На первую страницу номера

На главную страницу сайта

Написать письмо

ЗЗЗ

№1 декабрь 1988

ДАЙДЖЕСТ СОВЕТСКОЙ ОФИЦИАЛЬНОЙ И НЕОФИЦИАЛЬНОЙ РОК-ПРЕССЫ

«За зеленым забором»

Андрей Кузнецов

МЫ НЕТ ИЛИ НАС ЕСТЬ?

Николай Мейнерт

РОК-н-РОЛЛ и САМОСТИЙНОСТЬ

Михаил Литвинов

Литуаника входит в штопор

ЛЕНИНГРАД

Андрей Бурлака

ИСПОВЕДЬ ПОДПОЛЬ...

Анатолий Гуницкий

«ДЕЛО» КИНЧЕВА

Александр Старцев

Спортивный парень, или Не надо нас подлечивать

МОСКВА

Артем Троицкий

ГВОЗДИ СЕЗОНА

Новости СССР

Сергей Гурьев

ЭХ! ЗАНЕСЛИ КОНИ ВОРОНЫЕ

Марина Кулакова

НА ВТОРОЙ МИРОВОЙ ПОЭЗИИ

КУЙБЫШЕВ

Александр Астров

Где-то между «Talking Heads» и «Modern Talking»

СВЕРДЛОВСК

Илья Кормильцев

ПЯТЬ ЛЕТ ТУЗЕМНОЙ БОРЬБЫ

Александр Старцев

«Я УЕЗЖАЮ В ДЕРЕВНЮ»

Александр Астров

БОЛЬШЕ НЕТ ГЕРОЕВ?

Иностранные новости

Артем Троицкий

РАБОТА ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ

Михаил ЛИТВИНОВ

Литуаника входит в штопор

15 июля 1933 года с нью-йоркского аэродрома Беннет с целью беспосадочного перелета через Атлантический океан поднялся в воздух шестиместный красавец — «Белланка И — 6.300». Модель СН была усовершенствована на средства литовских эмигрантов и помимо дополнительных бензобаков имела более мощный двигатель. Крейсерская скорость доходила до 250 км/час... Но причем же здесь рок-музыка? Не спешите, связь — есть! Самолет-то назывался «Литуаника». И вот уже в четвертый раз рок-фестиваль под таким названием привлекает пристальное внимание не только любителей истории авиации. Рок-музыка — ось, соединяющая мероприятия Дней молодежи в городе Вильнюсе. Общее сходство изначальных идей не мешает организаторам освежить каждый новый фестиваль какой-либо особенностью. В республиканскую прессу просочились тревожные сигналы о том, что под флагом «Литуаники» в этом году проходит симпозиум по поддержке Движения за перестройку в стране. А вильнюсская «Комсомольская правда» поместила материал расплывчатого содержания под названием «Не пострадает ли «Литуаника» от мании величия»? Сколь сложны пертурбации в духовном эфире литовского общества — понять не так уж и просто. Одно очевидно — национальное самосознание растет. Поэтому не удивило то, что один из концертов в рамках рок-фестиваля проходил в НАГОРНОМ парке (не путать с Нагорным Карабахом) в форме политического митинга, на котором поднимались желто-зелено-красные национальные флаги и вопросы, в основном связанные с деятельностью различных самодеятельных общественных движений. Другой специфической особенностью, и здесь речь уже может идти о традиции — является практика ввода рок-соединений из-за пределов республики. Дело в том, что участие местных или только прибалтийских групп не может обеспечить желаемого уровня. Ситуацию меняют гости. Они-то во многом и решают вопрос престижа, выявляют ориентацию, возможности оргкомитета и т.п. Так, например, в прошлом году лавры первенства оспаривали: «Бригада С», «Николай Коперник», «Ночной проспект» из Москвы, «Аукцион», «АВИА», «Кино» из Ленинграда, «Наутилус-помпилиус» из Свердловска, «Juke box» из Тбилиси, а также коллективы из Прибалтики. Причем дополнительно, помимо прочего, имела место Панорама литовской рок-музыки, познакомившая гостей с достижениями республики в области тяжелого металла.

В этом году все было несколько иначе. Возможно, свою роль в этом сыграло и мнение представителя свердловского рок-клуба А.Калужского, высказанное им на заключительной пресс-конференции «Литуаники-87». Но Панорамы тяжелого металла на сей раз не было. Так или иначе — «Хард-Экспресс-88», это название первого республиканского фестиваля тяжелого рока в Кайшядорисе. По мнению некоторых внутренних наблюдателей, выбор этого населенного пункта — остановки поездов между столицей Советской Литвы Вильнюсом и городом Каунасом — явится еще одним шагом к устранению музыкальной конфронтации между двумя этими городами. Однако любители тяжеленького не остались внакладе. Местные «Гороскопас» и «Катедра», а также латвийские «Ливы» на «Литуанике-88» были усилены «металлом» из ГДР. Группа «Принц» стала профессиональной в 1985 году, а уже с начала 1986, изменив прежний стиль, стала демонстрировать нечто невысокой пробы. Эта хронология и общее впечатление наталкивали на грустные обобщения. Но, как вы уже поняли, фестиваль стал международным, — ура! Не имеет никакого смысла скрывать, что с 20 по 22 мая в помещении того же Дворца спорта экспериментальным объединением «Центрас» уже была удачно поведена международная акция — «Рок-форум» с интересным, на мой взгляд, представительством. Несмотря на то, что в оргкомитет «Рок-формума» входил представитель клуба «Литуаника» С.Керушаускас, эти две фирмы в Литве все же принято считать конкурирующими.

Да, кстати о музыке 55-ю годовщину перелета через океан летчиков Стяпонаса Дариуса и Стасиса Гиренаса прибыли отметить «Дада» и «Ломбард» из Польши. Лихой помесью трэш-металла и ядреного панк-рока, особым магнетизмом и мощным драйвом ошеломил литовскую публику «Кадавербак» из Голландии. Другой голландский коллектив — «Изимбра» предложил традиционный рок с психоделическим уклоном и элементами малознакомого для нас фольклора. Не осталась безучастной к сентябрьским событиям в Вильнюсе и солнечная Суоми. Мастера сценического движения «Honey B and T-Bones», дающие до 250 концертов в год, напомнили многочисленным зрителям атмосферу ритм-энд-блюзовых клубов пресловутого лондонского Сохо. А другой финский и тоже англоязычный бэнд «Havana Black» вернул нас в начало 70-х. Несомненно, популярная в Скандинавии группа унаследовала традиции динозавров хард-буги южных штатов США. Но, проводя геометрические аналоги, в равностороннем треугольнике, помимо «ZZ ТОР» и «BLACKFOOT», один угол явно принадлежит английской «BAD COMPANY». Но не стану спорить и с теми, кто утверждает, что во время выступления «HAVANA BLACK» где-то рядом проплыла тень легендарного «Свинцового Дирижабля». Не подтвердились усиленно распространившиеся в период подготовки фестиваля слухи об участии в нем Нины Хаген. Вместо нее было представлено сразу три западногерманских соединения, одно из которых уже знакомо по участию в майских событиях, — «ЮЛО» — это объевшиеся сосисками, паразитирующие на классике хеви-буги конца 70-х годов, «облагораживающие» чужие произведения коммерческим звуком... И не удивительно, что особой популярностью у себя на родине не пользующиеся, но быстро уяснившие положение гражданина ФРГ — иностранного гостя СССР. Хамоватые и задиристые, чувствующие относительную безнаказанность за глупые шутки, они разбили гитару эстонских панк-рокеров из группы «Великие Луки». То, что это им сошло с рук, — не беда. Но беда может случиться, если такого рода ВИА повадятся проводить у нас рок-ликбез на свой манер. Другое дело «DIE TOTEN HOSEN», которым, в отличие от последних, для покорения публики не требуется липких национально-политических спекуляций, т.к. им не занимать подлинно рок-н-ролльного духа (в данном случае в его пост-панк модификации). «BROSELMASCHINE» — музыка несколько иного плана. Использование экзотических инструментов и своеобразное мышление оставило приятное впечатление.

Жалобы Клауса Хедингсломана из «ЮЛО» на засилие на Западе «факинг-компьютеров» выглядят в особом свете после мощного выступления на фестивальных концертах богатых модным звуком веселых западноберлинских электронных нововолнистов «BOOM OPERATORS».

О иностранных музыкантах можно много долго говорить, оценивая их творчество и степень престижности фестиваля... Но стоит тут упомянуть мельком проходивший в последних числах августа грандиозный по нашим историческим понятиям, «Гласность-фестиваль» в Таллинне, известный также под названием «Рок-саммер». «Рок-саммер» — это Певческое поле и, по осторожным оценкам, не менее 200 тысяч зрителей за три дня. «Рок-саммер» — это фестивальная газета и артилерийский салют на заключительном концерте. «Рок-саммер» — это Стив Хэккет, Джонни Роттен (Лайдон) и его «Паблик имидж ЛТД», это — «Биг кантри», финские группы, а также музыканты из Прибалтики и РСФСР. Понятно, что после такого... рок-фестивальное движение могло сформировать определенный комплекс у организаторов «Литуаники». Этим, надеюсь, можно объяснить некоторые недоработки. Хотя имеются и старые болячки, беспокоят они, как правило, в связи с участием ленинградских рок-групп. В прошлом году это был «Аукцион», заявленный в программе Панорамы литовского металла — со всеми вытекающими отсюда последствиями. В этом году М.Борзыкин оказался в траектории полета пустой бутылки. Надеюсь, что это все же не перейдет в хроническую форму. Однако имеется мнение на этот счет, опубликованное в органе ЦК ЛКСМ Эстонии газете «Молодежь Эстонии». Называлось оно «Фестиваль несбывшихся надежд». Автор — внештатный корреспондент — настойчиво призывал к национальной терпимости, а в противном случае ставил под сомнение необходимость проведения подобных фестивалей в будущем. Такая однозначная оценка заслуживает внимания. Но не менее интересным дополнением при этом может стать тот факт, что описать в красках весь недельный фестиваль автору удалось на основании единственного концерта, на котором он сам присутствовал. О какой вере, надежде и любви может идти речь, когда остальные шесть дней, включая выступления группы «Телевизор», одержимый поклонник ленинградского рок-клуба Марк Шлямович находился вне пределов Литовской ССР? Возможно, здесь мы столкнулись с феноменальными способностями, иначе как можно объяснить видение т.Шлямовичем с расстояния более чем 500 км тех «юнцов», которые, «выпучив зенки» мельтешили изо всех сил трехцветными флагами в Нагорном парке. Корреспондентами таллиннского «ПРО РОКа» «феномен» этот наблюдался и раньше. Пятый юбилейный ленинградский фестиваль и некоторые другие культурные события также освещены искрой «феномена».

Однако показателен и другой факт, — вторая (и последняя) русскоязычная группа на «Литуанике-88» «Раббота ХО» из Киева была принята если не «на ура» (здесь речь может идти исключительно о неподготовленности публики к подобным музыкальным идеям), то уж точно без всяких эксцессов. На «Рок-форуме» по отношению к группе «Телевизор» не отпускалось никаких актов «национальной нетерпимости», более того, музыкальные находки и гражданская позиция группы были по достоинству оценены и публикой и специалистами. Так что дело, скорее, не только в политической подоплеке, которую так искал автор, а и в серьезном организационном просчете, часть которого, при необходимости объективного анализа ситуации, можно было бы переложить и на менеджера группы «Телевизор» Светлану Данилишину.

Практика проведения масштабных фестивалей с особой четкостью выявила на большинстве из них разнообразные родимые пятна застоя. Расширенная распродажа фестивальных атрибутов и национальной символики, яркие ак-кредитационные карточки и разноцветные пропуска, дающие право покурить на служебном входе, никак не могли компенсировать бюрократических отношений между оргкомитетом и администрацией Дворца спорта. По-своему и это отразилось на духе фестиваля. Ночные мероприятия для аккредитованных лиц свелись к бесполезному стоянию в медленной очереди за сосисками для одних и к быстрому их получению через служебную дверь для других. Конечно же, буфет — не самое главное. Существуют более серьезные критерии, по которым можно судить о положении дел на фестивале. Например, кто не участвовал в нем. «Антис», бесспорный лидер литовского рока, ограничился триумфальным выступлением на «Рок-форуме» и предпочел «Литуанике-88» хитроумно запутанные семьей Максимовых канаты «Музыкального ринга». А вот в какие запутки попал дядя Федор из заявленной в программе ленинградской группы «Ноль» — остается загадкой. Откровенно говоря, его на этом фестивале очень нехватало. Относительно же столичной «Бригады С» веселая девушка из оргкомитета сообщила, что вильнюсский горком ЛКСМ Литвы свое место уступил литовскому фонду культуры и каунасскому молодежному клубу «Балтика». «Литуаника» же теперь... и только госфилармония Лит. ССР еще держит позиции...

Позиций не сдает и прибалтийский рок. Из более чем полутора десятка групп этого региона, представленных на «Литуанике», каждый тип слушателей смог в большей или меньшей степени удовлетворить свои рок-потребности. Дело-то это, конечно, субъективное, я бы сказал интимное, но отдельные специалисты утверждают, что рок вообще не рассчитан на широкие массы слушателей с одинаковым вкусом (или его отсутствием). Это уже прерогатива иных жанров. Но как тогда прикажете понимать таллиннский «J.М.К.Е.» после публичного признания Вильяма Тамме в принадлежности его группы не к панк-року, а к эстраде? Новая «красивая песня» «Берия жив» многим зрителям пришлась по вкусу и, кроме всего прочего, подтвердила простое наблюдение — советский панк неоднороден. Он многолик, регионален. Так уже латвийский «Зиг-Заг» предложил свое понимание темы, причем весьма далекое от оригинала. Литовская рок-музыка своеобразна, но, в отсутствие «Антиса», на фестивале представляла лишь относительный интерес. Наиболее оригинальными были музыканты из города Шяуляй — группа «Бикс».

Удивить иностранных гостей в музыкальном смысле, я думаю, вряд ли удалось. Боюсь, что и провозглашенная не так давно у нас гласность на фоне конституционных норм свободы слова в той же Европе выглядела смелым малышом, еще не способным к глубокому анализу и подчас не владеющим элементарными нормами такта. Но надеюсь, что время запретов уходит в прошлое. «Литуаника-2» образца 1986 года значится в истории рок-фестивального движения СССР как событие, прервавшее шестилетнее затишье на отечественной рок-сцене, длившееся со времен легендарного тбилисского форума. Хочется верить, что «Литуаника» прославит себя и другими заслугами. Прогнозировать будущее — дело неблагодарное, ведь все может обернуться самым неожиданным образом. Хотя все же существуют общие закономерности, и познают их, изучая дух, традиции, географию, философию и бух.учет фестиваля. Международные фестивали — это уже высший пилотаж. Выполнение его фигур требует не только смелости и подготовленности, но и трезвой оценки сложившейся ситуации. Иначе... Да и в навигационном отношении требуется безупречность.

В заключение, не претендуя на то, что описанная здесь картина совершенно полна, стоит уточнить, что 17 июля 1933 года в 0 час. 36 мин. «Литуаника» сложила крылья навеки. Самолет разбился по неизвестным причинам, достичь конечной цели столицы тогдашней Литвы — Каунаса — ему, к сожалению, так и не удалось. «Литуаника-89» будет юбилейной — пятой фестивальной «птичкой». Пожелаем ей мягкой посадки!