Марк ЮНГЕ, Рольф БИННЕР "КАК ТЕРРОР СТАЛ "БОЛЬШИМ" секретный приказ " 00447 и технология его исполнения" | Часть I

ВВЕДЕНИЕ

Только вызывает тревогу вопрос, что же будет делать Советская власть после того как уничтожит своих буржуа.

Sigmund Freud (1930) ?Das Unbehagen in der Kultur?

31 июля 1937 года политбюро ЦК ВКП(б) утвердило оперативный приказ ?00447 Народного комиссара внутренних дел Н.И. Ежова. Этот приказ, направленный против "бывших кулаков, уголовников и других контрреволюционных элементов", в течение одного года, по заранее установленным разнарядкам, должен был стоить жизни либо многолетнего лагерного заключения почти 770 тыс. человек.

Несмотря на то, что эта чудовищная операция только по количеству приговоров представляет собой ядро Большого Террора, до сих пор ей уделялось недостаточно внимания. Возможно, вследствие того, что приказ был направлен не против элиты советского общества, то есть интеллигенции, партийных деятелей, других более или менее известных лиц, а преимущественно против простого населения Советского Союза, что и является предметом нашего исследования.

Примечательно также, что большое количество жертв приказа до сих пор не реабилитировано или оправдано. Причина этого в том, что среди них было много социально деклассированных лиц (без определённого места жительства, без определённых занятий) и мелкоуголовных рецидивистов, расстрелянных большей частью за незначительные преступления (кражи, уличный грабёж, укрывательство, содержание притонов). Этих людей, осуждённых печально известными так называемыми тройками, состоявшими из руководителей местных органов НКВД, государственной прокуратуры и партии, даже общество "Мемориал", защищающее права человека, редко

упоминает в своих Книгах памяти, поскольку они не были "политическими". Государственные органы также не усматривают необходимости в их реабилитации или оправдании.

Мы сконцентрировали своё внимание полностью на приказе ?00447. Кажущееся ограничение, как и в случае с изучением национальных приказов, на самом деле приводит к расширению угла зрения. Основные пункты сложившейся на сегодняшний день оценки Большого Террора 1937-1938 гг. требуют пересмотра либо существенного дополнения. Как будет показано дальше, лишь с выходом приказа ?00447 (и национальных приказов) террор 1937-1938 годов перешёл на качественно новый уровень и стал Большим Террором. К тому же, вряд ли останется возможность вести речь о якобы вышедшем из-под контроля "слепом терроре", поскольку, с одной стороны, политбюро являлось движущей силой радикализации репрессий, и, с другой, террор осуществлялся намного более целенаправленно, чем это предполагалось ранее. Даже пресловутый хаос не предстаёт выходящим за обычные советские рамки. Скорее, невозможно будет в дальнейшем ставить под сомнение сообщничество и соучастие высших партийных органов сверху донизу, от республиканского до краевого и областного уровня. Местные партийные органы совместно с региональными органами НКВД, несомненно, использовали предоставленное им поле деятельности, придали репрессиям, в рамках приказа ?00447, свои, совершенно особые, в зависимости от региона, черты.

Такие ключевые слова, как "социальная чистка" и "социальная технология/социальное инженерство" не могут далее оставаться безоговорочной частью исследований только германского национал-социализма. На фоне дискуссии о "Чёрной книге коммунизма" перед нами также стоит задача с помощью сводной таблицы представить серьёзные данные для сравнения сталинской системы и системы национал-социалистической на уровне аппарата и главного направления репрессий.

До рассекречивания архивов в России имелись лишь рудиментарные и отрывочные сведения о чудовищной операции в рамках приказа ?00447. Процесс принятия решения в политбюро, планирование акции тайной полицией и её осуществление проходили при строгом соблюдении всех правил конспирации, так что не известно

ни одного официального сообщения, где можно было бы найти хотя бы следы этой операции. Подобное положение дел сохранялось вплоть до распада СССР. В воспоминаниях современников иногда встречаются отрывочные сведения, например, о тройках:

"Большинство заключённых [в 1937-1938 гг.] было приговорено в их отсутствие судебными комиссиями НКВД " либо так называемыми тройками, комиссиями, состоявшими из трёх членов, существовавшими в провинциальных городах, либо "Особым Совещанием НКВД" в Москве? (1). Советский адвокат, в ноябре 1939 года выступавший защитником на заседании военного трибунала Калининского военного округа в процессе против двух следователей, сообщает о своих напрасных попытках найти в сборниках законов, в правительственных указах и в специальной юридической литературе хотя бы строчку о правовой основе и функциях троек: "Нигде нельзя было найти приказа о их введении и, конечно, об их отмене? (2).

Хотя о существовании троек, главных инструментах террора времён сталинизма, было известно уже почти полстолетия, знание о них до 1989 года оставалось почти неизменно скудным (3). Из-за этого любая попытка написать об "увлекательной истории этого Органа? (4), хотя бы строчку, встречала на своём пути всевозможные затруднения. Казалось, что ?расстрельные комиссии" вместе с осуждёнными ими людьми устранили также и следы своей собственной деятельности, поскольку нам до сих пор не известны воспоминания о ГУЛАГе, авторы которых были бы приговорены тройками к заключению и выжили в лагерях.

Исключением в мемуарной литературе являются публикации А. Г. Авторханова (5), рассматривавшего историю троек в 1937? 1938 гг. в более широком контексте. По Авторханову, в 1937 году НКВД предложил чудовищный план, где для областей, краёв и республик Советского Союза были установлены плановые задания по проведению массовых казней. Детальная "спецификационная таблица" определяла семь категорий людей, подлежащих репрессиям. Поскольку число запланированных казней достигало миллионов, "не было способа справиться с этим нормальным законным путем. Поэтому было решено учредить особый трибунал при НКВД и чрезвычайные трибуналы-тройки в республиках, областях и районах для осуждения лиц, содержащихся под арестом, в их отсутствие? (6). Несмотря на то, что в работе Авторханова встречаются характерные

для жанра "советских мемуаров" искажения, преувеличения и недомолвки, нет сомнения в том, что его зарисовки правдиво отражают аспекты величайшего проекта репрессий 1937-1938 гг. (7).

Прежде всего, очень детальный перечень врагов читается как официальный список врагов народа, хотя в нём и отсутствует группа уголовных преступников. Авторханов обвиняет непоследовательного десталинизатора Хрущёва в том, что тот сделал всё, "чтобы мировая общественность ничего о них [о тройках] не узнала". Поскольку, по его мнению, смертные приговоры вместе с представителями НКВД подписывали также секретари райкомов и обкомов партии, такие же, как и сам Хрущёв (8).

В 1989 году ведущий журнал историографической гласности, "Известия ЦК КПСС", опубликовал часто цитируемую статью о внесудебных органах от Октябрьской революции до 1 сентября 1953 года (9). В качестве её авторов указаны Государственная прокуратура и КГБ Советского Союза. Здесь впервые упоминается изданная 30 июля 1937 года директива НКВД, имевшая кардинальное значение "при проведении массовой операции": этот документ устанавливал, какие группы населения подсудны внесудебным органам (тройкам), регулировал состав и компетенцию этих трибуналов. В 1991 году жертвы приказа, общее количество которых было оценено в 258.950 человек, были ещё вполне в духе эпохи Хрущёва описаны следующим образом: ?При этом репрессиям были подвергнуты, конечно же, не только руководящие кадры, но и многие тысячи рядовых коммунистов, беспартийные? (10). В 1992 году в ходе подготовки процесса против КПСС этот документ, "приказ ?00447", " два ноля перед номером свидетельствуют о высшей степени секретности " был с небольшими изъятиями опубликован в наиболее массовой в России ежедневной газете "Труд". "Одним из самых удручающих документов современной истории" (11) назвал приказ американский историк Арч Гетти.

После этого ключевого для Большого Террора текста были опубликованы и другие документы, касающиеся этой операции, открыты некоторые архивные материалы " например, документы политбюро. Так что сегодня знание о процессе принятия решения, планировании, введении в действие, проведении и окончании величайшей кампании репрессий в ходе Большого Террора в общих чертах основательно подтверждено документами. По всей вероятности,

в богатой на чудовищные государственные преступления истории XX столетия не существует другой карательной репрессивной акции такого масштаба, о которой имелось бы столь много документальных свидетельств " к тому же, особого качества, поскольку они разоблачают действия высшего органа власти, политбюро, и, фактически, высших представителей партии и государства, Сталина и Молотова, как инициаторов, вдохновителей и организаторов массового уничтожения и заключений в лагеря (12). Таких проблем, какие возникают перед исследователями Холокоста, десятилетиями напрасно ищущими приказ Гитлера об ?окончательном решении еврейского вопроса? (13), современные исследователи сталинизма не знают, хотя и в Советском Союзе неоднократно систематически уничтожались архивные материалы (14).

Наша публикация начинается обзором о генезисе, целевых установках и исполнении приказа ?00447 в период между июлем 1937 и ноябрем 1938 годов. Эта попытка общего обзора операции смерти имеет ещё много пробелов и, ввиду только начавшихся исследований и недоступности соответствующих архивов, может служить лишь первым ориентиром для читателя. В целом, мы стремились, по меньшей мере, попытаться показать лицо многочисленных жертв приказа ?00447, т. е. выяснить, кто, каким образом был репрессирован, арестован, казнен либо заключён в лагерь (15).

Самые важные документы, имеющие отношение к приказу ?00447, дополняют эту часть. Они свидетельствуют, с одной стороны, о том, насколько сильно партийное руководство, постоянно вмешиваясь в ход операции, стремилось активизировать и контролировать её исполнение, с другой стороны, однако, также и о том, что местные руководители проявили немалое усердие при проведении репрессий. Об этом свидетельствуют также и два документа, дающих представление о "бухгалтерии ужаса" на местах. Далее идёт анализ важнейших целевых групп приказа. Речь идёт здесь не о членах партии, руководителях предприятий, интеллигенции и военнослужащих, но о потерпевших Октябрьской революции, коллективизации и ускоренной индустриализации священниках и членах церкви, противниках большевиков в Гражданской войне (белых), социалистах-революционерах и меньшевиках, бывших кулаках и маргинали-зированных группах населения. Сюда же относились и уголовные преступники. Наша сводная таблица была составлена на основании

документов политбюро, других опубликованных источников и литературных данных.

В завершении нашей работы, на основании полученных результатов, мы предпринимаем попытку по-новому оценить проблему Большого Террора.

Специальный раздел Алексея Степанова об исполнении приказа ?00447 в Татарской АССР не только формально продолжает изучение проблемы, являющейся основной темой книги, но продолжает исследование приказа и Большого Террора в наиболее перспективном направлении, в направлении исследований проведения массовых операций в провинциях СССР. На сегодняшний день эта работа является наиболее полным исследованием об операции ?00447 в отдельном регионе Советского Союза.

Книга завершается составленной совместно с Терри Мартином (Harvard University, Cambridge, USA) библиографией основных исследований о проведении Большого Террора в провинциях СССР.

Отдельные отрывки монографии опубликованы в журнале ?Cahiers du monde russe? (Франция) (16).

Мы сердечно благодарим Владислава Хеделера (Берлин), Пола Хагенло (Остин/Тексас), Бэрри МакЛафлина (Вена), Габора Т. Рит-тершпорна (Берлин), Дэвида Ширера (Делавэр), Стивена Виткрофта (Мельбурн), Сергея Папкова (Новосибирск), Александра Ватлина (Москва), Никиту Охотина ("Мемориал", Москва), Андреа Грациози (Неаполь), Терри Мартина (Кембридж) и Ярослава Леонтьева (Москва), великодушно предоставивших в наше распоряжение материалы и свои неопубликованные работы.

Мы хотели бы особо отметить дружеское сотрудничество Юрия Марковина (Мемориал-Ярославль), Сергея Кудрявцева (выпускник кафедры истории Ярославского государственного университета) и Николая Черепахина (сотрудник ФСБ Ярославской области).

Кроме того, мы хотели бы поблагодарить семью С. Г. Рачинско-го за доверие и разрешение на просмотр его личного дела в НКВД. Сердечная признательность Моник Арманд (Париж), Марии Браук-хофф (Бохум) и Ирине Осиповой (Москва). И не в последнюю очередь " огромная благодарность Эмели Нобис (Амстердам) за обеспечение информационного канала Амстердам-Бохум.

Внимательный и чёткий перевод работы немецких авторов выполнен Дмитрием Бибиковым (Кемерово), bibikov@kemnet.ru. За перевод английских частей текста сердечно благодарим Ирину Да-видян (Москва). Великодушное согласие на использование на обложке книги плаката дал Клаус Вашик (Бохум).

Книга не смогла бы увидеть свет без помощи Бориса Левина (senior adviser to the Russian executive director of the World Bank in Washington), Карин и Вильгельма Юнге (Дортмунд), Ханне и Юрген Крамер (Эссен), "Фонда Герды Хенкель? (Дюссельдорф, Германия), а также Фонда японских историков и профессора Харуки Вада, проявивших отзывчивость по отношению к необычным проектам и делам. Бесконечное терпение в качестве главного редактора монографии проявил Геннадий Бордюгов.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. См.: Beck F. Godin W. Russian Purge and the Extraction of Confession. " N. Y.,

1951. C.75. См. также: Weissberg-Cybulski A. Hexensabbat. Russland im Schmelztiegel der

S?uberungen. " Frankfurt, 1951. C.411, 432, 467. Автор не разделяет милицейскую тройку

и тройку, учреждённую в июле 1937 г.

2. Меныиагин Б. Г. Воспоминания. Смоленск... Катынь... Владимирская тюрьма... " Париж, 1988. С.60 и далее. Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ. " Кемерово, 1990. Т.1. С.246 и далее.

3. См.: РоссиЖ. Справочник по ГУЛАГу: Ист. словарь сов. пенитенциар. институций и терминов, связанных с принуд, трудом. " Лондон, 1987. С.412 (со ссылками).

4. Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ. " Кемерово, 1990. T.I. С.247. Солженицын также вынужден отдать дань описанной им самим анонимности троек, рассматривая их историю ещё до 1937 года как историю ОСО, другого внесудебного органа (см. далее).

5. А.Г. Авторханов " родился в 1908 г. учился в Институте Красной профессуры в Москве (1933-1937), работал в областном комитете ВКП(б) Чечено-Ингушской автономной республики и руководил партийным издательством республики. В период с 1937 по 1942 год дважды арестован и освобожден. В 1943 году депортирован в Германию, где остался после 1945 года и работал в Мюнхенском Институте изучения СССР.

6. Avtorkhanov A. Stalin and the Soviet Communist Party: A Study in the Technology of Power. " Munich, 1959. C.21^-221.

7. В своих воспоминаниях Авторханов утверждает, что он в 1937 году в обкоме партии в г. Грозном видел соответствующие, подписанные Сталиным, Ежовым и Вышинским, "инструкции", см.: Авторханов А. Мемуары. " Франкфурт, 1984. С.546-547.

8. Там же. С.546. В опубликованной в 1990-1992 гг. версии мемуаров Хрущёв упоминает тройки, однако стремится создать впечатление, что в них принимали участие лишь органы безопасности. "Этих людей [заключённых в лагерях] арестовывала Госбезопасность, следствие вела тоже Госбезопасность и судила Госбезопасность. Тройки, которые были созданы в Госбезопасности, творили, что хотели. Ни следователя и прокурора, ни

суда ничего не было, просто тащили людей и убивали". См.: Хрущёв Н. С. Мемуары Никиты Сергеевича Хрущёва//Вопр. истории. 1992. "2-3. С.94.

9. О внесудебных органах: [Разъяснение Прокуратуры СССР и КГБ СССР] //Изве-

стия ЦК КПСС. 1989. "10. С.80-82. Ранее вышла статья В.М. Курицына "1937 год

в истории советского государства". Сов. государство и право. 1988. "2. С. 109-119.

10. Реабилитация: Политические процессы 30-50-х годов. Под. общ. ред. Яковлева А.Н." М. 1991. С.13.

11. Getty А.У. Наумов О.В. The Road to Terror: Stalin and the Self-Destruction of the Bolsheviks, 1932-1939."New-Haven, 1999. C.471.

12. Предложенное Гетти и Наумовым собрание источников содержит многочисленные подписанные Сталиным приказы о казнях, среди них некоторые факсимильные. В 2002 г. были опубликованы упомянутые ещё в 1956 г. в секретном докладе Хрущёва так называемые сталинские расстрельные списки, в которых перечислены 40 тыс. человек, в основном, представителей советской политической, военной, экономической и интеллектуальной элиты, приговорённых к смерти (85%.) или к лагерному заключению (15%). Списки составлялись НКВД и с предложением о мере наказания передавались Ежовым в политбюро. Сталин, Молотов, Ворошилов, Каганович, Жданов и Микоян определяли окончательный приговор. 372 и 357 из этих 383 списков подписаны соответственно Молотовым и Сталиным. Официально приговоры были вынесены Военной коллегией Верховного суда. См.: Сталинские расстрельные списки. [Компактдиск Архива Президента Российской Федерации и международного общества "Мемориал?]. " М. 2002. См. к этому вопросу статью "Бесспорные свидетельства" в газете общества "Мемориала?: 30 октября. 2002. "21. С. 1,5.

13. См.: Gerlach Ch. Krieg, Ern?hrung, V?lkermord: Forschungen zur deutschen Vernichtungspolitik im Zweiten Weltkrieg. " Hamburg, 1998. По Иоахиму Фесту, остался единственный приказ о казни с подписью Гитлера: подписанное в октябре 1939 года поручение об уничтожении ?неизлечимо больных", см.: Der Spiegel. 1999. "43. С. 192 и Dokumente zur ?Euthanasie". Hrsg. von Klee E. " Frankfurt am Main, 1985. C.85.

14. См.: GraziosiA. The new Soviet Archival Sources. Hypotheses for a critical assessment //Cahiers du monde russe. 1999. Vol.40, "1-2. C.30-31; HlevnjukO. L'historien et le document. Remarques sur l'utilisation des archives //Cahiers du monde russe. 1999. Vol.40, " 1-2. C.l 10-111. H. С. Хрущёв считается сегодня величайшим истребителем источников.

15. К сожалению, особенно по мусульманским среднеазиатским республикам имеется очень мало сведений о проведении операции. Даже в специальных исследованиях и новейших монографиях об этих регионах советской "империи" операция против "бывших кулаков, уголовников и других контрреволюционных элементов", не упоминается.

16. См. BinnerR. Junge М. Wie der Terror ?Gro?? wurde: Massenmord und Lagerhaft nach Befehl 00447 //Cahiers du Monde russe. 2001. Vol.42. "2-3-4: La police politique en Union sovietique, 1918-1953. C.557-613; BinnerR. JungeM. "S etoj publikoj ceremonit'sjane sleduet". Die Zielgruppen des Befehls 00447 und der ?Gro?e Terror? aus der Sicht des Befehls 00447 //Cahiers du Monde russe. 2002. Vol.43. "1. C.l81-228. Библиография см.: BinnerR. Junge M, Martin T. The Great Terror in the Provinces of the USSR, 1937-1938. A cooperative bibliography //Cahiers du Monde russe. 2001. Vol.42. "2-3-4: La police politique en Union sovietique, 1918-1953. C.679-695.

Раздел I ПРИКАЗ СМЕРТИ

Итак, Саладин решается на насилие, но насилие, прикрытое разумными причинами и украшенное аргументами.

Kurt Flasch (1997) ?Boccaccios Ringparabel?

1. НАЧАЛО

Исходя из часто цитируемого тезиса Евгении Гинзбург (1), сегодня можно однозначно сказать: 1937 год начался всё же не 1 декабря 1934 года, в день убийства Кирова. На роль начала anni horribilis гораздо больше подходит 2 июля 1937 года. В этот день политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о проведении в масштабах страны операции, которая стоила жизни сотням тысяч советских людей и ещё больше привела в лагеря и тюрьмы НКВД. Решение политбюро от 2 июля 1937 года (2) сделало мишенью репрессивных мероприятий две группь! населения, которые в основном ещё не были заклеймены советской пропагандой в качестве врагов режима в начавшемся новом цикле террора в августе 1936 года.

Высший орган партии призвал партийных секретарей в республиках, краях и областях регистрировать при помощи учреждений НКВД возвращавшихся в последние годы из ссылки бывших кулаков и уголовников, поскольку они определялись как основные инициаторы многочисленных преступлений и диверсионных актов в сельском хозяйстве и промышленности. По степени опасности для советского государства обе группы требовалось распределить на две

2 Зак. 3876

категории: к первой должны были быть отнесены наиболее враждебные, которых ожидал расстрел, ко второй ? "менее активные, но всё же враждебные элементы", для которых была предусмотрена высылка. О результате этой акции следовало доложить в московский центр в течение пяти дней. В одном из пунктов, имевших большие последствия для проведения операции, политбюро постановило: для окончательного решения о жизни или смерти зарегистрированных бывших кулаков и уголовников учредить внесудебные органы " тройки, которые должны были, как правило, состоять из руководителя НКВД, первого партийного секретаря и главного прокурора соответствующей области, края или республики. Важно отметить, что по планам политбюро, ориентировавшегося, очевидно, на практику раскулачивания 1930 года, тройки должны были осуждать лишь лица первой категории, отнесенные ко второй категории бывшие кулаки и уголовники, напротив, должны были по указанию НКВД высылаться без формального рассмотрения дела подобно спецпереселенцам периода раскулачивания. Предложения из провинций о персональном составе ускоренных судов, согласно решению политбюро, должны были направляться в Центральный Комитет также в течение пяти дней.

Решение политбюро привело в действие описанный Р. Хильбер-гом и положенный в основу его незаурядного исследования об уничтожении европейских евреев механизм определения, регистрации, концентрации и уничтожения либо заключения в лагерь категорий жертв (3). При учёте учреждения НКВД могли использовать ведущиеся ими списки "подозрительных антисоветских элементов" " на жаргоне НКВД, "антисоветчиков". Эти списки обновлялись с начала 20-х годов на основании агентурных данных. Казанский историк А.Ф. Степанов, опираясь на исследования в архивах Татарстана, реконструировал развёрнутый каталог этих проскрипционных списков врагов. Наряду с кулаками в них регистрировались представители царской администрации, бывшие белогвардейцы, участники крестьянских восстаний в Гражданской войне, реэмигранты, бежавшие в Советский Союз политические эмигранты, отпущенные из германского или австрийского плена военнопленные Первой мировой войны, члены антибольшевистских политических партий, лишенцы (лица, лишенные избирательного права), лица, исключённые изВКП(б)ит.д(4).

Данные на уголовников были собраны в милицейских учреждениях (УРКМ) Народного Комиссариата внутренних дел (5). До 11 июля 1937 года от большинства (из 64 зарегистрированных) административно-территориальных единиц в политбюро поступили требуемые данные по уничтожению и ссылке кулаков и уголовников, а также предложения по персональному составу троек. Насколько известно сейчас, политбюро почти не изменило предложенные провинцией цифры репрессий (см. сводную таблицу). Даже в случае Москвы и Московской области, откуда 10 июля 1937 года были представлены прямо-таки ужасающие цифры расстрелов и ссылок, не менее 8.500 человек подлежали расстрелу и 32.805 " ссылке (6). Секретарь обкома, очевидно, имел намерения проводить операцию в Московской области как кампанию против криминалитета (соотношение кулаки/уголовники составило ~ 1:4). Тот же секретарь обкома, являвшийся также членом тройки, через двадцать лет ничего не мог вспомнить, но с помощью сомнительных аргументов пытался доказать на Пленуме ЦК в июне 1957 года, что вся операция против кулаков и уголовников была инициирована Кагановичем, Молотовым и Маленковым (7). Речь идёт о Н. С. Хрущёве.

Реакция из других областей показывает иные приоритеты в распределении категорий для репрессии. На территориях, из которых или в которые в 1930-1933 гг. было депортировано наибольшее количество кулацких семей (Западно-Сибирский край, Горький, Свердловск, Азово-Черноморский край), бывшие кулаки стали первичной целью репрессий. Политбюро одобрило также ?особые пожелания" и инициативы с мест, выходящие за рамки заданных в решении от 2 июля 1937 года целевых групп и мер наказания: был утверждён запрос от Азербайджанской ССР о смертной казни либо высылке членов контрреволюционных повстанческих организаций, а также о заключении в лагеря НКВД членов семей участников банд; тройке на Дальнем Востоке разрешено приговаривать лагерных заключённых, проявивших свою враждебность; тройке Оренбургской области " выселение членов семей приговорённых кулаков и уголовников; тройке Туркменистана " преследовать членов контрреволюционной националистической организации, отбывших свой срок, а также исламское духовенство. Получил одобрение политбюро запрос Казахской ССР о распространении репрессий на "кулаков в спецпоселках" (8). Политбюро также ничего не имело против

ходатайства тройки Узбекской республики об осуждении наряду с кулаками и уголовниками ?националистических террористов" (9). Не эти ли "творческие" инициативы из провинции побудили политбюро и НКВД к расширению списка подлежащих преследованию врагов"

Следует предположить, что подробное планирование, подготовка и конкретизация принятого политбюро 2 июля 1937 года лишь в общих чертах проекта были поручены НКВД, и, прежде всего, политической полиции (ГУГБ). Уже в разосланной 3 июля шифрованной телеграмме "266 Ежова руководителям учреждений НКВД республик, краёв и областей (см. документ "2) целевые группы репрессивной операции определены несколько шире (кулаков и уголовников, бежавших из лагерей и ссылок) чем в телеграмме Сталина региональным секретарям партии, датированной этим же днём. Через девять дней НКВД (Фриновский) рассылает своим учреждениям в качестве "дополнения директивы Наркома "266" меморандум "299, в котором содержатся выдержанные в весьма тревожном тоне требования: "Операцию по репрессированию бывших кулаков и уголовников не начинать, повторяю не начинать. О дне начала операции и порядке её проведения последует особое распоряжение Наркома". Руководителям НКВД предписывается расширить и интенсифицировать розыск бывших кулаков и уголовников, а также арестовать причисленных к первой категории представителей этого круга лиц и начать в отношении их предварительное следствие; ?но дела на тройках не рассматривать, приговоров не выносить и не приводить их в исполнение до особых указаний Наркома".

Чем вызвано явно прослеживаемое в этой телеграмме опасение Фриновского, что местные руководители могут начать операцию без санкции НКВД, не ясно. Объяснить это можно было бы тем, что на местах собирались действовать в духе послания Сталина от 3 июля, в котором как раз и говорилось о немедленном аресте и расстреле по приговору тройки наиболее враждебных кулаков и уголовников. В телеграмме Фриновского содержится ещё один важный момент: она информирует руководителей НКВД, что "ввиду особой политической важности операции" Нарком внутренних дел вызывает их в Москву на конференции по её планированию и проведению (10). Первая из них состоялась 16 июля, на неё были приглашены в первую очередь региональные руководители НКВД РСФСР и Украины,

где операция должна была начаться раньше, чем в других регионах (11). Янсен/Петров на основании сообщений участников конференции, протокол которой не сохранился, попытались реконструировать её ход. По всей вероятности, здесь обсуждались лимиты для республик, краёв и областей, и были даны инструкции по проведению запланированной операции (12). Возможно, участники конференции были также извещены о том, что кампания должна быть направлена не только против бывших кулаков и уголовников, но и против "других враждебных элементов, ведущих активную антисоветскую подрывную работу? (13). Начиная со второй половины июля во всё ещё неполных источниках содержатся указания, что в рамках операции должны преследоваться также белогвардейцы, участники антибольшевистских восстаний, члены антисоветских партий (меньшевики, социалисты-революционеры), церковники и сектанты, сотрудники тайной полиции и каратели при царском режиме (14). В 1930 году при трансформации решений политбюро о раскулачивании (30 января 1930 года) в оперативный приказ ?44/21 (2 февраля 1930 года) ОГПУ намного шире определяло первую категорию кулаков, чем политбюро (15). Следует предположить, что также и в июле 1937 года Ежов и его подручные внесли свой вклад в создание и расширение образа врага.

То, что операция против внутренних врагов Советского Союза, имевшая целью нанесение ?решительного удара по активизировавшемуся контрреволюционному элементу? (по словам руководителя Ленинградского УНКВД Заковского от 22 июля 1937 года), не могла ограничиться репрессиями против кулаков и уголовников, предполагает сталинистское представление об универсуме угрожающих Советскому Союзу внутренних врагов: он рассматривается как закрытый, объединенный контрмир, где все "антисоветчики" сплотились в одну большую коалицию: "троцкисты, зиновьевцы, бухаринцы, рыковцы, буржуазные националисты, меньшевики, социал-революционеры, белогвардейские генералы? (16). "В одной грязной, кровавой куче смешались контрреволюционные подонки троцкистов, правых, эсеров, профессиональных шпионов, белогвардейцев и беглых кулаков" (17).

На уровне республик, краёв и областей во второй половине июля также были созваны совещания и конференции НКВД для того,

чтобы подготовить руководителей городских и районных отделов к реализации поставленных перед ними задач при проведении акции (18). В Новосибирске руководитель НКВД Западно-Сибирского края С.Н. Миронов уже 25 июля в общих чертах описывал планируемую массовую операцию: он обязал своих слушателей к полному молчанию о ней, прежде всего о квотах на репрессии ("Государственная тайна?), довёл до их сведения, что гарантируемые Конституцией прерогативы государственной прокуратуры, связь ареста с её санкцией, статья 127 новой Конституции СССР, временно ограничиваются, и дал указания к упрощению процесса следствия (очные ставки лишь при групповых процессах, при признании вины достаточно протокола допроса). Чтобы не попасть в ситуацию, "что лимит у нас будет использован", что "в результате мы можем оказаться через месяц без лимита", Миронов рекомендовал сразу же провести аресты в больших масштабах, по первой категории до 20.000 человек, чтобы иметь ?резерв" при распределении по категориям (19). Важнейшая цель кампании, по его мнению, " "вскрыть организованное подполье". Руководителям полиции безопасности своего края он посоветовал по возвращении на места подыскать подходящие места для расстрелов и захоронений (20). Моральных сомнений в этой операции смерти чекисты, похоже, не знали, по сообщению одного из участников собрания, доклад Миронова был воспринят с ?шумным одобрением? (21). Подобное впечатление совпадает с высказываниями арестованных в 1938-1939 гг. сотрудников НКВД, не допускавших никаких сомнений в законности кампании (22).

30 июля 1937 года Фриновский представил руководителю секретариата генерального секретаря Поскрёбышеву 19-страничный "Оперативный приказ народного комиссара внутренних дел Союза ССР. "00447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов". Заместитель Ежова принимал значительное участие в разработке проекта, информировал Сталина, а также других членов политбюро о процессе планирования и получал от них инструкции. На это указывает тот факт, что Фриновский в июле 1937 года был трижды записан в книге посетителей кремлевского кабинета Сталина (23). Впоследствии Фринов-скому было также поручено общее руководство операцией.

31 июля план операции был одобрен политбюро (24), и в тот же день направлен как приказ ?00447 руководителям НКВД республик, краёв и областей.

2. ПРИКАЗ ?00447

Текст этого документа с некоторыми изъятиями был впервые опубликован в контексте подготовки процесса против Коммунистической партии Советского Союза в газете "Труд? (4 июня 1992 г.) под заголовком "Расстрел по разнарядке, или как это делали большевики". Затем последовали многочисленные издания текста, почти всегда имевшие основой эту неполную публикацию. Без сокращений приказ был опубликован в 1996 году в книге памяти жертв политических репрессий Ульяновской области (25) и в 2000 году в сборнике документов о ГУЛАГе (26).

Перейдём к краткому анализу важнейших пунктов этого документа, наложившего свой отпечаток более чем на год истории Советского Союза. В вводной его части подчёркивается, что целью акции является не более и не менее как окончательное решение проблемы "внутренних врагов Советского Союза?:

?Перед органами государственной безопасности стоит задача " самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов, защитить трудящийся советский народ от их контрреволюционных происков и, наконец, раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ советского государства? (См. документ ? 5).

И это не пустая риторика. В ?органах" директиву истолковали как призыв к последнему бою, "к прямой физической ликвидации всей контрреволюции, в том числе и пассивной? (27). Е. К. Прамнек, секретарь Донецкого обкома КП(б)У, 22 августа 1937 года на пленуме обкома партии подчеркнул особый характер операции: "Нужно пошире очистить Донбасс от кулаков, националистов и всякой прочей сволочи. [...] Сейчас началась серьёзная и основательная очистка Донбасса. Никогда в истории Донбасса такой глубокой работы по очистке ещё не проводилось? (28). И даже изолированный в тюремной камере Бухарин в декабре 1937 года полагал, что в стране происходит нечто "Великое?: "Есть какая-то большая и смелая политическая идея генеральной чистки а) в связи с предвоенным временем, б) в связи с переходом к демократии" (29).

В тексте приказа приведён очень детальный список тех групп населения, которые должны были стать мишенью для операции. (См. раздел IV этой книги).

Раздел 2 регулирует, прежде всего, меру наказания, выносимую тройками: "все наиболее враждебные" элементы (первая категория) должны быть расстреляны, "менее активные, но всё же враждебные элементы? (вторая категория) приговариваются к заключению в лагеря либо тюрьмы на срок от 8 до 10 лет. В противоположность предложенной в решении политбюро от 2 июля "высылке? (30) это явилось существенным ужесточением меры наказания. Поскольку приговоры к лагерному и тюремному заключению могли выноситься только судебными либо, соответственно, внесудебными инстанциями, эти группы заключённых также были переданы тройкам. Далее следует распределение лимитов репрессий по 1-й и 2-й категориям в республиках, краях и областях (в целом 64 территориальные единицы: 40 областей (31), краёв и автономных республик РСФСР, по 8 областей на Украине и в Казахстане (32) и восемь союзных республик. Это регламентирование, установление центром лимитов на уничтожение и заключение в лагеря отличало приказ ?00447 от других репрессивных кампаний Большого Террора; в операциях против ?национальных контрреволюционных контингентов" не было ?расстрелов по разнарядке", местные руководители, начальник УНКВД и главный прокурор ("двойка?), санкционировали составленные органами безопасности списки лиц, подлежащих аресту, и отправляли их с курьером в Москву, где высшая "двойка? (Народный комиссар внутренних дел Ежов и Государственный прокурор СССР Вышинский) выносили окончательный вердикт.

Список административных территориальных единиц и определённых для них цифр жертв, вопреки вновь и вновь высказываемым сомнениям (33), не обнаруживает никаких существенных пробелов. Отсутствует Якутская АССР, где, несмотря на то, что решением политбюро от 11 июля 1937 года была образована тройка (34), она, однако, не участвовала в проведении операции по приказу ?00447. Руководитель НКВД республики И. А. Дорофеев объяснял это тем, что в Якутии нет кулаков, к тому же, республика ?не представляет интереса для иностранной разведки, поскольку здесь нет промышленности, армии и других военных объектов" (35). Пережив Большой Террор в должности Народного комиссара внутренних дел,

Дорофеев всё же был арестован в феврале 1939 года. В решении политбюро от 11 июля 1937 года было также решено не учреждать специальную тройку для Каракалпакской АССР (Узбекистан). Тройки, таким образом, вводились в автономных республиках лишь Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (36), но не других союзных республик.

Определённые в приказе ? 00447 контингента, наряду с округлениями в большую либо меньшую стороны, обнаруживают некоторые существенные отклонения от установленных политбюро в июле 1937 года лимитов. Так, в приказе почти на 20% уменьшены плановые цифры Хрущёва для Московской области, также значительно снижены некоторые цифры по лицам, подлежащим уничтожению (например, для Белорусской и Узбекской ССР, Мордовской, Марийской и Чечено-Ингушской АССР, Дальневосточного, Западно-Сибирского и Орджоникидзевского края, Горьковской, Куйбышевской, Свердловской и Челябинской области). Список содержал, однако, и существенные исправления в противоположную сторону (Карельская, Крымская, Удмурдская и Молдавская АССР, Омская, Саратов-кая и Ивановская области) (см. сводную таблицу). Мотивы этих повышений и понижений лимитов " неизвестны. При сравнении утверждённых политбюро 9, 10 и 11 июля цифр репрессий (37) с цифрами приказа ?00447 возникает следующая картина: общее количество ? 194.067:177.500, 1 категория ? 66.707:47.500 и 2 категория ? 125.585:128.200. Это означает, что авторы приказа ?00447 понизили общее количество на 16.517 и количество для первой категории на 19.207, в то время как для второй увеличили на 2.615 человек.

Во время проводившихся в сентябре территориальных реформ " некоторые крупные края и области были разделены " для большинства новых регионов могли определяться и новые контингенты (таблицы ? 25, 27, 30, 36, 46), поскольку к этому времени первоначальные квоты были уже "использованы".

Приказ ?00447 предусматривал расстрел 75.950 человек, из них 10.000 заключённых ГУЛАГа, и направление в лагеря и тюрьмы 193.000 лиц, общий контингент репрессий охватывал 268.950 "антисоветских элементов" (38). Эти цифры были ориентировочными " лишь посредством запроса к Народному Комиссару внутренних дел они могли быть повышены. Они могли, однако, также и быть снижены без согласования с Москвой. Было разрешено перераспределение между 1 -й и 2-й категориями.

Операция должна была начаться 5 августа (в среднеазиатских республиках ? 10, а в Восточно-Сибирской области, Красноярском и Дальневосточном краях ? 15 августа) и завершиться в течение четырёх месяцев (39). На первой фазе репрессивные мероприятия должны были быть направлены, как и в приказе 44/21 от 2 февраля 1930 года, лишь против ?наиболее враждебных элементов" (первой категории) (40), с помощью чего предполагалось избежать переполнения мест заключения. Возможно, однако, свою роль сыграло также и то, что предусмотренное заключение в лагеря приговорённых по второй категории приняло конкретные формы лишь к середине августа. Переход ко второй фазе должен был произойти по директиве Ежова (произошёл однако, раньше, по согласованию с московским центром НКВД). Каждая территория была поделена на оперативные секторы (в Татарстане было девять таких секторов), в рамках которых оперативные группы под руководством опытного чекиста составляли списки арестов, производили задержания после утверждения этих списков руководителем НКВД и проводили следствие. Всё это должно было происходить "ускоренным и упрощённым образом", т. е. без правовой защиты, очных ставок свидетелей, опроса специалистов, сбора и проверки доказательств.

Вышинский, являвшийся по конституции защитником социалистической законности и в период с 1934 по 1937 гг. прилагавший усилия к отклонению внесудебных притязаний госбезопасности, инструктировал подчинённых ему государственных прокуроров, что "соблюдение процессуальных норм и предварительные санкции на арест [от прокуроров] не требуются". Одновременно он потребовал от своих подчинённых "активного содействия успешному проведению операцию" и "сохранения секретности в аппарате прокуратуры? (41). (См. документ ?8). В марте 1937 года он, одновременно перефразируя Карла Шмитта, заявил, "что бывают такие периоды, такие моменты в жизни общества и в жизни нашей, в частности, когда законы оказываются устаревшими и их надо отложить в сторону? (42). Ещё в апреле 1938 года Вышинский дал указание главным прокурорам республик, краёв и областей принимать жалобы на неправомерность внесудебных приговоров в рамках массовых операций лишь в исключительных случаях. Только если приговорённые к лишению свободы "приводят серьезные доводы, указывающие на неправильность осуждения", дела могут быть проверены. В иных

случаях ?жалобщики" должны быть извещены о том, что решение является окончательным (43).

Сам Сталин в январе 1939 года в письме к партийным руководителям и начальникам УНКВД сообщал, "что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП? (44).

О принуждении, таким образом, к признанию, о манипуляциях и фальсификациях следствия сегодня имеется достаточно много материала, прежде всего, многочисленные высказывания участвовавших в акции сотрудников НКВД (45). На переломе 1937/38 гг. чекисты в дополнение к многочисленным, уже опробованным методам пыток (продолжительные беспрерывные допросы, избиения) изобрели новый, адекватный для массовых операций метод допросов ? "так называемую выстойку или стойку", быстро нашедший широкое применение: "Человек 100-150 сгоняли в одну комнату, всех их ставили лицом к стене и по несколько дней не разрешали садиться и спать до тех пор, пока арестованные не давали показаний? (46). Ничто не в состоянии лучше охарактеризовать жестокость этих методов, как то обстоятельство, что только в Туркменистане во время допросов были убиты более 20 заключённых (47).

Тяжелые последствия имела инструкция приказа о том, что "в процессе следствия должны быть выявлены все преступные связи арестованного?; она стала поводом для разоблачения гигантских конспиративных сетей, состоящих якобы из тысяч заговорщиков.

Пункт V приказа устанавливал состав и компетенцию троек, наиболее предпочитаемой инстанции террора в истории советских массовых репрессий, от Гражданской войны до убийств в Катыни. С гораздо большим основанием, чем вновь и вновь называемые показательные процессы, они могли бы послужить специфическим признаком репрессий сталинизма. Эти внесудебные органы были созданы, когда встал вопрос об осуждении сомнительных и считавшихся опасными советских граждан, без соблюдения правовых норм, в большом количестве, ускоренным производством и без привлечения общественности. Массовые операции не сочетаются с длительным производством по делу, тройки проявили себя в качестве оптимального псевдоюридического инструмента. История троек тридцатых годов ещё далеко не изучена, их существование было вновь

вызвано в памяти лишь благодаря публикации архивных материалов в 90-е гг. В перечне описаний Большого Террора, опубликованных до 1990 года, было бы напрасно искать это слово. Учреждёнными приказом ОГПУ ?44/21 от 2 февраля 1930 года тройками при Полномочных представительствах ОГПУ в рамках раскулачивания в период между 1930 и 1933 годами были приговорены 392.524 лиц за политические преступления, в основном по статье 58 уголовного кодекса (48). В 1930 году они вынесли 18.996 смертных приговоров, в 1931 ? 9.170 (49). Между тройками периода раскулачивания и тройками Большого Террора существует персональная (вспомнить об именах Реденса, Заковского, Евдокимова, Каруцкого, Бака, Эйхе и т. д.) и функциональная преемственность. Относительно жертв также проявляются точки соприкосновения: многие из кулаков, заключённых тройками в 1930-1934 гг. в концлагеря, в 1937-1938 гг. по их приговору расстреляли. Несмотря на то, что политбюро 7 мая 1933 года лишило тройки ОГПУ права выносить смертные приговоры, после этого оно вновь и вновь обращалось к этому инструменту чрезвычайного положения, когда речь шла о необходимости быстрой и бесшумной ликвидации предположительно опасных "антисоветчиков" (50). В середине 1934 года в ходе реорганизации ОГПУ, вошедшего в новообразованный Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) в качестве Главного управления государственной безопасности (ГУГБ), тройки были упразднены. Однако уже в конце года по просьбам из провинции они вновь были введены в действие для внесудебного вынесения смертных приговоров, правда, на один-два месяца. Подобной практики политбюро придерживалось до 1937 года. В последний раз, впрочем, в канун массовых операций: 17 июня 1937 года Миронов, руководитель УНКВД Западно-Сибирского края, информировал партийного секретаря региона, что тайная полиция напала на след гигантского заговора, создавшего по всей Западной Сибири сеть занимающихся подрывной деятельностью ячеек. Эта названная позже "эсеро-ровсовским (51) заговором" либо контрреволюционной кадетско-монархической организацией группа под руководством белых генералов пыталась сформировать повстанческую армию из сосланных в Нарымский округ и в Кузбасс бывших кулаков и царских офицеров. Партийный секретарь Эйхе сделал то, что он уже неоднократно делал в 1933/34 гг.: он запросил партийный центр в Москве о разрешении преследовать членов опасного загово

pa внесудебным путём. Политбюро 28 июня 1937 года приняло решение об учреждении тройки в Западно-Сибирском крае, куда должны были входить руководитель НКВД, первый секретарь партийного комитета и государственный прокурор края; её задача состояла в том, чтобы ускоренным производством приговорить к смерти членов контрреволюционной организации, которые, как предполагалось, готовили восстание среди ссыльных кулаков (52). Эта тройка по праву была названа "прямым предвестником" троек" приказа ?00447 (53). Данные показывают, что она заседала 9, 25, 29 июля и 1, 3, 4 августа 1937 года и приговорила к смерти свыше 30 лиц города Кемерово и окрестностей (54). На этом, однако, операция против членов эсеро-ровсовского заговора не закончилась. "Ровсов-ская операция? (55) превратилась в гигантскую специальную акцию, проходившую одновременно с кампанией против кулаков и уголовников (56). В статистических отчётах об осуждённых в Запсибкрае и в Новосибирской области (возможно и в Алтайском крае) ровсов-ский контингент выступает как самостоятельная величина, не входящая в установленные политбюро лимиты (см. документы 13, 14).

Вернёмся к тройкам: то обстоятельство, что в источниках 1937? 1938 гг. нет единого названия для ускоренного трибунала, созданного приказом ? 00447, привело к некоторой путанице в литературе (57). Даже омский историк В. М. Самосудов, который в своём исследовании о Большом Терроре в Омской области предлагает детальные каталоги всех протоколов тройки, начиная с 5 августа 1937 года и заканчивая 23 октября 1938 года, в этот период времени видит только введённый в действие приказом ?00447 орган, который он называет ?особой тройкой". Он оставляет без выводов и комментариев факты о том, что, начиная с протокола ? 64, датированного 28 сентябрем 1938 года, появляются изменения в мере наказания (5 лет ИТЛ), пунктах обвинения (преимущественно 58.6, шпионаж), а также этническом происхождении обвиняемых (почти исключительно поляки, немцы, литовцы, латыши, эстонцы, финны, румыны, иранцы, корейцы, китайцы и т. д.).

Если судить по многочисленным факсимильных репродукциям дел "троек", учреждённых в рамках приказа ?00447, то наиболее употребительным являлось самоназвание "тройка при УНКВД СССР по [Калининской, Московской, Омской области и т. д.]". Однако известно, по крайней мере, два исключения: в Ленинграде этот орган

назывался "Особая тройка УНКВД ЛО? (58), а в Ярославле над протоколами тройки запечатлено заглавие: тройка "при Управлении НКВД Ярославской области по внесудебному рассмотрению дел? (59). В документах правительства, партийного центра либо в корреспонденции учреждений НКВД наряду с обозначением ?особая тройка" встречаются также эвфемистическое наименование "судебная тройка? (в основном, на Украине) и "спецтройка? (60). Несмотря на употребление в источниках, термин "Особая тройка" должен остаться за созданным в сентябре 1938 года органом, который действовал уже вне рамок приказа ?00447 и занимался преследованием ?национальных меньшинств" (61). Наряду с учреждённой приказом ?00447 тройкой и "Особой тройкой", введённой в действие в сентябре 1938 года, во время Большого Террора существовала ещё одна внесудебная инстанция, называвшаяся тройкой, т. н. милицейская или паспортная тройка (62), которая могла приговаривать к наказанию в виде лишения свободы сроком до пяти лет. Такие тройки были вовлечены в "кулацкую" операцию в том отношении, что часть рассмотренных ими уголовных дел в 1937/38 гг. была передана тройкам приказа ?00447. На Украине, где тройки с весны 1938 года рассматривали преимущественно дела боротьбистов, петлюровцев и красных партизан, новый комиссар внутренних дел А. И. Успенский 1 марта 1938 года приказал: "Уголовников в основном пропускайте через милицейские тройки, на судебных тройках рассматривайте только активных участников бандшаек имея в виду, что по уголовникам дополнительных лимитов также не будет? (63).

Уже во второй половине месяца (июль) политбюро неоднократно изменяло свои собственные решения о составе "троек" от 5-11 июля 1937 года. Наиболее ярким примером этого является произведённая 23 и 28 июля полная смена составов "троек? Саратовской (64), Омской и Ивановской областей (65). Представители руководства партии, управления НКВД и государственной прокуратуры регионов " эти ?хозяева над жизнью и смертью? " вошли в группу риска, которая, начиная с июня 1937 года, всё чаще становились целью преследований. Это, прежде всего, региональные секретари партии (66), но также и начальники НКВД (67) и главные государственные прокуроры (68). Высокая текучесть кадров в тройках, управляемая политбюро, сохранялась до конца операции (69). Подобные

изменения в кадровом составе объединяют также кулацкую операцию и репрессии против советской элиты.

Приказ ?00447 содержит список имен членов 64 "троек", причём, указано, кто является председателем (руководитель местного УНКВД) и обоими членами тройки (секретарь партии и, как правило, главный государственный прокурор региона) (70). То обстоятельство, что в качестве председателей троек выступали представители НКВД, а точнее Главного Управления государственной безопасности, после того, как его аппарату уже были переданы функции учёта, ареста, дознания и следствия, гарантировало доминирующее положение ?органов" при проведении операции. Беглый анализ списка членов "троек" ещё более усиливает этот тезис. В нём присутствуют почти все известные руководители НКВД, в то время как партийное руководство часто представлено вторыми секретарями, например, в Ленинграде, Москве, в Дальневосточном крае, в Куйбышеве, в Крыму, в Воронеже, Ярославле и др.

Как же происходило заседание этого органа? Кроме трёх "судей" присутствовали секретарь, ведущий протокол, и представитель органа, проводившего следствие (тайная полиция, милиция или отдел мест заключения НКВД) (71). После краткого сообщения докладчика и на основании письменного описания дела, где предлагалось отнесение к категории 1 или 2, тройка выносила свой приговор. В протоколах порой (как в Ярославле) даже не указывался соответствующий приговору параграф уголовного кодекса (в большинстве случаев 58.1-14) (72). И такое конвейерное правосудие за одно заседание приговаривало сотни "антисоветчиков".

Тройки выносили свои приговоры за закрытыми дверями, ни разу не увидев и не услышав обвиняемого, не давая ему ни малейшей возможности для защиты, лишь на основании подготовленных следователями документов и их доклада (73). Пересмотр их решения, не требовавшего, в отличие от приговоров "двоек", подтверждения другой инстанцией, текстом приказа ?00447 не предусматривался, так что руководители оперативных групп могли быстро привести в исполнение приговоры троек. Приговорённым тройкой к смертной казни не сообщали приговора (подписанная Фриновским директива НКВД ?424 от 8 августа 1937 г. это запрещала) (74). Они умирали, не услышав его (см. документ "9).

Предписание приказа ?00447 хранить "в тайне время и место приведения приговора в исполнение" соблюдалось долго. О судьбе приговорённых "внесудебными органами" к смерти НКВД распространял густой туман лжи; свыше половины столетия придерживался он этой стратегии обмана. Изданный в 1939 году приказ ?00515 предписывал на запросы членов семьи давать пресловутый ответ: "десять лет ИТЛ без права переписки" (75). В 1945 году им, наконец, сообщили, что их родственники, приговорённые к 10 годам ИТЛ, умерли в заключении (76). Лишь после 1989 года в рамках реабилитации целые поколения советских граждан узнали о действительных причинах и датах смерти своих детей, родителей и друзей. Места казней и массовых захоронений были открыты также лишь в 90-е гг. (77).

В разделе VII приказа ?00447 регулировался порядок докладов центру: сообщения о ходе и результатах операции должны предоставляться в НКВД каждые пять дней.

3. БЮРОКРАТИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ

31 июля, когда, вероятно, опросом, в числе множества других вопросов, политбюро утвердило приказ ? 00447 (см. документ ? 6), были приняты также многие весьма важные решения о проведении операции: в 75 миллионов рублей политбюро оценило её стоимость; только на транспортировку заключённых по железной дороге предполагалось затратить 25 миллионов, а на строительство новых лагерей ? 10 миллионов рублей; расширился круг участников акции: к сотрудничеству были привлечены Совет Народных Комиссаров, комиссариаты путей сообщения, обороны (руководящий персонал охраны лагерей), лесного хозяйства и здравоохранения (врачи и обслуживающий медперсонал), партийные и комсомольские организации областей, где организовывались лагеря (персонал для управления и охраны лагерей).

Политбюро постановило, что часть приговорённых по второй категории "антисоветских элементов" должна использоваться в

рамках текущих проектов крупного строительства ГУЛАГа (строительство железных дорог, магистральных дорог и каналов, аэродромов, гидроэлектростанций, промышленных предприятий и городов). Только в августе-сентябре 1937 года Совет Народных Комиссаров и Центральный Комитет партии поручили НКВД сооружение гидроэлектростанции на Волге (Куйбышев), строительство гигантской Байкало-Амурской магистрали от Тайшета в Восточной Сибири до Советской Гавани в Дальневосточном крае протяженностью свыше 5.000 км и строительство железной дороги в Бурят-Монгольской АССР. Исполнение этих проектов было возложено на руководство либо уже существующих лагерей (78), в случае с Байкало-Амурской магистралью ? Байкало-Амурского ИТ Л, либо для этих целей основывались новые лагеря. Так, 16 августа 1937 года был основан Са-марлаг, контингент которого (1 октября 1937 г. " 2.159, 1 января 1938 г. " 15.894, 1 января 1939 г. " 36.761 чел.) участвовал в строительстве упомянутой электростанции в городе Куйбышев (79).

Большая часть приговорённых по приказу ?00447 к 8-10 годам лагерного заключения лиц, по замыслу политбюро, должна была использоваться в качестве принудительных работников в лесном хозяйстве. Этот мало механизированный, трудоёмкий сектор, названный Молотовым на февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 года ?одним из самых отсталых участков, отраслей хозяйства? (80), мог относительно быстро, без долгого технического планирования и без более или менее крупных инвестиций принять заключённых, прежде всего, для покрытия хронического недостатка в постоянной рабочей силе (81).

К тому же, материал для строительства бараков был в наличии на местах. С начала тридцатых годов принудительный труд лагерных заключённых и спецпереселенцев (82) в лесной промышленности, а также в горной промышленности и строительстве (каналы, железная дорога и т. д.) по числу принудительных работников и результатам производства был ведущей специализацией в экономике ГУЛАГа. Летом 1937 года лесное хозяйство страны, продукция которого имела большое значение для экспорта, промышленности (строительная древесина) и массового потребителя (дрова, потребительские предметы), отставало на 20% по сравнению с довольно успешным результатом предыдущего года. Передовая статья в "Большевике" от 16 августа 1937 года указывала на ?напряжённое положение" в лесной промышленности и призывала Наркомлес "как

3 Зак. 3876

можно скорее ликвидировать это узкое место в нашем народном хозяйстве? (83). Опираясь на решения политбюро и Совнаркома от 1 августа 1937 года (84), приказ НКВД СССР ?078 "Об организации лесозаготовительных лагерей" от 16 августа 1937 года предусматривал открытие семи лагерей лесоповала в указанных политбюро лесодобывающих областях (Западно-Сибирский край, Восточно-Сибирская (85), Северная, Свердловская области и Коми АССР). До 1 октября 1937 года, то есть за полтора месяца, каждый из этих лагерей был должен принять 5.000 заключённых (86). Решение, которое не может служить косвенным подтверждением эффективного краткосрочного планирования. В декабре того же года выяснилось, что реальная стоимость направления в лагеря и размещение в них "в связи с увеличением контингента" оказалась намного выше, чем это планировалось политбюро в июле 1937 года. Поэтому 24 декабря Ежов потребовал дополнительно 28.000.000 рублей и поделился также планами на 1938 год (действительность, однако, превзошла и эти планы): "Одновременно прошу утвердить на 1938 г. следующие расходы: на содержание 60 тыс. заключённых в течение первого квартала 1938 г. из расчёта 2 руб. " 10.800 тыс. руб.; на этапирование 100 тыс. человек из расчёта 100 руб. на 1 чел.= 10 млн. руб." (87). 1 января 1938 года число заключённых лагерей лесоповала достигло уже более чем 91.450 человек. Постепенный переход Народного комиссариата лесной промышленности в ведение НКВД с назначением М.И. Рыжова Народным комиссаром достиг своего апогея (88). Плановые задания на 1938 год требовали от заключённых Гулага добычи 18,8 миллионов кубических метров древесины. Для достижения такого увеличения на 250% по сравнению с предыдущим годом (89) приказ НКВД СССР ?020 от 5 февраля 1938 года предписывал учреждение ещё шести лесозаготовительных лагерей (двух в Свердловской области, по одному в Красноярском крае, в Кировской, Архангельской и Горьковской областях), так что 1 октября 1938 года в этих открытых, в контексте "массовых операций", 13 лагерях было зарегистрировано 224.000 заключённых (90). Это были более чем 60% приговорённых в соответствии с приказом ?00447 по второй категории "кулаков, уголовников и других антисоветских элементов". Почти половина производства твердой древесины в Народном комиссариате лесного хозяйства в 1938 году происходило за счёт лагерей НКВД, заявил Ежов на допросе после своего ареста (91).

4. ПРОВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИИ:

Фаза 1

Поскольку исследование операции только начинается, целый ряд вполне элементарных вопросов ещё не прояснён, например, сроки операции в различных республиках, краях и областях, преобладающие категории жертв на местах, окончательное число жертв. Какие области были затронуты наиболее сильно и почему? Вообще, история жертв находится ещё в самом начале своего развития, несмотря на то, что многочисленные книги памяти предоставляют весьма содержательный источниковый материал. Так как заданные в приказе ?00447 цифры репрессий (92) для провинции, очевидно, воспринимались как плановые цифры, было бы интересно узнать, существовали ли региональные руководители, отважившиеся остановиться на меньших цифрах репрессий, что допускал текст приказа. И, наконец, вероятно, важный вопрос: насколько можно согласиться с суждением Шрейдера: "Органы НКВД были уже совершенно оторваны от партии и подчинялись только Сталину и Ежову. А на местах роль первой скрипки играли не секретари обкомов, райкомов и другие ответственные работники (которые, видя исчезающих одного за другим товарищей, сами трепетали, со дня на день ожидая ареста), а начальники республиканских, краевых и областных управлений НКВД, молодые и "талантливые" фальсификаторы, инквизиторы и палачи, выдвиженцы Ежова, а позднее ? Берии, росчерком пера которых мог быть уничтожен любой человек в стране? (93)?

О менталитете и мотивации этой группы лиц мы знаем также мало. Действовали ли они из карьерных побуждений (94), идеологических убеждений либо преданности партии" Обладали ли они своей собственной моралью, оправдывавшей их преступления? Влияли ли местные обстоятельства на их решения?

Ответам на эти вопросы могут способствовать региональные изыскания. Они уже проводятся, однако необозримость литературной продукции в государствах, бывших республиках Советского Союза, создает исследователям огромные затруднения. Книги и

журналы, издаваемые мелкими издательствами, региональными исследовательскими учреждениями и частными организациями, небольшие статьи, печатающиеся авторами в своего рода постсоветском самиздате, статьи, публикуемые в столичной печати, (95) и особенно, в прессе ?loin de Moscou? (96), " всё это крайне сложно обозреть.

В насколько высокой степени операция по приказу ?00447 маркирует собой грань в истории катастрофического 1937 года, показывает следующая статистика арестов и приговоров в Томске и его окрестностях (97) начальник НКВД которого И. В. Овчинников был одним из самых жестоких чекистов во время Большого Террора. Сибирский город, насчитывавший в 1937 году 134.500 жителей, относился до конца сентября 1937 года к Западно-Сибирскому краю, после его раздела, до 1944 года, " к Новосибирской области. В перепечатываемой таблице зарегистрированы только аресты и приговоры, вынесенные в Томской области за преступления, предусмотренные статьей 58 (контрреволюционные преступления):

Статистика свидетельствует о лавинообразном росте арестов и приговоров, особенно смертных, начиная с июля-августа 1937 года. В высшей степени вероятно, что речь идёт о явлении, касающемся всех территорий Советского Союза (98). Поскольку эта дата является началом массовой операции по приказу ?00447, можно предположить, что здесь проявляется не только хронологическое совпадение, но и причинно-следственная связь. Факт, что число арестов и приговоров к смерти в Томске значительно возросло уже в июле 1937 года, связан, конечно, также и с тем, что в Запсибкрае тройка в это время уже выполняла свою смертоносную задачу, осуждая членов "эсеро-ровсовского заговора".

В некоторых республиках и областях цифры репрессий выросли уже в июле, поскольку повторился феномен операции по преследованию кулаков в 1930 году: на периферии она началась раньше, чем центр объявил о её начале (99).В северокавказских республиках Северной Осетии, Чечено-Ингушетии и Дагестане первые заседания троек зарегистрированы 29 июля и 1 августа (100). В Орджони-кидзевской области кулацкая операция также началась в конце июля (101), возможно, и в Оренбурге (102). Первое заседание в Северной области зарегистрировано 4 августа 1937 года (103). Ян-сен/Петров объясняют спешку этих территорий нарушением связи между центром и провинциями: акция, собственно, должна была начаться 28 июля, но отдаленные регионы не были уведомлены об изменении сроков (104).

В период между 31 июля и 5 августа, времени начала акции в большинстве территорий, проводилась лихорадочная деятельность по её подготовке " составлялись списки арестов, подбирались дополнительные помещения для размещения арестованных и проведения следствия, выбирались отдалённые места (в основном в лесах) для проведения расстрелов, составлялись команды для приведения приговора в исполнение и подготовки ям для захоронения тел (105).

Первые заседания троек документально засвидетельствованы 5 августа 1937 года (106). Бросается в глаза большое количество уголовных преступников, среди осуждённых ими, в самом начале акции. Это относится к Карелии, Татарии (107), Московской области, но, особенно к Ярославлю, где на первых шести заседаниях (5 августа ? 13 сентября 1937 г.) тройка вынесла приговор 635 человек

(из них 634 к высшей мере наказания ? ВМН): из них 246 были осуждены как уголовники, 167 " как бывшие кулаки и 222 " как "другие контрреволюционные элементы? (представители духовенства, члены церкви, эсеры и т. д.) (108).

Причиной такого способа действий, наряду с программными целями, могли быть и вполне'практичные соображения. Согласно пункту 1.7 приказа ?00447, уже расследованные, но не решённые судом дела арестованных до 30 июля 1937 года уголовных преступников (а также по п. 1.5 " арестованных контрреволюционеров) могли рассматриваться тройками. В ОУР УРКМ, очевидно, таких дел накопилось множество. Их можно было быстро передать тройкам и с помощью этой процедуры решить проблему ускоренного освобождения уже переполненных (109) тюрем и мест заключения (110). Способствовало этому также и то обстоятельство, что приговорённые к смерти, как правило, расстреливались непосредственно после вынесения тройками приговора. Прошения о помиловании были исключены. В Ярославле это происходило через один-два, в Карелии " через три-четыре дня (111), в Ленинграде " приблизительно через неделю (112), также, как и в Москве. Период времени между арестом, осуждением и казнью составлял приблизительно от двух до шести недель, однако, он мог быть максимально сокращён, если московский центр настаивал на спешке, как, например, в ноябре и, особенно, в декабре, когда Ежов разослал соответствующие распоряжения. В Московской книге памяти документально подтверждено, что путь страданий от ареста к приговору тройки и расстрелу часто длился всего одну неделю, порой даже ещё меньше (113), как, например, в случае с Алексеем Карповичем Быковым, арестованным 15 ноября, в тот же день осужденным тройкой и уже 16 ноября расстрелянным (114).

Уже в августе 1937 года тройки в полной мере выполняли свою задачу вынесения приговоров после быстрого следствия " к середине месяца было арестовано 100.990 человек, из них 14.305 осуждено (115). К концу месяца их число достигло 150.000, свыше 30.000 было расстреляно (116). "Тройка" в Москве была так перегружена работой, возможно, также ещё и потому, что с начала сентября 1937 года в сферу её компетенции вошли заключённые гигантского Дмит-лага, что политбюро 3 сентября 1937 года приняло решение об уч

реждении второй тройки "в целях ускорения рассмотрения дел? (117). О "судебном" качестве действий троек можно судить по некоторым количественным данным: согласно протоколам 81, 82 и 83 Ленинградская тройка в один день (9 октября 1937 года) приговорила к смерти 658 заключённых особой тюрьмы на Соловецких островах (118). В Татарии "засудить в день свыше 200 человек для Тат-тройки было делом обычным", на заседаниях 28 октября 1937 года и 6 января 1938 года утверждены, соответственно, 256 и 202 смертных приговора (119). Карельской тройкой 20 ноября 1937 года были приговорены 705 человек, из них 629 к смерти (120). Тройка Краснодарского края 20 ноября 1937 года осудила 1.252 человек: 245 были обвинены в подготовке вооруженного восстания в Кубанской области, 961 в "контрреволюционной пораженческой агитации и распространении провокационных слухов" (121). Эти ?юридические достижения" превзошла Омская тройка, приговорившая 10 октября 1937 года 1.301, а 15 марта 1938 года 1.014 человек, из них, соответственно, 937 и 354 " к высшей мере наказания (122). А в Виннице на Украине "судтройка" в один день декабря 1937 года осудила более 1.560 человек (123).

При таких обстоятельствах проверка отдельных дел на заседаниях троек была абсолютно исключена; члены были полностью зависимы от результатов дознания, проведённого следователями НКВД. Они могли лишь бросить беглый взгляд на длинные списки имён и краткие описания дел и утвердить их своей подписью; на большее не хватало ни времени, ни желания (124). Кстати, до сих пор ничего не противоречит тому, что псевдосудьи "троек? являлись добровольными исполнителями замысла авторов приказа ?00447. Уже цитированный анонимный сотрудник НКВД, участвовавший в операции в Тюмени, сообщал: "В решении тройки записывалось то, что указывалось в наших повестках. Разбора состава преступления обвиняемых на заседании тройки не производилось. В отдельные дни я в течение часа докладывал тройке дела в отношении 50-60 человек? (125).

Облегчалось это конвейерное правосудие "троек" тем, что официальная пропаганда раздувала подозрение (126) о действовавших якобы повсюду конспиративных организациях. Их разоблачение и, прежде всего, раскрытие ?руководящих штабов этих организаций" и предписывалось НКВД местным следователям. Один из них

докладывал: "Арестованные контрреволюционные одиночки, разрозненные группы и организации, находящиеся в нашей разработке, стали сводиться в целые организации с большими филиалами" (127). В пыточных камерах НКВД ?обнаруживались" фиктивные конспиративные группы из 30-40 лиц, но также и региональные и национальные подпольные организации огромных размеров, в качестве членов которых в ходе следствия идентифицировались арестованные "антисоветские элементы". Так возникало и требуемое приказом ?00447 доказательство "антисоветской деятельности".

В Западно-Сибирском крае (в старых границах) Папков, на основании доклада УНКВД, сообщал, что в 1937 году были ?репрессированы? 34.872 человека, участвовавших в 11 таких мегаорганизациях; в качестве контингентов по приказу ?00447 могли привлекаться следующие организации: "Белогвардейско-монархистская организация РОВС? (20.731 предполагаемых членов) (128), Сибирский филиал "партии трудового крестьянства? (3.617), "Церковно-монархичес-кая повстанческая организация? (1.562), "Шпионско-диверсионная организация членов сект Западно-Сибирского округа? (793), "Террористическая шпионско-диверсионная организация социалистов-революционеров" (617) (129). Начальник УНКВД Полтавской области А. А. Волков, который отказывался будучи председателем тройки "принимать к рассмотрению на заседании тройки дел на одиночек", в апреле 1938 года докладывал Наркому внутренних дел Украины о разоблачении подпольной организации бывших петлюровцев, охватывавшей не менее пяти полков, одного батальона, 14 рот и 15 отрядов (130). За все разумные рамки выходит и заговор, раскрытый бывшим чекистом С.Н. Мироновым " до августа 1937 года он являлся руководителем УНКВД Западно-Сибирского края. В качестве посла СССР в Монгольской Народной Республике он, очевидно, "организует? Большой Террор в этом советском государстве-сателлите. 18 октября 1937 года он докладывает в Москву о ?раскрытии большой контрреволюционной организации", а 3 апреля 1938 года информирует московский центр НКВД о том, что по делу объединённого центра тайного заговора арестовано 10.728 лиц, среди них 7.814 лам, и что предстоит арест следующих 7.000 человек, из них 6.000 лам (131). Процессы против лам также должны были проводиться тройками (!!!). Это решение было принято политбюро 19 сентября 1937 года по предложению Фриновского, посетившего вместе с Мироновым осенью 1937 года Улан-Батор (132).

Подобное состояние исполняемого тройками конвейерного правосудия не могло не затронуть также и тройки других областей и краёв, по которым пока ещё нет соответствующих данных.

Приказ ?00447 предоставлял территориальным единицам возможность вносить предложения в московский центр НКВД о повышении лимитов репрессий. На сегодняшний день известно, по меньшей мере, две области, направивших ещё до официального начала кампании 5 августа 1937 года соответствующие ходатайства. Речь идёт прежде всего об Омске, одном из классических центров депортации кулаков и других "антисоветчиков", демонстрирующем своего рода "закономерность", которую можно описать как "интенсификацию террора посредством отзыва колеблющихся агентов репрессий". Утверждённая политбюро 9 июля 1937 года тройка Омской области была перед началом операции 28 июля заменена комиссией совершенно нового состава. Существуют свидетельства

0 том, что Сталин лично настоял на этой замене, поскольку омские руководства партии и НКВД проявили слишком мало усердия в борьбе против врагов и запросили слишком низкие квоты репрессий (133). Новый председатель тройки Григорий Федорович Горбач считался одним из самых жестоких чекистов времён Большого Террора. Он сразу же проявил свою "большевистскую бдительность", распорядившись о проведении в Омске массовых арестов и направив

1 августа 1937 года в московский центр запрос о более высоких цифрах репрессий, аргументируя это тем, что в результате "проведённой стахановской работы арестовано по 1-й категории 3.008 человек? (134). Двумя неделями позже, когда количество арестов перешагнуло рубеж в 5 тыс. человек, Горбач направляет в центр НКВД письмо, в котором ходатайствует о повышении верхней границы для первой категории в его области до 8 тыс. По левому краю оригинала письма Сталин собственноручно написал: "Т. Ежову. За увеличение лимита до 9 тыс. И. Сталин? (135). (См документ ? 10).

Из Смоленска, где новым руководителем НКВД с 15 апреля 1937 года был В. А. Каруцкий, а первый секретарь обкома партии член ЦК И.П.Румянцев в середине июня 1937 года был заменен присланным из Москвы Д. С. Коротченковым, Ежова также осаждали просьбами о повышении контингентов до 3 тыс. (2 тыс. кулаков и 1 тыс. уголовников) и 6 тыс. человек (см. сводную таблицу). Каруцкий, стремившийся к реабилитации " в 1936 году Ягода снял его с

поста руководителя НКВД Западно-Сибирского края по причине эксцессивного алкоголизма, " уже в июле 1937 года арестовал назначенных к расстрелу 2 тыс. бывших кулаков и 1 августа доложил Ежову о следующих 11 тыс. "контрреволюционных" и "уголовных элементах", на след которых вышли ?органы". Чтобы не превысить утвержденные лимиты, НКВД передал уголовных преступников, определённых для второй категории, милицейской тройке. Каруцкий объяснял чрезмерно высокое количество врагов в области двумя "местными причинами": снятый партийный руководитель поверхностно подошёл к проведению раскулачивания " в 1931 году из 22 тыс. кулаков из области было выслано лишь 5 тыс. Кроме того, большое количество приговорённых уголовников, которым Москва, Ленинград и Киев отказали в месте пребывания, в последние годы высылались в Западную область. Новый партийный секретарь Ко-ротченков в своём письме Ежову от 3 августа поддержал просьбу и аргументацию своего начальника НКВД " очевидно, они договорились " при этом, однако, подчеркнул, что большое количество контрреволюционеров, кулаков и уголовников "могут стать проблемой в случае войны ввиду близости фронта? (136).

Так же, как Горбач и Каруцкий, действовали многие руководители НКВД: они организовывали массовые аресты до тех пор, пока в тюрьмах не становилось слишком тесно, а затем обращались за помощью в Москву, чтобы добиться повышения квоты на казни и заключения в лагеря. Так Л. Берия, первый секретарь КП(б) Грузии, 30 октября 1937 года докладывал московскому партийному центру, что из более чем 12 тыс. арестованных в Грузии лиц 7.374 были осуждены, из них 5.236 тройкой. Как быть с оставшимися 5 тыс. содержавшимися "в ненормальных [трудно контролируемых] условиях содержания заключённых"? Берия склонялся к решению проблемы с помощью тройки (137). Сводная таблица содержит подтверждение тому, что до середины декабря 1937 года, наряду с Западной областью, Грузией и Омском, ещё 16 других республик, краёв и областей ходатайствовали о повышении верхней границы для своих административных единиц, некоторые даже неоднократно. По всей видимости, Сталин, политбюро и НКВД под руководством Ежова в 1937 году не отклонили эти инициативы (138), а скорее даже поощряли их округлением в большую сторону. Так, по инициативе Сталина и Молотова лимит на расстрелы для Краснояр

ского края (139), по всей видимости, уже в августе 1937 года был повышен на 6.600 (см. таблицу "28), что, по сравнению с цифрами приказа ?00447, означает повышение в 8,8 раз. Таким образом, до конца года более трети территорий существенно увеличили установленный для них в приказе ?00447 контингент, некоторые даже намного больше, чем в два раза (ср. таб. "2, 7, 10, 11, 12, 17, 19, 20, 21, 27, 28, 33, 35, 38, 39, 41, 42, 48, Казахская и Украинская ССР с областями). По произведённому Олегом Хлевнюком на основании документов политбюро подсчёту, цифра репрессий, таким образом, была повышена, по сравнению с установленной 31 июля 1937 года разнарядкой, приблизительно на 40 тыс. человек. И всё же фактическое число (дополнительных) расстрелов и заключений в лагерь намного выше, поскольку часть запросов из провинций утверждалась не политбюро, а на короткой служебной дистанции от местного НКВД к московскому центру (Ежов), который информировал Сталина как представителя политбюро. Об удовлетворенных таким образом ходатайствах документы политбюро сведений не содержат. Хлевнюк, однако, по всей видимости, предполагает, что местные руководители НКВД на завершающей стадии операции в 1938 году вообще не докладывали о своих "инициативах" московским руководителям (140). Уже неоднократно цитированный американский историк Дж. Арч Гетти назвал проблему повышения лимитов ?одним из важных пробелов в нашем знании о массовых операциях". При этом он поднял вопрос, кто обладал полномочиями в принятии решения по запросам из провинции: мог ли Ежов решать эти вопросы без согласования с политбюро либо со Сталиным? Давались ли устные разрешения, для которых нет письменных подтверждений либо они ещё не опубликованы? И почему решения по одним повышениям лимитов принимало политбюро, а по другим " нет (141)?

Этот список важных вопросов можно продолжить, если рассматривать проблему с позиции спрашивающего: кто был уполномочен ходатайствовать о повышении лимитов" Согласно приказу ?00447 эта прерогатива принадлежала начальникам УНКВД краёв и областей, а также Народным комиссарам внутренних дел республик (см. документ ?5). Однако в направляемых в Москву посланиях фигурируют следующие авторы: представители УНКВД/НКВД (см. документ "10/12), партийные инстанции (142) (бюро обкома, крайкома, ЦК союзной республики) (см. документ "16) или партийный

секретарь и представитель УНКВД вместе (см. документ ? 18). При этом, как представляется, ходатайства следовали по следующим служебным путям: а) представители УНКВД/НКВД адресовали свои послания Ежову, б) партийные инстанции либо представители обращались в Центральный комитет/либо к его Секретарю Сталину и в) партийные секретари и представители УНКВД вместе писали в Центральный комитет / Сталину и Ежову. При этом по запросам пункта а), по всей видимости, решение принимал Ежов без формального решения политбюро по соглашению со Сталиным (143), по запросам пункта б) (144) и, возможно, также ив) " политбюро.

В приказе ?00447 было установлено, что операция должна была продолжаться четыре месяца, то есть завершиться приблизительно на второй неделе декабря. 3 ноября 1937 года в учреждения НКВД республик, краёв и областей была разослана телеграмма Ежова, в которой подвергался критике тот факт, что кампании репрессий против "антисоветских элементов" и национальных меньшинств (назывались немцы, поляки и харбинцы) в ?ряде областей идут крайне медленными темпами". Шеф НКВД приказывал: ускорить проведение операции и завершить её к 10 декабря 1937 года. "К этому сроку провести все аресты, закончить следствие и рассмотреть все следственные дела? (145).

Ещё 10 декабря 1937 года руководитель УНКВД Омской области Валухин считал, что операция заканчивается именно в этот день: в своём рапорте Ежову он констатирует, что "проведенная по Вашему приказу операция закончена сегодня? (146). Вероятно в этот же день (147) Ежов разослал директиву ?50194, в которой он приказывал: "2. Работу троек, действующих в соответствии с приказом 00447 продлить до января 1938 года. 3. Итоговые доклады о проведённых операциях представить к 15 января? (148). Телеграмма Наркома на многих территориях привела к кровавому финалу. На основании Кемеровской книги памяти можно утверждать, что тройка Новосибирской области во второй половине декабря собиралась не менее 11 раз, в последний раз 29 декабря. Вероятно, ни в одной другой фазе кулацкой операции срок между арестом и приговором не был настолько коротким, часто он составлял всего лишь несколько дней (149). тройки, таким образом, работали весьма напряжённо. В Татарской АССР в декабре 1937 года тройка приговорила 2.561 человек, на

много больше, чем в любой другой месяц (150). Это касается также Орла, Калинина и Москвы, где тройка заседала даже в день праздновавшейся с большой помпой 20-й годовщины ВЧК-ОГПУ-НКВД (20 декабря 1937 года), и Карелии, где тройка только в период с 18 до 31 декабря вынесла свыше 1.200 смертных приговоров (151). К началу 1938 года, таким образом, в рамках приказа ?00447 было арестовано около 500 тыс. человек (152).

Фаза 2

"В начале 1938 года из Москвы исходили сигналы, намечающие, казалось, возможное окончание чисток? (153). Однако работа "троек", центрального инструмента репрессий, по всей видимости, была затронута этим лишь незначительно. "Тройки" в январе 1938 года не были упразднены в национальном масштабе, а прекратили свою работу только на некоторых территориях. Создается впечатление, что возникла кратковременная неуверенность в продолжении операции. По всей вероятности, в середине января работа "троек", в противоположность действующим в рамках преследования национальных меньшинств "двойкам", на многих территориях в основном была приостановлена, кампания застопорилась (154).

В Московской области хозяева над жизнью и смертью из ускоренного суда 10, 20, 21 и 26 января 1938 года посылали на расстрел, похоже, в основном лагерных заключённых. То же относится и к Карелии. Лишь по окончании заседания Пленума ЦК (11, 14, 18, 20 января), который, несомненно, не утвердил, как считалось длительное время, смягчения массовых репрессий (155), тройки в Москве (20-го января) (156), Новосибирске (26-го января), Петрозаводске (17-го января) продолжили выполнение своей смертоносной задачи, в то время как в Омске с 3 января по 4 марта и в Ярославле с 13 января по 13 февраля заседаний троек не проводилось (157). Карельский историк Иван Чухин указывает, что руководство НКВД 14 января 1938 года в шифротелеграмме 109 довело до сведения всех учреждений, что работа троек должна быть продолжена до особого распоряжения (158). За несколько дней до этого Ежов и Фриновский в директиве ?56 нашли дополнительное поле деятельности для кулацкой операции: они призвали учреждения НКВД использовать

массовые операции для борьбы с "кулацко-белогвардейским элементом", устраивающим в железнодорожном секторе крушения и аварии поездов, дезорганизующим управление движением и ремонт подвижного состава. Все кулаки и антисоветчики на транспорте подлежат аресту, и тройки должны в ?остающийся срок работы в первую очередь рассматривать дела по жел. дор. транспорту? (159).

Решение политбюро от 31 января 1938 года (160) (см. документ "15) внесло ясность в вопрос о продолжении операции против "бывших кулаков, уголовников и активного антисоветского элемента? (161). Для 22 административных единиц (девяти союзных республик (162), двух автономных республик и одиннадцати краёв и областей РСФСР) были установлены новые контингенты: 48.000 по первой и 9.200 по второй категориям. Политбюро давало чекистам полтора " на Дальнем Востоке два " месяца на проведение операции. Во всех не названных в списке территориях тройки должны были завершить свою работу не позднее 15 февраля 1938 года. В целом можно сказать, что для 22-х регионов уже приказом ?00447 были установлены наибольшие контингенты "антисоветских элементов". Большинство из них также направляли запросы в Москву о повышении лимитов.

Если сравнить цифры репрессий, предоставленных 22 регионам по приказу ?00447, с новыми лимитами, то эти новые лимиты для первой категории (48.000) выше на 7.600. Эта тенденция к усилению меры наказания тройками (рост числа смертных приговоров ? 48.000 " по сравнению с количеством лагерных и тюремных заключений ? 9.200) продержалась весь год. "А в 1938 г. власти с нетерпением жаждали расстрелов", " пишет Солженицын (163). Примечательно и то, что политбюро требовало всё большей спешки при рассмотрении дел (164). В Дальневосточном крае за два месяца должно было быть вынесено не менее 8 тыс. смертных приговоров " к слову сказать, не считая предписанных там 1 февраля 1938 г. массовых казней в лагерях (см. табл.). Участвовали ли упомянутые регионы в установлении новых плановых цифр по аналогии с происходившим в июле 1937 года " неизвестно. Однако представляется, что руководство НКВД прислушалось к учреждениям периферии перед представлением списка в политбюро. Произошло это, по всей вероятности, на конференции региональных руководителей НКВД, состоявшейся в Моек

ве 24-25 января 1938 года. Можно предположить, что руководство НКВД было уже в курсе отношения начальников УНКВД к продолжению "акции против кулаков", среди прочего, на основании переданных в Москву в январе 1938 года отчётных докладов о её проведении в 1937 году (165). Возможно, на этом собрании были установлены новые плановые цифры для регионов, которые затем в качестве "предложения НКВД" были представлены политбюро при принятии им решения от 31 января. Если верить словам участника конференции, начальника УНКВД Алтая С.П.Попова ? "Я не помню ни одного начальника краевого (областного) управления, который бы сказал, что массовую операцию по арестам можно считать законченной", " то Ежов и Фриновский стояли перед проблемой сдерживания репрессивного энтузиазма руководителей "передового вооруженного отряда нашей партии" (166). Согласно шефу Смоленского НКВД A.A. Наседкину, чекисты пытались превзойти друг друга количеством ликвидированных врагов и требовали новых контин-гентов. Ежов настаивал на продолжении "блестяще осуществляемой" кулацкой операции и на дальнейшем функционировании троек, ограничивая его, однако, определённым сроком (167).

Вероятно, на конференции чекистов было также принято решение не продолжать кулацкую операцию в Татарской АССР. Таким образом, эта республика стала первым областью, в которой она завершилась. Заседание тройки 6 января 1938 года было последним.

В своей пространной "докладной записке об итогах массовых операций? (168) Народный комиссар внутренних дел Татарской АССР В.И.Михайлов пытался обосновать необходимость продления кампании. К своему сопровожденному многими интересными статистическими данными докладу об успешной кампании против кулаков, уголовников и других антисоветчиков, он присовокупил некоторые критические выводы, которые должны были прояснить, почему борьба ещё не завершена. Занимавший свой пост с сентября 1937 года руководитель НКВД прибег к стандартному объяснению: главными виновниками являются старое партийное и советское руководство Казани, боровшееся не против врагов, а в союзе с ними и инспирировавшее создание мощных вражеских организаций во всех политико-экономических областях. "Проведённые массовые операции оказались при этих условиях недостаточными". На фоне такого положения есть ?необходимость решительной очистки Татарии

от активно действующих антисоветских и к-р. националистических элементов". Это займёт, по его мнению, долгое время, если проводить её "в обычном порядке". Михайлов предлагает рассматривать дела "повстанческой низовки" не судами, а тройками. Смысл его пространных рассуждений определяет последнее предложение: ?Прошу разрешить продление срока действия тройки до 1-го апреля с предоставлением лимита не менее чем на пять тысяч человек? (169). Из каких побуждений предложение Михайлова было отклонено руководством НКВД (политбюро?) " неизвестно. Этот отказ, вероятно, является первым известным на сегодняшний день случаем, когда московский центр выступает тормозом динамики репрессий. Представленная Степановым документация, однако, показывает, что с упразднением тройки террор в Татарии ни в коем случае не угаснул. Через два месяца история повторилась: 20 марта 1938 года, за шесть дней до завершения операции ?00447 в Калининской области, A.B. Гуминский, начальник УНКВД, предложил Ежову план, включающий в себя восемь пунктов. Он предусматривал чистку пограничных районов от бывших контрабандистов, бывших участников белобандитских формирований периода гражданской войны и после неё и шпионско-диверсионных кадров. В пункте 2 говорилось: "Изъять и судить на тройке кулацкий элемент, не подвергшийся судебным репрессиям, проживающий в шести пограничных районах в количестве 2.550 человек..." (170). Запрос Гумин-ского в Москве был отклонён, поскольку через шесть дней он сообщает в НКВД о том, что тройка 26 марта прекратила свою работу (171). По всей видимости, в Москве также было отклонено и ходатайство А. Ф. Боечина, начальника УНКВД Курской области. В докладной записке "О ходе ликвидации эсеровского подполья в Курской области" от 20 марта 1938 года он описывает свою борьбу против всё ещё действующей в подполье в его области организации социалистов-революционеров. По его словам, она широко занимается вредительством в колхозах и пытается организовать кулаков и белогвардейцев для мятежа. Поэтому Боечин предлагает "проведение спецоперации по кулакам и повстанческим элементам" и просит в связи с этим ?разрешения продолжить работу троек и дать лимит на 6.000 человек? (172). Известен ещё один, выдержанный несколько в ином ключе случай, когда московский центр сдерживал репрессивное рвение провинции: в Чечено-Ингушской АССР, где операция по приказу ?00447 была завершена 15 февраля. Вновь назначенный

партийный секретарь Ф. П. Быков пытался реанимировать тройку. 13 июля 1938 года он обратился в Центральный Комитет ВКП(б) в Москве с просьбой, для подавления "к-р. кулацко-мульского и бандитского элемента [...] разрешить организовать [...] Особую тройку по примеру уже проведенной ранее операции, с особыми полномочиями, сроком на 4-5 месяцев" (173). В данном случае политбюро осталось при своём решении от 31 января 1938 года. Можно предположить, что в Московских архивах есть ещё подобные отклоненные ходатайства периода второй фазы операции 00447. Если в первую фазу кампании по ходатайствам о повышении лимитов принимались, как правило, положительные решения, то теперь в ответ на некоторые из них мог последовать отказ. В отдельных случаях (см. таблицы "3, 10, 27, 32, 36 и 45) мы не знаем, как Москва отвечала на запросы. С начала марта 1938 года кулацкая операция пошла на спад. С весны этого года основным направлением в деятельности НКВД становятся репрессии против контрреволюционных этнических меньшинств " так называемая нацоперация (174).,

Необходимо отметить, что политбюро не придерживалось ни одного из установленных 31 января направлений дальнейшего развития операции. Уже в феврале 1938 года оно одобрило выходящие за пределы установленных в январском решении квот новые контин-генты жертв и продлило сроки операции: так, для украинских областей 17 февраля был установлен новый контингент репрессий в 30 тыс. человек, причём он не- был дифференцирован по категориям (см. сводную табл.). Это привело к тому, что кулацкая операция на Украине в первой половине 1938 года приобретала всё более кровопролитный характер: в Виннице, шеф УНКВД которой 7 апреля докладывает Наркому внутренних дел Успенскому о том, что тройка начинает работать ежедневно", 10 мая 1938 года было вынесено 3.200 смертных приговоров и 227 приговоров к различным срокам лишения свободы. В Полтавской области в 1938 году тройка выносила лишь один приговор: к ВМН были приговорены 3.100 человек (см. сводную табл.). Ходатайства о продолжении операции смерти поступали в Москву до конца октября 1938 года (175). С 1 февраля 1938 года до завершения операции 15 ноября руководящий орган партии либо центр НКВД предоставили более чем половине названных в решении политбюро от 31 января областей, краёв и республик, по меньшей мере, один раз новые повышенные цифры репрессий

4 Зак. 3876

(см. таблицы "3, 4, 7, 12, 26, 27/Новосибирск, 28, 30/Чита/Иркутск, 39, 41, 45/Украинская ССР). С этим было связано, соответственно, продление срока полномочий троек на полтора-два месяца. Ещё 29 августа 1938 года политбюро приняло решение "удовлетворить просьбу Читинского обкома ВКП(б) о продлении работы тройки" (176). Буквально до последнего дня операции высший партийный орган производил изменения в составе троек и даже вводил в действие новые, как, например, для Хабаровского и Приморского краёв, возникших 20 октября 1938 года в связи с разделом Дальневосточного края (177).

В резолюции от 31 января 1938 г. политбюро постановило, что во всех республиках, краях и областях, для которых не были установлены новые контингенты, тройки должны были завершить свою работу не позднее 15 февраля 1938 года. Это постановление также не было выполнено; по меньшей мере, на трети этих территорий тройки функционировали после этого срока (см. таблицы "25/Ростов, 33, 48). Таким образом, число расстрелов и заключений в лагеря по приказу ?00447 с 1 февраля по 29 августа 1938 года выросло ещё на 90 тыс. человек (первая и вторая категории) (178). До 1 февраля 1938 года тройками было осуждено около 600 тыс. человек (179).

В феврале число ещё действующих троек сильно сократилось. К сожалению, на сегодняшний день ещё не существует полного обзора, когда в отдельных республиках, краях и областях эти трибуналы прекратили свою деятельность. Летом 1938 года немногие существовавшие ещё тройки, по всей видимости, значительно сократили количество своих ежемесячных заседаний; например, в Москве до 3-х в июле и августе, в Новосибирске в августе состоялось лишь одно заседание, в Карелии с мая по ноябрь ? 4 (180), в Омске после 15 марта ? 5 (181). Исключение представляет Иркутск, где тройка собиралась в июле 15 раз, в августе и сентябре 5 и, соответственно, 6 раз (182). Дольше всего кулацкая операция продолжалась в Ленинграде, Омске, Новосибирске, Иркутске, Чите, Свердловске (до середины/конца сентября). Возможно, ещё позже закончилась она в ДВК(183), для которого политбюро 31 июля 1938 года установило контингент репрессий в 20.000 человек (см. таблицу).

5. ОСОБЫЕ АКЦИИ

В рамках приказа ?00447 состоялись, по меньшей мере, две "более мелкие" акции, операции уничтожения в "тюрьмах ГУГБ НКВД? (184) и в исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ). Особые инструкции руководства НКВД регламентировали их проведение. Оба мероприятия были направлены против особых групп жертв и знали лишь одну меру наказания (ВМН); кроме того, руководство НКВД определило продолжительность акции и количество расстрелов для каждой тюрьмы и каждого лагеря. Обе акции, особенно в отношении двух последних пунктов, оказались точным отражением большой операции: они длились существенно дольше, чем это первоначально планировалось, и потребовали намного больше жертв, чем это было предусмотрено. Для преследования заключённых в политтюрьмах, подчинявшихся 10-му отделу ГУГБ ("тюремный отдел?), руководством НКВД 16 августа 1937 года была издана директива ?59190 (см. документ "11) (185). Она предусматривала начать операцию 25 августа и завершить её в течение двух месяцев. За антисоветскую деятельность к суду троек должны были привлекаться ?наиболее активные контрреволюционные элементы из числа содержащихся в тюрьмах ГУГБ, осуждённых за шпионскую, диверсионную, террористическую повстанческую и бандитскую деятельность, а также осуждённых членов антисоветских партий (эсеры, грузмеки, дашнаки, иттихадисты, мусаватисты и т. д.)?; среди них также и троцкисты, не названные в приказе ?00447, которые, согласно официальной пропаганде в советской прессе, осенью 1937 года всё ещё оставались врагом ? 1, чаще всего в комбинации с бухаринцами ("троцкистско-бухаринское охвостье? " см.: Известия. 1937. 22 нояб.). Также должны были быть расстреляны и уголовники, занимавшиеся в тюрьме "преступной деятельностью". Составление списков расстрелов, на основании которых тройка принимала решение, входило в обязанности тюремного руководства. Никаких новых допросов, опросов свидетелей, очных ставок или проверки обличительного материала не проводилось. Эти люди шли на смерть, не зная о вынесенном им приговоре. По расстрелянным "по линии тюрем? (жаргон НКВД)

велась отдельная бухгалтерия, то есть они не "вычитались" из установленной для республики, края или области разнарядки.

Наиболее исследованной является бойня заключённых учреждённой в 1937/38 году тюрьмы на Соловецких островах (Соловецкая тюрьма ГУГБ НКВД СССР) (186), на территории печально известного "Соловецкого ИТЛ? " матери советской лагерной системы. По директиве Ежова от 16 августа 1937 года, для тюрьмы была установлена разнарядка на уничтожение 1.200 заключённых, позднее это число было увеличено. Ленинградская тройка на особых заседаниях 9, 10, 14 октября приговорила к смерти 1.116 заключённых (187), 10 и 25 ноября 1937 года ? 509(188) и 14 февраля 1938 года ? 200, в целом ? 1.825 заключённых (189). В протоколах тройки ?обвиняемые" собраны по делам в большие группы до двухсот заключённых. В то время как предыдущие наказания для каждого выносились индивидуально (приблизительно пять-семь строчек), актуальное "преступление", на основании которого выдвигалось обвинение, было указано коллективно для всей группы (две-четыре строчки): "Дело ? 103007-37 г. [...] на 182 человека, осуждённых на разные сроки за к-р. троцкистскую, террористическо-шпионскую деятельность [...]. Эти лица продолжают вести среди осуждённых к-р. троцкистскую работу и высказывают террористические намерения? (190).

НКВД видел в этих заключённых неисправимых политических противников режима, пытавшихся к тому же с помощью коллективных акций протеста и голодовки, как наиболее сильного оружия, изменить новый, ужесточённый в марте 1937 года тюремный порядок. В протоколе заседания Ярославской тройки от 3 сентября 1937 года, на котором были приговорены к смерти 28 заключённых особой тюрьмы ГУГБ с политическим прошлым (191), это отчётливо видно: в качестве достойных смерти преступлений назывались: "коллективные протесты, распространение листовок, нарушения тюремного порядка, продолжение политической борьбы, организация голодовок, попытки самоубийств" (192).

Акция уничтожения в исправительно-трудовых лагерях ГУЛАГа (см. документ ?7) на сегодняшний день исследована недостаточно. Она была объявлена уже в приказе ?00447, так что краткую директиву Ежова ?409 от 5 августа 1937 года можно читать как положение о применении к разделу I (по затрагиваемым репрессивными мероприятиями контингентах), пункту 6 приказа ?00447 (193).

Акция уничтожения должна была начаться 10 августа 1937 года и продлиться два месяца. В качестве целевой группы преследования названы наиболее активные антисоветские элементы "из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих контрреволюционеров, ведущих в лагерях активную антисоветскую подрывную работу". И, разумеется, сюда же отнесены "уголовные элементы, занимающиеся [...] преступной деятельностью". Приказ ?00447 устанавливал для лагерей НКВД лимит на уничтожение в 10.000 человек; в директиве Ежова, адресованной руководству региональных учреждений НКВД и лагерей, на их территории плановое количество казней доводится до отдельных лагерей (194). Списки кандидатов на смерть, составленные в лагерях третьим (оперативно-чекистским) отделом (195), также без дополнительных расследований были переданы тройкам.

Первые лагерные заключённые были осуждены тройками в августе 1937 года, например, в Карелии (196). Уже в сентябре/октябре 1937 года некоторые лагеря превысили установленный в циркуляре 409 верхний предел, так что 25 октября 1937 года НКВД утвердил дополнительные контингента репрессий (см. таблицу). 17 декабря 1937 года шифровка "38671/36820 заместителя Наркома внутренних дел СССР предписывала рассматривать попытки к бегству на тройках в рамках директивы 409 и выносить за них смертные приговоры (197). В период между февралем и апрелем 1938 года операция достигла апогея и лишь в ноябре 1938 года подошла к завершению. В 1938 году на многих территориях кампания против заключённых ГУЛАГа была ещё в самом разгаре, когда репрессии (по приказу ?00447) за пределами отделенного колючей проволокой мира уже были прекращены. Например, в Архангельской области, где с октября 1937 по апрель 1938 годов тройка осудила 2.755 заключённых Ухтпечлага (198), или в Карелии, где операция ?00447 завершилась 15 апреля 1938 года, однако после этого состоялись ещё четыре заседания тройки " последнее 10 ноября 1938 года, на которых приговаривались исключительно заключённые Белбалтлага (199). В расположенном в Москве и Московской области Дмитлаге " в середине 30-х годов это был самый крупный лагерь архипелага ГУЛАГ с 192 тыс. заключённых, обитатели которого строили канал Москва-Волга, " аресты начались непосредственно после открытия канала (14 июля 1937 года). Они продолжались и после официального

закрытия лагеря (31 января 1938 г.) до апреля-мая 1938 года; с 2 сентября 1937 по 5 июня 1938 года тройка при УНКВД Московской области приговаривала лагерных заключённых к смерти; большинство из них, по всей вероятности, в марте, когда на 8 из 13 заседаний тройки выносились приговоры против заключённых (200).

Наиболее кровавая акция по директиве 409 состоялась в 1938 году в Дальневосточном крае. В рамках чистки пограничных областей от "антисоветских элементов" 1 февраля 1938 года политбюро одобрило в пункте "Меры по снижению количества заключённых дальневосточных лагерей" следующее предложение НКВД: в Дальневосточном крае до 1 апреля тройки должны были приговорить к смертной казни дополнительно (201) 12 тыс. заключённых, осуждённых за тяжкие преступления ? шпионаж, террор, измена родине, уголовные преступления (см. сводную табл. "Лагеря НКВД?).

В рамках акции ?409, по всей видимости, осуждались и заключённые Севвостлага/СВИТЛ (на 01.01.1938 г ? 90.741 заключённых), который поставлял рабочую силу для Государственного треста по дорожному и промышленному строительству (для Даль-строя). Огромная, управляемая Дальстроем область с центром в городе Магадане в 1932 года получила статус самостоятельной территории, входившей в Дальневосточный край. Однако осуждение лагерных заключённых не было поручено тройке Дальневосточного края. Для империи Дальстроя была учреждена собственная тройка, в чью компетенцию " и это было её особенностью " входили лишь рабы треста. Официально она подчинялась тройке Дальневосточного края, что в делах иногда находило своё выражение в формулировке "согласно постановлению Тройки УНКВД по ДС, утверждённому тройкой УНКВД по ДВК". С декабря 1937 года в её состав входили директор треста, а также главный прокурор и начальник отдела НКВД по Дальстрою. С 5 сентября 1937 по 14 августа 1938 годов трибунал исполнял своё кровавое предназначение. Среди прочих к ВМН были приговорены тысячи троцкистов. Точных данных о приговорённых тройкой Дальстроя пока ещё нет. Количество приговоров оценивается в 11-12 тысяч, из них около 8.000 к ВМН и от 2-х до 3-х тысяч приговоров к заключению в лагерь (202). В рамках акции ?409, как правило, выносились только смертные приговоры.

По данным Станислава Кузьмина, в 1993 году профессора Академии МВД, занимавшегося архивами НКВД, в рамках акции в лагерях НКВД было уничтожено 30.178 человек (203).

О том, существовали ли особые распоряжения о чистке исправительно-трудовых колоний, до сих пор не известно, кроме разве, что заключённые ИТК приговаривались тройками к высшей мере наказания (204). Вероятно, не существовало и особой директивы для проведения операции ? 00447 в "трудпоселках" ссыльных кулаков. Мы знаем, однако, что тысячи трудпоселенцев пали её жертвой (205).

В этом контексте необходимо ещё кратко остановиться на двух локальных акциях, кажущихся единичными случаями, возможно, лишь потому, что мы ещё мало знаем о применении приказа ?00447. В Татарии 1 ноября 1937 года произошло необычное событие: ?органы" передали в суд 19 пожилых (свыше 60-ти лет) и больных человек, арестованных ими, когда в начале октября было приказано начать аресты по второй категории. Казанский историк Степанов, рассказывающий об инциденте, по всей видимости, придерживается мнения, что полиция безопасности имела намерения смягчить меру наказания для неспособных к тяжёлому труду в лагерях лиц (206). Однако, когда в Москве в начале 1938 года госбезопасность также стояла перед подобной "проблемой" в конце концов пошла на жесточайшее решение. В конце 1937 года тройкой были приговорены к различным срокам заключения в лагере несколько сотен инвалидов и ?ограниченно трудоспособных". Поскольку не удалось направить всех заключённых в концлагеря ? Главное управление лагерей было против их приёма (207) " печально известный сотрудник НКВД Л.М. Заковский, с 20 января " начальник НКВД Москвы и заместитель Ежова, приказал вновь передать их дела в тройку. Он проинструктировал председателя тройки М.И. Семёнова, что все они должны быть приговорены к "высшей мере наказания? (ВМН), что и произошло в феврале 1938 года: 170 инвалидов (с ампутированными руками и ногами), слепых, туберкулёзных и сердечных больных были преданы смерти (208) лишь потому, что в московских тюрьмах нужно было освободить место для новых заключённых, а руководство Главного управления лагерей рассматривало их как "брак? (209), который нельзя использовать в экономике ГУЛАГа.

На первый взгляд, репрессивные мероприятия против общины глухонемых в Ленинграде подобны определённой национал-социалистической операции (акция Т4: уничтожение душевнобольных и

инвалидов): в августе 1937 года полиция при обыске в квартире одного глухонемого нашла несколько открыток с изображениями Гитлера. Это были стандартные вложения к немецким упаковкам сигарет, принадлежавшим также глухонемому, жившему в этом же доме немецкому политэмигранту Альберту Блюму. Руководивший следствием начальник полиции создал на основании этих привлекательных для сочинителей "заговоров" ингредиентов "дело антисоветской, фашистской террористической организации агента гестапо А. Блюма", связанное также с немецким консулом в Ленинграде. 54 глухонемых, среди них представители культурной элиты крупной Ленинградской общины глухонемых, были арестованы. После обычных манипуляций при составлении протоколов допросов 17 декабря 1937 года они были приговорены тройкой: 34 чел. " к высшей мере наказания, 19 чел. " к 10 годам заключения в лагере (210). В данном случае совершенно определённо, не может быть напрашивающегося сравнения с преследованием душевнобольных и инвалидов при национал-социалистическом режиме, поскольку данное ограничение, как нам известно, в Советском Союзе тридцатых годов не являлось причиной для дискриминации. Напротив, глухонемые, хорошо интегрирующиеся в трудовой мир, пользовались поддержкой со стороны режима (211). Обе акции в каждом случае являются признаком ужесточения операции 00447.

И последнее замечание в связи с этим: при просмотре книг памяти бросается в глаза, что среди казнённых много людей старше 60-ти лет, не являются редкостью 70-80-летние, особенно среди "бывших людей? (212). Из 3.859 человек, расстрелянных в ноябре 1937 года в Ленинграде, 427 (11,1%) были старше 60-ти лет, в декабре их было 413 человек (9,2%) из 4.457 расстрелянных (213). Доля лиц старше шестидесяти лет в населении Советского Союза составляла в 1937 году 6.6%. Было ли такое большое количество пожилых людей связано с тем, что "судьи" троек и двоек знали, что осуждение стариков к лагерному заключению нежелательно, поскольку они не могли выполнять ?никакой полезной работы? (214). В своём описании жизни и деятельности Ежова Янсен/Петров сообщают, что нарком на конференции 16 июля 1937 года на вопрос начальника Оренбургского УНКВД (А.И.Успенского), что делать с заключёнными старше семидесяти лет, ответил " расстреливать (215).

6. ЗАВЕРШЕНИЕ ОПЕРАЦИИ И МАССОВЫХ РЕПРЕССИЙ.

Признаком постепенного окончания операции по приказу ?00447 является решение политбюро (216) от 15 сентября 1938 года, создававшее новую систему осуждения "контрреволюционных национальных контингентов". Старый опыт, когда региональные "двойки", состоявшие из руководителя НКВД и главного прокурора, посылали для утверждения "Комиссии НКВД и Прокуратуры СССР", называемой также "высшей двойкой", в Москву списки (т. н. "альбомы?) с кратким описанием дел и предложениями по мере наказания (смертная казнь или 5-10 лет заключения), показал себя неэффективным: Ежов с компетентными отделами полиции безопасности и Вышинский с Государственной прокуратурой СССР в 1938 году существенно отставали с выполнением этой задачи, несмотря на то, что в некоторые дни ставили свои подписи под тысячами приговоров (217). От отправления до получения "альбомов" обратно часто проходило несколько месяцев, что подтверждается на основании кратких биографий в книгах памяти (218). В начале сентября 1938 года в Москве накопилось более 126.000 необработанных дел, многие из арестованных по этим делам сидели в тюрьмах с февраля/марта (219). Эта медлительность центра вела к переполнению тюрем на периферии и провоцировала письма с жалобами местных руководителей (220). Поэтому политбюро приняло решение об учреждении в областях, краях и республиках "Особых троек", задача которых состояла в том, чтобы разобраться в нерассмотренных "двойками" делах против арестованных до 1 августа 1938 года (221) представителей национальных диаспор. "Особые тройки" также получили полномочия приговаривать к смертной казни, а также к лагерному и тюремному заключению 5-10 лет, но могли и возобновлять следствие и освобождать арестованных за недостатком улик. Текст приказа ?00447 не предусматривал подобного. Подробности регламентировал приказ ?00606 НКВД от 17 сентября 1937 года "Об образовании Особых Троек для рассмотрения дел на арестованных в порядке приказов НКВД СССР и др." (222). Определения этого приказа были четыре дня спустя расширены и уточнены

в подписанном Берией циркуляре "189 "О разъяснении применения приказа НКВД СССР ?00606" в двух пунктах (по затрагиваемому кругу лиц и выносимым приговорам): Особые тройки должны были осудить арестованных до 1 августа 1938 года лиц всех ?национальных линий? (223). Однако сюда же были отнесены, и это тоже впервые, и "участники белогвардейских организаций? (РОВС, Российская фашистская партия, БРП). Неподсудными Особым тройкам были наряду с уголовными делами против иностранцев дела против а) инженеров, профессоров, врачей и других высококвалифицированных специалистов, б) сотрудников органов и войск НКВД, с) "бывших военнослужащих армии и флота, которым присвоены специальные военные звания". Кроме того, циркуляр предусматривал ряд более мягких мер наказания: лишение свободы на срок от 1 до 5 лет, высылка и меры наказания, не связанные с лишением свободы (гласный надзор по месту жительства) (224). Первые заседания Особых троек состоялись 20 сентября, последние ? 15 ноября 1938 года (225). Личный состав традиционных троек и Особых троек был идентичен; в некоторых краях и областях, таким образом, в сентябре-октябре 1938 г существовали два трибунала-тройки одинакового состава, но имеющих разные полномочия и компетенции.

В начале ноября 1938 года настолько сгустились признаки (226) смены курса в советской политике репрессий, что уже ходили слухи о снятии Ежова, который для многих представал как движущая сила массового террора (227). 15 ноября 1938 года время пришло: политбюро одобрило предложенный Государственной прокуратурой Советского Союза проект директивы, которую должны были утвердить Совет Народных Комиссаров и Центральный Комитет партии; её основной тезис звучал так: ?Приостановить с 16 ноября сего года впредь до особого распоряжения рассмотрение всех дел на тройках" (228). Днём позже решение Совета Народных Комиссаров и Центрального Комитета партии "Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия? (229) (см. документ "20) было подписано Молотовым и Сталиным и доведено до сведения руководителей НКВД, партийных секретарей и главных прокуроров республик, краёв и областей, городских и районных отделов " то есть кругу лиц приблизительно в 14 тыс. человек, что говорит о большом значении, придаваемом партийным и государственным руководством широкому распространению директивы.

Проект текста был разработан назначенной политбюро 8 октября 1938 года комиссией, в которую вошли Ежов, Берия, Вышинский, Маленков и Н. М. Рычков, председатель Верховного Суда СССР (230). Сталин и Молотов сначала подвели положительные итоги кампании репрессий против бывшей партийной оппозиции (троцкисты-буха-ринцы) и массовых операций против кулаков, уголовников и других антисоветских "элементов", а также против ?национальных контрреволюционных контингентов", а затем подвергли острейшей критике допущенные НКВД и Государственной прокуратурой в этом контексте ?ошибки", явившиеся причиной ?нарушений революционной законности", ставшие, по их мнению, в итоге преградой для окончательной победы над врагами. Были заклеймены отказ от сбора доказательного материала для изобличения врагов народа (агентурой), необоснованные и противозаконные массовые аресты и многочисленные нарушения самых элементарных норм проведения следствия. О бывшей в употреблении в 1937-1938 гг. практике получения признаний при помощи пыток резолюция партийного и государственного руководства из лучших побуждений умалчивает (231). В трактовке Сталина и Молотова названные эксцессы были, в конечном итоге, обусловлены проникшими в НКВД и Государственную прокуратуру врагами " вновь и вновь проявляющийся в сталинистских выступлениях тридцатых годов механизм перекладывания вины. И им якобы удалось вывести тайную полицию и Государственную прокуратуру из-под контроля партии. С запретом дальнейшего проведения массовых арестов и депортаций и предписанием об упразднении "троек? " центрального института репрессий Большого Террора, и, одновременно, созданных в мае 1935 года милицейских троек, партийное и государственное руководство объявили Большой Террор завершённым. В дальнейшем, как было установлено в статье 127 Конституции, аресты должны производиться лишь по постановлению суда, либо с санкции прокурора; дела, в соответствии с нормами закона, должны передаваться в надлежащем порядке судам и Особому Совещанию НКВД; длинный каталог определений был призван защитить арестованного от произвола следователей.

Абсолютно новыми эти требования не были. В упомянутых в тексте директивах, датируемых маем 1933 г. и июнем 1935 г. Председатель Совета Народных Комиссаров (Молотов) и Первый секретарь Центрального Комитета (Сталин) объявляли о завершении

массовых депортаций и арестов и связывали аресты с санкцией государственной прокуратуры. В 1937-1938 гг. имена обоих стояли под всеми документами, открывающими дорогу для массового террора. Внутренне присущее тексту резолюции толкование событий 1937-1938 гг. имеет тенденцию к сокрытию этого факта и снятию ответственности за массовые операции с руководства партии и государства; как, например, за инициированное решением политбюро от 2 июля 1937 года, санкционированное 31 июля, а затем одобренное десятками решений политбюро регламентируемое квотами уничтожение. Уже давно используемое для Большого Террора обозначение "ежовщина? (232) шло навстречу такому толкованию событий. Ему была определена долгая жизнь: как у апологетов Сталина (233), так и у историков (234). В этот контекст вполне укладывается тот факт, что шеф НКВД через несколько дней после выхода резолюции, 23 ноября 1938 года представил на рассмотрение политбюро прошение об отставке, которое было принято 24 ноября. В пространном заявлении от 26 ноября 1938 года (приказ ?00762) новый Народный комиссар внутренних дел Берия от имени своего учреждения признал допущенные ошибки и обещал приложить все усилия к выполнению выдвинутой в резолюции от 17 ноября задачи возврата к советской законности. Было отменено не менее 18 вышедших между июлем 1937 г. и сентябрем 1938 г. приказов, циркуляров и распоряжений НКВД, в которых регламентировались репрессии против определённых целевых групп и методы их осуществления. Среди них также и приказ ?00447. Безусловно, каждый из этих "подзаконных актов" был утверждён решением политбюро.

Пункт 16 приказа ?00762 требовал вручить всем оперативным сотрудникам НКВД в центре и на местах по одному экземпляру Уголовного кодекса и Уголовно-процессуального кодексов (235).

Роль троек в истории советских репрессий на этом ещё не закончилась: 5 марта 1940 года политбюро приняло решение расстрелять 14.700 польских офицеров и полицейских в лагерях военнопленных, а также 11.000 высших польских служащих, офицеров и представителей политической элиты в тюрьмах западных областей Белоруссии и Украины. "Рассмотрение дел и вынесение решения возложить на тройку, в составе [...]? " было указано в решении политбюро (236).

ПРИМЕЧАНИЯ

1. ?Год 1937-й начался, собственно говоря, уже в конце 1934 года. Точнее " первого декабря 1934 года". Ср.: Гинзбург Е. Крутой маршрут. [Т.1]. " Milano, 1967. С.9.

2. Решение политбюро ЦК ВКП(б) ?П 51/94 "Об антисоветских элементах", 2 июля 1937 г. //Рос. гос. арх. социально-полит, истории. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.89. (Далее: РГАСПИ). Впервые опубликовано: Труд. 1992. 4 июня. (Расстрел по разнарядке, или как это делали большевики). См. документ ? 1.

3. Hilberg R. Die Vernichtung der europ?ischen Juden. " Frankfurt, 1990. T.l-3.

4. Степанов А.Ф. Расстрел по лимиту: Из истории полит, репрессий в ТАССР в годы "ежовщины". " Казань, 1999. С.8, 34.

5. См.: PetrovN. Die Rolle der Organe der Staatssicherheit (OGPU-NKVD) in der UdSSR //Lager, Zwangsarbeit, Vertreibung und Deportation: Dimensionen der Massenverbrechen in der Sowjetunion und in Deutschland 1933 bis 1945. " Essen, 1999. C.192. Наряду с этим, бывшие кулаки были зарегистрированы также и в списках лишенцев. Эти документы находились в районных Советах.

6. См. табл.: ?40/Москва. Статистические данные приведены в письме секретаря MK ВКП(б) Н.С.Хрущёва И.В.Сталину от 10 июля 1937г. (Труд. 1992. 4 июня), см. документ "3.

7. Об обсуждении роли Кагановича, Молотова, Маленкова и Хрущёва в Большом Терроре на июньском Пленуме Центрального Комитета 1957 г. см.: Молотов, Маленков, Каганович. 1957: Стенограмма июньского Пленума ЦК КПСС и другие документы. " М. 1998. С.68-69, 159-204,488-489.

8. РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.95-99.

9. Там же. Л.99.

10. ЦА ФСБ. Ф.100. Оп.1. Пор.5. Л.273

11. Вторая, согласно Гетти, состоялась 17 или 18 июля, Getty J Л. "Excesses are not permitted?: Mass Terror and Stalinist Governance in the Late 1930s //Russian Review. 2002. Vol.61, "1. CI 13-138, здесь C.28.

12. Jansen M. PetrovN. Stalin's loyal Executioner: People's Commissar Nikolai Ezhov, 1895-1940. " Standford, 2002. C.83-85.

13. Такая формулировка содержится в почто-телеграмме "128878 заместителя начальника УНКВД Ленинградской области В.Н. Гарина от 16 июля 1937 г. учреждениям НКВД Ленинградской области, см.: Ленинградский мартиролог, 1937-1938. "СПб. 1995. T.1.C.39.

14. См. Jansen, Petrov. Stalin's loyal Executioner. C.85; УймановВ.Н. Репрессии. Как это было... (Зап. Сибирь в конце 20-х " нач. 50-хгг.). " Томск, 1995. С.314-315; см.: Степанов А. Ф. Приложение: Проведение "кулацкой" операции в Татарии.

15. Среди кулаков первой категории находились: бывшие белые офицеры, повстанцы, бывшие активные каратели, представители всякого рода религиозных, сектантских общин и групп, бывшие помещики и др. См. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. Т.2, ноябрь 1929 " декабрь 1930 /Сост. ИвницкийК, КудюкинаМ. Хандурина Е.М. 2000. С.163-167; ViolaL. The Role of the OGPU in Dekulakization, Mass Deportations, and Special Resettlement in 1930 //The Carl Baeck Papers. 2000. "1406. C.25-26.

16. Известия. 1937. 20 дек. C.I.

17. Рабичев К Гнилая и опасная теория превращения классовых врагов в ручных //Большевик. 1937. "7. С.55.

18. По Омской области см. интервью с участником операции, работником НКВД Тюмени, не пожелавшего даже в 1998 г. открыть своё имя: Гольдберг Р. Слово и дело по

советски. Последний из НКВД //Родина. 1998. "9. С.85-87. По ТАССР см.: Степанов А. Ф. Приложение: Проведение "кулацкой" операции в Татарии.

19. Миронов исходит из предположения, что предложенный и утверждённый политбюро лимит расстрелов для Западной Сибири (10.800 чел.) является окончательный.

20. Сохранилась стенограмма речи Миронова. Отрывки из неё опубликованы: Боль людская: Кн. памяти томичей, репрессированных в 30-40-е и начале 50-х годов. " Томск, 1999. Т.5. С.102-103, 110-111. См документ ?4.

21. Попков С. А. Сталинский террор в Сибири, 1928-1941. " Новосибирск, 1997.

С.211.

22. "Я категорически утверждаю, что августовская кампания по изъятию кулаков была правильна". См.: Станковская Г. Как делали "врагов народа? //Годы террора: Кн. Памяти жертв полит, репрессий. " Пермь, 1998. С. 107.

23. Посетители кремлевского кабинета И. В. Сталина //Ист. арх. 1995. "4. С.58-62.

24. РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.161. См документ ?6.

25. Книга памяти жертв политических репрессий: [Ульяновская область]. " Ульяновск, 1996. С.766-780.

26. ГУЛАГ (Главное управление лагерей), 1917-1960 /Сост. А. И. Кокурин, Н.В. Петров. " М. 2000. С.96-104.

27. См. письмо приговорённого к 5 годам ИТЛ чекиста П. А. Егорова Сталину, датированное декабрем 1938 г. цит. по: Уйманов. Репрессии. Как это было. С.95-96.

28. Лихолобова 3. Г. Самая большая чистка в Донбассе (середина 1937 " начало 1938 годов). Правда через годы. Статьи, воспоминания, документы. Вып.2. Сост. Бут О.М. Никольский В.М, Сабина A.M. "Донецк, 1998. С.5.

29. Источник. 1993. "0. С.23.

30. По решению политбюро от 2 июля высылка осуществлялась не по приговору тройки, а по указанию НКВД.

31. В списке территорий авторами приказа допущена ошибка: "30 вместо "Восточно-Сибирский край" должна быть "Восточно-Сибирская область? (преобразование произошло 5 декабря 1936 г.).

32. Хотя 10 июля 1937 г. политбюро предусматривало учреждение одной тройки для всей республики Казахстан (РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.96), в тот же день, однако, им было принято решение ввести тройки в каждой области республики.

33. Источником этого ошибочного суждения мог быть О. В. Хлевнюк. В книге ?Политбюро. Механизмы политической власти в 1930-е годы? (М. 1996. С. 189) он пишет: "Эти цифры были заведомо неполными, так как в перечне отсутствовал ряд регионов страны". См. также переработанный немецкий перевод книги: Chlewnjuk О. W. Das Politb?ro. Mechanismen der politischen Macht in der Sowjetunion der drei?iger Jahre. " Hamburg, 1998. C.274. Ни Хлевнюк, ни следующие за ним авторы не указывают, какие области либо края отсутствуют; см. также: ВертН. Государство против своего народа: Насилие, репрессии и террор в Советском Союзе //Чёрная книга коммунизма. Преступления, террор, репрессии /С. Куртуа и др. " М. 1999. С. 190: "Эти цифры были не окончательными, так как ряд регионов ещё не прислал свои "соображения"". Хлевнюк и Верт могли бы, конечно, возразить, что в первой публикации приказа (Труд. 1992. 4 июня) действительно не указаны Винницкая и Киевская области.

34. Рос. гос. арх. новейшей истории. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.99. Далее: РГАНИ.

35. Цит. по: PetrovN. Tod nach Plansoll: Der operative NKWD-Befehl Nr.00447. C.8. (Hamburger ?Arbeitstagung Stalinistischer Terror, Massenrepressalien, Gulag? 21-22. Februar 1998). Петров не указывает источника этой цитаты.

36. 3 августа 1937 г. политбюро было дополнительно принято решение об образовании в Западно-Сибирском крае тройки Ойротской автономной области, см.: Решение ?П 51/684 //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.67. Л.1.

37. У нас в наличии такие цифры лишь для 39 административных единиц, причём, данные по Таджикистану не распределены по первой и второй категориям, и отсутствуют цифры для Западно-Сибирского края по второй категории. Казахстан со своими восемью областями рассматривается как одно целое.

38. То обстоятельство, что в литературе часто встречаются иные цифры, объясняется в первую очередь тем, что большинство историков основывается на опубликованной в 1992 г. в газете "Труд" версии текста, где не указываются цифры репрессий для Киевской и Винницкой областей на Украине.

39. Поскольку позднее сроком окончания операции было установлено 10 декабря 1937 г. и в течение двух дней проходили выборы в Верховный Совет СССР, всей операции придавалась важная функция в защите этих выборов. На февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) 1937 года действительно высказывались опасения, в том числе и самим Сталиным, что "враги" могут захватить некоторые избирательные округа (Вопр. истории. 1993. "7. С.5). Этот мотив, однако, мог иметь лишь второстепенное значение.

40. Насколько нам сейчас известно, лишь учреждения НКВД в Казани и Ярославле придерживались этого определения.

41. Брюханов Б.Б. Шошков E.H. Оправданию не подлежит: Ежов и ежовщина, 1936-1938 гг. "СПб. 1998. С.76. Аресты должны были производиться лишь с согласия государственного прокурора, так распорядились Совет Народных Комиссаров и Центральный Комитет ВКП(б) 17 июня 1935 года. См. также: Статья 127 Конституции СССР 1936 года: "Никто не может быть подвергнут аресту иначе как по постановлению суда или с санкции прокурора".

42. Цит. по: Миронов Н. Р. Восстановление и развитие ленинских принципов социалистической законности (1953-1963 гг.) //Вопр. истории КПСС. 1964. "2. С. 19.

43. ГАРФ. Ф.8131. Оп.28. Д.ЗЗ (Цирк, за 1938 г.). Л.2.

44. Мемориал-Аспект. 1993. Спец. вып. СЛ. Упоминаемая директива 1937 г. ещё не найдена.

45. Боль людская. Т.5. С. 176-177, 224-225; Уйманов. Репрессии. Как это было; Станковская Г. Как делали "врагов народа". С.95-105.

46. Реабилитация: Как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Март 1953 " февраль 1956. Сост. АртизовА. СигачевЮ. Шевчук И. М, 2000. С.337, 339. О всесоюзном применении этого метода см.: Из истории земли Томской. Год 1937...: Сб. док. и материалов /Сост. Бондаренко A.A. Марков В.К, Тренин В.П. и др. " Томск, 1998. С.312, 315, 322; Репрессии 30-х годов в Дагестане: Документы и материалы /Сост. Османов А. И. " Махачкала, 1997. С.423; Книга памяти жертв политических репрессий: [Ульяновская область]. " Ульяновск, 1996. С.902,935,937,1004.

47. Hlevnjuk. Les mecanismes de la ?Grande Terreur". C.202-205.

48. См.: Попов В.П. Государственный террор в советской России, 1923-1953 гг.:

(Источники и их интерпретация) //Отеч. архивы. 1992. "2. С.28. Трагедия советской

деревни. Коллективизация и раскулачивание. Т.2. С.809-810.

49. Расстрельные списки /Сост. Тихонова В. А. Вып.2: Ваганьковское кладбище, 1926-1936. "М. 1995.С.281.

50. См.: Сталинское политбюро в 30-е годы: Сб. док. /Сост. Хлевнюк О.В, Квашон-кинА.В. и др. " М. 1995. С.63-65.

51. По названию действующей из Парижа военной эмигрантской организации Рус-кий Обще-Воинский Союз (РОВС), см.: Robinson P. The White Russian Army in Exile 1920-1941. " Oxford, 2002; а тж.: Русские без отечества. Очерки антибольшевистской эмиграции 20-^0-х годов. " М. 2000.

52. Жертвы политических репрессий в Алтайском крае /Ред. колл. Вислогру-зовЮ.А. РазгонКИ. Безруков Г. Н. и. др. " Барнаул, 2000. Т.З. 4.1. С.566. Решение

политбюро ЦК ВКП(б) ?П 51/66 "О вскрытой в Западной Сибири к[онтр] революционной] повстанческой организации среди высланных кулаков", 28 июня 1937 г. //Наука и жизнь. 1997. "9. С.70. В ст.: Вылцан М. Данилов В. Применение ВМН ?нами гарантируется? //Наука и жизнь. 1997. "9. С.68-72. См тоже: Жуков Ю.Н. Репрессии и Конституция СССР 1936 г. //Вопр. ист. 2002. "1. С.3-26, особенно с. 23.

53. Chlewnjuk. Das Politb?ro. С.272.

54. См.: Книга памяти жертв политических репрессий Кемеровской области /Сост. ЛИ. Гвоздкова. " Кемерово, 1996.1.2. С.31, 47, 144, 146, 151, 154, 159,161, 165, 173, 178, 266, 298, 356, 410-412, 417,425,450,481,485,486, 492,494).

55. Это название происходит из источников НКВД, см.: Из истории земли Томской. Год 1937. С.311

56. Когда операция завершилась " точно не известно, см.: Уйманов. Репрессии. Как это было. С.99. Согласно сводке Секретариата УНКВД Западно-Сибирского края 4 октября 1937 г. были приговорены 8.047 членов ровсовского заговора: 6.437 к высшей мере наказания и 1.610 к заключению в лагерях на срок от 5 до 10 лет. Более половины из них (54%) составляли бывшие кулаки/спецпереселенцы, 8% " офицеры, 6% " священнослужители, 5% " каратели, жандармы и белобандиты, см.: Жертвы политических репрессий в Алтайском крае. Т.З. Ч. 1. С.570. В декабре 1937 г. на территории бывшего Западно-Сибирского края были арестованы и приговорены 15.560 членов ровсовского заговора, см. меморандум руководителя УНКВД Новосибирской области Ежову от 10 декабря 1937 г. (См. Источник. 1994. "1. С. 103-105).

57. См. например: Сувениров О.Ф. Трагедия РККА, 1937-1938. " М, 1998. С.231; IlicM. The Great Terror in Leningrad: A Quantitative Analysis //Europe-Asia Studies. 2000. Vol.52, "8. C.1533; Stettner R. "Archipel GULAG". Stalins Zwangslager ? Terrorinstrument und Wirtschaftsgigant: Entstehung, Organisation und Funktion des sowjetischen Lagersystems, 1928-1956. " Paderborn, 1996. C.l 10-111.

58. См.: Ленинградский мартиролог, 1937-1938. " СПб. 1995-1999. T.l^. Во 2-4 томах воспроизведены многочисленные документы, имеющие в заглавии слова ?особая тройка". В 4-м томе (С. 576) имеется не вполне ясное указание издателей, что увиденные ими впервые протоколы тройки второй половины августа 1937 года об осуждении "уголовников и социально опасных элементов" подписаны как "заседания тройки (в отличие от Особой тройки) УНКВД Ленинградской] 0[бласти]". (Там же. С.576).

59. Архив ФСБ по Ярославской области (без архивной сигнатуры).

60. "Особая" и "спецтройка" встречаются в опубликованных Вылцаном и Даниловым документах (Наука и жизнь. 1997. "9. С.69-70) и в книге М. Шрейдера "НКВД изнутри: Записки чекиста? (М. 1995. С.70, 74, 76, 86, 103). В постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) "Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия? ?П4387 от 17 ноября 1938 г. (Ист. арх. 1992. "1. С. 125-126) упоминается "судебная тройка".

61. В большинстве книг памяти тройки кулацкой операции и Особые тройки не различаются.

62. В эту созданную 27 мая 1935 года в республиках, краях и областях инстанцию по рассмотрению дел ?об уголовных и деклассированных элементах и о злостных нарушителях положения о паспортах" входили соответствующие начальники НКВД, милиции и отдела УНКВД, к компетенции которого относилось рассматриваемое дело, а также государственный прокурор. Милицейская тройка занималась не политическими делами, она приговаривала профессиональных нищих, мелких уголовников-рецидивистов, а также бездомных и безработных на срок до пяти лет ИТЛ, см.: Rittersporn G. Т. Extra-Judicial Repression and the Courts: Their Relationship in the 1930s //Reforming Justice in Russia, 1864-1996: Power, Culture, and the Limits of Legal Order /Ed. by Solomon P.H. " N.Y. 1997. C.207-227.

63. Лошицький О. "Лаборатор1я-2". Полтава: Документальш матер1али про масови penpecii в Полтавско'1 области у 1937-1938 pp. //3 apxi?i? ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 2000. "2-4. С.129-178, здесь 148.

64. О смещении руководства партии и НКВД Саратова во второй половине июля 1937 года см. письмо A.A. Андреева и Г.М. Маленкова, исполнителей чистки, И.В. Сталину, датированное 19 июля (Советское руководство. Переписка, 1928-1941. " М. 1999. С.364-365).

65. См. постановления политбюро ЦК ВКП(б) "Об антисоветских элементах" ?П51/187 от 9 июля 1937 г. "П51/351 от 23 июля 1937 г. "П51/409 от 28 июля 1937 г. (РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.95-99, 108-119). Окончательный список членов троек, включённых в приказ ?00447, см.: Геворкян Н. Встречные планы по уничтожению собственного народа//Моск. новости. 1992. 21 июня ("25). С. 18-19.

66. Заключение историка Старкова: "В среднем, партийные и государственные лидеры в провинции сменялись по пять-шесть раз в период 1937-1938 гг.", - вероятно, несколько преувеличено. См.: StarkovB.A. Narkom Ezhov //Stalinist Terror. New Perspectives /Ed. by Getty J.A. ManningR. Т. " Cambridge, Mass. 1993. C.34.

67. См.: Петров КВ. СкоркинК.В. Кто руководил НКВД, 1934-1941: Справочник. " М. 1999. С.492-500. Чистка руководящих кадров НКВД после краткого увеличения количества арестов в июле-августе 1937 г. (9 и 17 арестов) производилась более или менее регулярно в период с сентября 1938 г. по январь 1939 г. (12, 17, 20, 24, 22 арестов). См. PetrovN. Les transformations du personnel des organes de securite sovietiques, 1922-1953 //Cahiers du Monde russe. 2001. Vol. 42, "2-3-4: La police politique en Union sovietique. 1918-1953. C.375-396, особенно C.386-387.

68. См.: Solomon P.H. Soviet Criminal Justice under Stalin. " Cambridge, 1996. C.244-247. 1937-1938 гг.: "...90% региональных прокуроров было снято в процессе чистки". В некоторых областях место главного прокурора весной 1938 г. вообще не было занято (Там же. С.245).

69. См. Решения политбюро в РГАНИ Ф.89. Оп.73. Д.48-55,57,58, 61-64, 70-73 и др.

70. На небольшом количестве территорий в тройку входил не государственный про-

курор, а председатель областного исполнительного комитета, например, в Омске (см.:

Самосудов В.М. Большой террор в Омском Прииртышье, 1937-1938. " Омск, 1998. С.47),

а также в Татарстане, где государственный прокурор республики Е.М. Лейбович прини-

мал участие в заседаниях лишь в качестве "приглашённого", см.: Степанов. Расстрел по

лимиту. С.56.

71. При рассмотрении "тройками" дел против уголовных преступников в качестве докладчика присутствовал сотрудник милиции, как правило, отдела уголовного розыска УРКМ. В случае, если уголовный преступник являлся уже осуждённым заключённым, докладчиком был сотрудник отдела мест заключения (ОМЗ) НКВД, которому подчинялись тюрьмы и исправительно-трудовые колонии. Милиция играла важную роль в кулацкой операции. Как и тайная полиция, она имела право ареста без санкции прокурора и проводила расследование дел общеуголовного характера. Прокурор Новосибирской области Барков в январе 1938 г. утверждал в письме, адресованном в Обком ВКП(б): "Нужно сказать, что органы НКВД, в том числе и органы милиции, за этот период [август 1937 ? январь 1938 гг. в рамках кулацкой операции] проделали громаднейшую работу по изоляции уголовных преступников". ГАНО. Ф.20. Оп.1. Д.239. Л.1. Авторы благодарят профессора С.А. Папкову из Новосибирск за документ.

72. См. статистические данные: Ленинградский мартиролог, 1937-1938. "СПб. 1998. Т.З. С.589; Там же. " СПб. 1999. Т.4. С.689.

73. См.: Гольдберг Р. Слово и дело по-советски. С85-87.

74. Степанов. Расстрел по лимиту. С.ЗО.

75. Писатель Михаил Пришвин 13 октября 1938 года, полный мрачных предчувствий, записал в своём дневнике: "жестокость ("без права переписки") власти безмерная, невозможная " это тёмное пятно в нашем Союзе: для народа " всё, для личности " смерть...". (Октябрь. 1997. "1. С.133).

76. В 1955 г. им были сообщены фиктивные даты и надуманные "естественные" причины смерти; о месте смерти не сообщалось, см.: [Ложные свидетельства о смерти]: [Фот.] //Ленинградский мартиролог, 1937-1938. " СПб. 1996. Т.2. Ил.52-54. По вопросу о сокрытии данных о смерти до 1989 года см. распоряжение председателя КГБ СССР В.Е. Семичастного от 26 декабря 1962 г. и комментарии к нему А. Б. Рогинского: Мемориал-Аспект. 1993. Спец. вып. С.2.

77. См.: Бутовский полигон, 1937-1938 гг. " М. 1997. [Вып.]. 1. С.6, 17-30; Ленинградский мартиролог, 1937-1938. Т.1. С.48-51.

78. ?Поток" новых заключённых в уже существовавшие лагеря " количество зэков в двух самых больших из них, Бамлаге и Дальлаге, выросло приблизительно на 50 тыс. и 100 тыс. человек " в 1937-1938 гг. был столь мощным, что в середине 1938 г. некоторые лагеря-гиганты распались на более мелкие единицы (Бамлаг, Ухтпечлаг), из Дальлага выделились новые лагеря Сиблаг и Севвостлаг, см.: Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923-1960: Справочник/Отв. ред. Смирнов М.В. " М. 1998. С.41-43.

79. См.: Chlewnjuk Das Politb?ro. С.265-268; Хлевнюк О. Принудительный труд в экономике СССР, 1929-1941 //Свобод, мысль. 1992. "13. С.74-84; Stettner. "Archipel GULAG".

80. Вопр. истории. 1993. "8. С.22-23.

81. "Недостаток постоянных кадров рабочих в промышленности" " проходит красной нитью через все заявления Народного комиссариата лесной промышленности (Наркомлес). См.: Rees Е.A. The People's Commissariat of the Timber Industry //Decision-making in the Stalinist Command Economy, 1932-1937 /Ed. by Rees E.A. " Ipswich, 1997. C. 124-149. Большей частью занятых на лесоповале и лесосплаве рабочих сил были сезонные рабочие, возвращавшиеся весной в колхозы, см. также: Вопр. истории. 1993. "8. С.23. Чтобы устранить эту помеху, политическое руководство уже в августе 1936 года приняло решение "увеличить использование труда заключённых в лесной промышленности" (Rees Е. A. People's Commisariat of the Timber Industry. C.139). К сожалению, Рис неубедительно подтверждает это предположение: тот факт, что Л. И. Коган, один из высших функционеров НКВД, обладавший большими знаниями об исполняемых трудом заключённых крупных проектах Главного управления лагерей (ГУЛАГа), в августе 1936 года стал заместителем народного комиссара Наркомлеса, взятый отдельно, недостаточно доказателен.

82. См.: Ивницкий H.A. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов). " М. 1996. С.227-228, 251-252, 257. По Ивницкому, число занятых в лесной промышленности ссыльных кулаков (трудпоселенцев) в 1935 г. достигало 179 тыс. чел. (С.260).

83. Возглавить стахановское движение и двинуть его вперед: Передовая //Большевик. 1937. "16. С.6.

84. Постановление СНК Союза ССР "1244-286 1 авг. 1937 г.: Факс. НАлъбацЕ. Мина замедленного действия: (Полит, портрет КГБ). " М. 1992. Приложения к гл. 3.

85. О тяжелых условиях жизни (высокая смертность в 1938 г.) в Тайшетском ИТЛ см.: Шадыро КС. Фемида ?особого совещания? //Неман. 1989. "6. С. 140-142.

86. Поморский мемориал: Кн. памяти жертв полит, репрессий /Редкол.: Шпер-линг Ю.М. (отв. ред.) и др. " Архангельск, 1999. Т.1. С. 16.

87. Бугай Н. Ф. 20-40-е годы: Депортация населения с территории европейской России //Отечественная история. 1992. "4. С.37-49, особенно С.42-43.

88. До этого Рыжов был руководителем административно-хозяйственного управления НКВД СССР, а с 16 августа 1937 г. стал одним из заместителей Ежова.

89. Chlewnjuk Das Politb?ro. C.267.

90. Подсчитано на основании данных по отдельным лагерям в справочнике "Систе-

ма исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923-1960". В своей книге ?ГУЛАГ в сис-

теме тоталитарного государства? (М, 1997. С.97) Г.М. Иванова определяет число заклю-

чённых в новых лагерях лесоповала на 1938 год в более чем 600 тыс. человек, что,

конечно, представляет намного завышенную цифру; возможно, автор включила сюда всех

занятых в лесной промышленности принудительных работников (заключённых ИТЛ, ИТК

и трудпоселений), см. также: Rees Е.A. The People's Commissariat of the Timber Industry.

C. 145-146. 1 октября 1938 г. в новых, открытых в 1937-1938 гг. лагерях (13 лесозаготови-

тельных и 9 остальных) было зарегистрировано 309.350 заключённых, см.: Система исправи-

тельно-трудовых лагерей в СССР, 1923-1960. С.41. 15 февраля 1939 г. в 13 новых лесозаго-

товительных лагерях находилось 276.485 заключённых, см.: ГУЛАГ (Главное управление

лагерей), 1917-1960. С.422. По В. В. Цаплину, к началу 1939 г. в 17 лесозаготовительных

лагерей ГУЛАГа (1931 г. " 2-х, 1937 г. " 7-ми, 1938 г. " 6-ти, 1939 г. " 2-х) насчитыва-

лось в целом 361.448 заключённых, см.: ЦаплинВ.В. Архивные материалы о числе заклю-

чённых в конце 30-х годов //Вопр. истории. 1991. "4-5. С. 158. Ряд разногласий в западной

литературе по ГУЛАГу (дислокация лесозаготовительных лагерей, число заключённых в них

и т. д. см.: Stettner. С.310-313), можно урегулировать посредством справочника по ИТЛ.

91. Брюханов Б.Б. Шошков. Оправданию не подлежит. С. 139.

92. Американский историк Дж. Арч Гетти указал на то, что приказ ?00447 предпи-

сывал скорее лимиты (максимальные цифры), чем квоты (минимальные цифры). Как

вполне могло случиться, и, по всей видимости, случилось, получатели приказа интерпре-

тировали эти цифры как минимальные. См. к этому вопросу письмо (декабрь 1938 г.)

старшего лейтенанта госбезопасности П. А. Егорова Сталину в: Боль людская: Кн. памяти

томичей, репрессированных в 30-40-е и начале 50-х /Сост. Уйманов В.Н. " Томск, 1992.

Т.З. С.64-66.

93. Шрейдер. НКВД изнутри. С.85.

94. Операция 00447 проводилась как своего рода социалистическое соревнование между республиками, краями, областями, оперативными секторами и районами. "Установление лимитов и оговорка о возможности их увеличения вызвали среди карьеристки настроенных начальников УНКВД своего рода соревнование за перевыполнение установленных им лимитов. Это соревнование поощрялось Ежовым". По сообщению следственной комиссии от 9 февраля 1956 г. см.: Реабилитация: Как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. С.317-348, здесь с. 319. См. тж. С.337-338; кроме того: Боль людская:. Т.З. С.65; Известия ЦК КПСС. 1989. "5. С.74-75; ГришаевВ.Ф. Реабилитированы посмертно: (К истории сталинских репрессий на Алтае). " Барнаул, 1995; Тугужекова В.Н.У Карлов СВ. Репрессии в Хакассии. " Абакан, 1998. С.40

95. Даже близкие к архивам авторы ориентируются на опубликованный в газетах столицы материал.

96. Lahusen Т. Loin de Moscou: Nouveaux ecrits sur ГЕхгтёте-Orient russe de Гёге stalinienne //Revue des Etudes slaves. 1999. Vol.71, "1. C.7-10.

97. Данные ОТНОСЯТСЯ К территории Томской области, образованной лишь в 1944 г. Между тем статистические данные, помесячно отражающие ход репрессий террора с января 1937 г. по декабрь 1938 г. существуют для многих территорий, например, для Прикамья: Стпанковская Г. Как делали "врагов народа". С. 107 (в период от января до 31 июля зарегистрировано 90 расстрелов, в августе ? 420, в сентябре ? 1.710, в октябре ? 475); для Нижнего Тагила: Кириллов В. М. История репрессий в Нижнетагильском регионе Урала, 1920-е " начало 50-х гг. Н.-Тагил, 1996. Т.2. С.210; для Ленинграда: llic. The Great Terror in Leningrad. C. 1525-1526; для Донецкой области см.: Лихолобова З.С. Самая

большая чистка в Донбассе (середина 1937 " начало 1938 годов). С.5; для Свердловской области см.: Носов A.B. Мемориал скорби: К захоронению жертв политических репрессий в р-не 12-го километра Московского тракта вблизи г. Екатеринбурга. " Екатеринбург, 1997. СЮ.

98. На это же указывает рапорт начальника Псковского окружного отдела НКВД в мае 1938 года. В нём отмечается, что в первую половину 1937 года было арестовано по политическим причинам 45 человек, во вторую ? 3.655. См.: Не предать забвению: Кн. Памяти жертв полит, репрессий. " Псков, 1996. Т.1. СЗЗ. В мемуарной литературе, прежде всего, см.: Weissberg-Cybulski. Hexensabbat.

99. См. По этому вопросу: Viola. The Role of the OGPU in Dekulakization. CIO, 16-18. Тж.: Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. Т.2. С. 16-17.

100. Для первых двух см.: Списки по регионам: Северная Осетия (Жертвы политического террора в СССР: [Объединенная база данных из 26 регионов более 130 тыс. человек. Книга памяти. Справочник по ГУЛАГу. Библиография по истории политических репрессий] /О-во "Мемориал". "М. 2001. компакт-диск. Для Дагестана: Репрессии 30-х годов в Дагестане: Документы и материалы /Сост. Османов А. И. "Махачкала, 1997. С. 19.

101. Jansen, Petrov. Stalin's loyal Executioner. С.86-87.

102. Книга памяти жертв политических репрессий в Оренбургской области /Авт.-сост. Ермаков Г.В. " Оренбург-Калуга, 1998. С.130, 142, 214, 364.

103. Поморский мемориал: Кн. памяти жертв полит, репрессий /Редкол.: Шпер-линг Ю.М. (отв. ред.) и др. " Архангельск, 1999. Т.1. С. 172-173.

104. Jansen М, Petrov N. Stalin's loyal Executioner. C.86-87.

105. См. факсимильную репродукцию распоряжения начальника УНКВД Куйбышевской области И. П. Попашенко руководителям городского отдела НКВД Ульяновска от 4 августа 1937г.: Книга памяти жертв политических репрессий. [Ульяновская область]. С.797-798. 1 августа Попашенко кратко изложил капитану УГБ важные для его работы пункты приказа ?00447 и сообщил ему утверждённое количество подлежащих репрессии по городу Ульяновску: по 1-й категории ? 100 чел. по 2-й категории ? 199 чел. (Там же. С.799). Попашенко говорит о том, что первая фаза операции (арест и осуждение первой категории) должна завершиться до 20 августа! Далее: "Существование тройки при УНКВД и направление дел на её рассмотрение должно быть сохранено в полном секрете, как от репрессируемых, так и от работников не оперативных органов УНКВД". (Там же. С.800).

106. Состоялись первые заседания 5 августа в Ярославле (см.: Архив ФСБ по Ярославской области), Омске; Кирове; Мордовской АССР; в Карелии и Западно-Сибирском крае первое заседание состоялось 7-го августа, в Ленинграде ? 9-го, в Татарстане " лишь 23-го августа. Заседание тройки Московской области, на котором рассматривались дела арестованных по 58 статье, по документам состоялось 14 августа (см.: Бутовский полигон, 1937-1938 гг. Т.2. С.143/Т.5. С167). Но так как уже 8, 9 и 11 августа в Бутове осуществлялись казни уголовников, осуждённых тройкой (общим числом 210 человек, см.: Бутовский полигон, 1937-1938 гг. Т.6. С.200-274), первое заседание тройки, по всей видимости, состоялось до 8-го числа, вероятно, 7-го августа. См. по этому вопросу формулировку во введение к "Бутовскому полигону", Т.5: "Новая [...] книга содержит сведения [...] на 2.700 человек, осуждённых внесудебными органами и расстрелянных [...] в период с 7 августа 1937 г. по 19 октября 1938 г." (С.З).

107. ЧухинИ.И. Карелия-37: Идеология и практика террора. " Петрозаводск, 1999. С.76; Степанов. Расстрел по лимиту. С.64; см. также данные по Ленинграду в таблице.

108. По Ярославлю см.: [Ершов A.M. Доклад наркому Н.И.Ежову о выполнении приказов ?00485, "00447, "00429, "00593, "00486, "941-386 1937 г.: Копия] //Архив ФСБ по Ярославской области. Ф.2. Оп.4. Д.З. Л. 1-18.

109. Шрейдер. НКВД изнутри. С.69.

ПО. Если заглянуть в 1-й том Ленинградской книги памяти, становится ясно, что здесь также на первых заседаниях в августе 1937 г. было осуждено большое количество заключённых, сидевших месяцами, некоторые с ноября 1936 г. как, например, Семен Степанович Тишков, священник Троицкого собора, находившийся в заключении с 23 ноября 1936 г. и 11 августа 1937 г. посланный тройкой на смерть, см.: Ленинградский мартиролог, 1937-1938. T.I. С.576. По закону срок предварительного заключения составлял 2,5 месяца.

111. Для Карелии перечень заседаний тройки с приговорами, а также списки расстрелов с датами, местом и именами исполнителей см.: Чухин. Карелия-37. С. 146-147, 153-156.

112. См.: Ленинградский мартиролог, 1937-1938. Т. 1-4. Здесь указаны даты ареста, приговора и казни расстрелянных по Ленинградской области в период с августа по декабрь 1937 г. См. также: Ilic. The Great Terror in Leningrad. C.1527: ?Почти 88% всех жертв были казнены в течение недели после вынесения приговора".

113. См.: Бутовский полигон, 1937-1938 гг. " М, 1998. Т. 2. С.169, 173, 174, 175, 182, 192, 199, 229 и т. д. (Знаменский, Каган, Калининым, и С, Каргин, Ковригин, Кри-санов, Лебедев, Петухин и т. д.). По Ленинграду см.: Ленинградский мартиролог, 1937? 1938. " СПб. 1999. Т.4. С.27, 52, 69, 76,444 и т. д.

114. Бутовский полигон, 1937-1938. Вып.2. С.298.

115. Реабилитация: Как это было. С.320.

116. См.: "Решения Особых Троек приводить в исполнение немедленно? //Источ-

ник. 1999. "5. С.85; ОхотинН, РогинскийА. Из истории ?немецкой операции" НКВД

1937-1938 гг. //Наказанный народ. Репрессии против российских немцев. " М. 1999.

С.38.

117. Решение политбюро ЦК ВКП(б) ?П 51/872 //РГАНИ. Ф.68. Оп.73. Д.76. Л.1.

118. Ленинградский мартиролог, 1937-1938. Т.2. Ил.81-124; Т.З. С.590-591.

119. Степанов. Расстрел по лимиту //Воля. 1997. "6-7. С. 106.

120. Чухин. Карелия-37. С.146.

МХ.Кропачев С. Хроника коммунистического террора: Трагические фрагменты новейшей истории Отечества. События. Масштабы. Комментарии. " Краснодар, 1995. Т.1: 1917-1940. С.47.

122. Самосудов. Большой террор. С. 161,241.

\23. Лошицький О. "Лаборатор1я?: Hoei документа i свщчення про масови penpecii 1937-38 рою в на Вшшччиш //3 apxiei? ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 1998. "1-2. С.213.

124. Не укладывается в этот пример то, о чём сообщает Алексей Семёнович Чуянов

в своих воспоминаниях: будучи назначен весной 1938 г. партийным секретарем Сталин-

градской области, он отказался слепо подписывать предлагаемые ему начальником

УНКВД Н.Д. Шаровым и государственным прокурором области приговоры. Его тщатель-

ную проверку дел начальник следственного отдела УНКВД прокомментировал следую-

щими словами: "Это не предусмотрено. Если действовать таким образом, нам понадобится

40 дней и ночей". Несмотря на давление из Москвы (звонки Маленкова), он после про-

смотра документов выступал за освобождение арестованных. См.: Чуянов A.C. На стрем-

нине века: Записки секретаря обкома. " М. 1977. С.45-48. Возможно, также и в автоном-

ной республике Марий Эл произошёл конфликт между партийным руководством и

управлением НКВД, связанный с усилением репрессий, закончившийся осуждением

первого секретаря Ч.И. Врублевского, см.: Трагедия народа. Кн. памяти жертв полит,

репрессий Республики Марий Эл. " Йошкар-Ола, 1996. Т. 1. С.31.

125. Гольдберг. Слово и дело по-советски. С.86.

126. См. например: ЗаковскийЛ. Шпионов, диверсантов и вредителей уничтожим до конца! " М. 1937. (Тираж 500.000 экз.); Он же. О некоторых методах и приёмах иностранных разведывательных органов и их троцкистско-бухаринской агентуры. " [М], 1937. (Тираж 800.000 экз.) Автор был начальником УНКВД Ленинградской области.

127. Цит. по: Уйманов. Репрессии. Как это было. С.96.

128. К вопросу о предполагаемой деятельности и разоблачении РОВС на Урале и в Западной Сибири см. доклады председателей троек, руководителей НКВД, Свердловской области (Д.М. Дмитриев) от 25 октября 1937 г. и Новосибирской области (Г.Ф. Горбач) от 10 декабря 1937 г. Ежову (Источник. 1994. "1. С.94-105). Среди изобретённых сочинителями заговоров в НКВД в тридцатые годы подпольных организаций Русский Обще-Воинский Союз по количеству членов был, пожалуй, самым мощным тайным объединением. Органы безопасности раскрыли филиалы РОВС почти во всех краях и областях РСФСР, Украины и Белоруссии, см. напр. упомянутые доклады начальников УНКВД Свердловской и Новосибирской областей, а тж.: Степанов. Расстрел по лимиту. С.81-84; Гришаев. Реабилитированы посмертно. С.27, 34-35; Лошицышй. "Лаборатор1я-2". С. 135-137, 141. В членстве в РОВС обвинялись: бывшие офицеры царской и белой армий, чины полиции и жандармерии, бывшие чиновники царской администрации, помещики и фабриканты, дворяне и священники, в общем, все лица, входящие в круг бывших людей. Проведённое в 1959 г. следствие показало, что в Западной Сибири контрреволюционной организации под названием РОВС не существовало (Гришаев. С.36).

129. Папков. Сталинский террор в Сибири. С.219-220.

130. Лошицъкий. "Лаборатор1я-2". С.157/149.

131. Архивы Кремля и Старой площади. Документы по "делу КПСС?: Аннотир. справочник документов, представленных в Конституционный суд Рос. Федерации по "делу КПСС". " Новосибирск, 1995. С.20; см. тж.: SandagSh. Kendall H.H. Poisoned Arrows. The Stalin-Choibalsan Mongolian Massacres, 1921-1941. " Boulder CO, 2000. По мнению авторов, Монгольская тройка, "беспощадное орудие террора против народа", приговорила к смерти 20.000 человек (С.84-85).

132. Getty, Наумов. С.481 и Jansen, Petrov. Stalin's loyal Executioner. С. 101.

133. См.: Самосудов. Большой террор. С.42-43, 52-53, 101-107.

134. Петрушин A.A. "Мы не знаем пощады...": Извест. малоизвест. и неизвест. события из истории Тюмен. края по материалам ВЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. " Тюмень, 1999. С. 137.

135. Известия. 1996. 3 апр. С.5

136. Маннинг Р. Массовая операция против "кулаков и преступных элементов": Апогей Великой Чистки на Смоленщине //Сталинизм в российской провинции: Смол. арх. документы в прочтении заруб, и рос. историков. " Смоленск, 1999. С.241.

137. Труд. 1997. 2 авг. С.5.

138. Гетти сообщает со ссылкой на недоступные до сих пор документы, что НКВД в августе 1937 г. отклонил ходатайство из Ярославля о повышении лимитов, Getty. "Ех-cesses are not permitted". С. 133.

139. Политбюро 9 июля 1937 г. разрешило Красноярскому краю и Татарской АССР представить свои цифры репрессий лишь в августе, см.: Решение политбюро ЦК ВКП(б) ?П51/187 //РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.95. Мы предполагаем, что написанная Сталиным записка без даты явилась ответом на представленный дополнительно план репрессий из Красноярска.

140. Hlevnjuk. Les mecanismes de la ?Grande Terreun>. С. 197-208.

141. Getty. "Excesses are not permitted". С. 131.

142. Это, естественно, вызывает вопрос, в какой степени УНКВД/НКВД были при-частны к принятию этого решения или даже, возможно, инициировали его. Как правило,

местный руководитель ?органов" являлся членом обкома или крайкома. В Марийской АССР решение о повышении лимита в сентябре 1937 г. было принято на бюро обкома ВКП(б) "по заявлению тов. Карачарова? (наркома внутр. дел), см.: Сапунов К.Н. Из истории Марий Эл: Трагедия 30-х годов. " Йошкар-Ола, 2000. С. 135

143. Jansen, Petrov. Stalin's loyal Executioner. C.90, 205.

144. См. к этому вопросу более 30 примеров в примечаниях к таблице. См. тж.: По-

литбюро ЦК РКП(б)-ВКЩб). Повестки дня заседаний. Т.П. 1930-1939. Каталог. Ред.

колл.: Адибеков Г.М. Андерсон K.M. Роговая Л.А. " М. 2001. С.875-1005.

145. Цит. по: Охотин, Рогинский. Из истории ?немецкой операции" НКВД. С.43.

146. Гольдберг. Слово и дело по-советски. С.87.

147. Уже упомянутый арестованный сотрудник НКВД Егоров в своём письме Ста-

лину пишет, что заместитель руководителя НКВД Новосибирска И. А. Мальцев 10 декабря

1937 г. приехал в Томск и сообщил: ?Партия и правительство продлило срок работы

троек до 1 января 1938 года". От Томского НКВД Мальцев потребовал после 13 декабря " то

есть после выборов в Верховный Совет " в течение трёх дней произвести массовые

аресты и провести ускоренное следствие. В целом, двойке и тройке Новосибирска должны

были быть представлены до 1 января 1938 г. 2 тыс. дел, см.: Уйманов. Репрессии. Как это

было. С.98.

148. РГАНИ. Ф. Оп. (Комиссия Шверника). Д.З. Л.81.

149. На основании книг памяти Ленинграда, Москвы и Кемерова, указывающих в

кратких биографиях даты ареста, осуждения и казни (кроме Кемерова), мы оцениваем

срок между арестом и осуждением приблизительно в четыре-шесть недель, между приго-

вором и казнью " в одну неделю, но часто и в два-три дня.

150. Степанов. Расстрел по лимиту. С.93.

151. Такала И. Национальные операции ОГПУ-НКВД в Карелии //В семье единой: Нац. политика партии большевиков и её осуществление на Северо-Западе России в 1920-1950-е годы. " Петрозаводск, 1998. С. 189; Чухин. Карелия-37. С. 146. Исследование Чухина содержит в приложении таблицу, где воспроизведены актуальные данные по тройке КАССР (даты заседаний, члены, приговоры по обеим категориям).

152. Петров Н.В. Рогинский А.Б. "Польская операция? НКВД, 1937-1938 гг. //Репрессии против поляков и польских граждан. " М. 1997. С.30.

153. Chlewnjuk. Das Politb?ro. С.277.

154. Исключением стала Архангельская область, где волна террора в январе достигла своей высшей точки. Тройка собиралась не менее 18 раз, см.: Поморский мемориал: Кн. памяти жертв полит, репрессий. Т.1.

155. Так считали, опираясь на резолюцию Пленума, в "старой" советологии. Она, действительно, постулирует окончание "массовых, огульных" репрессий, но однозначно ограничивает требование членами партии, одновременно требуя усиления борьбы против "врагов партии, пробравшихся в партийный аппарат", см.: Хрестоматия по истории КПСС. " М. 1989. Т.2. С.255-263. На Пленуме не прозвучало критики ни в адрес НКВД, ни в адрес проводимых им массовых операций.

156. См.: Бутовский полигон, 1937-1938. Т.1-2.

157. Такала. Национальные операции ОГПУ-НКВД в Карелии. С. 190-191.

158. Чухин. Карелия-37. С. 18.

159. РГАНИ. Ф. Оп. (Комиссия Шверника), Д.4. Л.13-14.

160. Опубликовано: Известия. 3 апр. 1996. С.5.

161. В тот же день политбюро приняло решение продолжить до 15 апреля операцию

против ?национальных контингентов" " были названы 12 ?национальных диаспор?

(поляки, латыши, немцы, эстонцы, финны, греки, иранцы, китайцы, румыны, болгары,

македонцы и харбинцы), см.: Геворкян. Встречные планы. С. 19. Здесь также не соблюдались первоначально установленные сроки, крупнейшая акция (против поляков) должна была завершиться 20 ноября 1937 г. однако вместе с остальными операциями по нацкон-тингентам была продолжена до 10 декабря 1937 г. затем до 1 января 1938 г. см.: Петров. Рогинский. "Польская операция? НКВД. С.22-43; Известия. 1996. 3 апр. С.2.

162. Отсутствует Казахская ССР, цифры репрессий в которой в течение первой фазы операции были превышены не менее чем в четыре раза (см. таблицу). В Северо-Ка-захстанской и Южно-Казахстанской областях 5 и 8 февраля 1938 г. ещё состоялись заседания троек, см.: Политические репрессии в Казахстане в 1937-1938 гг.: Сб. док. " Алматы, 1998. С.263-309.

163. Solschenizyn А. Der Archipel GULAG. " Reinbek, 1982. Т.З. C.353.

164. См. также письмо Фриновского о решении политбюро начальнику УНКВД Московской области (Заковскому): ?Хотелось бы всех поименно назвать...": По материалам следственных дел и лагерных отчетов ГУЛАГа. " М. 1993. С. 13.

165. См. например: Степанов. Расстрел по лимиту. С.86-117. Докладная записка об итогах массовых операций, проведенных по линии УГБ Татарской АССР; для Ярославля: Архив ФСБ по Ярославской области. Ф.22. Оп.4. Д.З. Л. 1-18; для Калинина: От ЧК до ФСБ. 1918-1998: Документы и материалы по истории органов госбезопасности Тверской области /Сост. Смирнов В.Л, Борисов Л. В, Цветкова М.В. " Тверь, 1998. С. 147-150 (от 20 марта 1938 г.); С.151-154 (от 28 марта 1938 г.).

166. Гришаев. Реабилитированы посмертно. С.39; Ежов Н.И. Выступление на февр.-март. Пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г. вечернее заседание 2 марта //Вопр. истории. 1994. "10. С.14.

167. Jansen, Petrov. Stalin's loyal Executioner. С. 130-133.

168. Степанов. Расстрел по лимиту. С.86-117.

169. Степанов. Расстрел по лимиту. С.117. В письме, написанном в середине января 1938 г. где Михайлов даёт свободу своим ?фантазиям о чистке", он говорит о необходимости 5-8 тыс. новых жертв репрессий. С.80.

170. От ЧК до ФСБ. 1918-1998. Документы и материалы. С.148-149.

171. Там же. С.151.

172. Исторический архив 2002. "6. С.211-215.

173. См.: Быков Ф.П. [Записка Быкова об организации тройки в Чечено-Ингушской АССР, 13 июля 1938 г.] //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.147. Л.7.

174. Петров, Рогинский. "Польская операция? НКВД. С.ЗО.

175. Последнее поступило, вероятно, 28 октября 1938 г. из Бурят-Монгольской АССР, см.: Вылцан, Данилов. Применение ВМН. С.70 (см. документ ? 19).

176. Постановление политбюро ЦК ВКП(б) ?П 68/168, 29 авг. 1938 г. //РГАНИ. Ф.86. Оп.73. Д. 151. Л.1. См. также повышение цифр репрессий в Иркутской области в конце августа 1938 г. (см. табл.). По всей видимости, в Москве тройка ещё ?регулярно" собиралась до начала июля (10-12 раз в месяц, в апреле " только два раза). Установлено на основании: Бутовский полигон, 1937-1938 гг. Вып. 1-6.

177. См. Постановление политбюро от 15 ноября 1938 г.: Геворкян. Встречные планы. С. 19.

178. Chlewnjuk. Das Politb?ro. С.278. Часто политбюро давало общую квоту по двум категориям, которую сегодня нельзя дифференцировать.

179. Охотин, Рогинский. Из истории ?немецкой операции" НКВД. С.74.

180. Установлено на основании данных: Бутовский полигон, 1937-1938 гг. Вып. 1-2. Для Карелии см.: Чухин. Карелия-37. С. 147.

181. См.: Самосудов. Большой террор. С.241. На основании приведенных выше критериев мы предполагаем, что заседание 13 сентября 1938 г. было последним в рамках

приказа ?00447. Кратко изложенные автором протоколы заседаний в период с 28 сентября по 23 октября относятся к учреждённой политбюро 15 сентября 1938 г. Особой тройке.

182. Доказано на основе: Жертвы политических репрессий Иркутской области: память и предупреждение будущему /Сост. Боханов П. П. и др. " Иркутск, 1998. Т. 1: А-Б.

183. Согласно книги памяти ?Хотелось бы всех поимённо назвать". Книга-мартиролог. Т.1: [Хабаровский край]: А-К /Сост. Лавренцов А.П. и др. последнее заседание тройки состоялось 3 ноября 1938 г. (С. 13). Необходимо, однако, ещё проверить, идёт ли речь о тройке кулацкой операции или об Особой тройке.

184. В двадцатых годов эти учреждения назывались политизоляторами, см. воспоминания одного из заключённых: CiligaA. Dix ans au pays du mensonge deconcertant. " Paris, 1977. C.193 и далее. В 1935 г. они были переименованы в тюрьмы особого назначения, а в 1937 г. в тюрьмы ГУГБ НКВД. В них содержались ?опаснейшие политические противники тогдашней правящей верхушки СССР", а также лица, совершившие тяжкие преступления, с большими сроками заключения. 1 марта 1939 г. в Советском Союзе существовало 15 таких тюрем с 6.733 заключёнными, см.: Земское В.Н. Заключённые в 1930-е годы: социально-демографические проблемы //Отеч. история. 1997. "4. С.75. Согласно приказу ?00112 "О тюрьмах ГУГБ НКВД СССР? (15 марта 1937 г.), главной задачей таких тюрем следовало "считать строжайшую изоляцию заключённых без малейшего ослабления режима, при полном запрещении использования заключённых при каких бы то ни было работах как внутрикамерных, так и внутритюремных". Цит. по: Кудрявцев СВ. Партийные организации и органы НКВД в период массовых политических репрессий 1930 г.: На материалах областей Верх. Поволжья: Дис. ... канд. ист. наук. Ярославль. С.85 На февральском-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г. Ежов критиковал тюремный порядок в этих учреждениях как чересчур ?либеральный", см.: Вопр. истории. 1994. "10. С. 18-20.

185. Факсимильная репродукция адресованного Л. М. Заковскому, начальнику УНКВД Ленинградской области, распоряжения, см.: Ленинградский мартиролог, 1937-1938. " СПб. 1996. Т.2. Ил.78-79. К операции были привлечены 9 таких политтюрем (см. таблицу).

186. См.: Разумов А. Груздев Ю. Скорбный путь соловецких этапов. [Разд.]: Литература //(С обзором источников и литературы) //Ленинградский мартиролог, 1937-1938. Т.4. 1937 год. С.658-668. Мы не смогли найти публикацию: Остання адреса: До 60-р1ччя соловецько'1 трагеди. Сост. ДрахК, Прыстайко В. Пшенников О. " Кшв, 1997-1999. Т.1-3.

187. Ленинградский мартиролог. Т.2. Ил.81-124. (Заседание тройки от 9 октября 1937 г. протокол ?81 с 209 смертными приговорами).) Т.З. Ил.87-291 (Заседания тройки от 9,10,14 октября 1937 г, протоколы ?82-85 с 907 смертными приговорами).

188. Т.4. С.660. В 4-м томе ?Ленинградского мартиролога, 1937-1938", имена этих 509 заключённых Соловецкой тюрьмы приведены уже не отдельно, а вместе со всеми остальными расстрелянными в декабре 1937 г. заключёнными.

189. Среди 907 заключённых, приговорённых тройкой в октябре 1937 г. к смертной казни и расстрелянных в ноябре, была большая часть осуждённых в 1936 г. (прежде всего, в декабре) троцкистов, украинских и кавказских "буржуазных националистов", и арестованных за "контрреволюционную буржуазно-националистическую деятельность" последователей M.X. Султан-Галиева; кроме того, бывшие офицеры царской и Белой армий, уголовники-рецидивисты, осуждённые за организацию вооружённых банд (ст. 59.3), хулиганство (ст. 74), побег из тюрьмы, лагеря или ссылки (ст. 82), воровство (ст. 62) и вымогательство (ст. 174). Многие из этих заключённых были приговорены к смерти тройками периода раскулачивания, затем смертная казнь им была заменена многолетним сроком. Социальный состав, как и высокий процент членов партии совсем нетипичен для

осуждённых в рамках приказа ?00447: крестьян (1,8%), больше рабочих (18,2%), преобладали научные работники, учителя, студенты и служащие (70%); необычно высокой была доля членов партии (60%), что также указывает на то, что здесь речь идёт о представителях технической и административной интеллигенции, см. статистические данные: Там же. Т.З. С.590-591. По статистике, опубликованной в 4-м томе ?Ленинградского мартиролога", из 1.627 казненных в 1937 г. заключённых Соловков 1.448 были приговорены за политические преступления (параграф 58), из них 780 за "троцкистскую деятельность, и 205 за нац. к/р. деятельность. 179 были приговорены за уголовные преступления (С.664). Среди расстрелянных был также знаменитый русский религиозный философ П. А. Флоренский.

190. Ленинградский мартиролог. Т.З. Ил.87.

191. Меньшевики, троцкисты, социалисты-революционеры, последователи Каменева/Зиновьева, один архиепископ: все ветераны советских тюрем.

192. Архив ФСБ по Ярославской области (без архивной сигнатуры).

193. См. факсимильную репродукцию: Чухин. Карелия-37. С. 123, 160.

194. Например, 800 заключённых для Беломоро-Балтийского ИТЛ (Белбалтлага-ББЛ), там же. 300 заключённых для Норильлага в Красноярском крае, см.: РГАНИ. Ф. Оп. (Комиссия Шверника) Д.З. Л.67-69.

195. Для руководства лагерей приказ ?409 Ежова был желанным инструментом стабилизации нарушившейся в 1937 г. дисциплины в лагерях. Руководитель Третьего отдела управления лагеря Ухтинско-Печерского ИТЛ (Коми АССР) 30 августа 1937 г. распорядился отбирать для тройки ?организаторов голодовок, отказчиков от работы, лиц, занимающихся контрреволюционной агитацией, разлагающих лагерников, и беглецов", цит. по: Кузьмин С. Лагерники: (ГУЛАГ без ретуши) //Мол. гвардия. 1993. "4. С.201. На основании этого распоряжения были расстреляны 183 троцкиста, которые организовали в Воркуте, относившейся до 1938 г. к Ухтпечлагу, голодовку. (Там же. С.203). См. также: Joffe NA. R?ckblende. Mein Leben. Mein Schicksal. Meine Epoche. " Essen, 1997.

196. См. СПИСОК заседаний тройки: Чухин. Карелия-37. С. 146-147. Заседания, на которых выносились только смертные приговоры, по всей видимости, были "процессами" против заключённых ГУЛАГа.

197. РГАНИ. Ф. Оп. (Комиссия Шверника) Д.4. Л.9. В 1937 г. количество бежавших из ИТЛ составляло 6,4% лагерных заключённых всего Советского Союза; в некоторых лагерях, например, в Белбалтлаге, их число достигало 10,5%, см.: Baron N. Production and Terror: The Operation of the Karelian GULAG, 1933-1939 //Cahiers du Monde russe. 2002. Vol.43, "1.C.139-179, здесь 161.

198. См.: Кузьмин. Лагерники. С.211; см. также: Полещиков В.М. Массовый террор в ГУЛАГе. Покаяние: Коми респ. мартиролог жертв массовых полит, репрессий /Сост. Невский Г.В. Сыктывкар: Коми 1998. Т.1. С.530-550. Автор на с. 536 приводит несколько меньшие цифры. См. кроме того: Люди и нелюди //Воля. Журнал узников тоталитарных систем. 2002. "8-9. С.90-95.

199. Чухин. Карелия-1937. С.77-147. Автор считает, что в рамках операции 409 было расстреляно около 3 тыс. заключённых Белбалтлага (С. 125), на основании составленного им списка заседаний тройки и количества приговоров, однако, итоговая цифра получается 2.543 (с 146-147).

200. Установлено на основании опубликованных в "Бутовском полигоне? (Т.2-6) кратких биографий лагерных заключённых.

201. Дополнительно, т. е. свыше уже установленного для края в рамках директивы ?409 (до сих пор не известной) лимита.

202. См. За нами придут корабли: Список реабилитированных лиц, смертные приговоры в отношении которых приведены в исполнение на территории Магаданской обл.

Сост. Абрамов СВ. " Магадан, 1999; Мета В.К, Диденко В.В. Жертвы Колымы. Документальные очерки, рассказы. " Магадан, 2000; Бирюков A.M. Реализация приказа ?00447 на Колыме. К истокам "Гаранинщины? //http://www. kolyma.ru/gulag/00447.shtml. С.6; Nordlander D.J. Magadan and the evolution of the Dal'stroi bosses in the 1930s //Cahiers du Monde russe. 2001. Vol.42, "2-3-4. C.649-665

203. Кузьмин. Лагерники. C.211.

204. Бутовский полигон, 1937-1938 гг. 1.2. CIS. (Афанасов СП.).

205. См. например: Жертвы репрессий. " Нижний Тагил, 1920-1980-е годы /[Авт.-сост. Кириллов В.М.] ? Екатеринбург, 1999. С.94; Станковская Г. Как делали "врагов народа". С.97-99. "Как правило, ... из кулацких поселков брались все, кто мог двигаться", " вспоминает сотрудник УНКВД Иркутской области, см.: Реабилитация. Как это было. С.336.

206. Степанов. Расстрел по лимиту. С. 14.

207. Приказ Ягоды от 12 декабря 1934 г. запретил заключение больных и инвалидов в лагеря (ИТЛ), если они не были приговорены по статьям 58 и 59.3 (бандитизм), см.: КокуринА. Я, ПетровН. В. ГУЛАГ: структура и кадры. Ст. 2 //Свобод. мысль-XXL 1999. "9. С.114, 117, 119.

208. Наши рассуждения основаны на статье: Осипова И. Пять дел //Сопротивление в ГУЛАГе: Воспоминания. Письма. Документы /Сост. С. С. Виленский. " М. 1992. С. 114-127. Статья содержит ряд неточностей и противоречий. Так, например, не различаются милицейская тройка и тройка приказа ?00447.

209. По выражению К. А. Павлова, директора Дальстроя, в письме заместителю Ежова 19 сентября 1938 г. (30 Октября. 2000. "10. С.12).

210. См.: ГинзбургскийД.Л. Помню трагический 1937-й //Ленинградский мартиролог, 1937-1938. Т.4. С.675-678; Разумов A. t Груздев Ю. Дело Ленинградского общества глухонемых //Там же. С.678-681.

211. См.: Burch S. Transcending Revolutions: The Tsars, The Soviets and Deaf Culture //Journal of Social History. 2000. Vol.34, "2. C.393-401.

212. Самосудов сообщает о родившемся в 1848 г. полковнике царской армии A.D. Kobcev, который 17 сентября 1937 г. был приговорен тройкой к смертной казни; вместе с ним 74-летний инвалид мировой войны А. П. Быков (Самосудов. Большой террор. С. 109). Его жена двумя годами позже, не зная ничего о судьбе своего мужа, пишет Берии, что арест является недоразумением, поскольку её муж из-за болезни и душевного расстройства нуждался в постоянном присмотре. Среди пожилых людей, расстрелянных в Ленинграде (в сентябре 1937 года) ? В. А. Прус (род. в 1874 году в Варшаве), член ВКП(б) с 1899 г. [sic!], арестованый 24 июня 1937 г. и исключённый в 1937 г. из партии в связи с арестом, бывший сотрудник УНКВД Ленинградской области; A.A. Бибиксаров (род. в 1859 году), "без определённых занятий и места жительства". Самыми пожилыми казнёнными в Ленинграде в 1937 г. женщинами, по всей видимости, были родившаяся в 1859 г. аббатиса А.Я. Кожевникова и родившаяся в том же году продавщица цветов ("бывшая баронесса?) СИ. Менгден-Туровская; самым пожилым мужчиной " родившийся в 1852 году пастух Ф.В.Соловьев. (Ленинградский мартиролог, 1937-1938. Т.1. С.110,480; Т.З. С.384; Т.4. С.211, 303).

213. Там же. Т.З. С587; Т.4. С686. Книги памяти, в которых имеются статистические данные о возрастной структуре осуждённых, также подтверждают эту тенденцию. См.: Носов A.B. Мемориал скорби. С.9 (Свердловская область 7,8%); Книга памяти жертв политических репрессий: Республика Алтай /[Редкол.: Белеков И.И. (пред.) и др.]. " Горно-Алтайск 1998. Т.2. СП (10%); Жертвы политических репрессий в Алтайском крае. Редколл.: Вислогузов Ю.А. Разгон НИ. Щеглов С.Г. и др. " Барнаул, 2001. Т.З. 4.2. 1937. С430. (9,5%).

214. К сожалению, мы не знаем, какое количество стариков было приговорено к лагерному заключению в Ленинграде, поскольку в мартирологе зарегистрированы только расстрелянные.

215. Jansen, Petrov. Stalin's loyal Executioner. C.85.

216. Известия. 1996. 3 апр. С.5.

217. Например, в январе 1938 г.: 10-го они приговорили 1.667 человек, 14-го ? 1.569, 15-го ? 1.884, 16-го ? 1.286, 21-го ? 2.164. До 10 сентября 1938 г. Ежов/Вышинский обработали 227.986 дел и приговорили 172.830 человек к ВМН и 46.912 к заключению в лагерь, см.: Реабилитация. Как это было. С.344, 322.

218. См.: Бутовский полигон 1937-1938 гг. " М. 1999. Т.З. С.36.

219. См. Списки жертв по регионам: Псков. Жертвы политического террора в СССР. О-во "Мемориал". " М. 2001. компактдиск.

220. А.Н. Никонов, начальник УНКВД Калининской области, 28 августа 1938 г. в своей "докладной записке об итогах оперативно-следственной работы УНКВД по КО за период с октября 1936 г. по июль 1938 г." обращался к Ежову с просьбой "ускорить рассмотрение 1.500 альбомных справок, находящихся в НКВД. Это вызывается необходимостью разгрузки тюрем?: От ЧК до ФСБ. 1918-1998. С.156-167. См. тж.: Охотин, Рогинский. Из истории ?немецкой операции" НКВД. С.61; Петров, Рогинский. "Польская операция? НКВД. С.ЗО.

221. 26 мая 1938 г. Политбюро в четвертый раз продлило операцию против "контрреволюционных национальных контингентов", на этот раз до 1 августа 1938 г. Наряду с указанными в решении политбюро от 31 января 1938 г. 12 этническими меньшинствами (см. сноску 161) здесь дополнительно названы афганцы, см.: Решение политбюро ЦК ВКП(б) ?П 63/243, 26 мая 1938 г. //РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.29. Л.32.

222. От ЧК до ФСБ. 1918-1998. С.167-168. Члены "Особых троек" не нуждались в утверждении политбюро. За недолгие два месяца своего существования они приговорили 105.032 представителей национальных меньшинств, из них 75.254 к смерти, см.: Петров. Рогинский. "Польская операция? НКВД. С.ЗО.

223. Названы все 13 национальных меньшинств (см. сноску 221).

224. От ЧК до ФСБ. 1918-1998. С.168-170.

225. Лошицький О. "Лаборатор1я?: Hoei документа i свщчення. С. 198 (Vinnica); Списки жертв по регионам: Иркутск. Жертвы политического террора в СССР. О-во "Мемориал". " М. 2001. Компактдиск.

226. Предположение Соломона о том, что тройки в сентябре 1938 г. были подчинены Совнаркому, по всей видимости, основано на недоразумении {Solomon. Soviet Criminal Justice under Stalin. C.256).

227. Запись в дневнике В.И. Вернадского от 5 ноября 1938 г. См.: Вернадский В.И. Дневник 1938 года //Дружба народов. 1991. "3. С.260.

228. Опубликовано: Геворкян. Встречные планы. С. 19. Как увязать с этим решением (пункт ПО повестки дня) принятое в тот же день решение (пункт 99 повестки дня) о назначении партийных секретарей Хабаровского края и Приморья членами троек, понять трудно.

229. Опубликовано: Ист. арх. 1992. "1. С. 125-128.

230. См.: Getty, Наумов. The Road to Terror. C.529-530; Chlewnjuk. Das Politb?ro. C.299. Некоторые пассажи текста отчетливо выдают руку Вышинского, как, например, критика однобокой направленности следствия на получение признания обвиняемого. См.: [Вышинский А.Я. Выступление на февр.-март. Пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г. утреннее заседание 3 марта] //Вопр. ист. 1995. "2. С.11-13.

231. В 1937 г. Центральный Комитет уполномочил НКВД подвергнуть пыткам ?очевидных врагов народа", отказывавшихся долгое время давать показания и выдавать

своих сообщников. Сталин в шифротелеграмме от 10 января 1939 г. сам напоминал региональным партийным секретарям и руководителям НКВД о том, "что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП". Его вмешательство было призвано защитить палачей полиции безопасности, которых партийные деятели упрекали в "преступном" образе действий. См. факсимильную репродукцию телеграммы: Мемориал-Аспект. 1993. Спец. вып. СЛ. Во время проводимых допросов наряду со "стойкой? (см. выше) чекистами широко использовался метод "конвейера", Арестованного, жестоко над ним издеваясь и не давая ему спать, допрашивали до тех пор, пока не получали его признания. Ещё в 1947 г. министр госбезопасности СССР B.C. Абакумов ссылается на это решение ЦК для оправдания пыток при допросах. См.: "Добиться полного разоблачения? //Источник. 1994. "6. С.112-115.

232. Запись в дневнике В. И. Вернадского от 4 января 1939 г.: "Во всех этих местах " и по всей стране, очевидно, " разруха, последствие ежовщины? {Вернадский В.И. Дневник 1938 года //Дружба народов. 1992. "11-12. С.8).

233. Молотов в своих "Мемуарах" связывает отставку Ежова с приписываемой ему системой репрессий по квотам: "Ежова стали обвинять в том, что он стал назначать количество на области, а из области в районы цифры. Такой-то области не меньше двух тысяч надо ликвидировать, а такому-то району не меньше пятидесяти человек... Вот за это и расстреляли его". См.: Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым: Из дневника Ф. Чуева. " М. 1991.С.399.

234. Петербургский историк Борис Старков присоединяется к легенде об обманутом Сталине, рассматривая в 1993 г. Ежова не как послушного исполнителя приказов Сталина, а как своевольное, самостоятельное действующее лицо в Большом Терроре: ?Первое преступление Ежова состоит в том факте, что он не информировал Сталина о своих действиях", см.: Starkov. Narkom Ezhov. С.38.

235. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне: Сб. док. " М. 1995. Т.1: Накануне, кн. 1: (ноябрь 1938 г. " декабрь 1940 г.). С.16-21.

236. Решение политбюро ЦК ВКП(б) ?П13/144, 5 марта 1940 г. //Вопр. ист. 1993. "1. С. 17-19.

Раздел II ДОКУМЕНТЫ

"1

Всесоюзная Строго секретно

Коммунистическая Партия (большевиков) Центральный Комитет

ЗМШ51/94 Тов. Ежову

Секретарям обкомов, крайкомов,

3 июля 1937 г. ЦК нацкомпартий.

Выписка из протокола ? 51 заседания Политбюро ЦК Решение от З.УП.37 г.

94. " ОБ АНТИСОВЕТСКИХ ЭЛЕМЕНТАХ.

Секретарям обкомов, крайкомов и ЦК нацкомпартий следующую телеграмму:

Замечено, что большая часть бывших кулаков и уголовников, высланных одно время из разных областей в северные и сибирские районы, а потом по истечении срока высылки, вернувшихся в свои области, " являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте и в некоторых отраслях промышленности.

ЦК ВКП (б) предлагает всем секретарям областных и краевых организаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД взять на учёт всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы

наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки, а остальные менее активные, но всё же враждебные элементы были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД.

ЦК ВКП (б) предлагает в пятидневный срок представить в ЦК состав троек, а также количество подлежащих расстрелу, равно как и количество подлежащих высылке.

Секретарь ЦК И. Сталин.

Впервые опубликовано: Расстрел по разнарядке, или как это делали большевики //Труд. 1992. 4 июня. СЛ. Сверено с копией решения политбюро //РГАСПИ. Ф.17. Оп. 162. Д.21. Л.89.

"2

ШИФРОТЕЛЕГРАММА М 266/1В545

3 июля 1937 г. Сов. секретно

ВСЕМ НАЧ. УПРАВЛЕНИЙ НКВД

С получением сего возьмите на учёт всех осевших в Вашей области кулаков и уголовников, вернувшихся по отбытии наказания и бежавших из лагерей и ссылок. Всех учтенных кулаков и уголовников подразделите [на] две категории: первую " наиболее враждебные элементы, подлежащие аресту и расстрелу в порядке административного проведения их [дел] через тройки; вторую " менее активные, но всё же враждебные элементы, подлежащие высылке в районы по указанию НКВД СССР. К 8 июля с. г. телеграфом донесите мне количество лиц первой и второй категории указанием отдельно кулаков и уголовников. О времени начала операции и порядке её проведения " указания дам дополнительно.

ЕЖОВ

Впервые опубликовано: Шитюк М.М. Macoei penpecii на территорп МиколаУв-щини (30-Ti pp. XX ст.) //Укр. ют. жури. 1998. "1. С.94-99. (Перевод с украинского языка). См. тоже: РГАНИ. Ф." Оп. (Комиссия Шверника). Д.З. Л.53.

10 июля 1937 г.

ПК ВКП (б) " товарищу СТАЛИНУ И. В.

Сообщаю, что всего уголовных и кулацких элементов, отбывших наказания и осевших в гор. Москве и Московской области учтено 41.305 чел. Из них уголовного элемента учтено ? 33.436 чел.

Имеющиеся материалы дают основание отнести к 1-й категории уголовников 6.500 чел. и ко 2-й категории ? 26.936 человек.

Из этого количества по г. Москве ориентировочно относ, к 1-й категории ? 1.500 чел. и 2-й категории ? 5.272 чел.

Кулаков, отбывших наказание и осевших в г. Москве и районах области учтено 7.869 человек.

Комиссию (1) просим утвердить в составе тт. Реденс (2) ? Нач. Управления НКВД по М. О. Маслова (3) ? Зам. прокурора Московской области, Хрущёва Н. С. " Секретаря МК и МГК с правом, в необходимых случаях, замены т. Волковым А. А (4). " вторым секретарем Московского Горкома.

Секретарь МК ВКП (б) ? (Н. Хрущёв)

Впервые опубликовано: Расстрел по разнарядке, или как это делали большевики //Труд. 1992. 4 июня. СЛ.

Строго секретно

Выдержка из стенограммы оперативного совещания нач. оперпунктов, оперсекторов, ГО и F0 УНКВД по ЗСК, проводимого начальником Управления НКВД по ЗСК комиссаром Гос. Безопасности 3-го ранга тов. МИРОНОВЫМ (5)

26 июля 1937 года Гор. Новосибирск

... До тех пор пока мы с Вамп не проведём всю операцию " эта операция является государственной тайной со всеми вытекающими отсюда последствиями. Когда я буду Вас знакомить с планом по краю в целом, то всякие цифры, о которых Вы услышите, по мере возможности должны в Вашей голове умереть, а кому удастся, он должен эти цифры из головы выкинуть, кому же это не удастся, он должен совершить над собой насилие и всё-таки их из головы выкинуть потому, что малейшее разглашение общей цифры и виновные в этом пойдут под военный трибунал. Поскольку цифры достаточно любопытны по краю, я считаю необходимым познакомить Вас с ними, с тем, чтобы Вы могли сориентироваться с масштабом операции.

... Когда я Вас ознакомлю с приказом и оперативным планом по краю в целом " у кого какие будут вопросы " не стесняйтесь, с тем, чтобы все недоуменные вопросы были решены, так как после совещания первыми же поездами все должны разъехаться по местам.

... Если имеются секретные допросы свидетелей и ордер на арест, то с этого и начинайте дело.

Постановление с прокурором не согласовывается. Прокурору мы посылаем только списки арестованных, причем списки придется составлять начальнику оперсектора в 4-х экземплярах " один оставлять у себя, один посылать в край для рассмотрения на тройке, один направлять начальнику РО при ГО и один прокурору.

Операция проводится сначала только по первой категории " отбирайте наиболее активных.

Вы посылаете на тройку готовый проект постановления тройки и выписки из него. То, что мы откорректируем на тройке будут перепечатываться в крае.

Списки на арестованных Вы даёте прокурору уже после операции и не указываете " первая или вторая категория, а кратко указываете в списке: уголовник или кулак, по какой статье привлекается и дату ареста. Это всё, что Вы указываете в списке, направляемом прокурору.

Сроки содержания арестованных в КПЗ ломаются. Сейчас можно будет содержать арестованных в КПЗ в течение S месяцев.

Много протоколов не требуется. В крайнем случае можно иметь на каждого два-три протокола. Если имеется собственное признание арестованного, можно ограничиться и одним протоколом. Желательно, чтобы к его собственному признанию был хотя бы один протокол.

Никаких очных ставок не устраивайте, допросите 2-3 свидетелей, так как никакой необходимости в очных ставках нет. По групповым делам в исключительных случаях можете проводить очные ставки между арестованными в том случае, если некоторые из них не признаются...

... Дела будут оформляться упрощённым процессом. После операции контроль будет затруднён, поэтому в отношении первой категории надо быть очень требовательными с точки зрения применения категории и санкции на операцию. Почему надо быть требовательным? Работать нам придётся два с половиной месяца, через месяц могут вскрыться новые дела и новые организации, представленный нам лимит мы можем исчерпать и можем очутиться в таком положении, подойдя к целому ряду дел и фигур, что лимит у нас будет использован. В результате мы можем оказаться через месяц без лимита. Несомненно при том поверхностном учёте, который имеется, проходит целый ряд фигур по второй категории, представляющих больше интереса, чем те даже, которые взяты на учёт по первой категории. Поэтому Вы сейчас ещё раз пересмотрите первую категорию, отнесите ко второй то, что не подходит к первой, посмотрите вторую категорию и возможно кое-что должно пойти не по второй, а по первой категории.

Лимит для первой операции 11.000 человек, т. е. Вы должны посадить 28 июля 11.000 человек. Ну, посадите 12.000, можно и 13.000 и даже 15.000, я даже Вас не оговари

ваю этим количеством. Можно даже посадить по первой категории 20.000 чел. С тем, чтобы в дальнейшем отобрать то, что подходит к первой категории, и то, что из первой должно пойти будет во вторую категорию. На первую категорию лимит дан 10.800 человек (6). Повторяю, что можно посадить и 20 тыс. но с тем, чтобы из них отобрать то, что представляет наибольший интерес.

Через 10-15 дней сама жизнь, вероятно, внесёт большие коррективы. Всё, что есть организованного в подполье, Вы должны вытащить и разгромить.

... Перед Вами стоит задача вскрыть организованное подполье, дела не свёртывать, а наоборот развёртывать и развёртывать борьбу с организованной контрреволюцией. Мы будем частично через тройку эти дела пропускать, по внимание не должно быть ослаблено и какая-то часть аппарата, если имеет дела по организованной контрреволюции, сидела бы на этих делах по организованной контрреволюции и эту часть аппарата не трогать. Эта оперативно-политическая задача, я думаю, Вам всем ясна.

Стоит несколько вопросов техники. Если взять Томский оперсектор и ряд других секторов, то по каждому из них в среднем, примерно, надо будет привести в исполнение приговора на 1.000 человек, а по некоторым " до 2.000 человек.

Чем должен быть занят начальник оперсектора, когда он приедет на место? Найти место, где будут приводиться приговора в исполнение и место, где закапывать трупы. Если это будет в лесу, нужно чтобы заранее был срезан дерн и потом этим дерном покрыть это место, с тем, чтобы всячески конспирировать место, где приведён приговор в исполнение потому, что все эти места могут стать для контриков, для церковников местом религиозного фанатизма. Аппарат ни коим образом не должен знать ни место приведения приговоров, ни количество, над которым приведены приговора в исполнение, ничего не должен знать абсолютно потому, что наш собственный аппарат может стать распространителем этих сведений...

Впервые опубликовано: Боль людская. Книга памяти томичей, репрессированных в 30-40-е и начале 50-х /Сост. Уйманов В.Н. [Т.5.] ? Томск, 1999. Т.5. С.102-103, 110-111.

30 июля 1937 года. Гор. Москва. Совершенно секретно

ЭКЗ ? 1

ОПЕРАТИВНЫЙ' ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА С. С. Р. М00447

Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов.

Материалами следствия по делам антисоветских формирований устанавливается, что в деревне осело значительное количество бывших кулаков, ранее репрессированных, скрывшихся от репрессий, бежавших из лагерей, ссылки и трудпосёл-ков. Осело много, в прошлом репрессированных церковников и сектантов, бывших активных участников антисоветских вооружённых выступлении (7). Остались почти нетронутыми в деревне значительные кадры антисоветских политических партий (эсеров, грузмеков (8), дашнаков (9), муссаватистов (10), иттихадистов (11) и др.), а также кадры бывших активных участников бандитских восстаний, белых, карателей, репатриантов и т. п.

Часть перечисленных выше элементов, уйдя из деревни в города, проникла на предприятия промышленности, транспорт и на строительства (12).

Кроме того, в деревне и городе до сих пор ещё гнездятся значительные кадры уголовных преступников " скотоконо-крадов, воров-рецидивистов, грабителей и др. отбывавших наказание, бежавших из мест заключения и скрывающихся от репрессий. Недостаточность борьбы с этими уголовными контингентами создала для них условия безнаказанности, способствующие их преступной деятельности.

Как установлено, все эти антисоветские элементы являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных 1хреступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте (13) и в некоторых областях промышленности (14).

Перед органами государственной безопасности стоит задача " самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов, зя-птитить трудящийся советский народ от их контрреволюционных происков и. наконед. раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ советского государства.

В соответствии с этим ПРИКАЗЫВАЮ: С 5 АВГУСТА 1937 ГОДА ВО ВСЕХ РЕСПУБЛИКАХ, КРАЯХ и ОБЛАСТЯХ НАЧАТЬ ОПЕРАЦИЮ ПО РЕПРЕССИРОВАНИЮ БЫВШИХ КУЛАКОВ, АКТИВНЫХ АНТИСОВЕТСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ и УГОЛОВНИКОВ.

В УЗБЕКСКОЙ, ТУРКМЕНСКОЙ, ТАДЖИКСКОЙ и КИРГИЗСКОЙ ССР ОПЕРАЦИЮ НАЧАТЬ С 10 АВГУСТА с. г. А В ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ И КРАСНОЯРСКОМ КРАЯХ И ВОСТОЧНО-СИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ ? С 15-го АВГУСТА с. г.

При организации и проведении операции руководствоваться следующим:

I. КОНТИНГЕНТЫ. ПОДЛЕЖАЩИЕ РЕПРЕССИИ.

1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания (15) и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность.

2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпосёл-ков, а также кулаки, скрывшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность.

3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность.

4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, мусаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели [в царской России и во время гражданской войны], бандиты, бандпособники, переправщики, реэмигранты (16), скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность.

5. Изобличённые следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций (17), фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований.

Репрессированию подлежат также элементы этой категории, содержащиеся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела ещё судебными органами не рассмотрены.

6. Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых посёлках и колониях (18) и продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу.

7. Уголовники (бандиты, грабители, воры-репидивисты, контрабандисты-профессиональ1, аферисты-рещодивисты, ското-конокрады), ведущие преступную деятельность и связанные с преступной средой.

Репрессированию подлежат также элементы этой категории, которые содержатся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела ещё судебными органами не рассмотрены.

8. Уголовные элементы, находящиеся в лагерях и труд-посёлках и ведущие в них преступную деятельность.

9. Репрессии подлежат все перечисленные выше контин-генты, находящиеся в данный момент в деревне " в колхозах, совхозах, сельско-хозяйственных предприятиях и в городе " на промышленных и торговых предприятиях, транспорте, в советских учреждениях и на строительстве.

II. О МЕРАХ НАКАЗАНИЯ РЕПРЕССИРУЕМЫМ И КОЛИЧЕСТВО ПОДЛЕЖАЩИХ РЕПРЕССИИ.

1. Все репрессируемые кулаки, уголовники и др. антисо-

ветские элементы разбиваются на две категории:

а) к первой категории относятся все наиболее враждеб-

ные из перечисленных выше элементов. Они подлежат не-

медленному аресту и, по рассмотрении их дел на тройках ?

РАССТРЕЛУ.

б) ко второй категории относятся все остальные менее

активные, но всё же враждебные элементы. Они подлежат

аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наи-

более злостные и социально опасные из них, заключению на

те же сроки в тюрьмы по определению тройки.

2. Согласно представленным учетным данным Наркома-

ми республиканских НКВД и начальниками краевых и обла-

стных управлений НКВД утверждается следующее количество

подлежащих репрессии:

1 категория 2 категория Всего

1. Азербайджанская ССР 1500 3750 5250

2. Армянская ССР 500 1000 1500

3. Белорусская ССР 2000 10000 12000

4. Грузинская ССР 2000 3000 5000

5. Киргизская ССР 250 500 750

6. Таджикская ССР 500 1300 1800

7. Туркменская СС 500 1500 2000

8. Узбекская ССР 750 4000 4750

9. Башкирская АССР 500 1500 2000

10. Бурято-Монгольская АССР 350 1500 1850

11. Дагестанская АССР 500 2500 3000

12. Карельская АССР 300 700 1000

13. Кабардино-Балкарская АССР 300 700 1000

14. Крымская АССР 300 1200 1500

15. Коми АССР 100 300 400

16. Калмыцкая АССР 100 300 400

17. Марийская АССР 300 1500 1800

18. Мордовская АССР 300 1500 1800

19. АССР Немцев Поволжья 200 700 900

20. Северо-Осетинская АССР 200 500 700

21. Татарская АССР 500 1500 2000

22. Удмуртская АССР 200 500 700

23. Чечено-Ингушская.АССР 500 1500 2000

24. Чувашская АССР 300 1500 1800

25. Азово-Черноморский край 5000 8000 13000

26. Дальне-Восточный край 2000 4000 6000

27. Западно-Сибирский край 5000 12000 17000

28. Красноярский край 750 2500 3250

29. Орджоникидзевский край 1000 4000 5000

30. Восточно-Сибирская область (19) 1000 4000 6000

31. Воронежская область 1000 3500 4500

32. Горьковская область 1000 3500 4500

33. Западная область 1000 5000 6000

34. Ивановская область 750 2000 2750

35. Калининская область 1000 3000 4000

36. Курская область 1000 3000 4000

37. Куйбышевская область 1000 4000 5000

38. Кировская область 500 1500 2000

39. Ленинградская область 4000 10000 14000

40. Московская область 5000 30000 35000

41. Омская область 1000 2500 3500

42. Оренбургская область 1500 3000 4500

43. Саратовская область 1000 2000 3000

44. Сталинградская область 1000 3000 4000

45. Свердловская область 4000 6000 10000

46. Северная область 750 2000 2750

47. Челябинская область 1500 4500 6000

48. Ярославская область 750 1250 2000

Украинская ССР

1. Харьковская область 1500 4000 5500

2. Киевская область 2000 3500 5500

3. Винницкая область 1000 3000 4000

4. Донецкая область 1000 3000 4000

5. Одесская область 1000 3500 4500

6. Днепропетровская область 1000 2000 3000

7. Черниговская область 300 1300 1600

8. Молдавская АССР 200 500 700

Казахская ССР

1. Северо-Казахстанская область 650 300 950

2. Южно-Казахстанская область 350 600 950

3. Западно-Казахстанская область 100 200 300

4. Кустанайская область 150 450 600

5. Восточно-Казахстанская область 300 1050 1350

6. Актюбинская область 350 1000 1350

7. Карагандинская область 400 600 1000

8. Алма-Атинская область 200 800 1000

Лагеря НКВД 10000 - 10000

3. Утверждённые цифры являются ориентировочными. Однако, наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД не имеют права самостоятельно их превьпяать. Какие бы то ни было самочинные увеличения цифр не допускаются.

В случаях, когда обстановка будет требовать увеличения утвержденных цифр, наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД обязаны представлять мне соответствующие мотивированные ходатайства.

Уменьшение цифр, а равно и перевод лиц, намеченных к репрессированию по первой категории " во вторую категорию и, наоборот " разрешается.

4. Семьи приговорённых по первой и второй категории

как правило не репрессируются, Исключение составляют:

а) Семьи, члены которых способны к активным антисо-

ветским действиям. Члены такой семьи, с особого решения

тройки, подлежат водворению в лагеря или трудпосёлки.

б) Семьи лиц, репрессированных по первой категории,

проживающие в пограничной полосе, подлежат переселению

за пределы пограничной полосы внутри республик, краёв и

областей.

в) Семьи репрессированных по первой категории, прожи-

вающие в Москве, Ленинграде, Киеве, Тбилиси, Баку, Ростове

на Дону, Таганроге и в районах Сочи, Гагры и Сухуми, под-

лежат выселению из этих пунктов в другие области по их

выбору, за исключением пограничных районов.

5. Все семьи лиц, репрессированных по первой и второй

категориям, взять на учёт и установить за ними систематиче-

ское наблюдение.

Ш. ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИИ

1. Операцию начать 5 августа 1937 года и закончить в

четырёхмесячный срок.

В Туркменской, Таджикской, Узбекской и Киргизской ССР операцию начать 10 августа с. г. а в Восточно-Сибирской области, Красноярском и Дальневосточном краях " с 15-го августа с. г.

2. В первую очередь подвергаются репрессии континген-

ты, отнесённые к первой категории.

Контингенты, отнесенные ко второй категории, до особого на то распоряжения репрессии не подвергаются.

В том случае, если нарком республиканского НКВД, начальник управления или областного отдела НКВД, закончив операцию по контингентам первой категории, сочтёт возможным приступить к операции по контингентам, отнесённым ко второй категории, он обязан, прежде чем к этой операции фактически приступить " запросить мою санкцию и только после получения её, начать операцию.

В отношении всех тех арестованных, которые будут осуждены к заключению в лагеря или тюрьмы на разные сроки, по мере вынесения приговоров доносить мне сколько человек,

на какие сроки тюрьмы или лагеря осуждено. По получении этих сведений я дам указания о том, каким порядком и в какие лагеря осуждённых направить.

3. В соответствии с обстановкой и местными условиями

Территория республики, края и области делится на оператив-

ные сектора.

Для организации и проведения операции по каждому сектору формируется оперативная группа, возглавляемая ответственным работником НКВД республики, краевого или областного Управления НКВД, могущим успешно справиться с возлагаемыми на него серьёзными оперативными задачами.

В некоторых случаях начальниками оперативных групп могут быть назначены наиболее опытные и способные начальники районных и городских отделений.

4. Оперативные группы укомплектовать необходимым

количеством оперативных работников и придать им средства

транспорта и связи.

В соответствии с требованиями оперативной обстановки группам придать войсковые или милицейские подразделения,

5. На начальников оперативных групп возложить руко-

водство учётом и выявлением подлежащих репрессированию,

руководство следствием, утверждение обвинительных заклю-

чений и приведение приговоров троек в исполнение.

Начальник оперативной группы несёт ответственность за организацию и проведение операции на территории своего сектора.

6. На каждого репрессированного собираются подробные

установочные данные и компрометирующие материалы. На

основании последних составляются списки на арест, которые

подписываются начальником оперативной группы и в 2-х

экземплярах отсылаются на рассмотрение и утверждение

Наркому внутренних дел, начальнику управления или обла-

стного отдела НКВД.

Нарком внутренних дел, начальник управления или областного отдела НКВД рассматривает список и даёт санкцию на арест перечисленных в нём лиц.

7. На основании утвержденного списка начальник опера-

тивной группы производит арест. Каждый арест оформляется

ордером. При аресте производится тщательный обыск. Обяза-

тельно изымаются: оружие, боеприпасы, военное снаряжение,

взрывчатые вещества, отравляющие и ядовитые вещества,

контрреволюционная литература, драгоценные металлы в мо-

нете, слитках и изделиях, иностранная валюта, множительные приборы и переписка.

Всё изъятое заносится в протокол обыска.

8. Арестованные сосредотачиваются в пунктах по указаниям Наркомов внутренних дел, начальников управлений или областных отделов НКВД. В пунктах сосредоточения арестованных должны иметься помещения, пригодные для размещения арестованных.

9. Арестованные строго окарауливаются. Организуются все мероприятия, гарантирующие от побегов или каких-либо эксцессов.

IV. ПОРЯДОК ВЕДЕНИЯ СЛЕДСТВИЯ.

1. На каждого арестованного или группу арестованных заводится следственное дело. Следствие проводится ускоренно и в упрощенном порядке. В процессе следствия должны быть выявлены все преступные связи арестованного.

2. По окончании следствия дело направляется на рассмотрение тройки.

К делу приобщаются: ордер на арест, протокол обыска, материалы, изъятые при обыске, личные документы, анкета арестованного, агентурно-учётный материал, протокол допроса и краткое обвинительное заключение (20).

V. ОРГАНИЗАЦИЯ и РАБОТА ТРОЕК

1. Утверждаю следующий персональный состав республиканских, краевых и областных троек (21).

2. На заседаниях троек может присутствовать (там где он не входит в состав тройки) республиканский краевой или областной прокурор.

3. Тройка ведёт свою работу или находясь в пункте расположения соответствующих НКВД, УНКВД, или областных отделов НКВД, или выезжая к местам расположения оперативных секторов.

4. Тройки рассматривают представленные им материалы на каждого арестованного или группу арестованных, а также на каждую подлежащую выселению семью в отдельности.

Тройки, в зависимости от характера материалов и степени социальной опасности арестованного, могут относить лиц, намеченных к репрессированию по 2 категории " к первой категории и лиц, намеченных к репрессированию по первой категории " ко второй.

5. Тройки ведут протоколы своих заседаний, в которые и записывают вынесенные ими приговора в отношении каждого осужденного.

Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. К следственным делам приобщаются выписки из протоколов в отношении каждого осуждённого.

У1. ПОРЯДОК ПРИВЕДЕНИЯ ПРИГОВОРОВ В ИСПОЛНЕНИЕ.

1. Приговора приводятся в исполнение лицами по указаниям председателей троек, т. е. наркомов республиканских НКВД, начальников управлений или областных отделов НКВД.

Основанием для приведения приговора в исполнение являются " заверенная выписка из протокола заседания тройки с изложением приговора в отношении каждого осуждённого и специальное предписание за подписью председателя тройки, вручаемые лицу, приводящему приговор в исполнение.

S. Приговора по первой категории приводятся в исполнение в местах и порядком по указанию наркомов внутренних дел, начальников управления и областных отделов НКВД с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения приговора в исполнение.

Документы об исполнении приговора приобщаются в отдельном конверте к следственному делу каждого осуждённого.

3. Направление в лагеря лиц, осуждённых по 2 категории, производится на основании нарядов, сообщаемых ГУ-ЛАГом НКВД СССР (22).

УЛ. ОРГАНИЗАЦИЯ РУКОВОДСТВА ОПЕРАЦИЙ И ОТЧЕТНОСТЬ.

1. Общее руководство проведением операций возлагаю на

моего заместителя ? Начальника главного управления госу-

дарственной безопасности ? Комкора тов. ФРИНОВСКОГО (23).

Для проведения работы, связанной с руководством операций, сформировать при нём специальную группу.

2. Протоколы троек по исполнении приговоров немед-

ленно направлять начальнику 8-го Отдела ГУГБ НКВД (24)

СССР с приложением учётных карточек по форме Ml 1.

На осуждённых по 1 категории одновременно с протоколом и учётными карточками направлять также и следственные дела.

3. О ходе и результатах операции доносить пятидневны-

ми сводками к 1, 5, 10, 15, 20 и 25 числу каждого месяца

телеграфом и подробно почтой.

4. О всех вновь вскрытых в процессе проведения операции контрреволюционных формированиях, возникновении эксцессов, побегах за кордон, образовании бандитских и грабительских групп и других чрезвычайных происшествиях доносить по телеграфу " немедленно.

X X X

При организации и проведении операции принять исчерпывающие меры к тому, чтобы не допустить: перехода репрессируемых на нелегальное положение; бегства с мест жительства и особенно за кордон; образования бандитских и грабительских групп, возникновения каких-либо эксцессов.

Своевременно выявлять и быстро пресекать попытки к совершению каких-либо активных контрреволюционных действий.

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Источник: Книга памяти жертв политических репрессий: [Ульяновская область] : Под общ. ред. Золотова Ю. М. " Ульяновск, 1996. [Т. 1 ] С.766-780 (25).

Всесоюзная Строго секретно

Коммунистическая Партия (большевиков) Центральный Комитет

?П51/442 31. VII 1937 г.

Выписка из протокола М Б1 заседания Политбюро ЦК

от 1937 г. Решение от 31. VH. 37 г.

442. " ВОПРОС НКВД.

1. Утвердить представленный НКВД проект оперативного приказа о репрессировании бывших кулаков, уголовников и антисоветских элементов.

2. Начать операцию по всем областям Союза 5 августа 1937 года. В ДВК, Восточно-Сибирской области и Красноярском крае с 15 августа 1937 года и в Туркменской, Узбекской, Таджикской и Киргизской республиках " с 10 августа 1937 года. Всю операцию закончить в 4-месячный срок.

3. Операция проводится в две очереди. В первую очередь подвергаются репрессии уголовники и кулаки, отнесённые к первой категории. Во вторую очередь кулаки и уголовники, отнесённые ко второй категории.

4. Председателями троек утвердить народных комиссаров внутренних дел и начальников краевых и областных управлений НКВД.

5. Отпустить НКВД из резервного фонда СНК на оперативные расходы, связанные с проведением операции, 75 миллионов рублей, из которых 25 миллионов " на оплату железнодорожного тарифа.

6. Обязать НКПС предоставить НКВД по его заявкам подвижный состав для перевозки осуждённых внутри областей и в лагеря.

7. Всех кулаков, уголовников и другие антисоветские элементы, осуждённые по второй категории к заключению в лагеря на сроки, использовать: а) на ведущихся сейчас строи

тельствах ГУЛАГ'а НКВД СССР; б) на строительстве новых лагерей в глубинных пунктах Казахстана; в) для постройки новых лагерей, специально организуемых для лесозаготовительных работ силами осуждённых.

8. Для организации лагерей по лесным разработкам пред-

ложить Наркомлесу немедленно передать ГУЛАГ'у НКВД

следующие лесные массивы:

а) Томск-Асино " в Западно-Сибирском крае,

б) Тайшет-Братская " в Восточно Сибирской области,

в) Кулой " в Северной области,

г) Чибью-Усть-Вымь " в Северной области,

д) Ивдельский " в Свердловской области,

е) Каргопольский " в Северной области,

ж) Локчимский, Сторожевский и Усть-Куломский " в

бассейне реки Вычегды (26).

9. Предложить Наркомлесу и ГУЛАГ'у НКВД СССР в де-

кадный срок определить, какие дополнительные лесные мас-

сивы, кроме перечисленных выше, должны быть переданы

ГУЛАГ'у для организации новых лагерей.

10. Поручить Госплану СССР, ГУЛАГ'у НКВД и Наркомлесу в 20-дневный срок разработать и представить на утверждение в СНК СССР: а) планы организации лесозаготовительных работ, потребной для этой цели рабочей силы, необходимых материальных рессурсов, денежных средств и кадров специалистов; б) определить программу лесозаготовительных работ этих лагерей на 1938 год.

11. Отпустить ГУЛАГ'у НКВД из резервного фонда СНК СССР авансом 10 миллионов рублей на организацию лагерей и на проведение подготовительных работ. Учесть, что в 3 и 4 кварталах 1937 года осужденные будут использованы для производства подготовительных работ к освоению программы 1938 года.

12. Предложить обкомам и крайкомам ВКП (б) и ВЛКСМ (27) тех областей, где организуются лагеря, выделить в распоряжение НКВД необходимое количество коммунистов и комсомольцев для укомплектования административного аппарата и охраны лагерей (по заявкам НКВД).

13. Обязать Наркомат Обороны призвать из запаса РККА (28) 210 командиров и политработников для укомплектования кадров начсостава военизированной охраны вновь формируемых лагерей.

14. Обязать Наркомздрав выделить в распоряжение ГУЛАГа НКВД для вновь организуемых лагерей 150 врачей и 400 фельдшеров.

15. Обязать Наркомлес выделить в распоряжение ГУЛАГ'а 10 крупных специалистов по лесному хозяйству и передать ГУЛАГу 50 выпускников Ленинградской Лесотехнической Академии.

Выписки посланы:

Т. Т. Ежову " всё;

Кагановичу Л (29). " [Пункт] 6;

Иванову (30)? [Пункты] 8, 9, 10, 15;

Смирнову Г (31). " [Пункт] 10;

Арбузову (32) ? [Пункты] 5, 10, 11;

Ворошилову (33) ? [Пункт] 13;

Проппер-Гращенкову (34) ? 14;

Базилевичу (35) ? [Пункт] 13;

Указ. парторганизациям (соотв. " [Пункты] 8,12

Впервые опубликовано с некоторыми сокращениями: Расстрел по разнарядке, или как это делали большевики //Труд. 1992. 4 июня. С.4. Сверено с копией решении политбюро //РГАСПИ. Ф. 17. On. 162. Д.21. Л. 116-117.

?7

ШИФРОТЕ ЛЕГРАММ А М 409

5 августа 1937 г.

Из секретариата зам. наркома тов. Фриновского

КРАСНОЯРСК УНКВД ЛЕОНЮК (36) и для передачи НОРЫЛЬЛАГ МАТВЕЕВУ (37),

БЛИЗНЕЦОВУ

Соответствии моим приказом 00447 (разослан нач. УНКВД), " ПРИКАЗЫВАЮ:

1. С 10 августа начать и двухмесячный срок закончить операцию по репрессированию наиболее активных антисоветских элементов из бывших кулаков, карателей, бандитов, бе

лых, сектантских активистов, церковников и прочих контрреволюционеров, ведущих в лагерях активную антисоветскую подрывную работу. Репрессии подлежат также и уголовные элементы, содержащиеся в лагерях и ведущие там преступную деятельность.

2. Все перечисленные выше контингенты после рассмотрения их дел на тройках, подлежат расстрелу.

3. Вам утверждается подлежащих расстрелу по Нарыль-лагу 300 (триста) человек.

4. Установить следующий порядок оформления дел репрессируемых: Начальники третьих отделов (38) лагерей на основании имеющихся материалов оперативного учёта составляют на каждого подлежащего репрессированию подробную справку, с указанием в ней фамилии, имени, отчества, за какие преступления, на какой срок и кем осуждён, преступная деятельность подлежащего репрессированию в лагере, в том числе и побеги, если они имели место. Справки подписываются начальниками 3 отдела и начальником лагеря. Справка на каждого подлежащего репрессированию заключенного вместе с имеющимся на него в 3 отделе делом, направляется на рассмотрение соответствующей республиканской, краевой или областной тройки. Тройка по рассмотрении представленных ей этих материалов, выносит приговор, который и заносит в протокол. Выписка из протокола в отношении каждого осужденного приобщается к делу. Дела и протоколы направляются начальнику 3 отдела лагеря, для приведения приговора в исполнение.

5. Приговора приводятся в исполнение специально отобранным начальствующим составом и стрелками военизированной охраны лагеря под личным руководством начальника 3 отдела лагеря или его заместителя. Основанием для приведения приговора в исполнение является заверенная выписка из протокола заседания тройки, с изложением приговора в отношении каждого осуждённого и специальное предписание за подписью начальника 3 отдела лагеря лицу, приводящему приговор в исполнение.

6. Документы о приведении приговора в исполнение, приобщаются к делу осужденного.

7. Протоколы троек, с приложением дел осуждённых, по исполнении приговоров немедленно направляются начальнику 8 отдела ГУГБ НКВД СССР.

8. О ходе операции доносить мне через ГУЛАГ НКВД ежедекадными сводками. В сводках сообщать количество

репрессированных, с указанием за какие преступления они отбывали наказание в лагере и за какие преступления подвергнуты расстрелу.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Генеральный комиссар государственной безопасности

ЕЖОВ

Верно: опер, секретарь ГУГБ НКВД СССР Комбриг

УЛЬМЕР (39)

Частично опубликован: Чухин И. И. Карелия-37: Идеология и практика террора. " Петрозаводск, 1999. С.123, 160. Сверено с документом в РГАНИ. Комиссия Шверника. Д.З. Л.67-69

?8

ШИФРОТЕЛЕГРАММА JA 973/Ш/19723

7 августа 1937 г. Строго секретно

Всем прокурорам союзных, автономных республик, краёв, областей, автономных областей, военных округов,

железных дорог.

Ознакомьтесь в НКВД оперативным приказом товарища Ежова 30 июня 1937 номер 00447. Соответствии пунктом вторым раздела пятого обязываю прокуроров присутствовать на заседаниях Троек где прокуроров составе Троек нет. Соблюдение процессуальных норм и предварительные санкции на арест не требуются. Решения троек окончательны, об исключительных обстоятельствах связанных рассмотрением дел меня информируйте. Дела о контингентах, указанных в разделе первом, ещё судом не рассмотренных, передать в Тройки.

Лично секретно информируйте только прокуроров спецделам также окружных районных прокуроров. Требую активного содействия успешному проведению операции. Возлагаю

лично на Вас сохранение секретности в аппарате прокуратуры о проводимой операции. Ходе операции сообщайте лично мне шифром каждую пятидневку.

А. Вышинский

Впервые опубликован: Брюханов Б.Б. Шошков E.H. Оправданию не подлежит. Ежов и ежовщина 1936-1938 гг. " СПб. 1998. С.76-77. См. тоже: РГАНИ. Комиссия Шверника. Д.З. Л.54. (Копия с копии; ЦОА МБ РФ).

"9

МЕМОРАНДУМ Mi 424

8 августа 1937 г. Сов. секретно

ИЗ СЕКРЕТАРИАТА ЗАМ. НАРКОМА тов. ФРИНОВСКОГО

ВСЕМ НАЧАЛЬНИКАМ УНКВД

В ДОПОЛНЕНИЕ ОПЕРПРИКАЗА ? 00447.

ПРИГОВОРА ТРОЕК ОБЪЯВЛЯТЬ ОСУЖДЕННЫМ ТОЛЬКО ВТОРОЙ КАТЕГОРИИ. ПЕРВОЙ КАТЕГОРИИ НЕ ОБЪЯВЛЯТЬ. ПОВТОРЯЮ НЕ ОБЪЯВЛЯТЬ.

ФРИНОВСКИЙ

Впервые опубликовано: Степанов А. Ф. Расстрел по лимиту: Из истории полит, репрессий в ТАССР в годы "ежовщины". " Казань, 1999. С.ЗО.

Из Омска

15 августа 193" года

НАРКОМУ ВНУДЕЛ " тов. ЕЖОВУ

По состоянию на 13 августа по Омской области первой категории арестовано 5.444 человека, изъято оружия 1.000 экземпляров.

Прошу дать указания по моему письму ?-365 относительно увеличения лимита первой категории до 8 тысяч человек.

13. Vni. "-1962: ГОРБАЧ (40)

[На документе резолюция от руки:] Т. Ежову

За увеличение лимита до 9 тысяч И. Сталин

Впервые опубликовано: Расстрел по 1-й категории //Известия. 1996. 3 апреля. С.5.

"11

16. VIII. 1937 Совершенно секретно

ЭКЗ ? 1 "39190

Начальнику УНКВД Ленинградской области, Коммиссару Госбезопосности первого ранга, тов. ЗАКОВСКОМУ (41)

Город Ленинград (42)

Соответствии моим приказом ? 00447 (разослан нач. УНКВД), " ПРИКАЗЫВАЮ:

1. С Й5 августа начать и в двух месячный срок закончить

операцию по репрессированию наиболее активных антисовет-

ских элементов из числа содержащихся в тюрьмах ГУГБ,

осуждённых за шпионскую, диверсионную, террористическую,

повстанческую и бандитскую деятельность, а также осуждён-

ных членов антисоветских партий (троцкистов, эсеров, груз-

меков, дашнаков, итихадистов, муссаватистов и т. д.) и прочих

контрреволюционеров, ведущих в тюрьмах ГУГБ активную

антисоветскую работу.

В Соловецкой тюрьме ГУГБ репрессированию подвергнуть также бандитов и уголовные элементы, ведущие в тюрьме преступную работу.

2. Все перечисленные выше контингенты после рассмотрения их дел на тройках, подлежат расстрелу.

3. Вам "Соловки" (43) утверждается для репрессирования "1.300? (44) человек.

4. Установить следующий порядок оформления дел репрессируемых:

Начальники тюрем ГУГБ, на основании материалов оперативного учёта и личных дел составляют на каждого подлежащего репрессированию подробную справку с указанием в ней: фамилии, имени, отчества, за какие преступления, на какой срок и кем осуждён, преступная деятельность (подлежащего репрессированию) в тюрьме, в том числе побеги, к-р выпады и злостные нарушения режима.

Справки подписываются пом. нач. тюрьмы по опер, работе (при отсутствии оперуполномоченным) и начальником тюрьмы ГУГБ.

Справки на каждого подлежащего репрессированию заключённого вместе с имеющимся на него в оперчасти тюрьмы делом, направляется тюрьмой ГУГБ на рассмотрение соответствующей республиканской, краевой или областной Тройки. Копии справок направляются в 10-й отдел ГУГБ (45).

Тройка по рассмотрении представленных ей этих материалов выносит приговор, который и заносит в протокол. Выписка из протокола в отношении каждого осуждённого приобщается к делу.

Дела и протоколы возвращаются начальнику тюрьмы для приведения приговора в исполнение.

5. Приговора приводятся в исполнение специально ото-

бранным начальствующим и надзорсоставом тюрьмы ГУГБ

под личным руководством начальника тюрьмы или его по-

мощника по оперативной части.

Основанием для приведения приговора в исполнение является заверенная выписка из протокола заседания Тройки с изложением приговора в отношении каждого осужденного и специальное предписание за подписью начальника тюрьмы ГУГБ лицу, приводящему приговор в исполнение.

6. Документы о приведение приговора в исполнение приобщаются к делу осуждённого.

7. Протоколы (46) Троек с приложением дел осуждённых по исполнении приговора немедленно направляются из УНКВД начальнику 8-го отдела ГУГБ.

8. О ходе операции доносить мне через 10-й отдел ГУГБ ежедекадными сводками.

В сводках сообщать количество репрессированных с указанием за какие преступления они отбывали наказание в тюрьме ГУГБ и за какие преступления подвергнуты расстрелу.

Нар. комиссар внутренних дел Союза ССР, Генеральный комиссар Гос. Безопасности

ЕЖОВ

ВЕРНО: 01ГЕРАТИВНЫЙ СЕКРЕТАРЬ НКВД СССР

БРИГАДНЫЙ КОМИССАР [от руки] УЛЬМЕР ?/59 190 16. VIII. 1937

Первые опубликовано: Ленинградский мартиролог, 1937-1938. " СПб. 1996. Т.2. Ил.78-79 (факсимильная перепечатка).

"12

Народный комиссар Украинской ССР И. М. Леплевский (47)

[отрывок]

[29 сентября 1937 г.] в НКВД СССР

По моему ходатайству от 5 сентября этого года лимит 1-й категории был Вами увеличен на 4 тыс. 200 человек. С начала операции до 27 сентября этого года областными тройками по Украине в целом уже осуждено 23.158 человек, по 1-й категории ? 9.458 (48), по 2-й категории ? 13.700 человек.

Таким образом, в пределах утверждённого лимита тройки в ближайшие дни рассмотрят дела на оставшихся 9.848 человек (по 1-й категории " на 2.742 чел. по 2-й категории " на 7.100). На 28 сентября на Украине есть ещё 13.764 арестованных по кулацкой операции, дела которых не рассмотрены тройками, кроме того, в областных тройках НКВД УССР есть материалы, на основании которых можно ещё репрессировать более 15 тыс. человек. Тем более, что с организацией на Украине четырёх новых областей (Полтавской, Николаевской, Житомирской, Каменец-Подольской) и приближением тем самым руководства из областных центров к районам усиливается оперативный натиск на кулацкий и другие контрреволюционные элементы. Прошу утвердить дополнительные лимиты для Украины по 1-й категории ? 4.500 чел. по 2-й категории ? 15.200 человек.

Источик: Билокин С. Механизм большевистского насилия. Конспект исследования. " Киев, 2000. С. 105-106.

"13

Справка (49) Мальцева (50) (зам. нач. УНКВД по ЗСК Майор госбезопасности)

5 октября 1937

На 5-ое октября с. г. по кулацкой операции кроме репрессированных по первой категории 827 ч. в лагерях и 15 чел. содержащихся в марийнской тюрьме (51), осуждено 11.374 чел. из них: по первой категории 6.513 ч. (52). Лимит по первой категории был установлен 5.000 ч. на 1.513 ч. приговора задержаны исполнением до получения дополнительного лимита.

Первоначально лимит по первой категории для ЗСК был установлен 10.800 ч. крайне желательно и необходимо этот лимит сократить (53), т. к. в процессе продолжения операции новых к[онтр]-р[еволюционных] формирований осталось не репрессированных по первой категории большое количество активных к[онтр]-р[еволюционных] элементов: офицеры, попы, проповедники, каратели и т. д.

Если дополнительный лимит по первой категорий нельзя оставить только для Новосибирской области, что крайне желательно, то из него можно передать для Алтайского края 2000 чел. за вычетом уже осуждённых сверх лимита по районам Алтайского края.

Для районов и городов отошедших в Алтайский край для репрессирования по 2-й категории, из 12.000 ч. был определён лимит 5.200 ч. Если нельзя оставить все 12.000 ч. для Новосибирской области, то Алтайскому краю передать ранее установленный лимит, за вычетом уже осуждённых по 2-й категории по городам и районам Алтайского края.

Установленный лимит для репрессирования по первой категорий 800 ч. по Сиблагу исчерпан. В лагерях содержится 59 тысяч чел. из них: 11.724 осуждённых за к[онтр]-революционные] преступления, из них 119 измеников родины, 726 шпионов, 721 террористов, 155 диверсантов, 275 перебежчиков. Кроме этого остались ещё за отсутствием лимита не репрессированы бандиты-рецидивисты, занимающиеся внутрилагерным бандитизмом.

На 5 октября с. г. осталось законченных следственных дел, но нерассмотренных за отсутствием лимиа на 509 ч. из них: повстанцы 116, шпионы 60, участники фашистских организаций 74, террористы 32, вредите ли-диверсанты 27, бандиты 200.

По социальную прошлому: кулаки 48 ч. б[ывшие] офицеры 42 ч. каратели 14 чел. проповед[ники] 11 ч. духовенство] 98 ч. помещики фабрикан. 17 ч, дворяне 7, д[ругие] элементы 200, проче 72. Всего 509 ч.

Крайне необходим лимит для репрессирования по Сиблагу 1-й категории не менее 1.000 чел.

Первые опубликовано: Жертвы политических репрессий в Алтайском крае. " Барнаул, 2000. Т.З. Ч. 1. С.571-573

Сводка об арестованных и осуждённых судебной тройкой при УНКВД по ЗСК и приведённых в исполнение приговорах По состоянию на 8 октября 1937 г.

Лимит Осуждено кат. ик.

apeci О

с du он она ледоЕ

1 кат. 2 кат. всего говано ВМН 10 8 5 всего inp. прк. гпольне > 1 кат. гвобожд суд ДОС

о

Новосибирский район (54]

Кулаки 500 1559 2059 1601 562 256 302 6 1126 - - 6 22

Уголовники 250 370 620 921 518 176 191 31 916 - - 5 39

Проч. - - - 734 331 95 153 32 611 - - 15 27

итого 750 1929 2679 3256 1411 527 646 69 2653 - - 26 88

По РОВСу - - - 913 557 90 28 18 693 - - - 1

всего - - - 4169 1968 617 674 87 3346 1879 1850 26 89

Томский район

Кулаки 300 782 1082 844 291 95 66 5 457 - - 1 -

Уголовники 100 234 334 143 69 28 37 9 143 - - - -

Проч. - - 30 14 3 7 3 28 - - 2 -

итого 400 1016 1416 1017 374 126 110 18 628 - - 3 -

По РОВСу - - - 1310 877 114 41 14 1046 - - - -

всего - - - 2327 1251 240 151 32 1674 1672 1229 3 -

Сталинский район

Кулаки 300 607 907 726 334 119 200 1 654 - - - -

Уголовники 60 171 231 225 83 42 61 15 201 - - 1 -

Проч. - - - 75 34 11 26 4 75 - - - -

итого 360 778 1138 1026 451 172 287 20 930 - - 1 -

По РОВСу - - - 1667 1346 124 74 28 1572 - - 3 -

всего - - - 2693 1797 296 361 48 2502 1377 1377 4

Ойрот-турийнский район

Кулаки 200 553 753 572 210 60 32 9 311 - - 5 14

Уголовники 100 199 299 201 32 29 33 - 94 - - - 6

Проч. - - - 134 78 25 29 1 133 - - - -

итого 300 752 1052 907 320 114 94 10 538 - - 5 20

По РОВСу - - - 523 163 44 53 29 289 - - - -

всего - - - 1430 483 158 147 39 827 245 77 5 20

Лимит Осуждено кат. X

1 кат. 2 кат. всего арестовано ВМН 10 8 5 всего пр. прк. ПО 1 ! польнено пр 1 кат. вобождено эддоследов

На па ос т

Марийнский район

Кулаки 300 667 967 827 346 135 88 3 572 - - 5 со

Уголовники 100 203 303 196 67 44 36 7 154 - - 6 17

Проч. - - - 156 53 18 21 10 102 - - со 12

итого 400 870 1270 1179 466 197 145 20 828 - - 17 37

По РОВСу - - - 388 318 51 9 со 381 - - -

всего - - - 1567 784 248 154 23 1209 669 600 17 37

Кемеровский район

Кулаки 200 390 СОЛ 460 274 49 13 - 336 - - - -

Уголовники 80 190 эзд

07П 149 16 16 13 17 62 - - см 10

Проч. - - Z/U 228 17 10 6 - 33 - - - со

итого 280 580 860 837 307 75 32 17 431 - - 2 13

По РОВСу - - - 758 583 129 27 7 746 - - 1 15

всего - - - 1595 890 204 59 24 1177 735 654 3 28

Всего по краю (55)

Кулаки 3680 9001 12681 10541 4256 1418 1341 31 7046 37 74

Уголовники 1280 2999 4279 3436 1294 544 610 127 2575 25 161

Проч. 1747 889 245 498 121 1753 65 93

итого 4960 12000 16960 15724 6439 2207 2449 279 11374 127 328

По РОВСу 9689 6437 997 440 173 8047 7 30

всего 25413 12876 3204 2889 452 19421 10820 9525 134 358

Кроме того

Сиблаг 803 19 5 827 783 - 31

Источник: Партийный архив Новосибирской области (ПАНО). Ф.4. Оп.34. Д.26. Л. 10.

Всесоюзная

Строго секретно

Коммунистическая Партия (большевиков) Центральный Комитет

"11 57/48

31.1.1938 г.

Тов. Ежову; " всё

Обкомам, крайкомам, ЦК нацкомпартий " соответ.

Выписка из протокола ? 57 заседания Политбюро ЦК

от 1938 г. Решение от 31.1.38 г.

48. " ОБ АНТИСОВЕТСКИХ ЭЛЕМЕНТАХ.

а) Принять предложение НКВД СССР об утверждении дополнительного количества подлежащих репрессии бывших кулаков, уголовников и активного антисоветского элемента, по следующим краям, областям и республикам:

1500

1) Армянская ССР 1000 ч. по I кат. и 1000 ч. по П-й кат.

2) Белорусская ССР 1500

3) Украинская ССР 6000

1000 500

4) Грузинская ССР

по П-й кат.

5) Азербайджанская ССР 2000

6) Туркменок. ССР

500 ч.

7) Киргизск. ССР

1000 ч. по I кат. и

500 2000 500

8) Таджикск. ССР 1000

9) Узбекск. ССР 2000

500 500

2000 1000

200 500

10) ДВК 8000

11) Читинская обл (56). 1500

12) Бурят-Монгол. АССР 500

13) Иркутская обл. 3000

14) Красноярск, кр. 1500

15) Новосибирская, обл (57). 1000

16) Омская обл. 3000

17) Алтайск. кр. 2000

18) Ленинградск. обл. 3000

19) Карельская АССР 500

20) Калининск. обл. 1500

21) Московская обл. 4000

22) Свердловск, обл. 2000

б) Предложить НКВД СССР всю операцию по указанным

выше областям, краям и республикам закончить не позднее

15 марта 1938 года, а по ДВК не позднее 1-го апреля 1938

года.

в) В соответствии с настоящим постановлением продлить

работу троек по рассмотрению дел на бывших кулаков, уго-

ловников и антисоветских элементов в областях, краях и рес-

публиках, перечисленных в пункте "а".

Во всех остальных краях, областях и республиках работу троек закончить не позднее 15-го февраля 1938 года с тем, чтобы к этому сроку были закончены и рассмотрены все дела в пределах установленных для этих краёв, областей и республик лимитов.

СЕКРЕТАРЬ ЦК

Впервые опубликовано: Расстрел по 1-й категории //Известия. 1996. 3 апреля. С.5.

"16

ШИФРОВКА

Из ГОРЬКОГО

отправлена 4.II.1938 г. ч. 22 м.11

Поступила в ЦК ВКП (б) и расшифрована 4.П. 1938 г. ч. 23 м. 50 Вх. " 95/ш.

МОСКВА, ЦК ВКП (б) тов. Сталину

Работа тройки закончена, в пределах лимитов по области репрессировано осуждено 9.600 кулацкого, эсеровского, повстанческого, других антисоветских элементов. Дополнительно вскрываются кулацко-белогвардейские элементы, проводящие подрывную работу, всего по области учтено до 9 тысяч кулацкого и антисоветского элемента.

Обком просит установления дополнительного лимита первой категории 3 тысячи, второй категории две тысячи, продлить срок операции до 20 марта.

СЕКРЕТАРЬ ОБКОМА ВКП (б) М. КАГАНОВИЧ (58)

Впервые опубликовано: Расстрел по 1-й категории //Известия. 1996. 3 апреля. С.5.

? 1158/67.

17 февраля 1938 г. Тов. Фриновскому

Выписка из протокола М 88 заседания Политбюро ЦК ВКП (б) Решение от 17. П. 1938 г.

67. " ВОПРОС НКВД.

Дополнительно разрешить НКВД Украины провести аресты кулацкого и прочего антисоветского элемента и рассмотреть дела их на тройках, увеличив лимит для НКВД УССР на тридцать тысяч.

СЕКРЕТАРЬ ЦК

Впервые опубликовано: Расстрел по 1-й категории //Известия. 1996. 3 апреля. С.5.

"18

ШИФРОВКА

Из ИРКУТСКА

отправлена 25.VIII.1938 г. ч. 19 м 20

Поступила в ЦК ВКП (б) на расшифрование 25.VIII.1938 г. ч. 15 м. 45 Вх. " 1080/ш.

Москва, ПК ВКП (б) тов. СТАЛИНУ НКВД тов. ЕЖОВУ

Ввиду незаконченной очистки области от право-троцкистских белогвардейских панмонгольских контрреволюционно-враждебных элементов, колчаковцев, харбинцев, эсеров, кулаков подпадающих под первую категорию, " просим ЦК

ВКП (б) разрешить дополнительно лимит по первой категории для Иркутской области на 5 тысяч.

СЕКРЕТАРЬ ИРКУТСКОГО ОБКОМА ВКП (б)

ФИЛИППОВ (59) НАЧАЛЬНИК УНКВД МАЛЫШЕВ (60)

Впервые опубликовано: Расстрел по 1-й категории //Известия. 1996. 3 апреля. СЛ.

"19

ШИФРОВКА

Из ИРКУТСКА отправлена 25.Х.1938 г. " 672

ЦК ВКП (б) " т. Сталину Наркому внутдел " т. Ежову

27 октября выехал из Читы в Москву. В Улан-Удэ ко мне заходили секретарь обкома ВКП (б) Игнатьев (61) и НКВД Бурято-Монгольской АССР Ткачев (62). В беседе они сообщили, что лимиты по приказу НКВД 00447 они израсходовали, а в тюрьмах находится свыше 2.000 арестованных, сроки содержания которых давно истекли. Сидят участники буржуазно-националистической и ламской к-р " кулаки, ламы и белогвардейцы. Дела на всех давно оформлены, тюрьмы переполнены до отказа, но тройка не получила резрешение на их рассмотрение. Просят дать лимит на 2.500 человек, о чём и докладываю.

МЕХЛИС (63)

Впервые опубликовано: Вылцан М. Данилов В. Применение ВМН ?нами гарантируется?//Наука и жизнь. 1997. "9. С.70.

Совершенно секретно

Постановление

Совета Народных Комиссаров СССР и Центрального Комитета ВКП (б)

ОБ АРЕСТАХ, ПРОКУРОРСКОМ НАДЗОРЕ И ВЕДЕНИИ СЛЕДСТВИЯ от 17 ноября 1936 г (64).

WS П4387

[...] СНК СССР и ЦК ВКП (б) отмечают, что за 1937-38 г.г. под руководством партии органы НКВД проделали большую работу по разгрому врагов народа и очистке СССР от многочисленных шпионских, террористических, диверсионных и вредительских кадров из троцкистов, бухаринцев, эсеров, меньшевиков, буржуазных националистов, белогвардейцев, беглых кулаков и уголовников, представлявших из себя серьёзную опору иностранных разведок в СССР и, в особенности, разведок Японии, Германии, Польши, Англии и Франции.

Одновременно органами НКВД проделана большая работа также и по разгрому шпионско-диверсионной агентуры иностранных разведок, переброшенных в СССР в большом количестве из-за кордона под видом так называемых политэмигрантов и перебежчиков из поляков, румын, финнов, немцев, латышей, эстонцев, харбинцев и проч.

Очистка страны от диверсионных повстанческих и шпионских кадров сыграла свою положительную роль в деле обеспечения дальнейших успехов социалистического строительства.

Однако, не следует думать, что на этом дело очистки СССР от шпионов, вредителей, террористов и диверсантов окончено.

Задача теперь заключается в том, чтобы, продолжая и впредь беспощадную борьбу со всеми врагами СССР, организовать эту борьбу при помощи более совершенных и надёжных методов.

Это тем более необходимо, что массовые операции по разгрому и выкорчёвыванию вражеских элементов, проведённые органами НКВД в 1937-1938 г.г. при упрощённом ведении следствия и суда " не могли не привести к ряду крупнейших недостатков и извращений в работе органов НКВД и Прокуратуры. Больше того, враги народа и шпионы иностранных разведок, пробравшиеся в органы НКВД, как в центре, так и на местах, продолжая вести свою подрывную работу, старались всячески запутать следственные и агентурные дела (65), сознательно извращали советские законы, проводили массовые и необоснованные аресты, в то же время спасая от разгрома своих сообщников, в особенности засевших в органах НКВД.

Главнейшими недостатками, выявленными за последнее время в работе органов НКВД и Прокуратуры, являются следующие:

Во-первых, работники НКВД совершенно забросили аген-турно-осведомительную работу, предпочитая действовать более упрощённым способом, путём практики массовых арестов, не заботясь при этом о полноте и высоком качестве расследования.

Работники НКВД настолько отвыкли от кропотливой, систематической агентурно-осведомительной работы и так вошли во вкус упрощённого порядка производства дел, что до самого последнего времени возбуждают вопросы о предоставлении им так называемых ?лимитов" для производства массовых арестов. [...]

Такая недооценка значения агентурной работы и недопустимо легкомысленное отношение к арестам тем более нетерпимы, что Совнарком СССР и ЦК ВКП (б) в своих постановлениях от 8 мая 1933 года (66), 17 июня 1935 года (67) и, наконец, 3 марта 1937 года (68) давали категорические указания о необходимости правильно организовать агентурную работу, ограничить аресты и улучшить следствие.

Во-вторых, крупнейшим недостатком работы органов НКВД является глубоко укоренившийся упрощённый порядок расследования, при котором, как правило, следователь ограничивается получением от обвиняемого признания своей вины и совершенно не заботится о подкреплении этого признания необходимыми документальными данными (показания свидетелей, акты экспертизы, вещественные доказательства и проч.).

Часто арестованный не допрашивается в течение месяца после ареста, иногда и больше. При допросах арестованных

протоколы допроса не всегда ведутся. Нередко имеют место случаи, когда показания арестованного записываются следователем в виде заметок, а затем, спустя продолжительное время (декада, месяц и даже больше), составляется общий протокол, причём совершенно не выполняется требование статьи 138 УПК о дословной, по возможности, фиксации показаний арестованного. Очень часто протокол допроса не составляется до тех пор, пока арестованный не признаётся в совершённых им преступлениях. Нередки случаи, когда в протокол допроса вовсе не записываются показания обвиняемого, опровергающие те или другие данные обвинения. [...]

Органы Прокуратуры со своей стороны не принимают необходимых мер к устранению этих недостатков, сводя, как правило, своё участие в расследовании к простой регистрации и штампованию следственных материалов. Органы Прокуратуры не только не устраняют нарушений революционной законности, но фактически узаконивают эти нарушения.

Такого рода безответственным отношением к следственному произволу и грубым нарушениям установленных законом процессуальных правил нередко умело пользовались пробравшиеся в органы НКВД и Прокуратуры " как в центре, так и на местах, " враги народа. Они сознательно извращали советские законы, совершали подлоги, фальсифицировали следственные документы, привлекая к уголовной ответственности и подвергая аресту по пустяковым основаниям и даже вовсе без всяких оснований, создавали с провокационной целью "дела" против невинных людей, а в то же время принимали все меры к тому, чтобы укрыть и спасти от разгрома своих соучастников по преступной антисоветской деятельности. Такого рода факты имели место как в центральном аппарате НКВД, так и на местах.

Все эти отмеченные в работе органов НКВД и Прокуратуры совершенно нетерпимые недостатки были возможны только потому, что пробравшиеся в органы НКВД и Прокуратуры враги народа всячески пытались оторвать работу органов НКВД и Прокуратуры от партийных органов, уйти от партийного контроля и руководства и тем самым облегчить себе и своим сообщникам возможность продолжения своей антисоветской, подрывной деятельности.

В целях решительного устранения изложенных недостатков и надлежащей организации следственной работы органов НКВД и Прокуратуры,- СНК СССР и ЦК ВКП (б) постановляют:

1) Запретить органам НКВД и Прокуратуры производство каких-либо массовых операций по арестам и выселению.

В соответствии со ст. 127 Конституции СССР аресты производить только по постановлению суда или с санкции прокурора.

Выселение из погранполосы допускается в каждом отдельном случае с разрешения СНК СССР и ЦК ВКП (б) по специальному представлению соответствующего обкома, крайкома или ЦК нацкомпартий, согласованномус НКВД СССР.

2. Ликвидировать судебные тройки (69), созданные в порядке особых приказов НКВД СССР, а также тройки при областных, краевых и республиканских Управлениях PK милиции (70).[...]

Источник: Исторический архив. 1992. "1. С. 125-128.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Здесь имеется в виду тройка.

2. С.Ф. Реденс (1892-1940). Начал свою чекистскую карьеру в качестве личного

секретаря Ф.Э. Дзержинского, в 1931-1933 гг. " руководитель ОГПУ Украины, с 1933 по

1938 гг. " ОГПУ, а затем УНКВД Московской области, с 1935 г. " комиссар государст-

венной безопасности первого ранга, с 1938 г. " нарком внутренних дел Казахстана.

Арестован (22.11.1938) и приговорён ВКВС СССР (21.01.1940) к ВМН.

3. Маслов " заместитель главного прокурора Московской области.

4. A.A. Волков " второй секретарь Московского горкома, член партии с 1915 г.

5. С.Н. Миронов (1894-1940). Член партии с 1925 г. В органах ВЧК-ОГПУ-НКВД с 1920 г. до 08.1937. Начальник УНКВД Днепропетровской обл. 15.07.1934 ? 28.11.1936. Началник УНКВД Западно-Сибирского края 28.12.1936 ? 15.08.1937. Полпред СССР в Монголии 08.1937 ? 04.1938. Зав. 2 восточным отд. НКИД СССР 04.1938 ? 06.01.1939. Арестован (06.01.1939) и приговорён ВКВС СССР (21.02.1940) к ВМН.

6. Лимит на 10.800 человек для первой категории, который политбюро утвердило в 9 июля 1937, был уменьшен приказом 00447 на 5.000 человек.

7. См. по этому вопросу: Viola L. Peasant Rebels under Stalin. Collectivisation and the culture of peasant resistance. " Oxford, 1996.

8. Грузинские меньшевики. Партия образовалась в ноябре 1918 года в Тифлисе после отделения от российских меньшевиков (к августу 1918 года " свыше 70 тыс. членов). Грузинские меньшевики возглавляли правительство Закавказской демократической федерации с мая 1918 года в Грузинской республике. В результате вооружённого восстания в Грузии при поддержке Красной Армии правительство было свергнуто в 1921 году.

9. Дашнаки " основанная в 1890 году армянская националистическая революционная партия, стремившаяся к объединению и независимости армянских территорий (в Османской империи, Иране и Закавказье) с помощью насильственных акций. После 1908 года партия, имевшая программу, схожую с программой русской Партии социалистов-рево

люционеров и также, как и она, являвшаяся членом II Интернационала, подверглась преследованиям царского режима (процессы против ведущих членов). После Февральской революции дашнаки были наиболее сильными противниками большевиков в Армении. С 15 ноября 1917 года по 26 мая 1918 года они вместе с грузмеками и мусаватистами Азербайджана образовали ?Закавказский комиссариат" и ?Закавказскую Демократическую Федеративную республику", отделившуюся от РСФСР. 28 мая 1918 года образовалась Республика Армения, правительство которой состояло из дашнаков. 29 ноября 1920 года большевики провозгласили Советскую республику Армению, партия дашнаков была запрещена, её члены подверглись преследованиям. Организованное дашнаками восстание против советского господства в Армении в апреле 1921 года было подавлено Красной Армией. Отдельные группы партии сохранились в эмиграции на Ближнем Востоке, в Европе и Америке.

10. Мусаватисты " основанная в 1911 году под названием "Мусульманская Демократическая партия Мусават (Равенство)" буржуазно-националистическая азербайджанская партия, называвшаяся после слияния с Турецкой партией Федералистов в 1917 году "Турецкой Демократической партией федералистов Мусават", стремилась к федеральной автономии в рамках Российской империи. Её программой были: тюркизация, исламиза-ция, модернизация. В марте 1918 года предводительствуемое мусаватистами восстание в Баку потерпело поражение. С 15 ноября 1917 года по 26 мая 1918 года мусаватисты совместно с грузмеками и дашнаками Армении образовали ?Закавказский комиссариат" и ?Закавказскую Демократическую Федеративную Республику", отделившуюся от РСФСР. 27 мая 1918 года Мусульманский национальный совет Тифлиса провозгласил Азербайджанскую республику. Лишь после падения Бакинской коммуны мусаватистам в сентябре 1918 года с помощью турецкой, а затем английской армий удалось захватить власть в Азербайджане. 27-28 апреля 1920 года мусаватистский режим был свергнут большевиками, его приверженцы были казнены или эмигрировали и продолжили борьбу в эмиграции.

11. Итихадисты " члены основанной в 1917 году в Баку азербайджанской панисла-мистской партии Иттихад-ве-Таракки (Единство и прогресс), имевшей приверженцев в высших слоях общества и интеллигенции Азербайджана. После установления в апреле 1920 года в Азербайджане советской власти часть членов партии эмигрировала. 21.08.1929 Сталин в письме Молотову предупреждает об усилении влияния иттихадистов (и мусаватистов), "вновь поднимающих голову в азербайджанской деревне". См. LihL.T. Nau-mov О. Chlevnjuk О. Stalin und Molotow 1925-1936. " Berlin, 1996. C.182.

12. См. ПО этому вопросу речь Сталина от 7.01.1933 "Итоги первой пятилетки" //Сталин И.В. Сочинения. " М. 1952. T.13. С.161-215.

13. Как водный транспорт, так и, в первую очередь, железнодорожный с начала двадцатых годов являлись ахиллесовой пятой советского народного хозяйства. Несмотря на многочисленные репрессивные мероприятия, здесь не удалось устранить многие структурные недостатки, например, понизить чрезвычайно высокое количество несчастных случаев. Это привело к тому, что в 1937 г. транспорт представлялся в качестве основной сферы деятельности "вредителей". См. речи Наркомпути Л.М. Кагановича и Наркомвода Н.И. Пахомова на февральско-мартовском пленуме 1937 г. Материалы февральско-мар-товского пленума //Вопросы истории. 1993. "9. С.3-32, 1994. "2. С. 15-19; Rees Е.А. Stalinism and Soviet Rail Transport, 1928-41. " London, 1995.

14. На февральско-мартовском пленуме 1937 г. Молотов, председатель Совета Народных комиссаров, наряду с железнодорожным транспортом, представил химическую, горную (прежде всего, в Кузбассе), легкую, пищевую и деревообрабатывающую промышленность в качестве отраслей, "наиболее засорённых контрреволюционными элементами". См.: Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП (б) 1937 года //Вопросы истории. 1993. "8. С.3-26.

15. Парадоксальным образом, запрет бывшим кулакам возвращаться на родину касался лишь тех, кто в начале тридцатых годов вместе со своими семьями был переселен либо сослан в необжитые области, но не тех, кто был приговорён к более жёстким наказаниям, таким как заключение в тюрьму либо лагерь, и отбыл свой срок. См.: FitzpatrickS. Stalins Peasants, New ? York, 1994. C.243.

16. См. по этому вопросу выступления Попова Я. А. (Первого секретаря ЦК КП Туркмении) и Берии Л. П. (Первого секретаря ЦК КП Грузии) на февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 г. Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП (б) 1937 года //Вопросы истории. 1993. "6. С.25; 1995. "5-6. С.10-11.

17. Казаками являлись привилегированные солдаты крестьянского происхождения в царской России. Жили в особых казацких поселениях. В 1918 году большая часть казаков выступила против большевиков, намеревавшихся ограничить их привилегии и их автономный статус. Многие казаки воевали в рядах "Белой армии". Лишь бедных казаков удалось большевикам привлечь в "Красную армию". Ещё в 1941 г. в "Красной армии" служило около 100.000 казаков. В 1920 году казачество как самостоятельный военный класс было упразднено. По данным советских исследований, сопротивление казаков было особенно ожесточённым во время коллективизации.

18. В советской исправительной системе тридцатых годов основными учреждениями лишения свободы являлись исправительно-трудовые колонии (ИТК) и исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ). В исправительно-трудовые колонии, подчинявшиеся в 1930? 1934 гг. министерствам юстиции республик и лишь в 1934 году перешедших в сферу компетенции ГУЛАГ НКВД, направляли осуждённых к лишению свободы на срок менее трёх лет. Во второй половине тридцатых годов этот принцип соблюдался уже не столь строго, так что в ИТК содержались также и заключённые с большими сроками, в том числе и политические. К началу 1940 года существовало 425 ИТК различного типа, в которых содержались около 315.000 заключённых, исполнявших в основном принудительный труд на фабриках и предприятиях различных народных комиссариатов. См.: Getty J. А. Rittersporn G.T. Zemskov V.N. Victims of the Soviet Penal System in the Prewar Years //American Historical Review. 1993. "3. C.1017-1049.

19. В подлиннике ошибочно названа Восточно-Сибирским краем.

20. Как это выглядело на деле, см.: Тройка постановила: Расстрелять /Публикация Г. Веселой //Воля. 1994. "2-3. С.21-79.

21. Далее следует список членов 64 троек, который здесь не приводится. Имена можно найти у: Геворкян Н. Встречные планы по уничтожению собственного народа. //Московские новости, 1992. "25 (21 июня) С. 18-19, Книга памяти жертв политических репрессий: [Ульяновская область]. Под общ. ред. ЗолотоваЮ.М. " Ульяновск, 1996. [Т.1]. С.772-778 и ГУЛАГ (Главное управление лагерей), 1917-1960 /Сост. КокуринА.И. Петров Н.В."М. 2000. С.101-103.

22. ГУЛАГ: Главное управление лагерей; 25 апреля 1930 года приказом "130/63 ОГПУ было создано Управление лагерей ОГПУ (УЛАГ), которому были подчинены концлагеря (исправительно-трудовые лагеря) ОГПУ. УЛАГ в октябре 1930 года был реорганизован в ГУЛАГ, с тех пор остававшийся административным центром советской лагерной системы. После включения 10 июля 1934 года ОГПУ в состав Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) здесь возникает Главное управление исправительно-трудовых лагерей и трудовых поселений, при этом сокращение ГУЛАГ сохранилось и далее.

23. М.П. Фриновский (1898-1940), член партии с 1918 г. с 1919 г. служащий совет-

ской секретной полиции, в 1930-1933 гг. руководитель ОГПУ Азербайджана, в 1934-

1937 гг. начальник Главного управления пограничных и внутренних войск НКВД, в 1937-

1938 гг. Первый заместитель Наркома внутренних дел и начальник ГУГБ НКВД, с. 08.09.1938 Народный комиссар военно-морского флота, 6.04.1939 арестован, 4.02.1940 казнён.

24. 8 отдел Главного управления государственной безопасности (УРО/учётно-ре-гистрационный отдел) собирал данные о всех лицах, попавших в поле зрения ГУГБ.

25. Текст идентичен имеющейся у нас копии из президентского архива, архивная сигнатура которой нам неизвестна. Впервые текст приказа ?00447 с некоторыми сокращениями был опубликован в: Расстрел по разнарядке, или как это делали большевики //Труд. 1992. 4 июня. С.1, 4. На этом тексте базируются русские и международные исследования, и он лежит в основе большинства позднейших публикаций приказа.

26. В названных областях в середине августа 1937 г. было начато строительство следующих семи лесозаготовительных лагерей: а) Томско-Асинский ИТЛ (Томасинлаг); б) Тайшетский ИТЛ (Тайшетлаг); в) Килойский ИТЛ (Килойлаг); г) Устьвымский ИТЛ (Устьвымлаг); д)Ивдельский ИТЛ (Ивдельлаг); е) Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг); ж) Локчимский ИТЛ (Локчимлаг).

27. Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодежи.

28. Рабоче-Крестьянская Красная Армия.

29. Л.М. Каганович (1893-1991), один из ближайших сотрудников Сталина, член партии с 1911 г. с 1924 г. член Центрального комитета, с 1930 ? Политбюро, в 1935-1937 гг. нарком путей сообщения; до 1957 г. занимал высокие посты в партии и правительстве. Исключён из партии в 1961 г.

30. В.И. Иванов (1893-1938), член партии с 1915 г. с 1934 г. член ЦК, в 1931? 1937 гг. Первый секретарь Северной области, с 1.10.1936 народный комиссар деревообрабатывающей промышленности, в марте 1938 г. расстрелян.

31. Г. И. Смирнов (1903-1938), в 1934-1937 гг. заместитель председателя Госплана СССР, с 25 февраля 1937 г. по январь 1938 г. председатель, в январе 1938 г. арестован.

32. М.Ф. Арбузов (...), 1936 г. " март 1937 г. заместитель директора канцелярии Совета Народных комиссаров, с марта по 31 июля 1937 г. директор, затем работал в комитете по высшему образованию Совета народных комиссаров.

33. К.Е. Ворошилов (1881-1969), до второй мировой войны один из ближайших сотрудников Сталина, член партии с 1903 г. с 1921 г. член Центрального комитета, с 1926 г. " Политбюро, в 1925-1934 гг. народный комиссар по военным и морским делам, в 1934? 1940 гг. народный комиссар обороны, до 1960 г. занимал высокие посты в партии и правительстве.

34. Н. И. Проппер-Гращенков (1901-1965), член партии с 1918 г. в 1937 г. заместитель народного комиссара здравоохранения.

35. Г.Д. Базилевич (1889-1939), член партии, секретарь Комитета обороны при СНК СССР, комкор, арестован 23 ноября 1938, приговорён к расстрелу 2 марта 1939 г.

36. Ф.А. Леонюк (1892-1967), с 1918 г. в органах, 15.04.1937-13.09.1937 начальник УНКВД Красноярского края.

37. В.З. Матвеев, с 25.06.1935-13.04.1938 начальник Норильлага.

38. Начальники третьих отделов лагерей, как правило, подчинялись не начальникам лагерей, а непосредственно ГУЛАГу в Москве.

39. В.А. Ульмер (1896-1945), с 16.04.1937 по 8.09.1938 оперативный секретарь ГУГБ НКВД. 21 апреля 1939 г. арестован и в 1940 г. приговорён к 15 годам ИТЛ*.

40. Г.Ф. Горбач (1898-1939), в органах с 1920 г. 1934-1937 гг. помощник и заместитель начальника УНКВД Забсибкрая, 23.07-19.08.1937 начальник УНКВД Омской области, 19.08.1937-13.06.1938 начальник Забсибкрая/Новосибирской области, 13.06.1938-28.11. 1938 начальник УНКВД ДВК, 07.03.1939 приговорён к ВМН.

41. Рукописная резолюция. Л.М. Заковский (1894-1938), член партии с 1913 г. после 1917 г. работал в секретной полиции, с 1934 г. нарком внутренних дел Белоруссии, с декабря 1934 г. по январь 1938 г. начальник УНКВД Ленинградской, затем Московской областей. С 1935 г. комиссар госбезопасности первого ранга. 29.08.1938 приговорён к ВМН.

42. Рукописная резолюция.

43. Рукописная резолюция.

44. Рукописная резолюция.

45. 10 отдел являлся тюремным отделом, в его ведении находились особые тюрьмы

ГУГБ.

46. В Ленинградском мартирологе 1937-1938 гг. (Т.2. Ил.81-124. Заседание тройки от 9 октября 1937 г. протокол ?81 с 209 смертными приговорами. Т.З Ил.87-291. Заседания тройки от 9, 10, 14 октября 1937 г, протоколы ?82-85 с 907 смертными приговорами), перепечатаны факсимиле названных текстов.

47. И.М. Леплевский (1896-1938), после 1918 г. работал в секретной полиции, 10.12.1934-28.11.1936 нарком внутренних дел Белоруссии, 25.12.1936-14.06.1937 начальник 5 отд. ГУГБ НКВД СССР, 14.06.1937-25.01.1938 нарком внутренних дел УССР, 25.01.1938-28.03.1938 начальник 6 отд. ГУГБ НКВД СССР, 28.07.1938 приговорён к ВМН.

48. В тексте ? 5.458, очевидно, ошибка

49. Этот и следующий документ ("14) являются отчётами И. А. Мальцева в связи с разделением Западно-Сибирского края на Новосибирскую область и Алтайский край (28 сентября 1937 г.). Мальцев вносит также предложение о распределении лимитов.

50. И.А. Мальцев (1898-1940), в органах с 1921 г. 14.01.1936-22.02.1937 начальник Красноярского городского отд. НКВД, 31.03.1937-11.06.1938 помощник и заместитель начальника УНКВД Забсибкрая/Новосибирской области, 11.06.1938-28.01.1939 начальник УНКВД Новосибирской области, 14.05.1940 приговорён к 8 годам ИТЛ.

51. См. сводную таблицу ?Лагеря НКВД и тюрьмы ГУГБ".

52. Мальцев не включает 8.047 членов РОВС, которые тоже были осуждены тройкой, но по всей вероятности не учитываются в рамке данного лимита. См. сводную таблицу и следующий документ.

53. В документе, вероятно, допущена опечатка, по смыслу всего документа и данного абзаца надо читать "сохранить". (См. примечание составителей книги: Жертвы политических репрессий в Алтайском крае. Барнаул, 2000. Т.З. 4.1. С.571).

54. Нами только выбрано некоторые районы. Всего есть 15 районов.

55. Данные всех 15 районов ЗСК.

56. В конце сентября 1937 г. Восточно-Сибирская область была разделена на Иркутскую и Читинскую области.

57. В конце сентября 1937 г. Западно-Сибирский край был разделён на Новосибирскую область и Алтайский край.

58. М.М. Каганович (1892-1962), член партии с 1919 г. с 1922 г. партийный деятель ВКП (б) в Нижнем Новгороде (с 1932 г. Горький); июнь 1937 ? январь 1939 гг. Первый секретарь Горьковского областного комитета партии, в 1939-1941 гг. заместитель народного комиссара внешней торговли СССР.

59. Аркадий А. Филиппов (...), Первый Секретарь Иркутского областного комитета партии; член партии с 1920 г. делегат от Ленинграда на 17 съезде партии.

60. Б. А. Малышев (1895-1941), член партии с 1920 г. в органах с 1920, 27.01.1936-31.08.1937 заместитель начальника УНКВД Челябинской области, 10.01.1938-21.01.1939 начальник УНКВД Иркутской области, 07.07.1941 приговорён к ВМН.

61. С.Д. Игнатьев (1904-1983). В 1937-1943 гг. первый секретарь Бурято-Монголь-ской АССР.

. 62. A.B. Ткачев (1896-1941). В органах с 1923 г. Нарком внут. дел Бурято-Монголь-ской АССР 01.10.1937-23.09.1939.

63. Л.З. Мехлис (1889-1953). Член партии с 1918 г. С 1930 г. в редакции ?Правды".

В 1937-1940 гг. начальник политуправлении РККА. Член ЦК с 1937 по 1952 год (кандидат

с 1934). Член оргбюро ЦК ЦК в 1938-1952.

64. На основании решения политбюро ?П65/116 от 17 ноября 1938 года.

65. Под "агентурой" подразумевается организованная НКВД сеть секретных сотрудников (сексоты).

66. Текст в: Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание: Документы и материалы. " М, 2001. Т.З: Конец 1930-1933. С.746-750.

67. Текст в: Викторов В. А. Без грифа "секретно". Записки военного прокурора. " М, 1990. С.202-204.

68. Текст в: Вопросы истории. 1995. "2. С.22-26.

69. Эвфемистическое обозначение для учрежденных в июле 1937 г. троек, призван-

ное создавать впечатление о правовом статусе их функционирования. В служебном поль-

зовании ГУГБ появились также названия "спецтройка" и ?особая тройка".

70. В источниках их называют также "паспортные либо милицейские тройки".

Раздел III

СВОДНАЯ ТАБЛИЦА ПО ПРИКАЗУ ?00447 И ЕГО ИСПОЛНЕНИЮ

Преступления государств [1975]

Но когда все безвинно осуждённые в этом столетии поднялись бы из своих могил и, с ужасающим бряцаньем своих скелетов, открыли бы процесс,

указывая миллиардами костлявых пальцев на государства и на всех тех, кто, обладая властью, совершал преступления ?

не испытывая гнетущего одиночества преступника, кто убивал ?

не испытывая мук совести убийцы, кто угнетал ?

не испытывая страха богатых " это был бы настоящий процесс.

ImreKertesz (1992). "G?lyanapl??

Предлагаемая таблица содержит данные о репрессиях по приказу ? 00447 в республиках, краях и областях Советского Союза в период с июля 1937 по ноябрь 1938 г. При этом на переднем плане стоит сотрудничество политбюро/НКВД и региональных комитетов партии и НКВД при определении контингентов жертв для первой категории (расстрел) и второй категории (лагерное заключение либо тюрьма от 8 до 10 лет). В таблицу включены:

1. Данные о времени подготовки оперативного приказа с начала

до конца июля 1937 г.

2. Цифры оперативного приказа от 30 июля 1937 г.

3. Данные о повышении лимитов для соответствующих катего-

рий в период между 30 июля и началом января 1937 г.

4. Данные о повышении контингентов политбюро 31 января

1938 г.

5. Данные на период от 1 февраля по 15 ноября 1938 г.

Во многих случаях данные дополнительно распределяются по различным целевым группам приказа. Кроме того, для сравнения в таблице приведены количество населения и, на основании имеющихся в распоряжении данных, процентное соотношение численности населения и количества жертв. В строке "Итого" все имеющиеся цифры сложены. Речь идёт большей частью о предварительных данных.

Холодные цифры этой бухгалтерии ужаса не имеют претензий на окончательную полноту, поскольку не во всех случаях повышение цифр репрессий для соответствующих регионов осуществлялось решением политбюро (1). Несмотря на это, таблица может проиллюстрировать хронологическую последовательность, сдвиг и региональный разброс мероприятий по осуществлению репрессивных акций. Поскольку региональные цифры жертв и их доля в населении конкретного региона часто не соотносятся между собой (см. степень репрессий), представляется целесообразным более детальное исследование структурных (экономических, социально-демографических и др.) факторов, влияния географического (например, приграничного) положения региона и конкретной политической ситуации на месте (позиции местных руководителей).

Будем рады любой критике, ещё больше предложениям по улучшению или дополнению нашей сводной таблицы.

(Marc.Junge@ruhr-uni-bochmn.de).

1. РЕСПУБЛИКИ, КРАЯ И ОБЛАСТИ

11 категория | 2 категория \ Всего I Основание

1. Азербайджанская ССР. Количество населения 3056978 чел. (2)

10.07.1937(3) 1500 3900 5400 Запрос (4)/ПБ (5)

бывш. кулаки/уголовники 500/500 1300/1700

члены повстанческих

организаций/ 500 750

родственники членов банд 150

30.07.1937(6) 1500 3750 5250 Приказ 00447

31.01.1938 (7) плюс 2000 2000 Политбюро (8)

Итого (9) 3500 3750 7250 0,24% (10)

| 1 категория \ 2 категория \ Всего \ Основание

| 1 категория \ 2 категория | Всего | | Основание

24. Чувашская АССР. Количество населения 1023958 чел.

9.07.1937 140 877 бывш. кулаки/уголовники 86/54 676/201 30.07.1937 300 1500 Итого 300 1500 1017

1800 1800 Запрос/ПБ

Приказ 00447 0,6%

25. Азово-Черноморский край. Количество населения 5601759 чел.

10.07.1937(60) 6644 6962 13606 Запрос/ПБ

бывш. кулаки/уголовники 30.07.1937 5721/923 5000 5914/1048 8000 13000 Приказ 00447

Ростовская область (61)

11.11.1937(62) 13.05.1938(63) плюс 3500 1500 5000 Запрос/ПБ

Краснодарский край

20.11.1937 (64) приговорено Итого 8500 9500 1252 19252 0,34%

26. Дальне-Восточный край. Количество населения 2441185 чел.

10.07.1937(65) 3017 3681

30.07.1937 2000 4000

31.01.1938 плюс 8000 2000

31.07.1938 (66) плюс 15000 5000

Итого 25000 11000

6000 10000 20000 36000

Запрос/ПБ Приказ 00447

Политбюро Запрос/ПБ 1,5%

10924 15036 25960

6642/4282 8201/6835 25960

10800 10800

6600/4200

5000 12000 17000

3230 1504 4734

25413

10541

3436

9689

1747

(71)12876 6525 19421

4256 2790 7064

1294 1281 2575

6437 1610 8047

889 864 1773

9525

134

37/25

7/65

358

74/161

9525 30/93

27. Западно-Сибирский край. Количество населения 6433527 чел.

8.07.1937 (67) зарегистрировано

бывш. кулаки/уголовники 9.07.1937

бывш. кулаки/уголовники 30.07.1937

08.1937 (68) приговорено 4.10.1937 (69) арестовано

бывш. кулаки

уголовники

члены РОВС

др. контррев. "элементы? 5.10.1937 (70) приговорено

бывш. кулаки

уголовники

РОВС

другие 5.10.1937 (72) исполнено освобождено (73)

бывш. кулаки/уголовники

РОВС/другие передано в областной суд

бывш. кулаки/уголовники

РОВС/другие

| 1 категория \ 2 категория | Всего | Основание

32. Горьковская область. Количество населения 3683008 чел.

10.07.1937 2295 4285 6580 Запрос/ПБ

бывш. кулаки/уголовники 1620/675 3850/435

30.07.1937 1000 3500 4500 Приказ 00447

8.10.1937 (89) плюс 1000 1000 Запрос/ПБ

4.02.1938 приговорено 9600

Итого 9600 0,26%

4.02.1938 (90) плюс [3000] [2000] [5000] Запрос

33. Западная область. Количество населения 4693495 чел.

30.07.1937 1000 5000 6000 Приказ 00447

30.07.1937 (91) арестовано 2000

1.08.1937 (92) повышено до 3000 6000 9000 Запрос/НКВД (93)

бывш. кулаки и контррев.

"элементы? 2000

Уголовники 1000

Смоленская область (94)

10.1937-04.1938 гг. (95)

34. Ивановская область. Количество населения 2519168 чел.

10.07.1937 342 1718 2060 Запрос/ПБ

бывш. кулаки/уголовники 276/66 1293/425

30.07.1937 750 2000 2750 Приказ 00447

35. Калининская область. Количество населения 3220664 чел.

30.07.1937 1000 3000 4000 Приказ 00447

16.09.1937(96) плюс 1500 1500 Запрос/ПБ

13.12.1937 (97) плюс 700 1000 1700 Запрос/ПБ

31.01.1938 плюс 1500 500 2000 Политбюро

20.03.1938 (98) [плюс] 2550 Запрос НКВД/отказ

Промежуточный итог 4700 4500 9200

1937/1938 (99) арестовано 4549 5468 10017

(08.1937-12.1937) (3173) (4885) (8058)

(1.01.1938-26.03.1938) (1376) (583) (1959)

бывш. кулаки 37/38 3022 3925 6949

(08.1937-12.1937) (1874) (3419) (5293)

(1.01.1938-26.03.1938) (1148) (508) (1656)

уголовники 37/38 525 587 1112

(08.1937-12.1937) (506) (571) (1077)

(1.01.1938-26.03.1938) (19) (16) (35)

др. контррев. элементы 1002 954 1956

(08.1937-12.1937) (793) (895) (1688)

(1.01.1938-26.03.1938) (209) (59) (268)

08.37-26.03.1938 (100)

приговорено 4587 5613 10200

Уголовники 525 588 1113

Итого 4587 5613 10200 0,32%

Завершение операции 26.03.1938

| 1 категория 2 категория | Всего Основание

36. Курская область. Количество населения 4166636 чел.

10.07.1937 (101) 1798 2986 4784 Запрос/ПБ

30.07.1937 1000 3000 4000 Приказ 00447

20.03.1938 (102) 6000 Запрос

Орловская область (103)

13.11.1937 (104)

1.11.1937-15.02.1938 (105) 3304 7180 10484

Завершение операции (106) 15.02.1938

37. Куйбышевская область. Количество населения 3948246 чел.

10.07.1937 (107) 1881 4259 6140 Запрос/ПБ

30.07.1937 1000 4000 5000 Приказ 00447

38. Кировская область. Количество населения 2380337 чел.

10.07.937(108) 368 510 878 Запрос/ПБ

30.07.1937 500 1500 2000 Приказ 00447

2.09.1937 (109) повышено до 900 900 Запрос/ПБ

25.10.1937 (110) плюс 500 800 1300 Запрос/ПБ

Итого 1400 2300 3700 0,16%

39. Ленинградская область. Количество населения 6831743 чел.

30.07.1937 4000 10000 (111)14000 Приказ 00447

11.1937 расстреляно 1213

12.1937 (112) расстреляно 1701

5.08.1937-31.12.1937

уголовники и соцопасные элементы, 2905(113) 4209 7114

приговорено 3041(114) 3587 6628

31.01.1938 плюс 3000 3000 Политбюро

13.04.1938 (115) плюс 1500 1500 Запрос/ПБ

Псковский округ (116)

1.07.1937-05.1938 (117).

приговорено 3000

Итого 8500 10000 18500 0,27%

40. Московская область количество населения 11971367 чел.

10.07.1937 зарегистрировано 41305

10.07.1937 (118) 8500 32805 41305 Запрос/ПБ

бывш. кулаки/уголовники 2000/6500 5869/26936 41305

30.07.1937 5000 30000 35000 Приказ 00447

31.01.1938 плюс 4000 4000 Политбюро

Всего 00447 (119)ок.15000

Итого ок.15000 30000 45000 0,38%

11 категория | 2 категория \ Всего | Основание

Тульская область (120)

Нет данных

Рязанская область

Нет данных

11.07.1937 (142)

бывш. кулаки/уголовники 30.07.1937

08.1937-01.1938 (143) приг.

уголовники бандиты-грабители воры-рецидивисты бандиты, бежавшие из лагерей

бывш. кулаки

духовенство

церковный актив

участники восстаний

террористы

бывшие эсеры

саботажники

контрреволюционные

элементы в индустрии

троцкисты

шпионы 08.1937-05.1938 (146) приг. Итого

Завершение операции (147)

685 453/232 750 1708 (144) ок. 848

213

(145) ок. 317

2066

2197057 чел.

1265 873/392 1250 1550 около 684

около 302

1950 1326/624 2000 3258 1499 725 561

213 694 305 253 211 80 66 56

50 32 8

3616

Запрос/ПБ Приказ 00447

0,16% 19.05.1938

1 категория \ 2категория \ Всего \ Основание"

Украинская ССР. Количество населения 28387609 чел.

30.07.1937 8000

5.09.1937 (148) плюс 4200

27.09.1937 (150) осуждено (151) [9458]

28.09.1937 арестовано

29.09.1937 (152) плюс 4500

19.12.1937 (154) до 26150

5.08.1937-31.12.1937 (156) осуждено бывш. кулаки уголовники

др. контррев. элементы

1937 (157) осуждено 29268

31.01.1938 плюс 6000

17.02.1938 (158) плюс 15000

17.02.1938 (159) плюс

1938 (160) осуждено 35020

1937-1938 (161) осуждено 64288

Итого

В середине мая 1938 [плюс] [35000]

05.1938 увеличить на

28800 4200

23158 36922 19700

63950

77813 41758 11194 24861 75670 6000 15000 30000 35856 111526 111526 (162)[35000] (163)[5000]

Приказ 00447

Запрос/ утверждение НКВД (149)

Запрос/ утверждение НКВД (153) Запрос/ утверждение (155)

Политбюро Запрос Политбюро

0,39%

Запрос НКВД

1. Харьковская область. Количество населения 5053431 чел.

30.07.1937 1500 4000

На рубеже 1937/1938 (164)

арестовано

1000 500

2000

3100 4100

На рубеже 1937/1938 расстреляно 3100 Полтавская область (165) На рубеже 1937/1938 арестовано На рубеже 1937/1938 расстреляно Между 26.02. и 1.03.38 (166) плюс

1 марта 1938 (167) плюс

1938 осуждено (168) Итого

Конец операции (169)

5500 Приказ 00447

8300

2500

Запрос/ утверждение

Запрос/ утверждение

Май 1938

| 1 категория I 2 категория | Всего | Основание

2. Киевская область Количество населения 5098241 чел.

30.07.1937 2000 3500 5500 Приказ 00447

На рубеже1937/1938 арестовано (170) 3900

На рубеже1937/1938 расстреляно 4500

Житомирская область (171) 2800

На рубеже1937/1938 арестовано

На рубеже1937/1938 расстреляно 1300

3. Винницкая область. Количество населения 3918736 чел.

30.07.1937 1000 3000 4000 Приказ 00447

На рубеже 1937/1938 арестовано 6800

На рубеже 1937/1938 расстреляно 2700

03.1938-04.1938 плюс 3200 200 3400

26.02.1938-10.05.38

осуждено (172) 3200 227 3427

Каменец-Подольская область (173)

На рубеже 1937/1938 арестовано 2850

На рубеже 1937/1938 расстреляно 1350

4. Донецкая область. Количество населения 4578669 чел.

30.07.1937 1000 3000 4000 Приказ 00447

На рубеже1937/1938 арестовано 7600

На рубеже1937/1938 расстреляно 3100

10.03.1938 (174)

5. Одесская область. Количество населения 2925399 чел.

30.07.1937 1000 3500 4500 Приказ 00447

На рубеже1937/1938 арестовано 8200

На рубеже1937/1938 расстреляно 3200

Николаевская область (175)

На рубеже1937/1938 арестовано 2300

На рубеже1937/1938 расстреляно 900

Без даты (176) приговорено 2300 900 3200

6. Днепропетровская область. Количество населения 3721228 чел.

30.07.1937 1000 2000 3000 Приказ 00447

На рубеже1937/1938 арестовано 6100

На рубеже1937/1938 расстреляно 2600

7. Черниговская область. Количество населения 2522371 чел.

9.07.1937 244 1379 1623 Запрос/ПБ

30.07.1937 300 1300 1600 Приказ 00447

На рубеже1937/1938 арестовано 4200

На рубеже1937/1938 расстреляно 1400

Ii. категория | 2 категория \ Всего | Основание

8. Молдавская АССР. Количество населения 569534 чел.

11.07.1937(177) 11 248 259 Запрос/ПБ

30.07.1937 200 500 700 Приказ 00447

На рубеже1937/1938 арестовано 2400

На рубеже1937/1938 расстреляно 1000

Казахская ССР Количество населения 5120173 чел.

10.07.1937(178) 2346 4403 6749 Запрос/ПБ

30.07.1937 2500 5000 7500 Приказ 00447

4.10.1937 (179) плюс 3500 3500 Запрос/ПБ

17.11.1937(180) плюс 2000 3000 5000 Запрос/ПБ

3.12.1937 (181) плюс 600 1000 1600 Политбюро

15.12.1937(182) плюс 900 3500 4400 Запрос/ПБ

Итого 9500 12500 22000 0,43%

Завершение операции 15.02.1938

1. Северо-Казахстанская область

10.07.1937(183) 658 310 968 Запрос/ПБ

30.07.1937 650 300 950 Приказ 00447

2. Южно-Казахстанская область

30.07.1937 350 600 950 Приказ 00447

3. Западно-Казахстанская область

30.07.1937 100 200 300 Приказ 00447

4. Кустанайская область

11.07.1937 (184) 145 354 499 Запрос/ПБ

30.07.1937 150 450 600 Приказ 00447

5. Восточно-Казахстанская область

30.07.1937 300 1050 1350 Приказ 00447

6. Актюбинская область

30.07.1937 350 1000 1350 Приказ 00447

7. Карагандинская область

30.07.1937 400 600 1000 Приказ 00447

8. Алма-Атинская область

30.07.1937 200 800 1000 Приказ 00447

2. ЛАГЕРЯ НКВД и ТЮРЬМЫ ГУГБ

2. Тюрьмы ГУГБ СССР

16.08.1937(196) Соловки/Суздаль Верхнеуральск/Челябинск Ярославль/Владимир Мариинск/Вологда Дмитровск Соловки (197) 9,10,14.10/10,25.11.1937 /14.02.1938 приговорено Ярославская тюрьма ГУГБ 08.1937-01.1938 (198) приг.

1440 1200/55 75/25 30/15 15/15 10

1825 45

1825 45

3. ИТОГОВЫЕ СВЕДЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ ПРИКАЗА (199)

1 категория 2 категория Всего

1. Политбюро

Утвержденые ПБ по предложению

39 республик, крайев и областей лимиты

с 9 июля 1937 г. по 11 июля 1937 г. (200) 66707 125585 (201)194067

Цифры для этих же 39 регионов в приказе ?00447 и их изменения (202) 47500 -19207 128200 +2615 177500 -16517

2. Приказ ?00447

30.07.1937 лимиты 75950 193000 268950

3. Политбюро

Утвержденные ПБ повышения лимитов с августа 1937 г. по ноябрь 1938 г. без учёта лимитов приказа 00447

Итого утверждено Политбюро (приказ 00447 плюс повышения) 150500 226450 [33250] [226250] (203) 183750 452700

4. НКВД

Утвержденные только НКВД повышения лимита с августа 1937 г. по ноябрь 1938 г. [129655] [170960] (204)300000 [300615]

5. НКВД и Политбюро

Лимиты, утвержденные ПБ/НКВД в целом (205) 356105 [397210] 753315

6. Приговоры без санкции ПБ и НКВД (206) 14082

7. Количество арестованных (207)699929

8 Количество приговоров 386798 350000 [380599] 450000 (208) 767397 (209)800000

9. Общее количество населения за вычетом Якутии (210)161754970

10. Количество приговоров в отношении к количеству населения (211)

0,24% 0,235% 0,474%

Примечания и источники к таблице

1. Документы, касающиеся повышения [лимитов] по решению ПБ " открыты, либо были в своё время открыты, касающиеся же повышений по решению Сталина, либо по договорённости Ежова со Сталиным недоступны; возможно, о некоторых вообще не сохранилось никаких письменных свидетельств.

2. Статистические данные по количеству населения взяты: Жиромская В.Б. Киселев И. Я, Поляков Ю. А. Полвека под грифом секретно: Всесоюз. перепись населения 1937 г. " М. 1996.

3. "Утвердить намеченных [по Азербайджанской ССР] к расстрелу кулаков 500, уголовников 500 чел. и высылке кулаков 1.300, уголовников 1.700 чел. Разрешить рассмотрение в тройке дел контрреволюционных повстанческих организаций с применением расстрела к 500 чел. высылки 750 чел. и выселение в лагеря НКВД 150 семейств бандгрупп". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП(б) ?П 51/206 "Об антисоветских элементах", 10 июля 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.49. Л.2. Далее: П 51/206.

4. Пометка "запрос" означает запрос об увеличении лимита на репрессирование из республик, краёв и областей.

5. Пометка "запрос/ПБ" означает, что из краёв и областей в политбюро были направлены запросы о лимитах на репрессирование и политбюро (ПБ) их утвердило.

6. Мы цитируем приказ ?00447 по его полной публикации: Книга памяти жертв политических репрессий: [Ульяновская область] /Под общ. ред. Золотова Ю.М. " Ульяновск, 1996. [Т.1] С.768-770. Опубл. также: ГУЛАГ (Главное управление лагерей), 1917-1960 /Сост. Кокурин А. И. Петров КВ. " М. 2000. С.96-104. Каждое следующее упоминание даты 30 июля 1937 г. относится к этому источнику, далее более не указываемому.

7. Опубл. в виде факсимильной репродукции: Решение политбюро ЦК ВКП(б) ?П 57/48, 31 янв. 1938 г. //Известия. 1996. 3 апр. С.5. В ст.: Феофанов Ю. Расстрел по 1-й категории. С.1, 5. Каждое следующее упоминание даты 31 января 1938 г. относится к этому источнику, далее больше не указываемому.

8. Пометка ?Политбюро" означает, что этот орган либо сам установил цифры, либо утвердил их после запросов из республик, краёв и областей.

9. Строка "Итого" всегда даёт число, лежащее в основе окончательных подсчётов.

10. Соотношение числа жертв и количества населения (степень репрессий). Подсчёт степени репрессий производится лишь при наличии наряду с цифрами политбюро начала июля 1937 года и данными приказа ?00447 других данных по данному региону.

11. "Утвердить намеченных [по Армянской ССР] расстрелу кулаков 300, уголовников 200 чел. и высылке кулаков 400, уголовников 250 чел.". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 51/212 "Об антисоветских элементах", 11 июля 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.50. Л.1. Далее: П 51/212.

12. О подоплеке этого послания см.: Молотов, Маленков, Каганович. 1957: Стенограмма июньского Пленума ЦК КПСС и другие документы /Сост. Ковалева Я, Короткое А. Мелъчин С. и др. " М. 1998. С.763. Запрос Микояна, Маленкова, Литвина от имени ЦК КП(б) Армении Сталину и Ежову от 22 сентября 1937 г. см.: Геворкян К Встречные планы по уничтожению собственного народа//Моск. новости. 1992. 21 июня ("25). С. 19.

13. Решение политбюро ЦК ВКП (б) ?П 54/25 "Об антисоветских элементах", 24 сент. 1937 г. //Там же.

14. "Утвердить намеченных [по Белорусской ССР] к расстрелу 3.000 чел. и высылке 9.800 чел." См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.49. Л.2. П 51/206.

15. Запрос Пономаренко (НКВД Белоруссии) Сталину, Ежову и Андрееву от 17 июля 1938 г. см.: Известия. 1996. 3 апр. С.5. Утвердило ли политбюро этот запрос " неизвестно.

16. Пометка "запрос" без пометки ?/ПБ" или ?/НКВД" означает, что мы не знаем, был ли утверждён этот запрос в центре. Эти данные мы не включили в итоговый подсчёт.

17. Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 51/199 "Об антисоветских элементах", 10 июля 1937 г. //РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.1. Далее: П 51/199. См. также: П 51/206. Каждое следующее упоминание даты 10 июля 1937 г. относится, если это не оговорено иначе, к этому источнику, который далее не указывается.

18. Берия Л. И [Записка в ЦК ВКП (б) об ускорении рассмотрения дел арестованных в Грузинской ССР, 30 окт. 1937 г.] //Труд. 1997. 2 авг. С.5. В ст.: Вылцан М. Гарантируется высшая мера.

19. Там же. О репрессированных по Грузии см.: Постановление политбюро ЦК ВКП(б) ?П 69/62 "Вопрос ЦК КП(б) Грузии", 2 апр. 1938 г. //РГАНИ. Ф.9. Оп.73. Д.133. Л.1.

20. В процессе против Берии (18-23 декабря 1953 г.) также был обвинён С.А. Гоглидзе, в 1937-1938 гг. нарком внутренних дел и, с 11 ноября 1937 г. председатель тройки Грузии. Бывший секретарь тройки Морозов свидетельствовал против него, утверждая, что тройка приговорила 30 тыс. чел. из них 10 тыс. к смертной казни. Гоглидзе эти данные не подтвердил, см.: Попов Б. ОппоковВ. Время Берии: (По материалам судеб, следствий) //Berija. Henker in Stalins Diensten. Ende einer Karriere /Hrsg. von Nekrassow V.F. " Berlin, 1992. C.386.

21. "Включить на рассмотрение тройки все указанные в телеграмме категории в количестве 1.775 чел.". См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.49. Л.2. П 51/206.

22. Постановление политбюро ЦК ВКП(б) ?П 51/187 "Об антисоветских элементах", 9 июля 1937 г. //РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.95. Далее: П 51/187. Каждое следующее упоминание даты 9 июля 1937 г. относится, если это не оговорено иначе, к этому источнику, который далее не указывается. Опубл. с сокращениями: Расстрел по разнарядке, или как это делали большевики //Труд. 1992.4 июня. СЛ.

23. Эти контингенты определило Управление НКВД. См.: Hlevnjuk О. Les mecanis-mes de la ?Grande Terreur? des annees 1937-1938 au Turkmenistan //Cahiers du monde rasse.1998. T.39, "1-2. C.200.

24. Речь идёт о цифрах, установленных московским центром в ходе инспекции

> НКВД в 1939 г. Примечательно, что эти данные более чем на 100% превышают цифры,

первоначально переданные туркменским НКВД вскоре после окончания операции в Москву. Это большое отклонение, возможно, произошло от того, что туркменский НКВД был чрезмерно перегружен при проведении операции 00447 и не предпринимал регистрации жертв в соответствии с порядком. Хлевнюк видит причину этого отклонения в ?обычном советском беспорядке" в органах. (Там же. С.200-201). 25.ТамжеС.202.

26. Там же.

27. Там же.

28. Здесь речь идёт о цифрах, переданных официально НКВД Туркменистана в московский центр. См.: Chlewnjuk О. Das Politb?ro. Mechanismen der Macht in der Sowjetunion der drei?iger Jahre. " Hamburg, 1998. C.275. (Источник: Справка о количестве осуждённых тройкой НКВД ТССР в рамках приказа НКВД СССР ?00447 за время с августа 1937 по 29 августа 1938 г. //Материалы Секретариата ЦК ВКП(б)).

29. Hlevnjuk. Les mecanismes de la ?Grande Terreur". C.204.

30. "Утвердить намеченных [по Узбекской ССР] к расстрелу 1.489 чел. и высылке 3.952 чел. (все категории, указанные в телеграмме). Разрешить пересмотр в тройке дел националистов-террористов". См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.49. Л.2. П 51/206.

31. "Утвердить предложение Бурято-Монгольского обкома ВКП (б) об увеличении репрессированных к. р. элементов по первой категории до 1 тысячи человек". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП(б) ?П 54/393 "Вопросы НКВД?: [О репрессированных по Бурято-Монгольской области], 21 окт. 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.105. Л.1.

32. Шифровку от 28 октября 1938 г. из Иркутска от Мехлиса о дополнительном лимите по репрессированию антисоветских элементов по Бурято-Монгольской АССР, см.: Труд. 1997. 2 авг. С.5. Утвердило ли политбюро этот запрос " неизвестно.

33. "Утвердить намеченных по Дагестанской АССР к расстрелу 600 чел. и высылке 2.485 чел.". См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.49. Л.1. П 51/206.

34. Запрос секретаря Дагестанского обкома партии Самурского Сталину об увеличении лимита на репрессирование от 26 сентября 1937 г. см.: Моск. новости. 1992. 21 июня ("25). С. 19.

35. Решение политбюро ЦК ВКП(б) ?П 55/385 "Вопросы НКВД" от 3 декабря 1937 г. см.: Известия. 1996. 3 апр. С.5; Моск. новости. 1992. 21 июня ("25). С.19.

36. См.: РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.95. П 51/187. См. также публикацию статистических данных: Чухин И.И. Карелия-37: Идеология и практика террора. " Петрозаводск, 1999. С. 152. (Факсимиле).

37. О запросе секретаря карельского обкома партии М.Н. Никольского в ЦК ВКП (б) в августе 1937 г. об увеличении лимита на репрессируемых, см.: Такала И. Национальные операции ОГПУ/НКВД в Карелии //В семье единой: Нац. политика партии большевиков и её осуществление на Северо-Западе России в 1920-1950-е годы /Под ред. Вихавайнена Т. и Такала И. " Петрозаводск, 1998. С. 188.

38. О запросе руководителя карельского НКВД Тенисона, поддержанным от имени НКВД СССР Фриновским, см.: Там же.

39. Там же.

40. Подсчитано по: Чухин. Карелия-1937. С. 146-147.

41. Там же.

42. Там же. С.145-147.

43. Такала. Национальные операции ОГПУ/НКВД в Карелии. С. 194-196.

44. Там же.

45. "Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 339, уголовников 21 чел. и высылке кулаков 324 и уголовников 143 ч.". См.: РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.96. П 51/199.

46. "Утвердить намеченных [по Крымской АССР] к расстрелу кулаков 109, уголовников 34 чел. и высылке кулаков 1.103, уголовников 282 чел.". См.: РГАНИ Ф.89. Оп.73. Д.49. Л.2.П 51/206.

47. ?Подтвердить решение ЦК ВКП (б) от 10.VII.1937 г. о количестве репрессированных в Коми АССР по 1-й категории 211 человек и по второй ? 221 человек". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 51/781 "Об антисоветских элементах", 28 авг. 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.73. Л.1. Неизвестно, почему обком партии Коми АССР в своём запросе, который лежит в основе этого решения политбюро, ориентируется не на цифры приказа ?00447, а на устаревшее решение политбюро от 10 июля 1937 г.

48. "Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 66 чел. уголовников 338 и высылке кулаков 692, уголовников 747 ч.". См.: РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.96. П 51/199.

49. Трагедия народа: Кн. памяти жертв полит, репрессий Республики Марий Эл. " Йошкар-Ола, 1996. T.I. С.30; SanukovК. Stalinist Terror in the Mari Republic: The Attack on

?Finno-Ugrian Bourgeois Nationalism? //The Slavonic and East-European Review. 1996. Vol. 74, "4. C.675; "В связи выявлением особой засорённости в предприятиях лесной промышленности просить ЦК ВКП (б) разрешить дополнительно репрессировать по Марийской республике кулаков и уголовников 500 человек". См.: Сапунов КН. Из истории Марий Эл: Трагедия 30-х годов. " Йошкар-Ола, 2000. С. 135. Утвердило ли политбюро этот запрос " неизвестно.

50. "Утвердить намеченных [по Мордовской АССР] к расстрелу кулаков 930, уголовников 320 чел. и высылке кулаков 1.883, уголовников 380 чел.". См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.49. Л.1.П 51/206.

51. Охотин Я, Рогинский А. Из истории ?немецкой операции" НКВД 1937-1938 гг. IIЩербакова И.Л. (Сост.). Наказанный народ. Репрессии против российских немцев. " М. 1999. С.67.

52. "Удовлетворить просьбу Северо-Осетинского обкома ВКП(б) об увеличении количества репрессированных по первой категории на 200 человек". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ? П 51/920 "Об антисоветских элементах", 5 сент. 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.77. Л.1.

53. Степанов А. Расстрел по лимиту//Воля. 1997. "6-7. С. 106.

54. Степанов А. Ф. Расстрел по лимиту: Из истории полит, репрессий в ТАССР в го-

ды "ежовщины". "Казань, 1999. С.86.

55. Там же.

56. Там же. С. 117. Разрешение на продление действия тройки НКВД ТАССР дано не было.

57. "Утвердить [...] намеченных к расстрелу кулаков 49, уголовников 14 и высылке кулаков 365 и уголовников 58". См.: РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.97. П 51/199.

58. "Утвердить намеченных [по Чечено-Ингушской АССР] к расстрелу кулаков 862, уголовников 555 чел. и высылке кулаков 730, уголовников 526 чел.". См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.50. Л.1.П 51/212.

59. По этой республике нет данных о повышении лимитов. Операция ?00447 в Чечено-Ингушской АССР, в соответствии с решением политбюро от 31 января 1938г. закончилась 15 февраля 1938 г. 13 июля 1938 г. первый секретарь обкома партии республики Ф.П. Быков обратился с просьбой в Центральный Комитет ВКП(б) ?одобрить учреждение особой тройки с чрезвычайными полномочиями на 4-5 месяцев по примеру ранее проведённой операции". Запрос был обоснован тем, что с 15 февраля 1938 года увеличилось количество преступлений (покушений, краж скота) "контрреволюционно-террористических банд и групп" и что кулаки, а также муллы, "скрывавшиеся во время первой операции", вновь возобновили свою враждебную деятельность. См.: Быков Ф.П. [Записка об организации тройки в Чечено-Ингушской АССР, 13 юля 1938 г.] //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д. 147. Л.7. Возможно, Быков, ставший лишь за несколько дней до этого секретарём обкома, хотел с помощью этой записки проявить себя "бдительным" большевиком.

60. "Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 5.721 чел. уголовников 923 чел. и высылке кулаков 5.914 чел. и уголовников 1.048 чел.". См.: РГАСПИ. Ф.П. Оп.162. Д.21. Л.97. П 51/199.

61. 13 сентября 1937 г. Азово-Черноморский край был разделён на Ростовскую область и Краснодарский край.

62. 11 ноября 1937 г. политбюро была утверждена соответствующая тройка, см.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) "Вопросы НКВД: [О членах тройки по Грузии и Ростовской области]", 11 нояб. 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.142. Л.1.

63. "Вопрос НКВД (телеграмма т. т. Двинского и Лупекина). Разрешить Ростовскому обкому ВКП (б) и УНКВД по Ростовской области передать на рассмотрение тройки по

делам кулаков и контрреволюционных групп, увеличив для этой цели лимит на 5 тыс. человек, в том числе по первой категории на 3.500 человек". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП(б) ?П 61/149 "Вопрос НКВД?: [Об антисоветских элементах по Ростовской области], 13 мая 1938 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.144. Л.1.

64. Кропачев С. Хроника коммунистического террора: Трагические фрагменты новейшей истории Отечества. События. Масштабы. Комментарии. " Краснодар, 1995. Т.1: 1917-1940. С.47.

65. "Утвердить намеченных [по ДВК] к расстрелу 3.017 чел. и высылке 3.681 чел. Распространить действие директивы ЦК также на находящиеся на Дальнем Востоке спецпосёлки. Разрешить тройке рассматривать дела лагерников, проявляющих враждебную деятельность, с применением к ним расстрела". См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.49. Л.1. П 51/206.

66. "Утвердить для ДВК лимит для репрессирования контрреволюционных элементов на 15 тысяч человек по первой категории и 5 тысяч по второй. Секретарь ЦК". См.: Решение политбюро ЦК ВКП(б) ?П 63/40, 31 июля 1938 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д. 149. Л.1. Дальневосточный край был наиболее сильно затронут репрессиями 1937-1938 гг. степень репрессий " наивысшая в таблице (1,5%). См. также: StephanO.J. The Russian Far East. A History. " Stanford, 1994. C.220; СутуринА. Дело краевого масштаба: О жертвах сталинского беззакония на Дальнем Востоке. " Хабаровск, 1991. MerrittSt. The Great Purges in the Soviet Far East, 1937-1938. Ph. D. diss. University of California, Riverside, 2000.

67. Доклад председателя тройки по Западной Сибири С.Н. Миронова Н.И. Ежову от 8 июля 1937 г. см: Труд. 1997. 2 авг. С.5.

68. См. Тепляков А. Г. Персонал и повседневность Новосибирского УНКВД в 1936? 1946 //Минувшее. " М. 1997. [Вып.21]. С.254.

69. Лица, арестованные за членство в РОВС (Российский Общевоинский Союз), были осуждены в рамках приказа ?00447 (9.689 чел.). См. Сводка об осуждённых судебной тройкой при УНКВД по Забсибкраю по Эсерово-Ровскому заговору. По состоянию на

4 октября 1937 г. //Партийный архив Новосибирской области (ПАНО). Ф.4. Оп.34. Д.26. Л.4. Тем не менее, приговорённые лица не вошли в общий лимит приказа ?00447 для ЗСК. См.: Справка Мальцева, зам. нач. УНКВД по ЗСК Майор госбезопасности от

5 октября 1937 //ПАНО. Ф.4. Оп.34. Д.26. Л.7. (См. документы "13, 14).

70. Shearer D.R. Crime and Social Disorder in Stalin's Russia: A Reassesment of the Great Retreat and the Origins of Mass Repression //Cahiers du monde russe. 1998. Vol.39, "1-2. C. 140-141; Сводка об арестованных и осуждённых судебной тройкой при УНКВД по ЗСК и приведённых в исполнение приговорах. По состоянию на 5 октября 1937 г. //ПАНО. Ф.4. Оп.34. Д.26. Л. 10. (См. документ "14).

71. По Западно-Сибирскому краю к 4 октября 1937 г. к расстрелу были приговорены 13.679 чел. (Тепляков. Персонал и повседневность Новосибирского НКВД. С.254). Если из этого количества приговорённых вычесть количество заключённых Сиблага (803 чел.), то получится число приговорённых к расстрелу по дополнительному лимиту (12.876 чел.). К такому же результату приходит и Ширер, он же приводит данные по количеству осуждённых по второй категории (Shearer. Crime and Social Disorder in Stalin's Russia. C.141).

72. Сводка об арестованных и осуждённых. //ПАНО. Ф.4. Оп.34. Д.26. Л. 10.

73. Из 25.413 арестованных были освобождены лишь 134.

74. Распоряжением ЦИК СССР 28 сентября 1937 г. Западно-Сибирский край был разделён на Новосибирскую область и Алтайский край.

75. "В период ликвидации право-троцкистской организации дополнительно установлено в Кемерово 1.000 человек активного кулацко-белогвардейского элемента, ведущего контрреволюционную работу. В связи с наличием большого количества дел, подле

жащих разбору, прошу Вашего разрешения рассмотреть эту тысячу дел на тройке". Записка секретаря Новосибирского обкома партии Алексеева о дополнительном лимите на репрессирование антисоветских элементов по Новосибирской области от 4 сентября 1938 г. см.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д. 152. Л.З. Утвердило ли политбюро этот запрос " неизвестно.

76. См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ? П 54/369 "Вопросы НКВД?: [О количестве репрессированных по Алтайскому краю], 20 октября 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д. 103. Л. 1. Из этого становится также ясно, что установленный 30 июля 1937 г. лимит в 17 тыс. человек по всей Западной Сибири был уже исчерпан.

77. Поскольку мы считаем, что первоначальный лимит в 17 тыс. человек до 5 октября 1937 г. была более чем "истрачена", мы прибавляем данные по всем остальным кон-тингентам репрессируемых к этому числу. Реальная цифра, разумеется, ещё выше.

78. О недатированном письме, подписанным Сталиным и Молотовым, о повышении лимита по 1-й категории по Красноярскому краю на 6.600 человек, см.: Труд. 1997. 2 авг. Это письмо относят к первой фазе репрессий (август " конец декабря 1937 г.), поскольку оно было подшито за решением политбюро о смене состава тройки Красноярского края от 16 августа 1937 г. См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 51/684 "Об антисоветских элементах", 16 августа 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.67. Л.2. Исполнение приказа ?00447 в Красноярске началось 15 августа.

79. "Утвердить предложение Красноярского крайкома ВКП (б) 1) об утверждении количества подлежащих репрессии контрреволюционных элементов на 1.500 чел. 2) о продолжении работы тройки до 5 апреля". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 59/190 "Вопрос НКВД?: [О репрессиях по Красноярскому краю и о продлении работы тройки], 16 марта 1938 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.131. Л.1.

80. "Удовлетворить просьбу Красноярского крайкома ВКП(б) о продолжении работы тройки до 15 июня и об увеличении дополнительно лимита по первой категории на 3.000 человек". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 61/19 "Вопросы НКВД?: [О продлении работы тройки по Красноярскому краю], 28 апр. 1938 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д. 139. Л.1.

81. "Утвердить намеченных по Орджоникидзенскому краю к расстрелу 2.461 чел. и высылке 3.672 чел." См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.50. Л.1. П 51/212.

82. 26 сентября 1937 г. Восточно-Сибирская область была разделена на Читинскую и Иркутскую области.

83. "Удовлетворить просьбу Читинского обкома ВКП (б) о продолжении работы особой тройки до 20 июня и установлении лимита в 3.000 подлежащих репрессии контрреволюционных элементов". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 60/136 "Вопрос НКВД?: [О продлении работы тройки по Читинской области], 16 апр. 1938 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.137. Л.1.

84. PetrovN. Tod nach Plansoll. Der operative NKVD-Befehl Nr.00447: рабочее заседание ?Stalinistischer Terror, Massenrepressalien, Gulag", Гамбург, 21-22 февраля 1998 г. С. 12-13. (Источник: Решение политбюро ЦК ВКП(б) ?П 8/168, 29 авг. 1938 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.151.Л.1).

85. "Утвердить предложение Иркутского обкома ВКП (б) в УНКВД об увеличении дополнительного лимита по кулакам и контрреволюционным делам по первой категории на 4.000 человек". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП(б) ?П 61/56 "Вопрос НКВД?: [О доп. лимите на репрессии по Иркутской области], 29 апр. 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.140. Л.1.

86. Запрос секретаря Иркутского обкома партии A.A. Филиппова и начальника УНКВД Б. А. Малышева об увеличении лимита на репрессированных Сталину и Ежову от 25 августа 1938 г. см.: Известия. 1996. 3 апр. С.5.

87. То, что запрос был удовлетворён, следует из факта, что в Иркутске в сентябре 1938 года тройка (в рамках приказа ?00447) собиралась ещё несколько раз и, вероятно, лишь в октябре прекратила свою работу, см.: Жертвы политических репрессий Иркутской области: память и предупреждение будущему. " Иркутск, 1998. T.I. С.99, 145-148, 150, 153,249, 259.

88. 27 сентября 1937 г. из Воронежской область была выделена Тамбовская область. Данных нет.

89. "Утвердить предложение Горьковского обкома ВКП(б) об увеличении количества репрессированных по первой категории по Горьковской области на одну тысячу человек". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 54/212 "Об антисоветских элементах", 8 октября 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.99. Л.1.

90. Запрос секретаря Горьковского обкома партии Ю. Кагановича Сталину от 4 февраля 1938 г. см.: Известия. 1996. 3 апр. С.5. Утвердило ли политбюро этот запрос " неизвестно.

91. К этому времени уже было арестовано 2 тыс. кулаков первой категории, см.: Маннинг Р. Массовая операция против "кулаков и преступных элементов": Апогей Великой Чистки на Смоленщине //Сталинизм в российской провинции. Смол. арх. документы в прочтении заруб, и рос. историков. " Смоленск, 1999. С.239.

92. Там же. С.239-241.

93. Утверждено НКВД, см.: Там же. С.241. Вероятно, одобрено также и Сталиным, см. письмо Н.И. Ежова ?59108 И.В. Сталину от 11 августа 1937 г.: Доклад комиссии ЦК КПСС Президиуму ЦК КПСС по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б), избранных на XVII съезд партии 9 февраля 1956 г. //Реабилитация. Как это было: Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. " М. 2000. Т. 1: Март 1953 " февраль 1956. С.320.

94. С 27 сентября 1937 г. большая часть Западной области была переименована в Смоленскую область. С октября 1937 г. до весны 1938 г. тройка выполняла свои функции.

95. В период с октября 1937 г. до весны 1938 г. Смоленская тройка в рамках оперативного приказа ?00447 приговаривала к расстрелу или к 8-10 годам ИТЛ. См. напр.: Из бездны небытия: Кн. памяти репрессированных калужан. " Калуга, 1994. Т.2. С. 15, 95, 234. Более точными данными мы не располагаем.

96. ?Принять предложение Калининского обкома ВКП(б) об увеличении количества репрессированных по первой категории по Калининской области на 1.500 человек". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 53/71 "Об антисоветских элементах", 16 сентября 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.86. Л.1.

97. См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ? П 56/19 "Вопросы НКВД?: [О репрессированных по Калининской области], 13 дек. 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.120. Л.1.

98. От ЧК до ФСБ, 1918-1998. Документы и материалы по истории органов госбезопасности Тверской области, 1918-1919 /Сост. Смирнов В. А. Борисов A.B. Цветко-ваМ.В. " Тверь, 1998. С. 148-149.

99. От ЧК до ФСБ, 1918-1998. С.158.

100. Книга памяти жертв политических репрессии Калининской области: " Мартиролог, 1937-1938. " Тверь, 1999. Т.1. С.26-27.

101. "Утвердить намеченных к расстрелу 1.798 чел. и высылке 2.986 чел.". См.: РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.96. П 51/199.

102. Докладная записка "О ходе ликвидации эсеровского подполья в Курской области" [А.Ф. Боечина, начальника УНКВД Курской области] от 20 марта 1938 //Исторический архив. 2002. "6. С.215. Утвердило ли политбюро этот запрос " неизвестно.

103. 27 сентября 1937 г. Курская область была разделена на Курскую и Орловскую области.

104. Члены тройки были назначены политбюро 7 октября 1937 г. См.: Постановление политбюро ЦК ВКП(б) ?П 54/202, 7 окт. 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.98. Л.1. См. также: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 55/202 "Вопросы НКВД?: [О членах тройки по Кустанайской и Орловской областям], 13 нояб. 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.113. Л.1; Из бездны небытия. Т.2. С. 15, 151.

105. Книга памяти жертв политических репрессий на Орловщине. " Орёл, 1996. Т.З.С.19-20.

106. 15.02.1938 состоялось последнее заседание тройки в рамках приказа 00447.

107. "Утвердить намеченных (по Куйбышевской области) к расстрелу 1.881 чел. и высылке 4.259 чел.". См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.49. Л.1. П 51/206.

108. "Утвердить намеченных к расстрелу 368 чел. и высылке 510 чел.". См.: РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.96. П 51/199.

109. "Во изменение решения ЦК от 10.VII.1937 г. разрешить Кировскому обкому увеличить количество репрессированных по первой категории до 900 человек". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 51/867 "Об антисоветских элементах", 2 сент. 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.75. Л.1. В этом случае также хотелось бы знать, почему Кировский обком партии в своём запросе " лежащем в основе этого решения политбюро " не упоминает цифры приказа ?00447, а ссылается на устаревшее решение политбюро от 10 июля 1937 г.

110. См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ? П 54/487 "Вопросы НКВД?: [О репрессированных по Кировской области], 25 окт. 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.105. Л.1. Политбюро утвердило запрос Родина (НКВД Кировской области).

111. По Ленинградскому мартирологу (Т. 1. С.50), контингент по первой категории уже в сентябре 1937 был "исчерпан". Поскольку тройкой в ноябре 1937 года были приговорены к расстрелу 1.213, а в декабре 1.701 человек, в конце сентября или в октябре плановое задание по первой категории могло быть повышено. См.: "Статистические сведения о гражданах, расстрелянных в Ленинграде в ноябре 1937 года и впоследствии реабилитированных" //Ленинградский мартиролог 1937-1938. Т.З. Ноябрь 1937 года. " СПб. 1998. Т.З (Ноябрь 1937 года). С.589; Ленинградский мартиролог. 1937-1938. " СПб. 1999. Т.4 (1937 год). С.688.

112. По всей вероятности, все расстрелянные были приговорены на основании статьи 58.

113. Эти цифры содержит составленная заместителем начальника НКВД ЛО В.Н. Гариным "Справка о выполнении оперативного приказа ? 00447 наркома внутренних дел СССР" от 25 января 1938 г. (Там же. Т.4. С.576). Здесь также указано другое, несколько отличающееся число приговорённых тройкой уголовников и "социально опасных элементов".

114. В основании этого ряда цифр " расчёты ленинградских исследователей А. Ра-зумова и Ю. Груздева. Кроме того, они распределяют данные, полученные при подсчёте по сводной таблице протоколов Тройки УНКВД ЛО 1937 г. по месяцам (приговоры по 1-й и 2-й категориям): август ? 629/58; сентябрь ? 997/244; октябрь ? 800/1.000; ноябрь ? 981/1.000; декабрь ?417/1.285. См.: Там же. С.576-577.

115. "Разрешить Ленобкому ВКП (б) дополнительно рассмотреть на особой тройке

по первой категории дел на 1.500 кулаков, эсеров и рецидивистов-уголовников". См.:

Постановление политбюро ЦК ВКП(б) ?П 60/115 "Вопрос НКВД?: [О репрессированных

по Ленинградской области], 13 апр. 1938 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.136. Л.1.

116. В 1937-1938 гг. Псковский округ входил в состав Ленинградской области.

117. В выступлении начальника Псковского окружного отдела НКВД С.Г. Южного

на оперативном совещании Псковского окружного и районных отделов НКВД и отделов

НКВД пограничных участков и воинских частей, дислоцированных в Псковском округе,

21 мая 1938 г. упоминается, что в период с 1 июля 1937 г. по май 1938 г. тройкой Ленинградской области на Псковщине было осуждено около 3 тыс. чел. См.: Не предать забвению: Кн. Памяти жертв полит, репрессий. " Псков, 1996. Т.1. С.ЗЗ.

118. Письмо секретаря МК ВКП(б) Н.С. Хрущёва И.В. Сталину от 10 июля 1937 г. (Моск. новости. 1992. 21 июня ("25). С. 19). Эти цифры в тот же день были утверждены политбюро ЦК ВКП(б). См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.49. Л.2. П 51/206.

119. Расстрельные списки. Москва, 1937-1941, "Коммунарка", Бутово: Кн. памяти жертв полит, репрессий /Под ред. Ереминой Л. С, Рогинского А.Б. " М. 2000. С.493.

120. До 26 сентября 1937 г. Тула, также как и Рязань, входила в состав Московской области. В Тульской области была учреждена тройка УНКВД. Приговоры в декабре 1937 г. см.: Из бездны небытия. Т.2. С.36, 228.

121. Телеграмма начальника УНКВД по Омской области Г.Ф. Горбача Н.И. Ежову от 1 августа 1937 г. см.: Петрушин A.A. "Мы не знаем пощады...": Извест. малоизвест. и неизвест. события из истории Тюмен. края по материалам ВЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. " Тюмень, 1999. С. 137.

122. Запрос из Омска Горбача Ежову об увеличении лимита репрессируемых от 15 августа 1937 г. с резолюцией Сталина, см.: Известия. 1996. 3 апр. С.5.

123. На запросе Горбача " собственноручная резолюция Сталина: "т. Ежову. За увеличение лимита до 9 тысяч. И. Сталин". На факсимильной репродукции число разобрать трудно. Однако мы исходим из того, что речь идёт о 9. Некоторые авторы считают что это ? 8 тысяч.

124. См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ? П 55/261 "Вопросы НКВД?: [О репрессированных по Омской области],19 нояб. 1937г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.116. Л.1.

125. В основании этих данных " телеграмма начальника УНКВД Омской области К.Н. Валухина. Валухин пишет: ?Приведение приговора 50 человек, рассмотренных сверх утвержденного лимита первой категории, задержано. Прошу утвердить". См.: Голъдберг Р. Слово и дело по-советски. Последний из НКВД //Родина. 1998. "9. С.87. См. также прим. 118.

126. Эти статистические данные взяты Самосудовым из протоколов заседаний троек. Самосудов В.М. Большой террор в Омском Прииртышье, 1937-1938. " Омск, 1998.

127. См.: Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) ?П 61/128 "Вопросы НКВД?: [Об увеличении лимита на репрессии по Омской области], 10 мая 1938 г. //РГАСПИ. Ф.З. Оп.58. Д. 120. Л. 176; Внутренняя опись дела "Об антисоветских элементах и создании троек? 9.II.1933-25.V.1943 //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.41. Л.11; Панков CA. Сталинский террор в Сибири, 1928-1941. " Новосибирск, 1997. С.220. Указано число 1.000 чел.

128. Самосудов. Большой террор. С. 114. Последнее заседание тройки в рамках приказа ?00447 по нашему мнению состоялось 13 сентября 1938 г. После этого, как видно из протоколов, речь идёт об Особой Тройке, осуждавшей представителей национальных меньшинств.

129. Там же. С.241.

130. "Утвердить намеченных [по Оренбургской области] к расстрелу кулаков 1.200, уголовников 520 чел. и высылке кулаков 2.390, уголовников 760 чел. Разрешить выселение семей кулаков и уголовников". См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.50. Л. 1. П 51/212.

131. Решение политбюро ЦК ВКП (б) ?П 51/828 "Об антисоветских элементах" от 28 августа 1937 г. см.: Моск. новости. 1992. 21 июня ("25). С.19.

132. "Утвердить намеченных по Сталинградской области к расстрелу 800 чел. и высылке 2.200 чел.". См.: РГАНИ Ф.89. Оп.73. Д.49. Л.2. П 51/206.

133. Жевардин В.В. Эсеро-меныпевистская операция НКВД //Жертвы репрессий: Нижний Тагил, 1920-1980-е годы. " Екатеринбург, 1999. С.104-105.

134. "Утвердить предложение Свердловского обкома ВКП(б) об увеличении лимита по делам кулаков и контрреволюционных элементов на 1.500 человек по первой катего

рии". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 61/84 "Вопросы НКВД?: [Об утверждении лимита на репрессии по Свердловской области], 5 мая 1938 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д. 141. Л.1.

135. "В порядке дальнейшей очистки области от кулацко-белогвардейских элементов прошу утвердить дополнительный лимит в 3.000 человек, из них 2.000 к расстрелу и 1.000 к осуждению". См.: [Шифровка "1179 из Свердловска от Валухина о дополнительном лимите по репрессированию антисоветских элементов по Свердловской области, 27 сент. 1938 г.] //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.155. Л.1-2. Утвердило ли политбюро этот запрос " неизвестно.

136. 23 сентября 1937 г. Северная область была разделена на Архангельскую и Вологодскую области. Данные об установлении контингентов имеются только для Архангельской.

137. "Утвердить предложение Архангельского обкома ВКП (б) об увеличении количества репрессированных к. р. элементов по первой категории на 400 чел. и по второй категории ? 800 человек". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 54/364 "Об антисоветских элементах", 20 окт. 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.102. Л.1.

138. Заседания тройки документально засвидетельствованы до 16 февраля 1938 г. см.: Поморский мемориал: Кн. памяти жертв полит, репрессий. " Архангельск, 1999. Т.Г. А-К. С. 165, 197, 569.

139. См.: Вышинский А.Я. " Сталину И.В. Молотову В.М. 1 февр. 1939 г. //Советское руководство. Переписка, 1928-1941. " М. 1999. С.398^00.

140. "Утвердить намеченных к расстрелу 2.552 чел. и высылке 5.401 чел.". См.: РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.96. П 51/199.

141. Материалы о репрессиях в Челябинской области, направленные М.С. Соломен-цевым А.Б. Аристову, 22 янв. 1956 г. //Реабилитация. Как это было. T.I. С.303. Возможно, в окончательную цифру вошли также и свыше 2 тыс. чел. приговорённых особой тройкой в сентябре-ноябре 1938 г.

142. "Утвердить намеченных [по Ярославской области] к расстрелу кулаков 453, уголовников 232 чел. и высылке кулаков 873, уголовников 392 чел." См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.50. Л.1. П 51/212.

143. Копия доклада ["1 Ершова А.М.] Наркому [Ежову Н.И. и Фриновскому] о выполнении приказов 00485,00447,00439,00593,00486,941-386 (1937 год) [от 14.1.1938 г.] //Архив ФСБ по Ярославской области. Ф.22. Оп.4. Д.З. Л. 1-18. Далее: Доклад "1 А.М. Ершова.

144. Эта (848) и следующая (684) цифры получены из приблизительных подсчётов на основании различных данных из обеих справок Ершова. Доклад "1 А.М. Ершова. Л.1; Доклад ["2 Ершова А. М. Ежову Н. И.] об итогах операций, согласно приказов Наркома Союза СССР " генерального комиссара гос. без. тов. Ежова за 00447, 00439, 00485, 00593, 00486, 941 и 38672 [от 14.1.1938 г.] //Архив ФСБ по Ярославской области. Ф.22. Оп.4. Д.З. Л. 19.

145. Эта (317) и следующая (302) цифры получены из приблизительных подсчётов на основании различных данных. См.: Сведения о количестве осуждённых по НКВД (УНКВД) Ярославской области за время 01.1937-01.1938 г. /Докладная записка об итогах ликвидации и разгрома к-р. формировании и антисоветских элеметов с 1 октября 1936 по 1 июля 1938 //Архив ФСБ по Ярославской области. Ф.22. Оп.4. Д.1. Л. 15 (всего лл. 2-31).

146. Здесь представлены только данные о количестве расстрелов. См.: Архив ФСБ по Ярославской области.

147.19 мая 1938 г. состоялось последнее заседание тройки в рамках приказа ?00447. См.: Там же.

148. Щаповал Ю. Пристайко В. Золотарьев В. ЧК-ПТУ-НКВД в У крапп: Особи, факта, документа. " Кшв, 1997. С. 167; в основе данных " письмо наркома внутренних дел УССР И.М. Леплевского Н.И. Ежову от 29 сентября 1937 г.

149. Там же.

150. Там же.

151. Там же. В тексте ? 5.458, очевидно, ошибка.

152. Там же.

153. Там же.

154. Там же.

155. Там же. С.167-168; Билокинь С. Механизм большевистского насилия: Конспект исследования. " Киев, 2000. С. 106. Из текста не ясно, кем было санкционировано повышение.

156. Школьский В. Статистика полггичних penpecii 1937 р. в Украшско! РСР //3 ар-xi?i? ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 2000. "2-4. С.111.

157. Подкур Р. За повщомленням радянських спецслужб. " Кит, 2000 С. 124. Данные Подкура отличаются от данных Ншольского на 2143 ч.

158. Билокинь. Механизм. С. 105-106; Письмо вновь назначенного наркома внутренних дел Украины А.И. Успенского Н.И. Ежову от 17 февраля 1938 г.

159. Решение политбюро ЦК ВКП (б) ?П 58/67 "Вопрос НКВД" об увеличении лимита по репрессированию для НКВД УССР на 30 тыс. человек от 17 февраля 1938 г. см.: Известия. 1996. 3 апр. С.5. (См. также документ "11).

160. Подкур. За повщомленням. С. 124.

161. Подкур. За повщомленням. С. 124.

162. Билокинь. Механизм. С. 107. Цифра 35.000 представляется нам слишком высо-

кой и недостоверной. При подсчёте она не учитывалась по следующим причинам:

1. Билокинь не указывает источник. Было бы возможно, что лимит от 17 февраля 1938 г.

в 30 тыс. был повышен на 5 тыс. но и для этого не существует достаточно надёжного

подтверждения (см. следующее примечание). 2. Операция 00447 в некоторых областях

Украины была завершена уже в мае 1938г.: в Винницкой области последнее заседание

трибунала, называемого в украинских источниках "судтройкой? (судебной тройкой),

состоялось 10 мая, см.: Лошицький О. "ЛабораторЫ?: Ho?i документа и свщчення про

масови penpecii 1937-1938 poki" на Вшшччиш //3 apxi?i? ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 1998.

"1-2. С. 197-198. Для Полтавы следует также предположить нечто подобное. Для Пол-

тавской области около 26 февраля 1938 г. был установлен контингент на уничтожение 500

человек, который был ещё раз повышен 1 марта на 2 тыс. чел. В соответствующей теле-

грамме А. И. Успенского сообщалось, что "для первой категории плановых заданий более

не будет". В докладе о деятельности УНКВД Полтавской области в период с 1 января по

1 августа 1938 г. зарегистрировано 3.100 приговоров тройки Полтавской области, все без

исключения " смертная казнь, ни одного к лагерному либо тюремному заключению. Мы

предполагаем, что тройка в январе-феврале 1938 г. вынесла 600 смертных приговоров и

после 26 февраля, в соответствии с телеграммой Успенского, ещё 2.500. См.: Лошиць-

кий О. "Лаборатор1я-2?: Полтава: Документальш матер1али про масови penpecii в Пол-

тавскш обласп у 1937-1938 pp. //3 apxi?i? ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 2000. "2-4. С.148,

175-176.

163. Возможно также, что лимит в 30 тыс. чел. от 17 февраля был повышен на 5 тыс. чел. поскольку в ходе подготовки процесса против Ежова Успенский говорил, что нарком "повысил лимит для Украины на пять тысяч человек". Ежов вспомнить ничего не мог, так как был пьян, см. воспоминания проводившего предварительное следствие государственного прокурора Н.П. Афанасьева: Ушаков С.Ю. Стукалов A.A. Фронт военных прокуроров. " М. 2000. С.67. При подсчётах цифра не учитывалась.

164. Билокинь. Механизм. С.106-107. Следующие данные о ?рубеже 1937-1938 гг." восходят также к этому источнику.

165. 22 сентября 1937 г. из Харьковской области была выделена Полтавская область.

166. Телеграмма Успенского Волкову от 1 марта 1938 г. см.: Лошицький. "Лабора-тор1я-2". С. 148. Поскольку Волков был лишь 26 февраля назначен начальником УНКВД в Полтаву, мы исходим из того, что лимит в 500 человек был запрошен и утверждён между 26 февраля и 1 марта 1938 г.

167. Там же.

168. Доклад о деятельности УНКВД Полтавской области в период с 1 января по 1 августа 1938 г. См.: Там же. С. 175-177.

169. Там же.

170. Эта цифра представляется нам неверной.

171. 22 сентября 1937 г. из Киевской области была выделена Житомирская область.

172. Лошицький. "Лаборатор1я". С. 196-198.

173. 22 сентября 1937 г. из Винницкой области была выделена Каменец-Подольская область.

174. Политбюро, по просьбе Донецкого обкома ВКП (б), приняло решение о продолжении работы тройки в области. См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 59/22 "Вопрос Донецкого обкома ВКП (б)?: [Об утверждении Пинпора членом тройки], 10 марта 1938 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д. 130. Л.1.

175. До 22 сентября 1937 г. Николаевская область входила в состав Одесской области.

176. ШитюкМ.М. Macoei penpecii на территори Миколшвщини (30-Ti pp. XX ст.) //Укр. ют. журн. 1998. "1. С.95.

177. "Утвердить намеченных (по Молдавской АССР) к расстрелу 11 чел. и высылке 248 чел.". См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.50. Л.1. П 51/212.

178. "Утвердить намеченных к расстрелу 2.346 чел и высылке 4.403 чел.". См.: РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.96. П 51/199.

179. ?Принять предложение ЦК КП(б) Казахстана об увеличении количества репрессированных по первой категории по Казахской ССР дополнительно на 3.500 человек". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 54/72 "Об антисоветских элементах", 4 окт. 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.95. Л.1.

180. "б) Утвердить предложение ЦК КП(б) Казахстана об увеличении количества репрессированных по первой категории на 2.000 человек и по второй " на 3.000 чел.". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ?П 55/249 "Вопросы НКВД?: [Об утверждении членом тройки по Кировской обл. Опарина и репрессированных по Казахстану], 17 нояб. 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.115. Л.1.

181. Решение политбюро ЦК ВКП(б) ?П 55/385 от 3 декабря 1937 г. см.: Известия. 1996. 3 апр. С.5; Моск. новости. 1992. 21 июня ("25). С.19.

182. "Утвердить предложение ЦК КП(б) Казахстана об увеличении дополнительного количества репрессированных контрреволюционных элементов по Казахстану по первой категории на 900 человек и по второй категории " на 3.500 человек, всего 4.400 человек". См.: Постановление политбюро ЦК ВКП (б) ? П 56/39 "Вопрос НКВД?: [О репрессированных по Казахстану], 15 дек. 1937 г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.121. Л.1.

183. "Утвердить намеченных (Северо-Казахстанская область) к расстрелу 658 чел. и высылке 310 чел. Разрешить рассмотрение в тройке дел переселенцев с западных границ Союза, поручив НКВД определить число подлежащих расстрелу и высылке". См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.49. Л.2. П 51/206.

184. "Утвердить намеченных к расстрелу 145 чел. и высылке 354 чел." См.: РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д.50. Л.1. П 51/212.

185. Доклад комиссии ЦК КПСС Президиуму ЦК КПСС по установлению причин массовых репрессий //Реабилитация. Как это было. T.I. С.320.

186. Шифрограмма ?409 из секретариата зам. наркома Фриновского Красноярско-

му начальнику УНКВД Леонюку и для передачи в Норильлаг Матвееву, Близнецову,

5 авг. 1937 г.] //РГАНИ. Ф. Оп. (Комиссия Шверника). Д.З. Л.67-69.

187. Тепляков. Персонал и повседневность Новосибирского УНКВД. С.254. Сводка

06 арестованных и осуждённых //ПАНО. Ф.4. Оп.34. Д.26. Л. 10.

188. Справка Мальцева //ПАНО. Ф.4. Оп.34. Д.26. Л.7. (См. документ ? 13).

189. Решение политбюро ЦК ВКП (б) ?П 57/61 "Вопросы НКВД по Дальнему Востоку?: [О запретной погранзоне и погранрежиме; мероприятия по очистке Дальневосточных лагерей], 1 февр. 1938г. //РГАНИ. Ф.89. Оп.73. Д. 124. Л.2; Еланцева О.П. К вопросу о политических репрессиях в СССР //Политические репрессии на Дальнем Востоке СССР в 1920-1950-е годы: Материалы 1-й Дальневост. науч.-практ. конф. " Владивосток, 1997. С.31. 1 февраля 1938 г. политбюро одобрило предложение НКВД СССР о казни по дальневосточным лагерям дополнительно намеченных к репрессированию 12 тыс. заключённых, осуждённых за шпионаж, террор, диверсии, бандитизм, уголовные преступления и т. д. Акция должна была продлиться до 1 апреля 1938 г.

190. Бирюков A.M. Реализация приказа ?00447 на Колыме. К истокам "Гаранинщи-ны?//http://www. kolyma.ru/gulag/00447.shtml. С.5.

191. Кузьмин С. Лагерники: ГУЛАГ без ретуши //Мол. гвардия. 1993. "4. С.211; Полещиков В.М. Массовый террор в ГУЛАГе //Покаяние: Коми респ. мартиролог жертв массовых полит, репрессий. " Сыктывкар, 1998. Т.1. С.530-550.

192. Чухин. Карелия-1937. С.160.

193. Там же. С.125.

194. Архив ФСБ по Ярославской области. Ф.22. Оп.4. Д.З. Л.1"18. Доклад А.М. Ершова.

195. Кузьмин. Лагерники. С.211. Автор ссылается на источники в архивах НКВД, но не указывает их местонахождение. Однако на Гамбургском рабочем заседании ?Staatlicher Terror, Massenrepressalien, Gulag? 21-22 февраля 1998 г. связанный с Обществом "Мемориал" российский историк Н. Охотин также утверждал, что в ходе исполнения приказа ?00447 к смерти были приговорены около 30 тыс. заключённых лагерей.

196. Директива НКВД СССР ?59190 от 16 августа 1937 г. //См. документ "11.

197. Роженко М.М. Богацъка Е.Л. Сосни Биювни свщчать: Злочин проти людства. " Кит, 1999. С.565 и далее. (Документы).

198. Архив ФСБ по Ярославской области. Ф.22. Оп.4. Д.З. Л. 1-18. Доклад "1 A.M. Ершова.

199. Мы отказались от окончательного подсчёта цифр нашей таблицы, поскольку наша источниковая база всё ещё очень неполная.

200. Поскольку для Казахстана, где тройки были учреждены на областном уровне, известны цифры лишь по двум из восьми областей, указаны имеющиеся для всей республики данные. Для Украины, где также тройки были созданы на областном уровне, нет данных по республике, только по двум областям. В целом отсутствуют сведения по 18 территориям.

201. По Таджикистану известно общее количество предусмотренных жертв (1.785), но отсутствуют данные о распределении их по категориям.

202. Арч Гетти первым установил при помощи этих расчётов различие между цифрами, установленными политбюро, и цифрами приказа 00447. Его результаты немного отличаются от наших. См.: Getty. Excesses are not permitted. С. 128.

203. С августа 1937 г. по ноябрь 1938 г. по запросам из провинции политбюро ЦК ВКП(б) повысило установленные в приказе ?00447 лимиты репрессий на 183.750 человек (1-я категория ? 150.500 чел.), см.: Jansen М, PetrovN. Stalin's loyal Executioner. People's Commissar Nikokai Ezhov, 1895-1940. " Stanford, 2002. C.90. Jansen/Петров не

указывают данные по второй категории, предполагаемые числа мы поставили в квадратные скобки.

204. Янсен и Петров указывают лишь количество ? 300 тыс. чел. С.90.

205. Petrov. Tod nach Plansoll. С. 18.

206. Количество приговоров, вынесенных без санкции политбюро и центрального

руководства НКВД, получается путём вычитания из общего числа осуждённых (767.397

чел.) числа осуждённых по утвержденным лимитам (753.315 чел.).

207'. Кудрявцев СВ. Партийные организации и органы НКВД в период массовых политических репрессий 1930-х годов (на материалах областей Верхнего Поволжья): Дис. на соискание ... канд. ист. наук. " Ярославль, 2000. С. 165. Эта цифра базируется на данных ЦА ФСБ по РФ (Ф.100. Оп.5. Портфель 2. Л.63, 78-83). Исследователь указывает, что данные не полны, поскольку отсутствуют цифры для Дальневосточного края и для двух железнодорожных линий, подчинённых Дорожно-транспортному отделу ГУГБ НКВД СССР. В рассуждениях Кудрявцева остается также неясным, к какому периоду относится цифра арестов, с августа 1937 г. по июль или по ноябрь 1938 г.

208. Общее количество приговорённых по приказу ?00447 ? 767.397 чел. из которых 386.798 чел. были расстреляны. Jansen/Петров дают лишь эти две цифры, Stalin's loyal Executioner. С.205. В соответствии с этим количество приговорённых по второй категории составляет 380.599 чел. (767.397 минус 386.798). Данные для первой категории, в общем, совпадают с данными других источников: по переданной в феврале 1963 г. Президиуму ЦК КПСС комиссией Президиума под председательством Н. Шверника итоговой справке о нарушениях законности в период культа личности, в 1937-1938 гг. внесудебными органами (тройками и двойками) были приговорены к смертной казни через расстрел 631.897 чел. (Источник. 1995. "1 С.120). В 1937-1938 гг. двойками [комиссиями из двух человек " начальника НКВД-УНКВД и прокурора)] вынесено 335.513 приговоров, из них высшая мера наказания ? 247.157 (Петров Н.В. Рогинский А.Б. "Польская операция? НКВД 1937-1938 гг. //Репрессии против поляков и польских граждан. " М. 1997. С.ЗЗ), в результате получается 384.740 вынесенных тройками смертных приговоров (631.897 минус 247.157). Данные Петрова и Рогинского ? 386.798 чел. (первая категория), 380.599 чел. (вторая категория), 767.397 чел. (общее количество осуждённых) " выдвигают следующую проблему: исследователи неоднократно утверждают, что соотношение "смертные приговоры/заключения" в операции 00447 составляет 49,3% к 50,7% (Там же). Исходя из общего количества приговорённых про прказу ? 767.397 чел. это даёт 378.327 чел. по первой категории и 389.070 чел. по второй.

209. Труд. 1997. 2 авг. С.5; Вылцан М, Данилов В. Применение ВМН ?нами гарантируется? //Наука и жизнь. 1997. "9. С.71; Маннинг. Массовая операция против "кулаков и преступных элементов". С.230-254. Авторы не указывают, какие данные лежат в основе их расчётов.

210. Общее количество населения в 1937 г. без данных по Якутской АССР (284.500 чел.), т. к. тройка по Якутской АССР участия в операции по приказу ?00447 не принимала.

211. В основе этого подсчёта лежит количество фактически приговорённых, т. е. 767.397 чел. (1-я категория ? 386.798 чел. 2-я категория ? 380.599 чел.).

Раздел IV

"С ЭТОЙ ПУБЛИКОЙ ЦЕРЕМОНИТЬСЯ НЕ СЛЕДУЕТ? (1). ЦЕЛЕВЫЕ ГРУППЫ ПРИКАЗА ? 00447

Муж в могиле, сын в тюрьме помолитесь обо мне

Анна Ахматова "Реквием? (1934)

При изучении вопроса, на каком основании, какие лица и группы лиц фактически были осуждены в рамках приказа, в политике советского правительства по отношению к отдельным общественным группам прослеживаются явные континуитеты.

Статья 65 Конституции РСФСР 1925 года содержала семь параграфов, объявлявших сотни тысяч советских людей гражданами второго класса (лишенцами): они были лишены избирательных прав на основании их политического прошлого в царской империи и во время Гражданской войны, их социального происхождения, фактической профессиональной деятельности либо классовой принадлежности (2). Содержание статьи 65 более десятилетия оставалось почти неизменным, "Инструкции по выборам в советы? Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 1926 и 1930 гг. даже расширили круг лиц, подлежащих дискриминации. Исходя скорее из генетического принципа, чем марксистского мышления, стигматизация была распространена и на членов семьи ?лишенца? (детей, жену). Категория служащих старого режима получила также значительно более широкое толкование (3).

Гораздо больше, чем отстранение от выборов, которые уже в 20-е гг. превратились в простой ритуал, значили для ?лишенцев"

дискриминации неотделимые от этого клейма и связанные с угрозой для существования в повседневной жизни: отсутствие права на получение жилья, низкие шансы на получение работы и образования, исключение из системы нормированного распределение питания и промышленной продукции и пристрастное рассмотрение их дел в судах советского классового правосудия (4). При введении в стране внутреннего паспорта, "лишенцам" было отказано в его получении, так как с ним было связано право на пребывание в том или ином регионе страны (прописка).

?Лишение избирательных прав в нашем случае подразумевает исключение этого лица из социально-политической жизни", " считает один из советских авторов, Н. Лаговиер (5). В 1930 году в советском обществе насчитывалось свыше 30 социальных, конфессиональных, профессиональных, политических групп, лишённых избирательного права. Из них наибольший контингент составляли "бывшие люди" ("социальные элементы [sic!], тесно связанные в сознании народа с политической, социальной или экономической системами старого режима?) (6). К гибкой категории "бывших" причислялись: царские служащие, помещики, офицеры, служащие охраны, полицейские, духовенство, монахи и монахини, сектанты, бывшие офицеры белых армий в период Гражданской войны, казаки, меньшевики, социалисты-революционеры; другими ?лишенцами" были группы городского "дна? (лица без определённых занятий, не занимающихся "полезным трудом", такие, как старьёвщики, уличные музыканты, нищие, бездомные), реэмигранты и большая группа мелких предпринимателей, торговцев и богатых крестьян (7).

Большую часть членов этого пёстрого коллектива имел в виду Сталин, внимательнейший диагност угрожающей советскому государству внутренней и внешней опасности, формулируя в 30-е гг. свой тезис об обострении классовой борьбы на пути к социализму. В его списке врагов фигурируют: ?частные промышленники и их челядь, частные торговцы и их приспешники, бывшие дворяне и попы, кулаки и подкулачники, бывшие белые офицеры и урядники, бывшие полицейские и жандармы, всякого рода буржуазные интеллигенты шовинистического толка и все прочие антисоветские элементы". Всех их он объединяет под родовым понятием "последние остатки умирающих классов" (8). Статья 135 принятой 5 декабря 1936 года Конституции Советского Союза восстановила граждан

ские права этих отверженных, если они не находились в лагерях или тюрьмах. В период проходившего летом 1936 года по всей стране обсуждения Конституции было внесено предложение и в дальнейшем ?лишать избирательного права духовенство, бывших белогвардейцев, всех "бывших" и лиц, не занимающихся общественно-полезным трудом". Однако сам Сталин 25 ноября 1936 года на VIII Чрезвычайном съезде Советов выступил за отклонение этого предложения по изменению проекта Конституции. Поскольку ?не все бывшие кулаки, белогвардейцы и попы настроены враждебно по отношению к советской власти" (9). Однако, не прошло и года, как приказ ?00447 поставил эти группы лиц перед ?расстрельными" командами либо отправил их в лагеря ГУЛАГа.

Параграф I приказа ?00447 в девяти подпунктах содержал обширный список "контингентов, подлежащих репрессиям?:

"1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность.

2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпоселков, а также кулаки, скрывшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность.

3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность.

4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, мусаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели, бандиты, бандпособники, переправщики, реэмигранты, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность.

5. Изобличённые следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований.

Репрессированию подлежат также элементы этой категории, содержащиеся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела ещё судебными органами не рассмотрены.

6. Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых посёлках и колониях и продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу.

7. Уголовники (бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты-рецидивисты, скотоконокрады), ведущие преступную деятельность и связанные с преступной средой.

Репрессированию подлежат также элементы этой категории, которые содержатся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела ещё судебными органами не рассмотрены.

8. Уголовные элементы, находящиеся в лагерях и труд посёлках и ведущие в них преступную деятельность.

9. Репрессированию подлежат все перечисленные выше контингенты, находящиеся в данный момент в деревне " в колхозах, совхозах, сельскохозяйственных предприятиях и в городе " на промышленных и торговых предприятиях, транспорте, в советских учреждениях и на строительстве? (10).

Речь, по всей вероятности, идёт о наиболее детальном и широком официальном списке категорий жертв Большого Террора:

Особенностью этого проскрипционного списка является то, что среди групп, причисляемых к враждебным системе, в нём появляется новая категория: уголовные преступники. На первый взгляд, она выпадает из групп, традиционно воспринимаемых враждебными системе. Мы, однако, считаем, что именно это объединение уголовных преступников и враждебных системе групп является первым указанием на главные причины оперативного приказа ?00447, которые заключаются в серьёзных социальных и экономических проблемах как на селе, так и в городе. Запланированным осуждением в рамках троек т. н. уголовников подтверждается описанный для середины 30-х годов Дэвидом Ширером механизм, с одной стороны, криминализации в восприятии политического и административного руководства социальной стихийности и социального неповиновения и, с другой стороны, политизации ?обычных" преступлений путём трактовки их как оппозиции либо враждебности советскому порядку (11). Именно с выходом приказа ?00447 эта линия, наконец, полностью победила. (Бывшие) социальные уклонисты и уголовные преступники отныне в массовом порядке приговаривались к смерти

либо в очередной раз к лагерному заключению вновь активизированным органом НКВД " тройкой.

В этой части книги мы рассматриваем особенности, последовательность и отступления в политике репрессий режима против определенных общественных групп в рамках приказа ? 00447. На первый взгляд, такая установка представляется достаточно противоречивой, однако дает возможность раскрыть за, бесспорно, также наличествующими иррациональными чертами целесообразность, которая побудила руководство страны осуществлению данных мероприятиях.

1. КУЛАКИ

Среди контингентов репрессий бывшие кулаки занимали выдающееся место. "С первых дней гражданской войны кулак стоял на противоположной стороне баррикады", " этим предложением начинается статья "Кулачество " оплот контрреволюции" в "Известиях" от 2 февраля 1930 г. Русские коммунисты сделали мало для того, чтобы разрушить эту баррикаду (12). Два десятилетия клеймо кулака воспринималось в некотором роде как незыблемое обозначение врага (13), что вступало в явное противоречие с антропологическим оптимизмом " воспитание ?нового человека? " большевистского проекта. Позднее диссидент П. Григоренко, оглядываясь назад, реконструировал свой и многих других советских граждан дихотомический взгляд на мир: "До сих пор всё было просто. Рабочий " это идеал, олицетворение высшей морали. Кулак " это зверь, злодей и преступник. Капиталист " это кровопийца, угнетатель и паразит? (14).

Что касается бывших кулаков, названных в приказе, то речь идёт, если следовать критериям, приведённым в резолюции политбюро от 30 января 1930 года (15), по всей видимости, о кулаках всех трёх категорий. Конечно, описания не вполне точны. Сколько крестьян во время коллективизации было отправлено в исправительно-трудовые лагеря " неизвестно. По оценке итальянского историка

Андреа Грациози, в июле 1932 года в ИТЛ находилось около 120.000 бывших кулаков (16). Казалось бы, после отбытия наказания им разрешено также вернуться в родные места (17). Количество бывших кулаков, названных в пункте 1.2 приказа, было, по всей вероятности, намного большим. Первое время, пока в концлагерях и "кулацких поселениях" ещё не была налажена система охраны, многим кулакам удавалось бежать из лагеря или ссылки. В период с января 1931 по 31 декабря 1937 года ссыльными было совершено 617.267 попыток побега, 222.268 человек были пойманы и частично отправлены в более строго охраняемые ИТЛ (18); 395.000 побег удался (19), после чего для бежавших начиналась нелегальная жизнь, часто по фальшивым документам.

Другой вид пассивного протеста против коллективизации и раскулачивания описывался в официальных источниках как "самораскулачивание". Такие крестьяне пытались избежать клейма и судьбы кулаков, уничтожая или продавая своё имущество (двор и скот) и обращаясь в бегство. Приблизительно 200-250 тыс. решились в 1930 году встать на этот путь (20). Большинство из них попытались затеряться среди миллионов сельских мигрантов, переселявшихся во время первой пятилетки в города и индустриальные центры, где с 1930 года ощущался острый недостаток рабочей силы. Под указанной в пункте 1.3 группой "бывших кулаков", по всей видимости, понимались, в первую очередь, крестьяне, участвовавшие в протесте против коллективизации и раскулачивания в период коллективизации и, прежде всего, в 1930 году, когда "крестьянская гражданская война против советской власти" (21), сопротивление крестьян достигли критического состояния. Эти, называемые в рапортах ОГПУ "массовыми выступлениями", акции вылились в вооруженные восстания, насчитывавшие до 3 тыс. организованных участников, за короткие сроки захвативших власть во многих деревнях или даже районах, и подавленные лишь после вмешательства Красной Армии. В результате насильственных акций было убито свыше 1.100 местных функционеров и активистов крестьянских Советов (22). За этими крестьянскими выступлениями в качестве организаторов и главных действующих лиц ОГПУ усматривало кулаков.

Возможно, для инициаторов и авторов приказа ?00447, как предполагает Фитцпатрик, основная задача заключалась в том, чтобы разоблачить и "устранить" сбежавших из лагерей и кулацких

посёлков кулаков (23). Они приняли новый социальный облик и организовывали " как отметил Сталин в 1933 г. в двух зажигательных речах, полных уничижительной риторики по отношению к "бывшим" и кулакам, " под маской кладовщиков, счетоводов, завхозов и рабочих "массовое воровство и хищение" в колхозах и на фабриках; они даже проникли в партию (24). С 1930 года ОГПУ либо его преемник в НКВД ? Главное Управление Государственной Безопасности, проводило многочисленные акции по разоблачению этих замаскировавшихся врагов (25). Милиция в их поисках с помощью введённых в 1932 году паспортов прочесывала города, а партия при проведении чисток исключила из своих рядов немало членов за сокрытие ими своего кулацкого происхождения (26). В 1935-1936 гг. травля бывших кулаков пошла на спад, и даже наступило время молчаливой терпимости по отношению к ним в колхозах.

Однако на пленуме ЦК в феврале-марте 1937 года наметился новый репрессивный курс (27). Травля кулаков достигла своего вербального апогея в речи Ежова 10 декабря 1937 года в Горьком, которой он завершал предвыборную кампанию в Верховный Совет. В этой речи ?жалкие остатки кулаков, уголовников и дегенерировавших троцкистов-бухаринцев" были заклеймены как три внутренние опоры фашистской буржуазии в борьбе против Советского Союза. И у него не было никаких сомнений в том, что с ними должно произойти и, как мы знаем сегодня, произошло: "Наш советский народ уничтожит всех этих презренных пособников господ капиталистов, этих подлых врагов рабочего класса и всех трудящихся до единого? (28).

Чтобы представить число кулаков, вернувшихся в родные места либо поселившихся в других областях и городах, как нелегально, так и отбыв свой срок в соответствии с установленным порядком, можно привлечь статистические данные о ситуации в двух республиках и двух областях (29). В Московской области, включая Москву, в начале июля 1937 года было зарегистрировано и, с утверждением политбюро, распределено по соответствующим категориям (1-я категория: смертная казнь, 2-я категория: ссылка) 7.869 кулаков. Иная картина складывалась в сельских регионах СССР. В Западно-Сибирском крае в начале июля при меньшей населенности было распределено по соответствующим категориям 14.843 кулаков, в Туркменской ССР ? 1.600 и в Чувашской АССР ? 762.

Какую позицию занимало партийное руководство по отношению к этой волне возвращений? С чисто правовой точки зрения, трудпоселенцам с 19 января 1935 года по индивидуальному ходатайству могли быть возвращены их гражданские права. Однако в декрете, изданном в январе 1935 года и действовавшем до начала пятидесятых годов, недвусмысленно разъяснялось, что ссыльные кулаки ни в каком случае не имеют права покидать место ссылки. Принятые в марте 1935 года директивы для колхозов и совхозов разрешали им лишь образовывать колхозы в местах их ссылки (30). Кулаки, однако, не придерживались предписания руководства об ограничении их гражданских прав лишь местом ссылки без права на возвращение. Они не оставались в своих новых местах поселения и, невзирая на фактический запрет, тысячами возвращались назад (31). Циркуляр исполкома Западно-Сибирского края, изданный в апреле 1937 года, информировал, что в результате неправильного истолкования новой Конституции бывшие трудпоселенцы в массовом порядке покидали свои места поселения после того, как им компетентными органами были возвращены гражданские права. "Бежавшие, прибывая на прежние места жительства, устраиваются на работу в различные организации, принимаются в колхозы и т. д. а для большей легализации в ряде случаев они получают от сельских советов справки и по ним приобретают паспорта? (32). Этого не предусмотрели ни руководство партии и правительства, ни местные власти. Могут ли кулаки быть вновь интегрированы в общество, и каким образом это должно осуществляться, имеют ли они право, будучи принятыми в колхозы, работать на фабриках, на транспорте, в строительстве или администрации, имеют ли право на конфискованную собственность? На все эти вопросы партийное руководство должно было скорейшим образом дать ответы. До тех пор, пока оно 31 июля 1937 года не утвердило оперативный приказ ?00447, на местах НКВД и, прежде всего, партийные органы, сельские Советы, председатели колхозов и рядовые крестьяне самым противоречивым образом реагировали на возвращающихся. До середины 1937 года был широко распространён приём бывших кулаков в колхозы, о чём также говорится в упомянутом циркуляре.

Кое-где кулаки сумели даже вновь занять ведущие позиции в колхозах. Сообщается о выкупе бывшими кулаками домов у колхозов, испытывавших финансовые затруднения и умевших найти при

менение деньгам. Очевидно, имели место даже договорённости и соглашения председателей колхозов с экспроприированными кулаками, избежавшими репрессий в начале 30-х гг. и ведущими полулегальный образ жизни (33). Фитцпатрик в этом смысле говорит даже о климате "примирения? (34) с бывшими кулаками в ходе обсуждения Конституции 1936 года. Государственные органы, коммунисты, а также сами бывшие кулаки, по её мнению, рассматривали новую Конституцию, гарантировавшую избирательное право и другие гражданские права для всех граждан, включая бывших кулаков, в качестве поворотного пункта. По словам Фицпатрик, русский историк М. А. Вылцан говорил ей даже о секретных документах, в которых ЦК в ходе обсуждения резолюции по коллективному сельскому хозяйству в областях нечерноземного пояса тайно принял решение об отмене ссылки кулаков (35).

С другой стороны, картина примирения подтверждается далеко не столь явно. Так, "разоблачение" бывших кулаков, пытавшихся скрыть свою личность, в колхозах и совхозах, а также и на рабочих местах города стало всеобщим ритуалом. Крестьяне воспринимали возвращавшихся, в основном, с подозрением, не обязательно из-за распространенной ненависти к кулакам, а скорее, из-за опасения, что может начаться новый цикл взаимных обвинений и мести, касающихся, среди прочего, и больного вопроса о конфискованной собственности кулаков. Фитцпатрик приводит сообщения прессы о кулаках, вернувшихся в свои преобразованные тем временем в колхозы деревни, просивших о приёме в колхоз и предъявлявших притязания на свой дом и другие конфискованные вещи (36). Иные обосновывались в ближайших окрестностях и периодически возвращались, чтобы возобновить свои претензии. Выкуп домов бывшими кулаками у правления колхозов также, по всей видимости, сопровождался протестом остальных колхозников.

Именно в контексте плохо функционировавшей колхозной системы (37) и общей сельскохозяйственной политики, требовавшей в первую очередь не агрономической и экономической компетенции, а преданности линии (38), бывшие кулаки в глазах политического руководства выступали в качестве дестабилизирующего фактора. Их оценка неизменно определялась тем, что они в прошлом не только в массовом порядке сопротивлялись коллективизации и, временами, являлись реальной угрозой господству большевиков, но также являлись

Раздел IV

наиболее энергичными и влиятельными в деревнях "элементами", ставших зажиточными людьми в период НЭПа. Имелись основания для опасений, что они не забыли о том, что сельскому населению до коллективизации жилось значительно лучше (39). Этим можно объяснить и то, что даже устремление бывших кулаков в большие города, индустриальные центры и на железную дорогу (40) воспринималось с тревогой и клеймилось как подрыв предприятий, несмотря на то, что там, в противоположность положению на селе, ощущался большой дефицит рабочей силы, а бывшие кулаки проявили себя легко приспосабливающимися и обучаемыми (41).

На примере сибирских областей можно показать, кто из кулаков впоследствии был реально затронут приказом ?00447: бывшие кулаки, незаконно покинувшие трудпоселения и вернувшиеся в свои родные деревни либо уехавшие в другие места, вполне, к тому времени, уже интегрированные в новый порядок, вновь ?отфильтровывались" из колхозов (42), фабрик (43) и из железнодорожного транспорта (44). Стандартным предлогом была организация ими из репрессированных кулаков контрреволюционных и повстанческих групп и участие в них (45). Однако это касалось не только вернувшихся и бежавших, осуждали также и кулаков из самих трудпоселений (46). Примечательным является и тот факт, что многие единоличники были осуждены как бывшие кулаки (47). Кроме того, жертвами репрессий в рамках операции стало немалое количество лиц, занимавшихся кустарными ремеслами на селе, прежде всего, извозом (48). Нередко кулаков включали в большие групповые процессы вместе с духовенством, руководителями сект, бывшими белыми, бывшими социалистами-революционерами и уголовными преступниками (49). Кроме того, это коснулось и крестьян, в прошлом принимавших участие в реальных восстаниях и приговорённых к тюремному или лагерному заключению, к этому времени уже отбывших свой срок (некоторые достаточно давно). Так, в это время систематически приговаривались к смерти "зачинщики" больших крестьянских восстаний в Сибири в 1921 году и т. н. муромцевского крестьянского восстания в феврале"марте 1930 года, в котором приняли участие более 20 тысяч крестьян (50).

2. Уголовники

Второй, сравнимой по величине с кулаками, целевой группой оперативного приказа ?00447 были уголовные преступники. Два из девяти пунктов проскрипционного списка посвящены этой группе.

На основании относительно высокой доли уголовников в локальных квотах репрессий (51) тезис Самосудова о том, что тройки, собственно, были созданы не "для ускоренного осуждения уголовных преступников", представляется нам не созвучным с замыслом авторов приказа ?00447 (52).

Под упомянутыми в приказе в пункте 1.3 "бандитскими формированиями" имелись в виду банды, ставшие после Гражданской войны серьёзной проблемой (53), которая, однако, считалась решённой в конце 20-х гг. (54). Коллективизация и раскулачивание вызвали рецидив (55), породив большую группу "социополитических изгоев" (выражение Л. Виолы), которым режим оставлял лишь небольшое количество возможностей: крестьяне, бежавшие в леса от раскулачивания, спецпоселенцы, покинувшие "кулацкие поселки", а также заключённые, которым удался побег из исправительно-трудового лагеря. Очевидно, всех их объединяла также ненависть к общественному порядку, отнявшему у них их жизненные шансы. В большинстве случаев лучше вооружённые, чем милиция, существовавшие почти в каждой области, они небольшими группами (до двенадцати человек) нападали на колхозы, поезда, зернохранилища, магазины, склады оружия милиции и другие советские учреждения (56), ранили или убивали при этом также и колхозных функционеров. Несмотря на то, что политбюро летом 1933 года предоставило тройкам ОГПУ в трёх республиках (на Украине, в Белоруссии и Казахстане) и четырёх регионах (в Западной Сибири, на Урале, Северном Кавказе и Нижней Волге) право выносить смертные приговоры за "вооружённый бандитизм? (57), а в 1935 году Верховный Суд Советского Союза настойчиво предупреждал об увеличении количества банд в сельских местностях (58), правительство как гарант

внутренней безопасности в этом основном вопросе не могло подвести хоть сколько-нибудь утешительных итогов (59).

Даже спустя несколько месяцев после завершения операции в Чечено-Ингушской АССР секретарь обкома компартии республики ещё требовал от ЦК учреждения ?особой тройки по примеру ранее проведённой операции, с особыми полномочиями, сроком на 4-5 месяцев". Она должна была рассмотреть накопившиеся в большом количестве с мая 1938 года дела о насильственных преступлениях (террористические покушения на советских деятелей и бандитизм). В этих несущих угрозу общественному порядку преступлениях замешаны, по его словам, три давно действующих " одна с двадцатых, две другие с 1930 г. и 1935 г. " банды (60).

Однако ещё более важной для авторов приказа являлась форма преступности, приведённая в списке под пунктом 7: одновременно в качестве положения о применении центр НКВД разослал 7 августа 1937 года циркуляр ?61, в котором определялось, кто и за какие преступления должен преследоваться тройками:

1. преступники, совершившие вооружённый и насильственный грабеж;

2. рецидивисты (61), преследовавшиеся за кражу скота (62), уличный грабёж, раздевание пьяных и укрывательство, а также содержатели притонов;

3. бежавшие из мест заключения рецидивисты и уголовники;

4. рецидивисты и уголовники без определённого места житель-

ства, уклоняющиеся от общественно-полезного труда, которые хотя

и не обвинялись в конкретном преступлении, однако всё ещё под-

держивали связи с криминальной субкультурой.

Вероятно, этим циркуляром преступления, до сих пор рассматривавшиеся, главным образом, милицейскими тройками, передавались вновь учреждённым тройкам массовых операций, с чем было связано заметно ощутимое ужесточение наказания. Подписанная Фриновским директива (63) рекомендовала милиции в районах постоянно производить облавы (64), предпринимая тщательную проверку личностей задержанных, "чтобы ни один уголовник-рецидивист не был освобожден из-за невнимательности".

Эти определения полностью подошли для начавшейся в 1933 году кампании по чистке советских городов от так называемых "социально-вредных элементов" (нищих, безработных и бездомных,

лиц без паспортов и прописки, спекулянтов и хулиганов), а также от организовнной преступности (65). Ширер в связи с этим ссылается на принятую в апреле 1935 года НКВД и государственной прокуратурой директиву, в которой приведён приблизительно такой же круг уголовных преступников и групп городского "дна", подлежащих осуждению тройками (66). В то время как количество приговоров за уголовные преступления в 1933-1936 гг. в целом снизилось, милицейскими тройками с 1934 по 1936 год были осуждены 260.477 лиц, доля "соцвредных элементов" в исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ) выросла с 40.629 (1934 г.) до 103.513 (1937 г.) человек и достигла в 1939 году 21,7% (285.831 чел.) (67).

В тексте советской Конституции 1936 года подошёл к завершению уже довольно длительное время продолжающийся процесс " процесс политизации преступности. Статья 131 устанавливала: ?Лица, покушающиеся на общественную, социалистическую собственность, являются врагами народа". Ещё за несколько месяцев до начала операции, 8 апреля 1937 года, Ежов в письме к Председателю Совета Народных Комиссаров указывал на трудности, ожидающие более 60 тыс. (!) освобождаемых ежемесячно из лагерей, колоний и тюрем заключённых в поисках работы и жилья. Кроме рабочей программы по ресоциализации возвращенцев, нарком требовал предоставления НКВД права вновь приговаривать к лишению свободы сроком до трёх лет ?не исправившихся рецидивистов", отбывших свой срок (68).

Факт, что преступность являлась как городской, так и сельской проблемой, подтверждают данные о несколько более "Городской" по структуре Московской области и сельском регионе Западной Сибири (69).

Подробности осуждения тройками, а затем казней либо заключения уголовных преступников до сих пор почти не исследованы, поскольку дела уголовников, как правило, и сегодня остаются недоступными в архивах УВД. К тому же, в силу иерархизации жертв в русской мемуарной культуре, в "книгах памяти", которым принадлежит огромная заслуга в устранении анонимности казнённых, вошли лишь реабилитированные к этому времени (т. е. осужденные по статье 58.1-14) лица (70). Омский историк Самосудов утверждает:

"Но особые тройки создавались вовсе не для ускорения рассмотрения уголовных преступлений. Они предназначались для ускоренного

принятия решений по делам политическим. Уголовные дела оказывались в ведении тройки более всего потому, что обвиняемым приписывались ещё и политические статьи " контрреволюционная агитация, дискредитация руководителей ВКП (б), Конституции, высказывания против советского строя и др." (71).

Таким образом, Самосудов считает, что уголовные дела рассматривались тройками, прежде всего, потому, что обвиняемым приписывались также и политические преступления; для их осуждения, в частности, использовался параграф 58.10 (контрреволюционная агитация) (72), универсальный инструмент советской политической юстиции (73). Кроме того, по мнению Самосудова, по этим делам выносились менее жёсткие наказания, то есть меньшее количество смертных приговоров (74).

Некоторые данные, найденные нами в архиве ФСБ Ярославской области, показывают, что мнение Самосудова не вполне совпадает с истиной. В результате просмотра протоколов (75) первых восьми заседаний тройки УНКВД Ярославской области выяснилось, что ею с 5 августа по 13 сентября 1937 года было вынесена 636 "приговоров", из них 635 " к смертной казни. Они касались 246 уголовников, 167 бывших кулаков, 222 "других антисоветских элементов". Приговорённых к смерти уголовников можно отнести к следующим группам: рецидивисты с двумя и более сроками (до 11) за воровство (большое количество квартирных краж), грабеж, бандитизм, мошенничество и хулиганство. В делах указано не только количество предыдущих наказаний, но также и число приводов (до 48) в милицию.

Следующими "уголовными" категориями в протоколах тройки являются: содержатели притонов, укрыватели, "социально-вредные элементы" и совершившие побег из исправительно-трудовых лагерей, всем им дополнительно предъявлялось обвинение в связях с преступной средой или же клеймо "без определённых занятий" либо "без определённого места жительства", иногда и то, и другое (76). "Без определённых занятий? " в обществе, где труд превратился "в дело чести, в дело славы, в дело доблести и геройства? (77), в период полной занятости " это сигнализировало о ведении паразитического образа жизни; лица, называемые бомжами, считались своего рода подозрительными "бродягами", стремившимися избежать государственной регистрации, т. е. контроля. Небольшую по количеству группу составляли уже приговорённые заключённые тюрем, об

винявшиеся несколькими строчками приговора в "камерном бандитизме?: нарушениях тюремной дисциплины, т. е. строптивое и грубое поведение по отношению к надзирателям, попытки побегов, порча тюремного имущества, кражи у других заключённых. В рапорте начальника УНКВД Ярославля об исполнении приказа ?00447 указано количество приговорённых в 1937 году: воров-рецидивистов ? 561 человек (17,2%), содержателей притонов ? 48, совершивших попытку побега из лагерей ? 213, за бандитизм ? 725 (22,2%) (78). Ни в одном из протоколов тройки Ярославля не указано, какая статья уголовного кодекса лежит в основе приговора. При осуждении за "контрреволюционные правонарушения" можно хотя бы на основании краткого обвинительного заключения сделать выводы о соответствующем параграфе, по формулировкам "контрреволюционная пропаганда? (58.10), "террористические намерения против руководителей партии" (58.8) и т. д. Как формулировался "приговор" против "уголовников"?: "А. год рождения 1915, уголовник, ранее дважды судимый, без работы и определённого места жительства, связан с криминальной средой, занимается воровством. Постановили: X. расстрелять". Или: "В. укрыватель, пять раз судим за кражи и хулиганство, социально-вредный элемент, девять раз задерживался за те же преступления, безработный. Связи с криминальной средой. Постановили: В. расстрелять".

Таким образом, осуждение осуществлялось на основании "уголовных правонарушений? (79), причём предыдущие преступления имели большой вес, несмотря на то, что уголовный кодекс не предусматривал смертной казни за перечисленные преступления. В целом,, нельзя исключить того, что уголовные преступники, особенно "социально вредные и социально опасные элементы" осуждались на основании политических статей, прежде всего, статьи 58.10. В книгах памяти часто можно встретить лиц, зарегистрированных в качестве бездомных и безработных (80) и осуждённых по статье 58.10.

Примечательно то, что Ершов, начальник Ярославского УНКВД, видел наиболее успешный аспект операции 00447 в акции против уголовных преступников: "Основной упор делался на очистку городов и изъятие действительно бандитско-грабительского элемента, в результате чего мы имеем значительное снижение преступности по Ярославской области" (81), " гордо рапортовал он в Москву и, в качестве подтверждения, сопровождал свой рапорт статистическими

данными о снижении преступности с августа 1937 года. В местах заключения, по его утверждению, "нарушения внутреннего порядка" также полностью искоренены:

1937 год/Ярославская область (82) Апрель Август Декабрь

Вооружённых ограблений с убийствами 13 3 1

Вооружённых ограблений без убийств 4 8 -

Убийства на почве хулиганства 14 2 см

Грабежей невооружённых с насилием 12 11 со

Раздеваний пьяных 21 29 11

Краж со взломом 256 92 87

Краж без взлома 531 508 328

Необходимо, однако, отметить, что в Ярославской области не было запланировано с самого начала первоочередное преследование уголовных преступников. Из данных от 11.07.1937, которые были посланы в Москву, видно, что первоначально основной задачей должно было стать преследование кулаков. Относительно количества кулаков к уголовникам, как в общем, так и отдельно по 1-й и 2-й категориям уголовных преступников в списках было менее половины (1326:624, соотв. 1-й кат.: 453:232 и 2-й кат.: 873:392). В течение первого этапа операции ?00447 до 14.01.1938 соотношение изменилось с точностью до наоборот (694 кулаки: 1499 уголовники). Но с одным существенным изменением, т. е. ужесточением. По сравнению с количеством от 11.07 число уголовных преступников, отнесённых к первой категории, увеличилось более чем в три раза (232:около 846), во второй категории почти удвоилось (392: около 684). Соотношение между первой и второй категориями кулаков составляло приблизительно 1:1, однако по сравнению с 11.07 существенно изменилось в сторону увеличения приговоров к смертной казни (11.07.1937 = 453:873 или 1:1,9, 14.01.1938 = около 317: около 302 или 1:1). (См. сводную таблицу).

Арест уголовников, расследование дел, предъявление обвинения и его представление перед тройкой входило в обязанности милиции, точнее отдела уголовного розыска милиции (ОУР УРКМ);

подготовка "процесса" против заключённых тюрем являлась задачей Отдела мест заключения (ОМЗ).

По меньшей мере, в Москве и Московской области крестовый поход против криминалитета, по всей видимости, не привёл к устойчивому успеху. Поскольку в феврале 1940 года Берия сообщает Молотову о том, что милицией в январе 1939 года за различные преступления (грабеж, кражи, убийства, хулиганство, нарушения паспортного режима) было арестовано почти 30.000 человек и ежедневно задерживаются от 300 до 400 лиц "без определённых занятий" либо "без определённого места жительства". И поэтому, по мнению наркома внутренних дел, необходима новая операция против преступности (83).

В Казанской области также не могли справиться с преступностью после окончания операции ?00447 в этом регионе. В приказе Ежова "О результатах проверки работы РКМ Татарской АССР" от 28 сентября 1938 года были указаны ?ряд вопиющих нарушений и игнорирование приказов и директив НКВД СССР, приведших на практике к развалу работы милиции, засорению кадров, разгулу грабителей, воров и хулиганов. [...] Хулиганы-поножовщики настолько распоясались, что передвижение по городу граждан с наступлением вечера становится опасным. Ряд мест общественного пользования, в частности, Ленинский сад и улица Баумана и другие находятся во власти хулиганов-бандитов" (84).

3. СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ И РЕЛИГИОЗНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ

До 1937 года в СССР не удавалось решительно ограничить влияние религии. Напротив, перепись населения в январе 1937 года показала, что широкие круги населения, а именно 57% лиц старше 16 лет, объявили себя сторонниками того или иного религиозного объединения. Более всего руководителей партии и правительства, очевидно, беспокоило то, что почти половина (44,4%) молодых людей 20-29 лет, то есть поколения, выросшего в советских условиях, признавало себя

"верующими" (85). По всей видимости, особенно отчётливо несломленное влияние религии и её представителей проявилось в эскалации социально-политической напряжённости, которая возникла, с одной стороны, в связи с предоставлением, согласно новой Конституции, представителям духовенства избирательного права, с другой стороны, в связи с начавшейся уже в конце 1936 года подготовкой к запланированным на декабрь 1937 года выборам в Верховный Совет (86). Обсуждение Конституции сопровождалось сдержанной (по крайней мере, на словах) государственной политикой по отношению к религии (87). В апреле 1936 года Молотов в журнале "Антирелигиозник" публично подчеркнул, что Конституция предоставляет бывшим и действующим служителям религиозного культа возможность избирать и быть избранными. Даже в статье в центральном печатном органе ЦК ВКП (б) газете ?Правде" от 6 июля 1936 года он защищал от критики партийную политику предоставления действующим священнослужителям избирательного права (88). Генеральный секретарь ЦК комсомола А. В. Косарев до конца 1936 года также настаивал на том, чтобы оберегать молодежь от бесспорно вредного влияния религии посредством более осмотрительной антирелигиозной политики (89). Позднее, на Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года Сталин ещё раз подчеркнул, что политические ограничения отменены также и для священников. Ещё 27 декабря, по настоянию Сталина, в политбюро была осуждена, а затем подвергнута критике в ?Правде" антирелигиозная пьеса Д. Бедного (90).

Всё это было призвано вызвать у верующих, представителей религиозных общин и религиозных деятелей впечатление либерализации официальной государственной политики (91). Действительно, выросло количество петиций от верующих и членов религиозных объединений в государственные органы и их представителям, в которых содержалось множество жалоб на действия местных властей. Они были, по мнению Арто Луукканена, сформулированы острее, чем в предыдущие 3 года, апеллировали к новой Конституции и содержали конкретные требования по улучшению положения церкви и верующих (92). В сводках и доносах НКВД было отмечено оживление деятельности священников и верующих.

Но затем февральско-мартовский пленум ЦК 1937 года вновь обозначил резкий поворот в государственной религиозной политике. На нём Жданов почти в прямой форме выразил опасения, что рели

гиозные организации могут использовать гарантированные Конституцией права для того, чтобы провести своих кандидатов на назначенных на декабрь 1937 года выборах в Верховный Совет (93). Он сообщил о сильном росте активности религиозных организаций, об открытых вновь при поддержке колхозов церквях и, наконец, о запросе представителей церкви в Центральный Исполнительный Комитет СССР о конкретизации статьи 124 Конституции ("свобода совести" и "свобода отправления религиозных культов") по их представлениям (94).

Первый секретарь компартии Казахстана Л. И. Мирзоян и первый секретарь компартии Туркменской ССР Я. А. Попок говорили о росте активности исламского духовенства, которое, по их мнению, хорошо организовано и могло защитить свой социальный статус (95). Кроме того, в речах была реанимирована связь коллективизации и враждебности церкви новому аграрному порядку. Например, Евдокимов в своей речи интерпретировал повышенную активность лиц, признающих себя верующими, следующим образом:

"Враги в связи с переписью населения говорили: "Чем больше запишется верующих, тем быстрее пойдут церковные дела. Всё пойдет по-старому, и колхозов не будет". (Сталин: Ясно). А райком спит? (96).

В апреле 1937 года Маленков писал в письме к Сталину, что он считает декрет от 8 апреля 1929 года, регулирующий отправление религиозных культов, устаревшим и поэтому требовал его отмены. Декрет, по его мнению, создавал законную основу, на которой приверженцы церкви и сектанты смогли построить разветвлённую организацию, состоящую из 600 тыс. враждебно настроенных по отношению к советской власти лиц. Пришло время покончить с религиозными организациями и церковной иерархией (97).

Не только письмо Маленкова, но, прежде всего, подробный доклад Мирзояна и Попка об исламских республиках и примеры Жданова (98) о православных регионах Советского Союза показали особенно чётко одно: религиозные объединения в 1936 году всё ещё обладали большими способностями к регенерации и проявили, особенно в условиях исламского общественного порядка Средней Азии и Татарстана, высокий иммунитет к государственному вмешательству. Очевидно, члены религиозных сообществ не позволили обмануть себя лицемерными уступками новой Конституции.

По нашему мнению, в исследованиях, в целом, преувеличена напряжённость между местными органами власти и региональными религиозными органами и религиозными объединениями (99). Согласие и переплетение их интересов с 1934 до начала 1937 года, до нового наступления, представляются нам более релевантными для общей картины, какой она виделась московскому руководству в

1937 году (100). Даже на вершине террора против церкви Ярославский областной комитет 2 февраля 1938 года принимает решение удвоить запланированное на 1938 год производство бронзы. За этим решением стояло обещание церковному руководству отлить новые колокола. Компетентный представитель областной конторы треста цветных металлов в Иванове, на предприятиях которого, по всей вероятности, и должны были быть изготовлены колокола, поддержал это решение. Берия и Сталин лишь в сентябре 1938 года обратили внимание на это предприятие, когда целая деревня в Ярославской области выступила против закрытия церквей и снятия колоколов. Примечательно, что Маленков, специально посланный в октябре

1938 года в этот регион для проведения политического расследования, не только заклеймил изначально мягкую политику всего областного партийного руководства по отношению к церкви (бронза для колоколов), но и осудил то обстоятельство, что часть новых кадров непосредственно на месте происшествия, игнорируя такую политику во всей области и стремясь к активным действиям, по-дилетантски подготовила свои мероприятия против церкви. Он призвал к интенсивной пропагандистской работе и профессиональному образу действий в будущем и сменил всех ответственных партийных руководителей различных уровней (101).

И чтобы преодолеть ставшую особенно отчётливой в период подготовки к выборам в Верховный Совет очевидную тесную связь религиозных объединений с местным населением и решающим образом сломить их влияние, среди прочего, даже и на государственные структуры, духовенство было включено в планируемую операцию против кулаков и уголовных преступников. По приказу сверху активность духовенства была политизирована. Встречи служителей культа между собой, как откровенно признаёт бывший сотрудник Тюменского оперативного сектора НКВД, превратились в организации, т. е. говоря открытым текстом, контрреволюционные антисоветские объединения (102). Разговоры с колхозниками, а тем более

с бывшими кулаками истолковывались как антисоветская агитация. То же самое относилось и к любому намёку со стороны представителей духовенства на безнадёжное положение крестьян. В таком образе действий, разумеется, с конца 20-х гг. ничего необычного не было, новым, однако, было то, что он стал применяться в массовом порядке, и итогом был, как правило, смертный приговор (103).

Возобновление преследований религиозных сообществ нашло своё отражение и в официальной риторике. Так, журнал "Антирелигиозник" в одной из статей приводит высказывание Е. Ярославского, председателя Центрального совета Союза воинствующих безбожников, о том, что ?религиозные организации являются единственными легальными враждебными реакционными организациями". Другой член этого союза, Ф. Олещук, также на страницах этого журнала утверждает, что ?реакционное духовенство [действует] в сговоре с троцкистско-бухаринскими шпионами и диверсантами, буржуазными националистами и прочей агентурой фашизма? (104). "Известия? "уличают" известных епископов и других представителей церкви в сотрудничестве с иностранными фашистскими тайными службами, такими, как гестапо, в подстрекательстве к террористическим актам и подпольных связях с белогвардейцами и японской тайной службой (105).

С некоторыми исключениями основная масса духовенства была осуждена тройками, т. е. в рамках приказа ?00447, однако часто, когда речь шла о лицах польского либо литовского происхождения, как в случае со многими католическими священниками, его представители подпадали под т. н. национальные приказы и приговаривались двойками (106). Осуждение высших церковных чинов являлось компетенцией Военной Коллегии Верховного суда, тем не менее, среди жертв троек встречаются известные имена, например, 81-летнего бывшего митрополита Ленинградского и Новгородского (Серафима) и епископов Можайского (Дмитрия), Владимиро-Суздальского (Николая), Рыбинского и Тобольского и т. д. (107).

Количество приговоров можно описать некоторыми примерами. Русский историк Пушкарёв утверждает, что в 1937/38 по сравнению с другими годами была уничтожена большая часть русского духовенства. Было закрыто 95% церквей, ещё существовавших в 20-е гг. В "самиздате" появляются сообщения, что из более чем 1.000 зарегистрированных в 1930 году активных представителей духовенства

Ленинградской области в 1937 году осталось лишь 15. Из 50 католических церквей, существовавших в 1936 году, в 1939 году осталось 2(108).

Статистические данные по приказу ?00447 по Новгороду и его окрестностям подтверждают цифры Пушкарёва. Здесь в 1937 году из 597 арестованных членов церкви 501 (84%) были казнены и 95 (16%) приговорены к лагерному заключению. Лишь один человек был освобождён и один отправлен в ссылку. Статистический отчёт о работе органов НКВД за 1937-1938 гг. приводит количество арестов членов церкви и сектантов, составляющее 50.769 (109).

В стороне от цифр остается факт, что июль и август 1937 года явились переломными для религиозных сообществ. В последующие месяцы речь шла уже не об ослаблении религиозных объединений, а об уничтожении: 1) их духовного руководства, 2) служителей культа на местах и 3) активных членов церковных советов. Это отчётливо видно из множества биографий представителей духовенства и лиц, связанных с отправлением религии (ПО). В начале тридцатых годов государство пыталось лишить их жизненной основы путём высоких налогов, арендной платы и закрытия мест отправления религиозных культов, а также дисциплинировать их, подвергая лагерному заключению или приговаривая к расстрелу (111). Но, начиная с июля 1937 года, их стали систематически арестовывать и приговаривать, главным образом, к смерти или же к заключению в ИТЛ, где у них, очевидно, почти не было шанса на выживание (112).

Сведения о том, кого это коснулось конкретно, можно найти в уже упомянутых протоколах заседаний тройки Омской области: региональных представителей православной церкви и, особенно, членов сект, таких, как адвентисты, молокане, меннониты, баптисты и Сибирское братство (113). Нередко представители духовенства и сектанты, по логике НКВД, выступали как организаторы кулацких групп, планировавших восстание. Им также приписывались связи с бывшими белыми офицерами, террористическими и фашистскими группами, троцкистами (114).

Были ли попытки сопротивления, организованного либо неорганизованного, сказать трудно. Из статьи в "Известиях", опубликованной в ноябре 1937 года можно сделать косвенный вывод о том, что представители церкви пытались доступными средствами (передачей информации за рубеж, агитацией среди верующих и установ

лением контактов с подпольными организациями) обратить внимание на волну арестов (115). Тем не менее, Риттершпорн сообщает, что некая община сектантов организовала одну из "исключительно редких" акций протеста против массовых арестов 1937/38 годов (116). Из уже упоминавшегося прошения Быкова, первого секретаря обкома ВКП (б) в Чечне и Ингушетии, от 13 июля 1938 года, кроме того, видно, что систематические аресты мулл и руководителей сект " было арестовано 300 мулл и 300 предводителей и членов мусульманских сект " в значительной степени повлияли на то, что части населения сплотились в неформальную сеть против органов, и бандитизм, таким образом, искоренить не удается (117).

Надо сказать, что служители культа и религиозные объединения были особенно жёстко затронуты приказом ?00447: в первую очередь, позиция Маленкова производит впечатление, что существовало мнение о необходимости посредством развернутой операции окончательно покончить с ними. С этой точки зрения приказ ?00447 предстаёт как необходимая мера, с проведением которой был окончательно завершён период и без того уже лишь условно терпимого отношения к духовенству, с тем, чтобы с помощью бюрократически запланированного шага изолировать от советского общества религиозные объединения как последние независимые общественные организации и лишить их социальной значимости путём физического уничтожения. По Ленинградской области на сегодняшний день имеются лишь неполные данные, однако они дают полные основания предъявить советскому режиму обвинение в проведении политики физического уничтожения представителей духовенства. 3% (116 человек) казнённых в области в ноябре 1937 года и 4,8% (214 человек) казнённых в декабре были служителями культа. Их доля в общем количестве населения области в 1937 году составляла 0,19%. Подавляющее большинство казнённых служителей культа были приговорены Ленинградской тройкой (118). На одной из конференций, посвященных учебным пособиям, русский историк О.Ю.Васильева указала даже сравнительные данные: ?За 1929-1936 гг. 50 тыс. чел. осуждено, 5 тыс. из них казнено. Самым страшным для духовенства и мирян были 1937-38 гг.: 200 тыс. репрессированных и 100 тыс. казнённых" (119).

Несмотря на складывающееся впечатление, что для религиозных сообществ не было никакого выхода, тезис И. Осиповой о том,

что в 1937-1938 гг. степень лояльности и сотрудничества с Советской властью не играла никакой роли при аресте и выборе меры наказания, может быть подтверждён либо опровергнут лишь после дальнейших эмпирических исследований (120).

Дело "попа" Михаила Александровича Косухина

Конкретный пример из Калининской (сегодня вновь Тверской) области детально показывает, с помощью каких методов, при каких обстоятельствах и на каком основании представители духовенства приговаривались тройками к смерти (121).

23 июля 1937 года, то есть ещё до утверждения приказа ?00447 в политбюро (31.8.1937) и его передачи в региональные учреждения НКВД, в селе Дымцево (Максатихинский район) районным отделом НКВД был арестован сельский священник. Решение об аресте 79-летнего М.А. Косухина (1858 года рождения) подписал Голофаст, сотрудник оперативного отдела и уполномоченный Управления Государственной безопасности (УГБ) Максатихинского района. Кроме того, решение утвердил Козюков, руководитель Максатихинского райотдела НКВД, младший лейтенант госбезопасности. В лапидарном обосновании утверждалось: Косухин занимается контрреволюционной деятельностью. Подчёркивалось также, что он уже 24 года работает "попом" и имеет брата в Польше. Основанием для ареста стала статья 58, пункт 10 (пропаганда или агитация, призыв к свержению, подрыву или ослаблению советской власти либо к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (58.2-9) и т. д.) Уголовного кодекса РСФСР (122).

Арест и обыск производил Голофаст. При обыске в качестве понятых присутствовали двое служащих домоуправления. Были изъяты: 1 Библия, 1 календарь 1833-1899 годов с портретом царя Николая II, дневник с 3 страницами, 3 фотографии и различные письма.

На следующий день в тюрьме города Бежецка была заполнена анкета арестованного. В разделе 7 "Имущество на момент ареста" записано ?нет", при этом, однако, подробно описано; что Косухин до 1929 года имел 1 дом, 1 корову, 1 лошадь, 3 десятины земли, 1 сарай и 50 пчелиных семей. До 1917 года у него также был 1 дом,

но 2 коровы, 1 свинья, два сарая, 12 гусей и 12-15 уток. Кроме того, указывается, что он являлся членом партии кадетов и имеет среднее образование, закончил второй класс церковной семинарии в Москве. На вопрос, был ли он судим ранее, Косухин ответил отрицательно. В качестве члена семьи названа 51-летняя дочь (домохозяйка), проживающая в том же селе.

Далее Голофаст приводит справку о состоянии здоровья арестованного и посылает запрос в соответствующие инстанции, действительно ли Косухин не имел ранее судимостей. В заключении следует справка Дымцевского сельского совета от 24 июля 1937 года, подписанная председателем сельсовета Зерновым. В ней говорится, что Косухин вместе с кулаком [М. П.] Панкратовым выступал против всех мероприятий сельского совета; особенно в марте 1936 года, путём агитации в своей церкви. Согласно этой справке, он уговорил группу женщин пойти в сельсовет и потребовать возврата окон его дома.

Уже 23 июля 1937 года Косухин был допрошен Голофастом в присутствии районного прокурора Польмигова. Было установлено, что Косухин имеет брата в Польше, обвинённого бывшей тройкой ОГПУ Московской области по статье 58, пункт 10, но освобождённого судом в 1930 году за недостатком доказательств (123).

При ответе на первый вопрос на допросе, каких он имеет родственников и где они проживают, Косухин кроме уже известных фактов дополнительно сообщает о том, что он состоит в регулярной переписке со своим братом в Польше (124). На следующий вопрос, вёл ли он с Б. и упомянутым в справке сельсовета М. П. Панкратовым разговоры на политические темы, он отвечает отрицательно, однако указывает, что регулярно встречался с ними по воскресеньям. Основным вопросом на допросе, однако, был вопрос о том, какие представления Косухин передавал верующим о советской власти. Арестованный, отвечая на этот вопрос, уверяет, что не касался политических тем. После этого Голофаст переходит к делу. Он обвиняет Косухина в том, что он в марте 1936 года занимался антисоветской агитацией среди верующих и организовал массовый митинг верующих женщин с требованием к сельсовету вернуть ему его дом. Косухин возражает, что он 25 марта после проповеди и службы в церкви сообщил верующим, что сельсовет изъял оконные рамы его дома. Затем он обратился к верующим с просьбой, пойти в сельсовет и попросить вернуть ему эти рамы, поскольку в это время было ещё

достаточно холодно. После этого около 100-150 верующих пошли к сельсовету и потребовали от его председателя вернуть рамы, но ничего не добились.

На вопрос Голофаста, признает ли Косухин себя виновным в контрреволюционной деятельности, он решительно отвечает: "Нет". После этого Голофаст утверждает, что расследование и показания свидетелей ясно подтверждают, что Косухин занимался контрреволюционной деятельностью. Тот вновь отрицает это (125).

Затем в деле Косухина следуют свидетельские показания А. происходившей из семьи середняков и имевшей начальное образование, от 23 июля 1937 года. Она регулярно посещает церковь, своё отношение к "попу" называет хорошим. Отвечая на вопрос Голофаста, может ли она подтвердить, что в марте 1936 года по инициативе священнослужителя Косухина состоялся массовый митинг, она рассказала, что [прежний] председатель сельского совета Бухольцев, на основании решения районного и областного исполнительных комитетов, потребовал от Косухина освободить дом для оборудования в нём ветеринарной клиники. Поскольку Козухин сделать это отказался, Бухольцев был вынужден выселить его из дома в административном порядке, либо изъять оконные рамы. В тот же день Косухин в церкви обратился к гражданам с просьбой вернуть их ему. 50 женщин отправились в канцелярию сельского совета. Бухольцев заперся, но женщины окружили сельсовет, оскорбляли его, стучали в окна, затем разошлись. Косухин при этом не присутствовал.

Днём позже Голофаст опросил второго свидетеля, Б. единоличника кулацкого происхождения, раскулаченного. Его сын со своей женой работали в колхозе "Красный ударник". Он также имел только начальное образование и был беспартийным. Б. в течение 6 лет являлся членом церковного совета. В своих показаниях он сообщает то же, что и уже опрошенная свидетельница. Лишь количество женщин он оценивает в 50-60 или даже 100 человек. Отвечая на вопрос Голофаста, известно ли ему, что расследование показало, что Косухин занимался антисоветской пропагандой среди верующих, Б. дословно повторяет предложенную ему формулировку и подтверждает её следующим высказыванием, якобы принадлежащим Косухину: ?При советской власти [после коллективизации] очень трудно стало жить. Вы мне не помогаете потому, что вас насильно загнали в колхозы, в которых вы сами ничего не имеете. Советская власть вас

мучает, морит вас голодом, а в колхозы руководителями назначает бестолковых бобылей/бедняков [...]?(126).

В качестве третьего свидетеля, также 24 июля, был опрошен М.П. Панкратов (1860 года рождения), единоличник кулацкого происхождения, раскулаченный. Около 20 лет он был знаком с Косухи-ным, последний год проживал вместе с ним в одном доме. Примечательно, что Панкратов почти дословно повторяет показания Б.

В качестве следующего шага Голофаст и Козюков 31 июля составляют обвинительный акт. Вначале речь идёт об организации массового митинга, затем следует обвинение в антисоветской агитации против коллективизации в беседах с тремя свидетелями. Далее упоминается, что Косухин свою вину не признал, однако показания свидетелей по всем пунктам подтверждают его контрреволюционную деятельность. На основании перечисленного Косухин обвиняется в контрреволюционной деятельности (ст. 58, пункт 10). В обвинительном акте также указано, что он был членом партии кадетов, имеет брата в Польше, ранее не судим, русский, грамотный, не женат. В заключении рекомендуется передать дело тройке УНКВД Калининской области, предварительно согласовав этот вопрос с прокуратурой на основании статьи 208 Уголовно-Процессуального Кодекса.

Затем райотдел НКВД, очевидно, посылает дело в областное управление НКВД в Калинин, где оно было утверждено 9 августа 1937 года руководителем 4 отдела (секретно-политический отдел/СПО) УГБ УНКВД капитаном госбезопасности Вишневским.

Окончательную разработку дела в Калинине взял на себя 9 августа 1937 года сотрудник 4 отдела УНКВД, политический руководитель ШУКС НКВД А. Н. Смирнов. Прежде всего, он просмотрел дело целиком, подчёркивая определенные места синим карандашом, которым он впоследствии подписал также и составленное им обвинительное заключение. Смирнов выделяет следующие пункты: ?[...] Косухин, М. А. служитель религиозного культа, бывший член кадетской партии, имеет связь заграницей через находящегося брата в Польше, в данное время проводит а/с аг. направленую против коллективизации. На почве религиозных убеждении, организовал массовое выступление женщин".

С небольшими изменениями это обвинение появляется затем вновь 10 августа 1937 года в протоколе тройки. "Приговор " расстрел".

Тремя днями позже, 13 августа 1937 года Михаил Александрович Косухин был казнён (127).

В заключении к его делу приложена медицинская справка, датированная днём его расстрела, следующего содержания: смерть М.А. Косухина наступила в больнице города Бежецка. Причина смерти: старческая слабость. Болезни: перелом левого бедра.

Из дела видно, что целый ряд факторов относит Косухина к группе высокого риска и практически предопределяет ему осуждение тройкой. Он являлся священнослужителем, был достаточно пожилым (128), являлся бывшим членом враждебной советской власти партии, имел родственников за границей, поддерживал с ними связь посредством переписки и протестовал против решений местных органов партии. Кроме того, он был связан с лицами (с одним из бывших кулаков), также являвшимися сомнительными. Любого из этих пяти-шести "преступлений" в 1937-38 гг. было достаточно для приговора к высшей мере наказания. Разумеется, он уже состоял ?на учёте" в НКВД, то есть был зарегистрирован (129), поскольку в 1929 году уже попадал на прицел ?органов", когда был раскулачен. Здесь же было отмечено и его членство в партии кадетов, что образовало один из названных факторов.

В деле Косухина вновь во всех деталях проявились коренные изменения в жизни религиозных общин летом 1937 года. С одной стороны, Косухину приходилось совсем не просто и до июля 1937 года, поскольку ещё в 1929 году он потерял своё имущество (животных, землю, сельскохозяйственные постройки), которое было передано в колхоз. С другой стороны, очевидно, речь ещё не шла о выселении его из дома, хотя он формально уже перешёл в распоряжение сельского совета. Даже его столкновение с сельсоветом в марте 1936 года не имело никаких прямых последствий, хотя сельсовет непосредственно на себе ощутил возмущение части населения. Здесь Косухин действовал тактически грамотно, посылая женщин, которые в принципе были гораздо меньше затронуты репрессиями, чем мужчины (130). Кроме того, Косухин, в конце концов, был вынужден сдаться, освободил свой дом и переехал к Панкратову (131).

Тем не менее, священнослужителя Косухина в селе Дымцево не просто были вынуждены терпеть далее, но он пользовался большим уважением. Его церковь хорошо посещалась, и верующие даже вступались за него перед сельским советом.

В июле 1937 года обстановка резко меняется. Те же события, которые за год до этого не привели к уголовно-правовому преследованию, теперь явились основной причиной ареста Косухина и вынесения ему смертного приговора.

Критерии оценки подобных явлений, регулируемые НКВД, крайне обострились. В деле Косухина уже применён следующий механизм выполнения новых инструкций, переданных московским центром через областные отделы в райотделы НКВД (132): для изобличения обвиняемого достаточно свидетельских показаний, его признание вины не обязательно. Интерпретация происшествия в марте 1936 года в качестве контрреволюционной деятельности стала возможной для местных органов НКВД лишь с помощью показаний Б. По всей вероятности, речь шла о нештатном сотруднике НКВД в церковном совете. На это указывает то обстоятельство, что Б. опрошен по делу Косухина лишь по решению Голофаста (райотдел НКВД), в сельском совете же, напротив, в качестве союзника и единомышленника Косухина, в смысле неполного подчинения местной власти, был известен лишь Панкратов. Кроме того, Б. в отличие от Панкратова, не пал жертвой тройки, несмотря на то, что оба в 1929 году были раскулачены, то есть переселены либо заключены в лагерь, затем, однако, решились на возвращение в своё село и являлись теперь единоличниками. Оба также были членами церковного совета. И, не в последнюю очередь, Б. в своих свидетельских показаниях с готовностью делает нужные заявления об антисоветских позициях Косухина.

Свидетельские показания Панкратова, напротив, нужно оценивать осторожно, поскольку они вплоть до манеры изложения удивительно схожи с показаниями Б. Кроме того, поскольку Панкратов, так же как и Косухин был арестован 23 июля, на него, очевидно, было оказано давление (133).

О деле Косухина необходимо ещё сказать, что оно разрабатывалось на основе разделения труда, то есть райотдел должен был предоставить материалы и необходимые свидетельские показания, областной же отдел составлял окончательное обвинительное заключение. Методами обоих отделов не были грубая фальсификация фактов или применение пыток, но факты в два независимых друг от друга этапа сначала искажались, отбирались и сокращались, затем комбинировались и, наконец, дополнялись нюансами и преувеличивались, так что в итоге достигался желаемый результат. Собственно, заседание

тройки было затем лишь формальным оформлением фактически уже вынесенного областным отделом НКВД приговора.

Комментарии:

Добавить комментарий