Юрий Бродский "СОЛОВКИ. Двадцать лет"

ОТ ИЗДАТЕЛЯ

В СССР - стране "окончательно и полностью победившего социализма", как провозглашала правящая партия большевиков, не было принято ставить памятники жертвам строительства коммунистического общества.

Но памятники, зарубки на память, - это не обязательно похожие друг на друга гигантские "матери-родины" или многофигурные композиции, что-нибудь символизирующие.

Памятник строителям Беломорско-Балтийского канала - сотням тысяч "заключенных каналоармейцев" (отсюда и сокращение "З.К.") от эпохи Перековки - это пачка популярных папирос "Беломорканал", а парадоксальный памятник alma mater ГуЛАГа от эпохи, рожденной Перестройкой, - это российская 500-рублевая купюра, на которой изображен именно Соловецкий лагерь Особого Назначения (СЛОН), каким он был с 1923 по 1932 год, то есть в период своего наивысшего могущества.

Свечой памяти соловецким заключенным стала и книга Юрия Бродского "Соловки. Двадцать лет Особого Назначения", воссоздающая историю репрессий на Соловецких островах с 1920 по 1939 год.

Основой книги являются воспоминания бывших заключенных, которые в хронологическом порядке восстанавливают историю Соловков от прибытия первых узников в концлагерь до закрытия Соловецкой тюрьмы. Воспоминания эти частично записаны Ю. Бродским, частично получены из личных и государственных архивов, частично взяты из изданий, выходивших, главным образом, за границей СССР в 1925-1970 годах.

Воспоминания дополняются текстами из документов, иллюстрирующих историю лагеря: фрагменты из приказов по ОГПУ и НКВД, постановления правительства, отчеты из архива польской разведки и отчеты лагерной администрации, проекты развития лагерей, результаты их проверок различными комиссиями, материалы следственных дел. Контрапунктом к жестоким страницам истории Соловков 20-х - 30-х годов в книге даны выступления членов правительства СССР и публикации в официальной прессе того времени, показывающие, как советская власть представляла лагеря стране и миру. Среди воспоминаний и документов в книге помещены стихи и песни, созданные в неволе, письма узников, записки, спрятанные заключенными на территории лагерей.

Отдельные главы книги высвечивают структуру лагеря, деятельность охраны, условия быта заключенных, использование подневольного труда, положение в лагере некоторых групп заключенных: женщин, священнослужителей, иностранцев. Прослеживаются наиболее яркие или характерные лагерные судьбы заключенных.

Особое внимание уделено переломным моментам лагерной истории, отражающим, как зеркало, этапы истории страны: коллективизацию, "вредительские процессы", убийство Кирова, массовый террор.

Книга "Соловки. Двадцать лет Особого Назначения" отличается от других подобных изданий тем, что половину ее объема составляют иллюстрации. Свыше семисот фотографий снабжены важными текстами - комментариями-подписями бывших заключенных.

Фотоаппарат в руках профессионального фотографа Ю. Бродского является и инструментом исследования (целый ряд лагерных текстов удалось спасти благодаря фототехническим приемам), и служит созданию художественного образа, равноценного текстовым материалам книги.

Изобразительный ряд книги включает наиболее зрительно яркие документы, карты, лагерные деньги, надписи, оставленные заключенными на стенах камер, рисунки, выполненные узниками лагеря, например известными художниками Аваимом Миганаджаном и Осипом Бразом.

В книге воспроизводятся кадры из фильма "Соловки", снятого в 1928 году но указанию ОГПУ; фотографии, сделанные в СЛОНе но заказам лагерной администрации; материалы из личных собраний бывших заключенных и бывших охранников.

Слайды с изображениями памятников истории и архитектуры, которые обычно показывают туристам во время экскурсий, благодаря комментариям бывших заключенных превращают книгу в путеводитель по лагерным Соловкам.

Фототека Ю. Бродского по соловецкой тематике насчитывает свыше пяти тысяч негативов и слайдов. Большинство авторских фотографий сделаны специально для книги "Соловки. Двадцать лет Особого Назначения" и не экспонировались даже на выставках. Многие фотографии являются уникальными, так как сохранили следы присутствия "Красного СЛОНа на Белом море", впоследствии утраченные.

Время делает свое дело. Соловки не являются тюрьмой уже несколько десятилетий. Материальные свидетельства "средневековья XX века" исчезают. Сохранению памяти об уходящей эпохе посвящена эта книга.

А. Сорокин

Юрий Бродский, исследователь истории Соловков и профессиональный фотограф, автор публикаций в журналах и сборниках России, Германии, Италии, Нидерландов, Финляндии, Польши, США, Японии, а также автор первой в СССР "лагерной" экспозиции в Соловецком музее-заповеднике и нескольких персональных фотовыставок по этой теме: "Соловецкий концлагерь в монастыре" (Римини-Милан, 1998), "Соловецкие парадоксы" (Варшава, 1998), "Новый человек" (Дрезден, 1999).

Научный консультант десяти истори-ко-публиг(истических кинофильмов, в том числе "Власть Соловецкая" ("Мосфильм", 1988), "Академия убийств" (TV-I, Польша, 1994), "Сталин и Гитлер. Патология власти" (TV-IV, Англия, 1999), "След Красного СЛОНа" (НТВ, 1999), "Белый квадрат на белом фоне" (La Sept ARTE, Франция, 2000), "Перед закрытой дверью" (ТВ "Культура", 2001).

Книга "Соловки. Двадцать лет Особого Назначения" впервые была опубликована в сокращенном варианте на итальянском языке издательством La Casa di Matriona (Милан, 1998).

Публикация осуществлена при поддержке благотворительной организации Институт "Открытое общество" (Фонд Сороса) и посольства Швеции в России

Документы, опубликованные в этой книге, получены из архивов МВД и УФСБ Республики Карелия, Государственного архива Архангельской области, архива УФСБ Архангельской области,

из Отдела рукописей Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге, Центрального архива МВД России, архива НИПЦ "Мемориал",

Государственного музея М. Горького в Нижнем Новгороде,

Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника, архива МВД Республики Польша, Государственного архива РФ,

из семейных архивов бывших заключенных, а также

из других хранилищ, которые разрешили автору воспользоваться имеющимися у них материалами по истории Соловецких лагерей.

Автор и издательство выражают также признательность за поддержку подготовки книги к изданию:

Анне Вичини

Е.Ю.Геииевой

[Хелене Овеяны]

И.Н.Осиповой

Н.Г.Охотину

В.П.Разину

В. В. Рождественскому

Ринату Хамиеву

[И.И.Чухину]

Н.И.Шилову

СОЛОВЕЦКИЕ ПАРАДОКСЫ

На шестьдесят пятом градусе северной широты, между тридцать пятым и тридцать шестым меридианами из студеного моря поднимаются острова, называемые в России Солонками. Расположенный в ста шестидесяти километрах от 11олярного круга этот архипелаг из-за своих reoqwcpH-ческих и климатических (кюбенностей квалифицируется тарифными справочниками как "район Крайнего Севера", то есть один из самых суровых для жизни регионов.

Мощный ледовый панцирь на протяжении миллионов лет несколько раз сковывал Северную Европу. Ледяные ноля толщиной в два километра ползли на юг, перетирая горные хребты и прогибая кору Земли, но десять тысяч лет назад ледяной плен закончился. Огромное послеледниковое озеро соединилось с Мировым океаном, превратившись в море, называемое теперь Белым. Над водами поднялся мощный утес, выстоявший под натиском льдов. Вершины этого утеса, укрытые обломками-моренами и рыхлыми породами, принесенными ледником, образовали большие и малые острова Соловецкого архипелага.

Соловки притягивали жителей материка с незапамятных времен. Древние святилища Соловецкого архипелага значительно старше, чем афинский Акрополь: каменные выкладки из валунов - лабиринты - созданы около четырех тысяч лет назад. Один из этих лабиринтов считается крупнейшим в мире.

По мнению современных ученых, на Соловках долгое время не было постоянных поселений. В сознании древних людей острова, поднявшиеся из Хаоса при сотворении Земли, находились на границе с потусторонним миром и могли посещаться лишь для совершения обрядов да захоронения вождей и героев.

Во второй четверти XV века на архипелаге обосновался монастырь, задуманный как остров спасения в мирском море. Основатели маленькой деревянной обители, Зое имя и Савватий, прославившиеся многочисленными чудесами, канонизированы в 1547 году, и с тех пор почитаются всем православным миром.

Канонизация отцов-основателей точно совпадает по времени с началом нового этапа развития созданного ими монастыря, когда обитель возглавил энергичный и мужественный сорокалетний церковный деятель, вошедший в историю как святитель Филипп. Он организовал на Соловках грандиозное каменное строительство. Возведенные при нем крупнейшая на Руси монастырская трапезная палата и уникальный для своего времени двустолпный Снасо-Преображенский собор отличаются исключительным благородством пропорций и высочайшим профессионализмом исполнения. Пять веков спустя после завершения строительства эти сооружения будут включены в "Список всемирного наследия ЮНЕСКО" как шедевры архитектуры.

Особо следует отметить природоохранительную деятельность игумена Филин-па. Спасая медленно растущий приполярный лес, вопреки сиюминутной экономической целесообразности, он значительно ограничил порубку деревьев на островах для строительных нужд и солеварения - основного средства пополнения монастырской казны в XVI веке.

Стараниями предприимчивого настоятеля на Соловках создаются капитальные инженерные сооружения: водяные мельницы, садки для хранения ценных пород рыб, каменная гавань с доками, использующими приливно-отливные течения Белого моря. Через леса и болота к отдаленным скитам прокладываются надежные дороги, а десятки озер соединяются каналами. Заботясь о братии, игумен Филипп внедряет целый ряд прогрессивных технических новшеств: прокладывает водопровод и квасопровод, улучшает рацион питания монахов и их одеяния, буквально на qiaiiH нарушения Устава.

В короткое время из тихой провинциальной обители, затерянной среди студеного моря. Соловки превратились в

оплот духовной и экономической жизни севера Русского государства, центр технического прогресса, место паломничества для всей страны.

Уже после вынужденного отъезда игумена Филиппа в столшгу забота о сохранении достигнутого на острове благосостояния вынуждает братию организовать защиту своих ценностей. Вокруг монастыря возводится гигантский пятиугольник оборонительных стен из огромных эрратических (ледниковых) валунов. Периметр крепости превышает километр, высота - до 11 метров, а толщина у основания - около 6 метров; Над стенами поднимаются восемь башен, достигающих у вершин шатров 30 метров. Башни, согласно передовому военному опыту своего времени, далеко выступают за линию стен, обеспечивая возможность мощного флангирующего обстрела. Особенно надежно защищены въездные ворота. Их система безопасности включает в себя крутые повороты внутри проездных башен, решегки-гирсы и галунные козырьки-захабы. Соловецкая крепость - ровесница гамлетовской крепости Эльсинор - стала чудом фортификационного искусства. В XVII веке патриарх Никон назвал Соловки одной из трех главных "осударевых крепостей".

"Мрачная, обомшелая стена Кремля, исполинским утюгом придавившая землю... Темные камни лежат прочно, нерушимо... И не понять, не узнать: какой камень был положен со смиренной молитвой, и какой со стоном отчаяния? Какой полит горючей слезой и какой согрет горячей МОЛИТВОЙ? И где прошла та трещинка, что расступилась в наше время пропастью, превратившей этот остров в место беспрерывных мук? Почему не оградили монахи своих потомков от нового бедствия? Почему их труд, их вера, их мука не принесли нам мира, а породили еще более жестокую борьбу, еще более жестокую муку? Когда и кем - ими. нами было что-то утрачено, без чего невозможен мир?", - напишет позднее соловецкий заключенный Г. Андреев.

Для защиты своих владении на материке разросшийся монастырь был вынужден содержать войско, организовывать вдали от

S

обители различные производства и промыслы, творить законы и вершить суд, подменяя органы светской власти. Монахи обучались ратному делу и по воинскому штатному расписанию имели свои места на стенах крепости, всегда готовые к убийству противника. Чего только стоят дошедшие до нас клички "смиренных иноков" - Иссидор Длинная Сабля, Аника Пушкарь, Аккакий Грозный!

Уже в далекие годы формирования коллективного характера обители, когда деревянный маленький монастырь только готовился превратиться в каменный Кремль, когда лишь намечался поворот к богатству и процветанию, одной из сугубо мирских функций, принятых на себя монахами, явилось содержание на острове тюрьмы и ссылки, не прерывавшееся почти четыре столетия. Хозяевам страны казалось целесообразным иметь подальше от себя в местах отдаленных небольшой изолятор для инакомыслящих и других нарушителей спокойствия.

Тюрьма на Соловках, история которой восходит к первой трети XVI века, была самым строгим и самым вместительным среди православных монастырских мест заключения вплоть до конца XVIII века, когда в Суздальском Спасо-Ефимиевском монастыре открылось специальное "арестантское отделение".

Соловецкий острог объединял в себе функции главной тюрьмы духовного ведомства и секретной государственной темницы. Режим содержания узников зависел от персональных инструкций, поступавших в тюрьму вместе с арестантами с материка, а также от человеческих качеств настоятелей, возглавлявших монастырь. Количество заключенных, сидевших в казематах острова при предшественниках Петра I, не превышало двух- трех десятков одновременно. Некоторых из них предписывалось содержать взаперти "под крепким караулом до смерти", заковав в ручные и ножные кандалы; других достаточно было держать на привязи цепью к стене камеры; иных надлежало "использовать вечно в тягчайших трудах" под строгим надзором братии.

В остроге на острове, отрезанном от материка две трети года плавающими ледяными полями, сложились весьма суровые тюремные традиции. Камеры заключенных первые триста лет располагались по всей территории монастыря: подземные, то есть ямы С люками, находились вблизи Корож-ной башни на северо-западе; на северо-востоке несчастных держали в двух зарешеченных артиллерийских амбразурах у Никольских ворот; так называемая Головленков-ская тюрьма размещалась вблизи Архангельской башни за Новобратским корпусом; в центральной части обители вечно темные камеры находились в подклетах Успенской церкви. 11екоторые арестанты маялись по 20-30-40 лет и более, но большинство погибали в первые годы заключения.

Без малого четыре столетия монахи Соловецкого монастыря так или иначе являлись охранниками, кормильцами и экзекуторами "своих" узников. Делали иноки это так же старательно, как молились Богу, как сажали репу или били морского зверя на промыслах, по необходимости послушно исполняя возложенные на них властями обязанности.

Вынужденное общение с образованными, зачастую знатными, а иногда просто яркими личностями из числа заключенных, разрушительно действовало на устои и без того сверх меры милитаризированной обители. Понимая это, Новгородский митрополит Никон (будущий Патриарх Московский), знавший Соловки не понаслышке, в 1651 году предупреждал старцев об опасности - "... ибо от тех ссыльных бесчинсчиков бывают многие смуты".

Предсказание Патриарха оказалось пророческим. Давно готовившаяся воевать обитель оказалась легко втянутой в жестокое противостояние, получившее название "Раскол", а некоторые из узников соловецкого острога стали подстрекателями и идеологами начала смуты: князь Михаил Львов - царский стольник, бывший начальник Московского печатного двора; Феофан - архимандрит одного из афонских монастырей; Осип Г 1ирютин - сын боярский, ротмистр рейтарского строя; Сильвестр - участник разбойных походов и грабежей на Волге, известны историкам, как одни из зачинщиков антиправительственного мятежа.

Поводом для восстания монашеской обители оказалась разумная по сути, но резкая по форме введения реформа Патриарха Никона, старящая своей целью унификацию церковных обрядов по всей стране. Несмотря на поддержку царя, эта реформа столкнулась с сопротивлением местнической Руси. Главным поводом для раздора оказались: отказ от многоголосия во время службы; количество пальцев, которыми выполняется крестное знамение; количество повторений слова "аллилуйя" в конце фразы, да количество букв "и" в русском написании имени Сына Божьего.

Нетерпимость, ощущение национальной исключительности, враждебная настроенность и недоверие ко всему иностранному (хотя вера-то пришла из-за границы), имевшие место быть в древнерусском обществе, подтолкнули многие сотни православных христиан к братоубийственной войне, к мученической гибели в огне и иод пытками.

Соловецкий монастырь оказался крупнейшим центром Раскола. С 1667 года по

1676 год он противостоял правительственным войскам, отменив моление за здравие царя. Сложилась парадоксальная ситуация, когда "воины Царя Небесного сражались с воинами царя земного". Лишь после предательства одного из монахов, показавшего тайный проход в крепость, оборона "воинов Царя Небесного" была сломлена, мятежники перебиты с невероятной жестокостью, а монастырь разграблен стрельцами царя Алексея Михайловича иод командованием воеводы Ивана Мещеринова.

Свято место пусто не бывает. В обитель прислали новых иноков, но чуждые для монашествующих роли тюремщиков, братия была вынуждена играть как и прежде. Парадоксально, но царский воевода, возглавивший разгром взбунтовавшегося монастыря, волею судеб оказался среди первых узников нового поколения соловецких заключенных.

Наследник царя Алексея Михайловича - император Петр I - значительно увеличил число своих подданных, отправляемых в Соловки под конвоем. Сначала сюда привозили противников его нововведений, а после в застенках монастырской тюрьмы оказались многие знаменитые сподвижники царя-реформатора. "Имя Соловков сделалось грозным и страшным но свидетельству истории российской", - писал соловецкий архимандрит Иларий, взявший на себя заботы по реконструкции тюрьмы.

В конце 20-х годов XIX века здание Иконописной палаты В северной части монастыря было превращено в специальный тюремный корпус, где на двух этажах размещались 28 "арестантских чуланов" с двойными решетками на окнах, а в 1842 году но ходатайству вышеупомянутого Илария архитектором Щедриным надстраивается третий этаж с девятью камерами, хотя и тогда количество заключенных на архипелаге не превышало 50 человек.

В середине XX века, уже после ухода с Соловков и монастырских узников, и советских концлагерей, именно над этим ос-трогом будет поднят государственный флаг СССР, так как здание старой тюрьмы на многие годы станет резиденцией местных органов коммунистической власти.

т

Среди первых известных заключенных Соловецкого острога оказался современник святителя Филиппа - несправедливо обвиненный в ереси игумен Троице-Серги-евой лавры Артемий, а вскоре вслед за ним из Московского Кремля в Соловецкий Кремль прибыл иод конвоем в ссылку один из судей безвинно осужденного игумена - духовник Ивана Грозного, автор "Домостроя", благовещенский поп Сильвестр. Такое причудливое сплетение жизненных путей соловецких узников и их судей будет повторяться еще не pas В истории весьма засекреченной монастырской тюрьмы можно обнаружить несколько удивительных ситуаций, в которых всесильные столичные вершители судеб вдруг (а может, и не вдруг) низвергались в те же соловецкие казематы, что и их недавние жертвы.

По сведениям историка Г. Г. фруменко-ва, мартиролог Соловецкой монастырской тюрьмы со времен Hisana Грозного включает в себя не менее 400 имен. Основную массу составляли религиозные вольнодумцы и "отступники" веры, хотя В списке узников можно встретить много имен, попавших на остров не по своей воле, безотносительно их религиозных взглядов. Среди знаменитых заключенных можно вспомнить видного деятеля Смутного времени Авраамия Палицына, бывшего "царя всея Руси" Симеона Бекбулатовича; любимца Петра Великого, бессменного главу Тайной канцелярии П. А. Толстого вместе с сыном, а также соперника П. А. Толстого, наставника Петра II сенатора В. Л. Долгорукого, тоже с сыном; президента коммерц-коллегии графа П. 11. Мусина-Пушкина, выступившего против бироновщины; последнего атамана Запорожской Сечи Петра Кальнишевского, без суда и следствия тайно спрятанного в соловецком подземелье; борца за освобождение Польши Иоанна Елонского; знаменитого справщика книг при Патриархе Никоне грека Арсения; видного французского сановника Августа Турналя, соучастника побега императора Наполеона из заключения с острова Эльба.

Известность и популярность Соловецкого монастыря как великого богомолья соединялась С глухой, дурной славой монастырской тюрьмы вплоть до начала XX века. Парадоксальным остается и тот факт, что место религиозного добровольного уединения с благой целью спасения души оказалось центром принудительной изоляции, главным образом по религиозным мотивам.

Разорение соловецкой крепости стрельцами царя АлёКсёЯ Михайловича, а также всевозможные поборы Петра Великого и секуляризация владений на материке при Екатерине II подорвали экономическое могущество монастыря. Соловки уже не играли роль столицы "государства в государстве" на севере России, перестав быть и крупнейшим культурным центром. Упало военно-стратегическое значение крепости. Медленно-медленно обитель, освобожденная от вериг многих светских обязательств, нащупывала свой путь развития.

Постепенно сложился облик братии, как единого коллектива, собранного единым замкнутым местом деятельности. Соловки не прославились в этот период подвигами благочестия, не создали новых архитектурных или литературных шедевров, не выдвинули из своей среды выдающихся деятелей всероссийского масштаба. Современники называли обитель тех лет "Крестьянским царством" - идеалом коллективного хозяйства Ставка делалась на развитие ремесел и небольших производств с внедрением новейших достижений науки и техники. К середине XIX века выкристаллизовался девиз обновленного монастыря: "В труде спасаемся!"

Безусловно, близость к Северному полюсу, мореходная практика в высоких широтах и жизнь в окружении выдающихся шедевров архитектуры влияли на образ мышления братии. Писатель и путешественник В. И. Немирович-Данченко, побывавший на островах, отметил, что для понимания характера обители необходимо увидеть ее представителей в характерной для них обстановке. Соловчанина, например, нужно наблюдать во время шторма на палубе монастырского судна или во время выволочного весеннего промысла морского зверя на крутящихся среди волн льдинах; соловецкие монахи, предоставленные сами себе, даже головной убор носят не по консисторски установленному образцу, а заломив набекрень!

В 1903 году тюрьма в обители была, наконец, упразднена, и в XX век Соловецкий монастырь вошел уверенной походкой предприимчивого хозяина, достигнув на этом поприще значительных экономических успехов. Монахи под руководством талантливого организатора - архимандрита Иоанникия - приспособились к новому укладу жизни. Они имели свой флот и первый на севере России сухой док, радиостанцию, гидроэлектростанцию - одну из первых в стране, развитую сеть морских промыслов, ремесленных и сельскохозяйственных производств. Множество достижений технического прогресса без промедления внедрялось в хозяйственную жизнь обители. Благодаря эффективной рекламе десять-пятнадцать тысяч паломников ежегодно посещали далекие остро-

Соловки как частичка России, естественно, имели с ней общую историю, однако, оглядываясь назад, можно видеть, что первые камешки лавин, обрушивавшихся на страну, отчетливо прослеживаются на островах раньше, чем на материке. Лагерная присказка "Сегодня в Соловках - завтра в России" имела место и во времена опричнины, и в Смутное время, и в годы Раскола...

Так происходило и в начале двадцатого столетия, когда в монастырскую братию влилась команда флотской братвы, пережившей во время Русско-японской войны разгром и сдачу в плен пол Порт-Артуром. Активные морячки (принявшие постриг но обету целым отрядом, на льготных условиях, почти сразу в иеромонахи - по

А.

ж *._______r. ,v

ва, принося значительный "кружечный доход". Монастырь содержал на свои средства госпиталь в столице, давал деньги в долг правительству, торговал с заграницей, участвовал во всемирных выставках, подумывал о покупке самолета, но в недрах здорового организма уже появилась раковая клетка... в виде красивой идеи о всеобщем равенстве во имя всеобщего счастья.

особому указанию Синода) неожиданно, прикрываясь словами о борьбе с неравенством, начали борьбу за власть в процветающей обители. Путем противоправных действий, называвшихся в прессе тех лет "соловецкой сварой", им удалось в 1917 году свергнуть настоятеля монастыря Иоанникия, воспроизведя на островах микромодель падения самодержавия в России.

*1

Новый, избранный голосованием "коллектива верующих" настоятель Вениамин показался "флотским" монахам недостаточно прогрессивным, и бывшая братва продолжила борьбу. В прибытии на острова чекистов и введении на архипелаге Особого Управления эти монахи пытались усмотреть "Провидение Свыше", рассчитывая согласно сохранившимся документам, на помощь "соловецкой советской власти" в "справедливой" организации монастырского общежития, как, по их мнению, учил безвременно погибший еще в XVI веке святитель Филипп, "борец за угнетенных".

Реально же захват большевиками власти в стране означал для Соловков замораживание привычных форм жизни. Монастырь переименовали в Кремль, Белое озеро - в Красное. "Суровая климатическая обстановка, трудовой режим и борьба с природой будут хорошей школой для всяких порочных элементов!" - постановили победители и создали в 1920 году на территории монастыря, известного своими тюремными традициями, концентрационный лагерь для своих соотечественников - военнопленных Гражданской войны. В 1923 году этот лагерь перерос в СЛОН - Соловецкие лагеря Особого Назначения. Парадоксально, но первыми узниками СЛОНа оказались активисты тех политических партий, которые прежде были союзниками большевиков в-борьбе за власть.

Особое Назначение Соловецких лагерей состояло в том, что там для "исправления", а не за провинность, первоначально изолировались люди, представляющие угрозу для советской идеи лишь только фактом своего существования. Активных противников власти, посмевших взять в руки оружие или пытавшихся публично высказывать свое мнение, большевики уничтожали сра^у. В концлагеря же заключались те, чье воспитание не согласовываюсь с коммунистической практикой, те, кто в силу своего образования, происхождения или профессиональных знаний оказались "социально-чуждыми". Большая часть этих людей была брошена в Соловки не по приговорам суда, а по решениям различных коллегий, комиссий, совещаний.

У Полярного круга возник полигон - там, вдали от посторонних глаз, постепенно стала отрабатываться организация охраны и практика расстрелов, обсуждалась вероятность применения отравляющих газов и технология захоронения трупов; определялись нормы питания и изу-чались возможности массового использования принудительного труда. Соловецкие охранники, прошедшие школу на островах, возглавляли потом лагерные Управления по всему СССР. На Соловках внедрялась индустрия создания граждан с принципиально новым - советским сознанием. Руководители системы считали, что ими создана "ФАБРИКА ЛЮДЕЙ". Заключенный Михаил Никонов назвал это предприятие "АДСТРОЕМ".

На островах Соловецкого архипелага была создана модель государства, разделенного на группы по классовому признаку, где имелись: своя столица, свой Кремль, своя армия, свой флот, свой суд, своя тюрьма и хорошая материальная база, доставшаяся в

наследство от монастыря. Печатались свои деньги, издава\ись свои газеты и журналы. Свыше шестидесяти соловецких монахов, принявших декларацию митрополита Сергия и ставших "обновленцами", работали в лагере вольнонаемными инструкторами. Имелось даже несколько театров и научное общество, изучавшее природу и памятники истории на территории лагеря.

Труд в Особом лагере сначала имел только "воспитательное" значение. Под присмотром "самоохраны", то есть бывших чекистов и бывших коммунистов, осужденных за уголовные преступления не в тюрьму, а на администрирование каторгой, узники, как правило, высококвалифицированные специалисты, носили воду из проруби в прорубь, перекладывали бревна с места на место, до потери сознания хором кричали здравицы начальству. И конечно, лучшие погибали первыми... Этот период формирования лагерной системы закончился в 1929-1930 годах массовой гибелью заключенных, главным образом, от "тяжелых условий жизни", как писали в актах о смерти, а затем и уничтожением охранников, рьяно выполнявших карательные функции.

еся вне территории островов Соловецкого архипелага, еще в начале тридцатых годов продолжали официально называться Соловецкими. Контингент заключенных значительно расширился, возросло количество технических специалистов, квалифицированных работников, а также крестьян, не понимавших счастья труда в колхозах, и другой "рабсилы", необходимой для расширения социалистических преобразований в СССР. К осени 1934 года в стране воцарился ГУЛАГ.

Главный новый лагерный закон гласил: "Хлеб по выработке!". СЛОН перевели на хозрасчет. Больные, физически слабые, пожилые заключенные были теперь изначально обречены на истощение и смерть, но те, кто выполнял нормы выработки, получали неурезанный продовольственный

Следующий этап прорастания Соловков в ГУЛАГ связан с попытками получения максимальной прибыли от принудительного труда узников и созданием все новых и новых подразделений СЛОНа на материке от Ленинградской области до Мурманска и Урала. Те лагеря, находившипаек, награждались грамотами и премиальными пирожками, их портреты вывешивались на лагерной "Доске почета". Сталин даже предложил награждать отличившихся заключенных орденами, но не выпуская их из лагеря, "чтобы на свободе они опять не испортились"...

Родина концлагерной системы - Соловки - после уничтожения своих природных ресурсов (древних лесов архипелага), перекачала большую часть узников с островов на "ударное" строительство Бсломорско-Бал-тийского канала и превратилась из "Парижа Северных лагерей" (по образному выражению ре1грессированного профессора Ивана Озером) в одно из многочисленных советских мест заключения. Режим изоляции заключенных на островах все больше ужесточался, узников лагерей с середины 30-х годов стали переводить на тюремное содержание. Осенью 1937 года около двух тысяч соловецких заключенных, отобранных по решению тюремной администрации, были расстреляны. Но палачи-исполнители и палачи из Москвы, отдававшие указания о .массовых убийствах, ходили по земле ненамного дольше, чем их жертвы, - большинство этих гэбэшников образца 1937 года вскоре тоже были расстреляны.

Исторические этапы деятельности "исправительных лагерей" на Соловках закончились массовой гибелью "исправляемых", однако и большинство деятелей, приложивших руку к созданию концлагерей на островах, тоже стали жертвами построенной ими системы. Чекист, поднявший над Соловецким монастырем красный флаг, через три года вернулся в Соловки - уже как заключенный Архангельский чиновник, первым предложивший превратить беломорский архипелаг в большой концлагерь, расстрелян. Заместитель председателя ВЧК, подготовивший Постановление ВЦИК СССР об Особых лагерях на Соловках, расстрелян.

Глава правительства СССР и его управляющий делами, подписавшие документ о создании Соловецких лагерей Особого Назначения, расстреляны. Жизненные пути многих и многих руководителей Соловецкого концлагеря были тоже принудительно оборваны. Оказалось, что все в проигрыше. Нет победителей. Система никому не принесла счастья.

Соловецкий архипелаг после массовых расстрелов заключенных в 1937 году был выведен из состава ГУЛАГа и превращен из лагеря в образцовую тюрьму Главного

Управления Государственной Безопасности, имевшую пять отделений на разных островах. Только штат обслуживающего персонаж составлял свыше тысячи человек, одних парикмахеров - восемь. Тюрьма на Соловках отличалась очень суровым режимом, явившись вершиной пенетенциарной системы СССР, но одновременно и ее тупиком. Количество заключенных продолжало увеличиваться.

Маятник репрессий продолжал раскачиваться, уничтожая и уродуя как узников, так и их охранников.

Для содержания заключенных на Соловках использовались буквально все монастырские помещения и построенные на скорую руку бараки. В 1939 году завершилось возведение специального Большого тюремного корпуса. Его первооткрывателями вполне могли стать заказчики строительства - коллеги "железного" наркома НКВД Николая Ежова, расстрелянного в Москве, однако Соловецкая тюрьма по приказу нового наркома внутренних дел Лаврентия Берии вдруг срочно расформировывается. Начиналась Вторая мировая война, и территория архипе-

лага потребова\ась для организации на ней военно-морской базы Северного флота Сложилась парадоксальная ситуация: единственным местом на островах, где не сидели заключенные, оказалось единственное специально построенное для этого капитальное здание.

Поздней штормовой осенью 1939 года узников этапировали с островов в другие места заключения, где их еще долго узнавали по особой соловецкой тюремной одежде.

Лагеря покинули Соловки окончательно, выплеснувшись на материк, но еще долгие десятилетия земля архипелага была окружена табличками "Запретная зона". Даже советская власть в виде избираемых населением местных Советов впервые пришла на архипелаг только в 1944 году. КГБ десятилетиями преследовал любые попытки проникновения в историю лагерей, материальные следы ГУЛАГа на островах целенаправленно уничтожались.

-7--У--

ЖелЬзной рудой

ттш чшйчество СЧШ1Ю

Не остаюсь в alma mater советских лагерей и живых очевидцев "средневековья" XX века. Лозунг "Железной рукой загоним человечество к счастью!", как оказалось, привел лишь к гибели большинства, попавших иод эту "железную руку".

Согласно уже опубликованным материалам Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий за годы советской власти по политическим мотивам в Советском Союзе было расстреляно, а также погибло в тюрьмах и лагерях около 25 ООО ООО человек.

Свою жизнь или часть жизни оставили в Соловках и связанных с ними лагерях Карелии около миллиона заключенных. Это не самая большая цифра в шестидесятимиллионном перечне жертв коммунистического режима. Однако для многих людей именно слово "СОЛОВКИ" стало символом большевистских репрессий. Недаром памятник всем жертвам ГУЛАГа, установленный в Москве на Лубянской площади против главного здания КГБ СССР, это - Соловецкий Камень - ледниковый валун, привезенный из бывшей лагерной столицы. Соловецкий Камень стал алтарем, где теперь принято зажигать свечи в память о погибших в советских застенках.

И все-таки СОЛОВКИ в первую очередь не есть только символ "лобного места" одной шестой части земной суши. История Соловецких лагерей Особого Назначения, где в концентрированном виде проявилась античеловечная сущность коммунистической власти, в конечном итоге, фрагмент всемирной картины борьбы зла с добром. Эта история знает многочисленные примеры духовного сопротивления безвинно арестованных узников, которые вопреки физическим и моральным страданиям, не утратив человеческого достоинства, завершили здесь свой жизненный путь.

Благодаря подвигам этих людей Соловки из символа репрессий становятся в нашем сознании символом единения и святости, ведь и Крест - символ спасения, как ни парадоксачьно, когда-то был лишь орудием мучительной казни. В Соловках ушли из жизни по единым спискам тысячи людей многих национальностей и различных мировоззрений, а земля, где пролита кровь безвинных мучеников, почитается всеми религиями как святая.

Юрий Бродский

Омыться ль жаждали они в крови, Увековечить новую ль Голгофу, Не знаю...

Вильям Шекспир "Макбет", действие 1, картина 2

Зою жили, или часть жизни ОСТАВИЛИ на Соловках и связанных с ними лагерях советской Карелии около миллиона заключенных.

т йсюрия Соловешмх лагерей Особого На течения, гле в конченiрированнолл вило проявилась am ичс ювечная СУЩНОСТЬ комли ниа ического режима, в конечной итоге, фра/ мен/ всемирной картины борьбы зла с лобром. Эта история знает ымечлтельные примеры духовного сопротивления.

безвинно арестованных \ зников, лосюино завершивших злесь свои жизненный путь.

'лаголаря нолвнгаМ этН\ молей Соювки из символа репрессий становятся в нашем сознании си ивою, и сличения и святости.

I

f

Фрагменты из истории "первых островов ГУЛАГа" - Соловецких лагерей Особого Назначения НКВД и Соловецкое тюрьмы ГУГБ СССР рассказывают бывшие узники этих карательных заведений:

Адамсва-Слиозберг Ольга Львсв на

, 1903-1992,, ЭКОНОМИСТ. В Соловках - 1937-1939 гг. Всегс восемнадцать лет заключения и ссылок. Воспоминания публикуются по распечатке записей, сделанных для кинофильма "Власть Соловецкая", "Мосфильм", Г988..

БулыгиН Александр Дмитриевич

1902-1986, бухгалтер. В Соловках - Г925-Г927 гг. Всегс зесть лет лагере? и ссылок. Авт"р рукописи "Быль Соловецкая" архив ниц "Мемориал", Саикт- Петербург,.

Андреевский Иван Михайлович

;1894-1976,, псевдоним -И.Андреев, прсфессср-филолег, историк церкви. В Сслсвках - 1928-1930 гг. Всегс семь лет лагерей и ссылок. Автор книги "Заметки с Ката-кембной Церкви" .Джср-данвилль, США, 1947,.

Бессонов Юрий Дмитриевич

1895-1970, ,офицер-фрон-т-.вик, заместитель конек- данта Зимнего дворца в октябре 1917 года. В СЛОНе - '924-1925 гг. Организатор побега из пересиль юге пункта вблизи Кем/. Автор книги "Двадцать зесть тюрем и побег с Соловков"

Париж, Г928..

Баев Александр Александрович

:.Г904-Г995, .микробиолог, академик. В Соловецкой тюрьме на острове Муксалма и в одиночной камере в Кремле - 1937-1939 гг. Всего тринадцать лет тюрем, лагерей и ссылок.

Верховский Дмитрий Петрович

псевдоним Д. Зитх-.вский, Г901-1966,, инженер. В Сг,-ловках - с 1931 года, потом на ББК. Всего двадцать един гд тюрьмы, лагере" и ссылок. Автор воспоминаний "Полжизни". Публикуется пс машинописному тексту с авторской правкой, нодучениояу от Н.Г.Левитской, асква.

Викеньтьев Игорь Александрович

(T9II г.р." инженер. В Соловках - 1935-193? гг. Всего пять лет лагерей за якобы принадлежность к "КРГ - контрреволюционной группировке".

Газарян Сурен Оганесович

Д899-Т982,, экономист. В Соловецкой тюрьме - 1937-1939 гг. Всего десять лет тюрьмы и десять лет ссылки. Воспоминания "Этого забыть нельзя" опубликованы в журналах "Звезда" {№ I, 1989, и "Литературная Армения" ;В5 6-9, 1988 год,.

Волков Олег Васильевич

^1900-1996,, писатель. В Соловках - 1928-1929 и 1931-Г933 гг. Всегс двадцать сем> лет заключения и ссылок. Публикуется по распечатке записей , сделан.чых дтя кинофильма "Власть Соловецкая" Мосфильм", 1988, и книге "Погружение во тьму" {Париж, 1987,.

Гордон Гаврила Осипович

(1885-1942 " профессор-историк. В Соловках - 1930-1931гг. Всегс тринадцать лет лагерей и ссылок. Погиб в заключении. Воспоминания о Г.О.Гордоне публикуются по рукописи его сыча Г.Г.Гордона "Поездка в Соловки в I93T году" ;архив ТШ'Л им.Пушкина, Москва,.

Ганеаи н Дмитрий Сергеевич

,1904-1977,, инженер-конструктор. В Соловках -1926-1928 гг. Всегс зесть лет лагерей и ссылки по "Делу скаутов". Автор неопубликованных воспоминаний .находятся у его вдовы В.П.Ганелиисй в Москве,.

Гурский Константин Петрович

,1911-1996,, рабочий. В Соловецких лагерях - 1933-1934 гг. Осужден ленинградской Трсйкой ОПТУ за "подготовку к покушению на Сталина". Всего двадцать два года лагерей и ссылки.

mm.

Гере.тс в Дворжецкий Евневич

Анатолий Ефимович Вацлав Янович Александр Афанасьевич

1904-1992"писатель. В Со- ,1910-1993., Народны? ар- ,1861-1937,, в момент аре-ловецкой тюрьме - 1937- тист России. В 1929 году ста работал в Москве заве- 1939 гг. Зсего семнадцать осужден Ссобы:-: Совещанием дующим лабораторией Лнсти-лет тюрьмы, лагере' и сек- ОГПУ. Всего двадцать семь тута гуттаперчи к каучука, лок. Воспоминания публику- лет лагерей и ссылок. Автор Автор рисунков, сделанных ются по распечатке эапи- рукописи "Записки актера" дтя описания Соловецкого засей, сделанных для кино- .архив литературного об- герного музея. Расстрела-фильма "Власть Солсвец- щества "Возвращение",. 8 декабря 1937 года, кая" ."Мосфильм:", 1988,.

Жилов Зайцев Зотов

Николай Васильевич Иван Матвеевич Владимир Семенович

;1892-1966" врач-хирург из (1878-1934, , генерал- ,1903-1978,, художник. В

Москвы. В Соловецких лаге- майор, полный Георгиев- Соловках - 1926-1928 гг.

рях - 1929-1935 гг. Всего ский Кавалер. В Соловках Всего зесть лет лагерей и

двадцать два года лагерей - 1925-Т927гг. В 1927 году ссылки. Мемуары публикуют-

и ссылок. Автор рукописи вывезен с острова в ссыл- ся по фрагмента-.:, включен-

"Летопись моей жизни", най- ку на Север, откуда север- ным в неоконченную руке-

денной в 1991 году на Ар- аил удачный побег за гра- пись С.В.Шибанова "СЛОН -

бате в доме, предназначен- яйцу. Автор книги "Солов- воспоминания и зарисовки

кем на слом. ки" (Шанхай, 1931,. пс памяти".

Ивенсе н Павел Альбертович

"908г.р. ,, изобретатель, авиаконструктор. В Соловках - 1935-1938 гг. Всегс двадцать два года тюрьмы, лагерей и ссылок. В 60-х годах - главный ведущий конструктор космических комплексов "Протон".

Казаринсв Пантелеймон Константиневич

1885-193?,, профессор, редактор "Сибирской советской энциклопедии". В Соловках - с 1933 года. Автор рисунков, сделанных для описания лагерного .:уэея. Расстрелян 9 октября 1937 года.

Казачков Владимир Алексеевич

.1902-1994,, бухгалтер из Москвы. 3 Соловках -Г925-Г928 гг. , потом три года ссылки в Сибири эа участие в собрании бывших учеников кадетского корпуса.

Киселев Н. .псевдоним Громов Н.И.,.

В Соловках - 1928-1930 гг.

Офицер Белой армии. До ареста жил на нелегальном положении и в лагере сидел под фамилией Карпов. В 1930 году сверлил побег в Финляндию. Автор книги "Лагеря смерти в СССР" (Шанхай, 1936,.

Кичкас В.

Автор воспоминаний под названием "Сатаниада. Соловецкие этюды". Опубликованы в 1946 году в Мюнхене. Тираж, видимо, несколько десятков экземпляров. Сведений об авторе нет. Раритет стал известен благодаря Вадиму Крейду (США,.

Клингер А.

Офицер Белей армии. В Соловецких лагерях - с 1923 года. В 1925 году совершил побег в Финляндию. Автор воспоминаний "Красная каторга. Записки бежавшего", (сборник "Архив русской революции", Берлин, Я! 19, 1929 год,.

Левитсхая

дев. - в лагере Васильева,

Ирина Павловка

Т9Т4 г.р.,, инженер. Осуждена пс "кировскому набору" 28 декабря 1934 г. :а пять лет "за терр риэм". В Соловках - Т935-Г937 гг., затем д.. 1939 г. - в тюрьмах Владимира и Суздаля.

Мальсагов Соэеркс Артаганович

Д893-Г976,, офицер. Бежал из СЛОНа в Г925году. В Г939 году,после пленения в Пользе, совершил побег из гитлеровского кс чцлагеря и воевал во французском Сопротивлении. Автор книги "Адские острова. Советская тюрь-..а на дальне:.. Севере"

^Лондон, 1926,.

1

Лихачев Дмитрий Сергеевич

,1906-2000,, филолог, академик. В Соловецких лагерях - Х928-Г932 гг. Воспоминания публикуются по материалам интервью для кинофильма "Власть Соловецкая" "Мосфильм", 1988, и рукописны;.! комментариям к книге Б. Ширяева "Неугасимая лампада".

V

"'1

> v. . Л

Мане (Пе нз и на ; Ольга Мей еров на

, Г906-Г997,, врач. Арестована вскоре после приезда из Польши в СССР на учебу. Статья "ГШ - подозрение в шпионаже". В Соловках - Г935-Г938 гг. Всего двенадцать лет лагерей.

Лобанова Ольга Федоровна

1911 г.р.агроном из горда Петропавловска в Казахстане. Арестована после получения письма из-за границы, осуждена "за связь с мировой буржуазией". В Соловках - 1935-Г938 гг. Всего пять лет лагере?.

Мартюхи I-: Лев Николаевич

;. 1914-1995, , строитель. В лагере и тюрьме на Соловках - 1936-1938 гг. Всего двенадцать лет лагерей и ссылок.

Никонов Михаил Захарович :,псевдоним - Смородин СВ.,

1889-19..? гг., землемер. В Соловках - 1928-1930 гг., затем - на Беломорканале. После семи лет заключения организовал побег из лагеря. Автор книги "Красная каторга. Записки соловчани- на" (София, 1938,.

:\

Олккер Борис Львович

(I90T.-T978,, врач-хирург, заместитель Наркома здравоохранения Белоруссии. В Соловецкой тюрьме - 1936-1939 гг. Всего двадцать лет тюрьмы, лагерей и ссылки. Автор рукописи "Воспоминания" (хранится у его дочери Л.Б.Гореловой, Санкт-Петербург,.

Озеров Иван Христофорович

,1869-1942, ,экономист, профессор, крупный специалист в области финансов. В Соловках - 1931-1933 гг. Автор "Воспоминаний", написанных в 1938 году ;ОР РНБ, Санкт-Петербург,.

Олицкая Екатерина Львовна

;1898-Г.974"члек партии социалистов-революционеров. В Соловках - 1924-1925 гг. В лагерях, тюрьмах и ссылках тридцать девять лет. Автор книги "Мои воспоминания" ."Посев", Франкфурт-на-Майне, 1971,.

Олехнсвич Франциск

.1883-1944., журналист, драматург. В Соловках - "927-1933 гг. В "933 году Олех-новича как польского подданного обменяли на разоблаченных за границей агентов Коминтерна. Автор книги "Правда о Советах" .Зар-шава, 1937,.

Польский Михаил Афанасьевич

,1891-1960,, протопресвитер. Активный деятель Русской Зарубежной Церкви. В Соловецких лагерях - 1923-1926 гг. Всего семь лет лагерей и ссылок. В 1930 году совершил побег из СССР. Автор книги "Новые мученики российские" (Свято-Троицкий монастырь, Джорданвилль, США, 1949, 1957,.

Прохоров Александр Арсеньевич

,1910-1995,, инженер. В Соловках -1937-1939 гг. Всегс восемнадцать лет тюрьмы, лагерей и ссылок. Воспоминания публикуются по материалам интервью для кинофильма "Власть Соловецкая" ."Мосфильм", 1988..

Сагайдак Дмитрий Ефимович

,1902-1987,,инженер-механик. В Соловецкой тюрьме -Г938--939 гг. Всегс восемнадцать лет тюрьмы, лагерей и ссылок. Автор рукописи "Восемнадцать лет"

,архив НИЩ "Мемориал", Москва,.

Розанов Михаил Михайлович

;1902-1989,, журналист. В Соловках - 1930-1932 гг. Всего в тюрьме и лагерях -одиннадцать лет. Автор книг "Завоеватели белых пятен", ("Посев", Т.95Т,, "Соловецкий концлагерь в монастыре".

С а пир Борис Моисеевич

,1902-1989,, историк. В Соловках - Т923-Г925 гг. После лагеря отправлен в ссылку, оттуда совершил побег. Автор статьи "Годовщина соловецко? трагедии" в газете "Социалистический вестник" (BS 23/141 от 6 декабря 1926 года;.

Рубинштейн Владимир Осипович

(1904-1993,, социал-демократ, инженер. В Соловках - I923-T925 гг. Всего пятнадцать лет лагерей и ссылок за расклеивание листовок с требованием возврата к много-партийной системе.

Седерхольм Борис Леонидович

Капитан 2-го ранга, подданный Финляндии. В Соловках - 1925 год. Усилиями финских дипломатов освобожден из лагеря в начале 1926 года. Автор книги "В разбойном стане. 1923-1926 гг." (Рига, 1934,.

Соловьев Емельян И.

(I898-T945,, инженер, подданный Латвии. Во время транзитного проезда через территорию СССР был арестован. В Соловках - 1925-Т932 гг. Публикуется по рукописи (библиотека Гарвардского университета, США,.

Фаворский Александр Григорьевич

(Т9Т4-Г992,, электромонтер из Ленинграда. В Соловках - 1936-1939 гг. Автор рукописных воспоминаний Iархив НИЦ "Мемориал", Санкт-Петербург,.

Сслоневич Иван Лукьянович

(I89I-I953,, литератор. Арестован в 1933 году за подготовку к групповому переходу границы СССР. В 1934 году совершил побег из БелБалтЛага. Автор книги "Россия в концлагере"

(Нью-Йорк, 1957,.

Хомяков Геннадий Андреевич (псевдонимы: Г. Андреев, Н. Отрадин,

',1910-1984, , журналист. В Соловках - 1927-1929 гг. и повторно - после неудачного побега - T933-I935 гг. В 1942 попал в плен и остался на Западе. Автор воспоминаний "Соловецкие острова", журнал "Грани"

,Ш 8, 1950, Мюнхен,.

Сочали н Михаил Николаевич

J9I2 г.р.,, рабочий из Москвы. В Соловках - 1934-1939 гг. Всего двадцать три года тюрем, лагерей и ссылок.

Чирков Юрий Иванович

,1919-1988,, доктор географических наук. В момент ареста - школьник, обвиненный в "терроризме". В Соловках - Т935-Г938 гг. Всего девятнадцать лет лагерей и ссылок. Автор книги воспоминаний "А было все так...". .Политиздат, 1991, Москва,.

-

1

Шибанов Сергей Владимирович

.1905-1989,, биолог. 3 С. - ловках - Г926-[928 гг. за участие в скаутской i рга-н^.^^ц^^? Всего зесть лет лагерей и ссылок. Автор неоконченной рукописи "СЛОН - воспоминания и зарисв- яи по памяти".

Ширяев Борис Николаевич

Г889-Г959,, литератор, пе-даг г. ВС а< пках - Г923-Г.927 гг. В вре-.я Вт р- й в й в й"Ы, пройдя через лагеря для перемещенных лиц, I качался в Италии. Апт - ти "Неуга-симая лампада" Г954, Нью-Я. рк,.

Щег',льков Сергей Васильевич

Г9Г5г.р.,, рабочий. В момент ареста - учащиеся иге лы, обвиненный в "п д-г т вке уяиитожения чле- Н( в правительства СССР, в частности, т. Сталина". В С л ВКЙХ - Г932-Г938 гг.

Эпятей и Самуил Лсаахович

Т906-Г998, , :>-? /ст. ЗС Я вках - "937-Г939 гг. Зсег - четырнадцать лет тюрьмы, лагерей и ссылок. Э сп ./а /я публикуется .т распечатке .агнит ф н- ныхэанисей, сделанных для фи ль а "Власть Сол -вецкая" "Мосфильм", "988,.

Яфа

Ольга Викторовна Вт р ва, Сииакевич,

Г87б-:959,, пёдаг г, ху-д кница. Зо' я вках - ?929-

"93!: гг. ТаЙнс вывезла ряд и другие...

документов Ш /от ;"•/ СЛОНа.

Авт ',. рук ПИС ЫХ В СП /-

каннй "Авгур вы стр ва" CP РНЕ, Санкт-Петербург,.

ВВЕДЕНИЕ

Путник вознагражден за свое путешествие. Перед ним святыня, великое богомолье русской земли - Соловецкий монастырь (65°с.ш., 35°44'вд. от Гринвича). Опоясанные крепостной стеною из дикою камня белеют храмы и кельи с зелеными куполами и крышами. Перед стеною на берегу ряд часовен, налево у самой пристани трехэтажный каменный корпус Сиасо-Преображенской гостиницы для посетителей св. обители. Кругом монастыря сосновый и лиственный лес.

Из "Путеводителя по Северу России" Санкт-Петербург, 1899

Вечером пароход подошел к Соловкам. Нас вывели на палубу - и через двенадцать лет я снова увидела этот сказочно красивый остров. Но, Боже мой, как он изменился за эти двенадцать лет! Сейчас ни одного купола, ни одного креста - и одинаковый серый колорит на всем кремлевском массиве, напоминающем руины средневековой крепости. Но в этой суровой мрачности есть какая-то новая величавая красота, быть может, даже более возвышенная и одухотворенная, повествующая о долгом славном прошлом и мученическом конце.

Новая мысль осенила меня: эти острова представляют сейчас собой совсем особое государство, герметически изолированное от всех других государств и отличающееся от них своеобразным строением, своеобразными законами и бытом... Здесь объединяющим, так сказать, "национальным" признаком является страдание.

Соловки - это государство несчастных.

На шероховатой стене собора по свежей извести был нарисован гигантский силуэт современного города с дымящими фабричными трубами и подъемными кранами, с парящими над ними самолетами и надо всем - большая красная пятиконечная звезда. Над городом красной краской был выведен лозунг

"Да здравствует свободный и радостный труд!"

Какой злой и неуместной иронией звучит этот лозунг в лагере, где всякий труд официально именуется "принудительной работой". Лозунг, написанный заключенным художником по приказу начальства!

...Пройдет год, другой, и рисунок этот с лозунгом смоют осенние дожди и весенние капели, а стена древнего храма останется стоять несокрушимой, повествуя грядущим поколениям о Соловецком монастыре, в то время как Соловки-лагерь, возможно, сотрется в памяти людей, как сотрутся с этих древних стен все современные рисунки и лозунги, написанные наспех непрочной клеевой краской на злобу дня, и уже никто не вспомнит, не воскресит причудливых и тяжелых картин лагерного быта, свидетелями которых мы были.

Из воспоминаний О. Яфа

Отрекемся

от старого мира!

Газета "Известия Архангельского губернского исполкома СК и Губко.ма РСДРП" 28 апреля 1918 года

Делегация духовных кщ И мирян под руководством смотрителя Соловецкого подворья иеромонаха Серафима обратилась к председателю ту бис полкома, обеспокоенная высадкой отряда красногвардейцев в Соловецком монасты ре.

Делегации объяснили, что... исполком считает своим делом охранять, а если потребуется - обезопасить все ценности, имеющиеся на Соловках. Делегация ушла обрадованная, поблагодарив Тпммс".

Газета "Известия Архангельскою губернского ревкома и Архгубкома РКП/б"

4 мая 1920 года

В ночь па 2 мая в Архангельск возвратилась экспедиция, ездившая в Соловки. Во главе экспедиции стояли тт. М. Кедров''. С. Попов"**. М. Морозов п др.

Всего в Соловецком монастыре находится в настоящее время монахов -НО и раббчих-трулнпков - 202 человека.

Монахи бессовестно эксплуатируют этих "годовиков", которые "по обету" попали в монастырскую кабалу. На них-то главным образом и ложится вся работа. Встают в три часа ночи и кончают в шесть часов вечера,

"11ачальство" па Соловках выборное. Еще сразу после Февральской революции монахи учинили выборы, как доносили в официальном донесении монастырскому центру.

И вот это-то начальство и собралось у руководителя экспедиции. Товарищи рассказа* ли мм. что представляет собой советская власть, что творится па белом свете.

Монастырь без советской власти прожить не сможет. Советская власть не будет разрушать хозяйство монастыря, она его будет всеми силами поддерживать, расширять.

I') ближайшем будущем предлагается организовать в Соловках трудовой лагерь.

Условия для этого очень благоприятные: суровая природная обстановка, трудовой режим, борьба с природой будут хорошей школой для всяких порочных элементов.

Иван Ботовой

Из Циркулярного письма Органам ВЧК

Закон дает ЧК возможность административным порядком изолировать нарушителей трудового порядка, паразитов и лиц подозрительных по контрреволюции, в отношении коих данных для судебного наказания недостаточно, и где всякий суд, даже самый суровый, их всегда, или большей частью оправдает.

Ф.Дзержинский. I мая 1920 года. (РГАСПИ, ф.17; оп.112, дело 309, л. 40/

"Тнмме Я. А. - сын латышского рыбака, член партии большевиков с 11Л 3 гола. В 1°1N голу - (Ч'лактор нитруемой газеты. В 1419 году - председатель ревтрибунала Ар хянгельской губернии. Умер в двадцать восемь лет.

"Кедров .VI. С. - hi дворян, член РСДРП с 1901 года. Начальник Особого отдела IVIK. Неоднократно возглавлял

карательные .жепелиппп большевиков на С сверс l'tvciiii.

Расстреляй в 1941 юлу.

Р.О.Ф.С.Р. ГУБОРНВВЯП ГИХ-МТЯ С;

т. к

Ч ПР^ЗУДРУИ У.ПОЛКО".!

Я." ТО Я луч ло->у*у ДО •"ВЛ**КЯ ПРЕ-ЗУДУУЧ, КППДДКОЧ", ЧТО 1ОЛОЧЕЦН:"Я Л.ГЕГЬ ЛМЯЕ! д.ть *Е ЯПЕЛТ, ."ЧЕТ-Я

"ОЯМОКНЧЧ, Г-iH К,К Ч-0*Л5НЧХ ЭТ Р."')?

НЕ УИЕ^Т-Я, Я,НЯТЧЕ WE Т^УЗОЧ И-ПЭЛ-

НЯОТ йУЙ"ГЧ &"М(Л^ЧУТе !ЬНЧ МЖ.Ч.ГЭ и Н87ерППЯ1"Г> л" Г.Т*ЛЬ- Т • 1 Х.Р.НТЕР", "-•ЛЕД-Т .УЦ ЧЕГ" -riiTb ->."-чух ДИ ЭТ-

ЧДИУ " "V ОЛО *HV

З-.-ЕДЧ'ПЧДИЧ ОТДЕДЗИ

? AEI

?

' . У.

"Л? ЙШ*

В лыс 19Ж)годй на Соловецких островах созданы две организации - совхоз "Соловки" (полное на Финне- "Управление советского хозяйства на Соловецких островах") и "Лагерь нрнну-дшпельных работ для ш&иочения военнопленных Гражданской войны, осужденных ни принудительные работы

.____~ *__

г"'";. wtireia итделм.

ЯЯЛ ния ЗВОбОды т. ТДОкдову.

GpuMiio сообщите околисо оюяшншк ионотн вавъ^ят отипав:<и з 'Jo.noB'oi. :азгда у*о "иг-г йкап, а ти;--.-з зняс-

ШИО ЬОИ'ЮО О" OXPAJW,

1^ '?. ' а,,,

Фотокопии шслсграл:м о присылке заключенных в Соловецкий лагерь. Август /920 года-

С. "У А****T ^

Из доклада заведующего хозяйством Соловецких островов

Июль 1920 года

Жителей и монастыре 566 человек. Все они торые уже закалили себя в непрестанной борьбе заняты полевыми и домашними работами. Ту- с природой за существование, и работа их не пу-пеялства пет. Работаю]' все с большой охотой, тает.

без всяких толчков и побуждений. Это люди, ко- Г. Алексеев'

Газета "Известия Архангельского губернского ревкома

и Архгубкол1а РКП/б"

Ж: J

В ведении Архангельского губернского подотдела принудительных работ состоят: Архангельский лагерь принудительных работ № 1, организованный 30 апреля 1920 года, лагерь Ns 2 па станции Йеакогорка, выделенный из лагеря N? 1. 25 мая 1920 года организован лагерь в Соловках, а 7 июня начинается организация лагеря в Холмогорах.

ОТ ГУЕЧЕКА

Доводится до сведения всех советских учреждений как военных, так и гражданских, что высадка на Соловецкие острова, находящиеся в распоряжении Архгубче-ка, воспрещается вплоть до особого распоряжения.

Архгубчека выдает разрешения на право высадки в Соловецкие острова только В исключительных случаях. Высадившийся без разрешения Архгубчека, какой бы пост он ни занимал, будет задержан Комендантом Соловецких островов и направлен в г.Архангельск в распоряжение Архгубчека.

Президиум Архгубчека

'?Попои С К. - председатель Архангельского губис иолкома 191S-1920 гг.. зате.ч на руководящей работе в I 1КВД, Арестован в 1937 году и сослан в Красноярским КРАН. I № нотб в 1941 году в возрасте сорока восьми лег.

LIOROBON И. 1S. - заместитель председателя Архангельского губернского исполнительного комитета Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Расстреляй в 19.57 году в возрасте сорока двух лет.

На пустынном соловецком морском берегу Л(не довелось видеть небольшую артель рыба-ков-.монахов. заводивших тяжелый морской невод. Аелали они все молча, споро и слаженно - десяток бородатых пожилых мужиков в подпои санных подрясниках и надвинутых до бровей скуфьях. Самодельные снасти, карбасы, на каких плавали еще новгородцы: исконная умелость мних рыбаков, слитых с набежавшими студеными волнами; каменистая полоска прибоя и за ней - опушка из низких, перекрученных ветрами березок... See в .vnou картине от века: древний проМысел, отражающий прочные свяли человека с природой, да еще освященный сван гсльски.и преданием... Ист. не суждено этим мирным русским инокам стать апостолами. Оставались считанные дни до изгнания их с острова. И кию чтет? - не ожидали ли их там. на материке, как прославленного соловецкого шумна преосвященного Филиппа. С1<врс.\1сн-ные Малюты Скуратовы''

О. Колков

Миниатюра из лицевой рукописи "Жития Зосилич. Савватия и Гер.мана Соловецких" 1623 г.

()/' Р11Г>. Сапкт 11стсрбург

В Ке.мскии уездный ирод коли пет1

Хлебные припасы в нынешнее военное время монастырем были тщательно хранимы внутри монастыря в разных каменных складах, заложенных кирпичом. Открытие складов было в следующем порядке:

1.11ервые два склада были открыты бывшим КОМендантОМ Соловецких островов С.Абакумовым без предъявления мандата. Склады были раскрыты без участия монастырских лиц, а потому количество продуктов насчитывается только по сведениям амбарного, то есть заведующего складами хле-

ба. На просьбу настоятеля к т. Абакумову дать копию с протокола о вскрытии складов был получен отказ.

2. Склады, открытые по .мандату уполномоченного секретно-оперативного отдела т. Рскстина IN нюня 1920 года, показанные настоятелем и по его приказанию амбарным иеродиаконом Сосинаиатрдм-. 11а указанные продукты дана монастырю копия с протокола о вскрытии склада и вывозе из ограды монастыря в другую кладовую...

lice хлебные продукты и запасы мною были открыты в надежде, что Советское правительство не оставит монастырь без внимания и попечении о нем. тем более что монастырь изолирован на семи-восьмимесячный период зимнего времени и никакого сообщения, кроме редкой н затруднительной почты, с материком не имеет. ('колько в Ilacrosiiцее время хлеб)iых продуктов в монастырском деревянном амбаре находится - мне совершенно неизвестно, потому что очень много крупчатки и белой муки, а может быть, и еще чего-нибудь из хлеба вывезено n.i монастыря i! Архангельск по приказанию у 1 юл1 юмоченного Л pxai ггельс кого 11 родовольст-венного комитета Пластинина, а может быть, и еще последуют приказы о вывозе. А потому всепокорнейше прошу Кемскиб уездный продовольственный комитет обратить внимание на нашу Соловецкую обитель и не дать братству погибнуть зимою с голоду, потому что, если не достанет хлеба хотя бы на пятнадцать дней, - все мы должны будем помереть с голоду на ликом, суровом морском острове

Монастырю необходимо иметь годовой запас продовольствия, а вследствие сего долгом сипаю просить комитет оставить в монастыре ту годовую норму"; которая полагается па братию монастыря в количестве 430 человек, а также на пароходную команду, которая живет в монастыре осенью до пятнадцати дней и весной два месяца в период подготовки к навигации в количестве до сорока человек по особой, усиленной для них норме - 34 фунта муки в месяц на человека, а также для зверопромышленников-поморов, пристающих к Соловецким островам из-за льдов и непогоды, и друз: их лиц, мною не предусмотренных, но известных начальству..

Аеятельность 25-летнего политкомиеса-ра Абакумова С. Л. на Соловках в 1920 году почти но прослеживается из-за отсутствия документов об этом периоде, нр в фондах архива Политического Красного Креста есть материалы о его зверствах через год в качестве страшного начальника концлагеря вблизи Холлюгор Архангельской губернии лс-Щ0Л1 и осенью 1921 года. Этот Уполномоченный Губчека называется современниками "главным виновником гибели многих сотен заключенных" (ГА РФ, ф. 8419. on. 1; дело Н).

Тал/ .многократно ограбленных, босых, голодных и больных людей, "подозрительных по контрреволюции, в отношении коих данных для судебного наказания недостаточно", {вставляли заниматься бессмысленными работами. К плохо работающих или, напри-Мер, .медленно прыгающих с баржи при разгрузке стреляли.

Часть... последних продуктов тоже вывезена из монастыря и скитов в общий деревянный амбар за монастырем, который в настоящее время находится в заведовании политического комиссара С. Абакумова, А потому, чтобы не остаться на зиму совершенно без хлеба, вследствие могущих последовать новых распоряжений о вывозе хлебных продуктов с Соловецких островов, еще раз всепокорнейше прошу Кемский уездный продовольственный комитет оставить толовую норму продуктов па братию монастыря и разрешить для большей сохранности и безопасности перевезти их внутрь монастыря в каменную кладовую.

11астоятель Соловс! и<ого монастыря

архимандрит Вениамин с братею...

20 июля 1920 года

Лрхилшндрит Всниа.мин

(Ki'itoitod Насилий Васильевич. ISbl> ;.р.)

в 1917 году избран де.мократически.м голосованием братии настоятелем Соловецкого .мужского ставроппгиалыюго .монастыря.

Выслан большевиками в 11>20 году на .материк для прохождения там принудительных работ, убит в 192S году

аз

Заведующему по хозяйственной части Соловецких островов

Герасиму Алексеевичу Алексееву от иеродиакона Соловецкого монастыря Вячеслава

ПРОШЕНИЕ5

Ш1

Добрейший и благоразумнейший Герасим Алексеевич, мм В Вашем прибытии к нам усматриваем I Ipoiuueiine Свыше; а тем более, как уже показало начало: Ваше отношение к обители снисходительно и лаже очень, несмотря па наши недочеты, которые, впрочем, неизбежны во всяком обществе человечества, каким бы высоким титулом оно не именовалось... И мы, видя Ваше снисхождение и, однако, сознавая свои вины, опасаясь за будущее, осмеливаемся обратиться к Вам я в лице Вашем и ко всей Советской власти с нижайшею просьбою:

1) Оставить наше общество жить на тех па-чалах, какие начертаны нашими представителями п основателями: Василием Великим, Федором Студитом и русскими - Литонпем, Феодосией Киевским и последующими, вплоть до наших основателей: Зосимы. Савватпя и Филиппа - борца за угнетенных...

2) Как Вы начали проверку всего монастырского л1Ктоянпя. то просим по всей справедливости отличить виновных от невинных. Рсть в нашей Общине и такие, которые уже седьмой год борются с властью и многое претерпели, но мало успели, а почему, объяснить нелегко. Все-таки, благодаря перевороту в России нам удалось отстранить от власти тираня - настоятеля Иоанпи-кпя. I [о, к сожалению, в выборе нового настоятеля мы ошиблись, как видите, он уже скоро три года управляет, а ничего на пользу общества не сделал. Сколько мы кланялись, сколько ггросили, и если бы Вы нашли время (хотя боимся обременять Вас) прочитать те прошения, которые мы подали настоятелю Вениамину с начала его прибытия управлять монастырем, тогда Вы ясно увидели бы. к чему мы стремимся, и что защищает архимандрит Вениамин, I Ipu таком ведении дел воровство, мошенничество и неравенство достигли крайних пределов Седьмой год просим мы суда и выпросить не можем, но верится, что Ваша Советская власть действует по промыслу Божественному, и если Вы найдете возможным хотя бы маленькое произвести расследование, то мы можем дать Вам черновики бумаг, которые писали вразнос время.с фактами преступлений.

3) В сокрытии монастырских продуктов просим также не обвинять всю братию, а тщательно узнать, кто виновные и наказать по закону преступников. Конечно, главные виновники: настоятель, соборные, содержатели разных частей и их доверенный иеромонах 11иколай; а остальные из братии не можем знать, кто замешан в ихней плутне: по то прекрасно знаем, что большая половина нисколько не знает их проделок. 11о в силу насилия недобросовестной власти приходится терпеть всякие клеветы и нарекания от народа и оправдываться не приходится: преступление налицо, преступники - главари; а уже принято признавать во все времена истории: какова власть, таковы и подчиненные. У пас в монашестве власть вся перепуталась и не можем мы добиться до справедливости, по святое семя монашества кроется в малых мира сего и презренных. И, воистину, это будет великое чудо (а верится, что будет!), если Советская власть порвет эти узы и поможет устроить правильное Общежитие .

С доверием к Вам, иеродиакон Вячеслав.

1920-го года, июня 17-го дня

Из письма к комиссару Кемского уездного продовольственного комитета

Июль 1920 года

...Хаотическое положение сложилось на Соловецких островах, куда съехалось со всех сторон много разнообразной власти, п каждая власть контролирует, берет без разрешения то, другое н третье. Не знаешь, кому и как подчиняться. I [риезжают, делают что хотят, отбирают учетные книги из всех кладовых, делают распоряжения к полной дезорганизации...

Ввиду вышеизложенного, не имея более сил бороться с этим, прошу Вас немедленно меня освободить ОТ занимаемого поста... пли хотя бы продовольственного, в котором я совершенно не в курсе дела и моту нанести стране ущерб и потерять Ваше доверие.

Зав. хозяйством ("олонецких островов

Алексеев

В целях рационального управления Соловецкими островами, ввиду их оторванности от Уездного цент ра и экономической независимости, на последних учреждается ОСОБОЕ УПРАВЛЕНИЕ, с )1сносредственныл1 подчиненней его губисполхоМу, /юд названием "Управление Соловецкими островами";.. Распоряжения Управления обязательны к исполнении' для всего населения островов. Управлению присваивается установленная для советских учреж, >сний печать.

Из постановления Архангельского гудисполколт 1~ июля 1920года

Из протокола свидетельских показаний рабочего совхоза "Соловки" Амосова К.М.

В 1920 году II и 12 августа мною по распоряжению настоятеля Соловецкого монастыря Вениамина были предъявлены ценности Соловецкого монастыря представителям соввласти товарищам Тетерину и Павлову. Ценности были скрыты в двух местах: в стеке - в проходе Преображенского собора и над алтарем Никольской церкви, откуда были перенесены в ризницу. Вещи, не принадлежащие к богослужению, были отобраны упомянутыми выше товарищами Тетериным и Павловым для доставления в Архгубчека. В числе отобранных ценностей были палаш и шашка, которые являлись вкладами Пожарского и Минина*.

Правильность вышеизложенного удостоверяю своею подписью: Бывший ризничий Соловецкого монастыря Климент Амосов

'Тетерпн - уполномоченным секретно-оператпиного отдела Архгубчека. I (аилов - комиссар Архгубчека. Но тут явное искажение фактов - вклада К. Минина не существовало вовсе, а сабля князя Д. Пожарского была вывезена в синодальную ризницу еще в 1914 году.

Доклад Архангельскому Губеркому от Управления Соловецкими островами

По прибытию на Соловецкий остров 30 июля я поверхностно ознакомился с делами, подлежащими моему ведению. Первым моим делом было ознакомиться с теми или иными органами власти. Во-первых, мне представился некто беспартийный гр. Гужнев ОТ Кемского уезднспол-кома и Совета народного хозяйства - заведующий всем хозяйством на Соловках. Второй - это Уполномоченный от Губчека (глава отдела проведения трулповппности) - Абакумов, прибывший вместо бывшего Уполномоченного Алексеева. Третий - Уполномоченный от Губ-продкомитета (политрук лагеря) Пластинин. Четвертый - Уполномоченный от Губчека с мандатом от Комиссии тов. Кедрова и мандатом Коменданта Соловецкого лагеря тов. Чушков...

Спрашиваю об учете о постановке вообще, дел на острове, о количестве жителей, о производимых работах - ответы получаю сбивчивые и несогласованные. Одни говорят, что все учтено и проверено, друте возбужденно говорят, что ничего пет учтенного, лишь только хищений и непормалыюстей сколько хотите... Заглядывая в некоторые места, где в той или иной форме проявлялась власть старого Управления, я уверился в том. что действительно пет никакого учета...

Я усилил работу' по сенокосу, которого тут-очень много, и по звериной и рыбной ловле, для чего потребовалось очень много рабочей силы. Пришлось отступить от Декрета, ограничивающего возраст подлежащих •фудповинности, так как у нас соблюдать сто невозможно. Есть монахи 65-и или 75-и лет, но по своему телосложению и здоровью они каждого из нас за пояс заткнут...

Жители монастыря относились к нашим распоряжениям сначала презрителыго-нелоумеваю-ще. но сейчас относятся как к действительной Власти, особенно после того, как мною дано распоряжение перевести Управление в крепость монастыря. Я имел в виду ближе соприкасаться с ними в обыденной, а может быть, даже в духовной жизни и, насколько получится, изучить их. что, отчасти, удалось. Hanpi 1мер, удалось замен)гп, iixiiee дневное моление на ночное, так как днем работать нужно, а молиться можно и ночью.

Они собрали Собор и долго обсуждали этот вопрос, представленный начальниками-буржуями монастыряT Труженики-монахи высказывались за паше предложение, но Собор не соглашался. Тогда я дал приказ об изменении часов моления в категорической форме. Собор, видя, что мы учли настроения монахов-тружеников, на другой же день пересмотрел свое постановление в духе нашего предложенияT

..Я отдал распоряжение все драгоценные изделия оставить в ризнице и запечатать до будущею нашего учета, чем и поднял в глазах монашествующих авторитет нашего Управления, то есть "Соловецкой советской власти", как они называют.

Д\я правильного восстановления дел и расширения хозяйства необходимо устранить некоторые п рспятствия:

§1. Определите лагерь прпнудработ (который имеет до 350 человек с конвоем) - кому он должен быть подведомствен... Его нужно передать по принадлежности, то есть в объединенный Отдел мест лишения свободы... Остав.ит. его за Губчека - это равносильно тому, что называть черное белым, запутывая еще более и без того запуганный клубок.

§2. Выясните положение с нашей больницей... Доктор и фельдшер есть, но они из заключенных. Есть всякие инструменты и медикаменты, последних очень много, но они были в таком неряшливом состоянии, что три четверти всех медикаментов попортилось...

§4. Разрешите вопрос о конвое, который находится на острове давно и усиленно просит смену, отчего получаются плохая бдительность и неисполнение обязанностей...

§7. Позволите ли приступить к вскрытию мощей, так называемых "соловецких святых", подготовив для этого благоприятную почву?..

§8. I к'обходимо развести хлебопашество, хотя бы летнее, потому что. намереваясь расширить хозяйство и промышленность, не лишним будет иметь и свой хлеб. Раньше монахи будто бы пробовалт I сеять, но ничего не выходило. Нагие мнение - все-таки нужно сеять самим Монахи раньше не понимали необходимости и важности хлеба, так как его везде было много...

Уполномоченный Губисполкома на Соловецких островах, Председатель тройки Варганов 19 августа 1920 года

Пробитый пулями прапор (флюгер) на Архангельской башне Соловецкой крепости

Восемьсот солдат и офицеров царской армии - заключенных концлагеря вблизи Архангельска - оповестили, что их переводят в лагерь на Соловки. Надежда на свободу И окончание страданий, принесенных гражданской войной, была разбита. Соловки сразу прославились как самый ужасный лагерь большевистской России; Группу охватил страх, так как было известно от охраны, что ЧК уже несколько раз топила транспорты с контрреволюционерами но пугп из Архангельска в Соловки.

11ерел Отъездом разрешили написать письма, которые и не собирались отправлять. Но одно письмо, переданное через сочувствующего охранника, получили в Ревеле родители товарища Моего брата. Оно написано дрожащим почерком: "Нас. ЗОВ человек. Попова, барона Шиллинга и других повезут в лагерь на Соловках в 250 верстах к западу от Архангельска Еды пет. Холодно. Трудно поверить, что кто-либо выйдет оттуда жнвыл\. Я очень болен. Тоскливо. Если есть какая-то возможность, помогите. Прощайте. Ваш сын Е., Архангельск, 21 ноября 1921".

Письмо шло четыре месяца. Когда родители получили его, все было кончено.

В пять часов утра 21 ноября 1921 году пленных повели к набережной, где их должен был ожидать транспорт. Сотня вооруженных солдат-венгров следила, чтобы заключенные держались тесно друг к другу. Группа шла очень медленно. Подошли к берегу. Рядом находился пригорок с нежилыми каменными домиками.

Заключенным приказали построиться у самой воды, которая уже схватилась тонким льдом, а отряд сопровождения занял позицию полукрутом напротив. Прошло четверть часа. Транспорта па Соловки не было. Заключенные, совершенно замерзшие, стали роптать. Вдруг по ним открыли огонь... 11анпка... Многих вытолкнуло в воду... Кто-то попытался прорваться сквозь строй солдат. Заработали пулеметы из окон ДОМИКОВ" Игра закончилась.

По книге Георгия 11онова "В лапах ЧК" (Амстердам. 1925)

llqvno.i " голл-шл^ного Л. КУ;ип<:ю:;

Газета "Трудовой Север", № 124

13

На Соловки выезжала из Архангельска специальная комиссия с представителями Главму-зея и I Центральной комиссии по изъятию.

Изъятие прошло при полной поддержке и сочувствии монахов и настоятеля, которые еще до приезда комиссии устроили собрание с целью содействия изъятию.

Изъято всего: серебра 34 п(уда) 38 ф(уптов) 90 з(олотнпков). золота 9 ф(унтов) 93 з(олот-ника). серебряных крестов в золотой оправе - 11 штук, митр разноцветных с камнями - 9 ппук и драгоценных камней: бриллиантов - 384. аметистов - 120, топазов - (SO. альмонтинов - 557, гранатов - 70. рубинов - 294, бирюзы - 190.

изумрудов - 246. алмазов - 5. аквамаринов - 27, сапфиров - 4. жемчуга - 10, опалов - 1. всего 1988 шт. Вес камней ОТ 1 до 30 карат.

Изъято, кроме того. 1 п(уд) 30 ф(уптов) 90 з(олотппков) спорного серебра и 2 ф(унта) 63 з(олотиика) спорного золота. Раки or "мощей" тоже сняты. Для коллектива верующих оставлены церковные предметы весом до 4 ф(уитов). Все изъятое тщательно описано, упаковано и отправлено в центр весом с упаковкой 158 пудов".

В Соловецком монастыре остались непзъя-тыми до 500 парчовых и бархатных риз. которые .монастырю сейчас совершенно не нужны.

4 июня 1922 года

Соловецкий монастырь накануне прибытии чекистов

Из дневника архитектора-реставратора Петра Барановского", члена комиссии Главмузея Наркомпроса на Соловецких островах в 1922 году

28 (мая). Воскр(есенье).

...Беглый осмотр монастыря)... В 6 час(ов) утра в ризнице. Разрушается прекрасный музей церковной старины; идет уже упаковка.

Разрешили посмотреть чисто музейные вещи, но потом отказали... В Преобряж(енском) соборе сняты в иконостасе складни.

На иконах ободраны басманные обкладки - висят в некоторых случаях клочьями. Я прямо назвал сотрудникам Управления такой образ действия возмутительным варварством... Разрушен складень с литым образом Благовещения.

Работа производилась так поспешно, что пол собора усеян серебряными тайками от риз.

Снаружи разрушена фреска Знамения над входом в собор, которую разбили ломами вместе с каменной кладкой для того, чтобы снять серебряную ризу.

Протокол К 43 заседания Президиума Архгубиспслкома'

е

Слушали: О ПЕРЕВОДЕ ВСЕХ ЛАГЕРЕЙ ПРИНУДРАБОТ В СОЛОВКИ. Докладчик: Боговой Иван.

- 3 свое время был поднят вопрос с необходимости сконцентрирсвания всех лагерей принудработ в одном месте. После детального выяснения этого вопроса целесообразность концентрации лагерей подтвердилась.

Далее встал вопрос: куда именно лагеря возможно перевести? Созданная специально для этой цели Комиссия признала желательным перевод лагерей, в Соловки, где имеется возможность поместить до 3000 человек заключенных немедленно и до 12000 - после некоторого ремонта. Причем ввиду ощущаемого в Соловках недостатка рабочей силы возможно сразу до 2000 человек использовать на различных работах. Комиссия признала необходимым перевод в Соловки и Управленческого аппарата...

В заключение т. Боговой Иван от имени Комиссии предлагает подтвердить постановлением Президиума необходимость перевода лагерей в Соловки...

Постановили: ПРИЗНАТЬ НЕОБХОДИМЫМ ПЕРЕВОД ВСЕХ ЛАГЕРЕЙ В СОЛОВКИ, О ЧЕМ ВОЗБУДИТЬ ХОДАТАЙСТВО ПЕРЕД ЦЕНТРОМ.

Северные Лагеря принудительных работ ГПУ организуются в целях осуществления необходимой, изоляции наиболее опасного в социальном отношении элемента на территории СССР. Лагеря эти имеют СПЕЦИАЛЬНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ - содержание под стражей политических и уголовных преступников, отбывающих наказание по ВНЕСУДЕБНЫМ ПРИГОВОРАМ ГПУ, органов упраздненной ВЧК, а также подлежащих содержанию под стражей по постановлениям Особой Комиссии по административной высылке...

июнь 1923 года Зампред ГПУ Уншлихт**

Слушали: О СОЛОВЕЦКИХ ЦЕРКВАХ, НЕ СОСТОЯЩИХ НА УЧЕТЕ ГЛАВМУЗЕЯ, КАК НЕ ПРЕДСТАВЛЯЮЩИХ ИСТОРИКО-ХУДОЖЕСТВВННОГО ЗНАЧЕНИЯ.

Постановили:ПРИЗНАТЬ НЕОБХОДИМЫМ ЛИКВИДАЦИЮ ВСЕХ НАХОДЯЩИХСЯ В СОЛОВЕЦКОМ МОНАСТЫРЕ ЦЕРКВЕЙ. СЧИТАТЬ ВОЗМОЖНЫМ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЦЕРКОВНЫХ ЗДАНИЙ ДЛЯ ЖИЛЬЯ, СЧИТАЯСЬ С ОСТРОТОЙ ЖИЛИЩНОГО ПОЛОЖЕНИЯ НА ОСТРОВАХ В СВЯЗИ С ПЕРЕВОДОМ ТУДА ЛАГЕРЕЙ... ИМУЩЕСТВО ЦЕРКВЕЙ ПЕРЕДАТЬ ЧЕРЕЗ НКВД УПРАВЛЕНИЮ СЕВЕРНЫХ ЛАГЕРЕЙ, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ КОЛОКОЛОВ.

21 июля 1923 года Председатель Губисполкома Козлов

? 1 пулов - свыше двух с половиной тонн, вес партии "Ушнлнхт И. С. - заместитель Председателя П IV (ВЧК)

драгоценностей, официально вывезенных в мае 1922ГОД), с весны 1921 по осень 1923 года. Расстрелян и 1938 году.

8 марта 1923 года

Председатель Губисполхома Козлов Секретарь Маккавеев

Приложение к проекту Постановления ВЦИК об организации Северных Лагерей9

Протокол N5 67 заседания Президиума

Архгубиспслкома

Протокол Ш 15 заседания Совета Народных Комиссаров СССР

Совет Народных Комиссаров СССР постановляет:

Г. Организовать Соловецкий лагерь принудительных работ Особого Назначения и два пересыльно-распределителькых пункта в Архангельске и Кеми.

2. Организацию к управление указанными в п.1 лагерем и пересыльно-распреде-лительными пунктами возложить на ОГПУ.

3. Все угодья, здания, живой, и мертвый инвентарь, ранее принадлежавшие бывшему Соловецкому монастырю, а равно Пертоминскому лагерю и Архангельскому пересыль но-распре делительному пункту, передать безвозмездно ОГПУ...

К-J 1=1

Зам. председателя Совета Народных Комиссаров Рыков* Управляющий делами Совета Народных Комиссаров Горбунов**

13 октября Т923 года

? Рыков А. И. - после смерти Ленина IV И. - глава правительства СССР с 192-1 по 1930 гол. Расстрелян в 1938 юлу.

"Горбунов 11. П. - Управляющий делами CI IK СССР с но ll)il> гол. Расстрелян в 1937 голу.

Журнал "Соловецкие острова" Орган Управления СЛОН ОГПУ, № 7, 1926

Четвертого нюня 1923 года, будучи на службе в одном п.1 учреждении органов дознания, я получил личное приказание, захватив с собой необходимые формы постановлений, отправиться в командировку.

...Купив газету, я прочел в ней, что в Соловках, в ночь с 25 на 26 мая, возник пожар, продолжавшийся трое суток и уничтоживший половину Соловецкого совхоза. В дальнейшем я узнал, что Соловецкий совхоз перелается в распоряжение ОПТУ и чуда же из Архангельска переводятся ("сперм ые Лагеря. Всему местному населению было известно, какие богатства хранились в бывшем Соловецком монастыре, тем более что в бывшем там совхозе, в качестве рабочих, состояли соловецкие монахи, которые пользовались у администрации исключительным положением: справляли своп религиозные службы и не выходили в праздники па работу. Фанатизм монахов, как представителей религиозного культа, представлялся мне тогда не в их пользу. С такими .мыслями я и собирался выехать в Соловки.

Утром шестого июня пришел пароход "1 [ечора". на котором я и поместился с представителями губернской администрации. На этом пароходе ехали человек сто :IAK.\i

...Гудком прибывшего парохода были встревожены дремавшие чайки и спавшие обитатели Соловков. Чайки взлетели, огласив воздух пронзительными криками, а несколько монахов пришли на пристань помочь причалить пароходу, который бросил якорь у Преображенской гостиницы - ныне здание VCAOHa. Из Кремля вышел навстречу Управляющий совхозом, гражданин А'\ в нерпичьей тужурке и фуражке, видимо, волнующийся...

При входе в Кремль мы увидели печальную картину: направо, палево, спереди и сзади жалобно смотрели на нас обгоревшие здания с восходящими от окон черными языками. Скрипели листы качаемого ветром и висящего в воздухе кровельного железа. Чувствовалась жуть.

Когда мы стали подниматься на лестницу Успенского собора (ныне помещение Двенадцатой и Одиннадцатой ]Х)т), то увидели, что даже камень растрескался и тут же валялся отдельными кусками. ...Затем пошли па колокольню.

Все колокола лежали па сводах. Дерево абсолютно все выгорело. Жар здесь был так силен, что маленькие колокола валялись наполовину расплавленными.

Загорелось около двух часов ночи на чердаке Казначейского корпуса, па потолке канцелярии совхоза. Ключом пользовался только Управляющий совхозом. Монахи оросились спасать имущество канцелярии, .мешал сильный жар. Часть доку Центов сгорела, в особенности отчетность.

Зорин

I I осредине первого яруса колокольни лежал большой колокол с продольной трещиной снизу вверх. Любопытно отметить, что с одной стороны на нижний край этого колокола упал язык меньшего колокола н вошел, припаявшись к нему. Вот

насколько размягчен был жаром металл колокола, стенки которого довольно толстые, а общая масса - более 1000 пулов. В помещении библиотеки и архива не осталось ничего. 1 [сила было так много, что когда я, не рассчитав, ступил туда нотами, то погрузился до колен.

К-J

13

В Троицком соборе (теперь помещение Тринадцатой роты) стояли МОЩИ Зосимы и Отнятия. И монахи всеми силами боролись здесь с огнем. Огонь несколько раз лизал иконы, по старания соловецких старцев не давали ему распространиться сильно. Обгорели только иконы у входа на колоннах, сгорела до основания крыта, потрескались стекла в рамах... Крыша Преображенского собора состояла из больших шашек, а ветром эти шашки бросало за Святое озеро (более версты).

Убытки составили 70562 рубля 28 копеек, не учитывая колоссальной стоимости библиотеки и архива, церковных украшений, материалов живописной Мастерской, башенных часов и прочего...

Со стороны Управляющего совхозом было указано, что есть подозрение в поджоге на одного ! 13 молоды х монахов, который арестован и находится в заключении. Основанием к заключению послужило то, что монах этот был плохого поведения. Затем Управляющий указал предполагаемое место возникновения пожара - в подвале Казначейского корпуса. Указанное место было осмотрено и. насколько помню, показалось сомнительным. Это был сырой подвал, который отделяли от второго этажа два пола и стена. 11одвал был завален кирпичом и присутствия в нем следов горючих веществ не обнаружили.

Выл допрошен арестованный монах. Из объяснений, которые длились около восьми часов, можно было сделать вывод, что, хотя поведения своего и связей с некоторыми женщинами он не отрицал, по в поджоге его подозревать нельзя.

Загорелось около двух часов ночи. Несколько монахов, живущих вблизи утверждали, что дым и ОГОНЬ впервые увидели на чердаке Казначейского корпуса. Они бросились спасать имущество канцелярии, но мешал сильный жар

За все время пожара (трое сугок!) люди и администрация принимали активные меры,чтобы Огонь не охватил всех зданий монастыря. Кто

тушил огонь н жилых корпусах, кто в соборах, кто заливал водой вспышки в ужо потушенных, но вновь раздуваемых ветром местах...

Таким образом, к моменту передачи совхоза "Соловки" в распоряжение Северных Лагерей 0Г1IV жилая площадь оказалась сильно сокращена, ее для размещения пяти 'тысяч заключенных было мало... Решили срочно Отремонтировать большое помещение трапезной и Успенского собора п поместить туда пятьсот человек. Закипела работа. Досталось не только администрации, но и заключенным. 11орвая производила приемку имущества монастыря! скитов и организовывала работу. Везде требовались присутствие и энергия высшей администрации лагерей. Больше всего доставалось I (ачалытку Управления товарищу I [огтеву.

Партии заключенных все прибывали и прибывали, так что вскоре их собралось около двух тысяч человек. Красноармейцы несли охрану почти без сна. 1 [адзор и администрация из заключенных работали не покладая рук, не думая об отдыхе. Для нарушителей лагерной дисциплины был устроен темный карцер под Успепекпм собором...

Через десять щей были получены сведения, что готовится заговор, по подозреваемых арестовали, и все обошлось благополучно. Прибыла и дополнительная охрана красноармейцев...

Мне пришлось пробыть тогда на острове полтора месяца - я был отозван в Архангельск к месту постоянной службы. Теперь судьба вновь забросила меня в Соловецкий лагерь, но только уже в качестве заключенного.

За при года Соловки изменились во многом. Ike увеличивается, растет, ширится, изменяется. Лишь только по-прежнему остался развеваться красный советский флаг, поднятый моим распоряжением на 1 [ожярной башне.

Зорин

Оенобашщ монастыря чреподовные Зоаша и Савваптй С.оло1ч-цкие. С" XVI вещ .щщ обитель исполняла функции государственной тюрьмы. Фрагмент иконы XVII дека. Сол<>бсцкий музей-заповедник

Среди заключенных ходила по рукам и изу етно песенка об истории острова) Она исполнялась на мотив из оперетты "Жрицы огня" и являлась частью из оперетки "Соловки па ударнике", написанной режиссером Соловецкого театра Борисом Глубоковскпм. Оперетка была разрешена к постановке "без права вывоза на материк", как и другие программы соловецких театров:

Соловки открыл монах Савватпй. Был наш остров сумрачен и дик. А за ним Зоспма с черной братией. И суровый монастырь возник.

Из воспоминаний Н. Жилова

Край наш, край Соловецкий, Для каэров и шпаны, прекрасный край-Смело, с улыбкой детской. I IeceiiKy про лагерь запевай.

I Jo прошло всего лишь пять столетий,

И настал тысяча девятьсотдвадцать треп in год.

Здесь УСЛОН раскинул своп сети,

Б сети прет восторженный народ

И со всех сторон Советского Союза Плут. едут... Идут без копна... Все смешалось - фрак, армяк и блуза. Все смешалось здесь без цвета и лица...

ЕЖЕНЕДЕЛЬННЯ ГЙЗЕТЯ

'?POFLEIAPM. ВСЕХ етам С ВАНИЯИГЕ

ГОД ИЗДАНИЯ 1-й.

ОРГАН СОЛОВЕЦКОГО КОЛЛЕКТИВ. РКП (6.,

?м^шшшщищ! д-EFM особого пиши о г п

ПОДПИСНАЯ Hill \

I 1925 .ч:

М } ВМ "4 Ж. * Щ .

I СТУ I

;АДООЕ ":.р GutpKM

Б;*;* ХОРЕ. "Е ;

I'WN.'A.I.t !'|^да.| C>"

N ПИИ

ft 51

ЬОСКРЕТШ.К 20то ДЕКЛ15РЯ 1925

№ 51

I;

влубв Е. аро-

дрМеП.

клиИ

00 к.-

•ни - га

..... ала:- >?'...'

("В FIJ- Э*Й

КИков ДС10 В II

-"- -К .' BV I'-1 I

шеям- * тсряа

Ш ИИИЮ I ДЕНЬ SSM1I ГОДОВЩИНЫ- ПЛАМЕННЫЙ 1Г1К1!

В О С Е Л1 B ЛЕТ

рястём:

ГГЬ НС МОГ.-.д.

огвошиь'1 it! I!i I IK класс",amy''pU x-i'-шшгакаы .: ИД- jut ряд

ИчЫТорн* BJ

1 N> "[^

пазы дер in ?и с"". По другу • "талT,

-ТАЙМОВ, (QFCTBCBIIICI

, i.->Ь'Ч-1 Росс кислой ковтррвво*

.!!? ^а^НЯ'ВрдЯГСД* ИИ- ;"УШ1Л I Сркя

"Я " .; породышаг. Буржуазия|Я1

"ГГв.Цк- •.<; я..-. liajcnjy в" го, что!дру, бкрршмя М' !1 "радикс с м-;и<,-

iip,ic.;'^ -порядка, IT-V-I рудиы. донепш- эвч.иоаяхас'ссгбЧпыиеавли. ПрО- тур*

;> ИИИХИЕ годы цокамли. что боль- MIJ"*RO;H .ПО еЩщ" I:I :ПЯЫ1 И Советский ССЮ1 -ОЗЮ- UFYU.K

Но U ТГ 1

КУСВРВНЯ

воаюаиопньш ття-.OV

-л""А^МЬ*1ВСННИС Н подрыва но- до не дли буржуазного желудка. НивцЦ шни Оша-лцах MipstoB,

^ПИЙ об устоях мещанского бла- Правда. Чем как органы чрчз- аасДвдаыювИ яоиастц. ri;"- до-гт.'мв.-? ,*.^?***<а>'чкя. BtWetDiM .-рыяня я ?Wttlaoro порядка, в аеразд я кивая ХИНЬ .:? ?•?]??. и.".' виожии т* . Кытки иермуть .старое" шды- арСПаДВЯМ новой коном ичс-с кий ееою а-чгть о fijpf плке"м.ы xapit-

ЗД "№*5 бгржумшг, оплатили, в яорвод укрепления и? $*\ип'>*лшшых врсдгрвлиЯ: с"г-

U*MI?4 ?>" мтерцвльн'. и морально в-е- сочетск'.го г."сударсгва должны ?в*ляалмь уд.*1#г*1рв*" 4o.:w ыв-лудр*"1?- ^КО4 каситалостлчсслой б"" dlOl шменягь свои фэрмы. Они роке* ц;яа. luxtuuri SS^CHI

^fi^^J^^^ZEEJaJWfe-^^W'"1 n nnriH"wii4ii>.^V^.jai^ В жи;;... и^/ 'мИ ?Гпр*Жр|Г усто ."с Р"'0*^' фронг

' ."" "• "Spicui4 И*" wm, В

E Д^Д*,'*?У^||>|>|П

об H^**^( я LOATA'INMIOATIL il"5ci*^- (ув1>:твсн,|<*тГ|- 3P',Ш'"•^^ 'vu,a' в.

,6.4I ci.Oe ОСЯО""-""' 1

I; .ilk-" ?

•MUKIIJK аро"гл<- ищ ...

. и:|АаЮЯДМ>: Р*""" 4-i "

л B"iaiB3i-

II. ВВС1ИВВХ хряиизо

и... аваявмнне. ЧП.14 OTpO" l"4*"*t"M ИМ!11'*' ? N;KU;K 3^K

зл opM--"'-"' 41

К1ИКП Г i'1 l,iv"'

Hl> MEM.TITI-: v"i

-, ^нстяче -И jSyKBH К J1'

. ^14yp"y--

-А 0ПЫ1И- 6VIM щттт

tt>•ЮKY.L[ll1ц>:^ Маш" пцл

I ВРА-

ЧА'TEI

ПРСДСВЯЛ

карат

tr.ro

'1--ьеМайож "а нуги ставе" 1

ЛДЫ.-ВАК. Л;.чт". ';CPEI>->- . -И(В.М >Jl?M ОЛОМЗ";.

р,".>;ющш:...... Гяой

Чем! долг реяр

буя

|ВЛ|В>

ЧЛИ ЫД4И 1Р*Д". КЕН В*Р*ч1еаинамо FTO-

?MITI М.1".1ЬВИ". И1>"ДАРЯЯП|В -в-ар'* ИЛИ СПОРТА ИЯ AAV, ТО ДЛЯ ?TКОНД8пего TDIAACTTEAAERU 'JIIIBD-

иаШри еадкаап ЗидмЮвиав" - иичч.ч"ь>а wmj

ГЛ uiJCt-i-Jue УСЛ'Ш-ВРВСМЛВ11ЮГМ СЛЕДУЯЦИ?

iili43 -. ??-?'..i,!'--'IN i- -:-\ил,х <,-:?

IPLLLIINA И 0*Я** 0["ULT

::.IIII". iMtAfHoe рынков в ЖЫВАА 'пяль

'.-?I1 - -.1;. I Ч jj - :. - i - . - -

Э" УЯМ ч uilJwj'.ETV'J. It ча-N Ita в атавМИ КвввпвсМа! .ufi-ui-EA v AjBJuamta Л)Д'|Ц'" СЯ ваща* ;И-АНШО.1иоа чдпдш cu""IIA<"e чц"ч""АА в МЩв есан. ttMjMpa рои ? дч* "лу" :.I:)!.'!-I г.Т. ;

TYP(J" KFM.I I ~ <"^А R I.'I... ?"СЯД<'-Т*ЦЯЯ. двдхи" ruipan t> ицем Qwa*W Apv, O-'-na к| ?FIFUIIA. IU^-11'И aniaj "FI В COIBJAL'IBTT'U pafflt i);C'I i*> ..... ?МАТИI A.TIM.V- .V'TO-BM

...СоЛишс Нового Соловецкого лагери, в коси пред/и^ожон'разместить до 8.006 человек и перссыльно-расиределителыюго пункта в Ке.ми. обуславливается больший притоком осужденных...

Зампред ГПУ Уншлихш

И-- приложения к Постановлению ВЦЩ "Осоздании Северных Лагерей"

Журнал "СЛОН".

Орган Вос1мпатс\\ьно-Трулоио11 части УПРАВЛЕНИЯ лагерями

№ 1, 1924

Октябрь СОзлаЛ сойотскую власть, он же породил п "принудиловку*. Октябрь создал разумные изоляторы п моста лишения свободы, руководствуясь не лозунгами мести, я задачами трудовою иоспитаппи антисоветских элементов. Возьмем конкретный пример.

11пкому не нужный, утративший всякий смысл своего сушестиошшпя, рассадник векового дурмана и религиозного фанатизма Соловецкий монастырь превращен в трудовую колонию. Соловецкие лагеря Особого 11азиаче-

HIиг резко оживили до того малообитаемые острова; многие согни людей явились па смену их прежним немногочисленным обитателям.

Жизнь забила ключом; жизнь эта растет, создаст новые вопросы, разрешает их и МОЩНЫМ движением движется вперед

Соловки перестали быть прежними Солов-ками; монастырь, монахи - область истории; Соловецкие лагеря - действительность, надежда на будущее

Т-пп

Оппозиция очень широко распространяет слухи о репрессиях, об ожидаемых тюрьмах, о Соловках... Мы на это скажем нервным людям: "Товарищи, в обстановке диктатуры пролетариата может быть и две, и три, и четыре партии, но только при одном условии: одна партия будет у власти, а все остальные - в тюрьме..." (Аплодисменты;.

М. Томский*

Социал-демократы солов>1ане. Слева направо: Иван Миньков. Елена Мангль. '\шер Рабинович. Леонид Накубсон. Норне Сапнр. Леонид Ланде. Роза '-Ульман.

Москва. [920

Из письма, тайно переданного в 1925 году в редакцию журнала "Ларя", Берлин

11одавляюшее большинство ш чае отбывает наказание не по' nptUodopy гласного суда - пусть даже большевисшенчо ,уда. а но воле ГПУ. к<чпорос в своих тайных канцеляриях, наподобие средневековой ин квп тции. выносит с$Щ1 пргвоворы

Из воспоминании М. Розанова

Статус "политических", отмененный в 1925 году, имели только члены партий, боровшихся Вместе с большевиками против царизма: левые эсеры, социал-демократы (меньшевики) и анархисты.

Первая партия политических прибыла па Соловки в июне 1923 года. До ."того социалисты содержались в Пертоминском монастыре -концлагере под Архангельском... До конца навигации 1923 года и весь 1924 год Соловки пополнялись небольшими группами социалистов из столичных тюрем. Всего на острова завезли до 5Ш политических... Савватповскпп скит был переполнен. Пришлось заселять социалистами еще два скита - Мукеалмский и Анзерский.

В скитах социалисты но традиции коллективно защищали СВОИ "права политических".отвоеванные у царизма. V каждой партии был свой выборный, а не назначенный начальством, как у кадров, староста. Выл свой завхоз, своя каптерка, куда поступали деньги и посылки от родных. 116-сылки от Красного Креста поступали тоже в об-njni'i котел. Колючая проволока п вышки с часовыми отгораживали социалистов от остальных соловчап.Опп не могли Выйти за проволоку, но и охране тоже было запрещено переступать "демаркационную линию". Жизнь в скитах шла относительно безмятежно г, сравнении с бурной кремлевской... Выписывались книги, газеты, журналы; словом, все, как is проклятом прошлом.

Ml иишт й -v^T-

Советские лагеря политических заключенных в СиМашисво и на БольНюй Муксал.ме. 1'>24 год. Заключенным пятой категории! (меньшевики, черы. анархисты) предоставляется право пользоваться в течение дня прогулками не менее пяти часов. - 1); "Положения о СЛОИ", § ''() (2 ноября /''23 года)

'Томский (Ефремов) МЛ. - партийный и советский 'функционер, м 1922-1929 гг. - председатель Встеоюзного Центрального Совета Профессионалвных Союзов (Bl |С| 1С), о&ьявлон товарищами по партии оппозиционером, так на |Ываемьш "нрапым уклонистом". Чтобы илбежать пыток вр нремн следствия, покончил жп.шь самоубийством п nwv. \(птпрустси но выступлению в 1927 голу на 11ервой ленинградской областной конференции BKI \(Щ

Из посполшнаний В. Рубинштейна

Мы прибыли е группой политических заключенных социалистов и анархистов на территорию Савиатпеиа первого июля 1923 года. Ограду вокруг скита устанавливали заключенные Центрального лагеря, они начали натягивать колючую проволоку enjo до нашего прибытия, а при нас работу уже заканчивали.

В большом каменном здании жилые камеры Эсеров и социал-демократов располагались в гостиничном порядке вдоль коридора. Моя камера молодых социал-демократов - самая дальняя па втором этаже по правой стороне, если смотреть от входа Она называлась "камера первая Б". В пей жили девять человек. Напротив, в "камере первой А", помещались пожилые Эсеры Медведев, Шмелев ч депутаты Сибирского учредительного собрания, окна выходили па озеро.

Внизу, в подвале, устроили кухню. Часть утвари нашли среди брошенного монахами, а многое изготовил из жести от больших английских консервных банок умелый парень Лев Попляк.

Левые эсеры и анархисты разместились в деревянном здании напротив нашего, а в церкви устроили клуб - "Культпросвет", его все называли просто "Культ". С первых дней читались лекции,доклады, работали кружки. Руководителями стали: Борис Осипович Богданов, Михаил Соломонович и Семен Соломонович Цейтлины (первый - у эсеров; второй - у социал-демократов). Имелись и другие кружки. Мы на Соловках получили такие университеты, которые вряд ли тогда можно было иметь на воде.

Мне исполнилось девятнадцать лет. Я казался очень левым, и меня дразнили "ленинцем" потому, что часто ссылался на Ленина, на роль партии в организации рабочего движения. В то время я считал, что социал-демократическая партия меньшевиков должна поддерживать большевиков в строительстве социализма, был по-юношески убежден в скорой демократизации советской власти. Со временем мои воззрения очень изменились...

Каторжных работ, как в Центральном концлагере, у нас не было, но был установлен ряд обязанностей, которые нес каждый в коллективе. Мы сами их распределяли: наряд на варку пищи, наряд па уборку, наряд на пилку дров, наряд на заготовку дров. Нами регулярно выпускался рукописный журнал "Сполохи", а в "Культе" организовали театр, где ставили пьесы, а чаще - скетчи. Выглядело ЭТО очень забавно, осо-

"СоцийлиепшчсикнЬ" кр,и ный корну! 6 (моЙотшеЙз

бенно, когда наступал какой-либо праздник: Первое мая, день Февральской революции. Анархисты и эсерь.1 праздновали еще и Октябрьскую революцию, а мы это только наблюдали. Театральные коллективы были совместными. Руководил художественной частью социал-революционер Касаткин, муж Мины Апсско-вон. Я. загримированный негром, вместе с Давидом Трахтепбсргом под мелодию "В этом доме в двенадцать часов негр-слуга открывает засов..." открывал занавес в "Принцессе Турандот".

Никаких контактов с охраной мы. рядовые "политики", не имели. Все переговоры вели представители фракций. Сначала было четыре фракции: социал-демократы, эсеры, левые эсеры и анархисты. Затем появились сионисты-социалисты и еще несколько человек вне фракций, Влади-Мир Вольский, например, эсер-макспллалист. Но и те, кто считал себя вне фракций, в разговоры с администрацией не вступали. Только через ста-ростат. Дисциплина поддерживалась строгая.

Старостат старался вести переговоры с Эйх-мансом*. который казался более человечным. Ногтев - первый начальник лагерей был совсем из оголтелых, его и звали все палачом. Любой разговор он сводил к Конфронтации, да и охрану постоянно натравливал на "политиков".

"Эйхманс Федор Иванович (1897 г.р.) - выпускник Рижского университета, фронтовик из дивизии Латышских стрелков. С июня ПО октябрь 192Э тола - заместитель 1Ычальнпка Управления СЛО| I. а потом ДО 1929 года - Начальник Управления Соловецких лагерей Особого 11азиачения, с 2т апреля 1930 тола - 11аяальник Управления лагерями ОП (У при (ПК СССР. Обвинен в шпионаже п пользу Англии. Расстрелян в 1938 году.

Савватиевский скит, где заключены социалисты, находится в глубине острова. Он занимает десятину земли, кусочек озера и обнесен колючей изгородью, last в доме, рассчитанном на 70 человек, живут в настоящее время 100 человек coiaui.Micmod разных оттенков и анархистов. R пределах много загона и.и предоставлена полная свобода: они .могут голодать, болеть, сходить сума и умирать совершенно беспрепятственно, без малейшей попытки адлшнистрашш в.мешаться в их внутренние дела.

И; письма с Соловков в центральный орган партии социалисшов-рсволюцшчи-ров. Журнал "Революционная Россия". /V .4. октябрь-ноябрь 1923, Прага

Из воспоминаний И. Зайцева

* I

Диктаторская партия коммунистов причисляет к политическим лишь социалистов разных оттенков меньшевиков, левых эсеров и некоторых анархисток К ним большевики применяют более облегченный режим чем к каэрам Преимущества, оказываемые большевиками заключенным социалистам, вытекают не из того, что большевики расположены к ним более благосклонно; наоборот, ОНИ видят в них наиболее опасных политических конкурентов, а ироявля1от снисхождение лишь потому, что они боятся, как бы не было шума :ta границей среди иностранной социал-демократии. По этой самой причине они применяют тайные приемы ликвидации вредных социалистов.

Цейтлин Михаил Соломонович (справа). 1SS~ г.р.. член ЦК партии социалистов раюлюциоперов. арестован)! 1920году, в Соловках - 1923- 1925". Цейтлин Семен Соломонович, ISSS л/>.. социал-демократ, арестован в 1923 году, в Соловках - ШЗ - 1925 гг. 11осле Соловков оба брата были вывезены в 1{арым. а затем - в ссылку в То.мск. Арестованы в январе li}'3~ года и после пыток расстреляны

Из "Энциклопедии государства и нрава"

Издательство Коммунистической Академии, т. I. с. <>7(>. 1929-1931 гг.

I еррор есть не что иное, как устрашение политических врагов, а кто может сказать, что марксизм исключает всякое применение террора'? Посылая тов. Курскому в мае 1922 года проект статьи Уголовного Кодекса О контрреволюционной пропаганде, тов. Ленин писал: "Открыто выставить принципиальное и политически правдивое (а не только юридически узкОе) положение, МОТивИруюЩее суп, и оправдание террора, его необходимость, его пределы. Суд должен не устранять террор, обещать это было бы самообманом, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и прикрас".

Мы не зарекаемся от устрашения тогда и постольку, когда и поскольку оно оказывается необходимым в борьбе е классовыми врагами пли социально-опасными деклассированными элементами.

Рсщин Андрей Иванович (1900-1989;, чекист с 1918 года. В Соловках - 1923-1925 гг. Воспоминания Андрея Рощи на воспроизводятся по распечатке магнитофонных записей, сделанных в процессе работы над кинофильмом "Власть Соловецкая" (Мосфильм, 1988,

Из воспоминаний А. Ропгпна

В органах ВЧК я поработал неплохо. Но весной 1923 года допустил правонарушение - угнал по пьянке у иностранного посла автомобиль, в результате чего Коллегия ВЧК решила меня наказать и направила в распоряжение начальника Управления Северных Лагерей Особого I [азначенпя ОГ11У. остров Соловки, для использования по их усмотрению.

В нюне 1923 года я пр! |был пароходом в Соловки... и. прослужив две недели в Управлении, получил должность помощника коменданта Второго лагеря политзаключенных в скиту Сав-ватпево, в двенадцати километрах от главного здания... Комендантом был Башмаков, а я и еще двое товарищей - дежурными помощниками, Я много времени уделял рыбной ловле, так как дежурил сутки, а йотом двое - отдыхал.

Надо сказать, что политические заключенные пользовались абсолютной свободой. Они находились в изолированном, околоченном колючей проволокой лагере, в двухэтажном доме... У них было самоуправление. Мы не вмешивались к ним. ТОЛЬКО наружное наблюдение было с постов- Они же постовых на вышках часто обижали, подходили к этим вышкам и ругали бойцов... В конце концов это привело к трагедии.

В общем, из Москвы приходит однажды директива: Ограничить пребывание на свежем воздухе от и до, примерно, до шести вечера. Как раз в этот день дежурил я. Посылает меня Башмаков к старостату с указанием явиться им в комендатуру - расписаться в приказе об изменении порядка пребывания заключенных на воздухе. Старостат отказался.

Журнал "Воля РОССИИ". Орган партии социалистов-революционеров

№16-17, 1924, Прага

Впервые о существовании московского приказа стало известно заключенным 16.XII.1923 года из уст, специально приехавшего для его объявления Эйхманса. Сущность этою приказа сводилась к ограничению времени прогулок и действия электрического света. До сих пор включенные туля.м i круглые сутки: новый порядок устанавливал для прогулок время с 9 утра до 6 вечера Что же касается электрического освещения, то оно должно было прекращать свое действие в 12 часов ночи.

Выслушав сообщение Эйхманса, объединенный старостат Савватиевского скита заявил свои решительный протест против нового распорядка лагерного дня, рассматривая его как первый шаг к установлению в лагере норм тюремного режима. Уезжая из Савватиевского лагеря в Кремль, Эйхманс недвусмысленно пригрозил старостату: "Нарушение приказа может повлечь за собой несчастные случаи".

Известие о занесенном над заключенными УДАРЕ мигом облетело все камеры. Угроза превращения лагеря в тюрьму взволновала весь Савва-тиевский скит. Возмущала в особенности полная ! le.vvoTi mi грованность неожиданно свадившихс я скорпионов. 1 [олгода мирно жил Савватпевскпй скит в обстановке относительной "свободы передвижения" внутри лагерной территории, огороженной колючей проволокой. Этот порядок не создавал никаких неудобств для заключенных и для администрации. Не было никакой нужды ограничивать время прогулок. Изолированность острова, его естественная оторванность служили достаточной гарантией против набега. Нормы тюремнОго режима также мало вызывались условиями Соловков, как неуместен был бы тюремный режим на какой-нибудь Новой Земле. Администрация чувствовала себя настолько застрахованной от мести политических заключенных, что по собственной инициативе неоднократно поднимала вопрос о возможности свободного передвижения заключенных по всему острову с наступлением зимы. И вдруг, как гром Среди ясного неба, нелепый приказ из Москвы. Этим заявлением подтверждались и без того напрашивающиеся догадки о политической подоплеке нового чекистского нажима. Заключенные именно так расцепили МОСКОВСКИЙ приказ и твердо решили НОВОГО порядка не принимать и, не оказывая активного еоп]ютивления, продолжали гулять по-старому, чем бы это ни грозило безоружным иле: гникам большевиков.

Наступило 19 декабря. Ничего не подозревавшие заключенные спокойно тянули скучную нить лагерных будней. Перевалило за полдень. Прошел обед. Слало смеркаться. Надвигался долгий северный вечер. В ЭТОЙ сгустившейся полярной темноте шла невидимая черная работа подготовки убийства. Телефон между лагерем и Соловецким кремлем неумолчно трещал Приблизительно за час-полтора до расстрела в лагерь приезжал начальник Управления 11огтев, по справедливости пользующийся у заключенных репутацией человека, способного на самые жестокие и кровавые действия и уже набивший себе руку па расправах с заключенными в других Северных Лагерях. Это он в евск' время цинично посоветовал привезенным из Сибири социалистам-революционерам заменить объявленную ими голодовку более быстрым умерщвлением - "веревочкой"'...

11о указанию Ноггева комендатура мобилизовала к вечеру все наличные силы лагеря, годные к роли убийц. В сводный отряд усмирителей, помимо красноармейцев, вошли чипы команды Надзора и служащие канцелярии коменданта, завербованные исключительно из чекистов, совершивших уголовные преступления и присланных в Соловки для отбытия срока наказания, а здесь получивших в свои руки оружие и право жизни и смерти над социалистами и анархистами. Не нужно было никаких усилий, чтобы заставить этих бандитов и воров из числа бывших чекистов стрелять в безоружных людей: ОНИ сами искали случая выслужиться перед советской властью, естественно ненавидя социалистов-, пришедших в лагеря не за уголовные, как они. деяния и смело отстаивавших перед ад-мин истрацией свое человеческое достоинство. Бывшим же чекистам приходилось покупать свое благополучие ценою ДОНОСОВ, прислужничества и готовности бесчеловечно расправляться с "вратами советской власти".

Сложнее было с красноармейцами. Их пришлось загодя приготовлять к роли палачей на случай возможных "убийств и восстаний". Для ЗГОЙ цели имелся "политрук", в течение нескольких месяцев натравливавший солдат на заключенных. Еще с Пертомпнска. незадолго до перевода политических заключенных в Соловки, солдаты, по научению свышестоящих, разучивали направленную против эсеров самодельную песенку со следующим припевом: Мы эсеров не боимся И пойдем на них в штыки.

В результате этой обработки часть красноармейцев могла оказаться и действительно оказалась пригодной к стрельбе по безоружным людям. Все необходимые инструкции отраду были с воевреме! гно хгреподаны.

Эсер

? "вам давно пора ПОНЯТЬ, что мы - победители, а им - побежденные. Мы совсем не собираемся устраивать так. чтобы вам было хорошо, и нам нет дела до вашего недовольства. По-моему, вам гораздо проще сразу повеситься, до такой степени это безнадежно". Журнал "Революционная Р<х-сия". X; 51, 1923

Корпус в Сивы/тисы: л V содержались анархисты

Журнал "Воля России". Орган партии социалистов-революционеров

№ 16-17, 1924, Прага

О существовании приказа и о приезде Ногте-ва узнали некоторые из coi щалистов. Они по собственной инициативе вышли на двор и присоединились к рацее вышедшим па прогулку анархистам и одиночкам из социалистов. Но так как подавляющее большинство социалистов и не подозревало о существовании приказа, то решено было обойти все камеры и познакомить товарищей с его содержанием. Однако обход камер не удалось довести до конца. Со двора послышались глухие одиночные выстрелы часовых. Лагерь встрепенулся. Не нужно было никаких объяснений. Гке понимали смысл этих выстрелов. 11пка-кие уговоры - не выходить сразу всем - в большинстве случаев не достигали цели. Наскоро набрасывая пальто и полушубки, выходили заключенные па двор, чтобы коллективом принять направленный против него удар.

Администрация проявляла необычайную торопливость, Забыв о своем собственном приказе, комендант еще до наступления шести часов вечера отдал устный приказ препятствовать прогулке заключенных. Словно умышленно принимались все меры к тому, чтобы затруднит'], мирную ликвидацию конфликта: перестали отбивать на колокольне часы, что сделало невозможным для заключенных точное определение времени. Старосту Иванпцкого ' не пропустили к коменданту для переговоров по поводу приказа. Когда товарищ Иванпцкпй подошел к зданию комендатуры, часовой кратко объявил ему:

- К коменданту нельзя.

Все пути к мирному исходу конфликта были заказаны. Так было угодно вдохновителям и организаторам убийства 19 декабря. Первый выстрел был дан часовым с вышки, расположенной около замерзшего озера, недалеко от здания комендатуры. Вслед за ними огласили воздух другие одиночные выстрелы. Все они в большинстве своем были направлены в воздух. В это время двор лагеря представлял необычайную картину. ОкоЛо сотни людей сплоченными группами заполнили все обычные места прогулок Молча, сосредоточенные, в тишине, .медленно двигались они в свете электрических лампочек. Постепенно напряжение стало, однако, проходить, кое-где перекидывались шутками и замечаниями...

Между тем от ворот, примыкающих к корпусу анархистов, показалась тесная цепь прибывших из Кремля охранников. Они подошли вооруженные винтовками. Часть их спустилась па озеро и растянулась по льду длинной цепью. Другая цепь осталась во дворе и выстроилась вдоль изгороди. Общее количество стрелков достигало сорока пяти человек. Впереди цепи, протянувшейся вдоль изгороди, стоял молодой взводный.

- Политзаключенные! Предупреждаю в первый раз. заходите по помещениям, - громко, размеренно крикнул молодой четкий голос.

- Кто командует карательным отрядом? - также громко и СПОКОЙНО спросил из толпы гуляющих товарищ Грошев1 .левый эсер.

- Командир взвода.

- Как его фамилия, чтобы увековечить? - продолжал допрашивать товарищ. Грошев в жуткой торжественной тишине.

На этот раз взводный уклонился от ответа и увековечить себя не пожелал:

- Это не ваше дело. - недовольно буркнул он.

После отъезда I кчтева к одному из старост приносят из комендатуры бумажку: "Объявить на поверке политическим заключенным! что прогулка впредь может совершаться лишь до шести часов дня". Поверка производилась обычно в S часов вечера. Значит, к сегодняшнему дню, во всяком случае, распоряжение не имеет отношения.

Не было оснований придавать этому происшествию серьезного значения. Да и знали о нем очень немногие - старосты да еще члены бюро фракций.

I I po гулка продолжалась.

Последовало второе п. наконец, третье пре-дупрсжденпе, столь же безуспешное, как и дна предыдущих.

Нужно подчеркнуть следующее, очень важное обстоятельство. Ни одно из предупреждений не сопровождалось угрозой стрелять в ослушников. Даже специалисты военного дела ИЗ среды заключенных были обмануты в своих предположениях о том, к каким мерам собирается прибегнуть карательный отряд для приведения заключенных к повиновению.

- Сейчас начнут работать прикладом. - делились между СОбрЙ догадками.

Кое-кто не исключал возможности изведать удары штыков, f la эту МЫСЛЬ наводили доносившиеся от цепи угрозы:

- Колоть штыком!

Пыли готовы ко всяким мерам оттеснения в корпус, но лишь незначительная часть гуляющих предвидела немедленный боевой огонь. 11е более как через минуту пли две после третьего предупреждения ОТ руководившего Стрельбой ВЗВОДНОГО раздалась громкая спокойная команда:

- Цепь, вперед! 11рямо в помещение пальба взводом! Взвод, или!

Послышался свисток, и тотчас же раздались оглушительный залп и отдельные беспорядочные, но частые выстрелы. Слабо вскрикнув, тяжело опустился на землю у главной аллеи Г.А. Би-лпма-11астерпак (эсер). \ 1сдалеко от него лицом в снег упал М.М. Горелик (эсер). Оба были смертельно ранены. Горелик громко стонал. Тут же был ранен в плечо анархист Лебедев' . В другом месте на боковой аллее с ггробитОЙ и развороченной правой ногой упал Г.Э. Шик (эсер),

Убедившись, что стреляют боевыми патронами. В.Д. Беляев (эсер) зычно крикнул:

- Ложись,

Большинство гуляющих припало к земле. Часть продолжала стоять пли двигаться. 11о стрельба продолжалась и по лежащим.

Раздались многочисленные голоса;

- Есть раненые!

Вскочив на ноги, бросились поднимать со спета стонущих в предсмертной агонии товарищей. I IOIICC.UI.

Медленно, путаясь и мешая друг другу, продвигались вперед вверх по аллее, по направлению к краСНОМу Социалистическому корпусу : . Капли крови отмечали на снегу этот путь, Л кругом шел беспрерывный обстрел безоружных людей.

Остатки концлагерной советской сил/волики на портале корпуса социалистов полнтскиша в Савва>ше$0

s;

к

о

ж

Ч

о

1=1

Е1

Когда выстрелы становились особенно частыми и настойчивыми, приходилось <хтанавливать-ся и опускать раненых на землю. Все это пропо ходило на глазах усмирителей, которые не могли не Видеть результатов своей работы. Когда в ггро-межутке между первой и второй сериями выстрелов один из товарищей М. А. 11авлоцкпй (эсер) бросился на главную аллею с громким криком:

- Три человека ранены! - Со стороны цепи, стоящей вдоль изгороди, раздалось:

- Сами подберем!

Кто-то, негодуя и волнуясь, бросил от часовни в сторону цепи:

- Палачи!

- Спасибо за аттестацию! - Послышался ответ взводного.

И непосредственно вслед за этой иронической репликой громкая и спокойная команда:

- Зарядить винтовки па полные обоймы!

А затем короткая, но зловещая пауза, в продолжение которой хождение по аллеям возобновилось. Сплоченными группами, игнорируя все возрастающую опасность, продолжали гулять заключенные, противопоставляя винтовкам и револьверам решимость и сознание своей правоты. Было что-то трагическое в этом безнадежном и заранее предрешенном поединке вооруженной подлости с сознательной попыткой людей жизнью отстоять то, что коллектив считал своим правом и честью. Еще не успел рассеяться дым от первых выстрелов, не успели еще отнести раненых, как раздалась новая команда все того же твердокаменного и тупого в своей солдатской исполнительности взводного:

- Цепь, вперед на десять шагов!

А навстречу поднимавшейся по аллее цепи охранников спускалась уже поредевшая к тому времени толпа заключенных с Г. Т. Качоровским (эсером) впереди.

- Не подходи! - раздалось из рядов красноармейцев и чипов Надзора. Кое-кто остановился. Некоторые повернули назад. Обернувшись, Г. Т. Качоровский громко закричал:

- Не уходите, товарищи!

И своим телом заслонил от солдат С Г. Юдп-чеву (эсерка).

- Что же вы не стреляете? - громко крикнул В. И. 11опов. Как бы в ответ па это последовала новая команда:

- Прямо по мишеням, взвод, начинай!

Свисток - и беглый, частый огонь. Пронзенный четырьмя пулями, падает смертельно раненный Г. Г. Качоровский. 1 (еребита сонная артерия. Рядом с ним погибает его жена, Лиза Котова (эсерка), падает, тяжело раненный. В. И. I IOIIOB (эсер). С. Юдичевой чудом удастся ускользнуть or неминуемой смерти: ее пальто пробито пулями is двух местах. В другом месте возле часовни опускается на землю смертельно раненная Наташа Бауэр (эсерка), успев сказать только два слова:

- Я ранена.

Двукратное пассивное сопротивление было сломлено. Слишком дороги и тяжелы понесенные жертвы. Старостату удается увести в корпус оставшихся в живых. Часть товарищей бросается помогать нести убитых и раненых, В это вреМЯ со стороны приближающейся цепи разлается спокойный деловитый окрик:

- Уносите скорее!

И опять все та же настойчивая команда:

- Цепь, вперед! Никого не оставлять за цепью!

- Не стреляйте! Мы уходим, - крикнул в их сторону староста анархистов Браверман.

Но стрельба возобновилась. Это была серия беспорядочных выстрелов по уходящим. Пули осыпали часовню, красный корпус, вход в него. Стрельба производилась с трех сторон. Заключенные были зажаты в кольцо красноармейцев и надзирателей-уголовников из бывших чекистов - отбросов большевистской политической полиции. По-видимому, последние и проявили наибольшую жестокость при стрельбе. Большинство красноармейцев стреляло в воздух, что засвидетельствовано очевидцами - заключенными. Об этом же говорят сбитые с высоких елей шишки и ветки. Вся операция стрельбы в живую мишень длилась 5-10 минут.

Эсер

Команда надзирателей составляет из себя боевую единицу, на которой лежит ответственность 34 охрану лагеря и прилегающих к нему территорий. Большинство надзирателей составляют рабочие и крестьяне - бывшие сотрудники ГПУ. бывшие члены РКП (б). Задание по охране лагеря надзиратели с достоинством выполняют и гордятся своим положением. Обыденная жизнь команды идет круглые сутки, как заведенный механизм часов. Сиена постов разнообразит жизнь надзирателя. По приходу с поста надзиратель ложится в опрятную, убранную чистой простыней постель и засыпает крепки.и сном.

Журнал "СЛОИ" Л'5 4, 1924

За несколько минут вес кончилось. Со двора несут раненых. С бледным лицом, стиснутыми ?.убалш. запрокинутой головой проносят Горелика. Он ранен в живот. I [оддерживая руку. С перекошенным от боли лицом, сам, без посторонней помощи, пробирается в камеру Всеволод Иванович Попов. Осторожно несут Наталью Бауэр. Она стояла рядом с мужем М. С. Цейтлиным, когда нуля попала ей в печень. Наталья в полном сознаний. Глаза открыты. Но лицо выдает ее страдания... Среди заключенных есть врач, есть фельдшерица. Они пытаются подать помощь. 11о она в значительной мере бесполезна. Слишком короткое расстояние отделяло стрелявших от мишени. Били наверняка, Лиза Котова в корпусе уже не открыла глаза.

1 [уля пробила сонную артерию, другая попала в руку. Билима-Пастернака принесли замертво. Не шевелясь, он лежал на полу. Пуля пробила сердце. Лишь слабое подергивание груди говорило, что он еще дышит...

Прошло полчаса, и в корпусе лежало пять убитых, стонали трое тяжело раненных, из которых Be. Ив. Попов на пороге смерти. Все они социал-революционеры. НА. Бауэр, Г.'Г. Качо-ровский, Е.И. Котова, ГА Билима-Пастернак принадлежали к тем социал-революционерам - "солидарпикам", которые открыто во время Московского процесса 1922 года солидаризировались с подсудимыми членами ЦК своей партии и за это были преданы Ревтрибуналу, но потом без суда сосланы в Северные Лагеря.

ва

Из воспоминаний В. Рубинштейна

Соловецкий староста Б.О.Богданов- один из организаторов Петроградского Совета. Последние 35 лет жизни он провел за стенами тюрмы, за колючей npt 'в( ш <кой концлагеря.

Б. Ciinup

Я должен сказать, что подлинными убийцами, стрелявшими в людей боевыми патронами, оказались сотрудники из Надзора, то есть штрафные чекисты, прибывшие для этой операции из Кремля.

Они были вооружены не трехлинейными винтовками образца 1891 года, подобно охране Савватиевскою скита, а английскими карабинами, стрелявшими пулями берданочного типа, как выяснилось потом.

После первых выстрелов вся социал-демократическая молодежь бросилась из камер вниз. Мы мчались, чтобы выйти, потому что там были выстрелы, крики, но у выхода встал староста нашей фракции Борис Осипович Богданов, закрыв собой дверь, и сказал

- Ни шагу дальше! Я нас не выпускаю!

Мы осыпали его всякими неприятными словами... Все равно он нас не ввшустил. А в это время раздался залп по дверям... Многие из молодых социал-демократов были тогда им спасены...

Тела погибших сложили в камеру "Первую А", а утром перенесли в клуб. Мы круглосуточно дежурили над ними И охраняли от посягательств администрации.

Газета "Известия" Орган ЦИК СССР, 7 октября 1924

Любой рабфаковец, любой студент, вышедший из пролетарской или просто трудовой семьи, был бы счастлив, если бы мог получить от государства столько, сколько получают политзаключенные в Соловках Ведь это означало бы для него безбедное существование и дало бы ему возможность спокойно заниматься науками.

И вот, когда ты даешь своему противнику то, чего не можешь дать своему ближнему, враг требует еще большего с криком: "Даешь!" и истерически мечется у порога II Интернационала.

Пора положить конец творимой "Социалистическим вестником" легенде. Пора ознакомить рабочих с подлинными условиями содержания политических заключенных. К этому мы приступим в ближайшее время. И пусть тогда рабочие массы сами увидят - каторга ли на Соловках или ПРИВОЛЬНОЕ ЖИЛЬЕ.

Помощник Прокурора Верховного Суда СССР Р. Катанян

Хоронишь разрешили вые тюремной проволоки, но "без речей", как настаивало Управление лагерей.

Почти двое суток, непрерывно сменяясь, группами долбили промерзшую землю, доставали камни, в таком изобилии залегающие в соловецкой почве. В самом скиту мастерили гробы. В этой деятельности был все же исход, была возможность забыться".

Утро похорон. Лица убитых открыты. Гробы украшены зеленью еловых веток. У стен знамена всех фракции скита - три красных и одно черное - анархистов... Знамена сшиты Из случайных лоскутьев, бывших под рукой. Лепты с именами погибших.

Гробы несут впереди толпы, гуськом, по той же самой дорожке, на которой произошла бойня. Калитка в о|раде открыта. Молча провожает глазами шествие часовой па вышке. Кругом пи души, администрация удалила воинскую команду и Надзор, Торчат одинокие деревья. Еще яснее становится эта проклятая соловецкая оторванность от всего мира...

Могильная яма вырыта па холме вблизи скита. Гробы один за другим опускают в братскую могилу. Долго засыпают яму. Наконец и это кончилось. Еще раз "Вы жертвою пали в борьбе роковой" и анархистское "Черное Знамя".

Войдя за НрОвОлОку, не заходя в корпус, все сгрудились у крохотной часовенки, что посреди двора, у которой пули нашли большее количество жертв. Дружно раздался старый народовольческий гимн "Смело, друзья, не теряйте бодрость в неравном бою", по уже не иод руководством обычно дирижировавшего исполнением этой песни Георгия Качоровского. 11овый дирижер руководит хором...

11еподалеку от Савватиевского скита холм, с которого виден тюремный корпус. Вблизи лес. 11а холме высится насыпь, убранная дерном. I [асыпь окружена березами и грудой камней. 11а насыпи, под которой братская мошла. лежит большая серая каменная глыба. С одной стороны на Ней высечены имена шести убитых, с другой - одпа-елипственная. но обо всем говорящая надпись: "19 ДГКЛВРЯ".

."ямаию 40we№г liotme и щшнцчи 7 чгрз. ид. настзнц.ж, д.a sept,ип. ? •*?

гад издднпя в-я.

СОЮЗА

* !< (20Е9|

1 U тория зта получила огласку мрубежом. И лтмяя крмищ-сия из Москвы пришила действия администрации право.иер ноши, но. чтобы утихомиришь расходившийся старостат. воинскую часть сменили и ко.иенданшов направили в другие лагеря, изменив их новыми, из числа штрафных чекистов.

А. 1'ощин

Заместитель Председателя Верховного Суда СССР, член ЦИК СССР А.П. Смирнов - глава комиссии, признавшей убийство политических заключенных 19 декабря в Савватиевском скиту на Соловках правомерным, - расстрелян в году

ЮПО ПОВОДУ СОБЫТИЙ В СОЛОВКАХ.

сс 10 декабря 1923 г.. В 18ч., во дворе Оав-ватьевского скита соловецкого лагеря имел место иечальтшй инцидент, выра-^восжресёньеТо пившийся в столкновении заключенных

..... с отрядом красноармейцев, окарауливаь-

------- яаал п"'ших названный скит, в котором помещаются заключенные.

В результате столкновения убита Котова Елизавета Ивановна-25 лет; умерли от pan: КочаровскиЯ Георгий Трифонович-2S лет, Пилима-Пастернак Гавриил Андреевич-27 лет, Горелик Меер AfoHcenBiri-20 лет, Бауэр-Цейтлина На-стасия Лрпольдонпа-32 лет и Попов Всеволод Иванович-2S лет; ралг^иы н>> miac-но: Лебедев Леонид Яковлевич-24 лот к Шик Георгий Нмманун.тосич-;32 ;гет.

Следствие по делу в> дется? Рсз.тлъта-ты следствия будут спуоликопани осеч'о.

Председатель комиссии по расследованию происшествия. Млел президиума ЦИ1С СССР А. П. Смирнов.

' О,, losUllillichc Bolc-',".,"... Ц "II III Л. a.Hol.r

Prels 70 Goldpfennlg

In DauUchland

/.enireloi g.n dcr Sox-Dcm. Arbeltcrparlel RunUodi

СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК

Центральный Орган Российск. Социал-Демократ. Рабочей Партии

Осногам Л. МАРТОВЫМ. Выхолит 2 раза в месяц

Мо Ч Контора it редакция:; <л . Прием по делам ре-'

"Д. , г >л,... j. П-ов февраля 1924Г. аакции :дм, ,>" 4-ый г. изд.

|'*| p"lcnerccn" OOnholr6ft90t субЛоТЫ. ol 1-2 час

Бойня в Соловецком концлагере

Им М О С к н ы h:im сообщаю!

10-го января к московских глзсых появилось зам •очное сообщение о том, что 0-го января презндтмоч ЦИК'а СССР назначена комиссия и составе А Н. Смир-ЮН, Коросте лева Н Катаньяил <лля расследования "роме шествия в Солонец ком лагере". Характер происшествия" окутывался и превпиуме i грожайшей > диной.

Все же улилось ВЫЯСНИТЬ, что речь идет об \ ж а с ной бойне, учиненной тюремной стражей над за к.тюченнымн н.'агере социалистами и а н а р х н -отам и. Драма разыгралась на почве ухудшения Т*н Г*янаго режима и вызванного зтим ухудшениеч недо-юльствл заключенных. Стража стреляла пряно в толпу. Насчитывается много раненых и. яо последним сообщениям, пять убитых Подробности большевиками тщательно скрываются, а вследствие зимнего перерыва сообщения с островами полу челне сведений непосредственно оттуда сильно затруднено. Говорят, что пострадали, главным образом, заключенные социалисты-революционеры и анархииы

Надеемся иметь возможном. сообщи и. на- ]мчч по 1робные и точные сведения кыо лагери, II .1*11см и [ечеипе полугола, предвидя те кошмары, которые ожидают зимой соловецки* товарищей, м><| ни па один лень не ус икали твердить: здесь превратили социалистов в об'ект зверской расправы, здесь земля обратится к могилы для юношей и стариков, ДЛЯ женщин и больных, для измученных и замученных релолюцоиеров. отданных иол бУскош рольную нласть \ io.touiiuM) начал,с ту,

Оправдались худшие опасения. Не только ".медленное умирание В полярных казематах", не только "тра-шческне смерти 01 юлодовкп". Спелы тюрем на го дела знают и другие, более простые средства уничтожать кого приказано и когда приказано 11 когда в центре дан пароль 'истребление социалистов", все палачи по всей России с .изымают револьверы и винтовки. Долго-ли спровоцировать голодом и сыском, издевательством и избиением всю массу заключенных? Много-ли нужно, чтоб разыграть "вынужденною стрельбу" тюремной стражи, для водворения порядка и тишины? Это искусство постигли в совершенстве все полицейские всех стран и народов, и болыиевинкие тюремщики, не составляя исключения, лишь превзошли их циничностью и жесткооью своих похождений.

ЕЯ

Ml LUntf. " .

Журнал "СЛОН" Орган Воспитательно-Трудовой части Управления лагерями № 7-8, 1924

КОМИССИЯ ЦИК СССР В КАЗАРМЕ N-СКОГО ДИВИЗИОНА НА СОЛОВКАХ

На Соловки, чтобы осмотреть моста заключения, прибыла комиссия I [ИК СССР в составе товарищей Бокийя, Красикова, Катаняна. Первым делом комиссия интересуется положением красноармейцев. В казарме Особого дивизиона состоялось собраш ю.

("лоно предоставляется Прокурору Верхсудя СССР товарищу Красикову. Он говорит о значении охраны ярых врагов Советской власти, политзаключенных, покушающихся не ТОЛЬКО ВЗЯТЬ власть и передать ее буржуазии, но и задушить коммунист! гтеекое дв> 1жен1 ie во всём мире. Эту охрану пролетарская Республика возлагает" на красноармейцев. Почетную обязанность ди-визионцы должны выполнить ДО КОНЦА, ясно сознавая, кого они стерегут, и что было бы, если бы заключенные враги оказались на свободе.

Со своей стороны Прокуратура Верхсуда СССР поднимает- вопрос об оказании материальной п духовной помогай бойцам - берет шефство над N-скпм дивизионом. В заключение речи товарищ Красиков призвал красноармейцев "зорко смотреть в сторону заключенного!"

Следующим взял слово пом. прокурора Верх-суда СССР товарищ Катанян. Он сказал, что красноармейцы являются защитниками СССР от внешних и внутренних врагов, ибо находящиеся на Соловках политзаключенные являются, если не прямыми, ТО косвенными пособниками и Помощниками мирового капитал;).

Далее начальник СЛОИ товарпи) Ногтев предоставил слово члену Коллегии ОП 1У товарищу Бокийю, Товарищ Бокпй от имени ОГПУ приветствовал красноармейцев и сказал, что Коллегия ОП iy. несмотря на Общее сокращение войск, нашла возможным увеличить состав N-ского дивизиона вдвое. Бурные аплодисменты.

С ответным словом выступил красноармеец Потемкин.

- Мы со своей стороны заявляем, что свой долг выполним. 11и один враг не уйдет до тех пор, пока не перешагнет через наши трупы, - екали он.

НИКТО ИЗ дпвпзпонцев не забудет этого дня, п он останется для них памятным навсегда. Закончилось собрание пением "Интернационала" и мощными криками "Ура!".

Из воспоминаний С. Мальсагова

Комиссия пробыла на Соловках три дня, большую часть времени развлекаясь на охоте. Чекисты истребляли диких и ручных животных, приручением которых занимались в прежние времена монахи. В последний день I [рокурор отправился в скиты Соловецкого монастыря, но политические встретили его криками: "Палач, убийца! Убирайся вон!".

Вскоре была издана брошюра "Соловки" ("Госиздат", Москва. 1925). в которой Прокурор заявил, что в Соловках царит "полная свобода" и чтробращение администрации с заключенными "более чем мягкое", Часть тиража была прислана в Соловецкие лагеря и роздана тем, кто каждый миг вкушал "свободу, великолепную птицу и более чем мягкое обхождение администрации".

Муксалмикскии скит Коменданту III Отделе ни

я

Служебная записка

При вчерашнем осмотре Начуправлекия и Начхозчасти Сидоровым Ваших помещений, занимаемых политическими заключенными, со стороны последних было допущено черезвычайно нетактичное поведение, грубые оскорбительные выкрики, ругань, угрозы не только на присутствовавших, но вообще по отношению к администрации Северных Лагерей. Приказываю Вам в дальнейшем прекратить всякую непосредственную связь с политическими вверенного Вам Отделения. Все распоряжения передавать исключительно по команде через дежурного по лагерю.

Предлагаю в трехдневный срок приспособить соответствующие помещения для размещения еще 26 политзаключенных, которые будут переброшены Вам 9 января с/г.

Зам. Нач. Управления Эйхманс.

? января 1924 года

1-1

Памятное тамя - подарок Соловецкому Особому Полку после убийства включенных 1') декабря 1К>23 года. Символ единения советских надзирающих и карающих структур

Из воспоминаний С. Мальсагова

Я - убежденный противник социальной ляют, если необходимо, не останавливаясь ни

программы "политических", ос новопола га ю- перед какими жертвами, в отстаивании своих

щие задачи которой не отличаются от больше- справедливых требований, выдвигаемых ими

вистекпх и являются совершенной утопией, но как сплоченной, единой организацией, для того,

тем не менее я не могу не воздать должное на- чтобы облепить отвратительные условия жизни

стойчивости п бесстрашию, которые они прояв- в соловецкой ссылке.

S3

В Савватпсвскпй скит я пинала п начало сентября 1924 года. 11ро.\одила осечь, близилась зима. Близилось закрытие навигации. В число заключенных было несколько человек больных. Прошлую зиму коллектив перенос тяжело. Появилась цинга. Особенно быстро поддавались он сибиряки и дальневосточники. Им тяжело лапался сырой соловецкий климат... Завхозы изыскивали все возможности подкармливать больных за счет здоровых. '-Это приводило к тому, что больные продолжали жить, а состояние здоровых ухудшалось* и число больных росло.

Тревожило заключенных и новое наступление администрации па режим. О сокращении прогулок речи по поднимали, по об обязательном принудительном труде для политзаключенных Эйхмане уже заводил разговоры со старостами. Вопрос о повои инструкции, заглохший после 19 декабря, поднимался вновь, Все фракции были едины в вопросе об отстаивании полптрежпма, но методы борьбы за режим были разные. Во всех трех скитах всеми фракциями было принято решение - отправить в Москву заявление enje до закрытия навигации. В нем было требование: либо вывезти всех политзаключенных с Соловков в места заключения, расположенные па материке, либо сохранить существующий в настоящее время режим. Фракции социал-революционеров, левых социал-революционеров и анархистов собирались подкрепить свое требование голодовкой.

За день до указанного заключенными срока Ойхманс приехал в лагерь И заявил, что из Москвы получен Отрицательный ответ. Голодовка началась, только очень серьезно больным и слабым товарищам коллектив запретил принимать в ней участию. Перед началом голодовки заключенные произвели переселение. Все неголодаю-пцю были переведены в одно крыло нижнего этажа, тле находилась кухня. 11о указанию ста-

Охота на острове осталась запрещенной. Часто приходилось слышать поучения командиров надзирателях!, упражнявшимся на плацу: "Патроны беречь! 11;/ одного выстрела, иначе как по заключенным'."

Е. Олиикая

рост голодающие с первого дня легли на комки. Первую недолю заключенные голодали спокойно. Одни мучительно ощущали голод с первого дня до последнего, другие почти по ощущали потребности is еде. по слабость распространялась среди голодающих быстро. Люди псе больше дремали, а поднимаясь п садясь па койках, испытывали головокружение.

На тринадцатый лень, в ответ на предложение снять голодовку в связи с тем, что она грозит гибелью слабейшим товарищам, группа эсеров пришла к старосте СО следующим заявлением:

- Голодовку не прекращать ни в коем случае. Iю, считая невозможным став!ггь iюд удар слабо!V ш1т\ товарищей, в подтверждение требований заключенных, начиная с пятнадцатого дня голодовки, ежедневно один из группы вскрывает вены и кончает с собой. Остальные продолжают голодать,

Шел пятнадцатый день голодовки. Спас положенно Богданов. Он взял на себя ведение переговоров с начальством. На другой же день, утром, Эйхманс прибыл в Савватиево и вызвал старосту. Пока Богданов был в административном корпусе, в скиту стояла мертвая тишина...

Разговор Богданова с Эйхмапсом начался с заявления старосты о том, что он не в силах удержать свою фракцию от присоединения к голодовке, что его товарищи, особенно молодежь, по могут оставаться пассивными, наблюдая гибель голодающих, что сам он считает голодовку нежелательным способом борьбы, но за фракцию социал-демократов отвечать не может. Во всяком случае если не завтра, то после первой жертвы все социал-демократы всех скитов к голодовке присоединятся.

Эйхманс пошел на переговоры, и были приняты следующие положения:

1. Вывоз политзаключенных с Соловков в связи с закрытием навигации в настоящее время произведен быть не может, и до весны о нем думать невозможно.

Саббатиево

"политскиты" 1< СССР

2. РёЖИМ в целом останется прежним. Никаких принудительных работ политзаключенные исполнять не станут, они будут заниматься только заготовкой в лесу дров для отопления своего корпуса.

Формально голодовка была выиграна.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ:г

СТАТЬЯ Ш 267

Совет Народных Комиссаров Сспэа ССР по представлению Объединенного Государственного Политического Управления постановляет:

1. Прекратить впредь содержание в Соловецком концентрационном лагере Особого Назначения осужденных за политические преступления членов антисоветских партий (правых социал-революционеров, левых социал-революционеров, меньшевиков и анархистов/.

2. Членов антисоветских партий, указанных в ст. I настоящего Постановления, заключенных в вышепоименованном лагере, перевести не позднее I августа 1925 года в подведомственные Объединенному Политическому Управлению места лишения свободы на материке.

3. Впредь лиц, указанных в ст. I, приговоренных к заключению в концентрационные лагеря, направлять для отбывания срока заключения в подведомственные ОГПУ места лишения свободы на материке на тот же срок.

Председатель СНК Союза ССР А. Рыков Управляющий делами СНК Союза ССР Н. Горбунов

10 июня 1925 года

Социалисты и анархисты увезены с Соловков. но на этих заброшенных островах у Северного Полярного круга, отрезанных большую часть года от общения с внешним .миром, осталось немало политзаключенных: рабочих-стачечников, участников рабочих движении, крестьян, арестованных за участие в крестьян-ско.м движении, отдельных социалистов и анархистов, почему-то не признанных ГПУ за политических, не говоря уже о группе так называемых казров. об осужденных за религиозные убеждения и т. п. Rce они находятся на общеуголовном режи.ме. отбывая жестокую каторгу, умирая от голода и непосильной работы.

С увозом основной группы социалистов и анархистов соловецкая администрация, ничем более не сдерживаемая, будет расправляться с ними беспощаднее прежнего.

Из пись.ма. тайно переданного в 1925 году в редакцию журнала "Ларя". Берлин

Журнал "Социалистический вестник"

№ 13,1925

СОЛОВКИ приобрели мировую знаменитости Трехлетняя история этой российской Кайенны' навсегда останется образцом. Ни у одного государства никакое место ссылки не сравнится с нашими Соловками. Нигде и никогда не скапливалось столько слез и крови, столько бесчеловечной жестокости* столько отчаяния, как в старом монастыре на Белом море. Когда-нибудь история установит степень ответственности Москвы и отдельных лиц, и эта ответственность окажется гораздо большей, чем пред!юлагал)1 совремс]гники!

Имя Соловков сделалось нарицательным для режима.

Из воспоминаний Е. Олицкой

- Стройся по десять: человек в ряд! Женщины, Отойдите в сторону... 11ервая шеренга, отойди па пять шагов! Стой! Вторая! Третья!

В конце этапной колонны поставили женщин. Долго путался конвои с подсчетами. 11ако-пец раздалась общая команда:

- Малейшее неподчинение конвою... Шаг в сторону., рассматривается как попытка к бегству- Расстрел па месте... Шагом марш!

По обе стороны дороги шатали конвоиры. Впереди й позади ехал конный конвой. Грубые окрики, Нас торопили. Лошадиные морды врезались в последний ряд отстававших женщин. Ноги паши скользили по еще непросохшей земле...

Когда мы добрались до Кремля, этап, минуя все здания, вывели па пристань. Конвой окружил нас. расположившись цепью до самого берета... Встретились зэки всех скитов, увиделись друзья и товарищи; раньше знавшие друг друга. Я встретилась с теми заключенными, которые прибыли со мной в Соловки и потом были отправлены на Анзер.

Политзаключенных, высылаемых на материк, было человек пятьсот. Всех погрузили в трюм. Выло тесно, шумно, жарко. Мужчины уступили нам лучшие места.

У 11опова Острова пароход разгрузился. Минуя бараки, этан вывели к дамбе. На железнодорожных путях уже стояли столыпинские вагоны. Наступил момент расставания. Нас разведут- куда направят, в какой вагон?

11пкогда раньше и никогда позже не встречала Я такого богатого людьми коллектива. Коллектива, стоявшего на столь высоком моральном уровне. Те, кого я знала воочию, вызывали во мне поклонение. С кем бы из старших товарищей я ни заговорила, я чувствовала, какую глубокую веру, какую продуманную, прочувствованную убежденную мысль несут- они в себе. До сп.\ Пор я счастлива, что встретилась с такими людьми, укрепившими во мне веру в человека.

Ничто не могу я сравнить с впечатлением, которое производило па меня хоровое исполнение ими революционных песен.

Пусть нас по тюрьмам сажают. Пусть нас пытают огнем, 11усть в Соловки пас ссылают, Пусть мы все кары пройдем

Пели ж погибнуть придется В тюрьмах и шахтах сырых, Дело всегда отзовется На поколениях живых...

Сейчас, когда пишутся лги строки, я знаю - они прошли весь путь и погибли. Погибли во имя своих идеалов, во имя счастья и блага людей. Погибли в лагерях без права па переписку, погибли под пулями расстреливающих их палачей.

"Не плачьте пал трупами павших борцов..."

И я не плачу.

От свистка до свистка, от шести до восьми, От решетки к железной решетке Ходят, мечутся бывшие раньше людьми, А сегодня - табун в загородке.

Еоги, ноги и ноги стучат на полу, А в глазах - промелькнувшие дали. И слова - как зола, но не трогай золу, Под золой - красный уголь печали.

Ходят, мечутся, ждут, говорят, говорят, Ждут, как скорбные тени Гомера, Что живой Одиссей отопрет этот ад, Где стучится их скорбная вера.

Отопрет и вернет этим теням тела С теплой кровью, костями и кожей* Ходят, мечутся, ждут... И слова - как зола, И глазами как братья похожи.

Н. Фроловский 7 июня 1928 года Кемь

?

Мы в семнадцать - учились любить, В двадцать лет - умирать научились, Знать, что если позволено жить. - То еще ничего не случилось.

Б двадцать пять - научились .менять Щи nib на воблу, дрова и картофель; Было некогда на.м замечать Нежной краской .зардевшийся профиль...

Михаил Фролс'вский I1) февраля \9Шгодц. Кемь

Фроловский Михаил Николаевич (1895-1943,, инженер. В Соловках - 1925-1928 гг. После Соловков находился в ссылке на Севере, а петом на Урале. Вновь арестован в 1941 году и погиб в лагерях

Газета "Новые Соловки", № 4, 1925

К началу 1925 года Соловки - нетолько ма- Соловецкие острова превращаются благода-

лепькпо островки среди льдов Белого моря, но и ря культурной работе у*СЛО! 1а п.; места ссылки

культурный оазис среди огромной пустыни на- в северный аванпост Советского экономически

шей северной окраины... го строительства.

Внешний периметр двойной ограды представляет собой глухой высокий забор из досок с путаной колючей проволокой сверху. Внутреннее ограждение - частая решетка из колючей проволоки, приколоченной к ВЫСОКИМ деревянным столбам. Полоса между заборами охраняется собаками, цепи которых пристегнуты к проволокам, растянутым между вышками так, чтобы эти звери могли бегать вдоль ограждения туда и Обратно* контролируя все пространство. В темное время суток на вышках включаются прожектора

Ворснович Валентин Каэимирович (1915 г.р.;, инженер. В Соловках - 1935-1937 гг. Всего двадцать лет лагерей и ссылок. Автор книги "События XX веха. 1935-1955 гг." (Вараава, 1994,

Из воспоминаний Л. Клингера

На Поповом Острове" и расположен Кем-ский концентрационный лагерь, входящий в состав Соловков и подчиненный Управлению Северными лагерями Особого Назначения, то есть тому же Ногтсву. Официально лагерь па 1Iono-вом Острове называется "Кемским пересылыю-распредел! [.тельным пунктом".

Уже одно название дает понять, какие функции возложены на Кемское отделение Соловков. Оно распределяет присылаемых из тюрем России в Кемь заключенных по различным островам и скитам па работы. На Поповом Острове, имеющем характер пересыльной тюрьмы, зимой скапливаются этапы заключенных, которые с открытием навигации следуют дальше па Соловки. 11акоиец, постоянно между Соловками и Кемыо происходит обмен "контрреволюционерами", в зависимости от тех пли иных работ крупного масштаба.

Попов Остров имеет форму буквы "С" с утолщением посередине и извилистыми углами, направленными на восток. I юверхность его равняется приблизительно пятнадцати квадратным верстам, Весь остров покрыт- никогда не высыхающими болотами: берега его весьма изрыты и извилисты и напоминают финские или шведские шхеры.

Лагерь устроен близ южного берега. Составляющие его здания - деревянные бараки - выстроены частично старой русской властью, частично англичанами. Барак - тип сарая для продовольственных складов, скудно освещаемый днем небольшими оконцами, ночью - тусклой лампой; печи - так называемые буржуйки - устроены уже в последнее время. Все бараки сооружены на болоте, а потому характерны своей затхлой, сырой атмосферой, па стенах и потолках - пятна сырости и плесени.

С южной стороны лагеря, в нескольких десятках шагов от берет, расположен большой, с многочисленными окнами и дверями барак. -Ую - "караульное Помещение", где живут красноармейцы, охраняющие лагерь. Из их числа ежедневно назначаются наряды часовых для постов вокруг лагеря (в особых будках, вдоль проволочного заграждения) и внутри лагеря - у ворот, в "комендатуре" и пр.

За "караульным помещением" - входные ворота, вырубленные в высоком деревянном заборе; увенчанном несколькими рядами колючей проволоки. Пройдя мимо караульного поста в ворота, ВЫ видите перед собой длинный помост из брёвен, образующий собой нечто вроде торцовой мостовой. Такие бревенчатые дороги густой сетью покрывают весь остров с его бесконечными болотами и оврагами. Дорога от входных ворот называется... "Невским проспектом": она прорезывает концентрационный лагерь с юга па север. По обе стороны импровизированного "Невского проспекта" тянутся бараки в большей части одинаковой величины. По правую сторону вы видите женский барак, барак с канцеляристами и чекистами, затем бараки с уголовными, по левую сторону - комендатуру, бараки с "кадрами", "шпаной", помещение лагерного старосты и так далее.

' Попов Остров - поселок на берету Белого моря в двенадцати километрах от станции Коли, Мурманской железном до* рОги. Переименовав коммунистами в Остров Революции."t&cr&nncc время Рабочеострочск.

Направо от "Невского проспекта" тянется ряд других, более узких деревянных помостов, ведущих к другим баракам с заключенными, к мастерским, складам, кухне, уборной и пр.

За северной стеной проволоки расположено несколько тоже деревянных, но значительно лучше построенных и оборудованных домов. В одном из них живет начальство Охраняющего Попов Остров 95-го дивизиона ЧОН (Часть Особого Назначения), входящего в состав Соловецкого полка Особого Назначения, в других - Красноармейцы дивизиона. Последних осенью 1925 года было около двухсот' человек; как и на Соловках, солдаты хорошо вооружены, но одеты очень бедно и неряшливо.

От расположенной на восточном берегу Попова Острова пристани идет к станции Ксмь железнодорожная ветка. Звеном, связующим материк с островом, является переброшенная через пролив дамба с мостом, по которому проведены рельсы. С левой стороны железнодорожной ветки (если взять направление на Кемь) расположены лесопильный завод, с правой, ближе к морю, лесные склады, затем станция "Попов Остров". На севере имеется радиостанция.

Юрий Бессонов с трофейным оружием после и/вершения успешного побега Ю Соловецких лагерей в Финляндию

Часа в четыре дня пас выгрузили из вагона. Как всегда, долго возились, выстраивая и пересчитывая. Окружили конвоем и повели...

Идти пришлось недалеко, всего версты полторы. Я увидел высокий забор... Вышки часовых... И громадные ворота. Над ними надпись - "Управление Соловецких лагерей Особого Назначения. Кемскпй распределительный пункт".

11одошлп... Все. даже уголовники, всегда наружно бодрящиеся и веселые, как-то приутихли. Жизнь кончается. Впереди знаменитая Соловецкая каторга. Раскроются ворота. Впустят... И навсегда... Выхода пет...

Начальник конвоя постучал в дверь, часовой открыл окошечке), посмотрел и сильно дернул за веревку колокола, Гулко па морозном воздухе раздался звон. Вышел караульный начальник. Ворота раскрылись.. Мы вошли*. Они закрылись... И я на каторге;

Нас вывели на линейку. Остановили и начался прием... С палками в руках, в самой разнооб-

Из воспоминаний Ю. Бессонова

развой одежде, с малиновым цветом па шапке и на петлицах, со всех сторон из всех бараков бежали к нам чекисты. Это была соловецкая аристократия - войска внутренней охраны - бывшие сотрудники ГПУ, наше будущее начальство. Начался парад.

Я был на войне, слышал команды там, где они имеют действенное значение, где командой нужно вести человека на смерть, и поэтому в нее часто вливается и злоба, и ярость, и самая нецензурная ругань, но я никогда не мог представить, что команду можно было так изгадить и исковеркать, как это сделали чекисты.

Нас было всего около ста человек. И над этими ста голодными, истощенными и замороженными людьми, измывались двадцать пять человек. Стоял какой-то сплошной, никому не нужный pea Чекисты изощрялись еиин перед другим, но чего хотели от нас, ни они, ни мы не понимали. Мне кажется, это были люди, перешедшие в стадию зверя, которегму нужно рычать...

Вся болотистая территория была прорезана сетью деревянных мостковра той ширины. Широкие мОСтовые, из бревен, вели от ворот к складам, к по-мешения.м для спецзаключенных, предполагая проезд но ним больших телег, а узкие дорожки из досок исполняли роли пешеходных артерий .между обьекта-лш на территории лагеря.

Г>. Норонович

Все только что прибывшие на 11опов Остров заключенные направляются в лагерный распределитель. Когда наш этап, состоящий из кавказ-cKi IX ко1 ггрреволюц! юнеров, духовеч ютва. груш i ы '•Казино" и мноптх других, приблизился к бараку \,; 6 (распределитель); то навстречу вышли вооруженные чекисты из заключенных. Им хоте-л<кь знать, есть ли среди нашего этапа сотрудники пли агенты ГПУ. Несколько человек отошли в СТОрОну. Остальные проследовали в барак Щ 6. ЭтО был огромный деревянный сарай, до отказа набитый людьми. Нары в нем располагались в два яруса - один поверх другого. Пол под нижним ярусом, как и нары, гоже был покрыт полуобнаженными толами. В воздухе стоял ужасный смрад. Раздавались вопли и плачь, еггвратительпая брань. Лампа в углу давала скудный свет...

Будучи научены прежним тюремным опытом, мы улеглись на собственные вещи, положив их под головы, но этой меры п]тедск'ГО]Х)жнекти оказалось совсем недостаточно. 11очью меня разбудил страшный шум. Вглядываясь в полутьму, я с ужасом осознал, что наши вещи разворованы: съестные припасы растащены, корзины, чемоданы, КОрОбки вскрыты. Из одного угла раздавались вопли - там своеобразная судебная комиссия уголовников приговорила к порке своего дружка. Трое уголовников деревянными палками избивали коллегу, а он истекал кре>вью, но тем не менее отказывался отдать вещи, прижимая их к себе. На верхнем же ярусе, ней самым пегголком, па наши же деньги уголовники играли в "три листика" (русская карточная игра). Около дверей труппа шпаны заключала торговую Сделку с охранником, выменивая чей-то плед на спирт...

11а Следующее утро мы. представители контрреволюционной труппы, решили, что подавать жалобу бессмысленно. Ik) заключенный из политических, социал-революционер из нашего же этапа, с негодованием сообщил коменданту о поведении шпаны, оставившей его среди зимы в одной рубашке. Комендант ради про-формы явился в барак и очень нерешительным тонетм потребовал:

- Верните вещи! Что за безобразное поведение! - Уголовники ответили раскатистым .\oxo-тетм... Не защити мы :-УГОГО человека, ore) бы убили на следующую ночь.

Особая благосклонность и покровительство, которые соловецкие власти без исключения рас-

Более суток - норных лагерных суток - мы посвящались в лагерные повседневные порядки... У нас на глазах избивали людей, перегоняли С моста на моего, учили строю, обыскивали, путали нацеленными с вышек винтовками и холостыми выстрелами. Падающих поднимали, разбивая сапогами лицо в кровь.

Отработанные ловкие удары кулаком сбивали человека с ног, как шахматную фигурку с доски... Трясется седая борода у проделывающего бет па месте коротенького старика с вытаращенными глазами на пунцовом лице; рядом по может ПОДНЯТЬСЯ присевший по команде толстозадый мужчина и жмурится, отворачиваясь от затрещины; подальше пинают нотами молодого грузина, отказывающегося повторять упражнения.

- Убивайте, сволочи! - истерически кричит он. И его действительно бьют смертельно.

Пусть память и хранила расправы и насилия первых лот революции, да и в тюрьме не миндальничали, но еще не приходилось убеждаться, чтобы произвол возводился в систему, да еще развернутую в таких масштабах...

Из воспоминаний С. Мальсагова

прОстраняют на шпапу. вполне объяснимы. Враждебность, инстинктивно испытываемая уголовниками к контрреволюционеру, образованному барину, в равной степени присуща и каждому чекисту, поскольку он тоже видит в любом контрреволюционере монархиста и буржуя. Другая причина, делающая бесплодными жалобы чекистам на шпану, состоит в том, что большая часть соловецкой администрации тесно связана с уголовниками. Не только идейно, но и общим дореволюционным прошлым.

Шпана всегда делилась добычей с лагерной охраной и со старостой, И поэтому никто не обращал внимания на жалобы. Пели кто и пытался требовать назад свою собственность, то уголовники избивали такого до полусмерти, а однажды лагерный староста заявил, что это мы сами себя грабим... Иногда грабежи сменялись бесстыдным вымогательством, тоже при попустительстве со стороны персонала. Например, среди заключенных нашего барака находился профессор Крпвош-Немапич, очень старый человек, служивший до тюрьмы переводчиком в Комиссариате Иностранных Дел. Его сослали в Соловки на десять лет по 66 статье УК. как и большинство иностранцев, "за шпионаж в пользу международной буржуазии". Конечно же, он был совершенно невиновен. Его глубоко уважали главным образом за то, что он бегло разговаривал практически на всех языках мира, включая китайский, японский, турецкий и, естественно, знал европейские языки.

Профессор получил посылку от Политического Красного Креста, возглавляемого мадам

QjM'pKfl Малыагов. Фото из первого иностранного паспорта, полученного Сччвшимузником Соловкой после успешного побега из лагерей за границу СССР

Пешковой, Крпвош-Немапич радовался как ребенок, по, увы. недолго. Бандиты, проломив степу, похитили в очередной раз наши вещи и посылку профессора. I Нутро через чекиста уголовники прислали письмо, предлагая выкупить посылку за шесть червонцев.

Старик, промерзший в насквозь продуваемом бараке, очень нуждался в вещах и, несмотря на наши предостережения, счел предложение уголовников искренним. Через того же чекиста он послал деньги, отдав все, что имел.

Как мы и предвидели, ему не вернули ни вещей, пи денег. 11оздпее Кривош-I [еманич получил письмо, где бандиты, смеясь, благодарили "доброго профессора".

Тов. коменданту Кем.пер.пункта

Убедительно прошу Валете распоряжения о возвращении мне отнятых у меня двух кожей: столового и перочинного. У меня вставная челюсть; без ножа я не могу не только откусить кусок сахару, но даже корки хлеба.

Я привез сюда из Внутренней тюрьмы ГПУ, где у меня было разрешение как от врача, так и от начальника тюрьмы, ножи, позволенные в качестве единственного исключения во всей тюрьме, вследствие моей старости и отсутствия у меня своих зубов. Не искрошив предварительно ножом хлеба, который, выданный вперед на две недели, очень черствеет, я лишен возможности есть его, а хлеб составляет мою главную пищу.

Почтительно прошу войти в мое положение и приказать вернуть мои кожи.

Заключенный в 4-м бараке Владимир Кривсш-Неманич

Резолюция коменданта:

Установленные правила для всех являются обязательными и исключений быть не может!

- Шаг вправо, шаг влево считаю как побег! В партии отстающих ист, идти ботом! - проорал нам конвоир. Так мы прибежали в Кемпер-пункт, где, сгрузив вещи около большого флагштока, получили приказ бегать вокруг пего.

- 1 1ожкп выше! 11ожкп выше! - кричали нам.

Я бегал довольно быстро й весело, хотя от девятимесячного сидения и ослабел, но все-таки был молодой, а старикам пришлось плохо...

I IOTOM вышел Знаменитый офицер Курилко - специалист по приемке .панов, одетый в чекистскую шинель, то есть в Длинную кавалерийскую шинель с черными внизу рукавами и черным Воротником. (Памятник Дзержинскому в такой шипели был поставлен в центре Москвы). 11а фуражке - черный околышек и без знаков различия. Это - форма конвоя из "идеологически близких" заключенных, которые хотели жить получше и плюнули па весь свет...

Сначала пас учили кричать "Здра!".

- Рота, здра! - а мы должны ответить:

- Здра! - по так, "чтобы стены падали, чтобы па Соловках было слышно"! Потом учили:

- Письма писать так: жив, здоров, всем доволен! Помните, здесь власть не советская, здесь власть Соловецкая! Нога прокурора сюда не ступала, что хотим, то и "делам", значит, скажу лечь - ляжешь, скажу встать - встанешь! Сопли у мертвецов сосать заставлю! - А дальше... совершенно невероятная ругань.

Вот сходит этап... Точнее, наносит приличная част/} этапа, потому что были "этапы на карачках". "Этап на карачках" - то люди, отправляемые и f Соловецких лагерей на .материк, копи >рых свернуло скор-бутол! цингой. Так и говорили! "Пришел этап на карачках". ^ Лихачев

Высокий, стройный, с минной холеной бородой, с правильным лицом свято-русского богатыря в будеиовском шлеме п нарочито неправдоподобной фамилией начальник Курилко командует громко, зычно:

- Этап, смирно! Сейчас будет поверка по-ротно. Отвечать четко, по-военному!

Каком-то в длинной шинели вызывает:

- Иванов И.В.!

- Есть! - отвечает из рядов чей-то голос. Курилко орет:

- Не слышу! Громче!

- Есть! - кричат из строя.

- Не слышу, громче! Будете стоять под дождем и мокнуть, пока не научитесь отвечать громко! - ёвЙрепееТ Курилко,

Гак повторяется с каждым, как бы громко он не отвечал... Наконец поверка закончена.

- Эй, ты, сволочь! Слушай, как вести себя в лагере; - начинает инструктаж Курилко. Его речь - сплошная брань, оскорбления и угрозы: Курилко говорит о безоговорочном подчинении своим ротным командирам, о работе, о выполнении норм, о пайке...

- За всякое ослушание, за всякое нарушение режима получите суровое наказание. Здесь тебе не Ленинград. Прокурора тут пет. Жаловаться туг некому. Захочу - поставлю на камень. И будешь стоять и час, и два, и день, и два. Захочу - поставлю тебя в воду. И будешь стоять и час, и два. Поняли, так-перетак^ Не поняли - пеняйте на себя.

Соловецкий лагерь Особого Назначения... сокращенно СЛ011. Изображение этого мудрого и кроткого животного сделалось официальной эмблемой лагеря.

И вот я - уже заведенный в зону Кемпор-пункта зарегистрированный зэк на списочном составе Соловецкого лагеря. В бараке мне указано место на нарах, где. но прочно внедрившейся лагерной традиции, все из-за тесноты лежат па боку и 1ювертываются по команде".. Я еще настолько зелен, что не могу прилечь из-за фантастического количества клопов- Они пемзут по стойкам пар сплошными вереницами, как муравьи по стволу полюбившегося дерева.

Преодолеть брезгливость невозможно, хотя усталехть и валит- с ног. Я выхожу на улицу. Тут другой враг, тучи комаров, какие еще не приходилось видеть. Северный тундровой гнус, от которого нечем - да еще и не умеешь обороняться. Как пи закутывайся и ни прячься, комары проникнут и доймут. Тонкое "з-з-з-з" над ухом, и уже ждешь, насторожен, И нельзя ни заснуть, ни уйти в мечтания...

С подлинным ужасом слежу за дневальным - всклокоченным мужиком в неописуемых лохмотьях с потемневшим, покрытым коростой лицом и свирепыми непогасшими глазами. Он не говорит по-человечески, только хрипло матерится. 11олучая хлеб в каптерке па барак, умудряется урвать себе несколько паек.

Из воспоминаний О. Волкова

И прячет их в заношенных обносках, грудой наваленных в его углу. Когда, согнувшись пал лоханкой с баландой, словно заслоняя ее своим телом, он сидит там и, чавкая, давясь, жадно и торопливо ест, то кажется, подойди ближе - зарычит и покажет зубы. И этегг изъеденный насекомыми, утративший человеческое подобие отверженный шалеет и суетится, лишь начинают выкликать на этап: боится, что его стронут с места! Он уже два года дневалит в этом бараке.. И перемен не хочет ни за что.

...Я был еще новичком, не поборовшим предрассудков и предубеждений, внушенных воспитанием. С тоской глядел я па мирно спящих, покрытых клешами людей, завидовал им и... И не мог лечь!

В какой-то мере эта закваска, полностью никогда не выветривавшаяся, служила источником дополнительных осложнений. У охранников всех рангов она вызывала зуд - выкорчевывать Этакое неположенное чистоплюйство. Но она же помогла мне и сохраниться" И испытывая танталовы муки голода, я не мечтал пешас-тись на отбросах, не соблазнялся самокруткой за пайку и в невозможных условиях ухитрялся мыть руки, следить за собой, всегда считал для себя исключенными всякие "мастырки" - членовредительство, снадобья, обморожение, на Время спасающие от тягот... по ведущие на нижнюю ступеньку...

Я вздохнул, сп|с раз вспомнив приговор "тройки" полномочного представительства ОГ-11У но Дальнему Востоку: "Заключить в Соловецкие концлагеря Особого Назначения ОП IV сроком на десять лет. считая срок со дня вынесения приговора". Соловецкие... Вот как обернулась жизнь! Двенадцать тысяч километров но этапу. И выдержал, не свалился с ног, как другие. На одном пайке - без всяких передач.

ОбрЙСШЙЙ, грязный, в оборванной овчинной шубе, в желтых полуботинках, я, наверное, казался выходцем из самых жутких трущоб. Уже давно сдался я в неравной борьбе со вшами, от которых шевелилась шерсть на моей шубе. В ?персти им жилось лучше, чем в моем ветхом бельишке, с подозрительными дырками на спине, которым прикрыли мою наготу в читинской тюремной бане. Я не был наивным и не спросил банщика, от каких нуль эти дырки. - от винтовочных или револьверных. Белье держалось на теле и не расползалось от ветхости, ну а брезгливость - не дело тюрьмы, где из "параши" растекается по полу вонючая жижа, а места на парах нет. Багаж? Какой багаж?! Этапный паек, выданный на два дня в ленинградских "Крестах", съеден еще вчера утром Ни ложки, ни котелка, пи сумки. Вольный сокол!.. Вот те, другие, "колхозники", - у них что-то еще держится в самотканых мешках за плечами. Онучи, заплесневевшие ржаные сухари, соль в тряпочке, деревянная ложка с консервной банкой, а у некоторых, пожалуй, и запасная пара исподнего.

Я оглянулся на толпившиеся вдоль состава тысячные массы арестантов. Одни "колхозники" да жулье. Интеллигенции не видно. Либо ее нет, либо она доведена до моего состояния.

Опустевший поезд тронулся дальше. 11авер-ное, повернет опять на Ленинград. За новенькими. В "Крестах" людей хватает. Опять набьют, как селедок. Мы два дня не могли шевелиться - так было тесно. Легко сказать: без мала две тысячи в двадцати двух пригородных вагонах без верхних полок.

- Давай, стройся по четыре! - пронеслась новая команда. Вдали показался начальник конвоя. С ним - несколько ГПУ-пшиков, видимо, ИЗ Соловецкого лагеря. Конвоиры, посматривая в их сторону, принялись "наводить порядок" встрою.

- Ты, псиное мурло, куда затесался? Держи равнение!

"1 [сивое мурло" - черномазый бородатый мужичок - ОТ рывка откормленного конвоира, не удержавшись, выскочил Перед строем.

- Куда?! СТОЙ на приказанном месте! - Новый толчок в грудь вбивает мужичка на "приказанное место". I (ачальство проходит вдоль рядов, считая: "...Двадцать второй, двадцать третий"... Очевидно, сошлось С документами. Никто еще не улизнул. Началась перекличка.

- Утюжный Иван?

- Тута!

- 11е "Гута", а отвечай: "Петь"! Скоморо-ход Андрей, он же Лртюхов Петр, он же Симонов Андрей.

- Есть, гражданин начальник! - бойко отзывается бывалый жулик с пустым рваным портфелем, перебегая на другую сторону, к группе уже вызванных. Почти до полудня затянулась перекличка. Конвой сдавал, а концлагерь принимал этап. Опять строимся. Опять командуют, только на этот раз новые, лагерные конвоиры:

- Держать равнение в рядах. Шаг вправо, шаг влево считается попыткой к побегу. Стреляем без предупреждения. 11е отставать н не выходить из строя. Тут вам Соловки, а не богадельня! А ну, шагом, марш!.. Стой!

- Смирно! Запомните, что я скажу. Повторять не стану. Кто думает бежать, пусть бежит сейчас же и прыгает в это озеро. Так ему будет лучше. 11оймаем - с живого семь шкур сдерем. А уйтт 1 ему все равно некуда. Вокруг - топй, озера и наши секретные посты с собаками. С сегодняшнего дня я ваш начальник, царь и бог. Не вздумайте жаловаться. Забудьте эту привычку. Тут кончилась власть советская и наступила власть Соловецкая... Все приказы лагерной администрации - от меня и до десятника - должны выполняться без возражений и полностью. А сейчас - санобработка 11ока одна партия моется, остальные будут заготавливать баланы для барака. Кто тут инженер или техник, кто раньше служил в милиции и П iy, пусть выйдут из строя!

I [ашлись трое. 11ачальник ушел с ними в сарай, откуда они через несколько минут вернулись, наделенные инструкциями и деревянными метрами толщиной в добрую палку. Метр десятника и был тот "дрын", воспетый в лагерной поэзии, которым не только отмеривали "урок", по и укрощали непокорных, выбивая из них лень, "филонство" и упрямство.

Соловецкий концлагерь, всецело, - продукт большевистского творчества. Ничто внешнее не мешало здесь "строителям новой жизни" применить к делу принципы марксизма-ленннпз-ма-сталиппзма. чтобы перерабатывать вредных общественных "паразитов" в полезные величины, достойные социалистического строя, и затем Осуществить таковой, Однако вместо столь благодетельной культурной лаборатории па Соловках выросла каторга - худшая из каторг, отмеченная на всех путях своей краткой истории позорным клеймом коммунистического бессилия строить "новую жизнь".

Волна за волной, толпа за толпой валят из вагонов люди, нагруженные вещами. Только шпана выходит налегке: у этого народна вещей не бывает. Два монаха вывели из вагона третьего, слепого девяностолетнего старика. I Еемало ка-

лек, людей болезненного шип. с печатью хронических недугов. Нас погнали дальше - к самому морю на довольно широкий дощатый мол.

Копвоиры-краспоармс-Гщы сдали нас Курилке с его командой. Начался опять, как неизбежный ритуал, нудный личный обыск. Осматривали вещи, оп)унывалп самих, одежду. По пот-обыск кончен, вещи сложены в кучу.

- Стройся но четверо в ряд!

Из командной группы выступил низенький, по коренастый крепыш. Резким голосом, кипятясь непонятною злобою, принялся он обучать пашу пеструю ораву воинскому строю, пересыпая свою команду потоком ругани шпанского образца.

Измученные долгою дорогой, нудным обыском, ошеломленные грубостью новых охранников, щелкающих затворами винтовок, грозящимися убить, мы молча повинуемся команде. Ди-ко было видеть, как священники и епископы в рясах, престарелые люнахп, почтенные люди науки повертывались в строю сотни раз направо, налево, топали па месте ногами и маршировали под команду горлана-пзувера. не устававшего притом же ругаться над именем Божьим.

Заставив кричать, в ответ на командирское приветствие, сотни раз "Здра!" - "Да так. чтобы на Соловках было слышно", - пас после Трех, четырех часов муштры, с вещами опять воротили к баракам, за проволочную ограду, натискав в барак до тесноты, какой не случалось терпеть ни в тюрьмах, пи в подвалах. Но едва успели разместиться, новая команда выгнала всех вон - заполнять анкеты па каждого вновь прибывшего заключенного.

Тотчас по заполнении анкет- нас погнали прямо на пристань, и, под неумолчные крики старшего рабочего - по-здешнему выразительному термину - "гавкало", начали мы бесконечную работу но погрузке бревен, сложенных тут же невдалеке в штабели. Работали все - п здоровые, и больные, и молодые, и старые - без остановки до полного изнеможения сил. Хотя бы пятиминутный отдых! I lanpacuo. "гавкало" кричит, не переставая... Обессилившие руки уже не держат бревно, но ещё напряжение, еще. - и опять пошел тащить груз к вагону...

Нестерпимая, зудящая, гнетущая боль во всем геле. Ноги словно налиты свинцом 11еред глазами то черные круги, то скачут искры. В одурелой голове ни единой мысли. Двигаюсь, как автомат, потеряв представление о месте и времени. Напрасно пытаюсь сообразить: СКОЛЬКО уже часов в работе? Что сейчас - день или ночь? Солнца-то ведь нет. а белую кемскую ночь отличи-ка от дня.

Только однажды, зайдя за вагон, мне удалось приостановиться. Прислонился к вагону, пере-ве\\ дух и ощутил себя, разбитого, подавленного. Мне казалось: ночь уже прошла и заутрело - за тучами как будто блеснул мимолетно солнечный луч. Л может быть, мне мерещится? I ЮвИС-шне руки пыли, ноги отказывались служить. Начинаю сознавать окружающее, в голове появляются мысли. Вижу измученных священников, вместе с нами несущих этот крест. Вижу, как шатаются от усталости мои дорожные спутники, товарищи не) несчастью. Еще минута, другая, и я вновь - щепка в потоке этого ужасного движения, снова автомат, и опять в сознании только боль, усталость и ко всему безразличие.

В самый разгар работы конвоир собрал нас и повел обратно. Едва мы вышли, как конвойный с угрозами и ругательствами приказал нам бежать. Сам бежал сбоку, поминутно щелкая затвором, и орал:

- 11е отставать! У бью! - уснащая угрозы отвратительными ругательствами.

Рядом со МНОЮ бежали спутники не) арестантскому вагону, тверской инженер Моеильон, дальневосточник Кабукнн, инженер-технолог Александр Иванович Сизов и Петр Алексеевич Зорин". Моеильон, измученный, уже не сознавал, что с ним творится. Мы тащили его иод руки, справа я, слева Кабукпн, почти до самых баракея!...

- Пустите меня, - захрипел вдруг Моеиль-141, - не надо держать, я хочу умереть.

11е успел я слова сказать, как Кабукин выпустил руку Мосильона. и он новие меШКОМ 11:1 моей руке. Произошло замешательство. Упали еще несколько человек. Конвоир должен был ек-тановить партию, на чем свет стоит ругая отсталых. Я с укором взглянул на Кабукпна, Он пе>жа.\ плечами, как бы говоря:

- Если человек сам хочет умереть, что же ему мешать? Пусть умирает,

Из барака вышел регги ый Курилко, злорадно оглядел полумертвых, е>два стоящих на ногах заключенных, и стал вызывать по списку. Отсчитав полтораста человек и спешно погрузив па пароход, нас отправили в Соловки. Мало кому из ста пятидесяти суждено было вернуться на материк.

Мийсурад ie A.ll. - в СЛОН прибыл no iifta/iy в, сентябре 1929, годи и сменил Игоря Курилко ни посту командира Пятой пересыльной роты. В г>32 году досрочно освобожден и I Вишсрского Соловецкого лагеря, но добровольно остался служить тщ в адлшнистрации. Расстрелян в 1?Й году

Показания Майсурадзе А.Н., соцвредного элемента, на допросах 29 апреля

и 7 мая 1930 года Из следственного дела В 877 "О преступлениях Надзорсостава СЛОН ОГПУ"

По обыкновению, прибывающий в Кемь этап приводился в проволоку 7-й роты, где v. производились прием и обработка. Как правило, при приемке этапов присутствовали весь свободный от нарядов Надзор, начальник внутреннего Надзора, сотрудники ИСЧ, начальник отделения. После переклички и обыска вещей производился отбор в Охрану и яла "адмобработка". После регистрации в Отделе Труда и Врачебной комиссии этапу выдавались хлеб и рыба в соленом виде, а затем, не заходя в помещение, часть этапа отправлялась на работы.

Помещение 5-й роты, где принимались прибывающие этапы, было рассчитано на 220 человек, а приходилось вмещать до 2000-2500. В среднем в роте было T500-I800 человек, редко - 1000. Этапы прибывали ежедневно громадными партиями. Приблизительно в таком же количестве происходила и отправка по командировкам. Состав роты изменялся в сутки наполовину.

Сбор партий к отправке никогда не был нормальным. По одному списку в ротах нужно было выкликнуть иногда до 2000 человек в разных местах, выявить, где работают, доставить к месту сбора, выдать ужин и раздать вещи. Часто возникала путаница со списками, появлялись "мертвые дули". А на дворе вьюга или мороз с ветром. В лагере все и всегда делалось на открытом воздухе, независимо от погоды, так как помещений не было.

5-я рота в период приемок и отправок партий представляла из себя беспрерывно кипевший кстел, перемешивающий в себе людей и влей, больных и здоровых.

...Одно время не было воды (на Поповом Острове вода привозная;, так началась подпольная торговля водой, доставаемой неизвестно откуда, по рублю и более за кружку. Три человека были мною выявлены и направлены в ИСЧ.

...Заключенные, на долю хоторых выпадало недельное пребывание в пересыльной роте, из-за отсутствия места по 5-6 суток проводили без сна, и были случаи, когда они валились без сознания на несколько часов.

Вполне понятно, что из 20000 заключенных, прошедлих через 5-ю роту, вряд ли кто-то остался доволен.

Еще много предстоит сделать, еще многое окончательно не оформилось. 11о то, что уже сделано, дает право утверждать, что пролетариат, вынужденный в нынешних условиях бороться с иреступ1гостью методами изоляции и заключения, избрал такую систему, перед которой жалкой дребеденью кажется вся слащавая "понспль-вашцина" буржуазии, портящая, а не исправляющая того, кто имел "счастье" вкусить от нее в

Газета "Волна", орган Архангельского Губкома ВКП(б) 21 июня, 1925 год

капиталистических тюрьмах. Соловки - трудовая колония и лаборатория новой жизни, со временем превратятся в культурный evmr для ближайших местностей...

Трудящиеся Севера поймут это, поддержав лагеря в той трудной работе, которая сейчас проводится в них, помогут довести начатое дело до благоприятного конца.

Я. К-ов

Бараки - I'lUi'AviAiffl архитектура советского лагерного периода на территории Киргшвода

Из обвинительного заключения по делу HS 877 "О преступлениях Надэорсостава СЛОН ОГПУ"

Жуткое и совершенно не поддающееся списанию зрелище представляла собой приемка этапов. Так называемая "адмобработха", производившаяся Надзорсоставсм и продолжавшаяся с утра до позднего вечера, оглашалась бесшабашным матом, обзы-ванием заключенных и криками "Здра!" - "Чтобы в Соловках было слышно!". Картина дополнялась "дрынами", т.е. палками, которые ходили по спинам заключенных. А для того чтобы понять, где они находятся, заключенным прямо заявлялось: "Здесь власть не советская, а Соловецкая"*,"Тут вам не Бутырки - прокурора здесь нет, и жаловаться некому".

Кроме избиения "дрынами" и "шутильниками" - специально обугленными палками, заключенные летом ставились "на комары" - в раздетом виде или в положении "смирно", или усаживались "на жердочки", тс есть узкие скамьи, на которых должны были сидеть на хорточках без движения и соблюдать полнейшую тишину. На ночь им не выдавалось ни одной теплой вещи.

За малейшее нарушение таких правил заключенные избивались и помещались в "кибитки" - дощатые холодные, неотапливаемые карцеры, где и выдерживались до состояния обморожения...

Для издевательства над заключенными выстраивались и специальные карцеры высотой в I метр, пол, потолок и стены которых набивались острыми сучьями, и заключенные, попадавшие туда, не выдерживали и "загибались", то есть умирали...

При переходе через мост лица из Надэорсостава, указывая на того или иного заключенного, кричали:

- Дельфин, - а те должны были бросаться в воду. Непсдчинившиеся подвергались избиению и насильно сбрасывались в воду. Заставляли переливать руками воду из проруби в прорубь, переносить снег с одного места на другое или "считать чаек", то есть кричать:

- Чайка раз! Чайка два! - до 2000 раз, до полного изнеможения. Устраивались инсценировки "расстрелов", практиковались убийства под видом побегов...

? Выражение "Здесь власть не советская - л\есь власть (олонецкая" соотиетспктало действительности. Совгетекая власть, то есть Совет MI выбранных населением путем голосования депутатов, появилась на Соловках только в юлу.

К1

Как обычно, нанося по ра.шым причинам ПОббИ заключенным, нас пополи на пристань, где посалили па пароход "Попа", курсировавший между Кем нерпу нктом н Соловками.

Как только мы изошли па палубу, пас прежде всего разделили: женпрш отправили в НОСОВУЮ часть, а мужчин на корму. Вскоре на женской половине послышался инзг - это началась оргия, устроенная чекистами, как только пароход отошел от берега. 11отом стали слышны и пьяные песий... Эти чекисты действовали по плану.

Они по прибегали к обычному насилию, как это проделывали конвоира в поезде, а стремились создать известную атмосферу. Сначала дали немного еды и ВЫПИВКИ женщинам, особенно облюбовав тех, которые< как это было известно из "личных дол", сидели по году и более в одиночных камерах.

Затем таких, ужо немного выпивших, делили между собой. Мы все сидели, опустив головы...

От Коми до Соловков приблизительно шестьдесят верст. 11а пристани Этап быстро высадили п. оцепив усиленным конвоем, повели в Кремль. Там ужо другие чекисты пас обыскали и каждого опросили: по какой статье прибыл и на СКОЛЬКО лет'.

I Ipu этом шло сличение с "личным делом", чтобы не было обманов И вместо большого бандита не получить шпаиенка. которых по тюрьмам сидит' множество и которые согласны за деньги охать кула угодно и назваться ком угодно.

Потом отделили бывших чекистов, посланных для отбытия наказания, и отправили их в привилегированную роту IUS (К где содержались только чекнетьт 11а Соловках ее Называли "ЛЯГАВОЙ РОТОЙ".

? >T.i. .V 10 КОП

Пролетарии: все" стран соединяйтесь

IVK1.1II .11.11,или глзг.тл.

ОРГАН СОЛ08ЕЦНОЙ ЯЧЕЙКИ РКП 6 и

ИШШ СШЦЙШ ШПШ ОСОБОГО Н13ШШ ОГПУ_

= in.! из 1.MIH-/I I-.-* =

ПО НПК.ИЛЯ Ц! И Л ИЛ 1925 ГОЛ ?1 I несиц .... (о • I Tip"e "1 sfrmaeMMt

м 3 меоииа . . . 1 р № i I I crp. петит* BMW тм.ч '-0 ". A;:-- I,-- oeip СММЬп) к,?*яои морс. Кг"" К*;еч.е"ои rft*ve""-

Соломы Лагерони Огое Наамач. рсраы" "!*• "они I: Т"МЧ)М *| Прием от In и ,е 4 а. ? и от И до I" ?

№ 23

BOCIil'l U-.lil.l. 7-го ИЮНЯ 1925 Iоia.

1923

7 июня

№ 23

1 9 2 5.

Пинии Упр.ими Cuunpti О! ОгПУ НиПи П.

К "наш ОГПУ БОНИЙ Г. И.

.1,HM"D(a"ji4,iJ Омигтгт! ОН ОГПУ ЭЙХМАНС Ф И

Юбилейная галета "Новые Соловки", посвященная 2-й годовщине прибытия первой партии заключенных СЛОНа. с портретами основателей лагерей. Псе они позже были репрессированы

Раннее утро. Чуть тронулась тьма Верно, оттепель: остров окутала мгла. Лишь на юго-востоке, как раз за Кремлем Край небес заалел, будто дымным огне

1еясно встают из земли

элокольни и башни кремлевской стены, го явь или сон, лишь в предутренний час кжресиппгий на миг то, что было до нас?

Уж не Китеж ли град, невидимый для смертных очей Зримым стал сквозь туман этих зимних ночей. Нет! То лагерь уСЛОНа! Пункт "Кремль - Соловки". Мы шагаем по склону. Ведут нас стрелки.

О. Яфа декабря 1930 года

I 1огшсвЛ.П. (t892-№7). Начальник Управлении СЛОН ОГП)'в 1923 - 1924 ц. и в 1924 - 1930 гг. С декабря 1924 по май 1929- начальник 3-го Спецотдела OHiy. II 19 3S году осужден на пятнадцать лет лагерей. Умер после освобождения по алшистии. не успев прописаться в Москве

Из журнала СЛОН №4, 1924 года В Кс.иско.и пересыльном лагере в ожидании отправки на "таинственный" остров, все л<ы, конечно, интересовались, что нас ждет ниш. где предстоит жить годы. Слухов, разумеется, ходило .иного. Одни уверяли, что на Соловках неимоверные строгости: расстрелы, каменные мешки, где волосы заключенных примерзают к стене зи.иой. выставление голы.ии "на комаров" лешо.и и тому подобные страсти. Другие, напротив, говорили, что в Соловках вежливое обращение с Заключенными, хорошая пища в достаточно.и количестве, прекрасные теплые помещения, неутомительный труд. Причем ВСЕ в один голос хвалили нынешнее начальство, награждая его лпитета.ии "строгое", но. добавляя, справедливое, относя всякие ужасы к безвозвратному прошлому

Из воспоминаний В. Кичкаса

Всего шестьдесят четыре километра отделяют Солонки от материка с его скалистыми берегами! а какой поразительный контраст: берета острова покрыть! яркой Зеленой травой и густым лесом Слева, и Аорту* виднеется белое здание УСЛОН - Управления Соловецкими лагерями Особого I la-значения, а прямо навстречу пароходу надвигается кремлевская стена старинного Соловецкого монастыря. За пей в лучах утреннего солнца белели обезглавленные соборы и многоэтажные жилые дома Легкие белые облака и тучи чаек дополняли эту спокойно-величественную картину.

Берега Гавани Благополучия. Гу-у-ууу! 11ро-тяжно запел фабричный гудок. И снова тишина.

Из еле заметного прохода в кремлевской стене вышли черные монахи, постояли, посмотрели на приближающийся пароход,-печально покачали клобуками и медленно, гуськом пошли вдоль берега. Было удивительно в конце двадцатых годов видеть настоящих монахов.

Много чему пришлось удивляться здесь на первых порах, например тому, что все начальство внутренней охраны состояло только из "бывших людей" и крупных уголовников: жестокий с подвластными князь Волконский, князь Н. Оболенский, капитан личного императорского конвоя Эрлелли. а рядом садист осетин Жатов. одесский бандит Буйвол и многие другие*

Из воспоминаний Б. Ширяева

ж

- Выходи по одному с вещами! Не толпись у сходней! Стройся в две шеренги!

Толчея на причале, Наконец построены, хотя вместо шеренги причудливо извиваются какие-то зигзаги.

Приемка начинается. Перед рядами пополнения появляется начальник, вернее владыка острова, - товарищ 11огтев, Этому человеку в течение всего первого года нашего пребывания на Соловках предстояло играть Особую, исключительную роль в жизни каждого из нас. От него, вернее от изломов его то похмельной, то пьяной психостенической фантазии, зависел не только каждый шаг наш. но и сама жизнь. Но тогда, в первые дни по прибытии на остров, мы не знали этого. Он, как и его помощник Васьков* были для нас просто чекистами, одними из многих, ii лапах которых мы уже побывали и принуждены будем оставаться еще долгие годы.

- Здорово, грачи! - приветствует нас начальство. Оно, видно, в сильном подпитии и настроено иронически - благодушно. Руки Ногтева засунуть) в карманы франтовской куртки из тюленьей кожи - высший соловецкий шик, как мы узнали потом. Фуражка надвинута на глаза.

Некоторое время он скептически озирает берега Гавани Благополучия и наш сомнительный строй, перекачивается с носков па пятки, потом начинает приветственную речь.

- Вот\ надо вам знать, что у пас власть не советская (пауза, в рядах - изумление), а Соловецкая! (Эта формула теперь широко растеклась по

'RacbKOH I'. И. - на Солонках - V)Z4 - V)!}) гг_ Выл откомандирован вСР.ПЛЛ!'. а orrv.vi исчислен Начальником Управления Сенеро-Восточнымп ли теряли I, татем возглавлял тюрьмы Красноярского края. \\ 1937 году - расстрелян.

всем лагерям.) То-то. Обо всех .чаконах надо теперь позабыть! V пае - свой закон! - Далее лается пояснение ЭТОГО закона в выражениях мало понятных, но очень нецензурных, не обещающих нам, однако, ничего приятного...

Приветствие окончено. Наступает- деловая часть - приемка партии. 1 юттев вразвалку отходит к концу пристани и исчезает за дверью сторожевой будки, из окна которой тотчас же показывается его голова.

11еред нами теперь стоит начальник административной части Соловецких лагерей Особого Назначения Васьков, человек-горилла, без лба и шеи. с огромной, давно небритой чедкх-тью и отвисшей губой Эта горилла жирна - жирна, как боров. В руках Васькова списки, по которым он вызывает заключенных, оглядывает их и ставит какие-то пометки.

Сначала идет перекличка духовенства. Вызванные проходят мимо Васькова, потом мимо выглядывающего из будки Ногтева и сбиваются в кучу за пристанью.

Наблюдение за Проходом духовенства, видимо, доставляет 1 кчтеву большое удовольствие.

Морские врала Соловецких лагерей ОГПУ - бухта Благополучия

БЫЛО ли страшно? Страшнее урмана немецкой шрапнели? Страшнее раки проволоки пдд пулеметным дожде'м? Выл не только страх смерти, но отвращение, ужас перед гнусностью этой смерти от руки полупряного палача, сл/ерти безвестной, жалкой, собачьей... Ощущение бессилии, порабощенности, плена ни на

секунду не покидало глубин сознании и делало этот страх нестерпимым... _ ,,, "

? • - Б.ШириеО

- Какой срок' - спрашивает он седого как дунь епископа, с большим трудом ковыляющего против ветра, путаясь в полах рясы,

- Десять лет.

- Смотри, доживай, не помри досрочно! А то советская власть из рая За бороду вытянет!

Подсчет духовенства закончен. Наступает очередь каэров.

- Даллер!

Генерального штаба полковник Даллер размеренным броском закидывает мешок за плечо и столь же размеренным четких" шагом идет к будке Ногтева. Вероятно, так же спокойно и вместе с тем сдержанно и уверенно входил он прежде в кабинет военного министра. Он доходит почти до окна и вдруг падает ничком. Мешок откатывается в одну сторону, серая барашковая папаха, на которой еще видны следы споротых галунов, - в другую.

Выстрела мы не услышали и поняли происшедшее, лишь увидев карабин в руках 11огтева. Два стоявших за будкой шпаненка, очевидно.

заранее подготовленных, подбежали и потащили тело за ноги. Лысая голова Даллера подпрыгивала на замерзших кочках дороги. Труп оттащили за будку, один из шианят выбежал снова, подобрал мешок, шапку отряхнул о колено и, воровато оглянувшись, сунул в карман.

Перекл! 1чка i гродолжя&ась..

Дуло карабина продолжало торчать из окна...

- Следующий! - Меня...

Между мною и им какая-то незримая, но неразрывная связь. Я не могу оторвать глаз от ствола и держащей его волосатой красной руки с толстым указательным пальнем, лежащем па спуске. Эту руку я рассмотрел тогда до малейшей складки па сгибах коротких пальцев, до рыжеватого пуха, уходящего под обшлага тюленьей куртки. Ее я не забуду всю жизнь.

Было ли страшно' Страшнее урагана немецкой шрапнели? Страшнее резки проволоки иод пулеметным дождем? Был не только страх смерти, но отвращение, ужас перед гнусностью этой смерти от руки полупьяного палача, смерти безвестной, жалкой, собачьей... Ощущение бессилия, порабощоппости. плена ни на секунду не покидало глубин сознания и делало этот страх нестерпимым. Но кончено! Я жив! Я не знаю, что будет завтра, через час, по сейчас я жив...

Больше выстрелов не было. 11озже мы узнали, что то же самое происходило на приемках почти каждой партии. Ногтов лично убивал одного иди двух прибывших, по собственному выбору. Он делал это не в силу личной жестокости.

нет, он бывал скорее добродушен во хмелю. Но ЭТИМИ выстрелами он стремился разом нагнать страх на новоприбывших, внедрить в них сознание полной бесправности, безвыходности, пресечь в корне возможность попытки протеста, сковать их волю, установить автоматическое подчинение "закону соловецкому".

Чаще он убивал офицеров, но случалось погибать и священникам, и уголовникам, случайно привлекшим чем-нибудь его внимание...

Журнал "СЛОИ".

Орган Воспитательно-Трудового отдела Управления лагерями

№ 4, 1924

В субботу. 7 нюня, в 2 часа дня было устроено в Культе" общее собрание заключенных, посвященное первой годовщине Соллагерей

На трибуне группа заключенных, приехавших с первой партией.

...От n.vienH команды внутреннего 11адзора слово берет заключенный тов. Климов:

- Команда Надзора несет охрану лагеря. Ввиду небольших финансовых ресурсов приходится команду вербовать исключительно из заключенных. Работа охраны лагеря исключительно важная. Конечно, могут быть некоторые упущения и злоупотребления со стороны надзирающего персонала Но это надо изгонять.

РЕЗОЛЮЦИЯ,

принятая на общем собрании соловецких заключенных 7 июня 1924 года

Мы приветствуем действия лагерной администрации и надеемся, что в лагере окончательно установится строгий и отчетливый воспитательно-трудовой режим, проведению которого мы будем всемерно способствовать...

1=1

В

В первые годы первой советской каторги ГПУ еще не уяснило себе экономических выгод широкого применения рабского труда. Система концлагерей зародилась здесь же, на Соловках, по несколько позже. Тогда же Соловки были просто каторгой С жесточайшим режимом, царством полною произвола, бойней, в которой добивались последние явные и многие возможные враги советизма, а также свалкой для нетерпимого в столицах уголовного элемента.

Непосильный для большинства двепадца-тичасовой тяжелый труд был лишь методом массового убийства, но не служил еще целям эксплуатации и коммерческой выгоды.

Все вновь прибывшие проходили сначала общие работы: лесозаготовки. Торф, вязку плотов. 11орма выработки: сруб. гп>, 0ч1 !СТить от сучьев и вытащить на дорогу десять деревьев в день, выполнялась немногими, сильнейшими. I [евыпол-нение нормы иногда сходило с рук, но чаще всего влекло за собой задержку в лесу на морозе па несколько часов, а то и на всю ночь. Многие замерзали. Замерзали и в старой мопастырекой голубятне, куда за отказ от работы запирали на морозе в одном белье. Летом, за то же преступление, ставили "на комарики": привязывали голыми на ночь в лесу, где комаров - "гнуса" носились тучи. За преступления против дисциплины и лагерных правил полагалась Секирка.

Капля воды отражает в себе океан. Соловки отражали в себе все основные черты тогдашней жизни Советского Союза, население которого болезненно отрывалось от старого уклада, еще только приспосабливаясь к новым у родл и в ы м формам.

На Соловках было тесно, и поэтому борьба за жизнь была особенно обострена. Было холодно и голодно - трения, укусы, уколы, неразрывные в быту с этой борьбой, ощущались особенно болезненно.

Темпы новых советских бытовых форм на Соловках даже обгоняли союзные: тюремная замкнутость, безграничный произвол, полное презрение к человеческой личности и ее правам, постоянная беспредельная лживость, вездесущий, всемогущий "блат", узаконенное мошенничество всех видов, хамство, перманентный голод, грязь, болезни, непосильный принудительный труд - все это доводилось до 11 ределов возм< >жн о го.

Центром Соловецких лагерей является поселок под названием Кремль. Это комплекс бывших монастырских строений, окруженных валунными стенали/. Колокольни, церкви, соборы, кельи .монахов - все исполь 'уется для житья.

Ф. Олехнови'1

-•я

5TJ.::7.

Из воспоминаний О. Волкова

Вдоль берега Святого озера подымались суровые силуэты башен монастыря. Грозные и насупленные, они высились над озером в сером тусклом небе, словно с тем, чтобы каменной своей неподвижностью напомнить людям, ничтожным, копошащимся у их подножия, о нависшем над ними роке...

Мнилось: не сизые клубы холодных морских туманов застят- четкие очертания башен и колокольни, а испарения скопища пришибленных людишек, зловонное облако ругани и богохульств, кровавая изморозь, оседающая на холодных валунах... Каторга стерла признаки святой обители.

Остров, где не цветут лианы. Остров - финиш грозовой сечи. Где обрубки сосны - баланы Мозолями пятнают плечи

Борис Емельянов "Соловецкие острова". X? 1. 1'>2б

S3SE

?Мы прибыли иа ("олонецкий остров, не имел пока о нем никакого понятия, лаже не ЗНая, что он называется Островом Слез, и после нудной процедуры приема и обыска, как это делается по всем тюрьмам, после мытья в бане, наконец, были водворены в Тринадцатую карантинную роту.

Шагая из бани под сводами перекрытий древней Соловецкой обители, мы ничего не могли разобрать в этом каменном хаосе средневековой крепости,сложенной из громадных валунов. Только уже поднявшись по широкой каменной лестнице, я понял: мы попали, как о том свидетельствует полузакрашенная надпись у входа, в огромный I [реображенский собор. Проходим возвышением над полом, по-видимому солею, и попадаем в комнату с нарами и окном во двор обители.

11аша камера вместила семьдесят человек. Лежим на нарах, молчим. Жутью веет от мертвого молчания семидесяти человек, оглушенных приемом в Кемп, переездом в пароходном трюме, набитом людьми до отказа, подавленных обстановкой соловецкого дна. Вероятно, перед каждым встал вопрос о собственной гибели. 11ерело мной, по крайней мере он встал

На поверну и разнарядку пи работы выводили в помещение вокруг Преображенского собора... Полтю пересчет в Тринадцатой роте. Последний кричал: "В строю сто восемьдесят второй! Счет по десяти'.". То есть в роте было 1820 человек. Потом стало больше, когда надстроили третий этаж пар.

X Лихачев

во всей своей неизбежности: вынести зверские истязания, подобные кемским, я чувствовал себя не в состоянии. Л чекисты не скрывали нашего вероятного будущего - остаться здесь навек в болотных трясинах. Снова и снова вспомнил я тысячи возможностей скрыться от IIIV. мною не использованных, но от этих воспоминаний еще тоскливее иа душе.

Дневальный у двери прозевал неожиданное появление ротного командира и вместо команды "Внимание", провизжал высоким фальцетом:

- Встать! Смирно!

Все вскочили и замерли. Ротный Чернявский (ИЗ заключенных), ни па кого не глядя, пробежал по проходу между нарами мимо пас, неподвижных, и остановился у окна.

- Сейчас пойдете па общую поверку. - начал ОН глухим, Надтреснутым голосом, - помните: здесь Соловки и вы сюда приехали не на дачу. Стоять тихо и на перекличке отвечать по правилам Когда придет дежурный стрелок, отвечать на приветствие дружно, иначе придется вам кое с чем познакомиться. После поверки пойдете па ночную работу.

- 11о мы и прошлую ночь не спали, - осмелился возразить инженер Зорин. Чернявский даже позеленел от злости. Остановившись на мгновение, пораженный дерзостью, он подступил к Зорину и зашипел:

- 11о прикажете ли поставить вам здесь отдельную кроватку? Я из вас повыгоню сон, будьте уверены! Вы воображаете - пожаловали сюда иа курорт' Жестоко ошибаетесь! Ваша жизнь копчена! Понимаете? Кончена! - Он уже бегал взад и вперед вдоль камеры со сжатыми кулаками и орал:

- Это вас в тюрьмах распустили. Возражать?! Беспорядок?! Я из вас выбью тюремные замашки! Запомните раз навсегда: вы не имеете права разговаривать с Надзором и охраной. Никаких вопросов! 11пкаких разговоров! - Вы на Соловках! Чернявский выбежал. Несколько минут спустя вошел один из его помощников, выстроил нас и вывел на поверку в самый собор. В роте было около трех тысяч человек. Только нашим этапом прибыло полтораста Вместе с нами прибыли сектанты "имяслав-цы" и мусаватисты из Баку. Два с лишним часа заняли построение, счет, перекличка. 11ако-нец, все готово. Вот и сигнальный гудок с электростанции. Входит дежурный красноармеец,

принимает рапорт ротного, подходит К строю:

- Здравствуй, Тринадцатая!

- Здра!- гудит в ответ. Дежурный берег у ротного рапорт н уходит.

Мы уже не вернулись больше в камеру. 11аш этап всю ночь работал по уборке Кремля: перетаскивали всякий железный .хлам и бревна на другое место, мели и чистили мощенную камнем внутренность крепости. А назавтра и послезавтра опять перетаскивали бревна и всякий хлам иа прежнее место. Это одна из самых возмутительных и раздражающих особенностей соловецкой каторжной системы: если нет настоящей работы, все равно не оставлять руки праздными, занимать людей хоть водотолчеип-e.vi в ступе - лишь бы "не баловать Отдыхом".

Только К утру, всего за два часа до утренней поверки, добрались мы к своим нарам в соборе. Я как повалился, так и заснул сном, более похожим на обморок.

В Преображенском соборе остались не забелен-ньши /метенные росписи, хотя в его пределе расно ложились Тринадцатая рота с высокими перегородками, нарами и устроенной в алтаре уборной.

Авухэтажныс нары, ужин проход, грязь и вонь. Занимали места с боем. Ноги свисали- под головой мешкц и чемоданы. Жались один к другому, но все равно не хватило всем места. Тогда дневальные велели перевернуться на ЬЪк, Коленями сжимали каждых пять и между инлш вдавливали новых... Разместила. Прнка ч/ли спать и не охать.

- Аядя. дядя, что с вали/? Вы плачете - болит? Л л/ожет. страшно стало?

- Стыдно. Сеня. Стыдно стало, что я человеком родился. С тварью так не обращаются, а ведь мы все же люди... пошшаешь. дорогой. - человек//...

- С правого бока на левый персверта-аись! Живо'.

В, Кичкас

В 1928 году центром лагерного творчества являлись Соловецкие лагеря Особого Назначения ОГПУ или в сокращений СЛОНУправление как Соловецким лагерем, так и его филиалами находилось в Соловках и в сокращении называлось У СЛОН. Лагерь имел воинское устройство и делился на роты и взводы с соответствующими командирами. Во главе всего - старостат, управляемый лагерным старостой. Эта начальственная лестница назначалась из заключенных, преимущественно из отбывающих сроки штрафных чекистов, милиционеров м других лиц. близких Г1 iy.

1 крвое Отделение лагерей, расположенное в Кремле, состояло из пятнадцати рот, населенных по лагерному "классовому принципу".

11ервая рота. Заключенные из верхов лагерной администрации: старостат, завы разных соловецких предприятий, помощники этих завов.

Вторая рога. Специалисты иа ответственных должностях, лица свободных профессий, используемые по прямому назначению.

Третья рота. Чекисты высокой марки, служащие И СО.

Четвертая рота. Музыканты Соловецкого оркестра.

Пятая рота. Пожарники Соловецкой пожарной дружины.

Шестая сторожевая рота. I [аселсиа почти I включительно липам:i из духове! 1ства, работаю-щими сторожами на соловецких предприятиях

Седьмая рота. Медицинский персонал (частью помещается еще и в десятой роте),

Восьмая рота. Отпетая шпана, "леопарды".

Девятая рога. Рядовые чекисты.

Десятая рота. Канцелярские работники и 1 юкоторые с 11сч )ы.

Одиннадцатая рота Отрицательного элемента - карцер.

Двенадцатая рабочая рота. Рабочие на физических "общих" работах.

Тринадцатая карантинная рота. Сюда попадают все Прибывающие на Соловки. Двенадцатая и Тринадцатая роты являются "дном" лагеря.

Четырнадцатая - запретная рота. За-

претники - заключенные, находящиеся под особым наблюдением, работающие только в стенах Кремля.

Пятнадцатая рота. Мастеровые.

Шестнадцатой ротою соловецкие i путники называют кладбище.

Кроме этих пятнадцати кремлевских рот, было еще несколько рот, расположенных за Кремлем в его непосредственной близости. Отдельные лагеря в более отдаленных частях Соловков имели свои роты.

Каждой соловецкой роте был присвоен особый классовый режим. Так, Первая, Вторая, Третья, Девятая роты имели вид приличных гостиниц: в светлых кельях жили всего по два, по три человека, спади на прекрасных постелях, питались в особой столовой, имели право свободного хождения по всему острову, не утруждались поверками. Напротив, Двенадцатая рабочая рОТЯ Помещалась в келарской Успенского собора, на трехэтажных общих нарах, питалась из общего котла отвратительной пищей "хлёбовом" из вонючей трески. Заключенный Двенадцатой роты мог свободно выходить только в уборную, не получал на руки пропуска, работал "без часов", то есть пока велят, до полного изнеможения, и лишен был права обращаться с разговором к начальнику, какого бы то ни было ранга.

Меня научили подкладывать в фуражку чего-нибудь мягкое. При выходе из роты на наружном крыльце часто образовывались людские пробки: заключенных было много, а выход один. Тогда два охранника в фуражках с чернылш околышалш пускали вход "дрыны"- палки, которылш били пас по головам, чтобы быстрее двигались.

Л. Лихачев

Между двумя такими крайностями в остальных ротах заключенные получали большие или меньшие льготы в зависимости от умения обзавестись "блатом", то есть приобрести расположение и покровительство какого-либо начальника. "Блат" в Соловках - самая великая, спасительная сила; без "блата" Существование там невозможно. Всякое начальство в Соловках, хотя бы и из заключенных, облачено деспотическими полномочиями. 11ри желании оно способно стереть заключенного в порошок.

Угодив в рабочую роту, человек падал на дно лагерной жизни, обращался в бесправную рабочую скотину: работай до истощения и нет тебе, отдыха. Только счастливец со "Сведением" - свидетельством о специальном рабочем назначении - мог пойти в Соловецкий театр, в библиотеку, даже к приятелю в другую роту.

Мечтой каждого свежего соловчанина было, прежде всего, выбраться из ада карантинной, затем, из общей роты, а верхом счастья считалось попасть на работы или на житье "за Кремль", то есть в одну из трех рот, расположенных вне стен крепости: в сводную репу рабочих, обслуживавших сельскохозяйственные фермы, - "СЕЛЬХОЗ", а также в роту электриков или роту железнодорожников, которые помещались в бараках на юго-востоке от Кремля и образовывали "Рабочий Городок".

Соловецкш КреМЛЬ,

СГившал осТитель С олоъеаклго МУЖ. МОИЛСТЫРЛ

я я KrtMJtpcKH_Гдо"У |LI. t .-, и \

План размещения заключенных на территории Кремля (1')25 год), выполненный заключенным Соловецких лагерей Особого На значения генерал-.майором русской армии, героем Первой .мировой войны Иваном Зайцсвы.м после его побега из северной ссылки за границу с по.исткой: "Чтобы не омрачать чувства верующих, святые места бывшей обители не uiшмеш'выдаются"

Очень трудно дать точную оценку или сделать тщательный анализ той категории заключенных, К которой относятся контрреволюционеры. На Соловках их довольно много - около трех тысяч. Они включают в себя разнородные элементы, так что дать определение всей контрреволюционной массе весьма непросто. Среди них в лагерях Особого Назначения множество представителей гуманитарных профессий, адвокатов, литераторов, учителей, врачей, инженеров Имеется немалое количество крестьян, рабочих, ремесленников, мелких служащих. Довольно хорошо представлены донские, кубанские, сибирские казаки и народы Кавказа. Из

Соловецкий кремль. 19.29 год. Почтовая карточки издательства Управлении СЛОН

нерусских, являющихся советскими подданными, наиболее многочисленны на Соловках эстонцы, поляки, карелы (многие вернулись из-за границы, поверив в амнистию) и евреи. Последние преимущественно прибывают на Соловки целыми семьями за причастность к сионизму и за экономическую контрреволюцию, под которой ГПУ подразумевает все, что ему заблагорассудится.

Много иностранцев, большие группы офицеров старой и повой армии, деловые люди дореволюционной России и советские нэпманы, видные представители старого режима - бюрократия и аристократия, а также духовенство.

Лагеря - это кривое зеркало советского общества и. как ни странно, римского общества начала нашей эры. Здесь была своего рода аристократия - патриции, то есть вольнонаемная администрация - типичные рабовладельцы. Сословие всадников- это военизированная охрана. Дальше - плебеи-заключенные, которые работали в обслуге лагеря. По терминологии урок - "придурки". Основная .масса заключенных - белые рабы, или. ПО-Лагерному, "работяги". Лю.мпеи-пролетариат -

чпоурки. Наконец, для полной аналогии, имелись и вольноотпущенные. Это заключенные, которые, окончив свой срок, были оставлены, а чаще просто

задержаны для работы в лагере.

Н. Жилов

Из воспоминаний Б. Ширяева

Основную массу соловецких каторжан первые годы составляли "каэры", осужденные по подозрению в контрреволюции, а рамки этого понятия были расширены до безграничности. Наиболее определенными группами "каэров" были офицерство (как белое, так и принявшее революцию) и духовенство. Но, кроме них, в этот разряд попадали самые разнообразные лица: камергеры Двора и тамбовские мужики, заподозренные в помощи повстанцам; директора крупных фабрик и кавказские мстители-кровники; фрейлины и проститутки; юнцы, осмелившиеся танцевать запрещенный фокстрот; лицеисты, собравшиеся в свой день традиционной годовщины; китайцы-разносчики, матросы-анархисты, отставные генералы и их денщики; профессора, финансисты, валютчики; вернувшиеся из эмиграции сменовеховцы; заблудившиеся в РСФСР иностранцы- кого только не было.

На Соловках того времени гораздо труднее было найти человека, знающего конкретно предъявленные ему обвинения, хотя бы иллюзорные, чем абсолютно не подставляющего - за что же, собственно говоря, он сослан...

И следователь, и подследственный были вполне уверены как в полной вздорности обвинения, так и в неизбежности репрессии. Поэтому было совершенно достаточно выяснить личность "бывшего" да узнать десять фамилий его знакомых, чтобы состряпать "дело". Человек полупи сообщение Прокуратуры о привлечении его по таким-то статьям, а потом - столь же краткий, содержащий лишь номера статей, приговор "заочного внесудебного решения Коллегии" или "Особого совещания" и он оказывался в Соловках, где, по словам песни:

...попы, шпана, каэры доживают век.

Тут статья на всех найдется. Был бы человек!

т

В самом худшем положении на Соловках находятся контрреволюционеры. Они вне закона... Все их проступки караются большей частью расстрелом. Бежит уголовник - прибавят год, два; контрреволюционер - верный расстрел, Неисполнение приказаний - расстрел. Рот у них закрыт. Болтнешь что-нибудь - прибавят срок. Вот почему многие идут на компромиссы. И винить их трудно. К этой категории принадлежат обвиняемые в различных контрреволюционных действиях, заговорах, по церковным делам, разные повстанцы, "шпионы", "политические бандиты", их пособники и укрыватели. Сюда входит духовенство, бывшее белое офицерство, казаки, главным образом кубанские и терские, кавказские народы: черкесы, осетины, грузины и другие. Много среди контрреволюционеров и возвращенцев из-за границы разных сроков. На мой взгляд, людей, действительно совершивших преступления, подходящих под одно из тех обвинений, которое им предъявляют, то есть, короче говоря, преступников, на Соловках нет. Всякого, сколько-нибудь активно участвующего в каком-нибудь контрреволюционном заговоре или действии, организатора восстания, шпиона, политического бандита, советская власть расстреливает. Другого наказания нет.

Поэтому почти все, кто попадает на Соловки, - все это второстепенные роли. И большей частью по выдуманным, сфабрикованным делам,

?"?V" Ш '?

Из воспоминаний Б. Седерхольма

Среди заключенных более прл^вИны',-то есть около четырех тысяч-человек,' совершенно не имеют не только денег, но даже самой необходимой одежды. Большинство из них умирает на второй год пребывания в лагере от простуды, цинги, сумасшествия и расстрела, когда под влиянием полного отчаяния эти обезумевшие от страданий люди пытаются наивно протестовать. Основной контингент состоит из крестьян, рабочих да случайных уголовных преступников, ниоткуда не получающих помощи.

Около двух-трех тысяч узников из образованного класса выдерживают заключение несколько дольше, так как их близкие посылают ежемесячно десять-пятнадцать рублей, добытых потом и кровью. На эту сумму можно существовать в лагере впроголодь, покупая лишь такие продукты, как сало, картофель, хлеб, лук и иногда сахар и чай.

Около тысячи человек живут вполне сытно - это всевозможные нэпманы, а также попавшие в лагерь за спекуляцию, контрабанду, взятки и разные должностные преступления. Они имеют возможность проживать в месяц по пятьдесят рублей и выше. Прекрасно обставлены заключенные чекисты, хотя официально они не получают никакого жалованья, но им' отпускается так называемый "Особый паек" и обмундирование, их помещают в особые, вполне комфортабельные помещения. Как ни странно, но в конечном итоге хуже всего живется на Соловках представителям рабочего и крестьянского классов, смертность среди них значительно выше, чем среди других групп заключенных.

Образованные люди страдают невыносимо первые два-Три месяца "морального карантина". За это в]эемя все больные и старики обычно умирают. Выдержавшие ад карантина постепенно устраиваются на работы сообразно своей специальности, даже на ответственные технические и хозяйственные должности. Разумеется, это не дает никакого материального улучшения, но зато избавляет от тяжелых физических работ и, самое главное, дает возможность жить не в соборах, а в бывших монашеских кельях. Это очень много значит. Можно спать на отдельной койке, можно мыться в закрытом помещении и можно, иногда, погреться возле печки. Но весь лагерь кишит "сексотами". В один прекрасный день "специалиста" снимают с должности и переводят без всякого объяснения причин в одну из соборных рот. Надо все опять начинать сначала

Ржевский К.В., Зубов Л.Я.. 1'ниппа Т. А. - руководящие сотрудники лагерной ад.министрации из заключенных Совершенно привилегированное положение занимали "чекисты", вывшие сотрудники ГПУ. Сидели они за "должностные преступления" - воровство, взятки и так далее. Никто из них не работал, lice они зани.ма-лн различные ко.иаидные и адлшнистрашивные должности. Из них сформированы войска внутренней охраны, обязанностью которой было конвоирование работающих ареспынтов.

/О. Нессонов

Из материалов следственного дела Н5 885

В Кемперпункте Потемкин сказал: "Нечего заниматься стукачеством. Вы не забывайте, что находитесь в Лагере Особого Назначения, и если будете бузить, то я Вас так запрячу, что и костей своих не соберете".

Я ему на это ответил: "У нас существует диктатура пролетариата, а произвола не должно быть. Материал о всех замеченных мною злоупотреблениях я давал и буду давать, если же Вы не примите меры, то я буду направлять информацию в Центр". Тогда Потемкин сказал: "Если так, то я Вас направлю в Соловки".

15.12.29 года я был направлен под усиленным конвоем на остров Соловки. Перед отправкой я зашел к Уполномоченному ИСО т. Салмину и стал его просить, чтобы меня не направляли, так как у меня срок два года, но он сказал: "Нам здесь стукачей не нужно, поезжайте в Соловки, там будете стучать". Я заплакал и ушел.

Когда я прибыл на остров Соловки, сразу же с парохода меня посадили в 11-ю роту Отрицательного элемента, где я просидел до 23.12.29 года и до сих пор не знаю, за что сидел. Когда я сидел в II-й роте, то написал заявление Начальнику Отделения товарищу Зарину о вызове меня на личные переговоры. Он меня не вызвал, и никакого результата на заявление я не получил.

И.Семинагор

Г; '

ЗАЯВЛЕНИЕ НЫВШИХ ЧЛЕНОВ ВКП(б)

Мы. бывшие партийцы, будем всемерно стараться проникнуть во все поры лагерной жизни. Мы знаем, что сейчас, вследствие нашей распыленности и неорганизованности, активные элементы чуждых нам идеологических групп становятся господами положения во всех, решительно, проявлениях лагерной жи ?пи. I \рнчина этого кроется в толп что на идеоло-гнческо.м фронте заключенных не чувствуется революционного давления сознательных товарищей и внутренней спайки, а вместо >того постепенно отогревается белогвардейщина. Нашей коренной задачей является вытеснение чуждых на.м элементов из широких сфер лагерной жизни. Это требование диктуется нашим политическим направлением.

Журнал "СЛОН", \ % 1824

SE

Соловки. Рисунок заключснног,' Осипа Приза (1925}. лагерный музей.

Четыре роты - е одшшаднатой по "запретную" - это еалюе дно Соловков, оттуда каждый стремится вырваться на любую работу, но не в лес'. С 1924 по 1929 год население этих рот (кроме "запретной") содержалось в наскоро приспособленных, частично пострадавших от пожаров Преображенском, Никольском и успенском соборах, но не вес/да Сразу в трех. Сыросты холод, темень, трехъярусные с 1926 года нары, если и не отнимали совсем жизнь у застрявшего здесь, то выпущенный и \ соборных рот все же оставлял та.м за.метную часть своего здоровья.

М. Розанов

Из материалов следственного дела RS 877

Все прибывшие этапы подвергались обработке. Обработка эта выражалась в том, что с первых же шагов заключенный за всякий свой промах должен познакомиться с кулаком начальства. Прибытие этапа узнавалось по крикам "Здра!", оглашавшим воздух до позднего вечера, а также бесцельной работой по переноске снега или песка с одного места на другое. Провинившихся "ставили на камешки" или заставляли бегать по двсру.

Через все это я прошел лично. С первых же дней мне стало ясно, что такой режим не является рвением отдельных личностей, а есть целая система, которая проводилась сверху вниз, то есть от лиц, возглавлявших концлагерь, до заключенных, которые вели административную работу. Повторяю, что все делалось в открытую; заключенные из чекистов проводили этот режим в присутствии возглавлявших тогда Кемский лагерь: гражданина Степанова, его заместителя - гражданина Потемкина, помощника - гражданина Кривошейка, начальника Комендатуры - гражданина Белы-ха, которые как бы благословляли проведение указанного режима, а уж руководство технической стороной лежало на начальстве из заключенных.

Всем казалось нормальным, если начальник комендатуры из Надзора держал "на камешках" по несколько часов только за то, что заключенный вышел из роты после отбоя. Также казалось нормальным, если по распоряжению начальника или де-

ЗЕ

журнсго пс лагерю целые роты выдерживались по 1-2 часа, беспрерывно крича "Здра!", лишь только потому, что слабо ответили на приветствие. И все то, что казалось с первых дней неправдоподобным, входило в привычку и считалось вполне нормальным.

Начальник Информационно-Следственного Отдела, заключенный Беляков бил не только заключенных вообще, но и, в частности, своих сотрудников. Я получил от него две пощечины только за то, что не согласился с его мнением.

Должен отметить еще и отношение лагерного начальства из заключенных к лицам, которых они подозревали в связях с Информационно-Следственным Отделом. Это отношение было самое отрицательное. Так, Канеп, заподозрив меня в этой связи, вызвал к себе в кабинет, заявил, что ему известно, что я "легавый" и что, считая меня раньше своим, он теперь будет смотреть на меня иначе. Сделать что-нибудь со мной ему не удалось, так как он был арестован.

Командиром 7-й роты я был назначен в июле месяце 1929 года. Ранее заведенный порядох и режим по принятию мною роты не изменился. Мне было предложено усилить его. В мое время Надэорссстав состоял из бывших советских работников, осужденных за разные преступления. С этим комсоставом почти ежедневно проводились занятия, где ярко подчеркивалось, что комсостав должен стоять отдельно от заключенных и так закрутить дисциплину, чтобы те надолго запомнили концлагерь.

Мое отношение к советским работникам и, в частности, к бывшим сотрудникам ОГПУ могут охарактеризовать многие сотрудники ОГПУ, которых я принимал. Их я, вопреки существующего порядка, избавлял ст "Здра!", предоставлял лучшие места и пр. . .

Из показаний Хсружика Л.М., бывшего сексота

органов Разведупра

Чекисты, сосланные ни Соловки, проявляют там особую энергию в деле эксплуатации заключенных и морального подавления политнчсс ких врагов, ы что сидят лишь часть срока. Наказанные па да ять лет от бывают иногда лишь три года, а осужденные иа пять лет. сидят только два и получают освобеккдение с на значением на ответственную должность по чекистской линии. Вот это и сеть ключ к разгадке, почему такие кошмарные ужасы свирепствуют на Соловках.

И. Зайцев

о н

о в о

S

11

00ОР

0. Г. П. У.

УПРАВЛЕНИЕ

УДОСТОВЕРЕНИЕ JA

СОЛОВЕЦКИХ

о тов.

ЛАГЕРЕЙ .^&ШШ..*ШПшМгт..............г

Особого Назначения

пЖ.........

О. C

на Белом морс.

в том. чти он состоит ни службе в Управ-

лении СЛОЛ ОГПУ н должности- " I

Ж

Основание: Приказ по УСЛОЦ ОГПУ

М^..от№^.|.^.

1) Согласно § 6 Полож. об. ОГПУ, утвержд, ЦИК СССР от 15/п-23 т., в я. 4 постанов*? CTO'CGCP- от'ччЗ/гш-27 г., в своих правах и обяванио-стах приравнивается к липам, состоящим ва действительной военной службе, с распростраяйыием всех льпуг и преэмнийвтЬ" установленных

2) Сотрудникам .оргавоа^ОГПУ щмгевонвафея право ноик нения всякого рода оружия (о^йовалгее-дтоикш ОГПУ 1й:

^/j Двйстввмль^р по" i у.

./пачальш УСЛОН ОГПУ '^^.СИРАТАРЬ-Т!

Г...Г.

н

Чекисты, стоящие многочисленными груп-пами. осматривали нас, вновь прибывших, с иронической улыбкой. Особым вниманием пользовались наши дамы, которые робко жались, тесно скучившись у пароходного люка.

- Выходи! Становись во фронт! 11и слова разговоров! Живо! Знакомое щелканье ружейных затворов, конвойные заняли своп места, и по команде мы направились в Кремль, идя между монументальной вековой стеной и рвом.

Входим в ворота, проходим какую-то арку и попадаем на большую площадь, окруженную разными постройками. Первое впечатление - будто мы находимся на толкучем рынке на окраине большого города. Тысячи ужасающих оборванцев, истощенных, грязных, с язвами па лице, со слезящимися глазами. По-видимому, идет развод на работы, так как. пока мы проходили через площадь, толпы людей постепенно выстраиваются во фронт.

По площади разгуливают странного вида птицы, и по временам они кричат резко, пронзительно. О. эти крики полярных чаек! Потом к ним привыкаешь, но первые недели одни лишь крики этих птиц могут свести с ума. Полуразрушенные, опустошенные соборы-казармы, тысячи истощенных оборванных людей с потухшими взглядами, бродящие, как тени, и резкие крики чаек, свободно разгуливающих среди отверженных, измученных заключенных!

Нас привели в самый конец галереи на громадную площадку перед собором. Началась бесконечная регистрация, заполнение всевозможных анкет и осмотр вещей. Около пяти часов вечера все формальности были закончены и нас ввели в собор.

Оборудование Троицкого собора иод жилое помещение ограничилось лишь тем, что все изображения святых и вообще вся стенная живопись были на скорую руку закрашены известью и на всей площади собора были устроены деревянные на козлах нары из неструганых досок. В соборе помещалось восемьсот пятьдесят заключенных в страшной грязи и тесноте.

Наша Тринадцатая рога была разделена на взводы и отделения под командой чекистов. Я попал в третий взвод, помещавшийся в правом притворе бывшего алтаря. Это была комната такой высоты, что потолок ее исчезал в сумраке испарений. Раньше это помещение было частью алтаря и отделялось от остальной части собора иконостасом. Теперь иконостас снят и вместо него устроена дощатая перегородка, отделившая нас как от алтаря, так и от остальной части собора. Все помещение третьего взвода было длиной метров тридцать и шириной двадцать метров. Вдоль стен на высоте двух метров шли нары из неструганых досок. Наше помещение считалось привилегированным, так как в нашем взводе не было ни одного уголовного преступника. Кроме нар, не было никакой другой мебели, да. впрочем, в этом и не было необходимости, так как в этом помещении мы только спали, а все остальное время были на работе. Тяжелое впечатление производил собор с бесконечными рядами грязных нар, на которых набросаны вороха всякого тряпья, Каменные плиты покрыты толстым слоем грязи, под нарами высятся кучи разлагавшегося мусора, опилок, и отбросов пищи.

Начальство лагеря ограничилось простыми средствами гигиены: на южной стене собора сажеными буквами написано такое изречение: "Без грамотности и чистоты нет путей к социализму". На северной стене бросается в глаза другая, не менее поучительная надпись: "Труд укрепляет душу и тело". Прямо над алтарем, там, где раньше был написан образ Христа, теперь красовалось изображение Ленина, под которым было выведено славянскими буквами: "Мы новый путь земле укажем. Владыкой мира будет труд!"

! 1акануне нашего прибытия в Соловецкий лагерь, как раз под нарами в нашем соборе, обнаружили закоченевший труп какого-то заключенного, умершего от истощения..

Этап у здания Управления СЛОНа. 1928. Кадр из документального фильма "Соловки"

R l')2S году все прибывающие проходили "каран тин" в Тринадцатой роте не менее трех месяцев.

Д. Лихачев

Троицкий собор - Тринадцатая рота. Здесь в грязи и тесноте помещалось $50 заключенных.

К. Ссдерхольм

Из воспоминании В. Зотова

Прибывшую партию направляют в Тринадцатую роту общих работ. Тринадцатая! Зловещее число словно намекает па карантинный ре-жил". Заключенных выводят отсюда на работу под конвоем, а по возвращении они должны безвыходно пребывать здесь до следующего утра, когда опять под конвоем поведут на работу. В помещении бывшего собора тесно. По обеим сторонам неширокого прохода поставлены нары в два этажа. Рота делится на четыре взвода по "территориальному принципу".

Нары с одной стороны прохода - первый и второй взвод, с другой - третий и четвертый. В роте много людей, но нет такой духоты, как в карантинной роте Кемперпункта. 1 [Осле барака высокий потолок с непривычки вызывает ощущение какого-то беспокойства

При дневном освещении чувствуется несоответствие между скученностью на парах и простором под высоченным потолком. 11очыо. при слабом освещении, потолок тонул во мраке, создавал впечатление необъятной огромности помещения. Робкий свет электрической лампочки у входа в роту тщетно боролся с окружающим мраком.

Как полагается, ротой управлял командир роты, и были у него помощники - командиры взводов. Они укрощали строптивых, сгоняли людей с нар, заставляли других потесниться, в случае воровства производили обыск, чинили суд и расправу, словом, всемерно поддерживали дисциплину. Ротный - из бывших жандармов, его фамилия Филиппов. Мужчина-монстр; рослый, суровый, с одутловатым лицом и угрожающим взглядом. Его сиплый бас вполне гармонировал с постоянно нахмуренным ЛИЦОМ и ОгрОМНЫМИ жилистыми руками, охотно сжимавшимися в кулаки. Командиры взводов - лихие ребята, черт их побери!

У единственного входа в роту постоянно дежурят двое дневальных. Основная их обязанность - не впускать в роту "чужих" и не выпускать "своих". "Держи и не пущай!" - это первое правило всех "общих рот" Соловецкого лагеря.

Начальство карантинной роты особенно заботилось о том, чтобы доступ в роту и выход из нее ограничить строжайшим образом. Но обстоятельство бытового порядка нарушало систему строгой изоляции заключенных. Дело в том, что в некотором отдалении от входа в роту на свежем воздухе стояла параша.

i ЮЧЬЮ доступ к ней был свободный; выскакивали полураздетые, осенняя прохлада быстро загоняла обратно. Днем, когда большинство заключенных находилось на работе, врага закрывались, и если кому-нибудь из находившихся в роте было необходимо выйти "по нужде", то приходилось убеждать дневального, что причина действительно уважительная.

Не раз случались трагические происшествия. Порядок же был такой: один дневальный оставался в помещении, а второй - конвоировал заключенного к параше и, случалось, палкой загонял обратно в роту.

Лагутин Ефим Дмитриевич (I9I0-I995,, рабочий.

В Соловках - 1927-1928 гг. Арестован "за попытку перехода границы" в возрасте пятнадцати лет. Всего - семнадцать лет лагерей и ссылок

Во время ареста третьего декабря 1926 сода мне было пятнадцать лет. В Соловки привезли в октябре 1927 года. Тринадцатая рота, первый взвод. Указали место на нарах возле дядьки в телячьей куртке. Я к нему прижался и уснул, а к утру через разбитые окна на нас навеяло слои снега. Гак было в той проклятой роте'...

I [осле карантина нас гоняли иа строительство Рабочего Городка таскать на чердаки торф, потом мы демонтировали пилораму* возле церкви Рядом были четыре огромные ямы. .метра три на три или даже больше, четыре на четыре; Туда рядами складывали .мертвых без всякого белья, знаете, так не принято, а потом горбылем перекладывали... Следующая партия еще пять человек, потом сверху троих счце... и засыпали землей и камнями.

Из воспоминаний Е. Лагутина

Однажды, после избиения меня ротным и сто помощником - за вопрос о запахе рыбы, которой пас кормили, - попал в госпиталь. Лазарет - самое светлое воспоминание. Врачи Обухов и Вронский, молодая, очень красивая врач-терапевт Анна Ивановна. Фельдшером был монах. Они спасли меня, а в роте после такого избиения нотами многие умирали.

На острове я пробыл недолго. Десять .месяцев. В августе 1928 года освободился. 'Столяры-заключенные и вольнонаемные -монахи, с которыми вместе работали, собрали на дорогу восемь-десять рублей. Мне уже шел семнадцатый год...

Соловки, конечно, повлияли на мою дальнейшую судьбу. Та.м я был ошельмован, И прошлое способствовало еще большему ошельмованию в будущем...

Из показаний на допросе Курилко И.А., бывшего командира роты Кемперпункта

В Соловках в 13-й карантинной роте избиение было самым заурядным явлением. Об этом хорошо знает бывший долго в Соловках помощник рукраба командировки "Сорока" заключенный Нечаев Сергей Алексеевич. Когда в роту привозили штрафников, то их встречал сам командир этой роты в сопровождении пятнадцати своих надзирателей. Выйдя, он здоровался: "Здравствуйте, б..." и говорил нецензурное слово. Штрафники ему, ко- Он повторял. Опять молчание. Тогда начиналось избиение. Становились в круг и били человека, как мяч, подбрасывая его от одного к другому. После избиения опять командир начинал здороваться, и уж тут ему отвечали.

(I чпру, Ьшк 1 >Хр,ШЫ Игорь Курилко. 1929 год

нечне,

не отвечали,

С целые расширении лагерей принудительных работ ОГПУ развернуло спешное строительство. В 1'>2~году начали возводить болыинлш группами тюремные казармы стандартного шипа.

И. Зайцев

В темноте то и дело зажигали спички - ловили клонов. Весь барак ночью бысвечивало/ бесчислен

нылш огоньками. И. Озеров

Газета "ВОЛНА". Орган Архангельского губкома

21 июня 1925 года НОВЫЕ СОЛОВКИ

"Через труд к свободе!" - вот основной лозунг лагерей, определяющий п направляющий деятельность заключенного. 1[одежда вернуться в общество, стать полезным членом его - вит та буровая практика жизни, которую лают лагеря, толкая на трудовую колею и заставляя безоговорочно следовать по пен до момента освобождения'.

Но этого было бы малR пли. вернее, недостаточно для окончательного приспособления временного соловецкого жителя к ждущей его по ВЫХОде ИЗ заключения свободной трудовой жизни. Управление Соловецкими лагерями, учитывая это обстоятельство, обращает огромное внимание на культурно-просветительскую работу.

ОСНОВНЫМ М0МёНТОМ культпросветработы является ее увязка с трудовыми процессами заключенного при сохранении строго классовых пролетарских принципов. Эта само по себе действует облагораживающе, возбуждает у заключенного интерес к общественной жизни.

Я. К-ов

Из воспоминаний Ю. Чиркова

Обилие лозунгов (большинство в стихах) удивляло. Сначала они резали глаза, потом не воспринимались и не нарушали обаяния величественной старины, Веселенький лозунг висел в громадной столовой, бывшей монастырской трапезной: "Чтобы другим ты снова стал, тебя трудлаг перековал! 11ерсверпул земли ты груды и ешь заслуженно премблюдо!" А над главными воротами Кремля, из которых выводили на работу, лозунг гласил: "Через труд - к освобождению!" Этот лозунг стал самым распространенным, я потом встречал его в самых разных концлагерях; даже в Освенциме, где он тоже висел над воротами.

Лозунг на стене Красного уголка бывшего штрафного изолятора в лагпункте Саевашнево

\

СОВЕГСШ бМфг

НЕ, КДГДЕТ,

ИСПРДШЕГ

Письмо заключенных Соловецкого концентрационного лагеря

в Президиум ЦИК ВКП(б) о невыносимых условиях жизни

Мы. заключенные, которые возвращаются из Соловецкого концлагеря по болезни, которые отправились туда полными сил и здоровья, - в настоящее время являемся инвалидами, изломанными и искалеченными, морально и физически. 11роепм обратить внимание на произвол и насилие, царящие в Соловецком концлагере, в Кеми и па всех участках концлагеря. Мы, искалеченные сами, от имени нескольких тысяч людей, там находящихся, взываем к Руководящему Центру Советского государства и просим положить предел царящему гам ужасу.

11слостаточно того, что ОГПУ бесконтрольно, без суда выселяет туда в большинстве случаев невинных.- Пусть будет так. раз существует у них такое право или закон, что людей можно невинно наказывать, но почему нельзя дать нам возможность существовать, не обретая на муки и страдание. Например, выстраивать на линейку голых при 30-градусном морозе и держать по часу.

Благодаря Надзору, который сплошь состоит из отбывающих наказание агентов и бывших сотрудников ОГПУ, погибают от голода и холода при непосильной 14-16-часовой работе пролетарий, не имеющие денег. Жаловаться или пи

Гели кто-либо из заключенных был замечен в нарушении команд, то такого выводили из строя в сторону и "занимались" с ним отдельно.

Коллекции надгробий, перенесенных заключенными Соловецких лагерей с .мест захоронений к стене Спасо-Преображенского собора - лагерного "культурного центри"

еать что-либо - "сохрани Аллах!" - подведут под искусственный побег или что-либо другое и расстреляют, как собаку. Если кто и возвращается оттуда, то это живые трупы. А везде говорится, что "Советская власть не карает, а исправляет".

Мы. также живые трупы, решили описать, хотя 6 приблизительно; как убивают жизнь в Соловецких лагерях ОГПУ. ...Мы уверены и надеемся, что в ВКП(б), как нам сказали, есть люди [уманные и отзывчивые.

Возможно, Вы подумаете, что это паша выдумка, но клянемся Вам всем, что с-сть для нас святою, наше письмо только частица кошмарной правды, так как нам нет никакого смысла выдумывать. Мы повторяем и будем 100 раз повторять, что да. есть среди нас и действительно виновные, но большинство страдает невинно"

Слово "закон" в концлагерях не существует, а есть лишь самодержавная воля самодуров, т.е. "сотрудников", отбывающих наказание и имеющих власть над нашей жизнью и смертью.

К сему подписываем с надеждой, что справедливость восторжествует.

Г. Железов, Виноградов, Ф. Велинский, 14 декабря 1926 г.-'

Из воспоминаний Е. Соловьева

используя "дрын". Лрын - это соловецкое па-звание дубины. Особенно плохо приходилось старикам и священникам;

Когда начальник появлялся в Кремле, впереди бежал глашатай или даже двое и кричали: "Внимание'.". Все должны были подниматься и кланяться.

И. Озеров

Штм

. f i

Преображенский и Успенский соборы. Рисунки заключенного Осипа Проза, 1925

Из воспоминаний И. Зайцева

В 1925, 1926 и 1927 годах вследствие чрезмерного многолюдства были набиты заключенными все крытые здания и постройки: храмы, часовни, конюшни, амбары, разного рода навесы и прочее. Во всех помещениях соловчане были спрессованы не только на нарах, но и валялись на полу под нарами и в других местах, где лишь можно прилечь, Приспособленные нежилые помещения не отапливались, арестантам предоставлялось самим, собственной теплотой согревать занимаемые ими камеры, поэтому в холодное время там стоял густой туман, со стен и потолков падали капли сгустившихся испарений; воздух был зловонно-удушливый.

Уборные для заключенных были на открытом воздухе, простого полевого бивуачного характера; умывальники, конечно, отсутствовали. Гигиенисты-охотники брали тайно с собой чайники с водой и, находясь в уборных, там слегка вспрыскивали свое лицо. В довершение всего, во всех помещениях свирепствовал обычно тюремный бич - это вши и клопы. Такие жилищные условия были во всех рабочих ротах Кремля (5, 7, 8,11,12 и 13). С целью расширения лагерей принудительных работ ОГПУ в 1927 году развернуло спешное строительство тюремных казарм стандартного типа.

Поверка-. По сигнальному гудку из комнаты важно выходит дежурный по лагерю в сопровождении свиты лагерного начальства. На каждом дворе батальонный командир устраивает' попугайному начальству встречу* согласно пехотного устава, с построенными рядами арестантов. Дежурный по лагерю, обыкновенно мальчишка из красноармейцев, важно здоровается с ротами.

Если какая-нибудь рота негромко пли недружно ответит на его приветствие. - "Здорово, такая-то рота,.,", обычным собачьим лаем "Здра!", то разгневанный мальчуган-дежурный прикажет поставить провинившуюся роту "в стойку" на час или дольше.

Рядом с босяками, хулиганами и мелкими воришками стоят архиепископы, епископы, архимандриты, православные священники, генералы, адмиралы, полковники, ксендзы, пасторы, муллы, раввины, бывшие губернаторы, председатель судебной палаты. Прокурор суда, родовитые князья, графы, бароны... И вот на приветствие мальчишки мы обязаны кричать "Здра!".

После встречи молокососа-начальника делается поверка наличия путем расчета порот-но. Беда, если выйдет задержка с расчетом номеров - всю роту ставят "в стойку".

Из воспоминаний В. Зотова

Рядом с карантинной Тринадцатой ротой помещалась Двенадцатая рота общих работ. Она занимала бывшую "соборную церковь во имя Успения Пресвятые Богородицы".

Вход в роту вел через пристроенный для утепления деревянный тамбур. Внутри помещения у самого входа - два "дневальных"; у них две табуретки, бак для питьевой воды, на стене часы-ходики, небольшой сигнальный колокол и электрическая лампочка.. Прямо перед дверью - проход, ведущий ко второму "приделу". По обе стороны прохода перпендикулярно к нему тянутся ряды нар в два этажа. Здесь обитали преимущественно "сорокадевятиики". Среди них немало оборванцев, еще не опустившихся до уровня "леопардов". Разутых и раздетых спроваживали в

Восьмую роту, а в Двенадцатой шпанская бражка была почище. Всех их. за малым исключением, гоняли па общие работы. Только немногие, наиболее обстоятельные пристроились на постоянную работу, кто где: на Мехзаводе. в "Ссльхозе" или СТОЛЯрНЫХ мастерских.

Свободное от работы время заключенные коротали в бесшабашном безделье - лежали на нарах, курили, ругались, тайком играли в карты. Хотя карточная игра строго преследовалась, по случалось, что утром в строю па разводе оказывался "урка" без рубахи. Вызывали к репному

- Где рубаха?

- Украли.

- Врёшь! У кого карты?

- Не играл... украли.

Далее следовала кулачная расправа. Допытываться о партнерах - напрасный труд. Злосчастный игрок знал, что если скажет, то будет избит своими до полусмерти. Лучше перенести побои "хозяина" - ротный командир грузин Углава обладал горячим правом, вкладывал в удары кавказский темперамент, но бил в меру. Наказывая собственноручно своими командирскими кулаками, он никогда не отправлял в карцер, за что и пользовался уважением у шпаны.

Десятая рота привилегированная рота канцелярских работников занимает два верхних чнажа большого tdoHtat в северной части Кремля. Дневальный охраняет вход в коридор второго шажа и лестницу на третий. Он беспрепятственно пропускает своих, но пи одного чужака, ни одного блатного он не пропустит. Двери кймер не запирались. Новоровапво случалось редко. Я коридоре темноват!: и всалю.м его конце теснятся десятка полтора топчанов. Здесь обитают заключенные, которым не нашлось места в ка.мерах.

В. Зотов

Несмотря на конспирацию И круговую поруку уголовников, командование роты каким-то образом узнавало о недозволенном времяпровождении. Неожиданным стремительным обыском иногда удавалось захватить игроков с поличным, по обычно "святцы" (колода карт) уходили по рукам в безопасное место, и начальство, обрушив шквал сквернословия, с дОсадОй удалялось. Случалось и гак, что злополучную колоду находили под нарами. 11опробуй-ка изобличи, кто играл, чьи карты... \ \а все же захват карт был крупной победой начальства и поражением игроков. Ведь изготовить карты - дело кропотливое и в обстановке роты весьма рискованное. Владельцу карт, а тем более "художнику" грозило тяжелое заключение в штрафном изоляторе.

Обыск, независимо от результата; всегда будоражил обитателей нар: "Кто продал?". Осторожно, вполголоса начиналось следствие. Высказывались предложения, спорили, ругались. Горе тому, на кого падало подозрение, Заподозренный, если не сумел отговориться, принимался за виноватого и избивался так жестоко, что потом долго приходилось ему отлеживаться в Санчасти,

Десятая рота - привилегированная рота канцелярских работников - занимала два верхних этажа трехэтажного здания в северной части бывшего монастыря. I la каждом этаже вдоль корпуса тянулся просторный коридоре камерами (бывшими кельями) по обеим сторонам. Каждые две смежные камеры имеют общую печь с топкой в коридоре. Печь большая, и дров надо положить изрядную охапку. Протопленная вече-ром, она к утру чуть-чуть нагревается, к исходу дня становится горячая и сохраняетТЁПЛОДНЯ два-три. Такую печь достаточно топить два раза в неделю, чтобы в обеих камерах было тепло. Расход топлива получается небольшой. Каждая камера только раз в неделю имеет заботу об отоплении. Снабжения топливом в официальном порядке не было. Подбирали где что придется: чурку, обрубок, корягу. Брали салазки и привозили с лесопилки, полученные по блату отходы ггроиз-водетва. Только нельзя было брать строительные пиломатериалы, с ними задерживали у входа в Кремль, и провинившихся сажали в карцер. Отопление в роте осуществлялось исключительно в порядке самодеятельности, но в камерах, если обитатели их не ленились, было тепло.

11однммемся иа второй этаж. На площадке дневальный, часы-ходики, стол и табурет. Дневальный охраняет вход в коридор вто]юго этажа и лестницу на третий. Он беспрепятственно пропускает своих, но пи одного чужака, ни одного блатного он не пропустит. Двери камер не запирались, но воровство случалось редко. В коридоре темновато, и в самом темном его конце теснятся десятка полтора топчанов. Здесь обитают заключенные, которым не нашлось места в камерах. Неуютно, на виду у всех, да еще и холодно. Обычно перенаселение приходилось па осень, когда с материка на остров, на зимовку, с каждым рейсом парохода перебрасывались новые партии узников. Существование в коридоре было временным, и пребывание здесь определялось обстоятельствами и чувствами симпатии или антипатии. Дело в том, что по установившемуся обычаю, когда в камере освобождалось место, заключенные сами приглашали к себе нового сокамерника. Подбирали наиболее подходящих, учитывая возраст, статью, блат, характер работы, надежность и чистоплотность кандидата. РоТиое начальство предпочитало не вмешиваться во внутренние дела камер, так как насильственное вселение приводило к осложнениям, а следовательно; вносило лишние заботы.

В шесть часов утра в роте звонит колокол 11одьем! Парии, обитающие в коридоре, должны подниматься без промедления, В камерах могут вставать позднее. Дежурный пет камере с большим медным кувшином - монастырским наследием - идет за кипятком. Ему надо пройти ггрОСТОрНЫЙ ДВОр, кухня находится в здании, смежном с бывшим Успенским собором. 11а 66-

Acfamyio pinny - решу отверженных наполняли бывшие колшуиисты. не менявшие в лагере своих Политических позиций и не сходившиеся , беспар-тайной массой заключенных. Работали они в охране, в Надзоре, получая за это денежные пайки.

Архимандрит Феодосии (Алмазов)

Й5Э

Щедрая соловецкая чша награждала заключенных по

ратном пути дежурный забирает у дневального пайки хлеба на свою камеру. Дневальный делает II списке отметку - хлеб взят. В это время в роте большое оживление, заключенные снуют но коридору, то и дело хлопают двери камер, слышатся иронические приветствия "Здра!". шутки, короткий обмен новостями, крепкие слова...

В сели, рота выстраивается в две шеренги в верхнем коридоре. Приходит дежурный по лагерю, здоровается, рота отвечает не очень громким "Здра!". Перекличка заменяется расчетом но порядку номеров. Дежурный по лагерю удаляется, заключенные получают у нарядчика листочки - "Рабочие сведения", которые служат пропуском для выхода из Кремля, и расходятся па работу' UQ своим учреждениям и предприятиям. Все формальности упрошены до предела.

Днем в роте пусто. К вечеру заключенные возвращаются с работы. Наступает время обеда, но его еще надет приготовит],. Рота не состоит па

/ныли! "ударникалт" н<> ('чистке снега...

В. Зотов

довольствии лагерной кухни. Каждый заключенный получает денежную квитанцию по одной из двух категорий питания. "Общий паек" - четыре рубля десять копеек или "трудовой паек" - семь рублей двадцать одна копейка в месяц. Обычно для организации питания заключенные объединяются по нескольку человек, покупают продовольствие, стряпают и питаются сообща

В роте собраны заключенные разных профессий, осужденные, главным образом, по характерной для интеллигенции лагеря 58-й статье. Здесь обитали почти все метряки Первого Отделения Лагеря, было много хозяйственников и экономистов, несколько скаутов и большое количество разношерстной публики, объединяемой общим "званием" - каэры. Заключенные ретгы трудились счетными и канцелярскими работниками 1! Управлении лагеря, в Административной и Векпитателыю-I [росветительной части, в Отделе '1 руда и по предприятиям.

Бытовые условия заключенных Десятой роты были, конечно, несравнимо лучше, чем у обитателей рот общих работ, В Десятой жили по камерам, каждый имел свою койку и мог эффективно бороться с насекомыми-паразитами; не исключалась возможность некоторого комфорта и даже уюта. Число людей в камере зависело От ее размеров, но, в общем, не превышало восемь-десять человек,

11очти ежедневно но вечерам в камере 90-й собиралось много народа Постоянно бывали Моряк Шульц, Комнин, приходили братья Полежаевы и другие. Чистили пару селедок и ели с горячей картошкой. Иногда готовили экзотическое блюде): резали в миску много лука мелкими стружками, выдерживали час-полтора, чтобы выдохлась едкая горечь, поливали лук подсолнечным маслом, чуть солили и густо посыпали тертым зеленым сыром; потом перемешивали и ели с черным хлебом, запивая сладким чаем. Дешево, просто и очень вкусно!

Как-то в летнюю пору по всему Первому отделению лагеря объявили запрет выходить после работы из камер иа прогулки. Выставили дежурных ловить "праздношатающихся", кое-кто попал в карцер. Обременительный запрет не был отменен, но постепенно сам изжил себя. Заключенные вновь обрели возможность свободно передвигаться в пределах территории Кремля.

"Идиллическое существование" порой осложнялось разного рода превратностями. Щедрая соловецкая зима награждала заключенных "ударниками" но очистке снега, и львиная доля такой нагрузки ложилась на плечи Десятой роты. Днем служилый люд этой роты трудился в учреждениях и предприятиях. На снег подымали ночью, как можно более неожиданно, чтобы поставить на работу максимальное число людей.

В одиннадцать, а то и в двенадцать часов ночи в роте раздавался звон колокола: "Подъем! Ударник по очистке снега!". Оторванных от сна людей вооружали лопатами и гнали чистить снег на дорогах за Кремлем Работали два-три часа. Недосыпание и физические перегрузки действовали изнурительно. Ох. уж эти частые и щедрые соловецкие снегопады!

Из воспоминаний А. Булыгпна

В

Пользовались баней лишь заключенные, имевшие возможность подучить "банный билет" по месту бвОей постоянной работы, поэтому "шпана", за небольшим исключением, не по-

Зданиемонастырской мельницы. Баня S= 1.

I lac привели в баню, это были не раня ;V;2. а баня за .монастырской .мельницей. Положение мое было ужасное. Я снял с себя все. облился водой и хотел мыться, но расчесы от вшей, уже запекшиеся, вновь потекли, я был в крови. Вши заводятся та.м. где соприкосновение тела с одеждой более плотное. Па поясе, пошо.м в .местах, где. извините, от КальсОИ завязки... Вот течет эта самая кровь, .мыться не могу, но кс>личсство вшей уменьшилось.

А, Лихачев

еещала бани. Баня давала возможность держать себя относительно чистым и успешно бороться с насекомыми.

Лагерная баня S; 2. Рисунок заключенного Александра Евневича. 1934 год-

В Соловках отличные, еще .монастырские, бани... Сбросив одежду, мы словно сбрасываем с себя что-то. делающее нас заключенными, и превращаемся просто в людей, таких, как вес. Пожилые, бородатые люди становятся в бане детьми: они возбужденно гогочут, нахлестывая себя и друзей березовыми вениками... Иа час .можно забыть, что ты на Соловках, и вообразить себя в бане родного города.

Г. Андреев

Десяти лет отроду и 1912 году меня отдали и Первый Московский кадетский корпус. После революции это училище, славное своими традициями, было разогнано. Семья паша тогда же переехала в Тверь, где я закончил реальное училище. Когда отца мобилизовали в Красную Армию, то он, получив направление на Южный фронт, ВЗЯЛ меня с собой, Два года мы скитались по юту, а в 1925 году вернулись в Москву, В Москве я стал навещать старых товарищей. Однажды один из них предложил отметить полковой праздник - годовщину кадетского корпуса, На встречу пришли тринадцать бывших кадетов и офицер-воспитатель. Вскоре всех участников сбора арестовали, обвинив в создании контрреволюционной организации.

Привезенный в Соловецкий концлагерь, я встретился с Массальским, с которым мы вместе Привели раньше два с половиной месяца в камере Бутырской тюрьмы. Массальский до ареста работал экономистом в 1 [ентралыюм статистическом управлении, а в неволе оказался "по церковному делу" - был церковным старостой. Массальский на острове попал в Коммерческий отдел, который возглавлял Аркадий Петрович Вейпер, заместителем Вейнера был граф Александр Александрович Сивере, расстрелянный в октябре 1929 года. Вместе с ним убили тогда и других .моих знакомых: капитана первого ранга Николая Александровича Лрбепьева и Валентина Дягилева - брата ТОГО парижского Дягилева.

В Соловсцко.м концлагере после общих работ Л1еня. .мальчишку, с подачи Массальского, направили старшим счетным работником на Механический завод, назначив начальником над младшими счетными работниками: генералом Раз-гпльдеевы.м, бывшп.м командиром 2-й Гренадерской дивизии, и офицером Преображенского

полка Мартыновым 11ачальствовать долго не пришлось - перебросили в Строительный отдел, где заключенные работали в конторе, как служащие. Вставали в свое ВреМЯ, к девяти шли па службу до трех. С трех дня был перерыв до семи вечера, потом с семи до девяти опять работали

Спал я сначала в коридоре возле двери ка.ме-ры. где жили: начальник отдела Всйнер. артист Кондратьев, доктор Красный (бывший .министр иностранных дел Украинской республики) и Арпсон (бывший советский торгпред в Италии).

11ос.\е очередной реорганизации .меня перебросили в I Ьггую роту в глубь Кремля- Здесь мы объединились для организации питания восьме-ро.м. Завхозо.м выбрали Александра Карловича Ри.мапа, вручив ему наши карточки. Заключенным выписывалось на лицевой счет около ВОСЬМИ рублей в месяц. На этот же счет поступали и деньги, присланные извне. Рп.маи сам добывал продукты, а в конце месяца отчитывался.

- V вас осталось столько-то денег, у вас столько-то денег, а за тобой столько-то.

Я всегда оставался должен.

УтрОМ и вечеро.м дежурный по ка.мере приносил по ку.мгану кипятка. Ку.мгап - это большой медный кувшин, такие были во всех камерах, так сказать, монастырское наследие. За нашим столом собирались: Соковнин - молчаливый старообрядец; хозяин нашего собрания Лвепир Михайлович Вадбодьский-старшпй (отс-ц поэта): Борис Александрович Аксрмап - комендант зданий; священник отец Влади.мпр - он же поэт В.К.Лозина-Лозпнскпй: герой германской войны четырнадцатого года Георгий Михайлович Осорпш, позднее расстрелянный, и другой офицер-фронтовик Всеволод Юлпевпч Шрейберг - он тоже погиб в лагере - замерз в МОре па камнях, что-то случилось с лодкой, накануне Успения, то есть двадцать седь.мого августа. Выло уже холодно.

Когда меня перевели в Десятую роту, то моими сокамерниками оказались два поэта: Юрий I liiKo.vae-вич Мартынов 11 Лвенпр Авенпро-вич Валболь-ский. Двадцатисемилетний Вадболь-екпп благодаря поддержке старших числился сторожем на огородах у Кирпичного завода и имел престижный пропуск для свободного выхода из Кремля.

Кулшны - кувшины для воды, которылш традиционно пользовались соловецкие монахи и оме вецкие 1аклн"1енные

Лагерные стихотворения А. Вадбольского

В монастыре

Вас поведут по тем местам. Где притаился нежный шорох. Где дум невыплаканных ворох Все говорит о чем-то вахт..

Где проливался теплый воск Большими желтыми слезами, А перед .мшистыми стенами В камнях из камня крест пророс-

Где с арки выломанной вниз СбеТаЮТ серые ступени. И дремлют сумрачные тени, Как чей-то грех, упавший ниц...

} \о здесь теперь уж не найдешь Напевов нежных колоколен. И словно тайно тяжко болен Спит монастырь, как старый дож..

И вот теперь, в ушедший век. Вы здесь пройдете молча .милю. И вам приснится л\еч Селима. Клобук, татары. Булат-бек...

В стене чугунное кольцо. Седины, черный черк змеи. I [исанье старца Досифея И чье-то строгое лицо...

Ваддольскпй Авенир Авени-рович (1B9S -19S0). В Соловках - Щ25 - /928 гг. Выслан Ш Соловков в Тобольский окру/, село Всраово. где вновь арестован и вскоре расстрелян

Северные напевы. Н. Н.

Не теплился в выси спокойный лик лупы. Родного моря чуть .мерцали блики, И в полутьме светились валуны. Неугомонных чаек бились крики...

Нас дикий Север трепетно ласкал, В тиши ночной дышал порывом жгучим И очарованный таинственно шептал С) чем-ТО чуждом, призрачном, кипучем.

Но в этот час с тобой не знали мы, Что нам судьба на миг бросает счастье. Сердца не рвались к воле из тюрьмы, И чары унесло неслыханных! ненастьем.

Туманов полосой задернет солнца свет-. Озлобится .метель, надолго взвоет вьюга... Два сердца простучат друг другу свой ответ В одну ИЗ тех ночей, что нам милее юга.

Из Воспоминаний Ф. Олехновича

Y каптерки (кладовой) собралась толпа, переходящая в очередь. Выдают летнюю одежду. 3a6i 1-рают зимние ватные брюки и стеганые бушлаты, получают летние брюки и полотняные рубашки.

Север eiLje гонит но утрам снежные заряды, но по календарю уже весна - пришла пора смены обмундирования - значит, так тому и быть. У каптерки крики, возгласы, нарекания, просто ругань..,

- Что даешь мне гнилые лохмотья!

- Эго не моя одежда! Давай мне мою.

- Брюки сели - их и на е)дну ногу не натянешь!

- Эта рубаха тесная! Замени!

- \ 1е бары! Бери, что дают! Следующий!

На лагерной площади встретились две женщины. Они подкрашены, с подведенными глаза-Ми На нотах у ОДНОЙ - молельные остроносые боты, другая в латаных валенках, которые еще не заменила в каптерке.

- Ах, лапочка, как хорошо сидит иа вас бушлат! Как подчеркивает фигуру!

- Он перешит.

- Сами перешили' Своими руками?

- Нет. .моя пертниха. Соседка - спит на верхних парах.

- Л можно с вей познакомиться!' Если за шмат сала?

- Нет. не сале). Я отсыпала ей четверть килограмма сахара, когда получила от мужа посылку.

- Ах. это дорого, по все равно, дорогая лапочка, познакомьте меня с нею!

Гак две узницы ведут беседу, подобно Светским дамам, радуясь весеннему солнышку и капели. Но .мимо проходит некто в длинной шинели.

- Чтеч за разговорчики' Почему не па работе?! Кто позволил?!

И "дамы" исчезли с площади. Одна перебирает лук, другая - в прачечной-

Из доклада "О деятельности Управления Соловецких лагерей ОН ОГПУ

за 1926-1927 операционный год"

Выдача пайков по нормам в процентах

Средняя стоимость питания в день

В

Усиле иная 26,6 на одного заключенного составляет -

Трудовая 31,8 29 коп.

Основная 23,1 На каждого заключенного выдано об-

Штрафная 2 мундирования в среднем - на 34 руб.

Красноармейская 57 коп. в год.

1,2

Лесорубная 5,1 Стоимость содержания одного заклю-

Трудцикготная 2,6 ченного в 1926/1927 операционном году

Лазаретная 4,4 с учетом транспортных, медицинских, хозяйственных и всех прочих расходов -

Монашеская 0,9 211 руб. 67 коп. в год.

Цинготная 1*1

Детская 0,5 Начальник Управления СЛОН

В/наемная Эйхманс

0,3 Начальник Адмчасти УСЛОН

Почтарская 0,1 Степанов

Ji 1929, году неработающим заключенным назначался "основной" паек в 3 руб. 78 коп. С ним без до-л/ашнсй поддержки можно было только умереть., поэтому, он в лагере именовался - ".мертвый" паек.

Архимандрит Феодосии (Алмазов)

^ \

ПроЗ^точна^ v л

/ заключенного J_ pWJ -1 ОтДОвВИ СТОН \ \

4-" Ь-

9_Цо-ч+-ГГ*1S тУ'4 Iь ! \ш ХКХШ: "I"""

Номроть. М ----~*JZ.

Карточка для получении ударного премиального пайка заключенного Михаила Никонова. не отоваренная из-за отсутствия на складах продуктов. Из объявленного' удалось получить лишь пачку махор-кн. 200 г сахара да пару селедок

I I ЗГ 1

й"мро"и1 Мига I Koicepim

ПРЕМ. КАРТОЧКА №

НЯУСИЯГ.И11Ы*П(ДАКД

" _ 1ч.----1 Ч " I'M V

4"

У

ПЫТРОЕ

' У

бумаг"

У | У

11 10

1

1ле< У

ХААБ

У

КО) У

ХА*Е

*

ХАМ) У

ХАМ.

У У

__в^__ ~ У

7

У

S

У

4 У

э

У

1 У

1

Из воспоминаний М. Никонова

Питание в лагере производилось таким порядком. Те, кто был на общих работах; и рабочие лагерных предприятий пользовались "котловым довольствием". Обед они получали с общей кухни. Хлеб выдавался ежедневно. Пища была грубая и скудная. Утром полагался кипяток, в обед - суп-баланда и на второе - каша с растительным маслом. 11а ужин каша или картофель. Ни по количеству, ни по качеству пища эта не могла не только насытить рабочего человека, но даже плохо помогала ему обманывать голод

Работавшие где-нибудь отдельной группой, не имевшие общего котла, получали продукты натурой, то есть "сухой паек". Он выдавался раз

Расписна №

Заключ. следует получить

Зав. Прод. Склад. . 1-го Отдел.

19"

г.

Утсфи раец,и,,ки лишает нии продуктов.

Расписка д- (Ь гни >• ?льне сяца выдачи vv.

права на получено 25 число Mi--

В ноябре 1930года приказом № 298 по Соловей ким лагерям денежные пайки были упразднены и узники полностью переводились на "котловое довольствие" с созданием целой сети кухонь-"котлопунк-тов". R связи с этим приказом 4,5 тысячи заключенных временив перевели на "сухой паек" с выдачей натурального довольствия, пока оборудовались "котлопункты"

Mm ш

• БУХГАЛТЕРИЯ IV ОТДЕЛЕНИЯ СЛОН ОГПУ

а"

со-

принято от

Квитаниия V"

шл_______г

в месяц. Наконец, третья категория, привилегированные каторжане, получала "денежный паек". Им выдавали денежную квитанцию на девять рублей двадцать три копейки в месяц. Обладатель такой квитанции получал в "Розмаге" или в ларьках все, что ему угодно, хотя бы даже пшеничный хлеб на свои девять двадцать три. Только в 1931 году из "Розмага" и ларьков исчезли все продукты, и наступило голодное время.

Таким образом, уже в основном вопросе быта, в питании, режим социалистической каторги был фактически подчинен архикапиталистическому началу, даешь деньги! Чтобы не голодать, жестоко недоедавшая каторга должна была сама себя подкарллливать - прикупать; чтобы прикупать - иметь деньги. И так во всех Отраслях быта. Деньги на Соловках - это все.

Всякий, имеющий деньги, мог идти в "Роз-маг" или в один из ларьков и купить себе, что хотел из еды и одежды. Деньги помогали избавиться не только от общих работ, но вообще от всяких работ.

Из воспоминаний И. Зайцева

Горячая пища выдается арестантам дважды в день: в двенадцать часов обед и в семь часов вечера ужин. Обеденные блюда составляют суп и каша. Суп приготовляется большей частью из соленой трески* как главного продукта питания на Севере. Тресковый суп более или менее напоминает все-таки суп по вкусу и имеет некоторую питательность. В мое время это было самое желательное для арестантов блюдо.

Каши на обед выдается четыре столовые ложки... На ужин одна каша (гречневая или пшенная) - тоже четыре ложки. Главным продуктом питания соловчан является хлеб, в арестантских рабочих ротах по полтора фунта-4 черного хлеба в день на человека, а для не занятых физическим трудом - по одному фунту.

Количество калорий, входящих в пищу соловчан при обыкновенном пайке, равняется лишь половине того количества калорий, которое потребно для человеческого организма в нормальном состоянии без физического труда.

Практика Соловецкой каторги наглядно свидетельствует, что все те несчастные узники, которые не получают из дому поддержки в виде посылок или перевода денег и состоят на жалком арестантском довольствии, обречены на смерть от истощения вследствие постоянного недоедания.

ЕЕ2

Из воспоминании М. Розанова

С лицевого счета, на котором были написаны отобранные пли присланные родственниками деньги, можно взять пли. точнее говоря, могли дать квитанцию и на рубль, и на десять, и па пятьдесят- рублей. ИД11 вообще отказать в выдаче. Это зависело от года, от положения заключенного и от суммы на его счету, а прежде всего и больше всего - от блата, самой МОЩНОЙ и действенной силы в лагере. Не зря из Соловков разошлись по лагерям поговорки: "Не имей отца и брата, а имей кусочек блата", "ГПУ сильно, а блат сильнее" и другие.

Я чуть не взвыл, обнаружив в 1932 году покражу зашитой в бушлате пятирублевой "Расчетной квитанции". Выглядели ЭТИ "квитанции", как настоящие деньги, с серийными номе

I

HRMTAHUH,

рами за ПОДПИСЯМИ члена коллегии ОП 1У Г. Бо-кого и пачфппотдела ОГПУ. Датированные 1929 ГОДОМ,они выпускались купюрами 2. 5. 10, 20 и 50 копеек, а также 1, 5 и 10 рублей. Ни одна союзная республика не имела права печатать свои банкноты. ОГПУ плевало на это право. Советские деньги хождения не имели.

Вольные в Карелии выменивали на водку или обменивали на дензнаки с большим "бонусом* ЭТИ лагерные "квитанции", на которые потом в лагерных ларьках они могли купить многое из того, что уже исчезло на воле.

11о в 1933 году Наркомфин СССР как-то добился запрещения этих квитанций, как "незаконного суррогата", и в лагерях их тогда заменили

на советские дензнаки.

Г"

Лицевой счет

5Г Аиде

НЕ

ill

ч

э

в" ч

М

"Ж:

I Лицевой счет ",./// '

Д(*->*лга "k't-!.:^*""- 1929 г.

нвитанция! -

Лицной "ч.т *

ДМмтнтммп пи Jb ? - *t' ?

ПГПТ

а" #>"ог,|Ыа КЛОП и, ". Сшпш шля

коп, •

? HijiiUta r.nnu.)t< liyy.-.-iirpucli ||1ц|1Атд|..и ПИОН

В ТВ*. ЧТО РГО л 1 :. I)'? ГЧ'-Г ??- !? : -(-I .1!

Pyl. WlftSI ,'fc*vr КО/

!*ajwA Uywajifpupii ФшиПна УГДШ пу* Генных зшвчыш ^

Ш.ДУ1ВШ "пав

oe*a"j н**У". Ктгачшм • .. ". ? ? !-? it ntui

ibpatep во ???тмин" пт*>.-" ic* сиг лит. I" напали в"<г**:чв""1Т* и" счет амдчриак*

.- • П>

3* HeifpD . ? УСЛОН ? Гвв.Ш"1 1

Утара-иаа ?"H?"--in" I. 1 npt.it и ? ?"•"•" ;л jn" д"?""•""? с* ГТ'Р*

>"jMTt"Wplb'.

...•Н~м|

Анао* tгтанов-

испили коЯ т|осгомааннйй jetawp.

пг ,*""*?? ,i. иг;'.!, ц | '--"Ш. "- II не. -:n.?j>.i,nn а.,: суммы.

И I юмих .. ...?mm? сммсапио,а ? еяу-

ГЦ ---;.(. -и ' Про" . " ,

?una ii*p""op, гр^а-икаате. ? сгрогви or-тс-ni tanaerc* a npefit.j'a" не ?tea*', ом." во* гуины аань спуста

-Ifc-ttMilre

рои"ма*"го no-najnea

ироямаыьага Mnjea. лмаотга i строго*, on

am А суням. сачш, а а слу*

чисти, суияы д*"*. earста

( iff*** irSptr.tyJff?

Квитанции лицевых счетов захл><"/сш1ых СЛОНа ОГПУ

Jk'Hi'XHbU! переводы передавались адресатам в форме денежных квитанции. На обороте такой квитап taut от.мечались сулемы спнч/люсти купленных в.мага nine продуктов и выводился остаток денег на квитанции...

Л- Булыгнп

Борьба с блатом. Плакат, выполненный по заказу Культурно-Воспитательного отдела лагеря.

Слово "блат" зародилось на Соловках и распространилось по всему Советскому Союзу. Ты .мне. я тебе, знакомства...

X Лихачев

ОВ Ш834 Лагери Особого Назначения

Чкальке Лшенм I* У iff* РОПЕПШ ПАГШЕАЯА кп ьаииииг К ^dii.vi'oKu

ВИДИМ ВПСЛЕЛУЕТСЯ

но эдюм)

OB U1834

............

. ВТ Щ1, г-•?МЫ. -ШИВ, Л Л.,* PRATHL "га..,.

Л.герв Ocofoio Виначеим ОГПУ !•> "Ill" КВИТАНЦИЯ

КОПЕЙКИ

IBM

Лшери Осойою Пашаченин ОГПУ РАСЧЕТНАЯ КВИТАНЦИЯ

Чтобы устранить любую попытку подкупа караула и сделать нсвоз.можны.м общение с внешним миром, денежнылш знаками, имеющими хождение в лагерях, являлись специальные ассигнации того же достоинства, что и российские деньги, но действительные только в .мага тнах на территории лагерей.

К). Хш ни

11ам пришлось столкнуться с главным неписаным соловецким законом - законом блата. I Ii идо нет такой поразительной разницы .между человеком одиноким, предоставленным самому себе и всяким лагерным ветрам и бурям, и человеком, имеющим покровительство (блат) хотя бы у самого маленького начальства. Попавший на дно лагерной жизни буквально раздавливался человеконенавистнической системой. Всякий маленький начальник мот стереть сто в порошок: только стоит ему сказать стрелку-охраннику пару слов - и любой из серой толпы мог быть убит, отправлен на Секирпую или посажен "на жердочку". Но достаточно заручиться покровительством (блатом) даже у самого маленького начальника, как жизнь обладателя такого блата сразу менялась, как но мановению волшебного жезла. Иметь благ у начальства - значит получить возможность благоденствовать даже и в лагере. \ 1и способность к работе, ни талант, а блат двигал людей по лагерной иерархической лестнице, но то]К' потерявшему блат... Он с самых верхов летел на самое дно. Гели же пользовавшийся высоким блатом знал еще кое-какие секреты лагерной верхушки, то его ждал "тихий расстрел" где-нибудь на работе в лесу.

Слово "блат" в лагерях в большом ходу. Выражения "получить по блату", "устроиться по блату" и глагол "блатовать" (добывать блат) можно услышать всюду.

Нывший .монастырский магазин - лагерная кооперативная лавка.

Продукгтш отпускались в ларьки через Сложную систему бухгалтерских операций из фондов сверхпланового улова, урожая и удоя. В отчетах Москве стояла графа: "Излишки, реализованные на внутренних рынках". Сюда и пряталась незаконная продажа продуктов заключенны.и. Соловецкое начальство знало про эти махинации, но .молча благословляло их...

М. Розанов

Из воспоминаний Ф. Олехновича

Товарами, которые всегда можно достать в ларьке сколько хочешь, являются: зубной порошок, помада для губ, пудра, румяна ч Другая подобна" косметика.

И Они п.меют достаточно добытчиков: ЭТО - женщины, которые подрисовываются, чтобы быть покрасивее. Интересно выглядит такая "кокетка" в изношенных войлочных туфлях, в сером тюремном кафтане, с загрубелыми от тяжелой работы руками и - с нарисованными красными губами, с глазами, подведенными 1 iepiiым кара> 1 дашом.

Продавать одеколон запрещалось, так как это* продукт, более качественный* чем контрабандная "монополька", которую привозили матросы, заменял заключенным водку.

KORPUS OCHRONY POGHAHICZA

О D D 7,1 А (. SLV+HY GKANICZNEJ

Из отчета польской разведки "УСЛАГ.1928-1932 гг."

Ларех - это магазин, где имеются продукты питания, галантерея, обмундирование и другие товары повседневного пользования. Посещать магазин можно только по специальному разрезе кию. Оплата производится особыми денежными квитанцкя-ми, которые заменяют настоящие деньги. Обслуживают ларех четверо заключенных.

Продукты и даже одежду .можно было покупать в лагерной кооперативной лавке или в ее отделении, находившемся в Кремле на главной площади. Это отделение помещалось в киоске из частей бывшего иконостаса.

Из воспоминаний Б. Седерхольма

I [сны в лавке невероятно высокие. Весь доход с Кооперативной лавки поступал в пользу Че-Ка. Благодаря этому солдаты и чекисты получали товары из лавок по более низким пенам, чем за ключеш i ые.

Из показаний на допросе заведующего торговой частью СЛОН Гусельникова М.П.

Новый начальник Отделения гр. Успенский приехал на Соловки летом 1930 года, а когда закрылась навигация, наступило жуткое время... Грубое отношение выражалось сначала в форме мата, а потом поалс дальше. По вопросу о нормах для вольнонаемного состава я отчетливо помню директиву гр. Успенского, которая оказалась чрезвычайно жизненней и мудрой: "Нормы устанавливаю я, а не для меня устанавливаются нормы". Так оно и проводится. Нормированное снабжение продуктами и товарами жестко для лиц, кто чином пониже. Никаких норм для лиц, занимающих должности, не существует.

RORPUS OCHRQNY POGRANICZA

О D D Z I A ti SLUZBY GRANICZNEJ

Выполняющие норму могут прикупить в

ьке: по I категории - 200 грамм хлеба, остальные - 100 грамм. Рацион на одного заключенного составлял в Г928 году 4 рубля 76 копеек, а усиленны? паек - 8 рублей 27 копеек в месяц.

Д.- Т93Г года большинство заключенных не получало обмундирования и донашивало свою одежду. Исключение составляли ссыльные чекисты, служившие в надзоре и комсоставе.

В 1931 году стали выдавать рабстаю-5^. ватную куртку, ватную шапку с наушниками, брюки и ботинки. Заключенные ИХ категории получали вместо ботинок лапти. В 1932 году, независимо от ка-

Иэ отчета польской разведки "УСЛАГ.1928-1932 гг."

тегорий работоспособности, всем заключенным выдавали только лапти.

В 1932 году питание состояло по категориям работоспособности !,в граммах,

I II III

хле(5 800 500 400

мясо 80 40 40

рыба 150 75 75

сахар 25 25 13

картофель 100 25 25

масло растит. 20 10 10

хаша too 50 50

В

В Соловейком Кремле расположен:! еще одна знаменитая рота, именуемая "Рота Отрицатель! юто злемеч!та".

I') небольшом холодном помещении, где-то на чердаке, под крышей (в Фплппиовской церкви в приделе Знамения Божией Матери), пзби-;о триста босых, полуголых и грязных люден, расположенных густо и кучно на двухъярусных нарах и на полу.

О каких-либо постельных принадлежностях, само собой, не может быть и намеков. Для защиты себя от холода в неотапливаемом и

Справке/опереводе шклхченного Георгия 0< органа • Одиннадцатую роту Отрицательного иемента

Из воспоминаний И. Зайцева

страшно сыром помещении несчастные узники составляют между собой "тепловые группы" по четыре пли шесть человек каждая. Группа является кучей человеческих тел. переплетающихся между собой: так. йоги одного обнимают шею другого, и так далее...

Эта рота совершенно изолирована от других и находится па карцерном положении и на скудном довольствии: узники получают лишь по одному фунту черного хлеба в день, раз в сутки - серую жидкость - подобие супа да два раза в день кипяток но две кружки.

Выписка о переводе десятника командировки Голгофа Бориса Елагина в штраф-изолятор

( I

СПРАВКА У\(к Tj / """""""и 0С(Ф JZTYNAE IFDXTCAUTTEZ

;V^IK< i" сниму " ^ ^ • - * PWeBtt"*' СЛОН, И?р. nV ueH I -рп'угмы? д"?кт*и. wo аырээились

\д _ i ...о был попмргнуг comp".i."o ? й >?

ВЫПИСКА ИЗ ПР0Т0Н0ЛА

Вывпдно-Г Сессии Заседания Коллегии ОГПУ (судебное) от . 20 " Ию*

19 ЗСг.

СЛУШАЛИ:

1вж" !' В85 по обеип.гр. ЧГАГГ'-А Бсгжса Николаевича по ПССТ.КОГПУ в 1927г. эакл.Е кони.та! орь -токои на I ВЗЯТЬ лот.по • ~>В/14,110ч.2 и 113 ст..ТС.

[1 О СТА II О В И Л И:

ЗЛАГИНА F-0 иса .::ко;-аов1:чв -пегпаести в ia--)a(V!',so.w:on, опок ад па ,:.ЗА го •

СЕКРЕТАРЬ КОЛЛЕГИИ ОГПУ

Ш1

Ночи - самое страшное время для заключенных. По ночам часто устраивают поверки и повальные обыски в ротах, после которых многие могут ожидать смерти. По ночам же устраиваются и "переброски" из роты в роту, с ОДНОЙ работы на ДрутуТО, из одного отделения в другое. Все это делается в целях экономии рабочего времени и для "морального впечатления".

I ючью же производится изъятие заключенных для отбытия наказания: в карцер, в штрафной изолятор или "на Лупу", то есть на расстрел. Последнее бывает весьма часто и .мотивируется обычно "дополнительным постановлением OIIIV", основанным па "наблюдениях" над заключенными после их прибытия в лагерь.

"Наблюдения" должны представлять о каждом заключенном командиры рот, заполняя специальные формуляры', Но главную информацию представляют законспирированные сексоты, доносящие не только is И СО УСЛОН, но и в ОГПУ Москвы. Сексоты вербуются в большинстве из бывших чекистов, которые стараются доносить, чтобы получить "скидку" с назначенного срока пли "чистую"; то есть освобождение, Однако если выдвинутый начальством в сексоты заключенный не станет активно доносить, то это считается "ПЛОХОЙ работой", и с такими ПIV расправляется беспощадно - "для оживления энергии других".

Помимо указанного мотива расстрела, который обычно бывает придуман обвинением, по-

Чстырпадцатая рота, иначе - "запретная" - размещалась у южной степы Кремля. Зимой Запрет-никовеще выпускали, но с открытием навигации их держали внутри Кремля под и/мкои.

М. Розанов

Из воспоминаний Н. Киселева

Ротный РОЭ (роты Отрицательного элемента) с постоянно висевшей у пояса плеткой издевался над сидящими в карцере. Одних загонял в уборную и заставлял засунуть голову в дыру над ямой, при этом некоторые теряли сознание. Других отправлял голыми в "глиномялку" - темный и сырой подвал иод южной стеной Кремля. Гам на дне - полуметровый слой глины, которую заключенные потами месят для строительных работ-. Зимой глину оттаивают железными печками, по карцерных круглый год посылают туда совершенно голыми.

Из воспоминаний Е. Соловьева

тому что даже самый завзятый ка:>р в Соловках молчит и себя не выдает, убийства проводятся и по "Постановлению ЦК ВКП(6)", когда иа какой-либо случай активного террора нужно ответить Тоже террором* то есть простым уничтожением находящихся в концлагерях и тюрьмах каэров. Правда, кролю так называемых бывших людей - дворян, офицеров, священников, купцов, расстреливают и множество крестьян с рабочими, которые смелее других позволяли себе вступать в пререкания или не шли на работу пз-за отсутствия одежды, обуви, - таких подвергают "чрезвычайным репрессиям, как изменивших своему классу".

По ночам происходит расправа is карцерах и других местах заключения. Ночью начинается настоящий ад ДЛЯ заключенных женщин и деву-шек, к которым врываются чекпеты-насплытки.

Ночью при появлении в роте какого-нибудь начальства, сопровождаемого свитой чекистов, сотрудников ИСЧ. дежурного по лагерю, вся рота цепенеет. Каждый думает - не за ним ли пришли. Переживания так сильны еще и потому, что нервы У всех растрепаны ужасами и картинами ареста СПЯЩИХ соседей...

Наваливаются, связывают руки, в рот затыкают резиновую грушу, чтобы не кричал, и ... уволят. Одни идут спокойно, другие плачут, некоторые молятся. Большинство теряется и идет бессознательно, в невменяемости. Вывали случаи, когда смертник пытался спрятаться, сбежать ш роты, но, натолкнувшись у выхода на конной п ВИДЯ, что спасения нет, вступал в рукопашную, уродуя охрану, всегда погибая после ДО! юлиi ггелыiых мучсч п iй.

Утром мы уже знаем об убийстве соседей, гак как слышали ночью отдаленные выстрелы, на кладбище :ia Кремлем - между спортплощадкой п женкорпусом. На поверке, для устрашения всей массы заключенных, всегда читались выписки из расетрельных приказов "о приведении в исполнение"...

1 Iи когда не уйдут из памяти вырвавшегося из Соловков счастливца страшные ночи, ночи соловецкие.

Из восполшнаний Д. Ганешина

Об этом человеке я написать обязан, я должен помянуть его добрым словом. Но, как не покажется это странным, близко с ним знакомы мы никогда не были. f> Москве я знал его больше но рассказам, а видел всего несколько раз на школьных вечерах и балах.

Помню, что встречал его па Пречистенке, с значком школы верховой езды - подковой и двумя перекрещивающимися хлыстиками на околыше, в гимнастерке цвета хаки, в брюках-галифе, заправленных в изящные коричневые, ярко начищенные сапоги с ремешками пол коленками, с маленькими звенящими шпорами 11 стэком в руке. Своей легкой походкой на несколько кривых - "кавалерийских" ногах он Представлял, именно представлял всем своим видом какого-то опереточного "голубого гусара", так не вязавшегося с довольно серой уличной толпой Москвы двадцатых ГОДОВ. Наши старшеклассницы его превозносили. Фамилия Энгельфельд не сходила с их уст. и они особенно ..пшдовалп нашей Гале Беккер, маленькой, ловкой, чудесно сложенной и симпатичной немочке, постоянной партнерше Онгельфельла по тапца.м. Их пара, воистину, была изумительной-

Лунной ночью осенью 1926 года по двору Соловецкого монастыря, толкая в спину, вел меня из Преображенского собора в комендатуру какой-то дежурЙЫЙ ПОМОЩНИК начальника Тринадцатой роты - типичный представитель тогдашней низшей лагерной администрации из заключенных, скорый иа руку, бывший работник "органов") посаженный, вероятно, "за превышение власти" или за пьянку. Дорогой в комендатуру оп обещал упечь .меня в такое .место, откуда не возвращаются. Оглоушенный только что происшедшим, я .молча шагал по булыжнику и каменным плитам монастырского двора!

(" тех пор прошло пятьдесят лет, в памяти .многое уже не сохранилось. I IO.MHIO только, что вечером, необычно поздно, привели пас, голодных и усталых, в общую Тринадцатую роту, где мм отстали нечто вроде разг]х>ма п переполоха, вещи с Hitp были сброшены па пол. кто-то был побит-, кто-то 1 icTc-pi ric'CKi 1 кр| .чал, что его обокрал! i. Moi i вещи также бы.м i сброшены с нар. моя маленькая

корзинка раскрыта, и содержимое валялось на полу, чего-то, конечно, не хватало.

Чем я провинился, что тогда сделал или сказал - не помню, совершенно забыл, но помню, как меня спешно доставляли п комендатуру, не дай даже одеться, без шапки, почему-то болело плечо. 1 грОВСДЯ через двор, .меня ввели в накуренное, ярко Освещенное сводчатое помещение с барьером, тле, сидя за стола.мп. люди в форме и с оружием играли в домино. Они к нам даже не повернулись. Мой страж прошел за барьер, подошел, видимо, к какому-то начальнику, наклонился к нему и стал говорить достаточно громко, так, что можно было слышать. Я почувствовал, что дела - дрянь. Начальник ничего не СПрОСИЛ, лаже не посмотрел, когда же я попытался что-то е.му объяснить, он рявкнул:

- Молчать! - 1 IOTO.M сказал моему сопровождающему:

- Можешь идти, завтра с утра мы его отира-вп.м... - Куда, я не расслышал. 1 IOTO.M. повернувшись в сторону дощатой перегородки, за которой тоже шла игра в до.мппо. он, возвысив голос, приказал:

- Энгельфельд, отведи его в карцер, пусть носил! IT там до утра!

Из-за перегородки вышел Энгельфельд. ТОТ сам?ГЙ, настоящий и. .мелько.м взглянув, сказал:

- Идемте! - Меня он узнать не мог, .мы очень уж давно не виделись, и, кроме тою. я отрастил бородку, очень изменившую мой облик. Как мне показалось. Энгельфельд нисколько не изменился, может быть, только чуть-чуть поседел. Мы вышли на освещенный лунным светом .монастырский двор. Было прохладно и очень тихо. Мой страж сказал:

- 11одождпте здесь, я надену шинель, - через минуту ои вернулся, и .мы двинулись - я впереди, он - сзади.

- Собачья обязанность! - вдруг произнес (41. поеживаясь.

- бы помните Галю Беккер? Помните, как вы с ней танцевали? - неожиданно для са.мого себя спросил я. 11авел Энгельфельд даже споткнулся, остановился, и .мы начали разговор, забыв обо всем на свете. Видя, что я замерзаю, он сиял с себя шинель и набросил ее .мне на плечи. Оказывается, .мы знали пли оылн знакомы с .множеством .москвичей: .молодых и старых и все больше с Плющихи пли с Арбата, наших общих соседей. Он говорил, что. не будучи знаком со .мной, .много обо мне слышал, по сейчас узнать бы не смог. Проговорили, наверное, с час.

- Ну что же ведите .меня в карцер, - сказал теперь уже я, видя, что он совершенно окоченел.

- Ни в коем случае. Затаитесь вот здесь в тени, около этою крыльца. Я попробую уломать начальника Тринадцатой репы, чтоб он вас не наказывал! - и убежал, а была уже глубокая ночь.

Сколько пришлось прождать, не помню. Сирятавпп ici. в тени, я стоял не двигаясь в ожидании своей участи. Я уже знал о Кремлевском карцере, раз пли два видел это мрачное место, расположенное в двух глубоких нишах монастырской степы, отгороженное от остального мира решеткой из толстых деревянных брусьев, видел и попавших туда заключенных, оборванных, почти раздетых, голодных и избитых, с какими-то жел-то-зеленымп, больными и гризпы.мп лицами.

Это были люди низвергнутые в состояние животных, они и говорили какими-то нечеловеческими словами - непонятными звуками. 15 лагере их называли "лсопарла.мн". I It) и эти заключенные наказанные карцером, не теряли надежду из него выйти - им помогали товарищи, они .могли просунуть .между брусья.мп краюху хлеба, кто-то .мот за них заступиться, все же они были в центре лагеря, в самом .монастыре А отсылаемые в дальние штрафные роты и карцеры, как правило, там и погибали.

I [рибежал радостный Энгельфельд. Оказывается, он разбудил спящего командира, уговорил его простИТь заключенного Гапешипа. Че-рез педелю друзья-скауты устроили меня на Соловецкую узкоколейную железную дорогу и перевели в роту железнодорожников, где было уже гораздо лучше, а потом устроили на "Восьмом пикете", за монастырем, где .мы. сверстники, вчетвером дружно жили в маленькой избушке После Тринадцатой роты это был уже рай.

Мне не довелось пережить ужаса карцера, и я остался жив. чем обязан Энгсльфельду. его неожиданно проявленной ко мне исключительной доброте и защите

Отсылаемые ('дальние штрафные роты и карцеры, как правило, та.м и погибали.

X Гаисшин

Ночью проивводится изъятие заключенных в штрафной изолятор или "на Луну*, то есть па расстрел.

Е. Соловьев

Железную дорогу ОГПУ привезло из Новгорода - чисть узкоколейной дороги, которая дыла проложена от Опарой Руссы к Новгороду. По этой дороге ездил в свое время Ф. М. Аостоевский. д Лихачев

Из воспоминаний В. Казачкова

Александр Булыгпп i" лагере работал к конторе Управления железных дорог. 11ачальника-ми этого Управления в 1925- 1928 годах были Александр Александрович Бурлаков, потом его

СЛЮНИЛ Воеков, а после пего - инженер Федор Федорович Чихачев. Счетным работником у них был священник отён Иоанн (Стеблпн-Ка-менский), позднее погибший.

Вей сухопутные перевозки грузов в районе расположения конимиеря и порта осуществлялись по железной дороге. Рельсовые пути соединяли зтот район с заводами: лесопильным и кирпичным, а также с Перт-озером и Даниловым озеро.м. Кроме уже действующей линии рельсовых путей, прокладывалась новая дорога от Кирпичного завода на большое болото- .место предполагаемых торфоразработок.

А. Кулыгин

Ранней весной 1925 года началось строительство линии Кремль- Кирпичный завод-Торфоразработки: к осени работы закончили, хотя прокладка путей по болоту была связана с большими затруднениями.

Ф.Чихачев

Журнал "Карело-Мурманский край"

№9,1927

Соловецкая же

I (ервоначально тяга составов производилась автовозом, сконструированным из двух вагонеток, соединенных общей рамой и смонтированного на них двигателя автомобиля "Osrin". По имеющимся данным архива Соловецкой >к.д. и рассказам очевидцев, автовоз обладал недостаточным сцепным весом, буксовал при трогании С места, а также на кривых и подъемах требовал помощи людей. Началом пользования тягой паровозов является 13 августа 1924 года.

В отношении водоснабжения следует указать на прекрасное качество соловецкой воды.

лезная дорога

получаемой из водопровода с Данилова озера: паровозы после прибытия с материка "отмылись", по выражению машинистов, и теперь при промывках в котлах обнаруживаются лишь незначительные следы накипи...

Центральный аппарат Управления дороги состоит из начальника, техника при нем и помощника начальника, руководящих работой служб: движения, тяги, пути и материалыю-ад-миннетрагивноЧ)ухгалте]хкой.

Инженер-технолог Ф. Чихачев

Из воспоминаний Г. Г. Гордона

Командовал Соловецкой железной дорогой в 1931 году Татархап Мисостович Дударов, глава одной из двенадцати княжеских семей, которым когда-то принадлежал весь Кавказ (Дударовым, в частности Военно-Грузинская дорога).

Дударов окончил в 1 [етербурге и 11арнже два высших учебных заведения типа наших институтов инженеров железнодорожного транспорта (забыл их названия) и поэтому вполне Квалифицированно руководил железной дорогой, перевозившей лесматериалы, дрова и торф.

Имелось целых три паровоза, из которых один был в своем роде историческим Монастырь" в свое время выписал его из США. и Он был одним из партии в шесть паровозов, впервые в Америке и по всем мире серийно построенных на знаменитом впоследствии заводе Буффало. Был он не лишнее пяти метров, с высокой конической трубой. Татархап Мисостович рассказывал, что этот парОВОЗ оказался единственным уцелевшим из топ серии, и американцы, организуя музей транспорта, предлагали за него большие деньги* но наши паровозик не продали, и он продолжал возить бревна с лесозаготовок, производившихся па острове. Если мне память не изменяет, то построен он был в LS67 году.

/! распоряжении службы движения состоит погрузочная артель в составе артельного старосты, десятников, рабочих. Движение поездов по перегонам обслуживается телефонной связью.

ф. Чихачев

Колея соловецкой железной дороги шириной /П(>~ мм применяется в скандинавских странах, а также в Никарагуа. Эквадоре. Сан-Х'.минго и бывших германских колониях в Африке.

Ф. Чихачев (на фото - в центре)

В /юмацсшш бывшей монастырской кузницы на берегу Святого oiepa небольшой Механический завод осуществлял ремонт различной техники, а иногда выпускал новые механизмы и инструменты.

А. Вулыгин

11о соседству со зданием Управления железной ДОрОги существовал так называемый Механический завод или Мехзавод. Сказшг назвал cГО "Смехзавод", намекая на малый объем производства, 11о сути дела, это не был завод в точном смысле этого слова, а небольшая экспериментальная .мастерская, где производились ]х--мопты механизмов и иногда новые поделки. \\ течение ЗИМЫ там был Построен небольшой моторный катер по проекту заключенного инженера Курчсвского. 1 [роверка его эксплуатационных качеств производилась возле Кремля на Святом озере летом 1926 года. Мы наблюдали за испытаниями из окоп нашего помещения. Катер развивал необычайную скорость. Б течение каких-нибудь двух-трех минут он огибал окружность Святого озера, оставляя за собой пенные волны, бившиеся о берег.

Осенью 1926 года почти в каждой партии заключенных* прибывавших на Соловки, находилось по нескольку человек военных моряков. Прошла "чистка" флота, и на острове "собралась" группа военморов из командного состава Балтийского и Черноморского флотов. Моряки держались сплоченно и с достоинством. 11е было ни эмблем, ни знаков различия, но каждый сохранял честный морской облик. Флотские кн-

Курчевский Леонид Васильевич (I.S9J г.р.) - выдающийся изобретатель. Автор идеи использования приливно-отливных течений для получения электроэнергии. Создатель бсз1Чпкатной пушки. Расстрелян в Ш7 году

Из воспоминаний А. Булытина

Довелось мне увидеть и гибель этого катера. Случилось это в конце того же лета. После про-веркп на озере, судно решили испытать на море. 11а катере отправилось несколько человек. Дело было в августе, когда ночи понемногу уже вступали в свои права. Как-то вечером, кто-то, не по-Л1ПЮ. кто, вбежал в паше помещение и объявил, что над морем видно зарево пожара; 11екоторые из нашего персонала, в том числе я. вышли иа крыльцо. Действительно, за маленькими островами, называемыми 11ееьи луды, закрывавшими вход в бухту, трепетало зарево.

Вскоре распрос"гранился слух, что горит катер, ушедший днем в люре. Члены экипажа спаслись только лишь благодаря тому, что катер выбросился на камни, а они успели выскочить из него. и. стоя по пояс в воде, поливали себя водой у вспыхнувшего судна...

Из восполшнаний В. Зотова

тели. шинели, фуражки и подтянутый вид говорили сами за себя. Одним из самых представительных был капитан Знаменский, словно сошедший с картинки иллюстрированного журнала, упитанный, с очень СПОКОЙНЫМ и мужественным лицом, разумеется, безукоризненно выбритых!. Из мОрЯКОВ только один .морской инженер Лопатин носил небольшую бородку в виде лопатки, вероятно, в честь своей фамилии.

другой морской инженер. I пза. высокий м худой, по близорукости НОСИЛ пенсне. Морские офицеры, братья Хвппкпе. удивляли полным отсутствием фамильного сходства. Один - плотный, упитанный* лоснящийся, другой - худой, испитой, хмурый. 11срг,ый был красным восп-мором, второй - служил во флоте у белогвардейцев. Кто не шал. почему-то всегда холеного Хвицкого принимал за белогвардейца, а его испитого братца - за крааюфлОтпа.

Еще один моряк - Сергей Львович Брусилов, племянник генерала А. Л. Брусилова. Он еще до революции был капитаном Балтийского флота. Разносторонне образованный человек. Обычно сдержанный и молчаливый, он мот удивить обширностью своих познаний, шпротой взглядов, оригинальностью суждений п. неизменно, скептическим отношением ко веем явлениям жизни.

Черноморские военморы, если верить рассказам, оказались в Соловках за скромные коллективные возлияния. Лсло обстояло так: в свободное от морской службы время военморы из комсостава, в дружеской компании, устраивали маленькие пирушки, в шутку прозвавевою веселую команду "Боевым Ядром" (так в военном морском флоте называют' совокупность кораблей, принимающих главное участие в морском сражении), что и привело к возникновению дела о контрреволюционной организации "Боевое Ядро" па Черноморском военном морском флоте. Участники "Боевого Ядра" получили по пять-десять лет концлагеря.

Кроме флота, введении конторы Водного транспорта находился док для ремонта и ишовки судов.

В. Зотов

Моряки, о которых здесь в какой-то степени говорилось, не допускались к плаванию на судах концлагеря. Они были разбросаны по различным берегОвым конторам.

Контора Водного транспорта приютилась в часовенке па набережной прямо перед стенами Кремля, неподалеку от постоянно закрытых, бывших Святых ворог. Часовня каменная, маленькая, но внутри разделенная на два этажа" 11а первом этаже находилась канцелярия, на втором - "квартира" заведующего водным транспортом 11. Н.Степанова. Мне не приходилось бывать наверху, по я думаю, что это была

каморка, в которой заведующий пользовался единственным удобством - возможностью остаться хоть на какое-то время в одиночестве.

Николай Николаевич Степанов был высок ростом и строен. Он всегда подтянут, прост и безукоризненно корректен со всеми. Черты его лица правильны и приятны. С хорошими манерами, разносторонне образованный, интеллигентный, он. видимо, являлся знатоком морского дела и пользовался авторитетом. Словом, это был превосходный моряк и отличный человек. Б английском романе он стал бы образцом истинного джентльмена, а в советском - положительным типом военмора.

Б ведении заведующего Водным транспортом состояли следующие суда: пароход "Глеб Бо-кий" - флагман Соловецкого флота 11а нем перевозят грузы и заключенных. Ежегодно на "Глебе Боком" в Соловки торжественно прибывает

Александровская часовня - контора родного транспорта Соловецких лагерей Особ, т > / 1ам/ачення.

В. 3,ч/и>д

SS

Корабль "СЛОН" (i'<> 1'>51 г. "Глеб Бокнй"). пз-зл ветхою состояния морской регистр отказывается вновь регистрировать этот корабль. Команда - 25 .матросов. Перевозит грузы и около 500 заключенных за один рейс. Из Соловков до Коми идет 2 часа 15 .минут, развивая скорость дд 30 к.м/чис.

Из отчета польской разведки "УСЛАГ. 192$- 1432 гг."

"Разгрузочная комиссия". 'Ото самый большой и самый "заслуженный" пароход, плававший еще в бытность Соловецкого монастыря. Обычно "Глеб Бокий" совершает рейсы Кемь - Соловки, при случае заходит и в другие гавани Белого моря, избегая только заходить в Архангельск. Дело в том, что пароход приписан к Архангельскому порчу, и Управление порта формально должно запретить дальнейшее плавание пароходу, уже давно отслужившему свой срок.

Ледокольный пароход "! 1ева". по размерам и тоннажу значительно меньше "Глеба Бокого". используется для перевозки грузов и пассажиров (преимущественно заключенных) на своем борту или на буксирной барже "Клара".

Катер "11иоиер" - небольшой, но резвый - с мотором "Болиндер" применяется для малых перевозок. Шхуна "Новые Соловки" - рыболовецкое судно, обслуживающее лагерное предприятие, именуемое "Рыбзверпром". И, наконец, черная баржа "Клара", приспособленная к

Перевозим по морю грузов и людей. 11срвопа-чально баржа называлась "Клара Цеткин", но соловецкие уголовники так переделали фамилию знаменитой немецкой революционерки, что администрация лагеря сочла бодее удобным именовать баржу просто "Клара".

Еще один моряк по фамилии Мельников, работал в Д\мчаст'и. Невысокого роста, хмурый и самой антипатичной внешности, который мог бы с успехом играть в американском фильме роль злодея, линчуемого в шестой части картины, по это был человек с благородной душой. Когда-то Мельников учился в университете, однако Юридические науки претили романтической душе, и он стал военным моряком Знавшие его на воле говорили, что он никогда не брал никаких расписок. Всем верил на слово. На его обещание можно было твердо положиться.

На острове за Мельниковым утвердилась репутация неподкупного. Дело is том, что от него могло зависеть распределение на работы. Слугалось, к ному обращался какой-нибудь "Экономист" пли "хозяйственник", заключенный "с толстым карманом", прося о назначении на "блатную", то есть леткую работу. Мельников слушал внимательно и спокойно до тех пор, пока не произносилась роковая фраза: "Я сумею вас отблагодарить". Тогда Мельников свирепел.

давал "разгон" и назначал наглеца на "баланы". на погрузочные работы или на Торфоразработки is зависимости от возраста и сил незадачливого просителя. Через некоторое время (в сроках •тоже применялся индивидуальный подход) Мельников переводил провинившегося на более легкую работу. Он не был злопамятным.

Из воспоминаний Д. Лихачева

Александр Иванович Мельников - бывший флаг-офицер А. Ф. Керенского, сотрудник Административной части, знакомый моей матери,устроил меня на работу в Криминологический кабинет лагерного музея. Через него же я получил пропуск для свободного перемещения по всему острову, но без права выхода на берег моря к воде, что заключенным было категорически запрещено, однако я несколько раз пробирался в бухту к памятнику истории,так называемому Переговорному Камню, около которого в 1855 году состоялась встреча настоятеля Соловецкого монастыря с англпчанали], безрезультатно осаждавшими Соловецкую обитель,

Однажды, направляясь к берету бухты у Переговорного Камня, я был "накрыт1" парядчп-

Па.мятник соловецкой военной истории - Пере-говорный Камень ни берегу моря.

Л Лихачев

кем Смерти Дегтяревым, начальником войск Соловецкого архипелага, его еще называли "Главным Хирургом" острова. Он появился па белом копе, объезжая берег, с другой стороны бухты. Впереди бежала паршивенькая собачонка, обученная травить заключенных,

Собачка меня заметила, залаяла. Дегтярев пустил лошадь вскачь мне навстречу, по я рванулся в лее, а перед лесом болото, говорили, настоящая трясина, из которой не выберешься.

Через гиблое место было кем-то проложено старое полусгнившее дерево. Я по этому стволу перебежал всё расстояние, не обвалился ни вправо, ни влево и спасся от "Главного Хирурга"..

Если бы он .меня поймал* то отправил на Се-кпрку, а это был бы конец,

На берег моря, к воде выходить заключенны.и было категорически запрещено.

X Лихачев

ПРОПУСК №.

Пред'явитель сего

mmJ^Lj^bJL.....1:- -

имеет право

свободного входа на пристань во всякое время суток. Действигелен по............

Лих преподобною Зосн.мы Со.мич'цкого с иконы, использовавшейся в. Кремле в качестве двери'.

... Ходила, осматривала, робела и удивлялась. Северная природа, пробуждавшаяся к весне. Озера. каналы-Часовни, превращенные в общежития... Сскир<< Вознесенский скит, пользующийся дурной славой строгого карцера... Большая икона, навешенная вместо двери в туалете...

II. .Ъ'р.мидонтова

Дормидонтова Наталия Викторовна, урожденная Ланг, лесть раз приезжала к мужу на свидания в Соловки, а позднее следовала за ним по местам ссылок

Аррмидонтов Федор Константинович (1Ш9- 19$Щ морской инженер, кораблестроитель. Б Соловках - 1927- 1930Ц. Б Ивере - суровый с подчииеннылш заместитель начальники Эксплуатационно-Ко м.мерческого Отдела

Из воспоминаний Н. Дорлшдонтовой

Мой муж, Федор Дормидонтов. был арестован в 1927 году по делу "Сокола" - спортивного гимнастического общества Ему повезло - узнав о высокой квалификации заключенного, начальство сняло его с общих работ и сделало руководителем производства. Я, благодаря ходатайствам Е, П. Пешковой, возглавлявшей Политический Красный Крест, смогла побывать на свиданиях с мужем в Соловках несколько раз. Здесь впервые увидела заключенных. Среди них молчаливые, ошарашенные чужбиной мусаватисты из Средней Азии, сеявшие алебастр и забивавшие себе легкие ядовитой пылью. Они были обречены на смерть...

В группе морских офицеров, выделялся крепыш Головачев. Эти люди попали в лагерь за то, что на одной из стоянок, воюя со скукой, собрались ночью В кают-компании и сочиняли вслух "пиратские" рассказы в духе Стивенсона, но бдительный матрос подслушал и доложил кому следует о предстоящем захвате эскадры. Чекисты, памятуя о кронштадтских событиях, решили перестраховаться... Головачев-1' умер в лагере, надорвавшись на работе, накануне свидания с женой". А моего знакомого, застенчивого студента из Питера, вместе с другими заключенными в канун Дня чекиста расстреляла охрана...

Пароход "Глеб Бокий" и баржа *К\ара Цеткин" у причала )'СЛ0110/7/у. Фотография из альбома полющ-ника капитана парохода "Глеб Бокий" Пастухова Б. Н. Подарок от шкиоченных Слепяна И.В. и Ку-ловско го СП. в пал/ять об освобождении Пастухова и i лагеря в декабре 192% года

Из воспоминаний Г. Г. Гордона

Полностью Белое море замерзало редко... 061,14110 же у берегов и острова, и материка образовывался припай и несколько километров весьма торосистого льда, затем шла так называемая шуга - слой в метр-полтора густого, мелко битого льда, с Вкрапленными в него отдельными льдинами, тянущийся километров десять. Между островной и материковой шугой полоса километров в двадцать относительно чистой воды. конечно, С плавающими В ней льдинами.

Зимнее путешествие морем проходило так, в путь отправлялись на двух лодьях человек до двадцати - считалось, что они смогут оказать помощь друг другу. Все Отъезжающие впрягались в лямки и волокли лодки по льду. ПО ВОЗ-

МОЖНОСТИ обходя, а то и расчищая ропаки и то-росы - полярная ночь для этого достаточно светла. Перемещение по шуге производилось своеобразным поморским способом: у носа с каждого из бортов клали на шугу длинные доски, на которые выпрыгивали пассажиры, одетые в нечто, напоминавшее парусиновые колготки до подмышек, и, таща вдоль себя борт ладьи, переходили к ее корме. Доска при этом, конечно, уходила в шугу, и тогда стоящие на ней погружались по пояс. Когда путешественники оказывались у корлш, то забирались в ладью, вытаскивали доску за привязанные к ней веревки, перетаскивали вдоль берега к носу, и все начиналось сначала.

"Поморский" способ передвижений судна по льду.

Мы сняли полушубки и бушлштч. взялись за концы крепких перекладин, вдетых по две в скобы на бортах лодок. Навалились на них всем тело.м и поволокли стоящие иа килях посудины.

Предводитель наш, потомственный беломорский рыбак, коренастый и немногословный. Не оглядываясь, быстро шел впереди, выбирая путь по нагроможденным льдинам.

О. Волков

Из доклада "О деятельности Управления Соловецких лагерей ОН ОГПУ за 1926-1927 операционный год"

В работе Управления, в частности Адмчасти, исключительно большую роль играет надежность связи, в особенности в период закрытия навигации.

В навигационный период почтовая, пассажирская и грузовая связь поддерживается регулярными рейсами пароходов "Глеб Бокий", "Нева" с баржей "Клара" и катерами "Пионер" и "Часовой".

Зимой связь поддерживается при помощи почтарских лодок, воэдухолинией (гидропланом) и радиостанцией.

Из воспоминаний И. ЖИДОВА

Для организации связи с материком через ледяные поля подбиралась команда "ворягов", как называли их заключенные.

Брали сильных и знакомых с морем людей, снабжали их лодками, соответствующей одеждой, провизией, даже спиртом.

Экспедиция двигалась по льду, протаскивала юдки через шугу, а по открытой воде шла на веслах или под парусом. Иногда удавалось достичь материка за сутки, но иногда для ЭТОГО требовались недели.

Отправка экспедиции и ее возвращение были большим событием. Население островов волновалось за судьбу экспедиции, было много разговоров, слухов, предположений.

Возвращения всегда ждали, как праздника. С экспедицией прибывала почта, а главное - посылки.

KORPUS OCHRONY POGRANICZA

ОНО/ I л I.

8LU*BY GRAMCZNEJ

Из отчета польской разведки "УСЛАГ.1928-1932 гг."

Заключенные получают посылки следующим образом: в роту приходит уведомление, чте получена посылка на такое-то имя. Кроме этого, вывешиваются списки людей, подучивших посылки. Заключенный, узнав о посылке, получает уведомление и идет с ним к делопроизводителю роты, предъявляет уведомление и получает справку, что он действительно находится в такой-то роте. Заключенный расписывается в получении уве-Х'-дечкя и справки, а потом несет их в камеру хранения.

Администратор спрашивает, откуда пришла посылка. Если заключенный не знает, то его спрашивают, в каких городах у него имеются знакомые. После такого исследования приносят посылку, вскрывая ее в присутствии работника ИСО, который контролирует содержимое, изымая письма и другие недозволенные предметы. Все МЕДЕэволеиное конфискуется, а на заключенного, получившего запрещенные предметы, открывается добавочное следствие.

?

Г7ТГ

i< f*H *fi*u ни* Ьтт '. т., , 1лн.\ и и.

J/4.*- t'W. **s4~b.t rtAft*

f4, Лу l<"/ "/ "/ >^ cW?'/ **" ***S. a---

1

Неотправленные письма, найденные в штрафно.м изоляторе на Секнрной горе

Из восполшнаний Ф. Олехновича

1 [исьмз! Какая несказанная радость, какое безмерное счастье - зимой, на этом отрезанном от всего света проклятом острове, - достать письмо от тощ кто тебе дорог, кто о тебе тоскует, гадает о твоей судьбе, старается помочь выжить-. I [исьмз! Как жестоко разочарование у тех, кто их не получил.

Некоторые читают и перечитывают письма по несколько раз и не могут насытиться текстами, написанными дорогой рукой. Вновь и вновь достают они кусок бумаги, покрытый словами, которые пытаются обойдя цензуру,ДОнеетИ весточку с родной стороны. Соловецкий узник научился читать между строю Он понимает, что если написано: "Сестра твоя заболела и лежит в больнице", то это надо понимать: "Арестована". Если написано: "Твоего брата отправили в санаторий", то это означает: "Отправлен в концлагерь". Если в письме говорится: "Доктор признал здешний климат для твоего отца вредным", то нужно читать: "Батька твой выслан в Нарым-ский край или печорскую тайгу".

Но хуже всех тому, кто не получил письма. Это страшнее даже плохих вестей.

Из доклада "О деятельности УСЛОН ОГПУ за 1926-1927 операционный год"

Вся входящая и исходящая корреспонденция заключенных Соллагерей проходила через экспедицию почтовых отправлений заключенных (ЭПОЗ,, которая находилась в непосредственном подчинении Инспекционнс-Следственного Отдела. Работа ЭПОЗ за отчетный период характеризуется нижеприведенными цифрами.

Просмотрено: исходящей корреспонденции - 468Т6 шт.; входящей - 38321 шт.; бандеролей - II6I4 шт. Итого - 96751 шт.

Составлено меморанду?лов: для Спецотдела ОГПУ 34 шт.

для КРО ОГПУ 46 шт.

для Центррсзыска 5 шт.

В работе по перлюстрации корреспонденции необходимо указать на отсутствие каких-либо технических средств для тщательней обработки наиболее подозрительной корреспонденции.

Начальник Адмчасти УСЛОНа Степанов

для Секретного отдела ОГПУ для Бандотдела для ИСО УСЛОН

414 шт 25 шт. I шт.

___Отдм________

з* УЛ>, ? . JirajirrHJUr 1

разрешается в 2

отправить ,чу , дополнит.

пясем.

т

JkAh.....

V

Выдача почтовой корреспонденции в Соловейком Письма и открытки заключенным СЛОНа. изъятые

:.::срс. Ка.'р из филълш "Соловки". ("J.S

цензурой

л*у"ий$ ЩЛО.Н. 0. 7. It. 'J.

2.

Щ______

U naACju4> A HJL lit if r-*-i4j -Ktth- H&jtUlD OMlta >M u. I.C'UIM

}*OjtoX KoMjUUi. IX Ju.U^'- "JH!

Письма отправлялись только в Определенные сроки. Все они подвергались цензуре. При обычной норме-

ю письмо в месяц ударникам разрешалось посылать дополнительно три-четыре письма.

? ' 1 11 И.Озеров

В 11>25 году на.м разрешалось посылать по два закрытых письма и по две открытки в месяц. В 1930 году лта норма была сильно сокращена. Можно было посылать одно пись.мо и одну открытку. Все письма сдавались в контору ротного коменданта по установленным дням, там составлялся список от кого и кому письма. Ротная канцелярия сдавала письма в старостат. а последний - в цен зуру.

Я. Соловьев Из воспоминаний И. Зайцева

1 время моего пребывания на Соловках срок наказания и возвратившиеся уже иа свободного было случаев, когда неосторожные арес- ду вскоре были присланы опять в Соловки на но> танты сообщали что-нибудь в СВОИХ письмах. за выи срок. Оказывается, в минуты откровенности что были подвергнуты наказаниям, вплоть до :>тп несчастные были неосторожны в рассказах увеличения Срока заключения на один-два года, СВОИМ родным и близким знакомым об пстпн-Прм мне же были такие случаи, когда отбывшие НОЙ жизни на Соловках.

Из доклада "О деятельности УСЛОН в I926-T927 оперативном году"

Ежегодный опыт Соловков показал, что вследствие хронической недостачи населению лагерей по различным трудноустранимы;.! причинам витаминов цинга является одним из главных недугов, подрывающих трудоспособность заключенных. Главный контингент больных, в особенности лазарета, составляют туберкулезные больные, которые являются самыми неблагодарными в смысле затраты труда, времени и медикаментов и, несмотря на это, дают наивысший процент смертности, что, безусловно, должно быть отнесено к неблагоприятным климатическим условиям Соловецких островов.

Пышная монастырская больница - громадная нала, по крайней мере на полтораста больных, если не больше. Среди врачей выделялась некто Рябунганская,сестра 11.11. Рябуппникого, и другие настоящие врачи. Среди больных был некто Эрделлп. у него сестра известная арфистка. Уме]' он от плеврита, и - какая небрежность! - измеряли температуру, но не в те графы заносили. Ему записывали чыо-то чужую температуру, пониженную, почти нормальную, и лишь в последние минуты спохватились, сделали операцию.

Врач был хороший, по спасти не удалось. - Эрделли после операции в тот же день умер. И со мной был такой же случай: мне гоже записывали не мою температуру и начали даже ставить банки, так как записывали тридцать девять градусов, а потом меня же чуть не обвинили, что я-де сам что-то делаю с градусником и повышаю себе температуру"чтобы остаться в больнице, но скоро выяснилось: просто не стряхивали градусник, давая его после другого больного, а я имел тогда неприятности.

Даже когда кладу в больницу и сдаешь имеющиеся деньги, нередко норовят записать сумму поменьше - так было со мной - надо было держать ухо востро. Я спал с очками на себе, ус-

Из восполшнаний И. Озерова

иокаиваясь тем, что услышу, если будут их снимать, а класть под полушку или матрац не имело смысла, гак как вещи в больнице пропадали, в первую очередь, из-под подушек и матраце!!. В Соловках, как однажды выяснилось, даже больничную каптерку урки превратили в склад ворованных вещей.

Вся атмосфера лазарета проникнута тем, как бы нажиться на заключенном. При мне несколько начальников были смещены или лаже отправлены в штрафные командировки за незаконные поступки: то растрата денег, то заказы в мастерских лично для себя, конечно, заказы безденежные.

Общая картина совсем безотрадная: воровство, бесконечные просьбы хлеба, так как давали его мало, и папирос, и махорки. Нельзя было спокойно лежать, а тем более ВЫЙТИ ХОТЯ бы в уборную, чтобы вас сейчас же не обступили с этими просьбами бывшие священники и какие-то лица, у которых дяди миллионеры, по их словам, в Америке. Моим соседом оказался человек, у которого в Нью-Йорке парикмахерские и где-то еще богатые виноградники. Рассказы этого человека походили на правду, особенно описание американской жизни и внутреннего ее уклада, но сам он очень бедствовал.

Соловецкий лазарет. 1'>24 год. На втором плане - настенная pocnuci' монастырской больницы

Aa.iapcm расположен в трехэтажном <вании недалеко от ворот Кремля. Оборудован он вполне удовлетворительно; а операционный блок совсем приличный. Правда, вместо кроватей стояли жест кие монастырские диваны с высокими спинками. I la диванах лежали матрацы, навитые сололюй. Или." лась хорошая аптека и клиническая лаборатории. Заведовал лазаретом талантливый азербайджанский врач Али Гайдар Аонсвадов.

Н. Жилов

Afia "верстовых" столба установим.! монахи у причалов соловецкол' порта на берегу бухты Члагополу-чш, Сверху па столбах, с каждой из четырех сторон света, выли свеланы надписи - указатели расстояний 'ли-.кайших скитов, до .монастырских владений на материке, во крупных городов, во европейских столиц, [бы эти символизировали свят Соловковс остальным миром

Национальный сое гаи заключенных Соллагерсй ОН ОГПУ на 1 Октября 1927 года*

Русских 9364 Узбеков 63 Цыган ?'? Дагестанцев 4

Евреев 739 Финнов 62 Греков 20 Кабардинцев 4

Белорусов .502 Осетин 59 Туре* 14 Киргизов 3

!!одякоп 353 Литовцев .58 Чехо-словаков 13 С !ербов 3

Украинцев 229 Карелов 48 Молдаван 9 1 Ггальянцсв 2

Поркой 198 Венгров 4d Сартов 8 Албанцев 1

Татар 184 fleix'OB 39 Горцев 7 Зырян 1

Грузин 1,44 Чувашей 32 Румын 7 Корейцев 1

", ГОНЦОВ 113 Чеченцев 29 Тавлпнов - Черемисов 1

Армян 108 Ленин 28 Афганцев 6

Латышей 91 Ингушей 26 Французов 6 ИТОГО: 12896

Черкесов S9 Китайцев 24 Бурят 5

11омцев 65 Калмыков 23 Караимов 5

Журнал "СЛОН"

Орган Воспитательно-Трудовой части Управления лагерями

№ 4, 1924

11е мешало бы буржуазному "культурному* •аиаду заглянуть во внутрь "Соловецкой каторги", здесь он многому бы научился, во многом ему пришлось бы поучиться у "варварской" страны; И как бы то ни было, нужно рассеять (лОстные слухи желтой буржуазной прессы про ужасы советских "прпнудиловок". Что может быть хуже, изощреннее пыток режима американских тюреМ, германских лагерей п pi шудра-бот, где заключенных буквально превращают в машину, польских, латвийских, литовских, румынских и других карательных органов?

Много у нас заключенных иностранцев, и они могут подтвердить, что советская "принудиловка" - рай земной против ужасов заграничных тюрем.

Из воспоминаний Г. Г. Гордона

На Соловках можно было вполне оргаипзо- хранить сомбреро, клетчатую ковбойку, брюки

вать этнографический музей. Там я видел негра, с бахромой по швам и сапоги на высоких каблу-

который, правда, ходил в телогрейке и стеганых ках. Он был настолько импозантен, что и сейчас

штанах, и даже мексиканца, ухитрившегося со- стоит перед моими глазами.

В

В ялной йз клеток нашего вагона, везшего заключенных в Соловки, умер чахоточный Татарин, и люди с шумом требовали убрать его труп, Особенно истошно кричал Шевалье*, инженер-американец из Луизианы, лежавший рядом с татарином Когда приказ умолкнуть не помог, на-чальник конвоя из нагана спокойно прострелил американцу предплечье. Шевалье утих и до самой Кеми оставался без перевязки. В Кемпер-пупкте ему, кажется, отрезали руку,.

Из воспоминаний М. Никонова

- Что вас заставило бежать в Россию? - спросил я молодого серба Ивана Божо '. заведующего звериной кухней и продуктами продовольствия ДлЯ животных в лагерном "11ушхозе".

- Ведь я представлял СССР совсем по-другому. Сколько Труда было перебраться через границу! Здесь же я попал прямо в застенок, где мне предложили подать заявление о приеме в советское подданство, которое я немедленно безо всяких формальностей получил.

- Не Завидую, - сказал я, - однако неужели у вас в Югославии нет настоящих сведений о Советском Союзе, о Коминтерне?

- Ложная информация и подпольная агитация имеют у пас большой успех в распространении коммунистических идей.

Нас просто Коминтерн обманывал... Теперь я на практике испытал и вижу, что такое коммунистическая идея, но меня на родину уже никогда не выпустят.

323

'Шевалье Юрий Михайлович, vi года, гражданин США. отец двоих детей, ялектроме.чаник, арестован в 1924 году по подозрению в шпионаже и осужден на три гола лагерей.

Аувлатов Мир-Якуб (1885 /./>.). В Соловках 1'>2S - 1935 гг. Казахский просветитель, поэт, писатель, математик, общественный веятель, овин ш основателей ки мхекой конституционно-демократической партии, автор политического .манифеста "Проснись, квзах1*', полтора .'ова отсивел в царской тюрьме'. По-

гиб в СоловецКоМ лагере осенью 1')'З.Ч гова

Соловки - это святая Мекка, ставшая обителью человеческой жестокости.

Из письма шключенного Первой роты Аувлатов./ Мир-Якуба

Фрагмент росписи надвратной Благовещенской церкви на Соловках

В Соловках можно встретит), представителей любой нации, как большой,так и малой: англичан, итальянцев, японцев, французов и нем-лев, а также уроженцев крохотных государств. I !ричины их арестов, как правило, до постыдно-го безосновательны. Складывается впечатление, что 11 iy умышленно отбивает охоту у иностранцев посещать Россию, поближе познакомиться со страной, положить начало коммерческим пли каким-либо другим связям с ней.

Румынский офицер Бырсап ' был очень славный, немного грубоватый, но очень сердечный человек и обаятельный. Его схватили в Одессе, куда он вполне легально приехал, чтобы повидаться со своими родственниками. Супругов Бырсап обвинили в шпионаже и сослали в Соловки,.. Ни муж. ми жена не имели возможности сообщить родным подробности ареста и даже не знали, известна ли их судьба румынскому правительству.

В 1928 году на Соловецком острове было свыше десяти тысяч заключенных. Среди этой массы были представители всех национальностей, которые .можно встретить в СССР. Якуты с приплюснутыми носами и сыновья Кавказа с носами орлиными, финны и узбеки, немцы и китайцы...

Выло много венгров. После подавления революции в Венгрии молодежь, принимавшая активное участие в бунте, большими группами бе

Афганский инженер Сайд Султан-Кабйр-IIlax. он же почетный и наследственный мулла Афганистана, был схвачен и похищен агентами большевиков на 11а.мпре. куда приехал по делам города 11ешавара. Связанного его везли по ночам и передали, в конце концов, русским пограничным частям. Пройдя массу страданий. Ка-бпр-Шах через Лубянку попал в Соловецкий лагерь. 11пкто за границей не знал о судьбе Кабпр-Шаха п. не получая ниоткуда материальной по-мои|п. он терпел ужасные лишения.

По-русски афганец говорил ужасным языком и употреблял выражения, более подходящие для боцмана Парусного корабля, чем для духовного лица. В этом ничего нет удивительного, так как Кабир-lllax изучал русский язык в тюрьмах, преимущественно у уголовного элемента.

1 Io-аптлпйекп он говорил безупречно, даже изысканно. Бесед;' с ним доставляла мне огромное удовольствие Это был прекрасно, всесторонне образованный человек с Твердыми взгля

Их было около трехсот, высланных в Соловки членов партии мусаватистов. 1 ^вет тюркской - по-позднейше.му. азербайджанской - интеллигенции. Я вплел, каким сыновьим уважением окружены у них седоголовые, как заботливо следят старшие, чтобы никто не был обездолен за братской трапезой, как внимательны к тем, кто ищет уединения для .молитвы. По ним я лют судить, насколько далеко зашло одичание русского общества, как ожесточились характеры по сравнению с окраинным народо.м.

Школьный учитель из Карабаха Махмуд Ма-медов видел в преследовании мусаватистов "ро

жала в Россию. Однако после нескольких лет многие захотели вернуться на (Юдину, предпочитая два гада Отсидеть в капиталистической тюрьме, чем всю жизнь .мучиться па воле в стране "побеждающего социализма". Им. конечно, не давали возможности вернуться, а отлавливали и ссылали на десять лет в Соловки. Слишком много узнали они о советском режиме такого, что могло навредить коммунистической пропаганде в Венгрии.

Из воспоминаний В. Седерхольлш

ламп и свежим ясным умом, европейски воспитанный дикарь. 11роанглпйская ориентация и популярность среди соотечественников стали причиной похищения его афганскими агентами советской влаетт 1.

Кабпр-Шах был очень красив, крепко сложен, стройный и вЫглядел моложе своих тридцати четырех лет-. Безо всякого смущения выполнял он в пашей келье все положенные мусульманской религией обряды п. в этом смысле, был большой педант. Кабпр-Шах. избегавший чужой ПОМОЩИ, очень страдал, не имея жиров, питаясь исключительно черным хлебом и гречнечюй кашей. Никакие уговоры не .могли заставить афганца проглотить хот], кусочек свиного сала, запрещенного законом его религии.

- Я Сапд-Султаи-Кабпр-Шах, это значит - я потомок Пророка. Если я - потомок 1 (роро-ка - парушу закон, то что требовать от обыкновенного ряд0"В0ГО мусульманина? - неизменно отвечал он нам

Из воспоминаний О. Волкова

вавую расправу с личными врагами ставленника Москвы Багирова'. тогдашнего азербайджанского проконсула. Скупо рассказывал .Махмуд об убийствах в бакинских застенках, о сопровождавших дознания избиениях и пытках. Следы их - темными пятнами, шрамами - были на всем геле Махмуда. Мне трудно даже было поверить, чтобы говоривший со мной спокойный и так дружелюбно относившийся к нам человек испытал дыбу и недосчитывался зубов, выбитых сапогами. Махмуд был искренен и прост. Мот отдать последнее. Доверчивость его и доброжелательность удивлял) I.

Мусаватисты твердо верили в обещанный им "режим политических"... Сбреди них были европейски образованные.знающие иностранные языки и историю революционного движения политические деятели, испытавшие гонения в царское время. Они ждали чего-то вроде поднадзорной жизни прежних ссыльных.

I la первых порах все мусаватисты были поселены вместе и оставлены в покое; но такое положение слишком противоречило целям лагеря и настроению лагерного начальства. Ночью оперативники и мобилизованная охрана, включая самых главных начальников, переарестовали всех мусаватистов и развезли их в Савватиево, Реболду, па Муксалму... Мусаватистам удалось потаенно снестись, и в один день и час они объявили голодовку по всему лагерю"

И все-таки их сломили. Обещали - приходил сам начальник лагеря Эйхмапс - дать работу по желанию п вновь поселить всех вместе. Туг же принесли еду - горячее молоко, рис... Само собой, обманули... Не сдались лишь староста и несколько его ближайших друзей.

- Я решил умереть. - сказал нам староста, - не потому, что разлюбил жизнь, а потому, что при всех обстоятельствах мы обречены. Большинство из нас не переживет зиму - едва ли не у всех зуберкулез. Оставшихся все равно уничтожат: расстреляют или изведут в штрафных командировках... Мы и па Соловки-то привезены затем, чтобы покончить с остатками нашей самостоятельности. В Баку мы были для них реальные и опасные противники- 11о не стоит об этом. Мы и наши цели слишком оболганы, чтобы я мог коротко объяснить трагедию моего парода.. - Он закрыл глаза п ДОЛГО молчал. - Так уж лучше не Сдаваться!

- Случится ехать мимо - поклонитесь моим садам, солнечной Шемахе, кипарисам, веселым виноградникам.. Прощайте, друзья: таких русских, как вы, мы любим.

Я не помню имени этого героя азербайджанского народа, хотя не забыл его черты: высокий, смуглый красавец с открытым лбом над густыми бровями и умным внимательным взглядом. Знаю, что он был европейски образован, жил в 11ариже и Вене.

Его и трех оставшихся с ним товарищей увезли в бывший Лпзерский скит, обращенный в штрафное отделение. Все они один за другим умерли - староста на пятьдесят третий день голодовки..

Старосту мусаватистов и трех оставшихся с ним товарищей уве мы в вывший Лн.'ерскнй скит, обращенный в штрафное отделение: Все они овин за другим умерли, староста па пятьдесят третий день голодовки...

О.Волков

Узницы ш борту лазерного корабля *Глеб Вокий". Кадр 1р документального фцльма "Соловки", 1'>2Н г.

Из воспоминаний Н. Жилова

Как пи тяжела судьба заключенных мужчин, в сто раа тяжелее и безотраднее судьба заключенных женщин. Фактически они оказывались в качестве товара на невольничьем рынке.

Распродажа женщин начиналась с прихода в зону. На прием женского этана сбегались вольнонаемные начальники разных степеней - женатые и холостые, а также "лагерные придурки"4. Сотни жадных похотливых глаз ощупывали женщин, прикидывая и оценивая. Затем УРЧ распределяло женщин "на работу" соответственно заявкам покупателей.

Дальше начиналась игра в кошки и мышки, где женщины ставились в такие условия, что кот лопал мышь, как бы она ни крутилась, рано или поздно. Потом женщина шла по рукам, скатывалась все ниже, теряя свое человеческое достоинство и превращаясь постепенно в живой товар, - или дорогой, или совсем дешевый. Среди лагерниц самым обидным для женщины было ругательство "Дешевка!"

Я помню случай, когда одну прибывшую в лагерь девушку облюбовал для себя начальник лагпункта и приказал ее поставить ночной телефонисткой в своей приемной. I 1очыо начальник попытался изнасиловать девушку, но получил отпор. Она врезала ему пощечину и не поддалась. Утром строптивую телефонистку отправили в одних туфельках, несмотря на снег и мороз, па дальний лагпункт.

Как лагерный врач я был обязан присутствовать при отправке заключенных и проверить, в каком состоянии уходят на этап, все ли одеты по сезону, все ли выдержат перегон пешком и с вещами' Я обратил внимание на эту женщину в туфельках и потребовал, чтоб],! ей выдали валенки. Начальник хозчасти отказался Я потребовал задержать этап, но этого не сделали. Когда я сказал, что напишу рапорт начальнику лагпункта, то мне ответили, что это его же приказание. Тогда пришлось составить акт, пригрозив, что, если женщина отморозит ноги, то будет отвечать завхоз. I [осле этого он отправил с валенками одного из своих "Придурков" догонять этап... Позднее я узнал, что завхоз обманул меня. I 1осланеу вскоре вернулся обратно с валенками. Эта история закончилась все-таки благополучно. Конвой, не желая отвечать за обморожение, усадил женщину на подводу, укрыв ей ноги узлами и тюками. Она доехала благополучно.

Газета "Новые Соловки", 1925 год

СОЛОВЕЦКИМ ЖЕНЩИНАМ

Женщина должна избавиться от неграмотности политической. Она твердо должна помнить, что СССР - первая в мире страна, где женщина вполне свободна где ее права равны с ггравами мужчины, где не скажут "Куриц;! не ггица, баба не человек". Наша конечная цель - ветвление коммунизма, не допускающего не-шноправия женщины. Мы должны быть грамотными В политическом отношении, чтобы помочь м братьям достичь этой великой цели,

Ликвидируйте свою темноту, невежество, безграмотность. Помните один из заветов Ильича: "Каждая кухарка должна уметь управлять государством".

Учитесь и учитесь, знакомьтесь с литературой по жендвижению, строительству СССР, истории РКП(б). 11ишите свои заметки в газету. Это уже есть доля активности.

Товарищеский привет тебе, сознательная женщина далеких Соловков!

Е. Сереброва

Из воспоминаний Ф. Олехновича

Как среди мужчин, так и среди женщин-юченных тут можно найти представителей самых разных национальностей и классов. Белоруски и польки, украинки и финки, башкирки, грузинки, армянки, уторки, немки и другие.

От бандиток до придворных дам. от проституток до монашек - все ступени социальной лестницы имеют тут своих представителей. Хотя женщины сталкиваются с мужчинами на работах, в канцеляриях, при выполнении повинностей, но всякое общение между ними строжайше запрещено. Карается не только "любовь", но и невинный разговор при встрече, даже простое дружеское привеТелмie.

X

a

l.l

о

5C

О

Ы

н

Здание бывигей Архангелы кой гостиницы, Женская рота (во 800 заключенных) размещалась в бывшей ворованной гостинице за стенами Кремля. Предполагалось, что у каждой женщины должна быть отдельная кровать и'трех дОСОК, положенных на козлы. Однако таких доморощенных кушеток не хватало, да и не было .места поставить их вля всех: многиеу.шицы спали прямо на полу, особенно весной и осенью, когда прибывали новые ПЬтоки заключенных. Ава длинных коридора, на двух этажах звания почти всегда выли Ш 'крыты настоящим ковром из женских тел. плотно прижатых друг к другу, Вновь прибывшие должны были ждать своей очереди на место в одной и.з камер.

10. Адн зас

В "женроте" .масса оборванных, покрытых вшили/ женщин, разделена на взводы во главе с кол/ан-виршалш (из заключенных) с чернылш петлицали/ на бушлатах и кол/./нвнрекили/ шиш/вками.

Ф. Олехнович

Из воспоминаний Е. Соловьева

Принуждение к сожительству - обычное явление. Всякий занимающий начальственную должность получает право иметь в своей квартире "кухарку" пли "прислугу". В качестве таковой бывший чекист выбирает себе приглянувшуюся девушку.

Многие, изголодавшись и измучившись на Общих работах, идут на сожительство с начальством сразу же. по некоторые, особенно молодые девушки, с еще не сломленным Соловками характером, сначала отказываются, Тогда их, через Отдел Труда, а последний, через нарядчиц

Заяцкие острова - командировка, носящая ярлык штрафной, дти 1 чяпрова "/><"< 'восхитили гитлеровские Yclrn/chlungslaycrn - лагеря уничтожения.

О.Волков

женкорпуса, бывших чекисток или сотрудниц милиции, опытных в таких делах, посылают на такие тяжелые работы, что раньше или позже измученная и голодная девушка сама обратится к покровителю, который периодически появляется перед глазами избранницы.

Самых неприступных отправляют ломать в командировку на "Зайчики", то есть Заяцкие острова в семи верстах от Кремля. На "Зайчиках" настолько тяжело и грустно жить, что постепенно самые гордые девушки смиряются со своей участью.

Газета "Новые Соловки" № 22,1925

IГИСЬМО ИЗ ЖЕНИЗОЛЯТОРА

Паши "Зайчики" - женский изолятор на Заяцких островах в шести километрах от Кремля - гроза для всего женского барака.

Здесь есть представительницы от всех слоев женбарака: сотрудницы ОП 1У. каэрки, спекулянтки, шпана - все они несут одинаковую работу и получают одинаковый паек. Работаем па баланах, бывают и ударники.

Главная тема разговоров, конечно, досрочное освобождение, не общее, а свое - с Заяцких. Исправительное значение "Зайчиков" несомненно - второй раз сюда почти не попадают.

Е. Смирнова

! 1изкИЙ дощатый барак стоял и лесу на мо-мчюм болоте, вдали от проезжей части дороги, ОАО небольшого лесного озера. Влево от барака колеблющиеся дощечки вели по болоту к небольшому сарайчику без окон, дверь которого никогда не закрывалась и назначение которого •етко было определит], по запаху. 110 правую руку* ближе к озеру, стоял такой же сарайчик, Тоже без окон, но дверь которого всегда была на >амкс: назначение его не трудно было определить по несшимся оттуда обычно крикам и ругани. Этб был карцер.

Внутри барака вдоль степы тянулись широкие сплошные нары, на которых размещались гесно сомкнутьш слоем человеческие тела - свыше пятидесяти женщин. Спали в бараке вповалку не раздеваясь, свернув под голову верхние платья. Утром после побудки не мылись, не причесывались, а торопливо ели. вытащив ш-под изголовья краюшку черствого хлеба или вя-\еную воблу, сидя тут же. на парах, разрывая воблу руками п соря вокруг крошками, рыбьей чешуей и костями, Потом наспех пудрились, красили тубы и выходили из барака на поверку. Командирша ставила нас рядалш лицом к озеру п до прихода дежурного по лагерю заставляла тренироваться в счете:

- Первая! Вторая! Третья!- - и в выкрикивании неприятного, бессмысленного слова "Здра!", которым полагалось отвечать на приветствие дежурного: "Здравствуйте, женщины!". Тут следовало выдержать определенную паузу, достаточную для того, чтобы набрать в легкие воздуха и выкрикнуть разом - единым духом, и как бы едиными устами, это дикое "Здра!". Гордостью каждого командира и каждой командирши было добиться от своей роты ПОЛНОГО слияния ГОЛОСОВ.

Дежурный, приняв от командирши рапорт. Обращался к роте со строгими наставлениями, причем на первый план всегда выдвигалось запрещение какого бы то ни было общения между жрищИнами 11 мужчинами. Все слушали со скучающими лицами, так как хорошо знали, что именно во время этой речи дежурный высматривает ХорОшвНЬКИХ, и к н(очи непременно пришлет командирше официальное затребование на "поломойку" или "прачку" с точным указанием, кого именно 141 хочет иметь сегодня в ЭТОЙ роли.

Газета "Новые Соловки", 1925

ТОРФЯН ИСТКИ

Подул ветер. Небо покрылось барашками

- Авось, тучи нагонит и дождь пойдет. - тайно мечтают женщины, В ответ им ветер сердито рвет одежду и треплет волосы. Спускаются под гору. Впереди необъятное поле торфяных разработок. Стройными рядами чернеет уложенный клетками торф. Вдалеке гигантским чудовищем пыхтит и сопит машина. Белобрысый десятник "Жап", с вечно замазанным черникой ртом, широко улыбается синими зубами. Вооружившись ведром, ОН ведет свой "табун" па водопой, а затем любезно приглашает:

- Ну, ламы, за работу пора! Сегодня вам на урок немного, всего пятьдесят тысяч.

А "дамы-из-Амсторла.ма", и те, что на воле торговали яблоками, немедленно обрушиваются на неповинного ни в чем десятника:

- Да ты с ума спятил, что ли. шпана подзаборная, ведь мы слабосильные!

11рпвыкшпй ко всяким ругательствам, по по натуре склонный к тишине и спокойствию, уходит' "Жан" гигантскими шагами, измеряя "карту". Машина давно работает и время от времени визжит собачьим визгом. Ветер утих, унеся тучи. Солнце обжигает лицо. руки. СЛОВНО маятники качаются вправо и влево женщины - подбирают торф, складывают. Одна "карту" кончила. За канаву перейти надо. Тщетно ищет каэрКа мос-

Торф добывался вручную лопаталш. вода отжималась на транспортерах лишшны. а торфяные кирпичи выкладывались на поверхности долота для просушки. Норма для женщин при такой работе - перевернуть \а смену семь тысяч кирпичей.

Из отчета польской разведки "УСЛАГ. 1928- 1ЧИ т

тик. Остановилась в раздумье. Заглянула на отраженное I! мутной воде лицо, грустное ОТ торфа. Решила блеснуть гимнастическими способностями. Разбежалась в узкой юбке и неловко прыгнула... прямо в канаву. I [епкпмп пальцами впилась в мох и выкарабкалась. I [отерла коленку и, как ни в чем не бывало, пошла дальше. Быстро работают женщины, "карту" за "картой" проходят. Запарятся, минут на пять присядут.

- Паразиты, бездельницы! - сразу обкладывают честных тружениц "горловые".

Кончишь урок, приляжешь на траве - or брани не отделаешься. Встанешь на дрожащие ноги, и опять согнешься в три погибели.

Забузпт шпана из-за урока: спешит Подковыров - заведующий. Загорелый, лоб морщит. Подковырнет носком сапога неубранный торф, ткнет носом кого следует и с милой улыбкой еще тысячу прибавит. Вдали - лес, а за лессом еще поле, за ним - другое...

- До октября хватит, - заключаю!' женщины. 11<> привычке склонивши голову, бредут с работы обратно, Каждую высохшую кучу коровьего помета за торф принимают. О трудовом пайке лишь мечтают.

- Фу, как ТОрфОМ завоняло. - слышат насмешки Женщины, проходя мимо Кирпичного завода.

Софья Окермап

Мужчин и женщин, которые не мо/ли до конца выполнить задание но добыче торфа, оставляли сутка.ин в разгар осени на болотах по колено вводе. Отказы вели за собой такие наказания, что заключенные не переносили их.

Полковник Шмаровнн. Газета 'Последние новости". 1927, Париж

С выполнением урока связана выдачи самого необходимого продукта - ххева, Борьба \а хлеб ведет к потере трудоспособности, к опусканию на дно лагерной жнзнй и к смерти в одной и< лагерных Мори-лен. вроде острова Awcp.

Л1. Никонов

1 Шрма выработки для женщин на лагерном Кир-пичнол! заводе: перенести в слюну шестьсот необо-жженных кирпичей весом по восел/ь килогралш на двести метров.

Из отчета польской разведки

"уеллг.

Газета "11овые Соловки", 1925

НА КИРПИЧИКИ!

Каждый день из Ограды женбарака вылетают, как птицы из клетки, одна за другой женщины. Их много. Кто они?

Вы их не знаете, ВЫ их не увидите ни в Кремле, ни л "культе". Если вы хотите с ними познакомиться - загляните на Кирпичный завод, посмотрите на них.

Гам вы можете от души посмеяться над ними, по вы будете ими довольны. Это женнршы-кпрпичницы.

Затрапезные платья, повязанные белым головы, загорелые лица... Как будто все они похожи друг на друга. Их много, присмотритесь к ним, все они разные... Разных кругов, разных сортов, разного возраста-.

Каждый день в один и тот же час все они идут туда, где сотни человеческих рук копошатся в глине, где впервые узнают, что такое мозоли, где больше не строят иллюзий мещанского счастья, где познают, что такое труд.

Каждое утро раздается акцентирующий голос старшего конвоира Карлуши:

- Стройся, в порядке по пяти!

Карлуша всеобщий любимец, и женщины его слушаются. Щелкнули затворы, винтовки наперевес, левой, правой, левой, правой... Мимо Кремля, Сельхоза, лесом...

В сараях от кирпичей сыро, прохладно, платья глиной забрызганы, ("миренные церковницы, низко опустивши головы, кирпичи носят безостановочно. Бывший "личный секретарь" в юбке, по привычке, словно портфель С деловыми бумагами, судорожно сжимает тяжелый кирпич подмышкой.

Слух - что заведующий свой "исправдом" обходит. Заторопятся женщины, кирпичи в штабеля складывают, браком внутрь подворачивают. Мелькает с рычаньем но клеткам завода заведующий, зубы оскаливает, возражений не терпит, чуть что - грозит карцером.

Огненным шаром садится солнце, спешат женщины от "кирпичиков" избавиться, норму кончают. Кое-кто давно уж на бревнах греется. "Интеллигенция" - слабенькая - все еще с кирпичами возится. Бывает, что сжалится над "барыньками" черноволосая Нинка, встанет, потянется, от души помогать пойдет. Дружно работают женщины, в штат записываются, в "лютом" заведующем человека приметили. 11рпвыкают женщины к этим тяжелым неуклюжим "кирпичикам", родными их называют.

- Не страшно на воле жить будет, на кирпичный завод поступить можно, говорят, хорошо зарабатывают!

Софья Окерман

П%1

В

(роди женщин было известно, что угодивших начальству амнистируют досрочно, а другим дают "скидку". Так амнистировали - "за любовь" - сожительницу чекиста Кучмы. Другой случай произошел с сестрами Смирновыми. Одна из них понравилась политруку Соловецкого полка, охранявшего лагеря. Денисову, кото-рый пошел в Разгрузочную комиссию, и та амнистировала Смирнову, имевшую десятилетний срок. Смирн&ва "вышла" за Денисова, а вскоре ее старшая сестра получила "скидку" на пять лет.

11екоторые чекисты, пользуясь своим положением, "женились" ежегодно, как только приезжала Разгрузочная комиссия. Для этого они отправлялись пьянствовать и подсовывали вовремя бумагу об амнистии приглянувшейся девушки. 11омпю, что так "женился" некий Степан Петрович Козловский, проштрафившийся чем-то чекист', который служил в лагере секретарем Адмчасти с 1925 по 1928 год.

Разгрузочная комиссия творила чудеса. 11о просьбе лагерных властей "для своих" можно было получить амнистию- Комиссия приезжала из Москвы один раз в году на пароходе "Глеб Бо-кий" во главе с неизменным председателем, членом Коллегии ОГПУ Глебом Боким. В Разгрузочную комиссию входили (обычно Катанян, Филиппов и Буль, а также другие видные чекисты. Ура! Параша извещает, С визитом в соловецкий склеп Нас разгружать сюда приедет На "Глебе Боком" - Бокпй Глеб.

Он даст ли высылку каэрам? Иль шпанский разгрузит вертеп' Иль так уедет, как приехал? На "Глебе Боком" - Бокий Глеб.

Настроен я пессимистично, Весь мир мне кажется нелеп, Но это все же экзотично: На "Глебе Боком" - Бокий Глеб.

Перед приездом комиссии в Соловках все приводилось в порядок, заказывались чемоданы с образцами продукции соловецких промыслов в подарок членам комиссии, привозились вина и деликатесы, готовились лучшие девушки, часто малолетние, для работы в качестве "кельнерш". Кто угодит начальству - подучит "скидку". Иногда москвичи и совсем увозили приглянувшуюся красавицу, которая без всяких разговоров оказывалась "списанной" из числа заключенных.

1 комимо пьяных оргий с женщинами, Разгрузочная комиссия сибаритствовала в театре, на концертах, а кроме того, занималась ОХОТОЙ.

В театре специально для комиссии готовилась литературно-музыкальная программа иод названием "ОГО! 1БКИ".

Занесет нас зимою метель

И упрячет на полпода в щель.

Лишь весною найдут рыбаки

Соловки. Соловки, Соловки.

Белое море, водная ширь,

Соловецкий былой монастырь.

И со всех концов русской земли

Нас с любовью сюда привезли.

Хороши по весне комары. Чуден вид от Секпрпой торы. Где (от разных ударных работ Здоровеет веселый народ.

Сохраняя Кодекс трудовой, Охраняет пас милый конвой И гоняет до поздней поры В лес с высокой Секнрной горы.

Обещали сюрпризов нам куль Бокий, Фельдман. Филиппов и Буль, Но в Москву увозил Катанян Только нежный напев соловчан. Так живем мы не зная тоски. Благовонной покушав трески. И. вернувшись в родительский лом, С умилением тихо споем От метелей, морозов и вьюг Мы, как чайки, умчимся на юг. И сверкнут позади огоньки Соловки, Соловки, Соловки...

После каждого куплета шел припев: Всех, кто наградил нас Соловками, Просим - приезжайте сюда сами. I Коендите здесь годочков пять - Будете с восторгом вспоминать,"

Ш1

'1!рппевчпк оказался более чем пророческим. Бокий Г.И. - начальник Спецотдела при ОГПУ - расстрелян и 1937 году; Фельдман Д.11. - Особоуполномоченный ОП 1У при СНК СССР - расстрелян п 1937 году: Филиппов И.Г. - начальник Управления Северо-Восточными 11 Г Л - расстрелян в 1937 году: Пуль Л.Д. - начальник МОСКОВСКОГО Уголовного розыска - расстреляй " 1937 году: Катанян 1'.П. - помощник прокурора республики, заведующий Отделом надзора За органами следствия - репрессирован в 193" соду И отсидел пятнадцать лет.

"Новый журнал" № 141, 1980, Нью-Йорк

Коснувшись положения заключенных женщин, нельзя обойти молчанием случаи, имевший место в октябре или в ноябре 1925 года, 11а Соловки была доставлена партия женщин около пятисот человек. Женщины эти, привезенные из Москвы, считались проститутками, посетительницами различных клубов, ресторанов и подозрительных кафе. Арестованы они были в связи с очередным постановлением об очистке столицы от преступных элементов.

Хватали их вне дома, па улицах, в различных злачных местах, и в том виде, как они были, доставляли па вокзал, заталкивая в заранее заготовленные арестантские вагоны. Многие из них оказались в вечерних платьях, открытых туфельках, и большинство без денет. Зайти домой и взятье собой хотя бы смену белья, простое платье или что-нибудь теплое никому не было позволено, поэтому они оказались в лагере на Севере в самом неподходящем наряде.

Женбарак на Соловках, переполненный уже и без того сверх всякой меры, принять вновь прибывших несчастных узниц не мог. Продержав этап продолжительное время на морозе для проверки и решения дальнейшей участи, их, наконец, отправили в Савватиевский скит в десяти верстах от Кремля. Повели пешком, лесной дорогой, по глубокому снегу. 11адо было видеть этих голодных и измученных женщин, чтобы понять весь трагизм их положения!

Прибыли они в скит, по оказалось, что и там места далеко не достаточно, гнать же еще дальше, как этого хотело савватпевское начальство, не было, положительно, никакой возможности - женщины лишились последних сил и валились с ног; их разместили в широких и длинных коридорах на полу.

К осени 1927 года, перед моим отъездом с С'оловков, более трехсот женщин этой группы успели умереть.

Н

ВСТУПАЮЩИМ В соловки

Здесь, пройдя через горн очистительный, Через бодрый сознательный труд, -Вы поймете, что путь принудительный Был единственный правильный путь.

М.Е.

Газета "Новые Соловки" Н! 21, 24 мая 1925 года

/! iiiiDih часов утра, а зимою 6 шесть, продолжительный пронзительный гудок оглашает Польшей Соловецкий остров. Это сигнал подъели! соловчан на новую каторжную работу.

И. Зайцев

Из воспоминаний В. Зотова

Все заключенные проходят медицинскую комиссию и получают "категорию" по состоянию здоровья. Вполне здоровый, сильный, способный к тяжелой работе - четвертая категория. Может ВЫПОЛНЯТЬ физическую работу средней трудности - третья категория. Вторая - только легкий труд, это категория стариков И больных. Первая категория - освобождает от всех работ или по крайней дряхлости, или в случае неизлечимой болезни в стадии безнадежного состояния.

"Категории" ограничивают нарядчика при выдаче заданий - каждому можно давать только I юс: |лы iyio работу. Это справедл! IBO. но существуют еще две промежуточные категории: 4/3 и 3/2, дающие нарядчику возможность для ггрОиз-

Г 1927года первую категорию трудоспособности получали только полные инвалиды, а четвертая считалась "лошадиной" - без ограничений.}) 1930юду* после реорганизации, "лошадиной" стала первая категория, а четвертую давали тем. кто 'голову под-.мышкой таскает", по лагерному выражению.

И. 'Зайцев

полл :; назначении на работу. 11рисвапвая заключенному категорию 4/3, медицинская комиссия считала, что он не обладает идеальным здоровьем и физической силой, по нарядчик приравнивает 4/3 к четвертой, а 3/2 к третьей категории. Повышая степень работоспособности на ступеньку, он даст десятнику основание тре-бовать выполнения работы, по трудности превосходящей силы заключенного. Десятнику нет дела до категорий, нарядчик прислал па погрузку, значит - никаких возражений: носи Мешки с мукой, сахаром и цементом Нужно нарядчику отправить па лесозаготовки сто человек с четвертой категорией, по таких набирается только семьдесят. Значит, недобор восполнит категория 4/3..

Как показывает соловецкая практика, деление .зиклн'ченпы.х лагерей на категории рфотоспособ-ности не соблюдается. Эщо просто очередная ко-ли'дия выполнения общепринятого порядка, "как в культурных странах", а затем - "хоть трава не расти ?>.

И. Зайцев

инчзсть гслон

О. Г. П. У.

Санитарная карточка

срок

Ьрсия освицетсльовован". . Место оашде"ел,.с,||пв.ч|и'1

192 I

ОТГСЛЕИМ

КДГГГОР"

Диагноз

"JWI. рол |и6о1Ы_

КАК ЮР."! IPYFLOTLK^OWBJCIH^^*1*^^^"^

Работали заключенные семь дней о неделю, ни выходных, ни праздничных дней не соблюдалось. Большим том па Соловках выли так называемые ударники - срочные работы сверх постоянно/о дневного задании.

...Зимой, при глубоком снеге, чтобы облегчишь долам и лошадям вывоз леса, заключенные, выгнанные на ударник, становились тесно в ряд по шесть-восе.мь человека так. один ряд за другим, должны были утаптывать снег, который доходил до пояса; пройдут известное расстояние - передние два-три ряда отводят назад, а их место Занимают следующие, и так Ш0 продолжается до тех пор, пока не пройдут, то есть утопчут, всю дорогу.

Рукопись неизвестного автора, найденная в Женевской публщишй библиотеке в 1954 году

Из восполшнаний Е. Соловьева

Г> Тринадцатой роте узников заставили работать как настоящих волов и даже больше. Сразу но прибытии заключенные нашего этапа были поставлены на разгрузку баржи с углем и работали, не получал пищи, до двух часов ночи,

- А ну. вставай, поднимайся живо! - будили нас па следующий день в пять утра уларами палки о пары, при этом добавлялся виртуозный мат, сопровождаемый побоями. Многие обнаружили пропажу своих вещей, дополнительно оглашая собор стонами и ВОПЛЯМИ.

11ока мы одевались и собирались за кипятком, его весь разобрали. 11о своей неопытности мы не знали, что кипятка хватает только на часть каторжан и его надо захватывать.

Меня вместе с А. Румянцевым. П. П. Николаевым. Н. Мироновым и другими из нашего этапа, собранного из бывших господ, живших раньте за границей или имевших там родственников, погнали на прокладку дороги у кирпичного завода. Сначала я носил песок из карьера. В двенадцать часов нас увели в Кремль, где в роте был обед. Как ни хотелось нам есть, но, попробовав из грязной бочки вонючее варево, называвшееся тресковым супом, почти все не смогли его кушан,. Пришлось довольствоваться лишь хлебом, который в 1925 году выдавался по большой, сравнительно, норме - ОКОЛО полутора фунтов на человека - ДЛЯ запятых физическим трудом. Через два часа работы возобновились. Теперь я носил срубленный лес. который бросали в топкие места, а сверху засыпали песком. В семь часов вечера этап повели в Кремль, но не дав доесть ужина из жидко сваренной пшенной каши без следов жира, нас погнали па поверку. Опять начались издевательства с маршированием в строю и опереточным приветствием начальства.

После того как чекисты насладились зрелищем наших мук. подразделение погнали на так называемый ночной ударник, устраиваемый в Соловках чуть ли не ежесуточно. По пояс в холодной воде при сильном ветре нужно было выкатывать из воды бревна. Каждому дали урок, который необходимо выполнить к положенному времени.

Выбившись из сил, мы закончили выкатку баланов и складывание их в штабеля только к двум часам ночи. Наутро опять в пять часов стук палки о нары:

- Вставай! - Конечно, опять с бранью и побоями за каждый пустяк. Такой системой выматывания сил у прибывших в концлагерь чекисты хотят добиться полного послушания и погасить в людях остатки воли и инициативы.

Формально мы трудились; до семи вечера, а ночью была не работа, а "просто ударники".

Только мы свалили спои вещи на нары, как всех послали на площадку перед собором. Там пас выстроили, и взводный объявил, что этап отправляют на торфоразработки в пяти километрах от Кремля. Вслед :>а этим появился "нарядчик" с четырьмя чекистами, группу пересчитали, и под их охраной мы двинулись в путь, голодные, усталые и продрогшие. Многие из нас уже более суток ничего не ели. но об этом нельзя было и заикаться...

Ввиду скорого наступления зимы нам приказали разобрать рельсовый путь, проложенный через торфяное болото, Рельсы и вагонетки сложить у сторожевой избушки. Каждая смычка разобранного рельсового полотна весит сто шестьдесят килограмм, и всех смычек было семьдесят пять. Вагонетки весили по двести килограмм каждая, и их было двадцать три штуки. Паша партия состояла ИЗ сорока пяти человек, включая нескольких стариков и больных.

Так как болото пересечено несколькими канавами, заросшими кустарниками, то пришлось настилать кое-где доски, поэтому мы приступили к работе около восьми часов вечера. Холодное железо рельсов прорезало до крови кожу на руках, Местами приходилось идти по ТОПКОЙ болотистой почве, а путь был не менее километра. Всю работу было приказано сделать как можно скорее, а по ее окончании нам обещали отдых и сон.

Невыносимое мучение - идти втроем по болоту, держа в руках смычку рельсового полотна весом в сто шестьдесят килограмм. Чуть кто-нибудь из несущих спотыкался, остальные двое тоже теряли равновесие, роняя звено на землю. К десяти часам три старика совершенно выбились из сил. Один из них. Колокольцев, - бывший военный, лег па землю со словами:

- Убейте меня л\.....ie! Я больше не в силах!

Охранник - латышский чекист Сартпе поднял Колокольцева и, поставив его на ноги, сказал:

- Нечего дурака ломать. Другие работают, и ты работай. 11оллереть еще успеешь.

С вагонетками тоже было немало хлопот. Трава и кустарники наматывались на колеса, и они врезались в рыхлую почву. К двум часам ночи мы, наконец, закончили эту адскую работу и повалились на холодную землю. Казалось, никто больше не в состоянии двигаться. Вдруг Сартпе вынул часы и приказал:

- Передохнуть немного* а потом все. что принесли, надо тащить дальше на станцию для погрузки, по не позже шести утра. К этому времени подадут вагоны!

Станция узкоколейной железной дороги находилась почти в километре от сторожевой избушки. Взошла лупа, и иод ее бледным светом, согнувшиеся под тяжестью непосильной работы, люди производили впечатление каких-то фантомов. Колокольцев умер от разрыва сердца около четырех часов утра. Когда платформы были нагружены 11 Сартпе приказал нам тоже садиться, кто-то спросил:

- Л как быть с Трупом Колокольцева? Разве мы его не возьмем в лагерь'

Сартпе подошел вплотную к спрашивающему и, поднеся к его лицу револьвер, прокричал:

- 'Это видел? Я тебя научу не вмешиваться в чужие дела! \ 1е разговаривать!

Приехав в гавань, пришлось выгружать с платформ рельсы и вагонетки, сложив аккуратно около одного 113 сараев. Мы попали в свою казарму в сббОре лишь около девяти часов утра и повалились на пары, как убитые. Неудивительно: заключенные из моего этапа тридцать шесть часов не ели и не спали. 1> последнюю ночь .мы поняли на опыте, что такое Соловецкий коп-i jci пра I(ионный лагерь.

Из воспоминаний Л. Булыгина

Однажды, довольно поздно вечером, людей Четвертой роты подняли по тревоге, построили и вывели на внутренний двор. Там уже чернели на снегу и другие роты. В чем дело? Сперва все оглядывались в недоумении. Сыпались вопросы. На дворе я столкнулся с Вадбольскпм.

- Ты знаешь, для чего нас всех вывели?

- Клару Сыеькпп тащить - коротко бросил он. - И действительно* всю :гту массу людей погнали через кремлевские ворога к берегу моря, где во льду, на некотором расстоянии от берега, торчала железная баржа "Клара Цеткин".

Все последние дни стояли крепкие морозы, и .морской залив покрылся сплошным льдом. Баржа вмерзла в лед. Ре надлежало подвезти к берегу, к пристани. .Место работ было ярко освещено прожекторами, наша задача заключалась в том. чтобы от носа баржи пропилить во льду канал и

протащить пи этому каналу баржу к заранее намеренному месту. 1 [родилку льда мы производили длинными и тяжелыми пилами, один коней которых опускался ii сделанную во льду прорубь. Зй другой конец, снабженный деревянной ручкой, ухватывались два человека и приводили в движение пилу: вверх-вниз, вверх-вниз- Работали поспешно. Отдельными группами, но количеству пил. Выпиленный толстенный лед вытаскивали по обе стороны образовавшегося канала. 11о мере роста длины канала другие труппы людей тащили баржу вперед ирй помощи канатов,

закрепленных в ее носовой части. Так работали до поздней ночи.

Из воспоминаний И. Зайцева

Стоял суровый декабрь 1925 года Кремль поголовно мобилизовали на "ударники" но разгрузке ледоколов. Гнали всех: слабосильных, больных, хромых, полуголых; босым выдавали лапти и портянки из мешков. В полукилометре от кораблей под снегом поверх льда оказалась вода. Выгруженные .мешки с продовольствием арестанты носили па остров, шествуя по глубокому снегу, пропитанному соленой водой.

Я был одет гораздо лучше многих: в меховой тубе, в теплой папахе, на руках варежки, на нотах новые валенки, по все же в ту ночь поморозил себе пальцы на потах и па правой руке...

Руки и ноги МОЙ распухли, но останься я в Кремле, меня снова бы погнали па "ударник". Спасаясь от пего, я удрал па берег Долгой губы в ломик лесничества, где тогда работал...

Выгрузка шла непрерывно двое суток. Многие поморозились, простудились. Ночью в буран шпана в лохмотьях отбегала в сторону, где не было воды иод снегом, и располагалась группами но четыре-шггь человек, плотно прижавшие], друг к другу. Метель хоронила их, покрывая сугробами снега... Выгрузка ледоколов надолго останется в памяти соловчап. даже тех, кто сохранил при пей здоровье;

Аврал с разгрузкой на Соловках ледоколов "Малыгин" " *Ш 28", стоивший жизни многим заключенным, объяснялся тем. что :а каждый час простоя кораблей нужно вняло платишь деньги.

Г.. Соловьев

15 лагере часто проводились "ударники", соответствовавшие нашим субботникам и вос-i:j кресникам... 11ри нас был один такой "ударник"

? I вполне в стиле сноса Сухаревской башни в

Москве, уничтожалось старое кладбище Соловецкого монастыря. Мы успели осмотреть его до разгрома. Большое оно было, конечно, весьма запущенное, однако сильное впечатление производили поистине циклопические кресты на нс-13 которых могилах. Восьмиконечные, потемнев-

шие от непогоды, больше обхвата в окружности и до восьми метров высотой, как я определил, измерив шагами тень, показавшегося самым высоким, они казались особенно большими па фоне окружавших крестов обычных размеров.

Величина крестов ограничивалась размерами участка, за пределы которого они не должны были выходить. Кресты-то были дешевы, да земля дорога. За тот "ударник" снесли примерно треть кладбища

I [а той самой косе, с которой монахи стреляли в англичан \ выросла груда крестов и деревянных могильных оград (я не помню ни одной металлической ограды, как и каменного памятника, по, возможно, они и были) высотой с четырехэтажный дом. СтрашИо пред ста вить, как по такой зыбкой куче кресты затаскивались на самый верх, Гигантов, правда, там не было. 11о-том эту кучу подожгли: ома горела и тлела несколько суток.

J* рты

э.к.о.- У.С ПОт

РАБОЧЕЕ СВ:

№ роты (-<ЛФ#Ц VtwJ-

Э.К.О. -УХ.Л.О.Н.-О.Г.П.У.

П Отдел Труда

РАБОЧЕЕ СВЕДЕНИЕ .V 7.V

Фамилии

КМЯ. отчества Ы

\: тг. работы

Должность или р->д

нл Ь

Деьсч зи-телы'э

Тсноаач е

Фамнлия.

имя. отчество G&ffp *******

Место рябо1У -о - -

Должт егь илн род вып. раб.

Выдано на

Действительно

Основание

Аля Скипы И

' m

llaiui I'nir. I ft ? %

/'Aim. (,'т<и"х Пашен ,**Sst' Нарядчик УМН^-К

Из воспоминаний В. Зотова

Кто имеет постоянную работу, получает "Рабочее сведение" - небольшой листок с указанием фамилии заключенного, места и времени работы. По окончании работы этот листок с отметкой о выполнении возвращается В Отдел Труда. Процесс очень прост: заключенные опускают своп "Рабочие сведения" в специальный ящик (вроде почтового), а вечером нарядчик забирает листки и выписывает на следующий день новые.

"Рабочие сведения* и пломба Эксплуатационно-КолШерческой части УСЛОШ

"Сведение" - рабочий листок, служивший также и пропуском. Полупит' на руки "Сведение" почиталось и действительно было большим и'ловсиким счастьем.

М. Никонов

Однажды Явился веселым, улыбающийся Борис Соколовский,, работавший в Отделе Труда, и объявил:

- Тебя перевели на постоянную работу - дровокладо.м! Это Митя Гансшпп выхлопотал. Он Теперь узкоколейкой ведает.

Борис проводил меня за Кремль, где вдоль берега Святого озера была проложена узкоколейка, а выше, около угловой башни Кремля, находилось депо - небольшое деревянное здание с открытыми воротами, в которых виднелся пыхтевший маленький паровоз. Мы прошли к большому штабелю трехметровых бревен, громоздившихся у стены, тут же стояли козлы для их распиловки, ;i рядом с ними я увидел неказистого мужичонку е поперечной пилой в руках

- Вот тебе и напарник, - сказал ему Борис и поспешил на "Мехзавод" со своими рапортичками. Посмотрел я па своего "напарника": среднего роста, худощавый, лет ПОД сорок, если не больше, скуластое, с редкой растительностью лицо; "татарин", подумалось, и спросил:

- Как зовут-то тебя, дядя!

- Жандар!.. Фамилия-то Жандаров. вот так и кличут. Давай Вон енту тухту закатим. - сказал он, указывая на толстенное, но полугнилое бревно.

- А что в нем толку-то? - возразил я. - Од-па гниль!

- Зато пилить легко, сразу полнормы выполнили - Мы закатили "тухту" на козлы и стали пилить. Действительно, пила со звоном вгрызалась в податливую древесину, легко и весело. Вот она, соловецкая мудрость-то! - думал я.

Дни шли, лшого бревен было перепилено, и штабель заметно поубавился. Однажды вместо Жандарова па эту работу вышел какой-то молодой парень, бывший милиционер,

- А где же тот? - спросил я.

- Л тот заболел, или еще что, не знаю... А тебе что, не все равно с кем пилить?

- Разумеется, все равно! Давай вон енту тухту закатп.м. - сказал я, повторяя фразу, сказанную его предшественником.

На морском побережье живут в бараках рыбаки, доставляющие лагерной администрации свежую рыбу, а что еще важнее, выходящие на лев шаменитдй со.ьч>еикоп сельди, которая тут же засаливается в бочках. Соловецкая селе,'л предназначается для экспорта. Только высшая адлшнистрация лагеря люжеш попробовать этот деликатес. Заключенным он недоступен. . . ,

ф. Олехнооич

S5E

Кцст.-худож. /пастерск. ЭКЧ УСЛОН.

Имютсл етомрвыя. 1Т11*жп.|1И|. гп"о..мив rnrooa-iocTatoi. XiXIHHUB, Пвр.Ч.тый, pjIWiW... TOUp.Wt, hi- ,И П ? выЯвЯ "Л-.iu

Пр.,аажа вусгарныж HUCltlO протя.д.к.я v/kcjiivmmj i м -4 чйс. и с 7-ю пас. печ. Д 1Я IH'liX.

Прнннтаются всякие заказы по указанным отдела* м починка - - часов _

Пр. - :> . H.I

ран... wiw Село..

С.М,ИЕШТ>"1

I, и.|н.<и ia.im.ihw. В*-... 71 7.W0 .ей..Я. п.ар.и.|.>:. ав-А.р.,. в,.,в.п.иче м

И. ПОЯОЧ.М. fU/1.'. HJMH ss. Cy.ll

V *" УСЛОН. ОГПУ

Объявление из газеты "/ Говме Соловт* о работе кустарных мастерских Экономико-Коммерческой части ХСЛОНа

Изделии кустарной про.мышленности - "Куст-про.ма"- шахлмшы. шашки, игрушки - вывозились для продажи в кооперативы ГПУ Москвы и Ленинграда. Знаменитая соловецкая сельдь и пушнина шли на экспорт, а также в шкрышые .магазины Кремля и Лубянки.

М. Розанов

Из воспоминаний Е. Соловьева

В кустарнб-хуложествейной мастерской I [ервого Отделения при мне работали: художник Кочура, раньше служивший в "Дензнаке", живописец Митанаджап и многие другие мужчины, женщины, даже дети, как, например, тринадцатилетний Николай I [етров.

Мы делали мозаичные портсигары, разные туалетные веи(и, даже мебель. Выделывались и музыкальные и негру,менты. Заведовал мастерской Решал Седат. Помню также Н. Морозова, священника Филоненко, Астафьеву с матерью, мексиканского консула Виоляра. Яковлева. Руф-мана, Полу.-жтова... Из .утих лиц наиболее был колоритен мексиканский консул Виоляр, заподозренный властями в Организаций восстания в Грузии; которое произошло в то время, когда он гостил у родственников жены, урожденной княжны Каларовой. Виоляр при помощи денег смог в лагере устроиться так, что только числился в мастерской. За него работали другие, а он им помогал материально.

Жена Виоляра числилась в прачечной, где

должна была бы ежедневно выстирывать норму в

пятьдесят шТук белья, причел; белье у заключенных весьма грязное.. По сама она тоже не стирала. Работали другие, а урожденная княжна оплачивала 11латт гп, деньгами было нельзя, но она покупала в магазине все, что нужно, и отдавала работавшим на нее заключенным. Освободились Виоляры довольно быстро - их продержали года полтора-два. А мастерскую перевели из Кремля за стены, а потом и на Большую Муксалму, гак как помещения срочно приешкабливялись под жилье для все прибывающих новых партий.

Из воспоминаний В. Зотова

В шесть утра в роте звонил колокол. Подъем! Приносили кипяток, раздавали пайки черного хлеба. Потом являлся нарядчик и распределял задания. В семь часов партии заключенных иод конвоем строем гнали на пристань грузить или разгружать, на торфоразработки, на земляные, дорожные, строительные или сельскохозяйственные работы, "па баланы", то есть на выкатывание бревен из моря.

К заводи притягивали па буксир1 огромные плоты, где их разбирали. Сотни б;)_лапов плавали, покачиваясь на легкой волне. Вагами стволы подгоняли к берегу и вытаскивали на сушу, преодолевая прибой. При этом приходилось ходить но плавающим бревнам, которые крутились иод ногами и погружались в море. Глубина небольшая - по колено, по пояс, но проваливаться в холодную воду, понятно, мало приятного. Работали группами по шесть- восемь человек. Конвоиры располагались за валом из бревен. Они не заинтересованы в интенсивности труда при райтте "па время"' мало ли, много ли наработают заключенные - в Кремль возвращались к пяти часам вечера.

"Урочная работа" - другое дело: раньше выполнят заключенные норму - раньше охрана попадет "домой". Будут работать плохо - придется торчать с лодырями до тех пор, пока у десятника хватит настойчивости держать людей. Даже прикладами не всегда можно ускорить выполнение "урока". Выбившихся из сил не заставишь работать проворней. Десятнику приходилось считаться с интересами конвоиров. Возникали сложные сплетения противоречивых стремлений и напряженные взаимоотношения.

Когда я впервые попал па баланы, за работой наблюдал только десятник. Он переходил от одной qryiiiibi к другой, как шахматный гроссмейстер иа сеансе одновременной игры, пет, конечно, не мог учесть количество вытащенных баланов. Об урочной работе, с определенным кОличесТпенным показателем, не могли быть и речи. 15 одной группе, обскобленной от других 33 палом бревен, приспособились так: развели костер, одного поставили "на стреме" наблюдать за десятником, а сами сидели у костра и, время от времени ритмически раскачиваясь, кричали;

- Раз-два-дружпо! Раз-два-взяли! Пошла-пошла! - Слыша эти крики, десятник думал: "Хорошо работают!" и заглядывал рода реже, а когда же все-таки подходил, то наблюдатель вовремя давал сигнал. Все поднимались, вытаскивали из моря хороший, полновесный балан п добросовестно ввергали его в хаос бревен па берегу, Десятник косился па костер, по. довольный работой, шел дальше... понукать нерадивых.

В других группах применялась иная тактика. Например, вытаскивали "хлысты" - тонкие бревна, а толстые отпихивали. Черт с ними, пускай еще попдавают! Арестантская муд|ххть учит не заботиться на работе о завтрашнем дне. Быть может, будет другая работа и в другом месте. Мало ли что будет! Десятники попадались разные. I 1е-которые относились безразлично к выполнению ненормированной работы, но бывали и очень зловредные типы. Вероятно, многим еоловчанам запомнился некий 1 [роскурдин. Рослый, здоровенный, наглый детина со злобным, крутым нравом;

Он не очень ругался, по бил со зверским наслаждением. Начальство в Отделе Труда довольно:

- У Проскурдпна люди работают хорошо!

Наиболее жестокой по отношению к массе заключенных была "урочная система работы". Пока урок не выполнен - отдыха и еды не будет! Бели в бригаде оказывались люди сильные, с хорошей сноровкой, они управлялись с уроком за пять-шесть часов и возвращались в Кремль, но так редко случалось. Обычно урбчная работа оказывалась затяжной и изнурительной. В роту возвращались люди, выбившиеся из сил.

Почти всегда, на любой физической работе, выявлялись "филоны" и возникали скверные взаимоотношения, Филон - это тот. кто не работает как следует, а только делает вид. что работает. Когда есть возможность филонить всем - никто не в обиде, кроме десятника, отвечающего за выработку. 11о если шесть человек несут балан, причем двое из них только держатся за бревно, то четверо ощущают это на своих плечах. Неизбежно возникает справедливое неудовольствие и враждебное отношение, часто принимающее резкие формы. Филоны опознаются довольно скоро, но не всегда справедливо, потому что под эту марку часто попадают люди слабосильные, неловкие или больные.

Из воспоминаний М. Никонова

- "Зарядить туфту" - значит "втереть очки", но не словом, а делом. 11онпмаетс? "Втереть очки" словом, значит просто соврать, и это будет не "туфта", а только вранье. А вот с самым серьезным видом работающего изо всей мочи что-то делать, но делать не по-настоящему а кое-как, чтобы оно держалось еле-еле. для видимости, - вот что значит "зарядить туфту".

- Это п]х>де социалнсп1Чс,скогост]Х)ител1>е!'ва?

- Пожалуй, что и так.

11.Л1. стал пи/л! моим первым учителем "туфте". Он показал, каклюжно слегка уварить ломом и потом делать вид. что взламываешь почву. Эта система помогала не очень ушолшппься.

Л- Лихачев

В Соловках заключенные рассуждают: за работой не гонись, отдыхай где .можешь, ведь срок каторги идет без остановки.

Архимандрит Феодосии (Алмазов)

1 [ока светлоте такой работой можно кое-как справляться, нос наступлением темноты это -сущий ад. Толстые бревна длиной до пятнадцати метров плавают в воде. Их нужно вытаскивать на берет и ОТНОСИТЬ: через кустарники и камни на лесопильный завод.

Дается так называемый У РОК. то есть определенная группа людей должна к известному часу доставить па лесопильный завод определенное количество бревен. Ми багров, ни веревок, НИ вообще каких-либо средств для выполнения ЭТОЙ работы не выдается. Заключенные входят в воду по гОрлЬ (в сентябре на Соловках конец осени) и руками толкают скользкие бревна к берету. Какая это пытка, тащить потом такое скользкое, мокрое бревно, спотыкаясь о кочки, цепляясь за кустарник!

Работать надо добросовестно, так как в противном случае начинают протестовать товарищи ПО группе. Работа должна быть выполнена к

Чуть свет, уж все на ногах. Идем на работу партиями. На земляную работу. Из болота надо вынимать торфяную землю, рыть глубокие канавы. Каждому, конечно, урок - двенадцать кубометров. Это R болоте-то. Рассчитано у них, видишь, на каждого человека в этапе по двенадцать кубометров. Ну. на командировке, конечно, не одни же землекопы, есть и повара, и лекпом, и там всякая прочая обслуга. Канавы они, конечно, не копают, а заняты своим делом: варкой пищи, стиркой и кому что положено, Так вот па них тоже по двенадцать кубометров положено на каждого, и эти все ихние кубики на пас. канавщнков. начислены. И выходит их вместо двенад] jail 1 - четьгр)ia\iian,,

Остров Соловецкий илист в поперечнике от семнадцати во двадцати восьми гйшОМетроб. На Острове около пятисот озер, богатых рыбою. Часть ших озер монахи соединили каналами, которые иг ранчп роль водных дор<>г.

Ф. Олехнович

Из воспоминаний А. Ьулыгина

Однажды вечером, отобрав небольшую группу заключенных, нас вывели за степы монастыря и поведи лесом к берегу канала, который соединяет Данилово озеро с I Icpr-озером. Там нам дали задание вылавливать из канала и вытаскивать па берег сплавленные с места заготовок бревна.

Из восполшнаний Ь. Седерхольма

определенному сроку, и за малейшее промедление отвечает не только вся группа, но и чекист, приставленный наблюдать за работой. Только смерть может освободить от работы.

Самые люлодые п здоровые из нашей партии вошли в воду и подавали нам, оставшимся на берегу, бревна. Сделав три конца на лесопилку и обратно, я совершенно выбился из сил и. несмотря па протесты и ропот товарищей, лег на берегу, решив лучше умереть, чем продолжать эти мученья, которым нет и не будет конца. Завтра еще что-нибудь. Вчера были рельсы, сегодня бревна; Ни отдыха, ни сна. пи еды, ни тепла. 1 In малейшей надежды па улучшение.

Вдруг меня точно пронзила .мысль:

- Держись до конца. Держись, пока не упадешь, стыдно тебе, старому моряку, рас) гускаться.

Собрав всю волю, я встал и пошел работать в воду. Если и суждено умереть, то уж лучше умереть в своей родной стихии-

Из воспоминаний М. Никонова

а может, и того больше. Что ж будешь делать? Одно только и есть - работай изо всей мочи. А тут, глядишь, и ечхчшее время - вот оно. Кома]к>в, на наше счастье, уже нету. 1 [у, однако, работа иногда по колено, а иногда по пояс в воде. А обувь какая у кого есть. Выло много разных интеллигентов. Кто в ботинках, кто в хороших сапогах, а болотных сапог ни у кого. Так интеллигенты те первыми в расход пошли. Что ж. это ежели в воле целый день простоять. - конечно, заболеешь. Освобождение от лекпома получить, ну прямо, невозможно. У лекпома тоже норма - больше такого-то Процента освобождать никак не смей! Вот, скажем, больных пятьдесят, а освободить по болезни от работ на с\тки можно только двоих. B0T он двоих освободит, а СОрОК восемь идут опять в болото - урок выколачивать. Мерли, конечно, как мухи. Очень тяжел урок. Такой урок - уж па что МЫ парод привычный, а и то не .могли выполнять. И Туфту зарядить никак нельзя. Как зарядил ту<|>-Ту, сейчас тебя после работы вместо барака - в канаву, в воду ставят босого Угощение, скажу, совсем плохое, Шпана, без малого, вся на канавах полегла. Народ это такой: (тез туфты не работники, а охрана тут и десятники - ну чисто звери. И вот тебе, приходит зима.' Осталось нас совсем мало.

1 1у, однако, новых подсылают, Старые работники в трясину. В яму уходят, а новые па их .место в землянки. I lac осталось из двух сотен, почитай, только восемь человек: два па кухне, да мы шестеро. I (у, однако, и нам скоро конец будет. Уж и силы на исходе. Ходим на работу, и все как следует, а чуем - скоро 11 нам в ту же трясину. И вот такая тоска меня взяла - па свет бы белый не смотрел. И чувствую - сделать ничего нельзя, податься некуда. Из землянки уходишь - темно, и вернешься - те.мно. Только бы до нар добраться: лег п нет тебя на свете...

Большое Куликово болото - место торфоразработок; л'с находятся около 800 ??аключеииых.

Из отчета польской разводки "У'СЛЛГ. 192$. - 1951 &

Разутых и раздетых вратах около половины. Вес остальные тоже весьма плохо обуты и одеты.

Из материалов следственною дела Х- 97248

Начальнику охраны командировки "Красная Горка" СЛОНа ОГПУ

Доношу до Вашего сведения, что сего числа остается в лесу партия заключенных в количестве 128 человек и с ними пять десятников: Руднев, Иванцов, Тувакин, Мещеряков и Озеров во главе с четырьмя конвоирами: Дерновым, Ивановы;.:, Золотаревым и Керовым. Вызванное оставление партии - умышленное невыполнение урока.

Дежурный по командировке "Красная Горка" младший надзиратель Поваров СП.

20 ноября 1928 года

НЕ

Начальнику Санчасти от врача Вольской Лидии Александровны

РАПОРТ

Настоящим сообщаю, что при осмотре мною 24 декабря 1928 года партии заключенных, прибывших с командировок "Красная Горка" и "Параново" в количестве 46 человек, 75% оказались с отмороженными конечностями.

"Массовые обморсжения заключенных в командировках СЛОН ОГПУ"

Из ?^атериалов следственного дела К 97248

осень 1928 года

Заведующий околотком командировки "Медвежья Гера":

- При производстве работ по выкатке из воды лесоматериалов вследствие морозов лес приходилось вырубать изо льда. Принимая во внимание, что люди не были обмундированы и стояли большие морозы, тс становится понятно, почему не выполнялись уроки и работа ала скверно...

Заведующий околотком командировки "Разнавслска":

- Разутых и раздетых в ротах около половины. Все остальные тоже весьма плохо обуты и одеты...

Заведующий околотком командировки "Мурманск":

- Система уроков работы, принятая в зимнее время, по своей величине не разнится с летней, при идентичности условий питания, а в некоторых случаях и обмундирования рабочих...

Заведующий околотком командировки "Энг-оэерс":

- Большей процент больных объясняется тем, что в сильные морозы люди находились на работе в рваной одежде. Большинство из заключенных поморозило ноги и часто простужалось...

Лекпом лагерной командировки "Идель":

- В осеннее время, как время переходное, заключенные, работавшие в лаптях на исключительно мокрой и болотистой почве, часто болели...

Следственное дело К 97248, ИСО УС Л ОН3'

АКТ

На основании наружного осмотра установлено, что смерть грессивной анемии в условиях холода.

наступила от про-Лекпом...

Милый мой, пойдем СО М)10й! Пойдем, мои картииочка. Тебя угонят в Соловки - Останусь сиротинушка.

Частушка начала 30-х годов

Записана со слов соловецкого заключенного Самуила Шиигшша

Все раины там меж собою. Вес живут одной семьею. Общий всех девиз там -"Труд". Мирно люди там живут.

Но враждуют меж тобою, Л недуг борьбу с нуждою... И порядок там, друзья, Образцовый навсегда.

Охраняет остров стража, К11ей прт lcnuuei i св пятя 1Й <<род>К! i" С пилу строгий человек. 11о добрей его там нет.

Раджа островом всем правит. 11ровпппв1ип.\ся карает; Издает закон в стране И Кодексы о труде.

Всем живется там привольно... И всего в стране довольно. Одним словом - та страна Для блаженства создана.

За арами, за лесами, Меж водой и небесами, I') Белом море остров тот'. И на нем труда оплот.

Если кто-то здесь побудет. Век про остров помнить будет. И чудесный остров тот До небес превознесет.

УТКА" остров Соловки, 7 мая 1924 года

Остров чудес

За торами, за лесами, Меж водой и небесами, В Белом море остров есть. Дивно, братцы, посмотреть.

С виду остров тот прекрасен. Доступ К ОСТРОВУ опасен. И кругом со всех сторон

Остров морем окружен,

11а том острове Большом Негу хат... Дворцы, палаты Блечцуг славою времен.. Остров мало населен.

Люди там живут простые. Как и мы, точь в точь такие. Занимаются грудолл. Полеводством и скотом.

Меж людей, как между памп, Буржуа есть с бедняками, Есть монахи и попы. Проститутки и воры.

Есть князья там и бароны. 11о с них сбиты их короны. Словом, всех не перечесть. Кто па острове том есть.

Жизнь там течет, как масло, Так же светит солнце ясно... 11ст лишь только там рабов, I 1сту бар и .мужиков.

Селиванов Аркадий Васильевич (I90I-I99I), архитектор. Арестован в Ленинграде по "Делу Космической академии наук". В СЛОНе - I928-I93I гг. Заключение отбывал в материковых командировках Соловецких лагерей. Всего - тринадцать лет занлюче ния

Из Кемского пересыльного пункта меня направили во Второе отделение лагеря. (Всего таких отделений в мое время было около восьми)- Отделение находилось вблизи станции Май-губа па берегу большого Выг-озсра. из которого вытекает река Выг. вошедшая впоследствии в систему Беломорско-Балтппского капала.

11о тогда основными работами заключенных итого отделения были лесозаготовки, производимые из так называемых командировок - отдельных небольших лагерей, с временными бараками, наскоро построенными в лесу, разбросанными по всему северу Карело-Фппской Союзной Республики, па значительном расстоянии друг от друга.

I 1а территории командировок была своя охрана, свое хозяйство, то есть каптерка, KVXI;Я. медпункт в лице лекарского помощника - лекпома,

Структура лагерного пункта была повсюду стандартной. Во главе стоял начальник лагпункта, обычно партиец, реже вольнонаемный беспартийный Помощниками начальника были заключенные из уголовных.

Самым важным чиновником в лагпункте был представитель Третьего отдела - гак называемый Уполномоченный. Третий отдел лагеря - филиал ГПУ - Главного Политического Управления. Функции уполномоченных и следователей выполняли заключенные, до ареста работавшие в П iy. В лагпунктах заключенные называли уполномоченного Кумом, Кум. по идее, должен был быть недремлющим оком ГПУ в

За короткое лето природа немножко подкармливала узников. В соловецких лесах мною черники и брусники. Впрок не заготовляли - о сахаре не могло быть и речи. Но уж лучше гак,

Из воспоминаний Л. Селиванова

обязанности которого, как пришло, исполнял заключенный, не имевший специального медицинского образования... Он мог дать оёвооожде! н ie от работы, по только лишь таким заключенным, болезнь которых "С вызывала никаких сомнений даже у не искушенных в медицине начальников.

Организация Труда была такой, что заключенные работали на износ. Мне очень редко удавалось выполнить положенную Норму в кубометрах, а если удавалось, то при наличии особо благоприятных обстоятельств: хороший напарник, удачная делянка, хороший инструмент. Поэтому я редко получал полную пайку хлеба, который нам давали по спискам десятников, после возвращения с работы на командировку, а это значило, что на следующий день уже не мог взять с собой в лес хлеба для завтрака.

Из воспоминаний Н. Жнлова

пределах лагпункта. Вторым отделом лагпункта являлась так называемая УРЧ - Учетно-Распре-делительпая часть, ведавшая учетом и распределением работ. КВЧ - Культурно-Воспитательная часть - воспитывала заключенных в духе коммунистической идеологии, она же организовывала зрелища: театр, самодеятельность, кино. Санчасть - иначе. Лечебно-11рофплактпчес-кая часть - следила за гигиеной, питанием.оберегала от потерь рабсилу.

Лагпункты объединялись в отделения, а отделения - в Управления. Всеми лагерями ведало Главное Управление Лагерей - ГУЛАГ - составная часть ОПТУ.

Из воспоминаний ф. Олсхновмма

чем совсем ничего. Грибов тоже было множество. В летнее время голод меньше донимал заключенных, переходивших в это время на подножный корм

Иногда нас посылали собирать ягоды. Командовал артелью по сбору ягод человек по фамилии 1х'риягода. В АдА.частп. вообще, были шутппкп п.) белогвардейцев, которые выбирали человека с необычной фамилией и ставили его. прямо с этапа, командовать "производством". Например, эстонца Кунста поставили во главе "артистической" роты, а украинца по фамилии Убеймуха послали командовать "вошебойками".

В артели Берйягоды был красавец-городовой из Варшавы. Таких специально посылали за границы, чтобы русские выглядели красавцами. Зггот бывший городовой доставлял нам в лее еду. увы. обкрадывая безбожно. Но однажды оп дал мне очень дельный совет: "Идя по ягоды, бери с собой хлеб". Действительно, заедая массу ягод хлебом, можно съесть их очень много и не набить оскомину..

Из воспоминаний Ю. Чиркова

Сбор ягод считался олпп.м из лучших видов общих работ. Ходить по лесу без конвоя и собирать ягоды - удовольствие какое! Но когда МО-рост If холодный дождь 11 надо ползать десять часов среди мокрых кустов, чтобы набрать восемь килограмм черники, когда ягоды вываливаются из мокрых, озябших пальцев, а через на.мокшую телогрейку но спине противно ползут струйки воды, тогда все отвратительно.

I [рОКЛЯТЫё ягоды не оставляют пи днем, пи ночью: как только закрываешь глаза - первый сои - сбор ягод.

Даже Вайзсль-Барский, журналист, член какой-то зарубежной компартии, большой юморист, пс может рассмешить промокших ягодников, восклицая:

- Я очень зол! Я сейчас съем ягоду! - намекая на Генерального комиссара Госбезопасности 11арко.мвпудсла Генриха Григорьевича Ягоду.

} iop.My мы не выполняли, получая за это четыреста грзМмОВ хлеба да обед без второго блюда. Я ЗДОрОВО похудел, хотя и ел ягоды. В бригаде ягод-пиков, кроме меня, все были старики, в основном литераторы и священники.

Соловки превращались в доходную в хозяйственном отношении организацию, причем за счет прибылей от каторжного безвозмездного труда заключенных содержался не только весь концентрационный лагерь, но многие другие учреждения ОП IV.

11а Соловках работали кожевенный, мыловаренный, дрожжевой, гончарный; лесопильный заводы; электростанция* железная дорога, "Сельхоз". молочные фермы, а также мастерские: столярная, механическая, сапожная, обмундировочная, белошвейная, лыжная, часовая. Ювелир]ю-граверная 11 кустар]ю-художествен-ная. Кроме того, различные заведения вроде питомника пушных зверей дорогих пород, а еще "Бмосад". лесничество, метеорологическая станция, рыбные промыслы, добыча йода и много Других предприятий и учреждений. Руками соловчаи Прорывался капал, соединивший Ленинград с Белым морем, прорубался тракт вдоль финской границы от города Ухты к Мурманской железной дороге. Лесозаготовки велись по всему Северному краю силами именно соловецких заключенных.

Возникала система продажи лагерников группами пли персонально па виелагерные предприятия. I [родажа оформлялась договорами, по которым предприятия платили Управлению Соллагерей OPI Заключенный, конечно, ничего не получал.

Кроме продажи узников по договорам, лагерь брался за поставку предприятиям РЛБСИЛБ1. Оговаривались лишь количество рабочих рук и срок, но не персональный состав.

В таких случаях просто под конвоем пригоняли ежедневную порцию рабсилы.

Из материалов следственного дела NS 1385

Первоначально Управление Соловецких лагерей имело своим назначением изоляцию преступного элемента, сосредоточив всю массу заключенных на Соловках и используя ее там на своих предприятиях. Но с осени 1925 года этот курс стал меняться в связи с вывозом заключенных на материк для работы на лесозаготовках. Опыт удался, и мы стали направлять свою рабочую силу на договорных началах в Карелию и тем самым достигать экономического эффекта...

В связи с организацией на материке Второго" лагеря, зимой Т929 года к нам влилось до двадцати членов партии на различные административные должности. Надо сказать, что до этого момента я был единственный член партии в отделении лагеря на материке.

Не имея достаточного опыта в работе и жизни, мне было 26 лет, не имея никакого образования, в окружении белогвардейской публики я был "безусловным нулем", как высказался обо мне Френкель, начальник Экономического отдела.

Хочу напомнить - власть над заключенными разделилась на административную в лице начальника пункта и производственную, осуществляемую ЭКО. Но за содержание заключенных в лагере и СОХРАНЕНИЕ КЛАССОВОЙ СУЩНОСТИ отвечал начальник пункта.

С приездом архангельских товарищей встал вопрос, как НАМ осуществить единоличное руководстве в лагере, - была организована партячейка. При Управлении был организован Партком. Согласно директивного письма Архангельского Губкома, парторганизации предоставлялось право вникать, контролировать и руководить производственной деятельностью. Вся зима двадцать девятого года прояла в выработке новых форм работы. Политический страх руководства лагеря в силу содействия архангельских товарищей был снят.

Из показаний Потемкина Н.Ф.* начальника Кемперпункта

'I IoTiwiKiiii 11.Ф. (1902 г.]'.), образование - четыре класса сельский школы. 1 [доле переводя с Солонкой возглавлял лагерные Управления и Комсбмольске-на-Амуре, на БАМе, а также Печорское Управление ИТЛ и Управление лагерей •Стройка Ш 506".

..За содержание заключенных в лагере и охранение классоы'й сущности отвечал начальник пункта.

II. Потемкин

11рп лше на должность начальника командировки был назначен некто Потапов, которым прославился своими издевательствами в других местах. Поэтому его м перебросили на лесозаготовки, где нужно начальством иметь особого зверя. Он не только не позволял отдыхать во время работы, которая длилась беспрерывно по шестнадцать-двадцать часов, по. зная, как все продрогли, специально разжигал костер и салился возле пего, приготовив револьвер. Если кто-нибудь не выдерживал и шел к огню, I кланов стрелял. А убив одного члена бригады, он, естественно, пристреливал и двух остальных, Расстреляв Группу, Потапов писал, что каэры сделали попытку к бегству или напали па него. Так все ему сходило с рук.

Другим развлечением Потапова было замораживание людей. Он выбирал кого-нибудь из плохо работавших, не могущих выполнить урока, ставил сто на пень, заставлял поливать ВОДОЙ из проруби на озере. Иногда Потапов "играл" в расстрел,отстреливая ухо или пряди волоса потом заставлял оглушенного и контужечпюго

Из воспоминаний Е. Соловьева

арестанта закапываться в снег. Будучи настоящих! садистом, (HI не лют прожить и дня. чтобы не посмотреть на человеческие мучения.

В других командировках были своп мучители, которых в Соловецких лагерях собралось много, ВряДС Грауле, Шмидта, Воронина. Александрова. Они ни в чем не уступали Потапову.

Па сбрОК ПЯТОМ участке лесозаготовок заключенных заставляли есть кал. у офицеров на плечах вырезали погоны, а призывавших имя Божье, распинали голыми.

На сто двадцать девятом участке чекисты издевались, причиняя членовредительства, - ломали кости, вытягивали жилы. Гам, видимо, работали особенно больные психически - бывшие палачи из московской Че-Ка.

Когда выяснилось, что иа этих участках буквально все заключенные изувечены, то туда был направлен врач Сергей Высоцкий, человек, известный своей честностью, у которого уже закончился срок заключения. Врач сразу понял, в чем дело, и его назад не отпустили, а убили, объявив, что он-де убежал...

?в ?I

В

Аля споет существования Соловки уничтожают единственное природное богатство - лес. который вырубается в громадном количестве для продажи за границу, так как все другие предприятия на островах абсолютно бесприбыльны. Аналогичное мы наблюдаем во всем Советском Союзе, где большевики преступно истребляют природные богатства страны и вывозят все, что только возможно продать за валюту. Опыты насаждения социализма и коммунизма в России Неминуемо закончатся позорным крахом.

Лесной промысел составляет одцу из главных статей доходного бюджета Соловецкого лагеря, поэтому Истребление леса происходит самым хищническим образом, и недалеко то время, когда вся Соловецкая лесная дача будет уничтожена Бедные монахи, ("ставшиеся на островах, стонут, глядя па это варварство. Как при расходовании народных и государственных средств, так и при истреблении природных богатств страны, большевики придерживаются известной Присказки: "А после нас хоть потоп"...

Из обвинительного заключения по делу Ш 877

На лесных командировках существовали так называемые "Увольнительные записки", когда заключенному за невыполнение урока в виде наказания накладывалось на плечи трехаршинное (более двух метров, бревно с соответствующей надписью, с приказанием тащить его в лагерь, зачастую отстоящий от места работы в нескольких километрах.

ЛетОМ, если не выполнился план, то виноватого раздевали догола и ставили на пенек. Тело облеплялось комарами и люшкои так. 'оно человеку.мирал. У него не оставалось живого куска кожи, чтобы дышать.

А Лихачев

Из материалов следственного дела NS 877.

Показания Курилко И. А.

Самые тяжелые командировки были те, где работали в лесу, то есть пилили лес" Зимой там заключенные работали по десять и более часов. Нередко выгоняли на работу полураздетых, в мороз. Работали через силу. Отмораживали ноги и руки. Бывали случаи замерзания. Кто плохо работал, подгоняли прикладами. Не сумевших закончить задания-урока, нередко заставляли работать до поздней ночи. Приходили в казарму, спали по три-четыре часа, не успевали высушить портянок, как их опять гнали на работу. На этих командировках люди буквально "загибались", как говорят в УСЛОНе, их привозили в лагерь совершенно больных, отощавших, обессиленных, подчас не могущих идти. Здоровый крепкий человек превращался в скелет, в тень. Смерть от истощения была сплошь и рядом...

Было много так называемых саморубов - люди умышленно отрубали себе топорами пальцы на руках и ногах, чтобы уехать с такой командировки. Потерять руку или часть ноги было легче, чем выносить жизнь на такой командировке.

Издевались над заключенными по-всякому: зимой ставили на камень, пока человек совершенно не окоченеет. Летом ставили по горле в воду и тоже выдерживали несколько часов.

El ?I

Лесоразработки - одно из самых крупных и важных производственных предприятий СЛОНа ни Соловецких островах, как по значению в роли общехозяйственной, так н по Объему постоянно испомг-зусчой в течение всего года рабсилы.

Из доклада "О деятельности УСЛОНа ОПТ?

за 1926- l'7!' операционный год"

Изба в Ново-Сосновой. Рисунок заключенного Пантелейлюна Казаринова, 19Ш - У нас иа Ново-Сосновой на ко.мары не ставят, а в'мокрый карцер садят. Морозят до счерти. Xi ведь не просто моро зят. а с показом: вывезут мертвого .мороженного перед строем - смотрите, мол* вот хотел бежать и получил кару. То же. мол. и ва.м будет. Мерзлых .мертвецов выбрасывают в кучу за отхожи.м местом.

М. Никонов

Из воспоминании И. Озерова

Мне работать в канцелярии было очень трудно, так как и ней мы ПОСТОЯННО находились от девяти часов утра до четырех часов дня и от семи до десяти пли одиннадцати часов вечера, а сидели очень скученно и воздуха для дыхания было мало. 1х>лыиинство сотрудников в конторах не столько работали. СКОЛЬКО писали разные цифры, не лу-мая, верны ли они иди нет. Не проверяя ЭТИХ 1 ii к|ор 11 часто :н гая. что они дутые, i ix слагали, ле.м i-ли. умножали и получали разные производные, чтобы заполнять нужные графы: все равно, дескать, проверять не будут. Помню, потребовали), проверить отправку каких-то грузода надо было снять все копии записей из последних книг учета. Я намучился: при скудном освещении керосиновой лампы цифр разобрать невозможно, а надо расставить их по станциям назначении. Как я пи изощрялся, ничего поделать со многими цифрам] i не мог, разобрать их и сами служащие не могли, когда я обращался к пп.ч, надоедая и постоянно отвлекая к учетным книгам Я просил начальника, командировавшего меня, самому тосмотреть п убед] гться. что сделать такую работу нельзя, но i m-чего не смог добиться. I I pi пилось проставлять фантастические цифры, и что же?_- Сошло. Было много лишь видимости работы, посылают, например, на склад проверить количество, кажется, та-бурсток, отправляемых куда-то, а они навалены в разобранном виде на земле, и надо подлезать под эти груды и считать составные части.

Когда ж я должен был. по поручению администрации, (обозреть в Ке.мп все предприятия с точки зрения правильности расстановки производительных сил и их использовании, то натолкнулся па странные факты: (осматриваю (опытные поля, огороды, и .мне говорят.

- Вот здесь посеяна была репа, но уродилась редька, я здесь Посеяли морковь, но уродился турнепс.

- Как' Почему?

- Мы просили се.мян и заказали их. нам прислали, мы их и посадили, а семян прислали не тех, которых .мы пркилп, а .мы их пли не различили, или не посмотрели, ВОТ ЧТО и получилось...

Ноле сортоиспытательной станции СЛОНа

Характерна история с выполнением заказа на веники для бань - их несколько нагонов заявили С Кавказа. Отравили заказчику груз, а оттуда пришла бумага, что веники перед отправкой не просушены и в дороге сопрели, притом они ка-

Мы перетаскивали штабели с места на .место. Работа явно носила педагогический характер.

X Штковекий

Рисунок художника В. Верхотурцева. С.Ю1\, 1'>24

ких-то гигантских размеров, некоторые более сажени, сверх того, они перевязаны почему-то колючей проволокой,так что при использовании их в банях люди будут неизбежно ранить себя. Мыле нх принять не можем, если хотите, то вернем вам обратно. Или их можно выбросить На свалку? Что делать? - писал заказчик. И это происходило в лагерях ОГП\', где был контроль.

Из отчета комиссии ОГПУ по обследованию хозяйственной деятельности СЛОН.

Декабрь Т926 года

3,9 % - полные инвалиды 13,8 % - инвалиды на легких работах 23,8 % - легкие работы

18.2 % - годные для всех видов работ

40.3 % - вообще не обследованы Всего заключенных 9830 человек.

Из воспоминаний Д. Лихачева

Сумасшедшие, маниакальные люди одерживали верх, они командовали лагерем п в то же время увеличивали фантасмагорическую атмосферу лагеря. Весь смысл того времени заключался втом, чтобы дать как можно больше невероятных проектов. Пели человек предлагает:

И .им. пожарники, гордимся своею работой и тою ответственностью, которая возложена на нас. Оправдывая высокое звание борца с огиел/. мы взялись за починку шпиля собора па высоте тридцати сажен и установку там флага и с раскол! для жизни выполнили ->туработу, не желая никакой награды, кроме признания нашей смелости и добросо вестного отношения к своим обязанностя.м.

Из газеты 'Новые Соловки", /''J5

- Давайте выкопаем канаву, чтобы осушить часть дороги, - он ничего не добьется!

Но если он скажет начальству:

- Дайте мне двести человек рабочих, и я найду вам клад, зарытый монахами! - то ему дадут триста человек.

fi Соловецко.м лагере все всегда суетятся и стараются придать себе деловой вид даже вне рабочего времени, так как у заключенного при данном режиме не может быть ни .минуты свободной.

Шли остается свободное врел!я. значит, что-нибудь неладно - кто-нибудь подкуплен. /! результате - перевод на тяжелые работы и житье в одном из совюров.

/>. Седерхольм

Нас заставляли перекатывать большущие валуны i Месят на место. К камере выло человек двадцать. Приходил утром надзиратель и говорил, что если желаете по-авшрак.ппь. то валун надо перекатишь... и указывал .место. А перед ужином - обратно. Инструментами выли только руки и плечи.

А. Пнщалышков'

ЕЕ

Поленницы дров, заготовленные заключепнылт Соловецких лагерей и орошенные в лесу, до сих пор лежит в районе Кирилловской тони, по горе Псрбоколыюй. ни берегах Долгой губы, в чащах Большого острова

Из воспоминаний Б. Седерхольма

ЕЛЕ

Чем больше живешь в лагере, тем больше и больше проникаешься сознанием, что Соловецкий лагерь - это какой-то гигантский сумасшедший дом.

В техническом бюро при Строительной части лагеря разрабатываются сногсшибательные проекты: "Электрификация всех Соловецких островов", "Образцовая механическая прачечная", "Судостроительная верфь". "Астрономическая обсерватория", "Зоологическая опытная станция с аквариумом". 11рофсссор Браз рисует фасад дома, где будет помещаться Управление ВОДНЫМ транспортом, а в отхоже.м месте, расположенном на центральной площади, провалилась крыша. Заключенные, населяющие Кремль, около пяти тысяч человек, отправляют естественные надобности во всех закоулках отхожего места, и вечером туда небезопасно ходить, так как несколько сидении провалилось и образовалась зловонная яма.

11о вечерам на поверках читают-списки расстрелянных... Не выдержав нагрузки, падают в обморок истощенные голодом и работой люди, но работают два театра, где происходят спектакли и кинематографические сеансы. Специальные, особо командированные привезли из Москвы духовые и струнные инструменты для (оркестра... Когда же князь Максутов, исполняющий обязанности капельдинера в Кремлевском театре, не скомандовал "Смирно!" при появлении начальства, то его сослали на КОндостров в каменоломни.

Журнал "Соловецкие острова", № 9, 1925

Буржуазные журналисты всех стран распространяют немало вздора о Советском Союзе. Особенно увлекаются они рассказами об "ужасах" советских тюрем и концлагерей. "Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?" - скажем мы им. Не мешало бы им провести некоторое время в своих собственных концлагерях, подышать их убийственной атмосферой, а затем побывать в наших, где заключенные учатся и развиваются, работают и исправляются. Тогда перед лицом горькой для них правды им пришлось бы сильно покраснеть за свои писания.

Кто не провел хотя бы нескольких недель в империалистических лагерях, не может иметь самого слабого представления об этом царстве Смерти, рабства и насилия. Но как был бы счастлив заключенный английского концлагеря, если бы он имел десятую долю той свободы, которой пользуемся мы здесь, в Соловках.

Бывший редактор турецкой социалистической газеты Седат Решад

Из воспоминаний В. Дворжецкого

Седьмой рабпункт Ппнежского участка У СЛОН ОГПу. Это строительство железной дороги Пинега-Сыктывкар. В камерах тесно, жарко, душно и клопы! Клопы всесильны, от них нет спасения, они невидимы и вездесущи! Клопами буквально пропитаны все три яруса нар. Каждая щель, каждая трещина, морщинка, складка, углубление деревянных нар, стен, потолка, пола заполнены клонами. Они всегда готовы жрать, в любое время дня и ночи. Они ненасытны! Они неистребимы! Кошмарная мощь агрессии и вони, жуткой вони, постоянно заполняющей воздух, одежду, тело, пищу... А привыкаешь! Что делать? Ко всему привыкаешь. Выхода нет. Ну не уснешь сутки, ну еще сутки, ну спрячешь голову, лицо, шею в рубаху. В конце концов свалишься в сон, как убитый. А проснулся, шевельнулся в сторону - под тобой лужа собственной крови от тысячи раздавленных насекомых. Жуть! Повернешься на другой бок: "Нате! Жрите!" - и в сон.

Лампочка на потолке всю ночь горит, на окне решетка и щиток железный снаружи, чтобы ничего не было видно. Штрафной Изолятор. Ни читать, ни писать... Ложись к клопам на голые нары, закрывайся одеялом, натягивай рубашку на голову- Еще один день прошел Надо жить...

Однажды утром загремел засов - барахло принесли.

- Одевайтесь, десять человек на работу!

- Хорошо! Лишняя прогулка!

- Выходи за зону.

- Еще лучше - прогулка дольше! Построились, вышли за вахту. Конвоя тоже

десять человек с винтовками.

- Разберись по два! Следовай!

Погода- чудо! Оттепель, солнце, небо синее!

Пахнет весной! Идем. 11о пять конвоиров по сторонам Идем, Куда? В полукилометре впереди лес. Сзади лагерь. Вокруг открытое пространство., снег, светло. Как хорошо-то. Господи!

А это что? Чернеют пни?.. Нет, это люди! Голые, мертвые... мерзлые... люди... вездеT вокруг... самые невероятные позы, из-под снега торчат колени, руки, ноги, головы... спины.

Пошли дальше по свежей целине... все гуще трупов под снегом, под йогами... друг на друге...

- Стой!

Яма глубокая, снегом засыпанная... длинная яма-ров.

- Слушай команду: все собрать, снести в захоронение! - Гробовая тишина, Никто не шелохнулся,

Ав?ГЖ"""'>ВТП"1!1Ш

ССР С Г П it

Ь ИИЯТ ат I'/f-ie г.

.-ыгу ЛИЗ(W 'SRI? ОГ Ж IHURIL.ENIH УМЯЙЙМ

ни гавЯ па."

о.г.- ------ ?

.ПИКИ

10 '

/ 4I.OT.ROB

.' *а IN ро RAP OF ит-'д*

Ло",РВВ1ИВУ"7~ ij.'

- А ну, давай! - щелкнули затворы. - Управитесь к обеду - всем по двойному пайку! И премиальные...

Управились к вечеру. Сравняли яму.,. Оставили так... Растает, потом засыпят...

Другим штрафникам работа будет...

Вернулись в камеру. По кило хлеба получили и Пирожок с капустой. А руки немытые... Впереди ночь страшная... и руки немытые... В эту ночь и клопы замерли.- не жрали... клопы.

Уснуть... уснуть! Где уж тут... "Захоронение"... как таскали их. скрюченных, голых за ноги, за КЗ! руки, волоком, как стаскивали в яму ту.., а они

"цепляются", они не хотят... они ВИДЯТ! Глаза-то, глаза встречаются - как живые!.. Вот они глаза... Вот эти скелеты, обтянутые кожей... Люди, бывшие люди!!' 11очему? Откуда? Ну стреляли на просеке штрафников - все знали об этом. Один, два, пять! 11о эти-то откуда? Сотни! Я Много! Откуда?

В лагере десять тысяч. Кроме нашего штрафного изолятора, в зоне еще два барака "нерабочие". Один - изолятор сифилитиков и прокаженных, другой - барак Санчасти. Из изолятора вывозили и сжигали, это тоже всем известно, а вот Санчасть - настоящая мясорубка!

Всех доходяг - туда! Кто па разводе падает от истощения - туда, кто на поверку не поднимается с нар - туда.

Там в Санчасти вповалку народу, битком. Там хозяйничают сильные, здоровые уголовники - санитары и лекпом - царь и Бог. Идет, этак, но проходу между валяющимися доходягами лекпом в сопровождении свиты санитаров и мелком отмечает, кого в расход. Санитары потом Тащат отмеченных в мертвецкую.

- Я еще живой!

- Лекпом лучше знает.

Вот они откуда - эти сотни! Их свозили в яму, а они расползались. Вот они, сотни, тысячи скрюченных, черных бывших человеков - лагерная пыль...

Не уснуть!.. Все равно не уснуть... долго не уснуть...

Заметка в журнале "СЛОН"

ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ РАБОТА В СОЛОВЕЦКОМ ЛЕСНИЧЕСТВЕ УСЛОН

Культурно-просветительная деятельность в Лесничестве сильно затрудняется ударностью работ рабочие, по исполнении ими дневных уроков, возвращаются настолько уставшими, что в большинстве случаев оказываются не способными к культурно-просветительным занятиях!. Неслют-

ДействПе происходит в Исаково - главной \сспой командировке- Это штаб лесозаготовок. I юла я был сослан за отказ написать мемуары для лагерного журнала.

С" вечера началась меТель> Февраль. Мрачная приполярная ночь. Дует северо-восточный рез-

Бардарииская часовня - Соловецкое лесничество'. Почтовая карточка издательства уСАОИа

кий, пронизывающий ветер. Командировка спит под шум ночной бури... В четыре часа утра свирепые крики дневальных:

- Подъел*! Живо!

Лесорубы нехотя встают, отрываясь от "согревающих qiynn"... Черный хлеб запивают кипятком кто успел достать, другие - холодной

водой.

- Строиться на развод! - новая команда в гре часа тридцать минут.

Нарядчики распределяют нас по группам, И передают десятникам. В помощь десятникам ; 1 ('бычно одного или двух чекистов из "Над-• для физического принуждения, на лесоза-ки подбираются самые суровые и бесчеловечные чекисты.

Партии, направляясь по разным дорожкам, входят в бушующий лес. Ветер бросает снег в ли-как лопатой. Глубина леса представляет соря, однако, на это, удалось провести с ними ряд бесед на тему "Необходимость и средства поддержания порядка в общественной жизни людей". Лекции прошли на Белом озере*. Белужьем и Большом Лесном". Беседы прошли при достаточном внимании к ним со стороны заключенных и вызвали ряд вопросов..

Воспитатель Е, Семенов Из воспоминаний И. Зайцева

бой клокочупр нт котел: шум. гул. треск, cbi ICT, завывания и темнота... Десятники задают урок - по тринадцать штук баданов на каждого лесоруба и указывают район, где пары заключенных должны свалить все заклейменные деревья.

У стволов деревьев нанесены сугробы. Перед тем, как пилить, надо отгрести снег от ствола. За неимением лопат это делается ногами. Работа нудная, отнимает много времени, затрудняя выполнение урока. Здоровые и сильные, а гдавнылт образом, предусмотрительные и осторожные, принимаются за работу. Другие начинают обзор участка - откуда лучше начать. А третьи - слабовольные, уже угнетенные и подавленные режимом, решают выждать рассвета: они забираются парочкой под густые ветви развесистой ели, усаживаются плотно, прислонившись друг к другу- Часто такие пары превращаются в мерзлые трупы - заледеневают, покинув Соловецкую землю, избавив себя от мучений и страданий...

Когда десятник, обходя для проверки очередной участок, не видит какой-нибудь пары, он, как человек опытный, ищет под елями и находит трупы замерзших...

Во Время этих обходов, особенно в суровую погоду, происходят трагические сцены. Десятник с чекистом приходят на один из участков и видят, как пара лесорубов бегают вокруг балана... Он набрасывается с руганью, почему мало сделали? Те отвечают, что во время пилки у них замерзают ноги: обувь-то - лапти с мешочными портянками, обещают, что, согрев ноги, продолжат работу.

Охранники, не доверяя словам заключенных, требуют от них беспрекословно взяться за инструмент, так как не собираются из-за этой пары задерживаться в лесу... Лесорубы возражают. Они говорят, что если не будут отогревать ноги, то отморозят их и совсем не смогут работать. Нужно учитывать психологию этих людей, уже измученных, угнетенных и подавленных, почти всегда безмолвных... i io сейчас к НИМ предъявляют дикие требования - умирай, да пили! Будучи нервно возбужденными, они возражают, называют чекиста и десятника "палачами" и "кровопийцами".

Начинается избиение. Один бьет падкой, а другой прикладом. I [осле нескольких сильных ударов замерзшие жалкие работники берут пилу и идут к стволу, размазывая ПО лицам кровь... Десятник с чекистом стоят некоторое время РЯДОМ, наблюдая за работой

В другом месте чекист заставляет здорового лесоруба бить своего больного, почти умирающего напарника.

- Шибче бей! Гав-гав-гав!.. - орет чекист и Прицельно бьет сзади прикладом по голове...

Короткий зимний соловецкий день... Близится ночь... В три с половиной часа уже темно. Рабочий день продолжается до семи часов. Следовательно, это уже вторая ночь в лесу. Снежная метель, ослабевшая днем, к ночи опять разбушевалась...

Самые трагические сцепы происходят к концу работы. Дело в том, что. по установленному порядку, все. не окончившие урок, остаются в лесу. Бывает так* что ослабевшие пары успевают сделать лишь половину урока, и им предстоит работать еще столько же времени, вплоть до следующего рабочего дня. Тогда они получают новый урок, который опять выполняют до следующего дня. Случалось, что пары лесорубов, медленно работавших, держали в лесу по трое суток. 1 [редставляю судить, что с ними стадосв-.

При таких условиях труда заключенные всеми силами старались попасть в стационар. Их не принимали туда вследствие того, что стационар был слишком .мал. но они не хотели уходить и ложились на снег. Воздух оглашался душераздирающими крика.ин. когда доходяг 3d ноги оттаскивали от стационара.

Щяо дал, .меньше освобождений больныл!. про того говорили, что он опытный летом, пото.мг что за каждое выданное дольному освобождение от работы ожидалась какая-нибудь взбучка от начальства в лице командира или Отдела Труда.

Заключенный Рахт С. П., летом командировки Голгофа.

Из показаний на допросе

Шарж из журнала "СЛОН". \? ~-.S, W24

В П отдел труда ЭКО

Г'4

Черм "o"""f

Hi .....' .ЩЛ4^

1. Фамилия....................

Ст ь.

-|Ь " ЧТРД

2. Имя./-.

3. Отчество

4. Рота ........

дел труда ЭКО

......ш,

роты

1

от раб-на '.......' 1 И

"мДни/п

****

it раб.

•,9-"--*:г и

отдешш СЛОН

\

2172 /йД

РШЕ

turn СЛОН

' 2172

- '

Медицинской помощи пострадавшим иа работе никто оказать не может, так как фельдшерами числятся люди, ранее к медицине'отношения не имевшие. 11ет никаких медицинских пн-..."румептов. лекарств, кроме пода и тряпок, а <• термометром" называют толстую дубину, которую употребляют йо отношению ко всем, заявляющим о своем заболевании. Пели человек уже совсем не может Выполнять тяжелую работу, то его с лесозаготовок все равно не отпускают, а заставляют ВЫПОЛНЯТЬ бессмысленные задания, например переносить волу из одной проруби в другую. Б лагере никто без работы сидеть не должен, и освобождения не дают пико-,м\'. потому что начальство не велит признавать болыiых болыIы,ми.

Из воспоминаний Б. Седерхольма

I !ичег6 прочного И определенного. 11пкто пе iHaer; что Именно .можно делать, а чего - пель-.;!. I 1апрп.мер. ВЫВОДЯТ партию заключенных мостить дорогу. 11а всю партию выданы два лло-\отка для разбивки щебня и одна лопата, Б nap-inn двадцать человек. Как быть? 11роепть, чтобы ВСЮ партию снабдили Ш1СТрументОМ в надлежащем количестве, - нельзя, гак как не дисциплинарно: возможно, не дают инструмент нарочно, чтобы сделать работу труднее 11о может случиться и иначе

Кто-либо из проходящего .мимо "начальства" вдруг обратит внимание* что заключенные носят щебень пригоршнями рук Тогда всю партию обвинят в саботаже и это повлечет за собой дисциплинарное взыскание

Самое слабое наказание - тридцать суток содержания в темном подвале, с обязательных! ежедНевНЫм выводом па исключительно тяжелые работы; За два дисциплинарных взыскания, полученных в течение трех месяцев, следует перевод па Секирную гору...

Обра -новая бригада заключенных на дорожных работах вблизи Пожарных (бывш. Святых) ворот Кремля. IMS год

ШниатЮра из соловецкой лицевой рукописи 1623 года. "Ангелы секут розгами карельскую женку". ОР ГИБ. Санкт-Петербург.

В память о '/уде избиения женщины гору назвали Секирной. Через 500 лет она сполна оправдала свое название, став символом человеческой жестокости

Из воспоминаний Ю. Чиркова

Секирная гора имела очень недобрую славу. Там в XV веке ангелы высекли розгами женщину, которая могла бы явиться на острове соблазном ддя монахов. В ознаменование этого чуда там поставили часовню, а в XIX веке - довольно большую церковь, на вершине которой устроили маяк. К церкви примыкал с запада деревянный двухэтажный корпус. В лагерный период на Секирной горе- разместили штрафной изолятор, знаменитый особенно тяжелым режимом.

ГОРЛ С Ь К И Р Н & Я

• KSb^Vb^jlb^ M^OH^ci СТ1 С К ИТЪ И- ВЫСОКОЧТИМ ЫИ ХР&МЪ

Лрежл е - мЪсто го

их г моленгй

Н ьЩн&-he к л о* к омму&^<го л а <&.

План штрафного изолятора на Секирной горе, выполнен/пчй заключенныл/ Соловецких лагерей Особого Назначения генерил-.иайорол/ Иваном Зайцевым

Быстро вышла за пределы Соловков слава Сскирной горы. Это был карцер для всего лагеря, где проштрафившихся или неугодных заключенных доводили, так сказать, до ума.

Когда строили узкоколейную железную дорогу, то во главе работ поставили единственного в то время на Соловках инженера-путейца Эдуарда Эдуардовича Кухаренка. Это был человек средних лет, специалист еще старой формации. 11 знал свое дело очень хорошо. Был, как потом выяснилось, очень крупным специалистом.

Нрава Кухарспок был веселого, бесстрашного. Не боялся острое слово сказать. Не боялся перечить начальству, бесцеремонно отменяя неграмотные приказы. Заступался за заключенных, стараясь уберечь их от произвола охранников. Однажды ночью, по доносу, его увели на Секирную гору... Прошло время, пока смогли ему помочь. 11акопец, смазливая девчонка из охраны жепбарака смогла договориться с начальством Сскиркп... Кухаренка вызволили, по это был совершенно неузнаваемый, потухший человек. I la-вешая Э.Э в больнице, я видел, что любой разговор ему в тягость; Стало известно, что его подвергали самым настоящим пыткам, из них наименьшей была "жердочка", это, когда заставляли сутками сидеть на жерди, не позволяя ни встать, пи задремать, ничего,.,

Благодаря железному здоровью Кухаренок выдержал пытки, но морально он был сломлен. Потом его по спецнаряду, вызову, отправили в Москву. Говорили, будто сам Дзержинский, узнав, что Кухаренок в заключении, вытребовал его, как большого знатока железных дорог'-'

Литвин Николай Кириллович (1890 г.р./, уроженец города Могилева, журналист. Арестован и осужден после возвращения из-за границы. В Соловки заключен по решению Коллегии ОПТУ 22.02.24 на три года.

Журнал "Соловецкие острова"

№ 9, 1925

В самый ясный день тяжко передвигать ноги к горе Секириой. С легкой душой туда не приходят люди... Раскольников как-то говорил у Достоевского:

- I [изкие потолки и тесные комнаты душу и ум теснят!

А тут высокие потолки и много ггростору меж этих белых стен, а тесно душе, очень тесно... Дальше, наверх. Лестница. Вот она, душа Сскиркп. Ключ. Засов. Секунда.

- ("мирно!

Синие дымки махорочные под потолком собрались, будто выброшенные последним церковным кадилом. Будто поднялись вверх и с тех пор стоят недвижных* облаком. Сгрудились перед дверью несколько десятков людей, встали стеной перед распахнувшейся дверью.

И глаза, и рты v Людей раскрыты. Увидели нового человека - и ждут, мучительно, жадно ждут. Чего? Этого не передашь словом.

Л главное - сами ожидающие не знают, чего' именно ждут они, что хотят услышать из раскрывшейся в неурочный час двери. Глаза - Ножи длинные1. Если встать в дверях и молча глядеть в эту живую неподвижную стену, задрапированную в разнообразнейшие лохмотья, в эту голую общую грудь, испещренную фантастической татуировкой, если молча глядеть в эту живую стену, то и она уставится в вас десятками пар своих глаз и способна стоять так час, два, сколько угодно.

- Кто кого пересмотрит?

Вошли внутрь. Дрогнула фантастическая стена, назад подалась...

Н. Литвт

ш

ИспытятепЬныи ГолоР<ик"и стл>!С подобен ПРО"ОЖ|!?ИЙН2

Ор,*" исЬс?ныи ц1лр ?-;

.'? 1Ч0ЖК" БОЛЬНО Эти

1 \ \ \

Шарж из журивла "СЛОН" № 7-8. 1924

свободе

El

11

п

а. f-

Череэ|

В

Глава

11ервого сентября ! 926 года в результате провокации е мнимым лесным пожаром был издай приказ но УСЛО! [у о ссылке меня сроком натри месяца в штраф-изолятор, то есть на Секирку.

Без преувеличения могу сказать, что когда зачитали этот приказ на поверке, то многие ахнули.

Уже не принимая ВО внимание моего прежнего социального положения, генерала Российской армии, но и просто по возрасту - никогда не было случая, чтобы арестанта такого солидного возраста заточали па Секирку.

На Секиркс существовали все виды истязаний; Сиде видами наказании. Начальником Секирки был Суриков.

Нас заставили раздеться, оставив на себе лишь рубашку И кальсоны.

- 11ельзя ли оставить носки на нотах' - попросил я,так как цементный пол был. как лед,

- Снимай! Не полагается! - грубо прокричали в ответ.

Лагстароста постучал болтом в входную дверь. Внутри Заскрипел железный засов, и тяжелая громадная дверь открылась. Нас втолкнули внутрь так называемого верхнего штраф-изолятора. Мы остановились в оцепенении у входа,

ние на жердочке и избиение являлись самыми легкими который устанавливал там 'тот режи.ч...

Из показаний на допросе И.А. Курилко

изумленные представшим перед нами зрелищем, Вправо п влево вдоль стен молча сидели в два ряда на голых деревянных нарах узники. 1 !лотно, один к другому.

11ервый ряд, спустив ноги вниз, а второй - сзади, подогнув ноги под себя.

Команда:

- Сидеть по местам! Больше ни слова!

Все босые, полуголые, имеющие лишь лохмотья на теле, некоторые - уже подобие скелетов. Они смОтрёли в пашу сторону мрачными утомлёнными глазами, в которых отражалась глубокая печаль и искренняя жалость к нам. новичкам, что пас ожидает то же, что они выстрадали и переносят теперь Все. что могло бы напомнить о том, что мы в храме, уничтожено. Росписи скверно и грубо забелены. Боковые алтари превращены в карцеры, где происходят избиения и надевания смирительных рубашек.

Там, где в храме Святой Жертвенник, теперь Огромная "параша" для большой нужды - в нашем случае - кадка с положенной сверху доской

ДЛЯ Iюг.

Утром и вечером - поверка с обычным собачьим лаем "одра!" Бывает, за вялый расчет мальчишка-красноармеец заставляет повторить ЭТО приветствие полчаса пли час...

Пища, притом весьма скудная, выдается единожды в сутки - в полдень... Так не педелю или две, а месяцами, вплоть до года.

КЗ

шш

Из воспоминаний Е. Соловьева

В верхнем штраф-изоляторе режим более суровый, там сидят люди, ожидающие постановления по поводу своей участи, часто расстрела. Какие переживания, какие муки испытывают они там, человеческий мир не узнает, потому что почти никто не выходит отгула на свет Божий. А если кто и выйдет, то все равно не расскажет, потому что он после Секирки в лучшем случае полупомешанный, которому все равно не поверят - не сможет цивилизованное человечество поверить в беспредельное варварство диктатуры большевиков не только в Соловках, но и по всей России.

А Секпрка - это шедевр, это высшее достижение коммунистической гуманности по отношению к невинно осужденным. Ведь коммунистическая диктатура "не наказывает, а исправляет", как проповедуют ее идеологи. Но на самом деле здесь отрабатывают методы зверского и поголовного уничтожения человечества. На Секирку отправляют от одного месяца до одного года, который, конечно, никто не перенесет.

Все вещи у заключенных отбираются, хотя на ночь можно получать какую-нибудь одну свою вещь, например пиджак или одеяло. В пять часов утра эту вещь надо сдать... В камере на верхнем этаже собора, расположенного па самой высокой горе острова, при сильных полярных метелях и вьюгах днем приходится сидеть в одном белье в сыром холодном неотапливаемом помещении. В нижнем изоляторе разрешается иметь верхнее платье, а кроме того, сидящих на первом этаже гоняют па работы, что для заключенных верхнего Изолятора кажется курортом.

Узникам Секирки не разрешается писать и получать письма, запрещены посылки и право пользования ларьком, лаже если на счету есть деньги. Утром по кружке кипятка, а позднее потри четверти фунта' черного недопечеппо-то хлеба, который .мгновенно съедается. Часто хлеб дают с большим опозданием. I [осле раздачи "пищи" - кипятка - поверка, перекличка, и все садятся на так называемые жердочки, где нужно сидеть только строго прямо И абсолютно молча до обеда. В двенадцать часов в ушатах приносится баланда, которую наливают в глиняные чашки, вызывая но списку. Варево - баланда - отличается не только отсутствием жиров, но и овощей. Все обедают без хлеба, так как он уже давно съеден. Баланда просто выпивается,

После обеда арестанты вновь садятся на жердочки. За неправильное сидение, за попытку разговора - наказание. Кроме всегдашних побоев, обычно сажают в карцеры, их два, справа и слева, арестанты называют их "южный" и "северный". Если арестанту понадобится сходить по естественным надобностям, то без разрешения он не можег встать и войти в шкаф, где стоит малая параша. Откровенно говоря, сходить на парашу - размять кости - считается большим удовольствием. Вечером в десять часов - снова удар в колокол - поверка. Выдают по одной вещи, и нужно лежать. Теперь, наоборот, наказывают за попытку сесть. Многие ложатся в штабеля, чтобы сохранить тепле). Один ряд ложится на пол, другие на них, а третий ряд еще выше. И так чередуются, чтобы не замерзнуть.

С Секирной горы редко кто возвращается обратно, а если и возвращается, то е увеличен-ш-э ным сроком прс-бываш 1Я в лагере, гак как адми-

нистративная коллегия имеет право выносить Приговоры, ПОМИМО Москвы, включительно до СмерТНОЙ казни! Этим нравом коллегия пользуется в самом ШИРОКОМ объеме.

Однажды мы наблюдали партию заключенных с Секирной торы, гонимых для работ по засыпке кладбища цинготных и тифозных. Это кладбище отравляло окрестности зловонием, так как подпочвенная вода размыла я.чы-захо-ронения.О приближении штрафников с Секирной горы МЫ догадались по громкой команде: - 11рочь с дороги!

Разу .месте я. все шарахнулись встороны.а .мимо пас вели истощенных, совершенно звероподобных людей; Окруженных многочисленным конвоем. Некоторые были одеты, за неимением платья, в мешки. Сапог я не вплел пи па одном.

В Шлъшом соборе помещался страшный Секирный изолятор. Тал/ же. у этого изолятора производилась большая часть расстреле!' заключенных но приговорам ИСО. Здесь, б лагере, в уменьшенном бабе воспроизводилась жизнь на воле. В лагере было свое ГЩ' - это ИСО и своя Лубянка - это Секирный изолятор. Попавший в Соловки мог поиметь за преступления в лагере новое "дело", получить по эшо.иу делу новый срок или расстрел иа Секирной горе. Мы. иронизируя по этому поводу, делили СССР на "большие Соловки" и "Со.и'в-ки .малые" - наше теперешнее .место пребывания.

М. Никонов

Безгласный свидетель страданий сотен соловчан - настенная роспись XIX века церкви Вознесения, проявившаяся из-под осыпавшейся лагерной поделки в бывшем штрафном изоляторе на Секирной горе

пойти по дороге с Секирной горы в Кремль и. пройдя триста .метров, свернуть направо, то в двухстах метрах от поворота зарыты неглубоко пол деревьями два трупа, в разных местах, недалеко один от другого.

11о данным соловецкой Санчасти, из общего числа трехлетни ков, пробывших полный срок: 37 умерли на Соловках от разных причин: 38": ушли после освобождения увечными, и ЛИШЬ 25 убрались с архипелага вполне здоровыми. Итак, в результате деятельности карательно-исправительной системы П IV на Соловках в течение первых Грех лег выведено в расход три четверти из общего числа, подвергнутых карательному эксперименту.

Ваш покорный слуга, пишущий эти строки, - генерал Генерального Штаба, полный Георгиевский кавалер, имеющий за Мировую войну офицерский орден Св. Георгия и Георгиевское оружиеT За все прошлое я был персонально амнистирован. П IV очень старалось придумать новое обвинение, чтобы иметь основание законопатить меня подальше на долгий срок, а при удачной провокации - отправить к праотцам...

Весною 1927 года я в компании еще с одним заключенным, видным анархистом Роланом-Ло.мопосовым, под присмотром охранников разыскивали вокруг Секирной горн опаявшие из-под снега человеческие трупы и зарывали их в землю, конечно, зарывали неглубоко. Если

El

Роллан-ЛаЛигносав Франц Францевич (1893 гр.), из Парижа, историк Арестован 25 августа 1924 года и в тот же день осужден Особым Совещанием ОГПУ.

После вывоза полит заключенных на .материк в 1925 году оставлен на Соловках и переведен на уголовный режим. Направлен в штрафной изолятор на Секирной горе за неоднократные протесты и требования сохранить за совой статус политзаключенного. В Кднцё двадцатых годов совершил побег из ссылки. А>1льнсйшая судьба неизвестна

ВЫПИСКИ протоколе Центральной Яттестви^онион Коллегии УСЛОН

"г J15,.апреля__1927 г. ц Щ-

Председатель А. Я. Степанов , 8. Г Зарин Члены: ' П. А. Петряев . Е. С. Барное | Н. Г. Вальденберг iVn|";i:i|ii, II. II. '.i-puu_ Ля. • и-г.

Слушали:

---------

37. то'-ли-лп'оштоа "ПИЯ Эранаеввч.

Постановили:

язолягоре црачпял пвбя как тал о^хщатедчкий во воах отнозениях.

tec -. -,z" :i :o :i 5

ггПТ 9- "Щ ем r-'i

.1 , ; .-: 5 1. ::? ? - --а -• inУм:::, '.чв,

.пая с; i -I" яп елвп

| ??• см rtSt СЛЧТЬ пс|.-де с с- -"••••:"". "СЛСН

seay г!

' Г,-с ? :-"с-1Суий/.1" . Jjf--^-'

Випнсва верна: Сецнтарь Атюивщи

'Лз_ доклада

"О деятельности УСЛОН ОГПУ за 1926-1927 операционный год"

...бузотерство со стороны так называемых политических незначительно. Требования их о смягчении для них лагерного режима, создания для них режима поли- тизоляторного, подкрепляемые иногда голодовками, нами во всех случаях не удовлетворялись. Основным методом борьбы с нарушителями лагерного режима, проводимым в показательном порядке, был перевод таковых нарушителей на особо тяжелые работы и штрафная изоляция на максимальные сроки...

Начальник управления СЛОН Эйхманс Начальник Адмчасти СЛОН Степанов

3JE

?-. VH4K-.

г1: • Hl(K* (*?<М№>

Око: Мх.ц r.i, i.r. ".'

Хороши по весне ко.мары. Чуден вид от Секирной горы. Где от всяких ударных работ Здоровеет веселый народ.

Н. Литвин. 1). Ширяев. Пьеска "Соловецкое обозрение"

Художник В. Ъерхотурцев.

Шарж из журнала "СЛОН". X; 5. 1924

KORPUS OCHfiONY POGRANICZA

О I > I > '/. I Л I.

ШШ&ВК GRANICZNEJ

Из отчета польской разведки. "УСЛАГ.1928-1932 гг."

Командировка Секирная гора - зтрафной изолятор лагпункта К 2 (.Савватиевс,. На Секирной горе содержатся приговоренные к тяжелым работам. Например, заставляют носить воду десять раз в день по лестнице протяженностью около трехсот ступеней.

В лагере ходили слухи, что с Секирной горы охранники спускали заключенных по этой лестнице, привязав к бревну - балету. Внизу уже был окровавленный труп, который и узнать было трудно. Там же. под горой, сразу и закапывали в яму.

А Лихачев

Тяжело сдавили своды, Тяжело гнетет тюрьма, Мутным призраком свободы За решеткой дразнит тьма.

Спит тюрьма и трудно дышит. Каждый вздох - тоска и стон, Только мертвый камень слышит, Ничего не скажет он.

Но когда последней дрожью Содрогнется шар земной, Вопль камней к престолу Божью Пронесется в тьме ночной.

И когда, трубе послушный, Мир стряхнет последний сон, Вспомнит камень равнодушный Каждый вздох и каждый стон.

И когда последний пламень Опалит и свет, и тьму, Все расскажет мертвый камень, Камень, сложенный в тюрьму.

Спит тюрьма и тяжко дышит. Каждый вздох - тоска и стон, Неподкупный камень слышит, Богу все расскажет он.

М. Фроловский. 1925 год

Журнал "Соловецкие острова" № 9, 1925

УХОДЯЩИЕ

Островом белых чаек и черных монахов называли Соловки раньше.

Часть монахов досталась в наследство новым Соловкам. Почти все старики, многие из которых прожили в монастыре по 20-30-40 лет. Они свыклись с Соловками. Им некуда идти, так как на материке у них никого нет.

Б большинстве это крестьяне северных губерний, пришедшие в монастырь по обету паломниками, трудниками и оставшиеся послушниками, а впоследствии вступившие в число братии. Наметанный глаз сразу отличает их от заключенных-церковников. На соловецких монахах лежит какой-то особый отпечаток.

М. М-ский

Соловецкий лагерь принял от монахов полнокровное приполярное сельское хозяйство: молочный рогатый скот, лошадей, птиц, сенокосы, огороды, теплицы, парники, процветавшие под управлением людей, накопивших в монастыре многовековой опыт в ведении этого специфического хозяйства. Как могли справиться с ним чекисты даже при наличии у них кадров агрономов, не имевших опыта работы в ведении хозяйства на Крайнем Севере? Хозяйство было бы угроблено сразу, если бы напрямую попало в чекистские руки. УСЛОН нашел выход - принял на службу монахов, ведавших раньше в монастыре разными отраслями этого хозяйства.

Журнал

"Вестник Карело-Мурманского края"

№ 1-2, 1925

СОЛОВКИ - ПРЕЖНЯЯ СВЯТАЯ ОБИТЕЛЬ

Пять веков Соловки затемняли народные умы. Стихли соловецкие колокола Пробудилась новая жизнь. Теперь там концентрационный лагерь, там исправляют совершивших преступления граждан...

Омываемые бурными волнами моря, Соловки сами живут новой, бурной жизнью... Соловки стали теперь больницей, излечивающей недуги прошлого. Частичка оставшихся монахов тоже присоединилась к трудовой жизни. Стихла молитва в большом храме, и лишь изредка производится моление в кладбищенской церкви, но его уже мало кто слушает!

Белобородов

Подлость Управления СЮНа заключалась в ниш. что зарплату люнахал! вали ничтожную, обр-ясная .чио тел/, что они не члены профсоюза и тарифная сетка к ним не приложима.

Архимандрит Феодосии (Алмазов)

Af CP

НИИ ж

-л..

МОНАХУ

Перед жизни закатом опомнись, монах, Скинь свою божью хламиду, Очнись и увидишь, что ползал впотьмах, Не чуя позор и обиду.

Дай же забвенье кручине своей, Вере оболганной ярой. Иди и примкни к семье трудовой - Ты тоже почти пролетарий.

И. Монахов лагерный староста

Из воспоминаний В. Кичкаса

R 1930 году, когда из заключенных было подготовлено уже достаточное количество специалистов, необходимых для поддержания соловецкого хозяйства, монахов лишили пристанища в Кремле, а в 193) году конфисковали, наконец, и кладбищенскую церковь. Восемнадцатого июня 1931 года покинул Соловки последний свободный соловецкий монах.

Дорогу мне пересекла партия священников, человек двести. Они шли на смену сторожевых постов обычным воинским строем, одетые в рясы, с благообразными бородатыми лицами. Эта марширующая по двору оскверненной обители команда производила на меня при всякой встрече неизгладимое впечатление. Никто из снующих кругом серых людей не обращал па них внимания. Я остановился и проводил взглядом партию, пока она не утонула под темными сводами монастырских каменных перекрытий.

В мое время (1925- 1928 гг.) в лагере работали шестьдесят четыре вольнонаемных соловецких монаха'1. Некоторых я знал. Отец Агапит - уставщик, который следил за службой в церкви, отец Самсон - крупный специалист кузнечного дела; отец Авенпр ведал системой каналов между озерами; отец Мельхиседек - специалист по портновской части, он шил мне пальто перед высылкой в Сибирь.

Оставшиеся на острове соловецкие монахи выли зачислены инструкторалш в каторжные рыболовные артели, на Кирпичный завов, на вязку илотов и считались на службе в ОГПУ. получая зарплату и паек.

Б. Ширяев

Из воспоминаний архимандрита Феодосия (Алмазова)

Вольные монахи - особенно иеромонах Серафим, ризничий, болыпевизпровавшмйся - очень грубо обращались с заключенными архиереями, з про пас (не высших иерархов) и говорить нечего. Иногда дело доходило до столкновений даже с наместником обители...

Из воспоминаний М. Никонова

Колокол Благовестник - одни и;, реликвий монастыря. Рваные отверстия от попадания пуль лагерной охраны в тело колокола

Колшунмз.ч смотрит на религию, как на опиум, опьяняющий народы и расславляющий энергию, как па источник всех бедствий и нищеты. Церковь хочет процветания религии, коммунизм - ее уничтожения... .[ушою церкви, условие." ее бытия и смыслом ее существования является то СОМОВ, что категорически отрицается комлп'низмом.

Из "Памятной записки Соловецких епископов"

I la Филимоновекой июне, всеми верстах Ш Соловецкого кремля к главного лагеря, на берегу заливчика Белого моря, лал С архиениекоиол! Илариопом, еще двумя епиеконалш и несколькими евященникалш выли еете-вязалыцикилш и рывакалт. ^ rj0 ш-кий

Из воспоминаний М. Польского

Еще в Кемском лагере застала нас весть о смерти Ленина. Когда его хоронили в Москве, мы ДОЛЖНЫ были здесь, в лагере, простоять пять минут в молчании. Владыка Илариоп и я лежали тогда рядом на парах, а против нас посреди барака ровнялся строй наших OTIJOB И братии разного ранга в ожидании торжественного момента. "Встаньте, все-таки великий человек уме]), да и влетит вам", - убеждали пас. Глядя на Владыку, и я не встал. Хватило сил не склонить голову перед таким зверем. Так благополучно и отлежались. А Владыка говорил: "1 [одумайте,отцы, что ныне делается в аду! Сам Ленин туда явился - бесам какое торжество".

В "артели Троицкого" - так называлась рабочая группа архиепископа Илариона - духовенство прошло на Соловках хорошее воспитание. Все поняли, что называть себя грешным или только вести долгие благочестивые разговоры, демонстрировать строгость своего быта не стоит, а тем более думать о себе больше, чем ты есть на самом деле.

К концу первого трехлетня архиепископ Илариоп получил enje три года, якобы за разглашение государственной тайны, но и пробыв в Соловецких лагерях все шесть лет, он не вышел живым из своего заключения, умер в возрасте сорока четырех лет от тифа.

Из восполшнаний В. Зотова

В 1926 голу среди заключенных Первого от- в Шестой роте. Гам же обитали престарелые за-деления Соловецкого концлагеря находилось ключенные, не связанные с духовным званием, несколько десятков священников, все они жили Среди этих стариков были и татары, и грузины,

и армяне, и другие "восточные люди". Старикам полагалась легкая работа - они дежурили сторожами по разным учреждениям и предприятиям лагеря. Многие священнослужители также "несли сторожевую службу", другие работали кладовщиками, в каптерках, иа выдаче посылок заключенным- Служители культа пользовались доверием и достойно оправдывали репутацию людей добросовестных и честных. 11е было случая, чтобы поп проворовался, что обычно случалось с самыми "благонадежными" заключенными других категорий.

Надо ли говорить о том, что Шестая рота была самой степенной из всех пятнадцати рот, расположенных в стенах Соловецкого кремля. Лаже салю слово "рота", вызывающее представление о молодцеватой военной выправке и дисциплине, как-то не подходило для этого общежития стариков. \ 1ет сомнения в том, что среди церковников были и антисоветски настроенные люди. ПОЛучИВЩИеСрОК за политику, по главный контингент состоял пз священников, вина которых заключалась в том, что они пользовались большим авторитетом у своих прихожан. Это были священники по призванию, искренне верующие люди высокого морального уровня. По-пы-етяжателн. чревоугодники и пьяницы благополучно оставались при своей пастве и неправедным своим бытием содействовали успеху антирелигиозной пропаганды. Из их числа и выхолили "осознавшие религиозный обман" "бывшие служители культа", "сиявшие с себя сан".

В первые годы существования концлагеря, когда начальником был Ногтев, режим держали крутой, и если у заключенного находили Евангелие* го книгу немедленно отбирали, а владельца ее сажали в штрафной изолятор. Разумеется, никаких церковных служб не было.

При начальнике СЛО! 1а Эйхмансс, сменившем 11оггсва. священникам не возбранялось носить духовное облачение, но без наперсного креста. Они могли посещать богослужения соловецких монахов в Онуфриевской церкви, расположенной неподалеку от Кремля. "Мирянам" из заключенных при Эйхмансс тоже дозволялось посещать церковь, по это учитывалось в характеристиках, составляемых на каждого заключенного. Очень торжественно прошла в 1926 году пасхальная служба, в которой принимали участие, кажется, четырнадцать епископов.

Группа заключенных из Шестой роты на ступенях у входа в Спасо-Прсодрижепский собор, в том числе епископ Игнатий (Садковский). епископ Манунл (Лемишевскнй). ирхиепископ Евгений (Чернов), архиепископ Нувеналий (Мысловский). отец Владимир (Лозина-Лозинский), отец Михаил Польский, II Л- Массальский, профессор И. В. Понови другие. /с,25л""'

Церковь во имя Преподобного Онуфрия Великого ни соловецком кладбище возле енортнлошадки СЛ0Мй. Фотография из альбома, подаренного шпателю Максиму Горькому администрацией лагерей в 1929 году

Торжественно прошла пасхальная служба. Трудно рассказать о ион обычными людскими словами. В церкви святого Онуфрия небольшая куша монахов и два-три заключенных в серых бушлатах... Служили тринадцать епископов... Запас риз в ризнице церкви был небольшой, и пришлось несколько сшить из мешков...

Крестный ход - без колокольного звона и соловецкое особое пение на древний образец. Еще бы, пятисотлетняя традиция... Помните поговорку- со своим уставом в чужой монастырь не суйся. Это не пустые слова... С клироса, глазами пронзительными и невидящими одновре

В день отдания Пасхи, 27 мая 1926 года, в монастырском Кремле Соловецкого острова, в продуктовом складе лагеря, собрались, по возможности, заключенные здесь епископы для заслушивания доклада другого узника, профессо

Из воспоминаний М. Никонова

менно, Озирал стоящих в храме иеромонах. Лицо его иод надвинутым на брови клобуком - как на древних новгородских иконах: изможденное, вдохновленное суровой верой. Он истово следил, чтобы чип службы правили по монастырскому уставу, и не разрешал регенту отклоняться от нения но крюкам. Знаменитые столичные дьяконы не решались при нем петь молитвы на концертный лад...

Все мы в церкви воспринимали ее как прибежище, осажденное вратами. Они вот-вот ворвутся", как семь веков назад ворвались татары в Успенский собор во Владимире.

Из воспо.минаний М. Польского

ра Московской духовной академии И. В. Попова. Складом продуктов И раздачей их заведовал игумен из Казани о. I Ьпирпм Крылов, имевший группу сотрудников из духовенства. Начальство принуждено было доверить этот склад духовенству как единственно честному элементу лагеря. Отец Питприм предоставил епископам свое помещение для секретного совещания, которое приняло так называемую "Памятную записку Соловецких епископов, представленную на усмотрение Правительства"...

..."1 [амятная записка" не была' официальным голосом Русской церкви, по совершенно совпадала с этим голосом... Она отражала мнение наиболее многочисленной группы епископата, собранной вместе местом заключения И представлявшей собою Малый Собор многих епархий России, и отражала общие условия жизни I к'рквп. Общий ее исповедническпй л\х...

С 1923 года по 1926 год в Соловецком лагере пребывали следующие архиереи:

Евгений (Зернов), архиепископ Приамурский и Благовещенский. Иларион (Троицкий), архиепископ б. Верейский, вик. Московский. Серафим (Мещеряков), архиепископ 6. Костромской, Прокопий (Гитов), архиепископ Херсонский. Иувеналий (Масловский), архиепископ Курский, Пахомий (Кедров), архиепископ Черниговский, Амвросий (Полянский), епископ Подольский и Брацлавский. Гавриил (Аба-лымов). епископ Осташковский, вик. Тверской, Глеб (Покровский), епископ Михайловский, вик. Рязанский, Григорий (Козырев), епископ Печерский, вик. 1 [ижегородский, Захарий (Лобов), епископ Нижпе-Чирской. вик. Донской,

Заключенному в Соловках духовенству Тихоновской церкви доверены были все склады и каптерки, как арсстанта.ч евреям - кооперативы. Ксендзам и раввинам каптерок в распоряжение не давали. И.м. как н православному духовенству, тоже доверяли, по их в Соловках было сравнительно .мало, и ими нельзя было заполнишь все вакансии.

Архимандрит Феодосии (Алмазов)

Игнатий (Садковский). епископ Белевский, вик. Тульский. Иоакпм (Благовидов). епископ Лл-тырекпй, вик. Симбирский, Киприап (Соловьев), епископ Семипалатинский, вик. Омский. Мапуил (Лемишевскнй). епископ Лужский, вик. Петроградский, Митрофан (Грпиев). епископ Акеайский, вик. Донской. Нектарий (Трезвип-ский), епископ Иранский, вик. Вятский. Павел (Введенский), епископ Сердобский. вик. Сйм> бпрекпп. Платой (Руднев), епископ Богородский, вик. Московский, Рафаил (Гумилевский). епископ Александровский, вик. Ставропольский, Софроний (Старков), епископ Селепт-ский, вик. Забайкальский. СофрОниЙ (Арефьев), епископ Якутский, Серафим (Протопопов), епископ Колпппскпй. вик. I (етроградский.

Епископы, перечисленные в этом списке, почти все непосредственно принимали "11амят-ную записку". Некоторые из них оказались в Других местах острова, но знали об этой "Записке" и сказали свое мнение архиепископу Евгению, почитавшемуся старшим среди епископов по их общему согласию.

Осенью 1926 года в Соловки прибыло еще много епископов, которые в список не входят1'...

Из приведенного списка только один человек (Мануил Лемишевскнй) вернулся из лагерей. Остальные все из повой полосы арестов и расстрелов 1937 года к свободе и жизни уже не вышли...

Священнослужители, прибывшие в Соловецкий лагерь в 1'>23 году. Сидят слева направо: о. Алексей Шишкин, архиепископ Митрофан (Гринев), архиепископ Иларион (Троицкий), .митрополит Евгений (Зернов), архиепископ Захария (Лобов), Павел Че-хранов. Стоят: о. Семен Краснов, с. Илья Порожен-ко. о. Алексей Трифильев. о. Петр Фалевич. о. Владимир Волагурин. Фото 1926 года

Памятная записка Соловецких епископов, представленная на усмотрение Правительства (фрагменты)

11есмотря мп Основной Закон - Советскую Конституцию, обеспечивающую верующим свободу совести, религиозных объединений и проповеди, Православная Русская Церковь до сих пор испытывает весьма существенные стеснения в своей деятельности и религиозной жизни. Она не получаст разрешения открыть правильно действующие органы центрального и епархиального управления, не может перенести свою деятельность в ее исторический центр - Москву, ее епископы не допускаются в своп епархии... Местоблюститель Патриаршего престола и около половины православных епископов томятся в тюрьмах, в ссылках пли па принудительных работах. Не отрицая действительности этих фактов, правительственные органы объясняют их политическими причинами, обвиняя православных епископов в контрреволюционной деятельности и тайных замыслах, направленных к свержению советской власти...

Но Церковь не стремится к ниспровержению существующего порядка и не принимает участия в деяниях, направленных к этой цели, она никогда не призывает к оружию и политической борьбе, она повинуется всем законам и распоряжениям гражданского характера, но она желает сохранить в полной мере свою духовную свободу и независимость, предоставленные ей Конституцией, и не может стать слугою государства...

I (ерковь не касается перераспределения богатств пли их обобществления, так как всегда признавала это правом государства, за действия которого она не ответственна.

Церковь не должна мешать гражданскому I [равптельству в устроении материального благополучия парода, а государство - стеснять Церковь в ее религиозно-нравственной деятельности..

Основной Закон дает право веровать во что угодно, по он сталкивается с законом, лишающим религиозное общество права юридического лица и связанного с ним права обладания какой бы то ни было собственностью, даже предметами, не представляющими никакой материальной ценности, но дорогими и священными для верующих исключительно по своему религиозному значению. В целях пропаганды протп-ворелигпозной, в силу этого закона, у Церкви отобраны и помещены в музеи почитаемые ею останки святых... 11равптельство принимает меры к закрытию церквей п обращению их в места публичных зрелищ...

Мы считаем необходимым заверить Правительство, что обвинения против I {ерквп не соответствуют действительности. В прошлом, правда, имели место политические выступления 11а-триарха. подавшие повод к этим обвинениям, но все изданные Патриархом акты подобного рода направлялись не против власти в собственном смысле1. Они ОТНОСИЛИСЬ к тому времени, когда революция проявила себя исключительно со стороны разрушительной, когда все общественные силы находились в состоянии борьбы, когда власти, в смысле организованного Правительства, не существовало. В ТО время слагаюир i-еся органы центрального управления не могли сдерживать анархии п злоупотреблений пи в столицах, пи на мечтах. ВСЮДУ действовали группы подозрительных лиц. выдававших себя за агентов I [равительства, а в действительности оказавшихся самозванцами с преступным прошлых! п enje более преступных! настоящим Они избивЯЛи епископов и священнослужителей, пи в чем не повинных, врывались в дома и больницы, убивали там людей, расхищали имущество, грабили храмы и затем бесследно рассеивались: Выло бы странным если при таком напряжении политических и своекорыстных страстей, при таком озлоблении одних против

других, среди этой всеобщей борьбы Церковь оставалась бы равнодушной зрительницей происходящего, Проникнутая своими государственными и национальными традициями, унаследованными ею из своего векового прошлого, Церковь в эту критическую минуту народной жизни выступила в защиту порядка, полагая в этом свой долг перед народом... I [ротив анархии, являющейся общенародным бедствием.

I to с течением времени, когда сложилась определенная форма гражданской власти, Патриарх Тихон заявил в своем воззвании к пастве о лояльности в отношении к советскому правительству, решительно отказался ОТ всякого влияния на политическую жизнь страны. До конца Своей жизни Патриарх Тихон остался верен этому акту. 11е нарушили его и православные епископы. Со времени его издания нельзя указать ни ОДНОГО судебного процесса, па котором было бы доказано участие православного клира в деяниях. u.vieioHjux целью ниспровержение советской власти. Кпископы и священ жклужп-тели, в таком большом количестве страдающие в ссылке, в тюрьмах или на принудительных работах, подверглись этим репрессиям не но судебным приговорам, а в административном порядке, без точно сформулированного обвинения, без правильного расследования дела, без гласного судебного процесса, без представления им ВОЗМОЖНОЙ защиты, часто даже без объяснения причин, что является бесспорным доказательством отсутствия серьезного обвинительного материала против них...

С полной искренностью МЫ можем заверить 1 [раВйтелъство, что ни в храмах, ни в церковных учреждениях не ведется никакой политической пропаганды. Епископы и клир и па будущее время воздержатся от обсуждения политических вопросов в проповедях и пастырских воззваниях...

У каждого верующего есть своп ум и своя совесть, которые должны указать ему путь к пан-лучшему устроению государства...

Церковь, не связывая их свободы, внушает лишь общие принципы нравственности, призывая к добросовестному исполнению своих обязанностей, к действию не в интересах личного блата, не с малодушной целью угождать силе, а по сознанию, справедливости и общей Пользы*

t

Фотографин к актам "О вскрытии так называемых нетленных мощен" - основателей Соловецкого монастыря преподобных Зосимы, Савватия (акт 11 сентября 1925 года) и Германа (акт 11 сентября 1925:%>да),

В целях противорелнгиозной пропаганды у Церкви отобраны и по.чещены в музеи почитаемые сн> останки святых... I {равителытв, i принимает .меры к закрытия' церквей и обращению Их в .места публичных зрелищ...

I/: "Па.чяшнои записки Соловецкихепископов"

Из воспоминаний В. Зотова

Епископ Мануил (Лемишевскнй). 'Ото человек небольшого роста, с некрасивым лицом, Приятным лишь выражением ум<1 и спокойствия. По внешности не примечательный в обыденной жи:ши. он преображался под влиянием религиозного воодушевления. Во время богослужения он казался выше ростом и производил величественное впечатление. Движения его были неторопливы, свободны и торжественны.

В повседневном быту он всегда держался очень просто и скромно. Крайне строгий к себе, он мало ел и спал, удивляя всех своей работоспособностью. Нельзя было сомневаться ни в искренности сто веры, ни в глубине его религиозных убеждений. Это был очень хороший, добрый, разносторонне образованный и очень деятельный человек. За свою активность в заботе о судьбах православной Церкви он и получил направление в концлагерь. Среди соловецкого духовенства епископ Мапуил пользовался большим уважением и, вероятно, выполнял ведущую роль в делах церковных как в плане духов-ном, так и в практической деятельности. 11о сто настоянию был совершен церковный обряд отпевания соловецких монахов, убитых в 1676 году при подавлении раскольнического бунта царскими войсками. Так Через двести пятьдесят лет Церковь приняла противников нововведений в свое лоно.

Епископ Мануил был участником различных КОМИССИЙ и ЧАейФм псторпко-археологпчс'ской секции Соловецкого Общества Краеведения и на одном из заседаний секции сделал очень обстоятельный доклад на тему "Ссыльные Соловецкого острога по синодикам".

Будучи ревностным приверженцем православия, он считал, что православная Церковь многое должна перенять от католической и в первую очередь для Защиты веры вооружиться научным! 1 зпаш UIMI I.

Из воспоминаний Д. Лихачева

Грузинский католикос" стоял с ПОСОХОМ, как с жезлом. Я с ним в одном вонючем месте познакомился, потому что его обязанностью было следить за парашей. Он ко мне почувствовал симпатию, спросив, кто я, откуда, кто мои родители, почему посадили...

Из восполжнаний Г. Г. Гордона

У Кремля мы встретили очень дряхлого низенького старика, одетого в весьма потрепанный ватный халат - бывшего главного муфтия Московской мечети... Он восхвалял прогресс и осуждал препятствующие реформам силы... что не помешало ему очутиться на Соловках...

"Предположительно, архимандрит Шио Натманишвнлн (18.85 г.р.) - апостольский администратор католиков Грузии. В Соловках -с 12 февраля 1928 года, расстрелян I ноября 1937 года.

Чернели сутаны сбившихся тесной кучей кануне отправки из тюрьмы. Католические

католических священников. Они держались священники убеждались, что уповать им не па

особняком, редко когда по своей инициативе кого: они целиком в руках власти, взявшейся

заводили разговоры с нашими батюшками. Не искоренить их влияние.

сбывались надежды на заступничество ПОЛЬ- Ксендзы, объявленные эмиссарами вражес-

ского правительства пли Ватикана, какими по- кого окружения и шпионами, преследовались

манило свидание с польским дипломатом на- особенно настойчиво...

Из книги диакона Василия, ЧСВ, "Леонид Федоров. Жизнь и деятельность", Рим. 1966

Знамя католичества па Соловках подняли русские. Перше католики здесь были восточники. Латиняне присоединились к ним позже.

На Соловецких островах собрались сосланные сюда прежде других: отец Николай Александров, настоятель Московского прихода, В. В. Балашов, редактор "Слова Истины" и три сестры из Абрикосовской общины - А. С. Серебренникова. Т. Л. Сапожникова и А. В. Балашова, одна из сестер В. В. Балашова (другая была замужем за отцом Николаем Александровым). Немного позже к ним присоединились: редко унывавший человек С. I'. Карпинский, начавший перед войной духовное образование в латинской семинарии и вскоре прервавший его, тоже арестованный по делу русских католиков, якобы как член нелегальной антисоветской организации, хотя никаких сколько-нибудь серьезных улик против него не было, если не считать перехода в ненавистный большевикам восточный обряд; затем старушка Е. М. Нефедьева из Петербурга и еще одна сестра из московской общины - Е. В. Вахевпч. Первые прибывшие считались сначала политическими заключенными как члены монархической партии, к которой, кстати сказать, никто из них никогда не принадлежал. После ряда перемещений мужчин католиков поместили летом 1925 года на Большом острове в Кремле, а женщин - в уже знакомом нам женском бараке, и с этого времени все были зачислены как контрреволюционеры.

11ервой заботой русских католиков было организовать богослужение. В бараке это было невозможно прежде всего потому, что они жили там вместе со многими другими заключенными.

11равославное духовенство имело разрешение лагерной администрации пользоваться для богослужений кладбищенской церковью, оставшейся в распоряжении вольных соловецких монахов. Русские католики решили обратиться к властям за таким же" разрешением. Осенью 1925 года отец Николай посетил начальника Административной части Васькова и попросил его об этом. Тот дал принципиальное согласие и

Чш овняу берега мори вблизи дороги на Сскпрную гору. Сооружена в 185,5 году на месте, где. по преданию, в начале XV века стояла зел/лянка преподобного Германа - одного из основателей монастыря. В iritott часовне с декабря 1'>25 года до декабря ШШ года периодически совершались бюгослужеппя заключенных в СЛОНс кат1'ликов. Согласно записи в "Списке со.ичч'цких памятников старины", составленном по заданию Кулыпурпо-Воспнтательного отдела лагеря в 1Ш4 году, "на листе Гсрлшновскои часовни обнаружена лишь груда камней*

посоветовал переговорить сначала с вольными монахами, которые были хозяевами церкви, не согласятся ли они дать возможность католикам совершать богослужение в притворе своего храма. Хотя такое решение мало устраивало католиков, которым хотелось получить для себя вблизи Кремля одну из часовен, занятых под учреждения, мастерские и квартиры, все же о. Николаи вступил в переговоры с настоятелем кладбищенской церкви иеромонахом Агапп-том. Тот показал себя в высшей степени милым и приветливым человеком и даже передал этот вопрос на обсуждение братии, но тем не менее после состоявшегося совещания принес отцу Николаю отрицательный ответ.

Вскоре после этого было решено предпринять новые шаги и просить предоставить для Церковных служб Германовскую часовню, построенную па том месте, где. по преданию, жил и подвизался святой Герман. Она находилась в двух с половиной километрах от Кремля, у самого Моря, слева от дороги, ведущей в Савватиево.

Отец Николай отправился просить об этом лично Васькова. Не без волнения он вошел в кабинет чекиста, не только решавшего судьбы заключенных, по и собственноручно расстреливавшего приговоренных к "высшей .мере наказания". Однако чекист принял священника вежливо и внимательно выслушал просьбу католиков. Васьков дал согласие, предупредив, что позволит посещать Германовскую часовню только по воскресеньям и большим праздникам, причем каждый раз нужно будет обращаться к нему за особым разрешением для всей группы и представлять список для наложения резолюции.

Первое разрешение Васьков выдал на Рождество 1925 года. Накануне мужчины католики пошли к часовне, занесенной со всех сторон глубоким снегом, и протоптали к ней ногами дорожку. Часовня, расположенная здесь так живописно, оказалась для богослужений вполне подходящей. Диаметр ее был ежоло пяти метров. Направо от входа, почти у самой степы, был небольшой колодезь, которым пользовались жившие здесь мопахи-отшелышкп. Крышку колодца использовали для устройства престола. Для проскомидии в качестве жертвенника мог служить подоконник с левой стороны. Налево от него был образ Богоматери. Еще левее его оставалось пустое место от висевшей здесь прежде иконы. Чтобы заполнить его. принесли из соседней часовни образ Божией Матери Одпгитрпи.

Над устроенным престолом оказалось деревянное распятие, а вправо от него - образа святого Иоанна Богослова и святого Германа Соловецкого. В часовне было четыре окна, дверь легкая, деревянная. Ее решили закрывать только на засов, чтобы дать возможность зайти сюда в свободную минуту проходившим заключенным, замок все равно сорвали бы просто из любопытства.

У всех было сознание, что эта часовня - великая милость Божня. Однако, не имея антиминса, отец Николай не решился служить литургию. На Рождество он отслужил только обед-нипу. С этого дня каждое воскресенье и в большие праздники русские католики посещали часовню. Перед уходом из Кремля все вместе собирались у дежурного и оттуда, с его пометкой на документе, подписанном Васьковы.м, направлялись в часовню. 11о правилам не разрешалось ходить совместно мужчинам и женщинам, но для католиков сделали в данном случае редкое исключение. Благодаря этому сестры имели возможность исповедоваться если не в самой часовне, то за недостатком времени по дороге...

...Из писем остававшихся на свободе, русским католикам удалось узнать, что Святой Отец разрешил заключенным совершать литургию без антиминса, пользуясь обычным латинским "корноралом" (белый плат, который простирается на престоле), нужно было только во время литургии соединиться молитвенно с тем угодником Божннм, мощи которого почивают в ближайшем католическом храме. Удалось достать немного вина, и с конца мая 1926 года отец Николай Александров начал совершать божественную литургию, I [риблнзителыю в то же время было получено разрешение посещать Германовскую часовню ежедневно...

В июне 1926 года появился тайно доставленный сюда антиминс. Священные сосуды сделал из простого металла один мастер заключенный... Нашелся специалист, немец католик, который взялся сделать прибор для изготовления облаток. Однако прибор у него вышел неудачным: стенки были чересчур гонкие, и при печении облаток на сильном огне - тесто горело, а на блабОм - работа затягивалась, для выпечки пользовались примусом. Впоследствии тот же немец смастерил более усовершенствованный прибор, а кроме того, наладилась связь с остававшимися еще на свободе - вино и облатки стали получать от родственников, друзей и бывших прихожан.

...Летом 1926 года на Солонки прибыл первый латинский священник, витебский декан Леонард Барановский.

Отбыв карантин в Тринадцатой роте, отец Леонард поселился в одной комнате с русскими католиками. Здесь они положили начало нормальным и хорошим отношениях! между латпннпкалш и восточниками. Все мешавшее этому раньше, все болезненно разделявшее их и стоявшее между поляками и русскими на Соловках само собой исчезло. Они были теперь

В конце октября 1929 года в Четвертое Отделение СЛОНа с одним щ этапов прибыл новый врач. Комендант лагеря привел его в Леся-тую роту, где помещались работники Санитарной части, ввел в камеру врачей и представил:

- Вот вам новый врач, и рофесеор, доктор медицины Михаил Александрович Жижплепко. Мы подошли и представились. Новоприбывший коллега был высокого роста, богатырского телосложения, с седыми усами и бровями, сурово нависшими над добрыми голубыми глазами

Еще за неделю до прибытия доктора Жижплепко нам тайно сообщили друзья из канцелярии, что этот врач человек не простой, а с "особым предписанием", находящийся даже в заключении под Особым наблюдением, и что, может быть, он не будет допущен к работе врачом, а пойдет в особую Четырнадцатую роту "за-иретнпков", которым нельзя работать по специальности и весь срок заключения должно проводить на "общих" тяжелых физических работах. Причиной такого особого положения доктора Жижплепко было то, что, будучи Главным врачом Таганской тюремной больницы в Москве,

Самодельная лишая иконка из свинца, использовавшаяся при тайных богослужениях в СЛОНс. Соло вецкнй музей- заповедник

только братьями во Христе, носителями света Христова в окружавшей духовной тьме, так удивительно гармонировавшей здесь с холодом и мраком полярных ночей...

Кроме восточных католиков, несколько латинян тоже добились разрешения ходить па богослужение в Германояскую часовню. В результате там скапливался народ, и на церковные службы стал являться член лагерной администрации, чтобы не допускать в часовню лиц. не имевших специального разрешения.

Из восполшнаний И. Андреева

он одновременно являлся тайным епископом, принявших! имя Максима - епископа Серпуховского.

Шижиленш Михаил Александрович (1885-1931% епископ Максим, выпускник .медицинского факультета Московского университета, работал в Сокольниках. В l'> N году поступил в Кубанский Пластунский батальон и был на австрийском фронте, едва не умер от тифа, заразившись от больных пленных солдат. В Москве было известно, что доктор Жижилснко. работая после войны врачом в Таганской тюрьме, спал на голых досках, питался ппорс.чиой пншей. а жалованье раздавал заключенным. Такой поступал и при царском правительстве, и при большевиках

Луховннк группы священников- заключенных "прихожан" Соловецкой Кпшако.чб-ной Церкви протоиерей о. Николай (Пискановскпй Пик<\\ий Акимович, 1X87- 1932) в Соловках Wis- 1931 гг.

1> Тринадцатой роте на нарах моим соседом выл священник отец Николай Пискановскпй. Страдалец страшный... Параша в роте выла устроена в алтаре. А может ли священник xodunw в уборную в алтарь? И он шел ночью через весь Кремль в огромную общую уборную - "лашринсс-ценшралес" (прим, авт. Lotrines centralis - в переводе с латыни центральный туалет), так она в шутку называлась. Когда же отец Николай возвращался из "латринеса-централеса", то .места на нарах при нашей страшной тесноте ему уже не было... Д. Лихачев

ван свою веру исноведничеством и мученичеством. Другая же часть стала "сергпана.мп". приняв "новую церковную ПОЛИТИКА'" митрополита Сергия... Ко времени прибытия владыки Максима на Соловках были следующие епископы "иосифляне": епископ Виктор (Островидов), первым выступивший с обличительным посланием против Декларации митрополита Сергия, епископ Иларион, викарий Слюленский, епископ Нектарий (Трезвипскпй), не признававшие "обновленцев". К "сергианам" принадлежали: архиепископ Мариупольский и епископ Иосаф (князь Жевахов). Менее яростным, но все же "сертианце.м" являлся известный архиепископ Иларион Троицкий. Появление владыки Максима еще больше усилило влияние "иосифлян" среди заключенных "по церковным делам".

- Советская и Катако.мбпая Церкви несовместимы, - значительно, твердо и убежденно сказал владыка Максим и, помолчав, добавил, - тайная, пустынная Катакомбная Церковь ана-фемаствовала "сергпан" и иже с ними!

Несмотря на чрезвычайные строгости Соловецкого лагеря, рискуя быть запытаннымп и расстрелянными, владыки Виктор. Иларион (Смоленский), Нектарий и Максим не только часто принимали участие в тайных катакомбных богослужениях среди лесов острова, но и совершили тайные хиротонии нескольких новых епископов.

Тайных катакомбных "храмов" у нас в Соловках было несколько, но самыми любимыми являлись два: "Кафедральный собор" во имя Пресвятой Троицы и "Храм" во имя святого Николая Чудотворца. Первый представлял небольшую полянку среди густого леса в направлении на командировку Савватпево. Куполом этого "храма" было небо. Степы представляли собою березовый лес. "Хра.м" святого Николая находился в глухом лесу, в направлении на командировку Муксал.иа. Он представлял собой кущу, естественно созданную семью большими елями... Чаще всего тайные богослужения соверша-

Неделя прошла для всех в томительном ожидании, пока, наконец, положение нового врача не выяснилось. В роту "запретников" его не перевели, но по указанию ИСО (Инфорлтацпопно-еледственного отдела, ведавшего судьбами заключенных) опытного врача направили в один из тифозных бараков в подчинение к .младшим врачам, имевшим административную власть.

Однако вскоре обнаружились исключительные дарован, HI 11 опыт доктора Жижилснко как лечащего врача, и его стали вызывать на консультации во всех сложных случаях. Дике большие начальники лагеря, крупные коммунисты-чекисты, стали обращаться к нему за медицинской помощью для себя и своих семей.

В конце 1929 года на Соловках вспыхнула Эпидемия сыпного тифа, быстро принявшая громадные размеры: из восемнадцати тысяч заключенных острова к концу января 1930 года до пята тысяч оказались больными. Смертность была чрезвычайно высокая, но в отделении, где работал доктор Жижплепко, она не превышала восьми-десяти процентов. Если же больные умирали, то умирали на его руках. Казалось, что момент наступления смерти ему точно известен. Даже ночью он приходил внезапно в свое отделение к умирающему за несколько минут до смерти. Каждому умершему он закрывал глаза, склады-вал руки на груди крестом и несколько минут стоял молча, не шевелясь. Очевидно, молился.

Прибытие владыки Максима (Жижилснко) в Соловки произвело большие изменения в настроении заключенных из духовенства. В .varepe среди заключенных епископов и священников наблюдался такой же раскол, какой произошел тогда "на воле" после известной Декларации митрополита Сергия. Часть епископов и белого духовенства совершенно разорвала всякое общение с митрополитом Сергием, оставшись верными непоколебимой позиции митрополитов Иосифа, Петра, Кирилла, архиепископа Серафима (Угличского) и многих других, засвидетельство-

лиев именно здесь, и Церкви" святого 1 [иколая. Иногда, в зависимости от обстоятельств, совершались тайные богослужения и в других местах. I Ьпфимср, в Великий Четверг 1929 года служба с чтением двенадцати Евангелий была совершена в пашей камере врачей в Десятой роте". В Великую же Пятницу был зачитан по всем ротам приказ, где сообщалось, что в течение трех дней выход из рот преде восьми часов вечера разрешается только в исключительных случаях, но письменным пропускам коменданта лагеря.

В семь часов в пятницу, когда мы, врачи, только что вернулись в свои камеры после двенадцатичасового рабочего дня. к нам пришел священник отец 1 Ыколай"1.

- Плащаница величиной с ладонь написана

художником Р.. богослужение - чип погребения

- состоится и начнется через час, - сообщил он.

- Где? - спросил владыка Максим.

- В большом ящике для сушки рыбы, который находится возле леса... Условный стук - два п три раза. 1 [риходить лучше по одному.

Вот и опушка леса. Ящик длиной сажени четыре. Вез окон, дверь едва заметна. Отучим два и три раза. Открывает отец I [иколай, Восьмиметровая внутренность ящика превратилась в церковь. 11а полу, на степах еловые ветки. Теплится несколько свечей. Маленькие бумажные иконки. Маленькая, в ладонь величиной, Плащаница утопает в зелени веток.

Казалось, что тел у нас не было - только одни души. 11пчто не развлекало и не мешало молиться, Я не помню, как мы потом пробрались "домой", то есть в свои роты. Господь покрыл.

Светлая заутреня по уговору была назначена в нашей камере врачей... 11од разными срочными предлогами по медицинской части, без всяких письменных разрешений собрались все, кто собирался прийти, человек около пятнадцати. После утрени п обедни стали разговляться. Па столе появились кулич, пасха, крашеные яйца, винно-жндкне дрожжи с клюквенным экстрактом и сахаром. Около грех часов ночи разошлись... Контрольный обход нашей роты комендантом лагеря происходил в четыре утра...

Велая соловецкая ночь была па исходе. Розовое пасхальное утро играющим от радости солнцем встречало монастырь-концлагерь, превра-

Катаколи'ныс •Храмы*, где происходили тинные богослужении м/ключенных. не пришивших советской "сергнанской" Церкви, часто представляли собой просто полипы веолоА-цкнллесах

тая его в невидимый град Китеж и наполняя наши свободные души тихой нездешней радостью. Много лег прошло с тех пор, а воспоминание об этом нежном пасхальном утре незабываемо живо, словно это было толькр вчера. И сердце верит, что между нами тогда был святой...

18 июля 1930 года, вдень преподобного Сергия Радонежского, паши друзья из канцелярии Санитарной части сообщили мне, что я буду но-

чью арестован и отправлен со "специальным конвоем" в Ленинград "по новому делу". Предупрежденный, я собрался, попрощался с друзьями и, не ложась спать, стал ждать ареста. Заслышав в два часа ночи шум и шаги внизу (паша камера находилась на взором этаже), я поклонился до земли владыке Максиму, который тоже не спал, и попросил благословить и помолиться о том, чтобы Господь послал мне силы для перенесения грядущих скорбей. страданий, а может быть, пыток и смерти. Владыка встал с постели, поднялся во весь свой богатырский рост, медленно благословил меня и трижды облобызал.

- Много будет у вас скорбей и тяжелых ней ы-танпй. но жизнь ваша сохранится, в конце концов, вы выйдете на свободу, а вот меня через несколько месяцев в лагере арестуют и расстреляют, Молитесь и вы за меня, за живого, а особенно, после смерти, - проникновенно сказал он.

Предсказание это сбылось точно: в конце года владыка Максим был арестован, этапирован в Москву, где и расстрелян четвертого июня 1931 года за отказ признать митрополита Сергия и примириться с советской властью. Упокой. Господи, со святыми душу Раба Твоего - первого катакомбиого епископа многострадальной Русской Православной Церкви - Максима.

Из воспоминаний Б. Ширяева

С художником Нестеровым Михаилом Васильевичем мне пришлось посидеть в Бутырках дней пять. Его скоро выпустили. Луначарский вызволил, да и делу была грош цена: продал пару картин в чье-то торгпредство. Я как раз получил приговор. Конечно, испугался. Соловки... Кровь... Холод, смерть. Все в камере мне сочувствовали, охали... Только Нестеров шепнул: "Не печальтесь! Это к лучшему. Там Христос близко".

Святая Анна. Рисунок архиерея Леонтия (СЛОИ. 30-е годы)

Контрреволюционными признаются и такие действия, которые хотя не содержат в севе прямою умысла к свержению, подрыву или ослаблению власти, по объективно содержат в себе покушение на основные п<>литичсские и хозяйственные завоевания

пролетарской революции. ., ,. _

? ' ' II. Крыленко .

?тциклопглия государства и iipara.

Издание Коммунистической Академии.

Москва. 1929,т. I.e. 385

'Крыленко I I.B. (1SS5 r.p), е 19 IS года - и органах юстиции. 11редседатель Верховною трибунала при ВЦИК. прокурор Республики, нарком юстиции СССР. Расстрелян в 1938 голу.

Начальницу СО ПП ОГПУ МО тов. Орлову Докладная записка

По следственному делу В? 3015 преходят в качестве главных фигурантов: епископ Максим Жижиленко и поп Кремышенский Александр Анатольевич, высланные в Соловки в конце 1929 года за отдельные антисоветские выступления, причем Жижи-ленхо незаконно, как врач, работает в Соловках по специальности, а Кремышенский - санитаром, вследствие чего срок заключения им сокращен на один год.

'Лз материалов следственного дела видно, что Жижиленко был организатором и ру->::всдителем Серпуховской нелегальной антисоветской группы церковников и что после его ареста руководителем остался Кремышенский. Оба они были связаны с такими же группами в Москве и Твери, а также и с Центром нелегальных антисоветских организаций.

При рассмотрении их дела в 1929 году указанные обстоятельства учтены не были, так как эти обстоятельства были в то время неизвестны.

Учитывая вышеизложенное, нахожу, что Жижиленко и Кремышенский должны быть деарезены и привлечены в качестве обвиняемых по делу участия их в нелегальной антисоветской организации, ставившей целью свержение Соввласти, и потому прозу о доставке указанных лиц в наше распоряжение.

Начальник 3 Отделения СО ПП ОГПУ МО Быстрое

28 ноября 1930 года

ш

Старшим бухгалтером Кирпичного завода был священник отец Иоанн Стсблин-Камен-ский*, личность весьма интересная с психологической точки зрёнИЯ, да и по своему внешнему облику он был заметен. Высокий, широкоплечий, с рыжеватой окладистой бородой, он скорее напоминал воина, чем духовного пастыря. Глубокая складка между бровями придавала его лицу суровое выражение. Русская поговорка гласит: "Шила в мешке не угаишь", Он действительно был военным, прежде чем стать священником

В силу особенностей своей работы, отец Иоанн заходил иногда в помещение Железной дороги и в беседах с нами рассказывал эпизоды из своей биографин. Оказывается, еще до Первой мировой войны он окончил в 1 ктербурге Морской кадетский корпус, был произведен в мичманы, плавал на крейсере, во время войны командовал миноносцем, после революции по духовному влечению принял сан священника Таких примеров в военное время и после войны было много...

Отец Владимир Лозина-Лозинский, как и Стеблин-Каменский. тоже представлял собою тип священника, принявшею сап по духовному влечению.

но, в отличие от отца Иоанна, он являл всем своим обличием и духом тин "светского священника", в дореволюционном понимании этого слова. Образование Лозина-Лозинский получил в Петербурге, в лицее, великолепно говорил по-французски. Как представитель высшего петербургского общества, "блистал светскостью манер", и эту xapaia-срную особенность своего воспитания он перенес в сферу своей новой духовной жизни... Он обладал неоспоримым умом и чувством едкого юмора. Духовный сан не мешал ему посмеиваться над своими собратьями - священниками. Для примера приведу колкую эпиграмму, написанную отцом Владимиром на одного из своих товарищей по камере, на отца Михаила Яворского, который как-то укоротил свою почтенную бороду:

"Волос долог - ум короток".

Чтоб обратного достичь,

Некто из церковной роты

Вздумал бороду постричь.

Вот теперь и для ребенка, Станет ясен принцип сей: "Чем короче борОденка, Тем умнее брадобрей".

Лоч/на-Лочтский Владимир Константинович (1885г.р.). юрист, офицер-фронтовик, ночи, священник. Ji Соловках 1925- 1928 гг. После лагеря выслан в Сибирь, затем в Новгород, где служил настоятелем Михайло-Архангельского собора. Аважды приговаривался к смертной казни. Расстрелян 26 декабря 1437 года, как сказано в постановлении, "по политическим мотивам за антисоветскую агитацию". Стихи публикуются по рукопщкм, хранящимся в Москве у дочери поэта О. С. Северцевон

Из воспоминаний В. Зотова

Вероятно, многим соловчанам хорошо запомнился приветливый отец Владимир. Enje не старый, с живым, одухотворенным, красивым лицом, он умел ободрить человека добрым словом, при встрече обычно улыбался, при случае мог рассказать анекдот, изящный юмор которого нисколько не умалял достоинства священника. Радостной настроенностью души он походил скорее на святого Франциска Ассизского, чем на 11равославного баткии ку.

Отец Владимир - брат известного поэта М. Л. Лозина-Лозинского. Он получил хорошее образование, в молодые годы был гусарским офицером и имел успех в светском обществе, но по каким-то причинам в его душе произошел перелом. Одно время его даже считали психически ненормальным, потом он стал священником.

Рассказывали, заключенный Шестой роты Лозина-Лозинский совершил на Соловках обряд крещения и получил за это трое сугок карцера. По распоряжению начальника Первого отделения через сутки его все-таки освободили с преду п режлеч тем;

- Вы не должны этого делать в другой раз.

- Как священник я не могу отказать верующему в исполнении таинства, - ответил отец Владимир.

0дШ из выдающих нам посылки - священник отец Владимир. Он тик воздушно светел, так легко-добр, 'оно кажется воплощением безгрешной чистоты, которую ничто не может запятнать... Этот человек и в Соловки попал по своей доброте, потому что не смог отказать просьбе друзей-лицеистов отслужишь панихиду по убиенному I школою II. - он отслужил и в.ме-сте с этими лицеисша.чн поехал в Соловки.

Г. Андреев

Нывший лицеист, потом офицер, ставший священннко.м. отец Лозина-Лозинский, изящный, утонченный, более напоминал изысканного аббата XVIII века, чем русского семинариста.

Б. Ширяев

Лень пОгаС... В туманной просини Я иду вокруг Кремля. Тишина в закате осени... Лышит холодом земля...

В полутьме идешь да .молишься. Или смотришь чутко вдаль. Как над .морем ветер с полюса Стелет снежную вуаль.

Как теперь уже не страшные. Смотрят бойницы из стен. Где в Кремле, за старой башнею. Я несу Свой долгий плен.

Но из башни, .много видевшей. 'Знавшей .много долгих лет. Я судьбе, .меня обидевшей. Не пошлю укора вслед.

И отока? бездорожного. Где я жизни нить тяну. Покорясь веленью Божьему. Я теперь не прокляну.

Я привык к его развалини.ч. К теням храмов и камней, И к святыням опечаленным, К скорби Божьих алтарей.

Веря в то. что нет проклятия. Где изранен, но святой. Вечный образ Бого.чатсрн Охраняет наш покой.

Бл. Лозина-Лозинский, о. Соловки. 1925 год

Онуфриевская церковь на кладбище у Кремля. Рисунок заключенного Александра Евневича. 1934 год

Выдача посылок от родных обычно производилась священника.чи и монахами-Заключенными. Это была единственная порода людей, которые не воровали. Им .можно было доверять.

А Лихачев

ЛИТ)'РГИЯ В СОЛОВКАХ

В полутьме без огней, чуть видны клироса. В черных .мантиях иноков тени. И к незримому небу несут голоса Откровенья незримых .молений.

Потемневшие лики спокойно глядят. И навстречу их благостны.м взорам Сердце жадно несет свою накипь, свой чад. Перевитый тоской иукором.

Словно райские двери, раскрыты врата. Тайна жизни в высоком пошире И терновый венец Жизнодавца-Христа Озаряет горящий трикирий.

А над ним высоко за решеткой окон Бледный путь недоступных созвездий. Точно свиток каких-то сокрытых письмен Говорит о последнем возмездии.

Вл. Лозина-Лозинский.

1927 год

Г -----1

2П"

s

Леонид Федоров (Т.879-1934;, глава русских католиков, утвержденный на этом посту Папок Римским в T92I году. В Соловках - Т926-Т929 гг.

Вея моя жизнь была построена на двух иел/ентах: на любви к Родине, которую я обожаю, и на любви к Церкви, к которой я присоединился... Мы подчиняемся советской власти вполне искренне, но смотрим на нее как на наказание Ьожис Шгрехи наши

Из книги диакона Василия, ЧСВ "Леонид Федоров. Жизнь и деятельность"

Рим. 1966

- Только бы не на Соловки! Такова была в те годы первая мысль "свободного" каждого советского гражданина, когда ГПУ внезапно его арестовывало и ввергало в тюрьму.

Мы не знаем, что именно подумал Российский Католический Экзарх, когда представители власти неожиданно схватили его в Могилеве, но у пас сохранилась запись, сделанная им еще в начале 1926 года: "Придется упражняться в похвальной добродетели терпения, такого же каторжного, тупого и невыносимого, как тот наш российский кошмар, в котором мы мучаемся за грехи наши и наших отцов!".

Ссылка отца Леонида па Соловки была только новым шагом вперед в его Крестном пути. Он прибыл туда 26 октября 1926 года. Первым узнал о его прибытии священник Николай Александров и поспешил сообщить эту весть Карпинскому, работавшему на лесопильном заводе. Тот поручил ему поскорее повидаться с отцом Леонидом, проникнув как-нибудь в карантинную роту, вход в которую строжайше вос-п реп (алея посторо! i н им.

Через короткое время Карпинский был уже в знаменитой 'I рпнадцатоп роте и там, в первой комнате, направо от входа, увидел экзарха среди так называемой шпаны - мелкого уголовного элемента. Убогий вил отпа Леонида в этой ужасной среде больно кольнул его сердце. Поразило усталое, обескровленное лицо экзарха, какой-то белый штатский пиджак, старомодная узкая шляпа.

- Экзарх в таком виде... С" него сорвали одеяние священника и извратили во что-то жалкое-жалкое... Какая боль и какой срам... - вспоминал с горечью Карпинский первый момент встречи.

По окончании двухнедельного карантина отец Леонид оказался в роте, где жили католики.

но в другой камере, вместе с православным духовенством. Кого только не было здесь! Больше сотни священников, двадцать епископов, среди них такие столпы православия, как архиепископ Илариоп (Троицкий), архиепископ Петр (Зверев), епископ князь Жевахов, епископ Маиупл (Лемпшевский) и другие Очень скоро все поняли, какой просвещенный иерей и выдающийся представитель католической Церкви оказался в их среде Епископ Мапуил стал большим почитателем о. Леонида. У них установились простые дружеские отношения. Пыли частые разговоры па богословские, исторические и другие темы.

11равославное духовенство периодически собиралось в ОДНОЙ из камер на доклады. На них обыкновенно присутствовал и о. Леонид, дважды и сам успешно выступивший с темами: "О боговдохновепностп книг Священного 1 Inca-ния" и "Историчности Иисуса Христа",

Все свободное время экзарх проводил в чтении и писании. Он надеялся вывезти все это со временем пли как-нибудь переслать па свободу. Груды его попадали обыкновенно в руки ГПУ: при неожиданных обысках чекисты их уносили, обещая вернуть при освобождении. Друзья прозвали отпа Леонида "писателем П1У". Однако это его не останавливало. Говорят, что он лаже трудился еще напряженнее, надеясь, что хоть что-нибудь написанное им увидит когда-нибудь свет.

...На Соловках латинское духовенство относилось к экзарху с большим уважением. Все ценили его высокие нравственные качества и выдающуюся ученость, считали "ходячей энциклопедией". Иногда просили неожиданно прочесть какой-нибудь доклад. Отец Леонид лишь осведомлялся, на какую тему его хотят слушать и сколько времени он может говорить. Темы были самого разнообразного характера, обычно в связи с вопросами, возникавшими время от времени в среде духовенства.

Юлия Николаевна Данэас (I879-T942,, историк, философ, литератор. В Соловках - I928-I93I гг. Восемь лет пребывания в советских тюрьмах и лагерях. Автор воспоминаний "Красная каторга" (фр.,, 1995 год.

Я не могу дать полного описании того, что пред" шавлист содой соловецкий лагерь... Но настанет день, когда >та истории будет написан,!, и тем. кто

ее прочтет, будет стыдна за человечество

По свидетельству слушателей доклады экзарха были всегда очень интересны и содержательны. Он говорил на богословские и исторические темы, рассказывал об оккультизме, масонстве и тому подобном. Эти доклады отрывали автора от личных работ, по он никогда не отказывался. Бывало нередко, что аудитория слушала его с неослабным вниманием в продолжение одного-двух часов. Мрак и холод полярной ночи только сильнее выдвигали перед слушателями необычное дарование отца Леонида.

Юлия Николаевна Данзас. фрейлина Императрицы, заведовавшая благотворительными делами Государыни, имела в Зимнем дворце свою канцелярию, вела обширную научную деятельность, мноТО путешествовала. ( началом военных действий в 1914 году Юлия I (икйлаевна с отрядом Ш 1 верхом, в мужской одежде, отправилась на фронт. Два с половиной года провела она в передовом отряде Красного Креста. .'Ото была нелегкая, почти солдатская жизнь, где НС было места не только привычной научной работе; но и вообще письменным занятиям, кроме составления отчетов. Вокруг погибали десятки людей, но санитары передового отряда знали - пули и снаряды Данзас не берут. Где-то на военных дорогах и было принято решение предпочесть служение Ноту научной карьере...

Знакомство Юлии 11иколаевны с отцом Леонидом актоялось летом 1920 гола накануне ее присоединения к католичеству. Встреча эта имела для Данзас решающее значение в выборе обряда. Весной 1922 года отец Леонид совершил постриг Юлии Николаевны под именем Иустианы...

...Экзарх был арестован в 1923 году, а вскоре взяли и Данзас. Через пять лет Юлию Николаевну, больную цингой, привезли из Иркутской тюрьмы в Соловецкие лагеря...

Цинга привела Юлию Николаевну в очень жалкое состояние: нот ее буквально отказывались служить. Каждые шесть месяцев производилось переосвидетельствование, но так как состояние не улучшалось, то ее нельзя было привлечь к каторжным общим работам. Для начала

Юлию 1 (пколаевпу определили в канцелярию, назначив счетоводом и библиотекарем при учреждении, носившем громкое название "Музей Соловецкого общества краеведения". Антирелигиозная секция лагерного музея располагалась в помещении падвратпой церкви. Доступ в эту церковь был открыт Юлии Николаевне во всякое время. Под предлогом показа ЭКСПОЗИЦИИ музея она имела возможность встречаться там с некоторыми друзьями и елинолшшленникалш. Свидание с экзархом решили организовать в этой же обстановке.

Отец Леонид подал заявление о желании осмотреть музей, получил разрешение и попал туда в январе 1929 года под конвоем бывшего скаута, приставленного к "просветительной части", но в душе Непримиримого брага советской власти. Это был некто Дмитрий Шипчипский, славный двадцатилетний парень, все звали его Дымкой. Выполняя указание Данзас. Дымка привел отца Леонида для антирелигиозной "обработки" в музей и тотчас же "смылся",

Юлия Николаевна осталась вдвоем с экзар-хо.м в бывшем алтаре оскверненной церкви,так произошла их последняя встреча. Выло три часа дня. Отец АеОНИД пришел изможденный, в тулупе, в огромных валенках, едва согревавших ею больные распухшие ноги. Видно было, что его душевное состояние очень тяжелое. Вспоминая гОды их совместной работы, он с сокрушением заговорил о своем недостоинстве: - Я не сумел ВЫПОЛНИТЬ возложенной иа меня миссии. На моих трудах не было благословения, и, следовательно, я не сумел его заслужить.

Гут v Юлии Николаевны мелькнула .мысль, как успокоить отца Леонида. Она вытащила из утла холщовые ризы митрополита Филиппа' п. положив их ему иа колени, сказала:

- Ведь и он, надо думать, считал себя в чем-то виновным. В Огрочь монастыре, перед смер-

ЕББ1

тыо. он, наверное, все припоминал, что упустил что-то. недоделал чего-то, и. может быть, плакал о том, что усилия его и молитвы не доходили до Бога. А ведь именно он был одним из тех камней, на которых держится доныне русское христианство. Отец Леонид, мне ли вам указывать, что ваши страдания - венец вашего подвига и залог нашего будущего?

Экзарх стал целовать эту ризу. 11отом. успокоившись, он заговорил о том, что залог возрождения Русской Церкви - в ее страдании. Он говорил долго об этом таинственном ее щх'допреде-леч inn. Юл! ш Николаев! ia i геволы ю пожалела, что никто, кроме нее, не внимает здесь вдохновенным словам отца Леонида. Она бывала на многих его проповедях, но тут должна была признать, что никогда не слышала от пего таких сильных, глубоких слов о значении I Церкви в мире, об уязвляемом Мистическом Теле Христовом, о том. что только в этих язвах воспринимается нами глубинно страшная п вечная истина Христова учения. Упомянув о так называемом мессианизме России, столь уродливо искаженном у славянофилов, отец Леонид сказал:

- Мало enje кто понял, что "мессианизм" России - именно в ее страдании. Поэтому вся история Русской Церкви сложилась так страшно, так нелепо, что тут имеется какая-то тайна искупления. Может быть, вклад Русской Церкви в сокровища Церкви Вселенской и заключается именно в том. что она только через страдание, а не через победы показывает свою принадлежность к Мистическому Телу Христову. Для нас "победа, победившая мир", - это крест, вознесенный над миром не для поклонения, а для распятия на нем...

Конечно, это распятие надо понимать не только в смысле физических страданий, но гораздо глубже: в нравственных страданиях и даже в мучительных сомнениях. - говорил он спокойно, нос каким-то внутренним горением.

- И на этом камне были не только светлые видения, по и страшные, мучительные; и не только радостные слезы лились на него, а также и горькие, - добавил он, подойдя к камню-изголовью митрополита Филиппа.

- У вас были тяжелые минуты? - спросил отец Леонид.

- Да, отец, но именно те тяжелые минуты, о которых вы знаете, те тяжелые часы сомнения и горечи, которые бывали у меня до ареста, теперь они как-то улетучились. В Иркутской тюрьме какое-то большое внутреннее спокойствие и ясность овладели мною;

- Это хорошо. Господь вас поддерживает, но если наступит минута, когда вы не будете чувствовать этой поддержки, не бойтесь: может быть. ПОМОЩЬ Божпя именно глубже всего действует тогда, когда мы ощущаем его гнев, - ответил отец Леонид, пристально посмотрев на нее и перекрестив.

В этой неизреченной беседе двух, имевших "сердце горе*, они утратили представление о времени, не чувствуя холода в промерзшем полуразрушенном алтаре и не замечая, что они уже в темноте. Внутреннее тепло грело их, и в обоих сиял один и тог же таинственный Свет...

- Гм, пора идти-то в казармы, не опоздать бы к вечерней поверке. - болезненным призывом обратно в страшный мир Соловков прозвучал голос Дымки, пробравшегося в церковь, чтобы напомнить им. где они.

Тут только Юлия Николаевна сообразила, что они не успели даже поговорить о разных материальных, житейских вопросах. Она забыла спросить отца Леонида, как он устроен, в чем у пего особенная нужда. Ike земное, преходящее, в те минуты было забыто.

Да, действительно, пришло время расстаться. Медлить было нельзя. Юлия 11пколаевна попросила благословения Российского экзарха Он благословил ее. она. встав па колени, приложилась к благословившей ее руке. Юлия Николаевна не думала тогда, что здесь, па земле, они больше не встретятся, что она его увидит еще только раз мельком и что это прощание теперь - навсегда.

I Ытерьер лагерного музея в Благовещенской церкви

Архимандрит Феодосии (Алмазов Константин Захарьевич,, 1870 г.р. Окончил Московскую духовную академию и принял постриг в монашество под именем Феодосии. Преподавал в духовных училищах, был настоятелем Собора двенадцати апостолов в Московском Кремле и Старорусского монастыря в Новгородской епархии. В Соловках - 1927-1929 гг. В 1930 году тайно, вплавь, преодолел границу между СССР и Румынией, затем жил в Болгарии в монастыре св. Кирика. Автор книги "Мок воспоминания. Записки соловецкого узника" (Москва, 1997/

Из воспоминаний архимандрита Феодосия (Алмазова)

В 1927 году в кладбищенской церкви богослужение совершалось но Уставу, ежедневно. Хор заключенных, особенно в праздники, пел настолько хорошо, что многие рыдали, да я и сам плакал навзрыд. Монашеское пение в Соловках очень грубое, особенно в исполнении иеромонаха Мартина, которому "подмартыпи-вать" (любимое выражение владыки Илариона, обычно певшего с монахами на правом клиросе) было очень тяжело, ввиду своеобразия соловецкого напева. Регентом тогда был преосвященный Амвросий (Полянский), затем ДехтЯ-рев из Отдела Труда, ставший нашим лесником. Он управлял хором и в Пасху 1928 года, когда мы служили в Знаменской церкви Кремля, имея во главе епископа Гомельского Тихона (Шарапова). Обычно в этой церКВИ помещалась Одиннадцатая ("Отрицательная") рота.

В Соловках законы и порядки меняются чуть ли не ежемесячно. В 1927 году все заключенные свободно ходили в церковь, правда, по особым спискам, но они не контролировались. Требовалось только "Рабочее сведение", своего рода паспорт. 1 IOTOM списки стали урезываться, разрешили писать только духовных лиц, а мирян вычеркивали. Хор почти распался. I IOTOM В церковь (Великий Пост, 1928 год) стали водить парами 1год конвоем с особым счетом, как институток. В Пасху 1928 года из Кремля выпустили лишь после большого скандала. 1 IOTOM духовенству запретили служить и разрешили только МОЛИТЬСЯ- Потом стало еще хуже - ввели стрижку духовенства и потребовали от пего хождения в гражданской одежде.

Из воспоминаний М. Польского

Петр, архиепископ Bopoi 1сжски и (Baci тчий Константинович Зверев), родился в 1878 году в семье священника Окончил в Москве гимназию, два курса историко-философского фа-кул ьтета \ттивереiпепi, а затем перешел в Казанскую духовную академию.

В 1900 году Василий Зверев принял монашество в двадцать два года и был наречен Петро.м. Служил в Москве, был настоятелем мужского .монастыря в Белеве (Тульской губернии) в войну 1914 года пошел проповедником на фронт, после войны стал настоятелем монастыря в Твери"

Первый раз был арестован в 1918 году, но освобожден, а в феврале 1919 года хиротопнсован Святейшим Патриархом Тихоном в епископа и направлен в Нижний Новгород... Был красив, высок ростом, худощав, с очень длинными светлыми волосами и ясными голубыми глазами. Когда

Петр (Зверев В. К.. IS~S .-.;>.) архиепископ Воронеже кий и Задонский. В Оо-ловких 1927-1929 гг. Погиб в 1929 годуй похоронен у Голгофы на ft Аняер

он служил ii МОСКОВСКОМ храме Христа Спасителя, то во время проповеди всем, находящимся в огромном соборе, была слышно каждое ого слово. Позднее в Нижнем I юягороде владыка Петр пользовался огромной популярностью. Его арест в мае 1921 гола вызвал забастовку сормовских заводов. После освобождения некоторое время ему пришлось управлять Московской епархией, а с декабря 1925 года уже в сане архиепископа

Петр возглавил Воронежскую епархию, успешно борясь с обновло) пескам движением. В свое Время ему было предсказано Три тюрьмы. Три тюрьмы остались позади, и поэтому Владыка не стал больше ничего бояться. - Четвертой не будет!

Шестнадцатого ноября 192Й года его все-таки арестовали, отправили в Москву, а оттуда с

десятилетним сроком - на Соловки.

Из воспоминаний архимандрита Феодосия (Ллмазова)

Когда освободили из Соловков Прокоппн (Титова), архиепископа Херсонского и Одесского, на его место счетоводом в каптерку Первого отделения (Кремль) и главой лагерного православного духовенства соловецким епископатом был избран преосвященный Петр. Он, поступив в каптерку, повел дело широко: приемы заключенных, беседы, ужины. Это было в 1927 и 1928 годах. Речи, яства, чай - уютно, назидательно и сытно. Конечно, все это в малых размерах: прежде всего, помещение было небольшое, а охотников пить чаи - много. Диакон Лелюхин донес о собраниях и разговорах, хотя в них ничего, с большевистской точки зрения, худого не было. Владыку Петра перевели в Пятую роту, посадив в одну камеру с его Врагом - епископом Григорием (Козловым). Лелюхин выкинул па панель вещи владыки 1 [етра - это был неслыханный на Соловках скандал.

Вся Верующая масса заволновалась. Владыки стали на сторону архиепископа Петра, а епископ Григорий со своими сподвижниками протоиереем Поспеловым к диаконом Лелюхпным остались в одиночестве. Протоиерей Поспелов приходил с земным поклоном просить прощения V владыки 1 Ierpa. I 1рощение не было дано.

Из воспоминаний монахини Арсении, записанных люнахиней Серафимой (С. А. Булгаковой)

Когда в Кремль прислали нового начальника - сына священника. Успенского, тот сразу снял с церквей еще сохранившиеся кое-где после пожара кресты и усилил давление на священнослужителей; Владыка Петр в это время обратил к православной вере и крестил в Святом озере эстонку, за что был сослан в штрафную командировку Троицкую на остров Анзер,

Заболевший на Лпзере тифом, архиепископ Петр был привезен в сыпнотифозный барак на Голгофе, то есть в саму церковь. Там он болел четырнадцать дней и скончался двадцать пятого января (по старому стилю) 1929 года в семь часов вечера, пятидесяти лет от роду.

Когда владыка скончался, его вынесли в морг, находившийся в свинарнике, и хотели оставить, чтобы похоронить отдельно. (Когда начался тиф. то с осени вырыли большие ямы и туда складывали всех покойников, а сверху ямы закрывали срубленными для того елками).

11о приехал начальник и велел положить его в общую хюгплу. Его отнесли и положили с краю, прикрыв деревцем.

Заключенные подали заявление с просьбой похоронить владыку отдельно. Местный начальник не решался позволить это. Когда разрешение задержалось, вмешались татары и укоряли русских:

- Ваш святой скончался, а вы не хлопочете.

Наконец, разрешили. На пятый день хоронили владыку. В мастерской хозчасти сделали гроб за восемь рублей шестьдесят копеек. Панагию написали на кипарисе. Четыре человека шпаны в это время вырыли .могилу.

Все умершие лежали черные, а владыка лежал, как Спаситель, в рубашечке со сложенными на груди руками, белый, как кпиельиый. Только на лице были елочки насыпаны. Весь он был белый, мягкий, как будто вчера только умер, лишь нога одна больная почернела...

Епископ Болеслав Слоскан (I893-I98I,. Рукоположен в священника в 1917 году, служил в Петрограде, Москве, Витебске. В тюрьмах v. лагерях - 6 лет. В Соловках - T928-I930 гг. Публикуется по вестнику "Истина и жизнь", Ш 11-12, 1994.

Из "Тюремного дневники" епископа Болеслава Слое капа

Б госпитале на ос/праве Анзер, в лагпункте Голгофа, отравление вольных медицинским персонало.ч не выло че.м-шо необычным. Гели дольной в этом госпитале имел при севе деньги, он отправлялся на тот свет посредством внутривенного укола. Архиепископ Петр уже пошел, было, на поправку и собирался вскоре выйти и: больницы, как вдруг внезапно умер'. У него были с собой деньги...

Из воспоминаний архимандрита Феодосия (Алмазова)

Погребение было назначено на воскресенье 10 февраля 1929 года. Разрешение на похороны получили: я, два иерея - отец Михаил Ильинский и отец Михаил Богданов, миряне - И. П. Зотов и Ш. К. (послушница, имени и фамилии кото]Х)й назвать нельзя). Не разрешено было громкое отпевание, и без облачения, и без пения, не дозволено было и присутствие желающих помолиться. Вдруг поступил дополнительный приказ начальника Шестого отделения, запрещающий нам индивидуальное захоронение.

Но мы все-таки совершили заочное отпевание утром в канцелярии хозчасти и принесли гроб с крестом на Голгофу. Общая могила, уже заполненная трупами, еще не была зарыта. Священные останки архиепископа Петра в минной белой рубашке лежали у края ямы. Изъять его оттуда было удобно, что мы и сделали. Плюнув на все запретительные меры начальства, торжественно облачили владыку в монашескую мантию и клобук, надели омфор, пояс, дали в руки крест, четки, Евангелие и громко совершили отпевание. Собралось до двадцати человек (впоследствии за это пострадавших), произнесли речи, опустили священные останки в отдельную могилу, водрузили крест и разошлись восвояси.

Вечная память замученному большевиками!

...Весной все кресты на соловецких кладбищах приказали снять и обратить в дрова. В Соловках, видите ли. дров мало и топиться нечем.

Католические священники, собранные на командировке Троицкой лагпункта Анзер, составившие одну духовную общность, объединились в братскую КОММунну, алия общую кассу и общие продукты питания с 11 июня 1929 года по 5 июля 1932 года, когда все тридцать два священника были арестованы в лагере и получили дополнительные сроки заключения *за тайное изготовление вина (самогона)" и "за антисоветскую агитацию в виде богослужений и шпионаж". , ...

дрнат I и нн/цкии

Из книги диакона Василия, ЧСВ "Леонид Федоров. Жизнь и деятельность", Рим. 1966

Молиться решили в лесу. г. густых березовых зарослях. На Соловках довольно много валунов - нашли и для себя подходящпй,чтобы пользоваться им как жертвенником при восточном богослужении. Приходилось бьггь осторожными и не забывать, что "катакомбы* находятся в Троицкой командировке па Лпзере. Нужно было остерегаться 1 южолателыiых iюблюдателей.

Все же служить на валуне удавалось только в тихую погоду, при ветре это было рискованно. Вскоре одному священнику пришла новая мысль - служить литургию в самом бараке под крышею, в боковом крыле чердака, где хранились вещи. Сопряжено это было с некоторым неудобством: нельзя было выпрямиться во весь рост и приходилось всю службу перемешаться на коленях. Так и делали: ставили перед собой на полу пару чемоданов, покрывали салфеткой, зажигали стеариновую свечку. Здесь же и исповедовались - один у другого.

Главное затруднение виделось теперь в недостатке вина. На Апзер удалось захватить совсем чуть-чуть. I (ришлось строжайшим образом экономить. Выл устроен настоящий диспут, чтобы решить, какой минимум вина допустим в этих условиях для совершения литургии. Установили: шесть-восемь капель вина при одной капле волы. Тем не менее даже при такой экономии вскоре запас ИСТОЩИЛСЯ и явилась опасность прекращения литургии Один из священников напомнил рецепт из курса богословия, как, в случае нужды, можно приготовлять церковное вино из изюма. Тогда священники стали добывать изюм всеми возможными способами для изготовления вина в дополнение к тешу, которое, хотя и с трудом, но все-таки тайными путя-

ж

MM на Анзер проникала Как лагерная админис- лись о совершении тайных обрядов, и один из

грация пи старалась, устраивая неожиданные соловецких следователей, констатируя свое бсс-

налеты и повальные обыски, помешать служе- сплие, однажды воскликнул: "Где ксендз - гам и

нию литургии она Ш смогла. Власти догадыва- обедня!". Он был прав.

Из воспо.минаний И. Озерова

Мне приказали читать лекции по финансам на курсах ДЛЯ священников, желавших переквалифицироваться в бухгалтеров, посадили в "лодку Харона" и отправили па другой остров, где находится Распятский скит... Там жило православное духовенство - в самой церкви, иа хорах. Было много священников, АО полусотни, а подальше, на том же острове, помещалось католическое духовенство. ОНО жило отдельно...

Я встретил здесь прекрасно го человека, как я его в душе называл "любовь излучающего", архиепископа Серафима'1. Он сам пришел ко мне в барак, когда узнал о моем приезде"... Он много рассказывал об Америке, где когда-то жид миссионером? Сам он ничего не имел, но там был другой епископ, я забыл фамилию, который подкармливал его. а архиепископ Серафим работал па этого епископа.

Как инвалид я был освобожден от работ, мог гулять, но не далее одного километра от барака. На острове Анзер великолепная северная растительность: там прежде были .монашеские огороды, почва прекрасно удобрена, а так как теперь ничего не сажали, то северные цветы буйно распустились. Было приятно где-нибудь сесть или растянуться, но ко.чары отравляли >то удовольствие, даже архиепископ Серафим са.м некурящий, .меня часто просил покурить, чтобы отогнать хоть немного кровососущих.

И. Озеров

Старинное белокаменное здание бывшего аизерского Троицкого скита, часть которого была отведена под женский барак. В кал/ерах были не нары, а отдельные койки - "топчаны", и люжно было на ночь раздеваться, но этим и ограничивались все здешние бытовые удобства. Ул/ываться бегали к озеру, ели - каждый на своей койке, так как стола в камере не полагалось.

Журнал "СЛОН", № 3, 1924

ПЕРВОЕ МАЯ НА СОЛОВКАХ

Особенно дорого стало празднование этого дня именно в заключении. Всегда празднование Первого мая было символом надежды на лучшую, светлую жизнь. Здесь-, на Соловках, в условиях пзоляппп и заключения этот праздник приобретает свое обаяние тем, что он врывается ярким, лучезарным днем в нашу однотонную будничную жизнь. И это почувствовали многие заключенные. Поэтому с таким усердием и старательностью украсили они зеленью своп Камеры, убрали их елками, привели себя в должный порядок,

Великий пролетарский праздник вдохнул в нас свежие силы, пробудил новые чувства. Кажется, в этот день стерлись границы между отдельными группами заключенных - все мы заразились верою в силу пролетарских, революционных лозунгов.

Гракх

Ввиду приближающегося I lepBOro мая уже шли подготовительные работы для ДОСТОЙНОЙ встречи великого пролетарского праздника.

Оставалось enje одно необходимое дело: очистить от снега площадь перед зданием бывшего скита, па которой должен был происходить первомайский митинг, и посыпать ее песком.

И вот как раз в Великий Четверг - день этот, по-видимому, был выбран не случайно - с Троицкой'0, отдаленного и засекреченного пункта, в котором было сосредоточено духовенство высших иерархий, - затребованы были в Анзер' все находившиеся тал" в это время православные и католические епископы...

У всех двадцати семи окон второго этажа стояли люди и смотрели, как четырнадцать слабосильных мужчин в рясах-* надрываясь, втаскивали в гору большую, нагруженную песком телегу: одни тянули ее за оглобли, другие, наваливаясь па воз, толкали сзади пли поддерживали с боков. Соединившись в Одном усилии, шли рядом еще МОЛОДОЙ, видимо, очень близорукий, католический епископ, бритый, в круглых роговых очках, и сухонький, пзлюжлеиный старичок с белой бородой - православный епископ, ветхий днями, по сильный духом, с неослабным старанием напиравший па вот

В Сельхозе были и лошади, и даже волы для перевозки тяжестей, по использование их па этот раз. видимО, рассматривалось как идеологически неуместное облепенио... В женской Куста рке ' все побросали работу и столпились у окон. Монашки плакали... Я тоже смотрела и тоже - плакала...

Тем из нас, кому удастся когда-нибудь вернуться отсюда в мир. выпадет на долю свидетельствовать людях* о тол", что видим мы здесь сейчас Л видим мы возрождение чистой и стройной веры первых христиан, видим воссоединение церквей в лице единодушно участвующих в подвиге православных и католических епископов, воссоединение в любви и смирении, помимо всяких Соборов и догматических споров"

И этому роковым образом способствовали те самые того не подозревавшие люди, имевшие цель - уничтожение и поношение Христовой веры! Поистине, неисповедимы пути Господни!

К вечеру работу закончили. Площадь перед фасадом скита была выровнена и густо посыпана золотисто-желтым песком Священники ушли - все четырнадцать - усталые, не евшие целый день - по лесной дороге на Троицкую...

С люря уже потянуло холодным ветро.м. стало пасмурно. Вскоре густой и обильный спет повалил на землю и шел. не переставая, всю ночь, укрывая пушистой пеленой лед залива, прибрежные холмы, лесные дороги, крышу скита и только что расчищенную перед ним площадь.

Утром взошедшее солнце осветило сверкающие девственной белизной анзерскиё гпюстОры.

с Анен социальной р?В0Ш$Ш1 лм,т&' стрл&й

1ST

Упорство сектантов накалило начальство до предела. Они не называли своего имени, на вес-вопросы отвечали: "Бог знает". И отказывались работать на Антихриста...

Куку державшихся вместе, исхудалых, обо рванных и немых сектантов загнали в угол зоны, где. связав руки, поставили па выступающий валун. Было их человек двадцать: два пли три старца с пёПОКрЫТОй толовой, лысых и седобородых: несколько мужчин среднего возраста - растерзанных.с ввалившимися щеками, потемневших. Сутуловатых; подростки, какими рисовали НИЩИХ крестьянских пареньков передвижники; и три нестарые женщины в длинных деревенских платьях с повязанными, надвинутыми па глаза косынками. Как случилось, что сектанток не отделили, а держали в пашей зоне? Выть может, специально Приведи из женбарака, стоявшего неподалеку от зоны? Командир распорядился: стоять им на валуне, пока не объявят своих имен и не пойдут работать. Тройке стрелков было приказано не давать "сволоте" шевелиться.

И они стояли, эти несчастные "христосики" - темные по знаниям 110 светлые по сво-

- Что ото ui люди?

- Они православные. Только верит, что Антихрист уже пришел в мир и его слуги - большевики.

М. Никонов

ей поре, недосягаемо вознесенные ею, Замучеп-ныо II осмеянные, хилыо. но способные принять смерть за сноп убеждения. Тщетно, приступал к ним взбешенный начальник, порвал па ослушниках рубашки - пусть комары вовсю жрут эту "падлу". Стояли молча, покрытые серым, шевелящимся саваном. Даже по стонали. Чуть шевелились беззвучно губы,

- Считаю до десяти, ублюдки! 11о пойдете, как собак перестреляю! Раз" Два...

Лязгнули затворы. Сбившиеся в кучу мужчины и бабы, как по команде, попадали на колени. Нестройно, хрипло запели: "Христос воекресе из мертвых..."

I IOTOM на острове мне не раз Приходилось видеть эти окаянные комариные пиршества.

Из воспоминаний М. Никонова

Мы встретились с МыслпципылГ' и отошли с дороги в лесную чащу. Он так жадно хстел высказать .мучившее ото и угнетавшее...

- I Ioxuiirre этих - "Пот знает"? 11озавчера расстреляли их всех. Сто сорок восемь человек.

- "Имяславцев"? 11еуже\\и?

Я был поражен неожиданной вестью. В сознании тотчас выплыли эти стойкие сермяжные люди, не желавшие признавать антихристовой власти, не желавшие работать на Антихриста.

- Так вот. о гибели "п.мяславпев" по порядку расскажу. Не дает мне эта картина покоя, а рассказать, облегчить душу от тяжести некому.

Их набралось сто сорок восемь Большая часть из Горской области, с юга, остальные - из Сибири и с Волги. Все. как один. - крестьяне. Жили они на острове Лпзере в полной изоляции, без всякой связи со СВОИМИ близкими. Жили бы и теперь, если бы не новый начальник лагеря Успенский.

По новому указанию за всякий отказ от работ десятником п наблюдающим чекистом составляется акт. "Тройка" ставит на акте СВОЮ визу, и отказчик отправляется в изолятор на Се-кирпую. а Оттуда - в братскую .могилу. 1 1а Секирной держат шесть палачей, и ежедневно находится им работа. Сам новорожденный начальник лагеря Успенский тоже удостаивает принимать в палаческих расправах личное и собственноручное участие. Так вот, на днях этот

//.( Секирной ожидали приговора Коллегии 011IY обвиияслше в контрреволюционном саботаже, вре-вишельешве и агитации, в организации групповых отказов и побегов, в сопротивлении конвою, в весе вах с командами и/граничных судов, прибывавших в Кс.мь н Сороку за лесом, и так далее... Приговор при водился в исполнение тут же. и залпы отчешливю отдавались в камерах, набитых до отказа разве шылш во нижнего белья штрафными и подследственными.

М. Розанов

Успенский приказал составить акт об отказе от работ па изолированных "имяславцев". И всех нх расстреляли. Никогда по забуду этого ужаса даже если бы и хотел забыть.

Как раз в; тог день я был наряжен в караул па СеКИрнуЮ. До сих пор удавалось брать иные посты, а тут по вышло. I [ришлось идти. Пост мой У дверей - у притвора церковного. Оттуда выводили смертников, а стреляли в ограде. Человек восемь охранников принимали трупы, еще теплые, еще конвульспрующне. на подводы и увозили. Посмотрели бы вы на охранников-то: лиц на них не было - глаза растерянные, движения бестолковые, совсем не в себе люди. I [агрузят воз теплым групьем п. как сумасшедшие, гонят лошадей под гору - поскорей бы убраться подальше от сухого щелканья выстрелов. Ведь каждый этот выстрел обозначал расставание живой души с мертвым тело.м. Стреляли часа два. Восемь палачей и сам Успенский

ж

Но самое страшное было гам, в притворе, у нижнего изолятора. Смертникам связали руки cnje наверху. Представляете вы себе эту толпу, обросших бородами, кондовых мужиков со связанными назад руками? Они вошли и Остановились в глубоком безмолвии. Палачи еще не были готовы, и жертвы ждали. Сколько, не знаю, но мне показалось, часа два. Только один я. СТОЯ внутри на страже у дверей, видел всю эту картину. Мужики стояли понурые, плечом к плечу и думали свою крепкую думу. Тишина такая - даже в ушах звенело. Вдруг дверь настежь. Вбегают два палача: еще жертву забыли в верхнем изоляторе - женщину-смертницу. Тащат Qim ее. а она визжит, упирается, слова словно выплевывает. Они буквально ее приволокли в притвор.

333

Лестница в самый суровый "Верхний штрафной изолятор" на Секирной горе бросили и ушли, дверью хлопнули. Женщина сразу перестала кричать. Увидев толпу суллрач-ных. тихих мужиков со связанными руками, она. должно быть, только теперь все поняла - и уставилась на них остановившимися глазами.

И еще сумрачнее стало в закрытом притворе-. Молчат смертники, ни звука снаружи.

Сколько времени прошло в этой жуткой тишине - не зпаю. Слышу тихий, словно вздох, шепот высокого, болезненного:

- 11омпрать будем. Молитву бы па исход души. - Рыжий бородач встрепенулся, словно только проснулся. Хотел, было, перекреститься, но крепко связаны руки сзади. Еще раз дернул руки, и по лицу прошла судорога.

- 11е терпит Антихрист креста, руки вяжет. Крестись, братья, у моль

И полился тихий придушенный басок.такой далекий и такой проникновенный. Го прорвется, угаснет, потопленный глотаемыми слезами, то вновь окрепнет ярким звуком, вспыхнет в тишине. Смертники подняли головы, бледные губы втОрЯТ молитве на исход души, глаза устремились ввысь - туда, к Предвечному* за Кого здесь опп отдают свою жизнь:

- Помяни, Господи Воже. нас. в вере и надежде живота вечного, погибающих за Тебя, рабов Твоих... И каждый шептал имя свое, свято хранимое от Антихриста, оно теперь благоговейно возносилось ими пред лицом 11редвечпого.

- 1 [равда Твоя, правда во веки. Аминь.

У кого текут слезы по суровым лицам, у кото застыли они в Глазах, и застыл их недвижный взгляд, А женщина-то эта вдруг как рухнет во весь рост на каменный пол. Не выдержали нервы. Это была вдова недавно расстрелянного за неудачный побег советского поэта Ярославского . Она в кремлевском дворе бросила в Успенского, расстрелявшего ее мужа, камень, и теперь за это погибала;

Сильная рука рванула тяжелую дверь, и первым вошел палач-любитель, сам начальник лагеря; товарищ Успенский. Пожаловал лично расправиться с женщиной за камень" Но еще не отзвучали слова молитвы, еще шепчут ее бледные губы смертников" Успенского, как обухом, ударил этот шепот. Палач повел плечами, нервно вынул наган и опять положил его в карман, прошел вдоль притвора в правый угол Казалось, для него эти мужики, умирающие за веру, шепчущие слова молитвы, стали вдруг ненавистны, ибо всякое сопротивление его раздражало, как

Ярое лаве кая-Макроп Евгения Исааковна (1902 г. р.). поэтесса. Арестована 17 августа 1930 года в городе Кеми. когда приехала на свидание с Мужем. Расстреляна 20 нюня 1931 года на Секирной горе.

Одра Ювание высшее, владеет немецким и французски." языка.чи. Особые приличны - инвалид, отсутствие голеней обеих ног. Обвиняется, в частности, в том. что написала на груди "СМЕРТЬ ЧЕКИСТАМ!" и просила уголовников вытатуировать ей эту надпись. ш следственного дела

Наши Часовые веселились, вспоминая, как ото было смешно, когда перед расстрелом с нее сняли протезы, заменявшие калеке ступни.

Ю. Аанзас

ловек верующий И пот, именно Мне выпало на долю стоять на карауле при этом безбожном, чудовищном деле, при избиении христовых мучеников. Срок мой кончается - досиживаю по следппе лип. по такая смертная тоска .меня душит - жизни своей не рад. Не могу теперь без ужаса, без внутреннего холода смотреть на здешних людей, душу и сердце утративших.

На Мыслицине лица не было, в глазах его стояли слезы. Знаю, придет день и проснется в .них каменных сердцах совесть и позднее раскаяние 1> невозвратимо утерянном душевном покое и гибели в нем всего светлого, чем ЖИВ человек. Знаю... Видал я их. ."тих погибших людей в раскаянии, по никогда бы я их не пожалел. Я тоже винтик этой лагерной машины, по я никогда не пойду на убийство, даже под страхом собственной гибели. А ведь для них это почти удовольствие, особенно для Успенского.

Мы расстались. Я подождал, пока Мыслпппн скрылся за поворотом, и только тогда вышел из-за укрытия. 11а.м нельзя было идти вместе. В лагере заключенный не имел права разговаривать с охранником 11одавленный рассказом о гибели "имяславцев", я тихо брел по дороге, по пути, проходимому смертниками на Секирную. Только они оттуда уже не возвратятся, как вот я. Страшные места, страшные люди.

быка красная тряпка, он привык видеть смертников бледными, трепещущими, уже наполовину ушедшими душой в иной мир.

Шепот молитвы и сама молитва соединили этих серых людей в одном стремлении. 11а Успенского повеяло холодком Ведь не палачо.м же он на белый свет" родился, где-то в душе должны быть следы прошлого! И это прошлое^ очевидно, помогло ему попять состояние погибающих верующих. Им овладело нервное настроение. Желая скрыть свое состояние, он закурил, через плечо брОСИЛ палачам какое-то распоряжение.

Тем временем Ярославская пришла в себя. С трудом, опираясь на стенку, встала. Успенский, словно обрадовавшись случаю выскочить из жути, обругал ее самыми последними словами.

- Что? Теперь и тебе туда же дорога, как и твоему мужу. Вот из этого самого нагана я всадил пулю в дурацкую башку твоего Ярославского! - закончил оп.

Женщина как закричит, как задергает руками. А палач смотрит и смеется судорожным, наигранным смехом Врет", совсем ему не весело.

- Развяжи мне руки, развяжи, падаль паршивая! - орала Ярославская, пятясь к Успенскому, словно ожидая, будто он и впрямь развяжет ей связанные сзади руки, потом вдруг круто повернулась, плюнув врагу прямо в лицо.

Успенский сделался страшен. Выплевывая ругательства, он оглушил женщину рукоятью нагана и, упавшую, стал топтать ногами-

Началось" Брали с краю и уводили. Самого расстрела я не видал, слышал только сухие выстрелы палачей,да вскрик кого-либо из убиваемых:

- Будь проклят, Антихрист!

1 1е помню - как я добрался ДОМОЙ. И теперь хожу, как в тумане... Подумайте, не насмешка ли судьбы? Вы же помните, я сын священника, че-

УспенскийАВ. (1900- 1989). Подполковник внутренней службы, начальник Соловецких лагерей Особого Назначения в 1930- 1931 гг., персональный пенсионер (Москва. Проспект Мира, 1988)

Епископ Аркадий (Остальский Андрей lUhiupotni'i, 1888 .'.р.) епископ Ауден-ский. викарий ILwmndcKuii. В тюрьмах, лагерях и ссылках с 1922 года. В Солодках 1''2Н 1Ч}~гг. Расстрелян 2') декадря 1Щ7 года

Из обвинительного заключения пс делу К 58/2280

Дело возникло на основании заявления, поступившего от заключенного пункта Савватиево, IV Отделения, Погорелого Р.П. от 24/11-31 года, о то:.'., что группа заключенных священников проводит под видо;.: религиозных бесед агитацию, направленную к дискредитации советской власти и лагерной администрации.

Произведенным следствием установлено: заключенный Остальский А.Л., пользуясь среди заключенных званием епископа, группировал вокруг себя последних, под видом религиозных бесед проводя антисоветскую агитацию. С этой целью он проводил сборища в верхнем помещении часовни свободных монахов.

Так, 21 ноября 1930 года заключенный Остальский, собрав группу заключенных священников и рядовых верующих, после совершения с присутствовавшими религиозных обрядов исповеди и причащения, произнес проповедь, в которой указал, что верующая масса и духовенство в данное время подвергаются гонениям так же, как христианство подвергалось гонениям в первые века. Аналогичную беседу провел Остальский и в праздник Крещения в 1931 году. Заключенное духовенство, находившееся в пункте Савватиево под влиянием Остальского, в свею очередь, распространяло антисоветские слухи, в общем сводившиеся к тому, что советская власть своей политикой разорила крестьянские хозяйства и, из-за создавшегося тяжелого положения, в стране будто бы должна произойти смена власти.

Персонально же деятельность лиц этой группы сводилась к следующему. Заключенный священник Савченко М.Д. взял на себя рель сборщика средств для поддержания материально необеспеченных заключенных из духовенства, о чем сам рассказал бывшему полковнику, заключенному Павлову.

При обыске у Савченко были изъяты: I Псалтырь, I Евангелие, Т книга литургии, 51 рубль денег - 35 рублей лагерными бонами и 16 рублей совзнаками, хотя к хранению разрешено не более 40 рублей.

Заключенный священник Вознесенский А.В. во время сбора средств на строительство дирижабля со злобой сказал: "Скоро ли большевики заткнут свое горло. Все берут, берут и никак не удовлетворятся".

Заключенный священник Иэгсдин B.C. при проведении лекции для заключенных на тему "Чистота - залег здоровья" выступил и сказал: "Какая бы у свиньи ни была чистота, но если ее не кормить, здоровья не будет, - и с иронией добавил: Лучше бы заключенных кормили побольше хлебом, а не подобными лекциями".

Заключенный священник Ильин B.C. 23 января 1931 года в присутствии заключенных сказал: "В данное время советская власть бросает людей в лагеря, так как ей нужен бесплатный труд для выполнения пятилетки!"

Заключенный Бубнов И.Ф., кулак, тип антисоветски настроенный, вращавшийся среди руководимой Остальским группы заключенных священников, часто высказывал недовольство советской властью и распускал слухи о скорой войне.

Поведение остальных участников группы выразилось в совершении совместно с Остальским религиозных обрядов и в посещении нелегальных собраний5".

Уполномоченный Секретного Отдела ИСО Задоркин ВрИО Нач.Управления СЛАГ Линии

Фамилии его я не помню, ла и не многие знали ее на Солонках. Она была не нужна, потому что Утешительного попа, отца 11икодима, и без нее знали не только в кремлевском муравейнике, но и н муксалмнпском затишье, и в Саввати-све и па Лнзере. и па мелких, затерянных н дебрях командировках. Так сложилась его соловецкая судьбина - везде побывал.

СВОИ пастырские обязанности отец 11пко-лпм выполнял п на Соловках. Наперстный крест серебряный, епитрахиль, ризу и камилавку отобрали в Келш при последнем перед Соловками обыске. Евангелие оставили, это служителям культа тогда разрешалось.

Последняя камлотовая, подбитая ватой ряска изорвалась на лесных работах до непристойности. 1 [ришлось полы обрезать. Священническая шляпа, в которой он попал в тюрьму, давно уже пришла в полную негодность, и седую голову отца Пикодима покрывал подаренный кем-то красноармейский шлем с ясно видневшимся следом отпоротой Красной звезды.

- Попа п в рогожке узнаешь, - говорится в народе. - улыбался отец 11икодиМ, - а все нужное у .меня в исправности; - "I [ужное" составляли: искусно вырезанный деревянный крест на веревочке, носившийся под одеждой, епитрахиль суконная, короткая, подбитая легким слоем ваты, и дароносица из плоской солдатской немецкой кружки с ловко подогнанной крышкой...

От выполнения своего служения отец 1IHKO-дпм никогда не отказывался. Служил шепотком в уголках молебны и панихиды, исповедовал и приобщал Святых Тайн с деревянной струганой ложицы. Таинство Евхаристии он совершал над водой с клюквенным соком

- Вина, где ж я достану' Л клюковка, она есть тоже виноград стран полуночных, и тот же Виноградарь ее произрастил. Нет в том греха.

11о просьбе группы офицеров он отслужил в лесу, на могиле расстрелянных, панихиду по ним и Царе-Искупителе. Его под видом плотника проводили в театр к иожелавшн.м говеть женщинам, Шпана ухитрялась протаскивать его через окно в лазарет к умирающим что было очень трудно и рискованно. Никто из духовенства не шел па такие авантюры. Ведь попадись они - не .миновать Секирной горы. 11о отец Никодим пи ее, ни прибавки срока не боялся. С радостью прошел он весь свой долгий жизненный путь. С нею не расстался и в дни СВОИ последние, соловецкие. Этой же радостью Своей стремился поделиться он с каждым, за что и прозвали его Утешительным.

I 1о Секирки и .мученического венца отец Никодим не миновал. 11а первый день Рождества взду.мали всем бараком - человек двадцать в нем ЖИЛИ - обедню отслужить затемно, до подъема, пока дверей еще Не отпирали, да, видимо, припозднились.

Отпирает охрана барак, а там отец I [икодим Херувимскую с двумя казаками поет. Молившиеся успели разбежаться по пара.м. а эти трое были уличен

- Ты что. поп, опиум разводишь?

Отец 11икодпм не отвечает - обедню прерывать нельзя - только рукой помахивает.

Все трое пошли на Секирку.

Воспой я спросил одного из немногих, вырвавшихся оттуда, знает ли он отца НикодимаГ

- Утешительного попа? Да кто же его не знает на (екирке! Целы.мп ночами в штабелях "священные сказки" рассказывал.

- В каких штабелях?

- 11е знаете' I 1е побывали еще в них' 11у. объясню.

1Mr 1' **П

11 I Ш*

т

Зимой Секирная церковь не отапливается. Верхняя одежда и одеяла отобра-пы. Так мы способ Изобрели спать штабелями, как баланы кладут. Ложатся Четыре человека в ряд набок, на них - четыре поперек, а на тех еще четыре снова накрест. Сверху весь штабель имеющимся в наличии барахлом укрывают. Внутри надышат и тепло. Редко, кто замерзнет, если упаковка тщательная. Укладывались мы прялло после вечерней поверки. Заснуть, конечно, не можем сразу. Вот и слушаем "священные сказки" Утешительного попа... и на душе светлеет...

- Когда ж он срок кончает'

- Кончил. 11а самую Пасху. Отслужил ночью в уголке Светлую Заутреню, похристосовался с нами. Потом в штабель легли досыпать, он про Воскресение Христово "сказку" сказал, а наутро разобрали штабель - не встает наш Утешительный. Мы его будил", а он холодный уже. Надо полагать - приду-шплся - в нижний ряд попал. Ото бывало. Сколько человек за зиму напутствовал, а сам без напутствия в дальний пуп, пошел... Впрочем, зачем ему оно. Он СЭМ дорогу знает.

На склоне горы кончали свои счеты с житью приговоренные к высшей мере. "Чудный вив от Секирной горы" - выло последнее, что видели они. уходя ил этого лшра.

О. Яфа

Газета "Известия" 21 сентября 1929 года

"С0ВКИ110" пришла очень удачная мысль - восполнить пробел, запечатлев на экране жизнь и работу жителей Соловецкого концентрационного лагеря... С первых кадров фильма перед нами встает живописный и благоустроенный уголок, населенный здоровыми, бодрыми людьми, день КОТОрЫХ проходит в таком же чередовании труда, отдыха и развлечений, как и каждого трудящегося иа свободе. Живут ссыльные в общежитии иди отдельных комнатах, уютных и в сво-

ем роде комфортабельных... Ми одного лица, в котором виделась бы придавленность. Ни одной фигуры, в которой виделась бы забитость.

В Соловецком концлагере ничего не осталось от того режплда. который пускал в ход каленные .мешки...

Фильм прекрасно разъясняет методы исправления и разбивает всякие нелепые выдумки об "ужасах ГПУ"... 11адо бы показать его за границей.

Кадр из документального фильма "Солодки". сивУногд по заказу 0ГЩ6 I'>1S году.

Мне показали борода весо.м четыреста трид цать два килограмма, существо крайне отвратительное, угрю.чоси.мододольнос. Его тяжестью и способностью к размножению свиней весьма гордятся. Свиней очень .много, и. как дс<дс. они. диди.чо. вполне довольны жизнью, по. разумеется] хрюкают.

М. Горький. "Соловки" Из журнала "Наши достижения" №5-6, 1929

Из воспоминаний ф. Олехновича

Любопытно вспомнить, как снимался этот фильм 11еред нашей ротой был скверик, в кото ром пытались расти некие рахитичные цветочки. Посреди скверика стояла каменная часовенка, называвшаяся читальней.

Однажды, к большому нашему удивлению, у часовни заиграл оркестр. Командиры ходили по камерам, выбирая заключенных, которые выглядели наиболее пристойно, и посылали их в скверик. Там уже установили столы, за которые усаживали соловчап, делавших вид, что читают газеты пли играют в шахматы, Самое удивительное - потом пригнали арестанток из "женроты" и разрешили ИМ разговаривать с мужчиналти.

Сцена, видимо, удалась - вот как радостно живется в Соловецком лагере! По прплу.манно-му сценарию, мы с ХОХОТОМ покидали казармы, весело работали, культурно отдыхали...

Фильм своего добился, выйдя на экраны но всему СССР. Ма.ма писала мне из Минска: "Я в кино видела лагерь па Соловках. Очень успокоилась. Оказалось, все не так плохо, как думала..."

Я же TIC мог написать ей правду - наша цензура таких писем не пропускала...

Разгрузочная ко.миссия досрочно освобождает лучших заключенных. Кадр из филь.чи "Соловки"

Из выступлений при обсуждении фильма "Соловки" в Москве в клубе им. Дзержинского 16 мая и клубе им. Сталина 1 июня 1929 года

...За рубежом существуют два страшных слона: "ГПУ" и "Солонки", Картина "Солонки" рассеивает легенды о большевистской инквизиции, ее едва ЛИ пустят за границу, так как она явится лучшей пропагандой в буржуазных странах...

политэмигрант из Аапкпш

...Фильм дает Контраст между царским застенком и нашей системой исправления. Это особенно важно для воспитания молодняка, не видевшего ужасов царской тюрьмы.

Уткерс - представитель МОПРа (Меж [гш1]п чЬк >(' Обществ!> Политой Революционерам)

Журнал "Наши достижения" № 5-6, 1929

В эти дни по всему Союзу Сонетов кинематограф показывает остров Соловки. Фильм я пи-дел... после того, как побывал в Соловках; съемка уже устарела - в наше бурно текущее время лаже и вчерашний день отталкивается далеко от сегодняшнего дня.

М. Горький. "Соловки"

...Нужно было бы показать весь процесс исправления заключенных... но я считаю картину соответствующей дейстш тгелы юсти.

А. Ногпн'в - бывший начальник Соловков и организатор лагерей

...В картине хромает монтаж.! 1апример,сняты конвоиры с винтовками, чего на самом деле нет па Соловках...

Ф. Эйхмвне- начальник-Соловецких л агорой

...11е показали инциденты. Неужели там все гладко проходит?..

Рудакова - учащаяся

Из воспоминаний И. Зайцева

В мое время "СОВКИНО" проводило съемку Ноже какая наглейшая и подлейшая инсценировка всех видов и сцен.

Читка свежих газет и игра в шахлнчпы. Кадр to д/'кументалыюго фильма "Соловки".

Однажды я сделался свидетелем такой сцепы. Меня отправили в госпиталь с пакетами. Госпиталь помешался недалеко от выхода из Кремля. Я терпеть не мог ходить в это учреждение, так как больные в лазарете лежали даже в коридорах, прямо на полу. И распространяли 11свы i юс I (мое ЗАОВ011 ие.

11одходя к госпиталю, я с удивлением заме-тил, что в чахлом скверике, разбитом на площадке перед госпиталем, были расставлены столики, аккуратно накрытые белыми салфетками. На столиках аккуратно расставлены чашки и бутылки, а па стульях восседали однообразно хорошо одетые "большие".

Выл собачин холод и сидевшие за столиками должны были сильно .мерзнуть в своих легких костюмах, по здоровым людям холод ие страшен. Дело в том, что среди сидевших и позировавших не было в действительности пи одного больного. Все эти наряженные для съемки статисты были набраны из чекистов.

Должно быть, моя весьма непривлекательная фигура в помятой шляпе, коротком полушубке п фетровых сапогах портила идиллическую картину "весеннего" (или "летнего") отдыха счастливых больных.

- "Ой, ты там. с бородой! Ступай к черту! 116-шел вон! - заорал кто-то из "режиссеров".

г~ - ',- •

Соловки 11 августа ТЯШг&да. О. Э. Враз (/Я"7>- 193ь), акварель:

Работы бывшего вице-пре шдента Императорской Академии художеств Осипа Ълшануиловта Краза - одного из создателей pyecaw художественного направлении "Мир искусств" выли вывезены в 1932 году в Центральный Антирелигиозный музей СССР из Соловецкого лагерного музея

Профессор Императорской Академии художеств Враз находился is лагере уже более года и успел побывать к одной из привилегированных рот, Занимая какую-то должность по архитектурной специальности. За два месяца до моей встречи с Бразом в лагере на него донес кто-то ИЗ сексотов, и знаменитого профессора отправили па тяжелые работы в гавань.

В Десятую роту Браза переведи после "ис-иравления" недавно, и теперь он был назначен "прплворны.м живописцем". Ежедневно старый заслуженный профессор отправлялся рисовать различные виды Соловецкого лагеря. Ему было приказано начальством лагеря зарисовывать сцены из ЖИЗНИ заключенных и исторические памятники старого люнастыря.

Все нарисованное проходило через цензуру начальства, так как по указаниям начальника Адмчасти Васькова и других профессор должен был создавать в своем альбоме "потемкинские деревни". ВСЯКИЙ раз, возвращаясь с "цензурного просмотра", оп с громким вздохом принимался за реставрацию церквей и украшение лагерной жизни... па бумаге альбома. Эти рисунки предназначались для какОГО-TO издания, долженствовавшего изобразить в картинах-описаниях райское житье заключенных в Союзе Социалистических Республик.

Соловки 11 сентября 1925года. О, % Ърсгз (JS'~f>- 1936), акварель.

Акварели $ра'а с Соловков и ??у.иитсльные. Бра i крупнейший художник. Он автор самого и\всстного портрета Чехова. Враз щ лагеря был "выкуплен". Когда появилась возможность "выкупать" людей за валюту, купили и его. Он жил в Париже, но быстро умер.

Л. Лихачев

Журнал "Соловецкие острова"

№ 1, 1925

В опустошенной ризнице Преображенского собора ударил топор плотника. В храме, где незримо колыхались седины Зоспмы и Савва-тия, внезапно выросли театральные подмостки, и 23 сентября 1923 года сотни угрюмых

ИрПНуДНЛОНПеН. 11С ре И ОЛ И И ВIII II X открывающийся театр; впивались глазами в поленккий занавес с нашитой на него эмблемвдоудущей пашен весны - белой соловецкий дайкой.

Н, ЛИТВИН

СоловсцКЯЯ чайка. Художник Вадим С>прукгоф

Соловки имели одою показуху. Показуху для того, чтобы приехавшее начальство убедилось, что здесь не карают, а перевоспитывают. Поэтому очень важно выло иметь театр. Это была пока зуха. но показуха являлась вместе i тем и частью нашей жизни.

Д. Лихачев

Из восполшнаний Б. Ширяева

В одной из первых партий 1923 года па Солонки прибыл провинциальный актер Армапог,.

Кремль того времени по своему внешнему виду был далек от того кипящего своей особой, каторжной жизнью муравейника, в который ОН превратился в 1925 году. В центре его мрачно чернели обгоревшие стены Преображенского собора, дворы завалены мусором п обломками. Сорванные двери, разбитые окна... 11ожарище...

- А ты кто будешь, раетакой-сякой?

- Известный артист Армапов. - прозвучал Гордый ответ.

- Знаем... Здесь все артисты... Становись!

- Театр устрою!

Это было сказано так уверенно и внушительно, что произвело впечатление. В полдень Армапов уже излагал свой план начальнику отделения Барнпову, а вечером шнырял по темным коридорам, спотыкаясь о валявшиеся там бревна, падал, чертыхался, наступал на чьи-то руки и НОГИ, но неутомимо* упорно искал желавших играть па сцепе без освобождения от работы после десяти-двенадцати часов тяжелого Труда"

Репетировали, вернувшись с работ и наскоро похлебав баланды из голов соленой трески. Собирались на репетиции туго, порою с руганью, но, начиная повторять за суфлером, режиссером и главным актером Армановым слова роли, оживали: распрямлялись спины, загорались глаза.

Электростанция еще pexioiin i ровалас ь. света не было. В келье горел единственный, добытый АрМаноВЫМ, огарок. 11о через две недели на замшелой кремлевской степе, около главных ворот. Красовалась первая па Соловках выписанная разведенным химическим карандашом афиша.

В тот знаменательный день Ар.манов. несомненно, заслуживал лаврового венка. Им было сделано все: сцена из опрокинутых шкафов, в которых хранилась прежде посуда трапезной, декорации из побеленных известкой мешков, грим из клюквы и сажи, пудра из отсеянной муки.., даже текст "Медве'ля". который Ар.манов записал но памяти, с некоторыми дополнениями.., но простит их ему никого не осуждавший при ЖИЗНИ автор! 11игде так не любят, не ценят своего театра, как на каторге. 11игле так не гордятся им и актеры, и зрители...

Театр па каторге - экзамен на право считать себя человеком. Восстановление в этом отнятом праве Афиша - диплом на это звание и для актеров, и для зрителей- Вот почему перед ней ТОЛПИЛИСЬ.. ТОЛПИЛИСЬ, читали, перечитывали, уходили н снова к ней возвращались, находя в ее чтении какое-то непонятное наслаждение...

- И МЫ люди. Все-таки, как-никак, а люди, 11есмотря пи па что - люди!

Ото был длившийся два-три года период максимального напряжения культурной жизни Соловецкой каторги. Старая интеллигенция составляла около половины населс-ния и беспрерывно пополнялась новыми представителями всех видов и профессий. Традиции русской культуры, надломленные революционной бурей, были еще живы и действенны. Духовенство высоко держало крест, офицерство хранило устои долга и чести, юристы - их было МНОГО "а Соловках того времени - стройное представление о праве и законности, артисты и художники-* стремление к свободе творчества и бескорыстному служению искусству.

Театр стал постоянным, но его актеры освобождены от каторжных работ не были. Однако салю помещение театра в бывшей .монастырской трапезной было хорошо оборудовано Сцена, зрительный зал, освещение, декорации - все было сделано под руководством бескорыстного слуги Мельпомены Ар.манова п. выполнив предназначенное ему судьбой дело, он отошел па задний план, уступив .место вновь прибывшему старому провинциальному комику М. С. Бори-ну . широко Известному па юге России.

Макар Семенович Борин быстро сориентировался в запутанной системе внутренних соотношений каторжного муравейника и понял, что 11еверов5 - нуль, хоть и числится начальником, вся же сила в руках Васькова - грубого полузверя, по вместе с тем и очень глупого человека, которых!, в свою очередь, управлял умный и деловитый Koran .а Когану нужен был Товар лицом-

Бории стал первым освобожденным от других работ' руководителем Соловецкого театра. Действуя и дальше "тихой сапой", он укладывал па СВОЮ стройку кирпич за кирппчо.м: выпросил освобождение для нескольких ведущих актёров, пото.м еще для десятка: "прикрепил" к театру технический персонал: портного; парикмахера, бутафора, плотников...

Через год в НОВОМ, изящно отделаппо.м по эскизам ссыльного художника Качалина театре БорИН давал перед комиссией, приехавшей на Соловки, во главе с "самим Бокп.м" (заместителем Менжинского) действительно блестящий парадный спектакль - "Борис Годунов" 11ушки-па. в собственных, выполненных художппка.мп-каторжана.мп декорациях и костюмах, сшитых из пераскрадеппых. в силу невозможности сбыть, запасов парчи из люнастырской ризницы.

Сценическая культура И техника Соловецкого театра того времени стояли на такой ступени, что несколько позже, когда актеры были освобождены от общих работ, он смог давать по две премьеры в месяц';.

Театр обладал значительно большей свободой, чем театры на материке В репертуаре Соловецкого театра в 1°23-1У27 годах агитка почти отсутствовала, зато шли даже запрещенные в РСФСР пьесы, такие, как, например, "Пспша". "Старый закал". "Кашинская старина", "Сатана"_

- Попов и генералов все равно не сагитируешь, а гнилую шпану и .цитировать не стоит! - изрек, разрешая их. заместитель начальника Управления лагерями Эйхманс

Параллельно развивалась и концертная отрада, не говоря уже о .многих певцах, скрипачах и пианистах. К 1926 году были созданы приличные духовой и симфонический оркестры. Девять десятых программы занимала серьезная .музыка. Здесь, как и па сцене, .можно было услышать то. что не допускалось за предела.ми лагеря: запрещенного "белобаидпта" Рахманинова и других "бывших".

Создатель Сомчччосмо лагерного театра Лр-лишов II. А. - исполнитель рели Кречииского

Рисунки из журнала "СЛОН*, 11>24

Макар Борин - исполнитель роли Рас-плюева в одной из первых постановок лагерного театра колюдии по пьесе A.R. Сухово-Кобылина "Свадьба Кречииского", бичующей тупое законодательство и продажное судопроизводство

Журнал "Карело-Мурманский край", № 9, 1927

Соловецкий театр - совершенно своеобразный театр, театр, выросший в степах древнего СрлОвецкрго кремля, театр, работающий в исключительных условиях изоляции.Среди каменных зданий, не то заброшенных* не то заживших иной жизнью, мелькает строгая вывеска: СОЛОВЕЦКИЙ ТЕАТР

Вы открываете дверь* поднимаетесь но лестнице. Деревянная строгая отделка. За запаве-coxi - сцена тринадцать аршпнов ширины и четырнадцать аршпнов глубины. Зал вмещает пятьсот человек. За барьером духовой оркестр в тридцать пять человек... Театр обслуживают пятьдесят человек прикрепленного к театру персонала. Труппа актеров - двадцать человек...

В театре имеется мастерская париков, большая костюмерная и декораторская. Костюмы имеются разнообразные. Для стильных пьес костю.мы шьются из мешковины и окрашиваются по эскизам художников...

"Соловецкий театр не переоценивает своего скромного значения. 11о все же он не без удовольствия констатирует, что па далеком острове небольшая группа людей, любящих театр, творит хлопотливое дело.

11ройд\т года, и когда-нибудь летописец русского театра отллетит двумя строчками скромный, незабвенный Соловецкий театр.

Борис Глубоковский

Из воспоминаний Б. Ширяева

Свищет колючий норд-ост, вздыхает и несет мириады льдистых игл, колет ими зажимающих уши ладонями, куда-то спешащих людей. Свищет он в кремлевских степах, злобный, враждебный. Веет в зубцах вековых степ, рвет снежные шапки с угрюмых башен, коетенпт пальцы, леденит тело, сковывает душиT

Один за другим вспыхиваю!' цветные фонарики... Они замирают, снова загораются. Их все больше и больше.., в темноте уже вырисовываются неясные силуэты ритмически колышущихся женских фигур, огоньки кружатся, танцуют в уходящей, рассеивающейся и побежденной тьме1.

3-Е

I (лен. Бессилие. Впереди - ть.ма...

...Тьма и в переполненном зале Соловецкого театра. 11е видно и неслышно, как раздвигаются полы занавеса. Ть.ма и па сцене... 1 \о вот разлаются во тьме чьи-то голоса. Они звучат с грустью:

- Занесет нас ЗИМОЮ .метель. И запрячет на полгода в щель" Лишь весною найдут рыбаки Соловки, Соловки, Соловки...

Мило нам из щели соловецкой Вдаль взглянуть с улыбкой ясной, детской... 11рпходите к нам п слушайте, как тут 11есенкп веселые поют.

Эта пьеска называлась "Светлячки". Она была написана двумя не поэтами: Николаем Лит-вппы.м и автором .тих строк. Мотивом послужила популярная тогда песенка о "НЮ. смеявшейся весело и звонко". Пьеска поставлена на первом спектакле ХЛАМа в 1925 году.

Я театре незримо царит другая атмосфера. С оплаченным тобою билешо.м ты чувствуешь себя совсем не так. как в роте. Н фойе прогуливаются люди, из шла доносятся звуки оркестра. Пока открыта сцена, ты ощущаешь себя полноценныли настоящий чсловскол/. ^ ^ > • у'

Оперетта "Тайны гарема" с оркестром, хором и балетом, причем "танец негритят" исполняли... дети комсостава Соловецкого Особою полка, обученные артистом балета, каторжанином Шслковннковы.м.

Н. Ширяев

При мне и Соловейком театре ставили "На дне" Горького п оперетту "Тайны гарема", а также устраивали сборные концерты, производившие особенно глубокое впечатление на заключенных исполнением старинных народных песен и романсов. А танцы, частушки и рассказы вызывали всеобщий смех, В представлениях обычно участвовал и .мой бывший .московский сосед Павел Энгельфельд. В "Тайнах гарема", в

Из воспоминаний Д. Ганешина

танце диких бедуинов, он исполнял партию предводителя, а па концертах выступал в еврейском, пли. как объявлял конферансье* "испанском" танце. Отлично загримированный; с котелком на затылке, в лапсердаке и с зонтиком, в ботинках с загнутыми вверх носками, с ужимками и жестикуляцией настоящего подвыпившего местечкового еврея он исполнял эту веселую польку под оркестр, тоже загримированный иод четверку еврейских музыкантов Успех этого танца был всегда исключительный.

Энгельфельд попал на Соловки па три года по делу "фокстротистов" '. а также за то, что происходил из военной се.мьп и успел поучиться в кадетскОМ корпусе.

"Дело фокстротистов", "дело моряков", "дело лицеистов", "дело кадетов", "делд Сокола", "дело скаутов" - многие-многие сидели по таких" иробуржуазпыл" "делал"". Для человека не .моего времени эти "дела" покажутся просто невероятными,

Сирано де Нержерак б Соловках-. Рисунок заключенного Гавралы Гордона

В Кремле, слева от входа черен центральные ворота, стоял большом щит Соловецкого театра с объявлением; О имеющем быть сегодня кино ИЛИ спектакле, с крупной надписью красными буквами: "Платное" и enje яркими буквами: "Места согласно билетах!".

Это означало, что узник мог бы купить два бидета 11 послать один в "Жонкорпус" через дежурного по лагерю своей Знаком0Й\ И та могла бы прийти в театр (в строю попарно) и сидеть с пихт рядол1. и разговаривать., хотя вне театра даже простое приветствие между заключенными

.мужчиной и женщиной каралось карцером. Так. муж мог за деньги встретиться с женой. Конечно, не кино у них на уме, а лишь возможность увидеться, поделиться горем.

Но есть и другая категория лагерных кинозрителей, называемая по-соловецки "горшие любовники". То, что делалось на галерке среди шпаны и их девушек.., ужас... их не останавливал даже внезапный свет при обрыве кинопленки во время сеанса...

Возвращение в роту из театра - опять под конвоем в строю попарно...

Мне грустно петь о Соловках, О высоте твердынь кремлевских, О ветре, дующем в лесах, Кочующем па перекрестках.

И скучно думой и'.мерить Нас поглотившее пространство. Иль соловецких шмубранство В стихах беспечных прославлять...

Александр Пинкришо<<

Из воспоминаний М. Розанова

В Соловецком театре в 1929- 1931 годах директорами были Витой и 11алпвайко. режиссерами - Джелял Мах.мул Мепиог, и,-, Симферопольского театра и некий Иван Комиссаров; 11а сцене играли баронесса Энгелыардт. Варвара 11файфер, Зоя 11опова, певица Наталия Бурова (Возвратившаяся из Италии), артист МХАТа Фе-

Я жил над ротой оркестрантов. Они сутра до вечера репетировали военные .марши. Причел/ помню, .марш "Авугливый орел" называли "Прощание сдруЗЬ-Ими*. Это выли вывшие офицеры Белой ар.мии. которые находили утешение в л/аршах своего времени.

А Лихачев

лор Ванглер, умерший на Соловках от тифа. Оркестром дирижировал Бальдгарл . а художественным руководителем состоял Илыптейн из театра Корша. Театральные декорации писали: академик художник Смотрпцкий. Мпганадж-дан и Зябликов, освободившийся в 1930 году. 11рп театре был лаже скульптор - Шерапмов.

Билеты на бесплатные спектакли распределялись и выдавались игключенным командирами рот. Во время таких .рели/ц женщин и мужчин рассаживали отдельно. Одним - правая сторона Шла, другим - левая.

Ф. Олсхнович

В 1929 году, после перевода Управления СЛОНа на материк п город Кемь. туда были переброшены й лучшие кадры Соловецкого театра.Театр в Кеми назывался Центральным театром УСДОН ОП1\'.

Коллектив театра должен был обслуживать и ресторан в Кеми, тоже принадлежавший ОГПУ.

Помню еще оперного артиста Ксендзов-ского, тенора Асатиани Г. Г.. комиков Белиц-кото и Л. Радищева, артистов Ванглера, 1'ыд-зюнекого, ШкуратовскогО, Москвина. Демина. Г. Л. Немировича-Данченко, Далнапи, Комиссарова, Гордона... Салшцев и В. Осипов - в премилом воздушные гимнасты группы "Кречет". М. Шпшалпп и В. Лисовский - работали и как гимнасты, и как

ТЕШ

1

I -ta Ы

лон

Суббота, 9 и Воснрсссмы-, 10 июля.

штиль

П. .Т., ? Я Н.,Р- 8 " ЬИ .,"..

УЧАСТВУЕТ ВСЯ ' ?' У .

ПОСЮМОАКА ГЛЛВЛ. ГСЖИССЕ'Р.1 Б. ГПУБОКОВСКО!

а

драматические актеры. Яковлев Н. Г. был художником, а Вуквалов - .машинистом сцены.

Из женского персонала ио.мию Орлову - актрису оперетты. ДрОздову-Вежпну О. К. - балерину из Шанхая. Лею Залес-скую - исполнительницу русских народных песен. Горскую - исполнительницу восточных танцев, артисток Савченко. Арн-сон и других.

Симфоническим оркестром дирижировал композитор Канцель. а другим дирижером был Нови II1KI1Й. СкрИПаЧ! 1-СОЛ11С-

ПОМ. РСЖМССЕРЛ I А ТДПИУС

ДУХОВОК 0PKECI

ЦЕНЫ МЕСТАМ О!

ПОД УПР. СПЕР)

"-!•"!

15 МОА. па 1 'X'

В состав Центрального театра включались и два больших оркестра - симфонический и духовой, общим числом сто тридцать четыре человека.

Главным режиссером был Борис Глубо-КОВСКИЙ, ПОТОМ Д. К. Калугин из бывшей Александринки, помрежем - С. К. Зайцев.

Администратором 1 [ентрального театра стал Энгельфельд, он же балетный танцор.

Артист В. Серебрянников одновременно был и счетоводом театра.

т

КОНЦЕРТ

М I XI1BI НА

:-.!

В

ВПУПНТСПЬИОС слоио Ппп'чги ПЕЛИПОГО |yj

ДИРИТЕРМ КСРОЬОВЩИИ - , РАЙСКИЙ

Д' ""г-" - ITP."-.SP СМИРНОВ

ЦЕНЫ "С< ГАМ ОТ 25 КОЛ ДО 1 РУБЛИ

В

ты - Гроссман н 11мфтап. 1 IOMHIO ещеМузыканта Миллима п профессора музыки Хальфапа.

По своему составу Центральный театр УСЛОП ОГПУ считался В СССР лучшим после столичных театров, по своего помещения не имел, а работал стационарно в здании кемского "Домпросвета". Театр находился в ведении 1)1 К) - Воспитательно-Просветительного отдела УСЛОН ОГПУ. начальником которого был Успенский Д. В.. а помощником - заключенный чекист Лблеспхюв Г. В.. которого сменил Алейников М. В.

Управление Соловеграшилагерями Особого Пашаченпя \'С.\011 0П1У - располагалось в 1924 - 1929 годах в помещении монастырской Преображенской гостиницы. КГ>Ч Культурно-Воспитательная часть занимала угол на третьей >тажс Управления - окнами на Кремль и пристань. р i

:: :: Соловецкий театр и ;:

Газета "Новые Соловки" 7 марта 1925 года

Из воспоминаний Д. Лихачева

Как-то пришел в летколошпо бывший тогда политруком ВОХРа Успенский и говорит

- Будет советский праздник, и мне нужно показать, что у нас делается на Соловках для социально близких - для рабочих и крестьян.

А скаут ШИПЧИНСКИЙ из Ростова, их целую молодежную организацию шутников привезли, сразу выпаливает лозунг:

- Соловки - рабочим и крестьянам!

- Во. как здорово, вот замечательно!

И повесили над входом в Соловецкий кремль:

Соловки - рабочим и крестьянам!

Позже, прайда кто-то из начальства заметил, что этот текст не совсем подходит для ВХОДЯ в концлагерь.

А еще чуть позже Успенский лично расстрелял шутника Дмитрия Шипчпиского.

Журнал "Соловецкие острова" № 5-6, 1926

11арком НКВД СССР Г. Ягода -почетный член общества "Дина.мо"

Объединенное Соловецкое спортивное общество "Динамо" на заседании 27 февраля постановило выбрать своим почетных! членом товарища Ягоду и выслать ему почетный билет".

СОЛОВЕЦКИЙ НАПОЛЕОН""

В приемной Успенского сидят начальник отдела снабжения и ещё несколько человек. Значит, придется подождать...

Я усаживаюсь и оглядываюсь кругом. Публика вся хорошо откормленная, чисто выбритая, одетая в новую чекистскую форму - все это головка лагерного ОП Я здесь - единственный в лагерном, арестантском одеянии и чувствую себя каким-то пролетарием навыворот. Вот напротив меня сидит грузный, суровый старик - это начальник нашего Медгорского отделения I [оккалин . Он смотрит па меня неодобрительно. Между мной и и.м - целая лестница всякого начальства, и каждое может вышибить меня в те не очень отдаленные места, куда даже лагер-

СПОРТ

В лыжном пробеге Кремль - Фплнмоново - Кремль, дистанция 19 километров, первое место занял красноармеец Лопаткин с результатом 50 мин. 25 сек. Приз победителю - значок общества "Динамо".

Из воспоминаний И. Солоневича

пый Макар телят своих не гонял. Куда-нибудь вроде Девятнадцатого квартала, а то и похуже... Поккалин может отправить в те же места почти все это начальство, меня же стереть с лица земли одним дуновением своим- Так что сидеть здесь под недоуменно неодобрительными ВЗГ.УЯ-ламн всей этой чекистской аристократии мне не очень-то уютно.

Сидеть же, видимо, придется долго. Говорят, что Успенский иногда работает в своем кабинете сутки подряд и те же сутки заставляет ждать в приемной своих подчиненных.

Но дверь кабинета раскрывается, в ее раме показывается вытянутый в струнку секретарь и говорит:

- Товарищ Солоневпч. пожалуйста.

"Ягода ГГ.(189:1 г. р.) - мирком внутренних лсл (XX" Р и 1934-1936 гг_ почетный член Соловецкою спортивного отчесан;) "Динамо" - расстрелян. IS мирт 1938 гола.

Я "жалую"... На лицо Поккалипа неодобрение переходит в полную растерянность. Начальник отдела снабжения, который при появлении секретаря поднялся было и подхватил спой Портфель^ остается торчать столбом с видом полного недоумения. Я вхожу в кабинет и думаю: "Вот это клюнул... Вот это глотнул"...

Огромный кабинет, обставленный с какой-то выдержанной, суровой роскошью. За больших" столом - "сам" Успенский, .молодой сравшпелыючеловек, леттрпдфтпi пяти, плотный, с какими-то бесцветными светлыми глазами. Умное, властолюбивое ЛИЦО. На Островах его называли Соловецких" Наполсопо.м... Да. этого на .мякппе не проведешь... Но и не на .мякине же я собираюсь его провести... Он не то чтобы ощупывал меня глазами, а как будто каки.м-то точны.м инструментом измерял каждую часть моего липа и фигуры.

- Садитесь. Я сажусь.

- Это ваш проект?

- Мой.

- Вы давно в лагере?

- Около полугода.

- Г.м... Стаж невелик. Лагерные условия знаете?

- В достаточной степени для того, чтобы быть уверенным в исполнимости моего проекта. Иначе я ва.м бы его и не предлагал... 11а лице Успенского н а его роже и н осп, и. пожалуй, недоверие.

- У меня о вас хорошие отзывы... Но времени слишком мало. По климатическим условиям .мы не можем проводить праздник позже середины августа. Я ва.м советую всерьез подумать.

- Гражданин начальник, у меня обдуманы все детали.

- А ну. расскажите...

К концу моего коротенького доклада Успенский смотрит на .меня довольными и даже уды-бающн.мися глазами. Я смотрю на него примерно так же, и мы оба похожи на двух жуликоватых авгуров.

- Берите папиросу... Так вы это все беретесь провести? Как бы только нам с вами на этом деле не оскандалиться,

- Товарищ Успенский... В одиночку, конеч-

но, я ничего не смогу сделать, но если помощь; лагерной администрации..

- Об этом не беспокойтесь. 11рпю-товьте завтра мне для подписи ряд приказов - в том духе, в котором Bi.i говорили, Поккалину я дам личные распоряжения-

- Товарищ Поккалин сейчас здесь.

- А, тем лучше... Успенский нажимает кнопку звонка.

- I [озовите сюда I [оккалина. Входит Поккалин. Немая сцепа. Поккалин стоит перед Успенских" более пли .менее навытяжку.

Серебряный жетон "СоловецкоеАнналю"

Я. червь у НОГ Поккалипа, сижу в кресле, пето чтобы развалившись, но все же заложив ногу на ногу, и покуриваю начальственную папиросу.

- Вот1 что, товарищ Поккалин.. Мы будем проводить вселагерную спартакиаду. Руководит* ее проведением будет товарищ Солоневич. Ва.м нужно будет озаботиться следующими ве-ща.мп: выделить специальные фонды усиленного питания на шестьдесят человек - сроком на два -месяца, выделить отдельный барак или палатку для этих людей, обеспечить этот барак обслуживающим персоналом, дать рабочих для устройства тренировочных площадок- Пока, товарищ Солоневич. кажется, все?

- 1 [ока все.

Начальник Северною участка строительства Белолюрско-Балшийского канала Аиитрий Успенский выступает перед участниками лагерной спартакиады. Мсдвежегопск. 1932/од

ш в

- Ну, подробности им сами объясните товарищу Поккалину Только, товарищ Поккалин, Имейте 11 пилу, что спартакиада имеет большое политическое значение и что подготовка должна быть проведена в порядке боевого задания.

- Слушаюсь, товарищ начальник...

Я вижу, что 1 [Оккалин не понимает окончательно ни черта. Он ни черта не понимает пи насчет спартакиады. НИ насчет "политического значения". Он по понимает, почему "боевое задание" и почему я. замызганный, очкастый арестант, сижу здесь почти развалившись, почти, как у себя дома, а он. 11оккалпп. стоит навытяжку. Ничего этого не понимает честная латышская голова Ноккалппа.

- Товарищ Солоневич будет руководить проведением спартакиады, и вы ему должны оказать возможное содействие. В случае затруднений обращайтесь ко мне. И вы тоже,товарищ Солоневич. Можете идти. товарищ Поккалин. Сегодня я вас принять ие моту.

Поккалин поворачивается налево кругом и ухолит... А я остаюсь. Я чувствую себя немного... как. скажем, на страницах Шахерезады... Поккалин чувствует себя точно так же, только он eiiio не знает, что это Шахерезала...

Мы с Успенских! остаемся одни.

- Здесь, товарищ Солоневич, есть все-таки eiijo один неясный пункт. Скажите, что это у нас за странный набор статей?

Дело в ТОМ,что OI11У не сообщает лагерю, за что именно посажен сюда данный заключенный. Указываются только статья и срок. 11оэто> му Успенский решительно не знает, в чем тут дело. Он. Конечно, по очень верит в то. что я занимался шпионажем (ст. 5S. п.6). ЧТО я работал в контрреволюционной организации (ст. 58, п.11), пи в то, что я предавался такому пороку, как нелегальная переправка советских граждан за границу, совершаемая в виде промысла (ст. 59. п.Ю). Положенную мне статью, карающую за нелегальный переход границы, предусматривавшую is те времена максимум три года. П IV

из скрохшости по использовало вовсе.

Во всю эту ахинею Успенский не верит по гон Простой причине, что люди, осужденные по этим статьям всерьез, получают так называемую "птичку", пли. выражаясь официальной терминологией, "Особые указания", и едут в Соловки без всякой пересадки. Отсутствие "птички", да еще вось.милстпий срок заключения являются, так сказать, официальным симптомом вздорности всего обвинения. Кроме того. Успенский не может не знать, что статьи советского Уголовного кодекса "пришиваются" вообще кому попало и как попало: "Выл бы человек, а статья найдется"...

Я знаю, чего боится Успенский. Он боится ие того, что я шпион, контрреволюционер и все прочее - для спартакиады это но имеет никакого значения. Он боится, что я просто не очень удачный халтурщик и что где-то галл, на воле, я сорвался па какой-то крупной халтуре.атак как этот проступок по предусмотрен Уголовным кодексом, то и "пришило" мне П IV первые попавшиеся статьи. Ото одна из возможностей, которая Успенского беспокоит. Если я сорвусь и с этой спартакиадской халтурой - Успенский меня, конечно, живьем съест, но ему-то от этот какое утешение' Успенского беспокоит возможная нехватка у меня халтурной квалификации, И больше ничего,

Я успокаиваю Успенского. Я сижу за "связь с заграницей" и сижу вместе с сыном. 11ослелпий факт отметает последние подозрения насчет неудачной халтуры.

- Гак вот. товарищ Солоневич. - говорит Успенский, поднимаясь, - надеюсь* что вы это провернете па большой палец. Если сумеете - я ва.м гарантирую снижение срока наполовину.

Успенский, конечно, ие знает, что я не собираюсь сидеть не только половины, но и четверти своего срока ... Я сдержанно благодарю. Успенский снова смотрит на меня пристально, в упор...

Создание едизюй политически монументальной советской системы не допускает островков исполнит ?•проданной повседневности.

Песоветскаи игра теннис - это очередной трюк-врага в нашей стране - тормоз в ликвидации пережитков капишалнша в со танин людей.

Журнал "Советское искусство" №1.0, 1926

штлом

?J^Jt/iitt/t //irri/tf,. '/t/i/tl/ t f/tt./fi./f-/ t/l'-tt. '/tt ivr/ti.'/J;, 'tt.tf :?/? f'jl ЛЛЛЛ> 4S# л

*v paHJtino &^*.-&+-t Meftftti tf f.ttyt/ititt.i/.nu

bify.ib/imui".it//.' *° •-"-у A+nr-*?t/r^ *4

IN. Il.l

II. CiuoliKll

/.Т.. Л * •*

192"=J гол"

Секретаре правления I

У ЗД0Р0Р0Г0 НАРОДА

- Wt БУД?Т ОТМЯТА СВОБОДА

Вблизи дстколоииирасполагалась "Спортстпнцня" для обслуживания,разумеется, не заключенных, а во> трудннков. Зимой там устраивали каток и лыжную базу. Инструктором "Спортстанции" назначили заключенного, бывшего белого офицера (слева, сивит). имевшего опыт тренерской работы: Этот человек жил при "С.портстаиции". не расставаясь никогда со своим черным псом по кличке Влейк.

I [есмотря па то. что тренер все время был па виду у начальства, держался он весьма независимо. Такого поведения не прощали, и вскоре бывший велый офицер попал в списки заключенных, подлежащих расстрелу.

Д. АиХичев

Борис Солоневич является одним из Немногих заключенных, которому удалось совершить побег из лагеря в ФИНЛЯНДИЮ. НО ЭТО произойдет в тридцатых годах, во время его второго соловецкого срока, а в двадцать седьмом году, о котором я пишу, он только впервые Прибыл в Соловки, то есть одновременно с нами. Лично мне Борис Солоневич правился, несмотря на некоторую грубоватость и развязную манеру держаться.

Внешне он не был привлекателен; "боксерский" нос и очки не являлись украшением его вполне заурядного лица, по в спортивном зале Борис смотрелся весьма неплохо - массивная фигура, мощная .мускулатура, особенно рельефные бицепсы, говорили сами за себя. При сравнительно невысоком росте он был тяжеловесом, универсальных! атлетом, В апреле 1926 года Солоневич возглавлял группу спортсменов Московского общества "Дппамо". по

Из воспоминаний С. Шибанова

ехавших но приглашению, в качестве гостей, на первенство Закавказья по тяжелой атлетике, которое проходило в Тбилиси. В этом первенстве принимали участие и турецкие спортсмены... После возвращения в Москву, буквально через несколько дней, он был арестован за связь с инострапца.мп...

И вот Соловецкий концлагерь. Для местного "гарнизона" Борис Солоневич явился настоящей находкой. По его инициативе в каком-то полуподвальном помещении был оборудован спортивный зал, нашлось несколько двух- и трехпудовых амбарных гирь, на "Мехзаводе" выковали штангу, оборудовали борцовский ковер, появились брусья и турник. И вот уже на двери появилась небольшая вывеска "Соловецкое спортивное общество "Динамо". Это было то. что надо! Kw у кото всколыхнулись полузабытые восшшинания. По вечерам сюда стали заглядывать еще нестарые мужички поразмять-

ся, "тряхнуть стариной", а то и просто поболтать, повспоминать, прихвастнуть чуть-чуть.! !а-шлись п любители бокса, но где взять перчатки? После изготовления нескольких совсем неудач пых образцов, наконец-то, в портновской мастерской сшили из шинельного сукна приблизительно то. что нужно. 1 [рямо скажу, зверские были перчатки, на себе испытал!

Между тем готовилось большое спортивное мероприятие, не помню уж по какому поводу. Оно намечалось на двадцатое февраля па сцене Соловецкого Театра Программа была разработана весьма обширная, включавшая в себя: поднятие тяжестей, борьбу, бокс, гимнастические упражнения иа брусьях и турнике, трюковые номера вроде "разбивания дикого камня на груди атлета", "жонглирования двухпудовыми гирями" и enje что-то в цирковом стиле, и даже "клоунада на сцене"! Завершить представление должна была пирамида из всех участников!

Первоначально, поскольку у .меня не находилось партера ахггветствующей весовой категории, намечалось, что я выступлю в матче со средневесом Корниловым, что, несомненно, не сулило ничего хорошего.

И вдруг нашелся-таки легковес, некто 11о-кройекпй, да еще какой - занимавшийся боксом аж в самом Лондоне! Кто он но национальности - не знаю, в моем присутствии он с Корниловым что-то лопотал на английском языке, я со мной даже по-русски не сказал ни слова. Из его облика мне запомнились: небольшой, слегка искривленный в середине неё, черные короткие подстриженные волосы, карпе, маленькие, прищуренные глаза. Кто по специальности - неизвестно, а в лагере музыкант с 66-й статьей!

Слух о том, что намечается спортивный вечер, всколыхнул унылое- однообразие соловецких будней: об этом говорили в коридоре Десятой роты и просто при встречах во дворе Кремля:

- Какой там еще спорт! Не до жиру, быть бы живу!..

- Бот пошлют на лесоповал всех этих спортсменов, будут тогда знать!.. - МНОГО еще чего говорили.

Но вот на стене собора появилась ярко размалеванная афиша. Типографским способом были отпечатаны программки вечера, утвержденные военным комендантом лагеря Малаховых".

Двадцатого февраля народ повалил в театр. I (средние ряды партера занял начальствующий контингент. Мы - участники, собрались за кулиса.мп. и я удивился, как все преобразились! 'Ото уже не заключенные, а спортсмены, гладиаторы, черт возьми!

I [cстроились по росту, подровнялпеь. Оркестр грянул марш "Старые друзья*. Солоневич скомандовал:

- Парад-алле! - и мы. под приветственные аплодисменты, промарцгировали в обход сцены.

1 [ачалпсь выступления гп.мнастов па брусьях и турнике, поднятие тяжестей и все прочее, предусмотренное программой, включая дурацкую клоунаду (цирк на сцене). Потом были три пары классической борьбы п. наконец, бокс. Я не стал описывать все перечисленные выступления, так как впечатления от них плохо сохранились в памяти, зато о боксе напишу подробнее, ибо свой-то уж матч запомнился на всю жизнь.

Согласно программе, выступали боксеры трех весовых категорий:

легкий вес: Покройекий (Лондон) - Шибанов (Москва) средний вес: Корнилов (Ленинград) - Шугаев (Москва) тяжелый вес: Солоневич (Москва) - Пеллит (Рига) Судья на ринге С. А. Гробовский

Рефери Гробовский объявляет:

- Боксеры легкого веса, до шестидесяти пяти килограмм, Покройекий - Лондон, Шибанов - Москва! Прошу па ринг.

- Секунданты, аут! - командует рефери: - Бокс!

Покройекий, бойко работая руками, напористо возникает- передо мной, приноравливаясь атаковать: я отступаю и наношу два-три легких удара. Он наседает п. ловко уходя нырками от .моих ответных ударов, набирает очки...

ЕЯ5

Инструктор "Спортстанции" С.А.Гробовский "...виновным себя не признал и от дачи показаний категорически отказался". Расстрелян 29 октября 1929 года

- С той, стой, -думаю я, - сейчас я тебя поймаю... как учил Мурат? Обманный удар левой, и сразу удар снизу ииерх правой! Покройекий сумел нанести мне уже два-Три чувств! стельных удара. - Ладно... ладно...

Вот провожу этот самый "обманный" выпад левой рукой, а он исполняет свой хорошо отработанный ньтроК, но тут... его лицо натыкается на мой акцентирующий улар снизу вверх правой!... Раз! Мы разминулись. Оборачиваюсь й поражаюсь эффективности своего улара: Покройекий стоит покачиваясь н опустив руки, из разбитого носа обильно течет- кровь. Пго вид показался .мне жалким.

-...Семь, восемь, девять, аут! - считает рефери.

ГрОббВСКИЙ поднял мою руку, аплодисменты! - Я слышу: в первЫх рядах партера повторяют мою фамилию

Сергей Александрович Гробовский. лет тридцати пяти, очень красивый и симпатичный человек, был великолепным гимшетом.

Я позпаколшлси с ним в 1°24 году, когда записался на занятия гимнастической группы клуба "Красная 1 Пощадь". ОСНОВНЫМ преподавателем та.м был чех Старый, а Гробовский вел .младшую группу.

И пот .мы снова встретились па Соловках,он, конечно, не узнал .меня. Гробовский имел десять леТсрока за какое-то отношение к Белой армии.

В двадцать девятом году в лагере было сфабриковано дело о якобы готовившемся побеге с Соловков, в котором Сергей Гробовский якобы принимал участие. Как человек сильный и смелый, он при аресте оказал яростное' сопротивление и вскоре был зверски убит.

Пролетарии |се*

орган! соловецкого ноллентир

В. К. П. (б.

УПРАВЛЕНИЯ СОЛОВЕЦКИ'

ЛАГЕРЯМИ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ

О. Г. П. У

год издам;

2-й.

f* 50 (102J

ВОСКРЕСЕНЬЕ 12 ДЕКАБРЯ 1926 ГОДА

К вопросу о криминологической работе

Криминологическая секция Соловецкого Общества Краевеления приступила к определенной и плановой работе. Криминологическая секция с первых же шагог> конкретизирует свой план, считая для себя соловецкий масштаб обязательным.

Необходимо согласовать работу, основываясь на новейших данных криминологической литературы. Таково первое постановление криминологической секции. И первые заседания мы посвящаем и будем посвящать тщательному изучению той разнообразной литературы, которою располагает наша скромная библиотека. Мы бы были очень обрадованы, если бы центральные организации, прочитав эти строки, пошли к нам навстречу и снабдили нас как новейшей литературой, так И инструкциями и указаниями, .чоторыэ диктуются достижениями наших ученых институдейственно отражается в них лагерный быт. сколь серьезно и глубинно перерождение, которое вызывается обстановкой лагеря в кадрах мыслящих, чувствующих.

Как видно из этих беглых строк, криминологическая секция наметила достаточно широкий план для своей работы. Скромно учитывая наличность соловецких культурных сил, мы надеемся в недалеком будущем достичь небезынтересных результатов.

Во внутренней работе секции надлежит отметить стремление членов секции отзываться живо и действенно как на запросы злобы дня для материка, так и на наши соловецкие "злобы-. Вопрос о хулиганстве мы поставили на одно из наших обсуждений. Мы его рассматривали не только в материалах газет и журналов, освещающих жизнь материка, но и в материалах своеобразного соло-

nnmnrn абшида__

Десные Ь\

Внутренний ; развитие рабоч" строительства, . развитие транс-, резко изменил" . сезон 1925-2d , до этого времс- -исключительно : ленные органии- -заг. году заг:-. ведут и другие 4 нужен был нужд собствен- :

Сопоставляя

и внутреннего . стояние русск: -.. 26 года можн ризовать ажис- . ставляя цену tn териала Лондоем

1924 г. Лон;

1926 г.-96. ; 1925 р.-85, : Из лесооога- .

С < СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!

С

Л

ПОДПИСНАЯ ЦЕНА

ЯА 1926 год;

на 1 мес. -1' к., с доставк. 34 к. на 3 нас. 74 к., с доставк. Уо к.

1

м

Тариф оо-явлени*: I стр. петита позади текста .45 к.

Адрес редакции: остр. Соловки, на Белом море, ч"рез Кепи, Карельской республики, Бюро Печати .УСЛОН".

т х ( Радакиии N54. Телефоны: { Тн,.гр,фии" 57

Конторы: г. Кемь.Слободская 54. Тел № об.

ЦЕНА 7 КОП.

Состояние Немсной деревни

(Беседа с председателем Кемского УИК'а

т. Ющиевым)

ПРИБЫТИЕ ПУШНЫХ ЗВЕРЕЙ ИЗ СИБИРИ

ДЛЯ СОЛОВЕЦКОГО ПИТОМНИКА

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ РАБОТА В СОЛОВКАХ

СТАТЬИ: Н. ЛИТВИН - СРЕДИ ШПАНЫ

Б- Р.-У КНИЖНЫХ ПОЛОМ Ц ЩЕГЛОВ -ЛЕСНЫЕ БОГАТСТВА КАРЕЛИИ И

ИХ ЭКСПЛОАТАЦИЯ

&г2тства Карелии и их экеплоа-тация

[ (ЮЯЙСТМ СССР. ч^ к кооперативного '?.-^и-,". ,,е фабрик и :п>гногз строительства ч"тесозэ.год-овительный б.аа • д Севере. Если !И лесозаготовку вели - .е лесопромыш-|""и. -о в 1925-26 гонку самостоятельно m :аиии. которым no-лесоматериал для стр ительства. ?НИв заграничного > нков видно, что со-:а*1ЕСНСГО рынка 25 - э "зшибочно характерен Например, сопо-кубрута лилома-"гнинград. видим: * .04. 1925 г.-97. I г, Ленинград 60, 1? г -QO-'OO.

к. с. против заготовки 1924-25 года. | когда было заготовлено 416.380 к. с.

Естественно, что главным'заработком населения Севера является лесной | промысел. По данным бюджетного об-1 следования крестьянских хозяйств, лесной промысел равен 06% заработка.

1 ласная работа лесных разработок падает на зимние месяцы. Продолжительность работ по лесозаготовкам I определяется в 7-8 месяцев с лереры-1 вом на один месяц от зимних вывозов дс начала сплава. В среднем, можно считать начало зимних работ 15-20 декабря, окончание 25-30 марта. Летних-начало 10-15 мая. конец-20-30 июля. Общая продолжительность зимних работ, в среднем, примерно 103 дня, летних 70-75 дней.

В период зимних работ абсолютно необходимой является конская сила, годовой расход которой исчисляется по заг. планам лесоорганизаций на

Юбилей Плову-чего Морского научного института*

В текущем году исполнилось 5 лет с момента, когда декретом Совета народных комиссаоов при Главнауке основан был самостоятельный Плову-чий Морской научный институт (Плае-морнин).

Зародившись з умах небольшой гоуппы московских биологов. Плав-морнин. благодаря их исключительной энергии и инициативе, быстро превратился в реально существующий и деятельно работающий институт.

Большое значение в столь быстрой его организации и в широком развитии его исследований имела давно уже назревшая нужда в специально оборудованном и приспособленном к особенностям полярных морей исследовательском институте.

Существующая на Севеое МУПМДИ-

в

СЛОН ПИШЕТ

Неподходящее как будто Зля СЛОИЛ занятие - писать. Настоящее слонячье дело - это поставлять слоновую кость (й Африки или. на худой конец, жрать фрпнцу<скис вулки в зоологическом саду. Однако наш СОНП'СКШ I СЛОН в самом прямом смысле слова пишет. И даже печатает. Издает и распространяет ежемесячный журнал'. Невероятная страна. Здесь все возможно.

Что с того, что в России со времен ледникового периода никогда не водились слоны'. Нескончаемая большевистская изобретательность, приводящая в ??лестное оцепенение всех врагов, породила и СОВЕТСКОГО СЛОИЛ. Да еще какого страшного...

- СЛОН? Ох. господи'. Так ведь это же Соловецкий лагерь Особого Назначения...

Л1. Кольцов*. №26 год. Из книги очерков "Сотворение мира"

Фирменный мак Соловецкой лагерной типографии. l'U4 год

Из воспоминаний Б. Ширяева

Мысль о выпуске газеты "11овые Соловки" зародилась впервые в мозгу Н. К. Литвина, сменовеховца"', в прошлом Сотрудника какой-то крупной ростовской газеты.

Что побудило его сменить вехи, пе знаю. Он никогда никому не открывал глубин своей души. Рассказывал, что кружил по Балканам с какой-то труппой новоявленных артистов, пе голодал и вдруг... вернулся и, конечно, попал на Соловки.

Действовал он в одиночку, по обычному пути - через Когана. Обстоятельства благоприятствовали, так как в то время открылась и типография, организатором которой был контрабандист с десятилетним сроком, дельный и феноменально работоспособный Слепян из Себс-жа. Этот маленький, хлопотливый, невзрачный с виду еврей таил в себе хитрость Талейрапа и выдержку Фабпя Кунтатора. Р> Себежс у пет была своя типография, служившая одновременно базой для переброски ценностей через границу, главных" образом, золота. Она была на подозрении и обыскивали ее каждую неделю, но всегда безрезультатно. Слепян сплавлял золото в слитки, подобные по форме слиткам типографского .металла, покрывал их поверхность этим металлом и держал на самом видном месте.

- Бывало так, - рассказывал он. - закончат обыск, протокол пишут, а я эти слитки па бумагу кладу, чтобы не разлетались иа сквозняке - но все же попался. Кто-то из соучастников выдал. На Соловках Слепян развил, ради сокращения срока, бешеную деятельность, создав образцовую типографию. Еженедельная газета была разрешена. На ней пе стояло ни подписи редактора, пи издателя, по фактических! редактором являлся 11. Л. I lc-тряев. Гвардеец 11авел Александрович 11етряев в 1918 году перешел на сторону Советов, быстро выдвинулся" I') мирное время стал Инспектором Артиллерии, по вскоре был "съеден", Говорили, что за связь с Троцким ...

На посту ред&ктвра каторжной газеты он был более че.м на своем месте. Прекрасно знавший русскую литературу, всегда ровный, выдержанный, тактичный и всегда ясно разбиравшийся в столь изменчивой па Соловках расстановке сил, он умел легко и незаметно обходить все под-И.С. Слепян - орга- водные камни, мягко и Низатор соловецкой эластично убирая ире-типографии. 1926 год иятетвпя. Он никогда не шел нанроло.м, по почти всегда достигал цели, топко учитывая пси ход< >п I ю 1 грт пт мши-ка и ловко маневрируя. 1 1есо,мнеппо, он ошибся, став военным. Его призванием была дипломатия. Внутренняя жизнь этого человека была от нас скрыта, .мы даже не знали, коммунист ОН или каэр.

'Кольцов М Е. - ведущий сотрудник органа l)K НКН(6) газеты "Правда*, главный редактор и создатель журналов "Огонек", "Чудак", "Крокодил". "Работница". "Советское фото". Расстрелян и 1939 (РДу>

ИЗЯЩНО фрОНДИруЯ. OCipOVMlIO ОТ1ПУЧ111Ш1СЬ.

он отбивал нес попытки проникнуть it его "нутро", но очень был отзывчив к чужому несчастью, п я не помню случая, чтобы он отказал кому-нибудь в помощи млп заступничестве.

Цензура не стесняла Потрясна, ведь цензором был ('ухой из сверхсрочных вахмистров, прошедший какую-то совпартшколу. Бывший вахмистр, ставший военкомом ("олонецкого полка, явно робел перед "бывшим** подписывая к печати все предложенные Пстряевым корректуры, иногда даже не читая их. Но и при внимательном чтении разобраться во многом ему было явно не по силам...

Жившему еще старыми революционными традициями Когану хотелось вделать из "1 IOBI.IX Соловкой" массовую галету соловецкой общественности :. Но ито было невозможно. В газете сотрудничал лишь небольшой кружок бывших профессионалов и научных работников. ".Массы" откликались лишь GO Стороны своей худшей, аморальной части.

Большинство поступавших со стороны инеем и заметок были густо, до отвращения, насыщены тем подхалимством, той добровольно принудительной ложью, которая становилась квпнг.к'сеп1|ией советской прессы. Лвторы повествовали о своем перерождении, перевоспитании и даже восхваляли прелести каторжного режима - "вкусный рыбный суп" и "веселую здоровую работу".

11а Соловках .via подлость имела некоторое оправдание: наивные авторы надеялись на сокращение срОка, что для многих было спасением жизни, по фальшь была слишком очевидной и бесстыдной. Однако газету читали и покупали. I (она была пять копеек г, счет "заборной книжки" (на руки деньги не выдавались). Большая часть тиража шла на материк, и там большинство подписчиков составляли родственники заключенных, желавшие знать, хоть но газете, о жизни своих близких. 11емпого они. конечно, узнали,

На Соловках читали прежде Всего краткую информацию о жизни в СССР п обзор международного положения, так как никаких других газет по допускалось . Читали и официальный отдел - постановления Коллегии ОН IV и Управления лагерей.

84

__J3L_

СО-Ш БПГД""

Газета "Новые Соловки" №21, 1925

НОВЫЙ ЭТАП

Все ссылки па невозможность нормальной культурной работы в Соловках прпиахнвают затхлой гнильцой разложившейся интеллигенции. Л4ы но претендуем на то, чтобы удовлетворить ее запросы.

То. что интересует этих господ, нас совершенно но трогает. Мы но думаем, сентиментальничая, сделать нашу газету приютом для излияния всех обиженных и обездоленных революционным Октябрем.

I [еоспоримостью и ясностью положений революционного марксизма мы будем беспощадно бороться с попытками засорения голов ненужной дребеденью, ставшей уже достоянием истории.

- Через труд - к свободе!

- На основе труда - культурная ЖИЗНЬ. Ближе к лагерю! - Вот те лозунги, которыми будет руководствоваться паша газета на том новом этапе, в который она сейчас вступает '.

ieci.'

Во Много раз интереснее газеты был ежемесячный журнал "Соловецкие острова"...

Он смело .мог бы быть назван самым свободным из русских издании, ВЫХОДИВШИХ в то время в СССР.

Теперь мне понятны причины этой свободы. Журнал приносил ОП IV несомненную пользу, во-первых, осведомляя П IV (помимо воли и намерений авторов) о настроениях некоторых кругов интеллигенции; во-вторых, был рекламным козырем в руках того же учреждения как доказательство гуманности соловецкого режима перед HI 10странцами,а главное - перед ВЫСШИМИ слоями своей же партии, где в то время была сильна оппозиция старых большевиков (Рязанов. Цурюпа. Красин. Томский и другие), отрицательно относившихся и к Дзержинскому, н к истреблению русской интеллигенции;

Журнал "Соловецкие острова" (во .V; 2 192.5 года назывался "СЛ011") начал выходить с марта 11>24 года. В первом номере выло 29 страниц. Печатали вручную 3 экземпляров, в красной бархатной обложке с вклееннылш фотографиялш и карикатура.ми и еще 12 экземпляров вез фото и без карикатур. Второй иол/ер. благодаря и.мпровизации Слепяна, наладившего литографический станок, вышел тиражом 5(1 экземпляров на 90 страницах. Сдвоенный N'-: 9 - К) печатался после turn-, воза в навигацию лишшны-оа.мериканки". уже типографским способом на 120 страницах в количестве 200 лкземнляров. Тираж журнала постепенно рос до 300-ООО-900 экземпляров, а цена уменьшалась от 5 руб-

Лей до 6(1 КОШСК

СОАОВШКНЕ

ОСТРОВА

ДЕКАБРЬ 1925 Г.

Я 1927- 192Н гг. "Соловецкие острова" не выходили, их слили с и 'дававшимся в Ленинграде журналом "Карело-Мурманский край". С 1(>2'> года издание "Соловецких островов" было возобновлена но № 5 в 1930 году стал последним.

Г> 1'>24 году была предпринята попытка издания юмористического журнала "Стукач", однако вышел всего один полир

Журнал "Карело-Мурманский край"

№ 12, 1927

КРАЕВЕДЕНИЕ НА СОЛОВКАХ

В 1923 году на ?территорию Соловецких островов было заброшено некоторое количество различных научных работников самых всевозможных отраслей знании.

В дальнейшем, с 1923 по 1927 год. число •.-mix работников то у.мепыпалось. то увеличивалось, оставаясь более пли .менее пеиз.мепны.м. Происходили разве замены работников одной области науки другой.

Из воспоминаний В. Зотова

Интеллектуальные силы лагеря волею судьбы вносили свой вклад в познание природы и истории этого региона - и это на фоне карательных функций, осуществляемых лагерем. В концлагере возникло и деятельно существовало краеведческое общество, образованное из заключенных. Начало краеведческой работе положила организованная в .марте 1924 года "Ко.мисспя но изучению флоры и фауны Соловецких островов". Эта Комиссия возникла при Соловецком отделении производственного Союза охотников по инициативе Н. ['.Неверова, начальника Восиитателыю-Трудового отдела концлагеря,

С открытием навигации в партиях заключенных па остров прибыли несколько натуралистов. Конечно, они охотно стал! i работать i ю cnei )i ia.u>-ности, избежав тяжелых общих работ'. В начале июня органп-зовалп разведочную экс-курс шо на острова Боль- s шая п Майя Муксал- / ма. 1'" разведке участвовали геолог А. Глаголев, зоолог К. Чул-нов и ботаник I). И. Кривош-1 [еманич.

. Сояошки - Био сад Сотрулим*Л Био-салг с : -.

Заметим мимоходом, что первые дна были действительно специалисты, а третий стал па скорую руку "ботаником" только па острове. Его спе-цпалыкхть была совсем другая, по столь универсальная, что при необходимости он мог бы стать кем угодно..

Вскоре программа краеведческих работ расширилась, и в конце июня коллектив заключенных краеведов получил новое пап.меповаппе -"КОМИССИЯ ДЛЯ всестороннего научного обследования природы Соловецких островов". Руководителем "комиссии* стал инженер-геолог А. И. Филимонову Собранные за лето W24 года коллекции ПОЛОЖИЛИ начало музею, первоначально умещавшемуся в ОДНОЙ комнате, но в следующем году занявшему но.мещепис Благовещенской церкви Соловецкого кремля, и позднее ггриеОег дпнпвшего к своим владениях! галерею крепостной степы от Благовещенской церкви до Угловой (1 [родильной) башни включительно.

Хутор Горкл (ОЪ/бнмя МакармЯк кШ пустынь) /><• шкиция Н&шльникалмсреи

Историко-археодогаческий отдел музея получил в свое владение "заповедник" - i (Преображенский собор и жуткие "молчательные кельи" монастырской Головленковой тюрьмы.

Краеведение на Соловках развнва.ихь. "Комиссия" преобразовалась в "Соловецкое Отделение Архангельского Общества Краеведения" (СОАОК), которое затем, набрав силы, отделилось, образовав независимое от Архангельска "Соловецкое Общество Краеведения* (СОК).

Общество возглавил в качестве председателя начальник VCAOII Ф. И. Эйхманс. К самой краеведческой деятельности он непосредственного отношения не имел, но наблюдал за общим направлением работы, чтобы не случилось какой-либо "бестактности", Действительным руководителем общества стал em ученый секретарь Павел Александрович Петряев - человек умный, энергичный с превосходными админнст-ративно-комбнпаторскими способностями.

Он собрал ученых специалистов и любителей и создал ИМ условия, более или менее благоприятные для работы. Приказ начальника Управления санкционировал работу, начавшуюся из любви к науке и естественного стремления облегчить бытовые условия лагерного существования. Людей собрали в Десятой роте и освободили от тяжелых общих работ. Историко-крае-ведческий музей, биостанция, метеостанция, питомник пушных зверей - вот убежища под эгидой Общества Краеведения'

Все же большинство заключенных состояло в секциях Общества в силу духовных, а не шкурных интересов. Они работали на производствах, в канцеляриях, аппарате управления, а досуг посвящали секционным собраниям н не только "заслушивали" доклады, но и выступали с докладами. Некоторые еще вели исследовательскую работу сверх своей служебной нагрузки.

Виноградов II. II. (№76 19.$8), Освобожден ш лагеря /ю амнистии в 1928 гаду "сра (решением проживать только в Карелии". /! 1938 году арестован повторно и расстрелян в Петрозаводске

-Соловецкий музей возглавлял Николай I Николаевич Виноградов как журналист, обладавший бойким пером и способностью подавать материал "под углом", благоприятным для публикации в печати. Он автор статьи осоловецком "блатном языке", а также работ "Деревянная Андреевская церковь" на Большом Заяцком острове ("Материалы СОК", вып. XIII. 1927) и "Соловецкие лабиринты" ("Материалы СОК", выи. IV, 1927). В этом щкхтранном труде автор добросовестно описал таинственные спиралеобразные сооружения из камней, по высказал столь смелые гипотезы об их происхождении, что вскоре пекле выхода "материалов" в свет ученый секретарь СОК получил от Академии паук СССР письмо с осуждением публикации псевдонаучной работы.

В краеведческом обществе все делалось добровольно, без принуждения. Работали секции: "Исторнко-археологнчсская". "11ромышленно-.жопомическая" и специфически лагерная - "Криминологическая". Соловецкое Общество Краеведения издавало научные труды. Многое делалось основательно и с пользой. Собрания секций очень скрашивали обыденную серую жизнь. На доклады приходили ие только адепты музы истории, но и просто люди, желающие провести время в обстановке духовных интересов, вырваться на два часа из плена грубой жизни с подневольным трудом, грязной ругани, с неизменной заботой о жратве и тревожными опасениями за свое будущее,

1 (ознакомимся немногие заключенными историками. Вот Дмитрий Иванович Абрамович, русский с еврейской фамилией, профессор истории. Он появился па острове в конце лета 1927 года. I ючтенный возраст и профессорское звание определили назначение па краеведческую работу этого скромной) человека, видимо, много пережившего и оглушенного тем. что с ним вдруг случилось. Яркой, колоритной фигурой в лоне нсторико-археологической секции был Александр Петрович Приклопский. Немолодой, по бодрый и деятельный, он был настолько увлечен историей Руси XVI века, что далее подпись свою ставил в духе того времени. С длинным, как на иконе, лицом, небольшой бородой и степенной манерой держаться он походил па выходца ш старины, одетого В современный костюм. Работая и каком-то канцелярии, он и свободное от службы время, и трудных бытовых условиях па-чал большую исследовательскую работу, завершившуюся выходом труда "I [ертоминский архив" ("Материалы СОК", выи. XV, 1927).

Исследователь соловецкой старицы князь

Владимир Иванович Массальский ТО ЛИ действительно был контрреволюционером, то ли просто поплатился за свое родовитое прошлое. Во ВСЯКОМ случае. ОН, человек уже пожилой, общительный и добродушный, имел срок но каэров-ской статье и работал в Управлении экономистом. Ею исторические изыскания, конечно, не были марксистскими, но в двух номерах журнала "Соловецкие Острова" в 1926 году удалось Опубликовать "Экономические очерки Крайнего Севера" и большую статью "Монастырь -

Каменная выкладка в форм лабиринта (// век до н.э.) - поморы называли их "Вавилонами" и палшшннк иапории Андреевская церковь ( 1~02) на Большом Заяцком острове, описания которых опубликованы заключенным П. U. Виноградовым в "Материалах Соловецкого Оо/цссшви Краеведения" в 1927 году

приполярный промышленник". правда, с гро-люотводпы.м примечанием: "Не разделяя некоторых положений автора, рассматривающего экономические явления не под углом зрения диалектического материализма, редакция, тем не менее, дает место его труду ввиду богатства фактического .материала".

Сотрудник Соловецкого краеведческого .музея Василий Петрович Никольский, ревнитель русской старины и "древнего художества", с большим увлечением занимался описанием икон. По скромности он считал, что его первая публикация об иконах ("Материалы СОК", вып. XI, 1927) имеет очень многие недостатки, по выполнил эту работу с болыип.м старанием п. одолев немалые трудности, добился того, что при печатании было точно сохранено правописание подлинников,Украинец Шмапкевпч - историк "школы Покровского"' . ничем особенно себя не проявил. Он был какой-то запуганный, опасаясь "как бы чего не вышло", строго придерживался Воззрений М 11. Покровского, впоследствии признанных Грубо ошпбочны.мп. но в то время считавшихся ортодоксальной линией советской исторической науки.

11а собрания историков приходили: Холодный, Чихачев. Ле.мурпева - .молодая женщина с каэровской статьей, ее муж был расстрелян. Крпвош-11емаппч. Колядппскпй и другие солов-чапе. фамилии которых пе сохранились в моей памяти. Иногда, в отдалении, где-нибудь у самой двери, присаживался хмурый П. Н. Голицын, бывший "светлейший", с обросшим щетиной подбородко.м и потухшим взором Он ПОСТОЯННО чего-то боялся и, вероятно, уже навсегда утратил чувство человеческого достоинства.

В. 11. Резников, человек почтенный, но старомодный, выступил с докладом "боевое прошлое Соловков". Он старательно потрудился, но доклад, изобиловавший архаизмами, всякими "засим" и "посе.му". успеха не имел, За эту же тему взялся .молодой член секции Е. И. Гвайта. Через .месяц он прочитал очень интересный и содержательный доклад. Сам Гвайта был лётчиком Соловецкая .молва приписывала Гвайте незаурядный подвиг - по поручению советского правительства он якобы купил в Англии самолет и самовольно иерелетел на нем из-за границы в Советский Союз, но за это удальство получил место в концлагере^

Историко-археологическую секцию возглавлял Александр 11ав,\ович Иванов, в своем прошло.м - архиерейский служка из I [ОвгорОда, I [осле революции он "прозрел", отказался от "религиозного дур.мана" и стал воинствующим безбожником* участвуя в изъятии церковных ценностей, по попался на использовании оных в своих личных интересах, за что получил срок заключения в концлагере

11а собрания псторпко-археологпческой секции приходили пятнадцать-двадцать человек. Выло тесновато, сидели па диванах, приносили стулья и скамейки. Иванов занимал за столом председательское место. Рядом с ним садился секретарь секции Максимов (он же делопроизводитель Хозчасти) - дородный мужчина лет сорока пяти, с рыжеватыми усами и громким голосом. Когда глуховатый председатель что-нибудь недопонимал, он обращал недоуменный взор свой к Максимову, и тот повторял ему текст на ухо громким голосом, Иванов кивал, значит, понял. Председатель держался очень величественно, что при тщедушной ко.мплекцпп