КОНТР КУЛЬТ УР'а
№ 3 1991


В НОМЕРЕ:

С.Гурьев. И вдаль несется песенка
200 лет одиночества (интервью с Егором Летовым)
Е.Летов. ГрОб-хроники
С.Гурьев. Комитет Охраны Тепла
Интервью с Александром Башлачевым
Our Last Spring
А.Кушнир. Дискретная энциклопедия рок-самиздата
Песенка из мультфильма "Мнение Дебила"
Деревья гнутся
Rock'n'roll сквозь аттестат зрелости
А.Коблов. Коллектор
П.Белсито. Человек С Собаками
Свен Регенер. Будьте мужчинами!
FANZINATION
И.Соколовский. Конец андерграунда
Плюха. Confrontation или Живые и мертвые
Guitar Craft
А.Сучилин. Берлин, Лысая гора
Морфин нынче дорог
А.Сидоров. Что осталось от Маркузе?
А.Серьга. Под зеленым знаменем
К.Уваров. Мистическая охота на Татьяну Друбич
Свен Гундлах. Четверо из его народа


ПРЕЗЕНТаЦИЯ

ДЕРЕВЬЯ ГНУТСЯ

Кто-то из крупных физиков начала века (калибра Эйнштейна и Планка) высказал оригинальное замечание о сущности развития науки. "Новая теория, - сказал он, - побеждает тогда, когда вымирают от старости приверженцы прежней теории". Хороший тезис, не правда ли? Есть также другое утверждение: "Новое - это недостаточно хорошо понятое старое". Сумма двух предложений приводит нас к мысли о бренности всего земного вообще и рок-самиздата в частности. Увы, увы, я лично с гораздо большим удовольствием читаю совковую прессу, чем всякие независимые, самиздатовские и даже "андерграундные" издания. Как правило, они полны необоснованных претензий, дешевого злобного зубоскальства и унылого однообразия. Однако на фоне тотального отсутствия личностей и засилья бездарностей есть одно светлое пятно. Журнал "Шумелаъ Ъмышь" суть единственная отдушина в жутком мире рок-хроников, описаний фестивалей, интервью, рецензий и теоретических бредней. Он создается людьми, которые:
1. независимы от
а) совка и соответствующей идеологии; б) коммерции и поп-карьеры как цели; в) ценностей молодежной "подпольной" культуры; г) ориентации на паблисити в интеллектуально-эстетских кругах.
Среди всех мыслимых изданий такое сочетание уникально.
2. достаточно молоды, чтобы иметь собственное мнение, которое
а) не боится выглядеть непрофессиональным или попросту наивным; б) отдает отчет о своем неумении "играть в бисер", т.е. созидательно.
Если кто-то не слышал, тому я могу сообщить сногсшибательную новость: рок-н-ролл (с маленькой буквы) скончался двадцать лет назад. Так что няньчиться с этим явлением не стоит, тем не менее, ничего лучше пока придумано не было, поэтому молодому поколению следует изучать его. Журнал "Шумелаъ Ъмышь" показал нам идеальный образец осваивания такого материала. Он счастливо избежал крайностей левого и правого уклона: левого в том, что не стал чересчур глубоко внедряться в "тусовочную романтику", чересчур серьезно переживать все ее трагедии и комедии, а правого - в том, что не вернулся "домой", к истеблишменту, к респектабельной приставке "пост-". Ведь для современной молодежи дух контркультуры не несет ничего крутого, революционного - есть много неглупых и неплохих парней, которые абсолютно не прикалываются к року, панку и пр. реликтам, а секс-революцией нынче вовсю занимаются комсомол-боссы. Здесь же сумели добиться органичного синтеза ученичества у старой "андерграундной школы" (все плюсы, все живое которой - в наличии) с сохранением свежести "поколения, выбирающего Пепси".

КОНСУЛЬТАНТ


"Шумелаъ Ъмышь", № 1, 1991

ВЕЧНЫЙ ЖИД
или
ВОЛКО-ЛАМСКОЕ ШОССЕ
(01.12.90. ДК МАИ. Проект "Агасфер")

Такого мрачного действа столица, пожалуй, не знала.

Волко-Ламское шоссе было названо так в честь памятного исторического события. Некогда на этом самом месте два с лишним десятка волков остановили ламу, убили ее, а затем зверски изнасиловали. (А где вы видели, чтобы волки насиловали по-человечески?) А совсем недалеко отсюда стояла избушка, арендованная под "Агасфер". Само же Волко-Ламское шоссе, оно типа знаменитого романа Саши Соколова "Между собакой и волком".

А Саша Соколов, в свою очередь, назван так из-за одноименной станции метро, расположенной здесь же, рядом. Но речь пойдет не об этом.

Агасфер же - это ВЕЧНЫЙ жид. Почему жид, и почему именно вечный, будет разъяснено в настоящей статье, но чуть позже.

А второе название статьи - "Декабрьские сумерки".

Первым "выступал" Дым от Крематория. Было похоже, что он зачем-то настраивал аппаратуру для Ночного Проспекта, бывшего за ними. Хотя это приятная фенечка, и одна песня мне понравилась, про столбы. А остальное тоже ничего, но украдены у раннего Крематория. И пусть даже Троегубов и сам их написал - все равно он их украл. Такой уж ему, Троегубову, предел положен. И мемуары его лживые, наверное1.

Затем, понятное дело, Ночной Проспект. Про него я молчу, если кому-то он по кайфу, то тот пусть и ловит его в свои авангардические сети. А мне такая музыка - почти в ноль.

За ним НТО РЕЦЕПТ, ставший со времени Зеленограда изрядной сенсацией. С ним приехали фанаты.

На ЧИСТОЙ ЛЮБВИ мы в последний раз оторвались. Оторвались на ней и все прочие, и здесь уже у нас появилось страшное предчувствие, и я вдруг понял, что все это вокруг не так уж и просто. Конечно, гурьевская веселуха и развлекуха с обязательной песней про зайцев в финале не при чем. Она была действительно по-настоящему чистой, в отличие от последующих за нею.

А именно: откровенно ублюдошный БАХЫТ-КОМПОТ, о котором в печати сказано уже достаточно слов, и некто Лаптев, видный классик совковой псевдоподпольной пошлой песни середины конца 80-х годов. Только сейчас не 80-е. Но нам от этого было не легче, хотя, справедливости ради замечу, что ни Бахыта, ни пианиста-недочеловека мы, к счастью, не видели, отсидевшись благополучно в фойе. (Но, правда - везде есть свой маньяк, как сказано в фильме Трюффо "Веселенькое воскресенье" - там нас чуть ли не до смерти затерроризировали местные старухи-дружинницы, совершенно озверевшие и потерявшие всякий человеческий облик. Под стать им был и некий организатор проекта, не пустивший журнал "Шумелаъ Ъмышь" на сцену и за кулисы.) Однако наш потенциальный читатель, столь же ненавидящий Степанцова и Лаптева, поймет нас и простит нам это мелкое дезертирство.

Впечатление же о данных особях "ШЪЪМ" вынесла из разового посещения одного прелестного кабаре в Замоскворечье. Сам по себе этот дидуровский питомник достоин, пожалуй, отдельного научного исследования, каковое и будет скоро написано в жанре пасквиля и преподнесено в одном из грядущих номеров.

Однако "наша" доблестная фотокорреспондент осталась в зале и запечатлела это паскудство для благодарных потомков, не знающих никакого БАХЫТ-КОМПОТА. Впрочем, ей, наверное, было даже приятно. Смотри картинку, но не слушай их пластинку, а также магнитофонную запись.

О выступающей следом РАББОТЕ ХО как-то не принято говорить в обзорных статьях, радиопередачах и пр. Аргументация обыкновенно такова: это слишком серьезно. Но именно поэтому - кое-что о РАББОТЕ ХО. Тот или та, кто воспринимал предшествующий текст как этакие злобные шуточки и всего лишь - тот ошибался.

Мы уже привычно издеваемся над творениями типа: "Пьяная-помятая: шлюха конопатая" и очень редко задумываемся, что на подобного рода песнях потихоньку выросло целое тусовочное поколение. И настанет, а быть может уж настал давно, миг, когда оно заполнит пространства. И будет оно таким, что для такой вот РАББОТЫ ХО, существующей покуда в подвале и крохотном зальчике, не будет места уже никогда и нигде.

Пока же они встречают РАББОТУ свистом, когда им скучно, и хохотом, когда они (не забудьте, вскормленные Степанцовым!) усматривают в словах или сценическом поведении Поповича (музыку они не слышат вовсе, не тот народ) то, чего там не было, нет и быть не может по определению, но что им лично по кайфу и потому всегда чудится и мерещится там, словно в морских глубинах - а именно какой-нибудь непристойный либо циничный прикол. Так например, посвящение композиции "Моисей" еврейским детям однозначно воспринималось как крутое антисемитское стебло в стиле того же Лаптева и другого Лаэртского. А когда тусовочка, наконец, понимала, что Попович говорит эти слова совершенно серьезно, тогда она злилась, и из зала на сцену шли чудовищные потоки традиционной русской ненависти, и становилось страшно, ведь эти люди опасны для всякого, кто им не нравится или же не интересен. Говорят, что все дело в ауре. Такой плохой ауры я не видел еще ни на одном концерте. И поэтому моя статья тоже зла, словно лесная берия зимней промозглой ночью. В каждом тусовщике живет-поживает монстра. Но вот тусовщик послушает свой МОНГОЛ-ШУУДАН, монстра проснется и поведет младого тусовщика прямиком на дело - раздирать и колоть.

А если я такой живой - убей меня, любер, я еврей - убей меня, член общества "Память" - все в порядке, заебись! Распевая песни Егора, молодежь идет устраивать еврейский погром. Единственная альтернатива этому невъебенному стаду - это самому стать жидом, насовсем и со всеми вытекающими из этой метаморфозы последствиями. Все, что угодно, лишь бы не нравиться вам. И именно поэтому и я - жид, и весь наш журнал - подборка таких вот вечных жидов по жизни.

Потому что, если человек в свои 15-18 лет не понимает, как можно серьезно посвящать свои песни еврейским детям, то каким бы он ни был знатным хипом, пацифистом, непротивленцем, приколистом, компанейским малым и просто хорошим человеком - все равно он фашист. Очень жаль, что организаторы этого и других подобных мероприятий не видят элементарных вещей, не припятствуют проходу на концерты случайных людей (половина, как всегда, без билетов) и, заигрывая с тусовкой, проходят мимо тех, кто хотя бы впоследствии может оказаться полезен. Огромная пропасть разделяет того же Гурьева и, допустим, знаменитого тусовщика по имени        , который и не тусовщик вовсе, а урел. Хотя это одно и то же.

В восьмидесятых салоны торчали на "Аквариуме".

В девяностых любимая группа всей элиты - "Хуй Забей". Скоро и она, видимо, станет казаться им сложной и непонятной.

Таким образом, Шура Серьга со своими телегами о деградации культуры и всего остального оказывается абсолютно прав. "Шумелаъ Ъмышь" с вечными иллюзиями и мечтою о рок-н-ролльном фронте, наоборот - в глубокой жопе.

Почему-то Егор им всем нравится. А Попович - пока еще нет, и едва ли когда. Хотя, почему нет?

Но пока это хороший критерий. Привести всех этих неформалов на сейшен РАББОТЫ ХО, а потом разом избавиться от всех, кто не въехал. Провести де-монстрацию - уничтожение чудовищ.

Ее, в отличие от перестройки, можно начинать не с себя, а с других. Хотя и во мне обитает та самая монстра, да!

Над сценой словно собрались мрачные облака. Этот концерт отнимал у всех собравшихся жизнь. Собственно и статья эта пишется для того, чтобы Сергей случайно где-нибудь прочитал ее и понял, что еще хоть кто-то врубается в его музыку. Ничто хорошее не проходит бесследно, и на нашем теле остаются шрамы.

Лаэртский, хотя и своеобычная фигура, чуть-чуть снял напряжение и своим хитом про Коня, и тем, что не стал злоупотреблять всеобщим вниманием. Он славный человек, а остальное про него сказано в рецензии на альбомы.

"Синдром" закатил длинную программу. Его долго ждали, но он оказался изрядною лажею. Кроме того, нам всем было уже очень плохо.

Отсутствовавшие "Вежливый отказ" и "Иванов Даун", а также отмена дневного концерта уже даже не имеют значения. Дальнейшее и вовсе не ясно: какие-то ханыги играли на картонных коробках и прочей посуде - их едва сумели прогнать - пели песни на слова почитаемого нами В.Шефнера, пели дурными голосами и не плохо даже, а совершенно никак. Затем рухнула вниз аппаратура, придавила чуть ли не насмерть человека, и злополучный концерт был, наконец-то, закрыт.

"Не ждали" - обломали.

Мы не ждали - а нас обломали.

И только душа погубленной ламы еще продолжала летать над толпой расходящихся с концерта жлобов.


1 Редакция не разделяет столь резкой оценки, данной журналом "Шумелаъ Ъмышь" личности В.Троегубова. Кроме того, следует отметить, что группа "ДЫМ" в настоящий момент более не существует, а Троегубов вновь влился в состав "Крематория".