Журнал "Вопросы истории" № 10 1942 | Часть II

Центр внимания ученых переносится сейчас на установление периодизации в истории закрепощения крестьян. Если в киевское время крестьянин-смерд находился под крепкой властью землевладельца (право <йертвой руки"), если в конце XVI и начале XVII в. шла борьба за усиление зависимости и отмену Юрьева дня, то естественно предполагать между X?ХШ вв." временем нахождения крестьянина под "мертвой рукой" - н XVI в.".,временем отмены права выхода (Юрьев день) - юериод некоторого ослабления этой зависимости, понятной в связи с переменами формы экс-плоатаций зависимого крестьянина. По-новому поставленный вопрос ждет а&оето окончательного разрешения. По истории сибирских крестьян XVII в. ценную работу сделал В. И. Шунков. Параллельно идущая большая работа С. Веселовского до игторан земле-владе- шя в России XIV?XVII вв. в значительной степени облегчает решение этой задача. От крестьянского аогрроса не отделки вопрос о другой "категории зависимых непосредственных производителей - холопах. Рабство очень давно было известно - ив докиеэский и в киевский периоды. Но этот институт не оставался (неизменным. Холопство XV?XVI вв "это уже не то, что холопство X?XI веков. Вопросу об истории холюиства в Рос сии посвящен большой труд А. И. Яковлева, законченный печатанием в 1941 году. Ряд важных тем по жтогжш XIX в. был подвергнут мшографической разработке, в том числе асторжо-хозяйствен-ные темы, внешняя политика, существенное и револго-циош-юе движение XIX.в. <н др. А. В. Пред--течеаский заново пересмотрел вопрос о влиянии ?шт^е^а^и^й1 блокады яа русскую промышшенпюсть8. Б. Д. Грековым, яа примере отдельного имешя исследованы процессы "р,азложешя есоепостного. хозяй -ства°. К згой же теме пр&мыкает работа П. Г. Рьщдзюлскбго "Раослоение крестьянства и классовая борьба в крепостной вотчине в 20-х тт. XIX века? ("Историческле записки". Т. IV) и ряд друшх. Акад. Е. В. Тарле издал работу, посвященную Отечественной войне 1812 г. и изгнанию Наполео* на из России. Этой же теме посвятил свои работы ряд других. историков (А. В. Гфед-теченский, М. В. Нечкииа, Л. Н, Бычкоз и ДР-). Исполнившийся в 1925 г. 100-ле-тнкй юбилей восстания декабристов дал толчок к новым- исследованиям по истории этого двяжезиш, его эпохи я <иографиям, отдельных участников. Н. М. Дружинин "монографически разработал тему о декабристе Никите Муравьеве (М. 1933). М. Нечкккой написаны монография об Обществе, соединенных славян и ряд работ по оторви Южного общества декабристов. С. Н. Чернову оршгадлежат исследования о "Союзе благоденствия? ** Заканчивается большая работа Н. М. Дружинина о реформе казенных крестьян, поеденной графом П. Ц. Киселевым. Это. несомненно, "атггальный труд по историй крестьян времени Николая I. Массовому дшженгию первой половины XIX в. посвящены работа И. И. Игнатович 11 и работа П. П. ЕвстафьеваI2. P. X Авербух я А. С. Нифонтов посвятили монографии теме революции 1848 г. и ее от" ражению в Россш13. Недавно вышла в свет обширная монография о Крымской войне, разработанная акад. Е. В. Тарле.. Вопросы крестьянской реформы 1861 г, разрабатывал проф. Е. А. Мороховец. * Ряд м-ойопрафических работ посвящен общественным течег-кям: и' революционному движению разночинцев. Немало исследовательских работ было посвящено Н. Г. Чернышевскому и его времени (Н. М. Черны-шевская-Быстроза, М. В. Нечкина, Н. А. Алексеев и др.). В. Евгеньев-Максимов иа-писал монографию о "Совремешнике" при Чернышевском и Добролюбове (Л. 1936); Н. П. Лебедевым-Полянским написагаа монография о Добролюбове; Б. П. Козьмнн осветил вопрос о жизни и революссаоивой работе П. Г. Зайчневского и о казанском заговоре 1863 г.и; И. М. Левам и Э. Ко-рольчук разрабатывали историю -рабочего . движешя 70-х годов. Главнейшие моменты истории XX в. до 1917 г. нашли своз освещение в ряде больших трудов. Среди них надо отметить большое исследование Б. А. Романова, вышедшее в 1941 г." "Россия и Манчжурия*/ посвященное вопросам! Дальнего Востока а период, предшествовавший русско-японской-войке 1904"1905 гг. и его же большую' работу по истории этой войны (еще не на*, печатана). Над этой же проблемой работает, сейчас А. Л. Сидоров, , Надо огметкть ряд .работ Ем. Ярославского и А. М. Панкратовой по исторт рабочего класса в России в период XlX?XX веков.. Обширный труд по русской историографии, .яацисашиый Н. Л.. Рубинштейном, вышед в 1941 году. 4, Р а ,б от ы обобщающего жара к. т ера.' После большой работы по выявлению йстогдгческих матервалоз, по обследованию, новых сюжетов и пересмотру старых перед исторккамн1, естественно, возникла задача создания большего^ обобщающего характера труда по истории нашей страны. Эта серьезная н нелегкая задача стаилась самой жизнью. Необходимо было изобразить историю многонационального гаг*, сударства так, чтобы каждый народ, входящий в состав Союза, наш>ел свое место в истории ССОР, и имеино то место, которое соответствует как собственной его истории, так и участию его в общеполитической ЖИЗНИ .России, а позднее и СССР. Эта. задача стала гаосидыюй только после зда*; чительной предварительно, продедааной 3>aJ; боты*

Вьшоляеиие этой задали было поручено правительством Инсттуту истории Акаде* мин паук СССР. Надо было написать не только большой, обобщающего характера труд по истории яашей страны с древнейших времен, но в то. же время создать я учебники для :м"д,ших.и старших классов средней школы и учебнгики для школы выс-. шей (для исторических факультетов университетов и для высших учебных заведем ний. не специально истсричеокш, но таких, где'.история -как предмет обязательна).

Обе" эти задачи ВЫПОЛНЯЛИСЬ одновременно 'в Институте истории Академий наук СССР (кроме учебш"а для младших классов, составленного группой специалистов под редакцией А. В. Шестакоза). В Институт история Академии наук были привлечены .наиболее крупные специалисты, которые и приступили к делу.

Под редакцией С. В. Бахрушина, Б. Д. Грекоза и В. И. Лебедева в 1939 г. вышел первый том "Исторгай СССР? (с древг неЙтппх времен до конца XVIII в.) для исторических факультетов высшей школы; в J940 г." второй том (XIX в.) под редакцией М. В. НечхиноЙ; в 1941 г..вышел учебник для неисторических высших учебных заведений под редакцией В. И. Пичета, М. Н. Тихомирова, А, В. Шестакоза; <в 1940 г. вышли' три книжки по истории СССР с древнейших времен до наших дней для старших классов сродней школы под редакцией А. М. Панкратовей. В то же время составлялась двенадцати^ томная история нашей страны. Первые два тома, посвященные древнейшим судьбам народов СССР и построенные главным образом на материалах археологических, выполнит Институт истории материальной культуры; остальные 10 томов' составлялись в Институте истории К началу великой отечественной войны советского народа Прошв гитлеровской Германии были готовы темы ИГ, IV, V, VI.'Третий том заключает з себе время с IX по XVI в. включительно, четвертый том ?XVII в. пятый том ?XVIII в. (над этим томом редакционная работа Не была еще закончена), шестой том - первую половину XIX века. Была твердая уверенность, что первые шесть томов дзенадцати-томника выйдут из печати в конце 1941 года. Над остальными томами работа шла полным темпом с расчетом на ее окончание в 1942 году. Война помешала осуществле-яш плана. , Вполне понятно, что столь обширный труд, охватывающий все народы СССР, не мог быть выполнен без ПОМОЙТЕ" специалистов, работавших по истории отдельных народов' на местах. То в порядке написания отдельных глав, то в форме просмотра я редактирования целых отделов была привлечены специалисты по истории Украины, Белоруссии, Грузии, Армении, Азербайджана и других республиканских научных центров, как [входящих в систему Академии наук СССР," так и не входящих. В процессе этой работы неизбежно лришлось пересмотреть заново .много вюпрооов и сделать дополнительные разыскания, что способст-вогало углубленному пониманию всего иетотжческого 'Процесса и росту специальных кадров, пополнение' которых шло зн сче'т выпусков истерических факультетов, созданных в 1934 "Году. Члены Главной редакций, специально созданной для окончательного просмотра всего мнохотоадакя, успели ознакомиться с первыми шестью томами и вадвеейя свое одобрительное су^ ждейне. Часть тшоз поступила в издательство Академии "аук для печатания. ... .1 ? Не:5ходт:мо подчеркнуть, что успешному, течению работы по истории СССР способствовала большая и плодотворная работа в других отраслях истории -и по историческим дисциплинам в целом. Учение Н. Я. Марра о языке (в частности его палеонтология речи) способегвовало чергз привлечение языковых данных более точному понимали ю древнейших песиодов истории -народов СССР. Археологическая наука, поставившая перед собой аадачн изучения недостаточно освещенных стороч жизни в те же древнейшие периоды, сделала очень много в своих полевых расколоч-ных работах и в обобщениях богатого старого и нового материала. Благодаря привлечению языкового и археологического материала к объяснению трудных исторических проблем, особенно тех, которые не были освещены письменными памятниками,- появилась возможность понять много сторон далекого прошлого народов Союза и, в частности, русского народа. Исследования археологов .П. И. Третьякова, А. В. Арцахов-ского, Б. А. Рыбакова15 пролиии много света на доюиезский и киевский периоды нашей история, а также сделали возможным научное построение до недавнего временя "д,о-исторического" периода нашей истории. Труды ныне покойного академика С. А. Жебедева и его ученика Д. П'. К а листва 1Я по истории Причерноморья дали возможность понять эволюцию общественной я политической жизни юга нашей страны со времен скифов. Показав связь истории Руси с древним миром, эта историки раскрыли интереснейшие моменты борьбы так называемых "варваров" с античным рабовладельческим миром - борьбы, закончившейся победой варваров а создашем на новой общественной базе средневековых государств. Работы специалистов по всемирной истории средних веков и нового времени помогли уточнить давнишние связи народов ССОР с общим ходом истории народов Европы й Азии. Учет тесного переплетеная судеб всех этих народов, вскрытого общи-' ми усилиями специалистов всех областей исторического знания, лег в основу понимания истории человечества в целом. За -истекшее 25-летие, кроме указанных работ, издавались исторические журналы и специальные сборяшеи икгтогрического содержания: "Русский исторический журнал" (1917"1922), "Ученые записки Института -истории РАКИОН? (1926"1929); "Историк-марксист" (1926"1941), слившийся с "Историческим журналом" в 1941 г.; "Борьба классов" (1931"1937), переименованный в "Исторический журнал" (1937? 1941); "Истортескюе заласки" (1937"1941) и др.; сборники: <Архив истории' труда в Рос/сии", "Века", "Русское' прошлое", сборник в честь Н. Я. Марра. С. Ф. Платонова, сборник, посвященный' Ломоносову, к др. Итак, 25 лет в исторической науке нашей страны .вообще и, в частности, в истории СССР не прошли; бесследно. Сделано нема* ло. Но предстоит сделать еще больше. Специалисты истории СССР старшего поколения и -вновь выросшие кадры нстори- ков прекрасно поаииают овоп задачи п свою советских историков. В беззаветной любзя ответственность перед Советской страной. к своей родите и в жгучей ненависти к ее Великая отечественная война против не- врагам историки1 СССР найдут в себе новые не цко-фашас таких захватчиков не уменьши- силы для разрешения -новых задач, стан- да, а увеличила задачи и ответственность ших перед советской исторической наукой, ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА * См. журнал "Литературное наследство" - 22"24. М, 1935. 2 Обнорский С. "Язык договоров русских с греками".,?"Язык и мышление". Вып. 6?7. 1936. 3 Правда Русская, Т. I. Тексты. Подготовили к печати В П. Любимов, Н. Ф. Лавров, М. Н. Тихомиров, Г. А. Гейермэнс и Г. Е. Кочнн, под ред. Б. Д. Грекова. М. и Л. 1940. * Тихомиров М. "Исследование о Русской Празде. Происхождение текстов". Изд-во Академии наук. М и Л. 1941. 256 стр. 1 Иванов П Очерк истории каракалпаков. В кн. "Материалы по истории каракалпаков". М. и Л. 1935; Штейнберг Е. Очерки истории Туркмении. М. и Л. 1934; Вяткин М. Очерки по истории Казахской ССР. Т, I. С древнейших времен по 1870 г. М. 1941. "История Азербайджана". Краткий очерк (с древнейших времен до XIX в.). Баку. 1941; Фадеев А. Краткий очерк истории Абхазии. Ч. 1-я. Сухуми 1934; Пальмов И. Этюды по истории приволжских калмыков. Чч. 1?5. Астрахань. 1926"1932; Брюсов А. "История древней Карелии". М. 1940; Подоров В Очерки по истории коми (зырян и пермяков). Сыктывкар; Старцев Г.. "Самоеды (ненцы)". Историко-этнографическое исследование. Л. 1930; Богданов М. Очерк истории бурят-монгольского народа от XVII в. до 60-х гг. XIX века. М. и Л. 1940; Т о* к а р е в С. Очерк истории якутского народа. М. 1940; Потапов Л. Очерки по истории Шории. М. и Л. 1936; Бахрушин С, Очерк по истории Сибири. Штад'ен Г. "ОМоскве Ивана Грозного. Записки немца-опричника". Перевод и вступительная статья И. И. Полосина. М. 1925; Шлихтинг А. "Новое известие о России времен Ивана Грозного". Сказание Альберта Шлахтинга. 4-е издание. Л. 1935; ТаубеИ. и Крузе Э. "Послание Иоганна Таубе и Элерта Крузе".,"Русский исторический журнал" за 1922 г. кн. 8. 7 Бахрушин С. Обзор дипломатических отношений России в XVI?XVII вв. в "Истории русской дипломатии". Т. I. М. 1941; Садиков П. "Из истории опричнины XVI в.". - "Исторический архив". Т. III. М. и Л. 1940; его" же "Из истории опричнины царя Ивана Грозного".,?"Дела и дни". Кн. II. Птгр, 1921; его же "Московские приказы-четверти во времена опричнины (1565"1584 гг.)". - "Исторические записки" - 10. М. 1941; его же "Царь и опричник. Иван Грозный, В. Гр. Грязной и их переписка 1574"1576 гг.". - "Века"; Богословский М. "Петр I". Материалы для биографии. Тт. I-II. М. 1940; Крылова Т. "Торговая политика Петра I в странах югозападной Европы 1700"1725 гг.".,? "Ученые, записки Ленинградского государственного педагогического института им. Герцена". Т. XXIX, стр. 71"119. 1941; ее же ?Франко-русские отношения в первую половину Северной войны". - "Исторические записки" за 1940 г. - 7. М.; ее же "Россия и Венеция на рубеже XVII и XVIII веков".,? "Ученые записки Ленинградского государственного педагогического института им. Герцена". Т. XIX. Л. 1939; Шапиро А. "Крестьянская община в крупных вот- 1 чинах первой половины XVIII века".,-(-,кУченые записки Саратовского гос. универси* тета". Т. I/XIV. Серия исторического факультета. Вып. I. Саратов. 1939; Готье Ю. "История областного управления, в России от Петра I до Екатерины II". Т. II. М. и Л. 1941; Крылова Т. "Русско-турецкие отношения во время Северной войны".,? "Исторические записки" - 10. М. 1941; "Нечкина М. "Общество соединенных славян". М. и Л. 1927; ее же "Кризис Южного общества декабристов".,?"Историк-марксист" за 1935 г.-, кн. 7; Гессен С. "Солдаты и матросы в восстании декабристов". М. 1930. 8 П ре дт ече н с к и й А. "К вопросу о влиянии континентальной блокады на состояние торговли и. промышленности в России. - "Известия АН СССР; ООН" - 8. 1931. д Греков Б. "Тамбовское имение М. С. Лунина в первой четверти XIX века".,? "Известия АН СССР. ООН? Ж? 6 и 7 за 1932 год. 10 Из работ над "Зеленой книгой". Сб. "Декабристы и их время". Т. II. "К истории политических столкновений на Московском съезде 1821 г.".,?"Ученые записка Саратовского гос. университета". Т. IV. Вып. 3. " Игнатович И. "Крестьянское движение на Дону в 1820 г.". Соцэкгиз,. М. 1937. 12 Евстафьев П. "Восстание военных поселян Новгородской губернии а 1831 г.". М. 1934. 13 Авербух Р. "Царская интервенция в борьбе с венгерской революцией 1848"1849 гг.". Соцэкгиз. М. L935; Нифонтов А. "1843 год в России. Очерки по истории 40-х годов". М. в Л. 1931. 14 Козьмин Б. "Зайчиевский и "Молодая Россия*. М. 1932; его же "Казанский заговор 1863 г.". М. 1929. ^Третьяков П. "Подсечное земледелие в Восточной Европе".,?"Известия ГАИМК". Т. XIV. Вып. 1. 1932; его же "Расселение древнерусских племен по археологическим данным".,"Советская археология" - 4 за 1937 г.; А р ц и х о в-ский А. "Курганы вотичей". М. 1930; его же "В защиту летописей и курганов (ответ на статью П. Н. Третьякова)".,? "Советская археология? Л"? 4 за 1937 г.; Рыбаков Б. "Ремесла древней Руси" (не напечатана). ie Ж е б е л е в. С. "Возникновение Боспорского государства".,?"Известия Академии наук СССР". VII серия. Отд. гуманитарных паук. 1930, Л'э 9; его же "Последний ПернсаД и скифское восстание на Босфоре". - "Вестник древней истории". ". 314 за 1938 г.; Кал истов Д. "Млтридат Евиатор и Боспорское царство". - "Вестник древней истории" - 3 за 1939 год. 25 ЛЕТ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ СТРАН ВОСТОКА В СССР Проф. А Губер Первые шаги молодого советского востоковедения были обусловлены принципиальной позицией советской власти в отношении стран Востока: отказом от захватнической, колон аалъной п элити ки на ризма и разоблачением империалистических целей и планов великих держа.*. Эти принципы были ярко выражень. уже в декларации прав народов России 15 ноября 1917 г. а обращении к трудящимся мусульманам, в обращении и котах советского правительства к Китаю. Ирану и другим странам Востока Это. новое, принципиальное отношение к колониальному и полуколониальному Востоку определило и характер советского востоковедения. Этим принципам соответствовали и первые публикации документов, связанные с политикой царского правительства и. других империалистических государств. Уже первые сборники секретных документов 1л содержат в себе много интересных материалов, непосредственно относившихся к восточным странам (Турции и Балканскому полуострову. Ирану, Японии, Сиаму и др.). Большую помощь изучению колониальных и зависимых стран оказывали и оказывают публикации договоров и соглашений: официальные издания и сборники НКИД, тематические издания2, сборники торговых договоров и соглашений (среди них выделяются работы, посвященные торговым соглашениям с -восточными странами). Отдельным важнейшим конференциям и соглашениям были также посвящены специальные публикации, где тексты дипломатических актов сопровождались вводными статьями и критическими примечаниями. Из публикаций этого порядка, относящихся к проблемам новейшей истории Востока, укажем "Севр и Лозанну" и "Вашингтонскую конференцию"3. Нельзя не отметить и работы проф. Е. А. Адамова по тематической публикации дипломатических документов, связанных с историей восточных стран. Работы эти представляют соче-тйние монографических исследований "на основе первоисточников с систематическим подбором и публикацией документовi. К сожалению, они не свободны от влияния неправильных взглядов и вредных тенденций Покровского и его. "школы", взваливавших ответственность за возникновение мировой войны на Россию. Хотя первые публикации документов и дали богатый материал для изучения колониальных и полуколониальных стран, их издания, как правило, не преследовали специальных востоковедных целей. Заметной вехой на пути организации и объединения молодых марксистских кадров востоковедов явилось образование в начале 1922 г. Всероссийской ассоциации востоковедения. В первое время она находилась при Наркомнаце, работу которого возглавлял товарищ Сталин. Созданная постановлением ВЦИК от 12 декабря 1921 г. Ассоциация приступила к своей работе в январе 1922 года. Ассоциация преследозала задачи объединения создавшихся на местах обществ и организаций по изучению Востока и должна была стать центром марксистского изучения Нового Востока. Возглавленная энергичным и талантливым Мих. Павловичем (Вельтманом), Ассоциация сразу же приступила к изданию своего органа "Новый Восток", привлекая к участию в нем все силы, занимающиеся изучением Востока, а также тех крупнейших востоковедов, которыми могла гордиться русская наука. В царской России изучение Востока развивалось в исключительно тяжелых и неблагоприятных условиях. Русским ученым и в этой области приходилось бороться с официальной рутиной и косностью. "Мело-.' дое русское востоковедение, горячо желавшее работать на пользу страны, встречало, или отпор "ли такое сочувствие, от которого еще больше опускались руки" 5. Имена и работы русских востоковедов была больше известны и лучше ценились за пределами страны, тогда как официальная царская Россия, преклошясь пред -всем "заграничным", тормозила начинания отечественных востоковедов. В царской России не было ни специальных научных обществ, посвященных изучению Востока, ни специальных востоковедных журналов. cMelanges Asiatiques*. издававшийся одно время Академией наук, должен был прекратить свое существование. Возникший а 1912 г. специальный журнал, посвященный изучению ислама-, -не просуществовал и года. И несмотря на все эти трудности русская наука, особенно в течение XIX и XX вв. выдвинула целый ряд блестящих востоковедных имен, оставивших яркий след в мировой науке. Достаточно отмстить таких крупных ученых, заложивших основы русской востоковедной науки о Ближнем Востоке, как СенковскиЙ. Клзем-Бек, Жуковский, Н. И. ВеселовскиЙ. санскрйптолог и' пндопел Минаев"первый русский, совершивший поездку з Индию с научными целями. В силу сложившейся постепенно традиции русское востоковедение, как и буржуазное востоковедение' в целом, имело филологический уделов. Глубокое' изучение восточных языков, древней и средневековой литературы, идеологии (в самом широком смысле) составляли основное содержание работ русских ученых. К моменту Октябрьской социалистической революции русская востоковедная мысль была представлена рядом блестящих имен. В первую очередь нужно упомянуть крупнейшего исследователя истории Ирана и Средней Азии, глубокого- знатока мусульманского'мира акад. В. В. Бартолъда, работы которого - "Туркестан в эпоху монгольского нашествия? (ч. I и II, 1898? 1900), "Историко-географический обзор Ирана? (СПБ. 1903, 1913) и ряд ценнейших, всегда основанных на первоисточниках статей и исследований - стяжали ему мировую известность. Блестящий арабист акад. И. Ю, Крачковский сочетал глубокое и всестороннее знание классической арабистики с живым 'интересом и с истома тческтям изучением новейшей арабской литературы; которой он, первый из мировых ученых, уделил достаточное внимание. В. области индийской философии и особенно буддизма большой известностью пользовался Ф. . И. Щербацкий. Буддизм и буддийские памятники (в том числе архитектурные) привлекали разностороннего ученого С. Ф. Оль-денбурга. Среди московских востоковедов, связанных главным образом с Лазаревским институтом,", наряду со специалистами - по восточным языкам (М. О. Аттая,: Гафаров и др.) '.работал над ©опросами османской истории проф. В. А. Гордлевский. Ряд крупнейших русских ориенталистов принял участие в работах вновь вознЕжше-го марксистского центра востоковедения.' В- первую, очередь это относится к В. В. Вартольду, также к Н. Я. Марру, И. Ю. Крачховскому, 'С, Ф. Ольденбургу, .-Б. А. Гордлевскому/ - * Перед молодым' советским, востоковеде кием стояла задача - иа основе марксистско-ленинской методологии создать марх-скетское- востоковедение, подготовить кадры востокозедов-марксистов. Вместе с 'тем события бурных лег после первой мировой войны требовали немедленного ответа на выдвинутые жизнью вопросы современности, требовали анализа стремительно развивавшихся процессов новейшей истерт колониальных стран п послевоенной колониальной политики держав. В этих условиях не всегда имелась возможность для длительного и кропотливого исследования. Первые советские работы по новой и новейшей история стремились тем не менее поссоздать па осноэе использования западноевропейской литературы, мемуаров н прессы, на европейских языках подлинную картЕвнгу событий, происходивших в колонна лысых и полуколониальных странах" марксистски проанализировать и истолковать их. Большинство этих-; перзых работ неизбежно носило скорее характер публициети-ч е ски х п роиэвед ени й, Hie же ли и с торгач е скнх исследований. Из довольно многочисленных работ этого вэриода. отметам в пер* вую очередь работы председателя Ассоциации " востоковедения Мих. Павловича, уделившего еще в дореволюционное время много внимания колониальным проблемам. Среди ряда других работ этого периода-нельзя' -не отметить статьи1 и отдельные книги В. А. Гурко-Кряжйнав, посвященные истории Турции и Ирана в борьбе' великих держав за эти страны, работы А. А. Ивина по новейшей'истории Китая и аграр* ному вопросу. "' . Несмотря на указанные недостатки пер-' вых работ деятельность Всероссийской (в дальнейшем Всесоюзной) ассоциации во стоковедекия и журнала "Новый . Восток> сыграла положительную роль, заложив первые основы систематического ' марксистско-1 го изучения колониальных стран.

Ввиде естественной реакции на прежнюю недооценку изучения социально-экономического положения восточных страа, аграрного вопроса, классовой структуры, рабочего движения и т. д. эти проблемы, .в работах молодых .советских .' востоковедов заняли надолго первое место. Появляется целый ряд отдельных исследовательских работ по странам Востока и тематически сборников,' досвишенных социально-экономическим проблемам ' Востока"1. Способе^ вуя выяснение экономики и классовой структуры стран Востока, эти работы ш> преимуществу, не являлись историческими работами. Изучение конкретной . граждав-. ской истории заслонялось в них зачастую социологическим"' анализом, не - всегда - подкрепленным конкретным историческим из-териалом. Это относятся и к .таким, < представляющим. ..несомненную ценность работам,: как "Очерки классовой борьбы в Ий* дни" И. М. Рейснера. * Недостаточное .внимание.'к изучению грз* жданской . ясторщ вообще.'сказывалось -в вГцреподавачши истории Востока. Даже s специальных' востоковедных'.шещих' учеб* вых заведениях шучегсте истор;эт отдельных стран заменялось курсами "сграноз-г-денйя",' уделявшими главное внимание экономике; .рабочему движению, современному нацйоналыко-освэ&од'.ггельком'у движению. Игнорирование конкретной история имело неизбежным результатом подмену ее социологическими обобщениями. Эти недостатки можно было проследить и в журналах того времени "Новый Восток", "Революционный Восток", "Проблемы Китая", почти не уделявших внимания иегоричгским темам. В то вре-мя как в Москве намечались первые шаги марксистского изучения современного Востока и появились первые, хотя и далеко не совершенные работы по нозой истерся колониальных и заспеимых стран, Ленинград оставался центром, где продолжались старые традиции русского востоковедения. ' Отражением работ- лэшнгрэдекзих востоковедов являлись "Записки коллегии вос-токоведоз" при Азиатском музее- Академии наук. Коллегия возникла в 1921 г. под председательством В. В. Бартольда. Ее "Записки" явились как бы продолжением "Записок? Восточного отдела Российского археологического общества (в качестве первого тома "Записок коллегии востоковедов" был выпушен подготовленный Восточным отделом XXVI том) н в значительной мере сохранили прежней характер. Меньше всего в них находила отражение бурные процессы современности. Подавляющее количество напечатанных а "Записках коллегии востоковедов" доследований было посвящено-восточным языкам, литературе а эпиграфике, древней истории (в первую очередь Египту). Вновь возобновленные в Ш8 г. азиатские сборники (?Mekmges Asiatiques") объединили напечатанный в различных академических изданиях востоковедный материал. Отдавая- должное чрезвычайно ценны-м работам ленинградских корифеев востоковедения, нельзя все же не согласиться с оценкой "Записок коллегой востоковедов", данной' акад. В. П. Волгиным, отметившим отсутствие у 'коллегии плана работ и отсутствие какого-либо методологического единства "Записок? 8. Вместе с преобразованием Азиатского музея в Институт востоковедения Академия наук, призванный объединить всю востоковедную работу Академии, прекратила свое существование и .коллеаья востоковедов, а ее "Заинска" уступили место издаваемым Институтом востоковедения трудам. Создание Института знаменовало известный перелом в академической востоковедной работе. Для- дальнейшего раздагня истории Востока особенно большое значение имело си-стематачаское описание богатых фондов восточных рукописей, в первую очередь лешадпрадеках. Как отмечал В. В. Бар-тольд, "число восточных . рукописей, находящиеся в Ленинграде, настолько значительно, чио Лени:шраду в этом отношении принадлежит одно из первых, если не первое место среда европейских городов". Не говоря уже о рукописных фондах Азиатского музея Академии наук, обширные коллекции имелись в Лешепрадской публичной библиотеке, в университете и т. д. Имелись ценные и обширные рукописные собрания в старом центре востоковедения? Казани"и в других городах. Однако эти богатейшие сокровища до резолюции была крайне неудовлетворительно учтены й каталогизированы. В большинстве собраний имелись лишь краткие их описки. Инициативу описи и появления лаучной ценности этих часто уникальных рукописей взяли на себя крупнейшие ученые fl. Акад. И. Ю. Крачковсшш был описан- ряд собраний арабских рукописей (собрание рукописей автиохнйского патриарха Григория IV. собрание Гиргаса и др.). Не прошел дамо этой работы и В. В. Бартгольд, ознакомившийся в результате специальной командировки в Среднюю Азию с состоянием ташкентской библиотеки и ее рукописного фонда, с регистрацией и охраной частных рукописных собраний и т. д.10. Проводилась работа и на местах. Однако недостаточное овладение мощным оружием марксистской методологии, которую попрежнему не желали принимать многие представители старого, востоковедения, отражалось отрицательным образом' ка востоковедной работе академических цент-роз и после того, как был создан Институт востоковедения Академии наук. Разрешение ряда важных проблем методологического порядка, с которыми неизбежно сталкивались историки колониальных и зависимых стран, встречало в силу этого ряд трудностей, В качестве одной из таких сложных проблем необходимо отметить проблему особенностей феодализма ня Востоке. С этой проблемой связана острая дискуссия о так называемом азиатском способе производства Дискуссия об азиатском способе производства приобрела тем большее значение, что среди сторонников азиатского способа производства было немало псевдоученых пытавшихся прикрыть этой теорией политически вредные оценки современных процессов в колониальных и полуколониальных странах. Дискуссия помогла разоблачить истинный характер этих теорий, но в силу недостаточно конкретного изучения истории отдельных восточных стран как обгдие, характерные черты восточного средневековья, так и исследовашя отдельных стран в этом разрезе еще ждут своих марксистских исследователей. Целый ряд важных проблем (причины "отставания" когда-то мнущее таенных восточных стран, "застой-нос ть" соши ал ьно- э коном и ческото строя восточных государств, пути и особенности формирования наций на Востоке) ее-мог быть разрешен в условиях господствовавшего до 1934 г. среди1 востоковедов-марксистов "страноведческого" подхода. Новый этап в развитии истории колониальных в зависимых стран ознаменовался постановлешем партии и правительства от 16 мая 1934 г. о преподавании гражданской истории. Поставленная перед советскими высшими учебными заведениями задача под готов ки кадров специали;тов препода ва-телей новой истории колониальных и зависимых стран вызвала к жизни сперва в крупнейших высших учебных заведениях Союза, а затем и в педагогических институтах столичных и областных центров постановку общего курса новой истории колониальных и зависимых стран. В связи с этим и организацией специальных кафедр самый характер изучения стран Востока изменился. "Впервые в полном объеме было приступлено к марксистской разработке в хронологической последовательности хода гражданской истории восточных стран и выявлению общих закономерностей исторического развития колониального мира ка* части всемирного исторического процесса. Уже первые общие курсы повой истории колониальных и зависимых стран несмотря на существенные их недостатки явились попыткой вскрыть в рамках принятой периодизации внутренние и внешние причины, приведшие к постепенному превращению стран Востока в колониальные или зависимые страны, вскрыть вызревакке предпосылок для зарождения и развития национального движения, конкретные условия, приведшие к превращению ряда ранее полуколониальных стран в независимые (Турция, Кран, Афганистан и др.). Первые общие курсы (профессоров И. М. Рейснера, Е. Л, Штейнберга, Н. А. Смирнова и др.) охватывали лишь важнейшие страны Востока (Турцию, Ира'Н, ИНДИЮ, Катай), но стремились выявить общие закономерности новой и новейшей истории колониального мира в целом. Отдельные недостатки и пробелы первых курсов явились предметом обсуждений и дискуссий в МГУ, в Институте истории Академии наук. Эти обсуждения дослужили толчком для дальнейшей, более углубленной разработки вопросов. Этому в большой мере способствовало и создание наряду со специальными кафедрами в крупнейших университетах и МИФЛИ сектора истории колониальных и зависимых стран в Институте истории Академии наук ССОР. Была создана база для объединения востоковедных сил. работавших в первую очередь в области новой истории Востока, и для коллективной разработки важнейших проблем. Первые же годы введения новой дисциплины в высших учебных заведениях и специализации в этой области студентов-историков наглядно показали не только крайний недостаток необходимых пособий по курсу, но <и недостаточную разработку целого ряда общих проблем. Многие весьма важные моменты внутренней "истории отдельных стран Востока также оставались все еще .недостаточно изученными. Предстояло восполнить эти пробелы, основываясь на богатейшем теоретическом наследии ОСНОВОПОЛОЖНИКОВ марксизма-ленинизма. Создание учебников для высших учебных заведений и средней школы в этих условиях приобретало неотложный характер. Уже в самом постановлении правительства от 1934 г. задачи ПОДГОТОВКИ учебников были выдвинуты как первоочередные. Подготовку учебника для высших учебных заведений, естественно, взял на себя сектор истории колониальных и зависимых стран Института истории Академии наук СССР. Коллектив сектора вместе с рядом специалистов Москвы и Ленинграда проделал -большую работу по написанию учебника. В силу общего состояния этой молодой исторической дисциплины самая подготовка'учебника по истории колониальных и зависимых стран резко отличалась от работы над учебниками по другим историческим дисциплинам. Для того чтобы дать студенчеству Советского Союза доброкачественный марксистский учебник, всему коллективу, так же как и каждому его участнику, пришлось провести немалую исследовательскую работу. Учеб'шк охватил почти полностью весь колониальный и полуколониальный мир. В нем впервые, наряду с важнейшими странами Востока, получила освещение и внутренняя история африканских народов (главы проф. Шнйк), "второстепенных" колониальных стран, как | Индокитай, Голландская Индия II т. д. Выход в свет первого тома учебника в 1940 г, 11 несмотря на ряд его недостатков явился событием в изучении новой истории Востока. Учебник явился не только первым марксистским обобщением новой истории колониальных п зависимых стран, но и первым учебником в этой области -в мировой исторической литературе, Не удивительно поэтому, что выход его в свет нашел горячий широкий отклик в яаагей стране и уже через несколько месяцев первый том был переведен и издан в независимом Китае.' Не меньшую сложность представляла а работа над вторым томом учебника (19i8? 1942). Перед коллективом авторов стояла задача показать влияние Великой Октабрь-' ежой социалистической революции в России на колониальные я зависимые страны, выявить процесс превращения ряда зависимых стран в независимые, вскрыть роль колониального мира в борьбе против фашистской агрессии. Второй том учебника находится сейчас в стадии .редактирования. Коллективу приходится преодолевать ряд трудностей в связи с тем, что многие из участников этой работы сражаются на фронтах отечественной войны с озверелыми полчищами Гитлера. Постановление партии и правительства от 1934 г. явилось мощным толчком для углубленной разработки истории отдельных стран Востока. Советские востоковеды, переключившие ь с. несколько расплывчатого "страноведения? ' Востока на разработку гражданюкой истории, дали новые интересные 'монография .и исследования по отдельным вопросам, так же как и обшие и спс* циальные курсы. По истории Китая следует отметить работы проф. Кара-Мурза 12, для которых характерна углубленная разработка автором проблем истории Китая XIX в. работы ленинградского кнтаеведа доц. Л. И Думанаработы по козой и новейшей юс то рни Ки тая проф. Г. Н. Войтинского. Новая история Индии, Турции и других ci-ран Востока не была отражена в крупных монографиях, но следует упомянуть, что в серии "Капиталистические страны", выпущенной Соцэкгизом, в -работах "Индия? А. Пронина, "Филиппины" А. Губера и особенно "Турция? А. Мельника разделы истории представляют обобщенные, хронологически изложенные очерки. Целый ряд интересных работ по истории колониальных и зависимых стран явился "р,езультатом подготовки кадров историков Востока в созданных при высших учебных заведениях и научно-нсследоаательскнх институтах аспирантурах. "Многие диссертационные работы, _ представленные на соискание степени кандидата исторических наук, являются ценным1 вкладом а советскую историческую науку. Отметим работу ленинградского ираниста М. С. Иванова о бабадах, написанную во время пребывания его в аспирантуре Ленинградского государственного университета и, диссертацию Шитова по истории Ирана15, кандидатскую диссертацию Г. Н. Ильинского, ныне являющегося докторантом^ Института истории Академии наук 18. Один hi интересных эпизодов истории Египта язился темой диссертации X. И Кильберт, изданной в качестве монографии в 1937 г. издательством Академии наук17. Из не усидевших еше свет диссертаций следует отметить работу В.. Б. Луцкого "Новая история арабских стран", Резул ьта том у гл ублеявой п pop л боткн новой истории колониальных и зависимых стран явились я первые работы по колониальной тематике, представленные на соискание докторской степеш. Из защищенных диссертаций следует отметить интересную, диссертацию Е. Л. ШтеЙнберга на тему ?ЙншойскиЙ вопрос в эпоху французской буржуазной революции", основанную' иа критическом изученш всех доступных источников и архивных материалов, на тщательном анализе постановки ко-логпалыного вопроса французскими энок-кл огаедяста ми, а нг лягй сними э конюмме та-ми. Из докторских диссертаций по истории восточного .средневековья следует отметить ценное исследование Б. Н, Заходера, посвященное Низам оль Мулку и его эпохе и основанное на тщательном анализе Сиз-сет-намк и ряда других источников. Положительное отличие этих работ от первых п-рояаведсний периода деятельности Ассоциации востоковедения и Ассоциации по изучению национальных и колониальных проблем состоит в совершенно ином методе, исследования. В основу исследования кладется теперь изучение архивного материала и широкое использование источников, а также литературы и прессы на восточных языках. Польпж-и всесторонне охватить изучение отдельных стран Востока привели и к плодотворному сотрудничеству - наших маститых востоковедов с молодыми истори-кэш! Востока, В качестве ценного результата такой коллективной работы нельзя не отметить изданный Академией - наук в прекрасном оформлении сборник "Китай" 18, охватывающий все стороны исто-рш, экономики; и культуры Китая. История представлена в этом сборнике статьями ленинградского китаеведа Л. И. Дума-на (очерк истории Китая с древнейших времен до эпохи империализма; ему же принадлежит к составление хронологической таблицы), статьями Г. А. Ефимова "История Китая в эпоху империализма" и Г. Н. ВоЙтакского "Борьба китайского народа за национальную независимость"., В сборнике "Китай" впервые сделана были попытка обобщить в одной коллективной работе все достижения в области изучения этой страны. Особенное значена такое издаше имеет в силу почти полного отсутствия на русском языке сводных работ по отдельный восточным странам, дающих более и ли м ен ее и" 2 ч е.р л ы в а ю щее представление о стране иа основе исследовательских изысканий. Из таких работ, пожалуй, можно назвать лишь "Афганистан", проф. И. М. Рейснера, к сожалению, в отдельных своих частях не свободной от влияния Покровского. Создание обобщающих исторических монографий по отдельным странам Востока? Турит, Ираку, Индии, Китаю и др.," основанных на первоиюточки-псах, все еще с т г и т в кач ест ве важ н е й ше й, первоочередной задачи, к сожалению, пока не разре--шейной. Вайде исключения можно отметить цеиную монографию Е. М. Жукова по Японии, дающую в сжатом виде' по-следозательное изложение истории страны на основе обширнюго материала. Указания партии и товарища Сталина сказались и на характере периодических и непериодических изданий, посвященных Востоку. Возникший в 1935 г. журнал "Тихий океан", посвященный проблемам изучения восточных стран Тихого океана, выгодно отличался ог "Нового Востока" и "Революционного Востока? ,ка.к политической, так а научной высотой разработанных проблем. Благотворно сказалось и пристальное внимание к историческим томам непериодических изданий наших высшие учебных заведений. Нельзя не отметить значение таких изданий, как Ученые записки Московского института востоковедения, ' содержащие ряд ценных работ, в том числе новые исследования В. А. Гордлевского, Ученые записки МГУ и МИФЛИ, Ученые записки Ленинградского университета, гдг следует указать на работу молодого историка В. Антюхвдгой "Англо-французская борьба за Индию а эпоху Наполеона Ь, явившуюся результатом ее работы в семинаре акад. Е. В. Тарле. Ряд исследований Е. В. Тарле, посвященных проблемам новой истории, связачиаыад с Востоком, яв* ляется ценным вкладом в изучение стран Востока 19. Великая отечественная война народов Советского Союза против фашистских захватчиков поставила перед советскими исторахамн Востока ряд новых актуальных политических задач. Разоблачение захватнических плано-з пптлерогсс-кпх разбойников в странах Востока, историческое изучение коварных методов деятельности германского империализма, должно было помочь великой борьбе демократически* стран против фашизма. Советские историки Востока принялись за выполнение этой задачи с таким же патриотическим рвением, как и ученые, работающие в других областях Истомин, Не ослабляя своей работы над учебниками и крупными монографическими исследованиями, задуманными до войны, историки Востока, связанные с Акадешсй наук и советскими, высшими учебными заведениями, внесли в СБОИ планы ряд новых тем в приняли участие в капитальных коллективных исследовательских работах по разоблачению фашизма20-Вместе с тем ряд статей и популярных политически актуальных антифашистских брошюр и брошюр по тематике второй, шаровой войны явился .результатом деятельности советских востоковедов за первый год отечественной войны*1". У опели изучения в СССР новой истории стран Востока за истекшие годы обеспечили ЭТИМ популярным брошюрам достаточно высокий научный и теоретический уровень. Мы подводим итоги развития истории колониальных и зависимых стран" в тяжелую годину великой отечественной войны советского народа, вместе с другими свободолюбивыми народами борющегося против фашистских захватчиков. В справедливой войне против гитлеризма колониальным и полуколониальным странам принадлежит громадная роль. Четверть века, прошедшая со времени первой мировой войны, внесла много нового в положение стран'Востока. Многие страны, ранее являвшиеся '-полуколониями великих-держав, своей борьбой добились поличпч-е-ской . независимости (Китай. Турция, Иран,. Афганистан и др.), многие колонии прошли уже значительный путь в достижений самоуправления и независимости. Борясь сейчас .против фашистского агрессора, колониальные страны борются за скорейшее достижение возможности самостоятельного национального' существования. Создание специальной исторической дисциплины - истории колониальных и зависимых стран - способствовало правильному лоштманию и изучению процессов превращения стран Востока в колониальные и полуколониальные и к выявлению условий их .освобождения. Сейчас, когда целый ряд стран из полуколониальных стал ' независимым, а в ряде стран"их политический статус изменился и меняется, название дисциплины уже не соответствует более содержанию. Но превращение многих ранее . зависимых восточных, стран в независимые далеко еще не упраздняет исторически4 сложившиеся особенности развития стран Востока. Эго делает и ныне целесообразным изучение восточных стран как некоего комплекса в рамках изучения всеобщей истории. Только опираясь на уже достигнутое за истекшие 25 лет с момента Октябрьской революции в изучении колониального мира, разрабатывая далее поставленные, но еще'не разрешенные проблемы теоретического и практического изучения восточных стран, можно создать всеобщую историю человечества, отражающую единый мировой процесс. Сыгравшее положительную роль создание специальной исторической дисциплины новой истории колониальных и зависимых стран помогло и определить точки соприкосновения новой истории Востока как раздела всеобщей истории с -новой историей Европы и Америки и с историей европейского и восточного средневековья. Работа по изучению новой истории Востока должна и может вестись плодотворно лишь в тесной связи не только с изучением древней и средневековой истерт Востока, но и с изучением языка и идеологии восточных стран в их истерическом развитии. Объединение востоковедных сил и пра сильное распределение функций приобретают тем большее значение, чем больше возрастают, роль- восточных стран и необходимость их всестороннего изучения. В этой связи нельзя не сказать и о задачах изучении восточных языков, . значение которых все еще недооценивается миопии историками по Новой истории Востока. Мы, к сожалению, не могли' в нашей 'статье остановиться на достижениях в области изучения языков: и литературы нашими- востоковедами, в первую очередь ленинградской школы. Нам. представляется, что вопрос о подготовке смены, равноценной нашим крупнейшим востоковедам-филологам, об усвоении их колоссального опыта приобретает исключительное значение. Идста* . туту востоковедения Академии наук в первую очередь принадлежит здесь руководящая и направляющая роль. Подготовка фи-. лологов-в-остоковедов на том высоком уровне, каким характеризуется наше старшее поколение востоковедов и "секрет" которого может оказаться утерянным, должна стать одной ' из первоочередных задач. Воссоздание при наших университетах филологических факультетов в свою очередь ставит задачу открытия на них восточных отяелв-ний, первым долгом в Москве и Ленинграде, где имеется для этою научная база. Подготовка всесторонне образованных ученых-языковедов является важнейшим ;условием дальнейшего. развития история Востока. Само собой разумеется, новый расцвет восточной филологии мыслится нами на новой' базе, в связи с задачами изучения истории Востока как средневековой, так и новой. Объединение востоковедных сил и. правильная их расстановка - одна из важнейших задач, стоящих перед нашим высшие ' научным' центрам^-Академией наук СССР. 3 Сборник секретных документов из архива бывшего министерства иностранных дел. Изд. Народного комиссариата по иностранным делам. Отв. ред. - Н. Маркин. Всего в период декабрь 1917 - февраль 1918 г. вышло 7 сборников. 2 "Международная политика новейшего времени в договорах, нотах а декларациях". Ч. 1"2-я. М. 1925. "Сборник договоров е других документов по истории международных отношений на Дальнем Востоке (1842"1825)". М. 1922. "Международные договоры и акты нового времени". М."Л. 1925. 3 "Вашингтонская конференция по ограничению вооружений и тихоокеанским" и дальневосточным вопросам". Полный перевод всех связанных с конференцией договоров и соглашений и ряда связанных с ней докладов а документов.' Латиздаг Н-КИД. М. 1924. * "Раздел Азиатской Турции". По секретным документам бывшего министерн сгва иностранных дел" под 'ред. Е. А. Адамова. Газ. 1924. "Константинополь а проливы". Т. I. М. 1926, т. II. М. 1926. 5 Барт о л ьд В. "Восток и русская наука". "Русская мысль" за август 1915 года. "* ' е Гурко-Кряж-и к В. "Краткая история Персии". М. 1925; ег&же "История революции в Турции". М. 1923. 7 См. например, Р ей сн ер И. "Афганистан"; его же "Очерки классовой борьбы Индии". Губер А. "Индонезия". д Иа тематических сборников несомненную ценность представляло издание Международного аграрного института (МАИ) справочного характера по сельскому хозяйству, и "Аграрный вопрос в странах Востока"., 8 Предисловие к пятому и последнему тому "Записок коллегии востоковедов"., 9 В старое время над каталогом рукописей работали: акад. Дорн, проф. Гот-гальд; ценное описание арабских и персидских рукописей учебного отдела восточных языков при министерстве иностранных дел было выполнено В. Р. Розеном. 10 См. Б а р то я ь д В. Отчет о командировке в Туркестан. "Известия Академия еаук", серия XL Т. XV. 1921. 11 "Новая история колониальных и зависимых стран". Т. I, под ред.. С. Н. Ростовскою, И. М. Рейснера, Г. С. Кара-Мурза, Б. К- Рубцова. 12 "Новая история Китая". Ч. I. Курс, прочитанный в Московском институте {востоковедения. Стенографическое издание Института востоковедения. М. "Тайпиаы". Гоополитвздат. 1941, монография Сун Ят-сена и др. w Думав Л. "Очерки по древней истории Китая", литографированное издание Ледвнградского восточного института. 1938; "Новая история Китая? (лекция, "читанная в ЛГУ), литографированное издание ЛГУ. 1938. * 14 Иванов М. "Бабидские восстания в Иране". Труды Института востоковедения -Академии наук СССР. Т.. XXX. Изд-во АН. 1939. 15 Шитов "Персия при последних каджорах"., 19 Ильинский Г. "Роль Тавриза в иранской революций 1905"1911 гг.". 17 Кильберт X. "Восстание Арабн-паши в Египте"., 16 Институт востоковедения "Академии наук СССР. "Китай". История, экономика, культура, героическая борьба за национальную независимость. Сборник статей под ред. акад. В. М. Алексеева, Л. И. Думана, А. А. Петрова. М. к Л. 1940. i° См, статьи "Англия и Тдащя". "Анналы". Т 10 1933 г, и недавно вышедший I том "Крымской войны", где с обычной для Е. В. Тарле эрудицией на основе обширного материала освещены моменты внутренней истории Турции в этот период. *° Антифашистский сборник, подготовляемый институтом истории Академии наук СССР, сборник МГУ я других высших учебных заведений. Sl Статьи: Гельбрас Г.. "Крах фашистской авантюры © Иране". "Исторический журнал" - 3?4 за 1942 г.; ' Войтинскзй 'Г. "Война иа Тихом океане*. "Исторический журнал" - 3?4 за 1942 г.; .его же "Пять лет национально-освободительной войны китайского народа". - "Исторический журнал" - 8 за 1942 г,; брбтиюра Губер А. "Германский империализм на Дальнем Востоке", Губер А. "Индонезия и Индокитай"; Гальперин А. "Экономические ресурсы Японш"., ИЗУЧЕНИЕ ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА ЗА 25 ЛЕТ (1917"1942) ' Проф. В. Авдиев Великая Октябрьская революция, открывшая перед советскими народами огромные перспективы социалистического строительства, ' дала мощный толчок развитию культуры и науки в нашей стране. Наряду с другими гуманитарными науками историческая наука под влиянием марксистско-ленинской методологии стала постепенно превращаться в подлинную марксистскую науку. Советские историки, идя по ^тому пути, который был указан основоположниками и корифеями марксистской исторической науки - Марксом, Энгельсом, Лениным и Сталиным - в ш классических исторических трудах, стали постепенно создавать советскую историческую науку. > Большую роль при этом сыграли правительственные постановления о преподавании гражданской истории в средней школе (в особенности постановление от 16 мая 1934 г.) и замечания правительственной комиссии по поводу исторических учебников. Огромное значение имел также выход в свет "Краткого курса" истории ВКП(б) - этой энциклопедии марксизма-ленинизма. Не осталась в стороне от общего пути развития советской исторической науки и древняя история, в частности история Древнего Востока.

Марксистско-ленинская история Древнего Востока возникла в процессе преодоления буржуазных исторических концепций и псевдомарксистских теорий. В первые годы после Октябрьской революции советские историки постаринке обращали главное внимание на изучение политической и культурной истории Древнего Востока, полностью игнорируя хозяйственный и общественный строй древневосточных государств, а также проблемы, связанные с классовой экеллоатацией.

Отрицательную роль в развитии советской исторической науки сыграли также н ошибки ?школы" Покровского. Под влиянием этой ?школы" историки Древнего Востока " пытались объяснить характерные черты социально-экономического строя древневосточных стран, а также важнейший вопрос о возникновении классового общества и государства при помощи неправильной теории - "организаторов хозяйства". Сторонники этой теории полагали, что правящий класс "организаторы хозяйства" - и само государство возникли на Древнем Востоке в силу необходимости сперва организовать, а затем объединить всю систему искусственного орошения в одних руках. Сторонники этой теории всячески затушевывали важнейшие факты классовой эксплоатации и классовой-борьбы, лежащие в основе возникновения древнейшего рабовладельческого государства. Пытаясь примирить эту чисто буржуазную теорию с учением Маркса о социально-экономических формациях, некоторые "историки", как например троцкист Мадьяр, выдвинули теорию особой "азиатской формации", отличительными чертами которой, по их мнению, являются искусственное орошение и особые взаимоотношения между деревенской общиной и деспотическим государством. Однако и в данном случае замалчивание элемента классовой борьбы дает возможность определить эту теорию как буржуазную, антимарксистскую теорию. Дискуссии об азиатском способе производства, которые велись в Коммунистической академии в 1930 г. способствовали разоблачению этой неправильной теории "азиатской формации".,

На смену ей была выдвинута некоторыми историками, в частности Пригожиным, новая теория - "восточной разновидности феодализма". Сторонники этой теории, впадая в крайний схематизм, утверждали, что на Востоке начиная с глубочайшей древности, со времен возникновения древневосточных государств, и до установления капитализма существовала особая, "восточная разновидность феодализма". Таким образом, искусственно реконструируя отвлеченное "восточное общество", сторонники этой теории механически сваливали в одну кучу как феодальный, так и дофеодальный период. Предполагая, далее, что на Древнем Востоке феодализм предшествовал античному рабовладению^, сторонники этой антимарксистской схемы тем самым искажали марксистско-ленинское учение о смене прогрессивных социально-экономических формаций.

Само собой разумеется, что все эти теории, до крайности схематические и- цели- ком оторванные от конкретной фактической истории, вскоре подверглись справедливой критике, были разоблачены, развенчаны и сданы в архив. Этому главным образом способствовали критика ошибок ?школы" Покровского и те указания, которые были даны советским историкам в известном письме товарища Сталина в редакцию журнала "Пролетарская революция", а также указания партии и правительства о преподавании гражданской истории"

Только отрешившись от ошибок ?школы" Покровского и от вредного схематизма, советские историки смогли встать на путь построения марксистско-ленинской истории Древнего Востока, целиком основанной на тщательном и критическом изучении конкретных фактов истории в свете основных, принципиальных высказываний Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина.

Грандиозные раскопки, произведенные на территории. Египта, Передней Азия, Индии и Китая, раскрыли ряд новых страниц в исторда человечества Под заступом археологов открылись новые города, историкам стали известны новые, доселе неведомые народы и государства древности. В свете этих новых открытий пришлось заново перестроить целые разделы истории Древнего Востока. Наряду с этим при изучении истории Древнего Востока перед советским историком встали важнейшие, принципиальные проблемы, связанные с возникновением классового общества, древнейшей формы классовой эксплоатации и древнейшего классового государства. Правильное разрешение этих проблем тесно связано с учением марксизма-ленинизма о прогрессивном развитии социально-экономических формаций и поэтому имеет громадное принципиальное значение для развития всей исторической науки.

Блестящее развитие советской археологии в значительной степени расширило кругозор историков Древнего Востока. На территории СССР, в Закавказье и в Средней Азии, были произведены крупные раскопки, давшие ценные научные результаты. Халд-ские надписи, развалины архитектурных сооружений и памятники материальной культуры, найденные на территории Советской Армении, дали возможность историкам гораздо глубже чем раньше изучить историю государства Урарту, древнейшего рабовладельческого государства, возникшего на территории Армении. Недавние раскопки, произведенные Б. А. Куфгиным в Грузин, в Цалки, обнаружили высокохудожественные произведения ювелирного искусства и большое количество памятников материальной культуры, относящихся к до-урартской эпохе, что позволяет говорить о существовании культурных народов на Кавказе в III и II тысячелетиях до нашей эры. Не менее важные раскопки были произведены и на территории Средней Азии. С. П. Толстов в течение ряда последних лет производил крупные раскопки в Хорезме, где им были обнаружены древние поселения, крепости и погребения, восходящие вплоть до II?I тысячелетия до нашей эры, к эпохе бронзового века.

Все эти раскопки с полной ясностью установили два важных исторических факта: 1) на территории СССР, в Закавказье и в Средней Азии, существовали древнейшие рабовладельческие государства, племенные союзы и земледельческие народы, жизнь и культура которых были тесно связаны з народами и государствами древневосточного мира, в частности с древним Ираном. Ассирией и хеттскими народами; 2) эти древнейшие народы, жившие на территории Закавказья и Средней Азии, в своем историческом развитии шли по тому же самому пути"от родового строя к патриархальному рабовладению, - по которому развивались общества Древнего Востока. Поэтому история древнейших народов Закавказья и Средней Азии должна быть включена в общий цикл истории народов и государств Древнего Востока 1.

Большое значение в деле развития совет-, ской истории Древнего Востока имело издание и изучение ценнейших документов н памятников древневосточной культуры, которые хранятся в советских музеях. Сл"* дует отметить издание египетского "папируса Прахова", принадлежащее крупнейшему русскому египтологу акад. Б. А. Ту-раеву. Ему же принадлежат транскрипция и предварительное изучение "Московского математического папируса", впоследствии изданного на немецком языке акад. В. В. Струве. Издание этого интереснейшего егя-петского текста пролило новый и яркий свет на проблемы изучения древнеегипетской математики, в частности геометрии. Большой и цешшй вклад в науку сделал безвременно умерший талантливый ассириолог проф. В. К. Шнлейко, издавший ряд шумернйских, вавилонских и хеттских документов. Его работу в течение1 последних лет продолжал А. П. Рифтин, издавший старовавилонские документы, хранящиеся в музеях СССР. Перу П. В. Ернштедта при^ надлежит публикация ряда коптских текстов. Молодой советский китаист Ю. Буна-ков посвятил ценный труд древнейшим китайским Надписям. Г. В: Церетелли прекрасно издал халдские надписи Центрального музея Грузии

Наряду с этим советские историки, филологи и искусствоведы издали целый ряд памятников древневосточной культуры, которые хранятся в советских музеях, главным образом в Московском государственном музее изобразительных искусств и в ленинградском Эрмитаже. Здесь следует отметить издание древнеегипетских рисунков, памятников архаической эпохи и образцов религиозной иконографии, предпринятое В. И. Авдиевым, издание шедевров египетской скульптуры, начатое В. В. Павловым, издание памятников художественной промышленности, принадлежащее Н. Д. Флкттнер, и целый ряд других работ, вышедших главным образом в "Памятниках" и "Сборниках" центральных музеев Москвы и Ленинграда.

Обогащение науки о Древнем Востоке громадным количеством новых археологических материалов, издание и углубленное критическое изучение первоисточников, главным образом надписей и памятников материальной культуры, создало все предпосылки для серьезного изучения советскими историками отдельных, наиболее важных проблем истории Древнего Востока. Само собой разумеется, что одним из важнейших вопросов древневосточной истории является вопрос о развитии экономики и техники в различных странах Древнего Востока. Первые шаги в изучении этой проблемы были сделаны советскими учеными, написавшими ряд ценных работ в этой области. В этом отношении следует отметить статьи И. М. Лурье о кожевенном и горном деле в древнем Египте и работу Н. А, Шолпо "Ткачество в древнем Египте".,

Довольно подробная сводка материалов, касающихся развития техники у различных древневосточных народов, содержится в сборнике статей "История техники на Древнем Востоке", вышедшем под редакцией акад. В. В. Струве. Этот сборник является первой попыткой дать на русском языке по мере возможности полный очерк древневосточной техники. В. И. Авдиев в своей книжке "Производства и художественные ремесла в древнем Египте" затронул вопрос о связи между техникой и художественной промышленностью в древнем Египте. Изучение древневосточной техники позволило с полной ясностью установить тот факт, что материальная культура народов Древнего Востока стояла значительно выше материальной культуры первобытных народов, однако не достигла уровня развития культуры античного мира.

Постановление правительства о преподавании гражданской истории выдвинуло перед советскими историками задачу углубленного изучения политической и, в частности, военной истории древневосточных народов. Не могли пройти мимо этой задачи и историки Древнего Востока, посвятившие гражданской истории целый ряд работ. Таковы специальные исследования акад. В. В. Струве и В. И. Авдиеаа, посвященные древнейшему известному нам восстанию рабов и бедняков в древнем Египте. Таковы специальные статьи В. И. Авдиева по военной истории древнего Египта, а также работы Б. Пиотровского по истории древнего государства Урарту3.

Большое значение при изучении политической истории имеют хронология и все связанные с нею проблемы. В связи с этим особую ценность приобретают исследование Е. В. Струве о древнеегипетском историке Манефоне и статья Н. А. Шолпо, посвя-> щенная вопросу о возникновении древнеегипетского календаря. И. Снегирев и Ю, Францов в своей научно-популярной книге "Древний Египет" сделали попытку дать общий очерк политической истории древнего Египта.

Огромное значение для каждого историка имеют проблемы истории культуры. Особенно теперь, в годы великой отечественной войны, когда банды озверелых фашистов варварски уничтожают величайшие достижения и величественные памятники человеческой культуры, задачей' советских историков является бережное сохранение памятников культуры прошлого, изучение ее исторического развития и использования великого культурного наследства древних народов.

Богатая сокровищница древнеегипетской литературы стала достоянием советской исторической науки благодаря капитальному труду акад. Б. А Тураева "Египетская литература". Этот добросовестный труд крупного русского ученого является единственной в своем' роде попыткой дать цельную и связную картину многовекового развития древнеегипетской литературы. Большое научное значение имеют и отдельные монографии, посвященные углубленному изучению различных видов древнеегипетской литературы, как например работа Ю. П. Францова о древнеегипетских сказках. Советские историки не могли пройти мимо богатой вавилонской литературы. Благодаря научно точным и в то же время высокохудожественным переводам В. К. Шилейко ряд произведений вавилонской поэзии стал достоянием русских читателей. В. В. Струве посвятил специальную статью интереснейшему вавилонскому произведению "Диалог господина с рабом? 4, вскрыв в этом произведении вавн-донской литературы глухое отражение ост* рой классовой борьбы.

Изучению древневосточного искусства в значительной мере способствовало наличие ценнейших художественных коллекций Государственного Эрмитажа в Ленинграде н Государственного музея изобразительных искусств в Москве. Прекрасные подлинные образцы художественного творчества древневосточных народов, хранящиеся в этих музеях, дали возможность современным ученым глубоко изучить ряд проблем, связанных с развитием древневосточного искусства. Публикуя в различных изданиях художественные сокровища советских му* зеев, советские ученые в то же время под" нимали к ряд специальных вопросов, имев-ших целью в конечном счете построить марксистско-ленинскую концепцию развития древневосточного искусства. Большое принципиальное значение имело изучение древнеегипетской архитектуры, давшей единственный в истории образец гигантского и монументального зодчества (Н. И. Б р у и о в "История архитектуры"). Не меньшее значение представляло и изучение египетской скульптуры, в частности портретной, прекрасные образцы которой хранятся в советских музеях (В. В. Павлов "Скульптурный портрет в древнем Египте?).

За последние годы были сделаны попытки поднять ряд новых проблем, устанавливающих внутреннюю связь между искусством, религией, письменностью и ранними, первобытными формами мировосприятия и образного мышления народов Древнего Востока. Стремясь к построению единой марксистско-ленинской истории культуры, советские историки, продолжая разработку яфетической теория акад. Н. Я- Марра, дали целый ряд интересных статей, устанавливающих элементы диффузного мышления и семантические пучки понятий, религиозных представлений и художественных образов в культурном творчестве древневосточных народов (см. статьи И. Г. Франк-Каменецкого, В. В. Струве, И. Снегирева, Ю. П. Францова, И. Лившица, Б. Б. Пиотровского и др.). В ряде статей, посвященных древнеегипетскому орнаменту, древнейшей иероглифической письменности и религиозной иконографии В. И. Авдиев указал на тот единый корень, из которого выросли письменность, рисунок и орнамент на Древнем Востоке, всегда сохранявшие между собой тесную связь соответственно конкретно образному мышлению древневосточной эпохи 5.

Изучение ряда отдельных проблем древнеегипетского искусства позволило советским ученым приступить к составлению обобщающей марксистско-ленинской истории искусства. Эту большую задачу взяли ва себя научные коллективы ленинградского Эрмитажа >и Московского музея изобразительных искусств. Отдельные общие очерки древнеегипетского искусства были даны В. И. Авдиевым, М. Э. Матье, В. В. Павловым и Н. Д. Флиттнер.

Наконец, заслугой советских ученых является постановка ряда новых и оригинальных вопросов в области изучения древневосточных религий. Пользуясь богатыми материалами, накопленными буржуазной наукой, опираясь на предшествующие труды крупных русских ученых и на ценнейшие коллекции древностей, хранящихся в музеях Москвы и Ленинграда, советские историки не ограничились изучением исто-. рико-религиозных проблем, но и в значительной степени разрешали их, вскрывая в каждом отдельном случае культурно-историческую и социально-экономическую обусловленность религиозного явления, вскрывая классовую основу религиозных верований. В этом отношении большое научное значение имеют статьи акад. Н. М. Никольского*, посвященные библейской критике, и фундаментальный труд А. Б. Рано-вича "Очерк истории древнееврейской религии", в котором автор дает глубокий анализ исторического развития древнееврейской религии в тесной связи с древней историей еврейского народа.

В. И. Авдиеву принадлежит попытка дать марксистско-ленинский общий очерк исторического развития древнеегипетской религии, основанный на специальном изучении "Книги мертвых", в частности неизданных иероглифических папирусов Московского музея изобразительных искусств с текстами из этого важнейшего древнеегипетского религиозного сборника.

Углубленное марксистско-ленинское изучение отдельных видов древневосточной культуры дало возможность советским историкам самостоятельно и по-новому подойти к вопросу об общей оценке древневосточной культуры в общеисторическом масштабе, а также к проблеме влияния древневосточной культуры на культурное развитие античного мира. Эта важнейшая проблема культурного наследства могла быть поставлена во всю ширь только советской наукой, не признающей исторического права отдельных народов или "р,ас" на политическое или культурное превосходство и господство.

Изучение конкретной, фактической истории Древнего Востока на основании тщательного анализа первоисточников и применения строго научной марксистско-ленинской методологии дало возможность советским историкам поставить ряд общих принципиальных проблем и приступить к построению обобщающих научных теорий. Создатель яфетической теории и "нового учения о языке" акад. Н. Я. Марр, его последователь акад. И. И. Мещанинов и ряд их учеников в своих многочисленных научных трудах и статьях подвергли уничтожающей критике буржуазную "индоевропейскую теорию". Идя по этому ' пути, советские ученые с неопровержимой ясностью доказали, что история не знает ?чистых рас" и ?чистых языков", что развитие языка не связано с понятием "р,асы", что нет "низших" ц "высших" рас и народов, из которых, как это утверждают некоторые буржуазные историки, и особенно фашистские писаки, одни предназначены для господства, а другие - для угнетения и эксплоатации.

Миф об исконном превосходстве ?чистой, белой индоевропейской расы" был окончательно развеян акад. Н. Я. Марром на основе изучения огромного языкового материала. Н. Я. Марр и Бслед за ним сторонники яфетической теории доказали наличие третьего этнического элемента в создании средиземноморской культуры,, установили стадиальность в развитии языков, введя в группу яфетических языков ряд древних и более поздних восточных языков. Особенное значение в этом отношении имело изучение халдского языка, на котором говорила древние племена страны Урарту. Следуя за Н. Я. Марром', молодые советские филологи применили к изучению древневосточных языков метод палеонтологического анализа, обнаружив в этих языках пережитки глубокого прошлого. Особенно крупные результаты дало сравнительное изучение языка, материальной и духовной культуры.

С большой смелостью и широтой выдвинули советские историки проблему этногенеза древневосточных народов. Особенное внимание было при этом обращено на изучение древнейших народов, населявших территорию Кавказа и близлежащих областей Южной Россия, Передней в Средней Азии. Пользуясь материалом языкознания, ономастики и топонимики, акад. И. Джава-хишаили выдвинул интересную теорию об исконном родстве между скифо-сарматски-ми, древяекартвельскими и хетто-халдски-ми племенами. Таким образом, древнейшие племена Кавказа были выдвинуты в круг великих исторических народов Древнего Востока. На их родство с древними племенами Малой Азии и Эгеиды указал также и П. Н. Ушаков. Наконец, недавние блестящие археологические открытия лауреата Сталинской премии Б. А. Куфтина с несомненностью доказывают, что на территории Грузии уже за две тысячи лет до нашей эры жили древние племена, искусство и материальная культура которых были, по мнеиию Б. А. Куфтина, близки древней культуре хурритов, одного из древнейших и исконных племен Передней Азии. Все эти достижения советских ученых открывают новую страницу в истории Древнего Востока, устанавливая тесную связь между древним Кавказом и странами Древнего Востока.

Но, конечно, еще большее значение имели постановка и разрешение важнейшей проблемы о типе производственных отношений, существовавших у древневосточных народов. Марксистско-ленинская историческая наука, опираясь на весь собранный 'в течение многих лет фактический материал и на руководящие указания основоположников марксизма, должна была со всей четкостью поставить вопрос об основном, классовом антагонизме и о специфических формах классовой эксплоатации и классовой борьбы в древнейшем классовом обществе, наиболее четкий образец которого историк на* ходит на Древнем Востоке. В связи с этим поднимался важнейший, принципиальный вопрос о том, как возникло и какую форму принимало у различных народов древнейшее классовое государство, в частности на Древнем Востоке. Однако полный ответ на этот вопрос был дан далеко не сразу. Советские историки должны были преодолеть влияние буржуазных ученых, пытавшихся идеализировать и модернизировать древнейшее классовое общество, изображая его либо ввиде фантастического "идеального надклассового строя" либо наполняя его чуждым историческим содержанием. Наряду с этим советские историки должны были отвергнуть и ложномарксистские социологи-' ческие схемы, согласно которым древневосточный мир был либо специфической "азиатской формацией", либо навеки застывшей формой извечного "восточного феодализма", либо даже своеобразной ареной, на которой поочередно сменялись все формации " от первобытной и даже до капиталистической.

Само собой разумеется, что, только идя по пути, указанному К- Марксом, в частности в его рукописи ?Формы, предшествующие капиталистическому производству", Ф. Энгельсом в его классическом труде "Происхождение семьи, частной собственности и государства", В. И. Лениным в его блестящей лекции "Огосударстве* и И. В. Сталиным в его докладе на XVIII съезде ВКП(б), можно было, преодолев все эти антинаучные схемы, построить правильную, марксистско-ленинскую теорию возникновения древнейшего классового государства, а частности на Древнем Востоке. В. И. Авдиев, основываясь >на изучении первоисточников, выдвинул теорию существования на Древнем Востоке древнейших форм примитивного, патриархального домашнего рабства при наличии сильных пережитков общинного строя.

Одновременно с его статьями в 1934 г. были напечатаны работы акад. В. В. Струве, который, отказавшись от своих прежних, неправильных взглядов на ^существование феодализма на Древнем Востоке, признал, что в древневосточных государствах существовала рабовладельческая зоссплоатация, близкая к античной ("Рабовладельческая латифундия в древнем Сумере в эпоху III династии Ура", статьи в "Известиях Государственной академии истории материальной культуры" (ГАИМК) 77 и 97).

Вскоре после того как к вышеуказанным исследователям пртимкгаул целый ряд специалистов (Ю. П. Францов, Ю. Я. Перепелкин, А. Б. Ранович, Р. И. Рубинштейн, И. А. Снегирев, С. П. Толстов, Н. А. Шолпо, А П. Рифтин, Н. М. Никольский, В. К-Никольский, С. И. Ковалев, А. В. Мишулин и др.), в советской историографии укрепился и стал господствующим; тот взгляд, что специфической чертой древневосточного об-щества было примитивное рабовладение со специфическими в отдельных случаях пережитками общинного строя. Углубленному изучению этих проблем был посвящен ряд оригинальных исследовательских работ. Акад. В. В. Струве подверг внимательному изучению шумерийские документы, в частности документы эпохи III династии Ура, а акад. Н. М. Никольский тщательно изучил пережитки общинного строя, ренту-налог и специфические формы примитивного рабовладения в древнем Вавилоне, в некоторой степени основываясь на документах кассит* ской эпохи (II тысячелетие до, нашей эры). Некоторый свет на проблему древневосточного рабства пролили также работы Коро-стовцева и Редера, специально изучавших египетское храмовое хозяйство времени Нового Царства (конец И тысячелетия до нашей эры).

Тщательное и глубокое изучение первоисточников, а также постановка крупных и важных исторических проблем позволили советским историкам подойти к серьезной и ответственной задаче создания фундаментальных, обобщающих работ, главным образом в форме университетских курсов лекций и учебных пособий. Выросший из краткого конспекта лекций очерк древневосточной истории, выпущенный В. В. Струве в 1936 г. уже в некоторой мере учитывал новые требования, предъявлявшиеся советской общественностью к большому историческому труду Курс лекций проф. В. И. Лвдиева, изданный в 1940 г. Высшей партийной школой при ЦК ВКП(б), впервые вводит в круг древневосточных стран Индию и Китай, разрушая, таким образом, старую, предвзятую теорию о наличии "исторических" и "неисторических" народов и резкое противопоставление "средиземноморского мира? Южной и Восточной Азии. В этом курсе автор ставит важнейшую проблему о том культурном наследии, которое древневосточные народы оставили античному миру.

Вышедшее в 1941 г. учебное пособие акад. В. В. Струве по истории Древнего Востока в значительной степени суммирует достижения советской и буржуазной науки в этой отрасли знаний за последние годы.

Наконец,- Институтом истории Академии наук СССР подготовлен к печати большой том "Истории Древнего Востока", составленный бригадой авторов под общей редакцией В. И. Авдиева, И. А. Коростовцева, А. Б. Рановича и В. В. Струве.

Таковы значительные достижения совет ской науки в области истории Древнего Во стока, полученные главным образом благо даря тому, что марксистско-ленинское ми ровоззрение открыло перед историками но вые грандиозные перспективы.

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

* Avdief V. "Egypt and Caucasus*. "Ancient Egypt*. London. 1933.

* "Урартские памятники музея Грузии".,' Издал Г. В. "Церетелли. Тбилиси. 1939. "Пиотровский Б. "Урарту - древнейшее государство Закавказья".,

4 См. сборник "Религия и общество". Ленинград. 1926.

E Cmu Avdief V. cGeometric ornament on archaic pottery*. London. 1935.

ИЗУЧЕНИЕ ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ В СССР

ЗА 25 ЛЕТ

Проф. Л, Мишулин

За 25 лет советской власти историческая ааука в СССР проделала большой путь, достигла немаловажных результатов. Лучшие традиции русской исторической науки, связанные с именами Ломоносова, Карамзина, Грановского, Ключевского и др. воплощены в советской науке по истории общества. Россия дала немало выдающихся историков и в специальных областях исторического знания: по древней истории, археологии своей страны,' эпиграфике, славяноведению. Бузескул, Хвостов, М. В. Никольский, Латышев по древней истории, Забелин, Штерн, Городцов, Фармаковский, акад. Жебелев по археологии нашей родины, Соколов, Новосадский, Никитский по эпиграфике приобрели мировую известность как русские ученые, давшие науке оригинальные труды большой значимости. Некоторые из ник (Жебелев, Городцов. Ново-садский, Орбели) только при советской власти и сумели развернуть свои таланты и дать оригинальные труды, создавшие их авторам европейскую известность. Великая Октябрьская социалистическая революция пробудила необычайный интерес к истории общества, к изучению прошлого нашей родины. 26 лет работы на историческом

Гнте в СССР прошли под знаком борь-за развитие марксистской исторической науки. Нашей задачей здесь является проследить, какие успехи были достигнуты исторической наукой в области античной истории.

В области античной истории в строгом смысле этого слоза (древняя Греция я Рам) характер исследовательской работы был несколько иной, чем по древнему Востоку, Если по древнему Востоку советские ученые в основном оставались на почве кропотливой работы над текстами, над -публикациями ИСТОЧНИКОВ, над отдельными частными вопросами-, чтобы уже потом подняться к общему построению истории в соответетагг! с задачами советской науки, то по древней Греции я Риму работа шла несколько иными путями.

Первый период (1917"1925) .работа по Древней исторш Греция и Рима протекала главным образом по линии переиздания на русском языке различных работ иностранных авторов Од. Мейер "Экономическое развитие древнего мира", его же "Рабство в древности'", Сальвноли "Капитализм в древнем Раме", М. Веоер "История хозяйства" - т. п.), а также вьгпусжа монографических трудов и различных пособий советских ученых: Фармаковского, Жебе-лева, Бузескула я др. Характер работ это-ч> периода свидетельствует о там, что новые вопросы советской историографии еще не стали в центре исследовательской работы спец налветов - ант и чяиков. Молодой советской науке предстояло заняться в этой области расчисткой авгиевых конюшен буржуазной истории, собрать силы и начать борьбу за применение марксистской методологии в исследованиях пк> древней истерта.

Первым срОа историков, кто полным голосом заговорил о марксистской истории древности, был акад. А. И. Тюмекез. В период 1920"1923 гг. А. И. Тюменев выпустил три тома своих "Очерков социально-экономической истории древней Греции", в которых* он объявил поход против старой методологии, буржуазной модернизации древности. Автор поставил своей задачей изложить на страницах своей работы специфические закономерности социального и культурного развития античного мира в соответствии с высказываниями на этот счет классиков марксизма. А в своей работе "Существовал ли капитализм в древней Греции" (1923) автор настоятельно гвроводит мысль о рабовладельческом характере греческого общества я подчеркивает глубокое отличие его от капиталистической Европы, опровергая таким образом тех западноевропейских историков, которые склонны были проводить знак равенства между европейской и античной цивилизацией.

Влияние новой творческой мысли акад. Тюме"ева сказалось на последующих работах В. С. Сергеева "История Рама? (1923), "Гражданские войны" (1923"1927), С. И. Ковалева "Курс всеобщей истории" (2 тома, 1925), хотя и в этих работах еще чувствовались установки таких буржуазных историков-модершзаторое, как Ферреро, Вебер, Белох и др.

Более значительным шагом вперед по пути созда-яия марксистской древней истории являлись работы С. Я. Лурье "История античной общественной мысли" (1929), М. Рейснера "История политической мысли" (т. I),' В. К. Сережннксва по истории философии (1929), в которых выражено определенное стремление авторов ва базе м а-рксистской методология пересмотреть ряд ©опросов идеологии древности. Это в равной степени относится также и к работам Фриче по античной литературе и искусству - "Семиология искусства? (1929). Дератаки "История римской литературы" (1929) ?& др. где буржуазно-эстетствующая трактовка заменяется рассмотрением литературы - искусства как социального явления.

Особо надлежит отметить значение зы-ходивших в 1925"1930 гг. "Ученых записок? Р АНИОН (Российская ассоциация ндуч!но-исследовательских институтов общественных наук), которые интересным содержанием помещенных там статей оввде* тедаств1ошлга- о росте долодой советской исторической науки, о подготовке новой молодой советской профессуры, которая воспитывалась в исторических институтах РАНИОН. К числу работ РАНИОН и его Профессуры относятся такие значительные и оригинальные исследования, как "Очерки по истории социализма? В. П. Волгина (1926) и "Очерки социально-экономической истории средних веков" Д. М. Петрушев-ского (1928).

Изучение социалистических идей в древности в работе В. П. Волгина и анализ своеобразия социально-экономической структуры Позднеримской империи в работе Д. М. Петрушевского поставили перед советской наукой ряд новых вопросов, 'возбудивших творческую дискуссию о работе-советских историков.

Дальнейший переломный момент э развитии науки об античном обществе и его культуре намечается с 1930 года. Этому способствовало опубликование впервые в 1929 г. 'работы В. И. Ленина "о ro'iy-оударстве", четко сформулировавшей схему развития классового общества (рабовладельческого, (крепостнического, капиталистического). Проводившиеся в это время дискуссии историков о социально-экономических формациях ставили своей задачей подытожить для исследовательской работы выводы из высказываний классиков 'марксизма-ленинизма об античном общестзе. Несмотря на всю положительную роль, какую эти дискуссии сыграли, нельзя не отметить и того отрицательного момента р-них, что они чаще всего велись не ш прочной исторической базе, а в шьатае об-шизх соц'иологазаторйких рассуждений, не на основе исторических фактов, а главным образом на цитатах, которые часто расходились с факта1ми. Такой отрыв историка от конкретной истории и исторических фактов и увлечение цитатами являлась, однако, не случайными, а были результатом господства антвлешшской социюлогизаторской ?школы" Покровского, которая имела весьма мало общего с марксистским методом в исторической науке. И -в области древней истории такие оациодогтааторские рассуждения 'некоторых историков отвлекали специалистов от конкретного исследования, от писания специальных монографии, подготовки диссертаций и т. д.

Подлинный сдвиг в деле ма1р^койстс1КОГО изучения древности связан с правительственными решениями о постановке исторического образования в стране, о преподавании истории в школах СССР (в особенности постановление от 16 мая 1934 г.), с выступлениями товарища Сталина (о революции рабов"на -Съезде колхозников-ударников, 1933 г.; о падении Рима - на XVII партсъезде) и особенно в связи с выходом в 1938 г. "Краткого курса" истории ВКП(б), в котором IV глава дает ряд важнейших указаний для исследовательской работы, в частности по истории древности.

Выход "Краткого курса" истории В1"П(б), а также постановление о партпропаганде в 1938 г. вызвали оживление среди историков. Началась серьезная работа по под. готовке (учебников, в частности по древней истории для средней школы, составля. ются хрестоматии источников по древней истории (под редакцией акад. Струве вышла is 1936 г.), выпускаются наглядные пособия (карты, альбомы, исторические атла* сы), издаются для высшей школы пособия по истории Востока, Греции и Рима (Струве, Сергеев, Ковалев). Большое значение приобрели учебники и учебные пособия для средней и высшей школ, вышедшие в 1938? 1940 гг. а ставшие важными факторами а. развитии исторического образования в стране (учебник по древней истории под ред. А. В. Мишулина вышел тиражом свыше 2 млн. экз.).

Одновременно получает мощный толчок' научно-исследовательская мысль историков' древности. Указание товарища Сталина о революции рабов в древности кладется в основу монографических работ акад. Жебелева ("Последний Перисад и восстание еа Боопоре", вышла еще в 1933 г. в ошву ее исключительного интереса была переиздана, а "Вестнике древней истории" - 3 за. 1938 г. а также переведена на француз-^ ский язык и издана в Париже в 1936 г.), проф. А. П. Дьяконова ("Сицилийские iboc-. ставим рабов", 1941), строф. С. И. Ковалева (отдельные статьи в "Известиях ГАИМК?), проф. А. В. Мишулина ("Спартаковское восстание", 1936 г. и "Революция рабов я падение Римской республики"), проф. Main-кяш ("Движение агонистиков", "Историк-' марксист" - 4 за 1935 г. также см. - I журнала "Вестник древней истории" за' 1938 г.). . ;

Одновременно была проделана большая работа по публикации произведений ашгда-; ных" авторов. Благодаря этому .многие луч--шие представители античной культуры; стали доступны широкому кругу читателей." В частности впервые по-русски был дан перевод некоторых писателей древности, ("Гражданские войны" Аптвиана, под реоц акад. Жебелева; "Об архитектуре" - трактат римского инженера Витрувия, под-ред. А. В. Мишулина). В новых перезолах, вышли произведения Аристотеля ("Метафизика", , перевод А. В, Кубицкого; "Афинская полития", под 'ред. проф. Сергеева)? Лукреция ("Оприроде вещей", иод (рад. Петровского), Оветония и другие яроизве-; дения, являлись й являются до сих лор интереснейшими1 памятника-ми историко-философской мысли античности. Следует особо отметить значение публикаций документов по истории христианства, пронехожде-, ние которого столь различно трактовалось, в исторической литературе. Проблема .раннего хрие та aiHc тва, исс л е дование вопроса об исторической модификации его и превращения в христианскую церковь получаля различное освещение отчасти потому, что многие важные исторические свидетельства древности находились под -спудом и .не получали выхода в свет, не публиковалась для широкого круга исследователей.

За публикацию важнейших документов из социальной истории раннего христианства' впервые на русском языке принялся проф. А. Б. Ранович, издавший "Первоисточники по истории раннего христианства* (М. 1933), а также "Античные критики христианства? (М. 1935). Нельзя переоценить значение этих публикаций, особенно если учесть, что. советскую историческую науку эти вопросы занимали сравнительно давно л весьма серьезно. Именно в связи с этим необходимо указать иа выходившие работы Р. Ю. Вел пэра "Возникновение христианства? (М. 1921), А. Б. Радоэича "Очерк истории древней еврейской .религии" (М. 1937, под ред. акад. Н. JVL Никольского), акад. Никольского "Политеизм и монотеизм в еврейской религии" (вышла на белорусском языке в 1932 г.), ряд статей Р. Вшшера, А. Рановича а "Вестнике древней истории", (Xs 2 за 1939 г. - 1 за 1941 г.).

За 25 лет развития советской исто!р(йот-ра-фии много было сделано и в области исследования древнейшего периода в истории вашей родины. Археологические открытая, этнографические наблюдения, изучение фольклора различных народов, исследования и публикации древних памятников по истории нашей страны внесли немало новых страниц в прошлое народов СССР.

В области археологических открытий необычайно плодотворная работа была проделана в среднеазиатских республиках СССР. Местные институты, комитеты по охране памятников старины сумели не только организовать плодотворные научные экспедиции и проделать в течение 25 лет весьма важную для изучения прошлого своих республик археологическую работу, но и обогатить мировую науку рядом первостеоенйых по значен." научных открытий.

В 1938 г. археолог А. П. Окладников открыл древнепалеоЛ'Итическую стоянку "и остатки 'Неандертальского человека на территории Узбекистана, почти в самом центре Средней Азии. Для оценки значения этого открытия древнейшего бытования человека & Средней Азии важно учесть хотя бы тот факт, что до 1938 г. на территории всей Центральной Азии, да и во всей Азии вообще не было вайдено следов палеолита (кроме орудий палеолита в Индии и Китае, где эти орудия найдены шесте с костями синантропа). Но особо богатые по этой древнейшей эпохе человечества открытия были сделаны в европейской части СССР: открытие Тимогаов-ской палеолитической стоянки проф. В. А, Городцовым и Костеяковской - проф. П. П. Ефи!менко (см. фундаментальную работу П. П. Ефименк© "Первобытное общество", 1938, в которой блестяще систематизированы известные в СССР материалы по первобытной истории). Столь же интересными и по значению выходящими за пределы CGGP следует признать дальнейшее открытие украинскими археологами памятников так называемой трипольской культуры Приднепровья (иервое отюрытзде ее было сделано еще .русским ученым В, В. Хвойко в 90-х гг. прошлого столетия). Самый тщтш "тршолъокая культура" сразу же вошел в международный научный обиход: настолько своеобразным и в то же время типичным оказался материал этой культуры. Материально-технический базис Триполи и социальные освозьг Ж.ИЗНИ народа этой культуры настоятельно изучались Т. С. Пассек (см. "Известия ГАИМК", 1935 г.. также статьи этого автора в "Вестнике древней истории" - I за 1938 г. и других номерах) и Б. Л. Бо-гаевешм (см. его "Орули производства к домашние животные Тршолья", 1937). Не менее глубоко вскрыты древнейшие пласты культуры кавказских народов. Всем известно, как -мяого в этом отношение сделано покойным акад. Н. Я. Марром и его учениками И. И. Мещаниновым и И. А. Орбели. Исключительно большую работу по древней истории Армения в настоящее время ведет акад. Маиандян. Вышедшие его работы (на армянском языке главным образом, например "Тигран II?) известны далеко за пределами нашей родины (ом. также его статью в - 3?4 "Вестника древней истории" за 1940 г.). Грузия выдвинула такого известного ученого-грузиноведа, как акад. И. А. Джава-хишэили, давшего ряд общих и специальных работ по истории Грузни ("История грузинского права", части 1-я и 2-я. 1928. и "История Грузии", 1928; см. также его статьи в "Вестнике 'древней истории1" - 4 за 1939 г.). Названные .работы русских, грузинских и армянских ученых по Кавказу явились вкладом Б мировую науку тво кавказоведению.

В 1942 г. комитет по сталинским премиям удостоил звания сталинского лауреата грузинского археолога проф. Б. А. Куф-тана за открытие памятников исключительного значения. Проф. Б. А. Куфгин, в течение нескольких лет производивший раскопки в Цалкшоком -районе Триалетя. (Грузия), вскрыл блестящую по своим памятникам культуру цалкинскж курганов й опубликовал их в Тбилиси в 1941 г. ("Археологические раскопки в Триалети". т. I. Опыт периодизация и памятников. В. А. Куфтвн, 1941). Таким образом, работа советских археологов за 25 лет увенчалась интереснейшим открытием проф. Куфтина.

Специалисты в области античной истории, ра зрабаты вавшие главным образом классическое наследство древней Греции и Рима, приложили -немало усилий для исследования культурно-исторических связей Греции и Рима с народами юга СССР (скифами), а также истории греческих колоний северного Причерноморья. Историей скифов"д,ревнейших предков народов СССР" занимались акад. С. А. Жебелев ("Народы северного Причерноморья в античную эпоху", "Вестник древней истории" - 1 за 1938 г.) и акад. Н. Я. Марр, давший две большие работы о происхождении скифов и о скифском языке ("Термин скиф", 1922; "Скифский язык", 1926). История борьбы различных народов СССР в древности с попытками иноземного завоевания, особенно римского (военного и торгового проишшавеиин в придунайский бассейн и Причерноморье, разрабатывалась а трудах со^тсюих ученых: проф. В. Н. Дьякова (статьи из большой работы тю Таврике, напечатанной в "Вестнике древней истории" - 3 за 1939 г. и - 3?4 за 1940 г.) и Д. П. Калистова ("Этюды из 'истории Бас-пора в римский период", "Вестник древней истории" - 2 за 1938 г.; "Политика Августа в Северном Причерноморье" - 2 за 1940 г.).

Особо следует отметить работы акад. С. А. Жебелева' о возникновении первых античных государств у народов СССР в древности, в районе Причерноморья"Возникновение Харсонеса Таврического" ("Доклады Академии наук", 1930), "Образование Бослорокого государства?* ("Известия ГАИМК", 1934, вып. 104). Исследованию различных сторон жизни этих античных государств Причерноморья, особенно нссле-доваязию своеобразия культуры, стиля в быте и искусстве этих государств, посвящено немало отдельных статей, докладов, монографий, перечислить которые здесь нет возможности1. Мы отсылаем за этим к периодическим изданиям Академии наук. Академии материальной культуры и к "Вестнику древней истории". В .равной степени это относится и к исследова'яию происхождения и развития первых античных государств Сродней Азии, находившихся на стыке торговых связей, хулвпурно-юстори-ческих влияний и взаимодействия эллинистических государств, с одной стороны, и (восточных шявшшзаций Индии в Китая - с другой. Работа научных коллективов Узбекского, Казахского, Туркменского и Таджикского филиалов Академии наук направлена на исследование культурных остатков древних цивилизаций, на -изучение формирования своих государств в древности я борьбы их за незадасгимость на протяжении векш, пока они, наконец, не обрели путей своего свободного существования и независимого развития в братском содружестве народов Советского Союза.

Советская историческая наука сделала, таким образом, громадный сдвиг в изучении прошлого народов СССР и обогатила мировую науку рядом первоклассных исследований. В результате этих исследований четко выявляются истоки самостоятельной культуры и пути независимого 'формирования государственности у 'народов СССР в глубокой дреиности. Тем самым опровергается и решительным образом разоблачается ложь фашистских фальсификаторов истории, которые стремятся доказать участие германских "арийских элементов" в процессе образования' государственности у древних народов. Историки СССР сумели дать достойную отповедь "истортгаеским" упражнениям фашистов в специально из-д энном сборнике "Против фашистской фальсификации истории" (изд. Академии наук, 1939).

Среди других исторических проблем немаловажное значение шест проблема о культурно-исторических связях Византии и древних славян. До самого последнего времени атот вопрос, к сожалению, не- являлся предметом сне ци а льиого изучении. Вместо известного (мировой науке периодического сборника "Византийский временник", закрытого Академией по совершенно непонятным причинам а 1930 г. нового журнала по византиноведению создано не было. В известной мере и здесь сказалась антиисторическая тенденция ?школы" По* кровского, которая из специальных областей исторического знания стремилась создать какую-то общую, полную схем, а не конкретного содержания, социологическую науку истории.

С начала 1938 г. возрождается разработка проблем по истории древних славян, по истории ш быта, образования первых славянских государств: Само - чешского, Аспаруха - болгарского, Киевского государства; особое внимание уделяется вопросу о Киевской Руси и о природе ее социального и экономического строя. Появлению древних славян на исторической сцене и вопросу о крушении Босточно-римской империи под натискай славянских племен посвящены работы проф. А. В. Мишулина (см. "Вестник древней истории" - 1 за 1939 г. и "Исторический журнал" - 10"11 за 1941 г. а также специальное приложение статей в "Вестнике древ-' ней истории" - 1 за 1939 г.). Особо следует упомянуть большую я прекрасную статью проф. Левченко "Византия и Славяне в VI?VII вв." ("Вестник древней истории" - 4 за 1938 г.). Кроме того впервые были опубликованы очень важные для истории Византии и славян материалы, как то: произведения Прокоиия "Тайная история? ("Вестник древней истории" - 4 за 1938 г.), "Опостройках" ("Вестник древней истории" - 4 за 1939 г.) и свод текстов по истории древних славян до VII в. включительно ("Вестник древней истории" - 1 за 1941 г.). Для изучения периода образования Киевской Руси и вопроса о социальном строе последней очень ценной и полезной является работа акад. Б. Д. Грекова "Киевская Русь". По археологии, истории и по вопросу об исторических взаимоотношениях восточных славян с западными вышли1 работы проф. Ар-цихозгакого, Рыбакова, Третьякова и Тихомирова (см. статьи в "Вестнике 'Древней истории" - 1 за 1939 г. "Исторический журнал* - 10"11, 12 за 1941 г.). Публикация археологических отчетов, летоггисей, древних и ам.ятн1И1Ков русской пись'мешюс тп ("Слово о полку Игсраве" или "Правда Русская?) идут параллельно юсслешовайяпо слюжныж проблем славяноведения. Это является большим достижением в борьбе с фашистской фальсификацией истории славянских народов и в особенности" с утверждениями об 'исторической роли1 "немецких элементов" в прояс.хЪжденни . я развитии русской государственности.

Таким образом, и в разработке проблей истории славян, их государственных образований, самобытной культуры и письменности советские историки сумели дать ряд интересных работ. Несмотря на грозные условия великой отечественной войны советские щяоргаки готовят новые работы.

новые исследования. Уже подготовлен ряд сборников по различным вопросам славяноведения, и советские читатели ждут с нетерпением выхода их в свет.

?

В заключение остается сказать несколько слов о значении проделанной научно-популярной и исследовательской работы по древней истории за 25 лет для развития исторического образования в стране. Необы ч а й-н ы й ра задах соци а листа чвского строительства в нашей стране, культурная революция, охватившая самые глубинные пласты советского народа, расцвет в области техники, науки я искусства вызвали культурный подъем и жажду знания, в частности в области исторической науки. Новый, советский человек, выросший за 25" лет советской власти, потребовал точных научных сведений по истории челове-ского общества, о его происхождении, развитии его в различных исторических условиях я о судьбах и превратностях народов в их борьбе за свой общественные -идеалы. Устами великого Ленина советский человек оказал, что "только точным знанием культуры, созданной всем развитием человечества, только переработкой ее можно строить пролетарскую культуру "без такого понимания нам этой задачи иг разрешить" *. Отсюда тяга к знанию, к пониманию законоз общественного развития, к исторической науке, которая должна вооружить советского человека в его борьбе за новую жизнь против несущего порабощение германского фашизма.

Советский Союз переживает величайшее напряжение сил в борьбе с германским фашизмом. Это напряжение должно отразиться я отражается в работе историков. Великий опыт поколений, светлые образы прошлого, лучшие традиции человечества, пути развития нашей родины н нашего народа, всю героическую борьбу за лучшую жизнь должен показать историк в своих трудах. Историческая муза должна вдох* нозлять, вооружать народ, его бойпов г борьбе со всем тем, что является регрессивным, что давно пережито, является обветшалым и негодным, реакционным и тормозящим поступательное движение общества вперед.

8 "исторический журнал* N2 10

ДОКУМЕНТЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

БОРЬБА НАРОДОВ ПРОТИВ ФАШИЗМА

ОБРАЩЕНИЕ АНТИФАШИСТСКОГО МИТИНГА ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ТРУДЯЩИХСЯ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА К НАРОДАМ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА

Братья осетины, кабардинцы и балкарцы, чеченцы и ингуши, черкесы и карачаевцы, адыгейцы и калмыки, донские, кубанские, терские и Сунженские казаки, трудящиеся многонационального Дагестана! Смертельная угроза нависла над нашей родиной - Советским Союзом, над нашим Кавказом, жемчужиной Советской страны. Полчища немецко-фашистских бандитов вторглись на Северный Кавказ и, как саранча, лезут к горам Кавказа. Они заливают нашу родную землю кровью лучших сынов советского народа, предают огню и разрушению наши цветущие города и села, аулы и станицы. Пьяные фашистские звери бесчестят, позорят наших жен, сестер, дочерей, безжалостно истребляют наших детей. Кровавьте псы немецких банкиров и помещиков" гитлеровцы рвутся на Кавказ, чтобы начисто ограбить наш богатый край, чтобы захватить нашу нефть, наш хлеб, наш скот, наши горные богатства. Гитлеровские разбойники, презрительно именующие кавказские народы низшей расой и не признающие нас за людей, несут нам нищету и рабство. Они хотят отнять от народов Кавказа их национальную свободу, государственность и культуру. Гитлер хочет лишить нас ясного солнца, он хочет, чтобы не звучал у нас фандыр, чтобы не веселила нас "лезгинка", чтобы навсегда умолкли наши горские и казачьи песни. Подлые фашистские захватчики задумали превратить нашу любимую родину - Советский Союз, превратить наш прекрасный Кавказ в страну мрака и подневольного, каторжного труда на немецких господ. Братья кавказцы! Можем ли мы допустить такой позор"Можем1 лн мы допустить, чтобы немецкие разбойники поработили наши свободолюбивые народы" Нет! Никогда не бывать этому! Вспомните, братья, тяжелый 1918 год! Германские разбойники захватили тогда большую часть нашей страны, грабили и разоряли нашу землю. Германские полчища через Крым, Украину и Дон бросились к нам на Северный Кавказ. Немецким грабителям и людоедам помогали предатели родной земли Гаппо Баев и генерал Хабалов в Осетии, богач-коннозаводчик Пшемахо Коцев в Кабарде, миллионер Тапа Чермоев и шейх Узун Ханджи в Чечне, князь Тундутов в Калмыкии, барантовод Нажмуддин Гоцииский и князь Тарковский в Дагестане, контрреволюционный офицерский сброд во главе с белыми генералами Красновым на Дону, Филимоновым на Кубани, Вдовенко на Тереке и Сунже. Народы Северного Кавказа железной стеной стали тогда на защиту своей родины, своих семей, на защиту полученной от Советской власти свободы, земли, фабрик и заводов. Под руководством большевистской партии Красная Армия и народы Северного Кавказа остановили, а затем разгромили хваленые корпуса немецких империалистов и их наемников - белых генералов.

Народный певец Дагестана Сулейман Стальский, воспевший эту героическую борьбу, говорил: "Нас Ленин к жизни разбудил, он нас к победам вдохновил, нам Сталин в руки меч вложил и силы нам утроил, горцы!?

Нас вели в бой с врагами соратники Ленина и Сталина, горные орлы, дорогие нашему сердцу: Серго Орджоникидзе и Сергей Миронович Киров. К нам приезжал и вдохновлял нас на борьбу с врагами мудрый наш Сталин. Из его рук горские народы Северного Кавказа получили автономию, под руководством Сталина были созданы все горские республики. В ноябре 1920 года на съезде горских народов Сталин сказал нам свое правдивое, пророческое слово. "Товарищи горцы! Старый период в истории России, когда цари и генералы попирали ваши права, уничтожали ваши вольности, этот период угнетения я рабства канул в вечность.

Теперь, когда 'власть в России перешла в руки рабочих и крестьян, в России не должно быть больше угнетенных". Советская власть, Ленин и Сталин избавили нас от чужеземных захватчиков и от жадных кровососов - помещиков, князей и кулаков. Советская власть дала всем народам советской земли равные права и создала великое братство народов. Советская власть помогла сотням горских аулов переселиться с гор и ущелий на плодородную, плоскость, на золотые просторы полей, и передала "*йам в вечное бесплатное пользование землю. Созданные за годы Советской власти в республиках и областях Северного Кавказа заводы, фабрики и промысла обогатил** наш. край, колхозы принесли нам богатую и культурную жизнь. Из наших сыновей а дочерей выросли и растут счастливые, свободные люди. Дети рабочих и крестьян стали инженерами, агрономами, учителями н врачами, квалифицированными мастерами заводов и колхозных полей. Советская власть принесла свет в казачьи станицы" Л в горские аулы. Она дала нам школу на родном языке, газеты и книги, театры и клубы, детские сады и ясли "все, что нужно для счастливой человеческой жизни Все это, добытое яащеи кровью, нашим трудом и потом, хотят отнять от нас немецко-фашистские захватчики. Они давно уже носятся со своим разбойничьим планом захвата Кавказа и порабощения кавказских народов. Народы Северного Кавказа* Разве мы допустим, чтобы этот разбойничий план Гитлера осуществился? Разве мы дадим гитлеровским бандитам хозяйничать на Кавказе? Разве мы позволим врагу оторвать нас от нашего брата - великого русского народа, который помог нам построить свободную, счастливую и культурную жизнь и теперь в первых рядах Красной Армии борется за наше счастье на фронтах отечественной войны" Нет! Пусть солнце не сияет над нами, пусть света не видать НИМ, пусть позор падет на нас, если мы пустим проклятого немца на Кавказ! Вспомните слова великого сына осетинского народа Коста Хетагурова: "Лучше умереть народом свободным, чем кровавым потом рабами деспоту служить!? На смертный бой с гитлеровской Германией стальной стеной должны стать все трудящиеся Северного Кавказа от мала до велика! Слушайте нас, свободолюбивые народы Северного Кавказа! Наша священная обязанность, наш кровный долг не отдавать Кавказ врагу. Все мы,.как оди>н, обязаны притги на помощь Красной." Армии и преградить путь врагу, отбросить назад и разгромить вражеские полчища.

Братья храбрые джигиты, рожденные в горах Кавказа и на вольных просторах Дона, Кубани, Терека и Сунжи, в степях Калмыкии и Ставрополыцины! Поднимайтесь на смертный бой! Бейте, истребляйте, уничтожайте нашего заклятого врага - немецкую разбойничью погань! Враг не так силен, как его малюют! Он часто берет не силой, а коварным обманом и наглостью. Не поддавайтесь никакой хитрости и уловкам врага. В рядах Красной Армии и в тылу будем стойко, героически бить врага! Будем беспощадно истреблять фашистских шпионов и диверсантов, пытающихся сломить наш тыл и запугать советских людей. На тех наших землях, куда ступила поганая нога врага, не оставляйте врагу ни крошки хлеба, ни одной головы скота, ни одной машины, ни одного литра горючего! Создавайте партизанские отряды, бейте врага смертным боем! Защищайте и отстаивайте каждую пядь советской земли! Пусть равнины Северного Кавказа и подступы к Кавказским горам станут могилой для немецких разбойников.

Осетинский народ! Бейся с врагом так, как бились твои партизаны в суровые годы гражданской войны, так, как бились Георгий Цаголов и Хадзимет Районов. Уничтожайте фашистских бандитов, как уничтожают их Герои Советского Союза сыны Осетии Мильдэихов, Карсанов. Цоколаев и Остаев. Чеченцы, ингуши! Пусть светлый образ погибшего в боях за -родину организатора чеченской Красной Армии Аслачбека Шерипова вдохновляет вас на смертный бой против немецких захватчиков! Народы многонационального Дагестана! Пусть славная память Махача Дахадаева и Уллубия Буйнакского, чьи имена носят ваши лучшие города, зовет вас на бой против фашистских поработителей. Черкесы! Адыгейцы! Кабардинцы и балкарцы! Пусть послужат вам в борьбе против фашистских гадов примером доблести и героизма мужественные образы Муссы Шовгенова, Ахмета Гидова, Калабекова и всех тех, кто до последней капли крови дрался за честь и свободу горских народов. Калмыки, деритесь с фашистскими захватчиками, как дрался с интервентами и белогвардейцами и дерется теперь ваш прославленный земляк Ока Иванович Городовиков, как дралась с белыми героиня калмыкекого народа Нарма Шапшукова. Донские казаки! Кровь лучших людей Дона, кровь Подтелкова и Кривошлыкова, погибших от руки немецких наймитов в 1918 году, кровь тысяч людей, загубленных немецким зверьем в станицах и хуторах тихого Дона, зовет к мщению! Пусть ваши клинки отомстят за все это сторицей немецким бандитам! Кубанцы! Сражайтесь против немцев до последнего вздоха, как сражался против белых легендарный герой Кубани Иван Кочубей Будьте такими же стойкими и отважными, как кубанская "учительница Татьяна Соломаха. Терцы и сунженцы. вспомните, какие удары наносила белым революционная казачья дивизия, созданная в ваших станицах. Идите по стопам ваших отцов н старших братьев. Ставропольцы! Вы были грозой для врага. Пусть и теперь немцы навеки запомнят вашу доблесть и геройство. Пусть степные просторы и балки Ставрополья станут могилой для фашистских бандитов Советские патриоты в тылу - рабочие, колхозники, интеллигенты! Берегите и отстаивайте созданные вашим трудом богатства, создавайте истребительные батальоны, охраняйте свои города и села, заводы, фабрики и колхозы. Овладевайте военным мастерством. Готовьтесь по первому зову родины стать в ряды Красной Армии.

Женщины горянки н казачки! Родина ждет от вас самоотверженного труда на колхозных полях и фермах, на фабриках и заводах, на оборонительных рубежах. Народы Северного Кавказа! Не отдадим наш край на поругание и разграбление гитлеровским людоедам! У нас есть все возможности, чтобы рука об руку с Красной Армией разбить немцев на Северном Кавказе, чтобы вместе со всеми народами Советского Союза очистить священную советскую землю от гитлеровских псов. В наших рядах не должно быть места паникерам и трусам. Больше организованности и стойкости, дисциплины и бдительности! Пусть священным огнем запылает наша ненависть к лютому врагу - проклятым немецким захватчикам. Все на борьбу против фашистских разбойников! Смерть немецким оккупантам! Да здравствует наша великая родина "Советский Союз! Да здравствуют героические сыны советского народа, доблестно сражающиеся в рядах Красной Армии против гитлеровской нечисти! Да здравствует дружба народов Северного Кавказа и всего многонационального Советского Союза! Да здравствует наш великий полководец, наш вождь и учитель - товарищ Сталин!

Председатель митинга - представитель советского казачества генерал-майор ?? В. И. КНИГА. Представитель осетинского народа - Герой Советского Союза старший сержант - Хадзимурза МИЛЬДЗИХОВ. Народный поэт Дагестана - Абуталиб ГАФУРОВ. Представитель чеченского народа грозненский нефтяник орденоносец - Ахъяд ЦОМАЕВ. Представитель кабардинского народа депутат Верховного Совета Кабардино-Балкарской АССР - ШОМАХОВ. Представитель балкарского народа, депутат Верховного Совета СССР - АТАКУЕВА. Представитель ингушского народа, председатель колхоза"Магомет ЭЛЬКАНОВ. Представитель донского казачества казак станицы Урютгнской"М. ГОРШКОВ. Представитель терского казачества казачка станицы Николаевской, депутат Верховного Совета СССР - Лидия ЛЮБЧЕНКО. Секретарь Северо-Осетинского обкома ВКП(б) - МАЗИН. Народная артистка Дагестанской АССР - Рагнмат ГАДЖИ-ЕВА. Краснознаменец, участник гражданской войны и партизан, депутат Верховного Совета Северо-Осетинской АССР - Хаджимурат ДЗАРАХОХОВ. Председатель Совнаркома Чечено-Ингушской A?GP - МОЛЛАЕВ. Рабочий-стахановец Орджошжидзевскэго завода - ХУГАЕВ. Народный поэт Дагестана, орденоносец? Гэмзат ЦАДАССА. Секретарь Кабардино-Балкарского обкома ВКП(б)? КУМЁХОВ. Представитель адыгейского народа - ЧАМОКОВ. Стахановец Орджоникидзевского завода, орденоносец - ХУБАШВИЛИ. Секретарь Дагестанского обкома ВКП(б) - ЛИНКУЙ. Представительница женщин-горянок, доцент Северо-Осетинского педагогического института - ТУАЕВА. Представитель народов Дагестана, аварец аула Рупуджа, депутат Верховного Совета Дагестанской АССР - Абдурахман ДАНИЯЛОВ. Секретарь Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) - ИВАНОВ. Депутат Урус-Мартановского райсовета Чечено-Ингушской АССР - ЭРЖАПОВ. Председатель Совнаркома Северо-Осетинской АССР "КУЛОВ. Заслуженный артист Северо-Осетинской АССР"ПРОСКУРИН. Председатель Президиума Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР - Юсуп ТАМБИЕВ. Председатель Президиума Верховного Совета Северо-Осетинской АССР - ГАГЛОЕВ.

"Правда" от 1 сентября 1942 года.

ОБРАЩЕНИЕ АНТИФАШИСТСКОГО МИТИНГА ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ТРУДЯЩИХСЯ ЗАКАВКАЗЬЯ К НАРОДАМ ЗАКАВКАЗЬЯ

К вам, народы Азербайджана, Грузии, Армении, обращаемся мы, участники митинга народов Закавказья, в эти грозные дни борьбы с заклятым врагом всего цивилизованного человечества - гитлеровскими варварами и захватчиками.

Вот уже более года длится великая отечественная война советского народа с немецко-фашистскими захватчиками, вероломно напавшими на нашу страну.

В этой священной освободительной войне народы СССР, и в их числе народы Закавказья, защищают свою свободу, честь, независимость, свою культуру, свое право иа самостоятельное существование.

Наглый и самоуверенный враг рассчитывал в короткие сроки добиться осуществления своих коварных замыслов.

Героическая Красная Армия, в славных рядах которой плечом к плечу сражаются сыны всех братских народов СССР, сорвала эти планы врага.

В великой битве под Москвой и на ряде других важнейших- участков фронта враг был жестоко разгромлен и отброшен назад.

В этом еще и еще раз сказалась сила советского строя, - самого прочного государственного строя в мире," сила великой ленинско-сталинской дружбы народов, нерушимое единство фронта и тыла. *

Но озлобленный враг безумствует, он напрягает свои последние силы.

Он творит чудовищные зверства на временно захваченных территориях, ш Кубани и на Дону, он протягивает свою хищную, кровавую руку к Закавказью.

Враг хочет захватить советскую нефть, богатые, плодородные долины Грузии и Армении, поработить свободные народы Закавказья - грузин, азербайджанцев, армян, абхазцев, осетин. -

Презрительно и высокомерно называя грузинский, армянский, азербайджанский в другие народы СССР. "туземцами" и "второстепенными народами", Гнтщ&р хочет уготовить км судьбу бесправных^ и бессловесных рабов.

В своей тупости и невежестве он рассчитывал на то, что после первых ударов немецко-фашистских полчищ начнется драчка между народами СССР, пойдут восстания и страна распадется на составные части. Это был один из грубейших просчетов гитлеровских захватчиков.

Тесными узами дружбы связаны народы Закавказья со всеми народами СССР, с великим русским народом.

Самым жалким и позорным образом провалилось гнусное намерение Гитлера разжечь рознь между народами СССР, в частности между народами Закавказья. Известно, путем какой гнусной провокации гитлеровцы рассчитывают осуществить свои коварные замыслы. Об этом со всей ясностью свидетельствует секретный документ гитлеровского командования, так называемая "Зеленая папка Геринга", где говорится;

"Противоречия между туземцами (грузины, армяне, татары и т. д.) и русскими следует использовать в наших интересах".,

Это значит - вновь вернуть нас к проклятому прошлому, к тем черным временам, когда царизм, а вслед за ним грузинские меньшевики, азербайджанские мусса-ватисты и армянские дашнаки натравливали народы Закавказья друг на друга, заливали кровью наши города и села.

Навсегда проклято в памяти народной это страшное время, к которому хочет вернуть нас убийца Гитлер!

Нет такой силы в мире, которая могла бы разъединить народы Закавказья, оторвать их от великого русского народа - нашего старшего брата в сталинской семье народов СССР.

Гитлеровские захватчики истребляют население временно оккупированных ими советских территорий. Они отрывают от родных мест и гонят рабочих, крестьян, интеллигенцию Украины, Белоруссии, прибалтийских стран в Германию, превращая их в рабов немецких баронов и помещиков. Они издевательски надругались над культурой украинского, белорусского, литовского, латвийского, эстонского и других народов. Школы и университеты они превратили в конюшни, национальный театр "в кабак для пьяной немецкой солдатни. Эту участь они хотят уготовить и для народов Закавказья.

Русский народ не стал на колени перед наглым, самонадеянным врагом, избалованным легкими победами в Европе.

Этот великий пример поднимает в нас с новой силой волю к борьбе, ярость и ненависть к немецко-фашистским палач-ам, нагло посягающим на нашу жизнь.

Не станут никогда на колени перед палачом гордые и свободолюбивые народы Азербайджана, Грузии, Армении! *

Враг хочет разрушить наши очаги, он хочет надругаться над честью наших матерей, жен, сестер, сделать их жертвой своей гнусной похоти, он хочет крови наших детей с тем, чтобы онемечить, истребить народы Закавказья.

Враг думает запугать нас! Он знает нашу силу, он боится ее н кровью хочет залить свой страх перед неизбежным возмездием за свои черные преступления

Братский азербайджанский народ, наши дорогие, героические товарищи - бакинские нефтяники, славные сталинские питомцы!

Гитлеру мерещатся нефтяные промыслы Баку, белое золото хлопковых полей Советского Азербайджана, неисчислимые богатства, составляющие драгоценный плод труда рабочих, колхозников, интеллигенции Азербайджана

Безумна сумасбродная мечта разбойника, нагло протягивающего свою руку ко всему, что создал свободолюбивый азербайджанский народ своим героическим, творческим трудом на протяжении своей славной многовековой истории.

Враг хочет превратить Советский Азербайджан в свою колонию, свободных его сынов - в бессловесных рабов немецких захватчиков, лишать азербайджанский народ государственности, отбросить его на столетия назад, к временам мрака, гнета, отсталости.

Свободолюбивый братский грузинский народ!

К далеким временам восходит твоя героическая история. Через огонь тяжелых испытаний и горечь народных страданий любовно и бережно пронес ты свою культуру, свой язык, свою неугасимую волю к свободе.

Лишь при советской власти богатством всех своих красок расцвела радостная, счастливая жизнь грузинского народа, раскрылись во всей своей мощи и красоте таланты и творческая энергия народных масс.

Фабрики и заводы Советской Грузии, ее богатые плантации ценнейших субтропических культур, памятники древнейшей культуры вызывают злобу врага, слепят жадный взор гитлеровских грабителей.

Мы помним ненавистную пору хозяйничания германских империалистов в Грузии в 1918 году: отряды германских солдат-оккупантов избивали население розгами до крови, врывались в дома с целью грабежа, они отнимали у крестьян последние крохи, избивали и расстреливали их.

Враг сегодня вновь покушается" на нашу свободу, хочет поработить и истребить нас, хочет осквернить все то, что составляет святыню грузинского народа. ^

Братья армяне!

Многострадален был путь армянского народа, тяжки^ испытания, выпавшие на его долю. ;

Только при советской власти Армения обрела мир и возможность национального обновления. Только советская власть, только ее мудрая ленииско-сталинская национальная политика принесли армянскому народу подлинный расцвет его экономической и культурной жизни.

Сегодня враг поставил своей целью вновь залить кровью цветущие поля Армении, вновь ввергнуть армянский народ в нужду и нищету, лишить его права самостоятельно развивать свою древнюю культуру, проникнутую мужеством, волей, ненавистью к врагам свободы.

Гитлеровцы, эти варвары XX века, сжигают на кострах гениальные творения великих писателей и мыслителей человечества - Толстого и Гейне, Пушкина и Гюго, Горького и Барбюса.

Они намерены растоптать и предать огню бессмертные произведения Шота Руставели, Низами Гянджеви, такие жемчужины народного творчества, как "Давид Сасунский", "Кер-Оглы", все то, что дорого нам, что составляет национальный дух, честь и гордость народов Закавказья.

Мы не дадим себя запугать коварному врагу, который ложью и провокацией стремится ослабить нашу волю к борьбе и победе.

Временным успехам врага мы противопоставляем нашу ненависть к нему, наш самоотверженный труд на фабриках, заводах, в совхозах и колхозах в помощь родной Красной Армии, нашу организованность и сплоченность вокруг великого знамени Ленина - Сталина1, знамени нашего счастья и свободы.

В славных полках Красной Армии плечом к плечу бьются с немецко-фашистскими захватчиками русский, украинец, азербайджанец, грузин, армянин, белорусе, казах, узбек, сыновья других братских народов СССР - неустрашимые потомки Суворова, Кутузова, Багратиона.

Великая сталинская дружба народов еще более окрепла в дни войны, она выдержала самые тяжелые испытания, еще более закалилась и окрепла?

Нас не согнут эти испытания, ибо народы Закавказья воспитаны товарищем Сталиным, проникнуты железной, сталинской волей к победе.

Мужество, стойкость, непримиримость к врагу, преданность народу - эти качества, привитые народам Закавказья товарищем Сталиным, воплотились в дни войны с немецко-фашистскими захватчиками в героические подвиги славных сынов Азербайджана, Грузии, Армении, самоотверженно отстаивающих на полях сражений честь и независимость СССР"своей великой родины. Всегда будут жить в памяти народной подвиги славных сынов народов Закавказья Героев Советского Союза М. Гахо-нидзе, В. Харазия и Н. Адамия, генерала Леселидзе, летчика П. Газазьяна, артиллериста Оганова, А. Петросьяна, политрука Кемал Касумова, летчиков Гуссейн-Бала-Алиева, Мазаир Аббассова и тысяч других бойцов, самоотверженно защищающих советскую землю, истребляющих наглых немецко-фашистских захватчиков.

Ленину и Сталину - гениальным творцам первого в мире могучего, многонационального социалистического государства, обязаны мы тем, что впервые в своей истории нгроды Закавказья обрели свое подлинное возрождение. Ленин и Сталин стояли у колыбели нашего счастья и свободы.

Никогда, никому не отдадут народы Азербайджана, Грузии, Армении этих великих исторических завоеваний! Враг обломает свои клыки о стальную стену несокрушимой сплоченности братских народов Закавказья. Мы превратим в неприступные рубежи каждую горную тропинку, каждое ущелье, где врага всюду будет подстерегать неумолимая смерть.

Мы никогда не склоним голову перед хищными германскими разбойниками-империалистами, какие бы тяжелые испытания ни пришлось нам перенести. Мы знаем, мы горячо верим: враг будет разгромлен1 Этот час скоро пробьет, и горе тогда фашистским захватчикам и убийцам! Они полностью ответят за все свои чудовищные, кровавые злодеяния.

Народы Азербайджана, Грузии, Армении! Любимые отцы и братья, матери и сестры!

Отдадим весь свой труд, все свои способности и усилия делу разгрома врага? Еше выше поднимем бдительность, еще энергичнее будем овладевать военными знаниями!

Рабочие-нефтяники Баку, нефтяники и горняки угольных и марганцевых шахт Грузил, рабочие медных рудников и химической промышленности Армении, колхозники хлопковых, цитрусовых, чайных, табачных плантаций, шелководы, животноводы Азербайджана, Грузии, Армении!

Все силы на помощь фронту!

С каждым днем и часом пусть растет количество добываемой нефти, угля, марганца, меди, необходимых нашей Красной Армии, нашей стране для разгрома врага. В изобилии дадим фронту в стране вооружение, сырье и продовольствие, чтобы приблизить час нашей победы. Пусть на полную мощность работает каждый, станок и кипит от зари до зари работа на совхозных и колхозных полях! Еще шире развернем творческую работу интеллигенции Азербайджана, Грузии, Армении, подчинив ее полностью задачам разгрома врага.

Славные бойцы Красной Армии! Ваша организованность, дисциплинированность, стойкость изматывают, обескровливают врага. Защищайте каждую пядь родной земли, ва шагу назад! Победа будет за нами!

Мы выйдем победителями и в этой борьбе так же, как и раньше выходили победителями из тяжелых испытаний, неуклонно идя по пути, по которому ведет нас великий вождь Красной Армии, отец народов СССР - родной Сталин!

Вперед, к победе над немецко-фашистскими захватчиками, все силы на разгром кровавого Гитлера" заклятого врага народов СССР, народов Азербайджана, Грузни и Армении! Да здравствует братство народов Закавказья! Да здравствует великая сталинская дружба народов СССР! Смерть немецким оккупантам!

От имени участников антифашистского митинга народов Закавказья обращение подписали: Председатель Президиума Верховного Совета Грузинской ССР Георгий СТУРУА, управляющий трестом "Орджоникидзенефть" Сабит ОРУДЖЕВ, академик Иосиф ОРБЕЛИ, Герой Советского Союза М.ГАХОНИДЗЕ,азербайджанский поэт Самед ВУРГУН, председатель колхоза "Анаствац", Вагаршапатского района, Армянской ССР, Marefeoc НАЛБАНДЯН, народный учитель Армянской ССР Симак СААКЯН, учительница Азербайджанской ССР Санда ИМАНОВА, грузинский писатель Константин ГАМСАХУРДИА, рабочий бакинского завода им. Парижской Коммуны Г. ХАРИТОНОВ, армянский поэт Наири ЗАРЬЯН, академик И. БЕРИТАШВИЛИ, осетинский композитор Б. ГАЛАЕВ, генерал-майор А. БАБИН, председатель колхоза сел. Игоети, Каспского района, Грузинской ССР, Маро ЧАДУНЕЛИ, профессор Азербайджанского медицинского института Гаджи КАСУМОВ, народная артистка Союза ССР Айкануш ДАНИЕЛЯН, грузинский писатель Геронтий КИКОДЗЕ, академик С. ДЖАНАШИА, азербайджанский писатель Мирза ИБРАГИМОВ, народный артист Армянской ССР Ва-гарш ВАГАРШЯН, депутат Верховного Совета СССР Михаил ДЕЛ Б А.

"Правда" от 6 сентября 1942 г.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

ФРАНКО-СОВЕТСКОЕ КОММЮНИКЕ

Французский Национальный Комитет довел до сведения Советского Правительства о своем желании именовать отныне "Сражающейся Францией" движение французов, где бы они ни находились, не признающих капитуляции перед гитлерозской Германией и борющихся против нее за освобождение Франция. Советское Правительство пошло навстречу этому пожеланию Французского Национального Комитета, как выражающему волю французских патриотов содействовать всеми доступными средствами совместной победе над гитлеровской Германией и над ее сообщниками в Европе. Советское Правительство согласилось с Французским Национальным Комитетом о нижеследующих определениях:

1. "Франс Комбаттаят" ("Сражающаяся Франция?) является совокупностью французских граждан и территорий, которые не признают капитуляции и Которые всеми" имеющимися в их распоряжении средствами способствуют, где бы они ни находились, освобождению Франции через совместную победу союзников над гитлеровской Германией я над всеми ее сообщниками в Европе.

2. "Французский Национальный Комитет" является руководящим органом Сражающейся Франции и единственным органом, обладающим правом организовывать участие в войне французских граждан и французских территорий и представлять их интересы при Правительстве Союза Советских Социалистических Республик, особенно в той мере, в которой эти интересы затрагиваются ведением войны.

"Правда? yi 28 сентября 1942г

8 "ИотордтаескаЙ журнал" - 10

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

Проф.-И. РАЗГОН "Киров и Орджоникидзе и борьба за власть Советов на Северном Кавказе, 1917"1920". Секретариат главной редакции xttcw-риц гражданской войны в СССР". Госполитиздат. 1941. 332 стр. 6 руб.

В переживаемые нами дни, когда взоры всего советского народа обращены к предгорьям Кавказа и к Сталинграду, где героическая Красная Армия ведет исключительные 'по своей ожесточенности бои с разбойничьими бандам.;! немецко-фашистских империалистов, книгу проф. Разгона нельзя читать без волнения.

Использовав большой и малоизвестный читателю материал, автор в своей книге нарисовал яркую картину героической борьбы народов Северного Кавказа за свое освобождение от ига .царизма, капиталистов, помещиков и иностранных интервентов. С исключительной силой освещена революционная деятельность верных учеников Ленина и Сталина, организаторов и руководителей ре вол ю ц нон ной борьб ы трудя ш и х-ся Северного Кавказа,? Кирова и Орджоникидзе.

В чрезвычайно сложных и трудных условиях Киров и Орджоникидзе сумели сплотить вокруг большевистской партии и советской власти разобщенные вековой враждой народы Северного Кавказа, организовать их для борьбы с врагами советской власти я воспитать сотни героев из народа, впясав-1ШИХ славные страницы в историю гражданской войны. Вечно будет помнить советский народ имена героических -сынов Северного Кавказа, воспитанных Кировым и Орджоникидзе: чеченца Асланбека Ше-рипова, ингуша Гаи ура Ахриева, донского казака Подтелкова и многих других, чья борьба, чьи подвиги так ярко освещены в даниге проф. Разгона.

В период иностранной интервенции и гражданской войны в CCGP юговосточные районы России, в первую очередь Северный Кавказ, были ареной ожесточенных боев. Сюда стягивала контрреволюция свои основные силы, отсюда она готовилась нанести удар молодой Советской республике. ^Контрреволюционное офицере тво к а за ч ьих. районов Дона, Кубани, Терека, кулацкая часть казачества, буржуазно-националиетн-ческая и феодально-клерикальная верхушка горских народов - таковы были основные силы, на которые опирались здесь вожди российской контрреволюции и иностранные интервенты. Не случайно здесь создали слой контрреволюционный оплот белогвардейские генералы Каледин, Корнилов, Краснов и другие. Сюда протянули также ОБОИ кровавые лапы и международные империалисты, в первую очередь немецкие, стремившиеся захватить кавказскую нефть, богатства Дона и Кубани.

Контрреволюции не удалось осуществить свои подлые планы. Под водительством Ленина и Сталина, под непосредственным руководством Кирова и Орджоникидзе на борьбу против белогвардейцев и интервентов поднялись революционные силы Северного Кавказа. Это рабочие Ростова на Дону, Майкопа, Грозного, Владикавказа и других пролетарских центров юга. бедняки-казаки и трудящиеся горских народов,

В книге проф. Разгона показаны исключительные трудности этой борьбы Главная задача заключалась в том, чтобы объединить трудящихся Северного Кавказа, устранить разжигаемое националистами недоверие к русскому народу, покончить с национальной рознью между народами Кавказа. Киров"любимый вождь рабочих и горской бедноты. Прибыв из Петрограда, где он 'участвовал в работе II всероссийского съезда Советов, Киров выступает на заседании Владикавказского совета рабочих и солдатских депутатов. Под его руководством Совет принял решение о признании советской власти и подчинении Совнаркому, Когда в начале 1918 г. контрреволюционеры созвали в Моздоке съезд каза-ков с, целью натравить казаков' на горские народы, Киров явился на этот съезд и выступил с пламенной речью. "Это была," пишет автор," необычайная, потрясающая речь. Перед съездом вставали жуткие картины междоусобной войны на Тереке, выгодной лишь казачьим и горским верхам. /Киров призывал к миру, к посылке мирных делегаций к чеченцам и ингушам, настаивал на приглашении их на съезд? (стр. 71).

И Киров победил. Съезд решил послать делегацию в Чечню и Ингушетию и выработал "мирный наказ", предусматривавший ггесное сотрудничество' с трудящимися горских народов. Киров фактически добился признания съездом советской власти.

В результате упорной и кипучей работы, проведенной Кировым и' Орджоникидзе на Северном Кавказе, после упорных боев рабочих, трудовых казаков и трудящихся-горцев в начале 1918 г. утвердилась советская -власть на Дону, Кубани, Тереке и в Сташрополье.

В феврале 1918 г. на молодую Совет-"скую республику напали немецкие империалисты. Захватив Украину, Белоруссию, Прибалтику, Крым и часть территория РСФСР, они двинули овои разбойничьи полчища и на Северный Кавказ. Вероломно нарушив условия Брестского мирного договора, они форсировали Керченский пролив, захватили западную часть Тамани, захватили Ростов на- Дону. Ош помогли бандам Краснова свергнуть советскую власть на Дону и установить диктатуру белогвардейцев. Но, как справедливо отмечает автор, полновластными господами на Дону являлись немцы. Немецкий наймит ген. Краснов отдавал своим хозяевам все богатства Дона и проводил политику немецкой военщины. Захватив Дон, немцы начали наступление на Кубань. Одновременно немецко-краоновские банды стала наступать иа Царицын. Советская страна оказалась в чрезвычайно тяжелом положении. Единственный путь, 'соединявший Северный Кавказ со всей страной," линия железной дороги Тихорецкая - Царицын"был перерезая белыми >в конце июня 1918 года.

Царицын в то время являлся главным фронтом, решавшим судьбу всей страны. Й-менно поэтому в Царицын и был направлен великий соратник Ленина - товарищ Сталин. Обороне Царицына поз руководством товарища Сталина автор уделяет много .места. Ценность главы, посвященной героической обороне Царицына,- заключается еще в следующем: автор привел ряд материалов, свидетельствующих о том, что, возглавляя оборону Царицына, товарищ Сталин в то же время являлся фактическим руководителем борьбы с контрреволюцией к на других фронтах, а частности на северокавказском.

"Товарищ Сталин, находившийся в Царицыне," ошпет проф. Разгон," придавал огромное значение борьбе, развернувшейся на Северном Кавказе. Он требовал посылки ва Северный Кавказ свежих частей, боеприпасов и оказания всемерной помощи героическим борцам Севе!рокавказскоЙ, впоследствии XI, армии" (стр. 8). Под руководством Орджоникидзе реао-люшИ'ОШ'Ые опряды красногвардейце" и казаков самоотверженно дрались с многочисленной и хорошо вооруженной немецкой армией и в боях под Батайоком надолго задержали ее продвижение.

Проф. Разгон подробно описывает один из ящик эпизодов периода борьбы с немец-Ьшт оккупантами в 1918 г."потопление Уерномарокого флота в Новороссийске. (Весной 1918 г. немцы, оккупировав Уюран** ну, вторглись в пределы Советского Крыма. Опасность нависла над Севастопюлам и Черноморским флотом. Учитывая это об-стоятельтво, советское шравительство привяло решение эвакуировать .корабли Черноморского флота в' Нозороасийск. 30 апреля, когда немцы уже подходили к Ge-ва-стогьолю и ультимативно потребовали сдать им флот, часть кораблей вышла из Севастополя в Новороссийск.

Немецкие захватчики преследовали Чер~ коморский флот и предъявили советскому правительству ультиматум - возвратить корабли в Севастополь. У флога было два выхода; или отдать себя в руки немцев или потопить корабли, чтобы они не достались арату. 28 .мая Совнарком прислал командующему Черноморского флота адм. Саблину (телеграмму, з которой ему предлагалось уничтожить все суда Черноморского флота и коммерческие пароходы, находящиеся а Новороссийске.

Преодолев упорное сопротивление адм. -Саблыиа в других предателей, моряки-чер-(номорцы выполнили этот приказ. Потогале* шие Черноморского флота является великим актом самопожертвования советских моряков. В этой акте проявилась их готовность принести любые жертвы для защиты революции. Яркими красками нарисовал автор картину гибели Черноморского флота. "

К лету 1918 г. положение иа юге резко ухудшилось. 22 июня денгакинские банды двинулись на Кубань, а немецко-краснов-ские полки начали наступление на Цари-цын. Немцам при помощи красновских и де-никинскик частей, несмотря на упорное сопротивление советских войск, удалось занять Батайск и другой важный стратегический пункт - разъезд Койсут. Деникин после многодневных и ожесточенных боев занял Тихорецкую. Это явилось серьезным ударом для советских войск. Армвя и вра-вительетвенные учреждения Кубано-Черно- i морской республики после двухмесячных-непрерывных боёв отступили за р. Кубань'; и двигались, преследуемые белыми, к гра-нииам Терской республики .

.Значительная часть советских войск ока-' залась отрезанной от основных сил и прижатой к берегу Черного моря. Это была знаменитая "Таманская армия", ведшая в те-"ание весны и лета 1918 г. героическую борьбу с белогвардейцами и немецкими захватчиками. Оказавшись в окружении, та-манцы решили ©семи силами м средсгааш прорвать вражеское кольцо. На виду у немце© они быстро тсрошли Новороссийск и подошли к Геленджику. Но здесь их встретил новый враг - войска грузинского мекьшевис такого правительства, расположившиеся в' то время в Туапсе и еэ Черноморскому побережью, [вплоть до Геленд-идака.

"Положение тамяедев,"пишет проф. Разгон," осложнилось: справа - море, слеза"-горы, сзади"казаки, впереди "- грузинские белые частя. Выход был только один ". пробиваться. И таманцы , пробилась", (стр. 186).

Немцам и белогвардейцам ие удалось; заж&атнггъ в плен советские войска. Таманцы присоединились к основным силам Северного Кавказа и продолжали борьбу.

Терская советская республика находилась е то время в тяжелом положечш. "Гражданская война в области,"пишет автор,".,

юе утихала. 'Попытки советской власти лиж-кодировать .национальную рознь и отдель-. иые конфликты между горскими народами срывались контрреволюционерами. Провоцируемые казачьими и горскими верхами, многочисленные народности Терека дрались между собой: ингуши с осетинами, осетины с балкарцами" (стр. 188).

Борьба за Терек занимала в стратегических планах Деникина я Краснова видное место. Борьба на Тереке в значительной степени отвлекала силы советских войск и давала .возможность Краснову продвинуться к Царицыну, а Деникину "на Кубань.

Положение советской власти на Тереке осложнилось еще тем, что в июне 1918 г. ей был нанесен предательский удар в спину. - Двурушник контрреволюционер Биче-(рахов, пробравшейся на пост rape д с е да теля моздокского народного совета, превратил Моздок в центр контрреволюции и поднял антисоветский мятеж.

Разгром бичераховского мятежа на Тереке был осуществлен под непосредственным руководством Серго Орджоникидзе. 23 июли 1918 г. начал свою работу IV съезд народов Терека, на котором по 'Инициативе "Орджоникидзе была создана "р,аботе -крестьянская и красноармейская фракция". Съезд принял решение об усилении борьбы с казачьей и горской" контрреволюцией. Попытка белых поднять мятеж во Владикавказе не увенчалась успехам. Мятеж ргтот был подавлен силами ингушских и рабочих отрядов. Для разгрома бичераков-щганы Орджоникидзе сумел, объединить ингушей, чеченцев, осетин и трудовое казачество.

Бичерахоищива была ликвидирована. Руководимый Орджоникидзе V съезд народов Терека примял ряд решений по укреплению советской власти на Тереке и обязал советское правительство Терской республики создать мощную Красную Армию и укрепить советскую власть в полном соответствии с Конституцией РСФСР.

Эти мероприятия, однако, не удалось тогда осуществить. Осенью 1918 г. банды Деникина перешли в наступление. Активизировалась контрреволюции и на Северном Кавказе. Мятеж Сорокина, начавшийся в момент наступления Деникинских войск, нанес серьезный удар Красной Армии.

XI Красная Армия отступала с боями к Астрахани, оказывая героическое сопротивление отборным войскам Деникина. Преодолев исключительные трудности, остатки ;Х1 армии прибыли в Астрахань, где председателем Воешю-революцдаиного '.комитета был С. М. Киров.

Под руководством Кирош советские войска организовали героическую оборону Астрахани. В то же время его боевой соратник ? Серго Орджоникидзе"р,уководил обороной Владикавказа и Ингушетии."

В начале 1919 г. Северный Кавказ был занят белыми. Группа Орджоникидзе направилась в глубь Ингушетии и продолжала сражаться в горах. Через ингуша-большевика Хизыра Орцханова Серго обратился с письмом к ингушскому народу, в котором призывал его сохранить верность советской ©ласти и мужественно бороться против денишнскик банд. Это письмо было оглашено 20 апреля 1919 г. на съезде ингушского народа' который единогласно постановил: "Крепко верить дорогому Серго Орджоникидзе и все его указания принять к неуклонному руководству и проведению в жизнь" (стр. 275).

К осени 1919 г. весь горный Кавказ был охвачен народным восстанием. Создаганые еще 'весной 1919 г. партизанские отряды были связаны с Кировым и Орджоникидзе и действовали совместно с находившимися во вражеском тылу крашоармейекими отрядами. Партизанское движение охватило Дон, Кубань, Ставрополье. В тылу у Де-. ешшва поднималась подшииная народная' война, продолжавшаяся вплоть до разгрома Деникина Красной Армией.

Успешное осуществление сталинского плана разгрома Деникина принесло севе" бождеиие и народам Северного Кавказа. А февраля 1920 г. по постановлению ЦК naipTHiH был создан центр по восстановлению советской власти на Северном Кавказе. Председателем его был назначен Орд* жоникидзе, заместителем председателя - jKnpoB. Одновременно Орджоникидзе был назначен членом реввоенсовета вновь образовавшегося северокавказского фронта.

Март 1920 г. был месяцем окончательного раз!Грома войск Деникина на Тереке, а в апреле белые были изгнаны из Кубани и Черноморского побережья. Верные ученики Ленина и Сталина, Киров и Ориико* . "июи-дзе, приступили к строительству советской власти в национальных областях Кавказа. Эта работа была завершена в яс" торичеовий для народов Северного Кавказ за день - 17 ноября 1920 г.," когда -во Владикавказе открылся съезд народов Терской области. Съездом непосредственно руководил товарищ Сталин. Из рук ' товарища Сталина -народы Терека получали автономию.

Обращаясь к горцам Северного Кавказа, товарищ Сталин сказал: "Товарищи горцы! Старый период в истории России, когда цари и генералы попирали ваши права, уничтожали наши вольности, этот период угнетения" и рабства канул в вечность. Те. иеръ, когда власть в России перешша в руки рабочих и крестьян, в России не должно быть больше угнетенных".,

Освободившись при помощи великого русского народа от рабства и угнетения, народы Северного Кавказа совместно со всеми народами СССР приступали к мирному социалистическому строительству.

Книга проф. Разгона яшияется еддаст* венкым капитальным трудом, освещающим героическую борьбу народов Северного Кавказа. Конечно, не все вопросы разрэ.брг таны автором достаточно обстоятельно. Ч"г, татель хотел бы, например, больше узнать о героях гражданской вой-н-ы на Се&ерном

Кавказе: дагестанцах Махач Дакадаеве и Улумбие Буйнакском, об осетинах Георгии: Цаголове и Хадзамете Рамонове, о кабардинцах Муссе Шовгенове и Ахмете Гидо-"ве. О них автор либо совершенно ничего ве написал либо написал очень шлю. Это, конечно, не умаляет достоинства книга проф. Разгона. Эта книга является серьезным вкладом в историческую науку.

Сегодня народы Серверного Кавказа виозь поднялись на борьбу. Немецко-фашистские разбойники залили кровью поля Дона и (Кубани, предгорья Кавказа. Они рвутся к .Волге и лс кавказской нефти. Но фашист" ским разбойникам не покорить свободолюбивые народы Северного Кавказа. В годы гражданской войны на на"р,одном съезде Терской области С. М. Киров говорил: "Мы должны сказать, что не только красота скрывается в горах Кавказа, но что эта цепь гордых скал явится той могучей преградой, о которую разобьются ©се силы реакции>.

В предгорьях Кавказа озверелые банды немецко-фашистских империалисте© будут задержаны и разгромлены*

"Л. Ф.

"Донское казачество в Отечественной воине 1812 года". Сборник

Ошз. Госполитиздат. 1942.

Госполитиздат выпустил небольшой документальный сборник о славных боевых делах донского казачества в Отечественной войне 1812 года. Доблестные сыны Тихого Дона сражались в 1812 г. против наполеоновских полчищ рука об руку с регулярными войсками русской армии с момента вторжения Наполеона в пределы России до полного 'разгрома арм,ии захватчиков и изгнания ее из пределов земли русской.

В литературе по Отечественной войне 1812 г. несмотря на ее изобилие недостаточно освещена боевая деятельность донского казачества, игравшего, безусловно, крупную роль в этой, войне. Причина подобного пробела кроется в двух основных фактах: с одной стороны, в недостаточном изучении архивных ' материалов, с другой - в том, что эти материалы, как показывает настоящий сборник, рассредоточены' в различных хранилищах, что затрудняет возможность полноценно изучить тот или иной вопрос одному лицу. Поэтому выпуск Гослолитиздатом этого небольшого документального сборника служит серьезным дополнением для исследователей Отечественной войны 1812 года. , Если в - исторических работах по Отечественной войне 1812 г. и уделено некоторое внимание боевой деятельности донских казачьих полков на первом этапе войны, то м-ы 'Мало знаем об ик делах в заграничном походе и почти ничего не знаем об участии в боевых действиях донского ополчения.

> В русской армии казачья конница составляла так называемую иррегулярную кавалерию. К началу войны с Наполеоном донские казачьи полки были распределены следующим образом: на Кавказе "20 полков, в. Финляндии ^-2 полка, в Дунайской армий"12; -на -западной границе: при 3-й армии"7 полков, во 2-й армии - летучий корпус Иловайского 5-го из 8 полков, затем при 6-м корпусе - полк лейб-казаков (гвардейский), при - I -м корпусе - 2 полка и 8 полков под командой генерала Платова.^ Казаки" находились в передовой линии, на аванпостах, и несли службу по охране границы. Естественно, что первые удары с на-шШл войны пришли иа себя казачьи анкеты, известившие главные силы армии & начавшихся военных действиях.

С первых дней войны на донских казаков выпала исключительно ответственная и тяжелая задача. Она должны были прикрывать отход и сосредоточение корпусов армии. Для казачьей конницы начался период тяжелых и упорных арьергардных боев, из которых казаки всегда выходили с честью, выполняя боевую задачу. Уже в первом таком бою они показали врагу, презрительно относившемуся к "варварской" кавалерии" свои высокие боевые качества. Армия Наполеона, заняв Ковно, быстрым маршем продолжала наступление на Вильно. Арьергард 1-й армии отходил под прикрытием лейб-казачьего и Тептярского казачьего полков. 15 полков отборной наполеоновской кавалерии, следуя в голове корпуса маршала Нея, огромной массой наседали на донских казаков. Донцы отходили, избегая схваток до подходящего случая. Такой случай представился у Антоколя, где головной эскадрон вражеской кавалерии был внезапно атакован, разгромлен, а сам командир эскад-, рона взят в плен. После этого казаки в течение нескольких часов сдерживали наступление превосходящих сил противника, дав возможность главным силам 1-й армии выступить из Вильно к Свенцянам.

Особые тактические приемы боя, а главное военная сметка, выработанная веками в вооруженной борьбе, давали возможность донским казакам громить регулярные части французской кавалерии не только в мелких стычках, но и в крупных полевых сражениях, имеющих стратегическое значение-. Одним -из таких было сражение под Ми-, ром и Рошковом, где регулярная вражеская конница, незнакомая с тактикой своего противника, понесла тяжелое поражение.

Основными приемами боя донских казаков являлись "лава", или атака рассыпным строем, и "вентер", или засада, применяем мые ими в сочетании одно с другим.

Историю боевых действий донских казаЧ ков в 1812 г. сборник начинает с документа, ярко рисующего эту тактику: "Рапорт командующего казачьим корпусом атамана Платова главнокомандующему 2-й запад-, ной армии генералу Багратиону? (стр.

"Лава" - высокоподвижный, но бесформенный строй, не поддающийся никакой регламентации, никаким уставным правилам. Этот строй выработался у донских казаков в результате многовековой боевой практики и вполне соответствовал природным качествам донских казаков: расторопности, Сметливости, ловкости, наблюдательности. ИСКУССТВО боевого маневрирования "лавою" заключалось в тесном взаимодействии между командирами и рядовыми казаками, в личной находчивости каждого из них, в уменье каждого казака по отрывочным знакам и сигналам своего командира быстро схватить и не менее быстро выполнить приказание командующего "лавой". Другой способ - "вентер?" описан Платовым в донесении его Багратиону.-

Очень часто казаки спешивались, иногда целыми полками, и вели стрелковый бой в пешем строю не менее искусно, чем пехота, вводя этим противника в заблуждение. Интересно отметить, что егерские полки, действовавшие в арьергардных боях совместно с казаками, переняли от казаков "вентер"и зачастую устраивали противнику свой, "вчерский вентер".,

Излюбленным оружием казаков была пика, которой они владели с исключительным искусством. Этим грозным старинным оружием они буквально наводили ужас на вражескую кавалерию, не умевшую защищаться от казачьих пик.

В Бородинском сражении донские казаки сыграли выдающуюся роль. В делах Центрального военко- исторического архива (ЦВИА) хранится донесение Платова Кутузову о действии донских казаков в этом сражении V

У исследователей Отечественной войны 1812 г. всегда возникал вопрос, кому принадлежала инициатива смелого кавалерийского набега на левый фланг и тыл французской армии, имевшего огромное влияние На исход всего Бородинского сражения. В делах ЦВИА такого документа ни один исследователь обнаружить не мог,- историки же и участники сражения изображали этот момент крайне смутно.

У Клаузевица в его труде "1812 год" набег Платова и Уварова представлен как случайный эпизоД, зародившийся в процессе боя, при поиске бродов через р. Колочу9. Историк Богданович строго придерживается в этом вопросе точки зрения Клаузевица *. Между тем, совершенно ясно, что никаких бродов в день сражения казакам искать не приходилось, ибо с момента занятия ПОЗИЦИИ русской армией, т. е. с 3 сентября, казаки получетлн задачу охраны нижнего течения Колочи от самой дер. Горок, а часть полков донских казаков освещала местность значительно правее; следовательно, за четыре дня до ораженш казаки прекрасно изучили охраняемую ими местность. t

Яркий свет на весь этот вопрос проливает ценнейший документ, помещенный в сборнике (стр. 18),"Реляция Платова Кутузову". Этот чрезвычайной важности исторический документ хранится в Ростовском областном архиве. Повидимому, он совершенно не был известен историкам и всем исследователям Отечественной войны 1812 года. Помещенный документ со всей очевидностью показывает, что идея кавалерийского набега на левый фланг и тыл фран-* цузской армии была у Кутузова еще накануне сражения, ибо, "получив 25-го числа прошлого, августа месяца," пишет- Пла* тоз," ввечеру приказание вашей светлости, отправился я на правый фланг 1-й армии, располагавшейся в боевой порядок у селения Бородина". Следовательно, боевую задачу Платов получил лично от са.мого Кутузова накануне сражения. Остается неизвестным характер этой задачи, но она выявляется рядом других фактов и теми результатами, которых добилА Кутузов в самую решительную минуту сражения. По неизвестным причинам эта реляция не была отправлена Платовым Кутузову, а была послана другая.

Нужно отметить чрезвычайно важную роль, которую играли действия казаков на дороге в Медынь после сражения под Малоярославцем. Этот незначительный, на первый взгляд, эпизод имел огромное влияние на решение Наполеона об отходе на Смоленск не через Калугу, а по старому, разоренному пути. Платов в своей реляции Кутузову (стр. 34) упоминает об этом эпизоде очень кратко, совершенно не подозревая о его громадном стратегическом значе-, кии; ".,..полковник Иловайский 9-Й, соеда-' нясь с полковником Быхаловым, с отрядом своим 14 числа -гори Медине ударили на неприятеля, взяли до трехсот пленных и пять лушек". Это-то'и привело Наполеона к мысли, что последний путь на Калугу - через Медынь." по которому он хотел обойти русскую армию, прочно заперт Кутузовым, и у него больше не оставалось никакого выхода, как отступление по Смоленской дороге.

Деятельность ополченских формирований Донского казачества в сборнике представлена слабо, хотя она была- весьма значительной, о чем свидетельствуют документы, храняшиесея в ЦВИА. Основная ценность сборника заключается в том. что он воскрешает и показывает лучшие традиции военного искусства славного Донского казачества, которое в боях за родную землю громило наполеоновских захватчиков, в том 'числе немцев, итальянцев и австрийцев. Все они испытали на своей шкуре удФры ка^ зачьей пики; слово "казак" наводило на них ужас. Если полки русской регулярной армии имели некоторую передышку, находясь в Тарутинском лагере, то донские казаки, составлявшие основную массу войсковых партизанских отрядов, которыми командовали прославленные Денис Давыдов, Сесла-вин, Дорохов и др. вели неустанную борьбу с захватчиками.

Казачья слава передавалась из поколе* йия в поколение, от отца - к сыну. Уменье ^воевать и ненавидеть врагов - врожденные качества донских казаков, дорожайхих боевой славой своих родных куреней. Сейчас, донские казаки бьются с немецко-фашистскими войсками за свою родину, за свой любимый тихий Дон, и все так же грозно в их руках оружие и сильна их ненависть к наглым захватчикам, как и у их предков. Донские казаки, оснащешше современной боевой техникой, обогащенные многолетним боевым опытом, на долях сражений великой отечественной войны сывают новые славные страницы в боевую историю, являясь грозной сило врагов.

Б. СОКОЛОВ

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА' * ЦБИА, ф. ВУАЧ Ks 3877. ; 2 Клаузевиц К. "1812 год*, стр. 92"93. Воениздат. М 1937. 3 Богданович "Описание Отечественной войны 1812 года ло достоверным источникам". Т. И, стр. 274. IS59.

РУБИНШТЕЙН Н, Л/ Русская историография. Огиз. Господитиздат.

1941. 659 стр. 7 р.

Большой труд проф. К. Л. Рубщнитейад увидел свет в суровые а грозные дни великой отечестэееной войны, В настоящее крада, когда помыслы всех советских людей сосредоточены на борьбе с ненавистным врагом" попирающим саяшеякую .землю нашей. родины, каждая вновь выходящая книга завоевывает 'свое право на существование з зависимости от того, на-сколько хорошо она вооружает г ухреа-доет нас для этой борьбы.

Кивта Н. Л. Рубинштейна показывает развитие русской асгорачеокой мысли н русской исторической наука от самых зародышей исторического созная-ня у русского народа и кончая вершиной научного ао-знанш вашего прошлого, достигнут*ой з трудах Легавна к Огалдаа. Долгий и трудный пуггъ этого развития идет параллельно ш в тесной связи с развитием самого русского- "арода. Как правильно отмелет автор, "всякая идеологий ^обусловлена . общей зшономерность-ю исторического развития самкх общественных отношений: перноди-аация русской вясторий определяет пе^чю-дааацшо русской якторяографаи" (преди-слоше). В качестве одной из важнейших форм адеолюгар историографии са-ма тш себе предоставляет историко-культурную я познавательную г^шюстъ- яоанайие же эако-ноад-ерности ее движения кч вершинам. марх-систско-лешшкой науки укрепляет нашу уварендасть в конечню-й победе этой науки над фальс:шфйкадаей и клеветою вра-гов, 1ишобн0 тому ка-к позшшда русского ВДртортческого развитая укрвдшет иадпу веру в 1м"сч"р,1пвемые духовные силы нашего "арода, ныне даэдаощаешые в боевых ж трудовых подвигах его сынов т дочерей. 4 Все возрастающая слеитшзашия © т#сто~

боты самому заготовлять и разыскшать многие сырые материалы.

Если Н. Л. Рубинштейн сумел счастявэо преодолеть ©се возникавшие в сшзи с этим трудности, то ему здесь шшогло, ш-мимо обширной зруднщш, отчетливое понимание стоявшей перед ш зада т. Эту Задачу он правильно вздит не s "форвдяь-" нюад вошрошэедения оцшок каждого отдельного историка с точки зрееия современного состояния науки", а "также не в

ской концепций каждому ложному, ошибочному утверждению дворянской и

жения шсщушеской тут, двджевая* котором "историч-еский материализм"вако-яоайеряое и неизбежное завершение и"р,о1--.

В ?швге проф. Рубинштейна йаме^там следующие отрезки этого дута, ш которыа и строится все шзложекке: 1

XVII века. 2. Русская кет в XVUI веке. Превращение исторического знатня .. в науку. 3. Период буржуазной исторической науки XIX в. (оряче-м этот

н вторую доловины укаяаииого c-v&mrm). 4- Pyccs

послаш глава, освещающая "теоретические

оаюзы" шш "общие щ>шщосвшш разш*

движеад"м -"сеЙ тгщ:т&&?$ тут в целом acpa-ft&e необхсешшьг-м: даяче он рискует утратить правильную "р,спектяву ш т деревьям своего уааеого участка работы не увидеть всего леса исторздчесйзаго знагпя.. Но только за последние два. три года историографические яйькж-знйя стали у нас пользоваться тем внипиогием" какого они Заслуживают. Поэтому автору обше-й -работы по историографии преходится трудиться на дадододготоз-лшнои тючае и г ходе $>а

бовавдгш парит и ттрдайтельста ашаэы-вать д©яж":ш"е .русской историй и историк другда тародш ОССР т нэол$фзддо1о, а - связи - с ' tKSToipssefl Западной Европы, автор уделял в ©тек вводных главах ви^теда-. 15*оа аидаа'шье я^йшйяЖ европейкой научной м'ЬЕсли," в той 'M

Но наибольшую ценность представляют главы, тлесященные характеристике целых направлений и отдельных виднейших пред-ст а ви телгй русской исторической науки. Пользуясь тапк-им оружием маркшетско-лешг'лской критики, ав'тор су:мел по-новому подойти ко многим историкам!, доказать 'ш подлинную сущность и значение. Здесь ггрудно выделить наиболее удачные главы: настолько все ониТ" являясь как бы маленькими монографическими исследованиями, ценны свежестью трактовки и убедитель-иаотью авторской аргументации.

Вместе с тем характеристики отдельных крупных историков, основанные на тщательном анализе совокупности их произведений, на хорошем знакомстве с эпохой, окружением, условиями жизни и творчества каждого из них, дают возможность показать (преемственность и закономерность (важнейших явлений нашей историографии. Читателю книги проф. Рубинштейна- нетрудно уяснить себе, как и почему т|руды Татищева, Миллера, Щербатова еде- . лали возможным появление "Истории государства Роосийского" Карамзина, тем "г,осударственная школа", знаменующая, по мнению автора, расцвет русской буржуазной историографии, обязана Ээарсу и "скептической школе", и как она, в свою очередь, определила многие -научные достижения Соловьева и его учеников.

Стремление проследить "преемственность развития не уводит автора в сторону от другой, не менее важной задачи - показать, как постановка и :решен1ие тех или иных исторических проблем определялись требованиями жизни, интересами классовой и политнчеакой борьбы.

Одним из многих гаримерав такого всестороннего охвата творчества историка является глава о Щербатове. Князь Щербатов показан прежде в.сегго как "один щ наиболее ярких и талантливых представителей руоского дворянства", ставший в оппозицию к "просвещенному абсолютизму? Екатерины II ради защиты дворгансюивс Привилегий, против наметившихся "притязаний купечества и крестьянства". Но если историческая концепция Щербатова выводится в основном ив его политической позиции, то научную базу его воззрениям дала рационалистическая мысль европейских философов и публицистов XVIII в. а метод его исторической работы и "р,уг источников предопределены тем, что было до Щербатова сделано, в частности Миллером и Татищевым. Сопоставляя Щербатова с его иредшеств енника ми и против опостаз-ляя ему Болтина, его упорного оппонента, автор уясняет вам сильные и слабые стороны этого 'дворянского историка и уверенно указывает место, занимаемое им в развитии русской историографии. Или другой пример из совершенно иной эпохи: В. О- Ключевский. Проф. Рубинштейн подготовляет читателя к" своей трактовке Ключевского и лучшего его исследования - "Боярская дума" - таким замечанием: "История политических институтов принадлежала к основным темам государственной школы". Принадлежность Ключевского к государственной школе для автора нисколько не затемнена "экономив -мом" этого выдающегося буржуазного историка. Автор показывает, что Боярская душ, как орган травящего класса, превращается в исследовании Ключевского 4 в "самодовлеющее выражение* всей ее политической историй". Иначе говоря, "вопрос развития (классовых противоречий" у Клю* чевкжого, как и у ©сякого "г,осударствен-шка", подменяется "вопросом развития самого политического института". Подытоживая свой содержательный разбор этого ггруда, автор убедительно показывает, как у Ключевского "факт превращается в юридическую норму и сквозь призму эгой'юри* дичаакой нормы воспринимаются затем самые факты". Так, шаг за шашм, читатель модводитоя к пониманию сущности знаме-ни того "Курса русской истории", как "нового утверждения государственной теории, хотя и доиолаениой новым материалом".," 11одчерки1вая замечательный талант Клю- чевокого, присущее езду художественное чутье народной жизни, яркость и запечат--леваемюсть исторических образов в era' творчестве, - словом, те черты, которыми; Ключевский долго будет привлекать к се-' бе читателей, Н. Л. Рубинштейн трезво оценивает органические пороки его кон-' цепции и бесплодность ее конечных итогов,'"

Я ограничусь приведенными примерами, .сознавая, впрочем, что они не щ состоянии дать представления о богатстве' содержания книги, солидности ее научной документации и уверенном применении автором приемов марке истакого анализа тсторио-' графических явлений. В последнем отношении, может быть, самым лучшим образцом является глава о Плеханове, к которой я; позволю себе 'Просто отослать читателя.

Однако в книге Н. Л. Рубинштейна гае все одинаково удачно, не вюе является. бессиорюьш, а некоторые частные положен ния представляются мне просто неверными.

Наим-^нее удавшимися автору следует считать первые две главы, относящиеся к историоиисавдига феодальной России. Автор, к сожалению, ограничил здесь свою задачу преимущественно формальным анализом летописей и хроник, устанавливая ах филиацию, их даточники, но лишь в единичных случаях давая разбор содержания ("Синопсис?), мировоэзреиие летописца или хрониста, его историческую концепцию.-Первые две главы получились '" сухими* -перепруженными 'источниковедческим мате- риалом; движение же 'Исторической мысли за долгие столетитя феодального периода осталось невыявленным. В частности ав-: тор не остановился даже на том факте, что с XIII?XIV вв. русская историческая мысль обнаруживает решительное отставание по сравнению с эашднюевропейской, в. то время как до этого периода русская' историческая продукция ничем не уступала современной ей европейской продукция, если даже не превосходила ее. О причинах этого явления, о значении "иссушавшего душу" тата1рсхо"монтолъского завоевания не сказано ни- слова.

Не вполне удачным является также" возмещение материалов о Градовском, Леон-товиче а Сергеевиче в главе 21-й, "тюоая-щениой главным образом "спец'йальйы'М историческим дисциплинами. Это не только.^ не справедливо, поскольку. . упомянутые-. историки права сыграли видную "роль в развитии русской буржуазной иаториографш, яо и напоследовател ыю: ведь Кавелин и Чвнерив, также историки права, получили свое надлежащее место в книге Н. Л. Русйшгтейна, а вовсе не фигурируют, (подобно их позднейшим иреемиикам, в качестве какого-то иривеска, где-то между сфрагистикой и археографией.

Автора, далее, нужно упрекнуть в том, что. при всей его осведомленности в вопросах западноевропейской научной и шторигаеской мысли он не всегда с достаточным вниманием подходит к- оценке их влияния в России. Абсолютно неверно утверждение, что' XVII?XVIII вв. являются решающей гранью в европейской историографии, поскольку лишь тогда история стала наукой и тогда было положено начало национальной историографии. Вся работа (итальянских гушшистов XV?XVI вв. немецких и французских их учеников а XVI в. полиостью игнофируется автором. Но автор несправедлив и по отношеадю к XVIII в. взятому в качестве лишь дополнения к XVII столетию. Заслуги "просветителей" в области историографии в такой мере "тарируются a-втором, что, останавливаясь на деятельности Шлёцера, он едва упоминает о зависимости этого немецко-русского историка от Вольтера и его школы. Едва ли верно также лтхтавопоставле-ние "прагматизма? Юма, с которым связывается Щербатов, "историко-философскому Н2пра>влению> Вольтера, усвоенному Болтиным: ведь Юм сам признавал себя в области историографии учеником Вольтера. Слишком скупо дан романтизм, сведенный главным образом к Шеллингу, который почему-то фигурирует в качестве создателя идеи "народного духа".,

В результате многочисленные нити, связывающие славянофильскую историографию с западноевропейским романтизмом, не показаны; в частности нигде не отмечено, что сла-вятаофильокий "мессианизм* в отношении России является, подобно аналогичным течениям в Польше, Италия и т. д. своеобразйой (реакцией на нац-аоналиетиче- -сюие измышления немецких романтиков. В "Русской историографии> даже не названо имя Маурера, первый труд которого - "Введение в историю общинного, подворного и т. д. устройства" - был рано переведем на русский язык. Между тем здесь, в .'связи с обшиной-мариой, дана в развернутом виде теория "самобытности" германского народа, особенности пути его развития в противоположность "г,нталому" и "р,еволюционному? Западу, т. е. Франции и Ан-гл&. Н. Л. Рубишптейн прошел .мимо всего , этого круга идей, которые следует иметь в виду, говоря о нашем народничестве.

Наконец," нельзя согласиться с автором ре цен зируемой книги в его трактовке позитивизма как начала кризиса буржуазной исторической мысли. Европейская историография второй половины XIX в. т. е. периода господства позитивизма, рассматривается автором как лишенная всяких философских основ и потому неспособная пошняться до синтеза исторических явлений, до сколько-нибудь оригинальной концепции исторнчеокото процесса. Автор настолько увлечен этим своим общим положением, что далее, вопреки очевидным фактам, утверждает: "Немногие .работы общего характера вроде "немецкой истории" (?) Лампрехта представляют не синтез, не попытку действительного осмысления исторического процесса в иелоч*, а лишь систематический свод конкретных исторических знаний". Достаточно пробежать глазами только оглавление к "Истории германского народа? Ламткрехта, чтобы убедиться в неправильности этой характерист"* ки. Именно не "свод конкретных исторических знаний", а попытку по-новому осмыслить исторический процесс, дать новую периодизацию, поставить ряд новых проблем представляет труд Лампрехта, вызвавший обширную полемику по методологическим, принципиальным вопросам в буржуазной литературе. Конечно, идеалистический сига-тез Лампрехта является для нас чуждым и неприемлемым, но это все же синтез. Точно так же попытку зеемирноисторяче-ского синтеза на философской позитивистской основе мы находим в трудах Курта Брейэига, Фюстель де Куланжа, Пиреена, Барбагалло и многих других историков, не говоря уже о первых опытах такого синтеза у Бокля и Д реп ера.

Игнорирование всех этих фактов объясняется тем, что проф. Рубинштейн слишком увлекся своей весьма спорной теорией о начале кризиса буржуазной историографии и на Западе и в России уже с 60-х гг. XIX века! С этой точки" зрения Соловьев является последним крутым представителем (русской буржуазной исторической мысли, давшим оригинальный синтез русского исторического процесса. Преемники Соловьева, по Рубинштейну,"только эпигоны, жившие его идеями. Для характеристики кризиса буржуазной историография уже в 60?70-х гг. берется творчество Бестужева-Рюмина, а в качестве одного из вернейших признаков этого кризиса - увлечение и самого Бестужева-Рюмина и его учеников... проблемами источниковедения.

С подобной постановкой вопроса никак нельзя согласиться. Ни интерес к источниковедческим темам, ни преобладание отдельных монографических исследований над общими синтетическими задачами еще не явля юте я пок а за те лдмя кризис а. На каждом большом этапе развития историографии достигнутый синтез перестает удовлетворять научным запросам. Естественно* в такие периоды наблюдается стремление углубить отдельные участки знания, специально изучить тот или иной вопрос, составляющий существенно необходимый элемент всякого будущего синтеза. Наступает затем время, когда на основе этой вновь добытой массы фактов w в духе господствующей фи лософско-пе тори ческой концелн ция такой синтез и появляется.

О кризисе буржуазной исторической науки мы вправе говорить лишь тогда, когда сама философе ко-историческая мысль уже вступила в полосу кризиса и прокламировала свое бессилие. Это явление мы и наблюдаем с начала эпохи империализма, кол>.

да (историческая мысль, под опустошающим влиянием махизма отрекается от своих претензий на объективное познание прошлого и объявляет это прошлое вообще непознаваемым, ставя под сомнение даже реальное существование исторического факта. Именно с этого времени, т. е. с первых десятилетий XX в. мы .можем наблюдать разрушительное действие кризиса исторической мысли на всю область конкретного исторического знания; именно с этого времени мы вправе говорить о кризисе буржуазной исторической науки, но никак не 'раньше.

Таковы основные пункты мот разногласий с автором "Русской историографии". Они не затрагивают .работы в делом и не могут повлиять на оценку рецензируемой работы. Еще меньше могут повлиять на высокую оценку этой работы встречающие-, ся кое-где неточности фактического характера или слишком тяжеловесные, а потому недостаточно ясные формулировки. Нужно надеяться, что во втором издании, которое, несомненно, скоро понадобится," так как , книга являете я учебником для ис таригае-, ских факультетов," эти дефекты будут устранены. Являясь первым опытом русской историографии - столь широком масштабе, книга Н. Л. Рубинштейна, отмечу в заключение, является и весьма удачный опытом, позволяющим с полным . основанием рассчитывать на дальнейшее успешное .раз- витие историографических исследований в нашей советской науке.

Проф. О, Вайнштейн ОТ РЕДАКЦИИ:

Присоединяясь к общей оценке труда Н. Л. Рубинштейна, данной в рецензии," как выдающегося историографического исследования," редакция не считает,. естественно, эту рецензию исчерпывающей. Для более полной и разносторонней оценки "Русской историографии" было бы желательно подвергнуть книгу Н. Л. Рубинштейна коллективному обсуждению на кафедрах исторических факультетов университетов и педвузов. Особенно важно было бы при этом собрать высказывания историков, специалистов по истории СССР. Исторический журнал охотно уделит место на своих страницах наиболее значительным отзывам.

"Листовки казанских большевиков 1903"1907 гг.". Татгосиздат.

Казань. 194L

Выпущенный Таггосиздатом сборник "Листовки казанских больтлевиков 1903? 1907 гг.", составленный тов; Айне типовым, заслуживает полногф внимания. В сборнике собрана большая часть изданных в течение 1903"1907 гг. листовок казанского комитета РСДРП, его военной и окружной групп.

"Листовки" являются ценными документами в деле изучения истории ка занекой большевистской организации периода революции 1905"1907 годов. В них отражена .огромная практическая деятельность, так-'тика партийной организации; в нех показана ее руководящая роль накануне революция и в революционных событиях 1905 г. в Казани, ее упорная борьба с самодержавием и предательской либеральной буржуазией.

В свете левинско-сталинской оценки тактики большевистской партии, характера и задач буржуазию-демокра:тиче.С1Кой революции 1905"1907 гг. надо подходить к оцен-кедеятельности и- тактики казанской большевистской организации. В этом листовки сборника имеют исключительно большое значение.

История казанской социал-демократической организации берет начало от первых марксистских кружков в Казани 1887? 1889 гг. созданных и" руководимых талантливым Марксистом Н. Е. Федосеевым, и связана с революционной деятельностью В. И. Ленина в Казани.

Казанская социа л чдеаго^ратическа я организации вооружаясь теорией марксизма-^ениншма, возглавляла борьбу рабочих пропив эксплоаггаторов, закалялась в борьбе с царизмом. В условиях постоянных преследований жандармерии и полиции, гносле. каждого "провала" члены казанской coil и а л - демократы ческой организации восста-навливали связи с рабочими, создавала новые кружки, соцяал-демократические группы, вовлекая в свои ряды передовых представителей рабочих- В газете, "Искра", в корреспонденции из Казани о работе социал-демократической группы в " 1902 г" сообщалось: "Еще осенью группа постановила, не ограничиваясь пропагандой, перейти, при первой же возможности, к широкой агитации на местах. Поэтому вся вторая половина 1902 г. была посвящена пропаганде с целью создать в среде казанских рабочих революционное ядро, которое совместно с членами группы вошло бы в состав иредполагаемого Комитета РСДРП"1. В декабре 1902 г. создается общегородской комитет, но ввиду того что в группу проникли провокаторы, вскоре почти весь состав комитета был арестован.

Первый казанский комитет РСДРП, если не считать общегородского, был создан ,в январе 1903 года. На первом же заседания казанский комитет РСДРП принял следу* юшее постановление: "принять без изменения црограмму "Искры" и считать ее, ".,Искру", своим руководящим: органом? (стр. 5).

Став с первых шагов твердо на позиция "Искры", признав ее своим руководящим органом, казанская социал-демократическая - организация тем самым четко определила-свою политическую линию и последов ательно проводила ее в своей практической деятельности.

Составитель совершенно правильно по-ступил, начав сборник, с этого постановле-шя казанского комитета РСДРП.

Я. М- Свердлов, прибывший в Казань в июне 1905 г. сыграл огромную роль в укреплении казанской большевистской организации. С его приездом расширилась и укрепилась связь партийной организации с рабочими, усилилась счргакизационно-агита-ционная работа на предариятиих. Гфи его непосредственном участия и руководстве стал издаваться орган казанского комитета газета "Рабочий". Под руководством Я. М. Свердлова казанская большевистская организация в период нараставших революционных событий 1905 г. развила кипучую деятельность: она мобилизовала рабочих и трудящихся вокруг задач революции и лозунгов партии, она -возглавляла революционные события в октябре 1905 г. в Казани, когда восставшие массы города фактически захватили власть в свои руки, разоружали полицию.

В. И. Ленин в статье "Приближение

развязки" писал: "В самом деле, сравните вот эти две телеграммы, которые мы берем .из лежащей перед нами венской буржуазно-либеральной газеты: "Т верь. Чернь в присутствии губернатора Слепцова напала на здание земских учреждений. Осажденный чернью, дам был затем заж-ж ей. Пожарные отказывались тушить. Войско стояло рядом, не предпринимая ничего против громил".,. "Казань. Народ обезоружил полицию. Оружие, отнятое у нее, распределено между н асе л е -ниш. Орг анвдзов а н а народна я милиция. Господствует полнейший порядок".,

Не (правда ли, как поучительно сопоставить ту и другую картину" Месть, бесчинство, погром. Свержение царской власти и организация победоносного восстания"2.

Казанская большевистская организация быстро реагировала устной и печатной агитацией (выпуском листовок, бюллетеней) на все важнейшие события, происходившие в то время в РОССИИ.

Значительную работу в период революции 1905"1907 гг. партийная организация вела и среди крестьянства. Проводила она эту работу главным образом через специально выш елейную так называемую окружную грушу при казанском комитете РСДРГ7, которая имела своих членов и сочувствующих, так или иначе связанных с грушой, не толыко в пределах Казанской губернии, но - ряде уездных центров и вруш! ы х се леший сое е дних губе ркий. Часть листовок, специально посвященных крестьянскому вопросу, была недана казанским комитетом, а значительная часть была издана за подписью окружной группы при казанском комитете.

Для работы среди солдат, для организации боевых дружная, вооружения рабочих и ознакомления с вошным делом при казанском комитете была создана военно-боевая группа, которая в дни революции 1905?

1907 гг. также проделала значительную работу.

Ознакомление с листовками казанской большевистской организации дает представление о важнейших революционных событиях в 1905 г. в Казани, о размахе и характере работы и тактике большевистской организации. Достаточно перечислить названия нескольких листовок, чтобы получить представление об основных вопросах, вокруг которых мобилизовала массы больше, внетская организации. Так, в сборнике имеются листовки с призывом ко всем рабочим и работницам Казани присоединиться к забастовке алафузовеких рабочих, обращение к солдатам не стрелять в забастовавших рабочей, с разъяснением значения армяно-татарской резни, с призывом к солдатам присоединиться к восставшим рабочим, с призывом к рабочим немедленно вооружиться, с разоблачением обмана царского правительства манифестом 17 октября и т. д.

Листовки по своему содержанию отличаются больше аист око у четкостью, принципиальностью и сочетаются с подулярностыо их изложения.

Казанская большевистская организация в годы революции 1905"1907 уделяла большое внимание работе ере1 ли тата.рского населения города и деревни. Уже первые прокламации, изданные казанским комигге-том в январе 1903 г. были переведены на татарский язык и отпечатаны на гектографе. Оценивая появление прокламаций на татарском языке как весьма положительный факт в работе казанского комитета, "Искра" писала; "Прокламация эта была встречена рабочими очень сочувственно, они усиленно разбирали ее и читали, несмотря на всю энергию заводской администрацию и полиции, тщетно пытавшихся уничтожить неожиданно появившуюся крамолу. Энергичнее других охраняли от полиция первую выпущенную на нх языке проклама" цию рабочие из татар"я.

В 1905 г. почти все прокламации, изданные казанским комитетом, переводилась на татарский язык и были распространены в сотнях экземпляров. В своем отчете за март 1905 г. в ЦК партии казанский комитет сообщал, что им распространены следующие прокламации на татарском языке: "Ко всем рабочим о бакинской резне" - 428 экз. "Ко всем рабочим о манифесте 18 февраля" - 278 экз. "Кто виноват" - 278 экз. "Солдатская памятка" - 260 экз. "Особытиях 9 января" - 400 экземпляров. В отчете казанского комитета указано, что за апрель было распространено 8 гектографированных прокламаций на татарском языке тиражом в 332S экземпляров . Летом и осенью 1905 г. широко развернута была издательская работа на татарском языке.

Все гарокламащии, полученные казанским комитетом от ЦК, были также переведены на татарский язык. Когда в Казань дошел номер газеты "Пролетарий" со статьей В. И. Ленина "Три коиствтуцин", она была переведена на татарский язык в издана отдельной листовкой.

В сборнике даны далеко не асе листовки, изданные казанским комитетом за указанный период. Но и в таком объеме сборник ярко характеризует деятельность казанской большевистской организации.

К сожалению, вследствие недостаточно тщательного редактирования сборник имеет существенные недостатки. Прежде всего надо было дать предисловие, в котором следовало вкратце в свете задач революция 1905"1907 гг. и тактики большевистской партии подчеркнуть огромную работу, в частности печатную агитацию, казанской бЪлъшенистской организации. Такое введение помогло бы читателю правильно оценить тактику организации, значение и роль большевистской печатной агитации и понять, какой ценный документальный материал представляют листовки в деле ознакомления с деятельностью, тактикой, руководящей ролью казанской большевистской организации в революционных событиях 1905"1907 nr. в Казани и Казанской губернии.

В сборнике имеется ряд опечаток и тропускав в тексте, подчас грубо искажающих смысл отдельных фраз. Так например вместо слова "капиггалнстжческом" напечатано "воспитательнш? (стр. 139), вместо "пиррову" напечатано "первую? (стр. 124), вместо "р,оль" напечатано "р,од?

(стр. 138). На стр. 88 в шдданшке'в т. це листовки напечатано "переиздана с Яа 1 "Пролетария" - в сборнике это вщу. щено. На стр. 211, листовка - 108, ooci заголовка П|ропущены олова "письмо пи-вое". В тексте листовок не везде сохранены особенности подлишн-иков. Так, аа страницах 80, 81, 124"125 листоаш за ?? 53, 74 в подлиннике каждое требование выделено курсивом, на стр. 125 слова "к вооруженному выступлению всего народа" в подлиннике выделены крушш шрифтом. Все эти особенности листовок Татгосиздат совершенно выкинул, напечатав асе подряд одним шрифтом^ Заголовки, данные составителем, не всегда удачтш.

К существениым недостаткам сборника относится также то, что 1) составитель не указал, где обнаружены листовки сборшса, ограничившись указанием места xipanesaq их, 2) в сборнике нет указаний, какие'вэ листовок были переведены на татарский язык. Необходимо было хотя бы в дрило-жегаии к сборнику перечислить номера листовок, переведенных и изданных на та-тарском языке.

Несмотря на указанные недостатки сборник имеет большое значение и явится ценным документальным материалом при изучений истории казанской большевистской организации и революционных событий в Казш в период 1905"1907 годов.

Л. Тарасов

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

* "Искра" - 35 от 1 марта 1903 года.

* Ленив. Соч. Т. VIII, стр. 370.

3 "Искра" - 35 от 1 марта 1903 года.

* См. "Пролетарий" - 3 от 9 июня 1905 года.

Героика и патриотизм в русской исторической художественной живопиЬй

За последние три года у нас начали выходить отдельными выпусками два альбома по истории СССР с репродукциями лучших наших художественных картин на исторические темы. Один альбом составлен истори-ко-партийным кабинетом Высшей школы партийных организаторов (в дальнейшем сокращенно "ВШПО?) ори "ЦК ВКП(б). Вышло 7 выпусков этого альбома. Тематика воспроизведенных в них , картин касается исторических событий и явлений, происходивших в жизни русского народа на протяжении IX?XIX веков.

Другой альбом, который будем сокращенно именовать "НКП", составлен Главучтех-промом Наркомпроса РСФСР. Запроектирован он в двух выпусках; пока вышел один, отображающий историческое прошлое нашей родины за период IX?XVIII веков включительно.

В обоих альбомах отображено в картинах довольно значительное количество тем со-' диально-экономических, политических, культурно-бытовых, щтш одна и та же картина дает возможность разработать две и больше темы. ;

В альбомах воспроизведены картины и на такие темы, как война, вооружение и снаряжение ^воинов; интервенты и борьба русского народа с ними и, наконец, герЬи, героизм и патриотизм. Эта группа тем заслуживает сейчас 'Исключительного внимания и должна быть возможно шире июполь-зована советской школой в классной я внеклассной работе по ж тория. На тему об интервентах и о борьбе с ними русского народа в альбомах помещено свыше .40 картин, кроме того к ним приложены географические карты, значительно, усиливающие эффективность .картин. О героях, героизме и патриотизме в обоих альбомах помещено до 40 репродукций. Все #ш касаются преимущественно истории русского народа периода Киевского, Новгородского и Московского государств и Российской имтюрии XIX века. Некоторые картины дублируются в обоих альбомах. Качество этих репродукций яе одинаково: в издании "НКП" они ярче, красочней; в_ аль

"ВШПО" картины сопровождаются краткими аннотациями, и - что особенно важно " - выдержками из высказываний современников, а также основоположников марксизма-девдннвзма; здесь же, рядом с картинами, дается иногда карта, диаграмма, схема, таблица. К обоим альбомам приложены книжки с пояснительным текстом.

Цель настоящей статьи - помочь выбрать из обоих альбомов для учебных целей те репродукции, которые отображают главным образом вторжение интервентов и захватчиков на территорию нашей родины, борьбу с ними русского народа, его героизм я патриотизм.

Картина худ. Васнецова "Три богатыря" написана на тему борьбы Киевского государства с кочевниками. Помещена она в обоих альбомал ("ВШПО*. Вып. 1-й, N° 23 и "НКП" - 4). "Три богатыря", или просто "Богатыри"," одна из самых популярных нсторико-былинных картин. При умелом использовании ее педагогом она может сыграть большую роль в развитии патриотизма у учащихся. Объяснение должно даваться примерно в таком духе; на заставе Киевского государства в качестве стража, охраняющего границы, стоит сам народ в лице своих богатырей-геооез: Ильи, крестьянина "из под города Мурома, из того ли села: Карачарова", "Добрынюшки, сына гостя Рязаяяского", и Алеши, "что ш красного города из Ростова, сына соборного попа Ростовского". Три богатыря как бы олицетворяют все группировки тогдашнего русского государства - крестьян, купцов и интеллигенции; последнюю в то время представляло духовенство. Все они одинаково/ любят родину-мать,, все они охраняют ее границы от грабителей-кочевников. На богатырях ^одежда и доспехи лучшего изделия народа; под богатырями кони неутомимые, выносливые, вскормленные и вспоенные народом для бранных подвигов своих богатырей. Сами богатыри - любимцы, гордость всего народа, охраняющие своей Грудью труд крестьянина" ремесленника, купца и интеллигента во благо родины. На картине, как и в былине, "богатырская застава", т. е. граница. На границе три богатыря. Патриотическое содержание этой картины в наши дни приобретает особую актуальность.

Рисунок худ. Лиснера "Святослав держит слово своим воинам перед сражением с болгарами" посвящен походу киевского князя Святослава на Дунай ("ВШПО". Вып. 1-й). Под рисунком слова Святослава: "Не посрамим же земли русской, поляжем костьми - мертвые бо сраме не имут. Станем крепко. Я пойду впереди вас и если голова моя ляжет, то промыслите собой" (поступайте, как хотите).

Борьба Киевского государства с кочевни-камятпеченегами в X?XI вв. отражена в картине Н. А. Касаткина "Печенег в степи". Пояснительной подписью к картине должна служить цитата из Начальной летописи: &Брй был злой едва одолел Ярослав. И понижали печенеги в разные стороны". Слова эти не'соответствуют картине: они говорят о разгроме печенегов Ярославом, а иа картине разгром печенегами Киевского государства, увод пленных киевлян, угон скота н горящее село, подожженное кочевниками.

Преподаватель, показывая учащимся эту картину, должен заменить приводимую цитату другой, хотя бы известными словами Владимира Мономаха: "Выйдет в поле смерд пахать, нападет на него кочевник, возьмет его в плен, угонит скот, а село сожжет". Эти слова раскрывают содержание картины полностью.

Борьба Киевского государства с кочевниками-половцами в XI?ХШ вв. запечатлена картиной худ. К- В. Лебедева "Половецкий набег? (помещена в обоих альбомах). В качестве надписи к ней даны следующие, слова из Начальной летописи: "Начнет пахать смерд, приедет половчанин, убиег смерда стрелой, возьмет его лошадь, поедет в его село, заберет его жену, его детей и все его добро".,

Картины Касаткина и Лебедева имеют большое воспитательное значение. Они приучают детей видеть в интервентах злейших врагов своей родины, уничтожающих не только материальные ценности и продукты тяжелого труда, но и самих трудящихся^ Картины воспитывают в детях чувство ненависти к захватчикам, стремление стать на защиту родины. Именно в таком духе и следует толковать эти картины при изучении киевского периода истории СССР. Особенно ценным является показ их в III классе, где по ним можно и должно построить рассказ-беседу о разорении Киевской земли пришедшими с юга печенегами и половцами. Нашествие половцев и борьба с ними запечатлены в поэме "Слово о полку Иго-реве". Это "Песнь о походе Новгород-Се-верского князя Игоря в 1185 г. яа половцев". На эту тему худ. В. Васнецов написал картину под названием "После побоища Игоря Святославича с половцами" (помещена в обоих альбомах). Над картиной помещена цитата: "Смысл поэмы - призыв русских князей к единению как раз перед нашествием монголов". "Лучше убиту быти, нежели полонен быти" ("Слово о полку Игореве?). Великий художественный памятник нашей древности "Слово о полку Игореве" воплотил в себе лучшие черты национального гения русского народа: высокую доблесть, горячую любовь к родине, волю к победе над 'врагами, несгибаемое упорство в борьбе с поработителями родной страны. Картина Васнецова запечатлевает момент битвы, который так поэтически звучит в поэме: "К полудню на третий день пали знамена Игорева... И вина кровавого тут не достало; тут и пир докончили храбрые русичи: сваты напоиша и сами поле-гоша за землю русскую".,

Одна из многочисленных попыток германских псов-рыцарей оккупировать новгородские земли с целью ограбления богатых городов и сел, обращения населения в своих крепостных отражена в картине Труве "Ледовое побоище? ("ВШПО". Вып. 2-й). Пояснительный текст взят из "Софийской первой летописи" (1242 г.): "И быть ту сеча зле - велика немцам и Чуди, Труокы от кошй ломления и звук от мечяого сечения... И не бе видети леду. Покрыло бо есть все кровью и не бе им камо утеши, и быще их на 7 верст по леду".,

Татаро-монгольское иго, или длительная интервенция татар в русском государстве, отражено в обоих альбомах в нескольких картинах.

Годы татаро-монгольского ига? 1240? '1480 - явились темой для картины С. Иванова "Сбор дани баскаками". Своего рода эпиграфом к этой картине служат замечательные слова Маркса: "Это иго не только подавляло, оно унижало и калечило самую душу народа, ставшего его жертвой. Монгольские татары установили режим систематического террора, основами которого были разорения и массовые убийства".,

Золотая Орда в ХШ?XV вв. получила свое отражение в картине А. Ф. Максимова "Русские князья на поклонении у хана". Под этой картиной также приводятся слова Маркса: "Традиционная политика татар заключается в том, чтобы обуздать одних русских князей и при помощи других разжигать их междоусобицы, приводить их силой в равновесие и не давать укрепиться ни одному из них".,

- Картина хорошо иллюстрирует высказывания Маркса и текст учебника.

На тему борьбы Московского княжества с Золотой Ордой написана картина Н. П. Христенко "Куликовская битва? (1880 т.) ("ВШПО". Вып. 2-й). Текстом к этой картине служат слова товарища Сталина; "Интересы обороны от нашествия турок, монголов и других народов Востока требовали незамедлительного образования централизованных государств, способных удержать напор нашествия" - и выдержка из речи Димитрия Донского, произнесенной .на военном совете перед Куликовской битвой: "Ведайте, что я пришел сюда... русскую землю от пленения и разорения избавить или голову свою за всех положить: честная смерть лучше плохого живота". Картина иллюстрирует один из многих моментов в истории русского народа, громящего своих злейших врагов - интервентов-татар. Учащимся * Ш класса картина даст богатый материал о Куликовской битве, отмеченной в учебнике лишь одной датой.

Польской интервенции XVII в. отведено п обоих альбомах достаточное количество картин, дающих учащимся яркое представление об одной из народных войн нашего прошлого и способных вызвать' у ребят чувство ненависти к врагам-интервентам и безграничной дюбаи к родине.

Картина худ. Неврева "Лжедимитрий I у польского короля? ("ВШПО". 1 Вып. 4-й). Содержание картами полностью раскрывают ' следующие цитаты: "В пределах нашего государства показался московский, человек, объявил себя сыном умершего великого князя московского Ивана Васильевича - Димитрием. Если бы этот Дамитрий при нашей помощи был посажен на царство, много бы выгод произошло из этого обстоятельства"; "жаловались на великие притеснения от поляков, которые повсюду своевольствовали... забирали в лавках все даром и ке сносили ни одного слова от русских, но тотчас рубили их саблями... и так повсюду учиняли волнения, что было невыносимо". *

К той же теме относится и картина* v К. Маковского "Свержение самозванца".,

Неврев изобразил начало карьеры королевской марионетку - Лжеддомитрия; Маковский дает финал ее. Обе картины воспроизведены на одном листе, под одним текстом.

На том же листе дана репродукция с картины неизвестного художника XVII в.Г торжественный прием самозванцем иностранных послов а тронном зале Грановитой палаты. Царь-проходимец на троне. Его окружают телохранители - рынды. Справа сидит духовенство во главе с патриархом, слева - бояре; около духовенства на лавках - тоже бояре. На первом плане - послы. Все три картины рисуют тяжелую годину, когда родина наша .истекала кровью, расхищались и гибли наши культурные ценности.

"Поляки, последовавшие за первым Димитрием, убитым впоследствии в Москве...-выставили другого Димитрия, чтобы иметь... предлог к исполнению своих замыслов" - это надпись к картине худ. Иванова "Тушинский стан"(воспроизведена в альбоме "ВШПО". Вып. 4-й).

На картине изображено гнездо воров, уголовных преступник^ и всякого сброда, начиная от московских бояр-изменников я польских панов-интервентов и кончая казаками-наемниками.

Хорошему педагогу нетрудно будет путем увлекательного рассказа перенести этот сброд из Тущкиа в села и города, в монастыри и помещичьи усадьбы и показать его там в действии, в настоящей роли громил и убийц - ?aftV-ито" иностранцев - и тем самым вызвать у учащихся чувство безграничной .ненависти к интервентам.

Попытка интервентов разрушить, разграбить, а потом сжечь один из очагов нашей культуры изображена в картине худ. Мило-радовича "Защита Троице-Сергиевскрй лавры" ("ВШПО?).

Картины "Восстание в Москве против поляков в 1611 г." ХУД. Нидермана (альбом "ВШПО". Вып. 4-й)' "Минин и Пожарский на площади" худ. К. Е. Маковского, "Воззвание Минина к нижегородцам" худ. Пескова (альбом "НКП?) рисуют различные формы борьбы русского народа с ннтераен* Tavi'i-naH-a-MW.

Картина худ. Лиснера на тему о панской интервенции "Изгнание поляков из Кремля? (воспроизведена в обоих альбомах) прекрасно передает позорную сдачу панов в плен. Так окончилась полным поражением попытка польских панов во главе с их королем разгромить русскую землю и обратить в "быдло" русский народ.

На тему о Семилетней войне 1756? 1763 -гг. ".написана худ. Конебу картина "Вступление русских войск в Берлин".,

Исключительно ценным изобразительным средством для воспитания учащихся в духе героизма и патриотизма являются картины о Суворове и его чудо-богатырях. Таких картин в альбомах несколько: "Суворов обучает войска приемам: штурма" худ. Лебедева (альбом "ВШП'О". Вып. 4-й, Кз 19); "Переход Суворова через Альпы" худ. Сурикова (альбом "ВШПО". Вып. 4-й). Ввиде пояснительного текста к картине Сурикова поставлены слова Энгельса: "Население... способное преодолевать всяческие тяготы... представляло собою превосходнейший солдатский материал для войн того времени, когда сомкнутые массы решали исход бея". "Этот переход был самым выдающимся из всех современных альпийских переходов". Не ведать страха, не бояться трудностей, решительно преодолевать их - вот к чему призывает картина Сурикова, вот какие чувства она рождает.

На такой же сюжет - о преодолении трудностей, о героизме солдат'? .написана картина худ. Коцебу "Переход русских войск через Панике в Альпах" (альбом "НКП?).

"Штурм Очакова 6 декабря 1788 г." - гравюра XVIII в. (альбом "ВШПО". Вып. 4-й). Здесь запечатлен главный момент штурма русскими войсками крепости. Преодолевая рвы и высокие стены, они врываются в Очаков,

Героизм и патриотизм русский народ проявлял не только в войне с интервентами, но и в тылу и в мирной обстановке" на эту тематику имеются картины в обоих альбомах.

"Роман Галицкий принимает послов римского папы""картина Н. О. Неврева (альбом "ВШПО". Выл. 2-й). Здесь изображен действительный факт: папские послы' предлагали Роману Галицкому помощь в его борьбе с боярами при условии, 'если он станет папским вассалом. Много раз делались со стороны пап подобного рода предложения н русским князьям. Эта своеобразная "д,уховная "интервенция" всякий раз разбивалась о высокий патриотизм русских князей и народа. Таким патриотом был и Роман Галицкий. Выслушав предложение папы, он поднял свой меч над головами послов и сказал; "Таков ли у папы" Пока ячиошу его при своем бедре, не имею нужды в другом. Я кровью покупаю города, следуя примеру своих дедов, возвеличивших русскую землю";

Высшим проявлением героизма и патриотизма был подвиг крестьянина Ивана Сусанина. На эту тему дана в альбоме "ВШПО? (вып. 4-й) картина худ. Земцова. Художник отобразил момент, когда на Сусанина набрасываются польские интервенты, чтобы его убить. Сусанин - олицетворение исключи тельного героизма и патриотизма, свойственных русскому народу и повторяющихся постоянно, как только в пределы родины вторгаются интервенты.

Северная война и основание Петербурга. Эта темп отображена в ряде картин: "Взятие крепости Ногебурга? (худ. А. Кодеру) , "Га нгутское сра жение? (гравюра XVIII в.).

Учащимся наших школ необходимо знать, что Полтавский бой освободил русский народ от одного из самых сильных и коварных интервентов, на протяжении веков разорявших наше отечество. В альбомах на эту тему воспроизведен ряд картин: "Полтавский бон""г,ромадная панорама Полтавского боя - работа худ. Мартена; "Петр объезжает войска? Ю. Репина (альбом "ВШПО". Вып. 5-й). Картина напоминает момент из "Полтавы" Пушкина:

"Он поле пожирал очами, Могуч и радостен как день".,

В Петре чувствуется властность, уверенность в победе, заражающая всех полная готовность ринуться в бой. Картину-портрет хорошо показывать под чтение пушкинской "Полтавы" в той части, где описана главным образом подготовка к бою. Она хорошо запечатлевает героя русского народа и победителя шведских интервентов, пришедших с помощью изменника Мазеп.ы и его группы на территорию братского украинского народа.

"Полтавская битва". "Преклонение шведами знамен перед Петром? (картина А. Ко-яебу, помещена в обоих альбомах). Картина имеет следующую красноречивую надпись - слова Петра: "Объявляю вам о зело превеликой и незнавшей виктории, которую господь бог нам через неописанную храбрость наших солдат даровати изволил, с малою войск наших кровью".,

Кроме картин на темы о патриотизме, героизме и героях, о захватчиках-интервентах и борьбе с ними в альбоме "ВШПО" имеются картины главным образом батального характера. Это "Взятие Казани и Астрахани Грозным", "Победа Петра I", "Чесмеиско-Кагульский бой, взятие окопов в турецкую войну 30?40-х годов XVIII Столетия". Картины эти - очень полезный материал для воспитания в учащихся воли к победе над всякого рода врагаш, могущими, напасть на нашу родину.

Как видно из данного нами отбора живописного материала, картины с преобладанием художественного начала играют, больше воспитательную, нежели познавательную роль; картины с историческим акцентом, наоборот, служат меньше воспитательным целям и больше образовательным. Это следует учерть при работе с картинами в связи с изучением истории. Картины второй группы "хорошо повествуют, как бы иллюстрируют текст, не дублируя его, а дополняя. К этим картинам можно возвращаться всякий раз, находя в них что-нибудь новое.

Таков вывод, напрашивающийся в процессе работы над историческими художе* ственными картинами.

I ВА, Лабунский

WILLOUGHBy IV. IV. Japan's, case examined. Baltimore. J. Hopkins

press. 1940. X, 237 pe

УИЛЛОУБИ В. Рассмотрим японскую проблему

Новая книга известного американского знатока международных отношений на Дальнем Востоке посвящена анализу целей и методов японского проникновения в Китай. Уиллоуби является автором ряда ценных трудов по истории Дальнего Востока. Такие его книги, как "Иностранные права и интересы в Китае", "Китай на мирной конференции" и др. хорошо известны всем, кто интересуется дальневосточными проблемами. Настоящая работа автора является в известной мере продолжением его книги, вышедшей в 1935 г. под названием "Японо-китайский конфликт и Лига наций" ("The Sino-Japanese Controversy and the League of Nations*). В ней" автор разбирал поведение Японии в Китае после так называемого "манчжурского инцидента", который оказался лишь первым шагом Японии на пути к покорению всего Китая.

В своей новой книге автор продолжает анализ японской политики в Китае в свете фактов, имевших место после 1937 года. Книга вышла еще до начала войны на Тихом океане. Несмотря на это она представляет большой интерес. Автор в сжатой а ясной форме дает бо л ь шой м ате -рпал для оценки политики Японии в Китае. В настоящее время, после начала войны в Тихом океане, автор, конечно, иначе подошел бы к своей^теме,' о многом говорил бы иным языком. Там, где автор говорит только "возможно", мы смело можем поставить теперь "д,ействительно".,

Автор решительно и безоговорочно осуждает методы и поведение японских империалистов в Китае. Но, оставаясь на почве международного права, автор неизбежно ограничивает себя в выборе аргументации.

Значительная часть книги посвящена раэбору и анализу японской аргументации з защиту ее выступления в Китае. Автор по пунктам разбирает -все эти рассуждения и отвергает их, доказывая их несостоятельность. По мнению автора, "японцы имеют чрезвычайно низкое представление об умственных способностях тех людей, для которых они делают эти свои заявления? (стр. 37).

Автор на страяицая своей книга показывает, что все "объяснения" и "р,азъяснения", выдвигавшиеся защитниками и апологетами японского империализма, не могут прикрыть факта откровенной агрессии японского иэдпериаивиама против Китая. Японцы заявляют, что ими движет ?жизненная заинтересованность" в положении в Китае. "Автору настоящей работы," пишет Уил-лоуби,?' неизвестно, чтобы правительство Японии когда-либо дало определение того, что оно понимает вод этими жизненными интересами Японии в Манчжурии или в Китае? (стр. 37).

Другой 'мотив, часто приводившийся японкжой шовинистической публицистикой, заключается в том, что Япония якобы уг-" рожает опасность со стороны СССР. Автор пишет по этому поводу следующее: "Япония аннексировала Корею для того, чтобы сделать свои острова менее уязвимыми для вражеского вторжения. Она сочла себя вынужденной усилить свое влияние и свои права в Манчжурии для того, чтобы обеспечить свод владения в Корее; чтобы еще более обезопасить свои владения, она вторглась в Манчжурию, заняла ее своими войсками и создала там марионеточное правительство, находящееся под. ее полкьш контролем. Имея, таким образом, под своей властью три восточн ых проаянцти Манчжурии, ота сочла необходимым для их безопасности расширить еще далее свою власть и занять прилегающие провинций Жехэ и Чахар"(стр. 34). Так растут аае-титы японского империализма. Военное выступление Японии против США и Англии разоблачило подлинный объем этих ацетатов.

Японские шовинисты "оправдывали" свое выступление против Китая также тем, что последний представляет собою якобы неорганизованное государство, и поэтому с ним нет нужды считаться, иначе говоря, его противникам все позволено. На это автор замечает: "Сама Япония представляется таким государством, которое дает право другим отказаться от нормальных отношений с ней. Ибо для того, чтобы с калим*, нибудь государством можно было вступать в отношения, необходимо наличие правительственного органа, чьи декларация в обязательства можно было бы считать ав* торитетным выражением воли правительства... В действительности, однако, очень хорошо известно, и даже признается многими в самой Японии, что вооруженные силы не только диктуют гражданским властям Японии ее внешнюю и внутреннюю политику, но без колебаний нарушают международные обязательства, принятые на себя гражданскими властями" (стр. 56?57).

Касаясь целей японского империализма в Китае, автор говорит: "Одной из причин, почему Япония не стала откладывать нападения на Китай после 1931 и 1937 гг. является то, что Китай быстро превращался в мощное и .преуспевающее государство" (стр. 59).

Приведя в доказательство некоторые официальные свидетельства, автор заключает эту часть своей книги следующими словами: "Бели мы хотим найти еще другие доказательства того, что Япония не хочет увидеть превращения Китая в сильное и преуспевающее государство и спешит воспользоваться слабостью китайского правительства, мы в этом можем убедиться из того, что Япония всячески стимулирует и поощряет продажу и потребление в Китае наркотиков, широко проводит контрабандные операции в Китае, всеми силами стремится подорвать шциошльнуго важо-ту. В то же время, как показывают факты, в районах, где японцы захватили военную власть, Япония осуществляет планы торгового и промышленного развития, которые не могут иметь никакого значения для благосостояния китайского населения, а должны послужить -исключительно целям обогащения Японии" (стр. 67).

j Автор подчеркивает различие между теми целями, которые японцы официально опубликовали, и действительными притязаниями и надеждами японского империализма, подчеркивая вопиющее расхождение между официальными декларациями Японии и ее политикой в Китае. Начиная войну з Китае в J 931 г. японцы уверяли, что они лишь стремятся обеспечить защиту своих подданных и японского имущества и по выполнения этой задачи японские войска будут немедленно выведены из Китая. В 1934 г. японцы сочли момент достаточно созревшим для того, чтобы объявить о своем намерении в будущем огаределять взаимоотношения между Китаем и другими государствам! (д ек л ара ци я А иа у). После 1937 г. апетиты японского империализма неизмеримо выросли. Автор замечает, что "после начала японо-китайской .войны японцы непрестанно расширяли 'и увеличивали СЕОЮ официальную военную программу? (стр. 14). В ноябре 1938 г. японцы объявили о своем намерении создать "новый порядок" в Азии. Действительные цели япон-с кого имвхари а лигами в Кит ае, по мн е н и к> автора, сформулированы в секретном договоре Японии с марионеткой Вал Цзин-веем, заключенном 30 декабря 1939 г.; окольными л утя-ми этот документ попал в руки китайского правительства, а через него проник в иностранную печать. Комментируя $то кабальное соглашение, автор замечает, что ото "идет гораздо дальше, чем в свое время 21 требование, ясно и недвусмысленно устанавливая японский политический, экономячеокий, военный контроль над Китаем, и даже контроль над китайской культурой" (стр. 105).

Но и планами полного подчинения Китая японский империализм не ограничивается. Он идет еще дальше, выставляя претензии на 'Господство над всей "Восточной А зией" "По Mine нию сторонников и пропагандистов этой идеи," пишет автор,? Япония должна не только захватить весь Китай, но и все острова в Тихом океане вдоль восггочноазиатакого материка и к югу s от него, включа-я Австралию и Новую Зеландию, Филиппины, Нидерландскую Индию и другие островные владения западных держав. Таким образом, термин "Восточная Азия" означает, помимо Китая, Восточную Сибирь, Французский Индокитай. Сиам, Тибет и Малайский полуостров. Даже Индия и Бирма не останутся в безопасности" (стр. 140).

В доказательство того, что японский империализм действительно питает столь широкие планы, автор цитирует ряд заявлений генералов Донкара, Тада и Араки. Автор посвящает специальную главу также знаменитому меморандуму Танаки. Автор указывает, что последовательное и неуклонное осуществление плана, намеченного в этом -меморандуме, является достаточным доказательством его подлинности1. Что касается происхождения этого документа, то автор склоняется к мнению, высказанному .редактором "КоЬе Chronicle* Морганом Юигом в его сравнительно недазно вышедшей книге "Императорская Япония, 1926"1938". Юнг считает, что так называемый меморандум Танаки воспроизводил4 протокол или резолюцию, принятую на Дальневосточной конференции, состояз-шейся в Токио в июне 1927 года. Никаких сообщений о ходе этой конференции так и не б ыло опубликовано, однако из вестно, что она обсуждала важные вопросы внешней политики Яионш. На этой конференции присутствовали представителя японских военных и гражданских властен из Манчжурии и Монголии.

В заключение своей книги автор пытается наметить линию политики США в дальневосточном вопросе. Отметив, что США неоднократно заявляли о своем отказе признать положение вещей, возникшее -в результате японской агрессии в Китае, автор указывает на заметные признаки активизации США в этом вопросе - так называемое моральное эмбарго на вывоз в Японию некоторых предметов, имеющих военное значение, ра с торжеьт ге торг ов о го догов о ра 1911 г. к т. д. Автор выступает за более решительную политику в отношении Японии, 'рекомендуя проведение дискриминаций против японской торговли.

Автор подчеркивает значение событий, происходящих на Дальнем Востоке, для судеб мира. Война, которую ведет китайский народ, пишет автор, является не только войной за освобождение Китая: китайский народ "сооротивляетс я силам, которые, если им не противостоять, угрожают международному праву и порядку. Если этот порядок не будет сохранен, то под угрозой окажется вся цивилизация. Поэтому события, происходящие на Дальнем Востоке, имеют всемирнойстаретчеокое значение и чреваты последствиями" (сто. 198).

Н. Ерофеев

9 "Ие:орпч?чч:;!п ж у риал* - 10

HAMBRO C.J. I saw It happen in Norway, New York. 1941. VIII, 218 p. ХАМБРО К. Я видел, как это случилось в Норвегии.

Автор книги - видный политический деятель Норвегии, лидер консервативной партии, председатель норвежского стортинга (парламента). Фа'кты, данные в книге, имеют несомненный исторический интерес. Автор излагает обстоятельства, при которых фашистская Германия совершила свое ничем не оправданное предательское нападение на нейтральную Норвегию в 1940 году.

Первые сведения о готовящихся событиях поступили в Норвегию еще днем S апреля. Однако никто в стране не придал серьезного значения этим слухам: слишком неправдоподобным казалось такое нападение. В час ночи 9 апреля в Осло была объявлена воздушная тревога. Вскоре поступили сведения, не оставлявшие -более места никаким сомнениям: страна подверглась неслыханному, ничем не оправданному нападению. Под покровом ночи германские/суда вошли в гавани Норвегии я высадили войска. * которые быстро расширяли зону оккупации. Медлить было больше нельзя. Вскоре все правительственные органы, члены парламента, государственный банк, дипломатические миссии - все векшу ля Осло, направляясь на север, в Хамар. Когда германские войска приблизились к Хамару, временной резиденции правительства, последнее переехало в Элъзе-рум Но и этот город правительству также пришлось вскоре покинуть.

Автор книги по поручению правительства перебрался в Швецию и лишь несколько позднее вернулся в Норвегию, чтобы принять участие в обороне Нарвика, а затем, когда борьба оказалась безнадежной, после вынужденной эвакуации союзных "войск, вместе со всем правительством перебрался в Лондон, чтобы продолжать борьбу за освобождение своей страны от ига иноземных захватчиков. Хамбро под* робно рассказывает о героической борьбе норвежского народа, армии, флота и авиации против германских оккупантов; он описывает также предательские, коварные методы, применявшиеся гитлеровцами для того, чтобы сломить волю норвежского народа к борьбе. И эти страницы читаются с захватывающим интересом.

Германские военные суда вошли в норвежские ©оды в 12 часов ночи, направляясь к столице Норвегии - Осло. Между тем, как отмечает автор, официальный меморандум германского правительства был вручен норвежскому министру иностранны" дел только между 4 ч. 30 м. и 5 ч. утра, т. е. через пять часов после того, как Норвегия подверглась нападению. Германский меморандум представлял собою не что иное, как' неприкрытый ультиматум; дли вшу ссылаясь на вымышленные планы англо-французского вторжения в Норвегию, германское правительство предъявляло ряд требований, в действительности означавших полное прекращение самостоятельного с у ществов а ни я Н ope е г ни.

После отказа норвежского правительства принять эти неслыханные требования, германский посланник потребовал личной аудиенции у короля Гакона. Явившись на это свидание, германский посланник заявил, что он намерен говорить с королем наедине Очень возможно, что немцы рассчитывали путем воздействия на короля добиться принятия своих требований. Но король Гакоа отказался разговаривать с германским посланником без министров. На состоявшемся свидании в присутствии министров германский посланник заявил, что Германия настаивает па назначении премьером^ Квислинга, который обеспечит необходимое "сотрудничество" между Германией и Норвегией. Так как норвежское правительство отказалось удовлетворять это требование, то военные действия продолжались,

В то время как небольшие вооруженные силы Норвегии самоотверженно боролись протез иноземных захватчиков, попиравших их родную землю, Квислинг, имя которого стало во всем мире позорным синонимом изменника и предателя, "сотрудничал" с германскими оккупационными властями, стремясь дезорганизовать и расколоть ряды защитников родины. Захватив радио, Квислинг объявил себя премьером.

Автор рассказывает об обстоятельствах "вступления? Квислинга на csoif новый пост: "Всем правительственным служащим было приказано явиться в среду, утром, а учреждении и принести присягу новому премьеру. Но утром государственные учреждения оказались пустыми. Квислинг по-. требовал' у постоянного заместителя министра юстиции ключи от здания департамента юстиции, ЙО тот отказался их выдать. В помещение военного министерства Квислинг вломится з сопровождении немецких солдат. Также силой он занял помещение министерства иностранных дел; пючти все сотрудники этого министерства покинули Осло вместе с пра.ттельством

Попытка Квислинга вступить в лерегово-ры с организациями судовладельцев, про-мышленшказ, с профсоюзами и другими организациями также окончилась полным провалом; "Вместо того чтобы явиться на вызов Квяслнййга. эти организацга натравили делегацию к германскому посланнику с указанием, что до тех пор, пока Квислинг и его банда не будут устранены, останется неусграненной и опасность восстаний и уличных боев в Осло" (стр. 50? 51). Волей-неволей немцам пришлось до пооы до времени убрать своего агента.

Ненависть к немцам и их ставленнику была столь велика, что от Квислинга отшатнулись даже его собственные соратииm по партии. Автор рассказывает, как к нему один за другим являлась бывшие единомышленники Квислинга с заявления-да, что они отрекаются от него. Узнаа о том, что Квислинг заочно назначил его министром обороны, майор Хвослеф явился К Хамбро и заявил, что это "назначение" состряпано без его ©едома и он некогда Hte Дёст своего согласия работать1 вместе с Предателем. Позднее майор Хвослеф сражался в рядах норвежской армий йротда германок и х оккуп а н тов.

Автор подробно излагает ход боев на отдельных участках фронта, рисуя героическую и самоотверженную борьбу ма-. ленького норвежского военного флота, армии и воздушных сил против прекрасно вооруженного а подготовленного врага. Молодые патриоты с огромными трудностями, в снег и бурю пробивались через лн-еии немецких войск и - являлись в штаб комаадозания с требованием дать и:м оружие, чтобы сражаться за родину.- К сожалению, именно оружия-то норвежская армия не имела. Численность авиации не превышала ПО старых, тихоходных самолетов; военно-морской флот состоял из нескольким судов береговой обороны; отсутствовали не только танки, ню даже зенитки. Нор-вежс к а я арм ия с:ра ж а л а сь П оч ти голыми руками. Тем не менее победа далась немцам нелегко: "Общее число немецких потерь а Норвегии,, составило, по осторожным оценкам, около 165 тыс. чел. из них более 25 тыс. погибло на море? (стр. 150).

Автор решительно. опровергает слухи о том, будто бы многочисленные случаи измены сыграли в Норвегии наруку немцам. Слухи об измене намеренно распространялись немцами в целях дезорганизации рядов защитников Норвегии. По свидетельству Хамбро, эти слухи не имеют никакой почвы. В своей борьбе с норвежским народом гитлеровцы ие останавливались перед нарушешем самых^элементарных международных законов и требований человечности. Самое яападе-кие было совершено внезапно и под прикрытием ночтг Германия предварительно наводнила норвежские волы ево-..йми торговыми судами вод предлогом вывоза рыбы -свежего улова; эти торговые су-(.да оказались в действительности военны-ми -.транспортами.

А&тор пишет, что "команды германский судов. бросивших якорь в портах Бергена и Трондхейма, были вооружены и готовы участвовать в военных операциях по пер-

Многие немецкие солдаты, посланные а Норвегию, хорошо говорили ло-яорв*ясснйь Эти люди в свое вреяад* побывали в Норзе-" в качестве "туристов" и прекрасно ознакомились со страной. "Норвежцам никогда в голову не приходила мысль, что не^цкие туристы в действительности направлялись в Норвепш со специальными 1 целями. Они были разведчиками, лодготой* л-явшами будущее вторжение в Норвегию, вторжение, намеченное еще несколько лет. тому назад. Эти "туристы* делали снимки и зарисовки мостов, дорог, стратегически важных пунктов. Позже у убитых и пленных офицеров саперных и инженерных частей было найдено много таких набросков" , (стр. 151"152). Германские "д,ипломаты" активно * участвовали в военных операндах. Так, в насту* пленив .на Хамар гитлеровскими войсками командовал авиационный атташе германской миссии в Осло. "В Бергене и других гор'одах германские консулы, их секретаря* и сотрудники деятельно готовили нападение и активно помогали агрессору (стр. 169).

Примечателен и следующий факт. Немцы в свое время продали Норвегии несколько военных самолетов и некоторое количество бомб. Во время военных . действий ©казалось, что большая часть этих бомб не разрывается (стр. 178). Все"эти факты не оставляют никакого сомнения в том, что нападение на Норвегию было задумано задолго до 9 апреля 1&40г. к тщательно подготовлено немецким правительством и командованием. Поэтому" прямой насмешкой над здравым смыслоч звучат утверждения немцев, что они была вынуждены оккупировать Норвегию ввиду опасности нападения со стороны Англии и Франции.

Автор показывает также на" целом ряде фактов," к каким варварским тврнемА при* бегали гитлеровские оккупанты в Норвегии. Он рассказывает о многократных й систематических бомбардировках норвежских госпиталей и больниц, об излюбленном приеме гитлеровцев гнать впереди себя во время наступления безоружных жи* тел ей женщин и стариков. Обстрелы норвежских госпиталей, пишет автор, "производились так систематически, что в течение последних, двух недель операций в .Норвегии медицинским сестрам и врача" было пгтазано снять нарукавяяхи с красным трестом' и не вывешивать флагов с 'тем же знаком, ибо они в TBKOVI случае немедленно являлись мишенью для германской бомбардировки и пулеметного обстрела? (сто 153).

Однако ни жестоко"тями, ни предательством нмтам яе удалось запугать норвежский народ. "втоо призояит яокие ф"кты, свидетельствующее о героизм** и самоот-в^оженяостй норвежских патриотов в их борьбе с ненавистными оккупантами. Вот один пример такого рола. Германские оккупационные >вла сти решили асп од ьзоаа ть для перевозки своих .войск мощные автобусы, курсировавшие по всем направлениям из Осло. Однако шоферы этих автобусоз сорвали планы немецкого командования. В один и тот же день три таких автобуса с 60 немецкими солдатами и офицерами на полном ходу свалились в пропасть. Мужественные норвежские патриоты, водителя автобусов, пожертвовали своей жизнью для родины Германскому командованию пришлось отказаться от использования автобусов.

Норвежское правительство прекратило военные действия после того, как ааглийсше. и французские части были эвакуированы из Норвегии: начались операцш 'во Франций, и союзное командование было вынуждено сконцентрировать все силы на севере Франции. Король и правительство эвакуировались в Лондон. Отдельные норвежские части эвакуировались вместе с правительством 'Или сложили оружие. Однако норвежский народ не сложил оружия и не прекратил борьбы Он уверен, что наступит день, когда германские оккупанты будут изгнаны из страны. Он ждет этого часа с нетерпением. Выражением уверенности в том, что этот чае близок/ заканчивает автор свою книгу.

Е. Н.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ

Amine Joussef bey. Independent Egypt. L. 1940. XXIV, 272 pn

Амин Юсуф бей. Независимый Египет.

Мемуары египетского политического деятеля. В книге излагаются эпизоды политической исторш Египта накануне войны 1914?*1918 гг. и в послевоенный период. Изложение доведено до нынешней войны. Много места уделено характеристике ан-гло-египетского договора 1936 года. Даны многочисленные характеристики египетских политических деятелей. Книга снабжена предисловием известного английского публициста В. Стада.

Wang Ching-chun. Japan's continental adventure. L. 1941.224 p.

Ван Цин-чун. Континентальная авантюра Японии.

В книге собраны статья Ван Ции-чуна, помешенные автором в различных английских я американских журналах. Тема статей - характеристика различных этапов японской агрессии на азиатском материке, главным образом в Китае, после 1937 года. Автор излагает историю/ японо-китайской войны, ход военных действий на территории Китая, насилия японской оккупационной ар-мш в Китае и мероприятия китайского п ра епте льс тва в обл асти ра з в ития своих вооруженных сил. В приложении к книге приведены текст речи Чан Кай-ши от 17 июля 1937 г. на тему "Причины вооруженного сопротивления Китая", а также статья 'Известного американского публициста Оуэна Латтмзюра о положении Кореи под гнетом японских оккупантов. Книга снабжен-а предисловием лорда Сеагля.

Garland J. V. War and the Americas. New York. 1941. 559 p.

Гарланд Д. Война и американский континент.

Компиляция по вопросу о панамериканской политике США. главным образом после 1933 года. Один раздел книги посвящен истории доктрины Монроэ и ее видоизменениям на различных этапах; з частности весьма подробно освещается так нэ-з ы!ваема я пол итик а добросос е д ск их отно-шеинй, провозглашенная администрацией Рузвельта. В книге анализируются различные виды панамериканского сотрудничества и с у шее т ву ю щи е панамериканские орг а ни -зации (Верховный суд Центральной Америки и др.) -и разбирается идея панамериканского союза и его организация. Особый отдел книги посвящен обороне американского материка против поползновений фашистских держав. Книга состоит из статей различных авторитетных авторов, помещенных в периодической печати стран американского континента, а также из речей и заявлений руководителей внешней политики отдельных стран, s частности Рузвельта, Хэлла и др.

Adams Н. P. Karl Marx in his earlier writings. London. 1940.221р.

Адаме X. Ранние литературные работы Карла Маркса.

Автор - профессор Бирмингемского университета. В книге анализируются произведения Маркса, написанные и.м до 1857 г. в том числе его школьные сочинения (август" сентябрь 1835 г.) д сочинения, написанные им в период пребывания его в Боннском университете. В числе произведений раннего периода фигурируют также стихи молодого Маркса. Особенно* подробно автор разбирает, первое серьезное про-, наведение молодого Маркса - его докторскую диссертацию.

Benedict R. Race: Science and politics. New York. Moder n age books. 1941. 274 p.

Бенедикт P. Расав науке it политике.

Книга посвящена разоблачению фашистского каннибальского "ученая о расе". Автор разоблачает абсолютную антинауч-ность этого "учения" н вопиющую невежественность проповедников "р,асовой теории*, подчеркивая политические целя их писавий. В приложения к книге приводятся резолюции ряда научных организаций и конгрессов (Американской ассоциации профессоров от 28 декабря 1933 г.,. Американской антропологической ассоциации, Американской психологической ассоциации и др.), разоблачающие ^расовые теории". ,

Brabant F. Н. The beginning of the Third Republic in France. A history of the National Assembly (Februar?September 1871). London. 1940. (Studies in Modern history.) XII, 555 p.

Брабант Ф. Истока Третьей республики во Фракции. История Национального собрания в период с февраля по сентябрь 1871 года.

Автор излагает историю деятельности реакционного Версальского национального собрания в период Парижской коммуны и непосредственно после ее падения; подробно описывает все шаги Национального собрания с февраля но май 1871 г."переезд I его аз Бордо в Версаль, заключение Версальского мира и другие события этого периода. Во второй части книги, охватывающей период с м.ая по сентябрь, рисуется -внутренняя борьба в Национальном собрании, деятельность партий, а также дана характеристика отдельных лиц. Особое внимание автор уделяет личности Тьера, которому он отводит вступительную главу в книге с краткой его биографией. Основной материал, которым пользовался автор," современная периодическая печать и мемуары современниковj Автор является каноке-ком собора в Винчестере (Англия).

Bueno de Mesquita D. M. Giangaleazzo Visconti, Duke of Milan 1351 - 1402, A study in the political career of an Italian despot. Cambridge, University Press. 1941, Х? 408 ?p.

Буэно де Мескита Д. Джан-галеаццо Висконти, герцог Миланский 1351 ? 1402. Очерк политической карьеры итальянского деспота.

Политическая биография '-миланского герцога Джангалеаццо Висконти, с именем которого связывается период внешнеполитического блеска Милана и его территориального расширения. Особое внимание автор уделяет внеш'ведоагатической деятельности Джапгадедцдо, его связи с 'Францией, Англией и папским престолом. Работа основана т первоисточниках -^архив^ яых материалах Флоренции, Мантуи, Сие-цы a Веаедяи, J5 приложении параду с библиографией вопроса даны некоторые документы: переписка флорентийских послов, письма сиенских купцов с правительством Сиены и др. а также несколько карт и родословная Висконти.

Garnett D. War in the air. September 1939 to May 194L London. 1941. IX, 199 p.

Г a p н e т Д. Война в воздухе с сентября 1939 г, по май 1941 года.

Описание действий английской авиации на европейском и африканском театрах, а также в Малой Азии. В книге описываются неоднократные налеты английской авиации на промышленные и железнодорожные центры Германии. В тексте дан ряд иллюстраций и карт.

л

I

Hartmann Н. W. Die ausw&r-tige Politik der Turkei, 1923"1940, Zurich. 1941. 96 S.

Гартман Г. Внешняя политика Турции, 1923 - 1940.

Краткое изложение внешней политики Турции после Лозаннского мира, до конца 1940 гола IБольшое внимание з, книге уделяется балканской политике Турции. Автор констатирует непрерывное улучшение взаимоотношений между Турцией и Англией а отмечает опасения, которые в Турции испытывают по поводу захватнической политики Италии на Балканах и в Африке. Германской экспансии в Турции автор намеренно не касается.

D i е b о 1 d W. New direction in our trade policy. New York. Council on foreign relations. 1941, (Studies in American Foreign relations. "d? by P. Bidwell). N. Y, 1941. X, 174 p.

Диболд У. Новое направление .нашей торговой политики. (Серия "Очерки американской внешней политики* под ред. Бидвелл.)

Книга посвящена анализу сущности % последствий так называемой программы Хэлла, исходящей' из заключения торговых соглашений, основанных на принципе взаимности (на основании Reciprocal trade Agreements Act, June 1934). Автор устанавливает влияние войны на шешнюю торговлю США с Европой и со страшен Латинской Америки, именно в последнем' направлении -автор видит перспективы для дальнейшего ра-эвитш внешнеторговой экспансии США. Ввиде приложения к книге даны статистические таблицы внешней тор* говли США со странами Европы, Азии и Латинской Америки. В конце книги "библиография вопроса с критическими комментариями автора.

Keith А. В. The causes of the War. London. 1940. XVII, 554 p.

Киз А. Причины войны.

Книга известного английского историка о причинах нынешней войны. Автор ши-ро- ко пользуется официальными документами отдельных правительств о событиях, предшествовавших началу нынешней войны, в целом отстаивая официальную английскую версию о происхождении войны и ее причинах. В книге освещен глазным образом период после 1933 года.

Loewenstein К. HWer's Germany. The Nazi background to war. New York. 1941. XVIII, 230 p.

Лепенштейи К, Гитлеровская Германия. Нацистская, основа войны. (Новое, пересмотренное издание.)

Автор дзет анализ политической структуры гитлеровской Германии и рисует роль фашистской партии. Вступительная часть книги содержит анализ событий, приведших Гитлера к власти В книге дается характе* ристика положения отдельных слоев населения Германии, в частности евреев. Автор является политическим эмигрантом.

Mackenzie А. М. The kingdom of Scotland. London. 1940. XII, 384 p.

Маккензи А. Королевство Шотландии,

История Шотландии начиная с древнейших времен до наших дней. Изложение начинается с древнейшей Шотландии, аборигенами которой авгор считает пиктов. Дается подробное изложение истории завоевания Шотландии римлянами, эпюхи нашествий европейских племен. Основная часть книги огведекэ истории Шотландии в средние века, ее борьбе с Англией и по-i следующей совместной истории. Маккензи принадлежит более подробная, шеститомная история Шотландии.

Martin С. ed. Canada in pence and war. London. Oxford university.-1941. XVII, 214 p.

Мартин K.t ред. Канада в период мира и войны.

Политическая и экономическая история Канады за истекшие 25 лет, вплоть до начала нынешней войны. В книге напечатаны 8 очерков различных авторов, освещающих различные стороны истории Канады за этот период: развитие федеративной системы управления, движение населения, внешние отношения Канады и анализ ее демократических учреждекий. Отдельные главы посвящены участию Канады в войне 1914-~ 1918 гг. д в нынешней войне.

Parker G. F. Yowa pioneer foundations. Yowa. State historical Society of Yowa. 1940. 532 p.

Паркер Г. Учреждения штата Айова. Т. I. Айова. Историческое общество штата Айова. 1940.

Первый том истории штата Айота в серии работ, посвященных истории отдельных штатов США, выпускаемых историческими обществами различных штатов. В настоящем томе освещен период до 1870 года. Автор изображает Айову как типичный штат Среднего Запада и его развитие излагает как типичное для всего американского Среднего Запада. Авгор умер в 1928 г.; рукопись обработана его сотрудниками.

Peers Е. A. The Spanish dilemma. London. 1940. XII, 129 p.

Пирс И. Испанская дилемма.

Характеристика главным образом внешнеполитического положении Испания в период нынешней войны. Автор анализирует позицию Испанки в период от до чала войны в сентябре 1939 г. до июни 1940 г. когда Испания объявила себя "невоюющей", и подробно разбирает политические и экономические проблемы современной фашистской Испании, фашистскую программу возвращения прежних владений "(Танжер и Гибралтар). Особая глава отведена" взаимоотношениям между Англией и Испанией. Автор подчеркивает, что в Испании растет острое недовольство широких масс бесцеремонным поведением германских и итальянских чиновников в стране.

Romains Jules. Messages aux Francais. New York. Editions de la Maison frangaise. 1941. 43 p.

Ромэн Жюль. Послания французам.

В книге помещены 6 речей и статей известного французского писателя Ж юли Ромэна, прочитанных им по рацио в период между августом 1940 и концом мая 1941 года. В своих выступлениях Ромэн обращается со страстным призывом к французам усилить борьбу с гитлеровским режимом оккупации и порабощения французского народа.

Taylor A. J. P. The Habsbarg monarchy 1815"1918. A history of the Austrian Empire and Austro-Hungary. London. 1941. XII, 316 pe

T э й л о p А. Габсбургская мо" нархия 1815"1918. История А& стрийской империи и Австро-Вен" грии.

Излагается внутренняя история владении Г а бсбурго в. Большое вяи мание удел яетс я госторш национальной борьбы анутри страны. Отдельная глава отведена истории революции! 1848 года. Неудача попыток осуществить реформы внутри страны, по ине-н то а втора, тол ка л а полит иче с т х ру ково-дителей на активизацию их внешней политики; так было в ал ох у Me т терн и х а и в период, шредш-бствовавший мировой войне 1914"1918 годов. В приложении к книге даны подробная библиография вопроса н характеристика политического и национального деления Австро-Венгрии, а также 2 карты.

Walker Е. A. A history of

South Africa. London. 1941. XV, 740 p.

Уокер Э. История Южной Африка.

Ис тори я а не ля й-с ких зла де н ий в Юж ной Африке"от первых поселений европейцев до последних лет. В книге дается подробное изложение экономической и политической истории южноафриканского Доминиона со времен англо-бурской войны: развитие промышленности и сельского хозяйств а. эволюция па рт и Й, взаимоот ношен н>я между доминионом и Англией. Первсь* издание книга вышло в 1928 году. Ввнде приложения помещена очень подробная библиография по истории Южной Африки (стр. 679?692). В тексте книги и Еа отдельных листах дано 13 карт.

Н о 11 i s С h. Italy in Africa. London. 1941. 253 p.

X о л л и с К. Италия в Африке.

История колониальной экспансии Италии на африканском материке, глазным образом после войны 1914"1918 годоз. В книге подробно излагаются ход итало-а-Сии-синекой войны и последующая политика Италии по освоению завоеванной страны, описываются неудачные попытки Муссолини привлечь в Абиссинию колонглетоз и* Италии.

Amery L. S. The German colonial claim. London. 1939. 198 p.

Эмери Л. Колониальные притязания Германии.

Книга известного колониального деятеля Англии (в настоящее время министра по делам Индии) вышла до начала нынешней войны, тем не менее она представляет интерес как полуофициальный ответ Англии на германские колониальные претензией Автор решительно опровергает* утверждения Германии о ее правах на бывшие германские колонии. Лучшим решением колониальной проблемы автор считает передачу бывши* герм-ннсжН'Х колоний в руки международной организации, специально для этого создангнои! В книге даны карты и некоторые документы по колониальному вопросу (отдельные статьи Версальского договора и устава Лиги, а также выдержк-и щ конвенции о Конго от 1885 г.).

ХРОНИКА

ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В СССР

В Институте истории А к г

7 июня 1942 г. состоялось открытие сессии Института истории Академии наук СССР, посвященной изучению истории Ивана Грозного и его времени. С докладом "Борьба Ивана Грозного с изменой н проект интервенции в Московское государство" выступит проф. Р. Ю. Виппер. Доклад был посвящен анализу "Записок" опричника Генриха Штадена, сравнительно недавно (в 1925 г.) сделавшихся известными исторической науке.

Внимательный анализ "Записок? Штадена, подкрепледаый изысканиями в области других исторк'чеоких источников, дополняющих и исправляющих Штадена, позволяет снять с Грозного обвинение в чрезмерной подозрительности и жестокости и обвинить скорее в излишней доверчивости яо отношению к опричнине, особенно к опри.чшь-кам-йностраидам.

Два факта определили политические настроения московских правящих кругов в конце 60-х. годов XVI в.: 1) заговор 1567 г. московского. и новгородского боярства против Ивана Грозного и 2) завоевательная кампания крымского хана Девлет-Ги-рея. Боярский заговор, грозивший задержать процесс созидания централизованного Московского государства, был раскрыт, и виновники понесли суровую кару. Походы Деэлет-Гирая могли принести неисчислимые бедствия Московскому государству, так как хан, действуя по соглашению с польским королем Сигиэмундом, установил связи с ив-меивзшиш родине боя-рами - стороиникауп польской и татарской инггер-веташи. В 1572 г. Иван Грозный, разбив Девлет-Гирея, сумел предотвратить эту опасность. Вместе с тем понесли наказание и пособники интервент"" из среды 'московского боярства. Эти факты целиком оправдывают ту якобы бес смысле иную жестокость, которую обнаружил Грозный в борьбе с бояржой изменой.

Провал интервенционистских планов, со-.дававшихся в конце 60-х и начале 70-х годов, аде обескуражил авантюристические элементы некоторых западноевропейских государств. Родился план интервенций, сочиненный Штаденом, затаившим злобу против московского правительства за разоблачение его преступлении, и/ представленный ш импеоаттоу Священтой/.римской империи Рудольфу И:

Штаден, прельщая Рудольфа II заманчя- s демии наук СССР (Ташкент)

выми перспективами овладения несметными богатствами южной окраины Московского государства, . рекомендовал ему обрушиться на Ивана Грозного с севера. Торговые пути Поморья - вот направление, по которому, по мнению Штадена, должна была осуществляться интервенция. Истинные цели интервенции и не скрывались Штаденом, назвавшим свое сочинение "Планом обращения Московин з имперскую провинцию". Появление таких проектов заставляло .Ивана Грозного с еще большей энергией вытравлять боярскую измену, тем более что опасность увеличивалась в связи с сложной и тревожной международной обстановкой.

В заключение Р. Ю. Виппер остановился на том значения, которое приобретают "Записки" Штадена для современности.

Выступавшие в прениях акад. Ю. В. Г о т ь е, члены -корреспонденты АН СССР В. И. Г7ичетаи С. В. Бахрушин, проф. Б. И. Сыромятников единодушно отметили высокие достоинства доклада, открывающего новые пути тосследо-вания времени Ивана Грозного, и подчеркнули актуальность темы, раэработааной Р. Ю. Вигшером.

Продолжение сессии состоялось 17 июня. В этот день были заслушаны доклады члена-корреспондента АН СССР О. В. Бахрушина "Избранная рада Ивана Грозного* и И. И. Смирнова "Восточная политика Ивана Грозного".,

С. В. Бахрушин особенно лтодчеркнул, что так называемый период реформ 1550-х годов является весьма важным этапом в истории формирования це)нтралв1зова"ного государства. Эти реформы тесно связаны с деятельностью Избранной рады. Исследовав состав Избранной рады, докладчик пришел к выводу, что она является не чем иным, как Ближней думой. Самое название"Избранная -рада - есть ЛИТОВСКИЙ термин"^Рада ближняя иии выборная. Необходимость создания Избранной рады была обусловлена обстановкой, сложившейся в начале царствования Ивана Грозного. Тяжелый социальный 'щпжс, вызванный хозяйиилаяьем крупных феодалов в период .малолетства царя, и антифеодальные -народные движения продиктовали необходимость организации такого правительства, которое объединило бы феодальные г*ерхи. Отсюда пестрота состава Избранной рады: крупные феодалы, титулованные и нетитулованные, и наиболее ыаднчые деятели приказного аппарата. "Пестрота состава Рады не могла способствовать созданию в ней полного единства при выработке программы реформ и их проведении.

Результатом деятельности Рады явились судебн-ые реформы, предшествовавшие со-ставленшо Судебника 1550 года. Самый Су-дебкик и позднейшие мероприятия 1550-х годов .по организации "коронного" суда были также разработаны Радой. Судебная реформа шла навстречу пожеланиям, иехо-дсгвштм от дворянства. Однако некоторые статьи Судебника (например о преимущественном праве выкупа родичами княжеских нотчии и, может быть, о законодательных правах "всех бояр?) заключали в себе явные уступки феодальной знати.

В Избранной раде была подготовлена и военная реформа, осуществленная в 1549? 1556 годах (указ о воеводах, уложение о службе с поместий). Необходимость военной реформы была выдвинута также дворянством. Отвечала пожеланиям дворянства и внешняя политика Рады на Востоке. Военные успехи Ивана Грозного тв Среднем и Нижнем Поволжье позволили Раде поднять вопрос о покорении Крыма, Но, выдвигая мысль об экспансии на Восток, Избранная рада настаивала на сохранении мирных отношений с западными государствами. Поэтому советники царя весьма неодобрительно отнеслись к плану ©сенных действий против Прибалтики - идея его принадлежала самому Ивану Грозному, ооддержаинюму дворянством,-*- хотя план этот отвечал самым насущным потребностям государства. Вопросы внешней политика порождали наиболее острые противоречия между Радой и царем.

Таким образом, Избранную раду отнюдь нельзя рассматривать как проводницу стремлений феодальной, удельной старины. Осуществленные вк> реформы и общая тенденция ее политики укрепляли централизованное государство, что всецело отвечало интересам двот^нства. Однако внутренние противоречия Рады, сказавшиеся в отсутствии полного единства по рйссматрива-вшим-ся ею вопросам, не были преодолены. Когда между царем и Радой обострились отношения ©о вопросам внешней политики, в этой борьбе Радой была иетлользована отжившая теория разделения власти меж* ду царем и боярами, являвшаяся тормозом для развития абсолютистского государства. Это обстоятельство а было причиной падения Избранной рады.

И. И. Смирнов начал свой доклад, посвяшешдай политике Ивана Грозного на Востоке, с указания на то, что в 20-х годах XVI Казанское ханство формально вступает в отношения вассальной записи* мости к Турцга, что происходит одноаре-меггно с воцарением в Оттошяокой империи нового султана ?~ Сулеймана И, стре-штвтпегося к улэтаношюнйю турецкой гегемонии в системе татарских государств на востоке Ейрогпы. Это создавало серьезную угрозу для Московского государства. Прежде всего наличие враждебных Москве татарских государств, поддерживаемых Турцией, грозило восстановлением в той или чиной форме татарского яга. Кроме того Казанское ханство сковывало силы Московского государства к не давало ему возможности вести активную борьбу с его врагами на Западе. Так -вопрос о политике Ивана Грозного на Востоке выходил за пределы московско-казанских отношений и приобретал международное значение.

Зависимые народы, бывшие в состазе Казанского ханства и находившиеся под социальным и национальным гнетом татарских феодалов, проявляли1 явные тенденции к разрыву с Казанью и тяготели к Москве. Так, после постройки Овияжока горные марийцы отложились от Казани и перешли на сторону Московского государства. Вместе с тем блокада Казани, осуществленная войсками Ивана Грозного, вызвала сильное недовольство казанцев свсим правительством, которое, опасаясь восстания, вынуждено было бежать из Казани" Казанским ханом стал Шах-Али.

Турцию, внимательно следившая за перипетиями этой борьбы, выступила с планом объединения Казанского, Крымского ханств и ногайцев для совместной борьбы с Москвой. Главная роль в турецком проекте отводилась нетюсредотвенн'ым соседям Казанского , ханства "- ногайцам. Турция добилась разрыва отношешй между главой ногайцев - Юеуфом - с Иваном Грозным я вмешательства Юсуфа в казанские дела. Его попытка свергнуть правительство Шаха-Али закончилась, однако, неудачей. Это не остановило Турцию, П^ри поддержке казанской знати она добилась в 3552 г. провозглашения казанским ханом Еднгерз-Му-хамадеда, ставленника ногайцев. Одновременно Казань открыла ©оенгные действия против Моек а ы.

Иван Г(розный начал подготовку к реши* * тельному удару по Казани. Поход 1552 г. закончился блестящим успехом: 2 октября Казань пала: Прямым следствием завоевания Казани было присоединение к Московскому государству и АетрахЧ'К'и. Без этого присоединения угроза агрессии со стороны волжских татар на Запад не могла бы считаться вполне устраненной.

С падением Астрахани закончилась длительная борьба Московского государства за устранение опасности, угрожавшей с Востока. Иван Грозный получил возможность сосредоточить все внимание на Западе и через два года начал великую борьбу за выход к Балтийскому морю.

После доклада И. И. Смирнова с заключительным словом выступил акад. Б. Д. Греков. Он указал "на достоиюства прочитанных докл а д OBi ставяши к, по-новому ряд вопросов, связанных с изучением времени Ивана Грозного, и отметил проявленный со стороны общественности интерес к теме сессии. Иэучетяе времени Ивана Грозного ме ограничивается вопросами, затронутыми © прочитанных докладах. Сотрудники Института истории Академии наук разрабатывают ряд других тем, относящихся %о "бремени Ивана Грозного. Это дает возможность продолжить работы данной сесеии, посвященной одному из на ибо лее важных и интересных периодов истории нашей страны.

А Предтеченский

11 июня 1942 г. в Институте истории Академии наук СССР состоялось заседание сектора истории СССР, посвященное 130-летшо с начала Отечественной войны 1812 года.

На заседании были заслушаны два доклада: доклад члена-корреспондента АН СССР В. И. П и ч е т ы, посвященный политическим планам Наполеона I в отноше-' ни" России в 1812 г. и доклад доктора исторических наук. А. В. Предтечей-с к ого о рале Александра I в Отечественной войне.

В. И. "Пичета, базируясь на новых, источниках, дал анализ политических ала нов Наполеона I относительно России, уделяя особое внимание той часта плана, которая касалась французской интервенции на Украине. S план Наполеона 1 входили расчленение России и оттеснение ее от берегов Балтийского а Чередого морей путем:

1) образования вассального украинского государства под названием "Налолеонида",

2) образования великого княжества Литовского в территориально ограниченных размерах и 3) захвата всей Прибалтики.

По мнению докладчика, в свете наполеоновского плана расчленения России необходимо пересмотреть некоторые вопросы стратегии и тактичен Наполеона ! н М, И. Кутузова. Это даст новый ценный мате* риал для характеристики Кутузова как великого полководца.

Выступавшие в прениях по докладу член-корреспондент АН СССР С. В. Бахрушин, доктор исторических наук М- В. Нечкина и старший научный сотрудник И. Н. Ловецкий отметили, что заслушанный доклад представляет в новом свете политические планы Наполеона I и конкретизирует задачи советских историков в изучении Отечественной войны 1812 тода.

По шению М. В. Нечкиаой, докладчик преувеличил удельный вес украинского вопроса, являвшегося только одной из составных частей плана Наполеона I: з основе наполеоновских намерений лежала идея мирового господства.

В докладе, сделанном А. В. Предтечей-еккад о роли Александра I в войне 1812 г. был использован один, до сих пор не привлеченный источник - переписка Александра I с сестрой Екатериной Павловной. Из этой перелиски -видно, что в начале войны Александр сам собирался стать во главе . армии и только под давлением группы лип, в том числе Екатерины Павлов ны, отказался от этого намерен". Но происшедшая в связи с этим задержка в назначение г лав-кскомаидуюшего неблaгопрп ятно отра-зялась на ходе военных действий в первые два месяца. Авторитет Александра I в армии и в обществе быстро упал. Докладчик отмечает, что на протяжении всей кампании основным мотивом действий Александра была боязнь ответственности за военные неудачи. Александр обнаружил полное непонимание хода военных действий и в наиболее критический момент (конец августа - начало сентября) не исключал возможности компромисса с Наполеоном.

Выступавшие в прениях по докладу член-коррздондент АН СССР С- К. Б о г о я в-ле_н с к и й и доктор исторических nays М, В. Нечкина, признавая достоинства доклада, отметили, что одного письма сестры Александра I, на которое ссылается докладчик, недостаточно для обоснования вывода о намерении Александра I дайти на компромисс и заключить мир с Наполеоном.

Закрызая собрание, член-корреспондент АН СССР С. В, Бахрушин отметил, что оба заолушаняых доклада дали новый материал и вышли "з рамок трафаретных суждений по затронутым вопросам. С В.. Бахрушин выразил уверенность, что историки будут продолжать и углублять раоо-ту над изучением Отечественной войны 1812 года.

Л. Тифлисоеа

Исторический факультет Калининского _ государственного педагогического института имени М. И. Калинина в 1941"1942 годах

События великой отечественной воЙ-юы вызвали большую перестройку работы исторического факультета. Часть студентов направилась в ряды Красной Армии. Ушли на фронт и-два научных работника: доцент И- ГГ. Панькоз и старший преподаватель А. С. Макаров. ^Остальные студенты и аре подаватели приняли участие в оборонных работах, в организации помощи армии, в обслуживании госпиталей и частей Красной Араки. В программы читавшихся курсов были внесены значительные изменения и дополнения. Была перестроена и научно-исследовательская работа кафедр факультета. *

Ход учебной жизни факультета был" прерван 13 октября 1941 года. Двигавшиеся к Москве гитлерозскне орды заняли 16 октября город Калки вн. Как студенты, так и научные работники факультета ушли из города.

16 декабря город Калинин был освобожден от гитлеровцев. Между 3 и 10 января 1942 г. .комиссия в составе профессоров В. М. Брадиса, А. Н. Вершннского и преподавателя Н. Н. Баранова, по поручению обкома ВКП(б) и облисполкома, произвела обследование Института, его имущества, кабинетов, лабораторий, библиотеки. От пплероццео особенно пострадал исторический факультет.. Ява его кабинета: .псторт СССР и всеобщей иеторкн," помещавшиеся в нижнем этаже 2-го учебного корпуса, подверглись опустошительному погрому: часть пособий была выта-шена и разбросана. Гипсовые копии слепков экспонатов Музея изящных искусств по истогчш Древнего Востока, Греции и Рима разбиты. Большая часть коллекций, добытых археологическими раскопками в 1934"1939 гг. в городе Калинине, Тороп-це, в ряде городищ <и курганных могильников, уничтожена и растеряна бесследно. Все материалы к . составлявшейся карте памятников история .материальной культуры области: выпаси из архива ИИМК Академии наук, архивов, планы городищ, кремлей; нанесенные на 2 тысячах карточках сведения об археологических памятниках, -библиография по каждому из них - все это уничтожено. Погибли итоги коллективной работы за несколько лет. В самом помещении кабинета гитлеровцы устроили кузницу и ремонтную мастерскую для починки автомобилей. В феврале Наркомпрос вынес решение о возобновлении занятий с 5 марта. Занятия качались 3 марта. На историческом факультете были собраны студенты II курса и две выпускные группы Педагогического и Учительского институтов и прэ-изведея выпуск прослушавших курс студентов IV курса. Возобновление учебной работы происходило в необычайно тяжелых условиях. Шаг за шагом вместе с чтением лекций коллективу (работников факультета гарихо-дилось налаживать учебную жизнь, заметая преподавателей, которые не могли вернут ьсяг из э ваку а ции, восст аяавл ив а я учебное и шучное оборудование кабинетов, приводя его в порядок а вместе с тем сызнова работая над конспектами* лекционных курсов, подбором библиографии к семинарам и т. д. В течение протекших первых пяти месяцев работы удалюсь выпоишить в основном учебный план, подготовить к. выпуску II курс Учительского и III курс Педагогического институтов. Студенты с энтузиазмом принялись за учебные занятия, невзирая на все трудности жизни города, пережившего нацистскую окасуп ацшо, п о двергшегооя жесто к о -му разгрому со стороны фашистов. Возобновилась и научная и общественная работа по обеим кафедрам факультета. Кафедра история СССР с января 1942 г. организовала собирание материалов тю истории великой отечественной войны. Идет 'коллективная работа. Старшим лаборантом А. С. Кудряшовой составляется хроника событий войны в тылу и на фронте в пределах Калининской области; ассистент 3. Г. Карпенко производит запись воспоминаний раненых бойцов, командиров и политработников. Проведена совместно с областным музеем экс!Гдадй,ЦЕ*я в освобожденные районы области с целью собирания материалов по истории войны. Экспедиция обследовала несколько . районов, собрала вещественные, устные и письменные источники, зафиксировала зверства фашистов и те последствия, которые принесла немецкая оккупация. Параллельно с этим кафедра ведет научно-методическую консультацию по всем вопросам, связанным с выполнением этой задачи. Собиранию материалов по великой отечественной войне содействуют и работники кафедры - непосредственные участники войны, сражающиеся на фронтах. Кроме того работягами кафедры продолжают и индивидуальную работу. Проф. А. Н. Вершсшский подготовил к "изданию небольшую работу "Завещание Саввы Морозова?"текст источника с вводной стать-РЙ. Он же напечатал в газете "Пролетарская правда" статьи "Ледовое побоище", "Бородинская битва", рецензию на книгу М. Братина ?Фельд^ршал Кутузов" и подготовил два доклада: "Памятники наполеоновской эпохи в Кашинском музее" и "Верхнее Поволжье в 1812 году"., Ассистент 3. Г. Карпенко подготовила к печати работы "Работные люди Российско-американской компании", сборник рассказов бойцов и командиров Калининского фронта (около 2,5 печатного листа) и статью "Вошошшаиия участников Великой отечественной войны как исторический источник"., По кафедре (всеобщей истории проф. А. С. Башюаров, кроме подготовленной им диссертации по история греческой архитектуры, закончил две работы: "История материальной культуры и искусства народов Поволжья .периода Золотой- орды" и "Внешняя политика. Казанского ханства". Преподаватель А. Н. Топорнин написал для ашубликоваякад в одном и з журналов ста -' тью "Ругаско-английское соглашение 1907 года"., В день 700-летнего юбилея Ледового побоища факультет организовал открытое заседание, на котором были заслушаны доклады: проф. А. Н. Вертинского "Международные отношения первой половина XIII века и Александр Невский"; директора Калининского областного музея - преподавателя факультета А. Н. Топорнина "Исторические памятники XIII в. в Новгороде и Пскове"., В настоящее время работники факультета заняты подготовкой к н аучнюй .. сессии. В программе се 'работ намечены доклады: дроф. А. Н. Вертинского "Верхнее Поволжье в 1812 г.", проф. А. С. Баипофова "1812 год в воспоминаниях Ермолова", ассистента 3. ,Г. Карпенко "Вссломинания бойцов, командиров и политработников как исторический источник"., Научными работниками факультета проделана большая общественная работа, выразившаяся в участии в комиссии по' составлению актов о немецких зверствах, s бригаде по осмотру разрушений исторических памятников города, в чтении лекций в госпиталях, частях Красной Армии, на предприятиях. А. Вертинский-. 80-летие Государственной библиотеки имени В. И. Ленина В нюне 1942 г. исполнилось 80 лет с тех пор, как в Москве была создана первая публичная библиотека, из которой выросла впоследствии знаменитая Ленинская библиотека?'одно из крупнейших культурных учреждений нашей страны. Свой 80-летнии юбилей библиотека отметила специальной сессией Ученого совета библиотеки (6?8 августа 1942 г.) и соответствующей книжной выставкой. В своем докладе на сессии Ученого совета директор библиотеки Н. Н. Яковлев обрисовал тот путь, который за 80 лет прошла библиотека: от "Румянцевского муэеума" до одного из крупнейших книгохранилищ в мире. Первоначальные фонды "музеума" в 1862 г. составились из личной библиотеки государственного канцлера графа Румянцева, завешанной в свое время госуда.рству, и коллекции Московского императорского университета. В последующем эти фонды были пополнены собраниями Одоевского, Чаадаева, Белье-горских и других общественных деятелей России. Очень скоро Румян невская библиотека стала важным культурным очагом России. В ее читальном зале систематически занималась такие виднейшие представители русской литературы, науки и искусства, как Л. Н. Толстой, Ф, М. Достоевский, А. Ф. = Писемский, В.' Я. Брюсов, В О. Ключевский, И. М. Москвин и др. В ней в- 1893 и в 1897 гг. работал Владимир Ильич Ленин, который и после революции не раз пользовался книгами библиотеки. Однако в условиях царизма развитие библиотеки шло крайне медленно. Царское правительство не отпускало средств на ее нужды, и материально она влачила довольно жалкое существование. В течение ряда лет руководители библиотеки не могли, например, добиться от казны средств на расширение читального зала, явно не вметавшего читательскую массу. Каталогизация внозь поступающих книг не проводилась, так как штаты библиотеки были до смешного малы. Своими приобретениями библиотека обязана была главным образом частным лицам. Лишь после Великой Октябрьской социалистической реэолюппт! начался расцвет бн б ли от е к и. О ко ло 400 бо л е е или ме нее крупных фондов поступило в ее книгохранилище в первые же годы после революции. Непрерывно п ро дол жа ю щи йс я рост книжных и рукописных фондов, интенсивная работа по каталогизации, создание нового, просторного читального зала и специального научного читального зала, создание музея книг, который насчитывает уже более 100 тыс. редчайших изданий, превращение библиотеки во всесоюзное книг гохраиилвде. широкая постановка научной б вб лдаог р афи чес кой ра бот ы, ра з в ер т ыв а ние массовой работы - вот что характеризует послеоктябрьский период развития библиотеки. Сейчас это гигант мирозой культуры, в стенах которого хранится до 10 млн. книг и число ежегодных посетителей которого превышает 800 тысяч. Библиотека обменивается книгами и состоит в переписке с крупнейшими библиотеками мира, такими, как библиотека Британского музея. Вашингтонская и Ньюйоркская библиотеки и др. Заслушанные сессией доклады о роли фондов и каталогов Ленинской библиотеки, о рукописных ее фондах и фондах редких книг, о научной библиографической работе и др. дали исчерпывающую картину многообразной работы, которая ведется библиотекой, и тех задач, которые она разрешает в условиях великой отечественной войны. Библиотека усиленно работает над созданием научной библиографии великой отечественной войны. На сессии были зачитаны приветствия народного комиссара просвещения тов. Потемкина, Джона Форсдайка - директора Британского музея - и др. На сессии присутствовало до 250 человек - представителей научных учреждений столицы и крупнейших библиотек других городов СССР. Выставка дала наглядное представление об истории библиотеки и о тех громадных книжных богатствах и культурных ценностях, хранилищем которых является Государственная библиотека СССР имени В. И. Ленина. 8. Олъгина ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА ЗА РУБЕЖОМ В последнее время, в связи с недостатком места и трудностями хранения большого числа документов, в некоторых церквах Англии; была произведена своеобразная счистка" документов; при этом пострадали главным образом те разделы хранилищ, которые не имеют никакого отношения к чисто церковным делам, то есть как раз те, к оторые пр е д с т авл яют на ибол ьши й ян * терес'длй историков. Среди историков возникла серьезная тревога за судьбу документов, находящихся в ^церковных хранилищах. Отражая эти опасения, главный хранитель английских архивов (Master of trie Rolls) лорд Грин от имени Британской архивной ассоциации обратился со специальным письмом в редакцию газеты "Ti-nries* с призывом к лицам, ответственным за хранение документов в приходских церквах, не (предпринимать никаких ?чисток" и ликвидации докуигнтов без предварительной консультации с местной ассоциацией историков или отдельными сведущи- ш лицами. ~Ф- Оксфордский . университет недавно организовал выставку на тему "История военного искусства". Выставка развернута в помещении известной Бодлеянекой библиотеки щри Оксфордском университете дреимущественео на базе документов и материалов, хранящихся в этой библиотеке. На выставке отражена главным образом история военного искусства в Ант лет" начитай со средних веков: первый документ относится к битве при Флоддене (1513). Большое место ва выставке отведено трудам по военной истории, по искусству ве-* дения боя, фортификации, осадной технике, военкому обучению, дрсйааодству оружии и пр. В числе других на выставке представлено одно жоболытное военное усовершенствование XVII века" комбинация пики и лука. Сборник речей английского шиист* ра снабжения Бизша (Bevin) выходит од-но-аременно в Англии и США. В книге собраны речи Бивена, посвященные задачам военного производства в военное время и задачам Англии в нынешней войне. Название собршка - "Что надо сделать" ("The Job to be done*}. В конце марта 1942 г. в Гайдераба-де (Индия) состоялась годичная сессия Индийского исторического общества. Сессия об:удила вопрос об издании многотомной истории Гайдерабада. Предполагается осветить все стороны истории - экономическую, социальную ч политическую. Б по* рядке подготовки издания начата разработка библиографии и источников на французском, английском и местных языках. Основным источником при составлении историй должны явиться архивы Гайдера-бада, в том числе донесения сборщиков налогов. Наряду с официальными хранилищами предполагается также изучить частные архивы би-блтютекй и;нди й-ских купцов и зе мелькых магнатов. С этой целью будет произведен тщательный учет всех материалов архивного характера. Правительство Гайдерабада издало стецюальное постановление относительно этой работы, дающее полномочия сотрудникам этого издания обращаться во все архивы и хранилища - как правительственные, так и частные. Среди мероприятий, предусматриваемых этим постановлением, предписывается всем местным властям обратить 8кп.ма.Н'Ие нЪ состояние местных архиве©; отныне также запрещается лицам, имеющим в езоих коллекциях ието-рччзсте дтч'менты, продаешь и отчуждать последние. .СОДЕРЖАНИЕ Ем. Ярославский, акад. - Историческое значение Великой Октябрьской социалистической революций . . - - ь , . . . - 3 s , . , , . . 7 СТАТЬИ Баевский Д. - Рост военной мощи советского государства . -. '-. . . . . г з 20 Панкратова А. чл.-корр. АН СССР."Историческая наука в СССР за 25 лет . 31 Генкина Э. проф. - Победа Великой Октябрьской социалистической революции на местах............,............ 48 Бахрушин С, чл.-корр. АН СССР." Великая Октябрьская революция и народы Средней Азии.....,...... 65 Бадьин А."Борьба с интервентами в 1918 году и Наркоин&ц 74 СООБЩЕНИЯ Греков Б. Д. акад. - Изучение истории СССР за 25 лет ..... s т * 83 Губер А. проф. - 25 лет научения истории стран Востока & СССР ...... 91 Авдиев В. проф."Изучение историй древнего Востока за 25 лет 98 Мишулин А. проф. - Изучение древней истории в СССР аа 25 лет . . . г * ЮЗ ДОКУМЕНТЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ . . . = 108 КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ Критические статьи а обзоры Историй СССР А. Ф."Проф. И. Разгон "Киров и Орджоникидзе в борьбе эа власть сбветев ка Северном Кавказе, 1917"1920". Соколова Б. - Донское казачество в отечественной войне 1812 года. Вайнштейн О. - Н. Л, Рубинштейн. Русская историография. Тарасов А. - "Листовки казанских большевиков, J 903? 1907 гг.". Лабу некий В." Героика и патриотизм в русской истори- ческой художественной живописи 114 История нового временя Ерофеев Н. "Willoughby W, W. Japan's cas examined. Уиллоуби В. Рассмотрим японскую проблему. Е. Н. - Hambro С. J. I saw it happen in Norway- Хамбро К. - Я видел, как это случилось в Норвегии .... 128 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ . = 133 ХРОНИКА Историческая наука в СССР,, . . . * s .... : ..... ; 137 Историческая наука за рубежом. ..........." 141 Yaroslavsky E. Historical significance of the Great October Socialist Revolution. ARTICLES: Baievsky D. The growtfe of the military strength of the Soviet state. Pancratova A. Historical science of the USSR for 25 years. Genkina E. The victory of the Great Ociober Socialist Revolution in the provinces. Bakhrushin S. The Great October Revolution and the peoples of Middle Asia. В a d у i n A. The fight with the intervention in 1918 and the People's Commissariat of Nationalities. COMMUNICATIONS AND PUBLICATIONS: G г e к о v B. Twenty five years of studying of history of the USSR. Guber A. Twenty five years of studying of history of the Oriental countries. Avdiev V. Twenty five years of studying of history Ancient East, M i s h u 1 i n A. Twenty five years of studying of Ancient history in the USSR. DOCUMENTS OF THE GREAT-NATIONAL WAR. CRITICISM. CRITICAL ESSAYS AND REVIEWS. BIBLIOGRAPHICAL NOTES. CHRONICLE. SOMMAIRE: Yaroslavsky E. La signification historique de la Grande Revolution" socialists d'Octobre. ARTICLES. В a ie vs к у D. Developpement de la puissance miiltaire de l'Etat des Soviets. Pancratova A. Vingt cinq ans de Ja science historique en USSR. GuenklnaE. Lavictolre de la Grande Revolution socialiste d'Octobre en provinces. Bakhruchine S. La Grande Revolution d'Octobre et les peuples de I'Asie Moyenne. Badyin'eA. La lutte contre Pintervention en 1918 et le Commissariat du peuple aux affaires des nationalites. COMMUNICATIONS: G г e ко v H. Vingt cinq ans de .Petude de Phistoire de PURSS. Guber A. Vingt cinq ans de Petude de I'histoire des pays d'Orient. Avdiev V. Vingt cinq ans de Petude de Phistoire de PAncien Orient. Michoullne A. Vingt cinq ans de Petude de Pancienne histoire en URSS. DOCUMENTS DE LA GRANDE GUERRE NATIONALE. CRITIQUE ET BIBLIOGRAPHIE. ARTICLES CRITIQUES FT REVUES. NOTES BIBLIOGRAPHIQUES. CHRONIQUE. IN HALT: Jaroslawsky E. Historische Bedeutung der Grossen Sozialistischen Oktoberrevolution. ART1KEL: Bajewsky O. Die Entwlcklung der Mili-tarmacht des Sowjet Staates. Pankratowa A. Funfundzwanzig Jahre historische Wissenschaft in der UdSSR. Genkina E. Der Sleg der Grossen Sozialistischen Oktoberrevolution in den Provinzen. Bachru-schin S. Die Grosse Sozialistische Oktoberrevolution und die Volker des Mittelasiens. Badjin A. Der Kampf gegen die Intervention 1918 und Volkskommissariat fur die Nationalitaten. MiTTEILUNGEN UND PUBLIKA-TIONEN: Grekow B. Funfundzwanzig Jahre Studium des Geschichte der UdSSR. H u b e r A. Funfundzwanzig Jahre des St'udiums der Geschichte der oestlichen. Lander in der UdSSR. AwdijewW. Funfundzwanzig jahre Studium des Alten Ostens. Mischulin A. Funfundzwanzig Jahre Sludium der Geschichte des Altertums in der UdSSR. D OKU MEN ТЕ DES GRObSEN VATERLAND1SCHEN KR1EGES. KR1T1K UND BIBLIOGRAPHIE. KRI- To top

Комментарии:

Добавить комментарий