КОНТР КУЛЬТ УР'а
№ 3 1991


В НОМЕРЕ:

С.Гурьев. И вдаль несется песенка
200 лет одиночества (интервью с Егором Летовым)
Е.Летов. ГрОб-хроники
С.Гурьев. Комитет Охраны Тепла
Интервью с Александром Башлачевым
Our Last Spring
А.Кушнир. Дискретная энциклопедия рок-самиздата
Песенка из мультфильма "Мнение Дебила"
Деревья гнутся
Rock'n'roll сквозь аттестат зрелости
А.Коблов. Коллектор
П.Белсито. Человек С Собаками
Свен Регенер. Будьте мужчинами!
FANZINATION
И.Соколовский. Конец андерграунда
Плюха. Confrontation или Живые и мертвые
Guitar Craft
А.Сучилин. Берлин, Лысая гора
Морфин нынче дорог
А.Сидоров. Что осталось от Маркузе?
А.Серьга. Под зеленым знаменем
К.Уваров. Мистическая охота на Татьяну Друбич
Свен Гундлах. Четверо из его народа


МИСТИЧЕСКАЯ ОХОТА НА ТАТЬЯНУ ДРУБИЧ

Резвость - норма жизни.

Моя статья "Мистическая охота на Татьяну Друбич" является не документальным описанием ее, не научно-популярным трудом о способах проведения таких охот вообще, а художественным произведением, описывающим ее прохождение, хотя и фактологически верным. Детерминисту покажется, что самые мясистые куски - конкретные случаи применения магических технологий выброшены. Это не самые мясистые куски. Я не буду описывать конкретное действие приводимых методов, предоставляя эту возможность читателю. Моей сверхзадачей является создание адекватной языковой системы: тогда цель достигается автоматически. Это неопозитивизм. Что же такое неопозитивизм?
"В огороде - бузина, а в Киеве - дядька" -это пословица.
Уничтожая бузину, автоматически уничтожаем дядьку. Это магия.
Происходит это потому, что существует такая пословица. Это неопозитивизм.

К.Уваров

* * *

В беленькой шапочке она вышла из зала прибытия в Кольцове. Шел снег. Она приехала ко мне. Она еще не знает, куда я ее поведу. А мы сначала посидим дома целый день, потом пойдем к Дьяку (я буду очень учтивым, буду хвастаться тем, что я с ней). Она будет улыбаться, переживать, когда я играю в преферанс и внимательно слушать, когда я пьяный буду читать свои стихи. Она в сапожках пошла по снегу, села в автобус 68-Э: доедет до угла Мира и Малышева, пройдет квартал и пересядет на десятку.

Она села, сложила руки.

Ее жесты напоминают жесты Янки Мельниковой, хотя она ...Таня! Ты не забыла, куда ехать? Мой адрес: Артиллеристов 5/5, кв.З. Хотя это ни к чему - "Контр Культ УР'а" у нее в руках.

Я приведу ее к Витке, она сядет на диван, а я буду разговаривать с Виткой. Приведу в универовские общаги - слушать музон. Ей понравится Кейв.

Мы не будем целоваться на людях, но все поймут, сколь сильно мы влюблены друг в Друга.

Юльке она не понравится, Златка иногда поговорит с ней. "Друбич - это хорошо", - скажет Светка Ткачева.

Мы будем слушать "Ласковый май".

Потом я украду несколько телефонов в советских организациях и продам их, и мы пойдем есть в разных кафе.

Я выгоню из дома всю тусовку, кроме, возможно, Бурдина, и мы будем вдвоем топить печку и тушить баранину. Потом ей надо будет ехать на съемки, и она уедет. Я сфотографируюсь с ней.

* * *

Чтобы осуществить все задуманное, необходимо привлечь к этой истории как можно больше народа, ибо, во-первых, магические действия срабатывают только тогда, когда существует достаточная коммуникация, которая не разрушается в процессе выполнения этих действий. Так, забегая вперед, скажу: чтобы добиться взаимности незнакомой девушки, достаточно покрасить все тело в фиолетовый цвет, но это разрушит ту часть коммуникации, через которую магическая сила должна быть передана. Во-вторых, мозг (ум) не только получает информацию из окружающего мира, но и передает ее туда, устанавливая равновесие воздействий. Так, законы и сила магии усиливаются, когда начинается тотальное увлечение ей.

Зверь бежит на ловца. Того, что я печатал мои предположения о страсти Татьяны ко мне в заводских и прочих многотиражках разных городов СССР, мне казалось мало. И тут:

Я встал с пола, на котором лежал, освежил похмелье стаканом молока и с какой-то дури включил телевизор.

Какой-то экстрасенс предлагал следующую сделку:

1. Вы пишете ему, что бы вы сделали, найдя сумму в 10 000 руб.

2. Описываете ему самый запомнившийся день в вашей жизни.

3. Пишете ФИО вашей неразделенной любви.

Экстрасенс обещал помочь ее заманить.

Понятно, что в жадные руки экстрасенса стечется громадный энергопотенциал: мольбы, верования, гиперреалистические произведения, равных которым мало, прочее. Так пусть, решил я, этот потенциал несет и информацию о Татьяне, Танечке. В бессилии экстрасенса я не сомневался: кроме проповедей "космического сознания", он умудрился продемонстрировать десяток умильных "богемных" сюр-картинок, заявив, что они излучают энергию, и т.п.

* * *

Она приехала на Изоплит, а меня нет дома. Она залезла в окошко и сидит в комнате, сняв лишь шапочку.

А я-то, оболтус, пью где-то.

Она ходит, берет книги, читает... Читает наши рукописи. Ей нравится. Она села на кровать поудобнее, закурила. Читает. Холодно. Печка холодная. Я не был дома давно.

Меня зовут Костя. Костя Уваров.

- Очень приятно, - скажешь ты при встрече. - Таня. Так завяжется знакомство.

Пришел Мишка. Они поиграли в буру. Мишка выиграл... Вечером дома уже много народу: залазят в окошко. Ждут меня, дверь еще закрыта - с ключем еще никто не приходил. Я открываю дверь, вижу незнакомую шубку. Начинаю гадать, перебирать соблазнительные варианты приезда знакомых, незнакомых девушек, влюбленных тайком в меня. Сердце затихает. Я захожу на кухню. Так и есть: коньяк в холодильнике. Мое сердце замирает: догадка подтверждается. Я захожу в комнату и вижу ее. Я счастлив. Я уверен - мои друзья устроили Это. "Нет, я сама", - говорят ее глаза. Она тянется ко мне. Я счастлив.

* * *

Тогда на пустошь понесло
Впотьмах шарахнувшись дорогу
Она сломав запнулась ногу
И покатилось колесо

А.Зинатулин

Мир науки своеобразен и оригинален. В мире науки существуют психология и физика - науки. Скажем, играя в шахматы черными, я углубился в потаенный их смысл - смысл черных. Я изучаю личность короля, социум пешек, бессознательное слона, и все это - чтобы выиграть. Дело в том, что я - психолог.

Игорь Л., 24 года, г. Тюмень, студент, тоже любит играть черными. Но он, напротив, интересуется белыми. Изучает траекторию движения белого коня, вычисляет орбиты ладей. Он - физик. Он объективен. И когда белая ладья сойдет с орбиты, а пешка превратится в сверхновую, пробьет час моей смерти. Негуманные законы физики, непонятные законы внешней, незнакомой мне системы уничтожат мое эго, мое тело. Но и для Игоря Л. тоже настанет время суицида - когда в ответственный момент 32... Ф h7+! 33 Кр а1? Ферзь не пойдет на h7, когда у него задрожат руки, когда он закроет ими глаза, и когда на а6 взовьется зеленое знамя анархии.

Принято считать, что у человека существует эго, а у внешней системы - сплошные законы физики, хотя внешней считается лишь система противника, не подчиненная нашей.

Однажды, сидя у памятника Неизвестному Богу в Таллинне, я познакомился с ним и начал исследовать эго внешней системы - эго Неизвестного (Бога), существующее наравне с моим (в антагонизме).

Рассмотрим социум и физикум, как неприятную мне личность, составим карту ее поступков и ее бессознательного. Мы будем довольствоваться фрейдовским - динамическим уровнем, определяемым вытесненными желаниями, комплексами и прижизненной памятью. Поверхностные проявления системы (падение кирпича мне на голову, установление устойчивого клетчатого изображения неба на небе - то есть случайные проявления личности системы, вырвавшиеся на свободу из рамок приличия - таких законов ее порядочности и этикета, как Е-мс2 и пр.) будем воспринимать, как фрейдовские оговорки.

Опр.: Теоретической магией называется изучение комплексов и динамической памяти системы, выделение критериев для выяснения ее самочувствия, ведения диалога.

Практической - давление на самолюбие системы, разнообразные провокации и само получение призов - сексуальных, винно-водочных и даже лотерейных.

* * *

(первый сон: согласие системы)

Вероятно, в Зеленограде - то ли грабить полезли, то ли я знал, че к чему. Я с Сосновским, с Боярских (Сосновский вначале побыл Булыгиным). Я залез, Женька, открыли дверь. Я включил телевизор, и оттуда вышла Татьяна. Так и должно было быть. Я заговорил - мне надо было, и я срочно начал производить впечатление - с двух-трех сторон одновременно. Женька, Сосновский и Светка - взялась откуда-то - ушли в другую комнату. Мы - не раздеваясь - становились все более раздетыми. Почему-то я ее не хотел (хотя и любил), и проговорился об этом какой-то паузой, нерешительностью. Она тоже не горела желанием. Это было удовольствие лежать в постели и разговаривать. Я спросил, кто научил ее вылазить из телевизора. Она ответила, что Роберт (он жил в Латвии и занимался оккультизмом). Ему было за пятьдесят. Он умер.

Светало. Мы сидели в коридоре. Она зашнуровывала сапожки. Сосновский, как пионер - вожатую, обнял ее вытянутой рукой. Он был здесь лишним и сделал это непонятно зачем, очевидно инстинктивно он понимал, что это ему на руку. Я почему-то дал ему по роже (?). Светка, появившаяся в дверях, отвлекла мой взгляд и, как ребенку, покачала головой. Татьяна уже гладила мою руку.

Мы сидели под домом на скамейке.

- Ну, предположим, я люблю тебя. Я сейчас живу со Слоном - стоит мне его бросать? - спросила она.

Было маловероятно, что она живет со Слоном - тусовщиком (с любым из них). Скорее она называла так С.Соловьева, но я на всякий случай спросил:

- С хиппаном, что ли?

- Ну.

Мы шли к Москве. Мы решили, что, когда надо будет, она вновь вылезет из телевизора.

Я шел с ней рядом, и решал, когда:

"Завтра - рано. Надоем. Через неделю - поздно, смогу пропустить тот момент, когда буду нужен (тогда я смогу молчать). Дня через три..."

На этом мы разошлись.

В заключение хочется отметить, что после этого я спал еще некоторое время, за которое успел повстречать и выебнуться перед всеми иногородними друзьями. В конце концов я устал об этом рассказывать. Поэтому можно считать, что мое сознание сделало виток - мне все равно, сон это был или нет.

* * *

К вышестоящему тексту:

.... и даже лотерейных. Таким образом, в качестве теоретической основы я выбираю несколько самых доступных критериев: это все, что

1. так или иначе незаметно, но в большой степени влияет на поведение человека и

2. является продуктом человеческой деятельности, но деятельности всегда безымянной.

Это топология дворов, подъездов и подвалов, тайна спичечных этикеток и их влияния на психику, методика выбора пути прохождения трамвайных и троллейбусных маршрутов, и, что самой главное, наблюдения за переменой окраски и мест дислокации неживых мозговых центров противостоящей системы. (Известно, что существует взаимно однозначное соответствие между цветом объекта и его информационной проницаемостью в обе стороны - таблицы Эверста-Куина и др. - см. Приложение 1).

Безусловно, все это может быть соотнесено, к примеру, с трансформаторной будкой, если все пути сходятся к ней, но гораздо интереснее соотносить все это с интерьером, одеждой и т.п. Любознательные читатели могут удостовериться в точности цветовых характеристик, анализируя форменную одежду - милицейскую, армейскую и др., сопоставляя предписанное той или иной части тела значение, функцию, с соответствующим ей цветом.

(Второй сон: раскоординация)

Очень жаль, но я лишь сейчас вспомнил, что мне то ли позавчера снилась Татьяна. Очень трудно восстановить это, но это необходимо. На киностудию я пришел, кажется, под предлогом, что я журналист, который проводит мистическую охоту на Татьяну Друбич. Меня провели в комнату.

Съемки проводились почему-то в зрительном зале ДК. В гримерке стояли шкаф, кровать, на которой отдыхали, лежа на спине, и иногда целовали друг друга С.Соловьев и Т.Друбич, книжные полки. Было темно. Во сне, кажется, действовали еще двое рабочих сцены, женщина в платье, очень похожем на платье Татьяны (иногда со спины я принимал ее за Друбич). Это была неизвестная, но уважаемая актриса лет 45-ти с ухоженым некрасивым лицом, статная. Не шахматная королева, но королева пик.

Я не помню сюжетного стержня. Я довольно безуспешно разговаривал, причем Соловьев относился ко мне, как дядя к талантливому школьнику, но как-будто к взрослому - "по-мужски". Несмотря на формальную бесцельность моего пребывания здесь, заинтересованное отношение Соловьева держало меня на плаву. Под конец провала в памяти по коридору прошла Друбич. Очень странно было то, что она отнеслась ко мне с кокетством 25-летней; на ней просвечивали черные трусики из-под прозрачного черного платья. Она сказала: "Ты знаешь - я вижу тебя пока десять минут, и пока тебя хочу (дескать, выкладывай, что есть, выкобенивайся, как можешь, а я решу, нужно ли это мне) - детство. Она убила мою мечту, зато появилось слабое возбуждение. Бывает так: социальная ("возвышенная") страсть в процессе сближения становится половой, а половая - просто исчезает, и люди судорожно ковыряются в памяти - чтобы найти обрывки той "возвышенной" страсти - для того, чтобы оставаться в состоянии возбуждения.

Кокетство было для нее единственным способом деструктурирования бреющего полета моей души. Она, конечно, знала, что нарочитым вниманием все усугубит. Есть и другой вариант объяснения ее поступков.

О, эти мудрые добрые люди все знали с самого начала. Они оба желают мне добра. Если вдруг моя страсть прорвется сквозь барьер стабильности композиции их личностей, она возбудит и ответную любовь ко мне. Ее - женскую и материнскую, и его - гомосексуальную (удовлетворяемую посредством общей женщины).

Этот вариант наиболее честен: это, во-первых, согласие на контакт, во-вторых, игра на обычных в таких случаях условиях. Конечно, скорее это не так.

Потом мы с Соловьевым - он устал - сели за письменный стол. Я достал водку, он маску - снял. (На самом деле Соловьев - сухопарый мужчина лет сорока пяти с редкими светлыми волосами, зачесанными назад, на лице чуть больше кожи, чем положено по телу). Он спросил:

Я не помню.

Между сном и его записью прошло два дня. Пока я его не вспомнил, среди прочих была сказана одна фраза. Я выделил ее, как ключевую для сна. Не то, что смысл ее - мораль сна, нет, у нее и у сна совпадают какие-то глубинные архетипы. Обычно такие фразы монтируются в повествование (но во сне ее не было), как например, в "Короле Лире" - "У гнева тоже есть свои права."

А тут - такой монолог:

- Ну ладно, пока. А будешь проходить мимо - так ...... проходи мимо.

Она этого не сказала, хотя этим бы она подчеркнула сформировавшееся у нее конкретное отношение ко мне.

* * *

Активные тригоны Гермеса Трисмегиста (Тота) - Таро.

Активный тригон - это знак, состоящий из трех арканов (сформулированных в картах Таро). Аркан, стоящий на первом месте, обозначает субъект действия, стоящий на втором -стихию, через которую передается действие, стоящий на третьем - объект, на который действие направлено.

Во всех тригонах, описывающих действие, в котором заинтересован и которое будет выполнять сам маг, на первое место ставится карта Алеф - "человек-маг" (изображающая человека, одна рука которого поднята к небу, другая - опущена к земле).

На второе место в данном случае ставится карта Гимель, черва (изображающая знак земли). Эта карта означает "стихия", а конкретно "черва" - землю. Земля выбрана мной потому, что лишь эта стихия одновременно покровительствует мне и не покровительствует Татьяне (ведь при всей моей любви к ней она - мой магический противник), а то, что стихия именно земля, легко вычислить по датам ее и моего рождения.

На третье место я поставил карту "пагад" (изображающую человека, в странной позе подвешенного за левую ногу). Этой картой обозначают некоторые виды противников. "Пагад" означает "Человек-зеркало", "Человек с одной стороной". Подойдя к нему с одной стороны, видишь лишь свое мистическое отражение: галлюцинаторное воскрешение своей памяти и т.п. Следовательно, пытаясь бороться с ним, борешься лишь с собой, одновременно предоставляя пагаду информацию о себе. А информация на столь высоком уровне считывается лишь вместе с ее носителем. Подойдя с предполагаемой обратной стороны, не видишь его вообще, но незаметно совпадаешь с ним и начинаешь выполнять его волю, волю этого знака: 12, "пагад". В чистом виде "пагад" встречается лишь в фольклоре - "голем", "баба Яга" (не путать с ведьмой). Быть чистым пагадом стремятся многие экспрессивные женские натуры.

* * *

Ну и что же делать с активными тритонами .........?

Душой не постигать, душою ерзать -
Так говорил, переходя на мат
Исус Христос в костюме паровоза
Сошедший с рельсов, неба и ума.

(авторское)

Теперь остается немного. По номерам арканов: Алеф, креста - N1,2, Гимель, черва - N4,4 и Пагад, креста - N12,2 (креста в первой и третьей позиции соответствует нашим мастям), я вычислил наиболее эффектное время для акции (это где-то через две недели).

Произвести надо будет следующее:

На карту Москвы нанести:

1. Места, где я собираюсь жить, отмеченные знаком "Алеф".

2. Знак "Гимель" - в правом нижнем углу карты.

3. Обиталище Татьяны, отмеченное 12-ой (я забыл название) буквой.

Три карты таро, нарисованные обязательно вместе с 85-ю остальными, и заготовленная карта Москвы сжигаются.

Карта разворачивается.

1. Если Алеф сгорает, затея откладывается до следующего подходящего момента.

2. Сожженная область обозначается и заштриховывается на идентичной карте. На эту территорию мне нельзя ступать.

3. Все, достаточно идти в гости.

Я допечатываю лист и отправляю статью в "Контр Культ Ур'а". Больше я ничего не скажу.

ОТ РЕДАКЦИИ.

После получения этих материалов редакции потребовалось уточнить ряд деталей для подготовки материала к публикации, но мы не смогли найти автора - он не позвонил в оговоренное время и ни по домашним адресам, ни по предполагаемым впискам не находился. Через месяц после окончания неудачных поисков мы получили письмо с новосибирским штемпелем. В нем лежала рукопись, начинающаяся так: "Сергей, не печатай, пожалуйста, материал о Друбич..."

Мотивы, по которым мы на свой страх и риск печатаем материал, будут объяснены ниже. По этим же причинам мы печатаем и это письмо:

Сергей, понимаешь, ситуация такая. Я очень жалею, что все это затеял. У меня ощущение, будто я чего-то не учел. Короче, я почему-то очень боюсь ее увидеть.

Мне приходится вписываться по совершенно левым флэтам - в основном не системным, а по блатхатам, потому что по системе меня легко вычислить. Я даже паспорт поменял, ухайдакал на это дело три кати. Тут почти успокоился - думал - проживу, отживу, и наружу.

Во-первых, я постоянно слышу ее голос и вижу ее, хотя это оказывается не она, а лишь постоянно разная, но очень похожая на нее женщина - похожая все более и более - будто кто-то корректирует ее внешность, медленно направляя ее к абсолютному совпадению.

Во-вторых, я ее хотя и люблю все больше, - не хочу дергать. Вряд ли я смогу сказать ей больше, чем написал.

Короче, началось это так. Я все материалы ей отправил и поехал в Москву - и ты приколись - я подхожу к вагону, а она - проводница, Татьяна. И, прикинь, они же вообще не хотят со мной говорить, более, чем положено по работе, и эта.

Я страшно обрадовался, думал, это прикол - или чей-то ваш, или ее; решил не форсировать события. Но, когда билет давал, говорю - "Таня...", и про билет.

Я бы списал все на мнительность, влюбленность, глюки - так ведь смотри сюда: мы отъехали, она пошла собирать билеты, собрала сколько-то, я ей - "Таня", - она - как в любви призналась - руку мне на плечо, "минутку", улыбнулась, вышла и нет ее. Минут через пятнадцать заебало ждать, слышу скандал, орут у первого купе - подошел, а там другая проводница с первого места билеты собирает, а ее посылают...

У меня очко на минус, вышел в Ревде (час от Свердловска) и обратно...

А потом они уже на улицах пошли, в магазинах... Самое обидное - я когда ее вижу - хочу ее, люблю и все. Каждый раз забываю все и опять. А она мне очередную подлянку, и нет ее. Смывался в Н-ск, несколько дней не было ее, потом - на, блядь, наелся. Я не знаю, кто это делает - может сама она, то есть он, крутая?

Вся история про Друбич знаешь как началась? Я нажрался с двумя герлами, на кухне календарь с Друбич висел. Я начал - дескать ты, такая-то, круче Друбич? А ты?

А потом я начал рассказывать, как мы с ней будем, совсем напился, нассал в телевизор, меня 220 ебнуло - хуй не стоит и все (неделю не стоял) - я вернулся на кухню. Секс, говорю, это банально. Надо заниматься бока-мару (это у Воннегута пятками терлись вместо ебли - с целью взаимного психического проникновения). Так вот, все-таки спацифировал герлов на бока-мару (они улыбаются, стремаются, не знают, что делать - вдруг я издеваюсь, а пятками трутся...)

Либидо разгулялось, хлещет, эффект перекоса действительности налицо. Я думаю: надо употребить выделяющуюся энергию на благое дело. А я к тому времени вошел в образ и успел влюбиться в Друбич. Короче, прикол, будто действительно бока-мару сработало: полное единение душ, пляшем вокруг портрета ее, дротики кидаем. И глюки тут как тут. В общем понос, судороги и смерть. Так это начиналось.

А сейчас вот год прошел, хожу по Н-ску без денег, без ничего, холодно. Эта, последняя, вообще вылитая Таня была. Тормознула на улице, говорит, это все сволочи были, я, дескать, настоящая, потом, мол, расскажу, а я улыбаюсь, как правда во сне, мне все до фени это. Привезла меня на флэт, проснулся в подъезде без копейки.

Я уже, как идиот, хожу и пишу - на стенах, на гаражах - "Таня, прости, я перестал". Если это она все устроила, то усидит и отвяжется.

Но то ли не верит, то ли не она... Ночью мелом - раз на одном гараже, раз на другом, и бежать, чтобы в крезу не забрали.

А расчет был такой: типа "жертва кинематографа" - я, как мальчик Бананан, или как в "Красной розе...", влюблен в нее. На моем пути - зажравшийся цивил "Крымов", "Абдулов", Соловьев. Если вдруг то, что они снимали, правда, то все проканает. Если нет, то где-то двойственность личности, совести, и, если я правильно буду ставить вопросы, Друбич и Соловьев окажутся лжецами, а я - д'Артаньяном, и энергия деструкции их землянки со всеми ее пароходами перечисляется на мой расчетный счет по коммерческому курсу.

Ну, ладно, Сергей. Главное: Татьяна, или кто там, простите. Я перестал, я проиграл.

Уваров.

В принципе можно было просто отказаться от публикации. Можно было напечатать лишь письмо. Но случилось так, что много выше упомянутый экстрасенс оказался знакомым одного нашего сотрудника. Чтобы расставить все точки, да и просто поговорить, он зашел к этому экстрасенсу в квартиру с выражением глубокой заинтересованности на лице.

К сожалению, магнитофонная запись первых фраз испорчена, но они в этом интервью играют не самую главную роль.

Редакция. - Юрий Викторович (Далее - Ю.В.), вот вы экстрасенс...

Ю.В. - Не экстрасенс, маг.

Р. - Да, маг. Вы иногда совершаете действия, скажем так, направленные на организацию жизни людей, которые к вам обращаются, и иногда вы с ними даже не знакомы. Вы можете установить, к каким последствиям привела ваша... ну помощь, что ли..?

Ю.В. - Понимаете, здесь дело в том, что таких людей достаточно много, и я не компьютер, чтобы следить за каждым - кроме, разумеется, нетривиальных случаев, когда данная ситуация чем-то нова, и я просто прослеживаю ход событий, чтобы изучить его (чисто набраться опыта) - но в любом случае человека, с которым я связывался, можно как-бы вызвать...

Р. - Как дух?

Ю.В. - Нет, это односторонняя связь. Скорее это подобно включению подслушивающего устройства.

Р. - Скажите, а вы не помните такого человека Уварова, он присылал вам несколько экстравагантное письмо насчет Татьяны Друбич?

Ю.В. - Вообще-то мне часто приходится "иметь дело" с киноактрисами, но тут был довольно сложный случай. Как вам объяснить... Вы знакомы с законами магии?

Пауза.

Р. - Понадобился клок волос Татьяны Друбич или кровь невинно убиенного С.Соловьева?

Ю.В. - Нет, я не пользуюсь материальными носителями, только знаковыми системами и исследованием структуры внешних знаков. Здесь дело в другом. Этот человек начал действовать сам, и, как дилетант, многое испортил. Он пытался использовать закон подобия, насколько я понял из письма, а использовать его можно лишь с целью предсказания, наблюдения, а в данном случае он своей гипертрофированной волей пытался уподобить кого-то объекту своего внимания. В результате он уподобил любовницу своему представлению о Друбич, а свою волю - воле самой Друбич. Таким образом он добился коммуникации с ней, но в обратной связи, не подозревая, какой опасности он себя подвергает. То есть он зависел буквально от ее малейшего движения. Может статься, разбей она, скажем, стакан, в каких-то определенных условиях, он попал бы под машину...

Р. - То есть, например, если бы Друбич попыталась уподобить своего любовника Уварову, его цель была бы достигнута?

Ю.В. - Да, причем и до этого, другим путем, раньше, иначе откуда бы у нее появилось такое желание.

Р. - Простите, Ю.В., так все-таки вам удалось помочь ему как-то в достижении цели?

Ю.В. - Как вам сказать? Я сделал все, что мог. Я заставил его смертельно бояться ее. Я не знаю, где он сейчас, но уверен, что скрывается... Это метод инверсии. В двух словах: наша система стремится к стабильности, и его возбуждение - а сейчас оно на грани помешательства (и растет дальше) должно быть скомпенсировано. Конечно, будь это, как говорят, либидозное возбуждение или подобное ему, оно легко было бы скомпенсировано по другому (случайной женщиной, событием), но дело в том, что это возбуждение вызвано мной и силами, которые я задействовал, и только Друбич может его аннулировать.

Р. - Грубо говоря, вы усилили его любовь до такой степени, что она победит все?

Ю.В. - Нет, это невозможно. В таком случае он бы уже отдыхал с ней где-нибудь в Майами. Я выступил здесь скорее как адвокат Друбич. Во-первых, он втянул в это дело громадные силы, и, не напиши он мне, он бы получил ее, но абсолютно подавленной и безвольной -например, она бы почти все время молчала - что не надо было в первую очередь ему самому. Скажу честно, мне пришлось привлекать посторонние силы, чтобы подавить все, что было затеяно. Я изолировал его от всех средств, бесчестных и ошибочных, которыми он пользовался. Теперь все зависит от нее. Если она поведет себя так, что ее воля не расщепится, то вся история кончится либо ничем, либо их непродолжительным романом - в зависимости от кармы. Если же нет - она уничтожит его - физически, а себе наскребет кармы на черте сколько...

Р. - И, как по-вашему, долго еще ждать разрешения этой ситуации? То есть, все-таки он где-то там прячется от мира сего, и в особенности того, и ни в чем, кроме красоты и обаяния, неповинный человек - Друбич - может пострадать, и т.д.?

Ю.В. - Я бы посоветовал вам опубликовать все материалы, которые он прислал, со всеми комментариями и т.д.

Р. - Но он просил этого не делать.

Ю.В. - Он сейчас сам не знает, чего хочет и не может отвечать за свои поступки.

Р. - А он, кстати, сейчас не может нашлепать десяток-другой человек? Скажем, воображаемых преследователей?

Ю.В. - Пока он находится в создавшейся системе, его агрессивность точно соответствует агрессивности среды по отношению к Друбич. То есть он убьет кого-то тогда и только тогда, и в тот момент, когда она погибнет. Я надеюсь этого не случится... Вы решили, будете ли вы публиковать все это?

Р.- Да, буду.

Ю.В. - Жаль, что вы не сможете сделать это с нашей беседой, это бы очень помогло.

Р. (с чувством собственного достоинства) - Вся наша беседа записывается на диктофон.

Ю.В. - Да, но ее начало не прописано из-за дефекта пленки. Запись начинается не с начала, а со слов, где вы называете меня экстрасенсом... Только не думайте, что я читаю мысли магнитофонов, просто запись имеет прямое отношение ко мне, и воздействуя на нее, вы можете влиять и на меня, поэтому я слежу за ней... Так вот. Я, честно говоря, жалею, что во все это ввязался, тем более, что сейчас есть простой способ прекратить все это.

Достаточно опубликовать у вас в журнале все материалы - и не предназначенные для печати - и один номер отправить Друбич. Во-первых, ей будет не лишне узнать всю эту историю и хотя бы повеселиться, во-вторых, это будет лучшим подарком к выздоровлению этого Уварова (для нее же, в конце концов, старался), и в-третьих это имеет магический смысл: все потихоньку встанет на свои места, и вся созданная система разрушится. Будут, конечно, кармические следствия, но небольшие.

Р. - Простите, что именно будет нести магические последствия - сам факт публикации, или то, что она попадет к Друбич?

Ю.В. - Второе. В процессе прочтения ею этой публикации он будет становиться к ней все более индифферентным и станет окончательно безразличен к ней, когда она дочитает до этих- слов... Кстати, вот этот текст (перед Ю.В. лежали все материалы, кроме письма из Н-ска) про Париж поставьте в конце, после интервью.

Р. - А она? В смысле индифферентности?

Ю.В. - Это не имеет значения.

* * *

Я знаю, что в Париже есть два самых дорогих отеля - Георг V и Риц. Если просаживать всю мою гонорарную валюту, то пару недель там можно прожить. Основной вопрос сейчас - что сейчас делать. Надо осваиваться - покупать белые джинсы, вписываться в отель. В отелях, вероятно, продают бухло. Она вписалась в номер, как положено, а мне, вероятно из-за моего теперешнего прикида, придется каждый раз прокрадываться мимо вахты. Сейчас меня старая тварь, с которой мне, вероятно, еще предстоит ругаться, приняла за носильщика.

Мы распаковываем сумки, достаем водку и магнитофон. Я звоню, приходит официант, и Татьяна по-французски просит тарелку бутербродов.

Мы будем ходить по Монмартру, хотя я даже не знаю, район это или улица, заходить в гастрономы, пить на разлив "Парижское горькое", или что там есть.

Тогда мы - солнечные, в белых джинсах. Я скорефанюсь с тамошним андерграундом, и мы за три дня пробухаем все бабки.

Мы идем по главной улице. Я еще не знаю, что через двадцать лет здесь откроют музей нашей любви.

Самым главным (и дорогим) экспонатом там будет пятирублевая бумажка, которую она заняла мне. Через пятнадцать лет ее вычислят с помощью новейшей техники и положат сюда - уже после моей смерти.