Кооперация. Страницы истории Ин-т экономики РАН / Часть I

К ВОПРОСУ О ЮБИЛЕЙНЫХ ДАТАХ РОССИЙСКОЙ КООПЕРАЦИИ

А.В. Соболев

В октябре 1915 г. российское кооперативное движение торжественно отметило свое 50-летие. В это время Россия обрела мировое первенство как по количеству лиц, участвующих в движении, так и по числу действующих организаций, среди которых выделялись кредитные и потребительские кооперативы. А начало отечественной кооперации было положено 22 октября 1865 г. когда состоялось утверждение Устава ссудо-сберегательного товарищества. Этот кооператив открылся в селе Дороватово (оно же Рождественское) Рождественской волости Ветлужского уезда Костромской губернии. Основали <Рождественское ссудное товарищество> братья Святослав и Владимир Лугинины. 23 октября 1865 г. регистрируется <Первое Рижское потребительное общество>, которое учредили немецкие организаторы, проживавшие в Риге. В обоих случаях одним из непосредственных идейных вдохновителей кооперативов в России явился Г. Шульце-Делич. Уставы первых кредитных и потребительских кооперативов содержали основы теоретических и практических разработок немецкого кооператора.

По мнению русского историка МЛ Хейсина, который собрал сведения о том, что кооперативы в России стали возникать с 1862 г. <немецкое население явилось первым носителем наших производственных и потребительских кооперативов>1. Действительно, появившиеся потребительские общества 1865 -1866 г гг, открывались немецкими учредителями, жившими в Риге, Ревеле (Таллинн), Дерпте (Тарту) и Санкт-Петербурге. В 1866 г. в Харькове было учреждено первое русское потребительское общество, созданное Н. Баллиным, В. Козловым и другими представителями отечественной интеллигенции и университетской профессуры. Устав каждого общества рассматривался и утверждался в столице Министерством внутренних дел.

Не все первые кооперативы имели успехи, многие существовали недолго и закрывались, в том числе рижское общество, но

1 Хейсш МЛ. История кооперации в России. - Л.: Время, 1926. - С. 29-30.

они вызывали подражания и в последующие десятилетия единично появляющиеся общества сменяются настоящим потребительским движением, которое распространяется по стране и все больше тяготеет к использованию всемирно известных принципов английского потребительского общества Рочдель. В год появления первого российского кооператива в Англии, помимо рочдельских пионеров, успешно действующих в 1844 г. насчитывалось примерно 800 кооперативов, в Германии - 200. Было бы ошибочно полагать, что кооперативы, которые в России первоначально прививались, насаждались под влиянием Западной Европы. Основные причины, позволившие возникать кооперативам везде и всюду, общеизвестны: капитализация экономики и формирование рыночной системы, реформирование народного хозяйства и демократизация общества, распространение кооперативных идей и появление социальных слоев, желающих и готовых использовать для решения своих проблем такой институт как кооперацию.

В период становления отечественной кооперации Западная Европа Обладала качественными преимуществами и первенством в кооперативной области: вдохновляющие идеи и апробированные принципы организации работы, привлекательные примеры и успехи в деятельности, накопленный опыт и конституированные организационно-правовые формы. В начале XX века, когда российская кооперация обрела силу, были предприняты попытки пересмотреть дату начала отечественной потребительской кооперации для того, чтобы придать ей больше патриотического звучания.

Зачинателями стали <Воспоминания старожила>, которые печатались в номерах читинской газеты <Забайкалье> за 1902 год, а в - 66 утверждалось, что в 1964 г. на Петровском заводе была открыта договорная общественная лавка. Это утверждение основывалось на памяти старца, помнившего еще живших рядом с ним в 30-е годы XIX века ссыльных декабристов. Память старожила удивляет: дата открытия лавки указана с точностью почти до месяца, а цены на товары приводятся до долей копеек. <Воспоминания> наделили потребительскую лавку чертами общества, организация которого приписывалась А. Першину и декабристу И. Горбачевскому. Историческая бездоказательность подобного <открытия> первого русского потребительского общества была настолько очевидна современникам, что кооперативная общественность проигнорировала газетную статью.

Сегодня стоит только ознакомиться с перепиской, которую активно вел И. Горбачевский со своими корреспондентами, чтобы убедиться, что старый декабрист был весьма далек от кооперативного движения. В апреле 1864 г. он отмечает: <Жизнь такая однообразная, что даже скучно об этом говорить и писать, ... настоящее гадко, будущего для нас нет, будущее для нас неутешительно; занятия пустые, бесплодные, хлопотливые - отвратительные по своему существу, - и свойству, можно прибавить; следовательно, предоставляю Вашему опыту, вообразите, что мы делаем, как живем и проч.>. Таковы по характеру и содержанию и другие письма: <нового ничего нет> (июнь), <новостей у меня почти никаких> (декабрь)2.

В разгар первой мировой войны кооперативный историк А.В. Меркулов, очевидно из патриотических соображений, выразил несогласие вести начало потребительских организаций в России от рижского общества. Автор <Исторического общества потребительской кооперации в России> отразил тот факт, что русская потребительская кооперация отмечает в J915 г. полувековой юбилей и что первым уставным потребительским обществом является рижская организация. Однако кооперативное движение, по Меркулову, начинается в 1864 г. в Кыновском заводе Пермской губернии, в котором <возникла достаточно определившаяся, хотя и не уставная потребительская организация,... она и должна считаться началом нашей потребительской кооперации, хотя устав этой организации, действующей без перерыва и по сие время, был утвержден лишь шесть лет спустя>. Приводятся доказательства: <Еще в 1864 г. служащие завода решили сообща выписать годовую потребность чая прямо из Москвы, ... в следующем году чай был закуплен в Кунгуре в 1867 г. была организована уже общественная лавка>1.

Очевидна попытка выдать недоказуемую по времени образования примитивную форму складчины за потребительский коо-

2 Государственный исторический музей. Отдел письменных источников (ГИМ ОПИ). - Ф. 250, ед. хр. 1.

Меркулов А.В. Исторический очерк потребительской кооперации в России. -М.: Московский союз потребительных обществ, 1915. - С. 8-10,25-26,

ператив. Документы же Кыновского общества свидетельствуют о том, что много лет это была организация избранных, заводской <аристократии>, замкнутой в узком кругу: из двух с половиной тысяч человек, проживающих на заводе, лишь полусотня людей числилась в членах общества, поскольку устав предусматривал прекращение приема членов сверх этого числа. Этот же устав, утвержденный в 1870 г. в качестве единственного капитала указал ссуду, которую дал для организации заводовладелец С.Г. Строганов.

Таким образом, трудно доказать или опровергнуть Кынов-ские начинания (устный договор), так же как и Петровские <воспоминания> (лавка на договоре), которые за давностью лет были не документированы и основывались на личных воспоминаниях. Очень сомнительно выглядят эти потребительские организации как кооперативные в строгом смысле слова, так как к ним применимы далеко не все общеизвестные кооперативные принципы, которые требует использовать устав Международного кооперативного Альянса для того, чтобы считать каждый кооператив подлинным.

Конечно, некоторые русские потребительские общества появлялись и конституировались на основе харчевых артелей и иных потребительских, артельных и общинных начал, характерных для России XIX века. Будучи бытовым явлением, потребительские артели позволяли своим членам получать небольшие сбережения, которые могли дать приобретенные на общий счет продукты потребления. В течение долгого времени из-за неразвитости законодательной базы существование артелей определялось обычным правом или устными или даже письменными договорами. Но, если принимать артельное движение русского народа за кооперацию, как известное институциональное образование, то можно зайти далеко вглубь веков вплоть до татаро-монгольского периода и считать <братии> кузнецов и древоделов, артели каменщиков и плотников, ярыжные (бурлаки) и иные артельные объединения первенцами кооперативного движения.

Уже в наше время появилась иная дата начала кооперативного движения в России. Авторство принадлежит СП. Днепровскому, издавшему в 1968 г. книгу <Кооператоры>, в которой он предлагал рассматривать в качестве первых кооператоров России ссыльных в Сибирь декабристов, организовавших, по его мнению, в 1831 г. на Петровском заводе в Забайкалье первое рус-S ское потребительское общество, которое называлось <Большая артель>. День 2 марта 1831 г. когда узники огласили между собой устав артели, официально признан аппаратом постсоветской системы Центросоюза, объединяющей почти все нынешние потребительские общества страны, датой отсчета кооперативного движения и потребительской кооперации России. 2 марта 2001 г. объявлено 170-летним днем рождения первого потребительского общества в России. Активным инициатором этого первенства является А.П. Макаренко, который приводит следующие формальные доводы: <Легализацией <Большой артели> можно считать разрешение местных властей на ведение хозяйственной деятельности за пределами каземата. А все остальные признаки - устав, выборные органы управления и контроля, многообразная хозяйственная деятельность, свидетельствует о праве называться первым национальным потребительским обществом в России>. К этим поверхностным доказательствам добавляются вовсе не соответствующие действительности утверждения о том, что <Большая артель> успешно действовала до 1839 г. когда все ее члены вышли на свободу из крепости. Однако многие из них и их дети продолжали быть пайщиками <Малой артели> - ссудо-сберегательного кооператива, который функционировал с 1834 г. по 18812 г.>4.

Подобное мифотворчество не отражает фактической картины жизнедеятельности и быта ссыльных декабристов, тех средств, которые ослабили тяжесть их неволи на первой массовой политической каторге в России. Для понимания того, что артельные начинания декабристов не являлись потребительским обществом, достаточно тех фактов, которые изложены в статье <Вельможная каторга и ее артельное хозяйство>5, а также в статье Е.Н. Козловой <Артель декабристов в Сибири>6.

Стоит только напомнить, что <неограниченная деятельность, выходящая за пределы каземата>, в денежно-материальном виде выражалась в сотнях тысяч рублей, вещах и продуктах, поступавших к родовитым ссыльным от их родственников из Европейской России. Деньги шли на удовлетворение всевозможных

4 Макаренко А.П. Теория и история кооперативного движения. Учебное пособие. - М.: ИВЦ <Маркетинге, 1999. - С. 187-188. См.: Вопросы истории. - 2000. - - 2.

См.: Кооперация. Страницы истории. -Т. 1. - Кн. 1. - М.: Наука, 1999.

потребностей, и эти внешние поступления позволили сотне подопечных коменданта СР. Лепарского за три с небольшим года накопить и перевести из Читы в Петровский завод личного имущества весом около полутора тысяч пудов. В каземате завода был составлен устав артели, в котором ясно отражена цель договорных отношений ссыльных - <иметь на лицо определенную сумму денег>, В существовании устава особую заинтересованность проявлял комендант, с которым высокородные заключенные установили особые отношения. В архивах документально отражена артельная деятельность с 1832 г. по 1836 г. после чего она прекратилась в силу того, что в Петровском в последующие годы оставались лица обеспеченные, осужденные по первому разряду. За счет богатых соузников, которые получали больше официально положенных денежных средств под предлогом помощи малоимущим товарищам по несчастью, происходило ежегодное формирование доходной части артельного бюджета. Все нуждающиеся декабристы являлись членами артели, хотя к некоторым из них остальные соузники относились с нескрываемым презрением.

Но, если все же считать, что <Большая артель> является потребительским обществом, то с такой же легкостью таковым может быть любое тюремное хозяйство арестантов и заключенных XIX в. в том числе община (огул) польских ссыльных в Забайкалье, которая существовала во времена сибирского затворничества декабристов. На родословную, идущую от артели вельможных заключенных с полным правом и в первую очередь могут претендовать все современные учреждения пенитенциарной системы России, а также любая коллективная касса (<общак>) и иная организованная хозяйственная деятельность современных арестантов и заключенных.

Потребительские общества и артели обладают свойством быть похожими друг на друга, но между ними существуют очевидные различия, тем более, если речь идет о тюремном артельном хозяйстве. Сотню лет назад эта разница была общеизвестна. Тюремные учреждения и начинания арестантов и заключенных, в том числе и ссыльных декабристов, о жизни которых русская общественность знала вплоть до интимных подробностей, не являлись и не считались кооперативами. В действующем нормальном уставе потребительских обществ России (1897 г.)  12 категори-10 чески предписывал, что <не принимаются в состав потребительного общества... лица, подвергшиеся ограничения прав по суду>.

Представляя собой некую форму вспомоществования и взаимопомощи, тюремные артельные начинания декабристов, как и многие русские артели того и более раннего времени, могли выступить лишь как предыстория, предтеча кооперативных организаций и движения в целом. Уставная артель декабристов не вызвала подражания и не стала началом кооперативного движения в России. Это сделали другие люди собственным свободным творчеством, в свободных и естественных условиях своей жизнедеятельности. Оспаривать это - значит намеренно политизировать и идеологизировать события, лукаво игнорировать одни факты, идеализировать и мифологизировать другие, впадать в квасной патриотизм и амбициозные желания <быть впереди планегы всей>.

К сожалению, после полувековой юбилейной даты никакой вид отечественных кооперативов никогда больше не отмечал юбилеев, ведущих отсчет с 1865 г. В надежде, что в ближайшее время вспомнится, восстановится, будет отмечаться день рождения нашей кооперации, автор предпринял научные поиски даты начала российской кооперации, которые поддерживались Российским Гуманитарным Научным Фондом.

ДЕЯТЕЛИ КООПЕРАЦИИ

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ ЗИБЕР* (1844-1888)

Н.К. Фшуровская

"Нет почти ни одной задачи, задевающей народные интересы, при которой не были бы возможны помощь и содействие кооперации."

Н.И. Зибер

Николай Иванович Зибер родился 10 марта 1844 года в Судаке Таврической губернии. Сын швейцарского подданного, он и сам всю жизнь оставался гражданином этой страны. Окончив Симферопольскую гимназию, он поступил на юридический факультет Киевского Университета. Учился у Н.Х. Бунге, стипендиатом которого впоследствии стал, у А.В. Романовича-Слава-тинского, оставившего воспоминания о своём талантливом ученике, проявившем выдающуюся эрудицию еще в студенческие годы. Н.Х. Бунге следовал традициям школы Адама Смита - Давида Рикардо и был "чужд тогдашнего профессорского догматизма, к новым веяниям в теоретической экономии относился терпимо" и не препятствовал увлечению Н.И. Зибера марксизмом2 - теории, в то время почти неизвестной в России. Разделяя взгляды "классиков-экономистов", будучи знатоком английской классической политэкономии и высоко ценя учение Д. Рикардо, Н.И. Зи

Исследованию творчества Н.И. Зибера посвящено много работ: Реуэдь А.Л. Зибер как экономист. / Н.И. Зибер. Давид Рикардо и Карл Маркс в их общественно-экономических исследованиях. - М. 1937; Реуэяь А.Л. Русская экономическая мысль 60-70-х годов XIX века и марксизм. - М. 1956. - Гл. 6; Цагоят Н.А, Предисловие. / Н.И. Зибер. Избранные экономические произведения в двух томах. - М. 1959; Цагояое НА. Н.И. Зибер - первый пропагандист марксизма в России. / История русской экономической мысли. - М. I960. - Т.2. - 4.2. - С.57-95, и др. За рамками проведенных исследований остался ряд важных, почти незатронутых сторон научного наследия ученого. В советский период оценка концепции Н.И. Зибера строилась, в основном, в аспекте ее соотношения с марксизмом. В данной статье ставится задача воспроизвести взгляды Н.И. Зибера на кооперацию, до сих пор специально не освещавшиеся. 1 Кпейнборт U. Николай Иванович Зибер. - Пг. 1923. - С. 12. 12

бер впоследствии издал полное собрание сочинений этого мыслителя в прекрасном, самостоятельно выполненном переводе, написав вводную статью "Жизнь и литературная деятельность Рикардо"3. Магистерская диссертация Н.И. Зибера "Теория ценности и капитала Д. Рикардо в связи с позднейшими разъяснениями"4 стала известна К. Марксу. В связи с этой работой он писал в предисловии ко второму изданию I тома "Капитала": "Еще в 1871 году г-н Н. Зибер, профессор политической экономии в Киевском Университете, показал, что моя теория стоимости денег и капитала в ее основных чертах является необходимым дальнейшим развитием учений Смита - Рикардо. При чтении этой ценной книги западноевропейского читателя особенно поражает последовательное проведение раз принятой теоретической точки зрения"5.

Работа Н.И. Зибера оказалась первым (не только в России, но и в мировой экономической науке) исследованием, в котором раскрывалась преемственная связь марксизма и классической школы политической экономии и включала анализ исторического развития теории ценности и капитала - предшественников, исследователей и противников концепции классиков и Маркса.

После окончания Университета со степенью кандидата законоведения и сдачи магистерского экзамена Зибер был командирован за границу для подготовки к профессорской деятельности. Он слушает лекции в университетах Гейдельберга, Лейпцига, Цюриха. Затем он продолжил образование в Англии, Франции, Бельгии. Зибер посещает, наряду с фабриками, статистическими учреждениями, социалистическими конгрессами, и потребительные общества, собирает значительный материал об их создании и организации.

По возвращении в Киев Н.И. Зибер принял участие в организации Киевского потребительского общества - одного из

Рикардо Д. Сочинения (Перевод Н.И. Зибера). - СПб. 1882. Это, кстати, было первое полное собрание сочинений Д. Рикардо в России.

Во втором издании эта работа вышла под названием "Давид Рикардо и Карл Маркс в их общественно-экономических исследованиях" (СПб. 1885).

Маркс К, Энгельс Ф. Соч. - Т.23. - С. 19. К. Маркс продолжал интересоваться работами Н.И. Зибера. Сохранилась черновая тетрадь, относящаяся к 1875 г. содержащая выписки из статьи Зибера "Экономическая теория Маркса" (Знание. 1874. - 1). См.: Летопись марксизма. - 1927. - Кн. ГУ. - С.55-62; К. Маркс, Ф. Энгельс и революционная Россия. - М. 1967. - С.311.

первых в России6, в январе 1869 г. был избран членом его Совета7, выступил со статьёй, в которой проанализировал устав Киевского общества потребителей, отметив сложность начальных шагов его организации, в частности, проистекающую от незначительного количества пайщиков. В статье подчёркивается, что потребительные общества приносят выгоду "не одним только участникам, но и всему обществу", устраняя посредников между производителями и потребителями и осуществляя экономию ("сбережения") "на содержание довольного числа лавок и магазинов, печатания реклам, объявлений и пр."8. В том же году Зибер выпустил брошюру "Потребительные общества" (Киев, 1869), Это было первое в русской экономической литературе исследование, посвященное потребительной кооперации. В ней Н.И. Зибер выступил как собиратель сведений и фактов начального этапа кооперативного движения; в работе поставлена проблема происхождения прибыли розничного торговца, который выступает как необходимое звено между производителем и потребителем. Прибыль розничного торговца Зибер определяет как величину, меньшую, чем та сумма транспортных затрат, которая бы образовалась, если бы все покупатели сами приобретали мелкие партии нужного им товара у оптового торговца или "отдалённого производителя". Однако, подчёркивает Зибер, есть иная возможность организации потребления без частного розничного торговца. И этот иной способ организации потребления становится возможным, если сформируются "общества разрозненных потребителей", которые сами смогут закупать большие партии товаров. Непременным условием успешности создания таких обществ Зибер полагал наличие связи между потребительным обществом и его членами, которые должны проникнуться интересами своего кооперативного объединения. В противном случае потребительное

" В 1865 г. было открыто три потребительских общества (в том числе первое в России - в Риге), в 1866 г. - семь, в 1867 г. - пять. Наибольшей высоты развитие потребительных обществ в начальный период достигло в 1868-69 гг.: в 1868 г. их было 22, в 1869 г. - 112 (см.: Хейсин М. Потребительные общества в России. Очерк их исторического развития и современного положения. / Вестник кооперации. - 1909. - - 1. - С.38). 7 Киевский теле1раф. -! 869. - - 3,6 янв.

* Зибер Н.И. О потребительных обществах // Киевский телеграф. - 1869. - К> 22,

19фев.

14

общество не сможет выдержать конкуренцию частных торговцев5. Для хозяйственного построения потребительного общества характерно, считал он, разделение денежного капитала, составленного из взносов его членов, на средства, расходуемые на приобретение товаров, и запасной капитал, который должен приносить проценты. Выгоды для потребителя от замены частной лавки потребительным обществом Зибер видел не только в покупке доброкачественных товаров, но и в осуществлении обществом функции сбережения, благодаря концентрации "мелких платежей самого покупателя", которые затем возвращаются к нему. В целом он определяет потребительное общество как "хозяйство, сберегающее расход, а не доставляющее доход"10.

Потребительная кооперация при своём возникновении предстает как городское явление. Зибер показал, как постепенно в ходе формирования потребительных обществ в разных городах России - от Москвы и Петербурга до Касимова и Либавы - вырабатываются отдельные принципы функционирования кооперации в сфере потребления, - небольшие, но систематические взносы, распределение прибыли в соответствии с величиной покупок ("по забору"), предоставление возможности покупок посторонним лицам, не входящим в потребительное общество, но, как правило, без права последующего участия в распределении прибыли. Зибер отметил крайнюю пестроту принципов, на которых были построены потребительные общества в разных местностях России, но в этом разнообразии, "мозаике уставов", выделил два, общих .практически для всех, принципа - стремление устанавливать цены ниже рыночных - "низкие продажные цены", и устранение посторонних покупателей от участия в распределении прибыли. Зибер полагал, что "наибольшую пользу" потребительные общества приносят рабочему классу и первоначально онн возникают в рабочей среде, но в дальнейшем к организации их прибегают и "средние и отчасти высшие классы общества". Н.И. Зибер отмечал, что "в видах достижения общественного блага" деятельное участие в устройстве потребительных обществ принимают образованные сословия - учителя, врачи, адвокаты, лица

9 См.: Зибер Н.И. Потребительные общества. - Киев, 1869.-С.7,9.

10 Там же. -С. 12, 19,24.

духовного звания11. Выделяя эти важные черты развития кооперации в России, в частности, широкое участие интеллигенции, Зибер обращал внимание на то, что "русским обществам не мешало бы позаботиться о привлечении в свои члены простого народа, которому, очевидно, нужнее, чем кому-либо, дешёвые предметы потребления"13. Он считал, что потребительные общества укрепляют материальное положение, однако увеличение ""нормального бюджета рабочего" в большей мере достигается производительными обществами"13.

Последующие исследования развития потребительных обществ подтверждали наблюдения Н.И. Зибера. В них подчёркивалось, что в отличие от западноевропейских стран, в России "движение началось и до последнего времени ограничивалось исключительно достаточными классами населения"14. И лишь вслед за городскими пспребительными обществами в конце 60-х годов началось создание фабричных и заводских обществ. Известный исследователь кооперативного движения М. Хейсин писал, что "возникновение потребительных обществ шло двояким путём: с одной стороны, их основывала интеллигенция в городах среди состоятельных классов, с другой стороны, они возникали на заводах среди рабочих. Первыми инициаторами этих обществ были как раз не те, кто нуждается в потребительных обществах"15. Работа Н.И. Зибера сохранила своё значение как исследование первых шагов создания потребительной кооперации в России. Чрезвычайно важной явилась констатация смешения разных начал в уставах первых потребительских обществ. Но две, установленные им, общие черты - "устранение сторонних покупателей от участия в выгодах предприятия и назначение низких продажных цен" - Зибер справедливо оценивал как "неблагоприятные", как принципы, не ссютветствующие распространению кооперации. Его общий вывод заключался в том, что русские потребительные общества должны глубже изучать опыт потреби

11 Там же. - С. 38-39.

12 Там же. - С. 38

13 Там же. - С. 40.

14 П. С-кий. Исторический Очерк кооперативных учреждений в России. / Отечественные записки. - 1871. - - 12. - С. 263.

15 Хейсин М. Обзор кооперативной литературы. / Вестник кооперации. - 1909. -"1.-С38.

тельной кооперации Запада и последовательно придерживаться Рочдельских принципов, изначально состоявших, как известно, в продаже товаров по среднерыночным ценам. Кооперативный опыт уже выявил к тому времени необходимость привлечения "посторонних лиц" т.е. не-членов кооперативного объединения, в целях расширения деятельности и привлечения средств; выработан был и принцип участия "посторонних лиц" в распределении прибылей, но на менее выгодных, чем для членов кооперативного объединения, условиях. Зибер обоснованно сделал вывод о необходимости следовать и другим, уже выработанным на практике, положениям, своему "прототипу" - рочдельскому обществу16. Допуская разнообразие лишь применительно к местным условиям, потребительские общества должны стремиться к единству основных принципов построения своей деятельности.

Кооперативная проблематика не стала ведущей в научном творчестве Н.И. Зибера. Главным его произведением явилось второе, значительно расширенное издание его диссертации - исследование "Давид Рикардо и Карл Маркс в их общественно-экономических исследованиях" (1885 г.), в рамках которой проблема кооперации была рассмотрена в новом аспекте. Но работа о потребительных обществах не осталась незамеченной. Анализируя начальный этап разработки темы кооперации, исследователи отмечали, что на рубеже 60-70-х годов особой популярностью пользовались работы Э. Пфейффера и Михайлова (А.К. Шеллера-Михайлова), но решительное предпочтение как по широте кругозора, так и по отсутствию утопизма следует отдать книге Зибера17. В кооперативной литературе встречались и иные оценки этой работы18.

16 Зибер Н.И. Потребительные общества. - С. 104-105.

17 Цит. по: Кяейнборт М. Николай Иванович Зибер. - Пг. 1923. - С.89; Хейсин М. Обзор кооперативной литературы. / Вестник кооперации. - 1909. - С.42; Тото-мианц В.Ф, Потребительные общества. История, теория, практика. - Изд. 2-е. -СПб. 1908.-С.336.

Даже такая крупная фигура, как экономист Н.И. Зибер, заинтересовавшийся потребительской кооперацией, не внес в этот мир искры божьей" (Идейное содержание потребительской кооперации. / Союз потребителей. - 1915. - - 29. -С.998). "Мир" потребительской кооперации развивался трудными путями, что было естественно в такой сложной социальной обстановке, которая существовала в тот период в России. Тем не менее тот факт, что в 1869 г. вышло первое

Однако понять, чем привлекла эта проблематика Н.И. Зибера и к каким научным выводам он приходил в процессе её исследования, можно только уяснив характер и направленность общей концепции учёного, что предопределило и избранный аспект кооперативных исследований.

Поглощённый идеей постижения движущих начал, характера процесса исторического развития и создания целостной картины развития человеческого общества, и для этого обратившийся к самым истокам - к изучению различных сторон жизни первобытного общества, в первую очередь к формам общественного производства и потребления, происхождению общины, Н.И, Зибер доказывал на обширном фактическом материале универсальность (до этого существовали лишь предположения) общинной формы экономической деятельности (а отнюдь не российскую её исключительность) на ранних ступенях развития, через которую проходят разные народы19. Обращение к истории было продиктовано глубокими методологическими соображениями. "Историческое исследование, - писал Зибер, - ищет познания причины народной жизни из предыдущих фактов в области жизни отдельных родов, племён, народностей..."20. Метод в любой области знания должен носить исторический характер: "в конце концов, каждый истинный метод должен быть непременно историческим"21, - считал Н.И. Зибер и следовал этому в своих работах. Однако он стремился не только выработать общую концепцию исторического развития, но и дать оценку современного ему общества и выдвинуть гипотезу его будущности, обосновать неизбежность его преобразования, переустройства. И в этой связи чрезвычайно важным было то, что Зиберу была абсолютно чужда идеализация общины. Он рассматривал её лишь как пережиток прошлого, констатировал процесс её' разложения и реформирования ее на основе частной собственности. Однако он полагал, что

сочинение русского автора, специально посвященное потребительской кооперации, остается важной вехой в её исследовании.

19 Зибер Н.И. Очерки первобытной экономической культуры. / Н.И. Зибер. Избранные экономические произведения в двух томах. - М. 1959. - Т.2. - С.7-9.

20 Зибер Н.И. Сравнительное изучение первобытного права. / Н.И. Зибер. Собр. соч. - СПб. 1900. - Т. II: Право и политическая экономия. - С. 378.

11 Там же. - С. 19. 18

сохранившиеся хозяйственные формы должны изучаться. В прб-цессе исследования экономической жизни народов, стоящих на ранних ступенях развития, Зибер собрал материалы, содержащие и новые факты, относящиеся к организации братств - этих "естественных форм быта" к различных странах22 и выступил со статьёй в связи с появившимся в печати исследованием А. Ефи-менко "Южнорусские братства"23. Он разделял идею писателя Н.И. Златовратского о том, что община представляет собой "подвижную организацию"24, преобразующуюся на время полевых работ для производства их сообща в патриархальную сельскохозяйственную артель. Фактором, формирующим сельскохозяйственную артель, выступает совместная работа - "где нет или не было общих работ, там нет и братского или иного союза", - писал Н.И. Зибер25. В хозяйственном функционировании различного рода общественно-родственных структур он выделал такой "интересный", по его характеристике, институт, как "парубоцкая громада" на Украине. Помимо обычных устоев братства, члены громады делали денежный взнос в "громадскую скриньку", которой распоряжался в соответствии с постановлениями громады избираемой ею атаман26.

Зибер полагал, что разложение общины и возникновение мелкой крестьянской собственности хотя и переходит "замечательно медленным путём развития", но является неизбежным и "может считаться историческим законом". Он соглашался с выводом известного историка А.П. Щапова, что все эти перемены, разложение общины, протекающие в условиях развития товарно-денежных отношений, ведут к формированию под воздействием проникновения "духа коммерции и промышленности" новых взаимоотношений внутри общины, содействуют значительному

" Зибер НИ. К вопросу о братствах. / Н.И. Зибер. Собр. соч. - СПб. 1900. - Т.Н. - С. 378,

23 Слово. - 1880. -? И. - С. 71-73.

34 Здатовратскии Н.И. Деревенские досуги. / Отечественные записки, - 1879. -"12.-С. 552-554.

s Зибер НИ К вопросу о братствах. - С. 378. 26 Там же. - С. 389-390.

ослаблению артельного начала, "социально-кооперативной вза-

"27

ИМНОСТИ .

Зибер не стремился, как это делали с своих построениях его современники-народники, к сохранению общины. Именно Зиберу принадлежит фраза, ставшая впоследствии крылатой, о необходимости в целях общественного прогресса "выварить" мужика в фабричном котле, - идея, которая могла родиться у ортодоксального последователя марксистской схемы общественного развития, каким и был первый российский популяризатор и исследователь марксистского учения. Отражала она и то обстоятельство, что общество, говоря словами А.И. Чупрова, на какой-то исторический момент потеряло веру в возможность возрождения крестьянского хозяйства. Это настроение, впрочем, сменилось, в связи с развитием сельскохозяйственной кооперации, надеждой на прочные перспективы крестьянского хозяйства. Но это произошло уже в иной исторической обстановке. Однако определённая механистичность и прямолинейность "первоначального марксизма", "псевдомарксизма" (выражения Л.Н. Клейнборта) не отменяла того факта, что Н.И. Зибер был учёный "с умом обширным и глубоким"28, которому были присущи "ясность мысли, сила доводов, чисто европейская эрудиция" и "благодаря всему этому он не только блестяще защищал основные принципы классической экономии, но и обогатил русскую литературу замечательными исследованиями экономического быта Европы и первобытной экономической культуры"2*.

Считая, что мелкое крестьянское хозяйство "осуждено на смерть с политической, экономической и социальной точек зрения" и даже оценивая крестьянство как силу, "парализующую рабочее движение"30, Н.И. Зибер, естественно, не занимался проблемами сельскохозяйственной кооперации, которая ещё только

См.; Зибер Н.И. К истории русской общины. / Н.И. Зибер. Избранные экономические произведения. В 2 тт. - М. 1959. - Т. 2. - С. 680, 687-688.

28 Овсянников-Куликовский Д.Н, Воспоминания, - Пг. 1923.

29 См.: Клейнборт Л.Н. Николай Иванович Зибер. - Пг. 1923. - С. 38, 64; А.И. Чупров писал, что Зибер "представлял чистейший тип учёного, столь редко встречающийся в наши дни" и что ему свойственен был "глубокий аналитический ум" (Чупров А.И. Речи и статьи. - М. 1909. - С. 515, 517).

30 Зибер Н.И. Возражения на экономическое учение Джона Стюарта Милля. I Собр. соч. -Т.2. -С.531.

формировалась, особенно в России, и которой ещё предстояло продемонстрировать свои созидательные возможности.

В дальнейшем Н.И. Зибер больше не занимался исследованием кооперации как хозяйственной формы, однако эта проблема не исчезла из его творчества. В его работах кооперация стала рассматриваться в двух других аспектах: как форма организации труда и в народно-хозяйственном аспекте, как общественная теория кооперации.

В ходе анализа и комментирования 1-го тома "Капитала'' К. Маркса (Н и III тома остались ему неизвестны) Н.И. Зибер обратил внимание на главу "Кооперация"31 и, считая, что она раскрывает существенную теоретическую проблему, дал ей во многих чертах собственную интерпретацию33. Никто из последующих комментаторов и толкователей учения К. Маркса не уделил внимания этой главе, что, в частности, и до сих пор приводит к смешению трактовок кооперации как формы организации труда, хозяйственной формы и как формы организации всего общественного производства. Употребление термина "кооперация" в разных значениях зачастую переплетается, в то время как толкования этого понятия должны быть чётко разграничены, поскольку они характеризуют различные экономические явления. И в то же время они имеют и глубинную связь. Однако до сих пор эти идеи не получили дальнейшего развития, что ведёт не только к смешению различных толкований представления о кооперации, но и к нераскрытию связи между кооперацией как формой организации труда, формой хозяйства и в смысле народнохозяйственной системы.

К. Маркс рассматривал в "Капитале" кооперацию как форму организации труда, "при которой много лиц работает рядом и во взаимодействии друг с другом в одном и том же процессе производства или в разных, но связанных между собою Про-

чем.: Маркс К. Энгельс Ф. Соч. - Т. 23. - С. 333-347.

32 Современники отмечали, что в вопросе об эволюции форм промышленности "схема Маркса иллюстрирована Зибером многими самостоятельными примерами"! Большая энциклопедия / Под ред. С.Н. Южакова), В комментарии А.Л. Реу-эля также отмечается, что Н.И. Зибер осуществил "дальнейшее исследование" форм общественной кооперации (Зибер Н.И. Давид Рикардо и Карл Маркс в их общественно-экономических исследованиях. /. Зибер Н.И. Избранные экономические произведения в 2 тт. - М" 1959. - Т. 1. - С.558).

цессах производства", в результате чего создается новая производительная сила, "массовая сила" совместного труда33. И в то же время кооперация предстает как стадия развития капиталистического производства. И в этом смысле кооперация приобретает "новое и чрезвычайно важное значение", которое не подвергли анализу экономисты. Поэтому Н.И. Зибер подчёркивает значение в этом отношении "Капитала", где учение о кооперации было поставлено "на тот высокий пьедестал, которого ему недоставало в трудах других экономистов". Он отметил, что именно Маркс выделил учение о кооперации, придал ему "новое, чрезвычайно важное значение, мимо которого прошли другие экономисты"34.

К восприятию и оценке кооперации как формы организации труда Н.И. Зибер пришёл путём глубокого исследования общинно-трудовых начал первобытных народов. В монографии "Очерки первобытной экономической культуры" он подробно описал способы общей охоты, рыбной ловли и общих работ вообще, придавая особо важное значение кооперативным (совместным) работам по орошению полей и регулированию течения рек, которые он рассматривает как условие существования первобытного экономического строя. Из этого исследования Зибер вынес убеждение в решающем значении организации общественного труда, которая способна объяснить все остальные проявления общественной жизни. В своём новом исследовании кооперации Н.И. Зибер обращал внимание не на трактовку кооперации как формы организации труда, "простой и сложной кооперации, т.е. соединения и разделения труда", а на концепцию, как он определял, "общесгвенной кооперации", кооперации, понимаемой в общеэкономическом, макроэкономическом аспекте, как формы организации всего общественного производства, которая не идентична теории общественного разделения труда, а раскрывает общественный процесс экономического развития в его целом. Применительно к истории капиталистической эпохи дает представление об отношениях развития капитализма и представляет собой попытку "изобразить главные моменты общественного хозяйства"35. Н.И Зибер вводит понятие теории кооперации "в обширном

" Маркс К. Энгельс Ф. Соч. - Т. 23. - С. 337.

14 Зибер Н.И. Давид Рикардо и Карл Маркс... - С. 405, 404.

" Там же. - С. 386.

22

смысле слова" в качестве "теории самого общества", рассматривая её как "остеологию общественной науки"36. Раскрывая концепцию кооперации "в обширном смысле", Зибер написал вначале статью "Общественная теория кооперации"37, а затем включает эту проблему в монографию "Давид Рикардо и Карл Маркс в их общественно-экономических исследованиях. Опыт критико-эко-номического исследования" в качестве отдельной главы3*. Термин "кооперация" используется в его работах и в ином смысле. Этим термином Зибер характеризует экономическую общность, внутренне связанную разделением труда. В таком широком смысле он рассматривает, например, производство как "целое", которое предстаёт как "кооперация всех для удовлетворения потребностей каждого"39. Кооперация трактуется и как такое состояние - кооперация труда и капитала - как союз, которым может быть достигнуто согласование, достижение социальной гармонии, как считали многие, и с чем не был согласен Н.И. Зибер. Он приводил и более общее определение этого понятия, предполагающее, что и "цивилизация есть кооперация", поскольку "союз и свобода суть её факторы"41. Однако главное внимание он уделял общественной теории кооперации, которая характеризуется разделением и "сочетанием труда на уровне общества в целом"; современный аналог этого понятия - "рыночное хозяйство", "единый народнохозяйственный комплекс", что является одним из подтверждений реальности этой категории. Каждая экономическая эпоха вносит изменения в сочетание труда, а не только в характер его разделения. Отмечая, что Маркс ограничился изучением "форм сочетания труда и движения этих форм" только в рамках капиталистического общества, Н.И. Зибер исследовал процесс развития общественной кооперации на предыдущих ступенях экономического развития, - а именно в условиях феодального

" Там же. - С. 38-7.

" См.; Зибер Н.И. Экономическая теория Маркса. I. Теория общественной кооперации. / Слово. - 1878. Янв. - С. 174-204.

58 См.; Зибер НИ. Избранные экономические произведения в 2-х т. - М. 1959. -Т, 1. - С.385-415. Глава "Разбор теории общественной кооперации".

Зибер Н.И. О влиянии прогресса на бедность // Н.И. Зибер. Избранные экономические произведения. В 2 гг. - М. 1959. - Т.2. - С.559.

40 Там же. - С. 637.

41 Там же. - С. 651.

строя, что, как подчеркивал сам Зибер, отнюдь не воссоздает во всей полноте картину "" великой цепи" изменения форм общественной кооперации"42. Зибер заложил традицию рассмотрения экономического строя не только в аспекте лежащих в его основе форм простой и сложной кооперации (не затрагивая собственности и других категорий, понимаемых как исходные), но и как системы, в данном случае - кооперативной системы, - и рассматривает, как достигается на основе сложившихся в ней хозяйственных форм равновесие между производством и потреблением. Он прослеживал усложнение экономического механизма функционирования при переходе от сельской общины к ремесленной кооперации, а затем к мануфактуре. В рамках этой задачи Зибер предпринял попытку на основе широко привлечённых исторических материалов показать характер и особенности ремесленной кооперации, т.е. кооперации в народнохозяйственном её аспекте, вырастающей на базе первичных форм простой и сложной кооперации, что позволило ему раскрыть причины, ведущие к замене ремесленной кооперации мануфактурной, возникающей на развалинах "ремесленного устройства".

Впервые было наполнено реальным историческим содержанием понятие "ремесленная кооперация". Кооперация, как стадия развития, предшествующая капиталистическому обществу, обретает реальное конкретно-историческое содержание как определённая общественная система разделения и сочетания труда, в том числе в территориальном аспекте, с выделением узловых пунктов этой системы - городов, цехов, корпораций, как своеобразных её дальнейших точек роста - как путём развития городов, так и посредством разложения цехов.

Анализ народного хозяйства Н.И. Зибер осуществлял с позиций общественно-хозяйственной, а не с точки зрения частных хозяйств, входящих в него. Все части общественного хозяйства он рассматривал во взаимной зависимости, в рамках которой частное хозяйство как бы находится в подчинённом положении. "Каждое частное хозяйство в своих внешних сношениях с другими частными хозяйствами должно непременно подчиняться тем условиям, которые вьгоабатываются и ставятся целой массой хо

п Там же. - С. 338. 24

зяйств' , - писал он. В этом смысле общественное хозяйство предстаёт в качестве общественной кооперации, "изменения в общественном сложении труда" играют определяющую роль. "Сложный экономический общественный механизм, - со своими составными частями связан, считал Н.И. Зибер, - множеством прочных звеньев", и часть "не может быть от него оторвана односторонней законодательной мерой, направленной хотя бы и в видах общей пользы"44. В связи с этим Зибером была установлена общая взаимосвязь между системой всего народного хозяйства, понимаемой как кооперация на народнохозяйственном уровне, и первичными звеньями, и была показана нереальность организации первичных звеньев на условиях их функционирования, противоречащих общекооперативным основаниям народнохозяйственной системы. Определение в общем плане связи между общественной кооперацией и кооперацией как первичной хозяйственной формой позволило Н.И. Зиберу высказаться по кардинальному вопросу о реальном значении и перспективах кооперативных предприятий и начинаний в капиталистической экономике. "Частное и спорадическое приложение кооперативного начала во всей совокупности его видов, система участия рабочих в прибыли промышленного предприятия и пр." оценивались Зибером как "жалкие, быть может, и благонамеренные паллиативы", не затрагивающие ни в коей мере, "ни на волос" самой основы современной экономики. По его мнению, законы, которые управляют современным экономическим механизмом, обладают достаточной силой, чтобы "систематически выбрасывать из пределов механизма случайно попавшие в него посторонние тела или делать их безвредными"45. Налицо позиция, противоположная концепции, признающей путь эволюционных преобразований капиталистического общества, действенности кооперативных форм, способных стать социально-экономической силой, содействующих реформированию общественных устоев. Н.И. Зибер недвусмысленно относил к "посторонним телам" для современной экономической

43 Там же.-С. 21.

Зибер НИ. О влиянии прогресса на бедность. / Русская мысль. - 1883. - Кн. XII.-С. 135-136.

Зибер Н.И. Мысли об отношении между общественною экономией) и правом. / Зибер Н.И.. Собрание сочинений. - СПб. 1900. - Т.П.  С.334-335.

системы partnership'bi, рабочие колонии, производительные, сберегательные, потребительные общества. Всю совокупность этих учреждений он сравнивал по степени воздействия с песчинкой, положенной под колёса гигантского капиталистического поезда, которая, конечно же, не может не только остановить, но и изменить направление и характер общественного движения, Н.И. Зибер выдвинул такой аспект анализа, как рассмотрение планов переустройства общества, выдвинутых социалистическими писателями 30-40-х годов XIX века. По их мнению, "желательного в интересах большинства народонаселения кооперативного устройства будущего общества". Зибер подчёркивал нереальность организации первичных звеньев на условиях, противоречащих основаниям той общественной кооперации, которая сложилась к тому времени в обществе в целом.

Методологию этих проектов, которая строилась на реальности предположения о том, что люди могут по собственному желанию ввести "какую им угодно форму сочетания труда, лишь бы только она казалась им разумной и выгодной", Н.И. Зибер оценивал как полностью противоречащую объективному ходу исторического процесса. С другой стороны, Н.И, Зибер считал неосновательными и недостаточными возражения противников социалистов по поводу предлагаемой ими замены существующего строя кооперативным, поскольку "новые идеи казались им превратными, опасными и вредными"4(\

Н.И. Зибер полагал, что движение экономической организации общества, процесс постепенного усложнения экономической структуры производства и потребления является процессом объективным. Воспринимая фаталистически действие экономических законов, преувеличивая роль экономического фактора в истории, Зибер полагал, что объективные закономерности ведут человечество "с завязанными глазами с одной ступени кооперации на другую"47. Поэтому доводы в пользу возможности или невозможности кооперативного переустройства общества должны строиться не на субъективных оценках их желательности или нежелательности, а на сугубо объективных основаниях.

46 Там же. - С. 405-406.

" Зибер НИ. Давид Рикардо и Карл Маркс...

Естественные фазы социально-экономической эволюции Зибер видел в развитии и смене специфических форм общественной кооперации, которые "идут одна за другой на смену в силу необходимого и неизбежного закона внутреннего развития общества, а потому и не могут заменяться какими угодно другими формами". В то же время он считал характерной чертой эпохи глубокую бездну между фактическим течением общественных событий и явлений и уровнем их понимания, как в теоретическом, так и в практическом отношении. Это несовпадение между действительным движением "обширного общественного целого" и "способностью отдавать отчёт в закономерности и неизбежности тех перемен, которые в нем совершаются , приводило, по его мнению, к выдвижению нереальных проектов.

Мыслители, ощутившие это противоречие, хотя и явились провозвестниками нового научного направления, выступали творцами новых социальных систем, особенно в первой четверти XIX столетия, но в соответствии с "состоянием общественного знания" ошибочно считали слишком лёгким делом перемены в экономическом укладе. "Недостаточность социологической точки зрения до такой степени была велика в упомянутых системах, что согласно наивному воззрению их творцов, - писал Зибер, - достаточно было "открыть" новый строй общества, чтобы люди тотчас же, сломя голову, бросились применять его к действительности. Вообще они полагали, что достаточно противопоставить существующим неудовлетворительным отношениям отношения, им противоположные, чтобы тем самым начертать программу и направление для деятельности общества1149. Рассматривая концепцию "гениального французского самоучки" П.-Ж. Прудона, состоящую "из смеси глубочайших и полных блеска истин", "банальностей", и "ложных положений"50, он показывает нереальность и полную невозможность её практического воплощения.

Н.И. Зибер отвергал и план Ф. Лассаля по созданию производительных рабочих ассоциаций, поскольку не существовало

Зибер Н.И. Мысли об отношении между общественной экономией и правом. / Зибер Н.И. Собрание сочинений. - СПб. 1900. - Т.Н: Право и политическая экономия, - С. 307. 49 Там же. - С. 341.

Там же. - С. 342.

уСЛОВИИ П|)Н КОТОрЫХ ЭТИ НССО!ДМЗГ1ДР? "могли бы рдссчитывзхь нэ.

какой-либо успех", и они со временем превратились бы в обычные капиталистические предприятия51.

Н.И. Зибер выступил оппонентом не только по отношению к Ф. Лассалю, П.-Ж. Прудону и другим своим современникам, но и в противовес всему последующему мощному развитию кооперати-визма, изначально провозглашая его бессилие против машины капиталистической экономики, перемалывающей все инородные по отношению к нему образования и преобразующий по своему образу и подобию всё* то, что не соответствует его основам.

Он полагал, что "механизм современного общественного хозяйства" должен быть "упрощён и облагорожен". Ему на смену должна прийти более согласованная и "планомерная деятельность больших масс людей для достижения всем им одинаково нужных средств существования", которая должна сменить "хаотическое" и "бестолковое ведение хозяйства эгоистическим путём"52.

Он не считал капитализм конечным пунктом общественного развития, постоянно подчёркивал его противоречия и ущемление интересов общественных классов.

Как и многие экономисты его времени, Н.И. Зибер проявлял интерес к творчеству Дж.С. Милля и к его главному труду - "Основания политической экономии". Зибер характеризовал Милля как экономиста, который "всею своею жизнью и деятельностью блистательно доказывает своё благородное, совершенно искреннее отношение к делу работающих классов и вообще ко всем жизненным и жгучим вопросам настоящего"53. Он отделял Милля от тех экономистов, которые стремятся "извратить и исказить истинную физиономию вещей" во имя партийных интересов, т.е. от вульгарных экономистов, "которые видят только то, что отражается в зеркале прейскуранта"54. Избранный им подход к

51 Зибер НИ. Немецкие экономисты сквозь очки г. Б.Н. Чичерина. / Н.И. Зибер. Собрание сочинений. - СПб. 1900. - Т.П. - С. 638.

к Зибер НИ. Сравнительное изучение первобытного права. /Там же. - С.22.

53 Зибер Н.И. Возражения на экономическое учение Джона Стюарда Милля. / Зибер Н.И. Избранные экономические произведения. В 2 тт. - М. 1959. - Т. 2. -С. 471-472.

54 Там же. - С. 471,474. 28

творчеству Дж.С. Милля позволяет выявить и те перспективные цели, которые Н.И. Зибер видел в развитии общества.

Представления Дж.С. Милля о возможности таких общественных отношений, при которых удовлетворение потребностей было бы единственным стимулом производства, Зибер считал запутанными и узкими, далёкими от подлинных возможностей этого нового будущего общественного состояния, и соотносятся с ними, "как размах полёта летучей рыбы к размаху полёта орла... подобно тому, как рыба-птица прикована к своей водной стихии, так точно и наш экономист прикован к буржуазным отношениям капитала"55. Дж.С. Милль совершает ошибку, свойственную многим исследователям, когда "при изучении истории общественного развития настоящий момент, переживаемый некоторыми европейскими народами, считается последним словом прогресса, истины и справедливости". Такой подход, не чуждый "многим новейшим эволюционистам", характерен тем, что следуя ему, "как будто забывают, что настоящее состояние есть столь же переходное, историческое состояние, как и все предыдущие общественные состояния"56.

Однако, будучи последовательным эволюционистом, Н.И. Зибер выступал против "событий насильственных и разрушительных", "вре-менных триумфов отсталых масс и их архаических идей"57. Он искал пути мирного реформирования современного ему общества, которое он не рассматривал как окончательную стадию общественного развития.

Критикуя Милля за стремления к реформированию капиталистического общества, в том числе и при помощи кооперативного принципа, не выходя из его рамок, он в то же время отрицательно относился и к проектам социалистов по насаждению производительных ассоциаций, народных банков. Но он считал, что кооперативные формы и отношения послужат строительным материалом для его создания. Будущее общество, которое придёт на смену современному капиталистическому, по его мнению, зарож-

Там же. - С. 486.

Зибер Н.И. Сравнительное изучение первобытного права. / Н.И. Зибер. Собрание сочинений. - СПб. 1900. -Т.Н. - С. 21.

Зибер Н.И. Мысли об отношении между общественной экономией и правом. / Гам же. - С.366.

дается уже в рамках последнего; "зародыш развития" образуют кооперативные производительные ассоциации. Но эти прообразы будущего не в силах изменить существо современного общества. Однако капитализм, будучи необходимым этапом исторического развития, обречён на смену новой общественной формой. "Тот вид общественной солидарности, который обеспечивает возможность существования целого только благодаря ежедневной, ежечасной helium omnium contra omnes, существования под всегдашним опасением остаться без работы, быть обойденным, Лоттиснутым слепою экономической необходимостью, не может служить идеалом ни для отдельных лиц, ни для общественных союзов, а может представлять собою одну лишь историческую ступень развития человечества"58. По его предположению, процессы концентрации и централизации, выйдя за рамки отдельных государств, породят не только отдельные государственные монополии, но и всемирное правительство - международный конгресс, который и сможет стать демиургом нового строя.

Однако, придавая такое важное значение кооперативным формам, разделяя и поддерживая предложения о передаче земли при земельной реформе "в руки земледельческих коопераций" рабочих, он не рассматривал кооперацию как социальнсюргани-зационную форму со специфической формой собственности. Вопросы собственности он затрагивал лишь в том плане, что в руки земледельческих коопераций земли передавались "не в качестве вечной собственности, а по фермерским контрактам, которые обеспечивали бы обществу контроль над почвою - источником всех средств существования". Общий вывод, к которому приходит Н.И. Зибер в отношении перспектив общественного развития, заключается в следующем: "подобно тому как сосредоточенный капитал и комбинированный труд преодолели и устранили разъединённую работу ремесленного способа производства, точно так же и кооперативно-общественное производство рано или поздно преодолеет и вытеснит производство капиталистическое"59. Н.И. Зибер вкладывал в эти понятия организационно-экономическое содержание; социально-экономический ас

58 Зибер Н.И. Немецкие экономисты сквозь очки г. Б.Н. Чичерина. - С. 640. м Зибер Н.И. Возражения на экономическое учение Джона Стюарда Милля. 470, 269. 30

пект отсутствует. Недаром он сравнивает необходимость кооперации - "одновременное движение большого числа людей и машин", которое наступает аналогично тому, как неизбежно "взаимное содействие роты солдат"60.

Однако нельзя завершить изложение взглядов и общественных прогнозов Н.И. Зибера, не сказав ничего о личности учёного. И хотя все современники, все знавшие Николая Ивановича, в том числе и его оппоненты, отмечали его исключительно высокие человеческие качества, лучше и ярче всего о нём сказал А.И. Чупров, знавший его долгие годы. Чупров писал, что Н.И. Зибер был "один из лучших русских специалистов по политической экономии", которого "интересовали не столько практические вопросы, ... а напротив, теоретическая, философская сторона предмета". Чупров вспоминал о Зибере как о человеке с детски чистым сердцем, которому была присуща идеальная доброта, безукоризненная честность не только поступков, но и сокровеннейших помышлений61.

60 г

1ам же.

См.: Чупров А.И. Николай Иванович Зибер. / Чупров А.И.. Речи и статьи. - М.: Изд. М. и С. Сабашниковых, 1909. - Т.]. - С.514, 5)5, 517.

АНДРЕИ АЛЕКСЕЕВИЧ ИСАЕВ

Е.Р. Ольховский

Андрей Алексеевич Исаев (20 октября 1851 - 1924) - видный русский экономист, социолог, статистик, теоретик и историк кооперативного движения, общественный деятель. Он родился в слободе Клинцы колонии Новые Мезиричи Суровоского уезда Черниговской губернии в семье крупного купца, имевшего звание почетного потомственного гражданина'. Андрей Исаев окончил 5-ую московскую гимназию, в августе 1869 г. поступил на юридический факультет Московского университета, в 1870 г. перешел в Петербургский университет и окончил его в 1873 г. со степенью кандидата. В 1871 ив 1873-1874 гг. Исаев находился за границей, где учился в Лейпцигском университете (у проф. Рошера) и в Гельдельбергском (у проф. Книса)2. После сдачи магистерского экзамена в Московском университете А.А. Исаев в 1875-1876 гг. снова учился за границей, а затем в 1876-1879 гг. служил в Московском губернском земстве и исследовал по его поручению кустарные промыслы. В связи с этим он изучал кустарную промышленность и артели в Германии, Франции и Швейцарии. Поэтому в 1877-1878 гг. А.А. Исаев посетил эти страны, работал в библиотеках Лейпцига, Иены, Страсбурга, Берлина, Парижа3. В марте 1879 г. Исаев защитил в Петербургском университете диссертацию на степень магистра по политической экономии. Тема - "Промышленные товарищества во Франции и Германии"4. Здесь уже ясно видны его взгляды на кооперацию. Вскоре он опубликовал свою диссертацию в виде объемистой книги в Москве. С тех пор тема товариществ и артелей, кооперативных учреждений стала одной из основных в творчестве Исаева.

В июле 1879 г. А.А. Исаев был назначен экстраординарным профессором, а с июля 1881 г. - ординарным профессором

1 Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга. - Ф. 14.

-Он. 3.-Д. 16542.-Л. 4.

3 Там же. - Л л. 17-18; On. 1. - Д. 3655. - Л. 6.

3 Биографический словарь преподавателей и профессоров Санкт-Петербургского университета за истекшую четверть века его существования. - Т. 1-2. - СПб.. 1896. - С. 278-280 (Исаев А. А.).

4 ЦТИА СПб. - Ф. 14. - On. 1. - Д. 7947. - Лл. 1, 5, 9, 14.

Демидовского лицея в Ярославле5, где не только весьма успешно преподавал ряд экономических и юридических дисциплин, но и опубликовал немало ученых трудов. В 1884 г. Исаев переехал в Петербург, сначала работал приват-доцентом в университете, читал лекции по политической экономии, а позднее и преподавал, и занял кафедру полицейского права также в Императорском Александровском лицее*. В мае 1881 г. он защитил в Петербургском университете диссертацию для получения степени доктора политической экономии по теме "Артели в России"7. Эта диссертация вызвала много возражений из-за якобы "недостаточности исторического материала". Его упрекали в излишней живости и популярности изложения фактического материала, в противоречивости суждений. По приемам и методам своих работ Исаев был то сторонником исторической школы, то абстрактно-дедуктивной, что выражалось им неоднократно в прямо противоположных высказываниях о задачах и методах политической экономии. Сначала Исаев показал себя горячим сторонником своеобразия русской хозяйственной жизни в виде общины, артелей, кустарной промышленности и т.д. Впоследствии многие упрекали Исаева в том, что он стал менять свои взгляды*.

С 1884 г. А.А. Исаев начал заниматься общественной деятельностью. В сентябре он стал почетным мировым судьей Су-рожского уезда Черниговской губернии и вскоре был избран действительным членом Московского юридического общества9. В 1889 г. Андрей Алексеевич избран Председателем отделения по кустарной и ремесленной промышленности при Обществе содействия русской промышленности и торговле. В 1890 г. по инициативе Исаева было учреждено "Общество для воспомоществования нуждающимся переселенцам", в котором он длительное время был товарищем Председателя,

Некоторые книги А.А. Исаева вызывали заметный общественный интерес. Например, "Начала политической экономии"

5 Гам же. - Д. 3655. - Л. 2. об. Там же. - Л. 5. об.

7 Там же. - Д. 8216. - Лл. 1-10.

8 См.: Венгерок СЛ. Зачетка об А.А, Исаеве. / Источники словаря русских писателей. - Т. II. - СПб. 1910. - С. 504-505.

* ЦГИА СПб. - Ф. 14. - On. 1. - Д 3655. - Л. 4. об,

(Первое издание - в 1894 г.). А книга "Настоящее и будущее русского общественного хозяйства" (1896 г.) подверглась острой критике со стороны С.Н. Булгакова, который справедливо обвинил Исаева в отсутствии выдержанной теории. В его книге отразилось влияние народнических идей, хотя Исаев и не отрицал капиталистического характера экономики России10. Вообще Исаев (как и многие российские Экономисты) признавал отдельные стороны экономической теории К. Маркса". В 1898 г. во время дискуссии в Вольном экономическом обществе по докладу М.И. Туган-Барановского "Статистические итоги промышленного развития России", утверждавшего, что русская действительность вполне соответствует теоретической схеме Маркса, его в общем плане поддержал и А.А. Исаев. Он заявил, что "... можно с полным основанием говорить о всеобщности законов капиталистического развития1''2.

В 1897 г. А.А. Исаев уволился сначала из Александровского лицея, а потом из Петербургского университета13. В 1899 г. Исаев уехал за границу, читал лекции в университетах Парижа и Брюсселя до 1904 г. В 1905 г. он вернулся в Россию, работал вплоть до 1912 г. профессором Психоневрологического института в Петербурге, а позднее, до 1917 г. - частного университета при этом Институте14. Однако затем его следы теряются. Нет сведений о нем в справочной литературе по Петербургу15, Москве, России, Можно было бы предположить, что он эмигрировал. Но в составленном недавно весьма добросовестном справочнике Ю.Н, Сухарева (1994 г,) по русским ученым за рубежом А.А. Исаев не упоминается. Известно только, что он умер в 1924 г.

Главные научные интересы А.А. Исаева лежали в области описательной экономики и экономической политики. В своих трудах он предстает перед нами в общем и целом как сторонник классической политической экономии и дедуктивного метода ис

Об этом см.: История русской экономической мысли. - Т. И. - Ч. 2. - М. \960. -С.389.

11 Там же. - С. 392.

11 Прения по докладу М.И. Туган-Барановского. / Труды Вольного экономического общества. - Т. 2. - Кн. 6. - 1898. - С. 51

13 ЦТИА СПб. - Ф. 14. - On. 1. - Д. 3655. - Лл. 5 об. 43, 48.

14 Весь Петроград на 1915 г.; Весь Петроград на 1917 г.

15 Весь Петроград с 1915 по 1924 гг. 34

следования. В своих экономических воззрениях А.А. Исаев не придерживался какой-то жесткой теории. Он удачно совмещал в многочисленных сочинениях различные направления экономической мысли, а порою эклектически соединял их. В целом Исаев был сторонником трудовой теории стоимости, выступал с критикой теории предельной полезности, считал, что она отражает субъективные оценки и не пригодна для объяснения массовых актов обмена.

Немало точек соприкосновения имели экономические воззрения А.А. Исаева с политической экономией марксизма. Исаев признавал и учение К. Маркса о превращении стоимости в цену производства, и теорию прибавочной стоимости. Правда, он называл ее "избыточной ценностью". Однако заметим, что только В.И. Ленин ввел в научное употребление переведенное с немецкого языка "Der Wert" как стоимость. До него даже марксисты, включая Г.В. Плеханова, оперировали термином "Ценность"'6. Говоря о распределении, Исаев считал нетрудовой доход капиталистов и землевладельцев результатом образования в процессе производства прибавочной ценности как избыточного продукта.

А.А. Исаев сочувствовал социализму. Он думал, что капитализм должен уступить место в истории более высокой форме организации труда - социализму, который один только может обеспечить всестороннее развитие личности и ее расцвет. В целом этот экономист и социолог сочувствовал марксизму, но прогресса ждал не от революций и диктатуры пролетариата, а от реформ и мирного перехода к социализму, позволявшим в России миновать стадию господства капитализма.

И эти воззрения А.А. Исаева, и его взгляды на этические идеалы народа, и рассуждения о самобытности и самоценности русского крестьянского мира роднят его с народническим направлением, хотя уложить его в прокрустово ложе специфических народнических рамок достаточно трудно.

Для А.А. Исаева социализм - это совокупности свободных кооперативных хозяйств. Если они не будут подвергаться давлению со стороны государства, то смогут стать формой мирного

Ольховский Е.Р. Переводческие работы В.И. Ленина. / История СССР. - "973. -Ка4. - С. 128-140.

перехода к социализму, способствовать тому, чтобы миновать капиталистическую стадию развития человечества. Вообще для Исаева социализм - это совместный, кооперативный труд, кооперативный сбыт, возможность для мелких производителей получить преимущества крупного предприятия и крупного, совместного капитала. И эти идеи роднили, безусловно, Исаева с народническими взглядами, хотя и были значительно шире их.

В этом отношении самого А.А. Исаева можно отнести к довольно к многочисленной группе русских экономистов (А.И. Чупров, И.И. Иванюков, НА. Каблуков и др.), которых В.И. Ленин условно, но достаточно жестко относил к "либерал-народнической университетской профессорской экономической науке"'7. Эти экономисты в своих научных трудах страстно боролись против пережитков крепостничества и бюрократического произвола, которые, с их точки зрения, серьезно тормозили развитие производительных сил России, Эти ученые экономисты выступали также против дво-рянско-крепостнической реакции 80-90-х гг. Исаев считал, что в России есть благоприятные природные и экономические условия для прогрессивного развития народного хозяйства, но они не могут быть им использованы в состоянии рабства, в котором живет русский народ. А потому завоевание политических прав - главная задача истинно прогрессивных русских людей. Вместе с тем Исаев по-народнически до самого конца защищал общину, утверждал, что русское общество знает, любит ее и должно беречь как драгоценную принадлежность русского народного хозяйства. Не смог Исаев отказаться и от так называемой теории устойчивости мелкого крестьянского хозяйства, считал именно и только крестьянство главной силой в экономике страны, хотя делал это гораздо осторожнее Чупрова, Посникова, Каблукова и др.

Особый интерес вызывает отношение А.А. Исаева к Н.Г. Чернышевскому. Он шел здесь дальше многих своих современников, даже критиковал в этом отношении взгляды народников и, вслед за Г.В. Плехановым, утверждал, что Чернышевскому будто бы было почти чуждо представление о борьбе классов. На этой почве Исаев неправомерно определял даже либеральных народников как учеников и продолжателей дела Чернышевского. У

17 Лент В.И. Поли. собр. соч. - Т. 25. - С. 33. 36

Чернышевского Исаев в соответствии со своей общей либеральной концепцией брал лишь критику крепостничества и забывал о том, что этот выдающийся русский общественный деятель был прежде всего революционером. Исаевская же критика народничества (и не только по отношению к наследию Чернышевского) носила половинчатый характер и скорее была защитой с некоторыми оговорками, чем критикой.

Опираясь на свое признание экономической теории К. Маркса прямым продолжением теории А. Смита и Д. Рикардо, А.А. Исаев решительно высказывался за поземельную общину, промысловые артели, промышленные товарищества и кооперативы. Он думал, что эти формы мелкого народного хозяйства дадут массам многие выгоды крупного и облегчат мирный переход к социализму. Исаев открыто выступал против революции, "смуты", пространно и справедливо говорил о ее разрушительных последствиях для народного хозяйства, защищал некоторые идеи исторического материализма, социализма, и хотя критиковал ревизионизм бернштейнианцев, их отход от марксизма, но и сам тоже пытался преодолеть однобокий революционаризм сторонников революционного учения К. Маркса н Ф. Энгельса.

Разносторонним было отношение А.А. Исаева к частнокапиталистическим монополиям. Он видел их и положительные, и отрицательные черты, В поздних своих работах, носивших чаще всего публицистический характер, он защищал капитализм вплоть до его новейших империалистических проявлений, чем вызвал даже критику со стороны бывших единомышленников, продолжавших более последовательно отстаивать народнические идеалы18. И тем не менее Исаев, который десятилетиями критиковал народничество, даже в своих позднейших высказываниях во многом согласен о последователями народничества в начале XX в.

Ратуя всемерно за артели, А.А. Исаев видел пагубное влияние на артели капиталистических предприятий, которое неизбежно приведет к сокращению артельного поля, к утрате артелями хозяйственной самостоятельности. А.А. Исаев считал, что "артели представлены в России многими тысячами, а их члены -

А.А. Исаев. / Большая энциклопедия. Изд. "Просвещение". Экономический отдел возглавлял известный народник проф. В.Г. Яроцкий.

миллионами" . Однако "лучшие из артелей - те, в которых не применяется наемный труд. Свобода, равенство и освящение всего добытого артелью личным трудом участников наиболее развивают общественные чувства членов"20. Но артели имеют положительное влияние не только на своих участников, но и на всех, кто вступает с ними в деловые отношения. Поэтому уменьшение препятствий для артелей является юридической обязанностью государственных и общественных организаций. Поэтому общество обязано способствовать артелям. Государство же должно помогать им и юридически, и экономически. Но центр тяжести лежит в его хозяйственной политике. Конечно, в 1881 г. когда обо всем этом писал А.А. Исаев, это не могло не выглядеть утопией. Однако этот кооператор имел в виду, конечно же, будущее общество и будущее государство.

А.А. Исаев утверждал, что в артели капитал соединяется с трудом. Весь доход попадает в одни и те же руки. Каждый член-работник является и предпринимателем. Поэтому доходы членов артелей заметно выше заработков наемных работников в сходных отраслях труда. Кооперативы влияют на материальное благосостояние своих членов-участников, способствуют их умственному развитию и нравственному усовершенствованию, появлению навыков управления производством. Содействие распространению артельной формы труда должно исходить от образованных лиц. Спорить же можно только в отношении форм, в которые может облекаться это содействие. Принимая в свои члены кого-либо, артель не должна заботиться о его политических взглядах. Роль играют трудолюбие, честность, трезвость, преданность идее артельного единения. Артели, кооперативы стоят вне партий, не участвуют в политической борьбе. Кроме того, артели должны стоять вне партий и в своей просветительской деятельности. Партийность артелям категорически противопоказана.

Труды А.А. Исаева о промышленных артелях и кооперативах отличаются обширным научным материалом, добросовестностью и кропотливостью. Недаром даже В.И. Ленин, так любивший критиковать статистиков народнического толка, ссылался

Исаев А.А. Артели в общественной борьбе. -1912. 20 Исаев А.А. Артелн в России. - 1881. 38

на данные Исаева о горшечном промысле в Московской губернии21, о промыслах щеточном, булавочном, крюченном, шляпном и др.32, хвалил исаевские подворные переписи кустарей23, попытки Исаева нащупать капиталистические тенденции развития мелкокустарного хозяйства24.

В последние полтора-два десятка лег своей жизни А.А. Исаев писал не столько научные, сколько популярные работы. Его общие взгляды на экономические проблемы всегда были двойственными, противоречивыми. Признавая отдельные стороны экономической теории К. Маркса25 он в целом разделял все-таки убеждения народничества. Впрочем, в значительной мере такая позиция отражала и противоречивую российскую действительность. А в артелях, кооперациях и коммунах А.А. Исаев видел столбовой путь развития экономики по пути к социализму, понимаемому им не как определенный общественно-государственный строй, а как наиболее приемлемую форму хозяйствования.

Список важнейших научных трудов А.А. Исаева

Промыслы Московской губернии. T.I-2. М. 1876-1877.

Социально-политические конгрессы в Германии / Отечественные записки, 1877, IX.

Задачи и метод политической экономии. Ярославль, 1879.

Промышленные товарищества во Франции и Германии. М, 1879.

Участие рабочих в прибыли предприятий. / Юридический вестник, 1879.

Место Фурье в общественно-хозяйственной науке. / Там же.

1880.

О кустарной промышленности в России. / Русская мысль, 1880, XI. Артели в России. Ярославль, 1981.

Промышленные артели в России. / Русская мысль, 1881,1. Несколько слов об артелях. Ответ на возражения Г.П. Сазонова. / Русская мысль, 1881, VI.

11 Ленин Н.И. Поли. собр. соч. - Т. 1. - С. 219-220.

12 Ленин В.И. Поли. собр. соч. - Т. 3. - С. 339. 23 Там же. - С. 342.

34 Там же. - С. 350,355,413,414,421,439.

25 См. также: История русской экономической мысли. - Т. II. - Ч. 2. - М. I960. -С. 392.

Освобождение крестьян от крепостной зависимости. Ярославль, 1881 (два издания).

О мерах к развитию артельного производства. СПб. 1883 (два издания).

Лекции по науке о i <су дарственном хозяйстае. Ярославль, 1882.

Недоразумения по вопросу об артелях. / Ответ на возражения Г.П, Сазонова. Ярославль, 18S8.

Община и артель. / Юридический вестник, 1885,1.

Семейные разделы крестьян. / Вестник Европы, 1885, VII.

Пропорциональное и прогрессивное обложение. / Юридический вестник, 1884.

Принцип неотчуждаемости государственных земель. / Там же.

Мелкий земельный кредит в системе Райфайзена. / Наблюдатель, 1884, XI.

Программа по политической экономии. Ярославль, 1885.

Большие города и их влияние на общественную жизнь. Ярославль, 1886; Изд. 2-е. - 1887.

Государственный кредит. Ярославль, 1886,

Очерк теории и истории налогов, Ярославль, 1887.

Наши финансы и подоходный налог. СПб, 1887.

Наши финансы и подоходный налог. / Труды Вольного экономического общества. 1887, - 4,

Процесс сложения и переложения податей. СПб. 1887.

Составные части и методы политической экономии. Ярославль,

1887.

Несколько слов о бумажных деньгах. / Отчет проф. И.Т. Тарасову. СПб. 1887.

Нужна ли земская статистика? СПб. 1888.

О причинах хозяйственных кризисов. / Вестник Европы, 1888,

X.XI.

Протекционизм перед судом новых американских экономистов. I Там же, XII.

Что принес 1888 год для сохранения русских лесов. СПб. 1889. Россия и Америка на хлебном рынке. / Вестник Европы, 1889, IV. Народное богатство и таможенная политика. / Русская мысль, 1889, VI.

О техническом образовании как мере содействия кустарным промыслам. СПб. 1890.

Политическая экономия. СПб. 1890.

Конспект лекций по политической экономии. СПб. 1890.

О мерах к развитию кустарного производства. / Русская мысль,

Переселения и народное хозяйство. / Вестник Европы, 1890, IV.

Кустарная промышленность в Германии. / Там же, VI.

Городская и сельская кустарная промышленность. / Юридический вестник, 1890, VI.

О передедах государственного вмешательства. / Русская мысль, 1890, VTII.

Переселения в русском народном хозяйстве. СПб. 1891.

Неурожай и голод (Лекция в Императорском Александровском лицее в пользу пострадавших от неурожая). СПб. 1892. Переведено на французский и немецкий языки.

Что сделали Тургенев и Григорович для русской экономической мысли. / Сб. "Русской мысли" в пользу голодающих. СПб. 1892.

Землевладельцы из образованного класса. / Русская мысль, 1892, X; 1894, IV.

Опыт общественного переустройства// Вестник Европы, 1893. II. Le travail eniamille en Russe. / Revue d"economic politique, 1893, П. Le travail enfamille en Russe. / Revue d'economie politique, 1893, VI, ХП. Начала политической экономии. СПб. 1894. Изд. 7-е. СПб.,

1908.

О себялюбии, как единственном двигателе в общественной жизни/Северный вестник, 1894, IV.

Переселенческое дело с начала 80-х годов. СПб. 1895. Памяти Н.М. Ядринцева, друга переселенцев. СПб. 1895. Настоящее и будущее русского общественного хозяйства. СПб.,

1896.

Краткий обзор кустарных промыслов. СПб. 1896. О кустарном комитете и о содействии кустарной промышленности. СПб. 1896.

Справочная книжка для кустарных, ремесленных и земледельческих артелей. Составлена 5-м Отделением Общества для содействия русской промышленности и торговле (Редактор и автор вступительной статьи). СПб. 1896.

Начала политической экономии. М. 1900 (вместе с Деиисюк Н.Ф.).

Пять вопросов обществоведения. Berlin, 1901.

О социализме наших дней. Stuttgart, 1902 (напечатано в Берлине издательством Дитца).

Чего ожидать женщине от социализма. Stuttgart, 1903 (издательство Дитца).

Вопросы социологии. СПб. 1906.

Забастовки. СПб. 1906.

Характер русской революции. СПб. 1906.

Смута и земельный вопрос. СПб. 1906.

Индивидуальность и социализм. СПб. 1907.

О сокращении государственных расходов. СПб. 1908 (два издания).

Войско, флот. Антимилитаризм. СПб. 1908.

Мировое хозяйство. СПб. 1910,

Граф А.Н. Толстой как мыслитель. СПб. 1911.

Артели и общественная борьба. СПб. 1912.

Забастовки учащихся. СПб. 1912.

Чем объяснить вздорожание жизни" Как бороться с ним? СПб.,

1912.

Профессор Л.И. Петражицкий как обновитель политической экономии. СПб. 1912.

Кризисы в народном хозяйстве. СПб. 1915.

Лев Толстой среди мудрецов. СПб. 1915.

Философия личного универсализма М. 1914.

Законопроект о кооперативах в Государственном Совете. / Вестник кооперации, 1917. Книга 1. С.52-50.

Новое кооперативное законодательство. Пг. 1918

АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ ЯКОВЛЕВ (1855-1888)

A.S. Соколовский

Один из наиболее активных деятелей С.-Петербургского Отделения Комитета о сельских ссудосберегателъных и промышленных товариществах, один из основоположников отечественной кооперации.

Закончил Императорское училище правоведения. С началом Великих реформ, как и Н.П. Колгопанов, предпочитает карьере чиновника общественную деятельность, и в 1860-х гг. занимается ею в качестве гласного Петергской думы и мирового судьи.

Во второй половине 1860-х гг. заинтересовался идеей Шульце Делича - как улучшить положение трудящихся посредством "самопомощи", то есть через создание ими кооперативных кредитных товариществ. Пришел к этому, судя по всему, независимо от Колюпанова и братьев Лугининых. Одновременно (чуть раньше) с Н.П. Колюпановым выпустил книгу, пропагандирующую идеи Шульце (Очерк народного кредита в Западной Европе и в России. СПб. 1869).

После встречи с А.И. Васильчиковым, с которым А.В. Яковлев довольно близко сошелся, он принимает самое активное участие в создании Петербургского Комитета о сельских ссудос-берегательных и промышленных товариществах - делает доклады в Петербургском и Московском сельскохозяйственных обществах, активно участвует в выработке устава и программы Петербургского отделения, наконец, становится его первым секретарем, правда, был он им недолго - с января по май 1872 г. после чего уезжает в Москву, но продолжает достаточно активно работать.

В 1870-х гг. он - один из лидеров организации и благодаря его инициативе в ней начинается обсуждение вопроса о мелком поземельном кредите, закончившееся в конце 1870-х гг. крупной размолвкой в среде комитетских деятелей. Главными сторонами в конфликте были как раз Васильчиков и Яковлев. Поскольку большинство Отделения оказалось на стороне Васильчикова, Яковлев исчезает из этой организации, продолжая формально числиться ее членом вплоть до смерти.

А.В. Яковлев - типичный представитель либерального крыла кооперативного движения. Как и Колюпанов, как и все кооператоры вообще, он сторонник постепенного реформирования общества на более справедливых основах, средством для чего должны стать кооперативные товарищества. Все комитетчики первого поколения, люди эпохи великих реформ, в том числе и Яковлев, начиная ограниченное по своим масштабам предприятие, виды имели широкие, планы, далеко идущие. Ссудные товарищества должны были не только дать простому народу доступный кредит, но и развить в нем "необходимые качества ... гражданина: точность в исполнении обязательств и понимание общественных интересов"1, способствовать распространению в его среде образования ("сельская школа и судные товарищества должны идти рука об руку"2),"...оживить то, что осталось мертвым несмотря на все казенные реформы и комиссии... снова вызвать ту силу русского народа, которой мы когда-то гордились перед европейцами, и в которую теперь сами потеряли веру"3. Кооперативные деятели второй волны - 1880-х - 1890-х гг. будут лишены этого глобального размаха.

Чем же отличается "либерал" (мы имеем в виду кооперативного деятеля либерального толка) Яковлев от "социалиста" Колюпанова? Поскольку кооперация - сфера пограничная между либерализмом и социализмом, то различия видны плохо, но они все же есть. Даже такой правый социалист, как Колюпанов, отрицавший тотальный характер кооперирования в будущем, тем не менее говорил об усовершенствованном общественном строе, которому принадлежит будущность, о том, что началом социального переворота станет объединение трудящихся в производственные ассоциации, началом этого процесса станет создание низших форм кооперативов (кооперативная "лестница"). У Яковлева же мы не найдем ничего подобного. Более того, в одном из выступ

Яковлев А.В. Очерк народного кредита в Западной Европе и в России. - СПб. 1869.-С.226.

1 Стенографический журнал заседания Ш отделения Императорского Вольного экономического общества 24 марта 1875 года. / Труды ВЭО. - 1873. - Т.2. - Вып. 2.-С. 225.

3 Письмо А.В. Яковлева А.И. Васильчикову. РГИА. -Ф. 651.-On. 1. - Д. 637. - Л.

2 об. 44

леиий А.В. Яковлева в Вольном экономическом обществе (Отделение Комитета в течение 1870-х гг. довольно тесно сотрудничало с этой организацией, члены его время от времени делали там доклады), он пишет, что "причина возникновения ассоциации есть... необходимость сгруппирования личностей для противодействия неблагоприятным экономическим условиям... Если мы представим общество, в котором условия быта постепенно улучшаются, в котором экономические препятствия более и более устраняются, то стремление к ассоциации будет постепенно ослабевать, пока совершенно не уничтожится". Последняя мысль как раз и служит индикатором, позволяющим отделить самого правого социалиста от самого левого либерала.

Ill

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ КООПЕРАЦИИ

ЕВРОПЕЙСКИЙ СЕВЕР И КООПЕРАЦИЯ (ПОСЛЕДНЯЯ ТРЕТЬ XIX - НАЧАЛО XX ВВ.)

СВ. Вайровская

Изучение развития кооперации, выявление ее особенностей, связанных в первую очередь с социально-экономическими условиями регионов, в настоящее время весьма актуально. Проводимые в последние годы в России реформы привели преобладающую массу населения страны к обнищанию. В значительной степени решить проблему повышения уровня благосостояния населения может развитие различных видов кооперативов, существовавших в России до революции, поскольку идеи дореволюционной кооперации заключались в устранении посредников между производителем и покупателем и повышением за счет этого покупательной способности населения. Разработка проблем развития кооперации в последней трети XIX - начале XX вв. как в отдельных регионах, так и по стране в целом, а также пропаганда кооперативных идей в научных и популярных работах, на наш взгляд, должна стать одним из направлений исторической науки.

В исторической литературе советского периода под Севером европейской части России или европейским Севером традиционно понимались территории, занимаемые Архангельской, Вологодской и Олонецкой губерниями. Правомерность такого объединения вызывалась как своеобразием их географического положения так и социально-экономическим развитием региона.1

Архангельская, Вологодская, Олонецкая губернии, в состав которых входило 26 уездов с общей площадью более 1,2 млн. кв. верст, являлись самыми обширными и в то же время менее населенными в сравнении с другими губерниями европейской части России, занимая соответственно по плотности населения первое, второе и четвертое места в данном регионе. Площадь Архангельской губернии, вместе с островами исчислялась в

1 Ленин В.И. Поли. собр. соч. - Т.З. -С.565. 46

742.759 кв. верст2, Вологодской губернии - 353.349.43, Олонецкой - 130.719 верст4. Однако население, заселяющее столь обширные территории, являлось довольно малочисленным. Согласно переписи 1897 г. население Архангельской губернии составляло 346.536 чел5. Вологодской - 1.308.180 чел.6. Олонецкой -366.715 чел7. Важным показателем степени освоения территории являлась плотность населения. В Вологодской губернии она составляла 3,8 чел. на 1 кв. версту, в Олонецкой - 3,2, в Архангельской - 0,58.

В начале XX в. в результате естественного и механического прироста увеличилось как количество, так и плотность населения. В 1911 г. численность жителей Вологодской губернии составила 1.571.318 чел. с плотностью населения на I кв. версту -5,0 чел. по уездам - от 0,7 чел. (Усть-Сысольский) до 37,8 чел. (Вологодский)9, Архангельской - 472.129 чел10. Количество населения Олонецкой губернии к 1 января 1913 г. составило 444440 чел. с плотностью населения 3,9 чел. на 1 кв. версту, по уездам -от 7,8 чел. (Петрозаводский) до 1,0 чел. (Повенецкий)1'.

По России же в этот период средняя плотность населения равнялась 8,7 чел. на 1 кв. версту12. Наименее заселенными являлись северо-восточные уезды всех трех губерний - Мезенский, Печорский, Сольвычегодский, Устьсысольский, Яренский, Пове-

2 Памятная книжка Архангельской губернии за 1907 год. - Архангельск, 1907. -СЛ.

3 Памятная книжка и адрес-календарь Вологодской губернии на 1899-1900 гг. -Вологда, 1899.-С. 1.

4 Олонецкий сборник. Материалы для истории, статистики и этнографии Олонецкого края. - Вып. 3. - Петрозаводск, 1894. - С. 279.

s Памятная книжка Архангельской губернии на 1911 год. - Архангельск, 1911. - С.148. 6 Приложение к докладам Вологодской губернской земской управы по народному образованию очередному губернскому земскому собранию сессии 1903 года. -Вологда, 1902.-С. 5.

I Статистические сведения по начальному образованию в Российской империи. Вып. 3. Опыт сравнительного обозрения успехов начального народного образования в разных местностях Российской империи. - СПб. 1902. - С.ЗО

8 Петров М. Общий взгляд на кустарную промышленность Русского Севера. / Известия Архангельского общества изучения Русского Севера (в дальнейшем А.О.И.Р.С.). - 1913. - - 14. - С.628.

' Обзор Вологодской губернии за 1914 год. - Вологда. 1916. - С. 1.

10 Памяти книжка Архангельской губернии в 1911 году. - Архангельск, 1912. - С. 229.

II Памятная книжка Олоне<кой губернии на 1914 год. - Петрозаводск, 1914. - С. 2. 12 Кербицкий В. Мелкий кредит в Олонецкой губернии // Вестник Олонецкого губернского земства. -1914, - - 17. - С. 5,

нсцкий. Преобладающая часть населения проживала в сельской местности: в 1897 г, - 91,8% в Архангельской, 93,0% - в Олонецкой, 95,3% - в Вологодской губернии, в 1909 г. - соответственно -90,3,93,1 и95,6%13.

Абсолютное большинство населения Севера являлось крестьянами. По переписи 1897 г. их насчитывалось 1 млн. 930 тыс. человек или около 94% всех жителей региона, к 1914 г. - 2 млн. 513 тыс. человек или около 93%, что свидетельствовало о ярко выраженном аграрном характере экономики северного региона.

Одной из основных особенностей европейского Севера являлась принадлежность огромных земельных площадей государству, уделу и церкви. Крестьянское землевладение было преимущественно общинным. В Архангельской губернии дворянское землевладение отсутствовало, в Вологодской же и Олонецкой губерниях из частной земельной собственности оно составляло около 19%, тогда как в целом по Европейской России - 70%и. На Севере же свыше 70% частновладельческих земель принадлежало купцам и крестьянам. В целом развитие северных губерний в конце XIX - начале XX вв. продолжало определяться господством мелкого крестьянского хозяйства.

Население европейского Севера, несмотря на суровые климатические условия, в основном занималось земледелием. В Архангельской губернии, несмотря на то, что хлебопашество было распространено почти повсеместно, за исключением Александровского и некоторых местностей Кемского и Печорского уездов, оно играло незначительную роль и далеко не обеспечивало годовой потребности в продовольствии, служило лишь подспорьем населению, занимающемуся промыслами. Сеяли преимущественно ячмень, рожь и овес15.В Олонецкой губернии земледелие составляло главное занятие сельского населения, им занималось 84% от общего числа жителей16, однако площадь пахотной земли составляла лишь 5,2%, а действительно обрабатываемая площадь  1,7%. 97% всей возделываемой земли принадлежало крестьянам. Почти вся эта земля состояла в общинном пользовании. Дворян-

13 Петров М. Указ. соч. - С. 628.

14 Ленин В, И. Поли. собр. соч. - Т. 16. - С. 201.

>5 Памятная книжка Архангельской губернии за 1907 год. - С. 6,7.

16 Кербицкий В. Указ. соч. - С. 8.

48

польском и Вытегорском. Хозяйство у дворян велось в самых небольших размерах. Повсеместно в Олонецкой губернии существовала трехпольная система полеводства. Главнейшим продуктом полеводства была озимая рожь, под которой ежегодно находилось по крайней мере 40% хлебных полей, затем засевались овес и ячмень. Плохая обработка, недостаток удобрений и полное отсутствие мало-мальски усовершенствованной техники при обработке земли служили немаловажными причинами недородов хлебов11. В Вологодской губернии пахотные земли составляли лишь около 2,3% всей площади губернии. Суровые климатические условия, скудость почвы приводили к тому, что в продовольственном отношении губерния являлась одной из наименее обеспеченных губерний России: только незначительная часть крестьянского населения не покупала хлеба, общий дефицит зерна в губернии достигал 6 млн. пудов18.

Наряду с земледелием в жизни северного крестьянства большое значение имело скотоводство. В Архангельской губернии обширные заливные луга по берегам рек Северной Двины, Мезени, Пинеги и Печоры представляли из себя прекрасные пастбища для рогатого скота и лошадей, вследствие чего скотоводство могло бы играть в губернии существенную роль, но небрежность населения в обращении со скотом, отсутствие образцовых хозяйств, недостаток кормов служили причиной застоя и даже упадка этой отрасли. Рогатый скот в Архангельской губернии был преимущественно местной породы, малорослый и маломолочный, лишь в нескольких волостях Холмогорского, Архангельского и Пинежского уездов разводилась холмогорская порода, выведенная еще при Петре Великом от скрещивания местного скота с голландским. Однако скот этой породы с годами вырождался и терял прежнюю рослость, красоту форм, коровы - молочность. Вырождение этой породы, главным образом, происходило от не-

17 См.: Олонеикнй сборник. Материалы для истории, географии, статистики и этнографии Олонецкого края. - Вып.4. - Петрозаводск, 1902. - С, 1-3, 5,

Маресс Н. Производство и потребление хлеба в крестьянском хозяйстве. // Влияние урожаев и хлебных цен на некоторые стороны народного хозяйства. - Т. 1. - СПб. 1897. - С. 9; Памятная книжка и адрес-календарь Вологодской губернии на 1899- 1900гг.-С. 2.

правильного питания телят (рано лишали их молока), содержания зимой в грязных, душных, а нередко и в холодных помещениях. Кроме того, этому способствовал угон лучших коров и быков на продажу в Петербург и другие местности. Местные крестьяне, соблазняясь высокими ценами (от 100 до 150 руб. за голову), сбывали лучших производителей, оставляя "на племя" молодняк или бракованные экземпляры, негодные для поддержания породы". В Олонецкой губернии скотоводство не получило широкого развития по недостатку кормов. Скот в губернии был довольно мелкий, со слабой молочностью20. Тем не менее по численности крупного рогатого скота Север России занимал одно из первых мест, уступая только Прибалтийскому району. По количеству молочного скота и его качеству Север также перекрывал средние показатели по европейской части России. На 100 душ населения здесь в 80-е годы XIX в. приходилось 15,1 дойных коров по сравнению с 7,7 в целом по европейской части России. Намного выше были показатели по молоку, маслу, сыру на 100 душ населения21. Однако столь значительные результаты в развитии скотоводства возникли в основном за счет Вологодской губернии. Так, в конце XIX в. поголовье коров на европейском Севере исчислялось примерно в 610 тыс. в том числе в Вологодской губернии 440 тыс.. Олонецкой - 90 тыс. Архангельской - 80 тыс. Если считать средний удой коровы в пределах 50 пудов (800 литров) в год, он составлял около 30 млн. пуд. молока: на Вологодскую губернию приходилось -22,0, Олонецкую - 4,5 и Архангельскую - 4,0 млн. пуд.22

Другой особенностью данного региона в сравнении с другими губерниями России являлось слабое развитие крупной промышленности. Так, в Архангельской губернии в 1905 г. имелось 4.234 завода с числом рабочих 19.591 чел. и объемом производства 16.519.538 руб. Однако большая часть заводов, по несложному

|д Памятная книжка Архангельской губернии за 1907 год. - С, 10. 20 См.: Олонецкий сборник. Материалы для истории, географии, статистики и этнографии Олонецкого края. - Вып.4. - С. 7, 10; Виноградов С. К вопросу о скотоводстве в Олонецкой |убернш. / Вестник Олонецкого губернского земства. -1914. -? 18. -С. 14.

~' Карнаухова Е. С. Размещение сельского хозяйства в период капитализма (1860-1914 гг.).-М. 1951.-С. 128.

22 История северного крестьянства. - Т. 2. - Архангельск, 1985. - С. 78, 50

их устройству и невысокому объему производства, должна быть отнесена к разряду кустарных заведений. Самое крупное производство было сосредоточено на обработке лесных материалов. Из отдельных видов производств наиболее распространены были: мукомольное (1265 заведений), смолокуренное (1233), кузнечное (473), кирпичное (263), кожевенное (170), овчинное (160), бочарное (160), горшечное (122), салотопенное (ЮЗ)23. В Вологодской губернии в конце XIX в, числилось 29 разного рода фабрично-заводских видов производств, а всех фабрик и заводов, с ежегодным объемом производства не менее 10000 руб. - 305, с числом рабочих в 6094 чел. и с общей суммой годовой производительности в 4.270.000 руб. из них 183 завода со сливочно-масляным производством с годовой производительностью в 974.084 руб.24 В Олонецкой губернии в 1884 г. числилось три казенных и 344 частных завода с годовой производительностью 2853150 руб.25 Большую роль в губернии играли промыслы: заготовка и сплав леса, охота, рыболовство, извоз, тяга судов лошадьми, судостроение, кустарные промыслы. Так, в 1898 г. общий заработок на местных промыслах выразился в сумме 332.500 руб. что в среднем составило 17 руб. на одного из 19.237 человек рабочих, участвовавших в этих промыслах26. В экономике Севера России в целом мелкие промыслы и предприятия (кожевенные, меховые, скорняжные, кирпичные, гончарные, красочные, мыловаренные, смолокуренные, ремонтные мастерские, прянично-булочные, мукомольные и др.) занимали большое место. Достаточно сказать, что только в одной Архангельской губернии в 1901 г. подобных предприятий было 4773, на которых трудилось 9783 рабочих27.

По причине громадных расстояний и плохих путей сообщения регион имел слабые экономические связи с промышленными губерниями. Положительную роль в этом отношении сыграло интенсивное строительство железных дорог в 70-90-е гг. XIX

Памятная книжка Архангельской губернии за 1907 год. - С. 24. м Памятная книжка и адрес-календарь Вологодской губернии на 1899-1900 гг. - С. 6.

Олонецкий сборник. Материалы для истории, географии, статистики и этнографии Олонецкого края. - Вып. 2. - Петрозаводск, 1886. - С 14.

Олонецкий сборник. - Вып. 4. - С. 43.

27

Российский Государственный исторический архив (в дальнейшем РГИА). - Ф. 1263. - Д. 5612. - Л. 86.

в. Так, в 1872 г. закончилось строительство линии Ярославль-Вологда, в 1894 г. было начато строительство новой - Вологда-Архангельск, законченной в 1897 г. в конце XIX в. началось строительство железнодорожной магистрали Архангельск-Вятка (линия от Вятки была доведена только до Котласа), в годы первой мировой войны - Петербург - Петрозаводск - Мурманск. Во второй половине XIX в. начало развиваться пароходное сообщение, в начале XX в. протяженность пароходных линий составляла уже около 5 тысяч верст28. Все это способствовало развитию торгово-экономических связей в регионе.

Социально-экономическое положение Европейского Севера, в первую очередь слабое экономическое развитие, отсутствие крупных промышленных и торговых центров, обширность территории и ее слабая заселенность, разбросанность поселений и т.д. определенным образом сказались и на развитии здесь различных типов кооперации, создавая хозяйственную потребность в ней. Указанные факторы, так же как и географические и климатические условия, создавали объективные предпосылки для развития различных типов кооперации. Болота и леса в период весенней и осенней распутицы делали ряд местностей региона недоступными, в результате чего здесь были широко распространены ростовщичество, скупка продуктов местного производства и промысла за бесценок и монопольная торговля. Деревенские лавочники сплошь и рядом непомерно поднимали цены на товары не только в кредит, но даже на наличные деньги29.

Развитие кооперации на европейском Севере можно подразделить на два этапа, каждый из которых обладал своими особенностями. Первый этап -70-80-е гг. XIX в. - можно условно назвать начальным. Это период появления кооперативов различных типов, своего рода показательный "эксперимент". Конец же XIX -начало XX вв. (по 1917 г.) - это уже период становления и развития кооперации как массового общественного движения.

Начальный этап развития кооперации на европейском Севере относится к 60-70-м гг. XIX в Первые попытки создания кооперативов в стране, в основном, связаны с деятельностью ор-

28 Ежегодник России. - СПб. 1911. - С20.

29 Петров М. Потребительная кооперация в Архангельской губернии. / Известия А.О.И.Р.С, 1913, - 9. - С. 401-402.

52

ганов местного самоуправления - земских учреждений. Как отмечал Б.Б. Веселовский, не было "ни одного земства, которое не обсуждало бы тогда (1871-1875 гг. - СВ.) вопроса об учреждении мелких ссудосберегательных товариществ, и большинство губернских, а также многие уездные земства субсидировали в то время эти товарищества"30. Не миновало это начинание и Вологодской губернии. В первый же год своего существования (1870) Вологодское губернское земское собрание заслушало доклад управы о необходимости устройства ссудосберегательных товариществ и приняло постановление о выделении не менее 30 тыс. руб. на их устройство (по 1 тыс. руб. на каждое)31. Всего в 70-80-е гг. здесь было открыто 13 ссудосберегательных товариществ, которым было выдано в основные капиталы 17 тыс. руб.32 Однако в Вологодской губернии, как и по стране в целом, эта затея потерпела крах. Получив земскую ссуду и распределив ее между собой, члены товариществ часто были неспособны (или не торопились) вернуть кредиты. Несмотря на попытки губернского и уездных земств поддержать создавшиеся товарищества, уже через несколько лет деятельности они закрывались (некоторые так и не открылись)33. К 70-м гг. XIX в. относится и появление первого кредитного учреждения в Архангельской губернии: 20 апреля 1873 г. был утвержден устав Афаносовского ссудосберегательно-го товарищества Шенкурского уезда. Администрацией губернии в уставе товарищества были сделаны нежелательные для успешной деятельности кооператива изменения в отношении размера суммы поручительства и размера ссуды, которые очень стеснили его в первых своих действиях34. В дальнейшем долгое время в губернии новых кооперативов подобного типа так и не появилось. Причиной этого в первую очередь являлась низкая кредитоспособность населения. Корни ее, по мнению А. Иванова, крылись в

Веселовский Б.Б. История земства за сорок лет. - Т.2. - СПб. 1909. - С. 14. 31 См.: Журналы 2-го очередного Вологодского губернского земского собранию 7-23 декабря 1870 года. - Вологда, 1870. - С. 44-48, 153.

п Журналы Вологодского губернского земского собрания первой очередной сессии пятого трехлетия. - Вологда. 1883, - С. 153.

33 Кооперация в Вологодской губернии к началу 1918 г. - Вологда. 1918. - С. V.

34 Иванов А. Кооперация в Архангельской губернии. / Известия А.О.И.Р.С. 1915. -J611.-C. 386.

слишком слабом развитии экономических и производительных сил всего северного края. Местный крестьянин жил натуральным хозяйством, деньги в его быту играли весьма незначительную роль и почти целиком шли на уплату податей и других налогов, связанных с его социальным происхождением. В развитии крестьянского хозяйства, его интенсификации деньги не имели особого значения. В результате складывалась своеобразная ситуация: для подъема крестьянского хозяйства имелась настоятельная хозяйственная потребность в создании кредитных кооперативов, однако экономическое развитие края, гнет податей и других сборов при малой продуктивности мелкого хозяйства и проистекающая отсюда слабая кредитоспособность северного крестьянства создавали весьма неблагоприятную обстановку для широкого развития кредитной кооперации35. Это было характерно и для страны в целом: отсутствие в 70-80-е гг. XIX в. основного условия для развития кредитной кооперации - кредитоспособности населения36. Данное обстоятельство и послужило, в первую очередь, причиной неудачи создания первых кредитных кооперативов. Кроме того, низкий уровень кооперативного сознания приводил к тому, что члены ссудосберегательных товариществ, получив кредиты от земских учреждений в основные капиталы, сразу же распределяли их между собой, а затем были не в состоянии или не торопились их возвращать.

В 70-80-е гг. XIX в. в отдельных уездах Вологодской губернии также развивалось сыроварение и маслоделие. В то время местный частный предприниматель (главным образом, помещик) не имел крупных свободных средств для быстрых оборотов, а сыроварение было связано с известным временем созревания продукта (от 1,5 до 2,5 месяцев), поэтому оно постепенно вытеснялось маслоделием, по существу менее выгодным, но не требующим больших оборотных средств. Это было характерно и для других губерний страны. Так, сыроваренные артели, появившиеся с 1866 г, благодаря самоотверженной деятельности Н.В. Верещагина в Тверской, а затем в Ярославской губерниях, через несколько лет почти все распались, крестьянская среда оказалась непод-

55 Там же. -С. 386-387.

м Хейсин M.J1. Кредитная кооперация в России (исторический очерк и современное положение). - 2 доп. изд. - Петроград, 191°. - С. 72. 54

готовленной к кооперации . Этому вытеснению способствовало также отсутствие рынка для сбыта сыра и опытных работников38. Количество же частных маслодельных заводов (особенно с открытием Ярославско-Вологодской железной дороги) стремительно увеличивалось. В 1876 г. в Вологодской губернии на 16 сыроваренных заводов приходилось 11 маслодельных, в конце 70-х гг. их насчитывалось уже соответственно 30 и 51, в 1894 г. - 10 и 375, а в 1898 г. - 5 и 643. До 80-х гг. на маслозаводах применялся только ручной труд, в 80-е гг. началось внедрение сепараторов35.

В 1887 г. в Вологодской губернии появилась первая маслодельная артель. К концу 90-х гг. XIX в. в Вологодской губернии имелось уже 9 артелей. Однако и маслодельные артели оказались не жизнеспособными и к началу XX в. все девять артелей закрылись. Основной причиной неудачи являлось непонимание крестьянами необходимости кооперации. Артели создавались не самими крестьянами, а помещиками, интеллигенцией и т.п. поэтому население относилось к ним безразлично и смотрело на них как на "барскую затею"40. Тем не менее создание молочных артелей оказало определенное влияние на интенсификацию сельского хозяйства в той же Вологодской губернии. Здесь постепенно усиливалась специализация сельского хозяйства на производстве молока. Производство товарного молока и переработка его были сосредоточены в помещичьих хозяйствах, которые перестраивались на капиталистический лад, и в крупных крестьянских. Эти хозяйства затрачивали дополнительный капитал на внедрение травосеяния и корнеплодов, приобретение различной техники и улучшения системы земледелия.

В Олонецкой губернии в 60-80-х гг. XIX в. были утверждены уставы 5 потребительных обществ, из них четырех городских, однако к I января 1912 г. все они числились несуществую

Фигуроеская Н.К. Некоторые исторические уроки развития кооперации в России/ Кооперация. Страницы истории. - III выпуск. - М" 1993. - С. 6.

Гадевиус Ф. О сыроварении в Вологодской губернии / Северный хозяин. -1916. -?5.-С. 17.

Государственный архив Вологодской области (в дальнейшем ГАВО). - Ф. 653. - Он 3. - Д. 9. - Л. 17 об. - 18; История северного крестьянства. - Т. 2. - С. 79.

Ильич Ал. Пятидесятилетие кооперации в молочном хозяйстве. / Северный хозяин. -1916. -? 6. -С. 4.

щими . По инициативе Олонецкого земства в 70-80 гг. было создано также несколько смолокуренных артелей, однако, к сожалению, никаких сведений об их деятельности найти не удалось.

Таким образом, в 70-80-е гг. XIX в. на европейском Севере делались попытки создания нескольких типов кооперации: потребительных обществ, ссудосберегательных товариществ, маслодельных и смолокуренных артелей, но почти все они закончились неудачей. Просуществовав лишь незначительный срок, кооперативы прекращали свое существование. Из всех возникших в этот период кооперативов лишь Вельское ссудосберегательное товарищество Вологодской губернии продолжало свою деятельность и в 1917 г. Отсюда можно констатировать, что первый этап развития кооперации на европейском Севере закончился неудачей: вместо широкого общественного движения кооперативы представляли здесь лишь единичные явления. Для развития кооперации оказалось недостаточно хозяйственной потребности в ее появлении. Помимо ряда экономических условий, на наш взгляд, требовалась также психологическая готовность населения к восприятию подлинных начал кооперативного объединения. Тем не менее попытки создания в этот период кооперативов заложили основания для последующего кооперативного строительства в регионе.

Следующий этап развития кооперации как в стране, так и на европейском Севере приходится на конец XIX - начало XX вв. С 1893 по 1902 гг. в Архангельской губернии были утверждены уставы трех потребительных обществ, однако они так и не приступали к деятельности или просуществовали лишь недолгий срок42, поэтому первым потребительным обществом в Архангельской губернии принято считать общество потребителей при лесопильном заводе компании Онежского лесного торга под названием "Понгская продовольственная лавка", открывшее торговлю 2 января 1904 г.43 В Вологодской губернии первое потребительное

41 Список всех потребительных обществ в России, как действовавших, так и закрывшихся на 1 января 1912 года. С общим обзором положения потребительской кооперации в России. - СПб. 1912. - С. 66-67.

42 См.: Попов Ан. Первое общество потребителей Архангельской губернии. / Товарищеское дело. -1917. - Ns 1. - С. 4, 7,8; Иванов А, Указ. соч. - - 12. - С. 451

4J Памятная книжка Архангельской губернии на 1912 год. - Архангельск, 1912. -

С.242.

общество возникло в 1895 г при СТАНЦИИ Котлас (В Устюгский у.) Пермь-Котласской железной дороги, в 1896 г. - Красавинское рабочее общество, а в 1897 г. - Никольское городское44. В 1898 г. в Устьсысольском уезде начали действовать Нювчимское и Ка-жимское фабрично-заводские общества. Наибольшее распространение как в стране, так и на европейском Севере получили потребительные кооперативы трех видов: фабрично-заводские, городские и сельские, получившие свои названия по районам их деятельности. Фабрично-заводские и рабочие кооперативы открывались по инициативе заводской администрации и зависели от нее, так как заводовладельцы предоставляли им бесплатное помещение и содействовали получению кредитов от частных торговцев. Создавая подобные кооперативы, администрация заводов стремилась к распространению кабальной формы оплаты труда, когда рабочим вместо денег выдавались купоны на приобретение товаров из лавки. Такая форма оплаты была выгодна хозяевам завода, так как в результате уменьшалась потребность в наличных деньгах для выплат рабочим. Кроме того, поскольку в большинстве случаев лавка в той или иной степени принадлежала самим хозяевам предприятия и администрации, в ней продавались товары весьма низкого качества по завышенным ценам, что давало значительную прибыль. Подобные организации нельзя назвать кооперативами в полном смысле этого слова, они лишь подрывали доверие населения к кооперации в целом, поскольку целью потребительных кооперативов являлось снижение цен за счет оптовых закупок, устранения посредников и снабжение своих членов качественными товарами. Другим видом потребительных обществ являлись городские. В 1900 г. в г.Усть-Сысольеке открылось Устьсысольское общество потребителей, пайщиками которого в основном являлись служащие правительственных и сословных учреждений города, торговцы, учителя, представители духовенства и других слоев городского населения. Размер пая был определен в 5 руб. поэтому оно состояло из более или менее обеспеченных жителей города. Среди 196 его членов 87 являлись крестьянами, В 1898 г. был утвержден устав первого в губернии сельского потребительного общества - в селе Подъельском Усть-

МГАВО.-Ф.653.-Оп. 1.-Д.75.-Л. 53.

Сысольского уезда . В Олонецкой губернии 18 августа 1901 г. при 160-ти членах, и капитале 1647 руб. начало свою деятельность Петрозаводское общество потребителей, созданное по инициативе служащих в правительственных, общественных и благотворительных учреждениях г. Петрозаводска46.

Первые сельскохозяйственные общества появились на европейском Севере в самом начале XX в. в Олонецкой губернии. В 1903 г. открылись Паданское и Даниловское сельскохозяйственные общества47. В 1904 г. в губернии открылось еще пять сельскохозяйственных обществ48. Целью данных кооперативов являлась интенсификация сельского хозяйства.

В начале XX в. на европейском Севере было положено начало развитию и промыслового типа кооперации: в 1901 г. в Шенкурском уезде Архангельской и Вольском уезде Вологодской губерний, получивших название Важской области, началось создание смолокуренных артелей. Правда, в силу сложностей с их регистрацией, деятельность артелей велась на основании приговоров обществ крестьян-смолокуров, которые имели силу только

49

на один год .

Таким образом, в первую очередь на европейском Севере, как и по стране в целом, в конце XIX - начале XX вв. в основном открывались потребительные кооперативы. Это было закономерным явлением, так как стоящие перед ними цели были ближе и понятнее для населения: снабжение своих членов предметами потребления возможно лучшего качества и по возможно дешевой цене. Причем, не за счет понижения цен вообще, а устранения посредника, стоящего между потребителем и производителем. В

См.: там же. - Л. 55; Раттэ Э.Д Из истории потребительной кооперации в Устьсысольском и Яренском уездах Вологодской губернии в начале XX века. / Вопросы социально-экономической истории Коми края (эпоха феодализма и ' капитализма). / Тр. Ин-та яз. лит. и ист. АН СССР, Коми фил. - Сыктывкар, 1980. - Вып. 23. - С. 139.

* Центральный государственный архив Республики Карелия (в дальнейшем ПГАРК). - Ф. 363. - On. 1. - Д.2. - Л. 15-15 об.

47 Там же. - Ф. 10. - Оп. 2. - Д, 50/399. - Л. 96 об. 115.

48 Там же. - Л. 24; 1 улътман Г.Г. Обзор земских агрономических мероприятий Олонецкой губернии за 1915 год. -Петрозаводск, 1915. -С. 109, 113.

49 Малахов А. Смолокуренный промысел Важской области и меры к его упорядочению. / Известия А.О.И.Р.С. -1911.-"20. - С. 907; - 21. - С. 961.

результате покупки более дешевых, чем в частных лавках, товаров (на 20-50%) повышалась покупательная способность населения, которое покупало в кооперативе все продукты без обмана, обвеса, фальсификации. В ряде обществ выплачивалась, кроме дивиденда на паи, также премия в размере нескольких процентов от общей суммы закупленного членом общества товара.

Имеющийся в нашем распоряжении источник - "Список всех потребительных обществ в России как действовавших, так и закрывшихся на 1 января 1912г. с общим обзором положения потребительной кооперации в России" - дает нам возможность проверить: соответствовали ли темпы утверждения уставов потребительных обществ, а в конечном итоге уровень развития инициативы населения европейского Севера средним показателям по стране в целом (См.: Таблица 1).

Таблица отмечает некоторое отставание европейского Севера в темпах утверждения уставов, а значит и развития потребительной кооперации. Преобладающее большинство потребительных обществ (81-91,4%) возникло в 1906-1911 гг. тогда как по стране в целом этот показатель равен лишь 72,3%. Причины подобного отставания заключались в более низком уровне кредитоспособности северного населения, более низком уровне кооперативного сознания населения, отсутствии в достаточном количестве грамотных людей. Революция 1905-1907 гг. и оживление в стране общественного движения положительно отразились на создании кооперативов на европейском Севере. Быстрый рост последних начался с 1907 r.so Кроме того, до 1906 г. потребительные общества в регионе возникали по преимуществу в городской и рабочей среде, количество сельских обществ было незначительным. Так, из 17 открывшихся в 1895-1906 гг. (и действовавших на 1 мая 1914 г.) потребительных обществ Вологодской губернии пять относились к городским, пять - к рабочим, одно железнодорожное и лишь шесть - сельских (35,3%). К 1912 г. сельские потребительные общества получили значительно большее развитие на европейском Севере, чем по стране в целом: в Олонецкой губернии они составляли 71,4 % (30 из 42), в Архангельской - 77,6% (45 из 58), в Вологодской - 89,4% (244 из 273), тогда как по Рос-

ГАВО. - Ф. 653. - On. I. - Д. 75. - Л. 55

сии в целом этот показатель равнялся 70,1% . Это объективный процесс, поскольку сельское население на Европейском Севере составляло 90 и более процентов. Процент прекративших свое существование (или не приступивших к деятельности) потребительных обществ на Европейском Севере значительно выше общероссийского. Так, если по стране в целом он равнялся 12,6%, то в Вологодской губернии, например, из 273 потребительных обществ с утвержденными уставами, к 1 января 1912 г. действовало только 156 (57,1%)52.

На одно потребительное общество в 1912 г. в Архангельской губернии в среднем приходилось 118 членов, в Вологодской

- 115. В Олонецкой губернии по сведениям на ноябрь 1917 г. например, в Повенецком уезде на одно общество приходилось всего лишь 67 членов. Средней оборот на 1 общество по Архангельской губернии составил 37607, Вологодской - 15257 руб. (по сельским обществам - 9830 руб.), паевой капитал на одно общество Вологодской губерния - 5683 руб. Архангельской - 5418 руб.53, в Повенецком уезде Олонецкой губернии на ноябрь 1917 г. - 2101 руб.54, что значительно ниже общероссийских показателей. Это объяснялось обширностью территории, малочисленностью и бедностью населения, разбросанностью поселений и т.д. Большинство потребительных обществ европейского Севера принадлежало к мелким. Так, в Вологодской губернии 86% из них имели годовой оборот менее 20 тыс. руб. 10% - от 20 до 50 тыс. руб. и лишь 4 %

- 50-200 тыс. руб. Из обществ с оборотом до 20 тыс. руб. - 97% являлись сельскими, до 10 тыс. руб. - 100%55.

На 1 января 1917 г. по стране в целом 88,9% потребительных обществ являлись сельскими. Городские составляли 8%, фабрично-заводские - 2,8%, независимые рабочие - 0,1%, прочие -0,2%, На одно сельское общество в среднем приходилось 242

51 Подсчитано нами по: Список всех потребительных обществ России. - С. 1-2, 514,65-66.

й ГАВО. - Ф. 653. - On. !. - Д. 75. - Л. 55.

и А.Ш. Потребительная кооперация в Северной области. / Северный хозяин. -1915. -? I7.-C. 14. 54 Там же.

" ГАВО. - Ф. 653 - On. 1. - Д. 75. - Л. 82. 60

члена, городское - 1640, фабрично-заводское - 725 . По европейскому Северу подробные данные имеются лишь по Вологодской губернии. Так, процент сельских потребительных обществ здесь равнялся 98,1% (877), городских - 1,3% (12), фабрично-заводских - 0,6% (5). В большинстве кооперативов (61%) число членов не превышало 200 чел.57 В 1917г. потребительная кооперация объединяла 73 процента крестьянского населения. Основную массу данных кооперативов Вологодской губернии (49%) составляли небольшие общества - с оборотом до 20 тыс. руб.58 30% обществ имели годовой оборот от 20 до 50 тыс. руб.59

Потребительные кооперативы европейского Севера имели те же недостатки, что и по стране в целом: плохо поставленное счетоводство, недобросовестность или некомпетентность членов правления и приказчиков, гонка за прибылью, отказ в приеме новых членов и т.д. Имелись и некоторые особенности: например, в некоторых местностях Олонецкой губернии на развитии потребительной кооперации весьма отрицательно сказывалось отсутствие путей сообщения, что мешало своевременно и недорого заготовлять продукты. В результате складывалась весьма парадоксальная ситуация: большинство деревенских лавок приобретало товар в ближайшем городе у частных торговцев, которые, хотя и скидывали цены в пользу кооператива процентов на пять, но давали зачастую далеко недоброкачественный товар. В подобных случаях деревенские кооперативные лавки являлись не поставщиком дешевого и доброкачественного продукта, а, наоборот, помогали частным торговцам выгодно сбывать негодный залежалый товар. В итоге не кооперативы регулировали цены на местном рынке, как это происходило в других губерниях, а, наоборот, купцы вынуждали их придерживаться установленных ими цен. Отсутствие хороших путей сообщения и возможность запасаться товарами лишь в период навигации породили в Олонецкой губернии и другое уродливое явление. Один из основных принципов потреби-

54Кабанов ВВ. Октябрьская революция и кооперация (1917 - март 1919 г.). - М.: Наука, 1973.-С. 52.

См.: Потребительные общества Вологодской губернии. 1913-1917. -Вологда, 1919. - С. 13; История северного крестьянства. - Т. 2. - С. 256.

Потребительные общества Вологодской губернии. 1913-1917. - С. 15. 5*Там же. -С. 16-17.

ва, но и окрестному населению. В Олонецкой же губернии запасы товаров в большинстве лавок были настолько незначительны, что кооперативы были вынуждены повышать на них цены вслед за частными торговцами, иначе лавка в короткий срок оставалась без товаров. Поэтому некоторые кооперативы, для сохранения своих запасов, делали подразделение между покупателями: члены общества покупали товар по одной цене, а окрестное население -по ценам, существовавшим в лавках частных торговцев. С целью сохранения имеющихся запасов отдельные кооперативы отказывались также принимать новых членов, что противоречило основным принципам кооперации60. В Архангельской губернии известны случаи ликвидации потребительных обществ по вине частных торговцев. Способы борьбы с потребительными обществами были различны: понижение расценок на товары в надежде, что неокрепшие в финансовом отношении кооперативы на выдержат конкуренции и закроются, клевета на крестьянских сходах, доносы начальству; наконец, лавочники объявляли бойкот своим односельчанам, состоявшим членами потребительных обществ или тем, которые покупали в общественных лавках товары. Характерным примером такой борьбы может служить кампания против "потребилки", предпринятая в с. Такульском псаломщиком Гурьевым, державшим лавку. Он даже в церкви, с амвона, критиковал деятельность общества, призывая верующих не вступать в него и не покупать в лавке товары. В распоряжении деревенских торговцев было еще одно могучее орудие для борьбы с кооперативами -кредит. Практика показала, что потребительные общества не могли широко кредитовать своих покупателей, особенно в начале своей деятельности. Местное же население всегда нуждалось в кредите. В результате значительная часть жителей, даже вполне сочувствуя кооперации, вынуждена была покупать товары у лавочников, отпускавших в долг довольно свободно. Потребительное же общество, если и отпускало в кредит свои товары, то только в самом ограниченном количестве61.

60 Сельский М. Ближайшие задачи земства но развитию деятельности местных кооперативных лавок / Вестник Олонецкого губернского земства. * 1916. - - 2. -С. 10-12.

61 Петров М Потребительная кооперация в Архангельской губернии. - С. 405-406. 62

Тем не менее роль потребительной кооперации в жизни населения была значительной: в большинстве случаев ей удавалось в той или иной степени решать проблемы как снабжения населения качественными товарами по сравнительно низким ценам, так и заставить частных торговцев снижать цены на товары. Так, открытие 20 марта 1911 г. в Олонецкой губернии Мошинского потребительного общества сразу же повлияло на цены в частных лавках: если ранее сахар стоил 20 коп. за фунт, а керосин 8-9 коп. то с открытием лавки стоимость сахара понизилась до 15-16 коп. керосина - до 5-6 коп. 1 апреля 1914 г. в той же губернии открылось Ребольское общество потребителей, с первых дней деятельности которого цены на предметы первой необходимости в частных лавках понизились процентов на 20-2562. Кроме того, торговцы начали обращать внимание и на отпуск доброкачественного товара63.

В годы войны вследствие значительного недостатка товаров для частных торговцев появилась возможность широкой спекуляции. Однако кооперативы, в большинстве случаев продавая товары дешевле, тем самым сдерживали рост цен. Это в какой-то мере способствовало тому, что частная торговля с 1915 г. начала сокращаться, что опять же вызвало новую волну организации потребительных кооперативов.

В России существенную роль играла также кредитная кооперация: ее доля в общем числе кооперативов составляла 25,62%64. По своей сущности она являлась источником краткосрочных ссуд на покупку машин, орудий, удобрений, скота, кормов, семян, аренды и покупки земли. 88% всех кредитных кооперативов в стране и 84% их членов находились в селах и деревнях Кредитная кооперация в своей деятельности опиралась частью на свои капиталы, затем на казенные и земские ссуды, а больше всего пользовалась вкладами частных лиц65. Эта форма кооперации могла сыграть весьма важную роль в подъеме крестьянского хозяйства и на евро-

Село Реболы Повенецкого уезда. / Вестник Олонецкого губернского земства. -1915.-? 10.-С. 18.

В.: Очерк жизни кооперативов на Моше Каргопольского уезда Олонецкой губернии / Вестник Олонецкого губернского земства. -1912. - - 13. - С. 12. 64 Агрономическая помощь в России. - СПб. 1914. - С. 189-190.

Соколов IIН. Кооперативное движение в России (цифры и факты). - Петроград, 1918. - СП, 80; Он же. Сельская кооперация. -М, 1918. - С. 66.

пейском Севере, однако здесь она широкого развития не получила. На 1 января 1913 г. в Архангельской губернии имелось лишь 32 кредитных кооператива, в Вологодской - 52, в Олонецкой - 11, тогда как в среднем по северному району (Архангельская, Вологодская, Новгородская, Олонецкая, Псковская и Санкт-Петербургская губернии) на каждую губернию приходилось по 56 кредитных кооперативов66. Кооперативы европейского Севера были также более малочисленны и бедны. Так, если по стране в 1913 г. в среднем на 1 кредитное товарищество приходилось по 653 члена67, то в Вологодской губернии даже на начало 1915 г. 533 члена, в Олонецкой -345, в Архангельской - 284; по России в среднем на 1 января 1914 г. на одного члена товарищества приходилось оборотных средств 74 руб. в Вологодской и Архангельской губерниях - 24, в Олонецкой -22 руб. На слабое развитие кредитной кооперации в регионе указывает и количество жителей, приходящихся на одно кредитное товарищество: в Вологодской губернии - 16,8, в Архангельской -12,8, в Олонецкой 10,0 тыс. человек68. Тем не менее в отдельных случаях кредитные кооперативы европейского Севера оказывали значительное влияние на повышение благосостояния окрестного населения. Так, Волосовское кредитное товарищество Олонецкой губернии в 1915 г. предоставило возможность своим членам существенно заработать за счет высоких цен на перевозку грузов из Архангельска в Вологду и на ст. Няндома. В результате, взяв из товарищества ссуду на покупку трех-четырех лошадей (150-200 руб.), ряд его членов за короткий срок (четыре-пять недель) заработали 360900 руб. Затем они продавали лишних лошадей, рассчитывались с товариществом и благодаря ему имели крупный чистый заработок 500-700 руб. некоторые 1000 руб. и более69. Верхне-Матигорское кредитное товарищество Архангельской губернии в бескормный 1914 г. выдало на покупку кормов 18 тыс. руб. и "не будь выдана подобная сумма, местные крестьяне сохранили бы разве только одну треть скота, две трети которого пошли бы в продажу за бесце

66 Кооперация на Всероссийской выставке 1913 г. в Киеве. - Киев, 1914. - С. 55. 61 Макарова И.Я. История потребительной кооперации в СССР. - М.: Центросоюз. 1929,- С. 53.

64 Бойков Н, Кооперация в Северной области. / Северный хозяин. - 1915. - - 1516. - С. 12.

т Вестник Олонецкого губернского земства. -1916. - Jfe 10. - С. 19. 64

нок'М". Кредитныетомрищестиа,помимовыдачи ссуд, выполняли также посредническую и ряд других функций. Но посредническая деятельность кредитных кооперативов европейского Севера, как и по стране в целом, была развита довольно слабо. Она заключалась в основном в распространении улучшенных сельскохозяйственных орудий и машин, семян, удобрений, продаже и закупке продовольствия и корма для скота. В Вологодской губернии главным видом посреднических операций являлась закупка льна, общий оборот которой в 1916 г. составил 410278 руб.71 В Архангельской губернии "три товарищества производили посреднические операции по закупке и продаже семян, земледельческих орудий и предметов продовольствия"; "двумя товариществами велась комиссионная продажа земледельческих машин и орудий"; "при шести товариществах имелись прокатные пункты"; "некоторые товарищества кредитовали в увеличенном размере местные потребительные общества и две молочные артели" и т.д.72

Из сельскохозяйственных кооперативов на европейском Севере, главным образом, имелись сельскохозяйственные общества и товарищества, а также маслодельные артели. Наибольшее развитие из них как по стране, так и на европейском Севере, в частности, получили сельскохозяйственные общества. Согласно нормальному уставу 1898 г. их целью являлось "содействие в районе своих действий, соединенными силами своих членов, развитию и усовершенствованию сельского хозяйства и сельской промышленности"73. Они выполняли также функции закупочных товариществ и кооперативов по сбыту, поскольку такие в регионе практически отсутствовали74. В России большинство из них обязаны своим возникновением инициативе служащих органов местного самоуправления: 1,8% - земским деятелям, 24,9 - земским агрономам и 27,6% - земским агентам75. В Вологодской губернии первое сельскохозяйственное общество (специальное) появилось

70 Иванов А. Указ, соч. - С- 392.

71 ГАВО. - Ф. 653. - On. 1. - Д. 304. - Л. 9.

72

Иванов А. Указ. соч. - С. 393. Агрономическая помощь в России. - С. 189.

Туган-Барановский М.И. Социальные основы кооперации. - М.: Экономика, 1989.-С.313. Агрономическая помощь в России. - С. L97.

в 1901 г. - Кадниковское общество любителей птицеводства, затем в 1902 г. - Корбангское общество пчеловодства в Грязовецком уезде, к 1906 г. их уже было 11:7 общих и 4 специальных76. В Архангельской губернии одним из первых было создано 27 января 1908 г. Лявленское сельскохозяйственное общество с 64 членами. Первым делом оно открыло прокатный пункт с боронами, молотилками и веялками-сортировками. За пользование молотилкой с членов кооператива взималось по 2 коп. за куль зерна (3,5 пуда), а с не членов - по 4 коп. Производилась также демонстрация работы сельскохозяйственных машин77. На 1 января 1911 г. в Вологодской губернии имелось 68 сельскохозяйственных обществ ( из них по сельскому хозяйству вообще - 64, специальных 4), в Архангельской губернии - 3 (все по сельскому хозяйству вообще). В Олонецкой губернии первые сельскохозяйственные общества возникли в 1903 г. к 1 января 1911 г. их уже было 1378. По Вологодской губернии на одно сельскохозяйственное общество в среднем приходилось 22,4 тыс. душ сельского населения, в Архангельской - 128,3 тыс. чел.; в Вологодской губернии сельскохо-1 зяйственные общества имелись в 9 уездах из 10, в Архангельской в 2 из 979. Почти все сельскохозяйственные общества в Вологодской и Олонецкой губерниях возникли по инициативе земских агрономов80. На 1 января 1915 г. в Архангельской губернии имелось 23, в Вологодской - 79, в Олонецкой - 28 сельскохозяйственных обществ81.

Продемонстрируем направления их деятельности и роль в интенсификации сельского хозяйства на примере Шунгского сельскохозяйственного общества Олонецкой губернии. В 1916-: 1917 гг. оно содержало несколько случных пунктов с племенными быками восточно-финской породы, имело показательное поле на болоте, члены общества уже пять лет занимались огородниче-^

76 Справочные сведения о сельскохозяйственных обществах. Год первый. - Ч. 1. -СПб. 1911.-С. 20-21,242,274.

77 История северного крестьянства. - Т.2. - С.268.

78 Гульпшан Г.Г. Указ соч. - С. 109.

79 Справочные сведения о сельскохозяйственных обществах. Год первый. - Ч. 1. -'" СИ, XXVIII, XXXII, XLVII. *~

80 ГультманГ.Г. Указ. соч. - С. 107. ^

81 Бойков Н. Указ. соч. - С. 11. 66

ством, получая значительную прибыль от продажи кочанной капусты (например, только за отчетный год трое крестьян - членов общества - 1760 руб.), В контрольном союзе при обществе числилось 15 членов, имевших 45 коров. Для ознакомления населения с усовершенствованными машинами и орудиями и их значением в сельском хозяйстве общество открыло прокатный пункт с орудиями для обработки болот, зерноочистительными машинами, сортировками и веялками, сеялками и др. которыми население охотно пользовалось. В январе 1917 г. общество устроило первую семенную выставку, средства на которую были отпущены Департаментом земледелия, губернским и уездным земствами - 369 руб. большая часть их пошла на выдачу премий. На выставку крестьяне представили семена хлебов, прядильных растений, корнеплоды, клубнеплоды, овощи, семена трав. Победителям были выданы денежные награды в сумме 265 руб. две бронзовые медали от Департамента земледелия и один похвальный лист от общества. Население проявляло большой интерес также к повышению доходности молочного скота, для чего приобретало сепараторы, маслобойки и др. Обществом устраивались также курсы по молочному хозяйству в местном маслодельном товариществе. В 1914 г. общество положило начало развитию свиноводства в своей местности, закупив для этой цели три гнезда поросят йоркширской породы, приплод от которых выдавался членам общества бесплатно при условии передачи пары лучших поросят от первого приплода тому лицу, кого укажет общество и т.д.82 Конечно, не все сельскохозяйственные общества европейского Севера действовали столь успешно, тем не менее им удалось оказать некоторое влияние на интенсификацию сельского хозяйства в регионе путем распространения улучшенных сельскохозяйственных орудий и машин, лучших пород скота, создания прокатных и зерноочистительных пунктов и т.д. Отрицательно на деятельности сельскохозяйственных обществ сказалась война. Так, яренский агроном (Вологодская губерния) отмечал, что в некоторых обществах осталось не более двух-трех членов83.

82 ЦГАРК. - Ф. 10. - Оп. 2. - Д. 50/399. - Л. 97-100.

!Э Национальный архив республики Кении (в дальнейшем НАРК). - Ф. 117. - Оп.1. - Д 2012. - Л. 10 об.; Журналы чрезвычайных и очередного Яренского уездного

67

Сельскохозяйственные товарищества получили развитие в основном лишь в Вологодской губернии. На 1 января 1913 г. здесь насчитывалось 100 действующих сельскохозяйственных товариществ, большинство из которых являлось маслодельными артелями84. Первой крестьянской маслодельной артелью, организованной на кооперативных началах, являлась Шурбовская артель Кадниковского уезда, открытая 2 ноября 1904 г. которая может считаться прародительницей крестьянских кооперативных маслодельных артелей в Вологодской губернии. В этом же году открылась еще одна крестьянская артель - Митицинская Вологодского уезда. В 1909 г. в губернии имелось уже 19 маслодельных артелей85. На уставных же началах, в форме молочных артелей, артельное маслоделие в губернии, появилось с 1909 г. В этом году было утверждено 5 уставов, в 1910 г. - 24, в 1911 г. - 3186. К концу 1917 г. 12,4% маслодельных артелей страны приходилось на Вологодскую губернию (372 артели из 3000)87. Район маслоделия охватывал Вологодский, Грязовецкий, Кадниковский и 11 волостей Тотемского уезда88, с общим количеством членов в артелях -около 70 тыс. чел. Основную группу составляли артели с числом членов до 200 чел. (65% от общего числа). В районах своей деятельности они кооперировали до 80% населения. Одним из существенных оснований для эффективной деятельности артелей являлось количество имевшихся у членов коров. В Вологодской губернии ведущую группу составляли артели с наличием у членов от 101 до 300 коров (39%), в среднем на одну артель приходилось

земского собрания сессии 1915 года с приложением докладов к ним. - Ярекск, 1916. -С. 647.

м Сельскохозяйственные товарищества в России в 1911 году и их деятельность по отчетам за 1910 год - СПб. 1912. - С. 104.

85 Степановский И,К. Кооперация и вологодское артельное маслоделие. - Вологда, 1922.-С. 8,11,16.

Сельскохозяйственные товарищества в России в 1911 году и деятельность их по отчетам за 1910 год. - С. 16, 27.

81 Фарутин И.А. Характер и особенности кооперативного движения в дореволюционной России. / Уч. зап. Калининград, ун-та. - Вып. ГУ. Общественные науки. - Калининград, 1970. - С. 118.

88 Кооперация Вологодской и Северо-Двинской губерний к началу 1919 года. -

Вологда, 1919. - С. XL

309 коров . Всеми артелями сбывалось масла на сумму около 25 млн. руб.90 Собственные средства артелей в среднем определялись в 5 тыс. руб.91 До 90% артельного масла и других молочных продуктов сбывалось на рынок через Коммерческий отдел Вологодского общества сельского хозяйства92. В Олонецкой губернии в с. Шунга Повенецкого уезда в 1913 г. было учреждено маслодельное товарищество "Производитель"93, которое имело прекрасно оборудованную маслодельню, помещающуюся в собственном здании общества94. В основном же в губернии распространены были лишь сепараторы, В 1901 г. их было 2, а в 1912г.-уже 268. В отличие от вологодского, олонецкий крестьянин продавал молочную продукцию в основном через скупщика, который диктовал ему свои цены и клал в свой карман львиную долю стоимости производимой им продукции. В южных уездах Олонецкой губернии продажей молока и продуктов из него занималось около 52% всех крестьянских хозяйств, а в юго-западных уездах Вологодской губернии - почти 55%95. В ноябре 1914 г. в Холмогорском уезде Архангельской губернии открылась Верх-нематигорская молочная артель, первая молочная артель в Архангельской губернии. В результате ее деятельности цены за молоко поднялись на заводах не только в уезде, но и далеко за его пределами. Артель изготовляла сметану, сливки, сливочное масло, сыр голландский. Высококачественные молочные продукты артели завоевали архангельский рынок, спрос на них был огромный, несмотря на более высокие цены, чем на товары остальных маслоделов96. В 1916 г. молочные артели Архангельской губернии заключили между собой договор на организацию "Товарищества молочных артелей Архангельской губернии", через которое сбывали свою продукцию. В 1916 г. товарищество продало 875 пуд.

Кооперация Вологодской губернии к началу 1918 года - С. ХН-ХШ. 50 Там же. - С. XV. " Там же.

Галееиус Д.К. Деятельность центрального общества сельского хозяйства в области молочного хозяйства (1908-1918 гг.). -Вологда, 1918. -С. 16, и ЦГАРК. - Ф. 10. - Оп. 2. - Д. 49/396. - Л. 1.

Отчет губернского земского агронома Г.Г, Гультмана. 1914 г. - Петрозаводск, I914.-C. 86.

История северного крестьянства, - Т. 2. - С. 212,213,

В.-Матигорская молочная артель. / Известия А.О.И.Р.С. -1915. - - 2. - С. 59,

69

масла и 2771 пуд. сыра . К 1 января 1918 г. в Архангельской губернии действовало 23 молочных и маслодельных артели.

Одной из особенностей развития кооперации на европейском Севере являлось возникновение здесь таких видов промысловой кооперации как смолокуренные и лесопромышленные (лесорубочные) артели. В Архангельской губернии первая смолокуренная артель появилась в 1901 г. в Важской волости98, в 1913 г. Главным управлением землеустройства и земледелия был утвержден устав "Союза смолокуренных артелей Шенкурского уезда Архангельской губернии". В том же году деятельность союза распространилась на Вольский и Сольвычегодский уезды Вологодской губернии, в результате он был переименован в "Союз смолокуренных артелей Важской области". К 1 января 1918 г. здесь уже действовало 33 смолокуренных артелит. В Вологодской губернии в 1914 г. их было 6, к 1 января 1918 г. - 810'.

Важное значение для европейского Севера имел лесной промысел. В 1917 г. здесь начиналось быстрое развитие лесных трудовых артелей. Причинами появления нового типа кооперации явились отход от лесозаготовительной деятельности частнокапиталистических предприятий и демобилизация армии, увеличившаяся потребность сельского населения в дополнительном заработке103. Цель создания артелей - усгранение всех посредников и предоставление возможности производителям (артельщикам) получения не только заработной платы, но и той добавочной стоимости, которая ранее оставалась у скупщиков, а также предоставление потребителям лесных материалов по средним рыночным ценам103. Артели занимались рубкой, заготовкой леса и организацией его сбыта. Для повышения эффективности своей деятельно

. История северного крестьянства. - Т. 2. - С. 267, 's Дружинин Д. Пять лет жизни Союза смолокуренных артелей Важской области (материалы по истории Союза). - Архангельск, 1919. - С. 3.

Беломорка. Критика и библиография. / Известия А.О.И.Р.С. - 1915. - Яг 8. - С. 276-277.

100 Список кооперативов Архангельской губернии. - Архангельск, 1918. - С. 52-55. т Короткое М.А. Очерки истории кооперации в России. - Ленинград, 1925. 102 Из истории возникновения и развития лесной кооперации в Вологодской губернии. / Кооперация Севера. - 1923 - - 9-10. - С. 39,40. |ю Шлехин Ив. Организация и практика трудовых промышленных артелей. - Ки. 1. - Архангельск, 1918. - С. 4. 70

сти вконце 19 17 с ониобъединилисьиобразовали Северный со юз трудовых лесопромышленных артелей, в состав которого на 1 января 1918 г. вошли 24 артели Архангельской, Вологодской и Новгородской губерний в количестве 800 членов и суммой паевого капитала в 129 тыс.руб.104 На I января 1918 г. в Архангельской губернии имелось 47, в Вологодской 51 лесорубочная артель105.

Развивались, правда очень медленно, и кустарные артели Так, в октябре 1916 г. в Архангельской губернии начала действовать, пока на договорных началах. Шенкурская сапожная артель, в которую вошло 9 мастеров-ремесленников106.

В годы войны, в отличие от предыдущих лет, кооперативы европейского Севера обратили больше внимания на культурно-просветительскую деятельность. Они открывали библиотеки, народные дома, ставили спектакли, проводили новогодние елки для детей, чтения и беседы на различные темы и т.д. Например, из прибыли за 1917 г Прилуцкое общество потребителей Архангельской губернии выделило 542 руб. на культурно-просветительные цели, 100 руб. на образование хоров (церковного и светского) и 300 руб. -на медикаменты для аптеки'07. Сумское потребительное общество той же губернии организовало специальный (с отдельным уставом) культурно-просветительный кружок. Оно же подняло вопрос об освещении Сумского посада электричеством, решив использовать для получения электроэнергии водопад нар. Суме.

Оживилась и деятельность по созданию при кооперативах собственного производства. Паденгская смолокуренная артель Архангельской губернии устроила собственную артельную мельницу на р. Паденге, с суточным размолом в 150 пуд. Устройство мельницы обошлось артели около 4000 руб. Цена за размол зерна была установлена в б коп. с пуда муки, тогда как частные мельницы брали по 9 коп.108 Талицкое общество потребителей Архан

104 Протокол собрания уполномоченных Северного Союза трудовых лесопромышленных артелей. 18-25 декабря J918 года в Архангельске. - Архангельск, 1920.-С. 67,76.

105 Список кооперативов Архангельской губернии. - С. 52-55; Потребительные общества Вологодской губернии. 1913-1917. - С. 7.

Из жизни потребительных обществ Архангельской губернии. / Товарищеское дело. - 1917. -? 11.-С. 20.

Из отчетов потребительных обществ. / Товарищеское дело. - 1918, - 5, С. 23. Из жизни потребительных обществ Архангельской губернии. - С. 20.

гельскцОцуборнии в1917 гтаьжевыстроиио кооперативную мельницу. Многие члены принимали в этом участие не только личным трудом, но и строительными материалами: бревнами, досками, железом'09. В Яренском уезде Вологодской губернии в 1915 г. Козьминское сельскохозяйственное общество с помощью беспроцентной ссуды в 2 тыс. руб. от Яренского уездного земства приступило к постройке артельного кожевенного завода"0. Завод создавался с целью вытеснения с рынка скупщиков, обесценивающих товар и снижающих продажную цену готовых полуфабрикатов. 11 января 1917 г. завод приступил к работе. Производство велось с помощью ручной силы, работало 5-7 чел.111 Можно предположить, что деятельность завода была успешной, так как в 1918 г. в уезде открылся Софроновский кооперативный кожевенный завод1'2. И таких примеров можно привести множество.

Проанализировав ход кооперативного строительства в России и на европейском Севере, попробуем выявить его особенности. Сравним для этого уровень развития различных типов кооперации за отдельные годы (См.: Таблица 2).

В России первое место занимала кредитная кооперация, тогда как на европейском Севере - потребительная. В Вологодской губернии, за счет развития маслодельных артелей, значительную роль играли сельскохозяйственные товарищества. На I января 1913 г. из 85 губерний России по уровню развития кооперации Вологодская занимала 16 место, Олонецкая - 48-е, Архангельская - 72-еш.

На первую половину 1916 г. в Олонецкой губернии кооперативов всех типов имелось 247, в Архангельской губернии -264, в Вологодской - 9011 ы

Деятельность Талицкого общества потребителей. / Товарищеское дело. - 1918. -? 5.-С. 21-23.

|ШНАРК.-Ф. 117.-Оп. 1.-Д 2175.-Л. 43 об.

m Там же. - Д 2805. - Л. 120. - Д. 3190. - Л. 2; Журналы чрезвычайных и очередного Яренского уездного земского собрания сессии 1915 года, с приложением докладов к ним. - С. 61, 647. 1|2НАРК.-Ф. 117.-On. I. - Д. 2874. - Л. 90 об.

113 Агрономическая помощь в России. - С. 183.

114 С.Х. Кооперация Северного края. / Вестник Олонецкого губернского земства. -1917. -?6. - С. 9.

РОсцм<ярим уровень родитиякоодерации в Вологодской и Архангельской губерниях (по Олонецкой данных не имеется) на 1 января 1918 г. и сравним его с общероссийским (Си.; Таблица 3).

К 1918 г. первое место в стране по численности кооперативов, как и на европейском Севере, вместо кредитной кооперации заняла потребительная. Причиной этого послужили в первую очередь лишения военного времени. Война вызвала острый продовольственный кризис, частный торговый аппарат с каждым месяцем приходил во все большее расстройство, совершенно не справляясь с задачей снабжения населения. Дороговизна товаров, спекуляция частных предпринимателей, безтоварье, а также передача нормированных продуктов среди населения кооперативам -все это вынуждало население к созданию новых кооперативов. По словам А.В. Меркулова, "война сильнейшим образом содействовала тому, что значение самой идеи кооперации сделалось ясным самым широким кругам населения""5. Повысилась доля потребительной кооперации и на европейском Севере.

Большую роль как по стране в целом, так и на европейском Севере, к 1918 г. стали играть кооперативные союзы, созданные в основном в XX в. К концу 1917 г. в стране имелось 928 союзных организаций116. На европейском Севере первым союзным объединением явилось Вологодское общество сельского хозяйства, созданное группой либеральных земских деятелей и политических ссыльных 11 марта 1908 г, с районом деятельности на восемь северных губерний, в том числе Архангельскую, Вологодскую и Олонецкую. Торговый оборот общества в 1912 г. составил 1435209 руб. Общество с помощью собственных инструкторов способствовало развитию кооперации, устраивало курсы и чтения по кооперации, кооперативному счетоводству, маслоделию, кормлению молочного скота и т.д. Для этих целей к 1918 г, общество содержало уже 61 инструктора117. 1 июля 1912 г. при обще-

Меркудов А.В. Исторический опыт потребительной кооперации в России. -Иркутск, 1918.-С. 89. "6Тамже.-С. 118.

Кооперация на Всероссийской выставке 1913 г. в Киеве. - С. 9; Из жизни союзной организации кооперативов Северного края. / Северный хозяин. - 1915. -? I. - С. 19, 40; Швецов А. Десять лет на кооперативной работе. Вологодское общество сельского хозяйства (1908-1918). - Вологда, 1918. - С. 38, 39; Десяти-

стсебьшооццан Коммереескийитдьяписищеитиу союз кооперативов, к которому перешли все торговые операции общества В 1917 г. в его состав входили 791 кооператив северных губерний, в том числе 11 районных союзов1'8. К 1 января 1918 г. на европейском Севере действовал уже ряд кооперативных союзов. В Вологодской губернии 27 марта 1916 г. возник Коммерческий отдел при Вольском обществе сельского хозяйства, 14 августа 1916 г. -Вожегодский союз кооперативов Кадниковского уезда, 26 апреля 1917 г. - Тотемский союз кооперативов, 25 мая 1917 г. - Никольский союз кооперативов, 10 июля 1917 г. - Северо-Двинский союз кооперативов, 10 сентября 1917 г. - Южно-Кадниковский союз кооперативов Кадниковского уезда и т.д. В 1918 г. в губернии имелось 17 кооперативных союзов. В Архангельской губернии: Важский союз смолокуренных артелей (1913 г.). Архангельский союз кооперативов (12 мая 1914 г.). Печорское объединение кооперативов (30 июня 1916 г.). Северное кооперативное объединение по заготовке рыбы, Северное объединение кооперативных союзов, Северный союз трудовых лесопромышленных артелей (1917) и т.д. В Олонецкой губернии: Пудожский союз потребительных обществ (1 января 1916 г.), Каргопольский союз учреждений мелкого кредита (3 февраля 1917 г.), Каргопольский союз потребительных обществ (22 марта 1917 г.), Повенецкий союз потребительных обществ (7 апреля 1917 г.), Вытегорский союз потребительных обществ. Петрозаводский союз кооперативов (1917 г.)119 и т.д.

летне Северосоюза (Очерк деятельности союза северных кооперативных союзов за время 1912-1922 гг.). - Вологда, 1922. - С. 3. 1,8 Швецов А. Указ. соч. - С. 27.

1" ГАВО. - Ф. 653. - Он. 1-Д. 258. - Л. 9; Он. 3. - Д. 50. - Л. 11; Д. 51. - Л. 8; Д. 69, Л. 1-2; 12 об. 17, 18 об.; ЦГАРК. - Ф. 10. - Оп. 2. - Д. 50/399. - Л. 22, 28; Вестник Олонецкого губернского земства, - 1916. - - 8. - С. 8; Олонецкий кооператор. - 1918. - - 1. - С. 34, 36; Протокол шестого экстренного собрания уполномоченных кооперативов Архангельской губернии. 17-21 марга 1917 года. - Архангельск, 1917. - С. 19; Список кооперативов Архангельской губернии. - 56; Протокол собрания уполномоченных Северного союза 1рудовых лесопромышленных артелей. 18-25 декабря 1918 года в Архангельске. - С. 124; Степановский U.K. Кооперация и вологодское артельное маслоделие. - Вологда, 1922. - С. 31; Десять лет работы Архангельского союза кооперативов. 28/15 марта 1914 г. по 28 марта 1924 г. - Архангельск, 1924. -С. 21. 74

Положительное влияние на развитие отдельных видов кооперации на европейском Севере, как и по стране в целом, оказали также правительство и земские учреждения, Например, основной доходной статьей сельскохозяйственных обществ являлись пособия от Департамента земледелия, которые в 1913 г. составляли в их бюджете по стране в целом 41%, в то время как членские взносы лишь 5,4%120. В ряде случаев эти пособия были весьма значительны. Так, в 1915 г. Департамент земледелия перевел Вологодскому обществу сельского хозяйства 1380 руб. в возмещение расходов на приглашение инструктора по молочному хозяйству в 1913 г. и I ООО руб. на устройство контрольных союзов'21. Кроме того, сельскохозяйственным обществам и маслодельным артелям оказывали помощь правительственные мастера и инструктора по различным отраслям сельского хозяйства. В основные капиталы кредитных товариществ выдавались ссуды в Ю00 руб. и более из Государственного Банка. 14 июля 1906 г. был утвержден образцовый устав земских касс мелкого кредита. К октябрю 1917 г. их насчитывалось в 40 земских губерниях 281. Каждая из них получила возможность взять в ссуду из Государственного Банка по 15 тыс. руб. во временное пользование. В основной капитал касс определенные суммы отчисляли и земства. Так, Вологодское губернское земство ассигновало ежегодно по 2 тыс. руб. созданной в 1909 г. губернской земской кассе мелкого кредита122. Земские учреждения также субсидировали сельскохозяйственные общества, выдавая им пособия как в основные капиталы, так и на проведение различных агрономических мероприятий, земские инструктора по кооперации занимались практической и культурно-просветительской работой в области кооперативного строительства.

Подводя итоги нашего исследования, можно отметить, что развитие кооперации на европейском Севере проходило в два этапа. В 70-80-е гг. XIX в. делались попытки создания потребительных, кредитных, сельскохозяйственных и производительных кооперативов, однако они закончились неудачей. Несмотря на хозяйственную потребность в них, низкая кредитоспособность

1М Агрономическая помощь в России. - СПб. 1914. - С. 227. 131 ГАВО. - Ф. 653. - On. 1. - Д. 150. - Л. 14.

п Вологодская губернская земская касса мелкого кредита. - Вологда, 19II. - С. 3.

75

населения, его неподготовленность к восприятию кооперативных идей привели к тому, что кооперативы в регионе стали единичным явлением.

Лишь на втором этапе своего развития (90-е гг. XIX - начало XX вв.) кооперация на европейском Севере возникла как широкое общественное движение, особенно после событий 1905- . 1907 гг. Наибольшее распространение получили такие виды кооперации как потребительная, кредитная и сельскохозяйственная. Например, согласно проведенному Вологодским обществом сельского хозяйства обследованию, в Вологодской губернии количество населения, кооперированного маслодельными артелями (в районах маслоделия) составляло 80%, потребительными обществами - 73%, кредитными кооперативами - 25%ш. Кроме того, в отличие от первого этапа, когда кооперативы в значительной степени "насаждались" земствами и помещиками, инициатива создания кооперативных организаций в начале XX в. исходила от местного населения.

Кооперативы европейского Севера, как и страны в целом, сыграли положительную роль в повышении благосостояния населения региона, в снабжении его необходимыми продуктами и товарами, в повышении эффективности сельского хозяйства, культурного уровня жителей и т.д. Особенно велика роль кооперации была в годы первой мировой войны.

Характеризуя развитие кооперации и деятельность кооперативных организаций на европейском Севере, можно констатировать, что они имели свои региональные особенности. Социально-экономическое положение европейского Севера (слабое развитие производительных сил, малая плотность и бедность населения, отсутствие крупных городов, плохие пути сообщения, отсутствие интеллигенции и т.п.) в значительной степени предопределили и условия кооперативного строительства: отставание в темпах развития, малочисленность состава кооперативов, их финансовую бедность, более слабое развитие кредитной кооперации.

Помимо общерегиональных, каждая из губерний имела и свои особенности. Если Вологодская входила в число наиболее 1 развитых в кооперативном отношении регионов страны, то Ар

123 ГАВО. - Ф. 653. - Он. 1. - Д. 304. - Л. 4. 76

хангельская и Олонецкая губернии значительно отставали. Вологодскую губернию по уровню развития кооперации также можно подразделить на две части: к 1 января 1918 г. количество кооперативов в юго-западных уездах (Вологодский, ГрязовецкиЙ, Кад-никовский, Тотемский, Вольский) - 1136 - в 2,5 раза преаышало их число в северо-восточных уездах (В.-Устюгский, Никольский, Сольвычегодский, Устьсысольский и Яренский) - 460. Кроме того, если в среднем на один кооператив по юго-западным уездам приходилось 618 чел. то по северо-восточным - 1544, то есть в 2,5 раза выше. По территории, приходящейся на один кооператив, разрыв еще больше: соответственно 79 и 956 верст124. Столь существенная разница в развитии кооперации между двумя частями губернии в первую очередь объяснялась близостью юго-западных уездов к городу Вологде, как торговому и кооперативному центру, Вологодскому обществу сельского хозяйства и наличием железных дорог. Отличительной особенностью Вологодской губернии являлось также развитие в четырех уездах (Вологодском, Грязовецком, Кадниковском, Тотемском) артельного маслоделия, Архангельской - смолокуренных и лесорубочных артелей. Суровые климатические условия Архангельской губернии, препятствующие ведению земледелия, затормозили развитие в ней сельскохозяйственных обществ и товариществ.

Роль правительства в развитии кооперации на европейском Севере сводилась в основном к выдаче ссуд и пособий кредитным и сельскохозяйственным кооперативам. Необходимо, правда, отметить заслуги правительственных мастеров и инструкторов молочного хозяйства в развитии маслоделия в Вологодской губернии. Земские учреждения уделяли значительное внимание в первую очередь развитию сельскохозяйственных обществ. Потребительная же кооперация, получившая наиболее широкое распространение в регионе, своим развитием обязана инициативе самого населения.

В целом же, как в стране, так и на европейском Севере, несмотря на успехи, достигнутые кооперативами в устранении скупщиков, ростовщиков, посредников, ликвидации монополии

Подсчитано нами по: Коопераций Вологодской губернии к началу 1918 года. -С. V: Швецов А. Указ. соч. - С. 8.

частной торговли, в снабжении населения дешевыми и качественными товарами и т.д. какого-либо кардинального влияния на изменение экономических условий жизни населения они оказать не сумели, в первую очередь в связи с небольшим сроком своей деятельности (большинство кооперативов было создано в годы войны). Для существенных же перемен требовалось значительно больше времени. Однако идеи кооперации к началу 1918 г. уже вошли в сознание значительных масс населения.

Таблица J

Сравнительная таблица темпов утверждения уставов потребительных обществ на 1 января 1912 г. по России и европейскому Северут
Годы утверждения уставов Россия Олонецкая губерния Архангельская губерния Вологодская губерния

кол-во в% кол-во в% кол-во кол-во в%
1865-1880 118 1,6 4 9,5 -  - -
1881-1885 62 0,8 1 2,4 - - - -
1886-1890 108 1,4 _ _ _ .
1891-1895 325 4,2 - - - - 2 0,8
1896-1900 476 6,2 - - - 11 4,0
1901-1905 970 12,6 3 7,1 5 8,6 18 6,6
1906-1911 5567 72,3 34 81,0 53 91,4 242 88,6
неизвестные 72 0,9 - - . - -
ИТОГО 7698 100,0 42 100,0 58 100,0 273 100,0
^25 Таблица составлена нами по: Список всех потребительных обшеств России как действовавших, так и закрывшихся на 1 января 1912 года.-С. 1-2, 5-14, 65-66.

Таблица 2

Уровень развития кооперации в России и на европейском Севере

(по типам кооперации) на 1 января 1913 г. _(в абсолютных цифрах ив%к общему числу)*1*
Типы кооперации Россия Архангельская губ. Вологодская губ. Олонецкая

губ.

КОЛ-ВО

кооп-вов в% кол-во кооп-вов в% кол-во

КООП-ВОВ в% кол-во

КООП-ВОВ В

%
Кредитные к-вы 10551 41,7 32 26,7 52 8,8 11 12,4
Из них
Кредит, тов-в 7578 29,9 28 23,3 49 8,3 11 12,4
Ссудосбер. тов-в 2973 11,8 4 3,3 3 0,5 - -
Потреб, обществ 7267 28,7 61 50,8 282 47.5 52 58,4
С/хоз. КООП-806 7081 28,0 6 5,0 245 41,3 25 28,1
Из них
С/х обществ 3952 15.6 6 5,0 76 12,8 25 28,1
С/хоз. тов-в 3129 12,4 - - 169 28,5 1 1.1
Прочих к-вов 394 1,6 21 17,5 14 2,4 . ?
Всего 25293 100,0 120 100,0 593 100,0 89 100,0
Таблица составлена нами по: Кооперация на Всероссийской выставке 1913 г. в Киеве. - С. 4, 36.

Таблица 3

Распределение кооперативов по типам кооперации к I января 1918 г, по России, Архангельской и Вологодской губерниям (по кол-ву и в %)121
Типы кооперации Россия Архангельская губ. Вологодская губ.

кол-во в% кол-во в% кол-во в%
Кредитные 16500 30,2 56 9,2 146 9Л
Потребительные 25000 46,1 399 65,4 894 56,0
Сельскохоз, общ-в 6000 П,1 10 1,6 99 6.2
Сельскохоз, тов-в 2400 4.4 10 1,6 нет св. -
Масл. и мол. арт. 3000 5.5 23 3,8 372 23,3
Лесоруб, и др. арт. 1300 2,4 89 14,7 59 3.7
Прочие - - 23 3,7 26 1.6
Всего 54200 100,0 610 100,0 1596 100,0
Таблица составлена по: Меркулов А.В. Вопросы кооперативного движения в России. - Петроград, 1918.  С.214; Список кооперативов Архангельской губернии. - С. 3-35, 37-40,41-47,47-52, 52-55; Кооперация Вологодской губернии к началу 1918 года. - С. Ш.

СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ КООПЕРАЦИЯ В ВОЛОКОЛАМСКОМ УЕЗДЕ МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ

(1872 - 1914)

(Продолжение)

Л.А. Овчинцееа

2.3 Молочные товарищества.

Молочные кооперативы более чем какой-либо другой вид коопе-рации в Волоколамском уезде можно назвать детищем участковой ar-рономии. Участковый агроном К.К. Дыский поднял вопрос об организации молочных товариществ на уездном экономическом совете. Совет просил управу внести на экстренное земское собрание 12 марта 1910 года вопрос об оказании земской финансовой помощи молочным товариществам , и собрание одобрило доклад управы'.

23 марта 1910 г. был подписан договор, а 20 апреля был открыт маслодельный завод в селе Ховани - первый кооперативный маслодельный завод в уезде. Завод продавал масло в Москву в частные магазины, небольшая часть продавалась на месте. В январе 1910 г. товарищество присоединилось к Московскому союзу крестьянских молочных товариществ, возникшему 23 августа 1910 г3.

8 ноября 1910 г. при содействии землеустроительного агронома было открыто молочное товарищество в селе Теребетове.

Таблица 12. Молочные товарищества Волоколамского уезда (Составлено по данным Отчетов участковых агрономов _ за соответствуютие годы)*__
год число тов-в число членов кол-во коров принято молока (пуд.) произведено масла (пуд.)
1910 2 96 49 3933 532
1911" 4 387 562 20529 603
1912 б 498 680 33925 847
1913" 4 539 ...  ч % * < < * данные за 6 месяцев

Отчет агронома 1 участка Волоколамского уездного земства. / Приложение к Докладу Вол. у. з. у. очер. собранию 1910 г. - Вол. 1910. - С. 17. 2 Фридояин СП. Молочные товарищества Московской губ. в 1912 г. - М.. 1912.-С. 32-33. 82

Возникновение и деятельность молочных товариществ уезда представлена в таблице 12. В 1911 г. при содействии участковых агрономов открылись Елизаветинское и Рябинковское товарищества, при содействии землеустроительного агронома - Се-рединское. Бурцевское отделилось от Хованского в отдельное товарищество. В 1912 г. открылось Ботовское товарищество. Все товарищества открывались при содействии земства, дававшего ссуды на оборудование маслодельных заводов.

Елизаветинское товарищество закрылось вскоре из-за неправильного ведения дел и недостаточной организованности. Такая же участь постигла Теребетовское товарищество, находившееся в дальнем углу уезда. Землеустроительный агроном Соколов, организовав товарищество, считал, что оказывать ему непосредственную помощь должен участковый агроном. А участковый считал, что оно относится к землеустроительному ведомству. Оказавшись без поддержки и в невыгодном экономически месте товарищество вскоре прекратило работу. Ботовское товарищество не смогло правильно организовать расчеты за молоко, подорвало доверие к себе среди крестьян и вынуждено было тоже закрыться3.

Наиболее успешно работали молочные кооперативы, находившиеся в районе 1 агрономического участка, так как К.К. Дыский буквально вкладывал в них душу. Его подробные отчеты позволяют нам заглянуть внутрь деятельности Хованского, Бур-цевского и Серединского товариществ.

В 1911 г. до раздела Хованское товарищество охватывало район из 10 селений. Участие хозяйств из разных товариществ колебалось от 19% в деревне Софьино до 96% в деревне Бурцеве, составляя в среднем 44%. На участие крестьян оказывало влияние наличие скота в хозяйствах. Деревня Софьино находилась всего в 1 версте от завода, а Бурцево в 4-х, но средняя коровность в Софьино была 1,4, а в Бурцеве З,!4. В товарищество вступали хозяйства более обеспеченные скотом. На одного хозяина в районе 10 селений в среднем приходилось 1,6 коров, а в среднем на члена товарищества

5 Приложение к Докладу по кассе мелкого кредита за 19!3 г. - Вол. 1913. - С. 33; Отчет агронома 2 участка за период с ноября 1911 г. по 1 января 1913 г. / Обзор эк. мероприятий Вол. у. земства за 1912-1913 гг. - Вол. 1913. - С. 1-8. 4 Отчет агронома 1 участка Вол. у. земства. / Приложение к докладу Вол. у. з. по эк. части за 1911 гг. - С. 7-8.

2,2 коровы. 142 члена товарищества по количеству коров распределялись так: 46 человек (32,4%) имели 1 корову, 51 человек (35,9%) -две коровы, 20 человек (14%) - 3 коровы, 17 человек (12%) - 4 коровы, 7 человек (5%) - 5 и более коров. Т.е. две трети товарищей имели одну-две коровы5.

Влияло ли товарищество на численность коров у крестьян"К. Дыский приводит следующие данные: за первый год деятельности товарищества поголовье коров у членов кооператива из сел Ховань и Бурцеве увеличилось на 36%, причем увеличивали стадо только члены кооператива. Численность коров увеличили следующие группы членов:

Таблща 13. Увеличение поголовья крупного рогатого скота в деревнях

Бурцеве и Ховань за 1910 - !! годы6
число членов, кол-во
число было стало увеличивших стадо купленных
членов кол-во % коров
без коров 4 - 4 100 5
с 1 коровой 28 23 9 32 10
с 2 коровами 19 17 10 52 11
с 3 коровами 15 12 12 80 15
с 4 коровами 2 11 2 100 2
с 5 и более 1 6 1 100 2
Таким образом, численность скота повышалась, но преимущественно у более состоятельных членов.

Влияние кооперации на численность молочного скота в масштабе уезда прослежено нами по данным Московского статистического ежегодника. К концу 1913 года молочные товарищества остались в Бухоловской, Серединской и Мури-ковской волостях. Именно там молочные кооперативы работали наиболее успешно и это заметно увеличило поголовье скота по сравнению со среднеуездными цифрами ( Таблица 14)

Положение Волоколамского уезда на фоне губернии представлено в Таблице 15. Сельскохозяйственный Волоколамский уезд имеет более высокие показатели по численности скота, чем вся губерния в целом, значительная часть которой была занята промышленностью.

Там же. -6 Там же. -84

С. 10. С. 11,

Таблица 14. Изменение численности крупного рогатого скота в волостях Волоколамского уезда в {%), имевших молочные кооперативы _в сравнении с уездом в целом_
хозяйства с числом коров в %
год волость бескоровн. I кор. 2 кор. 3 кор. 4 кор. и более
Бухоловская 25,8 25,0 26,8 13,4 5,1
1909 Муриковская 23,9 25,1 25,4 14,4 6,8
Серединекая 28,2 25,2 24,6 12,6 5,0
Уезд в целом 27,0 29,3 26,6 11,5 3,2
Бухоловская 25,3 26,3 27,2 12,9 8,2
1910 Муриковская 25,9 23,9 22,6 15,5 12,1
Середннская 27,9 27,3 22,5 13,8 10,9
Уезд в целом 27,3 29,2 25,9 11,7 5,9
Бухоловская 25,3 24,9 25,7 14,0 10,0
1911 Муриковская 27,2 24,5 23,6 14,4 10,2
Середннская 27,7 24,9 25,9 11,5 10,0
Уезд в целом 27,4 29,3 26,1 11,4 5,8
Бухоловская 25,5 21,4 28,3 16,3 8,3
1912 Муриковская 24,6 21,6 24,8 16,2 12,8
Серединская 26,4 21,9 26,0 14,2 1U
Уезд в целом 26,2 23,7 28,1 12,2 5,8
Бухоловская 23,9 19,5 27,6 16,9 12,3
1913 Муриковская 22,5 20,6 28,0 17,4 П,4
Серединская 25,3 19,7 23,8 16,3 14,8
Уезд в целом 25,0 24,9 28,2 14,5 7,4
(Рассчитано по данным Статистического ежегодника Московской губернии за соответствующие годы. Т. 2, М. 1909. - С.390-391; 1910, С. 320-32; 1911, С. 340-341; 1912, С. 330-331; 1913, С. 340-341.)

Таблица J 5. Распределение хозяйств Волоколамского уезда и Москов-

ской губернии в целом по численности скота. (в%)
гад по числ-ти лошадей по числ-ти кр, рог. скота

безлошадные с 1 лош. с2и более бес-коровн. с 1 коров. с2 коров. сЗи более
1909 Вол. уезд 29,2 35,9 29.1 27,0 29,3 26.6 14,7

Моск. губ. 43,6 42,6 13,6 32,8 34,9 21,8 10,3
1910 Вол уези 29,5 40,2 30,3 27,3 29,2 25,9 17,6

Моск. губ. 44,0 42,5 !2,5 32,7 33,6 22.4 11,3
1911 Вол. уезд 30,7 41,1 28,2 27,4 29,3 26,1 17,2

Моек губ. 45,7 42,1 12,2 32,8 35,0 21,8 10,4
1912 Вол. уезд 30,0 42,0 28,0 26,2 27,7 28,1 18,0

Моск. губ. 45,5 43,0 11,5 32,4 34.4 22,5 10,7
1913 Вол. уезд 29,0 42,4 28,6 25,0 24,9 28,2 21,8

Моск. губ. 45,2 43,3 11,5 32,4 33,7 22,5 1Ы
(Рассчитано по данным Статистического ежегодника Московской губернии за соответствующие годы. Т. 2, М" 1909, С. 370-371; 1910, С. 306-307; 1911, С. 326-327; 1912, С. 322-323; 1913, С. 326-327.)

При анализе данных таблиц следует иметь ввиду, что 1909 г. был последний в чреде неурожайных лет, но достаточно благоприятный по урожаю трав, 1911 г. был неурожайным в кормовом отношении. Данные по губернии в целом приведены для сравнения. На их фоне отчетливо видна тенденция Волоколамского уезда к увеличению численности крупного рогатого скота в хозяйствах в 1910 - 1913 годах, именно в период развития молочных товариществ в уезде. Но более четкая картина предстает при рассмотрении итогов по волостям.

Таким образом, мы видим, что молочные товарищества влияли на капиталонакопление в крестьянских хозяйствах в виде увеличения поголовья крупного рогатого скота. Кроме того, крестьяне получали прибыль от сдачи молока. Так, в 1911 г. члены Хованского товарищества получили 7000 руб. а Серединского - 2000 руб7.

В большей степени от молочной кооперации выигрывали более зажиточные слои. Известно, что наибольшую долю от собранного молока сдавали в кооператив менее обеспеченные крестьяне. При организации молочных артелей СП. Фридолин столкнулся с тем, что крестьяне считали стыдным продавать молоко и яйца, это считалось уделом наибеднейших8. Но тем не менее Таблица 14

тТам же.-С31.

8 Известия московской губернской земской управы (ИМГЗУ), 1913. Вып. 2. - С.

16-19.

86

показывает, что доля безкоровных хозяйств также сокращалась, особенно в Бухоловской и Муриковской волостях, где больше сохранилось общинное землепользование. В Серединской волости, имевшей наибольшее число хуторов ( в 1912 г. - 8,5% от числа надельных хозяйств), дифференциация проходила резче.

2,4 Бурцевский контрольный союз

По предложению экономического совета на очередное земское собрание 1912 г. было внесено положение об учреждении контрольного союза при Бурцевском молочном товариществе. Собрание одобрило это предложение и внесло в смету средства не оказание помощи контрольному союзу. (См. Табл. 3) Задача союза - контролировать кормление и содержание коров и их удои для отбора наиболее продуктивных и экономически выгодных коров и общего улучшения стада4.

10 января 1913 г, в селе Бурцеве был подписан союзный договор. В члены союза вошли 53 крестьянина из 5 сел со 156 коровами и близлежащее Федоровское имение с 75 коровами. Из крестьян, вошедших в союз, 7 (13%) имели одну корову, 17 (31%) имели по 2 коровы, 16 (30%) - по три коровы, остальные больше. Средства союза состояли из членских взносов - по 1 руб. с коровы, пособий от губернского и уездного земства и от Департамента земледелия. Для ведения работы был приглашен контроль-ассистент ЮМ. Скрастынь, окончивший полный курс Лотошин-ской молочной школы. Союз положил ему жалованье 600 руб. в год, квартирные, транспорт и все необходимое для работы.

Начиная с 14 января 1913 г. контроль-ассистент 2 раза в месяц объезжал всех коров, производил контроль удоев, жирности молока, качества кормов и давал рекомендации по рациону кормления, содержанию коров, иногда оказывал необходимую ветеринарную помощь10.

Анализ первого года деятельности показал, что крестьяне, следуя совету контроль-ассистента, начали вводить в рацион сильные корна и корнеплоды, что сказалось на удое коров. Кре-

Обзор экономических мероприятии Вол. у. земства за 1912-1913 г. - Вол. 1913. - С. 39-49.

Дыский К.К. Из Жизни крестьянского хозяйства Бурцевского района Волоколамского уезда. / ИМГЭУ, 1913. Вып. 2. - С. 16-19 стьяне смогли определить наиболее выгодных коров, сформировать стадо наилучших производителен. Многие хозяева завели датские кормушки для скота, теплые дворы со всеми возможными в крестьянском хозяйстве усовершенствованиями".

Появление такого вида кооператива как контрольный союз является показателем углубления кооперации, грамотной постановки дела молочного скотоводства, стремления крестьян к интенсификации и повышению доходности своих хозяйств.

2.5 Потребительные общества Нормальный устав потребительных обществ был утвержден в 1897 г. В 1898 г. на Нижегородской ярмарке возник Московский союз потребительных обществ. В Московской губернии потребительная кооперация развивалась очень быстро, особенно в фабричных уездах. Потребительные общества при крупных заводах насчитывали от 1,5 до 3 тыс. человек. К 1912 г. в Московской губернии было открыто 193 псггребительных общества12. Сельские потребительные общества в Московской губернии стали возникать с 1902 г13.

Но в сельскохозяйственном Волоколамском уезде потребительная кооперация не получила большого развития. Первое потребительное общество в уезде открылось в г. Волоколамске в 1903 г. по инициативе земских учителей и врачей. Общество прекрасно наладило свою деятельность, среди его эаборщиков были не только отдельные лица, но и больницы, земские и др. учреждения, общество было довольно закрытым. Крестьян среди его членов было немного.

В 1906 г. открылось потребительное общество в с. Середа, в 1907 г. - потребительные общества в селах Горы, Ярополец и Муриково, в 1908 г. - Ивашковское общество, первые три просуществовали очень недолго. К 1910 г. они закрылись. Причиной их

Дыский К.К. Контрольный союз при Бурцевском молочном товариществе Волоколамского уезда. / ИМГЗУ, 19!4. Вып. 9-10. - С. 31-36.

12 Список всех потребительных обществ России. - СПб. 1912. - С- 53-59.

13 Общества потребителей Московской губернии по материалам за 1912 г. - М. 1914.-С. 11.

гибели была продажа товаров в кредит, запутанное счетоводство, неумелые операции с оптовой закупкой, хищения14.

Муриковское общество было открыто группой местной интеллигенции - учителями земских школ, священниками, волостным писарем во главе с учителем земского училища С.Г. Голубевым. Он же вошел в правление общества вместе с тремя крестьянами и местным торговцем. Среди членов товарищества были крестьяне соседних селений. Деятельность обществ развивалась очень скромно, что видно из табл. 16. Недоверие крестьян к обществу усиливалось тем, что уже три общества в уезде вынуждены были закрыться. Особенно подорвала общество торговля в кредит15. Было принято решение ограничить отпуск товаров в кредит и организовать торговлю сельскохозяйственными товарами, что оживило общество.

Ивашковское потребительное общество открылось в крупном селении - торговом центре, учредители его были местные крестьяне. Крестьяне же были и в правлении общества16. Место было удачное. Благодаря крупному беспроцентному займу у местных богачей (1108 руб) общество в первый же год своего существования сделало крупный оборот. Дела общества шли успешно. Относительно низкая прибыльность общества объясняется тем, что оно по требованию членов организовало торговлю мануфактурой, что снизило оборот капитала. Однако это не было препятствием в его развитии, общество построило помещение для склада и торговли, ежегодно увеличивало свои обороты.

В июле 1913 г. по инициативе К. Дыского было открыто потребительное общество на станции Шаховской - транспортном узле уезда. Но до войны оно не успело особенно развить свои действия.

Все общества состояли членами Московского союза потребительных обществ и закупали через него товары17. Основным

н Журнал заседания экономического совета Вол. уезда. Приложение к Докладу Вол. у. з. управы по экономической части за 1909 г. - Вол. 1909. - С. 13-15; Доклад управы по эк. части собранию 1910 г. - С. 27.

li Отчет агронома 1 участка. / Приложение к докладу управы за 1910 г. - С, 14-17.

16 Кильчевский В.А. Общества потребителей по ответам на анкету Московской губернской земской управы. М. 1912. - С. 3,15.

17 Отчет агронома 2 участка. / Приложения к докладу управы за 1910 г. - С. 4.

источником средств для Волоколамского общества был накопленный значительный паевой капитал, остальные общества прибегали к займам, кредиту Московского союза потребительных обществ. С открытием кассы мелкого кредита все потребительные общества получили в ней долгосрочные ссуды. Деятельность обществ иллюстрирует таблица 16.

Таблица 16. Потребительные общества Волоколамского уезда
Назван не общества сведения

за год число членов паевой капитал руб продано прибыль руб.

товаров руб. валовая чистая
Волоколамское 1909 160 4889 35102 4212 2443

1911 198 5282 39679 ... 2746

1912 225 5774 44473 5316 3230
Ивашковское 1908 152 690 38481 4811 1334

1909 181 1648 64286 8098 2531

1910 218 1176 47072 2566 1283

1911 222 3015 52701 1769

1912 248 3418 61659 6197 1037
Муриковское 1908/09 47 1056 10084 ... 678

1909/10 49 1319 8302 1066 278

1910/11 51 390 6700 ...

1912/13 56 569 8452 1058 244
Шахове кое 1913 142 1305 ...  . < Щ ш (Источник: Доклад Вол. у. з. у. по экономич. части оч. собранию 1910г. Вол. 1910, - С. 26 - 27; Доклад Вол. у. з. у. по эк. части собранию 1911 г. Приложения. - С. 38-39,8-12; Доклад по кассе мелкого кредита собранию 1913 г. - С.42 - 44; Приложение к докладу по кассе мелкого кредита собранию 1913 г. С. 35-42.)

Влияние всех обществ на местные рынки было заметно. Практически все общества в ответ на анкету губернского земства отметили понижение цен на 5 - 10%, в районе действия Волоколамского общества отмечалось понижение цен на бакалею и вино. Некоторые отметили улучшение качества товаров, улучшение обслуживания покупателей , соблюдение чистоты в торговых пометениях . По словам правления Ивашковского потребительного общества цены на все товары у частных торговцев с открытием общества значительно понизились, в особенности на мучные товары, чай и сахар19.

В период войны число потребительных обществ в губернии выросло очень значительно. К началу 1916 г. в Московской губернии было 292 потребительских кооператива, 219 из них было открыто в 1914-1916 годах. Это в определенной степени объясняется распределительной функцией, которую выполняла потребительская кооперация в годы войны. Но волоколамский уезд этот процесс затронул не сразу. Распределение товаров частично проходило через союз кредитных кооперативов льноводов. (См. предыдущую статью). К 1917 г. выросло и число потребительных обществ.

2,6 Кустарные артели

Нужда во внеэемледельческих заработках принуждала 94% земледельческого населения Московской губернии прибегать к промысловым занятиям20. Московское земство имело специальную программу поддержки кустарных промыслов, с 1885 г. был открыт кустарный музей. Было несколько фондов для поддержания кустарей, в том числе из средств СТ. Морозова. С 1911 г. начал действовать губернский земский агент по кустарному делу21.

Но в Волоколамском уезде доход населению приносило промышленное льноводство. Очерк кооперации льноводов дан выше. Что же касается кустарных артелей, то до войны их было в уезде всего две: Горбуновская сусальная артель, созданная на договорных началах в ноябре I9t3 г. и Кашинская трудовая артель по производству сельскохозяйственных орудий, открытая в феврале 1913 г. При открытии обе артели получили займы из уездной кассы мелкого кредита. Горбуновская артель вскоре распалась. Причины ее гибели нам неизвестны. Данные Е.П. Петрова ( Табл. 17) позволяют предположить, что артель была создана преимуще-

18 Килъчевский В. А. Указ. соч. - С. 104-105.

14 Огчет агроном а 2 участка. / Приложение к докладу управы собранию 1911 г.-С. 12.

20 Перелети> В,А. Кустарные промыслы Московской губернии. - М. СПб. 1910,

21 Орлов А.С Кустарная промышленность Московской 1убсрнии и содействие кустарям со стороны земства, разных учреждений и часгных лиц. - М. 1913. - С. 13-17.

ственно средними и бедными крестьянами. Приработок она давала относительно небольшой. Возможно, что в условиях скоро начавшейся войны артель не смогла найти сбыта своим изделиям.

Кашинская трудовая артель по производству сельскохозяйственных машин и орудий возникла по инициативе крестьянина деревни Кашино Д.Х. Родионова и крестьянина деревни Владычино И.Ф. Конькова. Первый имел кузницу и мастерскую в Кашино, а второй был столяр, ремонтировал машины, но также пробовал делать и веялки. С 1912 года мастера работали вместе. Спрос на сельскохозяйственные орудия был большой ив 1913г. были приглашены другие крестьяне - слесари и столяры и организована артель на основании типового договора, разработанного уездным земством, а затем на основании типового устава. Артель работала по заказам Волоколамского сельскохозяйственного склада и по частным заказам. В 1913 г. было сработано 13 веялок и 22 околачивалки для склада и 22 веялки и 4 околачивалки по частным заказам. Мастера имели устойчивый рынок для сбыта своей продукции. В конце 1913 года артель получила ссуду от губернской управы для постройки собственного здания мастерской и приобретения необходимого оборудования. Дела артели шли хороню22.

Таблица 17. Кустарные артели Волоколамского уезда
Горбуновская Кашинская
Число членов 37 8
Засевают землю сами 37 8
Имеют коров 1 14 3
2 17 4
более 2 1 1
не имеют 5 -
Грамотные члены 29 8
Продажи за 19)3 г. 12523 руб. 3941 руб.
Пан 50 руб. 50 руб.
Ответственность - 180 руб.
Чистый годовой заработок 1 члена
высший 89 209
НИЗШИЙ 16 108
(Петров Е.П. Кооперация среди кустарей Московской губернии в 1912 - 13 гг.. М. 1914. - Прил. 19).

и Приложение к докладу по кассе мелкого кредита за 1913 г. - С. 43-45. 92

В конце 1913 г. был создан Московский союз кустарных артелей, но волоколамские кустари в него не входили23.

В период войны число кустарных артелей выросло, в 1914-1916 г. была открыта 21 артель, а всего их к началу 1916 г. было 45. Кустари выполняли военные заказы, но это особая глава из истории Московской кооперации, которой мы здесь касаться не будем.

2.7 Сельскохозяйственные общества В 1902 г. президент Московского общества сельского хозяйства задался вопросом: "а почему у нас в губернии малые сельскохозяйственные общества не развиваются" Его стараниями за год было устроено 8 сельскохозяйственных обществ, в том числе в соседнем с Волоколамским Рузском уезде24. Но в самом Волоколамском уезде сельскохозяйственные общества малого района действия развития не получили.

Единственное общество, проявившее себя, было Андреевское Бухоловской волости. Серединское общество, разрешенное к открытию в 1911 г. числилось только на бумаге. Волоколамское пчеловодное общество открылось в канун войны и особенно проявить себя не успело.

Андреевское общество открылось в 1906 г. в нем был 31 член. Программа общества совпадала с программой земской агрономической деятельности. Но общество было очень бедно средствами. На пособия от департамента земледелия были приобретены сельскохозяйственные орудия и устроен прокатный пункт, также из того же источника получены средства на приобретения породистого быка25. Из отчета общества за 1911 г. мы узнаем, что при содействии агронома Дыского общество получило в ссуду с земского склада улучшенные семена льна и овса для распространения среди отрубщиков с. Андреевского, на ссуду департамента земледелия было приобретено гнездо романовских овец, а также косилка. На пособие от губернского земства был оборудован зер-

Петров Е.П. Кооперация среди кустарей Московской губернии в 1912-1913 гт, -М. 1914. -С. 64.

м Центральный исторический архив г. Москвы (ЦИАМ). - Ф. 419. - On. 1. - Д. 2488.-Л. 1,12.

г5 Доклад управы по эк. части собранию 1910 г. - С, 28-29.

ноочистительный пункт. Беседы по вопросам улучшения хозяйства на заседаниях общества проводил с крестьянами К. Дыский2*.

В Волоколамском уезде был сделан упор на развитие других видов коопераций, поэтому Андреевское общество так и осталось в единственном числе.

2.7 Нехозяйственная деятельность кооперации

Говоря о нехозяйственной деятельности кооперации мы подразумеваем кооперативное инструктирование и обучение, благотворительность и общую кулътурно-пгхкветительную деятельность.

Текущую работу по кооперативному инструктированию выполняли участковые агрономы, инспектора мелкого кредита, агрономы землеустроительного ведомства, специалисты губернского и уездных земств по видам кооперации - кустарной, молочной и т.д. Работа велась в форме бесед, ответов на вопросы, ответы на письма читателей через местные издания и т.п. Кроме того проводились специальные кооперативные курсы. Кооперативно-счетоводные курсы, проводившиеся в Волоколамском уезде, рассмотрены в разделе 2.1. (См. предыдущую статью).

Особенно развита была культурно-просветительная деятельность при потребительных обществах. Если потребительное общество было организованно хорошо, имело большое число членов, оно приносило прибыль, часть которой оставалась в кооперативе, так как на паи она могла распределяться только в пределах установленного лимита. Нормальный устав потребительных обществ предусматривал возможность использования части прибыли в нехозяйственных целях. Так, Волоколамское потребительное общество с 1906 г. имело благотворительный капитал, составлявший к 1912 г. 691 руб. из которого оплачивалось обучение нуждающимся учащимся прогимназии и городского училища. Ивашковское потребительное общество с 1908 г. имело культурно-просветительный фонд, из которого отчислялись деньги на кооперативную школу и оплачивалась подписка на журнал "Союз потребителей"27.

26 ЦИАМ. - Ф. 184. - On. 4. - Д. 271. - Л. 30,

11 Асаткин А.Н. Общества потребителей Московской губернии по материалам за

1912 г. -М. 1914. - С. 75, 77.

94

Это направление кооперативной деятельности активизировалось в связи с постановлениями Киевского кооперативного съезда 1913 г. При Московском союзе потребительных обществ в 1913 г. была создана специальная комиссия по культурно-просветительной работе28.

При Шаховском потребительном обществе в 1914 г. состоялось совещание по вопросу о том, как наладить культурно-просветительную работу в кооперативах Волоколамского уезда, В совещании участвовал представитель Московского союза, сделавший сообщение по данной теме. В 1913-14гг. 18 кооперативов уезда делали отчисления на культурно-просветительные цели в суммах от 10 до 50 руб, в среднем - 25 руб. В уезде работали 4 драматических кружка, при одном из них был устроен детский клуб. Рябинковское кредитное товарищество устроило кооперативную и сельскохозяйственную библиотеку, елку для детей членов товарищества. Бухоловское кредитное товарищество сделало постановление об устройстве народного дома с чайной и библиотекой. Совещание выбрало комиссию из 5 человек для организации культурно-просветительной работы при кооперативах уезда25. Это направление деятельности поддержал затем в уезде льноводный союз. (См. раздел 2.2)

В масштабе губернии культурно-просветительную деятельность вели кооперативы всех видов. Известна такая работа в кустарных артелях Московской губернии, но, конечно, у тех, которые раньше возникли и имели значительный оборот50. Летом 1912 г. для крестьян Московского уезда была организована экскурсия в Финляндию. Крестьяне были очень довольны поездкой. "Они увидели, что усиленный финляндский труд при трезвом и сознательном отношении дает возможность выходить победителем в сельскохозяйственной культуре несмотря на очень дурные почвенные и климатические условия." Заслуживает также упо-

Дыский К. О культурно-просветительных меролприятиях кооперативов в Волоколамском уезде. / ИМГЗУ, 1914. Вып. 4. - С. 33. м Там же. - С. 34-35.

30 Петров Е.П. Кооперация среди кустарей Московской губернии в 1912-1913 гг. -М" 1914. - С. 65.

31 ИМГЗУ, 1914. Вып. 4. - С. 58.

мннания борьба за трезвый образ жизни, которая началась в кооперативной среде до введения сухого закона32.

Заключение

Для становления сельскохозяйственной кооперации в Волоколамском уезде роль главной движущей силы сыграл курс на развитие кооперации Московского губернского земства, поддержанный уездным земством.

Столыпинская аграрная политика дала толчок финансированию агрономической организации, в частности созданию института участковых агрономов (с 1910 г.). Многие агрономы сыграли большую личную роль в открытии кооперативов. В Волоколамском уезде все участковые агрономы организовывали кооперативы, но особенно много сделал К.К. Дысский - подлинный энтузиаст кооперативного дела.

Роль землеустроительных агрономов в развитии кооперации была невелика, так как для кооперативов важно было не только их открыть, но и помочь постоянной консультацией в начальном периоде деятельности. Обеспечить это агрономы землеустроительной комиссии не могли , так как имели значительно больший район действий, чем участковые. Попытка создания кооперативов среди хуторян в Волоколамском уезде не имела большого успеха, так как хуторян в уезде было немного и, главное, форма землевладения имела не самое большое значение для успеха кооператива.

В финансировании кооперации всех видов, но особенно кредитной, важное значение играла уездная касса мелкого кредита (с 1911 г.), фактически выполнявшая функцию кооперативного союза уездного масштаба.

Специализацией Волоколамского уезда было промышленное льноводство. Кооперация льноводов по сбыту льна-волокна в форме Союза кредитных товариществ льноводного района широко развилась в годы первой мировой войны.

Другим видом кооперации, получившим развитие в уезде, были молочные товарищества. Базу для их развития сформировала земская агрономия, повлиявшая на организационный строй

52 ИМГЗУ, 1913. Выл. 5, - С. 43-44. 96

крестьянских хозяйств уезда путем введения травосеяния. Развитая кормовая база в соединении с организационными действиями участковых агрономов привели к возникновению молочной кооперации. Появление такого вида кооперации, как контрольный союз, свидетельствует об интересе крестьян к делу, стремлении повысить эффективность хозяйств.

Молочные кооперативы влияли на все хозяйства в радиусе своего действия, стимулируя увеличение поголовья крупного рогатого скота в крестьянских хозяйствах. Но наибольшую выгоду получали средние и зажиточные хозяйства.

Беднейшие крестьяне в кооперации участвовали в наименьшей степени, к кредитные товарищества их принимали неохотно, часто были случаи отказов , так как у них не было имущества, которое могло бы служить гарантией возврата ссуд, участие в молочной кооперации ограничивалось наличием скота, участие в потребительской кооперации - размером кошелька, наибольшие возможности для них предоставляла кустарная кооперация, куда они могли предложить свой труд.

В сельскохозяйственном Волоколамском уезде наибольшее развитие имела кооперация, в большей степени связанная с крестьянскими хозяйствами: кредитная, молочная, по сбыту льна. Потребительские общества, кустарные артели не получили развития в уезде. Сельскохозяйственные общества в уезде не привились, так как был сделан упор на другие виды кооперативов.

Библиография

Эта далеко не полная библиография представляет собой перечень источников, которыми пользовался автор при подготовке данной работы. Возможно, что систематизированный перечень источников может оказаться полезным для исследователей, которые захотят продолжить работу в этом направлении.

Фонды Центрального исторического архива г. Москвы Ф. 184. Московская губернская земская управа Оп. 4, Д. 97. Дело Московской губернской земской управы о мерах для подъема крестьянского хозяйства. 1890

Оп. 4, Д. 187. Экономическое бюро. Сведения об уездных ссудосберегательных товариществах. 1898

Оп. 4, Д. 258. Экономический отдел. Материалы по кооперации. Инструкции... 1910 и сл.

On. 4, Д. 271. Отчеты о деятельности сельскохозяйственных обществ за 1911 г,

Оп. 4, Д. 291. Циркуляры Московской губернской земской управы по вопросам о кооперативной деятельности агрономов и о желательности учреждения уездными земствами должностей специального персонала по кооперации и по др. вопросам. 1913.

Оп. 10, Д. 2671. Статистические таблицы о состоянии населения Московской губернии по уездам и доходах и расходах земств за 1900 г.

Ф. 187. Волоколамская уездная земская управа.

On. 1, Д. 180. Черновик доклада уездной земской управы о применении сельскохозяйственных машин, удобрений и др. мероприятий по сельскому хозяйству. Ок. 1912.

On. 1, Д. 199. Сведения о земских служащих.

Ф. 419. Московское общество сельского хозяйства.

ОпЛ, Д. 2633. Устав товарищества по совместному пользованию машинами. 1910.

ОпЛ, Д. 3160. Ревизии ссудо-сберегательных товариществ 1890.

ОпЛ, Д. 3190. Положение об областном кооперативном съезде.

Ф. 1283. Инспекция мелкого кредита Московской конторы госбанка. Оп. Д. 74. Переписка с Волоколамской кассой мелкого кредита . Ок. 1912.

Ф. 1201. Московский союз кредитных и ссудо-сберегательных товариществ.

On. 1, Д. 2. Циркулярные письма союза 1916 1918.

On. 1, Д. 3. Первое очередное собрание уполномоченных союза 7-9 апреля 1917 г.

Монографии (включая земские материалы) Аграрное движение 1905-1907 годов в Московской области. Сборник документов. М. 1937,

Агрономическая помощь населению и прогресс крестьянского хозяйства. Вып. 1, Дысский К.К. Опыт монографического описания деревни Бурцевой Волоколамского уезда. М. 1923.

Алексеев В.И. Дания под Москвой. Рассказ о том как разбогатела деревня Бурцеве Волоколамского уезда Московской губернии. М. 1924.

Бажаев В.Г. Очерки крестьянского сельского хозяйства и сельскохозяйственных земских мероприятий в Московской губерний М. 1892.

Бажаев В.Г. Положение дела для улучшения крестьянского хозяйства в Московской губернии . М. 1890.

Бажаев В.Г.г^ководгоорправилтнору устройству травосеяния на надельных крестьянских полях Московской губернии. М. 1894.

Брянский Н.Г. Московские производительно-трудовые артели (поданным обследования 1913 г.) Пг. 1915.

Владимирский В.А. Мероприятия земства по содействию кооперативным учреждениям (В общем обзоре мероприятий агрономической помощи населению Московского земства)// Труды Московского областного съезда деятелей агрономической помощи населению 21 -28 февраля 1911 г. Ч. 2, Вып. 1.

Волоколамский льноводный кредитный союз кооперативов. Отчет за 1916/17 гг. Вол. 1917 3а 1917/18 гг. Вол. 1919.

Волоколамская уездная земская управа. Смета доходов и расходов на уездные земские повинности на 1906 - 1915 годы.

Волоколамское общество потребителей. Отчеты ... за 1910 -

1915 гг.

Доброхотов Н.С. Положение об учреждениях мелкого кредита. СПб. 1914.

Дополнительный список кооперативных организаций Московской губернии на 1 мая 1916 г. М. 1916.

Доклады волоколамской уездной земской управы уездному земскому собранию очередных сессий.

1892 г, О мероприятиях земства, способствующих развитию сельского хозяйства. М. 1892.

1893 - 1902 , 1904, 1906 - 1914 гг. По экономической части. Вол. Соотв. годы.

1911 г. Об устройстве кассы мелкого кредита. Вол. 1911.

Доклады по кассе мелкого кредита Волоколамского уездного земства Волоколамскому уездному земскому собранию очередных сессий 1912 - 1914 годов. Волоколамск, 1912-1914.

Зубрилин А.А. Очерк агрономической деятельности Волоколамского земства. СПб. 1899.

Зубрилин А.А. Сведения о том, какими мерами Волоколамское земство содействует улучшению крестьянского хозяйства в Волоколамском уезде. М. 1893.

Инструкция кассы мелкого кредита волоколамского уездного земства. Вол. 1911.

Казимиров Н.Я. Крестьянские платежи и земская деятельность в Московской губернии. Что земство получает с крестьянского населения и что оно ему возвращает. М. 1906.

Колобов В.М. Известия Московской губернской земской управы в 1911 - 1913 гг. Статистический очерк. М. 1914.

Колобов В.М. Сельский кредит в Московской губернии. М.,

Макаров Н.П. Кооперативно организованный кредит и крестьянское хозяйство в Московском уезде. // Экономико-статистический сборник. Вып. 2. Кредитная кооперация в Московском уезде. М. 1911.

Материалы по кооперации в Московской губернии

Вып. 1. Хижняков В.В. Кредитные и ссудо-сберегательные товарищества. М. 1911.

Вып. 2. Кильчевский В.А. общества потребителей по ответам на анкету Московской губернской земской управы. М. 1912.

Вып. 3. Петров Е.П. Кооперация среди кустарей. М. 1912.

Вып. 4. Фридолин СП. Молочные товарищества. М. 1912.

Вып. 5. 1. Хижняков В.В. Кредитные и ссудо-сберегательные товарищества по отчетам за 1909, 1910, 1911 гг. 2. Его же. Потребительные общества Московской губернии по отчетам за 1911 г. 3. Петров Е.П. Кооперация среди кустарей Московской губернии в 1911 - 12 гг. М. 1913.

Вып. 6. Хижняков В.В. Кооперативно-счетоводные курсы в Московской губернии в 1912, 1913 гг. М. 1913.

Вып. 7. Хижняков В.В. Кооперативная деятельность земских агрономов Московской губернии. М. 1914.

Вып. 8. Фридолин СП. Молочные товарищества в Московской губернии. М. 1914.

Вып. 9. Петров Е.П. Кооперация среди кустарей Московской губернии В 1912-13 ГГ. М. 1914.

Вып. 10. Асаткин А. И. Общества потребителей Московской губернии по материалам за 1912 г. М. 1914.

Вып. 13. 1. Журнал совещаний представителей кооперативных организаций Московской губернии 19 июля 1915 г. 2. Материалы о деятельности кооперативных комитетов Московской губернии в 1915 г. М. 1915.

Материалы по организации бюро посреднических операций кредитных кооперативов Московской губернии. М. 1913.

Московская губернская земская управа. Доклад ... Московскому губернскому земскому собранию очередной сессии.

1908 г.4. о содействии сельскому хозяйству. М. 1908.

1909 г.4.0 содействии сельскому хозяйству. М,, 1909,

46. О введении участковой агрономии. М,, 1909.

4в. О содействии земства ноогеративным учреждениям. М, 1909.

1910 г. 46. О содействии хуторскому и отрубному хозяйству. М.,1910.

4в. По кооперации и мелкому кредиту. М, 1910. 1911г. 4в. По кооперации и мелкому кредиту. М. 1911.

1912 г. 4в. По кооперации и мелкому кредиту. М. 1912.

1913 г. 4в. По кооперации и мелкому кредиту. М. 1913.

1914 г. 4в. По кооперации и мелкому кредиту. М. 1914.

Московский кредитный союз кооперативов. Что такое Московский кредитный союз кооперативов и как и на каких условиях вступить в него членом. М. 1918.

Обзор деятельности агрономической организации при Московской губернской землеустроительной комиссия за 1913, 1914, 1915 гг. М. 1915- 1916.

Обзор кустарных промыслов Московской губернии. Т. 1 - за 1912-13 гг. (сост. Вихляев ПЛ.), Т. 2-за 1913-14 гг. М. 1914-1915.

Обзор экономических мероприятий Волоколамского уездного земства за 1912/1913 гг. Вол. 1913.

Обзор экономических мероприятий Волоколамского уездного земства Дополнительный за 1913 г. Вол. 1914.

Орлов А.С, Кустарная промышленность Московской губернии и содействие кустарям со стороны земства и разных учреждений и частных лиц. М. 1913.

Отчет деятельности агрономической организации Губернской комиссии [по землеустройству] за 1910 г. за 1912 г. М. 1911, 1913.

Отчет Комитета о сельских ссудо-сберегательных и промышленных товариществах. 3-ий, 14-ый, 15-ый. СПб. 1875,1889,1890.

Отчет кредитного союза кооперативов Волоколамского льноводного района Московской губернии с I июля 1917 г. по 1 января 1918 г. и с I января 1918 г. по 1 января 1919 г. Вол. 1919.

Отчет правления Союза кредитных товариществ Льноводного района Московской губернии с 1 июля 1916 по 30 июня 1917 г. Вол. 1917.

Отчет союза кустарных артелей за 1916 г. - 3-ий год существования. М. 1918.

Павлов И..Н. Марковская республика. Из истории крестьянского движения 1905 г. в Московской губернии. М.-Л. 1926.

Первый съезд представителей ссудо-сберегательных товариществ Московской губернии в Москве 27 и 28 сентября 1876 г. СПб. 1877.

Перелешин В.А, Кустарные промыслы Московской губернии. СПб. 1910.

Соколовский П.А. Деятельность земств по устройству ссудо-сберегательных товариществ. СПб. 1890.

Список всех потребительных обществ России, как действовавших, так и закрывшихся на I января 1912 г. СПб. 1912.

Список кооперативных организаций Московской губернии на 1 октября 1915 г. М. 1915.

Труды съезда представителей кооперативных учреждений мелкого кредита района Московской конторы госбанка с 19 по 22 мая 1911 г. в г. Москве, М. 1912.

Чаянов А.В. Лен и другие культуры в организационном плане крестьянского хозяйства нечерноземной России. Вып. 1. Волоколамский уезд. М. 1912.

Чаянов А.В. Опыт анкетного исследования денежных элементов крестьянского хозяйства Московской губернии. М. 1912

Чаянов А.В. Организация льноводных хозяйств Московской и Смоленской губерний по данным специальных экспедиций. М. 1913.

Статьи в периодической печати

Дыский К.К. Открытие льноводного союза. / ИМГЗУ, Вып. 910, 1914, С. 44-47.

Дыский К.К. Контрольный союз при Бурцевском молочном товариществе Волоколамского уезда. / Там же, С. 31 - 36.

О развитии кооперативных учреждений в Московской губернии. / Сборник Черниговского земства. 1909, - 3.

Семенов СТ. К истории одной деревни. Записки волоколамского крестьянина. / Русская мысль, 1902, - 1,3.

Хейсин МЛ. Съезд Московского союза.// Вестник кооперации. 1909, - 4.

Чаянов А.В. Льноводство в Волоколамском уезде. / Известия Московской губернской земской управы, 1911, Вып. 1, С. 18 - 19.

Периодическая печать

Волоколамский кооператор. 1918, 1-4 Вестник Волоколамского земства. 1917, - 1

Известия Московской губернской земской управы. 1911 - 1914 гг. по 12 выпусков в год.

Статистические сборники Статистический ежегодник Московской губернии за 1906 -1914 гг. Московская губерния в сельскохозяйственном отношении за 1884- 1911 гг.

Московская губерния по местному обследованию 1898 - 1900 годов. Т. 2, вып. 2, Условия сельского хозяйства в отдельных уездах. Т. 4, вып. 1. Земледельческое хозяйство крестьянского населения. М.,1907.

Т.4, вып. 2. Промыслы крестьянскою населения. М.,1908 (сост. Вихляев П .А.).

ЗЕМСТВО И КООПЕРАЦИЯ В МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ

В 1907- 1914 ГГ.

И.Ю. Демьянюк

После первой русской революции одним из приоритетных направлений деятельности Московского земства оставалось содействие модернизации сельского хозяйства и прежде всего - крестьянского хозяйства. Необходимость интенсификации крестьянского хозяйства не ставилась под сомнение, однако среди земских гласных существовали различные точки зрения на способы достижения этой цели.

Часть гласных подходила к проблеме с точки зрения утилитарной: для интенсификации крестьянского хозяйства и более рационального использования рабочей силы необходимо провести ряд мер, однако при непременном сохранении существующего социального устройства. Для сторонников этой точки зрения идеал был сформулирован в докладе губернской управы: сельское хозяйство требует людей "стойких, серьезных, хорошо дисциплинированных, со здравыми понятиями по сельскому хозяйству и с знанием тех ремёсел, которые необходимы в крестьянском обиходе"1.

Среди земских гласных существовала и другая точка зрения на пути интенсификации крестьянского хозяйства. По их мнению, деятельность земства должна быть направлена на расширение кругозора крестьян, пробуждение в крестьянской среде новых интересов, осознание крестьянами своих прав и превращение их из пассивных "объектов" земской деятельности в активных участников и инициаторов создания новых организационных форм в деревне, в основу которых должен быть положен принцип общественной самодеятельности. В частности, большие надежды на решение аграрного вопроса в России связывались с развитием кооперативов, бурный рост которых в губернии датируется десятыми годами нашего века.

В этот период при экономическом совете Московской губернской управы создается комиссия по вопросу о содействии кооперативным учреждениям. Ее целью была разработка плана мероприятий, стимулирующих развитие кооперативного дела в губер-

Доклад Московской губернской земской управы Московскому губернскому земскому собранию сессии 1909 г. по сиротскому приюту имени императора Александра И. - М. 1910. - С. 4.

тт. Комиссия пришлаквьгюду^что этимероприятия должны носить прежде всего организационно-просветительский характер, так как "сплошь и рядом достаточно устроить хотя бы одну беседу по вопросам кооперации, чтобы пробудить местную инициативу и положить начало новому кооперативному учреждению"2.

Действительно, главным направлением земской деятельности по содействию кооперативам в губернии стала просветительская работа и пропаганда кооперации среди крестьян. Кроме того, губернское земство выдавало кредиты кооперативным организациям. И, наконец, земские специалисты оказывали кооперативам организационную помощь. Вся губерния была разделена на районы, в каждом из которых на земской службе был свой инструктор по кооперации. На службу в губернское земство был приглашен В.В. Хижняков, который стал заведующим кооперативными мероприятиями Московского земства. Задача, поставленная В.В. Хижняковым перед инструкторами по кооперации, заключалась в следующем: "вызвать самодеятельность населения, помогая его кооперативной организации"3.

Пропаганда кооперации шла как через живое слово - через сельскохозяйственные курсы и народные чтения, так и через печать. В это время Московское губернское земство наконец добилось разрешения на издание своего печатного органа, который получил название "Известия Московской губернской земской управы" и начал выходить с 1911 г.

Почти три четверти статей в этом издании были посвящены экономическим и сельскохозяйственным проблемам, в том числе кооперации. Большое внимание в этих статьях уделялось практическим рекомендациям по различным вопросам сельского хозяйства, конкретным советам по улучшению крестьянского хозяйства и организации кооперативов. Остальные статьи (около четверти) освещали деятельность земства по народному образованию, санитарии и другим направлениям, непосредственно затрагивающим жизнь крестьян.

В вопросе о кооперации взгляды редакции и интересы читателей совпадали. Этой проблеме уделялось большое внимание

1 Доклады Московской i-убернской земской управы московскому губернскому земскому собранию очередной сессии 1909 г. - М. 1910. - С. 10-11. 5 Хижняков ВВ. Земство и кооперация. - М,, 1913. - С. 20 104

настрмницсх "Изиевтлй", таккактиттгели жтрнала "повсеместно интересовались вопросом об устройстве кредитных товариществ, местами - молочных и потребительских обществ и другими видами кооперативных организаций"4.

Еще один проект, реализованный в этот период, "Календарь и записная книжка земского корреспондента Московской губернии", который издавался губернским земством в 1912-1917 гг. Редактировал это издание П.А. Вихляев. В нем помимо перечня вопросов, на которые должны были отвечать земские корреспонденты, были также календарь, справочник по железным дорогам, почте, пароходству, русским мерам и судебно-справочный отдел. Кроме того, было еще 3 раздела: статистические сведения о Московской губернии, сведения о Московском земстве, а также список гласных губернского и уездных земских собраний, отделов губернских управ, адреса кооперативов, правительственных и общественных учреждений в губернии. "Календарь...1' не только способствовал сбору статистических сведений по губернии, но и выполнял функцию популяризации и распространения сведений о земстве и что не менее важно - о деятельности кооперативов.

Что же касается пропаганды кооперации через живое слово и организационной помощи кооперативам, то Московское земство с I910 г. приступило к организации специализированных курсов по кооперации и различным отраслям сельского хозяйства, активное участие в которых принимали земские специалисты по кооперации.

Эти курсы занимали целый день: в первой половине дня проводились лекции, во второй - повторение пройденного и практические занятия. В 1912 г. в Дмитровском и Клинском уездах прошли курсы по молочному хозяйству, в Московском - по огородничеству. С этого же времени в губернии начинают проводиться и кооперативные курсы, предназначенные для крестьян, уже ставших членами кооперативов. Как правило, земство оплачивало не только работу лекторов, но и ночлег приезжавшим на эти курсы крестьянам.

Первый опыт организации кооперативно-счетоводческих курсов уездным земством (при поддержке специалистов Москов

4 Известия Московской губернской земской управы. - М. 1912. - - 9. - С. 42

ского губернского земства и прежде всего заведующего кооперативными мероприятиями В.В. Хижнякова) был проведен в 1912 г. в Бронницком уезде. В 1913 г. подобные курсы проводились уже в двух уездах: Бронницком и Московском. 23-24 июня в Московском уезде состоялось совещание представителей кустарных кооперативов, в программе которого принимали участие земские служащие: А.А. Рыбников - лекция о кустарной промышленности, В.В. Хижняков, который прочитал лекцию о кооперации, ее сущности и истории, и агент по кустарной кооперации Е.П. Петров (лекция о кустарной кооперации в Московской губернии).

В 1914 г. традиция была продолжена. В январе - феврале этого года Дмитровским уездным земством были организованы курсы по кредитной кооперации и по счетоводству кредитных товариществ. В Московском уезде земство в феврале - марте 1914 г. провело курсы по кооперации. Эти курсы проходили в помещении Московской уездной управы. На них присутствовали 59 представителей кооперативов, которые прослушали цикл лекций по следующим разделам: "Что такое кооперация", "Кредитная кооперация", "Потребительская кооперация, сельскохозяйственная кооперация", "Просветительская деятельность кооперативов" и "Счетоводство кредитных кооперативов и потребительских обществ". По сходной программе были организованы кооперативно-счетоводческие курсы в Бронницком, Волоколамском и Серпуховском уездах. В их организации, помимо уездных земств, принимало участие и губернское земство: оно оплачивало половину расходов на их проведение и обеспечивало курсы лекторами, которыми, как правило, становились заведующий кооперативными мероприятиями губернского земства и его помощник, а также инспектор мелкого кредита и другие специалисты.

Большую роль в развитии кооперативного дела в губернии сыграли не только инструкторы по кооперации, но и земские агрономы, вклад которых трудно переоценить.

В этот период увеличилась их численность, что связано с введением в губернии института участковых агрономов . Первые участковые агрономы в Московской губернии появились в 1906 г. в Звенигородском уезде. Агрономические участки были оборудованы на средства, пожертвованные для этих целей уездному земству Е.П. Рябушинской. В следующем году ещё два уездных земства -

Бронницкое и Московское - ввели у себя институт участковых агрономов. Основываясь на опыте этих трёх уездов. Московское губернское земское собрание в 1910 г. приняло положение об участковой агрономии в губернии. В соответствии с этим положением, губернское земство выделяло уездным пособия на оборудование агрономических участков сельскохозяйственными машинами и наглядными пособиями для бесед и народных чтений. В результате вместо 15 агрономов в 1907 г. (по одному - в уездах, кроме Московского, где было два, и один губернский агроном), в 1911 г. на службе Московского земства состояло 48 агрономов.

Увеличение численности земских агрономов позволило несколько изменить характер их деятельности. Если раньше агроном занимался главным образом проведением исследований почв, климата и тому подобного, то теперь он получал возможность работать непосредственно с крестьянами своего участка. Это происходило как в силу неподготовленности крестьянской аудитории к восприятию агрономических рекомендаций, так и в результате сознательного выбора агрономами целей и приоритетов в своей деятельности.

Поскольку земские агрономы видели свою цель в улучшении крестьянского хозяйства на основе научных данных, то одно из главных препятствий, с которым им пришлось столкнуться, состояло в том, что "в крестьянской среде глубоко укоренилось недоверие к науке, к образованию и непризнанное его значения применительно к условиям крестьянской жизни"5. Агротехнические приёмы, используемые крестьянами, формировались в течение столетий и передавались из поколения в поколение. Агроном же, который рекомендовал отказаться от той или иной традиции, являлся извне крестьянского мира, и уже поэтому его советы автоматически попадали в разряд "опасных".

Сложившуюся ситуацию наглядно иллюстрирует рассказ В.А. Владимирского - первого губернского земского агронома в России, который с 1908 г. перешёл работать в Московское губернское земство. Когда он стал на сельском сходе убеждать крестьян улучшить сенокос, "один старик, выслушав внимательно обратился к сходу с убеждением не соглашаться с агрономом, так

s Известия Московской губернской земской управы. - М" 1912. - - 9. - С. 163

107

как с земством, мол очень опасно связываться, непременно обман какой-нибудь выйдет"*.

В этих условиях главной задачей агронома было, по выражению А.В. Чаянова, не столько пахание земли, сколько паха-ние мозгов, то есть - просвещение народа. Эту точку зрения вполне разделяло большинство земских агрономов. Выражая общее мнение, В.А. Владимирский писал в "Известиях Московской губернской земской управы", что задача состоит не только в том, чтобы наглядно показать крестьянам, как можно добиться высоких урожаев, "нужно ещё" расшевелить крестьянскую мысль, доказать, что рекомендуемые улучшения доступны и выгодны крестьянину"7. Для того, чтобы разрешить эту задачу, основой деятельности земских агрономов по улучшению крестьянского хозяйства должны были стать сельскохозяйственные чтения и кооперирование крестьянства.

Планы организации сельскохозяйственных чтений в Московской губернии существовали ещё в начале века, однако осуществлены они были после того, как правительство признало необходимость - для успешного хода аграрной реформы - сельскохозяйственного просвещения крестьянской массы. Министерством земледелия были выданы ассигнования на сельскохозяйственные чтения и расходы на их проведение раскладывались между министерской субсидией, губернским и уездным земствами.

В 1907 г. сельскохозяйственные чтения, организованные земскими агрономами регулярно проводились в трех уездах губернии: Бронницком, Звенигородском и Серпуховском. Общее их количество было сравнительно невелико: 5 - в Звенигородском, по 10 - в двух других уездах. К 1913 г. количество уездов, где проводились сельскохозяйственные чтения, увеличилось до 9. В Можайском, Рузском и Серпуховском уездах чтения не проводились.

В целом по губернии в 1912/1913 учебном году сельскохозяйственные чтения составляли 3,3% от общего числа народных чтений. По уездам наблюдалось сильное различие в доле сельскохозяйственных чтений: если в Бронницком уезде она со

6 Известия Московской губернской земской управы. - М. 1912. - - 1. - С. 16.

7 Известия Московской губернской земской управы, - М, 19И. - - 4, - С. 8. 108

сиавлясм 2С,С% рт всехнародныхчтентй, тов Верейском и Волоколамском она составляла 1 %,

Организация сельскохозяйственных чтений несколько отличалась от традиционных. Хотя проходили они, как правило, в земской школе, при чтении использовался "волшебный фонарь" и "теневые картины", в отличие от традиционных, они были нацелены на определённый практический результат, и поэтому принимали обычно форму чтений-бесед и сопровождались раздачей брошюр и листков по теме чтений.

Так, в 1907 г. в Бронницком уезде земским агрономом были проведены чтения-беседы в 10 селениях. Заявлены были следующие темы: "О пользе искусственных удобрений", "О травосеянии", "Об улучшении полевых семян". Однако из отчётов агронома следовало, что "каждое чтение начиналось беседой о современном состоянии крестьянского хозяйства, его упадке и причинах этого, указывалось назначение кооперации в сельском хозяйстве"8.

И в том, что сельскохозяйственные чтения имели большое просветительское значение и не ограничивались узкоспециальными вопросами, свидетельствует также выдержка из доклада губернской управы сессии 1909 г. "...часто в разговорах после чтений намечалась та или иная потребность крестьянского хозяйства и тут же выяснялась возможность применить те или иные земские мероприятия"9.

Что же касается практических результатов народных чтений по сельскому хозяйству, то чаще всего они проявлялись в учреждении крестьянами сельскохозяйственных попечительств, одной их целей которых было распространение в массе населения сельскохозяйственных знаний, и организация кредитных товариществ, обществ потребителей и других видов кооперативных организаций. Решающего влияния на изменение агротехнических приемов сельскохозяйственные чтения, тем не менее, оказать не смогли.

Главным условием эффективности сельскохозяйственных народных чтений являлось доверие к ним со стороны слушателей. Вопрос об отношении крестьян к чтениям по сельскому хозяйству

Доклады Московской губернской земской управы губернскому собранию сессии 1907 г.- М. 1908.-С.38

9 Доклады Московской губернской земской управы губернскому собранию сессии 1909г.-.М. 1910.-С. 15.

был вынесен для обсуждения читателями "Известий Московской губернской управы". Мнения крестьян-корреспондентов по этому вопросу разделились. Одни отмечали большой интерес слушателей: "...слушателей собралось много, во время чтений крестьяне были очень внимательны, никто не нарушал тишины"10, "оба раза, во время бесед, здание школы едва вмещало желающих послушать лекцию, и каждый раз, по окончании беседы, кустари благодарили лектора и просили почаще устраивать такие беседы"11 (в данном случае речь шла о чтении по кооперации). Другие корреспонденты указывают на то, что Лкрестьяне же сами отталкивают от себя эту помощь, по своей темноте и невежеству на лекции они смотрят с насмешкой"12, "Когда в январе ветеринарный врач устроил беседы о помощи в трудных родах скоту, беседы очень интересные, но увы, охотников и охотниц нашлось не более 15 человек, большинство отговаривалось недосугом"13. В данном случае ссылка на занятость, по-видимому, прикрывала нежелание крестьян впустую - с их точки зрения - тратить время, так как недоверие к рекомендациям из книг все еще было широко распространено в крестьянской среде.

Сельскохозяйственные чтения имели свою аудиторию, но весьма немногочисленную. Уже само по себе появление в "Известиях..." писем крестьян, посвященных проблеме сельскохозяйственных чтений, а также уже цитировавшиеся пожелания слушателей придать народным чтениям образовательный характер, свидетельствуют о формировании в крестьянской среде целого круга людей, которые мыслили по-новому, понимали пользу знания и готовы были воспользоваться теми возможностями, которые предоставлялись им земством. Кроме того, бурный рост кооперации в губернии требовал от ее членов специальных знаний.

Итак, содействие созданию кооперативов в губернии являлось одним из основных направлений работы участковых агрономов. Это содействие выражалось прежде всего в организации народных чтений и бесед по кооперации, в ходе которых слушателям сообщались первые сведения о ней, о тех преимуществах,

Известия Московской губернской земской управы. - М. 1912. - - 3-4. - С. 59. 11 Известия Московской губернской земской управы. - М. 1912. - - 12. - С. 36. 13 Известия Московской губернской земской управы. - М. 1912. - - 9. - С. 41. 13 Известия Московской губернской земской управы. - М. 1912. - - 10, - С. 39. ПО

которые она дает. Кроме того, на первом - самом трудном - этапе становления кооператива агроном зачастую становился консультантом по разнообразным проблемам, возникавшим перед членами кооперативов, а иногда и сам - в качестве члена правления, или секретаря, или бухгалтера - участвовал в работе.

Активная пропаганда кооперации, которая велась агрономами, довольно быстро принесла свои плоды. В "Известиях Московской губернской земской управы" в 1910 - 1914 гг. достаточно часто появляются сообщения такого типа: "Под влиянием чтений и бесед, проводимых участковым агрономом, крестьяне Салты-ковской волости образовали ссудосберегательное товарищество"'4. В целом по данным на май 1913 г. при участии земских агрономов было образовано 66,4% кредитных товариществ из 122 существовавших, 83,4% молочных товариществ из 18 существовавших и 59,1% сельскохозяйственных обществ (из 22)'s.

В своих письмах корреспонденты статистического отдела Московской губернской земской управы в "Известия Московской губернской земской управы" достаточно высоко оценивали работу участковых агрономов. "Населению дали в последнее время работников агрономов, на них пока и есть надежда"16, "...но дай бог такому человеку послужить на пользу тёмному и необразованному мужичку. Чем ближе учёные люди к мужику, тем легче дышится и видится лучше просвещение жизни"17, - таков лейтмотив крестьянских писем в "Известия". Это тем более важно, что в уже 1912 г. доля крестьян среди корреспондентов выросла до 71%18.

Однако анализируя отношение крестьян к работе земских агрономов, нельзя упускать из виду тот факт, что корреспонденты "Известий ..." и статистического отдела губернской управы отнюдь не составляли большинство в крестьянской среде. Следует согласиться с оценкой, данной земским корреспондентам одним из народных учителей: "Это - не гуща народная, это нсключи

м Известия Московской губернской земской управы. - М. 1911. - - 2. - С. 43.

15 Хижняков В.В. Кооперативная деятельность земских агрономов Московской губернии. - М. 1914. - С. 6.

16 Известия Московской губернской земской управы. - М. 1912. - - 1-2. - С. 40. " Известия Московской губернской земской управы, - М" 1914. - X> 1. - С. 53.

11 Добровольные корреспонденты статистического отделения Московской губернской земской управы в 1912. - М. 1913. - С. 10.

Ill

тельный элемент, на показания которого нельзя смотреть, как на выражение мысли народной массы"'9.

Тем не менее сообщения земских корреспондентов дают и материал для оценки отношения большинства крестьянства к деятельности агрономов. Так, вопрос о наилучших формах работы агронома с крестьянским населением выявил разногласия в среде земских корреспондентов. Одни из них подчёркивали прежде всего необходимость организации лекций и бесед по сельскому хозяйству. Другие считали, что эти беседы "вызывают лишь ироническое отношение к ним населения"20. Поэтому, по их мнению, главной формой работы агронома должно быть устройство опыт-но-показа-тельных полей, где будут видны результаты предлагаемых агрономом нововведений. Без этих наглядных результатов, по замечанию одного из корреспондентов, "боятся мужички иметь дело с г. агрономом"21.

Сами же агрономы предпочитали агрономическим опытам работу по организации кооперативов, проведению сельскохозяйственных чтений и бесед. СП. Фридолин - один из московских земских агрономов - в своих воспоминаниях весьма скептически оценивает последствия этого выбора. По его мнению, объяснялся он отсутствием у многих агрономов практических навыков. Работа же по организациями чтений и бесед не могла разрешить вопроса об углублении сельскохозяйственных знаний и внедрении их в массу населения. Однако история опытных полей, уже имевшихся в Московской губернии, и не оказавших, однако, серьёзного влияния на окрестные крестьянские хозяйства, позволяет усомниться в действенности агрономических опытов для распространения новых агротехнических приёмов.

Агроном постепенно становился прежде всего "культурным работником", а просвещение крестьян - главным направлением его деятельности. Деятельность земских агрономов по просвещению народа, несомненно, внесла свой вклад в формирование в деревне слоя людей, которые были ориентированы на модернизацию своего хозяйства, применение в своей практике дос

Труды 1 съезда деятелей народного образования в Московском уездном земстве. - М. 1916. - С. 44-45.

20 Известия Московской губернской земской управы. - М. 1911. - - 4. - С. 21.

21 Известия Московской |убернской земской управы. - М.( 1911. - Я> 4. - С. 23, 112

тижений науки. Как правило, именно эти люди становились членами возникающих ссудосберегательных товариществ, потребительских обществ. Однако инструкторами по кооперации и агрономами не исчерпывался список земских культурных работников.

Большую роль в организации кооперативов сыграли земские врачи. В основу своей общественной деятельности ими был положен принцип самодеятельности, так как "опека, допустимая по отношению к детям, невозможна по отношению к взрослым, которые могут стремиться к развитию или не желать его, но которым этого развития нельзя навязать никакими внешними воздействиями"22. Этому принципу вполне отвечала работа по созданию кооперативов в деревне.

Имеются сведения об активном участии в организации кооперативов земских врачей и учителей. Так, в "Известиях..." отмечалось, что организаторам Бабеевского кредитного товарищества - крестьянину М.А. Головину и учительнице А.В. Неме-шаевой "большую помощь оказали врач Малинской больницы Б.А. Брушлинский и ветеринарный врач А.А. Осиповский"23. В другой корреспонденции отмечалось, что Петровское потребительское общество было учреждено по инициативе "горсти местных крестьян и интеллигентов во главе со старшим врачом Петровской земской больницы К.Г. Лавским"24. В правлении Була-ковского кредитного товарищества было избрано "трое крестьян и женщина-врач"25.

Это тем более важно, что организация кооперативов предполагала определенный уровень культуры их членов. Если же "интеллигентные силы" отсутствовали и никто из членов кооператива не мог взять на себя эту роль, его судьба оказывалась печальной. По данным земских статистиков во многих случаях причиной распада кооператива становился ""малокультурный состав членов артели, вызывавший среди них несогласия"26. В этой ситуации чле-

Труды ] съезда деятелей народного образования в Московском уездном земстве. - М. 1916.-С. 432.

23 Известия Московской губернской земской управы. - М. 1913. - - 12. - С. 42-43.

24 Известия Московской губернской земской управы. - М. 1913. - - 8. - С. 53

25 Известия Московской губернской земской управы. - М. 1913. - - 7. - С. 29.

26 Обзор Московской губернии за 1913 г. - М. 1913. -С.31.

шакооператия чисто^ращаыись^тоыощтю к представителям "третьего элемента" в земстве. Так, общее собрание Архангельской кустарной артели, подведя итоги года и обнаружив убыток в 2000 рублей, приняло решение внести новые паи по 50 руб. каждый, отработать по два выходных каждый месяц в течение полугода в пользу артели и пригласить учителя для управления делами27. Еще один вариант участия земских учителей в организации кооператива изложен в письме одного из них в "Известия "Нынешней зимой пришли ко мне знакомые кустари посоветоваться, нельзя ли организовать артель. Я сделал смету, ознакомился с уставом, собрал подходящих к делу людей и стали ждать лекции Петрова"2*. В данном случае, однако, артель так и не была создана, так как местные скупщики переманили к себе лучших работников, а лекция специалиста губернского земства по кустарной кооперации Е .Петрова не была разрешена властями.

Однако несмотря на поиски новых форм деятельности и участие в организации кооперативов, в целом представителям земской демократической интеллигенции в этот период не удалось решить одну из самых болезненных проблем: для большинства крестьянского населения они оставались чужими, а их рекомендации иногда рассматривались как подозрительные. Большинство источников отмечают это настороженное отношение деревни по отношению не только к гласным, но и к представителям "третьего элемента" в земстве. Так, на губернском съезде фельдшеров и акушерок в 1912 г. подчеркивалось : "Фельдшер по своему положению ближе стоит к населению, чем врач. Врач для населения все же барин"29.

Сотрудничество между земством и кооперативами в наибольшей степени проявилось в культурно-просветительской деятельности. Первоначально существовали различные точки зрения на просветительские возможности кооперативов. Так, в докладе губернской управы земскому собранию сессии 1907 г. подчёркивалось, что кооперативы незаменимы для распространения сведений об агрономических мероприятиях среди местного населения. Для

27 Известия Московской губернской земской управы. - М. 1913. - Лг 11. - С. 11. u Там же. - С. 54.

29 Труды 1 губернского съезда фельдшеров и акушерок Московской губернии. -

М. 1913. - С. 135.

114

того, чтобы стимулировать развитие просветительской деятельности кооперативов, экономический совет при губернской управе рекомендовал собранию принять решение о возмещении кооперати-

30

вам половины расходов на эти цели . С другой стороны, на заседании того же экономического совета высказывалось мнение, что сельскохозяйственные общества "при данном низком уровне деревенской культуры и при современных условиях деревенской жизни" не в состоянии "выполнять культурные задачи"31. Другими словами, некоторые члены экономического совета весьма скептически оценивали просветительские возможности кооперативных организаций ввиду низкого культурного уровня их членов.

Несмотря на то, что подобная оценка имела под собой основания, развитие кооперативного движения поставило на повестку для вопрос о необходимости ведения просветительской деятельности в деревне силами самих кооперативов. Один из крестьян-кооператоров Московского уезда так определял цели просвещения, которые должен ставить перед собой кооператив: "Нужно пробудить у нашего крестьянина сознание, чтобы он считал себя таким же разумным существом, как и другие"32. Следовательно, среди членов кооперативов были люди, которые не считали возможным ограничивать их просветительскую деятельность только сельскохозяйственной сферой, что свидетельствует, в частности, о том, что несколько десятилетий культурно-просветительской деятельности Московского земства не прошли бесследно и была достигнута одна из её целей: создать в деревне слой людей, которые будут мыслить по-новому, разумно относиться к жизни и стремиться к её совершенствованию.

Просветительская деятельность кооперативов в рассматриваемый период находилась в зачаточном состоянии, поскольку большинство из них возникло в губернии недавно. Как правило, она выражалась в том, что большинство кооперативов выделяло из бюджета некоторую сумму на устройство библиотеки (обязательно с сельскохозяйственным и кооперативным отдела

Доклады Московской губернской земской управы Московскому губернскому земскому собранию очередной сессии 1909 г. - М. 1910. - С. 14, " Доклады Московской губернской земской управы губернскому собранию сессии 1908 г.-М. 1909.-С. 9.

п Известия Московской губернской земской управы. - М. 1913. - - 12. - С. 52.

115

ни) и на устройство бесед или лекций по сельскому хозяйству. Таким образом, кооперативы восприняли основные формы культурно-просветительской работы земства, однако на данном этапе они в большей степени руководствовались вполне прагматическими соображениями. С другой стороны, тс кооперативы, которые были созданы раньше и имели некоторый опыт работы, а также необходимые средства, не ограничивались распространением исключительно прикладных знаний.

Так, Хатунское общество потребителей Серпуховского уезда с 1910 г. выписывало для своих членов газету "Союз потребителей", устраивало лекции о потребительских обществах, раздавало популярные издания о кооперации33. Вяземское складоч-но-потребительское общество ассигновало 1000 руб. на строительство Народного дома, 200 руб. - на пособие Голицы некому музыкально-драматическому кружку, 65 руб. - на выписку газет и журналов и 250 руб. - на пополнение библиотеки и устройство лекций. При кооперативах Московского уезда в 1914 г. были организованы не только чтения и беседы по сельскому хозяйству/ но и устроены небольшие выставки34. В Волоколамском уезде в том же году на совещании кооперативов была создана специальная комиссия по организации культурно - просветительских мероприятий. Предполагалось, что эта комиссия займётся разработкой плана мероприятий, который затем будет представлен в губернскую управу для возмещения расходов на них. Кроме того, комиссия должна была стать консультативным центром по вопросам просветительской деятельности кооперативов.

По мнению В.В. Хижнякова, заведовавшего кооперативными мероприятиями в Московском губернском земстве, поддержка кооперативов давала возможность приспособиться к "некультурности страны и слабому развитию в ней личной предприимчивости35 .Роль земства не ограничивалась выдачей пособия на культурно-просветительскую деятельность. Работа по содействию кустарной промышленности в этот период также была направлена на создание кооперативов. Центром этой работы стал Кустарный музей Московского губернского земства. Помимо торгового отделе-

33 Известия Московской губернской земской управы. - М. 1913. - - 7. - С. 17.

м Вестник воспитания. - 1914. - - 6, - С. 155.

и Хижняков В.В. Земство и кооперация. - М. 1913. - С. 21.

116

ния и музея образцов и промыслов, при Кустарном музее были созданы отдел помощи кустарным кооперативам и отдел по профессиональному образованию кустарей. В 1912 г. при музее функционировали 5 учебных мастерских. Служащий Кустарного музея, агент по кустарной кооперации Е.П. Петров занимался организацией народных чтений по кооперации. Так, в 1913 г. для представителей кустарных кооперативов силами служащих губернского земства были организованы лекции о кустарной промышленности, о сущности и истории кооперации, о кустарной кооперации в Московской губернии36.

Центрами культурно-просветительской деятельности в губернии становились народные дома, построенные на средства кооперативов. К 1914 г. в Московском уезде функционировало три народных дома: в селе Марфино (построен на средства Марфинского кредитного товарищества и графини СВ. Паниной), в селе Троицком ( на средства Чеверевского кредитного товарищества), и в селе Ростокино (Ростокинское кредитное товарищество). В 1913 г. в Марфинском народном доме было проведено 5 лекций, поставлено два спектакля, дан концерт и устроено 6 танцевальных вечеров. Кроме того, в народном доме функционировала земская библиотека37.

Троицкий народный дом был открыт 2 февраля 1914 г. в перестроенном на средства Чеверевского кредитного товарищества трактире. Главными деятелями этого товарищества были участковый агроном А.Н. Волжинский и крестьянин А. Бутарев -"крестьянин будущего, сознательный кооператор, увлеченный до самозабвения идеей кооперации"3*. Хотя народный дом только открылся, в нем уже функционировала чайная, в которую выписывались "Русское слово" и "Московский листок", и ставились спектакли. Планировалось открыть библиотеку, которая должна была управляться библиотечным советом из местных жителей. Таким же образом была организована культурно-просветительская работа в Ростокинском народном доме - с тем отличием, что библиотека содержала 4.000 томов.

Известия Московской губернской земской управы. - М. 1913. - - 7. - С. 27. Вестник воспитания. - 1914. - - 6. - С. 155. 38 Там же. С. 155.

Таким образом, кооперативы постепенно становились одним из центров культуры в деревне в то время, как земские школы, земские лечебницы отходили на второй план. Кооперативы обладали рядом преимуществ по сравнению с ними, так как давали возможность крестьянам самим решать все вопросы. Быстрому развитию кооперативов как центров просветительской деятельности в деревне способствовало участие в них наряду с крестьянами "интеллигентных сил" - народных учителей, земских страховых агентов, врачей и других представителей "третьего элемента".

Совместная работа крестьян и представителей демократической интеллигенции в рамках кооперативных учреждений, а также осознание некоторыми крестьянами необходимости не только грамотности, но и просвещения, постепенно создавали фундамент для трансформации традиционной культуры российской деревни.

ш

КООПЕРАЦИЯ В ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ КООПЕРАЦИИ В ДОСОВЕТСКОЙ РОССИИ

А. В. Соболев

Кооперативное движение в России с самого начала не имело особого законодательства о кооперативных обществах. Законодатели не выделяли и не отличали кооперативы от других видов товарищеских объединений, не регулировали возникновение и условия деятельности кооперации. Вплоть до 1917 г. когда Временное правительство издает единый кооперативный закон (Положение о кооперативных товариществах и их союзах). В начале XX века только отдельные виды кооперации получили законодательные нормы. Так, трудовые и производственные артели действовали на основании общего закона о договорах и товариществах и положения об артелях трудовых (1902 г.), кредитные товарищества предусматривались положением об учреждениях мелкого кредита (1904 г.).

Основной причиной подобного положения было отношение административных властей, которые с опасением и подозрением подходили к этому новому, прогрессивному и демократическому движению и старались применить к нему опеку и надзор. Вот почему отсутствовал единый кооперативный закон, а единое по сути кооперативное движение было искусственно разделено на отдельные виды, которые приписывались к отдельным ведомствам. Так, наиболее сильный контроль испытывали на себе кредитные товарищества, находившиеся в ведении Министерства финансов, сельскохозяйственные товарищества находились в ведении Министерства землевладения, потребительские общества приписывались к Министерству внутренних дел и т.д.

Отсутствие прочного и тщательно разработанного законодательства являлось и является, на наш взгляд, важнейшим сдерживающим фактором свободного развития отечественной кооперации. Как только кооперация успешно добивалась права своего свободного существования, то кооперативное движение испытывало определенный подъем. Так было после принятия в 1897 г.

нормального устава потребительских обществ. За время с 1898 г. по 1905 г. возникло 1,2 тыс. обществ, что было вдвое больше, чем за все предыдущие 33 года. Так было и после 20 марта 1917 г. когда изданный Временным правительством кооперативный закон способствовал почти двукратному росту числа обществ и их членов. К концу 1917 г. число потребительских обществ достигло 35 тыс. а количество членов - 11,6 млн. человек1.

Потребительские общества (в досоветский период они назывались потребительными обществами) действовали на основании VI главы 1 части Хтома Свода законов (См. Приложение 1 : Положение о товариществах). Общества подводились под разряд общеполезных учреждений, носящих благотворительный и вспомогательный характер и поэтому они находились в ведении Министерства внутренних дел, в котором приписывались к хозяйственному департаменту по отделу "народного здравия и общественного призрения". С 1862 г. по 1897 г. центральная власть в Петербурге в лице министра, используя свое право контроля и руководства, утверждала уставы, в которых определялись правила внутренней организации и внешние отношения обществ, разрешала устройство этих обществ, их открытие и закрытие. Такой разрешительный порядок, когда власти проверяли благонадежность учредителей и надзирали за направлением деятельности учреждения, ставил кооперативы в зависимость от усмотрения властей. Открывался простор административному произволу и на отношения министерских чиновников к кооперации могли оказать влияние как политические, так и случайные взгляды, конъюнктурные моменты. Система разрешительного порядка сохранилась и после 1897 г. когда губернаторам предоставились права разрешать потребительские общества, действующие по нормальному уставу.

Разрешительный порядок был вреден и, как отмечал профессор И.Х. Озеров, "настолько тормозил открытие новых обществ, что у лиц, желающих открыть общество, пропадала всякая охота. Замедление в учреждении уставов нередко ставит учредителей в неприятное положение. Они подвергаются насмешкам, а иногда и преследованиям местных торговцев, лишающих их кре

1 Союз потребителей. - 1922. - - 8-9. -С. 181. 120

дита" . Порой уставы утверждались не один десяток месяцев, а если утверждался устав за год, то это считалось большим успехом3. Но и те общества, которые получали разрешения, часто обретали урезанные или искаженные уставы4.

Однако в 90-е годы XIX в. в России складываются благоприятные условия для оживления кооперативного движения. Толчком в этом подъеме стал голод 1891 г. вызвавший подорожание цен на все продукты первой необходимости. Вздорожание жизни привело к росту потребительских обществ в городах, в частности среди чиновников и служащих. Появились такие общества и в Министерстве внутренних дел, которое более благосклонно стало относиться к кооперации. Одновременно здесь же в Петербурге заметную активность начинает проявлять отделение комитета о сельских ссудо-сберегательных и промышленных товариществ, которое, занимаясь вопросами потребительской кооперации, организовало у себя в 1896 г. постоянную комиссию по делам потребительских обществ. В августе 1896 г. отделение организовало нижегородский съезд представителей потребительских обществ. Деятельность съезда проходила по IV отделу (секции) Всероссийского торгово-промышленного съезда, а важнейшим результатом этой деятельности явился разработанный нормальный устав потребительского общества. Процесс выработки устава записан стенографически в "Трудах" съезда, где занимает почти 20 страниц большого формата5.

Появление на свет нормального устава объяснялось необходимостью облегчить будущим учредителям процесс учреждения обществ и гарантировать устройство организации от возможных ошибок, которые до нормального устава встречались повсеместно, так как использовались несовершенные или случайные

2 Озеров И.Х. Общества потребителей. - СПб. 1899. - С. 189; Озеров ИХ. Что такое общество потребителей, как его основать и вести. - 1896. - С. ! 89.

См.: Соки потребителей. - 1905. -Si 15. С. 419-422; Союз потребителей. -1903. - - 23. - С. 16.

См.: Меркулов А.В. Хейсин М.А, Как организовать и вести потребительное общество. - СПб.. 1914. - С. 37; Союз потребителей. - 1905. - - 7. - С. 188-189.

Труды Высочайше утвержденного Всероссийского торгово-промышленного съезда 1896 г. в Нижнем Новгороде. - Т. VIII.

уставы. И дело даже не в том, что в это время почти отсутствовала кооперативная литература, а знаниями обладали немногие.

Для большинства донормальноуставных обществ характерна была служебная координация, зависимость и капиталистический уклон, то есть подлинно кооперативными товариществами они не являлись. Почти во всех этих кооперативах, как отмечает В.Н. Зельгейм, "прибыль распределялась в известном отношении между паевыми взносами и заборным рублем. Довольно обычным было отнесение половины прибыли на паевые взносы, вследствие чего паи получали чудовищные дивиденды до 40 и 60%. Этим потребительным обществам придавался капиталистический характер и стремление к замкнутости - совершенно чуждые кооперативным учреждениям черты"6. Для сравнения следует добавить, что, по мнению Московского союза потребительских обществ, отстаивавшего подлинные кооперативные принципы, для нового кооператива хорошим результатом деятельности к концу первого года являлся хотя бы 1% на заборный рубль7.

Нормальный устав, выработанный представителями потребительских обществ и направленный в министерство, не получил правительственного утверждения, но идея его необходимости стала настолько очевидной, что правительство издало 13 мая 1897 г. свой нормальный устав, при разработке которого почти без всяких изменений использовались положения устава нижегородского съезда (Приложение 2). Опубликованный в "Правительственном вестнике", устав сопровождался циркуляром хозяйственного департамента министерства, который предоставлял губернаторам разрешение: а) учреждения потребительных обществ на основании упомянутого устава и б) замены действующих уставов потребительных обществ нормальным уставом по ходатайствам о сем подлежащих обществ с тем, чтобы 1) в каждом отдельном случае о разрешении учреждения нового потребительного общества или замены действующего устава общества нормальным своевременно сообщалось губернскими начальст вами министерству внутренних дел с указанием наименования общества и

6 Зельгейм ВН. Организация и практика потребительных обществ в России. -М, 1913.

7 Сборник практических указаний для учредителей и руководителей потребительных обществ. - М: МСПО, 1916. - С. 16.

122

времени открытия его действий и 2) отступления от нормального устава потребительных обществ допускались впредь не иначе, как с особого, всякий раз разрешения министра внутренних дел"*.

Нормальный устав потребительских обществ9 действовал официально до марта 1917 г. и вполне отвечал требованиям общественно-экономической жизни и практики. Он чрезвычайно облегчил процедуру учреждения и процесс организации новых обществ потребителей, а по своему содержанию являлся достаточно удовлетворительным и демократичным.

Устав провозглашал целью общества удовлетворение разнообразных потребностей его членов: "доставление различных предметов потребления и домашнего обихода и предоставления своим членам возможности из прибылей от операций общества делать сбережения. При обществе могут быть ... организуемы учреждения, имеющие целью различными средствами и способами улучшить материальные и нравственные условия жизни членов общества" ( 1). На основании примечания к  3 устава допускалась продажа товаров посторонним покупателям, но общее собрание, определяющее условия такой продажи, обязывалось делать это только для привлечения большого числа членов, а не для наживы на продаже посторонним покупателям. Поэтому общее собрание постановляло, что чистый доход, получаемый обществом от продажи товаров посторонним покупателям, ни в коем случае не может распределяться на паи или на забор членов общества. Этот доход зачислялся или в паи нечленов-пайщиков (посторонних заборщиков) соразмерно их забору товаров в обществе, если они пожелают вступить в члены общества, или в общие неделимые капиталы общества, а также на культурно-просветительные цели10.

Лица, изъявившие желание подчиниться уставу, принимались в члены общества, за исключением воспитанников учебных заведений, лиц нижних чинов, состоящих на действительной военной службе, а также лиц, подвергшихся ограничению прав по суду. При вступлении в общество вносилась вступительная плата

См.: Правительственный вестник. - 1897, 13 мая. - ЛЬ 4190. | См.: Приложение в конце книги.

Сборник практических указаний для учредителей и руководителей потребительных обществ. - М.: МСПО, 1916. С. 22.

и пай, максимальный размер которых ограничивался уставом и составлял соответственно 3 и 10 рублей. Допускалась рассрочка пая в сроки, которые устанавливались общим собранием. Последним определялось и число паев, которыми может владеть одно лицо. Следовательно, максимально возможная сумма, которую платил желающий пользоваться услугами общества, не превышала 13 рублей, что составляло в то время примерно половину среднемесячного заработка рядового чиновника или мастерового на заводе. При выходе члена из общества или ликвидации последнего пайщики имели право получить свой пай и причитающуюся ему часть прибыли. Но вступительные взносы, запасный и другие капиталы выдаче не подлежали.

Таким образом, кооператив, создавая возможность достаточно открытого входа в общество, предоставлял права своим членам пользоваться кооперативными услугами, формировал кооперативный капитал. Свойственные для кооперативной организации характерные чергы отличали ее от паевого товарищества и акционерного общества. Капиталистические устремления кооперативной организации пресекались уставом, который предоставлял право только одного голоса любому члену, независимо от числа принадлежащих ему паев ( 14, 16).

Устав. Определяя демократическую направленность общества, устанавливал порядок распределения прибыли: из суммы, остающейся за покрытием всех расходов и убытков, если таковая сумма окажется, отчисляется не менее 10% в запасный капитал, и такая сумма в дивиденд на -паи, чтобы на каждый паевой рубль приходилось не более 10% годовых ( 55). Часть прибыли распределялась между членами пропорционально стоимости сделанных им закупок. Общее собрание могло направить часть прибыли на общедоступные цели.

После 1905 г. когда кооперативное движение приобрело широчайший размах и преобладающими стали сельские потребительские общества и независимые городские кооперативы, отношение властей к кооперации сменилось с благожелательного на более настороженное, если не враждебное. Имелись факты, когда губернаторы (градоначальники) могли не разрешить открывать общество, сославшись на то, что кто-либо из учредителей неблагонадежен или можно обойтись без кооператива, поскольку, например, в селе уже имеется частная лавка. Высшее начальство вычеркивало из нормального устава ряд параграфов, делало изменения, отменяло постановления общего собрания об отчислениях от прибыли, не утверждало уставов, даже не указывая мотивов или причин отказа1'.

В предвоенные годы министерство внутренних дел выработало новый проект нормального устава, в котором усиливался усмотрительно-разрешительный порядок и зависимость потребительских обществ от местных властей. Так, в этом проекте исчезало право общества организовать учреждения, улучшающие материальные и нравственные условия жизни своих членов, требовалось губернаторское утверждение решения общества об отчислениях от прибылей и т.д.п

Деятели русской кооперации остро чувствовали необходимость создания для всех видов кооперации единых законодательных норм, которые сняли бы тяжелую административную опеку, заменили бы разрешительный порядок открытия кооперативов явочным и позволили свободное объединение кооперативов в союзы. Вопрос об общем кооперативном законе был выдвинут на первом всероссийском съезде в 1908 г. и последующие кооперативные съезды не проходили мимо этого вопроса. Особая комиссия подготовила, а Всероссийский общекооперативный съезд в Киеве (1913 г.) принял текст законопроекта, который был внесен в Государственную Думу в начале 1915г. Через год Государственная Дума одобрила проект, который затем рассматривался в Государственном совете и должен был утверждаться царем.

Подютовленный кооперативной общественностью и поддержанный разными партиями законопроект не устраивал Государственный совет, который целый год рассматривал проект и вносил в него существенные изменения. Нарушилось единство закона, изымались из-под его действия трудовые артели, ссудос-берегательные, кредитные, страховые товарищества и некоторые другие виды кооперации. Исключалась деятельность кооперации в содействии духовному благосостоянию своих членов, не при" См.: Союз потребителей. - 1906. - - 5. - С. 136; Прокопович С. Кооперативное движение В России. Eifl теория и практика. - М. 1913; Меркулов А.В. Хейсин МЛ. Как организовать и вести потребительное общество. - СПб. 1914. С. 37. 12 См.: Союз потребителей. - 1911. - - 2; Вестник кооперации. - 1911. - - 2.

нимался явочный (регистрационный) порядок образования това риществ, не предоставлялась возможность образования договорных товариществ и их объединений, ограничивалось право объединения кооперативов в союзы, право ревизии и т.д. Тем временем отдельные законопроекты для разных видов кооперации уже подготовили одни министерства, другие спешно разрабатывались.

Однако утверждение первого русского общего кооперативного закона состоялось в том виде, в котором он был разработан на кооперативных съездах, специальной комиссией и принят Государственной Думой. После февральского переворота, по требованию представителей кооперации Временное правительство одним из первых актов опубликовало кооперативный закон 20 марта 1917 г. "Положение о кооперативных товариществах и их союзах"13. К этому времени роль кооперации возросла не только в области снабжения населения (в ходе войны возникли продовольственные затруднения) и не только в организации расстроенной хозяйственной жизни страны. Важное значение кооперация стала приобретать в деле укрепления демократических прав и свобод.

Закон устанавливал следующие положения. Во-первых, он выделил общие признаки, свойственные всем кооперативным товариществам. Теперь не надо было искать правовых документов, нормальных уставов, на основании которых определялась жизнь того или иного кооператива. Достаточно было знать единственный закон, на основании статей которого можно было разработать устав любого кооператива и выяснить, является ли данное предприятие кооперативом. Устанавливая общее определение кооперативов, закон давал примерный, не исчерпывающий их перечень. Признавалось, что кооперативное товарищество имеет переменный состав членов и переменный капитал. Но этим не ограничивалось отличие от торговых и гражданских товариществ, где состав членов или размер капитала должен был точно установлен. Закон признавал целью кооперативного товарищества содействие материальному и духовному благосостоянию своих членов, а не получение прибыли, как в торговле и промышленности. Члены-пайщики могли получать дивиденды на пай, но закон ограничивал распределение прибыли 8 процентами. Двуединство

13 См.: Кооперация. Страницы истории. Выпуск II. Приложение. - М.. 1991. - С. 9-24 126

чисто хозяйственного ^чя' I 'С'^иял ьтюго и культурноT просветительного порядка отличало кооперативы от коммерческих предприятий, а также ог обществ и союзов, преследующих исключительно цели нематериального свойства (научные, спортивные, культурно-просветительные). Средствами достижения целей по закону являлась организация хозяйственных предприятий или труда членов кооперативов.

Во-вторых, закон заменил разрешительную систему явочным порядком открытия кооперативных организаций. Лица, желающие учредить кооператив, могли сделать это свободно, могли самостоятельно составить себе устав, соответствующий местным потребностям и нуждам. Вырабатывая устав, учредители должны были придерживаться только одного условия - чтобы он не противоречил закону. Устав представлялся в окружной суд для регистрации. Но кооператив мог действовать по договору и не подлежал регистрации, если ему не нужны были полностью права юридического лица. Суд, не входя в рассмотрение существа устава, обязан был рассмотреть устав с формальной стороны. Если в уставе соблюдались все требования кооперативного закона и он не противоречил действующим законам, то суд в месячный срок обязан был зарегистрировать устав. Если суд находил статьи устава, противоречащими законам, то он обязан был не позднее месяца со дня подачи устава известить учредителей о том, что на основании представленного устава открыть кооператив не является возможным. Если в этот срок учредители не получали уведомления о регистрации или отказе в ней, то кооперативная организация могла открывать свои действия и подлежала немедленному внесению в реестр. Такая же категоричность была проведена при обжаловании и кассировании решений. Целесообразность преимущества регистрации обществ и их союзов в суде очевидна: все они объединялись в одних реестрах, подчинялись одним нормам и освобождались от чиновничьего произвола.

В-третьих, закон предоставил кооперативным организациям право объединяться в союзы без какого-либо разрешения властей. В состав союза могли входить однородные и разнородные организации, смешанные как по составу, так и по преследуемым целям.

В марте 1917 г. Всероссийский съезд представителей кооперативных союзов образовал Совет всероссийских кооператив-

ствия при прежнем режиме, который решительно не допускал такого объединения в кооперативной среде, хотя аналогичные учреждения давно разрешались фабрикантам и промышленникам, что позволило всему торгово-промышленному классу широко пользоваться выгодами этих организаций, великолепно владеть их техникой и иметь блестящие достижения в ингересующих областях. По мысли учредителей, Совет должен был представлять интересы и нужды кооперации перед правительственными и общественными учреждениями, а также помогать кооперации в правильном устройстве и внутренней жизни.

Изданием постановления "О съездах представителей кооперативных учреждений" Временное правительство завершило свою деятельность по формированию кооперативного законодательства14. Основной целью съезда являлось выяснение и обсуждение вопросов, имеющих отношение к кооперации, разработка и проведение мер по ее развитию, а также представительство ее интересов перед правительственными и общественными учреждениями. Санкцию получила деятельность всероссийских, областных и районных съездов как общекооперативных, так и групповых (т.е. по вопросам, касающимся отдельных видов и групп кооперативных учреждений).

Членами общего Всероссийского съезда могли быть союзы кооперативных учреждений, кооперативные съезды и другие учреждения содействия кооперации с районом не менее губернии. Членами прочих съездов - отдельные кооперативные учреждения, союзы и съезды, находящиеся в пределах района съезда.

Постоянными исполнительными органами кооперативных съездов являлись избираемые ими советы съездов, в обязанности которых входило: созыв съездов, составление программ вопросов, приведение в исполнение постановлений съездов, общее заведование всеми делами, а также право обсуждения законодательных предположений, касающихся кооперации, и право предоставления правительству желательных изменений и предположений.

14 См.: Вестник Временного правительства. - 1917, 8 сентября. - - 149; Кооперация. Страницы истории. Выпуск 11. Приложение. - М. 1991. - С. 25-30. 128

В функции совета входило научное изучение условий развития кооперации и ознакомление с результатами этого изучения заинтересованных лиц и учреждений. Изучение условий становления и развития кооперации - основа деятельности Советов. Другая задача - созыв съездов как наилучший способ распространения знаний кооператоров, а также проверка этих знаний в ходе заинтересованного обсуждения. Наконец, еще одна задача - безусловное выполнение постановлений съездов для кооперативных организаций, участвующих в Совете, а также публикация соответствующей кооперативной литературы.

Вторая функция Советов - представительство интересов кооперации в правительственных и общественных организациях и учреждениях. Задача Совета - изучить вопрос, интересующий кооператоров, созвать съезд, провести постановление в жизнь, а если нужно, добиться необходимого законодательного акта.

Несмотря на несовершенство конструкции органа управления делами советов и другие очевидные недоработки, постановление о съездах и советах имело для своего времени прогрессивный характер, поскольку снимало юридические препятствия для развертывания деятельности кооперативных съездов. Съезды, не дублируя задачи и функции кооперативов и их союзов, способствовали развитию кооперации, защищали ее права и интересы. Всероссийский кооперативный съезд со своим постоянным органом - советом съездов - конструировался как организация, объединяющая и представляющая всю отечественную кооперацию, общий ее идейно руководящий центр,

Таким образом, государственная власть получила тщательно разработанное законодательство, а деятели кооперации осуществили свои давние желания иметь специальный закон, способствующий развитию массового кооперативного движения на основе свободы и самодеятельности народа. Однако, сформированному правовому фундаменту не суждена была долгая жизнь.

Приложение 1 Положение о товариществах

Ст. 2126. Товарищества составляются из лиц, соединенных в один состав и действующем в оном под одним общим именем...

Ст. 2128. Виды товарищества суть: 1) товарищество полное, 2) товарищество на вере и 3) товарищество по участкам или компания на акцизах (закон 1807 г.)...

Ст. 2139. Компании на акциях составляются посредством соединения известного числа частных вкладов, определенного и единообразного размера в один общий складочный капитал, которым и ограничивается круг действий ответственности каждой из сих компаний ...

Ст. 2158. Состав и образ действий каждой компании определяется известными условиями, подробности коих и дальнейшее приложение к свойству и потребностям предприятия составляет предмет частного ея устава.

Примечание. Никакие действия и распоряжения компании, несогласные с уставом, не могут иметь обязательной силы (реш. Сената 1893, - 18)...

Из ст. 2160. Акции безымянные запрещаются.

Из ст. 2161. Определенная за акцию цена вносится, смотря по свойству предприятия или вся сполна при самом открытии предприятия или раздробительно в известные сроки ...

Ст. 2163. При допущении раздробительных взносов в получении первого из них выдается расписка, на которой потом отмечаются и все последующие платежи. При уплате сполна всей акции, расписка представляется в правление для выдачи самой акции. До тех пор расписка вполне заменяет акцию и владельцу ее предоставляются все права и обязанности акционера.

Ст. 2164. Пропустивший который либо из сроков для уплаты в счет цены акции назначенных, теряет право на получение акции и внесенные дотоле за оную суммы обращаются в безвозвратную собственность компании с правом ее заменять уничтоженную, т.о. акцию новой ...

По ст. 2170. Если акционер не явятся для получения дивиденда, то последний остается в течение десяти лет нетронутым, а затем переходит в запасный капитал иди разделяется между акционерами ...

По ст. 2172. Всякий из акционеров, не исключая и директоров, отвечает только своим вкладом и сверх оного ни личной ответственности ни какому либо дополнительному платежу подвергаем быть не может. Приложение. Пополнение капитала дополнительными взносами акционеров может быть принято общим собранием лишь когда такой способ является добровольным, но общее собрание акционеров не в праве обязать меньшинство сделать по оплаченным уже акциям дополнительные взносы для предупреждения ликвидации (Сен. раз.).

Ст. 2173. В случае несостоятельного акционера по долгам казенным или частным капитал, внесенный им за акции, остается неприкосновенной собственностью компании; но акции в его руках находящиеся, как его собственность, обращаются для удовлетворения определенных с него взысканий на общем законном основании вместе со всеми причитающимися на них прибылями, которые по то время еще не выданы.

Ст. 2174. Каждая компания управляется сперва ее учредителями, а потом правлением компании.

Приложение 2

Циркуляр хозяйственного департамента Министерства внутренних дел губернаторам об открытии потребительных обществ по нормальному уставу 13 мая 1897 г. - 4190^

В видах облегчения учреждения потребительных обществ, а также для упорядочения действий сего рода обществ и установления единообразия в их деятельности, хозяйственный департамент выработал и представил на утверждение министра внутренних дел проект нормального устава названных обществ16.

Утвердив означенный устав, его Высокопревосходительство господин министр признал возможным предоставить губернаторам разрешение: а) учреждения потребительных обществ на основании упомянутого устава и б) замены действующих уставов потребительных обществ нормальным уставом по ходатайствам о сем подлежащих обществ с тем, чтобы: ]) в каждом отдельном случае о разрешении учреждений нового потребительного общества или замены действующего устава общества нормальным своевременно сообщалось губернскими начальства-ми министерству внутренних дел с указанием наименования общества и времени открытия его действий и 2) отступления от нормального yciasa потребительных обществ допускались впредь не иначе, как с особого, всякий раз разрешения министерства внутренних дел.

Уведомляя об изложенном Ваше превосходительство для зависящего распоряжения, хозяйственный департамент имеет честь препроводить при сем к вам, милостивый государь, экземпляр утвержденного 13 мая 1897 г. нормального устава потребительных обществ11.

14 См.: Правительственный вестник. - 1897, 8 июня. - К° 124.

Действие нормального устава распространяется на вес местности Европейской и Азиатской России. На губернии Царства Польского оно распространено лишь > 19041-. (Циркуляр Варшавского Генерал-губернатора от 14 июня за - 12631).

Устав печатается в двух вариантах: 1) при участии в общих собраниях всех членов общества и 2) при замене общих собраний собраниями уполномоченных. Напечатан в Правительственном Вестнике - 124 13 мая и - 128 1897 г. Впоследствии циркулярным распоряжением (Циркуляр министерства внутренних дел от 7 октября 1908 г. - 22/3536)  65 изменен на следующую редакцию:  65. Общество может быть закрыто по распоряжению министра внутренних дел.

ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ ВСЕРОССИЙСКОГО СЪЕЗДА ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ССУДО-СБЕРЕГАТЕЛЬНЫХ ТОВАРИЩЕСТВ. ПОПЫТКА РЕАЛИЗАЦИИ ПРОЕКТА ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА УЧРЕЖДЕНИЙ МЕЛКОГО КРЕДИТА1

М.И. Дударе>

Постановления съезда ССТ было поручено отредактировать и представить в форме ходатайств по принадлежности в соответствующие ведомства (МВД Министерство Финансов, МЗи-ГИ) Совету МОСХ. Комитет о сельских ссудо-сберегательных товариществах и его СПб. Отделение тоже получили от съезда ряд поручений.

Руководство МОСХ не оформило в виде ходатайств ряд рекомендаций съезда (о предоставлении действующим по старым уставам ССТ прав долгосрочных ссуд, посреднических и залоговых операций; о желательности перенесения всех видов кооперации в одно ведомство и т.д.). Не возбуждалось ходатайств по вопросам, которые могли бы вызвать межведомственные разногласия. За исключением проекта союзов и отчасти Центрального банка все прочие ходатайства находились в рамках существующих узаконений, они не требовали изменения законов, но лишь последовательного и добросовестного их исполнения на практике, устранения препятствующих этому подзаконных актов и излишних формальностей, окружавших Положение 1 июня 1895 г. Речь шла о выполнении государством обязательств, взятых при издании этого Положения, гарантией чего виделись испрашиваемые предписания "обязать местные власти" и т.п. Действенность такого рода мер была сомнительна, хотя А.Г. Щербатов питал надежду на силу приказа начальства и строгих инструкций, и сам был склонен к формально-административному подходу к делу.

' См.: Дударев М.И.: Московское Общество Сельского Хозяйства и подготовка 1-го всероссийского съезда представителей ссудо-сберегательных товариществ (1898 г.). / Кооперация. Страницы истории. - Вып. 7. - М.. 1999. - С. 92-125; Ход всероссийского съезда представителей ссудо-сберегательных товариществ 1898 г. и его решения. / Кооперация. Страницы истории. - Вып. 8.- М. 1999. - С, 145-179. 132

Ходатайства были оформлены в апреле 1898 г. и направлены вел. кн. Сергею Александровичу с просьбой оказать содействие их осуществлению, а затем в мае разосланы по принадлежности в МВД (о взысканиях налогов товариществ и организации в места их деятельности почтовых отделениях), в министерство финансов (об учреждении Центрального банка, о кооперативных союзах и упрощении отчетности для кредитующихся в госбанке ССТ) и в МЗиГИ (о союзах и пр.)2.

На большинство ходатайств ответа не последовало, хотя ряд предложений и поднятых съездом проблем получили дальнейшее обсуждение в работах Особого Совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности (1902-04 гг.), в трудах подготовительной комиссии члена Государственного Совета Ф.Г. Тернера по организации мелкого кредита (1903 г.), вылившихся затем в новое Положение об учреждениях мелкого кредита 7 июня 1904 г. В вышеназванных органах принимали участие деятели МОСХ и Комитета (прежде всего А.Г. Щербатов) и СПб. Отделения (А.А. Беретти, Соколовский и пр.). В комиссии Тернера П.А. Соколовский пытался добиться принятия проекта о союзах, что должно было существенно облегчить их распространение. После утверждения устава Бердянекого союза кредитных кооперативов (1901) складывалась практика разрешения подобных союзов Комитетом Министров (Мелитопольского в 1903, Суджанского в 1904 г.). Такой порядок был весьма хлопотным, но удовлетворял традициям бюрократического централизма. В итоге проект - антибюрократический, демократический, но в то же время мало основанный на реалиях современной российской кооперативной жизни -так и остался на бумаге, хотя Положение 1904 г. принципиально разрешило устройство союзов учреждений мелкого кредита на основе бердянского варианта их устава3. Не сразу осуществилось решение об издании центрального периодического органа для учреждений мелкого кредита. В 1898 г. СПб. Отделение Комитета пыталось добиться возобновления прекратившего выходить в 1887 г. своего "Листка", но безуспешно. Продолжал выходить 1 -2

1 См.: ЦИАМ. - Ф. 419. - On. 1. - Т. 3. - Д. 3210. - Л. 3, 5; там же. - Т, 2. - Д. 2289. - Л. 60-64.

Бородаеестй СВ. История кооперативного кредита. - Прага, 1923. - С. 156.

раза в год журнал "Сообщения СПб. Отделения", но для большинства ССТ он был малодоступен. С 1898 г. статьи по проблемам мелкого кредита и материалы съезда публиковались в "Сельскохозяйственном журнале" МОСХ; создание в нём раздела мелкого кредита реакция связывала с активным сотрудничеством самих товариществ, ожидая от них обмена опытом на страницах издания МОСХ. Но число корреспонденции от представителей ССТ в 1899 г. было единичным. Не смотря на обещания издателей привлечь к редактированию отдела мелкого кредита П.А. Соколовского, "Сельскохозяйственный журнал" был не популярен среди участников ССТ: подавляющее большинство его материалов было посвящено проблемам крупного помещичьего хозяйства и торговли сельхозпродуктами; публикуемые агрономические исследования также не подходили для мелких крестьянских хозяйств членов сельских ССТ4. Потому от подписки на журнал МОСХ отказались многие товарищества. К тому же основные теоретические силы в области мелкого кредита сосредоточились в СПб. Отделении. В 1900 г. был основан новый печатный орган МОСХ - еженедельник "Вестник сельского хозяйства", менее "академический" и более ориентированный на связь с читателями. В нём появилась постоянная рубрика "Хроника учреждений мелкого кредита", извещавшая о событиях кооперативной жизни в России и за рубежом (съезды, совещания и т.д.), рассказывавшая об опыте организации и деятельности отдельных кооперативов, освещавшая важные вопросы кооперативной теории и практики. В "Хронике" сотрудничали И.Т. Тарасов, А.А. Беретти и др. В 1902 г. "Хроника" выделилась в специальное ежемесячное приложение к "Вестнику"; в 1904 г. её издание взял на себя А.А. Беретти, перенесший его в Петербург, где в 1905 гг. "Хроника" стала независимым изданием по вопросам кооперации, занявшей полемическую позицию в отношении СПб. Отделения. "Хроника учреждений мелкого кредита" вслед за А.А. Беретти пропагандировала кредитные товарищества, идею государственного банка для нужд кооперации, опиравшегося на местные союзы товари

4 См.: Отзыв Барановского Х.Р. (Дзенгелевское ССТ Киев, губ.) - Сельскохозяйственный журнал. - 1899. - ?6. - С. 28; Отзыв Правления Лавского (Чернигов, губ.) ССТ. - ЦИАМ. - Ф. 419. - On. 1. - Т. 3. - Д. 3161.-Л. 12-13. 134

ц^ёств^ и воо"хщё - яльянс itооп&рйции 0' государственной Кр^ДИТ-ной системой, продолжение политики опеки кооперации со стороны государства. Несмотря на явные материальные выгоды предложений Беретти, ставшего в 1904 г. заместителем управляющего мелким кредитом, большинство СПб. отделения продолжало отстаивать верность идеалам самодеятельности и самопомощи5. И до и после выделения "Хроники" вопросы сельской кооперации постоянно затрагивались в "Вестнике Сельского Хозяйства" вне её рамок. Журнал МОСХ в 1910-е гг. стал по праву носить наименование органа не только общественной агрономии, но и "кооперации и мелкого кредита".

Наибольшее усилие руководство МОСХ приложило к реализации замысла Центрального Банка мелкого кредита. По мере осуществления этой задачи Общество постепенно всё далее отходило от утверждённых съездом принципов. Тем не менее отсылка на единодушное мнение участников съезда относительно необходимости подобного банка неизменно сопровождало все обращения, рассылаемые МОСХ всем тем лицам и учреждениям, заручиться поддержкой которых Общество рассчитывало в деле с банком. Упоминание о решениях съезда обязательно присутствовали и во всех ходатайствах по этому в высшие инстанции.

Съезд продемонстрировал единодушное желание товариществ как можно скорее обрести свой кредитный центр. Но также ясно он давал понять, что большинство ССТ, нуждаясь в кредитах, не в силах выделить значительных средств на складывание капитала банка. На съезде представители 180 ССТ заявили о желании вступить в пайщики банка, но они не были на то уполномочены своими товариществами. Излишков свободных средств, нуждавшихся бы в разумном помещении, которые и планировалось пустить на удовлетворение нуждавшихся в кредите товариществ, поместив в Центральный Банк, было явно недостаточно, чтобы банк стал, как изначально намечалось, инструментом само-и взаимопомощи кредитных кооперативов. Спрос на кредит в товариществах превышал возможности предложения, и та же

5 Хейсин МЛ. Кредитная кооперация в России (исторический очерк и современное положение). - Пг. 1917. - С. 66-67.

ситуация должна была сложиться и в их финансовом центре. Потому после съезда кн. Щербатов скорректировал свои замыслы относительно банка, выдвинув в качестве его главной задачи не самопомощь, а посредничество между учреждениями мелкого кредита и Государственным банком, а также другими учреждениями и лицами, согласными их кредитовать. Всё кредитование товариществ, по мнению Щербатова, должно было сосредоточиться в замысленном Центральном Банке, который стекавшиеся в него казённые, общественные и частные суммы на дело мелкого кредита распределял бы по отдельным ССТ, исходя из их кредитоспособности6. Не слишком надеясь на создание оборогных средств банка силами самих товариществ, Щербатов надеялся на пожертвования и вклады сочувствующих лиц и организаций, а особенно на правительственные субсидии, рассчитывая заполучит в основной капитал банка средства, собранные для помощи голодающим в 1892 г. и переданные в 1893 г. в распоряжение МВД для нужд мелкого кредита (около 1,5 млн. р.)7. Ходатайствуя об этом сразу после съезда, А.Г. Щербатов просил содействия Сергея Александровича, в письмах к которому доказывал, что проектируемый банк лучше, чем какие-либо другие государственные или общественные органы, сможет обеспечить посредничество между Госбанком и учреждениями мелкого кредита для облегчения кредитования последних ("на тех же основаниях, на которых действуют для частного кредита частные банки"), ради поддержания "благосостояния и платежеспособности населения"8. Создаваемый при МОСХ банк мог бы, кредитуя каждое ССТ в отдельности, взять на себя контроль за правильной постановкой дел товариществ, главным критерием которой Щербатов называл их кредитоспособность. Справиться с этой задачей, как полагал президент МОСХ, не под силу всем учреждениям и лицам, на кото

6 См.: ЦИАМ, - Ф. 419. - On. 1. - Т. 2. - Д. 2289. - Л. 16-17; Там же. - Т. 3. - Д. 3162. - Л. 185-186.

7 См.: Труды съезда представителей ссудо-сберегательных товариществ. - Вьш. 1.-М. 1899. - С. П;ЦИАМ.-Ф. 419.-On. 1. -Т. 3. - Д 3212. - Л. 2; Там же. - Д. 3162.-Л. 32.

8 См.: ЦИАМ. - Ф. 419. - On. 1. - Т. 2. - Д. 2289. - Л. 17, 21-31; Там же. - Г. 3. - Д. 3212. - Л. 2-3.

рые "возложены законом обязанности или право ведать, руководить, опекать и наблюдать за учреждениями мелкого кредита": ни Министерству Финансов или Госбанку (для которых каждое товарищество - единица несравненная с их общегосударственными задачами), ни губернаторам и земским начальникам (для которых вопросы кредита выходят за пределы их обычных дел), ни Комитету ссудо-сберегательных товариществ и его СПб. Отделению (которые лишены властных полномочий и "принудительного применения своих распоряжений")9.

24 апреля 1898 г. избранная съездом комиссия при Совете МОСХ представила собранию Общества проект устава Центрального банка. По сравнению с намеченной съездом программа банка была сильно урезана. В интересах скорейшего утверждения устава из числа членов банка были исключены кроме ССТ и кредитных товариществ и их союзов все прочие кооперативы; устранялись ссуды сельским обществам (против которых могло возразить МВД: они могли подорвать значение сословных учреждений мелкого кредита, а кроме того возникли бы проблемы с их обеспечением и т.п.). В таком виде проект был опубликован в ноябре 1898 г. в "Сельскохозяйственном журнале".

Таким образом, от принципа общекооперативного банка, одобренного съездом, МОСХ вернулось к проекту финансового центра только для учреждений мелкого кредита и их союзов. В связи с этим из проекта устранялись некоторые ранее намеченные операции (учет торговых векселей, организация совместных закупок и сбыта). Исключались ограничения по приему в пайщики (но без права кредитования) частных лиц, прошедших баллотировку в собрании учредителей, а затем в общем собрании банка. Не смотря на постановления съезда, никаких мер к установлению соотношения голосов в собрании пайщиков в пользу учреждений мелкого кредита проект не предусматривал (очевидно в целях привлечения всех желающих участвовать в банке, ибо частные лица рассматривались главным подспорьем в формировании паевого капитала). Не упоминались в перечне пайщиков и общественные организации, которые, возможно, авторы проекта предпочитали

3 См.: ЦИАМ - Ф. 419. - On. 1. - Д. 2289. - Л. 17; Там же. - Д. 3212. - Л. 2-3.

видеть в роли жертвователей и вкладчиков, но не соучастников управления банком. Первоначальный основной капитал (паи 25 членов-учреди>телей, казенные и частные пожертвования) устанавливался в 100 тысяч рублей. Сумма обязательств банка не должна была превышать более чем в 5 раз его собственных капиталов. На самостоятельные операции банка с ценными бумагами отводились лишь свободные от кредитования учреждений мелкого кредита средства. В числе мер к содействию образованию новых товариществ намечалось посредничество в ходатайствах об утверждении их уставов10. В остальном выработанный комиссией МОСХ устав следовал положениям, предложенным на съезде комиссией П.А. Соколовского.

Собрание МОСХ 24 апреля приняло данный проект, однако с направлением устава на утверждение решило не спешить. Дело в том, что после съезда президент МОСХ провёл несколько бесед с "лицами, знакомыми со взглядом Министерства Финансов и банковым делом" (Пашкевич, Малевинский, Беретти и др.), выяснив, что осуществление банка может "встретить замедление или затруднение вследствие несоответствия выработанного в Москве устава с существующими законоположениями или правительственными взглядами". Имея это в виду, А.Г. Щербатов предложил 24 апреля собранию МОСХ обратиться с ходатайством к Министру Финансов, чтобы тот поручил "чинам Министерства... и Государственного Банка составить устав Центрального Банка или Кассы для нужд учреждений мелкого кредита на началах, выработанных Комиссией бывшего съезда представителей ссудо-сберегательных товариществ, ...а равно и решениях Особой Комиссии Общества по организации банка". МОСХ постановило ходатайствовать об этом, что и исполнил президент 29 апреля11. Но СЮ. Витте не признал возможным возложить на чинов Министерства составление проекта, уведомив, что со своей стороны не встречает препятствий, чтобы выработанный на съезде проект, по одобрению его МОСХ, поступил на рассмотрение Министер

10 См,: Сельскохозяйственный журнал, - 1897-98 (2-я половина).  - 6. - С. 4563; ЦИАМ. - Ф. 419. - On. I. - Т. 2. - Д. 2289. - Л. 42-52; Там же. - Т. 3. - Д. 3210. - Л. 26-26и; Д. 3162. - Л. 1-10; Сельскохозяйственный журнал. -1899. - - 1. "См.: ЦИАМ.-Ф.419.-Оп. 1. - Т. 2. - Д. 2289. - Л. 15-16. 138

стваОчевидно, Витте был принципиально против того, чтобы государство занималось устройством органов взаимопомощи самоуправляемых и независимых от него кредитных кооперативов. Тем не менее в личном докладе Витте Щербатов испросил, чтобы до представления устава банка на утверждение тот был проверен чиновниками кредитной канцелярии для подведения его положений "под требования кредитных учреждений"13.

Большое внимание Щербатов и его сотрудники уделяли составу учредителей банка, который сам по себе был должен внушать доверие как правительству и руководству Госбанка, так и потенциальным пайщикам и вкладчикам. Такими лицами Щербатов считал крупных сельских хозяев-помещиков, предводителей дворянства, отчасти - авторитетных в области народного кредита учёных > общественных деятелей, прежде всего из числа членов МОСХ. Ещё накануне съезда, в феврале-марте 1898 г. Щербатову удалось среди членов МОСХ найти 15 лиц, готовых стать членами-учредителями Банка, о чем было доложено съезду 29 марта (впрочем, большинство их дало условное согласие, связав окончательный ответ с тем, в каком виде будет утверждён устав банка, получит ли он сочувствие у правительства и общественности и т.п.). "Если удастся привлечь привлечь в учредители банка этого банка лиц, проживающих в Москве и пользующихся несомненным авторитетом, хотя бы в числе от 20 - 40, то успех банка и кассы вне всякого сомнения", - уверял Щербатов в обращении к приглашаемым в учредители лицам. К концу 1898 г. в общих чертах сложился костяк группа лиц, бравших на себя учреждение Московского Центрального банка для учреждений мелкого кредита. Большинство учредителей составили члены руководства МОСХ, действительные и почетные члены Общества из числа крупных помещиков Московского региона14. Полное пре-

1г См.: Там же, - Л. 18. w Там же. - Л. 22.

К концу 1898 г. из 25 записалось \Ь учредителей: президент МОСХ кн. А.Г. Щербатов; почетные члены МОСХ - московский губ. предводитель дворянства егермейстер кн. Л.Н. Трубецкой, действительный статский советник и почетный мировой судья Н.П. Горбунов, маслопромышленники И.И. и В.И. Бландовы; Действительные члены МОСХ - епифаиьский уезлный предводитель дворянства В.П. Глебов, смоленский помещик B.1I. Муромцев, дмитровский предводитель

139 обладание в составе учредителей дворянско-помещичьего элемента имело мало общего с духом учреждений, чьи интересы был призван защищать банк15.

Нахождение руководства Центральным Банком учреждений мелкого кредита в руках МОСХ "образца 1899-1901 гг.", где продолжали доминировать помещики-предприниматели, а общественно-агрономическая интеллигентская струя только начала пробиваться могло бы существенно сказаться на ходе российского кооперативного движения. Руководство и попечение мелким кооперативным кредитом на какое-то время попало бы в руки представителей капитализированного крупного землевладения. В таком случае предпочтительная поддержка оказывалась товариществам, поощрявшим выгодную предпринимательскую деятельность членов и потому являвшимся прибыльными предприятиями. Это означало окончательное признание непригодности в современной обстановке "комитетских принципов" 1870-х гг. и идей некоммерческого социального мелкого кредита. Можно полагать, что практике социально-значимых непроизводительных ссуд (например, на уплату просроченного долга ростовщику во избежание возникновения кабальной зависимости от него и пр.), отчислений на культурные нужды членов и т.п. "бесприбыльные

15 См.: ЦИАМ. - Ф. 419. - Он. 1. - Т. 2. - Д. 2289. - Л. 12-14, 16, 19, 78, 79. 140

рдсзодь[Щ товйри!цбстккркдитоо1ниянсдомохсо,я_в и мэлокрсди тоспособных членов и прочих отступлений от "правильной постановки дела мелкого кредита" (в щербатовской интерпретации) созданный под контролем МОСХ финансовый центр ставил бы препятствия, "Стратегической задачей" тогдашнего МОСХ в области мелкого кредита, как и вообще в области крестьянского хозяйства, было сближение на основе сходных экономических интересов сельских хозяев - частных землевладельцев с экономически крепким, состоятельным крестьянством, сглаживание социальных противоречий между крупным и мелким землевладением,

К осени комиссия при Совете МОСХ (кн. Щербатов, Н.А. Грушка и др.) дополнила устав включением в члены банка помимо кооперативных также и общественно-сословных учреждений мелкого кредита - сельских банков, волостных касс и пр. (ввиду охвата банком всех учреждений, предусмотренных Положением 1 июня 1895 г.). В окончательном виде проект был опубликован в январе 1899 г. в "Сельскохозяйственном журнале". 20 ноября 1898 г. проект "Центрального Банка в Москве для учреждений мелкого кредита" был представлен учредителями общему собранию МОСХ, которое его одобрило и представило к отправке министру финансов16.

18 декабря собрание учредителей объявило о начале работ по устройству банка и испросило у МОСХ заимообразно 400 р. на расходы. От всех учредителей кн. Щербатов получил доверенность на ведение дел по банку, с правом вносить в проект любые изменения. 22 декабря Щербатов направил вел. кн. Сергею Александровичу пространное послание с просьбой поддержать направляемый в Министерство Финансов проект банка и ходатайство об отчислении в основной капитал последнего 300 тыс. р. и на расходы по устройству банковского управления 25 тыс. р. из состоявшего при МВД капитала на нужды мелкого кредита. (Сначала князь надеялся заполучить в "свой" банк весь полуторамиллионный капитал, но предвидя столкновение с МВД, умерил притязания). Президент МОСХ и признанный глава учредителей банка всячески подчёркивал государственное

,6См.: Сельскохозяйственный журнал. - 1899. - - 1; Там же. - - 8. - С. 75; ЦИАМ. - Ф. 419. - Оп. !. - Т. 2. - Д. 2289. - Л. 79; Там же. - Т. 3. - Д 3162. - Л. 32.

141

значение правильно организованного мелкого кредита (в том числе "для обеспечения правильности поступления окладных сборов") и ту роль, которую мог бы играть замысленный банк как специальный централизованный посредник между Госбанком, который занят общегосударственными финансовыми проблемами, и отдельными учреждениями мелкого кредита, нисходить до уровня которых у Госбанка нет ни возможности, ни потребности. Важность правительственного ассигнования в капитал Центрального Банка А.Г. Щербатов подтверждал чрезвычайно характерным для него заявлением, что "согласно исторических русских начал желательно, чтобы всякий широкий почт в народной жизни и первенствующее участие принадлежало бы правительству (курсив мой. -МД)", а также нежелательностью нравственного преобладания в управлении банком частных пайщиков, число которых будет велико при составлении капиталов банка подпиской на паи. Оставление испрашиваемых сумм в руках МВД, по мнению Щербатова, не принесло бы мелкому кредиту никакой пользы: МВД как ведомство административное строит мелкий кредит не на началах "личной предприимчивости и имущественной кредитоспособности заемщиков, а на опеке над ними представителей крестьянской администрации". Такой подход может касаться только меньшинства (по мнению Щербатова) сельского населения, некредитоспособного имущественно. Для хозяйственного же населения административная опека неприемлема, ибо убивает предприимчивость; а именно этой массе должен предназначаться кооперативный кредит17.

21 и 27 декабря 1898 г. А.Г. Щербатов от имени учредителей вместе с выдержками из проекта устава разослал циркулярные обращения к ссудо-сберегательным товариществам - с предложением известить о количестве паев, которыми они могли бы принять участие в Московском Центральном банке мелкого кре-

I в

дита , а также к земским управам, предводителям дворянства, земским начальникам и губернатором, которым предлагалось

17 См.: ЦИАМ. - Ф. 419. - On. 1. - Т. 2. - Д. 2289. - Л. 20-31; Архипова Л.М. К вопросу о взаимодействии капиталов в кооперативной политике начала XX в. -Кооперация. Страницы истории. - Вып. 4. - С. 71-72.

,в См.: ЦИАМ. - Ф. 419. - On, 1. - Т. 2. - Д. 2289. - Л. 36-39, 41, 42; Там же. - Т. 3

-Д. 3162. - Л. 42-163,211, 212; Там же. - Т. 3. - Д. 3211. - Л. 3. и т.д.

142

содействовать привлечению пайщиков среди сочувствующих делу мелкого кредита и распространению сведений о банке19. Однако "интеллигентные силы общества" (под которыми прежде всего понималось дворянство) откликнулись на эти предложения без ожидавшегося энтузиазма. Земские начальники (!0 ответов из 8 губ.) и предводители дворянства (58 из 26 губ.) в лучшем случае ограничивались декларацией сочувствия мелкому кредиту и распространением устава банка среди местной администрации и заинтересовавшихся лиц. Характерно мнение херсонского губернского предводителя, сомневавшегося в пользе банка ввиду его незначительных капиталов и отдалённости от многих районов распространения учреждений мелкого кредита; в России, считал он, нужен не один такой банк, а целая их сеть20. Представители земств не были удовлетворены многими положениями устава, прежде всего отсутствием у управ прав брать паи и получать посреднические ссуды на нужды своих народно-кредитных мероприятий. Поступали рекомендации расширить операции банка за счет поддержки предметного кредита (продажи в рассрочку земледельческого инвентаря), организации дешевого мелкого ипотечного кредита (под залог мелких земельных участков) и т.п.21 Подчас желание участвовать в банке проявляли потребительные общества и артели, которые однако не получили на это прав22. Мнения земских управ о проектируемом банке, пришедшие с марта по декабрь 1899 г. были весьма разнообразны. 8 управ прислали "враждебные" отзывы о выдвинутом МОСХ проекте. Недостатками его считали удалённость от кредитуемых учреждений, затруднявшая бы контроль (Константиноградская, Александрийская, Полтавская губернская), "страшно малый капитал" (Изюм-ская), большой размер пая, малый дивиденд, сомнительность привлечения пайщиков и вкладчиков в дело, зависимое от деятельности ССТ, постановка которой "не представляет ничего обеспеченного и не пользуется доверием в обществе" (Мценская);

19 См.; ЦИАМ. - Ф. 419. - On. 1. - Т. 2. - Д. 2289. - Л. 33-40; Там же. - Т. 3. - Д

3173. - Л. 5 и т.д.; Там же, - Д, 3163, 3164.

10См.: ЦИАМ. -Ф. 419.-On. 1. - Т. 3. - Д. 3163. - Л. 34.

21 См.: ЦИАМ. -Ф. 419. - On. 1. - Т. 3. - Д. 3210. - Л. 36-37.

и ЦИАМ.-Ф. 419. -On. 1.-Т. 3. -Д 3161.-Л. 6.

эти земства считали самих себя более приспособленными содействовать мелкому кредиту, чем московский "частный банк". 27 земств, распространив полученные проекты уставов, затребовали дополнительно в общей сложности еще 693 его экземпляра, из них 21 земство выразило сочувствие делу банка и желание привлечь своих гласных и других лиц в пайщики. Более 20 земств оставило вопрос открытым, приняло к сведению или ограничилось ознакомлением с проектом местных землевладельцев. Только Пермская губернская управа выразила готовность ассигновать сумму в основной капитал банка. Учредителям оставалось только радоваться, что "сочувствующих всё-же больше"23.

2 января 1899 г. А.Г. Щербатов, действуя по доверенности от всей группы учредителей Центрального Банка для учреждений мелкого кредита, отправил СЮ. Витте окончательный вариант устава, с просьбой об его скорейшем утверждении и разрешении открыть на его основании действия банка. В феврале для рассмотрения этого проекта перед передачей его в Государственный Совет при Министерстве Финансов было создано особое совещание под председательством тайного советника Ю.Г. Жуковского, при участии представителей МВД, МЗиГИ и МОСХ. Представлять Общество был уполномочен вице-президент В.П, Глебов, а в апреле его заместителем был избран Н.А. Грушка. Совещание состоялось в мае. Устройство банка было признано в принципе желательным, но был поставлен вопрос об определении района деятельности банка. Ограниченность его средств не вязалась с задуманным всероссийским масштабом деятельности. Совещание настаивало на установлении определённых границ, А.Г. Щербатов боролся против этого. Проект банка принят Всероссийским съездом, при участии представителей товариществ всех районов империи, разъяснял президент МОСХ, банк не претендует на монопольное положение и не исключает появления подобных учреждений районного характера. Его главная задача - выяснение наиболее пригодной формы организации учреждений мелкого кредита путём определения кредитоспособности отдельных из них. Практика банка действеннее кабинетных изысканий выявит

23 См.: Там же. - Д. 3164. - Л. la-U 22, 56-57, 72-73, 80-81 144

особенности постановки действий наиболее кредитоспособных учреждений. Потому банк адресуется именно действующим, а не новообразованным учреждениям (сторонники ограничения района действий банка справедливо утверждали, что из центра банк не сможет содействовать устройству мелкокредитных учреждений в отдаленных районах). Совещание оставило определение района действий банка на усмотрение министра финансов. Витте в июне поручил кредитной канцелярии представить доклад о банке в Государственный совет, где тот остался ждать очереди. Не оправдались появившиеся в июньских газетах прогнозы, что банк откроется 1 января 1900 г.24 Вопрос о том, будет ли район действий банка ограничен, остался открытым.

В феврале 1899 г. стали приходить ответы от товариществ. Некоторые товарищества, не дожидаясь открытия банка, просили об открытии кредита25. Многие товарищества не могли принять твердого решения об участии в банке, ибо у них оставались вопросы относительно неопределенных в уставе положений: о сроках получения ссуды после внесения паевого взноса, о размерах и сроках ссуд, о процентах по ним, о капиталах, из которых ССТ могли вносить деньги на пай (некоторые ССТ хотели использовать для этого свои запасные капиталы)2*. Большинство товариществ, обсуждая возможность участия в банке, руководствовалось не соображениями перспективы, а современными насущными потребностями, ожидая от банка помощи кредитами. Отложив вопрос об условиях пользования кредитом на решение руководства банка уже после его открытия, учредители поставили товарищества в неопределённое положение, заставив многих засомневаться в выгодности своего участия в банке. Низкий процент дивиденда (5%) заставил ряд товариществ искать более прибыльного вложения капитала, чем паи Центрального банка, тем более, что в ссудах такие учреждения (Прилукское ССТ, Никольская фабричная ссудо-сберегательная касса) нуждались мало. Тем ие менее участвовать в банке изъявляло желание больше товари-

14 См.: ЦИАМ. - Ф. 419. - On, I. - Т. 2. - Д. 2289. - Л. 76-79, 86-92; Т. 3. - Д. 3162. -Л. 33, 185-188.

15 См.: Там же. - Т. 3. - Д. 3161. - Л. 1-3.

26 См.: Там же. - Д. 3211. - Л. 58, 69,88 и др.

ществчемотк&зшгосьКочередномусобрэнию учредителей Е ноябре 1899 г. было получено 204 ответа от ССТ, в том числе 46 товариществ отказывалось по различным причинам от участия в банке, 9 не дали определенного решения, 34 дали условное согласие на участие в банке, a 111 товариществ и 4 ссудо-сберегательных кассы заявили о намерениях подписаться на паи (всего на 202,2 пая)27, Записавшиеся на паи товарищества были из 34 европейских губерний и областей, одно из Западной Сибири, 3 из Грузии. Наиболее активны были товарищества Юга и Черноземья: Таврической, Саратовской, Тамбовской, Екатеринославской, Херсонской, Черниговской губ. и Донской обл. а также Курляндии, давшие в сумме около 60% всех заявленных паев28.

К весне 1900 г. учреждения мелкого кредита заявили о записи на 220 паев Центрального банка. Необходимый для открытия действий банка капитал мог быть получен. Министерство Финансов устав банка одобрило. Но для развития сколько-нибудь широких действий собранных средств явно не доставало. Урезанная по сравнению с намеченной съездом программа банка не вызывала поддержки земских органов, потребительных и производственных коопераций. Не удалось добиться и правительственных субсидий в основной капитал. Вопреки желаниям учредителей, Госбанк не собирался пользоваться посредничеством Центрального Банка. Подавляющее большинство ССТ вообще игнорировало инициативу МОСХ по устройству банка. Анализ имеющихся в делах Общества отказов 74 ССТ из 30 губ. позволяет раскрыть причины крайне слабого участия кооперативов в устройстве своего кредитного центра, острую необходимость в котором выявил московский съезд. Среди мотивированных отказов чаще всего (20 раз) встречается отсутствие средств на паевой взнос и "общая скудость", 2 отказа мотивировались удаленностью банка от товарищества, 3 - несогласием с положениями проекта, 4 - ненадобно

21 В деле о паях ошибочно указаны 118 товариществ и касс и 208,2 лая. Чаще всего ССТ заявляли о записи на 1, реже 2 пая, и лишь единичные состоэтельные товарищества на 3-6 паев сразу. На I пай записалась и одна волостная вспомогательная (некооперативная) касса из Тамбовской губ. К марту 1900 г. еще 7 ССТ записалось на 10 паев.

м См.: ЦИАМ. - Ф. 419.-On. 1. - Т. 3. - Д. 3162. - Л. П, 13, 16-29, 33-34 и др. 146

стью (вследствие достатка средств), 9 - ликвидацией дел товарищества; 8 товариществ надеялись в случае улучшения своего положения принять участи в банке. Таким образом нуждавшиеся в кредите товарищества часто не имели средств на внесение пая, состоятельные же находили невыгодным вложение средств в данный банк и приём на себя части ответственности по его обяза-

29

тельствам .

В 1900 г. ещё продолжаются собрания учредителей банка из числа членов МОСХ (например, 11 января, с участием А.А. Веретти)30. Но изначальный энтузиазм учредителей уже иссякал. Возможности спроектированного банка в условиях отсутствия его реальной поддержки государством, общественностью, большинством кооперативов явно не отвечали его провозглашенным задачам. Ограничение же района действий банка центральными губерниями, что предлагали представители ведомств, сводило на нет оставшиеся его возможности. Ограничение района действия банка Московским районом сделало бы это учреждение мертворождённым. Товарищества этого района составляли немногим более 15 % от числа заявивших намерения подписаться на паи, причём на их долю приходилось лишь 9 % от объёма заявленных паев. Ссудо-сберегательные товарищества московского района составляли лишь 1/8 от суммарного количества по России, и за редкими исключениями (Рождественское т-во, основанное бр. Лугиниными, Никольская касса при мануфактуре Морозовых и др.) не отличались ни объёмом оборотов, ни числом привлеченных капиталов, ни образцовой постановкой дел, то есть степень их кредитоспособности была в массе невысока, в отличие от потребности в кредитах. Если бы действия банка были открыты при таком ограничении района, то их объем остался бы весьма незначительным. Сельские товарищества Московского района находились в весьма сходных хозяйственных условиях. Потому было маловероятно складывание в намеченном районе действий банка таких экономических условий, что в то же время как в одних из них скопятся излишки средств (которые и аккумулирует банк),

' См.: там же. - Д. 3211.-Л. 1-89. 0 См.: там же. - Д. 3162. - Л. 18], 182.

другие товарищества будут испытывать недостаток в средствах и нуждаться в кредите из банка. Эти условия были необходимы для развития оборотов банка для ССТ, но появление их было возможно при распространении его действий на товарищества разных экономических районов, с разнообразной хозяйственной специализацией населения. Не могло быть на пользу открывавшемуся банку отсечение от участия в нём наиболее финансово обеспеченных и организованных товариществ Юга и Запада России, районов, где начали возникать союзы кредитных кооперативов (Приазовье) или складывались для этого условия31 (Юго-Западные губернии, а также Псковская, Пермская, Саратовская, Курская, Воронежская, Курляндская и др.). Кроме того, общие условия развития мелкого кредита база для деятельности банка была узка даже при всероссийском районе его действий: от участия в нём отсекались потребительные, сбытовые, производственные и пр. кооперативы; первые локальные союзы кредитных кооперативов, которые должны были стать "местными органами" центрального банка, только возникали; сословная ограниченность имущественных прав крестьян и малая денежность их хозяйств оставляли кредитоспособность массы членов сельских товариществ и, следовательно, самих ССТ на общем низком уровне; малая подготовленность массового сознания к восприятию кооперативных идей, частые случаи неудач товариществ, настороженное отношение к последним представителей местной администрации и скепсис земских деятелей не способствовали завоеванию кредитной кооперацией прочного доверия населения - потенциальных вкладчиков и заёмщиков. А банк только для Московского района был бы учреждением преждевременным", искусственным, в лучшем случае сыгравшим бы роль "насадителя" кооперации "сверху" без достаточной осознанной поддержки "снизу". А без подготовленной почвы подобное "насаждение"

31 Достаточно густая есть товариществ с близкими интересами, а также в не меньшей мере значимое благожелательное отношение к союзному строительству местных земских и правительственных финансовых органов. ,2 См.: Карелии А.П. Сельскохозяйственный кредит и РОССИИ В коние XIX - начале XX вв. - М. 1988. - С. 150; Чеховская НИ. История создания Московского Народного Банка. - М. 1987 (рукопись деп. в ИНИОН РАН). - С. 4-6. 148

^^JJBQQ^PEMHfIo НЭ неудэ.чу что достэточно кр&снореч w бо проде-* монстрировала история кооперативного строительства в пореформенной России.

Были ли теоретические шансы у Центрального Банка при МОСХ на успех в случае учреждения его как всероссийского учреждения? Хотя "история не имеет сослагательного наклонения", можно все же предположить, что даже при ассигновании испрашиваемых А.Г. Щербатовым 300 тыс. р. в его основной капитал, размер последнего, вместе с заявленными паями товариществ, учредителей и прочих лиц, а также возможными взносами тех ССТ, которые в 1899 г. колебались или временно не имели свободных средств, достиг бы только 450 тыс. р. По сравнению с потребностями товариществ в кредите это капля в море, это был бы только начальный капитал. Ведь более удачливый "наследник" Центрального банка для учреждений мелкого кредита - Московский Народный Банк (МНБ) - начал свою деятельность в 1912 г. с капиталом в 1 млн. р. Но всё же условия, в которых находилась кооперация в 1912 г. не шли ни в какое сравнение с 1900 г. когда только началось оживление кооперативного строительства, большинство товариществ было изолировано друг от друга, а средства их были крайне скудны, контакты коопераций различных типов и совместные деловые операции были ещё редкостью, а главное, кооперативные идеи ещё не успели внедриться в массовое сознание.

Побудительным мотивом к участию в Центральном банке мелкого кредита для большинства товариществ был расчет на получение помощи в виде кредитов, реже - в виде надёжного помещения капитала. Каждое товарищество исходило из конкретных собственных нужд, тогда как московские учредители банка исходили из интересов развития мелкого кредита в масштабе всей России. Для многих же провинциальных кооператоров-практиков эти интересы были не более чем туманной абстракцией. Сознание кооперативной солидарности, уже укоренившееся в идейной сфере, для самореализации на практике еще не созрело. Вера в спасительность товарищеской взаимопомощи было на лицо, но не многие кооператоры пока решались рисковать ради этой веры и принципов собственными средствами для поддержки других. Одного осознания солидарности в деле кооперативного кредита

было мало; было необходимо и материальное обеспечение. Низкая кредитоспособность и бедность большей части сельских ССТ - следствие бедности и низкой кредитоспособности33 крестьянства, в среде которого товарищества пытались действовать, не позволили осуществиться проекту Центрального банка учреждений мелкого кредита, несмотря на сочувствие государственных деятелей и кооператоров его замыслу. Только в 1907-08 гг. когда кооперация становится не просто идейным течением, но и более-менее самостоятельной экономической силой, вопрос о финансовом центре кооперативных учреждений был поднят вновь, и при непосредственном участии Комитета о сельских ссудо-сберегательных и промышленных товариществах и его СПб. Отделения. Многие из черт проекта 1898 г. затем были использованы через десятилетие. Будучи нереализован, проект Центрального Банка учреждений мелкого кредита остался важной вехой в истории российского кооперативного движения. Заслуга МОСХ - в первой действительной попытке основать в России кредитный центр кооперации.

Она к тому же ограничивалась юридическими средствами государством в фискальных и социально-политических целях. 150

' Риттих А. - экономист, государственный деятель. С 1905 г. служащий Министерства землеустройства и земледелия, с 1912 г. - товарищ министра, с 1916 г. -управляющий Министерством. В феврале 1917г. сделал в Государственной думе доклад о продовольственной политике, вызвавший негодование общественных демагогов, поддержан крестьянскими депутатами,

1917 ГОД И КООПЕРАЦИЯ

ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ПРОГРАММА КООПЕРАТОРОВ. КОММЕНТАРИЙ К ДОКЛАДУ В.Н. ЗЕЛЬГЕЙМА "УЧАСТИЕ КООПЕРАТИВНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В ПРОДОВОЛЬСТВЕННОМ ДЕЛЕ" МАРТ 1917 Г,

Е.Н. Козлова

Война 14-го года нарушила нормальный ход хозяйственной жизни страны. Продовольственные трудности все более становились причиной нестабильной обстановки в городах. Государственное регулирование производства и торговли началось в России при царском правительстве в целях обслуживания нужд армии, оборонной промышленности, а затем и продовольствием населения. Были созданы особые совещания по продовольствию, по топливу, по металлу и проч. Нужны были решительные государственные меры, гарантирующие стабильные отношения по регулированию взаимоотношений производителей крестьян и потребителей.

Центральное место в Думских прениях (IV Гос. Дума) заняли поиски виновников положения в стране. Министр продовольствия А. Риттих в своем разъяснении продовольственного положения признал, что оно близко к катастрофическому1. Твердые цены - главная причина продовольственной разрухи. Введенная осенью 1916 г. хлебная разверстка парализовалась недоверием к правительству. Разверстка есть хлебный налог, который, в свою очередь, ведет к сокращению посевных площадей, В случае сохранения твердых товарных цен посевы пойдут под сенокосы. -Таков смысл горячих выступлений крестьянских депутатов Думы, выражавших мнение 91% населения России, Их голос не был услышан, вернее утоплен в голосах политических болтунов Госдумы, заполнивших до 80% времени трибуны, ставивших главную задачу - свалить правительство, шла борьба за власть. На трибуне

Посников, Ромичев, Горнев, Чхеидзе, Зеренский. "Единственный выход - "борьба", все в интересах города, "город - артерия государственного творчества" (Керенский).

"Может быть последний раз рука судьбы подняла те весы, на которых взвешивается будущее России", - прозвучало в выступлении А. Риттиха 14 февраля 1917 г. Суть плана Риттиха состояла в повышении твердых цен на хлеб для оплаты разверстки, которые должны быть ниже спекулятивных. Хлеб, что сверх разверстки, должен был поступать в продажу по открытым ценам. Позиция, позже выдаваемая как гениальное экономическою решение недоучившегося провинциального адвоката. Предложение Риттиха не было реализовано -заблокировано Думой. 23 февраля начался погром булочных, 90 тыс. рабочих бастовали, 28 февраля - всколыхнулись полки, 200 тыс. бастовали. Государственная Дума - возбудитель общественного беспокойства, штаб февральского переворота.

В попытке разрешить имевшие место проблемы, Временное правительство расширило круг регулирующих центров, изменило их состав, продолжило политику регулирования в экономике, раздвинуло рамки задач, стоящих перед этими органами. После февраля 17-го года, все народное хозяйство в целом стало предметом забот регулирующих центров. Головную проблему, продовольственное снабжение и хлебный вопрос предстояло разрешить Временному правительству с целью политической стабильности в столицах, промышленных центрах, в первую очередь, в местах наибольшей нестабильности политической ситуации.

Центральный Кооперативный Комитет (ЦКК), возобновивший свою работу после февраля 1917 г. с целью урегулирования продовольственного снабжения, призвал кооператоров не оставаться в стороне от "народного движения" в хозяйственной организации продовольственного дела, снабжения армии и распределения продовольствия (1 марта). ЦКК признал 9 марта положение продовольственного дела угрожающим, принял ряд постановлений. Среди них постановление с обращением к кооперативным организациям и другим работникам на местах о принятии мер к поступлению хлеба на рынок, о посылке во все союзы и объединения специальных писем о содействии продовольственному делу, выпуске воззваний, посылке в союзы и объединения телеграмм с теми же предложениями и специальных делегатов в хлебныеьайоны.Обращенияк1опернторов носили чисто декларативный характер - "во имя свободы, во имя народного счастья усилить подвоз хлеба" (4-ое обращение "К сельской интеллигенции"), "Организуйте население! Организуйте его в целях доставления продуктов, организуйте его в целях распределения их!" ЦКК придерживался мнения, что "новый народным правительством неотложно должен быть выработан единый и твердый план регулирования продовольственного дела в стране. Он должен быть выработан при участии представителей кооперации и должен быть проводим на местах при непременном их участии". ЦКК сделал предложение правительству с целью обеспечения представительства кооперации в органах, которые будут образованы для регулирования продовольственного дела. Кооператоры стояли на точке зрения, что немедленное повышение твердых цен необходимо не только в интересах потребителя, но и в интересах крестьян-производителей с целью расширения посевных площадей. Эти меры "должны быть немедленно учтены для полного обеспечения завоеваний революции".

Министр земледелия Временного правительства А.И. Шингарев (март-июль 1917 г.) поддержал политику твердых цен на хлеб. "Если хлеб становится государственной собственностью, то государство должно предоставить и необходимые землеробу продукты: мануфактуру, железо, керосин и проч. в полном количестве. Является необходимость нормировать и эти продукты и установить на них цены. Это - вторая очередная задача правительства. И я предвижу, что и в этой области кооперативным организациям придется взять на себя значительную долю труда". Пекарский от имени кооперации уверил, что российская кооперация в его распоряжении.

Государственный продовольственный комитет был создан Временным правительством, в связи с чем ЦКК принял решение не создавать собственный продовольственный орган при Совете ВКС, а поддержать политику правительства в этом вопросе. Продовольственную комиссию возглавил В.Н. Зельгейм, товарищ министра земледелия, один из руководителей МСПО. В продовольственную комиссию вошли ближайшие товарищи по кооперации. Дополнительно были избраны в Государственный продовольственный комитет 3 лица: от Совета ВКС - С.Н. Прокопович

(зам. П.В. Малолетенков), от Севера - С.А, Ершов (зам, Т.Т. Вы-рво), от Юга - В.Н. Анисимов (зам. Л.С. Зак) (Постановление ЦКК от 4 апреля 1917 г.).

Шингарев возлагал большие надежды на помощь кооперации в продовольственном деле, центральные кооперативные учреждения Москвы "дали государству свои лучшие силы ведения этого дела".

I Всероссийский Кооперативный Съезд представителей Кооперативных Союзов, Объединений и Комитетов (25-27 марта 1917 г. Москва) заслушал программное выступление В.Н. Зель-гейма по продовольственному вопросу Участие кооперативных организаций в продовольственном деле". Тезисы доклада:

1. Кооперативные организации, как учреждения, наиболее приспособленные для выполнения общественно-хозяйственной работы, обязаны в настоящий момент напрячь все свои силы для разрешения продовольственного кризиса.

2. Работа кооперативов должна сейчас в интересах демократии вестись не под углом зрения своих чисто хозяйственных интересов, а в направлении удовлетворения общегосударственных, т.е. общенародных интересов.

3. Кооперативы и в них союзы должны принять самое деятельное участие в организации и работе вновь учрежденных продовольственных органов, заботясь при их организации о наиболее полном представительстве в них трудовой демократии, крестьянской и рабочей.

4. Исполнение хозяйственных операций по заготовке и распределению продуктов должно быть возлагаемо продовольственными управами по возможности на кооперативы.

При этом, однако, кооперативы, сообразуясь со своими силами, не должны брать на себя те функции, которые в должный момент могут быть выполнены лучше земствами, городскими или частноторговыми организациями.

5. Кооперативный съезд одобряет произведенную Центральным Кооперативным Комитетом делегацию своих представителей на помощь Временному Правительству для заведывания продовольственным делом и гарантирует своим представителям всемерную поддержку в проведении на местах продовольственных мероприятий.

6. Съезд обращает внимание на неотложную необходимость увеличения количества продуктов потребления и первой необходимости, поступающих на внутренний рынок, для того, чтобы деревня получала в обмен на хлеб необходимые ей продукты.

7. Для усиления и укрепления хозяйственной жизни страны в интересах всей демократии и обороны страны Съезд считает целесообразны м:

а) возвращение из тыловых войсковых частей, а по необходимости и с фронта, активных кооперативных работников;

б) возвращение из армии работников 1 и 2 разряда старших возрастов;

в) отпуск солдат из запасных тыловых частей на полевые

работы.

В мае 1917 г. в Петрограде состоялся съезд уполномоченных по продовольственному делу для обсуждения практических мер по осуществлению на местах закона о государственной хлебной монополии и выработанного министерством плана финансирования закупочных операций государства. Съезд поддержал эти мероприятия, а также вопрос о скорейшем введении на местах соответствующих органов - волостных комитетов. В.Н. Зельгейм в своем выступлении на съезде уполномоченных по продовольственному делу призвал к тесному взаимодействию всех отраслей и органов, регулирующих хозяйственное дело, и к твердому и неукоснительному проведению в жизнь закона о хлебной монополии. Съезд также внес предложение пополнить продовольственные комитеты представителями советов солдатских депутатов, учреждений краевых совещаний и краевых уполномоченных по продовольственному делу, также одобрил проект, выработанный финансовой комиссией по финансированию мероприятия из государственного банка, опирающегося на частные банки и кооперативы. Расходы по операциям включались в заготовительную цену. Финансирование городов, земств и кооперативов на продовольственные операции предполагалось проводить через губернские продовольственные комитеты. Министр продовольствия Временного правительства А.В. Пешехонов поддержал решение съезда, что "ныне путь прямой найден, и необходимо приступить к напряженной работе".

Суть государственного плана в проведении продовольственной программы заключалась в следующем:

1. выработка основных начал планомерного регулирования в распределении продуктов первой необходимости;

2. нормирование цен и труда (законопроект о хлебной монополии, введение государственной собственности на зерновые продукты - отчуждение и реквизиция), распределение продовольствия и продуктов первой необходимости по всей России, создание заготовительно-распределительного аппарата, изменение деятельности некоторых кооперативов (кооперативы не могут остаться самодовлеющими хозяйственными организациями, превратиться в исполнителей тех или иных хозяйственных функций в государственном масштабе, станут подчиненными агентами публично-правовых продовольственных органов).

Роль кооперации в проведении хлебной монополии сводилась к следующему:

1. довести до минимума начала реквизиции хлеба в трудовых хозяйствах;

2. использовать известный простор в сторону увеличения или уменьшения нормы реквизиции.

Чрезвычайный Всероссийский кооперативный съезд констатировал создавшуюся ситуацию. Изданный Закон о хлебной монополии (хлеб - государственная собственность) не работал, ширилась частная нелегальная торговля, ибо "монополия не может снабдить всех хлебом, каждый снабжает сам себя". "Как быть"" - вопрошал на съезде А.А. Анисимов, товарищ министра продовольствия. - "Вернуться к свободной торговле невозможно, т.к. это грозит спекулятивным ростом цен. Но с другой стороны, мы не в состоянии ввести монополию в действительность, потому что в распоряжении правительства нет средства уничтожения свободной торговли. Закон о монополии - мертвая буква, революционная власть не получила поддержки иа местах. Вывод кооператоров и представителей власти - необходим закон, гарантирующий организованное принуждение, "необходимо для упорядочения хозяйственной жизни целое революционное законодательство". Тов. Анисимов сетовал на эгоизм отдельных классов, уповал на потрясение и любовь к добровольной реквизии.

"Нужны, видимо, страшные новые потрясения, чтобы сердца наши загорелись, наконец, великой спасающей любовью к Родине".

Комментарии:

Добавить комментарий