Павсаний "Описание Эллады" | Часть I

КНИГА I. АТТИКА

I

1. Выступая вперед из греческого материка в направлении к Кикладским островам и к Эгейскому морю, в области Аттики лежит предгорье Сунион, образуя мыс (того же имени). Плывущий мимо этого мыса видит гавань, а на вершине мыса - храм Афины Сунийской. Если плыть дальше, то открывается Лаврион, где некогда находились у афинян серебряные рудники и небольшой пустынный остров, называемый "островом Патрокла": на нем возвел стену и устроил укрепление Патрокл, который, как наверх, прибыл с египетскими триерами, посланными Птолемеем, сыном Птолемея Лага, на помощь афинянам, когда Антигон, сын Деметрия, вторгнувшись с сухопутной армией, опустошал и грабил их страну и одновременно флотом блокировал их с моря. 2. Пирей издавна был сельской областью Аттики, и до тех пор, пока Фемистокл не стал у афинян архонтом, он гаванью не был; такой гаванью служил для них Фалер, так как в этом направлении море ближе всего подходит к городу. Говорят, что и Менесфей отплыл отсюда с кораблями против Трои, а раньше этого отсюда же отправился Тесей (на Крит), чтобы заплатить Миносу пеню за смерть его сына, Андрогея. Когда архонтом стал Фемистокл, то он нашел, что больше удобств для моряков представляет Пирей и что здесь три гаванивместо одной, как это было в Фалере; поэтому он здесь устроил для афинян портовый город. В мое еще время были тут корабельные доки и верфи, а у большой гавани находилась могила Фемистокла. Говорят, что афиняне раскаялись в своем отношении к Фемистоклу и что его родственники, взяв его останки, перевезли их из Магнесии (на родину). Как кажется, дети Фемистокла вернулись в Афины и в Парфеноне ими принесена в дар картина, на которой был изображен Фемистокл. 3. В Пирее наиболее достойно внимания святилище Афиныи Зевса; обе статуи сделаны из бронзы; Зевс держит в руках скипетр и Нику (Победу), Афина же - копье. Здесь же находится картина, изображающая Леосфена и его детей, работы Аркесилая; это тот Леосфен, который, командуя афинянами и всеми эллинами, победил македонянв Беотии в открытом сражении, а затем и за Фермопилами, и заставил их запереться в Ламии, против горы Эты. Позади Длинной стои (галереи), где был рынок для прибрежных жителей - для живших дальше от гавани был другой, - так вот позади этой приморской стои стояли статуи Зевса и Демоса (Народа), творение Леохара. У самого же моря Конон выстроил храм Афродиты, после морской победы над лакедемонянами около Книда, находящегося на выступах Карий. Книдяне больше всего почитают Афродиту и у них имеется ряд храмов богини. Из них самый древний - Афродиты Доритиды (Дающей плодородие), затем - Акреи (Владычицы горных вершин) и новейший, который все называют просто Книдией, а сами книдяне - Эвплоей (Доброй помощницей в плавании). 4. Есть у афинян и другая гавань в Мунихии с храмом Артемиды Мунихийской, а также гавань в Фалере, как сказано мной выше, и при ней святилище Деметры. Тут же храм Афины Скирады, немного дальше - храм Зевса и жертвенники как богам, называемым "Неведомыми" и героям, так и сыновьям Тесея и Фалера. Афиняне говорят, что этот Фалер плавал вместе с Ясоном в Колхиду. Есть жертвенник и Андрогею, сыну Миноса, который называется жертвенником Герою, но те, которые лучше изучили местные древности, знают, что это жертвенник Андрогею. 5. Отсюда стадиях в двадцати находится горный выступ Колиада, куда течение принесло обломки кораблей после гибели персидского флота. Тут есть статуи Афродиты Колиады и так называемых богинь Генетиллид (Покровительниц родов). Считаю, что и у фокейцев в Ионии богини, называемые Геннаидами, - те же самые, что и в Колиаде. По дороге в Афины из Фалера есть храм Геры без дверей и без крыши; говорят, что его сжег Мардоний, сын Гобрия. Но, как говорят, статуя, которая находится там теперь, - творение Алкамена. Поэтому эту статую не мог повредить Мардоний.

II

При входе в Афины встречается надгробный памятник амазонки Антиопы. По словам Пиндара, эта Антиопа была похищена Перифоем и Тесеем, а Гегий из Трезена относительно нее пишет в своей поэме, что, когда Геракл осаждал Фемискиру на Фермодонте и не мог ее взять, то Антиопа, влюбившись в Тесея, - а Тесей участвовал вместе с Гераклом в этом походе - передала ему это укрепление. Вот как повествует об этом Гегий. А афиняне говорят, что когда амазонки напали на Афины, то Мольпадия поразила; стрелой Антиопу, а сама Мольпадия была убита Тесеем. У афинян имеется памятник и Мольпадии. 2. Если подниматься в город из Пирея, то видны остатки стен, которые после морской битвы при Книде восстановил Конон, так как Фемистокловы стены, выстроенные по удалении персов, были разрушены во время владычества так называемых "тридцати". На этом пути самыми примечательными являются гробница Менандра, сына Диопита, и кенотаф (пустая гробница) Еврипида. Ведь Еврипид похоронен в Македонии, куда он отправился к царю Архелаю. А что касается того, как умер Еврипид, то ввиду того, что многие рассказывают об этом различно, пусть будет так, как они об этом говорят. 3. Ведь мы знаем, что в те времена поэты жили при дворах царей, и еще раньше Анакреонт был при Поликрате, тиране Самоса, а Эсхил и Симонид уехали в Сиракузы к Гиерону; при Дионисии, который позднее был тираном Сицилии, находился Филоксен, а у Антигона, македонского правителя, были приняты Антагор Родосский и Арат из Сол. Что касается Гесиода и Гомера, то им или не пришлось сблизиться с царями, или они сознательно этого не хотели: первый - вследствие любви к деревенской жизни и страха перед путешествиями, а Гомер или потому, что он переселился в очень далекие страны, или потому, что денежную выгоду от могущественных лиц ценил ниже, чем народную славу. Но тот же Гомер в своих поэмах говорит, что у Алкиноя был певец Демодок и что Агамемнон, отправляясь в поход, оставил при своей жене (Клитемнестре) некоего поэта. Недалеко от ворот есть могила, а на ней памятник, изображающий воина, стоящего рядом с конем. Кого он изображает, я не знаю, но конь и воин - работы Праксителя. 4. При самом входе в городнаходится здание, где хранятся вещи, необходимые для торжественных процессий, из которых одни совершаются ежегодно, а другие - через большие промежутки времени. Поблизости находится храм Деметры со статуями как самой Деметры, так и ее дочери и Вакха, держащего факел; на стене старинными аттическими буквами написано, что это произведение Праксителя. Недалеко от храма находится статуя, изображающая Посейдона на коне, бросающего копье в гиганта Полибота, относительно которого у жителей Коса существует сказание в связи с горным выступом Хелоной (Черепахой). Но надпись на статуе, сохранившаяся до нашего времени, относит эту статую к кому то другому, а не к Посейдону. От ворот до Керамика идут крытые галереи и перед ними - бронзовые статуи женщин и мужей, которые чем либо заслужили славу. 5. Вторая из этих галерей заключает в себе святилища богов и так называемый гимнасий Гермеса. Сюда же входит и дом Пулитиона, где, говорят, не какие либо неизвестные лица, а самые знатные из афинян кощунственно пародировали Элевсинские мистерии; в мое время этот дом был посвящен Дионису. Этого Диониса называют Мельпоменом (Ведущим хороводы) в том смысле, в каком Аполлона называют Музагетом (Предводителем Муз). Тут же статуи Афины Пэонии (Целительницы), Зевса, Мнемосины и муз с Аполлоном - посвящение и создание Эвбулида, и из числа спутников Диониса - Демон Акрат (несмешанного вина): на стене изображено лишь одно его лицо. За этим священным участком Диониса есть здание, в котором находятся фигуры из глины: афинский царь Амфиктион, угощающий всех остальных богов и особенно Диониса. Тут же и Пегас из Элевферы, который привел к афинянам Диониса; ему посодействовало в этом дельфийское прорицание, напомнившее посещение их богом еще при Икарии. 6. Царскую же власть Амфиктион получил следующим образом: говорят, что первым царем в современной Аттике был Актей. После смерти Актея власть принял Кекроп, женившийся на дочери Актея; у него родились дочери Герса, Аглавра и Пандроса, и сын Эрисихтон. Но последний не был царем над афинянами, так как случилось, что он умер еще при жизни отца. Власть Кекропа принял Кранай, из всех афинян особенно выдававшийся своим могуществом. Говорят, что у Краная, кроме других дочерей, была и Аттида, по ее имени и стали называть эту страну Аттикой, а прежде ее называли Актеей (Побережьем). Восстав против Краная, Амфиктион, хотя и имел женой его дочь, лишил его власти; впоследствии он и сам был изгнан Эрихтонием и его сторонниками, восставшими вместе с ним. Говорят, что у Эрихтония не было отца из числа смертных людей, но что его родителями были Гефест и Гея (Земля).

III

1. Местность Керамик получила свое имя от героя Керама; говорят, что и он был сыном Диониса и Ариадны. Тут первой по правую руку находится галерея архонта царя, так называемая Царская стоя, где заседает архонт царь в течение года, когда он выполняет свою должность. На черепичной крыше этой галереи стоят изображения из обожженной глины: Тесей, бросающий в море Скирона, и Гемера (День), несущая Кефала. Говорят, что за замечательную красоту в него влюбилась Гемера и похитила его и что от него она имела сына Фаэтона, которого впоследствии похитила Афродита и сделала стражем своего храма. Так рассказывают многие поэты, равно и Гесиод в своем повествовании "О женщинах". Рядом с этой галереей стоят статуи Конона, Тимофея, сына Конона, и кипрского царя Эвагора, который добился, что царь Артаксеркс дал Конону финикийские триеры. Эвагор это сделал как афинянин, будучи родом из Саламина: свою родословную он возводил к Тевкру и дочери Кинира. Тут же стоят статуи так называемого Зевса Элевтерия (Покровителя свободных)и императора Адриана, проявившего много милостей по отношению к своим подданным, которыми он правил, особенно к афинянам. 2. Позади этих статуй находится галерея с изображениями так называемых Двенадцати богов. На противоположной стене нарисованы Тесей, Демократия и Демос. Картина изображает Тесея, как установившего для афинян равноправие. Действительно, среди народа существует общераспространенное мнение, будто Тесей передал все руководство делами народу, и что, начиная с этого времени, Афины стали демократией, пока Писистрат не восстал и не сделался тираном. Рассказывается и многое другое, неверное, среди народа людьми, не очень сведущими в истории, которые все, что они в дни детства слышали в хорах и в трагедиях, считают за истину, говорится это, в частности и относительно Тесея; на самом деле он и сам царствовал, и впоследствии, после того как умер Менесфей, потомки Тесея до четвертого колена сохранили за собой: (царскую) власть. Если бы я захотел заниматься генеалогией, я мог бы перечислить всех тех, которые царствовали от времени Меланфа до Клидика, сына Эсимида. 3. Тут же была картина, изображающая битву афинян у Мантинеи, посланных на помощь лакедемонянам. Всю эту войну описывали и другие историки, в числе их и Ксенофонт, включая захват Кадмеи, поражение лакедемонян при Левктрах и то, как беотийцы вторглись в Пелопоннес и как пришла помощь со стороны афинян. На картине изображается битва всадников, в которой особенно отличились со стороны афинян Грил, сын Ксенофонта, а из беотийской конницы - фиванец Эпаминонд. Эти картины для афинян написал Эвфранор; он же написал и картины в находящемся поблизости храме Аполлона, имеющего прозвище "Отеческий". А из двух изваяний Аполлона, стоящих перед храмом, одно сделал Леохар, а другое, носящее название "Отвращающий зло" - Каламид. Говорят, что такое название присвоено богу за то, что благодаря прорицанию из Дельф он прекратил подобную чуме болезнь, губившую у афинян город во время Пелопоннесской войны. 4. Тут же расположен храм Матери богов, статую которой создал Фидий, а рядом с храмом здание так называемого Совета пятисот, члены которого сохраняли свою должность в течение года. В нем находится деревянная статуя Зевса Советчика, изваяние Аполлона - творение Пейсияи статуя Демоса - работы Лисона. Картину "Фесмофеты" (Законодатели) нарисовал Протоген из Кавна, а Ольбиад написал Каллиппа, который был начальником афинян, посланных к Фермопилам охранять Элладу от вторжения галатов.

IV

1. Эти галаты заселяют крайние страны Европы около моря, столь огромного, что до конца проплыть его невозможно; в нем бывают приливы и отливы, и животные живут в нем, совсем не похожие на животных в других морях; через их страну и протекает река Эридан. Считают, что здесь на берегах ее дочери Гелиоса оплакивают роковую гибель их брата Фаэтона. Название галатов стало общеупотребительным сравнительно поздно; прежде они сами себя называли кельтами и другие их так называли. Когда они собрались в поход, то их войско двинулось к Ионийскому морю; они опустошили и прогнали племя иллирийцев и все те племена, которые живут вплоть до пределов Македонии, и даже самих македонян; после этого они совершили набег на Фессалию. И даже когда они были уже близко от Фермопил, большинство эллинов относилось спокойно к нашествию варваров, так как уже раньше им пришлось потерпеть много зла, особенно от Александра и от Филиппа. Затем всю эллинскую землю подвергли опустошению Антипатр и Кассандр; вот почему каждое греческое государство в отдельности вследствие своей слабости не считало для себя позором не участвовать по мере своих сил в общей защите страны. 2. Но афиняне, несмотря на то что они больше других эллинов были утомлены продолжительностью войны с македонянами и потерпели в сражениях очень много поражений, тем не менее решились двинуться к Фермопилам с добровольцами из эллинов, выбрав себе в начальники вот этого Каллиппа. Заняв то место прохода, которое было самым узким, они заперли варварам проход в Элладу. Но кельты нашли ту обходную тропинку, по которой некогда провел персов Эфиальт из Трахина и, оттеснив поставленных на ней фокейцев, незаметно для эллинов перешли через Эту. 3. Тут афиняне оказали эллинам великую услугу: сражаясь на два фронта, окруженные со всех сторон, они продолжали защищаться и сдерживать варваров. Особенно тяжело было поражение тех, кто находился на кораблях, так как Ламийский залив подходил к Фермопилам в виде болота; мне кажется, что причиной этого является горячая вода, вытекающая здесь в море. Эти люди несли еще больший труд: принимая на палубу эллинов, они лишь с трудом могли плыть по жидкой грязи на судах, отягченных и оружием, и людьми.

4. Так вот они спасали эллинов вышеуказанным мною способом. Галаты были уже по эту сторону Фермопил; сочтя совершенно не стоящим внимания брать другие укрепления, они особенно стремились разграбить Дельфы и сокровища бога. Против них выступили сами дельфийцы и из фокейцев те, которые жили по городам у Парнаса. Прибыли и силы этолийцев. В это время этолийцы особенно славились своей молодежью. Когда они вступили в рукопашный бой, вдруг молния ударила в галатов, на них низверглись камни, сорвавшиеся с Парнаса, и перед варварами явились, как привидения, вооруженные воины. Говорят, что двое из них, Гиперох и Амадок, явились из страны гипербореев, а третий был Пирр, сын Ахилла. После этой помощи дельфийцы стали воздавать почести и приносить жертвы Пирру как герою, а прежде они относились к нему как к врагу, и его гробница была в пренебрежении. 5. Большинство галатов, на кораблях переправившись в Азию, стало опустошать ее прибрежные области. Спустя некоторое время обитатели Пергама, в древности называвшегося Тевфранией, прогнали их от моря. И вот галаты стали с тех пор занимать область по ту сторону реки Сангария, захватив фригийский город Анкиру (Якорь), которую в прежнее время выстроил Мидас, сын Гордия. Якорь, который нашел Мидас, еще в мое время находился в храме Зевса; существовал и так называемый Источник Мидаса; говорят, что Мидас подмешал в него вина, чтобы поймать Силена. Так вот эту то Анкиру они взяли, а также и Пессинунт под горой? Диндимом; там есть храм Матери богов, называемой Агдистис, где, говорят, похоронен Аттис. 6. У пергамцев хранятся трофеи, взятые у галатов, есть и картина, изображающая эту битву. Та же страна, которую занимают пергамцы, по их словам, в древности была священной областью Кабиров. Сами же они желают считаться аркадянами, перешедшими вместе с Телефом в Азию. Что касается других их войн, воевали ли они еще с кем либо, предание об этом не говорит; три наиболее славных дела совершены ими: овладение нижней Азией, изгнание из нее галатов и смелое нападение Телефа на эллинов, бывших с Агамемноном, когда они, потеряв дорогу к Ипиону, стали грабить Мисийскую равнину, приняв ее за троянскую землю. Возвращаюсь к началу своего рассказа к тому месту, откуда я сделал отступление.

V

1. Рядом со зданием Совета пятисот стоит так называемый Толос (купольное здание). Здесь пританы приносят жертвы и находятся небольшие, сделанные из серебра изображения. Выше стоят статуи героев, по именам которых впоследствии у афинян были названы филы. Кто создал десять фил вместо четырех и дал им новые имена вместо древних, об этом рассказано у Геродота. 2. В числе героев эпонимов (дающих имя), находятся Гиппотоонт, сын Посейдона и Алопы, дочери Керкиона, затем - Антиох из числа детей Геракла, рожденный Гераклу Медою, дочерью Филанта; третий - Аякс, сын Теламона, а из афинян - Леонт: говорят, что согласно прорицанию бога, он отдал для общего спасения (на жертву) своих дочерей. В числе героев эпонимов находится и Эрехтей, который победил в сражении элевсинцев и убил командовавшего ими Иммарада, сына Эвмолпа. Там же находятся Эгей и Эней, побочный сын Пандиона, и из сыновей Тесея - Акамант. 3. Что касается Кекропа и Пандиона, их изображения я тоже видел среди эпонимов; я не знаю, кого именно они почитают под этим именем: был один Кекроп, который имел женою дочь Актея, но был и другой, позднее, который переселился в Эвбею, - это сын Эрехтея, внук Пандиона, правнук Эрихтония. Равным образом царствовали и два Пандиона, один - сын Эрихтония, другой - сын Кекропа. Последнего лишили власти Метиониды (сыновья Метиона); вместе с ним, бежавшим в Мегару, так как он был женат на дочери Пиласа, царствовавшего у мегарцев, были изгнаны и его сыновья. Говорят, что Пандион там захворал и умер, и в Мегарской области у моря поставлен ему памятник на скале, называемой скалой Афины Эфии (Утка нырок). 4. Его сыновья возвратились из Мегары и изгнали сыновей Метиона; власть над афинянами получил Эгей, как старший. Но дочерей не на счастье себе воспитал Пандион и от них не осталось ему внуков мстителей; дело в том, что для увеличения своей власти он вступил в родство с фракийским царем. Но для человека нет никакой возможности преступить пути, назначенные богом. Говорят, что Терей, будучи мужем Прокны, обесчестил Филомелу, поступив вопреки эллинскому закону, а затем, обращаясь позорно с девушкой, заставил женщин прибегнуть к необходимости отмщения ему. Есть и другая статуя Пандиону в Акрополе, достойная обозрения. 5. Эти эпонимы были у афинян из числа древних героев; впоследствии были у них еще филы, получившие наименование от Аттала Мисийского и Птолемея Египетского, а в мое уже время - от императора Адриана, который больше всех других сделал для прославления богов и прилагал наибольшие старания, чтобы осчастливить всех своих подданных. Ни одной войны он не начинал по своему собственному желанию, евреев же засирийскихон усмирил, так как они отделились сами. А сколько храмов богов он выстроил заново, сколько он украсил посвящениями и пожертвованиями, какие подарки он сделал эллинам, а также тем из варваров, которые к нему обращались, - все это о нем написано в Афинах в храме Всех богов.

VI

1. Эпоха Аттала и Птолемея настолько далека, что о ней не могло сохраниться устного предания, а лица, жившие вместе с царями и занимавшиеся описанием их дел, еще раньше были преданы забвению. Ради этого я пришел к мысли рассказать как о деяниях, какие они совершили, так и о том, как к их отцам перешла власть над Египтом и Мисией и над соседними народами. 2. Македоняне считают Птолемея сыном Филиппа, внуком Аминты, официально же называют сыном Лага; дело в том, что, по их словам, Филипп выдал мать Птолемея замуж за Лага, когда она уже забеременела им. Они говорят, что Птолемей совершил в Азии много славных подвигов; особенно больше всех других приближенных он оказал помощь Александру в стране оксидраков, когда Александр лично подвергся там опасности. По смерти Александра он восстал против тех, которые хотели передать всю власть Аридею, сыну Филиппа; он оказался главным виновником того, что отдельные народы распались на отдельные царства. 3. Он сам переправился в Египет, убил Клеомена, которого Александр поставил в качестве сатрапа над Египтом, считая его сторонником Пердикки и поэтому человеком, которого нельзя считать верным и преданным ему, Птолемею; македонян, назначенных перевезти тело Александра в Эги, он убедил передать тело (Александра) ему. И он похоронил его по македонскому обряду в Мемфисе; зная, что за это Пердиккапойдет на него войною, он держал Египет на военном положении. Для того, чтобы дать этому походу благовидный предлог, Пердикка взял с собою Аридея, сына Филиппа, и мальчика Александра, родившегося от Роксаны, дочери Оксиарта, и Александра; на самом же деле он злоумышлял против Птолемея, желая отнять у него царство над Египтом. Изгнанный из Египта, когда и другие военные дела шли у него не блестяще, а кроме того, оклеветанный перед македонянами, он был убит своими телохранителями. 4. Смерть Пердикки тотчас же побудила Птолемея к новым военным действиям; с одной стороны, он захватил Сирию и Финикию, с другой - принял к себе изгнанного Антигоном и бежавшего к нему Селевка, сына Антиоха, и сам стал готовиться к защите против Антигона; он убедил Кассандра, сына Антипатра и Лисимаха, царствовавшего во Фракии, принять участие в этой войне, указывая им на изгнание Селевка и на то, что Антигон, усилившись, станет страшным для всех них. 5. Антигон тоже все это время готовился к войне и далеко не был спокоен ввиду грозившей опасности. Когда же он узнал, что Птолемей отправился походом в Ливию, так как от него отпала Кирена, он немедленно захватил Сирию и Финикию и, передав их своему юному сыну Деметрию, по разуму высокоодаренному, сам спускается к Геллеспонту. Но прежде чем он успел перейти его, ему пришлось повернуть свое войско назад, так как он услыхал, что Деметрий побежден в битве Птолемеем. Но Деметрий не совсем покинул захваченную Птолемеем страну; напротив, несколько небольших отрядов египетских войск он завлек в засаду и уничтожил. Тогда, не ожидая приближающегося Антигона, Птолемей удалился в Египет. 6. По прошествии зимы, отправившись с флотом на Кипр, Деметрий победил в морской битве Менелая, сатрапа Птолемея, а затем и самого Птолемея, выступившего против него. Когда Птолемей бежал в Египет, то Антигон и Деметрий осадили его и с суши и одновременно с моря флотом. Птолемей, поставленный в крайне опасное положение, однако, сохранил за собой свою власть, выставив против врагов войско у Пелусия, а со стороны реки защищаясь триерами. Ввиду такого положения дел, не имея уже никакой надежды захватить Египет, Антигон послал Деметрия с флотом и большим войском к Родосу в надежде, если ему удастся завладеть островом, воспользоваться им как опорным пунктом против Египта. Но и сами родосцы проявили много смелости и находчивости против осаждающих их, да и Птолемей оказал им помощь в этой войне всеми находившимися в его распоряжении силами. 7. Потерпев неудачу у Родоса, как прежде в Египте, а немного спустя после этого решившись пойти походом против Лисимаха, Кассандра и Селевка, Антигон потерял большую часть войска и сам погиб, изнуренный особенно продолжительной войной против Эвмена. Среди царей, выступивших тогда против Антигона, самым безбожным, я считаю, был Кассандр, который, сохранив власть над Македонией благодаря Антигону, пошел войной против своего благодетеля. 8. После смерти Антигона Птолемей опять занял Сирию и Кипр и вернул Пирра в область феспротов (в Эпире). В это время Кирена отпала от него, но на пятый год после отпадения ее взял Магас, его сын от Береники, бывшей тогда его женой. Если этот Птолемей действительно, как рассказывают, был сыном Филиппа, сына Аминты, то надо признать, что от отца он унаследовал эту невоздержанную страсть к женщинам; имея женою Эвридику, дочь Антипатра, и имея от нее детей, он влюбился в Беренику, которую Антипатр послал вместе с Эвридикой в Египет. Влюбившись в эту женщину, он имел от нее детей и когда уже был близок к смерти, он оставил власть над Египтом Птолемею, рожденному от Береники, а не от дочери Антипатра; в честь его то афиняне и назвали свою филу.

VII

1. Этот Птолемей, влюбившись в Арсиною, свою родную сестру и по отцу и по матери, женился на ней, совершив то, что у македонян ни в коем случае не дозволяется, но что было в обычае у египтян, над которыми он властвовал. Затем он убил брата своего Аргея, будто бы посягавшего на его жизнь. Он же перевез прах Александра из Мемфиса (в Александрию). Он убил и другого брата, рожденного Эвридикой, заметив, что он побуждает жителей Кипра к отпадению. Брат Птолемея по матери, Магас, получивший благодаря матери своей Беренике наместничество в Кирене - он был рожден Береникою от Филиппа, хотя и македонянина, но человека незнатного и из простого народа, - так вот этот Магас, отложившись от Птолемея, повел войско из Кирены на Египет. 2. Птолемей, укрепив проходы, ожидал наступления киренских войск, но Магасу еще во время пути дали знать, что от него отложилось племя мармаридов из числа кочевых ливийцев. Тогда он вернулся в Кирену. Птолемей хотел его преследовать, но вот какая причина его задержала. Когда он готовился отразить шедшего на него войной Магаса, он набрал наемников, в их числе до четырех тысяч галатов. Заметив, что они злоумышляют сами захватить Египет, он перевез их через реку на пустынный остров, где они и погибли, отчасти истребив друг друга, отчасти от голода. 3. Магас же, который был уже женат на Апаме, дочери Антиоха, сына Селевка, убедил Антиоха нарушить те договоры, которые его отец Селевк заключил с Птолемеем, и двинуться на Египет. Когда Антиох стал уже снаряжать поход, Птолемей отправил ко всем народам, над которыми властвовал Антиох, (своих людей, чтобы они) как грабители прошли через земли более слабых, тех же, которые были более сильными, он хотел задержать военными действиями, чтобы тем помешать походу Антиоха против Египта. Этот Птолемей, как я говорил выше, послал флот на помощь афинянам против Антигона и македонян, но это не принесло большой пользы афинянам в деле спасения. Дети у него родились не от сестры Арсинои, а от дочери Лисимаха; бывшую его женой сестру смерть постигла еще раньше; она умерла бездетной; у египтян есть целый ном (округ), носящий ее имя, Арсиноита.

VIII

1. Мой рассказ следует дополнить упоминанием о деятельности Аттала, так как и он находится в числе эпонимов у афинян. Некий македонянин по имени Доким, военачальник Антигона, перешедший впоследствии на сторону Лисимаха со всеми царскими богатствами, имел евнухом пафлагонца Филетера. Что совершил этот Филетер для того, чтобы отпасть от Лисимаха и как он призвал к себе Селевка, я об этом расскажу, когда буду говорить о Лисимахе. 2. Этот Аттал, будучи сыном Аттала, племянником Филетера, получил власть по наследству от своего двоюродного брата Эвмена. Самым крупным из его подвигов был тот, что он заставил галатов отступить от моря внутрь страны, в ту область, которую они занимают и сейчас. 3. После статуй эпонимов стоят изображения богов Амфиарая и Эйрены (Мира), несущей на руках мальчика Плутоса (Богатство). Тут же стоит медное изображение Ликурга, сына Ликофронта, и Каллия, который, по общераспространенным среди афинян рассказам, добился для эллинов мира с Артаксерксом, сыном Ксеркса. 4. Тут же и статуя Демосфена, которого афиняне заставили удалиться на остров Калаврию перед Трезеном, затем, снова приняв его в число граждан, они опять присудили его к изгнанию после поражения при Ламии. Когда Демосфен вторично должен был бежать, он и на этот раз переправился в Калаврию, где и умер, приняв яд; из числа эллинских политических изгнанников только его не смог Архий выдать живым Антипатру и македонянам. Этот Архий, родом из Фурий, совершил богопротивное дело. Всех тех, которые действовали против македонян, прежде чем эллины потерпели поражение в Фессалии, всех их Архий приводил к Антипатру с тем, чтобы он подверг их наказанию. Вот во что вылилась для Демосфена его чрезмерная любовь к афинянам. 5. Недалеко от статуи Демосфена находится храм Ареса. В нем находятся две статуи Афродиты; статуя Ареса - работы Алкамена, а статую Афины создал какой то паросец по имени Локр. Тут же - статуя Энио (богини войны), которую создали сыновья Праксителя. Около храма стоят статуи Геракла, Тесея и Аполлона Анадумена, завязывающего лентою волосы. Тут же статуи Калада, написавшего для афинян номы (торжественные гимны), и Пиндара, получившего от афинян много других знаков расположения, а также и эту статую за то, что составил в их честь гимн. Недалеко стояли Гармодий и Аристогитон, убившие Гиппарха; какая была причина этого убийства и каким образом они совершили этот подвиг, рассказано у других. Из этих статуй одни являются творением Крития, а более древние создал Антенор. Ксеркс, взяв Афины, когда афиняне покинули город, увез с собою и эти статуи в качестве добычи; впоследствии их прислал назад афинянам Антиох. 6. Перед входом в театр, который называют Одеоном, стоят статуи египетских царей. Общее всем им имя - Птолемеи, но каждому дается еще свое собственное прозвище: один называется "Филометор" (любящий мать или любимец матери), другой - "Филадельф" (любящий брата), сына Лага называют "Сотером" (Спасителем), так как это имя ему дали родосцы. Из остальных носит название Филадельфа тот, о котором я упоминал прежде, при перечислении эпонимов; рядом с ним стоит и статуя его сестры Арсинои.

IX

1. Тот, который называется "Филометор", был восьмым потомком Птолемея, сына Лага, прозвище же свое он получил в насмешку, так как мы не знаем ни одного из царей, который был бы так ненавидим своей матерью; хотя он был старшим из ее сыновей, но мать не хотела допустить, чтобы он был призван занять престол, и еще раньше она добилась от его отца того, чтобы он был послан на остров Кипр. Называют разные причины такого нерасположения Клеопатры к сыну, между прочим и ту, что младший из ее сыновей, Александр, как она надеялась, будет ей более других послушен. Поэтому она склоняла египтян выбрать царем Александра. 2. Но так как население противилось ее желанию, то она вторично послала на Кипр Александра номинально в звании стратега, на деле же желая через него держать в страхе Птолемея. Затем, нанеся раны тем из евнухов, кого она считала наиболее себе преданными, она вывела их и показала народу, как будто она сама подверглась покушению со стороны Птолемея, говоря при этом, что вот как расправился он с ее евнухами. Александрийцы бросились убивать Птолемея, но так как он опередил их, успев сесть на корабль, то они избирают царем прибывшего с Кипра Александра. 3. Но Клеопатру постигло возмездие за изгнание Птолемея: она была убита тем самым Александром, которого она сама сделала царем египтян. Когда же это дело раскрылось и Александр из страха перед гражданами бежал, то вернулся Птолемей и вторично получил власть над Египтом. Он начал войну с отпавшими фиванцами и, подчинив их себе на третий год после отпадения, так разорил их, что у жителей Фив не осталось даже воспоминания об: их прежнем благополучии, а оно было настолько велико, что богатством они превосходили самых богатейших из эллинов, как святилище в Дельфах, так и орхоменцев. Немного спустя после этого Птолемея постигла неизбежная судьба (смерть); афиняне же, испытавшие от него много благодеяний, которых не стоит перечислять, поставили ему медную статую, а также Беренике, которая из всех его детей была единственной законной. 4. За статуями египетских царей стоят статуи Филиппа и Александра, сына Филиппа. Но их деяния во всяком случае настолько велики, что их нельзя изложить мимоходом. Египетским царям эти посвящения были сделаны в знак истинного почтения, как дар, оказанный благодетелям, Филиппу же и Александру скорее из лести по отношению к ним со стороны народа; равно и Лисимаху они поставили статую не столько вследствие доброго расположения, сколько считая его в данное время полезным для себя. 5. Этот Лисимах был родом македонянин и телохранитель Александра; как то раз в гневе Александр велел заключить его в одно помещение со львом, но он нашел его победителем зверя; после этого Александр стал всегда оказывать ему уважение и почет наравне с лучшими из македонян. По смерти Александра Лисимах стал царем фракийцев, соседних с македонянами, над которыми властвовал Александр, а раньше Филипп. 6. Они составляли, конечно, только небольшую часть всего фракийского племени. Ни один из народов не является более многочисленным, чем все фракийцы, взятые вместе, исключая только кельтов, если сопоставлять одно племя с другим; поэтому до римлян никто не мог покорить всех фракийцев. Фракия вся подвластна римлянам, что же касается стран кельтов, то только те из них, которые римляне сочли для себя ненужными, вследствие чрезмерного холода и скудости их земли, они добровольно оставили без внимания, те же, которые стоило приобрести, они подчинили своей власти. 7. Лисимах тогда вступил в войну с ближайшими из своих соседей, одрисами, а затем пошел войной на Дромихета и на гетов. Так как он столкнулся с людьми опытными в военном деле, а кроме того, и во много раз превосходившими его численностью, то сам он, попав в крайне опасное положение, бежал, сын же его Агафокл, в первый раз участвовавший вместе с ним в походе, был взят в плен гетами. Потерпев и в дальнейшем неудачи на войне и считая плен своего сына делом немаловажным, Лисимах заключил мир с Дромихетом, уступив гетскому царю часть своей области по ту сторону Истра (Дуная) и скорее под давлением необходимости выдав за него замуж свою дочь. Другие же говорят, что в плен попал не Агафокл, а сам Лисимах и был спасен Агафоклом, заключившим ради него такой договор с гетским царем. Когда он вернулся, то для Агафокла он сосватал Лисандру, дочь Птолемея, сына Лага, и Эвридики. 8. Он переправился с флотом в Азию и в союзе с другими положил конец власти Антигона. Нынешний город эфесцев он увеличил, расширив до самого моря и переселив в него жителей Лебеда и колофонцев, их же города он разрушил, как видно из стихов Феникса, ямбического поэта, оплакивавшего разрушение Колофона. Гермесианакта, писателя элегий, в это время, по моему мнению, не было уже в живых, а то бы, конечно, и он пролил слезы над разрушением Колофона. Лисимах вступил в войну и с Пирром, сыном Эакида. Выждав момент, когда Пирра не было в Эпире, так как он часто уходил в чужие земли, он опустошил весь Эпир и дошел до гробниц царей. 9. Дальнейшее мне кажется невероятным, но Гиероним из Кардии пишет, что Лисимах, доставая из могил кости умерших, раскидывал их. Этот Гиероним вообще заслужил известность тем, что писал под влиянием чувства ненависти ко всем царям, кроме Антигона, которого он не по заслугам восхваляет. Совершенно явно, что этот рассказ о могилах эпирских царей является его злостной выдумкой, будто бы македонянин мог выкинуть кости из могил. Кроме того, что Лисимах не мог не знать, что эти цари были предками не только Пирра, но и Александра ведь - и Александр был эпиротом и по матери из рода Эакидов; да и союз, заключенный впоследствии между Пирром и Лисимахом, показывает, что и во время войны они не совершили друг против друга ничего такого, что не дало бы им возможности примириться. Вполне возможно, что у Гиеронима были и другие причины для обвинений против Лисимаха, но главное было то, что Лисимах разрушил Кардию и вместо нее на перешейке Фракийского Херсонеса основал Лисимахию.

X

1. Пока царствовал в Македонии Аридей, а потом Кассандр и его дети, у Лисимаха была дружба с македонянами. Когда же власть перешла к Деметрию, сыну Антигона, тогда Лисимах, считая, что ему грозит война со стороны Деметрия, решил сам начать против него военные действия, зная, что у Деметрия есть одна отцовская черта, а именно жажда захватов. Вместе с тем он видел, что, прибыв в Македонию по приглашению Александра, сына Кассандра, Деметрий тотчас же убил самого Александра и вместо него захватил власть над Македонией. 2. По этим причинам напав на Деметрия под Амфиполем, он едва не был вытеснен из Фракии и только благодаря оказанной ему помощи со стороны Пирра удержал за собою Фракию и впоследствии властвовал над македонянами и нестиями. Большей же частью Македонии стал владеть сам Пирр, явившись с военными силами из Эпира, благодаря хорошим отношениям, в которых в данный момент он находился с Лисимахом. Когда же Деметрий перешел в Азию и начал войну с Селевком, то пока дела Деметрия шли для него достаточно успешно, союз Пирра и Лисимаха оставался неизменным, но когда Деметрий попал в руки Селевка, у Лисимаха с Пирром дружба кончилась. Когда начались военные действия, Лисимах в решительном сражении победил Антигона, сына Деметрия, и даже самого Пирра и завладел Македонией, заставив Пирра вернуться в Эпир. 3. Обычно с людьми происходит много несчастий из за любви. Когда Лисимах достиг преклонного возраста, и боги благословили его уже многочисленным потомством, да и у Агафокла были дети от Лисандры, он женился на Арсиное, сестре Лисандры. Говорят, что эта Арсиноя, боясь за себя и за своих детей, как бы после смерти Лисимаха им всем не оказаться во власти Агафокла, составила заговор на его жизнь. Другие же писали, будто Арсиноя влюбилась в Агафокла, но, не достигнув своей цели" поэтому, говорят, она замыслила смерть Агафоклу. Говорят, что и Лисимах впоследствии заметил эти дерзкие планы жены, но сам он уж не имел никакой силы, так как был доведен до крайности, лишившись всех своих друзей. 4. После того, как Лисимах допустил, чтобы Арсиноя убила Агафокла, Лисандра бежала к Селевку, взяв с собою детей и своих братьев" когда это случилось, бежали к Птолемею. Так вот в это время они бежали к Селевку. За ними последовал и Александр - это был сын Лисимаха, но от жены из племени одрисов. Придя в Вавилон, они стали умолять Селевка начать войну с Лисимахом. Одновременно с этим и Филетер, которому были доверены все сокровища Лисимаха, глубоко пораженный кончиной Агафокла и, относясь подозрительно к действиям Арсинои, захватил Пергам, город на реке Каике, и, отправив вестника, он и себя и все свои богатства отдал во власть Селевка. 5. Узнав обо всем этом, Лисимах поспешно переправился в Азию; начав сам войну и вступив в сражение с Селевком, он был им наголову разбит и погиб. Александр, который был сыном Лисимаха от одрисиянки, с трудом умолив Лисандру, получил труп Лисимаха и впоследствии, отвезя его в Херсонес, похоронил его там. Его гробницу и сейчас еще можно видеть между поселком Кардией и Пактией. Такова то была судьба Лисимаха.

XI

1. У афинян есть также статуя Пирра. Этот Пирр не состоит ни в каком родстве с Александром, если не считать, что они одного рода. Пирр был потомком Эакида, сына Ариббы, а Александр - сыном Олимпиады, дочери Неоптолема, а у Неоптолема и Ариббы отцом был Алкет, сын Фарипа. От Фарипа же до Пирра, сына Ахилла, еще пятнадцать мужских поколений. Этот первый Пирр по взятии Трои не захотел вернуться в Фессалию, но, удалившись в Эпир, поселился тут, согласно предсказаниям Гелена. У него не было детей от Гермионы, от Андромахи же были Молосс, Пиел и самый юный из них Пергам. А у Гелена был сын Кестрин: с Геленом жила Андромаха после того, как Пирр был убит в Дельфах. 2. Когда Гелен, умирая, передал власть Молоссу, сыну Пирра, то Кестрин с добровольцами из эпиротов занял область по ту сторону реки Фиамия, а Пергам, перейдя в Азию, убил правившего в Тевфрании Арея, вступив с ним в единоборство из за власти, и дал название городу, который и сейчас носит его имя. И сейчас есть в городе героон (святилище в честь) Андромахи, которая последовала за ним. Пиел же остался в Эпире, и к нему как предку восходит родословная Пирра, сына Эакида, а не к Молоссу. 3. До Алкета, сына Фарипа, власть над эпиротами принадлежала одному царю. Когда же сыновья Алкета стали спорить друг с другом, они пришли к мысли управлять совместно. Они все время сохраняли верность друг другу; впоследствии же Александр, сын Неоптолема, погиб в Лукании, а Олимпиада из страха перед Антипатром прибыла в Эпир, и Эакид, сын Ариббы, был во всем послушен Олимпиаде, даже ходил вместе с ней походом, чтобы воевать с Аридеем и македонянами, хотя эпироты не хотели следовать за ними. 4. Когда же Олимпиада, одержав победу в этой войне, стала совершать безбожные деяния, умертвив Аридея и поступая еще более безбожно по отношению к македонянам, и за все это, как считали, вполне заслуженно понесла наказание от Кассандра, то Эакида вначале не хотели принять царем сами эпироты из за ненависти к Олимпиаде; когда же с течением времени он добился их сочувствия и согласия, то этому вторично воспротивился Кассандр - именно тому, чтобы он вернулся (и укрепился) в Эпире. Когда произошла около Эниад битва между Филиппом, братом Кассандра, и Эакидом, то Эакида, получившего рану, немного спустя постигла неизбежная судьба. 5. Тогда эпироты приняли на царство Алкета, сына Ариббы, и старшего брата Эакида, человека крайне несдержанного по характеру и за это изгнанного отцом. И теперь вернувшись, он тотчас стал безумствовать над эпиротами; за это, восставши, они убили ночью и его и его детей. Убив его, они призвали к себе Пирра, сына Эакида. Когда он явился, на него тотчас же пошел войной Кассандр. Пирр был еще молод годами и не укрепил еще как следует своей власти; поэтому при наступлении македонян он бежал в Египет к Птолемею, сыну Лага, и Птолемей выдал за него замуж единоутробную сеструсвоих детей и вернул его назад при помощи египетского войска. 6. Первыми из эллинов, на которых Пирр, воцарившись, напал, были жители острова Коркира, так как он видел, что этот остров лежит как раз против его страны и не желал, чтобы он был для других исходным пунктом при военных действиях против него. Что Пирр испытал после завоевания Коркиры, воюя с Лисимахом, и как, изгнав Деметрия, он властвовал над Македонией, пока он сам опять не был изгнан Лисимахом, все эти важнейшие деяния Пирра в это время мною уже рассказаны при изложении судьбы Лисимаха. 7. С римлянами же, насколько мы знаем, до Пирра не вступал в войну никто из эллинов; ведь у Диомедаи бывших с ним аргивян, как говорят, не было еще никакого столкновения с Энеем. Афинянам же, которые мечтали о многом другом и между прочим о завоевании всей Италии, их поражение под Сиракузами помешало испытать себя в войне с римлянами; Александр же, сын Неоптолема, будучи одного рода с Пирром, но старше его возрастом, погиб в Лукании прежде, чем ему пришлось столкнуться в открытом бою с римлянами.

XII

1. Таким образом, Пирр был первым, кто переправился из Эллады через Ионийское море против римлян. Но и он переправился туда по приглашению тарентинцев. 2. У них еще раньше шла с римлянами война. Не будучи в силах сами сопротивляться им, и так как они раньше оказали Пирру услугу, когда он вел войну с Коркирой, послав ему на помощь флот, тарентинцы при помощи своих послов убедили Пирра принять участие в войне; ссылаясь на свои прежние отношения, они главным образом указывали ему, что Италия по богатству равна всей Греции и что, кроме того, с его стороны будет не согласно с божеским законом, если он откажет своим друзьям, пришедшим в данный момент как молящие о защите. Так говорили ему послы; при этих словах Пирру пришло на ум взять Илион, и он надеялся на подобный же благоприятный исход, если он пойдет туда воевать: ведь он, будучи потомком Ахилла, идет походом против выходцев из Трои. Когда он решился на это - а он уже не медлил, раз он пришел к какому либо решению, - он тотчас стал производить посадку войска на длинные (боевые) корабли и приказал готовить грузовые суда, чтобы перевозить лошадей и тяжеловооруженных воинов. 3. Есть книги писателей не очень известных в литературе, носящие название "Воспоминание о деяниях". Когда я их читал, меня больше всего охватывало удивление перед той смелостью Пирра, которую он сам проявлял во время битв, и перед его предусмотрительностью по отношению к предстоящим сражениям; и на этот раз, переправляясь на кораблях в Италию, он остался незамеченным римлянами и, прибыв туда, не сразу обнаружил им свое присутствие, но когда произошло у римлян столкновение с тарентинцами, он в первый раз появился перед ними с войском и, напав на них неожиданно, естественно привел их в замешательство. Зная очень хорошо, что в боевом отношении он не может равняться с римлянами, он приготовился выпустить против них слонов. 4. Первым из жителей Европы стал пользоваться слонами Александр, победив Пора и войско индийцев. После смерти Александра ими стали пользоваться и другие цари; наибольшее число их имел Антигон. Эти животные попали в плен к Пирру после битвы его с Деметрием. Когда они появились, ужас охватил римлян: они сочли, что это что то иное, а не животные. Слоновую кость, которая употреблялась для разных изделий и бывала в руках у художников, конечно, все знали с давнего времени; самих же животных, прежде чем македоняне не перешли в Азию, вначале никто не видал, кроме самих индийцев, ливийцев или их соседей. Это видно из Гомера, который ложа и жилища самых богатых царей разукрашивает слоновой костью, а о слоне как живом звере нигде не упоминает; если бы он его видел или слышал о нем, то, мне кажется, упомянул бы о нем гораздо скорее, чем о сражении пигмеев с журавлями. В Сицилию же Пирра увело посольство сиракузян: дело в том, что карфагеняне, переправившись в Сицилию, опустошили все эллинские города; остались одни только Сиракузы, которые они подвергли осаде. Услыхав об этом от послов, Пирр оставил Тарент и жителей италийского побережья и, перейдя в Сицилию, заставил карфагенян уйти из под Сиракуз. Возгордившись за такую свою удачу перед карфагенянами, которые из всех варваров были наиболее опытны в морском деле, происходя от древних тирийцев из Финикии, Пирр осмелился сразиться с ними на море, полагаясь только на своих эпиротов, которые до взятия Илиона из всех народов одни не знали ни моря, ни употребления соли. Свидетельство этого я нахожу у Гомера в его "Одиссее":

Покуда людей не увидишь

Моря не знающих, пищи своей никогда не солящих.

XIII

1. Тогда Пирр, потерпев неудачу, вернулся с остальными кораблями в Тарент. Тут он понес сильное поражение и, зная, что римляне не позволят ему уйти без боя, следующим образом устроил свое отступление. (Когда он по возвращении из Сицилии был разбит), он прежде всего разослал письма по всей Азии, и в частности к Антигону, у одних из царей прося войска, у других - денег, у Антигона же прося и того и другого. Когда послы вернулись, как только ему были переданы письма, он собрал вместе главнейших лиц из эпиротов и тарентинцев, но не прочел им тех писем, которые он получил, а сказал, что (скоро) придут вспомогательные отряды; и до римлян быстро дошел слух, что македоняне и другие народы из Азии готовятся идти на помощь Пирру. Слыша это, римляне сохраняли спокойствие, а Пирр в ближайшую ночь переправился к горному мысу, называемому Керавнией.

2. После поражения в Италии, приведя в порядок свои силы, он объявил войну Антигону, выставляя против него много всяких других обвинений, а главное, что тот отказался послать ему помощь в Италию. Победив собственные войска Антигона и бывшее у него наемное войско галатов, он преследовал его до приморских городов и завладел верхней Македонией и Фессалией. Значение и важность этой битвы и победы Пирра - а это больше всего имеет значение - подтверждается тем оружием кельтов, которое было посвящено в храм Афины Итонии между Ферами и Ларисой и на котором была сделана следующая надпись:

Отпрыск Молосса, царь Пирр, посвятив

Итонийской Афине

Храбрых галатов щиты, здесь их повесил как дар,

Мощь сокрушив Антигонова войска. Зачем удивляться:

Славны давно, и теперь все Эакиды бойцы.

Это оружие он посвятил здесь. А Зевсу в Додоне он посвятил щиты самих македонян. Также и над ними была сделана следующая надпись:

Некогда Азии тучной они ограбили страны,

Рабство они принесли эллинов вольным землям. Ныне надменных бойцов - македонян доспехи

храм Зевса,

Между колонн прислонясь, столь сиротливо блюдут.

3. Пирру, вообще очень склонному захватывать все то, что шло ему в руки - а он был уже недалек от того, чтобы целиком захватить всю Македонию, - помешал Клеоним. Этот Клеоним убедил Пирра, оставив македонян, отправиться в Пелопоннес; почему он, лакедемонянин, ввел враждебное лакедемонянам войско в родную страну, я скажу впоследствии, после рассказа о роде Клеонима. У Павсания, предводительствовавшего эллинами при Платеях, был сын Плистоанакт; его сыном был Павсаний, а сыном этого последнего - Клеомброт, который погиб, сражаясь при Левктрах с Эпаминондом и фиванцами. У Клеомброта было два сына: Агесипол и Клеомен; так как Агесипол умер бездетным, то царскую власть получил Клеомен. У Клеомена были сыновья - старший Акротат и младший Клеоним. Кончина постигла Акротата раньше (смерти отца); когда потом умер Клеомен, то произошел спор из за власти между Ареем, сыном Акротата, и Клеонимом. Так вот удалившись, тем или иным способом он убедил Пирра и привел его в свою страну. 4. Лакедемоняне до битвы при Левктрах не потерпели ни одного поражения, так что они не допускали, что могут быть побеждены в пешем строю: они говорили, что и Леонид (при Фермопилах) победил, но что ему не хватило сотоварищей для окончательного уничтожения мидян, а что дело афинян под начальством Демосфена у острова Сфактерии, по их словам, является военным воровством, а не победой. После того как с ними произошло первое несчастье в Беотии, они потом еще потерпели сильное поражение от Антипатра и македонян; третьей неожиданной бедой пришла на их землю война с Деметрием. 5. Во время же вторжения Пирра - это было четвертое вражеское войско, которое они видели в своей стране, - они стали готовиться к отпору и сами, и к ним в качестве союзников пришли аргивяне и мессенцы. Когда Пирр победил их, он почти с первого же натиска мог бы взять город, но он, опустошив землю и согнав всю добычу, на короткое время приостановился. Они же стали готовиться к осаде, так как еще раньше, во время войны с Деметрием, Спарта была укреплена глубокими рвами и крепкими частоколами, а на более слабых местах - башнями. 6. В это время, так как война в Лаконии задержалась, Антигон, подчинив опять своей власти македонские города, направился в Пелопоннес: он знал, что Пирр, если ему удастся покорить и Лакедемон и большинство пелопоннесских областей, пойдет не в Эпир, но опять в Македонию для продолжения войны там. Когда Антигон собирался вести свое войско из Аргоса в Лаконскую область, сам Пирр явился к Аргосу. Победив и на этот раз, он вместе с бегущими ворвался в город, и, что вполне естественно, ряды его войска расстроились. 7. Во время сражения, которое уже шло у храмов, у домов, по узким улицам и в разных частях города, Пирр остался один и был ранен в голову. Говорят, что Пирр умер от того, что какая то женщина бросила ему в голову черепицу; аргивяне же говорят, что убившая его была не женщина, а Деметра, принявшая образ женщины, и местный эксегет (толкователь) Ликейтак и говорит об этом в своих стихах. И по божьему приказанию они построили храм Деметре там, где умер Пирр; в этом же храме и похоронен Пирр. 8. Для меня удивительно, что трое из так называемых Эакидов одинаково приняли кончину от рук богов: Ахилл, по словам Гомера, погиб от рук Александра, сына Приама, и Аполлона; Пирра, сына Ахилла, Пифия велела убить дельфийцам, а сыну Эакида досталось на долю то, что о нем рассказывают аргивяне и что в поэме описал Ликей. Однако и это расходится с тем, что написал в своей истории Гиероним из Кардии: ведь человеку, живущему при царе, поневоле приходится писать все в угоду ему. И если Филист, прикрывая безбожные поступки Дионисия, выставлял законной для себя причиной такого образа действия свою надежду на разрешение вернуться в Сиракузы, то тем более можно извинить Гиеронима, что он писал в угоду Антигону. Этим закончились процветание и сила эпиротов.

XIV

1. Входящим в афинский Одеон в числе многого другого бросается в глаза статуя Диониса, заслуживающая внимания. Поблизости есть источник, называют его Эннеакрунос (Девять источников) - так оборудован он был Писистрахом; водоемы есть по всему городу, а родник этот один. Выше этого источника сооружен храм Деметры и Коры и храм Триптолема, в котором находится его изображение. 2. Я опишу то, что рассказывается о его судьбе, опустив то, что имеет отношение к Деиопе. Из эллинов наиболее спорят с афинянами, претендуя на древность даров, которые будто бы они имеют от богов, аргивяне, подобно тому как среди варваров идет спор между фригийцами и египтянами. Говорят, что когда Деметра пришла в Аргос, Пеласг принял ее у себя в доме, а Хрисантида, знавшая о похищении Коры, рассказала ей об этом; впоследствии гиерофант Трохилбежал из Аргоса вследствие вражды с Агенором и пришел, как говорят, в Аттику; взяв себе в жены одну из жительниц Элевсина, он имел двух сыновей - Эвбулея и Триптолема. Так рассказывают аргивяне. Афиняне же и те, которые это знают с их слов, что Триптолем, сын Келея, первый стал сеять хлебные семена. Поется и поэма Мусея, если только она принадлежит Мусею, что Триптолем был сыном Океана и Геи (Земли), а в стихах Орфея - хотя я лично думаю, что эти стихи не Орфея - отцом Эвбулея и Триптолема назван Дисавл, и что им, сообщившим Деметре о похищении ее дочери, богиня дала семена для посева. У афинянина Херила, написавшего драму "Алопа", сказано, что Керкион и Триптолем были братьями, что их родила дочь Амфиктиона, что отцом Триптолема был Рар, а Керкиона - Посейдон. Когда я дальше хотел рассказывать и (перечислить) все то, что (для) истолкования (мистерий) находится в Афинском храме, так называемом Элевсинионе, делать это мне запретило видение во сне, поэтому я теперь и перехожу к тому, что можно согласно с божьим законом описывать для всех 3. Перед тем храмом, где находится изображение Триптолема, стоит медный бык, как будто его ведут на заклание, и сидит Эпименидиз Кноса, который, говорят, отправившись в поле, зашел в пещеру и там заснул; и сон не прежде оставил его, чем наступил сороковой год с того времени, как он заснул; после этого он составил поэму и стал производить очищение городов, в том числе и города афинян. Фалес же, прекративший болезнь у лакедемонян, не был вообще ни родственником его, ни из одного города с Эпименидом; этот последний был из Кноса, а о Фалесе Полимнаст Колофонский, написавший о нем лакедемонянам поэму, говорит, что он был из Гортины. 4. Еще дальше стоит храм Эвклеи (Доброй славы); и он также является посвящением, выстроенным на средства, полученные (из добычи) мидян, которые высадились на землю у Марафона в Аттике. Мне кажется, что афиняне больше всего гордятся этой победой. Вот и Эсхил, когда он почувствовал приближение конца жизни, не упомянул ни о чем другом, несмотря на то что он достиг столь великой славы и своими стихотворными произведениями и своим участием в морских битвах при Артемисии и у Саламина. Он велел (на могиле) написать только свое имя, присоединив имя отца и название города, и что свидетелями своей храбрости он имеет марафонский лес и мидян, отступивших туда. 5. Выше Керамика и стои, называемой Царской, находится храм Гефеста. Что рядом с ним стоит изображение Афины, я этому ничуть не удивляюсь, зная сказание об Эрихтонии. Но глядя на эту статую Афины, имеющую голубые глаза, я нашел, что таково было сказание и ливийцев. У них говорится, что она дочь Посейдона и озера Тритониды и поэтому у нее голубые глаза, как у Посейдона. 6. Поблизости стоит храм Афродиты Урании (Небесной). Первым народом, которому выпало на долю почитать Уранию, были ассирийцы, а после ассирийцев из жителей Кипра - пафийцы, а из финикийцев - жители Аскалона в Палестине. От финикийцев восприняли это поклонение жители Киферы. У афинян ввел его Эгей, считая, что отсутствие у него самого детей - тогда у него еще их не было - и несчастье с его сестрами произошло вследствие гнева Урании. Бывшая в мое время статуя была сделана из паросского мрамора и была творением Фидия. Но у афинян есть дем (округ) - Афмонеи, и там говорят, что Порфирион, царствовавший до Актея, основал у них храм Урании. Но в демах говорят много другого, совсем не похожего на то, что рассказывают живущие в городе.

XV

1. Те, кто идет по направлению к стое, которую называют Пестрой по картинам, находящимся в ней, встречают медного Гермеса, так называемого Агорея (Покровителя рынков), а рядом ворота. На них находится трофей, поставленный после того, как афиняне победили в конном сражении Плейстарха, брата Кассандра, и начальника его конницы и наемного войска. 2. В этой галерее прежде всего обращает на себя внимание картина: афиняне у аргивской Энои, выстроенные против лакедемонян; изображен не разгар боя, не сражение, уже развернувшееся, где можно показать проявление храбрости, но только еще начало битвы, когда они только сходятся для рукопашной схватки. На средней стене изображены афиняне и Тесей, сражающиеся с амазонками. Только у одних этих женщин поражения не отняли решимости вновь подвергнуться опасности; несмотря на то что Фемискира (город) была взята Гераклом и что затем у них погибло войско, которое они послали против Афин, они тем не менее явились под Трою, чтобы сражаться против афинян и всех эллинов. 3. За битвою с амазонками изображены эллины, взявшие Илион, и цари, собравшиеся (для совещания) о дерзостном поступке Аякса по отношению к Кассандре; на картине изображены сам Аякс, пленницы и в их числе и Кассандра. 4. Последняя картина изображала сражавшихся при Марафоне. Из беотийцев одни жители Платеи и все войско Аттики вступили в рукопашный бой с варварами. Здесь изображается еще нерешенное сражение. А в разгар боя варвары уже бегут и толкают друг друга в болото. На краю картины изображены финикийские корабли, варвары стараются влезть на них, а эллины их избивают. Тут же нарисован и герой Марафон, от которого вся эта равнина получила свое название, а также Тесей, изображенный как будто он поднимается из земли, кроме того, Афина и Геракл. У марафонских жителей, как они сами говорят, впервые Геракл стал почитаться богом. Из сражающихся особенно выделяются на картине Каллимах, который афинянами был выбран на должность полемарха, а из стратегов - Мильтиад и так называемый герой Эхетл, о котором я буду говорить позднее. 5. Тут же находятся медные щиты и на одних из них есть надпись, что они от скионейцев и их союзников, а другие намазаны смолой, чтобы их не погубило время или сырость; говорят, что они принадлежали тем лакедемонянам, которые были взяты в плен на острове Сфактерии.

XVI

1. Медные статуи, которые стоят перед этой стоей, это - Солон, написавший для афинян законы, и немного дальше Селевк, которому и раньше были даны ясные знамения будущего счастья. Когда Селевк, собираясь двинуться из Македонии с Александром, приносил к Пелле жертву Зевсу, то дрова, лежавшие на жертвеннике, сами собой подвинулись к статуе бога и загорелись без огня. После смерти Александра Селевк, боясь прибывшего в Вавилон Антигона, бежал к Птолемею, сыну Лага, но затем он вернулся опять в Вавилон; вернувшись, победил войско Антигона и самого Антигона убил и взял в плен двинувшегося потом против него Деметрия, сына Антигона. После того как ему все это удалось и он вскоре покончил с Лисимахом, он всю свою власть в Азии передал сыну своему Антиоху, сам же спешно двинулся в Македонию. 2. Войско у Селевка состояло и из эллинов и из варваров; Птолемей же, брат Лисандра, перешедший от Лисимаха к нему, вообще человек быстро решающийся на смелые поступки и поэтому прозванный Керавном (Молнией), этот Птолемей, когда шедшее с Селевком войско было около Лисимахии, изменнически убил Селевка. Предоставив "царям" разграбить сокровища, он сам воцарился в Македонии, где царствовал до того времени, пока он, первый из царей, насколько я знаю, решившись выступить против галатов, не был убит варварами. Его власть и страну спас для себя Антигон, сын Деметрия. 3. Селевк, я убежден, из всех царей был человеком самым справедливым и по отношению к религии наиболее благочестивым; во первых, этот Селевк отослал назад в Бранхиды милетцам медное изображение Аполлона, которое было увезено Ксерксом в мидийские Экбатаны, а во вторых, основав Селевкию на реке Тигре, переселив сюда соседних с нею вавилонян, он оставил нетронутыми стены Вавилона, оставил невредимым храм Бела и разрешил жить вокруг него халдеям.

XVII

1. У афинян на площади есть много различных памятников, какие существуют далеко не у всех, между прочим жертвенник Элеи (Милости); несмотря на то что эта богиня более всех богов при изменчивости человеческой жизни и судьбы приносит пользу и помогает людям, из всех эллинов одни только афиняне воздают ей такую честь. Человеколюбие является не единственной характерной чертой афинян. У них устроено не только много учреждений, касающихся дел человеколюбия, но они значительно больше других проявляют благочестия: так, у них имеются жертвенники Айдосу (Стыду), Феме (Доброй молве) и Горме (Рвению). И вполне ясно, что люди, более других благочестивые, и в жизни имеют соответственно больше счастья. 2. В гимнасии, отстоящем недалеко от площади и называемом Птолемеевым по имени строителя, есть сделанные из мрамора гермы, заслуживающие осмотра, а также медная статуя Птолемея. Там же стоит и ливиец Юба и Хрисипп из Сол. Около гимнасия - храм Тесея; в нем имеется картина, изображающая, как афиняне сражаются с амазонками. У них эта война изображена и на щите Афины и на пьедестале Зевса Олимпийского. В храме Тесея есть еще картина битвы кентавров и лапифов в таком виде: Тесей уже убил кентавра, у других же еще идет равная борьба. Картина на третьей стене для тех, кто незнаком с легендой, не вполне ясна как ввиду ее древности, так и потому, что Микон изобразил не всю легенду. 3. Когда Минос вез Тесея и остальную толпу молодежи на Крит, он был охвачен любовью к Перибое, так как Тесей резко выступил против него, то он в гневе бросил ему в лицо много упреков и, между прочим, сказал, что он не сын Посейдона, так как он не сможет вернуть ему тот перстень, который он носит на руке, если он бросит его в море. Говорят, что Минос с этими словами кинул перстень в воду, и передают, что Тесей вернулся из моря с этим перстнем и с золотым венком, даром Амфитриты. 4. О кончине Тесея рассказывается много между собой несогласного. Говорят, что он находился в оковах до тех пор, пока он не был освобожден Гераклом. Из того, что я слышал, самое достоверное вот что: напав на феспротов с тем, чтобы похитить жену царя феспротов, он при этом потерял большую часть своего войска, а сам он и Перифой, - Перифой, ускоряя этот брак, сам участвовал в походе, - так вот, они были взяты в плен, и царь феспротов, связав их, держал в Кихире. 5. В феспротской земле есть много достойного обозрения, в том числе особенно храм Зевса в Додоне и священный дуб этого бога; около Кихиры есть болото, называемое Ахерусия, и река Ахеронт; течет там и Кокит с очень отвратительной водой. Мне кажется, что Гомер все это видел и решил при описании адских мест во второй своей поэме дать адским рекам эти имена рек страны феспротов. 6. Когда Тесей был в таком положении, сыновья Тиндарея (Кастор и Поллукс) пошли походом на Афидну; они взяли Афидну и на царство возвратили Менесфея. То, что сыновья Тесея нашли убежище на Эвбее у Элефенора, Менесфей не ставил ни во что, но Тесея, если бы он когда нибудь вернулся от феспротов, он считал бы самым страшным врагом, поэтому всякого рода лестью привлекал на свою сторону народ и так настроил его, что, когда позднее Тесей спасся, они его прогнали от себя. Тогда Тесей отправился на Крит к Девкалиону, но вследствие ветров был занесен на остров Скирос. Скиросцы блестяще приняли его вследствие славы его рода и несомненного величия тех подвигов, которые он совершил лично; из за этого то царь Ликомед и замыслил ему смерть. Святилище Тесея у афинян появилось позднее, чем мидяне высадились на Марафоне. После этого Кимон, сын Мильтиада, изгнал скиросцев с их острова, мстя за смерть Тесея, а кости его перевез в Афины.

XVIII

1. Храм Диоскуров - один из древнейших; сами Диоскуры стоят, а их сыновья сидят на конях. Здесь же есть картина Полигнота. Он нарисовал их, как они нарушили намеченный брак дочерей Левкиппа (похитив их силой), а Микон в своей картине изобразил, как они плавали с Ясоном в Колхиду, причем все внимание художника в этой картине обращено на Акаста и на коней Акаста. 2. За храмом Диоскуров находится священный участок Аглавры. Говорят, что Аглавре и ее сестрам, Герсе и Пандросе, Афина дала Эрихтония, положив его в ящик и запретив им любопытствовать, что там положено. Пандроса, говорят, послушалась; ее же две сестры, открыв ящик, сошли с ума, увидав Эрихтония, и бросились вниз с акрополя, там, где он был особенно крутым. В этом месте мидийцы, поднявшись, перебили из афинян тех, которые считали, что они лучше, чем Фемистокл, понимают предсказание, и потому укрепили акрополь деревянным частоколом. 3. Рядом находится Пританей, в котором хранятся написанные Солоном законы; там стоят также изображения богинь Эйрены (Мира) и Гестии (Священного огня) и много других статуй, в числе их панкратиаст (многоборец) Автолик;на статуях же Мильтиада и Фемистокла переделаны надписи и (они приписаны) - одна какому то римлянину, другая - фракийцу. 4. Если отсюда спускаться в нижнюю часть города, то встретим храм Сараписа, поклонение которому как богу афиняне ввели под влиянием Птолемея. У египтян храм Сараписа, самый замечательный, находится в Александрии, а самый древний - в Мемфисе; в него не позволяется входить ни посторонним, ни жрецам, пока им не приходится хоронить (быка) Аписа. 5. Недалеко от храма Сараписа есть место, где Перифой и Тесей заключили договор, перед тем как идти походом на Лакедемон, а затем на феспротов. Рядом сооружен храм Илитии, которая, говорят, пришла из страны гипербореев на Делос помочь Латоне в ее родовых муках. Говорят, что от делосцев и другие узнали имя Илитии; делосцы приносят ей жертвы и поют гимн, составленный Оленом. Критяне считают, что Илития родилась в Амнисе, кносской области, и что она была дочерью Геры. У одних только афинян деревянные изображения Илитии закрыты до самого конца ног. Женщины говорили, что два из этих ее изображений - критские и дар Федры, но что самое древнее принес из Делоса Эрисихтон. 6. Перед входом в храм Зевса Олимпийского - а этот храм построил римский император Адриан, он же воздвиг богу статую, достойную осмотра, которая по величине, если не говорить о колоссах у родосцев и римлян, оставляет за собой многие другие статуи, но сделана она из слоновой кости и золота и пропорционально величине сделана она с большим искусством, - так вот, здесь при входе в храм стоят статуи Адриана - две из фасосского мрамора, две из египетского, а перед колоннами стоят медные. Этот участок, больше чем в четыре стадии, весь наполнен статуями; от каждого города, (которые афиняне называют своими выселками), стоит здесь статуя императора Адриана, но афиняне превзошли их всех, поставив позади храма свою колоссальную статую, заслуживающую внимания. 7. На этом участке есть древние произведения, медный Зевс, храм Кроноса и Реи и священный округ Геи (Земли), именуемой "Олимпией". Здесь, приблизительно в локоть шириной, рассеклась земля и говорят, что после потопа, бывшего при Девкалионе, сюда ушла вся вода; поэтому сюда каждый год бросают пшеничную муку, замешанную с медом. 8. Около одной из колонн стоит изображение Исократа, в памяти современников сохранилось воспоминание о трех его характерных чертах: о таком замечательном трудолюбии, что он, прожив без двух лет сто годов, никогда не переставал иметь учеников" и о страстной любви к свободе, так что, получив известие о Херонейской битве, (положившей конец самостоятельному существованию Эллады), он от горя добровольно лишил себя жизни. Там стоят и персы из фригийского мрамора, поддерживающие медный треножник; как они сами, так и треножник заслуживает всякого внимания. Говорят, что древний храм Зевса Олимпийского построил Девкалион, и в доказательство того, что Девкалион жил в Афинах, они показывают его могилу, находящуюся недалеко от нынешнего храма. 9. Адриан соорудил афинянам и другие здания, между прочим храм Геры, храм Зевса Всеэллинского и общий храм Всем богам. Самое замечательное в нем - сто колонн из фригийского мрамора. И стены галерей сделаны из того же материала. Здесь же есть сооружение с золоченой крышей, выложенное алебастром и, кроме того, украшенное статуями и картинами. В нем же находится и библиотека. Есть и гимнасий, носящий имя Адриана; и в нем сто колонн из ливийских каменоломен.

XIX

1. За храмом Зевса Олимпийского близко стоит статуя Аполлона Пифийского. Есть и другое святилище Аполлона, называемого Дельфинием. Рассказывают, что когда этот храм был уже возведен до самой крыши, пришел в город Тесей, еще никому не известный. Так как его хитон спускался до пят и волосы его были зачесаны очень красиво, то, когда он подошел к храму Дельфиния, рабочие, клавшие балки крыши, спросили его с насмешкой, как это девушка, да еще в брачном возрасте, путешествует одна. Тесей им на это ничего не сказал, но отпрягши, как говорят, быков от повозки, на которой они подвозили материал для крыши, подбросил ее выше, чем они строили потолок для храма. 2. Относительно местечка, которое называют "Садами", и о храме Афродиты у них нет никакого предания; все равно как и о статуе Афродиты, которая стоит недалеко от храма; ее внешний вид - четырехугольный, такой же, как и у герм. Надпись объясняет, что это Афродита Урания (Небесная) - старшая из так называемых Мойр (богинь Судьбы). Статуя же Афродиты в "Садах" - работы Алкамена и в Афинах - одна из немногих, особенно заслуживающих внимания. 3. Есть и святилище Геракла, называемое Киносаргом (Белой собакой); историю этого названия можно узнать, прочтя прорицание о белой собаке; тут стоят жертвенники Гераклу и Гебе, которая, как полагают, будучи дочерью Зевса, стала женою Геракла. Сооружен здесь жертвенник и Алкмене (матери Геракла) и Иолаю, который вместе с Гераклом совершил большую часть подвигов. 4. Ликей получил свое название от Лика, сына Пандиона, но и в древние времена, как и при мне, он считался храмом Аполлона, и здесь бог искони назывался Ликейским. Что касается термилов, к которым пришел Лик, убегая от Эгея, то говорят, что и для них он был причиной их наименования и что от него и они стали называться ликийцами. 5. Позади Ликея есть могила Ниса, царствовавшего в Мегарах; когда он был убит Миносом, афиняне взяли его сюда и тут похоронили. Про этого Ниса есть предание, что у него на голове были пурпурные волосы и что если их остричь, он умрет. Когда критяне пришли в его землю, они захватили все другие города в Мегариде при первом же нападении, а Нисею, куда бежал Нис, они собирались осаждать. Говорят, что здесь дочь Ниса влюбилась в Миноса и что она остригла волосы отца.

Говорят, что это произошло именно так. 6. Реки, текущие у афинян: - следующие: Илис и река, имеющая одно и то же имя с кельтским Эриданом, впадающая в Илис. Это тот самый Илис, с берегов которого, говорят, ветер Борей похитил игравшую Орифию, и Орифия стала женою Борея, и что поэтому он потопил очень много варварских триер, по родству оказывая помощь афинянам. Афиняне хотят, чтобы Илис был святилищем и других богов и на нем есть жертвенник Илисиад (Муз). Тут показывается и место, где пелопоннесцы убили Кодра, сына Меланфа, царствовавшего над афинянами. 7. Кто переходит здесь (по мосту) Илис, тот вступает в местечко, называемое Агры (Охота) с храмом Артемиды Агротеры (Охотницы); говорят, что здесь некогда, придя с Делоса, охотилась Артемида; поэтому и ее статуя имеет лук. Далее, если кто только слышал о нем, тот себе не может его и представить, а кто его видел, для того это настоящее чудо, это Стадий из белого мрамора. Величину его можно лучше всего определить следующим образом: начинаясь над Илисом, гора, в виде серпа луны, сверху спускается к берегу реки двумя прямыми линиями. Эту гору афинянин Герод обстроил и потратил на эту стройку большое количество пентеликонского мрамора.

XX

1. От Пританея есть дорога, которая называется "Треножники" эта местность потому так называется, что там много храмов богов" (не) больших и в них стоят треножники, медные, но представляющие по работе очень много достойного запоминания. Так, тут находится Сатир, которым, говорят, очень гордился Пракситель. Рассказывают, что как то Фрина просила у него (подарить ей) самое лучшее из его произведений; он согласился, будучи ее любовником, подарить ей, но не захотел сказать какое произведение он считает самым прекрасным. И вот раб Фрины, вбежав, говорит Праксителю, что большая часть его произведений погибает, так как огонь охватил его жилище, но не все еще уничтожены. Пракситель тотчас же бросился к дверям, выходящим наружу, говоря, что от его трудов не останется ничего, если пламя действительно охватило его Сатира и его Эрота. Тогда Фрина велела ему успокоиться и остаться у нее; с ним не случилось ничего ужасного, но она устроила хитрость, чтобы он сознался, какое из его творений самое прекрасное. Таким образом Фрина выбрала себе Эрота. В храме же, находящемся недалеко в честь Диониса, есть Сатир еще юный, протягивающий кубок; стоящего вместе с Сатиром здесь же Эрота и Диониса сделал Фимил. 2. Самое древнее святилище Дионису находится около театра. В его ограде стоят два храма и два изображения Диониса; один называется Элевтерий (Несущий освобождение), а другой - это тот, которого сделал Алкамен из слоновой кости и золота. Здесь есть и картина: Дионис, ведущий на небо Гефеста. И относительно этого эллины рассказывают следующее: когда Гера отвергла родившегося у нее Гефеста, то он по злопамятству послал ей в подарок золотой трон, имеющий невидимые оковы; когда она села на него, она оказалась связанной, Гефест же не хотел слушаться никого из богов, пока Дионис, к которому Гефест питал особое доверие, напоив его пьяным, не привел его на небо. Все это было нарисовано, равно как и Пенфей и Ликург, несущие наказание за то, что они оскорбили Диониса; были там нарисованы и спящая Ариадна, и Тесей, уходящий в открытое море, и Дионис, пришедший, чтобы похитить Ариадну. 3. Недалеко от храма Диониса и театра есть постройка; говорят, она сделана в подражание палатке Ксеркса. Она выстроена уже вторично: древнюю сжег римский военачальник Сулла, когда он взял Афины. Причина войны была вот какова. Митридат царствовал над варварами, жившими по берегам Понта Эвксинского (Черного моря). Повод, почему он начал войну с римлянами, как он перешел в (Малую) Азию, сколько он взял городов, принудив их к этому войной или заключивши с ними союз, в этом пускай разбираются те, кто хочет знать судьбу Митридата, я же расскажу то, что имеет отношение ко взятию Афин. Был афинянин Аристион, которым Митридат пользовался в качестве посла, отправляя его по греческим городам. Он убедил афинян предпочесть Митридата римлянам. Но он убедил не всех, но только простой народ и из простого народа особенно беспокойную часть. Афиняне же, которые имели какое либо значение, добровольно перешли на сторону римлян. Когда разыгралось сражение, римляне одержали решительную победу и загнали Аристиона и афинян в город, а Архелая и варваров - в Пирей. Архелай был тоже военачальником Митридата; когда раньше этого Архелай сделал набег на магнетов, живших по Сипилу, то и сам он был ранен и из его варваров многие были убиты. 4. Для афинян таким образом началось время осады, но случилось, что в это время Таксил, военачальник Митридата, осаждал Элатею в Фокиде; когда к нему пришли послы (от афинян), то он, поднявшись, повел войско в Аттику. Узнав об этом, римский полководец оставил часть войска, поручивши ей осаду Афин, сам же с большей частью своих сил встретился с Таксилом в Беотии. На третий день после этого в оба лагеря к римлянам пришли вестники - к Сулле, что стены афинские взяты, а к тем, что осаждали Афины, что Таксил побежден в битве при Херонее. Когда Сулла вернулся в Афины, тех из афинян, которые ему сопротивлялись, он запер в Керамике и велел казнить по жребию каждого десятого. Так как Сулла не прекращал своего гнева против афинян, то несколько человек из них тайно бежали в Дельфы, и на их вопрос, неужели наступила судьба и для Афин стать безлюдными и опустошенными, Пифия им ответила сравнением с мехом. 5. После этого Суллу постигла болезнь, которой, как я знаю, был поражен и сириец Ферекид. Образ действия Суллы по отношению к большинству афинян был более жесток, чем это было прилично делать для римлянина. Но я думаю, что не это было причиной его несчастной болезни, но гнев Зевса Гикесия (Покровителя просящих), так как Аристиона, бежавшего в храм Афины, он приказал, оторвав (от алтарей), казнить. Афины, столь сильно опустошенные этой войной, вновь расцвели при римском императоре Адриане.

XXI

1. У афинян в театре есть скульптурные изображения поэтов и трагических и комических, большей частью малоизвестных; если не говорить о Менандре, то не было ни одного из комических поэтов, которые бы приобрели себе славу. Из известных писателей трагедий там находятся Еврипид и Софокл. 2. Говорят, что лакедемоняне вторглись в Аттику в момент смерти Софокла. И вот их вождь увидал во сне явившегося к нему Диониса, который приказал ему почтить всеми почетными обрядами, которые полагаются мертвым, новую Сирену. И ему стало ясно, что это сновидение имеет отношение к Софоклу и к его поэзии. Еще и теперь обычно все выдающееся в поэзии и в речах сравнивают с Сиреной. 3. Изображение же Эсхила, я думаю, сделано много позднее его кончины и той картины, которая изображает Марафонскую битву. Сам Эсхил рассказывал, что, будучи еще мальчиком, он заснул в поле, сторожа виноград; и вот ему явился во сне Дионис, приказав писать трагедии. Когда наступил день, он пожелал выполнить волю бога, и когда он попытался, то ему очень легко далось писание стихов. Так он рассказывал об этом. 4. На так называемой южной стене (акрополя), которая обращена к театру, находится золоченая голова Медузы Горгоны, а вокруг нее сделана эгида. 5. Наверху театра есть пещера в скалах, идущая под акрополь, и в ней стоит треножник. На нем изображение Аполлона и Артемиды, убивающих детей Ниобы. Эту Ниобу я и сам видел, поднявшись на гору Сипил; вблизи - это крутая скала, и стоящему перед ней она не показывает никакого облика женщины - ни просто женщины, ни плачущей, если же встать дальше, то покажется, что ты совершенно ясно видишь плачущую женщину.

6. Если идти по афинским улицам от театра в акрополь, то встречается могила Калоса. Этого Калоса, сына своей сестры и своего ученика по искусству, убил Дедал и потому должен был спасаться бегством на Крит; позднее он бежал в Сицилию к Кокалу. 7. Там есть храм Асклепия, который из за статуй, изображающих бога и его детей, и картин достоин обозрения. В нем источник, около которого, говорят, сын Посейдона Галирротий, опозоривший дочь Ареса Алкиппу, был убит Аресом; передают, что по этому случаю был первый суд об убийстве. Там, между прочим, находится савроматский панцирь; и всякий, взглянув на него, скажет, что варвары ничуть не меньше эллинов способны к искусствам. 8. Савроматы сами не добывают себе железа и они его к себе не ввозят; в этом отношении они из всех варваров этой страны наименее общительны. Ввиду недостатка железа вот что они изобрели: у них на копьях острия - костяные вместо железных, луки и стрелы - из кости, наконечники на стрелах также костяные; накинув петли (арканы) на тех врагов, с которыми они встречаются, они, повернув лошадей, тащат схваченных арканами. А панцири они приготовляют следующим образом. У каждого из них много лошадей, и так как они кочевники, то их земля не поделена на отдельные участки и ничего не родит кроме дикорастущих деревьев. Этими лошадьми они пользуются не только для войны, но также приносят их в жертву местным богам и вообще питаются их мясом. Собрав их копыта, они их очищают и, разрезав на части, делают из них пластинки, похожие на чешую драконов. Если кто никогда не видел дракона, то, конечно, видел зеленую шишку сосны; и он не ошибся бы, сравнив это произведение из копыт с видимыми нами чешуйками на плоде сосны. Пробуравив их и связав жилами лошадей или быков, они пользуются этими панцирями, ничуть не менее красивыми, чем эллинские, и ничуть не менее прочными: они хорошо выдерживают удары мечами и копьями в рукопашном бою. Льняные же панцири для сражающихся не столь полезны, при сильных ударах они пропускают железо, но при охоте они полезны: зубы и львов, и барсов застревают в них. 9. Эти льняные панцири можно видеть находящимися как в других святилищах, так и в Гринее, где Аполлону посвящена прекрасная роща как из плодовых деревьев, так и из тех, которые, хотя не приносят плода, но доставляют удовольствие или ароматом, или внешним видом.

XXII

1. За храмом Асклепия, если идти этой дорогой в акрополь, встречается храм Фемиды. Перед ним насыпана могила Ипполита. Причиной его кончины, как говорят, было проклятие (отца). Всем, даже варварам, знающим греческий язык, известна любовь к нему Федры и решимость кормилицы, захотевшей услужить ей. 2. Есть могила Ипполита и в Трезене, и там существует об этом такой рассказ. Когда Тесей задумал жениться на Федре, то, не желая, чтобы в случае, если у него родятся дети, Ипполит был под их властью или чтобы он царствовал вместо них, он отсылает его к Питфею, чтобы тот воспитал его и чтобы он царствовал в Трезене. Но затем Паллант с сыновьями восстал против Тесея. Убив их, Тесей отправляется в Трезен с целью очищения, и тут Федра впервые увидала Ипполита и, влюбившись в него, замыслила все то, что привело впоследствии к смерти обоих. У трезенцев есть миртовое дерево, все листья которого по всему дереву имеют дырочки. Говорят, что оно не было таким с самого начала, но что это произошло от того, что Федра, не удовлетворенная в своей любви, проколола их той булавкой, которую она носила в волосах. 3. Поклонение Афродите Пандемос (Всенародной) было введено Тесеем, когда он свел всех афинян из сельских демов в один город, равно и богине Пейто (Убеждения). Древних изображений в мое время уже не было, но при мне там были произведения художников очень прославленных. Есть там и храм Геи Куротрофос (Земли Воспитательницы) и Деметры Хлои (Зеленеющей). Что касается их наименований, то это можно узнать, вступив в беседу со жрецами.

4. На акрополь есть один только вход; второго нет, так как весь акрополь - отвесная скала и обнесен он крепкой стеной. Пропилеи имеют крышу из белого мрамора и по красоте и величине камня до сих пор нет ничего лучшего. Относительно изображений всадников я не могу точно сказать, являются ли они фигурами сыновей Ксенофонта или просто сделаны для украшения. Направо от Пропилеи находится храм Ники Аптерос (Бескрылой Победы). 5. Отсюда видно море и, говорят, Эгей кончил жизнь самоубийством, бросившись отсюда в море. Дело в том, что корабль, отвозивший на Крит юношей и девушек, ходил под черными парусами. Когда Тесей решился поплыть с ними, чтобы сразиться с так называемым Минотавром, он обещал отцу, что поднимет белые паруса, если поплывет назад, победив этого быка. Но так как он вез с собой похищенную им Ариадну, он забыл об этом обещании. Поэтому Эгей, когда увидал, что корабль идет под черными парусами, считая, что его сын умер, бросился в море и погиб; и у афинян есть так называемое святилище Эгея. 6. Налево от Пропилей находится здание с картинами; на тех, которым время не судило еще стать неузнаваемыми, изображены Диомед и Одиссей; последний на Лемносе похищает лук Филоктета, а первый уносит из Илиона изображение Афины. Тут же (на картинах) изображен Орест, убивающий Эгисфа, и Пилад, убивающий сыновей Навплия, пришедших на помощь Эгисфу. Тут же картина, изображающая, как рядом с могилой Ахилла готовится к закланию Поликсена. Прекрасно сделал Гомер, что пропустил это столь кровавое дело; и мне кажется, что он также хорошо сделал, говоря, что Скирос был завоеван Ахиллом, в противоположность тем, которые говорят, будто Ахилл воспитывался на Скиросе вместе с девушками, как это нарисовал в своей картине и Полигнот. У него есть и другая картина: Одиссей, стоящий у реки перед девушками, полоскавшими белье вместе с Навсикаей, совершенно так, как написал в своей поэме Гомер. Есть там и другие картины, между прочим и Алкивиад: эта картина была изображением победы его коней на Немейских играх. Есть тут и Персей, возвращающийся в Сериф, несущий Полидекту голову Медузы. Что касается Медузы, я не собираюсь рассказывать об этом при описании Аттики. 7. Если пропустить картины: "Мальчик, несущий кувшин с водою" и "Борец", которого написал Тименет, то там есть изображение Мусея. Я читал сказания, в которых говорится, что Мусей летал, получив этот дар от Борея, но мне кажется, что это сочинил Ономакрит. От Мусея не сохранилось ничего твердо установленного, если только не считать гимна к Деметре у Ликомидов. 8. Уже у самого входа в акрополь находится Гермес, которого называют Пропилейским, и Хариты, которых, говорят, сделал Сократ, сын Софрониска, о котором Пифия свидетельствовала, что он самый мудрый из людей, чего она не сказала об Анахарсисе, а он этого очень хотел и из за этого приходил в Дельфы.

XXIII

1. Между прочим эллины рассказывают, что у них было семь мудрецов. По их словам, в их числе был и лесбосский тиран, и Периандр, сын Кипсела. А ведь Писистрат и его сын Гиппий были и человеколюбивее и мудрее Периандра и искуснее как в военных предприятиях, так и в устройстве культурной, красивой жизни для граждан, до тех пор, пока Гиппий вследствие убийства Гиппарха не стал жестоко относиться к афинянам и между прочим к женщине по имени Леэна (Львица). 2. Когда был убит Гиппарх - я рассказываю то, что еще не попало в прежние записи, но вообще считается достоверным у большинства афинян, - Гиппий подверг ее всяким издевательствам, пока она не умерла, так как он знал, что она была подругой Аристогитона, и полагал, что она ни в коем случае не могла не знать его замысла. За это, когда Писистратиды потеряли свою власть, афинянами была воздвигнута медная львица в память этой женщины, а рядом с ней стоит изображение Афродиты, как говорят, дар Каллия, творение рук Каламида.

Рядом находится медная статуя Диитрефа, пронизанная стрелами. 3. Этот Диитреф совершил много разных подвигов, о которых рассказывают афиняне, между прочим и следующий: когда фракийские наемники прибыли после того, как Демосфен отплыл в Сиракузы, то, так как они запоздали, их повел назад Диитреф. И вот он остановился в халкидском Эврипе (проливе), где на материке находится беотийский город Микалесс; высадившись с кораблей, Диитреф взял этот город. Из микалессийцев фракийцы убили не только способных к военной службе, но и женщин и детей; доказательством этого мне служит следующее: те из беотийцев, которых фиванцы заставили выселиться, в мое время опять жили по своим городам, если людям удалось бежать при взятии города. Если бы варвары, напав на микалессийцев, их всех не перебили, то оставшиеся в живых впоследствии заняли бы свой город. 4. В этой статуе Диитрефа меня удивляет, что он поражен стрелами, хотя у эллинов, за исключением критян, не было в обычае стрелять из лука. Ведь относительно локров опунтских мы также знаем, что они выступили против мидян, будучи уже тяжеловооруженными, хотя Гомер пишет в своих поэмах, что они пришли под Илион, неся луки и пращи. Да и у малийцев не осталось охоты упражняться в стрельбе из лука; думаю, что они и раньше не знали этого искусства, пока не явился Филоктет, но вскоре после него они опять его бросили. 5. Недалеко от Диитрефа - я не хочу описывать картины малоизвестные и неясные - стоят статуи богов, Гигиеи (Здоровья), о которой говорят, что она дочь Асклепия и Афины, которую тоже именовали Гигиеей. 6. Есть тут и камень, не очень большой, такой, на котором может усесться маленький человек; говорят, что когда Дионис прибыл в эту землю, то на нем спал силен. Тех из сатиров, которые достигают преклонных лет, называют силенами. Желая узнать больше чем о чем либо другом, что такое представляют собой сатиры, я ради этого вступал в разговоры со многими моряками. 7. И вот Евфем, родом кариец, рассказал мне, что, плывя как то в Италию, они из за ветров сбились с пути и были занесены во внешнее море, по которому они никогда не плавали; он говорил, что там много пустынных островов и на них живут дикие люди; матросы вообще не хотели приставать к этим островам, так как и раньше они причаливали и хорошо знали их жителей, но их заставили пристать и на этот раз. Эти острова называются моряками Сатиридами, и их жители - рыжие и имеют на бедрах хвосты никак не меньше, чем у лошадей. Когда они заметили корабль, они быстро влезли на него, не испуская ни единого звука, и старались завладеть женщинами, находящимися на корабле. В конце концов моряки, испугавшись, высадили на землю какую то варварскую женщину; и сатиры изнасиловали ее не только так, как полагается по природе, но и все ее тело.

8. Много другого поразительного я видел в афинском акрополе: медного "Мальчика" работы Ликия, сына Мирона, который держит в руках сосуд со святой водой, и "Персея" Мирона, совершившего свой подвиг и убившего Медузу. 9. Там есть святилище Артемиды Бравронии; статуя ее - творение Праксителя, имя же богине дано от дема Браврона. В Бравроне есть ее древнее деревянное изображение, как говорят, Артемиды Таврической. 10. Стоит там изображение так называемого "деревянного коня", сделанное из меди. Что это сооружение Эпея служило для разрушения стен, это может понять всякий, который не приписывает фригийцам полной глупости. Так как внутри этого коня, как говорят, скрылись лучшие из эллинов, то и в этом медном изображении есть намек на это и из него выглядывают Менесфей и Тевкр, кроме того, и сыновья Тесея. 11. Из статуй, которые стоят после коня, статую Эпихарина, упражняющегося в беге в полном вооружении, сделал Критий, а Энобий известен своим славным поступком по отношению к Фукидиду, сыну Олора: он удачно провел постановление о возвращении в Афины Фукидида: ему, предательски убитому, когда он возвратился, поставлен памятник недалеко от Мелитидских ворот. 12. Статуи панкратиаста Гермолика и Формиона, сына Асопиха, я пропускаю, так как другие писали о них; о Формионе же могу написать вот что еще: случилось, что Формион, бывший равным людям, самым знатным из афинян, и небезызвестный славою предков, впал в долги. Удалившись в Пэанийский дем, он там жил до тех пор, пока афиняне не выбрали его начальником флота, но он сказал, что не выйдет в море: у него есть долги и пока он их не заплатит, он не может прямо смотреть в глаза солдатам. Тогда афиняне, желая во что бы то ни стало видеть Формиона начальником, выплатили те суммы, которые он задолжал.

XXIV

1. Тут дальше изображена Афина, бьющая силена Марсия за то, что он поднял флейты, хотя богиня хотела их заброситы. 2. Против этих изображений, о которых я говорил, находится легендарная битва Тесея против Минотавра; так как предание об этом не сохранилось, то неизвестно, был ли Минотавр человек или зверы, но и в наше время женщины рождают еще более чудесные, чем он, существа. Там стоит и Фрикс, сын Афаманта, перенесенный в Колхиду бараном. Принеся этого барана в жертву некоему божеству, как можно думать (3евсу), называемому у орхоменян Лафистием, он, отрезав ему бедра по эллинскому обычаю, смотрит, как их сжигают. Там рядом находятся и другие изображения, в том числе и Геракла: он душит, как говорит сказание, змей; там есть и Афина, выходящая из головы Зевса. Есть тут и бык, пожертвование совета с Ареопага, а с какою целью совет соорудил его, всякий при желании может сделать себе много догадок по поводу этого. 3. Я уже раньше сказал, что афинянам больше всех других свойственно почитание и выполнение всего, что касается дел религии: афиняне первые стали почитать Афину под именем Эрганы (Работницы), первые стали сооружать столбы с изображениями богов без конечностей, гермы. Тут же у них в храме стоит изваяние "Гения старания". Тот же, кто произведения, сделанные искусно, ставит выше относящихся к глубокой древности, такому человеку это следует посмотреть. Там есть человек с шлемом на голове, (творение) Клеэта, отделавшего ногти этого человека серебром. Там есть статуя Геи (Земли), умоляющей Зевса послать ей дождь, (поставленная) или когда сами афиняне нуждались в дожде, или когда по всей Элладе стояла засуха. Там же статуя Тимофея, сына Конона, и самого Конона. Группу Прокны, замыслившей убить своего сына Итиса, и самого Итиса, посвятил сюда Алкамен. Здесь же Афина создает росток оливы, а Посейдон вызывает наверх волну источника. 4. Тут есть и статуи Зевса, одна - творение Леохара, другая - так называемый Зевс Полиэй (Градохранитель). Я расскажу обо всем, что установлено при совершении жертвоприношения ему, о причине же, по которой это установлено, я не буду рассказываты. Насыпав на алтарь Зевса Полиэя ячмень, смешанный с пшеницей, они оставляют его без охраны; бык же, которого они держат наготове для жертвы, подойдя к жертвеннику, поедает зерно. Одного из жрецов они называют "убийцей быка" (который, убив быка) и бросив здесь топор - таков у них обычай, - убегает. Они же, как будто не зная того человека, который это сделал, подвергают суду топор. Все это они делают так, как я рассказал.

5. При входе в храм, который называют Парфеноном (Храмом девы), все, что изображено на фронтонах, так называемых "орлах", - все относится к рождению Афины (Партенос); задняя же сторона изображает спор Посейдона с Афиной из за этой земли. Сама же статуя ее сделана из слоновой кости и золота. Посредине ее шлема сделано изображение сфинкса - что касается самого сфинкса, я расскажу, когда дойду до описания Беотии, - по обеим же сторонам шлема сделаны изображения грифов. 6. Об этих грифах в своих повествованиях говорит Аристей из Проконнеса, что они из за золота сражаются с аримаспами, живущими над исседонами; золото же, которое берегут грифы, выходит из самой земли; что аримаспы - все люди одноглазые от самого рождения, а что грифы - животные, похожие на львов, что они имеют крылья и клюв орла. Этого достаточно о грифах. 7. Статуя Афины изображает ее во весь рост в хитоне до самых ног; у нее на груди - голова Медузы из слоновой кости; в руке она держит изображение Ники (Победы), приблизительно в четыре локтя, а в другой руке - копье; в ногах у нее лежит щит, а около копья - змея; эта змея, вероятно, - Эрихтоний. На постаменте статуи изображено рождение Пандоры. У Гесиода и у других поэтов говорится, что эта Пандора была первой женщиной; прежде чем появилась Пандора, не было вообще рода женщин. Из изображений я видел здесь только статую императора Адриана, а при самом входе - Ификрата, совершившего много славных подвигов.

8. По ту сторону храма стоит медная статуя Аполлона; говорят, что ее сделал Фидий; называют этого Аполлона "Парнопий" (Изгоняющий саранчу) за то, что бог изгнал из их страны саранчу, когда она напала на землю афинян. То, что он ее изгнал, это они знают, а каким образом, не говорят. Я сам три раза видел саранчу с горы Сипил, как она погибала, только не таким способом; один раз ее унес внезапно поднявшийся сильный ветер; другой раз, когда шли дожди, ее погубила внезапно наступившая жара; она же погибла и от внезапного холода, который ее захватил. Что это с ней случилось, я сам видел.

XXV

1. Есть в афинском акрополе статуя Перикла, сына Ксантиппа, и статуя самого Ксантиппа, который (победоносно) сразился с индийцами у Микале. Статуя Перикла стоит в другом месте, а статуя Ксантиппа стоит рядом со статуей Анакреонта Теосского, первого после Сапфо с Лесбоса, писавшего преимущественно эротические стихотворения; у него такая фигура, какая бывает у подвыпившего человека, когда он поет. Рядом с ним - статуи женщин, работы Дейномена: Ио, дочь Инаха, и Каллисто, дочь Ликаона; о них обеих вместе можно рассказать одно и то же: любовь Зевса, гнев Геры и превращение - одной в корову, Каллисто же - в медведицу.

2. У южной стены акрополя Аттал соорудил памятники, каждый приблизительно в два локтя, изображающие так называемую войну с гигантами, которые некогда жили на перешейке Паллены во Фракии, битву афинян с амазонками, славное дело их на Марафонском поле против мидян и поражение галатов в Мисии. Тут же стоит и статуя Олимпиодора, заслужившего славу величием своих подвигов и при этом главным образом при таких обстоятельствах, когда люди, постоянно терпя поражения, тем самым уже не надеялись в будущем ни на что хорошее; он же внушил им решимость и самоуверенность. 3. Несчастная битва при Херонее была началом бед для всех эллинов и одинаково сделала рабами как тех, кто презирал македонян, так и тех, кто стоял за них. Большинство городов Филипп завоевал, с афинянами же на словах заключил мир, в действительности же принес им огромное зло, отняв у них все острова и уничтожив их власть на море. Некоторое время афиняне держались спокойно, пока царствовал Филипп, а за ним Александр; после же смерти Александра македоняне выбрали царем Аридея, а вся власть сосредоточилась в руках Антипатра; афинянам тогда показалось невыносимым, если навсегда страна эллинов останется под властью македонян; они сами стремительно взялись за оружие и других стали побуждать к военным действиям. 4. Принявшими участие в этой войне из пелопоннесских городов были Аргос, Эпидавр, Сикион, Трезен, элейцы, флиасийцы, Мессения, а из живших (на север) от Коринфского перешейка - локры, фокейцы, фессалийцы, Карист (на острове Эвбея) и акарнанцы, подчиненные Этолийскому союзу. Беотийцы же, поделившие фиванскую область по низвержении Фив, из страха, как бы афиняне вновь в своих целях не заселили Фив, не вступили в союз и по мере сил поддерживали македонян. Каждым союзным отрядом командовали свои стратеги, всякий по своему городу, а начальником всего войска выбрали афинянина Леосфена, из уважения к (афинскому) государству и потому, что он сам, казалось, был человеком опытным в военном деле. Он и раньше уже оказал услугу всем эллинам. Когда Александр хотел поселить в Персии всех тех греков, которые в качестве наемников служили у Дария и у его сатрапов, Леосфен предупредил его, переправив их на кораблях в Европу. И в это время он провел военные предприятия более блестящие, чем даже от него могли ожидать, но его смерть привела всех в уныние и главным образом была причиной поражения: македонский отряд вошел в Афины, занял Мунихию, а потом Пирей и Длинные стены. 5. Когда умер Антипатр, то Олимпиада, выйдя из Эпира и убив Аридея, некоторое время царствовала (в Македонии), но немного времени спустя, осажденная и захваченная Кассандрой, была отдана на растерзание толпы. Воцарившись, Кассандр - мой рассказ касается только афинских дел - взял укрепление Панакт в Аттике и Саламин, тираном же у афинян он помог сделаться Деметрию, сыну Фанострата, имевшего славу мудрости. Власть у него отнял Деметрий, сын Антигона, человек молодой и сочувственно относившийся к эллинам, а Кассандр - у него была непримиримая ненависть к афинянам, - подчинив своему влиянию Лахара, стоявшего в то время во главе народной партии, убедил этого человека захватить тираническую власть; из всех тиранов, которых мы знаем, это был самый жестокий по отношению к людям и самый нечестивый по отношению к богам. В это время у Деметрия, сына Антигона, были уже несогласия с афинским народом, но все же он сверг тиранию Лахара. Когда уже собирались штурмовать стены, Лахар бежал в Беотию. Так как он похитил из акрополя золотые щиты и с самой статуи Афины снял украшения, которые можно было снять, то возникло подозрение, что у него огромные богатства. Из за этого коронейцы убили Лахара; Деметрий же, сын Антигона, освободив афинян от тиранов тотчас же после бегства Лахара, не отдал им назад Пирея и позднее, победив их в войне, ввел гарнизон в самый город, укрепив так называемый Мусейон. 6. В ограде древней стены есть против акрополя холм Мусейон, где, говорят, пел свои песни, а затем, когда умер от старости, был похоронен Мусей. Впоследствии там был выстроен памятник какому то сирийцу. Тогда же Деметрий укрепил и занял его.

XXVI

1. Немного спустя у некоторых, (правда) не очень многочисленных, афинян явилось воспоминание о славе предков и сознание того, до какого унижения дошло их достоинство; они тотчас же, несмотря на то затруднительное положение, в каком они находились, выбрали себе военачальником Олимпиодора. Он повел их на македонян, и стариков и мальчиков без разбору, считая, что на войне дело чаще принимает благоприятный оборот не благодаря силе, а вследствие решимости. Он победил в сражении выступивших против него македонян, и когда они бежали в Мусей, он взял приступом это укрепление. Так освободились Афины от македонян. 2. Хотя все афиняне сражались здесь так, что достойно заслужили себе вечную память, но говорят, что Леокрит, сын Протарха, проявил в этом деле особенную храбрость. Он первый взошел на стену, первый спрыгнул в Мусейон; и когда он пал в битве, афиняне воздали ему различные почести, а также посвятили его щит Зевсу Освободителю и на нем было написано имя Леокрита и совершенный им подвиг. 3. Кроме тех подвигов, которые он совершил, спасая Пирей и Мунихию, у Олимпиодора есть следующее крупнейшее дело: когда македоняне совершили набег на Элевсин, собрав элевсинцев, он победил македонян, а еще раньше этого, когда Кассандр вторгся в Аттику, Олимпиодор, отплыв в Этолию, убедил этолийцев выступить на помощь, и этот союз для афинян был главной причиной того, что они избежали войны с Кассандром. За это Олимпиодору как в Афинах, на акрополе и в Пританее оказаны почести, так и в Элевсине есть в память его картина. И из фокейцев те, которые занимают Элатею, воздвигли в Дельфах медную статую Олимпиодора, так как и им он помог, когда они отпали от Кассандра?

4. Недалеко от статуи Олимпиодора стоит медное изображение Артемиды, именуемой Левкофриной (Белобровой); воздвигли ее сыновья Фемистокла, так как магнеты, которыми управлял Фемистокл, получив эту область от (персидского) царя, почитают Артемиду Левкофрину. 5. Но в своем рассказе я должен быстро двигаться дальше, поставив себе целью описать всю Грецию. Эндой был родом афинянин, ученик Дедала, он последовал за ним на Крит, когда Дедал бежал туда вследствие убийства Калоса. Есть статуя Афины его работы, на ней есть надпись, что посвятил ее Каллий, а сделал Эндой. 6. Там есть здание, именуемое Эрехтейоном, перед входом стоит жертвенник Зевса Вышнего, на котором не приносят в жертву ничего живого, и даже, возложив печенья, они считают недозволенным употреблять вино. Входящий в это здание встречает три жертвенника: один - Посейдона, на котором на основании божественного изречения они приносят жертву и Эрехтею, второй - героя Бута и третий - жертвенник Гефеста. На стенах - картины, касающиеся рода Бутадов. Есть тут - так как здание двойное - в глубоком колодце морская вода. В этом большого чуда нет; даже у тех, кто живет в глубине страны, встречается то же самое, между прочим у карийских афродисийцев; интересно заметить, что в этом колодце при южном ветре слышен звук волн. А на скале есть знак трезубца. Говорят, что он является свидетельством спора Посейдона (с Афиной) за обладание этой страной.

7. Афине посвящен как город, так и вся вообще страна; и те, у кого принято по своим демам почитать других богов, ничуть не меньше чтут Афину. Это же священнейшее ее изображение, почитавшееся всей общиной за много лет до того, как из деревенских поселков они все сошлись вместе, находится теперь в акрополе, который тогда только и стал называться городом; есть предание, что оно упало сюда с неба, но я не буду исследовать со всей точностью, так это или нет. А золотой светильник для богини сделал Каллимах. Наполнив маслом лампаду, афиняне ожидают того же дня в следующем году; масла же в лампаде хватает на все время от срока до срока, при этом лампада горит и днем и ночью. Фитиль делается из карпасийского льна, который один из всех видов льна не уничтожается огнем. Сделанный из меди ствол финикового дерева, устроенный над лампадой и доходящий до крыши, вытягивает копоть наружу. Каллимах, сделавший эту лампаду, далеко опередивший первейших художников в данном искусстве, настолько превосходил всех их по изобретательности в технике, что первый стал буравить мрамор и за это присвоил себе, а может быть получил от других, имя Какизотехнос (Порицающий чужое искусство).

XXVII

1. В храме (Афины) Полиады находится изображение Гермеса из дерева; как говорят, это посвящение Кекропа; он почти невидим из под миртовых ветвей. Другие посвятительные дары из числа древних, достойные упоминания, - это складное кресло работы Дедала, а из индийской добычи - панцирь Масистия, который в битве при Платеях был начальником (персидской) конницы и так называемый акинак Мардония. Я признаю, что Масистий погиб от афинских всадников, но так как Мардоний сражался против лакедемонян и пал от руки спартанского воина, то прежде всего афиняне не могли получить этой сабли из первых рук, да и лакедемоняне во всяком случае не позволили бы ее унести. 2. Относительно масличного дерева афиняне ничего другого не рассказывают, кроме того, что оно было свидетельством права богини в ее споре (с Посейдоном) из за этой страны. Они также рассказывают, что эта маслина сгорела, когда мидийцы сожгли города (у) афинян, но, сожженная, она в тот же день дала росток в два локтя. 3. Непосредственно к храму Афины прилегает святилище Пандросы. Это та Пандроса, одна из сестер, которая не виновна в (любопытстве относительно) данной им на хранение корзины. 4. То, что меня особенно поразило, это известно не всем, поэтому я опишу, как происходит это служение. Недалеко от храма Афины Полиады живут две девушки; афиняне называют их "аррефорами". Они известное время живут при богине, а когда наступает праздник, вот что они делают ночью. Они ставят себе на голову то, что даст им нести жрица Афины, причем ни дающая не ведает, что она дает, ни несущие не знают, что они несут, а в городе есть огороженное место недалеко от Афродиты, названной "В Садах", и на этом участке подземный естественный ход; сюда то и идут девушки. Спустившись в это подземелье, они оставляют то, что принесли, и берут другое, тоже закрытое. И после этого отпускают этих двух девушек и вместо них на акрополь берут двух других. 5. Недалеко от храма Афины есть хорошей работы (статуя) старухи, самое большее в локоть величиной; говорят, что это служительница богини (Афины) Лисимаха; есть и две большие медные статуи, изображающие двух стоящих друг против друга воинов, готовых к бою. Одного называют Эрехтеем, другого - Эвмолпом. Но тем из афинян, которые занимаются древностями, небезызвестно, что сын Эвмолпа Иммарад был убит Эрехтеем. 6. На том же пьедестале находятся и (другие) статуи: (Феенет), который предсказывал Толмиду, и сам Толмид, который, начальствуя над флотом афинян, опустошил много местностей, и между прочим страны тех пелопоннесцев, которые заселяют побережье; он сжег верфи лакедемонян в Гитионе и из периэкских городов взял Бойи и остров Киферу; затем, высадившись в стране сикионян, когда они вступили с ним в сражение, так как он опустошал их землю, он обратил их в бегство и преследовал до самого города. Затем, вернувшись в Афины, он вывел клерухов (поселенцев) из афинян на Эвбею и Наксос; он напал с войском на беотийцев; опустошив большую часть их земли и принудив осадой к сдаче Херонеи, он продвинулся в область Галиарта, но тут в сражении он сам был убит и все его войско было побеждено. Вот какие подвиги, как я узнал, были совершены Толмидом. 7. Есть там и древние изображения Афины; хотя они не расплавились, но стали совсем черными и не могут по своей хрупкости перенести ни малейшего толчка. Ведь и их охватило пламя, когда афиняне сели на корабли, а царь захватил город, лишенный защитников. Есть там (изображение) и охоты на кабана, о котором я не могу сказать точно, калидонский это кабан или нет; есть и Геракл, сражающийся с Кикном; об этом Кикне говорят, что он убил многих других и между прочим фракийца Лика, вызывая их всех на состязание в единоборстве, но около реки Пенея был сам убит Гераклом. 8. Из трезенских сказаний, которые относятся к Тесею, имеются следующие: когда Геракл пришел в Трезен к Питфею и за обедом подложил под себя шкуру льва, туда вошли трезенские мальчики, в числе их и Тесей, которому было самое большее лет семь. Когда все остальные дети увидали шкуру льва, говорят, они бросились бежать, Тесей же, выйдя вслед за ними, совсем без страха схватил у одного из служащих топор и поспешно вернулся назад, думая, что это настоящий лев, а не шкура его. Таков первый рассказ о нем у трезенцев; кроме того, они передают, что Эгей положил под камень свои сандалии и меч, как приметные знаки для (будущего) своего сына, и отплыл в Афины. И вот Тесей, когда ему пошел шестнадцатый год, столкнувши камень, вынул то, что там положил Эгей. Изображение всего этого предания в виде статуи находится на акрополе; оно все из меди, кроме самого камня. Они посвятили еще и другое изображение подвига Тесея и о нем они рассказывают так. На Крите всю землю, а особенно область по реке Тефрину, опустошал бык. Ведь в древности были животные, более страшные для людей, чем теперь, как, например, лев немейский или парнасский, и во многих местах Эллады страшные драконы и дикие кабаны около Калидона, Эриманфа и в Кромионе Коринфском; о них говорили, будто одних из них родила Земля, о других - что они священные животные богов или что они посланы в наказание людям. Критяне говорят, что этого быка на их землю послал Посейдон за то, что Минос, властвуя над Эллинским морем, ни в чем не оказывал Посейдону больше почета, чем какому нибудь другому божеству. Говорят, что этот бык был переправлен из Крита в Пелопоннес и что борьба с ним была одним из так называемых двенадцати подвигов Геракла. Когда же бык был выпущен на равнину Аргоса, то он бежал через Коринфский перешеек, бежал же он в землю Аттики, а из Аттики в область Марафона и там избивал всех, с кем только ни встречался, в том числе убил он и сына Миноса Андрогея. Минос, двинувшись на Афины с кораблями - он никак не хотел поверить, что афиняне неповинны в смерти Андрогея, - до тех пор причинял им всякие неприятности, пока они не согласились послать ему на Крит семь девушек и столько же юношей для так называемого Минотавра, с тем, чтобы поселить их в Кносском лабиринте. Впоследствии, говорят, Тесей загнал этого быка в акрополь и принес в жертву богине. Это изображение есть посвящение дема марафонцев.

XXVIII

1. Я не могу точно сказать, за что поставлена медная статуя Килону, тем более, что у него были злостные планы относительно тирании. Я бы думал, что за то, что он был очень красив телом и приобрел большую известность, одержавши победу в двойном беге в Олимпии; кроме того, ему удалось жениться на дочери Феагена, который был тираном Мегар. 2. Кроме тех, о которых я сказал, есть еще два приношения от афинян, из десятины военной добычи, а именно - медное изображение Афины из добычи, взятой у мидян, высадившихся на Марафоне, творение Фидия. Изображение же на щите битвы лапифов с кентаврами и все остальное, что там сделано, вычеканено, как они говорят, Мисом, а Мису как для этого, так и для всех остальных его работ дал рисунки Паррасий, сын Эвенора. Острие копья и султан этой Афины видны плывущим в Афины еще от Суниона. Тут же находится и медная колесница, сделанная из десятой части добычи от беотян и халкидян на Эвбее. Есть еще два посвятительных дара - Перикл, сын Ксантиппа, и из работ Фидия особенно заслуживающая внимания статуя Афины, названная по имени жертвователей Лемносской. 3. Вокруг акрополя, кроме той части, которую выстроил Кимон, сын Мильтиада, всю остальную стену, как говорят, возвели пеласги, жившие некогда у подножия акрополя; говорят, (ее выстроили) Агрол и Гипербий. Когда я разузнавал, кто такие они были, я ничего другого не мог узнать, кроме того, что вначале они были сикелами, а потом переселились в Акарнанию.

4. Для тех, кто опускается с акрополя, но не в нижний город, а через Пропилеи, встречается источник воды и недалеко в пещере находится святилище Аполлона. Полагают, что здесь Аполлон сочетался с Креусой, дочерью Эрехтея? Когда Филиппид был послан в Лакедемон в качестве вестника - это было тогда, когда мидийцы высадились на берег (у Марафона), - возвратившись, он заявил, что лакедемоняне откладывают свое выступление, так как, по их словам, у них существует закон не раньше выступать на войну, чем наступит полнолуние. И вот Филиппид рассказывал, что около горы Парфениона с ним встретился Пан и сказал, что он благосклонно относится к афинянам и что он придет к ним на Марафон, чтобы помочь им. Так вот этот бог и почитается за эту добрую весть. 5. Тут находится так называемый Ареопаг (Холм Ареса), так как первым, кто тут был судим, был Арес. Я (уже) раньше рассказывал, как он убил Галирротия и за что именно он лишил его жизни. Говорят, что впоследствии тут был судим Орест, за убийство своей матери. И тут есть жертвенник Афины Ареи ("Искупительницы"), который Орест воздвиг, спасшись от осуждения. А белые камни, на которых стоят те, которые подвергаются суду, и те, которые обвиняют, называются один - камнем Гибрисом (Оскорблением), другой - камнем Анедейей (Непримиримости).

6. Вблизи находится святилище богинь, которых афиняне называют "Почтенными", а Гесиод в "Теогонии" - "Эриниями". Впервые Эсхил изобразил их всех с волосами на голове в виде змей, но эти статуи не представляют ничего страшного, также как и другие статуи, которые поставлены в честь подземных богов. А стоят здесь Плутон, Гермес и статуя Геи (Земли). Здесь приносят жертву те, которым удалось оправдаться от обвинения на Ареопаге, и приносят эти жертвы одинаково как иноземцы, так и горожане. 7. Внутри ограды находится и могила Эдипа. Произведя старательные расследования, я пришел к заключению, что его кости были перевезены сюда из Фив. А тому, что в своей драме рассказывает нам Софокл о смерти Эдипа, по моему, не позволяет верить Гомер, который говорит, что по смерти Эдипа Мекистей отправился в Фивы для участия в погребальных состязаниях.

8. У афинян есть и другие дикастерии (судилища), не получившие такой славы, как Ареопаг. Одно из них называется Парабистом (На задворках), а другое - Тригоном (Треугольником); первое находится в малопосещаемой части города и народ там очень мало бывает, второе получило название по своему внешнему виду. Батрахий (Зеленое, как лягушки) и Финикии (Пурпурное) и до сих пор продолжают называться по своему цвету. Самое же большое судилище, куда собирается больше всего народу, они называют Гелиеей. 9. Судилища, которые предназначены для разбирательства уголовных дел, - это другие, и они называются "у Палладия", где производится суд над невольными убийцами. Что первым тут судился Демофонт, в этом все согласны, но за что, об этом говорят различно. Рассказывают, что по взятии Илиона Диомед возвращался назад на кораблях, и когда он подплывал к Фалерской гавани, наступила уже ночь, и аргивяне высадились как бы на неприятельскую землю, приняв ее ночью за какую то другую, а не за Аттику. Говорят, что Демофонт выступил на помощь населению, тоже не зная, что высадившиеся с кораблей - аргивяне, убил у них несколько воинов и, похитив Палладий, возвращался назад; тут какой то афинянин, не замеченный им, был сбит конем Демофонта и, раздавленный им, умер. За это Демофонт был привлечен к суду; одни говорят - родственниками убитого, другие - всей общиной аргивян. 10. У Дельфиния установлен суд над теми, которые утверждают, что совершили убийство по праву; этому суду подлежал Тесей и был оправдан в том, что он убил восставшего против него Палланта и его сыновей. А прежде этого, до оправдания Тесея, для всех было установлено или, убив, бежать, или, оставшись, погибнуть тою же смертью. 11. Так называемый суд "в Пританее", где судят железо и вообще все другие неодушевленные предметы, я думаю, имел свое начало по следующему поводу. Когда Эрехтей царствовал над афинянами, тогда впервые на жертвеннике Зевса Полиэя (Градохранителя) убил быка жрец быкобоец и, оставив тут топор, он бежал из страны, а топор, осужденный за убийство, тотчас был отнесен (к морю), и с того времени такой суд совершается каждый год. Говорят, что и другие неодушевленные предметы сами собой с полной справедливостью наложили на людей наказание; самое прекрасное и прославленное в народной молве дело совершил меч Камбиза. 12. Есть в Пирее у моря еще судилище - Фреатто; здесь бежавшие из страны, в случае, если против них, когда они уже удалились, поднималось другое еще обвинение, защищаются, стоя на корабле, а судьи слушают их с земли. Есть предание, что впервые так защищался Тевкр перед Теламоном, утверждая, что он не повинен в смерти Аякса. Все это мною рассказано для тех, кому интересно знать, как ведутся суды у афинян.

XXIX

1. Рядом с Ареопагом показывают корабль, сделанный для процессии во время Панафиней. Конечно, были корабли, которые превосходили его величиной, но вот корабль на Делосе, я знаю с уверенностью, превзойти не может ни один, так как на нем вниз от палубы - девять рядов гребцов.

2. У афинян и за городом в поселках и по дорогам есть храмы богов и могилы героев и прославленных мужей. Ближе всего - Академия, некогда владение частного гражданина, в мое время гимнасий. Тем, кто идет по направлению к ней, встречается ограда Артемиды и в ней грубые изображения Аристы и Каллисты (Лучшей и Прекраснейшей): как я лично думаю, да это подтверждается и гимнами Памфа, - это прозвище самой Артемиды; передаваемый о них другой рассказ я хотя и знаю, но обхожу молчанием. Там есть небольшой храм, в который каждый год в установленные дни афиняне приносят изображение Диониса Элевтерия. 3. Таковы у них храмы в этих местах; из могил же прежде всего укажу могилу Фрасибула, сына Лика, человека, по сравнению с позднейшими, а также с теми людьми, которые жили до него и были славны у афинян, во всех отношениях самого лучшего. Я мог бы привести много доказательств, но для подтверждения моих слов довольно будет и следующего. Он уничтожил тиранию так называемых "тридцати", выступив из Фив вначале всего лишь с шестнадцатью людьми; боровшихся друг с другом афинян он примирил и убедил их сохранить согласие. Это - первая могила, а за ней идут могилы Перикла, Хабрия и Формиона. 4. Есть тут могильные памятники всем афинянам, которым выпало на долю умереть в морских сражениях и в битвах на суше, исключая тех из них, которые сражались при Марафоне: этим могилы воздвигнуты на месте сражения в честь их выдающейся храбрости. Все же другие лежат вдоль дороги в Академию и у них на могилах стоят каменные стелы с обозначением имени и дема каждого из них. Первыми здесь были похоронены те, которые некогда во Фракии покорили всю страну до Драбеска, пока эдоняне, неожиданно напав на них, не перебили их; рассказывается также, что на них упала молния. В числе других полководцев были там Леагр, которому главным образом и был поручен этот отряд, и декелеец Софан, который убил помогавшего жителям Эгины аргивянина Эврибата, некогда одержавшего победу на Немейских играх в пентатле (пятиборье). Это был третий поход, который афиняне предприняли за пределы Эллады. Против Приама и троянцев все эллины пошли войной по общему договору; в собственных же интересах афиняне отправляли войско с Иолаем в Сардинию, вторично - в нынешнюю Ионию и третий раз тогда во Фракию. 5. Перед этим памятником находится погребальная стела с изображением сражающихся воинов; имена им - Меланоп, Макартат, которым досталось на долю умереть, сражаясь с лакедемонянами и беотийцами там, где граничит Элеония с областью Танагры. Есть там и могила фессалийских всадников, которые пришли сюда по старинной дружбе, когда под начальством Архидама пелопоннесцы в первый раз всем войском вторглись в Аттику; рядом с ними могила критских стрелков. Дальше опять идут могильные памятники афинян - Клисфена, придумавшего то деление на филы, которое существует еще и поныне, и тем убитым всадникам, которые погибли, когда подверглись одной и той же опасности вместе с фессалийцами. Тут же лежат и клеонейцы, пришедшие в Аттику вместе с аргивянами, а по какому поводу, я напишу, когда мой рассказ дойдет до аргивян. Тут же могила афинян, которые пали в войне с жителями Эгины еще раньше, чем мидиец двинулся походом (на Афины). 6. Выходит, что и прежде могли принимать совершенно правильное решение, если даже афиняне признали достойным погребения на общественный счет рабов и написали их имена на погребальной стеле: это показывает, что они сохранили на войне по отношению к своим господам верность и преданность. Есть тут памятники и других мужей (вместе лежат они, но) различны места их подвигов. 7. Тут похоронены и славнейшие из тех, кто ходил под Олинф, тут и Мелесандр, поднявшийся на кораблях по Меандру вверх в середину Карий. Похоронены здесь и умершие во время войны с Кассандром и те из аргивян, которые некогда пришли на помощь (афинянам). Рассказывают, что этот союз с аргивянами у них был заключен при следующих обстоятельствах. Когда бог потряс землетрясением город лакедемонян, илоты отпали от них и укрепились на Итоме. И вот когда они отделились, лакедемоняне отправили послов с просьбой о помощи к разным государствам, в том числе и к афинянам. Последние отправили им отборных воинов и начальником Кимона, сына Мильтиада. Но лакедемоняне вследствие подозрения отослали их назад. Афинянам показалось нестерпимым такое оскорбление и, когда они возвращались домой, они заключили союз с аргивянами, исконными врагами лакедемонян. Впоследствии, когда предстояла битва под Танагрой между афинянами и между беотийцами и лакедемонянами, аргивский отряд пришел на помощь афинянам. Вначале аргивяне одерживали уже верх над ними, но наступившая ночь помешала им явно закрепить за собою победу; на другой же день лакедемонянам удалось победить их, так как фессалийцы изменили афинянам. Я хочу упомянуть здесь и о следующих (славных мужах): тут похоронен Аполлодор, бывший начальником наемных войск; будучи афинянином, он был отправлен сатрапом в пригеллеспонтскую Фригию Арситом и сохранил перинфянам их город, когда Филипп вступил с войском в область Перинфа. И он похоронен здесь, равно и Эвбул, сын Спинфара, и те мужи, которым, хотя они и были храбрыми и прекрасными людьми, не сопутствовала счастливая судьба; одни из них покушались на тирана Лахара, другие собирались отнять Пирей, когда его занимал македонский гарнизон, но прежде чем выполнить свой план, они были выданы своими сообщниками и погибли. 8. Тут похоронены и павшие в войне около Коринфа. Бог очень ясно показал как здесь, так и при Левктрах, что те, которых эллины называют храбрыми, - ничто без покровительства Тихи (Счастья): ведь лакедемоняне, несмотря на то, что тогда против них были и коринфяне, и афиняне, и еще аргивяне и беотийцы, все же победили их всех, впоследствии же сами понесли огромное поражение при Левктрах от одних только беотийцев. 9. После могилы павших в Коринфской войне надпись в форме элегических стихов указывает, что одна и та же погребальная стела поставлена в честь как тех воинов, которые умерли при походах на Эвбею и Хиос, так и тех, что погибли в самых дальних пределах земли азиатской и при походе в Сицилию. Написаны тут и имена полководцев, кроме Никия; из простых воинов вместе с афинянами также и платейцы. Но в этом списке пропущено имя Никия; я пишу согласно с Филистом, который передает, что Демосфен заключил договор для всех, кроме себя, и когда он был взят в плен, то он попытался убить себя, а что со стороны же Никия сдача была произведена добровольно. Поэтому имя Никия и не написано на стеле: он был признан добровольно сдавшимся пленником, а не настоящим солдатом. 10. На другой стеле записаны сражавшиеся во Фракии и около Мегары, а также тогда, когда Алкивиад убедил отпасть от лакодемонян аркадян из Мантинеи и элейцев, а также и те, которые победили сиракузян раньше прибытия Демосфена в Сицилию. 11. Похоронены тут и те, которые сражались в морской битве в Геллеспонте, и те, которые боролись против македонян при Херонее, и ходившие с Клеоном на Амфиполь, и погибшие при Делии, близ Танагры, и те, которых Леосфен повел в Фессалию, и плававшие на Кипр вместе с Кимоном и не больше тринадцати человек из числа тех, которые вместе с Олимпиодором и изгнали (македонский) гарнизон. 12. Афиняне говорят, что посылали на помощь и римлянам, ведшим какую то войну по соседству, небольшое войско и что впоследствии, когда был морской бой римлян с карфагенянами, на стороне римлян были пять аттических триер; и этим воинам поставлен здесь могильный памятник. 13. О военных подвигах Толмида и тех, которые были с ним, мною уже рассказано раньше и о том, как они погибли; кого это интересует, тот пусть знает, что они лежат здесь на этой же самой дороге. 14. Покоятся тут и те, которые под начальством Кимона одержали великую победу на суше и на море в один и тот же день. Похоронены здесь также Конон и Тимофей, вторая пара после Мильтиада и Кимона, отец и сын, совершившие блестящие военные подвиги. 15. Тут же покоятся и Зенон, сын Мнасея, и Хрисипп из Сол, и Никий, сын Никомеда, который лучше всех своих сотоварищей по искусству рисовал животных, и Гармодий, и Аристогитон, убившие сына Писистрата Гиппарха; похоронены и ораторы: Эфиальт, который особенно сильно ограничил права совета Ареопага, и Ликург, сын Ликофрона. 16. Ликургом было вложено в государственное казначейство на шесть тысяч пятьсот талантов больше, чем сколько собрал там Перикл, сын Ксантиппа; он велел сделать праздничные сосуды для богини и изображения Ники (Победы) из золота и сто праздничных нарядов для девушек, а для войны заготовил оружие, метательные снаряды, и для морского сражения четыреста триер; из сооружений он закончил театр, начатый постройкой другими, сам же во время своей политической деятельности он построил вот что: в Пирее - верфи и доки, а в так называемом Ликее - гимнасий. Все, что было сделано из серебра и из золота, все это похитил Лахар во время своей тирании; сооружения же были еще целы до моего времени.

XXX

1. Перед входом в Академию есть жертвенник Эрота с надписью, гласящей, что Харм - первый из афинян посвятил (жертвенник) Эроту. Тот же жертвенник, в городе, который носит название жертвенника Антэрота, как говорят, является посвящением метеков (неполноправных поселенцев) вот по какому случаю: в афинянина Мелета был влюблен метек Тимагор. Относясь к нему с пренебрежением, Мелет велел ему, взойдя на самую вершину скалы, броситься с нее вниз. Так как Тимагор не щадил своей жизни и во всем всегда хотел делать приятное юноше, что бы он ни приказывал, то и на этот раз он, поднявшись, бросился вниз; когда Мелет увидал Тимагора мертвым, его охватило такое раскаяние, что он кинулся с той же скалы вниз и разбился насмерты. Вот поэтому считается, что метеки посвятили (этот жертвенник) божеству Антэроту, как мстителю за смерть Тимагора. 2. В Академии есть жертвенник Прометею, и отсюда начинается бег до города с зажженными факелами. Состязание заключается в том, чтобы во время бега сохранить факел горящим; если у прибежавшего первым факел потухнет, он уже теряет право на победу, которая вместо него переходит ко второму. Если же факел не уцелеет горящим и у этого, то победителем считается третий; если же у всех потухнут факелы, то никто не считается победителем. Есть тут жертвенник Музам и второй жертвенник Гермесу; а внутри они соорудили один жертвенник Афине, а другой Гераклу. Тут есть масличное дерево, о котором говорят, что оно явилось на свет вторым. 3. Недалеко от Академии есть могильный памятник Платону, о котором бог вперед дал знамение, что он будет самым великим в философии. А предсказал он это вот каким образом. В ночь перед тем, как Платон собирался сделаться его учеником, Сократ увидал сон, что ему на грудь прилетел и сел лебедь. Лебедь же, как птица, славится своей большой музыкальностью; говорят, будто Кикн (Лебедь) был царем лигурийцев, живших по ту сторону Эридана, у начала кельтских земель, что он был очень музыкален и когда он умер, то по воле Аполлона он был превращен в птицу. Лично я верю только тому, что у лигурийцев царствовал музыкальный человек Кикн, но чтобы из человека он превратился в птицу, это мне кажется невероятным. 4. Дальше за этим местом видна башня Тимона, который один только решил, что быть счастливым можно исключительно только в том случае, если бежать от всех людей. Тут же показывают место, так называемое Конный Колон; говорят, что это было первое место аттической земли, на которое вступил Эдип; это не соответствует сказаниям Гомера, однако так говорят. Есть тут жертвенники и Посейдону Конному и Афине Конной и святилища Перифою и Тесею, Эдипу и Адрасгу. Рощу Посейдона и храм сжег Антигон при своем вторжении; он в этой войне причинил много и других опустошений земле афинян.

XXXI

1. Небольшие аттические демы, в порядке их расположения, представляют следующие достопримечательности. У жителей дема Галимунт есть храм Деметры Фесмофоры (Закононосительницы) и Коры, на Зостере, у моря - жертвенник Афины и Аполлона, Артемиды и Латоны. Говорят, что Латона не родила здесь детей, но, как собирающаяся родить, развязала свой пояс и потому этому месту дано это имя. В Проспальтах есть тоже храм Коры и Деметры, у жителей же Анагирунта - храм Матери богов. В Кефале особенно почитаются Диоскуры: их тут так и называют "Великими богами".

2. В Прасиях есть храм Аполлона. Рассказывается, что сюда приходят жертвенные начатки от гипербореев, что гипербореи передают их аримаспам, аримаспы - исседонам; от этих последних скифы доставляют их в Синоп, а затем через земли эллинов они доставляются в Прасии, а затем уже афиняне везут их на Делос. Так как эти начатки завернуты в пшеничную солому, то никто не знает, что они представляют. В Прасиях есть памятник Эрисихтона; он умер во время обратного плавания, когда он возвращался домой после феории (священного посольства) с Делоса.

Что Кранай, царствовавший над афинянами, был изгнан Амфиктионом, хотя он был ему зятем, об этом мною сказано уже раньше. Говорят, что когда он бежал со своими сторонниками в дем Ламптры, он там умер и был похоронен. И еще до моего времени в Ламптрах была могила Краная. В Потамах (деме) этой страны есть могила Иона, сына Ксуфа, так как и он поселился у афинян и в войне афинян с элевсинцами был их военачальником полемархом. Так об этом говорит предание; у флийцев же и у мирринусиев - у первых есть жертвенники Аполлона Дионисодота (Дионисом данного) и Артемиды Селасфоры (Светоносной), Диониса Антия (Весеннего цветения), нимф Исменид и Геи (Земли), которую они называют Великой богиней; другой же храм (в Мирринах") имеет жертвенники Деметры Анесидоры (Посылающей дары), и Зевса Ктесия (Хранителя имущества), и Тифроны Афины, и Коры Протогоны (Первородной), и так называемых Почтенных богинь. 3. В Мирринунте есть деревянное изображение (Артемиды) Колениды. Афмонейцы же почитают Амарисийскую Артемиду. Путем расспросов эксегетов (толкователей) относительно этих богинь, я не нашел у них никакого ясного ответа, моя же личная догадка такова. На Эвбее есть город Амаринф и тамошние жители почитают (Артемиду) Амарисию. Праздник Амарисии и афиняне справляют с не меньшей торжественностью, чем эвбейцы. Вот каким путем, думаю я, богиня получила это имя у афмонейцев, а у мирринунтцев Коленида (Артемида) стала называться от имени Колена. Я уже раньше писал, что многие из жителей в этих демах утверждают, что и до времени владычества Кекропау них были цари. Так вот, как говорят мирринунтцы, Колаином назывался человек, который, прежде чем воцарился Кекроп, был у них правителем. Есть еще дем Ахарны; жители его чтут из богов Аполлона Агиея (Охраняющего дороги) и Геракла. Есть жертвенник и Афины Гигиеи (Дающей здоровье); они называют еще Афину Гиппией (Конной) и Диониса Мельпоменом (Поющим), этого же бога они называют Киссом (Плющем), говоря, что тут впервые появился плющ как растение.

XXXII

1. Горы у афинян следующие: Пентеликон, где находятся каменоломни, Парнет - место охоты на диких свиней и медведей, и Гиметт, который доставляет лучшее питание для пчел, кроме страны алазонов. У алазонов обычно и пчелы, как и все остальные животные, свободно живут в лугах, не имея крытых помещений, и их не держат в ульях: они складывают свой мед где придется и их мед и воск так смешаны один с другим, что их никак нельзя отделить. 2. У афинян и на горах есть статуи богов. На Пентеликоне - статуя Афины, на Гиметте есть статуя Зевса Гиметтского; есть жертвенники и Зевсу Омбрию (Посылающему дождь) и Аполлону Проопсию (Провидящему). А на Парнете стоит медный Зевс Парнетский и жертвенник Зевсу Семалею (Подающему знамения). На Парнете есть еще и другой жертвенник, приносят на нем жертвы Зевсу, именуя его то Посылающим дождь, то Отвращающим беды. Есть еще небольшая гора Анхесм и на ней статуя Зевса Анхесмия.

3. Прежде чем я обращусь к описаниям островов, я еще раз возвращусь к тому, что есть в аттических демах. Есть дем Марафон, отстоящий на равное расстояние как от города афинян, так и от города Кариста на Эвбее. В этом месте Аттики высадились варвары, здесь они были побеждены в битве, здесь они, когда старались уплыть в открытое море, потеряли несколько кораблей. На равнине есть могила афинян, а на ней стелы, на которых написаны имена погибших и название филы каждого из них; есть и другая могила для беотийских платейцев и для рабов: тогда впервые сражались (вместе с эллинами) и рабы. И отдельно есть здесь могила славного героя Мильтиада, сына Кимона; его кончина последовала позднее, когда он потерпел неудачу у Пароса и поэтому был привлечен афинянами к суду. Тут каждую ночь можно слышать ржание коней и заметить сражающихся воинов. Не бывает, чтобы это прошло даром кому либо, кто нарочно явится посмотреть на это явление, но если кому по незнанию или как либо случайно (придется это видеть), гнева богов на того не бывает. 4. Марафоняне почитают тех, кто пал в этой битве, называя их героями; чтут они и Марафона, от которого имя этому дему, и Геракла, говоря, что они первые из эллинов признали Геракла богом. По их рассказам, во время этой битвы явился некий по виду человек, по одежде - крестьянин; убив многих варваров плугом, он после этого подвига исчез. Когда афиняне обратились к богу с вопросом, он им ничего не изрек, только повелел почитать героем Эхетлея. Тут же поставлен и трофей из белого мрамора. Афиняне говорят, что они похоронили здесь и мидян, так как это священная и непреложная обязанность всякого благочестивого человека - предать земле труп умершего, но я не мог найти здесь никакой могилы; тут не видно было ни насыпи, ни какого либо другого знака; они их (видимо) бросали как попало, снося в ямы. 5. Есть на Марафоне источник, называемый Макария (Блаженная), и вот что о нем рассказывают. Когда Геракл бежал от Эврисфея из Тиринфа, он поселился у своего друга Кеика, царствовавшего в Трахине. Когда же Геракл покинул мир и Эврисфей стал требовать себе детей Геракла, то трахинский царь отослал их в Афины, ссылаясь на собственную свою слабость и на то, что Тесей достаточно силен, чтобы защитить их. Пришедшие туда в качестве молящих о защите дети Геракла стали тогда первой причиной войны пелопоннесцев против афинян, так как Тесей не выдал их, несмотря на требование Эврисфея. Говорят, что афинянам было предсказано, что кто либо из детей Геракла должен добровольно умереть, так как иначе они не могут одержать победы. Тогда Макария, дочь Деяниры и Геракла, заколов себя, дала афинянам возможность победить на войне, а источнику - свое имя. 6. Есть на Марафоне болото, очень топкое; сюда вследствие незнания дорог попали бежавшие варвары, и говорят, что здесь было произведено страшное их избиение. Над этим болотом имеются каменные ясли для коней Артаферна и на скалах знаки палатки. Вытекает и река из этого болота; у самого болота ее вода вполне пригодна для водопоя стад, а у впадения ее в море она становится уже соленой и полна морских рыб. Немного в сторону от равнины есть гора Пана и пещера, заслуживающая осмотра: вход в нее узкий, но кто его пройдет, встретит целые сооружения, ванны и так называемое "стадо Пана" - скалы, очень похожие на коз.

XXXIII

1. От Марафона с одной стороны (на расстоянии ста стадиев) находится Браврон, где, по преданию, высадилась Ифигения, дочь Агамемнона, бежавшая от тавров, везя с собой изображение Артемиды; оставив здесь изображение, она отправилась в Афины, а затем в Аргос. И действительно, тут есть древнее деревянное изображение Артемиды; кто из варваров, по моему мнению, имеет это изображение, об этом я расскажу в другом месте. 2. От Марафона (с другой стороны) на расстоянии приблизительно шестидесяти стадиев отстоит Рамнунт, если идти дорогой вдоль моря по направлению к Оропу. Население живет в домах и поселках около моря, а немного вверх от моря есть храм Немезиды; она из всех богов наиболее неумолима к людям, действующим насилием. Считается, что и высадившихся на Марафоне варваров прежде всего встретил гнев этой богини: полные презрения, считая, что для них ничего не будет стоить взять Афины, они везли с собой глыбу паросского мрамора, чтобы поставить трофей, как будто бы дело было ими уже сделано. 3. Из этого камня Фидий создал статую Немезиды; на голове у богини - венок с фигурами оленей и небольшими фигурами Победы. В руках же она держит: в одной - ветвь яблони, а в правой - чашу. На чаше изображены эфиопы. Что касается этих эфиопов, то о значении их ни я сам не мог догадаться, ни узнать от тех, которые стараются выставить себя знающими; они говорят, будто эфиопы изображены на чаше вследствие реки Океана, что эфиопы живут на его берегах, а Океан является отцом Немезиды. 4. На Океане же, который является не рекою, а краем того моря, по которому плавают люди, живут иберы и кельты и на нем есть остров Британия. Из эфиопов за Сиеной, на самом краю у Эритрейского моря живут ихтиофаги, и залив, около которого они живут, называется заливом ихтиофагов; эфиопы же "справедливейшие" населяют город Мерою и так называемую Эфиопскую равнину; это те, которые показывают "стол солнца", и у них нет ни моря, ни другой реки, кроме Нила. Есть и другие эфиопы, соседние с маврами, их земли простираются вплоть до насамонов. Этих насамонов Геродот называет атлантами, а те, которые приписывают себе знание измерений земли, называют их ликситами; являясь крайними из ливийцев, они живут у Атланта; они ничего не сеют, а питаются диким виноградом. И у этих эфиопов, а равно и насамонов нет никакой реки. Вода же с Атланта, появляясь вначале тремя потоками, ни одного из этих потоков не обращает в реку, но вся она одинаково тотчас же поглощается песком. Таким образом, эфиопы не живут ни у какой реки Океана. Вода с Атланта - мутная, и у источников живут крокодилы, не меньше как в два локтя длиной; при приближении человека они прячутся в воду. Очень многим приходило на ум такое предположение, что эта вода, вновь появляясь на поверхность из песков, образует египетский Нил. 5. Гора Атлант настолько высока, что считается, будто своими вершинами она касается неба и недоступна из за вод и деревьев, которые растут там повсюду. Сторона этой горы, обращенная к насамонам, известна, но мы не знаем никого, кто бы объехал ее сторону, обращенную к морю. Этого достаточно по данному вопросу. 6. Крыльев не имеет ни эта статуя Немезиды, ни какая либо другая из древних; даже у жителей Смирны самое священное деревянное изваяние (богини) не имеет крыльев. Позднейшие же художники, желая показать, что сила богини проявляется главным образом при влюбленности, по этой причине придали Немезиде крылья, как и Эроту. 7. Теперь я перейду к тому, что изображено на пьедестале статуи, для ясности предварительно сделав следующие замечания. Говорят, что матерью Елены была Немезида, Леда же выкормила ее и воспитала, отцом же ее и эти (рамнунтцы), а равно и все эллины, называют Зевса, а не Тиндарея. Зная это предание, Фидий изобразил Елену, которую Леда приводит к Немезиде, изобразил также Тиндарея и его сыновей и человека, по имени Гиппей (Конник), стоящего рядом с конем; тут и Агамемнон, и Менелай, и Пирр, сын Ахилла, который первый получил в жены Гермиону, дочь Елены. Орест же, вследствие своего дерзновенного преступления против матери, пропущен здесь, хотя Гермиона все время оставалась при нем и родила ему сына. Дальше на пьедестале изображен так называемый Эпох и другой юноша. О них я не слыхал ничего другого, кроме того, что они братья Энои, которая дала имя этому дему.

XXXIV

1. Областью Оропа, лежащей между Аттикой и Танагрой, вначале принадлежавшей Беотии, в наше время владеют афиняне, которые все время вели из за нее войны, твердо овладев ею не прежде, чем Филипп, захватив Фивы, не подарил им ее. Самый город, лежащий у моря, не представляет ничего интересного для описания, но зато на расстоянии от города около двенадцати стадиев находится святилище Амфиарая. 2. Рассказывают, что перед Амфиараем, бежавшим из под Фив, расступилась земля и будто поглотила его самого и его колесницу; только, говорят они, это произошло не здесь, но там, где на пути из Фив в Халкиду есть так называемая Гарма (Колесница). Считается, что богом стали считать Амфиарая прежде всего у жителей Оропа, а потом уже стали его почитать и остальные эллины. Я могу назвать и других, бывших некогда людьми, которым затем эллины стали воздавать божеские почести и в честь которых воздвигнуты даже города; так Элеунт в Херсонесе (Фракийском) посвящен Протесилаю, а беотийская Лебадия - Трофонию. Так и у жителей Оропа есть храм Амфиарая и его статуя из белого мрамора. Его жертвенник разделен на отдельные части: одна посвящена Гераклу, Зевсу и Аполлону Пэону (Целителю), вторая посвящена героям и женам героев, третья - Гестии, Гермесу, Амфиараю и из сыновей его Амфилоху; Алкмеон же за свое преступление против Эрифилы не получил никакой почести ни в (храме) Амфиарая, ни тем более рядом с Амфилохом; четвертая часть жертвенника посвящена Афродите и Панакие (Всеисцеляющей), кроме того Иасо (Лечению), Гигиее (Здоровью) и Афине Пэонии (Целительнице). Пятая предназначена нимфам, Пану и рекам Ахелою и Кефису. Амфилоху есть жертвенник у афинян и в самом городе, а в Киликии в Малле - прорицалище, из всех в мое время самое непогрешимое. 3. У жителей Оропа есть источник поблизости от храма, который называют источником Амфиарая; они не приносят над ним никаких жертв и не считают дозволенным пользоваться его водой для очищения или для обмывания. Если по данному богом прорицанию человек излечивался от болезни, полагалось, чтобы он бросал в источник серебряную или золотую монету; говорят, что этим источником проявился Амфиарай, став уже богом. Иофон из Кноса, один из эксегетов (толкователей), издавший в гексаметрах изречения, говорит, что Амфиарай предсказал судьбу отправившимся под Фивы аргивским вождям. Эти предсказания в стихах для массы представляли огромное привлекательное средство; действительно, за исключением тех, на кого, как говорят, еще в древние времена снизошло вдохновение Аполлона, никто из прорицателей не изрекал пророчеств, хотя были искусные толкователи снов или умевшие разгадывать полет птиц или внутренности жертвенных животных. Я думаю, что Амфиарай преимущественно занимался разгадыванием снов. Это ясно из того, что, признанный богом, он решил давать свои предсказания через сновидения. Прежде всего полагалось, чтобы все те, кто пришел вопросить Амфиарая, совершили очищение, затем следовало принести богу очистительную жертву; приносили жертву как ему, так и всем, чьи имена находятся на жертвеннике. После всех этих предварительных приготовлений приносили в жертву барана и, подостлав под себя снятую с него шкуру, они засыпали, ожидая во сне откровения при посредстве сновидения.

XXXV

1. Есть у афинян острова недалеко от их берегов: один, - называемый островом Патрокла, о нем я уже говорил, другой - выше мыса Сунион, по левую руку, если плыть в Аттику; говорят, что на него высадилась Елена после взятия Илиона, поэтому и имя этому острову - Елена. 2. Саламин лежит около Элевсина и тянется до Мегариды. Говорят, что первым дал это имя острову Кихрей по матери своей Саламине, дочери Асопа; впоследствии заняли его эгинцы под начальством Теламона, а Филей, сын Эврисака и внук Аякса, говорят, передал этот остров афинянам, будучи принят ими в число афинских граждан. Много лет спустя после этого афиняне разрушили город саламинцев и выселили их, обвиняя их в том, что они забыли свой долг по отношению к ним в войне с Кассандром и что свой город они сознательно и добровольно сдали македонянам; и Аскетада, выбранного тогда полководцем для Саламина, они приговорили к смерти и поклялись, что они никогда не забудут измены саламинцев. Еще до сих пор сохраняются развалины площади и храм Аякса; его изображение - из эбенового (черного) дерева. Но и доныне у афинян сохранилось почитание Аякса, как его самого, так и Эврисака; ведь Эврисаку есть в Афинах специальный жертвенник. На Саламине, недалеко от гавани, показывают камень: на нем, говорят, сидел Теламон, смотря на корабль, на котором плыли его сыновья в Авлиду во время общеэллинского похода (на Трою). 3. Жители Саламина рассказывают, что когда умер Аякс, то в их стране впервые появился цветок, белый с красноватым оттенком; и сам он и его листья немного меньше лилии; и на нем видны те же буквы, как на гиацинте. А относительно присуждения оружия я слыхал такой рассказ от эолийцев, заселивших впоследствии Илион: по их словам, когда Одиссей потерпел кораблекрушение, то оружие (Ахилла) было выброшено на могилу Аякса. А относительно его огромного роста один мисиец мне рассказывал вот что. Он говорил, что море размыло его могилу, находившуюся у берега, и сделало нетрудным вход в этот могильный памятник, и об огромности трупа он мне велел судить вот из чего: коленные кости (чашки) - врачи называют их "милами" (мельницами) - у него были такой же величины, как диск, который употребляют мальчики при пентатле. Лично я нисколько не удивляюсь огромному росту кельтов, живущих на самом краю мира по соседству с незаселенной из за холода местностью - и называемых кабареями; они ни в чем не отличаются от трупов египтян. 4. Но я расскажу о том, что, по моему мнению, заслуживает осмотра. В Магнесии на (реке) Летее один из граждан, Протофан, в один день одержал в Олимпии победу в панкратии и в борьбе; грабители, думая чем либо поживиться, пробрались в его могилу, а за грабителями стали ходить туда (и другие), чтобы посмотреть скелет, у которого ребра не имели между собой промежутков, но срослись, начиная от плеч и кончая самыми маленькими ребрами, которые врачи называют "фальшивыми". 5. А в Милете перед городом есть остров Лада; от него отделяются другие маленькие островки; один из них называют Астерием и рассказывают, что на нем был похоронен Астерий, а Астерий был сыном Анакта, Анакт же сыном Геи (Земли); его труп имеет не меньше десяти локтей в длину. 6. А вот что лично меня поразило: в верхней Лидии есть небольшой город, Теменофиры (Ворота Темена); там вследствие дождей обвалился холм и обнаружились кости, форма которых позволяла предположить, что они - кости человека, хотя по их величине невозможно было бы этому поверить. Тотчас же пошел слух в народе, что это труп Гериона, сына Хрисаора, и что тут есть и его трон, и действительно, на каменистом выступе скалы как бы сделан трон (для) человека. И горную реку они называли Океаном и говорили, что некоторые из них, когда пахали, находили и раньше рога быков, так как есть предание, что Герион имел великолепных быков. Когда же, возражая им, я указал, что даже в Гадирах Гериону нет памятника, но есть дерево, принимающее различные формы, тогда лидийские эксегеты сообщили настоящее предание, будто это труп Гилла, а Гилл был сыном Геи (Земли), и от него получила свое название и река. Они говорили, что некогда и Геракл во время своего пребывания у Омфалы назвал своего сына по имени этой реки Гиллом.

XXXVI

1. Я возвращаюсь к прежнему рассказу. На Саламине с одной стороны есть храм Артемиды, с другой - высится трофей, сделанный из оружия побежденных; виновником этой победы эллинов был Фемистокл, сын Неокла. Есть там и святилище Кихрея. Когда афиняне сражались с мидянами, то, говорят, на их кораблях появился дракон, и на вопрос афинян бог ответил им, что это герой Кихрей. 2. Перед Саламином есть остров, называемый Пситталеей. Говорят, на него высадилось около четырехсот варваров. Но после того как флот Ксеркса был побежден, то, как говорят, погибли и эти, когда эллины перешли на Пситталею. Художественных изображений на острове нет, есть только деревянные статуи Пана, сделанные (попросту), как кто мог.

3. Если идти в Элевсин из Афин той дорогой, которую афиняне называют священной, то тут сооружен памятник Анфемокрита, Мегарцы совершили против него злодейское и безбожное дело; когда он шел к ним в качестве вестника, чтобы запретить им в дальнейшем обрабатывать беззаконно (священную) область, они его убили. За такой поступок над ними и до сих пор тяготеет гнев богинь, и им одним из всех эллинов император Адриан не смог помочь, чтобы и их благосостояние возросло. За погребальным памятником Анфемокрита есть могила Молотта: афиняне и его почтили избранием в стратеги, когда, помогая Плутарху, они перешли в Эвбею. Дальше идет местечко Скирон, названное так по следующему поводу. Когда элевсинцы воевали с Эрехтеем, к ним пришел из Додоны прорицатель, по имени Скир, который основал и древний храм Афины Скирады в Фалере. Когда он пал в сражении, то элевсинцы похоронили его около горной реки и название как этому месту, так и реке дано по имени этого героя. 4. Поблизости воздвигнут памятник Кефисодору, стоявшему во главе народа и оказавшему наиболее сильное сопротивление царствовавшему над македонянами Филиппу, сыну Деметрия. Кефисодор добился того, чтобы союзниками афинян стали цари Аттал Мисийский и Птолемей Египетский, автономные племена этолийцев и из островитян родосцы и критяне. А когда помощь из Египта и Мисии и от критян, как обычно, запоздала, а родосцы, сила которых заключалась в их флоте, не могли оказать помощи против македонских гоплитов, тогда Кефисодор, отплыв в Италию с другими афинянами, стал умолять римлян о помощи; и они послали им и военную силу и полководцев, которые настолько ослабили военную силу Филиппа и поколебали власть македонян, что впоследствии они смогли лишить власти Персея, сына Филиппа, и его самого в качестве пленника увезти в Италию. А этот Филипп был сыном Деметрия; Деметрий первый из этой династии захватил власть над македонянами, убив Александра, сына Кассандра, как я об этом рассказывал раньше.

XXXVII

1. За памятником Кефисодора находится могила Гелиодора из афинского дема Галы; его картину можно видеть и в великом храме Афины; тут же похоронен и Фемистокл, сын Полиарха, потомок в третьем колене Фемистокла, сражавшегося на море с Ксерксом и с мидянами; о позднейших потомках этого рода я говорить не буду, кроме Акестии; она была дочерью Ксенокла, сына Софокла и внука Леонта, и все они до четвертого поколения в лице Леонта были дадухами (факелоносцами), и в течение своей собственной жизни она видела дадухами сначала брата Софокла, затем мужа Фемистокла, а после его смерти сына Феофраста. Такая то, говорят, выпала ей судьба.

Если идти немного дальше, то встречается участок героя Лакия и дем, который по имени этого героя называют Лакиадами. Тут есть и надгробный памятник Никокла из Тарента, который из всех кифаредов достиг высочайшей славы. Есть дальше жертвенник Зефиру и храм Деметры и ее дочери; вместе с ними тут пользуются поклонением Афина и Посейдон. 2. Говорят, что в этой местности Фитал (Производящий растения) принял в своем доме Деметру и что богиня за это дала ему отросток смоквы. Мой рассказ подтверждается надписью на гробнице Фитала:

Некогда здесь царь Фитал почтенную принял Деметру;

Тут она осени плод впервые герою явила:

Смоквой священной его род людской называет; за это

Род Фитала владеет всегда нестареющей славой.

Прежде чем перейти реку Кефис, есть могильный памятник трагическому актеру, лучшему из всех в это время, Феодору. У самой реки есть две статуи, одна - дар Мнесимахи, другая - посвящение, изображающее ее сына, обрезающего свои волосы в дар Кефису. В подтверждение того, что такой обычай издревле существовал у всех эллинов, можно сослаться на песню Гомера, который говорит, что Пелей, молясь, обещал Сперхею остричь ему в дар волосы Ахилла, если он благополучно вернется из под Трои.

3. Если перейти Кефис, то увидим древний жертвенник Зевса Милостивого. На нем Тесей получил от потомков Фитала очищение, после того как он среди других разбойников убил и своего родственника со стороны Питфея, Синиса. Тут же есть могила Феодекта из Фаселиды и могила Мнесифея; говорят, что он был прекрасным врачом и ему приписывается посвящение статуй, в числе которых есть и Вакх. Около этой дороги выстроен небольшой храм, так называемый храм Киамита (Бобового). Я не могу точно объяснить, стал ли этот человек первым сеять бобы или это прозвище приписано какому либо герою, как их родоначальнику, так как открытие бобов нельзя приписать Деметре: тот, кто уже знаком с Элевсинскими таинствами или читал так называемые орфические гимны, знает, о чем я говорю. 4. Из надгробных памятников, которые выделяются по величине и по красоте, один принадлежит какому то родосцу, переселившемуся в Афины, другой же соорудил македонянин Гарпал, который бежал от Александра из Азии и на кораблях переправился в Европу; когда он прибыл к афинянам, он был ими арестован, но, подкупив благодаря своим богатствам, помимо других, даже друзей Александра, он бежал; еще раньше он женился на Пифионике; откуда она родом, я не знаю, но она была гетерой в Афинах и в Коринфе. Он так страстно ее любил, что после ее смерти он воздвиг ей памятник, наиболее достойный осмотра среди всех, какие только были у эллинов в древние времена.

Тут же есть святилище, в котором находятся изображения Деметры и ее дочери, а также Афины и Аполлона. Вначале это святилище было сооружено только в честь Аполлона. Вот как это было: говорят, что Кефал же, сын Деиона, ходил войной вместе с Амфитрионом на телебоев и что он первый заселил тот остров, который теперь по его имени называется Кефалленией; до тех пор Кефал, как изгнанник, жил в Фивах, бежав из Афин вследствие убийства своей жены Прокриды. В десятом колене после него Халкин и Дайт, потомки Кефала, отплыв в Дельфы, вопросили бога о (возможности) возвращения в Афины. Бог прежде всего велел им принести жертву Аполлону в том месте Аттики, где они увидят бегущую по земле триеру. Когда они были у так называемой горы Пойкилы, им явился дракон, спешно уходивший в свою нору; и вот они приносят жертву Аполлону в том месте; когда они после этого пришли в Афины, то афиняне сделали их своими согражданами.

Дальше есть храм Афродите и перед ним стена из белых камней, достойных осмотра.

XXXVIII

1. Так называемые Риты (Соляные озера) похожи на реки только тем, что они текут, так как вода у них столь же соленая, как в море. Иной мог бы поверить, что они текут из халкидского Эврипа под землею и впадают в нижележащее море. Говорят, что Риты посвящены Коре и Деметре и что рыбу ловить в них можно только жрецам. Как я узнал, они раньше были границей между землями элевсинцев и землями остальных афинян. 2. По ту сторону Рит первым обитателем был Крокон; то место, где он жил, еще и сейчас называют "дворцом Крокона". Об этом Кроконе афиняне говорят, что он был мужем Сесары, дочери Келея, но это говорят не все, а только те, которые принадлежат к Скамбонидскому дему. Я не мог найти могилы Крокона, могилу же Эвмолпа одинаково с элевсинцами указывают и афиняне. 3. Они говорят, что этот Эвмолп прибыл из Фракии и был сыном Посейдона и Хионы, Хиона же была дочерью ветра Борея и Орифии. У Гомера в его поэмах ничего не написано о его происхождении; он только называет в своих песнях Эвмолпа "Доблестным". Когда была битва у элевсинцев с афинянами, то был убит афинский царь Эрехтей, убит был и Иммарад, сын Эвмолпа; тогда они прекратили войну на таких условиях: чтобы элевсинцы во всем остальном были подчинены афинянам, таинства же совершали только они одни. Священную службу богиням организуют Эвмолп и дочери Келея. И Памф, и Гомер одинаково называют их Диогенией, Паммеропой и Сесарой. Когда умер Эвмолп, то остался младший из его сыновей Керик, которого, впрочем, род Кериков называет сыном дочери Кекропа Аглавры и Гермеса, а не Эвмолпа.

4. Там есть и святилище Гиппотоонта, по имени которого называют одну из фил, а рядом святилище Зарекса. Говорят, что он учился музыке у Аполлона. Мне же кажется, что он был пришедшим в эту землю иноземцем, при этом лакедемонянином, и в Лаконии у моря по его имени называется город Заракс. Был ли у афинян местный герой Зарекс, об этом я ничего сказать не могу. 5. Около Элевсина протекает Кефис; его течение здесь гораздо сильнее, чем выше; около него (одно местечко) называют Эринеон и рассказывают, что когда Плутон похитил Кору, он спустился под землю именно в этом месте; у этого же Кефиса Тесей убил разбойника по имени Полипемон, по прозвищу же Прокруст. 6. У элевсинцев есть храм Триптолема, есть храм и Артемиды Пропилеи (Хранительницы входа) и Посейдона Отца. Есть и колодец, называемый Каллихорон, где элевсинские женщины учредили первый хоровод и стали петь гимны в честь богини. Рарийское же поле, говорят, было засеяно первым и первым дало плоды. Поэтому у них установлено пользоваться мукой с этого поля и приготовлять лепешки для жертвоприношений из продуктов с него. Там же показывают тон Триптолема и его жертвенник. Описывать же то, что находится внутри стен святилища, мне запретил виденный мною сон, а кроме того, ясно, что для непосвященных не подобает слышать о том, на что им смотреть запрещено. 7. Героя же Элевсина, от которого город получил свое название, одни считают сыном Гермеса и Дайры, дочери Океана, а другими придумано, что Огиг был отцом Элевсина. Но эти древние сказания, не загроможденные генеалогиями и эпическими произведениями, конечно, давали большой простор для всяческих выдумок, и особенно во всем, что касалось родословных героев.

8. Для идущих же из Элевсина в Беотию пограничной с афинянами будет Платейская область. Прежде границы с Аттикой были в Элевтерах; когда же они отошли к афинянам, то границей Беотии (и Аттики) стал Киферон. Элевтеры перешли под власть афинян не потому, чтобы они были завоеваны на войне, но потому, что они захотели получить афинское гражданство и такое управление, как у афинян, а также и вследствие ненависти к фиванцам. На этой равнине есть храм Диониса; его древнее деревянное изображение перенесено афинянами к себе (в город); находящееся же в Элевтерах еще в наше время является (копией) прежнего. 9. Немного в стороне находится небольшая пещера и в ней - источник холодной воды. Есть сказание, что Антиопа, родив детей, положила их в эту пещеру и что пастух, найдя здесь около источника обоих детей, первый омыл их, освободив от пеленок. От Элевтер остались еще остатки стен и домов; благодаря им очевидно, что город был построен немного выше Киферонской долины.

XXXIX

1. Вторая дорога ведет из Элевсина в Мегары. Если идти по этой дороге, то путникам встречается колодец, называемый Анфион. В своих поэмах Памф рассказывает, что у этого колодца сидела Деметра после похищения своей дочери в виде (простой) старухи; отсюда дочери Келея, приняв ее за (иноземку) аргивянку, отвели ее к матери, и Метанира таким образом доверила ей воспитание своего сына. 2. Несколько в стороне от водоема - святилище Метаниры, а за ним - могилы ходивших походом против Фив. Креонт, правивший тогда в Фивах как опекун Лаодаманта, сына Этеокла, не позволил родным убитых взять и похоронить их. Тогда Адраст обратился к Тесею с просьбой о помощи; произошла битва между афинянами и беотийцами и так как Тесей победил в сражении, то, взяв их трупы в элевсинскую землю, он тут их и похоронил. Фиванцы же рассказывают, что они добровольно позволили унести трупы и отрицают, чтобы была какая нибудь битва. 3. За могилами аргивян находится памятник Алопы, которая от Посейдона родила Гиппотоонта и (за это) на этом месте была убита своим отцом Керкионом. По преданию, Керкион был вообще человек несправедливый к иноземцам, особенно тем, что заставлял их бороться с ним против их воли. Это место и до моего времени называется палестрой Керкиона; оно находится недалеко от могилы Алопы. Говорят, что Керкион убивал всех, вступавших в борьбу с ним, кроме Тесея, Тесей победил его в борьбе, скорее благодаря уменью, (чем силой). Он первый изобрел искусство борьбы и в дальнейшем от него берет начало наука, как надо бороться; а прежде при борьбе полагались только на величину тела и силу.

Так вот, по моим сведениям, что было у афинян наиболее замечательного и в сказаниях и в том, что заслуживало осмотра, И из многого с самого начала я в своем рассказе выделял только то, что заслуживало быть отмеченным.

4. Соседняя с Элевсином местность, так называемая Мегарида, в древности тоже принадлежала афинянам, так как царь Пилас оставил ее Пандиону. Доказательством этого мне служит могила Пандиона в этой области. Кроме того, Нис, уступив власть над афинянами Эгею, как старшему во всем роде, сам сохранил за собой царское достоинство над Мегарами и над всей областью, вплоть до Коринфа, и до сих пор у мегарцев по его имени называется одна гавань Нисеей. Впоследствии в царствование Кодра пелопоннесцы пошли войной на Афины и так как они не совершили ничего славного, они решили уйти назад; тогда то, захватив Мегары, бывшие под властью афинян, они отдали их на поселение желающим из коринфян и других союзников. Таким образом мегарцы, переменив свои обычаи и язык, стали дорянами, а город, говорят они, был так назван при Каре, сыне Форонея, царствовавшем в этой земле; они рассказывают, что тогда впервые у них были сооружены святилища Деметры, и люди называли их Мегарами. Так говорят сами о себе мегарцы. 5. Беотийцы же передают, что в Онхесте жил Мегарей, сын Посейдона; он с войском беотийцев явился сюда, чтобы оказать помощь Нису в войне против Миноса, но он пал в сражении и был тут похоронен и от него пошло имя города - "Мегара", а прежде он назывался Ниса. Впоследствии, в двенадцатом поколении после Кара, сына Форонея, как рассказывают мегарцы, над ними воцарился Лелег, прибывший из Египта, и люди во время его власти над ними были названы лелегами. Сыном Лелега был Клесон, сыном Клесона - Пилас, а у Пиласа сыном был Скирон. Этот последний имел женой дочь Пандиона; впоследствии он вступил в спор с Нисом, сыном Пандиона, о власти, и Эак рассудил их так, что царство он отдал Нису и его потомкам, а Скирону предоставил начальство над войском. Но говорят, что власть Ниса унаследовал Мегарей, сын Посейдона, женившийся на дочери Ниса, Ифиное. Войну же с критянами и взятие города они не хотят признавать.

XL

1. В городе есть водоем, который им выстроил Феаген, а я раньше еще упоминал о нем, что он имел женою дочь афинянина Килона. Этот Феаген, став тираном, выстроил этот водоем, который достоин осмотра как вследствие величины и красоты сооружения, так и количества колонн; и вода, которая течет в нем, называется водой Сифнидских нимф. Об этих нимфах мегарцы рассказывают, что они уроженки этой местности, что с одной из них сочетался Зевс, что Мегар был сыном Зевса и этой нимфы и что в древние времена он избег бывшего при Девкалионе потопа, спасшись на вершине горы Герании; эта гора раньше носила другое имя, но она потому была названа Геранией (Журавлиной), что Мегар плыл к ней, руководясь криком летевших журавлей. 2. Недалеко от этого водоема есть древний храм. В наше время в нем стоят статуи римских императоров и медное изображение Артемиды, называемой Сотерой (Спасительницей). Говорят, что отряд из войска Мардония, сделав набег на Мегариду, хотел опять вернуться в Фивы к Мардонию, но, по воле Артемиды, во время пути их захватила ночь; они сбились с дороги и попали в гористую местность. Когда они попытались узнать, нет ли поблизости неприятельского войска и для этого стали пускать стрелы, то ближайшая скала, пораженная ими, издала стон, а они вновь стали стрелять еще с большим рвением. В конце концов они истратили все свои стрелы, полагая, что они стреляют во врагов. Наступил день и появились мегарцы, и они, тяжеловооруженные, сражаясь с безоружными и даже не имеющими достаточно стрел, перебили многих из них. За это они воздвигли статую Артемиде Сотере (Спасительнице). Там же находятся изваяния так называемых "Двенадцати богов" говорят, что это произведение Праксителя; сама же Артемида - творение Стронгилиона. 3. Затем при входе в священный участок Зевса есть храм, так называемый Олимпейон, заслуживающий осмотра, но статуя Зевса не окончена, так как началась Пелопоннесская война против афинян, во время которой афиняне и с суши и с моря каждый год опустошали Мегару и причиняли вред как всей стране, так и частных лиц доводили до крайней бедности. У этой статуи Зевса лицо сделано из золота и слоновой кости, все же остальное туловище - из глины и гипса; говорят, что ее сделал местный уроженец Феокосм, но что ему помогал Фидий. Над головою Зевса находятся Горы (Времена года) и Мойры (Судьбы): ведь всем очевидно, что Предопределение и Судьба повинуются одному только Зевсу и что этот бог правильно распределяет времена года. Позади храма лежат полуобделанные деревянные изображения: украсив их золотом и слоновой костью, Феокосм хотел закончить ими статую Зевса. 4. В самом храме лежит медный нос триеры: мегарцы говорят, что они ее взяли у афинян, сражаясь с ними за Саламин. И афиняне соглашаются, что на некоторое время они отказались от острова в пользу мегарцев, но потом, говорят они, Солон, написав свои элегии, пробудил у них смелость. Они говорят, что они вновь вступили с мегарцами в состязание и, победив их на войне, вновь овладели Саламином. Мегарцы же говорят, что изгнанные ими жители, которых они называют дориклеями, явившись к клерухам (поселенцам) на Саламине, предали Саламин афинянам. 5. За священным участком, посвященным Зевсу, если идти на акрополь, который по имени Кара, сына Форонея, и в наше еще время назывался Карией, находится храм Диониса Никтелия (Ночного); есть еще и святилище Афродиты Эпистрофии (Вызывающей склонность), так называемое прорицалище Никты (Ночи) и храм Зевса Кония (Поднимающего пыль), не имеющий еще крыши. Статую же Асклепия как его самого, так и Гигиеи (Здоровья) создал Бриаксис. Тут же так называемый Мегарон (Чертог) Деметры; они говорили, что построен он в царствование Кара.

XLI

1. Если спускаться с акрополя тою дорогой, которая в этом месте ведет к северу, то рядом с Олимпейоном встретится памятник Алкмены. Говорят, что она, идя в Фивы из Аргоса, умерла по дороге в Мегару, и Гераклиды заспорили: одни хотели отправить труп Алкмены обратно в Аргос, другие же - в Фивы; ведь могила детей Геракла от Мегары и могила Амфитриона находятся в Фивах. Но дельфийский бог изрек, что им лучше похоронить Алкмену в Мегаре. 2. Отсюда один из эксегетов повел нас в местечко, называемое, как он говорил, Рус (Поток): тут некогда текла вода с гор, находящихся над городом, но Феаген, который был тогда тираном, отвел воду в другую сторону и соорудил там памятник Ахелою. 3. Поблизости находится надгробный памятник Гилла, сына Геракла, вступившего в единоборство с аркадянином Эхемом, сыном Аэропа. Кто был этот Эхем, убивший Гилла, я расскажу в другом месте своего описания, Гилл же похоронен в Мегаре. Это все можно было бы по справедливости назвать походом Гераклидов на Пелопоннес в царствование Ореста. 4. Недалеко от памятника Гилла есть храм Исиды и рядом с ним Аполлона и Артемиды. Говорят, что его воздвиг Алкафой, убив так называемого киферонского льва. Мегарцы передают, что от этого льва погиб в числе многих других и сын их царя Мегарея - Эвипп, а старший сын у него, Тималк, еще раньше погиб от руки Тесея, когда он вместе с Диоскурами ходил походом на Афидну: Мегарей обещал, что он выдаст замуж свою дочь, а также, что он сделает преемником своей власти того, кто убьет этого киферонского льва. Поэтому на это решился сын Пелопа Алкафой; он одолел дикого зверя и, когда стал царем, построил это святилище, назвав Артемиду Агротерой (Помощницей в охоте) и Аполлона Агреем (Охотником). 5. Они рассказывают, что это было так. Я хочу писать согласно с указаниями мегарцев, хотя не могу во всем согласиться с ними: что лев был убит Алкафоем на Кифероне, этому я верю, но кто написал, что Тималк, Мегарея, принял участие с Диоскурами в походе на Афидну? Каким образом можно считать правильным, что, прибыв туда, он был убит Тесеем, в то время как Алкман, написав свою песнь в честь Диоскуров, будто они взяли Афины и увели пленницей мать Тесея, однако, говорит, что самого Тесея не было тогда в Афинах. Пиндар написал в их честь то же самое и прибавил, что Тесей, желая быть зятем Диоскурам, (скрыл похищенную им Елену) на то время, пока он пошел, чтобы помочь Перифою в его всем известном браке. Но всякому, кто обратит внимание на хронологию, совершенно ясно великое легкомыслие мегарцев, поскольку Тесей был потомком Пелопа. Настоящее предание мегарцы хотя и знают, но скрывают его, не желая, чтобы считали, что в правление Ниса город у них был взят и что царскую власть унаследовал зять Ниса, Мегарей, а затем Алкафой, сын Мегарея. По видимому, после смерти Ниса дела у мегарцев пришли в упадок, в это время пришел из Элиды Алкафой. Доказательством мне служит вот что: он с самого начала построил стену, так как древнее укрепление было уничтожено критянами. Да послужит же этот рассказ на память об Алкафое и льве, убив которого на Кифероне или в каком либо другом месте, он воздвиг храм Артемиды Агротеры и Аполлона Агрея.

6. Если спускаться от этого храма, то встречается святилище Пандиона. Что Пандион похоронен на так называемой скале Афины Эфии (Утка нырок), я уже раньше упоминал; ему воздается поклонение также и у мегарцев в их городе. 7. Недалеко от святилища Пандиона есть памятник Ипполиты. Я и о ней напишу то, что рассказывают мегарцы: когда амазонки из за Антиопы пошли войной на афинян и были побеждены Тесеем, то большинству из них было суждено погибнуть в сражении; Ипполита же, сестра Антиопы и в то время начальница женщин, с немногими из них бежала в Мегары; в сознании, что она причинила войску такое несчастие, она пала духом, особенно при таком положении дел, а тем более, видя невозможность вернуться домой в Фемискиру, поэтому она скончалась от горя, и, когда она умерла, ее тут и похоронили; по внешнему виду ее памятник похож на щит амазонки. 8. Недалеко отсюда находится могила Терея, бывшего мужем Прокны, дочери Пандиона. Как говорят мегарцы, Терей царствовал в местности, так называемой Мегарские Паги (Ключи), а как я полагаю, и на это есть доказательства - он правил в Давлиде, севернее Херонеи: в древности варвары занимали большую часть нынешней Эллады. Когда же Тереем было совершено преступление против Филомелы и (в ответ на это) женщины совершили свое, мстя ему в лице Итиса, (Терей погнался за ними, чтобы убить их, а они обратились в быстрое бегство, так что) Терей не смог их захватиты. Он умер от собственной руки в Мегарах и ему тут тотчас же насыпали могилу и приносят жертву каждый год, пользуясь для этой жертвы вместо ячменной муки (для посыпания жертвенного животного) мелким камнем;и они говорят, что тут впервые появилась птица удод. Женщины же прибыли в Афины, оплакивая то, что они испытали, и то, что они сделали в отмщение и от слез умерли. И о них идет молва, что они были превращены в соловья и в ласточку, потому, думаю, что и эти птицы поют жалостно, подобно плачу.

XLII

1. Есть у мегарцев и другой акрополь, получивший свое имя от Алкафоя. Если идти на этот акрополь, то по правую руку есть памятник Мегарея, который во время нападения на них критян пришел к ним на помощь из Онхеста. Показывают тут и очаг - жертвенник богов Продомеев (Основателей); говорят, что Алкафой прежде всего принес им жертвы, когда он собирался приступить к постройке стены. 2. Около этого очага жертвенника есть камень, на который, говорят, Аполлон положил свою кифару, помогая Алкафою строить стену" что мегарцы вместе с афинянами платили дань (Криту); служит мне доказательством также вот какое обстоятельство: по видимому, дочь Алкафоя Перибоя была послана вместе с Тесеем в качестве дани на Крит. В то же время, когда он возводил стену, как рассказывают мегарцы, ему помогал Аполлон и свою кифару положил на камень; и если кто случайно ударит по этому камню камешком, то этот камень звучит точь в точь как кифара, когда ударят по ее струнам. Я очень этому удивлялся, но еще гораздо больше удивлялся я египетскому колоссу: в египетских Фивах, по ту сторону Нила, по направлению к так называемым Сирингам (Свирелям) стоит статуя в виде сидящей фигуры, издающая звук; народ называет ее статуей Мемнона; говорят, что он двинулся из Эфиопии в Египет и дошел даже до Суз. Но фиванцы говорят, что это не Мемнон, а один из их соплеменников, Фаменоф, и что это его изображение; слыхал я также от некоторых рассказы, что это Сезострис; эту статую велел разбить Камбиз. И еще сейчас часть тела от головы до середины туловища лежит разбитой, остальная же часть остается сидящей и каждый день при восходе солнца издает громкий звук, и это эхо больше всего похоже на звук кифары или лиры, если ударить по ее струне.

3. У мегарцев есть здание Совета; как говорят, здесь некогда была могила Тималка, о котором немного раньше я сказал, что он не мог быть убитым Тесеем. 4. На вершине акрополя сооружен храм Афины и там стоит ее статуя, вся золоченая, кроме рук и конца ног: они, как и ее лицо, сделаны из слоновой кости. Сооружен здесь и другой храм Афины, называемой Никой (Победительницей), и еще храм (Афины) Эантиды. Мегарские эксегеты по поводу их ничего не рассказывают, я же пишу так, как это было по моему. Теламон, сын Эака, был женат на дочери Алкафоя Перибое; Аякс, унаследовав власть от Алкафоя, думаю, поставил эту статую Афины.

5. Древний храм Аполлона был из кирпичей; впоследствии император Адриан выстроил его из белого мрамора. Так называемый Пифийский Аполлон и "Десятинополучающий" наиболее похожи на египетские деревянные изображения, а Аполлон, которого называют Архегетом (Вождем), похож на эгинские произведения - все они одинаково сделаны из эбенового (черного) дерева. 6. Я слыхал от одного жителя Кипра, умеющего собирать растения и травы, пригодные для лечения людей, который рассказывал, что черное дерево не имеет листьев, не приносит никакого плода, что над землей под лучами солнца оно совершенно незаметно, но что под землей у него (огромные) корни, что эфиопы выкапывают их и что у них есть люди, которые умеют отыскивать черное дерево. 7. Есть тут и храм Деметры Фесмофоры (Дающей законы). Если спускаться отсюда вниз, то встречается надгробный памятник Каллиполида, сына Алкафоя. У Алкафоя был другой сын, старший, Исхеполид, которого отец послал к Мелеагру в Этолию с тем, чтобы вместе с ним убить дикого вепря. Когда он там погиб, первым о его смерти узнал Каллиполид; быстро взбежав на акрополь, - а в это время его отец приносил жертву Аполлону - он сбросил горящие дрова с жертвенника. Так как Алкафой не слыхал еще о смерти Исхеполида, он счел, что Каллиполид совершает нечестивое дело, и тотчас, так как его охватил гнев, убил его, ударив по голове одним из брошенных с жертвенника поленьев.

8. По дороге в Пританей есть святилище Ино, а вокруг него - каменная стена. Около него растут маслины. Из эллинов одни только мегарцы рассказывают, что труп Ино был выброшен на их побережье, что Клесо и Таврополис нашли ее и похоронили; это были дочери Клесона, сына Лелега. Они говорят, что впервые у них она получила имя Левкотеи и каждый год ей приносят жертвы.

XLIII

1. Мегарцы говорят, что у них есть святилище и Ифигении, что и она умерла в Мегарах. Я же слыхал об Ифигении другой рассказ, передаваемый аркадянами, и знаю, что Гесиод в "Каталоге женщин" говорит, что Ифигения не умерла, но по воле Артемиды стала Гекатой. Согласно с этим и Геродот написал, что тавры, живущие около Скифии, приносят в жертву деве потерпевших крушение и что они говорят, будто эта дева - Ифигения, дочь Агамемнона. У мегарцев пользуется почитанием и Адраст; они рассказывают, что и он умер у них в Мегарах, когда, взяв Фивы, он вел назад свое войско, а причиной его кончины была старость и смерть его сына Эгиалея. Есть тут и храм Артемиды, который воздвиг Агамемнон, когда он прибыл в Мегары, чтобы убедить жившего здесь Калханта следовать за ним в Илион. 2. Говорят, что в Пританее похоронен Эвипп, сын Мегарея, похоронен и сын Алкафоя - Исхеполид. Есть вблизи Пританея скала, ее называют Анаклетрой (Скалой призыва), потому что Деметра - если кому нибудь это кажется правдой - во время своих блужданий, стараясь найти свою дочь, отсюда с этой скалы громко звала ее. И до нашего времени мегарские женщины воспроизводят (в дни праздника) то, что мною рассказано. Есть у мегарцев могилы и в стенах города. Одну они соорудили в честь умерших после мидийского нашествия, а так называемый Эсимний тоже является памятником героев. 3. Когда Гиперион, сын Агамемнона, - он был последним царем мегарцев - был убит Сандионом за свою жадность и насилия, мегарцы решили, чтобы один уже не царствовал над ними, а чтобы были у них выборные начальники и чтобы они, попеременно сменяясь, слушались друг друга. Тогда Эсимн, не уступающий никому из мегарцев в славе, пошел к богу в Дельфы. Придя туда, он спросил, каким образом они будут счастливы. И бог, между прочим, им изрек, что дела мегарцев будут идти хорошо, если они будут совещаться "со многими". Считая, что это божье слово относится к мертвым, они и соорудили там здание Совета так, чтобы могила героев была у них внутри здания Совета. 4. Если отсюда идти к святилищу Алкафоя, которым мегарцы в мое время пользовались для хранения документов, (встречается несколько памятников; один из них) они называли могилой Пирго, бывшей женой Алкафоя, прежде чем он взял себе в жены дочь Мегарея Эвехму, другая могила - Ифинои, дочери Алкафоя; они говорят, что она умерла еще девушкой. Поэтому есть обычай у них, чтобы перед свадьбой девушки делали возлияния на могилу Ифинои и приносили ей в жертву первые срезанные волосы, подобно тому как делают это в честь Гекаэрги (Далекоразящей) и Опиды (Ясноокой) женщины на Делосе. 5. У входа в Дионисион (храм Диониса) - могилы Астикратеи и Манто; они были дочерьми Полиида, сына Койрана, внука Абанта, правнука Мелампода, пришедшего в Мегары, чтобы очистить Алкафоя от совершенного им убийства сына, как я говорил, Каллиполида. Полиид построил храм и Дионису и воздвиг деревянное изображение, которое в мое время все было закрыто (одеждой), кроме лица; оно одно только и было видно. Рядом с ним стоит Сатир, творение Праксителя, из паросского мрамора. Это изображение Диониса они называют "Отеческим" другого же Диониса, которого они называют Дасиллием (Густолиственным), по их рассказам, посвятил Эвхенор, сын Койрана, внук Полиида. 6. За храмом Диониса - храм Афродиты; статуя Афродиты сделана из слоновой кости, а сама она носит прозвище Праксис (Выполнение). Это - древнейшая статуя в храме. Статуи богини Пейто (Убеждения) и другой, которую они называют Парегорон (Уговаривание) - работы Праксителя; работы же Скопаса - статуи Эрота (Любви), Гимероса (Страсти) и Потоса (Желания), если различны и их функции, так же как различны и их имена. Рядом с храмом Афродиты находится святилище Тихи (Счастья); ее статуя - произведение Праксителя. А в храме, находящемся недалеко отсюда, статуи Муз и медную статую Зевса создал 7. Лисипп. У мегарцев есть могила Кореба. Сказания, относящиеся к ней, хотя они объединяются со сказаниями аргивян, я расскажу здесь. Говорят, когда в Аргосе царствовал Кротоп, Псамафа, дочь Кротопа, родила сына от Аполлона, но, охваченная сильным страхом перед отцом, она выкинула ребенка. Бывшие при стаде Кротопа собаки разорвали ребенка; за это Аполлон послал на город аргосцев Пэну (Возмездие). Она, как говорят, похищала детей у матерей до тех пор, пока Кореб на радость аргивянам не убил эту Пэну. Но и после ее убийства их не прекращала мучить другая, ниспосланная на них заразная болезнь; тогда Кореб добровольно пошел в Дельфы, чтобы дать удовлетворение богу за убийство Пэны. И действительно, в Аргос вернуться обратно Коребу не дала разрешения Пифия, но велела, взяв треножник, выйти из храма и там, где из рук у него упадет тот треножник, который он нес, там воздвигнуть храм Аполлону и самому поселиться. И вот на горе Герании (Журавлиной) треножник, незаметно выскользнув, выпал у него из рук. И он основал здесь поселок "Триподиски" (Маленькие треножники). Могила Кореба находится на площади Мегар; там в элегических стихах описаны история Псамафы и события, относящиеся к самому Коребу. Кроме того, на могиле поставлено изображение: Кореб, убивающий Пэну. Эти изображения - самые древние у эллинов, которые я видел и о которых я знаю как сделанных из камня (мрамора).

XLIV

1. Недалеко от Кореба похоронен Орсипп; в то время как по древнему обычаю в Олимпии на состязаниях атлеты были опоясанными, он первый одержал победу, пробежав стадий нагим. Говорят, что и впоследствии Орсипп, будучи военачальником (мегарцев), отрезал в их пользу области от земель соседей. Думаю, что и в Олимпии он сознательно дал соскользнуть поясу, так как он знал, что человеку нагому бежать легче, чем человеку опоясанному. 2. Если спускаться с площади той дорогой, которую называют "Прямой", то по правую руку будет храм Аполлона Простатерия (Защитника); его можно найти, немного свернув с дороги, В нем стоят статуя Аполлона, достойная осмотра, Артемиды и Латоны и другие изображения" причем Пракситель создал группу: "Латона и ее дети" 3. В древнем гимнасии, недалеко от ворот, называемых Нимфадами (Воротами нимф), есть камень в виде небольшой пирамиды, его они называют Аполлоном Каринейским; есть там и храм богинь Илитий (Помогающих при родах). Вот какие достопримечательности представляет их город.

4. Если спускаться в гавань, которая и в наше время называлась Нисеей, то на этом пути стоит храм Деметры Малофоры (Покровительницы овец). Различно рассказывают об этом прозвище; между прочим, что первые поселенцы, разведшие овец в этой земле, дали название Деметре - "Покровительница овец", то же обстоятельство, что на храме разрушена крыша, то это можно приписать действию времени. 5. Есть здесь и акрополь, тоже называемый Нисея. Если спускаться с акрополя, то у моря есть могильный памятник Лелега, о котором передают, что он царствовал здесь, прибыв из Египта, и что он был сыном Посейдона и Ливии, дочери Эпафа; около Нисеи находится небольшой остров Миноя. Здесь во время войны с Нисом стоял на якоре флот критян. 6. Горная часть Мегариды граничит с Беотией; там у мегарцев есть город Паги, выстроен там и другой - Эгосфены. Если идти в Паги и немного свернуть с большой дороги, то в этом месте показывают скалу, всю утыканную стрелами, в которую некогда стреляли ночью мидяне. 7. В Пагах оставалось (и до нашего времени) заслуживающее осмотра медное изображение Артемиды Сотеры (Спасительницы), одинаковое по величине и по виду, ничем не отличающееся от того, какое есть у мегарцев. Есть тут святилище и Эгиалея, сына Адраста; когда аргивяне вторично пошли войной на Фивы, он был убит в первом сражении при Глисанте; тогда его родственники перенесли его тело в мегарские Паги и похоронили его, и это святилище еще (и сейчас) называется Эгиалейоном. 8. В Эгосфенах есть святилие Мелампода, сына Амитаона, и на погребальной стене в виде рельефа представлен человек небольшого роста. Меламподу приносят жертвы и каждый год справляют праздник. Но они не говорят, чтобы он предсказывал через сновидения или другим каким либо образом. Вот что другое слыхал я: в Эрение, поселке Мегары, жила Автоноя, дочь Кадма, безмерно огорченная смертью Актеона, случившейся так, как о ней повествуют, равно и всею судьбою отцовского дома; она переселилась сюда из Фив; и надгробный памятник Автонои находится в этом поселке.

9. Если идти из Мегар в Коринф, то среди других могил есть могила и самосского флейтиста Телефана. Говорят, что эту могилу соорудила Клеопатра, дочь Филиппа, сына Аминты. Там есть памятник и Кара, сына Форонея; вначале это был насыпной холм земли, впоследствии, выполняя вещание бога, он был украшен камнем ракушником. Из всех эллинов только у одних мегарцев есть этот ракушник и у них в городе много зданий сделано из него. Он очень белый и мягче всякого другого камня; внутри его находятся морские раковины; таков то этот камень. 10. Дорогу, которую и до сих пор называют по имени Скирона, впервые, как говорят, построил Скирон, когда он был в Мегарах военачальником; она была доступна только для пешеходов, император же Адриан сделал ее широкой и удобной для проезда, даже если бы встретились две повозки.

11. Есть предание относительно тех скал, которые нависли над самым узким местом этой дороги, прежде всего относительно Молуриды (Саранча), говорят, будто с нее бросилась в море Ино, держа в руках младшего из своих сыновей Меликерта; старшего же из них, Леарха, убил отец. Говорят, что Афамант сделал это в порыве безумия и, как передают, он проявил по отношению к Ино и ее детям такой неукротимый гнев, узнав, что причиной постигшего орхоменцев голода и мнимой смерти Фрикса было не божье соизволение, а злой умысел Ино против детей, так как она была им мачехой. И вот она, убегая, бросилась в море со скалы Молуриды сама вместе со своим сыном. Когда же ее сын был перенесен, как передают, дельфином на Коринфский перешеек, там стали воздавать Меликерту, переименованному в Палемона, много всяких почестей, и в честь его совершаются также и Истмийские игры. 12. Скалу Молуриду считают посвященной Левкотее и Палемону; те же, которые высятся за ней, считаются проклятыми, так как живший около них Скирон всех иноземцев, с которыми он встречался, сбрасывал в море, а черепаха подплывала к скалам и пожирала сброшенных со скалы; морские черепахи, кроме величины и формы ног, похожи на живущих на земле, ноги же их похожи на тюленьи. За это Скирона постигла (божья) кара от руки Тесея, который сбросил его в то же море. 13. На вершине горы есть храм Зевса так называемого Афесия (Освободителя). Говорят, что некогда эллинов постигла засуха; тогда Эак на основании какого то изречения принес жертву всеэллинскому Зевсу в Эгине" и, (когда Зевс получил такую честь), он прекратил (засуху); и поэтому этого Зевса стали называть Афесием. Там же есть статуи Афродиты, Аполлона и Пана. 14. Если идти дальше, то встречается памятник Эврисфея; говорят, что, когда он бежал из Аттики после битвы с Гераклидами, он был здесь убит Иолаем. Если спуститься вниз по этой дороге, то там есть храм Аполлона, сына Латоны, а за ним граница мегарцев с коринфянами, где, по преданию, Гилл, сын Геракла, вступил в единоборство с аркадянином Эхемом.

КНИГА II КОРИНФИКА

I

1. Коринфская область, являясь частью Арголиды, получила свое название от Коринфа. Что Коринф был сыном Зевса, этого, насколько я знаю, никто серьезно не утверждает, кроме жителей Коринфа; Эвмел же, сын Амфилита, из рода так называемых Бакхиадов, по преданию, писавший также и эпические поэмы, рассказывает в своем описании коринфской земли, если только это описание действительно принадлежит Эвмелу, что впервые в этой земле поселилась Эфира, дочь Океана; что впоследствии Марафон, сын Эпопея, внук Алоея, правнук Гелиоса, избегая беззакония и насилия со стороны отца, переселился в прибрежные места Аттики, по смерти же Эпопея прибыл в Пелопоннес и, разделив власть между своими сыновьями, Сикионом и Коринфом, вновь возвратился в Аттику и что (страна, называвшаяся прежде) Асопией, была переименована по имени Сикиона, а Эфирея - по имени Коринфа. 3. Теперь из древних коринфян никто не заселяет Коринфа, там живут только поселенцы, отправленные туда римлянами. Причиною послужил Ахейский союз; принадлежавшие к нему коринфяне тоже приняли участие в войне против римлян, которую подготовил Критолай, избранный полководцем ахейцев; он убедил отпасть (от римлян) как ахейцев, так и много других народов вне Пелопоннеса. Когда же римляне победили в этой войне, то они всех других эллинов лишили права носить оружие, а все те города, которые были укреплены, они лишили стен, разрушив их; что же касается Коринфа, то его окончательно разорил Муммий, бывший начальником римлян во время этого похода; впоследствии же, говорят, он был восстановлен Цезарем, который первый в Риме установил нынешнее государственное устройство; при его правлении был восстановлен также и Карфаген.

3. К Коринфской области принадлежит так называемый Кромион, названный по имени Крома, сына Посейдона. Тут, говорят, жила дикая свинья Файя и одним из подвигов Тесея была борьба с этой свиньей. Если идти дальше, то там еще в мое время росла сосна у самого морского берега и тут же стоял жертвенник Меликерта. Говорят, что к этому месту дельфин принес ребенка и что Сизиф, найдя его лежащим (на берегу), похоронил на Истме и в честь его устроил Истмийские игры. 4. Есть в начале Истма (место), где разбойник Синие, взявшись за сосны, пригибал их книзу, и тех, кого он побеждал в бою, он привязывал к этим соснам, а затем отпускал эти деревья; тогда каждая из сосен тянула привязанного за собой и так как привязь ни с той ни с другой стороны не разрывалась, но одинаково тянула в свою сторону, то привязанный (к деревьям) разрывался пополам. Таким же образом погиб и сам Синис от руки Тесея: Тесей очистил от разбойников дорогу из Трезена в Афины, уничтожив тех, о которых я говорил раньше, а в священном Эпидавре он убил Перифета, считавшегося сыном Гефеста и в сражении употреблявшего медную булаву. 5. Коринфский перешеек с одной стороны подходит к морю около Кенхрей; с другой - тоже к морю около Лехея; это делает страну между ними материком. Тот, кто попытался сделать Пелопоннес островом, умер раньше, чем перекопал Истм. Откуда они начали копать, можно видеть еще и сейчас, к тому же месту, где начинаются скалы, они совсем не приступали; Пелопоннес остается и теперь, как был создан с самого начала, материком. Александру, сыну Филиппа, хотевшему перекопать Мимант, одно только это предприятие и не удалось; и книдян, когда они собирались прорыть свой перешеек, остановила Пифия. Так трудно человеку насильственно изменять устроенное богами. 6. Такие истории рассказывают относительно своей страны не одни только коринфяне, но, как мне кажется, афиняне первые стали распространять такие легенды об Аттике; между прочим коринфяне говорят, что Посейдон вступил с Гелиосом в спор из за этой земли и что Бриарей был у них третейским судьей и что Истм и все, что на нем, он присудил Посейдону, а вершины, которые над городом (Акрокоринф), он отдал Гелиосу. Поэтому и говорят, что Истм принадлежит Посейдону.

7. Здесь заслуживают осмотра театр, а также стадион из белого мрамора. Если идти в храм бога (Посейдона), то с одной стороны стоят статуи атлетов, одержавших победы на Истмийских состязаниях, а с другой стороны - посаженные в ряд сосны, все подымающие кверху свои прямые стволы. В храме, по величине не очень большом, стоят медные тритоны. В преддверии храма находятся статуи: две - Посейдона, третья - Амфитриты и еще одна - Талассы (Моря), тоже медная. То, что и до наших дней еще находится внутри храма, пожертвовал афинянин Герод, а именно - четыре коня, сплошь золоченые за исключением копыт; копыта у них сделаны из слоновой кости. Около коней два золотых тритона; начиная от бедер, и они сделаны из слоновой кости; на колеснице стоят Амфитрита и Посейдон, а мальчик, прямо стоящий на дельфине, - Палемон. И все эти фигуры сделаны из слоновой кости и золота. На пьедестале, на котором стоит колесница, посредине есть рельефное изображение Талассы, держащей на руках юную Афродиту, а по сторонам так называемые нереиды. Я знаю, что и в других местах Эллады им сооружены жертвенники, а некоторые (города) посвятили им и целые участки у морских заливов, где воздается поклонение и Ахиллу. В Габалах есть весьма чтимый храм Дото, где еще хранится пеплос (женское одеяние), которое, как говорят эллины, Эрифила получила на гибель сыну своему Алкмеону. 8. На пьедестале Посейдона находятся рельефные изображения сыновей Тиндарея, так как и они считаются спасителями кораблей и людей, находящихся в плавании. Из других статуй в этом храме находятся статуи Галены (морской нимфы) и Талассы и конь, в нижней своей части, ниже груди, похожий на кита; а также Ино, Беллерофонт и (крылатый) конь Пегас.

II

1. Внутри самой священной ограды на левой стороне находится храм Палемонаи в нем статуи: Посейдон, Левкотея и сам Палемон. Есть тут и другое святилище, называемое Адитон (Святая святых); в него ведет подземный ход, и говорят, что тут сокрыт в своей могиле Палемон, и если здесь поклянется ложно кто бы он ни был - коринфянин или иноземец - то нет ему никакой возможности избежать наказания за ложную клятву.

2. Есть еще здесь старинное святилище, называемое жертвенником киклопов, и на нем приносят жертву киклопам. Что же касается могил Сизифа и Нелея - так как говорят, что и Нелей, прибыв в Коринф, умер от Нелей, прибыв в Коринф, умер от болезни и похоронен около Истма, - то могилы последнего даже искать не стал бы тот, кто читал поэму Эвмела;он говорит, что Сизиф не показал могилы Нелея даже Нестору: она должна была остаться скрытой и неведомой всем; Сизиф же похоронен на Истме, и его могила известна очень немногим даже из самих коринфян. Что касается Истмийских игр, то они никогда не прекращались, даже когда Муммий опустошил Коринф; все время, пока этот город оставался безлюдным, устраивать Истмийские игры было поручено сикионцам, а когда Коринф опять заселился, то эта честь вновь перешла к теперешним его жителям.

3. Гавани у коринфян называются Лехей и Кенхреи; говорят, что это имена сыновей Посейдона и Пирены, дочери Ахелоя. Но в поэме "Великие Эои" (каталоге женщин) Пирена названа дочерью Эбала. В Лехее есть святилище Посейдона и его медная статуя, а если идти из Истма в Кенхреи, то встретится храм Артемиды и древнее деревянное ее изображение. В Кенхреях есть храм Афродиты и ее мраморная статуя, а за ним на плотине, идущей вдоль моря, - медная статуя Посейдона. На другой стороне гавани - святилище Асклепия и Исиды. Напротив Кенхреи находится так называемая купальня Елены: из скалы льется в море обильный источник солоноватой воды, как будто слегка подогретой. 4. Если отсюда подниматься в Коринф, то по дороге есть много могильных памятников, у самых же ворот города похоронен Диоген из Синопа, которому эллины дали прозвище Киника (Собаки). Перед городом находится кипарисовая роща, называемая Кранеон. В ней - священный участок Беллерофонта и храм Афродиты Меланиды (Черной)и могила Лайды, на которой поставлен памятник в виде львицы, держащей в передних лапах барана. Есть и в Фессалии другой надгробный памятник, тоже называемый памятником Лайды, так как из за любви к Гиппострату она переселилась в Фессалию. Говорят, что по происхождению она из города Гикар в Сицилии и еще в детстве взята была в плен Никием и афинянами и, проданная в Коринф, она превзошла красотой всех местных гетер и у коринфян вызвала такое восхищение, что даже и сейчас они готовы спорить о ее первенстве в красоте.

5. В числе достойных упоминания остатков старины в городе есть несколько памятников, сохранившихся от древних времен, большинство же создано во время позднейшего расцвета города. На агоре (главной площади), где особенно много святилищ, находятся статуя Артемиды, называемой Эфесской, и деревянные изображения Диониса, у которых все покрыто позолотой, кроме лиц: их лица окрашены красной краской; одного из них называют Лисием (Освободителем), а другого - Вакхом (Приводящим в безумие). 6. То, что рассказывают об этих деревянных изображениях, сообщу и я: говорят, что Пенфей относился неуважительно к Дионису и позволял себе многое против него; в конце концов он отправился на Киферон, чтобы подсмотреть оргии женщин (вакханок) и, взобравшись на дерево, он увидел все, что там совершалось, но когда женщины увидали Пенфея, они тотчас стащили его с дерева и разорвали его на части. Впоследствии же, как говорят коринфяне, Пифия в своих пророчествах велела им найти это дерево и впредь воздавать ему почет, равный с богом. И вот потому то они и сделали для себя эти изображения из дерева. 7. Есть там и храм богини Тихи (Счастья); ее статуя, изображающая ее стоящей во весь рост, сделана из паросского мрамора. Рядом с ней находится святилище всем богам. Поблизости сооружен водоем и на нем статуя Посейдона из меди; в ногах у Посейдона находится дельфин, выбрасывающий воду. Тут же медная статуя Аполлона, называемого Кларосским, и статуя Афродиты, творение Гермогенаиз Киферы. Есть еще статуи Гермеса из меди, обе - прямо стоящие во весь рост; для второй есть сооруженный храм. Есть и статуи Зевса - они находятся под открытым небом; одна из этих статуй не имела названия, вторая носила название Зевса Хтония (Подземного), а третью называли Зевсом Гипсистом (Высочайшим).

III

1. На середине площади стоит медная статуя Афины, на ее пьедестале вырезаны рельефные изображения Муз. За площадью - храм Октавии, сестры Августа, правившего римлянами после Цезаря, основателя нынешнего Коринфа.

2. Если идти с площади по дороге к Лехею, то встречаются Пропилеи и на них позолоченные колесницы; на одной - стоит Фаэтон, сын Гелиоса, на другой - сам Гелиос. Если выйти из Пропилеи, немного в стороне направо стоит медная статуя Геракла. 3. А за ней виден вход к источнику Пирены. Относительно последней рассказывают, что Пирена из человека стала источником вследствие слез, которые она проливала, оплакивая своего сына Кенхрея, убитого случайно Артемидой. Источник украшен белым мрамором и вдоль по течению построены сооружения вроде пещер, из которых вода течет в водоем, находящийся под открытым небом; вода для питья сладкая; говорят, что медь, если ее, раскалив, окунуть в этот источник, благодаря этой воде получает свою окраску и становится "коринфской", так как у коринфян своей меди нет. У этого источника Пирены есть статуя Аполлона и ограда, а внутри ее - картина, изображающая битву Одиссея с женихами.

4. Если вернуться опять на прямую дорогу в Лехей, то там встречается медная статуя сидящего Гермеса, а рядом с ним стоит баран, так как считается, что из всех богов Гермес особенно охраняет и увеличивает стада; поэтому то и Гомер написал в "Илиаде":

Отрасль Форбаса стадами богатого. Гермесом был он

Более всех из пергамцев любим и богатством ущедрен.

Рассказ же, передаваемый о Гермесе и баране в таинствах Матери (богов), я хотя и знаю, но говорить об этом не буду. Дальше за статуей Гермеса стоят Посейдон, Левкотея и Палемон на дельфине. 5. Купален, кроме указанной выше, у коринфян повсюду много; одни из них выстроены на общественный счет, другие же - императором Адрианом. Самая знаменитая из них находится около статуи Посейдона. Ее соорудил один спартиат, Эврикл, украсив ее мрамором как привезенным из других местностей, так главным образом тем, который добывается в Крокеях, одной из местностей Лаконии. Налево при входе (в купальню" стоит статуя Посейдона, а за ним Артемиды на охоте. Водоемов по всему городу сделано много, так как помимо того, что город вообще богат проточной водой, император Адриан устроил водопровод, идущий из Стимфалийского озера. Особенно заслуживает обозрения водоем у статуи Артемиды: тут находится Беллерофонт, и вода течет из копыта его коня Пегаса.

Если с площади идти другой дорогой, той, которая ведет к Сикиону, то направо от дороги можно увидеть храм и медную статую Аполлона, а немного поодаль - водоем, называемый Главкой; как говорят, в него бросилась Главка, считая, что его вода послужит ей исцелением от яда Медеи. 6. Несколько выше за этим водоемом сооружен так называемый Одеон и около него памятник детям Медеи - их звали Мермер и Ферет; говорят, что они были коринфянами побиты камнями из за тех даров, которые, рассказывают, они принесли Главке (от матери) так как их смерть была насильственная и несправедливая, то (в наказание за это) у коринфян стали умирать дети в юных годах, пока, наконец, коринфяне, по вещему слову бога, не установили приносить им ежегодные жертвы и не воздвигли статую Деймы (Ужаса). Эта статуя сохранилась еще и до нашего времени; она представляет собой подобие женщины самого ужасного вида. Когда же Коринф был опустошен римлянами и прежние коринфяне все погибли, то новые поселенцы не восстановили для них этих жертв, и дети у них не стригут волос и не носят черной одежды. 7. Медея же после этого ушла в Афины и жила с Эгеем, впоследствии же уличенная в том, что она злоумышляет против Тесея, должна была бежать и из Афин и, явившись в страну, называемую в те времена Арией, дала название жившим там людям по своему имени, так что они стали называться медами (мидийцами). А сына, которого, убегая к ариям, она увела с собой и который, говорят, у нее был от Эгея, звали Медом (Мидиец). Гелланик же называет его Поликсеном и говорит, что отцом его был Ясон. У эллинов есть поэма, называемая "Навпактии" в ней написано, что после смерти Пелия Ясон из Иолка переселился в Коркиру и что старший сын его, Мермер, во время охоты на противолежащем мат ерике был растерзан львицей, а о Ферете ничего не упоминается. Лакедемонянин же Кинефон - ведь и он писал генеалогии в виде эпических поэм - сказал, что у Ясона от Медеи был сын Медей и дочь Эриопида; больше же относительно детей и у этого писателя ничего не сообщается. 8. (Поэт же) Эвмел сообщает, что Гелиос отдал страну Асопию Алоею, а Ээту - Эфиру и что Ээт, уходя в страну колхов, передал эту землю Буну - а Бун был сыном Гермеса и Алкидамии - и когда Бун умер, то таким образом Эпопей, сын Алоея, получил власть и над Эфиреей. Впоследствии, так как Коринф, сын Марафона, не оставил, по их словам, после себя сына, то коринфяне, вызвав Медею из Иолка, передали власть ей. И вот, благодаря ей, Ясон стал царствовать в Коринфе. Хотя у Медеи рождались дети, но она, как только родится ребенок, скрывала его, унося в святилище Геры, скрывала потому, что думала, будто таким путем они станут бессмертными. Но в конце концов она поняла, что надежда ее ошибочна, а к тому же она была изобличена Ясоном; несмотря на все ее просьбы, он ее не простил и уехал в Иолк; вследствие этого удалилась и Медея, передав власть Сизифу. Я читал (и записал себе), что именно так произошло все это.

IV

1. Недалеко от этого памятника находится святилище Афины Халинитиды (Обуздывающей); говорят, что из всех богов Афина больше других покровительствовала во всем Беллерофонту и даже передала ему Пегаса, укротив этого коня и своими руками наложив на него узду. Статуя ее сделана из дерева, но лицо, руки и ступни ног - из белого мрамора. 2. Что Беллерофонт царствовал не как самостоятельный владыка, но что он находился под властью Прета и аргивян, в этом я убежден, как и всякий, кто внимательно читал Гомера. Не менее ясно, что после переселения Беллерофонта в Ликию коринфяне были подвластны владыкам в Аргосе и в Микенах: при походе на Трою у них не было самостоятельного вождя, но они участвовали в этой войне в рядах микенян и тех, которых вел за собою Агамемнон. 3. У Сизифа был не один сын, Главк, отец Беллерофонта, но был и другой - Орнитион, а после него Ферсандр и Альм. Сыном Орнитиона был Фок, который признавался сыном Посейдона. Этот Фок переселился в Тифорею, ныне называемую Фокидой, Фоант же, младший сын Орнитиона, остался в Коринфе. Сыном Фоанта был Дамофонт, сыном Дамофонта - Пропод, у Пропода же сыновьями были Дорид и Гианфид. В их царствование доряне пошли походом на Коринф; их вел Алет, сын Гиппота, внук Филанта, правнук Антиоха, праправнук Геракла. Дорид и Гианфид, передав царскую власть Алету, остались в Коринфе, весь же коринфский народ, побежденный в сражении, был изгнан дорянами. Сам Алет и его потомки царствовали до времени Бакхида, сына Прумнида, в течение пяти поколений. 4. А после него правили еще пять следующих поколений до времени Телеста, сына Аристодема, так называемые Бакхиады. Когда же по ненависти к нему Арией и Перант убили Телеста, то царей у них больше уже не было, но были ежегодно избираемые пританы из рода Бакхиадов до тех пор, пока Кипсел, сын Ээтиона, став тираном, не изгнал Бакхиадов; этот Кипсел был потомком Мелана, сына Антаса; Мелану, родом из Гонуссы над Сикионом, ходившему вместе с дорянами походом против Коринфа, Алет сначала велел удалиться в пределы других эллинов, хотя бог дал ему отрицательное указание, а потом, боясь, что он погрешил против вещего слова божества, он принял его своим сотоварищем. Вот что нашел я относительно истории коринфских царей.

5. Святилище Афины Халинитиды находится у них возле театра. А рядом стоит деревянное изображение нагого Геракла; говорят, что это творение Дедала. Произведения Дедала на вид кажутся довольно странными, но в них сказывается нечто божественное. За театром выше находится храм Зевса Капитолийского, как его называют римляне на своем языке; на языке эллинском он назывался бы Корифеем. 6. Недалеко от этого театра находятся старый гимнасий и источник, называемый Лерна; он окружен колоннадой и в ней устроены сидения для тех, кто приходит сюда отдохнуть в летнее время. У этого гимнасия есть храмы богов; один - Зевса, другой - Асклепия; статуи же Асклепия и Гигиеи (Здоровья) - из белого мрамора, а изображение Зевса - медное.

7. Если идти в Акрокоринф (так называется вершина горы, возвышающейся над городом; Бриарей, когда он был третейским судьей, отдал ее Гелиосу, а Гелиос, как говорят коринфяне, уступил Афродите), так вот, если идти в этот Акрокоринф, то встречаешь священные участки Исиды, из которых один называют участком Исиды Пелагии (Морской), другой - Исиды Египетской, и два участка Сараписа, из которых один называется "В Канопе". За ними выстроены жертвенники Гелиосу (Солнцу), и есть храм Ананке (Нужды) и Биа (Насилия), в который обычно не принято входить. За ним находятся храм "Матери богов" (и каменная доска) и трон; как она сама, так и трон сделаны из мрамора. Храм же Мойр (богинь Судьбы) и храм Деметры и Коры заключают в себе изображения, которых не показывают. Тут же находится и храм Геры Бунаи (на холме), сооруженный Буном, сыном Гермеса, поэтому и сама богиня называется Бунайя. Если подняться на самый Акрокоринф, то увидишь там храм Афродиты; ее статуя изображает богиню вооруженной; там есть статуи и Гелиоса и Эрота с луком.

V

1. Источник, который находится позади храма, как говорят, является даром Асопа и подарен он Сизифу; этот последний, зная, что Эгина, дочь Асопа, похищена Зевсом, соглашался сообщить об этом разыскивавшему ее отцу не раньше, чем у него будет вода и в Акрокоринфе. Когда Асоп дал ему воду, он сообщил ему как это было, и, насколько это верно, за это сообщение он несет в Аду наказание. Но я слыхал также от некоторых, которые говорили, что это источник Пирены и что вода, та, которая в городе, течет оттуда под землей. 2. А вышеупомянутый Асоп начинается из Флиасийской области и, протекая через Сикионию, впадает там в море. Жители Флиунта говорят, что у него были дочери Коркира, Эгина и Фива; что по имени Коркиры и Эгины были переименованы острова, называвшиеся прежде Схерией и Эноной, а что по имени Фивы был назван город под Кадмеей. Но с этим не согласны фиванцы, говоря, что Фива была дочерью беотийского Асопа, а не того, который у флиасийцев. Между прочим флиасийцы и сикионцы говорят про эту реку, что вода в ней иноземная, пришлая, а не местная; что Меандр, спускаясь от Келен через Фригию и Карию и впадая в море около Милета, доходит до Пелопоннеса и образует Асоп. Такой рассказ знаю я и у делосцев, у которых я слыхал другую легенду, будто та вода, которую они называют Инопом, течет к ним из Нила. Рассказывается и о самом Ниле, будто это Евфрат, что он скрывается в каком то болоте и, вновь появившись наружу над Эфиопией, становится Нилом. Вот что я слыхал относительно Асопа. 3. Кто из Акрокоринфа направляется по горной дороге, тому встречаются Тенеатикийские ворота и святилище Илитии. Отсюда так называемая Тенея отстоит приблизительно на шестьдесят стадий. Люди говорят, что в ней живут троянцы; что это пленные, взятые эллинами с Тенедоса, поселившиеся здесь по разрешению Агамемнона, и что поэтому они больше всех богов почитают Аполлона.

4. Если идти из Коринфа не внутрь страны, а дорогой на Сикион, то недалеко от города, налево от дороги, встретится сожженный храм. Конечно, было много различных войн в Коринфской области, и огонь, естественно, охватывал и дома и святилища вне городских стен, но об этом храме говорят, что он был храмом Аполлона и что будто бы его сжег Пирр, сын Ахилла. Но впоследствии я слышал и другую версию: будто коринфяне сооружали храм Зевсу Олимпийскому и будто бы внезапно, неизвестно откуда, упал на него огонь и сжег его.

5. Сикионцы - они являются соседями с коринфянами с этой стороны - рассказывают о своей земле, что первым исконным жителем в ней был Эгиалей, и что часть Пелопоннеса, которая еще и теперь называется Эгиалом, была названа по имени этого царя, и что он первый основал город на равнине - Эгиалею, и что там, где у них сейчас стоит храм Афины, на этом месте был у них акрополь. Они рассказывают, что сыном Эгиалея был Эвроп, а сыном Эвропа - Тельхин, сыном же Тельхина - Апис. До прибытия Пелопа в Олимпию могущество этого Аписа было настолько велико, что вся область от Истма внутрь страны называлась по его имени Апией (Дальняя). Сыном Аписа был Телксион, сыном Телксиона - Эгир, а у этого - Фуримах, сыном же Фуримаха - Левкипп. У Левкиппа детей мужского пола не было, но была дочь Калхиния. Говорят, что с этой Калхинией сочетался Посейдон и что Левкипп воспитал рожденного ею сына и, умирая, передал ему власть; имя этому мальчику было Перат. То, что рассказывают о Племнее, сыне Перата, мне кажется особенно достойным удивления: дети, рождавшиеся у его жены, тотчас же как только начинали плакать, испускали дух; это продолжалось до тех пор, пока Деметра не сжалилась над Племнеем и, явившись в Эгиалею под видом чужестранки, не воспитала ему сына Ортополида. У Ортополида родилась дочь Хрисороя; она, как они считают, родила от Аполлона сына, который был назван Корон, а у Корона были сыновья Коракс и младший Ламедонт.

VI

1. Так как Коракс умер бездетным, то впасть получил Эпопей, который в это время прибыл из Фессалии. Во время его правления, говорят, к ним в страну впервые явилось вражеское войско, а до тех пор все время она жила, пользуясь миром. 2. Причина этого вторжения была следующая: среди эллинов славилась своей красотой Антиопа, дочь Никтея; молва говорила о ней, что она дочь не Никтея, а реки Асопа, которая разделяет область Фив и Платейскую область. Эту Антиопу похитил Эпопей; не знаю, просил ли он ее себе в жены или же с самого начала задумал такое насильственное дело. Когда же фиванцы пришли сюда с вооруженной силой, то тут был ранен и Никтей и победивший в сражении Эпопей. Никтея, заболевшего от этой раны, привезли обратно в Фивы, и когда он почувствовал приближение смерти, он передал Лику, своему брату, власть над фиванцами на данное время; сам Никтей был опекуном Лабдака, сына Полидора, внука Кадма, и эту опеку он передал Лику и заклинал его, собрав еще большее войско, пойти на Эгиалею, отомстить Эпопею и наказать также и Антиопу, если он ее захватит. Эпопей же стал тотчас же приносить благодарственные жертвы за победу и стал строить храм в честь Афины, а по окончании его обратился к богине с молитвой дать знамение, по душе ли ей созданный храм; и говорят, что после его молитвы перед храмом потек ручей оливкового масла. Впоследствии и Эпопею было суждено умереть от раны, на которую он вначале не обратил внимания, так что Лику не пришлось еще раз воевать. Ламедонт, сын Корона, воцарившийся после Эпопея, выдал Антиопу (фиванцам). И когда ее вели в Фивы дорогой на Элевтеры, она тут в пути и родила. По этому поводу Асий, сын Амфиптолема, написал следующие стихи:

Зеф и божественный был рожден Амфион Антиопой,

Был ей Асоп глубокопучинный отцом; - зачала же

Вместе она их от Зевса и от Эпопея владыки.

Гомер же приписывает им еще более славное происхождение и говорит, что они первые построили Фивы, отделяя таким образом, как мне кажется, нижний город от Кадмеи. Воцарившись, Ламедонт женился на афинянке Фено, дочери Клития; и впоследствии, когда у него началась война с Архандром и с Архителом, сыновьями Ахея, он пригласил себе на помощь Сикиона из Аттики и выдал за него замуж дочь свою Зевксиппу; и когда Сикион сделался царем, то эта страна назвалась Сикионией и вместо Эгиалей этот город стал называться Сикионом. 3. Сикионе говорят, что он был не сыном Марафона и внуком Эпопея, а сыном Метиона, внука Эрехтея. С ними согласен и Асий, тогда как Гесиод и Ивик с ним не согласны: первый написал, что Сикион был сыном Эрехтея, а Ивик говорит, что он сын Пелопа.

У Сикиона родилась дочь Хтонофила; от Хтонофилы и Гермеса, по преданию, родился Полиб. Впоследствии на ней женился Флиант, сын Диониса, и у него родился сын Андродамант. Полиб выдал свою дочь Лисианассу за Талая, сына Бианта, царствовавшего над аргивянами; и когда Адраст бежал из Аргоса, он пришел к Полибу в Сикион; впоследствии, по смерти Полиба, он получил власть над Сикионом. Когда же Адраст возвратился в Аргос и восстановил там свою власть, прибыл из Аттики Ианиск, потомок Клития, зятя Ламедонта, и воцарился в Сикионе, а по смерти Ианиска стал царем Фест, о котором говорили, что и он из числа сыновей Геракла. Когда же Фест на основании прорицания переселился в Крит, то предание передает, что воцарился Зевксипп, сын Аполлона и нимфы Гиллиды. 4. После смерти Зевксиппа против Сикиона и его царя Ипполита, сына Ропала, внука Феста, повел войско Агамемнон; Ипполит, испугавшись наступающего войска, согласился быть подвластным Агамемнону и микенцам. Преемником этого Ипполита был Лакестад. Как то ночью Фалк, сын Темена, вместе с дорянами захватил Сикион, но не причинил Лакестаду никакого зла, так как и он был из Гераклидов; напротив, он сделал его соучастником власти. И с этого времени сикионцы стали дорянами и стали частью Аргоса.

VII

1. Город, основанный Эгиалеем на равнине, разрушил Деметрий, сын Антигона. Он построил новый город, который существует и теперь, рядом с древним акрополем. Когда могущество сикионцев пришло в упадок, (напрасно будет кто либо разыскивать причину этого обстоятельства; пусть он удовольствуется здесь словами Гомера, сказанными им о Зевсе:

Многих уже он градов сокрушил высокие главы)

так вот, как я сказал, когда они и без того уже оказались бессильными, произошедшее землетрясение почти что обезлюдило город и уничтожило много из тех памятников, которые заслуживали бы осмотра. Это землетрясение разрушило многие города Карий и Ликии; особенно сильному землетрясению подвергся остров Родос, так что предсказание Сивиллы о Родосе исполнилось в точности.

2. Если идти из Коринфской области в Сикион, то встречается могила Лика из Мессении, кто бы ни был этот Лик - я не нашел нигде Лика из Мессении, который упражнялся бы в пентатле или одержал победу на Олимпийских играх. Эта могила представляет земляной курган. 3. Сами же сикионцы по большей части хоронят (не) обычным способом. Тело они зарывают в землю, вокруг сооружают цоколь из камня и воздвигают колонны и на них устраивают крышу, преимущественно наподобие фронтонов на храмах; они не делают никакой другой надписи, кроме имени умершего, и при этом только его, а не его отца, и обращаются к умершему со словом "хайре" (радуйся, прощай).

4. За памятником Лика, если уже перейти Асоп, на правой стороне, находится Олимпион, а немного далее, на левой стороне дороги, - могила афинянина Эвполида, писавшего комедии. Если идти дальше и повернуть по направлению к городу, то встречается надгробный памятник Ксенодики, умершей во время родов; эта могила сделана не по местному обычаю, но так, чтобы она гармонировала возможно больше с картиной, (которой она украшена); и если уж что либо другое, то, конечно, эта картина вполне заслуживает осмотра. Если отсюда идти дальше, то встречается могильный памятник сикионцам, которые пали при Пеллене и Диме в Ахее, а также при Мегалополе и Селласии, но об этих событиях я буду говорить подробнее в дальнейшем. У самых же ворот есть у них источник в пещере; вода его выходит не из земли, но течет с потолка пещеры, поэтому этот источник называется "Капающим".

5. В нынешнем акрополе есть храм Тихи Акреи (Высшего счастья), а за ним храм Диоскуров; и Диоскуры и статуя Тихи сделаны из дерева. У подножия акрополя сооружен театр, а на его сцене находится изображение мужа со щитом в руке; говорят, что это Арат, сын Клиния. 6. За театром - Дионисион (храм Диониса); статуя бога сделана из золота и слоновой кости, а рядом с ним - вакханки из белого мрамора. Говорят, что это - женщины, посвященные Дионису и приводимые им во время своих праздников в экстаз. У сикионцев есть и другие статуи бога, хранимые в сокровенном и недоступном месте. Один раз в год, ночью, их переносят в храм Диониса из так называемого Косметериона (хранилища убранств), переносят с зажженными факелами и пением местных гимнов. Впереди несут то изображение бога, которое называется Вакхом и которое ему воздвиг Андродамант, сын Флианта; за ним следует статуя так называемого Диониса Освободителя, которую фиванец Фанес, по слову Пифии, принес из Фив. Фанес пришел в Сикион в то время, когда Аристомах, сын Клеодея, ошибочно поняв данное ему предсказание, упустил из за этого благоприятный случай для своего возвращения в Пелопоннес. Если идти из храма Диониса по направлению к площади, то направо находится храм Артемиды Лимнайи (Озерной). При первом взгляде ясно, что крыша у него обрушилась, что же касается находившейся там статуи, то нельзя ничего сказать, перенесена ли она в другое место или тут погибла каким либо образом.

7. По пути на площадь есть храм богини Пейто (Убеждения), тоже без статуи. Это поклонение богине Пейто установлено, как говорит легенда, по следующему случаю: убив Пифона, Аполлон и Артемида прибыли в Эгиалею, чтобы получить очищение. Тут их охватило чувство страха - это место и теперь называется Фобосом (Ужасом), - и тогда они направились на Крит к Карманору; жителей же Эгиалеи поразила болезнь, и прорицатели велели им умилостивить Аполлона и Артемиду. И вот они послали с молениями семь юношей и семь девушек к реке Сифасу; и говорят, что боги, которых они убедили, прибыли на акрополь, и то место, куда они первый раз вступили, и есть место храма богини Пейто. Подобного рода обряд совершается еще и поныне: в праздник Аполлона юноши идут к реке Сифасу и, приведя богов в храм Пейто, они затем вновь, говорят, уводят их в храм Аполлона. А этот храм находится на теперешней площади; в древности он был, по сказаниям, построен Претом там, где прекратилось безумие его дочерей. 8. Рассказывают еще вот что: будто Мелеагр посвятил этому храму копье, которым он убил дикого (калидонского) кабана; говорят, что здесь же находятся в качестве посвятительных даров флейты Марсия: когда с Силеном произошло несчастие, то река Марсий унесла эти флейты в Меандр, и они появились в Асопе и, выброшенные на берег у Сикионии, были найдены пастухом и принесены в дар Аполлону. Из этих посвящений не уцелело ни одного: они сгорели во время пожара вместе с храмом. Храм же, существующий в мое время, и статуя в нем посвящены Пифоклом.

VIII

1. Недалеко от святилища богини Пейто находится священный участок, посвященный римским императорам; некогда это был дом тирана Клеона. Тирания Клисфена, сына Аристонима, внука Мирона, была в то время, когда сикионцы занимали еще город внизу, а Клеон был тираном уже в нынешнем городе. 2. Перед этим домом стоит Аратейон (святилище героя Арата), совершившего более великие подвиги, чем кто либо из современных ему эллинов. Его история такова. После Клеона, правившего единовластно, у многих из правящих лиц появилось настолько неудержимое стремление к тирании, что одновременно были тиранами два человека - Эвтидем и Тимоклид; народ во главе с Клинием, отцом Арата, прогнал их; немного лет спустя, тираном сделался Абантид; в это время Клиний уже скончался. Абантид тотчас же изгнал Арата, а может быть Арат и сам добровольно удалился в изгнание. Затем Абантида убивают некие смелые мужи из местных жителей, но отец Абантида, Пасей, тотчас же становится тираном; он тоже был низвергнут и убит Никоклом, который сам в свою очередь захватывает власть тирана. 3. Против этого Никокла пошел Арат с изгнанниками из Сикиона и аргивскими наемниками. Он совершил нападение ночью, поэтому от одной части городской стражи он ускользнул, как это и естественно в темноте, другую он одолел силой, так что он оказался внутри стен, и так как дело было уже на заре, то он, привлекши на свою сторону народ, поспешно двинулся к дому тирана. Дом он захватил без труда, Никоклу же удалось скрыться и бежать. Сикионскому народу Арат восстановил свободу и равноправие и устроил его примирение с изгнанниками, возвратив им дома и все остальное имущество, которое было продано, а тем, кто его купил, он заплатил стоимость из своих средств. Так как в то время у всех эллинов был страх перед македонянами и перед Антигоном, опекуном Филиппа, сына Деметрия, то поэтому он убедил сикионцев, хотя они были доряне, вступить в Ахейский союз и тотчас же он был выбран ахейцами военачальником; он повел их против локров амфиссейских и в землю этолийцев, бывших им враждебными, и опустошил их страну. 4. Коринфом владел тогда Антигон, и в городе был македонский гарнизон. Внезапным нападением Арат привел в замешательство македонян, а затем, победив в сражении, перебил многих из них, в том числе начальника гарнизона Персея, который изучал философию у Зенона, сына Мнасея. Когда Арат освободил Коринф, то к Ахейскому союзу присоединились жители Эпидавра и Трезена, все, населявшие побережье Арголиды, и из государств по ту сторону Истма - мегарцы; Птолемей также заключил союз с ахейцами. В это время лакедемоняне во главе с царем Агисом, сыном Эвдамида, совершили нападение на Пеллену и успели ее захватить, но когда явился Арат и произошло сражение, то лакедемоняне были побеждены, они должны были оставить Пеллену и вернуться домой, согласно заключенному договору.

5. При таких успехах в Пелопоннесе Арат считал для себя позорным спокойно смотреть, как македоняне держат в своей власти Пирей и Мунихию и, кроме того, Саламин и Сунион. Так как он не надеялся, что сможет силою взять эти места (и изгнать македонян), то он убедил Диогена, начальника гарнизонных отрядов, уступить ему эти места за сто пятьдесят талантов и сам внес из своих средств шестую часть этих денег для (свободы) афинян. Он убедил и Аристомаха, бывшего тираном в Аргосе, восстановить аргивянам демократию и вступить в Ахейский союз, а Мантинею, которая была в руках лакедемонян, он взял силой. Но не всему суждено исполниться, о чем мечтает человек; так и Арату выпала на долю необходимость стать союзником македонян и Антигона. Произошло это следующим образом.

IX

1. Клеомен, сын Леонида, внук Клеонима, получив царскую власть в Спарте, стал подражать Павсанию в стремлении к абсолютной власти, не удовлетворенный установленными законами. Так как по темпераменту он был более горячий, чем Павсаний, и не трус, то он быстро выполнил все, что задумал и на что решился. Царем из другого рода был Эвридамид, еще ребенок; Клеомен его отравил; при содействии эфоровон передал его власть своему собственному брату Эпиклиду и, уничтожив силу герусии, вместо нее установил на словах власть патрономов (отцов, блюстителей законов). Стремясь к более высоким целям и мечтая о власти над эллинами, он прежде всего напал на ахейцев, надеясь, что в случае победы над ними, он будет иметь их союзниками и во всяком случае он хотел, чтобы они не мешали ему в его предприятиях. Он напал на них под Димой, той, что за Патрами; вождем ахейцев и тогда был Арат; в этом сражении Клеомен победил. 2. Это заставило Арата, испугавшегося и за ахейцев и за самый Сикион, призвать Антигона. Так как Клеомен нарушил тот мирный договор, который был у него заключен с Антигоном, и так как он явно делал и многое другое в нарушение мирных условий, между прочим выселил всех жителей Мегалополя, то Антигон перешел в Пелопоннес и вместе с ахейцами напал на Клеомена при Селласии. Ахейцы победили; жители Селласии были проданы в рабство и сам город Лакедемон был взят приступом. 3. Антигон и ахейцы восстановили лакедемонянам их наследственное государственное устройство; из сыновей Леонида Эпиклид был убит в сражении, а Клеомен бежал в Египет; вначале он пользовался большим почетом у Птолемея, но потом был заключен в тюрьму, так как был уличен, что он составляет заговор среди египтян против царя. Он бежал из тюрьмы и начал поднимать восстание среди александрийцев, но в конце концов, арестованный, он заколол сам себя. Лакедемоняне, обрадовавшись, что избавились от Клеомена, не пожелали, чтобы у них были опять цари, во всем же остальном у них и до сих пор остается прежнее государственное устройство. Антигон до конца своей жизни оставался расположенным к Арату за его услуги и за его содействие в достижения столь блестящих успехов. 4. Но когда власть принял Филипп, то Арат часто порицал нового царя за то, что он действовал по отношению к своим подданным под влиянием гнева, и иногда удерживал его от поступков, на которые он уже решился. За это Филипп умертвил Арата, дав ему яд, когда он даже не мог этого подозревать. Из Эгиона - там было суждено умереть Арату - его перевезли в Сикион, где и похоронили, и его святилище еще до сих пор называется Аратейон. То же было сделано Филиппом и с афинянами Эвриклидом и Миконом: и их - они были ораторами и пользовались доверием у народа - он умертвил ядом. 5. Но и самому Филиппу была суждена смерть из за этого смертоносного яда: (младший из сыновей Филиппа) Персей отравил его (старшего) сына Деметрия, и это обстоятельство - тяжкое отцовское горе - было причиной его смерти. Все это я передал и сделал такое отступление, имея в виду вдохновенный богом стих Гесиода: "Кто замышляет на другого несправедливое, на себя самого направляет этот замысел".

6. За святилищем Арата находится жертвенник Посейдону Истмийскому; тут же статуя Зевса Мейлихия (Милостивого) и Артемиды, называемой "Отеческой" обе эти статуи сделаны без всякого искусства: статуя Зевса Мейлихия похожа на пирамиду, а статуя Артемиды - на колонну. Здесь же у них сооружено здание Совета и стоя (портик), называемая Клисфеновой по имени основателя: Клисфен построил ее на средства из добычи, которую он получил в войне против Кирры, воюя в союзе с амфиктионами. На площади же под открытым небом стоит медная статуя Зевса, работы Лисиппа, а рядом с ней - вызолоченная статуя Артемиды. 7. Поблизости находится храм Аполлона Ликийского (Хранителя от волков), уже весь разрушенный и не представляющий уже ничего замечательного. Когда волки у них стали нападать на стада, так что сикионцы не получали никакой выгоды от своих стад, бог указал им некое место, где лежало сухое дерево, и повелел им кору этого дерева, смешав с мясом, бросить этим диким волкам. И как только волки попробовали этой коры, они отравились; это дерево лежало в храме Аполлона Ликийского; а что это было за дерево, этого не знали даже эксегеты из сикионцев. Вслед за этим святилищем стоят медные статуи; говорят, что это дочери Прета, но надпись указывает на других женщин. Тут же стоит медная статуя Геракла, работы сикионца Лисиппа, а рядом находится Гермес Агорей (Покровитель рынков).

X

1. В гимнасии, находящемся недалеко от площади, воздвигнута мраморная статуя Геракла, творение Скопаса. Есть храм Геракла и в другом месте: весь этот участок называют Педизой (местом игр); посередине участка находится храм, а в нем древнее деревянное изображение, художественное создание Лафая из Флиунта. Тут

при жертвоприношениях они соблюдают следующие обычаи. Они рассказывают, что когда Фест прибыл в Сикион, то он застал, что они приносят Гераклу жертвы только как герою. Фест ни в коем случае не позволил им это делать, но настоял на том, чтобы они приносили ему жертвы как богу. И доныне еще сикионцы, принося ему в жертву овцу и сжигая бедра на жертвеннике, часть мяса поедают как от настоящей жертвы богам, а другую (уничтожают) как принесенную в жертву герою. Из того праздника, который они справляют в честь Геракла, первому дню дав наименование? "Имена", второй день они называют "Гераклеями".

2. Отсюда дорога ведет к храму Асклепия. Если войти в священную ограду, то налево будет здание, состоящее из двух частей: в первой находится Гипнос (Сон); у него кроме головы ничего больше не осталось. Внутренняя часть храма посвящена Аполлону Карнейскому, и туда запрещен вход всем, кроме жрецов; в портике (храма) находится огромной величины скелет морского кита, и за ним изображение Гипноса, усыпляющего льва и носящего наименование Эпидота (Благостного). Если войти в храм Асклепия с другого входа, то там по одну сторону входа находится статуя Пана в сидячем положении, а по другую стоит Артемида. 3. А если войти в самый храм, то увидим статую бога, еще безбородого, сделанную из золота и слоновой кости, творение Каламида; он держит в одной руке посох, а в другой - плод заботливо выращенной (не дикой) сосны. Жители Сикиона рассказывают, что бог был привезен к ним из Эпидавра на паре мулов и что он был подобен дракону, а та, которая его привезла, была Никагора сикионянка, мать Агесиклея и жена Эхетима. Здесь есть небольшие статуи, подвешенные к потолку; говорят, что сидящая на драконе - это Аристодама, мать Арата, и считают, что Арат был сыном Асклепия. Такие то достопримечательности находятся в этой священной ограде.

4. Недалеко за ней находится другой участок, посвященный Афродите, и в нем первая статуя - это статуя Антиопы; ведь ее сыновья были сикионцы, и сикионцы желают, чтобы по детям и сама Антиопа принадлежала им. А затем уже идет святилище Афродиты; входят в него храмовая служительница, которой на все время запрещено иметь сношение с мужчинами, и девушка, ежегодно выполняющая обязанность жрицы; эту девушку называют лутрофорой (совершающей омовение); всем же другим, без исключения, можно видеть богиню и молиться ей только с порога. Находящуюся здесь статую сделал Канах, сикионец, который изваял Аполлона в милетских Дидимах, а для фиванцев - Аполлона Исмения; она сделана из золота и слоновой кости, а на голове у нее полос. В одной руке она держит мак, а в другой - яблоко. При жертвоприношениях они сжигают бедра всех животных, кроме свиней. Остальные части жертвенного мяса они сжигают на можжевеловых дровах, а вместе с горящими бедрами они сжигают и листья "педерота" ("детолюб", "медвежья лапа"). 5. Это растение, которое растет здесь на этом участке под открытым небом и которого нигде больше нет - ни на сикионской земле, ни на какой либо другой. Листья его меньше листьев бука, но больше чем у падуба; внешний вид у них такой, как у листьев дуба, с одной стороны, они отдают в черноту, а с другой - белые; по цвету они больше всего похожи на листья белого тополя.

6. Если отсюда подняться к гимнасию, то на правой стороне будет храм Артемиды Фереи; говорят, что ее деревянное изображение было доставлено из Фер. Этот гимнасий выстроил им Клиний, и в нем еще и сейчас воспитываются эфебы (юноши). Тут находится и статуя Артемиды, сделанная из белого мрамора; она отделана только от бедер, так же как и у Геракла, нижняя часть которого похожа на четырехугольные столбы герм.

XI

1. Если отсюда повернуть к так называемым Священным воротам, то недалеко от ворот есть храм Афины, который некогда воздвиг Эпопей; и по величине и по отделке он превосходил все тогдашние храмы. Но с течением времени суждено было исчезнуть (как о многих других), так и о нем всякой памяти: бог (сжег) его молнией, жертвенник же его - он остался нетронутым молнией - уцелел до сего времени в том виде, как его воздвиг Эпопей. 2. Перед жертвенником насыпан могильный холм самому Эпопею, а около могилы находится святилище Отвращающих богов; в честь их совершаются те обряды, которые эллины считают нужным совершать для отвращения бедствий. По преданиям, Эпопей же воздвиг и ближайший храм в честь Аполлона и Артемиды, а следующий за ним Герейон (храм Геры) построил Адраст, но статуй не осталось ни в одном из них. Жертвенники же позади храма Геры он воздвиг: один - Пану, а другой из белого мрамора - Гелиосу. Если спускаться по направлению к равнине, то на пути встречается храм Деметры; говорят, что его соорудил Племней, воздавая благодарность богине за воспитание сына. На некотором расстоянии от святилища Геры, которое воздвиг Адраст, находится храм Аполлона Карнейского; от него остались только колонны, стен же и потолка уже не найти ни здесь, ни в храме Геры Продромии (Предшествующей). Этот храм соорудил Фалк, сын Темена, говоря, что Гера была ему "указующей путь" в Сикион.

3. Если идти прямой дорогой из Сикиона во Флиунт и свернуть с дороги налево, приблизительно на десять стадиев, то там будет роща, называемая Пирея (Огненная), и в ней храм Деметры Простасии (Предстоящей) и Коры. Тут справляют свой праздник мужчины отдельно, а так называемый Нимфон (Девичник) предоставляют для празднования женщинам. В Нимфоне находятся статуи Диониса, Деметры и Коры, у которых видны только лица. Дорога в Титану тянется на протяжении шестидесяти стадиев (10 километров) и вследствие своей узости недоступна для проезда на телегах. 4. Пройдя, как мне кажется, стадиев двадцать и перейдя на левый берег Асопа, мы придем к дубовой роще и храму богинь, которых афиняне называют "Почтенными", сикионцы же Эвменидами (Милостивыми); и ежегодно они справляют в их честь однодневный праздник, принося им жертву суягных овец, для возлияний же употребляют мед, смешанный с вином, и считают нужным пользоваться цветами вместо венков. Подобного рода жертвы они приносят и на жертвеннике Мойр (богинь Судьбы); он воздвигнут в их честь в этой роще под открытым небом.

5. Если вернуться опять на дорогу, вновь перейти Асоп и подняться на вершину горы, то тут будет то место, где, по сказанию местных жителей, впервые поселился Титан; он был братом Гелиоса и от него это место стало называтьсяТитаной. Мне кажется, что этот Титан отличался уменьем удерживать времена года, когда солнце растит и дает созревать семенам и плодам деревьев, поэтому он и был назван братом Гелиоса. 6. Впоследствии прибыл в Сикионию Алексанор, сын Махаона, внук Асклепия; он построил в Титане храм Асклепия. Вокруг этого храма живут наряду с другими лицами главным образом служители бога; внутри священной ограды находятся старинные кипарисовые деревья, что же касается статуи, то невозможно узнать у них - из какого дерева или металла она сделана, не знают они и кто ее изваял, если только не считать, что некоторые приписывают ее Алексанору. От этой статуи видны только лицо и конечности рук и ног: на ней надет белый шерстяной хитон и гиматий. Здесь есть и изображение Гигиеи (Здоровья); ее статую не так то легко увидать, настолько вся она покрыта женскими волосами, которые женщины отрезают в честь богини, а также разорванными на ленты кусками вавилонских одежд. Если кто хочет умилостивить одно из этих божеств, то ему предлагается поклоняться также и этому, которое все они называют Гигиеей. 7. Что касается Алексанора и Эвамериона, то и им поставлены статуи; первому они приносят жертвы (всесожжения) как герою, после захода солнца, Эвамериону же они приносят жертвы как богу. Если я делаю правильное предположение, то этого самого Эвамериона жители Пергама на основании пророчества называют Телесфором (Выполнителем), а жители Эпидавра - Акесием (Целителем). Что касается Корониды (матери Асклепия), то и ей поставлена деревянная статуя, но нигде ей не воздвигнуто храма; когда богу приносят в жертву быка, барана и свинью, то Корониду переносят в храм Афины и там воздают ей поклонение. Все те части жертвенного животного, которые они сжигают, - а им казалось недостаточным отрезать только бедра, - они сжигают на земле, кроме птиц, которых они сжигают на алтаре. 8. На фронтоне храма изображен Геракл и по краям Ники (Победы); в портике стоят статуи Диониса и Гекаты, Афродиты, Матери богов и Тихи; все эти статуи - деревянные, из мрамора - только статуя Асклепия, именуемого Гортинским. Подойти же к священным змеям люди не хотят из за страха, но если им при входе положить пищи, то тогда их не нужно больше бояться. Внутри священной ограды находится медная статуя (славного) гражданина Сикиона, Граниана, который одержал в Олимпии две победы в пентатле, третью - в беге, две - в двойном беге, обнаженный и со щитом. В Титане есть храм и Афины, в который приносят изображение Корониды; в этом храме древнее деревянное изображение Афины, но говорили, что и этот храм был поврежден молнией.

XII

1. Если спуститься с этого холма - храм ведь построен на холме, - то встречается жертвенник ветров, на котором ежегодно один раз ночью жрец приносит жертвы ветрам и совершает другие таинства над четырьмя ямами, стараясь смягчить силу их дыхания, и при этом произносит, как говорят, заклинания (древней) Медеи.

Если идти из Титана в Сикион и затем спуститься к морю, то на левой стороне дороги находится храм Геры, уже не имеющий ни статуи, ни потолка; основателем его называют Прета, сына Абанта. 2. А если спуститься в так называемую Сикионскую гавань и повернуть к Аристонавтам - это стоянка кораблей для Пеллены, - то недалеко за дорогою налево находится храм Посейдона; если же идти дальше по проезжей дороге, то встречается так называемая река Гелиссон, а за ней (другая река) - Сифас, обе впадающие в море.

3. Флиасия погранична с областью Сикиона, и ее город; отстоит от Титаны приблизительно на сорок стадиев; ровная дорога ведет из Сикиона во Флиунт. Что жители Флиунта не родственны аркадянам, ясно из слов той песни Гомера, где он, перечисляя аркадян, не упоминает о флиасийцах в списке аркадян, а что вначале они были аргивянами, впоследствии же при возвращении Гераклидов в Пелопоннес стали дорянами, это станет ясным из дальнейшего хода моего рассказа. Различные сказания известны мне о жителях Флиунта; из них я воспользуюсь теми, которые наиболее широко распространены. 4. В этой земле первым местным жителем, говорят, был Арант (Земледелец); он и город выстроил на том холме, который еще до моего времени назывался Арантовым; этот холм находился на небольшом расстоянии от другого холма, на котором у флиасийцев выстроены акрополь и храм Гебы. Так вот здесь он построил город и от него в древности и земля и город назывались Арантия. 5. В его царствование Асоп, считавшийся сыном Келусы и Посейдона, открыл реку, которую и поныне по имени открывшего ее называют Асопом. Могила Аранта находится в местечке Келеях, где, говорят, был похоронен и элевсинец Дисавл. У Аранта был сын Аорис и дочь Арефирея. Флиасийцы говорят о них, что они были опытны в охоте и храбры на войне. Так как Арефирея умерла раньше, то Аорис в память сестры наименовал эту страну Арефиреей. Поэтому и Гомер перечисляя подданных Агамемнона, написал:

Орнии град населявших, веселую Арефирею.

Я думаю, что могилы детей Аранта находятся не где нибудь в другом месте страны, а именно на Арантовом холме. Действительно, в качестве памятников им поставлены там круглые камни и перед началом тех таинств, которые жители Флиунта совершают в честь Деметры, они, обращаясь к этим памятникам, призывают Аранта и его детей принять участие в возлияниях. 6. Что касается Флианта, который в третий раз переменил название этой страны, назвав ее по своему имени, то я с самого начала не согласен с преданиями аргивян, будто он был сыном Кейса и внуком Темена, но я знаю, что его называли сыном Диониса и рассказывали, что он был одним из плывших на корабле Арго. Подтверждение этим моим словам я нахожу в стихах родосского поэта:

Прибыл к ним также Флиант из Арефиреи далекой,

Где проживал он богато по воле отца Диониса:

Он ему дал основаться у светлых истоков Асопа.

А матерью Флианта была Арефирея, а не Хтонофила; Хтонофила была его женой и она родила Флианту (сына) Андродаманта.

XIII

1. Возвращение Гераклидов вызвало большие перемены во всем Пелопоннесе, кроме Аркадии: во многих городах влились в число жителей доряне, и среди населения произошли еще большие изменения. С Флиунтом произошло вот что: Регнид, дорянин, сын Фалка, внук Темена, двинулся на него с войском из Аргоса и из области Сикиона. Из флиасийцев одним казалось приемлемым то, что предлагал Регнид, а именно: остаться на свои местах, признать Регнида царем и произвести передел земли в пользу бывших с ним дорян; Гиппас же и его партия призывали защищаться и не отдавать без боя дорянам своих богатств. Так как народ высказался против этого предложения, то Гиппас с теми, кто хотел за ним следовать, бежал на Самос. 2. Потомком этого Гиппаса в четвертом поколении был известный мудрец Пифагор: Пифагор был сыном Мнесарха и внуком Эвфрона, который был сыном Гиппаса. Так рассказывают о себе флиасийцы и во многом с ними согласны и сикионцы.

3. Теперь я прибавлю описание того, что является наиболее замечательным и достойным осмотра для приходящих сюда. На акрополе Флиунта есть кипарисовая роща и очень древний и чтимый храм; богиню, которой посвящен этот храм, древнейшие писатели называют Ганимедой, позднейшие Гебой. О ней упоминает и Гомер в рассказе об единоборстве Менелая с Александром, говоря, что она является виночерпием богов; затем при схождении Одиссея в Аид он сказал, что она жена Геракла. У Олена, в его гимне Гере, написано, что Гера была воспитана Горами (Богинями времен года) и что у нее были дети: Арес и Геба. Среди знаков почета, которые флиасийцы воздают этой богине, величайшим считается то, что она имеет право оказывать покровительство прибегающим к ней с мольбой о защите (рабам): молящим предоставляется здесь неприкосновенность, и рабы, закованные в цепи, избавившись от них, посвящают свои оковы богине, вешая их на деревья этой рощи. Ежегодно у них происходит здесь праздник, который они называют Киссотомами (Срезание плюща). Статуи богини у них (нет никакой): ни скрытой в недоступном для непосвященных месте, ни стоящей открыто, - а почему у них это так установлено, об этом существует здесь (особое) священное сказание, - тогда как если выйти из святилища, то налево есть храм Геры и в нем статуя богини, сделанная из паросского мрамора. На акрополе есть еще и другая священная ограда Деметры, а в ней - храм и статуя Деметры и ее дочери. Изображение же Артемиды - а тут есть медная статуя и Артемиды - мне кажется очень древним. Если спускаться с акрополя, то направо находится храм Асклепия и его статуя без бороды. Ниже этого храма сооружен театр. Недалеко отсюда - храм Деметры и древние статуи в позе сидящих.

4. На площади Флиунта стоит медная коза, почти вся вызолоченная; ей воздаются там почести вот по какому случаю: при восхождении созвездия, которое называется "Козой", постоянно портятся виноградники; чтобы отвратить это вредное влияние, они поставили на площади медное изображение и в числе оказываемых ей всякого рода почестей украсили ее статую позолотой. 5. Тут же и могила Аристия, сына Пратина. Этим Аристием и его отцом Пратином были написаны сатирические драмы, считавшиеся после драм Эсхила самыми лучшими. 6. Позади площади есть дом, называемый флиасийцами "Вещим". Когда Амфиарай вошел в этот дом и провел в нем ночь, то он тогда впервые, по словам флиасийцев, начал пророчествовать; до тех пор, согласно их рассказам, Амфиарай был простым человеком, а не прорицателем. И этот дом с того времени уже всегда остается запертым. 7. Недалеко отсюда находится так называемый Омфал (Пуп), середина всего Пелопоннеса, если говорят правду. Если от этого Омфала идти дальше, то придем к древнему храму Диониса; есть храм и Аполлона и другой храм Исиды. Статуя Диониса открыта для всех, равно как и статуя Аполлона; изображение же Исиды; можно видеть только жрецам. 8. У флиасийцев есть еще вот какое сказание: когда Геракл счастливо вернулся из Ливии, неся так называемые яблоки Гесперид, он зашел по какому то частному делу во Флиунт, и когда он тут жил, к нему пришел из Этолии Эней, который еще раньше был тестем Геракла. Он ли угощал Геракла или Геракл его - неизвестно, но во время угощения Геракл, недовольный поданным ему в кубке питьем, стукнул по голове одним пальцем юного виночерпия Энея - Киафа; от этого удара Киаф тотчас же умер, и в память его у флиасийцев выстроено здание; оно сооружено рядом со святилищем Аполлона и в нем стоит мраморная группа: Киаф, протягивающий Гераклу кубок.

XIV

1. От города приблизительно в пяти стадиях находятся Келеи; здесь каждый четвертый год, а не каждый год, совершаются таинства в честь Деметры. Гиерофант (главный жрец) назначается здесь не пожизненно, но каждый раз на время от одного праздника до другого у них выбирается новый; если он хочет, он может иметь и жену. В этом они считают нужным поступать отлично от элевсинских обычаев, все же остальное в исполнении таинств есть подражание элевсинским; и сами флиасийцы согласны, что они подражают тому, что совершается в Элевсине. 2. Они говорят, что в их страну явился Дисавл, брат Келен, и что он установил эти таинства; явился он к ним после того, как был Ионом изгнан из Элевсина, когда Ион, сын Ксуфа, был выбран у афинян полководцем в войне против элевсинцев. Но я не могу согласиться в этом с флиасийцами, будто кто нибудь из элевсинцев, побежденный в сражении, должен был бежать и куда нибудь удалиться, так как война афинян с элевсинцами окончилась мирным договором раньше, чем они вступили в сражение, и в Элевсине остался сам Эвмолп. Дисавл мог прийти сюда и по другой какой либо причине, а не так, как рассказывают флиасийцы. Да, кроме того, он и не родственник Келею, как мне кажется, и вообще он не из знатных элевсинцев, иначе Гомер не преминул бы упомянуть его в своих поэмах. Ведь у Гомера есть гимн в честь Деметры; в нем он перечисляет тех, кто был обучен богиней совершать таинства, но он не знает там никакого элевсинца по имени Дисавл. Там говорится:

Сама же, поднявшись, пошла и владыкам державным,

С хитрым умом Триптолему, смирителю коней Диоклу,

Силе Эвмолпа, а также владыке народов Келею,

Жертвенный чин показала священный и всех посвятила

В таинства.

Так вот этот Дисавл, как говорят флиасийцы, установил здесь таинства и он же дал стране название Келеи. Здесь, как я уже сказал, находится могила Дисавла. Но, конечно, могила Аранта была воздвигнута раньше: ведь и по сказаниям флиасийцев Дисавл прибыл позднее, а не в царствование Аранта.

3. Флиасийцы рассказывают, что Арант был современником Прометея, сына Иапета, и на три человеческих поколения старше Пеласга, сына Аркада, и так называемых в Афинах автохтонов. А на крыше так называемого Анакторона (Царственного храма) находится колесница, как говорят, Пелопа. Вот что есть у флиасийцев наиболее достойного упоминания.

XV

1. По дороге из Коринфа в Аргос есть небольшой город Клеоны. Одни рассказывают, что у Пелопа был сын Клеон, другие - что Клеона была одной из дочерей Асопа, протекающего около Сикиона. Таким образом название города дано по имени того или другой. Тут есть храм Афины, в нем статуя работы Скиллида и Дипойна, говорят, что они были учениками Дедала, а другие настойчиво утверждают, что Дедал женился в Гортине и что Скиллид и Дипойн были его сыновьями от этой жены. В Клеонах есть тоже храм и памятник Эвриту и Ктеату: они шли из Элиды как феоры (священные послы) на Истмийские игры и здесь их застрелил Геракл, выставляя обвинение, что они сражались с ним, когда он воевал против Авгия.

Из Клеон ведут две дороги на Аргос, одна для пешеходов - она короче, другая же через так называемый (горный перевал) Трет, тоже узкая, сильно стесненная горами, но все же удобная для проезда телег. 2. В этих горах показывают еще до сих пор пещеру льва и отсюда приблизительно в пятнадцати стадиях находится местечко Немея. В самой Немее находится храм Зевса Немейского, достойный осмотра, хотя у него даже обвалилась крыша и не осталось ни одной статуи. Вокруг храма есть кипарисовая роща и, рассказывают, что здесь Офельт был положен на траву кормилицей и погиб, укушенный змеей. Аргивяне приносят жертву Зевсу так же и в Немее и выбирают (специального) жреца Зевса Немейского и устраивают здесь состязание в беге для вооруженных мужчин во время празднования осенних Немейских игр. 3. Тут находится могила Офельта, а вокруг нее каменная ограда, а внутри этой ограды жертвенники; тут же есть могильный холм Ликурга, отца Офельта. Источник они называют Адрастеей - потому ли, что его открыл Адраст или по какой либо другой причине. Они рассказывают, что имя этой стране дала Немея, тоже дочь Асопа. Над Немеей возвышается гора Апесант; говорят, что здесь впервые Персей принес жертву Зевсу Апесантию. 4. Если опять подняться на Трет и вновь идти по дороге в Аргос, то налево будут развалины Микен. Что Персей был основателем Микен, это известно всем эллинам, я же только расскажу о причине основания этого города и почему впоследствии аргивяне разрушили город и выселили микенян. Ведь в нынешней так называемой Арголиде сравнительно более древние предания уже забыты, они только рассказывают, что царствовавший у них Инах назвал реку своим именем и учредил жертвоприношения Гере. Сохранилось еще и следующее предание: первым человеком, жившим в этой земле, был Фороней, а Инах был не человеком, а рекой и был отцом Форонея; этот Инах вместе с Кефисом и Астерионом решили спор между Посейдоном и Герой относительно этой страны. Так как они присудили, чтобы земля принадлежала Гере, то за это, по воле Посейдона, вода у них пропала и потому ни Инах, ни другие названные реки не имеют воды, если только бог не пошлет дождя; летом же эти реки высыхают, кроме рек в Лерне. Фороней, сын Инаха, был тем, кто впервые соединил людей в общество, а до тех пор они жили разобщенно, каждый сам по себе; и то место, где они впервые собрались, было названо городом Форониконом.

XVI

1. После Форонея, его внук по дочери Аргос, воцарившись здесь, назвал эту страну по своему имени. У Аргоса родились два сына - Пейрас и Форбант, у Форбанта - Триоп, у Триопа - Иас и Агенор. Дочь Иаса, Ио, согласно рассказу Геродота и в соответствии с преданиями эллинов, ушла в Египет. После Иаса власть получил Кротоп, сын Агенора. У Кротопа родился сын Сфенелас. Приплывший из Египта Данай при Геланоре, сыне Сфенеласа, лишил потомков Агенора царской власти. То, что было после этого, о том все знают одинаково хорошо, как о преступлении дочерей Даная против своих двоюродных братьев, так и о том, что после смерти Даная власть получил Линкей. 2. Сыновья Абанта, сына Линкея, поделили царство, и Акрисий остался здесь в Аргосе, а Прет получил Герейон, Мидею и Тиринф, а также приморские области Аргоса; и до сих пор сохраняются доказательства жизни Прета в Тиринфе. Впоследствии, узнав, что Персей жив и совершает подвиги, Акрисий, отправился в Ларису, на реке Пенее. Персей же, так как, конечно, тоже желал видеть отца своей матери и приветствовать его с почтением и на словах и на деле, отправился к нему в Ларису. В это время он был в цвете своих юношеских сил и хвалился своим изобретением в бросании диска; он стал показывать перед всеми свое искусство, а Акрисий по воле божественного рока попал под удар диска. Так над Акрисием совершилось предсказание бога и назначенное судьбой он не мог от себя отвратить, несмотря на напрасно принятые предосторожности по отношению к дочери и внуку. 3. Персей же удалился в Аргос - он стыдился молвы об убийстве - и убедил Мегапента, сына Прета, взаимно поменяться с ним царством и сам, получив его царство, он основал Микены. Ведь тут на этом месте он потерял наконечник (muxns) меча и он счел это знамением для основания города. Я слыхал также рассказ, что он, мучимый жаждою, нашел на этой земле гриб (muxns) и, напившись вытекавшей из него воды, от удовольствия дал этой стране имя Микены. Гомер же в "Одиссее" вспоминает в следующем стихе Микену как женщину:

что ни Алкмене

Древней, ни Тиро, ни пышно венчанной царевне

Микене

В ум не входило?

В поэме, которую эллины называют "Великие Эои", она именуется дочерью Инаха и женою Арестора. Говорят, что от нее произошло и имя города. Но не могу согласиться с тем преданием, которое приписывают Акусилаю, будто Микен был сыном Спартона, а Спартой - сыном Форонея, потому что этому не верят и сами лакедемоняне. У лакедемонян в Амиклах есть изображение женщины Спарты, но если бы они услыхали, что есть Спартой, сын Форонея, они крайне бы этому удивились.

4. Аргивяне разрушили Микены из зависти. При нашествии мидян аргивяне не проявляли никакой деятельности, микеняне же послали в Фермопилы 80 человек, которые приняли участие с лакедемонянами в их подвиге (сражаясь рядом с ними). Это славное их поведение и принесло им гибель, раздражив аргивян. До сих пор все еще сохранились от Микен часть городской стены и ворота, на которых стоят львы. Говорят, что все эти сооружения являются работой киклопов, которые выстроили для Прета крепостную стену в Тиринфе. 5. Среди развалин Микен находится (подземный) источник, называемый Персеей. Тут были и подземные сооружения Атрея и его сыновей, где хранились их сокровища и богатства. Тут могила Атрея, а также и могилы тех, которые вместе с Агамемноном вернулись из Илиона и которых Эгисф убил на пиру. А на могилу Кассандры претендуют те из лакедемонян, которые живут около Амикл; вторая могила - это Агамемнона, затем - могила возницы Эвримедонта, дальше - могилы Теледама и Пелопа. Говорят, что они были близнецами, рожденными Кассандрой, и что их еще младенцами зарезал Эгисф, умертвив их родителей. И (могила) Электры; она была женою Пилада, выданная за него замуж Орестом. Гелланик сообщает, что от Электры у Пилада родились два сына - Медонт и Строфий. Клитемнестра и Эгисф похоронены немного в стороне от стены; они были признаны недостойными лежать внутри стен города, где похоронен и сам Агамемнон и те, которые были убиты с ним.

XVII

1. Налево от Микен, стадиях в пятнадцати, находится Герейон (священный участок Геры). Вдоль дороги течет источник воды, которую называют Элевтерием (Водой очищения); храмовые жрицы употребляют ее при очищениях и при таинствах жертвоприношений. 2. Сам храм находится в самой глубокой котловине Эвбеи. Здесь так называют эту гору, рассказывая, что у реки Астериона были дочери - Эвбея, Просимна и Акрея, что они были кормилицами Геры, и по имени Акреи они называют гору прямо против Герейона, по имени Эвбеи - ту гору, которая окружает святилище, а место под Герейоном назвали Просимной. Источник же Астерион, начинаясь выше Герейона, впадает в овраг и там пропадает. Здесь по его берегам растет трава; они и эту траву называют астерионом; эту самую траву они носят в храм Геры и из ее листьев плетут венки. 3. Строителем этого храма, они говорят, был Эвполем из Аргоса. Скульптуры над колоннами изображают: одни - рождение Зевса и битву богов и гигантов, а другие - войну под Троей и взятие Илиона. Статуи, которые стоят перед входом, изображают женщин, которые были жрицами Геры, а также и различных героев, в том числе и Ореста, так как статуя, имеющая надпись, будто это император Август, как говорят, есть статуя Ореста. В преддверии храма с одной стороны находятся древние изображения Харит, а направо - ложе Геры и как посвящение - щит, который Менелай некогда отнял у Эвфорба под Илионом. 4. Статуя Геры изображает богиню сидящей на троне огромной величины; она сделана из золота и слоновой кости, творение Поликлета;на ней надет венок с рельефными изображениями Харит и Гор и в одной руке она держит плод гранатового яблока, а в другой - скипетр. Что касается гранатового дерева, то этот рассказ я должен опустить, так как он относится к важнейшим таинствам, а о кукушке, сидящей наверху скипетра, они рассказывают, передавая предание, будто Зевс, полюбив Геру, когда она была еще девушкой, превратился в эту птицу, а она, играя и шутя, поймала ее. Этот рассказ и все ему подобные, которые передаются о богах, я точно передаю; хотя сам я их и не признаю, но тем не менее считаю нужным их записать. 5. Говорят, что рядом со статуей Геры находилось изображение Гебы, творение Навкида, тоже сделанное из золота и слоновой кости. Около нее на колонне стоит древнее изображение Геры. Но самое древнее сделано из дикого грушевого дерева; оно было унесено в Тиринф Пейрасом из Аргоса, но когда аргивяне разрушили Тиринф, они вернули его в Герейон. Я сам его здесь видел; это небольшая статуя сидящей богини. 6. Посвящения, достойные того, чтобы о них подробнее рассказать, - следующие: жертвенник, имеющий рельефное изображение прославленного брака Гебы и Геракла; он сделан из серебра, а сделанного из золота и из блестящих драгоценных камней павлина пожертвовал сюда император Адриан, пожертвовал потому, что эту птицу считают посвященной Гере. Тут находятся и золотой венец и пурпурный покров; это - пожертвования Нерона. 7. За этим храмом находится фундамент прежнего храма и все то, что осталось от пожара. Сгорел этот храм потому, что жрицу Геры Хрисеиду охватил сон, а огонь из светильника, который стоял перед гирляндами, охватил их. Хрисеида, удалившись в Тегею, умоляла о защите Афину Алею. Несмотря на столь великое бедствие, причиненное ею, аргивяне не уничтожили у себя статуи Хрисеиды; и до сих пор она стоит перед сгоревшим храмом.

XVIII

1. Если идти из Микен в Аргос, то налево около дороги есть святилище герою Персею. Ему и здесь воздаются почести местными жителями, но особенно его почитают на Серифе и у афинян, (у которых) есть священный участок Персея и жертвенник Диктиса и Климены, называемых спасителями Персея. 2. Если пройти немного дальше по Аргосской дороге, то направо от этого храма героя (Персея) находится могила Фиеста; у него на могиле стоит мраморный баран, потому что он обладал золотым бараном, когда он склонил к преступной связи жену своего брата. Благоразумие не заставило Атрея ограничиться законным возмездием, но он умертвил детей Фиеста и устроил известный по песням и сказаниям пир. Я не могу точно сказать, что произошло дальше, Эгисф ли начал первым этот ряд преступлений или Агамемнон раньше его убил Тантала, сына Фиеста: говорят, что Тантал был женат на Клитемнестре, получив ее руку от Тиндарея, когда она еще была девушкой. Я по крайней мере не хочу признать, что они от природы были преступно жестоки, но если так долго преследовала их кара за преступление Пелопа и мстительный дух Миртила, то с этим, конечно, согласуется ответ Пифии спартанцу Главку, сыну Эпикида, задумавшему совершить клятвопреступление, - она сказала, что наказание за это перейдет и на потомков.

3. От "Баранов", - как они называют могилу Фиеста, - если идти немного дальше, то налево будет местечко Мисия и храм Деметры Мисийской; это местечко получило свое название от некоего Мисия, который, по сказаниям аргивян, тоже угощал здесь Деметру. У этого храма нет крыши, но внутри его есть (другой алтарь) из обожженного кирпича и деревянные изображения Коры, Плутона и Деметры. На дальнейшем пути встречается река Инах, а если ее перейти, то - жертвенник Гелиосу. Отсюда приходишь к воротам, названным по имени ближайшего храма. Храм же этот посвящен Илитии.

4. Насколько я знаю, из эллинов одни только аргивяне разделили власть между тремя царями. Во время правления в Аргосе Анаксагора, сына Мегапента, безумие напало на женщин и, уходя из своих домов, они блуждали по всей стране до тех пор, пока Мелампод, сын Амитаона, не избавил их от этой болезни под тем условием, что он сам и его брат Биант получат царскую власть, равную с Анаксагором. Из рода Бианта царствовало пять человек в четырех поколениях до Кианиппа, сына Эгиалея, называвшиеся Нелеидами со стороны матери; из рода Мелампода царствовало шесть поколений и столько же человек до Амфилоха, сына Амфиарая; местный же род Анаксагоридов царствовал дольше. Ифий, сын Алектора, внук Анаксагора, оставил царство Сфенелу, сыну своего брата Капанея; когда после взятия Илиона Амфилох переселился в страну нынешних амфилохов, а Кианипп умер бездетным, то Килараб, сын Сфенела, таким образом один овладел всем царством. 5. Когда же и он не оставил после себя потомства, то Орест, сын Агамемнона, овладел Аргосом, так как он жил по соседству с ним и кроме отцовского наследия он подчинил себе большую часть Аркадии, да и в Спарте получил царскую власть. Кроме того, на помощь ему всегда было готово в Фокее союзное войско. А над лакедемонянами Орест воцарился потому, что они сами его пригласили: они предпочитали быть под властью внука Тиндарея, чем выносить владычество Никострата и Мегапента, рожденных Менелаем от рабыни. По смерти Ореста власть получил Тисамен, сын Ореста и Гермионы, дочери Менелая. А о Пенфиле, побочном сыне Ореста, Кинефон написал в своей поэме, что он родился от Эригоны, дочери Эгисфа, 6. При этом Тисамене возвратились в Пелопоннес Гераклиды, Темен и Кресфонт, сыновья Аристомаха, а так как третий, Аристодем, умер раньше, то (вместо него) пришли его сыновья. Они, как мне кажется, совершенно правильно требовали себе Аргос и царства над ним, потому что Тисамен был Пелопид, а Гераклиды были по нисходящей линии Персеиды. Они заявляли, что сам Тиндарей был изгнан Гиппокоонтом, но что Геракл, по их словам, убив Гиппокоонта и его сыновей, отдал эту страну на сохранение Тиндарею. Подобное же они говорили и о Мессении, что будто бы Геракл, взяв Пилок, и эту страну отдал во временное пользование Нестору. 7. Таким образом они изгоняют из Лакедемона и Аргоса Тисамена, а из Мессении потомков Нестора, Алкмеона, сына Силла, внука Фрасимеда, и Писистрата, сына Писистрата, и детей Пэона, сына Антилоха, а вместе с ними Меланфа, сына Андропомпа, внука Бора, правнука Пенфила, праправнука Периклимена. Тисамен и его дети вместе с войском ушли в нынешнюю Ахею; Нелеиды же, кроме Писистрата, - о нем я не знаю, куда он ушел, - все удалились в Афины, и роды Пэонидов и Алкмеонидов получили свое имя от них. Меланф даже получил царскую власть, отняв ее у Фимета, сына Оксинта; Фимет царствовал в Афинах последним из рода Тесея. Ход рассказа не дает мне права излагать здесь о деяниях Кресфонта и детей Аристодема.

XIX

1. Темен явно отдавал предпочтение в качестве вождя во время битв Деифонту, сыну Антимаха, внуку Фрасианора, правнуку Ктесиппа, праправнуку Геракла, перед своими сыновьями и во всем обращался к нему за советом; еще раньше он сделал его своим зятем, а из всех детей больше всего любил свою дочь Гирнефо. Сыновья стали подозревать, что он и царскую власть хочет передать ей и Деифонту. Поэтому против него был устроен заговор со стороны сыновей, и старший из них Кейс получил власть. 2. Но так как аргивяне с древнейших времен привыкли к равноправию и самостоятельности, то права царской власти в сущности они настолько ограничили, что Медону, сыну Кейса, и его потомкам они оставили только имя царей, а десятого потомка Медона, Мельта, сына Лакеда, народ и совсем лишил власти, окончательно низложив его. 3. Самой большой достопримечательностью у аргивян в городе является храм Аполлона Ликийского (Волчьего). Статуя, сохранившаяся до нашего времени, была творением афинянина Аттала, а первоначально и храм и деревянная статуя были посвящением Даная; я убежден, что тогда все статуи были деревянными, особенно египетские. Данай основал этот храм в честь Аполлона Ликийского по следующему поводу: явившись в Аргос, он стал оспаривать права на власть у Геланора, сына Сфенеласа. В качестве судей выступил народ; и с той и с другой стороны было приведено много убедительных доказательств и казалось, что Геланор приводит ничуть не менее справедливые доводы, чем его противник. Народ, как говорят, отложил свое решение на следующий день. Когда наступил этот день, на стадо быков, пасшихся перед стенами города, напал волк; он кинулся на быка - вожака стада и вступил с ним в борьбу. И вот у аргивян явилась мысль, что Геланор подобен быку, а Данай - волку, потому что, подобно этому зверю, не живущему вместе с людьми, и Данай не жил до сего времени со своими согражданами. И так как волк победил быка, то и Данай получил власть. Так вот, считая, что Аполлон наслал на стадо быков волка, Данай основал храм Аполлону Ликийскому (Волчьему). 4. В нем стоит трон Даная и статуя Битона в виде человека, несущего на плечах быка; в поэме Ликея написано, что когда аргивяне гнали в Немею на жертву Зевсу быка, то Битон, обладая огромной физической силой, поднял его (себе на плечи) и понес. 5. Перед этим изображением они поддерживают (постоянный) огонь, называя его огнем Форонея; они отрицают, что огонь людям дал Прометей, но изобретение огня они приписывают Форонею. 6. Что касается деревянных статуй Афродиты и Гермеса, то они рассказывают, что последняя - произведение Эпея, а первая - пожертвование Гипермнестры. Она, единственная из дочерей Даная, не исполнила приказание отца; поэтому Данай отдал ее на суд (народа), считая, что спасение Линкея является для него лично небезопасным, а также за то, что, не приняв участия вместе с сестрами в этом смелом деле, она тем увеличила позор их злого умысла. Она была судима всем собранием аргивян и была оправдана; за это она посвятила статую Афродите Никофоре (Победоносной). Внутри храма стоит статуя Ладаса, быстротою ног превосходившего всех своих современников, и изображение Гермеса с черепахою: это он, который из нее сделал лиру. Перед храмом находится трон, на котором скульптурные рельефы изображают бой быка с волком, а вместе с ними изображена девушка, бросающая камень в быка. Считают, что эта девушка - Артемида. Все это - приношения Даная, как и стоящие рядом колонны из" (и) деревянные изображения Зевса и Артемиды.

7. Тут есть могилы: одна - Лина, сына Аполлона и Псамафы, дочери Кротона, а о другой говорят, что это была могила Лина, написавшего поэмы; о последнем будет более удобным передать в другом месте моего рассказа, поэтому здесь я его опускаю, а история первой мною уже раньше передана при описании Мегары. Кроме того, тут есть статуя Аполлона Агиея (Хранителя улиц) и жертвенник Зевсу Гиетию (Дающему дождь), на котором сподвижники Полиника по походу на Фивы дали общую клятву умереть, если им не удастся взять Фивы. То, что рассказывают аргивяне о могиле Прометея, мне кажется менее вероятным, чем рассказ жителей Опунта; однако они на нем настаивают.

XX

1. Пройдя изображение Кревга, кулачного бойца, и трофей, поставленный в память победы над коринфянами, мы встречаем статую Зевса Мейлихия (Милостивого) в сидячей позе из белого мрамора, творение Поликлета. Как я узнал, эта статуя поставлена по следующему поводу. С тех пор как лакедемоняне начали воевать с аргивянами, военные действия между ними не прекращались, пока Филипп, сын Аминты, не заставил их спокойно держаться в издревле установленных пределах своих земель. В прежние же времена лакедемоняне, особенно если они не были заняты вне Пелопоннеса, всегда стремились захватить какую либо часть Арголиды; в свою очередь и аргивяне не упускали случая, когда лакедемоняне были заняты иноземной войной, нападать на них. Когда ненависть с обеих сторон дошла до крайних пределов, аргивяне решили содержать отборный отряд в тысячу человек; начальником над ними был поставлен аргивянин Бриант, который, в числе многих насильственных поступков по отношению к народу, позволил себе следующий: девушку, которую вели к жениху, он отнял у провожающих ее и обесчестил. С наступлением ночи, подстерегши, когда Бриант заснул, девушка ослепила его. Когда наступил день и открылся ее поступок, она прибегла к помощи народа, моля его о защите. Так как народ не согласился выдать ее на расправу "тысячникам" и когда из за этого между ними и народом началась битва, то народ, победив их, в своем гневе не оставил в живых ни одного из своих противников. Потом они совершили различные очистительные обряды, так как пролили кровь своих соплеменников, и между прочим поставили статую Зевсу Милостивому.

2. Поблизости находится рельеф, сделанный на мраморе, изображающий Клеобиса и Битона в то время, как они сами везут колесницу и в ней свою мать в Герейон (храм Геры). 3. Напротив этого памятника, через улицу, находится храм Зевса Немейского, а в нем - медная статуя бога, изображенного стоящим прямо, работы Лисиппа. Если идти дальше, то за этим храмом направо находится могила Форонея; еще в мое время приносились жертвы Форонею (как герою). По ту сторону храма Зевса Немейского находится храм Тихи (Счастья), относящийся к древнейшим временам, если действительно только правда, что Паламед, изобретя игру в кости, посвятил их в этот храм. Находящуюся недалеко могилу называют могилой менады Хореи; рассказывают, что она с другими женщинами участвовала в походе вместе с Дионисом против Аргоса, а что Персей, победив их в сражении, убил многих из женщин; все остальные похоронены в общей могиле, а для этой из уважения к ее высокому положению сооружена отдельная могила. 4. Немного дальше находится храм Гор (богинь времен года). Если возвращаться отсюда назад, то на пути мы увидим изображения Полиника, сына Эдипа, и тех военачальников, которые погибли вместе с ним, сражаясь под фиванскими стенами. Число этих лиц Эсхил свел к семи, хотя двинулось в поход гораздо большее число полководцев и из Аргоса и из Мессении, не говоря уже о некоторых из аркадян. Недалеко от этих семи - аргосцы следуют литературной традиции Эсхила - стоят статуи тех, кто завоевал Фивы: Эгиалей, сын Адраста, Промах, сын Партенопея, внук Талая, Полидор, сын Гиппомедонта, Ферсандр, сыновья Амфиарая - Алкмеон и Амфилох, Диомед и Сфенел; кроме того, был еще Эвриал, сын Мекистея, и сыновья Полиника - Адраст и Тимей. Недалеко от этих статуй показывается надгробный памятник Даная и кенотаф (пустая гробница) тех из аргосцев, которых постигла смерть под стенами Илиона и на обратном пути. 5. Тут же находится храм Зевса Сотера (Спасителя). Если пройти его, то будет здание, где аргосские женщины оплакивают Адониса. Направо от входа сооружен храм Кефису. Говорят, что у этой реки Посейдон уничтожил не всю воду, но что как раз там, где стоит храм, можно слышать, как она течет под землею. У храма Кефиса находится голова Медузы, сделанная из мрамора; говорят, что и она - произведение киклопов. Место позади храма и до сих пор носит название Критерион (Судилище), потому что, по их словам, Данай здесь производил суд над Гипермнестрой. 6. Недалеко отсюда - театр. Среди других достопримечательностей, находящихся в нем, достойна осмотра группа - человек, убивающий человека, аргивянин Перилай, сын Алкенора, убивающий спартанца Отриада. Этому Перилаю и раньше удалось одержать победу в борьбе на Немейских играх.

7. За театром находится храм Афродиты и перед изображением богини - рельефное изображение Телесиллы, той, которая писала стихи: ее книги брошены у ее ног, сама же она смотрит на шлем, который держит в руке, собираясь надеть его себе на голову. Эта Телесилла была прославлена среди женщин за многие свои достоинства, но особенно ее почитали за ее поэтический дар. Когда аргивян постигло поражение, не поддающееся никакому описанию, в битве против Клеомена, сына Анаксандрида, и лакедемонян, и когда одни из аргивян пали в этой битве, другие же, которые бежали в рощу Аргоса, там погибли, (часть из них сначала было вышла (из рощи), полагаясь на договор, (но была перебита), остальные же, увидав, что их обманывают, (остались в роще) и вместе с рощей были сожжены), тогда Клеомен повел лакедемонян на Аргос, так как город был совершенно лишен защитников. 8. При таких обстоятельствах Телесилла поставила на стенах рабов и всех тех, которые вследствие молодости или старости были неспособны носить оружие (в бою), сама же, собрав оружие, которое оставалось в домах и которое можно было найти в храмах, вооружила им женщин цветущего возраста и, вооружив, поставила там, где, по ее мнению, враги будут наступать. Когда же лакедемоняне уже подошли и женщины не испугались их воинственного клича и, приняв их удар, смело сражались, то лакедемоняне подумали, что если они погубят этих женщин, их победа будет бесславна, если же они будут разбиты, то поражение соединится для них с позором, поэтому они отступили перед женщинами. Об этом столкновении еще раньше предсказала Пифия, и ее изречение, видоизмененное или подлинное, сообщил нам Геродот:

Если время наступит, что в битве над мужем одержит

Женщина верх и с позором его прогнать ей удастся, Славу великую даст она всем аргивянам, но в горе

Много аргивянок будет тогда свои щеки царапать.

Таковы были слова этого предсказания о подвиге женщин.

XXI

1. Если спуститься отсюда и вновь направиться на главную площадь, то там по дороге стоит памятник Кердо, жены Форонея; есть и храм Асклепия; храм же Артемиды, называемой Пейто (Убеждение), посвящен богине Гипермнестрой, после того как она победила отца на суде, которому ей пришлось подвергнуться из за Линкея. 2. Там стоит и медная статуя Энея; это место называется Дельтой; я охотно пропускаю объяснение, почему его так называют, так как то, что они говорят, меня совсем не удовлетворяет. Перед ним воздвигнут жертвенник Зевсу Фиксию (Обращающему в бегство), а рядом - памятник Гипермнестры, матери Амфиарая, и другой Гипермнестры, дочери Даная; вместе с нею похоронен и Линкей. Как раз против них находится могила Талая, сына Бианта. Все, что касается Бианта и его потомков, мною уже рассказано. 3. Храм Афины, называемой Сальпингой (Трубой), как говорят, был основан Гегелеем. Говорят, что этот Гегелей был сыном Тирсена и внуком Геракла от мидиянки (Омфалы). Тирсен первый изобрел сальпингу, а Гегелей, сын Тирсена, научил прибывших с Теменом дорян, как играть на этом инструменте, и что поэтому Афину они назвали "Трубою". 4. Перед храмом Афины, как говорят аргивяне, - могила Эпименида: по их словам, лакедемоняне, воюя с жителями Кноса, взяли в плен живым Эпименида, а взяв, убили его, потому что он им предсказывал разные несчастия; они же (так, по крайней мере, они говорят), взяв его тело, тут его похоронили. 5. То сооружение из белого мрамора, которое находится как раз посередине площади, - это не трофей в честь победы над Пирром, царем Эпира, как говорят аргивяне, но, так как здесь было сожжено его тело, то это его надгробный памятник; и это всякий может понять, так как на нем изображено в рельефе все, чем пользовался Пирр в битвах, также и слоны. Это сооружение было построено над самым его погребальным костром; кости же Пирра лежат в храме Деметры, около которого ему суждено было принять смерть, как я об этом рассказал при описании Аттики. При входе в этот храм Деметры можно видеть медный щит Пирра, повешенный над дверьми.

6. Недалеко от сооружения, находящегося на площади Аргоса, насыпан земляной холм; в нем, говорят, лежит голова Медузы, называемой Горгоной. Оставляя в стороне всякие сказки, вот что можно рассказать о ней: она была дочерью Форка и по смерти своего отца царствовала над народом, жившим вокруг озера Тритониды, ходила с ними на охоту и водила своих ливийцев на войну; и вот, выступив однажды со своим войском против сил Персея, - за Персеем последовали из Пелопоннеса отборные воины - она ночью была изменнически убита, а Персей, пораженный ее красотой, которую она сохранила, будучи даже мертвой, отрубил ей голову и привез ее для показа эллинам. 7. Но у карфагенского писателя Прокла, сына Эвкрата, есть другой рассказ, и он кажется более вероятным, чем первый. В Ливийской пустыне есть такие дикие животные, что рассказы о них кажутся не заслуживающими доверия, и люди там, мужчины и женщины, тоже дикие. Прокл говорит, что он сам видел одного из них, мужчину, привезенного в Рим. Поэтому он предполагает, что одна из таких женщин, заблудившись, пришла к озеру Тритониде и делала много зла жителям его до тех пор, пока Персей не убил ее. А то, что будто бы Афина помогала Персею в этом подвиге, это говорят потому, что люди, живущие вокруг озера Тритониды, посвящены Афине. 8. В Аргосе у могильного памятника Горгоны есть могила Горгофоны (Горгоубийцы), дочери Персея. А почему ей дано такое имя, совершенно ясно для каждого, кто только слышит это название. Говорят, что она была первой из женщин, которая после смерти мужа своего Периера, сына Эола, за которого она вышла замуж девушкой, вновь вышла замуж за Эбала. А прежде был обычай, что по смерти мужа женщины оставались вдовами. 9. Против этой могилы сооружен мраморный трофей в память победы над аргивянином Лафаем; я описываю все так, как сами о себе говорят аргивяне: он был тираном (в Аргосе), но народ, восстав, прогнал его; он бежал в Спарту, и лакедемоняне пытались снова вернуть ему тиранию, но аргивяне, победив в сражении, убили Лафая и большинство из бывших с ним лакедемонян. 10. Недалеко от этого трофея находится храм Латоны; ее статуя - художественное творение Праксителя. Статую, стоящую около богини, называют статуей девушки Хлориды (Бледная), говоря, что она дочь Ниобы; что вначале она называлась Мелибоей (Услада жизни). Когда Аполлон и Артемида убивали детей Амфиона, то из всех сестер уцелела только она одна да (ее брат) Амикл, они уцелели потому, что взмолились Латоне. Мелибоя же сразу от страха стала бледной и такою осталась на всю жизнь; в память случившегося ее вместо Мелибои стали называть Хлоридой. Так вот эти брат и сестра, как говорят аргивяне, первоначально и построили этот храм Латоне. Но я лично больше чем другим доверяю поэмам Гомера и думаю, что у Ниобы из детей не осталось никого. Это подтверждает стих его поэмы:

Двое сии у гордившейся матери всех погубили.

Гомер таким образом утверждает, что дом Амфиона был истреблен до основания.

XXII

1. Направо от храма Латоны находится храм Геры Анфии (Цветущей) и перед ним могила женщин. Эти женщины погибли в бою против аргивян и Персея, двинувшись походом вместе с Дионисом с островов Эгейского моря, поэтому их и называют Галиями (Морскими). 2. Напротив этого памятника женщинам находится храм Деметры, именуемой Пеласгийской, по имени основателя этого храма Пеласга, сына Триопа, а недалеко от храма помещается и могила Пеласга. На противоположной стороне за этой могилой находится медное сооружениенебольшого размера и на нем древние изображения Артемиды, Зевса и Афины. 3. Ликей в своих поэмах написал, что это - статуя Зевса Механея (Изобретателя), а жители Аргоса рассказывают, что отправившиеся походом на Илион клялись перед ней не прекращать войны до тех пор, пока они или возьмут Илион, или их постигнет смерть в бою. 4. Другие говорят, что в этом медном сооружении лежат кости Тантала. Что касается Тантала, сына Фиеста или Бротея, - говорят и то и другое, - который был мужем Клитемнестры до Агамемнона, об этом Тантале я не буду спорить, что он похоронен здесь, но могилу Тантала, считающегося сыном Зевса и Плуте, я сам видел на Сипиле и считаю достойной осмотра. Кроме того, он не был вынужден бежать с Сипила, как впоследствии пришлось это сделать Пелопу, когда Ил, царь фригийцев, двинувшись на него походом, прогнал его. Но довольно этих расследований.

Таинственные обряды, совершаемые у находящегося поблизости провала, говорят, были установлены местным жителем Никостратом. Еще и поныне спускают в этот провал зажженные лампады в честь Коры, дочери Деметры. 5. Затем идет храм Посейдона, именуемого Просклистий (Производящий наводнение); говорят, что он наводнением залил большую часть страны, когда Инах и другие судьи признали эту землю за Герой, а не за ним. Но Гера повлияла на Посейдона, чтобы он заставил море уйти назад; аргивяне же на том месте, откуда стала спадать вода, соорудили храм Посейдону Просклистию. 6. Если пройти немного дальше, то найдем могилу Аргоса, считающегося сыном Зевса и Ниобы, дочери Форонея. А затем стоит храм Диоскуров. Статуи, стоящие здесь, - это сами Диоскуры и их сыновья - Анаксий и Мнасинунт, а с ними и их матери - Гилаира и Феба, работы художников Дипойна и Скиллида; сделаны они из эбенового (черного) дерева; и их кони по большей части тоже из черного дерева, а некоторые же части сделаны из слоновой кости. 7. Недалеко от этого храма Анактов (владык) находится храм Илитии; он посвящен Еленою в то время, когда, пользуясь уходом Тесея с Перифоем на войну с феспротами, Диоскуры взяли Афидны и увезли Елену обратно в Лакедемон. Аргивяне говорят, что Елена была тогда беременной и, родив в Аргосе, она основала храм Илитии (Помощнице в родах), родившуюся же дочку отдала Клитемнестре, которая была уже замужем за Агамемноном, а сама после всего этого вышла замуж за Менелая. Вот почему поэты Эвфорион Халкидский и Александр из Плеврона, а еще раньше их Стесихор из Гимеры одинаково с аргивянами говорят, что Ифигения была дочерью Тесея. 8. По ту сторону храма Илитии находится храм Гекаты, со статуей работы Скопаса. Эта статуя - мраморная, а напротив ее медные статуи тоже Гекаты; одну из них сделал Поликлет, а другую брат Поликлета Навкид, (сын) Мофона ("). Если идти прямой дорогой к гимнасию Килараба, названному так по имени сына Сфенела, то мы придем к могиле Ликимния, сына Электриона; Гомер говорит, что он был убит Тлеполемом, сыном Геракла, и из за этого убийства Тлеполему пришлось бежать из Аргоса. 9. Немного в стороне от улицы, ведущей к Киларабису и к находящимся здесь воротам, стоит памятник Сакада, который первый в Дельфах играл в честь Аполлона Пифийского песни на флейте; и ненависть Аполлона к флейтистам, оставшаяся у него со времен Марсия и споров с Силеном, по видимому, прекратилась, благодаря этому Сакаду. 10. В гимнасии Килараба есть статуя Афины, называемая Паник (Дарующая благоденствие); здесь же показывают могилу Сфенела и самого Килараба. Недалеко от гимнасия устроена общая могила в память тех аргосцев, которые ходили вместе с афинянами на завоевание и порабощение Сиракуз и Сицилии.

XXIII

1. Если отсюда идти по так называемой Глубокой дороге, то направо будет храм Диониса. Его статуя, как говорят, привезена из Эвбеи. Когда эллинов, возвращавшихся из Илиона, постигло кораблекрушение около (мыса) Каферея, то тех из аргивян, которым удалось спастись на землю, стал мучить голод и холод. Тогда они стали молиться богам, чтобы кто нибудь из них явился для них спасителем при столь тяжелом положении. Как только они двинулись вперед, они увидали перед собой пещеру, посвященную Дионису; в этой пещере была статуя бога, а в это время собрались туда дикие козы, укрываясь от холода и непогоды. Аргивяне их перебили, мясо съели, а шкурами воспользовались как одеждой. Когда прекратилась непогода, и они, сделав себе корабли, собирались отправиться домой, они увезли из пещеры и деревянную статую и еще до сих пор продолжают оказывать ей почет. 2. Совсем рядом с храмом Диониса можно видеть дом Адраста, а несколько дальше - храм Амфиарая, а за храмом - памятник Эрифилы. Вслед за этими сооружениями идет священный участок Асклепия, а затем храм Батона. Батон принадлежал, как и Амфиарай, к тому же роду Меламподидов, и когда Амфиарай отправлялся на битву, он управлял его конями; при их отступлении из под стен Фив земля, расступившись, поглотила и скрыла в своих недрах и Амфиарая и колесницу, а вместе с ними и этого Батона.

3. При выходе с Глубокой дороги, по их словам, находится могила Гирнефо. Если они говорят, что это кенотаф (пустая могила) и что она вообще сооружена лишь в память этой женщины, то это вполне вероятно; если же они считают, что тут лежит ее тело, то я им в этом не поверю, и может поверить только тот, кто не знает истории Эпидавра. 4. Самой замечательной статуей из всех статуй Асклепия, которые сохранились в Аргосе до нашего времени, является статуя бога в сидячей позе из белого мрамора, а рядом с ним стоит богиня Гигиея; тут же сидят и создатели этих статуй, Ксенофил и Стратон. Первоначально этот храм основал Сфир, сын Махаона, брат Алексанора, которому у сикионцев воздается почесть в Титане. 5. Аргивяне, подобно афинянам и сикионцам, тоже чтут Артемиду Ферею; и они также утверждают, что ее статуя привезена из фессалийских Фер. Но вот в чем я с ними не согласен: аргивяне говорят, что у них в Аргосе находится могила Деяниры, дочери Энея и Гелена, сына Приама, и что у них хранится то изображение Афины, которое, будучи похищено и увезено из Илиона, предрешило гибель этого города. Но Палладий - так называется это изображение - был, как известно, увезен Энеем в Италию, что же касается Деяниры, то мы знаем, что она умерла около Трахина, а не в Аргосе, и ее могила находится поблизости от Гераклеи, той, что под (горою) Этой. 6. А относительно Гелена, сына Приама, я уже рассказывал, что он прибыл в Эпир вместе с Пирром, сыном Ахилла, был опекуном его детей и мужем Андромахи, и что так называемая область Кестрина получила свое имя от его сына Кестрина. И сами аргосские эксегеты (толкователи) совершенно ясно видят, что не все то, что им приходится рассказывать, согласно с истиной; тем не менее они все же продолжают это рассказывать; ведь не так то легко переубедить людей (и заставить говорить) вразрез тому, во что они привыкли верить. 7. Есть в Аргосе много и других достопримечательностей, достойных осмотра, например, подземный дом, а в нем медный чертог, который некогда Акрисий выстроил для того, чтобы держать там в заключении свою дочь (Данаю); став тираном, Перилай его разрушил. Кроме этого сооружения у них есть еще памятник Кротона и храм Диониса Критского. 8. Дионис вел войну с Персеем, но затем они опять примирились и всякая вражда между ними исчезла настолько, что Дионис удостоился от аргивян многих различных почестей и между прочим ему был дан этот особый участок. Критским же он был назван впоследствии, потому что здесь умерла и была похоронена Ариадна. Ликей говорит, что, когда они готовились вторично перестраивать храм, они нашли глиняный гроб и что это был гроб Ариадны; он говорит, что - и сам он и остальные аргивяне видали этот гроб. Рядом находится храм Диониса и Афродиты Урании (Небесной). Свой же акрополь они называют Ларисой по имени дочери Пеласга; ее же именем названы еще два города в Фессалии: один - у моря, а другой - у реки Пенея.