Хаттори Такусиро "Япония в войне 1941"1945 гг" || Часть II

ГЛАВА VI

ОПЕРАЦИИ ПРОТИВ ВАЖНЕЙШИХ РАЙОНОВ НА ВНЕШНИХ РУБЕЖАХ

В связи с общей перспективой завершения операций начального периода в Ставке в начале 1942 года был проведен ряд совещаний с участием операторов штабов армии и флота. Рассматривались вопросы дальнейшего руководства войной. В качестве объектов последующих операций были определены такие районы, как Алеутские и Гавайские о-ва, Фиджи, Самоа, Новая Каледония, Австралия, Новая Гвинея, Кокосовые о-ва, Индия.

Общий вывод, к которому пришло верховное командование армии, состоял в том, чтобы в отношении Гавайских о-вов, Австралии и Индии проводить ограниченные действия, избегая проведения крупных наступательных операций. Таким был основной курс по руководству войной и ведению операций, принятый еще в начале войны. Позиция верховного командования военно-морских сил, в частности командования Объединенного флота, предусматривала проведение против Австралии, Гавайских о-вов, Индии и других районов по возможности последовательных наступательных операций и разгром в этот период противника в решающем морском сражении. Возможно, что различный подход армии и флота к вопросу о дальнейших действиях обусловливался различным характером сухопутных и морских операций. Разногласия между армией и флотом, как было уже сказано выше, проявились на заседаниях совета. Хотя эти разногласия были сглажены, обе стороны по-прежнему оставались при своих точках зрения1. Верховное командование армии придерживалось концепции так называемых операций против важнейших районов на внешних рубежах с целью

1 Различный характер сухопутных и морских операций сам по себе не мог служить источником разногласий между армией и флотом. Из многих страниц книги видно, что суть этой острой борьбы значительно глубже возможных разногласий по поводу той или иной операции. В действительности же борьба между представителями армии и флота, а точнее, между стоявшими за ними монополиями шла за доли бюджета, за большие прибыли от подготовки к войне и в ходе войны.их захвата или нейтрализации. Это давало возможность сорвать контрнаступление противника, укрепить наше стратегическое положение и создать благоприятные условия для ведения операций затяжного характера. К ним относилась, конечно, и операция по нарушению коммуникаций между США и Австралией.

1. Воздушная операция против о. Цейлон

Первой операцией на внешних рубежах было воздушное нападение на о. Цейлон, проведенное исключительно военно-морскими силами. К апрелю 1942 года японские вооруженные силы оккупировали Южную Бирму, Андаманские и Никобарские о-ва, Малайю и Голландскую Индию. Чтобы укрепить оборону со стороны Индии и Индийского океана и обеспечить свободу маневра в восточной части Индийского океана, необходимо было нанести сокрушительный удар по английскому флоту в водах Индийского океана.

8 начале марта в состав английского флота в Индийском океане входили 2 авианосца, 3 линейных корабля, 4 тяжелых и 11 легких крейсеров. Кроме того, в ближайшее время ожидался подход еще 6 линейных кораблей и 2 авианосцев. Главными базами, с которых противник мог действовать против восточной части Индийского океана, были Бомбей, Коломбо и Тринкомали. Авиация противника, включая действовавшую в Бирме, насчитывала около 300 самолетов; в ближайшее время ожидалось прибытие еще 250 самолетов.

9 марта главнокомандующий Объединенным флотом Ямамото поставил перед командующим Южным экспедиционным флотом вице-адмиралом Кондо задачу внезапным ударом уничтожить силы противника на цейлонском направлении и обеспечить прикрытие с моря Бирманской операции. 14 марта вице-адмирал Кондо передал своему флоту распоряжение на предстоящую операцию.

Для ее осуществления Южный экспедиционный флот был разделен на силы поддержки, ударное авианосноесоединение, отряд подводных лодок "Хэй" и Малайское соединение.

Ударное авианосное соединение в составе 5 авианосцев (1-й воздушный флот), 3-й дивизии крейсеров и 1-й эскадры эскадренных миноносцев 26 марта в 8 час. вышло из залива Старинг и, пройдя через пролив севернее о. Тимор, направилось в Индийский океан. 5 апреля соединение прибыло в район южнее о. Цейлон. В 9 час. в воздух поднялись 53 штурмовика, 38 бомбардировщиков и 36 истребителей. В 10 час. 15 мин. по Коломбо был нанесен первый удар, длившийся в течение часа. В воздушном бою было сбито около 50 самолетов противника, в порту потоплено 10 торговых судов. Был нанесен бомбовый удар также по аэродрому. В тот же день в 16 час. 55 мин. в 280 милях юго-западнее Коломбо были потоплены два английских крейсера - "Дорсетшир" и "Корнуол". Затем командующий авианосным соединением вице-адмирал Нагумо решил атаковать Тринкомали. С этой целью 6 апреля соединение направилось на юго-восток и 9 апреля вышло в район восточнее о. Цейлон. В тот же день с 10 час. 20 мин. в течение часа наносился удар по Тринкомали. Было сбито около 40 самолетов противника, потоплены тяжелый крейсер, 3 торговых судна и нанесен бомбовый удар по военной гавани и аэродрому. В 13 час. 50 мин. в 70 милях юго-восточнее Тринко-мали был перехвачен и потоплен английский авианосец типа "Гермес".

Отряд подводных лодок "Хэй" в составе 2-й эскадры (6 вымпелов) с 1 по 10 апреля патрулировал в водах западнее о. Цейлон и в направлении Бомбея. За этот период он потопил 9 грузовых судов противника.

Малайское соединение, находившееся в Бенгальском заливе с задачей обеспечить действия ударного авианосного соединения, за период с 1 по 10 апреля потопило или нанесло повреждения почти 30 судам противника. 11 апреля оно возвратилось в Сингапур.

Силы поддержки, выйдя 2 апреля из Селетара, действовали в районе Андаманских о-вов в готовности оказать содействие авианосному соединению. Считая, что с налетом 9 апреля на Тринкомали поставленная перед соединением задача выполнена, командующий вице-адмирал Кондо решил прекратить операцию и 11 апреля возвратился в Селетар.

В результате проведенных действий японским морским силам удалось на длительный период установить свое господство в восточной части Индийского океана.

2. Операция по захвату Порт-Морсби и сражение в Коралловом море

Порт-Морсби, расположенный в юго-восточной части Новой Гвинеи, является крупной австралийской военно-воздушной и военно-морской базой и имеет важнейшее стратегическое значение для прикрытия северных районов Австралии. В случае его захвата Япония приобретала выгодные позиции для обороны оккупированных территорий, а сохранение его за Австралией создавало угрозу японским силам на рабаулском направлении.

2 февраля Ставка издала оперативную директиву о подготовке к захвату Порт-Морсби. Операция ставила задачу захватить важнейшие районы в восточной части Новой Гвинеи и на Соломоновых о-вах с целью нарушения связи между Австралией и этими районами и обеспечения свободы действий в водах севернее Австралии.

В операции должны были принять участие отряд Южных морей и 4-й флот, которые во взаимодействии должны были овладеть Лаэ и Саламоа на северном побережье восточной части Новой Гвинеи, при возможности захватить Порт-Морсби. Кроме того, флот должен был своими силами захватить Тулаги и удерживать оборудованную в этом районе авиационную базу.

В третьей декаде февраля в водах восточнее Рабаула и в Коралловом море было обнаружено авианосное соединение противника. Поэтому 4-му флоту пришлось отложить захват Лаэ и Саламоа. Но уже 5 марта отряд вторжения, в который вошла часть сил отряда Южных морей, вышел из Рабаула, в ночь на 7 марта произвел высадку в Лаэ и Саламоа и на следующий день очистил эти районы от противника.Однако утром 10 марта наши корабли и суда, находившиеся на рейде, подверглись воздушному налету. В нем приняло участие около 60 самолетов из состава авианосного соединения и около 10 самолетов базовой авиации. Противнику удалось потопить 4 судна, и 7 судов получили повреждения. Фактически было выведено из строя около половины судов, принявших участие в десанте. Это было наше самое первое крупное поражение от действий авианосного соединения противника.

Из-за отсутствия в то время в составе 4-го флота авианосцев и в связи с появлением 20 февраля в водах у Соломоновых о-вов авианосного соединения противника операцию по захвату Порт-Морсби пришлось отложить. Для ускорения ее проведения командование Объединенного флота выделило для поддержки 4-го флота 5-ю дивизию авианосцев в составе авианосцев "Дзуйкаку" и "Сёкаку". Так как захват о. Мидуэй силами Объединенного флота был запланирован в то время на июнь (это еще не было утверждено Ставкой), оба авианосца должны были к 15 мая возвратиться к своим силам. Следовательно, 4-й флот должен был до 15 мая закончить операцию по захвату Порт-Морсби.

Еще с третьей декады января морская авиация продолжала ожесточенные налеты на Порт-Морсби. Однако противник перебрасывал из тыла новые силы, и его деятельность в воздухе не только не ослабевала, а, наоборот, еще больше усиливалась. В конце апреля на этом направлении силы американской и австралийской авиации первой линии оценивались приблизительно в 600 самолетов.

По директиве Ставки от 18 апреля захват Порт-Морс-би был намечен на 10 мая. Постепенно развернулась подготовка к операция. Было решено захватить Порт-Морс-би путем высадки десанта с моря. 4 мая отряд Южных морей под прикрытием 6-й эскадры эскадренных миноносцев вышел из Рабаула.

Большое беспокойство у командования 4-го флота вызывал тот факт, что транспортные суда, имевшие малую скорость, должны были в течение трех суток идти со скоростью 6,5 узла в районе, который находился в пределах радиуса действия авиации противника.25-я воздушная флотилия, развернувшаяся в то время в Рабауле, насчитывала в своем составе 162 самолета и находилась в непосредственном подчинении командующего 11-м воздушным флотом Цукахара со штабом на о. Тиниан. С 28 апреля летающие лодки базовой авиации выдвинулись на о. Шортленд, откуда начали совершать разведывательные полеты. В районе Кораллового моря и Соломоновых о-вов противник не был обнаружен.

Кроме Порт-Морсби планировалось захватить также Тулаги. Десантный отряд с 3-м специальным отрядом морской пехоты "Курэ" ночью 3 мая, не понеся потерь, захватил Тулаги. Однако на следующий день с 6 час. 30 мин. около 80 палубных самолетов противника в течение 6 час. наносили удары по нашим кораблям. Были потоплены один эскадренный миноносец, два тральщика и один охотник за подводными лодками. Стало ясно, что в действие вступило авианосное соединение противника. 5 мая самолеты В-17 безуспешно атаковали 6-ю дивизию крейсеров, шедшую в южном направлении. Не было сомнения в том, что намерения японского командования стали известны противнику.

6 мая в 8 час. 10 мин. наша летающая лодка в 420 милях от Тулаги по пеленгу 192° обнаружила соединение противника, в состав которого входили авианосец и другие корабли. Однако вскоре контакт с соединением был потерян. С другой стороны, самолетам противника удалось обнаружить наш конвой в составе 14 транспортов.

С утра 7 мая американские самолеты установили наблюдение за нашим конвоем. Перед этим в 5 час. 32 мин. наш разведывательный самолет из состава 5-й дивизии авианосцев в 400 милях юго-западнее Тулаги обнаружил соединение противника, в составе которого находился авианосец. По приказу командира 5-й дивизии авианосцев контр-адмирала Хара в 6 час. 10 мин. была поднята вся ударная авиация.

Как раз в это же время от нашего гидросамолета-разведчика поступило донесение об обнаружении в 82 милях от о. Расселл по пеленгу 170° оперативного соединения противника, в состав которого входили авианосец, линейный корабль, тяжелый крейсер и семь эскадренныхминоносцев. Получив это донесение и считая, что оперативное соединение разделено на две группы, командующий 4-м флотом решил всеми имеющимися силами атаковать группу, обнаруженную в районе о. Расселл.

Вскоре от 5-й дивизии авианосцев поступило сообщение о том, что самолеты дивизии уже вылетели для атаки противника, находившегося на востоке. С другой стороны, отряд вторжения под прикрытием группы охранения в 7 час. начал отходить к северо-западу, а затем ему было приказано отойти на север.

Целью, которую избрала для атаки 5-я дивизия авианосцев, оказалось не оперативное соединение противника, а крупный танкер, сопровождаемый эскадренным миноносцем. В 9 час. 30 мин. они оба были потоплены.

Самолеты противника, имевшие задачу атаковать наш конвой с десантом, сосредоточили свой удар по находившемуся поблизости авианосцу "Сёхо". В налете участвовало около 70 самолетов. В результате торпедно-бомбо-вых ударов авианосец был потоплен в 9 час. 30 мин. в 52 милях от о. Дебойн по пеленгу 59°.

Вылетевшие утром 7 мая из Рабаула торпедоносцы базовой авиации и поднявшиеся в воздух в 14 час. 30 мин. ударные силы 5-й дивизии авианосцев не смогли добиться какого-либо успеха.

В результате неудачи, постигшей японский флот вследствие ряда допущенных ошибок, 7 мая в 18 час. был отдан приказ отложить высадку десанта на двое суток. На следующий день, 8 мая, намечалось решающее сражение, результаты которого должны были определить дальнейший ход операции.

8 мая в 6 час. 24 мин. самолеты-разведчики, вылетевшие с авианосца "Сёкаку", донесли, что в 235 милях от японских сил по пеленгу 205° обнаружено оперативное соединение противника. В донесении указывалось, что соединение состоит из двух авианосцев, линейного корабля, двух тяжелых и одного легкого крейсеров и шести эскадренных миноносцев, которые идут курсом 170° со скоростью 16 узлов. В 7 час. 15 мин. в воздух была поднята авианосная ударная группа 5-й дивизии авианосцев в составе 18 истребителей, 33 бомбардировщиков и

Американский авианосец "Лексингтон" горит после атаки японских самолетов.

18 торпедоносцев - всего 69 самолетов. Наше авианосное соединение взяло курс на юг и шло со скоростью 30 узлов. С 8 час. 50 мин. до 9 час. 40 мин. самолеты противника четырьмя эшелонами нанесли удар по авианосцу "Сёкаку". Возник пожар, и авианосец не смог принять на палубу самолеты. Благодаря эффективным действиям наших истребителей американские самолеты были рассеяны, ни одна из сброшенных ими двадцати торпед не попала в цель и авианосцы "Дзуйкаку" и "Сёкаку" сумели на полной скорости отойти на север.

Наша ударная группа самолетов вышла в указанный район и в 9 час. 20 мин. успешно провела атаку. В донесениях подтверждалась достоверность потопления авианосца типа "Лексингтон" и говорилось о вероятном потоплении авианосца типа "Йорктаун"1.

После атаки американского оперативного соединения наши самолеты к 12 час. 30 мин. совершили посадку на единственный оставшийся авианосец "Дзуйкаку". Все

1 Потоплен был лишь авианосец "Лексингтон". "Йорктаун" в этом бою получил повреждения, после устранения которых авианосец вскоре вновь вступил в строй и был потоплен в сражении у о. Мидуэй 6 июля 1942 г.самолеты получили те или иные повреждения. Командир авианосного соединения вице-адмирал Такаги решил временно оторваться от противника, чтобы пополнить запасы топлива и привести самолеты в порядок.

Оценив обстановку, командующий 4-м флотом вице-адмирал Иноуэ в 15 час. отдал приказ отложить на неопределенное время захват Порт-Морсби, а соответствующим соединениям и частям отойти к о-вам Науру и Ошен.

В штабе Объединенного флота никак не могли понять, чем был вызван этот приказ Иноуэ по 4-му флоту. Иноуэ была направлена телеграмма следующего содержания: "Необходимо преследовать. Доложите обстановку". В ожидании ответа от Иноуэ штаб получил телеграмму об отсрочке захвата Порт-Морсби. Офицеры штаба подвергли критике действия командующего 4-м флотом за проявленную пассивность. Главнокомандующий Ямамото направил командующему 4-м флотом приказ, в котором потребовал продолжить преследование и уничтожить оставшиеся силы противника.

В морском отделе Ставки также высказывалось недовольство действиями 4-го флота. Начальник морского генерального штаба Нагано в страшном гневе резко скомандовал: "Отдать приказ на преследование!"

На основе приказа главнокомандующего Объединенным флотом 4-й флот активизировал свои действия. С утра 9 мая он снова направился на юг, но уже не смог обнаружить и перехватить противника. Учитывая последующие операции, командование Объединенным флотом во второй половине дня 9 мая вывело 5-ю дивизию авианосцев из состава 4-го флота.

Таким образом, сражение в Коралловом море закончилось. Можно сказать, что в этом морском сражении Япония одержала победу в тактическом отношении. Поскольку пришлось отказаться от захвата Порт-Морсби, то в стратегическом отношении победа принадлежала Соединенным Штатам.

Десант с отрядом Южных морей вечером 9 мая возвратился в Рабаул. 19 мая отряд вошел в состав формируемой 17-й армии.3. Подготовка операции против Фиджи, Самоа и Новой Каледонии

Как было уже сказано, морской отдел Ставки, отказавшись в силу возникших разногласий с армией от операции по захвату Австралии, в марте 1942 года предложил военному отделу провести операцию по захвату Фиджи, Самоа и Новой Каледонии, которой было присвоено кодовое наименование "FS". Ее цель состояла в том, чтобы не допустить превращения Австралии в плацдарм США для перехода в контрнаступление против Японии. В связи с отказом от непосредственной оккупации Австралии было решено захватить Фиджи, Самоа и Новую Каледонию и использовать их в качестве военно-морских и авиационных баз для действий по нарушению коммуникаций между США и Австралией.

Армейское командование выразило полное согласие со взглядами командования флота на проведение операции. Оно считало, что для выполнения поставленной задачи необходимо выделить три отряда общей численностью в три пехотных батальона. С середины марта оперативные управления армии и флота совместно приступили к рассмотрению общих принципов и в начале апреля подготовили проект плана операции. В начале апреля, когда широко развернулась подготовка к операции, морской отдел Ставки неожиданно предложил военному отделу до проведения операции "PS" осуществить захват о. Мидуэй и Алеутских о-вов. В конце концов командование армии дало согласие провести такую операцию. О ее деталях будет сказано ниже.

Из-за неудачи по захвату Порт-Морсби, а также в связи с новым планом операции против о. Мидуэй и Алеутских о-вов проведение операции "FS" представлялось в самых общих чертах. Тем не менее подготовка к ней продолжалась. 18 мая был издан приказ о сформировании 17-й армии, командующим которой был назначен генерал-лейтенант Хякутакэ Харуёси. В тот же день командующий 17-й армией получил директиву Ставки следующего содержания: "17-й армии во взаимодействии с ВМС захватить важные районы на о. Новая Каледония, о-вах Фиджи и Самоа и Порт-Морсби". Такую же директиву получил главнокомандующий Объединенным флотом.

Замысел операции был таков: захватив указанные острова, усилить действия по нарушению коммуникаций между США и Австралией, вместе с этим заставить противника отказаться от планов контрнаступления с различных направлений. Для проведения операции выделяются: от сухопутных войск - силы из состава 17-й армии (три отряда общей численностью в три пехотных батальона); от военно-морских сил - 2-я дивизия крейсеров и 1-й воздушный флот. Отряд вторжения на о. Новая Каледония сосредоточивается в третьей декаде июня в Рабау-ле; отряды вторжения на о-ва Фиджи и Самоа - в первой декаде июля на о. Трук. Ориентировочное время начала операции - первая декада июля.

В связи с поражением японских вооруженных сил в третьей декаде июня у о. Мидуэй Ставка решила отложить операцию "FS" на два месяца. Силам, выделенным для участия в операции, был отдан приказ частично сосредоточиться на архипелаге Бисмарка, а главными силами - на о-вах Минданао и Палау.

4. Подробности принятия решения на операцию против о. Мидуэй и Алеутских о-вов

В начале апреля 1942 года военно-морской отдел Ставки неожиданно предложил военному отделу до проведения операции "FS" провести операцию по захвату о. Мидуэй и Алеутских о-вов и выделить для нее от армии один пехотный полк. Считая, что на изучение и подготовку любой операции требуется значительное время, оперативное управление генерального штаба высказало сомнение в том, что командование военно-морских сил действительно думает провести такую крупную операцию до операции "FS", которая должна была начаться примерно через два месяца. Кроме того, возникла мысль, не готовятся ли ВМС под видом действий против о. Мидуэй и Алеутских о-вов к захвату Гавайских о-вов, против чего армия категорически возражала. Оперативное управление морского генерального штаба разъяснило, что эта операция направлена только против о. Мидуэй, а захват Гавайских о-вов не предполагается.

Особенно настаивал на проведении операции против о. Мидуэй и Алеутских о-вов главнокомандующий Объединенным флотом адмирал Ямамото, которого впоследствии поддержал начальник морского генерального штаба Нагано.

В оперативном управлении генерального штаба даже высказывалась мысль об отказе сотрудничать с ВМФ и о том, чтобы предоставить проведение этой операции полностью на откуп флоту. Однако сотрудничество армии и флота осуществлялось с начала войны довольно гладко, поэтому, чтобы не вызывать трений, армейское командование в конечном счете согласилось с представленным планом операции. Оно, естественно, понимало необходимость проведения операции против Алеутских о-вов в целях укрепления обороны на северном фланге и нарушения связей между США и СССР. 5 мая Ставка в директиве главнокомандующему Объединенным флотом приказала во взаимодействии с армией захватить о. Мидуэй и важные острова в западной части Алеутской гряды. Для захвата о. Мидуэй выделялся отряд Икки (усиленный пехотный батальон 28-го пехотного полка), а для захвата Алеутских о-вов - 301-й отдельный пехотный батальон. Одновременно с этим в Ставке было утверждено центральное соглашение между армией и флотом относительно предстоящей операции.

В японском ВМФ широкое распространение получила стратегическая концепция о том, чтобы с началом войны, пока еще сохраняется равновесие сил, вступить в решающее сражение с главными силами американского флота. Отсюда следовало, что после достижения цели первого этапа войны, т. е. захвата богатых сырьем районов Южных морей, необходимо возможно скорее вступить в решающее сражение с американским флотом, нанести ему поражение и затем, сохраняя благоприятное для нас соотношение в силах, укрепить свое положение и ждать благоприятного развития международной обстановки, особенно военного положения в Европе. В частности, главнокомандующий Объединенным флотом Ямамото твердо отстаивал необходимость проведения решающего морского сражения в 1942 году.

В приказе, который издал Ямамото еще до начала войны, 5 ноября 1941 года, предусматривался захват или уничтожение объектов на о. Мидуэй на втором этапе при первой же возможности и в кратчайший срок. Далее в выводах проекта об основных принципах ведения операций, составленного 14 января 1942 года начальником штаба Объединенного флота контр-адмиралом Угаки, говорилось следующее: "Объединенный флот захватывает о-ва Мидуэй, Джонстон, Пальмира, обеспечивает выдвижение авиации; в нужный момент силы, предназначенные для решающего сражения, и силы вторжения совершают бросок к Гавайям и захватывают их; одновременно с этим силы, предназначенные для решающего сражения, вступают в бой с американским флотом и уничтожают его"1.

1 Вопрос о господстве на море или "владении морем" встал сейчас с особой остротой по следующим мотивам. Операция против Перл-Харбора, блистательная по форме и видимым результатам, дала японскому флоту лишь временное превосходство, которое затем постепенно утрачивалось.

Война грозила принять затяжной характер, и, чтобы выиграть ее, необходимо было "владеть морем". Достигнуть последнего можно было лишь путем генерального сражения, в результате которого флот противника был бы уничтожен или ослаблен настолько, что не имел бы возможности оспаривать господство и противодействовать выполнению дальнейших планов операций.

Придерживаясь этой теорий и выступая за генеральное сражение, японское командование не учитывало того важного обстоятельства, что даже выигранное генеральное сражение имело бы только тактические или в лучшем случае оперативные результаты, что оно ни в коем случае не смогло бы привести к выигрышу войны, в ходе которой происходил коренной перелом под влиянием более важных социально-политических, экономических и военных факторов. И наконец, уничтожение кораблей флота в условиях Второй мировой войны не означало бы ликвидации сопротивления на море. Оно продолжалось бы взаимодействующими усилиями других видов вооруженных сил до тех пор, пока союзники, используя свои превосходящие по сравнению с Японией военно-экономические возможности, не восстановили бы равновесие.Наряду со сторонниками наступления на восток среди офицеров штаба Объединенного флота имелась многочисленная группа, которая считала, что операция по захвату Гавайских о-вов связана с большим риском, так как в настоящее время нет возможности подавить расположенную там базовую авиацию. Группа выступала за проведение операции на западном направлении, т. е. в Индийском океане. Был утвержден план проведения такой операции. И в этот район были направлены главные силы флота, где они находились до конца первой декады апреля.

Военно-морской отдел Ставки и штаб Объединенного флота непосредственно занялись изучением вопроса об операциях второго этапа войны еще с середины февраля. Вначале вопрос о захвате о. Мидуэй не являлся темой для конкретного изучения, а рассматривался лишь в общих чертах, на случай проведения в будущем операции по захвату Гавайских о-вов. Однако уже в марте Объединенный флот стал решительно настаивать на необходимости захвата этого острова. Военно-морской отдел Ставки занял противоположную позицию. Он считал, что захват о. Мидуэй сам по себе не представляет особых трудностей, но если учитывать удаленность острова от Японии, то вызывает сомнение, возможно ли обеспечить регулярное снабжение гарнизона, который будет оставлен на острове, а также своевременную и эффективную помощь им в случае контрнаступления противника.

Благодаря настойчивости, проявленной командованием Объединенного флота, начальник морского генерального штаба Нагано 5 апреля дал согласие на проведение операции против о. Мидуэй. Вопрос же о времени ее проведения остался открытым. Операция была оформлена директивой военно-морского отдела Ставки от 16 апреля. Однако через два дня в воды, омывающие собственно Японию, вторглось американское авианосное соединение. Самолеты Дулиттла подвергли бомбардировке Токио и другие крупные города собственно Японии1.

1 18 апреля 1942 года американская авианосная авиация под командованием Дулиттла совершила первый налет на территорию Японии. Бомбардировке подверглись главным образом Токио, а также Нагоя и Кобэ.После налета авиации противника адмирал Ямамото настойчиво потребовал немедленно начать операцию против о. Мидуэй и усилить дозорную службу в восточном направлении. Он считал, что в противном случае невозможно будет сорвать воздушные налеты на города империи. Военно-морской отдел Ставки решил наконец провести операцию против о. Мидуэй в июне, с чем был согласен и военный отдел.

ГЛАВА VII

НАЛЕТЫ АМЕРИКАНСКОЙ АВИАЦИИ НА ТЕРРИТОРИЮ СОБСТВЕННО ЯПОНИИ

1. Появление американского авианосного соединения и подготовка нашего ВМФ к рейдерским действиям1

В результате внезапных действий против Гавайских о-вов в самом начале войны Японии удалось нанести надводным силам противника сокрушительный удар. Однако можно было полагать, что ему вскоре удастся восстановить свою морскую мощь. Кроме того, не исключалась возможность внезапных нападений со сто

Налет выявил высокую уязвимость японских городов с воздуха, слабость противовоздушной обороны страны с морского направления, показал необходимость отодвинуть дальше на восток линию продвижения Японии, а следовательно, и передовую линию ПВО.

Этим воспользовался Ямамото для того, чтобы устранить последние колебания и добиться санкции на проведение операции.

1 По терминологии военного времени соединения, формировавшиеся с целевым назначением для решения определенных задач, именовались оперативными соединениями. Такое название сохранилось как традиционное и в этом смысле фигурирует в переводе. Ниже, в тех случаях, когда основу такого соединения будут составлять авианосцы, для большей определенности оно будет именоваться авианосным соединением.роны оперативных соединений противника, основу которых составляли авианосцы.

1 февраля 1942 года авиация такого авианосного соединения совершила налет на Маршалловы о-ва; 20 февраля это соединение появилось в водах северо-восточнее Рабаула; 10 марта во время нашей высадки в Лаэ и Сала-моа на Новой Гвинее был совершен крупный налет на корабли и суда, принимавшие участие в высадке.

Как известно, протяженность береговой линии Японских о-вов, обращенной в сторону Тихого океана, составляет около 3000 миль. Оборона с моря побережья такой большой протяженности сопряжена со значительными трудностями.

В этих условиях единственным средством защиты собственно Японии от авианосных соединений противника было создание от Курильских о-вов на севере до о. Минамитори (Маркус) на юге рубежа дозора с расположением на этой линии рыболовных судов, а также организации непрерывного патрулирования самолетами авиации флота на глубину до 600 миль от побережья. Это давало возможность своевременно обнаружить приближение кораблей противника и немедленно контратаковать их.

Для рейдерских действий авиации над морем были выделены отряд с большим боевым опытом, который 1 апреля возвратился из районов Южных морей, и специально сформированная 26-я воздушная флотилия. Всего - около 80 сухопутных штурмовиков. Основные силы действовали с базы Кисарадзу; часть самолетов была переброшена на о. Минамитори.

10 апреля в 18 час. 30 мин. было получено донесение радиоразведки о нахождении авианосного соединения противника в составе двух-трех авианосцев в 400 милях северо-западнее Перл-Харбора. Предполагалось, что противник намерен приблизительно 14 апреля совершить воздушный налет на Токио.

Патрульным самолетам, базировавшимся на Кисарад-зу и Минамитори, был отдан приказ вести тщательную разведку в радиусе 700 миль. Был срочно разработан план нанесения контрудара. В плане указывалось, что самолеты противника поднимутся в воздух, вероятно, в пункте, удаленном от побережья на 300 миль. Задача состояла в том, чтобы обнаружить авианосное соединение за день до предполагаемого воздушного налета и первыми нанести по нему удар, атакуя корабли в дневное время силами торпедоносной авиации. В том случае, если время обнаружения противника позволит начать атаки его кораблей с рассветом, следует продолжать наращивать удары так, чтобы в течение дня в результате непрерывных торпедно-бомбовых ударов нанести противнику поражение и сорвать воздушное нападение. Возлагались надежды и на возвращавшееся после операции в Индийском океане оперативное соединение вице-адмирала Нагумо. Оно должно было пойти на перехват противника и уничтожить его.

С 10 апреля на море установилась ясная погода, однако, несмотря на непрерывное патрулирование, самолеты не обнаружили противника. 18 апреля в 6 час. 30 мин. с патрульного судна "Нитто Мару - 23", находившегося на позиции в дозоре, поступило донесение: "Вижу три авианосца противника. Нахожусь в 600 милях восточнее мыса Инубо".

26-й воздушной флотилии был немедленно отдан приказ подготовить к вылету ударную группу. Для установления контакта с противником вылетели три сухопутных штурмовика. В 9 час. 45 мин. патрульные самолеты, вылетевшие еще в 6 час. 30 мин. сообщили об обнаружении в 600 милях восточнее Токио 2 двухмоторных самолетов, однако сведений о кораблях противника не поступало. Чтобы не упустить благоприятный момент, в 12 час. 45 мин. в воздух поднялась и направилась на восток ударная группа в составе 29 штурмовиков базовой авиации в сопровождении 24 истребителей.

Предполагалось, что воздушный налет противник совершит 19 апреля. Сигнал тревоги поэтому не подавался нигде, кроме военно-морской базы Йокосука, в которой тревогу объявили в 8 час. 39 мин.

Получив донесение с патрульного судна "Нитто Мару - 23", штаб Объединенного флота немедленно отдал приказ о развертывании сил против американского флота. 2-й флот, находившийся в Йокосука, немедленно вышел в открытое море на перехват противника. Соединение Нагумо, на котором находился 1-й воздушный флот, возвращалось из Индийского океана и проходило пролив Баши. По приказу оно на повышенной скорости направилось в сторону противника. Изменили курс 8-я эскадра подводных лодок (6 подводных лодок), которая 16 апреля вышла из Внутреннего Японского моря и направилась к восточному побережью Австралии, и 3-я эскадра подводных лодок (3 подводные лодки), находившаяся приблизительно в 200 милях западнее места обнаружения противника.

2. Налет авиации противника

Японский ВМФ принял указанные выше меры, исходя из предположения, что противник совершит налет не раньше утра 19 апреля.

Это предположение ошибочно основывалось на том, что американские самолеты, базировавшиеся на авианосное соединение, являются палубными с небольшим радиусом действия. В действительности это оказались бомбардировщики В-25. 18 апреля они несколькими волнами прошли над п-овом Босо и с 13 час. в течение 50 мин. внезапно совершили налеты на Токио, Иокогаму, Кавасаки, Йокосуку, Нагою и Кобэ. Тревога была объявлена уже после того, как начали взрываться бомбы. Наши истребители только еще набирали высоту, а противник на бреющем полете уже атаковал цели.

Этот налет был для нас загадкой. Лишь позже из допроса экипажа самолета В-25, совершившего вынужденную посадку в Китае в окрестностях Наньчана, который был занят нашими войсками, выяснилось следующее. Группа бомбардировщиков, экипажи которых состояли из добровольцев, под командованием подполковника Дулит-тла после месячной подготовки была погружена на авианосец "Хорнет". Выйдя из Аламеда, авианосец соединился с другим авианосцем - "Энтерпрайз", и оба авианосца направились к берегам Японии.По плану противника самолеты должны были взлететь с авианосцев в 400 милях восточнее Японии, совершить ночной налет и на следующее утро приземлиться на базе в Китае. Однако утром 18 апреля авианосное соединение было обнаружено японским дозорным судном. Чтобы избежать упреждающего удара, было решено провести налет в дневное время и поднять самолеты в воздух в 650 милях восточнее мыса Инубо.

По этой причине наши патрульные самолеты, достигнув самой удаленной точки разведки, не смогли обнаружить соединение, так как оно находилось за ее пределами.

Итак, территория собственно Японии стала объектом для авиации противника. Войска ПВО, которые должны были непосредственно прикрывать территорию собственно Японии, вступили в действие. Сразу же после налета Восточный военный округ сообщил, что в ходе налета сбито девять самолетов противника. Слабым местом ПВО страны считалось направление со стороны Тихого океана. Для усиления этого направления был один выход - немедленно захватить о. Мидуэй. На этом особенно настаивал главнокомандующий Объединенным флотом Ямамото.

После налета американской авиации противоречия между морским генеральным штабом и командованием Объединенного флота, возникшие в связи с планом операции против о. Мидуэй, отпали. В результате было принято решение о проведении в кратчайший срок операции, которая закончилась для Японии крайне плачевно.

3. Чжэцзян-Цзянсийская операция

ПВО собственно Японии во время первого налета самолетов Дулиттла не добилась какого-либо значительного успеха. Самолеты противника скрылись в сторону Китая, о чем было немедленно сообщено расположенным там экспедиционным войскам. В действие была приведена истребительная авиация, дислоцировавшаяся в основном в Центральном Китае. Ей удалось добитьсянекоторого успеха. В частности, в районе Наньчана, как уже упоминалось, был посажен бомбардировщик противника. Военный отдел Ставки срочно принял меры, направленные на захват или уничтожение баз противника на материке, чтобы тем самым воспрепятствовать их использованию. 30 апреля Ставка передала главнокомандующему экспедиционными войсками в Китае директиву следующего содержания: "В кратчайшие сроки развернуть операцию по разгрому противника в провинции Чжэцзян, уничтожить находящиеся там основные аэродромы и сорвать планы использования района в качестве базы для налетов на территорию собственно Японии". Одновременно был отдан приказ захватить наземными силами аэродромные узлы противника в районах Лишуй, Цюйч-жоу и Юйшань, а другие аэродромные узлы нейтрализовать или разрушить силами авиации; если позволит обстановка, после полного разрушения аэродромов, военных сооружений, основных путей сообщения и других объектов возвратиться на прежнее место дислокации; время возвращения будет указано особо.

Во исполнение приказа штаб экспедиционных войск в Китае разработал план операции, который предусматривал следующее: усиленная 13-я армия (штаб в Шанхае) 15 мая главными силами переходит в наступление из района Ханчжоу против армии 3-го восточного боевого участка и подавляет авиационные базы в районах Цзиньхуа, Юйшань, Цюйчжоу и Лишуй; 11-я армия (штаб в Ханькоу) переходит в наступление против армии 3-го западного участка, обеспечивая действия 13-й армии; 1-я авиационная группа наносит удары по авиационным базам. Операция ставила целью нанесение противнику ударов с востока и запада по сходящимся направлениям.

13-я армия развернулась на фронте около 150 км от Юйхана (западнее Ханчжоу) до Фынхуа, имея в первом эшелоне четыре дивизии и одну бригаду, во втором - одну дивизию (всего 53 пехотных батальона). 15 мая армия перешла в наступление. Оно развивалось успешно. После ожесточенных боев были захвачены: 28 мая - Цзиньхуа, 7 июня - Цюйчжоу, 12 июня - Юйшань, 13 июня - Гуанфын и 24 июня - Лишуй.

Батарея японской полевой артиллерии ведет огонь во время одной из операций в Китае.

11-я армия, имея в первом эшелоне две дивизии (всего 26 пехотных батальонов), после подготовки в районе Наньчана ночью 31 мая перешла в наступление. Были захвачены: 4 июня - Фучжоу, 12 июня - Цзяньчан, 16 июня - Гуйци. 1 июля передовые части 11-й армии соединились в районе Хэнфына с передовыми частями 13-й армии.

После двухмесячного нахождения в занятых районах обе армии, закончив предусмотренные действия по разрушению аэродромов и военных сооружений, 19 августа начали обратное движение и к концу месяца возвратились в районы, которые они занимали до наступления. Войска были оставлены лишь в районе Цзиньхуа, где добывался плавиковый шпат, столь необходимый в металлургии.ГЛАВА VIII

ПОРАЖЕНИЕ У О. МИДУЭЙ И ЗАХВАТ АЛЕУТСКИХ О-ВОВ

1. Обстановка на операционных направлениях

О. Мидуэй представляет собой атолл диаметром 6 миль. Он состоит из двух островов - Санд-Айленд и Истерн-Айленд. Они имеют ровную поверхность, покрытую тропической растительностью.

До начала войны на о. Мидуэй дислоцировался батальон американской морской пехоты около 750 человек. В дальнейшем численность гарнизона возросла. На острове было установлено много береговых артиллерийских батарей, зенитных орудий и прожекторных установок, созданы базы сухопутных самолетов и гидроавиации, база подводных лодок и оборудована радиостанция. Со стороны моря оба острова ограждены барьерным рифом, поэтому высадка десанта представляла значительные трудности.

О. Мидуэй был не только крупной базой, способной обеспечить систематические действия оперативного соединения противника вблизи берегов собственно Японии, но и единственной базой, с которой тяжелые самолеты могли совершать налеты на захваченный нами о. Уэйк. Наряду с Алеутскими о-вами о. Мидуэй занимал важное стратегическое положение, которое давало противнику возможность в значительной степени нейтрализовать наши действия в восточном направлении.

До начала операции против о. Мидуэй и Алеутских о-вов командование ВМФ Японии считало, что на алеутском направлении у противника не было кораблей и самолетов, отсутствовали крупные оборонительные сооружения. Оборона, за исключением Датч-Харбора, была очень слабой.

Что касается о. Мидуэй, то на нем были воздвигнуты мощные оборонительные сооружения, постоянно находились 24 летающие лодки, около 20 истребителей, а также 12 бомбардировщиков армейской авиации. При необходимости число самолетов могло быть удвоено. Самолеты круглосуточно несли патрульную службу на глубину до 600 миль от острова. На указанном направлении, включая Гавайские о-ва, действовали морские силы в составе 2-3 авианосцев, 2 линейных кораблей, 4-5 линейных, 3-4 тяжелых и 4 легких крейсеров, около 30 эскадренных миноносцев и примерно 25 подводных лодок. Существовала большая вероятность того, что эти силы будут использованы в боях за о. Мидуэй. Поскольку от характера действий этих сил зависела судьба операции, был составлен план разведки района Перл-Харбора, который служил для них базой. В соответствии с этим планом наша летающая лодка должна была 31 мая вылететь с о. Вотье (из группы Маршалловых о-вов), заправиться горючим с подводной лодки у рифов Френч-Фригейт и, совершив скрытный подход, внезапно провести разведку. Однако в самый последний момент с подводной лодки-заправщика поступило сообщение о том, что в районе рифов находятся корабли противника, которые ведут тщательное наблюдение. Проведение разведки было отложено на сутки. В дальнейшем из-за отсутствия признаков, указывающих на ослабление противником наблюдения, от нее пришлось отказаться совсем, хотя в то время авиационная разведка являлась единственным средством выявить намерения противника, расположенного на Гавайях. Разведка у Мидуэя и в прилегающих к нему районах была осуществлена только подводной лодкой И-168, действовавшей с полуночи 1 июня до полудня 2 июня.

Предполагалось, что в случае неблагоприятной погоды на алеутском направлении (туман) операция будет на некоторое время отложена, а на направлении Мидуэя, где погодные условия не вызывали беспокойства, будет проведена в установленный срок.

2. Замысел операции против о. Мидуэй и Алеутских о-вов

После операции против Гавайских о-вов штаб Объединенного флота находился на флагманском корабле главнокомандующего Объединенным флотом линкоре "Ямато", который стоял у о. Хасира, в западной части Внутреннего Японского моря. После захвата районов Южных морей и по мере завершения в апреле 1942 года операции в Индийском океане корабельные силы Объединенного флота, выделенные для решающего сражения, сосредоточивались в западной части Внутреннего Японского моря. Большая часть базовой авиации расположилась на восточном направлении для действий в Тихом океане. Объединенный флот готовился к предстоящим операциям.

5 мая 1942 года Ставка в директиве главнокомандующему Объединенным флотом приказала во взаимодействии с сухопутными войсками захватить о. Мидуэй и важнейшие районы в западной части Алеутских о-вов. Замысел операции против о. Мидуэй и Алеутских о-вов, разработанный штабом Объединенного флота, сводился к следующему:

1. Общий замысел. Операция проводится на двух направлениях" против о. Мидуэй и против Алеутских о-вов. Боевые действия на обоих направлениях тесно связаны между собой и являются частью единой операции по захвату важных районов. Операция также имеет своей целью перехватить и уничтожить флот противника, который, как предполагалось, выйдет для нанесения контрудара.

2. Операция на направлении Мидуэя. Операцию начинает авианосное соединение, самолеты которого уничтожат силы противника, в первую очередь авиацию, и оборонительные сооружения на о. Мидуэй. Вслед за этим соединение вторжения высаживает десант и с ходу захватывает остров. Предусматривалось оперативное обеспечение и прикрытие соединений от крупных сил противника, появление которых можно было ожидать со стороны Гавайских о-вов. Их обнаруживают и контратакуют подводные лодки из состава передового соединения, предварительно развернутые между Гавайями и о. Мидуэй, авианосное соединение, главные силы и силы соединения вторжения1.

1 Хотя основная роль в предстоящем сражении отводилась авианосцам, главными силами по традиции именовалось соединение ли-

нейных кораблей.При этом в целях более надежного перехвата противника и сосредоточения сил для боя главные силы и соединение вторжений располагаются по периметру с севера на северо-запад и с юга на юго-запад от о. Мидуэй.

2-й специальный объединенный отряд морской пехоты (около 2 батальонов общей численностью 2800 человек) и армейский отряд Икки (усиленный батальон численностью около 3000 человек) - силы десантных войск - под прикрытием 2-й эскадры эскадренных миноносцев и 7-й дивизии крейсеров вечером 28 мая выходят из базы Сайпан и 7 июня производят высадку на о. Мидуэй.

1-е авианосное соединение утром 27 мая снимается с якоря в западной части Внутреннего Японского моря, и в 1 час 30 мин. 5 июня палубная авиация производит налет на о. Мидуэй. 2-й флот - оперативное прикрытие вторжения - утром 27 мая снимается с якоря в западной части Внутреннего Японского моря, прикрывает на переходе силы, вышедшие с о. Сайпан, и в день высадки десанта выходит в район южнее и юго-западнее о. Мидуэй для непосредственной поддержки сил десанта.

Надводные корабли сил вторжения 6 июня захватывают о. Куре (17 миль северо-западнее о. Мидуэй), оборудуют на нем авиационную базу; остальные части и соединения 7 июня оказывают непосредственную поддержку силам десанта.

Главные силы (1-й флот) 27 мая снимаются с якоря также в западной части Внутреннего Японского моря и, оказывая поддержку соединениям и частям, во время высадки десанта выдвигаются в район в 600 милях северо-западнее о. Мидуэй. Базовая авиация, обеспечивая действия флота, ведет разведку противника в пределах радиуса действия самолетов и одновременно двумя летающими лодками проводит разведку бухты Перл-Харбор.

Главные силы передового соединения (отряд подводных лодок) оказывают содействие летающим лодкам и до 6 июня развертываются на позиции между Гавайскими о-вами и о. Мидуэй в готовности нанести контрудар по флоту противника.После захвата о. Мидуэй здесь размещается 2-й специальный объединенный отряд морской пехоты с 94 орудиями различных калибров и 40 пулеметами, 6 специальных подводных лодок и 5 торпедных катеров. С середины июня предполагается дополнительно выделить 4 специальные подводные лодки, 2 четырехтрубных торпедных аппарата и 12 орудий 200-мм калибра.

3. Операция на алеутском направлении. Северное соединение (5-й флот) силами оперативного соединения перед высадкой сил вторжения наносит авиационный удар по Датч-Харбору, уничтожает находящиеся там силы противника и оборонительные сооружения; силы вторжения захватывают о-ва Атту и Кыска. Для отражения контрудара крупных сил противника оперативное соединение, согласуя свои действия с действиями главных сил на направлении о. Мидуэй, перехватывает и уничтожает противника.

2-е авианосное соединение 26 мая снимается с якоря у Оминато, выходит в район южнее Датч-Харбора, 4 июня совершает налет авиации на Датч-Харбор, а 6 июня - на о-ва Кыска и Атту.

Соединение вторжения на о. Атту (1-я эскадра эскадренных миноносцев и армейский отряд Северных морей) 29 мая выходит из Оминато, совершает стремительную атаку важных пунктов на о-вах Атту и Канага, полностью разрушает оборонительные сооружения, после чего осуществляет высадку и захват о. Атту.

Соединение вторжения на о. Кыска (21-я дивизия крейсеров и отряд морской пехоты) 28 мая выходит из Оми-нато, заходит на о. Парамушир, 3 июня выходит отсюда и 7 июня производит высадку на о. Кыска.

Главные силы северного соединения действуют в основном с силами вторжения, после 7 июня выдвигаются в район южнее о. Атту для оказания общей поддержки операции.

В зависимости от обстановки соединение прикрытия главных сил (2-я дивизия линейных кораблей и 9-я дивизия крейсеров), действующее на направлении Мидуэя, выходит в район в 500 милях южнее о. Кыска и оказывает поддержку действиям северного соединения.Часть сил передового соединения до начала операции ведет разведку вдоль побережья Северной Америки и важных районов на Алеутских о-вах.

После захвата о-вов Атту и Кыска на о.Кыска размещается гарнизон от ВМФ, а на о. Атту - от сухопутных войск.

3. Ход операции против о. Мидуэй

27 мая, когда в Японии празднуют день военно-морского флота, авианосное соединение под командованием Нагумо в 6 час. первым снялось с якорной стоянки во Внутреннем Японском море и направилось к о. Мидуэй.

Силы, непосредственно участвовавшие в операции против о. Мидуэй, были разделены на главные силы и соединения: 1-е авианосное, вторжения, базовой авиации и передовое.

В состав главных сил, которые находились под непосредственным командованием адмирала Ямамото, державшего свой флаг на линейном корабле "Ямато", вошли 7 линейных кораблей, 3 легких крейсера и 1 авиатранспорт.

1-е авианосное соединение имело в своем составе 4 авианосца - "Акаги" (флагманский корабль соединения), "Кага", "Хирю" и "Сорю", на которых базировались 84 бомбардировщика, 93 штурмовика и 84 истребителя - всего 261 палубный самолет. Кроме того, на каждом авианосце находилось еще по 36 истребителей базовой авиации, которую намечалось развернуть на о. Мидуэй после его захвата.

В состав соединения вторжения, возглавляемого командующим 2-м флотом вице-адмиралом Кондо, вошли 2 линейных корабля, 8 тяжелых крейсеров, 2 легких крейсера, легкий авианосец и 2 авиатранспорта. Эти силы имели задачу прикрытия и охранения 12 транспортов с находившимися на них отрядом Икки (около 3000 человек) и 2-м специальным объединенным отрядом морской пехоты (около 2800 человек).Соединение базовой авиации состояло из 24-й воздушной флотилии, насчитывавшей по 72 сухопутных штурмовика и истребителя и 16 летающих лодок. Перед ней стояла задача взаимодействовать в операции против о. Мидуэй с палубной авиацией.

15 подводных лодок передового соединения 6 июня развернулись на позициях между Гавайскими о-вами и о. Мидуэй. Однако во время перехода и выдвижения они не вели разведку и поэтому не знали, что оперативное соединение противника прошло намеченный рубеж, не будучи обнаруженным еще до того, как на нем развернулись подводные лодки. Это оказало очень большое влияние на ход всей операции.

Находясь на подходе к о. Мидуэй, наше командование не имело никаких сведений о противнике. 30 мая было перехвачено длинное донесение, посланное, по-видимому, американской подводной лодкой из точки, находившейся на пути следования группы транспортов. Можно было предполагать, что в донесении сообщалось об их обнаружении. Когда транспорты подошли на расстояние 600 миль юго-западнее о. Мидуэй, они были обнаружены разведывательным самолетом противника и в тот же день после полудня подверглись налету его базовой авиации.

Наше авианосное соединение после пополнения 1-2 июня своих запасов шло полным ходом на восток. Видимость на море постепенно ухудшалась, а затем соединение вошло в полосу плотного тумана, что исключило возможность использовать визуальные средства сигнализации. Чтобы выдержать назначенное время, соединение 3 июня в 10 час. 30 мин. изменило курс и направилось прямо к о. Мидуэй. Для передачи приказа об изменении курса ничего другого не оставалось, кроме как нарушить радиомолчание. Приказ был передан на длинной волне, и вполне вероятно, что местонахождение соединения было запеленговано противником. Таким образом авианосное соединение, которое, держа курс на юго-восток, со скоростью узла направлялось к о. Мидуэй, оказалось в крайне серьезном положении.

4 июня в 15 час. 10 мин. было перехвачено донесение, вероятно, с американского патрульного самолета, который предположительно находился где-то вблизи нашего авианосного соединения. Затем в 16 час. 40 мин. с тяжелого крейсера "Тонэ", входившего в группу поддержки, сообщили о появлении около 10 американских самолетов по пеленгу 260°. В 23 час. 30 мин. в разрывах облаков дважды были обнаружены огни самолетов. Несмотря на все перечисленное, вице-адмирал Нагумо считал, что авианосное соединение еще не обнаружено противником. Тем не менее сразу после обнаружения огней самолетов была объявлена боевая тревога.

5 июня в 1 час 30 мин. в воздух поднялась наша первая ударная группа в составе 36 истребителей, 36 бомбардировщиков и 36 штурмовиков. Вскоре после взлета она была обнаружена летающей лодкой противника. В 30 милях от о. Мидуэй с летающей лодки, которая появилась над строем наших самолетов, была сброшена светящаяся бомба, чтобы привлечь внимание своих истребителей. Развернулся ожесточенный воздушный бой. Сломив сопротивление противника, наша ударная группа ринулась на наземные цели, но на земле самолетов не оказалось.

Противник, заранее предупрежденный о подходе нашей ударной группы, поднял самолеты в воздух, чтобы уклониться от удара или контратаковать нашу группу. После бомбового удара по аэродрому и другим военным объектам группа легла на обратный курс. Ее командир, считая, что цель первой атаки не достигнута, передал по радио: "Необходима вторая атака о. Мидуэй".

Сведения об обнаружении кораблей противника все еще не поступали. Вице-адмирал Нагумо решил направить против о. Мидуэй вторую ударную группу. На штурмовиках вместо торпед устанавливались 800-кг бомбы.

Перед этим с 2 час. 35 мин. вблизи нашего авианосного соединения время от времени появлялся американский самолет. В 4 час. начался налет базовых самолетов противника. Налет продолжался до 6 час. 50 мин. Наши истребители и зенитная артиллерия сбили большое число участвовавших в налете самолетов. Авианосное соединение потерь не понесло.

Во время этого налета, приблизительно в 5 час. впервые было получено донесение об обнаружении американских кораблей. В этом донесении, полученном с разведывательного самолета, который базировался на "Тонэ", сообщалось: "Вижу десять кораблей, очевидно, противника. Пеленг 10°, расстояние 240 миль от о. Мидуэй, курс 150°. Скорость хода 20 узлов". Затем дважды поступали донесения о погоде в районе, курсе и скорости кораблей противника, но о классах кораблей ничего не говорилось. Разведывательному самолету немедленно передали приказ: "Установить класс кораблей". В 5 час. 09 мин. с самолета сообщили: "Силы противника состоят из пяти крейсеров и пяти эскадренных миноносцев". В 5 час. 30 мин. поступило еще одно донесение: "Колонну замыкает корабль, похожий на авианосец". Вице-адмирал Нагу-мо доложил главнокомандующему Объединенным флотом обстановку и свое решение идти на сближение с противником.

Палубные самолеты второй ударной группы, которым предстоял вылет, не могли немедленно подняться в воздух, так как с них были сняты торпеды и подвешивались бомбы1.

К действию были готовы только палубные бомбардировщики, при этом истребители, выделенные для их прикрытия, уже находились в воздухе. С 6 час. на подходах к нашим авианосцам стали появляться возвращавшиеся с задания самолеты первой ударной группы, которые нанесли удар по о. Мидуэй. Вылет второй ударной группы было решено произвести после того, как будет закончен прием на палубы самолетов первой группы. Вскоре было доложено, что 1-я дивизия авианосцев (авианосцы "Ака-

1 Дело в том, что торпедоносцы готовились для нанесения удара по аэродромам о. Мидуэй. Самолеты первого эшелона, прорвавшись к о. Мидуэй, нанесли серьезный ущерб его объектам, однако главную задачу - уничтожение авиации противника - они не выполнили. Американское командование, получив сообщение о подходе противника, подняло в воздух самолеты.

Было решено повторить удар по о. Мидуэй после того, как американские самолеты вернутся на аэродром. Поэтому-то на палубных торпедоносцах произвели замену торпед бомбами. Теперь же предстояло срочно вновь произвести замену, на этот раз бомбы торпедами.Американская авиация атакует японские корабли в ходе сражения у о. Мидуэй. Июнь 1942 г.

ги" и "Кага") будет готова к действиям в 7 час. 30 мин. а 2-я дивизия (авианосцы "Хирю" и "Сорю") - с 7 час. 30 мин. до 8 час.

К моменту, когда закончился прием самолетов первой ударной группы, подготовка к вылету второй группы была почти полностью завершена. В 7 час. 35 мин. когда вот-вот должен был взлететь первый наш самолет, около тридцати палубных бомбардировщиков противника неожиданно нанесли по авианосцам бомбовый удар с пикирования. Палубы авианосцев были забиты самолетами, готовыми к взлету. Сброшенные бомбы вызвали детонацию большого количества бомб, находившихся на палубах. В результате три авианосца - "Акаги", "Кага" и "Сорю" - были выведены из строя. Неповрежденным оставался только "Хирю". За какое-то мгновение обстановка совершенно изменилась. В 8 час. 30 мин. командир авианосного соединения перенес свой флаг с авианосца "Акаги" наоказавшийся поблизости крейсер "Нагара", входивший в группу прикрытия. Авианосное соединение, имевшее теперь единственный неповрежденный авианосец "Хи-рю", идя курсом на север, продолжало вести бой.

Командир 2-й дивизии авианосцев контр-адмирал Яма-гути Тамон, находившийся на "Хирю", решил самостоятельно атаковать оперативное соединение противника. В 7 час. 58 мин. группа в составе 18 бомбардировщиков и 6 истребителей поднялась в воздух. Уклонившись от встречи с вражескими истребителями и преодолев завесу зенитного огня, эта группа в 9 час. 07 мин. атаковала американский авианосец "Йорктаун", причинив ему серьезные повреждения.

Еще до этих событий разведывательный самолет, вылетевший в 5 час. 30 мин. с "Сорю", совершил посадку на "Хирю". Летчик сообщил об обнаружении им оперативного соединения противника в составе трех авианосцев: "Энтерпрайз", "Хорнет" и "Йорктаун". Было решено атаковать их всеми оставшимися самолетами. В 10 час. 30 мин. в воздух поднялись десять штурмовиков под прикрытием шести истребителей. По полученному донесению, в один авианосец противника попали три торпе-ды1; кроме того, получил серьезные повреждения тяжелый крейсер.

После трех воздушных налетов, включая атаку о. Мидуэй, "Хирю" лишился большей части своих самолетов. На авианосце осталось всего 6 истребителей, 5 бомбардировщиков и 4 штурмовика. Тем не менее проводилась подготовка к тому, чтобы снова атаковать авианосцы про

1 Это был все тот же авианосец "Йорктаун". Первый раз он был атакован 18 пикирующими бомбардировщиками под прикрытием 6 истребителей, в результате чего получил повреждение. После этого последовала атака, о которой пишет автор, но вопреки его утверждению в авианосец попало не три, а две торпеды. Американцы в панике покинули корабль, но вскоре обнаружили, что пожары и взрывы на нем прекратились сами собой. Тогда американское командование выслало миноносец для буксировки авианосца в Перл-Харбор. Днем 6 июня они подверглись атаке подводной лодки И-168; в результате атаки был потоплен эскадренный миноносец, а утром следующего дня затонул и "Йорктаун".тивника. Но в 14 час. 03 мин. когда ударная группа собиралась взлететь, 13 американских бомбардировщиков нанесли по "Хирю" бомбовый удар. На авианосце вспыхнул сильный пожар. Матросы покинули корабль. Адмирал Ямагути и командир авианосца капитан I ранга Каку остались на мостике, чтобы разделить участь корабля.

Испытав горечь поражения, вице-адмирал Нагумо отошел на запад, чтобы избежать воздушной атаки, и решил дождаться наступления темноты, после чего изменить курс, сблизиться с противником и навязать ему ночной бой. Однако в 15 час. 30 мин. с самолета, базировавшегося на "Тикума", было получено донесение, что восточнее накренившегося на борт и горящего авианосца противника обнаружено соединение в составе 4 авианосцев, 6 крейсеров и 15 эскадренных миноносцев, идущее курсом на запад1.

Таким образом, противник оказался намного сильнее, чем мы предполагали. Теперь в случае неудачного ночного боя наши корабли с рассветом оказались бы в безвыходном положении. Все это хорошо понимал вице-адмирал Нагумо и поэтому решил отказаться от ночного боя и продолжать отход на северо-запад.

В этой обстановке на флагманском корабле Объединенного флота было принято решение всеми силами атаковать и уничтожить противостоящего противника. В 9 час. 20 мин. был отдан приказ 2-му авианосному соединению (авианосцы "Рюдзё" и "Дзунё"), действовавшему на алеутском направлении, идти на соединение с силами Объединенного флота. 3атем в 10 час. 10 мин. было приказано временно приостановить захват о. Мидуэй и Алеутских о-вов. После этого было принято решение на ночной бой. Однако, видя, что обстановка все больше меняется в пользу противника, адмирал Ямамото в 21 час. 15 мин. приказал соединению вторжения и авианосному со

1 Это было корабельное соединение американского флота, которое вышло из Перл-Харбора и прошло район предполагаемого развертывания японских подводных лодок между Гавайями и о. Мидуэй еще до того, как лодки успели занять свои позиции, и поэтому не было обнаружено японцами.единению присоединиться к главным силам, а в 23 час. 55 мин. отдал приказ об отмене операции по захвату о. Мидуэй.

Утром 6 июня авианосное соединение снова было атаковано американскими самолетами, но, к счастью, все обошлось благополучно. После полудня оно присоединилось к главным силам и большей части соединения вторжения. Главнокомандующий Объединенным флотом в 7 час. 6 июня приказал 2-му авианосному соединению возвратиться к северному соединению и продолжать выполнение ранее поставленной задачи на алеутском направлении.

Перед этим 7-я дивизия крейсеров (командир контрадмирал Курита) в составе четырех крейсеров в соответствии с приказом подошла к о. Мидуэй, чтобы до рассвета 6 июня обстрелять его. Когда дивизия находилась в 90 милях западнее острова, ей был послан приказ, отменяющий предыдущий. Корабли изменили курс. Вскоре с флагманского корабля "Кумано", который шел впереди, обнаружили подводную лодку противника, находившуюся в надводном положении. Был подан сигнал "Поворот всё вдруг". Из-за нечеткого выполнения маневра крейсер "Микума", шедший третьим номером, столкнулся с крейсером "Могами", шедшим четвертым. У "Могами" оказалась срезанной носовая часть, и он под прикрытием "Микума" стал отходить на запад. 7 июня с 18 час. 45 мин. крейсер "Микума" подвергся непрерывным атакам палубных самолетов противника и затонул в 500 милях западнее о. Мидуэй1.

Адмирал Ямамото установил, что оперативное соединение противника перешло к преследованию, решил заманить его в зону действия нашей авиации, базировавшейся на о. Уэйк, и уничтожить. 7 июня в 12 час. был

1 Известная недооценка подводных лодок привела к тому, что не уделялось необходимого внимания противолодочной обороне. В данном случае крейсеры шли без охранения. Вместо атаки и потопления почему-то не успевшей погрузиться американской подводной лодки - стремительное, почти паническое бегство от нее "поворотом все вдруг", закончившееся потерей крейсера и гибелью людей.

Агония японского тяжелого крейсера "Микума" после атаки американской авиации у о. Мидуэй. 7 июня 1942 г.

отдан соответствующий приказ, однако оперативное соединение противника стало отходить на восток.

Таким образом, морское сражение у о. Мидуэй закончилось для Японии поражением. Японский ВМФ потерял четыре авианосца вместе с базировавшимися на них самолетами, а также крейсер "Микума". Противник потерял только один авианосец "Йорктаун", который вначале получил серьезные повреждения в результате налета авиации, а затем был потоплен подводной лодкой И-168. Та же участь постигла американский эскадренный миноносец "Хамманн".

2-й специальный объединенный отряд морской пехоты и отряд Икки, которые должны были высадиться на о. Мидуэй, в связи с отказом от попытки захвата его прибыли после 13 июня на о. Гуам. Отряд Икки поступил в непосредственное подчинение Ставки.

4. Ход операции по захвату важных районов Алеутских о-вов

Северное соединение под командованием вице-адмирала Хосогая Мосиро было сформировано в составе 5-го флота, 2-го авианосного соединения (авианосцы

Бомбардировка Датч-Харбора японской авиацией. Июнь 1942 г.

Рюдзё" и "Дзунё" - 4-я дивизия авианосцев; два тяжелых крейсера и 7-й дивизион эскадренных миноносцев), 1-й эскадры эскадренных миноносцев и подразделений специального отряда морской пехоты. От армии - отряд Северных морей (1-й пехотный батальон и 1-я инженерная рота), который вошел в подчинение командующего северным соединением.

В результате разведки, проведенной подводными лодками, было установлено, что в районах намечаемой высадки не имеется кораблей, самолетов и крупных оборонительных сооружений противника. В районе Датч-Харбора находились малые корабли (от эскадренного миноносца и ниже), в районе Кадьяк на Аляске - также малые корабли и крейсер.

26 мая из Оминато первым вышло 2-е авианосное соединение, 28 мая - соединение вторжения на о. Кыска, а 29 мая - соединение вторжения на о-ва Адак и Атту. Все соединения шли в условиях плотного тумана и штормовой погоды. 4 и 5 июня самолеты 2-го авианосного соединения совершили воздушные налеты на Датч-Харбор и добились значительных успехов. Однако 5 июня в связи с создавшейся неблагоприятной обстановкой в районео. Мидуэй было решено временно отложить захват Алеутских о-вов и сосредоточить все имеющиеся силы для решающего сражения западнее о. Мидуэй, о чем в 9 час. 20 мин. и в 10 час. 10 мин. были отданы соответствующие приказы. Сначала 2-му авианосному соединению и 1-й эскадре эскадренных миноносцев было приказано немедленно, на полной скорости идти к о. Мидуэй. В 7 час. 6 июня 2-му авианосному соединению был отдан приказ вновь возвратиться к северному соединению.

Оценив обстановку на направлении о. Мидуэй, Ставка решила отказаться от захвата о. Адак и захватить о-ва Атту и Кыска, о чем и была передана директива. Перед этим оба соединения вторжения на о-ва Атту и Кыска временно повернули назад. По приказу командующего северным соединением, переданному 6 июня в 13 час. оба соединения вновь направились к районам высадки. В этом приказе говорилось: "Возобновить алеутскую операцию. День высадки десанта - 8 июня". Высадка была проведена благополучно, без противодействия. 8 июня главнокомандующий Объединенным флотом, исходя из обстановки у о. Мидуэй и учитывая возможность выдвижения оперативного соединения противника на север, включил в состав северного соединения два линейных корабля, два тяжелых крейсера и авианосец "Дзуйхо", а 13 июня" авианосец "Дзуйкаку" и еще два тяжелых крейсера. Однако противник не предпринимал каких-либо крупных действий, кроме нападения подводных лодок и гидросамолетов.

Таким образом завершился захват важных районов на Алеутских о-вах. Наши летающие лодки, выдвинувшись на о. Кыска, имели теперь возможность усилить наблюдение на северном фланге. Однако в результате провала вторжения на о. Мидуэй захват части Алеутских о-вов

1 Естественно, что, если бы удалось захватить о. Мидуэй, о-ва Алеутской гряды приобрели бы гораздо большее значение. В этом случае японский флот располагал бы двумя фланговыми районами базирования, позволяющими надолго прервать сообщения противника во всей северной части Тихого океана. Однако нельзя согласиться с утверждением, будто без Мидуэя захват части Алеутской гряды имел5. Потеря инициативы на море

и попытка скрыть правду о поражении

Из крупных авианосцев, составлявших костяк нашего Объединенного флота, осталось только четыре. Было потеряно также больше половины опытных экипажей палубных самолетов. О фактическом положении помимо ВМФ знали только руководство сухопутного отдела Ставки и часть оперативных работников.

Предстояло в кратчайшие сроки восстановить боевую мощь ВМФ. Запланированная операция "FS" была отложена на два месяца, а затем полностью отменена. Инициатива на Тихом океане перешла к противнику.

Каковы же основные причины такого крупного поражения Японии" Это, прежде всего, недостаточная осмотрительность при принятии решений на проведение операции, отсутствие должной разведки, охранения и соответствующих обстановке действий со стороны самого флота, а также допущение крупных просчетов. Следующей причиной является раскрытие противником шифра японского ВМФ, в результате чего он заранее знал о его планах и принимал соответствующие меры. Как стало известно из материалов, опубликованных после войны, 8 февраля во время набега оперативного соединения противника на о. Уэйк было перехвачено японское патрульное судно, имевшее на борту книгу шифров.

Правда о поражении японского ВМФ у о. Мидуэй явилась бы большим моральным ударом для японского народа. Поэтому были приняты меры, чтобы скрыть эту правду. 10 июня в опубликованном военно-морским отделом Ставки коммюнике сообщалось, что в операции был потерян один авианосец, а другому авианосцу и одному крейсеру нанесены серьезные повреждения. Однако в сообщении, опубликованном американцами, говорилось,

чисто местное значение. Наоборот, Япония создала угрозу Датч-Хар-бору - важной базе США на северном направлении, угрозу северным коммуникациям и, главное, лишила американцев выгодных позиций, дальше других выдвинутых в сторону Японии. Американцам потребовалось немало времени и усилий, чтобы вернуть потерянные о-ва Алеутской гряды.что Япония потеряла два-три авианосца, а одному или двум авианосцам нанесены серьезные повреждения.

Принимались также и другие меры, чтобы скрыть от народа правду о поражении у о. Мидуэй. Потери японского флота скрывались даже от военнослужащих ВМФ. Экипажи с потопленных кораблей были на некоторое время изолированы. И все же со временем все больше распространялось слухов о поражении. В конце концов вера в правдивость нашего коммюнике о результатах сражения у о. Мидуэй была поколеблена.

Операция по захвату важных районов на Алеутских о-вах в общем была проведена, как и планировалось. Она была также использована, чтобы скрыть поражение у о. Мидуэй. Значение этих двух операций было далеко не равноценным, а наши потери были слишком крупными, чтобы их можно было скрыть от мировой общественности.

ГЛАВА IX

ПЕРЕХОД К ОБОРОНЕ 1. Работа Ставки

В июне 1942 года завершились операции первого этапа войны, и на повестку дня встал вопрос о ее дальнейшем ходе. В соответствии с решением совета от 3 марта 1942 года, в котором, в частности, говорилось о необходимости, "продолжая развивать достигнутые военные успехи, создать на длительный период благоприятную военно-политическую обстановку и при первой возможности рассмотреть вопрос об активной линии курса", были разработаны меры, направленные в основном на перегруппировку войск и на переход Южной группы армий к оборонительной стратегии.

Перед началом войны особое внимание обращалось на то, чтобы при захвате важных районов на юге избежать военных действий со стороны Советского Союза. Теперь, когда были завершены наступательные операции первого периода войны, необходимо было обеспечить переход Южной группы армий к обороне и за счет экономии сил и средств укрепить оборону на северном фланге, перебросив часть этих сил и средств в Маньчжурию или Китай, а также провести реорганизацию войск в собственно Японии.

Военный министр и начальник генерального штаба разработали план перегруппировки войск по завершению начального периода войны. 6 июня начальник генерального штаба доложил императору содержание плана.

План предусматривал оставить на южном направлении только такое количество войск, которое обеспечивало бы поддержание общественного порядка и проведение операций на внешних рубежах. Большинство частей и соединений возвращалось в собственно Японию, а остальные направлялись в Маньчжурию и Китай. В Китае предполагалось по-прежнему продолжать оказывать давление на противника, используя для этого различные меры. В Маньчжурии, как и раньше, предусматривалось придерживаться общего курса, направленного на то, чтобы всеми силами не допустить возникновения войны и одновременно принять необходимые меры на случай возникновения чрезвычайной обстановки.

Основное содержание плана перегруппировки сводилось к следующему:

1. Южное направление: реорганизовать органы верховного командования и систему военной администрации в оккупированных районах; возвратить в собственно Японию гвардейскую, 2, 4 и 5-ю дивизии, перебросить 33-ю дивизию в Китай, а 16-ю дивизию - в Маньчжурию; вывести 14-ю армию (Филиппины) в непосредственное подчинение Ставки; сформировать штаб 3-й воздушной армии, которому передать около пяти авиационных групп для проведения наступательных операций против Индии и Китая и оборонительных операций в основных районах о-вов Суматра и Ява.

2. Китайское направление: расформировать 3-ю и 6-ю дивизии, сформировать 3-ю танковую дивизию, перебросить из южных районов 33-ю дивизию и штаб одной авиационной дивизии с необходимыми частями.

3. Маньчжурское направление: сформировать штаб фронта и штабы армий, сформировать 71-ю дивизию и 1-юи 2-ю танковые дивизии; демобилизовать в пределах возможного с учетом требований обороны Маньчжурии часть военнослужащих, особенно старших возрастов; передать в подчинение командующему 2-й воздушной армией две авиационные дивизии, перебросить из южных районов несколько авиационных частей.

4. Собственно Япония: расформировать 52-ю дивизию.

Осуществление этого плана в большей его части было связано с трудностями из-за изменения обстановки, вызванными, в частности, последовавшими контрударами противника. Из южных районов были выведены только 4-я дивизия и некоторые армейские части; расформирование 52-й дивизии в собственно Японии было приостановлено.

Приказом Ставки от 29 июня 14-я армия, дислоцировавшаяся на Филиппинах, выводилась из состава Южной группы армий и переходила в непосредственное подчинение Ставки; главнокомандующий Южной группой армий и командующий 14-й армией назначались на новые должности; Южной группе армий и 14-й армии ставились новые задачи.

Подчинение 14-й армии непосредственно Ставке вызывалось тем обстоятельством, что Филиппины, где дислоцировалась армия, по своему географическому положению находились на значительном удалении от других районов Южных морей и имели свои специфические особенности. Выводя 14-ю армию из состава Южной группы армий, Ставка предусматривала использовать ее для выполнения новых оперативных задач.

Новые задачи, поставленные главнокомандующему Южной группой армий:

1. Чтобы довести войну за Великую Восточную Азию до конца, Ставка требует поддержать устойчивое положение на важнейших участках южных районов, создать там прочные военные базы и одновременно быть в готовности к проведению операций, исходя из условий обстановки.

2. Южной группе армий во взаимодействии с ВМФ добиться стабилизации положения на важнейших участках южных районов и быть в готовности к проведению операций на внешних рубежах.Завершить мероприятия по обороне и в кратчайшие сроки расширить сферу деятельности военной администрации в Бирме, бывшей Британской Малайе, на Суматре, Яве, бывшем Британском Борнео, а также в Таиланде и Французском Индокитае.

Продолжать оказывать давление на Чунцин из Бирмы, Французского Индокитая и Таиланда. Предпринять в соответствии с необходимостью воздушные наступательные операции против Индии и Китая; наземные наступательные операции проводить только по особому приказу. В случае необходимости оказывать помощь в обороне районов, находящихся в юрисдикции военной администрации ВМФ. Вести необходимую пропаганду и агентурную деятельность против Индии, Австралии, Китая и других стран.

3. Начальнику генерального штаба предоставляется право выделять временно в распоряжение главнокомандующего Южной группой армий необходимое количество находящихся в его распоряжении судов.

4. Подробные указания будут даны начальником генерального штаба.

Командующему 14-й армией был передан приказ добиться во взаимодействии с ВМФ стабилизации положения на Филиппинах, для чего в кратчайшие сроки расширить сферу деятельности военной администрации.

Начальник генерального штаба сообщил главнокомандующему Южной группой армий содержание центрального соглашения между армией и флотом по обороне важнейших участков южных районов и указал общие принципы подготовки операций на внешних рубежах:

1. Армия и флот, взаимодействуя друг с другом, настойчиво проводят операции с использованием корабельного состава и авиации, стремясь сорвать планы противника по нанесению контрударов.

2. В кратчайшие сроки очищаются оккупированные районы от остатков войск противника и в случае необходимости создаются опорные базы; усиливается оборона важных районов и при тесном взаимодействии армии и флота проводятся меры, направленные на то, чтобы упредить противника в нанесении удара.3. Обеспечивается безопасность морских коммуникаций между районами Южных морей и собственно Японией.

Указание об общих принципах подготовки операций на внешних рубежах:

1. Цейлонская операция:

а) Цель операции: захватом Цейлона устранить влияние противника на индийском направлении;

б) Для участия в операции от армии выделяются одна-две дивизии, от флота - большая часть сил Объединенного флота;

в) Операция проводится после того, как дислоцирующиеся в Индии силы противника будут скованы на Западе в результате успешных действий Германии в Западной Азии;

г) 38-я и 48-я дивизии сосредоточиваются соответственно на Северной Суматре и на о. Ява для подготовки к ведению десантных операций в условиях тропиков;

д) Операции присваивается кодовое наименование "операция" 11".

2. В отношении Индии, Австралии и других районов проводится сбор оперативных материалов.

Цейлонская операция разрабатывалась с целью распространить влияние Германии и Италии на западную часть Индийского океана. Это, в частности, видно из объяснения, которое представил 7 июля императору начальник морского генерального штаба Нагано в связи с отсрочкой операции "FS". В объяснении говорилось, что стремительное наступление Германии и Италии в Северной Африке может привести к быстрому захвату Александрии - английской военно-морской базы в восточной части Средиземного моря. Потеря этой базы приведет, в свою очередь, почти к полной утрате Англией господства на море и в воздухе в этой части Средиземноморья. Большая часть английского флота будет вынуждена уйти в Красное море или в Индийский океан. Имеется также возможность захвата германо-итальянскими войсками о. Мальта и выхода германской армии на Ближний Восток. Следовательно, создаются весьма благоприятные условия, когда мы можем, согласуя свои действия с действиями Германии и Италии, отрезать резервы противника и уничтожить его флот.2. Создание органов военной администрации в оккупированных районах Южных морей

С началом военных действий создание органов военной администрации на оккупированных территориях проходило гладко. Весной и летом 1942 года обстановка там полностью нормализовалась, за исключением некоторых районов Филиппин, Малайи и Бирмы, где все еще действовали отдельные банды противника.

29 мая 1942 года начальник генерального штаба Суги-яма представил императору доклад о деятельности военной администрации на различных территориях.

Малайя, Суматра. Общественный порядок постепенно восстанавливается. В Малайе назначено десять губернаторов и мэр Сингапура, а на Суматре - десять начальников отделений, которые в ближайшее время займут должности губернаторов провинций.

Местное население сотрудничает с органами военной администрации. В основном восстановлены шоссейные и железные дороги, средства связи, водопровод, организовано снабжение газом и электроэнергией. Поставки необходимого количества бокситов, олова, марганца, железной руды, нефти осуществляются без особых препятствий.

Борнео. После прибытия штаба армии (в апреле 1942 года армия была преобразована в охранную армию) постепенно начали создаваться органы военной администрации, но их недостаточно. Под контролем командующего армией находятся пять губернаторов, осуществляющих административную власть на местах.

Ява. Общественный порядок на острове быстро восстанавливается, различные мероприятия проводятся без помех. В настоящее время командиры дивизий проводят временные мероприятия, которые были намечены сразу же после оккупации. Во всех провинциях назначены губернаторы для осуществления административной власти.

Бирма. В настоящее время в Бирме наши соединения ликвидируют остатки войск противника. Общественный порядок в общем установлен. Органы военной администрации только что создаются. Положение в стране довольно сложное, существуют противоречия между различными национальностями, особенно между бирманцами и индусами.

Филиппины. На Филиппинах, за исключением центральной и южной части о. Лусон, общественный порядок пока не восстановлен. Однако, поскольку на Филиппинах находятся крупные военные силы, можно надеяться на быстрое восстановление порядка.

Под контролем командующего армией широко используются в центре и на местах обычные органы управления, что постепенно дает положительные результаты. За исключением южной части Филиппин и северной части Лусона, постепенно налаживается деятельность производственных и культурных учреждений. В частности, в окрестностях Манилы эти учреждения функционируют, как и до войны.

На всех территориях Южных морей командование армий прилагает большие усилия, чтобы сохранить культурные и научные учреждения. Для поддержания деятельности этих учреждений командируются из собственно Японии специалисты в музеи Батавии и Сингапура, в научно-исследовательский геологический институт в Бандунге, в музей и на сельскохозяйственную опытную станцию в Куала-Лумпуре, в Филиппинскую академию наук и т. д.

В связи с переходом в июне Южной группы армий к обороне Ставка особое внимание уделила расширению сферы деятельности военной администрации. Для этого в каждой армии был увеличен штат органов военной администрации, при Южной группе армий была создана главная инспекция военной администрации, которую возглавил начальник штаба Южной группы армий. В органы военной администрации вошли влиятельные лица из различных кругов.

3. План наступательной операции сухопутных войск против Чунцина

С весны 1942 года часть офицеров-операторов Ставки занялась разработкой плана операции против Чунцина. Рассчитывая закончить операции начальногопериода в районах Южных морей в соответствии с планом, предусматривалось, захватив важные районы в провинции Сычуань, подчинить чунцинское правительство и, используя просторы Маньчжурии и Китая, вести затяжную войну.

В начале апреля Ставка в конфиденциальном порядке сообщила главнокомандующему экспедиционными войсками в Китае генералу Хата о намечающейся операции крупного масштаба на чунцинском направлении и потребовала от главнокомандующего доложить свои соображения. Сущность операции сводилась к следующему: с весны 1943 года в наступление переходят один фронт (около 10 дивизий из южной части провинции Шаньси) и одна армия (около 6 дивизий из района Ичана). Разгромив противостоящего противника, войска фронта и одной армии после перегруппировки возобновляют наступление с целью овладеть городами Чунцин, Чэнду и другими опорными пунктами в провинции Сычуань. Если позволит обстановка, часть сил ликвидирует базы сопротивления противника.

Всю операцию, от начала наступления и до захвата опорных пунктов в провинции Сычуань, намечалось завершить в течение пяти месяцев. Ей было присвоено кодовое наименование "операция - 5".

Для участия в операции намечалось выделить основные силы экспедиционных войск в Китае, которые усиливались за счет переброски войск, особенно саперных частей с имуществом и тылами, из собственно Японии, Маньчжурии и районов Южных морей. 3 сентября начальник генерального штаба в директиве сухопутного отдела Ставки изложил общие принципы подготовки к операции - 5. Однако в это время начала усложняться обстановка в районе о. Гуадалканал, поэтому конкретные сроки подготовки к операции не были определены. Были проведены лишь частичные мероприятия. Вопрос о самой операции повис в воздухе. В случае положительного решения предполагалось ее провести только после весны 1943 года.ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

НАЧАЛО

КОНТРНАСТУПЛЕНИЯ АМЕРИКАНСКОЙ АРМИИ

ГЛАВА I

ОЖЕСТОЧЕННЫЕ БОИ В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ ТИХОГО ОКЕАНА (РАЙОН О. ГУАДАЛКАНАЛ)

1. Продвижение с боями к Порт-Морсби

В результате поражения у о. Мидуэй Ставка приняла решение отложить на два месяца операцию по захвату о-вов Фиджи, Самоа и Новая Каледония. Вместе с тем состояние военно-морского флота в то время не позволяло возобновить наступление на Порт-Морсби с моря. Однако Ставка не отказывалась от планов захвата Порт-Морсби. Менялся лишь способ действий: вместо штурма с моря намечался захват с суши.

4 июня был отдан приказ 17-й армии произвести разведку местности в целях последующего наступления на Порт-Морсби с суши частью сил 17-й армии во взаимодействии с морскими силами. Дело в том, что даже в самой Ставке в то время имелось весьма незначительное количество материалов по военной географии Новой Гвинеи; систематизация материалов по рельефу местности, состоянию дорог, метеорологическим данным почти не велась. Основным направлением разведки указывался

Средний танк "Шинхото Чи-Хо" (Тип 97) был создан на основе опыта, полученного при борьбе с русскими танками на Халхин-Голе. Боевая масса - 15,8 т; вооружение - 47-мм пушка и два 7,7-мм пулемета; бронирование - 25 мм лоб, 22 мм борт, 25 мм башня; экипаж - 4 чел.; скорость по шоссе - 40 км/ч; запас хода - 210 км.

маршрут, идущий от северного побережья восточной части Новой Гвинеи через Кокоду и горный хребет Оуэн-Стэнли к Порт-Морсби.

Командующий 17-й армией, тщательно изучив вопросы взаимодействия с 4-м флотом, убедился в том, что самым подходящим местом высадки является район Буны. Провести операцию по изучению обстановки на местности командующий поручил отряду Южных морей. 15-й инженерный полк этого отряда начал передислокацию с Филиппин в Рабаул.

Союзные войска к тому времени приобрели высокий боевой дух и усиленно проводили укрепление Порт-Мор-сби. В этих условиях Ставка 11 июля дала директиву, в которой предписывалось полностью прекратить операции против о-вов Новая Каледония, Фиджи и Самоа, а вместо этого "во взаимодействии сухопутных и морских сил овладеть Порт-Морсби. В последующих операциях очистить от противника восточную часть о. Новая Гвинея и другие важные районы".

В то время Ставка не располагала необходимыми сведениями об обстановке в районах намечаемой операции. Стремясь ускорить ее ход, она дала директиву, используя в качестве исходных данных лишь отрывочные материалы аэрофотосъемки о дорогах из пункта Буна черезКокоду на Порт-Морсби, представленные морской авиацией.

Получив директиву Ставки о немедленном захвате Порт-Морсби с суши, командующий 17-й армией 8 июля в Давао отдал приказ:

1. Отряд Южных морей спешно высаживается в районе Буны, быстро продвигается по дороге Буна - Кокода и захватывает Порт-Морсби и аэродром в районе Порт-Морсби.

2. 35-я пехотная бригада остается на о. Палау; часть сил этой бригады должна быть готовой высадиться с моря непосредственно в восточной части Порт-Морсби и тем самым облегчить выполнение операции отряду Южных морей. Другая специально выделенная часть бригады готовится к захвату пункта Самарай и важного района восточнее этого пункта.

3. Отдельный отряд Аоба и 41-й пехотный полк остаются в Давао и составляют резерв армии.

Отдав этот приказ, командующий 17-й армией отбыл из Давао на самолете и через о. Трук прибыл 24 июля в Рабаул.

В то время в военно-морских силах юго-восточного направления происходили значительные изменения. 14 июля Ставка сформировала 8-й флот, поставив ему задачу действовать на юго-восточном направлении. По первоначальному плану предполагалось, что вновь сформированный флот после осуществления операции по захвату о-вов Фиджи и Самоа будет решать задачи обороны данного района, но в связи с приостановкой этой операции вновь сформированный флот перешел на юго-восточное направление на смену 4-му флоту, а последний получил специальную задачу обороны внутри зоны Южных морей.

Командующий 8-м флотом вице-адмирал Микава Гунъ-ити 25 июля прибыл на о. Трук, принял от 4-го флота задачу по ведению операций на юго-восточном направлении и 30 июля отбыл в Рабаул. 8-й флот в то время имел в своем составе флагманский корабль "Тёкай", 6-ю дивизию крейсеров (четыре крейсера), 18-ю дивизию крейсеров (три легких крейсера), 7-й дивизион подводных лодок (пять лодок), 7-й базовый отряд (включая 82-й охранный отряд), 8-й базовый отряд (включая 84-й охранный отряд), 3-й специальный десантный отряд Куре, 5-й специальный десантный отряд Сасебо и 2-й авиационный отряд. Основные силы флота дислоцировались в Рабау-ле, а также по направлениям Лаэ, Саламоа и Соломоновы о-ва. Здесь, кроме того, находилось семь команд, в задачу которых входило строительство и оборудование аэродромов.

От авиации с 8-м флотом на юго-восточном направлении взаимодействовала 25-я воздушная флотилия. Она находилась в непосредственном подчинении командующего 11-м воздушным флотом вице-адмирала Цукахара Нисидзо и насчитывала в своем составе 70 самолетов различных типов. Основная часть самолетов была размещена в Рабауле, а часть (по 5 летающих лодок и истребителей) - в Тулаги. В задачу отряда входило уничтожение авиации противника на направлении Порт-Морсби и взаимодействие с отрядом Южных морей при захвате данного района.

28 июля в Рабаул поступил документ Ставки, так называемое центральное соглашение армии и флота, которое обычно высылалось вместе с директивой. Соглашение конкретизировало задачи 17-й армии, 8-го флота и 11-го воздушного флота по ведению боевых операций в восточной части Новой Гвинеи. К соглашению 31 июля была составлена записка, в которой впервые определялись замысел и масштаб операции в восточной части Новой Гвинеи. В ней указывалось:

1. Армия отрядом Южных морей продвигается по дороге Буна - Кокода, осуществляет быстрый захват Порт-Морсби и близлежащего аэродрома. Начало высадки главных сил отряда - 7 августа; завершение - в последней декаде августа.

2. Часть наземных сил (примерно один батальон 35-й пехотной бригады) и морской десантный отряд совершают переход морем, высаживаются в восточной части Порт-Морсби и содействуют отряду Южных морей в захвате его. Момент высадки в районе Порт-Морсби - сразу после преодоления хребта Оуэн-Стэнли отрядом Южных морей.3. Военно-морские силы быстро овладевают пунктом Самарай, оборудуют базу гидроавиации и частью сил выдвигаются из пунктов Лаэ и Самарай в сторону Bay. Ведя демонстративные действия в этом направлении и пересекая коммуникации Порт-Морсби, способствуют быстрому захвату его и отрезают пути отхода силам, обороняющим порт.

4. Морская авиация в короткий срок выдвигает свою базу в район Буна и захватывает здесь господство в воздухе; обеспечивает установление связи с отрядом Южных морей после высадки последнего. Захватив аэродром в районе Кокоды, незамедлительно создает передовую посадочную площадку.

Таким образом, захват Порт-Морсби предполагалось осуществить в основном с суши и параллельно с этим частью сил нанести удар с моря.

Состояние флота того времени в принципе позволяло произвести вторжение с моря, но были большие сомнения в успехе этих действий. В то же время вторжение с суши требовало значительно большего времени на подготовку и, следовательно, не отвечало замыслу быстрого решения задачи. К тому же и после захвата Порт-Морс-би крайне необходимо было бы контролировать морские коммуникации для обеспечения обороны и снабжения.

Командующий 17-й армией на основании "центрального соглашения" изготовил свои войска для наступления в восточной части Новой Гвинеи. 1 августа командующий распорядился перебросить 41-й пехотный полк из Давао в Рабаул.

Так шла подготовка войск 17-й армии к наступлению на Порт-Морсби. Но вследствие того, что господство в воздухе над районом Буна в начале августа находилось в руках противника, было решено прежде всего высадить в Буне морскую строительную команду и после оборудования ею аэродрома для истребителей произвести во второй декаде августа высадку главных сил отряда Южных морей.

Оборудование аэродрома в Буне из-за высадки противника на о. Гуадалканал несколько задерживалось. Тем не менее к 16 августа он был готов к приему истребителей,

Японские пехотинцы ведут бой в джунглях Новой Гвинеи.

и 17-я армия ночью 18 августа высадила в Басавуа главные силы отряда Южных морей (штаб и два батальона); ночью 21 августа В Басавуа был высажен также 41-й пехотный полк, находившийся в распоряжении командира отряда Южных морей. Все эти части выступили через перевал Оуэн-Стэнли, имея 16-дневный запас продовольствия (половинная норма до захвата Порт-Морсби).

Передовой отряд под командованием Йокояма, который ранее овладел пунктом Кокода, 7 августа вышел отсюда и, преодолевая сопротивление противника, 26 августа подошел к Ислабу. К этому времени сюда прибыл командир отряда Южных морей, и под его руководством началось наступление всеми наличными силами. После ожесточенных боев 31 августа район Ислабу был захвачен. В дальнейшем, преодолевая жару, сложный рельеф местности и ожесточенное сопротивление, отряд продолжал движение к Порт-Морсби.2. Начало наступления американских войск на о. Гуадалканал

В то время как отряд Южных морей наконец был готов начать действия по захвату Порт-Морсби, американская армия начала наступление на о-ва Гуадалканал и Тулаги (из группы Соломоновых о-вов), расположенные в 550 милях к юго-востоку от Рабаула.

Ранее на Тулаги размещался административный центр Соломоновых о-вов, поэтому он представлял собой важный стратегический объект. Гуадалканал же был обыкновенным островом Южных морей, на котором проживали туземцы, но военно-морской флот обнаружил на нем удобное место для аэродрома; туда была направлена строительная команда, которая закончила его строительство к 5 августа. Этим аэродромом могла пользоваться морская авиация.

В начале августа на о. Гуадалканал находилось около 400 человек комендантской службы и 2700 человек из строительной команды; на о. Тулаги и о. Гавуту - около 400 человек летного состава, 2000 человек комендантской службы и 140 человек из строительной команды. Однако в военном отделе Ставки от ВМФ не получали никаких сообщений и, следовательно, не знали, что еще до высадки противника военно-морской флот Японии оборудовал на Гуадалканале аэродром и послал туда часть своих сил.

7 августа 1942 года в 5 час. 30 мин. в штаб 8-го флота поступила экстренная телеграмма. В ней сообщалось, что Гуадалканал и Тулаги подвергаются ожесточенной бомбардировке с воздуха и с моря. Затем из Тулаги пришло донесение: "Многочисленный караван судов противника под мощным прикрытием кораблей и авиации производит стремительную высадку на Гуадалканал и Тулаги; гарнизоны и строительный отряд ведут тяжелые бои. В 6 час. части гарнизона пошли в последнюю решительную атаку".

Высадку на Гуадалканал противник начал примерно в полдень. Силы десанта оценивались так: линейный корабль, 2 авианосца, 3 крейсера, 15 эсминцев и 30-40 транспортов.7 августа 1942 г. американское десантное соединение подошло к о. Гуадалканал.

Первый морской бой у Соломоновых о-вов. Командующий 8-м флотом Микава по получении сообщения о высадке противника принял решение собрать все легкие корабли и совместно с базовым авиационным отрядом разгромить десант во время его высадки. В составе легких сил было 5 крейсеров, 2 легких крейсера и эсминец - всего 8 кораблей. 7 июля в 14 час. 30 мин. корабли вышли из Рабаула; во второй половине дня 8 июля они прошли центральный фарватер к группе Соломоновых о-вов и стремительно вышли к Гуадалканалу. Вечером того же дня отряд кораблей умело прорвался через боевое охранение противника, сблизился с его главными силами и в 23 час. 30 мин. внезапно напал на них. После ожесточенного боя, длившегося 53 мин. силы противника на море были полностью уничтожены. Сообщалось о потоплении восьми крейсеров и шести эсминцев противника. (По американским сообщениям, потоплено четыре крейсера, повреждены крейсер и эсминец.)

Командующий флотом принял во внимание, что с наступлением рассвета возможен удар с воздуха, и потому лег на обратный курс, отказавшись от атаки транспортов, которые были сосредоточены на якорной стоянке. Именно здесь японская сторона упустила первый удобный момент для нанесения десанту противника особенно чувствительного удара.

Морская авиация, дислоцированная в районе Рабаула, получив сообщение о высадке противника, совершила 550-мильный перелет в южном направлении и начала ожесточенно атаковать американские корабли. Налеты продолжались и 8 июля. В результате было потоплено 2 тяжелых крейсера и 2 эсминца, повреждены 3 крейсера и 11 транспортов. (По официальным сообщениям американского ВМФ, потоплены эсминец и транспорт, поврежден эсминец.) Командующий 11-м воздушным флотом 7 августа перешел из Тиниана в Рабаул для непосредственного руководства операциями на данном направлении.

Адмирал Ямамото, главнокомандующий Объединенным флотом, который в то время находился во Внутреннем Японском море, учитывая серьезность положения, принял решение сосредоточить большую часть своих надводных сил для решительного удара на направлении Соломоновых о-вов и разгромить противника. 7 августа Объединенному флоту было приказано изготовиться к выходу. Адмирал Ямамото принимал во внимание и то обстоятельство, что операция на направлении Соломоновых о-вов в значительной мере будет зависеть от активности базовой авиации, и поэтому отдал распоряжение командующему 11-м воздушным флотом принять на себя руководство боевыми действиями всех частей и соединений флота на юго-восточном направлении.

Главные силы Объединенного флота решено было сосредоточить в районе севернее Гуадалканала с целью поддержки сухопутных войск. 2-й флот (передовой отряд, командующий вице-адмирал Кондо), 11-й, 3-й флот (командующий вице-адмирал Маса), 16-й и флагманский корабль - линейный корабль "Ямато" 17 августа соответственно вышли через западный проход Внутреннего Японского моря и взяли курс на юг. В состав Объединенного флота были введены также 7-й и 3-й отряды миноносцев, которые ранее действовали в Индийском океане.

Задача 17-й армии состояла в захвате Порт-Морсби, и участие ее в операциях против Соломоновых о-вов непланировалось. Однако командующий 17-й армией, получив сообщение о высадке противника на Гуадалканал, понял необходимость оказания срочной поддержки флоту. Но в его распоряжении, кроме отряда Южных морей, предназначенного к высадке на Новую Гвинею, других сил, которые можно было бы немедленно использовать, не имелось. Поэтому он распорядился срочно перебросить из Палау в Рабаул 35-ю пехотную бригаду.

Таким образом, из-за непредвиденной высадки противника на Гуадалканал высадка отряда Южных морей на Новую Гвинею была отложена, а сосредоточенные здесь ранее армейские и морские части последовательно перенацеливались на направление Соломоновых о-вов.

Командующий войсками противника в южной зоне Тихого океана генерал-лейтенант Гормли быстро изменил свой замысел. В качестве контрмеры против критического для американцев положения на Новой Гвинее, создавшегося в результате высадки 20 июля в Басавуа передового отряда Йокояма, он решительно осуществил высадку на Тулаги и Гуадалканал. В результате тактическая инициатива постепенно перешла в руки союзников.

3. Оценка обстановки и принятие мер Ставкой

Высадка американских войск на Гуадалканал явилась для Ставки полной неожиданностью. Особенно неосведомленным оказалось армейское командование. Его представители в Ставке даже не знали, где находится Гуадалканал, и после высадки десанта противника впервые услышали, что на острове находились части военно-морского флота Японии1.

1 Хаттори приводит характерный факт, свидетельствующий об отсутствии не только тесного взаимодействия между армией и флотом в совместном руководстве военными действиями, но и элементарной взаимной информации. Вторая мировая война богата примерами отсутствия взаимодействия между представителями видов вооруженных сил и родов войск, в частности между армией и флотом. В ряде подобных случаев дело доходило до нанесения ударов по своим силам.В Ставке не рассчитывали, что контрнаступление американцев начнется так быстро - в августе 1942 года. Преобладало мнение, что они начнут его где-то после первой половины 1943 года. Особенно укоренилось это мнение среди армейского руководства, которое многого не знало в отношении истинного смысла поражения у Мидуэя. К тому же многие еще помнили огромные успехи Перл-Харбора в самом начале войны.

В это время от 17-й армии и 8-го флота пришли первые сообщения о высадке американских войск на Гуадал-канал и Тулаги. Содержание сообщений было несколько расплывчатым и походило на обычное телеграфное донесение с передовой линии фронта. Тем не менее оценка обстановки Ставкой по состоянию на 7 августа (непосредственно после высадки противника) в общих чертах сводилась к следующему:

1. Судя по большому объему радиообмена за последнее время, а также по тому, что с августа число налетов авиации на направлении Тулаги резко возросло, можно предположить, что в ближайшее время противник перейдет к активным действиям. Однако если исходить из общей обстановки и наличного числа авианосных сил, которыми располагает противник, можно считать, что предполагаемое контрнаступление не выйдет за рамки высадки с разведывательными целями.

2. Если данная высадка и является началом контрнаступления противника, все равно он к нему еще не подготовлен, и нашим сухопутным и морским силам нетрудно будет отвоевать эти два острова. В первую очередь и немедленно надлежит отбить Гуадалканал, поскольку противник, используя имеющийся здесь аэродром, в значительной мере усложнит последующие операции японских войск.

Исходя из приведенной выше оценки обстановки, военный отдел Ставки отдал распоряжение отряду Икки передислоцироваться с о. Гуам на о. Трук и поступить в распоряжение 17-й армии, а отдельному отряду Аоба (4-й пехотный полк 2-й дивизии) вновь возвратиться в распоряжение 17-й армии (ранее этот отряд был переподчинен 14-й армии).13 августа в Ставке было выработано и передано главнокомандующему Объединенным флотом и командующему 17-й армией "Центральное соглашение между армией и флотом о боевых действиях на направлении восточная часть Новой Гвинеи - Соломоновы о-ва". Содержание соглашения:

1. Цель операции.

Быстро захватить Порт-Морсби и, воспользовавшись результатами морского боя у Соломоновых о-вов, совместными усилиями армии и флота вновь овладеть их важными районами.

2. Состав сил.

От армии: 17-я армия (отряд Южных морей, 41-й пехотный полк, отдельный отряд Икки, 35-я пехотная бригада, отдельный отряд Аоба - всего около 13 батальонов).

От военно-морского флота: основной состав 8-го флота и 11-го воздушного флота, находившиеся на юго-восточном фронте; главные силы Объединенного флота (в основном части 2-го и 3-го флотов).

3. Сущность операции:

а) В соответствии с общим планом операция по захвату Порт-Морсби должна быть осуществлена в кратчайшие сроки;

б) Часть войск 17-й армии, готовая к быстрому выступлению, во взаимодействии с ВМФ уничтожит силы противника на Гуадалканале и отвоюет важные объекты на острове, прежде всего аэродромы. Затем быстро овладеет Тулаги;

в) В период проведения названных операций и после них осуществляются также операции по очистке от противника районов Лаби и Самарая на Новой Гвинее.

Таким образом, сущность замысла состояла в параллельном проведении операций - в восточной части Новой Гвинеи и в направлении Соломоновых о-вов.

Противник, проявляя активность, продолжал последовательно наращивать силы на направлении Гуадалка-нала. 17 августа он внезапно произвел высадку с двух подводных лодок на о. Макин (о-ва Гилберта).

Главнокомандующий Объединенным флотом отдал приказ командующему 4-м флотом отвоевать Макин, произвести захват о. Науру и о. Ошен и развернуть свои силыдля действий на направлении центральной части Тихого океана. Части противника, высадившиеся на Макин, разрушив все наши сооружения и укрепления, покинули его. В связи с этим части 4-го флота вновь захватили Макин и создали на нем необходимые укрепления. Между тем военная обстановка на направлении Гуадалканала по-прежнему считалась сложной.

4. Наступление отряда Икки.

Второй морской бой у Соломоновых о-вов

Командующий 17-й армией, воспользовавшись тем, что противник не завершил захвата Гуадалканала, решил во взаимодействии с ВМФ немедленно отвоевать его. Проведение этой операции он поручил отдельному отряду Икки, находящемуся на о. Трук.

Первый эшелон отряда Икки на шести эсминцах вышел с о. Трук в направлении Гуадалканала. Ранее высадившийся здесь противник численностью до 2 тыс. человек начал постепенно отходить к Тулаги. В это время было получено сообщение, что цель высадки американских войск на Гуадалканал заключалась лишь в разрушении аэродрома. Помня об этом, первый эшелон отряда Икки в полночь 18 августа высадился на мыс Таиву. Не дожидаясь подхода частей второго эшелона, он продвинулся на запад и начал подготовку к атаке противника в районе аэродрома. Ночью 17 августа к Гуадалканалу был срочно доставлен 5-й специальный штурмовой отряд Йокосука. Этот отряд высадился в Тассафаронге и установил связь с находящимися там частями флота.

Передовые части отряда Икки ночью 20 августа атаковали американские войска на водном рубеже р. Тенару, что восточнее аэродрома на Гуадалканале. 21-го числа во второй половине дня противник значительными силами перешел в контратаку, в результате которой общая часть первого эшелона отряда, включая командира, погибла в бою, а оставшиеся (более 100 человек) отступили к мысу Таиву. Удерживая этот район, они ждали подхода частей своего второго эшелона.Таким образом, первая атака наземными силами кончилась безрезультатно. Уже с 20 августа противник начал пользоваться аэродромом на Гуадалканале.

К вечеру 21 августа в штабе армейских и морских сил в Рабауле стало известно, что атака первого эшелона отряда Икки окончилась неудачей; 23 августа все виды связи с отрядом были прерваны. Требовалось срочно усилить наземные части, однако, учитывая активную деятельность противника на море, пришлось отложить отправку второго эшелона отряда Икки до 24 августа. На сей раз оставшиеся части отряда Икки и 35-я пехотная бригада под командованием генерал-майора Кавагути были посажены на транспорты у Трука и ждали отправки для высадки на Гуадалканал. Отправку предполагалось осуществить при поддержке главных сил Объединенного флота. Получив сообщение о высадке американских войск на Гуадалканал, Объединенный флот вышел из Внутреннего Японского моря в сторону Южных морей и 23 августа силами 2-го и 3-го флотов выдвинулся в район, находящийся в 200-400 милях к северу от Соломоновых о-вов. Транспорты с частями второго эшелона отряда Икки на борту в это время подверглись налету авиации в 350 милях к северу от Гуадалканала. Стало очевидно, что противник намеревался уничтожить десант, используя базовую авиацию Гуадалканала и силы, находившиеся в водном районе юго-восточнее Соломоновых о-вов. По этой причине главнокомандующий Объединенным флотом отложил высадку оставшихся частей отряда Икки до 25 августа. 24 августа он отдал приказ всеми морскими и воздушными силами Объединенного флота произвести поиск и уничтожение сил противника в море и подавить его воздушные силы в базах. Отряду Кавагути, находившемуся на транспортах у Трука, было приказано, используя обстановку, высадиться на Гуадалканал 28 августа. 3-й флот, ведя поиск противника, 24 августа 1942 года обнаружил его оперативное соединение в районе к югу от о. Стюарт и немедленно начал атаку. Первый налет штурмовой авиации позволил вырвать инициативу у американских авианосцев, два из которых получили повреждения. 2-й флот, взаимодействуя с 3-м, рассчитывал развить успех, но противник уклонился от боя. Преследование отложили по причине ограниченного запаса топлива.

В это время легкий авианосец "Рюдзё" из 2-го флота, действовавший самостоятельно, после 13 час. подвергся непрерывным атакам противника и в 18 час. был потоплен. 2-й отряд миноносцев, конвоировавший отдельный отряд Икки, также понес потери и вынужден был отойти в северо-западном направлении. Этот бой Ставка назвала вторым морским боем у Соломоновых о-вов и объявила, что в нем один авианосец противника получил тяжелые, а другой - средние повреждения. Один линейный корабль также получил повреждения. (По официальным данным американцев, тяжелый авианосец "Энтерпрайз" получил тяжелые повреждения.)

Боевого успеха, полученного во втором морском бою, оказалось недостаточно для решительного проведения 25 августа высадки десантного отряда Икки. Главнокомандующий Объединенным флотом 24 августа приказал силам охранения второго эшелона отряда Икки произвести артиллерийский обстрел аэродрома на Гуадалканале. Ночью пять эсминцев обстреляли аэродром, однако подавить авиацию противника не удалось, и транспорты с десантом с 6 час. утра до полудня 25 августа непрерывно подвергались налетам с аэродрома Гуадалканала. Десант продолжал нести потери и не мог произвести высадку на берег.

Учитывая сложившуюся обстановку, главнокомандующий Объединенным флотом был вынужден отказаться от высадки на Гуадалканал до тех пор, пока не придет подкрепление в авиации, что даст возможность завоевать господство в воздухе. Однако в целях оказания срочной помощи тем, кто уже находился на острове, было решено направить туда армейские части "мышиными способами", т. е. использовать малые быстроходные корабли, способные уклониться от авиации противника. Транспортировка осуществлялась главным образом эскадренными миноносцами под покровом ночи. Так были переброшены части 2-го эшелона отряда Икки на о. Шортленд (южнее о. Бугенвиль), а главные силы отряда Кавагути были возвращены в Рабаул и там высажены с расчетом на то, что впоследствии их высадят на Гуадалканал.Армейское командование относилось отрицательно к переброскам на миноносцах: при этом значительно сокращались вооружение и снабжение десантных частей, которые высаживались без тяжелого оружия и важных предметов снабжения. Фактически при таком способе переброски войска высаживались лишь с легким вооружением. Тем не менее 28 августа началась переброска на миноносцах части отряда Кавагути.

5. Попытка наступления ВМФ в заливе Милн

24 августа, когда происходил второй морской бой у Соломоновых о-вов, из Рабаула вышел десантный отряд для высадки в Лаби и Самарай на юго-восточной оконечности Новой Гвинеи.

Это наступление осуществлялось в соответствии с директивой Ставки от 28 июля и "Соглашением армии и флота" от 31 июля. Цель наступления - овладеть авиабазой, которую надлежало использовать для оказания частичной поддержки при наступлении с моря на Порт-Морсби, а затем, после захвата Порт-Морсби, - образовать один из флангов оборонительной линии в восточной части Новой Гвинеи.

Суть плана заключалась в следующем: группа захвата под командованием контр-адмирала Мацуяма на двух транспортах (810 человек морской пехоты и 360 человек отряда аэродромного строительства) под охраной 18-й дивизии кораблей (два легких крейсера, пять эсминцев, две подводные лодки) 24 августа утром выходит из Раба-ула и на следующий день высаживает 1-й эшелон, затем спешно перебрасывает на кораблях части усиления (около 770 человек). Авиация осуществляет барражирование над районом перехода и высадки; отряд морской пехоты (около 350 человек), находящийся в Буне, на малых плавсредствах высаживается на северном побережье Новой Гвинеи к северу от Лаби, продвигается к Лаби и овладевает им, после чего спешно подготавливает аэродром к действию.25 августа во второй половине дня вышедшая из Раба-ула группа захвата подверглась нападению более десяти истребителей-бомбардировщиков. Несмотря на это, ночью того же дня она ворвалась на якорную стоянку в северной части залива Милн и начала высадку. 26 августа утром в результате повторного налета авиации группа потеряла более половины боеприпасов и продовольствия, с таким трудом переброшенных на берег. Тем не менее части первого эшелона продолжали высадку и после ее завершения перешли в наступление. Воздушные налеты, заросли и болота джунглей, ночной мрак - все это сильно затрудняло продвижение вперед. Ночью 29 августа отряд поддержки морской пехоты на эсминцах и катерах произвел высадку к востоку от Лаби и, соединившись с частями первого эшелона, перешел в наступление. На рассвете 31 августа наступающие части подошли к аэродрому, но, встретив здесь сильный огонь, после нескольких часов ожесточенного боя вынуждены были отступить.

Противник, используя десантные суда, начал высадку своих войск, что создало угрозу тылу японских десантников. В этих условиях командующий 8-м флотом решил отложить возобновление наступления до окончания первой фазы операции на направлении Соломоновых о-вов; он приказал приостановить операцию по захвату Лаби и отвести десантные части. Отряд морской пехоты на крейсерах и сторожевых катерах ночью 5 сентября покинул Милн и вернулся в Рабаул.

Таким образом, действия в заливе Милн, которые осуществлялись как часть операции на направлении Соломоновых о-вов, закончились в короткий срок полным провалом.

6. Решения Ставки

и наступление отдельного отряда Кавагути

В Ставке еще не было известно о провале в конце августа попытки захватить Лаби. Однако начали поступать сообщения о безуспешности высадки отдельных отрядов Икки и Кавагути на Гуадалканал. Стало очевидным, что противник своими морскими и воздушными силами не только препятствует японским перевозкам подкреплений на Гуадалканал, но и наращивает доставку своих сил на этот остров. В Ставке стали понимать, что оценка положения японских войск в момент высадки противника на Гуадалканал была слишком оптимистичной. Из всего этого следовало, что провести одновременно операции по захвату Гуадалканала и Порт-Морсби невозможно. 28 августа Ставка сообщила командующему 17-й армией свое мнение: "Стремительное наступление отряда Южных морей в районе южного подножья хребта Оуэн-Стэнли следует приостановить". Затем Ставка изменила "Центральное соглашение армии и флота относительно операций на юго-восточном направлении". 31 августа по этому поводу была издана директива:

1. Военно-морской флот свои главные силы выделяет для действий на направлении Соломоновых о-вов; армия и флот совместными усилиями уничтожают имеющиеся на Гуадалканале силы противника и занимают важные объекты на острове, в первую очередь аэродромы. Затем переходят в наступление на Тулаги.

2. В ходе названных действий захватить аэродром Лаби.

3. После завершения операции по захвату Соломоновых о-вов перенацелить силы на направление Новой Гвинеи. Воздушным силам подавить дислоцирующуюся здесь авиацию противника; частям, наступающим по суше, продвигаться от Кокоды на юг и совместно с частями, действующими с моря и заранее высадившимися в районе Порт-Морсби, захватить аэродромный узел в этом районе.

Командованием ВМФ были приняты меры к переброске одного отряда базовой авиации с юго-западного направления на юго-восточное для действий в восточной части Новой Гвинеи, а также к срочному сосредоточению здесь максимально возможного числа подводных лодок.

Армейское командование по получении директивы от 29 августа ввело в состав 17-й армии 2-ю дивизию, которую ранее предполагалось использовать на Гуадалкана-ле, а затем - в операции по захвату Порт-Морсби. В соответствии с новым решением в операции на юго-восточном направлении главное место отводилось захвату Гуа-далканала, и решение этой задачи возлагалось в основном на отдельный отряд Кавагути.

Как уже говорилось, перевозка первой партии отряда Кавагути на эскадренных миноносцах была намечена на

28 августа. Однако начало переброски оказалось не совсем удачным, поскольку она производилась без предварительного подавления авиации противника, вследствие чего четыре эсминца были потеряны. Однако начиная с

29 августа перевозки проходили сравнительно гладко, и к 4 сентября высадка на мыс Таиву основных сил отряда Кавагути, 2-го эшелона отряда Икки и батальона отряда Аоба успешно закончилась.

Значительные переброски войск на эсминцах осуществлялись также с о. Бугенвиль. В частности, 5 сентября утром на северо-западной оконечности Гуадалканала был высажен батальон отряда Кавагути, который на переходе был сильно потрепан штормом и авиацией противника.

По состоянию на 6 сентября Кавагути имел в своем распоряжении четыре пехотных батальона и батарею восточнее аэродрома, а также батальон западнее аэродрома (район мыса Таиву). Атака с охватом флангов противника с востока и запада была назначена на 12 сентября.

Между тем 8 сентября противник начал высадку десанта с четырех транспортов на восточной стороне мыса Таиву и, по существу, стал угрожать с тыла отряду Кава-гути, пытавшемуся любыми средствами овладеть аэродромом, и командующий 17-й армией выделил ему в поддержку отряд Аоба, который вышел из Рабаула и высадился в Каминбо западней аэродрома.

Отряд Кавагути с большими трудностями продвигался в джунглях и готовился к атаке. Объединенный флот находился в готовности поддержать его. Задачи флота были таковы:

1. Всеми силами базовой авиации юго-восточного направления атаковать имеющиеся на Гуадалканале войска противника, препятствовать подвозу подкрепления и отсекать пути отхода.2. Двумя кораблями завлечь маневренные силы противника и уничтожить их силами 2-го и 3-го флотов.

3. Подводным лодкам пресекать сообщения противника.

4. Отряду эскадренных миноносцев 8-го флота ночью 12 сентября ворваться на якорную стоянку Гуадалканала, атаковать корабли противника и обстрелять береговые объекты.

Ночью 12 сентября главные силы отряда Кавагути подошли к исходному рубежу для наступления и начали атаки, однако из-за незнания местности и недостаточной подготовки ворваться 13 сентября утром на позиции противника им не удалось. Американцы частью своих сил перешли в контрнаступление. Наши части, наступающие с западной стороны, к 13 сентября также не достигли позиций противника.

В Рабауле и на 8-м флоте после 12 сентября связь с отрядом Кавагути была потеряна, обстановка оказалась неясной; в этих условиях его отряд все еще не получал подкрепления в соответствии с ранее намеченным планом. Силы противника на море не были обнаружены, и выделенные два корабля поиск прекратили. 14 сентября обстановка прояснилась, четыре эсминца поддержки ворвались на якорную стоянку Лунга, а семь эсминцев перебросили в Калимбо второй эшелон отряда Аоба. Тем не менее к 14 сентября стали проявляться признаки провала наступления на Гуадалканал. Командир отряда Кава-гути решил отвести оставшиеся подразделения, и 15 сентября ему удалось сосредоточить их на левом берегу р. Лунга. Затем он перевел их в район западнее р. Мата-никау, а отсюда через перевал Оустэн стал двигаться в южном направлении. Это было первое отступление японской армии с начала войны в Восточной Азии. Из 6200 человек, участвовавших в высадке на Гуадалканал, 1200 погибло.

Когда стало известно, что наступление на Гуадалка-нал потерпело неудачу, командование 8-го флота и 17-й армии провело совещание, на котором было решено перебросить на Гуадалканал для усиления 2-ю дивизию и примерно в середине октября при поддержке морскойавиации возобновить наступление с целью захвата острова.

Ставка решила также произвести усиление Юго-Восточного фронта; директивой от 17 сентября 38-я дивизия, действовавшая в Голландской Индии, перебрасывалась на юго-восточное направление, а 17-я армия усиливалась частями Квантунской армии, Экспедиционной армии в Китае, Южного фронта и из метрополии.

Получив такое подкрепление, командующий 17-й армией в конце сентября разработал план ведения операций для всего юго-восточного направления. Им планировалось, объединив силы, одним ударом захватить Гуадал-канал, быстро овладеть Лаби и Порт-Морсби и установить оборонительный рубеж юго-восточного направления по линии, соединяющей эти три пункта. Ключевым из них являлся Гуадалканал, поэтому основное внимание уделялось наступлению 2-й дивизии, намеченному на октябрь.

7. Отступление отряда Южных морей

Отряд Южных морей к 5 сентября вышел на вершину хребта Оуэн-Стэнли на высоте более 2 тыс. м. Одновременно продолжалась переброска войск из Раба-ула. 2-3 сентября в районе Басавуа была закончена высадка тыловых частей отряда. 12 сентября отряд Южных морей вышел к пункту Иорибай (в 50 км северо-восточнее Порт-Морсби) и, разбив примерно равного по силе противника, 16 сентября овладел этим пунктом.

Создавшаяся на Соломоновых о-вах обстановка и положение противника на Новой Гвинее вынудили изменить планы 17-й армии. Наступление на Лаби провалилось; противник наращивал силы и к концу августа имел в районе Лаби австралийский батальон, в Порт-Морсби - 2-ю австралийскую дивизию численностью до 10 тыс. человек и американские войска численностью 1-2 тыс. человек. Находившаяся в этих районах авиация насчитывала 30-40 самолетов. Таким образом, противник, имея превосходство на суше и в воздухе, усилил давление из Порт-Морсби и, преследуя отходившие части отряда Южных

Японский армейский радист.

морей, с середины октября начал наступление на позиции наших войск, расположенных на горной цепи Оуэн-Стэнли. К концу октября наши войска вынуждены были оставить эти позиции. Потеря их повлекла за собой новое, еще более быстрое отступление отряда Южных морей, и уже ни в Ислабе, ни в Ко-коде невозможно было

сдержать наступающего противника. В конце октября отряд Южных морей своими главными силами занял оборонительные позиции в районе Ойба (между Кокода и р. Кумси). Оборону на этом рубеже усилил 41-й пехотный полк.

8. Подготовка к наступлению 2-й дивизии. Ночной бой у о. Саво

Главные силы 2-й дивизии 17-й армии в составе штаба дивизии, 3-го батальона 16-го пехотного полка, 29-го пехотного полка, батареи дивизионной артиллерии, 20-го отдельного дивизиона горной артиллерии и 2-го инженерного полка в период с 3 по 9 октября на эскадренных миноносцах подошли к Гуадалканалу.

Командующий армией решил лично руководить действиями и с этой целью перенес свой командный пункт на эскадренный миноносец, который 9 октября также подошел к о. Гуадалканал. Вскоре он понял, что обстановка на острове значительно сложнее, чем можно было предполагать, находясь в Рабауле. Силы отрядов Кавагути и Икки значительно уменьшились, а район левого берега р. Матаникау, откуда предполагалось вести артиллерийский обстрел аэродрома, оказался в руках противника. Из предметов снабжения поступила лишь половина того, что планировалось доставить на транспортах. Силы 2-й дивизии вместе с отрядом Аоба насчитывали около 5 батальонов, а орудий было всего 18.

Учитывая сложившуюся обстановку, командующий 17-й армией пересмотрел план подготовки наступления и после прибытия пополнения и снабжения 2-й дивизии 13 октября отдал приказ ее главными силами обойти высоту Остен, из района, что на правом берегу р. Лунга, повернуть на север и внезапно атаковать аэродром. Подготовку операции завершить к 20 октября.

Была достигнута договоренность с командованием Объединенного флота о переброске в середине октября на транспортах всех видов пополнения и предметов снабжения. В целях обеспечения перехода транспортов морская авиация с начала октября непрерывно подвергала бомбардировкам объекты противника на Гуадалканале и добилась известных успехов. Кроме того, на о. Бугенвиль спешно начали строить аэродром Буин. Здесь должны были базироваться самолеты, обеспечивающие переход конвоев и господство в воздухе над Гуадалканалом. Строительство аэродрома могло быть завершено не ранее 7 октября, поэтому переход был отложен до 15 октября. Несколько раньше - 11 октября было намечено на двух крейсерах и шести эсминцах доставить на берег в Тасса-фаронге боевые силы и снаряжение 2-й дивизии.

8-й флот с целью обеспечения перевозок запланировал подавление авиации противника на аэродромах Гуа-далканала корабельной артиллерией. Для этого была выделена 6-я дивизия крейсеров (три крейсера) и два эсминца. 11 октября в 21 час 48 мин. они подошли к точке в восьми милях северо-восточное о. Саво, где неожиданно подверглись обстрелу со стороны вражеских кораблей. Завязался встречный бой. Инициатива была на стороне противника, кроме того, здесь он впервые применил корабельные радиолокационные системы управления стрельбой, и в результате первые же снаряды накрыли цель. Наша сторона понесла потери - среднее повреждение флагманского корабля крейсера "Аоба", потопление крейсера и эсминца. У противника - потоплены крейсер и эсминец, тяжело поврежден крейсер. (По официальным американским данным, потоплен эсминец, повреждены крейсер и эсминец.) Во время этого боя конвой успешно завершил разгрузку в Тассафаронге. В Ставке этот бой получил название "ночной бой у о. Саво".

Для обеспечения дальнейших перебросок и артиллерийской поддержки десанта от Объединенного флота выделялись такие силы: 13 октября - 3-я дивизия линкоров (два линейных корабля), 14 октября - два крейсера 8-го флота, 15 октября - 5-я дивизия крейсеров (два крейсера); этим кораблям ставилась задача вести артиллерийский обстрел аэродрома на Гуадалканале. 2-й и 3-й флоты имели задачу препятствовать доставке подкрепления противнику, обнаруживать и уничтожать его корабли. 11-й воздушный флот обеспечивал с воздуха переход конвоя и вел борьбу с авиацией противника на Гуадалканале.

13 октября шесть быстроходных транспортов под прикрытием 4-й эскадры эсминцев вышли из порта на о. Шортленд и начали движение на юг севернее о. Иса-бель. В этот день противник тоже активизировал свою деятельность: в 190 и 260 милях к юго-юго-востоку от о. Гуадалканал были обнаружены два отряда его кораблей во главе с авианосцами и такой же отряд в 190 милях к юго-востоку от Гуадалканала. Нашей морской авиации удалось подавить авиацию противника на аэродромах Гу-адалканала.

3-я дивизия линкоров (линейные корабли "Конго", "Харуна" и другие) 11 октября в 23 час. 30 мин. подошла к о. Гуадалканал, ворвалась в залив Лунга и за 1 час 10 мин. выпустила по аэродромам 918 снарядов из 350-мм орудий.

14 октября в соответствии с выработанным планом два крейсера 8-го флота вновь произвели обстрел аэродромов. Караван транспортов за это время завершил переход, в 22 час. вошел на якорную стоянку Тассафаронга и начал высадку. На утро следующего дня самолеты противника произвели ряд налетов, в результате которых к середине дня сильные повреждения получили три транспорта.Тем не менее на берег успели высадиться 16-й полк 2-й дивизии и 230-й полк 38-й дивизии с боеприпасами и продовольствием. Неразгрузившиеся транспорты ушли на север, чтобы с наступлением темноты вернуться в бухту и продолжить выгрузку.

Днем 15 октября 3-й флот атаковал две группы кораблей противника к юго-востоку от о. Сан-Кристобаль. В ходе атаки был потоплен крейсер, а другой крейсер и два транспорта получили повреждения. (По официальным американским данным, ко дну пошел один эсминец.)

С наступлением темноты 15 октября два крейсера 5-й дивизии в соответствии с разработанным планом начали артиллерийский обстрел аэродрома на Гуадалканале. Однако три транспорта, которые предполагали разгрузиться в бухте Тассафаронг, из-за плохой связи не могли решить задачу и вновь ушли в порт на о. Шортленд. Таким образом, перевозка, поддерживаемая всеми силами Объединенного флота, до конца не была завершена. Более того, 17 октября днем противник своими эсминцами и авиацией подверг обстрелу и бомбардировке пункты высадки наших войск, в результате чего успешно выгруженные боеприпасы и продовольствие большей частью были уничтожены.

17 октября Объединенный флот на трех транспортах и 13 эсминцах завершил переброску оставшихся частей и военных материалов на Гуадалканал. На этом, собственно, и кончилась переброска войск 2-й дивизии, в которой всего было использовано (включая одновременные перевозки предметов снабжения для отряда Кавагути) 6 транспортов, 11 крейсеров и 121 корабль класса эсминцев и ниже.

Командующий 17-й армией не был удовлетворен результатами переброски войск на кораблях. Но, имея в своем распоряжении прибывшие на Гуадалканал части и помня, что всякая отсрочка наступления дает противнику лишнюю возможность укрепиться, он 15 октября отдал 2-й дивизии приказ на наступление. В полдень 16 октября она начала движение по дороге через джунгли к верховью р. Лунга. Марш проходил в чрезвычайно трудных условиях. Все приходилось нести на себе; горныеорудия по дороге пришлось оставить. К исходу дня 19 октября был наконец достигнут намеченный рубеж. Здесь вопреки предположениям правый берег р. Лунга оказался чрезвычайно крутым, что должно было задержать продвижение. В связи с этим командующий 17-й армией перенес день начала наступления на 22 октября. Части, находившиеся на левом фланге 2-й дивизии (в основном артиллерийский отряд Сумиёси), поступали в непосредственное подчинение армии.

9. Провал второго общего наступления

В соответствии с приказом по армии 2-я дивизия утром 21 октября возобновила наступление. Однако сложный рельеф местности препятствовал быстрому продвижению. По решению командующего армией атака была отложена вначале до 23 октября, а затем до 17 час. 24 октября.

Первым препятствием, с которым встретилась дивизия, оказался проливной дождь. Действовать ночью в джунглях было совершенно невозможно. Части обоих флангов, дождавшись прекращения дождя, ворвались в расположение позиций противника. Однако результаты атаки оказались менее чем скромными.

Командир дивизии бросил резервные части на левый фланг и 25 октября предпринял новую атаку, но эта атака также кончилась провалом. В ходе ее были убиты генерал-майор Насу и оба командира полков.

Один из отрядов предпринял попытку высадиться на мысе Коли, но безуспешно. Теперь уже ни армия, ни дивизия не могли изыскать способы оживления военной обстановки. Командующий 17-й армией 26 октября, используя новые подкрепления, решил возобновить наступление и отдал приказ 2-й дивизии сосредоточиться в верховье р. Лунга. Таким образом, общее наступление 2-й дивизии, в котором отразились все усилия японской армии, окончилось неудачей.

Японский военно-морской флот упустил момент, когда во втором бою у Соломоновых о-вов и в бою у о. Савоморские силы противника были значительно ослаблены. Теперь он возлагал надежды на успех общего наступления 2-й дивизии и находился в полной готовности оказать помощь в переброске на быстроходных транспортах подкрепления. Но поскольку начало наступления на суше последовательно откладывалось, стали опасаться за нехватку горючего для кораблей.

24 октября в 21 час 8-й флот получил ошибочные сведения о захвате аэродрома на Гуадалканале, в связи с чем утром 25 октября вышел в море с расчетом ворваться в залив Лунга. При подходе к намеченному району флот подвергся налету авиации. В результате один эсминец был потоплен, а другой получил повреждение. Вторжение в залив Лунга было отложено.

В то же время главные силы Объединенного флота, которые начали движение 24 октября, 25 октября пришли в боевое соприкосновение с противником, но обнаружить его основные силы не удалось. Объединенный флот взял курс на север, и только 26 октября утром были обнаружены три группы вражеских кораблей, в каждой из которых имелся авианосец. Начался бой. В 5 час. 40 мин. авианосец "Дзуйхо" подвергся атаке бомбардировщиков противника, из-за чего взлет и посадка на авианосце стали невозможны. С нашей стороны в 7 час. 10 мин. также были предприняты три атаки, после которых противник потерял три авианосца, линейный корабль, крейсер и эсминец. (По официальным американским данным, были потоплены авианосец "Хорнет" и эсминец, повреждены авианосец, линейный корабль, крейсер и эсминец.) Потери нашей стороны: повреждены авианосец, крейсер и эсминец. Ставка назвала эту операцию "морской бой в южной части Тихого океана". Особенностью ее является большой боевой успех наших сил с весьма незначительным уроном (не было потеряно ни одного корабля).

Провал наступления 2-й дивизии был тяжелым ударом. В конце октября Ставка, оценивая общую обстановку, наметила соответствующие мероприятия для юго-восточного направления.

Контрнаступления противника следует ждать с направлений Китая, Индийского океана, южной, юго-восточной и северо-восточной частей Тихого океана. Деятельность американской авиации, находящейся в Китае, будет в значительной степени ограничена из-за состояния баз и затруднений в снабжении материальной частью и горючим; в силу этого наступление в широком масштабе с данного направления маловероятно. Наступление крупными силами со стороны Алеутских о-вов по условиям погоды возможно только в марте, апреле, мае, сентябре и октябре. Таким образом, для контрнаступления против Японии США располагают наибольшими возможностями в южной части Тихого океана, где они могут выдвинуть и развернуть крупные силы, используя базы в Австралии и на многочисленных островах между Америкой и Австралией. С этого направления американские силы будут стремиться отвоевать захваченные нами районы, овладеть островами Южных морей и наносить удары своей авиацией по районам, богатым сырьевыми запасами. Вполне реальным можно считать, что в западной части Тихого океана противнику легко удастся создать угрозу нашему господству на море; он будет постепенно развертывать свои силы и организует основное контрнаступление на этом направлении. Следует также ожидать, что на юго-восточном направлении противник развернет свои силы для захвата важных стратегических пунктов еще до решительного сражения между Америкой и Японией.

Приведенная выше оценка обстановки в сравнении с предшествующей является более логичной. Тем не менее в результате значительного успеха, достигнутого в морском бою 26 октября в южной части Тихого океана, Ставка укрепилась в мнении, что поворота во всей кампании можно достичь "еще одним нажимом". Ставка, в частности, считала, что ход событий можно изменить путем концентрированного и организованного использования 17-й армии, предварительно усилив ее по крайней мере артиллерией. Это решение Ставки было передано 17-й армии; вместе с ним был дан ряд распоряжений, направленных на форсирование захвата о. Гуадалканал. Находящуюся на переходе из Французского Индокитая на Гуам 21-ю отдельную смешанную бригаду (командир

Средний танк "Чи-Хе" (Тип 1) был дальнейшим развитием

танка "Чи-Ха". Боевая масса - 17,2 т;

вооружение - 47-мм пушка и два 7,7-мм пулемета;

бронирование - 20-50 мм; экипаж - 5 чел.;

скорость по шоссе - 44 км/ч; запас хода - 210 км.

До конца войны была построена 601 машина этого типа.

генерал-майор Ямагата) как можно скорее доставить в Рабаул и подчинить 17-й армии. Форсировать переброску из Южного Китая 51-й дивизии (командир генерал-лейтенант Накано Эйко), которую также подчинить 17-й армии, и усилить ее другими необходимыми материальными средствами и личным составом.

Командующий 17-й армией после провала наступления 2-й дивизии на Гуадалканал сам разрабатывал план операции по захвату этого острова силами 2-й дивизии при форсированной высадке 38-й дивизии на мысе Коли. Однако в связи с упоминавшимся выше замыслом Ставки высадка 38-й дивизии на мысе Коли была отменена и произведена на направлении развертывания главных сил армии, а силы 2-й дивизии было решено сосредоточить в районе переправ на р. Матаникау.10. Новая идея Ставки по захвату о. Гуадалканал. Создание 8-го фронта

К началу ноября обстановка в районе о. Гуа-далканал начала ухудшаться; на суше войска вели попеременно оборонительно-наступательные бои. Господство в воздухе на Гуадалканале удерживалось авиацией противника (70-80 самолетов). Его наземные силы в составе примерно двух дивизий после 1 ноября были развернуты на морском побережье в западном направлении и стали вести активные контратаки.

Этим силам наша сторона могла противопоставить 2-ю дивизию и отдельные отряды Икки и Кавагути общей численностью 17-18 тыс. человек, причем эти части были основательно измотаны в предыдущих тяжелых боях. Американцы имели превосходство и в огневой мощи. Японская сторона по состоянию на 5 ноября располагала 46 орудиями (включая 12 зенитных пушек); боеприпасов было явно недостаточно. Из состава нашей авиации половина (три боевых отряда) находилась в распоряжении военно-морского флота. В воздушных боях за ряд предыдущих дней она понесла значительные потери, и в ее составе осталось всего лишь 55-70 истребителей, столько же штурмовиков, небольшое количество палубных бомбардировщиков и летающих лодок. В качестве баз приходилось использовать главным образом Рабаул и частично Буин. Из-за отсутствия промежуточных баз наносить систематические удары по противнику на Гуа-далканале было невозможно.

В такой обстановке командующий 17-й армией приказал срочно перебросить на эсминцах на Гуадалканал 228-й пехотный полк 38-й дивизии (командир генерал-майор Ито) и подготовиться к отражению контрнаступления противника со стороны морского побережья. Фактически на Гуадалканале 2-я дивизия еще не завершила смену направления, и плацдарм высадки войск 17-й армии оказался в весьма опасном положении. Эта опасность была с трудом ликвидирована благодаря высадке отряда Ито. По плану командующего 17-й армией главные силы 38-й дивизии должны были быть переброшены на 11 транспортах на Гуадалканал и изготовиться к последующему наступлению.

Отряд транспортов, на которые были посажены главные силы 38-й дивизии и части непосредственного подчинения армии, под охраной 12 эсминцев 12 ноября отошел от о. Шортленд на о. Гуадалканал. В Объединенном флоте также были приняты соответствующие меры для обеспечения перехода отряда транспортов. Предусматривалось, что базовая авиация усилит налеты на Гуадалка-нал и обеспечит непосредственную охрану транспортов; 8-й флот будет осуществлять непосредственное охранение десанта на переходе, а с 13 ноября артиллерией тяжелых крейсеров вести огонь по аэродромам Гуадалкана-ла; 2-й флот совместно с частью сил 3-го флота будут осуществлять общую поддержку и вступать в решительный бой с морскими силами противника.

Все части Объединенного флота начали действовать в соответствии с выработанным планом. Однако наиболее слабым звеном было то, что базовая авиация далеко не достигала требуемого количества, а из авианосцев остался всего один - остальные ушли в Японию для ремонта и пополнения после боев в южной части Тихого океана.

12 ноября ночью 11-я дивизия кораблей в составе двух линейных кораблей, легкого крейсера и 14 эсминцев ворвалась на якорную стоянку Лунга и вступила в бой с эскадрой противника, ядро которой составляли 9 крейсеров. В условиях плохой видимости бой приобрел ожесточенный характер, и, по существу, каждый корабль действовал самостоятельно. Противник потерял 5 тяжелых крейсеров, 2 крейсера ПВО, 8 эсминцев и торпедный катер; 2 тяжелых крейсера и эсминец получили повреждения. С нашей стороны были потеряны крейсер "Хиэй" и 2 эсминца. Задача по артиллерийскому обстрелу аэродрома противника решена не была.

Высадку отряда на о. Гуадалканал с транспортов предполагалось произвести ночью 13 ноября, но главнокомандующий Объединенным флотом приказал отложить ее на один день. Тем временем 3 крейсера и 4 эсминца из состава 8-го флота в соответствии с планом выпустили поаэродрому на Гуадалканале около 1000 снарядов из 200мм орудий.

14 ноября отряд транспортов, находясь в районе северо-западнее о. Рассел, подвергся последовательному налету 108 самолетов.

В результате из 11 транспортов 7 вышли из строя; из кораблей конвоя был потоплен эсминец, а 2 легких крейсера и эсминец получили повреждения. Тем не менее отряд продолжал движение.

Общая обстановка не позволяла ни на минуту откладывать бомбардировку аэродромов и проводку транспортов. По этой причине командующий 2-м флотом вице-адмирал Кондо, в распоряжении которого были линкор, 2 тяжелых крейсера, 2 легких крейсера и 9 эсминцев, днем 14 ноября направил свои силы на юг и вошел в зону досягаемости авиации противника. В 20 час. 10 мин. в районе о. Саво флот встретился с превосходящими силами противника (ядро его составляло несколько новых линейных кораблей) и решительно вступил с ним в бой. Благодаря умелому руководству боем флот нанес противнику значительные потери. Это дало возможность отряду транспортов (4 транспорта) пройти в бухту Тассафаронга и стать на якорь. Наша сторона потеряла два корабля.

Таким образом, часть отряда транспортов достигла Гуадалканала, и 15 ноября началась высадка под артиллерийским огнем, который велся непрерывно с 6 час. утра. В результате удалось высадить на берег лишь около 2 тыс. человек личного состава, выгрузить 260 ящиков снарядов для полевой и горной артиллерии и 1500 мешков риса.

Описанным выше боям Ставка дала общее название "третий морской бой у Соломоновых о-вов". В этом бою противник потерял восемь крейсеров, четыре-пять эсминцев; повреждения получили два линейных корабля, три крейсера, три-четыре эсминца. (По официальным американским данным, было потоплено три крейсера, семь эсминцев; повреждены - линейный корабль, два крейсера и четыре эсминца.) Потери с нашей стороны были таковы: два линейных корабля, тяжелый крейсер и три эсминца. Воздушные и морские бои за Гуадалканал были войной на истощение. Не имея прочной промышленной базыи располагая невыгодным по сравнению с Америкой соотношением в кораблях и самолетах, японский военно-морской флот с каждым днем стал испытывать все большие и большие трудности.

В то же время на Новогвинейском фронте, откуда отряд Южных морей предполагал нанести противнику удар, система нашей обороны неожиданно начала стремительно рушиться. Противник своими превосходящими силами в начале ноября оказывал сильный нажим на наш левый фланг с тыла, и путь отступления отряда Южных морей оказался отрезанным. С 10 ноября отряд начал отходить в северо-восточном направлении, и с этого дня его основные силы пропали без вести.

Неустойчивость положения на Юго-Восточном фронте к концу октября заставила Ставку еще раз признать серьезность обстановки. Для усиления операций на юго-восточном направлении, в которых главным считалось отвоевание Гуадалканала, необходимо было принять радикальные меры. Ставка пришла к заключению, что отражение американского контрнаступления на направлении Гуадалканала и установление превосходства над противником в южной части Тихого океана является условием создания предпосылки к завоеванию решительной победы. Ставка, допуская даже большие жертвы, решила усилить операции на юго-восточном направлении.

Первым мероприятием в этом направлении явилось укрепление руководства и усиление сухопутной авиации на этом направлении. 16 ноября Ставка объявила об организации 8-го фронта и введении в действие 18-й армии. 17-й армии с 26 ноября надлежало действовать только на направлении Соломоновых о-вов, а 18-й армии - на новогвинейском направлении. Обе армии были подчинены командующему 8-м фронтом. Новый боевой состав 17-й армии (командующий генерал-лейтенант Хякутакэ Сэй-кити) большого отличия от прежнего не имел. В армию вошли 2, 38 и 51-я дивизии, 35-я бригада (отряд Кавагу-ти), отряд Икки и другие части непосредственного подчинения. 21-я отдельная смешанная бригада после 26 ноября поступала в подчинение командующего 8-м фронтом.18-я армия (командующий генерал-лейтенант Адати Нидзюсан) фактически имела в своем распоряжении только отряд Южных морей и 41-й пехотный полк, расположенные в Буне.

16 ноября Ставка сначала ввела в состав 8-го фронта (командующий генерал-лейтенант Имамура Хитоси) 6-ю дивизию, 21-ю отдельную смешанную бригаду и 12-ю авиагруппу, 20 ноября - 5-й инженерный полк и три пехотных батальона 5-й дивизии, а также 65-ю бригаду, находящуюся на Филиппинах (ядро ее составлял 141-й пехотный полк). 27 ноября фронту была придана 6-я авиадивизия, вновь сформированная в метрополии (она включала 12-ю авиагруппу).

Второй задачей Ставка считала усиление авиации на юго-восточном направлении. В связи с этим началась усиленная отправка сюда армейских авиационных частей. Оперативный замысел состоял в следующем: армия и флот, тесно взаимодействуя, быстро подавляют авиацию противника на Соломоновых о-вах, затем одним броском доставляются войска и военные материалы и всеми наличными силами осуществляется захват Гуадалканала.

В соответствии с этим замыслом 15 ноября командующему 17-й армией был отдан следующий приказ: до подготовки всеобщего наступления взаимодействовать с флотом на направлении Соломоновых о-вов и Новой Гвинеи, удерживать захваченные позиции и готовиться к последующим операциям. 18 ноября Ставка выработала "Центральное соглашение армии и флота для ведения операций на направлении юго-восточной части Тихого океана". Это "Центральное соглашение" было передано командующему 8-м фронтом и главнокомандующему Объединенным флотом. Содержание его таково:

1. Цель операции - при тесном взаимодействии армии и флота овладеть Соломоновыми о-вами, удерживать позиции на Новой Гвинее и готовиться к последующим операциям.

2. Содержание операции по захвату Соломоновых о-вов.

Совместными усилиями армии и флота быстро оборудовать авиабазы на направлении Соломоновых о-вов, организовать и усилить оборону, особенно противовоздушную,на Гуадалканале; стремиться как можно быстрее захватить Тулаги и другие важные объекты в группе Соломоновых о-вов.

3. Содержание операций на новогвинейском направлении.

Совместными усилиями армии и флота удерживать операционные базы в районе Лаэ, Саламоа и Буна, обеспечить строительство аэродромов, активизировать действия и готовиться к последующим операциям. В этих целях немедленно захватить пункты Маданг и Вевак. Подготовка операций должна вестись с целью захвата Порт-Морсби, Лаби и о-вов Луизиада.

4. Содержание воздушных операций.

Состав сил: 110 самолетов 6-й авиационной дивизии и 135 самолетов 11-го воздушного флота. Морская авиация использует аэродромы Кавиенг, Рабаул и Буна, армейская - аэродромы Суруми, Лаэ, Саламоа и Вевак. На направлении Соломоновых о-вов армия и флот общими усилиями срочно оборудуют аэродромы; об их использовании соответствующие начальники договариваются на месте. Армейская авиация может временно использоваться и в интересах захвата Гуадалканала, но постоянная ее задача - действия на новогвинейском направлении. Авиация флота действует на направлении Соломоновых о-вов, но в определенные моменты может привлекаться для содействия армейской авиации на новогвинейском направлении.

План операции Ставки по захвату Гуадалканала в общих чертах был таков: к последней декаде декабря оборудовать авианосную базу на направлении Соломоновых о-вов; после этого должна начать действия морская и армейская авиация. В течение первой и второй декады января осуществить крупные переброски войск и военных материалов на Гуадалканал; в последней декаде января начать наступление на суше.

План Ставки вместе с "Центральным соглашением" был передан на места соответствующим командующим.ГЛАВА II

КООРДИНАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА И ВЕДЕНИЕ ВОЙНЫ

1. Торговый флот - ключ к руководству войной

Стало неоспоримым фактом, что именно торговый флот - ключ к ведению войны. В самом деле, боевые действия, которые велись на многочисленных островах, разбросанных по широким просторам океана, в вопросах пополнения и снабжения войск целиком и полностью зависели от торгового флота. Благодаря успешным операциям на южном направлении районы с природными ресурсами, которых так жаждала Япония, полностью оказались в наших руках. Был достигнут огромный успех в приобретении разработок нефти, каучука, олова, бокситов, что чрезвычайно важно для ведения войны. Проблема состояла в том, чтобы в кратчайшие сроки доставить эти ресурсы в метрополию и направить их на укрепление национального и военного потенциала. Таким образом, успех всецело зависел от наличия крупных грузовых судов.

Однако надежды на получение тоннажа, определенного как минимальный в начале войны, могли рухнуть при нарушении хотя бы одного из элементов, принятых при предварительных расчетах. Необходимо было предусмотреть потери судов в годы войны и возможность их мобилизации армией и военно-морским флотом. Этими факторами можно было в известной мере управлять, но до тех пор, пока инициатива ведения войны была в наших руках. По мере усиления контрнаступления противника они стали зависеть от отдельных изменений военной обстановки. Иными словами, для обеспечения развития военных операций требовалось все большее и большее число судов. Однако мобилизация судового состава армией и флотом ослабляла национальный, а следовательно, и военный потенциал. Получался замкнутый круг противоречий между военными операциями и судовым составом, с одной стороны, и между судовым составом и национальным потенциалом - с другой. Что касается Японии, которая находится в непосредственной зависимости от моря, то такие противоречия поистине могли привести ее к фатальному концу. Вот почему не будет преувеличением сказать, что на протяжении всей войны основой нашего военного руководства было приведение в соответствие возможностей торгового флота с потребностями военных операций.

Топливо (нефть) - также важный фактор, в значительной степени влияющий на потенциал страны. До войны предполагалось, что количество нефти, доставляемое в Японию из южных районов, будет составлять в первый год - 600 тыс. во второй - 2 млн, в третий - 4,5 млн кл. Если к этому добавить 8,4 млн кл, имеющихся в хранилищах, и последующую добычу естественной и выработку синтетической нефти в стране, то общего количества с трудом хватило бы на три года. Предполагалось, что наибольшие трудности в бензине будет испытывать авиация примерно к концу второго года войны.

Начальный период военных действий в южных районах был более чем успешным, добыча и переработка нефти на месте шла обычным порядком, и появилась надежда получить в первом году не 600 тыс. как предполагалось вначале, а 1,7 млн кл. Однако и здесь вопрос упирался в танкеры. К началу войны Япония имела танкеров общим тоннажем 380 тыс. т, но из этого количества около 270 тыс. т было передано военно-морскому флоту. Следовательно, нефть из южных районов могла перевозиться оставшимися танкерами (100 тыс. т) и вновь построенными. В то время производство нефти внутри страны было доведено до предела; пополнение запасов нефти являлось делом первостепенным. Обеспечение армии горючим, прежде всего авиационным, стало вызывать беспокойство. Все зависело от танкерного флота; надежды возлагались на то, что военно-морской флот высвободит танкеры по окончании начального периода войны.2. Дебаты по поводу высвобождения танкеров ВМФ

Расчеты на то, что военно-морской флот высвободит танкеры по завершении первого периода войны, были естественны. Решением проблемы нефти в то время занимался комитет по нефти. В армии к середине апреля 1942 года стало известно о возможном увеличении добычи нефти сверх намеченного количества и о невозможности доставлять эту нефть танкерами из-за нехватки их. Выход оставался один: ждать высвобождения танкеров военно-морским флотом. Об этом был послан запрос в ВМФ.

Командование военно-морского флота считало, что первый период войны закончен, но для ведения морских операций в дальнейшем излишков в танкерах нет. Поэтому командование ВМФ решительно выступало против высвобождения танкеров. В то время военно-морской флот Японии уже готовился к операции по захвату о. Мидуэй и по этой причине тем более не мог высвободить танкеры.

В такой обстановке переговоры между армией и флотом тянулись больше месяца, но перспектив на согласованное решение вопроса пока не было. Конфликт усугубился еще больше, когда главнокомандующий Южной группы армий Тэраути представил премьер-министру свои соображения относительно танкерного флота.

К 16 мая руководство армии и флота пришло наконец к единому мнению, и 20 мая на объединенном совещании было выработано следующее решение: "Военно-морской флот с конца июля высвобождает мобилизованные танкеры (включая китобойные суда) и направляет их на перевозку нефти из южных районов". Однако решение это было согласовано только в принципе и не являлось окончательным. Так, например, оставался открытым вопрос о сроках возвращения и количестве танкеров. Более того, военно-морской флот оставлял за собой право предпочтительного использования танкерного флота. И все же было признано, что сущность проблемы топлива - в танкерах и что эксплуатация танкерного флота должна осуществляться в интересах требований руководства всей военной кампанией в целом.3. Мобилизация армией в июле судов общим водоизмещением 200 тыс. т

На заседании совета 3 июля было решено, что армия возвратит мобилизованные ею суда в соответствии с планом. С целью удовлетворения потребностей армии ей разрешается использовать суда тоннажем 200 тыс. т.

В то время армия обходилась имеющимся тоннажем, но по мере расширения сферы боевых действий эти потребности возросли на 300 тыс. т, и армия уже не могла удовлетвориться общим тоннажем 1040 тыс. т. Это доказывали начальник генерального штаба Сугияма и его заместитель Танабэ. Они заявили, что, если эта цифра не будет принята, операции на Бирманском фронте придется приостановить. Против этого категорически возражал председатель плановой палаты Судзуки. Позже при посредничестве премьера Тодзио и военно-морского министра Симада в примечании к решению было записано: "Для удовлетворения потребностей армии в тоннаже увеличить строительство судов, интенсивнее использовать захваченные суда, парусно-моторные и деревянные". Однако оговорка эта только отодвигала решение вопроса. В ходе войны Ставка и правительство пришли к единому мнению - перейти к активным военным действиям, а главному командованию армии и флота рекомендовалось, не дожидаясь решения вопроса с торговым флотом, по возможности, быстрее провести в жизнь намеченные оперативные планы.

1 июля совет вынес решение о мобилизации судов в соответствующие периоды в пределах 200 тыс. т в месяц.

В связи с этим возникла проблема: каким образом компенсировать снижение объема перевозок важных материальных ресурсов. В качестве одной из мер предлагалось строительство судов строго в соответствии с намеченным планом или с перевыполнением его. Ранее плановое строительство судов было тесно связано со строительством и ремонтом военных кораблей, поэтому оно находилось в ведении военно-морского министра. Теперь же судостроение тесно увязывалось с требованиями руководства войной в целом, и в нем должны были бытьиспользованы все возможности в максимальных пределах. Ставка и правительство, учитывая эти требования, вынесли решение: все важные вопросы в плане строительства и ремонта военных кораблей и судов выносить на рассмотрение совещания. Однако по мере развития военных событий потери в судах возрастали в прогрессирующей степени, и первый год войны заканчивался в условиях, когда малейшие изменения того или иного фактора могли породить опасность нарушения баланса в соотношении между масштабами военных действий и национальным потенциалом страны.

4. Оценка международной обстановки в условиях усиления контрнаступления противника

На основании оценки международной обстановки, сделанной советом 9 марта, Ставка и правительство определили направление руководства войной после завершения ее первой фазы. Между тем опасность с тихоокеанского направления стала надвигаться быстрее, чем можно было ожидать. Первый налет американской авиации на собственно Японию 18 апреля был серьезным предупреждением.

Ставка тщательно изучала обстановку после июля месяца в связи с положением, создавшимся после поражения у о. Мидуэй и высадки противника 8 августа на Гуадалканале.

Вопрос об оценке обстановки трижды - 3, 4 и 7 ноября - обсуждался на заседаниях совета, где в сопоставлении с оценкой, вынесенной в марте того же года, была выработана новая оценка обстановки.

Англо-американское контрнаступление против Японии уже началось; в дальнейшем оно будет последовательно интенсифицироваться и к концу 1943 года достигнет своей кульминационной точки. Ранее считалось, что внимание англо-американского руководства войной сосредоточивалось главным образом на Европейском театре. В настоящее время этого сказать нельзя, если учесть общие англо-американские усилия по нацеливанию боевых сил армии, флота и авиации и по сосредоточению материальных ресурсов. По этому вопросу поднимать споров никто не решался.

Оценка налетов американской авиации на Японию всякий раз была различной, и в этом таилась опасность возникновения разногласий в руководстве. При окончательном обсуждении вопроса было отмечено, что воздушные налеты будут производиться в целях оказания политического давления на собственно Японию, а в целях лишения Японии захваченных ранее жизненно важных районов - по зоне нефтяных полей Палембанга.

Вероятные направления воздушных налетов на территорию собственно Японии - в первое время с авианосцев в Тихом океане и с территории Китая; прежде всего следует иметь в виду открытие в последнее время северо-западного воздушного маршрута через Тибет. Следует также предполагать возможность воздушных налетов на собственно Японию непосредственно с баз на Алеутских о-вах, а также на о. Мидуэй.

Проблема блока СССР и Америки рассматривалась в свете возможности предоставления Советским Союзом Америке права использовать базы на территории восточной части СССР. Считалось, что в этом случае наступит решающий момент в войне против Японии. Но при обстановке, которая складывалась в то время, такая возможность признавалась маловероятной. Тем не менее допускалось, что Америка в качестве обещаний на будущее планирует оказание помощи в строительстве авиационных баз на территории Советского Союза.

Ведение войны Германией против СССР приняло затяжной характер, и нет никаких признаков возможности заключения мира между ними.

Ранее Германия успешно нарушала морские коммуникации Англии в Атлантическом океане и вела подготовку к высадке на Британских о-вах. Считается, что и в настоящее время изменений в этих планах не произошло. Однако в зависимости от того, какие произойдут изменения в советско-германской войне и какова будет позиция Англии и Америки, не исключена возможность заключениямира между Англией и Германией. Если это произойдет, войну с Англией и Америкой Японии придется вести собственными силами и за счет собственных жертв. Этот фактор заслуживает серьезного внимания с точки зрения руководства войной в целом.

Международная обстановка по состоянию на 7 ноября 1942 года оценивалась следующим образом.

В целях подрыва строительства империей Великой Восточной Азии и воспрепятствования установлению итало-германского господства в Европе Англия и Америка впредь намерены в самых широких масштабах сплотиться, срочно укрепить военные силы, постепенно перейти в контрнаступление и принудить страны оси к капитуляции. Кульминационного момента контрнаступления можно ждать во второй половине 1943 года. До этого времени США возьмут под свою эгиду весь континент Северной и Южной Америки и будут стремиться фактически овладеть Австралией, Индией и Западной Африкой, чтобы после войны стать гегемоном в этих странах. Америка и Англия будут стремиться максимально ослабить военный потенциал Германии и Италии и удержаться в Средиземном море и в Западной Африке.

В Тихом и Индийском океанах Америка во взаимодействии с Англией будет наращивать военные силы и перейдет к активным наступательным операциям. США будут форсировать подготовку к контрнаступлению с Алеутских о-вов, с территории Индии и Китая, нарушать морские коммуникации Японии и совместно с Советским Союзом планировать активное контрнаступление против Японии. В этом смысле особое внимание следует обратить на контрнаступление, которое ведется сейчас с направления южной части Тихого океана. Англия уже господствует на море в Индийском океане, удерживает рубежи в Австралии и Западной Африке и во взаимодействии с Америкой прилагает усилия к контрнаступлению на Японию.

Имеются все основания говорить, что Америка и Англия со следующего года предпримут воздушные налеты в широких масштабах на собственно Японию и на захваченные ею жизненно важные районы.Создание Англией и Америкой второго фронта в Европе в настоящее время маловероятно, но материальная помощь Советскому Союзу будет увеличиваться еще больше. Америка будет стремиться заполучить базы в восточных районах СССР.

Америка и Англия всеми средствами и способами будут поощрять Чунцин к оказанию сопротивления Японии. Они будут наращивать силы на африканском направлении и упорно стремиться удержать этот плацдарм для подавления антианглийских тенденций, а также для нарушения связи между Японией, Германией и Италией.

Австралия будет постепенно укреплять свой боевой дух и под руководством и при помощи Америки наращивать военные силы, продолжать сопротивление Японии.

Антианглийское движение в Индии будет усиливаться, однако Англия примет меры к его подавлению, поэтому наиболее вероятным следует считать, что это движение пока что большого успеха иметь не будет. Индия по-прежнему будет оставаться плацдармом для контрнаступления против Японии.

Допускается, что Англия и Америка в зависимости от изменений обстановки будут стараться установить мир с Германией и Италией.

Силы сопротивления Чунцина постепенно будут уменьшаться, однако он уверен в конечной победе Америки и Англии и поэтому, естественно, не откажется от продолжения войны. Впредь Чунцин будет все больше и больше укреплять связи с Советским Союзом, стремиться к получению большей помощи от Америки и Англии и постепенно форсировать воздушные операции Англии и Америки против Японии.

Германия в войне против СССР будет стремиться на длительное время закрепиться на захваченных рубежах, затем выдвинуться в Западную Африку, совместно с Италией установить господство в Средиземном море, развернуть широкие операции в Атлантическом океане и, принуждая Англию к капитуляции, изменить ход событий в Европе в свою пользу.

Немецкие войска будут продолжать вести боевые действия на Кавказе, а в будущем году снова предпримут широкое наступление. Совместно с итальянскими войсками они планируют выдвижение в Центральную и Западную Африку, но это произойдет не ранее осени будущего года.

Предполагается, что в борьбе на морских коммуникациях немецкий флот будет топить ежемесячно в среднем 600 тыс. т судов Англии и Америки1.

В зависимости от хода событий вполне возможно, что Германия будет пытаться установить мир с Англией и СССР.

До тех пор пока существуют Гитлер и Муссолини, связи между Германией и Италией останутся прочными.

Советский Союз по-прежнему будет вести оборонительную войну, не объявит войны Японии и не предоставит американцам баз на своей территории, хотя в дальнейшем возможность этого не исключена.

До тех пор пока окончательно не прояснится ход военных действий на Западе и в Азии, Турция будет стремиться сохранить нейтралитет. Оценка позиций Франции, Испании и латиноамериканских стран остается такой же, какая была дана в решении от 7 марта 1942 года.

Потенциальные возможности ведения войны воюющими странами. Америка может содержать в военное время армию численностью 6 млн человек и трудностей в людских ресурсах испытывать не будет.

В последующие два-три года военная промышленность Америки значительно расширится, и, хотя это расширение породит различные экономические и социальные проблемы, они не окажут большого влияния на военный потенциал Америки. Англия уже до предела исчерпала свои людские ресурсы в метрополии.

Ее военный потенциал пока будет сохраняться на нынешнем уровне, но постепенно он будет снижаться, по

1 В документе неточно изложены задачи подводных лодок немецкого флота. Заслуживает, однако, внимания тот факт, что приведенная в нем цифра точно совпадает с цифрой, которую немцы запланировали в Первую мировую войну. Начиная неограниченную подводную войну или, точнее, возвращаясь к ней в 1917 году, они планировали топить ежемесячно 600 тыс. т торговых судов Британии, что должно было, по их мнению, привести к капитуляции ее через шесть месяцев.мере того как Англия будет терять господство на море, лишаться колоний и нести большие потери на морских коммуникациях.

Военный потенциал Америки и Англии в значительной мере зависит от морских перевозок, поэтому потери в судах сильно снижают этот потенциал. Однако Америка обладает большими судостроительными возможностями, и следует ожидать, что со второй половины 1943 года общий объем ее торгового флота будет неуклонно возрастать.

Видимо, с течением времени общий военный потенциал Америки и Англии будет возрастать.

Потенциальные возможности Чунцина на данном этапе позволяют вести пассивную войну. Людские ресурсы велики.

Потенциальные возможности ведения войны Германией и Италией:

Германия сохранит потенциал на нынешнем уровне. Вера в Гитлера остается сильной, боевой дух армии и народа высок, но для того, чтобы этот дух не снизился в связи с изменением военной обстановки после зимы нынешнего года, потребуются значительные усилия в поддержании общественного спокойствия в оккупированных районах и в руководстве союзными странами.

Потенциальные возможности ведения войны Италией во многом зависят от Германии. Политическая власть Муссолини остается прочной; при нынешних условиях сохранить военный потенциал больших трудностей не представляет.

Потенциальные возможности ведения войны Советским Союзом таковы, что если бы он даже потерял Москву и Кавказ, тем не менее мог бы вести оборонительную войну на Восточном и Западном фронтах силами 200 сла-бооснащенных стрелковых дивизий.

Людские резервы имеются. Военно-промышленный потенциал по состоянию на осень текущего года составляет 50% предвоенного уровня. С потерей Кавказа добыча нефти снизится примерно на 20%, но с учетом существующих запасов Советский Союз свободно может продолжать вести оборонительную войну. Трудности спродовольствием все возрастают, но они не достигнут такой степени, чтобы вызвать беспорядки внутри страны. Политическая власть остается непоколебимой, боевой дух армии и народа сохранится на нынешнем уровне и впредь.

Обобщенная оценка. Англия и Америка посредством Советского Союза и Чунцина будут продолжать оказывать сопротивление странам оси, а затем постепенно и сами перейдут к более активным действиям; при этом будет происходить наращивание военных сил и подготовка к переходу в контрнаступление.

Предполагается, что общий национальный потенциал Англии и США в предстоящие два-три года резко возрастет.

В настоящее время военная обстановка складывается в пользу стран оси, но со второй половины 1943 года уже будет наблюдаться значительная разница в материальных ресурсах воюющих сторон.

Учитывая изложенное выше, Японской империи в предстоящие год-два придется преодолевать многочисленные трудности, удерживать позиции в политической борьбе, принимать в союзе с Германией и Италией эффективные меры, чтобы одержать над противником победу, готовиться к возможному контрнаступлению со стороны Англии и США, создавать условия, при которых можно было бы в любое время и в любом месте разгромить боевые силы противника, сломить его волю к сопротивлению и решительно добиться в войне поставленных целей.

5. Возрастающие трудности

в торговом флоте в связи с высадкой

на о. Гуадалканал

Мобилизация армией в июле 200 тыс. т судов на некоторое время привела в соответствие потенциальные возможности и потребности ведения войны. Но это соответствие было в корне нарушено мощным и форсированным контрнаступлением противника в юго-восточной части Тихого океана (о. Гуадалканал).Правительство Японии всеми возможными способами стремилось свести к минимуму отрицательное влияние июльской мобилизации судов. Правительство также было сильно обеспокоено перспективами производства стали, снабжения топливом и судостроения. Поэтому насущной проблемой, которая в то время занимала умы высшего военного руководства, было изыскание способа, позволяющего ликвидировать материальные трудности, испытываемые страной. Приведем пример. Совет на заседании 26 августа вынес решение: "С целью усиления военного потенциала наладить доставку из Германии судов и важных материалов, в которых империя испытывает крайнюю нужду. Принять особые меры для обеспечения Германии теми материалами, в которых она нуждается". Япония рассчитывала получить от Германии 1 млн т железа и 500 тыс. т судов. Министерство иностранных дел Японии послало своему послу в Германии телеграмму соответствующего содержания. После этого был произведен обмен несколькими телеграммами, и, наконец, 26 сентября стало очевидно, что Германия может отправить только 10 тыс. т специальных сталей.

Что же касается судов торгового флота, то после многочисленных обсуждений в плановой палате, в военном и военно-морском министерствах пришли к заключению, что военно-морской флот немедленно возвращает 90 тыс. т судов, а армия - 130 тыс. т после завершения операции на Соломоновых о-вах. Однако этим благим намерениям не суждено было сбыться: 25 октября общее наступление 17-й армии на Гуадалканал захлебнулось.

Провал наступления на Гуадалканал явился сильным ударом для Ставки и правительства как в моральном, так и в материальном отношении. В оценке международной обстановки на 7 ноября указывалось, что наступление противника на направлении Соломоновых о-вов будет решительным и мощным. После провала общего наступления Ставка вела подготовку к операциям по удержанию любыми средствами важного района Соломоновых о-вов. 16 ноября войскам 8-го фронта, 17-й и 18-й армиям был отдан приказ изготовиться к действиям, при этом главная задача возлагалась на войска 8-го фронта. Но ктому времени боевые силы понесли значительные потери; большой урон был нанесен и торговому флоту; следовательно, обстановка складывалась так, что 8-й фронт без предоставления ему судов не мог выполнить возлагаемых на него задач. Военно-морскому флоту после второго и третьего морских сражений у Соломоновых о-вов также требовалось осуществить пополнение, а это можно было сделать только с помощью транспортов. Таким образом, вместо высвобождения судов встал вопрос о дополнительной их мобилизации для нужд армии и военно-морского флота. 16 ноября верховное командование армии сделало заявку в военное министерство о дополнительной мобилизации 370 тыс. т судов, а со стороны военно-морского флота 18 ноября поступила заявка на дополнительную мобилизацию 250 тыс. т судов. Всего армии и флоту требовалось 720 тыс. т. Такого количества из национального потенциала не могло быть выделено. Сразу выявилась противоположность взглядов армейского верховного командования и военной администрации.

Верховное командование исходило из того, что с захватом Гуадалканала и с завершением операции на Соломоновых о-вах можно было бы создать реальную угрозу коммуникациям, связывающим США и Австралию. Это дало бы возможность удержать Рабаул - единственную важную базу для ведения оборонительных операций на наиболее вероятном направлении контрнаступления американских сил в южной части Тихого океана. Бои за Гуа-далканал начались потому, что американцы здесь впервые предприняли серьезное контрнаступление. Захват острова имеет не только оперативную ценность: здесь противник либо потеряет волю к активному контрнаступлению против Японии, либо поведет отсюда контрнаступление по всему фронту. Следовательно, с точки зрения руководства военной кампанией в целом, захват острова представляется чрезвычайно важной операцией. К тому же в данное время на острове уже ведут бои за высадку императорские войска численностью 30 тыс. человек под началом командующего 17-й армией, и теперь отвести войска, пожалуй, будет значительно труднее, чем продолжать наступление.Кампания на Соломоновых островах сопровождалась тяжелыми потерями японского транспортного флота.

В ответ на это военное министерство выдвинуло довод: "На данном этапе самым важным является быстрый рост национального потенциала, а это не сообразуется с мобилизацией судов, поскольку таковая резко снижает этот потенциал".

Какая-то часть лиц в военном министерстве предлагала отвести войска с Гуадалканала и прочно закрепиться на тыловых стратегических рубежах.

Однако общий приказ на наступление уже был отдан. Настал момент, когда нужно было принимать окончательное решение. На заседании кабинета министров 20 ноября правительство разрешило армии и флоту мобилизовать на первое время 290 тыс. т судов, из них по первой очереди, 21 ноября, - 175 тыс. т (для армии 145 тыс. для флота 30 тыс.), по второй очереди, 5 декабря, - 35 тыс. т для армии.

21 ноября на заседании совета выступил премьер-министр Тодзио с разъяснением данного вопроса. Он просил обе стороны понять, что при нынешней обстановке можно выделить только минимальное количество тоннажа и что даже такое количество будет отражаться на национальном потенциале. Производство сталематериалов снизится с 4 млн 270 тыс. т в текущем году до 3 млн т в 1943 году, а если принять во внимание заявку на суда со стороны верховного командования, то количество сталематериаловуменьшится до 2 млн т. Со стороны правительства будут приняты меры к значительному расширению производственных возможностей, к коренным реформам в судостроении, к интенсификации использования судов и другие. Хотелось, чтобы и верховное командование внимательнее изучило вопрос о мобилизации судов торгового флота.

Между военным министерством, военно-морским министерством и плановой палатой шли дебаты по поводу мобилизации судов, но прийти к единому заключению не удалось, поскольку каждая сторона упорно отстаивала свои прежние требования. Дело дошло до того, что не была утверждена даже дата получения некоторого количества тоннажа военным министерством по плану второй очереди, ранее намеченная на 5 декабря. В этот день правительство созвало экстренное заседание кабинета министров. На нем была подтверждена цифра - 95 тыс. т судов, которые выделялись военному министерству по плану второй очереди. Вместе с тем было решено, что на восполнение потерь в судах за январь, февраль и март следующего года, которые предположительно оцениваются в 165 тыс. т, может быть выделено 85 тыс. т; после апреля следующего года армия должна возвратить 180 тыс. т зафрахтованных судов.

Верховное командование армии было очень недовольно таким решением правительства. Вечером 5 декабря от начальника оперативного отдела Танака и начальника военного департамента Сато поступили резкие ответы. 6 декабря заместитель начальника генерального штаба Танабэ и председатель плановой палаты выработали компромиссный план относительно восполнения потерь в судах и доложили его премьеру Тодзио. Однако премьер-министр не хотел признавать ничего, кроме вчерашнего решения правительства. Решимость премьера для верховного командования армии была равносильна приказу о прекращении боевых действий в районе Соломоновых о-вов. Этот день для верховного командования армии был самым тяжелым.

7 декабря Тодзио имел встречу с начальником генерального штаба Сугияма, на которой потребовал сместить начальника оперативного отдела и вновь вернуться к вопросу о мобилизации судов торгового флота.6. Заседание совета

10 декабря вопрос о дополнительной мобилизации судов армией и флотом был передан на заседание совета, на котором присутствовал император.

Премьер-министр Тодзио в своем выступлении сказал, что прошел год войны, Япония разгромила англоамериканские базы в Восточной Азии и создала основы для одержания дальнейших побед. Америка и Англия, которые в начале войны потерпели поражение, в настоящее время привели свои силы в состояние полной готовности и перешли к активным наступательным действиям. В связи с этим народ Японской империи должен укрепить волю к победе, умножать национальный потенциал и в нужный момент сорвать планы контрнаступления Америки и Англии, сломить их волю к вооруженной борьбе. Необходимо выработать генеральную линию руководства войной. Материальные ресурсы империи оставляют желать лучшего; имеются ограничения в тоннаже торгового флота, а также в других областях национального потенциала.

Тодзио представил на обсуждение собравшихся записку "Об удержании на соответствующем уровне материального потенциала страны и приведении его в соответствие с задачами военных операций в интересах руководства войной". В записке предлагалось более детально распределить тоннаж торгового флота. В частности, к 1 мая 1943 года в распоряжении армии будет находиться 1 млн 100 тыс. т (суда свыше 1 тыс. т), в распоряжении военно-морского флота - 1 260 тыс. т, при этом армия и ВМФ в апреле 1943 года должны возвратить 180 тыс. т и 80 тыс. т соответственно. Кроме того, из числа грузовых судов торгового флота (включая зафрахтованные армией и ВМФ) предлагалось срочно переделать в танкеры 190 тыс. т. С 1 апреля 1943 года для нужд армии и ВМФ намечено выделять по 75 тыс. т ежемесячно. Предлагалось также принять самые решительные меры с целью обеспечения строительства судов: в 1942 году - 400 тыс. т, в 1943 году - 750 тыс. т; производить судоподъемные работы и в апреле 1943 года поднять и отремонтировать 30тыс. т, а в дальнейшем поднимать и ремонтировать по 100 тыс. т ежемесячно.

Для обеспечения перевозок сталематериалов, и особенно алюминиевого сырья, по плану мобилизации материальных ресурсов на 1943 год предусматривается сохранить торговый флот в объеме 3 800 тыс. т. При этом вопросы, касающиеся судостроения, считаются вопросами государственной важности.

Начальник генерального штаба армии Сугияма выступил с характеристикой военной обстановки, которая настоятельно требует расширения мобилизации судов торгового флота. Положение противника в данное время на Тихом океане оценивается следующим образом: в районе о. Гуадалканал - войска численностью не менее 30 тыс. человек, самолетов до 1000; в тыловых районах - на о-вах Новые Гебриды, Фиджи, Самоа, Новая Каледония и Новая Зеландия - противник сосредоточил крупные морские и воздушные силы и за их счет усиливает группировку на Гуадалканале. На новогвинейском направлении американо-австралийские войска, действуя с территории Австралии, создали передовые базы в Порт-Мор-сби и Лаби; здесь у них сосредоточены войска численностью до 40 тыс. человек и мощная авиация, численность противника в районе севернее хребта Оуэн-Стэнли - несколько тысяч человек. В районе южнее Буна противник оборудует аэродромы.

Для армии необходимо к концу декабря вновь зафрахтовать 385 тыс. т судов, а затем с января следует брать в расчет необходимость восполнения потерь в коммерческих судах. Всего требуется 1 100 тыс. т судов. При этом следует учесть, что потери в судах будут возрастать и соответственно потребуется большее количество тоннажа для их восполнения.

Выступление начальника морского генерального штаба Нагано сводилось к следующему. Поскольку речь идет об операциях в южной части Тихого океана, со стороны флота будут приняты меры к оборудованию передовых авиабаз и организации на них противовоздушной и береговой обороны. Для перевозок личного состава, вооружения, оборудования и снаряжения на эти базы флотупотребуется к середине декабря более 100 тыс. т судов. ВМФ уже мобилизовал весь личный состав судов, но этого недостаточно. По этой причине пришлось привлечь в максимальных масштабах корабли и особенно суда специальной постройки, входящие в состав Объединенного флота. Но даже после этого недостаток в тоннаже составляет 30 тыс. т, которые и хотелось бы зафрахтовать. Определено, начиная с апреля, возвращать 80 тыс. т; эта цифра слишком велика.

Выступление военно-морского министра сводилось к пояснению плана строительства судов, а также переделки судов в танкеры.

По плану использования горючего во второй половине 1942 года военно-морскому флоту установлено расходовать ежемесячно 256 тыс. кл. В течение августа, сентября и октября в связи с ведением боевых действий расход горючего фактически составлял 300? 340 тыс. кл, следовательно, в конце 1942 года флот почти исчерпал выделенные ему резервы и сейчас вынужден брать из запасов на гражданские нужды.

В целях пополнения национальных стратегических запасов топлива отныне корабли ВМФ будут снабжаться горючим непосредственно в районе Южных морей, и, кроме того, в страну необходимо доставлять ежемесячно по меньшей мере 350 тыс. кл нефти. Для перевозки этого количества уже в начале будущего года потребуется танкерный флот объемом 200 тыс. т, поэтому необходимо выбрать из состава торгового флота подходящие суда - 120 тыс. т эксплуатируемых и 70 тыс. т строящихся - и перестроить их в танкеры.

Выступавший последним председатель плановой палаты Судзуки говорил об отрицательном влиянии, которое окажет дополнительная мобилизация судов торгового флота на национальный потенциал страны, а также о том, что для предотвращения этого влияния необходимо решительно взять курс - все силы производству.

В предвидении развития военных действий нам необходимо получать внутри страны как минимум 110 тыс. т высококачественного алюминия и 3 млн 800 тыс. т стали. Для получения этого количества необходимо увеличить объем строительства новых судов примерно на 150 тыс. т, поднимать и ремонтировать затонувшие суда в количестве 20 тыс. т, возвращать мобилизованные суда (около 180 тыс. т в год). Необходимо также увеличить сбор металлолома, объем поставок из Маньчжурии ста-лематериалов, транспортных средств, других материалов, а также привлечение рабочей силы. В текущем 1942 году производство сталематериалов составит 81% намеченного плана (4 080 тыс. т), высококачественного алюминия - 84% плана (85 тыс. т). В 1943 году предполагается доставить в Японию из южных районов 320 тыс. т риса, а недостающее к прежним нормам потребления количество пищевых продуктов восполнить доставкой зерновых, сахарного тростника и т. д.

После жарких прений по поставленным вопросам премьер-министр Тодзио выразил надежду, что с помощью согласованной политики в отношении руководства войной и при мобилизации всех сил страны военные действия будут успешно завершены.

Заседание совета открылось в 14 час. и закрылось в 15 час. 40 мин.

ГЛАВА III

ИЗМЕНЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ В ОТНОШЕНИИ КИТАЯ

1. Политические разногласия относительно создания министерства по делам Великой Восточной Азии

Строительство Великой Восточной Азии было неразрывно связано с завершением войны. Сообразуясь с обстановкой на данном этапе, а также в целях планового проведения политико-административных акций в отношении районов Великой Восточной Азии под началом единого органа и при тесном сотрудничестве с армией и флотом правительство решило образовать министерство по делам Великой Восточной Азии.Цель создания нового министерства состояла в том, чтобы унифицировать руководство всей политической, экономической и культурной деятельностью в районах Великой Восточной Азии, и в первую очередь унифицировать руководство наших местных органов в Китае. Со времени китайских событий там параллельно функционировали управленческие органы, назначенные департаментом по развитию Азии и министерством иностранных дел. Кроме того, функционировали местные органы армии и флота. Все эти органы значительно отличались друг от друга по своим функциям, и, казалось бы, между ними не должно было быть никаких трений, однако в действительности в их работе всегда возникали недоразумения, которые вели к большим конфликтам. Все это оказывало неблагоприятное влияние на китайскую сторону и рано или поздно требовало разрешений. Министерство по делам Великой Восточной Азии начало функционировать с 1 ноября - после утверждения его статута Тайным советом 28 октября.

2. Поворот в политике по отношению к новому правительству Китая. Определение основного курса по захвату Китая

В ходе войны у Японии все сильнее и сильнее стало проявляться стремление как можно скорее решить китайскую проблему и все внимание направить на войну с Америкой и Англией.

Отношение Японии к новому правительству Китая базировалось на "Основных условиях завершения китайского конфликта", выработанных на совещании в присутствии императора 13 ноября 1940 года. Затем политический курс в отношении Чунцина определялся советом дважды: 24 декабря 1941 года, вскоре после начала войны, и 7 марта 1942 года - по завершении начальной фазы войны. Однако и в том и другом случае это не были радикальные решения, они не выходили за рамки одностороннего с нашей стороны суждения и надежд на то, что Чунцин капитулирует. Таким образом, решение китайской проблемы зашло в тупик и продолжало оставаться в таком положении до осени 1942 года, когда активизировалось контрнаступление американцев в южной части Тихого океана. В это время стала намечаться тенденция к изменению политического курса с целью выйти из критического положения в отношениях с Китаем. Понятно, что больше всего на это надеялась армия, которая вынуждена была держать в Китае более чем 600 тыс. солдат.

Здесь прежде всего вставал вопрос об участии в войне национального правительства Китая. Ван Цзин-вей давно стремился к этому: свое желание в этом плане он высказал еще в июле. Ставка и японское правительство занялись изучением этого предложения. Для ответа национальному правительству Китая по данному вопросу 17 сентября из Токио в Нанкин отбыла делегация в составе трех специальных послов - Хиранума, Арита и Нагаи; в Нанкине Ван Цзин-вей еще раз подтвердил свое намерение вступить в войну. Таким образом, по возвращении делегации в Токио 28 сентября японское правительство занялось изучением этого вопроса. Необходимо было решать и другие связанные с ним вопросы, а именно: реализация находящегося в Китае имущества противника, урегулирование отношений с Китаем и другие. Наконец 29 октября на обсуждение в совете был поставлен вопрос об участии в войне национального правительства и о мерах в связи с этим в отношении Китая.

Прения на заседании развернулись главным образом вокруг предложения со стороны флота об отсрочке вступления национального правительства в войну. Начальник морского генерального штаба Нагано доказывал, что если Китай вступит в войну, то станет противником Англии и Америки, и в результате все важные стратегические объекты в Нанкине и Шанхае, находящиеся под контролем национального правительства, подвергнутся вражеским бомбардировкам.

В противовес этому Тодзио заявил: "Я не думаю, что в настоящее время национальное правительство сможет внести свой вклад реальными для нашей империи силами, даже если оно будет участвовать в войне. Скорее,наоборот, оно станет для нас обузой. Но намерение Ван Цзин-вея участвовать в войне преследует цель успокоить общественное мнение или же, если мы правильно понимаем, Ван Цзин-вей подумывает и о своей доле вознаграждения после войны. Господин Нагано говорит, что в случае участия в войне Китай подвергнется бомбардировкам противника. Но поскольку национальное правительство сотрудничает с Японией, то уже сейчас существует возможность подобных бомбардировок. Практически разница здесь небольшая, а с точки зрения объединения народа участию Китая в войне следует придавать большое значение и признать целесообразным".

Таким образом, предложение начальника морского генерального штаба было отклонено. Приняли следующее решение:

японская империя разделяет желание национального правительства Китая участвовать в войне и рекомендует немедленно объявить войну Англии и Америке. Это послужит развитию сотрудничества Китая с Японией и будет способствовать завершению войны в Великой Восточной Азии;

к моменту вступления в войну выработать конкретные меры относительно реализации имущества противника в Китае, урегулирования японо-китайских отношений и укрепления всех прочих связей между Японией и Китаем. Относительно более отдаленных перспектив в отношениях двух стран договориться отдельно.

27 ноября на заседании совета было вынесено решение: национальное правительство, используя тот или иной подходящий предлог, должно незамедлительно вступить в войну в третьей декаде января будущего года. Вопрос о вступлении в войну рассматривался как один из пунктов политики в отношении Китая, требующий всестороннего изучения.

Премьер-министр Тодзио предложил поручить министерству по делам Великой Восточной Азии срочно составить конкретный план-проект возможных изменений договоров. А пока было решено действовать в рамках существующих договоров и соглашений, но в необходимых случаях вносить в них поправки.В то время для Ставки и правительства в вопросе об о. Гуадалканал наступил наиболее критический момент. Как уже говорилось, 10 декабря на заседании совета обсуждался вопрос о приведении в соответствие национального потенциала с масштабами военных действий. В тот же день военный отдел Ставки вынужден был отдать приказ о прекращении подготовки к операции - 5 (наступление на Чунцин).

Таким образом, проблема, касающаяся вступления национального правительства в войну, развивалась в направлении кардинальных перемен (имелась в виду политика в отношении Китая). Совет 18 декабря обсудил следующие три вопроса:

1. Основной курс решения китайской проблемы в целях завершения войны в Восточной Азии.

2. Конкретные меры, вытекающие из основного курса.

3. Подготовка материалов для соглашений, которые должны быть заключены с национальным правительством Китая в связи с вступлением его в войну.

В качестве конкретных мер на данном заседании участники обменялись мнениями по таким вопросам, как границы административной компетенции, предоставляемой Китаю, денежная система, передача консульских зон и ликвидация сеттльментов, возвращение Гонконга и о. Хайнань, закупочные цены на местные материалы, мир с Чунцином и другие вопросы. В проект были внесены исправления. Первый вопрос, как наиболее важный по своему содержанию, премьер Тодзио решил доложить императору.

21 декабря 1942 года во дворце императора состоялось историческое совещание с повесткой дня: "Основной курс решения китайской проблемы в целях завершения войны в Великой Восточной Азии".

Давая пояснения о причине постановки данного вопроса, премьер Тодзио сказал, что все прежние решения по Китаю были приняты еще в довоенный период ("Основной курс по разрешению китайского конфликта" от 11 января 1938 года; "Меры по урегулированию отношений между Японией и Китаем" от 13 ноября 1940 года). Они значительно устарели и существенно отличаются от предложенного нового курса.В довоенный период Японская империя придерживалась такого мнения: если при захвате Китая удастся избежать столкновения с Англией и Америкой, в разрешении китайского конфликта можно будет использовать поддержку этих стран. Сейчас положение изменилось и продолжает меняться. Следовательно, нужны новые идеи во взгляде на урегулирование вопросов захвата Китая и ведения войны против Англии и Америки в свете новой обстановки в Китае и международной обстановки.

Содержание "Основного курса в отношении Китая в целях завершения войны в Великой Восточной Азии":

Цель. Японская империя считает вступление национального правительства в войну важнейшим поворотным моментом в налаживании отношений между Японией и Китаем; это укрепит политическую власть национального правительства, подорвет основы сопротивления Чун-цина Японии, которая будет идти к завершению войны вместе с обновленным Китаем.

Учитывая развитие международной военной обстановки, необходимо закончить все намеченные мероприятия в отношении Китая до того момента, когда англо-американское наступление достигнет своего апогея.

Основные положения. Укрепление политической власти национального правительства: Японская империя будет стремиться избегать вмешательства в дела национального правительства; будет помогать ему укреплять свою власть над местными правительствами в оккупированных районах.

Экономическая политика. Главное внимание уделить увеличению поступлений материалов и ресурсов, необходимых для ведения войны. Серьезно заняться разработкой дефицитных материалов в оккупированных районах; решительно реквизировать бывшие материальные ценности противника.

Политика в отношении Чунцина. Японская империя не будет делать никаких мирных шагов к тому, чтобы считать Чунцин своим партнером. Вопрос о возможных мирных шагах в связи с изменением обстановки будет решаться отдельно; заставить национальное правительство принять во внимание изложенные выше положения.

Выступавшие министр по делам Великой Восточной Азии Аоки и министр иностранных дел Тани поддержали предложения Тодзио. Начальник генерального штаба Су-гияма сделал некоторые добавления о политике в отношении Чунцина и о стратегических замыслах.

3. Новый курс в действии

За день до описанного выше совещания, то есть 20 декабря 1942 года, в Токио на самолете прибыли председатель национального правительства Китая Ван Цзин-вей и сопровождающие его лица. 21 декабря в официальной резиденции премьер-министра с 3 час. дня на протяжении двух часов без перерыва велись переговоры об укреплении связей между Японией и Китаем. 22 декабря Ван Цзин-вей и сопровождающие его лица посетили императорский дворец и имели встречу с императором, во время которой снова затрагивался вопрос о японо-китайском блоке. В тот же день после обеда Ван Цзин-вей устроил пресс-конференцию, на которой огласил содержание переговоров. Этим переговорам было дано название - "Единство путей в японо-китайском сотрудничестве. Идти в едином блоке к завершению войны". Министр пропаганды Лин Бо-шэн добавил, что сотрудничество национального правительства будет выражаться формулой: "И успехи, и неудачи - поровну", или "И жизнь, и смерть - вместе".

С этого момента Япония и Китай начали вести подготовку в духе решения совета, и 9 января 1943 года национальное правительство Китая объявило войну Англии и Америке. За этим последовала совместная японо-китайская декларация о ведении войны до победного конца. В тот же день было подписано японо-китайское соглашение о передаче Японии сеттльментов и ликвидации права экстерриториальности в Китае.ГЛАВА IV

ОТСТУПЛЕНИЕ С О. ГУАДАЛКАНАЛ

1. В ожидании выдвижения штаба 8-го фронта

В соответствии с распоряжением Ставки от 15 ноября командующий 17-й армией на Гуадалканале до прибытия командующего 8-м фронтом, то есть до ноля часов 26 ноября, осуществлял руководство всеми войсками на юго-восточном направлении.

В то время силы противника на Гуадалканале, куда непрерывно доставлялось (не менее двух транспортов в день) подкрепление, 17 ноября вновь перешли в наступление на западном берегу р. Матаникау, поддерживаемые авиацией с двух аэродромов острова. Наша 17-я армия тоже получила подкрепление в составе 38-й дивизии, доставленной на остров на эсминцах 10 ноября, и десантного отряда, доставленного на транспортах 14 ноября. Таким образом, 17-я армия номинально имела в своем составе около двух дивизий. Фактически же насчитывалось не более четырех боевых батальонов. Кроме того, недостаток снабжения в течение длительного времени значительно ослабил личный состав физически.

Снабжение Гуадалканала составляло одну четверть или одну треть нормы. Свирепствовала малярия. В первой декаде ноября снабжение несколько раз осуществлялось на эсминцах, однако это не могло спасти войска от голода.

Командующий 17-й армией решил, что только оборонительными действиями продержаться долго будет невозможно. Он начал укреплять свои позиции и предпринимать частные атаки. Особенно трудно приходилось частям первой линии, тем не менее они стойко переносили все невзгоды, ходили в разведку, проникали глубоко в тыл противника и создавали там панику или же совершали ночные налеты на его позиции, легкораненые оставались на оборонительных позициях или транспортировали в тыл тяжелораненых. Именно такими смелыми действиями88-й дивизии удалось к 26 ноября отразить наступление со стороны моря, начавшееся 17 ноября.

Тем временем в восточной части Новой Гвинеи обстановка начала претерпевать резкие изменения. Австралийские войска, которые 10 ноября отвоевали позиции Ойби, начали усиленно теснить наши части на направлении Гил-ва и Басавуа. Из наших войск только 144-му полку удалось форсировать р. Кумси и выйти на прямую дорогу к Гилве; штаб отряда Южных морей и 41-й пехотный полк из-за того, что противник завладел бродом, вынуждены были, преодолевая заболоченные места джунглей, двигаться на север вдоль р. Кумси в направлении Гоны, что к западу от Басавуа. В это время руководство войсками в районе Буны несколько растерялось. Положение усугубилось тем, что в этот критический момент был убит командир отряда Южных морей. К 16 ноября, после того как были оставлены позиции на вершине горной цепи Оуэн-Стэнли, положение отряда Южных морей стало катастрофическим. В этот день патрульный самолет морской авиации обнаружил в заливе Оро (южнее Буны) транспорты противника, с которых готовилась новая высадка в данном районе. Дело в том, что генерал Макар-тур наметил захватить пункт Буна и с этой целью с 14 ноября вел переброску войск на транспортных самолетах в Ванигелу, что в 100 км к востоку от Буны, а затем эти войска на кораблях и самолетах перемещались в северо-восточном направлении. Но из-за слабости нашей разведки переброска войск противником была обнаружена только 16 ноября.

В связи с резко меняющейся обстановкой командующий 17-й армией решил направить подкрепление в Буну в составе нескольких подразделений 38-й дивизии и 21-й отдельной бригады и любыми средствами удержать этот пункт, поручив руководство командиру отдельного 15-го инженерного полка полковнику Йокояма. 17 ноября части подкрепления на эсминцах благополучно высадились в районе Басавуа и немедленно выдвинулись в район аэродрома Буна. Здесь совместно с морской группой численностью 900 человек они под командованием капитана I ранга Ясуда 19 ноября в 6 час. контратаковали противника, предпринявшего штурм аэродрома. Противник имел превосходящие силы, и отбить его натиск не удалось; обе стороны удерживались на своих позициях, но 20 и 21 ноября бои вспыхнули вновь. Силы противника к югу от Гилва и на направлении Басавуа составляли по три пехотных батальона. Атаки продолжались до 23 ноября. Наши части, которым отступать было некуда и которые ввели в бой нестроевых и раненых, отбили атаки противника .

Командующий 17-й армией сформировал в Рабауле батальон из 800 человек и направил его на эсминцах в распоряжение полковника Йокояма в район Басавуа. 21-я отдельная бригада (фактически два батальона 170-го полка) 22 ноября прибыла в Рабаул, но переброска ее в район Буны из-за лунных ночей была отложена на период после 26 ноября.

Базовой авиации в Рабауле было далеко недостаточно даже для воздействия по противнику на Гуадалканале, а теперь новая военная обстановка на направлении Буна также потребовала выделения самолетов. Следовательно, на всех направлениях фронта пришлось ограничиваться пассивными боевыми действиями. Ухудшению положения способствовало и то, что 22 ноября в Ставку поступило сообщение о появлении двух самолетов противника в районе к востоку от собственно Японии. Это обстоятельство побудило Ставку отложить посылку подкрепления юго-восточному фронту. Следствием этого было то, что активные действия на Гуадалканале временно приостановились, что, в свою очередь, дало противнику время для восстановления потерь, понесенных в третьем морском сражении у Соломоновых о-вов.

При такой обстановке доставка пополнения и снабжения все больше усложнялась и к концу ноября оказалась возможной только на эсминцах и подводных лодках. Использование подводных лодок для этих целей было крайне нежелательно для ВМФ, и все же другого выхода не было: войска на Гуадалканале находились на грани истощения. Первая переброска на подводных лодках была осуществлена 22 ноября, но из-за помех со стороны противника и трудностей связи с берегом она оказаласьбезуспешной, и впервые удача в этом была достигнута только 25 ноября. Впоследствии таким способом переброски пользовались длительное время.

Способ переброски на эсминцах был своеобразным: некоторые продукты, например рис, помещались в металлические бочки, которые грузились на борт эсминца, доставлялись к берегу и там сбрасывались. Первое испытание такого способа было произведено 30 ноября: восемь эсминцев, полностью загруженных бочками с продуктами, прорвались на якорную стоянку Тассафаронга, но в 21 час 15 мин. когда они уже собирались сбросить бочки, появились превосходящие надводные силы противника. Бочки были выброшены в море. Завязался ночной бой. Таким образом, задача доставки снабжения не была выполнена, но в результате ночного боя были потоплены линейный корабль, крейсер и эсминец противника, а на трех эсминцах вспыхнул пожар. Ставка назвала этот бой "ночным боем у мыса Лунга". (По официальным американским сообщениям, потоплен тяжелый крейсер и три тяжелых крейсера получили значительные повреждения.)1

2. Попытки 8-го фронта восстановить положение

Командующий 8-м фронтом вместе со своим штабом 20 ноября на самолете отбыл из Иокогамы в Ра-баул. На о. Трук он встретился с главнокомандующим

1 Боевые столкновения между надводными кораблями в этот период в большинстве случаев происходили при попытке обеих сторон удерживать коммуникации со своими передовыми позициями и соответственно нарушить коммуникации противника. При решении последней задачи американское командование не останавливал даже большой риск использования в операционной зоне противника своих крупных артиллерийских кораблей - до тяжелых крейсеров и даже линейных кораблей. Наряду с ними использовались и легкие силы флота. С тактической точки зрения представляют интерес действия торпедных катеров. На них возлагались и задачи борьбы с японскими подводными лодками, в частности с теми, которые использовались как транспортные, когда другие возможности связи с осажденными группировками противника оказывались пресеченными.Объединенным флотом Ямамото, 22 ноября прибыл в Рабаул и после ознакомления с обстановкой 26 ноября вступил в должность командующего фронтом. Его первый приказ гласил:

1. Ближайшая задача фронта - во взаимодействии с ВМФ овладеть группой Соломоновых о-вов и удерживать важные пункты на Новой Гвинее. Одновременно готовиться к решению следующей задачи. Удержание важных рубежей на Новой Гвинее возлагается на часть войск фронта; главные силы фронта имеют задачу уничтожить противника на Гуадалканале, закрепиться на важных рубежах и готовиться к последующему наступлению. Главные силы Объединенного флота взаимодействуют с войсками фронта.

2. 17-я армия форсирует подготовку наступательной операции с расчетом осуществления ее во второй декаде января.

3. 18-я армия во взаимодействии с частями ВМФ удерживает рубежи в районе Буны и готовится к последующей операции.

4. Главным этапным пунктом считать Рабаул; пункты снабжения 17-й армии - Тассафаронга и Камин, 18-й армии - район Басавуа.

Этим приказом 51-я дивизия 17-й армии и 65-я бригада 18-й армии были подчинены 8-му фронту непосредственно; 21-я отдельная смешанная бригада и по одному батальону и артиллерийскому дивизиону от 38-й дивизии 17-й армии передавались в распоряжение командующего 18-й армией. Оперативным планом 8-го фронта того времени предусматривалось до конца января 1943 года перебросить на Гуадалканал 6-ю и 51-ю дивизии и в середине февраля начать общее наступление, но в связи с поступающими сведениями об угрожающем положении в восточной части Новой Гвинеи было принято решение немедленно направить туда 21-ю отдельную смешанную бригаду и часть сил 38-й дивизии. Командующий 8-м фронтом направил заместителя начальника штаба на Гуа-далканал и с ним передал свой приказ и инструкции командующему 17-й армией.

В то время противник посылал на Гуадалканал пять" восемь транспортов, доставляющих подкрепление и снабжение (в действительности на Гуадалканале происходила смена частей: пехотная дивизия приходила на смену дивизии морской пехоты). Пользуясь тем, что противник ограничивался действиями только мелких отрядов, наши передовые части непрерывно высылали диверсионные отряды, которые своими активными действиями расстраивали тылы противника.

В сущности, для войск 17-й армии истинным противником на Гуадалканале был голод, и это обстоятельство сильно тревожило командующего 8-м фронтом, который прибыл в Рабаул с задачей отвоевать остров. В первую очередь необходимо было во взаимодействии с ВМФ наладить снабжение войск 17-й армии и тем самым сохранить их силы. Командующий 8-м флотом выделил 3 декабря 2 тяжелых крейсера, легкий крейсер и эсминец, находящиеся в его подчинении, а также 11 эсминцев под командованием командира 2-го отряда миноносцев в качестве поддержки войск 8-го фронта. Этот отряд кораблей произвел выброску продовольствия в Тассафаронге. В ходе операции противник старался воспрепятствовать ее осуществлению, но эсминцам удалось сбросить в воду около 1500 бочек с продовольствием, из которых одна треть была подобрана на берегу.

В то время якорная стоянка Буин на о. Бугенвиль являлась промежуточной базой снабжения Гуадалканала. Командование 8-го фронта и 8-го флота решило использовать эту базу по своему назначению, кроме того, устроить базы связи вдоль побережья центральной части Соломоновых о-вов и осуществлять через них на малых плавсредствах снабжение войск на Гуадалканале.

Основой для захвата Гуадалканала являлось строительство аэродромов в центральной части Соломоновых о-вов. К 15 декабря было закончено строительство аэродрома Мунда, но этого было недостаточно. Место для нового аэродрома было выбрано в южной части о. Коломбанга-рей, и 15 декабря армейские и военно-морские части приступили к строительству его.

Через десять дней тяжелого и трудного отступления в районе Буна отряд полковника Йокояма после 20 ноября встретился с подразделениями 41-го пехотного полка,который выдвинулся в район Гоны, что на западной стороне Басавуа. Состав полка сократился до 300 человек, и он уже не мог быть основной боевой силой для удержания района Буны. Командующий 18-й армией, которому была поставлена новая задача - ведение боевых действий на направлении восточной части Новой Гвинеи, - учитывая серьезность положения в районе Буны, решил направить туда в качестве подкрепления 21-ю отдельную смешанную бригаду и артиллерийский дивизион 38-й дивизии. Части предполагалось перебросить на эсминцах четырьмя рейсами в безлунные ночи.

Первая партия 28 ноября отбыла на эсминцах из Раба-ула в Басавуа, но на следующий день в проливе Дампир подверглась нападению самолетов противника В-17. В результате из четырех эсминцев два получили повреждения, и от дальнейших действий пришлось отказаться. Вторая партия ночью 1 декабря благополучно прибыла на якорную стоянку Басавуа, но из-за воздушных бомбардировок противника высадку произвести не смогла; поэтому было решено осуществить ее в запасном пункте - в районе устья р. Кумси. Здесь вместе с командиром бригады Ямагата высадилось около 425 человек (примерно половина состава).

8 декабря была предпринята попытка отправить третью партию, но она была сорвана авиацией противника. В четвертой партии, отправленной 14 декабря, около 870 человек успешно высадились в устье р. Мамбаре. Между тем доставленные сюда около 1000 бочек с продовольствием и боеприпасами утром 15 декабря подверглись обстрелу с самолетов противника.

Таким образом, план перебросок был выполнен на одну треть. Перевозки на эсминцах для Новой Гвинеи были прерваны; пришлось отказаться и от усиления перевозок в район Буны из-за больших потерь эсминцев в этом районе от авиации и вследствие настоятельной потребности в эсминцах на направлении Гуадалканала. Вооружение наших истребителей не могло поражать превосходные американские бомбардировщики В-17, которые в то время стали самой серьезной угрозой на юго-восточном направлении.После некоторого затишья, наступившего в последней декаде ноября, противник в начале декабря возобновил наступление на всем фронте Гилва - Буна при активной поддержке авиации и артиллерии. Высадившаяся в устье р. Кумси группа численностью 400 человек во главе с командиром бригады Ямагата спешно направилась вдоль берега в Басавуа на выручку своих войск и с 6 декабря начала атаковать противника в районе западнее Басавуа. Атаки успеха не имели, и дело кончилось тем, что к 8 декабря весь гарнизон Басавуа вместе с командиром (всего около 800 человек) погиб в жестоких боях, так и не дождавшись помощи со стороны группы Ямагата.

Таким образом, наши позиции на западном фланге в низинной местности были потеряны, давление противника на Гилву и Буну усилилось, особенно большие потери нам наносила артиллерия, огонь которой корректировался самолетами.

Американские войска в районе Буны свой главный удар направили на южную и северо-западную части аэродрома. 5 декабря один из выступов наших позиций был прорван, а 20 декабря, несмотря на ожесточенное сопротивление, поселок Буна перешел в руки противника, и гарнизон в Буне оказался полностью изолированным. В войсках начался голод. В отряд Южных морей снабжение не поступало с сентября месяца, и только по согласованию 18-й армии и 8-го флота с конца декабря оно начало поступать на подводных лодках в район устья р. Мам-баре. Эта связь между районом Буны и Рабаулом с помощью подводных лодок была единственной.

Критическое положение в районе Буны побудило командующего 18-й армией Адати принять решение направиться в Буну и лично руководить боевыми действиями. Однако это решение было отменено командующим 8-м фронтом Имамура, который вскоре должен был прибыть на Новую Гвинею для общего руководства боевыми действиями.

Оперативная обстановка в восточной части Новой Гвинеи оказалась шаткой. Ставка признала необходимым как-то укрепить положение в этом районе и в своей инструкции от 18 ноября предписывала захватить и удерживать,в частности, такие пункты, как Маданг и Вевак. Но для проведения в жизнь положений этой инструкции у нас не было сил.

К середине декабря перевозки в Буну даже на эсминцах стали затруднительными. Тем не менее 12 декабря 18-й армии была поставлена задача захватить Вевак, Ма-данг и Тулубу (на западной оконечности о. Новая Британия) и заняться сооружением аэродромов в этих районах. 18-й армии придавались три пехотных батальона 5-й дивизии и 31-й дорожно-строительный отряд. Задача ставилась такая: трем батальонам 11-го пехотного полка захватить Вевак, трем батальонам 21-го пехотного полка и 2-му батальону 42-го полка - Маданг и дорожно-строительному отряду - Тулубу. Эти подразделения 16 декабря вышли на кораблях из Рабаула и 18 декабря произвели высадку в соответствующих пунктах. Потери при высадке оказались небольшими: был потоплен авиатранспорт "Тэнрю". По прибытии к месту назначения части приступили к строительству аэродромов. Как раз в это время десантный отряд ВМФ осуществил захват Финш-хафена, что на западном побережье пролива Дампир.

Пункты Лаэ и Саламоа с весны 1942 года удерживались нашими военно-морскими частями; к декабрю здесь насчитывалось около 1200 человек. В этом районе уже имелись аэродром и удобная гавань. По приказу командующего 8-м фронтом 18-й армии надлежало к 21 декабря прочно закрепиться в важном районе западнее Лаэ и Саламоа и готовиться к последующим действиям; 28 декабря высадить десант в окрестностях Лаэ и Саламоа, а основные силы высадить на направлении Маданга или Лаэ и Саламоа. 18-й армии придавалась 51-я дивизия.

Командующий 18-й армией поручил командиру 51-й дивизии генерал-майору Окабэ сформировать отряд в составе 102-го пехотного полка и артиллерийского дивизиона и спешно направить этот отряд в район Лаэ, Саламоа. В поддержку отряду должны были быть приданы истребители 6-й авиадивизии (командир генерал-лейтенант Итабана), которая в то время прибывала в Рабаул.3. Решение Ставки оставить о. Гуадалканал

К концу декабря у Ставки еще не было твердого решения отказаться от плана захвата Гуадалканала, и 23 декабря был отдан приказ направить на юго-восточное направление 20-ю дивизию из Кореи и 41-ю дивизию из Северного Китая. Первая вводилась в состав 17-й армии, вторая - в состав 8-го фронта, а 51-я дивизия переводилась в 18-ю армию. Военно-морской отдел Ставки также создал из морских частей, главным образом Объединенного флота, отдельную эскадру юго-восточного направления. Это упрощало осуществление согласованных действий 8-го фронта и флота. Управление вновь созданной эскадрой взяло на себя по совместительству командование 11-го воздушного флота. Командующим был назначен вице-адмирал Кусаки Нинъити вместо бывшего командующего 11-м воздушным флотом вице-адмирала Цукахара.

Вопрос о том, как быть с Гуадалканалом, стал предметом глубокого изучения как в Ставке, так и на месте уже с середины декабря. Несмотря на некоторый успех в доставке снабжения на Гуадалканал в середине декабря, было очевидно, что обеспечить таким образом снабжение на острове войск численностью 80 тыс. человек даже в самых минимальных масштабах невозможно. Личный состав на Гуадалканале из-за недостатка продовольствия с каждым днем терял боевую способность, и о подготовке к последующим боевым действиям не могло быть и речи, ибо всех - от генерала до солдата - ждала голодная смерть.

Строительство авиабаз и накопление воздушных сил в центральной части Соломоновых о-вов шло значительно медленнее, чем предполагалось Ставкой. 15 декабря было начато строительство аэродрома в южной части Ко-ломбангареи, но работы не продвигались из-за помех со стороны противника, и авиация не могла начать действовать с конца декабря, как это намечалось планом. Кроме того, 6-я авиадивизия не прибыла в Рабаул в расчетное время, и только 26 декабря истребители этой дивизии впервые смогли принять участие в бою на направлении Буны.

В последней декаде декабря обстановка на направлении Буны, которая так или иначе оказывала влияние на руководство операцией по захвату Гуадалканала, рассеяла последние надежды на возможность удержания рубежей. К 25 декабря гарнизон Буны занимал позиции на узкой полосе между центром аэродрома и штабом. Командир гарнизона готовился встретить смерть в бою. Снабжение войск в Буне осуществлялось на подводных лодках, но это нисколько не улучшало положения, и точно так же, как на Гуадалканале, солдаты и офицеры были на грани истощения. Силы противника на данном направлении росли и насчитывали примерно две дивизии (американская и австралийская). Эти войска вели успешное наступление с целью захвата района Буны.

При такой обстановке в Ставке начали понимать, что перспективы борьбы за захват Гуадалканала самые мрачные, и в конце концов Ставка вынуждена была отказаться от этого плана. В то же время она пришла к заключению, что целесообразно отвести оставшиеся силы и укрепить за счет их тыловые рубежи. Претворение в жизнь этой идеи впервые началось 28 декабря. В этот день Ставка отдала 8-му фронту приказ: 17-я армия должна свернуть существующую линию обороны и занять назначенные тыловые рубежи. Окончательное решение было принято 31 декабря на совещании Ставки в присутствии императора. Руководящие указания для последующих действий на юго-восточном фронте гласили:

1. Операции по захвату Гуадалканала (из группы Соломоновых о-вов) прекратить и в период последняя декада января - первая декада февраля эвакуировать имеющиеся на острове войска. В дальнейшем закрепиться на группе Соломоновых о-вов, что севернее о-вов Нью-Джорджия и о. Исабель, а также на о-вах Бисмарка.

2. На Новогвинейском фронте срочно укрепить операционные базы в Лаэ, Саламоа, Маданге и Веваке, занять и удерживать важные рубежи в северо-восточной части Новой Гвинеи по линии к северу вдоль хребта Оуэн-Стэнли и готовиться к последующим операциям на направлении Порт-Морсби. Частям и подразделениям в Буне в зависимости от обстановки отойти к Саламоа и закрепиться на важных опорных пунктах.

Основой для составления Ставкой общей оценки обстановки послужили следующие соображения:

1. На юго-восточном фронте противник намерен прежде всего захватить Рабаул - нашу армейскую, морскую и воздушную базу; в этих целях противник, вероятно, попытается очистить от наших войск Гуадалканал и продвинуться на север вдоль Соломоновых о-вов.

На новогвинейском направлении противник, видимо, планирует овладеть районом Буны, затем с моря захватить Лаэ и Саламоа и, прорвавшись в пролив Дампир, согласованными действиями с войсками, находившимися на Соломоновых о-вах, захватить Рабаул; затем снова, продвигаясь вдоль северного побережья Новой Гвинеи, овладеть Филиппинскими о-вами.

2. На направлении Северной Австралии противник намерен в удобный момент захватить о-ва Ару и Таним-бар и последовательно продвигаться по западному побережью Новой Гвинеи, чтобы сделать реальным захват или сковывание Новой Гвинеи.

3. На направлении Индийского океана противник, вероятно, намерен быстро отвоевать Акьяб, активизировать действия авиации и с окончанием сезона дождей предпринять наступление силами англо-индийских войск на Им-пхал, силами чунцинских войск - на район Шана и согласованными действиями с запада и востока отвоевать Бирму. В это же время противник будет стремиться захватить важный район Андаманских о-вов и установить господство в Бенгальском заливе и Андаманском море.

4. В бассейне Южных морей действия подводных лодок противника будут значительно усилены. Предполагаются также бомбардировки районов сырьевых ресурсов с целью подрыва нашего национального потенциала.

На основе принятой оценки 4 января Ставка издала директиву для главнокомандующего Объединенным флотом и командующего 8-м фронтом. Эта директива имела кодовое наименование "КЭ" и являлась центральным согласованным решением армии и флота по эвакуацииГуадалканала. Содержание данного согласованного решения сводилось к следующему: после срочной подготовки наступательной операции с фактическим осуществлением атаки на Гуадалканал сразу же перейти к форсированной подготовке эвакуации. В первую очередь отвести на тыловые рубежи войска 17-й армии. В период до начала эвакуации всеми возможными способами продолжать усиленное снабжение и пополнение для поддержания боеспособности частей на Гуадалканале. Раненых и больных с острова направлять в тыл на транспортах, доставляющих снабжение. Решение этих задач возлагается на военно-морской флот. Армия и флот, тесно взаимодействуя, спешно приводят в готовность авиабазы на Соломоновых о-вах и в соответствующее время вводят в действие воздушные силы для усиления нажима на противника на Гу-адалканале.

Эвакуацию войск с Гуадалканала на тыловые рубежи осуществить с помощью кораблей и судов при содействии авиации. Эту операцию произвести в период последняя декада января - первая декада февраля. Особое внимание обратить на сохранение в секрете замысла операции.

Таким образом, суть операции заключалась в том, чтобы отойти с первой линии фронта на о. Гуадалканал и в Буну и закрепиться на рубеже, включающем важные опорные пункты и районы на Соломоновых о-вах с центром в Рабауле и в северо-восточной части Новой Гвинеи с центрами в Лаэ, Саламоа и Маданге. В соответствии с решением 20-я дивизия, предназначавшаяся для усиления 17-й армии, перенацеливалась на Новую Гвинею; здесь же намечалось использовать и 41-ю дивизию. Следовательно, планировалась полная перегруппировка войск. Обеспечение морских перевозок возлагалось на транспортный отряд "Хэй? Объединенного флота.

4. Отступление с о. Гуадалканал

В соответствии с решением Ставки оставить Гуадалканал Объединенный флот и 8-й фронт также изменили свои планы. Японской армии предстояло осуществить невиданное ранее отступление по морю. Успех отхода в условиях воздействия превосходящих морских сил и авиации противника, а также преследования на суше был весьма сомнителен. С точки зрения Объединенного флота, имевшийся план использования 30 наличных эсминцев для обеспечения отхода и последующего ведения военных действий на истощение был не самым удачным.

Главнокомандующий Объединенным флотом сосредоточил на юго-восточном направлении большую часть базовой авиации и 22 эсминца и передал эти силы в распоряжение эскадры юго-восточного направления для решения задач по отходу с Гуадалканала. Сюда же были направлены подводные лодки для обеспечения отхода, а 2-й флот находился в готовности у о. Трук.

Подготовка операции к отступлению началась 14 января 1943 года с согласования действий между 8-м фронтом и эскадрой юго-восточного направления. Обстановка на Гуадалканале была такова, что без ввода в действие свежих сил удержать линию фронта до завершения эвакуации не представлялось возможным. Поэтому в тот же день из Рабаула на эсминцах был выслан временно сформированный отряд из тыловых подразделений 230-го пехотного полка 38-й дивизии. Вместе с отрядом на Гуадал-канал прибыл представитель штаба 8-го фронта подполковник Имото Кумао, от которого командующий 17-й армией впервые получил приказ об отступлении. Приказ гласил: оставить Гуадалканал, закрепиться в важных районах на Соломоновых о-вах и добиться прочного положения на данном направлении. У командующего 8-м фронтом возникло сомнение: захочет ли командующий 17-й армией так легко оставить Гуадалканал, ведь за полгода боев было затрачено столько сил, энергии и потеряно столько людей ради захвата его. Но командующий 17-й армией быстро расстался со своими прежними замыслами и подчинился приказу.

С 14 января начались действия авиации по обеспечению эвакуации. Они усилились после 25 января. 27 января на направлении Соломоновых о-вов впервые начали действовать самолеты сухопутной авиации. В последней декаде января воздушные силы на юго-восточном направлении насчитывали около 100 самолетов армейской авиации и до 200 - морской. Противник же имел на направлении Соломоновых о-вов и Новой Гвинеи в общей сложности около 430 самолетов. Наибольшие трудности в руководстве действиями авиации создавали тяжелые самолеты В-17, которые использовались противником на направлении Новой Гвинеи. Наши истребители не могли противодействовать этим самолетам. Кроме того, вражеские аэродромы были оборудованы на Гуадалканале, в Лаби, Порт-Морсби, а также в районе южнее Буны и вывести их из строя одним ударом было просто невозможно. Наши аэродромы в Мунде и Коломбангарей, оборудование которых заканчивалось, не могли быть использованы из-за того, что находились под интенсивным огнем корабельной артиллерии. Таким образом, инициатива в воздухе на юго-восточном направлении по-прежнему находилась в руках противника. Основными видами действий нашей авиации были ночные налеты на аэродромы Гуадалканала, непосредственное охранение перевозок войск и ведение разведки; массированных налетов на аэродромы противника совершать не удавалось.

Тем временем продолжалась доставка снабжения к Гуадалканалу на подводных лодках и эсминцах. Помимо прежнего способа перевозки в металлических бочках и резиновых мешках 25 января впервые был испробован способ доставки снабжения с помощью самодвижущихся цилиндрических труб, доставляемых на подводных лодках. 17-я армия, личный состав которой пытались спасти от голодной смерти такими мучительными усилиями, ночью 22 января начала сокращать сухопутную линию фронта; к 27 января части армии были сосредоточены в районе Эсперанс, Каминбо и готовились к эвакуации морем.

29 января морская авиация обнаружила в 40 милях к югу от о. Сан-Кристобаль отряд кораблей противника, атаковала его и причинила значительный ущерб; на следующий день атаки на корабли продолжались. За два дня было потоплено три линейных корабля, два крейсера и поврежден линейный корабль противника. Это подняло моральный дух наших войск. (По официальным американским данным, тяжелый крейсер был потоплен, а эсминец получил повреждения.)

На 30 и 31 января намечался массированный удар с воздуха по Гуадалканалу, но из-за неблагоприятных метеорологических условий он не состоялся. Более того, ночью 31 января Рабаул подвергся воздушному налету противника, в результате чего было выведено из строя около 50 наших самолетов. Командование 8-го фронта и эскадры юго-восточного направления решило, не дожидаясь авиационного удара, произвести первую эвакуацию войск. 1 февраля 20 эсминцев под руководством командира 3-й эскадры миноносцев осуществили перевозку первой партии эвакуируемых войск. Два эсминца были повреждены, но в целом эвакуация прошла успешно; 2 февраля на о. Шортленд были доставлены 38-я дивизия, часть войск непосредственного подчинения армии, больные и раненые. Противник пытался воспрепятствовать переходу, но был отбит нашей авиацией.

Вторая и третья переброски эвакуируемых были осуществлены соответственно 4 и 7 февраля в полном порядке и без существенных потерь. Во второй партии были доставлены штаб армии, 2-я дивизия и большая часть войск армейского подчинения; в третьей партии - все остальные войска. Вторая и третья партии эвакуировались на о. Бугенвиль. Всего эвакуированных с Гуадалка-нала насчитывалось 9800 человек из армии и 830 человек из военно-морского флота.

Таким образом, эвакуация с Гуадалканала, успех которой был сомнителен и которая ввела противника в заблуждение, закончилась благополучно. Однако это ни в какой мере не могло компенсировать провала операций на Гуа-далканале на протяжении полугода и могло служить лишь утешением в исполнении долга перед сражавшимися здесь войсками. Фактически попытка захватить Гуадалканал явилась нашей первой крупной неудачей в совместной операции армии и флота. Трудно забыть то обстоятельство, что армия и флот на протяжении полугода все свои силы и помыслы направляли на завоевание Гуадалканала, а в конечном счете вынуждены были осуществить стратегический отход. Нельзя сбрасывать со счетов и фактическиепотери в боях за этот остров. Они составили: в армии" около 20 800 человек, в ВМФ - около 3800 человек. Кроме того, военно-морские силы только в действиях по перевозкам потеряли пять эсминцев, две подводные лодки, а три линейных корабля и девятнадцать эсминцев получили повреждения. Если учесть потерю отличных авиабаз, то соотношение сил нашего флота и флота противника стало отнюдь не в пользу первого.

5. Отступление из района Буны

В конце декабря гарнизон Буны был на краю гибели. Чтобы облегчить положение, морская авиация с 22 декабря начала действовать на этом направлении. До конца месяца ею было произведено десять налетов на различные объекты, в том числе и на корабли. Но завоевать господство в воздухе над районом Буны не удалось, и авиация противника продолжала безнаказанно осуществлять свои налеты.

Ставка, учитывая сложившуюся обстановку в районе Буны и возможное ее осложнение в связи с ухудшением положения на Гуадалканале, 23 декабря указала на возможность эвакуации войск из Буны в район Саламоа. 28 декабря войскам гарнизона в Буне был отдан приказ отойти в район Гилвы, а 21-й отдельной смешанной бригаде, все еще находившейся в районе западнее Басавуа, оказать гарнизону срочную помощь.

С наступлением нового года военные события приближались к своей последней стадии. 1 января штаб гарнизона подвергся атаке пехоты при поддержке танков. Личный состав штаба, вплоть до санитаров, предпринял смелую штыковую контратаку. К вечеру из состава штаба осталось в живых примерно десять человек. 2 февраля командир армейского отряда полковник Ямамото и командир морского отряда капитан I ранга Ясуда бросили свои подразделения на позиции противника, там и нашел свою смерть гарнизон Буны.

Атаки американо-австралийских союзных войск в районе Гилвы ожесточались все больше. Прибывший на место 20 декабря новый командир отряда Южных морей генерал-майор Ода Кансаку руководил боями на направлении Южной Гилвы, а командир 21-й отдельной смешанной бригады генерал-майор Ямагата осуществлял общее руководство и непосредственно руководил боями против американцев, продвигавшихся из Буны к западу. Но обстановка с каждым днем становилась все трагичнее.

Вся полоса наших позиций простреливалась артиллерией противника. Личный состав по неделе не имел пищи, но продолжал отчаянно сражаться в надежде, что наши войска со временем добьются успеха.

9 января пал гарнизон в Южной Гилве (144-й пехотный полк). Воспользовавшись сложившейся обстановкой, противник начал охватывать наши центральные позиции и обходить их с запада, чтобы ворваться в Северную Гилву. Против американских войск с востока были выдвинуты подразделения 17-го пехотного полка, но в связи с крушением западного участка фронта он весь начал рушиться.

Командующий 8-м фронтом 13 января отдал приказ командующему 18-й армией об эвакуации войск из района Гилвы. На основании этого приказа командующий 18-й армией, в свою очередь, отдал приказ войскам в Гилве начать эвакуацию с 25 января: 21-й отдельной смешанной бригаде отходить в район устья р. Мамбаре, а отряду Южных морей - в окрестности Лаэ и Саламоа. Приказ был отдан, а кораблей для обеспечения эвакуации не имелось. 16 января Северная Гилва перешла в руки австралийских войск, связь между генералами Ямагата и Ода оказалась под угрозой разрыва. Береговая линия, удерживаемая нашими войсками, сократилась до 2 тыс. м. Генерал-майор Ямагата произвел отправку тяжелораненых, а тем, кто мог передвигаться, приказал 20 января ночью решительным броском прорваться через линию фронта противника и сушей выйти из района окружения. В начале февраля все прорвавшиеся подразделения закончили сбор в районе устья р. Кумси. Но генерал-майор Ода во время перехода из Гилвы покончил жизнь самоубийством. Там же нашли свое последнее прибежище подчиненные ему части.Вышедшие из Лаэ две роты отряда Окабэ 23-24 января достигли устья р. Кумси и влились в состав частей, отступающих в Мамбаре. Последние подразделения оставили район устья р. Кумси 7 февраля. 8 февраля в Мам-баре сосредоточилось около 3400 человек (включая морские подразделения). Таким образом, к началу боев в Буне и Гилве (середина ноября) войска насчитывали 11 тыс. человек; потери составили 7600 человек. Всего на этом направлении за полгода в боях участвовали войска численностью 15 тыс. человек, из них 2900 - из частей ВМФ.

Основной причиной, по которой наши войска вынуждены были оставить район Буны, была слабость нашей авиации, не сумевшей завоевать господства в воздухе1.

6. Поворотный пункт в военной обстановке

В то время как в районе Гилвы японские войска отступали с тяжелыми боями, на направлении Лаэ и Bay (южнее Саламоа) части 18-й армии предприняли наступление. Как уже говорилось, в качестве мер ПО укреплению важного рубежа на северном побережье восточной части Новой Гвинеи в Лаэ под прикрытием истребителей 6-й авиационной дивизии был переброшен отряд Окабэ (из 51-й дивизии); 7 января он успешно высадился в этом пункте. Отряду была поставлена задача после закрепления в Лаэ и Саламоа наступать на Bay. Пункт Bay известен как место добычи золота. В этом районе имелся

1 С оперативной и тактической точек зрения автор, конечно, прав. Однако слабость авиации, не сумевшей завоевать господство в воздухе, - не причина, а следствие ряда других значительно более важных причин. Важным обстоятельством явился несомненный авантюризм японского военного руководства, планировавшего операции, для выполнения и обеспечения которых не было необходимых сил и средств. Цель и задачи операции не вытекали из требований обстановки и не отвечали ей. И наконец, вместо того чтобы в соответствии со сложившейся обстановкой вовремя остановиться и взвесить все обстоятельства и условия для дальнейших действий, оно стремилось к новым наступательным операциям на новых стратегических направлениях.небольшой аэродром, и отсюда шла дорога на южное побережье Новой Гвинеи, а также дорога на Кокоду. Следовательно, для 18-й армии, которая имела задачу готовить наступательную операцию на восточную часть Новой Гвинеи, было очень важно удерживать Bay в качестве опорного пункта для наступления, а с точки зрения обороны района Лаэ, Саламоа это была выдвинутая вперед позиция. Но к концу 1942 года было установлено, что союзные войска укрепляют район Bay. В связи с этим командующий 18-й армией решил захватить Bay до того, как противник успеет укрепить его. Решение задачи было возложено на отряд Окабэ. 27 января отряд, не будучи замеченным противником, достиг возвышенности восточнее Bay, откуда хорошо просматривался аэродром. Набег, казалось, сулил успех. Атака была намечена на 28 января. С этой целью подразделения отряда под покровом ночи спустились по склону вниз, но местность оказалась исключительно сложной, и, даже когда наступило утро, аэродрома найти не удалось. Чтобы избежать обнаружения самолетами противника в дневное время, отряд приостановил движение и укрылся в зарослях. Таким образом, очень важный день - 28 января - был потерян. Не удалось достигнуть успеха и 29 января.

30 января отряд вновь предпринял атаку на аэродром, но противник уже успел укрепиться. Потери отряда все возрастали, к тому же кончилось продовольствие. К 4 февраля положение изменилось не в пользу японцев. Командир отряда Окабэ отвел свой отряд в тыл на 4 км. Радиосвязь оказалась нарушенной. Командующий 8-м фронтом в Рабауле получил сообщение об истинной обстановке только 6 февраля. В тот же день он направил в район Bay десять истребителей, но поздно: части были изнурены до предела и поправить положение оказалось невозможным.

В связи с создавшейся обстановкой командующий 18-й армией решил прекратить наступление на Bay и 13 февраля приказал командиру отряда Окабэ отойти на рубеж по линии Мубо - залив Нассо и закрепиться на нем. Отряд Окабэ, не подвергаясь преследованию противником, в конце февраля занял позиции на намеченном рубеже. Провал наступления на Bay был грандиозным. Фактически правый фланг фронта остался открытым, и теперь даже удержание Мамбаре стало бессмысленным. В связи с этим командующий 18-й армией распорядился 21-ю отдельную смешанную бригаду из Мамбаре и отступивший из Буны отряд Южных морей отвести в район Лаэ, Саламоа. Эти части завершили отход на протяжении первой декады марта, но как боевая сила они уже никакой ценности не представляли.

Таким образом, в феврале 1943 года войска Юго-Восточного фронта на всех участках требовали основательной перегруппировки. Представитель военного министерства в докладе парламенту о военном положении сообщал горькую правду: ведя тяжелые бои, наша армия расширяет отступление. В директиве Ставки от 1 апреля указывалось, какие усилия следует предпринять в будущем; признавалось, что инициатива перешла в руки противника и что, по оценке Ставки, возобновление наступления по всему Юго-Восточному фронту невозможно, поэтому направление Соломоновых о-вов Ставка считает фронтом обороны, а направление Восточной Гвинеи - фронтом наступления.

Первой мерой, вытекающей из директивы Ставки, было укрепление всей системы обороны на направлении Соломоновых о-вов. Дело в том, что в центральной и северной частях Соломоновых о-вов оборона была крайне ослаблена из-за того, что все усилия направлялись на захват Гуадалканала. В окрестностях Мунды на Нью-Джор-джии, а также на о-вах Коломбангарей и Санта-Исабель было дислоцировано по одному пехотному батальону, на которых возлагались задачи охранения, но фактически это были этапные пункты на пути доставки снабжения войскам на Гуадалканал. На о. Коломбангарей, кроме того, располагался 5-й саперный полк, занятый строительством аэродрома. В Буине, что на юге Бугенвиля, а также на о. Шортленд были размещены остатки войск 2-й и 38-й дивизий и отряд транспортных судов; во взаимодействии с 8-м базовым морским отрядом эти части выполняли функции охранения. 20 января на Бугенвиль перебазировалась вся 6-я авиационная дивизия.

Плавающий танк "Ка-Ми" (Тип 2) оснащался двумя понтонами, сбрасывавшимися после выхода на берег. Предназначенные для участия в десантных операциях, эти танки использовались в обороне тихоокеанских островов. Боевая масса (с понтонами) - 12,5 т; вооружение - 37-мм пушка и два 7,7-мм пулемета; бронирование - 14"16 мм; экипаж - 5 чел.; скорость по шоссе - 37 км/ч, на воде - 10 км/ч; запас хода по шоссе - 170 км.

После отступления на Бугенвиль командующий 17-й армией принял под свое командование все войска в северной части Соломоновых о-вов, включая 6-ю авиационную дивизию. Задача состояла в том, чтобы во взаимодействии с частями ВМФ закрепиться и занять прочное положение в зоне северной части Соломоновых о-вов. Основу обеспечения обороны составила 6-я авиационная дивизия. По распоряжению командующего 17-й армией войска закрепились в южной части Бугенвиля, на о-вах Шортленд и Фауро, а также в районе Киеты.

Что же касается взгляда на отражение наступления противника в центральной части Соломоновых о-вов, то на этот счет мнения командующего 8-м фронтом и командующего эскадрой юго-восточного направления расходились. Армия считала, что если принимать во внимание большие трудности в снабжении при ведении операций на отдельных островах, то главным рубежом в данном случае должен быть район северной части Соломоновых о-вов. В противовес этому флот полагал, что с целью задержания и разгрома противника на дальних подступах главный рубеж должен быть укреплен в Центральной части Соломоновых о-вов. Вследствие этого командующий 8-м фронтом решил непосредственно подчинить себе все войска, разбросанные в центральной части Соломоновых о-вов и путем замены изнуренных подразделений более свежими укрепить положение фронта. ВМФ со своей стороны в феврале выдвинул в Мунду два батальона морской пехоты.

Части 17-й армии (кроме штаба), отступившие с Гуа-далканала, были последовательно направлены командующим 8-м фронтом в Рабаул, но по приказу Ставки их решили направить на отдых и пополнение на Филиппины или же в метрополию, за исключением 38-й дивизии, которую после отдыха и пополнения в Рабауле предполагалось использовать в обороне Рабаула и о. Новая Ирландия.

Чтобы подготовить последующие наступательные действия в восточной части Новой Гвинеи, необходимо было укрепить положение на этом направлении. Прежде всего требовалось построить авиабазы и наладить линии снабжения и пополнения. К моменту принятия решения об оставлении Гуадалканала на Новой Гвинее в Маданге и Веваке дислоцировалось всего три пехотных батальона 5-й дивизии, прибывшие в середине декабря. Ставка решила послать на Новую Гвинею 20-ю и 41-ю дивизии, которые ранее предназначались для отправки на Гуадалка-нал и в Рабаул. Примерно две трети состава 20-й дивизии (командир дивизии генерал-майор Аоки) на быстроходных транспортах 19 января прибыли в порт Вевак и начали выгрузку. Основной состав 41-й дивизии (командир дивизии генерал-майор Абэ) также на транспортах флота был доставлен в Вевак и 12 февраля начал высадку. Прибывшим на Новую Гвинею частям была поставлена задача немедленно построить аэродромы. Военно-морской флот перебросил в Вевак 2-й специальный базовый отряд для охраны базы.

Таким образом, 18-я армия в феврале 1943 года в восточной части Новой Гвинеи имела три дивизии: 51-ю - в районе Лаэ, Саламоа, 20-ю - в Маданге, 41-ю - в Вева-ке. Планом предусматривалось, что после завершения подготовки 20-я дивизия выдвинется в Лаэ и там вместе с 51-й дивизией составит основные силы для наступления.По этому же плану из одной трети состава 20-й дивизии был сформирован отряд под командованием генерал-майора Янагикава. Отряду была поставлена задача в феврале выступить в Маданг и подготовить пути движения в Лаэ по суше. Выступление отряда осуществилось в соответствии с намеченным планом, переброска же основных сил 51-й дивизии из Рабаула в Лаэ была проблемой.

ГЛАВА V

ПОЛИТИКА В ОТНОШЕНИИ ГЕРМАНИИ И ИТАЛИИ В СВЕТЕ РАЗВИВАЮЩИХСЯ СОБЫТИЙ

1. Проблема тройственной японо-итало-германской совместной декларации по Индии и Аравии

Основная идея курса в отношении Англии состояла в том, чтобы на основе соглашения с Германией и Италией принудить ее к капитуляции. Это положение было основным стимулом военного руководства с самого начала войны в Великой Восточной Азии.

Для принуждения Англии к капитуляции требовалось, чтобы Германия, продолжая ее блокаду, в удобный момент произвела высадку на островах. Однако осуществить этот замысел оказалось делом нелегким. Япония считала необходимым создать в Азии и Европе два самостоятельных фронта, непосредственно объединить силы Японии, Германии и Италии и применить эти силы в наиболее уязвимом для Англии месте. Географически таким местом можно было считать Индию, тем более что она являлась стержнем военного потенциала Великобритании и от позиции Индии могла зависеть судьба Англии.

Однако применение оружия против Индии тремя странами - Японией, Германией и Италией - значительно расширило бы масштабы войны. Поэтому задача состояла в том, чтобы решить проблему политическими путями. Таким образом, встал вопроса включении данной проблемы в совместную японо-германо-итальянскую декларацию по Индии и Аравии.

Конкретный замысел, предполагавший победу над Англией, предусматривал, что Германия и Италия развивают военные действия на Ближнем Востоке, в Северной Африке и в зоне Суэцкого канала, а Япония путем политических демаршей и нарушения морских коммуникаций разрывает цепь Англия"Индия"Австралия, вытесняет английские силы из Бирмы и дает Бирме независимость.

В соответствии с этими замыслами, Япония осуществляла свою политику. На заседании совета 10 января 1942 года было решено: "Нарушать коммуникации Англии и Америки с Индией; активизировать различного рода антианглийские выступления и отказ сотрудничать с Англией по мере развития боевых действий, последовательно осуществлять более жесткую политику". 15 января между армией и флотом была достигнута договоренность о том, что главную ответственность за проведение политики в отношении Индии берет на себя военный отдел Ставки. 18 января было заключено "Японо-германо-итальянское военное соглашение", в соответствии с которым разграничительная линия между операционными зонами японских и итало-германских вооруженных сил стала проходить по 70° восточной долготы; Индия и большая часть Индийского океана оказывались в японской зоне1.

В то время в Индии под влиянием стремительных военных успехов японской армии и флота на южном направлении постепенно стало активизироваться антианглийское движение, что создавало большие трудности и вызывало тревогу у Англии. 15 февраля был завершен захват

1 В японскую зону попадала не вся Индия. Ее западную часть с устьем и нижним течением р. Инд партнеры Японии оставили за собой. Тем самым фашистская Германия и Италия рассчитывали получить контроль над проливной зоной из Индийского океана в Средиземное море, а также над восточной частью Средиземного моря. Часть территории Индии, которая по разграничительной линии оставалась в зоне Германии и Италии, граничила с юго-восточной частью Ирака, проходила вдоль всей юго-восточной границы Афганистана. Это означало, что и здесь партнеры Японии оставляли контроль за собой.Сингапура, а на следующий день премьер Тодзио поставил индийский вопрос для обсуждения на совместном заседании обеих палат парламента. Он заявил: "Наступил удобный момент: Индия, имеющая тысячелетнюю историю и богатые культурные традиции, должна освободиться от тиранического гнета Англии и начать строительство сферы сопроцветания Великой Восточной Азии. Японская империя рассчитывает, что Индия восстановит свое прежнее положение - станет Индией индусов; Япония будет оказывать всяческую помощь патриотическим силам этой страны. Если же Индия не обратится к своей истории и традициям, не проникнется сознанием своей миссии и по-прежнему будет поддаваться обману сладких речей и подачек со стороны Англии, она надолго потеряет удобный случай возродить индийскую нацию".

Начиная с марта позиция Индии по отношению к Англии становилась все более неблагожелательной. В конце концов английское правительство командировало в Индию лорда - хранителя печати, и начались англо-индийские переговоры; но предложение Англии о превращении Индии в доминион встретило резкое возражение со стороны последней, и 2 апреля фракция партии Индийский национальный конгресс отвергла проект Англии.

12 марта премьер Тодзио снова затронул индийскую проблему. Тем временем японская армия лавиной устремилась в Бирму и 8 марта захватила Рангун. Части военно-морского флота 23 марта высадились на Андаманских о-вах и стали контролировать Бенгальский залив. Таким образом, угроза с суши и с моря для Индии со стороны вооруженных сил Японии возрастала; 5 апреля наши морские части, выдвинувшись в Индийский океан, подвергли воздушным бомбардировкам Коломбо, а 9 апреля произвели мощный налет на Тринкомали и потопили английский авианосец "Гермес". В связи с этими действиями против Индии премьер Тодзио 6 апреля вновь опубликовал свое заявление по Индии, в котором призывал ее подняться на борьбу против угнетателей. Он сказал, что императорская армия уже овладела важным стратегическим пунктом Рангун и захватила Андаманские о-ва, являющиеся местом ссылки борцов за независимость Индии; в дальнейшем японская армия намерена нанести сокрушительный удар по вооруженным силам и военным сооружениям Англии в Индии. Таким образом, решимость Японской империи наказать Англию и Америку постепенно претворяется в жизнь. Если же Индия по-прежнему будет оставаться под военным гнетом Англии, Японская империя сделает все возможное, чтобы сокрушить это господство, что, несомненно, принесет самой Индии большие бедствия.

Несколько раньше этих событий Германия и Италия в целях выявления единства позиции стран оси в отношении Индии и Аравии предлагали японскому правительству опубликовать "Совместную японо-германо-итальянскую декларацию". Но Япония считала, что декларация не возымеет ценности, если не будет подкреплена действиями. Премьер-министр заявил, что Япония переходит к военным действиям, и в этом проявилась ее самостоятельность. Сейчас, когда армия и флот Японии получили возможность действовать против Индии с территории Бирмы и из вод Индийского океана, создалась атмосфера готовности откликнуться на предложение Германии и Италии. Это предложение было вынесено на обсуждение совета 11 апреля. Прежде всего решался вопрос о выгоде или невыгоде присоединения к данной декларации.

Невыгодные факторы. Германия и Италия все еще не могут распространить свое влияние на Индию, поэтому ответственность за нее Япония вынуждена брать только на себя. Чувства индусов к Германии и Италии недоброжелательны, поэтому в случае присоединения к совместной декларации эти чувства распространятся и на Японию и могут испортить японо-индийские отношения.

Выгодные факторы. Присоединение к декларации поможет развеять пропаганду о наличии разногласий между Японией, Германией и Италией по индийскому вопросу. Совместной декларацией можно показать, что у стран оси нет намерений захватить Индию. Это ликвидирует подозрительность индусов.

В конце концов Япония решила присоединиться к декларации, причем в тот момент, когда англо-индийские переговоры провалятся. Стали устанавливаться контакты с Германией и Италией, в результате которых выпуск декларации был еще раз отложен, и министерство иностранных дел Японии получило задание внести в нее редакционные поправки.

На основе принятого решения министерство иностранных дел Японии начало переговоры с правительствами Германии и Италии, однако те проявили явную холодность к декларации. Из ответов Риббентропа послу Осима в их беседе 5 апреля стало очевидным, что Германия и Италия при нынешних условиях не заинтересованы в предложенной декларации.

Министерство иностранных дел 6 мая на заседании совета дало следующее толкование заявления министра иностранных дел Риббентропа. Индия является отдельной проблемой. Что же касается Аравии и других районов Ближнего Востока, к которым имеют касательство Германия и Италия, то существует опасность, что первые же шаги по применению декларации к этим районам раскроют стратегические планы стран оси. Названная выше декларация окажет большое влияние на такие страны, как Турция, Сирия и Египет, с которыми существуют весьма деликатные отношения, поэтому принятие декларации крайне нежелательно. Италия считает, что при нынешних условиях, когда итало-немецкое оружие еще не достигает этих районов, осуществлять декларацию рано.

Но вопрос посла Осима, какое время можно считать приемлемым для подписания декларации, Риббентроп ответил: "Думаю, не раньше осени. Но, впрочем, все будет зависеть от обстановки".

В конце концов японское правительство решило не настаивать на декларации и действовать самостоятельно.

2. Проблема германо-советского мира и требование Германии к Японии вступить в войну с СССР

После того как началась война в Великой Восточной Азии, в отношениях между Японией и Германией по вопросу о Советском Союзе возникли существенныеразногласия. Германия хотела, чтобы Япония оказывала активное давление на Советский Союз. Однако для Японии, которая все силы бросила на борьбу с Америкой и Англией, была вполне естественной политика избежания активных действий против Советского Союза.

Это основное противоречие создало еще несколько проблем на пути ведения войны объединенными усилиями Японии и Германии. Более того, специфические отношения, в которых Советский Союз не был общим врагом Японии и Германии, представлялись весьма туманными для последующей военной дипломатии. Таким образом, проблема германо-советского мира и требование Германии к Японии участвовать в войне против Советского Союза возникли как результат сложных японо-советско-германских отношений.

Основная позиция Японии в отношении германо-советского мира была ясно определена в "Плане ведения и завершения войны против Америки, Англии, Голландии и Чунцина", утвержденном на заседании совета 15 ноября 1941 года. В этом плане было записано: "По желанию двух стран - Германии и Советского Союза - привести эти страны к миру и привлечь Советский Союз на сторону стран оси". Затем 7 марта 1942 года на заседании совета, когда обсуждался вопрос о руководстве войной после первой фазы начального периода, было решено: "В данной обстановке содействовать установлению мира между Германией и Советским Союзом не следует".

Между тем министр иностранных дел Того считал, что этот фактор является очень важным в военной дипломатии Японии и, если представится случай привести войну к завершению дипломатическими средствами, им следует незамедлительно воспользоваться. В этом духе и осуществлялись соответствующие меры в отношении Советского Союза и Германии.

23 марта японский посол в Германии Осима встретился с Гитлером, узнал о планах военной кампании Германии на весну текущего года и сообщил об этом в Токио. Одновременно Осима просил пояснить ему план военной кампании Японии на предстоящий период. Несколько раньше министерство иностранных дел запросило мнение посла относительно заключения мира между Германией и СССР. На это Осима 8 апреля телеграммой сообщил: "Сепаратный мир между Германией и СССР нереален". В ответной телеграмме послу Осима было сказано, что данный вопрос имеет большое значение в руководстве войной и что он тщательно изучался министерством иностранных дел, представителями военного и военно-морского министерства и другими заинтересованными ведомствами. Было сделано заключение, что нет необходимости менять "Основные положения руководства войной на последующий период", утвержденные советом 7 марта, и что сейчас невозможно установить намерения Германии в отношении германо-советского мира.

1 мая военный атташе при посольстве Японии в СССР полковник Ямаока Митио по приезде в Токио выступил с докладом, в котором сделал следующее заключение: "Вопрос стоит так: либо заключить мир между Германией и Советским Союзом и привлечь СССР на сторону стран оси, либо полностью разгромить Советский Союз силами Германии и Японии. Если какое-либо из этих условий не будет осуществлено, Советский Союз окажется для Японии в нынешней войне последней самой большой злокачественной опухолью"1.

К маю 1942 года начальный период войны в южных районах завершился и началась подготовка к ведению операций против стратегических районов на внешних рубежах. Как бы в поддержку этого на советско-германском фронте к 11 мая боевые действия возобновились с новой силой.

1 Из многих других высказываний Ямаока Митио видно, что он мало верил в возможность разгрома Советского Союза, но прямо об этом говорить не мог. Он правильно предвидел и обоснованно прогнозировал конечный результат двойной политики, которую Япония вела против СССР. То же самое можно сказать и об ответной телеграмме Осима от 8 апреля на запрос японского министерства иностранных дел о возможности заключения мира между Германией и СССР. Несмотря на категоричное утверждение, что сепаратный мир неосуществим, у руководящего ядра верховного командования Японии в значительной степени повысился интерес к установлению такого мира.Примерно в это же время у руководящего ядра верховного командования армии значительно повысился интерес к установлению мира между СССР и Германией. Этот вопрос тщательно изучался, но из-за изменений военной обстановки на Тихом океане плоды изучения не были претворены в жизнь. Таким образом, удобный момент, который мог бы ускорить германо-советский мир в условиях стратегического превосходства Японии, так и не наступил.

20 июня от японского посла в Германии Осима пришла телеграмма: министр иностранных дел Риббентроп требует, чтобы Япония в ходе германо-советской войны выступила против Советского Союза. Но у Японии в этом отношении политика оставалась неизменной. 25 июля было созвано совещание Совета для обмена мнениями по данному вопросу.

Совет решил:

Японская империя будет твердо придерживаться намеченного курса в отношении северного направления и, ведя подготовку на непредвиденный случай, будет всеми силами стремиться не допустить возникновения японо-советской войны.

Японская империя будет по возможности прилагать усилия к тому, чтобы привести Англию к капитуляции и идти по пути осуществления общих военных целей трех стран.

Это решение было предложено в качестве основы для ответа на телеграмму посла Осима. В ответной телеграмме говорилось:

На вашу телеграмму - 881. Насущные задачи Японской империи состоят в завершении войны против Англии и Америки. Для этого Япония будет усиливать свои военные операции против Англии и Америки и закреплять свое положение на южном направлении. Вместе с тем существует необходимость упрочить наше положение в захваченных районах Китая. Поэтому в сути нашей политики в том плане, как об этом уведомляло японское правительство германскую сторону 2 июля прошлого года, изменений не произошло, и в настоящее время требуется по возможности сохранить спокойствие в отношении северного направления. Если же со стороны Севера будут развязаны действия, мы дадим решительный отпор.При оценке всех этих факторов сейчас признается нецелесообразным ослабить давление на Англию и Америку и начать военные действия на Севере. В связи с этим желательно дать германской стороне следующий ответ:

1. Японская империя не может удержаться, чтобы искренне не поздравить Германию с ее выдающимися успехами в германо-советской войне. Мы понимаем точку зрения Германии, исходящую из стремления увязать все с развитием германо-советской войны. Мы глубоко заинтересованы в этом и желаем выразить свою точку зрения.

2. С начала войны (с декабря прошлого года) наши военные усилия направлялись на то, чтобы оказать давление на Англию и Америку в Индийском и на Тихом океане. Это обстоятельство послужило большим вкладом в дело приближения войны к концу для наших трех стран. Мы полагаем, что Германия это хорошо понимает.

3. Кроме всего прочего, Японская империя в настоящее время вынуждена прилагать значительные усилия к тому, чтобы покончить с Чунцином, являющимся передовым опорным пунктом Америки и Англии в Восточной Азии. Сейчас уже становится все более и более очевидным, что в последнее время Китайский материк превращается в плацдарм для англо-американского контрнаступления непосредственно на Японию.

4. Впредь Японская империя будет концентрировать свои усилия на ведении операций, которые приведут Англию к капитуляции, а также идти по пути завершения войны тремя нашими странами. В то же время, несмотря на огромные успехи, которых удалось добиться на сегодняшний день, контрнаступление с американской стороны остается вполне реальным. Следовательно, впредь нам необходимо не только приложить еще большие усилия к проведению военных операций, но и бросить значительные силы на то, чтобы овладеть сырьевыми ресурсами южных районов и не допустить к ним противника.

5. Учитывая изложенное выше, мы считаем, что взятие курса на активную политику в отношении СССР в нынешних условиях приведет к чрезмерному рассеиванию сил империи; существует опасность, что это не только не улучшит общую обстановку, но и значительно ослабит давление Японии на Англию и Америку в Восточной Азии. Это позволит Америке и Англии увеличить свои силы в Европе и даст возможность организовать контрнаступление против Японии. Поэтому мы убеждены, что открытие действий на Севере не будет лучшим вариантом политики, который следует избрать в области военно-стратегического руководства трех стран. Более того, Японская империя, сделав на всякий случай тщательные приготовления в северном направлении, тем самым оттянет силы Советского Союза на Восток. Такое положение будет существовать и впредь.

6. Мы считаем (и хотим, чтобы нас поняли), что курс, взятый империей с начала войны, является самым эффективным для достижения общих целей войны Японией, Германией и Италией; и мы будем сосредоточивать на этом курсе все усилия. В нынешних условиях Японская империя будет сохранять спокойствие на Севере, оттягивать в Восточную Азию силы Советского Союза и усиливать военные действия против Америки и Англии в Индийском и Тихом океанах.

Мы рассчитываем на полное понимание того, что изложенное выше является самым рациональным для достижения целей войны тремя странами - Японией, Германией и Италией".

Было решено (по предложению министра иностранных дел Того) данный ответ направить только Германии, ибо уведомление об этом Италии непременно стало бы известно всему миру.

3. Посылка миссий связи в Германию и Италию

Пока шел обмен телеграммами по поводу германо-советского мира, участия Японии в войне против СССР и другим важным вопросам в области общего стратегического руководства трех стран, верховное командование армии намеревалось послать в Германию и Италиюнебольшие миссии связи, которые вместе с военными атташе внесли бы вклад в дело общего руководства войной трех стран.

В то время верховное командование уже могло предвидеть, что англо-американское контрнаступление начнется раньше, чем предполагалось. В связи с этим верховное командование считало нужным каким-то образом устранить давление со стороны СССР, нависшее наподобие бомбы замедленного действия. И хотя события на советско-германском фронте развивались в пользу Германии, нельзя было надеяться на быстрое решение конфликта путем безусловной победы со стороны Германии. Вот почему верховное командование хотело, чтобы в то время был заключен мир между Германией и Советским Союзом. Оно считало необходимым послать в этих целях специальные миссии и добиться полного взаимопонимания между тремя странами. Однако у военно-морского флота и министерства иностранных дел на сей счет имелись мнения иного плана, и предложение верховного командования армии не было претворено в жизнь.

Для сохранения в секрете сношений между тремя странами была запланирована связь с помощью самолетов. 2 июля в 14 час. 20 мин. итальянский самолет приземлился в пункте Баотоу (Северный Китай), и с этого времени начала осуществляться связь между нами, Германией и Италией. Многократно велись переговоры об использовании для этих целей немецких самолетов, однако 26 сентября от посла Осима поступила телеграмма. В ней говорилось, что в данное время полеты немецких самолетов связи невозможны, и от этого пришлось отказаться. Видимо, в то время военное руководство Германии никуда, кроме фронта, не намерено было выделять самолеты и прочую материальную часть.

5 августа из Берлина поступило сообщение о ходе встреч Осима и Риббентропа по вопросу отказа Японии вступить в войну с СССР. По прочтении доклада создавалось впечатление, что имеется необходимость сделать разъяснения об обстановке внутри Японии всем работникам посольства, от посла и ниже, и в руководстве Японии вновь возникла идея посылки связных. 10 августа от посла Осима и военного атташе поступили телеграммы, сообщающие о наступлении немецких войск на Кавказе. Осима сообщал: "Риббентроп говорит, что немецкие и итальянские войска заняли весь Кавказ", а военный атташе Саканиси и военно-морской атташе Номура сообщали, что, по словам Йодля, немецкие войска заняли только Северный Кавказ. Различие содержания двух сообщений заставило в Токио предполагать существование разногласий между армией и министерством иностранных дел Германии. Это еще больше подчеркивало правильность мнения о необходимости посылки связных.

7 сентября посол Осима телеграфировал: "Германия крайне недовольна тем, что Япония строит планы относительно германо-советского мира. Риббентроп говорит, что, по данным пленных, прибывших на фронт с советского Дальнего Востока, в последнее время на запад переброшено пять дивизий. Эти дивизии для Германии не составляют проблемы, но такие факты не могут не интересовать Германию, и возникает подозрение: не дает ли Япония Советскому Союзу слишком больших гарантий"? Эта телеграмма заставила на время приостановить изучение проблемы о посредничестве в заключении германо-советского мира и о посылке миссии связи.

28 сентября от Осима поступила телеграмма с изложением мнения относительно руководства войной, составленного по результатам встреч с Риббентропом. Смысл ее сводился к следующему: война должна быть закончена в 1944 году; Япония, Германия и Италия должны продемонстрировать непоколебимую готовность вести войну. Необходимо активно осуществлять связи между Японией и Германией через Индийский океан, создать общий несокрушимый оплот в системе стран оси. Весной будущего года Япония неожиданно нападет на Советский Союз, а Германия произведет высадку на Британские о-ва.

Такая точка зрения, к сожалению, была лишь пожеланием, далеко не соразмерным с фактическим состоянием национального потенциала Японии.

3 октября совет вынес решение: в целях еще большего укрепления отношений и тесного сотрудничества трех стран в вопросах ведения совместной войны послать миссии связи к послам, военным и военно-морским атташе при японских посольствах в Германии и Италии.

Задача миссий связи состояла в том, чтобы оказывать помощь послу и военным атташе в оценке международной обстановки, особенно обстановки в Восточной Азии, хода войны, делать прогнозы на будущее, освещать положение Японской империи и помогать в укреплении взаимного сотрудничества в области руководства войной тремя странами. В зависимости от обстановки предполагается посылка специальных миссий. Пути доставки миссий на итальянских самолетах, а также на подводных лодках и сушей.

К тому времени Ставка и правительство встретились с целым рядом трудностей в подготовке и принятии мер против усиливающегося контрнаступления противника в южной части Тихого океана. Тогда же немецкая армия вела тяжелые и безуспешные бои под Сталинградом и 2 февраля 1943 года вынуждена была капитулировать. С этого момента инициатива на советско-германском фронте полностью ушла от немецких войск. Именно это в корне перевернуло планы трех стран, рассчитанные на покорение Англии путем совместных активных действий в направлении Индии и Аравии. В это же время (9 февраля) после ожесточенных боев, проводившихся с 8 августа предыдущего года, наша армия отступила с Гуадалканала. Для Германии и Японии это было поистине трудное время.

В таких условиях был спешно решен вопрос о посылке миссий связи и сделан персональный отбор их состава. От армии были назначены начальник 2-го управления генштаба генерал-майор Окамото Киёфуку, начальник 15-го отдела генштаба подполковник Кодани, от ВМФ - капитан I ранга Онода, от министерства иностранных дел - секретарь Йосано. На заседании совета 20 февраля была утверждена инструкция для миссий. Срок командировки миссий был определен в пять месяцев.

Несколько раньше этих событий, стоя перед поражением под Сталинградом, немецкое верховное руководство вновь подняло вопрос о том, чтобы Япония вступила в войну с СССР. Об этом факте посол Осима по крайней мере дважды запрашивал МИД телеграфом. Ответ дал министр иностранных дел Тани (ответ этот был утвержден советом).Он гласил: "Нам нетрудно понять желание Германии, чтобы Япония напала на СССР. Но нам весьма желательно досконально разъяснить при встрече с Гитлером и Риббентропом, что Япония будет твердо придерживаться в отношении СССР позиции, которая была изложена в прошлогодней телеграмме - 588. В телеграмме невозможно полностью изложить нашу точку зрения; примите во внимание, что в начале марта к вам направляется миссия, которая сможет дать подробные разъяснения".

26 февраля представители армии, флота и министерства иностранных дел выработали дополнения и уточнения к инструкции для командируемых миссий. Пункты инструкции:

1. Основной курс трех стран в общем руководстве войной против Англии и Америки состоит в том, чтобы осуществлять тесное сотрудничество Японии, Германии и Италии в строительстве нового порядка в Великой Восточной Азии и Европе и чтобы всеми возможными средствами принудить Англию к капитуляции и сломить у Америки волю к вооруженной борьбе.

2. Три страны до конца используют все военные средства для достижения общих целей, а именно:

создают несокрушимые бастионы соответственно в Европе и Великой Восточной Азии и в допустимо короткие сроки укрепляют военные и экономические контакты через Индийский океан и Западную Африку;

наращивают операции на Тихом океане, в Индийском и Атлантическом океанах, а также в Средиземном море и ведут решительную борьбу на морских коммуникациях;

будут стремиться в возможно более широких масштабах взаимно обеспечивать друг друга необходимыми материалами, сырьем, техникой, а также кредитами.

3. Когда Англия (или Америка) капитулирует, три страны не будут заключать с ней мирный договор, а будут вести курс на то, чтобы сломить волю к сопротивлению Америки (или Англии).

4. В том случае, если от Англии (или Америки) поступит в адрес какой-либо из трех стран предложение о перемирии или заключении мира, необходимо действовать в соответствии с предыдущим пунктом.5. Три страны предпринимают следующие меры в отношении Советского Союза: Германия и Италия будут стремиться приложить максимум усилий в войне с Англией и Америкой; Япония будет неуклонно усиливать подготовку к войне с СССР; три страны всеми средствами будут стремиться препятствовать укреплению блока Англии и Америки с Советским Союзом; возможное перемирие или заключение мира Германии и Италии с СССР должно осуществляться с ведома Японии.

Закончив все приготовления, миссия в Германию и Италию, возглавляемая генерал-майором Окамото, 10 марта отбыла из Токио и через Сибирь и Среднюю Азию 13 апреля прибыла в Берлин. Впоследствии она успешно выполнила свои задачи и 13 октября в соответствии с намеченным планом была расформирована.

4. Оценка международной обстановки в конце февраля 1943 года

Ставка и правительство проводили курс, базирующийся на "Оценке международной обстановки", утвержденной на заседании совета 7 ноября 1942 года. Однако после гибели немецких войск под Сталинградом и после отступления наших войск с Гуадалканала требовалось внести соответствующие коррективы в прежнюю оценку международной обстановки. Такая оценка с перспективой на конец 1943 года была сделана 27 февраля 1943 года и содержала следующие пункты:

1. Англо-американские планы. Англия и Америка будут стремиться прежде всего разбить Германию и Италию, воспрепятствовать строительству Великой Восточной Азии, а затем будут готовиться к нанесению удара по самой Японской империи, для чего они планируют установление тесного и всеобъемлющего сотрудничества и консолидации своей военной мощи. Затем, получив превосходство в силах, перейти в контрнаступление и принудить страны оси к полной капитуляции. Максимального развития контрнаступления следует ожидать во второй половине 1943 года. К этому времени Америкавозьмет под свою эгиду весь американский континент и будет стремиться к фактическому захвату Африки, Австралии, Индии и Западной Азии; она будет стремиться стать после войны гегемоном во всем мире.

В этих целях Англия и Америка в блоке с Советским Союзом будут всеми силами стремиться ослабить военный потенциал Германии и Италии и оторвать находящиеся под их влиянием страны. Будет организована блокада Германии со стороны Средиземного моря; на эту блокаду большое влияние окажут операции в Тунисе.

Не исключено, что Англия и Америка откроют новый фронт на западном побережье Иберийского п-ова или на другом угрожаемом направлении.

На Тихом и Индийском океанах Америка в сотрудничестве с Англией своими крупными силами будет стремиться осуществить операции по возвращению захваченных нами территорий в юго-западной части Тихого океана и на Алеутских о-вах, усиливать подгоготвку контрнаступления с китайского плацдарма и пресекать морские коммуникации Японии подводными лодками и авиацией. Вполне вероятны также воздушные налеты англо-американской авиации на жизненно важные объекты собственно Японии и захваченных территорий.

Англия и Америка будут стремиться в силу своих возможностей оказывать материальную помощь Советскому Союзу, а Америка будет стараться заполучить базы в восточной части Советского Союза; США и Англия будут всеми средствами поощрять и вдохновлять Чунцин к сопротивлению; стремиться удержать фронты в Западной Азии и Африке и препятствовать связи между Японией, Германией и Италией.

Австралия под влиянием США и при их поддержке будет наращивать свой военный потенциал и продолжать оказывать сопротивление Японии. Индию, как и прежде, следует считать плацдармом для контрнаступления на Японию.

2. Планы Чунцина. Военный потенциал Чунцина к оказанию сопротивления постепенно понижается, а благодаря различным мерам в отношении Китая в рядах антияпонского лагеря возникли разногласия. Но, несмотряна это, Чунцин верит в конечную победу Америки и Англии, и он, видимо, не откажется от намерения продолжать войну.

3. Планы Германии и Италии. Германия рассчитывает разгромить силы сопротивления СССР и, сохраняя свое нынешнее положение в Атлантическом океане и на Средиземном море, еще активнее нарушать морские коммуникации и вносить дезорганизацию в англо-американское руководство войной.

Немецкая армия осуществляет наступление на Советский Союз с целью разбить Красную Армию, однако трудно ожидать, что может быть нанесен такой ощутимый удар, который принесет свободу действий после будущего года.

Эффективность действий Германии на англо-американских морских коммуникациях, видимо, удержится (правда, с определенным отклонением в некоторые периоды) на уровне примерно 600 тыс. т потопленных судов в месяц.

Пока существуют Гитлер и Муссолини, германо-итальянские узы не ослабнут.

4. Планы Советского Союза. СССР все свое внимание по-прежнему будет концентрировать на войне против Германии. Его военные операции в весенний период могут принять пассивный характер, но в зимний период наступление снова будет возобновлено.

Советский Союз пока что не показывает намерений воевать с Японской империей, и он, по-видимому, не предоставит своих баз в распоряжение Америки. Тем не менее следует обратить особое внимание на тайное американо-советское соглашение о переброске материалов для помощи СССР через советский Дальний Восток.

5. Европейский мир. В современной обстановке маловероятно предложение от какой-либо стороны о заключении мира между Германией и Советским Союзом или между Германией и Англией. Тем не менее необходимо следить за развитием военных событий в будущем. Кроме того, следует быть бдительным в отношении тенденций малых стран, находящихся на стороне стран оси.

6. Возможности ведения войны отдельными странами. Англо-американский потенциал: Америка в состоянии содержать 7-миллионную армию и пока не будет испытывать трудностей в людских ресурсах; военный потенциал Америки достигнет своего апогея в течение двух лет, при этом военно-морские силы полностью разовьются к 1946 году. В стране могут возникнуть различного рода экономические и социальные проблемы в связи с переходом на положение военного времени, однако трудно надеяться, что это окажет какое-либо влияние на возможности ведения войны Америкой; военный потенциал Англии некоторое время будет сохраняться на современном уровне.

Военный потенциал Америки и Англии во многом зависит от мощности морского транспорта, поэтому потери в судах могут в значительной мере воспрепятствовать ведению войны. Но, судя по ходу обстановки, судостроительные возможности США увеличиваются, следовательно, будет постепенно возрастать и общий тоннаж торгового флота.

Возможности ведения войны Германией и Италией.

Германия в основном может сохранить теперешний национальный потенциал. Больших излишков в людских ресурсах нет. Продовольствием может себя обеспечить. Возможности военной промышленности достаточны, но для заполучения некоторых стратегических ресурсов приходится затрачивать определенные усилия; народ и армия полностью проникнуты боевым духом, и страна устремлена к достижению целей войны, тем не менее существует необходимость прилагать заметные усилия для усмирения захваченных территорий и руководства союзными странами.

Возможности ведения войны Италией во многом зависят от Германии. В современных условиях для нее не составит больших трудностей сохранить свой военный потенциал.

Возможности ведения войны Советским Союзом. Наличными силами (370 слабо оснащенных стрелковых дивизий, 6-7 тыс. танков, 4-5 тыс. самолетов) СССР может вести войну против Германии. На советском Дальнем Востоке, видимо, будут оставлены вооруженные силы в количестве: наземные - около 700 тыс.человек, танкии самолеты - по 1000 единиц1. Имеются запасы людских ресурсов, но, если в текущем году полевые армии понесут большие потери, в будущем году будет ощущаться недостаток в личном составе.

Возможности военной промышленности на конец текущего года составляют 60-70% предвоенного времени.

Нужда в продовольствии все возрастает, но до внутренних беспорядков дело не дойдет.

Политическая власть в стране по-прежнему прочна, боевой дух и воля к сопротивлению армии и народа высоки.

7. Общая оценка. Изменений в сравнении с прежней общей оценкой не имеется.

1 Если взять лишь отношение числа танков и самолетов на советско-германском фронте к их численности на Дальнем Востоке, то получится, что, по расчетам Японии, она оттягивала на себя 17% танков и до 25% самолетов. Естественно, что при столь внушительных, по японским данным, цифрах правящие круги Японии имели основания для неоднократных утверждений о весьма существенной помощи Германии.ЧАСТЬ ПЯТАЯ

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА ПЕРЕДОВЫХ СТРАТЕГИЧЕСКИХ РУБЕЖАХ

ГЛАВА I

УСИЛЕНИЕ ВОЕННЫХ

ПРИГОТОВЛЕНИЙ

В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ

ТИХОГО ОКЕАНА

1. Трагедия в проливе Дампир

К концу февраля 1943 года обстановка в юго-восточной части Тихого океана требовала форсирования последующих военных операций, в частности укрепления стратегического положения на фронте в восточной части Новой Гвинеи.

Командование войск 8-го фронта и юго-восточной эскадры решило без промедления направить из Рабаула в Лаэ главные силы 51-й дивизии 18-й армии. Подготовка к этой транспортной операции, известной как операция "81", началась со второй декады февраля. В ней должны были участвовать 51-я дивизия и другие подразделения сухопутных войск (примерно с 6900 человек), вспомогательное подразделение морской пехоты (около 400 человек), 8 транспортных судов, отряд кораблей непосредственного охранения в составе 8 эскадренных миноносцев и воздушное прикрытие в составе 200 истребителей армии и флота. Караван судов должен был выйти из Рабаула 1 марта, взять курс на северный берег о-ва Новая Британия и, двигаясь со скоростью 7 узлов, в 17 час. 3 марта прибыть в порт Лаэ, где до восхода солнца 4 марта закончить выгрузку.В 8 час. утра 2 марта на конвой совершили первый налет десять бомбардировщиков В-17. Было потоплено транспортное судно "Кёкусэй Мару", на борту которого находилось 1500 солдат и офицеров во главе с командиром 51-й дивизии генерал-лейтенантом Накано. 800 человек были спасены двумя эсминцами из состава конвоя. Вечером конвой подвергся второй атаке восьми неприятельских тяжелых бомбардировщиков. В 7 час. 55 мин. 3 марта, когда он находился в 30 милях к юго-востоку от мыса Кретин п-ова Юон, его атаковали примерно 120 самолетов противника (около 80 бомбардировщиков и 40 истребителей). В результате налета, продолжавшегося примерно час, были потоплены все 7 транспортов и 3 эскадренных миноносца. На одном из них находился командующий 18-й армией Адати со своим штабом.

Из 6900 солдат и офицеров, в спешном порядке брошенных на защиту Лаэ и Саламоа, 3664 человека погибли, 2427 вернулись в Рабаул и только 800 прибыли в Лаэ. Большая часть военного снаряжения и вооружения ушла на дно. Так трагично закончилась операция "81".

2. С Соломоновых о-вов на Новую Гвинею

Сообщение о провале операции "81" явилось для Ставки сильным ударом, заставило ее переключить основное внимание на новогвинейское направление и сконцентрировать все усилия армии и флота на создании операционной базы на данном направлении. 25 марта Ставка разработала новое "Центральное соглашение между армией и флотом об операциях на юго-восточном направлении", которое было дано к исполнению 8-му фронту и Объединенному флоту. Отныне главные усилия японской армии сводились к тому, чтобы прочно удерживать важные стратегические пункты на Новой Гвинее, особенно Лаэ и Саламоа, и вести подготовку к последующему наступлению местных сухопутных и военно-морских сил, а Соломоновы о-ва и архипелаг Бисмарка становились второстепенным фронтом.3. Операция "И?

С марта 1943 года опасность, создаваемая авиацией противника, становилась все более серьезной; транспортировка наших войск и военных материалов в восточную часть Новой Гвинеи, а также в центральную и северную часть Соломоновых о-вов столкнулась с большими трудностями. Укрепление первой линии обороны также сдерживалось непрерывными налетами авиации. Чтобы положить этому конец, было признано необходимым, невзирая на всевозможные трудности, быстрее подавить военно-воздушные силы противника, усилить перевозки при нашем господстве в воздухе и одновременно воспрепятствовать военным приготовлениям противника.

Главнокомандующий Объединенным флотом Ямамото, основываясь на новом "Центральном соглашении между армией и флотом" от 25 марта, сконцентрировал все находившиеся в его подчинении отборные военно-воздушные силы и решил провести операцию под кодовым названием "Операция "И"". В ней должны были участвовать 150 самолетов из 3-го флота и 155 самолетов из 11-го воздушного флота, а также несколько разведывательных самолетов. Операцию предполагалось провести в два этапа: первый - с 5 по 10 апреля - в районе Соломоновых о-вов (операция "X") и второй - с 11 по 20 апреля - в районе Новой Гвинеи (операция "Y"). Участвовавшие в операции военно-воздушные силы были расположены на базах в Буине, Барарэ, Буке, Рабауле и Кавиенге. Главнокомандующий Объединенным флотом Ямамото 3 апреля выехал с о. Трук и по прибытии в Рабаул взял руководство операцией в свои руки.

Операция "И" началась 7 апреля (с операции "X"). 188 бомбардировщиков совершили налет на 26 кораблей противника, находившихся у о. Гуадалканал, потопили и повредили больше половины из них. Во время этого налета был потерян 21 самолет.

Вслед за операцией "X" 11, 12 и14 апреля была проведена операция "Y", которая принесла огромный военный успех. 11 апреля 94 бомбардировщика атаковали скопление кораблей противника в заливе Оро; потопили4 корабля и сбили 21 вражеский самолет. С нашей стороны потери составили всего 6 самолетов. На следующий день 174 самолета шестью группами подвергли ожесточенной атаке аэродром противника и стоянку кораблей в Порт-Морсби; они подожгли аэродром и уничтожили 28 самолетов противника и транспортное судно. 14 апреля 168 самолетов атаковали стоянку вражеских транспортов в заливе Милн и аэродром в Лаби. Было потоплено или повреждено 10 транспортов и сбито 44 неприятельских самолета. Наши потери 12 и 14 апреля составили всего 15 самолетов.

16 апреля операция "И" была закончена.

18 апреля главнокомандующий Ямамото отправился из Рабаула в Буин. Его самолет был сбит над джунглями к северу от Буина. Командование Объединенным флотом взял на себя заместитель главнокомандующего вице-адмирал Кондо. Преемником адмирала Ямамото по указанию императора был назначен командующий военно-морской базой Йокосука адмирал Кога Минэити, который приступил к исполнению своих обязанностей 25 апреля.

4. Усиление военных приготовлений в восточной части Новой Гвинеи

После провала операции "81", основываясь на предписании Ставки от 25 марта, войска 8-го фронта и 18-я армия сосредоточили свои усилия на укреплении Лаэ и Саламоа и приступили к разработке маршрута переброски пополнения из Рабаула в Лаэ через Цурубу на северном побережье о. Новая Британия и через пролив Дам-пир. Однако из-за противодействия авиации противника число прибывавших в Лаэ редко превышало 2 тыс. человек в месяц. Для ускорения переброски войск было решено построить автомобильную дорогу из Маданга в Лаэ протяженностью 300 км; в результате транспортные суда избегали необходимости проходить через пролив Дампир, ставший опасным из-за участившихся налетов авиации противника. Однако из-за недостатка материалов и стро

150-мм самоходная гаубица Хо-Ро (Тип 4).

Была создана на базе среднего танка "Чи-Ха" (Тип 97)

и выпускалась в весьма ограниченном количестве.

ительной техники сооружение дороги шло очень медленно: в месяц солдаты прокладывали не более 30 км.

С развертыванием в западной части Новой Гвинеи 19-й армии (7 января 1943 года) за 18-й армией была оставлена восточная часть Новой Гвинеи к востоку от города Холландия протяженностью около 1000 км. В этой растянутой зоне были развернуты основные силы 51, 20 и 41-й дивизий соответственно в районах Лаэ, Маданга и Вевака. После марта оставалась нерешенной проблема срочной переброски на Новую Гвинею отрядов, которые должны были пополнить остатки этих дивизий.

Однако осуществить перевозку было нелегко. Чтобы обеспечить прикрытие с моря и с воздуха, транспортные суда формировали в караваны по четыре - шесть судов, перевозки приходилось приурочивать к периоду новолуния, а выгрузку производить преимущественно в ночное время.

При таком положении переброска войск численностью 120 тыс. человек для действий на Новой Гвинее шла медленно. Собрать в полном составе соединения удалось только к январю 1944 года. В довершение ко всему отсутствие хороших дорог и обилие крупных и мелких рек затрудняло маневренность высадившихся войск и, по сути дела, приводило к тому, что базы Холландия, Вевак и Маданг оказывались изолированными друг от друга.5. Подготовка действий

против аэродромов на Новой Гвинее

Тем временем все явственнее вырисовывались намерения противника перейти в наступление по всему Юго-Восточному фронту. В связи с этим 20 июня в план операции войск 8-го фронта были внесены коррективы. По исправленному плану 18-й армии было приказано форсированными темпами завершить оборонительные мероприятия в окрестностях Лаэ и Саламоа, провести подготовку к захвату Bay, укрепить оборону важных тыловых пунктов - Маданг, Вевак, Финшхафен и др. (эти задачи фигурировали и в прежнем плане), а также ускорить приготовления к боевым действиям в этих районах. 6-й авиационной дивизии была поставлена дополнительная задача - подавить военно-воздушные базы в районах Бена-Бена, Хагена и Bay и поддерживать действия 18-й армии. В то время дивизия располагала 100 самолетами.

Придавая большое значение военным действиям в районах Бена-Бена и Хагена, Ставка решила усилить сухопутные и военно-воздушные силы юго-восточного направления и приказом, изданным в последней декаде июня, подчинила командованию 8-го фронта 7-ю авиационную дивизию (командир генерал-лейтенант Судо Эйноскэ) и направила в Палау первый рейдовый отряд сухопутных войск, а затем в подчинение 8-го фронта была передана 4-я воздушная армия (в составе 6-й и 7-й авиационных дивизий), командующий - генерал-лейтенант Тэрамото Кумаити.

Однако, по строгой оценке командования 18-й армии, этих сил было явно недостаточно. В районах Бена-Бена и Хагена противник сосредоточил свыше трех дивизий и в ближайшем будущем должен был перейти в наступление.

6. Укрепление обороны Соломоновых о-вов

Одновременно принимались срочные меры к укреплению обороны Соломоновых о-вов. Начиная с января сюда были брошены подкрепления: 6-я дивизия "на о. Бугенвиль, 8-й объединенный особый отряд морской пехоты - на о. Коломбангарей и 7-й объединенный особый отряд морской пехоты - на о. Регата. Однако из-за противодействия неприятельских морских и воздушных сил завершить переброску 8-го отряда удалось только в последней декаде апреля, а 7-го - в последней декаде июля.

По "Центральному соглашению" от 25 марта армии поручалось вести военные действия в северной части Соломоновых о-вов, а военно-морским силам - в центральной части. Командование военными действиями в центральной части было возложено на командующего 8-м флотом вице-адмирала Самэдзима Наосигэ, которому были приданы 8-й отряд морской пехоты и местные подразделения сухопутных войск, а руководство действиями в северной части Соломоновых о-вов - командующему 17-й армией генерал-лейтенанту Хякутакэ Сэйкити.

Впоследствии было признано необходимым поставить сухопутные войска, дислоцированные в центральной части Соломоновых о-вов, под единое командование. В начале мая по сухопутным войскам был издан приказ о создании командования юго-восточным отдельным отрядом (командир отряда генерал-майор Сасаки Нобору). Этот штаб был передан в ведение 17-й армии, а 31 мая переведен под командование местного подразделения сухопутных войск. В дальнейшем этот отдельный отряд стал подчиняться командующему 8-м флотом и во взаимодействии с 8-м отрядом морской пехоты держал оборону данного района. Общая численность войск здесь достигла 13 тыс. 900 человек, из которых примерно по половине приходилось на сухопутные и военно-морские силы. В то время быстро наращивалась мощь вражеской авиации на о. Гуа-далканал. В сферу ее действия попала и центральная часть Соломоновых о-вов. Перевозки наших войск теперь могли осуществляться главным образом небольшими быстроходными кораблями, а для транспортировки военного снаряжения кроме них привлекались небольшие транспортные суда водоизмещением 500-1000 т. Они могли совершать только ночные рейсы, пользуясь новолунием в конце одного и начале следующего месяца. ВследствиеТаблица 14

Направление Силы Район Сухопутные силы Силы военно-морского флота Число аэродромов

Центральная часть Соломоновых о-вов 8-й фронт г. Мунда Штаб юго-восточного отдельного отряда, 229-й пехотный полк (в неполном составе) Штаб 8-го объединенного особого отряда морской пехоты Курэ 1

(в основном готовый)

о. Ко-

ломбан-

гарей 13-й пехотный полк (в неполном составе), батальон 229-го пехотного полка 7-й объединенный особый отряд морской пехоты Йокосу-ка 1

(строительство не закончено)

о. Регата Батальон 23-го пехотного полка Штаб 7-го объединенного особого отряда морской пехоты, 7-й особый отряд морской пехоты Курэ 1

(плавучая база)

Северная часть Соломоновых о-вов 17-я армия о. Бугенвиль Буин Штаб 6-й дивизии. Главные силы 6-й дивизии (4 пехотных батальона и 1 артиллерийский дивизион) 1-й базовый отряд военно-морского флота, 6-й особый отряд морской пехоты Сасэ-бо 2

Киета 45-й пехотный полк (батальон пехоты и артиллерийская батарея) ?

о. Бука 6-й кавалерийский полк Экспедиционный отряд 6-го особого отряда морской пехоты Сасэбо 1

Группировка японских войск на Соломоновых о-вах

этого эффективность перевозок была невысокой, что в значительной мере задерживало подготовку к боевым действиям.

К концу июня, когда противник предпринял контрнаступление, на Соломоновых о-вах были дислоцированы следующие части наземных войск (табл. 14).

ГЛАВА II

УСИЛЕНИЕ ВОЕННЫХ ПРИГОТОВЛЕНИЙ НА ЮГО-ЗАПАДНОМ НАПРАВЛЕНИИ

1. Оценка положения противника в начале 1943 года

В то время как на юго-восточном фронте развертывалось ожесточенное контрнаступление союзных войск, положение на юго-западном фронте выглядело сравнительно спокойным, однако и здесь стали вырисовываться угрожающие признаки генерального контрнаступления противника. Особенно заметными эти симптомы были на Бирманском фронте.

К этому времени американо-английские военно-воздушные силы в Индии, не насчитывавшие летом 1942 года и 170 самолетов, быстро возросли до 400 самолетов. Их ударную силу составляла американская авиация, оснащенная новейшими самолетами В-24 и Р-38. Примерно до 120 самолетов увеличились и американские военно-воздушные силы в Китае. В январе 1943 года число самолетовылетов возросло до тысячи.

Одновременно начиналось контрнаступление на суше. С конца января 1942 года началось первое контрнаступление англо-индийских войск в районе Акьяба, которое имело целью отвоевать оставленную территорию Бирмы. В январе 1943 года развернулись ожесточенные бои на фронте между Бутидаунгом и Донбайком. Численностьангло-индийских войск на передней линии фронта увеличилась до полутора дивизий (7-я дивизия и 77-я бригада).

Ожесточенные бои на фронте в районе Акьяба достигли апогея во второй декаде февраля. Бригада англо-индийских войск внезапно вторглась из района Импхала в Северную Бирму, взорвала в нескольких местах железнодорожную линию и проявила намерение продвигаться дальше на восток. Становилось очевидным, что это вторжение противника является подготовкой к последующему крупному контрудару.

На фронте к северу от Австралии пока не обнаруживались намерения противника перейти в активное наступление, но постепенно усиливалось господство вражеской авиации и подводных лодок. Оно стало особенно значительным в море Банда, а это серьезно затрудняло развертывание и транспортировку вооруженных сил на данном направлении. Опасность для морских перевозок в Бенгальском заливе и в Индийском океане неуклонно возрастала.

Исходя из сложившейся обстановки, Ставка и командование юго-западного направления предполагали, что контрнаступление союзных войск начнется с двух направлений - в районе севернее Австралии и на Бирманском фронте - и что своего апогея оно достигнет к концу 1943 года.

В то время японские войска юго-западного направления находились в положении, внушающем тревогу. В сентябре 1942 года в связи с обострением обстановки на Гу-адалканале на юго-восточное направление с юго-западного были переброшены наземные и военно-воздушные силы, что в значительной мере ослабило оборону последнего (табл. 15).

Боевая мощь военно-морских сил Юго-Западного фронта была также незначительной.

2. Программа боевых действий на юго-западном направлении

В предвидении контрнаступления противника на юго-западном направлении военный отдел Ставки в конце февраля 1943 года разработал план ведения бое-Таблица 15

Южная группа армий (штаб в Сингапуре)

Район Наземные войска Военно-воздушные силы Примечание

Бирма 15-я армия 4 дивизии 3 авиационных отряда

Малайя 25-я армия Отдельный охранный отряд 5-я авиационная дивизия 3 авиационных отряда Отправка в Японию 5-й дивизии, находившейся в Малайзии, была задержана; намечена отправка в район к северу от Австралии

Суматра

1 дивизия и 2 отдельных охранных отряда 9-я авиационная группа 2 авиационных отряда

Ява 16-я армия 2 отдельных охранных отряда 3-я авиационная группа 3 авиационных отряда

К северу от Австралии

1 дивизия

Началась частичная переброска 5-й дивизии, которую предполагалось разместить к северу от Австралии

Борнео Войска охранения 2 отдельных охранных отряда

Французский Индокитай Оккупационные войска 1 дивизия 5-я авиационная дивизия 1 авиационный отряд

вых действий на данном направлении, который был издан в виде приказа. В соответствии с этим планом была отброшена идея, согласно которой обращалось особое внимание на военную администрацию и сохранение общественного спокойствия в оккупированных районах. Сейчас все было подчинено усиленным приготовлениям к боевым действиям, чтобы отразить контрнаступление противника, при этом основное внимание уделялось обороне на Бирманском фронте и в районах, важных как источники сырьевых ресурсов.

В соответствии с планом форсированными темпами укреплялось руководство действиями в районе Акьяба, затем была создана 19-я армия в районе к северу от Австралии, были посланы подкрепления 54-й дивизии 16-й армии, заново создан Бирманский фронт, и туда были направлены подкрепления; была построена железная дорога между Таиландом и Бирмой, усилена противовоздушная оборона г. Палембанга и укреплена оборона района Индийского океана, и в первую очередь Андаманских и Никобарских о-вов.

25 марта аналогичный план разработал и военно-морской отдел Ставки. Хотя в нем были намечены обширные и активные намерения, конкретных мер по их осуществлению план не содержал. К тому же, поскольку силы военно-морского флота на юго-западном направлении были слабыми, вести крупные и длительные боевые действия военно-морскими силами было почти невозможно.

3. Первая операция при Акьябе

и операция по уничтожению

остатков противника в Северной Бирме

Контрнаступление англо-индийских войск, развернувшееся на фронте в районе Акьяба (Бирма) в конце 1942 года, и наши операции по нанесению контрударов имели большое значение для будущей военной обстановки в данном районе.

Акьяб занимает важное стратегическое положение на узкой прибрежной полосе Бенгальского залива. Для

Истребитель Накадзима Ki-27 ("Нэйт")1. В конце 30-х гг. был основным истребителем японской армии. Широко использовался в Китае, а также на начальном этапе войны в Юго-Восточной Азии. В 1943 г. оставшиеся самолеты были переданы в учебные подразделения. Взлетный вес 1790 кг; вооружение - два 7,7-мм пулемета; максимальная скорость 470 км/ч; потолок 12 250 м; максимальная дальность 625 км.

японских войск эта зона являлась самым удобным районом для наступления на территорию Индии при одновременном использовании морских и сухопутных коммуникаций.

Для англо-индийских войск, у которых в то время морские силы были еще недостаточны, этот район имел крайне важное значение как опорный пункт для контрнаступления в центральные районы Бирмы.

Контрнаступление англо-индийских войск началось в конце ноября 1942 года. Индийская 77-я бригада ударила с фронта по расположению наших войск в районах Бути-даунга и Маундо, прилегающих к индо-бирманской границе, и начала подготовку к основному наступлению. Наши охранные отряды были вынуждены отойти на новые оборонительные рубежи. 1 марта командующий 15-й армией генерал-лейтенант Йида Сёдзиро приказал немедленно двинуть в этот район главные силы 55-й дивизии и уничтожить англо-индийские войска. Начало наступле

1 Здесь и далее в скобках приводятся условные наименования, дававшиеся японским самолетам союзниками.ния главными силами намечалось на последнюю декаду марта. 55-я дивизия, находившаяся в южной части Бирмы, выступила из Таунгоу, а затем начала трудное продвижение по морю на малых десантных судах. Оно проходило крайне медленно из-за недостатков судов и действий авиации противника.

25 февраля командир дивизии предпринял решительное наступление из района Ратедаунга силами пяти пехотных батальонов. Продолжавшееся в течение четырех месяцев сражение при Акьябе закончилось блестящей победой японских войск.

Одновременно с боевыми действиями при Акьябе развернулись действия 15-й армии по очистке Северной Бирмы от остатков противника. В них принимали участие основные силы 18-й дивизии и значительная часть 33-й и 56-й дивизий. К началу мая действия были завершены.

4. Обновление и укрепление системы обороны в Бирме

Бирма занимала главенствующее место в системе обороны юго-западного направления. Ее важное стратегическое значение усиливалось тем, что она расчленила континентальный фронт союзных войск. Бирманский фронт позволял японским войскам контролировать коммуникации, по которым шла помощь Чан Кайши, оказывать давление на армию Чунцина и, кроме того, проводить политические и стратегические мероприятия, способствующие нарастанию недовольства в Индии против Англии. В результате на юго-западном направлении Бирма была самым главным объектом контрнаступления союзных войск.

Однако для Японии, которая к тому времени уже утратила господство на море и в воздухе, Бирма являлась, по существу, тяжелым полем боя. В связи с этим перед нами встала важная задача - обновить и усилить структуру обороны в Бирме. Это явилось предметом обсуждения между Ставкой, Южной группой армий и 15-й армией. В последней декаде марта 1943 года было принято решение обновить войска Бирманского фронта и изменить штатное расписание 15-й армии.

Войска Бирманского фронта

Командующий - генерал-лейтенант Кавабэ Масакадзу Задачи: 1. Осуществлять руководства боевыми действиями в Бирме.

2. Руководить боевыми действиями на юго-западном побережье.

3. Осуществлять руководство политическими событиями.

15-я армия

Командующий - генерал-лейтенант Мутагути Ясуя Задача: вести боевые действия в центральной и северной частях Бирмы.

55-я дивизия

Командир - генерал-лейтенант Кога Такэси Задача: вести боевые действия на юго-западном побережье.

Отряды, непосредственно подчиненные войскам фронта 18-я дивизия

Командир - генерал-лейтенант Танака Синъити Задача: вести боевые действия в северной части Бирмы.

33-я дивизия

Командир - генерал-лейтенант Янагида Гэндзо Задача: вести боевые действия в центральной части Бирмы.

56-я дивизия

Командир - генерал-лейтенант Мацуяма Юдзо Задача: вести боевые действия в районе провинции Юньнань.

Отряды армейского подчиненияРеорганизованный штаб 15-й армии был укомплектован штабными офицерами с других направлений. Только новый командующий армией генерал-лейтенант Мутагу-ти Ясуя был перемещен на эту должность с поста командира 18-й дивизии, державшей оборону в северной части Бирмы.

Важной мерой, принятой для обороны Бирмы, было решение о строительстве железной дороги между Таиландом и Бирмой. Оно было принято в первой декаде ноября 1942 года. Протяженность железной дороги должна была составить 400 км. Магистраль намечалось начать от Нон-бурадока, а протянуть по долине реки Квеной и сделать конечным пунктом Танбьзаят в Бирме. Пропускная способность дороги в одном направлении - около 3000 т в день. Завершить строительство намечались к концу 1943 года. Строительные работы начались в январе 1943 года. До апреля они шли сравнительно гладко, но во второй декаде апреля начался сезон дождей. На этот раз он наступил на месяц раньше обычного. В результате размыва дорог и обвала мостов прекратилось снабжение; строительные работы временно были прерваны.

Одновременно со строительством железной дороги до конца 1943 года намечалось проложить три шоссейные дороги, пересекающие горную систему на границе между Бирмой и Таиландом: Ламанг - Кенгтонг - Тако, Чиангмай - Танунгу и Рахенг - Месот.

5. Создание 19-й армии и другие мероприятия

Предпринимались экстраординарные усилия по укреплению боеготовности и в районе к северу от Австралии. С целью форсировать военные приготовления в связи с обострением обстановки на юго-восточном направлении 7 января 1943 года был издан приказ о штатном расписании 19-й армии. Основными соединениями, находившимися в ее распоряжении, были 5-я и 48-я дивизии. По указанию императора командующим армией был назначен генерал-лейтенант Томинага Нобумаса. В задачу 19-й армии входило ускоренными темпами укрепить оборону зоны, простирающейся к востоку от о. Тимор (включая остров) до западной части Новой Гвинеи (к западу от 141° в. д.). На 5-ю дивизию возлагалась задача держать оборону островов, разбросанных по обширному морскому пространству, в том числе такие важные пункты, как о-ва Танимбар, Ару и Каи.

Одновременно принимались меры по усилению авиации. Начиная с августа в районе к северу от Австралии была развернута 9-я авиационная группа, подчиненная 3-й воздушной армии, а 30 января 1943 года была сформирована и размещена в этом районе 7-я авиационная дивизия, основу которой составляла 7-я авиационная группа, подчиненная 3-й воздушной армии.

Для воздушных операций ускоренными темпами велось строительство аэродромов на о-вах Тимор, Ару, Каи и Танимбар, которые вступали в строй с лета и до конца

1943 года.

Были приняты меры для укрепления обороны и на других, второстепенных участках юго-западного направления.

Во Французском Индокитае были заново сформированы оккупационные части; 10 ноября 1942 года их включили в состав Южной группы армий. В Таиланде 7 января 1943 года был образован штаб оккупационных войск, который также подчинялся командованию Южной группы.

В связи с оборонительными мероприятиями в районе к северу от Австралии возросла необходимость усилить оборону прилегающих к этому району Зондских о-вов. 1 марта формировавшуюся в Японии 54-ю дивизию (командир - генерал-лейтенант Катамура Ёмбати) включили в штатное расписание 16-й армии.

В связи с этим 26-ю пехотную дивизию, входившую организационно в 16-ю армию, передали в распоряжение 15-й армии в Бирме.

По мере того как усиливались атаки вражеской авиации, остро ощущалась необходимость противовоздушной обороны нефтеносной зоны Палембанг, которая занимала самое важное место в наших топливных ресурсах.3 марта был создан штаб обороны Палембанга; его включили в штатное расписание 25-й армии, на которую была возложена задача оборонять о. Суматра.

В то время как сухопутные войска юго-западного направления за период с конца 1942 года до первой половины 1943 года прилагали усилия к срочному укреплению обороны, у военно-морских сил сколько-нибудь заметных перемен в этом плане не наблюдалось, поскольку они были полностью заняты операциями на юго-восточном направлении.

Укрепление обороны в районе Андаманских и Никобарских о-вов, на Малайском п-ове и на о. Суматра началось со второй половины 1943 года. К августу военно-морские силы противника в районе Индийского океана насчитывали 2-3 линейных корабля, 2 авианосца, 3 вспомогательных авианосца, 5 крейсеров, 20 эскадренных миноносцев, 15 подводных лодок и транспортные суда водоизмещением примерно 1 млн. т. В состав воздушных сил входило около 1000 самолетов наземной авиации и около 400 самолетов морской авиации. Поскольку ожидалось, что в район Индийского океана будут переброшены корабли английского флота и американо-английские военно-воздушные силы, следовало принять срочные контрмеры. Были заново созданы 24-я отдельная смешанная бригада в Тенассериме (северная часть Малайского п-ова) и 29-я отдельная смешанная бригада в Таиланде. На Андаманские и Никобарские о-ва была направлена с о. Суматра часть 2-й гвардейской дивизии. В сентябре на Суматру была отправлена 4-я дивизия; два охранных отряда на этом острове были преобразованы в 27-ю и 28-ю отдельные смешанные бригады, а в ноябре на Малайский п-ов отправили 53-ю дивизию. Кроме того, в январе следующего года на Малайском п-ове была заново сформирована 29-я армия (командующий - генерал-лейтенант Исигуро Тэйдзо), на о-вах Андаманских, Малый Нико-бар и Каморта - отдельные смешанные 35, 36 и 37-я бригады, а на нефтепромыслах Палембанг и Панкаланбран-дан (о. Суматра) - штаб обороны и 9-я авиационная дивизия.ГЛАВА III

УСИЛЕНИЕ ВОЕННЫХ

ПРИГОТОВЛЕНИЙ

НА ОСТРОВАХ ТИХОГО ОКЕАНА

1. Стратегические замыслы военно-морского флота

После того как 17 августа 1942 года американцы произвели внезапный набег на атолл Макин, наши военно-морские силы приступили к укреплению обороны на Мар-шалловых о-вах и о-вах Гилберта. Прежде всего на о-ва Гилберта был послан 6-й особый отряд морской пехоты, который разместился на атоллах Тарава, Макин и Абемама.

До этого времени в планах обороны островов Тихого океана серьезное внимание уделялось их стратегической ценности для обеспечения воздушного прикрытия наступающих сил военно-морского флота и осуществления рейдерских действий. Существовала уверенность, что прочно удерживать эти острова можно, разместив там необходимые военно-воздушные силы - небольшие силы флота и армии для охраны с моря и суши. Поэтому в момент нападения американцев численность гарнизона на атолле Макин не превышала 70 человек вместе с персоналом военно-воздушной базы. В основном такое же положение существовало и на островах и атоллах Минами-тори (Маркус), Уэйк, Маршалловых и Тарава.

После того как началось наступление американских войск в районе Соломоновых о-вов, пришлось признать, что прочность обороны тихоокеанских островов явно недостаточна, тем более что уверенность в сохранении господства в воздухе силами базовой авиации уже была утрачена. Теперь остро ощущалась необходимость помимо усиления наземных сил обороны на этих островах оборудовать базы, которые могли бы облегчить передвижение и концентрацию военно-воздушных сил и обеспечить им поддержку военно-морского флота.

Новые стратегические замыслы нашли выражения в "Направлении боевых операций имперского военно-морского флота на третьем этапе войны за Великую Восточную Азию", разработанном 25 марта 1943 года, а также в принятом на его основе "Направлении боевых операций, с которым должен сообразовываться Объединенный флот". В первом из них предписывалось "срочно укрепить оборону важных стратегических пунктов и в случае наступления противника при тесном взаимодействии военно-морских сил перехватить инициативу и уничтожить противника". Во втором документе предписывалось "распределить основные силы авианосцев в районе Тихого океана, а частью их проводить своевременные маневренные операции и полностью уничтожить военно-морской флот противника".

В соответствии с этим курсом надлежало усилить и оборону островов.

25 февраля 1943 года был сформирован 3-й специальный базовый отряд, которому поручили оборону зоны, включающей о-ва Гилберта, а также о-ва Науру и Ошен. В связи с этим 6-й особый отряд морской пехоты был расформирован и включен в состав 3-го специального отряда. 17 марта в его состав был включен и 7-й особый отряд морской пехоты Сасебо, а впоследствии, 10 июня, ему был придан и 2-й особый отряд морской пехоты Йокосука.

Одновременно с посылкой вооруженных сил было обращено внимание на то, чтобы предотвратить безнаказанные бомбардировки с воздуха и обстрелы корабельной артиллерии. Во всех важных пунктах устанавливались батареи калибром до 200 мм, множество зенитных орудий и пулеметов. Эти работы были завершены к сентябрю.

Что касается военно-воздушных баз в этом районе, то только на атолле Макин имелась база летающих лодок. В результате ощущалась острая потребность в строительстве больших аэродромов для рейдерских действий. К работам приступили с октября 1942 года на о-вах Тарава и Науру. В конце января 1943 года строительство аэродромов было завершено, а в конце марта туда направили часть сил 22-й воздушной флотилии, которая приступила к воздушному патрулированию.

Вместе с тем приводились в боевую готовность базы наземной авиации на о-вах Кваджалейн, Малоэлап и Уджаэ и ускоренными темпами велись инженерные работы на о-вах Браун, Эниветок, Кваджалейн и Мили, которые были завершены к марту 1943 года. В то время костяк военно-воздушных сил, находившихся в этом районе, составляла 22-я воздушная флотилия, имевшая 145 самолетов, которые несли патрульную службу над обширными морскими пространствами.

За период с апреля по июнь на о-ва Гилберта, Мина-митори и Уэйк направлялись и сухопутные силы.

Учитывая возможность новых операций со стороны противника в центральной и южной части Тихого океана, вновь назначенный командующий Объединенным флотом адмирал Кога 16 мая отдал приказ о неотложных контроперациях.

Этот курс был направлен на то, чтобы отразить наступление противника и, улучив удобный момент, навязать решительное сражение его военно-морским силам.

2. Ожесточенные бои за о. Атту

К активным действиям в районе Алеутских о-вов противник перешел в июне 1942 года, сразу же после оккупации японскими войсками о-вов Атту и Кыска. Его разведывательные действия с помощью авиации и подводных лодок не прекращались ни на один день, а с началом августа Соединенные Штаты открыто заговорили об отвоевании западной части Алеутских о-вов.

В начале февраля 1943 года Ставка приняла решение о руководстве операциями в северной части Тихого океана.

В то время численность охранных отрядов на о-вах Атту и Кыска составляла всего лишь по 2500 человек. Имеющихся на островах боеприпасов могло хватить только на один бой. Запасы военных материалов не превышали одной трети потребных. Начиная с апреля дневная норма продовольствия была значительно сокращена.

В марте противник начал настоящее воздушное наступление. Главный удар был направлен на военные сооружения о. Кыска. В отношении о. Атту активизировалась разведка боем с помощью кораблей, а также разведывательная деятельность авиации и подводных лодок в прибрежной полосе.

В последней декаде марта главные силы 5-го флота, сопровождавшие транспортные суда с материалами для сооружения военно-воздушной базы на о. Атту, столкнулись с кораблями американского флота. Морское сражение началось в 3 час. 42 мин. 27 марта и продолжалось в течение четырех часов. В ходе боя наш флагманский корабль "Нати" был подвергнут обстрелу, в результате которого свыше 40 человек было убито и ранено, четыре вражеских крейсера и эсминца получили прямые попадания.

В то время силы противника, сконцентрированные в восточной части Алеутских о-вов, оценивались в две-три дивизии, несколько десятков боевых кораблей, 200-300 самолетов и два-три авианосца. Вместе с наземными и военно-воздушными силами, расположенными на Аляске, приведенная численность, по-видимому, удваивалась. В противоположность этому общая численность наших вооруженных сил на о. Атту, даже если подключить к ним лазареты, транспортные отряды и вольнонаемный состав военно-морских подразделений, на 17 апреля не превышала 2576 человек; на о. Кыска около 6 тыс. человек, из них 3210 человек приходилось на военно-морские подразделения (включая и вольнонаемных).

На рассвете 12 мая авиация противника совершила налет на о. Атту, сбросила листовки с призывом капитулировать, а в 10 час. 30 мин. под прикрытием ожесточенного огня корабельной артиллерии противник начал высадку десанта. В составе десанта было свыше 30 транспортов, которые прикрывались 2 авианосцами, 3 броненосцами, 7 эскадренными миноносцами и боевой авиацией. Главные силы десанта высадились со стороны бухты Массакер (Убиенная), а часть десанта начала высадку в районе бухт Гольцовая и Сарана.

Теснимый превосходящими силами противника, гарнизон о. Атту отступил из района бухт Гольцовая и Мас-сакер и 22 мая занял оборону в северо-восточной части острова, у бухты Гавань Чичагова. К 17 мая его потери составили 400 человек убитыми и ранеными, а запланированная Ставкой и командованием Северной группы войск срочная эвакуация военной техники, материалов и живой силы не имела почти никаких шансов на успех. Появились большие сомнения относительно того, сможет ли уцелеть гарнизон о. Атту. Ставка приняла решение перенести линию обороны в южную часть Курильских о-вов, а гарнизону о. Атту было приказано продолжать стойкую оборону и при удобном случае эвакуироваться на подводных лодках. Было приказано в сжатые сроки эвакуироваться на Курильские о-ва и на о. Хоккайдо гарнизону о. Кыска. Этот приказ Ставка отдала 21 мая. Однако эвакуировать гарнизон, зажатый и окруженный на изолированном о. Атту, оказалось делом безнадежным. Командир гарнизона полковник Ямадзаки решил сражаться насмерть до последнего человека. Оставшиеся в живых 150 солдат и офицеров вели упорные бои в северо-восточной части острова до 26 мая. К этому времени большая часть укрепленных пунктов была потеряна. Бой вступил в последнюю стадию. В ночь на 30 мая 150 солдат и офицеров во главе с полковником Ямадзаки вступили в смертельную схватку с противником и погибли в бою1.

Отвод войск с о. Кыска. План эвакуации гарнизона о. Кыска был разработан в первой декаде июня. Его замысел состоял в том, чтобы, воспользовавшись туманом, скрытно вывести гарнизон на подводных лодках. В то время общая численность японских войск на о. Кыска составляла 5639 человек (в том числе 1169 вольнонаемных), из них 3210 человек из состава ВМФ. Но, как показали расчеты, эвакуация только на подводных лодках при самых благоприятных условиях могла затянуться до первой декады августа, а при обычных - и до конца сентября. Поэтому, воспользовавшись густыми туманами во

1 Потеря о. Атту имела большое оперативное значение. В результате оказался отрезанным от своего тыла о. Кыска, который японцам предстояло эвакуировать в чрезвычайно сложных условиях блокады со стороны американского флота и авиации.

Японское командование, опасаясь, что США используют Алеутскую гряду для наступления в сторону собственно Японии, в частности против Курильской гряды, стало принимать меры по укреплению ее обороны, особенно северных о-вов Шумшу и Парамушир.

Американский бомбардировщик B-25 атакует японский эсминец.

второй декаде июля, решили произвести эвакуацию в один прием с помощью надводных кораблей.

22 июля 19 кораблей 5-го флота вышли из пролива Парамушир и 29 июля вошли в бухту Кыска. На крейсеры и эскадренные миноносцы было принято в среднем соответственно по 1200 и 470 человек, которые 31 июля и 1 августа выгрузились на Курильских о-вах. Эвакуация прошла незамеченной для противника.

Начиная с 1 августа союзные войска в течение примерно двух недель подвергали безлюдный о. Кыска бомбардировкам (106 налетов) и обстрелу из корабельных орудий (15 раз), а 15 августа высадили на остров первый десант1.

1 Успех эвакуации в значительной мере объясняется слабой работой американской оперативной и агентурной разведки, которая неГЛАВА IV

КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВНИКА НА ЮГО-ВОСТОЧНОМ НАПРАВЛЕНИИ

1. Начало наступления противника

Несмотря на величайшие усилия сухопутных и военно-морских сил юго-восточного направления, предпринятые весной 1943 года, укрепить оборону районов Лаэ и Саламоа не удалось. В июне численность сил армии и ВМФ в этих районах составляла около 10 тыс. человек, однако примерно 40% из них были больны. В то время как внимание наземных и военно-морских сил юго-восточного направления было приковано к району Сала-моа, американские войска начали 30 июня одновременную высадку в заливе Нассау, примерно в 30 км к юго-востоку от Саламоа, и на о. Рендова (в центральной части Соломоновых о-вов). Эти десанты означали, что началось наступление союзных войск на линию обороны юго-восточного направления.

2. Действия в центральной части Соломоновых о-вов

Закрепившиеся на о. Рендова американо-австралийские силы 2 июля захватили плацдармы на о-вах Ровиана и Амуба-Амуба (в открытом море в районе Мун-ды), 3 июля на морском побережье к востоку от Мунды, а 4 июля начали высадку десанта на северном побережье в заливе Раис, к северу от порта Байроко.

смогла установить факт эвакуации японцами крупного гарнизона в условиях, когда район действий контролировался авиацией и флотом США. Разведка в течение восемнадцати суток после эвакуации так и не установила, что остров покинут японцами, и американские корабли и авиация в течение всего этого времени наращивали удары по безлюдному острову.Со 2 июля по соглашению между командирами сухопутных и военно-морских сил на о-вах Нью-Джорд-жия наземные действия были поставлены под единое командование начальника отдельного юго-восточного отряда генерал-майора Сасаки. Он незамедлительно принял меры к тому, чтобы перебросить в район Мун-ды (о-ва Нью-Джорджия) части, расположенные на о. Коломбангарей. Было решено также в целях укрепления обороны на о-вах Нью-Джорджия направить туда сухопутные войска численностью 4 тыс. человек - примерно по одному батальону из 13, 45, 229, 230-го пехотных полков, дислоцировавшихся в районе Рабау-ла и на о. Бугенвиль. Вместе с этими подкреплениями численность сухопутных войск в центральной части Соломоновых о-вов должна была составить девять пехотных батальонов.

Однако из-за противодействия военно-морских сил противника выполнить эту программу в полном объеме не удалось.

15 июля противник начал ожесточенно атаковать позиции 229-го пехотного полка, оборонявшего район Мунды. К концу июля из состава полка осталось примерно 800 человек. При создавшейся обстановке командующий 8-й эскадрой вице-адмирал Самэдзима 29 июля отдал приказ оставить позиции в районе Мунды и отойти к аэродрому. 4 августа аэродром перешел в руки противника. Японские войска начали отход на о. Коломбан-гарей1.

1 Захватывая отдельные острова или позиции на них, американцы стремились прежде всего обеспечить себя плацдармами для последующего продвижения. Поэтому на островах немедленно строились или восстанавливались аэродромы и создавались условия для базирования сил флота. К этому времени были созданы значительные силы плавучего тыла, которые обеспечивали деятельность кораблей и авиации, вплоть до ремонта повреждений в районах боевых действий. Были сформированы специальные отряды - морские инженерно-строительные батальоны, которые высаживались вместе с десантными войсками, часто в первом эшелоне, для создания условий базирования флота и авиации.3. Ожесточенные бои в районе Саламоа

Одновременно развернулись ожесточенные бои в районе Саламоа. Японские охранные отряды, оборонявшие район залива Нассау, с боями отошли и соединились с основными силами дивизии, а 10 июля американские войска развернули наступление на главную линию обороны Саламоа. В этом районе линия нашей обороны проходила через пункты Бобудаби, Камиатаму и Боиси. Поскольку оборонительных сооружений здесь почти не было, саперным войскам было приказано срочно приступить к инженерному оборудованию позиций. Однако, для того чтобы удерживать их до последней возможности, не хватало сил. Несмотря на усилия подводных лодок, наладить снабжение районов Лаэ и Саламоа так и не удалось.

Продовольствие подходило к концу, запасы боеприпасов были крайне незначительны (особенно мало было артиллерийских боеприпасов - по 20-30 снарядов на орудие).

Тем временем противник, не давая передышки, продолжал активно наступать на главную линию нашей обороны. Стало сказываться его огромное превосходство в материальных ресурсах. На ограниченную полосу нашей обороны противник выпускал в день по нескольку десятков тысяч снарядов, подкрепляя эти артиллерийские обстрелы массированными налетами авиации.

За период со второй декады июля до середины августа по всей главной линии обороны не прекращались рукопашные бои буквально за каждую пядь земли.

Самым важным пунктом в главной линии обороны, окружавшей в виде подковы Саламоа, была высота Ка-миатаму. Главные силы 66-го пехотного полка, оборонявшие эту высоту около месяца, начиная со второй декады июля отбивали яростные атаки противника. Однако с началом второй декады августа противник в двух местах прорвал наши позиции и создал угрозу отрезать их с тыла. К тому же силы были израсходованы почти до конца. В такой обстановке командир 51-й дивизии 16 августа решил отойти на север на новые позиции. Отвод войск был завершен к 23 августа.Численность американо-австралийских войск в то время оценивалась примерно в полторы дивизии. Их атаки приняли самый ожесточенный характер по всему фронту. Командир 51-й дивизии Накано издал приказ, согласно которому с новых позиций как с самой последней линии не разрешалось отступать ни на шаг. "В случае если удержать позиции окажется невозможным, дивизия должна погибнуть в бою. В этом случае воинское знамя надлежит предать сожжению, а раненые и больные солдаты должны в последний раз продемонстрировать свою готовность умереть в бою. Всякий, кто останется в живых и сдастся в плен, будет покрыт несмываемым позором"1.

4. Обстановка в северной части Соломоновых о-вов

Переведенные на о. Коломбангарей юго-восточный отдельный отряд и подразделения военно-морского флота спешили укрепить оборону, чтобы подготовиться к отражению противника, наступление которого на этот остров ожидалось в скором будущем. Последовавшая высадка противника на о. Велья-Лавелья привела к тому, что о. Коломбангарей оказался отрезанным и гарнизон был предоставлен самому себе.

Оценив ход и перспективы военных действий, Ставка 12 августа решила эвакуировать войска с центральной части Соломоновых о-вов. Приказ об эвакуации был передан юго-восточному отдельному отряду 15 сентября. С северной оконечности о. Коломбангарей в район Буйна на о. Бугенвиль предстояло вывезти 12 тыс. солдат, использовав для их перевозки около 100 легких десантных судов. Больных намечалось эвакуировать на эскадренных миноносцах. Эвакуацию должны были поддерживать все подразделения ВМФ юго-восточного направления и часть

1 С ухудшением обстановки японские командиры в ходе войны все чаще прибегали к требованию погибнуть в бою, распространяя его на целые части и соединения. При этом они и сами зачастую принимали смерть, когда складывалась катастрофическая обстановка.военно-воздушных сил. Преодолев многочисленные трудности, 8-й флот провел эвакуацию в период с 28 сентября по 2 октября. Войска были переправлены на о. Бугенвиль и в Рабаул.

Вслед за тем были эвакуированы войска с о. Велья-Лавелья.

В связи с обострением обстановки в центральной части Соломоновых о-вов со второй декады июля были предприняты усилия по укреплению обороны тыловой линии северной части Соломоновых о-вов и архипелага Бисмарка. Во второй декаде июля 4-й южный охранный отряд был включен в штатное расписание 17-й дивизии, и в последней декаде июля размещен на о-вах Бугенвиль, Шорт-ленд и Фауро. Во второй декаде сентября для усиления войск в северной части Соломоновых о-вов Ставка изъяла 17-ю дивизию из состава экспедиционных войск в Китае и включила ее в штатное расписание войск 8-го фронта. Одновременно военный отдел Ставки установил новую линию стратегической обороны - западная часть Новой Гвинеи, Каролинские и Марианские о-ва. Юго-восточное направление рассматривалось как авангард этого нового оборонительного рубежа.

5. Военные действия перемещаются в район пролива Дампир

Оценив сложившуюся ситуацию, Ставка пришла к выводу, что удержать районы Лаэ и Саламоа невозможно, и дала указание войскам 8-го фронта и Объединенному флоту своевременно перевести вооруженные силы из этих районов на берега пролива Дампир.

4 сентября противник численностью примерно в дивизию высадил десант в устье реки Бусу (в 20 км к востоку от Лаэ), а 5 сентября сбросил воздушный десант численностью около дивизии в районе Надзаба (в 30 км к северо-западо-западу от Лаэ) и повел охватывающее наступление на Лаэ с востока и запада.

В то время численность находившихся в Лаэ сил армии и ВМФ составляла 1900 человек, но из них боеспособных насчитывалось только 300 человек, остальные были больны.

Поскольку при создавшейся обстановке ни удержать Лаэ и Саламоа, ни вывести войска в район Финшхафена уже не представлялось возможным, командующий 18-й армией 6 сентября приказал командиру 51-й дивизии отвести их в район Маданга или в крайнем случае в район

Сио.

Пока гарнизон Лаэ отбивал атаки противника с востока и запада (причем даже больные взяли в руки оружие и сражались насмерть), основные силы дивизии, находившиеся в Саламоа, к 14 сентября отступили в Лаэ и спешно готовились к новому маршу. Командир 51-й дивизии избрал для отступления северное направление. После ожесточенных и непрерывных боев, продолжавшихся почти три месяца, войска численностью 8650 человек (из них около 2050 моряков) взяли с собой десятидневный запас продовольствия и в ночь на 15 сентября покинули Лаэ.

ГЛАВА V

ПОЛИТИЧЕСКИЕ МАНЕВРЫ В ВЕЛИКОЙ ВОСТОЧНОЙ АЗИИ

1943 год стал годом начала контрнаступления противника в южной части Тихого океана, когда требовалось объединить для отпора врагу все силы Великой Восточной Азии. В политическом отношении самым главным и безотлагательным было сплотить силы всех народов и государств Великой Восточной Азии, причем сделать это надо было до того, как контрнаступление противника достигнет своего апогея.

1. Новый политический курс по отношению к Китаю

К осуществлению конкретных мероприятий в отношении Китая приступили в начале 1943 года, руководствуясь принятым в конце 1942 года "Основным курсом в отношении Китая во имя успешного завершения войны в Великой Восточной Азии". В основе нового политического курса лежало стремление решить спорные вопросы, касающиеся японо-китайских отношений, внести исправления в японо-китайский основной договор и заключить договор о союзе между Китаем и Японией. Учитывая изменение военной обстановки в мире, эти меры необходимо было принять в первой половине 1943 года.

Изменить запутанные отношения, сложившиеся между Японией и Китаем после начала китайского инцидента, было трудно. Однако правительство и Ставка, преодолевая самые различные трудности и препятствия, решительно проводили установленный курс, при этом особое рвение проявляли представители армии. 13 марта премьер и военный министр Тодзио приехал с визитом в Нанкин, где вел дружеские переговоры о конкретной реализации нового политического курса с председателем Ван Цзин-веем.

В результате 14 марта было подписано соглашение о возвращении особого сеттльмента, 22 марта - об изъятии района дипломатических миссий в Пекине, 27 марта - о возвращении совместных сеттльментов в г. Амой и на о-вах Гулан (все соглашения вступили в силу с 30 марта) и 30 июня - о возвращении совместного сеттльмента в Шанхае (вступило в силу с 1 августа).

В середине 1943 года появились признаки, свидетельствующие о том, что в скором времени, главным образом из-за быстрого роста цен, китайская экономика окажется на грани развала. Для Японии было важно, с одной стороны, сохранить базу для пополнения экономического потенциала, а с другой - предотвратить развал китайской экономики, принимая экономические меры, которые базировались бы на "Основном курсе в отношении Китая".

По этой причине 14 июля на объединенном совещании Ставки и правительства был решен "вопрос об экстренных мерах по оказанию экономической помощи Китаю".2. Решение совета об основных принципах политики в Великой Восточной Азии

Раньше на южных оккупированных территориях военно-административное управление осуществляли раздельно - сухопутные и военно-морские силы. В ходе успешного развития военных действий и сразу после окончания первого этапа войны администрация оккупированных территорий действовала военными методами. Однако с течением времени возрастала потребность в применении иных форм. На повестку дня встал вопрос о немедленном предоставлении независимости Бирме и Филиппинам. Применительно к последующему развитию военных действий и политических событий в мире возникла необходимость политического сплочения не только южных оккупированных территорий, но и всех государств и наций Великой Восточной Азии.

С целью решить эти проблемы 31 мая 1943 года совещание приняло решение "Об основных принципах политического руководства в Великой Восточной Азии".

Эти принципы сводились к следующему. В целях успешного завершения войны необходимо еще больше укрепить политическую сплоченность государств и наций Великой Восточной Азии вокруг империи, тем самым удержать инициативу в войне и справиться с переменами, происшедшими в мировой обстановке.

Политическое положение следует урегулировать и укрепить самое позднее к началу ноября текущего года. При этом главное внимание следует обратить на усиление военного сотрудничества с империей всех государств и наций, и особенно на разрешение китайского вопроса.

3. Независимость Бирмы

1 августа 1942 года в Бирме было создано административное управление во главе с Ба Мо, которое стало тесно сотрудничать с оккупационной администрацией и поддерживать наши операции.10 марта 1943 года совещание выработало "Основные принципы предоставления независимости Бирме".

18 марта по приглашению японского правительства председатель административного управления Ба Мо прибыл самолетом в Японию в сопровождении министров внутренних дел, финансов, главнокомандующего бирманскими силами обороны. В ходе беседы премьер Тодзио изложил требования японской стороны, вытекающие из духа вышеупомянутых "Основных принципов".

1 августа 1943 года в столице Бирмы Рангуне состоялась церемония провозглашения независимости.

В тот же день Ба Мо сформировал кабинет, заняв в нем пост премьер-министра, объявил войну Соединенным Штатам и Англии и подписал договор о союзе между Японией и Бирмой.

4. Независимость Филиппин

Наряду с военной администрацией на Филиппинах было создано административное управление во главе с Варгасом, которое сотрудничало с нашими оккупационными властями.

5 мая премьер и военный министр Тодзио прибыл с визитом в Манилу, чтобы ознакомиться с военной обстановкой на Филиппинах и состоянием военной администрации. Он сообщил местным руководителям о намерении Японии предоставить независимость Филиппинам. 26 июня советом были приняты "Основные принципы предоставления независимости Филиппинам", которые определяли конкретную позицию японской стороны.

В этом документе, в частности, говорилось, что новые Филиппины, являясь одним из звеньев сферы сопро-цветания, будут сотрудничать с Японией во имя успешного завершения войны в Великой Восточной Азии, что вслед за получением независимости они объявят войну Соединенным Штатам и Англии.

30 сентября группа филиппинских руководителей по приглашению японского правительства прилетела в Японию. Премьер-министр Тодзио изложил им требованияяпонского правительства, вытекающие из "Основных принципов предоставления независимости Филиппинам".

К 5 октября подготовительная работа была полностью завершена. 14 октября 1943 года был обнародован текст декларации независимости, а затем подписан договор о союзе между Японией и Филиппинами.

5. Создание временного правительства свободной Индии

После падения Сингапура премьер-министр Тодзио, выступая 16 февраля 1942 года на совместном заседании обеих палат японского парламента, разъяснил государственную политику Японии, направленную на то, чтобы оказать помощь Индии в деле получения независимости. Эта речь вселила надежду в индийских патриотов-эмигрантов, в течение многих лет боровшихся за независимость Индии.

Чтобы еще больше активизировать эту борьбу, японцы решили пригласить из Германии Чандра Боса. 6 мая он высадился с подводной лодки на о. Сабанг, а затем самолетом тайно прибыл в Японию, где встречался с ответственными должностными лицами и вел с ними переговоры по вопросу о независимости Индии.

4 июля в Сингапуре открылся съезд Лиги индийской независимости, на котором Чандра Бос обнародовал декларацию о создании временного правительства свободной Индии, вступил на пост председателя Лиги индийской независимости и заявил, что будет вести решительную вооруженную борьбу против Англии. На этом съезде было принято решение о создании индийской национальной армии.

21 ноября было создано временное правительство Индии, в котором пост премьер-министра занял Чандра Бос. 24 октября временное правительство объявило войну Соединенным Штатам и Англии, а премьер-министр Бос приказал индийской национальной армии начать наступление.Субхас Чандра Бос "

индийский националист,

рассчитывавший

на освобождение Индии

от британского владычества

с помощью японских войск.

7 января 1944 года временное правительство во главе с Босом перебралось из Сингапура в Бирму и уч-

редило свою канцелярию в Рангуне. Действуя совместно с нашими экспедиционными войсками в Бирме, оно присоединилось к антианглийскому фронту.

6. Мероприятия в отношении Таиланда

В "Основных принципах политики в Великой Восточной Азии" было решено включить в состав государства Таи утраченную территорию на Малайском п-ове и часть района Шан.

Тодзио прибыл с визитом в Таиланд, а 4 июля обещал премьер-министру Пибуну включить в состав государства Таи четыре области Малайи и область Шан. По окончании переговоров между Тодзио и Пибуном 5 июля было опубликовано совместное японо-таиландское заявление, 20 августа 1943 года был подписан и вступил в силу договор между Японией и государством Таи.

7. Заключение японо-китайского союзного договора и последующие мероприятия

в отношении Чунцина

Япония приняла ряд решительных мер, направленных на то, чтобы новая политика в отношении Китая принесла свои плоды. Японское правительство потребовало приезда в Токио Ван Цзин-вея: надо было передать ему проект договора о союзе между Японией и Китаем и поставить его в известность о намерениях японской стороны в области политических мер в отношении Чунцина. Ван и сопровождающие его лица 22 сентября тайно прибыли в Токио, где вели переговоры по перечисленным выше вопросам с премьером Тодзио и другими членами правительства, и 23 сентября делегация вернулась в Нанкин.

Договор о союзе между Японией и Китаем был подписан 30 октября 1943 года. Этот договор должен был установить прочные японо-китайские отношения на принципах взаимного доверия и прочных гарантий. Позднее в дополнительном протоколе Япония обещала отказаться от права на размещение войск в Китае и вывести войска после окончания военных действий.

8. Конференция стран Великой Восточной Азии

Конференция стран Великой Восточной Азии состоялась 5 и 6 ноября 1943 года. На ней присутствовали главы правительств Японской империи, Китайской республики, Маньчжоу-Го, Филиппин и Бирмы. Кроме того, в качестве наблюдателя присутствовал премьер-министр временного правительства свободной Индии Чандра Бос.

В первый день работы конференции делегаты откровенно изложили свои взгляды по вопросу о "курсе на успешное завершение войны и на строительство Великой Восточной Азии", а во второй день обсудили и единогласно приняли "Совместную декларацию Великой Восточной Азии".

Текст декларации гласил:

Главное сейчас состоит в том, чтобы установить мир во всем мире, чтобы все страны мира на взаимовыгодных началах, помогая друг другу, познали радость совместного процветания.

Однако Соединенные Штаты и Англия ради собственного благополучия угнетают другие страны и нации и, в частности, осуществляют ненасытную агрессивную эксплуатацию Великой Восточной Азии; они лелеют замыслы о порабощении ее, в этом и коренится причина войны в Великой Восточной Азии.Все страны Великой Восточной Азии, взаимодействуя, успешно завершат войну, освободятся от Соединенных Штатов и Англии, обеспечат себе свободу и самооборону, построят Великую Восточную Азию и внесут свой вклад в дело установления мира во всем мире. Все страны Великой Восточной Азии, сотрудничая, обеспечат ее стабильность и создадут основывающийся на морали режим сосуществования и сопроцветания; взаимно уважая свободу и независимость, претворят в жизнь дух взаимопомощи и согласия и установят дружественные отношения; тесно сотрудничая, позаботятся об экономическом развитии; будут крепить дружбу со всеми странами, ликвидируют расовую дискриминацию, будут открывать новые ресурсы и тем самым внесут вклад в дело мирового прогресса".

ГЛАВА VI

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

ПОСЛЕ ИЗМЕНЕНИЙ

В МЕЖДУНАРОДНОЙ ОБСТАНОВКЕ

1. Расхождения во взглядах с Германией по вопросам ведения войны

В начале апреля 1943 года от японского посла в Германии был получен доклад о дальнейших германских планах ведения войны. Согласно этому докладу, до открытия второго фронта в Западной Европе Германия намеревалась начать крупное летнее наступление против советских войск и, разгромив их на отдельных направлениях, получить свободу действий. При этом Германия рассчитывала на то, что Япония будет сковывать Советский Союз с востока.

Следует, однако, сказать, что во взглядах на перспективы войны между Японией и Германией имелись значительные расхождения.

Присматриваясь к переменам на германо-советском фронте, Япония придерживалась мнения, что, если германские войска и предпримут в текущем году наступление на советской территории, им будет трудно нанести решающий удар, который помог бы удержать инициативу в последующих операциях. Это мнение содержалось в "Оценке международной обстановки" от 27 февраля 1943 года. И теперь Япония строила свои расчеты на том, что Германия обеспечит стратегическую стойкую оборону на советском фронте и, сэкономив силы в возможных пределах, предпримет основное контрнаступление в Западной Европе.

Об этих своих взглядах Япония поставила в известность Германию, a затем, после того как новый министр иностранных дел Сигэмицу 20 апреля приступил к исполнению своих обязанностей, на совещании от 28 апреля было принято решение о дальнейшем ведении войны странами оси, текст которого гласил: "Принимая ВО внимание намерения Германии, о которых сообщал Осима в телеграммах за - 441 и - 442, а также недавние события в Европе и фактическое положение вещей в империи и ориентируясь на разгром объединенных американо-английских вооруженных сил наступательными действиями стран оси, определить нижеследующий курс империи по вопросу о дальнейшем ведении войны и откровенно обсудить его с германской стороной:

1) Считать целесообразным, если в текущем году Германия, временно перейдя к стратегической обороне на советском фронте, разгромит американо-английские войска в Тунисе и в районе Гибралтара, сорвет замыслы Соединенных Штатов и Англии, используя в качестве базы Северную Африку, начнет наступление в Европе и наряду с операциями по подрыву морских коммуникаций обеспечит странам оси инициативу в военных действиях в Европе.

2) Империя в текущем году, как и прежде, будет продолжать наступление в южной части Тихого океана, сорвет наступление американо-английских войск в Бирме и на других фронтах и одновременно в пределах возможного усилит подрыв морских путей сообщения противника".

Основываясь на этом решении, министр иностранных дел Сигэмицу направил соответствующую инструкцию послу в Германии Осима.2. Усилия сохранить мирные отношения с Советским Союзом

Япония придерживалась политики, основанной на доверии к японо-советскому пакту о нейтралитете и на строгом и добросовестном соблюдении его. Она продолжала занимать позицию, направленную на поддержание мирных отношений с Советским Союзом. Этот курс был от начала до конца неизменным и в то время, когда в ходе германо-советской войны сгустилась опасность над Москвой и решалась судьба Советского Союза, и в то время, когда на первом этапе военных действий Япония добилась блестящих успехов, и, более того, в то время, когда Германия настойчиво и неоднократно требовала от нее начать наступление против Советского Союза.

При этом конкретные политические действия, основанные на этом курсе, видоизменялись в зависимости от хода войны. По мере того как Советский Союз постепенно брал инициативу в свои руки на советско-германском фронте и по мере того как на Тихом океане нарастало контрнаступление американских войск, от негативной политики на первом этапе, которая ставила целью воздерживаться от антисоветских выпадов, Япония перешла к позитивной политике, которая имела цель обеспечить поворот к лучшему в японо-советских дипломатических отношениях.

3. Капитуляция Италии

и крах тройственных совместных военных действий

После того как в мае 1943 года прекратилось сопротивление германо-итальянских войск в Северной Африке, американо-английские союзные войска стали готовиться к последующему этапу операций крупного масштаба, а 10 июля при поддержке превосходящих военно-морских и военно-воздушных сил начали высадку десанта в юго-восточной части о. Сицилия.

Капитуляция Италии стала вопросом времени. 17 августа германо-итальянские войска прекратили сопротивление на о. Сицилия, а 3 сентября англо-канадские части вступили в Реджо на южной оконечности Аппенинского п-ова и постепенно стали расширять занятый плацдарм в северном направлении.

В такой ситуации итальянское правительство 8 сентября без какой-либо договоренности с Японией и Германией официально заявило о том, что соглашается на безоговорочную капитуляцию перед союзными войсками.

Поскольку дезертирство Италии можно было предвидеть заранее, ее капитуляция, нарушившая тройственный японо-германо-итальянский союз, фактически не оказала большого влияния на Японию. Как только было получено известие о капитуляции Италии, на следующий день, 9 сентября, совет принял решение обращаться с Италией как с вражеской страной и принять по отношению к ней все надлежащие меры, а именно: 1) немедленно сделать правительственное заявление, 2) без промедления обсудить с Германией вопрос о публикации заявления относительно совместных военных действий, 3) известить все страны Великой Восточной Азии о позиции, занятой империей, и потребовать от них принятия совместных мер, 4) всем министерствам принять необходимые меры на основе настоящего курса, 5) разоружить войска и интернировать военные корабли и суда, 6) установить надзор над дипломатическими представителями и частными резидентами как над подданными вражеского государства, 7) сеттльмент в Тяньцзине передать под контроль китайской стороны, 8) в связи с этим обстоятельством усилить надзор в пределах страны.

Все меры, касающиеся подданных Италии, были приняты до 14 сентября.

4. Переговоры в Каире и Тегеране и слухи о заключении мира в Европе

Высадка союзных войск на юге Италии и капитуляция итальянского правительства создали незавидную ситуацию для Японии и Германии, особенно для последней, а в ноябре руководители стран коалиции противника провели конференции в Каире и Тегеране и обсудилиполитические и стратегические меры для подавления Японии и Германии. Именно в это время стали широко распространяться слухи о заключении мира в Европе, постепенно активизировались политические диверсии против Японии и Германии.

20 ноября 1943 года в Каир прибыли президент Соединенных Штатов Рузвельт и премьер-министр Англии Черчилль. С 22 по 26 ноября между ними и Чан Кайши проходили переговоры о военных действиях против Японии, а 1 декабря была опубликована декларация трех держав - Соединенных Штатов, Англии и Китая - относительно Японии.

Пока Ставка и правительство с большим интересом изучали полученное сообщение о переговорах в Каире, стали одно за другим поступать донесения о том, что идут особые переговоры между Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным. До того как были выяснены детали, сообщения о переговорах были подвергнуты обсуждению на заседании совета от 4 декабря.

В то время Ставка и правительство считали, что отсутствие Сталина на конференции в Каире свидетельствует о том, что между Соединенными Штатами, Англией и Советским Союзом еще не достигнуто полного единства взглядов по вопросу о Японии. Однако начавшие широко распространяться слухи о заключении мира в Европе заставили Ставку и правительство тщательно изучить обстановку, сложившуюся в связи с переговорами между Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным, выработать единое мнение и принять необходимые меры.

В результате обсуждения этих вопросов совет пришел к единому мнению относительно выводов и мер, связанных с упомянутыми переговорами.

Сначала в Каире состоялись переговоры между Рузвельтом, Черчиллем и Чан Кайши, а затем в Тебризе или Тегеране открылись, по-видимому, переговоры между Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным. Чан Кайши уже вернулся на родину. Нетрудно понять, что на первой конференции обсуждались проблемы Восточной Азии, а на второй должны были подвергнуться обсуждению главный образом проблемы Европы.Если переговоры между Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным действительно имели место, то их следует расценить как демонстрацию единства между Соединенными Штатами, Англией и Советским Союзом, первую после начала мировой войны. Политическое значение этих переговоров крайне велико.

Следует полагать, что если переговоры между Рузвельтом, Черчиллем и Чан Кайши имели целью удержать Чана на стороне антигитлеровской коалиции, то переговоры между Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным были рассчитаны на политический эффект, поскольку полного единства взглядов по вопросу о Японии между Соединенными Штатами, Англией и Советским Союзом пока достигнуто не было. И если исходить из того, что не состоялась встреча Рузвельта, Черчилля, Сталина и Чан Кайши, можно прийти к заключению, что позиция Советского Союза по отношению к Японии пока что не изменилась.

В то время как в Японии обсуждались эти вопросы, три лидера - Рузвельт, Черчилль и Сталин - в течение четырех дней, начиная с 28 ноября, вели переговоры в Тегеране по общим политическим и стратегическим проблемам, представлявшим интерес для трех держав.

На этих переговорах были затронуты не только первоочередные вопросы ведения войны против Германии, но и проблемы послевоенного урегулирования. Кроме того, на них развернулась дискуссия и относительно военных действий против Японии. Как явствует из документов, опубликованных после войны, уже в то время Сталин заявил, что по истечении трех месяцев после разгрома Германии Советский Союз примет участие в войне против Японии. Основа для Ялтинского секретного соглашения была заложена в то время.

В результате переговоров 1 декабря 1943 года была принята и опубликована Тегеранская декларация трех держав.ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ В НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ СФЕРЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ

ОБОРОНЫ

ГЛАВА I

СОЗДАНИЕ СИСТЕМЫ ОБОРОНЫ СТРАНЫ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ

Контрнаступление Соединенных Штатов на Тихом океане по своим темпам и масштабам оказалось гораздо более мощным, чем предполагала наша сторона. В связи с этим все операции, которые были направлены на развитие успехов, достигнутых в первый период войны, - против Мидуэя, при Гуадалканале, на островах в южной части Тихого океана и другие - закончились полным поражением, а японские вооруженные силы понесли значительные потери. Таково было положение в области стратегии. В политическом отношении отход германо-итальянских войск из Северной Африки и капитуляция Италии привели к крушению основной концепции ведения войны общими усилиями трех стран - Японии, Германии и Италии.

В начале сентября 1943 года в Ставке была составлена "Оценка положения противника", затем "Оценка общих операций национальной армии при всевозможных обстоятельствах", а 15 сентября было решено внести изменения в характер ведения войны и военных действий. Суть новой стратегической концепции состояла в том, чтобы от ожесточенной борьбы на истощение путем решительных боев с противником в юго-восточной части Тихого океана, которые после отступления с о. Гуадалканал велись непрерывно, перейти к созданию "непосредственной сферы национальной обороны", подготовить несокрушимые в стратегическом отношении позиции, обеспечить стремительное пополнение сухопутных и военно-морских сил, делая упор на воздушную мощь, и организованно встретить американо-английское контрнаступление, достигшее своего апогея.

Чтобы провести в жизнь новую стратегическую концепцию, необходимо было сконцентрировать усилия всего государства. В первую очередь необходимо было пополнить вооружение и улучшить оснащение армии и флота, затем разместить сухопутные и военно-морские силы на новой линии обороны. Для этого требовались транспортные суда. Чтобы создать победоносные сухопутные и военно-морские силы, обращая при этом главное внимание на резкое увеличение производства самолетов, нужно было планомерно увеличивать выпуск железа, специальных сортов стали, алюминия и т. п. Итак, для достижения цели следовало осуществить целый комплекс политических, промышленных и экономических мероприятий.

1. Оценка Ставкой положения противника в начале сентября 1943 года

Контрнаступление союзных войск в дальнейшем будет постепенно нарастать. Оно, видимо, достигнет своего апогея в период со второй половины текущего года и до начала лета будущего года.

В Восточной Азии Соединенные Штаты и Англия усилят натиск на Японию с помощью Индии, Австралии и Китая; продолжая контрнаступление на юго-восточном фронте, они попытаются стянуть кольцо вокруг Японии с юго-западного и северо-восточного направлений и будут усиливать удары с моря и воздуха по оккупированным нами территориям; на китайском фронте войска Чунцина по-прежнему будут оказывать сопротивление; господство союзной авиации в дальнейшем будет постепенно усиливаться.Советский Союз будет по-прежнему избегать войны с Японией.

Вооруженные силы Соединенных Штатов и Англии, расположенные вокруг Японии, в первом эшелоне имеют около 2500 самолетов и около 23 дивизий наземных войск, а вместе со вторым эшелоном насчитывают около 6 тыс. самолетов и 70-80 дивизий наземных войск (табл. 16, 17).

Основные силы американского флота действуют в районе от Гавайских о-вов до юго-восточной части Тихого океана. Их общая численность составляет примерно 6 авианосцев, 15 линейных кораблей, 15 крейсеров. Кроме того, в районе Аляски, Алеутских о-вов, а также в районе Австралии действуют отдельные подразделения в составе нескольких кораблей. Наконец, около десятка эс-

Таблица 16 Размещение вооруженных сил США и Англии

Направление Авиация (число самолетов) Наземные войска (число дивизий)

1-й эшелон Всего 1-й эшелон Всего

Северо-Восточный фронт 300 800 2-3 6

Центральная часть Тихого океана 200 1000 3

Юго-Восточный фронт 1300 3000 10 33

Юго-Западный фронт 600 1000 10 37

Таблица 17

Предполагаемое наращивание вооруженных сил противника на подступах к Японской империи

Направление Авиация (число самолетов) Наземные войска (число дивизий)

1-й эшелон Всего 1-й эшелон Всего

К концу 1943 г. 4200 7700 35 90-100

К середине 1944 г. 5300 9000 43 100-110

К концу 1944 г. 700 12 000 60 110-120

кортных авианосцев несут конвойную службу преимущественно в юго-восточной части Тихого океана.

По предварительным оценкам, к концу 1943 года будет насчитываться примерно 12 американских авианосцев, к середине 1944 года - около 16, а к концу его - примерно 18.

В западной части Индийского океана действуют главным образом корабли английского флота - 3 авианосца, 4 линейных корабля и 10 крейсеров. В связи с капитуляцией Италии с Европейского театра военных действий в любое время могут быть направлены по меньшей мере 4-5 авианосцев, 2-3 линейных корабля и около 10 крейсеров.

Помимо 80 американских подводных лодок, которые используют в качестве баз Гавайские о-ва, Датч-Харбор, Брисбен и др. насчитывается свыше 10 английских подводных лодок, базирующихся в районе Цейлона.

Основываясь на оценке положения противника и исследуя другие обстоятельства, Ставка 15 сентября разработала новый курс боевых действий, который вступил в силу 30 сентября под названием "Основные принципы ведения войны":

1) В центральной и южной частях Тихого океана, отражая атаки противника, который перейдет в наступление на занятые ныне территории юго-восточного направления, наладить всеми силами стойкую оборону; в то же время без промедления завершить оборонительные мероприятия в районе от моря Банда до Каролинских о-вов и привести в готовность боевую мощь для нанесения контрудара; решительно перейти в контрнаступление и заблаговременно сорвать замыслы противника.

2) На юго-западном направлении во что бы то ни стало удержать занятые ныне территории, крайне необходимые для ведения войны империей; во имя этого наголову разгромить противника, который перейдет в наступление в районе Бирмы, Андаманских и Никобарских о-вов, о. Суматра и т. д. и сорвать его планы.

3) На Китайском фронте, прочно удерживая большую часть ныне оккупированных районов, усилить давление на противника и стремиться к тому, чтобы сорвать его военные расчеты. Кроме того, на северном направлении, уси

Истребитель Накадзима Ki-43 Хаябуса ("Оскар"). Принятый на вооружение в 1941 г. пришел на смену Ki-27. Применялся на всех театрах военных действий. До конца войны было построено 5919 машин. Взлетный вес 2590 кг; вооружение - два 12,5-мм пулемета, две 250-кг бомбы; максимальная скорость 503 км/ч; потолок 11 200 м; максимальная дальность 3200 км.

ливая в пределах возможного военные приготовления, препятствовать укреплению американо-советского блока и предотвратить возникновение войны с Советским Союзом.

4) Всемерно усилить оборонительные мероприятия на основной территории империи, в юго-западной зоне нефтяных промыслов и на морских коммуникациях.

5) На всех направлениях проводить диверсионные действия в глубоком расположении противника.

6) Используя всевозможные средства, комплексно демонстрировать боевую мощь армии и флота, прежде всего боеспособность авиации и транспортные возможность на море.

Главная причина принятия Ставкой нового курса военных действия состояла в том, что на юго-восточном направлении стратегически важный район, протянувшийся от восточной части Новой Гвинеи через северную часть Соломоновых о-вов к Маршалловым о-вам, который прежде старались удержать ценой огромных потерь, ныне оказался чуть ли не на грани краха. К тому же истощение наших сил на юго-восточном направлении (главным образом в Рабауле) повлекло за собой ослабление фронта на Маршалловых о-вах и о-вах Гилберта. При сложившемся соотношении сил на Юго-Восточном фронте удержать эти районы не представлялось возможным даже в том случае, если бы туда в дальнейшем удалось подбросить подкрепления. Поэтому передовой рубеж непосредственной обороны государства пришлось в один прием отвести на линию от моря Банда через Каролинские о-ва к Марианским о-вам. На этой линии намечалось укрепить оборону, привести в готовность боевые силы, и прежде всего авиацию, для контрудара и наголову разгромить противника, который перейдет в наступление.

Таким образом, отныне характер военных действий на юго-восточном направлении изменился в сторону всеобъемлющей затяжной войны. Наши оккупационные войска, насчитывающие в этом районе свыше 300 тыс. человек (главным образом в Рабауле), постепенно оказались в расположении противника.

На повестку дня заседания совета, которое состоялось 25 сентября, были вынесены три вопроса: оценка международного положения, стратегический курс и внешнеполитические мероприятия.

Оценка международного положения. Ведение войны каждой страной в отдельности.

Соединенные Штаты Америки. Цели, которые преследуют в войне Соединенные Штаты, состоят в том, чтобы установить мировое господство и полностью подчинить себе Японию и Германию, и особенно Японию. Соединенные Штаты хотят как можно скорее закончить войну. Они рассчитывают к середине будущего года заложить основы для победы. До крайности демонстрируя свое материально-техническое превосходство, взаимодействуя с Англией и используя Советский Союз и Чунцин, они намереваются разбить Японию и Германию.Суть их наступательной стратегии состоит в том, чтобы господствовать в Восточной Азии и втянуть в войну с Японией Советский Союз.

Англия. Цели, которые преследует в войне Англия, состоят в том, чтобы поставить на колени Японию и Германию, и прежде всего Японию. Это позволит ей в основных чертах сохранить свое довоенное влияние.

При этом, все больше укрепляя блок с Соединенными Штатами, Англия направляет главный удар на Германию и, используя Советский Союз, в первую очередь стремится покорить Германию.

С другой стороны, взаимодействуя с США, она наращивает наступление на восточно-азиатском фронте и при послевоенном урегулировании попытается прочно удержать свои позиции. Одновременно она постарается удержать позиции на Ближнем Востоке и в Африке.

Чунцин. Цели, которые преследует Чунцин, оказывая военное сопротивление, состоят в том, чтобы устранить иностранное влияние и установить полный суверенитет на своей территории. Он возлагает надежды на разгром Японии в основном силами Соединенных Штатов и Англии и по меньшей мере рассчитывает восстановить положение, существовавшее до китайского инцидента. Занимая большей частью оборонительную позицию, Чунцин старается не расходовать боевую мощь, но в то же время рассчитывает в послевоенное время обеспечить себе независимое положение.

2. Военные возможности отдельных стран

Соединенные Штаты Америки. Сплоченность народа по-прежнему крепка, а воля к борьбе непоколебима. Однако этот боевой дух может повышаться или понижаться в зависимости от военной обстановки. Ощущаются некоторые трудности с людскими ресурсами. Позиции Рузвельта прочны, и, поскольку положение на фронтах складывается благоприятно, его политическое могущество непоколебимо.Производственные мощности в промышленности достигнут своего апогея к концу 1943 года, и впредь будет поддерживаться в основном этот уровень, хотя военные отрасли, в том числе и самолетостроение, и в дальнейшем будут повышать уровень производства. Обеспечение продуктами питания в пределах страны достаточное, однако для поставок продовольствия в союзные страны привлекаются страны Центральной и Южной Америки.

Увеличение численности армии, костяк которой составляют 126 дивизий наземных войск, предполагается завершить к середине 1944 года. Увеличение контингента военно-морских сил, которые в настоящее время располагают 23 линейными кораблями и 37 авианосцами, намечается закончить к началу 1945 года.

Англия. Народ сплачивается все сильнее и, хотя из-за неблагоприятной военной обстановки он переживает жизненные затруднения, верит в окончательную победу и полон решимости продолжать войну. Людские ресурсы на основной территории используются в максимальной степени. Позиции Черчилля остаются прочными, а его политическое влияние - непоколебимым.

Производственные мощности метрополии не способны к увеличению, но с помощью Соединенных Штатов их можно поддерживать на нынешнем уровне; затруднений в снабжении пока нет.

Сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы могут быть пополнены за счет американской помощи и доминионов.

Чунцин. Решимость продолжать войну не поколеблена, людские ресурсы неисчерпаемы. Позиции Чан Кай-ши все еще прочны, его политическое влияние пока не ослабло. Чунцин в состоянии обеспечить свою армию легким оружием и продовольствием.

Американская авиация, дислоцированная в Китае, постепенно наращивает свои силы, и игнорировать ее деятельность не следует.

Последующий стратегический курс.

По узловым проблемам нового стратегического курса, выработанного Ставкой 15 сентября, разъяснения давали заместители верховных главнокомандующих сухопутными и военно-морскими силами.

1) Каковы перспективы наших последующих операций и военных приготовлений" (Разъяснения даны заместителем начальника генерального штаба Хата.)

В центральной и западной частях Тихого океана, в восточной части Соломоновых о-вов и на Новой Гвинее превосходство противника в авиации обусловливает его господство в воздухе. По этой причине, несмотря на героические усилия наших войск, стратегическое положение в этом районе сложилось в пользу неприятеля и в дальнейшем не обещает перемен к лучшему.

В то же время важные тыловые рубежи в центральной части Тихого океана и в западной части Новой Гвинеи приобрели стратегическое значение, и удержание их становится делом национальной обороны империи. Поэтому необходимо в этом районе в срочном порядке усилить оборону, которая пока что весьма далека от совершенства, привести ее в готовность самое позднее к середине будущего года, обеспечить пополнение наших ударных сил, особенно авиации, любыми средствами сорвать контрнаступление противника и обеспечить удержание района.

Юго-западное направление. Постепенно выявляются замыслы союзных войск, особенно английских, начать контрнаступление в районе Индийского океана. В частности, можно предположить, что в канун или после окончания сезона дождей они неминуемо разовьют контрнаступление на Бирму, в районе Акьяба, на Андаманские и Никобарские о-ва, а также, вероятно, и в районе о. Суматра.

Мы же имеем слабые военно-воздушные и военно-морские силы для отражения натиска противника с моря и испытываем недостаток в силах противовоздушной обороны для охраны района нефтепромыслов на о. Суматра. В дальнейшем необходимо форсировать мероприятия по пополнению военно-воздушных сил, по укреплению обороны и т. д.

В настоящее время форсированными темпами укрепляется оборона Северо-Восточного фронта. Ее следует завершить в текущем году до начала зимнего периода.Короче говоря, изменения в стратегической обстановке сулят еще более острые и решительные схватки; мы столкнемся с серьезной ситуацией, когда на карту будет поставлена судьба империи. Пред лицом такой ситуации следует, объединив все силы государства, всемерно усилить мощь авиации, пополнить морские маневренные силы и обеспечить надлежащее руководство военными действиями армии и флота как единого целого. Только в этом случае можно полностью сорвать контрнаступление противника и направить военные действия в благоприятном для нас направлении.

2) Какую сферу необходимо удерживать во что бы то ни стало с точки зрения достижения империей военных целей" (Разъяснения даны заместителем начальника морского генштаба Ито.)

С точки зрения достижения целей войны сфера, которую следует удержать во что бы то ни стало, должна включать о-ва Курильские, Огасавара, районы Южных морей (их центральную и западную часть), западную часть Новой Гвинеи, Зондские о-ва и Бирму.

Основанием для выбора этой линии послужили следующие стратегические требования: воспрепятствовать вторжению на территорию собственно Японии и в важные сырьевые районы Великой Восточной Азии; обеспечить безопасность внутренних морских воздушных и сухопутных перевозок; охватить политическим влиянием все ведущие нации Великой Восточной Азии.

Не дав противнику возможности захватить крупные опорные пункты в пределах этой сферы, можно приостановить налеты авиации противника на стратегические объекты и сократить потери.

3) О мероприятиях по сокращению потерь транспортных судов. На данном этапе, когда проблема перевозок стала очень серьезной, государству следует сосредоточить все усилия на сокращении потерь. Для этого необходимо укрепить военно-воздушную мощь и сократить потери, причиняемые подводными лодками, что потребует наличия по крайней мере 360 конвойных кораблей и около 2000 патрульных противолодочных самолетов, находящихся в постоянной готовности.Таблица 18

Потери транспортных судов Японией с начала войны по 20 сентября 1943 г.

Причина Потоплено Повреждено Всего

судов тоннажем (тыс. т) судов тоннажем (тыс. т) судов тоннажем (тыс. т)

Подводные лодки 290 1233,0 146 910,7 436 2143,7

Самолеты 75 303,7 97 536,2 172 839,9

Мины 29 85,7 22 106,2 51 191,9

Бедствия на море 51 135,0 149 556,7 200 691,7

В с е г о 445 1757,4 414 2109,8 859 3867,2

Примечание. Учтены только суда водоизмещением свыше 500 т.

В настоящее время потери транспортных судов достигают около 30 тыс. т в месяц. Этот ущерб вызывается преимущественно действиями подводных лодок противника, а частично его наносят самолеты и бедствия на море. Следует, однако, признать, что в будущем потери, причиняемые самолетами, будут иметь тенденцию к увеличе-

1 Таблица является убедительной иллюстрацией решающей роли подводных лодок в борьбе на морских коммуникациях. Может показаться странным, что подводники потопили почти в четыре раза больше транспортов, чем авиация, хотя последняя имела большое превосходство над авиацией противника. Дело в том, что и подводные лодки действовали в очень благоприятных условиях: японский флот не имел необходимых сил и средств противолодочной обороны, к декабрю 1941 года в строю находилось всего 14 охотников за подводными лодками, японские транспорты часто ходили в одиночку, без прикрытия или в составе малочисленных, слабо охраняемых конвоев. Важным явилось и то, что коммуникации Японии имели строго определенные направления: одно - из районов Южных морей вдоль китайского побережья в порты Японского моря и тихоокеанские порты Японии и другое - между портами собственно Японии и захваченными островами центральной и особенно южной части Тихого океана.

Все это облегчало американским подводникам поиск и уничтожение японских транспортов.

Американский бомбардировщик А-20 атакует японское транспортное судно.

нию. Поэтому необходимо усилить противовоздушную оборону важнейших портов и главнейших линий коммуникаций; противовоздушные огневые средства на конвойных кораблях и транспортных судах, увеличить число спасательных судов и наладить экстренную помощь транспортным судам.

По рассмотрении и обсуждении проекта внешнеполитических мероприятий, предложенного министерством иностранных дел, было принято соответствующее решение.

Позиция империи по отношению к Советскому Союзу. Империя до последней возможности будет избегать войны с Советским Союзом и, обеспечивая поворот к лучшему в дипломатических отношениях между обеими странами, будет заботиться о том, чтобы не допускать выпадов с нашей стороны по отношению к Советскому Союзу, не давать поводов для того, чтобы позиция Советского Союза по отношению к Японии стала жесткой, но в то же время придерживаться решительной линии при законных требованиях империи.Политические мероприятия империи в отношении Чунцина и их шансы на успех. Прежде чем изменять политический курс по отношению к Чунцину, необходимо в полной мере уточнить подлинные намерения председателя Вана.

Наши мирные условия должны согласовываться по своей сути с содержанием договора о союзе между Японией и Китаем. Вдобавок к этому в них должна быть определена наша позиция и по нижеследующим пунктам: гарантии по исполнению мирных условий, отношение Китая после заключения мира к войне за Великую Восточную Азию; отношение к Маньчжоу-Го, отношения между Ваном и Чаном, судьба американских капиталов и активов, имеющихся в распоряжении Чунцина, участие китайской стороны на оккупированных нами территориях, меры по отношению к коммунистической партии.

В условиях, когда военная обстановка складывается в пользу коалиции противника, ядро лагеря сопротивления в Чунцине, возглавляемое Чан Кайши, по-прежнему будет полно решимости продолжать войну.

3. Мероприятия по противодействию политическому наступлению противника в Великой Восточной Азии

Политическое наступление противника на Великую Восточную Азию преследует цель ослабить чувство доверия к Японии среди государств и наций Великой Восточной Азии и изолировать их от Японии. В противовес этому мы должны: справиться с контрнаступлением противника и развивать военные успехи; проводить справедливую политику по отношению к странам и нациям Великой Восточной Азии и обеспечить единение этих стран; разоблачить перед странами и народами Великой Восточной Азии темные замыслы Соединенных Штатов и Англии в Восточной Азии.

Решения императорской конференции по основным принципам ведения войны. Историческая императорская конференция, на которой впервые после начала войныобсуждались мероприятия по руководству военными действиями, открылась в 10 час. утра 30 сентября 1943 года и закрылась в 15 час. 30 мин. после примерно пятичасовых дебатов. Председательствовал премьер-министр Тод-зио. На повестке дня стояли два вопроса, в том числе оценка международной обстановки по решению заседания совета от 25 сентября.

Основные принципы ведения войны в будущем.

Принимая во внимание общую ситуацию на фронтах в текущем и будущем году, империя должна сорвать наступательные планы Соединенных Штатов и Англии, без промедления обеспечить стратегическую готовность, срочно усилить военное могущество для решительной победы, в особенности боеспособность авиации, и захватить инициативу в войне против Соединенных Штатов и Англии.

Империя должна еще сильнее укрепить блок с Германией и энергично двигаться вперед к успешному завершению совместной войны. Вместе с тем обеспечить поворот к лучшему в отношениях с Советским Союзом.

Без промедления укрепляя внутреннюю готовность к решающим сражениям, одновременно еще больше усилить сплоченность Великой Восточной Азии.

Преодолевая всевозможные препятствия, к середине 1944 года укрепить стратегическую готовность, чтобы соответствующим образом встретить наступление Соединенных Штатов и Англии, в любое время окружить и уничтожить вооруженные силы противника, перешедшие в контрнаступление.

Стратегически важными зонами в Тихом и Индийском океанах, которые с точки зрения ведения войны империей следует удержать во что бы то ни стало, считать о-ва Курильские, Огасавара, Южные моря (их центральную и западную части) и западную часть Новой Гвинеи, Зондские о-ва и Бирму. На все время военных действий обеспечить в этой сфере морские коммуникации.

Всеми мерами предотвратить возникновение войны между Японией и Советским Союзом и обеспечить поворот к лучшему в японо-советских дипломатических отношениях. В то же время, улучив удобный момент, оказать содействие заключению мира между Германией и Советским Союзом.

По-прежнему оказывать давление на Чунцин с целью приостановить налеты на нашу страну с территории Китая, устранить помехи для морских путей сообщения и при удобном случае решить китайский вопрос.

Используя все средства, укреплять блок с Германией, но в таких пределах, чтобы это не привело к войне с Советским Союзом.

По отношению к странам и народам Великой Восточной Азии вести дела так, чтобы снискать их доверие и укрепить военное сотрудничество с империей. Бдительно следить за политическими диверсиями противника и заблаговременно принимать необходимые меры.

Еще больше укрепить связи между верховным командованием и государственными органами и активизировать руководство военными действиями.

Незамедлительно мобилизовать все внутренние силы, осуществляя мероприятия для решительных сражений, усилить военную мощь, в частности боеспособность авиации, и поднять падающий моральный дух в союзных странах.

Усилить по всем направлениям пропагандистскую диверсионную работу против врага, обращая главное внимание на подъем боевого духа в странах оси, на последовательность нашей политики в Великой Восточной Азии, на подрыв военных расчетов противника, и в первую очередь Соединенных Штатов, на разобщение Соединенных Штатов, Англии, Советского Союза и Китая, а также на независимость Индии.

О неотложных экстренных мерах, вытекающих из "Основных принципов ведения войны в будущем".

По вопросу о принудительном фрахте транспортных судов для нужд армии и флота, а также о восполнении потерь было решено так: к первой декаде октября армия и флот увеличат общий тоннаж до 250 тыс. т (включая часть судов, принудительно зафрахтованных в сентябре). Потери, понесенные армией и флотом в транспортных судах после сентября, будут частично восполнены к началу будущего месяца.Чтобы обеспечить потенциал для решительной победы, основой которого является боевая мощь авиации, необходимо во что бы то ни стало добиться следующих показателей по важнейшим видам продукции: углеродистая сталь - 5 млн т, специальные сорта стали - 1 млн т, алюминий - свыше 210 тыс. т, бронированные суда - 1,8 млн брутто-тонн.

Как и прежде, проблема транспортных судов была связана с целым рядом трудностей. Одна за другой возникали противоречивые проблемы расширения фрахта на нужды армии и флота, увеличения производства судов, возмещения потерь принудительным фрахтом и предотвращения потерь транспортных судов и др.

В соответствии с решениями императорской конференции о создании сферы национальной обороны военный и военно-морской отделы Ставки прилагали немало усилий к форсированию военных приготовлений. Однако в период с конца 1943 года по начало 1944 года постепенно усиливался нажим противника на подступах к Рабаулу и назревало его контрнаступление в районе Маршалловых о-вов. На этих направлениях все вооруженные силы перешли к оборонительным действиям, чтобы сбить темп контрнаступления противника и выиграть время. Поэтому Ставка оказалась вынужденной направить в эти районы силы, которые предназначались для сферы национальной обороны.

Соответственно возрастала потребность в принудительно зафрахтованных транспортных судах.

Верховные командования сухопутных войск и военно-морских сил в начале февраля представили правительству заявку с просьбой в течение февраля зафрахтовать для армии и флота моторные и парусные суда общим водоизмещением около 40 тыс. т. Из них для армии - на Курильские о-ва 100 судов и в район к северу от Австралии 110 судов общим водоизмещением примерно 25 тыс. т, для флота - в район Маршалловых о-вов 100 судов общим водоизмещением около 16 тыс. т. В противовес этому правительство считало, что следует ограничиться недавно построенными, но еще не спущенными на воду судами общим водоизмещением 30 тыс. т. Долгое времястороны не могли достигнуть компромиссного решения, однако к 8 февраля они пришли к обоюдному согласию: армия и флот получат недавно построенные, но не вступившие в строй суда и суда, стоящие на приколе, общим водоизмещением 35 тыс. т.

Однако для усиления военных приготовлений в обширной зоне непосредственной национальной обороны число принудительно зафрахтованных моторных и парусных судов было каплей в море. Впоследствии проблема увеличения принудительного фрахта транспортных судов несколько раз поднималась на заседаниях совета.

После перемещений в верховном командовании 21 февраля было решено в последней декаде февраля произвести для нужд армии и флота принудительное фрахтование судов общим водоизмещением 100 тыс. т.

Внутриполитические мероприятия. В целях создания условий для решающих сражений внутри страны проводились мероприятия в области политики, экономики, народного благосостояния и т. д.

В 1942 году правительство приняло ряд мер в политической и административной областях, главными из которых были создание ассоциации помощи трону и упрощение администрации. В 1943 году основное внимание было уделено преимущественно конкретизации мероприятий по укреплению военного потенциала. Была осуществлена серия мероприятий, в том числе создание экономического совета в кабинете министров по усилению боеспособности, реорганизация промышленных предприятий, увеличение производства продуктов питания, упрощение одежды, мобилизация учащихся, единое управление местными органами власти, создание министерства военного снабжения, министерства сельского хозяйства и торговли, министерства транспорта и связи. Эти меры служили дополнением к основному курсу государственной политики, определенному императорской конференцией 30 сентября.

Чтобы обеспечить подъем производства в пяти архиважных отраслях промышленности и гарантировать их полную занятость, правительство безотлагательно и своевременно ввело в силу специальный указ об административных полномочиях военного времени. На его основе был учрежден институт советников при кабинете министров, создан экономический совет военного времени и введена система административного инспектирования. Соответствующие решения по этим вопросам были приняты на заседании кабинета министров от 17 марта 1943 года.

Правительственные советники должны были корректировать административные распоряжения премьер-министра. На эти посты были приглашены способные и опытные гражданские лица. Экономический совет военного времени помимо советников включал и министров, назначенных премьером. В функции экономического совета, во главе которого стоял премьер-министр, входило согласование мнений официальных и частных лиц по вопросам введения чрезвычайных законов военного времени, по управлению экономикой и проведению конкретных мероприятий.

Назначение административной инспекции состояло в том, чтобы осуществлять надзор над производственной деятельностью заводов и рудников.

1 июня 1943 года на заседании кабинета министров были утверждены "Основные принципы упорядочения промышленных предприятий в целях укрепления военного потенциала". Существо их сводилось к следующему: в интересах ведения войны и с целью перевода необходимых производственных мощностей в военные отрасли промышленности сконцентрировать в этих отраслях все производственные элементы и выжать из них максимальный коэффициент полезного действия; в тех отраслях промышленности, которые необходимо расширить, поднять в максимальной степени производительность труда и обновить структуру производства.

4 июня правительство приняло "Программу экстренных мер по увеличению производства продуктов питания", чтобы справиться с напряженным положением в области продовольствия. К числу этих мер относились мероприятия по сокращению площади необрабатываемых земель, по расширению производства зерновых и других продуктов питания, по пополнению рабочей силы, по разрешению проблемы удобрений и т. д.25 июня на заседании кабинета министров было принято решение о "Введении системы военной мобилизации учащихся", которое намечало пересмотр методов подготовки учащихся по национальной обороне, привлечение их к труду и выявление преданности империи. В деле трудовой повинности главное внимание обращалось на увеличение производства продуктов питания, на строительство оборонительных сооружений, на увеличение производства товаров первой необходимости, на расширение транспортных возможностей и т. д.

29 сентября было принято решение создать министерство военного снабжения и одновременно упразднить совет по планированию и министерство торговли и промышленности. В ведение нового министерства передавались все дела, связанные с контролем над важнейшими видами военной продукции для армии и флота, чтобы радикально упростить контроль над военным производством и унифицировать заказы армии и правительства.

Министерство военного снабжения было создано 1 ноября. Первым его министром стал по совместительству премьер-министр Тодзио, а его заместителем - бывший министр торговли и промышленности Киси. В состав министерства вошли кадровые военные армии и флота. Например, управление по авиационному оружию возглавил генерал-лейтенант Эндо Сабуро.

ГЛАВА II

РУКОВОДСТВО СТАВКИ ПРИ НОВОМ СТРАТЕГИЧЕСКОМ КУРСЕ

Программа военных действий в центральной и южной частях Тихого океана. Основываясь на новом курсе, Ставка конкретизировала программу военных действий и приняла "Центральное соглашение между армией и флотом о военных действиях в центральной и южной частях Тихого океана", суть которого сводилась к следующему. Императорская армия и флот, тесно взаимодействуя, должны разгромить врага, в случае если он попытается предпринять наступление на юго-восточном направлении, изанять долговременную оборону. Одновременно завершить подготовку опорных пунктов для контрудара в районе к северу от Австралии до южной части Тихого океана, чтобы нанести противнику решительное поражение. На юго-восточном направлении, в районе к востоку от Новой Гвинеи до Соломоновых о-вов, разгромить наступающего врага и перейти к стойкой обороне.

К началу 1944 года привести в готовность и укрепить операционные базы к северу от Австралии и в районе Каролинских и Марианских о-вов; создать операционные базы на Филиппинах, привести в готовность военно-воздушные, военно-морские и сухопутные силы и в срочном порядке форсировать их готовность к контрнаступлению.

Как только основные принципы ведения войны были утверждены, Ставка в тот же день, 30 сентября, отдала приказ - 855 командующему войсками 8-го фронта и главнокомандующему Южной группой армий. Приказ гласил:

1) В центральной и южной частях Тихого океана планы Ставки состоят в том, чтобы перейти к стойкой обороне на юго-восточном направлении, завершить создание опорных пунктов для контрудара в зоне к северу от Австралии до центральной части Тихого океана и сорвать наступательные замыслы противника.

2) Командующему войсками 8-го фронта во взаимодействии с флотом разгромить противника, наступающего на юго-восточном направлении, перейти к стойкой обороне и повернуть ход дальнейших действий в свою пользу.

3) Главнокомандующему Южной группой армий во взаимодействии с флотом ускорить подготовку к операциям в районе к северу от Австралии.

Юго-восточное направление. К "Центральному соглашению между армией и флотом о военных действиях в центральной и южной частях Тихого океана" было приложено "Центральное соглашение между армией и флотом о военных действиях на юго-восточном направлении", которым предписывалось: укрепить оборону архипелага Бисмарка (в первую очередь подступы к Рабаулу) и о. Бугенвиль и приложить все силы к длительному удержанию этих районов; наряду с этим обеспечить пополнениевойск, расположенных на берегах пролива Дампир и в северной части Новой Гвинеи; силами авиации и военно-морского флота разбить наступающего противника до того, как он высадит десант. Без промедления снабдить эти районы большим количеством военных материалов, в частности безотлагательно форсировать отправку пополнений на Новую Гвинею. Возложить на сухопутную авиацию задачу по уничтожению неприятельских военно-воздушных сил в районе восточной части Новой Гвинеи (включая пролив Дампир) и, кроме того, во взаимодействии с военно-морскими силами атаковать десантные суда неприятеля в этом районе, перерезать морские коммуникации.

На авиацию военно-морских сил возложить следующие задачи:

уничтожение во взаимодействии с сухопутной авиацией военно-воздушных сил противника в районе Соломоновых о-вов и архипелага Бисмарка, атаки десантных судов в районе восточной части Новой Гвинеи, пресечение морских сообщений.

С принятием нового курса военных действий юго-восточное направление намечалось выдвинуть, и стратегическая ценность его ни в коей мере не снижалась.

Отныне стойкая оборона на юго-восточном направлении должна была в значительной степени облегчить операции в сфере непосредственной национальной обороны. Другими словами, отведя так называемую главную линию обороны на тыловые рубежи, Ставка по-прежнему придавала большое значение юго-восточному направлению передовой стратегической позиции.

Итак, войска 8-го фронта перешли к затяжным оборонительным боям. 7 октября, основываясь на новом курсе военных действий, командующий войсками 8-го фронта генерал-лейтенант Имамура разработал план военных действий и приказал всем войсковым соединениям и подразделениям не отходить ни на шаг назад, стоять насмерть и наносить удары по противнику в решительных боях.

Район к северу от Австралии. Раньше оборона района к северу от Австралии находилась в ведении главнокомандующего Южной группой армий. Здесь размещаласьподчиненная ему 19-я армия, костяк которой составляли 5-я и 48-я дивизии. Теперь, основываясь на новом стратегическом курсе, Ставка изъяла район к северу от Австралии из ведения Южной группы армий и перевела его в свое непосредственное подчинение.

29 октября 1943 года был переведен в район к северу от Австралии штаб войск 2-го фронта, ранее находившийся в Маньчжурии (командующий генерал Анами Корэти-ка), и штаб 2-й армии (командующий генерал-лейтенант Тоёсима Фусатаро), а незадолго до этого сюда же были направлены 36-я дивизия с китайского фронта и 46-я дивизия из Японии.

На войска 2-го фронта была возложена задача форсировать подготовку к операциям по нанесению контрудара во взаимодействии с военно-морскими силами, разгромить наступающего противника и удержать район к северу от Австралии. Им была поручена зона к западу от 140° в. д. к востоку от Макасара и пролива Ломбок и к югу от 5° с. ш. Передний край обороны, который следовало удерживать, проходил через северную часть Новой Гвинеи и о-вов Ару, Танимбар, Тимор и Малые Зондские. Передовая база снабжения войск 2-го фронта была развернута на Филиппинах, а пункты снабжения - на о. Хальмахе-ра, в Маноквари и Амбоине.

Одновременно для действий в районе к северу от Австралии наращивались и военно-морские силы. 1 ноября Ставка заново создала 26-й особый базовый отряд на о. Хальмахера, а 30 ноября - 4-й южный флот (командующий вице-адмирал Ямагата Сэйго).

Но чтобы войска смогли выполнить возложенные на них задачи, необходимо было построить широкую сеть аэродромов и перебросить огромное количество военных материалов, а на деле ни то ни другое выполнить не удалось.

Центральная часть Тихого океана. До сих пор в центральной части Тихого океана армия и флот вели военные действия раздельно. Существовал своего рода неписаный закон, согласно которому военно-морские силы решали основные задачи, а сухопутные силы воздерживались от вмешательства в эти решения.Летом 1943 года военный отдел Ставки, проявляя беспокойство по поводу ожидаемых изменений в обстановке в центральной части Тихого океана, направил туда по договоренности с военно-морским отделом группу штабных офицеров. Она имела задачу изучить на месте план посылки наземных войск и укрепить оборону в этом районе. Последнее должна была обеспечить фортификационная группа во главе с начальником фортификационного отдела генерал-майором Акияма Токусабуро. Эти меры, связанные с "новым курсам", были крайне необходимы. Достаточно сказать, что в то время Каролинские и Марианские о-ва оставались почти неукрепленными.

Неприятель, захвативший в августе 1943 года о-ва Эллис, расположенные к юго-востоку от о-вов Гилберта, с наступлением сентября расширили плацдарм, захватив о. Бейкер, а в октябре начал воздушные атаки на наши авиационные базы на атоллах Макин, Тарава и о-вах Науру, Ошен и др. Кроме того, производились набеговые действия против атолла Уэйк (30 августа), о-вов Мина-митори (1 сентября), Гилберта, Науру (19 сентября). Военная обстановка в центральной части Тихого океана внезапно обострилась.

В создавшейся ситуации Ставка 6 сентября сформировала отдельный отряд "Ко" в составе 107-го пехотного полка 52-й дивизии, расположенной в то время в Японии, и срочно отправила его на о. Понапе, все остальные силы дивизии были отправлены на о-ва Трук. Одновременно было решено безотлагательно усилить военные приготовления в центральной части Тихого океана. Упомянутое выше "Центральное соглашение" предусматривало к весне 1944 года в спешном порядке активизировать подготовку военно-морских сил к действиям в районе Каролинских и Марианских о-вов, направить в центральную часть Тихого океана необходимое количество наземных войск, передать их под командование военно-морских сил и совместными усилиями форсировать подготовку к предстоящим операциям.

Основываясь на этом соглашении, Ставка перебрасывала сюда сухопутные войска из Японии, Кореи, Маньчжурии и Китая. Их общая численность составляла около 40 пехотных батальонов, которым были приданы необ-Переброска сухопутных войск Японии в часть Тихого океана с сентября 1943 по

Таблица 19

Пункты Подразделения Время прибытия

о. Квадже-лейн 2-й батальон 1-й морской мобильной бригады (две роты в неполном составе) и саперный отряд Январь 1944 г.

Часть 1-го отдельного отряда Южных морей Сентябрь - ноябрь 1943 г.

Атолл Во-тье Пехотная рота 1-й морской мобильной бригады Январь 1944 г.

Пехотная рота 1-го отдельного отряда Южных морей и пулеметная рота Сентябрь - ноябрь 1943 г.

Атолл Ма-лоэлап

(Аракчеева) Пехотная рота 1-й морской мобильной дивизии Январь 1944 г.

Пехотная рота 1-го отдельного отряда Южных морей Сентябрь - ноябрь 1943 г.

Атолл Мили 1-й отдельный отряд Южных морей (без 2-го пехотного батальона), 3-й пехотный батальон отдельного отряда "Ко", один дивизион горной артиллерии (без одной батареи), саперная рота (без одного взвода) Сентябрь - ноябрь 1943 г.

Атолл Яруто (Джалуит) 2-й пехотный батальон 1-го отдельного отряда Южных морей (без 2-й роты) Сентябрь - ноябрь 1943 г.

Атолл Браун (Эниветок) 1-я морская мобильная бригада (без 2-го батальона и саперного отряда) Январь 1944 г.

о. Кусаие 2-й отдельный отряд Южных морей Январь 1944 г.

Отдельный отряд "Ко" (без 2-го и 3-го батальонов, без танковой роты и без пулеметной роты) Ноябрь 1943 г.

о. Понапе 3-й отдельный отряд Южных морей Январь 1944 г.

2-й батальон отдельного отряда "Ко? Сентябрь 1943 г.

Танковая рота и пулеметная рота Январь 1944 г.

4-й отдельный отряд Южных морей Январь 1944 г.

о-ва Трук 52-я дивизия (штаб дивизии, 69-й пехотный полк без 2-го батальона) Декабрь 1943 г.

3-й батальон 150-го пехотного полка Январь 1944 г.

Примечания:

1. 1-й отдельный отряд Южных морей был сформирован из 122-го пехотного полка 65-й дивизии.

2. Остатки 52-й дивизии в январе 1944 г. выступили из Японии и находились в пути.центральную январь 1944 г.

Противотанковые препятствия,

сооруженные японцами на одном из островов. 1943 г.

ходимое количество танков, артиллерии, противотанковых орудий и саперные части (табл. 19).

22 октября в центральную часть Тихого океана были направлены главные силы 52-й дивизии, а 16 ноября - 2, 3, 4, 5 и 6-й отдельные отряды Южных морей и 1-я морская мобильная бригада. Однако помехи, причиняемые вражескими подводными лодками, постепенно нарастали, и к декабрю 1943 года потери в транспортных судах составили примерно 300 тыс. т, а к январю следующего года увеличились до 460 тыс. т.

ГЛАВА III

ПОСТЕПЕННЫЙ РАЗВАЛ ПЕРЕДОВЫХ ПОЗИЦИЙ В СФЕРЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ОБОРОНЫ

Атаки союзных войск на передовую линию сферы национальной обороны. В то время как Ставка разрабатывала "новый курс", главные силы войск юго-восточного направления готовились встретить наступление противника. В этих целях проводились энергичные мероприятия по усилению обороны района Финшхафен (на западном берегу пролива Дампир), северной части Соломоновых о-вов, и в частности о-ва Бугенвиль. Однако союзные войска не дали нашим подразделениям достаточного времени. До приказа Ставки от 30 сентября войска Макартура 22 сентября нанесли сокрушительный удар по Финшу, важному стратегическому пункту на правом фланге передовой линии нашей сферы национальной обороны.

Согласно "новому курсу" передовая линия сферы национальной обороны на юго-восточном направлении начиналась на западе, в восточной части Новой Гвинеи, проходила через пролив Дампир и Рабаул и заканчивалась у о. Бугенвиль. Протяженность этой извилистой линии составляла около 1000 км. В центральной части Тихого океана передовую линию образовывали о-ва Гилберта и Маршалловы о-ва.

Нашей передовой линии противостояли: по фронту вдоль северо-восточного побережья Новой Гвинеи американо-австралийские объединенные сухопутные и военно-морские силы под командованием генерала Макарту-ра, а в районе Соломоновых о-вов и в центральной части Тихого океана - основные силы Тихоокеанского флота США под командованием адмирала Нимица и часть сухопутных сил.

Тем временем в начале августа, как отмечалось выше, 18-я армия, исполненная решимости продлить военные действия в районе Бена-Бена и Хагена и укрепить оборону района Финшхафена, в срочном порядке перебросила сюда часть 20-й дивизии. Однако, когда противник высадил десант к востоку от Лаэ и падение Лаэ и Саламоа стало неизбежным, командование 18-й армии, не теряя времени, распорядилось перевести основные силы 20-й дивизии в Финшхафен и стало с нетерпением ждать завершения подготовки к внезапному удару в этом районе.

Первые симптомы наступления противника появились 19 сентября в верхнем течении реки Маркхем, в районе Каиапита, где вспыхнул встречный бой между 7-й австралийской дивизией и головной частью отдельного отрядаНакаи (в основном 78-й пехотный полк под командованием генерал-майора Накаи Масутаро - командира 20-й пехотной дивизии).

За сражением под Каиапитом последовала высадка десанта 9-й австралийской дивизии на мысе Анто, к северу от Финшхафена (22 сентября). Эти два наступления преследовали цель сокрушить правый фланг передовой линии нашей сферы национальной обороны на юго-восточном направлении.

Маданг был не только правым флангом передней линии в сфере национальной обороны, но и главной операционной базой 18-й армии. Финшхафен удален от Маданга почти на 400 км, и, поскольку противник имел слишком большое преимущество в авиации, проблема обеспечения военных действий в районе Финшхафена всеми видами снабжения была весьма проблематична. Положение усугублялось тем, что наша 4-я воздушная армия не смогла восполнить потери и, имея только две дивизии, располагала не более чем 60-70 самолетами.

Во время боев за Лаэ и Саламоа Финшхафен служил базой для малых судов тылового снабжения. Когда неприятель произвел высадку десанта в районе Финшхафе-на, общая численность оборонявшихся здесь войск под командованием генерал-майора Ямада Эйдзо составляла около 4 тыс. человек.

Сразу после высадки десанта противника на мысе Анто генерал-майор Ямада сконцентрировал свои основные силы в Финшхафене и к югу от нее. 27 сентября они начали контратаки из района высоты Саттелберг, находившейся западнее пункта высадки. Однако за это время противник успел нарастить силы, и наш контрудар не дал должного эффекта. В результате охранный отряд ВМФ, оборонявший Финшхафен, был вынужден оставить город. 22 сентября противник приступил к оборудованию в районе высадки аэродрома, который уже 4 октября смог принимать самолеты.

Тем временем наша 4-я воздушная армия, несмотря на слабость, совершала смелые налеты на высадившиеся войска противника, но сделать значительный вклад в оборону ей не удалось. Авиация военно-морского флота, имевшаябазу в Рабауле, начала совершать с 22 сентября налеты и нанесла значительные потери вражеским судам, возвращавшимся из района высадки. Атаки морской авиации неоднократно повторялись, однако они не могли существенно повлиять на общую обстановку. 27 октября неприятель высадил десант на о. Моно, в северной части Соломоновых о-вов, продолжал наращивать десантные силы.

Так закончился первый этап боев при Финшхафене, но это была лишь прелюдия к ожесточенному сражению на левом берегу пролива Дампир.

План оборонительных операций. При составлении проекта плана оборонительных операций была произведена оценка положения противника.

Согласно этой оценке его наземные силы, которые можно было использовать непосредственно на первой линии в районе Соломоновых о-вов, исчислялись тремя пехотными дивизиями и одной-двумя дивизиями морской пехоты; примерно восемь пехотных дивизий было в тылу, в районе Новой Гвинеи насчитывалось три дивизии первой линии, включая те, что вели бои в данное время, а также две-пять дивизий в тылу. Военно-воздушные силы имели в своем распоряжении около 3 тыс. самолетов (вместе с тыловыми частями), из них 550-600 самолетов первой линии находилось в районе Соломоновых о-вов и около 700 - в районе Новой Гвинеи.

Предполагалось, что контрнаступление противника на юго-восточном направлении будет постепенно нарастать и достигнет своего апогея к концу 1943 года или к весне 1944 года. При этом противник неизбежно предпримет попытку овладеть Рабаулом, пунктом, важным как в политическом, так и в стратегическом отношении, а для этого он должен будет сначала захватить зону пролива Дамир и о. Бугенвиль. Не исключалось, что с целью изоляции Рабаула противник попытается захватить о-ва Адмиралтейства и о. Новая Ирландия.

В свете этих оценочных данных был разработан план обороны, который в виде приказа по войскам 8-го фронта появился 7 октября. Основные пункты плана: в первую очередь прочно удерживать зону пролива Дампир и о. Бугенвиль; форсировать мероприятия по обеспечениюобороны на подступах к Рабаулу и в восточной части Новой Гвинеи к западу от Маданга; срочно усилить мощь авиации; заблаговременно накопить запасы военных материалов, сохранить их в целости и по мере возможности форсировать мероприятия по снабжению за счет местных ресурсов; усилить вооружение и экстренную боевую подготовку тыловых частей.

В соответствии с планом были поставлены задачи силам:

4-й воздушной армии (в составе 6-й и 7-й авиадивизий) уничтожить военно-воздушные силы противника в восточной части Новой Гвинеи, обеспечить с воздуха морские перевозки и поддерживать действия 18-й армии и 17-й дивизии; кроме того, силами одной авиационной группы поддержать действия Южной группы войск (19-й армии) в море Банда;

18-й армии (в составе 20, 41 и 51-й дивизий) основными силами занять район на западном берегу пролива Дам-пир, на подступах к Финшхафену, разгромить наступающего противника и удержать позиции; усилить оборону района к западу от Маданга и во взаимодействии с 4-й воздушной армией или самостоятельно срочно оборудовать военно-воздушную базу;

17-й армии (в составе 6-й дивизии, 4-го охранного отряда Южных морей, четырех батальонов 17-й дивизии и артиллерийского дивизиона) при поддержке морской авиации занять оборону и удерживать о. Бугенвиль;

17-й дивизии (в составе 4 пехотных батальонов и неполного артиллерийского дивизиона) развернуться в центральной и западной частях о. Новая Британия;

гарнизону Рабаула (в составе 38-й дивизии под командованием генерал-лейтенанта Кагэса Садааки) удержать Рабаул и восточную часть о. Новая Ирландия как самую последнюю крепость на юго-восточном направлении;

обозно-транспортным войскам и 61-му полку удержать важные районы о-вов Адмиралтейства.

В принятом плане были определены и задачи военно-морских сил, дислоцированных в данном районе.

Ожесточенные бои на западном берегу пролива Дампир и на о. Бугенвиль. Днем 12 октября авиация союзников совершила массированный налет на г. Рабаул. Это была первая после начала военных действий на юго-восточном направлении массированная воздушная атака в дневное время.

Вслед за высадкой десанта 22 сентября в Финшхафене последовали высадки на мысе Торокина на о. Бугенвиль (1 ноября) и на о-вах Макин и Тарава в архипелаге Гилберта (21 ноября). Начиная с этого времени и вплоть до марта 1944 года повсеместно на обширном фронте в юго-восточной и центральной частях Тихого океана развернулись ожесточенные и упорные бои.

В период с 4 по 15 октября происходили рукопашные схватки у западной оконечности горной системы Финис-терре, которая являлась южной линией обороны для Ма-данга. Одно время положение было опасным, но в результате упорного сопротивления отдельного отряда Накаи противник был отброшен. Он понес значительные потери и не осмеливался предпринимать крупное наступление в течение примерно двух месяцев.

А в это время далеко на востоке, в окрестностях Фин-шхафена, готовилась к наступлению 20-я дивизия. Оно началось 16 октября, и поначалу атаки частей первой линии - 79-го и 80-го пехотных полков - не имели успеха. Однако в ночь на 17 октября наступающие овладели вражеским опорным пунктом на морском побережье в окрестностях Катэка и рассекли неприятельские войска на южную и северную группы.

Пока 20-я дивизия вела бои, 51-я армия с частями и подразделениями, отступавшими из Лаэ раньше, передовыми силами 8 октября прибыла в Киари (западнее Сио), а к середине месяца сюда подтянулись и основные силы. Этот переход занял примерно месяц.

Прямое расстояние по карте между Лаэ и Киари составляет около 100 км. Однако по пути надо было преодолеть естественное препятствие - горную систему Сарувагед, высота которой превышает 4 тыс. м над уровнем моря. Не зная, есть ли там тропы, и полагаясь только на компас, войска продвигались вперед через завалы деревьев и обломки скал. Несколько раз они останавливались в растерянности перед бешеными горными потоками. Десятидневный запас продовольствия, взятый при выходе из Лаэ, был полностью израсходован на середине пути, и теперь приходилось полагаться на крайне скудные сорняки и батат. Давала о себе знать и холодная погода в горах. Хотя это была земля вечного лета, на высоте 4 тыс. м по ночам выпадал иней, и даже при кострах солдаты и офицеры в тропическом обмундировании не могли сомкнуть глаз.

В момент выхода из Лаэ общая численность войск составляла примерно 8650 человек (сухопутные силы - около 6600 и военно-морские - около 2050 человек). К моменту прибытия в Киари численность сократилась до 6450 человек (сухопутные силы - 4900 и военно-морские - 1550 человек). Примерно 2200 человек было потеряно в горах Сарувагед. Здоровье добравшихся солдат и офицеров было сильно подорвано, только около трети из них могли нести службу.

На изможденную 51-ю дивизию была возложена задача по охране пунктов Сио, Киари и Гари в тылу 20-й дивизии.

В середине октября командующий 18-й армией генерал-лейтенант Адати выехал из Маданга, по пути в окрестностях Киари он проинспектировал 51-ю дивизию, a в начале ноября отправился к высоте Саттелберг и стал руководить последующим наступлением 20-й дивизии.

К этому времени вследствие первой атаки боевая мощь 29-й дивизии сократилась наполовину. Снабжение тоже было крайне затруднено, ибо в районе Новой Гвинеи резко возросло число вражеских торпедных катеров, которые создавали помехи нашим каботажным перевозкам между пунктами Маданг и Финшхафен.

При таких обстоятельствах в течение месяца норма продовольствия солдатам и офицерам первого эшелона была урезана на одну треть, затем еще на одну четверть. Казалось, что продолжать бои в этих условиях невозможно, однако командующий армией, взывая к чувству долга, дал предписание продолжать упорные атаки. 20-я дивизия начала готовиться ко второму наступлению, которое было назначено на 24 ноября. 27 октября, сразу после того как дивизия прекратила свое первое наступление назападном берегу пролива Дампир, союзные войска осуществили новую высадку в северной части Соломоновых о-вов, на о. Моно. Этот островок находится примерно в 70 км от южной оконечности о. Бугенвиль. Для его охраны был оставлен небольшой отряд наших войск.

Как только командующий Юго-Восточным флотом получил сообщение о высадке десанта на о. Моно, он отдал приказ изменить направление главного удара с Новой Гвинеи на Соломоновы о-ва и приказал ввести в бой авиацию и корабли флота. Однако, поскольку положение противника в районе Соломоновых о-вов было оценено довольно поверхностно и не предполагалось, что в дальнейшем он предпримет новое наступление, командующий флотом изменил свое решение и вновь перенес направление главного удара на Новую Гвинею. Но 31 октября появился большой отряд судов противника, а 1 ноября началась высадка десанта на мыс Торокина в средней части побережья о. Бугенвиль (северная часть бухты Императрицы Августы), и командующему флотом снова пришлось срочно менять решение. В этой обстановке главнокомандующий Объединенным флотом пришел к выводу, что наступил последний благоприятный момент для удара по действующим силам американского ВМФ. С этой целью он придал командующему Юго-Восточным флотом 2-й флот, находившийся у о-вов Трук, и приказал подготовиться к переброске на юго-восточное направление 12-му воздушному флоту с Курильских о-вов.

Морская авиация юго-восточного направления, получив подкрепление, стала насчитывать 773 самолета, из которых около 370 были боевыми. Имея приказ уничтожить десант противника, авиация начала атаки рано утром 1 ноября. Налеты повторялись 5, 8, 11, 13 и 17 ноября. В итоговых данных о результатах боев сообщалось, что потоплено 4 линейных корабля, 5 авианосцев, 10 крейсеров, 9 эсминцев, 8 транспортов и сильно повреждено 2 линейных корабля, 3 авианосца, 5 крейсеров, эскадренный миноносец и 4 транспорта. (По американским официальным данным, за период с 1 по 17 ноября в результате воздушных налетов был потоплен только один эскадренный миноносец.)

Удар американской авиации по Рабаулу. 11 ноября 1943 г.

На о. Бугенвиль в это время укрепляли оборону 17-я армия и силы 8-го флота (численность войск от армии и флота составляла около 41 тыс. человек). Основные силы находились в южной и лишь незначительная часть - в северо-западной части острова. Из четырех пехотных батальонов 17-й дивизии, которыми предполагалось усилить о. Бугенвиль, в момент высадки вражеского десанта только два успели прибыть в северную часть о. Бука.

К этому времени возникли затруднения в действиях авиации. Поскольку 1-я воздушная флотилия в ходе непрерывных боев несла постоянно возраставшие потери, главнокомандующий Объединенным флотом приказом от 12 ноября перевел ее на о-ва Трук. Вдобавок ко всему решающее влияние на последующие действия оказало наступление противника на атоллы Макин и Тарава, предпринятое 19 ноября.

Массированные контрудары с воздуха по мысу Торо-кина прекратились с 17 ноября. Высадившийся в этом районе десант шаг за шагом расширял свои позиции и захватил плацдарм от 8 до 10 км. К концу ноября здесь было завершено строительство аэродрома, и противник получил базу для налетов на Рабаул.

Чтобы усилить оборону о. Бугенвиль, в период с первой до последней декады ноября на боевых кораблях направили на о. Бука и в северную часть о. Бугенвиль оставшиеся подразделения 17-й дивизии. С наступлением декабря силы противника, закончив действия у о-вов Гилберта, появились в районе Соломоновых о-вов. Они подверглись атакам морской авиации, которая добилась значительного успеха, однако изменить общий ход событий не удалось. Больше того, теперь перевозки на о. Бугенвиль даже на боевых кораблях стали невозможны.

Потеря о-вов Гилберта и отказ от планов вернуть Финшхафен. Атоллы Макин и Тарава являлись важными пунктами в системе о-вов Гилберта, которыми на востоке заканчивалась передовая линия нашей сферы национальной обороны. На атолле Тарава располагалась база наземной авиации. Охрана ее была возложена на основные силы 3-го базового отряда численностью примерно 4700 человек (командир - генерал-майор Сибадзаки). На атолле Макин находилась база гидросамолетов, ее охраняла другая часть 3-го базового отряда численностью около 700 человек. Кроме того, в этом районе действовала 22-я

Атолл Тарава.воздушная флотилия, насчитывавшая около 100 самолетов, базировавшихся на Маршалловых о-вах.

Планы противника завладеть о-вами Гилберта выявились уже в августе. Именно в этом месяце противник захватил о-ва Эллис, в сентябре - о. Бейкер, а в октябре превратил эти острова в действующие авиационные базы. Активизировалась и деятельность неприятельских маневренных сил в центральной части Тихого океана. Начиная с сентября они совершили несколько налетов на архипелаг Гилберта, о-ва Уэйк и Маркус. Создавалось впечатление, что близок момент начала наступления противника в центральной части Тихого океана.

Рано утром 19 сентября противник совершил крупный воздушный налет на атоллы Макин, Тарава и о. Науру. 20 сентября повторились воздушные налеты, а рано утром 21 сентября на атоллах Макин и Тарава началась высадка десантов.

Главнокомандующий Объединенным флотом приказал: 107-му пехотному полку, находящемуся в готовности на о. Понапе, осуществить контрдесант в районе высадки неприятеля, а главным силам Объединенного флота 28 сентября выйти с о-вов Трук и, улучив удобный момент, вступить в решающее сражение с неприятельским флотом.

Тем временем наши охранные отряды на атоллах Та-рава и Макин вели упорные бои, и, как стало известно из радиоперехватов, с честью погибли на Макине 23 ноября, а на Тараве - 25 ноября. Контрудары авиации и подводных лодок не дали ожидаемых результатов.

В создавшейся обстановке главнокомандующий Объединенным флотом отказался от первоначального плана и распорядился укрепить оборону Маршалловых о-вов.

В это время на западном берегу пролива Дампир после примерно двадцатидневного затишья вновь развернулись ожесточенные бои. Получивший подкрепления противник, упредив вторую атаку нашей 20-й дивизии, 16 ноября начал наступление из района Финшхафена. Особенно яростным атакам авиации противника подверглась высота Саттелберг. Противник ввел в бой и тяжелые танки. Снаряды наших противотанковых орудий, хотя и попадали в 30-тонные машины, отскакивали от них.

Тела японских солдат, погибших в бою с американскими морскими пехотинцами на о. Тарава.

В создавшейся ситуации 20-я дивизия рано утром 22 ноября, на два дня раньше намеченного срока, перешла в контрнаступление. 80-й пехотный полк упорно оборонял высоту Саттелберг, а 79-й ударил по правому флангу противника. С пехотой взаимодействовала 4-я воздушная армия. 23 ноября 35 самолетов, а 26 ноября 47 самолетов атаковали район расположения войск противника. Однако в то время наши военно-воздушные силы не насчитывали и 350 самолетов (число самолетов 4-й армии, предопределенное решением Ставки). Вдобавок в середине и последней декаде ноября 7-я авиадивизия была переброшена на 2-й фронт, в район к северу от Австралии. Ее реальная боевая мощь не превышала и 100 самолетов. В противовес этому уже к концу ноября в районе Новой Гвинеи военно-воздушные силы противника насчитывали около 900 самолетов первой линии. Понятно, что атаки 4-й воздушной армии долго продолжаться не могли.

26 ноября высота Саттелберг оказалась в руках противника, а 28 ноября командир 20-й дивизии решил отойти к северу, на рубеж Варэо, Нонгакамо, и здесь готовиться к следующему наступлению.

15 декабря противник высадил десант на юго-западном берегу о. Новая Британия, на мысе Меркус (Араве). Всвязи с этим командующий войсками 8-го фронта 17 декабря отдал 18-й армии приказ: "Всем силам, находящимся ныне в районе пролива Дампир, занять стойкую оборону в важной операционной зоне к северу от Ракона до подступов к пункту Сио".

На основании этого приказа командующий 18-й армией возложил на 20-ю дивизию новую задачу "- прочно удерживать район Сио как последний опорный пункт на западном берегу пролива Дампир. В ночь на 19 декабря 20-я дивизия оторвалась от противника и начала отход на север. Из 12 500 человек, участвовавших в боевых действиях при Финшхафене, было потеряно около 5500 человек.

Заглядывая в будущее, командование 18-й армией сочло необходимым форсировать оборонительные мероприятия в районе Маданга и в первой декаде декабря распорядилось выдвинуть сюда основные силы 41-й дивизии, находившейся в Веваке. В результате боевой состав войск 18-й армии целиком переместился к востоку от реки Се-пик.

Ожесточенные бои в западной части Новой Британии и поражение в проливе Дампир. В момент высадки войск противника на мысе Меркус (Араве), 15 декабря, оборону западной части Новой Британии держала в основном 17-я дивизия. Она была переброшена сюда из Рабаула в первой декаде ноября на боевых кораблях и десантных судах.

К счастью, численность вражеского десанта была сравнительно невелика. Командующие 8-м фронтом и Юго-Восточным флотом немедленно приняли меры к уничтожению противника. Главнокомандующий Объединенным флотом направил с о-вов Трук подкрепление - 60 самолетов. Вместе с ними подразделения морской авиации насчитывали свыше 100 истребителей и около 50 бомбардировщиков. На рассвете 15 декабря они нанесли первый удар по высадившимся войскам, а затем повторили налеты 16, 17 и 21 декабря. Начиная с 15 декабря трижды совершали вылеты и самолеты 4-й воздушной армии. Они взаимодействовали с морской авиацией. Это принесло значительный успех. По данным радиоперехватов, десантпротивника в составе примерно одной дивизии потерял половину живой силы.

Исключительно упорные бои вели наши наземные войска. Хотя их численность не превышала двух батальонов, им удалось потеснить врага и воспрепятствовать расширению плацдарма. Казалось, что надежды на разгром десанта в районе мыса Меркус оправдались. Однако противник, желая отвлечь нашу авиацию от района высадки, стал изо дня в день совершать воздушные налеты на Ра-баул и произвел демонстративные действия войск в районе о. Новая Ирландия. В результате с 22 декабря наша морская авиация оказалась скованной в воздушных боях под Рабаулом, и в ночных налетах на мыс Меркус теперь участвовало лишь несколько самолетов. Противник стал теснить наши войска, а 26 декабря начал высадку в районе Тауали (мыс Глостер). Подразделения сухопутной и морской авиации нанесли по десанту удар, но после 27 декабря продолжать налеты стало невозможно, ибо с этого дня воздушные атаки на Рабаул приняли еще более ожесточенный характер. К тому же в результате налетов, начатых 15 декабря, 4-я воздушная армия потеряла почти все бомбардировщики (осталось только два самолета).

Теперь все надежды возлагались на наземные войска, но к концу второй декады января и они стали испытывать большую нужду в боеприпасах и продовольствии. Принимая во внимание, что наладить снабжение не представится возможным, командующий 8-м фронтом 20 января оставил мысль об удержании западной части Новой Британии. Он отдал приказ 17-й дивизии эвакуировать силы, расположенные в районе Тауали, в центральную часть острова, разгромить наступающего противника в районе между пунктами Таласеа и Гасмата и занять там прочную оборону. 23 января отдельный отряд 17-й дивизии начал отход в восточном направлении, и западная часть о. Новая Британия оказалась полностью в руках противника.

В январе 1944 года крайне тяжелая обстановка сложилась и на западном берегу пролива Дампир. Спустя неделю после высадки десанта в Тауали, 2 января, противник осуществил высадку на мысе Гумби (Сайдор). Этот мыс занимает промежуточное положение между пунктами СиоВысадка союзников на мысе Глостер. 26 декабря 1943 г.

и Маданг, которые 18-я армия намеревалась удерживать как важные и последние операционные пункты на западном берегу пролива Дампир. В это время 20-я дивизия отходила из района Финшхафена в район Сио, а главные силы 51-й дивизии готовились к отходу из Киари в Ма-данг.

Наша сухопутная и военно-морская авиация не располагала необходимыми силами для успешного контрудара. К тому же не было сил, способных начать немедленное наступление к западу от Маданга. Надо было во что бы то ни стало поддерживать снабжение изолированных на востоке 20-й и 51-й дивизий, но шансы на успех были минимальными. В связи с этим командующий 8-м фронтом освободил 18-ю армию от обязанности удерживать район Сио на западном берегу пролива Дампир и распорядился перевести ее в окрестности Маданга.

На основании этого приказа командующий 18-й армией дал указание обеим дивизиям обходным маневром миновать противника в районе Гумби, пройти через джунгли на северных склонах хребта Финистерре и двинуться на Маданг. До предела измотанным переходом через хребет Сарувагед и боями при Финшхафене солдатам и офицерам сухопутных и военно-морских сил численностью примерно в 13 тыс. человек (из них около 2 тыс." больные) в конце второй декады января предстояло совершить 300-километровый трудный переход. Питание войск на переходе осуществлялось подводными лодками, доставлявшими продовольствие из Рабаула, и самолетами 4-й воздушной армии, которые сбрасывали продукты на парашютах.

После падения Сио для 18-й армии передним краем обороны стал район Маданга. С декабря против него усилились действия авиации, торпедных катеров, а после высадки десанта в Гумби стали использовать артиллерию кораблей. Предполагалось, что готовится десант. Поэтому командование 18-й армии ускорило переброску из Вевака 41-й дивизии (командир - генерал-лейтенант Мано Горо) и приняло экстренные меры к укреплению обороны Маданга.

Тем временем австралийская 7-я дивизия 19 января начала наступление в районе хребта Финистерре и захватила пик Радости.

Таким образом, ожесточенные бои за пролив Дампир, начавшиеся 22 сентября 1943 года при Финшхафене, спустя примерно четыре месяца закончились падением Сио и Тауали, и в последней декаде января противник полностью овладел проливом.

Падение Маршалловых о-вов и критическое положение на о-вах Трук. В конце января 1944 года, когда рушилась передовая линия сферы национальной обороны, американский Тихоокеанский флот примерно через два месяца после захвата о-вов Гилберта предпринял яростное наступление на Маршалловы о-ва.

Оборона этого района была поручена находившимся в подчинении 4-го флота 6-му базовому отряду, 22-й, 24-й воздушным флотилиям и 953-му авиационному отряду. В момент начала наступления противника на Маршалло-вы о-ва число самолетов, которые можно было немедленно использовать для обороны Маршалловых о-вов, не превышало 100. Была недостаточной и оборона с суши. На островах и атоллах Кваджелейн, Тароа, Вотье, Милии Эниветок (Браун) было расположено только по одному охранному отряду, каждый из которых подчинялся 6-му базовому отряду. Равнинный характер местности и ограниченные размеры островов, как и на о-вах Гилберта, мало способствовали созданию системы оборонительных сооружений. Приказом по армии, изданным в последней декаде октября 1943 года, по всем этим островам и атоллам надлежало распределить морскую бригаду и три отдельных отряда Южных морей. Они заняли позиции только во второй и третьей декадах января и не смогли создать прочной обороны.

В такой обстановке маневренное соединение противника рано утром 30 января внезапно атаковало Маршал-ловы о-ва и нанесло удар по основным военно-воздушным базам на о-вах Кваджелейн, Вото и Вотье. Эта атака была поддержана авиацией с баз, расположенных на о-вах Гилберта. Налеты авиации противника продолжались и в последующие дни. Утром 1 февраля под прикрытием ожесточенного огня корабельной артиллерии противник начал высадку десанта в северной части о. Кваджелейн и на о. Вото, которые находятся в центре архипелага.

На о. Вото располагался штаб 24-й воздушной флотилии. Общая численность обороняющихся составляла около 2900 человек, преимущественно из частей ВВС. Наземные строевые войска были представлены 61-м охранным отрядом, численность которого не превышала 400 человек. В результате бомбардировок и артиллерийских обстрелов, начавшихся 30 января, перед высадкой десанта большая часть наших войск уже была выведена из строя, а оборонительные сооружения разрушены. Поэтому 2 февраля противник без особого труда овладел островом.

На о-ве Кваджелейн находились: штаб 6-го базового отряда, основные силы 61-го охранного отряда и прочие военно-морские части общей численностью 2700 человек, а из сухопутных войск - часть 1-й морской мобильной бригады и часть 1-го отдельного отряда Южных морей общей численностью 1200 человек. Командовал этими частями контр-адмирал Акияма. Здесь бои продолжались до 4 февраля. К вечеру этого дня большая часть охранных войск погибла, и на этом оборона острова закончилась.

Вслед за этим маневренное соединение, разгромившее нашу передовую линию обороны на Маршалловых о-вах, перенесло свои действия на о-ва Трук.

После начала контрнаступления противника на юго-восточном направлении о-ва Трук в течение длительного времени были местом пребывания штаба Объединенного флота и главных сил гидроавиации. В связи с падением Маршалловых о-вов главнокомандующий Объединенным флотом, предвидя налеты вражеской авиации, 10 февраля передислоцировал гидроавиацию в Японию и в район Палау. Сюда же, в Палау, был переведен и флагманский командный пункт Объединенного флота. В районе о-вов Трук начальником автоматически стал командующий 4-м флотом вице-адмирал Кобаяси Дзин. В то время под его командованием помимо 4-го флота, авиации Юго-Западного флота и главных сил 52-й дивизии находились также проходившие переподготовку авиационные подразделения Юго-Восточного флота. Система командования была запутанной1.

Однако до того как командующий 4-м флотом издал приказ о новой диспозиции, рано утром 17 февраля последовала атака маневренного соединения противника.

1 Система командования и управления действительно была крайне запутана. Больше того, во многих случаях она противоречила не только основным требованиям военного и военно-морского искусства, но и здравому смыслу.

Например, раздельное управление совместно действующими в крупных операциях силами армии и флота. Связь между ними ограничивалась преимущественно так называемыми центральными соглашениями общего характера, составляемыми по предварительным данным, в которых не могла быть учтена реальная обстановка. Командиры отдельных отрядов подчинялись непосредственно Ставке, а силы, действующие в центральной части Тихого океана, - главнокомандующему Объединенным флотом.

Что касается о-вов Трук, то в этом случае была сделана попытка все, что можно было использовать для их обороны, сосредоточить в одних руках и подчинить вице-адмиралу Кабаяси. Но сделано это было слишком поздно. Назначение же самого Кабаяси оказалось случайным, он "автоматически" возглавил оборону.

Истребитель-перехватчик Накадзима Ki-44 Сёки.

Составлял основу ПВО метрополии и особо важных объектов

на оккупированных территориях. Суммарное производство

составило 1225 самолетов. Взлетный вес - 2995 кг;

вооружение" четыре 12,7-мм пулемета;

максимальная скорость - 605 км/ч; потолок - 11 200 м;

максимальная дальность - 1700 км.

Неопределенность в системе управления и неудовлетворительное состояние боевой готовности породили сумятицу в обороне. В этот день на о-вах Трук имелось около 135 самолетов, подведомственных различным авиационным отрядам. Однако только 70-80 из них были боеспособными, да и те нельзя было поднять в воздух, поскольку летный состав находился в увольнении.

На следующий день, 18 февраля, противник повторил воздушную атаку и обстрелял наши корабли и позиции корабельной артиллерией. Кораблям, находившимся у о-вов Трук, и наземным сооружениям был причинен огромный ущерб. За два дня было потоплено 9 боевых кораблей (общее водоизмещение 24 тыс. т) и 9 сильно повреждено (общее водоизмещение 26 тыс. т), потоплено 3 специальных судна (общее водоизмещение 22 тыс. т) и 31 транспорт (общее водоизмещение 191 тыс. т), уничтожено 270 самолетов (включая и упомянутые 135 самолетов, подведомственных различным авиационным отрядам), убито и ранено около 600 человек.

Кроме того, в открытом море к западу от о-вов Трук подвергся нападению 2-й эшелон 52-й дивизии. В резуль-тате два транспорта было потоплено. 1100 человек погибло.

Как только стало известно, что о-ва Трук подвергаются ожесточенным ударам, главнокомандующий Объединенным флотом распорядился немедленно направить к ним авиацию из Рабаула. Таким образом, после 20 февраля на юго-восточном направлении не осталось ни одного самолета морской авиации, и Рабаул в значительной степени утратил свою мощь.

Нападение на о-ва Трук не могло не оказать большого влияния и на Токио. 21 февраля генерал Тодзио, оставаясь на посту военного министра, занял одновременно пост начальника генерального штаба, а военно-морской министр адмирал Торияма был назначен по совместительству начальником морского генерального штаба1.

В генеральном штабе и морском генеральном штабе была введена система двух заместителей. В генеральном штабе кроме прежнего заместителя генерал-лейтенанта Тай Хикосабуро вторым заместителем был назначен генерал Усироку Дзюн, а в морском генеральном штабе кроме прежнего заместителя вице-адмирала Ито Сэйити вторым заместителем был назначен вице-адмирал Цукахара Нисидзо.

Выше говорилось о больших потерях и тяжелых последствиях, вызванных нападением на о-ва Трук. Однако истинное назначение действий противника состояло, по-видимому, в том, чтобы подготовить высадку десанта на атолл Эниветок. Начиная с 31 января он подвергался почти каждодневным налетам авианосной авиации, а 18 февраля рано утром противник обрушил на него огонь корабельной артиллерии. После почти круглосуточного артиллерийского обстрела на следующий день, 19 февраля, противник начал высадку десантов на о-вах Эниветок и Мерирен (Ларри).

1 Такая концентрация государственной и военной власти в одних руках была беспрецедентной для Японии и свидетельствовала о попытках максимальной мобилизации для целей войны всех ресурсов и возможностей страны.В то время на атолле Эниветок были расположены части военно-морских сил численностью около 2 тыс. человек, основу которых составлял 68-й охранный отряд, и примерно 2 тыс. человек 1-й морской мобильной бригады под общим командованием генерал-майора Нисида. Однако эти части прибыли на атолл только в конце января и не успели возвести оборонительные сооружения. Судьба обоих островов была предрешена. 24 февраля они оказались в руках противника.

Развивая успех, маневренные соединения противника продвигались на север и 23 февраля атаковали Марианские о-ва, имевшие важное стратегическое значение в системе нашей национальной обороны.

Изоляция Рабаула. Пока маневренные соединения противника демонстрировали свою мощь у о-вов Трук и Марианских о-вов, на юго-восточном направлении прилагались последние усилия к тому, чтобы удержать линию, связывающую Рабаул, о-ва Адмиралтейства и Ма-данг.

Когда оборона Рабаула была резко ослаблена из-за полного отсутствия морской авиации, командующий войсками 8-го фронта распорядился, чтобы 17-я дивизия, совершавшая в то время переход из западной в центральную часть Новой Британии, повернула на Рабаул и вместе с 38-й дивизией обеспечила его оборону.

17 февраля командующий войсками 8-го фронта издал приказ о руководстве военными операциями в восточной части Новой Гвинеи, которая являлась западным крылом передовой линии. Согласно этому приказу 18-й армии поручалось по-прежнему поддерживать тесную органическую связь с районом Рабаула, разгромить противника, который перейдет в наступление на важных направлениях в восточной части Новой Гвинеи, и в частности на западных подступах к Мадангу, и занять прочную оборону.

Во второй декаде февраля после трудного перехода, который продолжался почти месяц, 20-я, 51-я дивизии и 7-й базовый отряд начали прибывать к месту назначения. Основные силы закончили маневр к концу февраля. Личный состав прибывших войск насчитывал около 9300 человек. За время перехода было потеряно около 3700 человек. Над районом Маданга, в котором должны были разместиться совершившие переход войска, уже нависла угроза десанта противника. Поэтому командующий 18-й армией отдал приказ, минуя Маданг, идти на запад. Необходимо было восстановить боеспособность 51-й дивизии в Веваке и 20-й дивизии на о. Ханса, а в районе Маданга образовать тыловой опорный пункт.

С давних пор о-ва Адмиралтейства были известны как стоянка боевых кораблей, а аэродром на о. Лос-Негрос (в восточной части архипелага) использовался как промежуточная база между Рабаулом и восточной частью Новой Гвинеи. Теперь же о-ва Адмиралтейства оказались на важной линии, связывающей Рабаул с Мадангом, - на последней линии авангардных позиций.

Признавая необходимость укрепления обороны этих островов, командование 8-го фронта в конце января и в первой декаде февраля спешным порядком на боевых кораблях отправило на о. Лос-Негрос по одному пехотному батальону с о. Новая Ирландия и из Рабаула и придало их 51-му полку обозно-транспортных войск, находившемуся здесь с апреля 1943 года. Кроме того, в декабре Юго-Восточный флот направил на острова 88-й охранный отряд и возложил на него оборону пункта Лорунгау на о. Манус.

29 февраля противник принял на боевые корабли часть 1-й кавалерийской дивизии и без предварительной бомбардировки в виде разведки боем высадил ее на о. Лос-Негрос. Затем, убедившись, что наши противодесантные возможности слишком слабы, начал высадку основных сил. Охранные войска неоднократно предпринимали ночные атаки, но все они закончились неудачей. 5 марта были исчерпаны наступательные возможности, а вскоре прервалась связь с внешним миром. Наземные оборонительные бои продолжались на острове до 25 марта, но они уже не могли оказать влияния на общую обстановку.

Падение о-вов Адмиралтейства привело к полному развалу авангардной линии в сфере национальной обороны на юго-восточном направлении и к изоляции Рабаула. Овладев о-вами Адмиралтейства, противник оказался в позиции, которая давала ему возможность совершить прыжок в любую точку на северном берегу Новой Гвинеи.

В создавшейся обстановке Ставка 14 марта отдала приказ, в соответствии с которым 18-я армия и 4-я воздушная армия переводились в западную часть Новой Гвинеи, чтобы принять участие в действиях на этом направлении. Обе армии с 25 марта передавались в подчинение 2-го фронта. Новая задача 8-го фронта состояла в том, чтобы во взаимодействии с военно-морскими силами прочно удерживать район Рабаула и облегчить боевые действия в районе к северу от Австралии до центральной части Тихого океана.

Итак, в районе Рабаула в условиях каждодневных налетов началась подготовка к длительной и стойкой обороне с использованием подземных сооружений и на основе самообеспечения за счет местных ресурсов. Вооруженные силы, изолированные в Рабауле и на о. Новая Ирландия, состояли из частей сухопутных войск численностью 75 тыс. человек. Костяк их составляли 17-я армия, 38-я дивизия, а также 40 тыс. человек из военно-морских сил.

Операции на юго-восточном направлении были начаты военно-морским флотом, а затем в них приняли участие и сухопутные войска. До августа 1943 года это направление было главным в военных действиях между Японией и Соединенными Штатами, а в дальнейшем оно превратилось в авангардную линию в системе нашей национальной обороны. Поэтому основные усилия правительства и Ставки были сосредоточены здесь.

В этих операциях военно-морской флот использовал главные силы Объединенного флота. В боях на этом направлении были заняты основные силы ВМФ: большая часть боевых кораблей, свыше 6 тыс. самолетов и около 100 тыс. человек. Действующие здесь армейские силы насчитывали около 270 тыс. человек и почти 2 тыс. самолетов. Здесь была использована и основная масса военных транспортов.

Однако, несмотря на все усилия, боевые действия на данном направлении закончились нашим поражением. В боях было потеряно около 130 тыс. человек личного состава (в том числе 90 тыс. человек из состава сухопутных войск и 40 тыс. из военно-морских сил - только до февраля 1944 года), около 70 боевых кораблей (общим водоизмещением 210 тыс. т), 115 транспортных судов (примерно 380 тыс. т) и около 8 тыс. самолетов (почти все брошенные в бой самолеты сухопутных и военно-морских сил).

В первой декаде марта 1944 года операции на юго-восточном направлении закончились полной изоляцией Ра-баула. Главный театр военных действий переместился в тыловую сферу непосредственной национальной обороны, а последним сражением на авангардной линии было наступление на мыс Торокина, предпринятое главными силами нашей 17-й армии.

21 января командующий войсками 8-го фронта прибыл на о. Бугенвиль и отдал приказ 17-й армии осуществить наступление. После завершения подготовки основные силы 17-й армии (6-я дивизия целиком и два пехотных батальона 17-й дивизии) 8 марта перешли в наступление. Однако к 15 марта оно захлебнулось. За это время потери составили около 7 тыс. человек1.

25 марта 17-й армии была предоставлена возможность прекратить наступление по своему усмотрению. Отныне 17-я армия обороняла главными силами южную, восточную и северную части о. Бугенвиль. Находясь на самообеспечении, она начала подготовку к последующим действиям. В то время силы на о. Бугенвиль насчитывали около 32 тыс. человек из состава 17-й армии и примерно 20 тыс. человек из состава 8-го флота.

1 Японские потери - относительно небольшие в абсолютных цифрах - велики по отношению к малочисленным гарнизонам островов.

Потери эти - результат порочности стратегии. Стремясь выиграть время, японское командование требовало от войск драться до последней возможности. Однако выполнение этого требования ничем не обеспечивалось из-за потери связи с гарнизонами и нарушения управления ими. Когда же все средства обороны исчерпывались, вместо планомерного обеспеченного отхода предпринималось ничем не обеспеченное наступление. В результате, как это имело место на о. Бугенвиль, из одной дивизии с двумя пехотными батальонами погибло 7 тыс. человек.ГЛАВА IV

ГЛУБОКО ЭШЕЛОНИРОВАННЫЕ УКРЕПЛЕНИЯ СФЕРЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ОБОРОНЫ

1. Штабные учения "Тигр?

В конце декабря 1943 года, когда тяжелые сражения следовали одно за другим, сотрудники оперативных отделов Ставки в присутствии начальника генерального штаба и при участии заинтересованных лиц из министерств в течение недели проводили игру на карте, которая стала известна под названием "Тигр". Игра имела цель - на основе оценки общей обстановки установить наиболее правильный характер дальнейших действий на Тихом океане и выработать соответствующие рекомендации.

В первую очередь была произведена оценка положения противника. В связи с нарастанием его контрнаступления Ставка решила привести в состояние готовности оборону на пяти предполагаемых фронтах: 1) от Алеутских до Курильских о-вов, 2) из центральной части Тихого океана в направлении на собственно Японию или на Тайвань и Филиппины, 3) от Новой Гвинеи через район к северу от Австралии до Филиппин, 4) из района Южных морей на о-ва Ява и Суматра, 5) из Бирмы на Малайю и Таиланд.

Затем были сделаны выводы о мерах, которые следует предпринять в отношении ведения боевых действий в районе Тихого океана. Было признано необходимым начать операции на китайском фронте; были утверждены основные принципы для выработки рекомендаций. Были также обсуждены внутренние мероприятия, в том числе меры по увеличению военно-воздушных сил (расширение производства самолетов и срочная подготовка летного состава), по сокращению потерь при морских перевозках, по техническому разрешению вопроса о войсковых средствах радиосвязи, по разработке новейших видов оружия и т. д. В частности, было решено довести уровень производства самолетов с 35 тыс. до 50 тыс. в год.2. Увеличение вооруженных сил в центральной части Тихого океана

Осенью 1943 года соотношение военно-воздушных сил к юго-востоку от Рабаула складывалось не в нашу пользу. Чтобы изменить обстановку, наш военно-морской флот направил в этот район воздушные силы, но они смогли лишь несколько замедлить темпы продвижения противника. В то же время противник усилил наступление в районе Маршалловых о-вов и Новой Гвинеи, 1 февраля 1944 года он атаковал о. Кваджелейн - центральную базу на Маршалловых о-вах" и овладел им, а 17 февраля силами авианосного соединения предпринял первый воздушный налет на о-ва Трук и стал угрожать с тыла нашим войскам, действующим на юго-восточном направлении. 23 февраля был совершен первый воздушный налет на о-ва Сайпан и Тиниан, а в начале марта захвачены о-ва Адмиралтейства. Темпы продвижения противника постепенно нарастали, и вопрос о его наступлении на район Южных морей, который являлся важной зоной в нашей сфере непосредственной национальной обороны, стал лишь вопросом времени.

Чтобы справиться с создавшейся ситуацией, в начале 1944 года Ставка решила безотлагательно усилить оборону центральной части Тихого океана. В первой декаде февраля штаб Объединенного флота был переведен на о-ва Палау, а во второй декаде в район Южных морей и на Филиппины был переброшен 1-й воздушный флот, который подчинялся непосредственно Ставке. В первой декаде февраля Объединенный флот перевел с о-вов Трук на о-ва Палау передовую базу главных сил гидроавиации.

Сухопутные войска 10 февраля направили в этот район 29-ю дивизию, находившуюся в Маньчжурии, а 21 февраля - заново сформированные 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 и 8-й экспедиционные отряды и передали их в подчинение главнокомандующему Объединенным флотом. Ему же была подчинена сформированная 25 февраля 31-я армия.

Командующим 31-й армией был назначен генерал-лейтенант Обата Хидэёси, а начальником штаба - генералмайор Игэта Кэйдзи. В состав армии были включены уже прибывшие или находившиеся в пути 29-я и 52-я дивизии, 1-я морская мобильная бригада, 1, 2, 3, 4 и 5-й отдельные отряды Южных морей, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 и 8-й экспедиционные отряды, крепостной гарнизон о. Титидзима и другие гарнизоны, а также посланная в подкрепление 35-я дивизия (в первой декаде апреля она была передана 2-й армии) и части непосредственного армейского подчинения. Впоследствии, в третьей декаде марта, в состав 31-й армии была включена 14-я дивизия из Маньчжурии, а в первой декаде апреля - 43-я дивизия из Японии.

4 марта Ставка создала Центральный тихоокеанский флот (командующий - вице-адмирал Нагумо Тюити) и возложила на него оборону центральной части Тихого океана с оперативным подчинением главнокомандующему Объединенным флотом. Костяк этого флота составили 4-й флот, уже действовавший здесь, и заново сформированный 14-й воздушный флот. С центральным тихоокеанским флотом взаимодействовала 31-я армия.

В последней декаде мая кадровый состав 31-й армии выглядел следующим образом:

командующий - генерал-лейтенант Обата Хидэёси. Штаб - на о. Сайпан. Группировки:

на о-вах Трук?52-я дивизия, 51-я и 52-я отдельные смешанные бригады;

в северной части Марианских о-вов - 43-я дивизия (на о. Сайпан), 47-я отдельная смешанная бригада;

в южной части Марианских о-вов - 29-я дивизия (на о. Гуам), 48-я отдельная смешанная бригада;

на о-вах Огасавара (Бонин) - 109-я дивизия (о. Ивод-зима);

в районе о-вов Палау - 14-я дивизия (о. Палау), 49-я и 53-я отдельные смешанные бригады;

части непосредственного подчинения - 50-я отдельная смешанная бригада и 1-я морская мобильная бригада.

25 марта 1944 года Ставка дала предписание сухопутным и военно-морским силам осуществлять взаимодействие в центральной части Тихого океана.

Содержание этого предписания, основанного на центральном соглашении, сводилось к следующему:цель операций - разгромить наступающего противника, сорвать его оперативные замыслы и прочно удерживать центральную часть Тихого океана;

общие принципы подготовки операций - тесное взаимодействие между сухопутными и военно-морскими силами; военно-морским силам к весне 1944 года закончить подготовку к операциям на о-вах Каролинских, Марианских и Огасавара. Сухопутным силам направить в центральную часть Тихого океана штаб 31-й армии и все необходимые соединения и части, передав их в подчинение старшего морского начальника.

31-я армия произвела развертывание с таким расчетом, чтобы войска могли отразить наступление в любое время и на любом направлении и обеспечить надежную готовность к обороне, в первую очередь на о-вах Огасава-ра, Марианских и Трук, а затем и районе Палау (включая подступы к о. Яп и о. Ангаур). Все соединения и части приступили к строительству укреплений. Все шло нормальным ходом, почти в полном соответствии с намеченным планом.

3. Усиление военных приготовлений на северо-восточном направлении

Как было указано выше, в начале августа 1943 года все сухопутные и военно-морские силы оставили Алеутские о-ва, и первая линия обороны на северо-восточном направлении переместилась на Курильские о-ва.

В соответствии с "новым курсом", принятым в конце сентября 1943 года, Ставка решила срочно усилить оборону северо-восточного направления и начиная с января 1944 года в подкрепление охранным отрядам стала в экстренном порядке отправлять на Курильские о-ва живую силу и военные материалы. Северная группировка войск была преобразована в 5-й фронт, и разграничительная линия между ним и Восточной группой армий была установлена по Сангарскому проливу. Кроме того, в целях обороны Курильских о-вов был создан штаб 27-й армии, который вместе с 1-й авиационной дивизией был подчинен командующему 5-м фронтом. 16 марта Ставка издала приказ о штатном расписании войск 5-го фронта и 27-й армии. В тот же день командующему войсками 5-го фронта был отдан такой приказ:

1. Планы Ставки на северо-восточном направлении состоят в том, чтобы сорвать наступательные замыслы противника, усовершенствовать оборону собственно Японии и всеми средствами воспрепятствовать возникновению войны с Советским Союзом.

2. Командующий войсками 5-го фронта во взаимодействии с военно-морскими силами должен незамедлительно усилить подготовку к операциям, сорвать наступательные планы противника и прикрыть собственно Японию с северо-восточного направления.

3. Командующий войсками 5-го фронта должен провести необходимую подготовку на случай военных действий с Советским Союзом.

4. Разграничительной линией между операционной зоной войск 5-го фронта и зоной обороны, за которую несет ответственность главнокомандующий обороной, считать Сангарский пролив. Полоса долговременных укреплений у Сангарского пролива в префектуре Аомори относится к войскам 5-го фронта.

5. Командующий войсками 5-го фронта в случае необходимости может расположить вверенные ему войска в зоне обороны, порученной главнокомандующему обороной.

6. Детальные указания будут даны начальником генерального штаба.

На последнюю декаду мая дислокация войск 5-го фронта выглядела следующим образом:

штаб командующего войсками 5-го фронта - генерал-лейтенант Окэгути Суэитиро - в Саппоро;

27-я армия: командующий - генерал-лейтенант Тэра-кура Сёдзо, штаб - на о. Итуруп; 42-я дивизия (Средние Курилы), 43-я отдельная смешанная бригада (Южные Курилы), 4-я морская бригада (Южные Курилы), 7-я дивизия (восточная часть о. Хоккайдо), 77-я дивизия (западная часть о. Хоккайдо), Сахалинская смешанная бригада, 1-я авиационная дивизия (по всей зоне).В последней декаде мая 1-я авиационная дивизия имела на вооружении около 50 истребителей, 24 разведчика, около 20 легких и 50 тяжелых бомбардировщиков и 35 штурмовиков, а всего примерно 180 самолетов. Они были развернуты на о-вах Хоккайдо, Курильских и Сахалине. В общей сложности насчитывалось 16 авиационных баз, а затем начали создавать еще 24 базы.

4. Усиление военных приготовлений на Тайване и о-вах Рюкю

В результате изменений в обстановке на Тихом океане, происшедших в период с конца 1943 года до начала 1944 года, над собственно Японией и южными районами нависла угроза вражеского наступления с востока. Ставка признала необходимым безотлагательно укрепить Тайвань и о-ва Рюкю, которые служили связующими опорными пунктами между собственно Японией и южными районами. 22 марта 1944 года был издан приказ о штатном расписании Тайваньской армии (командующий - генерал-лейтенант Андо Рикити), а на о-вах Рюкю была создана 32-я армия (командующий - генерал-лейтенант Ватанабэ Масао), непосредственно подчиненная Ставке. В то время основу Тайваньской армии составляли запасные воинские части 48-й дивизии и гарнизоны на о-вах Пэнхуледао (Пескадорские о-ва), в Цзилуне (Киируне) и Гаосюне (Такао), а в состав вновь созданной 32-й армии входили только гарнизоны на о. Амамиосима в заливе Накагусуку и в Фунауки.

22 марта Ставка отдала приказ Тайваньской и 32-й армиям срочно подготовиться к боевым действиям. Эти приготовления получили название "подготовки к операции "10"". В приказе говорилось, что на Тайваньскую и 32-ю армии возлагается задача форсировать подготовку к военным действиям и во взаимодействии с военно-морскими силами обеспечить оборону Тайваня и о-вов Рюкю.

В "Основных принципах подготовки к операции "10"", приложенных к упомянутому приказу, перед Тайваньскойи 32-й армиями были поставлены конкретные задачи по обороне порученных им районов.

После нападения противника на о. Сайпан, осуществленного в июне, и после провала операции "А", подготовленной Объединенным флотом (об этом речь пойдет ниже), стало вероятным, что следующим объектом атаки станут о-ва Рюкю и Тайвань. Поэтому Ставка бросила в этот район подкрепления и еще больше форсировала военные приготовления. 5 мая 32-я армия была подчинена командующему Западной группой армий, а 10 июля включена в штатное расписание Тайваньской армии. Формирование и развертывание свежих пополнений происходило следующим образом:

1) 32-я армия: 44-я отдельная смешанная бригада (о. Окинава) - 3 мая; 45-я отдельная смешанная бригада (о-ва Сакисима) - 3 мая; 9-я дивизия (о. Окинава) - 26 июня; 28-я дивизия (о. Мияко, часть - на о-вах Оагари) - 30 июня; 24-я дивизия (о. Окинава) - 18 июля; 62-я дивизия (о. Окинава) - 24 июля; 64-я отдельная смешанная бригада (о. Токуносима) - 20 июля; 59-я и 60-я отдельные смешанные бригады (о. Мияко) - 24 июля; 2) Тайваньская армия: 50-я дивизия (сформирована из резервов 48-й дивизии) - западное побережье - 3 мая; 46-я отдельная смешанная бригада (район Хуалянь, Тайдун) - 3 мая; 68-я бригада (окрестности Синьчжу) - 26 июня; 66-я дивизия (сформирована из резервов 46-й отдельной смешанной бригады) - восточное побережье - 20 июля; 8-я авиационная дивизия - 10 июня; 25-я авиационная группа (3, 20 и 67-й авиационные отряды), 14-й и 29-й авиационные отряды из 8-й авиационной дивизии - 26 июня.

5. Новое положение Южной группы армий

На основе игры на карте под названием "Тигр" был издан приказ - 977 от 27 марта 1944 года о штатном расписании Южной группы армий и приказ - 978 об унификации ее системы командования. В соответствии с приказом были изменены основные обязанности главнокомандующего Южной группой армий.В связи с централизацией управления Южная группа армий включила в свой состав заново созданные 2-й фронт (командующий - генерал Анами Корэтика), 7-й фронт, 14-ю армию (командующий - генерал-лейтенант Куро-да Сигэнори) и 4-ю воздушную армию (командующий - генерал-лейтенант Тэрамото Кумаити). Начальником штаба группы был назначен генерал-лейтенант Иимура Минору. Произошли крупные перемены и в штабе Южной группы армий.

Штаб вновь созданного 7-го фронта располагался в Сингапуре. Он осуществлял общий контроль над Малайей, Суматрой, Явой и Борнео. Командующим фронтом был назначен генерал Доихара Кэндзи, начальником штаба - генерал-лейтенант Симидзу Кику, а с июня - генерал-лейтенант Аябэ Кицудзю.

Таким образом, Южная группа армий стала осуществлять общий контроль не только над юго-восточным направлением, но и над всей южной зоной (табл. 20).

Таблица 20

Подчиненность соединений Южной группы армий

2-й фронт - (к северу от Австралии) 2-я армия (западная часть Новой Гвинеи) 19-я армия (район моря Банда)

7-й фронт (Малайя) 16-я армия (Ява) 25-я армия (Суматра) 29-я армия (Малайя) Охранные войска на Борнео

Бирманский фронт 15-я армия (северная часть Бирмы) 28-я армия (западная часть Бирмы) 33-я армия (восточная часть Бирмы)

14-я армия (Филиппины)

Экспедиционные войска в Индокитае

Экспедиционные войска в Таиланде

3-я воздушная армия (малайское направление)

4-я воздушная армия (филиппинское направление)

I

ft гСодержание приказа - 978 об обновлении основных задач Южной группы армий:

Кавасаки Ki-45 Торю ("Ник"). Этот тяжелый истребитель, принятый на вооружение в 1942 г. оказался весьма эффективным средством борьбы с американскими тяжелыми бомбардировщиками B-24. Также использовался в качестве противокорабельного штурмовика. Взлетный вес - 5500 кг; вооружение - одна 37-мм и две 20-мм пушки, один 7,62-мм пулемет; максимальная скорость - 545 км/ч; потолок - 10 000 м; максимальная дальность - 2000 км.

1) Планы Ставки состоят в том, чтобы в интересах успешного завершения войны в Великой Восточной Азии перед лицом контрнаступления противника прочно удерживать важные районы Южных морей, а также центральную и северную части Тихого океана и вместе с тем, сокрушив военную мощь противника, сорвать его замыслы, предусматривающие продолжение войны, а сверх того, используя всевозможные средства, ниспровергнуть правительство Чунцина.

2) Главнокомандующему Южной группы армий во взаимодействии с военно-морским флотом усилить военные приготовления и прочно удерживать важные районы Южных морей, в том числе Андаманские и Никобарские о-ва, Малайю, Суматру, Яву, Борнео и район к северу от Австралии.

3) Разграничительной линией между Южной группой армий и войсками 8-го фронта в районе Новой Гвинеи и архипелага Бисмарка установить 147° в. д. (о-ва Адмиралтейства относятся к 8-му фронту), а между Южной группой армий и Тайваньской армией 20°10' с. ш. Крометого, о-ва Палау включить в операционную зону 31-й армии. 15 апреля командование Южной группы армий направило оперативные планы всем армиям и войсковым соединениям непосредственного подчинения и поставило перед ними основные задачи.

5 мая в Сингапуре состоялась встреча командующих фронтами и армиями непосредственного подчинения. Главнокомандующий маршал Тэраути заявил: "Ныне, когда вопрос стоит о жизни или смерти государства, нужно энергично готовиться к тому, чтобы проявить истинный облик армии и поднять ее престиж". Это был курс на решительные сражения до самого конца.

Однако для выполнения этого явно не хватало сил. Пользуясь присутствием на совещании заместителя начальника генерального штаба Хата, командование запросило направить в подкрепление войскам Южной группы армий 15 регулярных дивизий и всемерно пополнить авиацию, чтобы тем самым существенно облегчить претворение в жизнь стратегии решительных сражений. Ставка, учитывая общую обстановку, не могла принять мер, способных удовлетворить просьбу Южной группы армий.

В первой и второй декаде мая штаб главнокомандующего Южной группой перевел свой командный пункт в Манилу и начал подготовку к решительным боям.

6. Подготовка операции "11?

При централизации управления Южной группой армий особое внимание обращалось на использование военно-воздушных сил в последующих решительных сражениях, которые, как предполагалось, развернутся на филиппинском направлении и в районе к северу от Австралии. Военно-воздушные силы состояли из 3-й воздушной армии в Малайе (основа - 5-я и 9-я авиационные дивизии) и 4-й воздушной армии на Филиппинах (основа - 7-я авиационная дивизия).

Ставка намеревалась радикально пополнить военно-воздушные силы в районе Филиппин и во второй декаде мая перевела туда 2-ю и 4-ю авиационные дивизии изМаньчжурии. Первая поступила в непосредственное подчинение Южной группы армий, а вторая вошла в состав 4-й воздушной армии.

Однако, делая основной упор на подготовку к воздушным операциям, Ставка одновременно разрабатывала планы для наземных и военно-морских сил. Эти приготовления стали известны под названием "подготовка операции "11"". 27 марта Ставка издала приказ, который требовал от главнокомандующего Южной группой армий проведения следующих мероприятий.

Срочно форсировать подготовку к воздушным операциям, и в частности принять необходимые меры к энергичному сосредоточению и использованию военно-воздушных сил; привести в полную боевую готовность четыре авиационные дивизии к концу июля текущего года. В связи с изменившейся обстановкой ускорить и усилить военные приготовления на Филиппинах и в районе к северу от Австралии до июля текущего года. 14-й армии привести в боевую готовность военно-воздушные базы: создать авиационные базы из нескольких аэродромов в Маниле, Кларк-Филде, Липе, Баколоде, Лейте, Малай-балайе и Давао; соорудить 10 аэродромов на о. Лусон, три в районе архипелага Висаян, четыре на о. Минданао и один на о. Палаван; к середине 1944 года обеспечить боеприпасами на три месяца четыре группы истребителей и две группы бомбардировщиков и сделать запас авиационного горючего в 30 тыс. кл.

В начале 1944 года наземные силы 14-й армии состояли из 16-й дивизии, 30, 31, 32 и 33-й отдельных смешанных бригад. Начиная с мая дополнение 14-й армии происходило следующим образом:

май - 30-я дивизия;

июнь - 100-я дивизия (сформирована из 30-й отдельной смешанной бригады), 102-я дивизия (сформирована из 31-й отдельной смешанной бригады), 103-я дивизия (сформирована из 32-й отдельной смешанной бригады), 105-я дивизия (сформирована из 33-й отдельной смешанной бригады), 53, 54 и 55-я отдельные смешанные бригады;

июль - 26-я дивизия, 58-я и 61-я отдельные смешанные бригады.Итак, линия обороны к востоку от Филиппин протянулась с севера на юг на 1800 км. Она проходила через множество островов. В этих условиях военные действия, при которых главный упор делался на воздушные операции, должны были оказаться несостоятельными. Основной контингент войск 14-й армии в первое время вынужден был помогать строительству авиационных баз. Затем, наладив принудительный набор рабочей силы из местного населения, она вела подготовку к наземным действиям, поскольку решающие бои назревали на суше и в воздухе.

Из-за трудностей в принудительном наборе рабочих, в получении материалов, из-за наступления сезона дождей, опасности воздушных налетов и по другим обстоятельствам сооружение авиационных баз проходило не всегда гладко. Доставка подкреплений и материально-техническое обеспечение войск не укладывались в запланированные сроки из-за увеличения потерь в транспортных судах, усилившихся налетов и по другим причинам.

7. Укрепление системы обороны собственно Японии

В связи с изменениями в военной обстановке на Тихом океане, происшедшими к весне 1944 года, насущной задачей стало упрочить обороноспособность собственно Японии. Приказом от 5 мая Ставка пересмотрела организацию командования сил, расположенных в Японии.

По существовавшим до сих пор правилам все силы, находившиеся в Японии, подчинялись непосредственно императору, а командовал ими главнокомандующий силами обороны. В соответствии с произведенными изменениями отныне Восточная, Центральная и Западная армии, основу которых составляли наземные войска, и военно-воздушные силы, оборонявшие собственно Японию, а именно: 10-я авиационная дивизия (Токио), 18-я авиационная группа (Осака) и 19-я авиационная группа (северная часть о. Кюсю) под общим руководством командующего 1-й воздушной армией заново отдавались в подчинение главнокомандующему силами обороны. Вопросами обороны Кореи ведал по-прежнему командующий войсками, расположенными на Корейском п-ове. Кроме того, 32-я армия на Окинаве, находившаяся до сих пор в непосредственном подчинении Ставки, была передана в подчинение командующего западной армией.

Руководство обороной собственно Японии осуществляли:

главнокомандующий обороной - генерал принц Хи-гасикуни Нарухико; командующие:

Восточной армией - генерал Фудзиэ Кэйсукэ, Центральной армией - генерал-лейтенант Иида Сёд-зиро,

Западной армией - генерал-лейтенант Симомура Са-даму,

армией в Корее - генерал Итагаки Сэйсиро,

1-й воздушной армией - генерал-лейтенант Ли Ван Ын;

командиры:

10-й авиационной дивизии - генерал-майор Ёсида Ки-хатиро,

18-й авиационной группы - генерал-майор Китадзи-ма Кумао,

19-й авиационной группы - генерал-майор Коя Кэндзо.

В тот же день, 5 мая, Ставка издала приказ относительно круга обязанностей, возлагаемых на главнокомандующего обороной.

Главнокомандующему силами обороны безотлагательно усилить военные приготовления во взаимодействии с военно-морским флотом и защищать территорию империи, основываясь на нижеследующем:

1) считать делом первостепенной важности отражение воздушных атак противника и в первую очередь прикрыть важные районы основной территории страны;

2) усилить оборону изолированных островов и морского побережья основной территории и в случае вторжения противника разгромить его;

3) в целях обеспечения морских коммуникаций в пределах возможного взаимодействовать с военно-морским флотом;4) тщательно подготовить противовоздушную оборону.

Восточной армии было поручено силами авиационных частей (10-я авиадивизия - около 400 самолетов) и силами зенитно-артиллерийских частей (восточная зенит-но-артиллерийская группировка - около 300 зенитных орудий) прикрывать политические и промышленные центры в районе Токио, Иокогама и в первую очередь резиденцию императора; кроме того, часть подразделений расположить в Татикава, Ота, Хитати и Камаиси и охранять промышленные объекты в этих районах. В прибрежной полосе в первую очередь и безотлагательно усилить военные приготовления на о-вах Идзу, затем в районах, прилегающих к равнинам Хатинохе, Сендай, Мито, к п-ову Босо и к равнине Сагами, причем основное внимание уделить о-вам Идзу, равнине Хатинохе и району Босо.

Центральной армии было поручено силами авиационных частей (18-я авиационная группа - около 200 самолетов) и зенитно-артиллерийских частей (центральная зенитно-артиллерийская группировка - около 150 зенитных орудий) прикрывать промышленные объекты в На-гоя, Хирохата и Киото. В прибрежной полосе усилить военные приготовления, в первую очередь в районе, прилегающем к равнине Хамамацу, а также в районах Тоёха-си, п-ова Кии и равнины Коти.

Западной армии было поручено силами авиационных частей (19-я авиационная группа - около 150 самолетов) и силами зенитно-артиллерийских частей (западная зенит-но-артиллерийская группировка - около 150 зенитных орудий) прикрывать важные промышленные объекты в районах Явата и Кокура, включая Каммон (Симоносаки и Модзи); кроме того, разместить часть подразделений в Нагасаки, Фукуока и Омута и охранять промышленные объекты в этих районах. В прибрежной полосе в первую очередь и безотлагательно усилить военные приготовления на Нансэ и в равнине Миядзаки, а затем - в районах, прилегающих к о. Танэгасима, к равнине Каноя и к п-ову Сацума.

Армия, расположенная на Корейском п-ове, силами противовоздушной обороны в составе около 20 самолетов и примерно 50 зенитных орудий должна прикрыватьв первую очередь военные объекты в районах Пусана и Сеула, а также промышленные объекты в Пхеньяне и Супхуне. В прибрежной полосе усилить приготовления на изолированных островах и на побережье Японского моря к северу от Вонсана. Надежно прикрыть важнейшие коммуникационные линии, проходящие через Корею.

ГЛАВА V

ОПЕРАТИВНЫЙ ПЛАН "А?

1. В преддверии решающих сражений

Во время перемещения с о-вов Палау на Филиппины погиб на своем посту основной командный состав штаба Объединенного флота, о чем подробнее будет сказано ниже. С этого времени и до начала мая, когда новым главнокомандующим был назначен адмирал Тоё-да Соэму, командование Объединенным флотом временно осуществлялось из Сурабаи командующим Юго-Западным флотом вице-адмиралом Такасу Сиро.

В этот период 1-й воздушный флот прилагал энергичные усилия к тому, чтобы завершить военные приготовления в районе Марианских и Каролинских о-вов, а Центральный тихоокеанский флот, осуществляя оперативное руководство 4-м флотом, 14-м воздушным флотом (22-я и 26-я воздушные флотилии) и 31-й армией, укреплял оборону в центральной части Тихого океана. Главные силы 1-го маневренного флота, сформированного 1 марта, находились в Сингапуре и на о. Линга, а часть сил проходила переформирование в Японии.

В начале мая положение противника, по оценке начальника морского генерального штаба, выглядело в общих чертах следующим образом.

Главные операции противника будут развертываться в сторону Филиппин из центральной части Тихого океана и с юго-восточного направления. Противник попытается прорвать нашу линию обороны, заманить и уничтожить наш военно-морской флот. В дальнейшем, используя базына территории Китая, он предпримет налеты на собственно Японию и примет меры к тому, чтобы перерезать ее коммуникации с южными источниками сырьевых ресурсов. Тем самым противник намеревается истощить наш военный потенциал и вернуть себе оставленные южные территории.

2. Оперативный план

Ставка исходила из того, что боеспособность японского военно-морского флота постепенно понижалась, а в соотношении военных потенциалов противник обладал значительным преимуществом. В этих условиях единственной мерой, которая может сдержать наступление противника и в один прием резко изменить обстановку, по мнению Ставки, являлось решающее сражение. Для этого требовалось безотлагательно привести вооруженные силы в готовность, сосредоточив и приведя их в действие, навязать наступающему противнику генеральное сражение и уничтожить его. С первой декады апреля военно-морской отдел Ставки совместно с военным отделом приступил к изучению вопроса и предварительной подготовке необходимых мер.

В конце апреля верховное командование сухопутных и военно-морских сил закончило составление проекта. Он был рассмотрен 2 мая на заседании совета. Начальники генеральных штабов Симада и Тодзио давали разъяснения императору.

3 мая Ставка вручила новому главнокомандующему Объединенным флотом адмиралу Тоёда Соэму приказ об операции "А", или "Неотложный курс военных действий, на котором должен основываться Объединенный флот".

Привести в готовность основные силы и сосредоточить их для решающего сражения на основных направлениях наступления противника; в последней декаде мая одним ударом разгромить военно-морской флот противника в обширном районе от центральной части Тихого океана до Филиппин и к северу от Австралии. В результате уничтожения флота противника сорвать его наступательные замыслы1.

Для проведения операций в море следует к последней декаде мая одновременно привести в боевую готовность 1-й маневренный флот и 1-й воздушный флот. 1-му маневренному флоту занять позиции для немедленных действий в центральной и южной частях Филиппин. 1-му воздушному флоту развернуть боевые порядки в центральной части Тихого океана, в районе Филиппин и к северу от Австралии. Выждав благоприятный момент для решающего сражения, объединенными усилиями флота и авиации окружить и уничтожить основные силы противника.

Если противник перейдет в наступление до того, как наши вооруженные силы будут приведены в готовность для решающего сражения, следует прочно удерживать специальные опорные пункты, избегать решающих сражений при неблагоприятной обстановке, но устраивать засады и уничтожать противника силами базовой авиации и отрядов береговой обороны.

В период решающих сражений действия на других направлениях должны основываться на ранее установленном курсе: атаковать перешедшего в наступление противника местными силами при тесном взаимодействии армии и флота и по мере возможности прочно удерживать важные пункты.

При подготовке к решающему сражению обратить особое внимание на следующее: сухопутным и военно-морским силам завершить приготовления к действиям в указанных ранее зонах к последней декаде мая, обратив особое внимание на западную часть Каролинских о-вов, центральную и южную части Филиппин, на о. Хальмахе

1 Операция "А" выдвигалась как решающая и последняя ставка, которая, по мнению японского командования, могла изменить ход войны в пользу Японии. Генеральное сражение должно было "в один прием" резко изменить обстановку. Эти расчеты не имели реальной почвы. Соотношение сил не давало никаких оснований считать, что решающее сражение приведет к уничтожению американского флота. Но даже если бы это и произошло, успех Японии носил бы временный характер и не вышел бы за рамки оперативных масштабов.ра и западную часть Новой Гвинеи; усилить оборону этих районов и безотлагательно создать выгодное для нас стратегическое положение для решающего сражения на море. В ходе подготовки к воздушным операциям приложить все силы к тому, чтобы оборудовать базы, усилить их оборону и накопить необходимое количество топлива и боеприпасов.

1-му воздушному флоту Ставка отводила главную роль в предстоящих решающих сражениях на море. Проявляя о нем особую заботу, Ставка укомплектовала его кадровым личным составом, способными военачальниками во главе с командующим вице-адмиралом Сумида Какудзи и выделила новейшую технику. В середине февраля 1944 года авиацию постепенно стали перебрасывать на базы в районы Южных морей, где ей было приказано взаимодействовать с Объединенным флотом. 15 марта она была включена в состав Объединенного флота.

Штатный состав постепенно увеличивался. Непосредственно перед началом операции "А" состав 1-го воздушного флота выглядел так:

61-я воздушная флотилия (Марианские о-ва) - 9 авиационных отрядов - 672 самолета;

22-я воздушная флотилия (Каролинские о-ва) - 8 авиационных отрядов - 552 самолета;

23-я воздушная флотилия (район к северу от Австралии) - 3 авиационных отряда - 168 самолетов;

26-я воздушная флотилия (Каролинские о-ва и Филиппины) - 3 авиационных отряда - 240 самолетов.

Общее число самолетов - 1602, но готовых к бою насчитывалось только 1188.

После начала наступления противника в районе Соломоновых о-вов 1-я и 2-я воздушные флотилии 3-го флота одна за другой стали использоваться в районе Рабаула, где потеряли половину боевого состава, и авианосцы оказались не в состоянии участвовать в военных действиях на море. Поэтому Ставка в феврале 1944 года в связи с воздушным нападением на о-ва Трук отвела обе флотилии в собственно Японию и в Сингапур, где они ускоренными темпами проходили переформирование.

Поскольку впервые с начала войны 2-й флот оказалсябез авианосцев, Ставка 1 марта сформировала из 2-го и 3-го флотов 1-й маневренный флот (командующий - вице-адмирал Одзава Дзисабуро). В день формирования состав маневренного флота выглядел следующим образом:

2-й флот - 1-я и 3-я дивизии линейных кораблей, 4, 5, 7-я дивизии крейсеров;

2-я эскадра эскадренных миноносцев"24, 27, 31, 32-й дивизионы эскадренных миноносцев;

3-й флот (непосредственно подчинялся командующему 1-м маневренным флотом);

1-я воздушная флотилия - 601-й авиационный отряд (225 самолетов);

2-я воздушная флотилия - 652-й авиационный отряд (135 самолетов);

3-я воздушная флотилия - 653-й авиационный отряд (90 самолетов);

10-я эскадра эскадренных миноносцев - 4, 10, 16, 17, 61-й дивизионы эскадренных миноносцев.

3-я воздушная флотилия была сформирована из небольших авианосцев. Основную массу самолетов составляли истребители-бомбардировщики (по 45 машин на каждый авианосец), которые имели на борту по одной бомбе весом 250 кг.

3. Подготовка Объединенного флота

2 мая по указанию императора на пост главнокомандующего Объединенным флотом был назначен адмирал Тоёда Соэму, а на следующий день, 3 мая, на флагманском корабле "Оёдо", стоявшем в Токийском заливе, ему было вручено предписание об операции "А". В тот же день соединения 1-го маневренного флота, занимавшие выжидательные позиции или проходившие переформирование в районе Сингапура, в заливе Лингаен и в собственно Японии, получили приказ до 20 мая сосредоточиться в гавани Тавитави, расположенной в юго-западной части Филиппин, и завершить подготовку к боевым действиям.В оперативном плане "А", представленном Объединенным флотом 3 мая, указывалось, что решающие сражения произойдут на морских просторах на подступах к о-вам Палау и в западной части Каролинских о-вов. Марианские о-ва как район действий 1-го маневренного флота в этом плане не упоминались. Однако впоследствии, когда пополнилось число танкеров, способных доставлять горючее 1-му маневренному флоту, были внесены коррективы и в отношении Марианских о-вов. Оперативный замысел Объединенного флота сводился к тому, чтобы сковать противника и выманить его из баз для решающего сражения на море.

В соответствии с планом Объединенного флота перед 1-м маневренным флотом была поставлена задача в Тесном взаимодействии с другими силами, особенно с частями базовой авиации, совершить маневр в удобный для боя момент, всеми силами и одновременно с базовой авиацией перейти в решительное наступление, одним ударом опрокинуть противника, в частности его маневренные соединения, и тем самым сорвать планы контрнаступления противника.

На основе оперативного плана Объединенного флота были поставлены задачи и 1-му воздушному флоту.