Павсаний "Описание Эллады" | Часть III

4. Если пройти из Короны стадиев восемьдесят, то у моря будет чтимый храм Аполлона; по сказаниям мессенцев, это самый древний, и бог здесь врачует болезни; они называют Аполлона Коридом (Хохлатым жаворонком). Это изображение - деревянное, а статуя (Аполлона) Аргеота - медная; говорят, ее посвятили те, кто плавал на корабле Арго. 5. По соседству с городом Короной находятся Колониды. Здешние жители говорят, что они не мессенцы, но что их привел с собою из Аттики Колен, а Колену, согласно молве, дорогу туда, куда он должен был выселиться, указывал хохлатый жаворонок. С течением времени им пришлось переменить язык и нравы на дорийские. Этот городок Колониды лежит на возвышенности, недалеко от моря.

6. Жители Асины в древнейшие времена жили по соседству с ликоритами у Парнаса; дриопами они назывались по имени своего родоначальника; это имя они сохранили, придя и в Пелопоннес. Позднее, в третьем поколении, в царствование Филанта дриопы были побеждены в сражении Гераклом и, как посвятительный дар Аполлону, были отведены в Дельфы. Но согласно велению бога, данному Гераклу, они были отведены в Пелопоннес и сначала заняли Асину, около Гермионы, изгнанные же оттуда аргивянами, они поселились в Мессении, которую им дали лакедемоняне, и когда с течением времени мессенцы вернулись, они не были мессенцами выселены из этого города. Сами же асинейцы о себе рассказывают так: они согласны, что были побеждены Гераклом в битве и что их город около Парнаса был взят, но они отрицают, что были пленниками и были отведены к Аполлону, но говорят, что по взятии Гераклом их стен, они сами бросили город и бежали на вершину Парнаса; затем, переправившись на кораблях в Пелопоннес, они, по их словам, прибегли с мольбой к Эврисфею, и Эврисфей, как человек, ненавидевший Геракла, дал им (для жительства) Асину в Арголиде. Одни только асинейцы гордятся своим происхождением от дриопов и даже до нашего времени сохраняют это имя, поступая совершенно иначе, чем жители Стир на Эвбее. Ведь и стирийцы были в древности дриопами, но они не принимали участия в битве с Гераклом, так как жили они сравнительно далеко от города. Стирийцы по своему высокомерию обижаются, когда их называют дриопами, так же как жители Дельф избегают названия фокейцев. Напротив, асинейцам доставляет большое удовольствие называться дриопами и совершенно ясно, что самые чтимые из их храмов выстроены ими в память бывших у них некогда святилищ около Парнаса. Поэтому у них есть храм Аполлона, есть святилище Дриопа и его древняя статуя. Каждые два года они совершают в честь его таинства, утверждая, что Дриоп - сын Аполлона. 7. И эта Асина лежит у моря подобно той древней Асине в области Арголиды; стадиев сорок идет к ней дорога от Колонид и столько же от этой Асины до мыса, называемого Акрита. Этот мыс далеко вдается в море, а перед ним лежит пустынный остров Феганусса. За мысом Акрита находится гавань Финикус, а против нее острова Энуссы.

XXXV

1. Город Мофона, прежде, до похода на Трою и все время пока продолжалась война с Илионом, назывался Педасом, а потом, как говорят сами жители Мофоны, изменил свое название, получив другое - по имени дочери Энея. Говорят, что у этого Энея, сына Порфаона, вернувшегося после взятия Илиона в Пелопоннес вместе с Диомедом, была от наложницы дочь Мофона. По моему же мнению, имя этому месту дала скала Мофон. Она то и образует для них гавань, она делает и вход для кораблей более узким, проходя под водою и в то же время представляет собою мол, о который разбиваются морские волны. 2. В своих прежних описаниях я уже указал, что в царствование Дамократида в Аргосе, навплийцы за свое сочувствие лакедемонянам были изгнаны (из своей страны), что тогда лакедемоняне дали им Мофону и что даже при возвращении мессенцев на родину их ничуть не беспокоили. Эти навплийцы, по моему мнению, были в древности египтянами. Прибыв морем вместе с Данаем в Арголиду, они, три поколения спустя, были поселены Навплием, сыном Амимоны, в Навплие. Император Траян дал мофонейцам право быть свободными и управляться автономно. 3. В более же раннюю эпоху город Мофона один только из всех приморских городов Мессении подвергся следующему несчастию. Дела в Эпире, в области феспротов, находились в критическом положении вследствие царившей там анархии, так как у Деидамии, дочери Пирра, не было детей, и когда она была при смерти, то она передала власть народу. Она была дочерью Пирра, сына Птолемея, внука Александра, правнука Пирра, что же касается Пирра, сына Эакида, то о нем я рассказал уже раньше, когда я передавал об афинских делах. По необыкновенному счастью и по славе его подвигов карфагенянин Прокл ставит Александра, сына Филиппа, выше всех других, но по искусству расположить гоплитов и конницу, по умению прибегать к военным хитростям в момент самого боя (как тактика и стратега) он считает Пирра много выше его. Когда у эпиротов прекратилась царская власть, то народ стал действовать самовольно и перестал повиноваться властям; тогда иллирийцы, жившие на берегу Ионийского моря, выше Эпира, сделали на них набег и их покорили. Кроме афинян мы не знаем ни одного народа, который бы при демократическом правлении достиг могущества. Но афиняне и при демократии заняли одно из первых мест; это потому, что по своему природному уму они не имели себе равных среди эллинского племени и более всех других повиновались установленным законам. 4. Иллирийцы же, вкусив сладости завоевания и власти и желая все большего и большего, выстроили себе корабли и стали грабить всех других, с кем бы им ни пришлось столкнуться. И вот, делая вид, что они относятся к Мессении как к дружественной стране, они пристали к ее берегам и, послав вестника в город, просили доставить им на корабли вина. Когда к ним с вином прибыло несколько мужчин, они купили у них вино по цене, назначенной самими мофонцами, и сами стали продавать им то, что привезли. Когда на следующий день к ним пришло из города большее число людей, иллирийцы дали возможность и им получить от продажи выгоду. Наконец к ним на корабли пришло много женщин и мужчин для продажи вина и с тем, чтобы в свою очередь купить что либо у варваров. Тогда иллирийцы со всей дерзостью бросились на них и похитили много мужчин и еще больше женщин; забрав их к себе на корабли, они поплыли к берегам Ионийского моря, оставив город Мофону почти безлюдным.

5. В Мофоне есть храм Афины Анемотиды (Владычицы ветров); говорят, что ее статую воздвиг и такое имя богине дал Диомед. Ветры, дуя сильнее обычного и несвоевременно, причиняли много бед стране; тогда Диомед помолился Афине и с тех пор из за ветров не было в стране никаких несчастий. 6. Есть здесь и храм Артемиды и в колодце вода, смешанная со смолой, с виду совершенно похожая на кизикское (ирисовое) масло; вода имеет вполне одинаковый с ним и цвет и запах. Совершенно синюю воду я сам видел в Фермопилах; она не вся такая, а только та, которая собирается в купальне - местные жители называют ее Хитрами (Женскими купальнями). Красную воду, ничуть не отличающуюся от крови, можно видеть в стране евреев, у города Иоппы. Эта вода находится недалеко от моря, и по поводу этого водоема местные жители рассказывают предание, что Персей, убив морское чудовище, на жертву которому была выставлена дочь Кефея, омылся здесь от крови. Воду, которая уже вытекает из истоков черной, я видел в Астирах; Астиры - это горячие купальни, находящиеся против Лесбоса в так называемом Атарнее. Это местечко Атарней было платой хиосцам, которую они получили от царя мидян за то, что выдали ему человека, прибегшего к ним с мольбой о защите, а именно лидийца Пактия. Здесь вода черная, а у римлян, за городом, если перейти так называемую реку Аниен, вода белая; если человек войдет в эту воду, то он сразу чувствует холод и его охватывает дрожь, но немного спустя ему становится тепло, как от самого согревающего лекарства. Те источники, которые представляют что либо удивительное или оригинальное, я сам посетил и видел своими собственными глазами, источники же менее интересные, хотя я их тоже знаю, я сознательно опускаю: найти воду соленую или кислую не такое уже большое чудо. Но я считаю нужным упомянуть два источника совершенно различного свойства; один из них течет в Карий по Белой равнине мимо деревни, которую называют Даскиловой; вода его теплая, а для питья она слаще молока. А из рассказа Геродота я знаю, что в реку Гипанис впадает источник горькой воды. И как нам не признать, что в своем рассказе он говорит правду, если и в наше время в Дикеархии, области тирренцев, находится горячий источник, настолько кислый, что свинцовые трубы - а он протекает по свинцовым трубам, - разъедаются им в течение немногих лет.

XXXVI

1. Из Мофоны, приблизительно на расстоянии ста стадиев, идет дорога до вершины Корифасиона; на ней находится Пилос. Построил его Пилас, сын Клесона, приведя из Мегариды занимавших ее тогда лелегов. Но он не воспользовался тем городом, который он выстроил, будучи изгнан Нелеем и пеласгами, пришедшими из Иолка. Уйдя отсюда в соседнюю область, он занял там Пилос в Элиде. Воцарившись в Пилосе, Нелей настолько высоко поднял славу Пилоса, что и Гомер в своих песнях называет этот город городом Нелея. 2. Тут есть храм Афины, прозванной Корифасийской, и так называемый дом Нестора. Его могильный памятник находится в центре города, а недалеко, в стороне от Пилоса, говорят, находится могила Фрасимеда. 3. Тут же, в городе, есть и пещера; говорят, что в ней было стойло для коров Нестора, а еще раньше - для коров Нелея. Эти коровы могли быть фессалийской породы и некогда они принадлежали Ификлу, отцу Протесилая. Этих коров Нелей требовал у женихов как вено (выкуп) за свою дочь; Мелампод, делая угодное брату своему Бианту, отправился за ними в Фессалию; там он был связан пастухами Ификла, но получил их как плату за те предсказания, которые он сделал Ификлу по его просьбе. Ясно, что люди того времени прилагали все старания, чтобы скопить себе богатство в таком именно виде, т. е. в виде стад коров и табунов коней; ведь и Нелей пожелал иметь себе коров Ификла, и, ввиду славы иберийских коров, Эврисфей велел Гераклу пригнать ему стадо быков Гериона. Кажется, что и Эрике, властвовавший тогда в Сицилии, чувствовал такую сильную страсть к коровам: с Эрифии, что он вступил в борьбу с самим Гераклом, причем наградой за победу в этой борьбе были назначены, с: одной стороны, эти коровы, а с другой - его собственная власть. Гомер в "Илиаде" говорит, что первым даром Ифидаманта, сына Антенора, своему тестю в качестве вено (выкупа за невесту) были даны сто коров. Это подтверждает, по моему, положение, что люди в те времена выше всего ценили стада коров. Мне кажется, что коровы Нелея паслись большею частью за пределами страны: Пилосская область почти вся песчаная и не может доставить этим коровам достаточного количества травы. Свидетелем в этом является мне и Гомере, который, упоминая о Несторе, всегда называет его "царем песчаного Пилоса".

4. Перед гаванью лежит остров Сфактерия, подобно тому как перед пристанью Делоса находится остров Ренея. Можно видеть, как счастье или несчастье людей может дать известность местностям, до тех пор неизвестным. Имя Каферея, мыса на Эвбее, стало известным благодаря тому, что здесь буря захватила корабли эллинов, вместе с Агамемноном возвращавшихся из под Илиона; Пситталею на Саламине мы знаем потому, что здесь погибли мидийцы. Равным образом и несчастие лакедемонян сделало всем известной Сфактерию. В память события при Сфактерии афиняне воздвигли на акрополе медную статую Ники.

5. Если идти в Кипариссии из Пилоса, то по дороге у самого города, недалеко от моря, будет источник; говорят, что этот источник стал течь по воле Диониса, когда он тирсом ударил в землю, поэтому и этот источник они называют Дионисиадой. Есть в Кипариссиях храм Аполлона и храм Афины с прозвищем Кипариссийской. В так называемом Авлоне есть храм Асклепия и статуя его с прозвищем Авлонского. В этом месте протекает река Неда, которая является границей между Мессенией и Элидой.

КНИГА V ЭЛИДА (А)

I

1. Те из эллинов, которые говорят, что Пелопоннес делится на пять частей, а не на большее число, должны согласиться, что элейцы и аркадяне живут совместно на той земле, которая составляет удел аркадян, и что вторую часть Пелопоннеса занимают ахейцы, три же остальные - доряне. Из этих племен, которые населяют Пелопоннес, аркадяне и ахейцы являются исконными обитателями (автохтонами). Последние были изгнаны дорянами из своей страны, но не ушли из Пелопоннеса, а, в свою очередь изгнав ионян, занимают область, в древности называвшуюся Эгиалом ("Прибрежьем"), ныне же получившую название по их имени Ахеи. Аркадяне же с древности вплоть до настоящего времени неизменно занимают всю страну. Все остальное население - пришлое. Так, нынешние коринфяне - самые последние из жителей Пелопоннеса, и с того момента, как они получили себе эту область от римского императора (Цезаря), до моего времени прошло всего двести семнадцать лет. Что касается дриопов и дорян, то первые пришли в Пелопоннес из под Парнаса, а доряне - из под Эты.

2. Относительно элейцев мы знаем, что они перешли сюда из Калидона и других мест Этолии. По моим разысканиям, их древнейшая история была такова. Говорят, что первым царем в этой стране был Аефлий, сын Зевса и Протогенеи, дочери Девкалиона. У Аефлия был сын Эндимион; передают, что в этого Эндимиона влюбилась Селена (Луна) и что от этой богини у него родилось пятьдесят дочерей. Те, которые передают более правдоподобные сведения, сообщают, что Эндимион женился на смертной женщине по словам одних, на Астеродии, по словам других, на Хромии, дочери Итона, Амфиктионова сына, по словам третьих, на Гипериппе, дочери Аркада; но все согласны в том, что у него было три сына: Пэон, Эпей и Этол, и кроме них еще дочь Эврикида.

3. Чтобы решить вопрос о власти, Эндимион устроил своим сыновьям состязание в беге в Олимпии, победу одержал Эпей и получил царскую власть, и те, которыми он стал править, тогда стали называться эпеями. Из его братьев один (Этол), говорят, остался с ним (в этой стране), а Пэон, огорченный поражением, удалился, насколько он мог, дальше, и страна, лежавшая по ту сторону реки Аксия, была названа по его имени Пэонией. 4. Об обстоятельствах смерти Эндимиона гераклеоты, живущие около Милета, и элейцы говорят различно: элейцы показывают у себя могилу и памятник Эндимиона, а гераклеоты говорят, что он удалился на гору Латм (там они воздают ему почести), и на Латме есть святилище Эндимиона. У Эпея, женившегося на Анаксирое, дочери Корона, была только дочь Гирмина, мужского же потомства у него не было. 5. В царствование Эпея произошли еще вот какие события. Эномай, сын Алксиона, или сын Ареса, как прославили его поэты и как об этом гласит предание народов, был царем так называемой Писейской области. Когда Пелоп Лидиец на кораблях переправился сюда из Азии, Эномай потерял власть. По смерти Эномая Пелоп захватил Писею и Олимпию, отрезав ее от страны Эпея, которая была соседней с Писеей. Элейцы рассказывали, что Пелоп первый воздвиг в Пелопоннесе храм Гермесу и почтил его жертвами с целью отвратить гнев бога за смерть Миртила.

6. Этолу, которому удалось стать царем после Эпея, вскоре пришлось бежать из Пелопоннеса, потому что сыновья Апида добились его осуждения за убийство, правда, непредумышленное: наехав колесницей на Апида, сына Ясона, из аркадского Паллантия, во время погребальных игр, справлявшихся в честь Азана, Этол причинил ему смерть. От имени Этола, сына Эндимиона, живущие вдоль реки Ахелоя были названы этолийцами, так как Этол бежал в эту страну. Тогда власть над эпеями принял Элей, матерью которого была Эврикида, дочь Эндимиона, а отцом, если можно верить, - Посейдон. И от имени Элея жители этой страны, переменив свое старое название, стали называться элейцами, как называются и теперь.

7. Сыном Элея был Авгий; те, кто хотел дать Авгию больше славы, немного изменив имя Элея, говорят, что он был сыном Гелиоса. У этого Авгия было такое огромное количество стад быков и коз, что большая часть страны у него оставалась невозделанной из за куч навоза. Тогда он попросил Геракла за часть ли элейской земли или за какую либо иную награду очистить ему от навоза страну. Геракл совершил и этот трудный подвиг, направив на этот навоз течение реки Мения; но Авгий, под предлогом, что это дело выполнено Гераклом не трудом, а скорее при помощи хитрой уловки, отказался заплатить ему условленную плату и даже старшего из своих сыновей, Филея, прогнал от себя за то, что тот возражал ему, указывая, что отец несправедливо поступает с человеком, оказавшим ему такую услугу. Сам Авгий стал готовиться к защите против Геракла на случай, если бы он пошел войной на Элиду, и, между прочим, он заключил союз и дружбу с сыновьями Актора и с Амаринкеем. 8. Этот Амаринкей был храбрым воином; его отец Питтий был родом фессалиец и в Элиду прибыл из Фессалии. Авгий дал ему даже участие во власти над Элидой; Актор же и его дети были местные уроженцы и тоже были участниками в правлении над этой страной. Отцом Актора был Форбант, сын Лапифа, а матерью - Гирмина, дочь Эпея; в честь ее Актор основал город Гирмину в Элиде, назвав его по имени (своей матери).

II

1. В войне с Авгием Гераклу не удалось прославить себя никакими подвигами: так как дети Актора были в цветущем возрасте и отличались смелостью, то союзники Геракла не раз обращались ими в бегство, пока наконец Геракл не убил сыновей Актора, устроив засаду в Клеонах, когда они, полагаясь на провозглашенное коринфянами перемирие по поводу Истмийских игр, отправились на эти игры в качестве феоров (священного посольства). 2. Так как было неизвестно, кто совершил это убийство, то Молина (жена Актора) прилагала огромные усилия к тому, чтобы найти убийцу ее детей. Когда же она это узнала, тогда элейцы потребовали от аргивян удовлетворения за убийство, так как в то время Геракл жил в Тиринфе. Когда аргивяне не согласились на это, элейцы вторично обратились к коринфянам с просьбой наложить на весь аргосский народ отлучение от участия в Истмийских играх. 3. Когда они получили отказ и здесь, то, как говорят, Молина наложила проклятие на всех своих сограждан, если они не захотят отказаться от участия в Истмийских играх. Элейцы и доныне свято помнят и чтут это проклятие Молины, и тем из элейцев, которые являются атлетами, не дозволено участвовать в Истмийских состязаниях. 4. Но есть два других рассказа совершенно иного рода. Один из них таков: говорят, когда Кипсел, коринфский тиран, посвятил Зевсу в Олимпии золотую статую, но умер раньше, чем успел сделать надпись со своим именем на посвящении, то коринфяне просили элейцев позволить им надписать имя их родного города, как будто бы приношение было сделано от имени государства; элейцы им в этом отказали, и тогда коринфяне в гневе на элейцев запретили им участие в Истмийских играх. Но если элейцы отстранены от Истмийских игр против своего желания, то так же коринфяне в свою очередь могут участвовать в Олимпийских состязаниях" Другой рассказ следующий. У Пролая, человека среди элийцев очень видного, и у его жены Лисиппы было двое сыновей - Филанф и Ламп; когда они пришли на Истмийский праздник, один, чтобы участвовать в панкратии (многоборье) для мальчиков, а другой для состязания в борьбе, то, прежде чем начались состязания, они были задушены или погублены каким либо иным способом своими соперниками. За это Лисиппа наложила проклятие на элейцев, если они добровольно не откажутся от участия в Истмийских состязаниях. Но этот рассказ тоже явно нелеп.

У Тимона, родом элейца, были победы, одержанные им в пентатле (пятиборье) на всех эллинских играх (кроме Истмийских); ему поставлена и статуя в Олимпии, а на ней в стихах указано, сколько венков получил Тимон, также и та причина, почему он не имеет побед на Истмийских состязаниях; вот эти слова из этой элегии:

Но посетить помешали ему Сизифову землю

Распря за гибель и смерть славных Молины сынов.

Но довольно об этих изысканиях.

III

1. Впоследствии Геракл захватил и опустошил Элиду, собрав войско из аргивян, фиванцев и аркадян. Но и элейцы помогали жителям Пилоса, того, что в Элиде, и писейцы. Одних из них, а именно пилосцев, Геракл впоследствии наказал; от похода же на писейцев его удержало вещание из Дельф, которое гласило:

Пису отец возлюбил, а я - пещеры Пифона.

Это пророчество было спасением для писейцев. 2. Страну Элиды и все остальное Геракл отдал Филею скорее из чувства признательности и уважения к нему, чем по доброй воле, а также позволил ему распорядиться пленными и не наказывать Авгия. 3. Так как страна потеряла всех мужчин в зрелом возрасте, то элейские женщины, говорят, молились Афине, чтобы забеременеть им тотчас же, как только они сойдутся с мужчинами. Их молитва была исполнена, и они воздвигли храм в честь Афины, дав ей наименование Матери. И мужчины и женщины были так восхищены своею связью, что то место, где они сошлись, они назвали на своем наречии Бади (сладкое), и реку, которая там течет, и ее воду они назвали также Бади (сладкой).

4. Устроив все в Элиде, Филей вновь вернулся на Дулихий; Авгия неизбежная судьба (смерть) постигла уже в преклонных годах. Тогда царство над элейцами получили Агасфен, сын Авгия, и Амфимах и Фалпий: дело в том, что сыновья Актора взяли себе в супружество двух сестер близнецов, дочерей Дексамена, царствовавшего в Олене, и от них у одного, Ктеата, родился Антимах от Фероники, у другого, Эврита, - Фалпий от Ферефоны. Но и Амаринкей не остался частным человеком, равно как и Диор, сын Амаринкея. Это же ясно показал и Гомер в "Каталоге" при перечислении элейских кораблей; весь их отряд, по его описанию, состоял из сорока кораблей: половина их была поставлена под начальство Амфимаха и Фалпия, из остальных же двадцати кораблей десятью командовал Диор, сын Амаринкея, а другими десятью - Поликсен, сын Агасфена. У Поликсена, вернувшегося невредимо из под Трои, родился сын Амфимах: это имя Поликсен дал своему сыну, думаю, по дружбе к Амфимаху, сыну Ктеата, умершему под Илионом; сыном Амфимаха был Элей. 5. Когда этот Элей царствовал над Элидой, собралось войско дорян, под начальством Аристомаха, для возвращения в Пелопоннес. Их царям было указание от бога - взять себе руководителем в этом походе "трехглазого". Когда они недоумевали, что хочет сказать это вещание, им случайно встретился человек, ехавший на муле, и у этого мула не было одного глаза. Тогда Кресфонт, сделав вероятное заключение о правильном смысле предсказания, решил, что предсказание бога касается этого человека, и доряне постарались привлечь его на свою сторону. Он предложил им вернуться в Пелопоннес на кораблях, а не пытаться пробиться пешим строем через Истм. Он посоветовал им это сделать и был также им руководителем при переезде из Навпакта в Моликрий. За это они, по его просьбе, согласились дать ему Элейскую землю. А этот человек был Оксил, сын Гемона и внук Фоанта; Фоант же был тот самый, который вместе с сыновьями Атрея принял участие в разрушении царства Приама. От Фоанта до этолийца Эндимиона прошло шесть поколений. Гераклиды были родственны царям Этолии; в частности, матери Фоанта, сына Андремона, и Гилла, сына Геракла, были сестрами. Случай заставил тогда Оксила бежать из Этолии: говорят, что, бросая диск, он бросил его неверно и совершил непредумышленное убийство; убитого диском одни называют Фермием, братом Оксила, другие - Алкидоком, сыном Скопия.

IV

1. Но есть и другой рассказ об Оксиде, будто он опасался, что, увидав плодородие Элиды и видя, что она вся хорошо обработана, сыновья Аристомаха не захотят больше отдавать ему этой земли и что поэтому он повел дорян через пределы аркадян, а не через Элиду. Оксил очень хотел завладеть Элидой без боя, но Дий не уступал ему. Поэтому он послал вызов и предложил решить спор, не подвергая опасности боя все войско, но выбрать с каждой стороны по одному воину для единоборства; это предложение было одобрено с обеих сторон. Выбранными для этого боя были Дегмен из Элиды, стрелок из лука, а от этолийцев - Пирехм, искусный пращник. Так как победил Пирехм, то царскую власть получил Оксил; старым эпеям он позволил оставаться на своих прежних местах, он только велел им поделить землю с его этолийцами и поселил их вместе с ними. Дию он предоставил особо почетные права, сохранил почести, воздаваемые по древнему обычаю всем другим героям, и, в частности, установленное для Авгия жертвоприношение и поминовение, которые совершаются и до нашего времени. Говорят, что он же убедил тех, которые жили по поселкам, отстоявшим недалеко от городских стен, переселиться в город, тем самым сделав город Элиду более населенным и во всех других отношениях более цветущим. 2. Кроме того, было ему еще предсказание из Дельф, чтобы он предложил Пелопиду (потомку Пелопа) поселиться вместе с ним в Элиде. Оксил стал ревностно искать такого человека и после долгих розысков нашел его в лице Агория, сына Дамасия, внука Пенфила, правнука Ореста, и привлек его в свою страну из ахейского города Гелики, а вместе с ним и небольшую часть ахейцев. Жене Оксила, как говорят, было имя Пиерия, а больше этого о ней не упоминается. Рассказывают, что у Оксила было двое сыновей - Этол и Лаиас. Так как Этол умер раньше своего отца и матери, то родители похоронили его, сделав ему могилу в самых воротах, которые ведут в Олимпию и к храму Зевса. Его похоронили так согласно вещанию бога, повелевшего, чтобы его тело не лежало ни внутри города, ни вне его. И еще до моего времени каждый год гимнасиарх приносит поминальную жертву Этолу, как герою.

3. После смерти Оксила власть принял Лаиас, сын Оксила. По моим разысканиям, потомки Лаиаса не были царями, и хотя я знаю, кто они были, тем не менее я сознательно не буду говорить о них: я не хочу, чтобы в данном своем рассказе я спускался до частных лиц. 4. Впоследствии Ифит, происходивший из рода Оксила, по времени современник Ликурга, давшего лакедемонянам законы, вновь устроил состязания в Олимпии, восстановил древние Олимпийские праздники и установил священное перемирие на это время. Все это было приостановлено на некоторое время, на какое - я этого не скажу. О причине же, почему были приостановлены Олимпийские игры, я объясню там, где я буду говорить об Олимпии. Так как Эллада тогда особенно страдала от гражданских войн и от болезни, вроде моровой язвы, то Ифит отправился в Дельфы спросить бога, как найти избавление от этих бедствий. И говорят, что Пифией было ему предписано, чтобы он сам и элийцы восстановили Олимпийское состязание. Ифит убедил элейцев приносить жертвы и Гераклу: до этого времени они считали Геракла себе враждебным. Надпись в Олимпии называет Ифита сыном Гемона, многие из эллинов говорят, что его отцом был Праксонид, а не Гемон; древние же документы элейцев приписывают Ифиту отца с тем же именем.

5. Элейцы участвовали в войне против Илиона, участвовали и в битвах против мидян, когда они шли походом на Элладу. Минуя все те споры и войны, которые у них были с писейцами и аркадянами за право устройства и распоряжения играми в Олимпии, упомяну лишь о том, что они, хотя и против собственной воли, нападали вместе с лакедемонянами на землю афинян; немного времени спустя они собрались против лакедемонян в союзе с мантинейцами и аргивянами, пригласив к своему союзу и афинян. Во время нападения Агиса на их землю и предательства Ксения элейцы победили лакедемонян в открытом бою в самой Олимпии и, обратив их в бегство, выгнали лакедемонян из ограды святилища. Впоследствии у них прекратилась война с лакедемонянами на тех условиях, о которых я говорил еще раньше, когда рассказывал о Лакедемоне. Когда Филипп, сын Аминты, не хотел отказаться от посягательств на Элладу, элейцы заключили союз с македонянами, измученные внутренними междоусобицами, но в битве при Херонее они не приняли участия, не желая сражаться с эллинами. В походе Филиппа против лакедемонян они участвовали вследствие старинной ненависти к ним. После же смерти Александра они вместе со всеми другими эллинами воевали с македонянами и Антипатром.

V

Впоследствии тираном в Элиде сделался Аристотим, сын Дамарета и внук Этимона. В этом захвате ему помогал и даже поощрял его к этому царствовавший в Македонии Антигон, сын Деметрия. Через шесть месяцев тирании Аристотим был низвергнут восставшими против него Хилоном, Геллаником, Лампидом и Килоном. Этот Килон собственноручно убил тирана, бежавшего к алтарю Зевса Спасителя с мольбой о защите. Таково краткое перечисление войн, которые были у элейцев, если уж приходится упомянуть о них в настоящем рассказе.

2. Есть две достопримечательности в области Элиды: это, во первых, виссон (тонкий лен), который растет только здесь и нигде в другом месте Эллады, и, во вторых, то, что их кобылицы могут быть оплодотворены ослами только за пределами их страны, а не в ее границах. Говорят, что причиною этого было какое то проклятие. Виссон же в Элиде по своей тонкости не уступает еврейскому, но он не такой золотистый. 3. Если идти от Элеи, то встречается местность, простирающаяся до моря, которая называется Самик, а за нею направо - так называемая Трифилия, и в этой Трифилии есть город Лепрей. Лепреаты хотят считаться частью аркадян, но, по видимому, они были подчинены элейцами с древних времен; и о тех из них, которые одерживали в Олимпии победы, глашатай возвещал, называя их элейцами из Лепрея. И Аристофан в своих стихах называет Лепрей городом Элиды. Три дороги ведут в Лепрей: первая из Самика, если оставить налево реку Анигр, вторая из Олимпии, третья из Гереи; по самой длинной из них - день пути. 4. Говорят, название этому городу дано по имени его основателя Лепрея, сына Пиргея. Рассказывают также, будто Лепрей заспорил с Гераклом, что в еде он ни в чем ему не уступит; тогда оба они убили одновременно по быку и приготовили их себе на обед; действительно, Лепрей, как и обещал, оказался по еде ничуть не хуже Геракла. Но когда он осмелился после этого вызвать Геракла на состязание оружием, то, как говорят, Лепрей был побежден и убит в этом сражении и похоронен в Фигалейской области; однако фигалейцы не могут показать могилы Лепрея. Я слышал также, что некоторые приписывают заселение этого места Лепрее, дочери Пиргея. А некоторые передают, что на первых поселившихся в этой земле напала болезнь "лепра" (проказа). Таким образом, город получил имя вследствие несчастья, постигшего жителей. Лепреаты говорили, что у них в городе был храм Зевса Левкея (бог белого тополя), была могила Ликурга, сына Алея, и другая могила Кавкона; памятник последнего изображал человека с лирою в руках. Но в мое время не было уже ни памятников на могиле, ни храма кому бы то ни было из богов, кроме Деметры. Но и он сделан из необожженного сырого кирпича и не имеет никакой статуи. Недалеко от города лепреатов находится так называемый источник Арена, и говорят, что название этому источнику дано по имени жены Афарея.

5. Если вернуться опять к Самику и пройти всю эту местность, то придем к впадению реки Анигра в море. Сильно дующие встречные ветры часто задерживают течение этой реки: нанося с моря к устью кучи песка, они не позволяют воде из реки течь дальше. Когда этот песок пропитывается водою с обеих сторон - со стороны моря и с внутренней стороны реки, - то вьючным животным и, особенно, пешеходам грозит опасность потонуть в нем. Эта река Анигр вытекает из горы Лапифа в Аркадии, и вода ее с самых истоков не очень благовонная: напротив, она обладает крайне неприятным запахом. Ясно что до впадения в нее речки, называемой Акидантом, в ней искони не могла водиться рыба; после же ее впадения те рыбы, которые водятся в ней, вместе с ее водой попадают в Анигр; но люди все таки считают их несъедобными, хотя, если бы они были пойманы раньше в самом Акиданте, они были бы съедобными. Что Акидант в древности назывался Иарданом, лично у меня нет никакого основания, чтобы сделать такое заключение, но я передаю это известие так, как я его слышал от одного жителя Эфеса. У Анигра, по моему убеждению, странный запах воды происходит от той земли, через которую течет его вода, подобно тому, как та же причина влияет на действие воды внутренних областей за Ионией: их испарения гибельны для людей. Одни из эллинов рассказывают, что Хирон, другие же - что кентавр Пиленор, пораженный стрелою Геракла и бежавший сюда, омыл в этой воде свою рану, и от яда Гидры воды Анигра получили свой отвратительный запах. Иные считают виною этой неприятной особенности реки то, что Мелампод, сын Амитаона, совершив очищение дочерей Прета, бросил сюда очистительные снадобья.

6. В Самике есть пещера недалеко от реки; ее называют пещерой анигридских нимф. Всякий, кто, имея белый лишай или струпья, входит в эту пещеру, то прежде всего он должен помолиться нимфам и обещать им какую бы то ни было жертву, а затем, очистив больные части тела, он переплывает реку и оставляет в ее водах всю старую нечистоту своей болезни, сам же выходит из реки здоровым и с гладкой и чистой кожей.

VI

1. Если перейти Анигр и идти прямой дорогой в Олимпию, то на небольшом расстоянии направо от дороги находится возвышенное место и на нем древний город Самик. Говорят, что этолиец Полисперхонт воспользовался этим городом как передовым укреплением против аркадян.

2. Развалины Арены ясно указать мне не мог никто ни из мессенцев, ни из элейцев; их рассказы о ней противоположны, и каждый желающий может составлять себе об этом самые разнообразные предположения. Мне кажется, что наиболее убедительные доводы приводят те, которые считают, что в самые древние времена и во времена героев Самик назывался Ареной. Они приводят также и следующие стихи из "Илиады":

Был там поток Минией, близ Арены вливавшийся

в море.

А эти развалины находятся очень близко от Анигра. И если можно было бы еще спорить, что Самик не назывался Ареной, то относительно реки Анигра все аркадяне согласны в том, что в древности она называлась Минией. Можно предположить, что со времени возвращения Гераклидов в Пелопоннес приморская часть Неды была границей элейцев и мессенцев.

3. Оставив позади себя Анигр и пройдя довольно большое расстояние по стране, по большей части песчаной, с дикорастущими соснами, увидишь налево развалины Скиллунта. Скиллунт принадлежал также к числу городов Трифилии; но во время войны Писеи против Элиды жители Скиллунта открыто выступили союзниками писейцев и врагами элейцев, и за это элейцы изгнали их и разрушили их города. 4. Впоследствии лакедемоняне отделили Скил лунт от Элиды и отдали его Ксенофонту, сыну Грила, когда он был изгнан из Афин. Изгнан же был Ксенофонт афинянами за то, что принял участие в походе Кира, человека, наиболее враждебно относившегося к афинскому народу, против персидского царя, бывшего к ним расположенным. Находясь в Сардах, Кир давал деньги Лисандру, сыну Аристокрита, и лакедемонянам на постройку кораблей. За это Ксенофонт и подвергся изгнанию. Поселившись в Скиллунте, Ксенофонт отвел священный участок и выстроил храм со святилищем в честь Артемиды Эфесской. В Скиллунте есть хорошая охота на диких животных, на диких свиней и оленей. Скиллунтскую область пересекает речка Селинунт.

Элидские проводники рассказывали, что элейцы вновь вернули себе Скиллунт и что Ксенофонт подвергся суду в совете Олимпии за то, что получил землю от лакедемонян, но получил от элейцев прощение и разрешение спокойно жить в Скиллунте. Кроме того, немного в стороне от храма показывают могилу и изображение на могиле, сделанное из мрамора пентеликонских каменоломен; местные жители говорят, что это могила Ксенофонта.

5. По дороге в Олимпию, не переходя Алфея, есть гора, представляющаяся для идущего из Скиллунта в виде отвесных высоких скал; эта гора называется Типейоном. Есть закон у элейцев - сталкивать с этой горы женщин, если они будут уличены в том, что они пришли на Олимпийские игры или даже только что они в неуказанные для них дни перешли Алфей. Но говорят, что на самом деле ни одна из женщин не была поймана, кроме одной Каллипатеры; но есть и такие, которые ту же женщину называют Ференикой, а не Каллипатерой. Так как ее муж умер еще раньше, то она, приняв во всем вид настоящего учителя гимнастики, привела на состязания в Олимпию своего сына. Когда Пейсирод, ее сын, оказался победителем, то Каллипатера перескочила тот барьер, который отделял учителей гимнастики от арены, и при этом обнаружила свой пол. Хотя было открыто, что она женщина, но ее отпустили без наказания из уважения к ее отцу, братьям, сыну: они все были победителями на Олимпийских играх; но они установили закон, чтобы на будущее время учителя гимнастики присутствовали на состязаниях обнаженными.

VII

1. Дойдя до Олимпии, мы встречаем здесь, наконец, воды реки Алфея, полноводной и прекрасной, так как в Алфей впадает много других рек, из них семь заслуживают особого упоминания. Пройдя мимо Мегалополя, в Алфей впадает река Гелиссон; другая река, Бренфеат, течет из Мегалополитанской области; мимо самого города Гортины, где храм Асклепия, течет река Гортиний; из области Мелайнейской, между границами области Мегалополя и Гереи, течет Буфаг, из страны клиторцев - Ладон, из горы Эриманфа - река, одноименная с горою. Все эти реки текут из Аркадии и впадают в Алфей; только Кладей смешивает с ним свои воды, начинаясь в Элиде. Самого же Алфея истоки находятся в Аркадии, а не в Элиде.

2. Относительно Алфея имеется предание, будто Алфей в человеческом образе был охотником и что он был влюблен в Аретузу, которая также была охотницей; Аретуза, не желая выходить замуж, как говорят, переселилась на остров, находящийся у Сиракуз и называемый Ортигией, и там из человека превратилась в источник, и что с Алфеем произошло такое же превращение в реку тоже вследствие любви. Таков рассказ об Алфее; (он не вполне правдоподобен). Но то, что Алфей, протекая через море, там сливает свои воды с водою источника, этому я не могу не верить, зная, что этот факт подтверждает и бог в Дельфах. Он, посылая коринфянина Архия вывести колонию в землю сиракузян, между прочим сказал в стихах следующее:

Остров некий лежит, Ортигия, в море широком,

Против страны Фринакийской, где устье Алфея

сливает

Воды свои с прекрасно текущим ручьем Аретузы.

Именно потому, что с Аретузой сливаются воды Алфея, я убежден, и создалась легенда о любви этой реки. 3. Те из эллинов или египтян, которые через Сиену поднимались до города эфиопов Мерой, рассказывают, что Нил входит в какое то озеро, протекает через него, как по руслу на суше, затем течет по нижней Эфиопии и по Египту до Фароса и здесь, наконец, впадает в море. Я лично видал и знаю, что в земле евреев есть река Иордан, что она протекает через так называемое Тибериадское озеро и затем впадает в другое озеро, так называемое Мертвое море, и этим озером она и поглощается. Свойства воды Мертвого моря совершенно другие, чем какой либо другой: в ней все живые существа, даже не умеющие плавать, держатся на поверхности, а все мертвые тела опускаются на дно. Поэтому это озеро бесплодно, и в нем не водится рыб, так как они, видя явную опасность, уплывают назад в родную воду. То же самое, что с Алфеем, происходит и с другой рекой в Ионии: ее истоки находятся на горе Микале, затем она, пройдя через море, лежащее между двумя странами, вновь появляется на свет около Бранхид у пристани, называемой Панормом. И это так на самом деле.

4. Относительно Олимпийских состязаний элейские знатоки древностей рассказывают, что вначале на небе царствовал Кронос и что в Олимпии был сооружен Кроносу храм тогдашними людьми, которые назывались золотым поколением. Когда родился Зевс, то Рея поручила охрану ребенка Идейским дактилям, которых также называли и Куретами; они пришли из критской Иды, и их имена были - Геракл, Пеоней, Эпимед, Иасий и Идас. Во время шуток и игр Геракл, как старший из них по возрасту, вызвал их на состязание в беге и победившего из них увенчал ветвью дикой маслины; у них было такое количество дикой маслины, что они спали на ней, подостлав под себя зеленые ветки. Говорят, что дикую маслину Геракл привез к эллинам из страны гипербореев и что это те люди, которые живут за пределами (северного) ветра Борея. О них первый упоминал в гимне к Ахейе Олен из Ликии; говорят, что Ахейя прибыла на остров Делос из страны этих гипербореев. Затем Меланоп из Ким в гимне к Опиде и Гекаэрге сказал, что и эти девушки прибыли на Делос: из страны гипербореев еще раньше, чем Ахейя. Аристей же из Проконнеса, который тоже упоминает о них, может быть, смог получить о них более точные сведения от исседонян, до которых, как он говорит в своих поэмах, он доходил. Итак, Идейскому Гераклу первому принадлежит честь установления этих игр, и он первый дал им название Олимпийских. Было установлено совершать их каждые пять лет, так как их братьев было числом пять. Есть и такие, которые говорят, что здесь Зевс боролся за власть с самим Кроносом; иные же считают, что он установил эти игры после победы над ним. Победителями называют и других (богов), так, например, Аполлона, который победил в беге Гермеса, а Ареса одолел в кулачном: бою. Ради этого то будто бы и введена игра на пифийских флейтах во время прыганья борющихся в пентатле, так как флейта посвящена Аполлону, а сам Аполлон был победителем в Олимпийских играх.

VIII

1. После этого, приблизительно лет пятьдесят спустя после бывшего при Девкалионе у эллинов потопа, пришел с острова Крита Климен, сын Кардиса, родом от Идейского Геракла; он, говорят, устроил состязания в Олимпии и соорудил Куретам и в частности своему предку Гераклу жертвенник, дав наименование Гераклу Парастат (Защитник). Эндимион, сын Аефлия, лишил Климена власти и своим сыновьям назначил наградой за победу в беге в Олимпии царскую власть. Затем, спустя приблизительно одно поколение после Эндимиона, Пелоп устроил в честь Зевса Олимпийского состязания более блестящие, чем кто либо до него. Когда же сыновья Пелопа разошлись из Элиды по всему Пелопоннесу, Олимпийские игры устроил Амитаон, сын Крефея, по отцовской линии племянник Эндимиона. Говорят, что и Аефлий был сыном Эола, но назывался сыном Зевса, а после него эти состязания устроили сообща Пелий и Нелей. Устраивал их и Авгий и Геракл, сын Амфитриона, после того как он взял Элиду. В числе тех, кого он увенчал, как победителей, был Иолай, ехавший на кобылах Геракла. Отсюда ясно, что издревле было дозволено состязаться и на чужих лошадях. Так и Гомер при описании погребальных состязаний в честь Патрокла в своих поэмах говорит, что Менелай воспользовался Эфой, кобылой Агамемнона, другой же конь был из его собственных. Иолай всегда был возницей у Геракла. Так вот, этот Иолай победил в состязании колесниц, аркадянин Иасий - в скачках верхом, дети Тиндарея - один в беге, другой, Полидевк, - в кулачном бою. И о самом Геракле говорят, что он одержал победу в борьбе и панкратии.

2. После Оксида, - а эти состязания устраивал и Оксил, - после его царствования Олимпийские состязания приостановились до эпохи Ифита. Когда Ифит вновь восстановил эти состязания, как я уже говорил раньше, люди успели уже забыть старинные обычаи и только понемногу начинали вспоминать о них, и всякий раз, как вспоминали что нибудь из них, прибавляли это к состязаниям. 3. Это ясно вот из чего. С того времени как пошел непрерывный счет и началась запись по олимпиадам, прежде всего были назначены награды за бег, и первую победу одержал элеец Кореб. Но изображения Кореба в Олимпии нет, и могила его - за пределами Элиды. Позднее, в 14 ю олимпиаду, был прибавлен двойной бег (туда и обратно); Гипен из Писеи получил за двойной бег венок из дикой маслины. В следующую олимпиаду был прибавлен (длинный) бег, и победу одержал (лакедемонянин) Аканф. Во время 18 й олимпиады вспомнили о пентатле и борьбе; и в первом состязании одержал победу Лампид, а победа в борьбе досталась Эврибату; они оба были тоже лакедемоняне. В 23 ю олимпиаду прибавили состязание в кулачном бою; победу одержал Ономаст из Смирны, которая была тогда включена в Ионию. В 25 ю олимпиаду прибавили бег на полной запряжке коней (четверкой), и победителем на такой колеснице был провозглашен фиванец Пагонда. Спустя восемь олимпиад после этого они приняли еще состязание в панкратии и скачку верхом на конях; первым оказался конь Кравксида из Краннона (в Фессалии), а из выступавших в панкратии победил Лигдамид из Сиракуз. Ему был поставлен надгробный памятник в Сиракузах, около каменоломен. Был ли Лигдамид ростом и силой равен Гераклу из Фив - я лично этого не знаю, но так утверждают сиракузяне. Что касается состязания мальчиков, то об этом нет упоминания в более древних преданиях, но его ввели сами элейцы, так как оно им понравилось. В 37 ю олимпиаду было введено для мальчиков состязание в беге и борьбе, и лакедемонянин Гиппосфен одержал победу в борьбе, а в беге победил элеец Полиник. В 41 ю олимпиаду вызвали мальчиков на кулачный бой, и из выступивших одолел (всех) Филет из Сибариса. Бег гоплитов (с тяжелым оружием) был признан в 65 ю олимпиаду, как мне кажется, ради поощрения в военных упражнениях; из числа бежавших со щитами первым победителем был гереец Дамарет. Скачка, так называемая синорида, (на колеснице, запряженной) двумя взрослыми конями, была введена в 93 ю олимпиаду, и победителем был элеец Эвагор. В 99 ю олимпиаду решено было ввести состязания на колесницах, запряженных молодыми жеребцами; победный венок в этом состязании получил лакедемонянин Сибариад. Впоследствии прибавили к синориде с запряжкой жеребят и скачку на жеребятах; в синориде была, говорят, провозглашена победительницей Белистиха из приморской Македонии, а в скачке на жеребятах - ликиец Тлеполем; последний в 131 ю олимпиаду, а победа в синориде Белистихи была тремя олимпиадами раньше. В 145 ю олимпиаду был введен панкратий для мальчиков; победил эолянин Федим из города Троады.

IX

1. Но, с другой стороны, некоторые состязания в Олимпии были отменены, так как элейцы решили их больше не устраивать. Так, пентатл для мальчиков был введен в 38 ю олимпиаду, а затем, когда венок из дикой маслины получил спартанец Эвтелид, элейцы не захотели, чтобы в дальнейшем устраивались пентатлы для мальчиков. Что касается бега апены и кальпы, то первый был введен в 70 ю олимпиаду, а кальпа - в следующую. В 84 ю олимпиаду было объявлено относительно обоих постановление, что в дальнейшем не будет ни кальпы, ни бега апены. Когда они были впервые установлены, то в апене одержал победу фессалиец Ферсий, а ахеец Патек из Димы - в кальпе. 2. Эта последняя состоит в скачке на кобылах; в конце состязания всадники, соскочив с них, бегут рядом с лошадьми, держась за узду, как в мое время делают так называемые анабаты; у анабатов и участников бега кальпы разница в том, что они носят различные значки и ездят на жеребцах (вместо кобыл). Что касается апены, то в ней нет ничего древнего, ни какой либо особой красоты, и, кроме того, издревле у элейцев наложено проклятие (на мулов) и решительно запрещено, чтобы в их стране водилось это животное; апена - это та же синорида, только запряженная мулами вместо лошадей.

3. Существующий еще и теперь порядок состязаний, в силу которого полагается приносить богу жертвы перед началом пентатла и бега лошадей в последующие дни, (а для остальных состязаний раньше, в первый день), - этот порядок был у них установлен в 77 ю олимпиаду. До этого времени у них проводилось состязание и людей и лошадей в один и тот же день. Но тогда состязание затянулось до ночи, так как соревнующихся в панкратии вызвали не в надлежащее время, виною же этому было состязание лошадей, а еще больше состязание пентатлов. Тогда в панкратии победил афинянин Каллий; но на будущее решили, чтобы панкратию не мешали ни пентатл, ни состязание лошадей.

4. Что касается агонофетов (распорядителей состязаний), то установления, существующие в наше время, не соответствуют тому, что было установлено вначале. Прежде этими состязаниями распоряжался один Ифит лично; после Ифита действовали точно так же и все потомки Оксила; но в 50 ю олимпиаду распоряжение Олимпийскими играми было поручено двум лицам, выбранным по жребию из всего числа элейцев, и с этих пор в течение долгого времени число агонофетов оставалось два. В 95 ю олимпиаду было выбрано девять гелланодиков (третейских судей): трое из них ведало бегом лошадей, другим трем поручено наблюдение за пентатлом, остальные трое должны были наблюдать за остальными состязаниями. Олимпиаду спустя был прибавлен десятый атлотет (судья). В 103 ю олимпиаду из двенадцати элейских фил было выбрано по одному гелланодику от каждой. Но затем сильно утесненные аркадянами, начавшими с ними войну, они потеряли часть своей земли и то население, которое занимало отрезанную у них часть страны; таким образом, в 104 ю олимпиаду число их фил свелось к восьми и гелланодиков было выбрано столько же, сколько было и фил. Но к 108 й олимпиаде их число вновь дошло до десяти человек, и с того времени уже и до наших дней это число остается неизменным.

X

1. Много чудесного можно увидеть в Элладе, о многом удивительном здесь можно услышать, но ни над чем в большей мере нет божьего покровительства, как над Элевсинскими таинствами и над Олимпийскими состязаниями. Священную рощу (альсос) Зевса они, переделав слово, издревле называют Альтис. И у Пиндара, который написал свою оду в честь победителя на Олимпийских играх, эта местность называется Альтис. 2. Храм и статуя Зевса сооружены из той добычи, которую элейцы получили, когда они на войне захватили Пису и те окружные поселения, которые вместе с писейцами отпали от них. Что Фидий был создателем этой статуи, этому служит доказательством также и надпись, сделанная в ногах Зевса:

Фидий, сын Хармида, афинянин, создал меня.

Храм выстроен в дорическом стиле и снаружи имеет перистиль (окружающую его колоннаду). Сооружен он из местного камня - пороса. Высотой он до фронтона - 68 футов, шириной - 95, длиной - 230. Строителем его был местный житель Либон. Черепица (на крыше) сделана не из обожженной глины, но из пентеликонского мрамора, обработанного в виде черепицы. Передают, что это изобретение наксосца Бизея, статуи которого, как говорят, есть на (острове) Наксосе и на которых есть надпись: Чаду Латоны воздвиг наксосец Эверг, сын Бизея.

Первый из мрамора он стал черепицу пилить.

Этот Бизей был современником Алиатта, царя лидийского, и Астиага, сына Киаксара, царствовавшего у мидян. С обеих сторон крыши храма в Олимпии стоят позолоченные чаши; статуя Победы, также позолоченная, стоит по самой середине фронтона; под статуей Победы прикреплен золотой щит с рельефным изображением Медузы Горгоны. Надпись на щите указывает на тех, кто его посвятил и по какому поводу он посвящен. Она гласит следующее:

В храм сей щит золотой спартанцы после Танагры

Вместе с союзным своим войском его принесли

В дар, победив аргивян, афинян, а также ионян.

Взятой добычи врагов - это десятая часть.

Об этой битве я упоминал уже при описании Аттики, перечисляя могилы в Афинах. По наружной стороне фриза, который идет вокруг всего храма в Олимпии, висят золоченые щиты, числом двадцать один, посвящение римского полководца Муммия, который победил на войне ахеян, взял Коринф и изгнал оттуда живших там дорийцев. Что касается фронтонов, то на переднем изображено готовящееся еще состязание Пелопа с Эномаем на колесницах и приготовления с обеих сторон к этому бегу. Изображение Зевса сделано как раз посредине фронтона; направо от Зевса - Эномай; его голова прикрыта шлемом; рядом с ним его жена Стеропа, она была также одной из дочерей Атланта: перед лошадьми сидит Миртил, который был возницей у Эномая; лошадей числом четыре; за Миртилом двое людей; имена их неизвестны, но, конечно, это те, которым Эномай тоже приказал ухаживать за лошадьми. На этой стороне у самого края лежит (бог реки) Кладей; он и во всех других отношениях почитается элейцами больше всех других рек, кроме Алфея. Налево от Зевса изображены Пелоп и Гипподамия, затем возница Пелопа и его кони и двое людей; это тоже конюхи у Пелопа. И здесь фронтон к концу суживается, и поэтому здесь также изображен на нем Алфей. Человеку, который был возницей у Пелопа, по сказанию трезенцев, было имя Сфер, а эксегет в Олимпии называл его Киллас. Все изображения на переднем фронтоне храма работы Пэония, родом из Менды во Фракии, а на заднем фронтоне - Алкамена, человека, жившего в одно время с Фидием и считавшегося вторым после него в ваянии. На фронтонах ему принадлежит изображение битвы лапифов с кентаврами на свадьбе Перифоя. Посредине фронтона изображен Перифой; с одной стороны у него - Эвритион, тот, который старается похитить жену Перифоя, и Кеней, поднявшийся на защиту Перифоя; по другую сторону - Тесей, отбивающийся секирой от кентавров. Один из кентавров похищает девушку, другой же - красивого мальчика. Алкамен, как мне кажется, взял этот сюжет потому, что из поэм Гомера он знал, что Перифой был сыном Зевса, а о Тесее известно, что он потомок Пелопа в четвертом колене.

В Олимпии изображена и большая часть подвигов Геракла. Над (передними) дверями храма изображены охота на аркадского кабана, расправа Геракла с Диомедом Фракийским и с Герионом в Эрифии; изображен Геракл также в тот момент, когда он собирается взять на себя от Атланта тяготу (неба), когда он очищает от навоза Элейскую землю; над воротами заднего входа храма изображено, как он отнимает пояс у амазонки, его охота за ланью и в Кносе на быка, как он избивает птиц стимфалийских, как убивает гидру и льва в Аргосской земле. 3. Если войти через медные двери, то направо перед колонной - статуя Ифита; его украшает венком женщина, Экехейрия (Перемирие), как гласит надпись на них в форме дистиха. И внутри храма также есть колонны; а по верху их внутри (по обеим сторонам храма) идут галереи, и через них можно приблизиться к статуе. Здесь же и витая лестница для подъема на крышу.

XI

1. Бог сидит на троне; его фигура сделана из золота и слоновой кости; на его голове венок как будто бы из ветки маслины. В правой руке он держит Нику (Победу), тоже сделанную из золота и слоновой кости; у нее повязка и венок на голове. В левой руке бога скипетр, изящно расцвеченный различными металлами, а птица, сидящая на скипетре, - это орел. Из золота же у бога его обувь и плащ; на этом плаще изображены животные, а из цветов - полевые лилии. 2. Трон украшен золотом, драгоценными камнями, эбеновым (черным) деревом и слоновой костью. На нем сделаны изображения животных: и в виде рисунка, и в виде рельефа. У каждой ножки трона изображены четыре Ники (Победы) в виде танцующих фигур и две другие внизу у каждой из ножек. У каждой из передних ножек лежат фиванские дети, похищенные сфинксами, а под сфинксами Аполлон и Артемида поражают стрелами детей Ниобы. Между ножками трона проходят четыре бруска, каждый из них проходит из одной ножки в другую. На той перекладине, которая обращена прямо к входу, семь изображений: восьмое из них, неизвестно каким путем, исчезло. Это все - изображения древних состязаний; во времена Фидия еще не были введены состязания мальчиков; тот, кто повязывает себе голову лентой, говорят, похож лицом на Пантарка; этот Пантарк был подросток из Элеи и любимец Фидия. В состязании мальчиков Пантарк одержал победу в борьбе во время 86 й олимпиады. На остальных перекладинах изображен отряд Геракла, сражающийся с амазонками. Число людей и с той, и с другой стороны доходит до 29 ти; в числе сражающихся вместе с Гераклом изображен и Тесей. Этот трон поддерживают не только ножки, но и равное число колонок, стоящих между ножками. Подойти под трон, подобно тому как мы входим в Амиклах во внутреннюю часть трона, в Олимпии нельзя; здесь народ не может приблизиться из за барьеров, сделанных в виде стенок. Из этих барьеров тот, который находится против дверей, окрашен только темно голубой краской, на остальных же находятся картины Панэна. На них изображен Атлант, поддерживающий землю и небо; рядом с ним стоит Геракл, желая принять на себя эту тяготу Атланта, затем Тесей и Перифой, Эллада и Саламин, держащие в руках украшения корабельных носов; из подвигов Геракла его борьба с немейским львом, а также беззаконный поступок Аякса по отношению к Кассандре; Гипподамия, дочь Эномая, с матерью и Прометей, еще закованный в цепи. К нему поднимается Геракл; одно из преданий о Геракле рассказывает, что он убил орла, который на Кавказе терзал Прометея, и самого Прометея спас от цепей. Наконец, последняя картина изображает Пентесилею, испускающую дух, и Ахилла, держащего ее на своих руках; тут же две Геспериды, несущие в руках яблоки, сторожить которые, говорят, они были приставлены. Этот Панэн был братом Фидия, и в Афинах в Расписной галерее им нарисована картина Марафонского сражения. На самой вершине трона над головою статуи Фидий изобразил с одной стороны Харит, с другой - Гор, по три с каждой стороны. В поэмах и они названы дочерьми Зевса. Гомер в "Илиаде" передает, что Горам было вверено небо, как будто неким стражам царского дворца. Скамья, или, как ее называют жители Аттики, франион, под ногами Зевса стоит на золотых львах и имеет рельефное изображение битвы Тесея с амазонками - первый подвиг афинян против иноплеменников. 3. На пьедестале постамента, на котором стоит трон и который поддерживает другие украшения статуи Зевса, на этом пьедестале следующие золотые изображения: Гелиос, садящийся на свою колесницу, Зевс и Гера, (Гефест) и около него Харита; рядом с ней Гермес, а за ним Гестия; за Гестией Эрот принимает выходящую из моря Афродиту, а Пейто (богиня убеждения) венчает ее венком. Вычеканены здесь и Аполлон с Артемидой, Афина и Геракл, и на самом краю пьедестала - Амфитрита, Посейдон и Селена (Луна), едущая, как мне кажется, верхом. У некоторых есть рассказ, будто богиня едет не на коне, а на муле, и при этом прибавляют глупый рассказ об этом муле.

4. Я знаю цифры измерения статуи Зевса в Олимпии и в вышину, и в ширину; но восхвалять измерявших я не буду, так как указанные у них размеры совершенно не соответствуют тому впечатлению, которое статуя эта производит на зрителя. Свидетелем великого искусства Фидия, говорят, явился сам бог: когда статуя была окончена, то Фидий обратился к богу с молитвой - дать знамение, угодно ли ему его произведение, и тотчас же, говорят, бог бросил свою молнию в то самое место пола, где и до моего времени стояла на земле медная чаша.

5. Пол перед статуей выстлан не белым, а черным мрамором. Это черное пространство окаймляет несколько приподнятая полоса из паросского мрамора, чтобы задерживать сливающееся сюда масло. Масло очень полезно для статуи в Олимпии: это масло служит средством предохранить слоновую кость от той порчи, которую может принести болотистый воздух Альтиса. На афинском же Акрополе для статуи Афины, так называемой Парфенос (Девы), полезно не масло, а вода: вследствие высокого расположения Акрополя воздух там сухой, и статуя, сделанная из слоновой кости, требует воды и испарений от воды. В Эпидавре же на мой вопрос, почему на статую Асклепия не льют ни воды, ни масла, служители храма сказали мне, что статуя бога и его трон сооружены над колодцем.

XII

1. Те люди, которые считают, что у слонов изо рта выдаются наружу зубы этих животных, а не рога, этим людям надо посмотреть на лосей (это дикие животные в стране кельтов) и на эфиопских быков (носорогов). Рога у лосей самцов растут над бровями, а у самок их совсем не бывает; а у эфиопских быков рога растут на носу. Чему же тут так удивляться, если у животного рога растут изо рта? Кроме того, они могут понять свою ошибку вот из чего еще: рога у животных через известный период времени спадают и затем снова вырастают; это бывает у оленей, у косуль, то же случается и со слонами. А чтобы зубы вновь выросли у какого нибудь уже взрослого животного, этого никогда не бывает. Если бы у слонов это были не рога, а выдающиеся изо рта зубы, как бы они могли вторично вырасти" Кроме того, по своей природе зубы не поддаются огню; рога же как и быков, так и слонов можно сделать из круглых плоскими и придать им любую форму при помощи огня. (У гиппопотамов и кабанов бивни растут из нижней челюсти; рогов же, которые бы росли из нижних челюстей, мы не видим). Да будет всякому известно, что у слона рога, начинаясь у висков, растут сверху вниз и затем уже выходят наружу. Это я пишу не на основании слухов, но сам видел череп слона в Кампании в храме Артемиды; храм находится от Капуи на расстоянии тридцати стадий, а эта Капуя является столицей Кампании. Конечно, рога слона не похожи на рога других животных и по природе своей различны, так же как и слон по величине и виду не похож ни на одно животное. И мне кажется, это является доказательством большого честолюбия эллинов и их щедрости при почитании богов, если они, не жалея денег, ввозили: слоновую кость от индийцев и из Эфиопии, чтобы делать из нее статуи.

2. Занавес в Олимпии - шерстяной, украшенный пышными ассирийскими узорами и окрашенный финикийским пурпуром - дар Антиоха, того самого, который посвятил также и золотую эгиду, находящуюся над афинским театром, с головой Горгоны. Но этот занавес поднимается не кверху, на потолок, как в храме Артемиды Эфесской, но на тонких шнурах опускается на пол. 3. Приношения, которые находятся внутри храма или в передней его части, следующие: трон Аримнеста, царя тирренцев, который первый из варваров стал делать дары и посвящения Зевсу в Олимпии, и медные кони Киниски, памятник ее олимпийской победы; они меньше натуральной величины и стоят в притворе храма направо. Там же и треножник, обложенный медными листами, на котором лежали венки для победителей, пока для этого не был сделан особый стол. 4. Статуи императоров, сделанные из паросского мрамора, воздвигнуты: Адриану - городами, входящими в Ахейский союз, Траяну - всеми эллинами. Этот император присоединил к своим владениям гетов, живших севернее Фракии, вел войну с Хозроем, потомком Арсака, и с парфянами. Из произведенных им построек самыми замечательными являются бани, носящие его имя, большой театр, совершенно круглый, сооружение для конных скачек длиною в два стадия и форум в Риме; последний заслуживает особенного осмотра как вследствие своей красоты вообще, так в особенности благодаря своей крыше, сделанной из меди. 5. Из статуй, выставленных здесь в круглых нишах, одна, из янтаря (греч. электрон), изображает римского императора Августа, вторая, из слоновой кости, как говорили, - вифинского царя Никомеда. В честь его переименован самый большой город в Вифинии Астак, носивший это имя до него; в древности же основателем этого города был Зипойта, фракиец, насколько можно судить по имени. 6. Тот янтарь, из которого сделана статуя Августа, поскольку он самородный, находится в песках реки Эридана; он очень редок и для человека ценен во многих отношениях; другой же электрон - это смесь серебра с золотом. 7. В храме Олимпии есть посвящения и дары Нерона: три венка, сделанные наподобие листьев оливы, и четвертый - наподобие листьев дуба. Там же лежат двадцать пять медных щитов; их носят во время бега те, которые состязаются в тяжелом вооружении. Среди посвятительных стел тут находится одна, содержащая клятву элейцев афинянам, аргивянам и мантинейцам о сохранении мира в течение ста лет.

XIII

1. Внутри Альтиса отведен священный участок и Пелопу: из всех геров, находящихся в Олимпии, элейцы чтут Пелопа настолько же больше других, насколько Зевс для них выше других богов. Пелопион (святилище Пелопа) находится направо от входа в храм Зевса, по направлению к северу; он отстоит от храма на таком расстоянии, что между ними можно поместить и статуи, и другие приношения; начинаясь как раз против середины храма, он по величине равен заднему помещению храма; он окружен каменной оградой, внутри которой растут деревья и стоят статуи. Вход в него находится с западной стороны. Говорят, что этот участок отвел Пелопу еще Геракл, сын Амфитриона: он был потомком Пелопа в четвертом поколении; и говорят еще, что он принес ему жертву над ямой. 2. И теперь ему приносят жертву ежегодно сменяющиеся должностные лица при вступлении в должность: жертвенным животным является черный баран. От этой жертвы жрецу не отделяется никакой части, но полагается давать только шею барана так называемому дровосеку. Этот дровосек - один из прислужников в храме Зевса, и его обязанность заключается в том, чтобы доставлять дрова для жертвоприношений за установленную плату как городам, так и частным лицам. Эти дрова должны быть из белого тополя; никакое другое дерево не допускается. Кто из элейцев или иностранцев вкусит при принесении жертвы Пелопу от жертвенного мяса, тот не имеет уже права входить в храм Зевса. То же бывает и с теми, кто приносит жертвы Телефу в Пергаме, за рекой Каиком: до омовения им запрещено входить в храм Асклепия. 3. Существует следующий рассказ: когда война под Илионом затянулась (и эллины не знали, что им делать), прорицатели сказали им, что они возьмут город не раньше, чем привезут сюда лук и стрелы Геракла и кость Пелопа. Поэтому, как говорят, они послали за Филоктетом и привезли его в лагерь, а из Писы была доставлена плечевая кость Пелопа. Когда же они возвращались домой, то у Эвбеи от бури погибло (много их кораблей, в том числе и) тот, на котором везли кость Пелопа. Много лет спустя после взятия Илиона рыбак Дамармен из Эретрии, закинув в море сети, извлек оттуда кость и, пораженный ее величиной, зарыл ее в песок. В конце концов он отправился в Дельфы, с тем чтобы просить указать ему, какому мужу принадлежала эта кость и что ему делать с ней. Как раз в это время по божьему соизволению явилось туда элейское посольство, прося исцеления от постигшей их болезни, вроде моровой язвы. И Пифия дала им ответ: элейцам - свято сохранить кости Пелопа, Дамармену же - отдать свою находку элейцам. Когда Дамармен это сделал, то элейцы в свою очередь одарили его всякими дарами и назначили его самого и его потомков хранителями этой кости. Но при мне плечевой кости Пелопа уже не было, потому что, как мне кажется, она истлела вследствие того, что долгое время пролежала в глубине моря и сильно пострадала от соленой морской воды. 4. Памятники пребывания Пелопа и Тантала на моей родине сохраняются еще и до сих пор; там есть озеро Тантала, названное так по его имени, и очень известная его могила, а на вершине горы Сипила, за храмом Пластены Матери, находится трон Пелопа, а если перейти реку Герм, то в Темне есть изображение Афродиты, сделанное из ствола растущего еще миртового дерева: у нас в памяти народа сохранилось предание, что Пелоп посвятил его Афродите, стараясь снискать милость богини и прося ее согласиться на его брак с Гипподамией.

5. Жертвенник Зевса в Олимпии находится почти на равном расстоянии от Пелопиона и храма Геры, но расположен впереди обоих. Одни говорят, что он сооружен Гераклом Идейским, другие - что местными героями, жившими двумя поколениями позднее Геракла. Сделан он из пепла бедренных костей тех жертв, которые приносились Зевсу. Точно так же и в Пергаме, где жертвенник Гере Самосской тоже сделан из пепла и не представляет ничего особенного сравнительно с теми обычными очагами, которые афиняне наскоро сооружают в Аттике для жертвоприношений. Первая ступень жертвенника в Олимпии, называемая профисис (преджертвием), имеет в окружности 125 футов, а окружность ступени над преджертвием? 32 фута; высота же всего жертвенника достигает 22 х футов. Самые жертвы у них установлено приносить в самом низу, на преджертвии; бедра же они поднимают кверху, на самый верх жертвенника, и там их сжигают. С каждой стороны на преджертвие ведут мраморные ступени, а с преджертвия до верхней части жертвенника ведут ступени из пепла, (как и сам алтарь). До преджертвия разрешено подниматься и девушкам и женщинам, когда им не воспрещается вход в Олимпию, с преджертвия же до самой вершины алтаря разрешено всходить только мужчинам. Жертвы приносятся и тогда, когда нет праздника, приносятся и частными лицами, элейцами же приносятся каждый день. Каждый год приставленные к этому жрецы ровно в 19 й день месяца Элафиона приносят собранный пепел из Пританея (государственного совета) и, смешав его с водой реки Алфея, намазывают его на жертвенник. Смачивать пепел другой водой ни в коем случае не разрешается, и поэтому считается, что река Алфей из всех рек является наиболее приятной сердцу Зевса Олимпийского. 6. Есть и в Дидимах, Милетской области, жертвенник, соорудил его Геракл Фиванский, как рассказывают милетяне, из крови жертвенных животных. Однако в позднейшие времена кровь приносимых в жертву животных не очень прибавила к его величине и не сделала ее чрезвычайной.

XIV

1. Жертвенник в Олимпии представляет и другое чудо: коршуны, наиболее хищные из всех птиц, ни в чем не обижают приносящих жертву в Олимпии. Если же случится, что коршун похитит внутренности жертвенных животных или кусок мяса, то это считается неблагоприятным знамением для приносящего жертву. 2. Говорят, когда Геракл, сын Алкмены, приносил жертву в Олимпии, ему страшно надоедали мухи; сам ли он нашел это средство или кто его научил, но он принес жертву Зевсу Апомию (Отвратителю мух) и таким образом прогнал мух за Алфей. Говорят, что по этой самой причине элейцы приносят жертвы Зевсу Апомию, когда изгоняют мух из Олимпии.

3. Элейцы считают нужным употреблять при жертвоприношениях Зевсу дрова только белого тополя, а не какого либо другого дерева, по той причине предпочитая белый тополь, как мне кажется, всем другим деревьям, что Геракл принес его в Элладу из страны феспротов. Я лично думаю, что и Геракл, когда приносил жертву Зевсу в Олимпии, сжег бедра жертвенных животных на дровах из белого тополя. Геракл нашел его растущим у реки Ахеронта в стране феспротов, и поэтому, говорят, Гомер назвал его ахеронтовым деревом. 4. Мы знаем, что в древности, как и теперь, реки не все в одинаковой степени благоприятны для роста трав и деревьев: по реке Меандру очень много тамариска - нигде он не растет такой густой и высокий, как там; нигде камыш не растет так пышно, как по беотийскому Асопу, а дерево персея больше всего любит воды реки Нила. Так что нет ничего удивительного, что белый тополь прежде всего вырос у Ахеронта, дикая маслина - на Алфее, а черный тополь - это родное детище кельтской земли и кельтского Эридана.

5. Ну, теперь мы окончили говорить о самом большом жертвеннике; вернемся же ко всем другим алтарям Олимпии. В своем рассказе я прослежу их в том порядке, в каком элеицы считают своим долгом приносить жертвы на этих алтарях. Прежде всего приносят жертву Гестии, затем Зевсу Олимпийскому, при этом они направляются к алтарю, находящемуся внутри храма. Третья жертва, и при этом на одном алтаре, установлена в честь (3евса Лаэта и Посейдона Лаэта); четвертую и пятую жертву они приносят Артемиде и Афине Леитиде (Дающей добычу), шестую - (Афине) Эргане (Богине труда). Этой Эргане приносят жертву и потомки Фидия, так называемые чистильщики, получившие от элейцев почетную обязанность привилегию - чистить статую Зевса от всей оседающей грязи; они приносят ей жертву прежде, чем начинают чистить статую. Есть и другой алтарь Афины, недалеко от храма, и рядом с ним алтарь Артемиды, четырехугольный, чуть чуть суживающийся кверху. После указанных мною богов они приносят жертвы Алфею и Артемиде на одном жертвеннике. Причину этого объяснил и Пиндар в своей оде, и я об этом буду писать, рассказывая о летринейцах. Недалеко от него находится и другой алтарь Алфею, а рядом с ним жертвенник Гефесту. Есть элейцы, которые называют жертвенник Гефеста жертвенником Зевса Арея (Воителя). Они же говорят, будто Эномай на этом алтаре приносил жертву Зевсу Арею всякий раз, когда он собирался состязаться с тем или другим из женихов Гипподамии на колесницах. За этим жертвенником идет жертвенник Гераклу, именуемому Парастатом (Защитником); поставлены жертвенники и братьям Геракла: Эпимеду, Идасу, Пеонею и Иасию. Жертвенник Идаса, я знаю, другими называется жертвенником Акесида. Затем идет фундамент дома Эномая, и здесь стоят два алтаря: один из них Зевсу Геркею (Хранителю клятвы), кажется, воздвиг сам Эномай, а алтарь Зевсу Керавнию (Мечущему молнии) они воздвигли позднее, после того как в дом Эномая ударила молния. Что касается большого жертвенника, то о нем я говорил немного раньше, и называется он жертвенником Зевса Олимпийского. 6. Рядом с ним находится жертвенник Неведомых богов, а за ним Зевсу Катарсию (Очистителю) и Нике, а затем опять Зевсу, именуемому Хтонием (Подземным). Есть жертвенники и всем богам, и Гере, именуемой Олимпийской, тоже сделанный из пепла; говорят, что это посвящение Климена. За ним общий жертвенник Аполлону и Гермесу, потому что у эллинов есть о них сказание, что Гермес был изобретателем лиры, а Аполлон - кифары. Далее идет алтарь Гомонойи (Согласия) и вновь Афины, и еще Матери богов. 7. Рядом с самым входом на стадион находятся два жертвенника: один из них называется жертвенником Гермеса Покровителя в состязаниях, другой жертвенник Кайросу (Счастливому случаю); я знаю гимн о нем, сочиненный Ионом Хиосским. В этом гимне он изображает Кайроса как младшего сына Зевса. Рядом с сокровищницей сикионцев находится жертвенник Куретов, или Геракла, сына Алкмены: называют его двояко. 8. На так называемом Гайосе (Расщелине земли) стоит алтарь Геи (Земли), тоже сделанный из пепла: в более древние времена был здесь, говорят, и оракул Матери земли. У так называемого Стомиона (Зев, Отверстие) поставлен жертвенник Фемиде. Алтарь Зевса Катебата (Мечущего молнии) окружен со всех сторон идущей перед жертвенником оградой; он находится у большого жертвенника из пепла. Опять напоминаю, что я перечисляю жертвенники не в том порядке, какони стоят, а рассказываю, переходя от одного к другому в той очереди, как элейцы приносят на них жертвы. У Пелопиона (священного участка Пелопа) - общий жертвенник Диониса и Харит, а между ними жертвенник Муз и следом за ним - жертвенник нимф.

XV

1. Вне Альтиса есть здание, и называется оно мастерская Фидия; Фидий здесь творил свои статуи одну за другой. В этом здании есть общий жертвенник всем богам. Если повернуть опять назад к Альтису, то это напротив Леонидеона. 2. Леонидеон находится вне священной ограды и построен вдоль дороги для шествий у (главного) входа в Альтис; для тех, кто совершает торжественные шествия, это единственная дорога. Это здание - посвятительный дар одного местного жителя Леонида; при мне в нем жили римские прокураторы Эллады; оно отделяется от входа для торжественных шествий улицей; то, что афиняне называют переулками, то элийцы называют улицами. 3. Так вот, если кто захочет миновать Леонидеон и войти в Альтис, то налево находится алтарь Афродиты, а за ним алтарь Гор (Времен года). Как раз позади заднего помещения (храма Зевса) направо растет дикая маслина; она называется Каллистефанос (Маслиной прекрасных венков), и установлено из этого дерева делать венки, раздаваемые победителям на Олимпийских играх. Недалеко от этой дикой оливы сооружен памятник нимфам; и их называют Нимфами прекрасных венков. За пределами Альтиса, но направо от Леонидеона, сооружен алтарь Артемиды Агореи (Покровительницы рынков), сооружен алтарь и Деспойнам (Владычицам); об этой богине, которую называют Деспойной, объяснит та часть моего рассказа, где я буду говорить об Аркадии. За ним находится жертвенник Зевса Агорея (Покровителя рынков), а перед так называемой Проэдрией - жертвенник Аполлона, именуемого Пифийским, а за ним - Диониса. Этот жертвенник, говорят, посвящен не так давно, и при этом частными лицами. 4. Если идти туда, где выпускают лошадей на состязание, то увидим жертвенник и на нем надпись: Мойрагету (Вершителю судеб); ясно, что это эпитет Зевса, который знает человеческие дела и все то, что назначили Мойры (богини судеб), и все, в чем они им отказали. Тут же длинный жертвенник Мойр, а за ним алтарь Гермеса и подряд два жертвенника Зевса Гипсиста (Высочайшего). На месте старта лошадей под открытым небом, как раз посредине (старта) - жертвенники Посейдону Гиппию (Покровителю коней) и Гере Гиппии, а около колонны - алтарь Диоскурам. При входе в так называемый Корабельный нос с одной стороны находится алтарь Ареса Гиппия, с другой - Афины Гиппии. А если войти в самый Корабельный нос, то там есть жертвенник доброй Тихи, Пана и Афродиты, а в самой внутренней части Корабельного носа - жертвенник нимфам, которых называют Акменами (Цветущими). Если подниматься от той галереи, которую элейцы называют галереей Агнапта, в названии здания сохраняя имя архитектора, наверх от этой галереи направо будет жертвенник Артемиде; а если идти обратно по улице шествий в Альтис, то позади Герейона (храма Геры) будут жертвенники реки Кладея и Артемиды, после них алтарь Аполлона, четвертый - Артемиды, именуемой Коккока (Дарующая плодородие), и пятый - Аполлона Фермия. Что касается слова "Фермий" то я и сам мог догадаться, что на элейском наречии это обозначает то же, что на языке афинян "Фесмий" (Хранящий законы); а почему Артемиду называют Коккока, никто мне этого объяснить не мог. Перед так называемым Фееколеоном (Дом жрецов) находится здание; на углу этого здания сооружен жертвенник Пану. 5. Пританей у элейцев находится внутри Альтиса; он выстроен у того входа, который против гимнасия. В этом гимнасии устраивают упражнения в беге и состязания для атлетов. Перед дверями Пританея находится жертвенник Артемиды Агротеры (Охотницы). В самом же Пританее, минуя то помещение, где у них очаг, направо от входа стоит жертвенник Пану; и этот очаг у них сделан из пепла, и на нем постоянно, день и ночь, горит огонь. С этого очага, как я уже сказал, золу несут на (большой) Олимпийский жертвенник, и этот пепел, доставляемый с данного очага, немало способствует увеличению его размеров.

6. Один раз в месяц элейцы приносят жертвы на всех названных алтарях. Они приносят их по старинному обычаю: жгут на алтарях ладан вместе с пшеницей, смешанной с медом. На них они кладут ветки маслины, а для возлияния употребляют вино. Одним только нимфам и Деспойнам, считают они, нельзя делать возлияния вином, и на алтаре, общем для всех богов. Забота об этих жертвоприношениях лежит на жреце, который в продолжение месяца выполняет эту почетную должность, на прорицателях и на подающих возлияние, кроме того, на эксегете (толкователе), флейтисте и дровосеке. Что полагается говорить при этих возлияниях в Пританее или о гимнах, которые там поются, мне не следует передавать всего этого в своем рассказе. 7. Там делаются возлияния не только эллинским богам, но и богу ливийскому, и Гере Амонии, и Параммону, Параммон - это прозвище Гермеса. По видимому, элейцы издревле обращались к оракулу в Ливии, и в храме Аммона есть жертвенники, посвященные элейцами. На них написано, о чем спрашивали бога элейцы, и ответы бога, и имена тех людей, которые приходили к Аммону из Элиды. Все это находится в храме Аммона. Элейцы приносят жертвы и героям и женом героев, как тем, которые находятся в Элиде, так и тем, которым воздается почет у этолийцев. 8. Те гимны, которые поются в Пританее, написаны на дорийском наречии, но кто составил эти гимны и песнопения, они не говорят. Есть у элейцев и Гестиаторий (Зал пиршеств); и он также находится внутри Пританея, против помещения с очагом; в этом помещении угощают победителей на Олимпийских состязаниях.

XVI

1. Остается мне теперь описать храм Геры и все то, что есть в этом храме заслуживающего упоминания. Элейцы рассказывают, что воздвигли этот храм скиллунтцы, жители одного из городов Трифилии, приблизительно лет через восемь после того, как царскую власть в Элиде получил Оксил. Стиль постройки этого храма - дорический; вокруг всего храма стоят колонны; в заднем помещении храма одна из двух стоящих там колонн - дубовая. Длина храма - 163 фута, ширина - 63, высота - не меньше 50. А кто был его строителем, этого не помнят. 2. Через каждые четыре года на пятый шестнадцать женщин ткут Гере пеплос (одеяние); они же устраивают и игры, называемые Гереи. Эти игры состоят из состязания девушек в беге; эти девушки не все одинакового возраста, поэтому первыми бегут самые молодые, за ними те, которые несколько старше их возрастом, и, наконец, бегут самые старшие из девушек. Бегут они так: волосы у них распущены, хитон немного не доходит до колен, правое плечо открыто до груди. И для их состязания предоставляется Олимпийский стадион, но для бега им уменьшают пространство стадиона приблизительно на одну шестую. Победительницам дают венки из маслины и часть коровы, приносимой в жертву Гере. Им разрешено ставить свои статуи с надписанными на них своими именами, и прислужницы этих шестнадцати распорядительниц игр подобно им являются пожилыми женщинами. 3. Начало этих состязаний девушек, (как и состязаний мужчин), возводят тоже к древним временам, рассказывая, что ввела их Гипподамия, воздавая благодарность Гере за свой брак с Пелопом; она собрала для этого шестнадцать женщин и с ними устроила первые Гереи; сохраняется воспоминание, будто победительницей оказалась Хлорида, дочь Амфиона, единственная оставшаяся в живых из всего дома; говорят, что вместе с ней уцелел и один из ее братьев. Те выводы, к которым я пришел относительно детей Ниобы, я уже высказал при рассказе об Аргосе. 4. Относительно шестнадцати женщин - о них, кроме этого рассказа, имеется еще следующий. Рассказывают, что Дамофонт, будучи тираном в Писе, причинил много неприятностей элейцам; когда Дамофонт умер, то писейцы, как государство, не захотели взять на себя ответственность за ошибочные действия тирана, да и элейцам в некотором отношении хотелось окончить миром возникшие между ними несогласия. Поэтому они выбрали из всех шестнадцати городов, которые они тогда еще заселяли в Элиде, разрешить все несогласия по одной женщине, которая была старше годами и от всех женщин отличалась как достоинством, так и добрым именем. Города, из которых были выбраны женщины, были следующие: Элида" выбранные из этих городов женщины уладили споры элейцев с писейцами; впоследствии им же было поручено устройство состязаний Герей и тканье пеплоса для Геры. 5. Эти же шестнадцать женщин устроили и два хора; один из этих хоров называют хором Фискои, другой - Гипподамии. Говорят, что Фискоя была родом из долины Элиды и что имя того дема (области), где она жила, было Ортия. Рассказывают, что с этой Фискоей сочетался Дионис и она родила от Диониса сына Наркея; когда он вырос, то он стал воевать с соседями и достиг огромной власти; говорят, что и храм Афины, именуемой Наркеей, основал он же. Сохранилось предание, что поклонение Дионису первыми ввели Наркей и Фискоя. Среди других почетных даров Фискоя получила от этих шестнадцати женщин также и это название хора по своему имени. Хотя много городов было уже разрушено, тем не менее элейцы сохранили это число: будучи разделены на восемь фил (колен), они от каждой филы избирают по две женщины. Но все то, что установлено делать этим шестнадцати женщинам, или назовем их гелланодиками, к выполнению чего бы то ни было из этого они не могут приступить раньше, чем не очистятся жертвоприношением предназначенного для этого поросенка и водою. Это очищение совершается ими у источника Пиеры. Если идти из Олимпии в Элиду равнинной дорогой, можно прийти к источнику Пиере. Так вот как обстояло дело со всем этим.

XVII

1. В храме Геры есть (изображение) Зевса" Гера же изображена сидящей на троне, рядом с ней стоит (3евс) с бородой, со шлемом на голове: грубая работа. Далее за этими изображениями - статуи Гор, сидящих на тронах, работы Смилида из Эгины, а рядом с ними стоит изображение Фемиды, матери Гор, произведение Дорикледа, родом лакедемонянина, ученика Дипойна и Скиллида. Статуи же Гесперид, числом пять, сделаны Феоклом, тоже лакедемонянином, сыном Гегила, который, как говорят, тоже был из школы Скиллида и Дипойна. Афина же со шлемом и копьем, держащая щит, говорят, произведение тоже лакедемонянина Медонта, который был братом Дорикпеда и учился у тех же мастеров. Там же Кора и Деметра, Аполлон и Артемида; первые сидят одна против другой, а Аполлон стоит против стоящей Артемиды. Там находятся и Латона, Тиха и Дионис, а также крылатая Ника (Победа); но художников, которые их сделали, я назвать не могу, но мне и они кажутся очень древними. Все названные статуи из слоновой кости и золота; позднее они посвятили в Герейон мраморного Гермеса, который держит в руках младенца Диониса, творение Праксителя. Там же медная статуя Афродиты, работы Клеона из Сикиона. Учитель этого Клеона, по имени Антифан, был из школы Периклита, а Периклит был учеником Поликлета из Аргоса. Далее перед Афродитой сидит маленький позолоченный мальчик; его изваял Боет из Карфагена. Перенесены сюда и из так называемого Филиппейона сделанные из золота и слоновой кости (статуи): Эвридика, (жена Аридея, и Олимпиада, жена) Филиппа.

2. "ларец сделан из кедра; на нем изображения из слоновой кости, золота, а некоторые из того же кедра. В этот ларец мать положила Кипсела, будущего коринфского тирана, когда Бакхиады старались найти его после рождения. В память спасения Кипсела его потомки, так называемые Кипселиды, посвятили этот ларчик в Олимпию, а ларцы коринфяне называли тогда кипселами; от этого, говорят, и мальчику дали имя Кипсела. 3. Надписи над изображениями на ларце по большей части сделаны древними письменами; одни из них идут прямыми строчками, другой же вид надписей эллины называют бустрофедон; он состоит в следующем: в конце одна строка поворачивает на вторую так же, как это бывает при двойном беге. И вообще надписи на ларце написаны извилистыми и переплетающимися одна с другой линиями, так что их трудно разобрать. 4. Если начать осмотр этого ларца снизу, то на первом его поле изображены следующие сцены: Эномай преследует Пелопа, держащего Гипподамию; у каждого из них по паре лошадей, но у коней Пелопа есть крылья. Следом за этим изображен дом Амфиарая, и какая то старуха держит на руках Амфилоха, еще грудного ребенка; перед домом стоит Эрифила, держа ожерелье, а рядом с ней - ее дочери Эвридика и Демонасса и совсем нагой ее сын Алкмеон. Асий в своей поэме написал, что и Алкмена была дочерью Амфиарая и Эрифилы. Батон, возница Амфиарая, держит в одной руке вожжи от лошадей, а в другой руке у него копье. Амфиарай одной ногой уже встал на колесницу, он держит обнаженный меч; он обратился к Эрифиле в исступлении гнева, (по видимому, едва) удерживаясь, чтобы не убить ее. За этим домом Амфиарая происходит состязание в честь погребения Пелия и стоят зрители, наблюдая за состязанием. Дальше изображен Геракл, сидящий на троне, а позади него женщина; у этой женщины нет надписи, кто она такая, играет же она на фригийской, а не на эллинской флейте. Правящие парой лошадей, запряженных в колесницы, - это Пис, сын Периера, и Астерион, сын Комета, о нем говорят, что и он плавал на корабле Арго, Полидевк и Адмет, вместе с ними Эвфем, по сказанию поэтов, сын Посейдона, вместе с Ясоном - участник похода в Колхиду. Он был победителем и в этой синориде (скачке на парной колеснице). Решившиеся выступить в кулачном бою были Адмет и Мопс, сын Ампика; посреди между ними стоит человек, то играющий на флейте, подобно тому как еще и в наше время считается необходимым играть на флейте при прыжках состязающихся в пентатле. У Ясона и Пелея борьба идет с равными силами. Изображен здесь и Эврибота, бросивший диск; конечно, это кто то из числа известных метателей диска. Состязающиеся в беге - Меланион, Неофей, Фалареи, четвертый - Аргей и Ификл - пятый; этому последнему, как победителю, Акаст протягивает венок; возможно, что Ификл был отцом Протесилая, ходившего походом на Илион. Лежат и треножники - награда победителям; стоят дочери Пелия; имя написано над одной Алкестидой. Иолай, который добровольно принял участие в трудах Геракла, получил награду за состязания на колесницах. На этом оканчивается изображение состязаний в честь Пелия. Далее, около Геракла, поражающего стрелами гидру чудовище, жившее в реке Амимоне, стоит Афина; так как Геракла нельзя не узнать, хотя бы по этому подвигу, а равно и по его внешнему виду, то возле него нет надписи с его именем. Наконец, изображены фракиец Финей и сыновья Борея, отгоняющие от него Гарпий.

XVIII

1. Осмотр второго поля на ларце начнем с левой стороны; там вначале изображена женщина, держащая на правой руке белого мальчика, спящего, а на другой, левой руке, мальчика черного, похожего на того, который спит; (ступни) ног у обоих обращены в разные стороны. Объяснение дает и надпись, хотя это можно понять и без надписи, что это Танатос (Смерть) и Гипнос (Сон); вскормившей их обоих является Никта (Ночь). Далее женщина красивого вида наказывает другую, отталкивающего вида; одной рукой она ее душит, в другой у нее трость, которою она ее бьет; это Дика (Правда) так обращается с Адикией (Кривдой). Затем две другие женщины, толкущие в ступах пестами; считается, что это сведущие в снадобьях (заклинательницы), тем более, что над ними нет никакой надписи. Далее мужчина, а за ним следует женщина; значение этих фигур объясняют стихи, написанные гекзаметром; они гласят:

Идас Марпессу ведет, прекрасную дочерь Эваноса;

Силой похитил ее Аполлон, и охотно она

возвращалась.

Муж, одетый в хитон; в правой руке у него кубок, в левой - ожерелье; их берет себе Алкмена. Это иллюстрация к сказанию эллинов, что Зевс сочетался с Алкменой, приняв образ Амфитриона. Затем Менелай, одетый в панцирь и с мечом в руке, стремится убить Елену; ясно, что это сцена после взятия Илиона. Затем Медея сидит на троне, Ясон стоит направо от нее, рядом Афродита, и над ними надпись:

В жены Медею берет Ясон: Афродита согласна.

Дальше представлены поющие Музы и Аполлон, зачинающий песню. При них надпись:

Это Латоны сын, царь Аполлон далекоразящий;

Музы его окружают;

он - вождь прекрасного хора.

Атлант, который, по преданию, держит на плечах небо и землю; в руках у него яблоки Гесперид. А кто тот муж, который держит меч и идет на Атланта? Этого специально при нем не написано, но для всех ясно, что это Геракл. Над ними сделана такая надпись:

Небо Атлант тут несет, а яблоки скоро оставит.

Здесь же и Арес в оружии, ведущий Афродиту. При нем надпись: "Эниалий". Изображена здесь и Фетида, девушкой еще; Пелей хочет ею овладеть, а из руки Фетиды устремляется на Пелея змея. Далее сестры Медузы на крыльях преследуют улетающего Персея; имя написано только над одним Персеем.

6. Военные сцены заполняют третье поле ларца; большая часть там пеших воинов, но есть изображения и парных конных запряжек. По тому, как держат себя воины, можно заключить, что хотя они и собираются вступить в сражение, но они готовы признать друг друга и приветствовать как друзей. Эксегеты предлагают два объяснения. Одни говорят, что это этолийцы с Оксидом и древние элейцы, что они (дружески) встретились тут друг с другом в память древнего родства и выражают друг другу свое расположение; другие же говорят, что это встретились для битвы два войска, что это пилосцы и аркадяне, собирающиеся сражаться у города Фейи и реки Иардана. Но никто не мог бы поверить, будто предок Кипсела, будучи коринфянином и делавший ларец для своего личного употребления, все исторические события, которые для коринфян были родными, сознательно оставил без внимания, а чужеземные и к тому же вовсе не славные велел изобразить на ларце. Мне самому представляется следующее соображение. Род Кипсела и его предков первоначально был из Гонуссы, что за Сикионом, и родоначальником их был Мелан, сын Антаса. Как я уже раньше указывал при описании Коринфской области, Мелану и бывшему с ним войску Алет не позволил войти и поселиться в своей стране, пугаемый вещанием, полученным из Дельф; но Мелан при помощи всякого рода лести, прибегая вновь к просьбам, когда его отсылали от себя, добился того, что Алет, хотя и против воли, принял его. И можно предположить, что это и есть то самое войско, которое изображено в виде фигур на ларце.

XIX

1. На четвертом поле ларца, если начинать осматривать его с левой стороны, изображены: Борей, похищающий Орифию; у него вместо ног змеиные хвосты, затем борьба Геракла с Герионом, а Герион - это три человека, сросшиеся друг с другом. Далее Тесей с лирой и около него Ариадна, держащая венок. Рядом со сражающимися Ахиллом и Мемноном стоят их матери. Тут же изображен Меланион и около него Аталанта с молодым оленем. Затем единоборство Аякса с Гектором, который сам вызвал на бой "греческих героев), а между ними стоит Эрида (Распря), отвратительная видом; наподобие этой и Каллифонт с Самоса в храме Артемиды Эфесской создал свою Эриду, нарисовав картину битвы у кораблей эллинов. На ларце изображены и Диоскуры, один из них еще безбородый; между ними - Елена. В ногах у Елены поверженная на землю Эфра, дочь Питфея, в черной одежде; тут же надпись гекзаметром с прибавлением одного слова к гекзаметру:

Вот Тиндариды Елену ведут, из Афин похищая

Эфру.

Так написан там стих (дословно); дальше на земле распростерт Ифидамант, сын Антенора, а за него с Агамемноном сражается Коонт. На щите Агамемнона изображен Фобос (Ужас) с головою льва. Над трупом Ифидаманта такая надпись:

Ифидамант здесь лежит. Коонт же его отбивает.

А у щита Агамемнона написано:

Ужас это для смертных, владеет же им Агамемнон.

Далее Гермес ведет к Александру, сыну Приама, на суд о красоте (трех) богинь. При них такая надпись:

Это Гермес к Александру ведет с Афродитою Геру,

С ними Афину, о их красоте чтоб он вынес решенье.

Далее, не знаю, на каком основании, Артемида представлена с крыльями на плечах; правой рукой она держит барса, а другой рукой - льва. Есть тут изображение и того, как Аякс оттаскивает Кассандру от статуи Афины; при нем есть надпись:

Локров владыка Аякс Кассандру влечет от Афины.

Дальше - сыновья Эдипа; Полиник упал на колено, и на него наступает Этеокл; позади Полиника стоит женщина с зубами, ничуть не менее кровожадными, чем у дикого животного, и на руках у нее загнутые когти. Находящаяся при ней надпись гласит, что это Кера (Гибель), тем обозначая, что Полиника уносит неизбежная участь, а Этеокл по всей справедливости и принял кончину. Далее Дионис, лежащий в пещере, с бородой; он держит золотую чашу; на нем надет хитон, спускающийся до самых пят; около него (различные) деревья: виноградные лозы, яблони и гранатовые деревья.

2. Верхнее поле, пятое по счету, не дает никаких надписей, так что приходится догадываться, что здесь изображено. В пещере лежит на ложе женщина с мужчиной; что это Одиссей и Кирка, я вывел заключение из числа прислужниц, которые находятся перед пещерой, и из того, что они делают; это четыре женщины, и заняты они той работой, о которой Гомер говорит в своих песнях. Дальше идет кентавр; у него не все ноги лошадиные, но передние у него, как у человека. Далее изображены пароконные запряжки колесниц, а на колесницах стоят женщины; у коней золотые крылья, и какой то мужчина дает оружие одной из женщин. Все это предположительно указывает на смерть Патрокла: на колесницах стоят нереиды и Фетида берет оружие от Гефеста. Дело в том, что у того, кто дает оружие, ноги не очень крепкие, а позади него стоит слуга со щипцами для углей. А о кентавре говорят, что это Хирон, уже удалившийся от людей и удостоенный быть в общении с богами; он пришел сюда, чтобы принести какое нибудь утешение в горе Ахиллу. Затем две девушки едут на колеснице, запряженной мулами; одна держит вожжи, у другой голова покрыта покрывалом; считают, что это Навсикая, дочь Алкиноя, со служанкой едут полоскать белье. А в муже, стреляющем по кентаврам из лука, причем некоторых из них он уже убил, мы ясно узнаем Геракла, пускающего свои стрелы, и вся эта сцена представляет один из его подвигов.

Кто был творцом этого ларца, мне никак не удалось выяснить, а надписи на нем, конечно, мог сделать и кто либо другой, и в общем у меня больше всего предположений, что сделал их коринфянин Эвмел, особенно на основании гимна, который он написал в честь Делоса.

XX

1. В храме Геры есть и другие посвящения: ложе не очень большое, но богато украшенное слоновой костью; диск Ифита и стол, на котором заранее заготовлялись и клались венки для победителей. Говорят, что это ложе было игрушкой Гипподамии. На диске Ифита написан текст того перемирия, которое элейцы объявляют на время Олимпийских игр; он написан не прямыми строчками, но слова идут по диску в виде круга. Стол же, сделанный из слоновой кости и золота, является творением Колота; говорят, что он был родом из Гераклеи, но те, кто много и старательно изучал историю скульптуры, заявляют, что он был с острова Пароса и учеником Пасителя, сам же Паситель научился? Там же находятся и Гера, и Зевс, и Матерь богов, и Гермес, и Аполлон с Артемидой; а сзади представлен весь порядок состязаний. С обеих сторон стоят: с одной - Асклепий и одна из дочерей Асклепия, Гигиея (Здоровье), а также Арес и рядом с ним Агон (Состязание), с другой - Плутон и Дионис, Персефона и нимфы, из которых одна несет мяч; что же касается ключа, - а Плутон держит в руках ключ, - то говорят, что им Плутон запирает так называемый Аид и что никто не возвращается из него обратно на землю.

2. Я не должен обойти молчанием тот рассказ, который передавал Аристарх, один из эксегетов в Олимпии. Он говорил, что в его время, когда элейцы поправляли обрушившуюся крышу храма Геры, между двумя перекрытиями, между потолком, служащим для украшения, и крышей, поддерживающей черепицу, был найден (цельный) труп гоплита, имевшего на теле раны; этот человек участвовал со стороны элейцев в битве, которую они вели против лакедемонян в Альтисе; ведь элейцы защищались против них, поднимаясь на храмы богов, а также и на все другие высокие здания. И, по всей вероятности, этот человек, обессиленный своими ранами, забрался сюда. Когда же он умер, то ни летняя жара, ни зимний холод не могли причинить вреда его телу, так как он лежал в совершенно закрытом и защищенном (от непогоды) помещении. Аристарх при этом еще рассказывал, что элейцы вынесли этот труп за пределы Альтиса и похоронили в земле со всем его вооружением.

3. Тот столб, который называют столбом Эномая - так называют его и элейцы, - находится по дороге от большого жертвенника к храму Зевса; там налево стоят четыре колонны, а на них покоится крыша. Это прикрытие сделано с целью охранить деревянный столб, сильно поврежденный от времени и во многих местах связанный обручами. Как говорят, этот столб стоял в доме Эномая; когда бог ударил молнией в его дом, то огонь поглотил весь дом, и всего навсего остался один только этот столб. Перед ним прикреплена медная дощечка, и на ней элегическим размером сделана надпись: О чужеземец! Остаток я некогда славного дома;

Прежде опорою был я в Эномая дворце.

Ныне стою я у храма Кронида, оковами связан,

Чтимый: губящий огонь все же меня пощадил.

4. А при мне случилось вот еще что. Один из римских сенаторов одержал победу в Олимпии; желая в воспоминание своей победы оставить славным памятником свое изображение из меди и надпись на нем, он велел копать яму, и так как яма была очень близко от столба Эномая, то копавшие нашли здесь обломки оружия, уздечек и цепочек для мундштуков. Я сам видел, как все это извлекали оттуда.

5. Есть здесь еще (не)большой храм, в дорическом стиле; его и в мое время называют Метроон (храм Матери), сохраняя его старинное название. Но в нем не находится уже изображение Матери богов, а стоят статуи римских императоров. Он находится в Альтисе, равно как и круглое здание, называемое Филиппейон; на верхушке Филиппейона медная маковка связывает балки. Это здание стоит налево от выхода из Пританея и сделано из обожженного кирпича; вокруг него стоят колонны. Оно было выстроено в честь Филиппа, когда после битвы при Херонее погибла Эллада. В нем стоят статуи Филиппа и Александра, а с ними и статуя Аминты, отца Филиппа. Это тоже творения Леохара, из слоновой кости и золота, так же как и статуи Олимпиады и Эвридики.

XXI

1. Теперь я начинаю рассказ и описание статуй и приношений; соединять рассказ о тех и других вместе я считал неудобным. На афинском Акрополе все статуи и все то, что там находится, все это в одинаковой мере является приношениями; не то в Альтисе: часть вещей тут является воздвигнутой в честь бога, статуи же победителей поставлены им в качестве награды за одержанную победу. О статуях я буду говорить и после; теперь же я прежде всего обращусь к рассказу о приношениях и опишу самые замечательные из них.

2. По дороге от Метроона к стадиону, на левой стороне, у подошвы горы Крония, там, где начинается ее склон, находятся каменная терраса и ступеньки, ведущие на нее; перед этой террасой стоят медные статуи Зевса. Они сделаны на деньги из того штрафа, который налагался на атлетов, нарушивших правила состязания, и местными жителями называются Занами. Первые шесть они поставили в 98 ю олимпиаду; дело в том, что фессалиец Эвпол подкупил деньгами выступивших вместе с ним кулачных бойцов, Агетора из Аркадии и Пританида из Кизика, а вместе с ними и Формиона, родом из Галикарнаса, победителя в предшествующей олимпиаде. Говорят, что это было первое преступление, совершенное атлетами против правил о состязании, и первыми, на кого элейцы наложили денежный штраф, были Эвпол и те, которые получили подарки от Эвпола. Из них две статуи - работы Клеона из Сикиона; кто же сделал остальные четыре, я не знаю. Эти статуи, кроме третьей и четвертой, все снабжены надписями, сделанными элегическим размером. Первое стихотворение хочет показать, что победу в Олимпии можно получить не деньгами, а быстротой ног и крепостью тела. Надпись на второй статуе гласит, что она поставлена в честь бога и благодаря богобоязненности элейцев должна служить устрашением для нарушающих законы атлетов. В пятой и шестой надписях выражаются похвалы элейцам, особенно за то, что они наказали этих кулачных бойцов, а шестая подчеркивает, что эти статуи должны быть поучением для эллинов, чтобы никто не давал денег, желая добыть себе победу в Олимпийских состязаниях.

3. Говорят, что после Эвпола афинянин Каллипп, собираясь выступить в состязании пентатла, подкупил своих соперников; это было в 112 ю олимпиаду. Когда элейцы наложили штраф на Каллиппа и на его сотоварищей по состязанию, то афиняне послали Гиперида, чтобы он убедил элейцев сложить с афинян штраф. Когда элейцы отказали им в этом снисхождении, афиняне отнеслись к ним с большим пренебрежением, заявив, что они не будут платить денег и не будут являться на Олимпийские состязания. Но тогда дельфийский бог им сказал, что он ни о чем не будет давать им вещаний, пока они не заплатят элейцам штрафа. Таким образом, им пришлось заплатить, и на эти деньги были сделаны другие шесть статуй в честь Зевса, и на них были написаны стихи элегическим размером, по поэтическому достоинству ничуть не выше тех, которые были написаны относительно наказания Эвпола. Смысл этих надписей таков. Первая надпись гласит, что статуи эти поставлены в силу вещания бога, почтившего тем решение элейцев по поводу этих пентатлов. Во второй, а равно и в третьей восхваляются элейцы за то, что они наложили наказание на пентатлов. Четвертая хочет сказать, что состязание в Олимпии - это состязание в доблести, а не в богатстве. Что касается пятой и шестой, то одна из них объясняет, по какой причине поставлены статуи, а другая напоминает о вещании, пришедшем к афинянам из Дельф.

4. Вслед за названными мною статуями стоят еще две; они поставлены на те деньги, которые в виде штрафа были наложены на борцов. Как они назывались, не знаю ни я, ни элейские эксегеты. Надписи есть и на этих статуях, и первая из них гласит, что родосцы заплатили деньги Зевсу Олимпийскому за нарушение правил со стороны одного из их борцов, а вторая - что статуя эта поставлена на штрафные деньги, которые наложены на борцов, боровшихся при помощи подкупа и бравших на этих условиях взятки. 5. Кроме того, что касается этих атлетов, то эксегеты из элейцев говорят, что в 178 ю олимпиаду Эвдел взял деньги с Филострата, а что этот Филострат был с Родоса. Но я нашел, что этому рассказу противоречат элейские списки олимпийских победителей: по этим спискам в 178 ю олимпиаду победил в один день и в панкратии и в борьбе Стратон из Александрии. Основатель этой Александрии, лежащей у Канопского устья Нила, был Александр, сын Филиппа; говорят, что и раньше еще был там небольшой египетский городок по имени Ракотида. Известно, что трое до времени Стратона и столько же после него получили в награду за панкратии и борьбу венок из оливы; первый был Капр из самой Элиды, а из эллинов, живших за пределами Эгейского моря, - Аристомен из Родоса и Протофан из магнетов на Летее. Трое же после Стратона были Марион, из одного с ним города, и Аристей из Стратоникеи; в более древние времена эта страна и город назывались Хрисаоридой; наконец, седьмой - Никострат из прибрежной Киликии; но с киликийцами у него не было ничего общего, кроме названия. Когда этот Никострат был еще грудным ребенком, морские разбойники похитили его из Примнесса фригийского; он был там знатного рода. Они привезли его в Эгеи, где некий гражданин купил его. С течением времени этому человеку было видение: ему приснилось, что под постелью, где спал Никострат, лежал львенок. Когда Никострат вырос, то он одержал много других побед, и в Олимпии он оказался победителем в панкратии и борьбе.

И впоследствии элейцы накладывали денежные штрафы; между прочим, в 218 ю олимпиаду на кулачного бойца из Александрии; имя этому оштрафованному было Аполлоний, а прозвище - Рантес: у египтян, по видимому, является местным обычаем давать прозвища. Это был первый из египтян, кого элейцы осудили за неправильный образ действия. Он был признан виновным не в том, что дал взятку или получил ее, но в другом проступке и нарушении правил состязания. Он прибыл не в назначенный срок, и элейцы, на основании своего закона, не внесли его в списки и не допустили до состязаний, а его оправдание, будто в Кикладских островах он был задержан встречными ветрами, было уличено как обманное Гераклидом, тоже родом из Александрии, который показал, что Аполлоний опоздал потому, что останавливался, зарабатывая деньги на состязаниях в Ионии. Таким образом, элейцы отстранили от состязаний как Аполлония, так и других кулачных бойцов, которые не прибыли к назначенному сроку, и отдали венок победы Гераклиду без состязания, "без пыли". Тогда Аполлоний надел (на руки) ремни как бы для боя и, напав на Гераклида, стал его колотить, хотя на нем был уже надет масличный венок и он был уже под защитой гелланодиков. Это легкомыслие ему стоило дорого. 6. Есть там еще две статуи современной мне работы. В 226 ю олимпиаду двое кулачных бойцов, когда они уже бились за (окончательную) победу, были уличены в том что они заключили между собой (секретный) договор о денежной уплате. За это они были подвергнуты наказанию. Из двух сделанных (на эти деньги) статуй Зевса одна стоит налево от входа на стадион, а другая - направо. Имена этих кулачных бойцов были Дидас - (это тот, что взял взятку), а тот, кто из них давал деньги, - Сарапаммон; они оба были из одного и того же, недавно образованного египетского нома (области), названного Арсиноитой. 7. Во всяком случае странно, что эти люди проявили так мало почтения к Зевсу Олимпийскому и приняли или дали подарки за (победу на) состязании; но еще большее удивление вызывает то обстоятельство, что на это решился даже один из элейцев. Говорят, что в 192 ю олимпиаду решился на это элеец Дамоник; предстояло состязание за победный венок в борьбе между сыном Дамоника Поликтором и Сосандром, родом из Смирны, носившим одно имя с отцом. Так как Дамоник страшно хотел, чтобы победа досталась его сыну, он дал взятку Сосандру отцу. Когда эта сделка разгласилась, то гелланодики наложили наказание, но они наложили его не на сыновей, а обратили свой гнев на отцов: ведь это были они, совершившие несправедливость. На этот штраф были поставлены статуи: одна стоит в гимнасии элейцев, другая же в Альтисе, перед так называемой Расписной галереей; (она так называлась) потому, что в древности на ее стенах были нарисованы картины. Некоторые называют эту галерею Галереей Эхо: если крикнуть, то эхо повторяет голос семь и более раз.

Говорят, что панкратиаст из Александрии - имя ему было Сарапион - в 201 ю олимпиаду настолько испугался своих соперников, что за день до объявления о начале панкратия собирался обратиться в бегство. Это был единственный человек из всех, не говоря уже, что он был единственный из египтян, о ком сохранилась память, что он был оштрафован за трусость. Таковы были, по моим расследованиям, причины, вследствие чего были воздвигнуты перечисленные мною статуи.

XXII

1. Есть статуи Зевса, посвященные от имени государств или частными лицами. В Альтисе есть алтарь - возвышение, - недалеко от входа, ведущего на стадион; на нем элейцы не приносят жертв никакому богу, но установлено, что на него становятся трубачи и глашатаи, когда состязаются между собою. Около этого жертвенника воздвигнут медный пьедестал, а на нем - статуя Зевса, величиной приблизительно в шесть локтей, держащего в каждой руке молнии. Эту статую воздвигли граждане Кинефы (в Аркадии). Другая же статуя (3евса) в возрасте мальчика, с ожерельем, - приношение гражданина Флиунта, Клеола.

2. Около так называемого Гипподамеона есть каменный пьедестал в виде полукруга и на нем статуи: Зевс, Фетида и Гемера (День), и та и другая умоляющие Зевса о (спасении) своих сыновей. Эти статуи находятся в середине пьедестала; на краях же этого пьедестала с каждой стороны в позе уже выступающих друг против друга противников поставлены на одном Ахилл, на другом - Мемнон. Равным образом стоят и другие пары друг против друга - варвар против эллина. Одиссей поставлен против Гелена, потому что они, каждый в своем войске, заслужили особую славу, как хитрейшие и умнейшие; против Менелая стоит Александр ввиду их исконной вражды; против Диомеда - Эней, а против Аякса, сына Теламона, - Деифоб. Все они - творения Ликия, сына Мирона, а пожертвовали их граждане Аполлонии в Ионии. В ногах Зевса написано стихотворение элегическим размером, старинными письменами: Памятным даром стоим Аполлонии; пышноволосый

Феб ее там основал, у Ионийских брегов.

Землю абантов заняв, десятину добычи Фронийской,

Нас поставили здесь, славя за помощь богов.

3. Область, называемая Абантидой, и городок в ней, Фронион, находятся в Феспротиде, около Керавнийских гор. Когда корабли эллинов при их возвращении из Илиона были раскиданы (бурей), то локры из Фрониона, городка на реке Боагрии, и абанты из Эвбеи на восьми кораблях вместе и те и другие были занесены к горам Керавнии. Они поселились тут и основали город Фронион; той земле, которой они завладели, они дали по общему согласию имя Абантиды; впоследствии, побежденные на войне, они были изгнаны своими соседями, жителями Аполлонии. Аполлония была колонией Коркиры, (другие же говорят, что она была колонией Коринфа; поэтому) и коринфяне приняли участие (в разделе) этой добычи.

4. Если пройти немного дальше, то встретим статую Зевса, лицом обращенного на восток; в одной руке у него орел, в другой - молния; на голове у него венок из цветов лилии. Это приношение метапонтинцев работы Аристона из Эгины. Кто был учителем этого Аристона или когда он жил, этого я не знаю. И флиасийцы посвятили (в Олимпию) статуи Зевса, дочерей Асопа и самого Асопа. Эти статуи расположены в таком порядке. Первой из сестер стоит Немея, за нею Зевс, обнимающий Эгину; около Эгины стоит Гарпина; с нею, по сказаниям элейцев и флиасийцев, сочетался Арес, и эта Гарпина была матерью Эномая, царствовавшего в Писейской области. За ней стоит Коркира, а далее Фива; последним - Асоп. Относительно Коркиры рассказывают, что с ней сочетался Посейдон; подобную же историю относительно Фивы и Зевса передает в своих гимнах Пиндар.

Леонтинцы, но не целая община, а частные лица, поставили здесь статую Зевса. Величина этой статуи семь локтей; в руках у Зевса - орел и, как выражаются поэты, "Зевсова стрела". Эту статую посвятили Гиппагор, Фринон и Энесидем; я думаю, что это какой то другой Энесидем, а не тот, что был тираном в Леонтинах.

XXIII

1. Если пройти мимо входа в здание Совета, то здесь стоит статуя Зевса, не имеющая никакой надписи; если вновь повернуть к северу, то придем ко второй статуе Зевса; она обращена к востоку, а воздвигли ее те эллины, которые сразились с Мардонием и мидийцами под Платеями. На правой стороне пьедестала записаны имена тех государств, которые принимали участие в этой славной битве, прежде всего лакедемоняне, за ними афиняне, на третьем и четвертом местах записаны коринфяне и сикионцы, на пятом - эгинеты, за эгинетами мегарцы и эпидаврийцы, из аркадян жители Тегеи и Орхомена, а за ними те, которые живут во Флиунте, Трезене и Гермионе, из Арголиды жители Тиринфа, одни только платейцы из беотян, из аргивян - жители Микен и островитяне с Кеоса и Мелоса, амбракиоты из Феспротидского Эпира, тенийцы и лепреаты; лепреаты были единственные из жителей Трифилии, а из области Эгейского моря и Киклад не одни только жители Теноса, но и жители Наксоса, и кифнийцы, с Эвбеи же стирейцы, за ними элейцы, жители Потидеи и Анактории, и, наконец, халкидяне с Эврипа. 2. Из этих городов в мое время были покинуты и необитаемы следующие: жители Микен и Тиринфа немного спустя после индийских войн были выселены аргивянами; амбракиотов и анакториев, бывших колонистами Коринфа, римский император (Август) перевел и поселил вместе с другими в Никополе у Актия; жителям Потидеи пришлось дважды потерять свою родину; их выселил из страны Филипп, сын Аминты, а еще раньше афиняне; впоследствии Кассандр вернул потидейцев на их родину, но имя этому городу было уже не прежнее: он стал называться Кассандрией, по имени своего основателя. Статуя же, поставленная в Олимпии греками, - творение Анаксагора из Эгины. Но те, кто писал о битве при Платеях и об их истории, в своих рассказах пропускают это имя.

3. Перед этой статуей Зевса стоит медная доска, на которой написаны условия тридцатилетнего мира между лакедемонянами и афинянами. Этот мир афиняне заключили, второй раз покорив Эвбею, в третий год (83 й) олимпиады, когда в беге победил Крисон из Гимеры. В этом договоре сказано даже, что эти мирные условия между афинянами и лакедемонянами не касаются аргивян, но что если они захотят, то афиняне и аргивяне могут частным образом установить миролюбивые отношения между собою. Вот что гласили эти мирные условия. 4. Другое изображение Зевса стоит около колесницы Клеосфена - о ней мне еще придется упоминать дальше. Эта статуя Зевса является посвящением мегарцев, и сделали ее Филак, Онеф и их дети; ни времени их жизни, ни их родины, ни у кого они учились, я указать не могу. 5. Около колесницы Гелона стоит древнее изображение Зевса со скипетром в руке. Говорят, это дар гиблейцев. В Сицилии было два города с именем Гибла: один с прозвищем Гереатис, другой называли Большим, каким он и был на самом деле. И еще в мое время в области Катаны сохраняются эти имена; один из этих городов окончательно опустел, другой же, Гереатис, стал простой деревней в Катанской области, в которой находится храм гиблейской богини, весьма чтимой сицилийцами. Я думаю, что они то и привезли изображение (3евса) в Олимпию. Филист, сын Архоменида, говорит, что они были истолкователями чудес и сновидений и из всех сицилийских варваров особенно отличались своим благочестием. 6. Недалеко от посвятительного дара гиблейцев находится медный пьедестал и на нем статуя Зевса; я так считаю, что она (высотой) приблизительно футов в 18. Кто эту статую посвятил богу и чье это творение, это показывает надпись в виде элегического стиха:

Статую эту клиторцы поставили здесь, десятина

Это от тех городов, силой их рук что взяты.

Выпили статую эту в честь бога Телест и Аристон,

Братья родные, к тому же были лаконцы они.

Думаю, что они были известны не во всем эллинском мире, иначе и элейцы могли бы рассказать о них кое что больше, да и лакедемоняне, поскольку они были их согражданами, знали бы о них больше.

XXIV

1. Около жертвенника Зевса Лаэта и Посейдона Лаэта стоит Зевс на медном пьедестале - дар коринфского народа; это - творение Муса, кто бы ни был этот Мус. Если идти от здания Совета к большому храму, то налево стоит статуя Зевса с венком на голове, как будто из цветов. В правой руке у него изображена молния. Это - произведение Аскара из Фив, учившегося у сикионца (Канаха; надпись над этим произведением говорит, что это десятина от войны с фокейцами) и фессалийцами. Если они действительно воевали с фокейцами и этот дар ими поставлен из фокейской добычи, то это, конечно, не так называемая Священная война, но та, которую они вели еще раньше, чем имел место поход мидийцев и их царя на Элладу. Недалеко отсюда - статуя Зевса, которую воздвигли псофидийцы, как гласит на ней надпись в стихах, в благодарность за успех на войне. Направо от большого храма стоит статуя Зевса, лицом обращенная к востоку; высота ее 12 футов; говорят, это посвящение лакедемонян, когда они вторично победили на войне отпавших от них мессенцев. На ней сделана и надпись в стихах:

Зевс Олимпийский, владыка, сын Кроноса, ты, от

спартанцев

Статую эту приняв, милостив будь к ним всегда.

Насколько мы знаем, до Муммия никто из римлян - ни частный человек, и никто из сенаторов - не совершал посвящений ни в одно эллинское святилище; Муммий первый из ахейской добычи посвятил в Олимпию медную статую Зевса. Она стоит налево от посвящения лакедемонян, у первой колонны храма с этой стороны. Из медных статуй Зевса самая большая находится в Альтисе; она воздвигнута самими элейцами после их войны с аркадянами, и высота ее 27 футов. Около Пелопиона стоит невысокая колонна, и на ней небольшая статуя Зевса с протянутой рукой. Против нее стоят прямой линией другие пожертвования, так, например, статуи Зевса и Ганимеда; Гомер в своих поэмах описывает, как Ганимед был похищен богами, чтобы служить виночерпием Зевсу, и как Тросу были подарены кони в возмещение (потери Ганимеда) Эту группу пожертвовал фессалиец Гнафис, а изваял ее Аристокл, ученик и сын Клеэта. Есть еще другой Зевс, без бороды; он находится среди пожертвований Микифа. Что касается Микифа, какого он был рода и почему он сделал так много пожертвований в Олимпию, об этом я буду говорить дальше. Если пройти немного вперед по прямой дороге от этой статуи, есть еще статуя Зевса, тоже без бороды; это посвящение элаитов, которые, если спускаться с Каикской равнины к морю, первыми живут в Эолиде. Рядом с ним находится другое изображение Зевса; надпись на нем гласит, что его посвятили жители Книда с Херсонеса из военной добычи, взятой у их врагов. И с той и с другой стороны этого Зевса стоят статуи Пелопа и реки Алфея. У книдян большая часть их города расположена на Карийском материке, где у них находятся самые главные достопримечательности. Так называемый Херсонес - это лежащий около материка остров, попасть с которого на материк можно по мосту. Посвящения Зевсу в Олимпии воздвигли живущие в этой части города, все равно как если бы живущие в Эфесе, в той части, которая называется Коресом, сделав приношение сказали бы, что это приношение они сделали лично от себя, а не от имени всего Эфеса. У стены Альтиса есть еще статуя Зевса, обращенная лицом к западу и не имеющая никакой надписи; говорят, что и она - дар Муммия из той же ахейской добычи. 2. В Булевтерионе (здании Совета) тоже стоит изображение Зевса; из всех изображений Зевса, какие только есть, оно (предназначено) внушать наибольший страх нарушителям закона. Эпитет этого Зевса - Горкий (Хранитель клятв), и поэтому в каждой руке он держит молнию. Установлено, чтобы у этой статуи атлеты, их отцы и братья, а также учителя гимнастики клялись над разрезанными частями кабана, что с их стороны не будет совершено никакого преступления против обычаев и законов Олимпийских состязаний, сами же атлеты приносят еще дополнительно следующую клятву, что они в течение десяти месяцев подряд старательно выполняли все правила тренировки. Приносят клятву и те, которые отбирают для состязаний мальчиков и жеребят; они клянутся, что делают этот отбор по всей справедливости и без подкупа и что все касающееся испытуемого, почему он принят или не принят, они будут хранить в тайне. Что постановлено делать с мясом кабана после клятвы атлетов, я забыл спросить; в более древние времена было установлено при жертвоприношениях, при которых кто либо приносил клятву, чтобы это жертвенное мясо человек уже не употреблял в пищу. Совершенно ясно указывает на это Гомер: того кабана, над разрезанными частями которого Агамемнон поклялся, что Брисеида была чужда его ложа, глашатай, по словам Гомера, бросил в море:

Рек, и гортань кабана отсекает суровою медью.

Жертву Талфибий в пучину глубокую моря седого

Рыбам на снедь, размахавши, поверг.

Таков был древний обычай. В ногах у Зевса Горкия есть медная дощечка, и на ней сделана надпись в элегических стихах, желающая внушить страх приносящим ложную клятву.

Я возможно точно перечислил все многочисленные статуи Зевса, находящиеся внутри Альтиса, так как та статуя, которую около большого храма посвятил какой то коринфянин, - не из числа древних коринфян, но из числа тех, которые занимают город теперь, получив его от римского императора, - эта статуя на самом деле изображает Александра, сына Филиппа, представленного в образе Зевса.

XXV

1. Теперь я упомяну о других приношениях, тех, которые не являются изображениями Зевса. О тех статуях, которые были воздвигнуты не в честь божества, а из уважения к самим людям, я буду говорить наряду с рассказом о статуях атлетов. Однажды у мессенцев, живущих у (Сицилийского) пролива, которые по древнему обычаю (каждый год) посылали в Регий на местный праздник регийцев хор из 35 ти мальчиков, а вместе с ними учителя этого хора и флейтиста, с этими детьми произошло несчастие: из посланных ими никто не возвратился, так как корабль, который вез детей, пошел вместе с ними ко дну. Действительно, море в этом проливе является самым бурным, более чем в каком бы то ни было другом месте. Ветры поднимают здесь сильное волнение, гоня волны с двух сторон: из Адриатического и из так называемого Тирренского моря; даже когда не бывает ветра, (нет этих "дыханий бурного ветра"), даже тогда пролив сам по себе находится в сильнейшем волнении и образует опасные обратные течения; и столько кишит в нем морских чудовищ, что самый воздух над этим морем наполнен зловонием, исходящим от этих диких животных, так что для потерпевшего крушение нет никакого спасения или надежды уйти целым из этого пролива; и если бы Одиссею пришлось здесь потерять свой корабль, едва ли можно было бы поверить, что он живым достиг Италии, хотя милость богов делает все легким. Тогда, потеряв своих детей, мессенцы очень горевали, и в память о них они многое устроили; между прочим, поставили в Олимпии их медные изображения, а также вместе с ними и изображения учителя хора и флейтиста. Древняя надпись гласила, что это посвящение мессенцев, живущих у пролива; впоследствии Гиппий, называемый эллинами мудрым, написал в их честь элегические стихи. Эти статуи - творение элейца Калонна.

2. На выступе Сицилии, обращенном к Ливии и к югу, на так называемом Пахине находится город Мотия: в нем живут ливийцы и финикийцы. Поднявшись войной на этих варваров в Мотии и после победы ограбив их и взяв у них добычу, жители Акраганта посвятили в Олимпию медные изображения детей с поднятыми кверху правыми руками, наподобие молящихся богам. Они стоят вдоль по стене Альтиса; я и сам полагал, что это произведение Каламида, да и рассказы (знатоков Олимпии) согласны с моими предположениями. 3. Сицилию занимают следующие племена: сиканы, сикелы и фригийцы; первые два племени перешли сюда из Италии, а фригийцы прибыли с берегов реки Скамандра и из Троадской области. Финикийцы и ливийцы пришли на этот остров совместным военным походом и являются колонистами карфагенян. Такие то варварские племена живут в Сицилии. Из эллинов тут находятся доряне, ионяне и небольшая часть племен фокидского и аттического.

4. На той же самой стене, где стоят пожертвования жителей Акраганта, находятся и два изображения нагого Геракла еще в юношеском возрасте. Одно изображает Геракла, стреляющего в немейского льва. Этого Геракла, а вместе с Гераклом и льва, посвятил Гиппотион из Тарента, а творцом его был Никодам из Менала. Второе изображение - дар Анаксиппа из Менды; его элейцы перенесли сюда из другого места. До этого времени оно стояло на краю дороги, которая ведет из Элиды в Олимпию и называется Священной. 5. Есть тут и общее приношение всего ахейского племени; это те, которые после вызова Гектором на единоборство кого либо из эллинов смело бросили жребий для этого состязания. Эти статуи стоят рядом с большим храмом; (герои) вооружены копьями и щитами; прямо против них на особом пьедестале стоит статуя Нестора; он изображен в тот момент, когда бросает их жребий в шлем. Число тех, что бросают жребий для единоборства с Гектором, восемь, так как девятого из них, статую Одиссея, говорят, Нерон увез в Рим. Из этих восьми имя написано только на статуе Агамемнона, надпись и в этом случае идет справа налево. Тот, на щите которого гербом является петух, это Идоменей, потомок Миноса; род Идоменея идет от Гелиоса, отца Пасифаи; и говорят, что эта птица посвящена богу солнца Гелиосу и (своим пением) возвещает наступающий восход солнца. На пьедестале сделана и надпись:

Зевсу ахейцы, потомки Пелопа, подобного богу

Сына Тантала, сюда статуи в дар принесли.

Вот что здесь написано, а кто был художником, это написано на щите Идоменея:

Множество создал творений Онат из Эгины

мудрейший,

Также и это; отцом был его славный Микон.

6. Недалеко от приношения ахейцев есть также статуя Геракла, сражающегося с амазонкой, женщиной, сидящей верхом на лошади, из за ее пояса. Эту статую посвятил Эвагор, родом из Занклы, а ваятелем был Аристокл из Кидонии; этого Аристокла надо причислить к самым древним художникам; точно никто не может определить времени его жизни, но ясно, что жил он еще раньше, чем Занкла получила свое нынешнее наименование Мессены.

7. Фасосцы были по происхождению финикийцы; отплыв из (города) Тира вместе с Фасосом, сыном Агенора, и покинув остальную Финикию в поисках Европы, они посвятили в Олимпию статую Геракла; и постамент и сама статуя были из меди. Высота этой статуи - восемь локтей; в правой руке Геракл держит дубину, в левой - лук. Я слыхал, что в Фасосе почитают того же самого Геракла, что и в Тире, но впоследствии, когда их стали считать эллинами, они стали воздавать почет и поклонение и Гераклу, сыну Амфитриона. И на этом посвящении фасосцев в Олимпию стоит следующее элегическое двустишие:

Сын меня создал Микона Онат в своих творческих

мыслях;

Сам он в Эгине живет, в доме прекрасном своем.

Этого Оната, хотя он принадлежит к эгинской школе скульпторов, я не считаю возможным поставить ниже учеников Дедала или художников аттической школы.

XXVI

1. Из дорийских мессенцев те, которые некогда занимали Навпакт, получив его от афинян, посвятили в Олимпию изображение Ники (Победы), стоящей на колонне. Это творение Пэония из Менды, а сделано оно на средства из военной добычи, полученной, думается мне, когда они воевали с акарнанцами и эниадами. Сами мессенцы говорят, что это посвящение сделано ими после славной победы на Сфактерии, (одержанной совместно с афинянами), и что они не написали имени своих врагов из за страха перед лакедемонянами, а что жителей Эниад и акарнанцев им нечего было бы бояться.

2. Посвящений Микифа я нашел много, но они стоят не вместе. Таким образом, за группой Ифита из Элей и венчающей его, Экехейрии (Перемирием), стоят следующие приношения Микифа: Амфитрита, Посейдон и Гестия, работы Главка из Аргоса. Около большого храма, на левой его стороне, стоят другие статуи: Коры, дочери Деметры, и Афродиты, Ганимеда и Артемиды, из поэтов - Гомера и Гесиода, и опять статуи богов - Асклепия и Гигиеи. 3. Между пожертвованиями Микифа есть статуя Агона (Состязания) с гирями для прыганья в руках. Эти гири имеют такой вид: посредине они представляют несколько удлиненный, не совсем правильный круг - диск; он сделан так, что через него можно пропустить пальцы рук так же, как через ручку щита. Таков их внешний вид. Около изображения Агона стоят Дионис, фракиец Орфей и статуя Зевса, о которой я упоминал немного выше. Они все - творения Дионисия из Аргоса. Говорят, что вместе с этими были воздвигнуты Микифом и другие, но, как передают, Нерон увез и их. Кто был учителем создателей этих статуй, Дионисия и Главка, родом бывших из Аргоса, никто никого назвать не может; время их жизни можно определить по Микифу, посвятившему эти произведения в Олимпию. 4. В своем повествовании Геродот рассказывает об этом Микифе, что он был рабом Анаксила, тирана Регия, и казначеем его сокровищ; что затем, после смерти Анаксила, он удалился в Тегею. Надписи на его пожертвованиях называют отцом Микифа Хойра, родиной дают ему эллинские города Регий и Мессену у (Сицилийского) пролива; те же надписи говорят, что жил он в Тегее, а эти приношения он посвятил в Олимпию, выполняя обет за спасение своего сына, заболевшего чахоткой.

5. Около этих больших пожертвований Микифа, работы Главка из Аргоса, стоит изображение Афины со шлемом на голове, с эгидой на груди; ее создал Никодам из Менала, а в дар принесли элейцы. Около Афины поставлена Ника; ее посвятили мантинейцы: в надписи они не указывают, за какую войну они ее посвятили. Говорят, что Каламид сделал ее бескрылой, подражая деревянной статуе, так называемой Нике Аптерос (Бескрылой победе) в Афинах. 6. Возле меньших пожертвований Микифа, работы Дионисия, стоят изображения некоторых подвигов Геракла: борьбы с немейским львом, с гидрой, с адским псом и с кабаном у реки Эриманфа. Доставили их в Олимпию гераклеоты, сделав набег на землю соседних с ними варваров, мариандинов. Город Гераклея расположен у Эвксинского понта (Черного моря) и является колонией Мегар. В ее основании и заселении приняли участие из беотийцев жители Танагры. Против этих мною перечисленных названий стоит ряд других приношений, обращенных лицом к югу; они находятся совсем рядом с участком, который посвящен Пелопу.

XXVII

1. В числе их находятся и пожертвования Формида из Менала; переселившись из Менала в Сицилию ко двору Гелона, сына Дейномена, он так отличился своими блестящими подвигами во время походов как самого Гелона, так и брата его Гиерона и достиг такого богатства, что мог делать эти приношения в Олимпию, мог делать, кроме того, и другие посвящения Аполлону в Дельфы. В Олимпию им посвящены двое коней и двое возниц, при каждом коне свой возница. Первый конь и его возница - творение Дионисия из Аргоса, вторая группа - Симона из Эгины. На первом коне на боку есть надпись, первые слова который не в стихах; она гласит следующее:

Формид аркадянин посвятил.

Родиной был Менал, ныне ж он - из Сиракуз.

2. Это та самая лошадь, в которой, по рассказам элейцев, заключено нечто внушающее коням бешеную страсть. Ясно, что и все другие подобные случаи - дело искусства какого либо колдуна мага, как и то, что происходит в связи с этим конем. По величине и красоте он немного уступает другим лошадям, статуи которых стоят внутри Альтиса; кроме того, он без хвоста, и вследствие этого он кажется еще безобразнее. А тем не менее жеребцы не только весною, но и во всякое время ярятся на него; они бросаются в Альтис, разорвав свои поводья или вырываясь из рук ведущих их (конюхов), и стараются вскочить на эту статую с большей горячностью, чем они кроют самую красивую, живую и молодую кобылу. Копыта у них скользят, но тем не менее они не прекращают своих попыток, ржут и скачут на нее все с большей горячностью, пока их насильно, стегая кнутми, не уведут отсюда; раньше же нет никаких сил заставить уйти их от этой медной статуи. 3. В Лидии есть другое чудо - я сам его видел, - правда, несколько отличное от этого чуда с конем Формида, но тоже не чуждое колдовства магов. У лидийцев, которых называют персидскими, есть храмы: один в городе, так называемом Гиерокесарии, другой в Гипепах; в каждом из этих храмов есть особое помещение, а в этом помещении есть на алтаре зола; цвет этой золы не такой, как бывает обыкновенно. Войдя в это помещение и положив на алтарь сухие дрова, маг прежде всего надевает на голову тиару, а затем совершает призывание богов, причем он это поет на языке варварском и совершенно непонятном для эллинов; а заклинание это он читает по книге. И обязательно эти дрова всегда загораются без всякого соприкосновения с огнем и горят ярким пламенем. Вот все, что скажу я об этом.

4. Среди этих посвящений есть и сам Формид, сражающийся с неприятелем, а рядом стоят две другие статуи, где он же сражается со вторым и с третьим врагом. На них сделана надпись, что сражающийся воин - Формид из Менала; а тот, кто посвятил эти статуи, - сиракузянин Ликорта. Ясно, что этот Ликорта сделал такое приношение из любви к Формиду; но эти приношения Ликорты греками называются тоже приношениями Формида. 5. Статуя Гермеса, несущего барана под мышкой, с шапочкой на голове, в хитоне и хламиде, это уже не принадлежит к числу посвящений Формида, но это дар богу от аркадян из Фенея. Надпись гласит, что творцами этой статуи были Онат из Эгины, а вместе с ним Каллител; думаю, что этот Каллител был ученик или сын Оната. Недалеко от дара фенеатов есть другая статуя Гермеса с жезлом. Надпись на ней указывает, что в дар богу она принесена Главкием, родом из Регия, а создал ее Калонн из Элей. 6. Из медных быков один - приношение керкирцев, другой - жителей Эретрии, работы Филесия из Эретрии. Почему керкирцы одного быка посвятили в Олимпию, а другого в Дельфы, я объясню при рассказе о Фокее. А вот с посвященным ими в Олимпию быком, я слыхал, произошел следующий случай: маленький мальчик сидел под этим быком, наклонившись вперед, и играл; внезапно подняв голову кверху, он сильно ударился об эту медную статую, и немного дней спустя он умер от полученного ранения. Этого быка, как "повинного в крови", элейцы решили вынести из Альтиса; но дельфийский бог дал им повеление, (позволяя оставить дар) на месте, но совершить над ним очистительные обряды, какие эллины считают нужным совершать при непредумышленном убийстве.

7. Под платанами Альтиса, в самой середине ограды, стоит медный трофей. Надпись на щите этого трофея гласит, что элейцы поставили его после победы над лакедемонянами. В этой битве суждено было испустить дух и тому воину, который был найден в полном вооружении лежащим на потолке храма Геры, когда его стали поправлять в мое уже время. 8. Что касается приношения фракийских мендейцев, то оно едва не заставило меня ошибиться и подумать, не статуя ли это какого нибудь пентатла; да и стоит оно около элейца Анавхида; в руках у этой статуи старинные гири для прыганья. На бедре у нее сделана надпись - элегическое двустишие:

Зевсу, владыке богов, как начатки добычи, мендейцы

Здесь поместили меня, Сипту себе покорив.

Сипта - кажется, город или крепость во Фракии; мендейцы же по происхождению эллины и родом из Ионии, живут они в глубине страны, если подниматься вверх от приморского города Эна.

КНИГА VI ЭЛИДА (В)

I

1. После моего рассказа о принесенных богам посвящениях и дарах мне следует упомянуть о статуях беговых коней, атлетов и частных лиц. Из победивших на Олимпийских играх не всем поставлены здесь статуи, но некоторым из тех, которые особенно отличились в состязаниях или прославились в других подвигах; тем не менее не все удостоились того, чтобы им воздвигли тут статуи. Ход моего рассказа заставляет меня опустить упоминание о них, так как я даю не список атлетов, которым на долю достались победы в Олимпии, но цель моя - описать различные дары и посвящения, а также находящиеся здесь статуи. Но даже не о всех тех, статуи которых здесь стоят, я буду говорить, хорошо зная, что многие из них получили победную маслину случайно, волею жребия, а не за свою силу. Но я расскажу лишь о тех, которые или сами (чем либо) особенно прославились или чьи статуи сделаны лучше других. 2. Направо от храма Геры стоит статуя борца, родом элейца, Симмаха, сына Эсхила; рядом с ней - статуя Неолаида, сына Проксена, из Фенея в Аркадии; он одержал победу в кулачном бою в состязании мальчиков. Рядом с ним статуя Архедама, сына Ксения, тоже родом из Элиды; и он победил в кулачном бою мальчиков. Все вышеперечисленные статуи сделал Алип из Сикиона, ученик Навкида из Аргоса. Надпись на статуе Клеогена, сына Силена, говорит, что он местный житель и что он победил на жеребце из собственного табуна. Поблизости от Клеогена находятся статуи Дейнолоха, сына Пирра, и Троила, сына Алкиноя; они родом тоже из Элиды, но победы их были не одинаковые; последнему, Троилу, выпало на долю одновременно быть и гелланодиком и одержать победы в состязании коней, одну - парой взрослых лошадей, вторую - запряжкой жеребят. Эту победу он одержал в 102 ю олимпиаду. С этого времени у элейцев был издан закон, чтобы в дальнейшем никто из тех, кому приходится в это время быть гелланодиками, не пускал на состязание своих коней. Его статую изваял Лисипп. Что касается Дейнолоха, то его мать видала сон, будто у своей груди она держит сына, увенчанного венком. Поэтому Дейнолох воспитывался, чтобы стать атлетом, и на состязании в беге он обогнал мальчиков. Его статуя сделана Клеоном из Сикиона. Что касается Киниски, дочери Архидама, ее происхождения и ее побед в Олимпии, то я об этом рассказал уже раньше там, где я говорил о лакедемонских царях. Возле статуи Троила в Олимпии сделан каменный пьедестал, на нем колесница с конями и возницей и статуя самой Киниски, творение Апеллеса. На нем есть и надпись, относящаяся к Киниске. Тут же рядом с ее статуей находятся и статуи лакедемонян; их победы были в конных состязаниях. Анаксандр был первым, провозглашенным победителем в состязании колесниц, а надпись на его статуе гласит, что его дед по отцу еще раньше был увенчан венком за победу в пентатле. Анаксандр изображен в позе молящегося богу. Поликл же, принявший прозвище Полихалка, со своей стороны одержал победу на четверке коней. На статуе он в правой руке держит священную повязку. Около него изображены два маленьких ребенка: один держит в руках колесо, другой тянется к повязке. Как гласит надпись на его статуе, Поликл одержал победы в конных состязаниях и на Пифийских, и на Истмийских, и на Немейских играх.

II

1. Статую панкратиаста (атлета, победившего во всех видах борьбы) сделал Лисипп. Этот муж первым из жителей как Акарнании, так и из самого Страта одержал победу в панкратии" и имя ему было (Ксенарх), сын Филандрида. Относительно же лакедемонян всем известно, что после нашествия мидян они из всех эллинов с наибольшим увлечением стали заниматься коневодством. Поэтому кроме тех статуй, которые я уже перечислил, здесь стоят следующие памятники спартанских коневодов - они стоят следом за памятником акарнанского атлета, а именно: Ксенарха, Ликина, Аркесилая и сына Аркесилая Лихаса. Ксенарху удалось одержать победы и в Дельфах, и в Аргосе, и в Коринфе. Ликин привел в Олимпию молодых жеребцов, и так как один из них получил отвод, то он пустил этих жеребят на состязание в беге со взрослыми конями и ими победил. Он поставил в Олимпии две статуи, работы афинянина Мирона. Что же касается Аркесилая и сына его Лихаса, то Аркесилай одержал две олимпийские победы, Лихас же, так как в то время лакедемоняне были исключены из состязаний, пустил свою колесницу от имени фиванского народа; когда же его возница победил, он сам своими руками увенчал его победным венком. За это гелланодики наказали его ударами бича. Из за этого Лихаса, при царе Агисе, лакедемоняне предприняли поход против элейцев и дали битву внутри Альтиса. Когда эта война прекратилась, то Лихас поставил здесь статую, в записях же элейцев о победителях на Олимпийских играх значится не Лихас, а фиванский народ.

2. Рядом со статуей Лихаса стоит изображение элейского прорицателя Фрасибула, сына Энея, из рода Иамидов, который предсказал также и мантинейцам войну с лакедемонянами при царе Агисе, сыне Эвдамида; обо всем этом более подробно я буду рассказывать, говоря об Аркадии. На статуе Фрасибула изображена ползущей по правому плечу ящерица, а около него лежит, несомненно как жертвенное животное, собака, разрезанная пополам, так что видна печень. Известно, что издревле были приняты у людей гадания по внутренностям коз, овец и телят, а жители Кипра нашли, что (будто) можно гадать и по внутренностям свиней. Но никто не считает, что можно пользоваться внутренностями собак при гаданиях. По видимому, Фрасибул установил какой то особенный, ему только свойственный способ гадания по внутренностям собак.3. Так называемые прорицатели Иамиды ведут род от Иама, он же был сыном Аполлона и получил свой пророческий дар от него, как говорит в своих песнях Пиндар.

4. Рядом со статуей Фрасибула стоит изображение элейца Тимосфена, победившего в беге при состязании мальчиков; тут же и статуя милетца Антипатра, сына Клинопатра, одержавшего победу в кулачном бою среди мальчиков. Сиракузцы, которые привезли в Олимпию жертвы от Дионисия, старались деньгами подкупить отца Антипатра, чтобы он объявил своего сына родом из Сиракуз; но Антипатр, ставя ни во что дары тирана, громко объявил себя милетцем и на статуе сделал надпись, что родом он из Милета и что он первый из ионян посвятил статую в Олимпию. Его статуя - работы Поликлета, статую же Тимосфена создал сикионец Эвтихид, ученик Лисиппа. Этот Эвтихид изваял для сирийцев, живущих на Оронте, статую Тихи (Счастья), пользующуюся у местных жителей великим почетом.

В Альтисе возле статуи Тимосфена стоит статуя Тимона и сына Тимона Эсипа; последний изображен в виде мальчика, сидящего верхом на коне. Ведь и победа у мальчика была одержана верхом на жеребце. Тимон же был объявлен победителем в состязании на колеснице. Статуи Тимона и его сына - работы сикионца Дедала; он же сделал элейцам победный памятник в честь их победы над лакедемонянами в Альтисе. Надпись на статуе одного самосского кулачного бойца говорит, что поставил ее его наставник в борьбе Микон, и что самосцы из всех ионян являются лучшими в деле атлетики и мореходства, а о самом кулачном бойце, кто он такой, надпись ничего не говорит. 5. Рядом с ним находится о статуя Дамиска из Мессении, который одержал победу в Олимпии, будучи 12 ти лет отроду. И вот что для меня кажется очень удивительным: когда мессенцы должны были уйти из Пелопоннеса, их покинуло и счастье в состязаниях в Олимпии. Исключая Леонтиска и Симмаха из мессенцев, живших у (Мессенского) пролива, ни один мессенец - ни из Сицилии, ни из Навпакта, насколько известно, - не одержал победы в Олимпии, а сицилийцы, кроме того, говорят, что победившие были из древних жителей Занклы, а не мессенцы. А вот вместе с возвращением в Пелопоннес вернулось к ним и счастье в Олимпийских состязаниях: год спустя после основания Мессены, когда элейцы справляли праздник в Олимпии, этот самый Дамиск победил в беге мальчиков, а впоследствии у него были победы и в Немее и на Истме, когда он выступал в качестве пентатла.

III

1. В непосредственной близости от Дамиска стоит статуя какого то мужа; на этой статуе нет его имени, но можно прочитать, что это посвящение Птолемея, сына Лага. В этой надписи Птолемей сам себя назвал македонянином, хотя он и царствовал в Египте. На статуе мальчика Хереи из Сикиона, выступившего в качестве кулачного бойца, есть надпись, гласящая, что он победил, будучи в юном возрасте, и что отцом ему был Херемон. Написано также, что эту статую сделал Астерион, сын Эсхила. За статуей Хереи стоят изображения мальчика София из Мессены и взрослого мужа из Элиды, Стомия; первый обогнал бежавших вместе с ним мальчиков, а Стомию, выступавшему в качестве пентатла, удалось одержать одну победу в Олимпии и три на Немейских играх. Надпись на статуе Стомия говорит еще, что, будучи начальником конницы у элейцев, он воздвиг трофей и что вражеский военачальник, вызвавший его на единоборство, был Стомием убит. Элейцы говорят, что убитый военачальник был родом из Сикиона и руководил сикионским войском и что они сами пошли походом против Сикиона вместе с беотийским войском по дружбе к фиванцам. 2. По видимому, поход элейцев и фиванцев против Сикиона имел место после поражения лакедемонян при Левктрах.

Следом затем идет статуя кулачного бойца из Лепрея в Элиде Лабакса, сына Эвфрона, а за ней - статуя борца из той же Элиды Аристодема, сына Фрасида; он одержал также две победы и на Пифийских играх и в Немее. Статуя Аристодема - работы Дедала из Сикиона, ученика своего отца, Патрокла. Статую Гиппа из Элиды, победившего в кулачном бою в состязании мальчиков, создал Дамокрит из Сикиона, который считает своим учителем Крития из Аттики на пятой ступени: у самого Крития учился Птолих из Коркиры, учеником Птолиха был Амфион; Амфион учился у Писона из Калабрии, а у этого Писона - Дамокрит.

3. Кратин из Эгиры в Ахее был в свое время самым красивым из своих соплеменников и проявил величайшее искусство в борьбе. Когда в состязании мальчиков он победил своих противников, то элейцы дали ему разрешение поставить рядом с собой изображение и своего наставника. Его статуя - работы сикионца Канфара, сына Алексида, а учителем его был Эвтихид. Статую элейца Эвполема сделал Дедал из Сикиона; надпись на ней сообщает, что Эвполем одержал победу в Олимпии в состязании мужей в беге и что у него было еще два победных венка за состязание в качестве пентатла на Пифийских играх и еще венок за победу в Немее. Об Эвполеме рассказывают еще следующее: три гелланодика были поставлены наблюдателями бега, двое из них признали победу Эвполема, третий же счел победителем Леонта из Амбракии; за это Леонт добился от Олимпийского Совета наложения штрафа (за подкуп) на каждого из гелланодиков, которые признали победу Эвполема.

4. Статую Эбота ахейцы поставили по приказу Аполлона Дельфийского в 80 ю олимпиаду; победа же Эбота в беге была в 6 ю олимпиаду. Таким образом, как мог Эбот быть участником битвы при Платеях вместе со всеми остальными греками" Ведь столкновение с Мардонием и мидянами произошло в 75 ю олимпиаду. Мне необходимо рассказывать все, что рассказывают эллины, но верить всем их рассказам нет никакой необходимости. Все остальное, что случилось с Эботом, я расскажу, когда буду описывать Ахею.

Статую Антиоха сделал Никодам; родом Антиох был из Лепрея. В Олимпии он победил в панкратии атлетов один раз, а на Истме и в Немее в каждом этом месте состязаний но два раза. У лепреатов нет такого отрицательного отношения к Истмийским играм, как у элейцев; так, например, Гисмон из Элиды - статуя Гисмона стоит поблизости от статуи Антиоха, когда он, будучи взрослым атлетом, состязался в пентатле и одержал одну победу в Олимпии, вторую на Немейских играх, тем не менее от Истмийских состязаний, так же как и другие элейцы, он явным образом воздерживался. Говорят, что Гисмон, когда был еще мальчиком, то страдал воспалением нервов и что с этой целью он занялся пентатлом, чтобы от этих упражнений стать здоровым человеком и избавиться от болезни. Таким образом, благодаря этой болезни ему суждено было подготовиться к столь блестящим победам. Его статуя - произведение Клеона; в руках он держит древние гири.

За статуей Гисмона стоит изображение юного Никострата, сына Ксеноклида, из Гереи в Аркадии; он был победителем в борьбе. Его статуя работы Пантия, который принадлежал к школе Аристокла из Сикиона и был его учеником на седьмой ступени.

5. Дикон, сын Каллиброта, одержал пять побед в беге на Пифийских играх, три на Истмийских, четыре на Немейских в Олимпии одну во время состязания мальчиков и две другие во время состязаний взрослых атлетов; поэтому у него в Олимпии столь ко же статуй, сколько он здесь одержал побед. Когда он был мальчиком, то он был провозглашен (при победе) как житель Кавлонии, каким он и был на самом деле; впоследствии же он за деньги объявил себя сиракузянином. Кавлония была колонией ахеян в Италии, а основателем ее был Тифон из Эгиона. В войне, которую вели против римлян Пирр, сын Эакида, и тарентинцы, одни из италийских городов были опустошены римлянами, другие эпиротами; взятая кампанцами, которые составляли тогда у римлян главную часть союзников, Кавлония с тех пор оказалась окончательно обезлюдевшей.

Около статуи Дикона находится статуя Ксенофонта, сына Менефила, панкратиаста из Эгиона в Ахее, а дальше - статуя Пирилампа из Эфеса, одержавшего победу в длинном беге. Статую первого сделал Олимп из Сикиона, а статуя Пирилампа - работы одноименного с ним ваятеля, но родом не из Сикиона, а из Мессены, что у (горы) Итомы.

6. Статую спартанца Лисандра, сына Аристокрита, воздвигли в Олимпии самосцы. Первая надпись из сделанных ими гласит:

На многославном участке стою я властителя неба

Зевса; воздвиг меня здесь весь в Самосе народ.

Это объясняет, кем поставлена эта статуя, а затем следом идет восхваление самого Лисандра:

Славу бессмертную подвигов ты, о Лисандр,

заслуживши

Родине и для отца, доблести имя хранишь.

Ясно, что самосцы и другие ионяне, по пословице самих же ионян, "красят обе стены". Когда Алкивиад командовал афинскими морскими силами в ионийских водах, то многие из ионян раболепствовали перед ним, и медная статуя Алкивиада рядом с Герой Самосской была их приношением. Когда же при Эгоспотамах (Козьих реках) флот афинян был взят в плен, то самосцы воздвигли статую Лисандра в Олимпии, а эфесцы в храме Артемиды поставили статуи в честь самого Лисандра, а также в честь Этеоника, Фарака и других спартанцев, совершенно неизвестных в эллинской истории.

Когда дела вновь переменились и когда Конон победил в морской битве около Книда, у так называемой горы Дориона, перешли на другую сторону и ионяне, и (даже теперь) можно видеть в святилище Геры на Самосе воздвигнутые в честь Конона и Тимофея медные статуи, равно и в Эфесе около изображения Эфесской богини. Так бывает всегда, и все люди, подобно ионянам, раболепствуют перед силою.

IV

1. Рядом со статуей Лисандра стоит статуя эфесского кулачного бойца, который победил всех выходивших против него мальчиков - имя ему было Афиней, - и статуя панкратиаста, уже взрослого атлета, Сострата из Сикиона; прозвище ему было Акрохерсит, так как он, хватая противника за пальцы (акрай хейрон - "края рук"), ломал их и не раньше отпускал его, чем замечал, что тот отказывается от борьбы с ним. Он одержал на Немейских и Истмийских играх всего двенадцать побед, в Олимпии же и на Пифийских играх - на последних две победы и три в Олимпии. 2. 104 ю олимпиаду, когда Сострат в первый раз одержал здесь победу, элейцы не вносят в свои списки, так как состязания этот раз устраивали не они, но вместо них писейцы и аркадяне. Около статуи Сострата стоит изображение взрослого атлета Леонтиска; родом он был из Сицилии, из Мессены, находящейся у пролива. Он был увенчан победным венком амфиктионами и два раза элейцами; говорят, что способ борьбы у него был такой же, какой применял сикионец Сострат при панкратии; так и Леонтиск, не имея возможности повалить борющихся с ним, побеждал их, ломая им пальцы. Его статуя - работы Пифагора из Регия, не уступавшего никому в искусстве ваяния. Говорят, что он учился у Клеарха, тоже родом из Регия, который был учеником Эвхейра; а Эвхейр был родом из Коринфа и посещал школу спартанских мастеров Сиадра и Харта.

3. Что касается мальчика, показывающего себе голову лентой, то упоминание о нем да будет введено в мой рассказ ради Фидия и великого искусства Фидия в ваянии; чье же изображение создал здесь Фидий, этого мы не знаем. Элеец Сатир, сын Лисианакта, из рода Иамидов, одержал пять раз победу в кулачном бою в Немее, два раза на Пифийских играх и два раза в Олимпии; его статуя - работы афинянина Силаниона. Другой же художник аттической школы Поликл, ученик афинянина Стадиея, изваял статую юноши - панкратиаста Аминты, сына Гелланика из Эфеса.

4. У Хилона, ахейца из Патр, было две победы в Олимпии в борьбе взрослых атлетов, одна в Дельфах, четыре на Истмийских играх и три на Немейских. Он был похоронен на государственный счет ахейцами, и кончину ему суждено было найти на войне. Это доказывает надпись на его статуе в Олимпии:

Дважды в Олимпии в чистой борьбе один на один я

Между мужей победил, в Дельфах столько же раз;

Три я в Немее, четыре победы взял в Истме, который

Около моря лежит, Хилон, Хилона сын,

В Патрах. Когда ж на войне я погиб, всенародно ахейцы

С славой меня погребли доблести ради моей.

Такие сведения дает надпись. Если же мне надо заключить о войне в которой пал Хилон, основываясь на дате жизни Лисиппа, создавшего его статую, то, по видимому, это или херонейская битва, где он сражался вместе со всеми остальными ахейцами, или битва при Ламии в Фессалии, в который он, побуждаемый личной своей доблестью и смелостью, один из ахейцев бросился в бой против Антипатра и македонян.

5. Следом за статуей Хилона стоят (две) другие статуи: одна носит имя Молпиона, и, как говорит надпись, он был увенчан элейцами; а о второй, на которой нет никакой надписи, сохраняется предание, что это Аристотель из фракийского Стагира; ее мог поставить или какой либо его ученик или военный, так как (он мог знать, что) Аристотель пользовался большим значением у Антипатра, а раньше у Александра. Содам из Асса в Троаде, у подножия горы Иды, первый из живущих там эолийцев одержал победу в беге во время состязаний юношей. 6. Рядом со статуей Содама стоит статуя спартанского царя Архидама, сына Агесилая. Я не нашел, чтобы раньше этого царя Архидама лакедемоняне ставили за границей изображение какого бы то ни было своего царя; статую же Архидама они послали в Олимпию, помимо других причин, главным образом ввиду особого рода его смерти, так как его одного неизбежная (всем) участь постигла в варварской стране, и он один из спартанских царей, насколько известно, был лишен погребения. Но об этом я более подробно рассказывал в повествовании о спартанцах. Эванфу, родом из Кизика, достались победы в кулачном бою - одна в Олимпии в состязании взрослых, а на Немейских и Истмийских играх - в состязании юношей. Около статуи Эванфа поставлено изображение коневода и его колесницы, а на колеснице стоит маленькая девочка. Имя мужчине - Ламп, а родина его - самый молодой из македонских городов (Филиппы), названный по имени его основателя Филиппа, сына Аминты. В честь Киниска, кулачного бойца из Мантинеи, статую изваял Поликлет. 7. Эрготел, сын Филанора, одержал в Олимпии две победы в длинном беге и столько же других побед на Пифийских, Истмийских и Немейских состязаниях; говорят, что вначале он был не гимерцем, как гласит надпись на его статуе, а критянином из города Кноса; но изгнанный из Кноса своими политическими врагами во время мятежа, он прибыл в Гимеру, получил там право гражданства и удостоился многих других почестей. Поэтому естественно, что он желал, чтобы на состязаниях его объявляли жителем Гимеры.

V

1. На высоком пьедестале стоит произведение Лисиппа; оно изображает человека самого огромного из всех людей, кроме так называемых героев или если действительно до времени героев было какое либо другое смертное племя. Но из людей нашего времени самым огромным является вот этот Пулидамант, сын Никия. 2. Родной город Пулидаманта Скотусса в наше время был уже необитаем; ферский тиран Александр во время мира захватил этот город и всех мужчин из числа жителей Скотуссы, собравшихся в театре - случилось так, что в это время у них шло народное собрание, - он всех их перестрелял, окружив пельтастами (легковооруженными) и стрелками; все остальное население, которое по возрасту было способно к военной службе, перебил, а женщин и детей продал в рабство, чтобы вырученными деньгами заплатить жалованье наемникам. Это несчастье с жителями Скотуссы произошло в архонтство Фрасиклида в Афинах, в 102 ю олимпиаду, когда одержал свою вторую победу Дамок из Фурий, во второй год олимпиады. Горсть скотуссцев, уцелевшая благодаря бегству и жившая некоторое время в городе, вновь должна была покинуть его вследствие своей слабости и беспомощности, когда божество уготовало вторично гибель для всех эллинов в войне с македонянами. 3. Блестящие победы в панкратии были уже (и раньше) у других; Пулидамант же, кроме этих победных венков за панкратий, заслужил хвалу и за многие другие подвиги. В горной части Фракии, которая находится по ту сторону реки Песта, протекающего через область абдеритов, много разных диких животных, в том числе водятся там и львы, которые некогда, напав на верблюдов, везших продовольствие для войска Ксеркса, причинили ему много неприятностей. Часто эти львы бродили и по области около Олимпа; один склон этой горы обращен к Македонии, другой - к Фессалии и реке Пенею. Вот тут то, у Олимпа, Пулидамант одолел льва, огромное и могучее животное, не имея никакого оружия. Побудило его на такой смелый поступок честолюбивое соревнование с подвигами Геракла, потому что сохранилось предание, что таким образом Геракл одолел немейского льва. Сверх этого сохранилась память и о другом удивительном подвиге Пулидаманта: войдя в стадо быков, он самого огромного и самого дикого схватил за заднюю ногу и держал его за копыто; и как бык ни бросался и ни отбивался, он его не отпускал, пока, наконец, спустя долгое время, бык, рванувшись изо всех сил от него, не оставил в руке Пулидаманта свое копыто. Говорят, что он остановил колесницу с возницей, мчавшуюся во весь опор: ухватившись одной рукой за задок колесницы, он сдержал на месте одновременно и коней и возницу. Дарий, побочный сын Артаксеркса, который с согласия персидского народа низложил законного сына Артаксеркса Согдия и сам вместо него взял царскую власть, так вот когда персидским царем был этот Дарий (Ох), узнав о подвигах Пулидаманта, он отправил за ним послов и обещанием больших даров убедил его прибыть в Сузы и явиться (к его двору) пред его царские очи. Там, вызвав на борьбу троих из персов, из числа так называемых бессмертных, Пулидамант их победил, убив сразу всех троих. Одни из перечисленных мною подвигов Пулидаманта изображены на пьедестале его статуи в Олимпии (в виде барельефов), а о других говорит нам надпись. 4. Но в конце концов пророчество Гомера сбылось и по отношению к Пулидаманту, так же как оно раньше сбывалось для тех, кто слишком полагается на свою силу: и ему пришлось погибнуть от собственной силы. В летнее время Пулидамант со своими сотоварищами по пирушке вошел в пещеру. И вот по воле какого то злого демона в этот момент потолок пещеры треснул, и ясно было, что вот вот он сейчас обвалится и что он продержится очень короткое время. Когда почувствовалось приближение несчастия и когда остальные в страхе обратились в бегство, Пулидамант решил остаться там и, подняв кверху руки, хотел поддержать рушащуюся пещеру и не дать одолеть себя скале. Там и нашел он себе кончину.

VI

1. Около статуи Пулидаманта в Олимпии стоят две статуи атлетов из Аркадии и она - атлета из Аттики. Статуя мантинейца Протолая, сына Диалка, победившего в кулачном бою в состязании мальчиков, - работы Пифагора из Регия, статую же взрослого борца Нарикида, сына Дамарета из Фигалии, изваял сикионец Дедал, а статую панкратиаста Каллия из Афин создал тоже афинянин, художник Микон; статуя же панкратиаста из Менала Андросфена, сына Лохея, одержавшего две победы в состязании мужей, - работы Никодама, (тоже) из Менала. Затем стоит статуя Эвкла, сына Каллианакта, с Родоса; он принадлежал к роду Диагоридов; как сын дочери Диагора, он одержал победу в кулачном бою в Олимпии при состязании мужей. Его изображение - дело рук Навкида, а юношу - фиванца Агенора, борца, - изваял Поликлет из Аргоса, не тот, который создал статую Геры, а ученик Навкида. Поставлена эта статуя от имени всего Фокейского союза, так как отец Агенора Феопомп был проксеном (политическим представителем и защитником) их племени. Ваятель Никодам из Менала создал статую кулачного бойца Дамоксенида из того же города. Стоит здесь и изображение юноши Ластратида из Элиды, получившего венок победы за борьбу; он одержал еще победу на Немейских играх в состязании мальчиков и вторую в состязании безбородых юношей. Его отец Парабаллонт одержал победу в двойном беге и в наследие потомству для возбуждения честолюбия он оставил обычай записывать имена олимпийских победителей в гимнасии Олимпии.

2. Относительно этих достаточно; что же касается кулачного бойца Евфима, то было бы несправедливо с моей стороны обойти молчанием рассказ о его победах и об остальных его славных подвигах. Родом Евфим был из италийских покров, которые занимают область около мыса Зефириона; назывался он сыном Астиклея, но местные жители говорят, что он сын бога реки Кекина, которая служит границей между областями локров и Регия. Тут наблюдается удивительное явление с кузнечиками: в области покров до реки Кекина кузнечики поют так же, как и все другие; если же перейти Кекин, то кузнечики в области Регия уже не издают никакого звука. Так вот и говорят, что Евфим был сыном этой реки. Одержав в Олимпии победу в кулачном бою в 74 ю олимпиаду, ему не суждено было иметь такого же успеха в следующую: Феаген с Фасоса, желая в одну и ту же олимпиаду получить победу и в кулачном бою и в панкратии, в кулачном бою победил Евфима. Однако в панкратии Феаген не был в состоянии получить победной оливы, так как он выдохся уже в бывшей перед тем борьбе с Евфимом. За это гелланодики наложили на Феагена "священный" штраф в пользу бога в размере таланта и талант в пользу Евфима за причинение вреда, потому что, как они решили, он выступил в состязании кулачного боя из за злобы и зависти к Евфиму; из за этого они и присудили его заплатить эти деньги лично Евфиму. В 76 ю олимпиаду Феаген заплатил наложенный на него штраф в пользу бога, а в виде компенсации Евфиму он не выступил в состязании кулачных бойцов, поэтому и в эту и в следующую олимпиаду победный венок за кулачный бой получил Евфим. Его статуя, заслуживающая особенного осмотра, - творение рук Пифагора. 3. Вернувшись в Италию, он боролся там с Героем. Дело было так. Говорят, что когда Одиссей после взятия Илиона блуждал по морям, то ветрами он был занесен в разные города Италии и Сицилии; между прочим он со своими кораблями прибыл в Темесу; здесь один из его спутников, напившись пьяным, изнасиловал девушку и за такое беззаконие был побит местными жителями камнями. Одиссей, не обратив никакого внимания на его гибель, поплыл дальше, демон же побитого камнями человека все время предавал смерти без сожаления и старого и малого как в Темесе, так и за ее пределами, так что они совсем уже были готовы бежать из Италии и покинуть Темесу, но им не позволила сделать этого Пифия, а велела умилостивить Героя, выделить для него священный участок и выстроить храм и каждый год приносить ему в жертву в качестве жены самую красивую из девушек Темесы. Когда они выполнили приказание бога, то в дальнейшем демон уже не наводил на них страха. Когда же Евфим, придя в Темесу как раз в то время, как совершался этот обряд в честь демона, узнал, что у них делается, он пожелал войти в храм и там посмотреть на девушку. Когда он ее увидал, сначала его охватила жалость к ней, а затем появилась у него к ней и любовь. Девушка поклялась ему, что, если он спасет ее, она станет его женою; тогда Евфим, снарядившись, стал ожидать нападения демона. В этой битве он его победил, и так как он выгнал его из этой страны, то Герой исчез, погрузившись в море. Евфим блестяще справил свою свадьбу, а местные жители навсегда получили свободу от этого демона. Еще слыхал я об Евфиме, что он, достигнув глубокой старости, избег смерти, уйдя из жизни каким то другим, чем все люди способом. От человека, плававшего туда по торговым делам, я слыхал, что и до сих пор Темеса заселена и обитаема. 4. Это я передаю по слухам, но вот какую картину мне пришлось видеть самому - это была копия с древней картины. Изображены юный Сибарис, река Калабр и источник Лик; тут же святилище Герою и город Темеса. В нем изображен и демон, которого изгнал Евфим, страшного черного цвета и видом во всех отношениях ужасный; на нем в качестве одежды была накинута волчья шкура. Надпись на картине давала ему имя Ликаса. Но достаточно обо всем этом.

VII

1. За статуей Евфима стоит статуя Пифарха из Мантинеи, победившего в прямом беге, и статуя кулачного бойца, элейца Хармида; оба они одержали победы в состязании мальчиков. Осмотрев эти статуи, ты перейдешь к изображениям родосских атлетов, Диагора и его потомства. Они стоят рядом один за другим и расположены в следующем порядке: Акусилай, получивший победный венок за кулачный бой, Дорией, самый младший, победивший в Олимпии в панкратии три раза подряд. Еще раньше Дориея победил в панкратии выступивших против него также и Дамагет. Все они - братья и сыновья Диагора; за ними стоит статуя и самого Диагора, одержавшего победу в кулачном бою в состязании взрослых; статуя Диагора - работы мегарца Калликла, сына Феокосма, того, который создал статую Зевса в Мегарах. И внуки Диагора - сыновья его дочерей - тоже продолжали упражняться в кулачном бою и одержали победы в Олимпии: в состязании взрослых Эвкл, сын Каллианакта и Каллипатеры, дочери Диагора, а Пейсирод - в состязании мальчиков; (я уже рассказывал, как) мать, одевшись в костюм учителя гимнастики, сама привела его на Олимпийские состязания. Статуя этого Пейсирода стоит и в Альтисе, возле статуи его деда, отца матери. Говорят, что Диагор прибыл в Олимпию вместе со своими сыновьями Акусилаем и Дамагетом; одержав победу, юноши подняли отца и понесли его через все торжественное собрание, причем все эллины засыпали его цветами и называли счастливым в своих сыновьях. Диагор был родом по женской линии из древней Мессении и происходил от дочери Аристомена.

2. Кроме этих побед в Олимпии, Дорией, сын Диагора, одержал еще восемь побед на Истмийских играх, на одну меньше этого числа на Немейских играх; говорят, что на Пифийских состязаниях он получил победу без боя. И он и Пейсирод провозглашались как граждане Фурий, так как своими политическими противниками они были изгнаны с Родоса и удалились в Италию, в Фурии. Спустя известное время Дорией опять вернулся на Родос. Ни один человек из всех не проявлял так открыто своего расположения к лакедемонянам, как он, так что и в морской битве против афинян он участвовал с собственными своими кораблями, пока, захваченный в плен аттическими триерами, он живым не был отведен в Афины. Пока Дорией не был приведен к ним, афиняне гневались на него и грозились. Когда же, придя на народное собрание, они увидали этого мужа, столь великого и столь прославленного, в роли пленного, их чувства к нему переменились; они перестали ему грозить, и, не причинив ему никакого вреда, хотя они могли ему сделать много плохого и вполне законно, они отпустили его. Что касается смерти Дориея, то у Андротиона в его истории Аттики сказано, что в то время флот царя под командой Конона находился в Канне, так как Конон убедил родосский народ отпасть от лакедемонян и перейти на сторону царя, заключив союз с афинянами; Дориея не было даже на Родосе - он находился в областях, лежавших внутри Пелопоннеса; все же он был схвачен лакедемонянами и, приведенный в Спарту, был ими обвинен в преступном образе действий, и наказанием ему была назначена смерть. Если то, что рассказывает Андротион, правда, то мне кажется, он хотел поставить лакедемонян на одну доску виновности с афинянами, так как и против афинян бросается обвинение в опрометчивой поспешности по отношению к Фрасиллу и к стратегам, командовавшим вместе с Фрасиллом в битве при Аргинусских островах. Вот какую славу получили Диагор и его потомство.

3. Олимпийские победы достались также и лепрейцу Алкенету, сыну Феанта, как ему самому, так и его детям. Сам Алкенет победил в кулачном бою в состязании взрослых и еще раньше в состязании мальчиков; Гелланик же, сын Алкенета, и Феант, были провозглашены победителями в кулачном бою в состязании мальчиков - первый в 89 ю олимпиаду, а Феант в следующую за ней; им всем (троим) стоят статуи в Олимпии. За статуями сыновей Алкенета стоит статуя меналийца Гнафора из Дипей и элейца Ликина; и им суждено было победить в Олимпии в кулачном бою в состязании мальчиков. Надпись на статуе Гнафона гласит, что, когда он победил, он был очень юным. Его статуя - произведение Калликла из Мегар. Стимфалийский атлет, по имени Дромей (Бегун), доказавший на деле правильность своего имени в длинном беге, одержал в Олимпии две победы, столько же на Пифийских состязаниях, три на Истмийских играх и пять в Немее. Говорят, что это он ввел (для атлетов) питание мясом; до тех пор их пищей был сыр, прямо из корзин. Его статую изваял Пифагор, а стоящая рядом с ним статуя пентатла Пифокла из Элиды - творение Поликлета.

VIII

1. Что касается статуи Сократа из Пеллены, одержавшего победу в беге в состязании мальчиков, и элейца Амерта, одержавшего победу в борьбе в Олимпии на состязании мальчиков и на Пифийских играх в борьбе с выступившими против него взрослыми атлетами, то имя скульптора статуи первого, Сократа, неизвестно; статую же Амерта сделал аргивянин Фрадмон. Эванориду из Элеи досталась победа в состязании мальчиков как в Олимпии, так и на Немейских играх. Став впоследствии гелланодиком, он записал (в списки) имена победителей в Олимпии.

2. Что касается кулачного бойца, аркадянина, родом из Паррасии, по имени Дамарх, то, кроме того, что он одержал победу в Олимпии, все остальные рассказы досужих выдумщиков я не считаю достоверными: говорят, будто он, когда приносил жертву Зевсу Ликейскому (Волчьему), превратился в волка, а затем спустя десять лет после этого сделался опять человеком. Мне неизвестно, чтобы аркадяне говорили о нем что либо подобное; ведь об этом было бы упомянуто в надписи на его статуе в Олимпии. Она гласит так:

Сын Диннита, Дамарх, из аркадской Паррасии родом,

Статую эту воздвиг в память победы своей.

В надписи только всего и написано. Эвбот же из Кирены, узнав вперед от оракула в Ливии, что он одержит победу в беге на Олимпийских состязаниях, уже вперед заказал себе статую, и в один и тот же день он был провозглашен победителем и воздвиг свою статую. Говорят, что он победил и на состязании колесниц, но в ту олимпиаду, которая, по мнению элейцев, является незаконной, из за того что играми распоряжались аркадяне.

3. Статуя Тиманфа из Клеон, получившего победный венок за панкратий в состязании взрослых, - творение афинянина Мирона, а статую Бавкида из Трезена, победившего в борьбе взрослых, изваял Навкид. Говорят, что у Тиманфа конец жизни наступил вот по какой причине. Перестав выступать как атлет, он тем не менее продолжал испытывать свои силы, натягивая каждый день большой лук. Но как то ему пришлось уехать из дому, и тогда ему пришлось прекратить упражнение с луком. Когда же он, вернувшись, уже не был в состоянии натянуть лука, он, разведя огонь, живым бросился в этот костер. Подобные поступки - были ли они уже у людей в прошлом или же будут в будущем, - по моему мнению, их надо назвать скорее безумием, чем храбростью.

За статуей Бавкида стоят статуи атлетов из Аркадии: Эвтимена из самого города Менала, одержавшего победу в борьбе взрослых, а раньше он был победителем и в состязании мальчиков; затем статуи азанийца Филиппа из Пелланы, победившего в кулачном бою мальчиков, и Критодама из Клитора, и он раньше был объявлен победителем в кулачном бою мальчиков. Их статуи - Эвтимена из числа мальчиков изваял Алии, статую Критодама - Клеон, а статуя азанийца Филиппа - творение Мирона. Относительно же панкратиаста Промаха, сына Дриона из Пеллены, то я буду говорить и о нем при рассказе об Ахее. 4. Недалеко от Промаха стоит статуя Тимасифея из Дельф, произведение аргивянина Агелада. Он одержал две победы в панкратий в Олимпии и три победы на Пифийских состязаниях. Им и на войне были совершены блестящие по своей смелости подвиги; счастье покровительствовало ему во всех предприятиях, кроме последнего: это предприятие принесло ему смерть. Тимасифей участвовал в попытке афинянина Исагора захватить афинский Акрополь с целью установления тирании; оказавшись в числе захваченных в плен в Акрополе, он заслужил от афинян за свое преступление наказание смертью.

IX

1. Феогнету из Эгины, который получил венок за победу в борьбе мальчиков, статую изваял эгинец Птолих. Учителями Птолиха были его отец Синноон, а его учителем - Аристокл из Сикиона, брат Канаха, не много уступающий ему в славе. Для чего Феогнет держит в руках плоды культурной сосны и гранатового дерева, я не мог догадаться. Вероятно, у эгинетов есть по этому поводу какое либо местное сказание. За статуей атлета, имя которого, как говорят элейцы, не было записано вместе с другими, так как он был провозглашен победителем в беге кальпы, - за статуей этого атлета стоит статуя Ксенокла из Меналии, победившего в борьбе при состязании мальчиков, и Алкете, сына Алкиноя, тоже победившего мальчиков в кулачном бою; и этот тоже родом аркадец из Клитора. Его статую изваял Клеон, творцом же статуи Ксенокла явился Поликлет. Аристей из Аргоса сам одержал победу в длинном беге, а его отец Химон - в борьбе. Их статуи стоят рядом одна около другой. Статую Аристея изваял Пантий с Хиоса, учившийся у своего отца Сострата; из статуй же Химона, являющихся, по моему мнению, одними из самых замечательных произведений Навкида, одна находится в Олимпии, а другая перевезена из Аргоса в Рим, в храм Эйрены (Мира). Говорят, что Химон победил в борьбе эгинца Тавросфена, а что в следующую олимпиаду Тавросфен победил всех своих противников по борьбе и что в тот же день призрак в образе Тавросфена явился в Эгине и объявил о победе. Статую Филла из Элиды, победившего в борьбе на состязании мальчиков, создал Кратин из Спарты. 2. Что же касается колесницы Гелона, я не разделяю мнения тех, которые до меня рассказывали о ней. Они говорят, что эта колесница является приношением Гелона, бывшего тираном в Сицилии. На ней есть надпись, гласящая, что ее посвятил Гелон, сын Дейномена из Гелы. Время победы этого Гелона - 73 я олимпиада. А Гелон, сицилийский тиран, захватил Сиракузы в архонтство в Афинах Гибрилида, во второй год 72 й олимпиады, когда в беге победил Тисикрат из Кротона. Таким образом, ясно, что Гелон объявил бы себя сиракузянином, а не жителем Гелы. Таким образом, этот Гелон мог быть частным человеком, будучи тёзкой тирану и имея отца одинакового имени с отцом тирана. Эта колесница и статуя самого Гелона - работа Главкия из Эгины.

3. В предшествующую олимпиаду, говорят, Клеомед из Астипалеи во время кулачного боя с Икком из Эпидавра убил Икка. Осужденный гелланодиками и признанный бившимся неправильно и потому лишенный права считаться победителем, он от огорчения сошел с ума. Вернувшись в Астипалею и войдя в школу, где тогда занималось шестьдесят мальчиков, он, став у колонны, на которой держался потолок школы, свалил ее. Когда крыша свалилась на мальчиков и горожане готовы были побить его камнями, он бежал в храм Афины. Спрятавшись в ларец, стоявший в храме, и притянув к себе крышку, он сделал напрасными труды астипалейцев, пытавшихся открыть крышку этого ларца. Наконец, когда они сломали его деревянные части, они не нашли там Клеомеда ни живым, ни мертвым. Тогда они отправили людей в Дельфы спросить, что случилось с Клеомедом. Говорят, Пифия им изрекла:

Это последний герой, Клеомед из Астипалеи;

Жертвы ему принесите, поскольку уже он не из

смертных.

Поэтому астипалейцы с этого времени воздают почести Клеомеду как герою.

Около колесницы Гелона находится статуя Филона, работы Главкия из Эгины. Для этого Филона очень красивый элегический дистих написал Симонид, сын Леопрепа:

Родом с Коркиры Филон я, сын Главка; в

Олимпии дважды

В сильном кулачном бою с славою я победил.

Следом за этой статуей стоит статуя мантинейца Агаметора, победившего в кулачном бою в состязании мальчиков.

X

1. Следом за перечисленными мною статуями стоит статуя Главка из Кариста. Говорят, что, происходя из Анфедона в Беотии, он ведет свой род с самого начала от морского божества Главка. Этот каристиец - сын Демила; рассказывают, что вначале он пахал землю. Когда у него из плуга выпал лемех, он его опять приделал к плугу, вместо молотка пустив в ход свой кулак. Демил удивился тому, что сделано его сыном, и поэтому повел его сам в Олимпию, чтобы он там выступил в кулачном бою. Так как Главк был неопытен в приемах этой борьбы, то со стороны своих противников он получал много ударов, и когда он бился с последним от них, то можно было считать, что он совсем выдыхается от большого числа этих ушибов. Тогда, говорят, отец крикнул ему: "Сын! Бей как по плугу!" Тут Главк нанес своему противнику более сильный удар и тем сразу добился победы. Говорят, что он дважды получил еще другие победные венки на состязании в Дельфах, а в Немейских и Истмийских состязаниях по восьми раз и в том и в другом. Статую Главку поставил сын его, а сделал ее Главкий из Эгины. Статуя изображает его в момент выступления в бой против невидимого противника, так как Главк был самым искусным в свое время бойцом. Когда он умер, то жители Кариста, говорят, похоронили его на острове, который и до нашего времени называется островом Главка.

2. Дамарету из Гереи, его сыну и внуку досталось каждому по две победы в Олимпии. Дамарет одержал победу в 65 ю олимпиаду, когда впервые был признан законным бег в оружии, и равным образом в следующую. Статуя изображает его не только со щитом, как изображают бегунов и в наше время, но и со шлемом на голове и поножами на ногах. С течением времени как элейцами, так и другими эллинами все это было отменено при беге. Феопомпу, сыну Дамарета, и опять таки его сыну, одноименному с ним, достались победы: Феопомпу (старшему) в пентатле, а второму - в борьбе. Мы не знаем, кем сделана статуя Феопомпа, победившего в борьбе, а скульпторами статуй его отца и деда надпись называет Эвтелида и Хрисофемида из Аргоса. У кого они учились, эта надпись ничего нам не указывает. Гласит она так:

Эвтелид и Хрисофемид из Аргоса работы

Этой творцы, мастеров прежних школу пройдя.

Икк, сын Николаида, родом из Тарента, получил победный венок в Олимпии за пентатл и впоследствии, говорят, был лучшим инструктором по атлетике из своих современников. За статуей Икка стоит статуя элейца Пантарка, одержившего победу в борьбе мальчиков; он был любимцем Фидия. За статуей Пантарка стоит (группа): колесница Клеосфена из Эпидамна. Она - творение Агелада и стоит позади статуи Зевса, которая была воздвигнута эллинами после битвы при Платеях. Клеосфен одержал победу в 66 ю олимпиаду, и вместе с группой коней он воздвиг свою собственную статую и статую возницы. Есть надписи, обозначающие клички коней: Феникс (гнедой) и Коракс (вороной), и затем с той и другой стороны запряжного дышла - направо Кнакий (буланый), а налево Самос (в яблоках). На этой колеснице есть надпись в виде элегического дистиха:

Понтиса сын Клеосфен, в Эпидамне живущий,

поставил

Здесь, победив на конях в славной в честь Зевса борьбе.

Из всех коневодов в Элладе этот Клеосфен первым поставил такую статую в Олимпии. Что касается посвятительных даров Мильтиада из Афин и Эвагора из Лаконии, то последний посвятил колесницу, но статуи самого Эвагора на колеснице нет; о том, что посвятил в Олимпию Мильтиад, об этом я расскажу в другом месте своей книги. Жители Эпидамна занимают туже местность, как и в древности, но в наше время живут не в древнем городе, а в несколько отстоящем от него; имя этому теперешнему городу - Диррахий, от имени основателя.

Ликин из Гереи, Эпикрадий из Мантинеи, Теллон из Оресфасия и элеец Агиад одержали победы в состязании детей - Ликин в беге, а названные после него победили в кулачном бою. Статуи Эпикрадия и Агиада были изваяны для первого Птолихом из Эгины, а для Агиада Серамбом, родом тоже из Эгины. Статуя Ликина - работы Клеона, а кто сделал статую Теллона, об этом не упоминают.

XI

1. Вслед за этим следуют статуи, поставленные элейцами в честь Филиппа, сына Аминты, Александра, сына Филиппа, Селевка и Антигона, первым трем конные; Антигон же изображен пешим.

2. Недалеко от названных царей стоит статуя Феагена, сына Тимосфена с острова Фасоса. Жители Фасоса говорят, что Феаген не был сыном Тимосфена, но что Тимосфен был жрецом в храме Геракла на Фасосе и что с матерью Феагена сочетался Геракл, приняв образ Тимосфена. Когда Феаген был еще мальчиком лет девяти, он как то возвращался из школы домой той дорогой, где на площади стояло медное изображение какого то божества; говорят, эта статуя ему понравилась, и он, сняв ее с пьедестала и положив себе на плечо, унес к себе домой. Гнев охватил его сограждан против него за такой его поступок, но какой то уважаемый человек и уже преклонного возраста не позволил им убить мальчика, а ему велел вновь отнести из дому эту статую на площадь. Когда он ее принес, то за свою силу мальчик тотчас же заслужил великую славу, и слух об этом событии распространился по всей Элладе. Что касается его подвигов во время состязания в Олимпии, то самое замечательное мною рассказано выше, как он в кулачном бою сражался с Евфимом и как элейцами был наложен на Феагена штраф. Тогда победу в панкратии, говорят, получил мантинеец Дромей, первым, насколько мы знаем, без боя; а в следующую олимпиаду в панкратии одержал верх Феаген. У него были и на Пифийских состязаниях три победы, все в кулачном бою, девять на Немейских состязаниях и десять на Истмийских, вместе в панкратии и в кулачном бою. В Фтие же, городе Фессалии, он не стал добиваться победы в кулачном бою и в панкратии, но задумал прославиться среди эллинов в беге и одолел всех, кто вместе с ним выступил в прямом беге. По моему мнению, тут действовало у него честолюбие по отношению к Ахиллу - одержать победу в беге на родине самого быстрого из так называемых героев. Всего Феаген получил 1400 венков. Когда он скончался, какой то человек, из числа враждовавших с ним при жизни, каждую ночь приходил к статуе Феагена и стегал бичом это медное произведение, как будто бы этим он наносил оскорбление самому Феагену. Это издевательство прекратила сама статуя, упав (на оскорбителя), а дети убитого предъявили к этой статуе иск об убийстве; жители Фасоса бросили эту статую в море, следуя постановлению Драконта, который написал для афинян уголовные законы и определил, чтобы подвергались суду и неодушевленные предметы, если какой нибудь из них, упав, убивал человека. С течением времени, так как земля перестала приносить фасосцам плоды, они отправляют в Дельфы феоров (торжественное посольство), и бог изрек им: вернуть изгнанников. Когда, согласно этому прорицанию, они приняли назад изгнанников, тем не менее от этого не получилось для них никакого исцеления от бесплодия. И вот они вторично отправляются к Пифии сообщить, что, несмотря на то, что ими исполнено веление бога, гнев богов тем не менее продолжает проявляться против них. И тогда Пифия им изрекла:

Вами оставлен в забвеньи у вас Феаген достославный.

Когда они недоумевали, каким образом они могут теперь спасти статую Феагена, говорят, рыбаки, отправившиеся в море для рыбной ловли, захватили ее сетями и вновь вытащили на землю. Водрузив эту статую там же, где она была раньше, фасосцы постановили приносить ей жертвы как богу. 3. Я знаю, что и во многих других местах, и у эллинов, и у варваров сооружены статуи Феагена; считается, что он врачует болезни и пользуется у местных жителей большим почетом. Статуя Феагена, стоящая в Альтисе, - работы Главкия из Эгины.

XII

1. Недалеко от статуи Феагена стоит медная колесница, а на ней человек; по обоим бокам этой колесницы стоят верховые лошади, по одной с каждой стороны, а верхом на этих лошадях сидят мальчики. Это память об олимпийских победах Гиерона, сына Дейномена, бывшего тираном Сиракуз после своего брата Гелона. Это приношение было послано не Гиероном, но посвятил его богу Дейномен, сын Гиерона, работал же над колесницей Онат из Эгины, а кони по обеим сторонам и мальчики на них - это произведение Каламида.

2. Возле колесницы Гиерона - статуя мужа, носящего одно и то же имя с сыном Дейномена; он тоже был тираном в Сиракузах. Его звали Гиероном, сыном Гиерокла. После смерти Агафокла, бывшего первым тираном у сиракузян, этот Гиерон в свою очередь стал тираном; он захватил власть во 2 м году 126 й олимпиады, в которую победил в беге Идей из Кирены. Этот Гиерон заключил дружбу с Пирром, сыном Эакида, а вместе с дружбой и брачный союз, женив своего сына Гелона на дочери Пирра Нереиде. Когда у римлян началась война против карфагенян из за Сицилии, то карфагеняне владели больше чем половиной этого острова. Когда они начали между собою войну, то Гиерон счел для себя выгодным стать на сторону карфагенян, но уже вскоре, считая, что римляне обладают большими и более надежными силами, он заключил с ними дружбу и перешел на их сторону. Конец жизни ему суждено было найти от руки Дейномена, родом сиракузца, самого яростного врага тирании, который и после этих событий бросился на Гиппократа, брата Эпикида из Эрбесса, только что прибывшего в Сиракузы и собиравшегося выступить перед народом с речью; он намеревался убить Гиппократа; но он оказал сопротивление Дейномену, а его телохранители одолели Дейномена и убили его. Статуи Гиерона в Олимпии, одну верхом, другую же пешую, поставили сыновья Гиерона, изваял же их Микон, сын Никерата, родом из Сиракуз.

3. За статуями этого Гиерона стоят изображения лакедемонского царя Арея, сына Акротата, и Арата, сына Клиния, и еще того же Арея верхом на коне. Статуя Арата - дар коринфян, а Арей - элейцев. В своих прежних рассказах я уже достаточно много говорил и о деяниях Арата и об Арее. Арат также был провозглашен победителем в состязании на колесницах в Олимпии. Дальше стоит изображение Тимона, сына Египта, родом элейца, пустившего коней на состязание в Олимпию; в его честь, (как дар элейцев), поставлено изображение медной "колесницы), а на ней девушка, мне кажется, Ника (Победа). Далее статуи Каллона, сына Гармодия, и Гиппомаха, сына Мосхиона; оба они родом элейцы и оба в состязании мальчиков победили в кулачном бою. Творцом статуи Каллона был Даипп, кто же изваял статую Гиппомаха, мы не знаем. Говорят, что Гиппомах победил своих трех противников, не получив ни одного удара и ни малейшей раны. Феохрест из Кирены на чистокровных конях ливийское породы сам одержал победу, и еще раньше одноименный с ним дед со стороны отца тоже победил здесь на таких же конях, а отец Феохреста взял победу на Истмийских состязаниях. Все это подтверждает надпись на колеснице. Что Агесарх, сын Гаймострата из Тритии, победил в кулачном бою в состязании взрослых и в Олимпии, и в Немее, и в Пифийских, и Немейских состязаниях, об этом свидетельствует надпись в виде элегического дистиха (на его статуе) Что жители Тритии являются аркадянами, как говорит это двустишие, я нашел правильным. Относительно наиболее прославленных городов в Аркадии нам хорошо известно даже кто был их основателями, города же, с самого начала малоизвестные по своей слабости и потому включенные в состав Мегалополя, не перечислены в состоявшемся тогда решении Аркадского союза; другого же города Тритии в Элладе, кроме находящегося в Ахее, найти нельзя. По крайней мере для того времени надо считать, что жители Тритии входили в состав аркадян, подобно тому как еще и теперь входят в число аркадян некоторые из тех, которые живут в Арголиде. Статуя Агесарха - работы детей Поликла. О них я еще буду говорить в дальнейшем.

XIII

1. Статуя Астила из Кротона - работа Пифагора. Он одержал в Олимпии подряд три победы в простом и двойном беге. Так как при двух последних победах он в угоду Гиерону, сыну Дейномена, объявил себя сиракузянином, то за это кротонцы присудили дом его обратить в тюрьму и опрокинули его статую, стоявшую у храма Геры Лакинии.

Есть в Олимпии стела, сообщающая о победах лакедемонянина Хионида. Нелепо утверждают те, которые говорят, что эту стелу поставил сам Хионид, и не хотят допустить, что она воздвигнута лакедемонским государством. В надписи на этой стеле есть такая фраза: "не было еще тогда бега в оружии". Как мог знать Хионид, что когда нибудь в будущем элейцы установят такие состязания? Но еще до большей нелепости доходят те, которые говорят, что статуя, стоящая рядом со стелой, - изображение самого Хионида, хотя она творение афинянина Мирона.

2. Подобно Хиониду, такую же славу заслужил и ликиец Гермоген из Ксанфа, который в течение трех олимпиад восемь раз был увенчан победным венком из дикой маслины и получил от эллинов прозвище Гиппоса (Коня). Как на величайшее чудо, можно смотреть и на Полита. Этот Полит был родом из Керама в Карии, доказавший в Олимпии, что он отличается во всех видах бега. От самого длинного и наиболее продолжительного он после очень короткого перерыва переходил к очень короткому, но в то же время требовавшему наибольшей быстроты. Одержав победу в длинном беге и тотчас же затем победив в коротком простом беге, он в тот же день прибавил сюда и третью победу в двойном беге. Полит и при втором" и четверо, как каждому из них выпадет жребий; они не позволяют бежать всем вместе. Все те, которые победили в первых группах, вновь бегут вместе, состязаясь в той же победе. Таким образом, увенчанный победным венком тем самым одержит две победы в беге. 3. Но наиболее блестящие результаты в беге показал Леонид с Родоса: в продолжение четырех олимпиад он проявил неослабную свою силу в быстроте и за это время одержал двенадцать побед в беге. Недалеко от стелы Хионида в Олимпии стоит статуя мальчика Дуриса с Самоса, победившего в кулачном бою при состязании мальчиков. Статуя - работы Гиппия (сына"), а надпись по поводу его гласит, что Дурис одержал победу, когда самосский народ был изгнан из своей родины; обстоятельства, (при которых была поставлена статуя" когда возвратился самосский) народ на прежнее свое место жительства. 4. Около статуи тирана стоит статуя Диалла, сына Поллида, родом из Смирны. Говорят, что этот Поллид первый из ионян получил в Олимпии победный венок за панкратий в состязании мальчиков. Статуи Ферсилоха из Коркиры и Аристиона, сына Феофила из Эпидавра, - последний одержал победу в кулачном бою в состязании взрослых, а Ферсилох - в состязании мальчиков, - эти статуи произведения Поликлета из Аргоса. Статую Бикела, который первый из сикионцев победил в кулачном бою при состязании мальчиков, изваял сикионец Канах, учившийся в школе Поликлета Аргосского. Около статуи Бикела стоит статуя мужа в полном вооружении, ливийца Мнасея из Кирены; творцом этой статуи является Пифагор из Регия. Что касается Агемаха из Кизика, из числа лиц с азиатского материка" надпись, имеющаяся на статуе по поводу его, говорит, что родился он в Аргосе. От Наксоса, города, основанного некогда в Сицилии халкидянами, жившими у Эврипа, до нашего времени не осталось даже развалин, а что его имя дошло до позднейших веков" этим он обязан больше всего Тисандру, сыну Клеокрита. Тисандр, четыре раза выступая в Олимпии в состязании взрослых, победил в кулачном бою; столько же было у него побед и на Пифийских состязаниях. Но тогда ни коринфяне, ни аргивяне не вели еще записей всех (победителей) на Немейских и (Истмийских состязаниях).

5. Кобыла коринфянина Фейдола, согласно воспоминаниям коринфян, ее имя было Авра (Ветерок), случайно в начале бега сбросила с себя своего всадника, но тем не менее продолжала бежать как следует, повернула около столба (меты) и, услыхав звук сальпинги (трубы), дала полный ход, первой пришла к гелланодикам и, поняв, что она победила, остановилась. Элейцы провозгласили победителем Фейдола и разрешили ему поставить статую этой кобылы. 6. И у сыновей Фейдола были победы, одержанные на жеребце; этот конь представлен на стеле и при нем есть надпись:

Лик быстроногий один раз на Истме, в Олимпии

дважды

Славой Фейдола сынов дом увенчал, победив.

Однако с этой надписью не согласуются записи элейцев о победителях в Олимпии; победа сыновей Фейдола значится в них только в 68 ю олимпиаду. Так и должно считать правильным. Элейцам Агафину, сыну Фрасибула, и Телемаху поставлены статуи: Телемаху за победу конями (на колеснице), а Агафину поставили статую ахейцы из Пеллены. Поставил статую и афинский народ в честь Аристофонта, сына Лисица, победившего на состязании в Олимпии мужей, выступивших как панкратиасты.

XIV

1. Ферий из Эгины - его статуя стоит рядом с афинянином Аристофонтом - в 78 ю олимпиаду был сочтен вообще слишком юным, и так как признали, что он по возрасту неподходящ для борьбы, то он был отстранен от состязаний; но в ближайшую олимпиаду он был принят в число мальчиков и победил в борьбе. Судьба Никасила с Родоса в Олимпии была совсем иной, совершенно не похожей на судьбу этого Ферия. Так как ему был восемнадцатый год, то элейцы не разрешили ему бороться в числе мальчиков, поэтому он боролся в числе взрослых, победил там и был провозглашен одержавшим победу. Позже он был провозглашен победителем в Немее и на Истме. Двадцати лет он умер, прежде чем успел вернуться домой на Родос. Смелость этого родосского борца в Олимпии превзошел, по моему мнению, Артемидор, родом из Тралл. Случилось, что Артемидор, борясь на Олимпийских состязаниях в качестве панкратиаста в борьбе мальчиков, потерпел поражение. Причиной этой неудачи был чересчур юный его возраст. Когда же наступило время состязаний, которые справляют ионяне из Смирны, то к этому времени настолько окрепли его силы, что, выступив в качестве панкратиаста, в один и тот же день он победил своих противников по Олимпии, а после этих мальчиков одержал победу над юношами, которых называют безбородыми, а также третью победу над взрослыми, которая была наиболее славным его делом. Говорят, что в борьбу с юношами он вступил по совету своего учителя гимнастики, а в борьбу со взрослыми - вследствие насмешки кого то из панкратиастов. В Олимпии Артемидор одержал победу над взрослыми в 212 ю олимпиаду. Рядом со статуей Никасила стоит небольшой медный конь, которого посвятил Крокон из Эретрии, получив победный венок на конных бегах на жеребце. Около этого коня - статуя Телеста из Мессены, который победил в кулачном бою при состязании мальчиков. Статуя Телеста - творение Силаниона.

2. Статую Милона, сына Диотима из Кротона, изваял Дамой, тоже родом кротонец. У Милона было в Олимпии шесть побед в борьбе, из них одна в состязании мальчиков; на Пифийских празднествах он одержал шесть побед в состязании со взрослыми и одну здесь также в состязании мальчиков. Он пришел в Олимпию, чтобы состязаться в борьбе в седьмой раз. Но он не был в состоянии победить своего согражданина Тимасифея, который был и возрастом моложе его, и, кроме того, не желал вплотную схватиться с ним. Говорят, будто Милон сам принес в Альтис свою статую. Рассказывают также о его ловкости с гранатовым яблоком и диском. Он так крепко держал яблоко, что другие, как ни старались изо всех сил отнять его, не могли этого сделать, и в то же время он держал его так нежно, что сам он ничуть не сдавливал это яблоко и его не повредил. А затем, стоя на диске, намазанном маслом, он смеялся над теми, кто нападал на него и хотел его столкнуть с диска. Он показывал и другие подобные же примеры силы. Он обвязывал себе лоб веревкой наподобие того, как надевают повязку или венок. Удержав дыхание и дав жилам на голове налиться кровью, он разрывал эту веревку силою напрягшихся жил. Говорят, что он прижимал к боку часть правой руки от плеча до локтя, а от локтя он вытягивал ее прямо вперед, так что большой палец был наверху и поднят кверху, а остальные прижаты друг к другу. И вот в таком положении мизинец, находившийся внизу всех пальцев, никто при всем старании не мог даже отделить от других. 3. Говорят, что он погиб от диких зверей следующим образом: он встретил в Кротонской области засохшее дерево; вбитые в него клинья расщепили его ствол. Переоценивая свою силу, Милон всунул руки в расщеп дерева. И действительно, клинья выпали, но руки Милона были зажаты деревом, и он сам стал добычей волков: это животное водится в Кротонской области в бесчисленном количестве. Такой то конец постиг Милона.

4. Статую Пирра, сына Эакида, царствовавшего в области феспротов на материке и совершившего много достопамятных деяний, о которых я говорил, рассказывая об афинянах, его статую в Альтисе воздвиг элеец Фрасибул. Рядом со статуей Пирра изображен на стеле маленький человечек с флейтами в руках. Говорят, что этот человек одержал победы на Пифийских торжествах непосредственно следом за Сакадом из Аргоса, а Сакад на состязании, установленном амфиктионами, одержал одну победу, когда еще не увенчивали венком, а затем еще две, когда уже стали награждать венком.

5. Пифокрит из Сикиона победил в шести подряд Пифийских состязаниях, являясь единственным в своем роде флейтистом. Ясно, что и в Олимпии во время состязаний в пентатле он (шесть раз) играл на флейте. За все это Пифокриту была присуждена победная стела, и на ней было начертано:

Пифокрита, сына Каллиника,

Искусства от игры на флейте памятник.

Воздвиг статую Килону и союз этолийцев за то, что Килон освободил элейцев от тирании Аристотима. Статую Горга, сына Эвклета, родом из Мессении, победившего в пентатле, изваял беотиец Ферон, а статуя Дамарета, тоже мессенца родом, победившего в кулачном бою в состязании мальчиков, - работа афинянина Силаниона. Элеец Анавхид, сын Филия, получил венок за победу в борьбе на состязании мальчиков, а позже - на состязании взрослых. Кто скульптор его статуи, мы не знаем; статуя же тарентинца Аноха, одержавшего победу в беге простом и двойном, - произведение Агелада из Аргоса. Мальчик же, сидящий верхом на коне, и мужчина, стоящий рядом с конем, как гласит надпись, это Ксеномброт из Меропова Коса, объявленный победителем в беге коней, а другой - Ксенодик, провозглашенный победителем в кулачном бою мальчиков. Статую последнего из них изваял Пантий, а статую Ксеномброта - Филотим из Эгины. Две статуи Пифа, сына Андромаха, родом из Абдер, - творение Лисиппа, а поставили их воины; по видимому, этот Пиф был или начальником наемников или вообще человеком, заслуженным в военном деле.

Стоят статуи также тем, кто одержал победы в беге в состязании мальчиков: Менептолему из Аполлонии, лежащей у залива Ионийского мори, и Филону из Керкиры; за ними статуя Гиеронима с (острова) Андроса, который победил в борьбе элейца Тисамена, выступавшего в Олимпии в качестве пентатла. Впоследствии этот Тисамен был прорицателем у эллинов, сражавшихся против Мардония и мидийцев у Платой. Статуя этого то Гиеронима и стоит здесь, а около него - статуя мальчика борца, тоже родом с Андроса, Прокла, сына Ликастида. Скульпторам, создавшим для них статуи, одному, (кто изваял статую Гиеронима), имя Стомий, другому, создавшему статую Прокла, - Сомис. У Эсхина из Элиды были две победы в пентатле и равное с числом побед число статуй.

XV

1. Об Архиппе из Митилены, победившем в кулачном бою вышедших против него взрослых борцов, его сограждане митиленцы рассказывают еще и другие случаи, увеличивающие его славу, а именно, что и в Олимпии, и на состязаниях в Дельфах, и в Немее, и на Истмийских играх он заслужил победные венки, когда ему было всего лет двадцать. Статую мальчика, победителя в прямом беге, Ксенона, сына Каллитела из Лепрея в Трифилии, сделал Пириламп из Мессении, а кто создатель статуи Клиномаха из Элиды, этого мы не знаем; Клиномах был провозглашен победителем в состязании по пентатлу. 2. Статуя элейца Пантарка, как гласит надпись на этой статуе, - это дар ахейцев, так как он устроил мир между ахейцами и элейцами, и обмен теми пленными, которые были взяты с обеих сторон, был устроен им же. Этот Пантарк одержал победу в скачках, верхом на жеребце. Памятник и этой победы тоже стоит ему в Олимпии. Статую Олида из Элиды воздвиг как посвятительный дар народ этолийский. Рядом стоит статуя элейца Харина в честь его победы в двойном беге и беге с оружием; рядом с ним статуя Агела Хиоса, победившего в кулачном бою при состязании мальчиков; его статуя - работы Феомнеста из Сард.

3. Статую Клитомаха из Фив воздвиг его отец Гермеократ; славу дали ему следующие подвиги. На состязаниях на Истме в борьбе он победил взрослых атлетов и в тот же самый день он одолел в битве тех, которые выступили для состязания в кулачном бою и в панкратии. На Пифийских состязаниях все победы, числом три, он одержал в панкратии. В Олимпии этот Клитомах был вторым после Феагена с Фасоса провозглашен победителем и в панкратии и в кулачном бою. Ему удалось одержать победу в панкратии в 141 й олимпиаде. В следующую олимпиаду Клитомах выступил в состязаниях в панкратии и в кулачном бою, но и элеец Капр решился в один и тот же день состязаться в борьбе и в панкратии. Так как Капр победил уже в борьбе, то Клитомах обратился к гелланодикам с заявлением, что было бы с их стороны справедливым, если бы они объявили состязание в панкратии раньше, чем он, выступив в кулачном бою, получит уже ранения. Его слова показались правильными, и были вызваны атлеты, состязающиеся в панкратии; и хотя здесь он был побежден Капром, однако для кулачного боя он сохранил крепкий дух и ненадломленные силы.

Эрифрейцы из Ионии воздвигли статую Эпиферсу, сыну Метродора, одержавшему две победы в кулачном бою в Олимпии, дважды победившему и на Пифийских играх, и в Немее, и на Истме. Эрифрейцы воздвигли статую ему, а сиракузяне от имени всего государства - две статуи Гиерону; третью статую поставили в его честь сыновья Гиерона. Немного раньше я уже указывал, что этот Гиерон - тёзка Гиерону, сыну Дейномена, и, подобно ему, был тираном у сиракузян. Жители города Пала, составлявшие четвертую часть жителей Кефаллении, воздвигли статую в честь элейца Тимоптолиса, сына Лампида. Эти палайцы в древности назывались дулихийцами. 4. Стоит здесь и статуя Архидама, сына Агесилая, и какой то человек в позе охотника. Статуи Деметрия, двинувшегося походом на Селевка и взятого в плен в этой битве, и сына Деметрия Антигона - обе они приношение византийцев. Спартиату Эвтелиду достались две победы в состязании мальчиков в 38 ю олимпиаду, одна за борьбу, другая - в пентатле. Тогда в первый и последний раз мальчики были допущены до состязания в пентатле. Статуя Эвтелида стара, и надпись на ее основании стерлась от времени. 5. За статуей Эвтелида вновь стоит статуя Арея, лакедемонского царя, а рядом с ним стоит статуя элейца Горга. Единственному из всех до моего времени, Горгу достались четыре победы в пентатле в Олимпии, а в двойном беге и в беге с оружием - по одной в каждом. 6. Статуя того мужчины, рядом с которым изображены стоящие мальчики, это, говорят, Птолемей, сын Лага. Рядом с ним две статуи элейца Капра, сына Пифагора, получившего в один и тот же день победные венки за состязания в борьбе и в панкратии. Первому из всех людей этому Капру достались такие две победы. Кто был им побежден в панкратии, я только что рассказал выше. В борьбе же он одолел элейца Пэания, победившего в этом состязании в прошлую олимпиаду, а на Пифийских состязаниях победившего в кулачном бою мальчиков и вновь (там же) в один и тот же день увенчанного венком за победу над взрослыми и в борьбе и в кулачном бою. Таким образом, Капру достались победы не без большого труда и не без сильного напряжения.

XVI

1. Есть в Олимпии статуи и Анавхиду и Ференику; оба они родом элейцы и получили венки за победу в борьбе в состязании мальчиков. Статую Плистена, сына Эвридама, командовавшего этолийцами в их войне против галатов, воздвигли жители Феспий. Статую Антигона, отца Деметрия, и Селевка воздвиг элеец Тидей. Слава Селевка среди всех людей возвысилась кроме всех его подвигов главным образом вследствие пленения им Деметрйя. 2. Тимону достались победы в пентатле на всех эллинских состязаниях, кроме Истмийских: подобно тому как и все остальные элейцы, и он воздержался от участия на них в качестве участника состязаний; надпись на его статуе, кроме того, рассказывает, что он принял участие в походе этолийцев против фессалийцев и по дружбе к этолийцам был даже начальником гарнизона в Навпакте. 3. Недалеко от статуи Тимона стоит изображение Эллады, а рядом с Элладой изображение Элиды. Эллада одной рукой венчает Антигона, бывшего опекуном Филиппа, сына Деметрия, а другой - самого Филиппа; а Элида представлена венчающей Деметрия, двинувшегося походом против Селевка и Птолемея Лага.

Надпись на статуе Аристида из Элиды говорит, что он достиг победы в Олимпии в беге с оружием, а на Пифийских состязаниях - в двойном беге; в Немее же он победил верхом на коне в состязании мальчиков. 4. Длина рысистого бега равна двум двойным (дистанциям). Когда этот бег был отменен на Немейских и Истмийских состязаниях, то император Адриан ввел его вновь у аргивян на состязаниях во время зимних Немейских игр.

Совсем рядом со статуей Аристида стоит изображение Меналка из Элиды, провозглашенного в Олимпии победителем в пентатле, и Филонида, сына Зота, родом из Херсонеса на Крите, скорохода Александра, сына Филиппа. За ним стоит статуя элейца Бримиаса, победившего в кулачном бою взрослых; затем статуя Леонида с Наксоса в Эгейском море - дар аркадян из Псофиды, статуя Асамона, победителя в кулачном бою взрослых, статуя Никандра, одержавшего в Олимпии две победы в двойном беге, а в Немее - шесть в различного рода беге. И Асамон и Никандр были родом элейцы; статую Никандра изваял Даипп, а статую Асамона - Пириламп из Мессении. Элейцу Эвалкиду досталась победа в кулачном бою в состязании мальчиков, а Селеад из Лакедемона победил в борьбе взрослых. 5. Тут же выставлена небольшая колесница лаконца Полипифа и на той же стеле - изображение Каллитела, отца Полипифа, мужа, прославленного в борьбе. Они одержали победы: Полипиф - на четверке коней в колеснице, а Каллител - в борьбе. Статуи элейцев, бывших частными лицами, Лампона, сына Арниска, и" сына Аристарха, воздвигли псофидийцы за то, что они были их проксенами (государственными представителями) или этим выказывая им расположение за другие их услуги. Среди них стоит статуя элейца Лисиппа, победившего в борьбе выступавших против него мальчиков; статую этого Лисиппа создал Андреас из Аргоса.

6. Лакедемонянину Дейносфену досталась победа в Олимпии в простом беге при состязании взрослых, и Дейносфен около своей статуи в Альтисе поставил стелу, (надпись на которой гласила:) "от Олимпии до Лакедемона, где стояла вторая такая же доска, расстояние 660 стадий". 7. Что касается Феодора, одержавшего победу в пентатле, Питтала, сына Лампида, одолевшего мальчиков в кулачном бою, и Неолаида, получившего победный венок за простой бег и бег с оружием, да будет известно всем, что они были элейцы. Относительно Питтала рассказывают еще и то, что когда у аркадян с элейцами был спор относительно границ их земли, этот Питтал вынес свое решение и их примирил. Статуя ему - произведение Сфеннида из Олинфа. Следом за ним стоит статуя Птолемея верхом на коне, а рядом с ним статуя элейского атлета Пэания, сына Даматрия, одержавшего победу в борьбе в Олимпии и две победы на Пифийских состязаниях. Клеарет, родом тоже элеец, получил венок за пентатл, а памятник с колесницей воздвигнут афинянином Главконом, сыном Этеокла. Этот Главкон был провозглашен победителем при состязании колесниц на взрослых конях.

XVII

1. Таковы самые замечательные памятники на пути того, кто делает обход Альтиса по указанному мною плану. Если бы ты захотел идти правой дорогой от Леонидеона по направлению к большому жертвеннику, то следующие статуи являются самыми замечательными и памятными. Статуи Демократа с Тенедоса и элейца Крианния; последний победил в беге с оружием, а Демократ - в борьбе взрослых. Создателем статуи первого является Дионисикл из Милега, а статуи Крианния - македонянин Лис. Статуи Геродота из Клазомен и Филина, сына Гегеполида, родом из Коса, воздвигли их родные города: клазоменцы потому, что Геродот первым из клазоменцев был провозглашен победителем в Олимпии - он одержал победу в прямом беге в состязании мальчиков, а Филину жители Коса поставили за приобретенную им славу: ведь в Олимпии у него было пять побед в беге, четыре на Пифийских состязаниях и столько же в Немее, а на Истмийских состязаниях одиннадцать. 2. Статую Птолемею, сыну Птолемея Лага, поставил македонянин Аристолай. Там же стоит статуя победителя в кулачном бою на состязании мальчиков, Бута, сына Полиника из Милета, и Калликрата из Магнесии на Летее, полупившего два венка за бег в тяжелом вооружении; статуя Калликрата - произведение Лисиппа. Эмавтиону и Алексибию поставлены статуи - первому за победу в простом беге при состязании мальчиков, а Алексибию победа досталась по пентатлу; родиной ему является Героя в Аркадии, а творцом его статуи - Акестор. Надпись на статуе Эмавтиона не указывает, из какого он города, но только, что он был аркадянин родом. 3. Колофонцы Гермесианакт, сын Агонея, и Эйкасий, сын Ликина и дочери Гермесианакта, оба одержали победы в борьбе на состязании мальчиков. Статуя Гермесианакта кроме того поставлена от имени и на средства всей колофонской общины.

Поблизости от них стоят статуи элейцев, победивших в кулачном бою в состязании мальчиков: статуя Сфеннида - произведение Херила из Олинфа, а статую Феотима сделал Детонд из Сикиона. Феотим был сыном Мосхиона, участвовавшего вместе с Александром, сыном Филиппа, в походе против Дария и персов. 4. Далее опять две статуи атлетов из Элиды: статуя Архидама, победившего четверкой коней, и статуя Эпераста, сына Феогона, одержавшего победу в беге с оружием. В конце надписи на статуе Эпераст говорит, что он прорицатель из рода Клитидов:

Я прорицатель из рода вещавших тайны Клитидов;

Вещих Мелампа сынов кровь богоравных во мне.

Ибо Мантий был сыном Мелампода и внуком Амитаона, а его сыном был Оиклес; а Клитий был сыном Алкмеона, внуком Амфиарая, правнуком Оиклеса. Клитий родился у Алкмеона от дочери Фегея и переселился в Элиду, не желая жить вместе с братьями матери, так как он знал, что убийство Алкмеона - это дело их рук.

5. Среди менее достопримечательных посвящений стоит посмотреть на статуи Алексиника из Элеи, одержавшего победу в борьбе мальчиков, работы сикионца Канфара, и статую Горгия из Леонтии; говорят, что эту статую воздвиг в Олимпии Эвмолп, потомок в третьем колене Деикрата, мужа сестры Горгия. Этот Горгий был сыном Кармантида, и, говорят, он первый оживил занятия искусством красноречия, оставленные совершенно в пренебрежении у людей и почти что совершенно канувшие в реку забвения. Говорят, что Горгий заслужил славу за свое красноречие на Олимпийском празднестве и в Афинах, придя туда послом вместе с Тисием. И Тисий в других отношениях сделал большой вклад в красноречие: так, он написал для одной сиракузской гражданки самую убедительную из тех, какие только были в его время, речь по денежному иску. Но у афинян Горгий заслужил больше славы, чем Тисий, и Ясон, бывший тираном в Фессалии, ставил Горгия даже выше, чем Поликрата, представлявшего в себе цвет афинской школы. Говорят, Горгий прожил сто пять лет. Город Леонтины, некогда опустошенный сиракузянами, в мое время волей судеб опять был заселен.

XVIII

1. Там есть и медная колесница Кратисфена из Кирены; на этой колеснице стоит Ника (Победа) и сам Кратисфен. Отсюда ясно, что он победил в состязании коней и колесниц. Говорят, будто Кратисфен - сын бегуна Мнасея, прозванного эллинами Ливийцем. Поставленная в честь его статуя в Олимпии - произведение Пифагора из Регия.

2. Здесь также я нашел статую и Анаксимена, который дал связный рассказ всех древнейших событий эллинской истории, а также и полную историю того, что совершил Филипп, сын Аминты, а затем Александр. Эта честь посвящения статуи в Олимпии ему оказана лампсакийским народом. Вот какое воспоминание сохраняется об Анаксимене. Царь Александр, сын Филиппа, не всегда бывал кроток, но часто приходил в сильнейший гнев, и вот какой хитростью Анаксимен обошел его. Так как лампсакийцы были сторонниками персидского царя или, может быть, на них только возводилось обвинение, будто они ему сочувствуют, то Александр, воспылав страшным гневом, грозил им, что подвергнет их страшнейшему наказанию. Ведя борьбу за своих жен и детей и за самый свой родной город, находящийся в опасности, лампсакийцы послали Анаксимена к Александру просить о помиловании. Анаксимен был известен Александру и еще раньше (отцу его) Филиппу. Когда Анаксимен прибыл и Александр узнал, чего ради пришел он, то, говорят, он поклялся, призывая в свидетели всех эллинских богов, что он сделает как раз противоположное тому, о чем Анаксимен будет просить его. Тогда Анаксимен сказал: "Окажи мне, о царь, следующую великую милость: продай в рабство жен и детей лампсакийцев, разрушь до основания весь их город и храмы богов у них сожги". Так сказал Анаксимен. Не находя средства ответить чем либо на такую хитроумную его просьбу и связанный необходимостью исполнить свою клятву, Александр против своей воли простил лампсакийцев. 3. Известно, как в дальнейшем Анаксимен очень умно, но не очень благородно отомстил своему врагу. Он сам был хороший ритор и умел подражать слогу и способу речи других писателей. Когда у него возгорелась вражда с Феопомпом, сыном Дамасистрата, то он написал книжонку против афинян, а также против лакедемонян и фиванцев; это был самый настоящий пасквиль. Так как он самым точным образом сумел передать стиль Феопомпа, то он подписал эту книжку его именем и пустил гулять по всем городам. И хотя Анаксимен был автором этой книги, но на Феопомпа обрушилась ненависть всей Эллады. Анаксимен был первый, который ввел обычай говорить экспромтом. Что же касается поэмы об Александре, то я не уверен, чтобы автором ее был Анаксимен.

4. Сотад, победив в длинном беге в 99 ю олимпиаду, объявил себя, как он и действительно был, критянином, а в следующую олимпиаду, подкупленный от имени всей эфесской общины, он превратил себя в эфесца. За этот поступок критяне приговорили его к изгнанию.

5. Первыми статуями, воздвигнутыми в Олимпии в честь атлетов, были статуи Праксидаманта из Эгины, победившего в кулачном бою в 59 ю олимпиаду, и Рексибия из Опунта, одержавшего победу в состязании панкратиастов в 61 ю олимпиаду. Эти статуи стоят недалеко от колонны Эномая, и обе сделаны из дерева: статуя Рексибия из смоковницы, а эгинца из кипариса, и она пострадала меньше, чем первая.

XIX

1. Есть в Альтисе терраса из пористого мрамора, цвета паросского, лежит она на север от храма Геры, и от задней части ее подымается склон горы Крония. На этой террасе находятся сокровищницы, подобные тем, которые были выстроены эллинами в Дельфах для Аполлона. 2. Есть в Олимпии так называемая сокровищница сикионцев, дар Мирона, бывшего тираном в Сикионе. Мирон выстроил ее, одержав победу в состязании колесниц в 33 ю олимпиаду. В этой сокровищнице он сделал две комнаты - одну в дорическом, другую в ионическом стиле. Я сам видел, что они сделаны из меди, но тартессийская ли это медь, как говорят элейцы, этого я не знаю. 3. Говорят, что Тартессионом называется река в области иберов, вливающаяся в море двумя устьями. Посредине между устьями реки лежит город, одноименный с рекою. Эту реку, самую большую, какая только есть в Иберия, и даже имеющую приливы и отливы, в позднейшее время назвали Бетисом. Некоторые считают, что иберийский город Карпия в древнейшие времена назывался Тартессом. В Олимпии над меньшей комнатой есть надпись, гласящая, что вес меди равняется тут 500 талантам и что посвятил эту сокровищницу Мирон и сикионский народ. В этой сокровищнице лежат три диска, которыми пользуются в состязаниях при пентатле. Есть там и щит, выложенный медью и украшенный внутри рисунком, и вместе со щитом такие же шлем и поножи. Надпись над этим оружием гласит, что оно посвящено Зевсу, как лучшая часть их (военной) добычи, мианами. Относительно того, кто они такие, не все держатся одного и того же мнения. Мне помнится, что Фукидид в своей истории упоминает о многих городах локров, граничащих с Фокидой, в том числе о городе мионейцев. По моему мнению, мианы, о которых говорится на щите, и мионейцы в области локров - одни и те же люди. Надпись на этом щите немного искривилась; это произошло от древности этого приношения. Лежат там и другие замечательные вещи, заслуживающие упоминания: меч Пелопа с золотой ручкой и сделанный из слоновой кости рог Амалфеи, дар Мильтиада, сына Кимона, который первый из этого дома был властителем Херсонеса Фракийского. Надпись на этом роге сделана старинными аттическими буквами:

Зевсу меня посвятили в Олимпии из Херсонеса

Воины, крепость Арата заняв; Мильтиад был

вождем их.

Там же есть и статуя Аполлона из буксового (самшитового) дерева с позолоченной головой. Говорят, что это дар локров, живущих около мыса Зефириона, а его творцом называют Патрокла, сына Катилла из Кротона.

4. Рядом с сикионской сокровищницей есть сокровищница карфагенян, произведение Порея, Мегакла и Антифила. В ней находятся посвящения: огромная по величине статуя Зевса и три льняных панциря - дар Гелона и сиракузян, победивших карфагенян на кораблях и в битве на суше.

5. Третья и четвертая сокровищницы - дар жителей Эпидамна" находится изображение полоса (небесного свода), поддерживаемого Атлантом, Геракла и дерева Гесперид, яблони и дракона, обвившегося вокруг этой яблони. И эти все изображения сделаны из дерева кедрового. Это творение Феокла, сына Гегила. Надпись на небесном своде говорит, что он делал его вместе со своим сыном. А Геспериды - они впоследствии были отсюда перенесены элейцами - еще в мое время находились в храме Геры. Сокровищницу эту жителям Эпидамна построили Пирр и его сыновья, Лакрат и Гермон.

6. Также и жители Сибариса выстроили сокровищницу, рядом с сокровищницами византийцев. Те, которые занимались изучением вопроса об Италии и городах, находящихся в ней, говорят, что Лупии, лежащие между Брундизием и Гидрунтом, и являются древним Сибарисом, только переименованным. Гавань для кораблей здесь искусственная, творение императора Адриана.

7. Рядом с сокровищницей сибаритов стоит сокровищница ливийцев из Кирены; в ней находятся изображения римских императоров. Селинунт в Сицилии был опустошен и разрушен во время войны с карфагенянами. Но прежде чем случилось с ними такое несчастие они воздвигли в Олимпии Зевсу сокровищницу. В ней находится Дионис, у которого лицо и конечности рук и ног сделаны из слоновой кости.

8. В сокровищнице метапонтийцев - она расположена рядом с сокровищницей жителей Селинунта - находится изваяние Эндимиона; и этот Эндимион весь, кроме одежды, сделан из слоновой кости. Какая была причина гибели метапонтийцев, я не знаю; в мое время, кроме театра и городских стен, ничего не осталось от Метапонта. 9. Мегарцы, пограничные с Аттикой, тоже выстроили сокровищницу и в нее поместили как посвящение богу сделанные из кедрового дерева небольшие фигурки, украшенные накладным золотом; они изображали битву Геракла с Ахелоем. Там были Зевс и Деянира, Ахелой и Геракл, и Арес, помогающий Ахелою. Там стояло изображение и Афины, как помощницы Геракла; теперь это изображение стоит в храме Геры, рядом с Гесперидами. На фронтоне этой сокровищницы изображена война богов и гигантов, а над фронтоном прикреплен щит и на нем надпись, гласящая, что эту сокровищницу мегарцы посвятили из коринфской добычи. Думаю, что эта победа была одержана мегарцами тогда, когда архонтом в Афинах был Форбас, а архонтом он был всю свою жизнь: должности тогда в Афинах не были еще годовыми, да и элейцы еще тогда не вели счета времени по олимпиадам. Говорят, что и аргивяне участвовали вместе с мегарцами в этом деле против коринфян. Эту сокровищницу мегарцы соорудили в Олимпии лет" спустя после битвы; эти же посвятительные дары были у них, по видимому, уже давно, так эти изображения - работы лакедемонянина Донта, ученика Дипойна и Скиллида. 10. Последняя сокровищница, которая находится у самого стадия, а равно и статуи в ней, как гласит надпись, являются посвятительным даром жителей Гелы. Но теперь там принесенных в дар статуй уже нет.

XX

1. Гора Кроний, как мною уже сказано, простирается вдоль террасы и находящихся на ней сокровищниц. На вершине этой горы в весеннее равноденствие, в месяце, который у элейцев носит имя Элафиона, так называемые басилы (цари) приносят жертвы Кроносу. 2. У самой подошвы горы, где начинается Кроний, с северной стороны (от Альтиса), между сокровищницами и горой, находится храм Илитии, в котором воздается поклонение Сосиполиду (Спасителю города), природному покровителю элейцев. Что касается Илитии, которую они называют Олимпийской, то для служения этой богине они каждый год избирают жрицу; та же старая женщина, которая служит Сосиполиду, связана элейским законом о беспорочной жизни и сама приносит богу воду для омовения и возлагает перед ним (ячменные) лепешки с медом. В переднем помещении храма - он сделан из двух частей - находится жертвенник Илитии, и сюда доступ людям свободен; во внутренней части поклоняются Сосиполиду, и доступ туда не разрешен никому, кроме служительницы бога, да и то покрыв лицо и голову белым покрывалом; а девушки и женщины, оставшись в помещении Илитии, поют в честь его гимн. Они почитают его, совершая всякого рода воскурения, но делать ему возлияния вином они считают недозволенным. И клятва именем Сосиполида считается величайшей. 3. Говорят, когда аркадяне вторглись с войском в Элиду и элейцы выступили против них, к элейским военачальникам пришла женщина, с новорожденным ребенком у груди, и сказала, что этого ребенка родила она, но в силу сновидения она отдает его элийцам как их будущего союзника. Поверив словам этой женщины, начальники положили перед войском нагого ребенка. Аркадяне стали наступать, и тогда вдруг ребенок обратился в дракона. Аркадяне пришли в смятение от такого зрелища и обратились в бегство; элейцы насели на них, одержали блистательную победу и дали этому богу имя Сосиполида (Спасителя города). Там, где после битвы, по их мнению, дракон исчез, уйдя в землю, там они поставили храм. Вместе с ним они решили почитать и Илитию за то, что она произвела на свет этого ребенка. Памятник аркадян, убитых в этой битве, находится на холме, по ту сторону Кладея, к западу. Рядом с храмом Илитии - развалины храма Афродиты Урании (Небесной); и здесь приносят жертвы на ее алтарях.

4. Внутри Альтиса у входа процессий есть так называемый Гипподамеон, место, приблизительно в плетр величиной, окруженное каменной оградой. Сюда один раз каждый год открыт доступ женщинам, которые приносят жертвы Гипподамии и совершают другие обряды в ее честь. Говорят, Гипподамия удалилась в Милею в Арголиде, так как Пелоп был особенно разгневан на нее за смерть Хрисиппа; сами же они, по их словам, на основании божественного вещания перенесли кости Гипподамии в Олимпию. 5. В конце ряда статуй, которые поставлены из штрафных денег с атлетов, так вот у этого конца есть вход, который называют Тайным; говорят, что через него входили на стадион гелланодики" и участники состязаний. Стадион устроен в виде насыпи, и на нем имеется возвышение, чтобы там могли сидеть руководители состязаний. 6. Против этих мест гелланодиков есть жертвенник из белого мрамора; на этом жертвеннике восседает и смотрит на состязания в Олимпии женщина: это жрица Деметры Хамины (Почиющей в земле), честь, которую элейцы время от времени передают разным женщинам. Девушкам они не препятствуют смотреть на эти состязания. На краю стадиона, где совершается пуск участников прямого бега, по сказаниям элейцев, находится могила Эндимиона.

7. Если выйти из стадиона, где сидят гелланодики, то есть место, специально назначенное для бега лошадей и для пуска состязающихся коней. Это место пуска похоже на переднюю часть корабля, острие которой обращено к дромосу (месту бега). Там, где эта передняя часть корабля соприкасается с галереей Агнапта, в этом месте она наиболее широка. Как раз на краю острия, на самой оси, находится медное изображение дельфина. Каждая сторона пускового барьера в ширину больше 400 футов, и в них выстроены помещения, конюшни; те, которые выступают на состязание конями, распределяют между собой эти помещения по жребию. Перед колесницами или скаковыми коними протянута веревка вместо барьера. Каждую олимпиаду как раз посредине "корабельного носа" воздвигается жертвенник из необожженного кирпича, снаружи обмазанный золой. На жертвеннике сидит медный орел, распустивший крылья во всю ширину. Поставленный для заведывания бегом приводит в движение механизм, скрытый в жертвеннике; и когда он приведен в движение, то заставляет орла высоко подниматься в воздух, так что он становится виден всем пришедшим на это зрелище, а дельфин опускается на землю. Первыми с обеих сторон опускаются веревки, протянутые у галереи Агнапта, и лошади, стоящие около них, первыми выбегают вперед; выбежав, они становятся рядом с теми, кому по жребию досталось стоять во втором ряду, и тогда опускаются веревки во втором ряду; таким образом происходит со всеми лошадьми, пока они все не станут прямой линией перед острием этого "корабельного носа". Отсюда уже дело возниц - показать свое уменье, а коней - свою быстроту. Первым, кто придумал такой способ пуска, был Клеэт, и он был так горд своим изобретением, что на своей статуе в Афинах сделал надпись:

Первый нашедший в Олимпии способ пускания коней

Создал также меня, сын Аристокла Клеэт.

Говорят, что после Клеэта некоторые усовершенствования в эту механику ввел Аристид.

8. Одна сторона гипподрома длиннее, чем другая; на этой более длинной стороне, которая является насыпью, на пути по насыпи стоит Тараксипп (Ужас коней). Он имеет вид круглого жертвенника, и когда кони пробегают мимо него, то сильный страх охватывает их без всякой видимой причины, и от этого страха лошади приходят в смятение; колесницы обычно здесь разбиваются и возницы калечатся. И поэтому возницы приносят жертвы и молятся Тарансиппу, чтобы он был к ним милостив. Различные мнения существуют о Тараксиппе у Эллинов: одни считают, что это могила местного уроженца, хорошего наездника, и присваивают ему имя Оления; по его имени, говорят, названа в Элиде и Оленийская скала. Другие же считают, что это могила Дамеона, сына Флиунта, участвовавшего вместе с Гераклом в походе против Авгия и элейцев, и что сам он и его конь, на котором он ехал, были убиты, согласно их преданию, Ктеатом, сыном Актера, и могила эта является одновременно могилой и для Дамеона и для его коня. Говорят также, что Пелоп насыпал здесь пустой погребальный холм (кенотаф) в честь Миртила и приносил ему жертвы, желая смягчить его гнев за убийство, и назвал его Тараксиппом, потому что у Эномая кобылы испугались в этом месте благодаря хитрости Миртила. Иные же утверждают, что это сам Эномай приносит несчастие едущим на лошадях по дромосу. Слыхал я, что такое обвинение возводят и на Алкафоя, сына Порфаона, что здесь погребен Алкафой, убитый Эномаем за его сватовство к Гипподамии; так как он не имел счастья на гипподроме в скачках коней, то он стал злобным по отношению к наездникам и "демоном немилостивым". По утверждению некоего египтянина, Пелоп получил какую то вещь от фиванца Амфиона и зарыл ее на том месте, которое называют Тараксиппом, и от того, что было тут зарыто, испугались лошади у Эномая, и впоследствии они пугались и у всех других. Этот египтянин утверждал, что и Амфион и фракийский Орфей были могучими магами и что на их песни к Орфею приходили дикие звери, а к Амфиону - камни, из которых он воздвиг стены Фив. Но самый достоверный, по моему, по крайней мере, мнению, рассказ гласит, что это - прозвище Посейдона Гиппия (Конного). 9. Есть и на Истме Тараксипп, Главк, сын Сизифа; говорят, что он принял смерть от лошадей, когда Акает устроил погребальные игры в честь своего отца. В Немее, в Аргосской области не было героя, который вредил коням, но скала, поднимающаяся у самого поворота ристалища, красного цвета, блестящая, как огонь, внушала страх лошадям: Тараксипп в Олимпии много зловреднее и гораздо больше пугает лошадей. 10. У одного поворотного камня стоит медное изображение Гипподамии, держащей в руках повязку, она собирается надеть ее на Пелопа как награду за победу.

XXI

1. Вторая часть гипподрома уже не насыпь, а невысокий холм. На краю этого холма стоит святилище Деметры, именуемой Хаминой. Одни считают это наименование древним; они говорят, что тут разверзлась земля, (приняв в себя) колесницу Аида, и вновь закрылась. Другие же говорят, что был такой человек Хамин из Писы; он шел против Панталеонта, сына Омфалиона, бывшего тираном в Писе и задумывавшего отпасть от элейцев; за это он был казнен Панталеонтом, и из достояния Хамина было выстроено это святилище Деметре. 2. Вместо древних статуй Коры и Деметры афинянин Герод посвятил новые, сделанные из пентеликонского мрамора. В гимнасии; Олимпии введены упражнения в пентатле и беге; под открытым небом сделана мраморная терраса; на этой террасе издревле стоял трофей в знак победы над аркадянами. Налево от входа в гимнасий есть другое огражденное место меньших размеров и здесь - палестры (места для упражнения) для атлетов. К стене восточной галереи гимнасия примыкают здания, жилища для атлетов, обращенные на юго запад. Если перейти Кладей, то там встретится могила Эномая; это земляная насыпь, окруженная поддерживающей ее каменной оградой, а выше этой могилы - развалины сооружений, где, как говорят, у Эномая стояли его кобылицы.

Границы Аркадии, в данное время с элейцами, а в древние времена те же границы с писейцами, были установлены следующим образом. 3. Если перейти реку Эриманф около горного хребта, называемого хребтом Савра, то там будет могила Савра и святилище Геракла, в наше время представляющее развалины. Говорят, что Савр грабил путников и соседей, пока не получил должного возмездия от Геракла. 4. У этого хребта, получившего свое название от имени разбойника, с юга, прямо против Эриманфа, впадает в Алфей река, называемая Диагон (Пограничная); она то и служит границей Писейской области с Аркадией. Если пройти стадиев 40 от Саврского хребта, встретится храм Асклепия, именуемый по его основателю Деменетовым; и он теперь представляет одни развалины. Выстроен он на высоком берегу Алфея. Недалеко от него находится святилище Диониса Левкианита, около которого протекает и река Левкианий. И она впадает в Алфей, а вытекает она из горы Фолом.

5. Если перейти в этом месте через Алфей, то окажешься в земле фриксейской. В этой стране есть высокий холм с остроконечной верхушкой, а на нем - развалины города Фриксы и храм Афины, именуемой Кидонией. Сам храм не уцелел, но его жертвенник существовал еще и в мое время. Говорят, что это святилище богине основал Климен, потомок Геракла Идейского, и что Климен переселился из критской Кидонии, с реки Иардана. Элейцы говорят, что и Пелоп приносил жертвы этой Афине Кидонии, прежде чем он вступил в состязание с Эномаем.

6. Если отсюда идти дальше по течению реки Парфений, то у самой реки есть могила лошадей Мармака. Есть сказание, что этот Мармак явился первым женихом Гипподамии и раньше других погиб от руки Эномая. Имена его кобылам были - Парфения и Эрифа. Эномай убил этих кобыл вместе с Мармаком, но удостоил и их погребения. И имя Парфении было дано реке по имени кобылы Мармака. Есть там и другая река, так называемый Гарпинат, а недалеко от реки развалины как самого города, так и алтарей в нем. Говорят, этот город основал Эномай и дал ему имя своей матери Гарпины. 7. Если пройти немного дальше, то будет высокий холм из насыпной земли: это могила женихов Гипподамии. Говорят, Эномай похоронил их близко один от другого, не оказав им никакого почета. Впоследствии же Пелоп насыпал над всеми ими одну большую общую могилу из уважения к ним и из расположения к Гипподамии. Мне кажется, он хотел, чтобы и потомкам было передано, скольких и сколь сильных мужей победил Эномай прежде, чем он, Пелоп, победил его самого. По сказаниям в песнях "Великих Эой" от руки Эномая погиб Алкафой, сын Порфаона; он был убит вторым после Мармака; а за Алкафоем были убиты Эвриал, Эвримах и Кротал. Кто были их родители и откуда они были родом, мне не удалось узнать. Акрий же, убитый вслед за ними, как можно, по видимому, думать, был лакедемонянином и основателем Акрий. После Акрил, как говорят, были убиты Эномаем Капот, Ликург, Ласий, Халкодонт и Триколон; о последнем аркадяне говорят, что это был одноименный потомок Триколона, сына Ликаона. После Триколона постигла неизбежная судьба на этом состязании в скачке Аристомаха, Прианта, Пелагонта, Эолия и Крония. К перечисленным некоторые причисляют еще Эрифра, сына Левкона и внука Афаманта, по имени которого был назван городок Эрифры в Беотии, а также Эионея, сына Магнета, внука Эола. Вот этим здесь был воздвигнут погребальный холм и говорят, что Пелоп, пока он властвовал над страною писейской, каждый год приносил им умилостивительные жертвы, как героям.

XXII

1. Если пройти от этой могилы приблизительно стадий, то там есть следы святилища Артемиды, именуемой Кордаки, потому что спутники Пелопа у храма этой богини справили праздник в честь победы Пелопа и сплясали местный танец жителей Сипила кордак. Недалеко от храма находится небольшое сооружение и в нем медный ларец; в этом ларце они хранят кости Пелопа. Стен или каких либо других сооружений тут уже больше не было; там, где некогда была Писа, теперь все это место засажено виноградом. 2. Говорят, что основателем этого города был Пис, сын Периера и внук Эола, Враждуя с элейцами и стараясь вместо элейцев быть распорядителями Олимпийских игр, писейцы сами на себя навлекли несчастие. В 8 ю олимпиаду они пригласили объединиться с ними Федона из Аргоса, самого жестокого тирана из бывших у эллинов, и вместе с Федоном провели игры. В 34 ю олимпиаду, собрав войско из соседних областей, писейцы во главе с царем своим Панталеонтом, сыном Омфалиона, вместо элейцев устроили Олимпийские игры. Эти олимпиады, так же как и еще 104 ю, устроенную аркадянами, элейцы не записывают в свой список олимпиад, не считая их олимпиадами. В 48 ю олимпиаду Дамофонт, сын Панталеонта, возбудил у эпейцев подозрение, что он замышляет против них государственный переворот. Но когда элейцы вторглись в Писейскую область с оружием в руках, просьбами и клятвами Дамофонт убедил их вернуться домой, не сделав писейцам никакого вреда. В царствование Пирра, сына Панталеонта, правившего после брата своего Дамофонта, писейцы по собственному почину начали войну с элейцами. Вместе с ними отпали от элейцев жители Макиста и Скиллунта - оба эти города - в Трифилии, - а из соседних подчиненных городов - жители Диспонта; у них были наиболее дружеские отношения с элейцами, и они сохранили предание, что основателем их города был Диспонт, сын Эномая. Но непосредственным результатом этого было то, что Писа и другие города, которые с писейцами приняли участие в войне, были опустошены и разрушены элейцами.

3. Развалины Пилоса в Элиде ясно видны, если идти туда из Олимпии горной дорогой; от Пилоса до Элиды - 40 стадий. Этот Пилос, как я уже раньше сказал, основал Пилав, сын Клесона из Мегар; он был разрушен Гераклом и опять заселен элейцами, но ему было суждено вскоре лишиться своих жителей. Около этого города река Ладен впадает в Пеней. Элейцы говорят, что к этому Пилосу относятся слова в поэме Гомера:

жил Диоклес, их родитель,

Благами жизни богатый, ведущий свой род от Алфея,

Коего воды широко текут чрез лидийскую землю.

Это указание и мне кажется убедительным, так как Алфей течет именно по этой области, и слова поэмы не могут быть отнесены ни к какому другому Пилосу. Ведь совершенно невозможно, чтобы Алфей протекал через землю пилосцев, живущих севернее острова Сфактерии; а затем я никогда не слыхал, чтобы в Аркадии был город с названием Пилос. 4. Стадиях в 50 от Олимпии находится поселение элейцев, Гераклея; около него протекает река Кифер. В реку тут впадает источник, а у источника есть святилище нимф. Имена этих нимф каждой в отдельности: Каллифаея, Синаллеаксис, Пегея и Иасис, общее же им название - Иониды. Купающиеся в этом источнике получают исцеление от всяких болезней и недугов. Говорят, что эти нимфы получили свое имя от Иона, сына Гаргетта, переселившегося сюда из Афин.

5. Если идти в Элиду дорогой через равнину, то (от Олимпии) до Летрин будет 120 стадиев, а от Летрин до Элиды - 180. В прежние времена Летрины были городком, и их основателем был Летрей, сын Пелопа. В мое время зданий тут осталось мало; но в храме сохранилась статуя Артемиды Алфееи. Говорят, что такое наименование дано богине по следующему поводу: Алфей влюбился в Артемиду, но, влюбившись и поняв, что ни убеждениями, ни просьбами ему не склонить ее на брак, он решился овладеть богиней насилием; он явился в Летрины на ночной праздник, справляемый самой Артемидой и нимфами, которые, веселясь, присоединились к ней и сопровождали ее на празднике; но Артемида, подозревая Алфея в злом умысле, вымазала лицо грязью и илом как у себя, так и у тех нимф, которые тут были; и когда пришел Алфей, он не мог отличить Артемиду от других и вернулся, не выполнив своего намерения, так как он так и не узнал Артемиды. Поэтому летринейцы назвали богиню Алфееей за любовь к ней Алфея; а элейцы, у которых искони была дружба с летринейцами, те обряды, которые были у них установлены в честь Артемиды Элафиеи, перенесли в Летрины и постановили совершать их в честь Артемиды Алфеей, и таким образом с течением времени одержал верх обычай, чтобы богиню Алфеею именовать Элафиеей. Элафиеей же элейцы называют богиню, как мне кажется, из за охоты на оленей (элафой). Сами же они утверждают, что была местная жительница, по имени Элафион, и, как они говорят, она была кормилицей Артемиды. В стадиях шести в сторону от Летрин есть болото и пруд, который никогда не высыхает, приблизительно в три стадия в диаметре.

XXIII

1. В Элиде одной из достопримечательностей является древний гимнасий. И прежде чем атлеты получат разрешение выступить в Олимпии, им полагается в этом гимнасий проделать обычный круг упражнений. Внутри стены между беговыми дорожками растут высокие платаны. Весь этот участок называется Ксистом (Вычищенным), потому что Геракл, сын Амфитриона, каждый день занимался ради упражнения тем, что выдергивал и вычищал росшие здесь кусты аканфа. Часть дромоса, назначенная для состязания бегунов и местными жителями называемая священной, отделена от той части, где ведут свои упражнения в беге бегуны и занимающиеся пентатлом. 2. В гимнасии есть место, называемое Плетрион; здесь гелланодики заставляют состязаться будущих соперников друг с другом, руководствуясь в их сопоставлении или возрастом или их умением; состязаются они в борьбе. Есть в этом гимнасии и жертвенники богам; Гераклу Идейскому, носящему наименование Парастата (Защитника), Эроту, а затем тому, кого элейцы и вместе с элейцами афиняне называют Антэротом (Отвратителем любви); кроме того, жертвенник Деметре и ее дочери; Ахиллу поставлен здесь не жертвенник, а кенотаф (пустая могила) согласно вещанию бога. При начале праздника в определенный день, когда солнце склоняет свой бег к закату, элейские женщины совершают в честь Ахилла различные обряды; между прочим, им полагается горько оплакивать его, нанося себе удары.

3. Есть и другой гимнасий, обнесенный оградой, но меньших размеров; он примыкает к большему и по своей форме называется четырехугольным. Тут у атлетов происходят упражнения в борьбе, а по окончании борьбы те атлеты, которые больше не будут бороться, состязаются тут же в кулачном бою, но с более мягкими ремнями. Из статуй тут стоит одна из двух воздвигнутых в честь Зевса из штрафных денег, наложенных на Сасандра из Смирны и на элейца Поликтора. 4. Есть и третий гимнасий, участок которого обнесен оградой; он называется Малфо (Мягкий воск) за мягкость почвы; во время празднеств эфебы имеют сюда доступ все время. В одном углу Малфо стоит изображение Геракла до плеч, а на одной из палестр сделано рельефное изображение Эрота и так называемого Антэрота: Эрот держит в руках ветвь финиковой пальмы, а Антэрот старается ее отнять. По обеим сторонам входа в Малфо стоит статуя мальчика - кулачного бойца. И один номофилак из элейцев говорил мне, что этот юный боец родом из Александрии, города, расположенного против острова Фароса; имя его Сарапион; прибыв в Элиду, когда она страдала от недостатка продовольствия, он снабдил их хлебом. За это и воздана ему здесь такая честь. Время его победы в Олимпии и оказанного им благодения элейцам - 217 я олимпиада. 5. В этом гимнасии находится также и здание Совета элейцев. Здесь происходят выступления с речами экспромтом и чтение всякого рода литературных произведений. Называется оно Лалихмион, по имени принесшего его в дар. Вокруг этого здания повешены щиты, сделанные для украшения, а не для военных целей.

6. Кто хочет из гимнасия пройти к купальням, тот должен идти дорогой по улице Молчания, мимо святилища Артемиды Филомеракии (Друга юношей). Богине дан такой эпитет вследствие ее соседства с гимнасием; а улице, говорят, дано такое наименование вот по какому поводу: из войска Оксила были посланы в Элиду люди для разведки, и дорогой они дали друг другу обязательство, когда будут близко от городской стены, самим ничего не говорить, а слушать, не смогут ли они чего разузнать от живущих внутри города. Так незаметно они проникли в город по этой дороге, и, подслушав все, что им хотелось, они вновь вернулись к этолийцам. И вот эта улица получила свое название от молчания этих разведчиков.

XXIV

1. Другой выход из гимнасия ведет на торговую площадь и в так называемый Гелланодикеон (Дом гелланодиков); эта дорога проходит севернее за могилой Ахилла, и ею, согласно уставу, гелланодики должны идти в гимнасии. До восхода солнца они приходят сюда, чтобы предложить начать состязание бегунам, а в полдень они присутствуют на пентатле и тех состязаниях, которые называются тяжелыми. 2. Площадь и рынок на ней у элейцев устроены не так, как у ионян и в тех городах эллинов, которые граничат с Ионией, но по более древнему обычаю, в виде отдельных галерей и улиц между ними. В мое время эту площадь называли гипподромом, и местные жители объезжают здесь своих лошадей. Южная галерея построена в дорическом стиле и рядами колонн разделена на три части. В ней по большей части проводят все дни гелланодики. У этих колонн сооружены жертвенники в честь Зевса; под открытым небом на площади есть тоже жертвенники, но число их незначительно: выстроенные наспех, они очень легко разрушаются. 3. Если идти от этой галереи на площадь, то налево, параллельно с концом галереи, стоит Гелланодикеон, от площади его отделяет улица. В этом Гелланодикеоне живут десять месяцев подряд лица, выбранные гелланодиками, и обучаются номофилаками (блюстителями законов), что должно им делать во время состязания. 4. Рядом с той галереей, где проводят день гелланодики, находится другая гaлерея; между ними проходит улица. Эту галерею элейцы называют Коркирской; они рассказывают, что коркирцы, вторгшись на кораблях в их страну" и что угнали часть их скота в качестве добычи; но, по их словам, элейцы захватили у коркирцев добычу, во много раз большую, и из десятой части этой добычи они выстроили эту галерею. Сооружена эта галерея в дорическом стиле и представляет две части: с одной стороны у нее идут колонны, обращенные к площади, а по другую - в другую сторону от площади. В середине же между ними идут не колонны, но стена поддерживает крышу этой галереи. И с той и с другой стороны у стены стоят статуи. В галерее, обращенной к площади, стоит статуя Пиррона, сына Пистократа, мужа ученого, не разрешавшего себе высказывать определенного мнения ни по одному вопросу. Есть и могила этого Пиррона недалеко от города элейцев. Это место называется Петра (Камень); говорят, что в древности эта Петра была (самостоятельным) районом. 5. Из достопримечательностей у элейцев, находящихся на площади под открытым небом, (надо упомянуть) о храме и статуе Аполлона Акесия (Целителя); это название обозначает то же самое, как и эпитет Аполлона Алексикакия (Отвращающего зло), как его называют афиняне. С другой стороны стоят мраморные статуи Гелиоса (Солнца) и Селены (Луны). У последней из головы поднимаются рога, а у Гелиоса - солнечные лучи. Есть там и святилище Харитам; в нем стоят деревянные их изображения в позолоченной одежде, а их лицо, руки и ноги сделаны из белого мрамора; одна из них держит розу, средняя - игральные кости, а третья - небольшую ветку мирта. Причину, почему у них в руках указанные вещи, можно было бы объяснить так: роза и мирт посвящены Афродите и всегда фигурируют в сказаниях об Адонисе, Хариты же по отношению к Афродите" больше всех из богов; а кости являются любимой игрой юношей и девушек, которые по своему возрасту еще ничего не потеряли из своей очаровательной прелести. Направо от Харит, на том же основании - статуя Эрота. 6. Есть там и храм Силена; он выстроен специально для Силена, а не вместе с Дионисом; Мете (богиня опьянения) подает ему вино в кубке. Что род Силенов смертный, можно скорее всего заключить на основании их могил: могила одного Силена находится в стране евреев, а другого - у жителей Пергама. 7. На площади элейцев я видел еще храм и такого вида; он не высокий, стен у него нет, а крышу поддерживают сделанные из дуба колонны. Местные жители утверждают, что это могила, но чья - они не помнят. Если старик, которого я спросил, сказал правду, то это может быть могилой Оксила. 8. На площади же выстроено здание и для женщин, для так называемых "шестнадцати", где они ткут плащ для Геры.

XXV

1. Есть на площади старинный храм. Вокруг него идут галереи с колоннадами. Крыша на храме обвалилась, и в нем не осталось никаких статуй; он посвящен римским императорам.

2. За галереей, построенной из добычи от коркирцев, позади нее находится храм Афродиты, а под открытым небом недалеко от храма - ее священный участок. Статуя той Афродиты, которая поставлена в храме и которую они называют Уранией (Небесной) сделана из слоновой кости и золота; она - произведение Фидия; Афродита стоит, опираясь одной ногой на черепаху. Священный же участок второй Афродиты окружен оградой, а внутри этого участка сделана терраса, на которой стоит медная статуя Афродиты, сидящей на медном козле. Это творение Скопаса. Эту статую называют статуей Афродиты Пандемос (Всенародной). Относительно значения черепахи и козла высказывать свое мнение я предоставляю желающим.

3. Священный участок Аида и его храм - у элейцев есть посвященный ему и тот и другой - открывается каждый год один раз, но даже и тогда не позволяется входить туда никому, кроме определенного священнослужителя. Насколько я знаю, из людей почитают Аида одни только элейцы по следующей причине. Когда Геракл шел походом против Пилоса, что в Элиде, говорят, помощницей ему была Афина; на помощь же пилосцам явился Аид из за ненависти к Гераклу. За это в Пилосе воздается Аиду поклонение. Они в подтверждение своего рассказа приводят слова Гомера, сказавшего в "Илиаде":

Сам Аидес, меж богами ужасный, страдал от пернатой.

Тот же погибельный муж, громовержцева отрасль,

Аидеса,

В Пилосе ранив средь мертвых, в страдания

горькие ввергнул.

Если во время похода Агамемнона и Менелая на Илион Посейдон, по сказанию Гомера, был помощником эллинам, то вовсе не невероятно, по мнению того же поэта, что и Аид защищал пилосцев. Вот за это элейцы и воздвигли храм богу как милостивому к ним и враждебному к Гераклу. У них есть закон - открывать этот храм один раз в год, потому что, думаю, и людям один раз (в жизни) приходится спускаться в жилище Аида. 4. У элейцев есть и святилище Тихи (Счастья). В галерее святилища стоит статуя огромной величины; она сделана в виде деревянного позолоченного изображения, за исключением лица и конечностей рук и ног, которые у нее сделаны из белого мрамора. Тут же совершают поклонение и Сосиполиду (Спасителю города), налево от святилища Тихи, в небольшом здании. Бог изображен на картине в таком виде, каким он явился в сновидении: по возрасту мальчик, закутанный в хламиду, усеянную звездами. В одной руке он держит рог Амалфеи.

5. В наиболее населенной части города элейцев есть медная статуя, изображающая мужа, ростом не больше высокого человека, безбородого, положившего одну ногу на другую и опирающегося обеими руками на копье. На нее надевают одежды: одну из шерсти, другую из льна и третью из виссона. Говорили, что это статуя Посейдона и что в древности ему поклонялись в Самике, в Трифилии. Когда эта статуя была перенесена в Элиду, то почитание ее еще более усилилось, но ее стали называть статуей Сатрапа, а не Посейдона; называть его именем Сатрапа (это имя - прозвище Корибанта) они научились благодаря соседству с Патрами.

XXVI

1. Между площадью и (рекою) Мением находится древний театр и святилище Диониса; его статуя - работы Праксителя. Из всех богов больше всего элейцы чтут Диониса; они говорят, что бог даже посещает их праздник Фийи. Место, где они справляют этот праздник, который они называют Фийями, отстоит от города приблизительно стадиев на восемь. Сюда жрецами приносятся и ставятся в (определенном) здании пустые чаши, числом три, в присутствии горожан и случайно находящихся в городе иностранцев. На двери этого здания накладывают печати жрецы и кому угодно из присутствующих. На следующий день они имеют право осмотреть и признать свои печати, и после этого, когда они войдут в помещение, они находят эти чаши полными вина. Правильность этого рассказа под клятвою подтверждают самые уважаемые из элейцев, а с ними и иностранцы, так как сам я был здесь не во время этого праздника. Равным образом и жители острова Андроса говорят, что и у них раз в каждые два года в праздник Диониса само собой течет вино из храма Диониса. Если надо верить этим утверждениям эллинов, то надо бы принять за истину и рассказы, которые сообщают эфиопы, живущие за Сиеной, о "столе солнца".

2. В акрополе элейцев есть святилище Афины; в нем ее статуя, сделанная из слоновой кости и золота. Говорят, что это произведение Фидия. На ее шлеме изображен петух, так как петухи - птицы, наиболее склонные к боям; а может быть, и потому, что эта птица считается посвященной Афине Эргане.

3. Киллена отстоит от Элиды на расстоянии 120 стадиев. Она обращена к Сицилии и представляет удобную пристань для судов. Являясь гаванью элейцев, она получила название от имени некоего аркадянина. При перечислении городов элейцев Гомер не упоминает имени Киллены, но в дальнейших песнях он указывает, что был такой городок, и имя Киллены он знает:

Полидамас же корысти добыл с Килленейского Ота,

Друга Филидова, воинств вождя крепкодушных эпеян.

В Киллене есть святилища богов, одно - Асклепия, другое - Афродиты. Статуя же Гермеса, которого местные жители почитают особенно, представляет прямо поднятый мужской половой орган, поставленный на пьедестале.

4. Земля Элиды вообще очень плодородна, но лучше всего в ней родится виссон (тонкий лен). Коноплю, лен и виссон сеют все, у кого только земля для этого подходяще; но нитки, из которых серы делают одежды, не из кудели, а получаются другим способом. В земле серок есть насекомое, которое эллины называют сером (шелковичный червь), самими же серами он называется различно и вовсе не сером. Величина его вдвое больше, чем величина самого большого навозного жука, во всем же остальном он похож на пауков, которые ткут свою паутину под деревьями, и даже число ног, восемь, он имеет одинаковое с пауками. Этих животных серы выращивают, приготовив им для зимнего и летнего времени подходящее помещение. Продукт, вырабатываемый ими, является в виде тонких нитей, которые вьются вокруг их ножек. Жители кормят их в продолжение четырех лет, давая им в пищу просо; на пятый же год, зная, что дольше они не проживут, они дают им в пищу зеленый тростник; для этого животного это самая любимая пища из всех; наевшись этого тростника через меру, оно лопается от переполнения. По смерти от этого внутри его они находят много (шелковых) нитей. Известно, что остров Серия лежит в отдаленном углу Эритрейского моря. Но я еще слыхал, что не Эритрейское море, но река, которую называют Сером, образует этот остров, все равно как дельта в Египте образуется не морем, а рекою Нилом; таким вторым островом, говорят они, является и остров Серия. Эти серы, сами и те, которые заселяют соседние с ними острова, Абасу и Сакею, принадлежат к эфиопскому племени. Другие же говорят, что они не эфиопы, а скифы, смешавшиеся с индийцами. Вот как об этом рассказывают.

5. Если идти из Элиды в Ахею, то до реки Лариса 157 стадиев пути. В мое время Ларис является для элейцев границей их страны с ахейцами, но в более древние времена границей для них со стороны моря были высоты мыса Аракса.

КНИГА VII АХАЙЯ

I

1. Страна, находящаяся между Элидой и Сикионией и простирающаяся до Восточного моря, в наше время носит название Ахайи, по имени заселившего ее племени. Эта самая страна в древности называлась Эгиалом (Побережье), а населявший ее народ - эгиалеями. По сказаниям сикионцев, это имя получили от Эгиалея, царствовавшего в теперешней Сикионии. Некоторые же производят это название от характера природы этой местности, так как большая часть этой страны - берег (эгиал). 2. Впоследствии, когда умер Геллен, остальные сыновья Геллена изгнали из Фессалии Ксуфа, возведя на него обвинение, будто он похитил лично для себя часть из отцовских богатств; тогда Ксуф бежал в Афины, где он удостоился получить руку дочери Эрехтея, и от нее имел двух сыновей, Ахея и Иона. Когда Эрехтей умер, то судьею в споре между его сыновьями о власти был выбран Ксуф; он решил, что царем должен быть старший из них Кекроп; за это остальные сыновья Эрехтея изгнали его из этой страны. Тогда Ксуф отправился в Эгиал, поселился там и там же и умер. Из его сыновей Ахей, набрав себе сподвижников из Эгиала и из Афин вернулся в Фессалию и занял отцовскую область; Ион же стал набирать войско против эгиалеев и их царя Селинунта; тогда Селинунт отправил послов к Иону и предложил ему в жены свою единственную дочь Гелику, а ему самому - усыновление и право наследования власти. Это было согласно с желаниями Иона; поэтому по смерти Селинунта Ион получил власть и в честь своей жены выстроил в Эгиале город Гелику, а народ назвал по своему имени ионами. Но это было не переменой имени, а дополнением к их старому названию: они стали называться ионянами эгиалейскими. За этой страной еще долго оставалось ее древнее имя, так что Гомер в "Каталоге" при перечислении войск Агамемнона счел достаточным привести это древнее название страны:

Вдоль по поморью всему, и окрест обширной Гелики.

Тогда же, во время царствования Иона, началась война между афинянами и элевсинцами, и афиняне пригласили Иона быть военачальником в этой войне. Там же в Аттике его и постигла неизбежная для всех участь, и в деме Потамах находится могила Иона. Потомки Иона удержали власть над ионянами до тех пор, пока они сами и весь народ не были изгнаны ахейцами. 3. Сами же ахейцы в то время были изгнаны дорянами из Лакедемона и Аргоса. Что касается этих ионян и ахейцев и того, что ими было предпринимаемо друг против друга, то об этом сейчас и начинается мой рассказ; но сначала я расскажу о том, по какой причине до возвращения дорян из всех пелопоннесцев только к одним жителям Лакедемона и Аргоса применялось имя ахейцев. Сыновья Ахея, Архандр и Архител, прибыли в Аргос из Фтиотиды; прибыв туда, они стали зятьями Даная; Архител взял себе в жены Автомату, а Архандр - Скею. Ясным доказательством того, что в Аргосе они были пришельцами, служит тот факт, что Архандр дал своему сыну имя Метанаст (Переселенец). Когда же сыновья Ахея получили большую силу в Аргосе и Лакедемоне, то жившие там люди стали называться ахейцами, и это имя вытеснило другие названия. Это название было общим для этих обоих народов, аргивяне же имели специальное имя - данайцы.

В то время, о котором я начал рассказывать, изгнанные из Аргоса и из Лакедемона дорянами, сами ахейцы и их царь Тисамен, сын Ореста, обратились к ионянам через глашатаев с просьбой позволить им поселиться вместе с ними в их стране без войны. Но царей ионян охватил страх, как бы в случае соединения ахейцев с ними Тисамен за свое личное обаяние и доблесть и за славу своего рода не был бы выбран царем одновременно над обоими народами. Таким образом, ионяне не приняли предложений ахейцев, но даже выступили против них с оружием в руках. В произошедшей затем битве Тисамен пал, но ахейцы победили ионян, и когда последние бежали в Гелику, они их там осадили; впоследствии они разрешили им уйти оттуда под известными условиями. Ахейцы похоронили тело Тисамена в Гелике, но впоследствии лакедемоняне, по данному им из Дельф вещанию, привезли его кости в Спарту и еще в мое время можно было видеть в целости его гробницу там, где у лакедемонян происходят общественные обеды, так называемые фидитии. 4. Тогда ионяне отправились в Аттику. Афиняне и их царь Меланф, сын Андропомпа, приняли их в качестве своих сожителей из уважения к Иону и тем подвигам, которые он совершил, когда был начальником афинян во время войны. Но говорят и то, что афиняне не доверяли дорянам, боясь, как бы они не захотели потеснить их, и поэтому приняли ионян в сожительство себе скорее ради увеличения собственных сил, чем вследствие расположения к ним.

II

1. Немного лет спустя Медонт и Нелей, старшие из сыновей Кодра, подняли распрю между собой из за власти, и Нелей не раз говорил, что он не допустит, чтобы царем над ним был Медонт, так как Медонт был хромым на одну ногу. Они договорились между собой - перенести этот спор на решение оракула в Дельфах, и Пифия дала царство над афинянами Медонту. Поэтому Нелей и остальные сыновья Кодра отправились в чужие земли и основали колонии, уведя с собою добровольцев из афинян, но главную часть их войска составляли ионяне. 2. Это был третий морской поход, отправленный из Эллады, которым руководили цари, бывшие другого племени, чем народ, который следовал за ними. Самым древним был тот случай, когда фиванец Иолай, племянник Геракла, предводительствовал афинянами и феспийцами, направившимися на поселение в Сардо (Сардинию); одним поколением раньше, чем отплыли из Афин ионяне, Фер, сын Автесиона, родом фиванец, во главе лакедемонян и минийцев, изгнанных пеласгами с Лемноса, повел их на тот остров, который ныне по его имени называется Ферой, прежде же назывался Каллистой (Прекраснейшим). В третий раз такой поход организовали сыновья Кодра, хотя у них не было ничего общего с ионянами, так как со стороны Кодра и Меланфа они были мессенцами из Пилоса, афинянами - со стороны матери. В походе вместе с ионянами приняли участие следующие племена: фиванцы под начальством Филота, бывшего потомком Пенелея, и минийцы из Орхомена ввиду их родства с сыновьями Кодра. Участвовали и все фокейцы, кроме жителей Дельф, и абанты из Эвбеи. Корабли для плавания дали фокейцам афиняне Филоген и Дамон, сыновья Эвктемона, которые и сами стали но главе их похода для поселения в колонии.

Когда они со своими кораблями пристали к берегам Азии, то каждый из этих народов направился к разным приморским городам. Нелей со своим отрядом пошел в Милет. 3. Милетцы сами передают следующий рассказ о своей древнейшей истории: в течение двух поколений их страна называлась Анакторией, как при царе Анакте, бывшем автохтоном, так и при Астерии, сыне Анакта. Но когда к их берегам пристал Милет с войском критян, то оба - и земля и город - переменили свое название по имени Милета. А Милет и бывшее с ним войско прибыли из Крита, убегая от Миноса, сына Европы. Карийцы, которые прежде заселяли эту страну, стали жить совместно с критянами. Так вот, тогда, когда ионяне победили древних милетян, все мужское население они перебили, исключая тех, которые при взятии города успели бежать, а на их женах и дочерях женились сами.

Могила Нелея, если идти в Дидимы, находится недалеко от ворот, налево от дороги. 4. Святилище Аполлона в Дидимах и его оракул были древнее, чем поселение здесь ионян; но еще гораздо раньше, чем поселились здесь ионяне, совершалось поклонение Артемиде Эфесской. По моему, по крайней мере, мнению, Пиндар не все точно знал, что касается служения богине, так как он утверждал, что ее храм основали амазонки, отправляясь походом на Афины и на Тесея. Правда, что уже тогда женщины с Фермодонта принесли жертвы эфесской богине - как в этом случае, издавна зная это святилище, так равным образом и тогда, когда они бежали от Геракла; еще в более ранние времена некоторые из них, убегая от Диониса, пришли сюда в качестве молящих о защите. Ясно, что не амазонками основано это святилище; основателями были Корес, автохтон, и Эфес, - считают, что Эфес был сыном реки Каистра, - вот кто были основатели святилища, и по имени Эфеса дано и название городу. Жители этой страны были отчасти лелеги, ветвь карийского племени, но большинство населения составляли лидийцы. Кроме того, вокруг этого святилища жило много разного народа, пришедшего молить богиню о защите, в том числе и женщины из племени амазонок. 5. Андрокл, сын Кодра, так как он был выбран царем ионян, поплывших в Эфес, изгнал из страны лелегов и лидийцев, занимавших верхний город; жившим же вокруг святилища таких страхов переживать не пришлось: они дали клятву верности ионянам и в свою очередь получили ее и от них; таким образом они избегли войны. Отнял Андрокл и у жителей Самоса их остров, и некоторое время эфесцы владели Самосом и другими близлежащими островами. 6. Когда самосцы уже вернулись на свой родной остров, Андрокл отправился защищать жителей Приены против карийцев; греческое войско победило, но Андрокл пал в этой битве. Унеся с собою тело Андрокла, эфесцы похоронили его в своей земле, там, где еще и в мое время они показывают его могилу около дороги, ведущей из святилища мимо Олимпейона к Магнесийским воротам. На могиле поставлено изображение воина в полном вооружении.

7. Ионяне, заселявшие Миунт и Приену, тоже отняли эти города у карийцев. Вождем похода и основателем поселения в Миунте был Киарет, сын Кодра; а жители Приены - население, смешанное из фиванцев и ионян, - имели своим руководителем при поселении Филота, потомка Пенелея, и Эпита, сына Нелея. Несмотря на крайне жестокие притеснения со стороны перса Табала, а впоследствии со стороны своего же соплеменника Гиерона, приенцы всетаки остались в числе городов, состоявших членами Ионийского союза; жители же Миунта покинули город по следующей причине. В область Миунта вдавался небольшой морской залив, но река Меандр обратила его в болото, засорив устье илом и отрезав возможность свободного притока воды; вода загнила, перестав быть соленой морской водой, а потому из этого болота поднялась огромная туча комаров, вследствие чего люди были вынуждены покинуть город. Жители Миунта переселились в Милет, взяв с собой все движимое имущество и статуи богов. В мое время в Миунте не было ничего, кроме храма Диониса из белого мрамора. Несчастие, подобное испытанному жителями Миунта, постигло также и атарнетов, живших южнее Пергама.

III

1. Жители Колофона считают святилище и оракула в Кларосе в числе самых древнейших. По их словам, когда этой землей владели еще карийцы, первыми из эллинских племен прибыли сюда критяне, под начальством Ракия, и весь тот отряд, который следовал за Ракием; они овладели прибрежной полосой земли и властвовали на море своим флотом; местностью же внутри страны почти всею владели еще карийцы. Когда Ферсандр, сын Полиника, и аргивяне взяли Фивы, то пленные, в том числе и Манто, были отведены в Дельфы, в дар Аполлону; Тиресия же постигла кончина во время пути в Галиарте. Когда бог послал их для основания колонии, они переплыли на кораблях в Азию, и когда они были у Клароса, против них с оружием в руках выступили критяне и привели их к Ракию. Узнав от Манто, что это за люди и по какой причине они прибыли сюда, Ракий взял Манто себе в жены, ее спутникам разрешил поселиться в этой стране. Сын Ракия и Манто, Мопс, уже окончательно выгнал карийцев из этой земли. Заключив клятвенный договор с эллинами из Колофона, ионяне составили с ними один союз на равных правах, не имея никаких особых преимуществ. Но царское достоинство удержали за собой вожди ионян, Дамасихтон и Промет, сыновья Кодра. Впоследствии Промет, убив своего брата Дамасихтона, бежал на Наксос и там на этом острове и умер. Его тело было привезено на родину, и там сыновья Дамасихтона приняли и похоронили его. Здесь же находится могила Промета, имя этому месту Политейхиды. Почему жителям Колофона пришлось покинуть свой город, я уже раньше передал это в рассказе о Лисимахе. Из племен, переселившихся в Эфес, одни только жители Кодофона вступили в войну с Лисимахом и македонянами. Могила убитых в этой битве воинов из самих жителей Колофона и из жителей Смирны находится налево от дороги, если идти в Кларос.

2. Жителей Лебеда заставил выселиться из их города и разрушил его Лисимах для того, чтобы соединением с ними увеличить население Эфеса. Их страна во всех отношениях является богатой; между прочим из всех прибрежных областей в ней наибольшее число горячих (купальных) источников и (на вкус) очень приятных. В древности и Лебед заселяли карийцы, до тех пор пока их не изгнали ионяне под начальством Андремона, сына Кодра. Если идти из Колофона, то могила Андремона находится за рекою Калаонтом, налево от дороги. 3. Теос заселяли орхоменские минийцы, пришедшие в этот город с Афамантом; говорят, что этот Афамант был потомком Афаманта, сына Эола. И здесь карийцы были примешаны к эллинскому населению. Ионян привел в Теос Апойк, потомок Меланфа в четвертом колене, который ни в чем не изменил к худшему положения ни орхоменцев, ни теосцев. Немного лет спустя прибыли сюда воины от афинян и из Беотии. Отрядом из Аттики предводительствовали Дамас и Наокл, сыновья Кодра, а беотийцами - Герес из Беотии; их обоих вместе с их отрядами приняли к себе Апойк и теосцы, они поселились вместе с ними.

4. Говорят, что эрифрейцы первоначально пришли из Крита вместе с Эрифром, сыном Радаманта, и что основателем их города был Эрифр; этот город вместе с критянами занимали ликийцы, карийцы и жители Памфилии: ликийцы по родству с критянами, так как в древние времена ликийцы тоже пришли из Крита, те, что должны были бежать вместе с Сарпедоном, карийцы по дружбе, связывавшей их еще с глубокой древности с Миносом, жители Памфилии потому, что и они также принадлежат отчасти к эллинскому племени. Жители Памфилии были в числе тех, которые после взятия Илиона блуждали вместе с Калхантом. В то время население Эрифр состояло из перечисленных народов; спустя некоторое время Кноп, сын Кодра, собрал изо всех ионийских городов столько людей, сколько он мог, привел их сюда и поселил вместе с жителями Эрифр.

5. Городов у клазоменцев и фокейцев до прибытия ионян в Азию не существовало. Когда прибыли ионяне, то часть их, блуждая по стране, попросила себе у жителей Колофона вождя в лице Парфора и основала город под горою Идой; однако вскоре они его покинули и, вернувшись в Ионию, выстроили Скиппий в Колофонской области. Но уйдя добровольно и из Колофонской области, они заняли ту землю, которою они владеют и доныне, и выстроили на материке город Клазомены; на остров же они перешли из за страха перед персами. Александр, сын Филиппа, решил с течением времени превратить Клазомены в полуостров, проведя к их острову насыпь с материка. Население этих Клазомен по большей части не ионяне, а жители Клеон и Флиунта, которые при возвращении дорян в Пелопоннес должны были покинуть свои города. Что касается фокейцев, то родом они первоначально из той страны, которая называлась "лежащей у Парнаса" и до нашего еще времени носит название Фокиды; они переселились в Азию вместе с афинянами Филогеном и Дамоном, под их начальством; от жителей Кимы они получили землю не силой оружия, а по добровольному соглашению. Так как ионяне не принимали их в Панионийский союз, прежде чем они не изберут себе царей из рода Кодра, то они вызвали к себе от эрифрейцев и с Теоса Деета, Перикла и Абарта.

IV

1. Города ионян на островах - это Самос, расположенный против Микале, и Хиос, напротив Миманта. 2. Асий, сын Амфиптолема из Самоса, в своих поэмах написал, что у Феникса от Перимеды, дочери Энея, родились две дочери, Астипалея и Европа, что от Посейдона и Астипалеи был сын Анкей и что он царствовал над так называемыми лелегами; что у Анкея от его брака с дочерью реки Меандра, Самией, родились сыновья Перилай, Энуд, Самос и Алиферс, а также дочь Партенопа; а что от Партенопы, дочери Анкея, и Аполлона родился Ликомед. Вот что рассказал Асий в своих поэмах. 3. Но в те времена, о которых я говорю жители острова Самоса приняли к себе для совместной жизни ионян скорее в силу необходимости, чем руководясь дружескими чувствами. Вождем у ионян был Прокл, сын Питирея, и сам он был родом из Эпидавра и большею частью вел с собою эпидаврийцев, которые были изгнаны из Эпидавра Деифонтом и аргивянами. Этот Прокл происходил от Иона, сына Ксуфа. Андрокл и эфесцы пошли походом против Леогора, сына Прокла, царствовавшего после отца в Самосе, и, победив его в битве, изгнали самосцев с острова: они предъявляли к ним обвинение в том, будто вместе с карийцами они злоумышляли против ионян. После изгнания часть самосцев поселилась на острове около Фракии, и вследствие поселения на нем самосцев этот остров стали называть Самофракией вместо (прежнего его названия) Дардания; другие же вместе с Леогором укрепили стенами Анею на противоположном материке, и спустя десять лет они переправились на Самос, изгнали с него эфесцев и вновь завоевали себе остров.

4. Храм Геры на Самосе, по рассказу некоторых, основали плывшие на корабле Арго. Говорят, что они же привезли ее статую из Аргоса. Сами самосцы считают, что богиня родилась на их острове у реки Имбраса, под той ивой, которая еще в мое время росла в святилище богини. Что этот храм принадлежит к числу самых древних, можно очень хорошо заключить и на основании статуи: она является творением Смилида из Эгины, сына Эвклида. А этот Смилид был современником Дедалу, но не достиг его славы. 5. Дедал по своему происхождению был из Афин, царского рода так называемых Метионидов, и был славен во всем свете столько за свое искусство, сколько и вследствие своих блужданий и постигших его несчастий. Убив сына своей сестры и зная законы своей родины, он добровольно отправился в изгнание на Крит и сделал там статуи самому Миносу и его дочерям, как об этом повествует Гомер в "Илиаде". Обвиненный Миносом в преступлении и брошенный в тюрьму вместе с сыном, он бежал из Крита и прибыл в сицилийский город Иник к Кокалу; он послужил причиной войны между сицилийцами и критянами, так как, несмотря на требование Миноса, Кокал не выдал его. За свое искусство он был так почитаем дочерьми Кокала, что ради Дедала женщины замыслили убить Миноса. Отсюда видно, что имя Дедала стало известным по всей Сицилии и в большей части Италии. Что же касается Смилида, то известно, что он никуда не уезжал работать, кроме как к самосцам и в Элиду; здесь то, наверно, он был и именно он изваял статую Геры в Самосе.

6. "у поэта Иона, написавшего трагедию, в его истории сказано следующее: на этот остров, бывший безлюдным, прибыл Посейдон и сочетался здесь с нимфой; во время родовых страданий нимфы с неба выпал на землю снег (хион), и поэтому Посейдон дал имя родившемуся сыну Хиос. Сочетался он и с другой нимфой, и у него родились сыновья Агел и Мелан. С течением времени к Хиосу пристал со своими кораблями Энопион в сопровождении своих сыновей: Тала, Эванфа, Мелана, Салага и Афаманта. В царствование Энопиона прибыли на этот остров и карийцы, а также абанты из Эвбеи. Впоследствии царскую власть над островом после Энопиона и его сыновей принял Амфикл; он прибыл из Гистиеи на Эвбее, по вещанию из Дельф. В четвертом колене потомок Амфикла, Гектор, он также был царем на Хиосе, вступил в войну с жившими на острове абантами и карийцами; одних из них он убил в сражении, других же заставил удалиться в силу договора. Когда война между хиосцами прекратилась, Гектор припомнил тогда, что им вместе с ионянами следует совместно приносить жертвы в Панионийском святилище; и от всего собрания ионян за свою храбрость и личные достоинства он получил в качестве награды треножник. Вот что я нашел у Иона относительно Хиоса. Однако того, по какой причине хиосцы причисляются к ионянам, он этого не говорит.

V

1. Смирну, один из 12 эолийских городов, лежащий на том самом месте, где еще и в мое время находился город, называемый Старым городом, эту Смирну ионяне, двинувшись из Колофона, отняли у эолян и ею завладели; впоследствии ионяне разрешили жителям Смирны участвовать в собрании в Панионийском центре. Основателем того города, который существует теперь, был Александр, сын Филиппа; он его построил на основании видения, явившегося ему во сне. Говорят, что как то Александр охотился на горе Паге, и, когда охота была кончена, он пришел к святилищу Немезид и нашел тут источник и перед храмом платан, росший у самой воды. Когда он заснул под платаном, говорят, ему во сне явились Немезиды и велели построить здесь город и перевести в него жителей Смирны, выселив их из прежнего города. Когда жители Смирны послали в Кларос торжественное посольство, чтобы спросить, что им делать в данном случае, бог изрек им:

Трижды, четырежды будут счастливо блаженными

люди,

Жить которые станут у вод священных Мелета.

Поэтому они охотно туда переселились и чтут двух Немезид вместо одной, и матерью их называют они Никту (Ночь), тогда как афиняне говорят, что отцом их богини Немезиды в Рамнунте был Океан.

2. Иония отличается прекрасным климатом и ровной температурой воздуха; в ней есть храмы, каких нет нигде. Первым из них по величине и по всякому богатству является храм (Артемиды) в Эфесе; кроме того, есть два недоконченных храма Аполлона: один в Бранхидах Милетской области, другой в Кларосе, около Колофона. Двум же другим храмам в Ионии было суждено сгореть: их сожгли до основания персы, это - храм Геры на Самосе и храм Афины в Фокее; но, даже поврежденные огнем, они все же вызывали удивление. 3. Можно прийти в восхищение и от храма Геракла в Эрифрах и храма Афины в Приене; последний вызывает удивление статуей богини, а храм Геракла в Эрифрах - своей древностью. Статуя Геракла не подходит ни к так называемому эгинскому стилю, ни к древнейшим образцам аттических статуй, и если уж говорить о других стилях, то она точным образом напоминает стиль египетский" деревянный плот, и на нем бог приплыл из Тира в Финикию, по какой причине - этого не рассказывают и сами эрифрейцы. Когда этот плот достиг Ионийского моря, он, как говорят, пристал к мысу, называемому Месата (Середина); он находится на материке, как раз посредине пути, если плыть от Эрифрейского залива к острову Хиосу. Когда этот плот пристал к мысу, с одной стороны, то тут и эрифрейцы, а с другой стороны, и хиосцы приложили немало труда, не меньше рвения притащить эту статую на свою сторону. Наконец, один человек из Эрифр, по имени Формион, которому средства к жизни доставляло море и который прежде занимался рыбной ловлей, но вследствие какой то болезни потерял зрение, этот рыбак увидел сон, что эрифрейские женщины должны обрезать свои волосы и из этих волос мужчины должны сплести канат, и таким образом они смогут подтащить к себе плот. Женщины гражданки ни в коем случае не пожелали подчиниться этому приказанию, данному в сновидении, те же женщины, которые были фракийского племени и здесь были рабынями или которые жили здесь, будучи свободными, разрешили обрезать свои волосы; и таким образом эрифрейцы притащили к себе этот плот. Поэтому то только фракийским женщинам разрешен вход в храм Геракла. И этот канат, сделанный из их волос, местные жители хранят еще до моих дней. Они же, кроме того, рассказывают, что этот рыбак после этого прозрел и продолжал видеть уже в течение всей остальной жизни. 4. Есть в Эрифрах храм Афины Полиады и огромной величины древняя статуя богини, восседающей на троне; в каждой руке она держит прялку, а на голове у нее полос. Что это произведение Эндоя, я основываюсь, помимо прочих доказательств, также еще на внешней отделке" статуи внутри храма и главным образом наблюдении стиля работы статуй Харит и Гор, которые стоят на открытом воздухе, перед входом, изваянные из белого мрамора. И в мое время жителями Смирны был сооружен храм Асклепия между горой Корифой и морем, в которое не вливается никакая посторонняя вода.

5. Кроме своих храмов и хорошего климата, Иония обладает еще многим, заслуживающим описания: так, в Эфесской области есть река Кенхрий, гора Пион, своеобразная по своей природе, и источник Галитея. В Милетской области есть источник Библиды, связанный с поэтическими сказаниями о любви Библиды. В области Колофона есть роща Аполлона из ясеневых деревьев, а недалеко от рощи протекает самая холодная река в Ионии, Алент. В области Лебеда горячим источникам люди не только удивляются, но и получают пользу от них. Есть на острове Теосе, на мысе Макрие, купальни, одни у скал среди самого прибоя волн, другие же - устроенные с бросающейся в глаза роскошью. Есть купальни и у клазоменцев; здесь почитают Агамемнона. Есть тут пещера, так называемая у них "пещера матери Пирра"; с ней связано сказание о пастухе Пирре. В Эрифрах есть область Халкида, от которой получила свое название третья из его фил; в этой Халкиде есть мыс, выдающийся в море, и на нем морские купальни, из всех купален в Ионии наиболее полезные для людей.

6. В области Смирны есть река Мелет с великолепной водой, и пещера над ее истоками, где, говорят, Гомер составлял свои поэмы. В Хиосе могила Энопиона представляет интересное зрелище и послужила поводом к созданию нескольких легенд о его подвигах. У самосцев по дороге в храм Геры есть памятник Радины и Леонтиха, и установлено, что страдающие от любви идут молиться к этой могиле. Много в Ионии удивительного, ничуть не меньше, чем в самой Элладе.