КОНТР КУЛЬТ УР'а
№ 3 1991


В НОМЕРЕ:

С.Гурьев. И вдаль несется песенка
200 лет одиночества (интервью с Егором Летовым)
Е.Летов. ГрОб-хроники
С.Гурьев. Комитет Охраны Тепла
Интервью с Александром Башлачевым
Our Last Spring
А.Кушнир. Дискретная энциклопедия рок-самиздата
Песенка из мультфильма "Мнение Дебила"
Деревья гнутся
Rock'n'roll сквозь аттестат зрелости
А.Коблов. Коллектор
П.Белсито. Человек С Собаками
Свен Регенер. Будьте мужчинами!
FANZINATION
И.Соколовский. Конец андерграунда
Плюха. Confrontation или Живые и мертвые
Guitar Craft
А.Сучилин. Берлин, Лысая гора
Морфин нынче дорог
А.Сидоров. Что осталось от Маркузе?
А.Серьга. Под зеленым знаменем
К.Уваров. Мистическая охота на Татьяну Друбич
Свен Гундлах. Четверо из его народа


А.Серьга

ПОД ЗЕЛЕНЫМ ЗНАМЕНЕМ

Шайтан - черт
Арба - телега
Шайтан-арба - среднеазиатская жел. дорога
/Из краткого словаря О. Бендера/

Одно из важнейших изобретений андерграунда - жанр "телеги". Что значит "толкать телегу"! Это когда человек в устной или письменной форме высказывает какие-либо мысли, идеи, теории, причем он говорит не всерьез, а из спортивного, так сказать, интереса. Некоторые "телеги" годятся в основу солидной диссертации, в иных "опять изобретается велосипед", в прочих совершенный вздор, но для автора это не важно. Он не примеряется к традиционным нормам научности или философской истины - он знает, что к настоящему качеству ума они отношения не имеют. "Толкание телег" - это своеобразный концептуализм, не художественно, а интеллектуально направленный. Также можно сказать, что это исконная русская забава - умение "красиво врать", дожившее до нынешних времен. Выдающиеся мастера-" тележники" есть среди волосатых "хипов", среди "митьков", среди забулдыг-алкоголиков и еще один затесался в "обществе Память". Ниже предлагается "телега" - победительница проводимых "Контр Культ Ура" гонок. Я горжусь этим.

Близится третье тысячелетие по христианскому календарю. Закат Европы окрашивает пейзаж в багровые тона. Старушка-континент уверена: это - Апокалипсис. Она не в состоянии понять, что её смерть - дело частное, и не замечает, как из-за горизонта поднимается полумесяц. Пройдет немного времени, господствующей культурой на Земле окажется мусульманская. Обыкновенный средний человек не заметит, как ему начнут объяснять, что Иисус - не Сын Божий Христос, а Исса-пророк, предшественник Магомета. И вместо алкоголя он начнет употреблять исключительно гашиш. А когда ему позволят иметь не одну жену, а гарем, он будет очень рад. Раскрепощенные же вроде бы женщины не будут протестовать - с гаремами увеличатся Общеизвестно, что в XX веке происходит слияние человечества в единый организм - коммуникационные сети разных порядков перепоясали земной шар во всех направлениях, не оставив клочка заповедной территории. Объединение началось еще в эпоху великих географических открытий. Параллельно этому процессу утверждалось глобальное лидерство европейско-христианской культуры. Оно обеспечивалось превосходством в области приоритетного направления развития: техника и технология. "Мастерство", "профессионализм" - чисто западные категории, продукт трудового сознания вольных ремесленников. Интеллектуализм, урбанизм, правовая демократия, свободная экономика и пр. - разные грани одной медали, выкованной в Европе и повешенной миру на шею. В результате сегодня многие люди представляют магистральный путь развития человечества как дальнейшее воплощение в жизнь евангельских ценностей.

Сегодня мир живет по европейским стандартам культуры /все западное - ООН и официальный костюм, технология и терминология, коммерция и эстетика/, но этот порядок непрочен. Сущность христианства - объединение как процесс, как становление: вспомним Троицу, триединство Отца, Сына и Святого духа. Пока мир объединяется, центр в Европе, а как он объединится, сразу грянет эра всемогущества ислама. Если сила библейского учения а том, что оно отвечает потребностям любой складывающейся структуры, то мусульманство - сложившейся. "Пост-индустриальное" общество - последний этап "европейства" людей. Оно уже пренебрегает техникой, оно не сражается с тайнами природы, а работает с обезличенной тотализированной информацией. Чтобы сделать техническое открытие, нужно быть человеком христианско-демократического мира, с компьютером же может работать хоть манкурт /в ЭВМе нет случайностей -в отличие от природы/... Сфера сервиса в экономике вытесняет непосредственное производство: в потреблении важны не столько товары, сколько услуги. Потребительским настроениям современного общества очень подходит азиатский гедонизм. Кайф в самом широком смысле /секс, наркотики и т. п./ - цель жизни сейчас для всякого нормального человека. Это ярко проступающая в духе нашего времени мусульманская тенденция. Кайф - слово существительное, фундамент.

Я глубоко убежден, что всякое происходящее в мире изменение одновременно проявляет себя на разных уровнях. /Как сказал поэт: "И запели птицы, и раздался выстрел..."/. Трудно устанавливать наверняка причинно-следственную связь, можно лишь констатировать в духе: "пренеприятнейшее известие, к нам едет ревизор". Так и сейчас неожиданно выяснилось: демографы прогнозируют, что в XXI веке мусульмане составят большую часть человечества. Соответственно, они начнут задавать тон остальным. Нынче европейские страны заполнены азиатами-мигрантами. Еще одно усилие, и они чисто демократическим путем, не преступив буквы закона, добьются власти во всех государствах. Ведь всего-то делов - каждому правоверному надо на несколько лет повысить степень посещаемости гарема.

Европейцы неконкурентноспособны /говоря их языком/ по причине слабости. Вечный прогресс, вечная погоня за комфортом - вот их жупелы. Развращающе-обессиливающее действие этих жупелов еще предстоит оценить потомкам. Восток мудрее тем, что он обрел равновесие между силой и расслаблением, зафиксировал в стабильном положении необходимость борьбы, напряжения с одной стороны и желанность отдыха - с другой. Мы же с каждым шагом становимся хлипче, женственней и мельче. Техника /в самом широком смысле, начиная от громыхающих железяк и заканчивая "техникой секса" и умением играть на 6-струнной гитаре/, которую мы принимаем, отучает нас вкладывать в дело живую душу. Чем далее, тем лучше, техничнее, мы, европейцы, научаемся имитированию души, и тем меньше ее остается в нас. Если какой-либо умный человек вдруг поймет, что кругом один сплошной фарс и живая душа его наполнится унынием, то это плохо, но терпимо. Уныние вообще - слабость, недостаток, грех, но его оправдывает то, что оно искренне. Но вскоре вступает в действие мода, техника подражательства и тиражирования, и вот уже простительная слабость оказывается недосягаемой доблестью. Европейская культура постоянно снижает требования к своему носителю: сначала нужно было любить всех людей, потом - хотя бы одинаковых с ним, потом - хотя бы не делать зла им, потом -хотя бы быть честным эгоистом, не выдавая себя за другого. Или, например, любовь мужчины и женщины: от "священной привязанности душой и телом на всю жизнь" шла деградация в сторону полного распада семьи и сексуальной революции. Ведь надо уметь любить своих ближних, быть главой и опорой семьи. Настоящий мужчина должен не бояться брать на себя ответственность за слабых /стариков, женщин, детей/. А ныне многим не хватает душевных сил на эту, когда-то подъемную для любого мужчины, обузу. Прав был Ницше, упрекая христианскую культуру в малокровии.

Погодите, скоро на изнеженное стадо бледнолицых халдеев, забывших и растерявших свою былую доблесть, поднимутся бесчисленные легионы воинов ислама! Священная война с неверными не за горами, и она покажет миру, какая культура смогла спасти себя от вырождения. Недаром один-единственный мусульманский правитель Саддам Хусейн смог "на халяву", шутки ради, продержать за горло всю мировую общественность в течении полугода. То ли еще будет, когда развернется зеленое знамя пророка Магомета!!!

Всю жизнь свою в ворота бью
Рогами, как баран!
А мне бы взять Коран
И в Тегеран!
/В. Высоцкий, "Лекция о международном положении, прочитанная посаженным на 15 суток за мелков хулиганство"/

Гарун аль Рашид?

P.S. Естественно, автор в состоянии выдвинуть другую "телегу", опровергающую эту и доказывающую свое. Более того, я сознательно допустил здесь несколько ошибок, найти которые предлагаю читателю /ответ в конце статьи/. Дело не в истинности. Вот я, например, почитав какого-нибудь Шопенгауэра, получаю удовольствие не от правильности мыслей /это чистый бред/, а просто мне приятно видеть, как мощно /в смысле "душу вкладывая"/ этот человек думает. Это вследствие того, что у меня есть навык и пристрастие к подобной литературе.

Создание же новой концепции - дело пустячное, чисто механическое, как выведение формулы в алгебре. Я представляю себе даже существование какой-нибудь авторитетной теории "крокодильности лунной грамматики". И даже в ней будет много верного, полезного и конструктивного, если она возникнет не на пустом месте, а из переживаний.

Так вот, "телега" - жанр мертворожденных, серийных образцов. Это - к лучшему. Вся современная литература /художественная, научно-философская, публицистическая/ - большой постскриптум. Что нужно, было написано до нее. Точнее, была надежда, что пишут то, что нужно, а сейчас очевидно, что нет. В эпоху от Гутенберга до начала XX века сердцем культуры являлась книга, вообще печать. В нашем веке ее место занял фильм, а это совсем другая вещь. На публику давит иного уровня информация: вместо "каркаса" слов - имидж, обогащение интонацией, мимикой и т.д. Самый захудалый поэт прошлого века писал лучше нас: у него "предложение выражает законченную мысль", а у нас - законченную часть текста. Кстати, я иногда думаю, что в фашизме и сталинизме кинематограф виноват не последнюю очередь. Литература, таким образом, осталась довариваться в собственном соку /наша страна - "одна из самых читающих" - потому что не хватает видеомагнитофонов/. Самое достойное в сложившейся ситуации - давать, не мудрствуя, справочную информацию и "толкать телеги".

Или вот еще недавно я придумал такую штуку - "новая каббалистика" называется. Помните знаменитую "черную книгу", где в значках, рисунках и символах открывались дьявольски глубинные сущности? А вот у меня рисуем, например, такое:

Это первомодель восприятия любой вещи. Если описывать словами, то выйдет скучно и неоригинально, а графически - ничто, вполне понятно: сочетание увеличения, прогресса /для одного цвета/, уменьшения, регресса /для другого/ и постоянства, стабильности /для общей ширины/. Квадратура круга для "Инь и Янь".

А вот, между прочим, вариация на тему этой монады, увязанная с проблемой поколений:

В мире есть одна неизменная важная вещь - время возраста. Вступающие в жизнь юноши во все века одинаково наивны, а старики одинаково умнее их. Старое - хорошо забытое новое. Это как бы ушат холодной воды для нового поколения. Хотя оно действительно, по-настоящему выбирает "Пепси", что нельзя не уважать.

Вообще, "новая каббалистика" разлагает вселенную на два "атома":

предмет (слово), пространство, количество, женщина, арьегард, Моцарт, глаз, Брежнев, целое, жизнь севернее полюса смерти (образно говоря).

действие /глагол/, время, качество, мужчина, авангард, Сальери, слух, Сахаров, часть, жизнь южнее полюса смерти /образно говоря/.

/Я чаще верю, чем не верю, в бессмертие души/

Спекулятивным путем из "атомов" можно построить всякие интересные выводы:

Это языческо-арийский круг, цикл времени /день, год/. Отмечая ежегодные праздники, сами того не зная, следуем древней традиции, по которой время не прямолинейно убегает в бесконечность, а буквально повторяется снова.
Сильная вещь.

Часто, когда думаешь о каких-то вещах, или с кем-то разговариваешь, или читаешь умную книгу, "вторым планом" в голове чертятся какие-то геометрические линии, узоры. Говорят, хороший психолог может полжизни рассказать по тем графическим построениям, которые мы в раздумьи рисуем на бумаге /мне, к сожалению, такие толковые специалисты никак не попадались/. В памяти сохранились начальные ассоциации от чтения некоторых философов:

По-моему, чем-то подобным, но на полном серьезе занимается поэт Вознесенский. А у меня еще позамысловатей "фенька" есть: надо родной русский язык переделывать. Если получится достойная альтернатива, то она сама распространится среди народа и ускорит эволюцию его сознания. Я уже придумал новый падеж - винительный к чертовой матери упразднить, рассредоточить между именительным и родительным, а вместо него ввести "магутельный". Это нечто вроде анти-творительный с примесью родительного, особый вопрос "когу? чегу?" и специфический тип действия. Еще несколько реформ /со склонениями, родами и пр./ находятся в процессе доработки, - дело трудное, ответственное, главное не торопиться. А потом я научу своему "новоязу" всех друзей, знакомых и просто хороших людей. Мы соберемся и поселимся в одном каком-нибудь месте и напишем бумагу начальству: мол, просим считать нас отдельной нацией с правом на самоопределение. Наука определяет термин "народность" по лингвистическим признакам, так что право на нашей стороне - если власти засамодурят, мы будем жаловаться в ООН. Весь мир будет с завистью смотреть на нашу жизнь на независимой территории!

Р. Р. S. Надоело об этом, поговорю лучше о более интересном предмете: о каннибализме. Помню, в журнале "Смена" была статья про одного мужика: он шесть женщин убил и съел, еще жену и знакомых угощал. Писал об этом, дай бог памяти, журналист-то известный... мажор такой, но прогрессивный, и перо бойкое, я ему даже завидую иногда. Вспомнил, - Евгений Додолев. Цепкость на информацию у него хорошая, и вообще, настоящий профессионал. Тот материал о мужике-людоеде он /на мой взгляд, очень умно/ начинает с анекдота: Два дикаря ужинают. "Ну, как тебе моя жена?" - "Нравится." - "Ну, тогда отрежь еще кусочек". А потом уже идут рассуждения, что реально воспринимать такие истории сложно, они не укладываются в голове. Вот интересно: анекдот укладывается, а действительные события - нет. Вообще, проблема такого несоответствия восприятии давно обозначена: факт, что в пустой болтовне люди намного "радикальнее", чем по жизни, в делах и конкретных словах /сие к счастью, ибо когда они подтягивают дела к словам, начинается "Преступление и наказание", коммунизм, etc./. Но эта же проблема значительно хуже затронута с другой стороны: факт, что между этими восприятиями разницы как бы нет, т.е. она почти всегда, наверное, проходит не там, где мы ее считаем. Меня поражает, как одновременно существуют люди с совершенно разными представлениями об истинном и ложном: людоед и шутник на темы людоедства, хитрый журналист, использующий "эффект двух полюсов" и разборчивый нигилист, противящийся облегченно-прагматическому цинизму. Граница между добром и злом всегда находится "по ту сторону добра и зла", поэтому, я думаю, будет полезно представить себе мир, где каннибализм реабилитирован (благо, это маловероятно).

Открываешь ты, читатель, холодильник, а там ассортимент - корейка из корейцев, негритятина и филе из соотечественников. Привилегированные слои общества едят лакомые кусочки человечины, остальные довольствуются печенками-селезенками.

Милые женщины (любящие матери и хранительницы очага) читают в кулинарных книгах рецепты лучшей выделки мяса. В гениальных произведениях искусства, в религии и в научных открытиях сквозит одна из вечных тем - бренность человеческой плоти и переваривающий эту плоть снова и снова божественный дух (да и другие вечные темы: Смерти, Любви и т.д., получают здесь дополнительные краски). В большом почете самоедство - считается делом гражданской доблести, но возможна борьба идей и мнений по этому вопросу.

А вообще этот мир трудно описать. Как быть, например, с правом собственности (и более того, с любым правом и этикой)? Их примерный эквивалент будет сильно отдавать запахом, которого я не знаю, поскольку людей не ел. Как относиться к этому миру - с ужасом или со смехом, фантасмагоричен ли он, или в сущности ничем не отличается от нашей жизни - я тоже не знаю. Дело, видимо, в том: примут в конце концов запрет на людоедство или проживут без него прекрасно.

Однако, хочется чего-нибудь позитивного. Дык, безверие - клевая вещь, лучше всякой религии, но оно с одним недостатком - Бога не признает; так и меня пробивает на другой тон. Поскольку свой "здоровый цинизм" я уже надлежащим образом продемонстрировал, напишу-ка я письмо в редакцию молодежного издания (типа "Юности", "Паруса" и т.д.). Ежедневно туда приходят десятки писем, совершенно скучных подростковых откровений (псевдо?). Работники пробегают их глазами, быстро сортируют и в перекурах посмеиваются над ними и жалуются друг Другу.

Вот, короче,

ПИСЬМО

Здравствуй, дорогая редакция! Пишет тебе А. Серьга, о котором ты может быть слышала, может быть и не слышала. У меня длинные волосы, но я не люблю "волосатых". Как, впрочем, не жалую других тусовщиков - тут я хорошо понимаю гопников. Еще я не люблю интеллигентов, урлу, мажоров и обывателей, старшее поколение и молодое, совок и буржуев, Восток и Запад, аномалию и норму. Я ругаю их и хвалю попеременно, в зависимости от ситуации и настроения, но весь мой нонконформизм надуманный, вынужденный. Я с удовольствием бы променял свою героическую позу на нормальную жизнь, на возможность иметь свой дом, паспорт с пропиской, семью, детей, выбрать работу по душе и т.д. Я думаю: "Хорошо Сахарову было бунтовать, когда он был академиком", хотя знаю, что это грешно. Иногда зависнешь в четырех стенах в одной комнате на несколько месяцев, потом выйдешь на улицу - все дико, просто ужас (а у меня крепкая психика): столько людей, все незнакомые, просторы какие-то космические и т.д. Или наоборот, когда нет долговременной вписки по полгода, целыми днями на улице ищешь двушки и где ночевать, и ощущаешь себя каким-то затравленным зверьком. По молодости, по глупости влез с головой в тусовоч-ную "романтику", и около 10 лет не знаю, как вылезти, вот и приходится хвалиться ею, делать хорошую мину при плохой игре.

Я слишком поверил в свои идеалы и воплотил их в себе до идиотизма, при всем при том я очищал их от шелухи. Я стараюсь не опускаться, мне не наплевать на все. У меня есть жена, 3 года мы уже живем вместе при всяком удобном случае и мечтаем зарегистрироваться, очень сентиментально. Если бы не ее существование, я докатился бы до самого конца и пропал, а друзья сказали бы: "Серьга герой" и сделали из меня удачный козырь в своих теориях. Но я зря ругаюсь, не такая уж тяжелая у меня жизнь, на армейской гауптвахте было гораздо хуже, и если я вдруг стану миллионером, то по своему характеру, не исключено, опять буду чем-то недоволен. С моей колокольни мир видится таким, что единственная реальность в нем - межличностные человеческие отношения. От них зависит, буду ли я сыт, одет, вписан и т.д., ведь иногда подолгу в глаза не видишь денег. С этой стороны, культурная жизнь очень хорошо разбирается в терминах концепций и борьбы за власть: молодежь, номенклатура, интеллигенты, панки, попы и прочие грызутся, как пауки в "ящике". Естественным путем я оказываюсь вовлеченным в этот процесс, но я ни на кого не злюсь, потому что знаю, что я самый умный.

(конец письма)

Из всего вышеизложенного я вдруг понял следующее: корень зла в том, что загнивает постмодерн, а ему пока нет достойной альтернативы. Смотрел недавно видео со Шварцнеггером -крутой фильм, кажется Спиллберга, и очень похож на отличные советские фильмы застойных лет, а в те времена у нас сняли много отличных фильмов. Я всю жизнь хотел снять крутое кино, но денег таких нет (это не "телеги" писать). "Параллельный" кинематограф мне кажется завязшим в нескольких феньках и в ближайшее время бесперспективным.

Я придумал такую вещь: вроде комиксов, но не для мультипликации, а для фильма в ключе эстетики видеоклипа. Немножко пародия, немножко искренне: можно озаглавить "за что я люблю и за что не люблю хорошие коммерческие фильмы". Бытующее представление о пост-модернизме как "музее культур" здесь дано почти буквально. Название этому можно дать типа: "Вперед в прошлое".

Здесь: 1) подтасовываются разные значения понятий "культура" и "христианство"; 2) структурированная модель - инструмент всякой культуры - выдается за реальность этой культуры; 3) критика ведется с позиций, которые вполне можно запихнуть в более широко понимаемое христианство; 4) эмоциональный стиль "телеги" - обличение - проигрышным образом освещает ее автора; 5) и т.д.