской архитектуры и хеттского изобразительного искусства сложился под сильным) влиянием резко выраженного художественного стиля искусства .туземных горных народов Малой Азии. В этом отношении типичны изображения крылатого чудовища (грифона) и характерные облики божеств, идущих по вершинам гор ила стоящих на спинах диких зверей, как мы это видим на известном хеттском рельефе из Языльькая, изображающем свадебную процессию богов. Высокоразвитая металлургическая техника восходит своими корнями к далекому прошлому Малой Азии и тесно связана с древним металлургическим миром Кавказа. Клинопись и 'религиозная литература, системы счета, меры и веса -были заимствованы хеттами-у древних и, высококультурных народов' Двуречья. Так, именно на базе иепользо-'; вания богатейшего культурного наследства древних 'народов Передней Азии возникла хеттская культура, нашедшая свое наиболее, полное выражение в создании могущественного государства хеттов, последний расцвет которого относится к XIV?XIII вв. до нашей эры.

Пытаясь противопоставить так называемый "загнивающий" восток } "р,асово'-чистому" нордическому миру, фашистские историки всячески-.; стараются провести мысль, что арийско-иранские племена, скрестив-шись с туземными племенами Передней Азии и подпав под влияние' древних культур Месопотамии, утеряли вместе со своей "арийской ; кровью" и, своей "р,асовой чистотой" свою рыцарскую воинственность*.; свою государственную М'ощь, выродились и ослабли, как бы разложив-.; шись от прикосновения древнего азиатского мира1. -{

Однако, и эта попытка фагяистсколо историка фальсифицировать-] исторические факты не выдерживает никакой серьезной исторической ! критики. Совершенно ясен факт,-что ирано-персидские племена кнулись на территории Иранского плоскогорья о целым рядом! тузеак-;! ных племен, с которыми они отчасти' смешались и культуру которых они восприняли. Но глубоко неправильно утверждение фашистских историков, что эао привело к упадку самобытной персидской культуры, и персидского государства. Только на базе использования богатого : культурного наследства древнеэламского народа, а также народов древ-,' ней Месопотамии выросла культура Ахеменидской Персии.

Элам вошел в состав могущественного персидского государства'%

в качестве его основной части. Поэтому естественно, что эламская.1

культура оказала сильное воздействие на более позднюю персидскую^

культуру. Горы Загра, отделявшие Месопотамию от Ирана, были дасе* ---- . ;

*Taeger F. -cOrient und Occident*. S. 13. 1936.

лены многочисленными племенами, -в частности лулубеями, которые служили связующим звеном, соединявшим древний культурный круг Двуречья с племенами Ирана. В страну лулубеев уже в 3-м тысячелетии до и. э. проникали элементы шумеро-анжадской культуры, которая впоследствии оказала могучее воздействие на племена Ирана. Иранские племена заимствовали у ассиро-вавилонян клинообразную систему письменности и многие элементы их материальной и духовной культуры, а также государственности. Техника изготовления многокрасочной поливной глазури кирпичей (кафелей), при помощи которых создавалась роскошная эмалированная фрагментация зданий, высокоразвитое дорожное строительство и финансовая организация государства были заимствованы персами, у вавилонян и ассирийцев. Так, на основе использования богатейшего культурного наследства древних народов Передней Азии не погибла, а, (наоборот, ярко расцвела культура персидского народа, создавшего громадное государство Ахеменидов, величайшее государственное образование древневосточного мира.

Таким образом, все попытки фашистских историков доказать наличие ?чиотых рас" и "р,асово-чистых" культур на древнем Востоке приводят либо к явным фальсификациям либо к необходимости как-то примирить дикую и нелепую "ярийско-нордическую" теорию фашизма с объективными историческими фактами, что само по себе является невозможным.

Типичны в этом отношении высказывания современного немецкого египтолога Бисоинга, который, стоя на позициях'фашистской расовой теории, все же принужден, отрицать существование в историческую эпоху чистых рас, указывая на то, что "мы истории чистых рас вообще не знаем".,

Пытаясь оградить себя от возможных обвинений в антифашизме, Биссинг ссылается в подтверждение своих взглядов на Эйкштедта, автора резко выраженной фашистской книги

В этой лженаучной книге автор изрекает по этому вопросу следующие туманные я высокорарные фразы о .постшенном упадке "р,асового значения" в связи с ростом культуры: "С возникновением более высокой культуры падает, расовое значение воинственных завоеваний, уничтожения народов и переселений. Вторгшиеся завоеватели становятся правителями, верхним слоем, но расовое господство уже для них на долгое время исчезает. Как из подпочвенных вод, снова медленно просачивается на поверхность древняя расовая сущность... Наконец, историческое влияние древних антроподинамических потоков едва колеблет поверхность соединений культурных народов"3.

С другой стороны, отдавая себе ясный отчет в том, что '?чистые расы" (вообще в природе существовать не могут, ибо их существование опровергается конкретными фактами антропологии и истории, сторонники фашистской расовой теории принуждены вводить в понятие "р,асы" новый элемент "д,уховного облика? (habitus) или "д,уховного призыва? (appel), который формирует расу. Так, ссылаясь на слова Гитлера, Биссинг утверждает, что в основе расы лежит именно этот, "д,уховный облик", который в историческом) смысле образует расуs.

Таким образом, по мнению фашистских историков, применительно к историческим эпохам ?чистая раса" есть духовно самобытная, цельная и прочная в культурно-историческом^ смысле раса. Исходя из этого общего определения, Биссинг считает древних египтян "р,аоово-чиеты-ми", или, выражаясь осторожнее, "р,асово-устойчивыми" Доказывая

1 Eikstedt cRassenkmrtte und Raesengieschichte der Menschheib.

2 I b i d e m, S; 338 ff. Цат. до В i ss i от g ?Aegyptische Kunstgieschichte*. Erlau-

terungen, S. 2. 1934.

'Bissing. Op. cit. S. 3. * Ibidem.

это положение, Бисоинг ссылается на прочность, самобытность, устойчивость и замкнутость древнеегипетской культуры.

Но (понятии "д,уховного <пр1изыва" или едуховаого облика." столь же неясны и растяжимы,' столь же ненаучны, как и понятие "р,асовой чистоты". Это, действительно, резиновые линейки, измеряя которыми рост и карлика и великана, можно при желании доказывать их полную тождественность или, по крайней мере, принадлежность к одной и той же "р,асе". Ведь каждый историк хорошо знает, что абсодютно самобытных и замкнутых исторических культур никогда не существовала. Легенда о замкнутости китайского народа развеяна научным изучением китайской истории. Аналогичная легенда о том, что древнеегипетский народ в течение тысячелетий жил и создавал свою историческую культуру в полном отрыве от соседних народов. также не выдерживает научной критики. Так, мы знаем, что древнеегипетский язык и древнеегипетская культура, в частности .религия, возникли на основе скрещения языка и религии хамитских племен древней Африки с культурой древнесемитских народов Передней Азии.

В древнейшие времена на территории Африки египетские племена акклиматизировали хлебные злаки и приручили различные виды животных, научились обработке металлов, в частности золота, меди и железа, и создали свою грандиозную крупнокаменную архитектуру. С другой стороны, от азиатского племени гиксосов египтяне заимствовали колесницу и лошадь. Особенно тесной становится связь между египетской и азиатской культурой в середине 2-го тысячелетия до н. э. в эпоху так называемого Нового царства, когда Египет выступил на арену широкой международной политики и завоевал значительные области в Палестине и Сирии.

На. усиление культурных связей между Египтом и Передней Азией в эту эпоху указывают, азиатские слова, проникающие в египетский язык, культы азиатских богов Бэла и Астарты, распространяющиеся в Египте, и, -наконец, события политической истории. Однако все это не смущает фашистских борзописцев. Она продолжают настаивать на расово-чиотой принадлежности древних народов. Так, Бисоинг без вс*; ких научных оснований считает возможным устанавливать "некоторое родство" египетских черепов с северными, т. е. арийско-азиатскими предполагая, что египтяне в глубокой древности выделились из европейской группы арийских племен, чего строго научно доказать нельзя. <С другой стороны, Бисоинг пытается доказать, что евреи в расовом отношении тесно связаны с негритянскими группами, что в научном отношении является полной нелепостью, так как предки древних евреев в антропологическом, культурно-историческом и языковом отношений .теснейшим образом связаны с древнейшими шьемевами Передней Азии: финикийцами, аккадийцами, ассирийцами и арабами, которые образуют так называемую семитскую группу племен и языков. С научной стороны {гораздо. легче доказать, что египтяне в некотором отношении родственны африканским! хамитам и тем самым неграм, ai евраз через хеттов и эгейнев - -в культурно-историческом отношении соприкасались о д^решеевропейкжими Епдемеэами.

"Теория" арийского происхождения египтян и расовой близости евреев к неграм, несмотря на всю свою антинаучность, проповедуется такими фашистскими историками, как Бисоинг, с определенной целью доказать, что высокая культура древних египтян была создана "арийским народом", - ибо по фашистскому учению только арийцы создавали культуру," а также, елико возможно, принизить культурно-историческое значение еврейского народа, который фашисты сближают о куль

1 В i s 3 i n g. Op. cit, S. 4.

турно отсталыми аегрйми с целью разжечь .аншисем^ишзм среди широких слоев Германии.

Ни один историк никогда не сможет согласиться с фашистским есториком Тегером, пытающимся доказать абсурдную мысль, что "нордическая раса" есть "высшая раса", ибо в ней впервые проявилась воля к установлению самостоятельных законов. "Среди всех народов земного шара," писал Тегер," только аносители нордической крови при помощи собственной силы взорвали путы архаического мышления и чувства жизни, сделав основным законом своего существования свободу в качестве воли к оформлению жизни на основе общественных законов"

Только ослепленный воинственным угаром 'фашистский .историк мог договориться до таких нелепостей. Задолго до появления на арене мировой истории "северных" народов понятие свободы было громко провозглашено передовыми людьми античного мира. "Путы архаического мышления" были разорваны еще в период образования великих древневосточных культур. Законодатели Вавилона, Ассирии, хеттского государства и древней Индии впервые формулировали древнейшие правовые нормы, восходящие к эпохе раннего рабовладения.

. Так исчезает в свете трезвой исторической критики фашистский мираж, нелепая сказка о безусловном "превосходстве высшей германской нордической расьг", которая, по словам фашистских изуверов, как бы. самой природой и самой историей призвана к неограниченному господству над всеми народами мира.

Понятной становится также и та высокая оценка древневосточной рабовладельческой деспотии, которую мы находим в "трудах" фашистских историков. С особенным чувством превозносит фашистский историк Тегер ассирийскую и нововавилонскую деспотию, очевидно, плененный классическими жестокоотями ассирийских царей и тем ужасным разгромом древнего Израиля и дресвней Иудеи царями шхэошвшахв.-окого царства, который сохранился в памяти веков как один из кошмарнейших погромов мировой истории. В таких словах характеризует Тегер ассирийское и нововавилонское царства: "Здесь и в новом Вавилоне, который на краткий срок занял место Асшрии, еще раз развернулся гений древневосточного государства, достигнув импонирующего (величия до того, как он был сокрушен под натиском иранцев"2.

Само собой разумеется, что фашистскому "историку" в мировой истории больше всего "импонирует гений" смертоносного разрушения и кровавого гнета, которым дышит каждая страница ассирийской истории.

Идеализируя, возводя в.образец это древнейшее грабительское и захватническое государство, фашистские историки подводят -историческую базу под тот бешеный террор, которым фашизм пытается задушить протест народов, порабощенных гитлеровской Германией, под тот дикий разгул разбойничьих инстинктов, под ту безумную идеологию человеконенавистничества, которая столь усердно насаждается обезумевшими германскими фашистами.

1 Taeger F, "Das" Altertfcim*. Bd. I, S.'5.

2 Ibidem, S. 176.

КРАХ ФАШИСТСКОЙ АВАНТЮРЫ В ИРАНЕ

Г. Гельбрас

В своей агрессивной борьбе за мировое господство германский фашизм уделяет большое внимание Ирану.

Выгодное географическое положение Ирана на мировых путях, связывающих Европу со -странами Среднего и Дальнего Востока, громадные нефтяные богатства (10"12% мировых запасов нефти, добыча - около 11 млн. тонн в год), значительные сырьевые и продовольственные ресурсы и возможность превращения страны в удобный плацдарм для нанесения удара Советскому Союзу и Британской Индии - таковы основные причины резкой агрессии германского фашизма в отношении Ирана.

Борьба германского империализма за влияние ;в Иране ведет свое начало о конца XIX в. и особенно' активизируется за время иранской -революции 1905"1911 тт. когда широкие массы поднялись на борьбу против феодального гнета и хозяйничанья в свое$ стране царской России и Анслии. Используя ненависть иранского народа к царской России и Англии я искусно скрывая свои экономические и политические виды на Иран, Германия лицемерно объявила себя сторонником конституционного движения в згой стране. 'В противовес царской России и Англии германский поверенный в делах. Рихттофен установил открытые связи с руководящими деятелями меджелиса и конституционного движения в стране. Такие сановники, как Сани-ед-Довле - председатель меджелиса, Мухбир ос Салтанэ - начальник тегеранской военной академии, Алаоль Мольк"посол в Константинополе и другие, являлись ревностными сторонниками сближения Ирана с Германией. Русский посол Гартвиг телеграфировал б (19) декабря 1907 г. министерству иностранных дел о том, что Рихттофен, "не стесняясь ничьим присутствием, с гордостью сознается, что баррикады, укрепления и образцовая караульная служба в Сепехоаларской мечети (центр революционных организаций) организованы под руководством офицеров, получивших военное образование в Германии". Развитию антирусской и антианглийской агитации содействовали немецкие агенты. Германская миссия старалась добиться замены бельгийских советников, находившихся под влиянием царской России, германскими советниками.

Прикрываясь сочувствием 'Иранскому конституционному движению, германский империализм всеми средствами добивался усиления своего, проникновения в экономику Ирана.

В донесении от 3 мая 1907 г. русский посол Гартвиг сообщал своему министерству о врученных шаху германской миссией девяти требованиях, основанных на полученной немцами при шахе Мозаффер ед-дине концессии на устройство в Иране немецкого банка. Эти требования были следующие: , " х

1. Предоставление -немецкому банку права иметь свой дои в городе и специальное отделение на базаре, дом для директора банка и особые помещения для товарных складов (согласно иранским законам, иностранцы не имели права владеть недвижимостями).

2. Назначение иранского военного караула для банка и его отделений.

3. Освобождение от таможенных пошлин и других налогов всех товаров, выписываемых через посредство немецкого банка.

4. Разрешение банку выдавать юсуды иод залог земельной собственности.

5. Право доставки серебра для иранского правительства, и чеканки монеты.

6. В случае, если бы иранское правительство решило предоставить иностранцам концессию на чеканку монет, то преимущественное право на получение этой концессии будет принадлежать германскому банку.

7. Предоставление всем провинциальным отделениям банка права выдавать ссуды под залог недвижвмостей.

8. Выдача гарантии в том, что немецкому банку будут дарованы все права и преимущества, которыми' пользуются другие иностранные банки в Иране.

9. Право ввезти в Иран 300 тыс. ливров (видимо, фунтов стерлингов." Г. Г.) в течение 3 лет без уплаты) таможенных пошлин и почтовых расходов по всей стране.

В своих притязаниях на 'Предоставление 'немецкому банку ряда прав и преимуществ германский империализм шел еще дальше, чем царская Россия и Англия. Ни русский, ни английский банки не имели права ипотечных операций, имевших большое экономическое и политическое значение (хотя нелегально ода и занимались этим операциями). Немцы же добивались официального признания за ними этого права. Под давлением царской дипломатии шах отказал в удовлетворении немецких требований. Германия через свою миссию пыталась, далее, открыть доступ германскому капиталу к эксплоатаций естественных богатств Ираш. Чтобы получить рудниковую концессию, например, германцы предоставляли только что организовавшемуся Национальному банку Ирана аванс в размере 1 млн. туманов. Но в результате противодействия царизма и эта попытка не удалась. *

В то же время усиление деятельности немцев в Иране послужило одним из серьезных мотивов к сближению между царской Россией и Англией в целях совместной борьбы эдрогив немецких происков.

II

Мировые позиции германского империализма к 1910"1911 тт. значительно выросли по сравнению с началом XX века. Достаточно сказать, что внешний товарооборот Германии к этому времени составил около 20 млрд. марок, т. е. увеличился в два раза по сравнению. с началом XX века. Усиливаясь, германский империализм продолжал вести широкое наступление на восточные страны.

Потедамекое соглашение, подписанное между Германией и Россией 6 (19) августа 1911 г. было крупным тактическим (маневром германского империализма. В силу этого соглашения Германия признавала русскую сферу влияния в Иране и в порядке компенсации давала согласие на получение российским правительством у иранского правительства концессии на (постройку пути от Тегерана до Ханекева в целях соединения на турецко-иранской границе этой линии с ливней Салидже - Ханекен, как только эта ветвь железной дороги (Ко'ния - Багдад) будет готова. Российское правительство обязалось также не принимать никаких мер, затрудняющих постройку Багдадской железной дороги.

Ленин метко вскрывает цель/ которую преследовал царизм, подписывая Потсдамское соглашение. На полях выписки из книги Т. Егера "Персия и персидский вопрос? Ленин отмечает, что Россия с Англией поделила Персию, "а потом с Германией перестрахует!!"1.

Потсдамское соглашение не только нейтрализовало противодействие царизма проникновению Германии в Иран, но до известной степени заставляло царизм выступить в качестве защитника германских притязаний. Вместе с тем это соглашение в перспективе открывало возможность немцам вступить в решительную борьбу и с английским империализмом. Багдадская железная дорога и ветка от нее к границам Ирана неразрывно связали бы Иран с Германией и дали бы возможность Германии в несколько раз удешевить провоз ее товаров в Иран. Однако-германский империализм фактически использовал Потсдамское соглашение и для (вытеснения русского влияния в Северном Иране. Экономические мероприятия Германии должны были содействовать этой политической задаче.

Особое внимание Германия обращает да иранский Азербайджан. В 1912 т. германские капиталисты основывают здесь "Персидское ковровое общество Потаг" с капиталом в 3 млн. марок, увеличенным в дальнейшем до 10 млн. марок. Общество построило в Тавризе большую, хорошо оборудованную фабрику для пряжи и краски шерсти. Фирма развила широкие операции с ковровыми кустарями. До первой мировой империалистической войны Германия ежегодно покупала на 10 млн. марок восточных ковров, перепродавая их в Америку и другие страны. Фабрика "Потаг" была крупным орудием политической и экономической борьбы немцев за' влияние в иранском Азербайджане. Немцы установил" тесные связи с купечеством, широко используя, в частности, право пересылки через Россию в Иран транзитом маловесных посылок. Это видно из следующих данных:

Годы Всего поступило посылок в Иран В том числе из Германии В % отношении из 'Германии

1910 271 ООО 75 000 27,7

1911 320 000 102 000 31,0

1912 330 000 124 000 37,6

1913 445 000 208 000 , 44,3

, Германская конкуренция в Азербайджане стала настолько ощутительной, что русский консул в Тавризе настаивал в 1914 г. на приезде специального агента министерства торговли "д,ля выяснения способов более решительной борьбы нашей торговли с иностранцами, особенно с германской коакуренцаей"2.

Стремясь подорвать влияние Росши, немцы активно вмешивались во внутреннюю жизнь Ирана. Германские агенты взяли под свое покровительство всех сарийцев-протестантов, проживавших в районе города Урмии, а германские консулы в Азербайджане развернули громадную раз-вед ывателшую работу в крае. Царское министерство иностранных дел, пыталось протестовать против германской политической деятельности. В телеграмме от 21 {8) мая 1914 г. министр иностранных дел указывал русскому посланнику в Тегеране; "Принятие Литтеном'под покровительство сирийцев-протестантов шходитоя несомненно в противоречии с нашим соглашением с Германией (имеется в виду Потсдамское соглашение." Г. Г.),.заявившей, что она преследует в (Северной Персии иеклю

1 См. Ленинский сборник XXIX, стр. 359.

* "Международные отношения в эпоху империализма". Серия Ш, т. Ш, ч. 1*я. стр. 70. М, "Л. 1933.

читальне экономические цели"1. По поводу разведывательной работы немцев министерство также телеграфировало посланнику 10 мая (27 апреля) 1914 г. что эта деятельность немцев несогласна "о духом нашего соглашения, по которому Германия отреклась от политических и стратегических интересов в нашей сфере влияния" э.

О широких военно-политических планах немцев говорит секретное письмо помощника обер-квартирмейстера от 22 (9) июня 1914 г. генерал-квартирмейстеру главного управления генерального штаба об организации в начале 1914 г. в Турции "Немецко-армянского общества", или "Армяно-германского союза". "Общество это, - сообщалось в письме, - под личиной содействия развитию в культурном и экономическом отношениях армянского народа... ставит действительной целью своей деятельности облегчение работы германскому-правительству в его стремлениях подчинить своему влиянию Турецкую Армению, подготовить почву на Кавказе на случай войны России с Турцией, восстановив армян против русского правительства, а также и облегчение создания такой обстановки, которая содействовала бы скорейшему отозванию из Персии русских войск, нахождение коих там тормозит "благотворную" работу германских агентов в Персии"

Положение, создавшееся в Северном Иране, заставило- наместника на Кавказе обратиться к царю с 'докладной запиской от 7 июня (25 мая) 1914 г. о необходимости созыва специального совещания "д,ля обсуждении еекоторьхх вопросов, касающихся нашего политического положения в Персии и Турции". В записке отмечалось ослабление русского "престижа" в Азербайджане и в Урмийской провинций под влиянием особенно Германии.

Указанные факты говорят о том, что германский империализм нака-вувое первой мировой империалистической войны 'активно боролся за вытеснение русского влияния и 3". установление господства Германии в Северном Иране. Потсдамское соглашение, с этой точки зрения, было лишь дымовой завесой, скрывавшей захватнические планы германского империализма. г-

Активную- политику проводил германский империализм и в английской зоне влияния. С 1906 г. немцы установили правильные пароходные рейсы Гамбургско-Америкавской лини" между Германией и портами Персидского залива (Беядер, Булгар, Бешдер-Аббас, Ливтэ, Мохаммера). Пароходы' компании за провоз товаров до главных европейских портов брали вдвое дешевле, чем английские суда. Германские пароходы иногда перевозили бесплатно паломников, направлявшихся в Джедду, чтобы расположить туземное население в пользу Германии. Вместе с фирмой Венхауз агентства пароходной компании в Персидском заливе представляли собою опорные базы немецкого влияния на юге Ирана. Немцы пытались скупать в Персидском заливе жемчуг и 'закись железа, однако встретили резкое противодействие со стороны англичан.

Немцы пытались также установить ншосредствейные связи с шейхам, ряда племен (например Бахрейна), однако англичане не допустили развития этих связей. Встретив сопротивление англичан в. Ковейте, Халише ш Аву-Муса, германцы усиливают свои операции на ,р. Карун. Компания Венхауз устанавливает регулярные пароходные рейсы из Мохаммера до Ахвяза. Эти рейсы благодаря пониженному тарифу услецшо конкурировали со "отарой английской компанией Линча.

Таким образом, несмотря на противодействие англичан, германцам удалось проникнуть и в районы английского шиякния.

1 <Международные отношения в эпоху империализма". Т. III, стр. 64.

* Там же. Т. II, стр. 524.

* Там же. Т. HI. стр. 380"381.

58

Л Гельбрас

III

Германия деятельно создавала в Иране опорные пункты в готовившейся первой империалистической войне.

Ленин неоднократно отмечал, что германские капиталисты воевали за "мировое первенство в грабеже колоний и зависимых стран"К Германский империализм ставил своей конкретной задачей выбить русских и англичан из стран Ближнего [Востока, в частности из Ирака, -и установить безраздельное господство германского капитала в этих странах.

Через месяц после начала мировой войны, 1 ноября 1914 г. Иран объявил себя нейтральной страной. Германские империалисты первыми нарушили нейтралитет Ирана, превратив территорию страны в один из восточных плацдармов мировой бойни. Уже 8 ноября 1914 г. турецкие войска под командованием! германского генерала Лимана фон Сандерса! и Шукри-лаши вторглись а иранский Азербайджан в направлении Урмийского озера. (Неслучайно в предвоенные годы немецкая агентура обращала особое внимание на установление немецкого влияния в -этом районе.) В середине ноября в Константинополе по предложению германского командования состоялось совещание между турецким великим везирем, иранским послом в Константинополе и Эавер-пашей о военном союзе Ирана с Турцией. В ноябре и декабре 1914 г. турецкие войска оккупировали иранские города Соуджбулаг и Миаидоаб, причем в Соудж-булаге был убит русский консул. Турецкие войска проникли в Араби-сган, вг районы английской нефтяной концессии. 25 декабря 1914 г. в Тегеране германо-турецкие агенты О'рганизовали террористическое нападение на русского, английского й бельгийскогошслаеников. Взрывом бомбы был убит один из участников покушения. Посланники оказались невредимыми.

Первые же 'месяцы мировой войны ясно покивали, что иранский народ фактически был насильно втянут германским империализмом! в эту войну.

В 1915 г. военные операции на территории Ирана значительно расширились. Большая часть года проходила при явном перевесе на стороне германцев: они поднимали 'против англичан многочисленные южные племена - часть арабских и курдских племен:. кашкайцев, теагиогани и др. Так, в начале февраля 1915 г. восставшими по подстрекательству немцев племенами был разрушен в районе Шуштера нефтепровод, соединявший английские нефтяные промыслы с нефтеперегонными заводами'. Германцы подкупали начальников круйнейшш племен, шведских инструкторов и через них иранскую жандармерию, формировали различные вооруженные банды, используя для этого te качестве руководящих кадров до 300?400 австрийских офицеров и солдат, бежавших из России - из лагерей военнопленных Закаспийской области. Вместе с тем германцы доставляли в Иран необходимое вооружение и боеприпасы.

В итоге, в течение 1915 "г,. весь юг Ирана*, эа исключением узкой береговой полосы, был захвачен немцами. <Цри помощи жандармерии и организованных банд они овладели телеграфными станциями, отделениями Английского банка, арестовали английских консулов и т. д. Английские колонии были вынуждены покинуть Шираз, Керман и другие крупные города. Широкое наступление немцы организовали также в западных и центральных провинциях Ирана. Под напором вооруженных банд и отрядов жандармерии русские и английские консульства и колонии были последовательно эвакуированы из Исфагани, К^рманшаха и Хамадана. В самом! Тегеране для Англии и царской России создалось настолько угрожающее положение, что миссии этих стран ставили перед своими правительствами вопрос о возможности в близком будущем своей эвакуации, ( , .

1 Ленин. Соч. Т. XIX, стр. 281.

Под давлением русского министерства иностранных дел военное командование решило в октябре 1915 г. образовать (особый экспедиционный корпус для операций против немцев и их союзников в Иране. С конца октября 1915 г. части этого корпуса под 'командованием генерала Баратова начали прибывать в Иран. В феврале и марте 1916 г. русским экспедиционным корпусом были последовательно заняты Биджар, Сеннэ, Кермшшах, Керещд, Боруджерд, Кашан и, наконец, 19 марта Исфагааь. Занятие Исфагани означало ликвидацию одного из основных центров германской .военно-политической деятельности. Англичане со своей стороны в мае 1916 г.^ приступили к широким операциям по подавлению племенных восстаний. Отряд английских войск под командованием генерала Сайкса, высадившийся в мае 1916 г. в Бендер-Аббасе, оккупировал 'Керман, Иезд и в сентябре вступил в Исфагань.

Германский империализм потерпел поражение в Иране раньше, чем он был разгромлен в Европе на западных фронтах. Мировая война показала иранцам, что германский империализм не брезгает никакими средствами для достижения своих намеченных целей; она полностью разо'бл'ачила подлинные стремления германского империализма, направленные к превращению Ирана в колонию (Германии.

Каковы особенности этой разбойничьей политики германского империализма?

Стремясь нанести поражение России и Англии в странах Ближнего Востока, Германия использовала национально-освободительное движение в этих странах для установления в них своего господства. Широкое использование антианг линек ого движения в мусульманских странах - основная черта германской политики. Союз с Турцией сыграл и этом отношении исключительную роль для германского империализма, пытавшегося вслед за Турцией подмять Иран, Афганистан, Египет, Марокко и таким образом использовать в интересах Германии весь мусульманский Восток. В случае удачи Англия потерпела бы сокрушительный удар на всем колониальном Востоке и тем самым была бы вынуждена ослабить борьбу против германцев на западных .фронтах.

С самого начала мировой войны германские агенты развернули в Иране широкую агитацию против царской России и-Англии под лозунгом "Персия для персов". По всей с/граве распространилась фетва нед-жефского духовенства об объединении всех мусульман для священной войны против Англии и России. Германская дипломатия и ее агентура установили тесные связи с центральным комитетом иранской демократической партии, субсидировали ее, помогали ей в организации вооруженных партизанских отрядов, снабжая их необходимым вооружением и командным составом из своих офицеров.

Спекулируя на экономической отсталости Ирана и его политической зависимости от русско-английского империализма, немцы демагогически противопоставляли якобы благожелательную для Ирана политику Германии политике царской России и Англии. (

В действительности германский империализм всеми путями добивался установления протектората над Ираном. (В этом отношении заслуживает внимания совершенно секретная записка английского посольства в Петрограде от 1 декабря <18 ноября) 1915 г. адресованная русскому министру иностранных дел. В записке говорилось: "Правительство его величества узнало из вполне достоверного источника основное содержание конвенции, которую Германия стремится заключить с шахским правительством. Предполагаемая конвенция должна на деле привести к союзу на несколько лет, который установит покровительсггвю 1 ерма-шшя над Персией; немцы займут высшие военночкомандные должности; территориальная негшикосновшноеть Персии, с возможным расширением ее территории, будет гарантирована; она будет в избытке снабжаться деньгами, оружием и пр. Персия вступит в войну, когда будет готова.

Вое договоры с Росшей будут аннулированы, все финансовые обязательства в отношении России и Англии будут погашены, а германские промышленные и финансовые интересы в Персии будут обеспечены и получат развитие.

Конвенция, помимо приобретения в лице Персии союзника и снабжения ее в изобилии снаряжением," офицерами и денежными средствами, установит покровительство Германии над Персией, создаст для нее крепкую промышленную и финансовую базу в этой стране?

Когда немцы увидели, что иранское правительство желает остаться нейтральным в мировой войне, они пытались организовать путч для свержения правительства. Немецкая шифровка на' имя буруджирдского германского консула от 30(17) ноября 1915 г. перехваченная русскими агентами, вскрывает подготовку к этому путчу. В шифровке говорилось: "Эдвал-ь2 пытается свергнуть нынешнее правительство и образовать новое, которое имело бы мужество избавиться от англ о-русской политики. Независимо т того, удастся ли этот план или нет, Эдваль решил ехать в Кум для сформирования новой жандармерии под названием "национальной". Этот план- был разработан при участии турецкого посла, полковника Геллера и министров народного просВ'ещения, иностранных дел в почт й телеграфов. Майор Пусоет предлагает использовать для поддержки действий против Тегерана все силы змир-Хишмета и -вое ^части, сосредоточенные в Куме? 3.

Когда турецкий посол сообщил германскому военному атташе Капицу о том,, что "персидское правительство находится накануне заключения союза с Россией", Капиц счел, что наступил момент для свержения иранского правительства. В своей телеграмме от 8 декабря (25 ноября) 1915 г. адресованной германской миссии, Каниц приказывал:

"1. Жандармерия должна тотчас же напасть на 'казаков, обезвредить руссофилъсбоих министров, захватить шаха, доставить его в Кум, всеми силами перейти в наступление на Казнив.

2. В случае, если это приказание полностью или отчасти неисполнимо, то все шведские офицеры должны подать в отставку, покинуть Тегеран со всеми силами, какие им удастся' увлечь за собой, и направиться к Хамадану на соединение со мной. Все находящиеся в Куме сснестрельные припасы! должны быть пересланы- в Султанабад... 'Весь гарнизон 'Исфагани и Кашана, а также 1000 -чел. из Шираза должны тотчас же ^©тцравитюя в Кум?

Немцам удалрсь реализовать свой план свержения иранского правительства: царская Россия и Англия, усилив свои войска на территории Ирана, йерешли в решительное наступление против немцев.

Широкое -развитие диверсионной и террористической деятельности было также одним из главных методов' политики Германии в Иране. Задания германской, разведки выполнялись непосредственно консульским корпусом. Это особенно ярко характеризует цинизм политики Германии, превратившей своих официальных представителей в активных диверсантов-террористов. Шюнемаа в Керманшахе, Вебер в Хамадане, Бак в Бу-руджирде, Васмуо на юге Ирана, Капиц"г,ерманский военный атташе" и другие известны иранскому народу по своей (разносторонней авантюристской и диверсионной деятельности © Иране.

Диверсии были направлены в первую очередь против -русских и английских предприятий в Иране, а террор - против, официальных представителей России и Англии. В июле 1915 г. в Бушире террористы напаши

1 "Международные отношения в эпоху империализма". Т. IX, стр. 405. М."Л. 1937. 1 i

* Подкупленный немцами шеф шведских инструкторов, находившихся на службе у иранского правительства.

з "Международные отношения в эпоху империализма*. Т. IX, стр. 797.

* Там жеи стр. 798?799.

на англичан вблизи британского консульства; 3 человека было убито, из них 2 офицера, и двое ранено; в сентябре 1915 г. в Ширазе было произведено нападение на английского вице-консула, который умер от полученных ран; в сентябре же в результате нападения был легко ранен английский генеральный консул в Исфагани. Вооруженные отряды совершали многочисленные нападения, на отделения английских банков; Насколько широко немцы организовывали диверсионные и террористические акты, свидетельствует, в частности, перехваченная и расшифрованная русскими агентами телеграмма от 19(0) декабря 1915 г. одного из 'старших германских офицеров, 'адресованная германскому консулу в Керманшахе: "Орошу тотчас же послать .в Тегеран: 1000 килограммов динамита, 2000 метров бикфордова шнура, 2500 взрывчатых капсюль и, если возможно, 50 маленьких и 50 'больших ручных гранат и 15 малых взрывчатых ящиков".,

Немцы Превратили территорию Ирана не только в плацдарм для своих политических и военных мероприятий против России и Англии, но использовали Иран и для проникновения своего в Афганистан с целью вовлечения его в борьбу против стран Антанты. Министр иностранных дел Сазонов в телеграмме от 21 (4) июля 1915 г. на имя начальника штаба верховного главнокомандующего Янушкевича 1дает такую оценку германским планам насчет Афганистана:

"В настоящий момент из Исфагани двигаются, повидимому, по направлению, в Афганистан, караваны немецких агитаторов с военным снаряжением, в сопровождений шаек, набранных из местного населения. Если они дойдут до Афганистана, то их агитация там будет происходить беспрепятственно и тогда останется 'очень мало надежды на то, чтобы афганцы не вмешались в войну... Излишне говорить, какие затруднения причинило бы> нам .и в военном, <и ш -политическом отношении открытое движение в Персии против нас, вступление же Афганистана в число тшш. врагов явилось бы прямо опасным.. Не говоря уже об отвлечении наших сил 'на новый театр, вступление в войну двух мусульманских держав имело бы широкий отзвук в остальных магометанских странах, может быть -повлекло бы за собой осложнения в наших средне-азиатских владениях, в Индии и т. п." *.

Несмотря на меры, принятые 'русским и английским командованием 'к задержанию германских отрядов, направлявшихся в Афганистан, часть из них все же проникла 'туда. Демагогию, при помощи которой немцы действовали в Афганистане, изобличает телеграмма' русского генерального консула в Калькутте министру иностранных дел от 2 октября (19 сентября) 1915 г.: "Губернатору Герата германцы заявили, что если Афганистан объявит священную войну, (то) получит от Германии Туркестан, Самарканд и Индию до Бомбея". Торговля чужими территориями, ставшая ныне профессиональным делом германского фашизма, заимствована им, как видно, из арсенала разбойничьей практики германского империализма в годы первой мировой империалистической войны. Но план германского империализма ударить при содействии турок и персов на'Кавказ''и при содействии афганцев - на ..Среднюю Азию сорвался.

Политика Германии, нарушившей нейтралитет Ирана, превратившей , его в один из плацдармов воишвь, привела Иран к исключительному хо-' зяйственш-иоотт^еекому кризису: резко сократился экспорт, важнейшие отрасли' сельского хозяйства (хлопководство, шелководство, животноводство) оказались в состоянии полного упадка; голод (1917? 1918 гг. привел к гибели сотен ^гысяч людей.

* "Международные отношения в эпоху империализма". Т. VIII, ч. 1-я, <"тр. 456. М."Л, 1935.

Нташоть широчайших масс к угнетательской политике швпериа-диетических государств и к % господствующему классу феодалов как агентуре империализма проявилась в широком послевоенном антиимпериалистическом и антифеодальном движении.

IV

В результате разгрома германского империализма в первой мировой империалистической войне деятельность немцев в Иране значительно ослабела, но примерно с 1925 г. она снова начинает развиваться. Немцы захватили в свои руки воздушные пути сообщения между Ираном и Европой, а также внутри Ирана (концессия Юнкевса), установили свое влияние в финансовом аппарате страны (главный финансовый советник-немец), усилили свои позиции во внешней торговле и т. д. Мировой экономический кризис 1929-1932 гг. ослабляет немецкую экспансию в Иране, но с приходом к власти фашистов"с 1934"1935 гг." германская агрессия в Иране вновь резко возрастает. Фашизм всеми мерами добивается превращения Ирана в полуколонию фашистской Германии, пытаясь" подчинить его экономику интересам народного хозяйства Германии и тем добиться монопольного влияния в иранской политике.

В 1937 г. фашизм навязал Ирану клиринговое соглашение. Этим соглашением внешняя торговля Ирана была поставлена в сильную зависимость от фашистской Германии, Вывозя из'Ирана в больших размерам сырьевые и продовольственные товары, немцы в силу клирингового соглашения заставляли иранских купцов покупать в Германии [различные промышленные товары по .ценам, значительно превышавшим иены мирового рынка; одновременно немцы одерживали цены на иранское сырье. Создававшийся таким образом резкий разрыв в ценах приводил к 'дезорганизации иранского рынка, тяжело отражаясь в целом на экономике страны и положении трудящихся масс.

В 1940"1941 гг. немецкие фирмы выкачали из Ирана огромное количество продовольственных и сырьевых товаров. В то же время немцы не давали иранскому правительству и купцам! необходимых им промышленных товаров, не выполнили своих обязательств в отношении поставки машин, железнодорожного оборудования, паровозов и т. д. За один 1940-год немцы вывезли из Ирана товаров на 393 млн. риал, а импортировали всего на 159 млн. риал. За один только год фашистская Германия осталась должна Ирану 234 млн. риал, что составляет почти 10% иранского бюджета. Иран должен был, таким образом, кредитовать мирового агрессора - Германию - в, затеянной ею мировой бойне. Под нажимом шаха иранское правительство вынуждено было запродать немцам значительную часть урожая 1941 г."хлопка, шерсти, риса, фруктов и других товаров. i

Иран был связующим /звеном фашистской Германии со странами Среднего и Дальнего' Востока. Через иранских купцов немцы закупали в Таи, Голландской Индии и Британской Индии каучук, олово и другое стратегическое сырье. Эти .товары 'отправлялись в Германию из Ирана даже частными посылками. В области промышленного и транспортного строительства Ирана фашистская Германия также добилась решающего влияния. Пользуясь содействием профашистских элементов в правительственных кругах, опираясь яа многочисленные иредсташтелвстш круп- -ных (промышленных фирм,' фашизм установил почти полную зависимость иранской промышленности от немецкой. Немцы поставили оборудование для ряда текстильных предприятий и заключили соглашение с иранским пра!вшелъством о постройке металлургаческого комбината . производителг^носгпью в 300 тони чугуна в 'сутки; огаи получили концессию ва добычу меди и строительство комбината цветных металлов в Аеарекском районе- и. заключите контракт на поставку оборудования для медеплавильного завода в Ганиабаде.

Участвуя в промышленном строительстве Ирана, гитлеровская Германия вовсе не была заинтересована в его развитии. Устранением других стран от промышленного строительства в Иране гитлеризм добивался-главным образом установления своего влияния в руководстве его экономической жизнью.

Методами для достижения этой цели ему служили: массовое внедрение на иранские заводы -и фабрики 'немецкого руководства в лице директоров, технических инструкторов и -мастеров; поставка из Германии запасных технических частей на иранские производственные предприятия; посылка иранских подданных 'на учебу в Германию и превращение их там в фашистских агентов. Всеми этими мерами осуществлялось постепенное закабаление иранской промышленности и переход руководства ею в руки немцев. Участие фашистской Германии в промышленном строительстве было, по существу, одной из форм ограбления Ирана (вздутые цены, расчет в мировой валюте, в то время как сами немцы расплачивались за иранские товары только марками, передача немцам части добываемого сырья и т. 1д.). В целом эта фашистская политика приводила к явному п'одрыву местной промышленности Ирана.

Ир аиское пра вите льотво уд ©лило огром ное в ни ма ние постройке Трансиранской железной дороги. Эта постройка вызывала громадное напряжение всех финансовых ресурсов страны: были установлены специальные налоги на сахар и чай, сборы по которым поступали исключительно на постройку железной дороги. Немецкие фирмы, добившись передачи им консультации и организации работ, оговорили в качестве своего вознаграждения известный процент от общей стоимости строительства. Заинтересованные таким образом в увеличении расходов, фашистские агенты вздували цены ,на строительные материалы и оборудование, увеличивали накладные расходы, раздували штаты и т. д. Массовое жульничество немецких фирм причиняло народному хозяйству Ирана такой огромный ущерб, что иранское правительство вынуждено было в конце концов расторгнуть договор с немецкими фирмами и взять руководство "по постройке Трансиранской дороги в свои руки.

Ограбление Ирана было наиболее характерной чертой экономической политики фашистской Германии в отношении Ирана.

Экономическая экспансия фашистской Германии была неразрывно связана с политической экспансией, подкрепляла ее и тем давала возможность фашистам охватить своим влиянием весь государственный механизм страны и 'особенно руководящие промышленные и торговые круга. Ирана. Экономический аппарат фашистской Германии в Иране в лице многочисленных представителей ее' промышленных и торговых фирм был агентурой германской разведки и зачастую состоял из 'лиц, принадлежавших к немецкому офицерству. Так, полковник генерального штамба Раданович занимал место директора отделения фирмы "Сименс", другой немецкий полковник был начальником 13-го участка строительства железной дороги Тегеран - Тавриз; немецкий офицер был представителем транспортной конторы "Иранэкспресе". Организатором немецкого шпионажа на севере Ирана был немец Вольф.

Наркоминдел в своей ноте" от 25 августа 1941 т. адресованной иранскому правительству, указывал, что агенты германского фашизма фон Райанович, Гамотта, Майер, Вильгельм Сапов, Густав Бора, Генрих Калввгер, Траппе и др. прикрывались службой в разных германских фирмах: АЕГ, Феррошталь, Гарбер, Ортель, Лен, Шихау и др.

Во главе всей политической и разведывательной деятельности фашистской Германии (в Иране стоял" германский посол в Тегеране фон Эттель и консульский корпус на местах. {Каждый немец, находившийся в Иране, должен был выполнять определенные задания по указанию

?4

/. Гельбрас

германской разведав. В одном только Тегеране было около ТЫСЯЧИ немцев, по всей же .стране число ех достигало неско;льких тысяч. Таким образом германская разведка глубокими щупальцами охватывала государственный аппарат страны и ее народное хозяйство.

Исключительное внимание фашисты уделяли организации диверсионных и террористических групп для переброски их в Советский Азер-. байджан, прежде всего В советский нефтяной район Баку, а также в Советский Туркменистан. Фашисты использовали в этом отношении опыт германской разведки во время первой мировой империалистической войны'. Не случайно матерые агенты вроде консула Шюнемана, сыграв*-шего видную роль в Иране в годы первой империалистической войны, снова появились в Иране.

Организация диверсионных и террористических групп лежала на руководителе германской 'разведки в Тегеране - крупном шпионе Га-мотта, работавшем значительное время в европейских странах. В Тавризе и других крупных пунктах иранского Азербайджана фашисты образовали диверсионные труппы по 10"12 человек в каждой. В эти группы были вовлечены подонки белогвардейской эмиграции, дашнаки, муосава-' тисты. Крупные представительства гестапо находились в портах Каспийского -моря ? Ноушехре, Баболь-Оере, Горгдае. *.

В разныд пункта^ Ирана фашисты сосредоточили склады оружия и боеприяасой: в окрестностях Мианэ обнаружено сйыше 50 тонн взрывчатых веществ, крупный склад оружия и боеприпасов: был найден в иранской Джульфе и т. д. Оружие доставлялось фашистам в Иран под видом машинных частей, аптекарских товаров и принималось представителем фирмы Шлюттер - генералом немецкой армии.

(После нападения на СССР фашисты направили в Иран под видом туристов новую партию 'Офицеров. Деятельность германской разведки приняла исключительно разнузданный характер. При (содействии ирофа* шистских элементов в правительственных кругах германские агенты подготовляли военный переворот 'в стране, стремясь во что бы то ш стало втянуть Иран в (войну против- ССОР. Под видом охоты фашист-джяе агенты стали ороводиггь во ©очам в окресгшосггях Тегерана -военные ванятйя. . *

Шишо Тегерана тайнее фашистские ячейки были созданы в Исфа-гэнн, Шираке? Бушгре и других ^городах. Фаннюты имела в своем рашо* ряжеиаи несколько радиопередатчиков. ' ?

Наряду -с организацией немецкой агентуры фашисты развернули большую работу по вербовке на свою сторону иранских элементов Подкупами я другими сфедсгвааш они, завербовали в свои ряды грутшьт иранских виновников и даже представителей правительственных кругов. На стороне немцев оказалась и группа иранских офицеров.

В самом Фешба* тят&т о "г,естапо (немецкие агеншьв вели свою работу и по пропаганде. Cte подкупали иранские газеты "Эттеляат" W. "Журналь де Тегеран", ^феа^шн© Ш'" руцор геббельсов-ской едта-Цда. Владельцы кинотеатров лбек&давйа ?шабжалвсъ фашистскими- кшюжур-' налами, получая особую ц*ре&ш> эа демонстрацию фашистской кинопродукция; Ежедневно шредавайжа> фашишские радиопередачи на персидском языке. Фашистские лиегговки ©вавдыв&йюь во все рекламШые иддадая. Ведомство Геббельса даиус&адо сиеашльеый ежемесячный бюдаетень ш персидском тътв, бетж^ р^штя его йсем' ираш-тельствееньш учреждениям, чиноЕшкам, Щюмш5Ш?йшъы я кушдаи Пьшясъ привлечь симшггии иранцев т ©торошу Гитлера, ^ада&яшшг, швдоеы аюшли даже йа сеасац^шый тркж, объяви©, что Гдалер оршя^. ы^<ш^т0щ^ ''/'..

Вся работа фашистского аппарата шпионов, диверсантов и террористов была направлена к тому, чтобы' вызвать в Иране беспорядки и омуту, восстановить Иран против СССР и вовлечь его в войну о Советским Союзом. Фашисты имели целью обойти Советский Союз о фланга и создать плацдарм германского нападения на Индию через Кавказ, Иран и Афганистан. Правящие круги Ирана не принимали никаких мер к ликвидации враждебной Ирану и СССР деятельности фашистов. Больше тог о, именно в силу покров ительств а п рофа шистскик элем енто в в правительственных кругах фашистская деятельность и могла получить такой широкий разворот.

Играя наруку немцам, профашистские элементы вместе с тем создавали невозможные условия для развития нормальных отношений между СССР и Ираном. Торговый договор, заключенный между СССР и Ираном в 1935 г. и закончившийся в 1938'т. не был пролонгирован СССР, так как иранское правительство не выполнило ряда важнейших обязательств в отношении Советского Союза по поставке иранских товаров; различными полицейскими мероприятиями оно срывало деятельность советских работников, допускало против СССР клеветническую пропаганду в печати и в целом создавало невозможные условия для работы торгового представительства СССР в Иране.

После вероломного нападения Германии на Советский Союз правительственные круги Ирана несмотря на новый торговый договор 1940 г. снова допустили враждебную деятельность фашистов, имевшую целью сорвать нормальные отношения между СССР и Ираном.

Создавшееся в Иране положение потребовало принятия СССР и Великобританией решительных мероприятий по ликвидации фашистской угрозы.

25 августа 1941 г. Народный комиссар иностранных дел тов. Молотов вручил чрезвычайному и полномочному послу Ирана в СССР "г,-ну.Махомеду. Оаед ноту советского правительства.. В ноте 'отмечалось, что советское правительство "всегда га неизменно осуществляло политику .укрепления дружественных отношений (между СССР и Ираном и всемерного содействия процветанию иранского -государства? В ноте приводились многочисленные доказательства, подтверждающие дружественную политику COOP в отношении Ирана. Нота указывала, что Советский Союз предвидел, что территория Ирана может быть использована враждебными как по отношению к СОСР, так и по отношению к самому Ирану элементами и что эти элементы могут попытаться .превратить Иран в базу для нападения на СССР.

В целях предотвращения такого (рода опашости Советско-Иранский договор от 26 февраля 1921 г. в статье 6-й предусматривал: "Обе Высокие. Договаривающиеся Стороны согласны в том, что в случае, воли со стороны третьих стран будут иметь место попытки путем вооруженного В1мешательства осуществлять на территории Персии захватную политику или превращать территорию Персии в базу для военных выступлений против России; если при этом будет угрожать опасность границам Российской Социалистической Федеративной Советской 'Республики или союзных ей держав и если Персидское Правительство после .предупреждения со стороны Российского Советского Правительства само не окажется в силе отвратить эту опасность, Российское Советское Правительство будет иметь право ввести свои войска на территорию Персии, 'чтобы, © интересах самообороны, принять необходимые (военные меры. По устранении данной опасности, Советское Правительство обязуется немедленно вывести (свои войска из пределов Персии1? 2. В течение двадцатилетнего действия Договора 1921 г. советское правительство не считало необходимым для защиты своих интересов прибегать к статье 6-й Договора 1921 года.

Приводя многочисленные факты организации фашистами диверсионных и террористических групп и их деятельности в Иране, направленной против интересов самого Ирана и СССР, нота отмечает, что "за время пооле нападения Германии на СССР Советское Правительство трижды" 26 июня, 19 июля и 16 августа с. г. обращало внимание Иранского Правительства на опасность, которую представляет собой подрывная и шпионско-дивероионная деятельность в Иране германских агентов".,

Нота констатирует, что "Иранское Правительство отказалось... принять меры, которые положили бы конец затеваемым германскими агентами на территории Ирана смуте и беспорядкам". Этим самым иранское правительство поощряло этих агентов Германии в их преступной работе. В результате всего этого советское правительство оказалось вынужденным принять необходимые меры и немедленно же осуществить право, принадлежащее СССР в силу статьи 6-й Договора 1921 г.," ввести временно в целях самообороны на территорию Ирана свои войска. Нота подчеркивала, что это мероприятие никоим образом не направлено -против'1 иранского народа, что советское правительство ае имеет никаких поползновений в отношении территориальной целостности и г осударственной незави си м ости Ир ана. Сов етс кое прав и те л ь-ство в то же время заявляло в своей ноте, что как только фашистская опасность, угрожающая интересам Ирана и СССР, будет устранена, советские войска будут выведены из пределов Ирана.

Одновременно и великобританское правительство вручило иранскому правительству ноту с изложением обстоятельств, которые побудили правительство Великобритании ввести свои войска на территорию Ирана.

25 августа 1941 г. советские войска перешли границу Ирана и продвинулись в сторону Ардебиля и Тавриза. В- тот же день англо-индийские войска ©ступили в Иран в трех пунктах; в частности в порту Бендер-Шахпур англичане захватили четыре немецких' корабля и три итальянских.

Вступление советских и английских войск на территорию Ирана послужило поворотным моментом во внутренней политике иранского правительства. В первую очередь оно привело к правительственному кризису в стране. 27 августа премьер-министр Али Мансур подал в отставку. Щах назначил новым премьером Али Форуги. На чрезвычайном заседаний меджелиса 28 августа Али Форуги заявил, что правительством приказано воздержаться от сопротивления советским и английским войскам. Однако фашистская агентура в Иране пыталась сорвать налаживание дружественных отношений между Ираном с одной стороны и СССР и Англией - с другой. 30 и 31 августа по прямому подстрекательству фашистской агентуры группа иранских летчиков бомбардировала Тегеран, в то время как германское информационное бюро опубликовало провокационное сообщение о том, что Тегеран бомбили советские летчики.

В результате переговоров между СССР и Великобританией, с одной стороны, и Ираном" с другой, состоялось соглашение об отводе иранских войск .из ряда районов и занятии этих районов советскими и английскими войсками. В соответствии с этим соглашением советские войска заняли районы севернее линии; местечка Ушну (югозаиаднее озера Резайе) - Мшвдоаб - Зеаджан - Кшвш - Хорремабад - Ба>-боль - Зираб - Сейша - Шахруд - Алиабад {на в'остоке), .ai также, район города Мешхеда. Английские войска должны были расположиться к югу и западу от линии, проходящей через Ханекин - Керманшах - Хорремабад - Меоджеде-Сулейман - Рам-Хормоз - Бейдер-Дейлем.

Иранское правительство обязалось выслать до пределов Ирана германскую, итальянскую, румынскую и венгерскую миссии, передать, в распоряжение английского и советского правительств для интернирования членов немецкой колонии и впредь не разрешать въезда на территорию Ирана германским подданным. Оно обязалось также сохранять нейтралитет и воздержаться от всех шагов, которые могли бы нанести ущерб ССОР и Англии э их борьбе с гитлеровской Германией,

Иранское .правительство изъявило согласие не препятствовать СССР и Великобритании в провозе товаров и военных материалов через территорию Ирана, оказывать содействие разведывательным работам на нефтяных участках и развитию рыболовной промышленности.

Советское правительство обязалось продолжать уплату причитающихся Ирану концессионных взносов за эксплоатацию рыбных промыслов на южном побережье Каспийского моря в соответствии о советско-иранским соглашением от 1 октября 1927 г. а правительство ВеликобрИг тании обязалось продолжать уплату Ирану арендной платы за нефтяные участки, как это имело место и в прошлом.

Меджелио в своем заседании от 9 сентября одобрил решение иранского правительства и вынес ему вотум доверия. При проведении соглашения в жизнь шах и иранское правительство проявили, однако, недопустимую медлительность и колебания. 10 сентября в газете "Эттеляат" была опубликована передовица, выражавшая сожаление по поводу закрытия дипломатических миссий держав оси. Стало известным, что зга передовица была инспирирована некоторыми членами семьи шаха и одобрена самим шахом,. Иранское правительство переносило со дня на день сроки отъезда из пределов Ирана германской, итальянской, румынской и других миссий и затягивало интернирование ряда немецких агентов, позволив им скрыться. Шах употребил все усилия к тому, чтобы спасти германскую агентуру в Иране, требуя от высших офицеров' оказать сопротивление вступлению советских и английских войск в пределы Ирана. Шах надеялся, что с помощью полиции, а также офицерства ему удастся подавить народное недовольство и остаться у власти. Однако народные массы и значительные круги армии не намерены были поддержать губительную политику шаха. 16 сентября шах вынужден был отречься от престала, а 17 сентября советско-английские войска вступили в Тегеран.

Разоблачение и изгнание гитлеровской банды и ее покровителей из Ирана послужили толчком к борьбе иранской общественности за реорганизацию иранского строя. Прогрессивные круги выдвинули требование о предоставлении .населению права на выборы в меджелис, об установлении основ местного самоуправления и облегчении налогового бремени для населения.

По сообщению тегеранской печати, новый шах Мохамед-Реза (старший сын отрекшегося от престола шаха) под давлением общественности освободил из тюрем большое число видных политических заключенных. 19 сентября министерство юстиции опубликовало указ об освобождении всех политических заключенных.

Дружественные отношения между Ираном, о одной стороны, и СССР и Англией - с другой, в своем дальнейшем развитии привели к заключению между сторонами договора о союзе. Решение по этому вопросу было принято меджелисом на заседании 26 января,

Меры, принятые Союзом ССР и Англией, предотвратили превращение Ирана в вассала фашистской Германии и, таким образом, разрушили планы Гитлера на использование Ирана ввиде плацдарма для военных действий против СССР и Англии.

ВОЙНА НА ТИХОМ ОКЕАНЕ

Г. Войтинский I

7 декабря 1941 года войдет в историю как дата, знаменующая собой начало нового этапа в борьбе демократических держав прошв блока агрессоров. В этот день японские империалисты, ведя переговоры с США* вместо ответа на посланный в Токио правительством США меморандум, внезатшо, ранним" воскресным утром, напали на американский военный порт на Тихом океане? Пирл Харбор, стремясь во что бы то. ни стало использовать преимущества внезапности в войне, не считаясь ни с какими установленными нормами международных отношений.

Нападение яшношх империалистов на владения США и Англии в бассейне Тихого океана' подготовлялось втайне и с (большой тщательностью в течение продолжительного времени. Японцы возлагали большие надежды именно на 'Внезапность -нападения, преимущества которого они испытали в своей .прошлой истории во всех больших войнах.

С октября 1938 г. противоречия на Тихом океане между Англией и. США, с одной стороны, и Японией - с другой, вступили в полосу новых обострений. Япония захватила тогда крупнейший китайский порт Кантон, расположенный в двух часак езды от Гонконга. Небезынтересно вспомнить, что это событие вмело (место 'непосредственно после заключения Мюнхенского соглашения между Гитлером и Чемберленом. Японцы тот*да рискнули напасть иа Кантон, столь близко расположенный к английскому порту Гонконгу, -предполагая, ловидамому, что ятолитика "Мюнхена" распространяется и на Дальний Восток.

До этого японцы в сентябре 1937 г. бомбардировали" крупный китайский остров Хайвань, имевший большое стратегическое значение для дальнейшего наступления на- страны Южных морей, главным образом на Индокитай. В ответ на протест французского правительства яяюнцы объяснили, что они прекратят бомбить и оставят невредимым Хайнань, 'вели 'прекратится -снабжение Китая оружием и другими материалами через Французский Индокитай. 9 февраля 1939 г. 'несмотря на предупреждения со стороны Британии- и- Франции, японцы оккупировали Хайнань.

Остров Хайнань, который расположен на линии между Сингапуром и Гонконгом и находится недалеко от новой французской морской базы - Камран, имеет кроме стратегического и 'большое экономическое .значение для Японии.

После захвата Хайнаня японцы 31 марта 1939 г. заняли коралловые острова .Опратли, расположенные между Борнео и Индокитаем). Этот захват японцы совершили опять-таки несмотря на официальное предубеждение от 3 июля 193,8 г. что остров этот аннексирован) Францией еще >в 1933 году.

Захвати© указанные .острова, Япония попутала важные стратегические позиции дли дальнейшего наступления на юговооток Азии, на французские, английские и голландские колонии1, Индокитай;,. Британскую Малайю и Голландскую Индию. Можно сказать, что с осени 1938 г. курс японской военной экспансий начинает поворачиваться .все больше в сторону юговостока Азии, и несмотря на борьбу по этому вопросу в правящих кругах Японии курс этот продолжал с тех пор оставаться основным в политике дальнейшей экспансии Японии.

С осени 1938 г. до начала второй .мировой войны подготовка Японией захватов в странах Южных морей шла под знаком блокирования Китая и изоляции его от источников* вооружения через Рангун, 'Сайгон и Гонконг.

Япония в этот период всемерно стремится создать впечатление, что - причины противоречий между нею и англосаксонскими странами кр ою тс я толь ко в по д д ер ж к е последним и кита иск ого ооиро тивления и что, не будь этой поддержки, Китай давно бы капитулировал. Вместе с тем Япония угрожает, что продолжение англо-саксонскими державами поддержки Китая вызовет нападение Японии на владения этих держав на Тиком океане.

Б 1939 г. Япония начинает- кампанию травли англичан в Китае. Англия объявляется плавным врагом! Японии. По отношению к английским гражданам 'ЯПОНСКИЕ власти принимают РЕПРЕССИВНЫЕ меры в оккупированных районах Китая, главным образом в Шанхае и Тянцаине.

В это же время правительственные круги Японии начинают выступать С декларациями) об особой миссии Японии в Восточной' Азии.. В новогодней речи 1939 г. принц Каноэ заявил: "Япония является освещающим факелом! для различных государств "Восточной Азии в их национальном развитии!. Не лишена основания та мысль, что на плечах японской нации лежит важная задаяа освобождения дальневосточных государств от цепей, которые они имели несчастье приобрести раньше, чем Япония начала играть важную роль в этой части света. и что Япония призвана сочетать культуры Востока и Запада".,

"Я пони я и меет особ ую миссию, Ян онгая призвана освободить народы Восточной- Азии", "Япония должна установить новый порядок в Азии"" вот лозунги, которые японская военщина и правительство с большим шумом "выдвинули и настойчиво .распространяли всеми средствами своего аппарата пропаганды.

После того как -началась вторая мировая война, экспансия Японии ш юговосток Азии усиливается, но мероприятия в области дипломатии <и в ^военном отношений (проводятся ею весьма осторожно. Японии еще не ясна ближайшая перспектива развития военных действий в Европе, но она тщательно готовится. Заключение советско-германского- 'пакта смешало карты наиболее агрессивной прогерманской группировки в правящих кругах Японии, и кабинет Хиранума вынужден был уйти в отставку. В правительственных кругах Японии отмечалась некоторая растерянность. Разгром Франции в 1940 г. очень сильно повлиял на внешнюю и внутреннюю политику Японии. Правящие японские круги, ранее добивавшиеся открытого военного союза с государствами "оси", активизируются, их роль усиливается. Под впечатлением военных побед Германии, в Японии усиливается пропаганда военщины за изменения в государственном аппарате. Во внешней* политике Японии это получило свое выражение в лозунге "нового порядка", а во внутренней - "новой государственной структуры", в соответствии с задачами "тотальной" войны. В это именно время (июль 1940 г.) "самораспускаются" вое политические партии Японии и создается так называемая Ассоциация помощи трону, комитеты которой организуются почти ©о всей стране. В это же время в значительной мере сменяется- персонал з государственных учреждениях, в 'частности в министерстве иностранных дел. Правящими кругами инспирируется в стране не только антианглийская, но уже и антиамериканская кампания.

В это время в Японии становится все более и более заметным влияние немцев. В Японию приезжает большое количество фашистских офицеров!, агентов гестапо, представителей разного рода фирм -и "ученых обществ". Все эти агенты германского фашизма инструктируют и обучают представителей японской' военщины, полицейских ,и чиновник ков искусству устрашения народных масс и подавления малейших протестов .против подготовки военной машины к вступлению Японии в войну. В течение лета 1940 г. гитлеровская Германия делает все возможное, чтобы вовлечь Японию в действенный военный союз стран "оси". Наконец, в Японии побеждает группировка, тесно связанная с самой реакционной и авантюристской частью японской военщины. 27 сентября 1940 г. Япония официально вступает в военный союз с Германией и Италией. С этого времени авантюристская политика агрессоров начинает угрожать странам Тихого океана. как никогда раньше'.

Наконец, гитлеровская Германия добилась от Японии того, что стремилась получить в продолжение нескольких лет. В июне 1937 г. между Гитлером и Муссолини, под диктовку Гитлера, был подписан секретный договор 1. Основной смысл этого договора заключался в создании против США и Британской империи стратегического треугольника в будущей войне. Однако Япония, которой тогда же было предложено подписать этот договор, не согласилась на это, опасаясь преждевременного вовлечения ее в войну. Но после разгрома Гитлером ряда стран Европы и недвусмысленного заявления США, что они против изменения status quo на Дальнем Востоке, японская! военщина подчинилась гитлеровской политике и согласилась на открытый военный союз.

Содержание секретного договора, согласно данным "The Austral Asiatic Bulletin*, сводится вкратце к следующему: гитлеровская Германия и фашистская Италия устанавливают "новый порядок" в Европе и Африке. Они же делят между собою Латинскую Америку, Австралию и Новую Зеландию. Японии предоставляются некоторые права в странах Латинской Америки.' Руководство во всем этом плане принадлежит гитлеровской Германии, в частности ".,..с военной и стратегической точки зрения, Мексика и Латинские страны Центральной Америки, включая Панаму и Панамский канал, точно так же как острова и выходы к ним (Богам-ские, Куба, Гаити, Доминиканская республика, Порто-Рико, Ямайка и др.), должны находиться под военным контролем Германии". Согласно "д,оговору, гитлеровская Германия должна, следовательно, захватить фактически все Западное полушарие до восточного берега -Тихого океана, в то время как западная часть Тихого океана и Восточная Азия представляли сферу влияния японского империализма. В эту сферу, конечно, входит Китай, в котором, однако, Япония должна предоставить Германии специальные концессии. Индии надлежало стать полуколонией стран "оси". Японии также предоставлялось право захватить острова Тихого океана до ?0° южнее экватора (сюда ©ходит Голландская ИНДИЙ) В до 160-го меридиана западной долготы (проходит почти через Соломоновы острова).

При обсуждении этого договора рассматривался также стратегический план войны Тихом' океане, который еще раз обнаруживает гитлеровскую политику бить противников поодиночке. Японии рекомевдовалось добиться возможности воевать сначала только с Англией и всячески избегать поводов для вовлечения в войну Америки.

После оформления военного союза с Германией и Италией японская политика экспансии на Тихом океане приобретает еще более агрессивный характер. Япония начинает делать решительные шаги для реализации плана установления "нового порядка в Восточной Азии". Подобно тому, как гитлеровская Германия заявляла, что ее целью в войне является установление "нового порядка в Европе", Япония декларирует, что ее цель сводится к созданию "восточноазиатской сферы взаимного процветания".,

Япония никогда точно не определяла географических границ этой "сферы", точно так же как гитлеровская Германия термин ?Lebensraum? (жизненное пространство) применяет в неограниченных географических пределах. Однако по выступлениям различных военных и дипломатических представителей, а также по прессе можно судить о том, что в состав "восточноазиатской сферы", во всяком случае, входят те страны, о которых упоминается в договоре между Германией и Италией, заключенном а июне 1937 года.

Капитуляция в июне 1940 г. правящих кругов Франции и ее генералитета перед гитлеровской Германией и захват последней Голландии, естественно, рассматривались японскими империалистами как благоприятные условия для захвата Японией Индокитая и Голландской Индии. Эта задача облегчалась тем, что французское правительство сделало в свое время многое для того, чтобы ослабить Индокитай и усилить его зависимость от метрополии во всех отношениях. Индокитай оставался много лет страной монокультурного сельского хозяйства, основная база которого сводилась к плантациям риса и незначительному количеству каучука, который, кстати сказать, стал производиться лишь за последние 10 лет. Индокитайский банк Франции являлся монопольным господином в экономической жизни этой огромной колонии с 23-миллионным населением. Со времени начала войны в Европе экспортные возможности Индокитая чрезвычайно сузились, и он в своем экспорте риса стал больше ориентироваться на Японию. В военном отношении французские правящие круги также сделали все, чтобы не дать Индокитаю возможности иметь сколько-нибудь значительную армию. Даже отпущенные в 1938 г. французским правительством средства для приобретения аэропланов! для Индокитая в США не выдавались колониальным властям ДО' последней минуты перед нападением Японии. Все эти факты, выражавшие противоречия между метрополией и колониями, прекрасно сумели использовать японские империалисты, предполагая, что серьезного сопротивления своим планам в Индокитае они не встретят. Японцы учитывали в это время и то обстоятельство, что между Америкой и Англией тогда не было еще достигнуто полного единогласия.

Англия и США были заинтересованы в Британской Малайе и Гол-ландокю й Индии как по ЭКОНОМ1ИГАЕСИИ!М, так и по стратегическим соображениям. Но вопрос о том," когда, как и кто должен выйти на передовую линию защиты этик территорий, был спорен, и японцы пользовались этим противоречием для подготовки своего внезапного нападения на Тихом океане. Экономическое и стратегическое значение для Британской империи Голландской Индии .и Британской Малайи с Сингапуром было огромно, но и американцы, вывозившие из Британской Малайи и Голландской Индии каучук, олово, чай и хинин, были также заинтересованы в этих островах, хотя и не считали в течение довольно долгого времени, поводимому, целесообразным выходить на первую линию борьбы за них.

Что же касается Французского Индокитая и Таи, то еще в 1940 г. среди видных деятелей и специалистов США и Англии в области Дальнего Востока раздавались голоса, что можно было бы, пожалуй, за счет некоторых уступок в Индокитае договориться с Японией и предотвратить ее дальнейшее наступление в югозападном секторе Тихого океана. Все эти противоречия и колебания Япония также сумела использовать в своей тщательной и скрытой подготовке к нападению.

В августе 1940 г. правительство Коноэ предъявило индокитайским властям требование о предоставлении Японии баз в Северном Индокитае, права пропуска японских войск через индокитайскую территорию и других экономических преимуществ а Индокитае. Переговоры велись одновременно е Индокитае и во Франции с послушным немцам правительством Петэна, а также в Токио. 22 сентябри 1940 г. было достигнуто соглашение о предоставлении Японии трех воздушных баз в Тон-кике и о высадке японских войск в Хайфоне. 23 сентября, высадив войска в этом порту, японцы одновременно перешли китайско-индокитайскую границу, что соглашением никак не было предусмотрено. Создалась обстановка, когда индокитайские части готовы были оказать решительное сопротивление, но происшедшее под Донданом и Лонкоо-ном столкновение было прекращено после получения указаний ш Виши. Между тем в это время ©оиска национального китайского1 правительства, сконцентрированные у границ' Индокитая, готовы были придти на помощь. Чунцшское правительство заявило, что в случае вторжения вооруженных сил Японии в Индокитай Чунцин будет считать это непосредственной угрозой своей безопасности и немедленно сможет послать вооруженные силы в Индокитай для защиты своих интересов. Это предложение Чунцина в то время не встретило поддержки со стороны Англии и США, и китайские войска поэтому не выступили.

После соглашения от 22 сентября 1940 г. Япония все больше продвигает войска' в Индокитай и вместе с тем через свою экономическую, миссию в Тонкине и миссию из Французского Индокитая в Токио стремится добиться экономического преимущества в Индокитае. Во время этих же переговоров Япония добилась посредничества в конфликте между Таи и Индокитаем.

В ноябре 1940 г. правительство Таи, учитывая создавшуюся в Индокитае обстановку, потребовало от своего соседа возвращения трех провинций Камбоджи и1 расположенных по правому берегу р. Мэконг территорий Лаоса, в свое время отобранных Францией и присоединенных к Французскому Индокитаю. Не без давления Японии Таи начало военные действия против Индокитая. После заключения в феврале 1941 г. перемирия при посредстве Японии был заключен таи-индокитайский договор, передавший Таи 25 тьго. миль территории. Характерен, пункт 70-й договора, гласящий, что "если впредь между Таи и Индокитаем возникнут споры, касающиеся данного договора, то они должны быть урегулированы при японском посредничестве".,

Через короткое время был установлен фактический контроль Японии над Северным Индокитаем, а из Северного Индокитая Япония немедленно начала подчинять себе и весь остальной Индокитай. Японский контроль над экономикой Индокитая был закреплен 5 мая 1941 г. договором на 5 лет об экономических предприятиях и навигации. Япония получала в Индокитае фактически монопольное право на вывоз риса, угля, маиса, железной руды, цинка, апатитов, соли, каучука.

Экономический договор между Японией и Индокитаем наносил большой ущерб китайским купцам и предпринимателям, в руках которых в основном были сосредоточены торговля рисом и рисоочистителъ-ная промышленность в Индокитае. В угоду японцам был создай 30 апреля 1941 г. так называемый "р,исовый; комитет", который скупал весь рис у китайских торговцев по твердо установленным ценам. По требовшито властей Индокитая, все владеющие более чем пятью килограммами риса обязаны были'едать весь рис этому комитету. С этого же времени Индокитай был включен в неновый блок.

Захват южной части Индокитая с его важными стратегическими порта ми С айг он и Каира н произо шел через нес к о льк о месяцев - 23 июля 1941 г. - когда был заключен договор между правительством Виши и Японией "о совместной обороне Французского Индокитая". Японский орган ?Japan Times* от 5 августа 1941 г. оценивая договор как направленный против Англии и Америки, писал: "Настоящий договор был подписан в целях защиты восточноазиатской сферы процветания от демократического окружения. Теперь, когда Япония заключила пакт о совместной обороне Французского Индокитая, она целиком готова отразить любую страну и любую силу, которая осмелится вмешаться в эту политику".,

- На основании указанного договора Япония получила 9 баз важного значения в Южном Индокитае, в том числе в портах Сайгон и Камран в Сиамском заливе. Немедленно стали прибывать в Сайгон воинские транспорты и эсминцы.

?

Одновременно с захватом Французского Индокитая Япония стремилась получить экономический контроль над Голландской Индией. Но это ей не удалось. Правительство Голландской Индии ©ело иную политику, чем правительство Индокитая. Это объясняется прежде всего тем, что голландское правительство после поражения в войне с Гитлером не капитулировало, подобно Петэну, а включилось в орбиту демократических держав.

Наряду с захватом экономических и стратегических позиций в Индокитае Япония осенью 1940 <г. активизирует свою политику по отношению к Индонезии, стремясь установить с нею непосредственные связи, минуя голландское правительство. С этой целью Японии -напра'в-ляет в Индонезию специальную миссию во главе с известным деятелем Кабаяои, представлявшим интересы концерна Мицуе-Кабаяеи. Задачей миссии было получить новые концессии дополнительно к тем, которые японцы уже имели* ш острове Борнео. Голландское правительство немедленно воспротивилось этому, хотя оно тогда еще не было уверено в том, что его поддержат Америка и Англия. Кабаяси удалось, однако, подписать 12 ноября 1940 г. договор сроком на 6 месяцев о поставке 1800 тыс. тонн нефти из Индонезии в Японию. Японское правительство осталось недовольно деятельностью Кабаяси из отозвало его. Сменивший Кабаяси бывший министр иностранных дел Японии Иошизава также не смог добиться увеличения квот на вывоз нефти и высокооктанового бензина. В продолжение первой половины" 1941 г. Япония производила большой нажим на правительство Голландской Индии, не стесняясь применять прямые угрозы для получения преимущественных экономических позиций на островах .Голландской Ивдии. Но голландское правительство стойко сопротивлялось японским домогательствам. Как известно, в это время начинает резко меняться политика Англии и США по отношению к агрессивным действиям Японии. Особенно отчетливо это проявилось 26 июля 1941 г. когда США и Англия, на второй же день после подписания соглашения между Виши ш Токио о совместной защите Индокитая, ответило наложением секвестра на японские фонды. 28 июля Голландская Индия последовала примеру США и Англии. Японии, таким образом, не удалось до начала войны с США и Англией закрепить свои позиции в Голландской Индии.

Уже в первой половине 1941 г. в результате все большего усиления курса правящих кругов и японской военщины на экспансию в страны Южных морей, обстановка настолько обострилась, что известный австралийский орган "The Austral-Asiatic Bulletin* за апрель - май 1941 г. писал: "Отношения между Японией и англо-американскими державами дошли до такой точки, когда мирное разрешение спорных вопросов кажется почти невозможным. Единственная возможность держать Японию в рамках существующего положения вещей заключается, как нам кажется, в серьезной подготовке обороны, а еще лучше - в победоносном наступлении Великобритании на каком-либо другом театре борьбы".,

Это мнение австралийского органа выражало точку зрения сотен газет, журналов, книг, освещавших положение на Тихом океане летом 1941 года.

Захват Японией Индокитая, фактический контроль над Таи и непосредственная угроза владениям Англии и Америки на Тихом океане, в связи с планом! создания ?/великой восточноазиатской сферы взаимного п р оцве тани я", вы звали усиление политики: с опро тот л ения аг рессору. Однако принятые в этом направлении мероприятия, как показали последующие события, были весьма1 ограниченны -и слабы.

В апреле 1941 г. было проведено так называемое манильское совещание, явившееся мероприятием по объединению усилии заинтересованных стран для противодействия японской агрессии. На этом совещании, в котором принимали участие представители США, Австралии, Индии и чунцинского правительства Китая, обсуждался ряд вопросов, начиная от снабжения горючим американского флота а обороны Австралии до вопросов борьбы против японской агрессии' в югозападной части Тихого океана в целом. 12 мая 1941 г. в Сингапуре была проведена широкая военная конференция, на которой присутствовали: командующий воздушными силам на Филиппинах, американский военный атташе в Чундине, главнокомандующий британскик военных сил на Дальнем Востоке со своим штабом, губернатор Стрейт-Сеттлшента и помощник начальника генерального штаба Чунцина. Круг вопросов на этой конференции был, согласно сообщениям английской и американской прессы, следующий: 1) выработка операционного плана комбинирования англо-американских военных сил 'всех видов на Дальнем Востоке, 2) возможная американская помощь воздушными силами Чуицину, 3) мобилизация военных сил китайского народа на неоккупированных территориях Китая и в американских и английских колониях. На конференции также стоял вопрос об эвакуации английских и американских граждан с Дальнего Востока и о мероприятиях в отношении немцев и итальянцев на неоккупированных территориях Китая.

Как .видно из этой повестки дня сингапурской военной конференции, подготовка к возможным военным действиям на Тихом океане была поставлена как реальная необходимость. Характерным здесь является то, что США за много лет впервые выдвинулись Ш передовые позиции борьбы против агрессии на Тихом океане.

По очень скудным и отрывочным сведениям в прессе можно было судить о том, что после конференции -в Сингапуре англо-американскими державами предпринимаются шаги для усиления военно-стратегических позиций на Тихом океане. Американский линкор "Цинцинати" и два эсминца (из них один - ?Флорида?) были направлены под командой контр-адмирала Оливера в Сингапур. Английская пресса говорила о больших укреплениях Малайи, возведенных за время деятельности там генерала Банда в 1939 году. Пресса говорила о том, что еще 2 года назад гарнизон был только в Сингапуре, а в 1941 г. войска были уже разбросаны в разных частях полуострова. Генерал Банд, покидая свой пост, на который был назначен Пероиваль, заявил: "Мы теперь и не помышляем о защите лишь одного острова (Сингапура)". Нельзя не отметить наличия известной беспечности со стороны ответственных лиц, как этот генерал Банд, который, говоря об опасности японского вторжения в Малайю, заявил: "Опасность существует реально. Было бы глупо думать иначе... хотя, может быть, она (Япония) ждала так долго, что уже стало поздно".,

В 1941 г. США начали укреплять и Филиппины. В первой половине 1941 г. они, правда, располагали! лишь ЗО-тышчной американской армией и 100 тыс. обученных в течение 5 с половиной месяцев резервистов. Но тогда же была поставлена задача создать свой флот торпедных- катеров, которые могут быть изготовлены на месте и будут вооружены торпедами и глубинными бомбами и обладать скоростью 45 узлов в час.

Начала также более энергично готовить свои резервы и .закупать аэропланы в США Голландская Индия. Австралия стала готовить морской и воздушный флоты и значительную армию. В США летом 1941 г. специальные печатные органы, посвященные вопросам иностранной политики, в частности ?Foreign Policy Reports*, уделяли большое внимание подготовке вооруженных сил на случай войны на Тихом океане, причем придавалось большое значение в деле эффективной обороны Сингапура порту Дарвин и портам в Голландской Индии, а также расположенным там воздушным базам.

Из всей прошлой истории капиталистической Японии известно, что она бросается в военные авантюры тогда, когда ее внутреннее положение ухудшается и господствующие классы стоят перед опасностью внутренних осложнений. Так же обстояло дело и в 1931 г. когда Япония в условиях экономического кризиса переживала опасный период, чреватый всякого рода неожиданностями. Точно так же в первой половине 3937 г. внутреннее положение Японии, в результате затяжной- войны в Китае и провала планов захвата 5 северных провинций, характеризовалось огромным недовольством политикой правительства. Это недовольство получило тогда свое выражение в начавшемся антифашистском и антимилитаристском движении. Японская военщина затеяла тогда новую авантюру в Китае, начав 7 июля нападение на китайские войска у моста Марко Поло, близ Бейпина.

Внезапному нападению Японии на владения Англии' и США в Тиком океане предшествовало также значительное ухудшение внутреннего положения в стране. В 1940 г. в Японии был значительный недород риса Урожай был на 10'% ниже урожая 1939 г. который в свою очередь был неурожайным годом. Некоторые публицисты считали, что в Японии назревало такое же положение, как в 1918 г. во время знаменитых рисовых бунтов. Японская промышленность переживала очень большое напряжение. Приготовления к "тотальной" войне были столь тяжелы, что в декабре 1940 г. 17 директоров промышленных предприятий Японии заявили, что они отказываются от планов, предложенных правительством, из-за невозможности; их выполнения. Бюджет на 1940"1941 г. равнялся 13 млрд. иен. Этот невиданный по своим размерам бюджет больше чем наполовину предназначался для военных расходов.

После нападения гитлеровской Германии на СССР положение на Тихом океане приобретает еще бблыную остроту. Перед Японией встал вопрос: в каком направлении сделать скачок, чтобы лучше использовать создавшуюся ситуацию? Судя по японской прессе того времени, курс военной экспансии Японии должен был направиться на юговосток Азии с его военно-стратегическим сырьем и ресурсами, столь необходимыми для промышленности Японии и, в частности, ее военной техники. На этот курс толкало и то обстоятельство, что успешная борьба Китая против Японии все более стала рассматриваться общественным мнением США и Англии как фактор для обеспечения интересов Америки на Тихом океане и ограничения дальнейшей агрессии Японии,

Дальнейшие события показали, что Япония в результате своей внутренней политики и РОД нажимом гитлеровской Германии бросилась 7 декабря в водоворот тихоокеанской войны, рискнув самым своим существованием как империалистической страны.

II

Японцы стремились еще до войны подготовить себе преимущественные экономические и стратегические позиции. Этого они, как мы видели, до известной степени добились.

Захват Индокитая и контроль над Таи дали японцам возможность пдаучить' большое количество риса (Индокитай, Таи. и Бирма вывозят 95% всего экспортного риса). Японцы получили доступ к источникам стратегического сырья - каучука, которого производится во Французском Индокитае не менее 60 тыс. тонн в год (мирошое производство каучука составляет около 800 тыс. тонн), м олова,, производство' которого в Индокитае и Таи равняется 10% мирового производства1, т. е. 20 тыс. тонн.

Стратегические базы, полученные здесь Японией, имели огромное значение для ее агрессии в отношении Британской Малайи с Сингапуром и дальше - Голландской Индии. Сиамский залив был превращен Японией в закрытый водоем, куда заходили военные корабли и транспорты, находя здесь хорошие порты и авиобазы. Получив базы в северной части Французского Индокитая, Япония приблизилась вплотную к Британской Малайе и получила возможность бомбить на расстоянии всего нескольких сот миль Бирманскую железную дорогу и города в югозападной части Китая. Получив же порт Камран в Китайском море, японские военно-морские и воздушные силы оказались на расстоянии лишь 1200 км от Сингапура, в 948 км от Гонконга, в 1300 км от Манилы и 1680 км от Батавии". Стратегическое значение захвата Французского Индокитая, таким образом, действительно нельзя переоценить, i

Подготовившись к нападению на британские владения в Тихом океане и на острова Голландской Индии, японские империалисты делали все от них зависящее, чтобы предупредить военный союз между Англией и Америкой. Японская военщина опасалась могущества объединенного флота Англии и Америки на Тихом океане. Но не добившись дипломатическим путем своих целей, Япония под прикрытием дипломатических переговоров (Курусу - -Ном-ура в Вашингтоне) готовила внезапный удар огромной силы по флоту США, находившемуся, по предположениям, в .основном в гавани Пирл Харбор, в Оаху на Гавайских островах. Японцы намеревались сокрушительным' ударом уничтожить морскую мощь США, парализовав, таким образом, совместную борьбу англо-саксонских великих держав против японской агрессии на Тихом океане. Этот план, как известно, не удался. Несмотря на то что японцы искусно подготовились к внезапному удару по этому важнейшему порту, представляющему аваипост линии обороны США в западной части Тихого океана, а военные руководители на Гавайях проявили большую беспечность, как показала комиссия, расследовавшая вопрос о нападении на Пирл Харбор, американский флот сумел выйти из гавани без значительных потерь. Не удался японцам также план захвата Филиппинских островов, на которых в продолжение более двух месяцев происходят бои," на острове Луссон, а в последнее время на полуострове Батаан. Захват же японцами принадлежащих США островов Гуам, Уэйк и Мидуэй <не представляет сколько-нибудь серьезной победы в стратегическом отношении, так как они не являлись укрепленными военными базами для флота- США.

Японии не удалось, таким образом, внезапным ударом разрушить одну из трех основных линий обороны США на Тихом океане-"Сан-Франциско - Гаш0йоше острова - Мидуэй - Уэйк - Гуам - Филиппины - несмотря на то, что часть островов ими была захвачена. Что же касается двух других линий обороны США на Тихом океане, то они по настоящее время остались в том же состоянии, что и до войны, и, несомненно, сыграют еще свою роль в борьбе против агрессора. Прежде всего это линия, идущая от. Пирл Харбора к японским мандатным островам и через Западный Самоа (Паго-Паго) к Австралии, Значение этой линии по мере развития военных действий на Тихом океане все больше увеличивается. Защита Америкой Австралии и Новой Зеландии с этой стороны, наступление отсюда на захваченные японцами базы -на островах Голландской Индии, а также угроза фланговых ударов по японским мандатным островам, главным образом Маршальским, является вполне реальной возможностью. Третий путь американской линии обороны - северный, через Пюджет-Саунт - Дейч Харбор - Алеутские острова - хотя И' более трудный по климатическим условиям, но наиболее близкий в смысле достижения островов самой Японии, продолжает пока оставаться вне досягаемости японского флота и даже японской авиации.

Итак, могущественный союзник Англии на Тихом океане не смог быть вькведен Японией из строя, несмотря на внезапность и силу удара 7 декабря и последующих недель.

Но самой Англии на Тихом океане японские империалисты нанесли значительный урон. За. 2 с лишним месяца войны Англия потеряла' на Тихом океане 2 крупнейших порта - Гонконг и Сингапур. Первый принадлежал Англии в продолжение 100 лет; второй был построен как крупнейший военный порт после мировой войны. Сингапур строился 15 лет и был завершен в 1939 г. как один из крупнейших (военных портов мира-. На сингапурской базе строилась тактика! обороны владений Англии в югозападной части Тихого океана и защита островов Голландской Индии, а также система защиты прохода между Индийским и Тихим океанами. Сингапур рассматривался также как важная стратегическая позиция центральной линии обороны США в западной части Тихого океана, в частности защиты Филиппинских островов.

Японцы рассматривали Сингапур как серьезнейшую угрозу своим планам экспансии в страны Южных морей. Сооружение сингапурской базы военные круги Японии рассматривали как вызов со стороны Англии по отношению к Японии. Вместе с тем японские военные писатели утверждали что эта крепость хотя и .представляет собою для Англии огромного значения .силу на Тихом океане, однако при отсутствии в критический момент в ее базе сильного флота она может быть захвачена противником. Японская стратегия поэтому строилась в большой степени на том, что английский флот, находящийся в основном в водах метрополии "в Средиземном море и на Атлантическом океане," в случае осложнений на Дальнем Востоке не сможет своевременно успеть прибыть в сингапурскую базу. Задача для Японии, следовательно, заключалась в том, утверждали военно-морские японские стратеги, чтобы не упустить удачного момента для нападения на Сингапур до прибытия английского флота.

Однако события развивались, как известно, в более сложной обстановке. Японцы, провалившись со своим планом разгрома американского флота, не стали атаковывать Сингапур с моря, а решили его захватить о севера, с суши, со стороны Малаккокого шлу острова. Японцы получили возможность легко проникнуть как на западный, так и на восточный берег полуострова через Французский Индокитай и Таи (в частности через перешеек Кра), использовав одновременно Сиамский залив для

подвоза солдат и вооружения морем. Комбинируя высадку десантов на восточном берегу Британской Малайи, наиболее трудном для переходов по природным условиям, ш продвижение войск и мотомеханизированных частей по западному берегу, где имеются благоустроенные шоссейные дороги, японцы при помощи десятков тысяч своих резидентов и шпионов в Британской Малайе сумели в 'продолжение нескольких недель захватить эту богатую английскую колонию.

Одновременно с борьбой за Британскую Малайю японцы атаковали остров Борнео, захватив северозападную часть его и проникнув в Ма-кассарский пролив; захватили важный порт на Борнео - Балик Папан," а затем порт Макассар в югозападной части о. Целебес.

Намерения японцев были совершенно ясны: они стремились к главному острову Голландской Индии с его важными в стратегическом отношении портами - Батавия, Оемаран и Сурабая. В первой половине февраля японцам удалось также захватить город Палембан, в юго-восточной части о. Суматра, где находится основной источник нефти Голландской Индии, дающий в год 4% млн. тонн нефти из общего количества в 6?7 млн. тонн.

В это же время японцы стремились захватить позиции на Молуккских островах, на островах архипелага Бисмарка, создавая угрозу для Австралии и Новой Зеландии. Проникая на эти острова и дальше на восток, японцы стремятся создать заслон 'Против возможного нападении со стороны американского флота.

Сосредоточив большие военно-морские и военно-воздушные силы в югозападной части Тихого океана, стремясь к захватам островов Голландской Индии и восточнее их, японцы одновременно рвутся в Бирму; в марте они захватили порт Рангун и тем осложнили доставку вооружения и военных материалов в Китай.

Таким образом Япония втянулась в войну, имеющую много фронтов и огромную протяженность морских и сухопутных коммуникаций, во много тысяч километров. Получив важные стратегические базы и доступ к источникам нефти. каучука и цветных металлов, Япония, однако, не будет в состоянии всюду и сразу использовать новые возможности, так как при отступлении союзники уничтожали и взрывали' эти иеточ-ники

Япония, согласно неполным сведениям, имела в первые два месяца войны на островах Тихого океана не меньше 600 тыс. солдат; примерно такое же количество вооруженных сил имеют и союзные армии в юго-западной части Тихого океана, включая Австралию и Новую Зеландию.

США нанесли японцам за два месяца войны значительный урон. Согласно даннъш ?United Press" от 9 февраля, вооруженными1 силами США потоплено 55 японских судов, в том числе линкор, 2 крейсера, 5 эсминцев, 5 подводных лодок, канонерка и 41 транспорт; повреждено за это время 65 японских судов, в том числе 3 ли-нкора, 2 тяжелых крейсера, авианосец и т. д. В эти данные не вошли потопленные суда в Макаеоарском проливе, у Батаанского полуострова, а также у Маршальских островов в у острова Гильберта.

Захват Японией Сингапура и угроза важнейшим портам Голландской Индии, а также Австралии создали на Тихом океане очень сложную обстановку для англо-саксонских стран. Однако возможности для отражения японского наступления ее только не исчерпаны, но и далеко еще не использованы.

Значительную роль в военно-морской борьбе против Японии, несомненно, сыграют США. Огромная программа строительства, военных ко

1 Известно, что в ЕрнггаИскюй Малайе ценяр но выработке олова? Истох"был взорван. Точно так же были взорваны иефтяжле иаточнаки - нефтшарагодмьве заводы на Борнео я других островах. %

раблей уже в 1942 г. будет иметь исключительно большое значение. Вместе с тем необходимо учесть, что Америка, получившая от Англии в сентябре 1940 г. ряд островов в Атлантическом океане, имеющих стратегическое значение для защиты Центральной Америки, а главным) образом Панамского канала, может в настоящее время свободнее маневрировать своим флотом. Без этих островов (Бермудские, Винпвардские, Виргинские, Тринидат, Британская Гвиана с .портом Джорджтаун) восточному берегу США, а также мексиканским владениям США в Караибском море и Панаме угрожала бы непосредственная опасность со стороны гитлеровской Германии, рвущейся через порты Северной Африки и Дакар к созданию опорньпх баз против США и республик Южной Америки. С другой стороны, растянутость японских коммуникаций на театре военных действии шздает благоприятные условия для сосредоточения необходимых вооруженных сил <в наиболее выгодных для США местах в целях прорыва японских коммуникаций.

Освещая события войны: на Тихон океане с точки зрения борьбы военно-морских сил, нельзя не принять во внимание, что Япония вынуждена воевать одновременно и на материке. Война в Китае против японской агрессии развивается все больше и больше. Китайские войска вошли в Бирму. Они усилили наступление в Гуандуньской провинции! и в Гуанси. Отсюда они могут угрожать японскому тылу в Индокитае. Одновременно начинает организовываться большая армия в Индии. Уже в настоящее время Япония держит в Китае около полутора миллиона солдат, и примерно такое же количество она потеряла в Китае за 4 с половиной года войны.

Одним из важнейших условий, которые японские империалисты стремились обеспечить себе до начала войны на Тихом океане, было прекращение войны с Китаем. Но этого условия японцы не добились. Поэтому вступление Японии © войну с Англией и Америкой в условиях неликвидированной войны в Китае является одной из важнейших предпосылок ее неизбежного военного поражения.

Ill I

В продолжение многих десятилетий японский империализм! ставил себе задачу не давать возможности Китаю превратиться в независимое национальное государство. Японский империализм черпал' свою' силу в слабости Китая. Поддерживая феодальных милитаристов, натравливая их друг на друга, устраивая междоусобицы, подкупая политических авантюристов, японцы делали все 'возможное, чтобы не дать Китаю объединиться в политическом и экономическом отношениях. Уже начиная с революции 1911 г. японцы стремились поддерживать непрерывную борьбу между силами революции и контрреволюции, пытаясь разложить первых и путем подкупа 'привлечь на свою сторону вторых. Первую мировую войну японские империалисты использовали исключительно в целях захвата китайской территории с ее богатствами и в попытках установить контроль над всем Китаем. Известное по своей непревзойденной агрессивности "21 требование", предъявленное Китаю в 1915 г. было направлено главным образом к тому, чтобы еще больше раздро-, бить Китай и держать его разъединенным в подчинении Японии.

Вынужденная под давлением США несколько отступить в Китае и подписать Вашингтонское соглашение 9 держав, Япония, однако, никогда не мирилась с этим договором и фактически не раз его нарушала. Сразу же после подписания Вашингтонского соглашения японцы спровоцировали войну в северной части Китая между двумя кликами, стремясь поставить Англию т Америку перед фактом своего преимущественного положения в Китае- В 1927 г. Япония снова стремится захватить Шандушьскую провинцию, хотя, согласно Вашингтонскому договору, она- должна была в свое время оттуда уйти. Наконец, воспользовавшись условиями мирового экономического кризиса, когда другие капиталистические державы были заняты внутренним положением своих стран, японцы внезапно нападают на 3 китайских восточных провинции (Манчжурию) с 30-миллионвым населением и односторонне насильственно уничтожают основное содержание Вашингтонского соглашения.

Япония выступает как агрессор по отношению к Китаю. Она создает в 1934 г. из Манчжурии "самостоятельное" государство' Маш-жоу-Го с марионеточным правительством. Затем она отрывает от Китая провинцию Жехэ, потом создает ряд марионеточных правительств в Северном Китае. В 1935 г. Япония пытается оторвать от Китая 5 северных провинций и создать там отдельные правительства. Этот план ей не удался. В 1936 г. Японии удается спровоцировать гражданскую войну в Китае между югозападными провинциями и нанкинским правительством, а осенью 1936 г." между Нанкином и военными группировками в Северном Китае. После этой неудачи, 7 июля 1937 г. Япония нападает -на вооруженные силы национального китайского правительства у 'Бейпина. Начинается, вопреки ожиданиям Японии, всенародное сопротивление агрессору: организуется национальный антияпонский фронт э Китае. Япония вынуждена втянуться в большую войну; Китай, несмотря на относительную слабость своих вооруженных сил из-за отсталости военной техники, мужественно и храбро защищается и наносит серьезный урон жввой силе японцев. хотя и теряет свои, основные промышленные центры.

Миф, созданный японцами в начале интервенции в 1931 г. о том, что их армия непобедима, развеян впрах войсками национального китайского правительства. В сентябре 1937 г. китайцы били японцев в Северном Китае, в апреле 1938 г." в Тайзрчжуани, летом 1938 г." у Цзю-цзяня и т. д. Японцы терпели поражения от китайских войск, исчисляя свои жертвы десятками тысяч убитых и раненых в Чанша, Иочжоу и других городах Китая.

Японские империалисты, ще сумев несмотря на свое военно-техническое превосходство победить Китай и заставить его правительство капитулировать, вынуждены были пойти на создание в оккупированной части Китая ?центрального" марионеточного правительства, составленного из предателей китайского народа - Ван Цзие-вея и его сторонников - и руководимого штабом японской оккупационной армии.

Создав такое правительство, японцы думали с его помощью спровоцировать гражданскую войну в Китае и заставить капитулировать чунцанское правительство. Но китайский народ окружил марионеточное правительство стеной презрения и ненависти, изолировав его от китайской общественности.

В начале 1941 г. японцы пытались сыграть на разногласиях между китайскими коммунистами и гоминдановцами; действуя через предателей национальных интересов Китая, они пытались спровоцировать 'Войну в лагере -национального фронта, взорвав его изнутри. Эта попытка, как и предыдущие, потерпела крах, и японские империалисты ввязались в войну на Тихом океане, не будучи в состоянии предварительно кончить войну в Китае.

?

В настоящее время оборонительная война китайского народа против японских империалистов стала частью общей войны демократических стран против японской агрессии.. Для Китая сложились весьма благоприятные условия для освободительной войны. Союзники, заинтересованные в усилении его военной мощи, отпустили Китаю большие кредиты, равняющиеся в общей сложности; 700?^800 млн. американских долларов. На основании! заквна об аренде Китай получает взаймы вооружение от США; в Китай посылаются военные специалисты и эксперты. Огромные природные ресурсы Китая, находящиеся в Западном Китае - там, где обосновалось национальное правительство и куда эва-кунровашись многие предприятия ш миллионы! трудящихся, не пожелавшие остаться в оккупированных районах," получают возможность быть использованными для организации китайской промышленности.

Китай будет становиться таким образом все более и более грозной силой для японского империализма © Азии, так как уже в процессе войны он будет разрешать свою историческую задачу демократического .объединения страны и превращения ее в сильное национальное государство. !

Вместе с тем все больше будет возрастать роль Китая в разрешении тихоокеанской борьбы.

В этой связи интересно сравнить положение Китая на протяжении последней четверти века. В первой мировой войне Китай являлся лишь объектом для воюющих сторон. В настоящее время Китай участвует в блоке демократических держав как равноправный член его, ведя в продолжение 4 с половиной лет освободительную войну против японского агрессора, что является существеннейшим фактором в деле мобилизации и организации неисчерпаемых людских и материальных ресурсов китайского народа..

Народы Индии устанавливают все бблыпую связь с Китаем и также ' мобилизуются на борьбу с японским империализмом, угрожающим свободному существованию народов Восточной Азии и намеревающимся ввести, наподобие гитлеровской Германии в Европе, так называемый "новый порядок в Восточной Азии". В борьбу против агрессора вовлекаются на Дальнем Востоке все новые силы, организация и вооружение которых являются значительным) дополнением к демократическим силам мира. Среди стран Южных морей начинают все больше вооружаться Австралия и Новая Зеландия.

На другой стороне Тихого океана нападение Японии на британские и американские владения вызвало также события огромного значения. Подписание декларации 26 державами 1 июля 1942 г. в Вашингтоне, а затем принятые решения на панамериканской конференции, где 21 держава- Америки фактически объединилась для защиты против агрессии гитлеровской Германии, представляют собою факт огромной политигае-|Ской важности, который будет действовать в интересах воюющих демократических стран в настоящее время," а также для установления прочного мира после войны.

Вместе с тем необходимо подчеркнуть сейчас и то обстоятельство, что война на Тихом океане делает империалистическую Японию еще более зависимой от гитлеровской Германии. Авантюристичноеть агрессоров, "оси" будет увелшчиватьоя то мере .роста трудностей для ник и противоречий в их собственном лагере.

Японский империализм 7'декабря 1941 г. посеял ветер на Тихом океане; о!н пожнет бурю, которая1 подорвёт его мощь и освободит народы Восточной Азии от опасности, угрожавшей им много десятков лет.

6 "Исторический журнал", Nfi Э?4

СООБЩЕНИЯ И П У Б Л И К А Ц И И

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1812 г. И СИБИРЬ

В. Стрельский

Воина 18-12 года, одна из самых волнующих 'страниц русской я всемирной истории, породила сотии ценнейших раоЬт историков-последователей. Но только новейшая советская литература о 1812 годе дает един-CT.&&HHO правильную марксистско-ленинскую оценку Отечественной ВОЙНЫ, как героической борьбы народных масс России за независимость а .самостоятельность русского государства.

Однако целый ряд вопросов, связанных с Отечественной войной 1812 г. оказался недостаточно освещенным и в работах наших советских историков.

Такими вопросами являются: участие в Отечественной войне 1812 г. далеких окраин Российской империи, не вошедших непосредственно в бурный поток событий 1812 г. рсиль классовой борьбы меж1ду крестьянами и помещиками в героической борьбе русского народа против угрозы ино-эехгного завоевания .и др.

Настоящая статья составлена по неопубликованным материалам Фонда сибирского генерал-губернатора, управлявшего крупнейшими губерниями - Тобольской, Томской и Иркутской, границы которой простирались до Камчатки.

Материалы сибирского Фонда помогают нам восполнить недостающие сведения об Отечественной войне 1812 г. так как несмотря на подробное освещение эпохи 1812 г. в' исторической и мемуарной литературе Сибирь я ее роль <в Отечественной войне еще не получили отражения в печати.

Материалы Фонда сводят ка-нет утверждение буржуазно-дворянских историков о том, что народ якобы вступил в Отечественную войну не из патрштлческиас побуждений, а лишь ради спасения и -защиты своих личных жизненных интересов. Но мы знаем, что сибирским крестьянам, добровольно шедшим в ополчение, не грозило: непосредственное неприятельское вторжение; народ мстил за унижения и ПО-П'рамное национальное достоинство, за попытку лишить его самостоятельного национального развития.

Патриотическое движение в далекой Сибири, отданной на разграбление кучке царских вельмож и бюрократов, ярко отражает инициативу к роль всего русского народа в целом в организации и развития Отечественной войны.

. "

Сибирь как колония дворяяско-поме-щичьей России и место ссылки политических противников царского самодержавия была суровым краем изгнания и страданий. Много лучших людей великого русского народа погибло в тяжелой неволе в этой далекой и суровой стране.

Царское правительство совершенно сознательно держало народы Сибири в жестокой кабале, темноте и невежестве.

И все же старая Сибирь не была страной сплошного и беспросветного мрака. Здесь часто вспыхивали яркие ошв, озарявшие и согревавшие окружающую общественную почву. "Сибирь была особенно богата представителями всех революционных течений... Сибирь была средоточием, где наиболее крупные и видные деятели революционного движения, правда, невольно, проводили целые годы" (Ем. Ярослав с к и й). Через русских поселенцев коренные народности Сибири находились в постоянной тесной связи с великим русским народом - создателем нашего государства.

Проникновение и распространение среди сибирского населения более высоких форы хозяйства, принесенных русскими переселенцами-колонистами, также содействовало сближению и объединению народов Сибири с русским народом.

Культурное влияние народов Европейской России и Украины на Сибирь ярко отразилось в живописи, деревянной скульптуре, архитектуре, художественно-ремеоле-нном литье и т. п. Среди сосланных в разное время в Сибирь русских и украинцев 'Часто бывали передовые люди своего времюзи, 'мастера, художники (Юрий ^Кри-жанзч, Радищев в др.). оставившие глубокий след в жизни -сибирского населения.

Особенно велико бы то влияние политических ссыльных в Сибири в XIX веке. Ссыльным принадлежит огромная роль в сближении народов Западной Сибири с народами Центральной России, Украины и другими, жившими на территории Российской империи. Вопреки политике росснйскбго царизма, превратившего российское государство в тюрьму народов, в борьбе с этой политикой слагался и рос союз народов России. И когда в эпоху 1812 г. русский народ Европейской России стонал под ударами иноземных захватчиков и ощетинивался вилами и топорами, чтобы спасти свое самостоятельное развитие, свое исторически сложившееся государство, далекие народы Сибири не считали это чужим для себя делом и шли, как могли и умели, на помощь своим страдающим братьям.

В Отечественную войну 1812 г. в Сибири, как и в областях Центральной России, ло инициативе местных патриотов стали создаваться отряды народного ополчения в помощь регулярной армии. Пламенных патриотов, вступавших в ополчение или в армию, называли обычно жертвенниками, и их в Сибири было немало.

31 августа 1812 г. тобольский губернатор фон Брин сообщал в рапорте сибирскому генерал-губернатору Пестелю:

"Тобольский земский исправник и Туринский земский суд донесли мне, что обыватели волостей Тобольской округи... движимы будучи усердием к общему благу, сделали приговоры, что здешних волостей все вообще способные носить оружие, а Туринской же волости от каждых 55 дущ по одному человеку, готовы вступить в ополчение для защиты отечества?*,

8 приговоре крестьян Тобольской округи, Абалакского комиссарства, вынесенном на собрании 395 человек, говорилось о готовности составить "вторую преграду из ополчения против стремящегося к разорению любезного нашего отечества неприятеля", что оборона "против вражеских замыслов и покушений открывает в сердцах неотъемлемо оказать усердие наше Родине".,

Приговор заканчивался словами: "Единогласно и совокупно желаем к поднятию оружия противу бодрствующего врага, на что всегда будем по востребованию сколько начальству угодно будет или и все готовы, оставя в домах наших только жен, малолетних детей и удрученных старостью старцев" 2.

9 октября 1812 г. иркутский губернатор сообщал Пестелю:

"По высочайшему манифесту, в G день июля сего года состоявшемуся, об общем против неприятельского нашествия ополчении"некоторые молодые люди здесь изъявили мне желание вступить в сие ополчение, представив здешнему начальству на волю назначение их о отправление"3.

31 октября' сибирскому генерал-губернатору сообщал из Томска вице-губернатор:

".,..вдова, подпорутческая жена Татьяна Кошкарова словесно объявила, что она имеет у себя никуда еще не определенно

* Фонд сибирского гене"р,дл-^гу1бвраагк>ра, арх. - 192, л. 259. * 1 Там же, лл. 268"279.

го сына Михаила шестнадцати лет... а ныне жертвует отдачею его для продолжения воинской службы на вечное служение в армейские полки... Ныне ее Михайло объявил таковое ж вышеописанное желание? *.

В октябре же 1812 г. сибирский генерал-губернатор сообщал министру полиции, что ?желает поступить в ополчение отставной подполковник Битнер, проживающий теперь в Омске". У Битнера "по недостаточному своему состоянию" не было средств выехать в армию. И пока шла переписка о средствах, Битнер занял деньги и выехал за свой счет. 14 декабря тобольский гражданский губернатор сообщал, что Битнер, не дождавшись решения, "отбыл из Омска в Россию и определен уже в военную службу >б.

Так отвечали сибирские патриоты на опасность, нависшую над родиной.

К призванию народа на борьбу с' врагом правительственные сферы, боясь громадного, миллионного ополчения, подходили с большим колебанием, особенно в начале войны, так как опасались, что мощное общенародное движение может "р,азлизать рука" крестьянству.

18 июля правительство выпустило новый манифест, которым в отличие от манифеста 6 июля ограничило сбор ратников ополчения шестнадцатью губерниями, причем сибирские губернии были исключены из округов формирования ополчений. Этот манифест полностью отвечал чаяниям сановных дворян, которые с недоверием относились к созданию ополчении, боясь широкого привлечения масс к войне.

Крепостным крестьянам было вообще строжайше запрещено записываться в ополчение без особого р аз решения поме -щиков. В Сибири такой1 же запрет был наложен и на всех без исключения ссыльных-поселыцикоБ. За ними отрицалось даже право жертвовать своей жизнью на пользу родине. В этом отношении характерен рапорт тобольского губернатора фон Брина:

"Вызов желающих на пользу отечества не может распространяться как на дворовых людей и помещичьих крестьян, коими непосредственно располагают их владельцы, и от их воли зависит объявлять всякое пожертвование ко благу общему,"р,авно и на всех без исключения посельщиков, от коих таковые объявления принимать невместно и было бы противно правил, гражданину неопороченному принадлежащим" в.

4 октября 1812 г. Пестель писал министру полиции о стрем л ении мног и х ярку тц ев иступить в ополчение. Пока шла переписка, патриоты иэ Иркутска сами выехали в Моокву, ко [министр приказал "с дороги возвратить во свояси, буде они еще не прибыли в Москву, а впредь из сибнр-

4 Там же, л. 394. 8 Там же, л. 413.

ских губерний в ополчение не посылать"1. Иркутцы, однако, прибыли в Казань и поступили в отряды внутреннего ополчения.

Так, ломая стену запретов, народ-патриот выражал силу и глубину своего благородного и глубокого патриотического чувства.

Народы Сибири, охваченные общим стремлением изгнать из родной земли иноземных захватчиков, отправляли своих сынов на поле брани, создавали отряды народного ополчения и оказывали всемерную материальную помощь "течеотву.

Замечательным проявлением народной любви к родине являлось добровольное пожертвование средств, сбор вооружения, тягловой силы, одежды и продовольствия для нужд воинов.

По всем губерниям Сибири проходили собрания крестьян и городского населения, выносившие решения об оказании материальной помощи армии и ополчению.

В'Тобольской губернии к 31 декабря 1812 г. было собрано более 100 тыс. рублей, около 11 фунтов серебра, различные ценные вещи, холст, шерсть, нитки.

31 августа, как видно из сообщения тобольского гражданского губернатора, духовная консистория "по известной приверженности к благу общему" пожертвовала "на содержание новых сил, вооружаемых таротн-в супостатов... 5663 рубля"2. Пожертвования средств и материалов поступали от всех слоев сибирского населения, причем активнейшее участие принимали наряду с русским населением и угнетенные коренные национальности Сибири"татары, казахи, вогулы.

Как ив тяжела (была жшнь крестьянства, в угаетеиных народностей Сибири, не менее 80% всех пожертвований по Тобольской губернии было сделано именно ими.

В Томской губернии из 142 тыс. рублей, внесенных в качестве пожертвования на нужды Отечественной войны, основную массу внесло крестьянство.

В отчетах о сборе средств находится множество записей о пожертвованиях от крестьянских общин и отдельных крестьян, в ром ?шел© я от крепостных.

Крестьяне Подгорской, Ладейской и Ча-стоостровской волостей провели подписку по 10 рублей с каждого человека, крестьяне Устюжской и Сухобузинской волостей внесли 1044 рубля, Частотравской - 571 рубль, Абаканской, Минусинской и Куригинской "1909 рублей.

Губернаторы почти ежедневно рапортовали высшему сибирскому начальству о все новых и новых пожертвованиях на оборону родины.

22 августа 1812 г. томский гражданский губернатор сообщил, что население Каннского уезда, Верхнакаигаакон волости, состоящее "по последней ревизии из 1385 душ, пожертвовало по 10 рублей с юаждой, юсепо 13 850 рубелей, в то число за' бедных и неимущих поселян подписались взнести И человек 'Крестьян иа собственного достояния 3410 рублей". Здесь же сообщалось что еекоторые чшхошшм этого уезда, "в Пример поселянам, к таковому пожертвованию сами подписали IBOO получаемое наш третное - жалованье? "на усиление ополчения против врага России"3.

В сообщении томского же губернатора от 24 октября говорилось, что "кузнецкие ясашные, сделавшие пожертвование 23 710 рублей, обязались подписками взнести их" в самое ближайшее время. "Жертва таковая," пишет губернатор," судя по небо-гатстау их, превзошла ожидание мое".,

Население северных улусов жертвовало пушнину.

В Томской губернии при сборе добровольного пожертвования на нужды армак и ополчения выдвинулся город Красноярск, выславший 10 878 рублей .9 копеек*.

В указе иркутского губернского правления в августе 1812 г. выражалась уверенность, что население губернии, "видя -уадсть свою несравненно благополучнейшею против жителей, обитающих во внутренности России, особенно .в пограничных губерния; близких к военным действиям.. в доказательство "преданнейшей любви к отечеству, призьтеатощему ныне всех .верных сыдое своих на помощь против неприятельского нашествия," поспешит усугубить добровольные приношения, не щадя ничего возможного к удалению от избытков своих>*.

Патриотический подъем масс превзошел все ожидания иркутской администрации. Тельминская суконная фабрика в Иркутской, губернии, пользовавшаяся в основной пюдрзевольньш трудом, пожертвовала 5908 рублей, что было сделано, по заявлению губернатора, без всякого с его стороны "возбуждения".,

Служащие и солдаты караульной команды Йеррпнкзкнх заводов Инесли иа нужду обороны 2112 рублей.

S3 .августа 1812 г. иркутский "лраждакжй губернатор сообщил в рапорте, -что "д,оза умершего Хоринского Главного тайиш я* .дворного советника Мринцееиа Чойжигг 3> дожиава... предъявила... что она жертвует от избытков своих 5000 рублей... Из суммы сей," говорилось в рапорте,? 2000 руб. про сит употребить "а основании -манифеста 1 вдшоя на заплату [рекрутских денег за недостаточных дююалян, по усмотрению начальства, а 3000 рублей по манифесту 6 толя по предмету 'нового гв государстве опоя-чен-изя сило в.

В Иркутской губернии особенно иручше пожертвования были сделаны бурято-моя" голами ж другими национально угнетенная народностями Севера.

В сентябрьской ©едомостн о ложергвоза-mm. сообщалось, что "куданскнх братсжя

4 &.нД(риевич В. "Сибирь в XIX ?& легши". Ч. 2-я, стр. 144. Отб. 1889.

6 Фонд сабирокого генералчгуФерн; "врт. - 192, л. 252.

в Там же, лш. 255"256.

рода Глаанын тайша" внес 500 -рублей, йверхолешких братских родов тзйша с шу-дамгаш as родо!энча'ми> шее 800 рублей и

т. д.

. Самое большое пожертвование во (всей Оиййри {100 тыс. рублей) лоотустило в Иркутской губернии "от Хорлнских братоких ройсе 'Главного та-йши- - яадяорного совет-шка Мардаеаа с шулонгами и родовича-

Kpo-Mie 'десяткой тысяч рублей в И-ркут-хяой пубернши было собрано "много ценного м-еха, оружия, зерна, скота.

Для характеристики. патриотического подъема юасея-ешя ^ Сибири интересно откровенное "г,ривна н ие .иркутского губернатора Tipescraaa в его сообщеми гшеращ-губерна-гору. Он указывает, .что деньги на народное ополчение поступили от населения "без всякого "с моей стороны возбуждетаия, сверх всякого чаяния*. Это же отмечает и тобольский гражданский губернатор:

лЯ "почитаю долгом донести... о том, что пршогаения >в пользу отечества от обитателей Тобольской губернии с начала возвещения о том лс-ныме ирещолока-емые, отнюдь не присуждены; напротив того, асе состояния, ревнуя (благу общему, предваряют всякое попечение о том местного начальства, и сила 6лагогамвредности ЕЙХ к пользе общей происходит совершенно от собственных побуждений" ".,

Беляка роль сибирских трудовых масс в в ртщ.ак регулярной "армии, громившей врага.

Накануне Отечественной войны полевые кташерийоюие а пехотные полки были выведены из Сибири, "д,абы с лучшею пользою для .государства они могли быть 'употреблены в других местах" 3.

Внагсаше было вьйаедетго не Сибири 5 полевых кавалерийских и пехотиьгх полков, а затем бьйло .сделано распоряжение "то без-яуоюности там двух доселе остающихся, Се-дасгвдетсого мушюетерайого и 18 егерского, вывести оттуда тв сии- последние".,

Перед войной с Наполеоном пзра'вятелъст-юяяьвм указом было посячивов1л1евх> взять в 'сибирских губерниях по 4 человека с 500 душ. Тогда же было 'разрешено ©носить по 2 тыс. рублей 1вюесто рекрута йюасемест-яо. В марте 18-12 г. был объявлен таабор но 2 человека с 500 душ. В iHioirce1 етото же то-4-дя был объ-ягвмея дополнительный ндобор в "г,уберниях Европейской России по 5 рекрутов а 500 человек, а в Сибири взамен рекрута приказано было внести по 2 тьге. рублей, тоже из (расчета б реярутов с 600 душ. 7 августа 1812 г. (царский указ предрисы-вал набрать рекрутов с Сибири. Норма (набора была оставлена без вод-енелпю: иго 5 человек с 500 ревизских душ," хотя в этом же году, негпосредствешо перед Отечест-веявной войной, ,уже было набрано по 'Два pexpyrai с того же количества.

Несмотря на всю обремеивталькооть ре-крутакого набора. в дни тяжелой дайны он проходил с большим! подъемом, быстро и энергнчшо.

Вся страна боролась с Наполеоном. 'Сибирь находилась (далеко от фронта, сюда не долетали раскаты грандиозных сражений. Тем не мешёе население сибирских городов и сел (жило едчшьими ПОМЫЙла<ми со всей Россией, поднявшейся та борьбу за 'свое существование.

Количество рейрутов, полюмсеиное на сибирские губернии правительственным указом, общества горожан и крестьян полностью предстанили. От Тобольской губернии было даио в армию 2152 человека, от Томской - 747 .и от Иркутской - 653 человека

Всего по сбору ремруто© Сибирь дала 3852 человека, т. е. повышенную норму - по 7 человек с 500 ревизских душ.

К началу (военной кампании в составе русской а^рмкй были сибирские пехотные и каваитерийсиие части, Общее число солдат к командиров . которых составляло 27 тыс. человек6.

Эти сибирские -части -в боях с неприятелем проявили глубокий патриотизм, выдержку и преданность и ацианалыньш интересам всего русского на!ро'да.

Ваподешовшюе нашествие глубоко взволновало сибирское общество. В столлщаж и в далекой Сибири в это время вьБстутаяи со стихами, - сборниками, поэмами поэты, вээолн'о'в'аино отшибавшиеся на каждое круШое 'Событие в ходе военных действий, на каждое круагное явление текущей жизни.

Популярный в иачале XIX в. писатель-сибиряк Ив. Тим. Калашников, прозваегный ссоремедоой ему критикой ^сибирским Купером", восхваляя победы русских в Оте-ч ественной войне, сочинил бол ыпу ю торжественную оду ка изгнание французов под. названием "Торжество России". Эта ода, напдаьанкая в 1812 г. в йержавшскоМ стиле, пользовалась большой популярностью в Иркутске и в [Друшк городак.

"сЛетит чудовище ((Наполеон) ? и шипет-

,ром Ежелезнъгм Повсюду сеет стрйя и смерть. Крылами рассекает бешяы, На вечной оси швйжет тэердь; Ц|роды рабству покоряя И в пепел грады обращая, Колеблет троны, 'силы власть. РазеереЬьа чйлзюсти геена ' 01бъята пламенем асешениа И всюду бедствиеуиапасть!.." в.

Наполеон рассчитывал неожиданным оа'з-бойвшыйм .ypja'pow ошеломить каройы- Россия. парашшоваггь ?х ооггротивле-ние, раздробить население из враийдующие группы и,

aptx. - 195, ai. 6.

5 Фонд сибирского т^ерал-'губернатора, арк. - 148, л. 696.

сея провокацию я измену, овладеть ,шшей страной. Немало шпионов и провокаторов было заслано Наполеоном и га далекий тыл России - в Сибирь.

Во /время Отечественной войны, а также в период, когда русские войска громили Наполеона уже в Европе, в Томске был составлен гравдйоэный 'aairoBOp среди военнопленных полякоа, высланных сюда с фронта и распределенных на службу в Томский гар-иизолный батальон. Заговорщики ставили своей целью захватить в свои руки прави-гельстванную власть в Томске и двинуться из Сибири во внутренние губернии России сна помощь |На|Полеону, который вторгнется в Россию четырьмя армиями". Заговорщика рассчитывали, что по пути <будут приставать к ним многие и они возьмут Казань и дадут помощь Бонапарту? *. Организатором заговора был, как видно из материалов следствия, томский ссыльный Мартин Вон-сович, происходивший из шляхтичей Минской губернии. В ваговоре принимал участие ряд военнопленных; Зеленский, Яков Шульц, Михаил Вербицкий, Иоганн Воль-чук, Матеус Ольшевский и др.

Рад указаний 'следственного материала дает повод думать, что район заговора не предполагалось ограничить одним только Томском. По словам Вонсовича, Кянипо-вич рассказывал ему о том, что он "получил письмо из Омской крепости", в котором говорилось, что там "есть согласие сделать такое же возмущение, но только ожидают, когда оно в Томске начнется, потому что здешние пшенники от России самые дальние, и -когда отсюда пойдут, то в Омской и протах крепостях учинят возмущение и будут присоединяться в совокупную комнату".,

Плавные солдаты и офицеры наполеоновской армии уделяли в ссылке большое внимание и другим видам провокаторской работы, в частности- .распространению ложных слухов. В Ишиме, например, был задержан "прорицатель-ворожей" по имени Иезеф, по прозвищу "Неизвестный" (он был выслан в Омскую крепость). Этот "прорицатель" часто выходил по ночам с 'книгой в руках падать по звездам. В своих "прорицаниях" ©тот шпиоа говорил военнопленным, что "французы о кия не забыли", а русским," что Наполеон, остававшийся победителем в войне со всеми державами, и на этот-раз останется победителем, "возьмет над Россией поверхность". Иезеф Неизвестный убеждал военнопленных сплотиться между собой, обещав счастливую судьбу тем, кто йе присягает на подданство России.

Программой заговорщиков и отдельных шпионов, сеявших ложные слухи, был! "манифест", "отставленный провокаторами от имени Наполеона. Манифест этот был найден женою одного солдата в доме Вонео-вта и несмотря на решительное сопротивление семьи последнего доставлен -"в часть", городничему. В манифесте говорилось о тяжести самодержавного и крепостнического гнета, налогов и делались указания "а необходимость их ослабления или уничтожения. Это вполне совпадает с теми слухам, которые распространялись вообще в России, по всей вероятности: агентами Наполеона," о том, что он сын Екатерины II в идет отнять у -Александра свою законную корону, после чего и освободит крестьян,

Наполеон, содержавший в России целую ораву шпионов, через них хорошо знал о тяжести крепостного права и пытался, демагогически играя на этом, использовать крестьян в своих захватнических целях.

Но если в начале войны среди крепостных крестьян и ходили кое-где слухи о том, что Наполеон пришел освободить их, то очень скоро для крестьян, как и для Bceiro русского народа, стало ясно одно, что в Россию пришел жестокий и хищный враг, несущий опустошение стране, разорение населению и усиление векового гнета.

О томском заговоре было 'сообщено губернатору одним из русских ссыльных, которого БОРИСОВИЧ намеревался завербовать в число заговорщиков. Сам Вонсович, скрываясь от розысков в окрестностях Томска, объяснял свое появление в деревнях разными вымы-шл'енными причинами: то он говорил, что поехал верхом на лошади искать корову, ко лошадь, сбросив его, убежала, или, что у него -взят подряд на поставку дров и т. п.,'"но нигде он не посмел прямо сказать крестьянам о своих намерениях.

В деревне Киргизке Вонюовнч был задержан крестьянами, которые заявили, что томский губернатор велел его "остановить".,

Когда в одном из близких к Томску сел один из участников 'Заговора, Влас Ханков, пытался подговорить крестьянина Казанцева идти в Томок на помощь взбунтовавшимся "французам? (т. е. военнопленным), то при помощи Казанцева заговорщик был задержан сельскими властями и обыскан.

В томском .заговоре принимало участие t небольшое количество русских ссыльных, но все они были уголовными, высланными "за воровство пчел", "за кражу разных вещей", "за развратное поведение я пьянство", "за воровство муки и лошади" и т. га. /

Только такие .уголовные выродки протягивали к Наполеону руки, и их он мог взять себе на потребу как торгашей родиной.

Сибирь, как тыл в Отечественной войне 1812 г. жила с армией и со всем русским народом одними помыслами, одной целью" гразгромить врага во что бы то ни стало. Сибирский тыл был устойчив и крепок.

Великая армия Наполеона не вынесла бурь военной непогоды в России и погибла под тяжестью своей кровавой авантюры, сметенная грандиозным взрывом оскорбленного народного чувства.

? ?

В дни Великой отечественной войны советского народа с ие^ещкснфаошстскши ор-|дами советская 'социалистическая Сибирь с великой гордостью произносят имена ево*

К участию Сибири в Отечественной войне 1812 года

87

нк прославленных героев"потомков славных сибирских ополченцев 1812 г.,"пришедших в Красную Армию 'из таежных -суровых урманов, с шеовьеи Иртыша и Оби.

трудящиеся Омской области в письме к бойцам, командирам, комиссарам и политработникам Ленишрадокого фронта писали:

шМы к^орды и счастливы, что в мигах рядах сражаются тысячи и тысячи ваших "зешяков. Слава о доблестных сибиряках" неуловимых лышшюах и метких стрелках" гремит по всему фронту, нагоняя ужас на немецких бандитов и наполняя наши сердца законной гордостью. iHain Сибирский военный округ дал фронту закаленные, от-ЛВ4Н0 подготовленные дивизии, некоторые иа шк уже заслужили высокую честь именоваться гвардейскими".,

Доблестные отряды героев Советского Союза Некрасова и Батракова покрыли себя неувядаемой славой при разгроме немецких войск под .Ельней, тысячи сибиряков сражаются на всех фронтах за родную Сибирь, за солнечную Грузию, за Москву. В числе доблестных воинов-сибиряков есть уже немало Героев 'Советского Союза, награжденных орденами и медалями'СССР, генералов, гвардейцев.

На героические победы фронтовиков сибиряки отвечают в тылу величайшим трудовым героизмом.

К УЧАСТИЮ СИБИРИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

1812 ГОДА

В. Дулов

В 1812 г. когда армия Наполеона вторглась на территорию России, Сибирь привяла 'активное участие в защипе родины от врага.'

Штрйотиче^ние чувства малочисленного, но шюгонационального населения сибирской окр!аины! выразились в самых .разнообразных формах. Многие сибиряки приняли непосредственное участие в боях с неприятелем. Помимо 12-й сибирской 'Дивизии численностью в 17 343 солдата, сформированной йще перед войной в основном иэ [рекрутов-сибиряков . правительством в 1805 г. было решено создать в 'Сибири новый егерский полк 8. В 1808"1809 гг. сибирские части были отправлены в Европейскую Россию8 и сражались, на полях Отечественной войны. В течение 1812 г. рекрутские наборы ироязйодапись несколько раз, и тысячи сибиряков ушли В армию. При этом сильно увеличился процент довровольЦев; по Иркутскому мещанскому обществу, например, ои увеличился почти в два раза. Одноврег менно с формированием регулярных воинских частей и добровольческих отрядов создавались отряды народного ополчения, в которые гфинималнеь сибиряки, имевшие "полную законную свободу и право располагать собой" и были "крепки здоровьем я не слишком малолетки Я престарелы". Такие ополиенцьг йначшич "приучались и образовывались в первоначальных воинских артикулах" * в сибирских городах, а> заггем

1 А$гдр|#ев!йч В. "Сибирь в XIX столетии". Ч. 1-я, стр. 85. Петербург. 1889. ' . 1 Хранолю!гигаесюиа таереяеиь иаошейших дарнж по йотсчрдага; Сибири И. В. Щеглова, стр. 362. Иркутск. 1883.

3 Там нее, стр. 369. .". у,

% 4 ИеторжескиЙ архив Йрюутской обла-сти, ф. Иркутской земской "збъх, арх. - 75, ли. 54?53.

отправлялись на фронт в вишвашись в 'ряда московского ополчения.

Воины-ойбмряки сражались* исключительно храбро и отважно. В героической обороне Смоленска стойко держался Сеяен-гинский ' пехотный полк, нанесший врагу значительный урон. За боевые заслуги в О теч ественную войну 1812 г. с-ибирс кие полки были награждены (знаменами, серебряными трубами (Сибирский уланский полк дважды) и другими-знаками отлитая s. Наиболее отличившиеся солдаты-сибиряки получила индивидуальные награды, в частности серебряные медали в честь занятия Парижа6.

С энтузиазмом откликнулисъ сибиряки, в особенности рабочие и крестьяне, на призыв создать фонд обороны отечестве!. Ярким примером патриотизма может служить по-

в Ом. Алфавитный указатель части и войск, участвовавших в делах и сражениях Отечественной войны 1812 г. стр. 95"96, 104. Петербург. 1911.

88

В. Дулов

ступок рабочего Барнаульского завода Белкина. Узнав о нашествии Наполеона, он немедленно сдал в казначейство завещанные ему отцам на ?черный день" 5 руб. серебром, сопроводив свое пожертвование заявлением: "Слыша, в-кал-сом положения наша святая Русь, Я)" рассудил, что для всех нас не может быть дней чернее нынешних, и потому, исполняя последнее желание родители моего, прошу принять мои деньги" *. Примеру Белкина следовали многие рабочие а крестьяне Сибири.

. Иркутский губернатор, подводя итоги сбора средств для "отражения врагов отечества", отмечал, что все население "вверенной [ему] губернии опешит ознаменовать в настоящих обстоятельствах сыновнюю любовь свою и усердие к отечеству? 2.

Деньги в фонд отечественной обороны собирались городничими, земскими судьями, венскими избами, ратушами, городскими думами и другими учреждениями и лицами. Кампания сбора проходила ори участии всех слоев" населения.

"В числе сих усердствующих людей," подчеркивает в -своем отчете иркутский губернатор,? особенно отличились состоящие при Тальмииокой суконной фафике не только чиновники, но даже а рабочие люди, имеющие все богатство свое в службе и тягостных трудах и принесшие на пользу отечества до 6000 рублей"5.

Такая (Сравнительно кфупиая сумма была собрана [рабочими и служащими Тальманской фабрики в течение шеста -недель, несмотря аа то что маггерэдлвдоое положение рабочих Телъмияской первой сибирской ала-' еуфактуры было отчаянное н бедность их доходила до крайности. Положение не .только фабричных рабочих, но и широких народиьгх масс Сибири в этот период было чрезвычайно тяжелым. В 1611"-1812 тг. был юеурожай, цены на хлеб сильно подеялись. Обычная дороговизна 'Предметов первой необходимости еще больше увеличилась. И все же взносы сибиряков в 'фонд обороны росли. Уже к 17 августа 1812 г. в 'Красноярске было внесено ремесленниками и купцами -яаднчнвгми 1375 (руб. & всего к концу 1312 г."10 878 руб. 09 коп.*,

23 ашгуста 1812 т. селенгвнокий староста земских дел -отправил в Иркутск 2270 руб. собранный: им с жителей. Семь ремесленаиков внесли свои сбережении в сумме 70 рублей. Офшхерн селшпинскогр гарнизона пожертвовали 115 руб. а бывший военнослужащий инвалид войны А. Л. Круг-лов отдал на оборону отечества! 15 руб. 'Золотом, скопленные им за десятки лет 5.

1 Богданович Г. "История Отечественной войны 1812 года". Т. II, стр. 91. М. 1859.

3 Там (же.

* Андриевин В. Цит. соч. Ч. 2-я, citpt 144

сти), ф. Сещеягиикжой городской ратупга,

Иркутские горожане в своем подписном листе пнсалн: "Иркутские мещане, одушевленные ревностью к пользам государственным и. любовью к отечеству, по убежде-ниш собственных чувств 'своих на всеобщее вооружение ополчившиеся для отражения врагов отечества .нашего, при настоящих обстоятельствах всякой по мере оил и возможностей приносят IB пожертвование?8.

Дальше идет список жертвователей: Григорий Шараншн"25 руб. Азик ШмуЙло-шч - 50 руб. Алексей Ракними"-25 руб. Петр Щукин. - 2 руб. Коротдев - 3 руб. и другие. Всего иркутское мещанское общество внесло 5075 рублей. Большие взносы сделали каторжане и ссыльные. По всей бывшей Иркутской губернии к концу сентября 1812 г. было уже внесено деньгами, золотом, серебром и пушншой более 50 тыс. рублей.

Иное отношение к Сфтащгзаеди фо-ща обороны проявило, однако, сибирское, в частности восточносибирское, купечество. Только небольшая группа купцов своевременно внесла в казначейство довольно крупную сумму, остальные пс спешили со взносами или же юггаенли небольшие суммы. Так например крупнейший {?'Опособиейшяй") иркутский купец Михаил Мыльников 'пожертвовал... 5 руб. Иван Зайцев "10 руб. Степаи Попов"15 руб. старпиита гильдейского управления Личагоо - 25 руб. (повд-нее ш устыдился и внес еще 125 руб.). Та" ким)и же подачками отделались и другие купцы, а многие и вовсе уклонились от подписки. На- этой почве между купегаег ' сизом и иркутским губернатором произошел инцидент. Через полтора месяца! со дня объявления сбора денег иркутский гражданский губернатор обратился со епецйаль-гаым указом к иркутской городской думе. В нем он выражал .крайнее недовольства тем, что "ааугоемеелтво, преимущественно яе^ ред всеми прочими классами народа пользуясь миюшми дарованными выгодами в. находя избыточное состояние, стяжаемое в недрах отечества под благодетельным покровом его законов, офаждагощих от всякой опасности лрава и приобретения, остается без всякого в столь вагжнюм государственном деле до'стржения и не приемиет с прочими участия в горячейшем стремлении на глас призывающего отечества? 7.

По требованию губершггора:, иркутские купцы вновь были созваны на собрание и после долгих у говоров согласились увеличить свои взносы.

Истинным создателем фонда: государственной обороны в Отечественной войне 1812 г. были народеые массы Россия - подлинные штриотъг своей родины.

За август и сентябрь 1812 г. жителя бывшей Иркутской губернии внесли' в кае-иачейство бюлгее 50 тыс. руб. а за: в-есь год - более '170 тысяч. Кроме того в .начале 1813 г. иркутянами было пожертвовано

33 тыс. руб. на помощь населению, постра-.давшему от нашествии Нашал еона Сумма, пожертвованная по Томской губернии, доходила до 120 500 рублей. Так что только по двум сибирским губерниям (по Тобольской губернии 'сведений не имеется) участие .населения .а фонде обороны отечества определяется крупной для того времени суммой"300 тыс. руб. внесенных деньгами, золотом, пушниной и другими предметами 1.

Нельзя не сратн'ить эту огромную сумму вклада в дело защиты отечества! с пожертвованиями" Библейскому обществу. Широкая кампания, проводившаяся правительством по сбору денег на издание библии вСи-бяри, явно провалилась. По ipamopTy одного .сибирского чиновника, "желающих к такому ножертваваиию ни одного не окаоа-лось" а.

Значительным историческим фактом Отечественной войны 1812 г. ягалиетоя широкое участие в создании фонда обороны мно-гочис л еин ы х на цшона л ьных "м енъш инств - Сибири. Киргизы, казахи, татары, башкиры, буряты и другие азиатские вароды плечом к плечу с русским народом ополчились в эту тяжелую годину па своего общего арага.

По свидетельству (Иркутского губернатора', особенную активность и энтузиазм в

1 Богданович Г. Цит. соч. Т. II, стр. 94.

* 'Исторический архив Иркутской области. Селенгшская городская ратуша), ирх. - 174, св. 50, л. 70.

этом отношении проявило бурятское население, внесшее ^ большое количество мяса', кож, рогатого скота и лошадей 3. Так например х арийские- буряты через кяхтинское казначейеггоо передали русской 'армии тысячу лошадей Ч Охотничьи племена Оибири жертвовали на дело защиты отечества пушнину.

-В далекие стойбища енисейских тунгусов (эвенков) весть о (захвате французами Москвы дошла только в 1814 году. Вооружившись луками и стрелами, эвенки собрались на ланях освобождать древний (русский город"1"'. Такую' же готовность участвовать в борьбе с завоевателем Наполеоном вырави-ли и другие народы Сибири.

Содружество народов Сибири, которое складывалось в процессе совместной жизни, в борьбе с классами-угнетателями! и на почве защиты- родной аешш от врагов, еще больше укрепилось в годы Отечественной войны 1812 года.

s Губернатор пишет, что "некоторые общества, особенно бурятские, частные лица и прочие1 состоящие, в .здешней губернии обитающие, взнесли в разные казначейства на предмет нового в государстве ополчения по настоящее время более 50 .тыс. |рублей*.

4 Летописи хоринских бурят (Хроника Ваншдаа Юмсуиова), ста 86. Изд. АН СОСР. 1940.

5 Описание Енисейской губернии. Ч. 2-я, стр, 73. СПБ. 1835.

УТОПИЯ ДЖЕРАРДА УИНСТЭНЛИ

В. Стольный

Джерард Уинстэнли, идеолог движения диггеров, является интереснейшим социальным мыслителем эпохи английской буржуазной революции' XVII в. к сожалению, не достаточно еще изученным юовет-ской исторической наукой.

Не имея возможности в рамках небольшой статьи осветить деятельность Уинстэнли кйк руководителя иститйьгх левеллеров, я совершенно оставляю в стороне памфлеты диггеров, принадлежащие перу Уииртэнли, я ограничусь анализом его главного произведения "Закон свободы" Ч

Небольшая группа бедняков во главе с Уинстэнли, называвших себя "истинными левеллерами", или диггерами ("копателями"), выдвинулась весной 1649 г. на том этапе революции, когда трудящиеся массы Англии стали резко проявлять недовольство и разочарование результатами революции, давшей власть буржуазии и новому дворянству - кщеталястятеекого Trf-па.

Победа парламентской армии, казнь короля, упразднение палаты лордов и установление в начале 1649 г. республики не принесли массам никакого облегчения.

Конфискация земель кавалеров (дворян, сражающихся на стороне короля) и церковных владений и переход их'в руки капиталистических элементов сопровождались насильственным захватом - со стороны новых собственников - общинных угодий, которые до того состояли в пользовании крестьян. Ряд хлебородных графств сре-дигвной Англии и Севера был охвачен этими огораживаниями.

Эти обстоятельства, а наряду с ними и другие, как например то, что несмотря на падение епископской власти и на торжество вначале пресвитериан, а затем и ин-депендентов церковная десятина продолжала взиматься, как при короле, отнюдь не способствовали привязанности широкой крестьянской массы к новому режиму.

Диггеры, отражавшие настроения пролета риаиро&анной деревенской бедноты и выступившие с рядом памфлетов в графстве Серрей, недалеко от Лондона, первоначально требовали предоставления в распоряжение бедноты церковных и казенных земель. В дальнейшем они стали требовать прав на все общественные земли. Земля Англии, по их мнению, должна быть разделена на две части: все огорож е н ные земли дуст ь остаются у "старшего брата" - в ру*ах имущих классов," земли государственные и общинные должны отойти к "младшему брату" - неимущему люду. На своих землях "угнетенные бедняки" организуют общественное производство - на собственнические земли они не претендуют - и просят лишь о том, чтобы государство не вмешивалось в их дела. Они надеются, что в конце концов тщеславие и жадность, помрачившие дух богатых, будут уничтожены, разум их прояснится - тогда все изгороди будут снесены и общественная обработка земель распространится на все слои населения. Диггеры сделали попытку создать свою общину на холме св. Георгия в графстве Серрей.

Аграрный коммунизм диггеров был проникнут эгалитарными тенденциями, характерными для всего жрестьяяско-шрейбей-ского движения в феодальном обществе. Эта "уравниловка," указывает И. ч В. Сталин,"имеет своим источником крестьянский образ мышления, психологию дележки всех благ поровну, психологию примитивного крестьянского "коммунизма"1. Требование предоставления "угнетенным беднякам? Англия прав на общинные земли, сближавшее диггеров с общинным коммунизмом религиозных сект средневековья, для Уинстэнли являлось лишь протраммой-мини-ьвум. Через два года после того, как все попытки диггеров осуществить свои идеи потерпели крах, Уинстэнли представил в развернутом виде свой план коренного переустройства Англии на основах коммунизма.

О самом Джерарие Уинстэнли сохранились крайне скудные биографические сведения. Исследователь движения дигге-<рзэ Берене, в книге "The Dagger movement* сообщает, что, по его изысканиям, Уинстэнли родился 10 октября 1609 года в местечке Вигант в графстве Ланкашир. В метрических книгах под этим числом есть запись: ?Gerrard Winstanlie, son of Edward Winstanlie*. Некоторые указания о прежней жизни Уинстэнли мы находим в его памфлете "А Watchward to the city of London and array* ("Предостережение городу Лондону и армии"), появившемся в августе 1649 года. Повидимому, первоначально он был мелким торговцем в Сити.

Обращаясь к Лондону, он пишет: ".,..некогда я - был свободным гражданином, но бесчестные представители воровского искусства купли и продажи и обременительные налоги на войну заставили меня бросить свои занятия н прниудалк принять помощь друзей. Поэтому я вынужден жить в деревне, где налоги и солдатские посты оказались слишком тяжелыми для моей спины и довели меня до окончательного разорения"2. ,

Все же, сообщает он, все эти прошедшие годы гражданской войны он готов был всеми средствами способствовать внешнему и внутреннему миру Англии. Но ему пришлось убедиться и том, что люди, называвшие себя на словах его единомышленниками, в конце концов оказывались его противниками. И вот "не больше года тому назад,"р,ассказывает Уинстэнли,"сердце мое .наполнилось усладительными мыслями и мне открылось много, чего я никогда не читал в книгах и не слышал из уст людей, а когда я стал говорить об этом, некоторые не хотели слушать моих слов. Одной из этих мыслей была та, что земля должна быть превращена в общую сокровищницу всех людей без всякого различия... Тогда я написал небольшую книгу, называвшуюся "Новый закон справедливости", в которой провозгласил это. Затем я взял свою лопату и стал копать землю на холме св. Георгия*3.

Здесь же Уинстэнли сообщает, что, прежде чем был напечатан "The New Law of Righteosness*, он в 1648 г. опубликовал ряд своих статей по религиозным вопросам.

Поскольку идеи, развиваемые Уинстэнли в этих статьях, дают известное представление о философских основах его мировоззрения, кратко на них остановимся.

В своих произведениях "The Mistery of God* ("Тайна бога*) и "The Breaking of the day of God* '("Нарушение дня божия?), вышейших в 1648 г. Уинстэнли .резко нападает на церковь и утверждает необходимость внутреннего созерцания (inward light) как способа непосредственного общения с богом. У него нередко встречается положение, что "бог - это разум".,' Мало того, челопеческий разум рассматривается Уиистэйли как "эманация шященного духа разума". Библия толкуется им крайне рационалистически. Библейские * предания для него являются символами, аллегориями. Так, по его мнению, сад Эдем." это человеческий дух, змей - это себялюбие, под влиянием которого человеческий дух начинает служить плоти.

По отношению к религиозным воззрениям Уинстэнли вполне применимы слова Энгельса, сказанные им о Томасе Мюнцере: "Под христианскими формами он проповедует пантеизм, обнаруживающий замеча-

8 Цит. по Be reus. *sThe Digger move

тельное сходство с современными спекулятивными воззрениями и местами соприкасающийся даже с атеизмом? К Таких же, со существу пантеистических, воззрений придерживался и Уинстэнли. Особенно вто ярко проявилось в его основном произведении""Закон свободы". Здесь он полемизирует против учения о сверхчувственном (или, как он называет, "Diviining; doctrines) н вскрывает противоречие между теорией и практикой "спиритуалистических жрецов". Он доказывает, что учение о сверхчувственном возникло в результате слабости духа, что оно отупляюще действует на людей "и во многих случаях доводит их ' до безумия"а. 0,н дает, далее, блестящую характеристику классовой сущности религии, рассматривая религию как социальный институт. Учение о сверхчувственном, по. его мнению, превращено господствующими классами в политическое средство для того, чтобы отнять у "простодушного младшего брата земельные вольности": "Это сверхчувственное, спиритуалистическое учение" не что иное, как обман, ибо в то время, как люди смотрят на небо, мечтая с блаженстве или опасаясь ада, ожидающего их после смерти, у них отнимаются глаза для того, чтобы они не могли видеть свои прирожденные права и задачи, ожидающие их во время земной жизни. Это учение - отвратительная фантазия, подобная туче без дождя? (стр. 62). Для познания мира совсем не надо обращаться к стоящему над миром духу. "Знать тайны природы,? ТБНшет Уинстэнли," это значит знать творения божьи, а познавать творения 'божьи."это влачит познавать самого бога, ибо бог живет в каждой видимой вещи, в каждом видимом теле. В самом деле, знать сущность вещей - это знать, как дух или власть разума и жизни являются- причиной движения и роста, как они пребывают внутри и управляют .множеством звезд и планет на небесах и многими вещами на земле, как травы, растения, рыбы, звери, птицы и человечество" (стр. 59). В "Законе свободы" Уинстэнли выступает перед нами как мыслитель, чрезвычайно враждебно относящийся к тому, что он называет схоластической, книжной ученостью (knowlege of the scholars). В школах проектируемой им республики должна быть изгнана всякая "фантастика" и обучение должно основываться на передаче практических знаний.

Обращаясь к высказываниям Уинстэнли по социальным вопросам, надо отметить, что он чрезвычайно повторяется во всех своих произведениях. Одни и те же мысли, нередко выраженные в одинаковой формулировке, встречаются почти во всех памфлетах. О системе идеи Уинстэнли приходится говорить условно. Только в "Законе свободы" можно найти некоторую последовательность в изложении взглядов.

Литературные источники идеи Уинстэнли установить трудно. Сам он ссылается только на библию. Судя по его произведениям, он был человеком начитанным и, по всей вероятности, был знаком с "Утопией" Томаса Мора. Все же основным источником, откуда он черпал свои идеи, являлась окружающая действительность с ее противоречиями, дававшая ему богатый материал для- наблюдения и размышлений. Несмотря на очевидное влияние на Уин-стэнлв "Утопии" Мора, 'он является, несомненно, вполне оригинальным мыслителем.

Центральной идеей Уинстэнли, пронизывающей все его учение, является мысль о том, что основной причиной всех социальных зол: нищеты, войн, преступлений я т. п." является частная собственность на землю, которая ведет за собой возможно:* ib порабощения одних лиц другими. Королевская власть существует только для того, чтобы охранять 'мечом и тюрьмами частную собственность. Наряду с этим мы встречаем утверждение, что творец - разум - всех людей создал равными; что право на землю для всех является прирожденным; что в начале творения 'не было ни бедных, ни богатых; что земля не покупалась и не продавалась: она принадлежала всем. Каким же образом человечество утратило это первоначальное состояние, когда любовь и благоденствие процветали над миром?

Начало разделения общества на классы иногда объясняется Уинстэнли совсем в духе французского рационализма XVIII в." невежеством одних и хитростью других (стр. 27). Происхождение социального зла имеет у Уинстэнли как бы двоякое объяснение. Одна теория гласит, что источником появления огороженной земли и королевской власти является завоевание Англии норманнами во главе с Вильгельмом Завоевателем, который роздал земли своим приближенным и превратил английский народ в зависимых держателей земли. Другая теория попросту повторяет библейскую легенду о грехопадении человечества, об изгнании его из земного рая, рассматриваемого Уинстэнли как эпоха, в которой земля была общей сокровищницей всех людей. В обеих концепциях Уинстэнли исходит из некоего естественного состояния, из идеи естественных (прирожденных) прав, утраченных человеком: в первом случае - в результате завоевания, во втором"после грехопадения. Следует заметить, что обе изложенные теории, а также учение о естественном праве имели широкое распространение в Англии XVII века. Мысль, что природа и разум человека обладают определенными свойствами, установленными искони," свойствами, которым может соответствовать только "естественный порядок вещей", по тем или иным причинам утраченный человечеством, развивалась -в эту эпоху н передовыми представителями буржуазии Нидерландов -и Франции. XVII и XVIII века - время расцвета этой идеи. Все авторы, стоявшие на точке зрения естественного права, полагали, что задачей человечества является устройство своей жизни соответственно понятой данным автором природе человека. Каждый публицист и философ вкладывал в понятие природы человека свое понимание общественного идеала. Если обратиться к писателям английской революции XVII в. то большинство из них для обоснования своей программы ссылаются на прирожденные права. Так, левеллеры, подчеркивая, что единственным источником власти парламента является воля народа, обосновывали это положение мыслью о первичном свободном существовании британцев. Ссылка на прирожденные права имеется и в тексте левеллерского "Народного соглашения, представленного совету ' армии" 28 октября 1647 года, и в других документах. Мысль об утрате исконных народных вольностей, как результате иор-манского завоевания, также часто встречается у левеллеров. На эту тему имелись даже специальные памфлеты John Hare под названием: "Дух св. Эдуарда или антинорманизм: патетическая жалоба нашей английской нации против грандов, все еще пренебрегающих исалооамл на норманизм" и "Норманское иго, однажды установленное и т. д." 1. Точно так же и идея грехопадения как источника всех бедствий для человечества была в те дни достаточно распространена. Такой крупный ин-депеядентокии публицист, как Мильтон, в своем трактате "Оправе королей и сановников", написанном в 1648 г. говорит, что "нельзя найти глупца, который решился бы утверждать, что люди не рождены свободными. Созданные по подобию божию, они призваны повелевать земными тварями, а не повиноваться раболепно. Вполне свободными остались бы они навсегда, если бы не случилось грехопадения. Оно сделалось источником беззаконий и несправедливости" 2. Таким образом, можно констатировать, что подобными идеями Уинстэнли нечего нового не вносит. Они* были общеизвестны в его " время, ему оставалось лишь использовать их в своих целях. Но можно*"^и считать, что все эти теории были восприняты им, так сказать, механически, что. они не были увязаны им в единую систему? В этом вопросе я не 'могу 'согласиться с В. П. Волгиным, который полагает, что у Уинстэнли "д,ва срока" г.рехонаденин остаются несогласованными Эти два, казалось бы, различных объяснения, имевшие широкое распространение в Англии XVII в. у Уинстэнли между ,собой увязаны. Прежде чем один народ мог быть завоеван другим, по мнению Уинстэнли, должно было уже произойти грехопадение человечества, т. е. появление купли и продажи земли, частной собственности, иаси

1 Ом. М. James ^Social' problems and policy during the puritan revolution 1640"1660", p. 103. London. 1930.

*- Цит. но Ковалевскому "От прямого народоправства к представительству". Т. И, стр. 259, 260.

дня одних людей над другими, которые и привели к войнам одних народов против других. Так увязываются у Уинстэнли две казалось бы, различные теории происхождения общественных зол. В том, что он отнюдь не считал идеальными порядки, царившие в Англии до норманского завоевания, !не считал их тождественным с тем, что существовало до грехопадения, убеждает нас, например, его письмо генералу Ферфаксу от 9 июня 1649 г. которое заканчивается следующими слонами: "Реформа, к которой стремится теперь Англия, должна не только уничтожить норманское иго и вернуть управление к тем законам, которые существовали до прихода Вильгельма Завоевателя, не это есть цель, которой мы добиваемся: нам нужна реформа соответственно миру бога и тому, что было чистым законом справедливости перед грехопадением? *. Собственность существовала и до норманского завоевания, мало того: имелась, очевидно, на основе общественного договора и королевская власть, которая, однако, еще не носила феодального характера. Что поместное землевладение и классы существовали и до- завоеаания, показывает следующий отрывок ив "Новогоднего подарка парламенту и армии": "Во время завоевателя, который пришел и правил властью меча, не только общинные земли, но и огороженные (inclosures) были пленены этим королем. Позднее король гарантировал свободу джентри, большую, чем они имели после завоевания; псе же они находились еще в рабстве, и джентри и простой народ страдали под его игом?5. То есть Вильгельм Завоеватель установил не вообще собственность и (власть, которые существовали до него, а лишь абсолютизм и феодальную реформу собственности. Хотя критика частной собственности вообще переплетается у Уинстэнли самым тесным образом с критикой абсолютизма, все же можно заметить, как в смутной форме требования возврата не к донорманским порядкам, а к порядкам, существовавшим до грехопадения, у него пробивается мысль о том, что происходящая революция должна быть направлена не только против феодального строя - с монополиями, прерогативой и властью лорда-манора," но"против укрепляющегося капиталистического общества - с буржуазной собственностью и экспроприацией трудящихся масс. Здесь проходит водораздел, отделяющий Уинстэнли от вождя левеллеров Лильберна, который, представляя интересы мелкобуржуазной демократии, считал,- что пределом революции является ликвидация остатков феодализма. Выставляя революционно-демократические требования, левеллеры в то же время категорически выступают в защиту частной собственности. "Парламент обязуется за себя и за будущие парламенты воздерживаться от уничтожения собственности, уравнения состояния или введения коммунизма", - читаем мы в пе

* Letter to Lord Fairfax, стр. 13.

тиции, поданной в сентябре 1648 г. лондонскими левеллерами в парламент. В одном из своих наиболее ярких манифестов (от 14 апреля 1649 т.) левеллеры заявляли: "У нас никогда не было в мыслях уравнять состояния людей, и наивысшим нашим стремлением является такое положение республики, когда каждый с наивозможной обеспеченностью пользуется, своей собственностью? Как известно, Лильберн, находясь в тюрьме, заявил энергичный протест против предположения, будто он разделяет "ошибочные взгляды бедных копателей на холме св. Георгия". Таким образом, мелкобуржуазные демократы спешили отмежеваться от коммунистических взглядов диггеров, или "истинных левеллеров". Предшественники современного пролетариата появлялись на исторической арене с идеями, не только глубоко враждебными господствующим классам, но отделенными резкой чертой от программы даже наиболее радикальной мелкобуржуазной демократии.

?

Замечательная книга Джерарда Уинстэнли, озаглавленная "Закон свободы, изложенный ввиде программы, или восстановление истинной системы правления", вышла в свет в феврале 1652 года.

"Закон свободы" посвящается Оливеру Кромвелю, всем англичанам, а через них всем народам мира.

В этом сочинении, как гласит подзаголовок, объясняется сущность как королевского, так и республиканского правительств.

Памфлет начинается обширным предисловием (на 16 страницах), обращенным к Кромвелю. Здесь резко критикуется весь современный ему общественный строй Англии.

Большинство народа задает вопрос: "за что боролись" люди из народа, теряли свою жизнь в борьбе, разорялись, а господ над ними стало еще больше, чем было прежде? Некоторые из народа говорят, что обещания, присяги, обязательства делались только для того, чтобы втянуть простой Народ в войну. Теперь, когда война закончена, народ обманут и обещания не выполнены. Ололчась на командиров армии, которые только кормили народ обещаниями, но ничего не дали ему, Уинстэнли восклицает: "Эти офицеры - неверные республиканские солдаты; они худшие воры и тираны, чем король, которого они изгнали" (стр. 6). Он яркими красками рисует картину все еще продолжающегося произвола помещиков, проявляющегося во взимании с крестьян платы "за доступ? (fine) И платежей натурой (herriot), закрытии всякого доступа к земле иначе как ^ под Условием уплаты высокой ренты ю В лишении права свободного пользования общинными землями. Наряду с картиной .остатков старинного феодального гнета Уинстэнли рисует и другую, более недавнего происхождения. "В приходах, где находят

1 Джон Лильберн. Памфлеты, стр. 99, Соцэкгиз. 1937.

ся общины, - указывает Уинстэнли, - богатые норманны-фригольдеры или новые, еще 'более жадные джентри чрезмерно переполняют (overstock) общинные пастбища овцами Е скотом, так что давивши не держатели (tenants) и бедные труженики едва могут держать корову, так как" она наполовину погибнет от голода. Итак, бедные, как были, так и остались бедными; они не имеют даже той помощи, на которую могли рассчитывать, когда король (или завоеватель) стоял у власти" (стр. 8). Революция ничего не принесла трудящимся массам: "Разве это - не рабство, говорит народ, если мы должны просить милостыню у. своих братьев, делать на них за поденную плату тяжелую и грязную работу, или умирать с голоду, или красть, сбиться с пути и быть . повешенными как люди, непригодные для жизни на земле, хотя в Англии земли достаточно, чтобы прокормить в десять раз больше народа, чем в ней есть...> (стр. 9). Далее, исходя из теории естественного права и победы революции, Уинстэнли обосновывает право простого народа на землю.

Однако для Уинстэнли как для утописта характерно, что, признавая необходимость насилия по отношению к королю, чтобы восстановить "прирожденные естественные права простого народа на землю", он не считает в то же время возможным применять насилие по отношению к "старшему брату", т. е. к имущим группам буржуазного типа. Никого не следует принуждать к вступлению в проектируемое коммунистическое общество, так как вначале многие будут против него (стр. 14). Сознавая довольно четко, что поведение общественных групп зависит от их интересов, Уинстэнли тем не менее считает, что "старших братьев" можно только убеждать в несправедливости существующего строя н в том, что все выиграют от уничтожения несправедливых порядков. Уинстэнли сообщает, далее, что он еще два года тому назад выработал предлагаемый план, на основании которого мдгут быть установлены справедливые порядки. Сперва он не собирался публиковать его, но в конце концов внутреннее горение заставило его сделать это. Возможно, что не все предлагаемое им правильно, но пусть Кромвель поступил подобно пчеле, высасывающей из цветка мед. "Хотя этот план подобен плохо обтесанному бревну, все же опытный рабочий может попытаться сделать на основании его прекрасную постройку? (стр.11).

Уинстэнли выступает иак типичный утопист, не видящий перед собой реальной исторической силы, способной осуществить его программу, и обращавшийся за этим то вообще к разуму человеческому, то к властям, то к отдельным влиятельным личностям. Уинстэнли обращается к_Кромвелю с призывом немедленно принять меры к тому, чтобы "земли, почитаемые принадлежностью всего государства, эти старинные общие земли и пустоши всего английского народа, а также все недавние приращения к ним, как то: церковные земли, 'конфискованные у короля парки н лесные - были объявлены свободными для устройства общин тем, кто жертвовал кровью и имуществом для их завоевания, а также всем желающим примкнуть" (стр. 14). Если Кромвель не пойдет по этому пути, то слава, котооую он снискал своей мудростью, поблекнет навсегда и честь его будет запятнана. Он погибнет сам или проложит дорогу еще большему рабству, чем то, которое господствовало до сих пор. Далее, Уинстэнли, обращаясь к "д,ружески настроенному и свободному от предрассудков (unbiassed) читателю",' -заявляет, что считает необходимым дать краткое изложение своей системы в целом. Он говорит', что его программа "провозглашает правительство без купли и продажи земли и законы свободной и мирной республики... Каждое семейство будет жить порознь, как тепарь... Каждое ремесло будет улучшено значительно больше, чем теперь, дети будут воспитываться и обучаться в подчинении родителям и старшим больше, чем теперь. Земля будет обрабатываться, и плоды будут сниматься я относиться в склады общими усилиями -всех семейств. Богатство складов будет общей собственностью каждой семьи. Не будет ни ленивых, ни нищих в стране... Республиканское правительство соединит весь народ в одном сердце а уме? (стр. 15"16). На этом заканчивается обширное предисловие Уинстэнли, и он приступает к описанию будущего общества.

Детали коммунистического строя, однако, не очень интересуют его, и описание его в книге занимает гораздо меньше места, чем рассуждения. План общественного устройства он излагает только начиная с IV главы. Первые три главы "Закона с вобод ы - поев ящ ены исс ледов а-виям вопроса "в чем заключается истинная свобода". "Истинная свобода,"по славам Уинстэнли," состоит в том, чтобы человек получал пищу и все, что нужно для сохранения жизни, другими словами, в пользовании землей... Лучше человеку не иметь тела, чем не иметь пищи для него. Поэтому отнятие земли одним братом у другого есть угнетение и рабство, а: свободное пользование ею - истинная свобода? (стр. 17"18). В противоположность Т. Мору, который в "Утопии" совершенно ве отводил места для рассмотрения вопроса о наилучшей форме правления, Уинстэнли подробно говорят "о сущности правительства вообще? (так озаглавлена у яего II глава) и о* том, "откуда оно произошло" (глава ' III). Уинстэнли не мыслит себе будущего общества', без власти, однако она должна радикально различаться от существующей до сих пор. Он не является, следовательно, :протнвником централизованного управления, как это можно было бы судить по выступлениям диггеров: он лишь против власти, ушетающей народ. Вообще же существование управления (magistracy), по его мнению, вполне целесообразно, когда оно направлено к общему благу. Осуществление коммунистических отлотпений Уиисгадли связывал с определенной политической формой"с республиканским строем, в котором все >ш-новинки должны быть выборными.

"И ста н ные ре с п убл и к awe кие чиновники выбираются теми,". пишет Уинстэнли," кто нуждается в "их и кто судит их за их работу? (стр. 34). Все должностные лица в республиканском государстве должны ежегодно переизбираться: "Если общественные чиновники долго остаются у власти , она перестают быть скромными, честными и заботящимися о своих братьях ж одеваются в одежды жадности, гордости и тщеславия. Большие посты в государстве и в армии изменили характер многих благородных людей. И природа учит иас, что вода портится, когда долго стоит, а между тем проточная вода всегда остается свежей и пригодной для общего пользования? (стр. 36). Однако во всеобщее избирательное право Уинстэнли вносит некоторые ограничения. Так, пассивного избирательного! права должны быть лишены все негражданские личности, к каковым Уинстэнли причисляет пьяниц, смутьянов, трусливых, невежественных людей, которые боятся говорить правду, чтобы не рассердить других, и болтунов. Все эти бессодержательные люди не могут быть избираемы должностными лицами республики, ио все же могут иметь голос при выборах. Однако есть категория, которая лишена и активного и пассивного избирательного права. Это, по определению Уинстэнли, "все те, кто заинтересован в монархической власти. Они не должны ни избирать, ни быть избранными, так как они не могут быть друзьями народной свободы" (стр. 37), Также те, кто так поспешно покупал и продавал республиканские земли, не должны ни избирать, ни быть избранными (стр: 38), т. е. в свободной 'республике должны быть лишены политических прав приверженцы старой власти и спекулянты. Здесь мы видим в зачаточной форме мысль о диктатуре трудящихся - идею, которую -через полтораста лет развивает Бабеф.

На государственные должности Уинстэнли рекомендует избирать людей, страда"-* ших при абсолютизме, так как они будут друзьями других угнетенных, а также тех, кто принимал участие в гражданской войне, рискуя своей жизнью я достоянием, освобождая страну от рабства; и, во всяком случае, "людей смелых, которые не боятся говорить правду, так как позор для Англии в наши дни, что многие имеют рабский страх перед людьми". Избирать имеют право В'се, достигшие 20 лет, быть избранными - только имеющие 40 лет. "Если будет избран бедный человек,"пишет Уинстэнли,"то следует оказать такому человеку ежегодную поддержку из общественных средств, пока не упрочится республиканская свобода, когда уже никто не будет нуждаться в такой поддержке? (стр. 39).. Очевидно, Уинстэнли предполагал, что будет какой-то переходный период между современными ему общественными порядками- н проектируемым им коммунистически" обществом, во время которого будут действовать а ограничение избирательного права и поддержка бедноты.

IV глава посвящена описанию политического устройства нового общества. У Уинстэнли, так же как в "Утопии" Мора, семья, основанная на полной свободе брака, является основной ячейкой производственной а общественной жизни нового государства. В соответствии с этим отец семьи - это политическая должность, он является как бы низовым общественным чиновником, на него возлагается обязанность воспитывать своих детей, пока они вырастут, и обучать их -ремеслам и обработке земли (стр. 40). Производство в республике носит характер мелкого производства, связанного с семьей, что понятно, так как крупные мануфактуры в эпоху Уинстэнли еще не были широко распространенным явлением. Правда, у Уинстэнли есть отступление. Для целей педагогических общество содержит мастерские, где получают подготовку мальчики, которые почему-либо не могут или не желают обучаться ремеслу в семье своего отца. Той грани, которую проводит Томас Мор между ремеслом и сельским хозяйст-' вом, у Уинстэнли нет. Каждый обязан трудиться до 40 лет в той отрасли, в которой он -сам пожелает. Труд в республике Уинстэнли, будучи обязательным, но является индивидуальным: он организован в пределах общины. У Уинстэнли нет никаких указаний на то, что производство должно регулироваться в общегосударствен-аш масштабе," идея, которую мы находим у Мара. Община выделяет из своей среды специальных инспекторов-надсмотрщиков, постоянно наблюдающих за производством отдельных семей. Распределение продуктов носит общественный характер. Каждая семья поставляет продукты своего производства в общественные магазины и берет юз них все, что ей необходимо как для личного потребления, так и для производства* Но Уинстэнли далек от практики мюнст&рских аиабаптистов с ш потребитель-схим коммунизмом. "Должен ли каждый человек считать дом 'ближнего как бы своем и жить с ним вместе, как в одной семье? Нет,? отвечает Уинстэнли," хотя земля и склады общие для всех семей, но каждая семья должна жить отдельно, как и до сих пор; дом, жена, дети, домашняя утварь, все, что человек взял из складов для удовлетворения необходимых потребностей этой семьи," все это составляет собственности этой семьи для мирного пользовании им".,

Уинстэнли ярко рискует картину нового общества: '"Земля должна быть обрабатываема, плоды ее должны быть собираемы и свозимы в склады м житницы трудами каждой семьи. Если какой-нибудь человек или семья нуждаются в зерне или других припасах, оня могут идти в склады и получать там без денег. Если они нуждаются в лошади для езды, они-едут летом в поле, а зимой в общественные конюшни и получают лошадь от надсмотрщиков; когда их поездка окончена, они отводят лошадь обратно туда, где ее взяли, не уплачивая за это денег. Если кто-либо нуждается в пище или съестных припасах, он может пойти либо в лавку к мяснику и получить там, что ему яужно, без денег, либо к стадам овец или рогатого скота, где он может взять и зарезать, что ему нужно для его семьи, без покупки и без продажи. Все богатства земли, должны быть общим имуществом на следующем основании.: уход за землей и все работы на ней производятся общим трудом всех семей, (без купли и продажи... Повсюду -в городах и; деревнях должны быть устроены склады, куда сносятся все земные плоды и другие вещи, приготовленные ремесленниками; и откуда она выдаются для употребления по мере надобности отдельным семьям и лицам. .Или же они отправляются на кораблях в чужие страны в обмен на те вещи, которые наша страна не хочет или не может производить. Ибо все труды земледелия и ремесел внутри страны и все сношения с другими странами должны производиться на пользу общественного имущества. И так как каждый работает на общественное имущество, то каждый должен свободно пользоваться всеми продуктами, находящимися на складах, для своего удовлетворения и счастливой жизни без купли-продажи и без какого-либо стеснения? (стр. 74?75). Таким образом, коммунизм Уинстэнли не уравнительный: распределение продуктов происходит у иего, так же как у Мора, по потребностям. Однако если замечено, что семья вырабатывает в течение известного промежутка времени меньше, чем она может произвести, и берет аз складов больше, чем ей необходимо, то соответствующий надсмотрщик делает главе семьи первый раз простое замечание, а при повторении на зиновиого накладывается более существенное наказание. Такие же меры применяются к тем, кто портит материалы, орудия или ян струме и ты.. Из п риведеиного отрывка, д ал ее, следует, что торговля воспрещена абсолютно. Денег не существует. Золото и серебро употребляются не для чеканки монет, а только для изготовления домашней утвари (стр. 85). Исключение делается для торговли с другими странами. Учреждается государственная монополая внешней торговли. Продукты вывозятся и ввозятся на судах, принадлежащих государству, за счет общественного капитала (stock). Прибылью пользуются общественные магазины..

Нарисовать картину обобществленной в крупных размерах внешней торговли Уинстэнли было нетрудно, так как практика тогдашних монопольных компаний давала дли этого прекрасный материал. Несмотря на то что производство в республике Уинстэнли обобществлено только в пределах общины, коммунизм Уинстэнли должен быть признан централистическим, так как организация принудительной .власти сохраняется и имеет централизованный характер. Основной административной единицей является город, местечко или община. Такая административная единица имеет следующих должностных лиц: троих, четверых или шестерых мировых посредников (соответственно величине общины), четыре рода mi-сдекторав-надсмотрщиков, солдат, так называемого мастера и палача. Мировые посредники управляют общими делами общины и .выполняют ' судебные функции. Первые три категории надсмотрщиков наблюдают -за общественным спокойствием, инспектируют .ремесло и общественные оклады-магайины. Четвертый род, надсмотрщиков-" это люди, достигшие 60 лет и этим самым ставшие главными инспекторами (general overseer) над общественной ж изн ью вообще. Он и следят за выполнением законов, они имеют право контролировать н привлекать всех должностных лиц -к суду за невыполнение долга. Зовутся он""старшие? . ^elders*) (стр. 46). Солдаты, выполняющие а мирное время функции милиции, так же как и остальные должностные лица, ежегодно пере избираются, ибо "солдат - талсой же чиновник, как всякий другой". Солдаты полностью подчинены гражданским 'властям. Обязанности так 'называемого мастера (task-master) заключаются в том, чтобы следить за выполнением приговора суда над теми, кто утратил свободу, назначать им работу и следить за ее вьгаолненаем (стр. 47). В связи с этим надо заметить, что в идеальной республике Уинстэнли имеется категория, несколько напоминающая ра'боз "Утопии". Это люди, лишенные по суду свободы и приговоренные к году принудительных работ за нарушение законов республики. Такого рода нака&анадо подвергается тот, хто соблазняет другого продать или купить что бы то ни было, кто продает свой труд ала покупает чужой, кто называет землю "своей" (в последнем случае наказание усугубляется тем, что на лбу осужденного выжигаются его слова). Так же как iMop, Уинстэнли нередко называет этих людей "р,абы" (

Следующей за городом или приходом ая-н-книстративной единицей является графство. В пределах графства высшей 'властью является сенат или судебная палата .(Judge-court), составленная из судей, мировых посредников городов, расположенных в графстве, над см отрщиков я отряда солдат в 'заседающая поочередно четыре раза а год з различных округах графства {стр. 49). Таким образом, Уинстэнли ничего не изменяет в административном] делении страны, существовавшем - его время. Он пользуется уже исторически сложившимися условия, ми. Это очень характерно для Уинстэнли. Он целиком стоял на английской почве ч пытался строить будущее общество из того 'Материала, который был у пего под руками. Возглавляется респу блика "высшей палатой справедливости"," парламентом, который "наблюдает за всеми другими учреждениями и действиями должностных лиц и, обладая всей полнотой власти, являясь представителем всей страны, устраняет всякое недовольство и улучшает жизнь народа, который угнетен".,

Основную задачу парламента Уинстэнли видит в поддержке социально-слабых элементов, так как, замечает он, "сильные, или пользующиеся тиранической властью, не нуждаются в защите? (стр. 50). В соответствии с этим в переходный период от тиранической власти к свободной республике парламент должен провести ряд мероприятий, которые тут же подробно перечисляются. Парламент должен также заботиться о сохранении мира. В случае нападения на Англию парламент, мобилизовав армию, должен в то же время послать своих представителей во враждеб-, ную страну, чтобы побудить ее к миру (стр. 55). Республиканская армия может быть направлена не только против внешних врагов, но против всех, кто покушается на республиканский порядок. <Как в дни монархии," пишет Уинстэнли," армия употреблялась для укрощения всех, кто боролся против королевской собственности, так же в дни свободной 'республики армия должна употребляться для со-прогнал ени я н пода в ле н ия в сех, к то пы-тается восстановить королевское рабство" (стр. 65).

Уинстэнли проектирует централизованную организацию республиканской прессы. Республиканской информацией должны за-ведывать так называемые почтмейстеры. В каждом приходе выбирается два таких "информатора". Они собирают повсюду сведения о замечательных происшествиях (о явлениях природы, о несчастных случаях, восстаниях, открытиях и т. д.) и от* сылают их в столицу. Там, имеется четыре главных "почтмейстера", которые эти сведения приводят в порядок, группируют помесячно и печатают ввиде книг. Затем эти книги рассылают "информаторам" всех общин страны, которые обязаны сообщить содержание книг членам своей общины (стр. 63?64). В республике Уинстэнли господствует полная свобода религиозных убеждений. Его республиканское духовенство (ministry)"не служители какого-лаЙо культа, а скорее своеобразные деятели, политического и культурного просвещения. Республиканское духовенство долокло а** ботиться о соблюдении еженедельного отдыха и устраивать в этот день собраниям на которых оно: 1) сообщает содержание полученных "почтмейстером" отчетов о различных делах страны; 2) читает отдельные главы из свода законов страны, для того чтобы граждане всегда помнили их; 3) читает лекции то истории Англии а других стран, по вопросам искусства и науки, по естественной истории, о природе человека, о его слабостях и силе, "о внутреннем и внешнем 'рабстве" и т. п. Лекции не всегда должны читаться на английском языке, но иногда также и на иностранных языках, для того чтобы граждане английской республики могли учиться у своих соседей и приобрести любовь и уважение последних (стр. 55?57).

V глава "Закона свободы" посвящена "воспитанию человечества в школак и на производстве". Законы республики требуют, чтобы не только отец, но и все надсмотрщики и чиновники интересовались воспитанием детей и наблюдали, чтобы дети обучались тому или юному 'ремеслу и чтобы не было в общинах детей, проводящих время в праздности. До известного возраста дети обучаются отцом, а затем посылаются в общественные школы, где изучают законы республики, знакомятся с ремеслами и иностранными языками. Уинстэнли, как уже _ приходилось отмечать, весьма враждебно относился к книжной учености {k nowl ekr е of the s chol ar s). Ни одна группа детей не должна заниматься только книжной наукой. Все без исключения должны получать также техническое образование. В обществе не должно быть касты чисто книжных ученых, считающих себя выше своих братьев. "Поэтому, - замечает Уинстэнли," чтобы яредуиреднгь ленность и опасность макиавеллевского обмана, выгоднее для республики, чтобы дети вовлекались в ремесло и вообще в физические занятия так же, как в изучение языков или истории. И если пальчики занимаются изучением ремесла, то девочки - чтением, шитьем, вязаньем, ткачеством, прядением льна или шерсти, музыкой и другими легкими работами. Они работают по снабжению общественных складов одеждой или по украшению частных жилищ? (стр. 68). Точно так же как многие более поздние социалисты-утописты, Уинстэнли развивает мысль о быстром росте производительных сил в проектируемом им обществе. Общество должно содействовать людям, способным совершенствовать ремесла и искусство. Надсмотрщики должны прилагать все усилия, чтобы новые изобретения были широко распространены (стр. 71).

В VI главе, которой заканчивается книга, Уинстэнли подробно рассматривает вопрос о роли закона в государстве и утверждает, что старые, королевские законы не могут служить свободной республике (стр. 76). Закон, по определению Уинстэнли,?"это правила, которыми люди управляются в своих действиях для сохранения общего мира?^ (стр. 78). Законы должны быть кратки и выразительны, чтобы их йог знать весь народ. Тут же Уинстэнли пытается дать пример такого законодательства.

Он предлагает ввиде четко разработанных 62 параграфов проект основных законов, на которых должна быть построена республика '(стр. 81?89). Законы Уинстэнли в сжатом виде резюмируют то, о чем уже говорилось в тексте. Все наиболее важные стороны общественной жизни охвачены законопроектом. Впервые в истории социалистической мысли идея коммунистического общества была изложена не в форме рассказа о строе, существующем в какой-то фантастической стране, а ввиде детального, разделенного на статьи законопроекта. Тут Уинстэнли на сто лет опередил Морелли с его "Образцом законодательства, согласно с намерениями природы" и на 150 лет"Бабефа, предполагавшего на другой день после переворота ввести в действие проекты своих декретов.

?

Система взглядов Уинстэнли' своими исходными теоретическими положениями имела идею естественного права об исконном равенстве всех людей, о праве каждого человека на землю и признание труда единственным источником богатства. Если идея естественного права была широко распространена в его время, то мысль о труде как единственном источнике богатства вряд ли могла быть почерпнута Уинстэнли из какой-либо литературы. Во всяком случае, обе эти идеи привели его к мысли, являющейся для него центральной,?" признанию частной собственности на землю основным источником всех социальных (зол и бедствий. Однако не следует думать, что коммунистическая система Уинстэнли возникла из какого-либо логического рассуждения. Сама живая действительность, с ее противоречиями, наталкивает Уинстэнли на мысль, что корни классового расслоения общества на богатых и бедных, на управляющих -и подчиняющихся, что причину всех народных страданий надо видеть в частной собственности на средства производства, и глазного из них - земли. Экспроприация крестьянства, принявшая к XVII в. значительные размеры, давала Уинстэнли яркие примеры. Но он не остановился на этом. Отрицание частной собственности привело его к утверждению необходимости восстановления утраченного, по его мнению, некогда человечеством коммунистического владения основным средством производства"землей. Земельная община в английской деревне XVII в. являлась еще реальностью, вокруг которой пязвертывалась жестокая классовая борьба.. Община, приход, так и остается основным ядром проектируемого им коммунистического общества. В этом он близок к коммунистическим сектам средневековья. Да и аргументация в памфлетах Уинстэнли имеет много общего с анабаптистской. Б. П. Волгин 'совершеню справедливо 'замечает, что у" Уинстэнли наблюдалось "переплетение струи релипиоэ-гной и струи рационалистической"1.

7 "Исторический журнал" - 3?4

Уинстэнли является фигурой оереходной моха, и это отразилось на его мировоззрения. В нем дет той цельности, которая характеризует коммунистов-рационалистов XVIII века. Все же .его идеи принадлежат больше будущему, чем прошлому. Он сумел подняться над примитивным крестьянским "коммунизмом" религиозных сект и в том числе над общинным коммунизмом диггерского движения и нарисовал стройный план социалистической республики. Историческая ограниченность его системы заключается в разрыве между идеалом и способом его осуществления. Но это не его вина, а беда того социального строя, который он отражал) и & котором пролетариат .являлся лишь угнетенной, страдающей массой, неспособной к самостоятельному иошитчеекому действию этом он примы'кает к уггогшчеашму социализму, для которого еще не существовало реальной исторической сильт, способной бороться за коммунистический строй и осуществить его. И все же у Уинстэнли мы встречаем ряд намеков на некий переходный период, когда все эксплоататорские элементы должны быть подавляемы властью, осуществляющей интересы трудящихся классов," идея, 'которую мы встретим только спустя 150 лет в бабувистском движении. Такое предвосхищение не является случайным. Энгельс отмечал, что "англий

1 Ом. К- Маркс - и Ф. Энгельс. Соч. Т. XIV, стр. 860"261.

екая революция XVII века представляет точный прообраз французской революции 1789 года... Жиронде, Горе н эбертнетам с байувястами (соответствуют преевитераане, индепенден'ты и левеллеры" . В основе идей "вставных левеллеров", или диггеров, лежало социальное движение "того слоя, который был более или менее развитым предшественником современного пролетариата? 8," движение, породившее я бабувизм.

Развить последовательно мысль о диктатуре трудящихся мешала Уинстэнли со-циалыная слабость того пролетаризированного крестьянства, выразителем чаяний которого он являлся и которое было способно в своей беспомощности ждать избавления только от какой-нибудь внешней, высшей, силы. "Незрелому состоянию капиталистического производства, незрелым классовым отношениям соответствовали и незрелые теории" 4.

Коммунистическая утопия Уинстэнли появилась на стыке крестьянско-плебейских еретических движений средневековья и рационалистического социализма нового времени, самые ее противоречил отражают перелом в истории социалистических идей.

1 К. Ма р к си. Ф. Э н г- е л ь с. Соч.' Т. И, стр. 351.

3 К. М арке и Ф. Э иге ЛУС. Соч. Т. XIV, стр. 18.

* К. Маркс ш Ф. Энгельс. Саг Т. XV, стр. 512.

1

ДОКУМЕНТЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОИНЫ

С ФРОНТОВ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

ТРОФЕИ ВОЙСК ЗАПАДНОГО ФРОНТА ЗА ПЕРИОД С 6 ФЕВРАЛЯ

ПО 5 МАРТА 1942 ГОДА.

За период с 6 февраля по 5 марта войсками Западного фронта захвачены у противника следующие трофеи: танков ?43, орудий "285, минометов - 83пулеметов - 491, автоматов - 236, винтовок - 3.804, самолетов - 28, планеров - 4, автомашин - 794, мотоциклов и велосипедов"189 и 1 вагон с велосипедами, тракторов н тягачей - 13, повозок и саней - 653, лошадей - 1.012, раций - 6, седел - 153, проволоки" 50 тонн, бензобочек"13.361, бронеплошадок"2, снарядов артиллерийских" 10.400, кроме того 249 ящиков со снарядами, 2 склада со снарядами (еще не подсчитаны) и 160 вагонов со снарядами, мин - 4.166 и 113 ящиков с минами, гранат - 2.915 и 14 ящиков с гранатами, патронов - 991.000 и 35 ящиков с патронами, авиабомб? 10 вагонов и неподсчитанный склад с авиабомбами, гильз снарядных"7.090, паровозов">16, вагонов - 599.

За это же время немцы потеряли в районе Западного фронта убитыми не менее 40 тысяч солдат и офицеров.

Освобождено от противника войсками Западного фронта 263 населенных пункта, в том числе города Сухиничи, Юхнов, Дорогобуж.

Совинформбюро.

"Правда" от 7 марта 1942 г.

ТРОФЕИ ВОЙСК КАЛИНИНСКОГО ФРОНТА ЗА ПЕРИОД С 5 ФЕВРАЛЯ

ПО 8 МАРТА 1942 ГОДА

За период с 5 февраля по 8 марта войсками Калининского фронта захвачены у противника следующие трофеи: танков - 78, орудий разных калибров - 172, минометов"'209, станковых и ручных пулеметов - 824, противотанковых ружей "181, автоматов - 568, винтовок - 3.432, автомашин^ 1.177, повозок - 300, кухонь ?8, радиостанций - 30, паровозов - 2, гранат - 9.000, мин - 10.500, снарядов - 7.000, патронов винтовочных - 2.000.000, 2 эшелона и 2 склада с боеприпасами, 2 вещевых склада.

За это же время сбито в воздушных боях, огнем зенитной артиллерии и уничтожено на аэродромах 277 немецких самолетов, подорван бронепоезд с десантом автоматчиков, уничтожено 39 танков, 142 орудия, 70 пулеметов, 2.629 автомашин, 27 мотоциклов, 1.374 повозки, 2 паровоза, 104 железнодорожных вагона, 17 цистерн, склад горючего и 7 складов со снарядами.

Комментарии:

Добавить комментарий