Анатолий "Джордж" Гуницкий

Метаморфозы положительного героя

Одноактная пьеса

Действующие лица: АВТОР, он же ЭНДОР
БАРРИ
ДИЦ
ВИКТОРИЯ
ФАННИ
ЗЕЛИО
КАТРУЭН, он же ТАР, он же СИГРОУЗ, он же АКАСТР                                                                                       

Музыка Диканского В.


 

На сцене автор.

АВТОР: Итак, пьеса! Пьеса! Стоит лишь нашему слуху уловить это слово, и сразу же нас окружает пестрая стая воспоминаний и ассоциаций. Узенькая полоска бумаги, билет, дающая нам возможность проникнуть под таинственные своды театра, возбужденные лица зрителей, торопящихся к заветной двери, постепенно заполняющийся зал, в мягких креслах которого тонут людские разговоры, медленно гаснущий свет, обрывающиеся речи на полуслове, первые слова актеров, подобные неторопливому раскручиванию колес набирающего скорость локомотива, который едет в далекую и незнакомую страну.
Пьеса! Пьеса! Женщин бы называть этим именем, прекрасных, гордых и своенравных женщин, ласковых и неприступных, тело которых то послушно твоим прикосновениям, то непостижимо и загадочно, как сфинкс, у ног которого ты бьешься, страдающий и жаждущий.
Черт возьми! Сколько их, этих крутобедренных ветрениц с головой Паллады прошло сквозь мои руки, и кому, как не мне, автору, знать их пленящий запах. Как они хитры и как порою бывают коварны! Притворяются дурами, идиотками, а потом ХОП и ты стоишь на дороге, разинув рот, а она, эта обманщица, бежит от тебя прочь и уже претендует на что-то.
По-разному бывает. Иногда захочешь поразвлечься и выпустишь из-под пера такую чертовщину, что сам сатана пожалеет, что на свет родился.
Это я о пьесах абсурда.
Вообще-то глупое название пьеса абсурда. Но увы... Ярлык повешен, и, нравится нам это или нет, термин уже существует и живет своей нелегкой жизнью и с этим ничего не поделаешь. Так, пьесы абсурда... Их можно долго ругать и возмущаться ими. Но все же стоит сказать о них особо, ибо они стоят этого. У них есть могучее оружие это неподчинение обычным обстоятельствам и закономерностям. Герои могут ходить по воде, раздваиваться, умереть и воскреснуть, они говорят странные слова и совершают непонятные поступки. Они завоевывают королевства, но звук телефонного звонка может всколыхнуть спокойно текущие воды их существования, рождая при этом волны страстей, ассоциаций и философских размышлений. Таковы уж эти пьесы. Пусть они загадочны и мистичны, но в беспорядочном переплетении их волос всегда есть суть. Но...
Недостатки этих пьес, слабость их в том, что суть, та самая всегда имеющаяся суть, сердце, двигатель и первопричина, порою неясна, расплывчата, неуловима. Смысл присутствует, но как часто он задавлен, загроможден и пассивен. Как часто автор старается закрыть доступ бедняге смыслу в свои владения, но он все равно вылезает, оборванный, искаженный, мало уже похожий на себя самого. Власть в свои руки берет символ, но обычно это символ умирающий, а то и вовсе мертвый. Все вроде бы сделано, и вместе с тем, это лишь половина работы. И печальный итог рождение непонимания, а вслед за ним отрицания, и по-своему это справедливо. Из самой мрачной ситуации, из самого глубокого тупика человек хочет найти выход и никому уже нет дела, что драматург такой же бедолага, как и все остальные, пусть и наделенный даром божьим, но так же боящийся сырости, смерти и холода, так же любящий поваляться на горячем песке и спрятаться летней ночью в опьяняющие женские объятья. Корни питают дерево. Впрочем, драматурги, как и все люди, бывают разные. Лично я писание абсурда ради абсурда не признаю. В жизни случается многое, но надо же думать головой. Все же я иногда пишу подобные вещи, но для развлечения и никогда не выдаю их за шедевры драматургии. Абсурд для меня не самоцель, а забава, но вместе с тем плацдарм, отработка навыков и приемов, которые могут пригодиться в дальнейшем. Гротеск, сказка, водевиль, фантастическая комедия, драма -мало ли где можно пустить в ход сильное оружие. Я...

Его прерывает некто.

НЕКТО: Послушай, что скажу тебе я.
АВТОР: А кто ты?
НЕКТО: Меня зовут Барри.
АВТОР: Барри. Хорошо, ты Барри, а я...
БАРРИ (прерывает его): Ты не знаешь, кто ты. Знай же, тебя зовут Эндор.
ЭНДОР: Эндор...
БАРРИ: Тебе предстоит многое узнать. Слез будет больше, чем смеха.
ЭНДОР: Зачем ты пугаешь меня? Я ничего не боюсь.
БАРРИ: Дело не в этом. Слушай меня. Никого не интересует твоя жизнь от начала и до конца. Все будет гораздо быстрее, чем ты думаешь.
ЭНДОР: Я не успею постареть?
БАРРИ: Это так. Листья не упадут с деревьев, как все кончится. Но весь вопрос чем?

Вбегает Диц.

ДИЦ: Я ухожу в даль семи морей.
ЭНДОР: А меня вы с собой не возьмете?
ДИЦ: Моя палатка достаточно вместительна, но вдруг ты не любишь запах крови.
ЭНДОР: А причем здесь кровь?
БАРРИ: Я забыл тебе сказать. Он вампир, ну и соответственно.
ДИЦ: Верно. Когда-то я был им. Но теперь меня занимает другое. (Уходит.)
БАРРИ: Пошел и я. Прощай.
ЭНДОР: Какие странные люди. Мне трудно их понять.

Входят Зелио, Виктория и Фанни.

ЗЕЛИО: Эй, приятель! Погляди на этих красавиц.
ЭНДОР: Они прекрасны.
ЗЕЛИО: Ты хотел бы их иметь?
ЭНДОР: Как иметь?
ЗЕЛИО: Ну, как, как. Они бы готовили тебе пищу, стирали белье, отмывали бы от блевотины брюки, а ты бы в знак расположения пускал их к себе в кровать.
ЭНДОР: Я мог бы только любить их.
ЗЕЛИО: А ты знаешь, что они предельно глупы, что мозги их подобны булыжнику на мостовой?
ЭНДОР: Нет, я не знаю этого.
ЗЕЛИО: Спроси вот у Фанни, что такое книги.
ЭНДОР: Милая Фанни! Скажите мне, будьте добры, что такое книги?
ФАННИ: Книги это разновидность рыб. Они едят гору.
ЭНДОР: Как?.. Гору?..
ЗЕЛИО (смеется): А у Виктории спроси, у Виктории!
ЭНДОР: Прелестная Виктория! Скажите мне, пожалуйста, что такое книги?
ВИКТОРИЯ: Книги это летающие тарелки. Они полны звенящих водовозов.
ЭНДОР: Что? Что? Звенящих?
ЗЕЛИО: Вот, видите, какие дуры.
ЭНДОР: Но они прекрасны!
ЗЕЛИО: Что в этом толку? Это красота животных, самок. Я даже жалею, что они умеют говорить. Приходится выслушивать всякий вздор. И мне это надоело. Хотите их купить у меня?
ЭНДОР: Я? Но...

Появляется Барри.

БАРРИ: ХОП! (Исчезает.)

Появляется Катруэн.

КАТРУЭН: Эндор. Я помогу тебе достать денег.
ЭНДОР: Но...
КАТРУЭН: Будь решителен. Не бойся сумраков, ищи в поле зарю.
ЭНДОР: Как поэтично!
КАТРУЭН: Дурак! При чем здесь поэзия! Я могу тебе помочь достать денег.
ЭНДОР: Но, купив их, я унижу их. Я не могу так.
КАТРУЭН: Хорошо. Но ты отказался. Запомни, ты отказался. Повторяй кошмарными бессонными ночами Я отказался. я отказался, я отказался. (Исчезает.)
БАРРИ: ХОП! (Исчезает.)
ФАННИ: Зеленая шкатулка летит над горизонтом.
ЭНДОР: Как ты красива.
ЗЕЛИО: Ну так как, покупаете?
ВИКТОРИЯ: Купи меня. Я съем твой мозг.
ЭНДОР: Это сон. Это бред. Они притворяются, и вы (показывает на Зелио). Я люблю их, они прекрасны. А их глаза. Они смотрят на меня, зеленые и серые, они сковывают меня и очаровывают. Их глаза мудры и полны неразгаданных тропинок. Их губы. О, я люблю их губы. Это спелые губы Венеры и нежные очертания девичьих губ. О! Я люблю их, люблю в них все целиком, от трепещущих от ветра волос до изящной миниатюрности мизинцев их стройных ног!
ФАННИ: Крокодил гуляет по чердачным трубам.
ЭНДОР: О горе, какое горе! (Рыдает.)
ЗЕЛИО: Ты не будешь их покупать? Не надо. Такой товар, втрое глупее, чем есть, я все равно сбуду.

Появляется Барри.

БАРРИ: ХОП! (Исчезает.)
ЭНДОР: Что мне делать? Кого любить больше?

Входит Тар.

ТАР: Эндор?
ЭНДОР: Я.
ТАР: Меня просили сообщить тебе...
ЭНДОР: Что?
ТАР: Ты полюбишь обеих, но никто не знает, кого больше. Прощай. (Уходит.)
ЗЕЛИО: Объявляется распродажа! Две откормленные дуры, Фанни и Виктория! Способны мыть пол и рожать идиотов! Незаменимы как наложницы!

Входит Диц.

ДИЦ: Деньги, деньги. Я бы с удовольствием купил весь мир, но денег хватит лишь на Фанни.
ФАННИ: Золото едят в семь утра.
ДИЦ: Итак, заверните мне Фанни. О, я предвкушаю, я предвкушаю, как я надрежу кожу этого благоуханного плода и как теплая кровь брызнет мне на руки, и я умоюсь в этой крови, ибо лишь кровь может очистить меня. А потом о Афродита, что ты знаешь о любви. Любовь это теплая кровь, это стон жертвы, это агония умирающего, неразличимая в дьявольском поцелуе. (Фанни) Идем. (Зелио) Вот деньги. Купите себе молока и вылейте пару литров в Черное море.
ФАННИ: У меня есть вода...

Они уходят.

ЗЕЛИО: Отлично. Одну сплавили.
ВИКТОРИЯ: Нея голубоглазый миф...
ЗЕЛИО: Пойдем, королева дур.

Они уходят.

ЭНДОР: Я ничего не пойму. Все так скоро. Деньги. Где моя любовь? Ничего не осталось.

Входит Сигроуз.

СИГРОУЗ: Мне нужен шофер. Ты умеешь водить машину?
ЭНДОР: Да.
СИГРОУЗ: Мы договорились.
ЭНДОР: Еще нет.
СИГРОУЗ: Почему?
ЭНДОР: Я не бесплатное приложение.
СИГРОУЗ: Об этом не беспокойся. А ты мне нравишься. Деловой у тебя характер.

Они уходят. Появляется Барри.

БАРРИ: ХОП! Все продолжается. Эндор шофер у Сигроуза. Сигроуз темная личность, однако и ему нужен шофер. Все продолжается. ХОП! (Исчезает.)
 
 
2. Дом Дица.
 
ДИЦ: Фанни, ты дрянь.
ФАННИ: Почему, милый?
ДИЦ: Из-за тебя я стал жертвой спекулянта Зелио. Я одурачен.
ФАННИ: Вовсе нет.
ДИЦ: Нет? Ты издеваешься. Моя широкая натура, склонная к поэтическому видению мира, вовсе не объект для спекулянтских комбинаций.
ФАННИ: Но ничего такого не было.
ДИЦ: Не было? Стал бы я покупать, будь ты умная. Мне, садисту, не нужен твой ум, мне нужно было твое безумие, а его-то и не оказалось.
ФАННИ: Но Зелио ничего не знает об этом. Для него мы с Викторией идиотки. Зато ты с моей помощью превращаешься в нормального мужчину.
ДИЦ: Нужно больно! Мне, для которого кровь источник жизни, источник смерти, вино, хлеб, вода, все на свете, предлагают какие-то скучные и постыдные отношения. И черт ведь побрал мой характер! Моя культура, моя просвещенность просто не позволяют мне прибегать к насилию. Стал бы кто-нибудь другой с тобой возиться! Изрезали бы тебе бритвой всю грудь и будь здорова! Фанни, дорогая. Я умоляю тебя ну хоть раз. Я легонько, я не буду тебя убивать.
ФАННИ: Нет, и не проси!
ДИЦ: Почему, почему ты не безумна! Ты бы не стала возражать и секунды. Эх! (Горестно взмахивает рукой и уходит.)
ФАННИ: Что за жизнь! Разве это люди вокруг? Только безумие способ маскировки и существования. А в доме Дица для меня все наоборот. Ну да он и сам ненормальный.

Входит Эндор.

ЭНДОР: Я шофер Сигроуза. Я привез вам от него апельсиновые корочки для приготовления обрядного обеда. (Замечает Фанни.) Фанни!
ФАННИ: Я всего лишь колос.
ЭНДОР: Фанни! Если бы ты могла понять меня! Но увы! Зачем ты безумна? А может быть и нет?
ФАННИ: Кто купается в земле, тот выключает солому.
ЭНДОР: Все напрасно! Прощай, Фанни!
ФАННИ: Стой, дурак! Куда пошел?
ЭНДОР: Фанни?
ФАННИ: Да, Фанни. Не я безумна, а ты идиот.
ЭНДОР: Фанни! Я так и знал, что все иначе!
ФАННИ: Ты знал! Что ты сделал для того, чтобы убедиться в этом? Ты подошел ко мне, ты тряхнул меня за плечо? Ты смог только предположить, но ты не смог ничего сделать. Ты соблюдал моральные принципы, и нас с Викторией, твоих возлюбленных, продали первым попавшимся. Твои принципы хороши для сказок, а не для жизни. Они слабые, слабые, как и все на свете. А теперь убирайся. Я любила бы тебя, будь ты сильнее духом.
ЭНДОР: Но, Фанни. Пойми же меня...
ФАННИ: Не смей оправдываться, пошел вон. к своему Сигроузу, который, кстати, вовсе таковым и не является. Иди и рыдай. Прочь. Я другому отдана.
ЭНДОР: Я отказался, я отказался... (Уходит.)
 
 
3.
 
СИГРОУЗ: Работай, работай. Я тебя заставлю работать, как надо мне. Тупой скот! Как дешево я купил тебя своей похвалой, кинув впридачу два медяка. Работай! Шофер не только водит машину, он должен возить хозяина на своих плечах. И ты будешь делать это. Кретин! У тебя слишком много мысли в глазах мне это не нравится. Верно ты влюблен. Ах, с каким наслаждением я бы заплевал на твоих глазах предмет твоих животных вожделений... К сожалению, я не знаю, кто это... О чем думаешь ты, когда исполняешь мои приказы? Может быть, ты поэт? О, я заставлю тебя забыть все человеческие слова, я выбью их из тебя, как выбивают пыль из ковра. Да, так будет. Ты раб, подчиняйся же. Все в моей власти, ибо я сильнее. Я заставлю тебя перевозить помои с одной свалки на другую, и ты будешь делать это. А я стану хохотать над твоей тупостью и буду погонять тебя хлыстом. А ты подчиняйся! Сила требует преклонения, уважения и подчинения. Нравится тебе это или нет, но выбирать ты не можешь. Все решено до тебя, без тебя и за тебя. Работай, дрянь, работай! О, как я ненавижу тебя! Если бы ты взглянул внутрь меня, ты бы сдох от страха. Ты еще не знаешь, что тебя ожидает. Испанские инквизиторы покажутся тебе отличными и добродушными ребятами. Я сильный, я могу все. У меня существует одна монета для расплаты с людьми это зло. Зло за зло, зло за добро, за все я плачу лишь злом. И только благодаря этому я есть, есть такой, каким я всегда мечтал быть. Мне наплевать на справедливость и правду, на совесть и уважение, на благородство и гуманизм, и на все остальное мне тоже наплевать. Вся эта ерунда давно выброшена мной на задний двор. У меня есть сила, сила, власть это все, и тем, кто считает иначе, я могу предложить одно место это выгребная яма. Пусть занимаются там философией, лучшего жилища для подобных мудрецов не найти. Там можно проповедовать любовь и братство, а заодно и поразмышлять над тем, что лучше возлюбить своего ближнего и его жену. Я вас всех туда загоню, ну а пока ты мне заменишь человечество. Подонок! Ты будешь умываться собственными слезами и завтракать своим потом. И ты сдохнешь или поползешь на четвереньках в собачью конуру и будешь завидовать моему псу и, упав своей вонючей мордой в лужу, ты будешь горько рыдать, жалея о том, что родился с двумя лапами вместо четырех, и жизнь ободранной и бездомной дворняги будет казаться тебе райской. Вот тебе перспектива, вот тебе цели и мечты, вот тебе смысл бытия. Ублюдок! Работай и радуйся, что можешь еще шевелить руками и ногами. Работай, дрянь, работай!
 
 
4.
 
БАРРИ: ХОП! Вот идет Эндор.
ЭНДОР: А, это ты.
БАРРИ: Удивительная прозорливость.
ЭНДОР: Заткнись!
БАРРИ: О! Мальчик выпускает коготки.
ЭНДОР: Я тебя убью!
БАРРИ: Исключено.
ЭНДОР: Это почему же? Я же убил Сигроуза, когда он дал мне на ужин объедки своего кота.
БАРРИ: Это не повод для убийства.
ЭНДОР: Если бы это не повторялось каждый день возможно, если бы я не ночевал в конюшне возможно, если бы он не будил меня по сто раз в ночь с требованием вывести машину, а когда я ее заводил и выводил, ко мне подходили незнакомые люди и говорили, что Сигроуз улетел в Орегон. Я обшаривал весь дом, но его не находил. Возможно, это кто-нибудь и стерпит, но не я!

Появляется Акастр.

АКАСТР: Эндор, я умней тебя.
БАРРИ: ХОП! Действие продолжается.
АКАСТР: Слышишь, Эндор!
ЭНДОР: Твою тупую речь трудно не слышать, скотина!
АКАСТР: Тем лучше. Так слушай, Эндор. Я купил Викторию. Я топчу ее ногами, она ест из корыта для свиней.
ЭНДОР: Виктория, нежная Виктория. Ах ты негодяй! Виктория! (Бросается на него, но тот исчезает.)
БАРРИ: ХОП! ХОП! (Тоже исчезает.)
ЭНДОР: Виктория!

Появляется Виктория.

ВИКТОРИЯ: Ты звал меня, Эндор?
ЭНДОР: О! Любовь моя!
ВИКТОРИЯ: Да, это я. Как ты знаешь, я нормальна.
ЭНДОР: Это большое счастье. Твои уста не говорят кошмарных и бредовых слов. Это счастье.
ВИКТОРИЯ: Ты боишься чего-нибудь на свете, Эндор?
ЭНДОР: Нет.
ВИКТОРИЯ: Но ты и раньше так говорил.
ЭНДОР (удивленно): Откуда тебе это известно?
ВИКТОРИЯ: Это неважно. Но ответь же мне на мой вопрос.
ЭНДОР: Нет, я ничего не боюсь.
ВИКТОРИЯ: Что ты будешь делать, если тебе в лицо задует ветер?
ЭНДОР: Я пойду вперед.
ВИКТОРИЯ: Ветер северный и холодный.
ЭНДОР: Я пойду вперед.
ВИКТОРИЯ: Вокруг мороз.
ЭНДОР: Но идти вперед все равно надо.
ВИКТОРИЯ: Эндор, я наложница Акастра.
ЭНДОР: Я убью его. Но я хочу, чтобы ты была моей. Я люблю тебя.
ВИКТОРИЯ: Я тоже люблю тебя. Убей Акастра, и я буду чиста для тебя.
ЭНДОР: Ты и так чиста для меня.

Появляется Барри.

БАРРИ: ХОП! Везде все одинаково, здесь все наоборот. Везде все по-разному, здесь все наоборот. Везде логично, здесь нелогично. Всегда везде все наоборот. ХОП!
 
 
5.
 
ДИЦ: Проклятье! Проклятье! Мир лжив, все негодяи. Воздух забит ложью, нечем дышать. Мелкие твари окружают меня. Разве им понять безграничность моей натуры! О святая кровь! Фанни! Где бы ты не находилась, знай, я проклинаю тебя. О святая кровь! О, это пустой звук теперь, всего лишь громкое слово. Я проклинаю тебя, Фанни, ты вернула меня в обычный мир, и за это я тебя проклинаю. Мне так было хорошо в моем аду, я имел забвенье это у меня теперь отняли. Порок был моим укрытием его сломали. И что теперь? Я слишком стар, чтобы начинать все сначала. Будь я мальчишкой, семнадцатилетним сопляком, я, быть может, и благодарил бы тебя, но теперь! Я слишком долго жил для того, чтобы сохранять какие-то маленькие розовые иллюзии. Я не знаю, куда ты исчезла, Фанни, я ненавижу весь мир, но я люблю тебя!

Появляется Зелио.

ДИЦ: А, это ты, мерзкий жулик!
ЗЕЛИО: Меня вовсе нет.
ДИЦ: Расскажи это кому-нибудь другому, лгун.
ЗЕЛИО: Да в чем же дело, что за оскорбления?
ДИЦ: Дело? Кончил дело гуляй смело! Ты, я вижу, этим занимаешься! А ты знаешь, что Фанни, которую ты мне продал, умнее и нормальнее и лучше тебя, меня да еще миллиарда нам подобных!
ЗЕЛИО: Да и ты, я вижу, не шибко умен. Не знаю, какой уж мудростью она тебя пленила, но я от нее нормального слова не слышал.
ДИЦ: Нужно уметь слушать, идиот! Нужно уметь слушать! Убирайся, пока я не стал играть в футбол твоими вонючими мозгами!

Зелио убегает.

ДИЦ: Ну что же. Эксперимент под названием Жизнь я лично считаю законченным. Всему свое время. (Уходит кончать с собой.)

Появляется Барри.

БАРРИ (грустно): ХОП!

Возвращается Зелио.

ЗЕЛИО: Послушай... Нет его. Ну ведь в самом деле я же ни на что не претендую. Но во всяком случае при мне ни одного нормального слова не сказали!
БАРРИ: ХОП!
 
 
6.
 
ЭНДОР: Где Акастр? Где? Пока я не убью его, пока я не отомщу ему, я не достоин Виктории, я недостоин даже думать о ней! Но где он? Я пришел к нему домой, но мне отперли дверь совсем другие люди. Они сказали мне, что Акастр никогда там и не жил. Я ворвался в дом, обшарил все углы, погреб и чердак, но никаких следов Акастра не нашел.

Появляется Барри.

БАРРИ: ХОП! Ты никогда не думал, что человек с таким именем вряд ли мог существовать на свете?
ЭНДОР: Не говори ерунды! Я же видел его.
БАРРИ: Не все, что видно есть.
ЭНДОР: Но он был. Он издевался над Викторией, и я найду его и отомщу ему за нее.
БАРРИ: Ты любишь ее?
ЭНДОР: Да...
БАРРИ: А как же Фанни?
ЭНДОР: Фанни... И Фанни.
БАРРИ: Не понимаю. Все-таки они не близнецы, Фанни блондинка, Виктория брюнетка, или там наоборот. И во всяком случае они не похожи друг на друга.
ЭНДОР: Они прекрасны. Их красота сближает их.
БАРРИ: Но как можно любить двоих? Значит, это не любовь, если одинаково любишь обеих.
ЭНДОР: Молчи!
БАРРИ: ХОП!

Появляется Катруэн.

КАТРУЭН: Эндор?
ЭНДОР: Да. Это снова ты?
КАТРУЭН: Я являлся к тебе чаще, чем ты думал. Помнишь Тара, Сигроуза, Акастра это я.
ЭНДОР: Акастр ты! Ну...
КАТРУЭН (властно): Стой! Акастра и в самом деле не существует. Но есть Катруэн. Выслушай меня!
ЭНДОР: Ты бог?
КАТРУЭН: Не знаю. Вряд ли. В конце концов дело не в этом. Ты молодец, Эндор. Листья еще не успели упасть с деревьев. Помнишь? Так вот, Эндор, знай. Фанни и Виктории нет. Вернее их и не было, хотя они и появлялись. Удивляться здесь нечему...
ЭНДОР (перебивает его): Как это не было? Но я люблю их! Ты не смеешь так говорить!
КАТРУЭН: Стой! Слушай дальше. Да, Эндор. Их не было, но смотри же, гляди туда. Смотри ж, что ты видишь там?
ЭНДОР: Я... Вижу... Там... лето... и...
КАТРУЭН: И?
ЭНДОР: И она... Я не знаю ее, нет, знаю, это нет, нет, да, это она. О, это она! Я люблю ее, о!
КАТРУЭН: Да, это она. Даже я не знаю, как ее зовут. Джин, Марианна, Виктория или Ольга, но это она.
ЭНДОР: Да, это она. А за ней я вижу города и реки, деревья и машины, корабли и мосты. Как много я вижу за ней! В путь!
КАТРУЭН: В путь, Эндор!
БАРРИ: ХОП! Действие продолжается!

КОНЕЦ