Леонов М. И. "Партия социалистов-революционеров в 1905 - 1907 гг" / Часть II

Для подготовки восстания по инициативе Азефа в Петербурге в конце ноября восстановили Военно-боевой комитет. Начало этого комитета восходи-- к лету 1905 г., когда задумывался широкий план "технический подготовки восстания". Членам комитета поручили организацию доставки, хранения и распределения оружия, организацию и координацию действий боевых дружин, обучение дружинников военному делу и, в конечном итоге, - руководство восстанием. Руководителями комитета назначили П.М.Рутенберга и Х.И.Гершковича. Оба, не приступив к исполнению поручений, были арестованы. Азеф и Савинков брались возглавить военно-боевой комитет при условии, что они будут единственными руководителями. Руководители БО слыли в партии за знатоков военного дела. Члены московского отдела ЦК, однако, придерживались иного мнения и не верили в успех этого мероприятия, если в нем не будет задействован "массовик". Под их нажимом Азеф и Савинков вынуждены были пригласить третьего руководителя комитета - В.С .Панкратова. Савинков, за спиной которого стоял Азеф, по обыкновению предпочитавший в таких случаях загребать жар чужими руками, создал (в этом он был великий мастак) такие невыносимые условия, что уважаемый в партии человек, народоволец, вынужден был устраниться от работы [226].

Азеф был озабочен главным образом тем, как бы ликвидировать следы своей службы в Департаменте полиции [227]. Савинков, по его собственным словам, не верил в возможность планомерного совместного выступления армии и народа, никогда ранее не имел дела с матросами и солдатами, практически не был знаком с офицерской средой, главное, - перспективы повседневной, "негероической" будничной работы с массами его не увлекали [228]. Настроениям руководителей соответствовали результаты деятельности. "Реально этот комитет очень мало делал" - к такому заключению позднее пришли все без исключения лидеры партии [229].

Местные организации были охвачены лихорадочным возбуждением. Повсеместно добывали оружие, создавали боевые дружины, разрабатывали планы восстания. В Петербурге этим занимались районные, подрайонные, заводские комитеты. В Саратове, по свидетельству жандармского управления, со времени публикации "Манифеста" 17 октября организация эсеров была "всецело занята формированием боевых дружин, закупкой оружия". Отмечалось, что эта деятельность приобрела "грандиозные размеры". Все дело возглавляли члены комите-

И.И. и И.И.Ракитниковы, Н.Г.Мелентьев, П.В.Полянский, I К.Ульянов. В ноябре 1905 г. П.В.Полянский, Б С Живов I И Кутоманов выезжали в уездные города для организации f осных дружин [230].

11 редпринимались попытки координации усилий революционных организаций. В начале декабря по инициативе лидера "Офицерского союза" С.ДМасловского (впоследствии из-ис< того советского писателя Мстиславского) на Лиговке в •нобияке князя Барятинского было устроено совещание, на но юром, помимо Масловского, присутствовали от эсеров - А А.Аргунов и Б.В.Савинков, от военной организации социал-демократов меньшевиков - Л.Дейч, от "Союза союзов" - Л И.Лутугин. Предполагали установить, имеется ли реальная жмможность поднять восстание в Петербургском гарнизоне. И"упоминания участников совещания расходятся в деталях, но ш целом складывается впечатление, что все, за исключением Савинкова, были настроены крайне оптимистично, хотя мни*о лет спустя Дейч назвал затею "курьезной". Несмотря на иесь оптимизм, совещание пришло к выводу, что рассчиты-нин. на поддержку Петербургского гарнизона оснований пока мет [231].

Правительство С.Ю.Витте не решалось приступить к коренному аграрному переустройству. Осенью 1905 г. по Вели-ко)юссии прокатилась волна крестьянских восстаний, особенно шачительных в Саратовской, Самарской, Пензенской, Кур-|. щи, Воронежской губерниях, где располагались наиболее малочисленные эсеровские организации. Прорвавшаяся внут-I'онпня боль сопровождалась актами насилия и вандализма. Крестьяне нападали на помещичьи уадьбы, захватывали ин-иппарь, имущество, скот, хлеб. Вооруженные крестьянские о I ряды нападали на полицию, сельских стражников, убивали управляющих, других должностных лиц; местами избирали той органы власти.

Словно по уговору одновременно запылали помещичьи усадьбы в Саратовской, Самарской, Пензенской, Тамбовской щ других коренных русских губерниях. Громили имения не ноисюду, а преимущественно в местах их максимальной кон-Iи* п грации. Организующую роль играла община - традиционный элемент крестьянского космоса. Выступления вынаши-нались, обговаривались, начинались с наступлением сумерек (обычно по сигналу церковного колокола, костра). Вся деревин устремлялась к имению. Разобрав все, что можно, крестьяне* фомили усадьбу и хозяйственные постройки, после чего pai шорялись во тьме. Несколько оставшихся молодых людей поджигали имение.

В октябре 1905 г. Крестьянский союз партии эсеров с удовлетворением констатировал: наконец поднялись крестьяне, "везде они забирают хлеб и скот у помещиков, бьют урядников" [232]. Эсеры, их боевые дружины принимали самое активное участие в крестьянских выступлениях. "Крестьянские республики" в Самарской, .Саратовской, Курской, Воронежской губерниях в своих "временных законах" воспроизводили основные положения эсеровской аграрной программы [233].

В октябрьские дни все силы Саратовской организации были брошены в деревню. Губерния была покрыта сетью крестьянских братств, почти каждое из которых имело свою боевую дружину. По заявлению пяти представителей губернской партийной организации на Делегатском съезде ВКС (ноябрь 1905 г.) эсеры были ишшиаторами и руководителями крестьянских восстаний в восьми уездах. Делегат Петровского уезда говорил: "В Петровском уезде крестьяне под влиянием пропаганды социалистов-революционеров начали борьбу с оружием в руках. Там организовались боевые дружины с ружьями, револьверами и даже бомбами. Эти дружины готовы встретить войска". Саратовские крестьяне не пгююводили поджогов, говорили делегаты, пока надеялись удержаться против воинских сил. Потом им не оставалось делать ничего другого. Они уничтожали усадьбы, чтобы казаки не могли в них укрепиться. "В криках Саратовских делегатов, - весьма красочно живописал В.Г.Богораз-Тан, - слышались отзвуки воплей крестьянских дружин, избиваемых нагайками и расстреливаемых пулеметами" [234].

Деятельное участие в крестьянских восстаниях в Поволжье приняли эсеры Нижегородской, Казанской, Петоенской, Самарской губерний. Выдающимся явлением крестьянского движения стала Старобуянская республика в Самарском уезде. Революционная агитация в Старобуянской волости имела давние традиции. Начал ее в 80-е годы ХГХ в. народник Серафимов. В народнических кружках занимались будущие руководители "республики" П.М.Солдатов, А.Т.Князев, Л.Н.Щербаев. В 1902 г. эсеры учителя братья Петровы и фельдшер В.М.Казаков создали крестьянский кружок, деятельность которого усилилась с приездом в 1904 г. в Самару С.И.Акрамовского, который возглавил Крестьянский союз при губернском комитете. Зимой и летом 1905 г. Царевщина и окружающие села бурлили: проводили митинги, демонстрации, собирали деньги на оружие.

В полдень 12 ноября около 200 крестьян из Царевщины, вооруженные револьверами и кинжалами, с красными флагами, с революционными песнями вошли в Старый Буян; вечером собрали волостной сход, на котором решили изгнать прежнюю местную власть и установить свою. На следующий день был принят "Временный закон по Старобуянскому волос I ному народному самоуправлению" - слепок эсеровской профаммы. Все дела решались "народным самоуправлением" во главе с А.Т.Князевым и Е.ДПеннером. Дружинники отра-1или атаки полиции и стражников. Лишь отборный отряд под комллдованием вице-губернатора сумел 26 ноября ликвидиро-вв ib республику [235].

"Крестьянские республики" устанавливали свои порядки в 11 кировском уезде Курской губернии, в селе Соленом Екате-рииославского уезда одноименной губернии. По воспоминанием И Ф.Гончарова, многочисленные братства активно фомили помещичьи усадьбы. Отличалось первое в истории партии Орагство в селе Павлодар Тамбовской губернии во главе с бра-м.ммн Щербиниными. В Воронежской губернии, словам упомянутого выше мемуариста, действовало "гигантское число орлгетв" [236].

К осени 1905 г. усилилось влияние эсеров во Всероссий-i ком Крестьянском союзе, в который верили и которому доверили широкие массы крестьянства.

Па Делегатском съезде Союза (ноябрь 1905 г.), как удалось установить, было не менее 15 делегатов-эсеров ( от Сара-t опекой губернии - 5, от Владимирской - 2, от Черниговской - 2, от Воронежской - 2, от Казанской - 1, от Кур-с кои - 1, и по-видимому, еще не менее двух) [237]. К этому времени эсеры возглавили многие губернские и уездные коми юты Крестьянского союза. Тем не менее и на зтом съезде они были в незначительном меньшинстве. Президиум съезда (( В.Курнин, А.Ф.Стааль, С.П.Мазуренко) ограничивал время выступлений эсеров, прерывал их, лишал слова и т.д. [238].

* В ноябре 1905 г. эсеры - лидеры Саратовского отделения Пытались склонить Всероссийский съезд Крестьянского союза поднять все крестьянство на восстание по примеру Саратов-t M>ff 1убернии. Делегат от Петровского уезда, разъездной аги-laiop губернского комитета партии эсеров А.Студенцов вос-

* пщал: "Зовите интеллигенцию, зовите рабочих, и вместе осмием на защиту своих прав для уничтожения врага". 1111 Ракитников, лидер губернского комитета партии и отде-ЬФНИЯ Крестьянского союза, убеждал: "Целей своих можно добиться не приговорами и петициями, а только с оружием в р\ ках, восстанием" [239].

Умеренный социалист, член Бюро содействия Всероссий-емно Крестьянского союза В.Г.Тан-Богораз сочными красками описал атмосферу, царившую на "самом значительном и самом важном из всех съездов, имевших место в Москве". Не случайно публика с ожесточением ломилась в дверь зала, где проходил съезд, и не желала слышать об отсутствии свободных мест. Многие часами выстаивали у входа и, в конце концов, толпа вдавливала их в зал. На съезд приходили и черносотенцы, требовали объяснений, но вели себя смирно.

Московские, донские, харьковские делегаты с той же страстью, что и саратовские, говорили об огромной ответственности, которая не позволяет им "пока" идти по такому пути. "Речи саратовцев, - продолжал ВХ.Тан, - звучали гневом и отчаянием. Они призывали товарищей оказать им поддержку, но другие отделы Крестьянского союза, после некоторого колебания, заявили, что они пока не готовы к решительным действиям". Это "пока" звучало грозно; все делегаты предупреждали: общее настроение российской деревни таково, что "весной начнется разбор земли" [240].

Выдержанный в юмористических тонах рассказ черниговского делегата Медведева дает больше для понимания настроения крестьянства, чем обширные исследования. В "миролюбивой" губернии Медведев вовлек в Крестьянский союз большое село, тысячи в три жителей, и взял с них присягу не прибегать к насилиям. Только он выехал из села, как крестьяне стали рубить владельческий лес, выгонять скот на владельческий выгон и готовы были пойти еще дальше, но тут возвратился Медеведев. Состоялся удивительный, российский, диалог: "Что это у вас вышло? - спросил Медведев. - Да ничего особенного, ответствовали крестьяне, - так, маленькая забастовка вышла" [241]. Поколениям русских крестьян жгло сердце то, что им не хватает земли, а рядом лежат огромные просторы помещичьих, владельческих угодий. Убеждения, сторонний рассудочный голос были не в состоянии переломить вековое чувство несправедливого земельного устройства.

Конец ноября - начало декабря были примечательны также значительными выступлениями в армейских частях Москвы (восстание Ростовского полка 2 декабря 1905 г.), Кронштадта, в Майкопском, Алапаевском, Анапском резервных батальонах, в Урюпском полку. По заключению помощника начальника Донского жандармского управления Заварзи-на, подтверждаемого мемуарными и другими источниками, эти восстания "учинялись исключительно под влиянием социалистов-революционеров" [242].

Эмоциональное возбуждение подстегивало внутрипартийные страсти. Особенно сильны они были в "образцовой" московской организации. Молодежь в районах уже давно была недоиольна, как ей казалось, чрезмерной осторожностью городскою комитета, его замкнутостью и слабыми связями с массами, требовала демократизации партийной жизни. К ости сложилась влиятельная и деятельная оппозиция во

I лявс с братьями Мазуриными и сестрами Емельяновыми. На городских конференциях в ноябре 1905 г. комитет пошел на шлчтельные уступки, но дело зашло слишком далеко - часть "московской оппозицию) уже тяготела к максимализму [243]. Нлияюльные "оппозиционные фракции" оформились в горо-

II Северо-Запада, Северного Кавказа, в Курске, Рязани. Си-|)пкня внутри партии накануне декабрьских событий 1905 г. была непростой.

II конце ноября правительство, избавляясь от охватившей 9iо растерянности, приступило к ограничению крайних проявлений анархической стихии, успокоению страны, наведению порядка и упрочению власти. Для подавления выступлений ? {•естьян в села регулярно направлялись карательные отряды

к а 29 ноября 1905 г. дозволял местным властям объявлять но своему усмотрению положение усиленной или чрезвычайной охраны для пресечения забастовок на железных дорогах, почте и телеграфе. При малейшей опасности эти стратегичес-и!С объекты следовало брать под контроль военных частей. < 'нсциальным указом 2 декабря устанавливалась уголовная от-HfTCTBCHHOCTb участникам стачек, грозящих коренным интере-ым с фаны. Мгновенно были закрыты газеты, опубликовав-пни "Финансовый манифест".

Революционеры решили перехватить инициативу и нанеси у нреждающий удар. На заседании Исполнительного коми-ina 11етербургского Совета рабочих депутатов 3 декабря 1905 г. оньединенный комитет социал-демократов предложил объ-щнгь очередную всеобщую политическую забастовку. Социал-демократы Б.М.Кнуньянц и П.А.Красиков не скрывали, что

•бастовка связана "с выходом на улицу" - восстанием. Прошв плана социа-демократов выступил только представитель парши эсеров (по-видимому, Н.Д.Авксентьев). Его резонные Доводы: "... к вооруженному восстанию мы не готовы": за не-Околько дней, прошедших с предшествующего заседания, н.I котором все были согласны, что "в данный момент мы вы-" ivнить не можем", ничего не изменилось, - не были услышаны [244]. В тот же день были арестованы 37 членов Исполнительного комитета и 230 депутатов Совета. На это революционные партии решили ответить всеобщей забастовкой и вооруженным восстанием, хотя было ясно, что начать массовое выступление в Петербурге революционеры были не в сомом иии Власти предприняли превентивные меры, гарнизон

был надежен. В тот же день, 3 декабря 1905 г. революционные партии и организации издали воззвание "Ко всему народу" с призывом к всеобщей политической стачке.

Поскольку в дни "октябрьских свобод" революционеры отбросили конспирацию, ведомство А.В.Герасимова к началу декабря составило подробные списки активистов. В ночь с 7 на 8 декабря полиция Петербурга произвела около 350 обысков и арестов, при которых взяли три динамитных лаборатории, почти 500 бомб, много оружия, несколько нелегальных типографий. На следующий день произвели еще до 400 обысков и арестов. Среди других был арестован и начальник эсеровской боевой дружины Александро-Невского района

А.Ф.Керенский [245].

Решение Петербургского Совета предрешало развитие событий в Москве. На назначенной на 6 декабря в Москве конференции Всероссийского Железнодорожного союза в знак солидарности с питерцами предполагалось объявить всеобщую стачку с последующим переводом ее в вооруженное восстание. На совещании у директора Департамента полиции П.Н.Дурново А.В.Герасимов предлагал арестовать всех ее делегатов, но остальные были против. Революционные партии делегировали на съезд своих представителей. ЦК эсеров командировал В.М.Чернова и Е.Ф.Азефа с тем, чтобы они предупредили Московский комитет, Совет рабочих депутатов, участников съезда Железнодорожного союза: в Петербурге восстание "немыслимо", более того, нет никакой уверенности, что восстание в Москве будет поддержано стачкой в Петербурге [246].

Заседание членов московского отдела ЦК, городского комитета и посланников из северной столицы состоялось накануне открытия конференции Железнодорожного союза, 5 декабря. Присутствовали Е.Ф.Азеф, В.М.Чернов, И.И.Ракитни-кова, А.В.Прибылев, А.О.Бонч-Осмоловский, А.И.Потапов, В.С.Панкратов, С.Н.Слетов, П.Ф. Николаев, А.В.Гедеонов-ский, А.Ю.Фейт, В.В.Леонович, В.М.Зензинов, В.В.Руднев, А.ДВысоцкий. На заседании царил "порядочный хаос". Члены ЦК полагали возможным не допустить железнодорожную забастовку, благодаря преобладанию эсеров в Союзе, но предотвратить восстание в Москве, - о чем особенно горячо говорили представители МК В.В.Руднев и А.Д.Высоцкий, - "не в состоянии никакая организация", оно неизбежно, настроение рабочих таково, что "они все равно выйдут на улицу", "задержать" восстание нельзя и не следует. Незначительным большинством (часть присутствующих при голосовании воздержалась) было решено на съезд Железнодорожного

за не ходить, предоставив дело естественному ходу собы-ши [247].

Накануне открытия конференции Чернов предупредил председателя Союза эсера В.Н.Переверзева об "упадочном на-11 роении петербургских рабочих, особенно железнодорожни-кпп" [248]. Центральное бюро Союза, заслушав представите-и*й петербургского Совета рабочих депутатов, постановило: 7 (•*кабря начать всеобщую забастовку. Миссия Чернова, как приjнавал он сам, не удалась [249]. Московский Совет рабочих депутатов 6 декабря единогласно принял решение со сле-ющего дня объявить всеобщую стачку. За это решение го-юсовали и эсеры - члены Совета и представители Москов-••oio комитета партии .

До конца ноября московские комитеты эсеров и меньшевиков предостерегали против призывов к немедленному вос-< I Ш11Ю, ратовали за осторожность. Московская "оппозиция" Miepi ично обвиняла комитет в недостаточной революционнос-|и, неспособности к решительным действиям. В сентябре W05 г. одна из сестер Емельяновых и один из братьев Мазу-риных ездили за границу с жалобой на пассивность комитета К декабрю Московский комитет проникся настроениями, ко-lopi.ic, по словам Чернова, "заметно отклонялись от линии поведения", пропагандируемой петербургским отделением ЦК и IIK [250]. На конференцию Железнодорожного союза Московский комитет делегировал И.И.Фундаминского-Бунакова и М И Вишняка. Первый убежденно вещал о необходимости за-(>"н ЮБКИ, второй "тут же строчил соответствующую резолюцию" [251]. В.М.Зензинов 7 декабря на заседании московско-и" Совета рабочих депутатов говорил от имени комитета: "Революция и правительство - как два человека, нацелившихся уже один в другого из пистолета. Весь вопрос в том, кто пер-IIый нажмет на собачку" [252].

Положение в Москве с каждым днем становилось все тре-II<>жпсе. Московские власти не смогли принять надлежащих предупредительных мер. Революционные идеи проникли в поиска, и начальство боялось вывести их на улицу. Недавно ил пяченный Московским генерал-губернатором В.Ф.Дубасов но нескольку раз в день звонил в Петербург, требуя присылки ••совершенно надежных" частей. Иначе он не ручался за исход I иомтий. Революционеры открыто готовились к восстанию, а московский отдел ЦК партии кадетов не решался высказаться прошв него, находя, что "теперь не время критиковать движение,., и что надо всю критику направить против правительст-виь Лишь П.Б.Струве и А.А.Кизеветтер настаивали на осуж-

дении революционеров, а иначе им всем лучше "просто идти спать, политически спать" [253].

При рассмотрении перипетий вооруженного восстания в Москве следует принять во внимание следующие обстоятельства. Как верно отметил бывший эсер-боевик С.А.Басов-Вер-хоянцев, "на Подьяческой, в штабе эсеров, не придавали особо важного значения ни московскому восстанию, ни его поражению" [254]. Эсеровское руководство не сделало ничего, чтобы собрать свидетельства об участии членов партии в декабрьских московских событиях. Напротив, социал-демократы не жалели усилий, сразу после восстания создавая полотно "героических событий". На первых порах усердствовали люди типа НА.Рожкова, который, по язвительному свидетельству Е.Я.Кизеветтер, "ждал-ждал революцию, даже на бутылку шампанского пари держал, призывал на митингах к вооруженному восстанию", а когда оно началось, остался в стороне, цел и невредим [255]. Действительно, среди участников восстания не обнаружено ни одного видного социал-демократа.

На этот факт обратили внимание и авторы недавно опубликованного исследования о марксистах и русской революции. "ЦК РСДРП непосредственно не руководил восстанием в Москве", - отметили они (правда, тут же добавили, что туда был направлен представитель ЦК И.А.Соммер). В чем выразилась его роль в московских событиях, неизвестно. Документально подтверждаемых решений ЦК о грядущем московском восстании исследователи не имеют. Если бы они существовали, то нет сомнений, что за столько лет армия историков их бы обнаружила. 12-17 декабря, в дни, когда проходило восстание в Москве, Харькове, Ростове-на-Дону и в других местах В.И.Ленин и остальные члены ЦК, а также видные функционеры, находились в безопасной Финляндии на партийной там-мерфорской конференции. В Москве (Харькове, Ростове-на-Дону и т.д.) остались представители "второго" или "третьего" эшелона партийной иерархии [256].

До середины 20-х годов в советской марксистской литературе мимоходом упоминалось об участии эсеров в трагических событиях декабря 1905 г. (свидетельств эсеров цензура не пропускала). Попытка восстановить истинную картину событий была сделана на "вечерах воспоминаний" в январе - апреле 1930 г. По словам историков-марксистов, выявились "резкие разногласия" по вопросу, какая организация руководила восстанием на Пресне. "Рядовые" участники "вечеров" не могли согласиться с тем, что партия большевиков, "не имевшая ни одного своего представителя среди рабочих мануфактуры", на фабрике их "не было совсем", тем не менее ру

208

ководила всеми действиями на Пресне. По "недиалектическому" пониманию простых рабочих и "руководителей не штабного уровня", поскольку "господами положения были эсеры" (особо популярен был И.И.Фундаминский-Бунаков), то они и руководили восстанием, с чем были согласны и рабочие-меньшевики. Меньшевики на Прохоровской мануфактуре были маловлиятельны, в "октябрьские дни" рабочие не желали слушать их, встречая выкриками "долой!", "не надо!" [257].

З.Я.Литвин-Седой, появившийся на мануфактуре в разгар сражений, недвусмысленно заявлял: "Я, наверное, был первым большевиком, который говорил в этой эсеровской цитадели" [258]. Еще один нюанс, замалчиваемый марксистской литературой десятки лет: в конце июня 1905 г. большевики и меньшевики разделили Москву "на зоны влияния". Меньшевикам "в удел", среди прочего, отошла и Пресня [259]. Вопреки фактам, в советской литературе с 30-х годов господствовала версия, согласно которой, якобы, пресненское восстание кропотливо готовили большевики, его полновластные руководи гели [260].

Литвина-Седого направил на Пресню Совет рабочих депу-"агов, и поскольку он имел некоторые познания в военном деде, он вошел в состав штаба восставших на Прохоровской ми iryфактуре, был одним из его членов, а совсем не единственным верховным руководителем, согласно легенде историков-марксистов, к которой приложил руку и сам Литвин-< Ч-дой. По общему мнению рядовых участников событий, на Пресне непререкаемым авторитетом пользовался М.И.Соко-н"в-"Медведь". Литвина называли в ряду других руководителей "штаба": Н.И.(Г-А.)Ривкина, В.Я.Зоммерфельда-"Марты-нова", С.Г.Мухиной-"Пчелки" [261].

В августе 1905 г. в эсеровских боевых дружинах в Москве нвсчигывалось около 50 человек, в октябре - более 300. Вооружены они были лучше других и накануне декабрьского восстания по численности примерно равнялись болыпевист-11- им и несколько превышали меньшевистские. В конце ок-шбря из представителей как партийных, так и беспартийных дружин был сформирован Коалиционный совет, который, думали, будет руководить боевыми действиями во время восстания [262]. К декабрю в Москве было по распространенным в и | ''чественной литературе данным, которые, на наш взгляд, нуждаются в дополнительной проверке, 1600-1700 вооружен-иых дружинников (600 большевиков, 300 эсеров, 250 меньшевиков, 500-600 беспартийных). Им противостоял 15-тысячный ирнизон и 2 тыс. полицейских. Казалось, на стороне прави-нльства подавляющее преимущество, обрекавшее революци-

14 Леонов М. И.

209

онеров на немедленный разгром. Однако войска были ненадежны вплоть до того, что Ростовский полк, как уже говорилось, 2 декабря восставал. Основную часть гарнизона приходилось держать в казармах. Восставшие пользовались сочувствием и поддержкой "общественности", что немало значило в обстановке уличных боевых действий. Как вспоминала А.Тыркова-Вильямс, С.И.Шаховской во время вооруженного восстания устроил у себя склад револьверов для дружинников, и прятал их в огромной пустой голове алебастрового свинопаса, украшавшего большую, нарядную московскую квартиру князя [263].

Решение Совета рабочих депутатов и воззвание революционных партий до предела накалили обстановку в Москве. Вечером 8 декабря эсеровская боевая дружина под командованием двадцатилетнего студента А.Яковлева (Гудкова) открыла огонь по частям, получившим приказ разогнать митинг в саду "Аквариум". Срочно созванный в 11 часов вечера городской комитет эсеров решил ответить "ударом на удар" - взорвать Охранное отделение. У эсеров и не только у них было какое-то неистребимое, сродни психической мании, желание крушить в первую очередь именно Охранные отделения. В.М.Зензинов и два "метальщика", в их числе СН.Слетов, в 3 часа 20 минут ночи нанесли бомбами серьезные повреждения зданию ненавидимого учреждения [264]. Вечером следующего дня правительственные войска подвергли артиллерийскому обстрелу училище Фидлера, где в это время находились дружины эсеров и железнодорожников, решавшие, какими маршрутами направиться для разоружения полиции [265].

С утра 10 декабря началось строительство баррикад. Восстание с первых минут распалось на ряд не связанных между собою очагов. Как говорил С.Н.Слетов, "вообще роль всех организаций в Москве во время восстания была очень маленькой, роль московской группы Центрального Комитета - не московского комитета - была прямо-таки минимальной из минимальных" [266]. Весьма поясилые, как например, Бонч-Осмоловский, А.В.Гедеоновский, и те, кто, как С.Н.Слетов, лишь недавно вернулись из тюрем и не восстановили своих сил, не могли сплотить восставших. Из членов московского отдела ЦК отличались энергией В.М.Зензинов и прибывший в древнюю столицу накануне боев В.СПанкратов.

Пытался оказать влияние на стихийный ход событий Московский комитет, разместившийся в переулке возле Арбатской площади на квартире члена комитета Л.М.Арманд. Согласно воспоминаням В.М Зензинова, сюда за инструкциями, новостями, оружием то и дело прибывали гонцы из разных концов lupo/ui, здесь же они получали инструкции. Команды эсеров-Инн" комитета, надо признать, едва ли могли что-либо измени п., к тому же большинство их вряд ли доходило до Дружинин" <>и В том же переулке в захваченной типографии ежедневно издинали "Бюллетень" с описанием важнейших событий. Л Л Никитский писал одну прокламацию за другой.

В Вишняка отрядили в редакцию "Известий московского ^ "т. ш рабочих депутатов", где он мало что сумел сделать: редактор "Известий", меньшевик А.О.Ерманский, браковал Иг сю материалы [267].

Члены Московского комитета эсеров командовали боевыми дружинами, возводили баррикады, участвовали в сражени-" кое-кто был легко ранен (например, В.В.Руднев-"Бабкин").

еры участвовали в вооруженных выступлениях во многих HIM 11\ Москвы; активнее всего - на Пресне, где почти все ч +ииы были эсеровскими и командовали ими эсеры.

(упюю" восстания был М.И.Соколов - "Медведь", в скором будущем практический лидер максималистов. Его прика-

ипя выполнялись беспрекословно и с энтузиазмом. Видную

j.....п. шрал также "сотенный начальник боевых дружин, един-

" шейный из рабочих Трехгорной мануфактуры революционер HI 1офессионал" эсер В.С.Морозов [268]. Командовали дру-

? HI"ими рабочие эсеры И.М.Куклев, Н.Н.Иванов, П.М.Тюльпин, С II Дмитриев, КСЧерняев и другие. Выделялись активностью "м пщииы-эсерки: А.С.Быкова - "разведчица боевой дружины , 1 .С.Старостина, Д.К.Абрилова, И.И.Комиссарова.

Привлеченные к следствию "По делу об участниках де-MOpi.cKoro вооруженного восстания 1905 г." в один голос по-"• тыкали, что приказ о сооружении с 10 декабря баррикад от-ta HI В Я Зоммерфельд и Н.И.Ривкин, они же следили, чтобы ни мо ие уклонялся от этого дела. Многих рабочих, которые ВИЛИ рядом в принадлежащих владельцам фабрики много-нажпых зданиях, принуждали угрозами и силой. Особенно I tврались С.Н.Дмитриев, В.С.Морозов, И.М.Куклев, В.Осипов "в и другие эсеры [269]. Прохоровцы не ограничивались пере-

? |РГИКОЙ с верными правительству частями. Они повели "пар-I пынскую войну": устраивали засады и нападали из подворо-м и. врывались в квартиры городовых и отнимали у них ору-

? ИЕ, устроили "революционный трибунал" - самосуд. Арес-Iопали и расстреляли начальника московского сыскного отде-im-IIIU жандармского ротмистра А.И.Войлошникова.

11<>сле долгих проволочек правительство направило в Мос-khn надежные части. 15 декабря из Петербурга прибыл гвар-н Некий Семеновский полк, а 16 декабря из Варшавского военного округа - Ладожский полк. Положение восставших стало безысходным.

Осознавая бесперспективность братоубийственной войны, ЦБ ВЖС и конференция делегатов 29 железных дорог разослали по всем линиям телеграмму с призывом прекратить забастовку. На заседании Пресненского "штаба" 13 декабря Зоммерфельд - "Мартынов" настаивал на прекращении забастовки и восстания. В это время прибежал один социал-демократ, который закричал: "Ура!" - и радостно оповестил, что "Николаевская ж.д. снова бастует и Москва начинает снова бастовать". Все решили - пришел девятый вал. Зоммерфельд в гневе покинул Пресню, Соколов спокойно ответил: "Мне все равно" [270]. Сражения продолжались до 19 декабря, после чего активисты и рядовые участники восстания разбежались: интеллигенты ушли "в подполье", рабочие по своим родным деревням. Многих из них вскоре арестовали, иные, вернувшись, явились в полицию с повинной.

Эсеры проявили себя и в других частях города. Машинист А.В.Ухтомский руководил дружиной из примерно 200 человек, оперировавшей в районе Московско-Казанской железной дороги. Его подручными были машинист В.Татаринский и счетовод Д.Котляренко. Состав из четырех вагонов разъезжал по ближайшим к Москве станциям. Дружинники, возглавляемые Ухтомским, который, согласно "Обвинительного акта", называл себя "диктатором", обезоруживали жандармов, полицейских, воинских чинов, уничтожали провода телеграфа. После того, как 14 декабря положение восставших стало безвыходным, Ухтомский сумел вывести из Москвы поезд, на котором находилось более сотни дружинников. В ночь на 15 декабря он был арестован, а через день расстрелян.

На Чистых прудах, Пресне и линии Казанской железной дороги показала себя дружина "истребителя городовых" В.В.Мазурина, который вынашивал план захвата единственного контролируемого властями Николаевского вокзала, но не встретил должной поддержки [271]. На Арбате вела боевые действия дружина А.Яковлева, в которой было немало членов московского комитета (например, В.М.Зензинов, М.В.Вишняк, В.В.Руднев). Член Московского СРД Б.Н.Добронравов-Белкин и Н.А.Королев-Федоров руководили действиями боевой дружины на баррикадах у Красных ворот. [272].

Рядовые эсеры Петербурга жаждали восстания. В Невском районе со второй половины ноября представитель городского комитета "Григорий Петрович" вел подготовку дружинников: собирал "десятки", проводил теоретические занятия по истории, тактике баррикадных боев, тренировал в стрельбе. Друл шишки запаслись пилами, топорами для сооружения баррикад После ареста Совета рабочих депутатов ждали призыва к •и", с га нию, но "Григорий Петрович" сообщил, что ни эсеров-v кий, ни социал-демократические комитеты не считают вос-спшис в северной столице возможным. Дружинники "возму-Iпмис ь" и 4 декабря на общем собрании потребовали немедленно объявить о начале восстания. В ответ им от имени городского комитета предложили направиться добровольцами в Москву. Таковых оказалось достаточно много. "Около сотни

поиск" переправили в Москву. Там их поначалу встретили Hi*приветливо, но продержав несколько дней на явочной квар-шре, направили на баррикады [273].

11акануне отправки в Москву на подавление восстания Семеновского полка ЦК эсеров поручил рабочей боевой дружи-!" А Н.Петерсона взорвать два железнодорожных моста, в том •ж< не и мост через реку Волхов, Провели разведку, заложили пишмитные шалпеи. На следующий день, когда дружинники намеревались окончательно подготовить взрыв, они обнару-* паи засаду и с трудом избежали ареста [274]. Эсеровские мемуаристы винили во всем Азефа и, кажется, напрасно. Перед отправкой семеновцев министр внутренних дел Дурново был крайне обеспокоен, благополучно ли пройдет эшелон. Приня-пи жстренные меры охраны. Все опасные места были заняты

слезнодорожными командами - "как это полагалось при проезде царя", - замечал искушенный в таких делах А.В.Герасимов [275].

Азеф со дней "октябрьских свобод" и до апреля 1906 г. ос-laiiiui "государеву службу" и не получал "жалованья" (1000 рублей в месяц). Возможно, он с конца декабря 1905 г. или начала января 1906 г. напоминал о себе в письмах "покровителю" II И.Рачковскому. Никаких следов полезной для Департамента полиции информации, поступившей от Азефа, дотошным исследователям обнаружить не удалось. Известно, об ном с потоком вычурной инфернальной лексики заявил при tu !рсче с "патроном" Азеф, что Рачковский в эти месяцы его итерировал. Исключено, чтобы такой прожженный авантюрин, как Азеф, работал за просто так, "за идею". Он любил бутерброд, намазанный маслом с двух сторон. С апреля 1906 г., после ареста по приказу Герасимова и после бурного объяснения с Рачковским, вытребовав пять тысяч недополученного "за простой" жалованья плюс дополнительную сумму "на покры-гис иных расходов", Азеф вновь приступил к исполнению "служебных обязанностей", в первые недели много утаивая. И пит, гогда, когда его взяли "под очень строгий контроль", его шоощения стали "абсолютно достоверными" [276].

По имеющимся в нашем распоряжении сведениям, эсеры приняли участие во всех крупных восстаниях декабря 1905 - января 1906 г. в городах и воинских частях на всем пространстве Российской империи от Минска до Владивостока и от Ярославля до Ташкента, за исключением Царства Польского, Финляндии и некоторых других национальных окраин. В Пятигорске и в районе Минеральных вод, где их дружина численностью до 500 человек была опорой "республики", в Ека-теринославе, где главной силой была дружина Дейнеги со станции Гришино, в Тихорецке, Красноярске, Томске; в восстаниях Урюпского полка и Владивостокского гарнизона эсеры были политически наиболее влиятельны [277]. Во время столкновений в Вильно, Сормово, Харькове, Николаеве, Новороссийске, Симферополе, Сочи, Одессе, Ростове-на-Дону, Твери они нередко уступали по влиянию социал-демократам, но были заметны и всегда занимали крайне революционные позиции.

В Самаре, Саратове, Казани, Ярославле и многих других городах они вместе с другими революционерами готовили восстания, которые были предотвращены властями.

Московское вооруженное восстание В.МЛернов назвал "девятидневной героической уличной борьбой" и подчеркивал: "Московские события с новой убедительностью доказали возможность вооруженного восстания" [278]. "Вину" за восстание эсеры возлагали на правительство, правые организации и черносотенцев. По мнению московского комитета, декабрьские дни "показали мощь и значение организованного пролетариата", мобилизовали на сторону революции "целые полки революционеров", рассеяли иллюзии русских либералов, подтвердили правильность тактики революционного социализма [279]. Таким было единое мнение рядовых членов партии и ее лидеров [280].

Политическое руководство, ие веря в положительный результат массовых восстаний, тем не менее, считало необходимым внести серьезные коррективы в тактику, намеченную после опубликования Манифеста 17 октября. Уже 4 декабря ЦК счел необходимым усилить террористическую деятельность, восстановить Боевую организацию и возобновить "центральный террор". Окончательное решение должен был принять I съезд партии, подготовкой которого в дни восстания энергично занималось политическое руководство.

В дни открытого противостояния партия многократно увеличила свои ряды, в первую очередь за счет рабочих и крестьян, приобрела значительное влияние в ВКС, ВЖС, Учительском и Офицерском союзах, использовала качественно новые и несравненно более действенные возможности влияния на массы, превратилась в серьезную политическую революцион-1гую силу. Но ей крайне недоставало организованности, сплоченности, четких, принимаемых всеми ориентиров на ближайшее будущее. Она не сумела окончательно конституироваться, принять на съезде Программу, Устав, решения по основным

иктически вопросам.

"Наша тактика не победила" - констатировал главный теоретик партии В.М.Чернов [281]. Местные организации Оыли увлечены стихийным потоком, ими овладело желание немедленно добиться победы. Предельно наступательная линия поведения абсолютного большинства местных органи-|дций решительно расходилась с призывами политического руководства к сдержанности. В силу этого, единой тактики партия эсеров в дни открытого противостояния не имела.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д. 123. Л.5-6.

2 РГАЛИ. Ф.408. Оп.1. Д.126. 27-32; там же. Ф.1350. Оп.1. Д.8. Л.14-16.

3 ГАСарО. Ф.57. Оп.1. Д.41. Л.19-20,158-159.

4 Революционная Россия. Париж, 1905. № 58. С.9-22; № 59. С.9-21; № 60.

С.17-24; ГАСарО. Ф.280. Оп.1. Д.279, 740; ГАСО. Ф.280. Оп.1. Д.77, ' 151,671.

5 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.316. 1905. Д. 1.4.1. Л.7-8, 11, 14.

6 ГАРФ. Ф.5805. Оп.2. Д.210. Л.45.

7 Памяти Л.Э.Шишко. Париж, 1916. С. 102.

8 ГАРФ. Ф.Ю2. ДП ОО. Оп.316. 1905. Д.1. 4.1. Л.8-9.

9 ГАРФ. Ф.5805. Оп.2. Д. 117. Л.3-4.

10 ГАРФ. Ф.Ю2. ДП ОО. Оп.316. 1905. Д.1. ТЛ. 4.1. Л.52, 54.

11 Леонов М.И. Левое народничество в начале пролетарского этапа освободительного движення в России. Куйбышев, 1987. С.53-67.

12 ГАРФ. Ф.Ю2. ДП ОО. Оп.316. 1905. Д.1. ТЛ. 4.1. Л.52, 54; ГАРФ. Ф.1741. ОпЛ. Д.12194, Д.16619.

13 Революционная Россия. 1905. № 58. С.2-3, 17; № 59. С. 14, 19-22; №60. С.23;№61. С.6.

14 ГАРФ. ФЛ02. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.999. 4.45; Оп.237. 1907. Д.9. ТЛ. Л.34-35.

15 Революционная Россия. 1905. № 61. С.20; № 67. С24; № 68. С.24.

16 Переписка П.Б.Аксельрода и Ю.О.Мартова. Пг., 1923. С.118.

17 ГАРФ. Ф.1699. ОпЛ. Д.123. Л.5.

18 ГАРФ. Ф.5805. Оп.2. Д.161. Л.16-17.

19 Тютюкин СВ., Шелохаев В.В. Марксисты и русская революция. М., 1996. С.45-47.

20 ГАРФ Ф.1699. ОпЛ. ДЛ23. Л.5-6. Революционная Россия. 1905. № 58. С.2-3, 17; № 59. С.1-4, 19-22; № 60. С.23; № 61. С.6.

21 Письма Азефа. 1893-1917. М, 1994. С. 125; Ленин В Л. Поли. собр. соч. Т.10. С.180-182; ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.316. 1905. Д.1. 4.1. Л. 172.

22 См. подробнее: Павлов Д.Б., Петров С.А. Японские деньги и русская революция // Тайны русско-японской войны. М., 1993. С.40-46.

23 Павлов ДБ., Петров СЛ. Указ. соч. С.44.

24 Письма Азефа. С. 121-122.

25 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.316. 1905. Д.1. 4.1. Л.115-116.

26 Революционная Россия. 1905. № 65. С. 1-3.

27 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.316. 1905. Д.1. 4.1. Л.182.

28 Революционная Россия. 1905. № 65. С.3-7.

29 Письма Азефа. С. 125; ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.316. 1905. Д.1. 4.1. Л. 173.

30 Там же. Л.8-9.

31 Мстиславский С. Отрывки о 1905 г. // Каторга и ссылка. М., 1928. № 2. С. 13-17.

32 Гусев С. Переговоры с офицерами-гвардейцами в 1905 г. // Первая боевая организация большевиков. 1905-1907 гт. М., 1934. С.35-37; Чарнолусский В.И. Неудавшаяся бойня. (Из пасхальных воспоминаний царской России) // Каторга и ссылка. 1928. № 4. С.34-37.

33 Революционная Россия. 1905. № 61. С.6.

34 Н.М. (Ракитников Н.И.) Аграрные мероприятия правительства и наша тактика // Знамя труда. Париж, 1910. № 30. С.1.

35 Революционная Россия. 1905. № 61. СЛ.

36 Там же. С.1-3; № 63. С.1-2; № 64. С.5-7; № 67. С.1-5; № 69. С.1-2; № 72. С.2-5.

37 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.999. 4.45. Л. 1-9; ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. ТЛ. Л.34-35.

38 Чернов В.М. От "Революционной России" к "Сыну отечества" // Летопись революции. Берлин; Прага, 1923. ТЛ. С.69-78, 94-95.

39 Революционная Россия. 1905. № 59. С.4; № 61. СЛ.

40 Там же. С Л 9; № 71. С.6; ГАРФ. Ф.1699. ОпЛ. Д.130. Л.70-71.

41 Чернов В.М. Перед бурей. М., 1992. С.240; его же. От "Революционной России" к "Сыну отечества" // Летопись революции. ТЛ. С.85.

42 РГБ. ОР. Ф.225. П.2. Ед. хр.2. Л9.

43 Вольный дискуссионный листок. Париж, 1905. Май. № 1-3.

44 Perrie М. The Agrarian Policy of the Russia Socialist-Revolutionary Party of 1905-1907. Cambridge, 1976. P.166.

45 Революционная Россия. 1905. № 67. С.1-5; № 76. C.12.

46 Там же. 1905. № 72. С.20.

47 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.80. 4.5. Л.21.

48 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.11. 4.2. Л.4, 5-20; ГАСО. Ф.468. Оп.1. Д.603. Л.702.

49 ГАРФ. Ф.539. Оп.2. Д.173. Л.1.

50 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.11. ТЛ. Л5-7.

51 Партийные известия. СПб., 1907. № 10. С.10.

52 ГАРФ. Ф.124 (МЮ). Оп.47. Д.180. ЛЛ10-111.

53 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.238. 1908. Д.11. ТЛ. Продолжение. Л.190; Студенцов А. Саратовское крестьянское восстание 1905 г. (Из воспоминаний разъездного агитатора). Пенза, 1926.

54 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.238. 1908. Д.11. ТЛ. Л.91.

55 Материалы по крестьянскому вопросу. Ростов н/Д. 1905. С.40; Сын отечества. 1905. № 231.

56 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.1000. Л.38.

57 Освобождение. 1905. № 67. С.278-282; Подробнее см.: Иванов Л.М. Бойкот булыгинской Думы и стачка в октябре 1905 г. К вопросу о расстановке борющихся сил // Исторические записки. М., 1969. Т.83. С.137-158.

58 Самарская летопись. Кн.2. Самара, 1993. С.72-73.

59 Революционная Россия. 1905. № 62. СЛ. ЛО ГАРФ Ф. 1741 ОпЛ Д.17345.

61 Там же. Д. 16884.

62 ЦК ПСР. Как мы относимся к Государственной Думе // ГАРФ. ФЛ741. ОпЛ. Д.16885; Революционная Россия. 1905. № 73. С.3-5; № 76. С.5-6.

63 ГАРФ. Ф.1741. ОпЛ. Д.16621; Революционная Россия. 1905. № 73. С.З; № 74 С.28.

64 Rapport du Parti Socialiste Revolutionnaire de Russie au Congres Socialiste International de Stuttgart. (Aout 1907). Gand, 1907. P.58.

65 Революционная Россия. 1905. № 74. C.19.

66 Там же. С.7.; № 75. С.3-4; ГАРФ. Ф.1741. ОпЛ. Д.16885.

67 Из истории партии С.-Р. Показания В М Чернова по делуАзефа в Следственной комиссии в партии С.-Р. 2 февраля 1910 г. // Новый журнал. Нью-Йорк, 1970. № 100. С.305. Чернов говорил, что за участие в выборах выступала также и Е К Брешко-Брешковская Другие источники опровергают это мнение.

68 Революционная Россия. 1905. № 76. С.1-2, 3.

69 Там же. С.5.

/О ГАРФ. Ф.5805. Оп.2. Д.161. Л.17. История с "японскими деньгами" и авантюрным планом транспорта оружия морем подробно рассмотрена в литературе: Павлов Д.Б., Петров С.А. Указ. соч.; Познер С. Версии о пароходе "Джон Графтон" // Первая боевая организация большевиков. 1905-1907 гг. М., 1934. С.259-278 и др.

71 Чернавский М.М. В боевой организации // Каторга и ссылка. 1930, № 8-9.

72 ГАРФ Ф.5805. Оп.2. Д.169. Л.17-21.

73 ГАРФ Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.80. 4.13. Л60-62; Революционная Россия. 1905. № 72. С.20-21; № 76. С.24-25.

74 Там же. № 72. С.21; ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. 1905. Д.80. 4.13. Л.61.

75 Революционная Россия. № 58. С.9-10; № 61. С.17.

/6 Гончаров В.Ф. 1905 г. в Невском районе // РГАЛИ. Ф.1337. ОпЛ. Д.50. Л.74; Революционная Россия. 1905. № 58. СИ.

77 Гончаров В. Январские дни 1905 г. в Петербурге // Каторга и ссылка. 1932. № I. С.144-145.

78 Там же. С.147-149.

79 РГАЛИ Ф 1337. ОпЛ. Д.50. Л.91,93.

80 Гончаров В. Январские дни. С. 154; его же. За Невской заставой. С.31; Революционная Россия. 1905. № 58. СП.

81 ГАРФ. Ф.63. Оп.1. 1905. Д.125. Л.38.

82 Осташев. П.П Биркин // Каторга и ссылка. 1927. № 3. С.220.

83 Революционная Россия. 1905. № 59. С12.

84 РГАЛИ. Ф.1337. Оп.1. Д.50. Л.129.

85 Революционная Россия. 1905. № 59. С.21; ГАРФ. Ф 1741. Оп.1. Д. 17284.

86 Революционная Россия. 1905. № 59. СЗ; № 60. С.18-19.

87 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.228. 1898. Д.80. Лит. Ц. Т.З. Л.58; Невский В.И. Январские забастовки 1905 г. в Москве // Красная летопись. Пг, 1922. № 2/3. С. 15-16; его же. Январские дни 1905 г. М.,1931. С38-54.

88 ГАРФ Ф.63. 1905 г. Д.125. Л.28.

89 Революционная Россия. 1905. № 58. С. 15; № 59. С.22; Rapport Stuttgart. Р.56-57.

90 Морозов B.C. (Воспоминания) // Рабочие Трехгорной мануфактуры в 1905 г. М., 1930. С.73-74.

91 Панкратова А.М. Рабочие завода "Серп и Молот" в 1905 г. // Рабочие завода "Серп и Молот" (б.Гужон) в 1905 г. М., 1931. С17.

92 Рожкова М.К. Трехгорная мануфактура ко времени революции 1905 г. // Рабочие Трехгорной мануфактуры в 1905 г. С.21; Чаадаева О. Рабочие Трехгорной мануфактуры в революции 1905 г. // Там же. С.31, 35; Антошкин Д.В. Фабрика на баррикадах. Трехгорная мануфактура в 1905 г. М., 1931. С.9, 30, 35.

93 Морозов B.C. Указ. соч. С.74; Антошкин Д.В. Указ. соч. С.15.

94 Rapport Stuttgart. Р.57.

95 Скловский И. Накануне 1905 г. // Из эпохи борьбы с царизмом. Т.5. Киев, 1926. С.124-127; ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.80. 4.20. Л. 16.

96 Революционная Россия. 1905. № 61. С11-12.

97 Архив РАН. Ф.537. Оп.1. Д.248. Л. 1-5; ГАСарО. Ф.51. Оп.1. 1905. Д.21. Л.9; там же. Ф.57. Оп.1. 1905. Д.21. Т.1. Л.211- 212.

98 Революционная Россия. 1905. № 61. С. 12; № 64. С. 12.

99 Революционная Россия. 1905. № 69. С.20; Пролетарий. 1905. № 20. С.21.

100 Спиридович А.И. Партия социалистов-революционеров и ее предшественники. Пг., 1918. С.165; Революционная Россия. 1905. № 58. С. 16; № 59. С.16, 18; N61. С.13-14.

101 ГАРФ. Ф.63. 1905. Д.125. Л.25; ЦГАМ. Ф.131. Оп.69. Д.805.

102 Итоги январских дней // Революционная Россия. 1905. № 59. С.2-5.

103 Революционная Россия. 1905. № 62. С.10; № 63. С.8; № 72. С.19; Народ. Пятигорск, 1905. № 1. СЗ; № 2. СЗ; ГАРФ. Ф.5802. Оп.2. Д. 168. Л.3-4.

104 РГБ ОР. Ф.634. Картон 1. Ед. хр.25. Л.2-3; ИМЛИ. Ф.28. Оп.З. Д.344. Л. 1-4.

105 Пролетарий. 1905. № 3. С.13.

106 Гиммер Д.Д. Декабрьское вооруженное восстание (Материалы для истории) // Пятый год. Сб.1. М., 1925. С134-135.

107 Солошенко В.И. Большевики в борьбе с мелкобуржуазными партиями в Белоруссии (1903- март 1917 гт.) Минск, 1981. С60.

108 Третий съезд РСДРП. Протоколы. М., 1954. С.384; Революционная Россия 1905. № 62. С9.

109 Революционная Россия. 1905. № 61. С.14.

110 Дубровский СМ. Крестьянское движение в революции 1905-1907 гг. М., 1956; Сенчакова Л.Т. РСДРП и крестьянство в революции 1905-1907 гт. М., 1984; Тюкавкин В.Г., Щагин Э.М. Крестьянство России в период трех революций. М., 1987 и др.

111 Дубровский СМ. Указ. соч. С.42, 47-48.

N2 Революция 1905-1907 гт. в России. М., 1975. С.107. ИЗ Памяти Л ЭШишко Париж, 1910. С102.

114 Леонов М.И. Левое народничество в начале пролетарского этапа освободительного движения в России. С53-55, 58-61.

115 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.80. 4.13. ЛЛ; там же. Д.999. 4.45. Л,4; Революционная Россия. 1905. № 62. С.13.

116 ГАРФ. Ф.124 (МЮ). 1905. Д.640. Л.14; там же. Д.343. Л.18.

117 Там же. Д.640. Л.6, 15; Революционная Россия. 1905. № 62. С.13, 14.

118 Карпов Н. Крестьянское движение в революции 1905 г. в документах. Л., 1926. С.139.

119 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.999. 4.45. Л.1-5.

120 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО- Оп.233. Д.1800. 4.20. Я50-60.

121 Леонов М.И. Эсеры и крестьянство Поволжья в революции 1905-1907 гг. // Классовая борьба в Поволжье в 1905-1907 гг. Куйбышев, 1985. С53-54.

122 ГАСарО Ф.280. Оп.1. Д.667, 714.

123 Сын Отечества. СПб., 1905. № 231.

124 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.80. 4.5. Л.4; Д.80. 4.13. Л.58-59; Революционная Россия. 1905. № 72. С.21-22.

125 НМ (Ракитников Н.И.) Из воспоминаний об Азефе // Знамя труда. Париж, 1909. № 21-22. С.5.

126 Гохлернер В.М. Крестьянское движение в Саратовской губернии в годы первой русской революции // Исторические записки. Т. 52.

127 Новая жизнь. СПб., 1905. № 1. С.7; № 21. С.6-7.

128 Антонов-Саратовский В.П. Красный год. 4.1. Отрывки по памяти и документам о событиях 1905 г. в Саратове и Саратовской губернии. М.; Л., 1927. С. 156-157; Семенов М.И. 1905 г. в Саратовской губернии (Воспоминания) // Пролетарская революция. М., 1926. № 3. С.203; Белокуров И.Н. Из записок аграрника. М., 1926. С15; Мороховец Е.А. Крестьянское движение и социал-демократия в эпоху первой русской революции. М.; Л., 1926. С 86-87.

129 Пролетарий. 1905. № 7. С. 17.

130 Революционная Россия. 1905. Jte 72. С.22.

131 Леонов М.И. Эсеры и крестьянство Поволжья. С.58-64.

132 ГАРФ. Ф.124 (МЮ). 1909. Д. 180. Л.109-111.

133 Революционная Россия. 1905. № 66. СИ; № 67. С12; № 68. С.17; № 70. С.18-21; № 71. С.21; № 72. С.23-24; № 75. С.15; № 76. С.24; Партийные известия. 1907. № 5. С. 11-12; Знамя труда. 1910. № 25. С18; Социагпстычиы рух на Белорус! у прокламациях 1905 году.

Менск, 1927. С. 158; Rapport Stuttgart. Р.77-78, 127-128, 133-134; ГАРФ. Ф.102. ДП 00. Оп.233. 1905. Д.80. Ч.З Л.22; Д.80. 4.13. Л. 12-25. Д.80. 4.33. Л.76; Д.80. 4.35. Л. 19; Д.999. 4.45. Л.36-39; Д.999. 4.45. Т.2. Л.50; Д. 1800. 4.21. Л.53-54; Д. 1800. 4.25. Л.9-21; Д. 1800. 4.19 Л.1-4; там же. 1906. I Отдел. Д.7. 4.31. Л.1; там же. 1907. Д.П. ТЛ Л.З. 7, Д.П. 4.10. Л.2; Д.П. 4.68. Л.5. 17-25; Д.100. Т.З. Л.270-271; гам же. Ф.124 (МЮ). 1905. Д.613. Л.7-8; там же. 1906 Д.339. Л.12-15, Д.343. Л.1-2, Д.401. Л.5; РГАЛИ. Ф.1337. Оп.1. Д.52. Л.1327; там же. Ф.1350. Оп.1 Д.7. Л.9-28.

134 Мстиславский С. Отрывки о пятом годе. С.8, 9.

135 Революционная Россия. 1905. № 61. С 20. № 67. С.24.

136 РГАЛИ. Ф.1337. Оп.1. Д.50. Л.143, 146-149, 201-204.

137 Савинков Б.В. Воспоминания террориста. М., 1991. С87-90, 120-122.

138 Там же; Г ори неон Б. Памяти А.Севостьяновой // Каторга и ссылка. 1924. № 1. С.236; Рутенберг П. Дело Гапона // Былое. Париж, 1909. № 11-12 С.44-45.

139 Мстиславский С. Указ. соч. С. 13-17.

140 ГАРФ. Ф.63 On 25 1905. Д 125. Л.23-24.

141 ЦГАМ Ф.131. Оп.69 1905. Д 125. Л.46-47, 99.

142 Там же. Л.111; ГАРФ. Ф.63. 1905. Д. 125. Л128

143 ЦГАМ. Ф.131. Оп.69 1905. Д.80. Л. 113.

144 ГАРФ. Ф.63. 1905 Д. 125. Л.36.

145 Гиммер Д.Д. Указ. соч. С. 134-135

146 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп 233. 1905. Д.80. 4.20. Л.16.

147 Там же. Д.80. 4.25. Л.46; РГАЛИ. Ф.1350. ОпЛ. Д.7. Л.8; Революция 1905 г. в Самарском крае. Самара, 1925. С.151-152.

148 Чернавский М. В Боевой организации // Каторга и ссылка. 1930. № 8-9. С.56.

149 ГАРФ Ф 102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.40. Л.65; там же. Оп.233. Д. 1800 4.21. Л. 153-154; Д. 1800, 4.44. Л.7-17; там же. Оп.255. 1905. Д.65. 22 апреля. Л.4, ГАСарО. Ф.57. Оп.1. 1905. Д.41. Л.13; Политическая каторга и ссылка. Биографический справочник членов общества бывших политкаторжан и ссыльно-поселенцев. М., 1934. С. 142, 195, 252. 259, 281, 294, 341; Комаров Н Указ. соч. С.58; Революционная Россия 1905. № 61. С.13.

150 Леонов М.И. Несостоятельность мелкобуржуазного революционариз-ма (Попытки воздействия эсеров на рабочих ЦПР накануне первой русской революции) // Морозовская стачка 1885 г. и рабочие Центрального промышленного района России в конце ХГХ - начале XX в М, 1984. С. 161-164; Зензинов В.М. Пережитое. Нью-Йорк. 1954 С. 140-145.

151 ГАРФ. Ф.112. ОППС. ОпЛ. Д.453; Ивановская П.С. В боевой организации. Воспоминания. М., 1928; Каляев И.П. Б.м. 1905, Дело Ивана Каляева. СПб., 1906; Памяти Каляева. М., 1918; Убийство в.к. Сергея Александровича социалистом-революционером И Каляевым М, 1918.

152 Савинков Б.В. Воспоминания террориста. М., 1991. С.120 -122.

153 Колосов Е.Е. Примечания // Тютчев Н.С. В ссылке и другие воспоминания. М., 1925. С.196-197; Николаевский Б.В. История одного предателя. М, 1991. С.120-123.

154 Савинков Б.В. Указ. соч. С.129, 134

155 | ам же. С. 133-137; Николаевский Б.И. Указ. соч. С.131.

156 Право. СПб., 1906. № 8. Стб.705-706, ГАРФ. Ф.102. Оп.316. 1905. Д.1. Ч 1 Л. 108-109.

И7 1 едеоновский А.В. 1> Энциклопедогческий словарь. Изд-во бр. Гранат 1.40: Деятели революционного движения. С.67.

ISK \ м . Приложение 1; Леонов М.И. Эсеры в революции 1905-1907 гг. С .49-141.

159 РГАЛИ. Ф.1350. Оп.1. Д.50. Л.33-34; Революционная Россия. 1905. № 68 С. 18-20; № 69. С.21; № 70. С. 18-19; №71. С.23-25; № 72. С. 18-19.

160 Спиридович А.И. Указ. соч. С. 190, 195; Леонов М.И. Эсеры в революции 1905-1907 гг С.49-141, ЦГИАМ. Ф.131. Оп69. Д.808. Л.25, 41

161 В состав этих районов входили Астраханская, Виленская, Витебская, Владимирская, Гродненская, Казанская, Калужская, Костромская, Минская, Могилевская, Московская, Нижегородская, Оренбургская, Орловская, Пензенская, Рязанская, Самарская, Саратовская, Симбирская, Смоленская, Тверская, Тульская, Ярославская губернии.

162 Отчет о съезде крестьянских работников // Революциош1ая Россия. 1905. № 72. С.20-22; № 76. С.24-25; Протокол заседания представителей Северо-Западного, Центрального и Поволжского районов по вопросу об организации Р КС. Заседание продолжалось с 3 по 7 июля / ГАРФ Ф 102. ДП ОО Оп 233. 1905 Д.80. 4 13. Л 61-62.

163 Там же Л.61; Революционная Россия. 1905. № 76. С.24.

164 Партийные известия. 1907. № 5. С. 14.

165 О Всероссийском Крестьянском союзе смотри Кирюхина Е.И Всероссийский Крестьянский союз // Исторические записки. Т.50. М., 1955; ее же. Местные организации Всероссийского Крестьянского союза Кировский пед. ин-т. Ученые записки. Вып 10. Киров, 1956.

166 Rapport Stuttgart. P. 58, 217, 218.

167 ГАРФ. Ф102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.1800. 4.13. Л.З.

Ю8 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.1800. 4.21. Л.51; On. 237. 1907. Д.100. Т.2. Л. 152, Rapport Stuttgart. P. 152.

164 Революционная Россия. Женева, 1905. № 74. С.8-11, 27; № 75. С.3-4; № 76. С.1-2; Листок рабочей газеты. [М], 1905. № 5; ГАРФ. Ф.63. МОО. Оп.25. 1905. Д775. Т.2. Л.ЗЗ.

170 Мосолов А. А. При дворе последнего Российского императора. М., 1993. С.212.

171 Ленин В.И Полн. собр. соч. Т. 12. С.2. 17: ИМЛИ. Ф.28. Оп.1 Д.344 Л 1.4.

173 РГЪ ОР. Ф634 Картон 1. Ед. хр.14, 25.

174 Гам же. Ед. хр.14. Л. 138; Ед хр.25. Л.5; РГАЛИ. Ф.1345. Оп.1. Д.417.

Л.З-10.

175 Пролетарская революция. М., 1925. № 2(37). С.207.

I7fi Войтинский В. Годы побед и поражений. Кн.1. Берлин, Пг.; М., 1923. С.94-%; Кривошеина Е. Петербургский Совет рабочих депутатов. Л., 1928. С.23-24, 43.

177 Ростов Н. Железнодорожники в первой революции // Пролетариат в первой революции. М., 1925. С.151.

I /X РГБ ОР. Ф.643 Картон 1. Ед. хр.25. Л. 10-12.

17"> Ростов Н. Указ. соч. С. 156.

180 Rapport du Parti Socialiste Revolutionnaire de Russie au Congres Socialise International de Stuttgart. (Aout 1907). 1907. P.59.

181 Ткачуков И. 1905 г. в Харькове // Пути революции. Харьков, 1925. № 2. С.49, 56.

182 1905 год в Харькове. Харьков, 1925. С.61, 162, 231.

183 1905 год в Курской губернии. Курск, 1925. С.121, 127.

184 Революция 1905-1907 гг. в г.Самаре и Самарской губернии: Документы и материалы. Куйбышев, 1955. С. 158-159.

185 ГАСО. Ф.468. Оп.1. Д.598-Т. Л.282-283.

186 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.316. 1905. Д.1. 4.1. Т.4. Л.65-66; Савинков Б.В. Воспоминания террориста. М., 1991. С. 165-167; Чернов В.М. От "Революционной России" к "Сыну отечества" // Летопись революции. Берлин; Прага, 1923. № 1. С.74-78.

187 Чернов В.М. Перед бурей. М., 1993. С.221.

188 ГАРФ. Ф.5847. Оп.1. Д.68. Л. 126; Из истории партии СР. Показания В.М.Чернова по делу Азефа Следственной комиссии партии С.-Р. 2 февраля 1910 г. // Новый журнал. Нью-Йорк, 1970. № 101. С.173.

189 ГАРФ. Ф.1669. Оп.1. Д. 133. Л.29; Заключение судебно-следственной комиссии по делу Азефа. [Париж], 1911. С.36.

190 Чернов В.М. От "Революционной России" к "Сыну отечества". С 75-76.

191 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.123. Л.10-11.

192 Из истории партии С.-Р. Показания В М Чернова // Новый журнал. 1971. № 101. С.173.

193 Чернов В.М. От "Революционной России" к "Сыну отечества". С.76.

194 Савинков Б.В. Воспоминания террориста. С.164-167; Чернов В.М. Перед бурей. С.222-224; ГАРФ.Ф. 102. ДП ОО. Оп.316. 1905. Д.!. 4.1. Т.4. Л.66-67.

195 [Савинков Б.В.] Итоги террористической борьбы // Революционная Россия. 1905. № 77. Вьш.2. С. 1-3.

196 [Гоц М.Р.] Первая капитуляция // Там же. Выл 1 С1-2.

197 [Чернов В.М.] К вопросу о ближайших задачах наших социалистических партий // Там же. Выл 3 С. 1-8.

198 Об эсеровской концепции социализма см.: Леонов М.И. Пролетарский и крестьянский социализм в России на рубеже ХГХ-ХХ веков // Самарский исторический ежегодник. Самара, 1993. С 22-33.

199 Чернов В.М. Организация или распыление революции // Сознательная Россия. СПб., 1906. № 2. СЮ; Rapport Stuttgart. P. 19.

200 ГАРФ. Ф.5805. Оп.2. Д. 153. Л.9.

201 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.123. Л.11.

202 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д. 128. Л.82, 91-92.

203 Там же. Л. 75-76.

204 Нестроев Гр. Из дневника максималиста. Париж, 1910. С 43-44

205 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.128. Л.75.

206 См.: Леонов М.И. Эсеры в революции 1905-1907 гт. Самара, 1992. С163.

207 Протоколы первой общепартийной конференции П.С-Р. Август, 1908 Париж, 1908. С.94.

208 Чернов В.М. Прошлое и настоящее. СПб., 1906. С18-19.

.'09 Там же. № 61. С.1-3; № 63. С1-2; № 64. С.5-7; № 67. С. 1-5; № 69. С. 1-2. 10 ГАРФ. Ф.539. Оп.1. Д.880. Л.21.

211 Революционная Россия. 1905. № 77. Вып.З. С.711.

212 ГАРФ. Ф.539. Оп.1. Д.880. Л.20, 22, 26, 31; Там же. Ф.1741. Д.17345, ' 17360,20907.

213 РГБ ОР. Ф.678. Картон 1. Оп.1. Ед. хр.8. Л.37-38, 50-51; там же. Ф.225. П.7. Д. 15. Л.40.

14 Там же. Ф.678. Картон 1. Ед. хр.8. Л.39.

215 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.80. 4.45. Л.27, 91; там же. Ф.5795. Оп.1. Д. 11. Л.23; Протоколы первой общепартийной конференции. С. 160.

Л*) Герасимов А.В. На лезвии с террористами. М., 1991. С.50.

Л 7 РГАЛИ. Ф.1337. Оп.2. Д.67. Л. 12; Аргунов А. Азеф в партии С-Р. // На чужой стороне. Берлин; Прага, 1924. № 6. С. 182-183.

218 ГАСО. Ф.468. Оп.2. Д598 Т. Л.17-18.

Л*> См.: Таблица 1; Леонов М.И. Эсеры в революции 1905-1907 гг. С.15-16. 158.

220 Там же. С.30.

221 Вопросы истории КПСС. М., 1965. №1,2; Высший подъем революции 1905-1907 гг. М., 1955. Ч.П. С.98, 459, 501, 540; Rapport Stuttgart. Р.61-62.

2 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.34. Л.57; Там же. 7-ое д-во. 1907. Д. 130.

223 Там же. Ф.5824. Оп.1 Д. 182. Л.2-3.

224 Там же. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д20. 4.3. Л.22.

225 Там же. Оп.237. 1907. Д.9. 4.52. Л. 14-15.

226 Заключение судебно-следственной комиссии по делу Азефа. С.49-50; Горбунов М. Савинков как мемуарист // Каторга и ссылка. 1928. № 3. С176.

227 4ернов В.М. Перед бурей. С224.

228 Савинков Б.В. Воспоминания террориста. С169-170.

229 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.123. Л.12-13; Д.128. Л.79.

230 Там же. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.80. 4.42. Л.27; ГАСарО. Ф.57. 1905. Д.41. Л. 11-20.

231 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.131. Л.180-182; Дейч Л. Военные во время первой нашей революции // Былое. Пг., 1918. № 12. С.215-221; Савин-

I ков Б.В. Воспоминания террориста. С. 171-174.

232 ГАРФ. Ф.539. Оп.2. Д. 171. Л.1.

233 См.: Леонов М.И. Эсеры и крестьянство Поволжья в революции 1905 - 1907 гг. // Классовая борьба в Поволжье в 1905-1907 гг. Куйбышев, 1985. С.53-64; РГАЛИ. Ф.1337. Оп.1. Д.52. Л.127-139; там же. Ф.1744. Оп.1. Д.487. Л.23-34.

234 Архив РАН. Ф.250. Оп.1. Д.123. Л.2-3, 15-16.

235 Леонов М.И. Эсеры и крестьянство Поволжья в революции 1905- 1907 гт. // Классовая борьба в Поволжье в 1905-1907 гг. Куйбышев, 1985. С56-64.

236 РГАЛИ. Ф.1337. Оп.1. Д.52. Л.29, 127, 131-139, 144; там же. Ф. 1744. Оп.1. Д.48. Л.23-24.

237 ГАРФ. Ф.102. ДП. 7-ое д-во. Оп.202. Д.6370. Л.115-120.

238 Влияние эсеров в местных отделениях Союза с поздней осени 1905 г. стало сильным, временами преобладающим. Участвовавшие в заседаниях П Делегатского съезда Союза (7-8 марта 1906 г.), согласно сообщению Департамента полиции, "за исключением одного, все состоят в то же время членами партии эсеров" (ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905 Д.20. 4.5. Л. 10).

239 Протоколы Делегатского съезда Всероссийского Крестьянского союза М., 1906; Русские ведомости. СПб.,1905 № 295.

240 Архив РАН Ф.250. Оп.2. Д.123. Л. 13-16.

241 Там же. Л.9-10.

242 РГВИА. Ф.14. 16 отд. Оп.15 Д.2691. Я118-119.

243 Подробнее см.: Чернов В.М. К характеристике максимализма // Социалист-революционер. Париж, 1910. № 1; Павлов Д.Б. Эсеры-максималисты в первой российской революции. М, 1989. С.63-92.

244 Известия Совета рабочих депутатов. СПб., 1905, 11 декабря; Революция 1905-1907 гг. в России. Документы и материалы. Высший подъем революции 1905-1907 гг. Ноябрь-декабрь 1905 г. М., 1955. 4.1. С.441-442.

245 Герасимов А.В Указ. соч. С.50-51.

246 Е.Е.Колосов утверждал, что он также, вместе с Черновым и Азефом, был командирован Петербургским отделением ЦК в Москву (Былое. 1923 № 22. С.331). Другие источники этого факта не подтверждают (и не отрицают), возможно, потому, что Колосов был в это время молод и не относился к признанным авторитетам.

247 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.128. Л.78-79; Д. 129. Л.24, 29.

248 РГБ ОР. Ф.634. Картон 1. Ед. хр.14. Л.188-189.

249 Чернов В.М. Перед бурей. С.259.

250 Там же С.257-258; его же К характеристике максимализма. С.206-

208.

251 Вишняк М.В. Дань прошлому. Нью-Йорк, 1954. С. 114.

252 Зензинов В М Пережитое. Нью-Йорк, 1953. С.256.

253 Революция 1905-1907 гг. глазами кадетов. (Из дневников ЕЛ.Кизе-веггер) // Российский архив. М.,1994. Т.4. С.342-343.

254 Басов-Верхоянцев С.А. Из недавних встреч. Азеф // Новый мир. М., 1926. № 10. С. 136.

255 Революция 1905-1907 гт, глазами кадетов (Из дневников Е.Я.Кизе-веттер) // Русский архив. Т.4. С.351.

256 Тютюкин СВ., Шелохаев В.В. Указ соч. С.96-97.

257 Антошкин Д.В. Фабрика на баррикадах. Трехгорная мануфактура в 1905 г. М., 1931. С.47-48.

258 Литвин-Седой 3. Красная Пресня // Декабрьское восстание в Москве в 1905 г. М., 1920. С.26.

259 Каторга и ссылка. 1931. № 1. С239.

260 См., напр.: Яковлев Н.Н. Вооруженные восстания в декабре 1905 г. М., 1957; Костомаров Г. Московский Совет в 1905 г. М., 1955.

261 Рабочие Трехгорной мануфактуры в 1905 г. М., 1930. С.49-102; Высший подъем революции 1905-1907 гг. Ноябрь-декабрь 1905 г. ЧЛ. С.771-817; ГАРФ. Ф.63. МОО. 1905. Д.785. Л.310-316.

262 Rapport Stuttgart. Р.58, 68; Яковлев Н.Н. Указ. соч. С. 118-120.

224

Л)1 Тыркова-Вильяме А. На путях к свободе. Лондон, 1990. С.104

264 Зензинов В.М. Пережитое. С.231; Памяти С.Н.Слетова. Париж, 1916

С.60.

265 Коган И. Восстание в Москве в 1905 г. М., 1925. С.18; Красная Новь. М., 1925. №9. С.152-155.

266 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1 Д.128 Л.78; Автобиографии революционных деятелей // Энциклопедический словарь Изд-во "Гранат". Вып.7. Т.40

С.67.

267 Зензинов В.М. Пережитое. С.253-254; Вишняк М. Дань прошлому. С.114-115.

268 Рожкова М.К. Трехгорная мануфактура ко времени революции 1905 г. // Рабочие Трехгорной мануфактуры в 1905 г. С.23.

269 Высший подъем революции 1905-1907 гг. Ноябрь-декабрь 1905 г. 4.1. С.773-781.

270 Рабочие Трехгорной мануфактуры в 1905 г. С. 149-152.

271 Жуковский-Жук И. В.Мазурин // Каторга и ссылка. 1924. № 2. С.246-247. i

272 Вишняк М "Современные записки". Воспоминания редактора. Индиана, 1957 С.52-54.

273 В.Ф.Г[ончаров] За Невской заставой. Записки рабочего Алексея Бузи-нова. М.; Л, 1930. С.93-96, РГАЛИ. Ф.1337. Оп.1. Д 50. Л.294-297

274 Тютчев С.Н. В ссылке и другие воспоминания М., 1925. С.85-86.

275 Герасимов А.В. Указ соч. С.51-52;

276 Там же С.71-84; Николаевский Б История одного предателя. М., 1991. С. 130-133.

277 ГАРФ. Ф518. Оп.1. Д.75. Т.1. Л.46; РГВИА. Ф.400. 16 отд. Оп.15 Д.2691. Л.118-119; Знамя Труда. (Париж). № 14. С.15; № 38. С.27;

' № 40. С.25; Воля Нагасаки, 1907 № 93. С. 15-20.

278 Чернов В М Прошлое и настоящее. СПб., 1906. С. 12; Протоколы первого съезда партии социалистов-революционеров. Б.м., 1906. С 308.

279 ГАРФ. Ф.1741. Оп.1. Д.16636.

280 В опубликованных в 1954 г. воспоминаниях М.В Вишняк назвал московское восстание авантюрой и безрассудной импровизацией (Вишняк М. Дань прошлому. С. 118). То была дань совершенно иной исторической ситуации.

281 Первая конференция П.С.-Р. С.74; Извещение о партийном съезде. (Женева), 1906.

15 Леонов М. И

225

Глава четвертая.

НА ИЗЛОМЕ РЕВОЛЮЦИИ

(Январь - 8 июля 1906 г.)

§ 1.1 СЪЕЗД (декабрь 1905 - январь 1906 г.). НОВАЯ ТАКТИКА. РАСКОЛ

В конце 1905 - начале 1906 г. Россия самодержавная преображалась в думскую монархию. Контуры новой политической системы определил Манифест 17 октября: незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов; демократизация выборов; придание Государственной Думе характера законодательного учреждения, без одобрения которого никакой закон не мог иметь силу и которой обеспечивалась возможность реального участия в надзоре за действиями властей. Осуществление этих преобразований возлагалось на объединенное правительство, председателем которого 19 октября 1905 г. был назначен СЮ.Витте.

Согласно избирательному закону от 11 декабря 1905 г., наряду с землевладельческой, крестьянской и городской куриями, образовывалась рабочая. Кроме того, право голоса предоставлялось всем служащим государственных и частных предприятий, квартиронанимателям. В результате, например, в Петербурге число избирателей возросло с 10 тысяч до 100 тысяч человек. Новым "Учреждением" Государственной Думы от 20 февраля 1906 г. определялась ее компетенция. Манифестом 20 февраля 1906 г. Государственный Совет преобразовывался во вторую, верхнюю, палату, с законодательными правами, равными с Государственной Думой.

И наконец, 23 апреля Николай II подписал важнейший конституционный документ: "Основные государственные законы Российской империи". Устранялось определение самодержавия как неограниченного, устанавливалось, что император будет осуществлять законодательную власть в единении с Государственной Думой и Государственным советом; отныне меры, принимаемые правительством во время прекращения занятий Государственной Думы и Государственного совета,

I сряди силу без последующего их одобрения законодательными палатами и не могли вносить изменений в "Основные законы" и "Учреждения" представительных органов, а также положения о выборах в них. Основные законы четко разделя-|ц законодательную и исполнительную власть, провозглашали независимость власти судебной [1]

В революционной и советской литературе десятилетиями шли дебаты о том, были ли в России конституция и конституционный строй. Возобладало мнение о том, что хотя ряд ста-icii придавал "Основным законам" внешне характер консти зуционного строя, все преобразования проводились "в чисто котрреволюционных целях", поэтому "нет никаких оснований считать Россию конституционной монархией", поскольку "Основные законы" носили лжеконституционный характер. Нам представляются более аргументированными выводы П.П.Милюкова, В.В.Леонтовича, С.Ольденбурга, С.Г.Пушка-рсна о том, что Россия в 1906 г. получила конституцию и пре-ирагилась в думскую монархию.

Исключительными прерогативами царя оставались почин пересмотра "Основных законов", высшее государственное уп-ранление, руководство внешней политикой, объявление войны и заключение мира, верховное командование вооруженными силами, военное законодательство, объявление местности на чрезвычайном, исключительном или военном положении, Право чеканки монеты, назначение и увольнение министров, помилование осужденных и общая амнистия.

Русское общество в декабрьские дни 1905 г. пережило глубокий психологический кризис. Кадеты предостерегали от повторения "печального" опыта "кровавой революции". П.Б.Струве 15 декабря 1905 г. заявлял в "Полярной звезде": "Мы заклятые враги всякого насилия, исходит ли оно от влас-1и или от анархии". Д.С.Мережковский в статье "Грядущий хам" прорицал трагическое будущее России в случае победы революционеров. Либералы перенесли внимание на Государственную /Думу. "Временные правила" об общественных союзах и собраниях (4 марта 1906 г.) открывали широкое поле летальной политической деятельности.

В декабрьских боях революционеры потерпели поражение, но бодрости духа не потеряли, верили в свою победу, в аграрный взрыв весной 1906 г., рассуждали о демократическом партийном уставе, о наилучшем использовании легальных возможностей. Проводимые правительством преобразования неустанно клеймили словами, вроде: "вынужденные ус-гупки", "контрреволюционный обман" [2].

Зима 1905-1906 nr. - время партийных форумов. В конце декабря 1905 г. состоялись конференции меньшевиков и большевиков, в январе 1906 собрались на съезд кадеты, в феврале - октябристы. Провели свои съезды и консервативные организации. Партии консолидировались, приспосабливали свою тактику к изменившимся обстоятельствам.

Лидеры эсеров начали разговоры о съезде еще летом 1905 г., но перешли от слов к делу лишь поздней осенью. Инициативу взял в свои руки Петербургский отдел ЦК. 5 декабря на собрании Московского отдела ЦК и командированных из Петербурга В.М.Чернова и Е.Ф.Азефа окончательно договорились провести съезд в ближайшее время. "Восстание его немного отсрочило". Когда выяснилось, что революционеры в Москве терпят поражение, решили созвать съезд во что бы то ни стало. Были приняты экстренные меры [3]. Подготовительную работу возложили на "Организационное бюро", в которое вошли А.А.Аргунов, А.Р.Гоц, Е.Ф.Азеф, В.ВЛеоно-вич, М.А.Натансон, И.А.Рубанович, В.М.Чернов - всего около 20 членов и уполномоченных ЦК. Из Ниццы за событиями внимательно наблюдал, оказывая незаметное стороннему взгляду воздействие М.Р.Гоц. Авторитет его был велик. На первом организационном заседании (сразу же после съезда) постановили в случае ареста всех членов ЦК поручить именно М.Р.Гоцу сформировать его заново [4].

Место проведения съезда держали в глубокой тайне. Даже уполномоченные ЦК до последнего момента не знали, где он состоится. Делегаты и приглашенные на съезд сначала являлись в Петербург, где им давали адрес адвокатской конторы члена финской партии активного сопротивления Фурухельма в Выборге. Оттуда всех посылали в Иматру (четыре часа езды по железной дороге), и лишь затем направляли в расположенный в стороне от оживленных магистралей отель "Турист" (примерно в полутора часах хода на лыжах от Иматры), хозяин которого, Уно Сирениус, также член партии активного сопротивления, симпатизировал эсерам [5]. Несколько лет отель принимал съезды, конференции, совещания эсеров, был опорным пунктом БО, а затем Северного летучего боевого отряда "Карла" - Трауберга. Попытки полиции обнаружить укрытие террористов не давали результата до тех пор, пока Азеф, не терпевший конкуренции, не выдал его [6].

На время съезда были заколочены все двери, кроме парадных и двери на кухню. В саду засели боевики. Им приказали стрелять без предупреждения в любого постороннего, переступившего определенную черту [7]. Звезды благоволили партии. Азеф на время отошел от службы, а злой гений максимал не юв С.Я.Рысс еще не поступил на службу в департамент полиции [8]. З.Ф.Генгросс-Жученко, убежденная противница рснолюционеров, только что вошла в состав московской организации и пока не играла в ней значительной роли [9]. Сколько-нибудь обстоятельными сведениями о месте и составе сьсща полиция не располагала.

Делегатов съезда выдвигали комитеты, зачастую, по-видимому, по рекомендации ЦК и Организационного бюро. Около 20 декабря на собрании немногих оставшихся в Москве членов городского комитета неожиданно явился А.Р.Гоц и объ-Mintii, что в конце месяца откроется съезд, на который Москов-ikofl организации в связи с ее исключительно высоким рей-I мигом, представлено право послать трех делегатов. Он, от имени ЦК и Оргбюро, рекомендовал И.И.Бунакова-Фунда-мннского, М.В.Вишняка и В.В.Руднева [10]. Примерно также обстояло дело в других местах [11].

В 1906 г. "оппозиция" произнесла немало язвительных слов по поводу недемократичносги организации съезда. Позднее максималисты, а вслед за ними эсеровские диссиденты гина Я.Л.Юделевского и В.К.Агафонова говорили, впрочем ц<*сьма глухо, о давлении ЦК на отдельные комитеты с целью проведения желательных людей, отчего максимализм и диссидентство, в духе будущего "инициативного меньшинства", были недостаточно представлены на нем [12].

Не все упреки можно считать основательными. Только педант мог рассуждать о демократических выборах в революционной террористической партии в конце декабря 1905 г. Хотя С секретностью, пожалуй, переборщили - сказалась рука большого любителя конспирировать - М.А.Натансона. Организаторы впоследствии признавали: "Съезд вышел формально, может быть, и не совсем правильно составленным" (С.Н.Слетов), "представительство на съезде... не было особенно урегулировано" (В.М.Чернов), "мы съехались, выброшенные не массою, а комитетами, группами" (А.А.Аргунов) [13]. 11ри этом, в один голос, утверждали, что на съезде присутст-мовали практически все виднейшие члены партии.

"Московской оппозиции" резервировали место для "Николая Ивановича" - Г.А.Ривкина, но он после восстания уехал из Москвы, найти его не сумели. Мемуаристы ошибались, когда утверждали, что он подъехал к концу съезда [14]. Иигебская организация по совету ЦК и Оргбюро делегировала на съезд максималиста "Порошина" (возможно, И.Гинзбурга). I !ригласили на съезд и Е.Н.Ковальскую-Солнцеву ("Тулину") - •>дну из первых максималисток, сотрудницу "Вольного дискуссионного листка" и "Коммуны" [15].

Также пригласили умеренно настроенных социалистов, "богачей", Н.ФЛнненского, В.А.Мякотина, А.В.Пешехонова, П.Ф.Якубовича. На съезде присутствовал почти весь состав предсъездовского ЦК с его разноголосицей мнений. Итак, были представлены все основные и многие второстепенные направления, но не пропорционально их удельному весу в партии.

По социалистической традиции съезд считался правомочным, если на нем было представлено не менее половины всех организаций. По заявлению Оргбюро их в партии на конец декабря считалось 75. На первом, утреннем, заседании 29 декабря кворума явно не было, на вечернем присутствовали делегаты с мандатами 34 организаций. Не мешкая, признали "правомочность" "безмандатных" посланцев Иркутского и Красноярского комитетов, Якутской группы и Томской организации. За них поручилось Оргбюро. Позднее прибыли уполномоченные еще 13 организаций. Таким образом на съезде была представлена 51 организация (65 делегатов с 67 решающими голосами), в том числе 4 областных, 28 губернских и городских комитетов и групп в России, Заграничный и Лондонский комитеты, ЦК и 5 его подразделений [16]. Кроме того, 20 человек были приглашены ЦК и 11 - Оргбюро [17].

Любопытная метаморфоза произошла за не столь большой промежуток времени между I и II съездами. На первом, с энтузиазмом и единодушно, признавали все мандаты, право представительства, включая и тех, кто не имел должным образом оформленных документов, щедро раздавали право решающего и тем более совещательного голоса. Ко времени II съезда отчетливо проявился менталитет нелегальной революционной массовой партии и некоторые специфические интересы разных социальных групп (рабочих, крестьян и интеллигенции), ожесточились фракционные распри. На II съезде мандатная комиссия работала в поте лица. Не были признаны полномочия делегата Житомирской организации (не избран конференцией, а назначен комитетом), Вологодской (избран конференцией, но потерял мандат). Посланника Тулы, перепутавшего пароль, заключили под стражу. Специальная комиссия скрупулезно исследовала все обстоятельства и убедилась, что он не шпион. Однако, бедолагу, на всякий случай, до конца съезда из-под стражи не выпускали [18]. И все-таки, это цветочки, по сравнению с социал-демократическими ягодками. На "объединительном" IV и "объединенном" V съездах РСДРП страсти бушевали. Каждый мандат проверяли дотошно, чуть ли не на зуб. Респектабельные кадеты и октябристы вели себя на своих совещаниях несравнимо пристойнее.

Итак, по заявлению Оргбюро, в партии имелось 75 органи-ищий. Критерии, которыми оно руководствовалось, не расшифровывались. Поскольку решающий голос был дан ничем не примечательным Рославльской, Муромской, Козловской, I шсаветградской, Якутской группам, следует, что "правомочными" считали комитеты и группы губернских и уездных городом, по меньшей мере тех, где были относительно многочисленные организации. В таком случае, организаторы, вольно иди невольно, искажали истинное положение дел. К концу 1905 г., как мы говорили ранее, в партии было 7 областных, 49 губернских и приравненных к ним комитетов, 118 городки ч уездных групп в России. Всего - 174 организации. Ниолне объяснимо, что во вздыбленной стране центр конспи-рп I ивной партии мог упустить из вида некоторые из них, но не в таком же количестве!

Подойдем к проблеме с другой стороны. В изданиях ЦК ("Революционной России", "Сыне Отечества", "Протоколах псрюго съезда") имеется информация о 7 областных и 106 мп ных организациях, в том числе 59 в губернских городах, функгшонировавших в 1905 г. /Даже при счете только их съезд представлял меньшую часть всех организаций, в том числе мгчее половины губернских.

Чувство недостаточной репрезентативности сказалось в постоянном подчеркивании исключительности условий в момент созыва съезда. Лидеры партии указывали и на недоста-гочно продуктивную подготовительную работу, в силу чего на нем было мало "местных делегатов" [19].

Все 96 участников фигурируют в протоколах съезда под псевдонимами, 34 из которых удалось раскрыть, а также установить личность 44 делегатов [20].

Среди делегатов было несколько рабочих и крестьян. Основную часть составляли интеллигенты: студенты, учителя, "емские служащие, профессиональные революционеры. Преобладание интеллигенции, партийных функционеров было характерно для форумов российских революционных и еще в большей степени либеральных партий (на II съезде РСДРП присутствовало по одним данным трое, по другим - четверо рабочих; примерно такой же была картина и на Ш-V съездах). На I съезде эсеров было немало тех, кто вступил на революционную стезю в 70-е годы ХГХ в., как например, А.О.Бонч-Осмоловский, О.СМинор, МА.Натансон, ИСРусанов, Н.В.Чайковский, С.П.Швецов и другие. Были и пожилые, за 55 лет, и двадцатилетние. По наблюдениям В.М.Зензинова, больше всего было людей в возрасте от 22 до 28 лет [21]. Солировал на съезде В.МЧернов. "Он был на голову выше всех", - писал много лет спустя М В.Вишняк [22].

Съезжались заранее. Первыми прибыли Азеф, Леонович, Натансон, Рубанович, Чернов и остальные члены Оргбюро. Вместе с ними приехали Мякотин, Анненский, Пешехонов, Якубович. Пешехонов "все время, с самого начала, с нами и жил", - говорил позднее Натансон [23].

Учредительный по своей сути, съезд рассмотрел и утвердил Программу, Устав, тактическую линию, конкретизировал принципы организационного строения, избрал ЦК - тем самым явился важнейшей вехой в истории партии. Социальная доктрина и программа, равно и споры вокруг них, были рассмотрены выше. В данной главе речь пойдет о тактике, то есть о методах и средствах реализации стратегических установок. Обсуждение их протекало исключительно напряженно, протоколы передают лишь малую толику драматических коллизий [24]. j

На съезде царило приподнятое настроение. Московские I события воспринимались как доказательство возможности вооруженного восстания. Как говорил Чернов, хотя в данный I момент реакция торжествует, "репрессии идут одна за дру- I гой", но "настроение не упало" [25]. "Революция достигла высшего предела", - уверенно сообщал В.С.Арефьев [26]. I Настоящее время - момент глубокого социального кризиса, I повторяли многие, и все ожидали новой волны револю- I ции [27]. Резолюция съезда Крестьянского союза Север- I ной области (6 декабря 1905 г.), призывавшая крестьян гря- I дущей весною восстать, отчеты местных организаций вселяли в делегатов уверенность: весной борьба вспыхнет с новой I силой [28]. I

Далее мнения расходились. Н.И.Ракитников, В.В.Руднев, I Н.В.Чайковский, В.С.Арефьев, делегат Рославльской группы I "Власов" совместно с максималистом из Витебска "Пороши-ным" - Гишдбургом (?) эмоционально призывали съезд сосредоточиться на боевой подготовке, все силы направить в крестьянство, развернуть, насколько достанет возможностей, пропаганду вооруженного восстания, захвата помещичьей земли, и весной, когда деревня поднимется - в этом не хотели сомневаться, - всем двинуться в деревню, и "пусть погибнет партия, но да произойдет аграрная революция" (Чайковский) [29]. "Теперь или никогда!" - таков был их лозунг [30]. Любопытно, что в группе оптимистов тон задавали "москвичи", члены городского комитета и отделения ЦК, и аграрники из Саратова.

Аргументация их была по-своему основательна и логична. I ородские организации разгромлены, рабочие утомлены годом выступлений, говорили они, поэтому "возбуждающим момен-юм может явиться лишь деревня" [31]. В этом с ними полнос-II. ю солидаризировались и их оппоненты. Левые же нагнетали и нагнетали страсти. "Момент, переживаемый нами, - утверждал В.В.РудИев, - исключительно благоприятен и боль-с уже не повторится. Государственный механизм сильно рас-сгроен и у правительства нет сколько-нибудь значительных I рупп, на которые оно могло бы опереться". Массы возбуждены, брожение умов повсюду, - продолжал он и предлагал, не предрешая политического момента, поручить ЦК сбор всех необходимых сведений и "объявить через месяц призыв к революционному захвату земель весною" [32]. "Если затянуть революционный захват земель, - дополнял его Арефьев, - на-сфоение крестьян упадет неизбежно", нужно крестьянское движение, которое весной "начнется повсеместно", организован, превратить в одновременное, агитируя "в крестьянских массах" за революционный захват земель будущей весною [33].

Н.В.Чайковский аргументировал в духе идей аграрных leppopHCTOB: "Я не разделяю ... пессимизма по отношению к тсменту стихийности в движении. Если мы теперь из страха перед стихийностью не поможем крестьянству восстать, мы попадем в положение социал-демократов" [34]. Как видим, в устах эсеров слово "социал-демократ" приобрело бранный оттенок, равно как у последних - "эсер".

Чайковский остановился в шаге от идей, развиваемых витебским максималистом, который "уел" Чернова за "минимализм" и, ссылаясь на Запад, упрекнул "товарищей" за пессимизм "по отношению к элементу стихийности в движении", поскольку, по его разумению, стихийное движение "играет роль тарана", и "не всегда организованное движение исторически дает больше неорганизованного". Колоссальное большинство крестьян, приводил он еще один, бесспорный, довод, "нас не знает, не услышит и наших советов и восстанут, ни с кем не справляясь и никого не спрашивая" [35].

Ракитников, Руднев, Чайковский и иже с ними руководствовались не только, точнее не столько фактами реальной российской действительности, а в первую очередь эмоциями, а "атем логикой социалистической доктрины. "Социализация земли осуществима или сейчас, или при социализме", - так четко определил глубинную основу отстаиваемой тактики Руднев [36]. "Хорошо, мы будем выжидать, но ведь капитализм-то не ждет, он организуется, развивается, подчиняет себе деревню; - волновался Н.В.Чайковский, - перед нами перспектива превращения русского мужика в западноевропейского бауэра" [37]. Один из ведущих теоретиков и практиков-аграрников Н.И.Ракитников обобщал: "Или коренной переворот в земельных отношениях произойдет теперь же, или же это будет уже не переворот, не революция, а реформа, и осуществляться будет она путем медленного постепенного процесса" [38]. Можно согласиться с В.М.Черновым, что предшественником этого направления был П.Н.Ткачев, ко всему прочему автор лозунга "теперь или никогда" [39]. Аргументация Ракитникова-Руднева действительно имеет много схожего с речами народников-бунтарей 70-х годов XIX в.

Был еще один существенный момент: опасение последствий реформ политического строя. "Создастся правовое государство, - предупреждал Руднев, - ив дальнейшем решении аграрного вопроса мы будем одиноки; против нас будут даже социал-демократы... Правовое государство разрядит возбужденное настроение частичными уступками и понизит готовность масс к активному выступлению" [40]. Чайковский рисовал беспросветную картину, как водворение на месте патриархального самодержавия "буржуазного государства" стимулирует процесс обуржуазивания русского мужика; "и нам ничего не останется, как изменить наши позиции по образу и подобию социал-демократическому" [41]. О.С.Минор был, конечно, во многом прав, назвав тактическую линию Руднева- Ракитникова-Чайковского "политикой отчаяния" [42].

В.М.Чернов, О.С.Минор, С.П.Швецов предлагали иной путь также в тесной увязке с доктриной и, в особенности, с программой социализации земли. И они жаждали всероссийского крестьянского восстания весной, однако, абсолютной уверенности в нем у них не было [43]. Благоприятный момент упущен во время московского восстания, констатировал делегат Владимирского комитета. У новой вспышки шансы на успех невелики, так как силы в центрах частью надломлены, частью утомлены [44]. Основной оратор на съезде Чернов предлагал держаться "прежней тактики", не форсировать ход событий, готовиться к восстанию технически и организационно, и продолжал: "...мы не можем и не должны" призывать к нему, так как нет гарантии полного успеха. Он выступил против "тенденции" броситься в бой за социализацию земли по причине распространяющегося в народе чувства безнадежности, решительно возражал Чайковскому, готовому согласиться с гибелью партии, дабы восторжествовала аграрная революция. По Чернову, с гибелью партии "погибла бы и аграрная революция в нашем смысле". Он энергично протестовал против надежд на стихийность крестьянских выступлений, как условия реализации аграрной программы партии. В отличие 111 оппонентов, в глазах которых Россия переживала ситуацию л решительного кризиса", он считал кризис "затяжным" и предлагал максимально усилить центральный политический icppop и партизанскую войну. Тактика партии, настаивал он, Как бы предваряя речь Г И Гершуни в сходной ситуации на П съезде партии, должна строиться на знании настроений рабочих и крестьян [45].

О.С.Минор, отметив ничтожность связей партии в деревне "сравнительно с колоссальным числом незатронутых пропа-I андой в деревне", недостаточность сил "для руководства движением", предупреждал, что стихийное движение может принести к простому захвату земли крестьянами. "Во всяком случае, - убеждал он, - сколько-нибудь солидных данных, что при стихийном движении вопрос решится в духе программы нишей партии, у нас нет", а выступать нужно, "полагаясь на организованность масс, а не спекулируя на стихийности" [46].

В пользу организованности говорили многие. Социализация земли может быть осуществлена сознательным организо-ианным движением, повторял мысли старших представитель "молодой волны" В.Г.Подвицкий-"Новгородцев" и призывал не бояться реформ при длительном разрешении кризиса: "мы должны возлагать свои надежды не на стихийное движение ниолодавшихся масс, а на организованную борьбу" [47]. Глубокое впечатление на присутствующих произвела аргументация против стихийного захвата земли и иллюзий о исконном крестьянском социализме могикана революционного движения, исследователя общины С.П.Швецова - "Пашина". Участники съезда попросили его подробнее и обстоятельнее итожить свою речь в особой брошюре [48].

Страсти кипели. Приверженцы линии Ракитникова-Руднева называли Чернова и его последователей "предателями", тс, в свою очередь, говорили об "авантюристической политике ва-банк", "политике отчаяния", анархизме и так далее. "И ми два течения так резко противоположны по всему настроению, по методам мышления, по характеру прогноза, по намечаемой линии поведения, - обоснованно отмечал позднее 13.М.Чернов, - что поистине со стороны может показаться чудом, как эти течения могли ужиться под единой крышей и не привели к полному расколу" [49].

Споры о призыве к восстанию и захвату земли весной 1906 г. предваряли коллизии 1917 г., когда левые эсеры, с одной стороны, Чернов и его компания, с другой, казалось, вернулись к тем же самым вопросам, приводили те же самые аргументы. Конечно, обстоятельства, к тому времени решительно изменились. Обстановка была иной. Среди левых эсеров, насколько нам известно, кр0ме Н.И.Ракитникова, не было приверженцев немедленной социализации в 1906 году. М.А.Натансон в 1906 г. занижал прочерновскую позицию. В.В.Руднев в 1917 г. находился значительно правее Чернова. Н.В.Чайковский после революции 1905-1907 гг. отрекся от эсеров, а в 1917 г. ушел к энесаМ-

Левые эсеры, как и их предшественники, действовали в соответствии с доктриной, которая подвигала их на использование момента для осуществления основной цели: социализации земли и социализма. Равно как и их соратники, а затем бывшие соратники по партии -- "Черновцы", влеклись к социализму, но находили момент Для его достижения неподходящим. В душе эсеры не могли не симпатизировать большевикам и левым эсерам, внедрявшим социализм в Россию. В развернувшейся с 1917 г. борьбе они были обречены на непоследовательные поиски позиции <<третьей силы".

На съезде раскола между сторонниками и противниками немедленного восстания не произошло. Одни согласились признать оправданным революционный захват земли (об этом говорилось в Программе), целесообразными все проявления стихийного движения, другие ^~ сочли желательным выяснить реальное положение в деревне и городе и, не предрешая времени восстания, поручить определить его ЦК. 39 голосами против 19 была принята предложенная Черновым резолюция: придерживаться прежней тактики, не призывать к немедленному восстанию, готовиться на его случай, обратить особое внимание на армию, усилить политический террор и партизанскую войну [50].

Более или менее благополучно разрешив кризис, чреватый самыми тяжелыми последствиями, съезд стремительно двинулся к завершению. Единогласно приняли предложенную П.П.Крафтом резолюцию, обязывавшую все местные организации, все учреждения партии (5ыть в полной боевой готовности, поскольку "крупный аграрный взрыв, если не полное крестьянское восстание в ц^лом ряде мест, почти неизбежен" [51].

Несравнимо менее напряженной была атмосфера при обсуждении проблем аграрного и фабричного террора, максимализма. В защиту фабричного и аграрного террора напористо говорил витебский максималист* [52]. Его, довольно неожиданно для многих, поддержал саратовец "Горецкий", заявивший: "...среди рабочих уже широко распространено убеждение в необходимости и возможности в революционный момент попытаться захватить в свои руки фабрики и заводы".

Нес же при поименном голосовании резолюции о немедленной социализации фабрик и заводов максималист остался в одиночестве [53].

Споры об аграрном терроре "набили оскомину" эсерам. К !<>му же, в ноябре 1905 г. большевистская "Новая жизнь" опубликовала статьи И.П.Гольденберга, в которых он обвинял эсеров в пропаганде и развязывании стихийных, аграрно-тер-рористических форм борьбы, "вещей в высшей степени вредных" [54]. В.И.Ленин, видимо, посчитал, что эсерам перепало достаточно, и приостановил фельетониста. Сам Ленин ни на минуту не сомневался в "политической" целесообразности разгромов и поджогов имений, более того, он без обиняков говорил о необходимости "натравливания" крестьян на помещиков, оговариваясь: "при известных конъюнктурах" [55].

Гольденбергу отвечал Н.И.Ракитников. Он писал о непричастности эсеров к актам аграрного террора, приводил примеры последовательных попыток организации "сознательного" крестьянского движения. Повсеместный разгром и поджег имений он объяснял невозможностью направить крестьянское движение в русло более организованных и "целесообразных форм борьбы" в связи с недостаточностью партийных сил [56]. Кстати, о том же говорили представители Саратовской губернии на Делегатском съезде Всероссийского крестьянского союза (6-10 ноября 1905 г.) [57].

Аргументы Ракитникова не выглядели стопроцентно убедительными. В Саратовской организации было немало сторонников аграрного террора. Племянница К.Р.Качоровского В.И.Люстиг в июне 1905 г. писала из Саратова в Париж: "... хотя многие комитеты заявляют..., что аграрный террор не только не надо вводить в программу, но даже нельзя считать средством борьбы, под аграрным террором разумеют только поджоги и убийство помещиков подряд, а остальные террористические акты на почве земельных отношений называют террором местным и политическим" [58]. В Саратовской губернии руководители боевых дружин, не надеясь удержать захваченные усадьбы, приказывали поджигать их [59].

На съезде В.В.Руднев, Н.И.Ракитников, В.МЛернов и другие делегаты единым фронтом выступили против аграрных террористов. "Взгляд комиссии (по тактике. - М.Л.) на аграрный и фабричный террор вполне определенно отрицательный", - докладывал Н.И.Ракитников. По мнению комиссии, >то средство "не соответствует нашим целям организованной борьбы со всем строем", не может привести к "революционному организованному захвату земли", служить цели воспитания народных масс и поэтому не может быть рекомендовано партией [60].

"Понятием аграрного террора охватываются все виды нанесения вреда личности или имуществу, возникающие непосредственно на почве аграрных отношений", - говорилось в резолюции, принятой голосами всех против одного. Вполне соответствующими задачам партии были признаны "попытки организованного пользования землями, угодьями и продуктами земли (напр., пользование лесами, пастбищами, лугами и т.п.)". Эти формы борьбы съезд не относил к актам аграрного террора [61 ]. Участники его заявили о сочувствии всем проявлениям массовой борьбы, в том числе таким, как экономический террор, когда "малосознательные массы не в силах дать отпора экономическому насилию". Партийная пропаганда аграрного и фабричного террора была признана ошибочной и вредной, но вести агитацию против него не предлагалось [62].

По сути, съезд не внес ничего нового; подобные резолюции в течение 1905 г. приняли областные и губернские организации. Но решением высшего своего форума партия, как. целое, отмежевывалась от крайних проявлений борьбы в деревне и их непримиримых проповедников. В свою очередь резолюция стимулировала отход части аграрных террористов к максималистам.

К концу 1905 г. максимализм окреп. По подсчетам ДБ.Павлова, к этому времени насчитывалось 19 "условно максималистских" организаций [63]. Сторонники максимализма, аграрного террора имелись во всех губернских и крупных городских организациях. Особенно сильным было их влияние в Северо-Западной области. Делегат Рижского комитета сетовал на раскол, который вносят максималисты, говорил о невозможности совместной работы с ними [64]. В Северо-Западном крае, объяснял делегат Гомельской группы, в партии налицо два течения, слить их в одно невозможно. С ним солидаризировался представитель Северо-Западного областного комитета. "Получается не организация, а дезорганизация", - резюмировал В.Г.Подвицкий [66]. Вместе с делегатом Вилен-ского комитета он предложил "очиститься" от максималистов и аграрных террористов, соблюдать "строгую выдержанность и единство..., излагать только партийную программу, не внося в нее ничего нового" [67].

Большинство желало избежать раскола и всполошилось. "Эту резолюцию нельзя даже голосовать", - волновался А.И.Альтовский; она даст отрицательный результат - вторили ему другие. 34 голосами против 5 при 7 воздержавшихся приняли резолюцию в редакции В.М.Чернова о дискуссии по программе и тактике после съезда "в тесных партийных кругах среди партийных работников" [68]. Старания удержать максималистов, "оппозиционеров", аграрных террористов в рядах партии оказались малопродуктивными. Вскоре после съезда они стали покидать ее ряды.

Острая дискуссия развернулась в связи с настойчивыми предложениями Н.Ф.Анненского, В.А.Мякотина, А.В.Пешехо-иова ликвидировать нелегальную партию, создать на ее основе легальную, покончить с нелегальной деятельностью и сосредоточиться на легальной. Бурные дебаты закончились уходом "богачей". В "Обзоре деятельности партии социалистов-революционеров в 1905-1907 гг.", написанном, по-видимому, Э.И.Рубановичем с карандашными правками рукой Н.МЧернова, говорится: на I съезде, "несмотря на крайнюю нежелательность разрыва, попытки со стороны "коренных", так сказать, партийных работников всячески избежать его - раскол оказался неизбежным" [69]. Факт раскола признавался •семи, но в 1979 г. был подвергнут сомнению Н. ДЕрофеевым [70]. В качестве основного аргумента приводились поздние за-ннления членов редакции "Русского богатства", главным образом А.В.Пешехонова.

Рассмотрим историю взаимоотношений эсеров и "богачей", политическое кредо последних, а затем вернемся к дискуссии на съезде.

К 1905 г. единственным общественно значимым легальным народническим журналом осталось "Русское богатство", из которого Н.К.Михайловский и его единомышленники в 1894 г. вытеснили В.П.Воронцова, а позднее С.Н.Кривенко, Л.Е.Оболенского, Л.М.Скабичевского, В.А.Тимирязева, поскольку те, по выражению Н.К.Михайловского, "слишком уж гнули" в сторону "маленьких дел" [71]. Отторгнутые ушли в журнал "Начало" и газету "Сын отечества". Оба издания, политически бесцветные, в свою очередь отмежевывались от адептов "малых дел". Я.В.Абрамов в конце 90-х годов горько жаловался С.Н.Кривенко, что его материалы нещадно урезают, портят, нарочито задевают его человеческое достоинство [72]. В конце-концов от него избавились.

Редакция "Русского богатства" поддерживала устойчивые тесные связи с партией эсеров. Ближе всех к ней был 11.Ф.Якубович. В.А.Мякотин и А.В.Пешехонов редактировали первые номера "Революционной России", Пешехонов публиковал в ней статьи, был автором прокламаций Петербургского комитета "К учащейся молодежи", "К обществу", "К рабочим" [73]. Вместе с Мякотиным он принимал участие в обсуждении проектов программы партии эсеров и намеревался

представить свой вариант. Оба они были тесно связаны с Петербургским комитетом и, по мнению Охранного отделения, входили в его состав [74]. В.М.Чернов прямо утверждал, что В.А.Мякотин и А В.Пешехонов "считали себя тогда членами нашей партии" [75]. Об этом же говорили Н.Д.Авксентьев, МА.Натансон, С.Н.Слетов, Н.С.Русанов [76]. Того же мнения был и П.Н.Милюков [77]. Весной-летом 1905 г. им обоим предлагали войти в состав ЦК [78].

Квартира Пешехоновых во время подготовки покушений на В К.Плеве и великого князя Сергея Александровича стала местом встреч боевиков И.П.Каляева, П.СИвановской, А.Д.Покотилова, Е.Ф.Азефа, Б.В.Савинкова. Во время приездов в Петербург у Пешехоновых останавливалась Е.К.Брешко-Брешковская, в ноябре 1905 г. - В.М.Чернов [79].

Тогда же Пешехонов и другие "богачи" вошли в редакцию "Сына отечества". Ее все считали и называли эсеровской. Затем они участвовали в подготовке I съезда партии. Пешехонов, по словам М.А.Натансона "собирался изложить контрпроект (Программы партии эсеров. - М.Л.), но так и не сделал этого. Этот факт подтвердил В.М.Чернов [80]. Год спустя А В.Пешехонов писал Л.Э.Шишко, что он и его товарищи до января 1906 г. создавать легальную партию предполагали вместе с эсерами, а зимой того же года "мы надеялись, что новую партию будем строить, как дружественную с.-р." [81].

Любопытно изменение тональности. В 1906 г. А.В.Пеше-хонов писал о "друзьях по направлению", с которыми разошлись исключительно по организационным вопросам; в 1917 г. - "Мякотин и я, хотя и не входили формально в партию с.-р., но были близки к ней, чуть ли не с самого ее возникновения"; в 1924 г. - "к партии с.-р. я не принадлежал, никогда в обязательных отношениях к ней не находился" [82].

В конечном итоге, дело не в том, кто прав: Пешехонов ли, задним числом энергично отрицавший принадлежность свою и друзей по редакции к партии эсеров, или эсеры, считавшие их до 1906 г. членами своей партии. Формальных доказательств нет и быть не может. Членских билетов не было, партийных взносов будущие энесы не платили и ни к какой первичной организации приписаны не были. Суть в том, что до 1906 г. эсеры были единственной партийной народнической организацией, единственной, в глазах современников и их потомков, общественно значимой представительницей народничества. Поэтому раскол в этом широком многоплановом неоднородном течении с полным основанием отождествлялся с расколом в партии эсеров.

240

Все общественные деятели склонны преувеличивать свою |юль. Небольшая группка публицистов "Русского богатства)) - она свободно могла разместиться на одном диване - претендовала на руководство партией "всего трудового народа". АИ.Иванчин-Писарев, секретарь редакции журнала, поздней осенью 1905 г. рассказывал Н.С.Русанову, что Н.Ф.Аннен-ский, А.ВЛешехонов и другие "богачи" в разговорах между собою "не очень доброжелательно" отзывались "о наших эми-I рантах", которые прибыли "с большим самомнением" и хотят "верховодить в партии, нуждающейся прежде всего в шаиии России и русских отношений", тут, замечал Русанов, "они считали себя настоящими экспертами" [83]. Народничество размежевывалось на почве организационных, тактических, программных расхождений, но и политический апломб играл свою роль.

В первые месяцы 1905 г. политическая позиция "Русского богатства" оставалась неопределенной. В феврале, на масленицу, Н.Ф.Анненский, В.А.Мякотин, А.В.Пешехонов, Н.Ф.Якубович собрались для обсуждения "нашей идейной программы (в широком смысле)". Беседы были продолжены в марте. Пешехонову поручили облечь их в письменную форму, чтобы во время приезда В.Г.Короленко в Петербург рассмотреть высказанные мнения "в большой компании". Сообщая обо всем этом Короленко, Якубович замечал: "Очень любопытно (и даже страшно!) - в чем мы сойдемся, в чем разойдемся" [84].

Действительно, выявились и разногласия. В начале апреля Мякотин сообщил Пешехонову о своем намерении держаться на предстоящем съезде писателей "совершенно независимо от Р.[усского] богатства)) [85]. Завершенной в мае программной статье по аграрному вопросу А.В.Пешехонова не нашлось места на страницах журнала. В пятерке лидеров редакции "Русского богатства" П.Ф.Якубович тяготел к радикализму, терроризму, к эсерам. В.Г.Короленко возлагал надежды на государство, "каково бы оно ни было", а Н.Ф.Анненский, А.ВЛешехонов, В.А.Мякотин - на государство, демократически реформированное [86]. Этот триумвират выступал относительно солидарно, хотя между ними порой вспыхивали страстные споры [87].

В июне Пешехонов завершил работу над окончательным вариантом проекта платформы, который размножили небольшим тиражом и разослали единомышленникам. Проект вызвал недовольство Анненского, так как в нем не было ни слова о тактике, об отношении к другим партиям и Государственной Думе [88]. Все делалось скрытно.

16 Леонов M. И

241

Летом 1905 г., когда крестьянские волнения разлились по стране, "богачи" заволновались. В июньском номере журнала Пешехонов с крайней обеспокоенностью писал об "аполитическом, правильнее сказать, анархическом характере" крестьянского движения, его тенденции разрешить исключительно "своими средствами" громадные и сложные вопросы. Для крестьян, продолжал он, государство - чуждая сила, обычное право они осуществляют как факт, а не как правовую государственную норму. Если крестьянское движение, естественно развиваясь, не преодолеет характер пугачевщины, высказывал он свои опасения, то борьба с помещиками за землю перерастет в борьбу за землю между крестьянами. Он видел единственный выход - ввести крестьянское движение в русло государственности. Впервые был сделан (аккуратно, в примечаниях) публичный выпад против "друзей по направлению", отдельные из которых "не доверяют "буржуазному" государству и слишком переоценивают хозяйский союз - общину", в

силу чего "противопоставляют национализацию социализации" [89].

Тем же летом Анненский за границей вел "большие дебаты" с эсерами (больше всего с Натансоном) об аграрном движении, земельных захватах, тактике, легальной организации и уверился, что "полемика неизбежна" [90]. Лидеры партии эсеров особых тревог в связи с "особым мнением" "богачей" не испытывали. В партии были события покруче: аграрные террористы с "Вольным дискуссионным листком", зарождающаяся "оппозиция" и многое другое. Были в партии государственники (например, А.И.Гуковский), либералы (Е.Ф.Азеф). На этом фоне сомнения "богачей", которых искренне уважали, выглядели малозначащими (позднее Натансон с трудом припоминал о спорах с Анненским и не придавал им особого значения) [91].

В полемику с Пешехоновым ввязался Г.Новоторжский [92]. По словам Н.Д.Ерофеева, "от имени эсеров Новоторж-ский отстаивал социализацию земли, эсеровскую программу аграрной реформы", в том числе передачу земли и ренты общинам, запрещение наемного труда в общине [93]. Мнение Н.ДЕрофеева полностью поддержал и В.Н.Гинев [94]. Думается, нет достаточных оснований придавать такое значение соображениям столь одиозной личности, как Г.Новоторжский, который никак не числился в партии идеологом. Напротив, партийная критика, представленная видными деятелями В В Леоновичем и А.И.Потаповьгм дала резко отрицательную оценку его сочинениям.

Вот малая часть из сказанного ими: Новоторжский прими-iiiuiio, ошибочно, "кастрированно" излагает программу социализации земли, "излишне склонен к прожектерству самого iwir/жного свойства", "обнаруживает чрезвычайно розовый оптимизм", "сбивается на такое понимание социализации, при • о юром этой профессионально-земледельческой (по составу) общине должно быть предоставлено распоряжение землями я "иного района", только он да П.П.Маслов "приписывают i -р.-ам склонность силой запрещать кому-либо наниматься на 1*6оту", - в итоге, он "дает в руки противникам ...несколько выигрышных карт" [95].

По приезду эсеров-эмигрантов "богачи" познакомили их со своим проектом платформы (назывался он, как запомнил В.М Чернов, "Заявление от группы писателей народно-социалистической партии"). Чернов к потаенному плоду отнесся #э пиетета: пробежал глазами, подивился умеренности и бла-I одушно заявил, что возражений не имеет, на основе проекта могут объединяться "сочувствующие нам". Точно такой же была реакция Натансона, Русанова и других эсеров.

"Богачи" вида не показали - это был пробный шар. Минула неделя с небольшим, и они, как раз накануне совещания

0 новой, с участием их и "коренных" эсеров, редакции "Сына отчества" дали бой, в ультимативной форме потребовав со-"касия на создание на основе эсеровской организации легальной партии. Чернов, хотя и ошеломленный, ответил решительным отказом. "Богачи" стояли на своем. Атмосфера накалилась до предела, дело шло к разрыву. Но в последний момент "богачи" уступили [96]. В ближайшие недели "громадное большинство социалистов-революционеров, с которыми нам приходилось говорить по этому поводу и в отдельности, и на партийных собраниях, решительно высказывалось против "бо-

1 ачсй"", - вспоминал Н.С.Русанов [97].

Отношения внутри редакции "Сына отечества", были крайне напряженные (об этом уже говорилось ранее). На I съезд "можно сказать, мы их именно притащали, - говорил В.М.Чернов, - потому что они сами не хотели туда ехать" [98]. А.В.Пешехонов, отправляясь на съезд, заверил жену, что вернется вечером 31 декабря. И действительно, приехал за 10 минут до Нового года [99].

30 декабря на вечернем заседании съезда Анненский, Мя-котин, Пешехонов проявили завидную энергию (Якубович ограничился одной-двумя репликами), призывая к ликвидации нелегальной партии "бойцов" и созданию на основе наличных кадров легальной "партии масс" [100]. Реакция съезда была резко отрицательной. Пылкий Рубенович, огненный шатен, для конспирации перекрасившийся в брюнета, но так неумело, что получился невероятный колер, крайне возмутился предложением превратить их, партию революционеров, "в какую-то открытую" и назвал Мякотина либералом (по другим источникам, полулибералом) [101].

Мякотин был сражен. Замечательный оратор, не терявшийся перед многотысячной аудиторией, тотчас же вскочил и, бледный, с красными пятнами на лице, потребовал слова. Срывающимся голосом ("хладнокровие невольно покидает меня") он возмущенно говорил о нанесенном ему оскорблении [102]. Много дней спустя, на заседаниях редакции "Русского богатства", он вновь и вновь повторял: "Какие это товарищи? Разве так с товарищами полемизируют? Особенно меня поразил ваш черно-желтый Шевич! Осмелиться сказать, что мы не социалисты, а так, какие-то либералишки, и только потому, что не божимся на каждом шагу борьбой классов!" Руки у него тряслись, щеки горели, он поносил "этого заграничного господина", не находя в его взглядах и нахальстве ничего отличного "от самого оголтелого из наших русских марксистов". Пешехонов и Анненский сочувствовали ему [103].

Возмущенные "богачи" были готовы покинуть съезд, и лидеры партии в перерыве бросились уговаривать Рубанови- I ча-"Шевича" взять "либерала" обратно. Тот уступил, и сразу I после перерыва обратился к Мякотину с примирительной ( речью [104]. Внешне инцидент был исчерпан. Весь эпизод, как нельзя лучше, характеризует традиционное умонастроение и психологию русского социалиста: революционер-ниспровергатель заслуживает уважения; либерал - синоним обывательщины, политического приспособленчества, трусости, "премудрый пескарь" М.Е.Салтыкова-Щедрина; консерватор - оголтелый реакционер, "черносотенец", враг прогресса и народа.

Старания Мякотина, Пешехонова, Анненского были не совсем напрасны. За резолюцию первого из них о сохранении "пока" нелегальной организации и о приступе при ее деятельном участии к созданию открытой политической партии, "как особой организации, построенной на широких демократических началах" голосовал один делегат, семеро, в их числе Савинков, воздержались [105]. Все, кроме одного, отдали голоса резолюции Чернова-Рубеновича о невозможности в современных политических условиях перехода от конспиративной организации ко вполне открытой партии социалистов-револю- I пионеров [106]. I

Не получив желаемой поддержки, "богачи" в очередной I раз решили покинуть съезд. Но их уговорили остаться и вы-

"к л MI 11, свои соображения по программным вопросам. Под конец угреннего заседания 31 декабря делегаты устроили им форменный допрос, ставя "в лоб" вопросы об их отношении к •амсльиым захватам, вооруженному восстанию, выкупу |гмли. Учредительному собранию. Особенно старалась моло-лг*ь В частности, М.В.Вишняк задал вопрос, как они повело г себя, если Учредительное собрание "разорвет формулу Нсмля и Воля'\ и, закрепив землю за народом, отвергнет или oi рлиичит народовластие?" На что Пешехонов отвечал: "Бун-юм против такого собрания я не пойду" [107].

Исчерпав аргументы, Н.Ф.Анненский, В.А.Мякотин, А В.Пешехонов, П.Ф.Якубович покинули съезд (последний моим вернулся). Раскол стал фактом.

Отношение к Государственной Думе было определено в первый день заседаний съезда. Откладывать было некуда: 3 ян-•ырм истекал срок заполнения избирательных списков. К тому же, единомышленники из различных союзов настойчиво протай съезд высказаться по этому вопросу [108]. Делегаты ? ||сймили Думу и избирательный закон: "грубая фальсификации народной воли", "издевательство над рабочим народом". Клу 1аявил под бурные аплодисменты мастак по части красочных выражений О.С.Минор: "Пусть она будет архичерной, пусть там будут одни мерзавцы, это для нас будет выгоднее, I .ik как никакие иллюзии на ее счет не будут возможны" [109].

За использование думской трибуны однозначно высказался только "Норринг". Это было его личное мнение, поскольку делегировавший его Рижский комитет выступал за бойкот |110]. Антибойкотисты, Н.Д.Авксентьев, Е.Ф.Азеф, Н.С.Руса-нои, при обсуждении промолчали [111]. Решение о бойкоте Думы и выборах в нее было принято единогласно. Среди тех, к го вотировал бойкот, оказалось и несколько будущих депута-lon I Думы.

По мнению бойкотистов, весеннее восстание сметет существующий строй, Дума будет отвлекать внимание народа; правовое государство может изменить социальное положение и психологию крестьянства и поставить под вопрос осуществимость социализации земли; Дума совершенно не соответствует идеалу представительного учреждения, ее роль будет ничтожна. Этой аргументации, тесно увязанной с социалистической доктриной, нельзя отказать в логичности. Иное дело, что доктрина обещала неисполнимое - земной рай, а оценка развития событий и роли Думы оказалась неверной, в чем эсерам вскоре пришлось признаться.

Оценки эсеров и социал-демократов по вопросу о Думе совпадали до мелочей. Вторые также ждали революционного взрыва весной, клеймили избирательный закон и Думу, полагали, что ее значение будет ничтожным. В.ИЛенин и много лет спустя говорил о бойкоте I Думы как ошибке "небольшой и легко поправимой" [112]. О настроении социал-демократов можно судить по названию широко тиражируемой ими прокламации "Участники Думы - предатели народа". •

Определенно против участия в выборах в Думу выступили в декабре 1906 г. областные и губернские съезды Всероссийского Крестьянского союза. В принятых ими резолюциях всех, кто будет участвовать в выборах, объявляли врагами народа [113]. Решение о бойкоте Думы принял Союз союзов, ВЖС и ряд других профессиональных союзов, в то время как кадеты отмежевывались от революционеров и активно агитировали за участие в избирательной кампании и "органическую работу" в Думе.

На I съезде партии эсеры горячо спорили об использовании предвыборных собраний для революционной агитации. Предложение Чернова выступать на них с пропагандой партийной программы и тактики, Учредительного собрания нашло поддержку меньшей части делегатов. Большинство энергично протестовало. Дело дошло до обвинения Чернова в страшном злодеянии: "компромиссе", так что тому пришлось клятвенно заверять съезд о своей неизменной преданности революции и неприятии компромиссов.

Резолюция Чернова ("Бойкот выборов и агитация за этот бойкот повсюду, в том числе и на предвыборных собраниях") была отвергнута 28 голосами против 20. Приняли 30 голосами против 20 резолюцию Минора ("Съезд П.С.-Р. полагает несоответствующим ее интересам вступление в предвыборные собрания путем даже временного использования законных прав в участковых комиссиях") [114]. Первый бой с ультрареволюционерами Чернов проиграл. В состязании крайностей съезд дошел до запредельной черты.

Без обсуждения была принята резолюция о продолжении террористической тактики "до полного завоевания политических свобод", усилении центрального и местного политического террора и "партизанской войны". В связи с ослаблением "в настоящее время" комитетов, контроль над местным политическим террором возлагался на областные организации. "Более сложные террористические акты" поручались, "по тем же соображениям", летучим боевым дружинам [115].

Не вызвала споров резолюция об отношении к другим политическим партиям. Провозгласив своей конечной целью создание единой социалистической партии, съезд для данного момента установил градацию. ЦК и местным организациям предоставили право заключать постоянные соглашения с "родственными", примыкающими к эсерам, организациям IIIIC, латышским социал-демократическим союзом, белорусской "Громадой", грузинскими федералистами, дрошакиста-ми. С социал-демократами было решено вступать во временные боевые соглашения и, в крайних случаях, во временные 1<"1лашения для координации действий, решительно избегая слияния местных организаций, их военных, боевых, крестьян-ки\ и т.д. групп. "С с.д. нужна осторожность и еще раз осторожность, так как вероломство их достаточно нами испытано", - говорил делегат от ЦК "Соболевский" [116]. Аргумен-ыция и резолюция эсеров почти слово в слово (но с обратным имком) повторяли аргументацию и резолюции социал-демократов.

Съезд энергично отмежевался от кадетов, постановив не •холить с ними ни к какие соглашения и относиться "вполне непримиримо" к оппозиционным ("как буржуазным") партиям [117].

Рассчитанный первоначально на пять дней съезд продолжался семь, но не решил всех вопросов. Позицию по отношению к ВКС, профессиональным союзам поручили определить ЦК.

Сразу по его окончании члены избранного ЦК обсудили программу деятельности и распределили обязанности. Литера-iypno-издательские дела взяли на себя В.М.Чернов и Н.И.Ра-ки!ников, организационные - А.А.Аргунов и М.А.Натансон, 1>0 поручили Е.Ф.Азефу и П.П.Крафту. Позднее Крафт воз-i давил Исполнительное бюро, а в БО его заменил Савинков. На первых заседаниях разработали инструкцию для членов, определили компетенции уполномоченных ЦК. ЦК не доставало внутренней сплоченности, его члены постоянно нарушали принцип коллегиального решения даже очень важных дел [118]. При малом числе членов он, удивительным образом, представлял основные партийные течения: ультрареволюционное (Ракитников), центристское (Аргунов, Крафт, Натансон, Чернов), умеренное (Азеф, Савинков).

I съезд сыграл чрезвычайно важную роль в истории пар-ига эсеров и всего народнического направления. Партия эсеров конституировалась, определила свою организационную структуру, приняла Программу и Устав, избрала руководящие органы. Съезд стимулировал объективно обусловленный, наметившийся ранее раскол в народническом течении.

Уход публицистов "Русского богатства" положил начало открытому самоопределению умеренных социалистов-народников. Вскоре после съезда начали самоопределение и максималисты. "Развод" с умеренными и сверхреволюционерами переживался болезненно, но не грозил потрясениями, от которых партия долго не смогла бы оправиться. Опасный кризис разразился при обсуждении резолюций по тактике. Предшественники левых социалистов-революционеров, "ткачевцы", сторонники призыва к немедленному захвату земли и вооруженному восстанию, желали, во что бы то ни стало в ближайшие месяцы реализовать программу социализации земли. "Ортодоксам" во главе с Черновым крайним напряжением сил удалось провести резолюции, не предрешавшие немедленного боя во имя аграрной революции. Обе стороны пошли на уступки. Кризис был преодолен.

Съезд утвердил резко выраженную революционную тактику, которая основывалась на неверных представлениях о соотношении сил сторонников и противников революции, настроений крестьянства, роли Государственной Думы. Как и социал-демократы, эсеры переоценивали собственные силы, не придали должного значения наметившемуся после декабря 1905 г. повороту общественности. Поэтому сразу же после съезда они были вынуждены внести серьезные коррективы в свою тактику.

§ 2. СОСТОЯНИЕ ПАРТИЙНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

Рассмотрим организационное состояние партии эсеров в период от поражений декабрьских восстаний и до роспуска I Государственной Думы. В сражениях поздней осени и декабря 1905 г. многие организации революционеров были разгромлены. Социал-демократы более всего потеряли в Центрально-промышленном районе, в индустриальных центрах, крупных городах. Потери партии эсеров, с неистовостью бросившейся в огонь антиправительственных сражений, "были велики" - констатировал "Обзор деятельности за 1905-1907 гг.", составленный ЦК [119].

Кто пал на поле боя, кто скрывался, кто был арестован. Самые крупные потери понесли городские организации Москвы, Минеральных вод - Пятигорска, Екатеринослава, Харькова и губернские - Саратовская, Самарская, Казанская, Нижегородская, Тамбовская, Пензенская, Курская, Воронежская [120]. В декабре в полном составе был арестован съезд Украинской области. Киевская организация "была уничтожена совершенно целиком" [121].

В Саратовской губернии экспедиция генерала Сахарова "заставила бежать из деревни почти всю сознательную молодсжь". Оставшись без денег и заработков, молодые деревен-< м"е парни не могли рассчитывать и на помощь "разгромленных вчистую" партийных организаций [122]. Организации Крестьянского союза "рухнули", членов Бюро, кто не успел

ать, посадили в тюрьмы, там же оказались сотни членов крестьянских братств [123]. В губернском городе сохранился всего один рабочий кружок на заводе Гантке. Ослабленный арестами губернский комитет утерял связи с уездными группами и братствами [124]. Партия потеряла все легальные газеты, на время прекратили выпуск литературы партийные издательства, припрятали эсеровские книги и брошюры книжные клады и магазины.

С конца января - начала февраля в считанные недели ор-шншации возрождаются. По сообщению жандармского управления, Харьковская организация, "расстроенная декабрьскими арестами начала крепнуть во второй половине февраля", собрала остатки боевых дружин, привлекла на свою сторону значительную часть учащейся молодежи, разослала аги-ыторов по заводам и губернии [125]. То же было в Минской пбернии [126].

В Саратове комитет восстановился в январе. С 5 февраля Н.П.Огановский, Г.К.Ульянов, С.В.Аникин, Вл.М.Чернов при-гупили к изданию легального ежедневного "Голоса дерев-ми", который, по сведениям жандармского управления, "получил в Саратовской губернии самое широкое распространение и весьма вредно влияет на крестьян и малообразованные слои юрода". Не успели власти прикрыть эту газету, настырный комитет занялся выпуском "Народного листка" [127].

Несмотря на внутренние распри, откол "оппозиции" и максималистов, Московская организация, потерявшая множество своих членов, к концу зимы насчитывала в своих рядах до полутора тысяч, а к июню, по данным охранного отделения, - не менее двух тысяч членов в восьми районах [128]. В 11стербурге больше всего перепало партийным функционерам. Организация серьезно не пострадала. Инфраструктура ее в 1906 г. чрезвычайно разветвилась: рабочая, студенческая, ученическая, военная, боевая, пропагандистская и многие другие организации насчитывали в совокупности до трех тысяч человек. Вновь, как и в дни "октябрьских", в дни "перводумских свобод", шла открытая запись в партийные ряды [129]. Обе столичные организации отличались исключительно интенсивной, разносторонней издательской деятельностью от до легальных книг и газет до нелегальных листков.

Организационное строительство в 1906 г. шло не менее, а в некоторых отношениях более активно, чем в 1905. Зимой восстановились все губернские комитеты, к середине года они имелись во всех, кроме Рязани, губернских городах Европейской России. В отличие от предшествовавшего периода, в значительной части они были выборными и включали представителей рабочих, крестьянских, студенческих, военных и других подразделений. Почти до трехсот возросло число уездных и городских организаций. Причем наряду с "обжитыми" районами, они в большом количестве появились в Центральном промышленном районе, а также в Сибири и на Дальнем Востоке. Многократно увеличилось число городских организаций в Кавказском крае и Средней Азии [130].

1906 г. - время многочисленных съездов: областных, губернских, городских, уездных, волостных, районных, а также крестьянских и военных пропагандистов. Партийные комитеты и группы впервые стали регулярно отчитываться о своей деятельности. Партийная статистика: учет количества организаций и их членов, издания прокламаций и другой литературы, сфер деятельности, боевых дружин и вооружения, проведенных митингов, агитационных мероприятий среди рабочих, крестьян, солдат, студентов - ведет свое начало именно с 1906 г. Во всем этом, на наш взгляд, выразились качественные изменения, произошедшие в партии с 1905 г. Из совокупности малочисленных кружков, которые таили свое внутреннее состояние, она, по внешним признакам, превращалась в типовую нелегальную партию II Интернационала с характерными чертами массовой организации, все более и более сближаясь в этом отношении с российской социал-демократией.

Укрепились позиции партии в городе, где находились ее организационные корни. В непромышленных районах, по-прежнему, эсеры агитировали и находили отклик в первую очередь среди рабочих мелких, полукустарных заведений и ремесленников [131]. В промышленных центрах - устремляли свои взгляды на крупные государственные предприятия. Социал-демократы сохраняли несравнимо более прочные позиции среди городских интеллигентов и рабочих, однако, в ряде случаев, эсерам удалось покуситься на их превосходство. На III съезде Уральской области 25-26 июня 1906 г. делегаты Пермского комитета и Тагильской группы констатировали, что, хотя социал-демократы и ведут работу во многих местах, "но в общем симпатии рабочих на нашей стороне" [132]. На IV Уральском областном съезде (28-30 августа 1906 г.) приводились такие факты: в Златоусте работа на заводах велась "только ср.", на Кат-Ивановском, Садкском, Куксовском заводах "рабочие переходят от с.д. к нам", на Мотовилихском заводе (10 тыс. рабочих) "влияние ср. более значительно, чем с.д." [ 133]. Преобладающим было влияние эсеров на промышленных предприятиях Царицына.

По выявленным нами данным, в первой половине 1906 г. существовало не менее 112 рабочих организаций в городах, заводских поселках и местечках. В них числилось от 22,5 до 24 тыс. рабочих (от 22485 до 23975) [134]. Как и при всех ос-1 ильных подобных подсчетах, мы должны подчеркнуть относительную точность суммарной цифры - результата арифме-жческого сложения данных источников. Изыскания в местных и заграничных архивах, безусловно, позволят уточнить приведенные показатели. По-видимому, рабочих организаций ("а счет небольших городов и местечек) было больше, также, как и несколько больше было "организованных рабочих".

Заметно усилилось влияние эсеров в профессиональных союзах, особенно таких городов, как Петербург, Царицын, Астрахань [135]. По-прежнему, под влиянием эсеров находился Всероссийский железнодорожный союз [136].

На базе Всероссийского союза судоходцев, служащих и судорабочих в первой половине 1906 г. сформировалась Волжская судоходная организация партии социалистов-революционеров (ВСО ПСР.) В Нижнем Новгороде располагалось ее Центральное бюро, куда входили В.Н.Колотыгин (из семьи крестьян), К.В.Лихонин (из семьи мещан), А.Д.Капустин (из семьи крестьян), Н.В.Образцов (из семьи мещан) [137]. В отделении ВСО в Нижнем Новгороде было 300 членов и 10 (затем 12) затонских групп, в Рыбинске - 15 членов и 2 за-тонские группы, в Костроме - 15 членов и 1 затонская группа, в Твери - 5 членов и 1 затонская группа, в Казани - 4 штонские группы, в Царицыне - 15 членов, в Саратове - 20, в Астрахани - 100 и 6 затонских групп. Кроме того, имелись отделения в Кинешме и Череповце [138]. Таким образом, ор-I анизация насчитывала в своих рядах до 500 членов и 24 за-гонские группы, ее представители ходили на 90 пароходах. Издавали "Известия Волжской судоходной оргшшзации п.с.-р." и "Рыбинский затон".

Пароходские и пристанские группы избирали пароходские и пристанские комитеты. Организация пропагандировала среди судоходного персонала, распространяла литературу, руководила профессиональным движением [139]. По оценке Департамента полиции, размах деятельности ВСО был велик. Ее представителем во II Думе был В.В.Евреинов [140]. Осенью 1906 г. ЦК предоставил ВСО права автономной партийной организации под контролем областного комитета Центральной области. Действующая параллельно судоходная организация социал-демократов уступала эсеровской по всем параметрам [141].

Традиционно сильным с дореволюционных времен было влияние эсеров среди народных учителей [142]. В революции эсеры все более завоевывали симпатии Всероссийского союза учителей и деятелей по народному образованию, на II съезде которого был принят устав в их интерпретации, а социал-демократы, по обыкновению, хлопнули дверью. На III съезде Союза (июнь 1906 г.) эсеры явно преобладали [143]. Делегаты многих групп сообщали о том, что "учительство работает политически под флагом преимущественно с.-р." [144].

Особые надежды, как всегда, возлагали на крестьянство. Успешно восстанавливались крестьянские организации в Полтавской, Черниговской, Киевской, Екатеринославской губерниях. В.М.Зензинов, посланный уполномоченным ЦК в Украинскую область, в мае 1906 г. на съезде крестьянского Союза партии в Черниговской губернии "с великим удивлением узнал, что вся округа была великолепно организована", в каждой деревне была своя выборная группа или комитет из 3-5 человек. Сносились между собой организации с помощью специальных курьеров, имели пароли и явки, склады литературы. "Коротко говоря, - заключал он, - вся эта округа, весь район был покрыт густой сетью партийной организации - работа велась систематически, упорно, согласно намеченному плану". Ему также показали карту, на которой была обозначена вся организационная сеть [145].

Много стараний прилагали эсеры Поволжья. В Саратовской губернии в начале января восстановленный губернский комитет разослал разъездных агентов для выяснения конкретного положения в деревне, воссоздания уездных групп и крестьянских организаций. В феврале - марте повсеместно были избраны (новая черта в жизни эсеров) комитеты. Весной прошли съезды крестьян и крестьянских работников [146].

В.Н.Гинев в подтверждение своего тезиса о мизерности эсеровских крестьянских организаций сослался на протоколы июньского съезда Саратовской губернской организации. Его резюме таково: "...крестьянские братства в сравнительно большом числе были только в одном уезде, в остальных же их очень мало или совсем нет" [147].

Обратимся к протоколам упомянутого съезда, изъятым 9 июля 1906 г. при обыске у А.Г.Ржонсицкого [148]. В делах Департамента полиции хранятся несколько идентичных копий этого документа [149]. Вот о чем в них говорится. К июню 1906 г. во всех 9 уездах были восстановлены уездные группы. На губернский съезд не прибыли делегаты Кузнецкого уезда.

Сведения представителя Саратовского уезда, согласно протоколу, "очень недостаточны", так как руководители местной группы "вынуждены были в силу полицейских преследований внезапно выехать", у секретаря уездного съезда крестьян (7-8 мая) при обыске изъяли протокол, вследствие чего новый представитель оказался плохо информированным. По тем же причинам не было сведений о состоянии дел в Камышинском и Царицынском уездах. В отчетах представителей уездов нет определений "сравнительно большое число", "очень мало". Ни в одном из них не говорится, что в уезде отсутствуют

крестьянские братства.

Суммируем сведения по уездам: Балашовский - разделен на 8 районов, на уездном съезде в мае присутствовало 40 человек, в том числе от 15 братств; имелось и 4 действующих гектографа. Саратовский - 5-6 братств с выборными комитетами, связи с 50 волостями; Петровский - 15 волостных организаций, 3 братства; Аткарский - разделен на 3 района (Северный район - братства в 25 селах от 50 до 100 человек в каждом; Южный - в районной группе 10 человек, в том числе 2 крестьянина; Средний - сведений нет); Вольский - "группы сознательных крестьян" в 25 селах, Новоузенский уезд Самарской губернии - 11 братств. Согласно обнаруженным нами протоколам, представителей 27 волостей Крестьянского союза Саратовского, Новоузенского и Камышинского уездов, изъятых у В.Н.Афанасьева, в 5 волостях Саратовского уезда числилось 143 крестьянина-эсера, в Камышинском - 80 [150].

При анализе состояния дел в Саратовской (и любой другой) губернии статистический момент должен быть дополнен динамическим. К осени 1905 г. в губернии имелось до 200 братств с тысячами членов. Во время и после восстаний того же года около 5 тысяч крестьян оказались в тюрьмах, сельскую организацию разгромили [151]. Зимой 1906 г. приступили к ее восстановлению. Регенерация шла быстро, о чем свидетельствуют майский и июньский съезды. В перводумские дни, по описанию одного из руководителей губернского комитета, крестьяне "десятками и сотнями вступали в партийные организации. Были села, где на вопрос о "явке", Вам отвечали со снисходительной улыбкой: "Иди в любую хату - у нас все такие свои люди". Кое-где члены схода со старшиной и старостами во главе состояли в партийных организациях" [152]. В июле 1906 г. в губернии по официальным партийным данным насчитывалось 193 братства [153].

Деревенские братства, как писал один из руководителей Крестьянской комиссии при ЦК М.С.Арефьев, по обыкновению, составляли "первое звено нашей организации", но не единственное. Наряду с ними, существовали крестьянские группы, волостные и районные союзы, организации или братства [154]. В докладе июньскому совещанию ВКС 1906 г. делегат Саратовской губернии так очертил новую ситуацию: "С началом весны крестьянство начинает организовываться самостоятельно. Организации быстро растут и сразу становятся на ноги. Характер организации меняется: вместо существовавших раньше братств создаются крестьянские организации партии социалистов-революционеров. Теперь губерния покрылась целой сетью таких организаций. Саратовский уезд в целом объявил себя партийным" [155].

Самый важный вопрос, сумели ли эсеры Саратовской и других губерний охватить в своих сельских организациях такое число крестьян, чтобы определить ход событий (по терминологии социалистов, направить крестьянское движение "в русло сознательности", "руководить им")? На поставленный вопрос можно дать однозначный ответ - нет. Об этом многократно говорили сами эсеры. Не определяли они характера и сути крестьянского движения в 1917 г., когда число их сельских организаций и крестьян-эсеров в них было на порядок больше. О "руководстве" крестьянством могли говорить только заскорузлые доктринеры и педанты. Деревня не воспринимала социализм всех оттенков, местных его адептов, поучений городских гастролеров, а действовала сообразно своему внутреннему чувству, собственному космологическому миропониманию и согласно вековым традициям.

Тамбовский губернский комитет реорганизовался зимой 1906 г., к марту вновь приступили к работе Борисоглебская, Кирсановская, Козловская автономная, Моршанская и Тамбовская уездные группы, в марте - группы в остальных шести уездах. "Партийная работа среди крестьянства, - говорилось в отчете комитета губернскому съезду, - построена по типу децентрализации". Комитет осуществлял общее руководство, снабжал деньгами и литературой, посылал работников. На местах всю работу вели уездные группы. С апреля по сентябрь комитет издал, по-преимуществу для крестьян, до 70 тыс. экземпляров прокламаций и еще распространил 15 тыс. экземпляров, изданных Поволжским областным комитетом. Летом во всех уездах прошли крестьянские съезды с числом участников от 50 до 200. В братствах Кирсановского, Борисоглебского, Козловского, Тамбовского уездов насчитывали от 100 до 250 человек. Были созданы сельские боевые дружины. В Кирсановском уезде, кроме боевой летучей дружины из 8 человек (6 крестьян и 2 интеллигента), в деревенских боевых дружинах значилось до 40 человек [156].

Заметно расширился ареал организаторских усилий эсеров. В 1906 г. впервые партийные крестьянские организации были основаны в Сибири и на Дальнем Востоке, в Кутаисской и Тифлисской губерниях. В отчетах многих комитетов и групп подчеркивалось, что "работа ведется самими крестьянами", а также народными учителями, земскими работниками [157].

Существенные коррективы были внесены в тактику по отношению к Всероссийскому Крестьянскому союзу, ноябрьский съезд (1905 г.) которого для партии был подобен ушату холодной воды: руководство Союза энергично противодействовало усилиям ее посланцев, подавляющее большинство делегатов съезда не вняло призывам подняться на решительный бой. "Бабка", Е.К.Брешко-Брешковская, гневно выговаривала С.П.Мазуренко: "Вы украли у нас Союз!" Урок усваивали. II съезд Южнорусской областной организации (февраль 1906 г.) в специальной резолюции, указывая на "большое значение агитационной работы партийньгх товарищей в рамках и под флагом Всероссийского крестьянского союза", рекомендовал заняться "деятельной организацией в недрах Союза наиболее сознательных крестьян в партийные братства". "Бюллетень ЦК" партии опубликовал резолюцию без примечаний, что не могло быть расценено иначе, как одобрение и пожелание всем эсерам-аграрникам действовать в том же ключе [158].

Начальник Саратовского губернского жандармского управления в обзоре за апрель-октябрь 1906 г. на основе многочисленных фактов заключал: "Считаемая партией популярность среди крестьян идеи крестьянского союза, заставила партию, в целях усиления организационной работы, стремиться к превращению возникающих организаций упомянутого союза в партийные организации" [159]. И действительно, эсеры энергично пошли по пути повсеместного создания братств на базе организаций крестьянского союза.

Результаты целенаправленных усилий не замедлили сказаться. Как установлено нами, к марту 1906 г. под влиянием эсеров определенно находились крестьянские союзы Бессарабской, Витебской, Владимирской, Воронежской, Вятской, Екатеринославской, Енисейской, Иркутской, Казанской, Калужской, Курской, Могилевской, Московской, Нижегородской, Орловской, Пензенской, Полтавской, Псковской, Самарской, Саратовской, Симбирской, Смоленской, Тамбовской, Тульской, Харьковской, Херсонской, Черниговской, Ярославской губерний, Войска Донского и Кубанской областей [160]. На II Делегатском съезде Всероссийского крестьянского

союза (Москва, 7-8 марта 1906 г.) присутствовали делегаты от 18 губернских отделов. По информации Киевского охранного отделения, "за исключением одного, все состоят в то же время членами партии социалистов-революционеров". Съезд рекомендовал воздерживаться от пропаганды захвата земли, так как она "пока" рискованна, но вместе с тем не препятствовать подобной пропаганде, если она ведется самим народом, как и земельным захватам. "Весьма желательным" съезд признал захват посевов, отказ от покупки и аренды помещичьей земли, бойкот помещиков,"притесняющих крестьян" [161]. Невооруженным взглядом видно, что резолюции писались под диктовку эсеров, отличались крайней революционностью сравнительно с решениями съездов ВКС 1905 г.

Явственно проявилось влияние эсеров на совещании местных работников ВКС (Гельсингфорс, 11-13 июля 1906 г.) В его работе принимали участие 120 делегатов из 32 губерний, представители ЦК партии эсеров, ВЖС, трудовой группы I Государственной Думы - всего 203 человека. "В жизни моей я не видел такого демократического, или сказать прямее, оборванного собрания, - писал В.Г.Тан. - Настоящие крестьянские санкюлоты... Куртки у них в пятнах, локти протерты насквозь и в глазах бегают огоньки" [162]. Накануне совещания 25 мая, Крестьянская комиссия ЦК эсеров, опасаясь, что оно пойдет за организуемой партией энесов, настоятельно рекомендовала областным и губернским комитетам, другим местным организациям "принять все меры и оказать воздействие на выборы", чтобы делегатами непременно прошли "наши" [163]. Результаты оказались налицо. По окончанию форума Союза, руководство партии пригласило его делегатов на свое совещание. По словам В.М.Чернова, "пришли все, кроме одного". Сохранившийся протокол этого совещания ярко свидетельствует о крайне революционном, "проэсеровском", если можно употребить такой термин, настроении делегатов, их детальном знакомстве с делами партии, интересе к принимаемым ею решениям. И лапидарные строки протокола дают ясное представление: выступали не сторонние наблюдатели, а те, кому дела партии были близки [164].

В Гельсингфорсе Главный комитет Союза и ЦК партии эсеров договорились о совместных действиях. К соглашению примкнули также Трудовая группа, ВЖС и финская Красная Гвардия [165]. Умеренное крыло Главного комитета Бюро содействия противодействовало усилению влияния эсеров в Союзе. Их идеи популяризировал основанный в Лондоне "Голос Крестьянского союза". На 29 июля 1906 г. назначили съезд с участие ЦК эсеров и Трудовой группы. Все это произ-

256 водило впечатление судорог. Чем дальше, тем больше руководители Крестьянского союза напоминали генералов, чья армия день ото дня таяла.

Поражение Декабрьского восстания, отсутствие ожидаемого эффекта от террористических покушений, крах надежд на всеобщее крестьянское восстание, распространение революционных настроений в армии, успешная пропаганда в частях, подтолкнули партийное руководство обратить на нее особое внимание. К весне 1906 г. в верхах партии установилось мнение: "Может быть, военные дадут то, что не дала БО". По определению М.А.Натансона, "по существу самого хода дел... у нас на первый план выступило военное дело" [166]. О том же говорили А.А.Аргунов и В.М.Чернов [167]. В партии с весны 1906 г. пропаганда в армии стала вровень с пропагандой среди рабочих и крестьян. Группы военных агитаторов создавались почти всеми губернскими и многими городскими комитетами. По данным, которыми мы располагаем, эсеровские военные организации в 1906 г. имелись в 43 "пунктах", то есть в городах, местечках, гарнизонах [168]. Даже социал-демократы, обычно уничижительно отзывавшиеся об организаторских усилиях эсеров, вынуждены были, сквозь зубы, признать их достижения: "эсеры, правду сказать, кое-где нас в то время побивали", - писал Н.Чужак [169].

Самой многочисленной, по-видимому, была Севастопольская военная организация, в первой половине 1906 г. наладившая издание газет "Военный листок", "Солдат" и "Эхо народной борьбы. Военный листок" (последняя газета печаталась в Симферополе, где находился комитет "Таврического союза") [170]. Следом за ней шла Кронпггадтская [171]. Внимание ЦК в наибольшей мере привлекал Петербургский гарнизон. Наряду со столицей, военные организации были созданы в Колпи-но, Луге и даже Царском Селе.

В начале 1906 г. при ЦК была создана Военная комиссия во главе со Станиславом Феликсовичем (Фаустиновичем) Ми-халевичем (1856 (1857 ?) - 1911). В свое время - агент Исполнительного комитета "Народной Воли", он в 1881 г. был арестован по делу "Террористической фракции партии Народной Воли", осужден, неоднократно бежал из ссылки, в середине 90-х годов, успокоился, занялся предпринимательством, преуспел как солидный рыбопромышленник. Русско-японская война круто изменила его судьбу. Он бросил предпринимательство, уехал в Иркутск, где вошел в комитет, был одним из руководителей восстания в Красноярске в октябре 1905. Затем выехал в Петербург, чтобы запастись оружием, связями, надежными помощниками для реализации широких планов, ор-

17 Леонов М. И

257

ганизации вооруженных выступлений в Сибири при максимальном привлечении на свою сторону армии.

В Петербурге ему предложили стать уполномоченным ЦК и возглавить военное дело [172]. "Ян" - таков был его партийный псевдоним - отличался кипучей энергией, импульсивностью и пренебрежением к деталям повседневной организаторской работы, что сказывалось на порученном ему "Военном союзе". Мы так подробно рассказали об этом человеке и потому, что его судьба типична для первой генерации партии, и потому, что его роль в событиях 1905-1907 гг. была значительна, и потому, что о нем нет вполне достоверных сведений ни в одной публикации после 1917 г. С 26 по 29 июня 1906 г. в Териоках проходила конференция 13 военных организаций. В силу недостаточно удовлетворительной подготовительной работы - кто не получил точных явок и адресов, кого не пригласили, кому поздно сообщили - прибыла лишь часть представителей военных организаций. Не приехали уполномоченные крупных организаций Юга России, Малороссии, Сибири и Дальнего Востока [173].

В то же время собралась конференция военных и боевых организаций социал-демократов. Она не многим отличалась по представительности от эсеровской. И решения обе конференции приняли схожие: воздерживаться от частичных выступлений, укреплять организации, готовить армию к участию во всенародном восстании, строить военную организацию на платформе социалистической программы, не создавать специальной военной офицерской организации. В этом пункте конференция эсеров разошлась во мнениях с ЦК. Резолюции о тактике рекомендовали выступать против военной дисциплины, бороться за улучшение солдатского быта, организовывать открытые митинга [174].

Начало "Всероссийскому офицерскому союзу" также было положено в 1906 г. Беспартийный по форме, он был тесно связан с партией эсеров, вплоть до того, что его издания ("Военный союз", "Народная армия") финансировал ЦК. В создании Офицерского союза активно участвовал А.А.Аргунов, неоднократно встречаясь, согласно воспоминаниям, на его собраниях с В.И.Лениным [175]. Аргунову активно помогали Ф.В. Волховский и С.Ф.Михалевич. Союз имел небольшие группы во всех крупных гарнизонах [176].

Проникновение революционных настроений в армию было чрезвычайно опасно для властей и государственности. То. что тайные антиправительственные организации создавали офицеры, свидетельствовало о глубокой коррозии политического строя. Антиправительственные настроения общестценности, революционеров дополнялись такой силой, что при определенных обстоятельствах взрыв в одночасье мог сокрушить всю государственную систему. "Приказ № 1 по Петро-|радскому гарнизону" 1917 г., в считанные недели доконавший русскую армию, своими корнями уходил в учение социалистов "о всеобщем вооружении народа и т.п.", был подготовлен резолюциями о "Борьбе с военной дисциплиной" 1905-

1907 гг.

ЦК настойчиво изыскивал лазейки для легальной пропаганды. Нужны были деньги, и немалые. Руку помощи протянул миллионер Н.Е.Парамонов. Он субсидировал небольшой журнал "Народный вестник", который начал выходить в двадцатых числах марта. Номинально главным редактором числился Н.С.Русанов, фактическим был В.М.Чернов. В состав редакции входили А.И.Потапов, А.В.Гуковский, И.И.Фунда-минский, М.В.Вишняк, М.Б.Ратнер, М.А.Брагинский, АЛ.Криль. Деятельнейшим сотрудником был Л.Э.Шишко. На восьмом номере журнал прикрыли. Тотчас в дело вступил известный пароходовладелец Н.В.Мешков. Благодаря его крупным субсидиям с 3 по 12 мая вышло 9 номеров газеты "Дело народа". Закрыли эту газету - немедля наладили выход газеты "Народный вестник".

С мая эсеры начали объявлять фиктивными на деле редак-юрами трудовиков Г.К.Ульянова, С.М.Корнильева, М.А.Меркулова, И.Е.Соломко. Истинным редактором всех легальных газет ЦК был В.М.Чернов. Только на издательство в Петербурге партия тратила 1000 рублей в день [177]. Из 55 номеров издаваемых ЦК общепартийных легальных газет 30 было конфисковано, но их перепечатали и распространили. Тираж газет доходит до 43000 экземпляров [178]. В дни перводумья, как мы уже отмечали, эсеры основали около 20 легальных газет и несколько еженедельников. Свои газегы имели почти все областные комитеты, выходили периодические издания для крестьян, рабочих, военных [179]. Издавали газеты и на языках народов России: на татарском "Тан Юлдузы", на чувашском "Хыпарь".

Оживился и развил кипучую деятельность "Союз издателей с.-р.", который отчислял в партийную кассу 5% чистого дохода, а издательство "Новое товарищество" - Заграничному комитету - 30-40%. Владельцы московских эсеровских издательств вышеупомянутого Союза представляли богатейшие еврейские купеческие фамилии и были связаны родственными узами. "Новое товарищество" возглавлял сын С.Д.Высоцкого К.П.Скворцов, "Молодую Россию" - М.Л.Цейтлин, доверенное лицо Н.П.Высоцкого, действительным владельцем этого издательства был член московского комитета А.ДВысо-цкий [180].

Редакционную комиссию возглавлял С.Н.Слетов. В ее составе были МЯХендельман, Е.И.Сомов, Д.С.Розенблюм, Ш.Я.Нагорцев, А.П.Кудрявцев. Одно только издательство "Молодая Россия" опубликовало под редакцией А.И.Потапова (А.Рудина) 35 брошюр "Популярной библиотеки" [181]. Огромными тиражами издавали прокламации областные, губернские, городские, многие уездные организации, большинство которых обладало отменной множительной техникой. Издавали прокламации и некоторые братства.

К середине 1906 г. партия не только восстановилась, но заметно увеличила число своих организаций, вовлекла в свои ряды большое число крестьян, рабочих, солдат, интеллиген-тов, умножила свои функции, приобрела ряд характерных черт массовой нелегальной революционной организации. Она сохранила уверенность и жила ожиданием решительного сражения. Однако, она представляла собою не скрепленный единой волей организм, а скорее совокупность не очень крепко взаимосвязанных образований. У партии не было вождя, не доставало умелых организаторов.

Определенная доля вины лежала на ЦК, который с весны сконцентрировал свое внимание на Петербурге и Думе, оторвался от местных организаций. "Отношения центра с провинциями, обычные общепартийные дела были заброшены", - так обрисовывал сложившуюся ситуацию А.А.Аргунов [182]. Он, как известно, вместе с М.А.Натансоном, при разделении обязанностей членов ЦК возложил на себя организационные функции.

§ 3. ТАКТИКА НАКАНУНЕ ДУМЫ

Коррективы в установки, утвержденные I съездом партии, были внесены через считанные недели после его окончания в "Извещении о партийном съезде" и № 1 "Бюллетеня ЦК ПСР" (март 1906 г.) [183]. Сформулированы они были В.М.Черновым и, несомненно, одобрены ЦК.

ЦК назвал основным итогом борьбы в 1905 г. установление явочным порядком политических свобод, Манифест 17 октября - "не бог весть каким приобретением", главным действующим лицом 1905 г. - пролетариат, "этот авангард революции". Говорилось, что "действительная и полная свобода" может быть добыта только единовременным натиском пролетариата и крестьянства, которое может "двинуться в огонь", "подготовившись". Партию предостерегали против надежд на стихийные разрозненные выступления, так как они "представляют не мало опасностей, грозящих частичным вырождением, измельчанием" крестьянского движения. Разобщенные партизанские стычки между отдельными группами крестьян и отдельными землевладельцами, по мнению пар-шйного руководства, приведут не к социализации земли, "а к закреплению отдельных кусков земли за отдельными группами". ЦК отрекся от недавней уверенности во всеобщий взрыв весной 1906 г. "Партия в данный момент не назначает дня и часа" восстания, - говорилось в "Извещении о партийном съезде" [184].

В "Бюллетене ЦК", который вышел днями позднее, акценты были усилены: правительство укрепило свои позиции, либералы отказались от поддержки революционеров, чьи организации в городах разгромлены, пролетариат утомлен, ему необходимо время, чтобы собраться с силами, шансы крестьянского движения "значительно ослаблены и отодвинуты дальше, быть может, к осени"; наступил переходный период, момент передышки, "во время которой правительству удастся, наконец, созвать Думу, хотя, может быть, лишь затем, чтобы скорее распустить ее". Далее шел примечательный рефрен: "По-видимому, лишь к этому времени можно ожидать крупных массовых выступлений" [185]. Был сделан первый шаг от непонимания и пренебрежения к невольному признанию роли Думы как крупнейшего факта жизни России. Социал-демократы, отдадим им должное, сделали свой первый шаг в том же направлении раньше и решительнее. Кадеты были готовы, при определенных обстоятельствах, к органической работе в Думе. Из крупных политических партий одни октябристы с полным сознанием шли в Думу для сотрудничества с властью при проведении реформ и при борьбе с революционными выступлениями. Крайне правые шли в Думу для борьбы с революционерами и либералами, реставрации, насколько можно, политического положения до 17 октября 1917 г.

Сняв лозунг вооруженного восстания, как ближайшую задачу, ЦК партии эсеров рекомендовал не форсировать революцию, не торопить развязку, использовать все возможности для организации партийных рядов и масс, завоевания сочувствия в широких слоях общества, "внесения оппозиционной и революционной заразы в войско", усиления политического террора [186]. Признаем, что это были не четкие директивы, а советы самого общего свойства. Круто повернув руль, политическое руководство потеряло ясность и конкретность цели.

Местным организациям оставалось в этой ситуации действовать, в основном, на свой страх и риск.

В конце февраля - начале марта идеологи партии еще не считали Думу трибуной революционной апггации, тем более организующим центром революции. В упоминаемом "Бюллетене ЦК" без комментариев помещен протокольный отчет II съезда Южно-Русской области, в котором повторены соображения о Думе, высказанные на I партийном съезде. Более того, на областном собрании уполномоченный ЦК развивал аргументацию "ткачевцев", выражал недовольство принятой съездом резолюцией о тактике, так как она не призывала к немедленному захвату земли, а формулировка лозунга о вооруженном восстании не соответствовала фактическому состоянию боевых сил в деревне. "Предварительная подготовка вооруженного восстания вообще невозможна", - такими словами развенчивал он решения съезда [187].

В популистской прокламации ЦК "За Землю и Волю", помеченной мартом 1906 г., Дума называлась "фальшивой, обманной", нужной правительству постольку, "поскольку иначе иностранцы не дадут денег". Далее шел такой пассаж: "Большой грех берет на душу тот крестьянин, который идет в Государственную Думу" [188]. Дороги ЦК и крестьян расходились. В те дни, когда ЦК клеймил Думу и власти, крестьяне образцовой на эсеровской карте губернии взывали: "Батюшка царь! Мы, нижеподписавшиеся крестьяне Саратовской губернии, Аткарского уезда, Болыпедмитровской волости, умоляем тебя не утверждать такой Государственной Думы, выборы в которую дадут богатым над бедными власть" [189].

По-видимому в конце марта, ЦК перепечатал прокламацию "Граждане" Киевского комитета. Вот ее основные тезисы: "Государственная Дума будет презренной группкой в руках правительства"; "никогда не дойдет наша партия до проповеди фетишизма перед избирательным бюллетенем. Никогда не будет она насаждать в народе такого политического идиотизма профессоров и ночных колпаков" от либерализма; I съезд партии объявил "Думе самый полный бойкот: даже не запасаться разрешениями полиции, чтобы проникать на избирательные собрания"; "Долой Государственную Думу! Долой выборы! Да здравствует Учредительное Собрание!" Заканчивалась прокламация призывами: "Организуйтесь! Вооружайтесь! Да здравствует вооруженное восстание!" Нигилизм этого агитационного листка бил в глаза. Январско-марговские прокламации других местных комитетов содержали точно такой же набор фраз и выражений [190]. В мартовских номерах "Народного вестника" даже умеренные эсеры, "государстпенники", Н.С.Русанов, А.И.Гуковский, обзывали Указ и Манифест 20 февраля 1906 г. "продуктами бюрократического творчества" [191].

Поворот совершился в конце марта - начале апреля, когда определилось поведение масс и итоги выборов. В № 3/4 партийного журнала, помеченным 13 апреля, МЛ>.Ратнер сообщал: "Результатам избирательной кампании можно только радоваться". "Россия находится в каком-то лихорадочном состоянию), - так определял ситуацию М.А1Сриль [192]. Эсеровские публицисты в зависимости от темперамента и некоторых деталей личной позиции уговаривали, увещевали, наставляли на путь истинный, ругали последними словами героев дня - кадетов, беспокоились о поведении депутатов-крестьян.

Поворот совершился. Он был настолько крут, что не мог не вызвать замешательства в партийных кругах и подтолкнуть раскол. Весной была сделана еще одна попытка умилостивить чрезвычайно усилившуюся московскую "оппозицию". Вначале ЦК предложил ОК Центральной области вмешаться в местную распрю, чтобы избежать распада организации. Усилия ОК желаемого результата не дали. Положение усугубило колоссальное по размерам и дерзкое по исполнению ограбление Московского общества взаимного кредита 7 марта 1906 г. дружиной В.В.Мазуренко на сумму 875 тыс. руб. Областной комитет в специально изданной в связи с этим "эксом" прокламации "К вопросу о средствах борьбы" осудил это ограбление, как и вообще все экспроприации частных средств [193].

"Экспроприаторская гангрена" распространялась по телу партии, вырождалась в примитивный уголовный грабеж. Экспроприации не были уделом только эсеров. Все революционные организации таким образом воплощали лозунг "экспроприация экспроприаторов" (по-русски: "Грабь награбленное"). Не брезговали "эксами" и социал-демократы. В Тифлисе группа под руководством Камо (Тер-Петросян), за спиной которого, по-видимому стоял Сталин, в июне 1907 г. экспроприировала более 250 тыс. руб. Уральские большевики во главе с братьями Кадомцевыми провели крупную экспроприацию. Как писали авторы недавно вышедшей книги "Марксисты и русская революция": "Было проведено и еще несколько удачных операций такого рода". С определением "удачных" к делам такого сорта согласиться трудно. Думается, что более правы были авторы названного сочинения, когда писали: "Но постепенно становилось ясно, что экспроприации могут выродиться в элементарный политический бандитизм..." [193].

После неудачи примирительной попытки ОК в Москву был делегирован В.М.Чернов. Картина, которую он увидел, была незавидной: раскол был состоявшимся фактом. Наряду с МК партии существовала "Московская организация Партии социалистов-революционеров", основанная на принципах полной демократизации и автономности районов. "Оппозиция" на примирение не шла. Только благодаря черновскому красноречию она согласилась делегировать на Совет партии своего представителя [194].

Коррекцию тактики произвели на I Совете партии (Москва, 25-27 апреля). В его работе участвовали пять членов ЦК, представители Северного, Северо-Западного, Южного, Северокавказского, Южнорусского, Центрального, Поволжского, Украинского областных, Петербургского и Московского городских комитетов с правом решающего голоса; уполномоченные ЦК по Северной, Северо-Западной, Украинской, Южнорусской областям, посланец "московской оппозиции" с правом совещательного голоса. Азеф и Савинков на Совет не явились. Были заслушаны отчеты о состоянии работы на местах, обсуждены вопросы об отношении к Государственной Думе, Трудовой группе, экспроприациям, а также о политическом терроре, легализации партии, об областных комитетах, Центральной крестьянской комиссии при ЦК, партийных взносах, профессиональных союзах [195].

Совет не внес изменений в стратегию действий: свержение самодержавия, концентрация усилий в массах, подготовка вооруженного восстания. Подтвердили: "...бойкот выборов в Думу при невозможности для партии выступить открыто со своей программой - был единственно правильной тактикой". Необходимость новой тактики объяснили революционным составом Думы, наличием в ней близких к революционным партиям элементов из рабочих и трудящегося крестьянства, что неизбежно порождало борьбу Думы, во всяком случае ее левого крыла, с правительством, чем создавался "целый ряд моментов, в высшей степени благоприятных для развития в широких массах населения революционного сознания и настроения". Ставилась задача полнее использовать благоприятную ситуацию, через Трудовую группу оказывать давление на Думу "в смысле проведения требования о созыве Учредительного Собрания ... и провозглашения лозунга об уничтожении часгной собственности на землю". Депутатам-эсерам было отказано в праве официально представлять партию. Им отвели роль "союзников партии" [196].

Объяснения, данные Советом, о причинах бойкота и крайне отрицательного отношения к Думе на I съезде и после него, а затем признания Думы фактом огромного общественного значения и изменение в связи с этим тактики, вызвали замешательство, непонимание, протест в рядах партии. Позднее неоднократно раздавались язвительные замечания в адрес "жалких" аргументов ЦК и Совета партии [197].

Столь же стремительным был поворот социал-демократов. Большевики накануне съезда призывали отказываться от участия в выборах в Думу "на какой бы то ни было стадии". На IV съезде Ленин предложил резолюцию, близнец эсеровской (или наоборот): бойкот выборов и Думы признавался верным, а создание думской фракции, утверждалось, не обещало серьезного успеха, "грозя скорее скомпрометировать РСДРП"; предлагалось использовать конфликты в Думе, готовить восстание, когда, быть может, в связи с думским кризисом - наиболее обострится общий революционный кризис" [198]. Съезд предвещал неизбежность конфликтов между Думой и правительством, внутри Думы, что революционизирует страну, армию и превратит это "мнимоконституционное учреждение" из орудия контрреволюции в орудие революции. Социал-демократы проявили большую, чем эсеры, политическую приспособляемость. Их съезд разрешил выставлять на выборах там, где они еще предстояли, кандидатуры партийных делегатов, а также признал желательным образование в Думе социал-демократической группы [199].

I Совет партии эсеров приостановил на время деятельности Думы центральный террор (против голосовал С.Н.Слетов, незадолго перед этим кооптированный в ЦК), решил, в случае наступления политических свобод, реорганизовать партию в открытую, с полностью демократическим уставом [200]. Эта уступка "оппозиции" и умеренным социалистам равно не устроила как одних, так и других. Были определены компетенции областных комитетов, Центральной Крестьянской комиссии при ЦК. В резолюции о профессиональных союзах рабочих Совет признал "единственно целесообразной организацию беспартийных рабочих союзов" и настоятельно рекомендовал принимать самое активное участие в их создании и деятельности, образуя внутри их партийные группы. Приняли резолюцию, которую никогда не выполняли, об обязательном отчислении части партийных взносов в кассу ЦК.

Осудили практику экспроприации частных капиталов, экспроприация казенных капиталов разрешалась с согласия и под контролем ЦК и ОК. Несмотря на суровый слог, последнее постановление, вызванное желанием избежать морального разложения партийных рядов, оказалось малоэффективным и натолкнулось на ожесточенное неприятие местных комитетов.

Множилось число "нелегалов", рос объем деятельности - нужны были большие средства. Партийные взносы, там, где они собирались относительно регулярно, покрывали меньшую часть потребностей. И у самого ЦК рыльце было в пушку. Он не отказался от 200 тыс. рублей, части мартовской экспроприации "московской оппозиции", от более чем 50 тыс. от партийной экспроприации в Ташкенте [201]. Примеры можно продолжать.

Столь же не просто складывалось отношение к экспропри-ациям у социал-демократов. На IV съезде РСДРП большинство голосовало за резолюцию меньшевиков, запрещавшую экспроприацию частных капиталов; экспроприация государственных капиталов допускалась лишь при определенных условиях. V съезд РСДРП высказался за запрещение любых экспроприации и роспуск боевых дружин. При этом Ленин, Лядов, Томский, Ярославский и некоторые другие большевики и латышские социал-демократы голосовали против, а ряд членов их фракций от голосования воздержался. Экспроприации, между тем, продолжались.

Прервем на время последовательность повествования. Реализацию установок I Совета партии предварим выяснением деятельности партийных организаций в первые месяцы 1906 г. Это было время относительного затишья. Выступлений рабочих, сравнительно с 1905 г., было немного. Преобладали экономические локальные немноголюдные стачки. Тонус стал повышаться с конца весны, с событий 1 мая. В Самаре утром этого дня из 750 рабочих главных железнодорожных мастерских на работу явилось только 200, да и те, за исключением 29, вскоре разошлись по домам. В депо из 800 человек, кроме дежурных, работали всего 60. Примета времени: администрация не настаивала на работе и не предполагала налагать взыскания. По мнению начальника Самарского жандармского полицейского управления железных дорог А.И.Грицевича, ничего особенного не случилось, "невыход на работу объясняется давно заведенным порядком праздновать этот день" [202]. Власти, на всякий случай подготовились. По улицам дефилировали казачьи патрули, в общественных местах находилась военная охрана. Речь шла не о недопущении незаконного праздника, а о превентивных мерах на случай возможных беспорядков. Обыватель в этот день предпочел сидеть дома. Вечером несколько тысяч рабочих собрались в городском Стру-ковском саду. День прошел почти спокойно. Пытались буйствовать семинаристы, но были рассеяны патрулем [203].

В крупных городах и промышленных селах рабочие, празднуя 1 мая, не вышли на работу. В Петербурге бастовало в этот день свыше 100 тыс., в Риге - 30 тыс. рабочих Всеобщие стачки прошли в крупнейших городах Царства Польского, бастовали и демонстрировали рабочие Одессы, Ростова-на-Дону, Саратова, Баку, Казани, Киева. В мае-июне местами вспыхивали отдельные весьма упорные стачки. Много забот властям доставляли безработные, создавшие свои Советы.

Деревня жила ожиданием Думы, мечтала о разрешении вековых надежд, писала о них в наказах, прошениях и приговорах. С конца весны огромные районы Юго-Востока и Юга России, Малороссии охватили сельскохозяйственные стачки. Характерное явление "перводумья" - бесконечная череда митингов в селах, городах, воинских частях. Отчеты всех местных организаций особо выделяли "переход от кружковых собраний к массовым митингам".

Главным фактом общественно-политической реальности стала Дума. На нее обращали взоры все: от крайних консерваторов до крайних революционеров. Первые надеялись, что царь ограничит Думу и восстановит незыблемость самодержавия, а,может быть, и положение, существовавшее до Манифеста 17 октября 1905 г. Либералы мечтали о конструктивной законотворческой деятельности, революционеры ждали, когда массы разочаруются в Думе и восстанут. Народ верил в Думу.

Созванный в феврале 1906 г. II съезд Поволжской области признал необходимым реорганизовать пропагандистскую работу. Перед избранным ОК поставили в качестве первоочередных задач укрепление местных организаций и создание боевых дружин [204]. Южнорусский областной съезд, созванный в то же время, единогласно высказался за захват земель и большинством голосов (Кишиневский, Николаевский, Одесский комитеты против Елисаветградской группы) - за призыв и подготовку вооруженного восстания [205]. Зимой Минский, Самарский, Пензенский, Нижегородский, Курский, Одесский и некоторые другие комитеты направили своих агитаторов создавать братства, боевые дружины, агитировать за восстание весной [206].

Это, конечно, была авантюра, но нельзя сказать, чтобы совсем беспочвенная. Полиция в начале марта сообщала о возможности аграрного движения с наступлением весны, о брожении в отдельных селах "чисто на политической подкладке" [207]. Земский начальник 10 участка Бугурусланского уезда Самарской губернии в начале марта обращал внимание начальства на отказ крестьян нести повинности, непослушание должностным лицам и требовал, хотя бы на время, изъять крестьян-агитаторов АДоронина, ТХолубина, Беляева из сКротовка, П.Я. и Ф.Сударевых, АХрунина, Л.М.Мокеева,

М.Шестова и Ф.С.Романова из сМордовский Бугуруслан, И.Князысина, Е.Е.Белишева и П.Журавлева из с.Пронькина, А.Д.Талызина, К.И.Макарова из с.Сок-Кармалы, С.Страйкина из д.Трифоновки и К. Б. Б а ды ков а из д.Бакаевой [208].

Комитет эсеров разными путями добывал оружие. Богоро-дицкий-"Смиренный" в январе-феврале 1906 г. покупал и перевозил его в Самару, И.Лигачев со товарищи 11 февраля выкрали из вагона-цейхгауза 152 винтовки и 7500 патронов и спрятали их. Найти их, несмотря на всё старания полиции, не удалось. Они выстрелили в июле 1906 г. в Кинель-Черкассах, в "походах" на Ставрополь и Бугуруслан [209].

Директор Департамента полиции 16 мая в циркулярном письме обратил внимание начальника Самарского жандармского управления И.И.Каратаева на усиление пропаганды среди крестьян губернии и на "малоуспешность борьбы с этим видом революционной деятельности". В ответ Каратаев жаловался, что дознания об антиправительственной пропаганде в селах продолжают возникать беспрерывно, "просветителями крестьян являются местные интеллигенты, учителя, учительницы, врачи, фельдшеры и учащаяся молодежь, вынужденные жить в деревне", и пропагандисты, посылаемые революционными комитетами [210].

В Саратовской губернии крестьяне с зимы 1905-1906 гг. стали переизбирать сельских должностных лиц. Сельские общества и волости возглавили "сознательные и решительные представители деревни". Повсеместно составлялись приговоры с условием не арендовать землю у помещиков дороже, чем по шесть, а иногда и по три рубля за десятину. Арендовали всем обществом, а распределяли по душам [211].

С февраля 1906 г. с исключительной энергией принялись за дело эсеры Пензенской губернии. Для подготовки сельских агитаторов в Пензе создали ученическую группу из 98 человек. Во время празднования 1 мая 100 крестьян из 11 братств со знаменами вошли в губернский город и прошли по его улицам [212].

Разрозненные усилия эсеровских пропагандистов не могли всколыхнуть деревню. Даже самые нетерпеливые из них вынуждены были приспосабливаться к реалиям сельской жизни, лейтмотивом которой было ожидание Думы и вера в царя. Второе обстоятельство в литературе традиционно замалчивалось. Из бесчисленного количество примеров приведем два. Представитель Вятского комитета в июне 1906 г. на III съезде Уральской области говорил: "Царизм до сих пор крепок в народе (были случаи избиения агитаторов за резкие выражения о царе)" [213]. А вот мнение маститого революционера, народовольца, эсера-аграрника А.И.Пеленкина: "Борьбу с дворянством, вороватым чиновничеством народ принимал легко, так как искони питал к ним чувства ненависти и презрения. Но вот царь... (знаки в тексте, - М.Л.)" [214]. И.И.Ралситникова, обобщая материалы анкеты ЦК, с особым удовлетворением отмечала: "Отношение крестьян к царю единодушное. Нет буквально ни одного ответа, который бы не указывал на то, что вера в царя в массах или "падает", или уже "окончательно упала"" [215]. Анкета распространялась среди "сознательных крестьян", ответы на нее нельзя экстраполировать на всю многоликую, многомиллионную массу деревенского люда Приведем еще два примера. В Саратове комитетчики, направляя в губернию разъездного агитатора А.Студенцова, наставляли: "Авторитет царя так еще велик среди крестьянского населения, что агитировать против него можно только на собраниях крестьянских братств, а на массовках рекомендовали ограничиваться критикой помещиков" [216]. Самарское губернское жандармское управление с тревогой сообщало: "Крестьяне Бугурусланского уезда скоро будут бить студентов и вообще всех образованных, чтобы не бунтовали против веры и не шли против царя" [217].

В своих отчетах комитеты отмечали: "с весны работа среди крестьян оживилась" [218]. Агитация бойкота выборов отклика не нашла, стали агитировать за составление наказов и приговоров. Согласно общему выводу, "крестьяне отказались на время от массовых выступлений, влекущих за собой громадное количество жертв и решили действовать отдельными террористическими актами" [219]. Со времени выборов по деревням и селам, местечкам и городам, потом в воинских частях бесконечной чередой пошли собрания и митинги. По сообщению Орловского, Нижегородского и других комитетов, летом целыми неделями шли собрания, на которые собиралось от 8 до 20 крестьян, одновременно боевые сельские дружины (например, в Арбатовском и Муромском уездах) совершали экспроприации [220].

Эсеры приняли деятельное участие в сельскохозяйственных забастовках. В Черниговской, Екатеринославской, Херсонской, Самарской и Оренбургской губерниях Юго-Запада и Юго-Востока России крестьяне добились повышения заработной платы и улучшения условий труда. В Воронежской, Саратовской, Тамбовской губерниях рассчитывали непомерными требованиями дезорганизовать помещичье хозяйство, заставить владельцев бежать, чтобы после этого земли "естественно" перешли к крестьянам [221]. "Удивительно дружно" весной-летом проходили стачки в Аткарском, Балашовском, Камышинском, Саратовском и Сердобском уездах Саратовской губернии. Целые округи отказывались пахать помещичью землю за плату ниже определенной. Порой, как например, у земского начальника Сердобского уезда Сабура, барское стадо приходилось пасти казакам. На землях многих помещиков крестьяне пахали и сеяли, затем жали, как на своих участках; "владелец махал на все рукой" [222].

Пик надежд на Думу пришелся на первый месяц ее заседаний. В мае-июне ситуация обострялась. Уполномоченные ЦБ ВКС в мае 1906 г. объехали Киевскую, Полтавскую, Черниговскую, Харьковскую, Воронежскую, Тамбовскую, Минскую, Смоленскую, Московскую, Саратовскую, Симбирскую губернии и Область Войска Донского. По их впечатлениям, настроение крестьян было настолько приподнято, что агитаторам приходилось их сдерживать от несвоевременных выступлений. ЦБ ВКС рекомендовало в случае роспуска Думы активную борьбу начать с захвата посевов или собранного уже хлеба. Предполагали, что первыми выступят в Поволжье, затем в Харьковской и Курской губерниях. Бюро рекомендовало против полиции и стражников применять бомбы, воинские же части привлекать на свою сторону, "не возбуждать их метанием в них бомб" [223].

В селах повсеместно формировались боевые дружины, создавались мастерские по производству бомб, крестьяне запасались оружием. В одном только Самарском уезде полиция выявила боевые дружины в селах Царевщина, Старый Буян, Хорошенькое, Шиланский ключ, деревне Ново-Запрудная, население которой, по свидетельству местных властей, отличалось "буйным характером" [224].

Крайне остро разворачивались события в Кинель-Черкас-сах этой губернии, где боевая дружина эсеров насчитывала в своих рядах до 200 человек. Камнем преткновения явился отряд пешей и конной стражи. Во время пожара 4 июня "тысячная толпа", по словам начальника жандармского управления, потребовала удаления стражи. На сходке жителей слободы 18 июня, на которой председательствовал ученик сельскохозяйственного училища Г.С.Татаринцев, было решено отказать стражникам в квартирах, а у тех, кто нарушит решение схода, отобрать наделы. По набату церковного колокола 29 июня на базарной площади собралось несколько сот человек, слушали "Речь депутата Аладьина", которую читал Татарин-цев. Конные стражники разогнали митинг, но вскоре собралось до пяти тысяч местных крестьян, мастеровых людей, торговцев, и разгорелась баталия с бросанием камений и стрельбой. Стражников загнали во двор и держали в осаде три часа, Троих из них, в том числе и исправника, сильно избили. Только после того, как прибыли две роты пехоты, осада была снята и страсти временно улеглись [225].

В начале января 1906 г. комитеты Петербурга, Москвы, Астрахани призвали рабочих отметить годовщину 9 января демонстрациями и стачками. С началом думской кампании эсеры дискутировали на предвыборных собраниях с кадетами и октябристами, призывали отказаться от выборов "в черносотенную Думу". В крупных промышленных центрах на заводах им удавалось проводить резолюции о бойкоте, в деревне - это случалось крайне редко [226]. Задолго до 1 мая все городские комитеты выпустили великое множество прокламаций с призывом к забастовкам. Митинги шли один за другим. В Курске их за лето прошл 15. В Ялте на организованных эсерами митингах 1, 21, 28 мая участвовало от 150 до 1500 человек [227]. Заурядным явлением стали митинги в воинских частях, расположенных в городах. В некоторых случаях (в Астрахани 1 июня, в Царицыне, на Уральских заводах) эсеры организовывали и возглавляли забастовки [228]. Чаще они примыкали к стачкам, организуемым социал-демократами. В Петербурге, несмотря на противодействие марксистов, меньшевиков и большевиков, по инициативе эсеров в июне 1906 г. состоялись выборы в Советы рабочих депутатов [229].

Так называемый, Судский боевой комитет Белозерского уезда Новгородской губернии вел активную пропаганду среди рабочих сплава, издавал прокламации, 10 июня организовал демонстрацию рабочих сплава деревни Корнилово, закончившуюся продолжительной перестрелкой со стражниками. С тех пор, комментировал события начальник губернского жандармского управления, "вся деревня Корнилово настолько имеет ненависть к полиции, что поодиночке ни один стражник туда не идет" [230].

Экзальтация революционеров передавалась солдатам. В июне 1906 г. представители батальона, расположенного в Колпино, явились в ЦК и предложили под руководством эсеров идти через Красное Село, увлекая по пути войска, и взять резиденцию императора. Горячие головы остудили с трудом. Предприятие отложили до лучших времен и батальон ограничился демонстрацией [231].

В январе-марте 1906 г. руководство особые надежды связывало с террором. Решение о его возобновлении было принято 4 декабря 1905 г., и тогда же "Бэллу", Э.Лапину, командировали в южные города, в том числе в Киев, для пополнения рассыпавшейся БО. Всецело поглощенная террором, в котором одном она видела реальное "дело", чуждая массовой работе, малоценной и малополезной в ее глазах, натура экзаль-

тированная, резкая, порой бесцеремонная, "Бэлла" не считалась с мнением местных комитетов, надо полагать, она их искренне рассматривала как некоторое скопление напрасно отвлеченных от террора сил. Протесты комитетов она игнорировала. Однако, настроение теперь было не то, что в 1905 г. Даже те местные функционеры, которые считали террор несомненно целесообразным средством борьбы, теперь, за единичными исключениями, отводили ему вспомогательную роль в главном: организации, пропаганде, агитации в широких массах. В ЦК посыпались жалобы на Лапину, а затем и других эмиссаров БО: "снимают с постов нужных организаторов и агитаторов, которые в данное время были полезны не для боевого дела, а для общепартийной работы" [232].

К весне 1906 г. БО "разбухла" до 30 человек, в их числе А.Р.Гоц, В.М.Зензинов, А.П.Кудрявцев, А.Яковлев. - уполномоченные ЦК, члены МК. Одни из них ( Гоц, Кудрявцев) с увлечением исполняли роль извозчиков, разносчиков папирос, осуществляя наблюдение за высокопоставленными представителями власти, другие (В.М.Зензинов) были угнетены атмосферой, царившей в БО, и вспоминали о своем террористическом прошлом с тяжелым чувством [233].

Б.В.Савинков уверял, что он неоднократно указывал на "переполнение", которое вредит делу, Азеф с ним не соглашался и принимал все новых и новых членов, которым не находилось применения. Вот пример реализации возможностей ценных партийных работников. Валентина Попова с осени 1905 г. работала в Москве секретарем Крестьянской комиссии. Через нее шла переписка со всей российской глубинкой, она вела переговоры с аграрниками, хранила отчеты, пароли, явки. С увлечением занималась порученным делом. После многократных уговоров Азефа вступила в БО и месяцами в Финляндии в гостинице "Турист", на базе террористов, изготовляла динамит: специальную смесь высушивали на слабом огне. Одно неосторожное движение - и раздавался взрыв. Помещение, в котором изготавливали динамит, было полно испарениями, от которых мучительно болела голова [234].

Старый революционер, член БО, М.М.Чернавский, будучи в 1907 г. на Урале, на вопрос пожилого рабочего: "Чему он может научить?" - гордо ответил: "Делать динамит и другие взрывчатые вещества и приготовлять из них снаряды", - и по выражению лица собеседника понял, что чем-то скомпрометировал себя. Зачем самим делать динамит, был удивлен тот, если его можно получить даром, или почти даром. И тут же предложил достать хоть пуд, а в придачу капсюли гремучей ртути. Динамит употреблялся на многих уральских заводах и

272

на приисках рудного золота. В партийных организациях Урала было много людей, которые могли доставать динамит и капсюли гремучей ртути. Чернавский был сражен [235].

ЦК предполагал политическим террором сдержать наступление властей, компенсировать падение уровня массового движения, поднять революционное настроение. Говоря как раз о начале 1906 г., И.И.Ракитникова несколько лет спустя безапелляционно утверждала: "Террор шел за массовым движением - так было в жизни" [236]. Мнение это поддержали и некоторые исследователи последнего времени. Связь между массовым движением и покушениями на Сипягина, Плеве, великого князя Сергея Александровича, при особом желании, конечно, можно выявить. Но где же эта связь в покушениях на тайных сотрудников в рядах партии Татарова, Кухарова, Свя-дища, Петрова, Курятникова, Полякова, Диманта, Бутенко и других? Каким образом шло за массовым движением бросание бомбы в Казанское жандармское управление 12 марта 1906 г.?

Действительно, покушения, организованные боевыми отрядами и дружинами, были местью за подавление массовых эксцессов. Что же касается БО, а эсеровский террор ассоциируется в первую очередь с ее действиями, то она была настолько далека от массового движения, вплоть до пренебрежения им, настолько автономна, что, по крайней мере во времена руководства ею Азефом-Савинковым, руководствовалась исключительно рафинированными политическими соображениями, а со второй половины апреля 1906 г. - и соображениями А.В.Герасимова-П.А.Стольгаина МШкольник, АШпейзман, Э.Лапина да и многие другие террористы крестьянского и рабочего движения не замечали и знать о нем не желали.

В первые месяцы 1906 г. ЦК хотел получить от террора то, чего не дало массовое движение в 1905 г. Ничем иным, как стремлением компенсировать потерю веры в массовое восстание, можно объяснить уход в террор таких активных участников Московского восстания, как В.М.Зензинов и А.Яковлев-Гудков. Вероятно, по тем же причинам ушли в террор "аграрные террористы", видные участники декабрьского восстания М.И.Соколов, В.В.Мазурин и другие будущие максималисты.

Нельзя признать случайным решение ЦК 4 декабря о возобновлении политического террора и восстановлении БО - не после, а накануне самых яростных и драматических столкновений, пика гражданской войны 1905-1907 гг.

После I съезда ЦК поручил БО организовать до открытия Государственной Думы одновременно покушения на министра внутренних дел П.Н.Дурново и Московского генерал-гу-

18 Лешюв М. И.

273

бернатора В.Ф.Дубасова. Кроме того, Зензинова направили в Севастополь для выяснения возможности организации покушения на адмирала Чухнина. Самойлову и Яковлеву поручили организацию террористического акта против генерала Мина и полковника Римана [237].

Б.У.Вноровский-Мищенко и В.И.Шиллеров 2, 3, 24, 25, 26 марта с бомбами поджидали карету Дубасова. Не дождались. Беневская 15 апреля, разряжая бомбу, сломала запал, в результате взрыва потеряла кисть левой руки и несколько пальцев правой. Несмотря на вмешательство Гавронских, 28 апреля она была арестована в Бахрушииской городской больнице. Вноровский и Шиллеров, по-прежнему, безрезультатно подкарауливали Дубасова. В день царских именин, 23 апреля, в Москву приехал Азеф, только что отсидевший по приказу Герасимова в предварительном заключении несколько дней и после этого вновь приступивший к исполнению обязанностей тайного агента полиции.

Дубасов должен был присутствовать в этот день на торжественном богослужении в Кремлевском храме. Когда его карета выехала на Тверскую площадь Вноровский рванулся к ней и бросил бомбу. Взрывом были убиты граф Коновницын и сам террорист, Дубасов ранен. Азеф в момент покушения сидел в кофейне Филиппова недалеко от генерал-губернаторского дома. Он первым рассказал Савинкову в Гельсингфорсе о том, как произошло покушение [238].

В Петербурге в Охранном отделении Азеф попытался приписать покушение З.Жученко. Припертый к стенке перекрестным допросом Рачковского и Герасимова, он, по-видимому, понял, что такого рода игра на двух враждебных сценах до добра его не доведет, и решил впредь блокировать все действия боевиков. Началась игра, которую красочно описал Герасимов [239]. Все остальные задуманные БО покушения, в том числе и на П.А.Столыпина, не удались, а после 23 апреля и не могли удаться.

Бесконечная череда провалов начинаний БО сильно печалило руководство партии. "Январь, февраль, март, апрель нас преследовали полные неудачи", - с горечью говорил в 1910 г. М.А.Натансон [240]. Это явилось одним из обстоятельств, сообразуясь с которыми, ЦК сделал особую ставку на пропаганду в армии.

С начала 1906 г. заявили о себе "летучие отряды" Поволжской, Украинской, Северной, Северо-Западной, Южной, Центральной областей. Все они, кроме Поволжского, были образованы в конце 1905 г. Демократические по составу они находились под достаточно строгим контролем областных комитетов и не только не жили на партийный кошт, но с помощью экспроприации, иногда весьма значительных, поддерживали комитетский бюджет. Отряд Украинской области осенью 1906 г. совершил в Курске экспроприацию на сумму в 30 тыс. руб. (но оказалось - это были старые погашенные кредитные билеты), в начале февраля 1907 г., экспроприировали у артельщика, ехавшего в блондированном вагоне около 60 тыс. руб. Артельщику дали расписку. Паровоз отцепили, вместе с артельщиком и деньгами расположились на тендере паровоза, который вел один из членов отряда, вывесили знамя: "Летучий боевой отряд Украинского областного комитета П.С.-Р." - и так мчались. Не доезжая несколько верст до Екатеринослава, сошли с паровоза и затерялись в рабочих предместьях [241].

Согласно официальной партийной статистике в январе- июне 1906 г. эсеры совершили 31 покушение, из которых ВО - 2, областные летучие отряды - 16 и боевые дружины - 13. Объектами покушений стали 6 генерал-губернаторов и губернаторов, 5 высших воинских чинов (адмирал, генералы и полковники), 14 служащих среднего и высшего звена государственного аппарата, 4 агента тайной полиции, конвой и жандармское управление [242]. Самым громким оказалось покушение М.А.Спиридоновой (боевая дружина Тамбовского комитета) на губернского советника Г.Н Луженовского.

В начале мая 1906 г. местные комитеты получили циркулярное письмо ЦК партии с извещениями о решениях I Совета партии. В нем указывалось, что открытие заседаний народных представителей дает возможность отложить временно в сторону страшное оружие террора в надежде, что Дума сможет установить действительную ответственность ранее безответственных агентов власти, в связи с чем и партии, может быть, не придется выступать в роли судьи и мстителя за чинимые правительством насилия. Добавлялось, однако, что боевые дружины должны быть сохранены. Совет партии дал ЦК право объявить начало террора, "когда этого потребуют интересы революции". Многие местные организации были недовольны. Украинский областной съезд выразил свое возмущение как сутью, так и характером принятого без предварительной консультации с губернскими и городскими комитетами решения [243]. И.И.Ракитникова писала об огромном числе "нфеканий и упреков по адресу ЦК", в связи с приостановкой террора, "о неудержимом росте террористических настроений местных работников" [244].

Последнее, кажется, является результатом столь характерной для мемуаристов аберрации. С открытием Думы террористические настроения резко пошли на убыль. "Решение о прекращении террора совпало с его отменой самой жизнью. За исключением Севастопольской организации и отчасти Волги, где временно сосредоточилась довольно сильная организация, повсюду наблюдалось затишье в области боевых дел" [245]. В марте и апреле было совершено по пять террористических покушений, в том числе, три - на тайных агентов полиции, а одно - явилось попыткой взорвать казанское жандармское управление. В мае число террористических актов возросло до девяти, в июне упало до одного.

Превосходный материал для выяснения настроения партийных работников и крестьян дали протоколы совместных заседаний делегатов совещания ВКС с руководством партии и эсерами-аграрниками в июне 1906 г., когда надежды на Думу испарились и ждали ее разгона, а вслед за тем восстания. Чернов, Ракитников и остальные лидеры партии обстоятельно поясняли причины временного прекращения террора, защищали постановления Совета партии, как отвечающие состоянию страны и настроениям масс, которые, по объяснению Ракитникова, после поражения восстания 1905 г. "вышли из-под руководства партии и надеялись вновь войти, в последний раз, в соглашение с царем".

Черниговский делегат говорил об агитационном значении террора, Курский - об отрицательном отношении губернского совещания к постановлению Совета партии и просил его пересмотреть, Пермский - о необходимости организовать покушение против царя. Делегат Старооскольского уезда Курской губернии, как и ряд других, указывая на "агитационное значение террора", вместе с тем признавал постановление Совета правильным. Против террора и в поддержку резолюций Совета выступили представители Смоленской, Пензенской, Курской, Тульской, Воронежской губерний. Представитель Крестьянского союза Курской губернии был категоричен: "Не только не настало время для прекращения террора, но оно и совсем прошло". Очень интересно бесхитростное мнение представителя Пензенской губернии: "У нас крестьяне говорили, как же царю что-нибудь дать, когда там все стреляли". На вопрос, считает ли данное собрание своевременным возобновление террора, утвердительно ответило 18 человек, отрицательно - 28, воздержалось - 3 [246].

В январе-июле образовалось межпартийное бюро для обмена информацией и технической взаимопомощи. В него вошли представители РСДРП, ППС, Бунда, Польской социал-демократии, ПСР, ВКС и ВЖС. На совещаниях от эсеров участвовали или Чернов, или Натансон. В марте социал-демократы обратились к Натансону с предложением модернизации и фывных снарядов македонского образца. Тот порекомендовал им Азефа, который и сотрудничал с главным "техником" - социал-демократом. "Насколько мне известно, - добавлял в связи с этим Натансон, - никаких провалов по этому поводу не гфоизошло" [247].

§ 4. В ДНИ I ДУМЫ

(27 апреля - 8 июля 1906 г.)

Вернемся к "думским мотивам" деятельности партии после I Совета. В последнем (седьмом) номере журнала "Народный вестник", помеченном 4 мая, Н.С.Русанов характеризовал суть современной политической жизни как "результат воздействия друг на друга трех сил: правительства, Думы, народа" [248].

В редакционной статье первого номера легальной "перво-думской" газеты ЦК "Дело народа" был признан очевидным факт сосредоточения внимания народа на Думе, ожидания от нее осуществления заветных желаний и чаяний: "За Думой стоит почти весь народ, - писал автор, по всей видимости В.М.Чернов, - затаив дыхание, напряженно ждет от нее решительного шага". Оппозиционно-революционное большинство депутатского корпуса создавало, по мысли эсеров, реальные предпосылки функционирования ее как агитационной трибуны, органа выработки проектов революционного преобразования России, расчистки почвы для "настоящего народоправства", превращения в организующий центр революции [249].

Думе решительно отказывали в праве органической законотворческой деятельности, в праве окончательно разрешать социально-экономические вопросы. Один из самых умеренных, насколько это применимо к революционерам, эсеров, Н.С.Русанов изумлялся: "...приходится пожимать плечами, когда видишь с каким серьезом и рвением наш новоиспеченный парламент пустился по пути совместного с монархом законодательства" [250]. Чернов ссылался на свою статью в № 3/4 "Народного вестника" (13 апреля 1906 г.), в которой он "на все лады" предостерегал будущую Думу, партию кадетов, "весь народ" от всяческих "беспочвенных, расслабляющих и вредных иллюзий" и полностью исключал право Думы провозгласить себя Учредительным собранием [251].

В.Н.Гинев прав, говоря об отсутствии у эсеров единого мнения относительно бойкота Думы, но мы не можем согласиться с его утверждением о распространении эсеровской легальной печатью "иллюзии, будто бы через Думу при условии, если она займет решительную позицию, возможно добиться созыва Учредительного собрания на основе всеобщего избирательного права" [252]. И в первом и во втором случае он шесть раз сослался на легальную эсеровскую газету "Голос" № 1 от 28 апреля 1906 г. Газету "Голос" с 27 апреля по 7 мая издавал и редактировал бывший толстовец, который одно время называл себя эсером, А.Хирьяков. После почти месячного перерыва, с № 10 он уступил газету эсерам. В редакцию вошли Чернов, Гуковский и другие эсеровские публицисты, малоформатная газетка изменила свой внешний вид, став со 2 по 10 июня 1906 г. легальной полноформатной газетой партии [253].

Сторонники участия в выборах Н.С.Русанов, Н.Д.Авксен-тьев, "государственник" А.И.Гуковский с критикой бойкота в печати не выступали. Нам не известно ни одного случая, когда бы газеты и прокламации ЦК, областных, местных организаций в дни "перводумья" и до конца революции называли отказ от участия в выборах в I Думу ошибкой. Сказанное не означает, что какая-либо группа и запустила листок с критикой бойкота. Суждения околоэсеровской публики не следует смешивать с партийной точкой зрения.

Мнения о Думе действительно были весьма различны. Ф В Волховский полагал, что "самая естественная форма возникновения временного правительства - это превращение в него, или вернее, усвоение его функции Государственной Думой" [254]. М.А.Энгельгардт вначале, в мае 1906 г., предлагал Думе "расчистить почву для настоящего народоправства", а затем махнул на нее рукой. Энгельгардт был одиозной фигурой. В описываемое время максималиствуюпгий эсер, он, чуть позднее, стал видным теоретиком максимализма, сторонником немедленного похода всем трудовым народом, который он считал революционером и социалистом, за "трудовую республику", а после 3 июня 1907 г. в горечи обозвал народ "фефелой" и удалился от всех борений в мирную тихую обитель [255].

Общепартийную точку зрения наиболее обстоятельно изложили В.М.Чернов и Г.А.Гершуни. Второй во время этапа из Шлиссельбургской крепости на каторгу в Сибирь сумел передать из Московской тюрьмы большое письмо-статью. Назвав Думу крайне уродливым явлением, глумлением над требованиями и интересами народа, Гершуни подчеркнул: "Тактика бойкота была единственно правильной, ибо она была единственно возможная". Но, продолжал он, Дума - есть "крупная величина", факт, с которым нельзя не считаться, для народа она - святыня, "последнее убежище и последняя попытка мирно решить и устроить свою жизнь". От Думы как законодательного учреждения нельзя ждать каких-нибудь реальных результатов, резюмировал Гершуни, ее роль - в ином; эсеры должны "толкать" Думу влево; выступать против нее, если она встанет на реакционный путь, не противодействовать, если она будет оппозиционной, и поддерживать ее революционные действия.

Далее следовал смысловой узел: если народ разочаруется в Думе, посчитав депутатов повинными в неразрешении аграрного вопроса, - "возникнет стихийное движение, которое партия не сумеет ввести в свое русло и которое делу освобождения народа, быть может, в окончательном итоге, ничего не даст", в то время как разгон оппозиционной Думы сцементирует массы и партия призовет трудящихся "к тем внепарламентским путям, которые остаются в его распоряжении". Гершуни назвал "грубой политической бестактностью" нежелание кадетов прислушиваться к "советчикам" слева, поскольку в настоящее время кадеты могли бы не быть "нашими противниками", а действовать параллельно [256].

Надежды на совместные действия с кадетами, у Гершуни и партии в начале 10-х чисел мая были уже минимальны. Через полторы-две недели после открытия Думы тактика советов и подталкивания кадетов слева все более дополнялась жесткой отповедью. С начала прений по аграрному вопросу, появлением кадетского проекта " 42-х" на кадетов смотрели уже как на противников. Резкая критика дополнялась бранью: "либеральное убожество", "белознаменный либерализм", "антинародная партия", "партия обывателей", "катедер-поли-тики". До вычурных ругательств социал-демократов эсеровским публицистам было далеко, но они старались. Кадеты, профессора, приват-доценты, присяжные поверенные, виновато оправдывались.

Каждый очередной исторический зигзаг неотвратимо влек идеологов партии к обоснованию и объяснению аграрной доктрины. Так было после волны крестьянских выступлений весны-лета 1905 г., после бурной вспышки июля-августа 1906 г. и после публикации Указа 9 ноября 1906 г. Ту же картину мы наблюдаем весной-летом 1906 г. после поражения крестьянских восстаний осени предшествующего года. Эсеровское рвение не представляло чего-либо из ряда вон выходящего. Те же заботы и в то же самое время овладевали социал-демократами, освобожденцами-кадетами, консервативными либералами-октябристами, консерваторами и правительством. Это был всероссийский недуг.

Аграрные откровения руководства партии эсеров приобретали особый характер в связи с некоторыми привходящими обстоятельствами: в 1905 г. - ходом крестьянского движения, не вписывавшимся в социологическую схему, и практикой аграрных террористов; осенью 1906 г. - полемикой с максималистами и энесами, реакцией на фундаментальный план переустройства, предложенный от имени правительства П.А.Столыпиным; весной-летом 1906 г. - практикой и агитацией публицистов "Русского богатства", оформляющегося максимализма, фактом Трудовой группы и развернувшейся "борьбой за крестьянина" внутри народнического направления. Перечислить и проанализировать все побудительные мотивы нет ни необходимости, ни возможности - это предмет специального исследования.

Главный идеолог партии В.М.Чернов со второй половины марта 1906 г. - после довольно долгого перерыва от "эмиграционных" дооктябрьских времен - отставил в сторону организационные, тактические и многие иные сиюминутные сюжеты и, с первых номеров журнала "Народный вестник" стал публиковать многостраничные теоретические статьи по аграрному вопросу, пространные рецензии на вышедшую в начале года "чрезвычайно интересную и содержательную брошюру" П.А.Вихляева, горячо рекомендуя ее всем членам партии, на сочинения А.Бебеля, А.С.Изгоева, а также на собственную брошюру, которую в считанные дни сумело выпустить эсеровское издательство Распопова в Одессе [257]. В меру сил помогали Чернову Л.Э.Шишко и молодые - КИ.Бунаков и М.В.Вишняк [258]. В дни "перводумских свобод" эти статьи были изданы огромным тиражом как брошюры, а кроме того, было отпечатано великое множество популярных брошюр, в составлении которых особенно преуспевал А.Н.Рубакин.

Из всего многообразия рассмотренных теоретиками и публицистами тем и сюжетов отметим особо значимые для понимания тактических нюансов. Жестко отграничивалась программа социализации земли от социализма, программа-минимум от программы-максимум. Особое внимание уделяли сюжету социально-экономической обусловленности программы-минимум и программы-максимум: последней должен предшествовать продолжительный период обобществления и реорганизации производства особенно в сельском хозяйстве и сосредоточение власти в руках социалистических партий. Скрупулезно излагались детали планируемого на ближайшее время аграрного переворота: социализация земли не есть социалистическая организация производства, не может привести к избавлению от эксплуатации, запрещению наемного труда в деревне, полному экономическому равенству, не связана с переходом земли в корпоративную собственность отдельных общин, земледельцев, государства; одна из основных существенных черт этой аграрной программы - ликвидация частной собственности на землю и формирование нового "трудового нрава".

Два последних положения стали предметом бесконечных экзерсисов в великом множестве статей и брошюр. Они знаменовали отход от представлений социалистов 60-70-х годов ХГХ в., необоримая уверенность которых в природной "соци-алистичности" крестьянства покоилась на незнании деревенского бытия. Постоянное общение, хотя бы только с радикально настроенной частью деревни, зримые тенденции крестьянского движения, не укладывавшиеся в рамки выдвинутой В.МЛерновым на рубеже XIX-XX вв. доктрины, распространение бунтарских настроений среди многих членов партии - лишь часть причин поворота к "государственности" и "праву", профилактики "собственнических инстинктов". Аграрная программа разрасталась в многостраничный законопроект со сложной иерархией разделов, статей, пунктов и подпунктов; всем этим тактическая линия множеством нитей связывалась с доктриной. Формализация программы, стремление направить крестьянское движение в заданное парадигмой русло, были чреваты противопоставлением придуманного пути в страну счастья и изобилия с реальными крестьянскими интересами, которые не вписывались ни в какие рамки социалистической ( и других) теорий.

Власти, проектируя Думу, сделали ставку, помимо землевладельцев и крупных предпринимателей, на крестьян, отдав дань традиционным воззрениям на них как опору царя и отечества. И ошиблись. Крестьяне, которые получили квоту в 43% выборщиков, отдавали голоса кадетам, самой левой из участвующих в кампании партий, и "левее кадетов". Кадеты и прошедшие под их флагом получили 42,5% в Думе [259]. Они и Трудовая группа, куда вошла большая часть крестьян-депутатов, представляли оппозиционное большинство. Дума такого состава была недееспособна.

Перед императорской семьей 27 апреля предстали не коленопреклоненные верноподданные, а уверенные в себе, резкие, громкие, с неостывшими голосами от едва выхваченной победы господа-депутаты. Дума собралась - бороться против любого законопроекта, какой бы ни был предложен этим правительством [260]. Царь был поражен, правительство растерялось.

Эсеры во многих местах, увлеченные общим потоком, нарушили постановления партийного съезда и деятельно вмешались в ход избирательной кампании, вначале как выборщики, а затем и - кандидаты на депутатские места. По свидетельству хорошо информированной газеты Санкт-Петербургского рабочего союза "Труд", "в Думе оказались в числе ее членов, между прочим, лица, которые, наряду с другими товарищами, баллотировали на I партийном съезде тактику бойкота" [261]. После небольших колебаний активно включились в предвыборные баталии члены Саратовского комитета и лидеры губернского Крестьянского союза СВЛиикин, Г.К.Ульянов [262]. Последний зимой 1906 г. был в административном порядке выслан в Сибирь, избран "заочно" и возвращен из ссылки для исполнения депутатских обязанностей.

Ход выборов, участие в них эсеров внесли путаницу в ряды партии. А.Н.Чернова так описывала сложившуюся ситуацию: "Сейчас, например, большинство не знает, как отнестись к с.-рам, выбранным в Думу. Таковых, говорят, до 20 человек. Они ведь нарушили формальное партийное постановление, а с другой стороны - "победителей не судят", как сказал мне один приезжий из Питера, а там наши за ними усердно ухаживают" [263].

Как удалось установить, в Думу прошли эсеры Г.САбра-мов, А.Ф.Аладьин, С.В.Аникин, С.И.Бондарев, А.И.Ганюцкий, И.К.Заболотный, ПВ.Кальянов, А.П.Козлов, М.Д.Кутаманов, С.М.Корнильев, М.Л.Меркулов, Ф.М.Онипко, А.Ф.Тесля, Г.К.Ульянов, И.И.Ушаков, И.Д.Шелихин [264]. Итого, 16 человек. По всей видимости, в партии состояли или были близки к ней И.И.Пустовойтов и титульный редактор газеты "Мысль" ИТ.Соломко. Среди депутатов-эсеров был лидер Архангельского комитета А.И.Ганюцкий (вероятно, участвовал в I съезде партии), М.Л.Меркулов - член Курского комитета, организатор "братств". Как Аникин и Ульянов, видную роль в делах губернских комитетов и Крестьянского союза играли М.Д.Кутоманов и С.Ф.Аладьин. Почти все эсеры в I Думе, за исключением Ганюцкого и Корнильева, - крестьяне по происхождению. Абрамов, Меркулов, Онипко, Шелихин - земледельцы, остальные, по роду деятельности, были тесно связаны с крестьянством.

Депутаты-эсеры Саратовской губернии положили основание Трудовой группы. Аладьин, Аникин, Бондарев, Кутома-нов, Ульянов вошли в ее комитет. Самым ярким оратором группы - это признавали все - был С.В.Аникин. В Трудовой группе эсеры обосновались на крайне левом фланге. И.В Жилкин рассказывал А.В.Тырковой-Вильямс, что группу они вместе с Аникиным и Аладьиным организовали после выборов, направляясь в одном вагоне в Петербург. Тут же на ходу, под стук колес, набросали программу и план организации [265].

Партийной думской фракции или группы эсеры не образовали. Думается, что сентенции о "политиканстве", "политической близорукости", "неспособности занять выдержанную классовую позицию", мало что дают для понимания дела. Сами эсеры не задавались такими вопросами - и это многое объясняет. Считаться им приходилось с такими явлениями: создать партийную группу или фракцию де факто означало одобрить нарушения партийной дисциплины, какими бы благими намерениями при этом не руководствовались и признать ошибочность бойкота, во-вторых, прошедшие на свой страх и риск в Думу не желали следовать всем изгибам партийной тактики, некоторые из них тяготели к энесам; в-третьих, и самое главное, руководство желало создать мощное объединение всех "трудовых элементов" в Думе - концентрированный оплот революционных сил, естественный пункт притяжения взоров трудовой России; только тогда Дума могла стать организующим центром революции [266].

Поэтому эсеры крайне неодобрительно встретили консти-туирование во второй половине июня социал-демократической фракции. Они были готовы примириться появлением с фракции из "кавказцев", прошедших под партийным флагом, но их взволновал выход из Трудовой группы социал-демократов, баллотировавшихся, подобно эсерам, как беспартийные. Стремление марксистов и впредь расти за счет трудовиков было чревато, в глазах эсеров, опасными последствиями. Эсеры призывали социал-демократов "не поднимать партийного знамени", не выделяться, а вступать в Трудовую группу, объединяя и революционизируя левые элементы Думы. И еще один их довод: "Попавшие в думу члены партий должны были бы работать над сплочением партийной трудовой группы, а не создавать искусственные партийные фракции, отсутствие которых решено предшествующей тактикой" [267].

История Трудовой группы детально исследована Д.А.Ко-лесниченко [268]. Поэтому мы остановимся лишь на основных аспектах взаимоотношений партии эсеров и трудовиков. Эсеры стояли у истоков трудовой группы. Саратовский "Союз трудящихся", во главе с С.И.Бондаревым, И.В.Жилкиным, С.В.Аникиным, ПК.Ульяновым, может считаться родоначальником Трудовой группы - писал ее историограф [269]. Едва только депутаты стали съезжаться в Петербург началась "охота на мужика". Мало преуспели в этом консерваторы -

"ерогинцы", более - кадеты, преимущество было за народническим направлением, представители которого использовали аграрный крестьянский радикализм и активность депутатов саратовцев.

К будущим трудовикам приставили лучших ораторов В.МЛернова, И.И Бунакова, известных организаторов-аграрников Н.И.Ракитникова, К.РЛСочаровского - на это специальное внимание обратил Департамент полиции [270].

Поначалу не все проходило гладко. Любопытный эпизод передала А.Н.Чернова: "Крестьянские депутаты ведут себя с олимпийским величием, преисполнены сознания своей великой миссии. Третируют, говорят, всех и вся так свысока, что один наш пропагандист не вытерпел и сбежал". Чернов был более удачлив. Рассказывали, что после его беседы один из крестьян встал и сказал: "Лично я слушал ораторов и ничего не понимал; теперь, наконец, все понял и все могу сам объяснить. Спасибо оратору!" [271].

В "Обзоре деятельности ПСР. 1905-1907 гт." говорилось: "Трудовая группа, созданная руками партии" [272]. В этом утверждении была значительная доля правды. Все издания, все ораторы партии эсеров изо дня в день неустанно пропагандировали идею объединения трудящихся-депутатов в независимую думскую группу. Отмежевание от кадетов, создание самостоятельной трудовой фракции И.И.Бунаков назвал "мудрым и прекрасным шагом" [273]. Они призывали к скорейшему идейному самоопределению, участвовали в выработке программных заявлений и законопроектов группы.

В составе Трудовой группы практически не было юристов, специалистов по аграрному вопросу, государственному праву - эсеры призвали "кликнуть клич к ученым и к специалистам", созвать свое совещание из людей, сочувствующих ее основному стремлению: обратить всю землю в достояние трудящихся и только трудящихся. Собрав под свои знамена интеллигентов-единомышленников, Трудовая группа, утверждали лидеры партии, нивелирует превосходство кадетов, среди которых много опытных юристов, ученых, талантливых ораторов, и разработает, в противовес аграрной программе цензови-ков-кадетов, проект трудовой аграрной программы, лучше всего, если в нем выразятся идеи социализации земли, тогда он сыграет роль знамени. Трудовиков торопили: "Никто не знает, насколько долговечной окажется Дума. Горизонт покрыт тучами... Время не ждет" [274].

Эсеры А.И.Гуковский и М.Б.Ратнер вошли в юридическую комиссию, В.МЧернов, Н.И.Ракитников, К.Р.Кочаровский, И.И.Бунаков - в аграрную, созданную 7 мая, самую многочисленную, главную с точки зрения депутатов-трудовиков, эсеров, публицистов "Русского богатства". По предложению В.МЛернова, был принят проект о создании земельных комитетов на местах, чтобы непосредственно втянуть массы в решение аграрного вопроса, связать их с Трудовой группой, использовать Думу в целях их организации, как верно передавал суть идеи А.Ф.Аладьин, "создать вне Думы такие силы, на которые мы могли бы рассчитывать в нужный момент, в момент конфликта" [275]. Внесенный 24 мая в Думу от имени 35 ее членов "Проект о немедленном создании на местах комитетов, избранных на основе всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права", вызвал конфликт между трудовиками и кадетами [276]. "Первое разногласие" - так озаглавил свою статью член ЦК и один из главных спецов по аграрному вопросу партии кадетов А.А.Гродескул [277]. "...Здесь наши дороги с нашими "друзьями слева** расходятся", - ставил точку лидер партии П.Н.Милюков [278]. Эсеры были крайне довольны, что им удалось-таки вбить клин между кадетами и трудовиками. Это - "предвестник расхождений в будущем по более важным и крупным вопросам", предрекал автор всех редакционных статей "Народного вестника" В.МЛернов [279].

На этот раз кадетам удалось уговорить трудовиков уладить дело миром, отказаться от срочности "Проекта 35-ти" и сдать его в думскую комиссию. "Похоронить" проект кадетам помогло то, что большинство Трудовой группы не желало действовать таким революционным способом. Из 107 ее членов проект подписали только 32 [280].

На совещании Трудовой группы 1 мая 1906 г. с 40-минутной речью выступил В.МЛернов. Он предложил группе созвать особое аграрное совещание выдающихся специалистов и знатоков, сторонников перехода земли в общенародную собственность, доказывал невыгодность для крестьян разрешать аграрный вопрос "в этой Думе", рекомендовал поставить его только принципиально с тем, чтобы передать все дело предварительной разработке на места, сельским сходам и уполномоченным, настаивал на установлении самой тесной связи депутатов и крестьян, с целью "поддерживать их (крестьян.- М.Л.) в состоянии непрерывного брожения" и заключил речь словами: "Только внепарламентское давление обеспечит победу в будущих кризисах". Под рукоплескания трудовиков председатель собрания предложил Чернову принять участие в аграрной комиссии в качестве эксперта [281].

И.И.Бунаков 4 мая в обращении "К Депутатам парламентской Трудовой группы" сформулировал основные лозунги: "Народу нужна земля. Вся земля. Народу нужна воля. Вся воля. Народу нужна власть. Вся власть". На заседаниях Трудовой группы и ее комиссий эсеры энергично выступали против вознаграждения за отчуждаемые у крупных землевладельцев земли вообще и "справедливой оценки" в частности. "Все зависит от того, - доказывал 18 мая Бунаков, на чьей стороне будет сила. Будет она на стороне народа, - крестьяне получат земли столько, сколько им надо, и по той оценке, которую они сами сделают без всякого давления сверху. Не будет у них силы не получат они земли" [282]. Оставим на совести пылких ораторов обещание крестьянам столько земли, сколько им надо. Серьезные исследователи еще до "Особого совещания о нуждах сельскохохозяйственной промышленности" показали, что Россия была самой мелкокрестьянской из крупных Европейских стран, что при полном дележе всей помещичьей земли сельскохозяйственного назначения на крестьянскую душу пришлось бы дополнительно около одной десятины, а гигантский прирост деревенского населения в считанные годы довел бы крестьянский надел до исходной величины, об этом неустанно говорили октябристы, П.А.Столыпин. Но революционеры слышать этого не хотели, крестьяне - не могли.

Чернов вновь и вновь уговаривал трудовиков в аграрном законопроекте определить только основные принципы, а детальную разработку передать на места свободно избранным комиссиям, сельским сходам. Закончил он выступление на предельно высокой ноте: "Никакие слова не подействуют на пулеметы и пулеметных дел мастеров,... против силы надо действовать силой... объединять крестьянство для революционного решения аграрного вопроса" [283].

Нешуточная борьба за преобладание в Трудовой группе разгорелась между кадетами, публицистами "Русского богатства" и эсерами. В решении политических проблем кадетам частично удавалось увлечь за собой большинство группы, но как только дело касалось земли, они пасовали. Сколько бы ни были красноречивы кадетские ораторы, преодолеть вековые убеждения крестьян им было не под силу. Больших успехов добились "друзья по направлению".

Испытав разочарования в сотрудничестве с эсерами в "Сыне отечества" и в ходе дебатов на их I съезде, "богачи" оказались в замешательстве. Очень хотелось возглавить легальную партию, желательно большую, но строительного материала под рукой не находилось. С эсерами было все ясно. Приходилось изыскивать точки опоры, обиды - обидами, а с партией эсеров "богачи" окончательно не рвали - все-таки это была единственно родственная им значительная партийная сила. Супруга А.В.Пешехонова, арестованного в марте 1906 г. по делу ВКС, вспоминала, что в 1906 г. постоянными посетителями их квартиры была эсеровская молодежь; "приезжие обычно делились результатами своей удачной работы среди рабочих и крестьян" [284]. И лидеры эсеров не отвернулись от "богачей" и вплоть до образования партии энесов тешили себя мыслью о примирении.

Определенные основания для этого были. "Богачи" также оказались в ряду бойкотистов. В конце 1905 г. на одном из "редакционных четвергов" большинство склонилось к мнению "участвовать в предвыборных и выборных собраниях, но не выбирать и не выбираться" [285]. В январском номере "Современных записок", выходивших несколько месяцев вместо закрытого "Русского богатства", И Бикерман взывал: "Граждане! Не идите в Думу! Кричите везде и всюду: предлагаемая нам Дума, предлагаемые нам выборы не могут остановить революции, как не может нарисованная на бумаге плотина задержать стремительный горный поток" [286]. Красиво писал И.Бикерман, лучше многих других умеренных социалистов-народников расположенный к эсерам.

В те же дни вдали от повседневной политической и бытовой суеты главный идеолог будущей партии - лучшего не было, да и выбор был, прямо скажем, меньше некуда - А.В.Пешехонов созидал "основные положения нашей программы", которая, без лишней скромности объявлял orbi et urbi творец, "заключает в себе "последнее слово общечеловеческой мысли" несомненно имеет интернациональный характер". Признаем, что по части выспренности, общей болезни социалистов всех мастей, А.В.Пешехонов, И.Бикерман, шли впереди многих. Собственно, не в первый раз, "последнее слово общечеловеческой мысли" новых истин не открыло. Пешехонов предложил во главу угла поставить человеческую личность; построил триаду, о которой знали с незапамятных времен: народ - личность - труд, попрекнул марксистов идеализацией пролетариата, эсеров - "рабочим классом", его мысль остановилась на понятии "рабочий народ". Такой термин употребляли на Руси еще до А.И.Герцена. Многократно помянув о своем социалистическом миросозерцании, революционности (больно уж задело его уподобление "либерал иш-кам"), Пешехонов не зарекался от "явочного революционного акта", "захватного акта", но лишь в борьбе за народную волю, а лучше всего полагал устроить новые порядки "организованной народной волей - Учредительным собранием" [287].

Откровения Алексея Васильевича, по-видимому, несколько смутили его единомышленников. В.В.Водовозов именно

"философского введения принять не мог и предлагал его выбросить" [288]. После обсуждений между своими за закрытыми дверями было решено устроить 26 мая предварительное и небольшое собрание, дабы обсудить проект Программы и в случае удачного исхода дела "выделить из себя" Организационный комитет. В назначенный день собралось человек 40, заслушали введение к Программе, но к единому мнению не пришли. Не приняли проекта 2 и 9 июня. Лишь заседание 14 числа оказалось успешным; те же 40 отцов-основателей утвердили проект Программы и избрали "из себя" 21 человека в Организационное бюро, в их числе - трудовиков С.В.Аники-на, И.В.Жилкина, ДКрюкова, Н.Розанова [289].

В те же самые дни В.Г.Богораз-Тан призывал интеллигенцию левее кадетов объединиться в легальную "великую народную демократическую партию" [290]. Организационные дела тем временем застопорились. "Долго стоял на мертвой точке" вопрос об издании Программы народно-социалистической партии. В августе, наконец, решились издать воззвание с призывом к организации местных партийных групп, Программу и список членов Оргкомитета, а затем приступить к изданию партийного еженедельника. Время было неспокойное: недавно распустили I Думу, ввели закон о военно-полевых судах, в армии и селах вспыхивали восстания. Среди основателей партии энесов разгорелись споры. Н.И.Лутугин "нашел в настоящий момент дело создания открытой партии бесплодным и вышел из комитета". Не вступили в партию по разным мотивам П.Ф.Якубович, В.Г.Короленко [291].

Руководство партии эсеров практически не реагировало на организационные потуги Пешехонова со товарищи. Незадолго перед роспуском Думы, 29 июня, В.МЛернов в разделе "Обзор печати" в "Мысли" комментировал отдельные отрывочные известия об образованию "трудовой народно-социалистической партии" так: "момент, когда... "пожар разгорается", вряд ли удачно выбран, чтобы проектировать новую партию" [292]. До завершения июльско-августовских событий в центральной эсеровской прессе сообщений о нарождающейся партии не появлялось, что совсем не означало игнорирование ее действий. Мы уже писали о рекомендации ЦК и Крестьянской комиссии всем местным организациям предпринять все возможное, чтобы на июньском совещании 1906 г. ВКС прошли "наши", а не сторонники энесов. Ш съезд Уральской области (25-26 июня) называл партию энесов "очень близкой по внешнему виду к нашей партией и коренным образом отличной по своему внутреннему содержанию" и постановил обратить внимание на критический разбор ее Программы в литературе и на массовых собраниях [293].

Вернемся к дебатам в Трудовой группе. Как Программа, так и аграрный законопроект (проект "104-х") группы были предельно близки к воззрениям энесов, лишь в отдельных случаях отклоняясь от них к эсеровским. В программу группы было включено не эсеровское требование демократической республики, а энесовское - народовластие. Основой проекта "104-х" явился написанный А.ВЛешехоновым программный документ. Эсерам не удалось добиться включения требования ликвидации частной собственности на землю, безвозмездного отчуждения частновладельческой земли. А.В.Пешехонов и В.А.Мякотин насмерть стояли за сохранение собственности крестьян на надельные и те частновладельческие земли, "которые не превышают трудовой нормы", а так же за вознаграждение за принудительно отчуждаемые земли (в первую очередь купленной в собственность крестьянами).

Кое-какие поправки эсерам все-таки удалось првести. "После глубоких, могучих речей Мякотина, Чернова", - такое впечатление они произвели на корреспондента и редакцию "Известий крестьянских депутатов", - были внесены положения о запрещении продажи, дарения, залога и долгосрочной аренды земли [294]. Ближе к эсеровским воззрениям в проекте трудовиков стояла декларация проведения аграрных преобразований земельными комитетами, избираемыми населением [295].

Компенсацией, пусть неполноценной, за понесенные потери явился эсеровский проект "33-х", также вышедший из недр "Трудовой группы" [296]. С.И.Бондарев, представляя его Думе, настаивал на обсуждении [297]. Решительно против восстали кадеты и октябристы. И.И.Петрункевич, П.А.Гейден, Л.Н.Новосильцев, Д.И.Шаховской в один голос отметили сугубо агитационное предназначение вносимого на рассмотрение документа, который "предлагает глубокий социальный переворот", "затрагивает коренные социальные вопросы вообще и государственные в частности", предполагает "водворить какого-то рода республиканское правление и социальный строй", - это "мертворожденный проект". Петрункевич, поначалу, еще считал возможным обсуждать проект на заседании Думы, но Гейден, Френкель были решительно против "напрасной траты времени". Френкель предупреждал о перспективе разгона Думы, если проект будет передан в Аграрную комиссию [298]. И напугал В.Жилкина, который сообщил, что его "подписи под этой запиской не стоит" [299]. Аладьин попытался пустить дым в глаза депутатам будто бы

"эта маленькая записка ничего общего с ниспровержением существующего порядка не имеет" [300]. Это было объяснение не для политиков. Проект, естественно, не приняли к рассмотрению. 140 голосами против 78 было отклонено предложение о передаче его в комиссию [301].

Из факта победы энесов над эсерами в привлечении Трудовой группы на сторону своего аграрного законопроекта многие исследователи делами чрезмерно глобальные, а все марксисты к тому же политизированные, выводы о неприятии крестьянством эсеровского социализма, о предпочтении им индивидуалистического фермерского пути и многое другое. Энесы и эсеры поклонялись одному и тому же "социалистическому идолу", различие между ними заключались не в мировоззрении, а в размерах, объемах, скорости реализации предложений, итогом которых должны быть "уравнительность", передел земли, "трудовое хозяйство", социализм. Сторонники приведенной точки зрения в силу различных (чаще конъюнктурных) соображений останавливались на полдороге. Их рассуждения логично должны были завершаться признанием, что крестьяне предпочли энесовский социализм эсеровскому. Поскольку на крестьянский вкус хрен редьки не слаще, то следует признать, что русскому крестьянскому миру одинаково чужды были аграрные, пролетарские и другие привнесенные из невесть каких стран, чуждые им учения. Русский крестьянин поклонялся другому богу - на этом, кажется, сходятся все серьезные исследователи.

Факт, что крестьянские депутаты Трудовой группы "Думы надежд" (были еще крестьянские депутаты, которые не вошли в Трудовую группу) предпочли более умеренный вариант социального и аграрного переворота, составленный А.В.Пеше-хоновым, предельно радикальному, отстаиваемому В.М.Черновым. Это очень важное обстоятельство свидетельствовало о настроении большинства крестьянских депутатов, готовности "немного погодить", взять не все сразу, а в самом малом уступить, не крушить с плеча, а может быть, уладить миром. Немало депутатов, всего 33, а из Трудовой группы 24, подписали также и эсеровский аграрный проект. Кто может сказать, что они не видели различий этих двух документов? Эти депутаты (почти треть от 104-х) были готовы, или угрожали готовностью, пойти до предела, до крайних мер. Не забудем, что в день, когда И.В.Жилкин открещивался от проекта "33-х", крестьяне уезда, в котором он баллотировался в Думу, уже захватывали помещичьи земли и жгли усадьбы [302].

Представляется чрезвычайно важным факт подписи 104-х депутатов под эсеровским аграрным проектом во II Думе.

Времени прошло немного. Депутатов избирали те же крестьяне. Но настроение их изменилось. Депутатов послали и они приехали добыть землицы. Указ 9 ноября и декларация правительства Столыпина ясно показали им, что той землицы, которой они жаждали, им миром не добыть. И они с готовностью подписали точно такой же (только более детализированный) эсеровский проект. Прошло 10 лет и крестьяне принялись осуществлять мечты о "черном переделе".

Несомненные симпатии эсеров к Трудовой группе имели свои пределы. Еще накануне открытия Думы журнал "Народный вестник" констатировал: депутаты-крестьяне в Думе представляют мнения своих избирателей "в весьма смягченном, а частью искаженном виде" [303]. В начале мая эсеры достаточно мягко упрекали Трудовую группу в организационной аморфности, в сохранении в своем составе "кадетствую-щих", за программную недоговоренность. Неделю спустя "Дело народа" в редакционной статье, которые почти всегда писал Чернов, едко критиковало тактику группы за органический страх остаться в меньшинстве, неиспользование имеющихся возможностей при решении важнейших вопросов, нежелание играть предназначенную ей самостоятельную роль, занять свою позицию.

Группу упрекали в голосовании за посылку депутации к царю, умолчании в связи с отказом Николая II принять депутацию. Ей настоятельно рекомендовали "оформиться", принять устав, придерживаться фракционной дисциплины, не записывать в свои ряды всех без разбора [304]. Вместе с тем эсеры одобрили "решительность и энергию", которой группе "вначале заметно недоставало", при обсуждении вопроса о недоверии к правительству, критике кадетского аграрного проекта "42-х", отход от кадетов по политическим проблемам, резкость лексикона и образа действий, ее постоянное "политическое развитие" [305].

Очередным поводом для уточнения позиции по отношению к Трудовой группе явился выход из ее состава депутатов социал-демократов. Тот же В.М.Чернов, в неподписанной редакционной статье "Мысли", высказался против распыления левого крыла Думы и продолжал, что хотя "мы не принадлежим к поклонникам "т/г", ...отнюдь не считаем ее позицию вполне уясненной, ее состав, текучий и непостоянный, вполне однородным", тем не менее депутаты-эсеры останутся в группе, осознавая, что они не видят в ней "руководящую представительницу всего трудового народа" [306].

В рассуждениях Чернова не было ничего ранее неизвестного, излагалась устоявшаяся точка зрения. Но они почему-то

задели часть трудовиков. "Крестьянский депутат" обиженно объявил о самостоятельности группы, которая не собирается во всем следовать эсерам и копировать их программу [307]. Нам представляется, что постоянно доброжелательный тон эсеровской прессы, предшествовавшие 27-28 июня и последовавшие за этими днями советы не давали никаких оснований В.Н.Гиневу видеть в вышеприведенных статьях эсеров выпад против трудовиков "на почве растущего недовольства эсеровского руководства неприятием большинства Трудовой группы основных положений социализации земли, обостренного недавним провалом (не без участия некоторых трудовиков) эсеровского аграрного проекта в Думе" [308]. О каком провале "проекта 33-х" в Думе можно вести речь? Д.А.Колесниченко, на наш взгляд, совершенно обоснованно связывала его появление внутри группы с радикализацией настроения ряда ее членов "и сближением на этой почве с эсерами" [309].

Возможно, В.НХинев прав, говоря что трудовические лидеры были раздражены "настойчивой эсеровской опекой" [310]. Этот сюжет требует специальной разработки. Источники, которыми мы располагаем, фундаментальные исследования не позволяют пока утвердительно ответить на этот вопрос.

В той же редакционной статье "Мысли", в которой он отказывал Трудовой группе в праве руководящей представительницы всего трудового народа, Чернов излагал детальный план создания по всей стране "Бюро содействия" трудовой группе, которые должны быть соединительным звеном "между настроением группы и настроением народа". Созданные революционными партиями "Бюро содействия", по плану Чернова, сыграли бы большую роль "объединяя, организуя и воспитывая политически широкие слои трудового народа" [311].

Со второй половины июня партийные ряды, особенно функционеров, охватило лихорадочное состояние. Кризис политической системы был налицо. Дума оказалась недееспособной и все силы тратила на противостояние властям, которые, в свою очередь, цепко держались за свои привилегии и привычки и не предложили той всеобъемлющей программы преобразований, которая могла бы консолидировать общество, и гадали, какие последствия вызовет роспуск Думы.

ЦК эсеров из секретных полицейских источников заранее узнал о планах правительства и стремился обеспечить оптимально благоприятную обстановку для столкновения с властью [312]. Легальная и (нелегальная, конечно,) печать повела предельно энергичную кампанию дискредитации Думы, как законодательного учреждения, настойчиво убеждала массы не ждать от нее ни земли, ни воли, готовиться взять их силой, организовываться, создавать боевые отряды; из номера в номер нещадно бичевался "оппортунизм", "трусость", "предательство интересов народа" кадетами - этим побуждали их сблизиться с революционерами; доставалось за недостаточную революционность и трудовикам [313].

ЦК повернулся лицом к провинции, хотя Петербургу, гарнизонам, крепостям и флоту Финского залива и побережья Балтики, по-прежнему, уделялось особое внимание. Во все области были посланы уполномоченные с установкой собрать информацию, передать директивы ЦК и координировать действия. Информационные сообщения легальных изданий о внутрипартайных делах, о выступлениях в селах, городах, воинских частях изменились количественно и качественно: появились рубрики "Из сел и деревень", "Из партийной жизни", "Среди партий и союзов", "Рабочее и профессиональное движение"; постоянно публиковались материалы о делах местных организаций, о совещании работников ВКС, выступлениях крестьян, рабочих, солдат.

Со всех концов России в ЦК стекались сведения о кипучей партийной работе, о пропаганде в армии, о создании боевых отрядов, о революционном нетерпении масс, среди которых вращались пропагандисты [314]. Петербургский комитет 30 июня принял резолюцию, одобренную ЦК, об образовании Советов рабочих депутатов в связи с бессилием Думы и ее скорым разгоном, новым подъемом революционной волны и необходимостью "снова, как в пору бурной прошлогодней борьбы", создания авторитетного организационного центра, который объединил бы всех петербургских рабочих и руководил их борьбой [315].

Против, под предлогом несоответствия задачам момента и опасности ареста "наиболее сознательных элементов" выступили социал-демократы. Но их усилия не увенчались успехом. Рабочие большинства заводов и фабрик подхватили идею эсеров. Накануне 9 июля выборы уже почти закончились [316].

В начале июля, накануне роспуска Думы, состоялся IV съезд Поволжской области, на котором присутствовал 31 делегат. Все были полны надежд, с верой смотрели в^ будущее; приняли решение готовиться к восстанию, перевести организации "на боевой лад", разработали план действий, в том числе террористических, "которые должны были стать прелюдией к всеобщему выступлению" [317]. Единодушно пришли к мнению - вне зависимости от того, "будут директивы или нет, - восстание неизбежно".

Съезд крестьян 11 уездов Курской губернии 28 июня постановил запросить центральные учреждения Трудовой группы, партии социалистов-революционеров и ВКС, захватывать ли и запахивать ли помещичьи земли. Представители восьми уездов Крестьянского союза Тульской губернии настаивали на том, чтобы "Трудовая группа издала манифест к народу с призывом к восстанию и объявила созыв Учредительного собрания" [318]. Таким же духом были гпюникнуты выступления делегатов на июньском совещании ВКС и военных партийных работников в Финляндии [319].

Нарастали выступления в армии. По подсчетам Д.Бушнел-ла, в апреле их было 4, в мае - 24, в июне - 84 [320]. Самарский губернатор И.Л.Блок летом 1906 г. говорил, что опора порядка - эстляндский полк да казаки, остальные части лишь осложняют положение [321]. Достаточно было ничтожного повода, чтобы недовольство выплеснулось на поверхность. 14 июня 1906 г. офицер 215 пехотного Бугульминского полка арестовал двух солдат. Тотчас же солдаты с оружием собрались на митинг, стреляли в воздух, требовали освобождения арестованных, удаления ненавистных офицеров, "полной амнистии и отмены смертной казни", "земли и воли нашим отцам". Положение осложнилось тем, что это была вернувшаяся с войны и озлобленная часть. Солдатам задержали денежное и вещевое довольствие, они были недовольны пищей. Единогласно принятая резолюция содержала угрозу военной демонстрации, если выдвинутые требования до 27 июня не будут удовлетворены. Командир полка приказал немедленно освободить арестованных и обещал сделать все, что в его силах. Среди солдат находилось немало штатских агитаторов. Один из них, одетый в форму, присутствовал при вручении требований. В 10 часов вечера 14 июня толпа человек в 100, среди которых были и артиллеристы, с революционными песнями подошла к лагерю Бузулукского полка и стала призывать идти освобождать заключенных. По приказу капитана Барклая караульная рота рассеяла толпу [322].

Спустя пять дней выступил 244 Борисовский резервный батальон, обиженный тем,_чтр_им выдали всего по 45 коп. "амуничных", в то время как в Бузулукском полку - по два с половиной рубля. Солдаты мигом разобрали винтовки из цейхгауза и подняли стрельбу. Ближе к ночи командир 61 бригады уговорил солдат успокоится, обещая передать их требования начальнику гарнизона, что и сделал на следующий день [323]. Солдаты 244 Мокшанского резервного полка и 3-й артиллерийской бригады были непременными участниками городских митингов и собраний, устраивали регулярно и собственные сходки.

Заверения участников июньского совещания ВКС: Саратовская губерния "покрыта целой сетью крестьянских партийных организаций", "Саратовский уезд в целом объявил себя партийным", в Царицынском уезде "нет села, где бы не было организацию), а во многих селах "в организации состоит 50- 75% населения", "губерния в массе готова к активным выступлениям", - дополняли корреспонденции: "Не сегодня - завтра забастовка охватит все Поволжье", Воронежская губерния "вся охвачена пожаром" [324]. О чем говорить, когда весьма умеренный социалист В.Г.Тан-Богораз не сомневался: "Саратовская губерния в политическом развитии идет впереди всей крестьянской России", речь, разумеется, шла об устремленности крестьян восстать [325]. t

На самом деле, основная масса российского населения устала от эксцессов. Относительно спокойно было в городах, в селах Центра, Запада, Севера, Юга Европейской России, надежны основные армейские части, укрепилась власть. Анализируя ситуацию, июньский съезд Уральской области пришел к выводу, что о восстании крестьянства Вятской и других губерний "нельзя и мечтать" [326]. К тому же мнению приходили и в других местах.

Все эти факты оставались на периферии внимания руководства партии, которое непомерно преувеличивало вероятность всероссийского взрыва. С 20-х чисел июня в прессе постоянно звучал призыв "Спасти Россию может только революция!". Эсеры были не одиноки. Все революционные партии в той или иной мере преувеличивали свои силы, неадекватно оценивали ситуацию.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Васильева Н.И., Гальперин Г.Б., Королева А.И. Первая российская революция и самодержавие. Л., 1975. С.129-135; Кризис самодержавия в России: 1895-1917. Л., 1984. С.297-298; Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. ТЛ. СПб., 1909. С.213; Ле-онтович В.В. История либерализма в России: 1762-1914. М., 1995. С. 432-468; Ольденбург С. Царствование Николая П. М., 1992. С.309-342; Пушкарев С. Обзор русской истории. М., 1991. С.351-357.

2 Памятная книжка социалиста-революционера. Вьт.1. Париж, 1911. С.64-65.; Протоколы первой общепартийной конференции. Лондон, 1908. С. 160.

3 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.128. Л.81; Аргунов А.А. Азеф в партии эсеров // На чужой стороне. Берлин; Прага, 1924. № 6. С. 178.

4 Аргунов А.А. Азеф в партии. С. 180; Вишняк М.В. Дань прошлому. Нью-Йорк, 1954. С. 119.

5 Зензинов В.М. Пережитое. Нью-Йорк, 1954. С.265.

6 Герасимов А.В. На лезвии с террористами. М., 1991. С.118-122.

7 РГБ ОР. Ф.678. Картон 1. Ед. хр.8. Л.53.

8 О СЯ.Рыссе подробней см.: Павлов Д.Б. Страницы истории эсеров-максималистов // Вопросы истории. 1988. № 5. С.85-90; ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.316. 1906. Д.793.

9 Прибылев А.В. Зинаида Жученко. [Пг., 1919]. С.5-7.

10 Вишняк М.В. Дань прошлому. С.119.

11 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.316. 1906. Д.793. Л.148.

12 Делевский Ю. (Юделевский Я.Л.) Суд над Азефщиною. Париж, 1911. С.91-97.

13 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.128. Л.81; Из истории партии С.-Р. Показания В.М.Чернова по делу Азефа в следственной комиссии партии. 2 февраля 1910 г. // Новый журнал. Нью-Йорк, 1970. № 101. С. 179; Кубов А. (Аргунов АА.) Пора готовиться // Знамя труда. Париж, 1913. № 50. СЮ.

14 Чернов В. К характеристике максимализма // Социалист-революционер. Париж, 1910. № 1. С.209; РГБ ОР. Ф.678. Картон 1. Ед. хр.8. Л.63.

15 РГБ ОР. Ф.520. Картон 55. Ед. хр.6. Л.44-50; Участники революционного движения в России // ЭС "Гранат". 7-е изд. Т.40. С. 198; Политическая каторга и ссылка. Биобиблиографический словарь. М., 1934. С.246.

16 Протоколы первого съезда партии социалистов-революционеров. Изд. ЦК ПСР, 1906. С.291-292.

17 В списке: "Состав съезда" (Протоколы. С.292) пропущен "Валин" - Я. Л .Юделевский.

18 Протоколы второго (экстренного) съезда партии социалистов-революционеров. СПб., 1907. С.7, 8, 14, 60.

19 Извещение о партийном съезде. [СПб.], 1906. С.2.; Rapport du Parti Socialiste Revolutiormaire de Russie au Congrfcs Socialiste International de Stuttgart (Aout 1907). Gand, 1907. P. 12.; Кубов А. Пора готовиться. С. 10-11.

20 Вначале приводится фамилия делегата, в скобках псевдоним, под которым он фигурирует в протоколах съезда. Азеф Е.Ф. (N или NN), Альтовский А.И. (Горецкий?), Анненский Н.Ф. (Коренев), Аргунов А.А., Арефьев B.C. (Гурьянов?), Агафонов В.К., Агафонова В., Бонч-Осмоловский А.О. (Старков), Вишняк М.В. (Поморский), Герман П., Гинцбург И. (?ХПорошин), Гавронский Я.Д., Ганюцкий И.В., Гуковский А.И. (Железовский), Добросмы-слов А.Д. (Либин), Зензинов В.М., Иванов Н.И. (Завалов), Ива-нов-Редькин М.Т. (Тамбовцев), Казанский М.Ф. (Снегов), Ковальская-Солнцева Е.Н. (Тулина), Крафт ПЛ. (Дружинин), Криль АА.

(Иваненков), Колосов Е.Е., Леонович В.В., Майнов И.И. (Медведев), Минор О.С. (Соломин), Мякотин В.А. (Рождественский), Моисеенко П., Натансон М.А. (Соболевский?), Пешехонов А.В. (Турский), Подвицкий В.В. (Новгородцев), Ракитников Н.И. (Базаров), Розенблюм Д.М. (Фирсов?), Рубенович А.И. (Шевич), Руднев В.В. (Рощин), Русанов Н.С. (Серов), Рысс С.Я. (Павлов?), Савинков Б.В. (NN или N), Фундаминский И.И. (Карский), Чайковский Н.В. (Глазов), Чернов В.М. (Тучкин), Швецов СЛ. (Пашин), Юделевский Я.Л. (Валин), Якимова А.В. (Вельская), Якубович П.Ф.

21 Зензинов В.М. Пережитое. С.267-268.

22 Вишняк М. Дань прошлому. С. 123.; РГБ ОР. Ф.678. Картон 1. Ед. хр.8. Л.57-58.

23 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.123. Л.18; Д.130. Л.145; Зензинов В.М. Пережитое С.266. По воспоминаниям АЗЛешехонова, он, а также Анненский и Мякотин присутствовали всего на двух заседаниях (вечернем 30-го и утреннем 31-го декабря) (Пешехонов А.В. Почему мы тогда ушли. Пг., 1918. С.3-4), в то время, как Вишняк, Зензинов, Натансон, Русанов и другие в один голос заявляли, что те прибыли до открытия съезда.

24 Имеются два идентичных издания протоколов, отредактированных В.М.Черновым: Протоколы Первого съезда партии социалистов-революционеров. Изд. ЦК ПСР. [Женева], 1906 и СПб., 1906. См. также: Добавления к протоколам Первого съезда. (Б.м.), 1906.

25 Протоколы Первого съезда. Изд. ЦК ПСР. С.308-309.

26 Там же. С.318.

27 Там же. С.111-155.

28 Там же. СЗ 12-323.

29 Там же. С.322.

30 Споры о тактике детально и глубоко проанализировал В.М.Чернов. См.: Чернов В.М. Земля и право. Пг., 1917. С.198-240.

31 Протоколы Первого съезда. С315.

32 Там же. СЗ 15-316, 328-329.

33 Там же. С.318.

34 Там же. С.322.

35 Там же. С.318, 319-329, 321.

36 Там же. С.315.

37 Там же. С322.

38 Там же. С329.

39 Чернов В.М. Земля и право. С.202-203.

40 Протоколы Первого съезда. С.315.

41 Там же. С.322.

42 Там же. С.323.

43 Там же. С.307-308, 313, 323.

44 Там же. С.324"

45 Там же. С.307-310, 313-314; Чернов В.М. Земля и право. С207-210.

46 Протоколы Первого съезда. С.323.

47 Там же. С.З 16.

48 Там же. С.208-209, 325-326.

49 Чернов В.М. Земля и право. С. 202.

50 Протоколы Первого съезда. С.ЗЗ 1.

51 Там же. С.332.

52 Там же. С.109-113, 324-336.

53 Там же. С.116-117, 281.

54 Новая жизнь. СПб., 1907. № 16, № 21.

55 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т.9. G343; Т.13. С.319.

56 Сын отечества. СПб., 1905. 17, 18 ноября.

57 Материалы к крестьянскому вопросу. Отчет о заседаниях делегатского собрания 6-10 ноября 1905 г. Ростов н/Д, 1905. С.40.

58 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.80. 4.5. Л.21; Там же. 1907. Д.9. Т.2. Л. 15.

59 Студенцов А. Саратовское крестьянское восстание 1905 года. (Из воспоминаний разъездного агитатора). Пенза, 1926.

60 Протоколы первого съезда. С.332.

61 Там же. С.ЗЗЗ.

62 Там же. С.336.

63 Павлов Д.Б. Эсеры-максималисты в первой российской революции. М., 1989. С. 165.

64 Протоколы Первого съезда. С.271.

65 Там же. С.271, 311.

66 Там же. С.272.

67 Там же. С.З 12

68 Там же. С.З 13, 314, 336, 276.

69 ГАРФ. Ф.5847. Оп.2. Д. 15. Л.2.

70 Ерофеев Н.Д. Народные социалисты в первой русской революции. М., 1979. С.44-46.

71 Былое. СПб., 1907. № 7. С.136. Подробнее см.: Ерофеев Н.Д. Указ. соч.; Хорос В.Г. Народническая идеология и марксизм. М., 1972.

72 РГАЛИ. Ф.2173. Оп.1. Д.20. Л.3-13.

73 РНБ ОР. Ф.581. Оп.1. Ед. хр.71. Л.6.

74 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.228. 1898. Д.80. Л.144.

75 Революционная Россия. Париж, 1924. № 33-34. С. 14.

76 РГБ ОР. Ф.678. Картон 1. Ед. хр.8. Л.54;'Знамя труда. Париж, 1909. №21-22. С.1.

77 Милюков П.Н. Воспоминания. ТЛ. М., 1990. С.273.

78 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.123. Л.144.

79 Пешехонов А.В. Мои отношения с Азефом // На чужой стороне. Берлин; Прага, 1924. № 5. С.158; РНБ ОР. Ф.581. Оп.1. Ед. хр.70. Л.28, 39-40.

80 ГАРФ. Ф.1699. ОпЛ. Д. 130. Л. 142.

81 ГАРФ. Ф.6753. Оп.1. Д.129. Л.3-4.

82 Пешехонов А.В. В чем наши расхождения (Письмо В.М.Чернову) // Народно-социалистическое обозрение. СПб., 1906. Сб. VI. С. 16-25; его же. Почему мы тогда ушли. С.17-18; его же. Мои отношения с Азефом. С.51.

83 РГБ ОР. Ф.678. Картон 1. Ед. хр.8. Л.37-38.

84 Там же. Ф.135. Разд.11. Картон 36. Ед. хр.10. Л.9.

85 Там же. Ф.225. Папка 2. Ед. хр.2. Л.9.

86 Там же. Ф.135. Разд.П. Картон 36. Ед. хр.10. Л.45-47.

87 Там же. Ф.251. Картон 18. Ед. хр.ЗЗ.; Там же. Ф.225. Папка 1. Ед. хр.2; Там же. Ф.135. Разд. П. Картон 36. Ед. хр.10. Л.50.

88 Там же. Картон 17. Ед. хр.52. Л.18.

89 Пешехонов А.В. Хроника внутренней жизни // Русское богатство. СПб., 1905. № 6. С.230-233.

90 Н.ФЛнненский - А.В.Пешехонову, 16 июля 1905 г. // РГБ ОР. Ф.225. Папка 1. Д.7; Чернову об этих "дебатах" рассказывал М.А. Натансон. (Чернов В.М. От "Революционной Россию) к "Сыну отечества" // Летопись революции. Берлин; Прага, 1923. Кн.1. С.84.

91 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.130. Л.142.

92 Новоторжский Г. Открытое письмо Пешехонову // Русское богатство. 1905. № 6; его же. Социализация земли. М., 1906.

93 Ерофеев Н.Д. Указ. соч. С.70-73.

94 Гинев В.Н. Борьба за крестьянство и кризис русского неонародничества. 1902-1914 гт. Л., 1983. С.27, 213.

95 Ангарский В. (Леонович В.В.) Г.Новоторжский. Социализация земли // Новая литература. СПб., 1907. № 3/4. С.43; Рудин А. (Потапов А.И.) К вопросу о социализации земли. Г.Новоторжский. Социализация земли // Народный вестник. СПб., 1906. № 7. С.45-55.

96 Чернов В.М. От "Революционной России" к "Сыну отечества". С.87; его же. Перед бурей. М., 1993. С.235-237; РГБ ОР. Ф.678. Картон 1. Ед. хр.8. Л.42-43, 50; ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.130. Л.144.

97 РГБ ОР. Ф.678. Картон 1. Ед. хр.8. Л.50-51; ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.130. Л.145.

98 Там же.

99 РГБ ОР. Ф.225. Картон.7. Ед. хр.15. Л.48.

100 Протоколы Первого съезда. С.46-49, 50-51, 54-55.

101 Там же. С.57.

102 Там же. С.59.

103 РГБ ОР. Ф.678. Карт.1. Ед. хр.8. Л.67-68.

104 Протоколы Первого съезда. С.63.

105 Там же. С.65-66; Савинков Б. Воспоминания террориста, М., 1991. С. 179-180. Как вспоминал А.В.Пешехонов" во время съезда "в частных разговорах Савинков выражал свое сочувствие нам, группе "Русского богатства'*". (Пешехонов А.В. Мои отношения с Азефом, С.62.)

106 Протоколы Первого съезда. С.66. Савинков писал, что он воздержался при голосовании (Савинков Б. Указ. соч. С. 180). "Протоколы" этого факта не зафиксировали.

107 Протоколы Первого съезда. С.95-96.

108 Там же. С.9.

109 Там же. С.115.

110 Там же. С. 12.

111 РГБ ОР. Ф.678. Картон 1. Ед. хр.8. Л.58. Вишняк М. НДАвксен-тьев (К 10-летию со дня смерти) // Новый журнал. Нью-Йорк, 1953. Т.ЗЗ. С.286.

112 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т.41. С.18.

113 Протоколы первого Северного областного съезда Всероссийского Крестьянского союза 29-30 декабря 1905 г. СПб., 1906. С.40, 61-62.

114 Протоколы Первого съезда. С. 15-16.

115 Там же. С.314; Памятная книжка социалиста-революционера. Париж. 1911. ВыпЛ. С.64.

116 Протоколы Первого съезда. С 337-341

117 Там же. С.342.

118 Аргунов А.А. Азеф в партии эсеров // На чужой стороне. Берлин; Прага, 1924. № 6. С.180-181; ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.120. Л.12.

119 ГАРФ. Ф.5847. Оп.2. Д. 15. Л.8.

120 Rapport Stuttgart. Р.219-225.

121 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.123. Л.81; Скловский И. Накануне 1905 г. // Из эпохи борьбы с царизмом. Сб.5. Киев, 1926. С.133-136.

122 Аникин С. По родным местам // Русское богатство. 1907. № 1. С.53.

123 Мысль. СПб., 1906. № 12. С.6.

124 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.235. 1906. Д.20. 45. Л.37-38; Там же. Д.9. 4.52. Л.9-10.

125 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.234. 1906. Д.7. 4.2. Л.78.

126 Там же. Оп.233. 1905. Д.1800. 4.33. Л.76.

127 ГАСарО. Ф.51. Оп.1. Д.21. Л.37-39, 47-48.

128 Rapport Stuttgart. Р.62-63; Второй период революции. 4.2. Кн.1. М., 1961. С.424.

129 Аргунов А.А. Азеф в партии С.-Р. // На чужой стороне. № 6. С.183.

130 См.: Леонов М.И. Эсеры в революции 1905-1907 гт. Самара, 1992. С.49-159.

131 Hildermeier М. Die Sozialrevolutionare Partei Russlands. Agrarsozial-ismuS und Modemisierung im Zarenreich (1900-1914). K61n; Wien, 1978. S.229.

132 ЦГА РТат. Ф.5. Оп.8. Д.274. Л.4.

133 ГАСарО. Ф.51. Оп.1. Д.718. Л.20-25.

134 См: Приложение 2; Леонов М.И. Эсеры в революции 1905-1907 гг. С.49-152.

135 Профессиональные союзы рабочих России. 1905 г. - февраль 1917 г. Перечень организаций / Сост. И.СРозенгаль. Ч.1-П. М., 1985; Rapport Stuttgart. Р.64-204.

136 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.260. Д.282; там же. Д.285. Л.2-3.

137 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.35. Л.74-76; там же. Оп.260. Д.285. Л.3-4.

138 Rapport Stuttgfrt. Р.81-84; Известия Волжской судоходной организации партии социалистов-революционеров. [Рыбинск, 1906]. № 1. С.3-4.

139 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.35. Л.99; Спиридо-вич А.И. Партия социалистов-революционеров и ее предшественники. Пг., 1918. С.253-254.

140 ГАРФ. Ф.280. Оп.1. Д.3016. Л.11, 16-17, 18; Ф.102. ДП. Оп.260. Д.285. Л.4-5.

141 См.: Деренковский Г.М. К истории судоходной организации РСДРП Волжского бассейна // Исторические записки. Т.68. М., 1961.

142 Подробнее см.: Леонов М.И. Левое народничество в начале пролетарского этапа освободительного движения в России. Куйбышев, 1987. С.62-63.

143 Протоколы Ш съезда Всероссийского союза учителей и деятелей по народному образованию. 7-10 июня 1906 г. Б.м. 1906. С. 127.

144 Там же. С.28-31, 43-46, 61, 64, 183; ГАРФ. Ф.518. Оп.1. Д.75.

145 Зензинов В.М. Пережитое. С.334-335.

146 ГАСарО. Ф.51. 1906. Д.21. Л.14-22; там же. 1907. Д.39. Л.49-56.

147 Гинев В.Н. Борьба за крестьянство и кризис русского неонародничества. С.135.

148 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д. 100. Л.91.

149 Там же. Оп.235. 1906. Д.20. Ч.ЗЗ. Л.36-34; там же. Д.20. 4.55. Л.37-45; там же. 1907. Д.9. 4.52. Л.8-16.

150 ГАСарО. Ф.51. Оп.1. 1906. Д.21. Л.54-56.

151 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.11. Т.1. Л.6.

152 Б. Как крестьяне Саратовской губернии боролись за землю и волю // Народное дело. Париж. 1906. № 2. С.79.

153 Hildermeier М. Op. cit. S.220; Леонов М.И. Эсеры и крестьянство Поволжья в революции 1905-1907 гг. // Классовая борьба в Поволжье в 1905-1907 гт. Куйбышев, 1985. С.40. Сведения, доложенные Саратовским делегатом на съезде эсеров-аграрников в октябре 1906 г. - обобщение отчетов уездных групп в июле 1906 г.

154 ГАРФ. Ф.519. Оп.1. Д.37. Л.1-2.

155 Мысль. 1906. № 12. 2 июля. С.6.

156 ГАРФ. Ф.124 (МЮ). Оп.44. 1906. Д.401. Л.7-8.

157 Там же. Ф.102. ДП Оп.237. Д.9. 4.41. Л.4-6; там же. Ф.111. ПОО. Оп.5. Д. 124. Л. 198-199.

158 Бюллетень Центрального комитета партии социалистов-революционеров. Б.м. № 1. 1906. Март. С.12.

159 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.100. Л.89.

160 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.9. Т.2. Л.П; Д.20. 4.5. Л.10; Д.80. 4.5. Л.18; Д.1800. 4.13. Л.8; Д.1800. 4.21. Л.5; Оп.234. 1906. Д.7. 4.2. Л.6-8; Д.7. 4.27. Л.6-8, 25, 28; Д.80. 4.5. Л.18; Д.1800. 4.13. Л.З; Д.1800. 4.21. Л.5; Оп.237. 1907. Д.9. Т.2. Л.3-8; Д.11. 4.4. Л.2; Д.11. 4.16. Л.9-15; Д.П. 4.20. Л.11; Д.100. Л.84,91; Д.100. Т.1. Л.296-297; Д.100. Т.2. Л.152, 216, 307; Д100. Т.З. Л.256; там же. Ф.124 (МЮ). Оп. 47. Д. 180. Л. 119; Протоколы Делегатского совещания Всероссийского Крестьянского союза. М , 1906. СП, 34, 39-40, 46-54; Учредительный съезд Всероссийского Крестьянского союза. Протокол. М., 1905. С. 17; Двадцатый век. СПб., 1906. 20 июня; Мысль. СПб., 1906. 28-29 июня, 4 июля; Известия Южнорусского областного комитета П.С.-Р. Б.м. 1906. № 1. С.З; Партийные известия. СПб., 1906. № 2. С.12; № 5. С.13-14; Русские ведомости. СПб., 1905. 8 ноября; Каторга и ссылка. М, 1930. № 2. С.43-44; Кирюхина Е.И. Местные организации Всероссийского Крестьянского союза в 1905 г. // Кировский пед. ин.-т. Ученые записки. Вып. 10. Киров, 1956. С. 109, 112; Леонов М.И. Эсеры и крестьянство Поволжья в революции 1905-1907 гг. С.66-67; Обзор революционного движения в округе Иркутской судебной палаты за 1897-1907 гг. СПб., 1908. С.38; 1905 год на Полтавщине. Полтава" 1925. С.20; Ярославль в первой русской революции. Ярославль, 1925. С. 167; Rapport Stuttgart. Р.162-176.

161 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.20. 4.5. Л.10-11.

162 Тан В.Г. Совещание в Гельсингфорсе // Новая жизнь. СПб., № 476. 1906. 18 июня; Мысль. СПб., 1906. № 8-12.

163 ГАРФ. Ф.1167. Оп.1. Д.44, 65. Л.1.

164 Там же. Л.1-15.

165 Там же. Ф.102. ДП ОО. Оп.235. 1906. Д.80. 4.13. Л.18; Двадцатый век. СПб., 1906. 20 июня. № 88.

166 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д. 123. Л.30.

167 Там же. Д. 131. Л.24-25; Аргунов А.А. Азеф в партии эсеров // На чужой стороне. № 6. С. 181.

168 Данные см.: Приложение 2; Леонов М.И. Эсеры в революции 1905-1907 гг. С.49-152.

169 Чужак Н. Идея вооруженного восстания и большевистская работа в армии. М., 1929. С.61.

170 Подробнее см.: Никонов С А. Из воспоминаний старого революционера // Революционный Севастополь. Севастополь, 1917. № 40-53; РГАЛИ. Ф.1744. Оп.1. Д.44.

171 Зубилевич Ю. (Даша). Кронштадт. Воспоминания революционерки. 1906 г. [Кронштадт, 1917]. Часть 1-3; РГВИА. Ф.400. 16 отд. Оп.15. Д.2702.

172 Знамя труда. Париж, 1911, № 39; За народ! Париж, 1913. № 54; РГБ ОР. Ф.520. Картон 56. Ед. хр.8. Л. 12-13.

173 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.234. 1906. Д.6. 4.8. Л.98-104; Спиридо-вич А.И. Партия социалистов-революционеров и ее предшественники. С.258-270.

174 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.234. 1906. Д.6. 4.8. Л.99; Партийные известия. 1906. № 1. С.11-12.

175 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.131. Л.24; Аргунов АЛ. Азеф в партии с.р. // На чужой стороне. № 6. С. 182.

176 РГБ ОР. Ф.218. Картон 1284. Ед. хр.5. Л.1-72; РГАЛИ Ф.1345. ОпЛ. Д.90 ЛЛ-6; там же Д.91. Л.1.

177 РГБ ОР. Ф.378. Картон 1. Ед. хр.8. Л.74.

178 Rapport Stuttgart. Р.228.

179 См.: Приложение 1; Леонов М.И. Эсеры в революции 1905-1907 гг. С.113-114, 177-178.

180 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1906. Д.9. 4.34. Л.5-8; там же. 7-е д-во. 1907. Д.130.

181 Книга. Еженедельный критико-библиографический журнал. СПб., 1906. № 4. С.26.

182 ГАРФ. Ф.1699. ОпЛ. Д.131. Л.27-28; Аргунов А.А. Азеф в партии с.р. // На чужой стороне. № 6. С. 182.

183 Извещение о партийном съезде. Изд. ЦК. [Б.М.], 1906. Имеется идентичное издание: "Извещение о Первом съезде партии социалистов-революционеров". Б.м., 1906; [Чернов В.М.] Прошлое и настоящее // Бюллетень Центрального комитета партии социалистов-революционеров. Б м № 1. 1906. Март.

184 Извещение о Партийном съезде. С. 5-7.

185 Бюллетень ЦК П.С.-Р. Ns 1. С.2-10.

186 Там же. С Л 0-11, Извещение о партийном съезде. С.7.

187 бюллетень ЦК ПСР. № 1. С.12-13; Известия Южнорусского областного комитета [Б.м ] № 1. 1906. 12 марта. С.4-7.

188 Рабочая газета. МК П.С.-Р. № 1. М., 1906. Март. С.3-4.

189 /Дубровский СМ Крестьянское движение в революции 1905-1907 гт. М., 1956. С.119.

190 ГАРФ. Ф.1741. Оп.1. Д.16423, 16636, 18495; ГАСарО. Ф.280. ОпЛ. Д.853, 866, 911, 916, 948; Народный Вестник. СПб., 1906. № 1. С.1-2, 3, 23.

191 Народный Вестник. № 3. С.54, 73.

192 Чернов В.М. К характеристике максимализма // Социалист-революционер. Париж, 1910. С.209-213.

193 Тютюкин СВ., Шелохаев В.В. Марксисты и русская революция. М., 1996. С.99.

194 ГАРФ. Ф.1741. Оп.1. Д.16647; Нестроев Гр. Максималист и максималисты перед судом В Чернова. Париж, 1910. С.30-34.

195 Извещение о первом собрании Совета партии // ГАРФ. Ф.1741. Оп.1. Д. 16869; Дело народа. СПб, 1906. № 5, № 6; Памятная книжка социалиста-революционера. Выл Л. Париж, 1911.

196 ГАРФ Ф.1741. Оп.1. Д.16869.

197 Известия, издаваемые Пензенским комитетом партии социалистов-революционеров. Пенза. № 3. 1907. Декабрь. Разд. П. С.1-2.

198 Коммунистическая партии Советского Союза в решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1983. Т.1. С.189-190; 192-193.

199 Там же. С.197-198.

200 ГАРФ. Ф.1741. Оп.1. Д.16869; там же. Ф.1699. Оп.1. Д.128. Л.85-86.

201 Нестроев Гр. Максимализм и максималисты перед судом В.Чернова. С.ЗЗ.

202 Революция 1905-1907 гг. в г. Самаре и Самарской губернии: Документы и материалы. Куйбышев, 1955. С.312-313.

203 Голос Самары. Самара, 1906. 3-4 мая.

204 Rapport Stutgart. Р.86.

205 Известия Южнорусского областного комитета. № 1.

206 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп. 233. 1905. Д.1800. Ч.З. Л.З, 12, 54.

207 Леонов М.И. Эсеры и крестьянство Поволжья в революции 1905-1907 гг. С. 58-60.

208 ГАСО. Ф.468. Оп.1. Д.603В. Л.279, 281.

209 Там же. Д.608. Л. 188, Л.39-40.

210 Там же. Д.593. Л.67, 140.

211 Б. Как крестьяне Саратовской губернии боролись за землю и волю. С.74-75.

212 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.100. Л.66; Rapport Stuttgart. Р.93-94.

213 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.42. Л.6.

214 Пеленкин А.И. К истории революционного движения крестьян в Валуйском уезде Воронежской губернии за время первой великой русской революции // РГАЛИ. Ф.1744. Оп.1. Д.48. Л.21.

215 Знамя труда. № 27. С. 14.

216 Студенцов А. Саратовское крестьянское восстание. С.10.

217 Революция 1905-1907 гт. в г. Самаре и Самарской губернии. С.47.

218 Rapport Stuttgart. Р.64, 75, 90, 94, 106, 143, 175-176.

219 Мысль. СПб., 1906. № 12. С.6.

220 Rapport Stuttgart. Р.226, 78, 64; ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.257. Д.9. 4.35. Л.234.

221 Мысль. 1906. № 2, № 9, № 11, № 12; Rapport Stuttgart Р.159; Б. Как крестьяне Саратовской губернии боролись за землю и волю. С.76.

222 Второй период революции. Ч.П. КнЛ. М., 1961. С.24.

223 ГАСО. Ф.468. Оп.1. Д.917. Л. 14.

224 Там же. Д.598-Т. Л.451-491; Д.608. Л.79-112.

225 Rapport Stuttgart Р.100.

226 ГАСО. Ф.З. Оп.233. Д.2221. Л.1-2; Голос Самары. 1906. 15 февраля.

227 Rapport Stuttgart. P. 152; Мысль. 1906. № 8.

228 Rapport Stuttgart. P.98-99, 100; ЦГА РТат. Ф.51.On. 8. Д.274. Л.2-4.

229 Двадцатый век. СПб., 1906. 16 июля.

230 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.36. Л.2-3.

231 Аргунов А.А. Азеф в партии с.-р. // На чужой стороне. № 6. С.188.

232 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.125. Л.17.

233 Зензинов В.М. Пережитое. С.271-275, 319-320.

234 Попова В. Динамитные мастерские 1906-1907 гт. и провокатор Азеф // Каторга и ссылка. 1927. № 4. С.53-66.

235 Чернавский М.М. В боевой организации (Воспоминания) // Каторга и ссылка. 1930. № 5. С.15.

236 Ритина И. Террор в "Заключении судеб[но]-след[ственной] комиссии по делу Азефа" // Знамя труда. 1912. № 40. С.13.

237 Савинков Б.В. Воспоминания террориста. М., 1991. С.184.

238 Там же. С.204-205.

239 Герасимов А.В. На лезвии с террористами. М., 1991; С.83-87.

240 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.123. Л.29.

241 Комаров Н. Очерки по истории местных и областных боевых организаций партии соц-революционеров. 1905-1909 гг. // Каторга и ссылка. 1926. № 4. С.65-66, 75.

242 Ивич М. Статистика террористических актов, совершенных партией социалистов-революционеров // Памятная книжка социалиста-революционера. Вып II Париж, 1911. С.10-12.

243 Партийные известия. Изд. ЦК ПСР. СПб., 1907. № 10. С.4.

244 Знамя труда. Париж., 1912. № 40. С.13.

245 Аргунов А.А. Азеф а партии с.-р. № 6.// На чужой стороне. С.187.

246 ГАРФ. Ф.1167. Оп.1. Д.4447. Л.1-8, 10.

247 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.123. Л.30.

248 Кудрин Н.Е. Три силы современного момента // Народный вестник. СПб., № 7. СЛ.

249 Дело народа. СПб., 1906. 3 мая; Народная жизнь. Ростов н/Д., 1906. № 5. С.3-4.

250 Там же. № 2. 1906. 4 мая.

251 Там же. N° 8. 1906. 11 мая.

252 Гинев В.Н. Аграрный вопрос и кризис неонародничества. С.83-85. Сноски 95, 98, 102, 106, 111, 112. Кстати, Хирьяков вел речь о бойкоте, как "большой тактической ошибке" левых партий.

253 РГБ ОР. Ф.678. Картон 1. Ед. хр.9. Л.1 И; Русские дореволюционные газеты в фондах Государственной библиотеки СССР имени В.И.Ленина. Алфавитный указатель. 2-е изд. М., 1986. С. 125. № 725.

254 Ф.В.Волховский - Л.Г.Азеф, 28 июня 1906 г. // ГАРФ. Ф.102. Оп.228. 1898. Д.6. 4.137. Л. 130.

255 Дело народа. СПб., 1906. 3 мая, 6 мая.

256 Гершуни Г. Об отношении к Думе (Письмо из тюрьмы) // Дело народа. 1906. 5 июня. № 9.

257 Чернов В.М. К аграрному вопросу. Что такое социализация земли // Народный вестник. 1906. № 1-2; его же. К спорам о программе-минимум // Народный вестник. 1906, № 9. 1906. 18 мая; его же. К спорам по аграрному вопросу. Там же. 1906. № 10, И. 19,20 мая; В.Ч.[В.М.Чернов] Рец. на: П.Вихляев Аграрный вопрос с правовой точки зрения. М., 1906 // Народный вестник. 1906. Ка 2. С.60-62; там же. № 3/4. С.101-102.

258 Шишко Л.Э. Теоретические основы аграрной программы // Народный вестник. № 3/4. С. 5-17; Бунаков И. "Экономика" и "политика" в русском освободительном движении // Там же. С. 34-53; Марков В. (Вишняк MB.) К вопросу о социалистических программах и крестьянстве // Там же. № 7. С. 8-20; М.Кр-ль (Криль М.А.) Крестьянские наставления по составленным для Государственной Думы наказам // Там же. № 6. С.З 1-45.

259 Сидельников СМ. Образование и деятельность первой Государственной думы. М., 1962. С.162.

260 Солженицын А.И. Август шестнадцатого // Звезда. Л., 1990. ДО" 9. С.9.

261 Труд. СПб., 1906. № 5. С.2.

262 РГАЛИ. Ф.200. Оп.1. Д.88. Л.5; РГАЛИ. Ф.2206. Оп.2. Д.23. Л.8.

263 А Н.Чернова - Л.Э.Шишко. Москва. 20 апреля 1906 г. // ГАРФ. Ф.6753. Оп.1. Д. 150. Л.63.

264 Брамсон Л.М. К истории Трудовой группы. Трудовая группа в первой Государственной Думе. Пг., 1917; Колесниченко ДА. Состав Трудовой группы в I и П Государственных думах. Сводная таблица членов фракции. М., 1988; Политическая каторга и ссылка. Биографический справочник членов общества политкаторжан и ссыльно-поселенцев. М., 1934. С.401, 440, 470, 535; ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.1. Лит.Ц. Л.4; ГАСО. Ф.468. Оп.1. Д.722. Т.2. Л.11; ГАСарО. Ф.57. Оп.1. Д.21. Л.37-39; Д.21. Т.2. Л.45, 167; Д.41. Л.11, 19, 20.

265 Тыркова-Вильямс А. На путях к свободе. Нью-Йорк, 1952. С.268.

266 ГАРФ. Ф.5847. Оп.2. Д.16. Л.10-12; Мысль. 1906. № 1. 20 июня; ДО" 7. 27 июня; ДО" 8. 28 июня.

267 Мысль. 1906. ДО" 8. 28 июня.

268 Колесниченко Д.А. Трудовики в период первой российской революции. М., 1985.

269 ГАРФ. Ф.522. Оп.1. Д.11. Л.44; Подробно см.: Колесниченко ДА. Указ. соч.

270 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.235. 1906. Д.80. 4.59.

271 ГАРФ. Ф.6753. Оп.1. Д.150. Л.63.

272 ГАРФ. Ф.5824. Оп.2. Д. 15. Л. 12.

273 Бунаков И. "К депутатам парламентской Трудовой группы" // Дело народа. 1906. ДО" 2. 4 мая.

274 Крестьяне в Думе // Там же. 1906. № 8. 3 мая.

275 РГБ ОР. Ф.678. Картон 1. Ед. хр.8. Л.100; Народный вестник. 1906. ДО? 11. 20 мая; ДО" 17. 27 мая.

276 Государственная дума: стенографические отчеты. Сессия первая. 1906 г. ТЛ. СПб., 1906. Стб.588-590.

277 Речь. СПб., 1906. 28 мая.

278 Там же. 25 мая.

279 Народный вестник. 1906. № 17. 28 мая.

280 Подробнее см.: Колесниченко ДА. Трудовики в первой российской революции. С.65-68.

281 Дело народа. 1906. N° 1. 3 мая.

282 Народный вестник. 1906. ДО" И. 20 мая.

283 Там же. № 11. 20 мая; № 12-18.

284 РНБ ОР. Ф.581. Оп.1. Ед. хр.70. Л.58-59.

285 Н.Ф.Анненский - ВГ.Короленко. 4 января 1906 г. // РГБ ОР. Ф.135. Разд.П. Картон 17. Ед. хр.53. Л.74.

286 Бикерман И. Следует ли идти в Государственную Думу? // Современные записки. СПб., 1906, январь. С.102-119.

287 Пешехонов А. На очередные темы. Основные положения нашей программы // Современность. СПб., 1906. № 1. (март). С.10М30; Русское богатство. 1906. № 6. С.137-166.

288 В.А.Мякотин - В.И.Семевскому. 26 июня 1906 г. // Архив РАН Ф.489. Оп.З. Д.501. Л.101.

289 Там же. Л.96-100; НД.Ерофеев писал: "Ни один из членов Оргкомитета партии энесов не состоял в партии эсеров" (Н.Д.Ерофеев. Указ.соч. С.112). По крайней мере, к члену Саратовского комитета партии эсеров С.В.Аникину это не относилось.

290 Наша жизнь. СПб., 1906. 16-18 мая.

291 Архив РАН. Ф.489. Оп.З. Д.501. Л.102; РГБ ОР. Ф.135. РаздЛ Картон 37. Ед. хр.1. Л.5.

292 Мысль. 1906. № 9. 29 июня.

293 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.42. Л.5.

294 Известия крестьянских депутатов. СПб., 1906, 19 мая.

295 Государственная Дума: Стенографические отчеты. Сессия первая. 1906 г. ТЛ. СПб., 1906. Стб.560-562.

296 История создания и содержания аграрного законопроекта 33-х рассмотрена в гл. II.

297 Государственная Дума: стенографические отчеты. Сессия первая Т.1. СПб., 1906. Стб. 1443-1444.

298 Там же. Стб. 1443-1446.

299 Там же. Стб. 1148.

300 Там же. Стб. 1147.

301 Там же. Стб. 1148.

302 Мысль. 1906. 2, 4, 5, 7 июля.

303 Энгельгардт М.А. Итоги выборов в Государственную Думу // Народный вестник. 1906. № 6. С.23.

304 Дело народа. 1906. № 7. 10 мая.

305 Народный вестник. 1906. 18, 19 мая; Мысль. 1906. 24, 28 июня.

306 Мысль. 1906. 27, 28 июня.

307 Крестьянский депутат. 1906. 28 июня.

308 Гинев В Л. Аграрный вопрос и кризис неонародничества. С. 112.

309 Колесниченко Д.А. Трудовики в период первой российской революции. С.69.

310 Гинев В.Н. Аграрный вопрос и кризис неонародничества. С.112.

311 Мысль. 1906. 28 июня.

312 Чернов В.М. Перед бурей. С.258.

313 Народный вестник. 1906. 20, 21, 23 мая; Мысль. 1906. 24, 27, 29 июня; 2, 4, 5, 6 июля.

314 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.123. Л.23-29; Аргунов А.А. Азеф в партии с.-р. // На чужой стороне. № 6. С. 188.

315 Мысль. 1906. 2 июля; Листок Петербургского комитета П.С.Р. СПб., 1906. Август. № 1. С.3-4.

316 Там же; Двадцатый век. СПб., 1906. 4, 16 июля.

317 Rapport Stuttgart. Р.86.

318 Двадцатый век. 1906. 29 июля, 6 августа, 5 июня.

319 Ритина Ин. (Ракитникова И.И.) Еще о партии Соц.-Рев. // Знамя труда. № 37. С.9.

320 Bushnell J. Mutiny amid Repression. Bloomington, 1985. P. 173.

321 Кошко И.Ф. Воспоминания губернатора (1905-1914 гг.). Новгород-Самара-Пенза. Пг., 1916. С.56.

322 ГАСО. Ф.468. Оп.1. Д.608. Л.45-46; Самарский курьер. 1906. 16 июня.

323 ГАСО. Ф.468. Оп.1. Д.608. Л.72-73.

324 Мысль. 1906. 2, 4, 5 августа.

325 Там же. 6 августа.

326 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.42. Л.6.

Глава пятая.

ПОСЛЕДНИЙ ПЕРИОД РЕВОЛЮЦИИ

§ 1. ИЮЛЬСКИЕ СОБЫТИЯ 1906 г.

Конфликт между Думой и правительством усиливал опасное "шатание умов". На заседании Совета министров в начале июня 1906 г. большинство во главе с Л.И.Горемыкиным пришло к заключению о необходимости роспуска Думы. Дело оставалось за поводом. Его предоставила сама Дума. В заседании 4 июля она решила обратиться к населению с разъяснениями по аграрному вопросу, торжественно обещая не отступать от принципа принудительного отчуждения частновладельческих земель. Буквально на другой день кадеты спохватились и забили отбой, но было уже поздно. Император и правительство решили использовать ситуацию и разрубить гордиев узел. Петербургский градоначальник В.Ф. фон-дер Лауниц твердо заверил, что роспуск Думы не вызовет серьезных волнений.

7 июля Николай II подписал манифест о роспуске Думы. Ей ставилось в вину "уклонение депутатов в непринадлежав-шую им область", неисполнение обязанностей законодателей и разжигание "смуты" [1]. В тот же день по рекомендации Го-ремыкина царь назначил премьер-министром 44-летнего П.А.Столыпина, сохранив за ним пост министра внутренних дел. Роспуск Думы приурочили к воскресенью 9 июля. Петербург объявили на положении чрезвычайной охраны, войска привели в состояние боевой готовности. Таврический дворец закрыли, у дверей поставили солдат.

8 высших правительственных сферах имелось немало противников "прыжка в неизвестность". Д.Ф.Трепов считал принятое решение авантюрой, о чем, с присущей ему прямотой, заявил Столыпину. Опасались "революционных эксцессов". Всем губернаторам было предписано немедленно произвести обыски и аресты руководителей революционных организаций, принять меры к охране правительственных и железнодорожных сооружений, телеграфов, банков, тюрем, складов и магазинов оружия и взрывчатых веществ и к защите помещичьих владений [2].

Эсеры, сведения о которых в картотеке Департамента полиции заносились в формуляры красного цвета, оказались объектом самого пристального внимания. Уже 4 июля в квартире № 51 дома № 7 по Коломенской улице полиция арестовала 12 членов Петербургского комитета. В их числе: уполномоченные ЦК В.В.Леонович, А.Б.Шимановский, В.В.Топорков - лидер городской военной организации [3]. Попытка более масштабной акции - ареста членов и уполномоченных ЦК в помещении редакции газеты "Мысль" - была предпринята 8 июля. Проводить ее поручили чиновнику для поручений Охранного отделения Статковскому. Едва, около шести часов вечера, начали обыск, как в редакцию явились депутаты-трудовики И.Е.Соломко и Ф.М.Онипко, а чуть позже И.И.Субботин. Они, особенно Соломко, активно вмешивались в распоряжения Статковского, мешали обыску.

Всего в редакции в этот момент находилось 11 человек, в том числе, АААргунов, Н.И.Ракитников, В.М.Чернов, АЛХу-ковский, В.Н.Виташевский, Е К.Яковлев, В.ЕЛавлов. Соломко, вместе с четырьмя первыми, на арест которых Статков-ский имел ордер, заперся в своем кабинете редактора. На уговоры полиции ответствовал, "что это его комната и потому место неприкосновенное" [4]. В письме к жене В.М.Чернов подробно, в юмористических тонах, описал происшествие: "...наши гости расположились так комфортабельно, так были довольны уловом, что вошли во вкус и стали перебирать нас поодиночке. Сначала нам стало скучно. Затем я даже слегка вздремнул. Наконец, проснулся и озлился. Решили для развлечения поскандалить. Крикнули в окно проходившим, чтобы вызвали сюда нашего "неприкосновенного" Соломко". Приехал Соломко, Чернов взял его под руку - и оба прошли в "неприкосновенный" кабинет [5].

Когда, после долгих переговоров, Статковский приказал взломать дверь редакторского кабинета, Чернов и Аргунов, под одобрительные возгласы собравшейся на улице толпы выпрыгнули из окон. Благо было не слишком высоко. (В последний раз Чернову пришлось спасаться от арестов в 1920 г. уже в Советской России) [6].

Вернемся к событиям июля 1906 г. О неудачных действиях полиции в редакции "Мысли" известили самого П.А.Сто-лыпина. На докладе А В "Герасимова он наложил резолюцию: "Нахожу, что на такие серьезные обыски следует посылать более авторитетное лицо" [7]. Серия арестов обрушилась и на комитеты Москвы и губернских городов таких, как Саратов,

Киев, Самара, Нижний Новгород, Воронеж, Курск, Орел, Пермь, Тамбов, Чернигов, а также группы уездных городов, местечек и сел. В ряде случаев потери были весьма ощутимы, но в целом партийная организация выдержала удар и в считанные дни оправилась. Примерно так же обстояли дела и у других революционных партий и союзов.

Несмотря на все профилактические меры, правительству не удалось избежать потрясений. Противостояние Думы и правительства, неразрешенность социальных и экономических проблем, прежде всего аграрной, вылились в ряд крупных восстаний в армии, значительном числе выступлений в селах, в стачках рабочих. Подавляющее большинство их свершилось со времени роспуска Думы и по конец июля.

Среди многочисленных и разнообразных источников, которые дают возможность воссоздать действия эсеровского руководства, начиная с 9 июля, особенно интересен насыщенный фактами доклад, с которым В.МЛернов от имени ЦК выступил перед крестьянскими работниками в сентябре 1906 г. Доклад назывался "Боевая тактика партии после разгона Думы". Он опубликован в ряде партийных изданий, сохранился в нескольких архивных фондах [8].

Эсеры, как и все революционеры, большую роль в массовых выступлениях после роспуска Думы отводили активной деятельности депутатов, которые, как они верили, "не покинут своего поста". В исполнении "революционного долга" социал-демократами, трудовиками и эсерами они не сомневались, жестоко критикуемых кадетов считали "честными людьми", что, в их глазах, означало активное неприятие существующей власти и неповиновение ее "незаконным действиям".

Как только были получены известия о роспуске Думы, эсеры бросились уговаривать депутатов "не признавать этого разгона и заставить употребить против себя силу. Иначе разгон рисковал утратить весь свой драматизм и представлялся бы странным зрелищем" [9]. Ни кадеты, ни трудовики на призывы эсеров не откликнулись. Затем в Выборге члены и уполномоченные ЦК еще до подписания воззвания на частных совещаниях с участием кадетов, трудовиков, социал-демократов "выставили требование, чтобы депутаты, во что бы то ни стало снова стали собираться в Петербурге, продолжили свои заседания, как Дума, и принудили употребить против себя силу". Их ждало разочарование. Кадеты "не решились подать пример открытого и энергичного сопротивления власти" [10]. О реакции трудовиков, депутатов социал-демократов и эсеров в докладе Чернова умалчивалось.

Потерпев поражение с выношенным замыслом, эсеры рук не опустили. Они, как мы уже говорили, реанимировали Информбюро, инициировали принятие революционными партиями и организациями предложенного ими плана действий. Ударным пунктом его было предварительно спланированное, детально проработанное единовременное восстание в первую очередь в Балтийских крепостях. "Военное движение предполагалось выдвинуть на первую очередь, тотчас вместе с крестьянским". Самые лучшие наличные партийные силы после известия о восстании в Свеаборге были посланы в Кронштадт (С.Ф.Михалевич, Ф.М.Онипко, Е.ФАзеф), Свеаборг (В.М.Чер-нов и один из депутатов-эсеров), Ревель (ИЛБунаков и два депутата) [11].

Эсеровские руководители, делая все возможное для разжигания пожара гражданской войны, не прятались за спинами двинувшихся в братоубийственную бойню распаленных агитацией рядовых членов партии, солдат, матросов и крестьян, изображая из себя некий "штаб", как будто в неразберихе стихийных событий можно было "руководить", наблюдая бой со стороны. Они сами двинулись туда, где пламя было самым жарким, где можно было в минуту потерять жизнь.

Затея революционеров с восстанием в июле 1906 г. была авантюрной. "Восстание в Кронштадте, Свеаборге, Ревеле... серьезного значения не имели. Аппарат власти функционировал точно, и сомнения в том, что восстания будут раздавлены, ни на один момент не было", - так оценивал обстановку А.В.Герасимов, компетенция которого в этом вопросе не может вызывать сомнения [12].

Трудовики ждали роспуска Думы не раньше понедельника, в полной уверенности, что о нем объявят с трибуны Таврического дворца. Собрались они поздно, растерянно постояли у запертых дверей, ознакомились с Указом и поспешили к своему клубу. Неуверенность овладела ими [13]. Кадеты узнали о роспуске Думы ночью, утром собрались и тут же приняли решение обратиться с воззванием к стране. П.Н.Милюкова "ради предосторожности изолировали" в пустой комнате, и он, положив лист бумаги на пыльную крышку рояля, набросал черновик этого документа. Затем вернулся к остальным членам ЦК, выслушал замечания и внес поправки. После этого текст был одобрен. Не мешкая, послали гонца к трудовикам [14]. Он сумел отыскать только одного члена комитета Трудовой группы, который не знал, где остальные. Гонец прибыл с выработанным кадетами текстом обращения, три последних пункта которого призывали население не давать рекрутов, не платить подати, не признавать займов.

Растерянный трудовик (возможно, И.И.Субботин) отговорился отсутствием полномочий и обещал передать воззвание группе. Время шло. Наконец, трудовики собрались, сговорились с социал-демократической фракцией и отправили депешу ЦК кадетов, сообщая о согласии собраться совместно. Задним числом комитет Трудовой группы в своем "Извещении" подчеркивал: "Трудовая Группа предпочитала демонстративное собрание Думы в Петербурге". Пока же, не выработав никакого документа, трудовики из клуба по несколько человек разошлись по частным квартирам. "Для безопасности", подчеркивал Субботин [15]. Не исключено, что Субботин писал в святой простоте, но, отметим, команде Герасимова не составляло труда переарестовать депутатов на частных квартирах с таким же успехом, как и в клубе.

Кадеты, П.Н.Милюков, В.Д.Набоков, А.А.Корнилов лучше трудовиков знали историю. И если бы думцы и нашли в Петербурге зал для игры в мяч или другое вместительное помещение, едва ли их заседание было бы долгим. Возможно, они не успели бы даже произнести заветной клятвы не расходиться до победы. П.А.Столыпин был настроен регдительно, необходимые силы были подготовлены с избытком. Все действия думцев, включая и "Выборгское воззвание", по свидетельству Герасимова, рассмешили Столыпина, и он охарактеризовал их кратко: "детская игра!" [16]. Однако, как премьер-министр, принял все меры для пресечения антиправительственных выступлений думцев и распространения принятого ими воззвания [17].

От перспективы всеобщего ареста на незаконном собрании в Петербурге кадеты решительно отказались, тем более, что они знали, ни народ, ни значительные воинские части им на помощь бы не пришли. Поэтому они предложили ехать в Выборг. Финские власти всегда способствовали антироссийским выступлениям. Поколебавшись, Трудовая группа согласилась. "Мы вынуждены были уступить решению к.-л.", оправдывались авторы цитируемого ранее "Извещения", и, вероятно, выдавая желаемое за действительное, добавляли: "чтобы после устроить заседание Думы в Петербурге" [18].

В Выборге трудовики, поддержанные социал-демократами, отклонили предложение кадетов разрешить участвовать в совещании не депутатам, членам ЦК партий кадетов, социал-демократов, эсеров. В Выборг приехало 178 депутатов - менее половины состава Думы. Не явились прогрессисты, "мирнообновленцы", "автономисты" (поляки, латыши, мусульмане), беспартийные. Не было многих кадетов, социал-демократов, трудовиков. После двух дней прений 9 и 10 июля в гостинице "Бельведер" было подписано "Выборгское воззвание" ("Народу от народных представителей"), по сути, в первоначальной (милюковской) редакции. Предложение трудовиков вставить в воззвание призыв к войску не подчиняться приказаниям правительства и "не итти на братоубийственную войну с народом" кадеты отвергли [19].

На последующих совещаниях в Териоках 14 июля состоялся форменный разрыв. Кадеты отказались возобновить думскую сессию в Петербурге. Разошлись не прощаясь [20]. Трудовики поздним вечером того же дня избрали комитет из шести человек, который уполномочили выступать от имени группы, входить в соглашения "с самыми верными друзьями трудового народа - с Партией социалистов-революционеров, с Крестьянским и Железнодорожным Союзами и Социал-демократической партией". Почти все решили разъехаться по родным местам [21].

Роспуск Думы толкнул русскую общественность к революционерам. Выборгское совещание и Воззвание были последним пределом давления на власть мирными средствами. Кадеты остановились на этой черте, революционеры ринулись в открытый бой. Социал-демократы находились в замешательстве. Инициативу взяли в свои руки эсеры.

Лидеры эсеров, не допущенные трудовиками на Выборгское совещание, 9 и 10 июля устроили заседание в Териоках. Присутствовали А.А.Аргунов, М.А.Натансон, В.М.Чернов и несколько уполномоченных ЦК. Н.М.Ракитников и П.П.Крафт были арестованы 8 июля в редакции "Мысли", Б.В.Савинков - в Севастополе. Азеф отсутствовал. Он в июне уехал за границу и появился в России за три дня до восстания в Кронштадте, в тот день, когда пришла телеграмма о выступлении в Свеаборге, и принял участие в межпартийном совещании около Териок [22]. В день приезда его вместе с С.Ф.Михале-вичем и двумя офицерами, авторами технического плана восстания, командировали в Кронштадт. Там он активности не проявил. Деятельность его ограничилась участием в одном из "технических совещаний" [23].

На своих заседаниях в Териоках эсеры выработали план действий и воззвания "К партийным организациям", "К народу", "К армии и флоту". В уверенности, что роспуск Думы вызовет всенародное возбуждение, которое будет усилено обращением депутатов, ЦК призвал "немедленно объявить и начать открытую войну с правительством" побуждая народ взять на себя инициативу "боевого выступления", не дожидаясь действий властей. Всем партийным организациям предписывалось тотчас же выступить. Главное внимание рекомендовалось обратить на крестьянство и армию. Рабочим, горожанам отводилась вспомогательная роль. Они должны были "обязательно" согласовывать свои действия с выступлениями крестьянства и армии.

Партийные сельские организации обязывались "двинуть в деревню" все наличные силы, призвать крестьянство к восстанию: смещению, изгнанию, при сопротивлении - уничтожению сельских и волостных властей; занятию сельских и волостных учреждений, конфискации казенного имущества и денежных средств на 1гужды восстания; введению сельского, волостного, уездного "революционного самоуправления"; захвату и передаче во временное распоряжение революционных комитетов, органов местного самоуправления помещичьих, казенных, удельных "и прочих" земель. Местным организациям следовало, насколько хватит сил, обеспечить наступательный характер крестьянских восстаний, охват ими всех уездов и губерний. После победы в сельской местности ЦК планировал направить крестьян на города, где они соединятся с рабочими и армией и повсюду установят новую власть.

Партийное руководство настоятельно советовало местным организациям обращаться к войскам с призывами не исполнять приказаний начальства, не стрелять в народ, переходить на его сторону. Городские партийные организации обязывались немедленно, "где это возможно", приступить к созданию Советов рабочих депутатов для руководства боевыми действиями рабочих, координации их выступлений с крестьянством и армией, организации всеобщей забастовки с переводом ее в вооруженное восстание.

Кроме того, ЦК рекомендовал широкое развитие террористических выступлений "против всех активных сил администрации - действий как партизанских, так и массовых". Давалось указание заключать боевые общие и местные соглашения и координировать усилия с другими организациями [24]. Все остальные воззвания ЦК, а также и те, что были им подписаны вместе с руководядхими органами других революционных партий и союзов, были по сути вариациями только что изложенного.

При сравнении этого воззвания с мартовским (1905 г.) "планом народной революции" можно отметить следующие общие моменты: идея "всенародного" восстания, детализация, забота не просто о революционных действиях, захвате власти и земли, но и о создании условий реализации основной док-тринальной посылки - социализации земли, подчеркивание единовременности и общности выступлений, организованного захвата земли "во временное пользование". Но были и существенные отличия. В 1905 г. роль "авангарда" безоговорочно отводили пролетариату, городу; крестьянству - функцию второго эшелона. Надеялись на нейтралитет армии. В июле 1906 г., напротив, от деревни и армии ждали инициативы, а от рабочих, города - поддержки. Армия выдвигалась в качестве такого же, как и крестьянство, застрельщика и основного фактора восстания.

Все это нельзя рассматривать, как чисто эсеровское увлечение крестьянством и нигилистическое отношение к пролетариату, или, по марксистской терминологии, - "отрицание гегемонии", "ведущей роли" пролетариата. В воззваниях "К народу", "Ко всему российскому крестьянству", подписанных и социал-демократами, проводились те же идеи [25].

10 июля в той же гостинице "Бельведер", в которой депу-таты-"выборжцы" завершили обсуждение знаменитого воззвания, в небольшом номере "ценою в три финляндские марки в сутки" собралась небольшая группа эсеров, трудовиков и будущих энесов: М.А.Натансон, Ф.М.Онипко, СИ.Бондарев, В.Г.Тан-Богораз, Л. и А.Штернберги, Ф.Д.Крюков, Н.Осипович, Михаиличенко. Оформляли в виде воззвания отвергнутое кадетами обращение к армии и флоту. Н.Осипович красочно описал ситуацию: "Мы: Крюков, Тан, младший Штернберг и я, сидя за столом, писали текст манифеста. Марк Андреевич, как хороший хозяин, лежа на кровати, деловито следил за нашей работой" [26].

После окончания Выборгского совещания в Териоках ЦК эсеров, комитет трудовой группы, представители ВЖС и ВКС, Всероссийского учительского союза обсуждали проект манифеста "Ко всему российскому крестьянству", в котором, как мнократно подчеркивали эсеры в печати и устных выступлениях, и никто их не опровергал, излагался "наш план развития крестьянского движения", и "согласились подписать его без всяких изменений" [27]. Никак не могли отыскать кого-либо из ЦК РСДРП. В конце концов, послали в Петербург А.А.Ар-гунова, где он и заполучил желанную подпись, а вскоре, 16 июля, был арестован [28].

Дело было сделано. Манифест за подписью семи организаций (кроме вышеназванных, также комитета думской фракции РСДРП) уже 12 июля в виде листовки появился в Петербурге. Его большими тиражами печатали типографии революционных партий и союзов. В считанные дни он распространился по стране [29].

Эсеры продолжали ковать железо. Их стараниями к 20 июля было восстановлено межпартийное Информационное бюро. Социал-демократы сходу внесли проект призыва всех рабочих к немедленной всеобщей стачке во имя восстановления распущенной Думы, который, однако, остальными участниками Информбюро был единодушно отвергнут. Вместо этого решили обратиться к горожанам с призывом к всеобщей забастовке в ближайшее время. Начало ее не указывалось, поскольку еще не выяснили, насколько можно рассчитывать на скорое всекрестьянское движение [30].

Смирившись на время, социал-демократы нашли-таки момент, чтобы настоять на своем. После подавления восстаний в Свеаборге и Кронштадте на втором совещании Информбюро с участием представителей РСДРП, ПСР, Бунда, ППС, Комитета Трудовой группы, Думской фракции РСДРП (другие участники по разным причинам отсутствовали) в ночь с 20 на 21 июля, несмотря на возражения эсеров, решили Призвать к всенародной забастовке, о чем и было сообщено в прокламации "Ко всему народу" [31]. *

Прервем повествование о перипетиях в стане революционеров, вызванных попытками консолидации усилий, и рассмотрим частный вопрос. Общей для всех революционеров была ненависть к существовавшему строю. Она подвигала их порой к совместным действиям. Однако согласованные выступления всегда были краткосрочны, вражда в стане "братьев-социалистов" разрывала договоренности. Простые партийцы при случае помогали друг другу; в верхах - абсолютно преобладал настрой на конфронтацию. Достаточно напомнить те ругательства, которыми обменивались большевики и меньшевики, эсеры, энесы и максималисты, марксисты и народники. Не все достигали ленинской виртуозности, но высокую квалификацию демонстрировали все.

Видимо, - это природная российская черта. Подобной болезнью страдали не только революционеры. В провинциальной Самаре во время выборов в I Думу респектабельные октябристы в своем "Голосе Самары" иронизировали над "молодцами" из кадетского "Самарского курьера", именуя их очернителями, лжецами, клеветниками, "брызжущими ядовитой и грязной слюной". Кадеты не давали спуска "антинародной партии богатых", обманщиков и т.д. [32].

В марксистской, затем советской литературе сложилась традиция винить эсеров (а также меньшевиков, кадетов, октябристов, монархистов): выступление началось (окончилось) раньше, позже, вовремя, потерпело поражение, оказалось удачным, - виноваты эсеры (меньшевики, все перечисленные выше), если бы не они, - наверняка исполнился бы идеальный большевистский замысел. При этом нередко из одной работы в другую под видом большевистского (синоним - ленинского) подается как раз меньшевистский образ действий, который Ленин неистово ругал.

Применительно к рассматриваемым событиям - это история с "Письмом ЦК РСДРП к местным организациям № 5 29 июля 1906 г." В нем ЦК (семь меньшевиков и три большевика) перечислил свои заслуги и преступления эсеров: ЦК РСДРП 19 июля "под впечатлением восстаний в Свеаборге и Кронштадте" (каким образом ЦК узнал 19 июля о Кронштадтском восстании, начавшемся в 23 часа этого дня, следует оставить на совести авторов чистосердечно-правдивого сочинения) попытался, но не сумел, собрать совещание левых партий, а потому выпустил прокламацию к рабочим с призывом "забастовки за Думу". На межпартийном совещании в ночь с 20 на 21 июля за немедленную стачку горячо говорили социал-демократы и трудовики. Эсеры возражали, настаивая на том, что инициатива должна принадлежать деревне, что нужно дать "развернуться крестьянским мятежам". И хотя, в конце концов, проект ЦК РСДРП приняли единогласно - "эсеры после этого совещания, как и до него, продолжали агитировать против забастовки и всячески ее тормозили" [33].

Идеи, которыми руководствовались большевики-цекисты, подробно изложил Л.Б.Красин в августе 1906 г. в письме М-Горькому. Письмо это, как образец истинно большевистской интерпретации событий, неизменно приводилось в сочинениях советских авторов. Обратимся к этому интересному документу. Тактические установки большевиков после роспуска Думы, утверждал Красин, "в существенных чертах разделялись всеми социал-демократами", и многими революционными организациями ("буржуазно-революционными", согласно марксистской терминологии - М.Л.): "наша тактика, тактика передовых слоев пролетариата, должна быть по необходимости выжидательной".

Эсеры, по Красину, приняли "нашу" точку зрения, но действовали "провокаторски": они выбросили лозунг крестьянского восстания ("это хорошо", одобрял Красин) и военных бунтов, чем помешали социал-демократам в Финляндии сдержать солдат от преждевременного выступления (ниже мы увидим, сколько было этих сил у социал-демократов в Кронштадте и Свеаборге). Когда же провалилась забастовка в Петербурге, "эсеры начали трубить во всех легальных газетах, что они-де были против забастовки и считали ее несвоевременной". В особую вину "провокаторам-эсерам" Красин вменял нежелание "поддержать ровно ничем, хотя бы 2-3-х дневной забастовкой", матросов и солдат, которых они "толкнули под расстрел" и затем "оставили изолированными" [34]. По всем параметрам, идеям и примерам письма № 5 ЦК РСДРП и Л.Б.Красина - близнецы-братья, различия между которыми можно обнаружить лишь под микроскопом.

Теперь рассмотрим аргументацию непререкаемого большевистского лидера, В.И.Ленина, который, хотя непосредственного участия в решающих совещаниях и военных выступлениях не принимал (до 10 июля отдыхал в дачном поселке Саблино под Петербургом, а затем переехал в Финляндию, тоже в дачное место Куоккала), но был в курсе событий. Пассажи письма № 5 ЦК РСДРП он без обиняков обозвал "мелкой и мелочной полемикой против эсеров", которая не представляет никакого интереса. ЦК РСДРП, писал Ленин, колебался между кадетами и трудовым крестьянством, он "немного левее кадетов и значительно правее эсеров и трудовиков". Все, бил он наотмашь, сознавали неизбежность восстания, кроме ЦК. Всеобщая забастовка в той ситуации могла быть только стачкой-восстанием, поучал он. Она, по мнению Ленина, была вероятна в дни выступлений в Свеаборге и Кронштадте, но не после их подавления. "Передовые рабочие", продолжал он, "стачки протеста, стачки-демонстрации все время не хотели". "Неудача июльской забастовки вогнала, так сказать, осиновый кол в тактику оппортунистов с.-д.", - с яростным наслаждением добивал он ненавистных однопар-тийцев. Все сказанное вождем большевизма о меньшевистской тактике относится и к цитированному письму Л.Б.Красина. И вот что более всего изводило Ленина: "Первый раз Российская социал-демократическая рабочая партия попала в такое недостойное положение. Первый раз ее у всех на глазах ведут на поводу. Первый раз он в арьергарде" [35].

Приходится еще раз констатировать, что историки большевистского направления неоднократно игнорировали свидетельства и характеристики своего основоположника. Чаще именно те, которые максимально приближались к адекватной оценке реальных событий. Июльские восстания были первой попыткой действовать по определенному стратегическому плану. Предполагалось, что захват побережья Финского залива и Балтийского флота даст возможность совершенно обессилить Петербург и взять его. Контроль над Петербургом должен был означать победу вооруженного восстания. Соответственно с этим планом велась пропаганда в Петербурге, во флоте, в Кронштадте, в Свеаборге, в Ревеле, в Либаве, во всех важных пунктах побережья.

Организации росли, надежды и радужные упования охватывали партийных работников. Роспуск Думы повысил и без того приподнятое настроение. "Нетерпение, с которым ожидалось восстание матросами и солдатами описать нельзя", - передавал атмосферу тех дней один из непосредственных участников событий и руководитель военной организации эсеров В.Г.Шестаковский [36]. Уточним: нетерпеливо ожидали восстания, конечно, не все, и даже не значительная часть солдат и матросов, а тот узкий круг, с которым соприкасались партийные агитаторы. Свидетельством этого является крушение с первых часов выступления "стратегического плана" [37].

Этот план был обречен на поражение в силу неадекватного представления о реальной ситуации и неверной основной посылке. Его питала вера в "революционную сознательность" огромного большинства солдат и матросов, способных одномоментно подняться по сигналу. (В скобках о "мелочи": социал-демократические и эсеровские вожди в редких случаях могли сговориться о дате крупных военных выступлений. Так, например, было осенью 1917 г. Чем это кончилось для "левых эсеров" в июле 1918 г., известно). В военных, как и в крестьянских, восстаниях 1905-1907 гг. решительно превалировал элемент бунта, со всеми присущими ему свойствами: нервической возбужденностью, спонтанностью действий, героизмом отчаяния. 1905-1907, 1917, 1918-1920 гт. показали: армия - важнейшая часть социальных переворотов, но при определенных обстоятельствах.

Летом 1906 г. власти, уверенные в своих силах, внимательно следили за действиями революционеров в армии. Военный министр А.Ф.Редигер регулярно информировал императора, председателя Совета министров, министра внутренних дел о настроении армии. В свою очередь, министр внутренних дел ставил в известность военного министра о тех сведениях, которые он получал по собственным каналам. 2 июня 1906 г. П.А.Столыпин сообщал А.Ф.Редигеру об объединении в Кронштадте военных организаций социал-демократов и эсеров и создании объединенного Комитета "в целях широкого ведения пропаганды в среде войск для подготовки вооруженного восстания как ближайшей цели". По информации, полученной Столыпиным, революционная пропаганда шла настолько успешно, что 50% нижних чинов признавались "сознательными"; а матросов в экипажах - до 80%. Однако, продолжал министр, революционеры признают "очень слабую" пропаганду в двух батальонах расквартированного там Каспийского пехотного полка. Департамент полиции получал сведения от таких агентов, как член объединенного комитета социал-демократ Арнольди. Естественно, они отличались точностью и достоверно передавали представления руководства этого комитета и партийных организаций [38].

В начале июля были проведены "плановые" аресты членов социал-демократической военной организации в Кронштадте. От этого удара она до восстания не оправилась. "Потрясли" и эсеров, но их было больше, а агентов класса Арнольди среди них не было. Вполне достоверная информация имелась у властей об организациях Свеаборга, Ревеля и других [39].

Мы вынуждены обратить внимание на это обстоятельство, поскольку авторы сочинений о волнениях в армии говорят о правительственных действиях вскользь, как о факте малозначащем, до известной степени случайном - результате оплошности революционеров. На самом деле, с ростом эксцессов в армии профессионалы сыска получили картбланш на выполнение своих обязанностей и в частях, и естественно, "вычисляли" и агитаторов, среди которых было много женщин, и "военные организации", стоило им развернуться пошире. Конечно, следует принимать во внимание содействие революционерам финских властей, упорное сопротивление командиров частей действиям тайной полиции. Особенно это относилось к таким крепостям, как Кронштадт, Севастополь, Владивосток. Поэтому Директор департамента полиции А.А.Лопухин в январе 1906 г. сообщал: "Военачальствующие лица до последнего времени без серьезного внимания продолжают относиться к проявлениям среди войск случаев революционного характера или же, зачастую, скрывают таковые от чинов жандармской полиции, не желая, что называется, выносить сор из избы" [40]. Еще одна посылка авторов "стратегического плана" о создании многотысячных организаций военных на огромном пространстве "заговора масс" в тайне от властей покоилась на более чем зыбком основании.

Волнения в армии в июне-июле 1906 г., как уже говорилось, стали достаточно обыденным явлением российской действительности. Но три выступления - в Свеаборге, Кронштадте, на крейсере "Память Азова" - своим размахом, могущие быть чрезвычайно серьезными последствиями привлекли внимание всей России. Систематическая агитация эсеров в обеих крепостях и Ревеле, где базировался крейсер "Память Азова", началась с конца 1905 г., заметно усилилась с января и приобрела невиданный доселе размах с весны 1906 г. Основная масса усилий ЦК, Военной организации эсеров направлялась на Кронштадт [41].

Весной 1906 г. около 30 матросов, участников ноябрьского восстания 1905 г., явились из Кронштадта к петербургским эсерам в поисках интеллигентов, агитаторов и организаторов. ЦК и ПК проявили живейший интерес - идея восстания в

21 Леонов М. И

армии и флоте овладела умами политического руководства. В Кронштадт направили Ю.Зубилевич (Соллогуб), Е.А.Васич-Кричевскую, К.И.Иванова, Тер-Мкртьгчана, П.В.Калмыкова. Позднее к ним присоединилась большая группа пропагандистов, в том числе около 10 молодых женщин [42].

Общее руководство осуществлял С.Ф.Михалевич ("Ян"). В помощь ему отрядили Ф.М.Онипко ("Трудовика"). Так случилось, что как первый, так и второй, пользующийся среди матросов чрезвычайной популярностью, были чрезмерно эмоциональны, больше доверяли порыву, чувствам, нежели кропотливому, осторожному, повседневному собиранию сил и трезвому учету обстоятельств. Выступали в Кронштадте лучшие ораторы партии - И И.Бунаков, В.МЧернов. Частыми гостями были уполномоченные ЦК и члены ПК [43]. Ни денег, ни литературы для Кронштадта ЦК не жалел, кое в чем помогали либералы, но без энтузиазма и побаиваясь [44].

Уже к началу апреля военная организация имела своих представителей во всех экипажах, ротах, батальонах. Во главе стоял Гарнизонный совет. Слабее было ее влияние среди артиллеристов, в Енисейском полку, и совершенно не было связей с рабочими. С участием двух офицеров Генерального штаба, членов Всероссийского Офицерского союза, был составлен подробный план восстания с указанием всех военных объектов. План этот (с приложением) большими буквами был записан в толстой тетради. Зубилевич выучила его наизусть, после чего тетрадь запрятали [45].

С конца марта эсеры регулярно предлагали социал-демократам консолидировать усилия, отбросить в сторону идейные распри, объединиться. Те долго сопротивлялись, но после арестов в марте-апреле получили согласие своего ЦК, и 23 апреля была основана объединенная, беспартийная военная организация, Исполнительный комитет гарнизонного собрания которой составили матросы, солдаты, а также агитаторы обеих партий. Были налажены контакты с гарнизонами крепостей побережья Балтики и Финского залива, командами кораблей и финской Красной гвардией капитана Кука (в другом написании Кока).

В Свеаборге до лета 1906 г. успехи эсеров были не столь значительны. Много влиятельнее здесь были социал-демократы. Однако, незадолго до восстания один из самых авторитетных руководителей их военной организации штабс-капитан Свеаборгской крепостной артиллерии С.А.Цион рассорился с партийными функционерами, ушел к эсерам, а вместе с ним - и преданные ему революционно-настроенные артиллеристы и члены экипажей [46].

Действия Циона давно вызывали беспокойство начальства. Его даже собирались исключить из службы, после того, как он устроил и был распорядителем вечера с танцами в зале политехнического института Гельсингфорса, где входящих встречали прокламациями и призывали жертвовать "в пользу Красной гвардии и революционного комитета" [47]. После восстания в Свеаборге в докладной записке по Генеральному штабу за № 195 от 10 сентября 1905 г. он именовался "беглым изменником и вождем бунтовщиков", который имел при себе план крепости Свеаборг, секретные морские карты с указанием прилегающих к Свеаборгу шхер и мобилизационного плана войск, расположенных в Финляндии [48].

Кроме организаций, созданных революционерами-офицерами и профессионалами, имелись и такие, которые состояли только из рядовых. Как вспоминал сразу после восстания солдат-артиллерист, в крепостной артиллерии более шести месяцев существовал комитет исключительно из солдат-артиллеристов, который конспиративно вел пропаганду [49]. Таких случаев, по-видимому было немало, однако известно о них немного. В ряду других, они свидетельствуют, что матросы и солдаты были на грани срыва. Революционеры приближали час бунта, но условия его вызрели объективно.

В конце 20-х чисел июня, значительно укрепив свои ряды, эсеры предложили социал-демократам создать объединенную беспартийную военную организацию в Финляндии, но получили отказ. Для согласования действий была создана Информационная комиссия [50]. 16 июля в Гельсингфорсе состоялось совещание эсеров ("Дмитрий" из Кронштадта, С.А.Цион), Красной гвардии (капитан Кук), социал-демократов - для выработки общего плана восстания. Социал-демократы своего варианта не представили, но заявили о намерении готовиться к восстанию, оговариваясь, что "испросят разрешение у своего ЦК". Пришли к заключению, что выступление начнется в Кронштадте, а Свеаборг его поддержит. Кроме того, поскольку представителей от экипажей военных кораблей не оказалось (их вывели с Гельсингфорского рейда), свеа-боржцы обещали с ними связаться. Был придуман чрезвычайно сложный план оповещения о порядке выступления. Через четыре-пять дней из Гельсингфорса должны были дать условную телеграмму, обозначавшую готовность флота к восстанию; затем революционеры Кронштадта, в свою очередь, должны были оповестить телеграммой о своей готовности. И лишь после этого флот начинал выступление, известив об этом Кронштадт, Свеаборг, все остальные гарнизоны побережья Финского залива, второй условной телеграммой [51].

Вся эта история с телеграммами повторялась в источниках и литературе бесчисленное количество раз. Но при этом нет ни одного конкретного указания (по крайней мере, мы такого не встретили), кто и как должен был оповестить революционные комитеты кораблей, рассосредоточенных на нескольких рейдах? И как предполагалось поднять одновременно весь Балтийский флот? Ничего подобного ни в 1905, ни в 1906- 1907 гг. не было. Но те, кто готовил восстание, кто вспоминал и кто писал о нем, не выражали сомнения в реальности такого невиданного действа.

Пропаганда восстания вообще, не приуроченного к важному политическому событию, неустанная агитация среди солдат и матросов, недовольных службой, неразрешенными земельными отношениями, роспуском Думы, на которую они возлагали такие особые надежды, приводила к нервическому возбуждению. В таких условиях восстание неизбежно должно было вспыхнуть стихийно. Так и случилось. Об этом писали все участники, очевидцы и исследователи, за исключением тех, кто искал виновных в том, почему все произошло не по социал-демократическому плану.

В.М.Чернов был прав, когда утверждал: "Вот перед вами совершенно конкретное явление - Свеаборгское восстание. За какой-нибудь час-полтора до этого восстания Совет выборных от воинских частей вместе с представителями с.-р. и с.-д. организаций решают, в виду готовящегося плана общего выступления, не допускать преждевременных вспышек. А через два-три часа все Свеаборгские острова уже полны артиллерийской канонадой... Отчего все разгорелось? От копеечной свечки" [52]. М.А Натансон также говорил о "провокации", подтолкнувшей восстание в Свеаборге [53].

Вечером 16 июля минеры с Лагерного острова предъявили начальству претензии в связи с отменой так называемых "винных денег", тяжести службы и притеснений со стороны офицеров. СА.Цион только намеревался направиться на Михайловский остров (один из островов крепости Свеаборг), чтобы на собрании представителей всех артиллерийских ротных комитетов обсудить разработанный 16 июля в Гельсингфорсе план, как рано утром 17 июля к нему из Свеаборга (15 минут езды на пароходе) явился солдат-артиллерист со словами: "Да, сегодня решили начинать". Цион примчался к месту стремительно разворачивавшихся событий [54].

Минеры 17 июля отказались выйти на занятия. В ответ комендант крепости генерал Лайминг приказал арестовать 200 -человек. Едва-едва удалось отговорить солдат от немедленного выступления. Партийные руководители, СА.Цион, социалдемократ Е.Л.Коханский успокоились, как в десять часов вечера того же дня на Лагерном острове вспыхнуло восстание. За ночь оно перебросилось на Михайловский, Александровский, Артиллерийский острова. Был пленен командир крепостной артиллерии генерал-майор Агеев, а вместе с ним и многие офицеры, убиты полковник Нотар, штабс-капитан Борк, поручик Исаков. Началась ожесточенная артиллерийская канонада между центром крепости, островом Комендантским и захваченными революционерами островами.

Утром 18 февраля по специальному наказу восставших А.П.Емельянов привез флаг с лозунгами "Земля и воля", "Учредительное собрание". Флаг развевался до 29 июля над Михайловским островом [55]. Любопытный факт: революционеры много внимания уделяли "наглядной агитации" (накануне восстания "Ян" потратил 200 рублей на изготовление флагов). Почти во всех случаях, которые нам известны, на флагах было начертано народническое: "Земля и воля", реже - "Учредительное Собрание", "В борьбе обретешь ты право свое!" Так было в городах, крепостях, селах. Лозунг "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" в 1905-1907 гг. на знаменах встречался исключительно редко.

В ночь на 19 июля на пароходе "Выстрел" на острова доставили продовольствие и около двухсот дружинников. Повстанцы были изолированы, "совершенно не знали, что делается в Питере и в том же Кронштадте". Власти энергично принялись за подавление "эксцесса". Уже 18 июля в Свеаборге был учрежден временный военный суд, и туда направили эскадру из трех крупных кораблей: броненосцев "Цесаревич", "Слава" и крейсера "Бопгтырь". Днем 19 июля они приблизились к Михайловскому острову и открыли огонь. Одновременно с суши подошло подкрепление: части, верные правительству. Утром 20 числа над Михайловским островом, а вслед за ним над другими, где укрепились революционеры, взвились белые флаги.

Восстание было подавлено. За участие в нем судили 970 человек: 701 артиллерист, 170 минеров, 99 матросов; 55 человек приговорили к расстрелу (расстреляли 28), 127 - к каторжным работам, более 700 - к тюремному заключению.

О восстании в Свеаборге в Кронштадте узнали из утренних газет 18 июля. В середине дня пришла телеграмма из Гельсингфорса "Отец болен, нужны деньги", означавшая, что восставший флот, якобы, идет к Кроингтадту. По предварительному договору, о чем речь шла выше, это должна была быть третья условленная телеграмма. Эсеры много и оживленно дебатировали, кто и почему нарушил уговор? Высказывались мнения о случайности, о провокации [56]. Не остались в стороне и исследователи [57]. Что произошло на самом деле, пока не ясно.

Поздно вечером 18 июля на квартире Ю.Зубилевич состоялось экстренное собрание, на которое пришли представители только от некоторых частей. Договорились отложить решение до утра, а пока срочно собирать силы. В 8 часов утра 19 июля на той же квартире началось "огромное собрание" представителей частей, приезжих. Присутствовали и совершенно неизвестные. Ф.М.Онипко ратовал за восстание. С.Ф.Михалевич доложил, что он нашел-таки ЦК РСДРП, где ему обещали - в случае восстания - поддержку социал-демократов Кронштадта, до последнего времени противников активных выступлений [58]. Правда, 8 - 9 июля почти вся Кронштадтекая военная организация РСДРП была арестована [59]. Восстание назначили на 11 часов вечера 19 июля.

Хотя на собрании сообщали самые благоприятные вести, не все у революционеров обстояло ладно. Енисейский полк, на который так надеялись, уже не хотел восставать, колебались артиллеристы, не были доставлены револьверы, бомбы, гранаты; до последнего часа корректировался план действий. Основная масса восставших - матросы - осталась без оружия.

Безумно храбрые люди выступили, как и намечали, в 23 часа. Матросы, по давней традиции, перед боем переоделись во все чистое. Восстание с первых минут пошло не по плану, раздробилось; изолировано действовали несколько отрядов, во главе которых шли эсеры Недотрогин, Т. Герасимов, Н.Егоров, Н.Светлов. С моряками 1-й дивизии шли Онипко и Зубилевич [60]. При нападении на канцелярию и арсенал были убиты офицер Стояновский, капитан I ранга Родионов, ранен контр-адмирал Беклемишев.

Общего руководства не было. Царила неразбериха. Ени-сейцы остались верны присяге и усмиряли восставших. Спешно выступили и другие верные правительству части, прибыло подкрепление из Ораниенбаума, Петергофа, Петербурга. К 5 часам утра 20 июля восстание было в основном подавлено, а к 10 часам - обезоружены последние его участники. В подвале одного из зданий собрались жалкие остатки военной эсеровской организации. Растерянные, они мучительно переживали поражение [61].

Расправа была жестокой. Семерых минеров расстреляли ранним утром 20 июля. 3 августа судили 147 солдат, саперов, гражданских лиц, среди которых было много эсеров. По приговору суда были расстреляны эсеры А.Тер-Мкртьгчан, К.Ива-нов, Т.Герасимов. Также к суду привлекли 2200 матросов.

Всего за участие в восстании казнили 36 человек, сослали на каторгу 130, заключили в тюрьму 316, отдали в исправитель-но-арестантские отделения 935 человек (во время восстания с обеих сторон было убито 9 и ранено 20 человек) [62].

На учебном крейсере "Память Азова" - третьем очаге восстания - были весьма влиятельны социал-демократы и эсеры. По воспоминаниям И.А.Шабалина, главные нити восстания были на берегу, в подготовке его принимали участие "видные политические деятели В.МЛернов, И.И.Бунаков, Оскар Каптюх" [63].

Вечером 19 июля была получена телеграмма из Гельсингфорса "Отец болен", а чуть позднее переодетый матросом незаметно на крейсер прошел социал-демократ Каптюх. На собрании судового комитета он горячо говорил о том, что Свеаборг "в руках товарищей, что и Кронштадт восстанет". Вначале думали восстать после выступлений броненосцев "Слава", "Цесаревич" и крейсера "Богатырь". "Но революционеры этих кораблей заявили о неготовности начать первыми" [64].

В третьем часу ночи началось восстание, во время которого были убиты капитан корабля Лозинский и несколько офицеров. Капитаном избрали Н.Лобадина, членами Исполнительного комитета - 12 человек социал-демократов и эсеров. На мачты вывесили красные флаги. Однако, плана действий у восставших не было; "сговориться как следует друг с другом не успели". Около 6 часов вечера верная властям часть команды выступила против восставших. Им на помощь прибыли две роты пехоты. Через час порядок был восстановлен. Арестовали более 260 человек, в их числе И.И.Бунакова и двух его спутников, которые "опоздали к началу восстания". К суду привлекли 91 человека. 18 руководителей восстания расстреляли. Многих матросов сослали на каторгу. Бунакова и его спутников, благодаря усилиям богатых родственников, нашедших дорожку к надежным покровителям в правительственных верхах, оправдали.

15 июля военная организация эсеров в Полтаве призвала гарнизон к восстанию, связалась с единомышленниками в Харькове и Кременчуге. Поднявшийся 34-й Севский полк и артиллеристы были усмирены пулеметным огнем [65]. Участвовали эсеры в солдатских волнениях в Красноводске, Ташкенте, Дешлагере.

Советы рабочих депутатов, на создании которых так настаивали эсеры, начали функционировать с середины июля. Советы Выборгского и Петербургского районов Северной столицы 15 июля призвали рабочих "после того, как крестьянство и армия будут готовы протянуть руку помощи", приступить к всероссийской политической забастовке [66]. В ситуации лета 1906 г. Советы были тенью своих предшественников осени-зимы 1905 г. Их деятельность проявилась лишь в Петербурге, Москве и Киеве. 22-23 июля в Териоках на совещании Исполкома Петербургского СРД с участием делегатов от районов, представителей ЦК РСДРП и ПСР, ЦБ профсоюзов, была поддержана идея всеобщей политической забастовки.

Большинство рабочих, особенно крупных казенных предприятий - Семянниковского, Обуховского, Балтийского, Пу-тиловского - проигнорировали это обращение. В июльской стачке приняли участие по различным подсчетам от 60 с небольшим до 80 тыс. человек. Почта, телефон, телеграф, железная дорога, государственные и частные службы действовали исправно; средние городские слои ограничились сочувствием антиправительственным выступлениям; в городе поддерживался порядок. Сверхнапряжением революционерам удалось организовать относительно значительную по масштабам 1906 г. стачку, но она была недолгой, и уже 26 июля в основном прекратилась.

В Москве забастовка, начатая 24 июля, протекала еще более вяло и полностью закончилась через день. Усилия 5 тыс. московских социал-демократов и 2 тыс. эсеров дали мизерный результат: большая часть рабочих бастовала полдня. В других городах наиболее масштабной была забастовка в Астрахани, где в профсоюзах традиционно преобладали эсеры. В ней участвовало до 10 тыс. человек и она длилась почти три дня [67].

Призывы эсеров и других революционных партий явились немногим более гласа, вопиющего в пустыне. Июльская забастовка не стала всероссийской и закончилась неудачей. Всего в июле, по данным официальной статистики, бастовало почти 169 тыс. человек, из них около 75 тыс. - по экономическим причинам.

Особые надежды революционеры связывали с крестьянст-' вом. Патриархально-крестьянское Поволжье болезненно реагировало на крушение Думских надежд. Самарский вице-губернатор И.Ф.Кошко вспоминал, что он летом 1906 г. физически ошущал "повсюду разлитую враждебность к властям" [68]. На июль - август пришлась большая часть крестьянских выступлений 1906 г.: 73 - в Самарской, 123 - в Саратовской губерниях. Выборгское воззвание разошлось в сотнях тысяч экземпляров, полиция обнаруживала его едва ли не во всех деревнях [69]. Циркуляры о пресечении его распространения не давали эффекта. Престиж властей подрывался, они были обескуражены. Беспокоили и манифестации либералов, хотя дальше призывов к пассивному неповиновению они и не шли.

IV съезд эсеров Поволжской области, завершивший свою работу за несколько дней до роспуска Думы, издал директиву о переводе всех местных органгоаций "на военный лад": "вводилась диктатура, чисто военная дисциплина, специальные военные инструкторы", Съезд признал единственно правильным максимально широкое развитие "партизанских выступлений" и объединение в ходе их крестьянских масс. Было решено организовать террористические покушения на губернаторов, других видных представителей местной власти, подготовить взрывы правительственных учреждений. "Мирную работу решено было упразднить, все силы сосредоточить на обучении военному делу дружинников и крестьян, в которых видели главную силу, долженствующую выступить" [70].

Рассчитывали на малочисленность гарнизона, в котором было всего 2-3 полностью укомплектованных полка в Самарской, Саратовской, Симбирской, Пензенской и Тамбовской губерниях. По обыкновению, революционеры преувеличивали свое влияние. На заседании Самарского комитета 17 июня Г.А.Гиршфельд утверждал, что половина гарнизона уже рас-пропагандирована и нужно форсировать вооружение крестьян и подготовку восстания. Е.М.Губанов, И.Т.Ивлиев, В.В.Меркулов, хотя и не полностью разделяли оптимизм юного коллеги, все же, как и он, полагали необходимым все силы бросить на подготовку восстания [71].

Особые надежды областной комитет связывал с Самарской губернией. Здесь под руководством "военных инструкторов" началось создание двух объединенных крестьянских боевых дружин с целью захвата уездных городов Самарской губернии Ставрополя и Бугуруслана [72]. Самарский комитет передал дружинам 800 винтовок и револьверов. 100 винтовок и 3000 патронов отправили в Кинель-Черкассы, остальные в Ставрополь, Бугуруслан, Бузулук и села, где были боевые дружины [73]. В изданных большим тиражом прокламациях призывали к восстанию, изгнанию властей и помещиков, захвату земли [74]. Бузулукское братство в гектографированном листке звало крестьян отнимать оружие у стражников, казаков, урядников, громить винные лавки [75].

10 июля революционеры предприняли попытку* поднять восстание в частях гарнизона. Вечером этого дня поручик Яхонтов вместе со штатскими агитаторами собрал сходку Бу-зулукского полка. Около 10 часов вечера солдаты захватили ружья и патроны. На уговоры полковника Святицкого возбужденно отвечали: "Думу разогнали, значит, правительство ничего не хочет нам дать". Пытались, но безуспешно, заручиться поддержкой 3-й артиллерийской бригады. Ночью местные власти арестовали поручика Яхонтова, прапорщика Былинеко-го, остальных руководителей. Волнения прекратились [76].

В начале 20-х чисел июля эсеры приступили к реализации плана террористических покушений. Летучий отряд Поволжской области в то время возглавлял волевой и энергичный М.Ф.Слепухин, впоследствии деятельный член областного комитета. 21 июля рабочий-столяр Г.Н.Фролов на углу улиц Воскресенской и Вознесенской бомбой, брошенной в карету, убил губернатора И.Л.Блока [77]. Это покушение, как сообщалось в телеграмме в Министерство внутренних дел, произвело удручающее впечатление на городские власти и полицию [78]. По воспоминаниям И Ф.Кошко, командующий Казанским военным округом генерал Карас, узнав о гибели Блока, "ужасно взволновался, даже нижняя челюсть у него затряслась". Опасаясь за свою жизнь, он не утвердил ни одного смертного приговора военно-полевых судов [79].

29 июля была брошена (но не взорвалась) бомба в губернское жандармское управление, в ночь на 31 того же месяца раздались взрывы бомб за Волгой - нервы начальника Самарского губернского жандармского управления генерала И И Каратаева не выдержали. По характеристике покойного губернатора, "человек слабой воли, мало знающий свои обязанности и почти совершенно равнодушный к ним, он не в состоянии вести дело управления надлежащим образом и руководить своих подчиненных, у которых он ни коим, ни личным, ни служебным, авторитетом не пользуется" [80]. 1 августа 1906 г. Каратаеву доложили и о бомбе, брошенной в жандармское управление, и о взрывах за Волгой. На другой день местные газеты поместили объявление, что, в связи с оставлением должности генерал-майором Каратаевым, продается корова - и указали адрес. Газету отправили Министру внутренних дел. Директор департамента полиции М.И.Тру сев ич незамедлительно телеграфировал И.Ф.Кошко, прося успокоить генерала. Через две недели Каратаева отправили в отставку, а во главе управления поставили целеустремленного, талантливого специалиста М.П.Боброва [81]. Летучий отряд Поволжской области пытался взорвать, но безуспешно, Тамбовское губернское жандармское управление [82].

Планом областного комитета особая роль отводилась действиям крестьянских отрядов. Боевые дружины сел Царевщи-на, Хорошенькое и других нападали на представителей власти, угрожали землевладельцам. Основные надежды эсеры связывали с действиями объединенных крестьянских боевых дружин, непосредственной целью которых было установление революционной власти в селах и деревнях, захват Бугуруслана и Ставрополя, что "могло поднять население уездов и отразиться на всей губернии" [83]. Предполагали по сигналу из Ки-нель-Черкасс одновременно выступить из Бузулука и Ново-сергиевска, соединиться, занять Бугуруслан и захватить арсенал с 4000 винтовок.

Дня руководства восстанием Самарский комитет 1 августа направил в Кинель-Черкассы Л.И.Шадрина. Выбор оказался неудачным. В результате непродуманных действий Шадрина, боевая дружина Кинель-Черкасс оказалась лицом к лицу со стражниками и ротой солдат. В 3 часа пополудни она в неполном составе (всего 11 человек) завязала сражение, которое продолжалось около часа. Попав в окружение, дружинники прорвали его и скрылись. Потери были невелики: убит один дружинник и ранены солдат и дружинник. "Поход на Бугуруслан" не удался. Отряд рассылался. Оставшиеся ограничили действия нападениями на отдельных стражников и покушениями на местных представителей власти [84]. Члены Самарского комитета резко упрекали Шадрина в неумелости и обвинили в трусости: по предварительному замыслу он должен был бросить несколько бомб в стражников, чтобы посеять в них панику, но не решился [85].

Не удался и "поход на Ставрополь". 21 июля объединенный отряд из примерно 200 дружинников Старобуянской волости (150 из с.Царевщины и 50 - из Старого Буяна) подошли к Ставрополю. Властям было доподлинно известно о их замыслах и передвижениях. В город срочно направили дополнительные части конной и пешей стражи. Обнаружив это, революционеры отказались от захвата города. Вместо этого ночью они устроили демонстративную атаку на "Красный" хутор Орловых-Давыдовых, выбили оттуда казаков, а затем, спрятав оружие в лесу, разошлись [86]. Результат глобальных замыслов областного комитета оказался ничтожным.

"Что касается организаций, не руководимых непосредственно О.К., - говорилось в официальном отчете, - то там в большинстве случаев, дело ограничивалось выработкой планов на специальных съездах, назначением сроков ко всеобщему выступлению и затем к отдельным попыткам, приводившим к столкновению с чинами полиции" [87].

В Саратовской губернии "на поле боя оставались наиболее сознательные и решительные, в большинстве случаев партийное меньшинство". Кое-где силились поднять восстание. Восемь волостных комитетов Петровского уезда на своем съезде постановили приступить к партизанской войне: "уничтожению полицейских и иных правительственных чинов в городе и деревне, всех правительственных учреждений, казарм, усадьб, обезоружению стражников" [88]. "Эти мечты не сбылись ни в Петровском, ни в Саратовском, ни в Камышинском - ни в одном уезде", - горько заключал историограф аграрного движения в Саратовской губернии. Массы не откликнулись на этот призыв. Попытка революционеров поднять вооруженное восстание после роспуска Думы "терпит полную неудачу". Дело ограничилось отдельными "боевыми" и "партизанскими" выступлениями [89].

Эсеры Симбирской, как и других губерний провели районные и уездные крестьянские съезды, разработали планы, в больших количествах выпустили листовки с призывом к восстанию, партизанской войне. Максимум, на что хватило их сил - подготовка разрозненных крестьянских эксцессов, "партизанских действий" [90]. Горечь неудач вылилась в экспроприаторскую эпопею. И, как итог, фиксировал Доклад партии Штутгартскому конгрессу II Интернационала: "За лихорадочной агитацией последовал глубокий упадок духа" [91].

Примерно так же обстояли дела в других регионах Европейской России. В Тамбовской губернии, как только получили директивы ЦК, начали готовиться к их реализации. На съезде крестьян и агитаторов Тамбовского уезда (30 человек из 20 сел) "настроение у всех было боевое", выработали в общих чертах план восстания. В Козловском уезде срочно приступили к организации сельских боевых дружин - в августе их было 15с 200 членами. В Борисоглебском уезде на съезд явилось 40 человек. В начале царило оживление, но "потом неуверенность в своих силах, отсутствие веры в успех выступили у крестьян наружу", и было решено первыми не выступать [92].

В Пензенской губернии активное участие в крестьянских выступлениях июля 1906 г. приняли члены Нижнешкафтин-ского, Мокрополянского, Болкашинского братств, Городищен-ского и Пензенского уездов. По сообщению губернского жандармского управления, они вели "преступную пропаганду", результатом которой были "насильственные действия против помещичьей собственности: поджог построек, массовые порубки леса, буйство на владельческих участках, сельскохозяйственные забастовки" [93]. 43 члена этих братств были арестованы и высланы в Архангельскую губернию. В Чембарском уезде за участие в таких же эксцессах арестовали крестьян 14 братств (от 3 до 23 человек в каждом) [94].

"Обзор деятельности" партии эсеров давал жесткую, но верную оценку деятельности многих местных организаций: "Мы видим ряд действий, выходящих из утопических представлений о восстании: назначались сроки восстания ("не позже 10 августа" в Пензе, Тамбове), давались предписания организациям быть готовыми именно к определенному дню, в предположении, что повсюду начнутся одновременные, по определенному плану выработанные выступления.

Выступлений в назначенный день не происходило. Комитеты приходили в отчаяние, сразу опускали руки и теряли веру в возможность в ближайшее время тем или иным способом поднять массу. Самую эту неудачу склонны были объяснять следствиями всякого рода случайных обстоятельств и отсутствием оружия" [95].

К этому следует добавить, что и партийное руководство действовало под влиянием тех же иллюзий. Непомерное самомнение партийных вождей, непоколебимая уверенность, что они, кучка людей, в большинстве достаточно умеренных способностей, определяют ход событий, вершат судьбы России, была, на наш взгляд, удивительно точно схвачена Б.В.Савинковым (который сам, как политический деятель, может быть, более ыногих обладал полным набором таких качеств) в его литературных сочинениях "Конь бледный" и "То, чего не было". Буря, которая поднялась особенно вокруг первого из них, во многом объяснялась болезненной реакцией политических деятелей разных направлений: было обнажено сокровенное. Тотчас началось наложение бальзама. Автора упрекали во всех смертных, с точки зрения революционеров и "общественности", грехах, как то: декаданс, "очернение", "интеллигентская расхлябанность" и т.п. Уходя от сути, пытали, кого автор вывел под тем или иным именем. Напрасны были его заверения: "...я не пишу истории, я пишу роман. Я не пишу портретов, я пишу типы, а эти Арсении Ивановичи, Веры Андреевны и доктора Берги, и могут, и должны дать материал для типичного, т.е. художественно-правдивого изображения ЦК, какой бы ЦК не был - С.Д., С.-Р., П.П.С., Бунда и т.д." [96].

В июльских событиях 1906 г. активное участие приняла небольшая часть населения некоторых регионов России. Страна уставала от революционных потрясений, искала иные выходы разрешения экономических, политических и социальных проблем. Рабочие, город в целом, по сравнению с 1905 г. особой активности не проявили. Отдельные выступления рабочих были локальными и кратковременными. Многочисленными волнениями отреагировали на роспуск Думы, неразрешен-ность аграрного вопроса часть армии и крестьянства.

В июле 1906 г. активные действия левых, в первую очередь и главным образом революционных партий и союзов, в большей мере, чем ранее, стимулировали недовольство масс.

Впервые за время революции они смогли не только подтолкнуть массы на выступление, но и во многом, чего ранее не было, направлять их. Более того, острота и размах многих эксцессов определялись действиями рядовых членов революционных партий и союзов и находящихся под их влиянием организаций. Революционеры пытались реализовать свои планы и программы, объединяясь, создавая "левый блок". Они не останавливались во имя непродуманных, неподготовленных, обреченных на неудачу действий, ни перед чем; они не задумывались над тем, что эти выступления повлекут за собой гибель сотен и сотен людей - средства, по их пониманию, оправдывались целью.

Инициатором создания "левого блока", большинства выступлений в армии и в деревне была партия эсеров. Она, наконец, сумела разработать тактику, адекватную настроениям революционеров, нервически возбужденных солдат, матросов, крестьян; имела такие силы, такое количество членов в своих рядах, чтобы быть в состоянии реализовывать собственную линию поведения.

Надо думать, такая ее роль была результатом неординарного совпадения обстоятельств. Среди рабочих, в городе, которые весь 1905 и значительную часть 1906-1907 гг. определяли ход событий, позиция эсеров, ориентированных в первую очередь на крестьянство, была далеко не первенствующей. В городе диктовали свои условия другие партийные силы.

§ 2. ПОИСКИ ВЫХОДА ИЗ ТУПИКА.

II СЪЕЗД ПАРТИИ (сентябрь 1906 - февраль 1907 г.)

Отчаянная попытка революционеров в июле 1906 г. ликвидировать думскую монархию потерпела поражение. Замешательство овладело ими. "Восстание в Свеаборге и Кронштадте по своей трагичности, кажется превосходит все, что до сих пор было видано нами" - сообщал неизвестный корреспондент 21 июля Л.Э.Шишко, и он же продолжал: "Настроение у всех - отчаянное. Никто, даже революционные партии, не верят в возможность широкого движения" [97]. В докладе В.М.Чернова на съезде крестьянских работников в сентябре 1906 г. эмоции отходили на второй план, но общий вывод был тот же: "Общее выступление теперь отодвинуто. Рабочее и военное выступления не удались и скоро возобновлены быть не могут. Крестьянство, благодаря этому, изолировано". Он (и ЦК) предлагал всемерно усилить "красный террор" и "парти-

*анскую войну" [98]. "Партизанскую войну" пропагандировали социал-демократы и другие революционные партии.

Внезапные нападения на представителей власти, экспроприации и уголовные грабежи банков и касс, террористические покушения захлестнули Россию. За 1906 г. революционеры убили 768 и ранили 820 представителей и агентов власти. Эсеры-максималисты с бомбами гигантской разрушительной силы 12 августа 1906 г. прорвались к даче П.А.Стольшина. Но в результате беспримерной по жестокости акции пострадали в основном ни в чем не повинные, пришедшие на прием. 27 человек было убито, 32 ранено, из них 6 скончались на следующий день.

Власти ответили жесткими мерами. Николай II 18 августа утвердил положение о наказаниях за революционную пропаганду в армии и во флоте, а на следующий день подписал Указ о введении военно-полевых судов, согласно которому, если преступление не требовало расследования, обвиняемые по законам военного времени предавались военно-полевому суду, которые обычно проводили дознание, следствие и выносили приговор в течение 24-48 часов. В 1906 г. они рассмотрели несколько тысяч дел. Более 1100 человек были приговорены к смертной казни. Почти все губернии Европейской России к концу 1906 г. оказались на положении усиленной или чрезвычайной охраны.

П.А.Столыпин сумел разорвать заколдованный круг. До него проведение реформ неизбежно сопровождалось ослаблением власти, а принятие жестких мер по наведению порядка знаменовало собой отказ от преобразований. Столыпин совместил решение обеих задач. 25 августа 1906 г. была опубликована новая правительственная программа. В ней намечался широкий круг реформ: обеспечение свободы вероисповедания, неприкосновенность личности и гражданского равноправия, решение проблемы крестьянского землевладения, улучшение быта рабочих, реформирование местного суда, высшей и средней школы, местного самоуправления, введение земства в Прибалтийском и Западном краях и Царстве Польском, введение подоходного налога, издание нового закона об исключительном положении, объединение полиции и жандармерии, ускорение подготовки церковного собора, отмена некоторых ограничений для евреев, самых активных участников антиправительственных выступлений.

Первоочередным П.А.Столыпин считал улучшение крестьянского землевладения. В основу аграрных преобразований он предложил положить принцип создания класса мелких земельных собственников, которые всегда и всюду были про-

тивниками разрушительных теорий. Намечалось создание условий для форсированного преобразования общинного землевладения, создания хуторско-отрубной системы, активизации деятельности крестьянского поземельного банка и энергичной переселенческой политики. Все это подготовило Указ 9 ноября 1906 г. о формировании новых отношений в деревне, в том числе о свободе выхода из общины [99].

Решительные действия правительства против революционной стихии и столь же энергичный приступ к реформам принесли результаты. В обществе обозначился определенный поворот. На выборах в земства побеждали октябристы, а кадеты терпели поражение. Дворянские собрания исключали из своих рядов "выборжцев". С осени 1906 г. возобновились прерванные на полтора года занятия в вузах. Самые опасные проявления кризиса были преодолены.

Общая характеристика состояния партии эсеров на рубеже 1906-1907 гг. дана в I главе. Здесь мы остановимся лишь на некоторых существенных деталях. Раны, полученные организацией в июле 1906 г., были залечены в течение нескольких недель. Ослабление давления правительственного пресса в период избирательной кампании, "втородумских свобод" было использовано сполна. На рубеже 1906-1907 гг., как уже говорилось, количество организаций и число членов партии достигло максимальной величины. Активно "осваивались" исторический центр России и наиболее плотно населенные с большим количеством православного земледельческого населения губернии Сибири. Жизнеспособными и энергичными стали организации Дальневосточной и Туркестанской областей.

О состоянии и деятельности первой из них ЦК имел достаточное представление благодаря регулярной информации Н.К.Судзилевского-Русселя, Б.Д.Оржиха, а также издаваемой в Нагасаки газете "Воля" [100]. Вторая была "темным пятном". Доходили только глухие слухи. С.Н.Слетов, посланный накануне II Съезда партии уполномоченным ЦК, говорил: "Туркестанская организация была нам неизвестна, совершенно было неизвестно, что она из себя представляет: то, что было о ней известно, говорило скорее против нее, чем за нее". На самом деле, он обнаружил, что "публика там сверх ожидания очень такая хорошая, - она к этому времени подчистилась от всяких посторонних элементов" [101]. Большая заслуга в улучшении дел принадлежала С.В.Ососкову, ранее известному члену Поволжской организации, которого ЦК в 1906 г. назначил главой Туркестанского областного комитета. Энергичный Ососков скоординировал деятельность всех 15 городских комитетов и групп. Туркестанское отделение ВЖС,

336

по сообщениям жандармов и согласно исследованиям советских историков, полностью контролировалось эсерами. Были созданы рабочие и весьма многочисленные военные организации (в Туркестане православное население жило в основном в городах и состояло, кроме чиновников, преимущественно из железнодорожников и военных), поставлено несколько типографий, издавались газеты. Организация совершила несколько террористических покушений, кражу пулеметов в Ташкенте и несколько экспроприации, в их числе, изъятие 130 тыс. руб. (по официальным данным 131 тыс.) из Кокандской конторы Государственного банка [102].

Рабочие союзы и группы имелись во всех губернских и многих уездных, а также заштатных городах Европейской России, в большом числе губернских и уездных городов других районов. По данным, которыми мы располагаем, во всех рабочих организациях числилось от 23975 до 27658 человек. Вновь обратим внимание на ориентировочный характер этих цифр, полученных в результате суммирования сведений источников. Ясно, что многие эсеровские партийные функционеры - точно также, как и функционеры других партий - преувеличивали число своих членов; часто в отчетах писали: "примерно", нередко приводили округленные цифры ("сто", "сотню>, "тысячи"), что свидетельствует о весьма и весьма относительной точности. Основную массу составляли сочувствующие идеям партии, их называли "записавшимися". Они приходили на собрания и митинги, платили членские взносы (на рубеже 1906-1907 гг. крупные и часть небольших организаций рабочих регулярно собирали взносы, сумму которых сообщали в газетах, листках и т.д.), участвовали по зову партии в стачках и (далеко не все) в восстаниях.

Активистами, функционерами была меньшая часть их. В тоже время не следует считать всех рабочих пассивными созерцателями тартийных дел. Среди них были сотни, а может быть даже и тысячи убежденных, деятельных революционеров. Об этом свидетельствует весь комплекс источников, начиная от партийных отчетов и донесений органов политического розыска и кончая воспоминаниями, а также любопытным и сложным для анализа биографическим справочником членов общества бывших политкаторжан и ссыльно-поселенцев [103]. По всей видимости, среди социал-демократов доля рабочих активистов была большей, однако все авторы приводят отрывочные иллюстративные данные, которые не могут быть достаточно твердой основой для выводов. Безусловно, основную массу партийных функционеров, эсеров и социал-демократов, поставляла интеллигенция, учащаяся молодежь. Так

22 Лсонок М. И.

337

было во всех партиях России (у кадетов и октябристов партийные функционеры и активисты рекрутировались преимущественно из цензовой интеллигенции).

Со второй половины 1906 г. эсеры явно активизировали свою деятельность в профессиональном движении. Как и кадеты, они отстаивали идею профессионально-политических союзов, в то время как большинство социал-демократов - чисто профессиональных объединений, руководимых партией. Эсеровскую теорию синдикализма обосновал В.МЧернов [104]. Позиции эсеров во Всероссийских Железнодорожном и Почтово-Телеграфном союзах на рубеже 1906-1907 гг. еще более упрочились. В остальных же дела обстояли далеко не блестяще.

С конца 1906 г. была предпринята атака на позиции социал-демократов. II съезд партии постановил организовать при ЦК бюро по профессиональному делу. Пока готовились, искали исполнителей, шло время. Бюро было создано решением Ш Совета партии 8 июня 1907 г., когда революция завершилась.

В партийных изданиях со второй половины 1906 г. постоянно присутствовала тема синдикализма [105]. Каковы же были итоги? ЦК в отчете Штутгартскому конгрессу утверждал: "Число профсоюзов, в которых эсеры принимали творческое или органическое участие, было не менее 1/3" [106]. В Петербурге, в Нарвском районе, эсеры, по словам газеты "Труд", были сильны в 21 профсоюзе, в остальных имели свои группы; в Петербургском - представлены в трех, а в Московском - оказывали "весьма слабое влияние" [107]. В северной столице эсерам удалось кое-где укрепиться в профсоюзах, но в общем их влияние сравнительно с социал-демократами, было слабым.

В Москве эсеры принялись за дело еще в октябре 1905 г., организовав при городском комитете специальную группу. Единственным крупным достижением оказалось появление в начале 1907 г. семи их представителей в правлении союза типографщиков. Но социал-демократов, меньшевиков, все равно было больше - десять. Под контролем эсеров находились правления профсоюзов булочников и ткацко-вязадьного производства [108].

Преобладали они в рабочих профобъединениях только Царицына, Пскова, Астрахани. Более или менее крепкими их позиции были в Архангельске и Оренбурге [109]. В остальных городах в лучшем случае они возглавляли отдельные союзы, как правило, приказчиков, булочников, портных, пекарей, кожевников и т.д. Приведенные факты подтверждают вывод

М.Хильдермайера, что усиление агитации в 1907 г. не принесло эсерам значительных результатов, "ворваться в сферу влияния социал-демократов им не удалось". В большинстве профсоюзов задавали тон марксисты, преимущественно меньшевики [110].

Основные итоги деятельности в крестьянстве были подведены на сентябрьском съезде партийных работников. Согласно доклада Крестьянской комиссии, работа в деревне велась под руководством 60 губернских и равноправных с ними, самостоятельных организаций, и захватывала сотни уездов. Ею было занято "не менее 2/3 всех партийных товарищей". Говорилось, что непосредственно ее вели 6600 товарищей, т.е. агитаторов и организаторов [111]. К этому времени они действовали во всех уездах Симбирской, Самарской, Саратовской, Нижегородской, Казанской, Тамбовской, Орловской, Курской, Воронежской, Черниговской, Смоленской, Могилевской, в большинстве уездов Вятской, Екатеринославской, Калужской, Киевской, Пензенской губерний, а также в отдельных уездах других губерний Европейской России, Сибири и Кавказского края. Росло число братств и боевых дружин. В то же время не велась работа среди крестьян Оренбургской губернии, не приносила особых дивидендов пропаганда в Петербургской и Московской губерниях.

Местные отделения Всероссийского Крестьянского союза все более подпадали под влияние эсеров, так что в начале 1907 г. Главный комитет и Бюро содействия его "категорически решили горячо протестовать" против подчинения эсерам, всеми силами отстаивать свою самостоятельность [112]. На конференции ВКС в январе 1907 г., на котором значительная часть делегатов настаивала на сближении или даже слиянии с партией эсеров, руководство горячо ратовало за самостоятельность [113].

На II съезде партии представитель Главного комитета ВКС "Волгин" жаловался, что все местные отделы и бюро содействия оказались в руках эсеров и "неожиданно" для руководства Союза у него не оказалось с ними связей, местные отделения отказывались исполнять его поручения, распространять литературу [114]. Развернулись острые дебаты. Е.К.Брешко-Брешковская полагала целесообразным использовать имя ВКС для всероссийской организации крестьянства на основе партийной программы и тактики, так как Союз уже стал партийным, а сознание крестьянских масс настолько выросло, что их "уже пора перевести во второй класс" [115]. Н И.Ракитников ("Большое"), от имени ЦК, энергично полемизировал с "бабкой", настаивая на беспартийности крестьянского, как и профессиональных рабочих союзов. У него, как и ЦК, уже не было, что ранее, той несокрушимой веры в сплочение всего крестьянства в партийных рядах. Он предложил переизбрать на съезде ВКС Главный комитет и Центральное бюро, исключив умеренных, а пока в качестве временной меры - ввести в Центральное бюро представителя партии [116].

Нашлись и противники прежней "оппортунистической, мешающей нам" деятельности ВКС, который к тому же сейчас "в сущности фикция, весь состоит из этих главных бюро, бюро содействия и т.д.", и "нет надобности воскрешать умершую организацию", весь состав которой, по ироническому замечанию делегата Владимирской организации, свободно можно было бы разместить в зале заседания съезда, "и еще место осталось бы" [117].

Ультиматум ЦК о кооптации в ЦБ нового члена по его указанию и созыву в ближайшее время съезда ВКС представители Главного комитета признали обоснованным, просили помощи в организации съезда, но сослались на Устав, по которому кооптация новых членов ЦБ производится единогласно. С некоторыми изменениями съезд принял предложенную Черновым от имени ЦК резолюцию. ВКС признали беспартийной профсоюзно-политической организацией, ЦК поручили вступить в переговоры с его руководящими органами для урегулирования отношений [118].

Съезд достиг компромисса, но руководство ВКС не намеревалось сдаваться. В целях самосохранения, оно поспешило объявить об объединении союза с Трудовой группой, наметило издание собственной газеты. Результаты оказались малоутешительными. Реанимации не произошло. Начальник Московского охранного отделения сообщал: к маю 1907 г. положение центральных органов Союза признавалось "весьма печальным". К тому же оно усугублялось крайним недостатком денежных средств [119].

Внешне благополучное состояние партии эсеров лишь прикрывало тот тупик, о котором говорил Гершуни, куда она попала вместе с радикально настроенными массами и откуда она не могла найти спасительного выхода. Кризис был неизбежен. Его симптомы наглядно проявились в начале 1907 г.

Одним из первых неудовлетворение состоянием дел почувствовал С.Н.Слетов. По его ощущениям ЦК в конце 1906 г. оторвался от партии, не совсем верно улавливал то, что в ней происходит. Слетов принял характерное для него решение - направился "в партийные низы, чтобы оттуда укрепить партию". В феврале 1907 г. он ушел из ЦК и вернулся к работе на периферии - в комитет Центральной области [120].

Н.В.Чайковский в сентябре 1906 г. писал: "Партия значительно выросла и окрепла, особенно в периферии, но боевые ее силы не на высоте положения" [121].

Осенью 1906 г. раскол в народническом направлении получил свое окончательное оформление; конституировались партия народных социалистов (энесов) и союз социалистов-революционеров-максималистов. Лидеры оргкомитета создаваемой партии энесов после бурных событий июля 1906 г. в августе продолжили свои начинания. 20 сентября они известили Петербургского градоначальника о намерении создать народно-социалистическую партию. Тем же днем помечен первый номер "Народно-социалистического обозрения", в котором помещены список членов Оргкомитета, программа и основные организационные принципы [122]. Конституировалась партия на I конференции (25-28 ноября 1906 г.), на которой присутствовало 8 из 20 имевшихся к тому времени групп. Конференция высказалась за "народовластие, как парламентские, так и внепарламентские средства борьбы" [123]. В начале 1907 г. по данным, собранным Н.Д.Ерофеевым, функционировало 56 групп общей численностью около 1500 человек, в основном - интеллигенты, учащаяся молодежь, а также крестьяне [124].

В редакционной статье "Знамени труда" довольно точно описывался процесс консолидации функционеров этой партии. "Народно-социалистическая партия, поскольку она работала, рекрутировала своих членов заново - либо из непартийной дотоле интеллигентской публики, либо из недовольных партийной программой и тактикой "левых" кадетов, бывших раньше социалистами" [125].

Как показывают разнообразные источники, энесы набирали сторонников из околоэсеровской публики, "третьего элемента земства", демократической интеллигенции города и деревни. Нам не известно ни одного случая раскола какой-либо эсеровской организации энесами или даже перехода к ним сколько-нибудь значительного числа членов. В Пензе группу энесов составили левые кадеты и "неудовлетворенные партией эсеров" [126]. В Воронежскую группу, по сведениям жандармского управления, "вошли почти все присяжные поверенные, земские врачи, несколько железнодорожников". Все они до тех пор ни в каких организациях не состояли и ограничивали свою деятельность распространением литературы "исключительно в городе" [127]. В Саратове к энесам примкнул бывший член городского комитета эсеров, прошедший в I Думу как трудовик [128]. Осенью 1906 г. он писал С.Я.Ел-патьевскому об образовании в Саратове и уездах губернии групп энесов из тех, кто ранее не принимал участия в партийной деятельности [129].

Эсеры с самого начала называли энесов оппортунистами. Вместе с тем поскольку от них не исходила угроза раскола партии, лидеры эсеров, на первых порах, относились к ним довольно лояльно, даже звали к объединению [130]. Позднее, со времени открытия II Думы, позиция ужесточилась. Один за другим комитеты принимали решения о недопустимости объединения с энесами, о возможности соглашения с ними лишь по частным вопросам [131].

Союз социалистов-революционеров максималистов организационно самоопределился на Первой учредительной конференции (г. Або, Финляндия, 10-24 октября 1906 г.). Ее участники в основном - бывшие аграрные террористы, "оппозиционеры", в большинстве - известные практики и теоретики: М.И.Соколов, Г.А.Нестроев, ПА.Ривкин, К.М.Бродская, Н.СКлимова, А.Г.Троицкий, всего, по сведениям начальника Заграничного охранного отделения, 35 человек. Они представляли организации Москвы, Петербурга, Северо-Запада, Юга Европейской России и Урала. Среди участников было немало "максималистов-одиночек", приглашенных на конференцию М.И.Соколовым [132]. В качестве Программного заявления был принят доклад Соколова "Сущность максимализма"; также конфкренция утвердила организационный Устав и тактические резолюции. Основу теоретических воззрений максималистов составили идеи, сформулированные "Вольным дискуссионным листком". Своей практической задачей Союз поставил одновременный социальный переворот в городе и деревне так, чтобы в индустрии произошла социализация производства, а в сельском хозяйстве - земли. Результатом социального переворота должно было стать установление "Трудовой республики" [133].

Основная тактическая задача Союза в деревне - развитие широкой партизанской войны, до аграрного террора включительно; в городе - всех форм борьбы, от стачек до террора. Союз выступил против парламентаризма и всякого рода парламентских представительных учреждений. В теории максималисты негативно относились ко всем видам экспроприации как средства классовой борьбы. Они признавали возможными экспроприации казенных и общественных капиталов по постановлению местных организаций, а капиталов частных лиц - с согласия Центрального исполнительного бюро.

Устав провозглашал принцип автономии местных организаций, полностью правомочных в решении всех вопросов в рамках принципов программы и тактики Союза. В обязанности Центрального исполнительного бюро входило объединение деятельности всех организаций.

У максималистов, как и энесов, основу концепции составляли общенароднические принципы. Отличительная черта максималистской доктрины - абсолютизация специфики собственно российского социально-экономического строя, отрицание чего-либо положительного в капитализме в России, и как итог - заключение о ненужности, даже вредности профаммы-минимум. В отрицании парламентаризма, рекомендуемых средствах борьбы максималисты приближались к анархизму или сливались с ним.

По подсчетам ДБ.Павлова, в 1906 г. действовали 52 группы максималистов, а в 1907 г. - 69. Средняя численность каждой из них не превышала 25-30 человек. Всего в Союзе состояло ориентировочно 2-2,5 тыс. в основном молодых людей, главным образом горожан (более 40% рабочих, 30% учащихся и 21% мелких служащих) [134]. По всей видимости, максималисты - в основном маргиналы. Союз максималистов, пожалуй гипертрофированно, демонстрировал относительность взаимосвязи состава и социальной ориентированности политических партий. Более того, эта доктринально народническая организация уже ко времени своего конституирования свела к минимуму агитационно-пропагандистскую и организаторскую деятельность среди крестьянства. Налицо казус: предшественники и отцы-основатели Союза в 1904 г. резко протестовали против террористических увлечений руководства и части партии, призывали бросить максимум сил в крестьянство и сами двинулись в массы; в 1906 г. они порвали со своими прежними настроениями, сосредоточившись на политическом терроре и экспроприациях.

Лидеры и функционеры партии эсеров нервно восприняли образование союза максималистов и его деятельность. Тому были веские основания. Среди "ортодоксальных" эсеров было сильно течение "идейного максимализма". Максималисты "откалывали от партии целые куски", разрушали и выводили из строя крупные организации (Белостокскую и многие другие на Северо-Западе, Ставропольскую и еще несколько на Кавказе). Максималистские идеи о развязывании "революционной энергии" масс противостояли эсеровским усилиям "организации революции". Экспроприаторство и терроризм в его самых крайних проявлениях, к которому, в конечном итоге, свелась, в основном, тактика максимализма, также находили отклик в рядах эсеров и противоречили прокламируемой руководством тактике.

Ведущие теоретики, в их числе В.М.Чернов, П.А.Вихляев, А.И.Потапов, не жалели сил для развенчания "вульгарного социализма", "анархических идей", "упрощенной тактики" Союза максмалистов [135]. Второй Совет, допуская максимализм, как идейное течение, назвал недопустимой пропаганду практических лозунгов максимализма и образование максималистских организаций внутри партии [136]. Новая формулировка первого параграфа Устава, принятая II съездом, была вызвана в значительной мере желанием смягчить угрозу, исходившую от максимализма. С конца 1906 г. губернские и областные организации на своих совещаниях принимали резолюции о невозможности объединения и даже совместной работы с максималистами [137]. Все это мало помогало. "Прирожденное" тяготение к сверхрадикализму, состояние нервозности вследствие потери ориентиров преодолеть без значительных потерь было невозможно.

Ситуация, сложившаяся после июльских событий, требовала внесения кардинальных изменений в тактику. Корректировка ее осуществлялась на заседаниях уездных, городских, губернских, военных и крестьянских организаций с августа 1906 г. Разброс мнений был велик. Съезд Южнорусской области высказался за участие в выборах и против увлечения партизанской войной, и особенно аграрным террором. В то же время на конференции Азово-Донской (середина августа) и съезде Центральной (20-е числа августа) областей возобладали сторонники полного бойкота Думы, усиления и расширения "всех способов партизанской борьбы" с целью разрушения государственной машины; рекомендовались партизанские нападения на отдельных должностных лиц, создание боевых дружин "для немедленной организации террористических актов", бойкот и стачки против помещиков. Однако, пропаганда аграрного террора была отвергнута участниками и этих совещаний [138]. В Южнорусской области настоятельно советовали оставить ВКС и организовывать партийные крестьянские братства, а в Северо-Кавказской, Сибирской и других, напротив, - работать под его флагом [139]. Необходимость выработки общепартийной линии действий с каждым днем ощущалась все острее.

Тактические проблемы обстоятельно рассмотрел II съезд крестьянских работников. Созванный по инициативе Центральной Крестьянской комиссии он проходил с 8 по 13 сентября на Иматре и был весьма представительным. В его работе участвовали делегаты 9 областных и 30 губернских организаций, члены ЦК и Центральной Крестьянской комиссии, посланцы Латышского социал-демократического союза и комитета Трудовой группы [140]. Делегат Харьковской организации осудил июльские директивы ЦК, "который переоценил крестьянские наказы, не был осведомлен о состоянии местных организаций, был ошеломлен". Правда поддержки остальных участников съезда, насколько это можно судить по лапидарному рукописному протоколу, он не встретил.

Основные положения тактической линии, намеченной ЦК и представленной В.М.Черновым (о ней шла речь выше), вызвали оживленные прения. Делегат от Курска активно солидаризировался с идеей максимального распространения "партизанской войны" и настаивал на "нежелательности общего выступления". О целесообразности максимально энергичной агитации "партизанских действий" и террора говорили представители Харьковской, Смоленской губерний, Уральской области. Решительно против "партизанских выступлений" высказались делегаты Южнорусской области, Киевской губернии и приглашенный на съезд трудовик [141].

Шестнадцатью голосами была принята резолюция о неизбежности восстания, точный момент начала которого не предрешался; максимальном развитии политического террора; "широкой организованной партизанской борьбы и внесении планомерности в стихийные движения крестьянства", согласовании действий крестьян, рабочих и других революционных сил. 14 голосов было подано за резолюцию, в которой говорилось о следующем: предстоящие в скором платежи податей, сбор рекрутов, а также голод, которым охвачены многие губернии, обострят боевое настроение народа; на первое место в деятельности партии нужно поставить агитацию бойкота властей, систематического невыполнения их предписаний, демонстративного неплатежа податей, ликвидации властей и учреждения революционного самоуправления, захвата земли. Меньшинство не питало чрезмерных надежд на внесение партией "планомерности, организованности" в партизанские выступления, а полагало, что "только в самом процессе непосредственной борьбы и может создаться надлежащая боевая подготовка".

На крутом переломе снова, как и на I съезде партии вспыхнули те же самые споры сторонников ультрарадикальных действий и тех, кто как-то пытался учесть реальную обстановку. С колоссальным трудом ничтожным большинством вновь возобладали сторонники Чернова.

Второй крупной проблемой было отношение к выборам во II Думу. Выступая с докладом, Чернов напомнил, что на Съезде партии он был сторонником бойкота Думы и энергичного участия в избирательной кампании. На этот раз его мнение было другим: "Пока вопрос об участии в выборах в Государственную думу представляет чрезвычайное значение не только для всего народа, но и для с.-р." По его предложению, было рекомендовано провести общепартийный референдум по вопросу об участии в выборах в Думу, так как мнения и делегатов съезда, и членов партии были полярны.

Окончательные решения по важнейшим проблемам тактики принял созванный 20 октября 1906 г. П Совет партии, в работе которого принимали участие члены и уполномоченные ЦК, представители восьми областных комитетов, Москвы и Петербурга, Центральной Крестьянской комиссии, Петербургской Военной организации, редакции газеты "Труд", авторитетные деятели партии (15 решающих и 25 совещательных голосов). На Совет пригласили несколько крестьян-трудовиков, руководителей ВКС и других родственных организаций [142].

С докладом "По поводу участия в выборах во 2-ю Государственную думу" выступил М.А.Натансон. Настроение крестьян, говорил он, ссылаясь на итоги дискуссии сентябрьского съезда крестьянских работников, "не менее революционно", чем в июле 1906 г., но крестьянство не вооружено, а армия не поднимется, пока не восстанет крестьянство; ситуация сходна с той, что была накануне выступлений в Свеаборге и Кронттггадте, когда крестьяне на призыв восстать отвечали: "А пусть другие поднимутся". Натансон обратил внимание на появление "признаков усталости в революционных рядах", откол "от нас" партии народных социалистов - несомненный симптом "поворота вправо"; симптомы "деморализации слева, как следствие наступательного хода революции" - выступления оппозиции и максималистов.

В итоге Натансон сделал вывод об отсутствии предпосылок всероссийского восстания в обозримой перспективе, о неодолимом настроении крестьян участвовать в избирательной кампании. Устранение партии от выборов, резюмировал он, поставило бы ее "в неопределенное положение". К тому же проведенный опрос дал такие результаты: подавляющее большинство периферийных организаций, крестьян и рабочих выступало за участие в выборах; в комитетах половина солидаризировалась с мнением рядовых членов, половина стояла на бойкотистских позициях. При этом бойкотистские настроения были сильны в губернских и областных комитетах, а антибой-котистские - в городских и уездных; в комитетах молодежь выступала за бойкот, пожилые - за выборы [143]. Съезд постановил (тринадцатью голосами, при двух воздержавшихся): "партия должна принять участие в выборах". "На словах, - писал Н.В .Чайковский И.А.Рубановичу, - конечно, все против соглашения с к.д., но на деле, я не знаю, что будет" [144].

Представитель Московского комитета, бойкотист, спрашивал В.МЛернова, что изменилось со времени созыва I Думы (он говорил даже еще о Булыгинской думе), чтобы возникла необходимость менять к ней отношение? И сам же отвечал: "ничего не изменилось, а стало быть, нет нужды и менять саму тактику в думском вопросе".

Чернов отвечал: изменилось все. На I съезде партии большинству, которое ожидало всенародного восстания, Дума виделась в самом черном цвете, "черносотенной". Верили, чем черносотенней она будет, тем лучше. Надежды на восстание не оправдались, многие эсеры, увлеченные общим настроением, приняли участие в выборах и прошли в Думу. "Дума собралась не черносотенной; /фма сама сделалась органом революции", - акцентировал Чернов. И эсеры признали за Думой такое общественное значение, что инициировали создание Трудовой группы, временно приостановили, за одним исключением, террор БО. В Думу, пояснял Чернов (и это было записано в принятой Советом резолюции), партия посылает своих представителей не для участия в органической работе ("мы не признаем за Думой права издавать законы"), а для агитации и пропаганды, организации революции.

Совет постановил использовать избирательную кампанию для организации широких масс народа во имя давления на Думу и привлечения на свою сторону армии; предложил, если обстоятельства будут этому благоприятствовать, выступать открыто, выдвигая партийных депутатов; допуская блокирование с родственными национальными партиями; разрешая временные соглашения с другими социалистическими и революционными партиями только лишь для проведения в Думу конкретных кандидатов. Вопрос об образовании партийной думской фракции был оставлен открытым - он был тесно связан с террористической практикой.

II Совет признал недопустимой пропаганду идей максимализма членами партии в массах и создание внутри ее организаций сторонников максимализма; осудил проповедь "частных экспроприации". В виду "эпидемического увлечения экс-проприациями", практика которых деморализует ее участников, сближается с уголовным грабежом, решили подтвердить решения I съезда по этому вопросу [145]. Решение проблемы "эксов" было Совету (и даже Съезду) партии не по зубам. Слишком многое здесь сошлось: от примитивного "грабь награбленное" до привычки тратить огромные средства на разнообразные партийные нужды, которые явно не покрывались нерегулярными взносами и пожертвованиями (поток последних со второй половины 1906 г. заметно иссяк). Многие орга-низапии существовали в значительной части не за счет взносов. ЦК мало чем отличался от других. Как раз в это время С.Н.Слетова отрядили в Туркестан для организации крупной экспроприации, которая, правда, не состоялась [147].

В обзоре "Наша тактика на выборах", помещенном сразу после извещения о Совете, ЦК просил членов партии смотреть на предстоящие выборы "как на решительный момент борьбы с самодержавием и двинуть на избирательную агитацию все наши пропагандистские, агитационные и организационные силы", чтобы сдвинуть массы с той мертвой точки, вывести из неопределенного положения [148]. Были расставлены все точки над i. Решение об участии в избирательной кампании свидетельствовало об отказе от курса на вооруженное восстание в ближайшее время, признание, в специфической форме, реального значения новых государственных учреждений. Потеряв веру во внутренние силы, способные поднять народ на восстание, ЦК хотел использовать /Думу как организующий и возбуждающий фактор.

Реальная ситуация и постановления II Совета прекратили споры об участии в избирательной кампании. Непримиримых было немного и голоса их вскоре стихли. Черниговский комитет, кажется, был единственным, кто открыто выступил против. В письме в "Партийные известия" он обвинил Совет в превышении полномочий, так как тот, "не являясь выразителем мнения на местах, собственной властью отменил решение I съезда партии о бойкоте выборов в Думу" [149].

Остальные организации дискутировали об организации выборов, об образовании партийной думской фракции, о деятельности эсеров в Думе. К февралю 1907 г. ЦК получил резолюции 30 организаций. Против создания партийной фракции высказались лишь Чувашская и Юзовская организации. Почти все были уверены, что Дума будет разогнана едва ли не сразу после открытия и что это вызовет вооруженное восстание [150].

Тактические проблемы, в особенности "думские", стояли в центре внимания II (экстренного) съезда партии. Вначале его планировали провести в январе 1907 г., затем перенесли на февраль. Съезд проходил с 12 по 15 февраля в Таммерфорсе в помещении рабочего общества. В заседаниях съезда принимали участие 68 человек с решающим и 49 с совещательным голосом, которые представляли 50 местных, 13 областных (включая Москву и Петербург) организаций, ЦК, Военную и Заграничные организации, представителя партии в Бюро Интернационала, 2 представителей Организации партийных литераторов, Избирательной комиссии "Земля и Воля", газет "Труд" и "Голос рабочего", Оргбюро съезда, 20 приглашенных ЦК и съездом членов и уполномоченных ЦК (в их числе Гершуни, Брешко-Брешковская, Чернов, Натансон, Ракитников), а также представители Офицерского союза, ВКС, ВЖС, Трудовой группы и ЦК СЕРП. Кроме того, по информации Финляндского жандармского управления, в качестве гостей без права голоса на съезде гфисутствовало около 100 проживавших в Таммерфорсе русских революционеров [151].

В середине января 1907 г. Оргбюро разослало областным комитетам письма с указанием созвать экстренные совещания для выборов делегатов и обсуждения вопросов о терроре, тактике, партийной фракции и действиях на случай разгона Думы. В конце января - начале февраля были созваны областные и губернские конференции; на некоторых из них присутствовало до 100 человек, делегированных группами, союзами и т.д.

Устройство съезда было поручено М.А.Натансону и П.П.Крафту, руководителю Центрального Организационного бюро. Натансон привлек в помощь ЦК Финляндских социал-демократов, партию активного сопротивления и Таммерфор-ский рабочий союз [152]. Хотя место проведения съезда держалось в большом секрете, так что о нем до последнего момента не знали такие осведомленные люди как А.Минор и В.К.Агафонов, полиция благодаря агентам сумела напасть на его след. По словам Я.Л.Юделевского, ВЛ.Бурцев через своих информаторов в Департаменте полиции имел исчерпывающие сведения о программе съезда, о видных его участников, о том, что на съезд прибудет Г.А.Гершуни (это держалось в глубокой тайне). Когда Бурцев сразу по окончании съезда рассказал об этом П.П.Крафту, "тот рвал на себе волосы" [153].

Товарищ Министра внутренних дел 12 февраля 1907 г. послал Финляндскому генерал-губернатору телеграмму: "Прошу Ваше высокопревосходительство о принятии мер к недопущению этого съезда" [154]. С Натансоном "очень приятствовал" в то время Таммерфорский полицмейстер, швед по происхождению, страстный финляндский патриот. Изо всех сил он укрывал съезд, но русские власти были настроены настолько решительно, так что ему пришлось сообщить Натансону о грозящей опасности и необходимости прекращения дискуссий. Финны организовали экстренный поезд от Таммерфорса до станции Таветти близ Выборга, который охраняли гвардейцы Финской партии активного сопротивления. Участники съезда группами выходили на промежуточных станциях и пересаживались в другие поезда, так что, когда поезд прибыл на конечную станцию, то в нем оказалось всего несколько человек, отнюдь не тех, кого ожидала русская полиция [155].

Настроение участников съезда было приподнятое. По данным ЦК, подкрепленным сообщениями прессы, в Думу прошло около 50 эсеров. Эта цифра звучала во многих выступлениях. На вечернем заседании 15 февраля Рубанович ("Парфенов") сообщил: "по сведениям ЦК, в Думу под флагом партии избрано более 50 человек" [156]. Протоколы съезда, "плохо средактированные и страдающие большой неполнотой" не позволяют в полной мере раскрыть все проявления острых споров, драматических коллизий [157]. С докладом ЦК выступил В.М.Чернов. Он повторил сказанное ранее им на Съезде Крестьянских работников и II Совете партии, опубликованное в партийных изданиях. Он говорил о Думе как о естественной агитационной трибуне, центре объединения масс, категорично высказался за образование в ней ответственной перед ЦК партийной фракции [158].

Определились два направления. Первое, ультрарадикальное, лидером которого оказалась Е.К Брешко-Брешковская, называя Думу частным фактом российской действительности, не видело оснований придавать ей самодовлеющее значение, призывало остерегаться ее, "как бы она не через меру поглотила наши силы"; основную деятельность партии предлагалось сосредоточить на организации масс, боевых дружин, захвате земли, смене властей и т.д. [159]. Делегаты Владимирской, Астраханской, Ставропольской, Костромской и других губернских и областных организаций солидаризировались с ней. Делегат от Костромы предложил, под одобрение части зала, чтобы эсеровские депутаты в первый же день сессии Думы зачитали Декларацию, изобличающие ее бессичие, и демонстративно покинули зал заседаний. Революционная тактика и деятельность в Думе несовместимы, - восклицал он. СКСлетов считал участие в выборах в Думу "совершенно не- . рациональным" [161].

И на этом съезде, как и на I, крайние радикалы обрушились на В.М.Чернова, обвинив его в оппортунизме. Астраханский делегат Г.Сазонов ("Квадратов") заявил, что предложенная Черновым от имени ЦК тактика "изумительно напоминает мне ту наклонную и скользкую плоскость, к которой скатились так низко кадеты" [162].

Много споров вызвало обсуждение триединого вопроса "Дума - партийная думская фракция - террор". ЦК предлагал на время думской сессии прекратить террор, чтобы депутаты-эсеры не подвергались репрессиям. Крайние радикалы выступили резко против изменения тактики, предлагали, напротив, усилить террор, в том числе и центральный, вплоть до организации покушения на царя [163]. Более умеренные говорили, что крестьянство не приемлет индивидуального террора, он "отпугнет массы" [164]. Большинство настаивало на сохранении террора и "боевой тактики" в том же виде, что и ранее.

Масла в огонь подлил давнишний поклонник террора, эрудит Н.СРусанов ("Выборгский"), Г.Сазонову, уверенному, что безопасность депутатов-эсеров требует прекращения террора, он пояснил: чтобы правительство не смогло применить первого пункта 126 статьи нужно образовать не партийную фракцию, а группу. Под рукоплескания зала он внес резолюцию об образовании думской группы и усилении террора, за счет использования возможностей местных комитетов [165].

Выступление Русанова вызвало переполох в руководстве. Отказ от образования партийной фракции в Думе сводил к минимуму контроль над депутатами-эсерами и их ответственность перед партией. Больше всех обеспокоился Азеф. В тесном кругу руководства он выступил с "нервным заявлением". Если за террор примутся все местные комитеты, пугал он, они "страшно скомпрометируют всю партию", так как террор тогда выйдет из-под контроля ЦК. Чернов, Брешко-Брешковская, Рубанович и другие авторитеты бросились уговаривать Русанова взять свое предложение обратно. Особенно их огорчало, что он, всегдашний сторонник централизации и партийной дисциплины, выставил такую "распыленную и анархизи-рующую террор резолюцию". Через день сопротивление Русанова было сломлено. Радости руководству это не прибавило. Г.Сазонов тотчас же внес точно такую же [166].

Кризис наступил после эмоционального выступления Е.К.Брешко-Брешковской на вечернем заседании 13 февраля. Она изложила подробный план внедумской деятельности от усиления издательства, до захвата части помещичьих земель, образования боевых дружин, "терроризирования местных властей". В уверенности неминуемого скорого восстания, когда ЦК или думская фракция призовут к нему народ, она предложила назначить момент восстания: разгон Думы. Зал разразился овацией [167].

И сразу же слово взял Гершуни. Это была речь его жизни. В нее он вложил размышления многих лет, всю душу. Эмоциям крайних радикалов он противопоставлял рассудочный анализ, реальные факты действительности. Те, кто ссылается на революционный дух масс, говорил он, на самом деле передают настроение сотен тысяч распропагандированных рабочих и крестьян, среди которых они обращаются. И задавал вопрос: "А каково настроение миллионов?" И далее продолжал - на-

родное движение зашло в тупик, как оно выйдет из него, где та сила, что поможет ему найти верный путь? И сам же отвечал: "При отсутствии на первых порах Думы мы даже приблизительно не представляем себе, как народное движение выйдет из тупика"; "Дума явилась, грубо выражаясь, той соломинкой, за которую хватается утопающий", и этим объясняются ее "организующее и революционизирующее влияние" [168]. Своей речью (тоже встреченной овацией) Гершуни переломил настроение съезда. Эмоциональная карта ультралевых была бита. Кризис преодолен.

С незначительными поправками была принята предложенная Гершуни резолюция. В ней не предрешался вопрос о фракции или группе в Думе. Чернов потерпел поражение. Депутатам предлагалось приложить все старания для координации выступлений всех социалистических и крайних левых фракций, а по общеполитическим вопросам - всей думской оппозиции [169].

Эта часть резолюции встретила понимание и одобрение кадетов и резкую неприязнь большевиков. Ленин называл ее "архиоппортунистической", "кадетской", что было крайне оскорбительным определением с точки зрения революционеров [170].

В резолюции говорилось об использовании Думы как агитационной трибуны, о необходимости тесной связи деятельности депутатов с внедумской тактикой партии, с массами. В случае роспуска Думы депутатам-эсерам предписывалось отказаться от подчинения правительству, "вместе со всей революционной частью Думы" остаться и сохранить депутатские полномочия, призвать население и армию к активной поддержке.

Все центральные и местные террористические покушения "общеполитического значения" настояниями Азефа передавались в ведение ЦК. Покушения на представителей местных властей должны были осуществляться под контролем комитетов [171]. Рекомендовалось развивать широкое и активное массовое "партизанское движение" с тем, чтобы в подходящий момент оно перешло во всеобщее восстание.

Ожесточенные споры вызвало предложение Брешко-Бреш-ковской запретить все виды экспроприации. На съезде оказалось слишком много сторонников "эксов", в их числе и Н.С.Русанов. Некоторые даже пытались видеть в них нечто от классовой борьбы. Стараниями Чернова была принята примирительная резолюция, позволившая избежать нового витка партийного кризиса. Экспроприация частных капиталов запрещалась, казенных - разрешалась с ведома и под контро

352

лем комитетов [172]. В дискуссии на U съезде партии эсеров о "гангрене экспроприации" очень многое напоминало о спорах социал-демократов на IV и V съездах.

Выработанная II съездом партии тактика отодвигала проблему вооруженного восстания в неопределенное будущее, в центр ставилась Дума и деятельность думской группы. И в этом отношении решения эсеровского форума были сходны с решениями V съезда РСДРП.

§ 3. ЭСЕРЫ И ВТОРАЯ ДУМА (20 февраля-3 июня 1907 г.)

С осени 1906 г. внимание политических сил сосредоточилось на грядущих выборах во II Государственную Думу. П.А.Столыпин считал самым крупным недостатком существующей избирательной системы стремление облегчить доступ в Думу представителям крестьян, основанное на ошибочном представлении о них, как наиболее надежном оплоте политического строя российской монархии. Выход он видел в возможно скорейшем осуществлении необходимых экономических и политических преобразований и в энергичном правительственном давлении на ход выборов [173]. 12 августа Николай II подписал указ о продаже через Крестьянский банк удельных земель, 17 августа - удобных для сельскохозяйственного использования государственных земель, 14 октября - об уравнении процентов, взимаемых Дворянским и Крестьянским банками и, наконец, 9 ноября - о праве выхода из общины и укреплении крестьянами надельной земли в собственность, чем был заложен краеугольный камень так называемой Столыпинской аграрной политики. Кроме того, 15 октября были отменены некоторые сословные ограничения для крестьян. Правительство обеспечивало деятельность общественных организаций и свободу слова, если это не противоречило законодательству. Благодаря этому революционеры с августа вновь приступили к легальному изданию сборников, журналов и газет.

Партиям левее окгябристов было отказано в легализации. Только легализованным партиям: консервативным либералам (Союз 17 октября, партии мирного обновления), консервативным (Союз русского народа и др.) - было разрешено распространять избирательные бюллетени. На практике это не имело существенного значения. И кадеты, и революционеры нашли массу возможностей обходить это постановление.

23 Леонов M. И

353

Выборы во II Государственную Думу были назначены на январь-февраль 1907 г. Накануне сенатскими разъяснениями был несколько сокращен состав избирателей в городах и по земледельческой курии. В выборах участвовали все основные политические партии от крайне консервативных до революционных. Консерваторы, октябристы, кадеты выработали свои избирательные программы на совещаниях в октябре-ноябре 1906 г. Консерваторы шли под флагом реставрации части уступленных 17 октября 1905 г. прерогатив самодержавия, борьбы с крамолой и реформ в пользу крестьян и рабочих. Октябристы выступали как правительственная партия поддержки курса П.А.Столыпина. Кадеты стремились к органической законодательной работе, "бережению Думы".

Трудно далась выработка избирательной тактики социал-демократам. Еще IV съезд РСДРП жестко наставлял своих членов не вступать в блоки с другими партиями на выборах [174]; в ноябре 1906 г. на Второй (Первой всероссийской) конференции разгорелась нешуточная полемика. Все видели в Думе только трибуну для агитации, энергично прокламировали "иллюзорность" надежд на мирное разрешение конфликта и намерение держать курс на вооруженное восстание. Большинство тем не менее, как и ГАХершуни, считало Думу "опорным пунктом революции" и во всех куриях, кроме рабочей, допускало местные соглашения с революционными и оппозиционно-демократическими партиями. Ленинцы не соглашались на "опорный пункт", а временные блоки допускали на высших ступенях выборов. На конференции они потерпели поражение [175].

Эсеры позднее других начали избирательную кампанию. Правда, еще 27 августа 1906 г. в Териоках состоялось совещание соединенного комитета Трудовой группы, представителей партии эсеров, социал-демократов, на котором, по сведениям Департамента полиции, они договорились сообща вести предвыборную агитацию [176]. Это был частный эпизод без каких-либо реальных последствий. Весь октябрь вопрос участия в выборах дебатировался на собраниях уездных, городских, областных организаций партии эсеров.

После того как II Совет окончательно определил партийную линию, рядовым эсерам понадобилось время для переориентации. Вскоре ЦК издал "Инструкцию по выборам". В ней организациям и отдельным членам партии вменялось в обязанность обратить особое внимание на избирательную кампанию. В центре деятельности должен был оставаться трудовой народ, но настоятельно советовалось не выпускать из поля зрения и другие "нетрудовые промежуточные слои населения", особенно таких профессий, как адвокаты, инженеры, доктора и т.д. В силу того, что систематическая агитация среди широких масс была "решительно не под силу существующим нашим организациям, слишком малочисленным, слишком замкнутым, слишком бедным средствами", ЦК рекомендовал создавать Избирательные комитеты, дабы те незамедлительно связались с отделами Трудовой группы, местными бюро Крестьянского, Почтово-Телеграфного и других "трудовых союзов", заключили с ними соглашения о кандидатах, стремились к "возможно полному слиянию" с избирательными органами "трудовых организаций".

Если же на местах не могли найти эсера, который имел бы реальные шансы стать депутатом, ЦК советовал выставлять и поддерживать кандидатуры сочувствующих на таких условиях и в таком предпочтении: 1) если они разделяют в существенных пунктах "нашу программу", 2) если они солидарны со взглядами партии "на свою роль в будущей Думе", 3) если они обязуются вступить во фракцию эсеров.

ЦК предлагал от каждой губернии выставлять партийных кандидатов из различных слоев (от интеллигенции, рабочих и крестьян), а в случае отсутствия шансов у партийных кандидатов - содействовать и проведению "непартийных трудовиков" [176]. Террористическая революционная партия имела минимум возможностей открытого выдвижения своих кандидатов. Они выступали как "левые", "крайне левые", "представители трудящихся масс".

Обращения к партийным работникам издали многие организации. Комитет Центральной области, чей делегат еще на П Совете партии выступал за бойкот и воздержался при голосовании резолюции об участии в выборах, в прокламации "К партийным работникам", помеченной 1 декабря 1906 г., называл выборы "наиболее насущной задачей, ...куда должна быть двинута главная масса партийных сил", на решение которой направлены усилия всех партийных организаций, центром, "вокруг которого могла бы объединиться революционная

энергия" [177].

Призывы ЦК, областных, губернских комитетов сконцентрировать основные усилия на избирательной арене, соседствовали и контрастировали с традиционными лозунгами об организаторской работе по подготовке вооруженного восстания как основной задаче партии. С тем же самым мы встречаемся у социал-демократов.

В Петербурге начало было положено специально созванной по этому случаю в ноябре 1906 г. общегородской конференцией представителей районов, союзов рабочих, студентов, пропагандистов и т.д., а также ПК, ЦК. Конференция постановила избрать Организационное бюро, которому поручили сформировать Санкт-Петербургский Избирательный Центральный комитет (ИЦК), названный "Земля и Воля", а также наметить в общих чертах план его деятельности. В ИЦК "Земля и Воля" вошли 7 членов Оргбюро, по 2 представителя от ЦК и ПК, 12 - от участковых избирательных комиссий и по 1 (с правом решающего голоса) от Всероссийских Крестьянского, Железнодорожного, Почтово-телеграфного, Учительского союзов, Трудовой группы [178]. При нем образовали финансовую, литературно-ораторскую, юридическую, газетную комиссии. В декабре ИЦК собирался восемь раз. В этом же месяце создали восемь районных избирательных комитетов. Участковые избирательные комиссии проводили анкетирование, распространяли предвыборную литературу, организовывали выступления ораторов, заключали соглашения с отделениями "Союза прогрессивных избирателей".

С конца 1906 г. в Петербурге начались политические избирательные игры под лозунгом борьбы с "черносотенной опасностью" [179]. С ноября эсеры, энесы, трудовики выступали народническим блоком, внутри которого, конечно, было изрядно трений. В ноябре же состоялось первое межпартийное совещание народников, социал-демократов и кадетов. Энесы предложили такие условия соглашения: два депутатских мандата кадетам, четыре - социалистам и рабочим; кадеты, в свою очередь, полагали достаточным одно место народникам, одно - социал-демократам, одно - рабочей курии, три - себе. Народники признали кадетские условия исходной точкой переговоров, социал-демократы отложили ответ до своей конференции.

Переговоры, по словам А.В.Пешехонова, "были уже в ходу", когда кадеты пришли к выводу, что революционерам и рабочим достанет и двух мест. Левые такими условиями были недовольны. Договорились встретиться 3 января, но кадеты не явились. На другой день "Речь" объявила: уступить левым в местах - "значило бы признать себя побежденными без боя". К этому времени социал-демократы на своей конференции рассорились вконец: большевики объявили бой кадетам. Меньшевики и народники 7 января заключили соглашение, чтобы приблизить договоренность с кадетами.

Последние уже по-новому оценивали ситуацию. Во-первых, они пришли к заключению, что раньше преувеличивали силы консерваторов и революционеров. Во-вторых, приступили к тайным переговорам с П А.Столыпиным. Сохранить их в секрете не удалось. Петербург был полон слухов. 15 января

П.А.Столыпин встретился с П.Н.Милюковым, 21 января во время предвыборной дискуссии на прямой вопрос В.В.Водо-возова П.Н.Милюков признал факт переговоров, а 24 января рассказал о своей аудиенции в "Речи". Отныне соглашения с кадетами для крайних и умеренных революционеров-социалистов становились невозможными [180].

Эсеры долго не жалели сил для объединения всей оппозиции против "черносотенной опасности" и до последнего часа мечтали преодолеть неуступчивость кадетов. Авксентьев ("Серов) 12 января на совещании кадетов, меньшевиков, эсеров, энесов и Трудовой группы предложил поставить на голосование вопрос: желательно ли соглашение революционеров с кадетами, а если желательно, то как должны быть распределены места? После встречи Милюкова со Стольшиным ситуация изменилась. На собрании в Лекционном зале (ул.Гаван-ская, д.31) эсер "Курганов" констатировал отсутствие "черносотенной опасности" и невозможность соглашения с кадетами. 17 января в Вольном экономическом обществе представитель эсеров объявил, что кадеты хотят объединить массы в своекорыстных целях "оппортунизма". В тот же день ПК эсеров совместно с энесами и трудовиками обратился к меньшевикам и большевикам с предложениями о блоке. При невозможности соглашения с участием обеих фракций социал-демократов, эсеры предпочитали заключить его с большевиками. Соглашение с кадетами было признано недопустимым [181].

18 января на совещании народнических организаций было постановлено: блок с кадетами невозможен. В результате всех этих перипетий народники оставались у разбитого корыта. "Дело, которое, казалось, диктуется практическими соображениями, оказалось именно практически вредным; соглашение всей оппозиции не состоялось, а время, необходимое для объединения левой оппозиции, революционных партий и примыкающих к ним, почти упущено", - заключал В.М.Чернов [182]. Как политики народники продемонстрировали беспомощность. Н.Ф.Анненский 6 февраля 1907 г. писал В.Г.Короленко: "Не знаю даже, было ли у нас сколько-нибудь серьезное желание заключить соглашение" с кадетами [183]. П.Ф.Якубович эмоционально реагировал на все, связанное с "проклятой этой Думой (из которой все равно ни беса лысого не выйдет)", из-за которой в Питере "полный развал всех левых партий"; с кадетами не состоялось соглашение, в связи с их заносчивостью, "сами левые передрались между собою: большевики с меньшевиками, с.-р. с энесами... И я очень боюсь, что победят, в конце концов, октябристы" [184].

Большевики, которые упрямо гнули свое, оказались политиками много более умелыми. Они трезво понимали, что по городской курии шансы революционеров крайне малы, да и главным было для них не эвентуальные места в Думе, а возможность агитации и пропаганды, откол кадетов от революционеров, а если удастся, то энесов от эсеров, создание антикадетского "левого блока" революционеров. Выжидая, они не явились на совещание с левыми организациями ни 18, ни 19 января, и лишь 21 числа этого месяца предложили эсерам блок без энесов и трудовиков. От большевиков переговоры вели В.С.Войтинский, П.А.Красиков и И.А.Теодорович. Эсеры ответили, что хотя они заключили общее соглашение, энесы готовы, исходя из интересов объединения левых партий, освободить своих союзников от всяких обязательств [185].

Большевики почувствовали, что они с энесами "пережали", тем более, что последние немедленно сняли всех своих кандидатов [186]. 22 января состоялось совещание большевиков, меньшевиков, эсеров, энесов и трудовиков. Через два дня, 25 января, было подписано соглашение. Меньшевики сохранили за собою свободу действий. Места поделили так: 2 - большевикам, 2 - рабочей курии, 2 - народникам. Большевики сумели сплотить революционные организации, противопоставив их кадетам.

Эсеры колебались, их тянуло к широкому оппозиционному блоку, они влеклись за кадетами, но, в конце концов, присоединились к последовательным сторонникам революционных действий, большевикам. Левый блок революционеров собрал в городской курии Петербурга 25% голосов - этого оказалось недостаточным, чтобы провести хотя бы одного кандидата. Победу одержали кадеты.

Острейшая борьба между социал-демократами и эсерами развернулась на выборах по рабочей курии. Горячие схватки охватывали широчайший круг вопросов, начиная с аграрной программы и политических забастовок, в частности июльской 1906 г., и кончая террором. ЦК, ПК, Рабочий союз эсеров Петербурга направили на заводы, особенно крупнейшие, своих лучших пропагандистов и активистов, распространяли множество прокламаций, газеты "Труд", "Голос рабочих" и другие. В Невском районе на собраниях 26 ноября и 29 декабря постановили создать специальную комиссию из представителей каждого подрайона для агитации на Путиловском и других заводах, распространения предвыборной литературы. По тому же пути пошли и другие. С начала декабря повсюду рабочим читали лекции о программе и тактике, которые посещали до

60 человек - большее количество не вмещали помещения [187].

Стремительными темпами увеличивалось число рабочих-эсеров. В Невском районе насчитывали до 1000 партийных рабочих, в Нарвском - 590, в Железнодорожном - 1000, в Петербургском - 300; в Колпинском - 12 заводских и фабричных организаций, 10 заводских комитетов, 25 рабочих кружков, в Выборгском - 15 заводских комитетов, в Московском - 13, в Типографском - 6 подрайонов, 25 рабочих кружков, 500 организованных рабочих [188].

Социал-демократы привыкнув считать рабочий Петербург своей вотчиной, игнорировали усилия эсеров. В.С.Войтинский вспоминал: "За неделю до выборов мы посмеялись бы над тем, кто вздумал бы говорить об "эсеровской опасности" на петербургских заводах" [189].

7 января прошел первый тур выборов на мелких предприятиях; он, казалось, подтвердил доминацию социал-демократов, хотя кое-где эсеры сумели поколебать их былое превосходство. Удар обрушился на социал-демократов всех оттенков 14 января, в день выборов на крупных предприятиях и в уезде. Итоги выборов "повергли в уныние многих социал-демократов", констатировал В.ИЛенин [190]. Более искренний и мягкий по натуре Ю.О.Мартов пережил, как почти и все лидеры с.-д., состояние шока: "Мы ошеломлены... колоссальная победа с.-р.-ов". Горечь усиливала победа эсеров именно в Петербурге и именно на самых крупных, а следовательно, самых "революционных" заводах [191]. Рухнули устои. Альфа и омега российской социал-демократии гласила: рабочие крупных предприятий промышленных центров, металлургических, машиностроительных - передовой отряд, он же оплот марксистской партии. А тут - такой пассаж.

Прирожденный боец, сверхоптимист В.И.Ленин "хорошо держал удар". Еще 30 января он сожалел об ощутительном поражении на крупнейших заводах, "этих передовых центрах самого сознательного, самого революционного пролетариата", о "крупном успехе" эсеров в рабочей курии, которые "отняли крупнейшие заводы". В начале февраля, когда выяснилось, что за счет преобладания на мелких заводах и большей организованности социал-демократы сумели выиграть второй тур выборов, он полностью оправился и предрек полную победу социал-демократам на следующих выборах [192].

Каковы же были причины не укладывающегося в схему явления? Первым, в присущей ему безапелляционной манере, ответил на вопрос Ленин. Он обвинил во всем соглашателей, оппортунистов, раскольников меньшевиков, которые к тому же и потерпели поражение. На основе крайне незначительной совокупности весьма относительно репрезентативных данных (отчет большевистского Семянниковского подрайона Невского района) он провозгласил: побиты меньшевики, а большевики "в общем" свою кампанию выиграли [193]. Вера и надежда, насколько это было возможно, вернулись к большевикам.

Меньшевики, растерянные, возмущенные, оскорбленные, затаили обиду. Ленинские эскапады в свой адрес они отвергли сразу, резонно возразив, что, например, на Патронном заводе, где агитировали только большевики, успех эсеров был не меньшим, чем на "меньшевистском" Выборгском. С помощью единичных аргументов спор можно было продолжить до бесконечности. Надо отдать должное меньшевикам. Они занялись сбором и систематизацией сведений по всем заводам города. Уже в августе 1907 г. И.А. (И.Г.) Исув ("А.Михайлов") опубликовал итоги кропотливой работы [194]. Отечественная историография, за единичным исключением, игнорировала их, в то Время, как зарубежные историки, особенно Рейс, Хиль-дсрмайер много работали с ними [195].

Всего И.А.Исув учел 36568 голосов по рабочей курии: меньшевики получили 9581, большевики - 5329, нефракционные социал-демократы - 2210, все социал-демократы вместе

- 17120 (46,8%); эсеры - 13223 (36,1%), беспартийные - 6143 (16,8%), кадеты - 70 (0,2%), правые - 30 (0,1%). Согласно Исуву, социал-демократы провели 117 уполномоченных, эсеры - 61, беспартийные - 27 [196]. По сведениям прессы, свидетельствам эсеров число уполномоченных социал-демократов и эсеров было примерно равным, по 107-108 [197].

Разительными были итоги голосования на крупнейших металлургических, металлообрабатывающих и др. заводах: социал-демократы получили 9590 голосов, эсеры - 11138. Преимущество социал-демократам дали: текстильные (1739 голосов против 769 эсеровских) и особенно мелкие предприятия (5797 голосов против 1216 эсеровских). В общем итоге мелкие предприятия обеспечили некоторое преимущество социал-демократам.

На все эти факты исследователи обратили внимание. Но есть еще одно крайне важное обстоятельство: невероятный, по всем прогнозам, успех эсеров обеспечили крупнейшие предприятия казенного ведомства (Семяшшковский, Обуховский и другие заводы), где они получили абсолютное большинство

- 51% голосов [198]. Если соотнести этот факт с устойчивым преобладанием эсеров во Всероссийских Железнодорожном, Почтово-телеграфном (и даже в Учительском) союзах, то вырисовывается некоторая определенная тенденция тяготения рабочих и служащих казенных предприятий к эсерам, а рабочих частных, особенно текстильных и мелких, предприятий - к социал-демократам.

Выборщиками по Петербургской рабочей курии были избраны только социал-демократы. Повторилась история выборов в Советы 1905 г.: рабочие, сочувствуя эсерам, избирали социал-демократов. Сказывался, надо думать, больший авторитет и опыт, результат более раннего, чем у эсеров-рабочих, начала активной революционной деятельности. Не следует сбрасывать со счетов и групповую, классовую солидарность, которая также накладывалась на общую тенденцию.

М.Брагинскому, который был свидетелем собраний уполномоченных по рабочей курии Петербурга, было "ужасно грустно" тем более, что в первый день представитель социал-демократов получил 106 голосов, а эсеров - 105. Все, по его наблюдениям, решили беспартийные [199].

В Москве, где, как и в Петербурге, подготовку и проведение выборов эсеры вели от имени организации "Земля и Воля", итоги для них были менее утешительными, чем в северной столице. Здесь вначале был создан "Трудовой союз" в составе организаций эсеров, энесов, ВКС, Трудовой группы, Союзов Почтово-телеграфного, а также Медицинского персонала, затем преобразованный в левый блок с участием социал-демократов. По рабочей курии эсеры провели 25 уполномоченных, социал-демократы - 183 [200].

Острая борьба между эсерами и социал-демократами в рабочей курии велась в большинстве промышленных центров России. Итог, как правило, был одинаков. Эсеры побеждали на крупных казенных предприятиях, терпели поражение на мелких частновладельческих, а в итоге в Думу проходили социал-демократы. С большим преимуществом эсеры выиграли избирательный тур на крупных предприятиях Баку и Брянска, а социал-демократы - на мелких заводах. На Катав-Иванов-ском заводе за уполномоченных эсеров голосовало более 1000 рабочих, в Златоусте из 4000 рабочих за социал-демократов отдали голоса 100, абсолютным большинством прошли уполномоченные эсеров. Эсеров поддержали более 90% рабочих Севастополя, а социал-демократов - менее 10% [201].

Эсеровские организации активно включились в избирательную кампанию с конца 1906 г. Северо-Западный областной комитет сообщал о сосредоточении всех партийных сил на предвыборной агитации [202]. При Воронежском губернском комитете создали специальное бюро, разослали агитаторов по всем промышленным заведениям, образовали крестьянское бюро по выборам, волостные избирательные комитеты. Издали три предвыборных листка. По рабочей и крестьянской куриям решили ни с кем не входить в соглашения. По городской курии заключили вначале блок с отделениями ВЖС и Почтово-телеграфного союза, а затем с кадетами и Крестьянским союзом. По крестьянской курии эсеры провели 60 уполномоченных и 23 выборщиков, по рабочей курии прошли выборщиками 6 эсеров и 4 социал-демократа [203].

Активно вели агитацию в Астрахани и Царицыне. В Царицыне по рабочей курии, "где безраздельно преобладало наше влияние, из 11 выборщиков восемь были соц.-рев." По городской курии победил блок кадетов, социал-демократов и эсеров. В уезде выборщиками стали три эсера, один социал-демократ, семь беспартийных-левых, два умеренных и семь правых [204].

По агентурным данным, в Череповецком, Белозерском, Кирилловском уездах Новгородской губернии "выборщиками от крестьян прошли исключительно социалисты-революционеры" [205]. Любопытен факт, который приводили на II съезде партии: во многих местах эсеры, несмотря на значительную популярность, не надеясь на победу, пользовались флагом Трудовой группы или Крестьянского союза [206].

Партия вела активную политику избирательных соглашений и блоков. В Москве по инициативе С.В.Аникина в декабре 1906 г. состоялось совещание Трудовой группы, ВКС, ВЖС, Всероссийских союзов Учителей и Медицинского персонала, а также эсеров. Аникин предлагал на время выборов объединиться. Эсеры и ВКС вначале это предложение отвергли, но обещали, где возможно, содействовать трудовикам, распространять их воззвания. Все же чуть позднее Аникин и лидеры ВКС достигли соглашения об объединении [207].

Ко времени созыва II Думы было сформировано до 40 провинциальных отделов Трудовой группы. Поначалу эсеры относились к ним скептически, считая их эфемерными и склонными к оппортунизму. Затем, убедившись в несомненной симпатии к ним широких масс, настолько горячо взялись за дело, что подумывали о превращении их в филиалы своей партии. Но, как писал автор брошюры "Трудовая группа во время первого междудумья": "трудовики, сохраняя свою индивидуальность, не дали поглотить себя" [208]. Перспектива потерять самостоятельность стимулировала руководство ВКС и Трудовой группы заключить союз, чему благоприятствовала близость программы и тактики.

Эсеры блокировались с трудовиками, ВКС почти во всех губерниях. Часто к ним присоединялись энесы. Объединенные избирательные союзы носили названия "Народнический блок" (Киевская и Пермская губернии), "Трудовой" или "Левый блок" (Минск, Кострома, Курск, Тамбов). Если в избирательном соглашении участвовали социал-демократы, то оно именовалось "Левый блок". Эти союзы были образованы в 39 городах; кроме того, в 42 городах составились соглашения революционеров и кадетов [209]. Последние соглашения были направлены против октябристов и правых; "левые" - против кадетов, "народнические" - против кадетов и социал-демократов. Блоковая картина, при всей своей пестроте, сводилась к двум большим объединениям: революционеров против кадетов, октябристов и правых; революционеров и кадетов - против октябристов и правых. Эсеры больше тяготели к соглашениям с революционерами.

Сокрушительное, по сравнению с 1906 г., поражение на выборах потерпели кадеты. Эсеры победили их в Курской, Вятской, Черниговской, Воронежской, Таврической, Саратовской, Самарской, Астраханской, Тверской, Киевской, Харьковской, Ставропольской губерниях [210].

Революционеры получили в Думе 222 места, усилились октябристы и правые (54 места), кадеты потеряли 80 мандатов, их во II Думе было 98. Вторая "Дума-крайностей" по своему составу, по настроению большинства была столь же неработоспособной, как и Первая "Дума-надежд".

В результате всех усилий партия провела в Думу 62 человека: своих членов, а также своих сторонников, тех, кто шел на выборах под эсеровским флагом и кого поддерживали местные организации [211]. Установленное нами число депутатов, прошедших во II Думу под эсеровским флагом, совпадает с мнением члена ЦК (по-видимому, В.М.Чернова), воспроизведенным корреспондентом газеты "Юманите" Э.Авена-ром. В начале апреля 1907 г., говорил он, в думской партийной группе насчитывалось 38 человек, к ней примкнули также 3 дашнака. Кроме того, 18 человек, которые до выборов состояли членами партийных организаций, "по тактическим соображениям" вошли в Трудовую и Беспартийную группы. Всего таким образом получалось около 60 человек [212].

Первоначально они побывали, в разные дни, на заседаниях эсеровской думской группы. Источники, которыми мы располагаем, свидетельствуют, что все 62 депутата одновременно ни разу вместе не собирались. Самое большое, на заседаниях (20 и 22 февраля) присутствовало 47 человек [213]. После переходов в группе эсеров осталось 38 членов (39-м стал депутат от Киевской губернии Ф.Г.Литвиненко, который до 27 февраля состоял в группе, затем ушел к трудовикам, а в конце мая вернулся вновь к эсерам).

Эти 62 депутата представляли 31 губернию и область. Более всего их было из губерний Курской и Вятской - по шесть, Киевской и Саратовской - по пять, Самарской - четыре, Казанской, Пермской, Воронежской - по три. Поволжье (Астраханская, Казанская, Нижегородская, Самарская, Саратовская, Симбирская губернии) послало в Думу 15 депутатов-эсеров, чуть менее трети общего числа депутатов (50 от Поволжья). Русский Черноземный клин дал основную массу депутатов-эсеров - 34. Три Уральские губернии (Вятская, Пермская, Уфимская) - регион концентрации казенных металлургических и металлообрабатывающих заводов с вековыми традициями патриархальных отношений - послали в Думу 10 депутатов.

Ничего не добилась партия в Петербургской, Московской, Калужской, Ярославской, Костромской, Смоленской губерниях. Относительный успех им сопутствовал только в Тверской и Владимирской губерниях (соответственно два и один депутат). Организационно весьма плотно "заселенный" к тому времени Промышленный великорусский центр империи слабо отреагировал на пропагандистские и агитационные усилия эсеров. По рабочей курии здесь проходили социал-демократы, по городской - кадеты и октябристы, по крестьянской - трудовики.

Север дал одного депутата. Северо-Запад, несмотря на сверхоптимистические рапорты комитетов, эсеров в Думу не выбрал. В Сибири успех сопутствовал им в Енисейской губернии (4 депутата). Национальные окраины, по обыкновению, посылали своих депутатов. (Два исключения. В Ферганской области рабочие-железнодорожники избрали помощника машиниста А.П.Друкаря. Три члена партии Дашнакцутюн из Елисаветпольской и Эриванской губерний вошли в состав думской группы эсеров).

В те дни, когда лидеры дебатировали на съезде, депутаты съезжались в Петербург, знакомились, присматривались. Консолидация эсеровской группы, по-настоящему, началась в день открытия Думы, 20 февраля. Согласно доклада одного из руководителей группы на совещании уполномоченных Совета рабочего союза Петербурга 28 февраля, в нее записалось около 30 человек "совершенно партийных" и несколько сочувствующих, настроенных подчиняться партийной дисциплине. Он горячо клялся в "строгой партийности группы". К этому времени избрали временный комитет в составе В.В.Ев-реинова, Н.И.Емельянова, Ф.И.Ржехина, образовали юридическую, аграрную, рабочую, железнодорожную, бюджетную комиссии, в которые позднее вошли специалисты-эсеры [214].

Члены ЦК, ведущие теоретики прибыли в Петербург, когда группа уже подготовила принципиальный доклад. Командированные для руководства ею В.М.Чернов и М.А.Натан-сон, а также два члена ПК в течении нескольких вечеров, захватывая и часть ночи, проводили утомительные совещания. Атмосфера была напряженной, "пришлось потратить много энергии", вспоминал четыре года спустя Натансон. Депутаты резко возражали против решений II съезда о продолжении террора и особенно - принципиального решения - о покушении на царя. С большим трудом ("Я две ночи бегал и уговаривал их", - вспоминал Натансон) убедили 32 депутатов примириться с постановлениями съезда, остальные с ним категорически не согласились [215]. Именно из-за террора многие окончательно утвердились во мнении покинуть группу.

Неохотно, со множеством оговорок депутаты дали добро участвовать в реализации давнишней мечты руководства партии: после роспуска Думы - не расходиться, сплотить вокруг себя революционеров и оппозицию, продолжить заседания, призвать народ к восстанию. Соответствующий текст воззвания ЦК был подготовлен заранее [216].

В.М.Чернов в развернутой речи убеждал депутатов-эсеров быть духовно и организационно дисциплинированным "отрядом, для которого боевая команда партии имеет не меньшую решительную силу, чем для каждого из ее отрядов". Он предостерегал их от намерений стать автономной, самодовлеющей группой, призывал добровольно признать руководство ЦК, уговаривал не поддаваться конституционным иллюзиям, не верить кадетам, которые "революции всегда страшились не менее, чем контрреволюции". Красноречие его пропало даром. Депутаты не согласились создать партийную фракцию, остались, по определению Чернова, "группой вольнопрактикующих эсеров" [217].

Организационная структура и отношения думской группы и партии были закреплены в принятом в начале марта "Уставе". Группа объявлялась полностью автономной в своих действиях и руководствовалась директивами партийного съезда или конференции, им же она была обязана докладывать о своей деятельности. Она самостоятельно определяла свою тактику. Основные свои задачи группа формулировала так: распространение идей партии в массах, воздействие на Думу в духе партийной Программы, помощь партии в ее внепарламентской деятельности. Тогда же был избран постоянный комитет в составе: Г.А.Горбунов, Н.С.Долгополов, Д.Л.Зимин, Ф.И.Ржехин, В.М.Стрелков [218].

П.Ф.Якубович 22 февраля описал свои впечатления такими словами: "Познакомился с с.-р. группой. (Сейчас 40 чел. - прибавится еще). И меня поражает ее высокий уровень. Мужиков много, но "серых", как в прошлом году в трудовой группе, - ни одного" [219]. Яркие портреты рабочих и крестьян эсеров-думцев колоритно живописал В.Г.Тан-Богораз [220]. У эсеров критерии были иные. Группой были недовольны. По впечатлениям А.И.Рубановича, "думская группа (я был в ней в Петербурге) состоит из бледных элементов... отсутствие лидеров уже дает себя чувствовать", в то время как политические условия не позволяли партийным функционерам наставлять ее на путь истинный [221].

На объединенном заседании ПК и Совета Рабочего союза в начале марта Уполномоченный ЦК назвал позицию думской группы неопределенной и расплывчатой, с характерным стремлением "отмежеваться от партии и директив партийных организаций". Он выразился и сильнее: "У группы существует нечто вроде боязни перед П.С.-Р." [222]. В редакционной статье апрельского номера "Труда" дана жесткая критика поведения думской группы: "...Настроение социалистов-револю- . пионеров в Думе не соответствует партийной тактике... они подавлены боязнью "разгона" Думы... в их рядах замечается упадок энергии и замешательство", она "упустила ряд удобных моментов для нанесения поражений врагу... с первых же дней отказалась от наступательной политики и все время озабочена тем, как бы своим поведением не дать правительству повода разогнать Думу" [223].

Град упреков продолжал обрушиваться. Самарская губернская конференция в апреле 1907 г. резюмировала: "Фракция работает плохо и не оправдывает надежд... держит себя недостаточно революционно, поступаясь достоинством партии". От имени конференции на имя группы отправили послание с порицанием ее поведения, в котором говорилось: "Нужно беречь не Думу, а достоинство партии". Подобные письма шли отовсюду [224]. ЦК вынужден был взять группу под свою защиту. В мае он дезавуировал мнение уполномоченного ЦК на заседании ПК и Совета Рабочего союза, как личное, которое совершенно не разделяется ЦК; по мнению последнего с момента своего образования группа стояла на почве партийной программы "и всегда проявляла полную готовность сообразовываться с партийной тактикой" [225].

В феврале-марте поведение группы было предметом обсуждения двух совещаний ЦК и нескольких - Петербургской организации. Общегородская конференция (25-26 марта) "нашла думскую группу С.-Р. в настоящее время несоответствующей по своим выступлениям той тактике, и тем принципам, которые были приняты на последнем съезде, и тем самым подрывают авторитет и дискредитируют партию перед массой населения". Н.С.Долгополое согласился с критикой и пояснил, "что все это происходит не потому, что они не желают, а потому, что они не умеют, так как среди членов фракции мало интеллигентных лиц, принимающих принципы партии С.-Р. В группе находится всего 10 лиц вполне сознательных революционеров, ясно понимающих и разбирающихся с программой и тактикой с.-р., которые несут всю тяжесть партийной работы; что же касается остальных членов фракции, то они настроены пассивно, в особенности крестьяне, совершенно несогласны с настоящей тактикой и принимают только аграрную программу, отвергая все основные положения с.-р. и в особенности террор". Он добавил, что группа приняла решение в случае разгона Думы остаться на месте и объявить себя временным правительством, которое будет руководить дальнейшими событиями. Крестьяне-эсеры этот план отвергли, "полагая, что Дума в настоящее время должна пойти на уступки, так как не уверена в поддержке массы населения и войск" [226].

На собрании Железнодорожного союза Петербургского узла 28 марта Долгополов развил принятый группой план: правительство, по-видимому, в недалеком будущем распустит Думу, поэтому депутаты-эсеры просят всех революционеров подготовиться и ответить на разгон Думы всеобщей стачкой и вооруженным восстанием, причем на железных дорогах должны быть взорваны мосты, испорчены все технические сооружения. По словам Долгополова, такое выступление должно во чтобы то ни стало состояться, "хотя бы оно повело к безусловному поражению, так как в противном случае П.С.-Р. себя дискредитирует в глазах массы населения". Собрание единогласно одобрило изложенный Долгополовым план [227].

"Ратники третьего состава" - так называли в партии думцев-эсеров, как политических деятелей, - обладали весьма скромными способностями. Среди них не было ярких ораторов, как у социал-демократов и правых, не говоря уже о плеяде эрудитов и прирожденных говорунов из кадетской фракции. Не оказалось в группе и лидера. Никто из эсеров-депутатов не проявил себя ничем особенным в перипетиях бурных политических событий последующих лет.

Ориентированная на особый, не совпадающий до мелочей с Западной Европой путь России, партия эсеров аккумулировала в себе и "продеревенски" настроенную интеллигенцию. Вышколенная городская интеллигенция, из среды которой и

выходили политические таланты, очень сильно "косила" в сторону Западной Европы, всем бытием своим подталкивалась к принятию и защите ценностей индустриального общества, прокламируемых социал-демократами и кадетами. За октябристами и правыми стояла многовековая традиция дворянской культуры. Сказался и "прерыв постепенности" русского народничества, и особо пристальное внимание властей к эсеровским кандидатам на выборах; всякого мало-мальски известного, "засветившегося" функционера безжалостно "вычищали".

Думается, конкретная причина неудовлетворительных, с точки зрения рядовых членов, действий думской группы коренилась в аморфности партийной организации, в противоречивых установках II Совета и II Съезда, в отказе образовать партийную фракцию, ответственную перед руководящими органами, в неспособности ЦК направить усилия группы, сплотить ее. Перед группой поставили дилемму: содействовать формированию широкого оппозиционно-революционного блока депутатов и радикально-революционных выступлений. Как решить ее, ни автор дилеммы, Г.А.Гершуни, который остался в стороне от практики думской группы, ни Натансон, опытный организатор, но посредственный идеолог, ни Чернов, выдающийся теоретик, лишенный организаторских способностей, не указали.

Первоначально эсеры в Думе направили усилия на формирование оппозиционно-революционного блока. Беседы начались еще до 20 февраля. 20-22 февраля в результате интенсивных переговоров кадетов и народников при участии социал-демократов был согласован состав президиума Думы (эсер В.П.Успенский был избран его секретарем). Одновременно договаривались об образовании Информбюро. После отказа от участия в нем социал-демократов оно 23 февраля было создано из представителей кадетов и народников [228]. Вероятно, пик согласия кадетов и революционеров пришелся на конец февраля, когда обсуждался ответ на правительственную декларацию. На квартире П.Д.Долгополова 28 февраля и 1 марта собралось около 300 кадетов, эсеров, социал-демократов, трудовиков, энесов. Кадеты предложили встретить декларацию молчанием. Эсеры согласились с ними. Социал-демократы и отчасти энесы решили действовать самостоятельно [229].

Эти совещания, на которых эсеры пошли за кадетами, и первые думские заседания с бесцветными выступлениями эсеров вызвали резкий протест партии, в результате чего и группа, и ЦК отбросили идею прочного и постоянного соглашения с кадетами. Уже 2 марта легальное эсеровское "Благо народа" осудило кадетскую тактику "бережения Думы", а заодно осудило "иных друзей Думы", которые "опошлили" этот популярный лозунг, и упрекнуло кадетов "в бестактности" при обсуждении вопроса об амнистии.

Дальше - больше. Началась кампания против кадетов. "Труд" в апреле в запале обвинял их в том, что они "при благосклонном содействии Столыпина", видимо, охотно идут к союзу с "вахмистрами и погромщиками". По мнению легальной "Воли и Земли", "страна изуверилась в кадетах" [230]. Во втором (и последнем) номере этой газеты, вышедшем 5 апреля, сообщалось о "бодрой готовности" кадетов и правительства столковаться. Чернов, в том же номере, хотя и отводил обвинения социал-демократов о предательстве кадетами интересов народа и говорил о первоначальном желании кадетов "спихнуть" Столыпина, вместе с тем приходил к таким заключениям: "Кадеты не выражают интересы народа", "сдают позиции" [231].

С начала марта эсеры принялись за сплочение народнического блока в Думе. Особое внимание уделялось Трудовой группе. Так как Д.А.Колесниченко детальнейшим образом изложила все основные и большинство второстепенных аспектов взаимоотношений эсеров и трудовиков во II Думе, мы ограничимся рассмотрением самых общих и принципиальных сюжетов [232]. Основной целью эсеров было установление своего преобладания в Трудовой группе, в которой во II Думе не было таких ярких лидеров, как в Первой, где она, занимая левый фланг, приковывала к себе всеобщее внимание. Теперь эту роль переняли во многом политические партии, хотя Трудовая группа оставалась крупной политической величиной как по числу членов (до 105 человек), так и по авторитетности среди простого народа, особенно крестьян.

В Трудовой группе эсеровское крыло было значительным и влиятельным. Напомним, из тех, кто прошел в Думу под эсеровским флагом, 14 человек записались в Трудовую группу. В Совете группы, избранном 4 марта, ДВ.Уразов, А.Е.Сайко, М.К.Попов, Г.И.Кабаков являлись эсерами. По большинству вопросов с ними солидаризировались Я.Е.Захаров, Л.В.Карташов, Е.А.Сытин. Проэнесовски и даже прока-детски настроенный лидер фракции А.Л.Караваев вел против них неустанную войну и добился на заседании фракции 31 марта исключения из Совета Захарова, Кабакова, Карташова и Сытина, что, однако, лишь временно усилило его позицию и ослабило влияние эсеров.

Предыстория народнического блока в Думе восходит к

>рмирования

• lit

в Думе таковы. 17 февраля в газетах было опубликовано объявление с предложением собираться на следующий день в помещении Трудовой группы. На совещании народников и социал-демократов 18 февраля по инициативе эсеров было решено образовать Информационное бюро только из левых фракций. На собрании 21 февраля эсер МС.Фокеев предложил начать совместное обсуждение некоторых вопросов, начиная с аграрного, что было с энтузиазмом воспринято трудовиками и энесами [233]. Совместные заседания проходили едва ли не каждодневно. На созванном по инициативе эсеров 5 марта совещании народнических фракций была принята "Аграрная записка", цель которой заключалась в инициировании обсуждения земельного вопроса в Думе и создании думской аграрной комиссии; кроме того, было одобрено "Письмо депутатов к народу" и решено образовать земледельческие комитеты для связи депутатов с народом. Через день Совет Трудовой группы обратился к партиям эсеров и энесов с предложением создать совместные комиссии: финансовую, бюджетную, аграрную, об амнистии, местного самоуправления [234].

В образованную в начале марта группой эсеров в Думе аграрную комиссию из 20 человек были приглашены трудовики. В свою очередь Трудовая группа 29 марта решила предоставить несколько мест в своей аграрной комиссии специалистам - эсерам и энесам [235]. На совместном заседании народнических фракций 11 марта Г.А.Горбунов предложил создать народнический блок под флагом "Земля и воля" с общим бюро. Трудовик М.Е.Березин "от всей души приветствовал" идею эсеров, которая и была принята. Однако, при этом Березин настаивал на чисто тактическом характере объединения, которое не должно предрешать программных вопросов [236].

В Трудовой группе эсеры составляли крайне левый фланг. По многим вопросам им удалось увлечь или всю группу, или значительную часть ее. Явственно это проявилось в подписании 58 трудовиками эсеровского аграрного законопроекта. Факт этот, чрезвычайной важности, наводит на ряд размышлений. Ясно обнаруживается доктринальность рассуждений о неприятии крестьянами эсеровского плана аграрного переустройства по причине его социалистичности. Идеи социализма составляли коренную основу энесовской платформы и аграрного проекта трудовиков. Микроскоп, аптекарские весы, возможно, позволят выявить, насколько в эсеровских проектах его было больше, но сути это изменить не может. Вполне возможно, что социализм, в принципе, был чужд массе крестьянства, однако нельзя отрицать, что идеи "справедливости", "равенства", составляли одну из краеугольных основ его обыденного сознания. Конечно, эти идеи ни в коей мере не являлись социализмом или предпосылкой социализма. Они вообще не имели ничего общего с кабинетными теориями социализма. Но сторонники социалистических учений, эсеры в первую очередь, пытались эксплуатировать обыденные крестьянские представления во имя подтверждения собственного миросозерцания.

Есть факт: в 1906 г. эсеры собрали под своим проектом в Думе 33 подписи, в 1907 г. - 104 (в том числе 70 крестьянских), в 1917 г. - за их проектом пошла основная масса крестьянства (речь не идет о национальных окраинах). Он был столь популярен, что выдающийся тактик В.ЙЛенин решил его на время "позаимствовать". По-видимому, есть основания для предположения, что по мере усиления антипомещичьих настроений в связи с неразрешенностью аграрного вопроса (в широком смысле этого слова) крестьян все более привлекал радикализм конкретных предложений эсеровского плана земельного переустройства, поскольку в нем содержались близкие им, связанные с их традиционным бытом предложения, понятные им лозунги.

Распределение депутатов, подписавших "Проект основных положений земельного закона (Заявление 104-х членов ГосДумы)" таково: 38 эсеров, 58 трудовиков, 6 энесов, 1 социал-демократ, 1 беспартийный крестьянин. Интересна картина распределения по регионам. Подписали проект депутаты 38 губерний и областей. От губерний Курской, Киевской, Тамбовской, Подольской - по семь человек; от Вятской, Саратовской, Самарской - по шесть; от Пермской, Екатерино-славской - по четыре; от Тверской, Казанской, Рязанской, Вологодской, Воронежской, Пензенской, Харьковской, Черниговской - по три; от Симбирской, Владимирской, Тобольской, Уфимской, Нижегородской, Эриванской - по два; от Гродненской, Московской, Сыр-Дарьинской, Семиреченской, Петербургской, Полтавской, Архангельской, Таврической, ЕлисаветпольскоЙ, Енисейской, Астраханской и от областей Кубанской, Терской, Ферганской - по одному. На карте России это удивительно целостная, без лакун, полоса от Вятской и Уфимской губерний на северо-востоке, через Нижегородскую, Казанскую, Пензенскую, Тамбовскую, Воронежскую, Курскую губернии огибала Центральный Промышленный район; дальние восточные ее границы проходили через Симбирскую, Самарскую, Саратовскую губернии; южные - через Тамбовскую, Воронежскую, Курскую губернии; еще южнее

располагались Харьковская, Екатеринославская губернии; на западе находились Киевская, Подольская и Черниговская губернии. Все остальное пространство за единичными исключениями (Рязанская, Владимирская, Вологодская губернии), практически не представлено на этой карте.

Ареал максимума подписей (73) совпадает с максимумом эсеровского представительства (30 депутатов). Это - район самых крупных эсеровских сельских организаций, максимальной деятельности в крестьянстве. По экономическому укладу - это земледельческие губернии, в основе своей, внутренней России. Из них интенсивностью представительства выделялись губернии русского черноземного клина с общинным землепользованием. В исторической перспективе - это тот район, который дал максимум представительства эсеров в Учредительном собрании, та огромная полоса, где разворачивались военные действия гражданской войны.

Аграрный законопроект думской группы был внесен на заседании II Думы 3 мая 1907 года И.НМущенко, который почему-то заявил о подписании его 105-ю депутатами [237]. Кроме того, эсеры внесли семь запросов (часть вместе с другими левыми) чисто агитационного характера: о гражданских свободах и их гарантиях, об амнистии, а также по частным вопросам: об избиении депутатов Ситова и Ершова, Е.Сазоно-ва, о еврейском погроме в Седлеце и т.д. По числу запросов в Думе явно лидировали социал-демократы и кадеты, эсеры на их фоне были малоинициативны. Вместе с трудовиками и энесами они выпустили четыре "Письма депутатов", каждое тиражом в 150 тыс. экземпляров [238]. В дни думских каникул депутаты выезжали в родные места, где выступали с отчетами на партийных собраниях, вели агитацию среди населения.

Со второй половины апреля действия думской группы стали радикальнее и определеннее, выступления, подготавливаемые В.М. Черновым, Н.С.Русановым, другими партийными идеологами более соответствовали доктрине и настроениям эсеров, хотя, по-прежнему, не все в ее поведении удовлетворяло рядовых членов и функционеров. Большая доля ответственности падала на ЦК. Особенно это сказалось в деле "о заговоре против царя" и при обсуждении в Думе вопроса о терроре.

В начале апреля А.В.Герасимов негласно информировал правых в Думе о раскрытии готовившегося эсерами покушения против царя и членов императорской фамилии [239]. 7 мая в Думе выступил В.М.Пуришкевич. Заседание было прервано и вновь продолжено в 14 часов 20 минут. Эсеры, энесы, трудовики, социал-демократы отсутствовали. С запросом выступил граф В.А.Бобринский. От имени правительства пояснения давал П.А.Столыпин. Он рассказал, что 31 марта был арестован 31 террорист. Предварительное следствие установило причастность значительной части их к подготовке покушения на императора, великого князя Николая Николаевича и премьер-министра. Присутствовавшие депутаты единогласно приняли резолюцию "О чувстве живейшей радости по поводу счастливо юбегнутой опасности, грозившей его императорскому величеству" и в "глубоком негодовании к обнаруженному преступному замыслу" с воодушевлением пропели "Боже, царя храни!", и приступили к прерванным занятиям. Лишь после этого в зал вернулись депутаты-революционеры

[240].

Ситуация сложилась критическая. Лидеры группы обратились за разъяснениями к Чернову, который заверил, что все это - злостная беспочвенная инсинуация. П.С.Ширский, Г.К.Покровский, В.И.Хвост, В.Г.Архангельский выступили с энергичным опровержением запроса правых; в ответ те предъявили неопровержимые улики [241]. Разразился невероятный скандал. Правая и консервативно-либеральная пресса подняла шум. Нападки на группу достигли апогея. 8 мая инцидент обсуждался на расширенном совещании ПК с участием представителей Совета рабочих районов и двух членов ЦК, один из которых (Чернов или Натансон) подтвердил, что покушения готовились. По информадии А.В.Герасимова, представители от рабочих вынесли Ширскому "свое полное неодобрение и порицание как недостойному представителю партии в Думе, не имевшему гражданского мужества заявить правду во всеуслышание, чем в обществе и в рабочей массе поселил недоверие к П.С.-Р." [242].

Отвлечемся от думских перипетий и рассмотрим террористическую практику эсеров. В июле 1906 - мае 1907 гг. террор велся с исключительной интенсив ностью. Всего за это время было совершено 72 покушения. Жертвами их стали девять губернаторов и генерал-губернаторов, два градоначальника, два командира полков, генерал и адмирал. Убийства готовили и совершали летучие боевые отряды семи областных организаций, Центральная Боевая организация, Южная боевая дружина и боевые дружины при губернских комитетах. Как всегда, убивали в основном тайных агентов полиции, урядников, стражников, нижних и средних чинов администрации.

Совершали покушения на руководителей карательных отрядов: командиров Семеновского полка - Г.А.Мина, Брянского полка - Думбадзе. Наибольшее впечатление на царя и верхние эшелоны власти произвело очередное покушение на адмирала Ф.В.Дубасова и особенно убийство Петербургского градоначальника В.Ф.Лауница 21 декабря 1906 г. членом Центрального боевого отряда А.П.Кудрявцевым

Появление Центрального боевого отряда - результат бурных страстей в стане террористов из БО и политического руководства партии. Благодаря игре, затеянной А.В.Герасимовым и Е.Ф Азефом, БО перестала быть мечом, неотвратимо нависшим над высшим эшелоном власти. Члены ее следили за видными деятелями, готовились, а Азеф информировал Герасимова. В один из моментов предприятия расстраивались. Так повторялось раз за разом [243]. Лишь взрыв дачи П.А Столыпина на Аптекарском острове омрачил безмятежное настроение Герасимова и его "лучшего агента".

В этот день Азеф неожиданно явился в обитель террористов "Отель туристов". Он был крайне взволнован. "Таким я еще не видела его", - вспоминала В.Попова. Он долго сидел молча, курил одну сигарету за другой, нервно перелистывал железнодорожный справочник, писал [244]. Он писал прокламацию! О литературных опытах Е.Ф.Азефа свидетельств нет. Это, видимо, единственная его публикация. На другой день он, использовав весь свой гигантский авторитет, настоял перед несколькими ошеломленными членами ЦК на необходимости немедленного энергичного отмежевания от акта 12 августа 1906 г.

Подготовленное им "Извещение ЦК" было срочно отпечатано в виде листка, а также помещено во втором номере "Солдатской газеты", "Листке петербургского комитета П.С.-Р." и других партийных изданиях. В нем сообщалось, что ни БО (это нужно было специально подчеркнуть для Герасимова, Столыпина и властей предержащих), ни какой-либо из других отрядов партии "никакого отношения к этому делу не имеет"; что способ совершения этого покушения противоречит моральным и политическим принципам партии [245]. Тон публикации, ее массированное распространение вызвали недовольство в партии. Азефа это не беспокоило. Он заручился стопроцентным алиби для полицейских и других властей.

Отношения БО и партийного руководства между тем обострялись. Постоянные неудачи предприятий БО вызывали чувство неудовлетворенности. Раздражало высокомерное поведение боевиков, показное пренебрежение ими общепартийными делами. В свою очередь Азеф настраивал боевиков, не прямо, а как это он умел, намеками, против ЦК. С.Н.Слетов в резкой форме высказал Лапиной, фанатичке и истеричке, претензии в связи с тем, что БО вербовала наиболее энергичных комитетчиков, чем наносила существенный ущерб общепартийным делам; чрезмерно централизовала террор. Он выступил за передачу террора в ведение областных организаций. Слетова поддержал Чернов [246].

Боевики обвинили ЦК в антитеррористических настроениях и потребовали "головы" Слетова и Чернова, ультимативно настаивая на их выводе из ЦК. Слетов, как известно, давно стоял костью в горле Азефа. Первая "большая разборка" произошла в середине сентября 1906 г., когда неожиданно на Съезд крестьянских работников прибыл весь состав БО, - 20 человек; крестьянскими делами они не интересовались, даже ни разу не поднялись на второй этаж, где проходили заседания. Зато Чернов, Слетов, Натансон, Панкратов, Ракитников по ночам вели с ними бесконечные дебаты. Азеф молчал, выдвинув на сцену Савинкова, который предъявил счеты: ЦК не дает нужных людей, достаточно средств, равнодушен к террору; Чернов и Слетов "дискредитируют БО", отзываясь о ней неуважительно и легкомысленно. Он потребовал предать партийному суду Чернова, Слетова, Панкратова и Потапова. В противном,случае Азеф и Савинков отказывались руководить БО, а боевики - участвовать в партийных террористических предприятиях [247]. Речи Савинкова напоминали бред, настолько они противоречили истине и поражали необоснованностью. Дело дошло даже до очной ставки Э.М.Лапиной и В.М.Чернова.

Конфликт, в конечном итоге, уладили. Савинкова ввели в ЦК. БО согласилась продолжать свою деятельность. Последнее не входило в планы Азефа, поскольку оставался элемент риска, а он, холодный и расчетливый, рисковал лишь в силу крайней надобности. К тому же, сколько времени БО могла оправдывать неудачи? Подрывался престиж директора-распорядителя. Ко всему прочему просачивались сведения о провокации в центре партии, указывали на Азефа. С БО Азеф решил с согласия Герасимова покончить.

Так же неожиданно, как и на съезд крестьянских работников, БО в полном составе явилось на II Совет партии, поражая всех "дисциплинированностью мыслей и поступков", однородностью манер, костюмов, даже лиц, "явно холодным, иногда враждебным отношением к Центральному комитету и ко всему, что вблизи него". "Это была замкнутая в себе корпорация, из которой был тщательно изгоняем дух партии", - говорили между собой лидеры партии [248]. Боевиков приехало человек 12: А.Кудрявцев, П.Иванов, супруги Зильберберги, Р.В.Лурье, А.Севостьянова, В.Азеф, В.Попова, В.Вноровский, Синявский, С.Н.Моисеенко.

Во время II Совета партии Азеф лежал с опухолью горла (флегмоной) на первом этаже гостиницы, где за ним ухаживала жена, Л.ГАзеф. Лидеры партии очень беспокоились о его здоровье, вызывали профессора-хирурга из Гельсингфорса. Члены ЦК в перерывах заседаний спускались к нему. МА.На-тансон проводил у него все свободное время, подробно информируя о ходе Совета [249]. Выступал на Совете Савинков. От имени БО он объявил о невозможности продолжать работу дальше и подал совместное с Азефом заявление об отставке и о роспуске БО. ЦК пошел, вопреки настояниям Азефа и Савинкова, на прямые переговоры с боевиками, которые вели Ракитников, Чернов, Натансон. Единый фронт боевиков неожиданно легко дал трещину. Супруги Л.И. и К.К. Зильбер-берги, П.Иванов, АЖудрявцев, В.Попова, Синявский соглашались продолжать террористическую деятельность в Центральном боевом отряде (ЦБО) [250].

Совет принял отставку Азефа и Савинкова, и они вскоре уехали на отдых за границу, где пробыли до февраля 1907 г. Боевая организация была распущена. В ЦК разгорелись споры. Слетов, Ракитников, Чернов считали необходимым сообщить о роспуске БО партии. Крафт, Натансон, Савинков, Аргунов, Азеф полагали это нецелесообразным. Победила их точка зрения. Партия осталась в неведении об этом важнейшем событии [251].

ЦБО действовал под контролем ЦК и выполнял его непосредственные указания. Возглавлял отряд вначале Л.И.Зиль-берберг, после его ареста - Б.Н.Никитенко. Однажды Зиль-берберг познакомился с сыном начальника дворцовой телеграфной конторы В.А.Наумовым, который выразил желание помогать террористам и сообщил ряд сведений о жизни и привычках Николая II, внутренних распорядках во дворце, о времени царских прогулок. Он же познакомил боевиков с казаком из царской охраны Ратимовым. Зильберберг, который в этом деле не мог действовать по своему усмотрению, обратился к П.П.Крафту, курировавшему ЦБО. Крафт переговорил с В.М.Черновым и М.А. Натансоном.

К осени 1906 г. эсеры провели анкетирование членов партии. Большинство на вопрос, как будет встречено цареубийство, отвечало: реакция масс будет положительной [252]. В.М.Чернов в дополнениях к протоколу судебно-следственной комиссии по делу Азефа писал: "Пр[авительст]ву было сообщено, что мы решили на время 2 Думы приостановить террор, в то время, как верно-то было как раз обратное, что мы считали думскую д [еятельнос]ть во 2 Думе совместимой с террором и не прекращаем его" [253]. Итак, принципиально, вопрос о цареубийстве в ЦК к концу 1906 г. был решен.

Зильбербергу разрешили осторожно собирать сведения. Б.Н.Никитенко, возглавивший ЦБО после ареста в феврале 1907 г. своего предшественника, начал свою деятельность с поездки к Азефу, который посоветовал ему установить тесные связи с Ратимовым. Крафт , в свою очередь, также дал добро на сбор сведений и подготовку покушения на царя. На разгон П Думы было решено ответить убийством Николая II [254].

Между тем Ратимов поставил в известность начальство. С разрешения руководителя личной охраны императора А.И.Спиридовича, он брал литературу у революционеров, сообщал вымышленные факты. Азеф обо всем рассказывал в задушевных беседах Герасимову, тот, в свою очередь, докладывал П.А.Столыпину. В ночь с 31 марта на 1 апреля почти весь состав ЦБО был арестован. Улик было достаточно. По просьбе ЦК Никитенко на процессе говорил, что он вел все дело на свой страх и риск. В № 3 "Знамени труда", помеченном 1 апреля 1907 г., ЦК вновь повторил: "Никакого поручения на совершение террористического акта против царя дано не было" [255].

Со второй половины 1906 г. эсеровские организации участвовали в выступлениях рабочих, крестьян, армии. Многие из них добывали оружие, создавали боевые дружины, готовились восстать после разгона II Думы. В Одессе в декабре 1906 - январе 1907 гг. проходила под руководством эсеров упорная забастовка моряков [256]. Совместно с социал-демократами эсеровские организации приняли активное участие в многочисленных выступлениях, связанных с подготовкой и проведением 1 мая: листовки были выпущены всеми областными и многими губернскими комитетами. Даже на Дальнем Востоке 1-ое мая праздновали почти все предприятия По сообщению корреспондента, "блистательно" прошел праздник в Никольск-Уссурийском, где состоялись многочисленные массовки, с флагами и речами [257]. Многолюдные первомайские демонстрации были проведены в Петербурге, Саратове, Сормово, Самаре.

Активно действовали братства. В селе Ивановка Александровского уезда Екатеринославской губернии братство, по данным жандармского управления, в конце 1906 - начале 1907 г. насчитывало 42 "главных сознательных члена", издавало на гектографе листки, подбивало крестьян не платить подати, каждую субботу устраивало митинги [258]. Вооружались многочисленные и многолюдные братства Воронежской губернии. В Нижнедевицком уезде 25 марта на съезде 13 братств постановили начать восстание после разгона Думы, что полностью одобрил затем губернский съезд [259]. Готовились к восстанию и вооружались крестьяне Петровского, Сер-добского уездов Саратовской и многих уездов Самарской губерний. Весной 1907 г. комитеты этих губерний оборудовали крупные склады оружия в Вычуге, Кинешме, Вятке. Только в Кинель-Черкассах хранилось около 400 винтовок, 200 револьверов и 80 оболочек взрывных снарядов [260]. Готовили восстание матросов эсеры Владивостока и Севастополя, приурочив их также к разгону Думы.

В общем и целом это были разрозненные локальные действия. ЦК, партийные функционеры были не в состоянии их объединить. Даже всегдашняя оптимистка Е.К.Брешко-Бреш-ковская писала 27 февраля Е.Д.Швейд: "Все события вызывают только страстное желание покончить скорее к лучшему. У меня большие надежды на скорый конец" [261].

Весной 1907 г. состояние безнадежности овладело руководством партии, ее функционерами, многими членами. "Новгородский вечевой колокол" в редакционной статье первого номера, помеченного 12 мая, рисовал безрадостную картину: "В настоящий момент наша жизнь уперлась в какой-то тупик, - образовались две стены, два враждебных лагеря: самодержавие и Дума, которая стоит во главе народа" [262]. Во втором номере от 1 июня 1907 г. газета выдвинула лозунг: "Пусть крестьяне готовятся поддержать своих избранников в Думе, которые скажут: "Землю - крестьянам"" [263].

ЦК в широко распространенном "Письме № 1" от 10 мая того же года также не избежал минорных тонов: "Общеполитическая жизнь страны забрела в какой-то тупик", настроение масс невыясненное, "пестрое". ЦК не хватило духа признать и сказать партии, что надежды на всеобщее восстание не оправдались. О его растерянности свидетельствует тот факт, что он находил "преждевременным предлагать на случай разгона Думы разработанный план действий", советовал членам партии войти в забастовочное движение, "пустить в ход организованные формы борьбы" и настойчиво предостерегал "против модного неверия в вооруженное восстание". Особый акцент ЦК делал на том, что "при разгоне Думы партийные представители сочтут своим долгом, своей нравственной обязанностью (при всех условиях одинаково) отказаться сложить с себя депутатские полномочия" и подадут пример гражданского неповиновения [264].

В начале 1907 г. власть твердой рукой наводила порядок. Смуты и волнения, сотрясавшие страну прекратились, единичные антиправительственные действия уже не представляли опасности. П.А.Столыпин искренне желал сотрудничать с Думой, но та, за исключением правых и октябристов, не услышала разумного призыва. Вновь шли бесконечные дебаты о политической амнистии, большинство отказалось осудить революционный террор, были выставлены неприемлемые для власти аграрные законопроекты. Думская аграрная комиссия в конце мая 1907 г. высказалась за необходимость обязательного отчуждения помещичьих земель - это был вызов правительству. Стало ясно, Дума такого состава неспособна к конструктивной деятельности.

По поручению Столыпина был подготовлен законопроект, который, не нарушая общей схемы выборов, обеспечивал преимущество в Думе крупных землевладельцев и предпринимателей. Составляя менее 1% населения, они получали возможность выдвигать 2/3 выборщиков. В конце мая Николай П одобрил этот проект. Нашелся и повод: дело "о военном заговоре", заговоре против государственного строя социал-демократической фракции.

В ночь со 2 на 3 июня Николай II подписал Манифест о роспуске Думы и новый закон о выборах, который нарушал "Основные законы". Однако власти не видели иного пути укрепления российской государственности и проведения необходимых преобразований. Страна отнеслась к разгону II Думы спокойно. 3 июня 1907 г. революция окончилась.

Думская группа эсеров не смогла и не захотела выполнять обещания, вырванные у нее ЦК. Она не осталась в Петербурге и не провозгласила себя временным правительством, понимая неразумность и безнадежность такого рода действий. Большинство ее членов разъехались по домам. Остальные, 15 человек, собрались в Финляндии и после недолгого обмена мнениями пришли к выводу, что издание подготовленного ЦК воззвания с призывом к восстанию будет актом бесцельным, а потому и "решили нарушить данное Центральному комитету обещание" [265]. В подписанном 3 июня воззвании "От Думской группы социалистов-революционеров" осуждались разгон Думы и нарушение "Основных законов", содержалось пожелание общего порядка - противопоставить организованному насилию эксплуататоров и "дворцовой дворни" организованную силу трудового народа [266].

ЦК эсеров 3 июня еще тешил себя надеждой, что депутаты не сложат своих полномочий, а "граждане" поддержат их. Все же и он был вынужден признать начало новой эры, начатой актом 3 июня. В составленном 3 июня воззвании ЦК призвал к длительной, упорной борьбе, первым шагом которой должна была стать подготовка к всеобщей забастовке.

Выдвинутая II съездом тактика не дала ожидаемого результата. Выход из тупика не был найден, не помогла "соломинка" - II Дума. Революционеры потерпели поражение. Они использовали все возможности для увеличения своих рядов, развертывания агитации. На рубеже 1906-1907 гг. эсеры - это влиятельная партия с характерными признаками массовой организации. Она неоднократно меняла свою тактику, приспосабливаясь к изменчивой политической ситуации. В июле 1906 г. возглавила революционные организации, которые приняли предложенный ею план действий. К концу 1907 г. сосредоточила усилия на избирательной кампании, сплочении народнических, революционных и оппозиционных сил. В период думской сессии приобрела значительное влияние среди радикально настроенных крестьянских депутатов. Ее террористическая практика, по-прежнему, доставляла сильнейшее беспокойство властям и пользовалась сочувствием значительной части населения страны: крестьян, рабочих, ремесленников, средних городских слоев, учащихся, демократической интеллигенции.

Партия увеличила число сторонников среди крестьян и рабочих, но, как и раньше, ее позиции в городе не были сильными, она много уступала в рабочей массе социал-демократам, в средних городских слоях - кадетам. Эсеры не сумели избавиться от организационной аморфности. В их рядах были те, кто не хотел примириться с объективным состоянием сил в 1907 г. и кто двинул в пламя безнадежных восстаний крестьян Воронежской губернии, матросов Владивостока и Севастополя.

Партийное большинство искало выход, но он им давался труднее, чем другим. Разгромы местных организаций, которые выпали и на долю социал-демократов, были усилены специфическими обстоятельствами, связанными с генетическими качествами, своеобразной концепцией и террористической практикой. Партии предстояли трудные испытания июня 1907 - февраля 1917 гт.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Правительственный вестник. СПб., 1906, 9 июля.

2 ГАРФ. Ф.102. ДП. 4-ое д-во. 1906. Д.716. Л.2.

3 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.236.1 отд. 1906. Д.20. 4.8. Л.1.

4 Там же. Л.4-5.

5 ГАРФ. Ф.5847. Оп.1. Д.66.

6 Чернов В.М. Перед бурей. М., 1991. С.401-403.

7 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.236.1 стд. 1906. Д.20. 4.8. Л.7.

8 Боевая тактика партии после разгона Думы (Речь представителя ЦК на всероссийском совещании работников среди крестьян) // Партийные известия. СПб., 1906. № 1. С.2-6; см. также: Воля. Нагасаки, 1907. № 90-91; ГАРФ. Ф.5805. Оп.2. Д. ИЗ. Л.55-56; ГАРФ. Ф.5847. Оп.2. Д.15. Л.16-22.

9 Партийные известия. 1906. № 1. С.З.

10 Там же; Воля. Нагасаки, 1906. №> 90-91. С.7.

11 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.130. Л.73; Д.123. Л.31; Зегоинов В. Пере-житое Нью-Йорк, 1953. С.340-341.

12 Герасимов А.В. На лезвии с террористами. М, 1991. С.81.

13 Извещение от комитета Трудовой группы // Труд. СПб., 1906. № 1-2. С.19.

14 Милюков П.Н. Воспоминания. T.l. М, 1990. С.399-401.

15 Труд. СПб., 1906. № 1-2. С.19; Бондарев С. Тактика Трудовой группы; Субботин И. Роспуск Первой Государственной думы. СПб., 1907. С.19.

16 Герасимов А.В. На лезвии с террористами. С.81.

17 Подробнее см.: Тютюкин СВ. Июльский политический кризис 1906 г. в России. М., 1992. С.205-206.

18 Труд. № 1-2. С.19.

19 Там же; Бондарев С, Субботин И. Указ. соч. С.27.

20 Ульянов Г.К. К моим избирателям. Из писем бывшего депутата Государственной думы. М., 1907. С.21-30; История Выборгского совещания скрупулезно исследована С.В Тютюкиным (см. Тютюкин СВ. Указ. соч. С.60-93).

21 Труд. 1906. № 1-2. С.19; Бондарев С, Субботин И. Указ. соч. С.30; Ульянов Г.К. Указ. соч. С.25.

22 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.123. Л.30; Д.130. Л.70-72.

23 Там же. Д.130. Л.71; Ю.Зубилевич, активная участница событий в Кронштадте, много лет по крупицам собиравшая сведения, о действиях Азефа в эти дни также не упоминала (Зубилевич Ю. (Даша) Воспоминания революционерки. 1906 г. Кронштадт, 1917. Ч.1-Ш).

24 К партийным организациям. Июль 1906 года // ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. Т.2. Л.27-28; там же. Ф.1741. Оп.1. Д.16881.

25 Второй период революции. М., 1961. Ч.П. Кн.1. С.39-40, 50-51.

26 Осипович Н. Один из своих (Из рассказов о "секретных сотрудниках") // Каторга и ссылка. 1924. № 9. С.90.

27 Партийные известия. 1906. № 1. С.2-6; ГАРФ. Ф.5805. Оп.2. Д.133. Л.55-56.

28 Аргунов А.А. Азеф в партии С.-Р. // На чужой стороне. Берлин; Прага. 1924. Ks 6. С.190-191; ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.131. Л.32.

29 Второй период революции. Ч.П. Кн.1. С.40-42; Тютюкин СВ. Указ. соч. С.117.

30 Партийные известия. 1906. № 1. С.5; Воля. Нагасаки, 1907. 6 января. С.9.

31 Второй период революции. 1906-1907 гг. Ч.П. Кн.). С.50-51.

32 Голос Самары. 1906. 7-14 марта; Самарский курьер. 1906. 25 февраля - 3 марта.

33 Второй период революции. Ч.П. Кн.1. С.51-55.

34 Л.Б.Красин - А.М.Горькому и М ФАндреевой. 1906э 6 августа // Второй период революции. Ч.П. Кн.1. С.57-61; Существует масса публикаций этого письма в других сборниках документов.

35 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 13. С.348-360.

36 Виктор Военный. (Шестаковский В.) К вопросу о причинах неудач военных восстаний // Социалист-революционер. Париж, 1910. № 2. С.200-202.

37 О сумятице, неразберихе, отсутствии дельного руководства, заранее проработанных планов свидетельствует и сам Шестаковский, и Ю.Зубилевич, и Н.Егоров, и десятки других участников событий.

38 Второй период революции. Ч.П. Кн.1. С.119-120.

39 РГВИА. Ф.400. 16 отд. Оп.15. Д.2702. Л.16-17, 24-36, 100-126; ГАРФ. Ф.102. ДПОО. 1906. I отд. Оп.234. Д.628. Л.26-29; Д.6. 4.41. Л.1-15.

40 РГВИА. Ф.400. отд.16. Оп.15. Д.2702. Л.17.

41 Исключительные по достоверности, искренности, полноте фактов воспоминания о событиях в Кронштадте оставила Ю.Зубилевич (Соллогуб). О них мы уже упоминали. Обычно скупой на похвалы, В.М.Чернов в 1912 г. писал А.МГорькому следущее: "Я положительно не встречал человека такой кристальной чистоты, соединенной с самой крайней скромностью, робостью, преуменьшенного о себе мнения и вечного недовольства собой - это при чисто аскетической подвижнической преданности делу". (В.М.Чернов - А.М.Горькому. 1912. Январь-февраль // ИМЛИ. АГ.КГ.-П.-85-9/10. Л. 1-2.) В личном фонде Чернова хранятся несколько переписанных от руки экземпляров всех трех частей "воспоминаний" Зубилевич с его карандашной правкой. (ГАРФ. Ф.5847. ОпЛ. Д.62-63).

42 Зубилевич Ю. (Даша) Воспоминания революционерки. 1906 г. Ч.П. Кронштадт, 1917. С.5, 10, 21, 42-43; Васич (Кричевская ЕЛ.) Мои воспоминания // РГБ ОР. Ф.218. Картон 1284. Ед. хр.5. Л.72-73; Солдатская газета. Изд. ЦК ПСР. 1906. № 2.

43 Зубилевич Ю. Воспоминания революционерки. Ч.П. С.23-25, 63-67; РГБ ОР. Ф.218. Картон 1284. Цд. хр.5. С72-73.

44 Зубилевич Ю. Указ. соч. 4.1. С56-57.

45 Там же. Ч.Ш. С.7-9, 53-55; ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.236. 1906. I отд. Д.20. 4.8. Л.1.

46 Цион С.А. Три дня восстания в Свеаборге. Гельсингфорс, 1907. С.41.

47 РГВИА. Ф.400. ОтдЛб. Оп.15. Д.2702. Л.1-6.

48 Там же. Л.9-12.

49 Очевидец. Свеаборгский артиллерист. Рассказ участника Свеа-боргского восстания // Солдатская газета. 1906. 22 сентября.

50 Цион С.А. Указ. соч. С.41; 1905. Армия в первой революции. Очерки и материалы. М.; Л., 1927; ГАРФ. Ф.1699. ОпЛ. Д.123. Л.30.

51 Зубилевич Ю. Указ. соч. Ч. Ш. С.15-16; Цион СЛ. Указ. соч. С.41.

52 Чернов В.М. Еще раз о народно-социалистической партии // Новая мысль. СПб., 1906. № 2. С.33-34.

53 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.123. Л.30.

54 Цион С.А. Указ. соч. С.42-44.

55 Солдатская газета. 1906. 22 сентября.

56 Цион С.А. Указ. соч. С.45; В.Военный. Указ. соч. С.202-203.

57 Тютюкин СВ. Указ. соч. С. 166-167.

58 Зубилевич Ю. Воспоминания революционерки. Ч.Ш. С.45-51.

59 Тютюкин СВ. Указ. соч. С. 147.

60 Егоров Н. Кронштадтское восстание. Рассказ участника // Былое. Пг., 1917. № 4. С.96-97; Рассказ Николая Егорова о Кронштадтском восстании, записанный его товарищем // Былое. Париж, 1908. № 8. С73-75.

61 Зубилевич Ю. Воспоминания революционерки. Ч.Ш. С.82-130; Коган Ф. Кронштадт в 1905-1906 гг. М., 1926. С. 17-34.

62 Тютюкин СВ. Указ. соч. С. 155-157.

63 Шабалин И.А. Восстание и казнь моряков с "Памяти Азова" Ревель, 1917. С.4; Солдатская газета. 1906, 22 сентября. С.11-12.

64 Солдатская мысль. Изд. военно-революционной организации Петербургского военного округа. 1906, сентябрь.

65 Гурза Г. Полтавское военное восстание // 1905 г. на Полтавщине. Полтава, 1925. С44-45.

66 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.263. 1906. П отд. Д.716. JL162.

67 Rapport du Parti Socialiste Revolutionnaire de Russie au Congr&s Socialiste International de Stuttgart (Aout, 1907). Gand, 1907. P.10O-101; Революционное движение в Астрахани и Астраханской губернии в 1905-1907 гг. Астрахань, 1957. С.421-426.

68 Кошко И.Ф. Воспоминания губернатора (1905-1914 гт.) Новгород; Самара; Пенза. Пг., 1916. С.68.

69 Красный архив. 1931. Т.4/5. С.117, 120-122.

70 Rapport du Parti Socialiste Revolutionnaire de Russie au Congres Socialiste International de Stuttgart (Aout, 1907). Gand, 1907. P.86; ГАРФ. Ф.5847. Оп.2. Д.15. Л.31-32; Былое. Париж, 1909. № 11-12. С.192.

71 ГАСО. Ф.468. Оп.1. Д.598. Л.61.

72 Былое. 1909. № 11-12. С.193; ГАРФ. Ф.5847. Оп.2. Д.15. Л.32-34.

73 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.11. 4.50. Л.11-12.

74 ГАСО. Ф.468. Оп.1. Д.604. Л.268, 480-481.

75 Там же. JL269.

76 Революция 1905-1907 гг. в г. Самаре и Самарской губернии: Документы и материалы. Куйбышев, 1957. С.354-360.

77 Фролов Г. Террористический акт над Самарским губернатором// Каторга и ссылка. 1924. № 10. С. 114-122; Кошко И.Ф. Воспоминания губернатора. С.84-85.

78 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. 1906.1 отд. Д.З. 4.18. Л.5.

79 Кошко И.Ф. Воспоминания губернатора. С.91.

80 1905 г. в Самарском крае. Самара, 1925. С. 542-543.

81 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. 1906.1 отд. Д.З. 4.18. Л.8.

82 Rapport Stuttgart. Р.86.

83 ГАРФ. Ф.5847. Оп.2. Д. 15. Л.34-35.

84 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.П. 4.50. Л.11-12; Там же. Ф.5847. Оп.2. Д. 15. Л.35; Самарский курьер. 1906, 3 августа.

85 ГАСО. Ф.469. Оп.1. Д.53. Л. 196, 333.

86 ГАРФ. Ф.5847. Оп.2. Д. 15. Л.34-35; 1905 г. в Самарском крае. С.552-553.

87 ГАРФ. Ф.5847. Оп.2. Д. 15. Л.35.

88 Партийные известия. СПб., 1906. № 4. Прибавление к № 4. С.6.

89 Б. Как крестьяне Саратовской губернии боролись за землю и волю: 1902-1907 // Народное дело: Париж, 1909. № 2. С.83-84.

90 Партийные известия. 1906. № 5. С. 13.

91 Rapport Stuttgart. Р.87.

92 ГАРФ. Ф.124 (МЮ). 1906. Оп.44. 4.1. Д.401. Л.7-8.

93 Rapport Stuttgart. Р.97-98.

94 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.238. 1908. Д.11. Т.1. Л.90-93.

95 ГАРФ. Ф.5847. Оп.2. Д. 15. Л.37.

96 ГАРФ. Ф.6212. Оп.1. Д.42. Л.35-36. Письмо Б В Савинкова от 26 октября 1911 г.

97 ГАРФ. Ф.6753. Оп.1. Д.150. Л.14,15.

98 Воля. Нагасаки, 1907. 6 января. С. 10; Партийные известия. 1906. 27 октября. № 1. С.6.

99 Подробнее см.: Ольденбург С. Царствование императора Николая II. СПб., 1991; Зырянов П.Н. Петр Столыпин. М., 1992.

100 ГАРФ. Ф.5799. Оп.1. Д.92; там же. Ф.5800. Оп.1. Д.З; там же. Ф.5802. Оп.1. Д.520. Лиг. Б.; там же. Ф.5805. Оп.2. Д.211, Д.248; там же. Ф.5824. Оп.2. Д.150; там же. Ф.5825. Оп.1. Д. 155; там же. Ф.6317. Оп.1. Д.З.

101 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.128. Л.104-105.

102 Красное знамя. Ташкент, 1917. № 7. Номер посвящен памяти С.В Ососкова, казненного 28 июня 1907 г. по приговору военно-окружного суда за участие в экспроприации в ночь на 24 февраля 1906 г. казначейства в г. Чарджоу. О деятельности Туркестанской организации подробно см.: ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп. 237. 1907. Д.9. 4.67; Там же. Ф.124 (МЮ). Оп.47. 1909. Д.180, 320; Пясков-

384

ский А.В. Революция 1905-1907 годов в Туркестане. М., 1958. С.539.

103 Политическая каторга и ссылка. Биографический справочник членов общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев. М, 1934. Анализ материалов справочника позволил М.Перри сделать ряд интересных наблюдений (Perrie М. The Social Composition and Structure of the Socialist-Revolutionary Party before 1917 // Soviet Studies. 1972/1973. Vol.24. № 2. P.224, 239-240,245). Следует учи-тывать, что самые активные рабочие были "вычищены" социальными катаклизмами и советской властью, многие старались не напоминать о своем эсеровском прошлом. Большой и многосторонний материал фонда названного общества (ГАРФ. Ф.233.) еще ждет своего исследователя.

104 Гарденин Ю. (Чернов В.М.) Типы рабочего синдикализма // Народный вестник. СПб., 1906. № 2; его же. Наши задачи в профсоюзном движении // Знамя труда. Париж, 1907. № 2.

105 Труд. СПб., № 1. С.5-7; № 2. С.4-5; № 5. С.7-8; № 9. С.8-9; № 11. С.1-5; Воля и Земля. СПб., 1907. №1.1 апреля.

106 Rapport Stuttgart. Р.249-250.

107 Труд. 1907. № И. С. 15-17. См. также: Профессиональные союзы рабочих России. 1905 - февраль 1917 / Сост. И.С.Розенталь. Ч.П. М., 1985. С.219-242.

108 Rapport Stuttgart. Р.61, 63; Профессиональные союзы рабочих России. С. 176, 184.

109 Rapport Stuttgart. Р.98, 100, 101, 112; ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.100. Т.З. Л.257.

ПО Хильдермайер М. Представления ПСР о рабочем классе. 1900-1914. Доклад на международной конференции "Workers and Intelligentsia in Russia" 11-16.06.1995 в Петербурге. СЮ.

111 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. Т.1. Л.5; Д.9. Т.2. Л.1, 22-23; Д.П. Т.2. Л.8.

112 ГАРФ. Ф.102. Оп.237. 1907. Д.9. Т.1. Л.27.

113 Там же. ДЛЮ. ТЛ. Л. 17-29; Колесниченко Д.А. Трудовики в период первой российской революции. М., 1985. С.174-175.

114 Протоколы Второго (экстренного) съезда партии социалистов-революционеров. СПб., 1907. С. 140-141.

115 Там же. С.142-144.

116 Там же. С.144-146.

117 Там же. С.164-166.

118 Там же. С. 169-170.

119 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. ТЛ. Л.30. Взаимоотношения руководства ВКС и Трудовой группы во П Думе исследованы ДА.Колесниченко - см.: Колесниченко ДА. Указ. соч. С. 176-234.

120 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.108-109; Памяти СН.Слетова. Париж, 1916. С. 16.

121 ГАРФ. Ф.6753. ОпЛ. Д. 142. Л.50.

25 Леонов М. И

385

122 Народно-социалистическое обозрение. СПб., 1906. № 1.

123 Там же. 1906. № 8. С.71-89.

124 Ерофеев Н.Д. Народные социалисты в первой русской революции. М, 1979. С.130-133.

125 Знамя труда. 1909. № 21/22. С.2.

126 Народно-социалистическое обозрение. 1906. № 2. С.88-89.

127 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.235. 1906. Д.725. 4.1. Л.8.

128 РГБ ОР. Ф.678. Картон 1. Ед. хр.8. Л.96.

129 ИМЛИ. Ф.35. Оп.2. Д.30. Л.2.

130 Партийные известия. 1906. № 3. С. 1-2.

131 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.63. Л. И 4-115; Знамя труда. 1907. № 1. С.22.

132 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп. 319. 1906. Д.1. 4.1. Т.З. Л.107-108; подробнее о союзе максималистов и его учредительной конференции см.: Павлов Д.Б. Эсеры-максималисты в первой российской революции. М., 1979. С. 148-212.

133 Сущность максимализма. СПб., 1906; Об идеях максимализма, кроме "Вольного дискуссионного листка" и сборника "Сущность максимализма", см.: Воля труда. СПб., 1907 (Тип. Луч и тип. Иванова); Прямо к цели. СПб., 1906; Таг-ин Е. (Троицкий А.Г.) Принципы трудовой теории; Светлов С.Я. Задачи текущего. Б.м. [1906]; и др.

134 Павлов ДБ. Указ. соч. С.194-197.

135 Чернов В.М. Анархизм и программа-минимум // Сознательная Россия. СПб., 1906. № 4; Вадимов В. К вопросу о программе-мак-симум и про грамме-минимум // Там же. № 1; Рудин А. О максимализме // Коллективист. М., 1907; ГАРФ. Ф.6743. Оп.1. Д. 142. Л.24.

136 Партийные известия. 1906. № 1. С.2.

137 ГАРФ. Ф.111. Оп.5. Д.206. Л.95-96; Знамя труда. 1907. № 1. С.2.

138 Партийные известия. 1906. № 1. С.21; № 2. С.7, 10; Труд. № 1. С.22.

139 Партийные известия. 1906. № 2. С.7; 1907. № 9. С. 14.

140 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. Т.2. Л.1; там же. Д.11. Т.1. Л. 1-6; там же. Д. 11. Т.2. Л.5-20; там же. Ф.1699. Оп.1. Д.128. Л.91-92.

141 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.11. Т.1. Л.7-8.

142 Партийные известия. 1906. № 2. С. 1-4; Труд. 1906. № 1. С. 1-2; ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д123. Л.38; там же. Ф.5805. Д.113. Л.58; Д. 142. Л.24.

143 Там же. Оп.2. Д.113. Л.56-58; там же. Ф.6753. Оп.1. Д. 142. Л.23-24; Партийные известия. 1906. № 2. СЗ; Труд. 1906. № 5. СЗ-4.

144 ГАРФ. Ф.6753. Оп.1. Д. 142. Л.23 об. По другим данным (ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.67. Л.220), представители Москвы и Центральной области голосовали против.

386

145 Партийные известия. 1906. № 2. С.1; [Чернов В.М.] К характеристике нашей позиции в думском вопросе // Труд. № 5. С.2-3.

146 Партийные известия. 1906. № 2. С.2-4.

147 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д. 130. Л. 104.

148 Партийные известия. 1906. № 2. С.4.

149 Там же. 1907. № 5. С.4.

150 Там же. 1907. № 7. С5-7; № 8. С.58.

151 Протоколы Второго (экстренного) съезда партии социалистов-революционеров. СПб., 1907. С. 177-178; ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. Т.1. Л.36.

152 Там же. Д.9. 4.34. Л.310.

153 Там же. Д.127. Л.98, 100; Там же. Ф.1699. Оп.1. Д.125. Л.44.

154 Там же. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. Т.1. Л.5, 8, 15, 27, 30, 39.

155 Там же. Л.36-36 об.; РГБ ОР. Ф.678. Картон 1. Ед. хр.9. Л.158-159, 177.

156 Протоколы Второго (экстренного) съезда. С.20, 21, 26, 30, 36, 40, 42, 52,

157 Там же. С. 164.

158 Доклад Чернова не помещен в "Протоколах" съезда. Он реконструирован на основании выступлений депутатов и самого Чернова, его статей, а также воспоминаний участников съезда и других источников.

159 Протоколы Второго (экстренного) съезда. С4, 77.

160 Там же. С.41; См.также: С.14, 18, 20, 21, 23, 29, 49 и др.

161 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.128. Л. 108.

162 Протоколы Второго (экстренного) съезда. С15.

163 Там же. С 14, 16, 24, 27, 40-43, 46.

164 Там же. С. 18. 44. 66,

165 Там же. С 15-18.

166 РГБ ОР. Ф.678. Карт.1. Ед. хр.9. Л. 169-172.

167 Протоколы Второго (экстренного) съезда. С 77-79.

168 Там же. С 80-86.

169 Там же. С.93-95, 159-162.

170 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 15. С. 52, 215.

171 Протоколы Второго (экстренного) съезда. С. 93, 95.

172 Там же. С. 147-148; ГАРФ. Ф.5805. Оп.2. Д.210. Л.8.

173 См.: Черменский Е.Д. Буржуазия и царизм в первой русской революции. М., 1970. С.338.

174 Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. T.l. М., 1983. С. 198.

175 Там же. С.232-235.

176 Архив РАН. Ф.537. Оп.1. Д.257. Л.З; ГАРФ. Ф.102. ДП. 4-е д-во. 1907. Д. 152. Л.4.

25 *

387

177 Инструкция по выборам ЦК // ГАРФ. Ф.1741. Оп.1. Д. 16870; Bericht der Russischen Social-Revolutionaren Partei an den Interna-tionalen Socialistencongress zu Stuttgart (August 1907). Verlag der RS-RP. 1907. S.67; ГАРФ. Ф.1741. Оп.1. Д. 16649; Ф.539. Оп.1. Д.880. Л. 15-18; См. также: ГАСарО. Ф.280. Оп.1. Д.668.

178 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.131. Л.40; Партийные известия. 1907. № 4. С9-10; Голос рабочих. СПб. Комитет ПСР. 1907. № 1,2.

179 История взаимоотношений кадетов, эсеров, энесов и трудовиков в избирательной кампании в Петербурге была предметом многочисленных публицистических статей и исторических исследований. Наиболее обстоятельно этот вопрос изложен Д А.Колесниченко в работе: Парламентская тактика большевиков и народнический блок в избирательной кампании во П Государственную Думу // Исторические записки. Т. 104. М, 1979.

180 Пешехонов А.В. Из предвыборных впечатлений // Народно-социалистическая библиотека. СПб., 1907. № 1. С.1-13; его же. Хроника внутренней жизни: избирательная кампания в С.-Петербурге // Русское богатство. 1907. № 1. С.5-10; [Чернов В.М.] Отклики. Конец соглашательской эпопеи // Новая мысль. СПб., 1907. № 3. С.118-122.

181 Речь. СПб., 1907. 13, 18, 19 января.

182 [Чернов В.М.] Отклики. Конец соглашательской эпопеи. С. 122.

183 РГБ ОР. Ф.135. Разд. II. Картон 17. Ед. хр.54. Л.2.

184 П.Ф.Якубович - В.Г.Короленко. 13 января 1907 г. // Там же. Картон 37. Ед. хр.1. Л.21-22.

185 Войтинскии Вл. Годы побед и поражений. Кн.2. На ущербе революции. Берлин, 1924. С.152-153.

186 РГБ ОР. Ф.135. Разд.П. Картон 17. Ед. хр.54. JL3.

187 Труд. 1907. № 7. С. 17-18.

188 Труд. 1906. № 4. С.11-15; № 5. С.4-9; 1907. № 8. С.11-12; Леонов М.И. Эсеры в революции 1905-1907 гт. С.112-114.

189 Войтинскии В. Указ. соч. Т.2. С. 150.

190 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 14. С.349, 345.

191 Ю.О.Мартов - П.БАксельроду. 17 февраля 1905 г. // Переписка П.БАксельрода и Ю.О.Мартова. Берлин, 1924. С.155-156.

192 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 14. С.344, 349, 392.

193 Там же. С.349-353, 386-392.

194 Михайлов А. (Исув И.А.) Выборы во Вторую Думу по Петербургской курии // Отзвуки. СПб., 1907. Август. С.41-53.

195 Rice С. Russia Workers and the Socialist-Revolutionary Party through the Revolution of 1905-1907. London, 1988. P.96-98; Hildermeier M Die Social-Revolutionare Partei Ruslands Agrarsozialismus und Mod-emisierung im Zarenreich (1900-1914). K61n; Wien, 1978. S.303-305.

196 Михайлов А. Указ. соч. C.44, 52.

197 Волжское слово. Самара, 1907. 19 января; Голос рабочих. СПб., 1907. №1,2.

198 Михайлов А. (Исув И.А.) Указ. соч. С.53.

199 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. ТЛ. Л.95.

200 ГАРФ. Ф.522. Оп.1. Д.11. Л.22; там же. Ф.102. ДП ОО. Оп. 237. 1907. Д.9. Т.2. Л.114.; Вестник народной свободы. СПб., 1907. № 6; Печатное дело. СПб., 1907. 19 января; Rapport Stuttgart. Р.63.

201 Rapport StuttgfVt. P.126-127; Хильдемайер M. Представления ПСР о рабочем классе. С.17-18; Знамя труда. 1907. № 7. С.13, 20.

202 Шртийные известия. 1907. № 7. С.11-12.

203 ГАРФ. Ф.102. Оп.235. 1906. I отд. Д.725. 4.1. Л.6-9; там же. Ф.522. Оп.1. Д.7. Л.21; Rapport Stuttgart, Р.151-152.

204 Rapport Stuttgart. Р.98.

205 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.36. Л.54.

206 Протоколы Второго (экстренного) съезда. С. 18.

207 Воля. Нагасаки, 1907. № 90. С.16.

208 ГАРФ. Ф.522. Оп.1. Д.7. Л.11.

209 История СССР. 1973. № 3. С.52; Смирнов А. Как прошли выборы во 2-ю Государственную думу. М., 1907.

210 Hildermeier М. Die Social-Revolutionare Partei. S.270.

211 См.: Приложения 4-6; В более ранней работе автора в Таблице 10 выпущен депутат от Киевской губернии И.Н.Краселюк (Леонов М.И. Эсеры в революции 1905-1907 гг. Самара, 1992. Приложения).

212 Humanite\ Paris, 1907. 6 April. По выражению респондента: "50-60 человек"; ГАРФ. Ф.102. ДП. 4-е д-во. 1907. ДЛЮ. Лит. И. Л.120.

213 Товарищ. СПб., 1907. 20, 26, 27 февраля, 2 марта.

214 Труд. 1907. № 10. С.6; Товарищ. 1907. 1 марта.

215 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.130. Л.40-43; там же. Ф.102. ДП ОО. Оп. 237. 1907. Д.9. ТЛ. Л.41.

216 Там же. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.50. Л.171-172; ГАСО. Ф.469. ОпЛ. Д.29. Л. 160; В.М.Стрелков утверждал, что группа предоставила ЦК по его настоянию право обратиться к народу с воззванием от ее имени. Все другие источники свидетельствуют: предполагалось два воззвания - одно от группы, другое - от ЦК.

217 ГАРФ. Ф.5847. ОпЛ. Д.66. Л.24.

218 Bericht Stuttgart. S.70; Rapport Stuttgart. P.259-260; Русь. СПб., 1907. 6 марта.

219 РГБ ОР. Ф.135. Разд.П. Картон 37. Ед. хр.1. Л.23.

220 Тан. Депутаты второй Думы. Очерки и наброски // Русское богатство. 1907. № 3.

221 ГАРФ. Ф.5805. Оп.2. Д.210. Л.8.

222 Труд. 1907. № 11. С15.

223 Там же. 1907. № 12. С.1-3.

224 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.50. Л.42; Д.9. 4.52. Л.186; Д.9. 4.54. Л.П; ГАСО. Ф.469. Оп.1. Д.29. Л.41-42.

225 Партийные известия. 1907. № 10. С.6.

226 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. Т.1. Л. 172; там же. Ф.111. Оп.5. Д.206. Л. 143.

227 Там же. Д.206. Л. 144.

228 Речь. 1907. 23, 24 февраля; Bericht Stuttgart. S.71-72.

229 Благо народа. СПб., 1907. 2 марта; Bericht Stuttgart. S.72-74.

230 Благо народа. 1907, 2 марта; Труд. 1907. № 13. С.1; Воля и Земля. СПб., № 1. 1907. I апреля.

231 Воля и Земля. № 2. 1907. 5 апреля. Ни одна легальная газета ЦК в Петербурге во втородумский период более двух раз не выходила. За этим в Департаменте полиции надзирал А.В.Доброскок.

232 Колесниченко Д.А. Трудовики в первой российской революции. М, 1985. С.171-277.

233 ГАРФ. Ф.522. Оп.1. Д.11. Л.53; Д. 17. Л.209.

234 Там же. Л.203-204, 209; Речь. 1907. 8 марта.

235 ГАРФ. Ф.111. Оп.5. Д.206. Л.109; Речь. 1907. 31 марта.

236 ГАРФ. Ф.522. Оп.1. Д.17. Л.207; Речь. 1907. 14 марта.

237 Государственная дума. Созыв П. Сессия II. Стенографические отчеты. Т.2. СПб., 1907. Стб. 111-120.

238 Указатель к стенографическим отчетам Второй Государственной думы. СПб., 1907; Bericht Stuttgart. S.85-87.

239 ГАРФ. Ф.111. Оп.5. Д.206. JL238; Герасимов А.В. На лезвии с террористами. М., 1991. С.102-107.

240 Государственная дума. Созыв П. Сессия П. Стенографические отчеты. Т.2. Стб. 192-199.

241 Там же. Стб.225-239.

242 ГАРФ. Ф.111. Оп.5. Д.206. Л.238.

243 Подробно см.: Герасимов А.В. Указ. соч. С.83-89; Николаевский Б. История одного предателя. М., 1991. С.174-197.

244 Попова В. Динамитные мастерские в 1906-1907 гг. и провокатор Азеф. К характеристике Азефа // Каторга и ссылка. 1927. № 5. С.49.

245 Солдатская газета. Изд. ЦК ПСР. № 2. 1906. 22 сентября. С.14; Листок Петербургского] ком. ПСР. СПб., 1906. Авг. № 1.

246 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.128. Л.89; Д. 131. Л.80-84.

247 Там же. Д.123. Л.32-33; Заключение Судебно-следственной комиссии по делу Азефа. Париж, 1911. С.50-52.

248 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д. 131. Л.35.

249 Попова В. Указ. соч. С.49-54.

250 Там же; ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.123. Л.34; Савинков Б.В. Указ. соч. С.274-276.

251 ГАРФ. Ф.1699. Оп.1. Д.128. Л.108.

252 Там же. Д.123. Л.39, 44.

253 Там же. Д.76/77. Л.26.

254 Никонов С.А. Б.Н.Никитенко // Каторга и ссылка. 1927. № 2. С.230-231.

255 Герасимов А.В. Указ. соч. С.102-108; Николаевский Б. Указ. соч. С.208-218; Знамя труда. 1907. № 3. С. 16.

256 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.27. Л. 10.

257 Сибирские партийные известия. Б.м. № 2. 1907. 8 июня.

258 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. 1905. Д.20. 4.3. Л.22.

259 Прасолов А.А. Как туровские крестьяне боролись с самодержавием. М., 1931; Вознесенский А.Н. Крестьянские братства // Каторга и ссылка. 1933. № 100.

260 ГАСарО. Ф.51. 1907. Д.14. Л.51-53, 56-61; Д.19. Л.99.

261 ГАРФ. Ф.6328. On. 1. Д. 1. Л.4.

262 Новгородский вечевой колокол. Б.м. № 1. 1907, 12 мая. С. 1-3.

263 Там же. № 2. 1907. 1 июня. С.6.

264 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. Т.1. Л.278; там же. Ф.Ш. Оп.5. Д206. Л.267.

265 ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. 1907. Д.9. 4.50. Л.130.

266 Там же. Ф.1741. Оп.1. Д. 16507.

267 К гражданам. ЦК ПСР. 3-е июня 1907 г. // ГАРФ. Ф.Ш. Оп.5. Д.206. Л.294.

Заключение.

ЭСЕРЫ В ПАРТИЙНЫХ

И ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЯХ

1905-1907 годов

1905-1907 года - время экстремальных событий в России. Ее захлестывали политические страсти, сотрясали бунты и многоликие антиправительственные выступления, неделями в стране господствовала стихия, власть выпускала из рук руль управления и, казалось, находится на краю пропасти. Предрасположенность России начала XX в. к социальным катаклизмам очевидна: в тугой узел сплелись несовмещаемые явления, порожденные традиционной космологической и новой индустриальной культурой, отсутствием должного желания и способности патриархальной власти к самомодернизации и адекватной реакции на стремительно менявшуюся ситуацию и не знающее границ упрямство "общественности", упоенной благостностью западноевропейской цивилизации, неистовое стремление сторонников "истинно-русских" начал любыми средствами сохранить их в неприкосновенности, и неменьшая страсть социалистов разрушить до основания вековой уклад жизни. Это только часть обстоятельств, обусловивших революцию. Она свершалась в многомерном пространстве, где, свою роль играли факторы классового антагонизма, сословной неоднородности, а также геополитические, ментальные, аксиологические, психогенные и множество других [1].

Существенным фактором первой русской революции явилось наличие и деятельность политических партий. Из примерно 150 партий, которые, как установили исследователи, существовали в России начала XX в. большинство составляли национальные, региональные, а также относительно малочисленные и малозначащие общероссийские [2]. Самыми крупными и влиятельными были пять общероссийских организаций: Союзы русского народа и 17 октября, партии конституционно-демократическая, социал-демократическая и социалистов-революционеров.

В первой половине 90-х годов стало широко употребляться понятие: "система политических партий", - что сигнализировало о кризисе ортодоксально-марксистского "лагерного" членения, согласно которому одна единственная партия обладала блистательными достоинствами "единственно правильного, научного" мировоззрения и абсолютно верной тактикой; она противостояла всем и ей противостояли все, вне зависимости от того, насчитывали авторы два или три "лагеря". Это называлось "многопартийностью".

Обоснование "системы политических партий" базировалось на строгом соблюдении "теории отражения": "... если политически активная часть населения может рассматриваться как своего рода динамическая система, - писали авторы нового подхода, К.В.Гусев и В.И.Миллер, - то и совокупность политических партий, отражающих взгляды и настроения этой части населения, также должна рассматриваться с определенного развития как система, но уже иного порядка". В качестве основных системных принципов выделялись целостность, структурность, иерархичность, обусловленность развития системы ее отношениями с окружающей средой и т.д. Складывание системы политических партий авторы относили к концу 1905 - началу 1906 г. [3]

Не может быть сомнения, что определение характера и уровня взаимодействий политических партий России представляет несомненный научный интерес. В тоже время изложенное выше обоснование формирования системы политических партий выглядит недостаточно убедительным [4]. По-видимому по этой причине авторы исследований последних лет, в том числе и фундаментальной энциклопедии "Политические партии России. Конец XIX - первая треть XX века", отказались от употребления понятия "система политических партий". Лишь дальнейшие изыскания могут позволить с достаточной полнотой определить уровень отношений и связей политических партий России начала XX века.

Революция 1905-1907 гг. - первая кульминация партийных взаимодействий. В жесткой конфронтации глобальных общественных тенденций прошли горнило испытания миропонимание, программы, лозунги, способность к действию, организационные структуры всех политических партий. Партии консервативной ориентации стремились сохранить полноту самодержавной власти, унитарность государственного устройства, неотчуждаемость помещичьего землевладения, вековые бытовые отношения, преобразовать Россию сверху на ее традиционной основе. Среди консервативных партий были и такие, которые призывали к реставрации социальных и политических отношений, существовавших до Манифеста 17 октября 1905 г. Существенно, что все идеологи консерватизма с горячностью выступали за ликвидацию "бюрократического средостения", которое отделяло от народа историческую власть, и тем обновить ее.

Партии консервативно-либеральной ориентации (октябристы и другие) - выступали за реформы, проводимые имперской властью совместно с представительными учреждениями, на собственно российской основе, с использованием технологических достижений Запада, при строгом соблюдении закона, исключительно ненасильственными методами. Партии радикально-либеральной ориентации (кадеты и близкие к ним) - предлагали коренную переделку России по западноевропейским технократическим образцам, посредством реформ, проводимых при самом непосредственном участии представительной власти и общественности, не исключая и применения в ограниченных пределах насилия. Для них предельно сомнительной была сама мысль о перспективности достоинств самобытности. Рьяные сторонники единства исторических судеб всех стран они вели речь исключительно об "отставании" России в линейно-последовательном однонаправленном движении. Либералы всех оттенков, как и консерваторы, были сторонниками унитарного государственного устройства империи, допуская некоторые элементы автономного устройства для Финляндии, а кадеты также и для Польши.

Партии социалистической ориентации предлагали сверхрадикальные проекты насильственной революционной коренной переделки России, ликвидации унитарной государственности, пропагандировали идеи федеративного устройства и предоставления народностям права самоопределения вплоть до отделения. Социал-демократические партии всех оттенков выступали за рафинированную техиократизацию страны и ликвидацию всех "пережитков". Партия эсеров также агитировала за революционные насильственные меры ликвидации всего того, что, по ее мнению, препятствовало торжеству социализма, но надеялась преобразовать Россию на ее собственной основе в технологически - земледельческую державу при сохранении крестьянства и остальных трудовых слоев населения.

Распределение по вектору "контрреволюционные - рево-люционые" организации традиционно для революционной, и особенно, для советской историографии. Как одно из измерений оно и правомочно и целесообразно. Однако, четкие, насколько это возможно, критерии распределения по данной оси координат отсутствуют. Даже в научной литературе до последнего времени как однопорядковые применяются понятия:

"консервативные", "правые", "монархические", "реакционные", "помещичьи" партии, организации, идеологи. Русский консерватизм - многообразное явление, которое никак не может быть сведено только к реакционности. Монархистами в начале века были не только консервативные, но и, в абсолютном большинстве, радикальные (по западноевропейским меркам) либералы (кадеты). Что касается определения "помещичьи", то первым шагом в ином направлении можно считать следующую дефиницию: "... ни помещики-аграрии, ни деловая торгово-промышленная буржуазия, ни крестьянство не имели в то время "своих", адекватно выражавших их интересы партийных формирований" [5]. Рабочие в этом перечне выпущены. Издания последнего времени идут дальше: "... ни по своему социальному составу, ни по социальным группам и слоям, интересы которых декларируются в программах и лозунгах, нет и не может быть чисто классовых партий" [6].

Партии социалистической ориентации "по-революцион-ности" ранее расставляли по такому ранжиру: энесы, эсеры, социал-демократы (меньшевики, большевики); теперь так: энесы, правые эсеры, меньшевики, большевики, эсеры-максималисты, левые эсеры [7]. Поскольку партии эсеров левых и "правых" (название условно, партии с таким наименованием не было) образования поздние, неясно, где место просто партии эсеров, которая существовала с самого начала XX века и по 1917 год? Вопрос о "революционности" обстоятельно рассматривался в отечественной литературе. Наиболее основательный ответ на него, по нашему мнению, дали "веховцы". Рассматривая проблему, почему в обществе устоялось мнение, что эсеры "левее" социал-демократов, особенно меньшевиков, большевики "левее" меньшевиков, а анархисты и максималисты "левее" эсеров, они пришли к такому заключению: ""Левее" тот, кто ближе к смерти, чья работа "опаснее" не для общественного строя, с которым идет борьба, а для самой действующей личности. В общем, социалист-революционер ближе к виселице, чем социал-демократ, максималист и анархист еще ближе, чем социалисты-революционеры" [7]. Думается, что критерии распределения по вектору "революционности" должны быть обстоятельно аргументированы. Решение этой задачи дело будущего.

В годы революции завершился процесс партийного самоопределения эсеров. Крайний радикализм программных установок и тактики, приверженность к терроризму обусловили нелегальный (в редкие моменты полулегальный) характер действий этой партии, предопределяли явно выраженную организационную ранжированность с элементами заговорщичества. В архитектонике партии эсеров нашли воплощение традиционные особенности общественного, революционного движения в России. Считалось, что не только желательно, но и возможно сплотить воедино все направления, всех, разделяющих основные принципы, создать партию революции, но не орден меченосцев.

В отличие от лидеров большевизма, стремившихся, сколько доставало сил, к созданию организации-монолита, беспрекословно подчиненной воле вождей-интеллигентов, партии, делающей революцию, эсеровские "верхи", в духе традиций, направляли усилия на построение организации, способной принять участие в революции. Они не просто мирились с теоретическим многоголосием в своих рядах, напротив, считали его неизбежным и полезным при условии, что инакомыслие не выйдет за пределы основополагающих принципов партийной доктрины и программы. Не стремились они и к беспрекословному выполнению директив руководящих органов. Организация эсеров была более рыхлой, чем большевистская и, вероятно, меньшевистская (хотя неясно с помощью каких критериев и какого инструментария можно было отделить большевиков от меньшевиков в рядовых, не столичных, губернских и тем более уездных организациях 1905-1907 гг., тем более, когда они со времени VI съезда составили одну партию). Отмеченное различие, вероятно, в определенной мере проистекало также из преимущественной ориентации на различные социальные слои. Есть основания полагать, что по степени организационной сплоченности, партия эсеров была близка к кадетской, превосходя Союзы 17 октября и русского народа.

До революции эсеры были группой единомышленников. Признаки массовой партии (в том смысле, в каком понятие "массовая партия" применялось в конце ХГХ - начале XX вв., а затем закрепилось и в литературе) прорисовывались неясно, часто пунктирной линией. Новые качественные изменения обозначились с началом революции, стали ведущими накануне октябрьской политической стачки 1905 г. В дни "октябрьских свобод" явственно проявились основные признаки массовой партии. I съезд оформил эту тенденцию. Партия приобрела черты массовой и по числу членов и функционально. Сложилась околопартийная инфраструктура: Всероссийские Крестьянский, Железнодорожный, Почтово-телеграфный союзы, а также Союзы учителей, солдат и матросов, офицеров, студентов и учащихся. Определенное влияние оказывалось на многие Советы рабочих депутатов, стачечные комитеты, некоторые профессиональные союзы, Трудовую группу в I и II Государственных Думах. Свою инфраструктуру имели партии социал-демократов и кадетов. Как и эсеры, они в своих отчетах приводили весьма округленное число "сочувствующих". Имелись "сочувствующие" у Союзов 17 октября и русского народа. Однако вопрос об околопартийной инфраструктуре практически не исследован.

Быстрыми темпами росли ряды и происходили функциональные изменения в РСДРП. Для других наиболее значимых партий России "октябрьские свободы" - время завершения организационного оформления (партии кадетов, Союзов 17 октября и русского народа) и стремительного увеличения числа организаций и количества членов.

Организационная структура партии эсеров адаптировалась к российским реалиям. Довольно четко формулировались уставные требования, вертикальная соподчиненность. Конструкция РСДРП и консервативных партий в основных чертах была такой же. Либералы предпочитали смягченный вариант [8]. Есть определенные основания говорить о российском типе политической партии, который имел ряд общих черт с европейским континентальным (франко-германским) и заметно отличался от британского и особенно американского. Конечно, при этом не следует упускать из виду, что все крупные партии Западной Европы и США действовали легально и ориентировались преимущественно на парламентские формы борьбы, а из российских были легализованы только консервативные и консервативно-либеральные.

За годы революции число эсеровских городских, уездных и губернских организаций увеличилось почти в семь раз (с 75 до 510), а количество членов в 30-40 раз (ориентировочно: с 1,5-2 тыс. до 65 тыс.). Несколько более медленными темпами росла РСДРП. Согласно данным отечественных историков в момент экстремального развития она вместе с национальными организациями насчитывала по одним данным 167 тыс. членов, по другим - 150 - 170 тыс. членов (в том числе собственно РСДРП - около 100 тыс. членов) [9]. Западные историки считают эти данные преувеличенными. По их мнению, в РСДРП было около 81 тыс. членов [10]. Максимум численности партии кадетов - около 70 тыс. членов, Союза 17 октября - 75-77 тыс. членов, Союза русского народа - более 400 тыс. членов. 510 организаций эсеров размещались в 76 губерниях, 494 организации социал-демократов - в 79, 360 организаций кадетов - в 44, 260 организаций октябристов - в 38, 487 организаций Союза русского народа - в 60 губерниях. Абсолютное большинство организаций и членов всех этих партий находились в Европейской России [11].

Количественные показатели свидетельствуют, что по числу губерний, в которых разворачивалась деятельность, партия эсеров занимала второе место; по количеству пунктов размещения организаций - первое; также первое по числу организаций, расположенных в сельской местности - 277; далее шел Союз русского народа - 222, затем РСДРП - 144, и с большим отставанием партия кадетов - 72 и Союз 17 октября - 33. Союз русского народа превосходил остальные партии по числу членов в несколько раз, эсеры несколько уступали по этому показателю кадетам и октябристам, превосходя в отдельности большевиков и меньшевиков. Последнее обстоятельство весьма важно, поскольку совокупная численность партии эсеров и родственных ей национальных организаций (Дашнакцутюн, СЕРП и др.) даст много большую величину. Приведенные данные (при всей их относительности) свидетельствуют, что наиболее значительные партии характеризовались основными количественными параметрами одного порядка.

По количеству сельских организаций (2067) партия эсеров на порядок превосходила социал-демократическую, тем более кадетскую (75) и Союз октябристов (56); несколько больше их имел только Союз русского народа (2229). Основной массив сельских организаций эсеров располагался в районе черноземного клина, в регионе патриархального общинного земледелия, в промышленно слаборазвитых губерниях, с востока и юга огибающих Центрально-промышленное Нечерноземье.

Как и все самые значительные, партия эсеров объективно выступала как преимущественно великорусская, хотя ни в ее мировоззрении, ни в нравственной мотивации не было ничего националистического (в составе абсолютно интернациональной РСДРП русские, украинцы и белорусы составляли 71,1%). Основная часть ее губернских, уездных и городских организаций и абсолютное большинство крестьянских располагались в Европейской России, наиболее многочисленные - в губерниях, населенных великороссами, малороссами (с теми же характерными чертами бытия) и отчасти белорусами. Причина, вероятно, коренилась в первоочередном учете особенностей быта, социально-экономического уклада, традиций населения великорусских губерний. Специфику имперских окраин, надо думать, более адекватно выражали соответствующие национальные партии.

По составу партию эсеров можно назвать крестьянско-ра-бочей. Число рабочих и крестьян в ней было приблизительно одинаковым. В сравнении с РСДРП доля рабочих была существенно меньшей, а доля крестьян многократно большей.

Удельный вес служащих и интеллигентов в партии эсеров был невелик, меньшим, чем у социал-демократов, тем более кадетов и октябристов. Возможно, доля служащих, интеллигенции была самой незначительной в консервативных партиях [12].

Состав "верхов" с существенными отклонениями соответствовал национальному составу партии, которая, по замечанию В.М.Чернова, была преимущественно великорусской. Обращает на себя внимание чрезвычайно высокий процент евреев в высшем эшелоне руководства партии - более 38%. Столь же большой была их доля в Петербургском и Московском комитетах, занимавших особое место в партийной иерархии, а также в комитетах черты еврейской оседлости. В остальных губернских комитетах их удельный вес был много меньшим. В уездных группах они встречались в единичных случаях. Примерно таким же было положение в "верхах" РСДРП. Большую роль играли евреи и в руководстве партии кадетов, значительно меньшую - Союзов 17 октября и русского народа.

В городе, в общем и целом, эсеры значительно уступали социал-демократам и либералам. Городская интеллигенция отрывалась от патриархальной России. К тому же, в событиях 1905-1907 тт. наиболее значимую роль играли 20-30-летние, чье политическое становление пало на эпоху повального увлечения марксизмом. В партию эсеров охотно вступала демократическая сельская интеллигенция, близкая к крестьянству по умонастроению, традициям, социальному происхождению и имущественному положению.

За эсерами чаще всего шли рабочие, связанные с деревней, а также рабочие государственных промышленных заведений, включая сюда и железные дороги. В партийных организациях промышленно слаборазвитых районов чаще встречались рабочие мелких и полукустарных предприятий. Во многом потому, что такие предприятия там преобладали.

Победа эсеров на выборах по рабочей курии во П Думу на крупнейших казенных предприятиях Петербурга, Царицына, Ижевска и других городов дает основание говорить, что дифференциация промышленного и сельского населения не зашла слишком далеко - это и понятно. В рабочей среде был значителен маргинальный слой, сохранялись патриархальные связи и традиции. 1905-1907 годы показательны тенденцией усиления влияния эсеров в городе среди рабочих, однако, преимущество оставалось за социал-демократами. 1917 год и выборы в Учредительное собрание подтвердили, в новых условиях, эту тенденцию.

В сравнении с РСДРП, партией кадетов, Союзом 17 октября, у партии эсеров был самый низкий показатель по числу членов в промышленно развитых губерниях и один из самых высоких - в промышленно слаборазвитых. И по этому параметру она, с известными отклонениями, ближе всего стояла к Союзу русского народа. Эсеры, несомненно, более всего симпатизировали деревне, но их главные силы притягивал город. Здесь находились организационные корни партии. Также, как и в других партиях, столичные организации выделялись своей массовостью и особым местом в партийной иерархии.

Костяк партии составляли профессионалы. В начале революции в большинстве - это интеллигенты. К концу 1906 г. местными и районными организациями нередко руководили рабочие и крестьяне. Многие из них становились агитаторами, пропагандистами и организаторами. Однако в уездных, городских и губернских комитетах рабочих и крестьян было немного. Впрочем, примерно такая же картина наблюдалась и у социал-демократов, у Союза русского народа, не говоря уже о либералах. Вероятно, сказывалась общая тенденция: профессионализм с определенного уровня нуждался в основательном образовательном подкреплении.

В партии эсеров действовало немало революционеров старшего возраста и очень много молодежи. В этом заключалась ее сила и слабость. Старшее поколение обеспечивало преемственность традиций, но нередко, мыслило стереотипами прошлого и не обладало должной энергией. Молодежи не хватало опыта и авторитета. Недоставало людей среднего возраста, умудренных опытом и полных сил. К тому же, у партии не было признанного лидера и вождя.

Ядро руководящих организаций всех основных партий составляли, дворяне и интеллигенты. В руководстве партии эсеров выходцы из дворянства играли роль большую, чем у социал-демократов, но значительно меньшую, чем у правых (Союз русского народа), и много меньшую, чем у кадетов и октябристов. Однако почти у всех лидеров революционных партий, в отличие от либеральных и правых, отсутствовали связи с крупноземельной и финансовой собственностью. В руководстве партии эсеров преобладали представители народнической и народовольческой генераций, в то время как доля поколения, вступившего на политическую арену в 80-90-е годы и составлявшего основную часть руководства социал-демократии и кадетов, была мала

Особое место в организационной структуре партии занимали подразделения террористов. Во всех специализированных террористических боевых и летучих отрядах за годы революции насчитывалось не более 200 - 300 человек. Много больше было членов в боевых дружинах, для которых террор был далеко не главным делом. Прямо или косвенно в терроре участвовало едва ли более 1,5-2% членов партии. Специализированные террористические группы были замкнуты, отделены от общепартийных дел и забот. .Несмотря на свою малочисленность, они создали особый имидж партии. Индивидуальный террор революционеров имел давнюю традицию. Накануне и в годы революции радикальная и либеральная общественность сочувствовала ему, как акту мести, чем в немалой степени обеспечивалась его распространенность. Прибегали к террору и правые организации, а также, не афишируя этого, социал-демократы. Последние, как и эсеры, не брезговали экс проприациями государственных и частных капиталов. Когда после поражения революции общество отвернулось от террора, он (как революционный, так и антиреволюционный) быстро сошел на нет.

Кризис, который переживала Россия, вызвал широкое распространение социалистических теорий. Отдали ему должное и либералы "новой волны", будущие идеологи и руководители партии кадетов. Решительно отвергали идеи социализма правые организации. Эсеры были продолжателями традиций народнического социализма В начале XX в. В.МЛернов создал вторую парадигму его. Это была попытка смоделировать будущее идеальное общество путем синтеза крестьянской космологической и городской технологической культур, обеспечить сохранение первой, свести к минимуму разрушающее воздействие второй. Симпатизируя деревне, эсеры отдавали должное производственным преимуществам индустриальной цивилизации. В теоретических построениях явственно проявилось сближение по целому ряду принципиальных моментов с марксизмом в редакции Э.Бернштейна, Г Фольмара, Ф Герца, Э.Давида.

Ортодоксальные марксисты во имя социализма считали необходимым преодолеть, ликвидировать российскую патриархальность, создать условия для "дифференциации крестьянства", иными словами для искоренения его, поскольку как представитель "мелкой буржуазии" крестьянин не мог, согласно этой доктрине, войти в царство будущего. Эсеры надеялись, что крестьянство войдет в социализм вместе с пролетариатом. По их мнению, можно было рационализировать, технически и организационно модернизировать крестьянское хозяйство вне капитализма. Это был проект крестьянско-индустриального преобразования России революционными методами.

Программа эсеров, как и РСДРП, восходила к типовому образцу программ партий II Интернационала. Одинаков их понятийный аппарат, близка Сфуктурированность. Программы начинались изложением видения происходящих в мире процессов, формулировалась программа-максимум (социализм) и требования, осуществление которых должно было предшествовать достижению социального идеала (программа-минимум). Требования общеполитические, финансовые, по рабочему вопросу практически одинаковы. Идентичен призыв к свержению самодержавия и созыву Учредительного собрания.

Принципиально различны аграрные программы. Абсолютно главной, жизненно насущной экономической проблемой России, городской и деревенской, была аграрная. Земля - основа крестьянской цивилизации. От обеспеченности землей, от форм землевладения зависели имущественное положение крестьянина, его будущность и судьбы всего народа. Эсеры хотели защитить крестьянина, предохранить его мир от разрушения, обеспечить максимально благоприятные условия для плавного, естественного приобщения к социализму. Первым актом этого действия должна была стать революция, коренное переустройство политических, социальных и аграрных отношений.

Аграрная программа эсеров, программа социализации земли, была результатом интеллектуального поиска нескольких поколений сторонников "русского социализма". Она предполагала превращение земли в общенародное достояние при ликвидации частной собственности на землю, т.е. революционную конфискацию латифундиального, в первую очередь, помещичьего землевладения, передачу земли без выкупа демократически организованным органам самоуправления: общинам и союзам общин; уравнительно-трудовое пользование ею всеми желающими на основе приложения собственного труда. Недра земли намечалось оставить в ведении государства.

В этой программе в своеобразной форме нашли отражение освобожденные от групповой узости интересы крестьянства в конкретной ситуации начала XX в., когда самым насущным в его глазах была ликвидация помещичьего и вообще латифундиального землевладения, уравнение в правах на пользование землей, распространение общинного уклада, миропонимания и психологии на все сферы сельской жизни [13]. В нее органично входили также требования в защиту экономического и правового положения рабочих и всех трудящихся. Часть этих требований воспринимались трудящимися как насущные, часть - разумными в исторической перспективе.

В начале XX в. в России было выдвинуто четыре основных варианта решения аграрного вопроса: правительственно-октябристский ("Столыпинский"), кадетский, социал-демократический и эсеровский. Только кадетский план переустройства не реализовывался. Столыпинская реформа двинула страну вперед, но не смогла решить всех проблем.

Самая радикальная из всех народнических - эсеровская аграрная программа облачила передачу земли трудящимся в понятные и близкие им лозунги равенства и справедливости. Этим объясняется ее популярность среди широких масс. В 1906 г. эсеровский проект собрал 33 подписи депутатов I Думы, в 1907 г. - 104 подписи депутатов II Думы, главным образом, представителей губерний русского черноземного клина. В 1917 г. эта программа стала знаменем крестьянской революции. Ее, в тактических целях, внедряли большевики. Положительные результаты были налицо. Но решить аграрный вопрос они пытались иначе - коллективизацией, реализацией социальной доктрины марксизма.

Весь рассматриваемый период тактика партии эсеров отличалась повышенной революционностью, хотя не всегда была самостоятельной. Всю первую половину 1905 г. эсеры приспосабливали ее к действиям более влиятельных в городе, среди рабочих, партий, в первую очередь РСДРП, перенимая многое из -арсенала их средств. "Свой метод" не был должным образом разработан и тем более реализован. Во второй половине этого года эсеры многократно увеличили свое влияние на массы, участвовали во всех крупных выступлениях, сыграв значительную роль во всероссийской октябрьской политической стачке и декабрьском вооруженном восстании.

В период открытого противостояния власти и общества местные организации эсеров были увлечены стихийным потоком, ими овладело желание немедленно добиться победы, что решительно расходилось с призывами к сдержанности политического руководства. В силу этого, собственной тактики, т.е. согласованных действий всех членов и подразделений, партия эсеров и в этот период не имела. Со времени кануна декабрьских вооруженных восстаний пути эсеров и кадетов разминулись. Последние выступили противниками вооруженных эксцессов. Консервативные партии, в первую очередь Союз русского народа, со времени Манифеста 17 октября решительно противодействовали агитации и экстремистским действиям революционеров, применяя, в свою очередь, столь же крайние методы и средства борьбы.

Первые месяцы 1906 г. партия эсеров жила мечтами о всенародном восстании. К весне настроение изменилось. Многие, в первую очередь руководство, особые надежды возложили на Думу, на крестьян-депутатов, Трудовую группу. Выявилась многослойность народнического направления, ассоциируемого с партией эсеров. В первой половине 1906 г. начали самоопределяться максималисты и энесы. Особая опасность подстерегала партию на I съезде, когда значительная часть делегатов, предтечей идей и действий левых социалистов-революционеров 1917 и последующих годов, едва не расколола партию.

С конца весны 1906 г., испытав горечь неудач в попытках взять под свой контроль Трудовую группу, склонную в основном к поддержке более осторожных будущих энесов, разуверившись в Думе, эсеровское руководство взяло курс на вооруженное восстание.

В июле 1906 г. эсеры выступили инициаторами "левого блока", большинства выступлений во флоте, армии и деревне. Они, наконец, разработали тактику адекватную настроениям революционеров, нервически возбужденных солдат, матросов, крестьян; собрали такие силы, что смогли реализовать свою линию поведения. Такая роль партии была результатом неординарного совпадения обстоятельств. В городе по-прежнему диктовали свои условия другие силы. Потерпев поражение в попытке ликвидировать существовавший строй, эсеры оказались на распутье. II Совет и II съезд партии определенно заявили о том, что вооруженное восстание теперь отодвигалось в неопределенное будущее, а в центре внимания будет находиться избирательная кампания и деятельность Думы.

Выборы в Думу продемонстрировали и значительное влияние партии в массах, и ее организационную аморфность. Она составила такую конкуренцию социал-демократам по рабочей курии на крупнейших предприятиях промышленных центров, о которой те ранее не могли и подумать. Эсеры провели под своим флагом около 60 депутатов, социал-демократы - 65, кадеты - 99, октябристы - 43, блок консерваторов и крайне правых - 11. По числу депутатов, которых эсеры сумели провести в Думу - а это один из важнейших критериев влияния в массах, - они стояли в ряду других основных партий. И в то же время ни одна партия не могла сравниться с ними по количеству депутатов, вошедших в другие фракции.

Эсеры оказались неспособными даже создать думскую фракцию, ограничившись "группой вольнопрактикующих эсеров", деятельность которых, по вине ЦК и II съезда, осуждала практически вся партия. И все же, несмотря на тактические неудачи, влияние партии росло, о чем свидетельствовали подписи 58 трудовиков под ее аграрным проектом. Явно виден сдвиг по сравнению с I Думой. Эсеры использовали предоставленные возможности для увеличения своих рядов. На рубеже XIX-XX вв. - это была влиятельная партия с характерными признаками массовой партии.

Тем не менее, как и другие партии социалистической ориентации, эсеры не нашли выхода из тупика, не помогла и "соломинка" - II Дума. Надежды на свержение существующего строя не оправдались. Революционеры потерпели поражение. Не осуществились и планы кадетов. Успех (относительный и временный) сопутствовал октябристам и консерваторам.

После 3 июня 1907 г. и до конца февраля 1917 г. практически все партии оказались в состоянии идейной неустойчивости, недостаточной тактической дееспособности и организационного кризиса. Значительно сократилось число их местных организаций, были нарушены (или совершенно прекратились) связи между центральными органами и местными комитетами или отделами [14]. Особые трудности переживали социалистические партии: их лидеры перебрались за границу и затеяли межфракционную грызню. Эсерам поиск выхода давался труднее, чем многим другим. Разгромы местных организаций были усилены специфическими обстоятельствами: слабыми внутрипартийными связями, разоблачением Азефа как агента Департамента полиции.

Тем не менее, они (и другие партии социалистической ориентации) сохранили верность своей концепции, программе, приверженность к насильственным методам и средствам борьбы. Вместе с "обществом", которое, несмотря ни на что, по-прежнему находилось в оппозиции к власти, социалисты использовали все возможности для разрушения идейных основ российского имперства [15]. Благодаря своей программе, сохранившемуся организационному остову, эсеры сумели в 1917 г. в считанные недели восстановиться и превратиться в одну из самых крупных и влиятельных партий.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Интересные суждения о многомерности истоков и самой револю-

ции высказал В.П.Булдаков. См.: Булдаков В.П. Имперство и российская революционность. (Критические заметки) // Отечественная история. 1997. № 1-2.

2 Политические партии России. Конец ХГХ - первая треть XX века.

Энциклопедия. М., 1996. С.5. В более ранних изданиях говорилось о примерно 100 партиях (см., напр.: История политических партий России. М., 1994. СИ).

3 Гусев К.В., Миллер В.И. Система политических партий России, К

постановке вопроса // Кентавр. М, 1992. Ноябрь-декабрь. С.93, 95, 96.

4 В работе "История политических партии России" (М., 1994) имеет-

ся раздел: "Формирование многопартийной системы"; однако в тексте о "системе" не упоминается.

5 История политических партий России. С.58.

6 Политические партии России. Энциклопедия. С.6.

7 Изгоев А.С. Русское общество и революция. М., 1910. С.217.

8 Политические партии России в период революции 1905-1907 гг.

Количественный анализ. М., 1987; Киселев И.Н., Корелин А.П., Шелохаев В.В. Политические партии России в 1905-1907 гт.: численность, состав, размещение (количественный анализ) // Вопросы истории. 1990. № 4.

9 Политические партии России в период революции 1905-1907 гг.

С.20; Политические партии России. Энциклопедия. С.518.

10 Lane D.S. The Roots of Russian Communism. A Social and Historical

Study of Russian Social-Democracy 1898-1907. Assen, 1969. P.13.

11 Политические партии России в период революции 1905-1907 гт.

С5; Тютюкин СВ., Шелохаев В.В. Марксисты и русская революция. М., 1996. С.27.

12 Политические партии России в период революции 1905-1907 гг.;

Леонов М.И. Эсеры в революции 1905-1907 гг. Самара, 1992. С.29-41.

13 См.: Менталитет и аграрное развитие России (XDC-XX вв.) Мате-

риалы международной конференции. Москва, 14-15 июня 1994 г. М., 1996. С. 22-25, 334-341.

14 Политические партии России. Энциклопедия. С.9.

15 См.: Власть и оппозиция. Российский политический процесс XX

столетия, М., 1995. С.61-66.

I

о

as

CQ

4)

О 4)

О X

Си 4)

S

6

4>

^ ^

5

К

со

с

X

О

X и 4)

О

as

as

as

о

!

as g

CQ

to

О

о

О OS

О

S

t

at

ё

О

о

ON

X

да

и

SO О OS

m

8

f

8

as

so о as

vO

О

о

г-о as

SO О OS

SO О ON

a* a*

s

5

и

S

а

a.

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Шенкурск 1905

Астраханская губерния 1906 3

г.Астрахань 1903 1905 '571 "Рабочий". 1905. № 1-3

г.Енотаевск 1906

Царевский уезд

ст.Елшанка 1906

с.Черный бор

Бакинская губерния

г.Баку 1903 1905 224 "Молот". 1906-1907

Бессарабская губерния 1906 9

г.Кишинев 1902 1906 127

г.Аккерман

г. Бельцы

гБендеры 148-157

г.Болград 1906

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций 1

Периодические издания

группы комитета

г.Калараш 1906

г.Рени 1905

г.Сороки

г.Тирасполь 1906

г.Хотин 1906

Варшавская губерния

г.Варшава "Солдатская доля"

Виленская губерния 6

г.Вильно 1904 1905 500 "Из стен казармы". 1906-1907; "Рота". 1907

г.Вклейка

г.Дисна

г.Свенцяны

м.Сморгонь 1906

Витебская губерния 10

Витебский уезд 720

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

Витебский район

(Витебский, Гродокский, Лепельский, Невельский, Полоцкий уезды) 3638

г, Витебск 1903 1905 520 "Рабочая газета"

Двинский район (Двинский, Дриссен-ский, Режецкий, Себежский уезды) 915

г.Двинск 1904 1905 449 "Двинский рабочий листок". 1906. № 1-4.

г.Велиж

Велижский уезд 182

г.Городок

Городокский уезд 80

гЛепель

Лепельский уезд

м.Бешенковичи Лепельского у. 300

м.Чашники Лепельского у. 200

пНевель

410

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

Невельский уезд 300

Полоцкий уезд 20

Владимирская губерния 1906 2028 11

Г.Владимир 1905 1905

г.Вязннки 1906

с.Гусь 1906

гХороховец 1906

г.Дербенев 1906

гЛваново-Вознесенск 1906

г.Ковров 1906 •

г.Кольчугин 1906

г.Муром 1906

г.Орехово-Зуево

г.Покров 1906

г.Суздаль 1906

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

Г.Шуя 1905

г.Юрьев Польской

Войска Донского область 1906 4

г.Новочеркасск 1905 1906

г.Ростов-на-Дону 1902 1906 50-60 "Социалист"; "Листок железнодорожника". 1906-1907.

пос.Азов 1903

г.Александ ровск-Грушевский

г.Таганрог * 1905 1906 50

ст. Харцызская 1906

Вологодская губерния 1906 4

г.Вологда 1905 1906 142-800 "Еженедельник паровозостроительного завода". 1906.

Вологодский уезд 1906

г. Великий Устюг

г.Вельск 1907

412

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Грязовец 1906

г.Кадников 1906

г.Усть-Сысольск

Волынская губерния 1906 4

г.Житомир 1902 1902 3 "Летучий листок". 1905. № 2-8.

Кременецкий уезд

м.Новая Чартория и уезд 1905 259

г.Новгород-Волынский 1905

г.Ровно 1905

Воронежская губерния 1906 101 0 8 •

г.Воронеж 1902 304 "Борьба и жизнь". 1907-1908.

Бирючинский уезд 1906

Богучарский уезд

г.Бобров 1905

г.Волуйки 1905

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Пфиодические издания

группы комитета

г.Землянск

Коротоякский уезд

г.Новохоперск

г.Острогоржск

Павловский уезд

Нижнедевицкий уезд 1906

Выборгская губерния

г,Выборг 1906

Вятская губерния 1906 11

г.Вятка 1903 1905 305 "Вятская жизнь" 1905-1906; "Вятский рабочий". 1906-1907. №1-4; "Крестьянская газета". 1906. №1-46; "Крестьянский листок" 1906-1907. № 1-4; "При-кащик". 1906; "Труд". 1906.

Вятский уезд 1906 220-250

г.Глазов 58

г.Елабуга 9

414

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Котельнич 1906 15

г.Мамлыж 1906

г.Нолинск 1906

Орловский уезд 1906

г.Сарапул 157

пос.Ижевский завод 1906 210-260 "Ижевский рабочий". 1906-1907.

г.Слободской 1903

г.Уржум 20

гЛранск 40

слоб. Кукарка

г.Царевосунгурск

Гродненская губерния 1906 6

гТродно 1905 1906 325

г.Белосток 1902 57

гЛ>ельск

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Брест-Литовск 1906

г.Волковыск 1905

м.Скидель 1906 50

г.Слоним 1906 18

м.Коссово Слонимского уезда 1905 15

Дагестанская область

г.Петровск 1906

Бкатерннославская губерния 6

г.Екатеринослав 1902 200

Екатеринославский уезд

стАвдеевка

гАлександровск 1903

г.Бахмут 1904 1906

г.Верхнеднепровск

ст.Горловка

416

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

фуппы комитета

ст.Гришино 1905 40

с.Дружковка Бахмутского уезда 1905

м .Ейское 1906

ст.Константиновка Бахмутского уезда

с.Криворожье Бахмутского уезда 1905 •

г.Луганск

г.Мариуполь 1906

г.Новомосковск

г.Павлоград 1907

г.Славяносербск 1905

мДОзовка 1905

Елнсаветпольская губерния 3

г.Елисаветполь

г.Нахичивань 17

г.Шуша

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

Енисейская губерния 1907 4

г.Красноярск 1903 1905 240 "Голос революции". 1906- 1907.

Ачинск 1906

с.Даурское Ачинского уезда

с.Еланское

г.Енисейск 1906

ст.Зим а 1906

г.Канск 1906

с.Рыбинское Канского уезда 1906

^Минусинск 1905 35

Забайкальская область 1

г.Чига 1905 1906 290 "Солдатский листою>. 1907.

ст.Берзя 1907 12

г.Верхнеудинск 1906 25-30

ст.Оловянная 1907 20

418

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Сретенск 1907

Закаспийская область

гАсхабад 1904 1904

г.Красноводск 1906

укрепление Кушка 1906

г.Кызыл-Арват 1906

г.Мерв 1906

г.Чарджуй 1906

Иркутская губерния 1905 3

г.Иркутск 1905 1905 "Революционное слово". 1907.

Иркутский уезд

Балаганский уезд

Верхоленский уезд

ст.Иннокентьевская 1906

Киренский уезд

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Нижнеудинск 1906

ст.Черемхово 1906

Казанская губерния 1905 5

г.Казань 1903 1905 325 "Волжский вестник". 1905-1906; "Волжский ли стою). 1906; "Дневник Казани". 1906-1907; "Крестьянская газета". 1906-1907; "Метеор". 1906. № 1-2; "Мужик". 1907. "Хьшарь". 1906; "Тан Юлдзы" ("Северная Звезда" на татарском языке). 1906-1907.

г.Спасск

Спасский уезд 100

г.Цивильск

Цивильский уезд 75

г.Чебоксары

г.Чистополь 1906

Чистопольский уезд 300 -

г.Ядринск 1906 15-20

420

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

Калужская губерния 1906 ОО

г.Калуга 1904 1905 570

Калужский уезд 1906 32

г.Жиздра 1906

Козельский уезд

Лихвинский уезд 1907

Массальский уезд 1906

Медынский уезд 1906

Мешковский уезд 1906

Перемышльский уезд 1906

с.Згомони Медынского уезда (м .Полотняный завод) 1907

Тарусский уезд 1907

Киевская губерния 1905 п

г.Киев 1902 1100 "Голос солдата": 1906-1907; "Друг народа". 1907. № 1-12; "Рабочее слово": 1904-1905.

Регион Время создания

Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

Киевский уезд

г.Белая Церковь 1905 1906 300

г.Бердичев 1903

г.Васильков 1906

Звенигородский уезд

г.Канев

г.Липовец 1906

г.Радомысл

Сквирский уезд 1906

м. Смела 1906

Тарашенский уезд 1906

Уманский уезд 1906

г.Черкассы 1906

Чигиринский уезд 1906

Ковенская губерния 1906

422

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Ковно 1906 1906 50-60

Костромская губерния 1906 7

г.Кострома 1903 1906 180-190

г.Ветлуга 1906

г.Кинешма 1906 30

Кинешемский уезд 1906 247

с.Вычуга Кинешемского уезда 1907 42

с.Георгиевское Кинешемского уезда 1907 88

с Родники Юрьевецкого уезда 1907 37

г.Буй 1906

г.Кологрив 1906 30

г.Макарьев 1906 12

г.Юрьевец

Кубанская область 1905 2100 9

г.Екатеринодар 1904 1905 100 "Степь широкая". 1907. № 1; "Сборник Кубанского комитета". 1906. № 1.

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

Е катер инод ар с кий уезд 1906 128

г.Анапа

г Армавир 1905 127

Армавирский уезд 1906 760

ст.Кавказская

станица Констангиновская

станица Кордоникская

станица Курганная

станица Лабинская

г.Майкоп

станица Петропавловская

станица Полисская

станица Прочнокопская

станица Расшеватская

г.Темрюк 1906

станица Тихорецкая 1905 92

424

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

станица Упорная

станица Успенская

Курляндская губерния 1907

г.Митава 1905

гЗиндава 1905

порт Либава 1905

Курская губерния 1906 9

г.Курск 1902 1904 375 "Известия Курского комитета п.с.-р.". 1906-1907; "Дети народа". 1907.

Курский уезд 1906

Грайвороновский уезд 1907 170

г.Дмитровск 1906

г.Короча 1906 18

г.Льгов 1906 29

г.Новый Оскол 1906

г.Обоянь 1906

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Рыльск 1906 14

г.Старый Оскол 1906

г.Суджа 1906 "

г.Щигры 1905 70

Кутаисская губерния 1905 6

г.Кутаиси 1905 1905 120-150

г.Багдади 1906 75

г.Батум 1902 1904 110-120 "Батумский солдатский листок"

г.Озургеты 1906 48

г.Поти 1906 50

г.Самтреди 1906 15

сНовая Сенаки и с.Новая Ганеви 1906 20 (В 1906 г. издан один номер газеты на грузинском языке).

г.Сухум 1905 64-96

г.Чиатуры 1905 200

Лнфляндская губерния 1905

426

Регион Время создания Численность Количество!

группы комипета

уездных организаций Периодические издания

г.Рига 1905 1905 125

г.Юрьев 1906 155

Минская губерния 1905 1300 7

г.Минск 1902 1904 200

Минский уезд 1905

г.Барановичи 1906 100

г.Бобруйск 1905 40

гЛюрисов

Игуменский уезд 1905

стЛунинец 1906 100

Новогрудский уезд

г.Пинск 1903 1906 300-500

г.Речица 1903 300

Могнлевская губерния 1906 3480

г.Могилев 1905 1906 148

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

Могилевский уезд 1906

Быховский уезд 1905

г.Гомель 1902 1906 149-159

Гомельский уезд 1906 2300-2400

г. Горки 1905 73

Климович ее кий уезд 1906

Мстиславский уезд 1906

г.Орша 1906

г.Рогачев 1906 200

Сеннинский уезд 1906

Чаусский уезд 1906

Чериковский уезд 1906

Московская губерния 1906 4225 3

г.Москва 1902 1904 2000- 3000 "Буревестник". 1905; "Бюллетень Московского комитета П.С.-Р.". 1905; "Вопросы дня". 1906. № 1-6; "Голос труда". 1904-1905. № 1-7; "Коллективист". 1906; "Красное

Регион Время создания Численность < Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

• знамя". 1906. № 1-3; "Листок рабочей газета". 1906; "Новая Россия". 1906-1907. № 1-3; "О книгах". 1907. №1-4; "Рабочая газета". 1904-1906; "Свободная воля". 1907. № 1; "Эхо". 1906-1907. № 1-12; "Вестник (временной московской организационной комиссии)". 1907. № 1; "Солдатская жизнь". 1906. № 1-6; "Солдатский вестник". 1907; "Рота". 1907; "Северная Россия". 1906. № 1-15.

Московский уезд 1906

с.Люберцы 1905

Богородский уезд

г.Дмитров 1906

Дмитровский уезд 1905

г.Яхрома 1905

г.Клин

Можайский уезд

г. Подольск 1905

Регион Время создания Численность Количество уездных организации Периодические издания

группы комитета

Нижегородская губерния 1906 2200 11 "Известия Нижегородского губернского комитета П.С.-Р.". 1906.

г.Нижний Новгород 1902 1904 300 "Земля и Воля". 1905. №1-6; "Вестник приказчика". 1907. № 1; "За книжкой". 1906-1907. № 1-Ц; "Нижегородский солдатский листою>. 1906-1907; "Социалист". 1907; "Труд и воля". 1907.

Нижегородский уезд 1906

г.Ардатов 1905

г.Выкса 1905 40-50

г.Арзамас 1905

г.Балахна 1906 50

слобода Городец Балахнинского уезда 1907

с.Сормово Балахнинского уезда 1905 280 "Сормовская рабочая газета". 1905-1906.

г.Богородск 1906

г.Васильсурск 1903

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Горбатов 1905 200-300

Горбатовский уезд 201

г.Княгин 1906

с.Суватиха Княгине ко го уезда 1906

сШелокшна 1906

Лукояновский уезд

г.Муром 1905 50 "Муромский листок". 1906.

г.Семенов 1906

Новгородская губерния 1906 7 "Новгородский вечевой колокол". 1907. № 1-4.

г.Новгород 1903 1906 120 "То же". 1907. № 1-4.

Новгородский уезд 1906 260

г.Белозерск

Белозерский уезд 222

г.Судск 1906

г.Боровичи 1907

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г. Валдай 1907

г.Демянск 1907

Г.Кириллов

Крестецкий уезд

пос.Малая Вишера Крестецкого уезда 1906

г.Старая Русса 1907

г.Тихвин и уезд 1906 50-100

г.Устюжна Железнопольская 1907

г.Череповец 1905 29 "Борьба". 1907-1908.

Олонецкая губерния 1906 2

г.Петрозаводск 1906 1906 250

г.Вытегра 1906

Оренбургская губерния 1906

г.Оренбург 1904 1905 60 "Оренбургский край". 1905-1906

Оренбургский уезд

432

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

посБелорецкий завод 1906

г.Орск 1906

г.Троицк

г.Челябинск 1906 30

Орловская губерния 1905 11

г.Орел 1903 1905 128-130 "Крестьянская газета". 1906.

Орловский уезд 1906

г-Болхов

г .Брянск 1903 1903 640

Брянский уезд 1906

пос.Бежица 1905

с.Дятьково Брянского уезда 1906

г.Елец 1903 25

г.Карачев 1906 15-20

г.Лив ны 1905 11

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Малоархангелъск и уезд 1906 132

г.Мыенск 1906 15

г.Севск 1906

г.Трубчевск 1906

Пензенская губерния 1906 4 "Листок крестьянских известий". 1906. № 1-4.

г.Пенза 1902 1903 1050 "Известия Пензенского комитета П.С.-Р.". 1907-1908; "Листок Пензенского комитета П.С.-Р.". 1907-1908; "Восстание". 1906; "Знамя железнодорожников". 1907. № 1-4; "Рабочая газета". 1907.

Пензенский уезд 1906

Городищенский уезд

г.Инсар

ст.Рузаевка

г.Саранск

Чембарский уезд

434

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

Пермская губерния 1906 9

гЛермь 1902 1902 200 "Народный листок". 1906; "Вперед". 1907. № 1-2.

гАлапаевск Верхотурского уезда 1900

Верхнеисетский завод Екатеринбургского уезда 1906

г.Верхнекамск 1905

пос.Добровский

г.Екатеринбург 1902 1902 125

г.Ирбит 1902

г.Камы лов 1906 85

с.Кочкар Троицкого уезда 1906

г.Красноуфимск 1906 19-20

г.Кунгур 1902 50

пос.Ку Верхот минский завод кжого уезда 1906 53

ст.Лысьва 1906

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций- Периодические издания

группы комитета

завод Мотов илиха 1906 250 "Борьба". 1906.

пос.Надеждинский завод 1905 84

пос. Нижний Тагил 1905 12

пос.Нытвинский завод

г.Оханск 1906 5

г.Чердьгнь

пос.Чусовской завод

г.Шадринск 1906 200

Шадринский уезд 100

Петроковская губерния

г.Домброво

Г.Лодзь

Подольская губерния 1905 2

г.Винница 1906

г.Каменец-Подольский 1905

436 _____

-

Регион Время с группы оздания комитета Численность Количество уездных организаций Периодические издания

Полтавская губерния 6

г.Полтава 1903 1903 "Полтавски Думки". 1906

Полтавский уезд 3

г.Золотоноша

г.Кременчуг 1903

г.Лохвицы 1905

г.Лубны 1905

г.Переяславль 1905

гРомны 1905

Приморская область

^Владивосток 1906 1907 -500

слобода Кетрицево

с.Спасское

г.Хабаровск 1906

Псковская губерния 1906 5

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Псков 1904 1906 170 "Крестьянское дело". 1906; "Дела и думы". 1906.

Псковский уезд 145

г.Великие Луки 1906 •

г.Новоржев

г.Остров_ 25

Островский уезд 150-200

г.Порхов 1905

г.Торопец

Рязанская губерния 1906 3

г.Егорьевск

г.Касимов 1905

г.Рязань 1902 1905 1905, 1907

Михайловский уезд

г.Скопин 1906

438

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

Самаркандская область

г.Самарканд 1906

ст.Черняево 1906

Самарская губерния 1905 6

г.Самара 1902 1904 500 • "Борьба". 1906; "Крестьянская газета". 1905. № 1; "Молодое слово". 1905; "Народный листок". 1906. "Самарский курьер" 1905, ноябрь-декабрь; "Судьба" 1907. №1-3.

Самарский уезд

г.Бугульма 1906

гЛ>узулук 41

г.Николаевск 1906

гЛовоузинск 1906

слобода Покровская Новоузинского уезда

г.Ставрополь 1905

Регион Время создания Численность Количество

группы комитета

уездных организаций Периодические • издания

Санкт-Петербургская губерния 1906 3

г. Санкт-Петербург 1902 1902 3400-6000 Благо народа". 1906; "Буревестник".

1905. № 1-5; "Весть". 1906. № 1-11; "Воля". 1906. № 1-5; "Воля и земля". 1907. № 1-2; "Воля народа". 1906. № 1; "Военный союз. Орган Северного организационного комитета П.С.-Р." 1907. № 1-2; "Голос солдата". 1906-1907; "Голос страны". 1907; "Дело народа". 1906. № 1-9; "Знамя труда". 1907. № 1; "Книга". 1906-1907. № 1-25; "Листок Петербургского комитета П.С.-Р.". 1906. № 1; "Морская хроника. Организация Петербургского гарнизона". 1907. № 1; "Мысль". 1906. № 1-15; "Накануне".

1906. № 1-4; "Народная беседа". 1906. № 1-2; "Наша мысль". 1906; "Народный вестник". 1906. № 1-20; "Народная жизнь". 1906; "Народное благо". 1906-

1907. № 1-11; "Невский вестник". 1906-1907. № 1-6; "Новая литература". 1907. № 1-4; "Новая мысль". 1906; "Новости". 1907. № 1-2; "Обозрение". 1907. № 1; "Общественное дело". 1907. № 1-4; "Солдатская газета". 1906-1907. № 1-7;

440

Время создания Численность Количество Периодические издания

Регион группы коми.ига

уездных организаций

т "Солдатская мысль. Издание Военно-революционной организации Петербургского военного округа". 1906-1907. № 1-5; "Сознательная Россия" 1906. № 1-6; "Сын Отечества". 1905, ноябрь-декабрь; "Труд. Рабочая газета. Орган СПб комитета и рабочего союза П.С.-Р." 1906-1907. № 1-20; "Трудовая Россия". 1906. № 1-8; "Трудовой путь" 1907. № 1-11.

г.Гдов

г.Кронштадт 1905

г.Лута

г.Нарва

гЛетергоф 1906

гЛДарское Село

Г-Ямбург

Саратовская губерния 1905 10 "Хроника крестьянского движения". 1905. № 1-3.

Регион Время создания Численность Количество уездных организации Периодические издания

группы комитета

г.Саратов 1902 1018 "Голос деревни". 1906 № 1-11; "Листок политических известий". 1905. № 1-18; "Листок Саратовского комитета П.С.-Р.". 1905. № 1-5; "Эхо". 1906. № 1-18.

Саратовский уезд 1906 484

г.Аткарск и уезд 1905 1250-2500

г.Балашов 1906 40

с.Турки 150

г.Вольск 1906

г.Камышин и уезд 1903 138

г.Кузнецк 1906

г.Петровск 1905

г.Сердобск 1906

г.Хвалынск 1906

г.Царицын и уезд 1904 445 "Труд и мысль". 1907. № 1-15.

Семиреченская область

442

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Верный

г.Семиреченск "Обстрел". 1907.

г.Пржевальск

Симбирская губерния 1905 4

г.Симбирск 1905 1905 593

г .Алатырь

гАрдатов

пКурмыш •

г.Сенгилей

г.Сызрань 1905

Смоленская губерния 1906 530-950 9

г.Смоленск 1902 1903 300 "Смоленский вестник". 1905-1906.

Смоленский уезд 1905 29

г .Вязьма 1905

г.Духовщина 1906

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Ельня 1903

Ельнинский уезд 250

с.Красное Ельнинского уезда

г.Поречье 1906

г.Рославлъ 1903 50

г.Сычевка

сЯрцево

Ставропольская губерния 1905 4

г. Ставрополь 1905 1905 250 "Земля и Воля". 1906; "Народ". 1906.

Благодаренский уезд 1906

Мея 1 гжий уезд 1906

Сыр-Дарьянская область

г.Та кент 1903 1905 "Земля и Воля". 1906-1907; "Русский Туркестан". 1905.

г.Ходжент

444

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

Таврическая губерния 1905 6

г.Симферополь 1902 1905 "Крестьянское дело". 1906. № 1-13; "Эхо народной борьбы. Военный листок". 1906.

Симферопольский уезд 18

г.Бердянск 1906

г.Геническ 1906

пос.Джанкой 1907

г.Евпатория

г.Керчь 1906 (1905)

г.Мелитополь 1905 25

Мелитопольский уезд 1200

г.Перекоп

Регион

г.Севастополь

г. Феодосия

г.Ялга Тамбовская губерния

г.Тамбов Тамбовский уезд г.Борисоглебск

Борисоглебский уезд г.Елатьма

Г.Кирсанов

Кирсановский уезд

г.Козлов

Козловский уезд

Время создания

группы

1902

1906

1902 1905 1903

1905 1906

1903

комитета

1905

1904

1903

Численность

300

480 150-21 250

48-320

200

Количество уездных организации

Периодические издания

"Военый листок". 1906-1907. № ЫЗ; "Думское эхо". 1907; "Рабочая газета" 1906; "Солдат". 1906-1907. № 1-17

"Социалист-революционер". 1906-1907, № 1-4.

446

Регион

г.Моршанск

г.Спасск

гЛНацк Тверская губерния

г.Тверь

Тверской уезд г.Бежица Бежицкий уезд г.Бурашево г.Вышневолоцк Вышневолоцкий уезд

г.Весьегонск

г.Зубцов

Зубцовский уезд

Время создания

группы

комитета

Численность

1903

1907

1906

1904

Количество уездных организаций

287-337 200-600 40

20

20

Периодические издания

"Военная газета". 1906-1907; "Дети народа". 1906-1907.

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Калязин

Кашинский уезд

Корчевский уезд

г.Торжок и уезд 200

г.Ржев 20

г. Старица и уезд 20

Терская область

г.Владикавказ 1905 1906 20-24

г.Георгиевск

г.Грозный 1906 1000

ст.Ессентуковская слобода

Кисловодская

г.Минеральные Воды 1905 60

слобода Нальчик

г.Пятигорск 1905 1905 500 "Народ". 1905. № 1-12.

Регион Время создания Численность

* Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

Тифлисская губерния 1906 3

г.Тифлис 1903 1905 $15 "Воля народа". 1906-1907. № 1-20; "Солдатская мысль". 1906-1907; "Солдатская неделя". 1907.

г.Сингах и уезд 40

м.Боржом и

Тобольская губерния 2

г.Тобольск 1905 20

г.Курган 1906

г.Тюмень 1906

Томская губерния 1906 3

г.Томск 1903 1904 460 "Сибирский вестник". 1903-1905; "Отголоски борьбы". 1905

г.Барнаул 1905

г.Бийск 1905

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Мариинск 1905 35

пос. Новониколаевский 1906

ст. Тайга 1906 40

Тульская губерния 1905 5

г.Тула 1902 1905 480

Тульский уезд 170

г.Белев 1906 "Вперед". 1906-1907.

г.Богородицк

г.Епифань

г.Ефремов

г.Новосиль 1906 5

Новое ильский уезд 75

Уральская область

г.Уральск 1905

Уфимская губерния 1905 13

450

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Уфа 1902 1903 350-400 "Девятый вал"; "Социалист". 1907. № 1-3; "Крестьянская дума".

Уфимский уезд 280

г.Белебей 1906 15

Белебейский уезд 70

г.Бирск 1906 9

г.Златоуст 1902 1906 175-200 "Знамя Урала". 1907-1908. № 1-4.

пос.Катав-Ивановский завод Верхотур-ского уезда 75

г.Мензелинск

пос.Усть-Катавский завод 1906 22

Ферганская область

г.Новый Маргелан 1906 25-30

г Андижан'' 1906

гЛСоканд 1905 1906 105

Регион Время создания Численность Количество уездных организации Периодические издания

группы комитета

Харьковская губерния 1905 11 "Крестьянская газета".

г.Харьков 1902 737 "Харьковская газета". 1906. № 1.

гАхтырка 1906

Ахтыркский уезд 22

Богодухский уезд

Валковский уезд

г.Волчанск

г.3меев

г.Старобельск

г.Сумы 1905

г.Чугуев

Херсонская губерния 1905 7

г.Херсон 1903

452

Регион Время создания Численность Количество Периодические издания

группы комитета

уездных организаций

г.Одесса 1902 1902 350 "Вечерняя и театральная газета". 1905, 15-21 ноября; "Листок для солдат". 1905. № 1-6; "Южный рабочий". 1907. № 1.

Одесский уезд 401

г Александрия

г Ананьев

Ананьевский уезд 354

г.Днепров -*

г.Елисаветград 1903

гЛиколаев 1903 1904

с.Новая Прага Александрийского уезда 1907 21

г.Тирасполь

Черниговская губерния 1905 14

г.Чернигов 1902 1904 152-200 "Черниговские известия".

Черниговский уезд 1906

г.Борза

Регион Время создания Численность Количество уездных организаций Периодические издания

группы комитета

г.Глухов

г.Городня и уезд 1906 200

гКозелец

г.Конотоп 1905

г.Кролевец

г.Нежин 1905

г.Новозыбков 1904 150

Новозыбковский уезд 100

г.Новгород-Северский

г. Остер

г.Сосница

г.Стародуб

г.Сураж 1905

Черноморская область 4

г.Новороссийск 1905 1906

454

Регион

г.Сочи

Эриванская губерния

г.Эривань г.Александрополь

Эстляндская губерния

Время создания

группы

1905

комитета

Численность

Количество уездных организаций

14

Периодические издания

г.Ревель

Якутская область

г.Ново-Велюйск

Ярославская губерн

г.Ярославль г.Молога

Мьцдкинский уезд г.Пошехонье г.Рыбинск

Углический уезд

1905

1904 1906

1905

1906

1905

21

"Рыбинский затон". 1906-1907.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

ВОЕННЫЕ, РАБОЧИЕ, КРЕСТЬЯНСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ЭСЕРОВ В 1905-1907 гг. (время возникновения, количество, численность) [1]

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организации численность

Акмолинская область 3* Ф

г.Омск 1906 50*** 1905 200***

Амурская область 1906

г.Благовещенск 1906-1907 Ф

г.Никольск-Уссурийский 1906-1907 Ф 1906-1907 ?

с.Иман 1907 *

Архангельская губерния Ф Ф

г.Архангельск * 300-350***

с.Ковда 1906 112***

г.Мезень Ф Ф

* Приложение составлено на основании: Леонов М.И. Эсеры в революции 1905-1907 гт. Самара, 1992. С.49-152.

Условные обозначения в Приложении: * сведения источника о времени создания, количестве, численности организации неопределенны; ** сведения относятся к 1905 г.; *** сведения относятся к 1906-1907 гг..

456

Регион 1 ' *Г"

Военные .организации Рабочие организации Крестьянские организации

время

создания численность время создания численность 1

количество организаций численность

Шенкурский уезд 3* Ф

Астраханская губерния 3* Ф

г.Астрахань Ф * Ф 571***

г.Енотаевск Ф Ф

Царевский уезд Ф Ф

ст.Елшанка 1906 Ф

Бакинская губерния

г.Баку Ф 28*** 1905 125***

Бессарабская губерния

г.Кишинев 1905 Ф

Кишиневский уезд 5 Ф

Аккерманский уезд Ф Ф

Белецкий уезд Ф Ф

г.Бендеры 1906 30-40*** Ф 118***

Бендерский уезд Ф *

Тираспольский уезд 1* Ф

Регион Военные о рганнзации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

г.Хотин * ?

Варшавская губерния

г.Варшава 1905

Внленская губерния

г.Вильно 1905 1905 400***

В ил ейский уезд 8*** 182

м.Сморгонь * *

Витебская губерния 120*** *

Витебский район

(Витебский, Гродокский, Лепельский, Невельский, Полоцкий уезды) 62*** 2302

г. Витебск 1905 370-520***

Витебский уезд 35** 720**

Двинский район (Двинский, Дриссен-ский, Режецкий, Сенежский уезды) 1905 509*** 30*** 400***

г.Двинск 1905 1904 421***

458

Регион Военные о рганнзации Рабочие организации Крестьянские организации

время

создания численность время создания численность количество организаций численность

Велижский уезд 8*** 182***

Городокский уезд 5*** 80***

Лепельский уезд 6*** 500***

м.Бешенковичи Лепельского у. 4+** 300***

м.Чашники Лепельского у. 2***

Невельский уезд 2*** 300***

Полоцкий уезд 20***

Владимирская губерния ?

г.Иваново-Вознесенск 1905 *

гЛСольчугин

г.Суздаль

г.Шуя 1905 ?

Юрьев Польской уезд *

Войска Донского область 4

г.Ростов-на-Дону 1905 ? Ф

гАлександровск-Грушевский *

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

г.Таганрог * * 1905

Таганрогский уезд ** *

Вологодская губерния

г.Вологда 1905 120-800***

Вологодский уезд 8*** *

Грязовецкий уезд 5*** *

Кадниковский уезд 2*** *

Волынская губерния 1

г.Житомир 1904 *

Кременецкий уезд * *

м.Новая Чаррория и уезд 1905 50** * 209**

Воронежская губерния 75[1] 1700-10000

г.Воронеж 1906 12*** 1905 100***

Бирючинский уезд * ?

Богучарский уезд 460 13***

Регион Военные о эганизации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

Бобровский уезд 9*** *

Волуйский уезд 35*** ?

Землянский уезд 10*** •

Коротоякский уезд 10*** *

Новохоперский уезд 35*** *

Павловский уезд 6*** *

Нижнедев I гцхий уезд *

Вятская губерния 118*** 650-700***

г.Вятка 1905 * 1905 120***

Вятский уезд * 220-250***

г.Глазов * * *

Г лазовский уезд 15*** *

Елабужский уезд 20*** *

Котельнический уезд 31*** *

Нолинский уезд 25*** *

Орловский уезд * *

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

г.Сарапул * 1905 450"*

пос.Ижевский завод 1906 210-260***

г.Слободской * ? *

Слободской уезд 12*** *

г.Уржум 1906

Яранский уезд 34***

Гродненская губерния

г.Гродно * * 1905 185***

г.Белосток 1905 * 1905 25**

Белостокский уезд ? *

Дагестанская область

Екатеринославская губерния * * *

г.Екатеринослав 1906 * 1902 *

Екатеринославский уезд * *

ст.Авдеевка • * *

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

гАлексавдровск * *

Александровский уезд *

г.Бахмуг 1905 *

Верхнеднепровский уезд * ?

ст.Гришино 1905 50-60***

Новомосковский уезд * *

Павлоградский уезд *

Елисаветпольская губерния

г.Шуша * 17***

Енисейская губерния * * * *

г.Красноярск 1906 90*** 1905 110***

гАчинск 1907 * * *

Ачинский уезд * ?

с.Еланское * *

Енисейский уезд * *

ст.Зима * 100

Регион Военные о рганизации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

Канский уезд * *

г.Минусинск * * * 15***

Минусинский уезд 3*** *

Забайкальская область

г.Чига 1905 * 1906 115***

ст.Борзя 1907 12***

г.Верхнеул [ИНСК 1906 1906 20

Верхнеуди некий уезд

ст.Оловянная 1907 20

Закаспийская область

г.Асхабад 1906 * 1906 *

г.Чарджуй 1906 Ф

Иркутская губерния * *

г.Иркутск 1905 90*** 1905 Ф

Иркутский уезд * *

464

Регион

Балаганский уезд Верхоленский уезд Киренский уезд

Нижнеудинс кий уезд ст.Черемхово

Казанская губерния

гЛСазань Спасский уезд г.Цивильск Цивильский уезд

Чистопольский уезд

Калужская губерния

г.Калуга

Калужский уезд Жиздринский уезд

Козельский уезд

Военные организации

время создания

1906

численность

Рабочие организации

время создания

1906

1906

1905

ФФФ

1905

численность

200***

70***

Крестьянские организации

количество организаций

100***

численность

Ф Ф Ф

650

ФФФ

100 ***

Регион

Лихв ин с кий уезд

Массальский уезд

Медынский уезд

Мешковский уезд

Перемышльский уезд

Тарусский уезд

Киевская губерния

г.Киев

Киевский уезд г.Белая Церковь

г.Бердичев

Бердичевский уезд

Липовецкий уезд

время создания

1905

1904

1906

численность

300

***

время создания

1904

1905

численность

412-450***

количество организаций

***

***

3-4

**?

численность

"сотни"

***

Регион

Радомысльский уезд

Сквирский уезд Тарашенский уезд Уманский уезд Черкасский уезд

Чигиринский уезд

Ковенская губерния

г.Ковно

Костромская губерния

г.Кострома

Военные организации

время создания

численность

Костромской уезд

г.Ветлуга г.Кинешма Кинешемский уезд с.Георгиевское Кинешемского уезда Кологривский уезд

1906

Рабочие организация

время создания

численность

Крестьянские организации

количество организаций численность

3-4***

4***

3-4***

1906

1906

40-50***

1906

38***

50-60***

30***

1906

6-8***

1906

30***

400-500***

Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

Регион время создания численность время создания численность количество организаций численность

Кубанская область * 1080***

г.Екатеринодар 1905 * 1905 40***

Екатеринодарский уезд 10*** 128***

г Армавир 1905 60***

Армавирский уезд 18*** 760***

Курляндская губерния

г.Миггава * *

порт Либава *

Курская губерния * *

гЛСурск 1905 200*** 1905 83-175***

Курский уезд 2*** *

Грайвороновский уезд * 170***

г.Дмигровск *

Корочанский уезд *

г.Льгов * 29***

468

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время

создания численность время создания численность количество организаций численность

Льговский уезд *

Новооскольский уезд *

Обожнский уезд 2*"*

Старооскольский уезд *

Суджанский уезд * *

г.Щигры 1905 38*** 11***

Щигровский уезд

Кутаисская губерния * 600***

rJCyrancH * 8*** 1905 120-150***

гЛ>агдади 1*** 60***

гЛ>атум ? 10*** 1905 50***

г.Озургеты 4*** 40***

гЛота 1907 * 1905 137***

г.Самтреди 1907 * * 10***

с.Новая Сенаки и с.Новая Ганеви * 20***

г.Сухум * * * 64-96***

Регион Военные о )ганизацни Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

Сухумский уезд 4-5*** *

г.Чиатуры 1905 120***

Лнфляндская губерния

г.Рига 1906 * 1905 115***

г.Юрьев 1906 50"** 1906 10***

Минская губерния 700***

г.Минск 1906 * 1905 140***

Минский уезд *

г.Барановичи * * 1905 100***

г.Бобруйск 1905 40***

Бобруйский уезд * *

Борисовский уезд

Игуменский уезд *

ст.Лунинец * 100***

Новогрудский уезд * *

г.Пинск 1905 300-500***

470

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время

создания численность количество организаций численность

Речицкий уезд 4***

Могилевская губерния 91 *

rJMorwieB 1907 * * 60***

Могилев ский уезд 7*** *

Быховский уезд 10*** *

г.Гомель 1905 109-119*** ,

Гомельский уезд 1906 300-400*** * 2000***

Горецкий уезд_ 68***_

Климовический уезд *

Мстиславский уезд *

Оршанский уезд 16*** *

гРогачев _ * 200***

Сеннинский уезд_ 5*** *

Чаусский уезд 13-14*** *

Чериковский уезд 10*** *

Московская губерния 1905 3800*** 17*** 425***

Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

Регион время

создания численность время создания численность количество организаций численность

г.Москва 1905 * 1905 1500-3000"*

Московский уезд 1905 * 15*** *

с Люберцы 1905

Богородский уезд * *

г.Дмитров * т * *

Дмитровский уезд

гЛхрома * 1905 *

Клинский уезд *

Можайский уезд * *

г.Подольск 1905 *

Подольский уезд * *

Нижегородская губерния 500-550*** 80*** 1500***

г.Нижний Новгород 1906 * 1905 399***

Нижегородский уезд *

Ардатовский уезд * *

г.Выхса 1905 40-50***

472

Регион

г Арзамас

Арзамасский уезд Балахнинский уезд

с.Сормово Балахнинского уезда Васильсурский уезд г.Горбатов Горбатовский уезд Княгинский уезд сСуватиха Княгинского уезда Лукояновский уезд г.Муром Муромский уезд Г.Семенов

Новгородская губерния

гДовгород Новгородский уезд

Военные организации

время создания

1906

численность

Рабочие организации

время

создания

численность

1905

1905

280***

120***

Крестьянские организации

количество [ численность организаций

***

760

Регион Военные о рганнзации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организации численность

Белозерский уезд 8*** 222***

Боровичский уезд 17*** *

Валдайский уезд * *

Демянский уезд *

Кирилловский уезд * *

Крестецкий уезд *

Старорусский уезд 7***

Тихвинский уезд * 50-100***

Устюжинский уезд * *

г.Череповец 1906 *

Череповецкий уезд 8***

Олонецкая губерния 52*** *

г.Петрозаводск 1906 250***

Оренбургская губерния *

г.Оренбург 1906 * 1905 50***

Оренбургский уезд *

Регион

г.Челябинск

Орловская губерния

г.Орел

Орловский уезд

Болховский уезд гЛфянск Брянский уезд

посБежица Брянского уезда г.Елец

Елецкий уезд Малоархангельский уезд Мценский уезд Трубчевский уезд

Военные организации

время создания

численность

Рабочие организации

время создания

1906

1907

1905

численность

30***

48***

Крестьянские организация

количество организаций

1905

1906

625***

45***

2***

3

14*** 2***

15***

численность

120***^

Пензенская губерния

г.Пегоа

Пензенский уезд

1906 1906

200***

1905

200***

60***

30**

870

***

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время

создания численность время

создания численность количество организаций численность

Городищенский уезд 2*** *

Инсарский уезд * *

г.Саранск * *

Чем барский уезд 10***

Пермская губерния -

г.Пермь 1905 150***

г.Алагаевск Верхотурского уезда 1905 *

Верхнеисетский завод Екатеринбургского уезда 1906 *

г.Верхнекамск * *

г.Екатеринбург 1906 * 1905 100***

Ирбитскии уезд 13*** *

г.Камышлов 1906 80*** 1906

Камышловский уезд 15*** *

завод Мотовилиха 1906

пос.Надеждинский завод 1905 84**

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

г.Шадринск 1906 100***

Шадринский уезд * 200***

Петроковская губерния

г.Домброво * *

Подольская губерния * *

г Винница * *

Полтавская губерния * *

г.Полтава 1906 * 1905 *

Полтавский уезд *

Золотоношский уезд 8***

гКременчуг 1905 * 1905 *

Лубенский уезд * *

гЛереяславль 1905 *

Приморская область

Регион Военные о рганнзации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

г.Владивосток 1906 (и 1906 in

слобода Кетрицево *

с.Спасское 1907 *

г-Хабаровск 1907 * *

Псковская губерния 43*** 360***

г.Псков * * * 20"* 25*** 145***

Псковский уезд

г.Остров ? *

Островский уезд * 150-200***

Порховский уезд * *

Рязанская губерния 10*** 300***

пРязань 1905 *

Михайловский уезд *

Скопинский уезд

Самаркандская область

В конце 1906 г было 400-500 военных и рабочих эсеров

Регион

г.Самарканд Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания

1906 численность * время создания численность количество организаций численность

ст.Черняево * *

Самарская губерния 70*** 600-700***

г.Самара_ 1905 1905 150""*

Самарский уезд И***

Бугульминский уезд *

Бугурусланский уезд * *

Бузулукский уезд * 41***

Николаевский уезд *

Новоузиинский уезд 11***

Ставропольский уезд * *

Санкт-Петербургская губерния 1906 24*** 156***

г.Санкт-Петербург 1905 * 1903 3400-6000***

Петербургский уезд_

г.Кронштадт 1905

гЛуга ? ?

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

Лужский уезд *

г.Нарва * *

Петергофский уезд 8*** *

г.Царское Село * *

Царскосельский уезд 4*** *

Ямбургский уезд 8*** *

Саратовская губерния 193-200*** *

г.Саратов 1905 * 1903 290-390

Саратовский уезд 5-6 и* 484***

Аткарский уезд 25*** 1250-2500***

Балашовский уезд 23*** *

с.Турки * 150***

Вольский уезд 25*** ***

г.Камышин и уезд 1906 50*** 80***

гЛетровск 1906 50***

Петровский уезд 18***

ГА О

С

ж

S

Регион

Сердобский уезд Хвалынский уезд гЦарицын и уезд

Семнреченская область

г Верный

г.Семиреченск

гЛржевальск

Симбирская губерния

г.Симбирск г.Сызрань

Смоленская губерния г.Смоленск Смоленский уезд г>Ельня

Ельнинский уезд

Военные организации

время создания

1905

1907

численность

1907

1905

Рабочие организации

время создания

1905

1905 1905

1905

численность

245***

Крестьянские организации

количество организации

10***

численность

60-65*** *

140***

24***

29***

*

200***

600***

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

с.Красное Ельнинского уезда 3*** 250***

Поречский уезд *

г. Росл ав ль 1905 50"*

Рославльский уезд * ?

Сычевский уезд *

сЛрцево *

Ставропольская губерния 75*** 320-400***

г.Ставрополь 1905 * *

Благодаренский уезд *

Медвежинский уезд

Сыр-Дарьннская область

г.Ташкент 1905 *

Таврическая губерния + +

г.Симферополь 1906 * 1905

Симферопольский уезд 1*** 18***

482

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время

создания численность время создания численность количество организаций численность

Бердянский уезд *

пос.Джанкой 1907 *

г.Евпатория * *

г.Керчь 1906 *

г.Мелигополь 1905 25***

Мелитопольский уезд 10*** 1200***

Перекопский уезд * *

г.Севастополь 1905 1905 200***

г.Феодосия • *

Тамбовская губерния

г.Тамбов 1904 * 1904 50***

Тамбовский уезд 11*** 200***

гБорисоглебск 1906 *

Борисоглебский уезд 30*** 250***

Елатомский уезд *

Кирсановский уезд 8*** 48-320***

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

Козловский уезд 25*** 200***

г.Моршанск *

Моршанский уезд * *

Спасский уезд *

Шацкий уезд * *

Тверская губерния

г.Тверь 1906 100*** 1905 150-200***

Тверской уезд 20*** 200-600***

Бежицкий уезд * 40***

Вы гаволоцкий уезд * 20***

Зубцовский уезд * 20***

Калязинский уезд *

Ка некий уезд *

"

Корчевский уезд * *

г.Торжок и уезд 200***

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время

создания численность время создания численность количество организаций численность

Старицкий уезд *

Терская область

г .Владикавказ 1906 20-24***

гХрозный 1906 1000***

г.Минеральные Воды 1905 60***

гЛятигорск 1905 500***

Тифлисская губерния

г.Тифлис 1905 20*** 1905 815***

г.Сингах и уезд 40***

Тобольская губерния

г.Тюмень 1906 ?

Томская губерния * 50***

г.Томск 1907 * 1905 90***

Барнаульский уезд *

г^Мариинск * 15***

пос Новониколаевский 1906 *

Регион Военные о рганнзации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

ст.Тайга 1906 [и 1906 in

Тульская губерния 18*** 284"*

г.Тула_ * 1905 260"*"

Тульский уезд * 140***

Богородицкий уезд *

Епифанский уезд _ * *

Ефремовский уезд * *

Новосильский уезд 10*** 75***

Уральская область *

Уфимская губерния 70*** *

г.Уфа 1906 * 1905 300***

Уфимский уезд 80*** 40*** 270-320***

Белебейский уезд *

Бирский уезд 1***

г.Златоуст 1905 75***

1 40 солдат и рабочих

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время

создания численность количество организаций численность

пос.Усть-Катавский завод 22***

Ферганская область

г.Новый Маргелан 1906 *

г Андижан 1906 * •

г.Коканд 1905 80***

Харьковская губерния_ 31*** 1595***

пХарьков 1907 22""" 1905 500***

Ахтыркский уезд * *

Бо го духе кий уезд • *

Валковский уезд * *

гДолчанск _

Змеевский уезд * *

Старобельский уезд * *

Сумский уезд_ * *

г.Чугуев * *

Регион Военные о рганизадии Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

Херсонская губерния

г.Херсон 1905 ?

г.Одесса 1905 * 1905 250***

Одесский уезд 45 401***

Александрийский уезд * Ф

Ананьевский уезд 354***

Днепровский уезд 2*** *

г.Елисаветград 1906 * 1906 *

Елисаветградский уезд 25*** *

г.Николаев 1903 *

Николаевский уезд * *

Тираспольский уезд * *

Черниговская губерния

г.Чернигов 1906 450*** 1905 150-200***

Черниговский уезд 10*** *

Борзенский уезд * *

488

Регион Военные организации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

Глуховский уезд * *

Городнянский уезд 15*** 200***

Козелецкий уезд ? *

Конотопский уезд 10*** *

Кролевецкий уезд *

Нежинский уезд * *

г.Новозыбков 1905 150**

Новозыбковский уезд 6*** 100***

Новгородсеверский уезд * *

Остерский уезд * *

Сосницкий уезд * *

Стародубский уезд * *

г.Сураж * *

Суражский уезд * *

Черноморская область 4-6*** 150

г.Новороссийск * * 1905 *

Регион Военные о зганизации Рабочие организации Крестьянские организации

время создания численность время создания численность количество организаций численность

Эриванская губерния

г.Александрополь * *

Эстляндская губерния

г.Ревель * *

Ярославская губерния

г.Ярославль 1905 *

Мологский уезд * *

Мышкинский уезд *

Пошехонский уезд * ?

г.Рыбинск и уезд 1906 21*** ?

Углический уезд * *

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

СОСТАВ РУКОВОДСТВА ПАРТИИ ЭСЕРОВ В 1905-1907 гг.

Фамилия,

имя, отчество Сословное происхождение Образование Участие в революционном движении до 1902 г. Время вступления в партию Примечания

Авксентьев Николай Дмитриевич Дворянин Высшее Кружки 90-х гт. 1902-1903 Член ЦК в 1905 г., кооптирован в ЦК в 1907 г., уполномоченный ЦК, лидер Московского комитета

Агафонов Валериан Константинович Незаконченное высшее Народовольческие кружки Уполномоченный ЦК

Азеф Евно Фишевич Мещанин, сын ремесленника Высшее Кружки 90-х гг. 1899 Член ЦК с 1902 г. Избран в ЦК на I и П съезде. Лидер БО с 1903 г. Агент Департамента полиции с 1893 г.

Альтовский Аркадий Иванович Сын

коллежского регистратора Среднее Кружки 90-х гг. 1900-1901 гт. Член ЦК в 1903-1905 гг., уполномоченный ЦК

Фамилия,

имя, отчество Сословное происхождение Образование Участие в революционном движении до 1902 г. Время вступления в партию Примечания

Аргунов Андрей Александрович Дворянин Незаконченное высшее Народовольческие кружки 90-х гг. 1895-1896 гт. Член ЦК в 1905 г. Избран в ЦК на 1 съезде, кооптирован в ЦК после П съезда

Бах Алексей Николаевич Мещанин, сын техника Незаконченное высшее "Народная Воля" 1900 г. Уполномоченный ЦК

Б ил ит Борис Григорьевич Сын купца Высшее "Народная Воля" 1900 г. Уполномоченный ЦК

Бонч-Осмоловский Анатолий Осипович Дворянин, землевладелец Незаконченное высшее "Земля и Воля", "Черный передел" 1898-1899 гг. Член ЦК в 1905 г. Уполномоченный ЦК

Брешко-Брешковская Екатерина Константиновна Дворянка Домашнее Кружок "чайков-цев", "хождение в народ" 1899 г. Член ЦК в 1902-1905, 1907 гг. Уполномоченная ЦК

Волховский Феликс Вадимович Дворянин Незаконченное высшее Кружок "чайков-цев", "Земля и Воля" 1904 г. Член ЦК в 1904-1905 гт. Уполномоченный ЦК. Член Центрального Военного бюро, соредактор его изданий

492

Фамилия,

имя, отчество Сословное происхождение Образование Участие в революционном движении до 1902 г. I 4

Время вступления в партию Примечания

Гедеоновский Алексей Васильевич Сын священника Высшее "Земля и Воля", "Народная воля" 5 "Партия Народного права" 1901 г. Член ЦК в 1904-1905 гг. Лидер Заграничной организации

Гершуни Григорий Андреевич Мещанин Среднее Кружки 90-х гт. 1898-1899 гг. Член ЦК в 1902-1903 гт. Избран в ЦК на П съезде. Основатель и лидер БО в 1902-1903 гг.

Гоц Абрам Рафаилович Сын купца Высшее - 1901 г. Уполномоченный ЦК. Лидер Московского комитета

Гоц Михаил Рафаилович Сын купца Незаконченное высшее "Народная Воля" 1901 г. Член ЦК в 1902-1905 гг. Представитель БО в ЦК. Соредактор "Революционной России"

Зензинов Владимир Михайлович Сын купца Высшее Кружки 90-х гг. 1902-1903 гт. Член ЦК в 1905 г. Уполномоченный ЦК. Лидер Московского комитета

Фамилия,

имя, отчество

Ивановская-Волошенко Прасковья Семеновна

Крафт Павел Павлович

Лазарев Егор Егорович

Леонович Василий Викторович

Минор Осип Соломонович

Сословное происхождение

Дочь

священика

Дворянин

Сын

крестьянина

Дворянин

Сын раввина

Образование

Аларчинские курсы

Незаконченное высшее

Среднее

Незаконченное высшее

Среднее

Участие в революционном движении до 1902 г

"Народная Воля"

Народовольческие кружки 90-х гг.

"Хождение в народ", "Земля и Воля", ((Народная воля"

Народовольческие кружки 90-х гт.

"Народная Воля"

Время

вступления в партию

1895-1896 гт.

1902

1900 г.

1902 г.

Примечания

Член ЦК в 1905 г.

Член ЦК в 1902-1905 гт. Уполномоченный ЦК. Лидер Организационного Бюро

Член ЦК в 1902-1905 гт. Уполномоченный ЦК.

Член ЦК в 1904-1905 гг. Уполномоченный ЦК.

Член ЦК в 1905 г. Чрезвычайный уполномоченный ЦК

Фамилия,

имя, отчество

Михалевич Станислав Филиппо вич (Фаустинович)

Натансон Марк Андреевич

Панкратов Василий Семенович

Потапов Александр Иванович

Ракитников Николай Иванович

Сословное происхождение

Дворянин

Сын раввина

Рабочий

Дворянин

Сын

крестьянина

Образование

Участие в революционном движении до 1902 г

Среднее

"Земля и Воля"

Незаконченное высшее

Кружок "чайков-цев", "Земля и Воля", "Партия Народного права"

Среднее

"Народная Воля"

Высшее

"Народная Воля"

Высшее

Народовольческие кружки 80-90-х гг.

Время вступления в партию

Примечания

1903-1904 гг.

1905 г.

1904 г.

1901-1902 гт.

1900-1901 гг.

Член ЦК в 1905 г. Уполномоченный ЦК. Лидер Центрального Военного бюро

Член ЦК в 1905 г. Избран в ЦК на I съезде. Заведовал партийными финансами

Член ЦК в 1905 г. Уполномоченный ЦК по Центральной области

Член ЦК в 1903-1905 гг. Уполномоченный ЦК. Член Организационного Бюро при ЦК

Член ЦК в 1905 г. Избран в ЦК на I съезде. Лидер Крестьянской Комиссии при ЦК

Фамилия,

имя, отчество

Рубанович Илья Адольфович

Руднев Вадим Викторович

Савинков Борис Викторович

Селюк Мария Федоровна

Слетов СтепайГ Николаевич

Сословное происхождение

Мешанин, сын адвоката

Дворянин

Дворянин

Образование

Высшее

Дочь почетного гражданина

Дворянин

Высшее

Высшее

Женские курсы

Незаконченное высшее

Участие в революционном движении до 1902 г.

"Народная Воля"

Кружки 90-х гт.

Кружки 90-х гт.

Народовольческие кружки 80-90-х гг.

Время вступления в партию

1901 г.

1902-1903 гт.

1903 г.

1898 г.

Кружки 80-90-х гт. 1898-1899 гт.

Примечания

Член ЦК в 1902-1905 гт. Уполномоченный ЦК. Представитель партии в Интернационала

Уполномоченный ЦК. Лидер Московского комитета. Представитель ЦК по организационным вопросам В Петербургском комитете

Член ЦК в 1905 г. Кооптиро) ЦК на П Совете партии Заместитель Азефа в БО

Член ЦК в 1903-1905 гт.

Член ЦК в 1902-1905 гт. Кооптирован в ЦК после I съезда. Уполномоченный ЦК.

496

Фамилия,

имя, отчество

Тютчев Николай Сергеевич

Фейпг Андрей Юльевич

Фундаминский Илья Исидорович

Чайковский Николай Васильевич

Чернов Виктор Михайлович

Шишко Леонид Эммануилович

Сословное происхождение

Дворянин

Сын врача

Сын купца

Дворянин

Дворянин

Дворянин

Образование

Незаконченное высшее

Высшее

Высшее

Незаконченное высшее

Незаконченное высшее

Высшее

Участие в революционном движении до 1902 г.

"Земля и Воля", "Партия Народного права"

Народовольческие кружки 80-90-х гт.

Кружки 90-х гг.

Кружок "чайков-цев", "Земля и Воля"

Время вступления в партию

1904 г.

1903 г.

1902-1903 гт.

Примечания

Член ЦК в 1905 г. Уполномоченный ЦК

Член ЦК в 1905 г. Кооптирован в ЦК в 1907 г.

Уполномоченный ЦК. Лидер Московского комитета.

1903 г.

Народовольческие кружки 80-90-х гт. "Партия Народного права"

"Хождение в народ"

1896-1897 гг.

1904 г.

Член ЦК в 1904-1905 гг. Уполномоченный ЦК.

Член ЦК в 1902-1903 гг. Избран в ЦК на I и П съездах. Редактор центральных изданий партии.

Член ЦК в 1904-1905 гг.

Фамилия,

имя, отчество Сословное происхождение Образование Участие в революционном движении до 1902 г. Время вступления в партию Примечания

Юделевскяй Яков Лазаревич Мещанин Незаконченное высшее Кружки 80-90-х гг. 1901-1902 гг. Член ЦК в 1905 г.

Якимова Анна Васильевна Дочь

священника Среднее "Хождение в народ", "Народная Воля" 1905 г. Член ЦК в 1905 г. Уполномоченная ЦК.

ПРИЛОЖЕНИЕ 4

ГРУППА ЭСЕРОВ ВО П ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ [1]

Фамилия, имя отчество Род занятий Губерния Образование

Абрамов Василий Семенович Крестьянин Самарская Начальное

Тер-Аветикянц Степан Христофорович Учитель Елисаветпольская Среднее

Архангельский Василий Семенович Дворянин, инспектор народных училищ Самарская Духовная академия

Афанасьев Александр Егорович Крестьянин Курская Начальное

Бриллиантов Александр Иванович Священник Енисейская Среднее духовное

1 Приложение составлено на основании следующих источников: Россия. Государственная Дума. Созыв П. Сессия П. Указатель к стенографическим отчетам. СПб., 1907; Члены П Государственной Думы. СПб., 1907; Товарищ. СПб., 1907,2 марта; СН.-й [Слетов С.Н.] Члены государственной Думы социалисты-революционеры // Статьи по современным вопросам. Вып. Ш. М., 1907. С.52-62; Колесниченко Д.А. Состав Трудовой группы в I и П Государственных Думах. Сводная таблицы фракции. М., 1988; Леонов М.И. Эсеры в революции 1905-1907 гг. Самара, 1992. С.187-189; ГАРФ. Ф.522. Оп.1. Д.П. Л.63-65; там же. Ф.102. ДП ОО. Оп.237. Д.9. 4.14. Л.21. Д.707. Л.57; Rapport du Parti Socialiste Revoluttonnaire de Russie au Congres Socialiste International de Stuttgart. (Aout 1907). Gand, 1907. P.69-162, 256-257.

Фамилия, имя отчество Род занятий Губерния Образование

Горбунов Григорий Арсеньевич Врач Тверская Высшее

Долгополов Николай Саввич Земский врач Воронежская Высшее

Долгополое Нифонт Иванович Врач Нижегородская Высшее

Друкар Александр Петрович Помощник машиниста Ферганская Низшее техническое

Евреинов Владимир Вячеславович Служащий Астраханская Незаконченное высшее

Емельянов Николай Ильич Землевладелец, дворянин Таврическая Незаконченное высшее

Ефремов Лаврентий Александрович Крестьянин Вятская Начальное училище

Зайцев Михаил Герасимович Земский врач Вятская Высшее

Зимин Дмитрий Логгинович Учитель Симбирская Учительская семинария

Кир носов Николай Савельевич Крестьянин Саратовская Малограмотный

Фамилия, имя отчество Род занятий Губерния Образование

Козлов Алексей Петрович Страховой агент Уфимская Домашнее

Колоколыдаков Константин Александрович Священник Пермская Среднее духовное

Кузнецов Алексей Федорович Рабочий Тверская Низшее

Лебедев Иван Александрович Мировой судья Архангельская Высшее

Литвиненко Федор Григорьевич Крестьянин, мелкий торговец Киевская

Лохвицкий Пантелеймон Степанович Крестьянин Курская Начальное

Мущенко Иван Наумович Горный инженер в земстве Курская Высшее

Наумов Иван Афанасьевич Крестьянин Вятская Начальное

Оводов Николай Иосифович Крестьянин Курская Начальное

Фамилия, имя отчество Род занятий Губерния Образование

Покровский Георгий Константинович Секретарь уездного земского собрания Саратовская Низшее

Пьяных Иван Емельянович Крестьянин Курская Начальное

Ржехин Федор Иванович Земский агроном Саратовская Незаконченное высшее

Русанов Андриан Иосифович

Крестьянин, волостной старшина Курская Начальное

Сагателян Иоанес Яковлевич Присяжный поверенный Эриванская Высшее

Сигов Павел Сергеевич Акцизный чиновник Пермская Среднее

Стрелков Василий Михайлович Земский техник Самарская Среднее техническое

Тигранян Сирахан Фаддеевич Педагог Эриванская Высшее

Успенский Виктор Петрович Земский врач Рязанская Высшее

Фамилия, имя отчество Род занятий Губерния Образование

Финеев Иван Лаврентьевич Крестьянин, волостной писарь Вятская Домашнее

Фокеев Михаил Семенович Крестьянин, земледелец Нижегородская Высшее

Хворостухин Иван Прокопьевич Крестьянин Саратовская Начальное

Хвост Василий Иванович Крестьянин Черниговская Начальное

Шебалин Яков Семенович Крестьянин Вятская Начальное

Широкий Павел Семенович Присяжный поверенный Кубанская Высшее

ПРИЛОЖЕНИЕ 5

ДЕПУТАТЫ П ДУМЫ, ВЫШЕДШИЕ ИЗ ГРУППЫ ЭСЕРОВ ПОСЛЕ 1 марта 1907 г. [1]

Фамилия, имя, отчество Социальное положение Губерния, область Образование Группа, в которую вошел

Алашев Николай Валерьянович Дворянин, землевлалец Вятская Высшее Народных социалистов

Герасимов Федор Павлович Крестьянин Владимирская Низшее Трудовая группа

Герус Логтин Федорович Журналист Кубанская Высшее Социал-демократическая фракция

Краселюк Иван Николаевич Крестьянин Киевская Низшее Трудовая группа

Чаповенко Захарий Яковлевич Крестьянин Киевская Низшее Трудовая группа

Чигрик Евлен Яковлевич Крестьянин Киевская Низшее Беспарный

Источники, на основании которых составлено Приложение, см.: Приложение 4

504

ПРИЛОЖЕНИЕ Б

ДЕПУТАТЫ П ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ЧЛЕНЫ И СОЧУВСТВУЮЩИЕ ПАРТИИ ЭСЕРОВ, ВОШЕДШИЕ В ДРУГИЕ ГРУППЫ И ФРАКЦИИ, С НАЧАЛА ДУМСКОЙ СЕССИИ [1]

Фамилия, имя отчество Социальное положение Губерния, область Образование Группа, в которую вошел

Атласов Годий Мифтахуддинов ич Мулла Самарская Среднее Трудовая группа

Батуров Михаил Васильевич Крестьянин Казанская Низшее Трудовая группа

Березин Михаил Егорович Земский служащий Саратовская Высшее Трудовая группа

Быков Иван Яковлевич Крестьянин Тверская Низшее Трудовая группа

Веремеенко Тимофей Семенович Крестьянин Черниговская Низшее Трудовая группа

Кабаков Гавриил Иванович Крестьянин Пермская Низшее Трудовая группа

Маляренко Кузьма Емельянович Рабочий Киевская Низшее Трудовая группа

Меняйленко Федор Владимирович Крестьянин Воронежская Низшее Трудовая группа

Пеггрухин Григорий Иванович Крестьянин Казанская Низшее Трудовая группа

Попов Митрофан Кузьмич Врач Харьковская Высшее Трудовая группа

Фамилия, имя отчество Социальное положение Губерния, область Образование Группа, в которую вошел

Прасолов Яков Елисеевич Крестьянин Тамбовская Низшее Трудовая группа

Сайко Ефим Антонович Крестьянин Полтавская Низшее Украинская фракция

Толмачевский Василий Иванович Крестьянин Тверская Низшее Трудовая группа

У разов Дмитрий Васильевич Земский служащий Воронежская Высшее Трудовая группа

Ушаков Иван Иванович Народный учитель Донская Низшее Казачья группа

Федоров Александр Федорович Крестьянин Казанская Низшее Трудовая группа

Щербаха Савва Саввич Крестьянин Таврическая Низшее Бесшртийный

ПРИЛОЖЕНИЕ 7

ЧИСЛЕННОСТЬ И СОСТАВ САМАРСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ЭСЕРОВ в 1905-1907 гг. ПО ДАННЫМ ГУБЕРНСКОГО ЖАНДАРМСКОГО УПРАВЛЕНИЯ [1].

Место проживания

Социальная группа г Самара Уезды и уездные города Всего членов

Интеллигенты 114 31 145

Служащие 90 2 92

Учащиеся 41 5 46

Рабочие 77 2 79

Крестьяне - 33 33

Солдаты 19 - 19

Торговцы, домовладельцы 14 2 16

Дворяне 6 - 6

Определенных данных нет 156 16 172

Всего: 517 91 608

1 Приложение составлено на основании следующих источников: ГАРФ. Ф.102. ДП ОО. Оп.233. Д.1800. 4.26; там же. Оп.235. Д.20. 4.47; там же. Оп.237. Д.9. ТЛ; Д.9. 4.50; ГАСО. Ф.468, 469.

ПРИЛОЖЕНИЕ 8

НЕЛЕГАЛЬНЫЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ ЦК И ОБЛАСТНЫХ КОМИТЕТОВ

Издатель Название и место издания Время издания

ЦК Бюллетень ЦК партии социалистов-революционеров. Б.м. 1906, № 1

ЦК Вестник русской революции. Женева. 1901-1905, № 1-4

ЦК За народ! Париж. 1907-1914, №1-60

ЦК___ Земля и Воля. Париж,СПБ. Париж. 1904-1912, № 1-26

ЦК Листок "Земли и Воли". Б.м. 1907, № 1-4

ЦК Новости борьбы. Лондон. 1905, № 1-5

ЦК_ Партийные известия. СПб. 1906-1907, №1-10

ЦК Революционная Россия. Иматра, Томск, Женева. , Г902-1905, №1-77

ЦК Солдатская газета. СПб., Париж. № 1-7

ЦК La Tribune Russe. Paris. 1904-1913, № 1-35

508

Издатель Название и место издания Время издания

Дальневосточный обл. ком-т Воля. Нагасаки 1906-1907, №" 1-99

Закавказский обл. ком-т Солдат. Б.м. 1906. № 1

Он же Сознательный солдат. Б.м. 1906-1907, № 1-2

Поволжский обл. ком-т Деревня. Б.м. 1907-1908, № 1-4

Северный обл. ком-т Голос социалиста-революционера. Б.м. 1906-1907, № 1-2

Он же Известия Северного областного комитета ПСР. Б.м. 1907, № 1-2

Северо-Западный обл. ком-т Голос солдата. Б.м. 1907, № 1

Он же Из стен казармы. Б.м. 1907, № 1-4

Сибирский обл. ком-т Сибирские партийные известия. Б.м. 1907, № 1-2

Туркестанский обл. ком-т Земля и Воля. 1906, № 1-7

Украинский обл. ком-т Известия Украинского обл. ком-та ПСР. Б.м. 1907, № 1

9

?

CQ

2

о

ON

2

On

8

CN

2

vc

8

U3

X

CO

ё

О

о

О

X

О

с: "с

S

та

I

В

35

О

ю о

X

Б

I ц

О

о

о

X

О

и

I

О

*8

2

о

о о

о.

о

ю о

о о

а,

6

г-*

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава первая.

ОРГАНИЗАЦИЯ И СОСТАВ ПАРТИИ..................... 26

§ 1. ГЕНЕЗИС И СТАНОВЛЕНИЕ ПАРТИИ .............. 26

§ 2. ОРГАНИЗАЦИЯ. ЧИСЛЕННОСТЬ.................... 38

§ 3. СОСТАВ ПАРТИЙНЫХ РЯДОВ..................... 58

§ 4. СОСТАВ ПОЛИТИЧЕСКОГО РУКОВОДСТВА

ПАРТИИ.......................................... 67

Глава вторая.

СОЦИАЛЬНАЯ ДОКТРИНА. ТЕРРОР ..................... 86

§ 1. СОЦИАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ ...................... 86

§ 2. ПРОГРАММА..................................... 103

Глава третья.

ЭСЕРЫ В 1905 г......................................... 148

§ 1. ПОИСКИ СВОЕГО МЕТОДА ....................... 148

§ 2. ЭСЕРЫ В ЯНВАРЕ-СЕНТЯБРЕ 1905 г. ............. 168

§ 3. В ДНИ ОТКРЫТОГО ПРОТИВОСТОЯНИЯ

(Октябрь-декабрь 1905 г.).......................... 187

Глава четвертая.

НА ИЗЛОМЕ РЕВОЛЮЦИИ

(Январь - 8 июля 1906 г.)................................ 226

§1.1 СЪЕЗД (декабрь 1905 - январь 1906 г.).

НОВАЯ ТАКТИКА. РАСКОЛ........................ 226

§ 2. СОСТОЯНИЕ ПАРТИЙНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ........ 248

§ 3. ТАКТИКА НАКАНУНЕ ДУМЫ ..................... 260

§ 4. В ДНИ I ДУМЫ (27 апреля - 8 июля 1906 г.) ........ 277

Глава пятая.

ПОСЛЕДНИЙ ПЕРИОД РЕВОЛЮЦИИ .................... 309

§ 1. ИЮЛЬСКИЕ СОБЫТИЯ 1906 г. ..................... 309

§ 2. ПОИСКИ ВЫХОДА ИЗ ТУПИКА. П СЪЕЗД

ПАРТИИ (сентябрь 1906 - февраль 1907 г.) .......... 334

511

§ 3. ЭСЕРЫ И ВТОРАЯ ДУМА

(20 февраля - 3 июня 1907 г.)....................... 353

Заключение.

ЭСЕРЫ В ПАРТИЙНЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ

ОТНОШЕНИЯХ 1905-1907 годов ........................ 392

ПРИЛОЖЕНИЯ.......................................... 407