"Родня. Полиция и партизаны, 1941-1944. На примере Украины" / Сборник

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 5

1. Красные партизаны Украины 1941-1944 гг.: организация,

структура, основные направления деятельности 13

2. Советские спецслужбы

в оккупированной Украине, 1941-1944 34

3. Местные формирования немецкой армии и полиции в

Рейхскомиссариате "Украина", 1941-1944 50

Документы

I. Боевые действия 83

II. Агентурные мероприятия 169

III. Террор и репрессии 276

IV. Пропаганда и агитация 353

V. Дисциплинарные нарушения в формированиях 415

VI. Население: объект и участник противоборства 477

Список использованных архивов 546

Перечень публикуемых материалов 547

Введение

На Украине главная сила, с которой мы встречаемся - это полиция.

Алексей Фёдоров, 13 ноября 1942 г.

В результате демократизации стал доступен огромный массив документов периода оккупации о партизанской борьбе и нацистских контрмерах. При этом обобщающих документированных работ по данной теме и смежным вопросам не так уж и много.

Схожие проблемы применительно к Центральной и Восточной Украине изучались восточноевропейскими и западными специалистами. Среди последних работ следует назвать, прежде всего, монографии Анатолия Кёнтия и Владимира Лозицкого , Дитера Поля и Клауса- Йохена Арнольда , Кареля Беркхофа и Владимира Косика , Венди Лоуэр и Андрея Боляновского , а также Кеннета Слепьяна , Мартина

Дина , Амира Вайнера . Книги всех перечисленных учёных объединяют две особенности - монографии базируются на архивном материале и снабжены ссылками на источники.

От названных трудов предлагаемое вниманию читателя исследование отличается, прежде всего, постановкой вопроса, то есть направлением и акцентами при сборе и упорядочении информации.

Украина выбрана для исследования не случайно. С одной стороны, численность населения УССР в 1941 году была больше, чем численность населения, проживавшего на всех остальных территориях Советского Союза, оккупированных Третьим Рейхом в 1941-1942 гг. С другой стороны, уровень доступности соответствующего архивного материала в свободной Украине ощутимо выше, чем, например, в России или Белоруссии.

Объектом изучения являются настоящие советские люди, на мировоззрение и поведение которых повлияла политика, проводимая коммунистическими властями в 1917-1941 гг., то есть граждане СССР, оказавшиеся включёнными в силовые структуры сталинского или гитлеровского государства. При этом из рассмотрения почти исключены следующие территории: Западная Украина, Закарпатье, Крым и Юго-Западные области УССР. Что касается Западной Украины, то, во-первых, масса современных работ посвящена истории этого региона в 1940-е гг., во-вторых, в Галиции и на Волыни очень сильным было влияние украинского и польского националистического подполья, кардинально менявших на местном уровне общую картину противостояния двух тоталитарных сверхдержав. Закарпатье в 1939-1944 гг. входило в состав Венгрии, Юго-восток Украины в 1941-1944 гг. находился под румынской оккупацией, а Крым в годы войны не был в составе УССР, из-за чего оперировавшие там партизанские отряды не входили в оперативное подчинение УШПД. В любом случае, подавляющее большинство населения Украины проживало и проживает сейчас в центральных и восточных регионах страны. Кроме того, эти области УССР прошли сквозь схожие социально-экономические и социально- политические изменения в 1917-1941 гг., что и восточные области БССР, и западные регионы РСФСР, поэтому и в 1941-1944 гг. ситуация здесь во многом была схожей, хотя, разумеется, и не тождественной.

Основное внимание при проведении исследования было уделено четырём областям, где советская партизанская борьба протекала наиболее масштабно: Сумской, Черниговской, Киевской и Житомирской, а также граничащим с ними территориям других областей УССР, РСФСР и БССР.а

Предпринята попытка рассмотреть полицию и партизан в зеркальном отображении. К сожалению, полной симметрии достичь не удалось, что вызвано результатами архивного поиска.

Компоративистский подход применён целенаправленно. Если общее сравнение двух знаменитых режимов, а особенно руководителей этих систем уже набило оскомину, то сопоставления деятельности их адептов и представителей на местном, региональном уровне до настоящего времени не проводилось. Война двух сверхдержав того времени часто изучается как будто без участия "рядового Ивана" и "рядового Ганса". Настоящим исследованием авторы планируют немного восполнить этот пробел. Важной спецификой является то, что в центре описания стоят два "рядовых Ивана", обстоятельствами и собственной волей разведённые по разные стороны не очерченного фронта.

Исследование названо "Родня" по двум причинам.

Во-первых, в полиции и партизанах служили люди одной национальности, нередко односельчане, сослуживцы,- а зачастую и родственники.

Война была в прямом смысле слова братоубийственной. Об одном подобном случае вспоминал командир Украинского кавалерийского партизанского соединения Михаил Наумов. Он с теплотой отозвался о своём бывшем помощнике по хозяйственной части по фамилии Козеха: "Это был отъявленный партизан по натуре. Его родной брат был полицейским, кажется, в с. Бишков. Их хаты стояли рядом. Полицейский сжег хату брата-партизана и его семью, состоявшую из трех детей. Козеха напал на семью своего брата-полицая и уничтожил его хату и семью. Такая жестокая борьба происходила на Сумщине в [19]42 г. между партизанами и полицией" . Другой похожий факт донес до нас обобщающий обзор располагавшейся в Миргороде полевой комендатуры № 239.15 января 1942 года в деревню Завинцы к своему отцу пришёл переночевать партизан, вооружённый автоматом и ручными гранатами. Отец спрятал сына в погребе и... донёс о нём местным полицейским, то есть соседям. Разъярённый поступком родителя, боец дорого отдал свою жизнь: в ходе пятичасового боя он убил одного полицая, пятерых тяжело ранил, и ещё двоих, в том числе своего отца, ранил легко .

Во-вторых, за иллюзорным различием скрывалось внутреннее структурное сходство этих формирований.

Как полицейские формирования, так и партизаны появились не вследствие инициативы местного населения, а из-за конкретных приказаний р}'ководства силовых структур Третьего Рейха и СССР. Полиция являлась не местной сельской самообороной, не народной милицией, а частью гигантского репрессивно-карательного аппарата гитлеровской Германии. И советские партизаны были не повстанцами (инсургентами), и не участниками Сопротивления (резистанса): ведь формирования были созданы до появления оккупационных властей, когда сопротивляться было ещё некому. Эти отряды являлись своеобразным видом оставленного при отступлении малоквалифицированного спецназа, занимающегося диверсиями, террором, разведкой и пропагандой сообразно директивам Центра.

И те и другие действовали по приказу "сверху", были инструментом тоталитарных государств. А прямые и непосредственные интересы мирного местного населения интересовали бойцов двух режимов "постольку поскольку".

Характерно, что нацисты осознанно или неосознанно повторили практику советской стороны 1941-1942 гг.: бывших участников охранных формирований немецкая сторона, особенно с 1943 года, в массовом порядке использовала в качестве коммандос для ведения операций в тылу Красной армии. Там они лицом к лицу столкнулись со вчерашними противниками: после расформирования партизанских отрядов бывшие "лесные солдаты" с конца 1943 г. в массовом порядке пополнили ряды НКВД и НКГБ, в том числе охранных формирований

- истребительных батальонов, внутренних войск. Не выпуская из рук оружия, с 1941 по 1944 гг. бойцы и командиры сменяли, порой неоднократно, легальное и нелегальное положение, часто переодевали форму, но при этом не меняли сути своей службы.

В обоих случаях в годы оккупации рядовые оказывались в строю в основном не из-за приверженности расовой теории или, соответственно, порывов к "сияющим вершинам", и не объятые желанием защиты родного очага, а движимые стремлением сохранить собственную жизнь или улучшить своё положение в данной конкретной ситуации. Причём элемент принуждения при формировании партизанских отрядов на протяжении всей войны был более значительным, чем в полицейских структурах: "лесные солдаты" регулярно проводили массовые мобилизации, угрожая сомневающимся расстрелом.

Много похожего наблюдалось и в личном составе этих формирований.

Обычные крестьяне, часто бывшие военнопленные или окружен- цы, были самым многочисленным социальным слоем в полицейских частях и партизанских отрядах. Помимо загнанных под ружьё насильно, по обе стороны противостояния оказалось немало добровольцев, объятых-жаждой мести вследствие террора той или другой системы: пострадавшие от репрессий 1917-1941 гг. и их родственники или же бывшие жители сёл, превращённых оккупантами в пепел.

или "слуги власти", так называемый партсовактив, в первую очередь коммунисты и комсомольцы, силовики различных ведомств, чиновники и даже номенклатурщики.

В случае с коллаборационистами это перевоплощение было вызвано вовсе не каким-то саркастическим изуверством нацистов: "Пусть и дальше над народом измываются сталинские кровопийцы!" Массовая перековка аппаратчиков и функционеров в заправилы и прихлебатели являлась следствием объективной логики управления. Для успешного администрирования огромной территории, командования полицейскими и военными подразделениями требовались кадры с соответствующей квалификацией, опытом, личными качествами (а иногда и с авторитетом среди мирных жителей). За год или два, тем более в условиях войны подготовить такую орду каких-никаких профессионалов невозможно. А назначение на госслужбу, пусть и на должности низового уровня потерпевших, травмированных психологически, нередко и физически, прошедших "университеты" ГУЛАГа, в большинстве случаев противоречило экономической, военной и политической целесообразности. Поэтому, уверенно оттесняя жертв большевизма, в полицию и иные коллаборационистские структуры потоком устремились ушлые и напористые конформисты - за зарплатой, льготами и властью.

В партизаны, особенно в 1941-1942 гг., бывшие начальники и их верные помощники, члены первичных коммунистических и комсомольских ячеек, шли не так охотно, но и там они оказывались в руководстве отрядов.

Соответствующими были лояльность и мотивированность бойцов и командиров.

В 1941-1942 гг., когда Вермахт одерживал победы, наблюдался повальный распад наспех созданных партизанских отрядов, в том числе из-за перехода их участников на сторону немцев и полиции. Наиболее впечатляющий пример привёл в итоговом оперативном отчёте командир Черниговско-Волынского партизанского соединения Алексей Фёдоров. На севере Рейхскомиссариата "Украина" Кляпинский партизанский отряд целиком, с тремя рациями, перешёл к немцам. Последние "...из этого отряда с их же [партизанским] вооружением сделали Кляпинский полицейский отряд, который использовали для борьбы с партизанами" . На территории украинско-российского пограничья "из группы отрядов Сабурова в мае месяце [1942 г.] из Голубовки С[ередино_|-Будского района перешли из [сформированной партизанами] самообороны в полицию 25 человек" . По просьбе НКВД УССР только что созданный Украинский штаб партизанского движения, находившийся в тот момент в постоянных переездах, 22 ноября 1942 г. передал коллегам 48-страничный список 338-ми партизан-перебежчиков , включая бывших командиров отрядов.

момента наступления Красной армии под Сталинградом полиция и иные коллаборационисты стали целыми ротами и даже батальонами переходить на сторону советов.

Сходство отрядов или отдельных служащих проявлялось в таких деталях как посредственное, а часто просто плохое вооружение, а также внешний вид бойцов, в большинстве случаев оставлявший желать лучшего. Нередко для полицейских обмундирование было предметом мечтаний, партизаны же обычно одевались, что называется, как попало. После ожесточённых боёв с отрядом А. Фёдорова в районе Елинских лесов в марте 1942 г. немцы сделали вывод о печальных последствиях недоработок интендантов: "Задействованных с нашей стороны полицейских из-за нехватки униформы порой нельзя было отличить от партизан. Это приводило к неразберихе и мучительным недоразумениям" .

Даже региональные особенности указывают на генетическое подобие этих формирований. Как известно, "малой родиной" советских украинских партизан стала Сумская и Черниговская области. Эти же территории, особенно Черниговщина, выставили на службу немцам рекордное по Украине число полицаев и шуцманов.

Пожалуй, ничто так не символизирует родство двух систем, как биография матёрого оборотня в погонах - Ивана Хитриченко, члена ВКП(б) с 1927 года. В 1928-1934 гг. он успел послужить в НКВД на командных и политических должностях, позже - на хозяйственной работе - в основном по "политической линии", а в 1936-1938 гг. стал секретарём райкома. После чего, посоучаствовав в Великой Чистке, аппаратчик сам угодил под следствие, которое закончилось благополучно для него, что позволило через некоторое время вернуться в органы. Советско-германскую войну Хитриченко встретил в должности начальника кагановического районного управления НКВД г. Киева. Оказавшись в плену, Хитриченко был освобожден из лагеря по фальшивой фамилии "Зайченко" и вернулся на знакомую по партийной работе Житомирщину. Здесь зачем-то расконспирировал местное подполье, организовав из его кадров партизанский отряд под своим руководством, который был уничтожен оккупантами во время первого же сбора. Сам Хитриченко при этом удивительным образом не пострадал, переехал в Киев, где сразу же возглавил подразделение охранной полиции. Находясь на службе у нацистов, он внедрился в киевское подполье, которое, после последовавшей серии провалов, обвинило его в работе на СД и приговорило к смерти. То ли из-за этого, то ли по другим соображениям, в конце 1942 года, когда чаша весов стала клониться на сторону Красной армии, Хитриченко бежал на территорию Киевской области и создал еще один партизанский отряд. С ним он втёрся в доверие к Ковпаку, благодаря чему подчинил себе на Киевщине несколько партизанских групп, и возглавил сформированное таким образом Киевское партизанское соединение им. Хрущёва. Показательно, что подчинённые Хитриченко, выполняя его приказы, отличались особой жестокостью по отношению к пленным полицейским и старостам, а в самом соединении был расстрелян ряд бывших коллаборационистов - возможно, таким образом командир заметал следы. Получив звание майора, Хитриченко вскоре вновь оказался в заключении, и таки отсидел 10 лет из-за "проделок" 1941-1942 гг. Но после смерти Сталина благодаря заступничеству знаменитых партизанских командиров прокуратура волевым решением объявила результаты расследования органов госбезопасности недействительными. Словно заговорённый партизан-полицай ещё при жизни вошёл в когорту официально почитаемых героев войны.

Возвращаясь к описанию структур, следует всё же оговорить, что объём репрессивных акций, которые устраивали советские партизаны в годы оккупации, был значительно меньше размаха тех "операций", в которых участвовали полицейские в 1941-1944 гг. Речь идёт, прежде всего, о соучастии в Холокосте и геноциде цыгаи, выявлении и казнях нелояльных немцам мирных жителей, арестах и расстрелах заложников, сожжении "партизанских" сёл вместе с населением или без него. Упомянем здесь и содействие в ловле и депортации остарбайтеров.

Понятно, что далеко не все коллаборационисты "отметились" в указанных актах, поэтому грести всех под одну хребёнку было бы грубой методологической ошибкой. Точно так же нельзя говорить о замешанности поголовно всех партизан в коммунистическом терроре на территории оккупированной немцами Восточной Европы.

Полевые исследования также показали, что в целом отношение населения центральных и восточных областей Украины к бывшим партизанам более положительное, чем к бывшим гюлицаям, хотя и тех и других крестьяне считали вполне своими.

Поскольку речь в работе идёт о противостоянии местной полиции и партизан, людей одной национальности, или, по крайней мере, проживавших в одной стране, то может возникнуть вопрос, являлась ли эта борьба гражданской войной? При ответе следует исходить не из мнений участников минувшей войны, и не из их конкретных прямых мотиваций, а из общепринятого разделения войн на национальные и гражданские, а также из политической ситуации в Восточной Европе в 1930-40-е гг.

Гражданской войной считается борьба различных политических сил в рамках одного государства и общества за политическое, или, шире, социально-политическое и социально-экономическое устройство этой страны. То есть война за "корректировку" границ, изменение международного статуса той или иной территории, разделение уже существующего государства на несколько образований гражданской войной не является, хотя, конечно, подобная борьба может обладать и элементами гражданской войны. Иными словами, гражданская война ведётся за власть, национальная война - за землю.

Поскольку противостояние полиции и партизан в оккупированной Восточной Европе было частным случаем борьбы двух признанных субъектов международных отношений, двух держав - Германии и СССР - то войну полиции и партизан можно назвать элементом борьбы двух наций-государств, которая по определению гражданской войной быть не может.

Понятно, что, помимо предложенной трактовки, возможны и другие общие оценки указанного явления. В целом же, авторы не считают этот вопрос важным, видя в качестве собственной задачи создание целостной, конфликтной и многомерной картины этого знаменитого, но неизученного противоборства.

Александр Гогун

СКАНУВМНЯ

ANURIVDM

Красные партизаны Украины в 1941-1944 гг.: организация, структура, основные направления деятельности

Нападение нацистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г. застало высшее партийно-советское руководство в состоянии неопределенности и самообмана относительно такого радикального изменения немецко-советских отношений, которое произошло в 1939-1941 гг. Еще в более тяжелом положении оказались Красная армия, пребывавшая в

1940- 1941 гг. в стадии масштабной реорганизации, перевооружения и критического осмысления опыта боевых действий первых лет Второй мировой войны.

В условиях поражения советских войск в приграничных сражениях

22 июня - 9 июля 1941 г. и их отступления на трех основных стратегических направлениях, в арсенале советского военно-политического руководства не оказалось, наряду с традиционными, такого, хотя и вспомогательного, но эффективного средства сдерживания агрессора, как широкая партизанская борьба в тылу оккупационной армии.

Имевшийся опыт организации партизанской борьбы, накопленный в годы гражданской войны в СССР (1918-1922), был отметен в средине 1930-х годов в ходе разработки новой советской военной доктрины и политических репрессий 1937-1938 гг.

Однако уже первые тревожные сообщения с фронтов о неспособности Красной армии остановить вторжение Вермахта вглубь территории СССР, подтолкнули Кремль к необходимости без промедления использовать фактор партизанской войны. Первый шаг в этом направлении был сделан НКВД и носил первоначально узковедомственный характер. Уже 25 июня 1941 г., на основании приказа союзного центра, в составе НКВД УССР и его областных управлений были созданы оперативные группы для борьбы с парашютными десантами и диверсантами противника, на которые также возлагалась задача организации партизанских отрядов1.

29 июня 1941 г. в директиве ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР партийным организациям прифронтовой полосы о перестройке всей работы на военный лад, разжигание "партизанской войны всюду и везде" было провозглашено одной из главных задач в отражении нацистской агрессии против СССР2. Правда, эта задача опять таки возлагалась на партийные организации, не увязывая их действия с органами НКВД и Действующей армии. Означенные инстанции подталкивались, таким образом, к самостоятельным шагам в отношении организации парти-

1 Кентм А., Лозицький В. ВЮна без пощади i милосердя. Партизанський фронт у тилу вермахту в Укра'Гн! 1941-1944. - К., 2005, с. 30.

2 Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Документы и материалы. - М., 1999, с. 17-18.

занской борьбы. Указанный подход сохранился и в постановлении ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 г. об организации вооруженной борьбы в тылу германских войск3.

Упомянутые документы высшего партийно-советского руководства, созданные в большой спешке, заложили основы децентрализованного подхода к организации и руководству партизанской борьбы на оккупированной территории СССР. Это обстоятельство было одной из главных причин, которая заметно повлияла на эффективность боевых действий советских партизан в течение первого года войны.

В течении июля - августа 1941 г. определились со своими задачами в отношении вооруженной борьбы в тылу нацистов Наркомат обороны СССР и НКВД СССР. 27 июля 1941 г. начальник Генштаба РККА Георгий Жуков и шеф Разведуправления Генштаба Красной армии Филипп Голиков обязали начальников штабов фронтов Действующей армии "немедленно приступить к формированию и забрасыванию на занятую противником территорию большого количества мелких диверсионно-партизанских групп и отрядов..." 4. В помощь фронтам Оперативное управление Генштаба подготовило материал под названием "Партизанские отряды и их тактика". Позже в их адрес были направлены инструкции 1918-1919 годов.

19 августа 1941 г. Главное политическое управление Красной Армии направило военным советам и политуправлениям фронтов директиву о работе среди населения оккупированных областей и партийно-политическом руководстве партизанским движением. Эта директива требовала установить постоянную связь с теми воинскими частями, которые оказались в окружении и вели партизанскую борьбу, а также с местными партизанскими отрядами, изучать и обобщать их боевой опыт, осуществлять руководство партийно-политической работой среди населения и личного состава партизан5.

Таким образом, в результате узковедомственного подхода к организации партизанской борьбы на оккупированной территории СССР, вопросами формирования партизанских отрядов и постановки их боевых задач занимались параллельно, фактически независимо один от другого, партийные организации (ЦК национальных компартий, обкомы, горкомы и райкомы партий), органы НКВД (наркоматы внутренних дел союзных республик, их областные, городские и районные отделы), военные советы и политуправления фронтов, политические и разведывательные отделы армий.

Действия указанных инстанций в условиях экстремальной обстанов- ки носило нередко характер импровизаций. Координации их усилий на

3Там же, с. 18-20.

4 КенлйА., Лозицький В. Указ. пр., с. 31.

5 Партизанское движение в годы Великой Отечествённой войны 1941-1945 гг., с. 23-24.

высшем партийно-государственном и военном уровнях отсутствовали. Каждый из отмеченных субъектов имел собственное видение и понимание стоящих перед ним задач развития партизанской борьбы.

С точки зрения военного командования, боевая деятельность партизан должна была, главным образом, проходить в прифронтовой полосе и тесно увязываться с действиями фронтовых частей.

Что касается НКВД, то это ведомство видело главную цель партизан в ведении диверсионно-террористической работы специально подготовленными кадрами преимущественно в городах и других крупных населенных пунктах, на железнодорожных узлах.

Для партийных организаций на первом месте стояла задача организации партизанской борьбы в глубине оккупированной территории, увязка её с деятельностью партийно-комсомольского подполья, особенно на местном уровне (район - село), вовлечение широких слоев населения во все формы сопротивления захватчикам.

Как вспоминал начальник УШПД Тимофей Строкач, впервые вопрос об организации вооруженной борьбы в тылу нацистов на Украине был рассмотрен на заседании Политбюро ЦК КП(б)У 30 июня 1941 г. с участием ответственных работников аппарата ЦК, Совнаркома УССР и НКВД УССР. По итогам совещания была создана Оперативная группа во главе с секретарем ЦК КП(б)У по кадрам Мусием Спиваком. В круг ее задач входила организация сети нелегальных партийных организаций, создание партизанских отрядов, отбор и подготовка кадров для работы в тылу врага. Контроль за деятельностью группы возлагался на секретарей ЦК КП(б)У М. Бурмистенко и Д. Коротченко . Однако в составе указанной группы не оказалось представителей военного командования, которое располагало значительными материальными и людскими ресурсами, необходимыми для организации партизанской борьбы.

В связи с этим важным обстоятельством была предпринята попытка ' несколько выправить положение. 1 ноября 1941 г. Оперативная группа при ЦК КП(б)У была переподчинена Военному совету Юго-Западного фронта. В ее состав, кроме партийных работников и сотрудников НКВД, вошли также армейские специалисты по вооружению, минноподрывному делу, техническому оснащению и радиосвязи. Но и в реформированном виде группа охватывала своей деятельностью только границы Юго-Западного фронта .

В это же время самостоятельно р'ещал задачи организации и руководства партизанской борьбой в южных и юго-восточных районах Украины Военный совет Южного фронта. Собственные планы по раз-

витию вооруженной борьбы в тылу врага разрабатывал и осуществлял НКВД УССР.

Тем временем децентрализация в организации и руководстве партизанами на оккупированной территории Украины все более ощутимо влияла на эффективность вооруженной борьбы партизан. Так, в докладе политуправления Южного фронта от 7 ноября 1941 г. Главному политуправлению Красной Армии говорилось о проблемах взаимодействия в работе по формированию партизанских отрядов между партийными органами и военным командованием. 13 ноября 1941 г. 4-е отделение политотдела 6-й армии обращало внимание политуправления Юго- Западного фронта на отсутствие единого, организационного центра по руководству партизанскими отрядами. Со своей стороны, НКВД УССР констатировал некомпетентность армейских политработников в вопросах организации партизанской борьбы, отмечал нежелание военных советов фронтов и армий выделять самолеты для переброски партизан за линию фронта, обеспечивать партизанские отряды средствами радиосвязи .

В этих условиях ЦК КП(б)У предпринял попытку устранить на местном уровне, то есть в пределах Украины, организационные недостатки в руководстве партизанской борьбой, создать единый координирующий орган. 12 апреля 1942 г. был подготовлен проект соответствующего постановления ЦК КП(б)У. В этом документе предполагалось возложить на 4-е управление НКВД УССР формирование отрядов и диверсионных групп, обеспечение их взаимодействия с войсками Красной армии. Политорганьт Юго-Западного и Южного фронтов обязывались передать НКВД все стоящие на их учете партизанские формирования .

С такой постановкой вопроса согласился в целом Военный совет Юго-Западного фронта. На совещании 22 мая 1942 г. с участием заместителя наркома внутренних дел УССР Т. Строкача и секретаря ЦК КП(б)У М. Спивакабыло признано отсутствие целенаправленного и скоординированного плана действий по развитию партизанского движения со стороны соответствующих армейских органов, НКВД УССР и ЦК КП(б)У .

Однако, как показало время, изменить концепцию организации и руководства партизанской борьбой в каком-либо отдельном регионе или же в границах одного-двух фронтов было практически невозможно. Искать пути выхода из сложившегося положения следовало только на уровне высших партийно-государственных и военных органов, поскольку только они обладали необходимыми властными полномочиями, кадрами и материальными ресурсами.

Если же попытаться оценить состояние вооруженной борьбы в тылу нацистов на оккупированной территории СССР, в том числе и на Украине, за период с лета 1941 г. по весну 1942 г., то следует прийти к выводу, что боевые и диверсионные действия партизан, хотя и тревожили оккупационную администрацию и тыловые службы Вермахта, однако их влияние на фронтовые операции было весьма незначительно. Практически беспрепятственно работали железнодорожные коммуникации на оккупированной территории. Малозаметной была и массово-политическая работа партизан среди местного населения.

Причины, отрицательно повлиявшие на масштабы и эффективность вооруженной борьбы в тылу нацистов на оккупированной территории СССР в 1941-1942 гг., в настоящее время хорошо известны. Вкратце их можно свести к следующему: недооценка советским партийногосударственным руководством еще в довоенное время фактора партизанской войны и отсутствие с начала войны единого центра по организации и руководству партизанами; скверное обеспечение партизан оружием,боеприпасами,средствамисвязи;неудовлетворительньтйотбор и подготовка партизанских кадров, особенно командно-политического состава; слабая массово-политическая работа среди населения на оккупированной территории с целью вовлечения наиболее лояльных советской власти элементов в борьбу с оккупантами.

Все вышеуказанное обусловило в 1941-1942 гг. низкую боеспособность большинства партизанских отрядов и групп, их невысокую внутреннюю спаянность и, как следствие этого, распад боевых единиц, плохое знание партизанскими командирами особенностей и тактики вооруженной борьбы в тылу врага, недостаточную поддержку населением партизан, особенно касательно пополнения их рядов. Эти обстоятельства в полной мере проявились и на Украине. Если, например, на 1 октября 1941 г. в областях УССР было сформировано 738 партизанских отрядов общей численностью 26 257 человек и 191 диверсионную группу (1 374 чел.) , то уже по состоянию на 1 мая 1942 г. считались действующими только 200 отрядов с 12 тыс. бойцами . Остальные отряды либо не имели связи с центром, либо были разбиты или распались, либо затаились и не вели активных действий.

Не очень впечатляющими были и результаты боевой деятельности партизан Украины за период с 1 августа 1941 г. по 1 марта 1942 г., хотя в официальных отчетах утверждалось об уничтожении и ранении 12 тыс. солдат и офицеров противника. За указанный отрезок времени украинские партизанские отряды, согласно их донесениям, разгромили и сожгли только 45 баз и складов, разрушили 113 мостов, подорвали 27 эшелонов, вывели из строя 345 автомашин, 126 танков и бронеавтомобилей, 2 самолета .

Однако надо признать, что в этих еще плохо скоординированных хаотичных и нередко малорезультативных действиях советских партизан высшие нацистские военно-политические инстанции усмотрели не больше - не меньше, как "угрозу для немецкого руководства войной", о чем говорилось в подписанном фельдмаршалом В. Кейтелем 16 сентября 1941 г. приказе Ставки Верховного командования Вермахта о подавлении "коммунистического повстанческого движения". В этом документе подчеркивалось, что наиболее действенным способом запугивания настоящих и потенциальных участников партизанского движения в тылу германских войск является смертная казнь. При этом цена жизни одного немецкого военнослужащего считалась адекватной расстрелу 50-100 заложников .

С указаниями В. Кейтеля солидаризовался и один из наиболее известных гитлеровских военачальников, командующий 6-й армией группы армий "Юг" фельдмаршал В. фон Рейхенау. В своем приказе от 10 октября 1941 г. о поведении войск на Востоке он предлагал своим подчиненным командирам применять против партизан и поддерживающего их населения "решительные и жестокие меры". Позже фон Рейхенау потребовал докладывать ему лично о всех случаях уничтожения 10 и больше партизан .

Приведенные выше факты свидетельствуют о том, что в Берлине раньше, чем в Москве, осознали роль и место партизанской борьбы в вооруженном противостоянии на Восточном фронте. Ведь еще в начале XX ст. выдающийся немецкий военный мыслитель Карл Клаузевиц в своем знаменитом труде "О войне" писал о необходимости "мыслить народную войну в соединении с войной, которую ведет постоянная армия" и рассматривать "обе эти войны сложенными в одно целое охватывающим их планом"10.

Между тем, в Кремль, еще с осени 1941 г., поступало немало предложений, направленных на совершенствование развития партизанской войны, на повышение эффективности боевой и диверсионной деятельности партизан. В них проводилась мысль о необходимости создания единого координирующего центра. Но конкретных шагов в указанном направлении сделано не было. С одной стороны, это объяснялось наличием и взаимной борьбой ведомственных интересов, с другой - позицией И. Сталина.

Озабоченный вопросами вооруженной борьбы на фронте и перестройкой тыла на военный лад, председатель ГКО, хотя и сознавал значение партизанской борьбы на оккупированной территории СССР, но считал ее вспомогательным, второстепенным фактором. Кроме того, знакомый по опыту гражданской войны 1918-1922 гг. с партизанским движением, И. Сталин очевидно полагал, что с его развитием справятся партийные организации при определенной помощи со стороны армии и НКВД.

Но лишь тяжелые поражения Красной армии в мае 1942 г. в Крыму и под Харьковом, и крах надежд добиться изгнания нацистских захватчиков с советской территории к концу 1942 г., заставили председателя ГКО круто изменить свое отношение к состоянию партизанской борьбы. 30 мая 1942 г. Государственный Комитет Обороны рассмотрел записку заместителя наркома обороны СССР генерал-полковника Н. Воронова и заместителя начальника Генштаба красной Армии генерал-лейтенанта Н. Ватутина о создании единого центра по руководству партизанами и подчинении его непосредственно Ставке Верховного главнокомандования.

В принятом постановлении ГКО на созданный Центральный штаб партизанского движения возлагались такие задачи: объединить в своих руках вопросы развития и руководства партизанской борьбой, обеспечить дезорганизацию тыла германской армии на оккупированной территории СССР, снабжать Красную армию разведывательными сведениями о расположении, численности и передвижении немецких войск.

В системе ЦШПД создавались Брянский, Западный, Калининский, Ленинградский, Карело-Финский фронтовые штабы, а при Военном совете Юго-Западного направления подлежал сформированию Украинский штаб партизанского движения. Его возглавил заместитель наркома внутренних дел УССР Т. Строкач. В состав руководства УШПД вошли начальник разведотдела Юго-Западного направления И. Виноградов и секретарь ЦК КП(б)У М. Спивак .

16 июня 1942 г. нарком обороны СССР И. Сталин утвердил штаты фронтовых ШПД. При этом численность УШПД была установлена в количестве 63 единиц, в том числе 13 вольнонаемных лиц. Структура УШПД включала командование, 4 отдела (оперативный, разведовательно-информационный, связи, подготовки партизанских кадров, материально-технического снабжения), 3 отделения (финансовое, общесекретное и шифровальное) и комендатуру. При(штабе создавался

также радиоузел и школа подготовки партизанских кадров .

В соответствии с вышеназванный приказом НКО СССР и указаниями начальника ЦШПД от 27 июня 1942 г., УШПД приступил к созданию своих оперативных групп при военных советах армий Юго- Западного и Южного фронтов (6, 9, 12, 18, 24, 28, 37, 38, 56 и 57-я армии). Так стала формироваться система органов по руководству партизанской борьбой на территории Украины .

29 июня 1942 г. в связи с ликвидацией командования Юго-Западного направления произошло изменение статуса УШПД, который фактически превратился из межфронтового в республиканский штаб партизанского движения, но был обязан координировать свою деятельность в "тесном контакте с военными советами* Юго-Западного и Южного фронтов". Обновился и состав членов штаба. В их число, кроме Т. Строкача и М. Спивака, вошли член Военного совета Южного фронта И. Сыромолотный, начальники разведывательных отделов Юго-Западного и Южного фронтов А. Каминский и Н. Шершнев .

5 июля 1942 г. Москва установила границы ответственности УШПД за развитие и руководство партизанской борьбой в тылу германских войск. Они включали оперативные полосы Юго-Западного и Южного фронтов, территорию Западной Украины, Молдавской ССР и Крыма. Однако вскоре полуостров отошел в подчинение ЦШПД .

Тем временем полная оккупация нацистами всей территории Украины и отступление советских войск далеко на восток поставило УШПД в крайне тяжелое положение, лишив его возможности поддерживать связь с действующими в УССР партизанскими отрядами, снабжать их оружием, боеприпасами, другим снаряжением. К середине август^ 1942 г. штаб обосновался в Саратове. Он не обладал современными средствами радиосвязи, а посылка курьеров-связников на дальние расстояния себя не оправдывала. Испытывал УШПД постоянные трудности с получением для украинских партизан материальных ресурсов и авиатранспортных средства для доставки их на оккупированную территорию Украины.

В указанное время в тяжелом положении оказалась не только система руководства вооруженной борьбой в тылу гитлеровцев на Украине. В условиях стремительного прорыва немецких войск к Волге и Кавказу, Ставка Верховного главнокомандования Красной армии была озабочена, главным образом, боевыми действиями на фронтах и ослабила внимание к партизанам, их нуждам и потребностям. И вновь ситуацию мог исправить своим личным участием только И. Сталин.

В конце августа 1942 г. по указанию председателя ГКО в Москву были вызваны из тыла противника известные командиры партизанских формирований Белоруссии, Российской Федерации и Украины. Последняя была представлена С. Ковпаком и А. Сабуровым. После бесед партизан с руководством ЦШПД, с ними в первых числах сентября

1942 г. дважды встречался И. Сталин и некоторые члены Политбюро ЦК ВКП(б). Результатом этих встреч стал приказ наркома обороны СССР от 5 сентября 1942 г.

Лейтмотивом этого документа стала мысль о том, что партизанская борьба "становится одним из решающих условий победы над врагом" и в неё необходимо вовлечь "широчайшие массы советского народа на оккупированной территории". Для решения этой амбициозной задачи Ставка обещала выделить партизанам значительные финансовые, материальные и кадровые ресурсы. Одновременно были намечены меры совершенствования системы руководства партизанской борьбой на оккупированной территории .

30 сентября 1942 г. ГКО прииял специальное постановление, в соответствии с которым бывшие фронтовые штабы партизанского движения преобразовывались в представительства ЦШПД при военных советах фронтов.Нарядуснимисоздавалисьобластныеиреспубликанс.кисштабы партизанского движения, подчинявшиеся непосредственно партийным органам, а в оперативном отношении - Центральному штабу .

В свете указанного документа произошли принципиальные изменения в статусе УШПД. Он официально реформировался в республиканский штаб партизанского движения, руководство которым возлагалось на ЦК КП(6)У и ЦШПД. ЦК КП(6)У утверждал разработанные УШПД планы развития партизанского движения, оперативные планы боевых действий партизанских формирований, ставил партизанам дополнительные боевые задачи, контролировал ход их выполнения, формировал областные оперативные группы, которые перебрасывались за линию фронта для развертывания и углубления вооруженной борьбы в тылу нацистов на Украине. В номенклатуру ЦК КП(б)У входили должности заместителей начальника УШПД, начальников отделов штаба и их старших помощников, руководителей школ подготовки партизанских кадров.

Важное значение для улучшение деятельности УШПД имел перевод его аппарата из Саратова в Москву, что произошло 8 октября 1942 г. В это время в столице СССР пребывали ЦК КП(6)У и другие высшие органы УССР. Указанная передислокация способствовала более оперативному решению в союзном центре назревших вопросов развития партизанской борьбы на Украине, положительно сказалась на установление связи с украиискими партизаиами и обеспечении их необходимыми ресурсами и кадрами.

26 ноября 1942 г. ГКО уточнил структуру и штаты УШПД. В частности, разведывательно-информационный отдел преобразовался в разведывательный, а отдел подготовки партизанских кадров - в отдел кадров. Было создано также административно-хозяйственное отделение

и, по согласованию с ЦК КП(6) Молдавии, сформирован специальный отдел для развития партизанской борьбы на территории МССР.

Одновременно штатная численность УШПД увеличилась с 63 до 88 единиц, в том числе ответственных сотрудников - 59, технических работников - 29. В штат штаба дополнительно вводились должности заместителей начальника УШПД по связи и материально-техническому обеспечению2,1.

Осенью 1942 г. по решению ЦК ВКП(б) была конкретизирована роль ЦК КП(6)У по руководству вооруженной борьбой в тылу нацистов на Украине. Эта задача была возложена 2 октября 1942 г. на специально сформированный узкий партийный центр - Нелегальный ЦК КП(6)У в составе 17 человек. В его состав, наряду с партийными и советскими функционерами, вошли некоторые партизанские командиры и комиссары. Среди их - С. Ковпак, С. Руднев, А. Сабуров и другие. Созданием Нелегального ЦК мыслилось усилить партийное руководство партизанским движением на местах, поднять в глазах населения на оккупированной территории авторитет партизанских командиров и руководителей подпольных партийных органов. Этот временный центр просуществовал до середины лета 1943 г.

В разработанных Москвой мерах по развитию партизанского движения на Украине большое значение уделялось переброске на оккупированную территорию областных оперативных групп ЦК КП(б)У и УШПД. Они должны были стать важным звеном в системе руководства партизанской борьбой на местном уровне, активизировать работу подпольных организаций. Позже эти группы стали базой для развертывания других органов - областных штабов партизанского движения, а также подпольных обкомов КП(6)У.

Первый областной штаб партизанского движения образовался глубокой осенью 1941 г. на Черниговщине по инициативе известного партизанского командира А. Федорова. В ноябре 1942 г. его опыт был одобрен Нелегальным ЦК КП(б)У, а 4 декабря был утвержден штаб руководства партизанским движением по Житомирской области (А. Сабуров), 19 декабря - по Киевской области (С. Ковпак). В течении января - июня 1943 г. аналогичные штабы были организованы в Сумской (Я. Мельник), Ровенской (В. Бегма), Каменец-Подольской (С. Олексенко) областях, а 1 января 1944 г. - па Виниичипс (Д. Бурченко) . На территории Волынской области такой штаб не был оформлен, но здесь координацию действий партизан и подполья осуществлял командир Черниговско-Волыиского партизанского соединения и секретарь подпольного обкома партии А. Федоров. В ряде других областей штабы партизанского движения не были созданы в связи с освобождением их территории советскими войсками, а также по причине неразвитости партизанского движения (Львовская, Станиславская, Тернопольская и др.).

Начальниками областных ШПД назначались или командиры партизанских соединений (С. Ковпак, А. Сабуров), или партийные и советские работники (В. Бегма, Д. Бурченко, С. Олексенко). В ряде случаев начальники облштабов являлись одновременно командирами партизанских соединений и секретарями подпольных обкомов партии (В. Бегма, Н. Попудренко, С. Олексенко).

Аппарат ОШПД, как правило, состоял из членов оперативной группы ЦК КП(б)У и УШПД, на базе которой формировался штаб, а также из работников штабов партизанских соединений, прибывших в подчинение областного штаба. Структура ОШПД обычно состояла из отделов: оперативного, разведывательного, связи, материально-технического обеспечения, медико-санитарного, политического или пропаганды и агитации с типографией, комендантского взвода.

Права и обязанности ОШПД определялись инструкцией, разработанной УШПД в марте 1943 г. На областной штаб возлагалось следующее: выявление на оккупированной территории скрытых партизанских резервов из числа местных жителей и бывших военнопленных; создание на их основе новых партизайских отрядов; организация в зоне ответственности ОШПД взаимодействия всех партизанских формирований, постановка им боевых задач, контроль за их выполнением.

Областные штабы также отвечали за поддержание устойчивой связи со всеми партизанскими формированиями в пределах границ своей деятельности, за обеспечение партизан вооружением, боеприпасами, продовольствием и другим снаряжением за счет трофеев и местных ресурсов, за сбор и передачу УШПД и его подведомственным органам разведывательной информации, за проведение массово-политической работы среди местного населения, за разложение антисоветских воинских формирований.

Дальнейшее совершенствование структуры УШПД и всей системы органов по руководству партизанским движением на Украине связано с постановлением ГКО от 7 марта 1943 г. о расформировании ЦШПД и возложении руководства партизанской борьбой на ЦК компартий союзных республик, обкомы партии и подведомственные им областные ШПД .

В соответствии с указанным документом УШПД был непосредственно подчинен Ставке ВГК и ЦК КП(б)У. В систему подведомственных ему органов, кроме уже существующих областных ШПД, передавались представительства бывшего ЦШПД при военных советах Юго-Западного и Южного фронтов, действовавших в направлении Украины. Позже было создано представительство УШПД при Военном совете Воронежского фронта. Одновременно в подчинение УШПД передавалась школа особого назначения (ШОН) для подготовки партизанских кадров.

Представительства УШПД выполняли обязанности фронтовых органов по руководству партизанской борьбой. На них возлагались следующие задачи: руководство боевыми и диверсионными действиями партизан в зоне ответственности конкретного фронта; организация и переброска партизанских отрядов, диверсионно-разведывательных групп во вражеский тыл, поддержание связи с ними; обеспечение взаимодействия партизан с частями Красной армии; снабжение партизанских формирований вооружением, боеприпасами, другим снаряжением; получение разведывательной информации и передача ее военным советам фронтов и УШПД; подготовка партизанских кадров; эвакуация с оккупированной территории раненых и больных партизан; ведение работы по разложению антисоветских воинских формирований противника.

Структура представительств штаба состояла из начальника, отделений - оперативного, разведывательного, связи, кадров, материально-технического обеспечения, финансового, общесекретного и шифровального, а также с передвижного радиоузла, пункта формирования партизанских отрядов и групп и подготовки резерва кадров. Штатная численность представительств колебалась от 44 до 64 единиц. В ряде случаев начальники представительств УШПД включалась в состав военных советов фронтов.

Представительства УШПД создавали свои оперативные группы при военных советах армий, входивших в состав фронтов. Штат этих групп включал начальника, двух старших оперуполномоченных, двух оперуполномоченных, одного-двух радистов и водителей автомашин.

В соответствии с задачами развития партизанской борьбы и изменения границ ответственности фронтов Действующей армии, УШПД перенацеливал свои представительства на другие оперативные направления. Эти меры осуществлялись по согласованию с Генштабом Красной армии и ЦК КП(б)У. Так, в начале 1944 г., в связи с необходимостью обеспечить руководство партизанами в полосе 2-го Украинского фронта, УШПД передислоцировал на это направление свое представительство с 1-го Украинского фронта. Управление партизанскими силами в зоне ответственности 1-го УФ штаб взял на себя.

После расформирования 4-го Украинского фронта в мае 1944 г. действующее на нем представительство УШПД было переведено на 1-й Украинский фронт. Когда же в августе 1944 г. в Карпатах был восстановлен 4-й УФ, в полосу его действий было передислоцировано представительство УШПД со 2-го Украинского фронта, войска которого к этому времени находились за пределами УССР.

В связи с полным освобождением территории У краины от нацистских захватчиков, осенью 1944 г. было расформировано представительство УШПД при Военном совете 3-го Украинского фронта. В то же время УШПД сохранил свои представительства на 1-ом и 4-ом Украинском фронтах, которые руководили действиями советских партизан на территории Чехословакии. Первое из них было расформировано в феврале 1945 г, второе - в мае 1945 г. .

Наряду с решением задач по конструированию системы фронтовых и территориальных органов по руководству партизанским движением, на оккупированной территории Украины в декабре 1942 г. - марте

1943 г. были осуществлены также меры по совершенствованию структуры и штатов УШПД. В штабе, в частности, были созданы новые отделы: информации, технический (диверсионный), медико-санитарный, шифровальный и общесекретный.

К середине лета 1943 г. структура УШПД состояла из командования и 13 отделов. Была введена должность заместителя начальника УШПД по специальной технике (диверсионной деятельности), а позже - должность главного хирурга. В 1944 г. за счет финансовых средств ЦК КП(б)У был создан наградной отдел. Штатная численность УШПД достигла 143 единиц, в том числе высшего, старшего и среднего комсостава - 90, младшего комсостава и рядовых - 2, вольнонаемных - 51. В целом структура и штаты УШПД соответствовали формату аппарата полевой армии советских вооруженных сил.

В подчинении УШПД в 1943-1944 гг. находились также центральный радиоузел (Главрация) со штатом 134 единицы, база снабжения с пунктами аэродромного обслуживания и автобаза -104 единицы, эвакогоспиталь и госпиталь-санаторий для партизан, две спецшколы - школа радистов (г. Саратов) и школа особого назначения (Подмосковье). В июле 1944 г. обе школы были переведены в Киев и реорганизованы в

объединенную школу УШПД .

Осуществленные в 1942 г. и позже меры по централизации руководства партизанами на оккупированной территории СССР, в том числе касающиеся Украины, были в целом положительно оценены активными участниками вооруженной борьбы на советско-германском фронте. Так, маршал Г. Жуков в своих воспоминаниях отмечал, что вышеозначенные меры позволили советскому военно-политическому руководству "направить действия всех сил партизанского движения в интересах армии, координировать взаимодействие партизанских отрядов с операциями фронтов" . С ним фактически согласен и представитель германского генералитета, генерал-полковник Л. Рендулич. В послевоенное время он высоко оценил степень централизации руководства советскими партизанскими отрядами, отметил их активные действия в тылу Вермахта во время проведения воюющими сторонами фронтовых операций. При этом Л. Рендулич подчеркивал, что такие действия партизан осложняли положение немецких войск, "представляли собой немалую опасность" .

С указанными авторитетами солидарны и многие исследователи. Так, известные английские специалисты Ч. Диксон и О. Гейльбрунн в своей работе "Коммунистические партизанские действия" отмечали, что "координация действий Красной армии и партизан осуществлялась на высоком уровне" и что "партизаны всегда привлекались для того, чтобы способствовать своими действиями достижению армией ее стратегической цели" .

Положительно оценивал создание централизованной системы управления штабами партизанского движения и американский историк Дж. Армстронг. В одной из своих работ он пишет: "Организация штабов позволяла собрать военных регулярной армии, партийных чиновников и вездесущих представителей полицейских структур в единый орган", то есть в Центральный штаб партизанского движения .

Реализация идеи централизации руководства партизанским движением касательно Украины привела к созданию УШПД и системы подчиненных ему фронтовых и территориальных партизанских органов и последовательному совершенствованию в течении 1942-1943 гг. их структуры и штатов. Осуществленные меры имели принципиальное значение для коренного улучшения управления партизанскими силами, повышения эффективности ударов партизан в первую очередь по коммуникациям Вермахта на украинской, территории, по всей инфраструктуре тыла германской армии.

Деятельность представительств УШПД при военных советах фронтов и областных штабов партизанского движения, координируемая УШПД, позволила избежать по возможности нерационального использования партизанских сил, их распыления и обеспечила концентрацию усилий партизанских формирований Украины на первоочередном выполнении тех боевых задач, которые непосредственно или опосредованно влияли на ход фронтовых операций в интересах Красной армии.

Параллельно с совершенствованием системы органов по руководству партизанским движением, на Украине в 1-941-1943 гг. осуществлялись также меры по улучшению организационных форм объединения партизанских сил, их внутренней структуры, оптимизации численности боевых партизанских единиц.

Основной организационной и тактической единицей украинских партизан в течении 1941-1944 гг. был отряд. Как правило, он состоял из трех или более групп или рот, каждая из которых делилась на меньшие единицы - взводы, отделения. В каждом отряде также были группы разведчиков, минеров, автоматчиков или пулеметчиков, боепитания и хозяйственного обеспечения, комендантский взвод и др. Руководство отрядом осуществляли командир и комиссар, которым помогали штаб и партийная организация.

Численность партизанских отрядов Украины в 1941-1942 гг. колебалась, в среднем, от 30 до 100 и больше человек. Например, объединенный отряд С. Ковпака и С. Руднева в середине октября 1941 г. насчитывал 57 бойцов, а Черниговский областной партизанский отряд под командованием Н. Попудренко в это время насчитывал в своих рядах свыше 180 человек. Впоследствии численность партизанских отрядов возросла до 200-300 бойцов.

УШПД с начала своей деятельности не устанавливал ограничения численности партизанских отрядов, но ориентировал их командиров на то, что их численность никогда не должна делать отряд малоподвижным, плохо управляемым.

Партизанские отряды образца 1941 г. имели на вооружении преимущественно винтовки, карабины, пистолеты и в небольшом количестве автоматическое оружие. Позже, на рубеже 1942-1943 гг. в их арсенале наряду с легким стрелковым вооружением стали появляться противотанковые ружья, минометы (50 мм, 82 мм), орудия (45 мм, 76 мм).

Уже в конце 1941 г. и в начале 1942 г. в партизанских формированиях Украины наметилась тенденция к объединению хмелких отрядов в более крупные боевые единицы. Необходимость этого диктовалась в первую очередь потребностью усилить боеспособность, активизировать действия с целью поднять авторитет партизан среди местного населения. Нередко командиры мелких отрядов соглашались сами войти в состав крупного партизанского отряда, обеспечив, таким образом, собственную безопасность ввиду наличия крупных сил противника. Однако самостоятельные и уверенные в себе командиры редко шли на объединение с другими отрядами.

Однихми из первых объединили свои отряды в Путивльском районе Сумской области С. Ковпак и С. Руднев. Несколько местных партизанских отрядов входили в состав Черниговского областного отряда. Первоначально объединение отрядов носило нередко временный характер. Так, из Путивльского объединенного отряда по собственной инициативе выбыл 1-й Харьковский партизанский отряд под командованием Н. Воронцова. Подобное имело место и в ряде других случаев.

С весны 1942 г. начался процесс реорганизации объединенных партизанских отрядов в новые боевые единицы оперативного значения - группы партизанских отрядов или партизанские соединения. Первой организационно оформилась на Сумщине 30 мая 1942 г. группа партизанских отрядов под командованием А. Сабурова. В ее состав вошли 8 отрядов численностью 1,5 тыс. бойцов. В июле - августе 1942 г. в партизанские соединения преобразовались объединенные партизанские отряды С. Ковпака и А. Федорова.

В дальнейшем этот процесс значительно ускорился и получил поддержку УШПД, хотя штаб постоянно предостерегал партизанских командиров от увлечения присоединять к себе крепкие местные партизанские отряды. Наряду с партизанскими соединениями в 1943-1944 гг. в партизанских формированиях Украины появились другие формы оперативного объединения партизанских сил - бригады и дивизии. В

1943 г. на Волыни было сформировано три польских партизанских бригады, позже переданных Польскому штабу партизанского движения. Две партизанские бригады действовали на Винничине. Наибольшее количество бригад было сформировано летом - осенью 1944 г. из советских партизан, чехов и словаков для действий на территории Чехословакии.

В конце декабря 1943 г. партизанское соединение под командованием С. Маликова было преобразовано в Житомирскую партизанскую дивизию им. Н. Щорса в составе двух стрелковых и одного артиллерийского полков, численностью более 4,3 тыс. бойцов. 22 февраля

1944 г. на базе Сумского партизанского соединения под командованием П. Вершигоры была создана 1-я Украинская партизанская дивизия им. Дважды Героя Советского Союза генерал-майора Ковпака С. А. Дивизия состояла из трех стрелковых полков и кавалерийского дивизиона и насчитывала до 1,5 тыс. бойцов.

В среднем численность партизанских соединений Украины колебалась в пределах 400-1000 бойцов. При этом УШПД неоднократно указывал партизанским командирам на необходимость не увлекаться увеличением численности своих соединений. Оптимальным считался состав соединения в 500-1000 партизан. По словам С. Ковпака, партизанское формирование должно достигать такой численности, которая дала бы возможность партизанам отразить нападение крупной части противника и при этом сохранить свою маневренность.

Вместе с тем, необходимо отметить, что немало партизанских командиров стремилось увеличить свою численность исключительно для получения дополнительного вооружения, боеприпасов и другого снаряжения. В этих формированиях численность невооруженных бойцов составляла от 30 до 40%.

Всего в 1941-1944 гг. на оккупированной территории Украины действовало 48 партизанских соединений, дивизий и бригад, которые объединяли 227 отрядов. Хотя удельный вес этих форхмирований составлял всего 11 % от общего количества боевых партизанских единиц, состоящих на учете в УШПД, в их рядах насчитывалось свыше 51 % всех организованных партизан33.

УШПД высоко оценивал результаты объединения партизанских отрядов в соединения, которые стали формой оперативного объединения партизанских сил. По этому поводу в отчете оперативного отдела штаба за 1942-1944 гг. пишется: "Объединение отдельных партизанских отрядов в соединения под единым командованием укрепило партизанское движение и активизировало его"34.

С конца 1942 г. организационная структура партизанских соединений Украины была максимально приближена к армейской. Отряды в составе соединений преобразовывались в батальоны, которые делились на роты, взводы и отделения. Партизанские соединения С. Ковпака,

A. Сабурова и А. Федорова получили наименования "воинских частей" с присвоением им номеров полевой почты 00105, 00106, 00107. Одновременно партизанским командирам всех степеней в установленном порядке стали присваиваться воинские звания.

Большой резонанс среди партизан вызвало присвоение весной

1943 г. группе партизанских командиров и комиссаров воинского звания "генерал-майор". Среди украинских партизан его удостоились

B. Бегма, С. Ковпак, М. Наумов, С. Руднев, А. Сабуров, Т. Строкач, А. Федоров. В 1944 г. это звание присвоили полковнику В. Андрееву, бывшему командиру 1-го Молдавского партизанского соединения, за-

33 Курас И. Ф., Кентий А. В. Штаб непокоренных (Украинский штаб партизанского движения в годы Великой Отечественной войны). - К., 1988, с. 69.

34 Там само.

тем заместителю начальника УШПД, возглавлявшему штаб до его расформирования.

Приближение организационной структуры партизанских соединений к армейской было вызвано, главным образом, стремлением дисциплинировать партизан, увеличить контроль центра над ними, изжить возможные элементы атаманщины в поведении партизанских командиров, обязать их беспрекословно выполнять боевые задачи, вытекающие из требований вооруженной борьбы на фронте. Вместе с тем УШПД не считал целесообразным навязывать партизанам армейскую тактику ведение боев, поощряя командиров отрядов и соединений к совершенствованию и применению тактики партизанской.

Организационная структура партизанских соединений, как правило, не была унифицированной, а строилась исходя из местных условий и потребностей. Так, например, в кавалерийском партизанском соединении под командованием М. Наумова летом 1943 г. структура, кроме боевых подразделений - отрядов, имела такой вид: командование (командир, комиссар, заместители командира по разведке и диверсионной работе), штаб с отделами, главразведка, диверсионная служба, радиоузел, санитарная и хозяйственная части, редакция газеты с типографией, комендантский взвод.

С самого начала организации вооруженной борьбы против гитлеровских захватчиков на оккупированной территории СССР советское военно-политическое руководство ставило перед партизанами три основные задачи: всеми доступными средствами уничтожать инфраструктуру тыла германской армии, ее коммуникации и живую силу; организовать активную разведывательную деятельность в пользу Красной Армии; вести массовую партийно-политическую работу среди местного населения с целью его вовлечения во все формы сопротивления оккупантам, пополнения рядов партизан.

К числу приоритетных задач партизан относилась и борьба со всеми проявлениями коллаборационизма в среде советских граждан, особенно с теми, кто вступал в антисоветские воинские формирования Вермахта и вспомогательную полицию. Уже в упоминаемой выше директиве Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г. преследование и уничтожение на каждом шагу "пособников" приравнивалось по важности к борьбе против живой силы противника. А в приказе наркома обороны СССР от 5 сентября 1942 г. о задачах партизанского движения "изменники нашей Родины, находящиеся на службе у врага", подлежали беспощадному уничтожению наряду с фашистскими политическими деятелями, генералами и крупными чиновниками . Это указание было подтверждено и в приказе главкома партизанского движения К. Ворошилова от 6 ноября 1942 г. о разложении антисоветских формирований Вермахта на оккупированной территории СССР .

Выполнение означенных установок центра стало осуществляться советскими партизанами уже летом - осенью 1941 г., когда нацисты начали оформлять свой оккупационный аппарат и организовывать вспомогательную полицию. Эта полиция, особенно в сельской местности, стала главным противником партизан в 1941-1942 гг.

Как отмечает американский исследователь Дж. Армстронг, по мере развития партизанской борьбы, нацисты начали лучше вооружать полицию и широко использовать ее в военных действиях против партизан". По его словам, будучи хорошо знакомыми с местными условиями, полицейские "были способны противодействовать партизанской пропаганде" среди гражданского населения .

В партизанских отрядах Украины первые факты уничтожения нацистских пособников упоминаются в отчетных документах 1-го и 2-го партизанских полков НКВД УССР, действовавших в августе 1941 г. западнее Киева. В дневнике известного партизанского командира с Черниговщины Н. Попудренко за 7 сентября 1941 г. имеется запись, что был пойман и уничтожен "первый немецкий шпион", бывший кулак из с. Шумиловка, пойманный в районе дислокации Черниговского областного партизанского отряда. И сентября этого же года указанные партизаны ликвидировали уже трех коллаборационистов из с. Гута Студенецкая. А уже 12 ноября 1941 г. группа партизан во главе с Н. Попудренко атаковала в с. Понорница здание бывшего райисполкома, где засела местная полиция. Итог боя: убиты 4 полицейских и два партизана. Сам командир критически оценил этот бой, считая, что надо лучше готовиться, чтобы было меньше потерь .

10 ноября 1941 г. группа партизан из отряда С. Ковпака предприняла попытку уничтожить помощника путивльского старосты, который со своей охраной приехал в с. Новая Шарповка. Однако нападение на кулацкое подворье, где находился помощник старосты с полицейскими, окончилось неудачей, и партизаны отступили. Сам С. Ковпак счел этот случай поучительным, подчеркнув в своих воспоминаниях, что "смелость надо сочетать с осторожностью и осмотрительностью и умением быстро ориентироваться в обстановке" .

Указанные эпизоды характерны в том смысле, что и позже партизанам было нелегко штурмовать хорошо укрепленные, нередко каменные здания в населенных пунктах, где часто укрывались коллаборационисты (бургомистры, старосты, полицейские и др.).

Интересные сведения можно извлечь из отчета партизанского отряда им. С. Буденного под* командованием И. Копенкина, который в сентябре 1941 г. - январе 1942 г. совершил рейд по территории Полтавской и Харьковской областей. В этом документе отмечается, что партизаны везде осуществляли расстрелы старост, "других граждан, лояльно настроенных к немецкой власти", красноармейцев-дезертиров, полицейских40.

К концу 1942 г. напряжение в борьбе партизан с полицией несколько спало. Как говорил на совещании в ЦШПД (Москва) в начале сентября 1942 г. С. Ковпак, немцы, в виду неэффективности использования полиции против партизан, отказались от ее массового применения в противопартизанских акциях, полагаясь больше на свои силы охраны тыла и антисоветские воинские формирования в составе Вермахта41. А с начала 1943 г., когда положение на фронте изменилось в пользу Красной армии, многие полицейские станы стали избегать, по возможности, столкновений с партизанами, а то и переходить с оружием в руках на их сторону.

Позиция партизан по отношению к полицейским хорошо иллюстрируется в отчете начальника особого отдела Черниговского партизанского соединения им. Н. Попудренко за 1941-1943 гг. В этом документе В. Васюк пишет: "Если в 1942 г. мы поголовно уничтожали полицейских как изменников Родины, то в 1943 г. мы лучшую их часть начали с оружием в руках принимать в партизанские отряды". В состав этого соединения, в частности, влилось более 150 бывших полицейских42.

В начале апреля 1943 г. на заседании Политбюро ЦК КП(б)У во время обсуждения оперативного плана боевых действий партизан Украины на весенне-летний период 1943 г. за привлечение полицейских на сторону партизан высказался первый секретарь ЦК КП(б)У

Н. Хрущев. С теми же полицейскими, которые будут и дальше бороться вместе с немцами против партизан, он предлагал поступать так, "как с каждым врагом"43.

В целом же противостояние партизан с полицией носило бескомпромиссный характер и стало одной из трагических страниц в вооруженной борьбе на временно оккупированной территории Украины в 1941-

1944 гг.

Если попытаться охарактеризовать систему организации и руковод- ства партизанской борьбой на временно оккупированной территории

лоКентмА., Лозицький В. Указ. пр., с. 284-285.

41 ЦДАГО, ф. 62, оп. 1, д. 1, л. 113.

42 КентмА., Лозицький В. Указ. пр. - С. 286.

43 Там само.

СССР, в том числе и на Украине, то можно увидеть, что она прошла сложный путь развития и становления, обретя определенную устойчивость лишь на рубеже 1942-1943 гг. Все это позволило добиться более целесообразного и эффективного использования партизанских сил в интересах Красной армии в 1943-1944 гг., в период изгнания нацистов с территории Советского Союза.

Вместе с тем следует учитывать, что гитлеровцам, особенно в

1941- 1942 гг., удалось привлечь на свою сторону, где посулами, а где угрозами, определенную часть советских граждан на оккупированной территории, которые в составе антисоветских воинских и полицейских формирований активно использовались против партизан. Эти формирования, как бы ни оценивалась их реальная боеспособность, отвлекали немалые силы партизан от действий против тыла и коммуникаций Вермахта на Востоке.

В общем положительно оценивая систему организации и руководства партизанским движением на временно оккупированной территории СССР, в том числе и на Украине, надо считаться с тем обстоятельством, что ее успешное функционирование напрямую зависело от способности центра своевременно и регулярно обеспечивать партизан материальными ресурсами. Однако это важнейшее условие далеко не всегда соблюдалось. Хотя партизаны за счет самоснабжения могли вести боевые действия местного значения, но интенсивность и результативность этих действий без поддержки ресурсами центра не могла серьезно влиять на состояние тыла и коммуникаций противника.

Кроме того, какой бы совершенной и доскональной не была система организации и руководства партизанским движением, обеспечить идеальное централизованное управление партизанскими силами всегда было проблематично. Беспрекословное выполнение приказа свыше, что является альфой и омегой централизованного руководства, противоречит самой природе партизанской войны, где решающее значение имеет боеспособность отряда, местные условия, настроение партизан, воля, решимость и мастерство их предводителей. По словам выдающегося военного мыслителя XIX века К. Клаузевица, задача партизан "не дробить орех", а понемногу "подтачивать скорлупу" .

Анатолий Кентий

Советские спецслужбы в оккупированной Украине, 1941-1944

Помимо отрядов и агентуры Украинского штаба партизанского движения, на оккупированной нацистами территории Украины операции проводились подпольем КП(б)У, а также советскими спецслужбами

- 4-м управлением НКВД (с апреля 1943 г. - НКГБ) УССР, 4-м управлением НКВД-НКГБ СССР, разведывательными органами Красной армии, а также разведслужбой ВМФ. Поскольку настоящая работа является не обобщающим исследованием, а сборником материалов, то данная статья предназначена лишь для обозначения источников документов, публикуемых в издании.

НКВД-НКГБ УССР

Создание Особой группы (ОГ) по ведению зафронтовой борьбы при Наркоме внутренних дел СССР Лаврентии Берия фиксируется в ряде документов 18 июня 1941 г., то есть еще до начала советско- германской войны. Формально об образовании этого подразделения было объявлено приказом НКВД СССР 5 июля 1941 г. Руководителем Особой группы был назначен старший майор госбезопасности Павел Судоплатов . На ОГ возлагались следующие задачи:

1. Разработка и проведение разведывательно-диверсионных операций против гитлеровской Германии и ее сателлитов;

2. Организация подполья и партизанской войны;

3. Создание нелегальных агентурных сетей на оккупированной территории;

4. Руководство специальными радиоиграми с немецкой разведкой с целью дезинформации противника .

Помимо этого, в начале войны Судоплатов возглавлял штаб НКВД СССР по борьбе с парашютными десантами противника, которому подчинялись соответствующие оперативные группы в наркоматах внутренних дел Украинской, Белорусской, Латвийской, Литовской, Эстонской, Молдавской, Карел о-Финской, Грузинскойй ССР, Крымской АССР, УНКВД по Ленинградской, Мурманской, Калининской, Ростовской областям и по Краснодарскому краю.

Иными словами, в начале войны П. Судоплатов сосредоточил в своих руках как борьбу с разведывательно-диверсионной деятельностью противника в тылу Красной армии, так и руководство организацией спец- операций в тылу Вермахта, партизанской борьбы по линии НКВД.

Особая группа претерпела ряд реорганизаций и 3 сентября 1941 г. была преобразована в самостоятельный 2-й отдел НКВД СССР , возглавленный Павлом Судоплатовым.

На территории союзных республик, в том числе и У ССР, создавались 4-е отделы НКВД, занимавшиеся организацией партизанской борьбы. Начальником 4-го отдела НКВД УССР стал майор госбезопасности Тимофей Строкач, бывший также заместителем наркома внутренних дел УССР Василия Сергиенко. 4-е республиканские отделы НКВД входили в оперативное подчинение 2-го отделу НКВД СССР.

Как отмечал заместитель наркома ВД УССР Сергей Савченко в докладной записке в Москву, "4-й отдел НКВД УССР сформирован в конце августа 1941 г. и был укомплектован на 75% штатной положенноеT работниками НКВД эвакуированных областей и командирами пограничных войск НКВД УССР.

После упорных боев под Киевом, во время отхода частей Красной Армии из Киева, работники 4-го отдела, за исключением 6 человек, остались в тылу противника... " , то есть попали в окружение.

Тимофей Строкач в течение 35-ти дней с боями выводил свой отдел и несколько примкнувших лиц с оккупированной территории, после чего вновь возглавил руководство операциями в тылу Вермахта.

В январе 1942 г. 2-й отдел НКВД СССР развернули в 4-е (т. н. "партизанское") управление НКВД СССР, начальником которого оставался Павел Судоплатов. В его оперативное подчинение входил также Штаб истребительных батальонов и партизанских отрядов.

В составе наркоматов внутренних дел УССР и БССР на базе 4-х отделов создавались собственные 4-е управления. Начальником 4-го управления НКВД УССР стал Тимофей Строкач.

По мнению российского исследователя Вячеслава Боярского, "в течение 1941 года... 90 процентов партизанских отрядов, истребительных, диверсионных и разведывательных групп было подготовлено и оставлено в тылу врага или переброшено туда органами НКВД-НКГБ. Они же и руководили ими" .

Такой подход представляется несколько упрощенным, хотя вполне объяснимо, почему Боярский мог сделать такой вывод. Например, в документе НКВД СССР "Перечне действующих партизанских отрядов, сформированных органами НКВД УССР по состоянию на 15/VI-42 г." в число отрядов, сформированных НКВД, входят не только отряды, руководимые сотрудниками НКВД, но и отряды, возглавляемые представителями партийно-советской номенклатуры (в том числе будущие знаменитые командиры Сидор Ковпак и Алексей Федоров). То есть, как стремилось доказать высшее руководство НКВД, все без исключения партизанские отряды, подготовленные также и партийными органами Украины, создавались НКВД УССР - или, по крайней мере, с его активным участием.

В свою очередь, в составленной в тот же период справке ЦК КП(6)У все отряды и диверсионные группы, созданные на территории Украины, как по линии НКВД, так и по партийной линии, обозначены как созданные "ЦК КП(б)У через областные и районные комитеты партии" .

Численность созданных отрядов в обоих случаях примерно равна, названы одни и те же фамилии командиров отрядов. Таким образом, большинство отрядов Украины создавалось в тесном сотрудничестве НКВД УССР и местных партийных организаций: обкомов, горкомов и райкомов КП(б)У. И выделить доминирующую, ведущую организацию в данном случае сложно: все зависело от ситуации на местном уровне, которая руководящими структурами контролировалась далеко не идеально.

Так или иначе, по ещё довоенной традиции органы НКВД, в куда большей степени, чем армейские структуры, были ориентированы на ликвидацию "внутреннего врага", временно оказавшегося за пределами власти - "предателей". Проводилась агентурная разработка этих формирований, информация о них собиралась иными способами, были даны указания по их уничтожению.

В частности, 30 ноября 1941 г. заместитель наркома ВД УССР С. Савченко издал приказ № 3320/СВ: "... Организовать систематическое повсеместное, и прежде всего в ближайшем тылу противника, истребление фашистской администрации и их имущества, особенно старост, бургомистров, руководителей полицейских органов и агентуры гестапо.

2. Использовать для этих целей все имеющиеся в нашем распоряжении и изыскать новые дополнительные агентурные возможности.

Широко использовать для этих целей партизан, диверсионные группы и разведагентуру наряду с выполняемыми ими другими задачами.

3. Из числа имеющейся агентуры всех отделов и управлений, а равно за счет новых вербовок создать специальные тергруппы численностью три - пять человек для выполнения заданий по истреблению фашистской администрации" .

Однако, общая ситуация была такова, что в итоговом отчёте 4-го управления НКГБ УССР за период войны, в первой графе

- "Ликвидировано видных антисоветских деятелей и лиц комсостава немецких армий" - напротив 1941 года стоит прочерк. Чекисты вынужденно ограничивались в основном убийством полицейских, старост, а также иных гражданских коллаборационистов невысокого ранга.

В начале 1942 г., как показывает доступная документация, НКВД УССР также было послано ряд тергрупп для спецопераций против "предателей" , в частности, для истребления редакции харьковской газеты "Новая Украина".

Всё же постепенно акцент смещался с ликвидации видных коллаборационистов и разгрома формирований на их разложение и привлечение на свою сторону с помощью агентурных комбинаций. Благо сеть, оставленная НКВД УССР в первый год войны в тылу Вермахта являлась весьма обширной: 12726 агентов. В их числе было 43 резидента, которым подчинялось 644 агента, 41 диверсионная группа в составе 461 участника, одиночек-разведчиков - 1367, агентов-сигнальщиков - 441, содержателей конспиративных квартир - 101,.связников - 77, и "агентов с различными заданиями" - 9541.

Летом 1942 года последовали новые реорганизации системы зафронтовой борьбы. В совместном приказе исполняющего обязанности наркома внутренних дел УССР Сергея Са[вченко и начальника УШПД Тимофея Строкача от 7 июля 1942 г. значилось, что в связи с созданием Украинского штаба партизанского движения, в его задачи "входит руководство всеми партизанскими отрядами и формированиями, и выделением этой отрасли работы из системы органов НКВД... УНКВД немедленно передать по территориальности начальникам соответствующих оперативных групп, фронтов и армий все партизанские отряды, находящиеся как на линии фронта, так и действующие в тылу противника" . Передаче в ведение УШПД не подлежали агенты, явки и резиденты - разведсеть НКВД УССР. Это оторвало отряды от агентурной сети и негативно повлияло на качество разведдеятельно- сти партизан. В свою очередь, разведсеть НКВД лишилась поддержки со стороны партизанских отрядов. В частности, невозможно стало использовать партизанские рации для связи с Центром.

Руководство НКВД УССР 15 августа 1942 года, то есть в момент начала битвы за Кавказ и Сталинград в качестве основных задач на территории Украины видело ряд пунктов: "1. Поддержание и дальнейшее восстановление связи с оставленной в тылу противника агентурой. 2. Подготовка и выброска в тыл противника диверсионных и разведывательных групп и резидентур из числа вывезенной из Ворошиловграда агентуры, в первую очередь в важные пункты и районы. 3. Изыскание новой базы для работы, вербовки новой агентуры и дальнейшей выброски ее на территорию Украины. 4. Внедрение агентуры в административные, карательные органы противника, украинские националистические и прочие антисоветские круги и формирования, а также в инженерно-технические круги. 5. Организация и поддержание радиосвязи с выброшенной и выбрасываемой в тыл противника агентурой. 6. Организация радиокурсов для подготовки радистов. 7. Сбор разведывательных сведений..." в основном военно-политического, а не сугубо военного характера.

Учитывая положение на фронтах, а также состоявшуюся летом 1942 года передачу кадров в УШПД, деятельность республиканского аппарата НКВД УССР во второй половине 1942 - начале 1943 года в тылу Вермахта была весьма ограниченной.

Как отмечалось в сообщении НКВД УССР в Москву, в начале 1943 года от оставленной в тылу целой дивизии агентов "в строю" осталось по- настоящему ничтожное количество информаторов: "Поддерживается связь с разведывательными группами "Луч" численностью 5 человек, выброшенной в район г.* Сумы, и "Майский" численностью 4 человека, выброшенной в район г. Сталино. Живая связь поддерживается только с несколькими агентами-одиночками, от которых недавно возвратились курьеры. Поддержание курьерской связи с оставленной и выведенной в тыл противника агентурой на протяжении всего этого периода являлось наиболее узким местом в нашей работе... Имели многочисленные

факты, когда возвращавшаяся из тыла врага наша агентура перехватывалась в разведывательных и особых отделах Юго-Западного и Южного фронтов и использовалась последними без нашего разрешения..." .

10 февраля 1943 года Лаврентий Берия издал директиву № 48 для прифронтовых НКВД союзных республик и УНКВД, в которой устроил подчинённым настоящий разнос за провалы первых полутора лет войны: "Для работы на оккупированной территории зачастую забрасывается недостаточно проверенная и плохо подготовленная агентура;

2. Плохо отрабатываются вопросы связи, в результате чего с большей частью специально оставленной или заброшенной в тыл противника агентуры связь не установлена; 3. Перед перебрасываемой агентурой часто ставятся широкие, никогда невыполнимые задания; 4. Руководство выброской агентуры за линию фронта не сосредоточено в одних руках" . Предлагался ряд мер по оптимизации управления спецопера- циями НКВД, а также по повышению качества подготовки агентуры и мероприятий по её выброске в немецкий тыл.

К засылке оперативно-чекистских групп НКГБ УССР вновь приступил лишь осенью 1943 года, что совпало со временем с реорганизацией 4-го управления.

12 октября 1943 г. начальник 4-го управления НКГБ УССР издал Положения о функциях работы отделов и отделений своего подразделения . Первый отдел 4-го управления должен был вести "работу по внедрению агентуры в разведывательные и контрразведывательные органы противника, в руководящие административные и политические органы, а также в круги церковников и сектантов". Кроме того, первый отдел осуществлял руководство спецгруппами в тылу противника, вёл агентурное внедрение в формирования РОА и политические центры РОД. На второй отдел возлагались задачи "по "д[иверсиям]" и "терроризму]" на оккупированной территории", а также ведение следствия "по изменникам и предателям из числа агентуры 4-го Управления НКГБ УССР". Также на второй отдел возлагалась обязанность производить разведывательный опрос военнопленных и осуществлять руководство УНКГБ. Третий отдел должен был организовать связь и материально-техническое обеспечение агентуры и оперативно-чекистских групп 4-го управления НКГБ УССР, вести учёт информации и оперативной техники.

В перечне задач действовавшей на базе соединения А. Сабурова оперативно-чекистской группы "За Родину" (5 человек) значилась агентурная разработка немецких разведывательных и контрразведывательных структур, формирований РОА, в том числе проникновение в руководящие центры .

За три месяца нахождения в тылу немцев спецгруппа выяснила и создала условия для заброски в тыл немцев ряда других оперативночекистских групп, одна из которых описывалась в документации НКГБ как эмиссары смерти: "Специальная агентурная группа в составе 13 человек с двумя радиостанциями, под руководством бывшего чекиста "Корецкого". Группа "Корецкого" направлена в район Ровно со специальным заданием по ,,Т"" .

20 сентября 1943 г. на базу соединения УШПД Н. Таранущенко (Черниговская область) была десантирована спецгруппа НКГБ УССР "Дружба" под командованием капитана Н. Онищука. Она оперировала на территории Черниговской и Киевской областей, взаимодействовала с соединением УШПД под командованием И. Хитриченко, а в 1944 г. вместе с 1-й Украинской партизанской дивизией под командованием П. Вершигоры осуществила рейд по территории Западных областей Украины, Польши и Белоруссии.

В* 1943-1944 гг. на базе Ровенского соединения № 2 И. Федорова действовала оперативно-разведывательная группа "Волынцы" под командованием капитана П. Форманчука (5 чел.).

На базе Тернопольского партизанского соединения И. Шитова в 1943- 1944 гг. действовала оперативно-разведывательная группа НКГБ УССР "Унитарцы" под командованием капитана В. Хондамко (4 человека), а на базе Ровенского соединения В. Бегмы - группа "Разгром" (командир - капитан Г. Бурлаченко) .

Известны также также названия действовавших в тылу немцев, в основном на базе отрядов УШПД, других спецгрупп: "Удар", "Неуловимые", "Заднестровцы", "Орел" и "Зайцева": "Руководящий состав этих опергрупп комплектовался в основном за счет оперативных работников органов НКГБ, и в большинстве за счет оперработников 4-го управления НКГБ УССР" .

ствовали в боевых действиях, осуществляли диверсии, но приоритетом оставались "задачи по ,,Т"".

Судя по тому, что в итоговый отчёт 4-го управления НКГБ УССР не попало ни одного теракта, совершённого на советской территории, в Украине уничтожались малозначимые противники и коллаборационисты. По сведениям самих чекистов, за всю войну украинской "четвёркой" было убито 25 "видных антисоветских деятелей и лиц комсостава немецких армий" . Наиболее громкие покушения республиканские органы госбезопасности провели на территории Польши.

При этом в 1941-1944 гг. в тыл противника НКГБ УССР было направлено 123 радиста - как в составе спецгрупп, так и для обеспечения обслуживания агентурной сети. За указанный период обмен радиограммами с агентурой и спецгруппами составил 5523 радиограммы. Иными словами, сведения из тыла Вермахта на "Большую Землю" шли широким потоком.

Различные информационные материалы, полученные от зафрон- товой агентуры, а также на основании допроса пленных, анализа трофейных документов, прессы противника и т.д. НКВД-НКГБ УССР высылал в центральный аппарат НКВД-НКГБ СССР, представителям СНК СССР и ЦК КП(б)У, а также в Военые советы соответствующих фронтов (Южного, Юго-Западного, а позже Украинских). В отдельных случаях сведения с целью налаживания оперативного взаимодействия с коллегами направлялись чекистами в УШПД и его представительства на фронтах. Наличествовали и иные адресаты. От каких-то из указанных организаций республиканский аппарат органов госбезопасности получал указания, от других - просьбы, от третьих - "сообщения для сведения". Переписка с названными структурами составляет значительную часть приводимых ниже свидетельств эпохи.

Другой пласт составляют документы, созданные органами госбезопасности в 1943 г. и позже в ходе выявления, арестов и расследования деятельности бывших коллаборационистов. В центральных и восточных областях Украины в сводках НКГБ об "очистке территории" среди всех арестованных "предателей" категория "работники полиции" составляла относительное большинство .

НКВД-НКГБ СССР

В первый год войны - до создания ЦШПД - старший майор госбезопасности Павел Судоплатов координировал всю деятельность республиканских НКВД по созданию и руководству партизанскими отрядами. Возглавляемая им особая группа после ряда переформирований была преобразована в 4-е управление НКВД СССР. Непосредственным начальником Павла Судоплатова в 1941-1943 гг. был нарком внутренних дел Лаврентий Берия, а с 14 апреля 1943 г., после выделения из НКВД наркомата государственной безопасности, глава новосозданно- го НКГБ Всеволод Меркулов: 4-е управление НКВД было полностью передано НКГБ.

В распоряжении Павла Судоплатова в течение всей войны находились кадры и средства, не подотчетные республиканским наркоматам внутренних дел.

Речь идет, в частности, о занимавшейся партизанской войной на оккупированной территории СССР Отдельной мотострелковой бригаде Особого назначения - ОМСБОН. В разное время ей командовали В. Гринёв и М. Орлов.

За годы войны 4-м управлением на базе ОМСБОН было подготовлено 212 специальных отрядов и 2222 группы общей численностью до 15 тысяч человек, в том числе 7316 боевиков-омсбоновцев. Их силами было проведено 1084 боевых операции .

Среди созданных в 1941 г. на территории Украины ipynn и рези- дентур можно назвать: оперативные группы "Форт" В. Молодцова ("Бадаева") и "Местные" (по другим сведениям - "Маршрутники" или "Николаевский центр" ) В. Лягина, действовавшие, соответственно, в Одессе и Николаеве с июля 1941 г.; резидентура "Максима" в Киеве, возглавляемая И.Д.Кудрей с сентября 1941 г., и другие.

В 1942-1943 гг. на оккупированную территорию Украины были

засланы или сформированы на базе отрядов УШПД спецгруппы "Охотники" (командир - Н. Прокопюк), "Олимп" (командир - В. Карасёв), "Ходоки" (командир - Е. Мирковский), а также ряд других формирований.

Помимо самостоятельно действующей агентуры, на территории УССР и Крымской АССР в 1941-1944 гг., согласно послевоенной справке КГБ, всего оперировало 22 подразделения , напрямую подчинённых Павлу Судоплатову. Спектр задач, как и остальных партизан, был широким, и включал в себя "стандартный набор" из разведки, боевых действий и диверсий. Но приоритетом у партизан 4-го управления НКВД-НКГБ СССР был терроризм. Этой цели в значительной степени была подчинена и кропотливая агентурная разведка. Как сообщалось в работе с красноречивым названием "Ненависть, спрессованная в тол", за годы войны на всей оккупированной территории СССР "...омсбо- новцы осуществили 87 актов возмездия" . Из разноречивых данных следует, что целями терактов были в основном 4 категории лиц: представители гражданской оккупационной администрации, высшие офицеры Вермахта и СС, наиболее значимые политэмигранты и советские коллаборационисты, а также командный состав и политические лидеры ОУН-УПА и Армии Крайовой.

К сожалению, документация 4-го управления НКВД-НКГБ СССР находится в архиве ФСБ или закрытом фонде РГВА в Москве. Исследователям приходится довольствоваться лишь обрывочными сведениями, опубликованными в советское время или в многотомнике "Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне".

Но даже эти данные позволяют утверждать, что коллаборационистские формирования являлись для подчинённых П. Судоплатова либо "врагом № 1", или, как минимум, одним из главных объектов приложения усилий.

Приведём два примера. В составе ковпаковского отряда в 1943 г. входила группа "Поход", о приоритетах которой было упомянуто в итоговом оперативном отчёте Сумского соединения: "Что касается ведения учета встретившихся на пути изменников и предателей Родины, в соединении была группа работников наркомата внутренних дел СССР во главе с капитаном Мирошниченко, которая и занималась этим вопросом" . Спецгруппы "Казбек" и "Восток", выброшенные в самом конце 1943 г. на территорию Западной Украины, предназначались для разложения кавказских коллаборационистских легионов.

В приводимом массиве документов по вышеназванной причине деятельность 4-го управления НКВД-НКГБ СССР затронута лишь в той степени, в которой она касалась республиканского аппарата органов госбезопасности.

Армейская разведка

До настоящего момента история армейских разведывательных структур в годы войны изучена значительно хуже, чем деятельность 4-го управления НКВД-НКГБ СССР. Связано это с секретностью, которая по советской традиции в "Аквариуме" куда выше, чем в лубян- ском ведомстве.

Известно о существовании архива ГРУ ГШ ВС РФ, туда даже можно направить запрос, однако месторасположение этого хранилища остаётся тайной. Не могут получить доступ к материалам о собственных поступках и даже к собственноручно составленным документам шестидесятипятилетней давности и ветераны соответствующих подразделений.

Похожая сложность возникает, когда в документах партийного подполья или формирований УШПД встречается информация о деятельности очередного не подчинённого им "подпольного центра", то есть резидентуры, оперировавшей в сельской местности или городах Украины. Если в подобной ситуации посланцы органов госбезопасности нередко сами "представлялись" коллегам из других структур, то о ведомственной принадлежности армейских разведчиков часто приходится догадываться как раз по уровню секретности или особенностям оперативных псевдонимов. Как правило, таковые у сотрудников НКВД- НКГБ представляли собой фальшивую фамилию или выдуманную кличку. В армейских же разведорганах в качестве оперативных псевдонимов чаще использовались вымышленные имена. Но и в случае, если оперативным псевдонимом была ложная фамилия, она должна была быть созвучной - по крайней мере, на уровне общих согласных

- с настоящей фамилией, именем или даже отчеством соответствующего представителя спецслужб. Так, командир действовавшей на Волыни партизанской бригады особого назначения Антон Петрович Бринский получил псевдоним "дядя Петя". Его находившийся в Белоруссии непосредственный начальник Григорий Линьков долгое время скрывал свою известную кличку "Батя" под фамилией "Льдов". Ещё до Бринского на Волыни появились посланцы разведывательного управления штаба Юго-Западного фронта Юзеф Собесяк ("Макс") и Николай

Конищук ("Крук"). Кузьма Гнидаш, заместитель командира разведывательного отряда "Центр" Смирнова, воевавшего на Левобережной Украине, обладал оперативным псевдонимом "Ким". Глава шепетов- ской резидентуры Иван Мищенко по-семейному называл себя "дядей Ваней", его правая рука Георгорий Кухалейшвили величался "дядей Жорой". По некоторым данным, житомирскую резидентуру в 1941 г. возглавлял некий "товарищ Константин". Правило сохранялось и за пределами оккупированной территории СССР. Действовавший в стране Восходящего Солнца Рихард Зорге, как известно, носил звучный псевдоним "Рамзай", а оперировавший в Швейцарии Шандр Радо (красная капелла) в переписке с Центром именовал себя женским именем "Дора".

Описанная секретность, впрочем, не снимает с исследователей обязанности хотя бы упомянуть об участии ГРУ в партизанской борьбе в годы советско-германской войны.

На 22 июня 1941 г. вся разведдеятельность Красной армии была сосредоточена в Разведывательном управлении Генерального штаба Рабоче-крестьянской Красной армии (РУ ГШ РККА). Ему подчинялись не только разведорганы фронтов, но и разведка на территории иностранных государств. С июня 1940 по ноябрь 1941 гг. РУ возглавлял генерал-лейтенант Филипп Голиков, с ноября 1941 но август 1942 г. на этой должности находился генерал-майор Алексей Панфилов, а с августа 1942 г. - генерал-лейтенант Иван Ильичев.

Одним из видов деятельности РУ и подчиненных ему структур стала засылка на оккупированную территорию разведывательных или разведывательно-диверсионных групп (РДГ).

В январе 1942 г. по итогам битвы за Москву Государственный Комитет Обороны рассмотрел операции военной разведки по итогам первых месяцев войны. Были отмечены следующие недостатки деятельности Разведуправления Генштаба РККА: организационная структура Разведуправления не соответствовала условиям работы в военное время; отсутствовало должное руководство Разведуправлением со стороны Генштаба РККА; материальная база военной разведки была недостаточной, в частности, наблюдалась нехватка самолетов для заброски разведчиков в тыл противника; в Разведуправлении отсутствовали крайне необходимые отделы войсковой и диверсионной разведки.

В результате приказом наркома обороны от 16 февраля 1942 г. Разведуправление было переименовано в Главное разведывательное управление (ГРУ) ГШ РККА и претерпело определенные структурные и штатные изменения .

23 октября 1942 г. последовала новая реорганизация: ГРУ ГШ КА было разделено на Главное разведывательное управление, теперь подчинявшееся не начальнику Генштаба, а непосредственно Наркому обороны СССР Иосифу Сталину (ГРУ НКО, иначе ГРУ КА), и Разведывательное управление Генштаба (РУ ГШ КА) . ГРУ КА возглавил генерал-лейтенант Иван Ильичев, а РУ - генерал-лейтенант Федор Кузнецов. Вся агентурная разведка, в том числе в тылу противника и за рубежом возлагалась на ГРУ. РУ подчинялись разведорганы фронтов - то есть войсковая разведка. Приказом Государственного комитета обороны РУ запрещалось вести агентурную разведку.

О причинах таких трансформаций существуют разные мнения.

Одна версия приводится в воспоминаниях, опубликованных дочерью бывшего сотрудника РУ Виталия Никольского. По мнению руководителя ГРУ дивизионного комиссара И. Ильичева, агентурная разведка на фронтах и в армиях была слабо оснащена технически, велась недостаточно квалифицированными кадрами, имела много провалов в тылу Вермахта, была инфильтрована "провокаторами" и полностью своих задач по информированию командования фронтов о положении в оперативном тылу немцев не решала: "По замыслу ГРУ, для устранения этих бед нужно было запретить фронтовым и армейским разведорганам вести агентурную разведку и всю работу по подбору, подготовке, засылке в тыл противника разведчиков и агентов и руководство ими, а также информацию фронтов по добываемым агентурным путем сведениям осуществлять централизованно силами ГРУ. Был намечен поистине мудрый способ излечить больную голову путем её отсечения" .

Согласно другим сведениям, разделение ГРУ и РУ было вызвано перегруженностью начальника Генштаба двумя различными видами развединформации: данными глубокой агентурной и войсковой разведки. Поэтому, чтобы отделить то, что непосредственно не касалось Генштаба (в частности, данные о ситуации в дальнем зарубежье) от информации с театра военных действий и решено было выделить РУ из ГРУ, а ГРУ подчинить непосредственно Сталину. Для последнего была крайне важна информация из-за рубежа, а с конца 1942 г. и сведения, поступающие с оккупированных территорий.

Так или иначе, реорганизация, начавшаяся в момент подготовки наступления подо Ржевом и Сталинградом, привела к болезненным и лихорадочным перестановкам в разведорганах Красной армии.

Кроме этого, новую систему сложно было назвать оптимальной.

Во-первых, с осени 1942 г. задачи агентуре ставились не прямо "потребителями" развединформации (штабами фронтов), а централизованно - через ГРУ. Непосредственное руководство разведчиками тоже осуществлялось в Москве. Во-вторых, штабы фронтов перестали быстро получать информацию о деятельности агентурной разведки в тылу врага. Агентурные данные стекалась в ГРУ, там обрабатывались и передавались в штабы фронтов и армий, за время анализа и пересылки успев устареть . "Поэтому часто случалось, что сводки об обстановке в тылу противника приходили в войска, когда они уже занимали территорию, о которой говорилось в присланных сообщениях. К тому же в ходе поспешной реорганизации агентурной разведки сотни разведгрупп и резидентур остались без должного руководства, а часть из них вообще выбыла из строя" .

В связи со сложившейся ситуацией весной 1943 г. командующие фронтами обратились с настоятельной просьбой в Ставку ВГК отменить вышеупомянутый приказ. Приказом наркома обороны от 18 апреля 1943 г. руководство войсковой и агентурной разведки фронтов было возложено на Разведуправление (РУ) Генштаба, которому из ГРУ передавались кадры, отвечающие за проведение агентурной работы и диверсионной деятельности на оккупированной территории СССР.

В соответствующем приказе НКО значилось: "3. Упразднить в составе Главного разведывательного управления Красной Армии 2-е управление, ведущее агентурную разведку на временно оккупированной территории Союза ССР. Передать Разведывательному управлению Генерального штаба Красной Армии агентурную сеть, материальные средства и кадры этого управления.

4. Главному разведывательному управлению Красной Армии вести агентурную разведку только за рубежом".

По некоторым данным, за разведывательно-диверсионную работу на оккупированнойтерриторииСССРотвечал2-йотдел Разведуправления под руководством генерал-майора Н. Шерстнева, а конкретно диверсионное направление курировал заместитель 2-го отдела 2-го управления полковник Косиванов. Кроме того, для проведения операций в тылу противника в составе Разведуправления имелась авиаэскадрилья особого назначения, которой командовал майор Цуцаев .

Есть сведения о том, что после передачи агентурных сетей, отрядов и групп на оккупированной территории СССР из ГРУ в РУ, небольшая часть "военных партизан" и разведчиков в тылу Вермахта всё же осталась в ведении ГРУ . Возможно, эти формирования предназначались для обеспечения операций, которые ГРУ проводило на территории сопредельных с СССР европейских государств и дальнего зарубежья.

Это разделение на РУ и ГРУ просуществовало до конца войны.

После войны РУ было снова влито в ГРУ, вошедшее в подчинение начальника Генштаба Красной (с 1946 г. - Советской) армии.

Для партизан, подчиненных разведорганам Красной армии, все описанные реорганизации означали следующее. С начала войны до 23 октября 1942 г. они подчинялись РУ (ГРУ) ГШ РККА - иногда непосредственно Разведуправлению, иногда через фронтовые штабы - то есть, последовательно Ф. Голикову, А. Панфилову, и И. Ильичеву. После разделения ГРУ и РУ - на период с 23 октября 1942 г. по 18 апреля 1943 г. - эти партизаны подчинялись ГРУ, возглавлявшемуся И. Ильичевым. После 18 апреля 1943 г. до конца войны указанными партизанскими отрядами руководило РУ ГШ КА под руководством Ф. Кузнецова - как непосредственно из Центра, так и через разведывательные отделы штабов фронтов. Возможно, повторим, что отдельные отряды разведорганов Красной армии, оперировавшие в тылу Вермахта, в ходе и в результате многочисленных изменений в руководящих структурах не полностью вписывались в указанную систему подчинения.

Помимо уже упомянутых отрядов Антона Бринского и Смирнова- Гнидаша ("Центр"), назовём и формирования, о которых известно не так много. На оперативной карте УШД от 1 января 1943 года зафиксированы 4 группы армейских разведорганов: в районе Старобельска

- 100 человек, на востоке Полтавской области - 100 человек, отряд ГРУ под командованием Князева на стыке Полтавской, Киевской и Черниговской областей, а также группа РУ под руководством Хоменко на юго-западе Киевщины36.

Относительно приоритетов в деятельности партизанских отрядов РУ-ГРУ, разнообразные данные говорят о том, что на первом месте у них стояла агентурная и войсковая разведка и добыча сведений военного характера, а диверсии или терроризм являлись задачами второстепенной и третьестепенной важности.

Очевидно, что коллаборационистские формирования представляли для специалистов ГРУ огромный интерес. Благодаря отсутствию языкового барьера и слабой лояльности германским властям они являлись, в отличие от немецких частей, хорошей средой для агентурного внедрения. При этом, в отличие от мирного населения, части "предателей" служили ценным источником добычи разведданных военного характера.

Кроме того, вооружённые отряды и особенно политические центры коллаборационистов были потенциальным каналом для проникновения

36 Оперативная карта УШПД, составлена помощником начальника оперативного отдела УШПД Бойченко, 1 января 1943 г. (ЦДАГО, ф. 62, оп. 6, спр. 10, арк. 1).

советских спецслужб в высшие военно-политические круги Третьего Рейха. Не следует забывать и о более отдалённых перспективах: очевидно, что "предатели" являлись своеобразным "кадровым ресурсом" для послевоенных операций в Западной Европе и иных странах свободного мира.

Поскольку армейская разведка, несмотря на просьбы Строкача не поделилась кадрами с УШПД, при этом обладала довоенными специалистами, то можно полагать, что качество сведений , особенно военного характера, получаемых разведсетями ГРУ с оккупированной немцами территории УССР, было выше показателей УШПД.

Судя по информационным материалам, направленным ГРУ в УШПД, в большом количестве административных учреждений, особенно местного уровня, наличествовала агентура армейской разведки. Однако её операции, а также сообщения представлены в сборнике в незначительной степени.

Александр Гогун

СКЛНУВАННЯ

Местные формирования немецкой армии и полиции в Рейхскомиссариате "Украина", 1941-1944

Структура руководства вооруженных формирований оккупационного режима на территории центральных и восточных областей Украины

В течение первого полугодия советско-германской войны гитлеровские войска оккупировали большую часть У краины. Ее территория была разделена на три основных составляющих - Галицию, присоединенную к Генерал-губернаторству, Буковину и Транснистрию (территория между Днестром и Южным Бугом), переданную Румынии, и собственно Рейхскомиссариат "Украина" (РКУ).

Приказом Гитлера от 17 июля 1941 года, "для восстановления общественного порядка и общественной жизни на захваченных восточных территориях" была созданная система гражданских органов власти. Они состояли из рейхскомиссариатов и подчинялись имперскому министру в делах оккупированных восточных территорий Альфреду Розенбергу . Структура Рейхскомиссариата "Украина" была официально утверждена декретом Гитлера от 20 августа 1941 года. В декрете определялись будущие границы и административное деление, были обусловлены сферы деятельности присутствующих здесь институций Рейха. Согласно предложениям Розенберга, будущий РКУ должен был охватить территорию Украины и Курской, Саратовской, Воронежской и Тамбовской областей РСФСР, с населением 59,5 млн. чел .

28-29 августа 1941 года тыловые учреждения Вермахта передали под власть Рейхскомиссариата первые украинские земли. Административно, с конца 1941 и до осени 1943 года, РКУ разделялся на шесть генеральных округов (Generalbezirke): Волынь-Подолье (Волынская, Ровенская, Каменец-Подольская и часть Тернопольской области, и земли Южной Белоруссии с городами Брест и Пинск), Житомир (Житомирская и часть Винницкой области, и южные земли Белоруссии вокруг города Хойники), Киев (Киевская и часть Полтавской и Винницкой областей), Николаев (Кировоградская и большинство территории Николаевской области), Днепропетровск (Днепропетровская и большинство территории Запорожской области), Таврия (Крым и южные районы Николаевской и Запорожской областей). Руководителями генеральных округов были генеральные комиссары. Основной административной единицей была область (Gebiet), управляемая гебитскомисаром. На время наибольшего развития РКУ, то есть на январь 1943 года, в его составе было 103 области (Gebiet или Kreisgebiet), и 443 района (Di'strikt) с населением 17 миллионов человек .

В прифронтовой полосе оккупированные украинские земли находились под управлением тылового командования групп армий Вермахта. Данная полоса включала Сталинскую (Донецкую), Харьковскую, Ворошиловградскую (Луганскую) и Черниговскую области, часть Курской и Воронежской областей РСФСР. В будущем их планировалось передать в состав РКУ. В нескольких генеральных комиссариатах сосуществовали две власти - гражданская и военная. Так было в Чернигове, Харькове, Ворошиловграде, Сталино, и в Крыму,

На "переходное время", то есть до окончания боевых действий на Восточном фронте, на территории РКУ оставались охранные дивизии Вермахта (Sicherungsdivisionen Nr. 213, 454, 444, и частично 403), полки (Sicherungsregimenter Nr. 4, 46, 57) и отдельные охранные батальоны "ландшуц" (Landesschutzen Bataillonen 351, 353, 439, 560, 568, 783, 788, 842) . В случае крайней необходимости, для осуществления оккупационных функций применялись 143,147 и 153 резервных дивизии . Кроме германских соединений, в РКУ находились еще словацкая охранная и три венгерские дивизии.

В зависимости от характера и места действий, охранные части и соединения были подчинены командующему Вермахта в РКУ (Wehrmacht Befehlshaber Ukraine) генералу Карлу Китцингеру, или командующим тыловых районов групп армий в зоне военного командования (гр. а. "Юг", впоследствии в разное время гр. а. "А", "Б", "Дон", "Южная Украина", "Северная Украина", генеральное командование "Крым").

Согласно приказа Гитлера от 17 июля 1941 года, "полицейская охрана оккупированных восточных областей" полагалась на Рейхсфюрера СС и шефа немецкой полиции Генриха Гиммлера (дальше - РФСС). Немецкая полиция, в 1941 году инкорпорированная в СС, состояла из группы отдельных узкоспециализированных управлений: полиция безопасности (Sicherheitspolizei, или Sipo), в составе которой были тайная государственная полиция (Geheime Staatspolizei, Gestapo) и криминальная полиция (Kriminalpolizei, Kripo), охранная полиция (Schutzpolizei, Schupo) с отдельными подразделениями охраны железных дорог (Bahnschutzpolizei) и водных путей (Wasserschutzpolizei), полиция порядка (Ordnungspolizei, Огро), гражданская жандармерия (Gendarmerie des Einzeldienstes), земельная полиция (Landespolizei), дорожная полиция (Verkehrspolizei), пограничная охрана (Grenzschutz), пожарная полиция (Feuerschutzpolizei).

Воспроизводить в РКУ такую сложную систему, которая существовала в Рейхе, нацисты не могли, прежде всего, ввиду отсутствия достаточных кадровых резервов. Поэтому им пришлось создавать из представителей разных управлений на оккупированной территории комбинированные полицейские органы. А именно, представители СД, гестапо и криминальной полиции составляли спецслужбу, под названием "полиция безопасности и СД" (Sicherheitspolizei und SD). На оба рейхскомиссариата офицеров СД было только несколько сотен, потому их деятельность напрямую зависела от сотрудничества с другими институциями. Так, в генеральном округе Киев было только пять постов СД (Киев, Полтава, Белая Церковь, Умань, Иванкив) . А в генеральном округе Житомир, с населением 2,9 млн. чел., их было шесть (Житомир, Винница, Овруч, Мозырь, Бердичев, Гайсин) . Количество функционеров на каждом участке обычно ограничивались двумя-тремя десятками человек, половину из которых составлял обслуживающий персонал. В случае необходимости проведения следователей или карательных операций в отдаленных районах, туда просто посылался офицер СД, который пользовался для проведения необходимой деятельности персоналом смежных органов.

Работники охранной полиции (шупо) и полиции порядка (орпо) составляли немецкую полицию порядка (орпо) РКУ, к которой принадлежала также и гражданская жандармерия, которая действовала в сельской местности (как это было и в Рейхе). Командующему орпо (Kommandeur der Ordnungspolizei, сокращенно KDO) подлежала также пожарная полиция. Несколько отдельно стояла железнодорожная охрана РКУ: так как основные железнодорожные магистрали находились под контролем центральных управлений тыловых служб Вермахта, ее подчинение часто было двойным, по ситуации.

Под руководством офицеров шупо находились и отдельные военизированные батальоны охранной полиции (Kasernierte Polizeieinheiten), сформированные из немцев и фольксдойче для службы на оккупированных территориях. В июне в 1942 г. эти части в обоих рейхскомисариатах были сведены в 14 моторизированных полицейских полков, оснащенных бронетехникой и легкой артиллерией. Они не имели постоянного места базирования, а перебрасывались в разные районы в соответствии с потребностями, потому их количество в РКУ существенно разнится во времени. По большей части же их концентрировали в генеральном округе Белоруссия Рейхскомиссариата "Остланд" .

Руководство обеими ветвями полиции РКУ (СД и орпо) осуществлял Высший СС и полицейский фюрер (HSSPF, то есть Hoeherer SS und Polizei Fuehrer Russland-Sud; с октября в 1943 г. стал именоваться HSSPF fuer Ukraine). С июня по декабрь 1941 г. им был СС-обергруппенфюрер Фридрих Еккельн, а с декабря 1941 и до марта

1944 гг. - СС-обергруппенфюрер Ганс Прюцман. При нем были два заместителя - по СД, он же командующий Зипо и СД (Kommandeur der Sicherheitspolizei und des SD) группенфюрер СС доктор Макс Томас, и по орпо, он же КДО РКУ. С сентября 1941 по октябрь 1942 гг. КДО Украины был генерал-лейтенант полиции Отто фон Ильгафен, с октября 1942 по октябрь 1943 гг. генерал-лейтенант Адольф фон Бомгард, а затем, по несколько месяцев в течение следующего года, полковник жандармерии Лорге и генерал полиции Карл Бреннер .

В каждом из генеральных округов всей полицией руководил подчиненный Прюцману ССПФ (SS und Polizei Fuehrer, SSPF) со своими двумя заместителями. Ниже были начальники полиции районов и больших городов, по большей части офицеры шупо, и руководители ячеек СД. Центральные штабы СД и орпо, в отличие от других учреждений РКУ, размещались не в Ровно, а в Киеве.

Весь же гражданский оккупационный аппарат РКУ, включая полицию, составлял на вершине своего развития в январе в 1943 г. всего 25 тысяч функционеров, чего было явно недостаточно для контроля над семнадцатимиллионным населением Рейхскомиссариата. Так, например, весь германский аппарат такого важного для гитлеровцев города, как Винница насчитывал всего 149 человек, из которых 5 были сотрудниками администрации, остальные представляли разные карательные органы. А именно: 19 сотрудников СД, 43 члена подразделения шупо, 18 фельджандармов и 64 представителя гражданской жандармерии .

Украинские подразделения германской армии на территории центральных и восточных областей Украины

В начале советско-германской войны нацисты не предусматривали возможности создания украинских вооруженных формирований. Об этом очень четко высказался сам Гитлер на совещании высшего политического руководства Рейха 16 июля 1941 р.: "Даже если сначала может показаться легким привлечение любых чужих, покоренных народов к военной помощи - все это неверно!... Только немцу разрешено носить оружие, а не славянину, не чеху, не казаку и не украинцу!" Он четко понимал, что оружие в руках славян рано или поздно обратится против него самого, но не признавал, что без вооружения покоренных народов СССР и политических решений в их пользу он не в состоянии будет свалить мощный большевистский режим.

В данном вопросе политические мотивы Гитлера полностью противоречили непосредственным потребностям действующей армии. Как свидетельствует бывший начальник штаба Резервной армии Вермахта Буркхад Мюллер-Гиллебранд (непосредственно занимавшийся комплектованием и пополнением вооруженных сил), мобилизационный резерв Рейха был исчерпан уже к середине 1942 года. Некомплект по штатным нормам в действующей армии на начало летнего наступления

1942 года достиг 652 тысяч человек. С этого времени единственными источниками пополнения фронтовых соединений стали мобилизация новых возрастных групп, которые достигали призывного возраста, и снятие брони с рабочих военных предприятий и тыловых учреждений . Осуществлять ротацию и полноценное восстановление соединений, которые понесли потери, нацистское руководство не могло, потому эти дивизии вынужденно пополняли свои ряды перебежчиками и военнопленными.

Нежелание Гитлера давать украинцам оружие не вязалось с реальностью и в еще одном важном аспекте. Большая разница между оккупированными странами Европы и СССР заключалась в том, что нацистские оккупационные институции на территории последнего не заставали никаких гражданских органов охраны порядка. Во всей оккупированной Европе полиция была аполитичной по своей сути общественной службой, которая продолжала выполнять свою работу даже после оккупации. Действия нацистов здесь обычно сводились лишь к введению собственных представителей в руководящие структуры имеющейся системы. Так, невзирая на всю антипольскую риторику Гитлера, довоенная полиция Речи Посполитой продолжала свою деятельность под оккупацией, уже под крылом немецкой полиции и СД.

А в СССР милиция НКВД была организацией, абсолютно инкорпорированной в общую структуру тоталитарного режима, и не могла существовать вне него. То же касается и железнодорожных войск и пожарной охраны НКВД. При подходе фронта милиционеры или эвакуировались в тыл, или вливались в армию - в Особые отделы, заградительные отряды, войска НКВД, истребительные батальоны, либо же становились основой агентурной сети и партизанских отрядов.

Поэтому тыловые институции Вермахта на территории Украины

были вынуждены давать украинцам оружие для создания хотя бы каких-то органов правопорядка, ведь собственные ограниченные силы позволяли обеспечить присутствие небольших оккупационных гарнизонов лишь в городах и районных центрах. Распыление охранных частей по всей подвластной территории, которое и так происходило через их малочисленность, приводило к потере остатков боеспособности и невозможности противодействовать советским диверсионным, разведывательным и террористическим формированиям.

Довольно детальную схему организации местной полиции тыловым командованием Вермахта можно проследить по приказу, изданному командиром 444 охранной дивизии генералом Вильгельмом Русвурмом. Местная служба охраны порядка названа "украинской вспомогательной полицией", что должно было лучше всего отвечать ее "статусу и функциям. Она по европейскому образцу объявлялась общественной организацией, подотчетной муниципальной власти. Основной целью существования было обеспечение общественного порядка. Местные комендатуры могли привлекать вспомогательную полицию к выполнению своих заданий только через бургомистра. Единственный вид вооружения полицаев, который мог выделить Вермахт, были трофейные советские винтовки, потому "общественная организация" выходила достаточно мощно вооруженной. Для ограничения ее боеспособности в приказе предусмотрено сократить снабжение боеприпасами до 5 патронов на винтовку.

Численность вспомогательной полиции должна была составлять до 1% населения, но не менее 6 человек в каждом селе. В городах полицаи должны были формироваться в военизированные отряды (взводы и роты), так как создание районных участков или чего-то подобного военные явно считали не своей компетенцией. Отдельным пунктом обусловлено запрещение употребления национальной символики (сине-желтые повязки). Единственными знаками отличия полиции должны были стать белые повязки с надписью "На службе немецкого Вермахта" (Im Dienst der deutsche Wehrmacht) .

Основную массу добровольцев во вспомогательных подразделах фронтовых частей и в зоне армейского командования составляли т.н. хиви (Hiwi, от Hilfswilligen - добровольные помощники). Так называли в первую очередь бывших солдат РККА, оставленных при частях для выполнения хозяйственных и других вспомогательных функций, тогда когда германские служащие тыловых учреждений переводились в боевые подразделения.

Введение хиви в официальный штат дивизий не могло быть осуществлено без воли фюрера, потому постоянно тормозилось. Только в

1942 году их "заметило" командование, и в приказе ОКХ № 8000/42 попробовало как-то урегулировать правила и масштабы набора "вспомогательных сил из местного населения на Востоке". Этот приказ, который издавался с учетом реального положения, в сущности, ни к чему не обязывал, а только придавал положению добровольцев определенную легитимность. Так, например, контингент, из которого должен был осуществляться набор волонтеров, состоял из жителей оккупированных областей, людей, которые находились на оккупированных территориях, но не были местными жителями, и отпущенных военнопленных, независимо от того, откуда они происходят. Таким образом, добровольцем мог стать кто угодно.

В нем было официально утверждено название хиви, которое де-факто уже год употреблялась в войсках. За счет хиви можно было заполнить недостаток штатных единиц в частях, но при этом их количество не должно было превышать 10% общего состава. С другой стороны, "при наличии особых обстоятельств", число добровольцев можно было увеличивать до каких угодно размеров, сообщив об этом верховному командованию. Кроме этого, приказ призывал к бдительности в отношении к добровольцам, и устанавливал нормы обеспечения хиви на уровне с немецкими солдатами13.

Командованием Вермахта украинские части в 1941-1942 годах оформлялись на уровне приказов по отдельным соединениям и армиям, не имея даже общего названия. Согласно вышеприведенному приказу по 444 охранной дивизии, в ее составе формировалась "вспомогательная полиция". Другие, части создавали или легитимировали уже возникшие "украинскую охранную полицию", "местную милицию", "караульные казачьи сотни", "охранные команды", или даже "украинские добровольческие батальоны".

В конечном итоге, местные охранные подразделения группы армий "Юг" стали отражаться криптонимомхива ( Hiwa, от Hilfswachmannschaft

- вспомогательная охрана)14. В зонах действия других групп армий они носили иные названия - "самооборона" (Einwohnerkampfverbande, то есть "подразделения местной самообороны") - в группе армий "Север", и "оди" (Ordnungsdienst, то есть "служба порядка") - в группе армий "Центр". Во фронтовых частях утвержденное название добровольцев (хиви) вытеснило предыдущие варианты их наименования, однако в охранных частях термин "хива" продолжал употребляться до конца

1943 года.

Первые подразделения "вспомогательной охраны" создавались на базе украинских формирований, образованных националистами или активистами из местного населения. Их роль по большей части сво- дилась к охранным и контрпартизанским функциям в ближнем тылу

13 ГДА СБУ. - Ф. 2. - Оп. 7. - № по оп. 14. - Спр. 44. - Т. 2. - Арк. 63-66

14 Первичное звание - Hiwa-mann (хива-манн).

действующей армии. Роты, реже батальоны хива могли быть отдельными подразделениями армейского, корпусного или дивизионного подчинения, но чаще их включали в немецкие части.

Типичным примером самоорганизованного подразделения стала "казачья сотня" в с. Лесники Яготинского района (сейчас - Киевской области). Ее основателем был Михаил Панченко, человек с высшим образованием, техник-интендант 1 ранга РККА и кандидат в члены ВКП(б) с 1941 г. Он происходил из семьи раскулаченных, а потому, как только был отпущен из лагеря военнопленных, стал энтузиастом новой власти. Собственными силами он организовал казацкую сотню в родном селе и устроил распределение колхозных земель между крестьянами. Однако, после прихода гражданской администрации, землю у крестьян опять отобрали, казаков переименовали в хива-маннов, а сотню отправили подальше от родных мест выполнять оккупационные функции и воевать с партизанами на Черниговщине. 7 июня в 1943 г. сотня Панченко вместе с руководителем перешла на сторону партизанского отряда им. Щорса, за что нацисты уничтожили его семью и сожгли дом. 1 августа 1943 в бою с немцами погиб его брат, бывший начальник Яготинской районной полиции Яков Панченко. Через год отряд влился к РККА, а по окончании войны, остерегаясь неминуемого ареста НКВД за "измену Родине и пособничество фашистам", сотник покончил с собой15.

Наибольшую массу хива-манны составили в отдельных или приданных охранным дивизиям батальонах ландшуцманов (ополчение из граждан Рейха, непригодных к фронтовой службе). Семь первых батальонов ландшуц, которые прибыли к РКУ, находились под руководством командующего по делам военнопленных (Kommandeur der Kriegsgefangenen). Они занимались охраной лагерей военнопленных, но из-за неожиданно большого количества последних, были вынуждены расширять свои штаты за счет добровольцев из этих же лагерей.

Вахкоманды и охранные взводы из украинцев существовали при всех лагерях военнопленных в РКУ. Всего же, на 1943 год в составе восьми немецких батальонов ландшуц было 39 украинских взводов хива (Ukr. Hilfswachzuge), впоследствии переименованных в Восточные (Ost- wachzuge), по 4-6 в каждом батальоне.

Например, в течение осенней битвы за Киев немецким командованиям были подготовлены лагеря и охранные части для приема 300-350 тысяч пленных. Но после разгрома Юго-западного фронта РККА в конце сентября в 1941 г. пришлось иметь дело с вдвое большим числом пленных красноармейцев. Для их размещения создавались т.н. "дикие" или временные лагеря, которые содержали по несколько тысяч

15 ГДА СБУ. - Ф. 5. - Спр. 64009. - T.1. - Арк. 127-129; Там же. - T.2. - Арк. 407; ГДА СБУ. - Ф. 5. - Спр. 53838. - Т. 2. - Арк. 49,150-151.

военнопленных, для охраны которых выделялось лишь по роте солдат ландшуца. Для увеличения количества охранников данные подразделения были вынуждены прибегать к набору добровольцев из самих пленных, из которых создавали охранные команды или взводы. В ноябре в 1941 г. в здании прежнего военно-транспортного техникума на Подоле в Киеве, под руководством начальника военно-морского отдела киевского райвоенкомата майора РККА Павла Грущенко была сформирована украинская сотня хива при 788 батальоне (Hiwa- abteilung bei Landesschutzen-batallion 788). Сотня насчитывала около 80 военнопленных из лагеря по ул. Керосинной, и состояла из трех взводов (Zuge). Командирами взводов (цугфюрерами) были двое буковинцев-националистов и один офицер РККА. Добровольцы занимались военной подготовкой и охраной лагеря. В конце декабря 1941 сотня переименовали в охранную роту (Wachkompanie), увеличили личный состав до 250 человек, и под командованием немецкого штабс-фельдфебеля Гопфе отправили в распоряжение Белоцерковской городской комендатуры, для охраны местного лагеря военнопленных и военных объектов .

Аналогичная сотня была сформирована летом в 1942 г. при харьковских лагерях военнопленных (их было два, и еще один гражданский). Рота состояла из трех караульных взводов и одного учебного, общее количество добровольцев составляло 360 человек. Взводы состояли не из отделений, а из вахкоманд, которые охраняли лагеря военнопленных, госпиталь при лагерях и регулировали уличное движение на близлежащих улицах .

Кроме этих частей, взводы и роты хива были в составе охранных батальонов и дивизий в РКУ и зоне военного командования. На 1943 год каждый батальон Вермахта в РКУ, который выполнял охранные или оккупационные функции, содержал от 2 до 8 украинских взводов или одну-две роты хива. Их личный состав набирался как среди военнопленных, так и среди гражданского населения. Для контроля процесса, а также обеспечения необходимого уровня выучки охранников, в административных центрах РКУ командование вермахта Украины создало ряд центров подготовки хива-маннов.

Для вермахта Киев представлял собой важный стратегический центр, в котором осуществлялась перегруппировка частей, которые прибыли из Польши и Румынии, и подготовка их к наступлению в направлении Кавказа и Каспийского моря (особенно в 1942-43 годах, когда зона наибольшей боевой активности вермахта сместилась на юг). В столице УССР был расположен и центр отправки в Германию мобилизованно- го на работы местного населения, из которого набирали "добровольцев" для службы в армейских и полицейских частях. Кроме того, удобное расположение и транспортная инфраструктура города позволяло использовать его, как базу для маневра силами в борьбе с партизанами только в пределах Украины, но и на территории соседней Белоруссии. Именно поэтому Киев стал одним из центров формирования вспомогательных частей из украинского населения и военнопленных.

В Киеве были созданы четыре основных школы хива. Они содержались в старых казармах на Брест-Литовскому шоссе, на Подоле, Святошине и Печерске. Еще одна, для потребностей охраны и обслуживания аэродромов, находилась в Борисполе. Каждая школа выпускала от трех сотен до полутора тысяч охранников в месяц, обученных основам караульной службы и пользованию советским и немецким оружием. Учеба длилась 3-4 недели, и завершалась принятием присяги. В арсенале охранников было преимущественно советское, реже немецкое, оружие. Их униформой стали бывшие в употреблении немецкие армейские мундиры, преимущественно без знаков отличия. По окончании школы солдаты направлялись по разным немецким частям. Основная их служба заключалась в осуществлении охраны важных для вермахта объектов на территории РКУ.

С развертыванием партизанской борьбы на территории Украины в

1942- 1943 годах, действия подразделений хива перестали сводиться исключительно к выполнению караульных функций. В школах стали уделять больше внимания тактическим дисциплинам, а личный состав

- задействовать в антипартизанских операциях, по большей части вместе с немецкими частями. Иногда они действовали отдельными ротами, но во главе с немецкими командирами. Так, например, 2 разведывательная рота 177 охранного полка, сформированная на базе очередного выпуска Святошинской школы хива 27 августа 1943 г., включала 90 украинцев и 50 немцев под командованием гауптмана Рихарда. Осенью

1943 г. ее солдаты группами по 10 человек проводили разведку лесов в Киевской и Полтавской областях с целью выявления партизанских отрядов, которые могли бы затруднить оборону "Днепровского вала" . А на базе 556 охранного батальона, дислоцированного в Миргороде, из украинских хива-маннов формировались специальные егерские подразделения - ягдкоманды, которые проводили рейды по районам Полтавщины и соседних областей, охотясь за партизанами .

Наивысшей плотности концентрация подразделений хива наблюдалась в районах высокой партизанской активности, прежде всего на Сумщине. В райцентрах области в подчинении 552 охранного батальона Вермахта было создано сразу три вспомогательных роты: украинские в Глухове и Шостке, и русская в Середина-Буде (впоследствии переведена в г. Льгов Курской обл.). Так же здесь сформировали ряд отдельных взводов из бывших красноармейцев. Все они активно действовали против партизан, временами небезуспешно.

Например, украинская рота из Шостки, созданная в декабре 1941 из военнопленных численностью 250 бойцов под руководством бывшего батальонного комиссара РККА Георгия Сморыго (в плену он назвался майором во избежание расстрела), вместе с немецким подразделением 9 мая 1942 года вступила в бой с численно превосходящим противником в с. Жихово в Сумской области. В этом селе находился перевалочный пункт оккупационных сил обеспечения, на который ранее успешно напал отряд ковпаковцев, разбив охранявший село венгерский гарнизон. Этот успех вознамерились повторить партизанские отряды им. Ворошилова и "За Родину", которые ночью с 9 на 10 мая силой трех батальонов с разных сторон атаковали село. Одному из батальонов удалось выбить с позиций на окраине солдат украинской роты и зацепиться за крайние дома. Остальные батальоны партизан, вместо атаки с других направлений начали стягиваться к месту прорыва, однако продвинуться дальше не могли из-за ожесточенного сопротивления немцев в центре села. Это дало возможность украинцам перегруппироваться, и с фланга контратаковать партизан, растянувшихся неорганизованной колонной в поле. В ходе последующего разгрома партизаны, по их же сведениям, потеряли 130 человек убитыми и 106 ранеными. При этом безвозвратные потери обороняющихся составили всего 20 немцев и 7 украинцев. Данная рота "отличилась" и других антипартизанских мероприятиях

- 8 марта 1942 года вместе с немецким подразделением сожгла хутора Гута, Землянка и Теребеньки (в течение нескольких месяцев они были базой соединения Сидора Ковпака), что сопровождалось расстрелом до 180 местных жителей. Через два месяца 25 солдат роты перешли на сторону партизан, комиссар Сморыго был арестован и расстрелян, а само подразделение расформировано .

Известны также случаи создания батальонов хива, которые, в основном были своеобразным переходным этапом перед их переформированием в более боеспособные части армии или полиции. Так, в мае в 1942 г. из выпуска Печерской школы хива были созданы два украинских охранных батальона №17 и 18. Батальоны были организованы в большой спешке, и были очень слабо подготовлены, потому что добровольцы успели проучиться в школе лишь неделю. Большинство солдат составляли юноши, которые не служили в армии (самым молодым исполнилось только по 14 лет), мобилизованные местными комендатурами по селам Киевской области. В конце мая обе части, которые насчитывали менее чем по двести человек каждая, были переведены в распоряжение руководителя СС и полиции округа Сталино. Там они были преобразованы в 157 и 158 батальоны шуцманшафта, и дислоцированы в самом Сталино (157), и в Макеевке (158).21 Еще один батальон хива в июле 1942 г. был организован армейским тыловым командованием в Остланде, из украинских военнопленных в лагерях Вильно и Минска. Вербовка добровольцев происходила под эгидой создания украинского рабочего батальона, члены которого будут иметь одинаковые права и обеспечение с немецкими солдатами. Добровольцев, общим количеством около 1000 человек переправили в Макеевский район Сталинской области, где после двухмесячной учебы в сентябре в 1942 г. они были приведены к присяге и вооружены. Батальон охранял аэродром в Сталино и имел свои опорные пункты по селам вокруг Макеевки. Просуществовал он менее года, и уже в апреле в 1J943 г. был преобразован на 454 восточный батальон 454 охранной дивизии22.

Наибольшее количество хива-маннов входили в состав смешанных украинско-немецких рот. Например, 8 рота 177 охранного полка Вермахта на июнь 1943 включала 60 немцев и 70 украинцев. Аналогичную пропорцию можно увидеть и в других исследованных подразделениях, например в 4 и 5 ротах 556 батальона. К сожалению, документальные свидетельства относительно национального состава охранительных частей Вермахта в РКУ доступны далеко не всегда. Поэтому, основываясь на упомянутой пропорции, темпах подготовки охранников в школах Хива и данных об уровне дезертирства среди них (из поисковых писем), мы можем лишь допустить, что общее количество хива-маннов к середине 1943 года составляло около 15-20 тысяч человек.

Система учреждений и военных частей местной полиции в центральных и восточных областях Украины

Подход немецкой полиции к украинским вооруженным частям определил сам Гиммлер. 17 октября 1941 года он заявил, что "в Украине никогда нельзя будет создавать легионы, а лишь охранные команды, при том очень много". 6 ноября 1941 РФСС издал приказ о структуре местной вспомогательной полиции, которая получила название шуц- маншафт, или шума (Schutzmannschaft, Schuma). Вся структура должна была состоять из четырех компонентов:

1) местная полиция, которая получила название "шуцманшафт индивидуальной службы (города-района)" (Schutzmannschaft-einzeldienst (Stadt-land))23;

21 ГДА СБУ. - Ф. 5. - Спр. 51268. - Арк. 12-15, 33, 41.

22 ГДА СБУ. - Ф. 5. - Спр. 51075. - Арк. 10-14.

23 Уточнение сферы полномочий (шума города-района) появилось в документах в 1942 году, и было связано с тем, что местная полиция не получила право на создание своих региональных (окружных) или общеукраинских руководящих структур. Таким образом, единство ее структуры не выходило за пределы района, дальше подпадая под юрисдикцию местного или высшего руководства немецкой полиции.

2) шуцбатальоны, или "закрытые части шума" (Schutzmannschaft- bataillonen, или Geschlosenen Einheiten der Schutzmannschaft) ;

3) пожарная охрана (Feuerschutzmannschaft);

4) вспомогательные и запасные формирования (Hilfschutzmannschaft).

Руководство созданием и деятельностью шума должен был осуществлять командующий орпо РКУ, что ограничивало применение украинской вспомогательной полиции исключительно к обеспечению общественного порядка. Об этом должно было свидетельствовать и полное ее название - Schutzmannschaft der Ordnungspolizei . Но, поскольку орпо РКУ состояла из представителей как полиции порядка (орпо), так и более милитаризированной охранной полиции (шупо), то на последнюю возлагалась обязанность создания военизированных "закрытых частей" шума.

Первой еще в сентябре-октябре 1941 года нацистские власти стали создавать полицию городов и сел. Шуцманы индивидуальной службы, поступая на работу, получали зарплату, льготы, и минимум обязанностей. Им выдавали униформу - по большей части трофейную советскую с белыми нарукавными повязками. Впоследствии, в течение зимы- весны 1941-42 годов, ее заменили на нововведенную черную униформу шума (модифицированные старые мундиры Общих СС). Основным оружием стала советская винтовка Мосина с ограниченным (до 5-10 патронов) боекомплектом.

Низовыми единицами полиции были сельские полицейские участки, которые создавались при старостатах (от 3 до 15 чел. каждый). До зимы 1941-42 гг. их состав преимущественно был выборным, назначение происходило на сходе жителей села. Позже их жестко подчинили районным управлениям германской полиции и шуцманшафта. В городах и райцентрах количество полицаев составляло обычно 40-50 человек, половина из которых состояла в резерве на случай непредвиденных ситуаций . Райполиция обычно формировалась во взводы и роты, для удобства управления. В центрах генеральных округов и больших городах были созданы районные участки (Revier), от 6 (в Сумах) до 12 (в Киеве). Количество полицаев в каждом районе составляло от 70 до 250 человек. Общая численность местной полиции не должна была превышать 1% населения, но даже этого количества она никогда не достигла.

Руководство полицейскими участками обычно находилось в руках украинских командиров, за которыми закреплялись немецкие офицеры для присмотра и связи. Однако с декабря 1941 года в участках внедрено прямое немецкое руководство, которое диктовалось именно оккупационной концепцией немецких органов власти в РКУ и недоверием к местному командованию.

Немецкие гарнизоны и полицейские участки присутствовали только в районных центрах и важных городах. Всю ситуацию в сельской местности должны были контролировать шуцманы индивидуальной службы. К весне 1942 года их общая численность составляла 14 452 человек.

Но уже в середине 1942 года, с нарастанием интенсивности партизанской борьбы в Украине, в полной мере проявилась слабость имеющейся системы и ее неэффективность. Силы шума никоим образом не могли противостоять партизанам, а действия немецких частей по большей части сводились к бессмысленному и даже контрпродуктивному "ответному" террору против населения и не обеспечивали поддержания порядка в РКУ. Местная полиция, которая представляла собой достаточно безыдейное и непрофессиональное сборище из случайных людей, разлагалась на глазах. В среде шуцманов ширились коррупция, мародерство и дезертирство.

Это вынудило нацистское руководство к осуществлению реформы шума. Во-первых, в течение 1942 года численность шуцманшафта в обоих рейхскомиссариатах выросла с 33 ООО до 300 ООО человек. Две трети этого количества составляли собственно полицаи, а остальные

- солдаты шуцбатальонов . В РКУ численность шума выросла лишь менее чем втрое, то есть от 14 ООО до 70 ООО человек. Прежде всего были увеличены штаты районных полицейских участков, которые на конец года составляли до 150-200 человек. Частично это осуществлялось за счет ликвидации предусмотренных в приказе от 6.11.1941 пожарной охраны и вспомогательных формирований .

Во-вторых, командование орпо осуществило попытку поднять дисциплину и профессиональный уровень шуцманов путем проведения большого количества полицейских курсов в окружных и районных центрах, и последующей милитаризацией полиции. В августе-сентябре 1942 г. ССПФ округов РКУ получили серию приказов ХССПФ Украины Г. Прюцмана и руководителя СД М. Томаса с резкой критикой тогдашнего состояния шуцманшафта и инструкциями относительно улучшения ситуации. В подразделениях полиции была введена обязательная военная муштра, имеющийся у полицаев боезапас увеличен с 10 до 40 зарядов на человека (но запрещение украинским служащим на владение автоматическим оружием было подтверждено), внедрена более жесткая система наказаний за служебные нарушения. По приказу СС- группенфюрера Томаса была проведена чистка личного состава шума и реорганизация его низовых звеньев. По мнению Томаса, шуцманшафт был похож скорее на "махновщину", чем на полицию. Поэтому было приказано превратить имеющиеся формирования в настоящую службу охраны порядка, обусловлены функции отдельных работников, рекомендовано внедрение следователей и оперативных групп для осуществления арестов и специальных заданий .

Последние мероприятия - то есть реорганизация полиции - так до конца и не были осуществлены. Вне центров округов она и дальше представляла собой полувоенные отряды, потому что коренные реформы были невыполнимы в условиях партизанской войны и катастрофического недостатка надежных и подготовленных кадров. В районных участках действительно были введены должности следователей, но на деятельности вспомогательной полиции это отразилось мало. Репрессии и чистки рядового, и особенно руководящего состава шума, стали обычным явлением, и длились на протяжении всего времени существования РКУ. Так, весной 1942 г. в Бабьем Яру в Киеве было расстреляно около 40 шуцманов, которые подозревались в сотрудничестве с ОУН, а в Харькове была вскрыта советская агентурная сесть, в которую было вовлечено почти все руководство городской и районной полиции.

Для повышения профессионального уровня шуцманов с октября 1942 г. при районных полицейских участках были созданы десятидневные курсы военного минимума. Они давали базовую строевую, стрелковую, тактическую и юридическую подготовку старшим полицаям сельской полиции. Для учебы офицеров и унтер-офицеров шума в августе 1942 г. по приказу Прюцмана окружными ССПФ и КДО были созданы полицейские школы. Подготовка в них длилась в среднем полтора-два месяца, и давала слушателям определенные навыки боевых действий, следственных и оперативных мероприятий. Кроме того, в этих школах было обращение внимание и на идеологическую обработку шуцманов, основы которой разработал штаб РФСС без учета любых местных условий. Слушателям школ пытались привить восторг от достижений национал-социалистической Германии и ненависть к мировому "еврейскому заговору" .

Однако все эти реформы мало что изменили. Нацисты вели себя в

РКУ прежде всего как оккупанты, а не как новая власть страны, а потому полицейские методы охраны порядка постепенно заменялись военными и террористическими. Соответственно росло и недовольство населения, которое все более активно поддерживало антинацистские вооружённые формирования, в том числе советских партизан. Полиция на местах еще как-то могла поддерживать элементарный правопорядок и осуществлять определенные охранные и хозяйственные функции (сбор налогов и организацию общественных работ). Однако она была не в состоянии преодолеть повальный пассивный саботаж населением мероприятий оккупационных властей, и, тем более, бороться с партизанами. На середину в 1942 г. даже сбор продуктов и мобилизацию населения на работы в Германию пришлось переложить на немецкие полицейские и военные части, а также на шуцбатальоны.

Невзирая на все идеологические установки, нацисты были вынуждены превращать шуцманшафт индивидуальной службы в воинские формирования. Начиная уже с июля 1942 года в районах партизанской активности, а в течение осени-зимы 1942-1943 годов по всему РКУ, сельские участки шума были сведены в т.н. кустовую полицию. В каждый куст входило по 3-9 сел, которые охранялись объединенным отрядом сельских полицаев. Каждое такое подразделение насчитывало от 15 до 40 бойцов, которые вместе могли хотя бы как-то противостоять небольшим партизанским отрядам. Кроме того, кустовую полицию контролировать и передислоцировать было легче, чем распыленные сельские участки.

При появлении в районах партизанских отрядов, из полиции сел и городов создавали временные сводные отряды, которые должны были вместе с немецкими и местными военными частями проводить боевые операции по борьбе с партизанами. В северо-украинских городах, которые находились под постоянной угрозой нападений больших советских партизанских соединений, немецкие ортскомендатуры формировали из полицаев постоянные "особые сотни" и роты, бойцы которых находились на казарменном положении, и вели самостоятельные операции .

Создание первых подразделений пожарной охраны осуществлялось немецкими полицейскими органами уже в сентябре-октябре 1941 года, а в приказе РФСС о шуцманшафте они были выделены в отдельную структурную единицу. Однако на местах, то есть в райцентрах и селах, при отсутствии подготовленных кадров и материальной базы, создание эффективных противопожарных служб было, в сущности, невозможным. Для отчетности о выполнении приказа РФСС в селах и местечках формировались группы по 4-5 человек, вооруженных винтовками, которые в теории были пожарными, но использовались для охраны тех или других объектов . Попытку создать пожарную школу осуществило руководство орпо округа Волынь-Подолье на базе расформированного националистического полка имени Холодного Яра в Ровно, но в связи с массовым дезертирством бойцов этот шаг оказался неудачным.

Параллельно с этим существовала неотложная потребность в увеличении численности охранных формирований, потому в большинстве случаев личный состав созданных пожарных команд вскоре переводился в полицию или шуцбатальоны. В результате, на 1943 год более-менее полноценные противопожарные службы существовали только в центрах генеральных округов. Они представляли собой более-менее оснащены трофейным советским оборудованием районные отряды.

Наиболее многочисленная система пожарной охраны была создана в Киеве, первоначально для борьбы с распространением пожара на взорванном советскими диверсантами Крещатике . К концу 1941 года она состояла из 13 районных команд, под руководством украинских брандмейстеров и брандмайоров. В каждую команду входило до 70 добровольцев, в значительной мере бывших пожарных. Общее количество работников этой службы города достигали 800 человек. Технические средства (2-3 пожарных машины и простые грузовики) были исключительно советского происхождения. Условия службы были аналогичны местной полиции. Репрессий против личного состава шуцманнов-пожарных не наблюдалось до августа в 1943 г., когда СД по неустановленной причине расстреляла всех украинских руководителей районных команд . Аналогичные, но меньшие по численности службы в разное время существовали и в других центрах округов. Данные об общем количестве работников противопожарного шуцманшафту на конкретный момент времени в доступных источниках отсутствующие, но ориентировочно она колебалась в пределах 3-5 тысяч человек.

В ноябре 1942 года в прифронтовых городах РКУ (Ворошиловград, Харьков, Ростов) местное полицейское командование осуществляло мероприятия к созданию служб ликвидации последствий воздушных налетов (Luftschutz). Но уже в декабре этого же года стало понятно, что имеющиеся ресурсы не позволяют создания новой службы, потому к выполнению этих функций было приказано привлекать все существующие вспомогательные силы: пожарных, районную полицию, отряды самообороны, заводскую охрану, вспомогательные команды Вермахта, гражданское население . После этого времени попыток создания местных структур Люфтшуц в РКУ больше не зафиксировано.

Третьей составляющей системы шума в Украине должны были стать шуцбатальоны. Это должны были быть территориальные охранные части из местных добровольцев под немецким командованием. Как и все остальные структурные единицы шума, батальоны должны были подчиняться командующему орпо Украины, на это же указывала и их полное название (Schutzmannschafts-Bataillonen der Ordnungspolizei). Основу каждой части должны были составлять три стрелковых роты по 124 солдата каждая, а вместе со всеми службами личный состав батальона должен был насчитывать 501 чел. Руководящий состав частей был двойным: все посты занимали украинские офицеры, но параллельно с ними существовал немецкий шеф-командир батальона со своим штабом, и немецкие командиры рот, всего 30 человек. Реальная власть, понятно, находилась в руках последних .

Шуцбатальоны должны были разделяться на три основных типа: охранные (Wachbataillonen), запасные (Ersatzbataillonen) и полевые (Feldbatallionen). В РКУ планировалось создание частей только первых двух типов. Их вооружение должно было состоять исключительно из легкого стрелкового оружия советского образца (винтовки Мосина у рядовых и револьверы и пистолеты разных систем у офицеров). Униформа шуцманов в основном была литовская армейская без отличий, а в отдельных случаях - модифицирована черная СС, или советская. Нумерация шуцбатальонов РКУ была с 101 по 200, РК "Остланд" 1-100, Генерал-губернаторство - 201-250 .

Впоследствии, большинство предыдущих установок РФСС были нарушены в соответствии с ситуативными требованиями. Численность личного состава шуцбатальонов колебалась от 150 до 700 человек, из которых немцами было от 2 до 130 солдат и офицеров, а количество рот в батальонах - от 2 до 7. Создание частей по большей части осуществлялось работниками шупо, нередко - СД и жандармерией, а в отдельных случаях - тыловыми службами Вермахта. Порядок нумерации батальонов тоже неоднократно нарушался, в частности через их вынужденную передислокацию.

Украинские батальоны, как в РКУ, так и вне его пределов, часто применялись в боевых действиях против партизан и на фронте. В результате, на 1943 год из названий многих из них "выпала" буква W, и они стали считаться "просто" щуцбатальонами. А черниговский 136 батальон после тяжелых боев на Сумщине даже получил название "полевого" (Schutzmannschafts-Batallion 136(F)). Соответственно изменилось и вооружение - шуцманны получали от немецких властей или добывали в боях легкую противотанковую и полевую артиллерию, минометы, автоматическое оружие, ручные и станковые пулеметы. При штабах частей создавались специальные "егерские команды" (Jagdkommando) и кавалерийские подразделения (Reiterabteilungen). А в 57 украинском шуцбатальоне в Белоруссии была даже "панцерная" рота, оснащенная бронемашинами и легкими танками.

Ни одной резервной части шуцманншафта в РКУ создано не было, зато появились новые, не предусмотренные раньше типы. Например, 114 охранный батальон в Киеве с начала своего существования стал исполнять роль штрафного формирования для шуцманнов индивидуальной службы. А при приближении фронта из состава частей шума создавались оперативные батальоны (Einsatzbataillonen), предназначенные для ведения конвенционных боевых действий.

Нумерация вновь создаваемых шуцбатальонов с начала 1942 года была привязана к генеральным округам, с условной последовательностью чисел с запада на восток. В округе Волинь-Подолье

- 101-107, Житомир - 108-110, Киев - 112-121, Николаев - 122-124, Днепропетровск - 129-131. Кроме того, органами шупо и охранных войск шуцбатальоны создавались в Чернигове (136-140) и Сталино (157-165), и СД и Вермахтом - в Харькове (143-146) и Симферополе (147-156).

Первым этапом массового формирования батальонов стала зима- весна 1942 года. В это время возникли 101-107 батальоны в округе Волынь-Подолье, 108 и 109 в округе Житомир, 112,113,115-120 в округе Киев, 122 в Николаеве, 136 и 137 в Чернигове (вскоре переброшены на Сумщину), 143 и 144.в Харькове, 157 и 158 в Сталино. Изначально все шуцбатальоны в РКУ создавались, как сугубо охранные (Wach-), и вооружались только винтовками. Таким образом, они действительно составляли лишь большие караульные команды, а не полноценные воинские части. Однако уже до осени 1942 года, то есть с активизацией партизан на территории рейхскомиссариатов, по инициативе местных властей на их вооружение стали поступать ручные и станковые пулеметы* минометы, легкая артиллерия. Этого требовал реальный опыт их применения. Например, в июле 1942 г. 118 шуцбатальон понес тяжелые потери в бое с рейдирующим отрядом ковпаковцев вблизи местечка Хабное (Киевская обл.) . На стороне партизан было полное количественное и качественное преимущество, их отряды включали кавалерию и артиллерию, и обладали большим боевым опытом. В течение всего следующего периода, с середины 1942 года и до конца оккупации, количество шуцбатальонов постоянно увеличивалось, а вооружение и подготовка имеющихся по возможности улучшались.

На середину 1942 года средняя численность шуцбатальонов колебалась в пределах 300-350 человек. Большинство из них выполняло собственно охранные функции, изредка выезжая в районы активности еще немногочисленных тогда партизан. В РКУ более-менее серьезные боевые действия пришлось вести прежде всего частям, дислоцированным на севере и востоке Украины - 101,102,108,109,113,115,118,120, 136 и 137 батальонам. 110 батальон, созданный в Житомире в апреле- мае 1942 года, до сентября 1943 года вообще ни разу не выводился из города . Солдаты 119 шуцбатальона, дислоцированного в Кременчуге, на операцию выезжали только раз, но вместо розыска партизан устроили попойку в селе, которое было целью выезда, после чего на следующий день были оттуда вывезены немцами и больше в таких акциях не задействовались . В свою очередь 115-й и 118-й батальоны, напротив, в боях на Киевщине доказали свою высокую надежность, после чего осенью 1942 года были направлены в зону наибольшей активности партизан

- Белоруссию.

К началу 1943 года существующие шуцбатальоны постепенно превратились из караульных команд в боевые части, а титул "Wach" сохранился лишь в 119, 157 и 158 батальонах. Средняя численность личного состава большинства частей колебалась в пределах 450-670 человек, и только в трех названных вах-батальонах и не достигала 300. Зимой 1942-43 годов, как символ изменения статуса шуцбатальонов, бойцам выдали немецкую полевую униформу шупо, украинские офицеры получили погоны. В некоторых частях, в которых сильно было националистическое подполье, шуцманы добились права носить национальные ленты и вывешивать сине-желтый флаг.

Волынь-Подольские батальоны, за исключением 101 и 102, были неоднородными в национальном составе, а 107 батальон был полностью польским. Кроме того, они были в значительной мере инфильтрованы представителями ОУН и АК, что приводило к их небоеспособности. 108 батальон в Житомире постепенно разложился после участия в июне 1942 года в расстрелах еврейского населения на Ровенщине, и серьезной боевой силы не представлял . 109 батальон был наиболее боеспособным среди вышеназванных частей, наряду со 102, и активно использовался в боевых действиях. Но он был слишком насыщен националистами, чтобы быть послушными орудиями в руках оккупантов, и был эффективным только в борьбе против большевиков, и только под руководством собственных командиров. В 1943 году большинство шуцманов 103, 104, 105 и 109 батальонов перешли на сторону У ПА, а 108

- к советским партизанам.

Основным районом активности советских партизан во второй половине 1942 года была Сумщина. Именно туда были переброшены 113 и 120 батальоны из Киевщины, и 136 и 137 из Черниговщины. 137 шуцба- тальон, находившийся в стадии формирования, занимался в основном гарнизонной службой, в Глухове, остальные части были задействованы в активных боевых действиях против партизан. Все они понесли тяжелые потери в боях, например остатки 136 были сведены в роту, и вместе с тамошней полицией были отведены в Чернигов на переформирование и применены против местных и белорусских партизанских соединений . Весной 1943 на базе этой роты он был заново сформирован, как полевой (Feld-) батальон, численность части была доведена до 700 бойцов, 30 из которых были немцами. Батальон применялся в ан- типартизанских действиях на Черниговщине, и на построении вокруг города оборонных сооружений. В конце лета 1943 года он был переведен в Белоруссию, и переименован по тамошней нумерации в 58 шуцбата- льон. Этот шаг вызывал массовое дезертирство из части. Разбегались как простые солдаты, так и офицеры (в частности, командир второй роты), которые оставались ожидать подхода Красной армии по домам, или присоединялись к советским партизанским отрядам . 137 батальон к лету оказался в Польше, где в августе 1943 года был задействован в ликвидации Белостокского гетто и уничтожении беглецов и групп Сопротивления. Следствием такого применения батальона стало массовое дезертирство шуцманов, апогеем которого стал побег с оружием украинского командира части майора Шульги с 10 товарищами. Батальон был разоружен, а через месяц его остатки вместе с остатками 136(58) батальона влиты в состав 34 полка полиции СС. Однако к боевой или даже тыловой службе ненадежных шуцманов больше не допустили, и еще через месяц распределили по пожарным участкам Вены и других городов . Остальные черниговские шуцбатальоны №№ 138- 141, в которые на начало года входило всего от 18 (в 138-ом) до 107 (в 139-ом и 140-ом) человек, надлежащей численности так и не достигли, и были расформированы через ненадежность. Остатки их личного состава были выведены в тыл или влитые к вновь создаваемым полкам полиции СС.

Харьковские батальоны (143 и 144) продвигались вперед вместе с тыловым командованием группы армий Дон, и на конец 1942 года обеспечивали тылы 6-й армии на подступах к Сталинграду и в самом городе. 12 декабря 1942 года их остатки вошли в состав'соз- данной из добровольцев уже в котле дивизии генергл-лейтенанта фон

Штумпфельда, которая была разгромлена'в феврале 1943 года на территории Тракторного завода .

Так как наибольший размах партизанская борьба приобрела в Белоруссии, то в конце осени 1942 года уже обстрелянные 115 и 118 батальоны попали именно туда. Впоследствии к ним приобщились 101, 102, 104 и 136 батальоны, которые действовали преимущественно на белорусских землях, включенных к РКУ, и в смежных районах РКО. Некоторые из них были полностью переподчинены ССПФ генерального округа Белоруссия и получили "остландские" номера: 102 стал 61, 115-62,118-63,136-58.

Кроме того, в генеральном округе Белоруссия был создан целый ряд других украинских шуцбатальонов. Там действовали украинские 46,47, 48-Е, 51, 52, 53, 54, 55 шуцбатальоны, 56 артдивизион и 50 штрафной батальон смешанного состава. Они, по большей части, формировались на базе "украинских рабочих колонн" в лагерях военнопленных, куда записывались представители всех национальностей с целью выжить. В течение 1943 года все они, кроме 57-го, были расформированы или перешли к партизанам .

Зато в РКУ в конце 1942 - в начале 1943 годов создавались все новые части шума. Их формировали с еще большей спешкой, чем предыдущие, и потому часто они по размеру не достигали и роты. Некоторые батальоны, как например 110 в Житомире, одевали не в типичную для закрытых частей шума зеленую униформу, а в черную полицейскую. Также зафиксированная выдача солдатам вновь созданных частей всех возможных вариантов старых или модифицированных мундиров Вермахта, Организации Тодт, европейских армий.

В конце 1942 года в лагерях военнопленных поблизости Курска было основано создание четырех украинских шуцбатальонов - 166, 167, 168 и 169. Согласно отчету, направленному КДО РКУ генералу фон Бомгарту, на ноябрь 1942 года они включали 1500 бойцов. Эта цифра, слишком округленная для такого типа документов, свидетельствует, что батальоны в тот момент были лишь в стадии формирования. Отсутствие упоминаний о них в документах тылового района группы армий Дон и Юг, в чьей зоне ответственности они образовывались, в свою очередь доказывает, что данные части полностью сформированы не были. А после начала советского зимнего контрнаступления 1943 года, уже набранные добровольцы были переданы в тыловые формирования Вермахта, прежде всего в 523 строительный батальон, разбитый РККА в феврале 1943 года .

В генеральном округе Киев на начало 1943 года действовали семь шуцбатальонов: 113 (Полтавщина), 114 (на формировании в Киеве), 116 (Белая Церковь), 117 (Шпола), 119 (Кременчуг), 120 и 121 (Полтавщина). В столице базировался только один 114 штрафной батальон, в состав которого включают преимущественно полицаев индивидуальной службы за мелкие правонарушения. На 30 апреля 1943 года он насчитывал всего 235 человек, вооруженных винтовками и шестью ручными пулеметами. Осенью к нему приобщили больше сотни работников городской полиции, которые еще не разбежались, доведя численность части до 400 воинов.

В апреле-июне 1943 года в округ Киев были стянуты остатки разбитых партизанами"на Полтавщине и Сумщине 113-го, 120-го и 121-го батальонов, которые переданы в состав 116-го шуцбатальона, дислоцированного в Белой Церкви. Численность последнего, таким образом, из около трехсот человек в начале года, до конца июня достигла почти шестисот бойцов .

В округах Николаев и Днепропетровск на начало 1943 года действовали всего шесть шуцбатальонов: 122 (Николаев), 123 (Херсон), 124 (Кировоград), 129 (Днепропетровск), 130 (формировался в Кривом Роге), 131 (Павлоград, Запорожье). Невзирая на то, что численность этих батальонов была достаточно большой (от 400 до 670 чел. каждый), вооруженные они были по большей части винтовками и несколькими пулеметами (10-15 ручных и 5 станковых в каждом). 130 батальон на конец айреля 1943 года насчитывал едва 130 человек украинцев и 16 немцев. Слабость украинских частей шума в регионе объясняется наличием здесь немецких общин, в которых нацистами были организованы многочисленные отряды самообороны (Selbstschutz). В состав местной полиции также был включен значительный процент фольксдойче в качестве командиров и рядовых полицаев.

Все же к середине 1943 года в РКУ было создано 46 шуцбатальонов разного состава: 101-106, 108-110, 112-125, 129-131, 134, 136-140, 143- 145,157,158,162-169. Еще 10 батальонов (146-156) были татарскими, 2

- казачьи (159 и 160), 1 - польский (107), но все они тоже подчинялись ХССПФ Украины. На территории Остланда было сформировано еще

11 украинских батальонов: 46-48, 50-57, 285. Общее количество украинцев в шуцбатальйонах оценивается в 35 тысяч человек, из которых

около семи тысяч были выведены за пределы РКУ.

Весной в 1942 году отдельные части шума стали создаваться и под эгидой полиции безопасности (Schutzmannschaft der Sicherheitspolizei). Первым украинским формированием СД стал создан в марте 1942 года в Киеве 23-й шуцбатальйон полиции безопасности. Численность части была выше ей подобных, и составляла 700 человек, но была сформирована в меньшие подразделения (5, впоследствии 7 рот по 100 человек). В каждой роте было выделено "ударное отделение", а к тому же существовал "зондерцуг" (специальный взвод) из фольксдойче, батальонного подчинения. Командование части было унитарным (без дублирования немецких офицеров украинцами), и состояло из эсэсовцев. На вооружении находились трофейные советские винтовки, автоматы, ручные и станковые пулеметы, легкая артиллерия и минометы .

АналогичныйбатальонпопробовалисоздатьработникиХарьковского СД. В августе 1942 года он насчитывал 206-210 человек в составе двух рот. Первая рота, насыщенная автоматическим оружием, была оперативной, а вторая, вооруженная винтовками - караульной. При приближении советских войск зимой в 1942 году большинство его солдат разбежались, и часть была расформирована .

Еще одну отдельную полицейскую структуру РКУ должна была составить охрана железных дорог (Bahnschutzpolizei). Это учреждение было полностью немецким, украинцы же составляли отдельные отряды "вспомогательных железнодорожных полицаев" (Eisenbahnhilfspolizei) на железнодорожных узлах в Киеве, Ковеле, Конотопе, и тому подобное. Управления баншуц создавались в каждом центре округа, под руководством немецкого "окружного руководителя" (Bezirkfuhrer). В июне 1942 года была организована школа украинской железнодорожной полиции. Управление и школа просуществовали около года, то есть до августа 1943, но в самодостаточную организацию баншуц так и не превратилась. Собственными силами железнодорожная охрана могла обеспечить контроль лишь за гражданскими пассажирскими и товарными перевозками, и, частично, охрану важнейших узлов и вокзалов. Охрану военных эшелонов, важных гонок и мостов, а даже железнодорожного имущества и станций пришлось возлагать на немецкие и союзнические армейские части, местную полицию, и даже на гражданское население отдельных сел. В последнем случае старосте объявлялось об ответственности его села за неприкосновенность определенного участка пути, в случае повреждения которого будут расстреляны заложники из жителей старостата. Поэтому крестьяне были вынуждены формировать охранные команды, которые несли дежурство на "своем" отрезке железной дороги под руководством сельских полицаев .

Таким образом, создание местного полицейского аппарата в РКУ было вынужденным шагом нацистов, компромиссом между расистскими теориями и оперативной необходимостью. Изначально на систему украинской полиции (шуцманшафт) возлагались исключительно вспомогательные функции. Однако, с разрастанием Сопротивления и советской партизанской борьбы, роль и численность полиции резко выросли. Украинские вооруженные части и подразделы появились во всех имеются в РКУ полицейских структурах Рейха - орпо, СД, железнодорожной и пожарной охране. В начале 1943 года их численность достигала 80 тысяч шуцманов. Еще около 20 тысяч украинцев служили в структурах Вермахта в РКУ, и были задействованы прежде всего в армейской вспомогательной охране (хива) и службах обеспечения. В сумме их численность так и не достигла запланированной цифры в 1% от 17-миллионного населения РКУ.

Для ознакомления с личным составом вспомогательных вооруженных частей германской армии и полиции на территории Украины, нами была собрана информация о 129 добровольцах Вермахта и 119 солдатах шуцбатальонов .

Первая группа состоит из украинцев и других жителей РКУ, которые служили во фронтовых, охранных и вспомогательных частях Вермахта и войск СС. Половина из них (64 чел.) - молодые мужчины 1918-1923 годов рождения, преимущественно новобранцы и резервисты, призванные к РККА во время мобилизации 1941 года. 43 добровольца

- рождения 1901-1915 гг., еще 4 - старше 40 лет. Молодежь, то есть солдаты, которые достигли совершеннолетия уже во время оккупации, составляют 17% общего количества (22 чел.). По национальному составу основная масса - украинцы (114 чел.), И русских, 2 еврея, 1 кубанский казак, 1 белорус. Больше половины (74 чел.) составляют бывшие красноармейцы, завербованные в лагерях военнопленных. 32% из них - представители среднего и младшего командного состава: 2 майора, 1 капитан, 13 лейтенантов, 2 ротных политрука, 6 сержантов. Среди рядовых (50 чел.) стоит отметить наличие 2 представителей НКВД (пограничник и милиционер). Основная масса добровольцев - крестьяне и рабочие с начальным и незаконченным средним образованием (85 чел., то есть 66%). Полное среднее образование имели 7 человек, еще

9 закончили техникумы и ФЗО. 12 человек получили военное образование (среди них 1 пилот-истребитель и 1 подводник). Добровольцев с высшим образованием оказалось только 10, среди которых 1 музыкант,

певец хора Веревки, и 1 член Союза художников УССР.

32% добровольцев составляют члены и кандидаты ВКП(б) и ВЛКСМ (9 коммунистов и 32 комсомольца), еще 2 - депутаты ВС УССР и ВС СССР. 3 добровольца - участники войны за независимость 1917-1920 гг., 1 - боец разбитого немцами отряда У ПА, 19 человек - из семей, репрессированных советскими карательными органами (в т.ч. 1 коммунист и 1 комсомолец). Таким образом, мы получаем 18% "обцженных советской властью". К этой цифре следует прибавить еще 16 человек, которые потеряли родителей или родственников во время Голодомора 1932-33 годов. Лишь 6 человек раньше привлекались к ответственности за уголовные преступления, но 2 из них осужденные за кражу и невыполнение поставок в 1933 году, а 1 - воспитанник детдома, чьи родители умерли во время Голодомора.

То есть, общая картина личного состава украинских частей немецкой армии вырисовывается следующим образом. Абсолютное большинство (57%) - составляли пленные солдаты, офицеры и политработники РККА, которые были завербованы в лагерях военнопленных. Треть общего количества - советские активисты, члены партии и комсомольцы. В основном это рабочие и крестьяне с начальным, средним и средним техническим образованием. В течении службы в Вермахте 13 человек занимали офицерские должности, трое были награждены боевыми орденами (Железным крестом II класса и Знаками отличия за храбрость для восточных народов). 12 добровольцев на завершающем этапе войны перешли на сторону Красной армии и принимали участие в боях с немцами, 2 были награждены советскими орденами и медалями.

Несколько другим был состав шуцбатальонов, сформированных в РКУ. Исследованные нами данные относительно 119 шуцманов дают такую картину. Подавляющее большинство - украинцы, а также 7 русских, 3 кавказца, 2 белоруса, 1 фольксдойч и 1 еврей. Основную массу шуцманов составляют молодые мужчины 1916-1923 г.р. - 70 чел., то есть 59%. Добровольцы среднего возраста (от 25 до 40 лет на 1941 г.) составляют лишь 22% (26 чел.). Сопоставимое с ними количество молодежи (до 18 лет) - 24 чел. (19%). Большинство этого числа также составляют люди с начальным образованием (91 чел.). Среднее образование получили 15 шуцманов, высшее - 3, военные училища закончили 13 человек (11 советские и 2 польские). Бывшие красноармейцы составляют 64% рассмотренной группы (77 чел.), но из них из лагерей военнопленных были взяты лишь 43 человека (36% общего количества), тогда как 29 были отпущены домой, и вступили к шуцбатальоны по месту жительства. Еще 4 - дезертиры из РККА, а один перешел в украинскую часть из партизанского отряда. 16 бойцов - командиры и сержанты РККА, 1 лейтенант НКВД, 1 пилот-инструктор и 2 офицера польской армии.

Половину всего количества составляют советские активисты (53 комсомольца и 6 членов и кандидатов ВКП(б)). Репрессированы советской властью 13 человек, 15 потеряли родственников во время Голодомора, а родители одного шуцмана были убиты партизанами. За уголовные преступления до войны осуждался только один шуцман. То есть, максимальное количество "обиженных" советской властью достигает 30 человек, то есть около 25%. За время службы в шуцбатальонах

13 добровольцев занимали офицерские и унтер-офицерские должности, 14 получили награды. На завершающем этапе войны 15 человек перешло в РККА, из них 8 награждены советскими орденами и медалями. Еще 2 бойца убежали к У ПА.

Таким образом, из общего количества только четверть прямо пострадала от преследований со стороны советской власти, тогда как численность советских активистов вдвое большая и составляет половину всех рассмотренных нами шуцманов. Но это только средние показатели участия членов партии и советских функционеров в созданных немцами формированиях. Так, например, в 8 полицейском батальоне майора Буглая, созданном в Белоруссии из местных полицаев и военнопленных, три из четырех командиров рот были бывшими офицерами НКВД (из них два украинца).

Таким образом, до трети численности добровольцев составляли люди, настроенные антибольшевистски или пострадавшие от советской власти, но особенных симпатий и верности гитлеровскому оккупационному режиму они не выявляли. Остальные 70% состояли из людей оппортунистически настроенных, или тех, кто попал в ряды добровольцев под давлением внешних обстоятельств. От трети до половины добровольцев была активистами предыдущего режима, в том числе коммунистами и работниками НКВД. Такое положение вещей было следствием того, что вступлением в оккупационные формирования коллаборационисты по большей части не делали какого-то политического выбора, а решали прежде всего свои материальные и бытовые проблемы.

Невзирая ни на что, отношение оккупационного режима к населению к концу его существования не только не улучшилось, но и стало еще худшим. Вывоз рабочих в Германию превратился в настоящую охоту на рабов, а методы сбора необходимых для Рейха продуктов окончательно приобрело черты вооруженного грабежа. Это, с одной стороны, позволило сохранять число вынужденных добровольцев в оккупационные вооруженные формирования (что позволяло избежать растущих притеснений власти), а с другой стороны - резко снижало их надежность и управляемость. Все больше людей при выборе стороны, на которую встать, склонялось на сторону советских партизан и УПА, численность и влияние которых росли. Установить точное количество дезертиров, и тех, кто остался в германской армии и полиции на момент отступления невозможно через хаос, который постепенно заполнял все отрасли деятельности властей РКУ. Замечательной иллюстрацией тогдашнего положения является случай, который случился в 1943 г. на Киевщине. 30 апреля в 1943 г. мобильное подразделение немецкой полевой жандармерии арестовало дезертира из 117 батальона. В течение месяца фельджандармы возили украинца за собой, потому что, невзирая на многочисленные обращения к руководству полиции, не смогли найти местонахождения его части, чтобы вернуть беглеца. В конечном итоге, 31 мая шуцмана просто отправили на работу в Германию.

6 июня, когда батальон наконец "нашелся", его шеф-командир подал жалобу на действии жандармов, за расшатывание престижа немецкой власти . Другой пример: летом в 1943 г., в справке о численности служащих администрации и полиции в Виннице, в которой количество немцев подано с абсолютной точностью, об украинской полиции сказано: "Приблизительный штат 250 человек" .

Наиболее массовым на середину в 1943 г. стало дезертирство среди бойцов хива. На то время все они считались бойцами подразделений восточных войск, лишенных любых национальных черт. Караульные команды и взводы хива при лагерях военнопленных получили переходное название Owz-manner (от Ost-wachzuge - восточные охранные взводы). Никакой мотивации к продолжению службы у нацистов, которые проигрывали войну, они не имели, а побег домой для них был очень доступным и соблазнительным выходом из неуверенной ситуации. Разбегались целые роты, при чем не только тыловые, но и задействованные на фронте, как например 8 рота хива 177 охранного полка в ноябре в 1943 г. В декабре в 1943 г. рейхскомисар Э. Кох даже затронул перед фюрером вопрос "растущей опасности Восточных частей", которые находились на остатках территории РКУ .

Для преодоления этого положения вещей нужно было в корне реорганизовывать имеющиеся подразделения и изменять подход к ним. Денационализированные караульные команды в составе полиции и тыловых частей вермахта, сформированные под большим или меньшим давлением на "добровольцев" из недружелюбного оккупантам населения, могли исполнять свою вспомогательную роль в 1941-42 годах, во время победного наступления немецкой армии на фронте.

Но в условиях краха жестокой оккупационной системы, при наличии на территории РКУ растущих сил советских партизан и УПА, и безудержного продвижения РККА на запад, украинские добровольцы становились очень ненадежными, а то и взрывоопасным компонентом нацистских вооруженных сил. Однако, никаких кардинальных шагов сделано Не было. Ни о каком улучшении отношения оккупантов к населению РКУ не шла речь совсем. Зато в пропаганде стали все чаще обещать украинскую независимость и отмену колхозного строя, вместо абстрактной и никому не понятной Новой Европы. С середины 1943

г. бойцам некоторых частей в конечном итоге стали раздавать новые отличия с тризубами и надписью "УВВ" (Украинская освободительная армия), но это абсолютно не означало создания украинской армии. Переименование отдельных частей не изменяло ни немецкий командный состав, ни отсутствие единственного украинского руководства, ни невозможность создания национальных политических институций.

В последние месяцы существования РКУ происходило сведение украинских формирований в пригодные для фронтовых действий ча- ''сти и соединения. Некоторые из них были разбиты войсками РККА весной-летом в 1944 г. (дивизионная группа "Прюцман", 454 восточный полк, 57 полк шума), другие провоевали почти до конца войны (35 и 38 полки полиции СС). Десятки тысяч добровольцев дезертировали, и перешли на сторону Красной армии, УПА, европейского Сопротивления и других антинемецких сил. Выведенные в тыл остатки были переформированы в батальоны полиции, УВВ, противопожарные, саперные и другие вспомогательные части. В марте 1945 г., в основном из прежних шуцманов из РКУ, была сформирована 2-я украинская дивизия Украинской национальной армии, общей численностью больше 4 тысяч бойцов. Еще до тысячи шуцманов вошли в состав 1 УД УНА (бывшей

14 дивизии войск СС "Галичина"), два украинских батальона попали в РОА. Есе упомянутые части довоевали до конца войны, и сдались западным союзникам. Впоследствии их солдаты (за исключением 1 УД УНА) были переданы советским карательным органам.

Тысячи дезертиров из шуцбатальонов, полиции и частей вермахта в РКУ в подавляющем большинстве попадали в ряды РККА, в составе которой и заканчивали войну. При этом о деятельности большинства из них было известно СМЕРШу и армейскому командованию, но политические вопросы в данном случае отступали на второй план перед вопросами военными, то есть необходимостью пополнения своих потерь за счет человеческих ресурсов отвоеванной Украины. Арестовывали обычно только тех, кто попадал в плен к советской армии с оружием в руках. Часть из них расстреливали, но большинство осужд?лось до 20-

25 лет исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ).

Отношение большевиков ко всему населению оккупированных территорий было настолько преступным, что выделять среди его массы прежних полицаев не имеет смысла. Сложилось даже так, что судьба коллаборационистов нередко была лучше судьбы простых жителей Украины, которые попадали к РККА. Ведь когда последних по большей части сводили в безоружные отряды "черных свиток" и бездумно гнали на немецкие пулеметы, то прежние солдаты и полицаи попадали в штрафные роты, батальоны и полки. Официально эти части назывались "штурмовыми", и находились под прямым командованием армии или фронта. Их использовали так же, как и "черносвиток", то есть для "разведки боем" неподавленной огневой системы противника, но они были вооружены, и получили подготовку и боевой опыт на службе у немцев. После ранения (что называлось "искуплением кровью") бойцы штрафбатов и штрафполков переводились в линейные части РККА, и должны были получать такие же шансы дожить до конца войны, как и остальные красноармейцы. Мало того, создается впечатление, что нередко они были лучшими солдатами своих частей, за что получали заслуженные награды. Так, упоминавшийся раньше руководитель киевского военкомата и белоцерковской вахкомпании майор Грущенко после полугодовой службы в 16 офицерском штрафбате 3 Украинского фронта и получение ранения и контузии, был обновлен в звании и направлен в линейные части, и закончил войну комбатом и кавалером ордена "Красной Звезды". А житель Киева группенфюрер железнодорожной полиции Орехов вернулся из войны с орденом "Красной Звезды" и медалями "За боевые заслуги", "За освобождение Праги", "За взятие Будапешта", "За победу над Германией" . Трое из шести командиров взводов упомянутой украинской роты из Шостки после прохождения фронта оказались в 27 отдельном штрафном батальоне 2 Украинского фронта (почти полностью состоявшем из бывших коллаборационистов), причем двое дожили до конца войны .

Однако после войны все "хорошее" забывалось, и их ожидала та же судьба, что и служивших в немецкой армии до конца. Большинство шуцманов, как тёх, которые попали в плен после войны, так и тех, которые воевали в РККА, по окончании боевых действий были арестованы СМЕРШем и НКВД. Большинство сдавшихся союзникам было выдано советским войскам, ведь на Западе всех украинских добровольцев, кроме тех, кто не был гражданами СССР на 1 сентября 1939 г., считали изменниками и "русскими квислингами". Основная масса получала сроки наказания в ИТЛ от 10 до 25 лет, часть, в основном офицеров, расстреляли. Исключение из данной схемы составляют несколько сотен добровольцев украинских батальонов армии де Голля, которые, во избежание репатриации, вступили во французский Иностранный легион, а также большое количество добровольцев, которым удалось раствориться в массе гражданского населения в западных зонах оккупации, и среди миллионов остарбайтеров, которые возвращались домой в 1945 году. Все же по самым осторожным оценкам общее количество арестованных "за сотрудничество с врагом" граждан УССР на 1957 год достигло 80 тысяч человек .

Иван Дерейко

СКАНУ8АННЯ

Принципы отбора документов и правила публикации

Источником для сборника послужили материалы из ряда архивов Украины, Германии и России, а также результаты полевых исследований, проведённых в 2008 году в Сумской, Черниговской, Полтавской, Киевской и Житомирской областях, г. Киеве.

Для удобства восприятия общий массив публикуемых материалов разбит на шесть блоков. Иногда отнесение того или иного документа, или же его фрагмента в один из разделов носило условный характер, и этой условности сложно избежать, поскольку речь в материале идёт сразу о нескольких темах. Поэтому в ряде случаев выдержки из одного и того же документа публикуются в разных разделах, что легко установить по названию и дате приводимых материалов.

При отборе источников учитывалась необходимость не только описать указанные в заголовках разделов процессы и явления, но и дать контекст этих событий. Поскольку составители стремились раскрыть тему комплексно, то вынужденно использованы и ранее обнародованные свидетельства эпохи, в общем объёме книги занимающие около 15%.

При публикации каждого источника была предпринята попытка обозначить его основные параметры: автора, респондента, тип документа, содержание (т.е. тему, но тему не всего документа, а публикуемого отрывка), дату. При невозможности определить эти особенности указывались имеющиеся. В случае, когда дата приведена предположительно, она помещена в квадратные скобки.

Документы в каждом разделе помещены согласно хронологическому принципу.

Малозначимые детали, например; время расшифровки радиограмм, фамилии принявших радистов, фамилии стенографистов/-ок бесед, фамилии и подписи заверителей копий, не носившие болвшой смысловой нагрузки пометки авторов и респондентов, отдельные типовые грифы и печати, подчёркивания опущены без обозначения этих удалений. Сокращения текста обозначены отточием в квадратных скобках. Авторские вставки помещены в квадратные скобки.

Все без исключения приводимые материалы находятся в свободном доступе.

В легенде документа публикуется архивная ссылка и следующие характеристики: О. - оригинал, К. - копия, М. - машинопись, Р. - рукопись, Т. э. - типографский экземпляр, С. а. - стенограмма аудиозаписи.

Языком подавляющего большинства материалов является русский. Тексты по возможности приведены в соответствие с правилами современного русского языка, исправление грамматических ошибок специально не обозначено. Документы, написанные на немецком и украинском языках, переведены составителями сборника (в противном случае авторство перевода обозначается). В случае, когда языком оригинала являлся не русский, это обозначается в легенде: У. я. - украинский язык, Н. я. - немецкий язык.

(

Раздел I.

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ

1. ИЗ ПРИКАЗА ПО ПУТИВЛЬСКОМУ ПАРТИЗАНСКОМУ ОТРЯДУ ОБ УНИЧТОЖЕНИИ ПОЛИЦЕЙСКИХ В СЁЛАХ СЕВСКОГО РАЙОНА ОРЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ РСФСР

12 декабря 1941 г.

Хинельский лес

ПРИКАЗ № 51

[...] С 8.12.1941 г. по 12.12.1941 г. оперативными группами отряда по заданию командования проведены операции по селам Севского района с задачей очистки их от полицейских и сбора оружия и боеприпасов: Хвощевка, Лемашевка, Хинель, Слепухино, Ветич, Высокое сельцо, Рыбница [...]*

Командир партизанского отряда (Ковпак)

Комиссар партизанского отряда (-) Руднев

Начштаба партизанского отряда (Базима)

ЦГАООУ, ф.63, оп.1, д.8, л.36. К.М.

* Хотя в документе говорится об уничтожении полицейских и старост, однако конкретные цифры отсутствуют.

** Оригиналы приказов за 1941 г. и частично за 1942 г. были утеряны, а потом восстановлены по дублетным экземплярам и подписаны С. Ковпаком и Г. Базимой. Подпись С. Руднева, погибшего в Карпатском рейде, отсутствует.

2. ИЗ ПРИКАЗА ПО ПУТИВЛЬСКОМУ ОТРЯДУ ОБ УНИЧТОЖЕНИИ В С. МАРЧИХИНА БУДА ЯМПОЛЬСКОГО РАЙОНА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ ПОЛИЦЕЙСКИХ

20 декабря 1941 г.

ПРИКАЗ № 53

§1

В ночь с 18 на 19.12. 1941 г. была проведена операция по очистке с. Мар[чихина] Буда Ямпольского района от ставленников германского фашизма - полицейских, которые терроризировали население окружающих сел, вели борьбу с партизанами. В бою убито 2 полицейских, остальные бежали в Эсмань [...]

Командир партизанского отряда (Ковпак)

Комиссар партизанского отряда ( - ) Руднев

Нач. штаба партизанского отряда (Базима)

3. ИЗ ПРИКАЗА ПО ПУТИВЛЬСКОМУ ОТРЯДУ ОБ ИЗГНАНИИ ПОЛИЦИИ ИЗ ОКРЕСТНЫХ СЁЛ

5 января 1942 г.

Ольховский (Красная Стрелица)

ПРИКАЗ №59 И§ 2.

За время стоянки отряда в Красной Стрелице с 3 по 5 января 1942 г. отрядом проведены операции по очистке сел от полицейских: Калиновка, Жиденовка, Амонь Хомутовского района*. Полйцейские, не приняв боя, бежали в райцентр Хомутовка. С немецких баз в этих селах взято 10 лошадей, 5 тонн овса, 3 тонны ячменя, 2 тонны муки [...]

Командир партизанского отряда ( Ковпак)

Комиссар партизанского отряда ( - ) Руднев

Начштаба партизанского отряда (Базима)

ЦГАООУ, ф. 63, on. 1, д. 8, л. 42. К.М.

* Территория РФ.

4. ИЗ ПРИКАЗА КОМАНДОВАНИЯ ПУТИВЛЬСКОГО ОТРЯДА (С. КОВПАК И ДР.) ОБ УНИЧТОЖЕНИИ ПОЛИЦИИ В С. ВОРГОЛ ПУТИВЛЬСКОГО РАЙОНА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ

16 января 1942 г.

Село Бруски, Путивльский район ПРИКАЗ №63 С-•] § 3.

12.01. 1942 г. по разработанному плану командования была проведена операция в с. Воргол Путивльского р[айо]на для разгрома контрреволюционной группы в количестве 25 человек, которые состояли в полиции и как ставленники германского фашизма вели борьбу против Советской власти, терроризовали население всего района, выдавали немцам партизан и расстреливали советских активных людей, оказывающих помощь партизанам, заготовляли продовольствие для немцев, вели борьбу с Шалыгинским партизанским отрядом[...]

Для полного уничтожения всех полицейских оперативным] группам* было дано задание окружить 10 домов полицейских и помещение сельсовета, где находилось полицейское управление. Каждой группе был выделен проводник.

По сигналу ракеты операция началась в 7.00. Группа окружила полицейское управление, встретила вооруженной сопротивление. В результате проведенной операции было разбито и сожжено здание

сельсовета(полицейское управление). В полицейском управлении был убит начальник полиции Вернигор Даниил Павлович, три полицейских: Грицун Алексей Яковлевич, Медведь Антон Федорович и Шевченко Егор Николаевич - были извлечены из горевшего помещения и расстреляны на улице села, как изменники Родины.

Сожжены дома активных полицейских, находящихся на окраине села - Беденко и Высоцкий [...]

ЦГАООУ, ф.63, оп.1, д.11, лл.20-22. О. Р.

* В указанной акции принимали участие оперативные группы №№

2, Зу 41 5 и 6, конная разведка, всего 77 человек. Кроме личного оружия, партизаны имели на вооружении один миномет, два станковых и шесть ручных пулеметов.

5. ИЗ ПРИКАЗА ПО ПУТИВЛЬСКОМУ ОТРЯДУ О НАПАДЕНИИ ПАРТИЗАН НА ПОЛИЦЕЙСКИЙ УЧАСТОК В С. СЛОУТА

22 января 1942 г.

д. Гута

ПРИКАЗ № 66 [~]§3

Отметить, что 22 января 1942 г. в с. Слоута была проведена операция по разгрому полиции, где принимали участие: оперативная] группа № 6 - 10 бойцов, группа №2-2 бойца и из Глуховского партизанского отряда 6 бойцов. Со стороны полицейских было оказано вооруженное сопротивление, в результате чего были убиты полицейские, жители Слоута - Цышлак Петр Григорьевич и Маринченко Яков Александрович. Дома указанных полицейских сожжены, как врагов народа [...]

Командир п[артизанского] о[тряда] (Ковпак)

Комиссар п[артизанского] о[тряда] (Руднев)

Начштаба (Базима)

ЦГАООУ, ф. 63, on. 1, д. 11, лл. 28 об. - 29. О. Р.

6. ИЗ СООБЩЕНИЯ СВЯЗНОЙ ЦК КП(Б)У М. ГЛУШКО

О ПОЛОЖЕНИИ НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ ПОЛТАВСКОЙ ОБЛАСТИ И БОРЬБЕ ПАРТИЗАН С ПОЛИЦИЕЙ

Не ранее 25 января 1942 г.

[...] Для установления связи с Полтавским обкомом партии мы шли двое - я и Хоменко Анатолия Митрофановна. Мы перешли на временно оккупированную территорию в ночь с 2 на 3 января 1942 г. В тылу противника пробыли 22 дня. [...]

[Прошли] в 4 населенных пунктах [по территории Курской, Сумской и Полтавской областей]. [...]

Вообще, нужно сказать, что там полиция все время ищет, буквально патрулирует. Это и в Рымаровке и в Максимовке, Гадячского района, Полтавской области[...]

Нам рассказали, что иве. Камышня Зеньковского района Полтавской области партизанский отряд принимал бой с немцами. Человек 20 немцев и полицейских было убито. Между прочим, наши партизаны здорово бьют полицейских.

В Московском-Бобрике, Гадячского района, Полтавской области, тоже был небольшой бой партизан с немцами. Партизаны напали на небольшую группу немцев и полицейских и уложили 6 полицейских и 3 немцев. В Московском-Бобрике немцы трупы полицейских и двух немцев изуродовали с тем, чтобы распространить слух, что это сделали партизаны.

В Веприке на Полтавщине очень большой лес, который тянется до самого Гадяча. Нам рассказывали, что в этом селе очень много партизан и поэтому на 500-600 дворов у них 112 полицейских. В полицию немцы берут добровольно, они набрали там в полицию 18 добровольцев, а когда стали активно действовать партизаны, немцы объявили дополнительный набор в полицию, добровольцев больше не нашлось, тогда остальных 94 человека были немцами назначены [принудительно]. В этом селе есть в полиции даже мальчишки, которые не призывались [в армию].

Нам рассказали, что в Веприке был такой случай: к старосте приехали партизаны, переодетые в немецкую одежду, и заявили: вы тут следите, а в лесу партизаны, идемте с нами ловить их. И вот они забрали старосту, забрали еще 11 человек полицейских и расстреляли их. Убежал только один человек, который потом и рассказал, что это были переодетые партизаны[...]

(-) М. Глушко Верно: (А. Зленко)*

ЦГАООУ, ф.1, оп.22, д.121, лл.9,12-14. К.М.

М. Зленко был заведующим организационно-инструкторским отделом ЦК КП(б)У.

7. РАПОРТ БУРГОМИСТРА И НАЧАЛЬНИКА ПОЛИЦИИ Г. КРОЛЕВЕЦ ОРГАНАМ ОХРАНЫ ТЫЛА ОБ АКТИВИЗАЦИИ ДЕЙСТВИИ ПАРТИЗАН

28 января 1942 г.

Этим доводим до вашего сведения, что за последнее время участились случаи обнаружения банд партизан. 11 января 1942 г. банда партизан, называя себя передовым отрядом Красной армии, наскочила на с. Воргол, Путивльского района (в количестве 300 человек), уничтожила 5 полицейских, сожгла их дома и т. д. Многие из партизан одеты в германскую военную форму. Подобных случаев много можно привести.

Было 2 случая взрыва партизанами железнодорожных мостов: между Терещ[енской] и Шост[кой], Терещ[енской] и Мак[ово].

На сегодняшний день партизанские банды, вооруженные автоматическим оружием, делают по селам насильственную мобилизацию и этим довели количество банды до 1000 человек, которые стоят в с. Волокитино, х[уторах] Каганьи Гута Глуховского района. С каждым днем количество партизан возрастает, что и [соз]дает серьезную угрозу нашей местности, и в частности району.

В силу сложившихся обстоятельств мы должны убедительно просить вас дать помощь германских вооруженных сил и разбить красных партизан.

Согласно изданной германской инструкции службы порядка для восстановления порядка в нашем районе нужно большое количество полицейских, которых у нас нечем вооружить, а поэтому убедительно просим вас выдать нам: винтовок - 400 шт., клинков - 100 шт., минометов - 4 шт., пулеметов - 10 шт., достаточное количество патронов и мин к миномету.

Указанное оружие просим выдать нам с указанием адреса, где можно его получить в самый краткий срок.

Бургомистр г. Кролевец ( Кортун)

Начальник полиции (Циома)

Опубл.: Сумская область в период Великой Отечественной войны.

1941 - 1945. Сборник документов и материалов. К., 1988, с.106.

8. ИЗ ПРИКАЗА ПО ПУТИВЛЬСКОМУ ОБЪЕДИНЕННОМУ ОТРЯДУ ОБ ИТОГЕ ОПЕРАЦИЙ ПО РАЗГРОМУ ПОЛИЦЕЙСКИХ И КАЗАЧЬИХ ГАРНИЗОНОВ В РАЙОНЕ ДИСЛОКАЦИИ ПАРТИЗАН

11 февраля 1942 г.

х. Новосельцы, Глуховский р[айо]н

ПРИКАЗ № 75 И §2

Отметить, что 9.2.1942 г. по заданию командования отряда, оперативной группой № 4 командир Пятышкин с 12 бойцами и помощником начальника штаба т. Курсом, была проведена операция в с. Погребки Кролевецкого района с задачей очистки села от полицейских и других ставленников германского фашизма, провести собрание с колхозниками.

Результат операции: убиты на месте боя полицейские ставленники германского фашизма:

1. Палита Валентин Пантелеевич, 1921 г. рождения, дезертир РККА, добровольно вступил в полицию и стал старшим полицейским, житель г. Кролевца, ул. Пушкина № 2.

2. Дутка Иван Куприянович, 1921 г. рождения, заместитель старшего полицейского, вступил в полицию добровольно, житель с. Погребки, Кролевецкого района.

3. Корбут Климентий Яковлевич, 1876 г. рождения, житель Кролевца, организатор полиции в с. Погребки, агитировал за хранение царских и Керенских денег и у него обнаружено денег царских - 1400 руб. и ке- ренских - 2400 рублей.

Разгромлено полицейское управление и управление старосты села. Разрушена телефонная связь, соединяющая с. Погребки с с. Локней и Кролевцем. Взорвана гранатами хата полицейского. Проведено собрание с колхозниками, на собрании присутствовало 450 человек. Взяты трофеи: 2 русских винтовки, 1 полуавтомат, 1 телефонный аппарат, изъято денег 413 рублей, 4 пилы, 4 топора, 3 шубы, 3 пары белья, 2 шинели, 30 кг сала, 1 гармошка, 3 пуда вовны и документы полицейского управления и управления старосты села, 15 кабанов и 10 возов сена.

При переезде оперативной группы с. Погребки в с. Зазирки, в лесу с 20 рубщиками дров, было проведено собрание т. курсом и разъяснено, что дрова они заготавливают немцам, рубщики дали обещание, что они больше заготавливать дров не будут и разошлись по домам. Ответственный за операцию т. Курс.

§3

Отметить, что 9.2.1942 г. оперативной группе № 3 командир

Карпенко с 22 бойцами и № 5 командир т. Кириленко с 17 бойцами, командованием отряда было дано задание провести операцию в с. Локня с целью уничтожить оставшихся после разгрома в с. Зазирках "украинских казаков" и полицейских. Разрушить телефонную связь между Локней и Кролевцом, провести с колхозниками собрание и разъяснить, что хлеб, имеющийся в колхозных амбарах, должен быть разобран колхозниками, прекратить сбор заготовок для немцев. Ответственность по проведению операции т. Кириленко.

Результат операции:

Украинские казаки и полицейские при их окружении оказали вооруженное сопротивление. В бою было убито десять казаков и два взяты в плен. Со стороны оперативной группы № 3 был легко ранен командир группы и. Карпенко Ф.А. и с оперативной группы № 5 боец Носов Михаил. Раненым была оказана медицинская помощь и направлены в расположение отряда. Разгромлено полицейское управление и управление бургомистра села. Разрушена телефонная связь между с. Локня и г. Кролевец. Проведена беседа с колхозниками о положении на фронтах, борьбе с немцами в тылу. Предложено председателю колхоза раздать весь имеющийся в амбарах хлеб и скот, который находится в колхозных дворах. Сожжена хата полицейского, который, убегая из села, пристрелил одну девочку 7 лет и другую 12 лет.

Трофеи операции:

Лошадей 4 штуки, 5 седел, 14 винтовок, 500 штук патронов, пулеметных лент с патронами 2 штуки, 1 диск для пулемета с танкетки, 4 пары валенок, изъято6780 рублей, изъято документы из двух колхозных контор полицейского управления и управления бургомистра села,

1 телефонный аппарат.

Бойцам и командирам проявивших себя в бою в с. Локня по уничтожению ставленников германского фашизма и "украинских казаков" и полицейских - ОБЪЯВЛЯЮ БЛАГОДАРНОСТЬ:

Командиру оперативной группы № 5 Кириленко и бойцам Тютереву, Носову, Сердюк, Ведишкину и Ефремову, командиру оперативной группы № 3 т. Карпенко, зам. командира т. Сухоцкому и политруку т. Руденко [...]

Командир партизанского отряда (Ковпак)

Комиссар партизанского отряда ( - ) Руднев

Начальник штаба партиз[анского] отряда (Базима)

9. ПРИКАЗ ПО ПАРТИЗАНСКОМУ ОТРЯДУ ЧЕРВОННОГО РАЙОНА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ О РАЗГРОМЕ ПОЛИЦИИ В Г. ХУТОР-МИХАЙЛОВСКИЙ

22 февраля 1942 г.

Хинель, лесокомбинат ПРИКАЗ № 58

В честь ознаменования 24-й годовщины рабоче-крестьянской Красной армии, группа партизанского отряда Червонного района под командыванием командира группы капитана тов. НАУМОВА совместно с партизанским отрядом Ямпольского района и партизанским отрядом капитана тов. ГУДЗЕНКО 21 февраля 1942 г. совершила налет на полицию Хутор-Михайловский, Ямпольского района.

В результате налета (операции) партизанами уничтожено 14 человек полицейских, из них поймано живыми и после расстреляно 6 человек.

Полиция принимала бой, но ударами партизан была рассеяна и в панике бежала, оставив на поле боя трофеи: 4 миномета, один ручной и 4 станковых пулемета, 80 винтовок, партизаны сожгли 2 вагона со скатами для автомашин, уничтожена одна пушка и 2 автомашины.

Наших потерь не было.

Командир партизанского Комиссар партизанского отряда

отряда ст. лейтенант (ЛУКАШОВ)

(ИВАНОВ)

ЦГАООУ, ф. 130, on. 1, д. 642, л. 44. О. М.

10. ТЕЛЕФОНОГРАММА КОМАНДИРА ГРУППЫ ПОЛЕВОЙ ПОЛИЦИИ № 721 МЮЛЛЕРА НАЧАЛЬНИКУ ТАЙНОЙ ПОЛЕВОЙ ПОЛИЦИЕЙ В ТЫЛОВОЙ ЗОНЕ ГРУППЫ АРМИЙ "ЮГ" О МЕРОПРИЯТИЯХ ПО ПОИМКЕ ПАРАШЮТИСТОВ

2 марта 1942 г.

Печать: "Руководящий] директор полевой полиции

При командующем] т[ыловой] з[оной] гр[уппы] ар[мий] [неразб.]"

Телефонограмма группы 721 (командир полевой полции Мюллер)

от 2.3.1942,18.30

По сообщению отделения в Ромнах два новых парашютиста были арестованы милицией в Коровинцах. Ещё 6 парашютистов арестованы милицией Недригалова. Один парашютист застрелен. Следующие 9 парашютистов разыскиваются. Конная милиция из Ромн находится на

задании по захвату 9 следующих парашютистов.

ФА-ВА, Ф. RH 22, д. 24. Листы в деле не пронумерованы. К. М. Н. я.

11. ИЗ ЗАПИСКИ ОХРАННОЙ ДИВИЗИИ ВЕРМАХТА О БОРЬБЕ С ПАРТИЗАНАМИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1942 Г.

Не ранее 28 мая 1942 г.

Партизаны

[...]

В марте партизаны главным образом обнаружены севернее и северо- восточнее Миргорода. 21.3 около Романовки, 33 км к северо-востоку от Миргорода в борьбе мужду украинской вспомогательной полицией и партизанами 3 бандита убиты, 1 взят в плен. Украинская вспомогательная полиция потеряла 2 убитых и 2 раненых. К дальнейшим оперативным мероприятиям относительно этого события была привлечена т[айная] п[олевая] п[олиция], также как и к ликвидации маленькой группы бандитов, которые 23.3 появились к северу от Миргорода.

Таким образом, дивизией установлено, что в её зоне ответственности никаких диверсий на железных дорогах, шоссе, улицах, мостах и т.п. партизанами и парашютистами не производится, поскольку с помощью хорошей службы осведомления, т[айной] п[олевой] п[олиции], и энергичному участию украинской вспомогательной полиции почти всегда удавалось определить и обезвредить бандитов непосредственно после их первых выступлений. [...]

13.4 получено сообщение о партизанах в количестве около 10 человек около Вышнего Булатца, 10 км западнее Лубн. Совместно [охранными] войсками, т[айной] п[олевой] п[олицией] и украинской вспомогательной] по[лицией], эта группа 18.4 около Хорошки, 15 км севернее Лубн, была подвергнута нападению. Банда ожесточённо оборонялась на полуострове, охватом около 6 км. Потери немецкой стороны: 1 комиссар т[айной] п[олевой] п[олиции], 1 секретарь т[айной] п[олевой] п[олиции], многие [служащие] вспомогательной] по[лиции] убиты, 1 офицер и 1 мужчина ранены. Противнику удалось под защитой ночи уйти. Поскольку силы не были достаточными, со стороны дивизии был послан батальон. В последующие дни 6 участников банды были застрелены, 3 других взяты в плен. Помимо того выявлено 12 молодых людей, находившихся под подозрением в проведении шпионажа. [...]

25.4 около Дейкаливки, 12 км южнее Синькива, выявлены 5 парашютистов. Первоначально им удалось после перестрелки оставить оружие, 1 мешок, полный взрывчатки и багажа, и уйти. В последующее

время до 7.5 включительно в ходе тяжёлого преследования они были уничтожены. У них была задача взрывать железнодорожную линию Полтава-Харьков или грузовые поезда уничтожать с помощью мин, [парашютисты] были хорошо вооружены.[...]

19.5 было получено сообщение, что украинская вспомогательная полиция около Плешивец, 18 км к северо-востоку от Гадяча, ведёт бой с парашютистами. Части 2[-й роты] ох[ранного] бат[альона №] 416 были посланы на усиление. Перестрелка привела к тому, что 2 немецких солдата и 2 [служащих] вспомогательной] по[лиции] были ранены. В темноте парашютисты всё же смогли уйти, поскольку полное оцепление большого лесного массива было невозможным. В последующие дни всё же удалось у Кнышёвке, 15 км к северо-западу от Гадяча, застрелить политрука этой группы. Позднее выступлений этой банды не было отмечено. Можно считать, что после уничтожения политрука желание выполнять задачу было сломано и банда разбрелась.[...]

Опыт

Если обобщить опыт первого полугодия 1942 г., можно утверждать следующее

А. Партизаны

[...] 3) Меры по противодействию

а) Обыск соответствующих населённых пунктов т[айной] п[олевой] п[олицией] и войсками.

б) Тщательный допрос взятых в плен партизан для определения всех остальных членов банды.

ц) Сильное участие украинской вспомогательной полиции, которая в значительной мере без особых наставлений нападала на эти партизанские гнёзда и вычищала их[...]

Ц. Борьба

Как и ранее, нецелесообразно против выступлений маленьких партизанских групп посылать крупные военные части. Украинская вспомогательная полиция совместно с т[айной] п[олевой] п[олицией] до настоящего времени полностью удавалось, эти единичные группы охватить и уничтожить.

По-другому в случае с парашютистами. Здесь есть опасность, что из-за длительного ожидания приземлившиеся посредством их рации имеют возможность передать важные сведения.

Особенно важны в смысле принесения успеха в борьбе показали средства, что все без исключения расположенные вокруг места приземления части, п[олевая] к[омендатура] оповещает и приводит в состояние повышенной готовности.

12. ИЗ ОТЧЁТА ПОЛЕВОЙ КОМЕНДАТУРЫ № 194

КОМАНДУЮЩЕМУ ТЫЛОВОЙ ЗОНОЙ ГРУППЫ АРМИЙ "ЮГ" О СИТУАЦИИ И БОРЬБЕ С ПАРТИЗАНАМИ ЗА ПЕРИОД С 15 МАЯ ПО 11 ИЮНЯ 1942 Г.

11 июня 1942 г.

Полевая комендатура (V) 194 М[есто] расположения], 11 июня 1942

Ж[урнал] От[чётов] Nr. 896/42

Командующему генералу охранных войск и коменданту тыловой зоной группы армий "Юг", отд[ел] 1а и VII.

Относительно]: Отчёт о ситуации за период с 15 мая по И июня 1942 г.

а) Политическая ситуация, настроение и позиция населения.

Зона [ответственности] полевой комендатуры (V) 194 показала себя за отчётный период с 15 мая до 11 июня всё также как "в целом умиротворённая". Область севере Щорса свободна от партизан. Некоторые партизаны всё ещё появляются на северной оконечности районов Городня, Щорс, Корюковка и Холмы, но речь идёт исключительно о тех, которые приходят из приграничных районов зоны группы армий "Центр".

Слабые силы партизан, примерно 30-40 человек, ещё держатся в области около Корюковки и Холмов; они появляются время от времени мельчайшими группами. Так появились в ночь с 13 на 14.5 три партизана в деревне Андроники западнее Корюковка и расстреляли

1 крестьянина; 15.5 пришли 4 партизана, одного из которых смог застрелить полицейский, в то время как остальные бежали. Около 30 партизан в начале июня творили бесчинства на территории к северу от Холмов, где они появлялись в различных населённых пунктах, грабили и разбойничали; они были обнаружены 9.6 полевой жандармерией, группой венгров и группой вспомогательной] ох[райнной] ко[манды] около Рейментаровки, и бежали, оставив одного убитого, от складов боеприпасов и продовольствия; сразу же было предпринято преследование, но вечером оно было прекращено из-за сложностей, вызванных болотистой, близкой к непроходимой лесистой местности.

Равным образом только слабые силы, около 30 мужчин, появляются в районе Костобора на железной дороге Новгород-Северского. Эта банда убила бургомистра Ферубкина, юго-западнее Костобора, награбила в различных населённых пунктах большое количество продуктов питания и скота, утащила многих жителей деревень в возрасте от 20 до 30 лет и тут же скрылась в близлежащих лесах. Посланные венгер[ские] силы не смогли их разыскать.

В остальном партизаны появляются время от времени на северо- восточной оконечности зоны ответственности полевой комендатуры, разумеется, здесь, иногда в значительном количестве, часто несколько сотен, из тыловой армейской области восточнее Десны и по эту сторону Десны, во время более или менее краткого пребывания в населённых пунктах основательно снабжают себя продуктами питания, зерном и скотом, и потом отходят на восток. В начале июня они вторглись до Гремяча и находились в северной части города много дней, до тех пор, пока собранная вместе полиция не отбросила их назад за Десну.

[...]

(Подпись неразб.)

Старший лейтенант и комендант

ФА-ВА, Ф. RH 22, д. 203, л. 97-98. О. М. Н. я.

13. АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЗАПИСКА НАЧАЛЬНИКА ПОЛЕВОЙ КОМЕНДАТУРЫ № 197 В Г. НЕЖИНЕ ПОЛТАВСКОЙ ОБЛАСТИ КЕФЕРА О БОРЬБЕ С ПАРТИЗАНАМИ

[Середина] 1942 г.

Опыт по борьбе с бандами

Для того, чтобы достичь в борьбе с бандами полного успеха, каждая операция должна проводиться молниеносно и незамедлительно. Многократно было установлено, что партизаны обладали очень хорошей шпионской сетью, предположительно также с помощью радиостанций, так что каждая операция и сосредоточение охранных войск очень часто остаются безуспешными, поскольку заблаговременно оповещённые партизаны сменили своё укрытие.

Нехватка недостаточных по своему количеству охранных войск не может привести к желаемому успеху при операциях по зачистке, поскольку партизаны из-за своего хорошего знания местности используют каждую брешь в окружении, чтобы уйти от преследования.

Наши охранные войска в сравнении с партизанами недостаточно вооружены. Для успешной борьбы с партизанами войска должны обладать большим количеством автоматического и тяжёлого вооружения. Использование небольших подразделений возможно, но они должны быть обеспечены вооружением, таким как автоматы, миномёты, огнемёты и т.д.

Было бы целесообразно все подразделения обеспечить вьючными животными, которые могут сопровождать [бойцов] на любой местности. При больших антипартизанских операциях всё время не хватало артиллерии. Партизаны устроили свои убежища в труд- недоступных болотистых местах, поэтому желательно, что каждое задействованное подразделение имеет в своём распоряжении артиллерию, желательно горную.

Каждая часть, задействованная в обеспечении безопасности, должна включать в свой состав находящееся в постоянной боевой готовности [подразделение], вооружённое сообразно вышеуказанному опыту, численностью около 30 мужчин.

Такие коммандос могут быть созданы при местных комендатурах из [украинских] ох[ранных] ко[манд] и вспомогательной] по[лиции], и подчиняться наличествующей полевой жандармерии.

При каждой операции должны быть использованы люди [из] вс[помогательной] по[лиции] поражённой округи, которые приспособлены только для разведки и дозорной службы.

Отряды должны быть по возможности оснащены рациями, но особенно обильно боеприпасами, поскольку цет возможности их пополнения.

Прошлый опыт показал, что отдельные партизанские банды преимущественно организованы и руководимы специально подготовленными парашютистами. Поэтому очень важно тотчас обезвредить приземлившихся парашютистов. Это достижимо только тогда, если после наблюдаемого прыжка сразу же предпринято преследование. Если, как во время операции, предпринятой в конце июня около Ново Басана, между выброской парашютистов, о котором сообщалось, и началом операции ушло несколько дней, успех не ожидается.

фон Кефер Полковник и полевой комендант

ФА-ВА, Ф. RH 22, д. 173, л. 45. О. М. Н. я.

14. ИЗ ПРИКАЗА ПО ПУТИВЛЬСКОМУ ОБЪЕДИНЕННОМУ ОТРЯДУ ОБ УНИЧТОЖЕНИИ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТОВ В РАЙОНЕ ДИСЛОКАЦИИ ПАРТИЗАН

2 июля 1942 г.

Н[ово]-Слободской лес

ПРИКАЗ № 144

[•••]§ 8.

[...] 1. Глуховским п[артизанским] о[трядом] проведена операция в с. Кориж, где была разогнана местная полиция и взорван мост через р. Сейм [...]

[...] 4. Путивльским п[артизанским] о[трядом] взорван Макшевицкий паром, уничтожена связь со стороны г. Путивль на 1 км, порван канат парома. Проведены операции по очистке сел от полиции и контрреволюционного элемента в селах: Бояро-Лежачи, Мануховка, Юрьево, Волынцево, Линово, Н.-Слобода, Калищи, Ивановка.

При проведении операции в указанных селах убиты враги народа, ставленники германского фашизма, оказавшие вооруженное сопротивление:

I. Синолиенко - староста с. Мануховка.

4. Кошелев П.Н. - староста с. Калищи.

3. Воробьев А.Д. - учитель с. Линово.

4. Чумаков Егор Никитич, староста Бояро-Лежачей.

5. Семенов Ив. Ив. - староста

6. Листратенко С. Еф. - секретарь

7. Манжоров М.Д. - тайный полицейский.

8. Кирилин Григорий Антонович - житель х. Щекин.

9. Бирюков Василий Козьмич - Н.-Слобода.

10. Черняков Трофим Иванович

II. Черняков Михаил Иванович

12. Коровин Петр Николаевич

13. Суродеев Николай Григорьевич, Алтайский край, Краголиенского района, с. Среднекрасный.

14. Черняков Вас. Кондратьевич, с. Юрьево.

15. Смитюхов Иван Афанасьевич, с. Юрьево.

Командир Комиссар

Объединенного] п[артизанского] Объединенного]

о[тряда] (Ковпак) п[артизанского] о[тряда]

(-) Руднев

Начальник штаба (Базима)

ЦГАООУ, ф. 63, on. 1, д. 8, лл. 208-210. К.М.

15. ИЗ ИТОГОВОЙ СВОДКИ О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГЛУХОВСКОГО ОТРЯДА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ* ОБ УНИЧТОЖЕНИИ В БОЯХ КАЗАКОВ И ПОЛИЦЕЙСКИХ ЗА ПЕРИОД С 27 АВГУСТА 1941 Г. ПО 7 АВГУСТА 1942 Г.

Не позже 7 августа 1942 г.

[...] В боях уничтожено украинских казаков и полицейских 74 чел[овека]** при очистке Глуховского р[айо]на от немецких оккупантов и изменников Родины, и в других районах [...]

Командир Глуховского п[артизанского] о[тряда] (П. Кульба)

Нач. штаба (подпись)

ЦГАООУ, ф. 63, on. 1, д. 47, л. 1. О. М.

* Отряд входил в Сумское соединение С. Ковпака.

* * Отрядом за указанный период, согласно статистике самого отряда, уничтожено 261 немец, мадьяр и румын.

16. ИЗ ИТОГОВОГО ДОКЛАДА КОМАНДОВАНИЯ КРОЛЕВЕЦКОГО ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ* О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА ПЕРИОД С 28 АВГУСТА 1941 Г. ПО 7 АВГУСТА 1942 Г.

7 августа 1942 г.

[...] За это же время Кролевецким партизанский отряд уничтожил: [...] мадьярских офицеров - 23, мадьярских солдат - 408, немецких офицеров - 4, немецких солдат - 13, казаков - 65, полицейских и др[угих] врагов народа - 84, ранено противника более 300 чел[овек] [...]

Командир Комиссар

Кролевецкого п[артизанского] о[тряда] Кролевецкого п[артизанского]

(Кудрявский) о[тряда]

(Токарь)

ЦГАООУ, ф.63, оп.2, д.49, л.36 об. О. Р.

* Отряд входил в Сумское соединение С. Ковпака.

17. ИЗ ИТОГОВОГО ДОКЛАДА О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБЪЕДИНЕННОГО ОТРЯДА "СЕДОЙ" ПОД КОМАНДОВАНИЕМ С. КОВПАКА ЗА ПЕРИОД С 6 СЕНТЯБРЯ

1941 Г. ПО 6 АВГУСТА 1942 Г. О БОРЬБЕ ПАРТИЗАН С ПОЛИЦИЕЙ

Не ранее 8 августа 1942 г.

[...] 4. 8 января 1942 г. объединенными силами Путивльского и Эсманского отрядов разгромлена полиция и комендантское управление немцев в районном [центре] с. Эсмань Сумской области. В бою уничтожено 9 немцев и 11 полицейских [...]

5. 24 января 1942 г. в Слоутских лесах, деревня Гутка, Глуховского района, разбит и обращен в бегство карательный отряд из 80 человек немцев и 20 полицейских. В бою убито 8 немцев [...]

6.24 февраля 1942 г. в с. Дубовичи, Глуховского района, объединенными силами Путивльского, Глуховского и Шалыгинского п[артизанских] о[трядов] под командованием Ковпака и Руднева разбит карательный отряд из 500 мадьяр и 200 полицейских. В бою противник потерял до 150 человек убитыми Г...]

7. 28 февраля 1942 г. в с. Веселое, Шалыгинского района, объединенными силами Путивльского, Глуховского и Шалыгинского п[артизанских] о[трядов] под командованием Ковпака и Руднева разбит и рассеян 32 полк 105 дивизии в количестве 1200 человек мадьяр и 200 полицейских... В результате 11-ичасового напряженного боя карательный отряд был разбит и в панике бежал, оставив на поле боя свыше 600 убитыми солдат и офицеров [...]

Командир Комиссар п[артизанских]о[трядов]

объединенных п[артизанских] Полковой комиссар

о[трядов] Сумской обла[сти] (- ) Руднев

(С. Ковпак)

ЦГАООУ, ф.63, оп.1, д.4, л.4. О. М.

18. ИЗ СВОДНОГО ОТЧЁТА О БОРЬБЕ С ПАРТИЗАНАМИ МЕСТНОЙ КОМЕНДАТУРЫ № 268 В ШОСТКЕ (СУМЩИНА)

27 сентября 1942 г.

Полевая комендатура I (V) 268

Полевая жандармерия - Шостка, 27 сент[ября} 1942 г.

Сводная тетрадь

об опыте по борьбе с бандами

№ День Нападения и другая деятельность бандитов Опыт по борьбе с бандами

[...]

4 7.9

[1942] Группа т[айной] п[олевой] п[олиции №] 708 сообщает: 7.9.[19]42 около 19 часов пришли 35 партизан из Змобарёвки в Фотевиж. В Фотевиже борьба с укр[аинской] вс[помогательными]ох[ранными командами] и вспомогательной] по[лицией]. 1 участник вспомогательной] ох[ранной команды] ранен, один пропал без вести. 1 трактор и 1 молотилка подожжены.

№ День Нападения и другая деятельность бандитов Опыт по борьбе с бандами

5. 6.9 Сообщение Т[айной] п[олевой] п[олиции]: в 6 часов утра боевой выход командированной команды Хутора-Михайловского в деревню Подыводье, которая была занятой сильной бандитской группой.

В операции приняли участие 150 человек: венгерские] гусары и вспомогательная] по[лиция]. Деревня зачищена от бандитов. 7 бандитов застрелены, некоторое количество ранено. 21 человек во время зачистки села арестовано.

В послеобеденное время 6.9 в Подыводье ворвались 16 вооружённых бандитов, утащили с собой в лес 10 человек, известных дружественным отношением к немцам, а также расстреляли 3 [служащих] вспомогательной] по[лиции]. Бандиты предложили командированной команде тотчас отпустить 21 арестованных, [угрожая, что] в противном случае 10 жителей Щодыводья] будут расстреляны. За двух отпущенных командированной командой они со своей стороны отпустят одного уволоченного. Сообщение в п[олевую] комендатуру]

6. 31.8 В ночь на 31.8 были 70 бандитов в населённом пункте Степановка, 21 км юго-вост[очнее] Ямполя, взять продукты питания и зерно. На тревогу вспомогательной] по[лиции] из соседних Княжичей внезапно напали 28 [служащих] вс[помогательной] по[лиции], из-за чего бандиты обратились в бегство, оставив битую птицу и телеги, гружёные зерном. Несколько [служащих] вспомогательной] по[лиции] благодаря смелым и решительным действиям достигли успеха

№ День Нападения и другая деятельность бандитов Опыт по борьбе с бандами

7. 5.9 В ночь на 5.9 сильная банда (около 300 мужчин, вкл[ючая] 50 всадников) напала на местечко Марчихина Буда с трёх сторон, при поддержке одного орудия (кал[либр] 76 мм). Вспомогательная] по[лиция] вынуждена была отступить в одну из частей населённого пункта. Борьба продолжалась до 3 утра. Бандиты снова отступили на восток в направлении Хинеля. Снаряды попали в 4 дома, из-за чего один загорелся. Ещё 2 дома [служащими] вспомогательной] по[лиции] были подожжены полицейскими. 1 полицейский погиб, 2 тяжело ранены. Кроме того, 2 гражданских лица расстреляны, 1 ранен. Бандиты также понесли потери, число которых, однако, не известно.

Бандиты хотели захватить складированное в деревне зерно, что, однако, благодаря обороне вспомогательной] по[лиции] было предотвращено. Сообщение в венг[ерскую] див[изию] и п[олевую] к[омендатуру]

Благодаря отважному поведению вспомогательной] по[лиции] бандиты, несмотря на большое превосходство, не смогли реализовать план награбить зерна.

[...]

ФА-ВА, Ф. RH 22, д. 175, лл. 39 и об. О. М. Н. я.

19. РАДИОГРАММА КОМАНДИРА ЧЕРНИГОВСКОГО СОЕДИНЕНИЯ А. ФЕДОРОВА НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ ОБ ИТОГАХ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ С 12 АВГУСТА ПО 29 СЕНТЯБРЯ 1942 Г.

2 октября 1942 г.

Вход[ящий №] 252

СТРОКАЧ

С 12 августа по 29 сентября [1942 r.J отрядом убито 190 солдат и офицеров противника, 76 полицейских. Разгромлена городская управа [с.] Гордеевка, убит комендант, бургомистр, штаб полиции.

Уничтожен спиртзавод - 3 тыс. литров. 800 т продуктов, маслозавод,

3 продуктовых склада, 3 тыс. пудов сена, 12 тракторов, б автомашин. Сожжено 2 моста.

2.10.1942 г. (-) Федоров

На радиограмме резолюция: "В сводку. 12.10 (Строкач)"

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 1268, л. 113. К. Р.

20. ИЗ ОТЧЕТА ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА

СЕРЕДИНО-БУДСКОГО РАЙОНА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ ПОД КОМАНДОВАНИЕМ И. * ФЕДОРОВА* О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА ПЕРИОД С 26 МАРТА ПО 10 ОКТЯБРЯ 1942 Г.

Не ранее 10 октября 1942 г.

[...] .

1. Проведено операций - 38.

2. Убито противника:

Немецких оккупантов - 370.

Полиции - 149.

3. Ранено противника - 480.

4. Взято в плен:

Немецких оккупантов - 22.

Полиции - 60.

5. Трофеи [взятые у] противника:

Минометов - 4

Пулеметов -10

Винтовок - 52

Патронов - 28,5 тыс.

Гранат - 54

Револьверов -14[...]

ЦГАОО Украины, ф.65, оп.1, д.91, л.11. К.Р.

* Отряд входил в соединение А. Сабурова, которое до конца октября

1942 г. действовало на территории Сумской области и приграничных районов РФ. Предположительно автор отчёта И. Фёдоров и составлен он для А. Сабурова, хотя подпись и адресат в документе отсутствуют.

21. ИЗ ОТЧЕТА КОМАНДОВАНИЯ ЯМПОЛЬСКОГО ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА ПЕРИОД С ФЕВРАЛЯ ПО 10 ОКТЯБРЯ

1942 Г.

Не ранее 10 октября 1942 г.

[...] 1. 17.02. [19]42 г. группа бойцов в составе 7 человек рассеяла полицию в с. Никитовка, в котором захвачено 13 винтовок, 2 револьвера, к группе присоединилось 18 бойцов из мирного населения.

2. 18.02[19]42 г. группа бойцов нашего отряда, 10 человек Эсманского отряда и 10 чел[овек] Севского отряда расеяли полицию в с. М[арчихина]

Буда и захватили некоторое вооружение и продовольствие.

3.20.02. [ 19]42 г. отряд совместно с группой бойцов капитана Нудзенко и группой Эсманского отряда с боем заняли крупный ж[елезно] д[орожный] узел и раф[инадный] завод м. Хутор Михайловский. Убили 20 полицейских; захвачено 3 миномета с минами, 3 исправных и один неисправный станковые пулеметы, 5 ручных пулеметов и более

20 винтовок.

.4. 25.02. [19]42 г. наш отряд с групой бойцов капитана Гудзенко и Эсманского отряда вел бой с полицией в селах Княжичи, Гирино, Никитовка. Убито 13 полицейских. Захвачены трофеи.

[...] 7. 5-7 марта 1942 г. группа бойцов [ртряда] в с. Никитовка Ямпольского района иве. Степановка захватила и расстреляла 4 полицейских и 1 старосту. Забрано 2 автомата и несколько винтовок.

8. 8.03. [19]42 г. группа бойцов в составе 45 человек выехала в с. Свесса, Ямпольского района, где рассеяно полицию, захвачено 10 тыс. винтовочных и ППД патронов и некоторое вооружение.

9. С 8 по 19.03. [ 19]42 г. отрядом велась разведка в селах М[арчихина]- Буда, Никитовка, Х[утор] Михайловский, Ямполь, Степановка и ряд других населенных пунктов. За это время уничтожено полицейских и старост 9 человек, захвачено несколько винтовок и боеприпасы[...]

[...] В результате за отчетный период убито:

- немецко-мадьярских солдат и офицеров - 551.

Из них командного состава - 4.

Полицейских и старост - 106.

Ранено:

Немецко-мадьярских солдат и офицеров 215.

Полицейских - 2.

Взято в плен немцев и мадьяр - б[...]

Командир Комиссар

Ямпольского партизанского отряда Ямпольского партизанского (Гнибеда) отряда (Красняк)

Начальник штаба отряда (Пушко)

ЦГАООУ, ф. 130, on. 1, д. 85, лл. 5-6. О. М.

22. РАДИОГРАММА НАЧАЛЬНИКА ОПЕРАТИВНОЙ ГРУППЫ УШПД ПО СУМСКОЙ ОБЛАСТИ Я. МЕЛЬНИКА НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О ДЕЙСТВИЯХ ПАРТИЗАН

27 октября 1942 г.

ШИФРОВКА ВХ. № 339

Начальнику Украинского штаба партизанского движения

Тов. Строкачу

Без боев передислоцировались в Ямпольский район село Радионовка. В пути следования уничтожили старосту села Журавка и трех полицейских.

В Белинском сельсовете захвачен склад с зерном 20 тонн, роздано населению.

Минирован тракт Ямполь - хутор Михайловск.

Ведем разведку вглубь области.

(-) Мельник.

На бланке резолюция: "Тов. Погребенко. Нужно толковую справку о передислоцировании. 28.10. (Строкач) "

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 1270, л. 38. К.М.

23. ИЗ ПРИКАЗА ПО СУМСКОМУ СОЕДИНЕНИЮ О БОЯХ С ПОЛИЦИЕЙ ВО ВРЕМЯ СТАЛИНСКОГО РЕЙДА

31 октября 1942 г.

М. Гута, Понорницкого р[айо]на [Черниговской области]

ПРИКАЗ № 199

Операции проведенные Группой п[артизанских] о[трядов] Сумской области за время рейда с 25.10.42 г. по 01.11.42 г.

§1.

В ночь с 27 мая на 28.10.42 г. оперативными] группами №№ 2, 7 и 1

проведена операция на станции Ямполь [...]

Результаты операции:

1) Сожжено 12 скирд сена весом до 1 тыс. тонн.

2) Сожжен 1 склад ржи 70 тонн.

3) Сожжено 3 вагона с зерном 48 тонн.

4) Подожжен склад с овощами 73 тонны.

5) Взорвана водокачка и 4 стрелки перевода.

6) Убито 3 полицейских.

Трофеи: 1 карабин, 2 двуствольных ружья, одна лошадь с повозкой [...]

§3.

27.10.42 г. очищены от полиции х. Дорошенков (до 30 чел.). 28.10.42 г. очищены от полиции с. Палеевка, х. Червона Дубрава, Ямпольского района, с. Усок [...]

§6.

30.10.42 г. Глуховским п[артизанским] о[трядом] при очистке с. Ревутницы, Кролевецкого района, произведен бой с полицией г. Кролевец. В бою захвачены трофеи: 1 станковый пулемет "Максим",

3 тыс. патронов, 8 лент, 1 ротный миномет и 50 ротных мин, 1 ручной пулемет [...]

Ударная группа в составе Шалыгинского п[артизанского] о[тряда] и оперативной] группы № 8, за время 29.10.42 г., 30 и 31.10.42 г. [...] во время движения через населенные пункты Ревутница, Червонный Лукнов, Больное, Черешенки, Вишенки, Савинки и Городище провели три боя с казаками и полицией.

Уничтожено казаков и полицейских 10 чел[овек]. Взяты трофеи: 1 ст. пулемет "Максим", 960 патронов, 6 винтовок, 81 мина к ротному миномету, 4 лошади, 3 повозки, 1 седло, 3 велосипеда. Уничтожен 1 трактор. Уничтожена связь полиции Ревутница - Райгород [...]

Командир Комиссар

Группы партизанских отрядов Группы партизанских отрядов

Сумской области Сумской области

Герой Советского Союза Полковой комиссар

(С.Ковпак) (- ) Руднев

Начальник штаба Группы партизанских отрядов (Базима)

24. СВЕДЕНИЯ 2-ГО БАТАЛЬОНА СУМСКОГО СОЕДИНЕНИЯ О РАЗГРОМЕ КУСТОВ ПОЛИЦИИ В РЯДЕ СЕЛ КРОЛЕВЕЦКОГО РАЙОНА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ

31 октября 1942 г.

28.10.42 г. освоено с. У сок, роздано населению 200 т хлеба.

29.10.42 г. разгромлено полицию в с. Слоуте, убито 5 полицейских, роздано населению 620 цен[тнеров] хлеба.

30.10.42 г. в бою [за] с. Ревутницы Кролевского р[айо]на б[атальо] н, освоив село, уничтожил 10 полицейских, автомашину, мотоцикл. Изъяты трофеи: стан[ковый] пулемет, 8 лент, р[отный] миномет, 50 мин.

Проведено собрание [населения], роздано 640 цен[тнеров] хлеба, из них развезено автомашиной 30 %.

Наши потери: 2 чел[овека] убитых, раненных 9 чел[овек].

.СКАН . АМ№)УйМ

31.1-.42 г.

Начштаба

(Лисица)

ЦГАООУ, ф. 63, on. 1, д. 72, л. 119. О. М.

25. ИЗ ОТЧЕТА КОМАНДОВАНИЯ 1-ГО ХАРЬКОВСКОГО ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА ИМ. КОТОВСКОГО О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА ПЕРИОД С 13 АВГУСТА 1941 Г. ПО 1 НОЯБРЯ 1942 Г.

Не ранее 1 ноября 1942 г.

[...] За отчетный период в вверенном мне п[артизанском] отряде провел 91 операцию в тылу врага, попадая на его коммуникации, сопровождавшиеся жестокими боями.

За этот период в боях и засадах убито:

Немецких солдат и офицеров - 658 челГовек],

Изменников Родины полицейских и старост - 475 чел[овек].

Всего - 1133 чел[овека] [...]

Командир пГартизанского] отряда {Воронцов)

Нач[альник] штаба (Васецкий)

ЦГАООУ, ф.130, оп.1, д.75, л.23 об. О. Р.

* Отряд действовал на территории Сумской области.

26. ИЗ ПРИКАЗА ПО СУМСКОМУ СОЕДИНЕНИЮ ОБ ИТОГАХ ОПЕРАЦИИ ПО УНИЧТОЖЕНИЮ ПОЛИЦИИ В С. Н. БОРОВИЧИ

6 ноября 1942 г.

ПРИКАЗ №204

Операции, проведенные Группой п[артизанских] о[трядов] Сумской области с 1 по 5 ноября 1942 г. [...]

§3.

[...] Для очистки Н. Боровичи от полиции группе Шалыгинского п[артизанского] о[тряда] была придана 8-я группа и одна группа Глуховского п[артизанского] о[тряда].

Очистку с. Н. Боровичи от полиции группа закончила к 22.00 и отряд пошел через с. Н. Боровичи по намеченному маршруту. Отрядом уничтожено 6 полицейских, порвана связь 400 м. Взяты трофеи: и ручной пулемет [...]

Командир Комиссар

Группы п[артизанских] о[трядов] Группы п[артизанских] о[трядов] Сумской области Сумской области

Герой Советского Союза Полковой комиссар

(С.Ковпак) (-) Руднев

Начальник штаба группы партизанских отрядов (Базима)

ЦГАООУ, ф. 63, on. 1, д. 15, л. 7. К.М.

28. ИЗ РАПОРТА НАЧАЛЬНИКА ШТАБА ОТРЯДА ИМ. 24-Й ГОДОВЩИНЫ РККА СОЕДИНЕНИЯ А. САБУРОВА О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВО ВРЕМЯ СТАЛИНСКОГО РЕЙДА

7 ноября 1942 г.

РАПОРТ

Доношу, что отрядом им 24-й годовщины РККА за время рейда с 26- го [октября] по 7.11. [19]42 г. убито:

немцев 5 чел[овек], в том числе 1 офицер,

полицейских - 47 чел[овек], [в том числе] взято в плен 18 человек[...]

Нач[альник] штаба ст[арший] лейтенант (Касьянов)

ЦГАООУ, ф. 65, on. 1, д. 26, л. 19. О. М.

29. РАДИОГРАММА НАЧАЛЬНИКА ОПЕРАТИВНОЙ ГРУППЫ УШПД ПО СУМСКОЙ ОБЛАСТИ Я. МЕЛЬНИКА НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О СОЗДАНИИ НОВЫХ ПОДПОЛЬНЫХ РАЙКОМОВ ПАРТИИ И ПАРТИЗАНСКИХ ОТРЯДОВ, ИХ ДЕЙСТВИЯХ

10 ноября 1942 г.

ШИФРОВКА ВХ. № 414

Начальнику Украинского штаба партизанского движения

Тов. Строкачу

Вновь формированные нами райкомы в Хильчанском, Середино- Будском районах организовали новые партизанские отряды.

Середино-Будский партизанский отряд провел операцию 5.11 на с. Жихов.

Истребили и взяли в плен 20 полицейских.

Отряд захватил трофеи: лошадей - 15, коров - 1, пулемет - 1, винтовок - 20, патронов - 3 тысячи.

В селах Середино-Будского района проведены беседы о 25-й годовщине Октябрьской революции.

Распространена в селах политическая литература и газеты.

10.11.42 г. Мельник

- ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 1270, л. 90. К.М.

30. ИЗ СВЕДЕНИЙ 9-ГО БАТАЛЬОНА ПОД КОМАНДОВАНИЕМ И. ФЕДОРОВА* СОЕДИНЕНИЯ А. САБУРОВА

О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВО ВРЕМЯ СТАЛИНСКОГО РЕЙДА

Не ранее 11 ноября 1942 г.

27 октября - 11 ноября 1942 г.

I Уничтожено противника]:

1) Немцев и мадьяр - 7 ч[еловек].

2) Полицейских - 51 чел[овек].

3) Ранено - 47 чел[оВёк] [...]

Командир 9-го батальона (Федоров)

Начальник штаба (Кудояр)

ЦГАООУ, ф. 65, on. 1, д. 26, л. 14. О. М.

31. РАДИОГРАММА НАЧАЛЬНИКА ОПЕРАТИВНОЙ ГРУППЫ УШПД ПО СУМСКОЙ ОБЛАСТИ Я. МЕЛЬНИКА НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА "ЗА РОДИНУ"

22 ноября 1942 г.

ШИФРОВКА ВХ. № 495

Начальнику Украинского штаба партизанского движения

Тов. Строкачу

В ночь на 22.11 группой партизан отряда "За Родину" и комендантским взводом опергруппы проведена операция на поселок Свесса.

Уничтожено 10 полицейских, остальные разбежались. Сожжены работавшие на немцев лесозавод с оборудованием и материалами, зернохранилище с пшеницей до 100 т, засолочный пункт с находящейся в нем заготовленной для немцев овощью.

Уничтожена телефонная связь и коммутатор.

Вывезено для отряда две тонны пшеницы.

21 ноября в отряд "За Родину" прибыло 55 человек.

22.11.42 г. Мельник

ЦГАООУ, ф.62, оп.1, д.1270, л.140. К. М.

31. ИЗ ПРИКАЗА ПО ПАРТИЗАНСКОМУ ОТРЯДУ ЧЕРВОННОГО РАЙОНА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ ОБ ИТОГАХ ОПЕРАЦИИ ПО РАЗГРОМУ ПОЛИЦИИ В С. КУЧЕРОВКА

24 ноября 1942 г.

Хинельский лес

ПРИКАЗ №156

§-1

С 17 по 22 .11. [19]42 г. партизанский отряд совершил боевой рейд по селам Червонного р[айо]на с целью уничтожения группировок полицейских, проведения мобилизации населения и вовлечения его в партизанский отряд, заготовки продовольственных баз отряда и проведения партийно-массовой работы среди населения р[айо]на. За время проведения рейда проделано следующее:

1. Группировка полицейских собравшихся из сел: Ястребщина, Уланово, Суходол и Кучеровка в количестве 58 чел[овек] засели в кирпичной школе с. Кучеровка. При появлении партизанского отряда пытались отразить наступление партизан.

Отважные бойцы атаковали школу под прикрытием оружейнопулеметного огня, ворвались в школу и зажгли ее.

Пожаром уничтожено 58 полицейских и отдельно расстреляно агентов немецкого гестапо 2 чел[овека] Ховренко Даниил и Прохода. Кроме этого, уничтожено в Комаровке один полицейский^..] и Суходоле агентов гестапо - 2[...]

Комиссар

п[артизанского] о[тряда]

Командир

п[артизанского] о[тряда] (-) Бойко

, ( - ) Анисименко Нач[альни]к

Штаба партизанского] о[тряда] (Фильченко)

ЦГАООУ, ф. 130, on. 1, д. 643, л. 13. К. Р.

32. ИЗ ОТЧЁТА НАЧАЛЬНИКА ГРУППЫ ТАЙНОЙ ПОЛЕВОЙ ПОЛИЦИИ ВЕРМАХТА В КОНОТОПЕ ТЮБУ ССЕКА НАЧАЛЬНИКУ ТАЙНОЙ ПОЛЕВОЙ ПОЛИЦИИ О БОРЬБЕ ПАРТИЗАН С УКРАИНСКОЙ ПОЛИЦИЕЙ

Рукописная пометка: Конотоп

Группа тайной полевой полиции 1

Номер полевой почты 34694 М[есто] расположения],

Н[омер] в ж[урнале] [учёта боевых 26 ноября 1942 г. действий] 1886/42 с[екретно]

26 ноября 1942 г.

h) 2.11.42 нашим разведчиком было сообщено, что в населённом пункте Лужки, около 8 км северо-западнее Хутора Михайловского, остановилось около 15-ти вооружённых бандитов. Бандиты хотели реквизировать продукты питания и принудить мужское население к вступлению в банду. Моментально в деревню был послан отряд, состоящий из 10-ти укр[аинских] вспомогательных полицейских и четырёх участников группы т[айной] п[олевой] п[олиции] из Х[утора] М[ихайловского]. Населённый пункт с трёх сторон окружён густым лесом. При приближении к месту назначения отряд шёл в направлении выхода из деревни. Лё[гкий] миномёт и зенитный п[улемёт] были расположены у входа в деревню, отряд попытался отрезать бандитам путь в лес. Эта попытка не удалась, поскольку укр[аинские] вспомогательные полицейские преждевременно открыли огонь. При проходе через открытую местность отряд был подвергнут оживлённому обстрелу со стороны бандитов. Отряд попытался всё же обойти бандитов, однако это намерение из-за возобновления огня бандитами не смогло быть реализовано. Прыжками и перебежками удалось охватить фланги бандитов. Поскольку пулемётчик команды т[айной] п[олевой] п[олиции] из Х[утора] М[ихайловского] расстрелял свой боезапас, ему должны были быть поставлены боеприпасы. При этом водитель автомобиля украин[ской] вспомогательной полиции был убит в результате попадания в голову. На бегу пулемётчик был тяжело ранен в бедро. Один тяжелораненый бандит был взят в плен. Остальные бандиты, взяв с собой убитых и раненых, ушли в лес. Как было бесспорно установлено, в бою принимали участие бандиты в немецкой униформе[...]

1) 21.10.42* разведывательная часть украин[ской] вспомогательной полиции из Марчихиной Буды в Ломленке (10 км юго-восточнее Хутора Михайловского) подверглась нападению и окружению со стороны сильной банды. Из Ямполя и Марчихиной Буды посланное в Ломленку подкрепление украин[ской] вспомогательной полиции смогло освободить из окружения и взять в плен 5 бандитских разведчиков, которые 24.10.42 были переданы представительству т[айной] п[олевой] п[олиции].

[...]

(Подпись)

(Тюбуссек)

Комиссар полевой полиции и командир части Рассылка:

Шеф п[олевой] п[олиции] В[ермахта]

Шеф полевой военной полиции

Р[уководящий] д[иректор] т[айной] п[олевой] п[олиции] Восток Руководящий] д[иректор] т[айной] п[олевой] п[олиции] при т[ыловой] з[оне] г[руппы] а[рмий] "Б"

Руководящий] д[иректор] тайной п[олевой] п[олиции] при вен[герской1105-й див[изии] в Шостке М[естная] к[омендатура] 399 / 1е.

В а[рхив]

ФА-ВА, Ф. RH 22, д. 200, лл. 104 об., 106.0. М. Н. я.

* В дальнейшем пленные дали показания, которые представители Тайной полевой полиции сочли актуальными для конца осени 1942 г., поэтому, очевидно, и включили в отчёт за ноябрь.

33. ИЗ РАДИОГРАММЫ РУКОВОДСТВА ОПЕРАТИВНОЙ ГРУППЫ УШПД ПО СУМСКОЙ ОБЛАСТИ НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ ОБ ИТОГАХ РЕЙДА ОТРЯДА ЧЕРВОННОГО РАЙОНА С 18 ПО 22 НОЯБРЯ 1942 Г.

27 ноября 1942 г.

Шифровка вх. № 519

Начальнику Украинского штаба партизанского движения

Тов. Строкачу

С 18 rfo 22 ноября партизанский отряд Червонного района - командир Бойко, провел рейд по селам Червонного района.

В результате боев уничтожено: 60 полицейских, два агента гестапо. Сожжено - два склада по 200 т хлеба. Роздано населению 250 т зерна. Заготовлено семь тонн пшеницы, 10 коров, 40 лошадей и 30 саней.

•Проведены в четырех селах митинги, на которых присутствовало до 1400 чел[овек]. За это время отряд принял пополнение 150 чел[овек] [...]

26.11. [19]42 г. Мельник, Свердлов-Куманек

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 1270, лл. 157. К.М.

34. СООБЩЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА ШТАБА СУМСКОГО СОЕДИНЕНИЯ Г. БАЗИМЫ КОМАНДИРУ ОБЪЕДИНЁННОГО СОЕДИНЕНИЯ А. САБУРОВУ О РЕЗУЛЬТАТАХ ОПЕРАЦИИ ПО РАЗГРОМУ ПРОТИВНИКА В Г. ЛЕЛЬЧИЦЫ ПОЛЕССКОЙ ОБЛАСТИ БССР

28 ноября 1942 г.

КОМАНДИРУ В[ОЕННОЙ] Ч[АСТИ №] 4404 ТОВ.

САБАНИНУ*

Наша часть располагается в Боровое и сегодня выдвигается в села Мелешковичи, Копище, Глушкевичи, Приболовичи. Штаб части в Глушкевичи.

В ночь с 25 на 26 ноября 1942 г. нами была проведена операция на Лельчицу. В результате операции уничтожен весь гарнизон Лельчицы. Немцы уничтожены все, чел[овек] 80-85, не убежал ни один. Всего полиции и латышей убитых до 200 чел[овек]. Взяли трофеи: 45 мм пушку, 4 пулемета, до 200 винтовок, 3 автомата и др[угое] вооружение. Много продовольствия и другого имущества.

Дополнительных разведданных нет.

Ваша группа разведчиков с рацией прибыла к нам. Сообщите куда ее направить.

28.11. [19]42 г.

Начальник штаба (Базима)

Вышлите Вашего связного в Глушкевичи назавтра.

ЦГАООУ, ф. 63, on. 1, д. 44, л. 144. О. М.

*Это псевдоним А. Сабурова. В тот момент оба соединения совместно проводили Сталинский рейд на Правобережье Украины.

35. РАДИОГРАММА КОМАНДИРА 1-ГО ХАРЬКОВСКОГО ОТРЯДА ИМ. КОТОВСКОГО Н. ВОРОНЦОВА НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О РЕЗУЛЬТАТАХ НАПАДЕНИЯ ПАРТИЗАН НА РАЙОННЫЙ ЦЕНТР ШАЛЫГИНО СУМСКОЙ ОБЛАСТИ

6 декабря 1942 г.

Шифровка вх. № 590

В ночь на 6-е декабря отрядом проведена операция в райцентре Шалыгино. Отряд взорвал сахарный завод, склад с сахаром, уничтожена немецкая комендатура во главе с комендантом, убит начальник полиции Стебелев и бургомистр Лосев. Взорвано шесть автомашин, уничтожено 170 полицейских. Разрушена телефонная связь Шалыгино- Путивль-Глухов. Освобождено из плена 8 человек.

6.12.42 г. Воронцов

На бланке резолюция: "I. Боевое донесение.

Сводку в Информбюро. 7.12. (Строкач) "

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 1269, л. 195. К.М.

36. РАДИОГРАММА КОМАНДИРА 1-ГО ХАРЬКОВСКОГО ОТРЯДА ИМ. КОТОВСКОГО Н. ВОРОНЦОВА О РЕЗУЛЬТАТАХ РЕЙДА ПАРТИЗАН С 30 НОЯБРЯ ПО 14 ДЕКАБРЯ 1942 Г.

18 декабря 1942 г.

Шифровка вх. № 666

С 30 ноября по 14 декабря отряд провел рейд: Водянка, Хинель,

Лемешовка, Круглая Полянка, Бачевск, Веселые Терны, Куренек, Уланов, Комаровка, Локоть, С. Николаевка, Казачьи Бруски, Ленинский, Шалыгино, Бунякино, Марьяновка, Алексеевка, Корыж и обратно.

Проведено боев 6. Убито немецких солдат и офицеров - 122 и 1 полковник, раненых - 158 человек, убито полицейских - 189 человек.

Уничтожено: сахарный завод, склады с сахаром, автомашин - 6, связь Шалыгино-Глухов-Путивль, дом старосты и казармы полицейских.

Взято трофеев: 8 повозок с обмундированием, снаряжением и боеприпасами, сахару 2 т, пулеметов - 6, автоматов - 3, пистолетов - 16, винтовок - 42, патронов - 42 тысячи, гранат - 35.

Освобождено 7 пленных, из них 2 партизана.

Наши потери: убитых - 2 человека, раненых - 12 человек, пропавших без вести - 3 чел[овека], из них радист МЕЛЬНИЧЕНКО с рацией.

18.12.42 г. Воронцов

На бланке резолюция: "I. 1) Доложите по карте.

2) Отдельно сводку по рейду Воронцова.

3) Запросите подробнее об исчезновении Мельниченко*.

4) Дайте задание всем отрядам лучше охранять рации и радистов.

19.12. (Строкач)"

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 1269, л. И. К.М.

* Позже Мельниченко нашелся.

37. ИЗ ОТЧЕТА ОТРЯДА ИМ. ЛЕНИНА ПОД КОМАНДОВАНИЕМ Л. ИВАНОВА СОЕДИНЕНИЯ А. САБУРОВА О ПРОВЕДЕННЫХ ОПЕРАЦИЯХ С 26 ОКТЯБРЯ 1942 Г. ПО 19 ДЕКАБРЯ 1942 Г.

Не позднее 19 декабря 1942 г.

[...] В боях с немецкими оккупантами и их приспешниками уничтожено:

немецких и чехословацких солдат - 388

офицеров - 4

полицаев -124

переводчиков - 2

старших лесничих - 3

секретарей старост - 1[...]

Командир 7-го батальона

ст[арший] лейтенант (Иванов)

Начальник штаба 7-го батальона (Прощаков)

мл[адший] политрук

ЦГАООУ, ф. 65, оп.1, д. 22, л. 26. О. М.

38. РАДИОГРАММАНАЧАЛЬНИКАОПЕРАТИВНОЙГРУППЫ УШПД ПО ЖИТОМИРСКОЙ ОБЛАСТИ С. МАЛИКОВА ЧЛЕНУ НЕЛЕГАЛЬНОГО ЦК КП(Б)У Л. КОРНИЙЦУ И НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О НАПАДЕНИИ ПАРТИЗАН НА РАЙОННЫЙ ЦЕНТР ЛУГИНЫ

27 декабря 1942 г.

Шифровка вх. № 750

Тов, Корниец, тов. Строкач

23 декабря совершили налет на районный центр Лугины.

Гарнизон состоял из 200 человек. В результате боя убито пять немцев, в том числе начальник полиции, и более 30 полицейских.

Перешли на сторону партизан 14 полицейских.

Взято - 32 винтовки.

Отсутствие оружия и боеприпасов не позволило нанести полный разгром гарнизона.

27.12.42. г. Маликов

На бланке резолюция: "I. В сводку. 29.12. (Строкач)"

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 1272, л. 16. К.М.

39. ИЗ ДОНЕСЕНИЯ КОМАНДИРА ХИЛЬЧИЦКОГО ОТРЯДА НАЧАЛЬНИКУ ОПЕРАТИВНОЙ ГРУППЫ УШПД ПО СУМСКОЙ ОБЛАСТИ Я. МЕЛЬНИКУ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА ДЕКАБРЬ 1942 Г.

1 января 1943 г.

ДОНЕСЕНИЕ

Доношу, что за декабрь м[еся]ц 1942 г. Хильчицким п[артизанским] отр[ядом] проведено 17 операций, из них боевых операций - 2.

В с. Уралово в ночь с 16 на 17 декабря [...1942 г.] уничтожено 10 человек полицейских и 1 мадьяр. Один полицейский был взят в плен живьем и после допроса расстрелян. Потери противника должны быть больше, но установить точно не преставлялось возможным.

В с. Пушкари в ночь с 23 на 24 декабря [1942 г.] было уничтожено 5 полицейских и конфисковано их имущество.

Проведено 15 операций по заготовке сена и хлебных продуктов. Заготовлено 7 т сена и 1044 кг зерновых[...]

Командир Хильчицкого

партизанского] о[тряда] (К. Горюнов)

Нач[альник] шт[аба] (подпись)

1.-1. [19]43 г.

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 89, лл. 48-48 об. О. М.

40. ЗАПИСКА КОМАНДИРА 3-ГО БАТАЛЬОНА СУМСКОГО СОЕДИНЕНИЯ НАЧАЛЬНИКУ ШТАБА СОЕДИНЕНИЯ Г. БАЗИМЕ ОБ УТОЧНЕНИИ ИТОГОВ БОЕВОЙ ОПЕРАЦИИ ПО НАПАДЕНИЮ НА СОВХОЗ "СОСНЫ"

10 января 1943 г.

[...] В операции [против совхоза] "Сосны" уничтожено немцев 11, из них один офицер; полицаев и других нем[ецких] приспешников - 34. [••?]

Командир 3-го б[атальо]на (Ф. Матюшенко)

ЦГАООУ, ф.63, оп.1, д.74, л. 10. О. М.

* Операция проводилась в ночь с 8 на 9 января 1943 г. совместно с белорусским Ельским партизанским отрядом.

41. РАДИОГРАММА КОМАНДИРА ЖИТОМИРСКОГО СОЕДИНЕНИЯ А. САБУРОВА НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ ПАРТИЗАН

22 января 1943 г.

ШИФРОВКА ВХ. №180

Начальнику Украинского штаба партизанского движения тов. Строкачу

Отрядом им. Хрущева, командир отряда Шитов, 22 декабря [1942 г.] на участке железной дороги Олевск - Белокоровичи, у станции Рудня Родовельская, уничтожен паровоз и дрезина, убито 7 полицейских и 3 немца.

24 декабря в с. Бронника уничтожен стеклозавод военного значения. Разоружено 18 полицейских. Взяты трофеи: 2 ручных пулемета,

28 винтовок. [...]

ЦГАООУ, ф.62, оп.1, д.1371, л.16. К.М.

42. УКАЗАНИЕ ИНСПЕКТОРА УКРАИНСКОЙ ПОЛИЦИИ ВЫШЕДУБИЧАНСКОГО РАЙОНА КАЛИНЮКА СТАРОСТАМ И ПОЛИЦИИ С. ОСЕЩИНА ОБ УСТАНОВЛЕНИИ В СЕЛЕ НОЧНОГО ДОЗОРА

26 января 1943 г.

Печать неразборчива.

От руки вписано: "№ 46,26/1/1943

Вх. № 44, спр. № 1,29/1.43 г."

СТАРОСТАМ И СТАРШИНАМ ПОЛИЦИИ С. ОСЕЩИНА*

ОТНОСИТЕЛЬНО: установления ночного дежурства в селе.

По распоряжению начальника поста жандармерии с получением этого письма установить ночной дозор в следующем:

На всех дорогах на краю села выставить не менее трёх человек ответственных дежурных. Указанные дежурные должны дежурить в указанном месте до самого дня. При этом дежурных нужно предупредить, чтобы они были на своём дежурстве, и не оыло случая, чтобы они покинули дежурство.

Дежурные отвечают за своевременное оповещение районной полиции, главы сельуправы, старшины сельской полиции, или же дежурного полицейского по селу о неведомых личностях, или же колоны подходят к селу. Из этих трёх ответственных дежурных, один из них после тщательного установления, что в село въезжает неизвестная группа людей - партизан, должен немедленно отправиться в районную полицию для уведомления об этом районной полиции.

Все дежурные, которые дежурят на главных дорогах села, должны держать около себя наготове конную подводу, или ж одного коня с седлом, для того, чтобы ей двигаться для уведомления районной полиции о появлении партизан в селе, а также [неразб.] уведомления об этом старосты села, старшины полиции и дежурных полицейских. Дежурные на дорогах должны обладать соответствующей сигнализацией между собой с таким расчётом, чтобы когда в селе появятся партизаны с одного края села, про это уже чтобы знали постовые на других краях села. Это будет давать возможность скорейшего оповещения районной полиции, старосты, старшины полиции и дежурных полицейских села.

К ночному дежурству женщин не привлекать.

ИНСПЕКТОР

УКР[АИНСКОЙ] ВСПОМОГАТЕЛЬНОЙ] ПОЛИЦИИ, УНТЕРОФИЦЕР

(Подпись) (КАЛИНЮК)

* Название села вписано от руки. Вероятно, аналогичные указания были даны и другим старостам.

43. ИЗ ПРИКАЗА ПО СТАЛИНСКОМУ* ОТРЯДУ ОБ ИТОГАХ ОПЕРАЦИИ ПО НАПАДЕНИЮ НА РАЙЦЕНТР РОЗВАЖЕВ КИЕВСКОЙ ОБЛАСТИ

20 февраля 1943 г.

х[утор] Свирень

ПРИКАЗ №17

1-я и 3-я группы Сталинского партизанского отряда, выполняя приказ командования, [были] в глубоком рейде вблизи Киева с задачей: разгром фашистского гарнизона райцентра м. Розважев. Рейд проделан на протяжении 250 км. С боевой операцией в течение 6 дней[...]

Во время рейда разломлен райцентр в м. Розважеве, в частности: жандармское и полицейское управления, райуправа, продовольственные базы и кооперативы, почта и узел связи, маслозавод и другие фашистские учреждения.

За время этой операции убито 13 полицейских и 4 чел[овека] фашистских шпионов, всего 17 чел[овек]. Взято трофеи: винтовок - 8, патронов - 230, револьверов- 1 шт[ук], одежда и продовольствие[...]

Командир Комиссар

Сталинского п[артизанского] Сталинского партизанского]

о[тряда] (Мирковский) ** о[тряда]

(Ушаков)

Нач. штаба Сталинского партизанского отряда (Негробов)

ЦГАООУ, ф. 72, on. 1, д. 12, л. 63. О. Р.

* Отряд был сформирован 25 июля 1941 г. в с. Сталино (теперь Донецк) и в начале августа прибыл в Киев. В августе-сентябре 1941 г. действовал на территории Киевской области. Затем отошел в Брянские леса. В конце 1942 г. в составе соединения А. Сабурова переброшен на Правобережную Украину. В июле 1943 г. на базе отряда было сформировано Киевское партизанское соединение им. Боровика под командованием

В. Ушакова.

** В связи со смертью от подрыва на мине И. Боровика командиром Сталинского отряда 21 декабря 1942 г. был назначен Е. Мирковский. 8 января 1943 г. его заменил В. Ушаков.

44. ИЗ РАДИОГРАММЫ КОМАНДИРА ЖИТОМИРСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. ЩОРСА С. МАЛИКОВА НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ ПАРТИЗАН

9 марта 1943 г.

ШИФРОВКА ВХ. №1106

Начальнику Украинского штаба партизанского движения тов. Строкачу

Доношу о боевых операциях групп отрядов объединения за февраль месяц.

Уничтожено противника в засадах и боях: немцев - 13, полиции, казаков и предателей - 52. Всего 74 чел[овека].

[...] Сожжен деревянный мост через р. Норанск, длина 20 метров. Сожгли в хате охрану - 3 полицая, 1 немец. Отличился Пархоменко Николай.

Взяты трофеи (за февраль месяц): винтовок - 26, пулеметов ручных -3.

Отряды дислоцируются в районах Житомирской области.

9.3. [19]43 г. Маликов

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 1360, л. 20. О. М.

45. РАДИОГРАММА КОМАНДИРА ЖИТОМИРСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. ЩОРСА С. МАЛИКОВА НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ ПАРТИЗАН

13 марта 1943 г.

ШИФРОВКА ВХ. №1238

Начальнику Украинского штаба партизанского движения тов. Строкачу

Группа бойцов [из] 8 человек отряда им. Молотова под командованием Бондарчука в ночь на 8 марта внезапно напала на полицию станции Белокоровичи, обезоружили 40 полицейских. Убито 2 немца, 4 полицая. Взято 40 винтовок. Отличился Бондарчук.

Группа бойцов того же отряда под командованием Клименка [в ночь] на 7 марта взорвала маслозавод в г. Олевске, здание сожгли. Завод вырабатывал масло для отправки в Германию.

12.3. [19]43 г. Маликов 47. ИЗ ПРИКАЗА КОМАНДОВАНИЯ СТАЛИНСКОГО ОТРЯДА О РАЗГРОМЕ ПОЛИЦЕЙСКОГО КУСТА В С. АЛЕКСАНДРОВКА ХАБЕНСКОГО РАЙОНА КИЕВСКОЙ ОБЛАСТИ

20 марта 1943 г.

ПРИКАЗ № 23

1- я группа п[артизанского] о[тряда] под коимапндованием лейтенанта т. Семина, выполняя приказ командования отряда, с 18 на 19 марта 1943 г. произвело операцию по разгрому полицейского куста в с. Александровка, Хабенского рГайо]на киевской области.

При этом взято в плен и обезоружено 18 чел[овек] полицейских, из которых один агент гестапо расстрелян. Взяты трофеи: винтовок - 18, винтовочных патронов русских - 150 штГук], велосипед - 1 шт[ука], обмунлирование - 16 пар, лошадей - 5 шт[ук], повозок - 4 шт[уки], коров - 7 шт[ук][...]

Командир Комиссар

Сталинского п[артизанского] Сталдинского п[артизанского]

о[тряда] (Мирковский) о[тряда]

(Ушаков)

Нач. штаба Сталинского партизанского отряда

(Негробов)

ЦГАООУ, ф. 72, on. 1, д. 12, л. 69. О. Р.

47. ИЗ РАДИОГРАММЫ КОМАНДИРА ЖИТОМИРСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. ЩОРСА С. ДАШКОВА ЧЛЕНУ НЕЛЕГАЛЬНОГО ЦК КП(Б)У Л. КОРЩ1ИЦУ И НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ ПАРТИЗАН В МАРТЕ 1943 Г.

6 апреля 1943 г.

ШИФРОВКА ВХ. №1910

Тов[аршцам] Корнейцу, Строкачу

Доношу о боевых действиях отрядов объединения за март месяц:

[...] 4. Отрядами разгромлены немецко-казацкие гарнизоны.

18 марта во время боя уничтожено 9 немцев и 6 казаков. Взято в плен

17 казаков.

22 марта [в] Новых Березниках разгромлен гарнизон. Убито 2 немца и 25 полицаев.

12 марта в с. Рисовка, Коростенского района, [партизаны] напали и разогнали гарнизон противника. Убили 1 жандарма и 8 полицейских. Остальные разбежались[...]

48. ИЗ ДНЕВНИКА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ОТРЯДА ИМ. СТАЛИНА, А ЗАТЕМ КИЕВСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. БОРОВИКА О БОРЬБЕ С ПОЛИЦИЕЙ

Записи до 16 апреля 1943 г.

[...] 7 сентября 1941 г. Встреча с полицией в с. Макалевичи [Радомышльский район, Житомирская область]. Комиссар отряда Волков В. и начштаба Ушаков В. с группой партизан отправились в с. Макалевичи, где в одной из хат встретили начальника полиции и старшего полицейского. С ними была проведена беседа о задачах населения во временно оккупированных немцами районах. Остальные полицейские и население слушали беседу тайком под окном. В результате беседы начальник полиции дал приказ населению снабдить партизан продовольствием.

8 сентября [1941 г.] 1-я группа Бондаренко Ф. вошла в Садки, где провела агитационную] работу среди населения. Староста села покончил жизнь самоубийством. [...]

17 сентября [1941 г.] Бой с полицейской разведкой в лесу у с. Песковка, Бород[янского] р[айо]на, Киевской области. Один полицейский убит, 1 ранен. У нас потерь нет.

18 сентября [ 1941 г.] Бой с полицией в с. Песковка. Командир отряда Боровик с группой партизан следовал в с. Песковка для связи с бышим работником райпарткома Ткачевым. Песковская полиция встретила партизан огнем из засады. В результате боя двое полицейских были убиты и двое ранены. У нас потерь не было. [...]

21 сентября [1941 г.] Бой с полицией на ст. Тетерев Киевской области. Убито 5 и ранено 4 полицейских. Бой вело отделение управления под командованием Г. Нетробова. [...]

1 ноября [1941 г.] Переправа через Днепр. Бой с полицией вблизи с. Сухолучье Дымерского района Киевской области. Убито 6 полицейских. [...]

5 ноября [1941 г.] Засада [на дороге] из с. Ловинь в Каменку. Уничтожено 4 полицейских (группа Капустянского). [...]

28 ноября [ 1941 г.] Из засады обстреляна группа полицейских, везших спирт для немцев из Софиевского спиртзавода в Злынку [Орловской области]. Убито 2-х полицейских, несколько полицейских ранены (3-5 человек). Начальник полиции при бегстве сломал себе ногу. Взяты трофеи.: оружие и 70 л спирта. [...]

4 марта [1942 г.] Бой в с. Шемякино, Брасовского р[айо]на. 30 партизан-лыжников (из состава 3-ей группы Подъячева) под командованием нач. штаба Ушакова на рассвете внезапно ворвались на лыжах в с. Щемякино, оборонявшиеся полицейским гарнизоном. В результате ожесточенного уличного боя полицейский гарнизон села был разгромлен. Убито 20 полицейских, обезоружено и взято в плен 16 полицейских. После допроса все 16 полицейских, как изменники Родины, расстреляны. Захвачены трофеи: ручной пулемет, автомат, свыше 30 винтовок и более 5 тыс. патронов. [...]

И марта [1942 г.] 1-я группа [партизан] провела операции в селах Василевка и Голубовка Середино-Будского района Сумской области. Расстреляно трое: староста и полицейские. Их имущенство конфисковано. [...]

12 Mapta [1942 г.] Расстрелян изменник Родины Петрушенко - полицейский Трубчевской полиции. [...]

23 марта [1942 г.] В 7.00 наш отряд и отряд им. Чапаева под огнем засевшей в селе полиции на санях ворвались в волостное село Чаусы, Почарского р[айо]на. К 9 часам утра волостная полиция была разгромлена. В результате боя убито 6 полицейских, остальные разбежались. [...]

25 - 28 мая [1942 г.] 2-я группа Тарасенко Ф. и 3-я группа Подъячева под командованием начштаба Ушакова выбыли на операцию в с. Журавка Суземского района [...] 28 мая в 2.00 группы с боем ворвались в с. Журавку. В результате ожесточенного трехчасового боя было разгромлено гнездо полиции в с. Журавка. Убито 10 полицейских. У нас потерь нет. У полицейских конфисковано имущество. [...]

23 июня [1942 г.] 2-я группа [партизан] с боем ворвалась в с. Бучки Гремячского р[айо]на Черниговской области. Убит 1 полицейский. Разгромлен продуктовый магазин. В с. Бучки-Воробьевские убит 1 староста. Взято 6 винтовок. В с. Новопавловка растрелян 1 староста (бывший учитель).

9 августа [1942 г.] Группа Ефременко в с. Камка, Холмецкого района Орловской области, вела бой с полицией. Убито 6 полицейских. Взяты трофеи. [...]

6 сентярбя [1942 г.] Зуев А., Астанин В., Постников М. и Семенов А., переодевшись в немецкую форму, въехали на подводе в с. Соловьевка, Климовского р[айо]на, [Орловской области], и подъехали к школе, где расположилась местная полиция. Зуев вызвал зам. начальника полиции и предъявил ему обвинение в том, что будто бы полиция работает вместе с какими-то партизанами. [...] На основании этого Зуев, сославшись на распоряжение немецких властей, приказал арестовать и разоружить Соловьевскую полицию. [...] Было отобрано у полиции 40 винтовок, 1,3 тыс. патронов.

С хутора Каменки Зуев вызвал начальника полиции. Вскоре он прибыл и был также арестован и обезоружен. После этого Зуев с остальными партизанами объявили себя и рассказали населению и обезоруженной полиции, что они не немцы, а партизаны.

Группа Зуева повесила изменника Родины - начальника полиции на дереве возле караульного помещения, а*другого предателя - помощника начальника полиции - расстреляла.

Кроме того, двух немецких прихвостней - полицейских, группа сожгла в доме полицейского. [...]

21 января [1943 г.] Разведка в районе Мухоеды (Кромский), Углы (Жигадло), Грушевка, Антонов (Онищенко).

Расстрелян в с. Ничипоровка Юрковский Ян Адамович, 1921 г. рождения, сын старосты, бывший полицейский, агент гестапо.

Расстрелян староста с. Мухоеды Сазанчук Михаил Петрович, как предатель и агент гестапо. [...]

26 января [1943 г.] Разведка в с. Хильчиха (Новожилов). Расстреляна разведчица Наровлянской полиции Желязко Адария Антоновна, 1909 г. рож[дения], жительница с. Антонов, Наровлянского р[айо]на, за попытку разведать место стоянки - лагеря партизан. [...]

3 февраля [1943 г.] р[айо]на [...] Была проведена операция в с. Павловичи по разгрому полиции. Результаты операции: захвачены 2 полицейских, один из них предатель, бывший лейтенант Кр[асной] армии Станислав Станчук и второй Доманчук, оба жители с. Павловичи

- расстреляны. Имущество у них конфисковано. Взято 2 винтовки и 100 патронов. [...]

20 февраля [1943 г.] [...] 1-й взвод 3-ей группы под командованием] Попова возвратился из операции в селах Свеча и Маяцы. В с. Маяцы расстреляны изменники родины Жигадло Юрий Михайлович - староста с. Маяцы и Целко Адам Васильевич - полицейский с. Маяцы. В с. Свеча конфискованы продукты и скот у старосты, помощника] старосты и писаря. [...]

12 марта [1943 г.] Группа № 2 под командованием] Кулемзина возвратилась из операции в с. Головчицы. Группа № 2 расстреляла в с. Головчицы 2 изменников Родины - писаря и полицейского и конфисковала имущество у 8 полицейских, которых не оказалось дома. [...]

17 марта [1943 г.] Расстреляны изменники Родины - разведчики гестапо: 1) Стрельченко Александр Мартынович - заместитель бургомистра г. Наровля, 1910 г. рождения, происходящий из с. Якимовичи Колинковского района Полесской области; 2) Стрельченко Нина Андреевна, его жена, изменница Родины - разведчица гестапо, сестра полицейского Четырко Петра Андреевича, 1922 г. рождения; 3) Четырко Петр Андреевич, полицейский г. Наровля, изменник Родины, 1924 г. рождения, происходящий из с. П.Моровля Наровлянского района. [...]

19 марта [1943 г.] Группа № 1 возвратилась из операции в лагерь. В с.

Александровка [группа] разгромила полицейский куст, обезоружила 18 полицейских, из которых одного расстреляла. Расстрелянный Шпанюк Василий, 1922 г. рождения, происходивший из с. Бараны Хабенского района [Киевской области], являлся изменником Родины. Группа № 1 захватила трофеи: 18 винтовок, 1 тыс. патронов, обмундирование и конфисковала имущество у старосты села и полицейских. [...]

16 апреля [1943 г.] Расстреляны изменники Родины, жители с. Гребени, Лельчицкого р[айо]на:

1) Шантунский Федор Васильевич, комендант полиции, дезертир РККА.

2) Невмержицкий Алексей Иванович, 1908 г. рождения, немецкий староста, родившийся в с. Лученки.

3) Никрашевич Петр Михайлович, 1916 г. рождения, немецкий полицейский, дезертир РККА.

4) Невмержицкий Илья Михайлович, 1920 г. рождения, из с. Лученки* немецкий полицейский.

5) Козловский Николай Яковлевич, 1903 г. рождения, вел антисоветскую деятельность, дезертир из партизанского отряда. [...]

(В.Ушаков)

ЦГАООУ, ф. 68, т. 1, д. 4, лл.8-13,19-22, 28-31,36,42, 64, 66, 69, 79,

84,86, 93. О. Р.

49. ДОНЕСЕНИЕ КОМАНДИРА ГЛУХОВСКОГО ОТРЯДА (2-ГО БАТАЛЬОНА) СУМСКОГО СОЕДИНЕНИЯ П. КУЛЬБАКИ В ШТАБ СОЕДИНЕНИЯ О БОЯХ С ПОЛИЦИЕЙ

21 апреля 1943 г.

[В] штаб в[оенной] ч[асти №] 00105

ДОНЕСЕНИЕ

Полицию в с. Крюки разбили, 25 человек убили, остальная разбежалась.

Наших потерь нет. Подробности дам сведения позже.

Наумов тоже разгромил Перки.

Командир б[атальо]на

(П. Кульбака)

18.45

51. РАДИОГРАММА КОМАНДИРА ЖИТОМИРСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. ЩОРСА С. МАЛИКОВА НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О РАЗГРОМЕ ПОЛИЦЕЙСКОГО ГАРНИЗОНА В С. ЯБЛОНЕЦ

25 апреля 1943 г.

ШИФРОВКА ВХ. №2482

Начальнику Украинского штаба партизанского движения тов. Строкачу

Группа отряда им. Боженко разгромила гарнизон противника в с. Яблонец. Убито 27 полицейских и 6 немцев. Захватили ручной пулемет и 9 винтовок.

24.04.19.43 г. Маликов

ЦГАООУ, ф.62, оп.1, д. 1360, л.87. К.М.

51. ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ КОМАНДИРА ГРУППЫ ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА ИМ. ЩОРСА КОМАНДИРУ ЧЕРНИГОВСКОГО СОЕДИНЕНИЯ Н. ПОПУДРЕНКО О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА ПЕРИОД С 10 ФЕВРАЛЯ ПО 1 МАЯ 1943 Г.

3 мая 1943 г.

Наша группа в количестве взвода, 19 человек, отбившаяся от своего отряда, благополучно вышла из окружения в Китнянских лесах, потеряв одного человека убитым. При этом уничтожено 11 человек немцев и полицейских. Прибыв в Новозыбковские леса, мы начали действовать самостоятельно.

С 10.02 по 1.05 нами проделано следующее: проведено 23 операции по уничтожению полиции. При этом убито: 38 полицейских, 4 старших полицейских, 1становый пристав, 3 бургомистра, 11 старост, 5 работников гестапо, 7 различных немецких работников.

Уничтожено 9 сельских управ, бокументы сожжены. Разгромлено немецкое хозяйство в Дягове, Гордеевского р[айона] [...] Сейчас наша группа состоит из 54 человек.

т

Командир гр[уппы] (Орлов)

Комиссар (Подпись)

Нач[альник] шт[а6а] (Подпись)

52. РАДИОГРАММА КОМАНДИРА ЖИТОМИРСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. ЩОРСА С. МАЛИКОВА НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ ПАРТИЗАН

9 июня 1943 г.

3 мая группа партизан отряда им. Чапаева разгромила куст полиции в Пилиповичах, 10 км западнее Новограда-Волынского. Уничтожено: 4 полицейских.

18 мая та же группа из засады обстреляла немцев. Убит 1, ранено 8 немцев.

28 мая [группа] сожгла в Пилиповичах МТС. Уничтожены ремонтные мастерские, два трактора, две автомашины, 36 т горючего.

Трофеи группы: ручных пулеметов - 4, минометов - 2, винтовок - 61, патронов 7 тысяч [штук].

9.06.1943 г. Маликов

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 1360, л. 183. К.М.

53. ИЗ ДНЕВНИКА И ХРОНИКИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ЧЕРНИГОВСКОГО СОЕДИНЕНИЯ "ЗА РОДИНУ"

Записи до 26 июля 1943 г.

[...] И ноября [19]42 г. Решили днем ворваться в [полицейскую] станицу Берков и разгромить полицию[...] 15 человек во главе с командиром отряда в 12 час[ов] 30 мин[ут] заняли село. Были обезоружены 16 полицейских, взято их в плен и расстреляно; личное имущество как уничтоженных, так и отсутствующих изменников Родины, конфисковано^..]

12 ноября [19]42 г. Группа в 26 человек под руководством командира отряда в 6 часов вечера вошла в с. Браница. Заняли старостат и помещение полиции. При занятии помещения полиции был ранен начальник полиции Бойко Иван, который был уничтожен как изменник Родины. Обезоружено 7 полицейских, конфисковано имущество у полицейских, старосты и попа[...]

В ночь с 23 на 24 ноября 1943 г. Отряд разбился на три группы и занял 3 села. I-я группа под руководством командира отр[яда] заняла с. Плоское, Носовского р[айо]на. Постовой полицейский был арестован и старостат занят без единого выстрела. В пирамиде в помещении полиции было обнаружено 5 винтовок, одна [винтовка] была взята у постового. После этого начали собирать полицейских. Убито 5 изменников Родины, 2 - ранены. Конфисковано имущество полицеских, сожжено 3 хаты (старосты, 2 полицейских).

И-я группа под руководством командира 1-го взвода Шевелева вошла в с. Колесники, Нежинского р[айо]на. Убит 1 изменник Родины,

6 полицейских и староста села были взяты с собой, взято 13 винтовок, конфисковано имущество и сожжена хата старосты[...]

Ill-я группа под руководством к[оманди]ра 2-го взвода т. Кусова ночью зашла в с. Григоровку, Нежинского р[айо]на, убила старосту, подожгла дом старшего полицейского[...]

27 ноября [ 19]42 г. Поступили сведения, что в с. Григоровку приехала чужая полиция. I-й и III-й взводы под руководством к[оманди] ра П-го взвода т. Потемкина отправились в Григоровку[...] Подошли к первой хате полицейского. Там были 3 полицейских из Нежина и один григоровский, начальник полиции с семьей.

После того, как к[оманди]р Ill-его взв[ода] т. Дешко стал предлагать им сдаться и выбросить оружие, они начали стрелять в окна и дверь. Осколками от разрывной пули ранили в лицо т. Дешко. Тогда наши зажгли хату, окружили [ее] и не оставили никого в живых. После этого возвратились домой без потерь[...]

24 января [...19]43 г. Т[оварищи] Пилипенко и Поклонцев привели с с. Браница Руднева, бывшего младшего лейтенанта, который примазался жить в селе, спасал свою шкуру и заискивал перед полицией. На предложение ему идти в партизанский отряд, выполнить долг перед Родиной, он отказался и просил оставить его дома, мотивируя тем, что у него семья и т. д. Как изменника Родины, давшего присягу защищать свою Родину и не выполнившего ее, Руднева расстреляли[...]

31 января [ 19]43 г. П-я рота под руководством к[оманди]ра роты т. Дешко ездила в с. Мсакаровку, чтобы заготовить продукты. Взяли в колхозе 180 пудов пшеницы, 100 пудов овса, 4 свиньи. Расстреляли одну женщину, доч? старосты, которая выдала много советских людей[...]

4 февраля [19J43 г. И-я р[ота] под руководством к[оманди]ра т. Дешко ездила в Кобыжичи, чтобы заготовить продукты. Привезли мясо, пшеницу и зерно для лошадей. Арестовали 2 изменников Родины

- старосту и его дочь, работавшую бухгалтером в к[олхо]зе, конфисковали имущество. Арестованных расстреляли[...]

6 марта [19J43 г. Днем 3 наших партизана Скачок, Опнько и Гребеножко отправились на хутор возле Браницы. В одной хате они обнаружили 3 полицейских. Они мгновенно ворвались в хату. Полицаи растерялись. Одного из них, которого недавно заставили поступить в полицию и который не принес много вреда, а обещал искупить свою вину, взяли с собой в отряд. А двух других (один начальник Браницкой полиции, другой - полицейский, который месяца три назад убил нашего партизана Сытника Д.) там на месте расстреляли. Забрали польский пулемет, полуавтомат, два револьвера, две гранаты, трех лошадей[...]

14 мая [1943 г.] Бойцы III-ей р[оты] дня три тому назад связались с четырьмя полицейскими из стана. Сегодня ночью эти полицейские

помогли нашим бойцам разоружить и пленить 16 полицейских. Три предателя были расстреляны. Остальные изъявили желание служить в отряде[...]

25 июня [1943 г.] Сделали нападение на полицейский стан в с. Мрик. Но полицейское здание не взяли даже с пушкой. Ранено 6 полиц [ейских], разбит сепараторный пункт. С нашей стороны 2 убитых[...]

. 11 июля [ 19]43 г. Пойман и расстрелян агроном Зелинский, который вместе с секретарем Иржавского коменданта Крившей задержал и сдал в руки полиции нашу партизанку-разведчицу Сенчу Лену[...]

15ибля [19]43г. Была послана группа партизан в засаду в с. В[еликая] Девица (Матюха М., Макаренко П., Проценко П.), которая в одной из хат уничтожила 2 полицейских Крижало и Кузьменко[...]

26 июля [19]43 г. Группой Родины: Семенец Сидор (зам. старосты Носовки). Дробатун С.П. и Щербан (полицейские с. Куриловки) [...]

В ночь на 18 августа [19]43 г. Группа партизан 2-го б[атальо]на под руководством к[оманди]ра б[атальо]на т. Мурзы произвела налет на стан полиции с. Красное. Во время боя здание стана сожжено. Полиция укрылась в блиндаже иод зданием и оказала упорное сопротивление.

Потери противника неизвестны. С нашей стороны потери: убит командир взвода т. Покланцев В.И. Тяжело ранен и скончался от ран командир 2-го б[атальо]на т. Мурза А.С. и Винник Александра, боец[...]

ЦГАООУ, ф. 92, on. 1, д. 5, лл. 2-4, 9-10,16, 24, 29, 32,35, 37. О. Р.

54. ИЗ ОТЧЕТА КОМАНДОВАНИЯ ЯМСКОГО ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА ДОНЕЦКОЙ ОБЛАСТИ О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА ПЕРИОД С НОЯБРЯ 1941 Г. ПО АВГУСТ 1943 Г.

Не ранее 1 августа 1943 г.

[...] Общие итоги боевой деятельности отряда с 1 ноября 1941 г. по 1

февраля 1943 г. составляют:

Уничтоженно:

1) немецких солдат • ^ 830

2) немецких офицеров - 39

3) жандармов - 6

4) начальников полиции - 1

5) начальников карательных

отрядов - 1

6) полицейских - 27

7) шпионов - 5

8) предателей Родины - 5.

Ранено: немецких солдат - 150, полицейских - 5. Взято в плен: полицейских, старост и других служащих немецких учреждений - 21 человек [...]

Командир

Ямского партизанского отряда (Потирайло)

Комиссар

Ямского партизанского отряда (Изотов)

ЦГАООУ, ф. 130, on. 1, д. 452, л. 65. О. М.

55. ИЗ ДНЕВНИКА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА ИМ. КОЦЮБИНСКОГО ЧЕРНИГОВСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. КОЦЮБИНСКОГО О БОРЬБЕ С ПОЛИЦИЕЙ

Записи до 17 августа 1943 г.

[...] 2) 2 марта [19]43 г. В с. Неданчичи группой из 22 чел[овек] под руководством Сарычева разгромлены 2 полицейских стана (Неданчичи и Губичи), 45 чел[овек] полиции. Убит 1 фриц, взято в плен 8 полицаев. Остальные разбежались. Взято - 13 винтовок, 600 патронов, 2 пистолета, обмундирование, снаряжение и продукты. Сожжено здание полиции. Потерь не было[...]

4) 18 марта [19]43 г. Местечко Любеч. Группой из 65 чел[овек разгромлен гарнизон райцентра. Руководили Афанасьев и Сарычев. Убито и сожжено 6 фрицев и 10 полицаев. Взято трофеев: винтовок - 25, автоматов - пистолетов - 8, патронов - свыше 2 тыс. [...] Потери с нашей стороны: убитых - 2, раненых - 6 чел[овек] [...]

6) с 25 марта по 12 апреля 1943 г. В различных местах и различными группами отряда уничтожено много старост, бургомистров, полицейских и шпионов [...] Группы отряда действовали в районах: М[ихайло] Коцюбинском, Любечском, Комаринском [...]

10) 8 апреля [19]43 г. Прибыл в полном составе и с вооружением Карховский куст полиции во главе со становым Лобусом.

11) 14 апреля [19]43 г. Прибыли М[ихайло]. Коцюбинский и Ковпытский станы полиции в полном составе и с вооружением [...] Руководители становые - Лутченко и Донец [...]

13) 28 апреля [19]43 г. Перешел к партизанам полицейский стан с. Довжик с вооружением и во главе со становым Перехрестюком.

14) 26 мая [19]43 г. Разгромлен стан полиции с. Недончичи. Взят в плен 1 фриц и 2 полицая, остальные разбежались[...]

17) 13 июля [...19]43 г. Был разгромлен райцентр М[ихайло] Коцюбинский. Принимало участие 104 чел[овека] под руководством

Лутченко***. Убито 4 фрица и 5 полицаей, ранено - 3 фрица и 6 полицаев. Наши потери: 1 убит, 1 ранен [...]

27) 17 августа [19]43 г. В ночь с 17 на 18 августа силами 2-й роты был разгромлен гарнизон с. Довжик. Убито и сожжено немцев - 9, казаков

- 15, полции - 3 чел[овека]; сожжено: склад гарнизона с имуществом и боеприпасами, помещение штаба гарнизона, конюшня и 27 верховыми лошадьми, общежитие казаков с вооружением, 2 помещения полиции, помещение старостата [...] Руководил операцией - Перехрестюк**, Лобус***, Дрань, Апанасенко и Яцко [...]

ЦГАООУ, ф. 93, on. 1, д. 1, лл. 121-122. О. Р.

* Лутченко был раньше руководителем Михайло-Коцюбинского куста полиции.

** Перехрестюк возглавлял куст полиции в с. Довжик.

***Лобус был начальником Карховского поста полиции.

56. ИЗ ОТЧЕТА КИЕВСКОГО ОТРЯДА* О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И РАЗГРОМЕ ГАРНИЗОНОВ ПОЛИЦИИ

Не ранее 1 сентября 1943 г.

[...] 10. Разгром Бабинского куста полиции. 22.07.43.

Поставленная командованием задача разгромить Бабинский куст полиции, разоружить их, уничтожить шефа стекольного завода, полицаев частично забрать в отряд, а нач[альнику] полиции и его помощникам дать задание (привести Тетеревскую полицию в отряд) и отпустить[...]

Результаты операции:

[...]Полиция была схвачена неожиданно для них, обезоружена, раздета, отобраны документы. По просьбе коменданта полиции и всех полицаев дать им задание и отпустить, задание было дано, и всю полицию отпущено.

Шефа Бабинского стекольного завода, который жил в помещении полиции, там же убито.

Трофеи: изъято 11 винтовок с пистолетом, 10 штук гранат, 1,5 тыс. штук патронов. Уничтожена документация, изъято обмундирование на

16 чел[овек] и продукцию[...]

Разгром Гостомельского куста полиции. 12.08.43.

Поставлена командованием отряда задача разгромить Гостомельский р[айо]н полиции и отъявленных фашистских последышей, взять трофеи, частично уничтолить документы, а компрометирующую документацию предоставить в отряд. Операцией руководил к[оманди]р отряда тов. Кузнец[...]

Результаты операции следующие:

1. Р[айон] полиции разгромлен, комендант и з полицая убиты.

2. Ценная документация доставлена в отряд, остальная

- уничтожена.

3. 7 чел[овек] полицаев пошли в п[артизанский] отряд, а остальные разбежались.

Трофеи: взято 11 винтовок, 5 револьверов, 2 тыс. патронов, 30 шт[ук] гранат, продукты и обмундирование на 15 чел[овек] [...]

Командир отряда (Кузнец)

Комиссар отряда (Подпись)

Нач[альник] штаба (Подпись)

ЦГАООУ, ф. 66, on. 1, д. 66, лл. 31-31 об., 68. О. М.

* Позже отряд вошел в кавалерийское соединение под командованием М Наумова.

57. ИЗ ОТЧЕТА КОМАНДОВАНИЯ ОТРЯДА ИМ. ЛЕНИНА ЖИТОМИРСКОГО СОЕДИНЕНИЯ* ОБ ОРГАНИЗАЦИИ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Не ранее 1 сентября 1943 г.

[...] 24 декабря 1941г. отрядом был совершен налет на комендатуру в с. Земань, в результате которого уничтожено: 12 полицейских, тяжело ранен комендант, после чего комендатура перестала действовать. [...]

В январе м[еся]це 1942 г. были совершены налеты на села: Уланово, Червонного района, Пустогород, Червонного района, в котором находилось 30 полицейских, терроризирующих и грабивших мирное население; в результате налета уничтожено 16 полицейских, остальные бежали с семьями в г. Глухов. С[ело] Суходол, Червонного района, налетом группы [партизан] уничтожены староста и 2 полицейских, остальная полиция была разоружена. Райцентр Хомутовка, Курской обл[асти]. Налетом отряда уничтожен полицейский и староста взят в плен. [...]

В феврале месяце 1942 г. одной из групп отряда был совершен налет на ст. Эсмань, в результате которого был разоружен караул [из] 12 полицейских и уничтожено 2 склада с зерном в количестве 6,5 тыс. центнеров, которые на второй день намечались для отправки в Германию. Этой же группой в с. Эсмань взорван склад снарядов и мин и уничтожено 6 полицейских. [...]

Налетом на м[естечко] Марчихина-Буда разгромлено волост-

ное управление и убито 12 полицейских [В] с. Сопыч Червонного района, где концентрировалось более 150 полицейских**, налетом отряда разгромлено гнездо немецких прихлебателей и уничтожено 83 полицейских, в числе которых и нач[альник] полиции. [На] ст. Хутор- Михайловский, Ямпольского района, налетом отряда уничтожено 9 полицейских, взорвано 1 орудие 45 мм, сожжено 7 автомашин, 2 вагона с автопокрышками и другими запчастями, сорваны железнодорожные стрелки; захвачено 6 минометов, 50 винтовок, 6 ст. пулеметов, 10 тыс. патронов, роздано населению склад с зерном [в] 150 тонн. [...]

В феврале м[еся]це [1942 г.] совершен налет на с. Княжичи, Ямпольского р[айо]на, где находилось до 100 полицейских. В результате налета уничтожено: 33 полицая, захвачено 45 винтовок, 2 ручных пулемета и 5 тыс. патронов. [...]

В начале мая 1942 г. отряд перешел в зону трех Хинельских лесов, где был встречен полицейским отрядом трех районов в количестве 200 чел[овек]. Во встречном бою уничтожено 25 полицейских. Захвачено 2 станковых и 5 ручных пулеметов. [...]

1 июля 1942 г. 1-я группа отряда во взаимодействии с Хомутовской группой [партизан] совершила налет на с. Улица С[ередино]-Будского района, где по данным разведки было до 200 полицейских. В результате боя уничтожено 50 полицейских, автомашина и захвачено 50 винтовок, миномет и 8 ящиков мин.

1- я группа [отряда] под командованием капитана Наумова, численностью до 160 человек, с 20.06. по 05.10. [19]42 г. действовала в Червонном районе. За период действия 1-й группы в зоне Хинельских лесов была полностью ликвидирована в селах Червонного, Севского, Хомутовского и Ямпольского районов местная власть и полностью сорваны мероприятия немецких властей по заготовке продуктов и уборки урожая. Кроме этого, группой уничтожено: волостных старшин - 2, старост - 11, начальников полиции и стражи - 6, разоблачено шпионов - 8, тайных полицаев - 5, солдат - 28, полицаев - 89. [...]

Командир партизанского отряда им. Ленина майор Иванов Комиссар партизанского отряда им. Ленина политрук Волостников Начальник штаба партизанского отряда им. Ленина младший политрук Прощаков

ЦГАООУ, ф. 65, оп.1, д. 23, лл. 94-96. О. М.

* Партизанский отряд Червонного района Сумской области был создан в декабре 1941 г. В ходе подготовки к Сталинскому рейду сумских партизан из состава отряда была выделена группа во главе с Л. ИвановьСМу на базе которой был создан отряд им. Ленина, входивший в состав соединения А. Сабурова до сентября 1943 г.. В дальнейшем на его базе было создано Волынское соединение им. Ленина.

** Ср. данные, опубликованные разделе "Террор и репрессии" в приказе по отряду Червонного района 2 марта 1942 г.

58. ИЗ ОТЧЕТА ОБ ОРГАНИЗАЦИИ И БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕРНИГОВСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. ПОПУДРЕНКО ЗА ПЕРИОД С 15 МАРТА ПО 22 СЕНТЯБРЯ 1943 Г. О БОРЬБЕ ПАРТИЗАН С ПОЛИЦИЕЙ

Не ранее 22 сентября 1943 г.

[...] 21 мая [1943 г.] из Злынковских лесов соединение вышло в рейд на Украину. В ночь с 22 мая на 23 мая силами Сталинского и Кировского отрядов совершена боевая операция против гарнизона полиции и сель- хозкомендатуры в м[естечке] Чуровичи**. Гарнизон Чуровичей состоял из 65 полицейских и 35 немцев. В результате операции уничтожено 22 чел[овека], в том числе сельхозкоменданта и его заместителя.

Чуровичи представляли собой опорный пункт Климовской [районной] полиции. Во время операции было полностью конфисковано имущество полицейских [...]

29 мая отрядами им. Боженко и им. Кирова произведен налет на гарнизон райцентра Тупичев. В результате операции разгромлен и уничтожен гарнизон, состоявший из полиции и немцев, сожжен склад с зерном в 400 тонн, предназначенный для вывозки в Германию; уничтожены здания и общежития гестапо и полиции. В складах гарнизона взято большое количество продуктов питания [...]

2 июня, находясь в Добрянских Лесях, отрядами соединения: Сталинским, Кировским и Ленинским проведена боевая операция против гарнизона райцентра Добряика и железнодорожной станции Горностаевка [...] Бой длился 4 часа, в результате которого уничтожено

11 немцев и 30 полицейских, один немец захвачен живьем [...]

Находясь в Добрянских лесах, соединение разгромило 12 полцией- ских станов: Дроздовицы, Хотивля, Хоробичи, Ваганичи, Перепись, Андреевка, Будище, Невкля, Лавинь, Пекуровка, Александровка, Олешня.

В Добрянском, Городнянском и Тупичевском районах была полностью парализована деятельность местных и оккупационных властей [...]

7 июня [1943 г.] соединение партизанских отрядов достигло урочища "Зимница" Репкинского района. Здесь лично встретились с двумя партизанскими отрядами: им. Дзержинского и им. Суворова.

За три дня пребывания соединения в этих лесах было разложено около двух десятков полицейских станов в Репкинском и Любичском районах. В результате проведенной работы соединение пополнилось на

100 чел[овек] новых патриотов [...]

[...] В ночь на 18 июня Сталинский отряд под командованием т. Короткова произвел налет на гарнизон ст[анции] Низовка. Гарнизон станции состоял из 56 чел[овек] полиции и двух [немецких] комендатур. В результате операции ст. Низовка выведена из строя [...] Убито 12 фрицев и сельхозкомендант [...]

За время своей боевой деятельности соединение партизанских отрядов Черниговской области в непосредственных боях [...] и диверсиями на железных дорогах [...] всего уничтожено 7113 фашистов.

При разгроме полицейских станов истреблено 110 изменников Родины. Разведкой поймано и разоблачено 40 немецких шпионов, посланных разными комендатурами с задачей разведки и террористических актов против командтного состава [...]

[...] Бросили позорную службу немцам и перешли с партизанам полиция большинства сел Холменского, Корюковского, Семеновского, М[ихайла] Коцюбинского, ЧЭстерского районов, часть Любечского, Новгород-Северского, Тереховского (Гомельской обл.) и др. "Украинская компания" г. Семеновки, 121 казачий батальон в количестве 350 чел[овек] [...]

•Целым станом в количестве 39 полицейских перешли к партизанам полиция с. Охрамеевичи во главе с начальником полиции, полиция Гуты-Студенецкой в количестве 46 чел[овек], 30 полицейских с. Прибынь [...]

ЦГАООУ, ф.94, оп.1, д.1, лл.19-22, 24,28. К.М.

*В середине апреля 1943 г. нацисты вытеснили Черниговское партизанское соединение с украинской территории и его отряды отошли в Злынковские леса Орловской области РФ.

**Это населенный пункт Климовского района Орловской области РСФСР.

59. ИЗ ОТЧЕТА КОМАНДОВАНИЯ ЧЕРНИГОВСКОГО СОЕДИНЕНИЯ "ЗА РОДИНУ" О БОЕВОЙ И ДИВЕРСИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Не ранее 10 октября 1943 г.

[...] Нужно сказать, что в своей боевой деятельности по всем этим объектам соединение добилось значительных результатов.

Результаты эти таковы:

[...] 8. [...] Большое внимение в своей деятельности соединение уделяло задаче сорвать мобилизацию хлебных ресурсов на территории деятельности партизан и недопустить вывоза хлеба и других сельскохозяйственных продуктов в Германию или для содержания вражеской армии. Для выполнения этой задачи предпринимались различные мероприятия. Основной предпосылкой необходимой для успешного выполнения этой задачи являлся разгром полицейских станов, расположенных по селам, систематическая, беспощадная борьба с полицией и с немецкой администрацией на местах (сельськими старостами, уполномоченными колхозов и др[угими], если они служат немцам, а не выполняют воли, диктуемой партизанами) [...]

11. Вся деятельность соединения была беспрерывно связана с постоянной и упорной борьбой с полицией.

За все время уничтодено 27 полицейских станов и уничтожено свыше 550 человек* полицейских и др[угих] изменников Родины, активных врагов советской власти. [...]

Командир соединения Начальник

капитан (Бовкун) политотдела соединения

(Виноградов)

Начальник штаба (Музыченко)

РАЗГРОМЛЕНЫ ПОЛИЦЕЙСКИЕ СТАНЫ:

10/11-1942 г. - Берков. (Бовкун)

12/11-1942 г. - с. Браница. - "" -

23/11-1942 г. - с. Плоское (Бовкун, Дешко)

24/11-1942 г. - с. Колесники (Шевырев)

27/11-1942 г. - с. Григоровка (Кусов).

10/1-1943 г. - с. Мостищи (Дешко)

23/2-1943 г. - с. Лихачёв - "" -

29/2-1943 г.^ - с. Кукшин (Симоненко)

Конец 2 - 43 г. - с. Степные Хутора. - "" -

"" - с. Шатура (Шевырев)

"" - с. Данино. - "" -

29/04-1943 г. - Носовская Опытная станция (Симоненко)

30/04-1943 г. - Браница (Демко)

Апрель 1943 г. - Орловка (Компанел)

"" - - Куликовка - "" -

14/5-1943 г. - Рудьковка (Кощошевский)

Июль 1943 г. - Плоское (Ярмаш)

11/8-1943 г. - Браница (Пилипенко)

17/8-1943 г. - Чемер (Шевырев)

12/08-1943 г. - Колесники (Ющенко)

18/08-1943 г. - Красное (Кулаков)

22/08-1943 г. - Иржавец (Дешко)

24/08-1943 г. - Кагарлык (Шевырёв)

"" - - Носовка (Симоненко)

Озеряне (совместно с отрядом им. Щорса Ново-Басанского р-на).

И в других сёлах.

(Бовкун)

ЦГАООУ, ф. 92, on. 1, д. 1, лл. 11-14, 42. О. М.

*Из указанного количества 30 человек было расстреляно по приговорам особых отделов.

60. ИЗ СТЕНОГРАММЫ ДОКЛАДА КОМАНДИРА ОТРЯДА ИМ. ЧАПАЕВА КИЕВСКОИ ОБЛАСТИ Ф. ГОЛОВАЧА ДЛЯ УШПД О БОРЬБЕ ПАРТИЗАН С ПОЛИЦИЕЙ И ДРУГИМИ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТАМИ

6 ноября 1943 г.

[...] На 15 февраля 1943 г. в отряде было 25 человек. 13 февраля произвели первую операцию на с. Гдынь, Комаринского района, убили двух полицейских и старосту, забрали продукты и ушли в леса. Было добыто 3 винтовки и 500 патронов[...]

18 февраля мы совершили налет на с. Чекловичи. Там староста зверски обращался с населением, многих угонял в Германию. Мы старосту расстреляли, имущество его конфисковали. Конфисковали также имущество писаря, который помогал старосте в отправке людей в Германию. Поймали полицейского, раздели его и подержали на снегу 45 минут, а потом отпустили, приказав не работать на немцев.

25 февраля отряд насчитывал до 30 чеорвек и совершил днем налет на гарнизон полиции в составе 12 человек в с. Верхние Жары, волостное управление Комаринского р[айо]на. Там мы застали бургомистра, заведующего немецким складом, старосту и монтера. Старосту и бургомистра расстреляли, забрали две винтовки, продукты[...]

22 марта 1943 г. к 18.00 мы сосредоточились у с. Комарино. Операцией руководил я [...] Ходили по квартирам и нашли там 15 полицейских. Нами был захвачен районных руководитель или председатель райуправы.

Таким образом, пленных было: комендант жандармерии, комендант полиции, председатель райуправы и 3 полицейских. Комендант жандармерии, комендант полиции и председатель райуправы были расстреляны. Полицейских мы раздели, разоружили и отпустили домой, приказав передать всем полицейским, что если они в течение 5 дней не снесут в Гдынь оружие, [то] будут расстреляны не только они, но и их семьи. Через 5-7 дней все полицейские снесли оружие[...]

Влияние партизан в Комаринском районе дошло до того, что там не осталось ни одного полицейского. Это распространилось и на Чернобыльский район. Везде и всюду распространились слухи о том, что партизаны заняли все Дитятковские леса. В Чернобыле немцы стали опасаться налета партизан. Полицейские перестали разъезжать по селам. В селах немецкая власть была парализована. Старосты сел Домонтово, Страхолисья, Оташево пообещали работать совместно с партизанами.[...]

Записала стенографистка И. Хоменко

6 ноября 1943 г., г. Харьков.

ЦГАООУ, ф. 166, оп:2, д. 31, лл. 5, 6,10,19. О. М.

61. ИЗ ОТЧЕТА КОМАНДОВАНИЯ 5-ГО БАТАЛЬОНА КИЕВСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. ХРУЩЕВА О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

10 декабря 1943 г.

[...] Результаты работы по Велико-Половецкому р[айо]ну:

[...] Всего уничтожено 21молотарка и комбайн. Разбито 35 тракторов.

Кроме этого, расстреляно как предателей, шпионов и националистов: руководителя общественного хозяйства с. Мазепенцы, агента гестапо Толстонога Павла и его мать Ульяну; националиста, зав. мельницей с. Дулицкое Пучко Григория, изменника родины, дезертира из РККА, продававшего гестапо рабочих и партизан; Фиалко Ефима, из с. Дулицкое, полицая с. Мазепенцы. Убиты также нач. жандармерии Велико-Половецкого р[айо]на Крайцер и переводчица. Расстрелян как националист Г...*, руководитель националистической бандеровской группы в с. Новоселица[...]

По Белоцерковскому району:

[...] 28.09.1943 г. проведена боевая операция с целью разгрома и разоружения Корнинского участка жандармерии и полиции. Силы противника - 10 жандармов и 75 полицаев этого участка, силы партизан - 33 чел[овека] Велико-Половецкого отряда.

Результаты: полицейский участок разгромлен, полиция разоружена, часть удрала, 2 полицая расстреляны. Убит также начальник

жандармерии и переводчица. Тяжело ранен помощник начальника жандармерии **.[... ]

Командир 5-го батальона Комиссар 5-го батальона

капитан (Осипенко) политрук (Ковнир)

ЦГАООУ, ф. 77, on. 1, д. 27, лл. 11,13. О. М.

* Фамилия написана неразборчиво.

**Всего отрядом, согласно его данным, уничтожено 228 полицейских и других активных пособников нацистских оккупантов.

62. ИЗ ДОКЛАДА КОМАНДОВАНИЯ ОТРЯДА ИМ. ХРУЩЕВА ИЧНЯНСКОГО РАЙОНА ЧЕРНИГОВСКОЙ ОБЛАСТИ О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА ПЕРИОД С 14 СЕНТЯБРЯ 1941 Г. ПО 15 СЕНТЯБРЯ 1943 Г.*

Не ранее 1 января 1944 г.

[...] §111. Боевая деятельность отряда

Общий итог боевой деятельности следующий:

[...] 2. Убито: офицеров - 14

Солдат - 87

Изменников Родины - 107.

Кроме того, по неполным данным уничтожено в пущенных эшелонах до 100 чел[овек] солдат и офицеров [...]

Командир Комиссар

Партизанского отряда партизанского отряда

(Попко) (Сычев)

Начальник

штаба партизанского отряда (Хлобыстов)

ЦГАООУ, ф. 130, on. 1, д. 447, л. 18. О. М.

* Отряд действовал с октября по декабрь 1941 г. Затем в результате потерь и постоянного преследования противником распался на мелкие группы и активных операций не вел. Возобновил борьбу с весны 1943 г.

63. ИЗ ОТЧЕТА О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕРКАССКОГО ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА КИЕВСКОЙ ОБЛАСТИ ПОД КОМАНДОВАНИЕМ Ф. САВЧЕНКО - Г. ИВАЩЕНКО ЗА ПЕРИОД С АВГУСТА 1941 Г. ПО ЯНВАРЬ 1944 Г.*

Не ранее 1 января 1944 г.

[...] Обстановка, в которой находились партизанские отряды С приходом немцев в села Черкасского, Смелянского, Александровского, Городищенского и других ближайших р[айо]нов было организовано много полиции, перед которой поставили одну из главных задач - борьба и уничтожение партизан. Так, например, в с. Дудницком было около 150 чел[овек], в с. Свидивок - 75 чел[овек] и т. п. Кроме того, было поставлено много лесников, перед которыми была поставлена задача - выискивать партизан и их базы. Таким образом, с первых дней прихода немцев начались частые облавы полиции и немцев [против партизан], где принимали участие до 2-3 тыс. полиции и немцев [...]

Боевые действия

[...] Первая операция на сельскую власть и полицию была проведена в с. Геранимовка, черкасского р[айо]на, где были убиты старосты и нач[альник] полиции, имущество их было конфисковано [...]

[...] Очень удачно была проведена операция в с. Плюваки, Черкасского р[айо]на, где была захвачена вся полиция в количестве 10 чел[овек] и староста. Все они были расстреляны в присутствии более 100 чел[овек] колхозников.

Такие операции были [также] проведены в [других] селах Черкасского района: Геранимовка, Будище, Дудницкое, Кумейки, Плюваки, Тубельцы, Березнякы, пос[елок] Ирдынских торфоразработок. В Золотоношском р[айо]не, Полтавской области - с. Домонтово; в Чигиринсокм р[айо]не, Кировоградской области - села Яныч, Матвеевка, Мельники, Шубовка, Замятница, Куликовка, Чмыровка. В селах Каменского р[айо]на - Любомирка,-Головятино, хут. Шевченко и др.; в Городищенском р[айо]не - с. Драбовка [...]

[...] Всего за 1941-1942 гг. уничтодено более 85 чел[овек] полиции, старост и немецких шпионов. Кроме того, в окружающих [партизан] селах было уничтожено посланных немцами шпионов, в количестве 9 чел[овек] [...]

Командир партизанского отряда (Иващенко)

Комиссар партизанского отряда (Палеха)

ЦГАООУ, ф. 130, on. 1, д. 177, лл. 5-7. О. М.

*В начале января 1942 г. в результате больших потерь отряд приостановил свою деятельность (осталось всего 17 бойцов) и перешел к созданию боевых подпольных групп по селам. Лишь в конце сентября 1943 г. на базе этих групп (100 человек) удалось снова начать операции.

64. ИЗ ОТЧЕТА О БОЕВОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУМСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ЗА ПЕРИОД С 6.09.1941 Г. ПО 1.01.1944 Г. О БОЯХ ПАРТИЗАН С ПОЛИЦИЕЙ

После 1 января 1944 г.

[...] За период с 1 декабря [ 1941 г.] и по февраль 1942 г., кроме декабрьского боя,* нами было проведено ряд крупных операций по разгрому полицейских участков и комендатуры в районном центре Эсмань.** Эти операции подняли дух личного состава отряда[...]

Продвижение отряда в район Путивля сопровождалось ежедневными стычками с полицией обезоруживанием и разгромом последней [...] Затем.было решено провести операцию по разгрому полиции в селах Воргол и Литвиновичи Путивльского района [...] Вечером 14.02.1942 г. отряды въехали в с. Воргол, а ночью провели операцию в с. Литвиновичи по разгрому полицейского участка. В результате операции участок был разгромлен, а часть местных полицейских добровольно перешла на сторону партизан [...]

Время стоянки в населенных пунктах Гута, Зазирский поселок Шлуховского района, Воргол Путивльского района знаменательно тем, что, во-первых: за это время было проведено чрезвычайно много операций по разгрому полицейских участков в Глуховском, Путивльском, Кролевецком районах [...] В-третьих, ряд полицейских участков и групп казаков добровольно с оружием в руках стал переходить на нашу сторону - полиция сел Уздица, Литвиновичи и казаки из Кролевца [...]

31.10. 1942 г. в с. Коняхино разгромлен полицейский участок и роздано зерно из складов населению [...]

К 24.00 7 ноября 1942 г. рота автоматчиков незаметно для врага высадилась на правом берегу р. Днепр; южнее г. Лоев, а затем врасплох захватила полицейский гарнизон города и уничтожила его [...]

Командир

Группы партизанских отрядов Сумской области Дважды Герой Советского Союза Генерал-майор (С.Ковпак)

ЦГАООУ, ф. 63, on. 1, д. 1, лл. И, 12, 26, 27. О. М.

* По данными отчета соединения в бою 1 декабря 1941 г. против партизан участвовало 600 полицейских. В другом документе речь идет о 250 полицейских.

** Это село находится на территории Черниговской облйсти, через которую Сумское соединение в октябре 1942 г. проходило на Правобережную Украину входе Сталинского рейда.

65. ИЗ СПРАВКИ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА УШПД ПРИ ВОЕННОМ СОВЕТЕ 3-ГО УКРАИНСКОГО ФРОНТА ОБ ИТОГАХ БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 2-Й ВИННИЦКОЙ БРИГАДЫ ИМ. СТАЛИНА ЗА ПЕРИОД С СЕНТЯБРЯ 1943 Г. ПО 6 ЯНВАРЯ 1944 Г.

Не ранее 6 января 1944 г.

2- я партизанская бригада имени тов. Сталина организована в сентябре 1943 г. в тылу противника на базе действовавших в районах Винницкой области партизанских отрядов им. Ленина и "За Родину" [...]

Общий итог боевых действий бригады в тылу противника за период

с сентября 1943 г. по январь 1944 г.

[...]11. Проведено боевых операций - 95.

12. Уничтожено солдат и офицеров пр[отивни]ка - 751.

13. Ранено солдат и офицеров пр[отивни]ка - 553.

14. Уничтожено полицейских, старост

и других изменников Родины - 104.

15. Разгромлено райцентров - 2.

16. Разгромлено гарнизонов немецких войск - г 1.

17. Разгромлено полицейских участков - 3.

18. Совершено налетов

на ж[елезно]-д[орожные] станции - 3. [...]

Член Военногоисовета,

начальник штаба

партизанского движения

3- го Украинского фронта

полковник (Асмолов)

Начальник

Оперативного отделения] (Шамис)

66. ИЗ ДОКЛАДА КОМАНДОВАНИЯ ОТРЯДА ИМ. ДЗЕРЖИНСКОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА УШПД ПРИ ВОЕННОМ СОВЕТЕ 4-ГО УКРАИНСКОГО ФРОНТА О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА ПЕРИОД С 18 ИЮНЯ ПО 5 ДЕКАБРЯ 1943 Г. НА ТЕРРИТОРИИ ЗНАМЕНСКОГО И ЧИГИРИНСКОГО РАЙОНОВ КИРОВОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

1 февраля 1944 г.

[...] 19.06. [19]43 г. На место расположения отряда произвежено нападение карательного отряда. В завязавшейся перестрелке уничтожено: 12 полицейских и 3 немецких солдата [...]

28.06. [19]43 г. Группой партизан в составе 7 чел[овек] совершен налет на полицейский участок с. Плоское. В результате налета уничтожено 11 полицейских [...]

16.8. [19]43 г. Группой партизан в составе 19 чел[овек] под командованием Гурово Ою совершен налет на гарнизон полиции и жандармерии с. Янич (8 км на юго-запад от Чигирина). В результате налета уничтожен штаб жандармского гарнизона, узел связи, 4 немецких офицера и 23 жандарма [...]

24.9. [19]43 г. Группой партизан в составе 15 чел[овек] под командованием командира взвода Зубова совершено нападение на колонну эвакуирующихся старост и полицейских, остановившуюся в с. Янич [...]

[...] Уничтожено: 16 старост и полицейских, оказавших сопротивление. Захвачено: 10 винтовок и 2 пистолета [...]

Кроме перечисленных операций, за период сентября [еся]ца [1943 г.] отрядом в результатет мелких стычек с противником уничтодено: 21 немецкий солдат и 4 полицейских [...]

С 3 по 8.10.1943 г. В связи с проходившими облавами и преследованием [противником], боевых операций отряд не проводил. В среде отряда выявлено и расстреляно 7 чел[овек] предателей из числа принятых в отряд быв[ших] военнопленных [...]

18.10. [19]43 г. Группой партизан в составе 27 чел[овек] под командованием командира взвода Шадрина произведено нападение на остановившуюся в с. Ефимовка на ночлег колонну эвакуировавшихся полицейских. В результате налета уничтожено 20 полицейских. Захвачено 1 ручной пулемет, 2 автомата и 12 винтовок [...]

Общий итог боевой и диверсионной деятельности отряда

За период боейвой и диверсилнной деятельности с 18.06. [19]43 г. по 5.12. [19]43 г. отрядом пущено под откос 4 эшелона противника.

Уничтожено: офицеров - 70

солдат - 1906

полицейских

65

шпионов

Командир

партизанского отряда им. Дзержинского

(Петров)

Комиссар

партизанского отряда им.

Дзержинского

(Гуров)

ЦГАООУ, ф. 130, on. 1, д. 413, лл. 7-8,10-11,14. О. М.

67. ИЗ ОТЧЕТА КОМАНДОВАНИЯ ПОЛТАВСКОГО* СОЕДИНЕНИЯ ИМ. МОЛОТОВА О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА ПЕРИОД С МАРТА ПО ДЕКАБРЬ 1943 Г. И БОРЬБЕ С ПОЛИЦИЕЙ

3 марта 1944 г.

[...] 17 марта [1943 г.] наши группы** выехали на операцию в деревни Лопухов и Бречь, разогнали в этих селах станы полиции, убили 7 полицейских, взяли 16 лошадей, продовольствие, завербовали в отряд людей и благополучно вернулись в лагерь.

18 марта [1943 г.] наша группа провела операцию в селах Прибынь и Перелюб, разогнали там стан полиции, убили 4 полицейских, завербовали в отряд 12 человек, взяли 6 лошадей и вернулись в лагерь без потерь [...]

[...] Действия мы продолжали дальше и 25 марта [1943 г.] в с. Старо- Юрковичи был разбит один стан полиции, убито 7 полицейских. Наши потери - 1 убитый, 2 раненых [...]

[...] 6 апреля [1943 г.] в с. Наумовка был разгромлен стан полиции. Убито 7 полицейских, взяты винтощси и лошади. Наших 2 раненых. 9 апреля [1943 г.] в с. Шумиловке разбит 1 стан полиции. Убито 3 полицейских, взято в плен 2. Взято 17 винтовок, 17 лошадей [...]

Находясь в Злынковских и Софиевских лесах с 22 апреля по 16 мая [1943 г.], наши операции были не столь большие, а именно: в с. Юсниковичи был разогнан стон полиции, убито 3 полицейских, взяты лошади. В селах Воробьевка и Гогове разогнаны станы полиции, убито 5 человек, взято продовольствие и лошади. В с. Казанорке разогнали небольшой стан полиции, забрали продовольствие. В д[еревнях] Гетманская Буда и Чехлово разбили мадьярско-полицейские гарнизоны, убили 13 врагов, взяли продовольствие, транспорт и оружие. Кроме этого, в с. Каменка, Злынского района, убили 6 полицейских [...]

[...] 26 мая [1943 г.] вблизи с. Коштуровка взорвали деревянный мост [длиной] в 50 м, чем приостановили движение врага на значительное время. В с. Церковище был разогнан стан полиции, убито 2 полицейских. В с. Патобище разбили также стан полиции, при этом убито 4 полицейских [...]

[...] 28 [июня 1943 г.] мы пришли в Хрещатские леса. 28 и 29-го мы находились в этих лесах, при этом в с[клах] Комаровке и Держановке были разогнаны станы полиции, убито полицейских до 13 человек, взято оружие, продовольствие, транспорт [...]

Итак, за период с 13 марта по 28 ноября 1943 г. наше соединение сделало следующее:

[...] 12. Разбито полицейских станов - 31.

13. Разбито немецких гарнизонов - 17.

[...] 21. Убито немецко-мадьярских солдат и офицеров 5.727, из них офицеров свыше 300 человек, причем5 высших чинов. Кроме того, уничтожено полицейских до 200 человек, а также истреблено 20 шпионов и 21 предатель [...]

Командир соединения (М.Г. Салай)

Комиссар соединения (М.Г. Негреев)

ЦГАООУ, ф. 95, on. 1, д. 1, лл. 7-9. О. М.

* Отряд, а потом соединение под командованием М. Салая смарта по середину сентября 1943 г. действовало на территории Черниговской области и южных районов Орловской области, а на Полтавщину не смогло пробиться. Затем оно форсировало р. Днепр и оперировало на севере Киевской и в восточной части Житомирской областей.

**12 марта 1943 г. на базу Черниговского соединения Н. Попудренко была выброшена организаторско-партизанская группа УШПД под командованием М. Салая (11 человек). На базе этой группы был создан отряд, а потом соединение, перед которым была поставлена задача выйти для боевых действий на территорию Полтавской области.

68. ИЗ ОТЧЁТНОГО ДОКЛАДА КОМАНДОВАНИЯ ЖИТОМИРСКОГО СОЕДИНЕНИЯ О БОЕВОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, О БОРЬБЕ С ПОЛИЦИЕЙ И ДРУГИМИ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТАМИ

Не ранее 3 марта 1944 г.

[...] Для очистки населенных пунктов, расположенных в районе действия партизанского отряда от немецких ставленников, были проведены операции в Суземке, Красной Слободе и Неруссе. [...]

В Красной Слободе было расстреляно 5 полицейских, в Неруссе - 2 полицейских. Это внесло панику среди немецких ставленников и дезорганизовало работу органов управления, созданных немцами в этих селах. [...]

[...]. 26 декабря 1941 г. совместными действиями партизанских отрядов... была проведена боевая операция на районный центр Суземка [...] В Суземках партизаны уничтожили 28 полицейских и захватили трофеи: 1 автомашину, 6 лошадей, 13 велосипедов, 50 винтовок, 2 станковых пулемета, 3 автомата, 15 тыс. патронов, 6 тыс. пудов хлеба. Освобождено из-под ареста сидевших в полиции 7 товарищей. [...]

7 января 1942 г. Партизанские отряды под руководством тов. Сабурова провели довольно смелую операцию по разгрому полиции в с. Локоть (Брасовского района). В операции участвовали отряды тт. Сенченко, Алексютина, Воронцова, Погорелова, Боровика и Сабурова. Окружив с. Локоть, партизаны повели решительное наступление на гарнизон полиции. Противник упорно сопротивлялся и своим огнем из минометов, пулеметов, автоматов и винтовок пытался отразить наступление партизан и отбросить их на исходные позиции. Под градом пуль и осколков мин партизаны энергично наседали на врага. В результате боя партизаны ворвались в село и завязали уличные бои, исход которых был в пользу народных мстителей. В результате проведенной операции истреблено 54 полицейских, уничтожена антисоветская организация, так называемая "русская национальная партия", в том числе ее руководители Воскобойников и Ворона. Взяты большие трофеи. Партизаны имели незначительные потери. [...]

В январе месяце [ 1942 г.] отряд т. Иванова (Червонного района) провел ряд операций по уничтожению немецких ставленников - старост и полицейских. Так, например, в с. Уланове отрядом уничтожено 12 полицейских и взято в плен 2 немца, которые после допроса расстреляны. В с. Пустогород, Червонного района. Налетом на полицейских, уничтожено 16, остальные разбежались. В ряде других населенных пунктов были уничтожены несколько старост и полицейских. В райцентре Хомутовка уничтожен 1 полицай, взят в плен староста, захвачено 15.000 рублей денег, пищущая машинка и ценные документы. [...]

Операция на г, Трубчевск началась с 1 на 2 февраля [1942 г.]

[...] В результате проведенной операции в г. Трубчевске убито 127 полицейских, тяжело ранен бургомистр Павлов, взяты трофеи: пулеметов - 2, винтовок - 25, револьверы, много скота и разного зерна. Партизаны потеряли И человек убитыми, 9 раненными и'разбит 1 ст[анковый] пулемет[...]

15-16 февраля [1942 г.] две группы под командованием капитана Бородачева проводили операции по уничтожениию гарнизона немцев в селах Павловичи и Полевые Новоселки Суземского района, с вывозом зерна со складов[...]

[...] Отряд т. Иванова в феврале [1942 г.] действовал в Червонном районе и проводил мелкие операции по истреблению ставленников фашизма - старост и полицейских. [...]

О результате нашей пропаганды можно судить по многочисленным фактам перехода на сторону партизан полицейских, казаков и словаков. Так, в конце 1942 г. на сторону партизан перешло 50 полицейских Лельчицкого района.

В январе 1943 г. ушел к партизанам взвод казаков, охранявших Славутский лагерь; с ними ушло 45 военнопленных. Из Шепетовского лагеря перешло на сторону партизан 35 казаков. [...] Из других гарнизонов противника в отряды соединения в феврале [1943 г.] перешло 48 казаков.

В марте [1943 г.] батальон казаков, стоявший в Яново, перебил немцев и ушел в лес. Часть из них прибыла в наши отряды. Из других гарнизонов в наши отряды перешло 26 казаков.

Разлагающе действовали на противника и такие факты: во время операции на г. Столин было взято в плен 120 полицейских. Их разоружили и отпустили. Абсолютное большинство из них обратно в полицию не возвратилось, разошлись по домам и в леса. Этим была разоблачена ложь немецких оккупантов, которые убеждали полицейских в том, что партизаны расстреливают всех полицейских. После этого началось массовое дезертирство полицейских во многих районах[...]

КОМАНДИР СОЕДИНЕНИЯ КОМИССАР СОЕДИНЕНИЯ - ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ПОДПОЛКОВНИК

(САБУРОВ) (БОГАТЫРЬ)

НАЧАЛЬНИК ШТАБА (- )

СОЕДИНЕНИЯ (БОРОДАЧЕВ)

ПОДПОЛКОВНИК

ЦГАООУ, ф. 65, on. 1, д. 1, лл. 10,13-14., лл. 206-207. О. М.

69. ИЗ ОТЧЕТА КОМАНДОВАНИЯ СОЕДИНЕНИЯ ИМ. БОЖЕНКО О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И БОРЬБЕ С ПОЛИЦИЕЙ*

Не ранее 9 марта 1944 г.

[...] В селах Злынковского района, Лысые и Спиридонова-Буда, были расположены станы жандармерии, управляемые немцами; состав этих гарнизонов был из отборных предателей из репресированных сов- властью кулаков, политических и уголовных преступников.

Командованием и штабом соединения партизанских отрядов тов. Попудренко было принять решение разгромить эти немецкие гнезда; разгром жандармерии в с. Спиридонова-Гута был поручен отряду им. Сталина, командир Коротков Ф.И., а разгром гарнизона жандармерии в с. Лысые - нашему отряду [...]

22 апреля 1943 г. в 12 часов мы вышли из лагеря, пройдя 15 км, в

18 часов сосредоточились на опушке леса в районе поселка Чапынь, Злынковского района [...]

С наступлением темноты мы двинулись и к 23 часам прибыли на исходный пункт - 2 км восточнее с. Лысые. Выслали разведку в Лысые[...] К заданному времени разведка не вернулась. Чтобы не опоздать к началу операции в 1 час 30 мин, командование группы решило выступить, выслав дополнительную разведку [...] За километр от юго-восточной окраины села была встречена [наша] разведка - группа Рябчука, которая доложила, что изменение в количестве и вооружении противника нет, полицейских застав на окраинах села нет. Все полицейские на- ходяться в дзотах, по селу действуют их патрули. Все боевые группы ушли по заданным направлениям. Командный пункт прибыл на юго- восточную окраину села у мельницы[...]

Вот уже 4 часа, а сигнала со стороны Сталинского отряда нет, пять, десять минут пятого, а сигнала нет, тишина. Пятнадцать минут пятого. В центре с. Лысые пулеметная очередь, начался бой, и спустя несколько секунд в Спиридоновой Буде [раздался] орудийный выстрел, за ним другой, третий, под обеими селами в воздухе повисли осветительные ракеты, слышны взрывы мин, стучали пулеметы, автоматы, бой с большой силой разгорался.

Ночь была ясная, ярко светила луна. Бойцы двигались по обеим сторонам дороги, прикрываясь в тени построек и заборов. В 150-ти метрах от перекрастка дорог, где расположена школа, улицу пересекает небольшая высотка, закрывающая собой центр села. Подойдя к высотке, 2-й взвод внезапно встретился с группой полицейского обхода - их было человек 15. "Стой!" "Пароль!" - послышался голос полицейского. Вместо ответа командир взвода тов. Иванов запустил очередь из автомата, вслед за этим весь взвод открыл огонь из автоматов и ручных пулеметов. Пять полицейских были убиты наповал, остальные метнулись влево и скрылись за постройками. Иванов со взводом преследовал их по пятам, но они успели вскочить в дзоты, утащив за собой раненых.

Школу, в подвале которой закрылись полицейские, мы обложили с 2-х сторон; с запада и с юга подойти было невозможно, с северной стороны первый взвод нашей роты подполз на 25 метров, боец Иртюга сумел забросить две гранаты через амбразуру внутрь подвала. Бой длился до 6-ти часов утра, полицейские отчаянно отстреливались. Но так нам и не удалось их выкурить из подвалов. Был дан приказ отойти, так как наступил день, а до леса расстояние было 12 км, нужно было пересечь большой путь Злынка-Чуровичи, днем двигаться по степи было опасно, так как противник часто применял против партизан авиацию.

В этом бою было убито 5 и-ранено 8 жандармов. С нашей стороны ранен начальник штаба Кировского отряда тов. Иконникова.

В последствии, по данным агентурной разведки, нам стало известно, что если бы мы еще полчаса вели бой, то жандармский гарнизон должен был бы сдаться, так как боеприпасы у них были на исходе [...]

С приходом соединения в Тупичевские леса, все окружающие немецкие и полицейские гарнизоны были поставлены на ноги, Немцы стянули все полицейские гарнизоны из окружающих сел в райцентры

- Щорск, Городню, Репки, Добрянку. Стали прибывать дополнительные силы карателей - немцев и мадьяр в Чернигов, Городню, Щорск, Репки, над лесом ежедневно- кружились немецкие самолеты, бомбили лес и жгли села, расположенные среди лесов и по окраине леса.

Одновременно мы не прекращали ударов по гарнизонам противника и диверсий на железных дорогах. С 21 мая по 5 июня 1943 г., пока мы находились в Тупичевских лесах, были произведены налеты и выведены из строя железно-дорожные станции: Хоробичи (на линии Гомель

- Бахмач). Горностаевка (на линии Гомель - Чернигов), разгромлены райцентры Черниговской области Тупичев и Добрянка, разгромлены полицейские гарнизоны в селах Дроздовица и Хотивля, Городнянского района. Во всех боевых операциях наш отряд принимал участие. Разгром немецко-полицейского гарнизона в райцентре Тупичев был одной из самых крупных боевых операций.

Командованием соединения Н.Н. Попудренко руководство операцией было возложено на наш отряд имени Боженко. В операции принимал участие весь личный состав отряда, за исключением командира отряда Хлебанова Ивана Романовича, который был болен, отрядом в бою командовал комиссар отряда Майстренко антон Иванович, начальник штаба Рогожкин Петр Григорьевич.

Подробности боя следующие:

Лагерь соединения был расположен в 6 километрах северо-западнее Тупичева в лесу. Получив задачу и данные разведки, в 17 часов 27 мая 1943 г. группа вышла в направлении Тупичева. Задача: разгромить гарнизон противника, уничтожить склады в спиртзаводе, взорвать мост Тупичев - Городня.

Силы противника: 150 немцев и 75 полицейских, расположенных в центре местечка в приспособленных под дзоты помещениях, бывший дом райисполкома, школы и МТС; между дзотами и подвалами каменных домов были вырыты крытые ходы сообщения, согласно данным, которыми мы располагали, полицейский гарнизон Тупичева по устройству укреплений и несении "службы охраны" у немцев считался образцовым [...]

Кроме укреплений в центре, противник ночью держал усиленные ручными пулеметами заставы: западная окраина местечка и северная окраина на мосту в сторону леса. Восточная окраина местечка по дороге на Чернигов и полицейская охрана на спиртзаводе у складов - северная окраина местечка. Противник имел на вооружении 2 станковых и до 10 ручных пулеметов, несколько автоматов, один батальонный миномет.

Наши силы: первая и вторая роты отряд им. Боженко 100 чел., 35 человек отряда имени Кирова под командованием начальника штаба отряда тов. Зоз Михаила Мефодиевича, 20 человек отряда имени Ленина - всего 156 чел[овек].

Руководство боем по разгрому гарнизона в райцентре Тупичев было поручено командиру Кировского отряда Зибницкому, - комиссар группы Майстренко Антон Иванович; наше вооружение - 8 ручных пулеметов, четыре ручных миномета, 60 автоматов, остальные винтов- ки [...]

По решению командования группы, главный удар был направлен в центр Тупичева, - основные силы группы, первая и вторая роты отряда им. Боженко - со стороны леса северо-западнее Тупичева выступом назад с целью окружить центр и отрезать связь центра с заставами на окраинах. Одновременно группа Кировского отряда в 20 человек получила задачу атаковать противника в МТС - южнее центра и третья группа в 15 человек Кировского отряда с запада вышла в направлении спиртзавода с задачей: уничтожить охрану и взорвать склады. К часу ночи 28 мая все группы должны подойти непосредственно в соприкосновении с противником и завязать бой[...]

Ночь была темная, низкая облачность, туман. К часу ночи все боевые группы вплотную подошли к цели. Абсолютная тишина. Вдруг в районе завода взвилась осветительная ракета, слышна автоматная очередь и опять тишина. Ракета была выброшена командиром группы Кировского отряда тов. Ременец. Сделал он это преждевременно, недоходя 150 м к объекту, и этим испортил дело в центре. Противник тихо, без выстрелов занимал места в дзотах, готовился к обороне, часть полицейских успела через ходы сообщений, как выяснилось после, - бежать. 35 человек немцев, находящихся в помещении бургомистрата и пьянствовавших, скрылись на чердаке. Это почувствовал командир

2- й роты тов. Лишахвай Лука Михайлович и открыл огонь, противник ответил сильным пулеметным и автоматным огнем, затем огонь со стороны противника утих. Командир поднял роту в атаку и с криками "ура" рота бросилась на сближение с противником, во время броска был убит командир 2-го взвода 2 роты, депутат Верховного Совета СССР тов. Васюта Михаил Адамович. Рота подошла к 2-х этажному помещению бургомистрата на 20 м, немцы с чердака стреляли со станкового пулемета и бросали гранаты, но гранаты рвались сзади залегших партизан.

Командир Первой роты Иванов Иван Поликарпович со своей ротой наступал на центр с севера на юг под прямым углом [к] 2 роты слева. Группа бойцов первого взвода первой роты во главе с командиром отделения Белоцким Алексеем Захаровичем ворвалась в помещение бургомистрата, там остались следы немецкого банкета: бутыли спирта, консервы, колбасы и прочее. Белоцкий бросился по лестнице на чердак, немец бросил в него гранату, но она ударилась в брусвер и разорвалась на чердаке не задев Белоцкого, так как его голова была ниже уровня чердака. Белоцкий запустил на чердак свою гранату и вывел всех своих бойцов из помещения. Начальник штаба Рогожкин дал приказ подорвать помещение и тремя зарядами по 15 килограмм дом был взорван. Подорвали помещение минеры Христенок Нестор Пантелеевич, Рябец Константин Никифорович и Костюк Виктор Иванович.

После взрыва дом загорелся и с ним вместе сгорели немцы, 2 человека пытавшихся выскочить из огня, были убиты при появлении на свет. В 3 часа 30 минут уже стало светать, - центральная группа по приказу командования начала отходить к лесу в район завода, а оттуда взорвав на спиртзаводе склад с 380 т зерна и мост длиной в 60 м, в лес.

В результате боя убито 37 немцев, 75 полицейский, наши потери 3 человека убитых, 5 раненых[...]

ЦГАООУ, ф. 86, on. 1, д. 1, лл. 15-19, 21-26. К. М.

*В это время соединение действовало на территории Черниговской области.

70. ИЗ ХРОНИКИ БОЕВЫХ И ДИВЕРСИОННЫХ ОПЕРАЦИЙ ОТРЯДА "ЗА РОДИНУ" СУМСКОЙ ОБЛАСТИ* ПОД КОМАНДОВАНИЕМ И. ФЕДОРОВА О БОРЬБЕ С ПОЛИЦИЕЙ

20 апреля 1944 г.

[...] С 27-го на 28 апреля 1942 г. отряд совместно с другими партизанскими отрядами соединения Сабурова принимал участие в разгроме немецкого гарнизона в с. Зерново. Убито 3 мадьяра, 42 полицейских[...]

29 июня 1942 г. два взвода и штабная разведка (8 человек) в деревне Журавка без выстрела сняли полицейские посты, после чего напали на здание, где находилась полиция. Убито - 18 полицаев, взято в плен 37 полицаев. Взяты трофеи: 37 винтовок. [...]

23 июля 1942 г. второй группой отряда разгромлен гарнизон противника в с. Уралово. Без выстрела снято 8 полицейских постов. Взято в плен 21 полицая, в том числе начальника полиции[...]

С 27 по 31 октября 1942 г. во время рейда отрядом проведено 8 боевых операций в селах: Шатрище, Собычев, Царевка, Чарториги, Вышенка, Реутенцы, Вольное, Зерновка и форсировали р. Десна. В результате проведенных операций убито немцев - 2, полицаев - 28, ранено 29 полицаев[...]

С 7 на 8 ноября 1942 г. разведгруппой отряда в с. Каменка сняты посты полицейских. Убито 2 полицая[...]

С 17 на 18 ноября 1942 г. отряд разгромил партизан полиции в м. Юревичи, тем самым обеспечив переправу через р. Припять в районе с. Бербаров. Убито 3 полицейских, остальные полицейские бежали.

[...] 4 декабря 1942 г. в с. Собичев взято в плен 30 человек полиции. [...] 6 декабря 1942 г. в с. Юрево разгромили гарнизон полиции, в результате чего взято в плен 10 полицейских. Взяты трофеи: 6 винтовок, 400 патронов, 1 пистолет[...]

20 января 1943 г. группой партизан предъявлен ультиматум гарнизону полиции, находящемуся в с. Жовкино. После ультиматума с. Жовкино занято без боя. Взято в плен 60 чел[овек] полиции со всем их вооружением и боеприпасами. Полиция передана местным партизанским отрядам[...]

Начальник штаба соединения**

Ст. лейтенант (Чинцов)

ЦГАОО Украины, ф. 68, on. 1, д.1, лл. 279-284. О. Р.

* Первоначально обряд входил в соединение Сумской области под командованием А. Сабурова, а в феврале-марте 1943 г. выделился в самостоятельное соединение.

**Хроника помещена в отчете 2-го Ровенского партизанского соединения "За Родину" под командованием И. Федорова.

71. ИЗ ОТЧЕТНОГО ДОКЛАДА КОМАНДОВАНИЯ ЖИТОМИРСКОЙ ДИВИЗИИ ИМ. Н. ЩОРСА (С. МАЛИКОВ И ДР.) О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ПАРТИЙНОПОЛИТИЧЕСКОЙ РАБОТЕ В НОЯБРЕ 1942 Г. - АПРЕЛЕ 1944 Г.

[Май] 1944 г.

[...] НАЛЕТ НА ЖАНДАРМСКО-ПОЛИЦЕЙСКИЙ ГАРНИЗОН м. ЛУГИНЫ

Начало операции в 3.00 21.12. [19]42 г.

Конец операции в 6.00 21.12. [ 19]42 г.

Карта 1:1000000 - схема № 1.

Обстановка

1. По данным нашей разведки и через связных партизанских отрядов, проживающих в м. Лугины, установлено, что гарнизон противника в м. Лугины насчитывает до 250 человек, из них 172 человека полицейских, состоявших из местного населения.

На вооружении имеют: пулеметы, автоматы и винтовки.

Автоматическое оружие находилось в руках немецкой жандармерии. Помещение, где размещается жандармерия и полиция, обведено колючей проволокой, в каждом углу проволочного заграждения построены ДЗОТЫ, в которых установлены пулеметы.

Сектор обстрела из пулеметов направлен в стороны при подходе к проволочному заграждению. Вход в ДЗОТ'ы из помещения жандармерии.

Предварительной нашей агентурной работой и разложением полиции через связных и полицаев, которые имели связь с партизанскими отрядами, было установлено, что часть полицаев из местного населения имеет желание вступить в партизанский отряд и вести борьбу против немцев. Через старшего полицая Величко и бывшего помощника коменданта полиции Колесник, который находился в это время уже в партизанском отряде, было договорено, что при нападении партизан на гарнизон, на постах при подходе к м. Лугины и у ворот самой жандармерии часовыми будут поставлены полицаи, желающие вступить в партизанский отряд.

План налета

Налет на гарнизон произвести двумя отрядами.

Партизанский отряд тов. Патуржанского Ивана Федотовича наступает с севера и северо-востока, формирует реку Жерев в районе моста, захватывает жандармерию, продсклад и аптеку.

Отряд тов. ПЕТРОВА Ивана Андреевича наступает с северо-запада и запада, захватывает помещение райуправы, захватывает и прикрывает дороги, идущие из Белокоровичи на станцию Лугины.

Отрядам к 24.00 20.12. [19]42 г. сосредоточиться на опушке леса, что 1 км севернее Лугины и быть готовым к наступлению в 1.00 21.12. [19]42 г.

Выполнение плана

[...] Завязался бой. Штурмовой группе, ворвавшейся в помещение полиции, удалось уничтожить несколько полицаев, захватить оружие, боеприпасы и выйти из проволочного заграждения.

В результате трухчасового боя было уничтожено немцев 5 человек, полицаев 27 человек, ранено 35 полицаев. На сторону партизан перешло 25 полицаев. Захвачены трофеи: винтовок - 84, патрон - 5000. медикаменты, перевязочные материалы и продовольствие.

Боевая операция по разгрому гарнизона противника в м. Лугины была первой боевой операцией наших отрядов. В этом бою мы убедились, что партизаны могут успешно действовать и у молодых отрядов чувствовалась уверенность в своих делах. Это вызвало известйый подъем и по существу стало началом боевых действий наших отрядов[...]

[...] Немцы, с целью постоянного наблюдения и разведки за партизанскими отрядами, базировавшимися в районе Усово - выставили жандармско-прлицейские кусты в с. Листвин (30 км западнее Овруч) и м. Веледники (25 км юго-западнее Овруч). Эти кусты, через своих агентов из местного населения, узнавали о передвижении наших групп и отрядов, вылавливали нашу агентуру, работавшую на Овруч.

3 марта 1943 г. группа партизан под командой тов. МАТЮХЕВИЧ Е.К. (отряд " За победу") производит налет на жандармско-полицейский участок с. Листвин, уничтожает его и захватывает трофеи: 24 винтовки, 3 тыс. патронов, гранаты и 7 полицаев захватывает в плен.

7 марта 1943 г. группа партизан отряда им. Молотова под командой тов. БОНДАРЧУКА Александра производит дерзкий налет на жандармско-полицейский куст в с. Белокоровичи - разоружает полицию, уничтожает сопротивляющихся, all полицаев уводит в плен, захватывает 44 винтовки, 3,8 тыс. патрон, гранаты, повозки и лошади. Эта операция происходит в 3-х км от немецкого гарнизона, расположенного в военном городке Белокоровичи.

17 марта отряд им. Молотова под командой тов. АРЕФЬЕВА К.А. производит налет на жандармско-полицейский куст м. Веледники

- уничтожает 25 полицаев, 2 немецких жандарма и захватывает 27 винтовок, до 2.000 патрон и 14 полицаев забирает в плен.

Разгром нами этих жандармско-полицейских кустов вызвал переполох в Овручкой жандармерии и Гебитскомиссара.

Вместо этих кустов немцы поставили мадьярские войсковые гарнизоны в с. Хлупляны и с. Липники [...]

ГЛАВА II. БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ОТРЯДОВ СОЕДИНЕНИЯ ЯНВАРЬ - АПРЕЛЬ 1943 г.

[...] Немцы с целью постоянного наблюдения и разведки за партизанскими отрядами, базировавшимися в районе Усово, выставили жандармско-полицейские кусты в с. Листвин (30 км западнее Овруча) и м. Веледники (25 км юго-западнее Овруча). Эти кусты через своих агентов из местного населения, узнавали о передвижении наших групп и отрядов, вылавливали пашу агентуру, работавшую на Овруч.

3 марта 1943 г. группа партизан под командой тов. Матюхевича Е.

К. (отряд "За победу") производит налет на жандармско-полицейский участок с. Листвин, уничтожает его и захватывает трофеи: 24 винтовки,

3 тыс. патронов, гранаты и 7 полицаев захватывает в плен.

7 марта 1943 г. группа партизан отряда им. Молотова под командой тов. БОНДАРЧУКА Александра производит дерзкий налет на жандармско-полицейских куст в с. Белокоровичи - разоружает полицию, уничтожает сопротивлявшихся, all полицаев уводит в плен, захватывает 44 винтовки, 3,8 тыс. натрон, гранаты, повозки и лошади. Эта операция происходит в 3-х км от немецкого гарнизона, расположенного в военном городке Белокоровичи.

17 марта отряд им. Молотова под командой тов. АРЕФЬЕВА К.А., производит налет на жандармско-полицейский куст м. Веледники

- уничтожает 25 полицаев, 2 немецких жандарма и захватывает 26 винтовок, до 2 тыс. патронов и 14 полицаев забирает в плен.

Разгром нами этих жандармско-полицейских кустов вызвал переполох в Овручской жандармерии и у Гебитскомиссара.

Вместо этих кустов немцы поставили мадьярские войсковые гарнизоны в с. Хлупляны и с. Липники[...]

Немцы, создавая жандармско-полицейские кусты и гарнизоны, ставили своей задачей вылавливать партизан, а оказалось так, что партизаны вылавливали жандармов и полицаев. Так были обезоружены и разгромлены кусты полиции, жандармско-полицейские гарнизоны и гарнизоны охраны: Белокоровичи, Дивлин, Листвин, Новые Веледники, ст. Пояски, ст. Дровяной Пост, Ново-Шепеличи, села Толстый Лес, Оровичи, Железница. Эти боевые операции обеспечили нам рост вооружения и боеприпасов за счет трофеев, захваченных у противника.

[...] В результате разгрома гарнизонов и кустов полиции, боевых и дыверсионных действий на железных и шоссейных дорогах выведено из строя живой силы противника всего 2378 человек, из них: намцев - 1070, мадьяр, литовцев и словаков - 594, "РОА" - 261, полицаев - 318, шпионов и изменников Родины - 120 человек. Кроме того, проведена диверсионная работа в Овручской столовой жандармско-офицерского состава, где нашими работниками отравлено 17 немцев офицеров и жандармов.[...]

ЦГАООУ, ф. 67, on. 1, д. 1, лл. 10-11,14, 36, 37, 47-48, 51. О. М.

72. ИЗ ОТЧЕТА КОМАНДОВАНИЯ КАМЕНЕЦ- ПОДОЛЬСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. МИХАЙЛОВА (А. ОДУХА И ДР.) О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ПАРТИЙНОПОЛИТИЧЕСКОЙ РАБОТЕ ЗА ИЮЛЬ 1941 Г. - МАЙ 1944 Г.

[Май] 1944 г.

[...] Подготовка и проведение Аннопольской операции

Находясь в Борщевке, мы вели тщательную разведку м. Аннополь, подготавливая на этот объект боевую операцию[...]

В Аннополе находился крупный спиртовый завод, которйй целый год работал, но спирт не вывозился. Таким образом, там скопилось огромное количество спирта, примерно 2,5 тыс. тонн. В конце ноября [1942 г.] немцы начали вывоз спирта. [...] Необходимо было сорвать вывозку и уничтожить спирт.

Город и завод охранялся полицией. Полицейский куст состоял из 15 полицаев во главе с комендантом Лоцюком. Кроме того, имелось 5 немцев. Директором завода и комендантом города был немец Зачик. Сам Зачик до войны работал механиком на спиртзаводе и был немецким шпионом. [...]

Намечая операцию в Аннополь, мы преследовали цель, помимо уничтожения спирта, уничтожить также находившихся в Аннополе немцев, полицаев и Зачика с его супругой[...]

2 декабря [1942 г.] вечером мы на двух подводах ворвались в Аннополь[...] К полному удивлению часового около комендатуры не оказалось, а дверь в середину здания была плотно закрыта.[...]

Итоги операции были таковы:

Было расстреляно 11 полицаев.

Захвачен ручной пулемет, 8 винтовок и 1 пистолет.

Уничтожено свыше 1 тыс. т. спирта.

В результате поджога складов сгорел спиртовой завод.

Всех немцев, в том числе Зачика и полицаев, уничтожить не удалось, так как операция проводилась небольшими силами* и носила характер смелого внезапного налета[...]

Очистка Плужанского района

27 мая 1943 г. командир отряда тов. Одуха с личны составом 1-й и 3-ей рот и придатными подразделениями выехал для производства боевых операций в Плужанский район и в район Славуты. Задача - уничтожить полицеские участки в селах Плужанского района, а также провести ряд диверсий в Славутском районе.

Действуя тремя группами на Загорцы, Мякоты и Михайловку, тов Одуха сумел обновременным ударом уничтожить полицейские кусты в трех селах. Кроме того, попутно в ряде сел были сожжены дома и уничтожены семьи наиболее ретивых немецких собак. Эта жестокость нужна была для назидательного показа полицаям. В то время, как эти продавшиеся шкуры мучили, убивали партизанские семьи, мы пошли на контрмеры, чтобы заставить из призадуматься над собственной судьбой. Производство боевых и террористических актов в ряде сел Плужанского района, навело на противника панику[...]

[...] Особую категорию немецких работников представляли старосты. Это были представители немцев но осуществлению всей [их] политики на селе[...] Большинство старост вербовалось немцами из числа бывших закоренелых врагов советской власти, репрессированных органами НКВД, и только в редких случаях на эту работу попадал честный, случайно выбранный человек. В последнем случае он становился партизанским старостой, связным партизан и по сути дела, все мероприятия немцев саботировал.

Со старостами, верными служаками немцев, партизаны жестоко расправлялись [... ]

[...] За период существования соединения разоблачено и уничтожено врагов народа и Родины: а) полицаев - 42; б) агентов гестапо и немецкой военной разведки - 48; в) начальников полиции - 2; г) немецких чиновников и немцев - 23; д) немецких переводчиков - 4; е) украинских националистов и их агентуры - 59; ж) фашистских пропагандистов и агитаторов - 9; з) власовцев - 1; и) морально-разложившихся, мародеров и контрреволюционно настроенных [лиц] - 15. Всего: 202 человека.

В эту цифру не входят враги, уничтоженные в открытых боях и в порядке террористических актов[...]

В отдельных случаях с целью создания нетерпимой обстановки для работы немецких служак применялись индивидуальные террористические акты против особо активных немецких работников.

В с. Шепетовка в июле месяце 1943г. был убит начальник Шепетовской окружной криминальной полиции Примак [...] В порядке террористических актов были также уничтожены: начальник Куневской полиции, начальник Кривинской комендатуры СС, вахмистер Славутской жандармерии Пауль, руководитель военной геологической экспедиции профессор Красовский [...]

Таким образом, было уничтожено немало старост, немецких агентов, полицейских и других[...]

ЦГАООУ, ф. 96, on. 1, д. 1, лл. 4, 68-70, 72,133-134,392,450-451.

О. М.

*В этой операции было задействовано всего 11 партизан.

73. ИЗ ОТЧЕТА КОМАНДОВАНИЯ ОТРЯДА ИМ. ЧАПАЕВА ЧЕРНОБЫЛЬСКОГО РАЙОНА КИЕВСКОИ ОБЛАСТИ О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

21 мая 1944 г.

[...] Отряд развернул боевые действия с противником:*

20.2. [ 19]43 г. партизанский отряд под руководством Головача разгромил полицейский куст в с. Чиколовичи, Комаринского района [Полесской области БССР], обезоружил 7 полицейских, убил 3 [полицейских]; парализовано работу немецкой власти, уничтожены все налоговые документы[...]

23.2. [ 19]43 г. группа партизан под руководством Дорошенко разгромила полицию и органы немецкой власти Верхне-Жаровской волости БССР; обезоружено всю полицию, расстреляно старосту, уничтожено телефонную связь [...], роздано населению склады хлеба, ворокна и картошки, взяты трофеи: 10 винтовок, 5 гранат, 500 патронов, 6 лошадей с повозками.

24.2. [19]43 г. партизанская группа в составе 10 человек парализовала органы немецкой власти в с. Гдень Комаринского района; во время боя убито 3 полицейских, расстрелян староста как немецкий пособник и шпион.

25.2. [19]43 г. [партизанами] парализовано органы немецкой власти в с. Щижние] Жары. Убито 2 полицейских, пойман и расстрелян немецкий шпион, учитель с. Щижние] Жары Милаш, который продавал немцам советских людей [...]

1 марта [19]43 г. партизанская группа под руководством Головача парализовала органы власти в с. Ладыжичи, Чернобыльского района; разгромлено полицию, убито двух немецких шпионов Целик и Дехтярь [...]

3 марта [19]43 г. группа партизан парализовала органы власти в с. Теремцы; обезоружено трех полицейских, убито одного полицейского, уничтожено сепараторный пункт.

7 марта [1943 г.] партизанским отрядом разбито полицию и парализовано органы немецкой власти в селах: Пасика, Котичево, Карловка Комаринского района, отобрано 5 винтовок, уничтожено сепараторный пункт, прекращено сбор немецких налогов [...]

25 марта 1943 г. партизанский отряд им. Чапаева под командованием командира Головача и комиссара Мироненко в 4 часа дня сделал налет на немецкий гарнизон райцентра г. Комарин, который состоял из 37 полицейских и 42 немцев. Бой продолжался два часа, немцы были разбиты и часть их бежала в областной центр Брагин. Партизанами занят райцентр г. Комарин. В бою уничтожено до 20 немцев и полицейских, взято в плен живыми 8 человек; кроме того, пойман председатель районной управы Гармель и комендант полиции Заровник, пом. коменданта полиции Булах. Эти лица как изменники Родины расстреляны [...] Комаринская полиция стала группами по 10-15 чел[овек] сдаваться в партизанский отряд, сдавала вооружение, боеприпасы [...]

17.4. [19]43 г. отдельными взводами отряда разгромлены полицейские гарнизоны в с. Опачичи, в селах Черевач, Дитятки, Терехи. В бою в с. Опачичи убито 4 полицейских, один староста; взято трофеи:

12 винтовок, 6 гранат, 2,5 тыс. патронов и хлебопродуктов 2 тонны. В с. Черевач убито 2 полицейских, уничтожего сепараторный пункт маслозавода[...]

Командир

партизанского] о[тряда] им. Чапаева лейтенант (Головач)

Комиссар

п[артизанского] о[тряда] им. Чапаева (Мироненко)

ЦГАООУ, ф. 130, on. 1, д. 88, лл. 3-5. О. М.

* Отряд был сформирован в конце 1942 г. из подпольных групп Чернобыльского района, а в январе 1943 г. после включения в свой состав группы белорусов стал называться отрядом им. Чапаева.

74. ИЗ ДОКЛАДА КОМАНДОВАНИЯ ОТРЯДА ИВАНИЦКОГО РАЙОНА ЧЕРНИГОВСКОЙ ОБЛАСТИ О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И БОРЬБЕ С ПОЛИЦИЕЙ И ДРУГИМИ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТАМИ

8 июля 1944 г.*

[...] Боевая деятельность отряда

[...] Весной 1943 г. наступил период роста партизанского отряда.** Уже в начале июня этого года отряд насчитывал 67 чел[овек]. Вопрос вооружения стал главным и серьезным вопросом работы партизанского отряда [...] Подпольный райком КП(б)У решил вооружить отряд оружием, которое было спрятано в советских людей [...]

Вооружив, таким образом, десятки партизан, райком КП(б)У ставит вопрос о вооружении отряда за счет уничтоженных немцев, полицейских и разбитых участков полиции. Так, 7 мая 1943 г. в лесу "Чернявщина" группа партизан во главе с командиром отряда тов. Парченко убила палача, полицейского с. Ряшки Иваницкого района - Веремиенко и отобрала карабин, велосипед, полицейский костюм, необходимый для разведки и других операций [...] 11 мая убит полицейский с. Иваницы Коваленко, занимавшийся избиением людей и расстрелом коммунистов. В руки отряда попала также винтовка и велосипед.

22 мая [1943 г.] партизаны произвели налет на полицейский участок и старостат с. Высокое, Прилукского района [...] Участок и старостат были разбиты, полиция в панике бежала. В руки партизан попали ценные секретные документы полиции, 1 тыс. рублей денег и т. д. Кроме этого, партизаны разбили сепараторный пункт, чем надолго приостановили прием молока и переработку его на масло и угнали 6 голов скота с фермы на партизанскую базу.

В последних числах мая партизаны-коммунисты Пронь, Коплоух, Семенюк и другие убили из засады известного палача с. Гмирянки, полицейского Кулиша, отобрав винтовку, велосипед, полицейский костюм[...]

Под непосредственным руководством Лойко и комиссара отряда тов. Симоненко партизанский отряд разогнал полицейские кусты в селах Иваницкого района Ряшках и Шмирянке; разбиты старостаты и сепараторные пункты в Городне, Гмирянке, Ольшанё (Иваницкий район) и Сезьках, Будах, Пелюховке и др[угих] селах Мало-Девицкого района. Этими налетами была достигнута цель дезорганизовать фашистский тыл и его аппарат, полицию и жандармерию, отвлечь внимание немцев и не дать возможностей посылать полицейских с Иваницкого р[айо]на в другие районы на борьбу с партизанами.

26 июля 1943 г. возле леса "Дуброва" партизаны под командой Лойко освободили из-под стражи арестованного коммуниста Камку, забрав при этом 4 винтовки, автомат, три автомашины и убили 5 полицейских, среди которых Кривенко и Толочко - известные палачи, расстрелявшие по несколько советских людей каждый[..,]

Командир отряда (Парченко)

Комиссар отряда (Симоненко)

ЦГАООУ, ф. 130, on. 1, д. 400, лл. 8-9,14. О. М.

*Это дата утверждения доклада бюро Иваницкого райкома КП(б)У Черниговской области.

**Отряд действовал с октября по декабрь 1941 г., а затем с января

1942 г. до весны 1943 г. находился в подполье.. Активные действия возобновил с апреля 1943 г. Партизанами, по их собственным сведениям, уничтожено 54 полицейских и старост.

75. ИЗ ОТЧЕТА КОМАНДОВАНИЯ ВОЛЫНСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. ЛЕНИНА О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА ПЕРИОД С 1 ОКТЯБРЯ 1941 Г. ПО 1 АВГУСТА 1944 Г.

Не ранее 1 августа 1944 г.

[...] Организация и начало боевой деятельности партизанского отряда*

[...] За короткое время партизанский отряд Червонного района активными действиями к половине января 1942 г. очистил села района от немецких ставленников: полицейских, старост, чем было нарушено управление районом, а также все виды заготовок[...]

13 января 1942 г. нами был совершен налет на с. Пустогород, в котором было 30 полицейских, терроризирующих и грабящих население. В результате налета было убито 16 полицейских, а остальные бежали в м. Глухово[...]

В с. Суходол, Червонного района, были убиты: староста и 2 полицейских, остальная полиция в количестве 7 человек - разоружена. Взяты трофеи: 9 винтовок.

Налетом группы нашего отряда на Хомутовский район, Курской области, уничтожены 1 полицейский, й староста[...] За это же время были произведены незначительные налеты по разгрому полиции в селах Червонного района и других, где было поймано и убито до 40 гитлеровцев[...]

[...] 25 января 1942 г. был еще завершен налет на с. Княжичи, Ямпольского района, где было до 60 полицейских. При этом было убито 33 полицейских, захвачено 45 винтовок, 2 ручных пулемета и 5 тыс. винтовочных патронов[...]

[...] В феврале [1942 г.] так же был произведен внезапный налет отрядом на м. Марчихина Буда, где разгромлено волостное управление и убито 12 полицейских.

В с. Сопыч, Червонного района, где находилось 150 полицейских, после тщательной разведки и продуманного точного плана это гнездо немецких прихлебателей было разгромлено**, при совместном действии партизанского отряда им. Ворошилова и одной нашей группы, которая выезжала с одним орудием. Полиция засела в церкви, а [партизаны] 2 дня держали осаду церкви и били по ней из орудия. В результате боя уничтожено 83 полицейских, среди них начальник полиции[...]

Идя впереди колонны***, наш отряд с ходу громил полицию и местные немецкие власти, находящиеся в селах на пути движения.

Так, 26 октября 1942 г. [партизаны] с боем заняли с. Степное. Не выдержав нашего натиска, полиция разбежалась. Были пойманы и после допроса расстреляны 2 полицейских. Захвачены трофеи: 4 винтовки и патроны[...]

27 октября 1942 г. первая группа и группа автоматчиков [отряда] вступила в бой с полицией в с. Шатрища. В результате боя убито 18, взято в плен 7 полицейских, старосту и секретаря села. Захвачены трофеи: 4 винтовки, 2 ротных миномета, 21 мина к ним, 2 ручных пулемета и 4 дисками, а также сожжен склад с зерном до 4 тонн.

28 октября 1942 г. во время марша был совершен налет на с. Собычин, где было 15 полицейских. В результате короткого боя убито 6 полицейских и староста села, остальные бежали. Захвачено: 4 винтовки[...]

29 октября 1942 г. [...], выполняя приказ [командования отряда], группой автоматчиков в количестве 13 человек под командованием на- пальника штаба тов. Прощакова ворвалась в с. Землянка. Уничтожив до 30 полицейских, [группа] раздала населению из магазина соль, склады зерна и другие продукты[...]

[...] Итоги боевых операций партизанских отрядов соединения майора Иванова за период с 1 октября 1941 г. по 22 июля 1944 г.

Уничтожено:

[...] 64. Немецких и мадьярских солдат - 5645.

65. Немецких и мадьярских офицеров - 179.

66. Полиции и казаков - 645.

67. Немецких служащих, старост и др[угих] - 81.

68. Украинских националистов - 171.

Ранено:

Немецких, мадьярских солдат и офицеров - более 6.000.

Полиции и казаков - 377.

Украинских националистов - 90.

Взято в плен:

1. Немецких и мадьярских солдат - 76.

2. Немецких и мадьярских офицеров - 17.

3. Полиции и казаков - 199.

4. Немецких служащих, старост и пр[очих] - 112.

5. Украинских националистов - 135.[...]

ЦГАООУ, ф. 73, on. 1, д. 1, лл. 8-10,12-13,33-34, 227-229. О. М.

*Партизанский отряд Червонного района Сумской области был создан в декабре 1941 г. В ходе подготовки к Сталинскому рейду сумских партизан из состава отряда была выделена группа во главе с Л. Ивановым, на базе которой был создан отряд им. Ленина, вошедший в состав соединения А. Сабурова.

** Ср. с приказом по партизанскому отряду Червонного района от 2 марта 1942 г., опубликованном в разделе о репрессиях.

***В это время отряд в составе соединения А. Сабурова находился в Сталинском рейде.

76. ИЗ ДОКЛАДА КОМАНДОВАНИЯ КРАСНОЛИМАНСКОГО ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА ДОНЕЦКОЙ ОБЛАСТИ О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА ПЕРИОД С 23 ОКТЯБРЯ 1941 Г. ПО 25 ЯНВАРЯ 1943 Г.

10 августа 1944 г.

[...] Боевая деятельность отряда

С 24 октября 1941 г. и по 25 января 1943 г. отрядом:

а) уничтожено немецких солдат и офицеров - 462 чел[овека],

б) уничтожено предателей Родины

полицейских и то[ому] п[одобных] - 19 чел[овек].

Кроме того, в соединении с дургими партизанскими отрядами, как-то с "отрядами Сиворонова, Мележика, Карнаухова, Потирайла и Агафонова, при совместных операциях уничтожено:

а) солдат и офицеров [противника] - 280 чел[овек];

б) полицейских - 60 чел[овек] [...]

Командир партизанского отряда (Ищенко)

Командир партизанского отряда (Землянский) [...]

ЦГАООУ, ф. 130, on. 1, д. 182, л. 4 об. О. М.

77. ИЗ СТЕНОГРАММЫ БЕСЕДЫ С КОМАНДИРОМ ОТРЯДА ИМ. ЧАПАЕВА ЧЕРНИГОВСКОЙ ОБЛАСТИ* Г. АРТОЗЕЕВЫМ

О БОРЬБЕ ПАРТИЗАН С ПОЛИЦИЕЙ

19 сентября 1944 г.

[...] Беседу проводила научный сотрудник [комиссии по истории Отечественной войны при АН УССР] Р.И. Житникова

[...] Немцами был отдан приказ, что для защиты сел должна создаваться полиция в количестве 25 человек, а по желанию это количество могло быть увеличенным. И по селам стала появляться полиция; так в с. Ловине было 95 человек полицаев, в Вонаниче - 96 [...] Большая полиция была в Н. Ярычах, Дроздовице, Переписи [...] С появлением полиции на селе дело наше стало трудным[...]

' Мы разгромили полицию в селах Янжуловка, Барановка, елешня, Железный Мост, Поповка, Орлиевка и др. В с. Александровка мы два раза уничтожали полицейское управление и старостат [...] В третий раз, когда была сформирована немцами [новая] полиция, мы подослали двух своих связных этого села и они поступили полицаями. Начальником полиции Семеновское гестапо прислало проверенного жандарма, ст. лейтенанта Бондаренко Н., которого связные-полицейские споили спиртными напитками и выдали нам. Бондаренко имел на своем счету

27 убитых мирных граждан и военнопленных, а поэтому мы Бонадренко истребили по партизанским законам самоправил.

Нами была уничтожена полиция по всему Семеновскому району, за исключением самого райцентра Семеновки[...]

Мною в конце июня месяца 1943 г. разрабатывается оперативный план по уничтожению полицейских групп с. Ивановки[...] После 30-и минутного боя противник был уничтожен. Убито 49, взято в плен 12, ранено 6 [полицейских]. У нас ранен Пермяков. Здесь мы захватили

2 станковых [и] 2 ручных пулемета, 26 тыс. штук патронов и др[угие]

трофеи, уничтожили жандармские документы и сельскую управу.[...] ЦГАООУ, ф. 166, оп. 2, д. 48, лл. 5, 52, 54. О. М.

* Отряд входил в Черниговское партизанское соединение им. Попудренко.

78. ИЗ СТЕНОГРАММЫ БЕСЕДЫ С НАЧАЛЬНИКОМ ШТАБА УКРАИНСКОГО КАВАЛЕРИЙСКОГО СОЕДИНЕНИЯ Я. КУЗНЕЦОМ* О РАЗГРОМЕ ПОЛИЦЕЙСКОГО КУСТА В С. ГОСТОМЕЛЬ (КИЕВСКАЯ ОБЛАСТЬ)

Не ранее 1 июня 1945

Беседу проводил мл. научный сотрудник Комиссии по истории Отечественной войны при АН УССР П.Е. Новохацкий

[...] [28-30 июня 1943 г.] В Гостомеле была кустовая полиция. Насчитывала около 32 чел[овек].Комендантом полиции был Бакланов (старший лейтенант Красной армии, в давнем прошлом служил в белогвардейских частях). Ходили разные толки, что он сдал в плен немцам свою роту и сдался сам. От него не было житься. Вся масса населения, буквально, плакала от него. Он слал людей в Германию, особвенно молодежь, расстреливал ежедневно. Его рук не миновали убегающие из плена через Ирпенский мост, а также были убиты 2 наших партизана. Все полицейские славились жестокостью и нагоняли страх на женщин.

И вот командование отряда решило разгромить Гостомельскую полицию^..] В ход были пущены все сред тва связи: агентура, разведка, связные. И когда в конце июна 1943 г. мне доложили, что к первым числам [...июля] районное отделение полиции будет получать продукты из города, в том числе пиво и водку, мы решили, что это самое подходящее время захватить их после получения и распределения пайка[...]

Группа в составе 12 чел[овек] под моим командованием вышла на операцию. До Гостомеля было 18 км[...]

[...] В этот момент в Гостомеле на стеклозаводе находился немецкий гарнизон в 300 чел[овек]. В школе был расположен гарнизон власовцев

- 400 чел[овек], между ними у шоссе помещалась полиция. Двор полиции был обнесен проволочным заграждением. Во дворе было вырыто много окопов и сделаны бункеры[...]

В 12 часов ночи мы подошли к ограде полиции. 10 чел[овек] было оставлено у забора. Я и Русакович подошли к проволочному заграждению. Я рассчитывал встретить калитку, нотам оказались козлы. Двое полицейских, стоявших в дворе, спросили, кто идет. Русакович закричал: "Что ты не видишь?". Он был в форме коменданта. Мы отодвинули проволочные козлы, подошли к полицейским. От них сильно несло водкой. Я взял у одного из полицейских винтовку, он не сопротивлялся. Другой повернул винтовку ко мне, но я наставил на него пистолет. По двум условным свисткам остальные 10 партизан заняли свои места. Из них четыре зашли к нам во двор. Которым немедленно были переданы полицейские и винтовки. Их вывели за ограду. Мы вошли в здание полицейских. Перед нами был большой, длинный коридор и по обе стороны двери. Я с Русаковичем зашел в первую правую комнату, где лежали на кровати комендант Бакланов. У кровати стояло пол- литра недопитой водки; на стене висело оружие. Русакович толчком разбудил его, но тот, не успев еще раскрыть глаза, полез рукой по подушку. Вытащить пистолет не удалось. Его подняли, поставили к стенке, и Русакович остался охранять. Под подушкой нашли наган и 5 тыс. немецких денег. Когда я вышел в коридор, мои ребята тащили оружие. Я обошел, посмотрел все комнаты. Всюду на нарах спали полицейские. Все было 29 чел[овек]. Перед тем, как будить и выводить их во двор, по улице прошелся немецкий патруль. Ничего не заметив, пошел дальше. После этого полицейские были не особенно деликатно разбужены. Все шинели, обувь и продукты были завернуты в одеяла и нагружены на полицейских. Их вывели во двор. В закрытой камере мне показалось, что кто-то есть. Открыв дверь, я увидел крестьянина из с. Мостище. За что его посадили, мы не знали. Его выпустили. Забрав документы, порвав портреты, я с комендантом и остальными вышел на крыльцо. Увидел врача отряда Солодюк, которая еще в дороге просила разрешение убить коменданта. Я немедленно приказал отвести коменданта в помещение. Коменданта отвели Русакович и Сербии. Я предлодил врачу придти и выполнить то, что она хотела. Когда она вошла, комендант закричал: "Доктор, спасите". Она подошла с беззвучкой (ножом) в руке к коменданту. Немецкой гранатой ударила [его] по лицу. Он упал на пол лицом. Потом стала на колени и ударила ножом в плечо. Удар был не сильный. Бакланов перевернулся, схватился руками за лезвие ножа с криком о помощи. Пришлось стукнуть прикладом карабина по голове и предложить доктору скорей кончать. Доктор перерезала горло коменданту. Однако, был приказ немедленно возвращаться.

В движении я видел, что нас стало больше: полицейские несли узлы и свои винтовки, затворы, в которых были вынуты. Срреди полицейских я увидел Н. Бойко, которого ловили два раза. Мне запечатлелся одйн случай. В конце 1942 г. мальчик, лет 13-14, ехал велосипедом в с. Лубянку, у него был узел с вещами: ехал менять. Бойко встретил его у хутора Балановка и объявил его евреем. Бойко сам расстрелял мальчика, забрав его вещи и велосипед. По описанию связных я сразу же узнал Бойко. Это лысый мужчина, лет 45 низкий. Проходя мимо него, я ударил его по лысине и сказал: "Здоров, Бойко". По глазам я увидел, что он обрадовался, думая о помощи. Бойко заявил, что пойдет в партизанский отряд, что будет нам помогать.

Мы подошли к Бучанскому лесу. Бойко было приказано раздеться (одежда нам была нужна), а Сербину поручено [его] уничтожить. Сербии выстрелил ему в затылок. Бойко упал. Его втащили в канаву (там были песчаные канавы). Врач пошла, проверила и доложила, что он мертвый. Группа двинулась дальше.

Подходя к станции Ворзель, где нам нужно переходить железную дорогу, в овраге мы остановились и устроили партизанский суд. Я и 10 человек партизан были за расстрел, а двое против расстрела. Восемь человек отвели в сторону, остальным 19 приказали раздеться. Также положили всех лицом к земле. Но я заметил одного 17-летнего, можно даже сказать, мальчика, Романюка из с. Мощуны. Молодого было жаль убивать. Я приказал одеться ему и перейти ко второй группе полицейских. Всех раздетых беззвучками прикончили. Считалась операция законченной, и нам необходимо было продолжить путь дальше.

В этот момент один из лежавших (мертвых) подхватился и бросился бежать в направлении Гостомеля. 3 чел[овека] бросились в погоню. Однако через некоторое время вернулись объявив, что не нашли. Но я приказал найти его и послал двух партизан. Этому полицейскому были известны многие партизаны. На рассвете ребята в 400 м от себя услышали стоны. Полицейский просил не убивать его, он и так помрет. Ребята прикончили его. Все партизаны и полицейские, разобрав на себя вещи, двинулись в путь[...]

ЦГАООУ, ф.166, оп.2, д.244, лл.68-71. О. М.

* Летом 1943 г. Я.М. Кузнец был командиром Киевского партизанского отряда, а потом перешел в Украинское кавалерийское соединение М. Наумова.

79. ИЗ ОТЧЕТА КОМАНДИРА ЧЕРНИГОВСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. КОЦЮБИНСКОГО Н. ТАРАНУЩЕНКО О БОЕВОЙ И ДИВЕРСИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И БОРЬБЕ С ПОЛИЦИЕЙ И ДРУГИМИ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТАМИ

Не позднее 9 августа 1945 г.

[...] Общий итог боевых действий соединения с начала существования еще самостоятельных отрядов таков:*

[...] 2. Разгромлено станов полиции 26 (Новоселки Десновые,

Выползово, Жукин, Ясногородка, Летки, Леточки, Семиполки, Навозы, Сорокажичи, Косачевка, Максим, Гнилуша, Вовчив, Неданчичи - дважды, Довжик и др[угие].

3. Перешедших станов полиции на сторону партизан - 5, численностью до 200 чел[овек] с полным вооружением (Карховка, Михайло Коцюбинск, Ковпыто, Довжик, Слабин и один 121-й казачий батальон немцев, численностью 307 чел[овек], расквартированный в местечке Янов, Н[ово]-Шепелического района, Киевской обл[асти].

4. Перешедших на сторону партизан полицаев в одиночку - 92 чел[овека].

2092

115

1742

471

42

694

2 (генерал и подполковник СД)[...]

5. Уничтожено в боях:

немцев -

офицеров -

мадьяр (солдат и офицеров) - становых полицейских -

старост и бургомистров -

шпионов и предателей -

высших чиновников немецкой армии -

Командир соединения Партизанских отрядов (Н. Таранущенко)

ЦГАООУ, ф. 93, on. 1, д. 1, лл. 19-20. О. М.

* Из числа отрядов, вышедших в соединение, первые возникли еще в августе 1941 г. Сам Я. Таранущенко организовал свой отряд из подпольных групп в январе 1943 г. Соединение было расф рмировано 6 октября

1943 г.

80. ИЗ СТЕНОГРАММЫ БЕСЕДЫ С КОМАНДИРОМ ВИННИЦКОГО СОЕДИНЕНИЯ Я. МЕЛЬНИКОМ* О БОРЬБЕ ПАРТИЗАН С ПОЛИЦИЕЙ

15 октября 1948 г.

[...] Беседу проводил преподаватель Киевского государственного университет им. Т. Г. Шевченко тов. Сафонова Стенографировала Вилькова Г. Киев, 15 октября 1948 г.

[...] За период действий партизан в Хинельском лесу в течение ноября и декабря месяца [1942 г.] нам удалось завоевать целый район прилегающих к Хинельскому лесу сел. Были разгромлены полицейские гарнизоны в крупных населенных пунктах, остатки которых сбежали в районные центры Эсмань, Хутор Михайловский, Ямполь и другие, и обратно в эти села не показывались.

Таким образом, мы уже имели свою собственную партизанскую территорию, так называемую "Малую землю". Это были села Червонного района __ Фатевиж, Барановка, Пустогород, Бачевск и другие; Ямпольского района - Лемешевка, Марчихина Буда, Радионовка, Рудинка, Неплюево и ряд других.

Все эти села охранялись нашими отрядами, в них были выставлены заслоны. При подходе противника эти боевые заслоны отстаивали эти села[...]

ЦГАООУ, ф. 166, оп. 2, д. 379, лл. 35-36. О. М.

* В конце 1942 г. Я. Мельник был руководителем оперативной группы ЦК КП(б)У и УШПД по Сумской области.

81. ИЗ РАССКАЗА ВЕТЕРАНА СУМСКОГО СОЕДИНЕНИЯ А. ГОЛУБА* РАБОЧЕЙ ГРУППЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ ПРОЕКТА "РОДНЯ" О БОЯХ ПАРТИЗАН С ПОЛИЦИЕЙ

1 июля 2008 г.

И. Дерейко: А Вы говорили о боях с карателями и так далее, а бои были, собственно, активные боевые действия только с немцами и мадьярами, или и с полицией? Полиция занималась, собственно, активной борьбой?

- Когда летний рейд был, вы ж знаете, что пришли сюда, у Спадщанский лес, а дальше надо было... Задание какое было тогда, на станции Ворожба подрывать составы идущие на фронт. И не только мадьяры, немцы.

Сколько тут немцев было? Комендатура и гестапо. И в Путивле комендатура, не знаю даже, гестапо было в Путивле или нет. А в бсновном полиция. Начальник полиции командовал всем. И притом и в Глухове был заядлый начальник полиции. От. И в том числе и в Землянке у нас Маркович был такой, что стрелял всех подряд. В основном командовала полиция. Но когда шли наши на Ворожбу через Клевень, везде засады были из полицаев. Была брошена Кролевецкая, Глуховская, Путивльская. [...]

Так что бои были не только с полицией, но, конечно, участвовали и мадьяры [...] Двинули сюда 105 угорскую [охранную дивизию].

А. Гогун: Скажите, так получается, что больше с полицией дрались, чем с немцами?

- С мадьярами. Немцев, по сути дела, это в Игоревне, когда был сильный бой с мадьярами. Они там заняли школьное здание, из кирпича, и сделали сильную оборону, так там, оказывается, было только трое немцев. А то в основном батальон мадьяр.

А. Гогун: А полиция как дралась? Плохо воевали, хорошо? Потому что я одно немецкое донесение читал, что они на венгров там матерились, что они сдали позиции...

- Не. Полиция дралась лучше, чем венгерские части. Венгерские части если вот ...я тут пишу о Слоеве, командир роты у нас был самый смелый в Глуховском отряде. Обоз. Он пришел, увидел, что обоз прячется в лесок, он пришел с ручным "Дегтяревым" и только сделал очередь - вся охрана разбежалась обоза. Постовые разбежались обоза. Он вызвал разведчиков... [смеётся] Где-то полчаса пострелял в них [мадьяр. ^ авт.], чтобы не допустить до обоза. А они сидел7 т в кустах. Потому что за счет, считай, мадьярских обозов партизаны пи'юлись.[...]

АУИПР. С. а.

* Информант родился в 1933 году в с. Землянка, сейчас - Глуховский район Сумской области. В ятаре 1942 г. Анатолий Голуб с родителями ушёл в партизаны, где и находился до осени 1942 г. После войны был на комсомольской работе, собирал свидетельства участников событий.

сЧАнувлмня

ьА

Раздел II.

АГЕНТУРНЫЕ

МЕРОПРИЯТИЯ

82. ДОНОС ОСВЕДОМИТЕЛЯ П. ДЯЧЕНКО В ШОСТКИН- СКУЮ ПОЛИЦИЮ (СУМЩИНА) О ДЕЙСТВИЯХ СОСЕДЕЙ И ЦИРКУЛИРУЮЩИХ СЛУХАХ

30 сентября 1941 г.

По селу Клишках

Донесение

Непобедимой Германской Армии, которая освободила украинский народ от0коммунистического ига

Сегодня 30/9-41 года в общий двор Перемога пришёл предатель украинского народа, член коммунистической] партии, который до сего дня был в Красной вражеской армии красным комиссаром - Семенуха Фёдор Григорьевич. Сегодня в его доме пьянка целый день. Не пошёл на работу Чорнодед Александр Иванович и Чорнодед Даниил Илларионович. Эти два тоже пьянствуют в честь прихода этого красного комиссара. Чорнодед Даниил Илларионович - это человек, которого родной брат бежал с красными шакалами. Он тоже может пойти в партизаны.

2. Из с. Клишок ходят по кустам партизаны.

1- й Бойко Егор Нилович, которого видели люди за 10 км от села.

2- й Залога Василий.

Оба они носят при себе оружие, оба тоже старые коммунисты.

Подал Дяченко Павел Андеевич, которого сослали на вечную ссылку.

ГАСО, ф. Р-1867, on. 1, д. 4, л. 90 и об. О. Р.

83. РАПОРТ УКРАИНСКОЙ ПОЛИЦИИ ДЫМЕРСКОГО РАЙОНА СЛЕДОВАТЕЛЮ ПОЛИТОТДЕЛА УКРАИНСКОЙ ПОЛИЦИИ Г. КИЕВА О ЗАДЕРЖАНИИ ДВУХ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ В ШПИОНАЖЕ

15 ноября 1941 г.

Украинская полиция Следователю политотдела

Дымерский район украинской полиции

№3 г. Киева

15 ноября 1941 г.

Рапорт

Направляем к Вам 2 арестованных, которые занимались шпионажем в пользу жидо-большевистской банды и вели агитацию против украинско-немецкого правительства. Раньше активно работали в партийных и советских учреждениях.

Комендант полиции

Районный организатор (Подпись)

Следователь политотдела

ГАКО, ф. Р-2053, оп.1, спр.6, л.1. О. Р.

84. ДОНОС ОСВЕДОМИТЕЛЯ КЛИМОВА В ШОСТКИНСКУЮ ПОЛИЦИЮ О ВЕДЕНИИ АНТИГЕРМАНСКОЙ АГИТАЦИИ СО СТОРОНЫ ЖИТЕЛЯ П. КУЙБЫШЕВ И. ЧЁРНОПЛЕЧЕГО*

12 декабря 1941 г.

Начальнику уголовного розыска

12-го декабря Черноплечий Иван Андреевич, проживающий в посёлке Куйбышева при встрече со мной в городе Шостка с первых слов начал обещать, что "уже германской армии конец пришёл". Я его спросил, откуда такие сведения к нему поступили, он ответил, что будто бы

11- го вечером он слушал выступление Гитлера, где было сказано, что германские войска под Москвой уже отступают назад, что германские солдаты очень болеют какою-то болезнью, что они совершенно голодные. Я спросил обратно его, почему он знает, что говорил г[осподи]н Гитлер, ведь он говорил по-немецки, а не по-русски. Он ответил, что "был в плену и хорошо знаю немецкий язык". Это было сказано в присутствии г-на Пушкарь Григория Харитонов[ича] (проживающего в с. Палеевка).

Черноплечий И.А. - член коммунистической партии, и его объяснение, которое он выражал с необыкновенной радостью, заслуживает особого внимания. Он, не успев поздороваться, как сразу же начинает рассказывать о речи г[осподи]на Гитлера. В моём присутствии он, встретившись с кандидатом партии Орловым Петром Павловичем, сразу же начал с восторгом объяснять эту речь.

12-го декабря 1941 г. Климов

ГАСО, ф. Р-1867, on. 1, д. 1, л. 16 - 16 об. О. Р.

* В деле содержатся и другие аналогичные сообщения Климова, а также доносы других лиц.

85. ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА ВД УССР В. СЕРГИЕНКО* ЧЛЕНУ ВОЕННОГО СОВЕТА ЮЖНОГО ФРОНТА Л. КОРНИЙЦУ** О

СОЗДАНИИ ГЕРМАНСКИМ КОМАНДОВАНИЕМ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТСКИХ ФОРМИРОВАНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ УКРАИНЫ

23 марта 1942 г.

ЧЛЕНУ ВОЕННОГО СОВЕТА ЮЖНОГО ФРОНТА

тов. КОРНИЕЦ

Рукописная пометка: "Малиновском[у]. (Подпись)"

Рукописная пометка: "Малиновский, 16.4.42"

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

о формировании германским командованием "добровльческих отрядов и частей" на оккупированной территории Украины

По состоянию на 20.3.42 г.

По имеющимся в нашем распоряжении материалам, германским командованием на территории оккупированных областей Украины формируются вооружённые т.н. "добровольческие отряды и части".

Эти части и отряды противник формирует для использования их: на фронте в борьбе с Красной армией; для заброски их в наш тыл с диверсионными целями; для выполнения задач по войсковой разведке на фронте; а также для выполнения карательных функций на оккупированной территории по борьбе с партизанами, активными советскими элементами и по охране важных объектов[...]

Как указано выше, отряды и части формируемой "Украинской армии" до использования их на фронте и в нашем тылу германским командованием широко используются для выполнения карательных функций на оккупированной территории.

В этих случаях в их задачи входит выявление и ликвидация партизанских отрядов, агентуры советской разведки и лиц, антифашистски настроенных, патрульная служба по дорогам для задержания всех подозрительных и расстрела лиц, не имеющих документов, охрана лагерей военнопленных и т.п.

Германские власти этим отрядам и частям предоставили неограниченные права в действиях вплоть до расстрела.

В силу выполняемых обязанностей эти отряды и части в ряде мест среди населения получили название "украинских карательных отрядов".

Используя эти отряды и части для выполнения карательных функций, германское командование преследует, очевидно, цель не только оказать помощь частям СС и полицейским органам, но и добиться таким путём бовой "выучки и закалки" этих отрядов и частей, прежде чем направлять их на фронт или в наш тыл. Так:

По данным от 2.12.41 г. по дороге в г. Сарны, Ровенской области, партизанскому отряду пришлось вести неоднократно бои с карательным отрядом украинских националистов, созданным немцами.

Ввиду активной деятельности карательного отряда, продвижение партизанского отряда к месту назначения стало невозможным.

(Сведения "МИТ").

По данным от 12.2.42 г. в с. Збитское Волчанского района Харьковской области староста села ЕРЁМЕНКО по указанию германского командования организовал отряд из дезертиров и антисоветского элемента численностью до 30 человек.

Этот отряд под командованием Ерёменко занимается наблюдением за появлением в селе и его окрестностях разведчиков Красной армии, пытается задерживать их, ведёт борьбу с партизанами, выявляет и вылавливает лиц, настроенных антигермански.

Аналогичные отряды организованы в с.с. Терновая и Весёлое Волчанского района Харьковской области.

(Сведения ГАЛУШКО).

По данным от 1.1.42 г. в районе ст. Лозовая Харьковской области во время оккупации его немцами орудовал конный карательный отряд, укомплектованный из дезертиров Красной армии. Отряд именовал себя "украинскими казаками".

Эти "казаки" вооружены русскими винтовками, одеты в красноармейские шинели без петлиц, на правом рукаве носят треугольник жёлто-голубого цвета.

"Казаки" несут дежурства по дорогам, задежривают подозрительных и расстреливают лиц, у которых нет документов.

В сёлах Черкасского района Киевской области германскими властями из местных жителей создано несколько карательных отрядов по 100-150 чел. для борьбы с партизанским движением[...]

В связи с наличием сведений о формировании противником вышеуказанных отрядов и частей нами производятся следующие мероприятия:

1. Организовано агентурное наблюдение за формируемыми германским командованием отрядами и частями в целях подробного выяснения их численности, вооружения, боевой сколоченности, точных мест размещения, передвижения районов действий и выполняемых задач.

Приняты меры к выявлению новых пунктов формирования.

2. Изыскиваются возможности по внедрению нашей агентуры в состав этих отрядов и частей для наблюдения за их замыслами, разложения их изнутри и ликвидации командного состава.

3. Подготавливаются партизанские отряды для нападения и разгрома сформированных отрядов и частей на оккупированной противником территории.

4. Направлено внимание агентуры на выявление пунктов и мест в нашем тылу, куда могут просачиваться эти отряды, возможных явок пособников, заложенных складов оружия и баз.

ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ УССР КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ 3 РАНГА

(-) (СЕРГИЕНКО)

23 марта 1942 г.

№ 332/сп п. Меловое

ВГАСБУ ф. 16, on. 1, д. 4, лл. 3-4,11-13, 25. О. М.

* Настоящий документ после смены авторов и респондентов неоднократно пересылался представителями одних советских организаций и учреждений другим весной 1942 г.

** На документе имеются многочисленные подчёркивания, свидетельствующие об ознакомлении как автора, так и адресата с докладной запиской.

86. УКАЗАНИЯ ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА ВД УССР Т. СТРОКАЧА О МЕРАХ ПО ВЫЯВЛЕНИЮ И УНИЧТОЖЕНИЮ ДИВЕРСИОННЫХ ОТРЯДОВ ИЗ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТОВ

27 апреля 1942 г.

ЗАМ НАЧАЛЬНИКА УНКВД ПО ХАРЬКОВСКОЙ ОБЛАСТИ КАПИТАНУ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ Тов. ТИХОНОВУ, г. Купянск

ЗАМ НАЧАЛЬНИКА УНКВД ПО СТАЛИНСКОЙ ОБЛАСТИ СТАРШЕМУ ЛЕЙТЕНАНТУ ГОСПЕЗОПАСНОСТИ Тов. ГОРЛОВУ г. Парижская Коммуна

ЗАМ НАЧАЛЬНИКА УНКВД ПО ВОРОШИЛОВГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ Тов. МАЙСТРУК

НАЧАЛЬНИКАМ ОПЕРГРУПП НКВД УССР ПРИ ШТАБАХ

ФРОНТОВ И АРМИЙ

Рукописная пометка: "Т. Чернецкому"

По данным НКВД СССР немцы на оккупированной территории создают вооруженные "добровольческие отряды" для диверсионных действий в тылу Красной армии.

Эти "отряды" организовываются из числа дезертиров РККА, уголовников, военнопленных, фашистских ставленников и других антисоветских элементов.

"Добровольческие" банды имеют задачу под видом красноармейских подразделений просачиваться через линию фронта Красной армии с целью удара по ее частям с тыла.

В целях своевременного выявления и ликвидации создаваемых немцами вооруженных банд из числа изменников Родины, как в процессе их формирования, так и подготовки к проникновению на нашу территорию: -

ПРЕДЛАГАЮ:

Ориентировать руководителей партизанских отрядов о проводимых немцами мероприятиях по организации "добровольческих" банд и поставить перед ними задачу ликвидации этих банд на территории противника.

Партизанским отрядам использовать подбор немцами "добровольцев" из числа местных жителей и, под видом последних, влить в фашистские банды отдельных проверенных и способных партизан.

Перед партизанами, влившимися в банды, поставить задачи:

а) Разведать пункты организации, численный состав, командование, вооружение и степень подготовки создаваемых немцами банд, с целью помощи командованию партизанского отряда в ликвидации этих банд в местах их дислоцирования и формирования.

б) Вести "разложенческую работу среди личного " состава "добровольцев".

в) Если партизанам, влившимся в эти фашистские банды, не удается обеспечить их ликвидацию или разложение на территории противника, они должны вместе с последними перейти линию нашего фронта и НЕМЕДЛЕННО принять все меры к уведомлению командования Красной армии о проникновении банды и оказать помощь в ее ликвидации.

ПП. ЗАМ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ УССР

МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

СТРОКАЧ

27 апреля 1942 г.

№33715

г. Ворошиловград

исп. Г-с

не.

ЦГАООУ, ф. 62, оп. 8, д. 20, л. 51 и об. К. М.

87. РАСПОРЯЖЕНИЕ ГЕБИТСКОМИССАРА Г. БЕЛАЯ ЦЕРКОВЬ КИЕВСКОЙ ОБЛАСТИ ШТЕЛЬЦЕРА О ПРОТИВОДЕЙСТВИИ АГЕНТУРНОЙ РАБОТЕ ПАРТИЗАН

8 мая 1942 г.

Управление бургомистра [неразб.]У-1942 Ст остесела_

[неразб.]436 * Настоящим посылается копия распоряжения

Б[елая] Церковь Обл[астного] комиссара за № 1340.42 от 8. V-42

г. ОТНОСИТЕЛЬНО УНИЧТОЖЕНИЯ ПАРТИЗАН, к сведению.

Бургомистр (-) (Майковский)

Обл[астной] комиссар II. РАЙШЕФАМ

Белая Церковь ОТНОСИТЕЛЬНО УНИЧТОЖЕНИЯ

1340.42 ПАРТИЗАН

Сообщаю, что за последнее время, на самых разных участках партизаны выискивали отдельных бургомистров, у которых старались выяснить об (изданных) проведённых мероприятиях, или, что имеется в виду, распоряжения гражданских и военных ведомств (учреждений). Бургомистры утверждают, что особенно в удалённых местностях (сторонах), неоднократно появлялись партизаны, чтобы их спрашивать под угрозой насилия и под побоями. Отмечается, что они всегда появляются тогда, когда бургомистры возвращаются с собраний или обсуждают дела с немецкими учреждениями (ведомствами). Далее они пробуют захватить справки, выданные бургомистрам и иным служащим немецкими учреждениями.

По этому поводу нужно сразу же об этом соответственно сообщить бургомистрам и старостам и предупредить их. Партизан, которые появляются, сразу же нужно задержать и отдать мне.

О.п. Обл[астной] комиссар (д[окто]р Штельцер)

88. УКАЗАНИЯ ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА ВД

УССР Т. СТРОКАЧА О ВЕРБОВКЕ АГЕНТУРЫ СРЕДИ ОСТАРБАЙТЕРОВ

15 мая 1942 г.

ВСЕМНАЧАЛЬНИКАМ УНКВД и НАЧАЛЬНИКАМ

ОПЕРГРУПП

ПРИ ШТАБАХ ФРОНТОВ и АРМИЙ Рукописная пометка: "19/V-42 г. Черн[ецкий]"

Только ст[аршему] лейтенанту г[осударственной]б[езопасности] т. Чернецкому г. Старобельск

Поступающие из временно оккупированных областей Украинской ССР сведения свидетельствуют о массовом вывозе немецкими властями местного населения в Германию на работу.

Это мероприятия оккупантов представляет для нас большую возможность провести заброску на оседание в Германии значительного количества надежной агентуры из числа советских патриотов, для ведения военно-политической разведки и диверсии.

Однако, эта возможность нами до сих пор не используется.

Исходя из необходимости организации разведывательной работы на территории Германии и оккупированных ею стран Европы, куда направляется с Украины рабочая сила, предлагаю:

Немедленно приступить к подбору, подготовке и переброске в оккупированные немцами районы УССР проверенных агентов-вербовщиков с заданием вербовки агентуры из числа отправляемых на работу в Германию.

Вербовку этой категории агентуры необходимо производить из подлинных советских патриотов, как мужчин, так и женщин и молодежи включая подростков.

Особое внимание должно быть уделено вербовке специалистов: инженеров, техников, врачей, а также рабочих высокой квалификации могущих быть использвованными на работе Б военной промышленности.

Перед завербованной агентурой поставить следующие задачи:

а) по прибытию в Германию устаиваться на работу в военные заводы, на железнодорожный транспорт и др. объекты, имеющие военное значение.

б) После устройства на работу стараться прочно осесть на том или ином месте и сообщить адрес письмом своему родственнику или знакомому по месту прежнего жительства, тоже заагентуренному нами, к которому должен периодически посылаться наш курьер за получением информации о месте нахождения агента.

в) После оседания и изучения обстановки приступить к сбору сведений: какие военные предприятия имеются в районе оседания агентуры, в какой части города или населенного пункта они расположены. Какую военную продукцию производят предприятия, какая их производительная мощность, количество выпускаемого вооружения, боеприпасов и снаряжения.

Обеспеченность военных предприятий материалами, сырьем, топливом, электроэнергией, откуда поступают материалы, сырье и в каком количестве.

Численность рабочих, служащих, инженеров на предприятии, их состав: мужчин, женщин, подростков, иностранных рабочих, привезенных из оккупированных стран.

Как организована охрана предприятия от воздушного нападения.

Политическое настроение населения: рабочих, крестьян,

интеллигенции.

Продвижение воинских частей, грузов, транспорта с вооружением по железным и шоссейным дорогам, в каком направлении они следуют.

Состояние работы железных дорог.

г) Организовать диверсионные акты на военных заводах, на транспорте и на строительстве новых военных объектов.

Связь с агентом направленным в Германию организовать следующим образом: для передачи нам собранных разведывательных сведений письменно или устно рекомендовать агенту использовать проверенных надежных лиц из числа советских патриотов, возвращающихся из Германии или другой страны* на родину по болезни, в отпуск, по вызову семьи или др. причинам.

Подобранный агентом курьер, из числа указанной категории лиц, возвратившись на Украину, должен по заранее установленному паролю связаться с завербованным нами родственником или знакомым агента и передать ему для нас сведения, который в свою очередь должен передать их периодически посылаемому от нас курьеру.

В .целях безопасного проноса разведывательных материалов они должны быть курьером тщательно заделаны в обувь, зашиты в одежду, белье и головной убор.

Одновременно с подбором, подготовкой и переброской в оккупированные немцами районы Украины, агентов-вербовщиков подбирать и выводить в Германию под видом рабочих, вывозимых оккупантами, хорошо подготовленную квалифицированную агентуру из числа жителей не оккупированных районов.

Задания по работе и методы связи с этой категорией агентуры должны быть те же, что и с агентурой, завербованной агентами-вербовщиками на оккупированной территории.

Причем перед переброской наиболее квалифицированных агентов следует обучить тайнописи и шифру.

Переброску в тыл врага агентов-вербовщиков для осуществления вербовки агентуры и вывода в Германию или другие европейские страны, оккупированные немцами, агентов из числа советских] граждан на оккупированных районов производить только после получения моей санкции.

Для получения санкции на переброску представлять мне подробный план проведения той или иной агентурной комбинации.

О принятых мерах по выполнению настоящей директивы донести к 1.6.1942 года.

ЗАМ НАРОДНОГО КОМИССАРА КНУТРЕННИХ ЛЕД УССР МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

(-) (СТРОКАЧ)

15 мая 1942 г. г. Ворошиловград №33990 юс.

ЦГАООУ, ф. 62, оп. 8, д. 20, лл. 62-63. О. М.

89. ИЗ ПРИКАЗА ПО ПУТИВЛЬСКОМУ ОБЪЕДИНЕННОМУ ПАРТИЗАНСКОМУ ОТРЯДУ О РАССТРЕЛЕ БЫВШИХ ПОЛИЦЕЙСКИХ

4 июня 1942 г.

Спащанский лес ПРИКАЗ № 127 [•••]§ 5-

По решению командования расстреляны изменники Родины, поступившие в отряд с целью шпионажа, а ранее служившие в полиции добровольцами (оперативная] гр[уппа] № 4):

1. Кривоногов Евгений Николаевич, 1921 г. рождения, житель Московской области, Орехово-Зуевская нарбольница.

2. Курский Владимир, житель д. Моисеевка, вороновского с[ель] с[овета], Путивльского района.

§6-

Отметить, что 27.05.42 г. оперативной группой № 4 был пойман и расстрелян шпион-полицейский, житель с. Липово, Путивльского района, Кошель Андрей Иванович[...]

Командир партизанского отряда Комиссар партизанского отряда (Ковпак) (-) Руднев

Начальник штаба партизанского отряда (Базима)

ЦГАООУ, ф.63, оп.1, д.8, л.195. К. М.

90. УКАЗАНИЯ НАЧАЛЬНИКА ЦШПД П. ПОНОМАРЕНКО НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О БОРЬБЕ С ЗАСЫ- ЛАЕМОЙ В ПАРТИЗАНСКИЕ ОТРЯДЫ АГЕНТУРОЙ ПРОТИВНИКА

3 августа 1942 г.

Рукописная пометка: "Напомн[ено?] нач[альнику?] оперативной?] группы (слово неразб.) Приказание спущено 10.8.42 г. Коваленко"

Рукописная пометка: "II [отделу УШПД] к исполнению]. 4.8.[1942]. Строкач"

НАЧАЛЬНИКУ УКРАИНСКОГО ШТАБА

ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ

- тов. СТРОКАЧ

За последнее время органы немецкой разведки усиленно стремятся всеми способами засылать в партизанские отряды свою агентуру из числа завербованных военнопленных и предателей из местного населения. Кроме этого, немецким командованием создаются, под видом партизанских отрядов, банды из уголовного элемента и предателей, которым даются задачи устанавливать места нахождения партизанских отрядов и совершать неожиданные нападения на партизан и места базирования отрядов.

Ставя Вас в известность об этом, предлагаю, в целях предотвращения просачивания в партизанские отряды агентуры противника и своевременного разоблачения создаваемых немецким командованием банд, провести следующее:

1. Организовать агентурное освещение каждого партизанского отряда с целью выявления среди партизан немецкой агентуры.

2. Установить строгую проверку принимаемых в отряды новых людей через надежных лиц и путем агентурной проверки по месту жительства.

3. Внедрить агентуру во вновь образовавшиеся отряды и группы самообороны.

4. Засылать свою агентуру во все выявленные банды, для выявления их намерений и ликвидации этих банд.

О принятых мерах донести мне.

3/VIII-42 Начальник Центрального Штаба

Партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования (-) (П.Понойаренко)

Отпечатано] 7 экземпляров]

с № 1 по № 6 - адресатам*]

№ 7 - в дело.

2.8.42г.

№ 108 № 0224

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 213, л. 14. О. М.

* Очевидно, настоящие указания были разосланы ЦШПД во все фронтовые и республиканские штабы партизанского движения.

91. АГЕНТУРНОЕ СООБЩЕНИЕ ЖИТЕЛЯ Г. ФАСТОВ КИЕВСКОЙ ОБЛАСТИ Н. ЗАБРЯНСКОГО В ЖАНДАРМЕРИЮ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВЕТСКОЙ АГЕНТУРЫ (С ПРИЛОЖЕНИЯМИ)*

29 августа 1942 г. **

Киевский облгосархив УМВД К[иевской] о[бласти] Перевод с немецкого, перевела [неразб.]

Господину ст[аршему] лейтенанту Котц Николай Добрянский*** Ул. Вызволения 125

Сообщение

1) В доме № 7 и И по ул. Франка (возле комендатуры) живут две женщины, которые являются коммунистическими шпионами. Имена их мне неизвестны, обе блондинки, приблизительно 30-летнего возраста. Эти женщины дают сообщения коммунистам о том, кто живёт и кто посещает дом комендатуры. Их фамилии можно узнать у железнодорожника Александровского. Одна женщина - бывшая заведующая детского сада, который помещался в доме комендатуры.

2) На базаре г. Фастова я видел нового бродячего баяниста-слепого, который вёл коммунистическую пропаганду и призывал украинский народ бороться против немцев.

3) Фастовские коммунисты ведут пропаганду о том, что граждане не должны сеять. Кроме того, коммунистические агенты говорят, что Нежин и Конотоп (города Черниговской губернии) взяты, и коммунисты скоро вернутся снова в Фастов.

В моих сообщениях я уже указывал фамилии и адреса, где живут эти коммунистические агенты. Я должен ещё раз подчеркнуть, что агенты ведут очень активную пропаганду, и положение в Фастове очень тревожное.

Забрянский

Переводчик И. Базилевский, вахмистр охр[анной] полиции

ГАКО, ф. Р-2733, on. 1, д. 17, л. 1 и об. К. Р.

Перевод с немецкого языка

перевела [неразб.]

Г[осподи]ну ст[аршему] лейтенанту Котц

29.VIII.42

Сообщение

1) В августе 1942 г. в Бышеве (25 км от Фастова) сгорел склад с ячменём. Это акт саботажа со стороны коммунистической партии.

2) В Червонянской колонии (6 км от Фастова) весь ячмень ещё на полях, не ведутся работы по уборке, несмотря на то, чточасть зерня уже потеряна.

3) Городская управа Фастова продала 195 домов. Начальник жилищного отдела Голубцов сказал, что все деньги пропиты. Эти дома были в хорошем состоянии, и лишь одна часть, приблизительно 15%, была частично разрушена. Все эти дома числятся ещё по списку домов, а в действительности все разрушены и проданы, как дрова, хлебозаводу и частным лицам.

Забрянский

Переводчик И. Базилевский

Вахмистр [слово неразб.] охр[анной] полиции

ГАКО, ф. Р-2733, on. 1, д. 17, л. 2. К. Р.

Киевский облгосархив У МВД перевела [неразб.]

Г[осподи]ну ст[аршему] лейтенанту Котц Забрянский Николай, ул. Вызволения № 125 Фастов 29.VIII.42

Прошение

Я прошу выдать мне продовольственные карточки, т.к. они были у меня отняты продовольственным отделом.

В фастовском продовольственном отделе работают коммунисты, которые не хотят мне выдать новых продуктов, и я уже целый месяц не получаю карточки и не имею продуктов.

Я прошу вернуть мне мой дом (ул. Богдана Хмельницкого № 7), т.к. в Фастове 195 домов проданы и уничтожены, а я имею сведения, что мой дом также будет продан и уничтожен.

Забрянский

ГАКО, ф. Р-2733, on. 1, д. 17, л. 2 об. К. Р.

* Изначально сообщение было написано на русском или украинском языке, потом переведено на немецкий язык служащими комендатуры, а после переведено на русский сотрудниками советских органов госбезопасности.

* * Дата составления второго доноса и прошения, первый документ не датирован.

*** В документе наличествуют разночтения фамилии автора.

92. СПРАВКА ЦШПД ОБ УКРАИНСКИХ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТСКИХ ФОРМИРОВАНИЯХ НА ТЕРРИТОРИИ УССР

Не ранее 15 сентября 1942 г.

СПРАВКА

о формировании Украинских национальных частей на оккупированной территории УССР по состоянию на 15.9.42 г.

№№

п/п Какая часть К[оличесфо Чьи

данные На

какое

число Примечание

1. г. Шостка*6атальон

"Вольного

казачества" 350 Укр[аинский]

штаб

партизанского] движения . 7.7.42 Расквартированы в зданиях завода №!)

2. г. \ 1опо-Мог.копгк "Карательный 01 ряд" 1% Х.1А 2

3. г. Киев

"Казацкий полк" Г1олк • * 24.7.42

4. г. Сумы

"Украинская национальная армия" 2.500 НКВД 10.9.42

5. г. Белополье Сумской области "Украинская национальная армия" 2 полка НКВД 10.У.42

6. г. Ровно

"Украинская армия" 1.000 ГГ>У 9.8.42

7. г. Харьков полиция из украинцев для борьбы с партизанами Полк НКВД 10.9.42

8. г. Полтава Организация молодежи "Запорожская сич" До 200 НКВД 6.9.42

Рота

УпнТД"

ЖГ

"Украинских казаков* (туркмен, узбеков)

Ст[арший] пом[ощник] нач[альника] 2 отдела Центрального Штаба партизанского движения -

Майор (Подпись**) (Цехановский)

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 182, л. 44. О. М.

* Последняя строка вписана от руки.

* * Подпись неразборчива, но принадлежит не Цехановскому.

93. ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАЧАЛЬНИКА БРЯНСКОГО ШТАБА ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ ПОТАПЕНКО НАЧАЛЬНИКУ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОГО ОТДЕЛА ЦШПД АРГУНОВУ О ФОРМИРОВАНИИ В ОРДЖОНИКИДЗЕГРАДЕ* (РСФСР) УКРАИНСКОГО ДОБРОВОЛЬЧЕСКОГО ПОЛКА

9 октября 1942 г.

НКО СССР Центральный штаб

ШТАБ партизанского движения

Войсковой части N° 00130 Вх. N° 24942

9/XI-1942 г. 14/XI-942 г.

N° 001074

Начальнику Разведывательного управления Центрального штаба партизанского движения

Генерал-майору тов. АРГУНОВУ На № 1248 от 25.10.1942 года

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

о формировании в г. Орджоникидзеград "Украинского добровольческого полка"

Оккупировав часть территории Орловской области, немецкое командование встретилось там - как в других местах - с достойным сопротивлением, оказываемым гражданским населением, в первую очередь - в форме партизанского движения.

Активизация боевых действий партизанских отрядов, все чаще повторяющиеся диверсии: крушения воинских эшелонов, составов с грузами, взрывы мостов, акты возмездия изменникам родины - служащим органов, так называемых "самоуправлений", полиции и т. п., - все это поставило перед оккупантами вопросы более надежного обеспечения своего тыла, охраны железных дорог, военных объектов, борьбы с партизанским движением.

Недостаточная численность немецких гарнизонов в тылу и несостоятельность их, совместно с полицией и прочими предателями, в деле борьбы с партизанами вызвали к жизни решение германского командования об использовании для этой цели военнопленных из лиц украинской национальности. Решение это базировалось, несомненно, на традиционной надежде на национальную рознь, якобы существующую между украинцами и русскими. В лагерях для военнопленных весь комплекс "воспитательной" работы был подчинен этой задаче.

Те же цели преследовало и создание для украинцев лучших бытовых условий как в лагерях, так, в дальнейшем и в "украинских полках".

Бывший заместитель командира 57 ТД подполковник ХОЛМОГОРЦЕВ М.З., находившийся с 4.8.41 г. (под чужой фамилией) в плену у немцев, завербованный ими в "Украинский полк" и задержанный партизанами во время их боя с немцами, на допросах показал:

"... Находился в Брянском лагере № 2, нося украинскую фамилию "Хмара". Мне, как и всем украинцам, было предложено записаться в "Украинский батальон" немецкой армии ... Конечно, мог отказаться ... тогда... вызвал бы подозрение. Все украинцы дали согласие о записи".

Он же: "... Немцы говорили, что они отбирают отдельно украинцев от русских и других национальностей для того, чтобы создать им более благоприятные бытовые условия и привлечь их для работы в тылу и для фронта наравне с немцами..."

И далее: "... Выстроили весь лагерь, и немецкий комендант объявил:

"Кто украинец. 2 шага вперед"... Я остался в строю русских, забыв, что ношу украинскую фамилию... Ко мне подошел русский комендант лагеря... выругавшись, сказал: "Немедленно иди в сторону к украинцам"... И, взяв меня за рукав, потащил в строй к украинцам... Немецкий комендант нам объяснил, что все украинцы будут собраны отдельно, и будут ходить на работу только по разгрузке продуктов, и что пища будет улучшена, и даже будут давать табак..."

К формированию украинского полка в г. Орджоникидзеград было приступлено в феврале 1942 г., и лишь к июлю был полностью укомплектован только один, дислоцировавшийся в г. Брянске стрелковый батальон:

Более успешному, по времени, формированию не способствовало, как видно, даже и то обстоятельство, что "добровольные" начала были в значительной мере одобрены элементами принуждения и обмана. Несомненно также, что часть "добровольцев" расчитывала на лучшие, чем в лагерях для военнопленных, возможности перехода к партизанам или через линию фронта.

(Разведсводка № 19 от 14.8.[19]42 г.)

В настоящее время "Украинский полк" в Орджоникидзеграде, насчитывающий до 2500-2700 человек, имеет:

а) 1-й стрелковый батальон (350-400 человек) в составе 3-х стрелковых, пулеметной рот. Дислоцирован в г. Брянск.

б) 2-й стрелковый батальон в составе 3-х стрелковых и пулеметной роты.

в) 3-й стрелковый батальон - учебный, дислоцирующийся в городе Брянск.

г) Артиллерийский] дивизион в составе:

1- я и 2-я батареи - по 3 орудия 75 мм.

3-я батарея - противотанковая - 6 орудий 45 мм.

д) кав[алерийский] эскадрон - до 150 человек.

е) Отряд особого назначения в составе двух стрелковых заводов, развед[ывательного] взвода (школы шпионов и диверсантов), артиллерийского] взвода, взвода связи и хозяйственного] взвода.

Руководящий командный состав полка - исключительно немцы. Должности среднего командного состава в значительной мере заняты русскими - бывшими командирами Красной армии.

Так, командиром полка является немец, майор ВЕЙЗЕ (он же начальником Орловско-Брянской группы концлагерей); его помощник немец, капитан Шульцерн; командир 1-го батальона - оберлейтенант КУБЕЛЬС, сменивший сформировавшего этот батальон бывшего капитана Красной армии КУПЕЛЬКО; командование 2 батальона - немецкие офицеры, прибывшие из дислоцированного в г. Орел ж[елезно] д[орожного] строительного батальона; командир отряд особого назначения немец капитан ВАПЕРМАН.

В 1-м батальоне 1-й стрелковой ротой командует бывший лейтенант Красной армии ТУЧКОВ, пулеметной ротой бывший лейтенант ЧЕРНИКОВ, минометной ротой - бывший лейтенант АНУФРИЕВ, развед[ывательным] взводом отряда особого назначения бывший капитан ВЕПРЯХИН, а стрелковым взводом, взводом связи, артвзво- дом и хозвзводом этого отряда - соответственно: БОНДАРЕНКО, ЗОТОВ, КАНДАКОВ и ЕЛЬЧУК бывшие командиры Красной армии. Формированием 3-го (учебного) батальона руководит бывший капитан Красной армии ГОРБАЧЕВ.

(Разведсводка №№ 6 и 7 от 7-9.7. [19]42 г.)

На вооружении полка имеется, кроме указанной выше артиллерии: пулеметов (система не установлена) - 46, минометов 82 мм - 9, минометов 52 мм - 24, французских карабинов и винтовок советского образца - примерно на 50% личного состава. Оружие выдается на руки лишь при заступлении на пост, находясь в остальное время под замком.

Обмундирование немецкое, а принадлежность к украинскому полку обозначается белой повязкой на рукаве.

Примерный распорядок дня для батальонов:

5. подъем, уборка

6. завтрак

7.15 утренняя поверка

5.30 - 12.00 учебные занятия (строевая подготовка, тактика)

12.0 обед

14.30 - 17.00 учебные занятия (строевая подготовка, тактика)

19.0 - ужин

21.0 - отбой.

Суточная норма довольствия:

Хлеба - 600 граммов, мяса ( преимущественно конина) - 25 граммов

На завтрак, на ужин - 0,5 литра кофе, 10 граммов сыра, 10 граммов масла (иногда заменяется сыром или медом). На обед - борщ с кониной или консервированная капуста (одно блюдо).

Часы учебных занятий часто используются на различного рода работы, преимещуственно - погрузочно-разгрузочные на ж[елезно] д[орожных] станциях, складах и т. п. Полк несет охрану ж[елезно] д[орожных] мостов, складов и т. п.

Состав разведвзвода (школы диверсантов) программу проходит отдельно и на работы не привлекается.

В марте с[его] г[ода] 1-й батальон полка принимая участие в борьбе с партизанами Жирятинского и Дятьковского районов Орловской области, а с июля весь полк находился в селах (штаб УТЫ, 35 км на восток [от] Почепа), обеспечивая уборку урожая для немцев.

Правее этого полка дислоцировались, с этой же целью, Трубчавские "Украинские" подразделения.

(Разведсводка № 9 от 4.8.42 г. и данные за октябрь 1942 года)

В июле же производилась отправка некоторых "добровольческих" подразделений (под видом перебросок для борьбы с партизанами) на фронт, где они были влиты в немецкие, венгерские и словацкие подразделения.

(РазведсводкахR 11 от 16.7.42 года).

По полученным в октябре с. г. данным, "добровольческие" части, в том числе Орджоникидзеградский полк, участвовал в боях против партизан и, потеряв до 50% личного состава, были отведены для пополнения.

Соображения о внедрении в полк нашей агентуры будут представлены дополнительно, после возвращения из командировки, из партизанского района, нач[альника] разведывательного] о[тдела БШПД] подполковника т. ЗЮРЯЕВА.

Заместитель] начальника Брянского штаба

Партизанского движения ( - ) (Потапенко)

Исполнял: Ст[арший] пом[ощник] нач[альника] Информационноразведывательного

Отдела - майор ( - ) (Быстров)

Отп. 2-экз.

Экз. № 1 - адресату № 2 - в дело.

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 182, лл. 50-51 об. К. М.

94. ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ПОМОЩНИКА СТАРШЕГО ПОЛИЦЕЙСКОГО С. УРАЛОВА СЕРЕДИНО-БУДСКОГО РАЙОНА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ Ф. САКОЛИКА СЛЕДОВАТЕЛЕМ РАЙОННОЙ ПОЛИЦИИ К. ДОВБУШЕМ И ЕГО ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПО ПОВОДУ СВЯЗИ ПОДОЗРЕВАЕМОГО С ПАРТИЗАНАМИ

Октябрь 1942 г.

Протокол опроса № 2

1942 года [дата пропущена. - авт.] октября мною, следователем порядка службы Знобь-Новгородского р[айо]на* Довбушем Кириллом Лаверен[тьевичем] был опрошен гн[аждани]н села Уралова Саколик Фёдор Никитич. Опрошенный имеет 38 лет, беспартийный, судимый советскою властью, крестьянин, украинец. В своём показании показал, что "действительно мне было выделено грабленое барахло партизан и эвакуированных граждан, которые временно проживали в Ураловек. 1.6 штук выделанных овчин, патефон, веломашина, валенки, брюки и рубашка военные, а остальное грабленое барахло забрали работники полиции: Саколик Иван Петрович, который работал ст[аршим] полицейским.

Я, Саколик Фёдор Никитич, был помощником] старшего полицейского. За время моей работы часто врывались в с. Уралово партизаны и уводили из села Уралово партизаны лошадей, и вокруг с. Уралова минировали дороги, где нескольких граждан убивали насмерть. Как видно, что ст[арший] полицейский Саколик Иван Петрович, бывший в партизанах в Ворошиловском отряде, во время тревоги не явился к своим обязанностям, хотя и проходил только с опозданием, когда партизаны уходили. Правда, я, Соколик Ф.Н., выпивал, но своё дело знал. Я подтверждаю, что Соколик И.П. систематически пьянствовал, безобразничал, он не боялся партизан, часто ходил без винтовки, об этом райполиция мало знала, потому что Саколик И.П. угрожал: кто будет доносить о его работе, того уничтожу.

Я, Саколик Фёдор, не скрываю, что у меня есть родственники в партизанах: дядя по бабушке, [слово неразб.] дочка и сестра за партизаном родная [слово неразб.], муж её расстрелян немецкой властью.

Роспись (Подпись)

Заключение следователя

Саколик Фёдор Никитович, работая в полиции совместно с Саколиком Иваном Петровичем, зная, что Саколик И.П. был в партизанах, работал неправильно, об этом Саколик Ф.Н. также не докладывал в район, а, наоборот, помогая грабить граждан, выдаёт лошадей партизанам 12 штук, воруют семьи свои партизаны**. Никто об этом не

знает, если из Уралова в партизанах 71 человек, а родство работает в полиции, как Саколик Ф.И. и Шевцов Иван И., где их родства в партизанах Шевцова И.Н. братишек в партизанах***, а Саколика Ф.Н. дядя. Когда они работали в полиции, то партизаны систематически ходили в с. Уралово. В данный момент они не работают, находятся арестованы, партизаны прекратили ходить, зная, что в полиции родаков нет, а [они] находятся арестованными.

Нами расследовано****, что Саколик Ф.Н. имел связь с партизанами и давал сведения.

Следователь (Подпись)

Нач[альник] полиции л[ейте]нант (Подпись)

ГАСО, ф. Р-1867, on. 1, д. 7, лл. 79-80. К. Р.

* Нацистское административное деление оккупированной Украины отличалось от советского.

* * Так в документе.

* * * Так в документе.

* * * * В деле содержатся протоколы допроса других свидетелей и подозреваемый по данному процессу, а также иные материалы следствия.

95. ПИСЬМО ВРИД НАЧАЛЬНИКА 2 УПРАВЛЕНИЯ НКВД УССР БОНДАРЕНКО НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ С ПОВТОРНОЙ ПРОСЬБОЙ* ВЫСЛАТЬ ИМЕЮЩИЕСЯ СВЕДЕНИЯ О КОЛЛАБОРАЦИОНИСТАХ

26 октября 1942 г.

Вх. № 00786

13.11.42 г.

НАЧАЛЬНИКУ ШТАБА ПО РУКОВОДСТВУ ПАРТИЗАНСКИМ ДВИЖЕНИЕМ УКРАИНЫ

МАЙОРУ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ тов. СТРОКАЧ г. Саратов

Рукописная пометка: "Т. Луговской. Исполнить (Подпись). 14/Х1"

Рукописная пометка: "Отправлено 22/Х1-42г. (Подпись)"

19- го сентября 1942 года за № 8690 Вам было направлено письмо Народного комиссара внутренних дел УССР - майора государственной безопасности тов. САВЧЕНКО с просьбой выслать выписки из имеющихся у Вас документов на шпионов, предателей, изменников родине и других пособников немецко-фашистских оккупантов.

Выписки эти мы еще не получили. Прошу дать распоряжение об ускорении высылки нам вышеуказанных материалов, так как они нам крайне необходимы.

ВРИД НАЧАЛЬНИКА 2 УПРАВЛЕНИЯ НКВД УССР

КАПИТАН ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

(-) БОНДАРЕНКО

№ 8778

"26" октября 1942 г.

г Энгельс

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 217, л. 2. О. М.

* Показателен тон документа. Начальник УШПД в советской системе в 1942-1944 гг. обладал не меньшим весом, чем нарком внутренних дел УССР.

96. ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА СЛЕДОВАТЕЛЯ ШОСТ- КИНСКОЙ ПОЛИЦИИ (СУМЩИНА) О РЕЗУЛЬТАТАХ РАССЛЕДОВАНИЯ ПО ВОПРОСУ О СВЯЗИ С ПАРТИЗАНАМИ ЖИТЕЛЯ С. ВОРОНЕЖ Ф. ТКАЧЕНКО

30 октября 1942 г.

Ordnungdienst Schostka СЛУЖБА ПОРЯДКА Шостка

Ткаченко Фёдор Степанович] имел связь с партизанами: передавал вовну гр[ажданину] Воронцу Степану для изготовления валенок. По показанию жительницы с. Воронеж вовну от партизана Тыдня Федота передавал Ткаченко.

По словам, переданным Головнёй Яков[ым] Андриянович [ем] от убитого полицейского Головни С.Н., который был под окном, когда у Ткаченко Фёдора Михайловича* пьянствовал партизан Тыдень со своей бандой. По заявлению Жадановой Марии Иосифовны, этот Ткаченко Фёдор давал приют партизанам целую зиму. По заявлению этой Ждановой, они сами, эти Ткаченко, сожгли дом Ткаченко Фёдора Степановича] для того, чтобы отвести глаза людей и пустить слух о том, что партизаны сожгли Ткаченко Фёдора, который, якобы, не имел связи с партизанами. Материал дознания при этом приложен**.

ЗО/Х-42 года. Агент уголовного] розыска (Подпись)

ГАСО, ф. Р-1867, on. 1, д. 7, л. 95 и об. О. Т. э., р.

* В документе разночтения в отчестве подозреваемого.

** Протоколы допросов свидетелей содержатся в деле, но не публикуются.

97. ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ВОЕННОГО ЛЁТЧИКА Р.* КАПРЭЛЯНА О ПОЛИЦИИ В ЗОНЕ ДЕЙСТВИЙ ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА ЖИТОМИРСКОЙ ОБЛАСТИ ПОД КОМАНДОВАНИЕМ И. ПАТУРЖАНСКОГО

Не позднее 11 ноября 1942 г.**

Состояние партизанского отряда т. Патуржанского***

[...] В Словещинском районе, где базируется отряд, немцы располагают полуторасотенным отрядом полицейских и карателей, отрядами словаков и литовцев, общей численностью 200-300 человек, частично распложенных и не представляющих собой боевой силы. Собственно, немцев в районе около десятка человек. Они в последнее время настолько запутаны, что ночевать едут в г. Овруч, за 30 км от Словечно[...]

Полиция расположена по селам отрядами и группами от 20 до 2 человек. В райцентрах имеются отряды от 40 до 100 человек.

Напуганные партизанами, ведущими против полицейских жестокую борьбу, полицейские ночью дома не спят, ночуют в сараях, подвалах пр[очее]. Во время ночных партизанских операций, в которых лично участвовал, нам очень редко удавалось поймать полицейских, приходилось идти на разные хитрости.

Кроме полиции, в каждом селе имеются тайные агенты гестапо, среди которых значительное количество женщин. Партизанам эти агенты известны и уничтожены. [...]

ЦГАООУ, ф.62, оп.1, д.194, лл.99-100. К. М.

*Р.И. Капрэлян был военным летчиком и около 3 месяцев находился среди партизан. После возвращения в Москву направил докладную записку в ЦШПД.

**Эта дата составления выписки из доклада, которую ЦШПД переслал УШПД.

***В указанное время отряд насчитывал около 60 бойцов.

98. РАЗВЕДДОНЕСЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА УШПД Т. СТРОКАЧА НАЧАЛЬНИКУ ЦШПД П. ПОНОМАРЕНКО О

ПЕРЕХОДЕ ПЯТИДЕСЯТИ ПОЛИЦЕЙСКИХ НА СТОРОНУ ПАРТИЗАН

10 декабря 1942 г.

НАЧАЛЬНИКУ ЦЕНТРАЛЬНОГО ШТАБА ПАРТИЗАНСКОГО

ДВИЖЕНИЯ тов. ПОНОМАРЕНКО. - гор. Москва. -

Рукописная пометка: "НКВД УССР - Савченко"

РАЗВЕДДОНЕСЕНИЕ № 25 "О разложении и переходе на сторону партизан 50 полицейских"

Начальник оперативной группы Украинского штаба партизанского движения по Сумской области тов. МЕЛЬНИК донес, что в результате проведенной отрядами работы по разложению полиции, 50 полицейских в конце ноября 1942 г. добровольно перешли на сторону партизан.

Дальнейшая работа по разложению националистических формирований продолжается.

НАЧАЛЬНИК УКРАИНСКОГО ШТАБА ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ

МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

(СТРОКАЧ)

10.12.[19]42 г.

№ 001484

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 181, л. 61. К. М.

99. РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ СВОДКА УШПД ДЛЯ ЦШПД О КОЛЛАБОРАЦИОНИСТСКИХ ФОРМИРОВАНИЯХ И АГЕНТУРНОЙ РАЗВЕДКЕ ПАРТИЗАН

29 декабря 1942 г.

НАЧАЛЬНИКУ ЦЕНТРАЛЬНОГО ШТАБА ПАРТИЗАНСКОГО

ДВИЖЕНИЯ тов. ПОНОМАРЕНКО г. Москва

Рукописная пометка: "Т. Корниец"

Рукописная пометка: "Т. Савченко направлено. 5.1.[19]43.

(Подпись)"

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ СВОДКА УКРАИНСКОГО ШТАБА ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ

Карта 1:500.00 № 33 По состоянию на 29.12.42г.

26.12.42 г. Начальник оперативной группы Украинского штаба партизанского движения по Житомирской области т. МАЛИКОВ донес, что немцами для несения воинских служб активно используются военнопленные.

В районе действий партизанских отрядов, находящихся под руководством т. МАЛИКОВА, усиленно проводится формирование казачьих частей.

Из показаний военнопленных казаков установлено, что в г. ШЕПЕТОВКА и HOBO-ЧЕРКАССАХ Каменец-Подольской области, дислоцируются штабы по формированию казачьих частей.

Начальником штаба в г. 1ПЕПЕТОВКЕ является бывший полковник Красной армии - предатель САРКАТЬЯН, шефом от немецкого командования состоит оберлейтенант РАХТЕР.

Всеми казачьими формированиями командует капитан немецкой армии, беглый эмигрант БРАУН.

В г. ШЕПЕТОВКА дислоцируется 9 и 10 казачьи полки. Каждый полк состоит из 9-10 сотен. Имеются также казачьи отряды 3-5 сотен.

В г.г. КИЕВ, РОВНО, САРНЫ имеются казачьи отряды, несущие службу по охране железнодорожных коммуникаций.

Кроме того казаки используются для несения конвойной службы, охраны лагерей, борьбы с партизанами, а также посылаются на полевые работы.

28.12.42 г. командир партизанского отряда т. ЛЮБЧЕНКО донес, что в районе СТАРОБЕЛЬСКА Ворошиловградской области, противник активизирует свои действия. Отмечено прибытие новых контингентов неприятельских войск, которые направляются дальше в сторону БЕЛОВОДСКА.

21.12.42 г. разведкой отряда в г. СТАРОБЕЛЬСКЕ установлено наличие 52 танков противника.

По донесению Начальника оперативной группы Украинского штаба партизанского движения по Сумской области тов. МЕЛЬНИКА на 26.8.42 г. командованием группы и действующих на территории Сумской области партизанских отрядов проведены мероприятия по насаждению агентуры в райцентрах и селах Сумской области.

В результате принятых мер в Ямпольском районе насаждено 28 агентов, в Червонном районе - 15, в Шалыгинском районе - 4, в Глухове

- 1, в Шостке - 1 и в Конотопе - 1.

Дальнейшая работа по расширению агентурно-осведомительной сети продолжается.

НАЧАЛЬНИК УКРАИНСКОГО ШТАБА ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ

МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

(СТРОКАЧ)

НАЧАЛЬНИК РАЗВЕДОТДЕЛА УКРАИНСКОГО ШТАБА ПАРТИЗАНСКОГО

ДВИЖЕНИЯ - КАПИТАН ГОСБЕЗОПАСНОСТИ

(МАРТЫНОВ)

29 декабря 1942 г.

№ 001923

гор. Москва

ее. -

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 181, л. 83-84. К. М.

100. ИЗ СООБЩЕНИЯ НАЧАЛЬНИКА ОПЕРАТИВНОЙ ГРУППЫ УШПД ПО СУМСКОЙ ОБЛАСТИ Я. МЕЛЬНИКА В УШПД О ПЕРЕХОДЕ НА СТОРОНУ ПАРТИЗАН СЛУЖАЩИХ 136-ГО УКРАИНСКОГО ОХРАННОГО БАТАЛЬОНА

10 января 1943 г.

[...] 5 января 1943 г. из 136 украинского охранного батальона, дислоцирующегося в Эсмани, Сумской области, перешло к партизанам 6 человек с оружием, в том числе командир роты, командир взвода, санинструктор^...]

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 247, л. 116. К. М.

101. ИЗ СООБЩЕНИЯ НАЧАЛЬНИКА ОПЕРАТИВНОЙ ГРУППЫ УШПД ПО СУМСКОЙ ОБЛАСТИ Я. МЕЛЬНИКА В УШПД О РАЗЛОЖЕНИИ ПАРТИЗАНАМИ 136-ГО УКРАИНСКОГО ОХРАННОГО БАТАЛЬОНА

14 января 1943 г.

[...] В результате проведенной разлагательной работы в украинском батальоне, дислоцирующимся в Эсмани, солдаты частично перешли с оружием на сторону партизан. 150 человек, собравшихся перейти, гестапо разоружило и расстреляло. Настроение остальных солдат подавленное[...]

102. СПРАВКА ШТАБА ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ* О ДИСЛОКАЦИИ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТСКИХ ФОРМИРОВАНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ УКРАИНЫ

Не ранее 4 февраля 1943 г.

Националистические формирования

Дата

получения]

свед[еиий] Местонахождение Ориентиры наименования националистических формирований

15.IX.42 г. г. Харьков Полиция из украинцев для борьбы с партизанами в количестве одного полка.

20.Х.42 г. г. Лозовая, Харьковской обл. "Всеукраинская освободительная армия" "ВОА" две группы по 30 чел.

24.Х.42 г. г. Харьков Сформировано около полка "Украинской армии".

и г. Полтава Организована школа из украинцев "В О А" для борьбы с партизанами.

15.9.42 г. г. Киев Сформирован "Козацкий полк" в количестве одного полка.

20.Х.42 г. и Специальная школа "Всеукраинской освободительной армии" ("ВОА").

30.6.42 г. Ст. Лукашевка, Курской об л [ласти] Прибыла воинская немецкая часть, численность до 800 чел. в составе каждой было до 500 чел[овек] украинских националистов.

10.10.42 г. г. Киев Организация националистов "Самостшна Украша" во главе со Степаном БАНДЕРОЙ.

г. Киев - молодежная организация националистов "Запорожська сич" работает под видом спортивной организации.

20.10.42 г. г. Киев Сформирована украинская армия, которая насчитывает около 150 тыс. чел.

17.10.42 г. На оккупированной территории Украины.

Части добровольческого] казацкого корпуса разбросаны в сев[ерной] части Сумской, Черниговской обл[астей] и южной части Орловск[ой] об[ласти] Имеются так называемые Украинские добровольческие части.

Добровольческий казацкий корпус в составе двух дивизии по три полка ('полк численностью] 2500 чел.).

15.9.42 г. Г. Полтава "Запорожская сечь" - молодежная организация, насчитывающая до 200

ЧРЛОНРк

20.10.42 г. Специальная школа "ВОА" - "Всеукраинская освободительная армия".

15.8.42 г. Г. Козелыцина (расст[ояние] 70 км от Полтавы на ю[го]-я[апа/!]) Наличие частей "ВОА" до 100 чел. (стрелковая часть).

и г. НехворощиХрастояние 45 км от Полтавы на югУ Части "ВОА" до 60 человек.

Г. Сталино Находится 4-й литовский батальон охраны.

и и Находится казачий полк и батальон каяаков.

и Находится 27-00 Латвийский б[атальо1н.

и и 22 -"

10.6.42 г. г. Шостка, Сум[ской] обГласти] Формируются отряды " Украинских каяаков".

15.9.42 г. г. Ромны" Имеет 5 батальонов'на 1900 чел. узбеков, казаков, чуваши t татары

и г. Глухов, -" - Имеется*рота "Украинских казаков" (туркмены, уябоки)

г. Шостка, -" - Батальон "Вольного казачества" в количестве 350 чел.

10.9.42 г. г. Сумах, - Украинская национальная армия в количестве 2500 человек.

15.9.42 г. г. Белополье, Сумской обл. Украинская национальная армия, 2 полка.

_ г. Сумы Украинская сотня.

15.3.42 г. г. Коростень Находится 111 литовский Г)Гатальо]н

и г. Д[непро]петровск Находится 17 литовск[ий] б[атальо]н полицейской охраны.

г. Никополь Находится латвийский полицейский батальон.

_ г. Кривой Рог 28 латвийский батальон.

20.10.42 г. г. Павлоград Отряд украинцев в 65 человек.

15.3.42 г. г. Александрия Кировогр[ адской] обл[асти] Находится 36 эстонский 6Гатальо]н полиции.

9.8.42 г. г. Ровно Украинская армия в количестве.! 000 человек.

21.12.42 г. На территории районной Сарны-Ракигно Украинские

националистические] формирования под названием "Тарас БУЛЬБА"

20.10.42 г. г. Винница 7-й литовский б[атальо]н охраны.

111.42 г. На территории Винницкой обл[асти] Отряды "Вшьне козацтво".

3.12.42 г. В р[айо]нах Пинска в лесах Остроги, Шумск, Лицог. Имеется большие группы украинских национ[алистов] "Тарас Бульба" (против партизан и против немцев).

9.1.43 г. В Эсмани (13 км сГеверо] в[осточнее] г. Глухова; Размещен один 130 украинский охранный батальон, численностью ло 450 чел.

г. Глухов Батальон укр[аинской] национальной] части, чис- леность не установлена. 25.1.43 г.

25.1.43 г. г. Чернигов Сформирован 137-й укр[аинский] б[атальо]н

4.2.43 г. г. Конотоп Находится до 1000 чел. "Вольных казаков".

1.2.43 г. г. Шепетовка- Находится формировочный пункт казачьих полков, сформировано 30 полков.

1.2.43 г. г. Калинковичи Находится штаб казачьих полков

~U~ г. Житковичи Находится 6,7,8 казачья сотня

2-ее

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 182, лл. 46-48. О. М.

* Документ составлен в ЦШПДили УШПД и содержит массу противоречивых сведений, а некоторые данные, в частности, о деятельности формирований Тараса Бульбы, продублированы.

103. СООБЩЕНИЕ ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА ВД УССР С. САВЧЕНКО СЕКРЕТАРЮ ЦК КП(Б)У Л. КОРНИЙЦУ И ДР. О СЛУЖБЕ ГРУППЫ ВЫПУСКНИКОВ ПАРТИЗАНСКОЙ ШКОЛЫ В КОНТРРАЗВЕДЫВАТЕЬЛЬНОМ ЦЕНТРЕ "ГЕРЕС- ГРУППА Ъ"

8 февраля 1943 г.

Отпечатано 6 экз.

Экз. № 1 тов. Корниец "" № 2 "" Строкам "". № 3 "" Судоплатову

""№4 "" Федотову

"" № 5 в делах 4 управления

Рукописная пометка: "Справка. Сообщение написано по данным агентов "Серого" и "Сливы". 12.3.43 (Подпись)"

Из достоверных источников нам известно, что в немецком контрразведывательном пункте "Герес группа^Б" работают в качестве агентов КРАВЦОВ Август, ЕРЕМЕЕВСКИЙ Владимир и МАНЬКО Иван Фёдорович.

Известно также, что КРАВЦОВ, ЕРЕМЕЕВСКИЙ и МАНЬКО в 1942 году обучались в партизанской школе радистов в г. Ворошиловграде и были выброшены с самолётов на парашютах в тыл противника с группами в качестве радистов. После приземления они были задержаны немцами, на допросах сознались в принадлежности к советским органам и затем немецкой контрразведкой перевербованы.

До занятия частями Красной армии г. Старобельска, КРАВЦОВ, ЕРЕМЕЕВСКИЙ и МАНЬКО находились в Старобельске и активно работали в пользу немцев по розыску и разоблачению известных им по Ворошиловградской школе советских радистов, выброшенных в тыл противника.

По учётам нашей агентуры, переброшенной в тыл врага, КРАВЦОВ, ЕРЕМЕЕВСКИЙ и МАНЬКО не проходят.

ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ УССР

МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

(САВЧЕНКО)

8 февраля 1943 г.

№ 85/сн

г. Калач Воронежской области

ВГАСБУ, ф. 60, д. 83503, т, 1, л. 225. К. М.

104. СПРАВКА 2-ГО УПРАВЛЕНИЯ НКВД УССР ПО ДЕЛУ ЛИКВИДАЦИИ ГРУППЫ АГЕНТОВ ПУНКТА НЕМЕЦКОЙ ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ "ГЕРЕС-ГРУППА Б" (С ПРИЛОЖЕНИЕМ)

Февраль 1943 г.

СПРАВКА

По делу ликвидированной группы агентов Старобельского пункта немецкой военной контрразведки "Герес-группа Б"

Рукописная пометка: "ШК (Четыре слова неразб.). Ознак ОК 06. Строкач. 12.3.43".

Рукописная пометка: "Т[оварищ] Кушнарев. Проверить по картотеке. Всех предателей снять с учета партизан по отделу кадров и (неразб.). (Подпись) 12/Ш".

Рукописная пометка: "Т[оварищ] Луговской, взять на учет всех предателей. (Подпись) 12/111-43"

2- м управлением НКВД УССР производится оперативная ликвидация агентов пункта немецкой военной контрразведки "Герес-группа Б", дислоцировавшегося в гор. Старобельске Ворошиловградской области.

По делу пока арестованы:*

ПУ СТОМОЛ ОТОВ Алет ;ндр Моисеевич, 1923 г. рождения, уроженец дер. Подгородняя Слободка Суземского района Орловской области, холост, родители и родственники проживают на временно оккупированной немцами территории Орловской области. Окончил семилетку и школу ФЗУ, по профессии слесарь и пом[ощник] машиниста.

ФИЛАТОВ Николай Степанович, 192[цифра неразб.] г. рождения, уроженец села Луганское Пролетарского района Ростовской области, из крестьян-колхозников, русский, холост, не судим, член ВЛКСМ, со средним образованием, радист.

ДЕРЕВЯНКИН Петр Борисович, 1896 г. рождения, уроженец с. Острая Лука, Трубчевского района Орловской обл., русский, быв[ший] член ВКП(б) с 1931 г., грамотный, женат, бывш[ий] председатель] колхоза "2-я пятилетка", Болотнянского сельсовета Станично-Луганского района Ворошиловградской области.

ЯРОШЕНКО Петр Илларионович, 1912 г. рождения, уроженец хутора Красный Деркуп Станично-Луганского района Ворошиловградской области, кандидат в члены КП(б)У с 1941 г., украинец, малограмотный, быв[ший] тракторист.

Как устанавливается первичными допросами, перечисленные выше лица в разное время летом и осенью 1942 г. и в составе разных разведывательно-диверсионных групп, выброшенных 4 Управлением НКВД УССР, прибыли в тыл противника на территорию Ворошиловградской области с заданиями диверсионного и разведывательного характера. Все они были задержаны пунктом немецкой военной контрразведки гор. Старобельска и начальником последнего

- офицером немецкой разведки ТАН перевербованы для шпионской предательской деятельности и активного розыска советской агентуры.

Весьма характерны, с точки зрения показа методов работы немецкой контрразведки, показания агента-предателя немецкой контрразведки ПУСТОМОЛОТОВА Александра Моисеевича.

Последний, являясь агентом 4 управления НКВД УССР (кличка - "Серый"), был 29 октября 1942 года направлен самолетом и выброшен на парашюте в Старобельский район с поручением установить связь с двумя подпольными резидентурами в Старобельске и Ворошиловграде, получить от них материалы и передать инструкции по дальнейшей работе. 3-го ноября 1942 г. ПУСТОМОЛОТОВ был задержан в Ворошиловграде сотрудником пункта немецкой военной контрразведки гор. Старобельска, на первом же допросе рассказал о своей разведывательной работе по заданиям органов НКВД и выдал подпольную резидентуру в Ворошиловграде, а затем и в Старобельске, которые в результате его предательства были арестованы немецкой контрразведкой.

Путем первичных допросов ПУСТОМОЛОТОВА установлено, что:

1. ПУСТОМОЛОТОВ А.М. после своего предательства был завербован начальником Старобельского пункта немецкой военной контрразведки "Герес-группа Б" офицером ТАН А.А. и в дальнейшем по заданиям последнего проводил активный розыск агентов советской разведки в Ворошиловградской области совместно с другими агентами немецкой контрразведки, а 3 января с.г. был переброшен в районе Ново- Россошь на советскую сторону с заданиями по военной разведке.

2. Начальник Старобельского пункта немецкой военной контрразведки "Герес-группа Б" ТАН А.А. выполнял основную задачу по розыску и вылавливанию агентуры органов советской разведки, партизанских отрядов и подпольных партийных организаций, для чего в массовом масштабе проводил перевербовку советской агентуры, через которую в дальнейшем осуществлял мероприятия по активному розыску и задержанию советских разведчиков и подпольных партийных работников.

ПУСТОМОЛОТОВ перечислил 12 таких перевербованных немецкой контрразведкой агентов предателей НКВД, радистов и подпольных партийных работников, которые по заданиям ТАН, проводят розыск советской агентуры и дезинформируют советскую разведку.

3. Кроме работы по розыску и вылавливанию советской агентуры начальник "Герес-группы Б" в гор. Старобельске ТАН, подчиняющийся непосредственно контрразвед[ывательному] органу в г. Харькове, проводил при посредстве задержанных и перевербованных им советских радистов систематическую дезинформацию советской разведки. Кроме того, производил выброски отдельных агентов через линию фронта на советскую территорию с заданиями по военной разведке, согласовывая в каждом отдельном случае эти переброски с пунктами военной разведки "АЙН-ЦЕ" при соответствующих военных подразделениях.

СПИСОК*

Официальных сотрудников и агентов пункта военной .контрразведки "Герес-группа Б", дислоцировавшейся до января 1943 года в гор. Старобельске

ТАН Александр Артемович - начальник контрразведывательной группы, офицер военной разведки, хорошо владеет русским языком, лет 40-42, в 1938-39 г.г. работал в немецком посольстве в Москве, где подвергался аресту со стороны органов НКВД. До войны, якобы, работал врачом в Полтаве.

Приметы: среднего роста, волосы рыжеватые, зачёсывает назад, одет в галифе и гимнастёрку командного состава Красной армии, носит хромовые сапоги, пиджак и кожаное пальто.

КУНО Михаил Александрович - помощник начальника пункта, лет 35, родился и проживал где-то на Украине, имеет высшее образование, слабо владеет немецким языком, имеет какой-то офицерский чин немецкой армии, по его словам, два раза награждался "железным крестом". До войны работал инженером Х[арьковского] т[ракторного] з[авода], семья и двое детей проживали в Харькове.

Приметы: выше среднего роста, блондин, глаза серые, одевается и ходит в гражданском костюме, в кожаном пальто.

ГЕЛЬМУС Фриц - делопроизводитель и шофёр пункта, имеет чин унтер-офицера (на рукаве носит 2 угольника), русским языком не владеет, в штатском костюме никогда не ходит.

Приметы: - лет 27, выше среднего роста, блондин, худощавый, типичный "ариец".

AwftRiVDAl

КОЗЮБЕРДИН Свирид Николаевич, около 40 лет, проживал в Ворожиловграде по Почтовой ул. Mb 9, совместно с женой по имени Полина. Быв[ший] агент 4 управления [НКВД], учился в спецшколе в Москве.

Является активным агентом гестпао в Ворошиловграде, вооружён "наганом", по его собственным словам, выдал немецкой разведке 57 советских разведчиков и партизан, проводил активный розыск советских разведчиков и подпольных коммунистов.

Приметы: среднего роста, коренастый, голова непропорционально большая, лицо смуглое, волосы редкие, чёрные, на затылке характерная большая шишка, на одной из рук вблизи запястья висит большая бородавка на тонком сухожилье. Одет в пиджаке и чёрных галифе.

ШАПОВАЛОВ Пётр Андреевич, лет 26, проживал в Ворошиловграде у брата, в районе базара. Бывший агент 4 управления НКВД УССР, постоянно проводил розыскную работу в Ворошиловграде совместно с КОЗЮБЕРДИНЫМ, имел от контрразведки "наган", выдал всю группу немцам. Последнее время проживал в районе Острой Могилы.

Приметы: высокого роста, худощавый, блондин, нос большой, длинный, глаза серые, особых примет нет.

МАЛЫЙ Александр, лет 18, проживает в Ворошиловграде, в районе завода № 60, был направлен УШПД с группой ЛЮ Б ЧЕН КО, после своего задержания выдал радиста БЕРЕЗА и ещё двух участников своей группы. Пользуется доверием ТАН, имеет "наган" и используется на розыскной работе.

Приматы: низкого роста, коренастый, темноволосый, особых примет нет, ходит в гражданском платье.

ПАХОМЕНКО Нина, 1921 г. рождения, кличка "ВАНДА", происходит из Ворошиловграда, где у неё проживают родители и сестра (Пушкинская улица № 20). Осенью 1942 г. была направлена ЦК КП(б)У на самолёте из Москвы с поручениями подпольной партийной работы, в ВорошиловградебылазадержанаКОЗЮБЕРДИНЫМ, после чего перевербована, пользуется доверием у ТАН. В конце декабря 1942 г. ТАН направил её вместе с агентами МОРОЗ и ЕРЕМЕЕВСКИЙ для работы в Харьков.

Приметы: среднего роста, худенькая, маленький приплюснутый нос, брюнетка.

ПАВЛИК Михаил, лет 19, происходит из Старобельского района (12 километров по направлению к деревне Курачевка). Быв[ший] радист 4 управления НКВД, перевербован ТАН, задержал в Старобельском районе радистку Наталию ВЕСЕЛОВСКУЮ. Пользуется доверием ТАН.

Приметы: блондин, среднего роста, коренастый, нос широкий, большой, челюсть выдаётся вперёд.

СУШКО Михаил, лет 19, кличка "Ш АЛЕН КО", 6ыв[ший] радист 4 управления НКВД, из группы КИВШАРЬ. Происходит из жителей города Сватово Ворошиловградской области, был задержан немцами в сентябре 1942 г. По заданию ТАН и под его диктовку работал на рации с нашим радиоцентром. Пользуется доверием у ТАН.

Приметы: среднего роста, худощавый, нос маленький с горбинкой, блондин.

БЕРЁЗА Анатолий, лет 18, кличка "ЛАРИН", уроженец и житель г. Ворошиловграда, радист УШПД, из группы ЛЮБЧЕНКО. Задержан агентом Малым в Ворошиловграде, перевербован, помогал вылавливать группу ЗАБАРА. Работает по заданиям ТАН на рации.

Приметы: среднего роста, блондин, круглолицый.

КУЦАК Иван Александрович, лет 20, кличка "КИВО", по национальности украинец, быв[ший] радист 4-го управления НКВД, перевербован осенью 1942 г. немецкой контрразведкой, является у ТАН инструктором-радистом, имеет пистолет, состоит в штате, получает ежемесячную зарплату и контролирует работу остальных радистов. ТАН добивался награждения его "железным крестом".

Приметы: выше среднего роста, лицо в угрях, худощавый, нос большой, на руке татуировка.

ВЕСЕЛОВСКАЯ Наталья, 18 лет, бывшая радистка УШПД, была направлена в одной группе с КУЦАК, после задержания была перевербована ТАН и работает по его заданиям на рации.

Приметы: низкого роста, тёмная блондинка, нос с маленькой горбинкой, на губах маленькие усики, глаза серые.

МОРОЗ Лет 12, по национальности поляк, эвакуировался из Польши в 1936 г., в Старобельске был под надзором НКВД, с приходом немцев стал работать в контрразведке. Совместно с женой проживал в Старобельске, в доме тёщи начальника полиции БУГАЕВА. 1-го января 1943 г. направлен ТАН совместно с ПАХОМЕНКО и ЕРЕМЕЕВСКИМ в Харьков для выполнения специального задания.

Приметы: среднего роста, худощавый, чёрные волосы, нос большой, длинный.

ЕРЕМЕЕВСКИЙ Владимир, лет 18, быв[ший] радист УШПД, задержан в ноябре 1942 г., завербован ТАН и послан последним в Харьков совместно с МОРОЗ и ПАХОМЕНКО. Приметы: среднего роста, блондин.

ВАЛЯ Лет 30, быв[ший] военврач 3 ранга, осталась после отступления красных войск. Проживала на отдельной квартире в Старобельске, последнее время у старосты ЛИТВИНЕНКО.

Приметы: полная брюнетка, высокого роста, глаза карие, нос прямой, толстый.

ВИЛЬХОВЧЕНКО Анна, лет 22-23, бывшая радистка 4-го управления НКВД из группы КОЗЮБЕРДИНА, окончила спецшколу в Москве, задержана в ноябре 1942 г., перевербована и использовалась по дезинформационной работе на рации.

ОЛЬГА Лет 20, сожительница начальника пункта контрразведки ТАН, проживает вместе с ним на квартире, в прошлом прибыла с советской стороны с заданиями разведывательного характера, была задержана и перевербована немцами. Работала кладовщицей в контрразведке в Полтаве и оттуда была привезена ТАН.

Приметы: тёмная блондинка, среднего роста, стройная, лицо белое, интересная женщина, говорит по-русски чисто.

КРАВЦОВ Август, лет 20, быв[ший] радист УШПД, задержан осенью 1941 г.**, перевербован немцами и используется для дезинформационной работы на рации.

МАНЬКО Иван Фёдорович, лет 23-25, обучался и партизанской школе разведчиков в г. Ворошиловграде и был направлен УШПД [на оккупированную территорию], при задержании в тылу противника выдал свою группу, после чего используется для информационной работы на рации.

ЗАБАРА Виктор, лет 23-25, учился в спецшколе радистов в г. Ворошиловграде, был направлен штабом партизанского движения [на оккупированную территорию], в начале декабря 1942 г. задержан контрразведывательной группой ТАН, перевербован и передан начальнику пункта военной разведки лейтенанту немецкой армии КРОН для использования.

ЗАБАРА носит очки.

ФИЛАТОВ Николай Стефанович, 1924 г. рождения, уроженец Ростовской области, Пролетарского района, станица Луганская, со средним образованием, холост, член ВЛКСМ. В июне 1942 г. направлен 4-м управлением НКВД У ССР в составе разведывательно-диверсионной группы С 'ЕПНЕВА в качестве радиста, в ноябре 1942 г. арестован гестапо в Старобельске, перевербован, выполнял задания по предательской работе и 13 января 1943 г. переброшен на советскую сторону с заданиями по военной разведке.

ФИЛАТОВ арестован нами 9.II.43 г. и сознался.

ПУСТОМОЛОВ Александр Моисеевич, 1923 г. рождения, происходит из деревни Подгорняя Слободка Суземского района Орловской области, слесарь, член ВЛКСМ, быв[ший] агент 4 управления НКВД, был направлен в качестве связиста в конце октября 1942 г. в г.г. Старобельски и Ворошиловград, при задержании выдал немцам две резидентуры, перевербован, использовался ТАН по активному розыску советских разведчиков, 3 января 1943 года переброшен на советскую сторону с заданием по военной разведке.

Арестован 25.1.43 г., в шпионско-диверсионной деятельности сознался.

ДЕРЕВЯНКИН Пётр Борисович, 1896 г. рождения, уроженец села Острая Лука Трубчевского района Орловской области, русский, член ВКП(б) с 1931 г., быв [ший] председатель] колхоза "Вторая пятилетка" Волотнянского сельсовета Станично-Луганского района Ворошиловградской области, переброшен в октябре 1942 г. 4-м управлением НКВД с заданиями разведывательно-диверсионного характера, был задержан немцами, перевербован и проводил предательскую деятельность, при освобождении Ворошиловградской области частями Красной армии в январе 1943 года арестован.

Виновным признал себя частично.

Пётр Илларионович, 1912 г. рождения, уроженец Хутора Краснй Деркун Станично-Луганского района Ворошиловградской области, кандидат в члены КП(6) У с января 1941 г., украинец, женат, 6ыв[ший] тракторист, задержан в ноябре 1942 г. агентом немецкой контрразведки КОЗЮБЕРДИНЫМ и перевербован ТАН, после чего проводил предательскую работу.

ЯРОШЕНКО

Арестован совместно с ДЕРЕВЯНКИНЫМ в конце января 1943 г. при освобождении Красной армией районов Ворошиловградской области.

Виновным признал себя частично.

НАЧ

КАП:

АЛЬГ

^ЬНИК] ОТДЕЛА 2 УПРАВЛЕНИЯ НКВД УССР ЙТАН ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ШУЛЛЕР.

" " февраля 1943 г.

г. Калач, Воронежской обл.

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 229, лл. 36-39 об. К. М.

* На перечне рядом с фамилиями многих агентов стоят рукописные пометки карандашом: в большинстве своём аббревиатуры или неразборчивые сокращения. Очевидно, что представленные НКВД сведения сверялись с внутренней документацией УШПД.

** Так в документе. Очевидно, был либо радистом отряда НКВД УССР в 1941 г., либо радистом УШПД в 1942 г.

105. РАДИОГРАММА КОМАНДОВАНИЯ СУМСКОГО СОЕДИНЕНИЯ НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О ДЕЙСТВИЯХ ПО РАЗЛОЖЕНИЮ АНТИСОВЕТСКИХ ФОРМИРОВАНИЙ

16 февраля 1943 г.

ШИФРОВКА ВХ. № 615

Начальнику Украинского штаба

Партизанского движения тов. Строкачу

В казачьих полках проводится работа по разложению. Результаты: в наш отряд перешло 2 офицера 4-го Кубанского казачьего полка, 3 казака из 2-го казачьего полка, 19 казаков из Сарнского казачьего дивизиона.

В отряд Комарова* перешел со штаоом командир 12-го казачьего полка. В отряд "Бати"** перешло до 100 казаков.

* Комаров - командир 18-й белорусской пинской партизанской бригады им. Фрунзе.

* *В данном случае это псевдоним одного из известных командиров белорусских партизан Н. Коляды.

106. РАДИОГРАММА КОМАНДОВАНИЯ ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА ЯМПОЛЬСКОГО РАЙОНА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О РАЗЛОЖЕНИИ ПОЛИЦЕЙСКОГО ГАРНИЗОНА

5 марта 1943 Г.

ШИФРОВКА ВХ. №1207

Отрядом была разложена п лиция с. Собыч, Шосткинского района. В результате с 21 по 24 февраля перешли в отряд 10 полицейских с двумя ручными пулеметами, 10 винтовками, 1 тыс. патронов, 10 гранатами.

4.3. [19]43 г. Гнибеда, Красняк

ЦГАООУ, ф.62, оп.1, д.1353, л.48. О. М.

107. ДИРЕКТИВА ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА ВД СССР В. МЕРКУЛОВА НАРКОМАМ ВД СОЮЗНЫХ И АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИК И ДР. О ПРОВЕРКЕ И ДАЛЬНЕЙШЕМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ АГЕНТУРЫ, НАХОДИВШЕЙСЯ НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ

13 марта 1943 г.

НАРКОМАМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗНЫХ И

АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИК

НАЧАЛЬНИКАМ УНКВД КРАЁВ И ОБЛАСТЕЙ

(По списку)

Рукописная пометка: "Т. Щукину. Указания см[отри] на обороте. С[авченко]. 26.3"

В целях учёта работы агентуры, остававшейся на территории, занятой противником, очитки этой агентуры от предательских элементов, а также использования её возможностей в дальнейшей работе,

ПРЕДЛАГАЕТСЯ:

В освобождённых от противника городах и населённых пунктах принять меры к выяснению места нахождения и установлению связи с агентурой указанной выше категории.

Каждого выявленного агента подробно опросить, что им конкретно

проделано во исполнение данных заданий или по собственной инициативе в период нахождения на территории противника, а также об известных ему предателях, ставленниках и пособниках врага, оставленной немецкой агентуре и по другим вопросам, представляющим оперативный интерес.

У оставленных для подпольной работы радистов, не сумевших выйти в эфир, выяснить причины этого, одновременно изъять выданные им радиостанции на предмет проверки их технической пригодности.

Выявленных предателей, перешедших на службу к противнику или перевербованных им для работы в нашем тылу, арестовывать, заподозренных в этом взять в активную разработку.

Обратить особое внимание на выявление из числа находившейся в тылу противника агентуры лиц, сумевших установить связи с разведывательными, контрразведывательными и административными органами противника и лицами, занимавшими руководящие посты в названных органах для использования их возможностей в дальнейшей работе.

Установить и взять на учёт агентов, выехавших на работу в Германию добровольно или по мобилизации, и о каждом из них информировать 4 Управление НКВД СССР.

Заслуживающую нашего доверия агентуру, не "скомпрометированную" также в глазах противника, сохранить в подполье под старым прикрытием и снабдить надёжными средствами связи, на случай возможного обратного захвата противником того или иного населённого пункта, расположенного в угрожаемой полосе.

О проделанной работе, в соответствии с настоящим указанием, представьте докладные записки.

В дальнейшем, по мере освобождения территории от противника, информируйте об этом в отчётах, представляемых по директиве НКВД СССР №64.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР

Комиссар Государственной Безопасности 1 ранга

В. МЕРКУЛОВ

№ 116

13 марта 1943 г.

Рукописная пометка: "Т. Решетову. Указания спецгруппам.

Потребуйте от них сведения, что сделано по перепроверке агентуры. 24.3.43. С[авченко]"

Рукописная пометка: "Т. Щукин. Написать указания по результатам] засылки [неразб.] 26.3.43. С[авченко]"

ВГАСБУ, ф. 60. д. 83529, ч. 1, л. 4 и об. К. М.

108. СООБЩЕНИЕ ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА ВД УССР

С. САВЧЕНКО ДЛЯ ИО НАЧАЛЬНИКА 4-ГО УПРАВЛЕНИЯ НКВД УССР РЕШЕТОВА И ДР. О СОЗДАНИИ НЕМЕЦКИМ КОМАНДОВАНИЕМ ЛЖЕПАРТИЗАНСКИХ ОТРЯДОВ

Март 1943 г.

И.О. НАЧАЛЬНИКА 4 УПРАВЛЕНИЯ НКВД УССР майору тов. РЕШЕТОВУ

ЗАМЕСТИТЕЛЮ] НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА ББ НКВД УССР капитану Милиции тов. ШЕВЦОВУ ЗАМ[ЗАМЕСТИТЕЛЮ] НАЧАЛЬНИКА УМ НКВД УССР майору милиции тов. ДЯТЛОВУ

Отмечаются случаи, когда немецкое командование перед отступлением своих частей организует для подрывной деятельности на оставляемой немецкими частями территории, лжепартизанские отряды из числа предателей, изменников и другого антисоветского элемента.

Так, по сообщению Особого Отдела Воронежского фронта, в результате успешного продвижения частой Красной армии, в мест[ечке] Красноуфимск, Сумской области, организовался партизанский отряд в количестве 400 человек. В составе этого отряда находилось много старост, полицейских и другого враждебного нам элемента. w

Как заявил командир этого отряда БАРАНОВСКИЙ С.З., он получил от центрального штаба партизанских отрядов рацию, передавал сведения о противнике Генштабу Красной армии и выполнял вместе с отрядом задания в тылу немецких войск.

По имеющимся же в О О ВФ сведениям, указанный отряд являлся лжепартизанеским и был организован по заданию немецкой разведки БАРАНОВСКИМ Семеном Захаровичем, 1897 года рождения, уроженцем г. Станислава, бывшим при немцах начальником Краснопольской районной полиции. Лжепартизанский отряд О О ВФ разоружается и приняты меры для задержания БАРАНОВСКОГО.

Настоящее сообщаю для ориентировки и принятия необходимых мер.

ЗАМ.НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ УССР Комиссар государственной безопасности

(САВЧЕНКО)

[неразб.] марта 1943 г.

172/сн

г. Калач

лс.-

ВГА СБУ, ф. 16, оп. 2, д. 2, л. 13. К. М.

109. УКАЗАНИЯ КОМЕНДАТУРЫ РАЙОННОЙ ПОЛИЦИИ* БУРГОМИСТРАМ СЕЛ И СТАНИЧНЫМ ПОЛИЦЕЙСКИМ О СИСТЕМАТИЧЕСКОМ ИНФОРМИРОВАНИИ РАЙОННОЙ ПОЛИЦИИ О ПОЯВЛЕНИИ И ПЕРЕДВИЖЕНИИ ПАРТИЗАН

[Март] 1943 г.

Бургомистру села [неразб. ]

Копия: станичному [полицейскому]

Наблюдаются случаи, когда некоторые бургомистры несвоевременно, с большим опозданием, а некоторые вообще не сообщают районной полиции о пребывании в селе бандитов.

Сведения, которые поступают в полицию с опозданием, теряют всякую цену, а не предоставление их совсем - есть прямое преступление.

В связи с этим ПРИКАЗЫВАЮ:

Всем бургомистрам сел и станичным полицейским при появлении банд немедленно сообщать об этом районной полиции. Сообщение должно обязательно освещать следующие вопросы:

1) Название населенного пункта пребывания банды.

2) Когда прибыла банда (день, число, и в какое время).

3) Когда выехала банда (день, число, и в какое время).

4) Количество бандитов - мужчин, женщин, пеших, конных, на подводах, сколько подвод одноконных и пароконных.

5) Чем банда вооружена: винтовками, полуавтоматами, автоматами, пулеметами ручными, пулеметами станковыми, гранатами и т. д.

6) В какой одежде бандиты.

7) Национальность бандитов: украинцы, русские, евреи и т. д.

8) С какого направления банда прибыла в село.

9) В каком направлении банда выбыла из села.

10) Что забрано в селе: указать общее количество, как то, что забрано в общественной кладовой, отдельно - об ограблении крестьян.

И) Кто персонально из бандитов был узнан, указать фамилию, имя и отчество.

12) Кто из села пошел с бандой, указать фамилию, имя и отчество.

13) Отношение к бандитам со стороны крестьян, кто выявлял какую активность в пользу банды, а кто во вред банды.

14) Настроение банды, что бандиты рассказывали о фронте и какие

вообще вели разговоры.

Инспектор районной полиции (Друмма)

Шеф канцелярии полиции (Бондаренко)

ЦГАООУ, ф.63, оп.1, д. 161, л.60. О. М. У. я.

* Название района повреждено, оторван угол документа.

110. ИЗ ПИСЬМА ЧЛЕНА НЕЛЕГАЛЬНОГО ЦК КП(Б)У И. СЫРОМОЛОТНОГО ПЕРВОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК КП(Б) У Н. ХРУЩЕВУ И ДР. О ДЕЙСТВИЯХ ПАРТИЗАН ПО ОТНОШЕНИЮ К ПОЛИЦИИ И СТАРОСТАМ В РАЙОНАХ ПРАВОБЕРЕЖНОЙ УКРАИНЫ

20 марта 1943 г.

Тов. ХРУЩЁВУ Н.С.

Тов. СТРОКАМ

Февраль и 20 дней марта я провел в Ровенской, Житомирской и Киевской областях. Каково положение в этих областях? Изложу кратко отдельные вопросы.

[...] Настроение населения

Нужно прямо сказать, что население в подавляющем большинстве с нетерпением ожидает прихода Красной армии.

[...] Не та стала полиция и старосты. В Киевской и Житомирской областях в селах полиции почти нет, как это имело место раньше. Полиция осталась в районах по 30-40 чел[овек] и в подрайонах (пустых) по 8-10 чел[овек].

Немало случаев, когда полиция ищет случая связаться с партизанскими отрядами, находит и дерется с немцами или сдает оружие партизанам[...]

Продолжаем вести работу по разложению полиции. Думаю, что серез месяц-полтора на правобережье Киевской области полиции не будет.

[...] Много старост сел - это наши люди, которые работают на нас [...] Там, где староста свой человек, там все мероприятия немцев проводятся для отвода глаз [...]

С коммунистическим] приветом (И. Сыромолотный)

20.3. [19]43 г.

111. ИЗ СООБЩЕНИЯ ПОЛИЦИИ БЕЗОПАСНОСТИ И СД ГЕРМАНИИ ИЗ ОККУПИРОВАННЫХ ВОСТОЧНЫХ ОБЛАСТЕЙ О РАСКРЫТИИ ПОДПОЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ПО РАЗЛОЖЕНИЮ УКРАИНСКОЙ ПОЛИЦИИ И ПОБУЖДЕНИЮ ЕЕ СЛУЖАЩИХ К ПЕРЕХОДУ НА СТОРОНУ ПАРТИЗАН*

26 марта 1943 г.

[...] А. Противник и борьба с ним

Борьба с бандами в районе управления полиции Волыни и Подолии.

В Антонинах, Староконстантиновского района,** удалось разоблачить большую группу заговорщиков, поставившую себе целью побуждать украинскую полицию к дезертирству и к присоединению к организованной ими банде; снабжать ее оружием, боеприпасами и продовольствием и вместе с бандой оказывать сопротивление немецким властям и проводить диверсионные акты. *

Руководящую роль в этой группе заговорщиков играл бывший политрук Красной Армии, по имени Николай Панчук, принимавший ранее самое активное участие при подготовке восстания в Староконстантинове в январе и феврале 1942 г. Тогда он избежал ареста. В организацию также входили бывший батальонный комиссар, капитан, один старший лейтенант и два лейтенанта Красной Армии.

В полиции в Антонинах проник еще в июне 1942 г. бывший лейтенант Красной армии Феоктистов и стал полицейским. Под этим прикрытием он развернул среди полицейских бешеную пропагандистскую деятельность, утверждая, что в ближайшее время немецкие власти расстреляют коммунистов, комсомольцев и бывших служащих Красной Армии. Он действовал так ловко, что об этом не знали немецкие власти. Он бежал, когда был вызван в полицию Староконстантинова для проверки.

Через несколько дней после его побега стало известно, что оба украинские полицейские Паламарчук и Гуменюк находились в связи с бандой и дали много магазинов для русских автоматов. Злоумышленники были арестованы, но при помощи полицейской охраны и организованной Феоктистовым банды были освобождены из тюрьмы, причем с бандой бежали 4 других полицейских.

Члены этой банды были задержаны, 7, совершивших побег, полицейских сразу же возвратились, за что были амнистированы. После этого один полицейский застрелился, а другой - Бопчук был доставлен [в СД]. На допросе было установлено, что часть бандитов, возглавляемых политруком Николаем Панчуком, находится в блиндаже в Вербовском лесу. При содействии 50 чел. Военных и полиции Староконстантинова удалось уничтожить блиндаж, причем дело дошло до перестрелки, в ко-

торой были убиты два бандита.

Взяты трофеи: 1 станковый русский пулемет с 4-мя лентами; 1 автомат без ложи; 6 пехотных винтовок; 6 ручных гранат, различные карты и документы, в том числе именные бланки с печатью Староконстарнтиновского дорожного управления и бланк с печатью гебистскомиссара Староконстантинова[...]

ЦГАООУ, ф.57, оп.4, д.134, лл.47-48. К. М.

* Копия русского перевода советских органов с немецкого оригинала.

** Территория Каменец-Подольской области.

112. РАДИОГРАММА КОМАНДОВАНИЯ ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА ЧЕРВОННОГО РАЙОНА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ НАЧАЛЬНИКУ УШПД Т. СТРОКАЧУ О РАЗЛОЖЕНИИ ПОЛИЦЕЙСКИХ ФОРМИРОВАНИЙ

4 апреля 1943 г.

ШИФРОВКА АХ. №1849

Начальнику Украинского штаба партизанского движения тов. Строкачу

В результате проведенной работы среди личного состава полиции Середино-Буды 3 марта полиция в составе 52 чел[овек] во главе с начальником полиции перешли на сторону партизан Червонного района с вооружением - одна 45 мм пушка, один батальонный и один ротный минометы, три станковых пулемета, 40 винтовок и боеприпасы.

Полиция в полном составе с винтовками передана Красной Армии.

4.04. [19]43 г. Бойко, Лущенко

На бланке резолюция: "I. Винтовки надо для партизан. 8.04. (Строкач)"

ЦГАООУ, ф.62, оп.1, д. 1353, л.15. К. М.

ИЗ. . ИНСТРУКЦИЯ УШПД ОБ ОПЕРАТИВНОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ БЫВШИХ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТОВ

13 апреля 1943 г.

Приложение № 20*

"УТВЕРЖДАЮ"

п/п НАЧАЛЬНИК УКРАИНСКОГО ШТАБА ПАРТИЗАНСКОГО

ДВИЖЕНИЯ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

(Т. СТРОКАЧ)

13 апреля 1943 г.

ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ПОЛИЦЕЙСКИХ, СТАРОСТ И ДРУГИХ ЛИЦ, НАХОДИВШИХСЯ НА СЛУЖБЕ У НЕМЦЕВ, ДЛЯ ДИВЕРСИОННОЙ РАБОТЫ И РАЗЛОЖЕНИЯ РАЗЛИЧНЫХ ПРЕДАТЕЛЬСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ"

КАТЕГОРИИ ПРЕДАТЕЛЕЙ

Всех предателей, находившихся на службе у немцев, можно разде- лить на две категории. Первая, самая незначительная, но исключительно вредная категория - это предатели, которые пошли на службу к немцам вполне добровольно из-за ненависти к советскому строю. Вторая категория, представляющая особо огромное большинство - это люди, служившие у немцев из-за трусости, потери веры в победу Красной Армии, из-за желания спастись от посылки в Германию. Есть еще очень незначительная категория служащих в немецком аппарате, которые работают у немцев по заданию.

Огромное количество предателей захвачено в освобожденных районах, из них большая часть осталась добровольно в надежде на милосердие Советской власти и незначительная часть осталась потому, что не успела убежать. Партизаны при проведении операций часто захватывают или уничтожают различного вида предателей.

Многие из вышеперечисленных предателей можно и нужно использовать для наших целей, а именно для диверсионной работы, для уничтожения крупных предателей, для разложения фашистских формирований.

Отбор людей из числа предателей в освобожденных районах надо проводить через органы НКВД. Инструктировать и отбирать их надо по одному, или, в крайнем случае, мелкими группами в 2-3 человека. Надо учитывать, что эти люди хорошо знают условия работы и тылу у немцев. Если эти люди и будут попадаться или переходить к немцам, то и в этом случае они могут принести нам пользу, так как у немцев будут возникать подозрения о благонадежности значительных групп предателей.

".ПРАКТИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ

Постановка заданий.

Диверсантам из числа предателей можно поручить порчу линий связи, поджоги мостов, крушение поездов без применения в[зрывчатых] в[еществ] или с помощью простейших, известных немцам, мин. При этом надо стараться давать задания на те участки, где возможен контроль.

Для уничтожения отдельных нацистских предателей можно посылать к ним связных с письмами. При этом в письмах нельзя указывать адреса и фамилии адресата, а надо указать только его произвольную, нами данную кличку. Например, направляется связной к бургомистру г. Таганрога. Ему можно написать такое письмо: ""Дорогой друг" "Михаил"! Связной Ваш, видимо, погиб. Посылаем нового. Он Вас хорошо знает. От Вас ждем сведений о работе порта, о войсках, расположенных в городе, о работе подпольной организации. Как установим связь - пришлем питание. Работу проводите так осторожно, как и раньше. Ваш Торез".

Можно посылать и произвольно зашифрованную записку нормальным шифром, употребляемом при радиопередачах. Для этой цели лучше всего использовать людей из числа малонадежных, которые могут перейти добровольно к немцам вновь.

Переброска через фронт.

Диверсанты перебрасываются предпочтительно через фронт с их документами на малонаселенных участках, где можно пройти и незаметно для врага.

Лиц, посылаемых с целью дезинформации или разложения фашистских формирований, можно перебрасывать под маской перебежчиков и лиц, посылаемых для связи с теми, кого мы должны дискредитировать в глазах немцев, надо перебрасывать так, чтобы они попали в руки немцев еще при переходе фронта. В этом случае расчет ведется на то, что связной попадается в руки к немцам и признается, зачем и куда идет. Если он придет обратно с ответом, то ясно, что он работает на немцев.

Многим перебежчикам надо говорить, что среди ушедших с немцами или работающих у немцев многие работают по нашему заданию и ждут только сигнала, чтобы ударить в тыл немцам. Можно снабжать предателей и листовками агитационного порядка.

Можно применять и ряд других вариантов. Некоторым предателям, имеющим семьи на нашей стороне, можно поставить задание опять войти в доверие к немцам, подобрать группу людей, находящихся у них на службе и с ними действовать против немцев.

Особенно благоприятные условия для использования полицейских и других предателей имеют партизанские отряды, которые могут захватить предателей, дать им материалы для дезинформации, а также письма к различным крупным предателям с целью их дискредитации.

Вот некоторые примеры удачного использования предателей:

На сторону Красной армии перешли староста и два полицейских, в свое время добровольно оставшихся на территории, занятой оккупантами. Всех 2-х решено было использовать в группах спецподразделения, действующих в тылу противника, в качестве проводников. Первые ходки были неудачны. Группы были обнаружены при переходе через охраняемые участки берега, обстреляны и отошли. Полицейские и староста возвратились весьма удрученные неудачей. По показаниям бойцов и командиров групп ничего предосудительного в действиях проводников не было и неудача относилась не за их счет.

Через двое суток они вновь пошли в качестве проводников. Староста помог проникнуть в центр села, занимаемого немцами и заминировать дом, где находилась небольшая группа войск врага. Минами дом был взорван. При обратном переходе староста был убит на берегу во время перестрелки. Группы потерь не имели. Второй полицейский провел благополучно группу к намеченному объекту, и группа благополучно выполнила задание. Третий полицейский струсил и был передан органам НКВД. В дальнейшем оставшийся в живых полицейский участвовал в ряде исключительно смелых операций и в настоящее время работает в качестве инструктора.

На важнейшей железнодорожной магистрали Смоленской области летом 1942 года охрану нес полицейский отряд, отличавшийся исключительной бдительностью и минировать участок не удавалось. Бойцы спецподразделения днем захватили в лесу одного из полицейских отряда, шедшего по дороге. Полицейский согласился работать вместе со спецподразделением. Его нагрузили минами, дали ряд писем к известным предателям. Недалеко от железной дороги полицейский "нечаянно взорвался на мине". Труп его быстро был обнаружен немцами. У него были найдены взрывчатые вещества, принадлежности для взрывания и письма. Немцы расстреляли некоторых из его близких знакомых. Отряд был снят с охраны железнодорожного участка.

3. В течение продолжительного времени были попытки убить бургомистра гор. Е., бывшего советского работника, перешедшего к немцам. Попытки успехом не увенчались. Партизаны поймали одного из бандитов, действующего против советской власти и хорошо знавшего бургомистра. Бургомистру была дана записка, где ему ставился ряд заданий и он упрекался за излишнюю жестокость. В записке ставились ему конкретные задачи по работе против немцев и разведки. Связной письмо передал немцам и бургомистр был повешен.

ЦГАООУ, ф. 62, on. 1, д. 275, лл. 143-145. К. М.

* Документ является приложением к итоговому оперативному отчёту разведывательного отдела УШПД.

114. ИЗ ДОКЛАДА СЕКРЕТАРЯ СУМСКОГО ПОДПОЛЬНОГО ОБКОМА КП(Б)У П. КУМАНЬКА О ВРЕДИТЕЛЬСТВЕ ПАРТИЗАНСКОЙ АГЕНТУРЫ НА ХОЗЯЙСТВЕННОЙ РАБОТЕ И ПРИВЛЕЧЕНИИ КРАСИВЫХ ЖЕНЩИН К РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫМ ЗАДАНИЯМ

Весна 1943 г.

ДОКЛАД

О РАБОТЕ СУМСКОГО ПОДПОЛЬНОГО ОБКОМА КП(б)У

I-]

Очень полезная и основная форма [проведения агентурной работы]

- это насаждение наших кадров в органах управления. Это самое полезное дело. Прежде всего, от наших людей очень легко получить данные разведывательного характера для того, чтобы потом подготавливать боевые операции. Через них можно действовать путём диверсий, террора, отравления скота, предназначенного для убоя. Вот, например, хорошо заслать на конюшню старшим конюхом нашего человека и через него давать задания по отравлению скота. Всё же хуже засылать новых людей и гораздо лучше подрабатывать тех людей, которые работали на том или ином месте раньше. Немало случаев, когда из таких людей, нами обработанных, получались очень хорошие работники, преданные нам люди. Эти люди приводили в негодность скот, калечили лошадей, недокармливали скот и т.д. Это и есть метод вредительства по отношению к немецким мероприятиям.

Вторая форма насаждения людей наших - это засылка. Здесь лучше всего брать ставку на девчат. Я на заседании ЦК уже говорил, что эта форма наиболее оправдала себя. Полезнее всего брать для этой работы красивых девушек. Вот мы знаем такой случай по Шостке, когда одна девушка связалась с бургомистром, получила право проезда в Киев и обратно, дважды побывала в Киеве и привезла нам очень ценные сведения. В Киеве она также заимела связь с большим начальством. Форму засылки надо практиковать и в дальнейшем, так как это очень полезное дело и для партизанских отрядов и для партийных организаций.

[...]

СЕКРЕТАРЬ СУМСКОГО ПОДПОЛЬНОГО

ОБКОМА КП (б) У (КУМАНЁК)

115. ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ КОМАНДИРА ЧЕРНИГОВСКОГО СОЕДИНЕНИЯ Н. ПОПУДРЕНКО О РАЗЛОЖЕНИИ ПОЛИЦИИ

5 мая 1943 г.

[...] В итоге боевой деятельности соединения и проведения подрывной - разложенческой работы имеем следующие результаты:

В с. Охрамиевичах, Корюковского р[айо]на, полиция насчитывала 57 человек, в партизаны с оружием в руках пошло 46 человек вместе с начальником полиции Волошок Иван Сергеевичем.

Из с. Тихонович ушло в партизаны 41 чел[овек].

Из с. Гуты-Студенецкая ушло в партизаны 47 чел[овек] Также ушли в партизаны полицейские сел Луносово, Рыбинск, Б[олыпие] Слободы, Прибыни.

В райцентре Семеновка гарнизонную службу, т. е. охрану ж.д. станции и комендатуры, несла команда 150 человек, организованная немцами из военнопленных красноармейцев. Через связного Шахова команда была разложена.

В марте м[еся]це командир команды лейтенант Мешных привел в партизаны 68 чел[овек] сов сем оружием, остальная часть команды разбежалась, боясь расстрела.

Через связного с. Тихонович Надточия Якова была разложена команда националистов 25 чел[овек], охранявшая продовольственные склады ст. Сновская.

4 человека из команды националистов было принято в партизаны, остальные немцами арестованы[...]

ЦГАООУ, ф.62, оп.1, д.247, л.128. К. М.

116. ИЗ ДОКЛАДА АГЕНТА НКВД УССР "ЛИСОВОГО" ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЖАНДАРМЕРИЕЙ ЛЕСНИКОВ ДЛЯ ПОИМКИ ПАРТИЗАН

30 июня 1943 г.

Рукописная пометка: "Доклад аг[ента] "Лисового"* от 30.6.1943 г."

[...]Особенно серьезным было распоряжение по борьбе с партизанами. Ведь приходилось не только выслушивать инструкции и указания о назначении выданных винтовок, но, по существу я, старший лесничий, официально был обязан инструктировать лесничество и всю лесную охрану о практическом осуществлении борьбы с партизанами.

Нечего и говорить, что открыто извращать преподанные нам указания было крайне рискованно. Это значило навлечь на себя непоправимую беду. Обстоятельства так сложились, что в наших лесах не произошло ни одного случая столкновения с партизанами и применить немецкие инструкции на практике не было нужды. [...]

Личный состав ответственных работников областного управления и лесхозов подбирался главным лесничим, и затем утверждался фор- стмайстером. Формально для этого требовался только определённый объём квалификации. Всё это были украинские или русские специалисты, но в дальнейшем все они, и особенно старшие лесничие, проходили через просмотр фельджандармерии. Работники, приём и увольнение которых окончилось в Лесхозах, обязательно давали отзыв от украинской полиции.

Но нужно заметить, что авторитет этой последней в глазах немецкого командования стоял не высоко. Особое внимание немецкого командования было обращено на формирование лесной охраны контингента объездчиков и лесников. Кандидаты в эти должности проходили тщательную чистку через сельских старост и сельскую полицию, а так как лесная охрана вооружалась боевым оружием - винтовкой, то ясно, что немецкая военная комендатура тщательно просматривала списки на лесников и объездчиков, которые представлялись ей по её требованию.

Лесная охрана, лесничие, специалисты лесхозов и старшие лесничие в обязательном порядке вооружались боевым оружием - винтовками (карабинами) и наганами. Каждый лесничий давал поручительство за благонадёжность подчинённых ему объездчиков и лесников, а старший лесничий за всех своих лесничих и специалистов. Только полсе этого и после проверки через фельджандармерию оружие выдавали на руки.

В специальных письмах форстмайстера, а также личных, его обвиняемых при посещении лесничества и лесхозов подчёркивалось, что боевое оружие выдаётся исключительно для борьбы с партизанами. Тут же говорилось о наградах за успешное выполнение этих заданий - денежные награды, воинские ордена, увеличение площади земельных наделов и т.д.

Первое, о чём форстмайстер обращался к лесной охране, выстроившейся перед ним рядами, это первоочередная и неослабная борьба с партизанами. Охотничье гладкоствольное оружие было изъято в обязательном порядке и правом самостоятельной охоты не пользовался даже старший лесничий.

Мне известны случаи обнаружения в лесах и поимки партизан через посредство лесной охраны в районах Тарановки, Мохнач, Печенего, Гуты.

В Гутах и Печенегах лесники, обнаружив группы партизан, немедленно сообщили в комендатуру. Были посланы отряды полиции и

партизаны после перестрелки удалились.

Особое усердие в деле борьбы с партизанами проявили лесник МИРОШНИЧЕНКО, способствовавший поимке четырёх парашютистов в Тарановском лесничестве Змиевского района, и лесник ЖУГА, застреливший в Мохначевском лесу П.Н. ВОРОБЬЁВА.

В Тарановском лесничестве, со слов непосредственного участника этого события лесника МИРОШНИЧЕНКО, дело вышло так:

Уже поздно вечером, возвращаясь домой, на просеке впереди себя он заметил человека в форме красноармейца, с карабином. Сворачивать в сторону было уже поздно. Когда подошёл совсем близко, оказалось, что это женщина (девушка). Она его ещё издали окликнула, потом остановила, спросила, кто он, откуда и куда идёт так поздно. Сказала, что их здесь четверо парашютистов й чтобы он, лесник, помог им устроиться на ночлег. Как потом вышло, МИРОШНИЧЕНКО не сказал, но карабин оказался у него в руках. Тогда он обезоруженную девушку доставил в сельскую управу.

Отряд из 8 человек, в том числе и МИРОШНИЧЕНКО, вооружённых винтовками, гранатами и пулемётом, немедленно отправились в лес на поиски оставшихся 3-х парашютистов. Действительно, они скоро были обнаружены и окружены. После перестрелки их захватили в плен.

В Мохначевском лесничестве произошло следующее трагическое событие:

Лесник ЖУГА (между прочим, старый лесной работник, известный своей непомерной жестокостью по отношению к лесокрадам) отправился в лес. Проходя мимо оврага, он заметил фигуру человека с карабином, спускавшегося вниз ко дну оврага. Присмотревшись внимательно, он признал Павла Никифоровича ВОРОБЬЁВА, которые, как ходили слухи, являлся руководителем партизан. Спустившись на дно оврага, ВОРОБЬЁВ П.Н. прилёг отдохнуть. Тогда ЖУГА подкрался к нему поближе и застрелил его, вскочившего на ноги, но уже слишком поздно схватившего свою винтовку. Труп ВОРОБЬЁВА П.Н., доставленный в с. Мохнач, был здесь повешен и висел несколько дней. После этого его куда-то оттащили и зарыли.

Лесная охрана, выслушивая наставления немецких резидентов и призывы их к борьбе с партизанами, в своей массе относилась к этим призывам-приказам определённо отрицательно. Официально, на прямо поставленные вопросы: в чём заключается первейшая задача лесной охраны и для чего её вооружили винтовкой, лесник, конечно, отвечал, что всё это делается для борьбы с партизанами. Однако, в разговорах не парадных и при ограниченном числе слушателей, конечно, без немцев, точно можно было установить, что лесник не пойдёт на дело выявления

или поимки партизан. И в разговорах с отдельными лесниками мы поддерживали эти настроения[...]

ВГАСБУ, ф. 60, д. 83509, т. 1, лл. 155 об. - 158 а об. К. М.

* В феврале-мае 1942 г. "Лисовой" работал лесничим Скрыпаевского лесничества, а с мая 1942 г. по апрель 1943 г. старшим лесничим Чугуево - Бабчинского лесхоза Харьковской области.

117. ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА КОНТРРАЗВЕДКИ "СМЕРШ" ПРИВОЛЖСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА КАЗАНЦЕВА ЗАМЕСТИТЕЛЮ НАЧАЛЬНИКА ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ "СМЕРШ" НКО П. МЕШИКУ О СОСТОЯНИИ СПЕЦШКОЛЫ УШПД И ВЫЯВЛЕНИИ АГЕНТУРЫ ПРОТИВНИКА ИЗ ЧИСЛА ЕЁ БЫВШИХ СЛУШАТЕЛЕЙ

Июль 1943 г.

ЗАМЕСТИТЕЛЮ] НАЧАЛЬНИКА ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ КОНТРРАЗВЕДКИ "СМЕРШ" НКО - ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТУ

тов. МЕШИК гор. МОСКВА

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

о состоянии школы Украинского штаба партизанского движения

Школа Украинского штаба партизанского движения сформирована 15-го марта 1942 года 4-м Управлением НКВД УССР.

20- го июня 1942 года школа перешла в ведение Украинского штаба партизанского движения, руководство которым возглавляется и по настоящее время.

Спецшкола УШПД в настоящее время дислоцируется в городе Саратове по ул. Цыганская, № 150. Начальником школы является капитан госбезопасности Богомолов, его заместителем по политчасти

- майор Кучмий.

Школа выпускает следующих специалистов:

1. Начальников радиоузлов.

Радиомастеров.

Электромехаников.

Радистов -операторов.

Шифровальщиков.

По состоянию на 15 июля с[его] года спецшкола имеет 239 человек личного состава, из них:

1. Комначсостава и преподавателей

23 чел.

15

182

19

2. Рядового и младшего о/состава

3. Курсантского состава

4. Вольнонаемного и обслужив. Персонала

Из них:

1 чел.

22 1 . 8 182 19

1. Старшего начсостава

2. Среднего начсостава

3. Младшего начсостава

4. Красноармейцев

5. Курсантов

6. Вольнонаемных

Партийная прослойка спецшколы выглядит следующим образом:

Чл. ВКП(б) Кандидатов ВКП(б) Комсомольцев Беспартийных

13

98

127

11 чел.

Спецшкола имеет недокомплект командно-начальствующего и преподавательского состава 7 человек и курсантов 68 человек, набор которых продолжается.

Ввиду того, что весь старый личный состав курсантов и командиров, как окончившие школу, отправлены в распоряжение Украинского штаба движения для выполнения спецзадания, школа в июне месяце с[его] года приступила к новому формированию слушателей.

Набор слушателей производится в основном из учащейся и рабочей молодежи, возрастом от 17 до 25 лет, не ниже среднего образования. Национальный признак в основу не берется.

Отбор слушателей в школу производится через Областные комитеты комсомола и Упрафром НКО. Лица побывавшие в немецком плену или окружении в школу не принимаются.

За время пребывания спецшколы в гор. Саратове, разоблачено предателей 1 чел., арестовано и осуждено за отказ идти на выполнение спецзадания - 3 чел., исключено из рядов ВКП(б) - 2 чел.

Предателемоказалсяб[ывший]слушательшколыБЛЕДНОВ Алексей Михайлович, 1924 года рождения, уроженец Ворошиловградской области, В. Тепловского р-на, с. Красный Октябрь, холост, чл. ВЛКСМ с 1939 года, репрессиям не подвергался, в РККА не служил по соцпроис- хождению из крестьян.

Суть обвинения в измене родине Бледновым заключается в том, что он после окончания спецшколы еще в 1942 г. в составе 9-ти человек был выброшен в тыл к немцам и 25 октября 1942 года арестован гестапо.

На допросах у немцев Бледнов дал развернутые показания о себе, при этом перечислил всех слушателей спецшколы, после чего изъявил сотрудничать с немецким гестапо, путем дезинформации штаба Украинского партизанского движения.

Для переброски Бледнова на территорию Красной армии, последний был оставлен в Ворошиловграде до прихода наших войск. Однако, Бледнов своевременно был разоблачен и арестован.

По ориентировочным данным, возвратившихся слушателей школы из немецкого тыла установлено, что в числе выброшенных на территорию врага оказались предателями 11 человек, которые после приземления перешли для работы в органы немецкой разведки.

Для предотвращения случаев предательства с переходом на сторону, а также своевременного разоблачения агентуры противника, в среде личного состава школы, нами намечены и проводятся следующие агентурно-оперативные мероприятия:

Весь вновь комплектуемый личный состав школы нами проверяется как официально, так и агентурным путем.

2. Из числа всесторонне развитых слушателей школы, приобретаем квалифицированную агентуру, в задачу которой входит изучение настроения курсантов, а также выявление изменников родине.

Начальник Отдела Контрразведки

"СМЕРШ" ПРИВО - Полковник

(КАЗАНЦЕВ)

№ /2

" " июля 1943 г.

гор. Саратов.

мт-2. Исп. Сайко.

ВГА СБУ, ф. 60, д. 83518, лл. 111-112. К. М.

118. УКАЗАНИЯ НАРКОМА ГБ УССР С. САВЧЕНКО О РАЗРАБОТКЕ АГЕНТУРЫ ПРОТИВНИКА НА ЗАНЯТЫХ КРАСНОЙ АРМИЕЙ ТЕРРИТОРИЯХ УКРАИНЫ

26 июля 1943 г.

УНКГБ тт. КЛЯСОВУ, ТИХОНОВУ, ЗАЧЕПА, ЧЕРМНЫХ,

СЛЕДГРУППЫ тт. ПАВЛОВСКОМУ, СУРКОВУ, АНТОНОВУ

ОПЕРГРУППЫ: т. БОНДАРЕНКО

Из захваченных нашими органами документов противника известно, что верховным командованием немецкой армии даны специальные указания отделам информации и контрразведки, а также комендатурам

о создании широкой информационной сети агентов (так называемых

доверенных лиц) из местного населения для выявления партизан, агентов советской разведки, коммунистов и лиц настроенных против "нового порядка".

Эта сеть агентуры должна создаваться при помощи украинской полиции и старост сел.

Рядом дел из практики агентурно-оперативной работы наших органов на освобожденной от немецко-фашистских оккупантов территории подтверждается проведение в жизнь указанного выше распоряжения немецкого командования.

УН КГБ Ворошиловградской области в Меловском районе ликвидировано агентурное дел "ПОВСТАНЦЫ", по которому разрабатывалась группа лиц, подозреваемых в шпионаже.

В процессе агентурной разработки были изъяты списки завербованных в ряде населенных пунктов Меловского района, агентов "тайной полиции", в числе 42-х человек.

Следствием по делу установлено, что вербовка агентуры доверенных лиц производилась старшими полицейскими, которые составляли списки антисоветски настроенных лиц, по 5-6 человек на каждый населенный пункт. Этот список предварительно согласовывался с начальником полиции, а затем путем индивидуальных бесед, занесенные в список вербовались в "тайную полицию".

Получив согласие вербуемого, полицейский давал ему расписаться в списке, чем и кончалась формальная сторона вербовки. Каждому завербованному полицейский давал задание выявлять партизан, лиц связанных с партизанами, наблюдать за подозрительными лицами и выявлять антифашистки настроенных лиц.

Аналогичное дело ликвидировано в Старобельском районе на шпионскую резидентуру, возглавляемую старостой села Лозововка

- МОГИЛОВЫМ.

Рсзидентура состояла из лиц, которые были арестованы немецкой комендатурой по подозрению в связи с партизанами, но затем были освобождены.

Староста МОГИЛОВ, собрав освобожденных в помещении сельу- правьт, заявил им, что он спас им жизнь, а теперь они должны оправдать это работой в пользу немцев. МОГИЛОВ предложил им выявлять лиц подозрительных в причастности к партизанскому движению, коммунистов и лиц, проводящих агитацию против немцев.

Никаких подписок МОГИЛОВ от участников резидентуры не отбирал, а только заручился их согласием.

Нужно полагать, что такая агентурная сеть немецкими контрразведывательными органами создавалась и по другим оккупированным населенным пунктам Украины.

Ориентируя о вышеизложенном,

предлагаю:

1. Тщательно проинструктировать агентурно-осведомительную сеть на выявление агентуры (доверенных лиц) противника, связанной с полицейскими и старостами сел.

2. Выявленных агентов брать в активную разработку, устанавливая факты их практической деятельности.

Лиц, в отношении которых будут установлены конкретные факты предательства и а[нти]с[оветской] деятельности, арестовывать и привлекать к ответственности, как изменником родины.

3. При проведении следствия по делам полицейских и старост, обязательно устанавливать выполнялось ли ими распоряжение немецких комендатур и районной полиции, о вербовке агентуры (доверенных лиц), указываемой в настоящем распоряжении категории.

О результатах проводимых мероприятий информируйте в очередных отчётных докладах.

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УССР - КОМИССАР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ

(-)САВЧЕНКО

26 июля 1943 г.

№ 161/гб

ВГА СБУ, ф. 16, оп. 2, д. 2, лл. 81-82 об. О. М.

119. ПРИКАЗ НАЧАЛЬНИКА ШТАБА ТЕРОНОПОЛЬСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. ХРУЩЕВА М. КУШХОВА КОМАНДИРУ ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА ИМ. ДЗЕРЖИНСКОГО СИТАЙЛО О ПРЕКРАЩЕНИИ ПЕРЕГОВОРОВ С ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ПОЛИЦИИ

1 августа 1943 г.

По поступившим к нам сведениям среди Ваших посетителей - представителей польской полиции в Быстричах, - находится агент немецкого гестапо.

В целях предотвращения политических ошибок и во избежание людских жертв, - командир соединения приказал:

1. Впредь прекратить все "дипломатические" переговоры, приемы представителей полиции и не допускать подобных сближений и братаний.

2. При появлении таких представителей, задерживать последних, разоружать и расстреливать.

Представьте отчетный доклад за июль м[еся]ц с начальником штаба. Ведите разведку, уборку и диверсию.

1.08. [19]43 г.

Нач[альни]к штаба соединения (М. Кушхов)

ЦГАООУ, ф.105, оп.1, д.6, л.86. О. М.

120. ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ НАКРОМА ГБ УССР С. САВЧЕНКО НАРКОМУ ГБ СССР В. МЕРКУЛОВУ И ДР. О ВЫЯВЛЕНИИ И АРЕСТЕ БЫВШИХ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТОВ НА ТЕРРИТОРИИ СУМСКОЙ ОБЛАСТИ

4 сентября 1943 г.

ЗАПИСКА ПО ВЧ

МОСКВА

НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ГОСУДАРСТВЕННОЙ

. БЕЗОПАСНОСТИ СССР тов. МЕРКУЛОВУ ЗАМЕСТИТЕЛЮ] НАРОДНОГО КОМИССАРА ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СССР

тов. КОБУЛОВУ

НАЧАЛЬНИКУ 2 УПРАВЛЕНИЯ НКГБ СОЮЗА ССР

тов. ФЕДОТОВУ

Об агентурно-оперативной работе по Сумской области

За время со 2 по 10 сентября 1943 года в г. Сумы и четырёх районах области, освобождённых от противника, арестовано 349 человек, в том числе: в Сумах - 90, Лебединском районе - 70, Тростянецком - 35, Ахтырском - 84, Шостенском - 80. [...]

2. КЛЮЧКО Кузьма Васильевич, 1911 года рождения, уроженец Ахтырского района, бывший член ВКП(б), до оккупации учитель.

В 1941 году, при отходе частей Красной армии, КЛЮЧКО Тростянецким Райкомом КП(б)У был оставлен в партизанском отряде.

С приходом немцев КЛЮЧКО был арестован гестапо, выдал весь партизанский отряд в количестве 15 человек, которые были повешены немцами, после чего был освобождён и ездил ловить партизан и советский актив в лесах Ахтырского и Тростянецкого районов.

При обыске у КЛЮЧКО изъяты документы, выданные немецкой полицией о том, что он является штатным работником фельдкомендатуры.

3. КУЛЬБАЦКИЙ Пётр Макарович, 1910 года рождения, до оккупации работал в пожарной охране [НКВД] г. Сумы, при немцах добровольно поступил в полицию и за активную работу был выдвинут на должность начальника Белопольской районной полиции.

В бытность его начальником полиции расстреляно до 80 человек коммунистов, партизан и советского актива.

КУЛЬБАЦКИЙ также показал, что он лично завербовал 10 человек агентуры.

4. ЛИТОВЧЕНКО Анастасия Даниловна, 1905 года рождения, украинка.

В июле 1942 года ЛИТОВЧЕНКО получила задание старшего полицейского БЕЛЯЕВА следить за появлением советских парашютистов.

Обнаружив скрывавшихся трёх советских парашютистов, выдала их полиции[...]

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ

БЕЗОПАСНОСТИ УССР

КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

(-) (САВЧЕНКО)

4 сентября 1943 г.

№ 338/ГБ

Г. Харьков

ВГАСБУ, ф. 16, оп. 2, д. 1, лл. 239-243. О. М.

121. ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ НАРКОМА ГБ УССР С. САВЧЕНКО ЗАМЕСТИТЕЛЮ НАРКОМА ГБ СССР Б. КОБУЛОВУ И ДР. О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РУССКОГО КОМИТЕТА И РОА НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ УКРАИНЫ

6 сентября 1943 г.

Т. Кобулову

Т. Судоплатову

Т. Коротченко - послано 3.9.43 г. № 256/гб

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

О деятельности "Русского комитета" и "Русской освободительной Армии" на оккупированной территории Украины

Из поступивших в наше распоряжение материалов известно, что германское командование, после ряда понесённых поражений зимой 1942-1943 гг., наряду с прочими мероприятиями по укреплению своего положения среди населения захваченных территорий и использования его для военных целей, значительно активизировало деятельность так называемого "Русского комитета".

[...]

Исходя из всех данных, имеющихся в нашем распоряжении о "Русском Комитете" и "Русской Освободительной Армии", мы делаем следующие выводы:

В планах немецких захватчиков "Русский Комитет" и, главным образом, "РОА", как реальная вооружённая вспомогательная для оккупантов сила, играет серьёзную роль.

Немцы оказывают "власовцам" самую активную помощь в вербовке в "РОА" военнопленных всех национальностей и местного населения оккупированных территорий.

Вся агитационно-пропагандистская работа "власовских" предателей, чрезвычайно вредная по своему содержанию, приняла за последнее время широкий размах и проводится под руководством оккупантов и их техническими средствами.

"Русский Комитет" и "Русская Освободительная Армия", основной костяк которых состоит из активных предателей, имеющих связи на нашей стороне, в условиях сегодняшнего дня, представляют определённую реальную силу, для борьбы с которой необходимо проведение ряда специальных мероприятий.

Нами намечены и проводятся в жизнь следующие мероприятия:

а) Подготовлена и направлена в Москву, для переброски в тыл противника, на базу партизанского отряда Героя Советского Союза тов. САБУРОВА, действующего в Житомирской области, оперативная группа "За родину", с задачей внедрения нашей агентуры в представительства "Русского Комитета" и воинские части "РОА", с целью разработки и разложения их.

б) В ближайшее время в тыл противника будет выведен подготовленный нами агент "ВАСИЛЕВСКИЙ" с целью внедрения в "РОА", выяснения местонахождения "Русского Комитета" и предателя ВЛАСОВА.

в) В начале сентября с.г. нами выводятся в тыл противника агенты- курьеры: "БАР", "МАТА" и "ГАНДЗЯ", коим даётся задание лично и через агентуру, к которой они идут на связь, добыть сведения о деятельности "Русского Комитета" и "РОА" в г. Киеве и других пунктах Украины.

г) Для реализации этих мероприятий, в составе 4 управления НКГБ УССР организовано специальное отделение.

д) Для получения информации, оперативным группам НКГБ УССР и 4-ым отделам УНКГБ дано задание опрашивать о деятельности "РОА" и "Русского Комитета" агентуру и лиц, выходящих из тыла противника, перебежчиков из частей "РОА" и военнопленных.

Обо всех вновь добытых материалах о деятельности "Русского Комитета" и "РОА" будем Вас своевременно информировать.

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ

БЕЗОПАСНОСТИ УССР

КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

(САВЧЕНКО)

6 сентября 1943 г.

№ 263/гб

Г. Харьков

Разослано:

Экз. № 1 тов. Кобулову № 2 Судоплатову № 3 в делах 4 управления

ВАСБУ, ф. 60, д. 83507, т. 1, л. 27,40-42. К. М.

122. ИЗ ЖУРНАЛА УЧЕТА БОЕВЫХ И ДИВЕРСИОННЫХ ДЕЙСТВИЙ ОТРЯДА ИМ. МОЛОТОВА О БОРЬБЕ ПАРТИЗАН С ПОЛИЦИЕЙ*

Записи до 10 октября 1943 г.

[...] 17.02.[19]43 г. группой в количестве 5 человек под командованием т. Филькова разгромлен полицейский уч[ас]ток в с. Жуклановка, Коростенского р[айо]на. Убито 5 полицаев и 1 немец. Захвачено 1 пулемет РДП, 12 винтовок и 1 СВТ[...]

[...] 26.02.[19]43 г. группой 12 чел[овек] под командой т. Пархоменко в с. Норинск, Овруч[ского] р[айо]на, уничтожено полицейский участок, где убит 1 немец, 3 полицая и сожжено казарменное здание вместе с боеприпасами. Захвачена 1 винтовка, 5 гранат Ф-1[...]

5.3. [19]43 г. группой 6 чел[овек] [под командованием] т. Бондарчукуа А. в с. Белокоровичи разгромлен полицейский участок, где убит комендант полиции и 5 полицаев. Взято 40 винтовок и 500 шт[ук] патронов[...]

18.3. [19]43 г. группа партизан в количестве] 25 человек под командованием командира отряда т. Арефьева в с. Дивлин разоружено и уиичтожено полицейский участок. Убито 9 немцев и 16 казаков. 18 казаков взято в плен. Взято 21 винтовку, 1 ручной пулемет словацкий, 400 шт[ук] патронов[...]

22.3. [19]43 г. группа партизан в количестве 50 чел[овек] под командованием ком[андира] отряда тов. Арефьева К.А. в с. Новые Веледники разгромила полицейский участок. Убито 2 немца и 25 полицаев. Захвачено трофеев: 14 винтовок, 1 тыс. штук патронов и 2 ручных гранаты. Здание, в котором находились немцы и полиция, взорвано и сожжено[...]

23.7. [19]43 г. [В] с. Топильня расстреляны: Ренькас Петр Сергеевич

- тайный информатор Лунинской жандармерии; Сычевский Кирилл, тайный староста, оставлен Лугинской райуправой для информации о месте нахождения партизан; Мящук Яков, завербован Белокоровичской жандармерией для информации о месте нахождения партизан; Лищук Максим, завербован Белокоровичской жандармерией для информации о месте нахождения партизан.

24.7. [19]43 г. В с. Чапаевка расстреляны: Демьянчук Василий, который держал беспрарывную связь с Белокоровичской жандармерией. В с. Мяколовичи был расстрелян Окладов Игнат, который [был] выпущен Коростенской жандармерией. На допросе признался, что получил задание пройти по селам Эмильчинского, Олевского, Лугинского р[айо] нов и узнать о месте нахождения партизан.

26.7. [19]43 г. В с. Белокоровичи расстрелян Жеревчук Петр Гаврилович, который [был] выпущен Белокоровичской жандармерией с задачей узнать о месте нахождения партизан[...]

23.10.[ 19]43 г. группой партизан [в количестве] 4 чел[овек] под командованием Пинчука Н.Ф. уничтожено все документы Белокоровичского оберлесничества и расстрелянооберлесничего Германчука Макара Яковлевича и тайного агента гестапо Туровского Анатолия[...]

ЦГАООУ, ф. 67, оп.1 , д.80, лл. 1,4-5,9,19. О. Р.

* Отряд входил в партизанское соединение Житомирской области им. Щорса под командованием С. Маликова.

123. ИЗ ПРИКАЗА КОМАНДИРА КОМЕНДАТУРЫ № 585 ТЫЛОВОЙ АРМЕЙСКОЙ ЗОНЫ О ПРОТИВОДЕЙСТВИИ ПОПЫТКАМ ПАРТИЗАН ИСПОЛЬЗОВАТЬ УЧАСТНИКОВ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ ФОРМИРОВАНИЙ

10 октября 1943 г.

К[омен]д[атура] тыло[вой]

А[рмейской]зо[ны №] 585 Пометка: 320. Ж[урнал] б[оевых]

I а д[ействий]

Штаб-квартира, 10.10.[19]43

Приказ № 42

[•••]

3. Вражеское влияние на добровольных помощников.

Советская разведывательная служба во всевозростающем объёме предпринимает попытки сделать пригодными для своих целей местных, действующих при немецких частях и учреждениях добровольных помощников (Hiwi), для чего она пытается их получить и задействовать в качестве

1. ) военных или иных разведчиков,

2. ) вербовщиков банд и их помощников,

3. ) саботажников и

4. ) вражеских пропагандистов.

Для противодействия этим попыткам, следует в будущем учитывать следующее.

Если существует подозрение, что неразрешённая отлучка или дезертирство добровольного помощника объясняется воздействием извне или его активностью для банд или советской разведслужбы, то это основание для основательной проверки этого подозрения, и посылке предусмотренного в этих случаях сообщения о розыске в будущем в шести, и уж в любом случае в пяти экземплярах в комендатуру № 585 армейской тыловой зоны.

В остальных случаях, когда хиви подозреваются в шпионаже, саботаже или вредительстве следует тотчас сообщать не только в близлежащие пункты т[айной] п[олевой] п[олиции] (если недоступны, то учреждения СД), но и безотлогательно - в тяжёлых случаях по телефону или телеграфу доложить ко[менданту] тыл[овой] з[оны] ар[мии].

В каждом случае нет необходимости придерживаться предусмотренного служебного пути (например, местная комендатура - полевая комендатура - высшая полевая комендатура). В высшие инстанции уведомлять одновременно с сообщениями ко[менданта] т[ыловой] з[оны] ар[мии].

(Подпись)

Распространено

По списку

ФЛ-ВЛ, Ф. RH 23, д. 327, л. 79. О. М. Н. я.

124. УКАЗАНИЯ НАРКОМА ГБ УССР С. САВЧЕНКО НАЧАЛЬНИКАМ ОБЛАСТНЫХ УПРАВЛЕНИЙ НКГБ ПО ВЫЯВЛЕНИЮ АГЕНТУРЫ ГЕРМАНСКОЙ ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ

19 октября 1943 г.

НАЧАЛЬНИКУ УПРАВЛЕНИЯ НКГБ

по обл.

^ГОСБЕЗОПАСНОСТИ

тов.

гор.

Управление НКГБ по Харьковской области в результате проведенных агентурно-следственных мероприятий, в гор. Барвенково выявлен

пункт немецкой военной разведки, действовавшей под прикрытием тайной полевой полиции ("ГФП")

Установлено, что работники этого разведпункта, находясь на полугласном положении, вели разведывательную работу, проводя вербовки агентуры из числа военнопленных Красной армии и гражданского населения, которую перебрасывали через линию фронта в наш тыл. В тесном контакте с отделением "ГФП" этот разведпункт выполнял и контрразведывательные функции.

Личный состав разведпункта состоял из предателей в прошлом советских граждан, различных кавказских национальностей. К работе разведпунктом привлекались дети в возрасте 12-14 лет и девушки-подростки 14-16 лет.

Настоящие фамилии сотрудники разведпункта тщательно скрывали и были известны окружающим, в том числе и агентуре, только под вымышленными кличками.

Работники разведпункта лично неоднократно переходили линию фронта в тыл Красной армии для выполнения особо важных разведывательных заданий.

Руководство пунктом осуществлялось разведорганом дислоцировавшимся в г. Краматорске, откуда для инструктажа периодически приезжали офицеры немецкой разведки.

Особого внимания заслуживают установленные методы работы разведпункта, главным образом, тщательный подбор, подготовка и осуществление вербовки агентуры.

Работник разведпункта, переодевшись в гражданскую одежду, под видом попавших в окружение военнослужащих Красной армии или партизан, выявляли подходящие для вербовки кандидатуры, а затем путем компрометации, шантажа или ареста, понуждали последних к работе на немцев.

Наряду с этим, подбирались специальные агенты-наводчики, которые обрабатывали намеченных на вербовку лиц для использования их разведпунктом.

Руководитель разведпункта "СТАРИК", с целью перепроверки подготовляемого к вербовке "X", переодевшись в рваную одежду, явился на квартиру местного жителя, где в то время находился "X" и, "открывшись" им, как партизан, предложил вступить в партизанский отряд. На второй день после этого, "X" был арестован за связь с партизанами и подвергался допросам этим "СТАРИКОМ", а впоследствии им же был завербован.

Разоблаченный агент разведпункта "Щ", являясь наводчиком, предварительно обрабатывал и подготовлял к вербовке намеченные им кандидатуры, вербовку которых впоследствии формально завершали офицеры "ГФП".

Вербовка агентуры проводилась самими сотрудниками разведпун- кта, а иногда в отделении "ГФП" совместно с его офицерами.

После вербовки агентура тщательно инструктировалась по разведывательной работе, а затем перепроверялась через агентуру украинской полиции и "ГФП".

В этих целях завербованной агентуре давались задания провокационного характера по контрразведке и лишь после изучения, проявленных способностей, наиболее подходящие отбирались для заброски в тыл Красной армии. Не могущая быть использованной агентура развед- пунктом передавалась в отделение "ГФП" для выполнения заданий контрразведывательного характера.

После вербовки агента "Т" ему было дано задание под видом железнодорожника явиться на кожзавод и склонить директора завода на незаконную сделку - обмен кожи на мед.

После этого "Т" было дано задание направиться в одно из сел и разыскать там женщину, которая, якобы снабжает партизан продуктами, поселиться у нее, войти в доверие и выдать себя за партизана, установить связь с действующим партизанским отрядом.

Перед переброской через линию фронта для выполнения заданий в тылу Красной армии с агентурой тщательно разрабатывался маршрут по карте и последняя экипировалась в гражданскую одежду или форму военнослужащих Красной армии с погонами и знаками различия.

Ориентируя о вышеизложенном, предлагаю в агентурно-оперативной работе и следствии по делам арестованной агентуры "ГФП" и украинской полиции добиваться выявления и разоблачения из их среды агентов германской военной разведки.

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ

БЕЗОПАСНОСТИ УССР

КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ -

(-) (САВЧЕНКО)

19 октября 1943 года

№ 498/гб

гор. Харьков.

ВАСБУ, Ф. 16, оп. 2, д. 2, лл. 129-131. О. М.

125. УКАЗАНИЯ НАРКОМА ГБ УССР С. САВЧЕНКО

НАЧАЛЬНИКАМ ОБЛАСТНЫХ УПРАВЛЕНИЙ НКГБ

О ПРОТИВОДЕЙСТВИИ АГЕНТУРЕ, ЗАСЛАННОЙ ПРОТИВНИКОМ В ХОДЕ ОПЕРАЦИИ "ЦЕППЕЛИН"-

30 октября 1943 г.

НАЧАЛЬНИКУ УНКГБ

по

тов.

гор.

О деятельности германского разведывательного органа

"ЦЕППЕЛИН" на Украине

НКГБ УССР располагает данными, что на территории Украины действует сеть филиалов немецкого разведывательного органа "ЦЕППЕЛИН", проводящих активную разведывательную работу в нашем тылу и контрразведывательную на временно еще оккупированной территории.

По имеющимся в нашем распоряжении материалам центральный штаб этого органа находится в Берлине при райхсфюрере (имперском руководителе) СС и непосредственно возглавляется подполковником или майором германской армии - доктором ГРИФЕ.

Распространяя свою деятельность на всем протяжении Советско- Германского фронта, "ЦЕППЕЛИН" в целях конкретизации руководства разведывательной работой, на основных направлениях при южной, центральной и северной группировках немецких войск, создал, так называемые, главные команды "ЦЕППЕЛИН".

Главная командера "ЦЕППЕЛИН" при южной армейской группировке, действующей, в основном, на территории Украины, по имени ее руководителя - майора германской армии, доктора РЕДЕР.

"Штаб Редер" до последнего времени дислоцировался в городе Осипенко (Бердянск), Запорожской области, на территории Зеленхоза, по улице Подгорной №-144. После изгнания немцев из города Осипенко, "Штаб Редер" эвакуировался, по непроверенным данным, в город Зандберг (Германия).

Под руководством главной команды "Штаба Редер" на территории Украины действует несколько филиалов разведоргана "ЦЕППЕЛИН", установлено, что "Штабу Редер" подчинены:

1. Разведывательная группа "Аусенштелле-Эрнест", или "доктор Эрнест", возглавляемая майором германской армии - доктором ЭРНЕУСТ, дислоцировавшаяся до изгнания немцев в городе Ворошиловске Ворошиловградской области.

2. Контрразведывател^нцй отряд № 304, дислоцировавшийся в городе Сталино по улице 5-я Александровка, дом № 128.

3. Разведывательная группа "Мельдекопф-Фальке" или "группа ТАННА", возглавляемая Зондерфюрером - оберлейтенантом германской армии ТАНН, дислоцировавшаяся до отступления немцев из Донбасса в городе Дебальцево, Сталинской области, ул. Водораздельная, дом № 85.

Из числа руководящего состава филиалов "ЦЕППЕЛИНА", действующих на Украине, известны:

РЕДЕР - майор германской армии, руководитель главной команды "ЦЕППЕЛИН" - "Штаб Редер", лет 35-37.

КЛЯЙНЕРТ - майор германской армии, заместитель РЕДЕРА по хозчасти, 40-45 лет.

ФЯННЕ - капитан, начальник штаба, руководитель школы разведчиков при "Штабе Редер", 50-55 лет, ранее жил в России. Учился в Петербурге, некоторое время проживал в Финляндии.

ЭРНСТ - майор германской армии, руководитель разведоргана "Аусенштелле Эрнст", лет 40.

ТАНН - Александр Артемович, 1901 года рождения, руководитель разведоргана "Мельдекопф-Фальке", в 1936-37 г.г., якобы, работал в Германском посольстве в Москве.

ЧЕРЕВАТЕНКО Михаил Андревич, кличка "Куно", 32 лет, уроженец города Полтавы, до отечественной войны проживал во Львове, немецким командованием за успехи в разведработе против СССР награжден "Железным крестом".

АНИСИМОВ Борис Петрович в звании капитана немецкой армии, руководитель контрразведывательного отряда № 304. В июле 1943 года был отозван и заменен лейтенантом по имени Отто.

Преследуя основную цель - заброску в наши тылы квалифицированной агентуры, разведчиков, радистов и террористов "Штаб Редер", наряду с использованием разведкадров, подготовленных у германских городах "Аушвиц и Вайсмарк в специальных школах, функционирующих при лагерях военнопленных, имеет свою сеть краткосрочных курсов, базой для которых служат лагери военнопленных, находящиеся в прифронтовой полосе.

Установлено, что филиалы главной команды "ЦЕППЕЛИН", сообразно поставленным перед ними задачами центральным штабом, имеют различное направление в своей практической работе.

Главная команда "ЦЕППЕЛИНА" - "Штаб Редер" в период наступления немецких войск на Кавказе, в основном, вела работу по заброске разведчиков-парашютистов и террористов в глубокие тылы Красной армии на территорию Кавказских и Среднеазиатских республик, а позднее на территорию освобожденных областей Украины. Кадры разведчиков снабжались различными фиктивными документами, применительно к условиям из разведывательной работы.

В г.г. Таганроге, Славянске, Керчи и Харькове "Штаб Редер" имел ряд филиалов, носивших название "Наружные команды", которые заброской агентуры в наши тылы самостоятельно не занимались, ограничиваясь в своей практической деятельности допросами военнопленных и перебежчиков, сбором советского обмундирования, документов, печатей, бланков различных советских учреждений.

Разведку ближних тылов Красной армии, дислоцирования частей и соединений и системы обороны наших войск осуществляла через свою агентуру разведывательная группа "Аусенштелле-Эрнст".

Базой для вербовки разведчиков, перебрасываемых "Доктором Эрнст", в основном, служили жители прифронтовой оккупированной зоны, а равно военнопленные, содержавшиеся вблизи расположенных лагерях, главным образом, из кавказских национальностей. Завербованные лица предварительно обучались на краткосрочных курсах вопросам разведки и диверсии.

Группа "Аусенштелле Эрнст" имела также массовую агентурную сеть по выявлению коммунистов, комсомольцев и советских активистов.

Преследуя основную цель контрразведки по выявлению агентуры и парашютистов-разведчиков, забрасываемых нами в тыл враг, разведывательный отряд № 304 вел и разведывательную работу в близких тылах Красной армии, забрасывая за линию фронта свою агентуру, приобретенную из числа военнопленных Красной Армии и т. н. добровольческой "Русской Освободительной Армии".

Вся практическая деятельность группы "Мельдекопф-Фальке", возглавляемая ТАННОМ сводилась к выявлению советских разведчиков и партизан, их перевербовке и дальнейшему использованию в интересах германской разведки.

Агентура группы ТАННА в большинстве своем состояла из перевербованных им из числа переброшенных в тыл противника советских разведчиков, окончивших различные разведывательные школы Советского Союза.

Группа ТАННА оперируя, в основном, в прифронтовой полосе, периодически меняла места своей дислокации: с июня 1942 года по январь 1943 г. она находилась в городе Старобельске, во время зимнего наступления Красной Армии передислоцировалась в г. Харьков, а затем в Киев.

В Харькове группа размещалась по Пушкинской улице в доме № 19.

В Киеве группа ТАННА находилась с февраля по май 1943 года и размещалась на Институтской улице, дом № 19, кв. 12.

Из Киева ТАНН, вместе с офицерами и агентурой, перебазировался в Таганрог, а затем в Дебальцево, Сталинской области, где проводил свою работу под вывеской "Отдел борьбы со спекуляцией". г

Главной Командой "ЦЕППЕЛИН" - "Штабом Редер" в г. Осипенко за период июль-август 1943 года разновременно переброшены в наш тыл не менее четырех разведывательных групп в числе 18-20 разведчиков.

Все переброшенные агенты-разведчики были одеты в гражданскую одежду и снабжены на вымышленные фамилии паспортами, трудовыми книжками, военными билетами, оружием, крупными суммами денег.

Как установлено, фиктивные документы для агентов, забрасываемых в наш тыл, изготовлялись "Штабом Редер" и группой "Аусенштелле- Эрнст".

Управление НКГБ по Запорожской, Сталинской в Ворошиловградской областей, имея в своем распоряжении ряд данных

об активной разведывательной работе "ЦЕППЕЛИНА" и его филиалов к должному изучению его практической деятельности и выявлению забрасываемой и оставленной со специальными заданиями агентуры еще не приступили.

УНКГБ по Запорожской области, на территории которой дислоцировалась главная команда "ЦЕППЕЛИНА" - "Штаб Редер", возглавлявший работу всех филиалов разведывательного органа, действовавших на территории Украины, до сих пор не выявило и не разоблачило ни одного агента этого разведывательного органа.

УНКГБ по Харьковской области, на территории которой дислоцировались "Наружная Команда" - "Штаб Редер" и разведывательная группа ТАНА до сих пор не развернуло агентурно-оперативной работы по разработке этих разведывательных органов.

В целях активизации работы по розыску и аресту забрасываемой в наш тыл и оставленной агентуры "ЦЕППЕЛИНА", а также всестороннего изучения практической деятельности его филиалов на Украине,

ПРЕДЛАГАЮ:

Всю работу по розыску забрасываемой в наш был и оставленной при отходе немецких войск агентуры германского разведывательного органа "ЦЕППЕЛИН", а также всестороннего изучения практической деятельности его филиалов, действующих на территории Украины, вести формированными темпами, проведя в этих целях необходимые целевые вербовки.

2. Выявленную агентуру "ЦЕППЕЛИНА" немедленно подвергать аресту и квалифицированному допросу о практической деятельности и о деятельности всего разведывательного органа и известной ей агентуры противника.

Следственную проработку использовать для приобретения розыскной агентуры.

3. Лиц, подозреваемых в связях с разведорганом "ЦЕППЕЛИН" брать на оперативный учет, и обеспечивать быстрой и качественной агентурной разработкой.

4. Тщательно изучить связи официальных работников "ЦЕППЕЛИНА" среди местного населения, выявить квартиры, которые они посещали. Насадить среди этой категории лиц свою агентуру, учитывая возможности создания явочных квартир для забрасываемой противником агентуры.

5. Для разработки связей работников "ЦЕППЕЛИНА" и розыска оставленной и оставшейся на освобожденной территории его агентуры, завести в Отделах УНКГБ агентурное дело "ДИРИЖАБЛЬ", разработка которого ведется централизованно по всей Украине.

6. Всем УНКГБ по агентурному делу "ДИРИЖАБЛЬ" не реже одного раза в месяц информировать 2 Управление НКГБ УССР о всех вновь добытых данных по выявленной агентуре "ЦЕППЕЛИНА" и практической деятельности его филиалов, действовавших на территории Украины.

Превую докладную записку представить к 15 октября 1943 года.

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УССР

КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

(-) САВЧЕНКО

№573/26

30 октября 1943 года.

гор. Харьков

ВГА СБУ, Ф. 16, оп. 2, д. 2, лл. 170-179. О. М.

126. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ОСОБОГО ОТДЕЛА 2-Й ВИННИЦКОЙ ПАРТИЗАНСКОЙ БРИГАДЫ ИМ. СТАЛИНА О РАССТРЕЛЕ ПЛЕННЫХ ПОЛИЦЕЙСКИХ

18 ноября 1943 г.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

1943 г., ноября 18 дня, я, начальник ОО 2-й партизанской бригады им. Сталина Михайлов рассмотрел агентурно-следственный материал на группу работников Дашевской полиции.

НАШЕЛ:

Особый отдел располагал материалом, что некоторые работники Дашевской полиции являются тайными агентами Дашевской дан- жармерии "СД", ведут активную борьбу с партизанами, с невинным населением, за что награждались фашистскими орденами. В результате операции, проведенной ^ртиазнским полком "За Родину" в ночь на 16 ноября с[его] г[ода], личный состав Дашевской полиции был обезоружен и захвачен в плен, в числе которых были арестованы и првлечены к следствию Захарчук, Беда Александр, Задорожный и Шмигора.

Следствием установлено, что:

Захарчук, уроженец с Западной Украины, до освобождения части польской территории Красной Армией проживал в 8-ми км от советско- польской границы, в 1908 г. нелегально совершил переход гр[ани]цы с контрабандской целью, за что арестовывался органами пограничной охраны, содействовал в нелегальных переходах гр[ани]цы

Своему дяде, Гапнюк Дмитрию, ныне проживающему в Днепропетровске, с приходом красных систематически нарушал госгра- ницу с той же целью. Будучи антисоветски настроен за раскулачивание своего отца вступил в ОУН с целью активной борьбы с советской] властью, а с началом войны, как член ОУН, добровольно изъявил согласие работать в полиции, где работал до своего пленения в качестве нач[альника] дашевской полиции, одновременно являясь тайным агентом Дашевской жандармерии "СД".

Из его же показаний видно, что он активно работал как начальник полиции и агент "СД" по борьбе с партизанами и мирным населением, руководил и непосредственно участвовал в расстрелах ни в чем неповинного мирного населения и регулярно информировал жандармерию об антифашистки настроенных лицах, за что награжден фашистским орденом.

Беда, добровольно вступил в полицию весной 1942 г., где работал до момента его пленения, одновременно являлся тайным агентом Дашевской жандармерии "СД". Из его же показаний установлено, что им убит пятью выстрелами один из организаторов партизанского движения т. Калашников; участвовал в систематических облавах и засадах на партизан, непосредственно участвовал с Задорожным в поимке 4-х партизан в Хвылях и регулярно информировал жандармерию "СД" об антифашистски настроенных лицах, за что был награжден фашистским орденом.

Задорожный^ добровольно вступил в полицию в конце 1941 г., где работал до пленения, одновременно являясь тайным агентом Дашевской жандармерии "СД", информировал о всех антифашистских проявлениях со стороны населения: Из его же показаний установлено, что он вел активную борьбу с партизанами, принимал участие в облавах и засадах на партизан, по его инициативе и им лично были пойманы 4 партизана в Хвылях. Вместе со Шмйгорой, будучи на облаве в совхозе возле Купченец, задержал скрывавшегося в скирде партизана и там же его расстреляли, за что был награжден фашистским орденом.

Шмигора, добровольно вступил в полицию в октябре 1941 г., где работал до его пленения. Из его же показаний установлено, что [он] добровольно принял участие по задержанию жандармерией и повешению 2-х парти[ийных] работников в Дашеве на базаре, доставленных из Оратовского р[айо]на. Вместе с Задорожным, будучи на облаве в совхозе возле Купченец задержали скрывавшегося в скирде партизана и там же [его] расстреляли. За все время работы в полиции активно боролся с партизанами и их семьями и с мирным населением, проявлявшим антифашистские настроения.

Все в предъявленом им обвинении признали себя виновными. На основании изложеного ПОЛАГАЛ БЫ:

Захарчука Харитона Ефимовича, 1905 г. рожд[ения], ур[оженца] г. Новороссийска, украинца, члена ОУН, служившего в польской армии и в фашистской полиции, дезертира РККА, имевшего брата, служившего в немецкой армии,

Беду Александра Лукьяновича, 1913 г. рожд[ения], уроженца с. Канталина, Дашевского р[айо]на, украинца, безпартийного, в РККА не служившего, полицейского,

Задорожного Ивана Павловича, 1910 г. рожд[ения], урож[енца] с. Китайгород, Дашевского р[айо]на, украинца, безпартийного, бывшего военнопленного, полицейского,

Шмигору Ивана Владимировича, 19131 г. рожд[ения], ур[оженца] с. Хримовка, Дашевского р[айо]на, украинца, бывшего военнопленного, полицейского,

Как активных проводников фашистской кровавой политики, врагов советского народа и родины РАССТРЕЛЯТЬ.

Начальник

0[собого] о[тдела] 2-й партизанской бригады

им. Сталина (Михайлов)

(Рыбаченко)

(Майданюк)

(Герасименко)

СОГЛАСНЫ:

Командир полка "За Родину" Комиссар полка "За Родину"

УТВЕРЖДАЕМ:

Командир

2-й партизанской бригады им. Сталина Комиссар

2-й партизанской бригады им. Сталина (Медынский)

Приговор приведен в исполнение 18.11.1943

Начальник ОО (Михайлов)

ЦГАООУ, ф. 116, on. 1, д. 7, лл. 66-66 об. О. М.

. 127. ИЗ ОТЧЕТА ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА ИМ. БОГУНА ЧЕРНИГОВСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. ПОПУДРЕНКО О БОРЬБЕ С ПОЛИЦИЕЙ И ДРУГИМИ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТАМИ

14 декабря 1943 г.

[...] Уничтожение врагов Родины.

Все время отряд занимался изучением обстановки, проводил ежедневную разведку о противнике и доносил вышестоящим партизанским организациям, а также занимался вопросами вылавливания и уничтожение врагов Родины.

Расстреляно: старост - 4, полицейских и казаков - 17, шпионов - 17, немцев - 8.

Работа отряда по разложению немецкой власти: а) нами разложены следующие полицейские станы: Бречь, Домашлин, Киселевка, Сахутовка, Величковка, Бендеровка, Матвеевка, Чернотечи, Волынка, Лавы, Хотеевка, Савиики, Милейки, Олынаное и др., причем Волынский, Киселдевский и Величковский [полицейские] станы во главе с их руководителями захвачены живым и главари их с некоторыми полицейскими расстреляны.

Также отрядом разложены фельдкомендатура райцентра. Мены и все 25 чел[овек] во главе с командиром взвода, обер-лейтенантом, приняты в отряд сов сем их вооружением. Также частично [была] разложена Сосницкая [районная] полиция - жандармерия и принято в отряд 20 человек с их вооружением. Отряд вел разлагающую работу среди казаков- власовцев, в результате чего в отряд [их] принято [с] вооружением в количестве 62 человека. Также принято в отряд из разложенных полицейских станов 12 человек полицейских [...]

Командир отряда им. Богуна (Бочаров)

Комиссар отряда (Жема)

14.12.1943 г.

ЦГАООУ, ф. 94, on. 1, д.4, лл. 2-2 об. О. Р.

* Отряд входил в состав Черниговского соединения им. Попудренко.

128. ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА

ГБ УССР ЕСИПЕНКО НАРКОМУ ГБ СССР В. МЕРКУЛОВУ И ДР. О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БУРГОМИСТРА Г. СВАТОВО А. ЕРМОЛЕНКО В ПЕРИОД ОККУПАЦИИ

17 января 1944 г.

ЗАПИСКА ПО ВЧ МОСКВА НКГБ СССР

тов. МЕРКУЛОВУ тов. КОБУЛОВУ тов. Федотову

ПЯТИДНЕВНАЯ СВОДКА № 24 о ходе очистки освобождённой от немецких оккупантов территории УССР

[...] ЕРМОЛЕНКО Александр Николаевич, 1904 г. рождения, уроженец села Барсуков-Хутор Остерского района Черниговской области, украинец, беспартийный. С 1926 по 1930 г. работал участковым уполномоченным Могилёв-Подольского погранотряда и Нежинского Окротдела ГПУ. В 1930 г. судм по ст.ст. 97 и 101 УК УССР к 4-м годам лишения свободы. До оккупации - председатель колхоза в Нижне- Дуванском районе. При отступлении немцев бежал из г. Сватово и проживал в селе Трусы Черниговской области, где работал счетоводом колхоза.

Следствием установлено, что ЕРМОЛЕНКО, оставшись на оккупированной территории, в июле 1942 г. немцами был назначен заместителем бургомистра гор. Сватово, затем был начальником управления охраны порядка, а позже начальником районной полиции.

ЕРМОЛЕНКО по личной инициативе создал из изменников украинскую сотню, при помощи которой провёл большую предательскую работу по борьбе с партизанами и советскими активистами. Кроме того, создал широкую сеть тайных агентов, работой которых руководил.

Следствие по делу ЕРМОЛЕНКО продолжается. Приняты меры к розыску и аресту агентуры, прошедшей по его показаниям[...]

ЗАМЕСТИТЕЛЬ] НАРОДНОГО КОМИССАРА

ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УССР - ПОЛКОВНИК ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

(-) (ЕСИПЕНКО)

г. Харьков ег/2

ВГАСБУ, ф. 16, on. 1, д. 9, лл. 20-21. О. М.

129. ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА ГБ УССР ЕСИПЕНКО НАРКОМУ ГБ СССР В. МЕРКУЛОВУ И ДР. О ЛИКВИДАЦИИ ЛЖЕПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА В ПУТИВЛЬЙКОМ РАЙОНЕ СУМСКОЙ ОБЛАСТИ

25 января 1944 г.

ЗАПИСКА ПО "ВЧ"

МОСКВА НКГБ СССР

тов. МЕРКУЛОВУ тов. КОБУЛОВУ тов. Федотову

ПЯТИДНЕВНАЯ СВОДКА № 26 о ходе очистки освобождённой от немецких оккупантов территории УССР

[...]Управлением НКГБ Сумской области вскрыта и ликвидирована лжепартизанская группа. По делу арестовано 7 человек, в том числе: НОСЕНКО Евгений Алексеевич, 1913 г. рождения, уроженец г. Чернигова, украинец, со средним образованием. До оккупации - преподаватель физкультуры педшколы в г. Путивле. При немцах - начальник участковой полиции Путивлъского района Сумской области.

КЛЮЕВ Василий Петрович, 1916 г. рождения, русский, с высшим образованием, быв.кандидат в члены ВКП(б). В период оккупации

- полицейский.

Следствием установлено, что НОСЕНКО по заданию немецкой разведки организовал из числа полицейских лжепартизанскую группу для проведения шпионской и террористической работы в партизанских отрядах и проникновения в тыл Красной армии в разведывательных целях.

НОСЕНКО провёл также большую работу по приобретению агентуры для выявления советских парашютистов.

По показаниям НОСЕНКО нами арестовано 9 агентов.

Приняты активные меры к розыску и аресту вражеской агентуры, прошедшей по показаниям обвиняемых[...]

ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (7

УССР - ПОЛКОВНИК ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (-) (ЕСИПЕНКО)

25 января 1944 г.

Г. Харьков

ег/2

ВГАСБУ, Ф..16, on. 1, д. 9, лл. 34-35.0. М.

130. ИЗ ОТЧЁТА О ПАРТИЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ РАБОТЕ В ЖИТОМИРСКОЙ ПАРТИЗАНСКОЙ ДИВИЗИИ ИМ. ЩОРСА И ОРГАНИЗАЦИИ АГЕНТУРНОЙ РАЗВЕДКИ

После 10 апреля 1944 г.

ПАРТИЙНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ РАБОТА В ОТРЯДАХ

ОБ ОРГАНИЗАЦИИ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ В СОЕДИНЕНИИ

В начале организации соединения, т.е. в ноябре 1942 года, когда группа тов. Маликова была брошена в тыл противника на территорию Житомирской области, разведывательная работа осуществлялась непосредственно участниками группы и бойцами партизанского отряда тов. Потуржанского, с которой мы соединились после приземления.

Первое время свою разведывательную работу мы нацеливали на приобретение широких связей среди населения, изучение гарнизонов противника, дислоцирующегося в районе деятельности нашей группы, изучение методов борьбы противника с партизанами и занимались разведкой на охранение групп, т. е. следили за карательным отрядами и подразделениями противника, которые оккупационные властй посылали на подавление партизан.

Наряду с этим, наша группа вела разведку на Красную армию.

Наша малочисленность первое время не позволяла развернуть широкой разведывательной работы, поэтому вначале мы занимались в основном приобретением связей, которые можно было бы использовать для сбора разведданных, а затем наиболее деятельных и боевых вовлечь в партизанские отряды.

РАБОТА СО СВЯЗНЫМИ-РАЗВЕДЧИКАМИ

В ноябре месяце 1942 года в Житомирской области партизанские группы были малочисленны, слабо вооружены и подчас небоеспособны. Противник, зная, что в условиях лесной местности могут собираться советские патриоты и вести борьбу против оккупантов, во всех лесных селах насадил администрацию, полицию, гласных и негласных агентов-провокаторов. Партизанам трудно было показываться в селах, передвигаться из одного места на другое, значит и подбирать себе место, которое можно было бы использовать, как базу, куда могли бы собираться советские люди и организовываться для борьбы с немцами.

В целях обеспечения себе условий, необходимых для боевой работы в населенных рунктах, мы приобретенные связи нацеливали на выявление тайных полицейских в селах и агентов-провокаторов.

Собрав подробные данные о фашистской администрации о полицейских, агентуре противника, мы приступили к ликвидации этих немецких пособников. На основании данных связных были очищены от предателей села: Перга, Юстинбург, Рудня Хочинская, Рудня Замысловичская, Замысловичи, Шебедиха, Олевского района; Топильня, Жеревцы, Рудня Жеревецкая, Бобричи, Колония Бобричи, Степановка, Красная Волока, Мяколовичи, Осова, Макаковка Лугинского района; Переброды, Новая Рудня, Усово, Кованка, Червонка, Прибытки, Словечанского района.

За этот период - ноябрь-декабрь месяцы 1942 года нашими партизанскими группами уничтожено свыше 120 предателей (полицейских, старост, не желающих помогать партизанам и агентуры противника).

После расчистки сел от предателей наши отряды пополнились за счет местного населения, которое уже не боялось, что их семьи будут преданы немецко-фашистским захватчикам. Наряду с этим, нами часть лиц, работавших на немцев, были перевербованы с задачей помогать партизанам в ведении разведки, сборе продовольствия, а иногда и в боевых операциях.

К концу 1942 года наши группы выросли в отряды, и было сформировано соединение численностью до 310 человек, это позволило нам организовать разведывательную работу шире и глубже.

В декабре месяце 1942 года тов. Прокопенко А.В. выезжает в юго- западную часть Коростенского района и приобретает там связных и агентуру, которая работала на нас в селах: Бондаревка, Охотовка, Красноставье.

Семь связных и четыре агента, один из них фельдшер с. Охотовки Лишук, псевдоним "Кушель", сразу же был использован нами по организации биодиверсий и разведывательным рейсам. Так же заслуживает внимания своей хорошей работой наши агенты:

Башева Галина, жительница г. Новоград Волынск, наш агент "Зинаида", с ней поддерживалась связь через партизанку отряда "За победу" тов. Выговскую Анну Алексеевну., /)

Гаврушкевич - рабочий Овручского леспромхоза, наш агент "Лесной".

Ковальчук Устима - учительница Пержанской начальной школы, наш агент "Настя".

Любиченко Сергей Охримович - железнодорожный рабочий ст. Белокоровичи, наш агент "Шило".

Крачан Мария - жительница ст. Белокоровичи, сначала агент, а затем резидент "Галка".

Мазур Ефросиния - жительница с. Оленичи, наш агент "Маруся", впоследствии перешла в отряд и работала в развед[ке] п[артизанского] о[тряда] "За победу".

Михайлов Жорж - наш рядовой агент "Григорий".

Из работы наших агентов можно отметить такие характерные моменты:

Агент "Кушель" в г. Коростене отравил тифозными бациллами два колодца, расположенные в районе военного городка, где помещались немецкие солдаты, затем систематически передавал ценные разведывательные данные партизанскому отряду им. Котовского нашего соединения. В свое время был забран в Германию, по дороге бежал, арестовывался СД, однако на следствии о своих связях с партизанами никаких показаний не дал, что перекрыто через другую агентуру.

Находившаяся в с. Перга агент "Настя" провела большую работу в селе по вовлечению жителей в партизанские отряды из числа обработанных ею 16 чел. вступили в партизанский отряд "За победу", кроме того часть людей была передана в соединение партизанских отрядов Буденного. "Настя" неоднократно ходила в гор. Олевск и доставляла ценные данные о противника, помогала нам установить связи с советски настроенными людьми, работавшими в райуправе и других учреждениях г. Олевска.

Агент "Маруся" помогла приобрести нам ценного агента из числа лиц, находящихся на службе в Овручском СД, неоднократно сама посещала Овруч и доставляла ценные разведданные.

Агент "Шило", работавший на железной дороге, будучи вхожий на ст. Белокоровичи, неоднократно изымал и доставлял партизанам расписание поездов с грузами, движущихся по железной дороге Коростень-Сарны, много поработал при подготовке налета на ст. Белокоровичи.

Наш рейдовый агент "Григорий" неоднократно выезжал для ведения разведки в г. Житомире, Киеве, Новоград Волынске, причем свое данные он доставлял быстро, не задерживая, и другие.

К началу 1943 года перед нашей разведкой были поставлены новые задачи, которые сводились к следующему:

Детальное изучение гарнизонов противника в районе дислокации наших отрядов, а также городах Овруче, Коростене, Олевске, Новоград- Волынске и Житомире.

Изучение экономики на территории Житомирской области и предприятий, работающих на немцев.

Пропускная способность железных, шоссейных и грунтовых дорог, используемых противником на территории области.

Что противник везет на фронт и с фронта.

Мероприятия немцев против партизан, структура карательных органов противника.

Методы вербовки агентуры у противника, какие органы этим занимаются и другие задачи.

К началу 1943 г. мы имели 56 человек связных-разведчиков и до 15 агентов, способных проникнуть в расположение гарнизонов противника, органов его управления и полицию. (Списки наиболее активных связных-разведчиков нашего соединения в деле).

О РЕЗИДЕНТУРАХ

В целях постоянного наблюдения за жизнью гарнизонов противника, изучения работы ж. д. узлов, выявления провокаторов нами было создано до 10 резидентур в городах: Овруче, Коростене, Житомире, Новоград-Волынске, Олевске, Эмильчино и других местах.

Коростеньская резидентура - в гор. Коростене с нашим соединением поддерживало связь свыше 20 человек разведчиков. Эта связь осуществлялась через рейдового агента "Григория", возглавлял Коростеньскую группу рабочий железнодорожного депо - Калиновский.

Резидентура в Коростеньской МТС - группа разведчиков Коростеньский МТС насчитывала 8 человек, возглавлял группу наш агент ("Мишка грузин"), который был убит солдатами охранного отряда Лугинской жандармерии. Группа МТС провела операцию, в результате которой были сожжены все трактора, находившиеся в МТС, склад горючего и запасы сена.

В апреле 1943 года указанная группа влилась в партийное подполье гор. Коростень.

Овручская резидентура - в гор. Овруче наше соединение имело агентуру в МТС, Леспромхозе, Отрсткомендатуре, полиции, тюрьме и СД. Связь с агентурой, работающей по г. Овруч осуществляли разновременно: наш квалифицированный агент "Маруся", агент "Сажень"

- Тышенко Арсений Дмитриевич и Гавручкевич.

Агент Овручской резидентуры "Сажень" в августе месяце 1943 года с двумя обработанными им полицейскими вывел из гор. Овруча 12 человек вооруженных полицейских, за городом отобрал у них оружие и расстрелял, отобранное оружие "Сажень" доставил в партизанский отряд им. Молотова.

Новоград Волынская резидентура - в гор. Новоград-Волынске насчитывалось до 20 агентов-разведчиков, содействовавших нашим отрядам и приобретении вооружения и выводе людей в партизанские отряды. Особенно сильиая группа была на станции Новоград-Волынск. Станционная группа помогла партизанскому отряду им. Чапаева отцепить от воинского состава один вагон с винтовками, разгрузить его и доставить винтовки в отряды.

Деятельность Новоград-Волынской группы направлялась через резидента "Валю" - Бышеву Галину. С "Валей" первое время поддерживала связь партизанка-разведчица Выговская Анна Алексеевна, а затем партизанский отряд им. Чапаева.

Гор. Житомир - в г. Житомире мы имели три резидентуры, которые были расставлены следующим образом:

Резидентура в Житомирской генералкомиссариате:

Из числа советских патриотов, устроившихся на работу в аппарат Житомирского генералкомиссариата, нами через Протасевича Григория Семеновича была приобретена группа разведчиков численностью до 15 человек, группа помогала доставать нам необходимые документы, собирала ценные разведданные, доносила о готовящихся немцами политических мероприятиях.

Протасевич Г.С., кличка "Дуб" работал нач[альником] Аптекоуправления, т.е. заместителем шефа медицинского управления Житомирского генерального округа. Летом 1943 года был предан пробравшимся в резидентуру провокатором. Как установлено нами, Протасевич и Першин расстреляны гестапо.

Резидентура Житомирской полиции и Штрало:

В середине 1943 года нами была установлена связь с бывшим военнослужащим интендантом 2 ранга Тышкевичем Иосифом Владимировичем. Тышкевичу была поставлена задача создать в г. Житомире из числа его связей полиции и Штрало резидентуру, эта задача им была выполнена, он приобрел 8 агентов.

Тышкевич, кличка "Бельчак", осенью 1943 года связь с нами потерял и пропал без вести.

Резидентура на электростанции:

На Житомирской электростанции через нашего агента рейдовика Шибецкую Марию Терентьевну из Белокровичской резидентуры был привлечен к работе с нами инженер, которым в свою очередь было приобретено 4 агента. Разведгруппа на электростанции во время налета советских самолетов на г. Житомир организовала подсвечивание воинских объектов противника, т. е. включала все филера, дающие электроэнергию на военные городки, районы Житомира, где расположены госпитали и вокзал.

Резидентура на ст. Белокоровичи

На ст. Белокоровичи у нас работала группа разведчиков в основном большинстве девушек под руководством резидента Марии Крачан, кличка "Галка". Эта резидентура являлась перевалочным пунктом агентуры, поддерживавшей связь с нашим соединением, через Белокоровичи мы выходили на основные города Житомирской области.

Белокоровичскаярезидентуравсвоем составе насчитываладо 20 человек, в том числе агент "Мильс" - немец по национальности, работавший в Белокоровичской жандармерии. Так же соединение партизанских отрядов Житомирской области имело свою агентуру на участке железной дороги Полонное-Шепетовка и в районе гор. Проскуров. Данные об этих резидентурах отсутствуют.

Структура войсковой разведки в соединении

Ведением войсковой разведки занимались разведывательные подразделения, которые комплектовались из лучших бойцов партизан, оснащались лучшим вооружением, лошадьми и т.п. Структурно войсковые подразделения были построены таким образом:

При Штабе соединения существовала группа дальней конной разведки, численностью 68 человек, хорошо оснащенная автоматическим оружием и подобранная из лучших партизан соединения. В задачу группы входило изучение подвижных групп противника, выюрогенных для борьбы с партизанами. Группа дальней разведки была подчинена штабу соединения.

В каждом партизанском отряде были сформированы разведывательные роты, которые сохранились и после создания из соединения партизанской дивизии им. Щорса, разведка по отрядам (батальонам) представляла следующую картину:

В партизанском отряде "За победу" (1 б[атальо]н) - 68 конных разведчиков, командир разведроты лейтенант кавалерист принцевский Павел Никифорович.

В артизанском отряде им. Молотова (2 б[атальо]н) - 36 конных разведчиков, командир разведроты лейтенант - ткачук Николай Николаевич.

В партизанском отряде им. 25лет Украины (3 батальон) - 42 конных разведчика, командир разведки старшина - Чалый Иван.

В партизанском отряде им. Боженко (4 б[атальо]н), в который входил также и отряд им. Кутузова - 36 конных разведчиков, командир разведроты политрук Полетов Николай Кузьмич.

В партизанском отряде цм Чапаева (5 батальон) - 33 конных и 15 пеших разведчиков, командир разведроты лейтенант Косяк Семен Яковлевич.

В партизанском отряде им. Хрущева (6 б[атальо]н) - 40 конных разведчиков и 13 пеших, командир разведроты лейтенант Пахомов Иван Никитич.

В партизанском отряде им. Дзержинского (7 б[атальо]н) - 28 конных разведчиков, командир разредроты Потапчук Иван Николаевич.

В партизанских отрядах им. Кирова и им. Суворова (8 6[атальо] н) - 31 конный разведчик, командир разведроты, он же заместитель командира по разведке Сацюк Михаил, выброшен в тыл протвника УШПД.

В партизанском отряде им. Чкалова (9 б[атальо]н) - 19 конных разведчиков, командир разведвзвода - Василенко Петр Петрович.

В партизанском отряде им. Котовского (10 б[атальо]н) - 18 конных разведчиков, командир разведроты - Ляговка.

Таким образом, в разведывательных подразделениях соединения было занято вместе с группой дальней разведки при штабе соединения 442 разведчика, из них 414 конных разведчиков и 28 пеших.

С созданием конных разведывательных подразделений мы могли вести разведку на удалении до 60 километров, одновременно это позволяла нам на всей территории Житомирской области заиметь связи, что и было нами осуществлено. В отдаленных от нашего расположения местах, крупных населенных пунктах, городах и ж. д. узлах нами были созданы резидентуры, с которыми поддерживалась связь через разъезды конных разведчиков и отдельные отряды, выходящие на боевые марши.

ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАЗВЕДКОЙ БОЕВЫХ ОПЕРАЦИЙ

Каждая боевая операция соединения обеспечивалась обстоятельным изучением объекта через агентуру и группы войсковой разведки. В ноябре месяце 1942 года командование соединения решило разгромить гарнизон противика в районном - центре местечка Лугины с тем, чтобы за счет этого гарнизона вооружиться, приобрести подовольствие и обмуидирование.

Агентура, имеющаяся в м. Лугины, была нацелена на то, чтобы разложить гарнизон противника, состоящий в основном из местных полицейских. В результате этой работы было перевербовано на сторону партизан до 40 полицейских, все они изъявили желание помочь партизанам при налете на м. Лугины, вступить в партизанский отряд и бить немцев.

Во время операции завербованные полицейские провели наши отряды через мост, через проволочное заграждение, устроенного немцами вокруг жандармерии и во время боя помогали обезоруживать не сдающихся гитлеровцев.

В декабре месяце 1942 года наши разведчики через агентуру, работавшую на ж. д. станции Дровяной Пост, завербовали на сторону партизан 6 "казаков", которые согласились разложить всю группу, охранявшую станцию.

При проведении операции обработанные "казаки" сдали оружие партизанам и помогали уничтожать немцев, не желавших сдаваться.

Под новый 1943 год наши связи на ст. Белокоровичи был разложен гарнизон "казаков", охранявший станцию и почти без боя захвачено вооружение и взорвана водокачка.

Перед боем 15 января 1943 года нашего соединения с карателями имеющаяся у нас агентура доносила о каждом движении карателей, их вооружении и намерении, {то позволило нам успешно вести бой с карателями и хорошо оторваться от преследующего противника.

В феврале месяце 1943 года наш разведчик "Толя" доставил ценные данные о намерениях карателей, собиравшихся в Олевске для экспедиции на партизан. Сам "Толя", обрабатывая группу "казаков" был одним из "казаков" предан и замучен гестапо.

В июне 1943 года разведка обеспечила сбор полных данных о противнике, подготавливавшем массовую операцию на партизан. На основе этих данных нашему соединению удалось выйти сравнительно с малыми потерями.

Подготавливались войсковой й агентурной разведкой операции на Туржинский ж. д. мост, Игнатпольский ж .д. мост. Станцию м. Ушомир и другие объекты противника.

Необходимо также сказать об удачно осуществленных разведкой агентурных комбинаций.

Летом 1943 года группой разведки, работавшей в подпольи в г. Коростень, была выведена в партизанский отряд им. Молотова легковая автомашина, принадлежавшая Коростенской горуправе.

В июне месяце 1943 года заместитель по разведке в партизанском отряде им. 25 лет Украины тов. Грянко Виктор Захрович через агентурные связи по г. Проскуррв вывел в партизанский отряд грузовую автомашину, легковую автомашину, немца - владельца строительной фирмы - Макс Тимме, его секретаря и группу служащих этой фирмы. При этом было доставлено в отряд большое количество денег и отчетные документы фирмы.

Осенью 1943 года заместитель по разведке партизанского отряда им. Кирова тов. Сацюк Михаил осуществил следующую комбинацию: группа партизан совершила налет на один сельский кооператив, при этом была оставлена якобы брошенная впопыхах потрепанная партизанская сумка с документами, среди документов было письмо, адресованное коменданту Овручской тюрьмы, отъявленному бандиту, предателю. В этом письме указывалось, что комендант тюрьмы является, якобы, нашим человеком, и мы довольны якобы проведенной им работой и ставим новые задачи.

Жандармерия, захватив эту сумку, решила, что комендант действительно является нашим человеком и расстреляла его.

К числу агентурных комбинаций можно отнести также мероприятия, проведенные агентом "Сажень", служившим в Овручском СД и другие мероприятия.

Через нашу агентуру, расположенную на коммуникациях противника, по важнейшим ж. д. узлам, населенным пунктам, мы, кроме сбора разведданных, также получали материалы о провокаторах, которых засылали к нам карательные органы противника, о предпринимаемых немцами мероприятиях против партизан и т. п.

Через нашу агентурную разведку мы получили данные о задуманной немцами операции против партизан в июне-июле 1943 года. Агенту "Мильс", работавшему в жандармерии, удалось ознакомиться с планами противника, намеченными на проведение этой операции. В результате нашей осведомленности о намерениях противника, нам удалось оттянуть свои отряды в безопасное место и избежать разгрома, который готовил нам генерал полиции фон-Дем-Бах.

Весной 1943 года контрразведка противника решила изучить соединение партизанских отрядов через засылаемую ими агентуру (под видом богомольных женщин, разносящих "священный хлеб"). Эта неудачная комбинация немцев была нашей агентурой разоблачена и богомолок в лес не стали пускать.

Разведка партизанских отрядов соединения нацеливалась также на выявление националистических формирований всевозможных окрасок.

Связь подполья

Наиболее точные данные о противнике мы могли получать только при непосредственном проникновении вглубь его расположения, при ежедневном наблюдении за его действиями, но так как проникновение партизан было связано с частыми неудачами, ибо незнакомое лицо, без документов и не знающее хорошо местности моментально попадало в руки гитлеровцев.

Таким методом в широком масштабе достигнуть необходимых нам разведданных мы не могли, поэтому лучшими проводниками связи, доносившими о наличии, расположении и намерении гарнизона противника - были связные-подпольщики.

Связные-подпольщики имели свою структуру, связи, которая в своем многогранном действии выявляет огромную силу советского народа в его борьбе на оккупированной территории против немецких захватчиков.

Связные делились на 4 категории: первая - наиболее важная - это люди, непосредственно связанные с штабом соединения и штабами отрядов, беспредельно преданные делу освобождения Родины от немецких оккупантов, во многих случаях показавшие себя с замечательной стороны, в трудных условиях с риском для жизни доставляли ценные разведданные о противнике. От них начиналась вся цепочка остальной сети связных.

Второй категорией связных были лишь связанные с ротами отрядов и отдельными группами, непосредственно державших связь только с ними. Сеть этих связных была очень широкая.

К третьей категории связных относились люди, так называемые, "выполнители", т. е. люди, которые руководились связными первой и второй категории, но непосредственно не связанные с штабами, ротами или группами. Их задачи по несению связи сводились к передаче разных сведений о противнике непосредственно связным первой и второй категории, от которых они получали специальные задания.

Существовали еще так называемые "посредственники". К этой группе относились люди, которые под действием связных первой категории выполняли то или ииое задание, совершенно не зная, кому попадают добываемые ими сведения. Эти люди были, главным образом, работниками немецких учреждений.

Существовали еще связные - проводники, которые занимались исключительно переводом по глухим дорогам групп и отрядов, подводом диверсионных групп на железную дорогу, указывали отставшим группам движение основной колонны отряда и т.д.

Первые две категории связных применяли различные методы для поддержки регулярной связи и передачи тех или других сведений в отряды и штабы. Путем перехода или переезда из села в село к родственникам, в город на базар, товарообмен на селах или на лечение. Если нужно было сообщить в лес, то шли по дрова или по ягоды, грибы и т. д. Всех методов и уловок связных описать вкратце невозможно. Через этих связных помимо разведданных о противнике поступали в отряд необходимые медикаменты, перевязочный материал, питание для радио, а иногда и продукты.

По указаниям связных и поддержке ими связи, наши отряды провели

ряд удачных боевых операций, умело маневрировали во время наступления карателей на партизанские лагери, перехватывали увозимый в фашистскую Германию хлеб, скот и другие продукты, уничтожали казармы, где расположены немецкие войска, спасали народ от угона на каторгу в Германию.

Можно привести много примеров, но здесь мы приведем несколько наиболее характерных и особенных: ^ \

Житель с. Усово Словечанского района, Ржегак Йосиф^Антонович и его жена Мария Михайловна с ноября 1942 года держали связь со штабом соединения, каждый раз с появлением немецких частей вблизи расположения лагеря, узнавали путем разговор^ среди солдат о их намерениях и немедленно сообщали в отряд. Их^связь давала точные данные о силе, технике и планах противника. j

При разгроме немецкого гарнизона в м. М^р^левск - 6 ноября 1943

г. связная Романюк Ольга Ивановна, вовремя прибежав в лагерь, сообщила о выезде гарнизона немцев на расправу с мирным населением в м. Каменный Брод. Быстро выехав, засада вечером переняла машины и уничтожила 47 гитлеровцев, на другой день группы отрядов вступили и заняли районный центр Мархлевск.

Связной староста села Буки, Житомирского района Андрейчук Николай регулярно сообщал о появлении полиции и немцев в село, и, благодаря его сведениям, удалось не допустить расположения гарнизона в селе, уничтожить 7 шпионов-полицаев, сохранить скот села, не допустить вывоза людей в Германию.

Связная г. Коростень Глуговская Юзефа Ивановна, помимо донесений сведений о противнике, доставляла перевязочный материал и медикаменты, а также ее картира являлась штабом связных города Коростень.

Связная м. Каменный Брод Шкуринская нинель Адамовна регулярно ездила для связи с подпольным Житомирским комитетом распространяла агитационную литературу в городе и по селам, доставляла медикаменты, питание для радио, разведывала движение и расположение войск противника, ездила на партизанских лошадях под видом лечения в больницу в г. Житомир.

Лица подпольной сети связи, помимо ведения разведки, являлись организаторами ряда мероприятий по разложению тыла врага.

131. ИЗ ОТЧЕТА УКРАИНСКОГО КАВАЛЕРИЙСКОГО ПАРТИЗАНСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ПОД КОМАНДОВАНИЕМ М. НАУМОВА О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РАЗВЕДКИ И КОНТРРАЗВЕДКИ В ИЮНЕ 1943 - МАРТЕ 1944 Г. ПО РАЗЛОЖЕНИЮ ПОЛИЦИИ

20 мая 1944 г.

[...] Через имевшуюся агентуру удалось добиться полного разложения Потиевской, Малииской полиции, полностью перешедшей на сторону партизан с вооружением и боеприпасами; частично разложить Житомирский и Коростенский гарнизоны полиции, которая впоследствии в силу своей неустойчивости была разоружена немцами и разбежалась. Через агентуру была установлена связь с прибывшими в Потиевский район для борьбы с партизанами, армянами-легионерами, которые впоследствии в полном составе со всем вооружением и боеприпасами перешли на сторону нашего соединения и явились впоследствии отрядом им. Микояна*. [...]

Заместитель] командира соединения

капитан госбезопасности (А. Гаврилюк)

ЦГАООУ, ф. 66, on. 1, д.8, лл. 2-3. О. М.

*На сторону партизан 17 сентября 1943 г. перешло более 200 легионеров-армян.

132. ЗАКЛЮЧЕНИЕ УШПД ПО ОТЧЁТУ КОМАНДИРА ОТРЯДА ИМ. МОЛОТОВА Д. МУРЗИНА О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОТРЯДА

31 мая 1944 г.

"УТВЕРЖДАЮ"

НАЧАЛЬНИК УКРАИНСКОГО ШТАБА ПАРТИЗАНСКОГО

ДВИЖЕНИЯ - КОМИССАР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ

П/П (Т. СТРОКАЧ)

31 мая 1944 года

ЗАКЛЮЧЕНИЕ по отчёту командира партизанского отряда им. Молотова -

МУРЗИНА Даяна Баяновича, действовавшего в Будейском лесу Кодюмского района Одесской области

22 февраля 1944 года штабом партизанского движения при Военном Совете 4-го Украинского фронта, совместно с представите-

лем Молдавского отдела Украинского штаба партизанского движения была переброшена в тыл противника самолетом в район Будейского леса, Кодымского района, Одесской области организаторская группа в количестве восьми человек под командованием Мурзина Даяна Баяновича (дело группы находится в штабе партизанского движения при В[оенном] с[овете] 3-го Украинского фронта).

Мурзин Даян Баянович 1921 года рождения, по национальности

- татарин, уроженец Баш[кирской] ССР*, по профессии учитель, кандидат ВКП(б). К началу Отечественной войны находился в Красной армии.

В августе 1941 года находясь в ярдах 10 стр[елковой] пехдивизии на территории Латвии и будучи тяжело ранен, попал в плен. Вначале находился в госпитале, а затем в лагере военнопленных в г. Минске. В ноябре 1941 года из лагерей бежал и в декабре 1941 года вступил в партизанский отряд им. Чапаева - соединение Ковпака. В это время отряд им. Чапаева дислоцировался в местечке Хинель, Сумской области. В январе 1942 года перешел в Ямпольский п[артизанский] отряд "За Родину" (командир Гнибеда) соединение Ковпака, где находился^ до июня 1942 года. V-

В июне 1942 года командиром отряда был направлен в 1-й нацио*( нальный Туркестанский легион, сформированный немцами для борьбы с партизанами, с заданием разложения личного состава легиона и перехода их к партизанам. Потеряв связь с отрядом, оставался в батальоне легионеров до января 1943 года.

Как заявил т. Мурзин в августе 1942 г.* находясь на ст. Рутченково возле г. Сталино он был арестован немецкой жандармерией по подозрению как бежавший из лагерей военнопленных. Находясь под арестом в течение 6 дней, был освобожден за взятку. Эта взятка была дана связными действовавшими на территории Сталинской области п[артизанских] отрядов Шведова и Авдеева с которыми он был связан по работе.

В декабре 1942 года через связников КРУ "Смерш" 4-го Украинского фронта установил связь и работал со "Смерш" по их заданию.

В августе 1943 года перешел линию фронта и после отчета перед "Смерш" был передан капитаном Корниловичем штабу партизанского движения при ВС 4-го Украинского фронта.

В конце августа - начале сентября 1943 года штабом партизанского движения 4-го Украинского фронта был переброшен самолетом со связным через линию фронта в район Сталино с заданием организовать восстание 1-го туркестанского батальона в момент наступления наших частей.

Будучи переброшен в Сталинскую область где дислоцировались легионеры 1-го, 2-го и 3-го Туркестанских батальонов вновь связался с командирами п[артизанских] отрядов Шведовым и Авдеевым. При их участии задание выполнил. Легионеры вместе с партизанами с боями пошли на соединение с Красной армией.

С сентября 1943 года по февраль 1944 года находился при штабе партизанского движения 4-го Украинского фронта, подготавливаясь к выполнению очередного задания.

При приземлении 22 февраля 1944 г. два человека из состава группы

- радистка и подрывник были взяты румынской жандармерией. Позже при облаве были арестованы еще два члена группы: комиссар группы Таран и начальник штаба группы - Литвин.

Таким образом, состав группы т. Мурзина сохранился с ним вместе в количестве 4 человек.

К 6 марта 1944 года, т. е. через 11 дней Мурзин установил связь с подпольной группой в селе Будей, Кодымского района, предприняв меры к организации отряда.

Необходимо отметить, что, по заявлению т. Мурзина, в период с 6 по 20 марта 1944 г. ему удалось установить связь с действовавшими в этом районе отрядом Морозова и опергруппой Зяпкина, переброшенных в тыл противника штабом партизанского движения 3 Украинского фронта (к этому времени группа т. Мурзина была передана со ШПД 4 Украинского фронта 3 Укр. Фронта), через рации которых он якобы передал радиограммы ШПД 3 Украинского фронта.

Рассмотрев предоставленный т. Мурзиным отчет о боевых действиях отряда им. Молотова, которым он командовал и материалы НКГБ Молдавской ССР в отношении этого отряда, т. к. другими данными Украинский штаб партизанского движения не располагает, можно констатировать, -

1. Тов. Мурзин действительно организовал партизанский отряд им. Молотова действовавший в районе Будейского леса, Кодымского района, Одесской области.

2. Партизанский отряд им. Молотова самостоятельно и совместно с наступавшими частями Красной Армии проводил в марте 1944 года боевые операции.

3. Район деятельности отряда размер операции и результат боевых действий в предоставленном отчете т. Мурзиным значительно преувеличены. В частности сам тов. Мурзин не отрицает факт преувеличения количества уничтоженных солдат и офицеров противника, указанных им на стр. 4-й отчета пункта 15-а (уничтожено 470 солдат и офицеров, ранено 210, взято в плен 420). Фактически уничтожено, ранено и взято в плен 470.

ВЫВОДЫ:

Учитывая то обстоятельство, что представленный т. Мурзиным отчет о боевой деятельности п[артизанского] отряда им. Молотова, секретарю ЦК КП(б)У вызывает сомнение, в части преувеличения района действия отряда, размера операций и результатов боевых действия, а это преувеличение действительно имеет место, - предложить Начальнику штаба партизанского движения при ВС 3 Украинского фронта совместно с представителем Молдавского отдела партизанского движения при участии тов. Мурзина выехать в район действий отряда для легальной перепроверки всех моментов, вызывающих сомнение.

ПОДПОЛКОВНИК (ПЕРЕКАЛЬСКИЙ) X

МАЙОР (ХРАПКО) )

31 мая 1944 года

гор. Киев

ВГА СБУ, ф, 60, д. 83518, лл. 25-27. К.

* Так в документе. Очевидно, имеется в виду башкирская АССР.

133. ИЗ ИТОГОВОГО ОТЧЁТА РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОГО ОТДЕЛА УШПД О МЕТОДАХ И ПРИЁМАХ НЕМЕЦКОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ В БОРЬБЕ С ПАРТИЗАНАМИ

Декабрь 1944 г.

"Изучать противника, улучшать разведку - глаза и уши армии, помнить, что без этого нельзя бить врага наверняка"

МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

- СТАЛИН

ОТЧЕТ

О РАБОТЕ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОГО ОТДЕЛА УКРАИНСКОГО ШТАБА ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ

1942 - 1944 г.г.

МЕТОДЫ И ПРИЕМЫ НЕМЕЦКОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ В БОРЬБЕ С ПАРТИЗАНСКИМ ДВИЖЕНИЕМ

Имеющиеся в распоряжении разведывательного отдела Украинского штаба партизанского движения документы свидетельствуют о том, что в конце 1942 г. начале 1943 г., т.е. в период наиболее бурного роста партизанского движения ija Украине, немцы усилили борьбу против партизан.

На основании этих данных установлено, что широкая сеть контрразведывательных органов оккупантов - гестапо, жандармерия, СД, полици^и другие, значительно активизировали свою агентурную работу на оккупированной ими территории Украинской ССР.

Карательные органы противника, наряду с использованием против партизан войсковых частей, специальных карательных отрядов, полиции и различных воинских национальных формирований, именуемых "добровольческими", большое внимание уделяли разложенческой и провокаторской работе.

Органы немецкой контрразведки стремились агентурными мероприятиями, путем вербовки ценной агентуры, при надлежащем ее использовании, предупредить развитие партизанского движения, парализовав его в результате охвата руководящих центров в руки своей агентуры.

Для осуществления этой цели немцы стали на путь создания лжепартизанских отрядов, назначением которых являлось: заявление и уничтожение советских патриотов, предупреждение возможных неожиданных налетов на гарнизоны, предупреждение диверсионных актов, продвижение в советско-партийный аппарат своей агентуры и внедрение ее в штабы Красной армии.

В ряде областей Украины немцы организовали новые специальные органы по борьбе с партизанами.

В гор. Сталино - Донбасс был создан "Генеральный штаб вспомогательной службы и безопасности при СД", который в других городах Донбасса имел "органы вспомогательной службы".

В крупных рабочих центрах Украины немецкие контрразведывательные органы создали "зондергруппы" ("особые группы"), укомплектованные проверенной на предательской работе агентурой.

В сельскохозяйственных областях Украинской ССР контрразведкой немцев были организованы оперативно-информационные пункты, нацеленные на борьбу с партизанами и связью - с воинскими частями.

Каждый такой пункт обслуживал 3-4 района, имел курсовые рези- дентуры и широкую агентурно-осведомительную сеть по селам. Эти пункты в основном возглавлялись немцами и проводили операции по партизанам, аресты патриотов и вели предварительное следствие по политическим делам.

Немцы в борьбе с партизанским движением стремились, возможно шире использовать так называемые ими "лояльные кадры", т.е. кулачество, уголовников и другие группы антисоветского элемента.

Из этого контингента они комплектовали подсобные административно-хозяйственные учреждения, органы полиции, различные пункты контрразведывательного назначения, вербовали массовую агентуру, направляя на борьбу с партизанами и советскими

патриотами.

Стремясь связать судьбу этих предательских кадров с собой, контрразведка противника через соответствующие немецкие власти возвращала кулакам их бывшие дома, выдавали им за счет колхозов: коров, лошадей, волов, наделяла землей и т.д.

Этой политикой кулацкие и другие антисоветские элементы стимулировались на борьбу против различных форм патриотического движения на оккупированной территории Украины.

К этому периоду относится усиление агентурной работы в среде рабочих и служащих лесных управлений и лесничества. ,

Агентурная работа здесь в основном была направлен* на j5op^6y с партизанами, находившимися в лесах. \

Во главе руководства лесных управлений в большинстве своем был] офицеры немецкой разведки, которые насаждали среди лесников и объездчиков агентуру, обязывая ее заданиями по борьбе с партизанами.

Известно, что в основном старшие лесники и лесничие являлись ре зидентами контрразведки и имели на связи от 3 до 10 и более агенто охватывающих своим наблюдением отведенные для них участки лесных массивов.

В своем отчете начальники лесных Управлений (форстмейстеры) указывали, что боевое оружие, выданное лесникам, (следует читать - агентам), предназначено было для борьбы с партизанами.

Перед лесниками и объездчиками ставились прямые задачи розыска и поимки скрывающихся в лесах партизан, выявление партизанских баз, землянок, тропинок и т.д.

Предатели Родины, заядлые враги советского народа, продавшись немецким фашистам, действовали точно, согласно указаний своих хозяев, в противном случае немцы расправлялись с ними, бесцеремонно уничтожая за малейшие неточности в исполнении полученных заданий.

Эти изменники и предатели тщательно подготавливались немцами в специальных школах контрразведки, которые были созданы в Киеве, Житомире, Бресте, Варшаве и во многих пунктах на территории собственно Германии.

Установлено, что немецкая контрразведка усиленно использовала для выявления партизан, их связей, партизанских баз и других советских подпольных патриотических организаций, действовавших на оккупированной территории, предателей из числа коммунистов, комсомольцев, дезертиров из партизанских отрядов и Красной Армии, а также прочий антисоветский элемент.

После освобождения Троицкого района Ворошиловградской области частями Красной Армии, в район вышел из тыла противника со своим штабом, именовавший себя командиром партизанского полка, полковник НИВСКИЙ. Однако, опергруппой УШПД и органами НКГБ было установлено, что НИВСКИЙ - фактически ВИЛЛ, по профессии учитель, по национальности эстонец, попал в плен к немцам в начале войны и, будучи в лагерях военнопленных, был завербован немецкой контрразведкой для борьбы с партизанским движением.

В августе 1942 года ВИЛЛ-НИВСКИЙ был послан контрразведкой под видом полковника, командированного из Полтавы "Штабом партизанских сил" в Лозно-Александровский район Ворошиловградской области, [а также] в Воеводский район Воронежской области для насаждения лжепартизанских групп из агентуры немцев с целью парализовать партизанское движение в этих районах.

Выполнив задание в Лозно-Александровском и Воеводском районах, где им были созданы лжепартизанские группы, ВИЛЛ-НИВСКИЙ своими хозяевами был направлен в Троицкий район на связь с крупным немецким агентом ТКАЧЕНКО, который в этом районе возглавлял "подпольный райком" КП(б)У.

Установив с ТКАЧЕНКО и другими "подпольщиками" шпионскую связь, ВИЛЛ-НИВСКИЙ начал формировать лжепартизанский полк из диверсантов, полицейских и подставленной ему для этой цели втемную другой немецкой агентуры.

СоединившисьсКраснойармией, ВИЛЛ-11ИВСКИЙ иТКАЧЕНКО, действую согласно заданий, немецкой контрразведки, составили ряд вымышленных отчетов о своей "боевой деятельности" представив к правительственным наградам матерых предателей и шпионов.

Они же захватили в Троицком районе в свои руки весь партийносоветский аппарат.

Междутем,предательскаяработаВИЛЛ-ИИВСКОГОиТКАЧЕНКО была взята под наблюдение подлинных советских патриотов.

Партизаны НАУМЕНКО, ВОРОБЬЕВ, КРУГЛОВ, ВОРОБЬЕВА Вера, БАЛАБАЙ Мария, ВАКШИИ, РОЩИН и другие в своих заявлениях обвиняли подпольный райком в предательстве и связях с немцами.

ТКАЧЕНКО, как первый секретарь Троицкого райкома КП(б)У, и ВИЛЛ-НИВСКИЙ, опасаясь разоблачения, поставили вопрос о "заговорщиках" НАУМЕНКО, ВОРОБЬЕВА, КРУГЛОВА и других на райкоме КП(б)У.

Использовав прохождение фронта, "райком" КП(Б)У, состоящий из предателей, вынес решение о расстреле партизан-патриотов, попросив подтверждение этого решения командования III стрелковой дивизии Красной армии.

Признавая авторитет райкома КП(б)У, командование подтвердило это решение. Партизаны-патриоты были расстреляны.

В расстрелах принимали участие ВИЛЛ-НИВСКИЙ и его подручные - агенты немецкой контрразведки.

Вся эта шайка была разоблачена советской разведкой. По делу арестовано 21 человек. Военный трибунал войск НКВД Украинского округа 12 человек приговорил к расстрелу, а остальных к разным длительным срокам тюремного заключения.

Партизанское соединение под командованием генерал-майора тов. САБУРОВА в августе-сентябре 1943 года дислоцировалось в районе лесов возле ж[елезной] д[ороги] Мозырь-Овруч. Заместителем по разведке в это время у САБУРОВА был майор госбезопасности т. ХРАПКО В.И.

Агент "С", внедренный оперчастью соединения в Ельскую городскую полицию, сообщил о том, что под руководством офицера Гестапо формируется лжепартизанский отряд, в который подбирают отъявленных врагов советского народа, проверенных гестапо на предательстве и уничтожении советских патриотов.

Эти данные в ближайшие два-три дня подтвердил второй агент "3", работавший в Ельском гебитскомиссариате.

В дальнейшем агентурные и официальные данные подтвердили, что офицер гестапо Генрих ГЕЛЬФЕРС, работая в хозяйственном отделе Ельского гебитскомиссариата, выполняя указания своего начальника, взял на себя организацию и руководство лжепартизанским отрядом.

Командиром этого лжепартизанского отряда был назначен агент гестапо СМИРНОВ Николай, 30-ти лет.

Из числа участников отряда были выявлены КРЮЧКА Александр, ГАВРИЛОВ Николай, ГАВРИЛОВ Адам, КУНОДЕЙ Иван, КАРПОВ Алексей, ИВАНОВ Василий, МАЛЮК Михаил, МАЛЮК Максим, КОЛАБОК Филимон, ТРОШКО Иван, ФРУТОН Андрей - жители Ельска, и другие, временно проживавшие в Ельске антисоветские элементы.

Перед лжепартизанским отрядом под командованием СМИРНОВА

Н. Гестапо поставило задачи выявлять партизан, их агентов, связных и истреблять.

Выполняя эти задания немцев, бандиты, маскируясь под партизан, встретив 3 сентября в районе сел Ремезы-Движки группу разведчиков Сабуровского соединения в количестве 5-ти человек, окликнули их

- "Фашисты стой!" и когда те ответили, что они партизаны, бандиты открыли по них автоматный и пулеметный огонь, убив 3-х партизан.

На борьбу с этой бандой была послана конная разведка соединения под командованием командира конной разведки старшего лейтенанта тов. ЛАБОРЕВА.

Банда дважды была рассеяна и вынуждена была уйти из этого района в лес южнее реки Словечно.

Дальнейшая борьба с ней была прекращена, так как соединение передислоцировалось в другой район действий.

Характерным является также такой метод провокации немецкой контрразведки, имевшей место в апреле 1943 г.

В средних числах апреля немцы в районе действия советских партизан с самолетов разбросали массу листовок, исходящих, якобы, от имени командующего советской армией прорыва. Листовки призывали прекратить действия мелких групп, партизанских отрядов и накапливать силы организовываться в крупные партизанские соединения, ждать пока реки покроются льдом, слушать командиров, которые будут присланы из Москвы.

Украинские партизаны поняли провокацию немецкой контрразведки и активизировали свои боевые и диверсионные действия.

Однако, вскоре появились и "командиры", которых выбросило на парашютах гестапо. (Степановский район Ровенской области) в количестве 10 человек. "Командиры" попали в расположение лагеря украинских националистов, где была наша агентура. Выполняя задание гестапо, они представились как командиры Красной армии, присланные из Москвы, и были [украинскими националистами] расстреляны.

Зимой 1943 года в соединение партизанских отрядов под командованием тов. ПОПУДРЕНКО, когда соединение дислоцировалось в селе Ново-Сергеево Клиновского района Черниговской области пришла группа молодежи из села Добрынь для поступления в партизаны.

Вместе с этой группой пришел СМИРНОВ Борис Николаевич, заявивший, что он из Ленинграда, попал в плен, находился в лагере военнопленных, откуда бежал, желая поступить в партизанский отряд.

Поведение СМИРНОВА по ряду признаков вызвало подозрение. Над ним начали квалифицированную работу, результаты которой дали основание для его ареста.

СМИРНОВ сознался, что он является агентом гестапо, окончил в Минске школу контрразведки и направлен в соединение тов. ПОПУДРЕНКО со специальным заданием для внедрения в партизанскую разведывательную службу.

В это же время соединение тов. ПОПУДРЕНКО перед боем с мадьярскими частями в районе Урочища "Новая Зимница" Любечского района прибежал в жалком состоянии Начальник Политотдела полиции местечка Ренки - ПУЗАН Иван Кузьмич, который заявил, что он за "связь" с партизанами был арестован немцами и посажен в тюрьму, но, боясь расстрела, бежал.

Провокация гестапо не удалась. ПУЗАН сознался, что ему инсценировали арест и побег из тюрьмы, с целью заслужить доверие у партизан

и работать по заданию гестапо.

В 1942 г. в соединение генерал-майора САБУРОВА прибыли два брата "Н" бывшие ответственные советские работники, члены партии. Они заявили, что, скрываясь от арестов и преодолев ряд трудностей, им только сейчас удалось добраться до партизан.

На первый взгляд они не вызывали подозрений и были приняты в один из отрядов в качестве рядовых. Все же работники разведки взяли их под наблюдение.

Первичные данные, поступившие в отношении братьев "Н", давали основание заняться ими гораздо серьезнее. Однако, этого не произошло в силу следующих обстоятельств:

Немецкие каратели крупными силами наседали на соединение с трех сторон. Для того, чтобы обмануть противника, командование приняло решение вывести отряды в образовавшийся разрыв между группировками карателей и выйти им в тыл. Бой очень быстро принял ожесточенный характер. Командир одного из отрядов соединения тов. ТАРАТУТО направлялся к комиссару соединения т. БОГАТЫРЬ для получения очередных указаний.

Использовав сложившуюся обстановку боя, один из братьев "Н", увидев перебегающего т. ТАРАТУТО, начал стрелять в него. Это заметил недалеко находившийся т. БОГАТЫРЬ, который крикнул на него, тогда "Н" выстрелил в БОГАТЫРЯ, но промахнулся, и сейчас же свалился мертвым от пули БОГАТЫРЯ.

Второй брат "Н" находился в это время в несколько иной обстановке и через некоторое время был арестован, не зная, что произошло с его братом.

В процессе следствия он сознался, что они были завербованы гестапо и направлены в соединение тов. САБУРОВА с задачей уничтожения командного состава соединения.

Разоблаченный в соединении тов. ГРАБЧАКА агент гестапо ПАНЦЕРНЮК показал, что школы гестапо, существующие в Житомире, Ровно, Олевске и другий городах, обучают шпионов для работы в условиях партизанских отрядов. По окончании школы агенты получают самые разнообразные задания, направленные на дискредитацию партизанского движения, разложение неустойчивой части партизан, убийство командного состава и т. п.

В августе 1943 г. в соединении под командованием т. САЛАЙ майором госбезопасности тов. КОРОТКОВЫМ, заместителем командира соединения по разведке, был взят под подозрение вновь поступивший в партизаны УСАЧЕВ. Работавшая в соединении агентура сообщила в отношении УСАЧЕВА, что он ко всему проявляет чрезмерное любопытство, подчас явно подозрительное по шпионажу, однако, по личным качествам трус, который без принуждения, т.е. по личному желанию в партизаны не пошел бы.

В сентябре 1943 г. УСАЧЕВ был арестован, и в процессе допросов сознался, что он является агентом Черниговского о[рднунг] д[инст

- службы порядка - нем.] и направлен в соединение для создания контрразведывательной резидентуры.

Он же показал о том, что Черниговское гестапо через своего резидента СЕРЕГИНА, находящегося в Новой Басани, работает по внедрению в партизанские отряды контрразведывательной агентуры, окончившей школы в различных городах, завербованных преимущественно в лагерях военнопленных.

В соединении партизанских обрядов под командованием тов. НИКОЛАЙЧУКА была вскрыта и разоблачена группа лиц, специально подготовленная в школе гестапо в м. Вутзиц (Германия). Они были выброшены для проведения агентурной работы в пользу Германии.

В партизанский отряд им. Хрущева соединения НИКОЛАЙЧУКА проникли три агента, которые сознались в своей преступной деятельности и дали показания о шпионской школе, о методах подготовки немцами своих агентов.

В соединении партизанских отрядов им. Боженко были выявлены и разоблачены три крупных немецких агента - ФОМЕНКО, КОЧУРА и ГИНСАР. Они сознались в том, что их подготовили для разведывательной работы в восточных областях Украины. Они закончили специальную школу в м. Вустрау (Германия) в т.н. "вольном лагере", который был в ведении Восточного министерства Германии.

Основной программой школы были: национальный вопрос и методы разведывательной работы. Личный состав школы систематически разъезжал по городам Германии, чтобы убедиться в "непобедимой мощи Германии".

Секретный осведомитель "ИВАНОВ" соединения ПОПУДРЕНКО доложил сотруднику оперчасти тов. НОВИКОВУ, что недавно к одной вдове в селе "С" пристал в приймы молодой человек, некий "Т", отрекомендовавшийся среди населения орденоносцем. Но этот человек периодически куда-то отлучался на своем велосипеде.

"Т" был взят под агентурное наблюдение, в результате было установлено, что он отлучается в с. "К". Кроме того, соединением в с. "Р" он успел перезнакомиться со всеми родственниками партизан и высказал им свое желание вступить в партизанский отряд. Такое поведение "Т" не вызвало у работников оперчасти соединения сомнений в том, что это специальный агент, которого немцы решили забросить в партизанский отряд.

"Т" был арестован. На допросе он заявил, что награжден орденом Ленина за финскую кампанию. На вопрос, какие документы выдаются награжденным орденом Ленина, "Т" не ответил, а затем признался, что он никогда не награждался.

Дальнейшие улики заставили "Т" сознаться в том, что он является агентом немецкой комендатуры, которая поставила перед ним выполнение следующих задач: вступить в партизанский отряд, убить командира партизанских отрядов, после возвратиться для получения нового задания.

Аналогичных фактов имеется очень много, однако достаточно приведенных здесь для того, чтобы уяснить как немцы работали над изысканием методов и приемов для борьбы с партизанским движением, имея цель в начале парализовать его, а затем вообще покончить с ним^

Из этих материалов также видно, что партизанская разведывательная и контрразведывательная служба, опираясь на советских патриотов, разоблачала происки врага и наносила ему ощутительные удары[...]

НАЧАЛЬНИК РАЗВЕДОТДЕЛА

УШПД ПОДПОЛКОВНИК Г/Б ( - ) (ХРАПКО)

ПОМ[ОЩНИК] НАЧ[АЛЬНИКА]

РАЗВЕДОТДЕЛА - ЛЕЙТЕНАНТ ( - ) (МОЛОДЧИКОВ)

ЦГАООУ, ф. 62,-оп. 1, д. 275, лл. 65-72. О. М.

134. ИЗ РАССКАЗА ВЕТЕРАНА СУМСКОГО СОЕДИНЕНИЯ

А. ГОЛУБА РАБОЧЕЙ ГРУППЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ ПРОЕКТА "РОДНЯ" ОБ АГЕНТУРНОЙ РАЗРАБОТКЕ ПАРТИЗАНАМИ ПОЛИЦЕЙСКИХ ФОРМИРОВАНИЙ

1 июля 2008 г.

[...] В. Гинда: А скажите, пожалуйста, Вы помните моменты борьбы партизан против полицаев, и полицаев против партизан, которые были в соседних сёлах?

- Конечно, конечно.

В. Гинда: И какими методами велась эта борьба ?

- Ну, например, у нас самое активное село в полицейском отношении, что самая большая группа полицаев была в Тулиголове. Это когда-то Глуховской район был, а сейчас Кролевецкий. [...] У Тулиголово было где-то около восьмидесяти человек полицаев.

В. Гинда: Местные?

- Местные. У каждом селе были местные. Но...

И. Дерейко: Там была кустовая полиция?

- В Ярославце была. Но немцы воссоздали старые дореволюционные центры управления. Значит у нас в Ярославце до революции была это самое... не... уезд, а как оно называлось...

Т. Пастушенко: Волость, наверное

- Волость. Волостной центр Ярославец. А этот Ярославец и Тулиголово почти рядом.

И в Ярославце было много полиции, конечно. Вот в Землянке тоже было 60 человек полицаев, на моей родине. Кто именно из этих - в основном сыны раскулаченных, обиженных Советской властью и многие те, что вернулись из заключения. Вот у нас в Землянке человек шесть сидело в заключении, воровали там колхозное. Вы знаете, что тогда сажали за все. Вернулись и потом вступили в полицию и были активными.

Но человек двадцать было таких, что им принесли винтовки, поставили и сказали, что "если ты откажешься от винтовки, не будешь служить в полиции - мы тебя расстреляем". Винтовки так и стояли. Вот, например, мой отец приходил к своему знакомому, который там в полиции числился. У него винтовка стояла в кочергах, возле печки. Он никогда ею не пользовался. И отец, когда приходил после, уже в отряде, рассказывал, когда нас забрали, что после войны, Лютый, вот если ты останешься живой, и будешь где-то в руководстве, чтобы его не трогали, потому что он нам здорово помогал. Отец погиб в Ровенской области, а после войны этого человека забрали в армию, в сорок третьем году, когда наши части пришли сюда, от он нормально - служил, после войны работал трактористом. Так что, многие полицаи были... просто их заставили это делать.

И.Дереика: Вы сказали, что он помогал. Как именно?

- Разведданные. Их же собирали. Каждый день у них наряды в полиции, был полицейский участок в селе. Вот, например, так, собирались расстреливать в марте жен партизан. Им сразу объявили, что в такое- то время, чтобы все собрались [...] и будем расстреливать. Приедет из Глухова из гестапо кто-то. Жена полицая одного прибежала к маме, сказала: "Завтра тебя будут стрелять, куда хочешь девайся". Она пошла прямо у Зазирки, где стоял в Новоселице партизанский отряд, ночью по метели, по заверюхе. Пошла прямо туда, где отец был. Вот такое дело.

Как боролись с ними?

Ночыо налеты были на села. У каждого уже известно было, где полицай живет. Кто активный полицай. Многие, многие таким образом дома не ночевали. Не могли. Где-то в феврале сорок второго года, в январе, когда стояли в Гуте. Землянка и Гута, там рядом, ее сожгли. Но в январе там с двадцатого числа по тридцать первое января стоял ковпа- ковский отряд, там и глуховский [отряд] уже был в соединении.

Приезжали в Землянку специально для операции по борьбе с полицаями. Пять человек тогда поймали. Их расстреляли сразу в лесу под Гутой.

А один удрал. Как он удрал, я уже не знаю, но после такой жестокий сделался, что ходил, по нам стрелял. Как только нас детей увидит, из автомата пуляет. [...] Стрелял, с автоматом по селу ходил, в нас запустил очередь. Я не знаю, каким образом, он в нас запустил. Мы сидели на лавочке, а забор был высокий, деревянный, пули эти были еще после войны длительное время, пока мы не перестроили забор. От. А он потом попал в штрафбат. Когда удирал с немцами их прихватили где- то в Западной, определили в штрафбат, ему оторвало ногу, и на день Победы он был уже с медалями [Смеётся] [...] Гальченко Гришка. [...]

И. Дерейко: А Вы говорили, что партизаны использовали полицаев как агентов. А было наоборот? Полицаи могли заслать агентуру в партизанский отряд?

- Было такое. Но это мне неизвестно. Например, Ковпак пишет в своих воспоминаниях, шо мы расстреляли таких человек, которые были засланы. Часто проверялось, особенно Руднев этим занимался очень глубоко. Например, у нас, в Глуховском отряде, фамилия Козё^была^ Он служил в полиции. А когда его взяли в плен, под Довжиком, он поклялся Рудневу, что будет верно служить. "Дайте только оружие, я кровью смою свою вину, за то, что я стрелял партизанские семьи". От. Ну ему поверил Руднев. Но за ним следили. Пока. Первое время. Думали, что он просто засланый. А потом он дошел до Карпат, после войны был председателем колхоза. Молодец был.

В. Гинда: А были случаи у вас в партизанском отряде, что полицаи сами приходили, отдавали оружие и говорили, что они хотят с Вами [вместе ] воевать?

- Было, было. У нас не только полицаи было такое, а даже из мадьяр. Из венгров человек двенадцать у нас сами пришли в соединение Ковпака. Их потом, когда пришли в Карпаты, через границу отправили строить советскую власть там [Смеётся] в Венгрии. Но все они попали в руки гестапо. Их всех расстреляли. Это достоверные данные. Тутученко об этом пишет.

В. Гинда: А как сами партизаны относились к полицаям: тут они стреляют их семьи, а завтра приходят... начинают вместе воевать.

- Вы знаете, что конфликтов никогда не было. Раз он человек пришел, и тем более, что они лично... Вот Козёл вот этот, говорит, что я лично сам не стрелял. Нас на облаву вывели расстреливать семьи партизан, я только присутствовал при этом. Сам я не стрелял. [...]

А. Гогун: А Маликов вспоминает, что на Житомирщине, когда его туда выбросили, он начал проводить разведку. Ну> соединение Маликова, Житомирское, что там много тех пошло в полицию, кто был, ну, так сказать, примазавшиеся, прихлебатели к советской власти. Ну, некоторые комсомольцы были, коммунисты...

- Были такие. У нас у Землянке, была многодетная семья Семянистого Петра Ивановича. Ее колхоз кормил, поил, каждый месяц выписывал им продукты, потому что отец пил, а мать, только за детьми смотрела. А их было восьмеро или девятеро у него. Как только пришли немцы, его взяли на фронт, он оттуда дезертировал и пришел, был начальником полиции. Его расстреляли ночью, когда он ехал до любовницы. А эта любовница жила у нашей бабушки, в хате. А расстрелял ее* сам командир Глуховского отряда Чубун вместе со своими друзьями. Сделали засаду, он сам землянский, знали, где он проезжает. И сестра его [Чубуна] была разведчицей, она донесла ему, что Петр Иванович каждый день, в 12 часов ночи, после наряда в полицейских частях, в 12 часов ночи приезжает к любовнице[...]

АУИПР. С. а.

* Вероятно, оговорка, следует: его.

135. ИЗ РАССКАЗА ВЕТЕРАНА КАМЕНЕЦ-ПОДОЛЬСКОГО СОЕДИНЕНИЯ ИМ. МИХАЙЛОВА А. АРТАМОНОВА РАБОЧЕЙ ГРУППЕ ПРОЕКТА "РОДНЯ" ОБ АГЕНТУРНОЙ РАЗВЕДКЕ ПАРТИЗАН И ПРОТИВНИКА

3 ноября 2008 г.

[...] Агентурные группы были на железных дорогах, обязательно. Потому что если шёл какой-то поезд, нагруженный хорошим материалом для диверсантов, так это агентурная группа она уже передавала, когда выйдет поезд. Допустим, если со стороны Львова идёт, то говорят: "В такое время будет отчаливать поезд из Львова". И я уже отправлял, или сам шёл на задание, или отправлял группу подрывников- диверсантов на подрыв эшелонов. Ну, такая разносторонняя работа была по разведке [...]

И. Дерейко: Это из работников [железной дороги агентура, или] из полиции - из кого?

- Нет-нет. Там, например, при каждом вокзале были группы не полицейские, рабочие группы.

И. Дерейко: Железнодорожники.

- Да. Ну, охрана там. Вернее, не охрана, а работа на железной дороге, например, рельс, которые были там нарушены где-то. В-общем, такой трудовой народ был, не полицейские. Вот из этой группы, рабочей группы железнодорожной, мы и организовывали эти подпольные группы. На каждой дороге было до пяти человек, не меньше. [...]

Мальчишки - это очень важная штука была у нас для разведки, для всего.

А. Гогун:А откуда мальчишки? Что за мальчишки?

[...] Это были самые лучшие разведчики у нас. Потому что для того, чтобы переехать, например, железную дорогу, невозможно было, перейти её тоже невозможно было, кругом везде организовывались, стояли немецкие посты, полицейские посты. А пацаны наши там садились на телегу, по паре человек, положим, садились там, пару человек накрывали сеном, и тоже туда. И эту подводу - на подводе сидят пару пацанов

- по четырнадцать, там, двенадцать лет. И переезжают запросто переезд, стоят немцы, видят там - пацаны едут на лошади, ну, пропускают их, досмотра никакого. Таким порядком они передавали хорошие разведданные, которые нельзя было передать. Потому что перейти в дневное время сложно, а в ночное тем более - всё под охраной. Вот эти ребятишки нам очень помогали. [...]

А. Гогун: Скажите, пожалуйста, по агентуре в полиции несколько слов ещё.

[...] В полиции было пару человек, у меня шумских было пару человек полицейских, которые со мной тоже работали. Вот это, были в полиции. А так я с полицейскими - у нас как-то хуже было дело нала^ жено в полиции. [...] Они же с нежеланием шли, они думали - привезут к партизанам, а он полицейский - его возьмут и расстреляют. А такие случаи были. Поэтому они очень боялись. [...]

Мне даже было сложно полицейского вербовать. Чёрт его знает, какие у него намерения? Он скажет: "Да, я вам буду помогать, я вам буду верным!"

И в то же время были случаи, когда предавали. [...]

Шёл [наш отряд] с диверсии. Это было когда же... Я тогда хороший эшелон [под откос] пустил.

И проходим село одно - и вдруг выходит нам навстречу, так, из села, там ещё лесок такой был, выходит в красноармейской форме парень. И к нам: "Ой, ребята, вы же партизаны, мне сказали, что вы проходите, я вас так ждал". И начал такую слезоточивость пускать: "Я погибну, да я служил там-то, там-то". И я где-то виноват, расслабился, мне его действительно жаль стало, думаю, парень, действительно, попал где-то, бежит там, рассказывает, много прошёл километров, там, сотню, в поисках партизанской встречи, с кем-то встретиться с партизанами. Ну, и встретился. Ребята мне говорят: "Лёша, не бери его, подозрительный!" Говорю: "Ну, что, подозрительный? Человек, видишь, в гимнастёрке, по форме, в кирзовых сапогах. Парень рассказывает, где был в армии, у кого". Всё расспросили его откровенно, дотошно, делово. И решили его взять.

Я говорю: "На первых порах мы же не будем использовать где-то его в боях. Будет сидеть на кухне, варить, помечать повару, поварихе, у

нас женщинам. Будет помогать им там, сидеть там, вот и всё". Привели его. Так и сделали. Посадили его. Где-то он целый месяц так аккуратно работал, я к нему уже привык, и такой он был обтекаемый, что как-то сумел войти в жизнь нашего партизанского отряда. Была такая, отряд на три части был распределён тогда. Так вот, он во второй группе нашей был, там в основе своей диверсанты были. И он прекрасно себя вёл, всё.

Потом вдруг на нас... Смотрим, где-то он пропал, нет его. Смотрим

- нет этого нашего парня. Нет и нет. Ну, думаем, где-то пошёл по нужде. Нет, давай искать - нет. Тут же немцы окружили миномётами нас, миномётами, и давай обстреливать всю нашу группу, которая была на отдыхе. Л мы, помню как раз, день, жаркий день такой, сели, отдыхали, так свободно себе, всё, стояла охрана. И хорошо, что охранник выстрелил, и потом немцы начали стрелять, и началась миномётная стрельба, мины в нашу сторону. И мы почувствовали, что он, это таки он привёл. И, в конечном итоге, засланный, сдал [нас], вот эта сволочь. [...] Мы кое-как вышли из окружения, но осталось шесть человек раненых, вывезти мы их не могли, потому что невозможно было. И когда мы ушли, думали, что как-то немцы пожалеют, или, может быть, не увидят, затащили эту подводу, положили их на подводу, затащили поглубже в лес, и пришлось оставить. И когда мы уже вернулись. Л у нас были заранее всегда назначены места в случаях тяжёлых ситуаций каких-то мы всегда резервно оставляли место встречи.

Через какое-то время мы встретились снова вместе и приходим, и нам один из местных сказал, что ваш, который был этот [перебежчик- солдат, он уже награждён железным крестом за вот эту операцию, что он привёл немцев к нам. Вот такая ситуация.

Потом, значит, ну что, потом нам сказали, что он сейчас - а как раз косили сено, траву, уже покосы были, траву, и людей мобилизовали немцы - а в основе оказалось, что назначили вот эту сволочь назначили командовать вот этим сбором сена.

Вот нам говорят: "Вот он каждое утро приезжает на такой красивой тачанке..." Не тачанке... Как это?" [...] Дрожки, да. Приезжает в одно и то же время, по-немецки, в немецкой форме, говорят, его можно увидеть. [...] Значит, мы вдвоём залезли в стог ночью, и в этом стогу сидели, прорыли себе такие для обзора в стогу дырочки, и через них мы просматривали всё поле, которое скошено было. Потом - сидим - ждём-ждём, где, что-то нет, нет, нет. Потом, слышим, все побежали: "О, говорят, едет, едет". Рабочие, которые косили сено там. Выселяли, всех мобилизовали на покосы. Так, потом мы смотрим, едет на бричке, едет в немецкой форме, с железным крестом. Всё. Мы его пропустили так подальше. Только из брички вылез - там хотел на задание. И мы выскакиваем - и на него. И зацепили его. Зацепили. Сразу ему - в рот кляп, чтобы не орал. [...] И сразу его - раз - на лопатки, и в эту же бричку - и к себе туда. Там такое сельцо было, мы стояли, деревенька такая небольшая, там лес такой хороший был. Мы сразу - туда его, к себе. Там, где он с нами был и кошеварил. Ну, сразу, допрос, допросили как следует, так, по-партизански. [...] Примеиили самые серьёзные меры: били, допытывали, а что с ним ещё делали? [...] Просто лупили плёткой, да и всё. Этого было достаточно. А потом, ну, всё у него допросили - где он был, что, как он попал. Но, он попал в РОА, из РОА он стал очень активным бойцом против советской власти, его там организовали в эту разведку, он работал в разведке немецкой. Хорошо подготовили и купили нас на этом деле. Ну, после допроса, всё, когда мы всё узнали, мы... У нас было отхожее место, яма такая была, куда ходили по нужде, мы его туда связали - и кинули. Так он там двое суток в этом дерьме и погибал. Вот такая была концовка у него. [...]

А. Гогун: А вот про двух полицейских расскажите, пожалуйста, подробнее. Как завербовали, как работали на вас, почему поюли работать?

- Там, значит, так. У одного брат был в армии, в нашей, в Красной армии был призван, служил в Красной армии, он волей-неволей тянулся как-то к нам. Он чувствовал, что мы занимается какими-то делами. ^ ^

И. Дерейко: А в полицию как тогда попал?

- А в полицию его мобилизовали, так же как попадали, что Вы думаете? Многие были в полиции добровольно, а многих насильственно забрали в полицию. Просто забрали в полицию. Направляли и всё.

А. Гогун: А второй?

- А второй - с ним был, тоже друг, такой хороший парень. Он его где- то подработал тоже.

Вот когда я почувствовал/что с ними можно иметь дело, и когда они пару заданий выполнили, я тогда поверил.

Был такой Клин, такой был, это такой лесной участок, это не лесничество, а там был участок полицейский. И нам о нём сказали вот эти ребята двое. Что там вот будет свадьба такого-то числа, и там будут все полицейские на этой свадьбе, потому что женятся полицейские.

Ну, мы их "женили" там, тоже.

Узнали, когда где и в каком месте этот Клин, в Клину подобрались туда к этому зданию, как раз началась там эта свадьба, собрались полицейские, ну, человек двадцать на этой свадьбе. Ну, мы обложили весь этот дом, забросали гранатами, там некоторые из них успели выйти, а многие остались там подорванные, эти полицаи. Вот это была такая первая испытательная штука, мы поверили, что им можно было верить. [...] Примерно это был период весны [1943 г.] [...]

А. Гогун: А вот, скаэ/сите, если свадьба была, ведь там много пароду

было разного, не только полицейские... Вы всех их там?

- Ну, не знаю, кто там был. Там были в основном полицейские, а кто с ними был, значит, у полицейских были люди приглашены, которые тоже были чем-то связаны с ними были. Нас уже не интересовало, кто был, что был. [...]

Л. Гогун: Хорошо, а несколько слов про агентурную работу ещё можно? Как вербовали, где брали помощников? [...]

И. Дерейко: В сёлах. Были ли какие-то старосты?

- Были, были. Местных старост наказывали очень, когда отправляли девчат, молодёжь отправляли в Германию, вот тогда старост наказывали, наказывали вплоть до расстрела.

И. Дерейко: А не вербовали их?

- Кто, как вербовали?

И. Дерейко: Старост на свою сторону?

- Вербовали. Вот Старая Гута, в Старой Гуте поляк там был, я забыл его фамилию, кстати, хороший был человек. [...]

А. Гогун: Кого Вы в первую очередь брали как агентуру?

- Мы, во-первых, знали, что некоторые были при советской власти комсомольцами. Они уже забрались где-то в подполье, [себя] не выдавали. Нам [наши] говорили: "Вот тот в партии был, тот - комсомоле был".

А в большинстве очень много мобилизованных было в Красную армию, когда уже мы [в 1941 г.] уходили - нас немцы подгоняли, так оставшиеся, когда мы уходили, то мобилизация шла на полную катушку, мобилизовали молодёжь, годящуюся, годную для армии. Вот тех, семьи тех [мобилизованных] были всегда за нас. Можно было запросто идти, можно было говорить откровенно, они всегда были на стороне нашей [...] Сыновья, дети.

А. Гогун: Братья?

- Братья, да. Вот такое.

А. Гогун: А как вербовка происходила, опишите вот этот момент.

- Ну, как бы я Сашу вербовал?

А. Гогун: Да, вот как бы Вы меня вербовали?

- Кто-то узнал бы, что Саша был в комсомоле.

И. Дерейко: Но он же на оккупированной территории? Остался на оккупированной территории. Может, он не хотел эвакуироваться?

- Да, остался на оккупированной территории. Я пришёл бы, сказал, так, осторожненько скажу: "Дорогой Саша, есть сведения, что Вы были комсомольцем". А ты так с перепугу... [А я в ответ]: "Нет, был. У меня есть сведения - в такое-то время ты был в комсомоле, был даже очень активным комсомольцем!". Всё. И пошёл "вешать". И Саша, смотрю, уже сдаётся. Ну, чуть припугнуть можно было.

А. Гогун: Как?

- А как? Ну, скажу, что скажем, что "ты в комсомоле был, вот на тебя

там цидульку какую-нибудь сделаем и пустим на полицию или немцам". Скажем, что "вот он в комсомоле был". Цидульку такую оставим для старосты, который работает на немцев, и все, и он подскажет.

Были любые методы. Насильственных методов не применяли, а путём уговора и таких, как говорят, облегающих данных, было достаточно для того, чтобы завербовать[...]

АУИПР. С. а.

* Информант служил в 1939-1941 гг. в танковых войсках Красной армии, участвовал в захвате Западной Украины, советско-финляндской войне, боях летом 1941 года. Был ранен, оказался на оккупированной территории, где находился на излечении у польских крестьян. Позже из окруженцев А. Артамонов создал небольшую партизанскую группу, которая весной 1943 г. влилась в Каменец-Подольское соединение им. Михайлова. До конца 1943 года был диверсантом, далее - помощником командира по разведке батальона им. Кармелюка указанного соединения.

Раздел III.

ТЕРРОР И РЕПРЕССИИ

136. ИЗ ПРИКАЗА ПЕРВОГО СЕКРЕТАРЯ ЧЕРНИГОВСКОГО ОБКОМА КП(Б)У А. ФЁДОРОВА ОБ УНИЧТОЖЕНИИ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТОВ В РАЙОНЕ ДИСЛОКАЦИИ ПАРТИЗАН

9 ноября 1941 г.

ПРИКАЗ № 2

[...] Областной штаб партизанского движения приказывает командованию Ичнянского партизанского отряда:

[...] 2. До 18.11. уничтожить:

а) районный старостат:

1) Мороза - старшину.

2) Волкова - старшину кооперации.

3) Кутового - старосту по школам.

4) Губия - райагронома.

5) Гузя П.Г. - фашистского агента (с. Трипутны) [...]

и националистов.

3. До 15.11. уничтожить старосту колхоза им. Ленина в с. Рож

б) Уничтожить в с. Заудайка старосту, активизирующихся кулаков

как агента фашизма.

4. До 18.11. уничтожить, как изменников Родины, которые стали на ~\ службу немцам Комаровский старостат:

1) Булгаченко - староста.

2) Фесенко - заместитель старосты.

3) Ларионову - инспектора больницы.

4) Федирко - райагроном.

5) Ко одко - начальник полиции.

6) Баранович - регистратор коммунистов.

5. До 25.11 - уничтожить всех сельских старост, ставленников немецких фашистов, проводящпх фашистскую политику.

До 23.11. - уничтожить, как изменников и агентов фашизма - Шевлюгу В.Я., Моренца И.И. [...]

Начальник

областного руководства

партизанским движением на Черниговщине ( - ) Орлов*

Член областного штаба ( - ) Васильченко

ЦГАООУ, ф. 64, он.1, д. 5, лл. 3-4. О. М.

* Это один из псевдонимов первого секретаря Чергшговского обкома КЩб) У У впоследствии командира Черниговского соединения Алексея Федорова.

137. ИЗ ПРИКАЗА ПО ПАРТИЗАНСКОМУ ОТРЯДУ ЧЕРВОННОГО РАЙОНА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ О РАЗГРОМЕ ПОЛИЦИИ В С. ПУСТОГОРОД

11 января 1942 г.

Хинель, лесокомбинат

ПРИКАЗ №16

На всем протяжении существования полиции в с. Пустогород, а за последнее время особенно, [эта полиция] усиленно начала терроризировать и грабить местное население. [Кроме того], эта полиция в полном составе участвовала в убийстве 22 человек в с. Барановка. С целью ликвидации издевательства над мирным населением и расстройства восстановления немецкой власти по селам, партизанский отряд сего числа совершил налет на с. Пустогород, приняв решение захватить [полицейских] врасплох на картирах.

В процессе атакования квартир полицейские начали отстреливаться из винтовок, револьверов и[защищаться] гранатами.

В связи с невозможностью ворваться в квартиры было сожжено 4 дома и 5 сараев полицейских и были убиты: Савченко Александр Козьмич (нач. полиции), Глущенко Дмитрий Емельянович и Примуш Кондрат Иванович; взяты живыми и после допроса расстреляны Шумара Василий Павлович и Шумара Василий Александрович.

Кроме этого, были убиты, отец нач[альни]ка полиции, дравшийся с винтовкой совместно со своим сыном, и дочь полицейского Глущенко, показывавшая отцу наши огневые точки. Все имущество старосты было конфисковано, квартира приведена в нежилое состояние[...]

Командир партиз[анского] отр[яда] (Анисименко)

Комиссар партиз[анского] отр[яда] (Лукашов)

Нач[альни]к штаба (Гончаров)

ЦГАООУ, ф. 131, оп.1, д. 642, лл. 12-13. О. Р.

138. ИЗ ПРИКАЗА ПО ПУТИВЛЬСКОМУ ПАРТИЗАНСКОМУ ОТРЯДУ О РАССТРЕЛЕ ПОЛИЦЕЙСКИХ СЕЛ ЗЕМЛЯНИКА И ЧЕРТОРЫГИ ГЛУХОВСКОГО РАЙОНА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ

19 января 1942 г.

д. Гута, Путивльський р-н

ПРИКАЗ № 65 [...] И.

Отметить, что решением командования отряда 19.1.1942 года расстреляна группа врагов народа полицейских из сел ЗЕМЛЯНИКА и Черториги Глуховского района, добровольно вступивших в полицию

и как ставленников германского фашизма, проводивших провокационную работу среди населения против Советской власти, выдававших коммунистов и партизан немецкому командованию, расхищали колхозное имущество, занимались бандитизмом - дезертиры РККА: СТАРЧЕНКО Сергей Ильич, 1900 г. рождения, житель д. Сутески Дунаецкого сельсовета, выдавал немецкому командованию партизан, отказывал, как бригадир колхоза семьям красноармейцев в материальной помощи и накладывал штраф за выход их в лес. Снабжал немецкую армию продовольствием.

КЛЕЩЕНКО Александр Макарович, 1908 г. рождения, беспартийный, житель с. Черториг, добровольно вступил в полицию, ставленник германского фашизма.

ФЕДЧЕНКО Иван Васильевич, беспартийный, 1915 г. рождения, житель с. Черториги Глуховского района, служил добровольцем в полиции, ставленник германского фашизма, дезертир РККС.

ОЛЕЙНИК Федор Максимович, 1913 г. рождения, беспартийный, житель с. Земляника, служил добровольцем в полиции, ставленник германского фашизма, дезертир РККА.

КУШКО Иван Сергеевич, 1917 г. рождения, житель с. Земляник Глуховского района, служил добровольцем в полиции, дезертир РККА, ставленник германского фашизма.

БЛИЗНЮК Данил Емельянович, 1891 г. рождения, беспартийный, житель с. Земляника Глуховского района, староста колхоза, ставленник германского фашизма, выдавал немецкому командованию коммунистов и партизан, снабжал немецкие войска продуктами.

ДЕЩИНКО Григорий Прокофьевич, беспартийный, житель с. Черториги, служил лесником от германского фашизма и выдавал коммунистов и партизан немецкому командованию.

ЯДУТА Петр Ефимович, 1912 г., беспартийный, добровольцем поступил в полицию, был старшим в полиции, дезертир Красной Армии, ставленник германского фашизма, житель с. Черториги.

ГЕТМАНЕНКО Фаллип Александрович, 1907 г., беспартийный, житель с. Черториги Глуховского района, служил счетоводом колхоза и способствовал в снабжении продовольствием германской армии и в выполнении колхозниками продовольственных поставок для германского фашизма, выдавал германскому командованию коммунистов и партизан[...]

Командир партизанского отряда (КОВПАК)

Комиссар партизанского отряда: (РУДНЕВ)

Начальник штаба партизанского] о|тряда] (БАЗЫМА)

139. ПРИКАЗ ПО ОТРЯДУ ЧЕРВОННОГО РАЙОНА О РАССТРЕЛЕ ПОЛИЦЕЙСКИХ С. ФОТЕВИЖ

20 января 1942 г.

Хинель. Лесокомбинат

ПРИКАЗ № 24

С целью ликвидации издевательств и грабежа над мирным населением и расшатывания немецкой власти в селах района, партизанский отряд 18 января 1942 г. сделал налет на полицию с. Фотевиж Червонного р[айо]на, приняв решение захватить их врасплох на квартирах и взять живыми. Вследствие этого были взяты живыми активные полицейские: Степкин Александр Максимович и Харин Михаил Константинович, как участники зверского погрома и убийства мирных жителей с. Барановка.

Кроме этого, был взят живым Пригара Григорий Иванович, тайный агент немецких властей, который сообщал немцам и полиции месторасположение партизанского отряда.

После допроса последних все трое: Харин, Степкин и Григора были расстреляны, как предатели и изменники Родины.

Командир Комиссар

партизанского] о[тряда] партизанского] о[тряда]

(Анисименко) (Лукашов)

Нач[алышк] штаба (Подпись)

ЦГАООУ, ф. 130, on. 1, д. 642, л. 19-19 об. О. Р.

140. ИЗ ПРИКАЗА ПО ПУТИВЛЬСКОМУ ОТРЯДУ О РАССТРЕЛЕ ПОЛИЦЕЙСКИХ С. ЗАЗИРКИ ГЛУХОВСКОГО РАЙОНА

30 января 1942 г.

д. Гутка, Глуховский р[айо]н

ПРИКАЗ № 69 [•••]§ 7

Отметить, что по решению командования отряда 31.1.42 года были расстреляны полицейские с. Зазирки Глуховского р-на добровольно вступившие в полицию и активно выступали против Советской власти, терроризировали население, расхищали колхозное добро, стали на путь ставленников германского фашизма, враги народа:

1. ГОРБЕЦ Иван Антонович, 1916 года рождения, беспартийный, житель села Зазорки, добровольно вступил в полицию, ставленник германского фашизма, дезертир РККА, враг народа.

2. ЛЕВЕНКО Александр Дмитриевич, 1915 года рождения, беспартийный, житель с. Зазирки, добровольно вступил в полицию, ставленник германского фашизма, дезертир РККА, проводил среди населения агитацию против Советской власти, враг народа.

3. БОРЩ Стефан Лаферович, беспартийный, 1908 года рождения, житель с. Зазирки, добровольно вступил в полицию, ставленник германского фашизма, дезертир РККА, терроризировал население, враг народа.

4. МАТАШЕНКО Иван Петрович, беспартийный. 1923 года рождения, житель с. Земляника, добровольно вступил в полицию, ставленник германского фашизма, дезертир РККА, враг народа.

Решение проводили в исполнение бойцы оперативной группы командира БАБИНЦА и ПЯТЫШКИНА.

Командир партизанского отряда (Ковпак)

Комиссар партизанского отряда ( - ) Руднев

Начштаба партизанского отряда (Базыма)

ЦГАООУ, ф. 63, on. 1, д. 8, л. 62. К. М.

141. ИЗ ПРИКАЗА ПО ПУТИВЛЬСКОМУ ОТРЯДУ ОБ ИТОГАХ ОПЕРАЦИИ ПО УНИЧТОЖЕНИЮ ПОЛИЦИИ В РАЙОНЕ ДИСЛОКАЦИИ ПАРТИЗАН

4 февраля 1942 г.

х. Новосельцы

Глуховский р[айо]н

ПРИКАЗ №71

[•••]§ 8

Отметить, что 4.2.1942 г. по разработанному плану была проведена операция по очистке села от полицейских - Викторово, Холопово, Баничи и Щебзавод, а также разрушить связь Ваничи - Глухов, уничтожить путем подрыва и сжигания складов с зерном, сеном и овощами, которые сосредоточены на заготпункте при станции Баничи для обеспечения германской армии.

В операции участвовали оперативные группы: № 3 командир КАРПЕНКО, № 5 командир КИРИЛЕНКО, № 8 командир СОГАНЮК и № 1 командир т. КУРС - ответственный по операции: в с. Холопково т. СОГАНЮК и Баничи т. КИРИЛЕНКО, на ст. Ваничи т. КУРС.

Результат операции:

В с. Викторово была разгромлена полиция. Начальник полиции ТИЩЕНКО Иван Степанович был пойман и расстрелян, как ставленник германского фашизма и изменник родины, остальные 3 полицейских были разоружены и, как выбранные колхозниками и не применявшие оружия, были отпущены. Взяты трофеи из магазина кооператива 100 пачек махорки, у начальника полиции 1 шинель и 1 лошадь, документы старосты и 3 винтовки.

В с. Холопково пойман начальник полиции ЧИГУН и расстрелян, как ставленник германского фашизма и изменник родины. Остальные полицейские и староста сбежали. В полицейском управлении, в управлении старосты и квартирах полицейских были произведены обыски и изъяты трофеи: патрон 6 тысяч, винтовок 2 штуки, муки ржаной 25 кг, сала 40 кг, соли 25 кг, пшена 30 кг, и документы управления старосты.

На станции Баничи был убит начальник станции оказавший вооруженное сопротивление, разрушена телефонная связь ст. Баничи

- Глухов, 1500 м, изъято два телефонных аппарата.

В с. Баничи взято четыре полицейских и доставлены в штаб отряда. Изъяты трофеи: 4 винтовки и 500 патронов.

На Щебзаводе (в карьере) была разгромлена полиция, два полицейских и два служащих - инженера, доставлены в штаб. Начальник полиции ЛУТОЖИН и пом. начальника полиции БОРОВЧУК были убиты на месте боя. Взяты трофеи: 8 лопат, 1 шинель, 2 телефонных аппарата, печать и штамп щебзавода, документы, 4 шубы и 4 винтовки.

На заготовительном пункте при ст. Баничи были убиты охранники склада, оказавшие вооруженное сопротивление, ставленники германского фашизма, оберегавшие продовольствие для германской армии:

1. ДАДАКОВ Степан Сергеевич, 1921 г. рождения - овощесклада.

2. ЛЯШЕНКО Иван Иванович, 1890 г. - лесосклада

3. ГОЛОВЧ Савелий Андреевич, 1905 г. - зерносклада

4. ВАКУЛЕНКО Михаил Петрович, 1901 г. - сенобазы

5. МАКАРЕНКО Илья Иванович, 1891 г. - зав. лесоскладом.

Взяты трофеи: 1 винтовка, 20 патрон и 424 рублей, деньги изъяты из

конторы заготпункта.

Взорваны и сожжены склады и базы германского фашизма:

Овощесклад - длинной 30 м, ширина 13 м, площадь склада 390 кв. метров. В складе имелось: лук, картофель, свекла, всего весом 25 тонн.

Зерновой склад - дл[ин'ной] 150 м, ширина 12 м, что составляет 1800 кв. метр. В складе имелась рожь, пшеница, просо, всего весом 1080 тонн.

Сожжено на Сенопункте 12 скирд сена, весом 480 тонн.

§9

Отметить, что по решению командования отряда 4.2. [19]42 года была расстреляна группа ставленников германского фашизма, помогавших экономическому укреплению германской армии, дезертиров РККА, изменников Родины:

1. ТАЛ АН Федор Степанович, 1902 г. рождения, беспартийный, до

войны преподаватель с[ельско] х[озяственного] института в Глухове, в оккупированной территории служил инженером промотдела уездной глуховской управы, ставленник германского фашизма, дезертир РККА, изменник Родины, житель г. Глухова.

2. ИВАНОВ Всеволод Сергеевич, 1913 г. рождения, беспартийный, служил главным инженером Баннического щебзавода до войны и в настоящее время заведующий производством завода, ставленник германского фашизма, помогал укреплению германской армии, дезертир РККА, изменник Родины, житель с. Викторово Глуховского района.

3. ПОЛТОРАНИН Гавриил Макарович, 1891 г. рождения, беспартийный, военное звание капитан, дезертир РККА, служил у немцев директором щебзавода в Баничах, ставленник германского фашизма, имел оружие, изменник Родины, житель с. Баничи.

4. РОГОЗА Григорий Иванович, 1908 г. рождения, беспартийный, начальник полиции в с. Баничи, имел оружие, добровольно поступил в полицию, дезертир РККА, ставленник германского фашизма, изменник Родины, житель с. Баничи Глуховского р-на.

5. СТЕПАШКО Андрей Никодимович, 1909 г. рождения, беспар-| тайный, добровольно вступил полицейским, ставленник германского фашизма, имел оружие, дезертир РККА, изменник Родины, житель с. Баничи.

6. СУХОРУЧЕНКО Григорий Кузьмич, 1909 г. рождения, беспартийный, житель с. Баничи, добровольно поступил полицейским, имел оружие, дезертир РККА, изменник Родины.

7. БЕЛОУС Иван Иванович, 1908 г. рождения, беспартийный, житель с. Баничи, добровольно вступил в полицию, ставленник германского фашизма, имел оружие, дезертир РККА, враг народа.

8. АЛЕНТЬЕВ Антон Иванович, 1918 г. рождения, беспартийный, житель с. Баничи, щебзавод, добровольно поступил в полицию, имел оружие, ставленник германского фашизма, дезертир РККА, изменник Родины.

9. МОИСЕЕНКО Иван Михайлович, 1886 г. рождения, беспартийный, староста с. Ярославец, ставленник германского фашизма терроризировал население, выдавал партизан германскому командованию, организатор сельской^полиции, изменник Родины.

10. СТАРОСЕЛЬСКИЙ Андрей Аврамович, 1912 г. рождения, беспартийный, добровольно вступил в полицию, служил старшим полицейским, имел оружие, дезертир РККА, изменник Родины, житель с. Ярославец Глуховского района.

11. ЩЕГОЛЕВ Сергей Иосифович, 1899 г. рождения, беспартийный, житель М-Суворовки Путивльского района, староста колхоза, он же староста села, ставленник германского фашизма, расхищал колхозное добро, вел агитацию среди населения против Советской власти, не обеспечивал семей красноармейцев, враг народа.

Решение приводили в исполнение бойцы оперативной группы № 2 - командир Бабинец, N2 4 командир Пятышкин, N2 5 командир Кириленко, N2 6 командир Кочемазов.

Командир партизанского отряда (Ковпак)

Комиссар партизанского отряда ( - ) Руднев

Начштаба партизанского отряда (Базыма)

ЦГАООУ, ф.63, оп.1, д.8, лл.67-68. О. М.

142. ИЗ ПРИКАЗА ПО ПУТИВЛЬСКОМУ ОТРЯДУ О РАССТРЕЛЕ ЗАХВАЧЕННЫХ В ПЛЕН ДОБРОВОЛЬЦЕВ

КАЗАЧЬИХ ФОРМИРОВАНИЙ

9 февраля 1942 г.

х. Новосельцы, Глуховский р[айо]н

ПРИКАЗ N2 74

i-]§ 6

По решению командования отряда 8.2.1942 года были расстреляны добровольцы из украинского казачества г. Конотопа, которые 8.2.1942 года наступали на партизанский отряд в с. Зазирках, а также находились на службе с г. Кролевце в украинской казачьей сотне, вели все время борьбу с партизанами, терроризировали и грабили население, стали на путь ставленников германского фашизма - врагов народа:

1. ШКУРА Иван Петрович, 1923 г. рождения, житель г. Кролевца.

2. НЕРОВНЯ Иван Максимович, 1922 г. рождения, житель г. Кровевца.

3. ПАЛАДИЧ Иван Михайлович, 1922 г. рождения, житель г. Кровевца.

4. ПУХОВСКИЙ Иван Иванович, 19121 г. рождения, житель с. Погребки.

5. ЯНЕНКО Григорий Трофимович, 1910 г. рождения.

6. АНТОНОВ Александр Константинович, 1918 г. рождения, уроженец Тульской области.

7. ЯЛЫННЫЙ Юрий Иванович, 1923 г. рождения, житель г. Кролевец.

8. КУЛИПЧЕПКО Семен Афанасьевич, 1921 г. рождения, житель с. Погребки, Кролевецкого района[...]

Командир партизанского отряда (Ковпак)

Комиссар партизанского отряда ( - ) Руднев

Начальник штаба партиз[анского] отряда (Базима)

ЦГАООУ, ф. 63, on. 1, д. 8, л. 74. О. М.

143. ПРИКАЗ ПО ОТРЯДУ ЧЕРВОННОГО РАЙОНА О РАССТРЕЛЕ ЖЕНЩИН - АГЕНТОВ НЕМЕЦКОЙ РАЗВЕДКИ

12 февраля 1942 г.

Хинель, лесокомбинат

ПРИКАЗ №50

Караулом отряда в лесокомбинате были задержаны и доставлены в штаб отряда две неизвестные женщины. При допросе установлено, что одна из них, Повиляшко Ульяна Ивановна, 42 года, и другая, Певнык Мария Егоровна, 26 лет,обе жительницы с. Мар[чихина] Буда Ямпольского р[айо]на, мужья которых нами расстреляны, как немецкие прихлебатели-полицейские.

На допросе обе сознались, что они были посланы старостой Мар[чихиной] Буды в разведку [с целью] установить, где расположены штабы [партизанский] отрядов, как расквартированы бойцы и их количество, какое имеется оружие и т. д.

Повиляшко Ульяна Ивановна и Певнык Мария Егоровна стали на прямой путь шпионажа [в пользу] немецкой разведки.

Исходя из вышеизложеного, Повиляшко Ульяну Ивановну и Певнык Марию Егоровну, как изменников Родины, ставших прямыми пособниками немецких властей, расстрелять.

Приказ приведен в исполнение 12 февраля 1942 г.

Командир Комиссар

партизанского] о[тряда] п[артизаиского] о[тряда]

(Анисименко) (Лукашов)

Нач[альник] штаба (Подпись)

ЦГАООУ, ф. 130, on. 1, д. 642, лл. 37-37 об. О. Р.

144. РАПОРТ КОМАНДИРА 6-Й ОПЕРАТИВНОЙ

ГРУППЫ ПУТИВЛЬСКОГО ОТРЯДА В. КОЧЕМАЗОВА КОМАНДОВАНИЮ ОТРЯДА О ЗАХВАТЕ

КОЛЛАБОРАЦИОНИСТОВ В С. КАМЕНЬ КРОЛЕВЕЦКОГО РАЙОНА СУМСКОЙ ОБЛАСТИ

Доношу о том, что операция в с. Камень произведена. Захвачены и доставлены в отряд: староста с. Камень - Крамаренко, лесник Якушенко Иван Лукич, Кролюк Алексей Иванович - немецкий шпион, полицейский Овчаренко Илья, полицейский Могила Петр Дмитриевич и немецкий шпион Гапонова Матрена Романовна.

При обыске изъято 9 винтовок, 1 наган, 1 телефон, 1 плащ военного образца, 1 суконный отрез на пальто, 2 отреза на брюки, 1 отрез на пальто, 2 отреза на брюки, 1 отрез сатина на рубашку, 2 пары нижнего белья.

15.02.42 г. Командир 6-й группы (Кочемазов)

ЦГАООУ, ф. 63, on. 1, д. 71, л. 4. О. М. *

145. ПРИКАЗ ПО ПУТИВЛЬСКОМУ ОТРЯДУ ОБ ИТОГЕ ОПЕРАЦИЙ ПО УНИЧТОЖЕНИЮ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТОВ В РАЙОНЕ ДИСЛОКАЦИИ ПАРТИЗАН

15 февраля 1942 г.

с. Воргол

ПРИКАЗ № 78

§1

Отметить, что 15.2.1942 г. по разработанному плану командования отряда, оперативным группам: № 4 командир тов. ПЯТЫШКИН с 18 бойцами, № 3 зам. командира т. СуУХОЦКИЙ с 20 бойцами, № 5 командир КИРИЛЕНКО с 20 бойцами, дано задание провести операцию в с. Литвиновичи по очистке от полиции и других ставленников германского фашизма.

Операция проводилась под руководством комиссара партизанского отряда тов. РУДНЕВА.

В результате операции были пойманы и арестованы начальник полиции БОГДАНОВСКИЙ, два полицейских два шпиона, один немецкий жандарм САМОЙЛЕНКО. Арестованные доставлены в штаб отряда.

Трофеи: 2 карабина, 1 обрез, 1 наган, изъято из конторы колхоза 7877 рублей, документы сельского старосты и полицейского управления.

Закончив операцию, комиссаром партизанского отряда было проведено собрание с колхозниками. Присутствовало 300 чел[овек].

§2 ь

Отметить, что 15.2.1942 г. оперативным] группам № 6 командир тов. КОЧЕМАЗОВ с 28 бойцами и № 1 командир т. ЛЫСЕНКО с 15 бойцами было дано задание провести операцию в с. Камень Кролевецкого района [Сумской области] по очистке села от полиции и других ставленников германского фашизма.

Операция проводилась под руководством т. КОЧЕМАЗОВА.

Результат операции. Арестованы - староста села Крамаренко, лесник шпион ЯКУШЕНКО, полицейские КРОЛЮК, Овчаренко, МОЖИЛА, немецкий шпион ГАПОНОВА, все арестованные доставлены в штаб отряда.

Трофеи: 9 винтовок, 1 наган, 1 телефонный аппарат, 1 плащ, 2 пары белья, 10 метров мануфактуры. После операции политрук группы т. КАПАВЕЦ и командир отряда КОЧЕМАЗОВ провели митинг с (колхозниками, на котором присутствовало 400 чел. \

§ 3 \

По решению командования отряда 15.2.1942 г. была расстреляна группа изменников Родины, ставленников германского фашизма, ра-) ботающих полицейскими и старостами сел, шпионами германского командования, выдававших партизан немецкому командованию, дезег/ тиров РККА, расхитителей колхозного имущества: Г

1. КЛИМЕНКО Василий Ефимович, 1911 г. рождения, полицейский, доброволец, шпион, житель с. Литвиновичи.

2. ЛАМАКА Кирилл Семенович, 1888 г. рождения, шпион и предатель Советской власти, житель с. Литвиновичи.

3. ККЗЬМЕНКО Захар Семенович, 1911 г. рождения, шпион и предатель Советской власти, дезертир РККА, житель с. Литвиновичи.

4. САМОЙЛЕНКО Григорий Петрович, 1919 г. рождения, работник немецкой полевой жандармерии, избивал арестованных, ярый враг Советской власти, изменник Родины.

5. КРАМАРЕНКО Юрий Александрович, 1878 г. рождения, бургомистр с. Камень, издевался над населением и выступал против Советской власти, ставленник германского фашизма.

6. КРОЛЮК Алексей Иванович, 1895 г. рождения, шпион, выдавал немецкому командованию партизан, бойцов, командиров и политработников.

7. ОВЧАРЕНКО Илья Николаевич, 1914 г. рождения, полицейский доброволец, дезертир РККА, ставленник германского фашизма.

8. МАГИЛА Петр Дмитриевич, 1919 г. рождения, полицейский доброволец, ставленник германского фашизма, выдавал партизан немецкому командованию.

9. ГАПОНОВА Матрена Романовна, 1921 г. рождения, шпион германского командования.

10. ЯКУШЕНКО Иван Лукич, 1899 г. рождения, лесник, ставленник германского фашизма, избивавший семьи красноармейцев д. Старое.

11. ЧУТ Иван Дмитриевич, доброволец, полицейский, дезертир РККА, враг народа.

Ответственный по выполнению решения тов. Курочкин.

§4

Изъятые из управления старосты с. Воргол 2286 рублей заприходовать в кассу отряда.

§5

Кассиром отряда назначаю тов. Попова, которому вести строгий учет поступающих в отряд денежных сумм.

Командир партизанского отряда (Ковпак)

Комиссар партизанского отряда ( - ) Руднев

Начальник штаба партиз[анского] отряда (Базима)

ЦГАООУ, ф. 63, on. 1, д. 8, лл. 87-88. К. М.

146. ИЗ ПРИКАЗА ПО ПУТИВЛЬСКОМУ ОБЪЕДИНЁННОМУ ОТРЯДУ О РАССТРЕЛЕ ПЛЕННЫХ ПОЛИЦЕЙСКИХ И ДРУГИХ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТОВ

28 февраля 1942 г.

с. Веселое

ПРИКАЗ № 85

[•••]§ 2

По решению командования отряда были расстреляны враги народа, ставленники германского фашизма:

1. ХАНДУРИН Тимофей Кузьмич, 1896 г. рождения, житель села Веселое Шалыгинского района [Сумской области], доброволец полицейский, вел активную борьбу с партизанами и выдавал их германскому командованию.

2. СЕДЫХ Петр Тарасович, 1896 г. рождения, житель села Веселое, доброволец полицейский, активно вел борьбу с партизанами и выдавал их германскому командованию.

3. ПЕХОВ Иван Михайлович, 1913 г. рождения, доброволец полицейский, дезертир РККА, ставленник германского фашизма.

4. ШТУРБИН Иван Сидорович, 1906 г. рождения, житель с. Веселое, терроризировал население, вел борьбу с партизанами и выдавал семьи германскому командованию, дезертир РККА.

5. ТУТОС Ефрем Карпович, 1912 г. рождения, житель села Будищи, полицейский доброволец, дезертир РККА, ставленник германского фашизма.

6. ТЕЛИН Василий Леонтьевич, 1916 г. рождения, житель села Веселое, доброволец полицейский, сын репрессированного, вел борьбу с партизанами.

7. РАЗУМНЫЙ Василий Федорович, 1909 г. рождения, житель с. Веселое, дезертир РККА, сын кулака, вел активную борьбу с

партизанами.

8. БУХАНИСТ Илья Федорович, 1900 г. рождения, житель с. Будище, Шалыгинского района, староста с. Будище, ставленник германского фашизма.

9. КУРАСОВ Ларион Андреевич, 1914 г. рождения, полицейский доброволец, житель Ревякино, выдавал германским властям коммунистов, вел борьбу против коммунистов и партизан.[...]

Командир партизанского отряда (Ковпак) (

Комиссар партизанского отряда ( - ) Руднев \

Начальник штаба партиз[анского] отряда (Базима)

ЦГАООУ, ф. 63, on. 1, д. 8, лл. 104-105. О. М.

147. ПРИКАЗ ПО ОТРЯДУ ЧЕРВОННОГО РАЙОНА ОБ ИТОГАХ ОПЕРАЦИИ ПО РАЗГРОМУ ПОЛИЦИИ В С. СОПЫ (СУМЩИНА)

2 марта 1942 г

Хинель, лесокомбинат ПРИКАЗ №62

По имеющимся данным нашей разведки, после разгрома полиции Демишенской волости, Советского района*, часть полицейских переехали в с. Сопыч Червонного района, влились в сопычцкую полицию и терроризируют мирных жителей, где уже расстреляно восемь человек.

Группа партизанского отряда под командыванием политрука группы тов. ДЕГТЯРЕВА совместно с партизанским отрядом военнослужащих им. Ворошилова 28 февраля 1942 г. совершили налет на полицию с. Сопыч**, полиция в количестве 130*** человек заняла оборону в каменном помещении школы и церкви.

После 2-х суточного боя было убито и расстреляно полицейских 83 человека**** и 3 человека жизнь покончили самоубийством. Всего в этой операции уничтожено полицейских 86 человек, в числе которых организатор полиции Каравай.

Кроме этого, уничтожено путем сожжения более 50 домов полицейских*****. Наши потери отряда им. Ворошилова убитыми 12 человек и ранеными 8 человек, в группе отряда Червонного района убитых один человек Чулков Федор Семенович и ранен один человек Стратой Марк Нестерович ******.

После 2-х суточного артиллерийского и пулеметного обстрела церкви, село Сопич было нами оставлено, остальная полиция выехала в г. Глухов.

Командир отряда (ИВАНОВ)

Комиссар отряда (ЛУКАШОВ)

Начальник штаба отряда (ФИЛЬЧЕНКО)

ЦГАОО Украины, ф. 130, on. 1, д. 642, л. 48. О. М.

* Возможно, имеется в виду деревня Лемегиевка Севского района Брянской области РФ.

В 1941 г. с. Сопыч входило в Червонный район, сейчас принадлежит к Глуховскому району.

** По всей видимости, операция оказалась неудачной помимо прочего потому, что был потерян фактор внезапности. 6 февраля 1942 г. партизаны направили письмо старосте села А. Захлебалову и начальнику сельской полиции А. Данильченко. В ультиматуме было поставлено требование распустить полицию, сдать оружие, а также "прекратить всякого рода издевательства над мирным населением". В случае невыполнения "...Вы подлежите немедленному уничтожению с конфискацией всего принадлежащего имущества" (ЦГАООУ, ф. 1, оп. 22, д. 563, л. 68). Очевидно, что староста и полицейские не выполнили требование, зато усилили бдительность.

*** В дальнейшем Л. Иванов увеличил численность полицейских в этом бою до 150-ти человек (см. выдержку из его отчёта, опубликованную в разделе о боевых действиях, датированную не ранее 1 сентября

1943 г.).

**** Характерно, что в документе убитые и расстрелянные объединены. По рассказу