Журнал "Вопросы истории" № 7 1942 | Часть I

СТАТЬИ

ПАРТИЗАНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В РАЙОНАХ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ, ОККУПИРОВАННЫХ

НЕМЦАМИ

Н. Яковлев

Прошел год ожесточенной борьбы советского народа с немецко-фашистскими захватчиками. На протяжении громадного фролта бойцы героической' Красной Армии и Военно-Морского Флота ведут ожесточенные бок, чтобы разгромить и изгнать с нашей земли ненавистных германских оккупантов.

В этой борьбе Красная Армия имеет неоценимых помощников - доблестных советских партизан, подлинно народных мстителей, Партизанские отряды в тылу врага начали создаваться в ответ на призыв товарища Сталина. Из месяца в месяц партизанское движение росло и крепло, накапливало боевой опыт, закалялось в борьбе с ненавистным врагом. Партизаны .пережали тяжелое, зимнее время. Но за зиму они организационно окрепли, перевооружились, стали опытными, закаленными в боях воинами. Партизаны беспощадно громили немецко-фашистские банды и одновременно совершенствовали свои приемы, свою тактику борьбы, готовясь к еще более решительным и грозным схваткам! с врагом.

СОВЕТСКИЕ ПАРТИЗАНЫ "НАРОДНАЯ АРМИЯ В ТЫЛУ ВРАГА

Партизанское движение корнями СВОИМИ уходит в гущу населения. Советские партизаны - это народ, поднявшийся на борьбу за свою свободу, это народная армия в тылу врага. Ничто не может победить гордого духа этой армии, ее ©олк к борьбе -и победе. Народное партизанское движение еще и еще раз свидетельствует о .незыблемой прочности советского строя. Оно показывает нерушимость союза рабочих и крестьян, тесное боевое содружество |рабо"шх и колхозников Советского Союза. Источник силы и могущества партизанского движения и состоит в томц что оно является народным движением. Фашисты пытались вначале представить партизанские выступления, как индивидуальные террористические акты или как действия "большевистских агентов". Но очень скоро они на своей шкуре испытали широкий народный характер партизанской борьбы.

Среди партизан имеются представители различных профессий и возрастов: рабочие и колхозники, партийные и советские работники, агрономы и учителя, лесорубы, студенты и трактористы, железнодорожники и врачи. Среди них мужчины и женщины, старики и молодежь. Всех их объединяет любовь к родине," жгучая ненависть к немецко-фашистским оккупантам), .неугасимое стремление беспощадно истреблять гитлеровских двуногих зверей, жестоко мстить им) за зверства, чинимые над мирным^ советскими гражданами.

"Мы - простые советские люди. Среди нас есть крестьяне, советские служащие, железнодорожники. Мы ценили свой труд, любили родной .гюселож, где <ня.м был знаком каждый дом, каждый клочок земли. Многие из нас здесь родились, выросли, обзавелись семьей. Проклятые гады - немцы нарушили мирную, спокойную жизнь. Они ворвались на нашу землю, чтобы отнять наш хлеб, наш скот, наши дома - все, что мы нажили своим трудом, своими руками, бот почему мы стали партизанами. На удары врага мы отвечаем двойными ударами. Мы мстим за наши деревни и поселки, за наших жен, матерей, детей. Мы мстим за родину? К Советские люди - создатели своей . родной советской власти, шорцы зажиточной, счастливой жизни - не хотят жить под игом немецких баронов и князей, не хотят идти в кабалу к немцам, никогда не примирятся с фашистским ненавистным "новым порядком". Славные патриоты своей любимой отчизны, ОНИ бросают семьи, дома и хозяйства, вооружаются чем попало, уходят в леса и болота и оттуда ведут беспощадную войну против немецко-фашистских захватчиков и убийц. В лесах и болотах Ленинградской области - по Мете и Ловатти, Волхову и Великой, ло Оредежи и Луге, в заяльменоких низинах и гдов-скйх болотах - всюду ©едут борьбу отряды советских партизан. По Ленинградской области сейчас нет ни одного оккупированного немцами района, где бы не было партизан. Это целая армия, бьющая по арату тогда, когда он этого не ожидает, и там, где он, казалось бы, должен чувствовать себя в безопасности. Партизаны ведут борьбу там, где им знакомы каждая дорога, каждая тропинка в чаще, каждая кочка и кустик в болоте, каждый проток, каждый брод чарез реку. В этих местах ойи родашсь и выросли. Среди 'населения деревень их родители, жены, дети"их близкие. Это умножает их силы, делает их неуловимыми и более грозными для врага. Карающая рука партизан каждую минуту занесена над головами фашистов. Партизаны! Это слово стало грозой для фашистов. Фашистские головорезы все "время чувствуют себя в опасности, смерть подстерегает их на каждом шагу, в каждом месте. Они боятся лесов и болот, они не решаются ходить в одиночку. "Мы не можем -считать своей ни одну занятую деревню. Кончился бой... Ночью, когда усталые солдаты мечтают наконец отдохнуть," горят избы, трещит пулемет, рвутся снаряды... Партизаны. Они преследуют нас всюду, уничтожают обозы, убивают отставших. Их боятся самые храбрые из нас"," так рассказывал на допросе пленный немецкий солдат Артур Гоппо. Германская газета ^Frankfurter Zeittunga- в номере от 24 мая писала, что "зимой, кроме ожесточенных оборонительных боев на передовых линиях, разыгралась не менее жестокая борьба, можно сказать война, в тылу нашего фронта. Партизанские части могли при этом базироваться на хорошо подготовленные опорные пункты в лесах, со складами оружия и продовольствия. Немецким обозным частям, батальонам полиции, полевой жандармерий приходилось все время обороняться от врага. Кто пережил зиму да Востоке, тот знает трудности, выпавшие на долю частей, находившихся в тылу, и то, что многие пали в борьбе с партизанами. На родине не.имеют представления об этой ншривычдой. для нас борьбе.. Такой противник как молния появляется и исчезает, нападает и перерезает.,/ коммуоткашйи, взрывает железнодорожные пути. Он знает все тропинки. Кто испытал эту "борьбу да-- два фронта, тот (поймет, что пережили каши войска этой замой". ' Гитлеровцы встретили на своем пути не только стальной отпор героической Красной Армии, но им пришлось воевать со всей страной, со .всем советским народом. ; . БОЕВЫЕ ДЕЛА ЛЕНИНГРАДСКИХ ПАРТИЗАН , " Партизаны Ленинградской области вписали ' блестящие . страницы в историю Партизанской, войны с* немецко-фашистскими захватчиками.^ Бесстрашно и мужествееф помогарт они Косной Армии истреблять* 1 "Лешшградская нравдеа" от' 4 ©одб^ет 1941. года. фашистское зверье. Немалую услугу они оказали героическим защитникам колыбели пролетарской революции - Ленинграда. Защита родины, Ленинграда - священный долг партизан Ленинградской области. В своей клятве они говорят: "Я, сын великого советского народа, по зову нашего вождя и учителя товарища Сталина, добровольно вступая в ряды партизан Ленинградской области, даю пе/ред лицом своей отчизны, перед трудящимися героического города Ленина свою священную и нерушимую клятву партизана. Я клянусь до последнего дыхания быть верным своей родине, не выпускать из рук оружия, пока последний фашистский захватчик не будет уничтожен на земле моих дедов и отцов. Мой девиз: видишь врага - убей его. Я клянусь свято хранить в своем сердце революционные и боевые традиции ленинградцев и всегда быть храбрым и дисцишшгароваеным партизаном, презирая опасность в смерть. Клянусь всеми силами, всем своим умением и помыслами беззаветно и мужественно помогать Красной Армии освободить город Ленина от вражеской блокады, очистить все города и села Ленинградской области от немецких захватчиков. За сожженные города и села, за смерть женщин и детей наших, за пытки, насилия и издевательства над моим народом я клянусь мстить врагу жестоко, беспощадно и неустанно. Кровь за кровь, смерть за смерть. Я клянусь неутомимо объединять в партизанские отряды в тылу Врага всех честных советских людей от шла до велика, чтобы без устали бить немецких гадов всем, чем смогут бить руки патриотов - автоматом и винтовкой, гранатой и топором, косой и ломом, колом" и камнем. Я клянусь, что умру в жестоком бою с врагом, но не отдам тебя, родной Ленинград, на поругание фашизму. Если же по своему малодушию, трусости предам интересы трудящихся города Ленина и моей отчизны, да будет тогда возмездием за это все^збщая ненависть и презрение народа, проклятие моих родных и позорная смерть от руки товарищей"., Такова клятва ленинградских партизан, таков их обет перед родиной, перед Сталиным. Партизанские отряды нашей области наносят сильные удары по немецко-фашистским захватчикам. Уже в первые месяцы войны партизаны пустили под откос 14 поездов, направлявшихся на ленинградский фронт. В результате уничтожено свыше 200 вагонов с немецкими солдатами, боеприпасами и вооружением. Группа партизан тов. С. организовала крушение эшелона в 55 вагонов, во время которого погибли сотни немецких солдат. Партизаны, которыми командовал тов. Н. взорвали железнодорожное полотно в 3 километрах от станции Г. в результате чего шедший с немецкими войсками эшелон потерпел крушение. Узнав, что фашисты стали подвозить войска и боеприпасы по шоссейной дороге, партизаны взорвали мост, уничтожив предварительно узел связи, соединяющий посты по охране моста со штабом части. Партизанские отряды "Грозный", "Боевой",' ?Храбрый", "За родину", действующие в двух оккупированных немцами районах Ленинградской области, наносили н наносят фашистам непрерывные удары. За: короткое время они взорвали 3 вражеских артиллерийских . склада, уничтожили самолет-разведчик с экипажем, 8 грузовых и 4 легковых автомашины, автобус с шестью офицерами и десятью солдатами, 3 больших фургона. Они разрУшили 'в разных местах 8 километров шоссейных дорог, 300 метров железнодорожного полотна, 4 моста и много линий полевой связи, вырезали 1700 метров кабеля, совершили 5 налетов на деревни, занятые немцами, разгромили 2 фашистских карательных отряда. Удары частей Красной Армии по врагу под Ленинградом воодушевили партизан на новые героические подвиги. В феврале 1942 г. не-, сколько партизанских отрядов, объединенных под командованием В. и О. совершили -внезапный налет на немецкий гарнизон, расположившийся в деревне Я. Забрасывая гранатами дома, партизаны метким огнем 'расстреливали выбегавших в шейке офицеров и солдат и в течение короткого времени очистили деревню от врага. Истреблено 20 офицеров и 151 солдат. Эта же группа, партизан через несколько дней нанесла новый, еще более сильный удар по немецко-фашистским захватчикам^, совершив такое же внезапное нападение на крупный пункт Н. Ворвавшись ночью в селение, партизаны беспощадно истребляли фашистов, уничтожали огневые точки и блиндажи противника. В результате всей операции партизаны овладели пунктом Н. истребили 652 немецких солдата и офицера, уничтожили 13 огневых точек, большой склад боеприпасов, взорвали железнодорожный мост через реку и захватили значительные трофеи. Части Красной Армии получили от партизан ценные разведова-тельные данные/добытые в результате этого налета. Партизаны беспощадно расправляются с немецкими карательными отрадами. Так, отряд тов. Б. напал на (карательный отряд, направлявшийся в сельсовет. Карательный отряд был разгромлен, причем в бою было убито более 30 фашистов. Смелый налет совершили партизаны на немецкий карательный отряд в деревне Ж. Группа партизан в 12 человек вступила в бой с прибывшими в деревню 80 фашистами. Налет партизан был настолько неожиданным, что фашистские головорезы сбежали. Партизаны захватили ценные документы и мотоцикл, уничтожили 2 бронемашины, убили 7 солдат и 1 полицейского инспектора. Партизаны одного из районов области с начала войны до 1 марта 1942 г. уничтожили 7 вражеских самолетов, сожгли 22 танка, разбили 85 грузовых автомашин, 21 легковую машину, 40 мотоциклов и 65 велосипедов, вывели из строя 18 орудий и 77 пулеметов, убили 900 немецких солдат и офицеров, в числе ш. 3 полковников. Подобных примеров можно было бы привести очень много. Первомайский приказ товарища Сталина вызвал1 новый, невиданный подъем партизанского движения. В партизанские отряды приходят сотни новых бойцов. Партизанское движение принимает новые формы, возникают централизованные соединения народной армии в тылу врага. Партизанские отряды объединяются в батальоны, полки и бригады. Удары по немецко-фашистским оккупантам возрастают с невиданной силой. Если, например, в январе, по неполным данным, партизаны нашей области уничтожили 1460 немецких солдат и офицеров, в феврале - 1975, в. апреле - 2001, в мае - 2298, то только за первые 15 дней июня уничтожено 2897 человек. В апреле за один только день в результате внезапного нададения нескольких групп партизан на фашистский гарнизон немцы потеряли убитыми 783 солдата и офицера. Во время этой операции были уничтожены: 3 склада боеприпасов, 2 -склада' с горючим, 4 средних танка, 9 огневых точек, автомашина с ценным грузом, 3 ста.н-.ковых пулемета, 700 снарядов. Партизаны разгромили штаб карательного отряда, сожгли 2 мастерские и захватили следующие трофеи: 2 станковых и 3 ручных пулемета, 8800 винтовочных патронов, 101 гранату, фашистское знамя & мгого другого военного имущества. Один энский отряд кодаеетрировашьвм ударом по крупным соединениям врага только за дв-а двя (бое© истребил свыше 500 солдат и офиадров и уничтожит 7 танков. При этом было захвачено 4 танка, 2 станковых пулшета, 10 автоматов и т. л> Другое соединение одергивай за два дня боев (в июне 1942 г.) истребило 727 фашистских бандитов, уничтожило 1 автомашину с солщатзми, 1 минометную батарею с расчетам, 2 автоматтические пушки, 2 та.нка, кроме того подбито 1 противотанковое орудие и выведено из строя 3 танка, .подорвавшихся на поставленных партизанами минах.

Бели (раньше гитлеровское командование посылало для борьбы с партизанами карательные отряды в 50"100, максимум в 400?500 человек, то сейчас оно вынуждено бросать против партизан целые воинские соединения, от тысячи до 3 тыс. человек регулярных войск, вооруженных минометами, артиллерией, при поддержке танков, самолетов и т. д. Такова сила и мощь партизанского движения в Ленинградской области. Таковы боевые дела партизан за год великой отечественной войны.

ПАРТИЗАНЫ - ГЕРОИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

В своем приказе к дню 24-й годовщины Красной Армии товарищ Сталин писал: "У Красной Армии есть своя благородная и возвышенная цель войны, вдохновляющая ее на подвига. Этим, собственно, и объясняется, что отечественная война рождает у нас тысячи героев и героинь, готовых итти на смерть ради свободы своей родины".,

Именно поэтому тысячи людей, многие из которых раньше никогда не владели оружием, стали в партизанских отрядах стойкими, мужественными, опытными воинами. В боях за родину они закалились и возмужали. Комиссар одного из партизанских отрядов писал: "живем мы хорошо. Эту оценку я даю в связи с тем, что жизнь хороша тогда, когда ее будни наполнены боевыми делами, когда каждый пережитый день полон героических дел во славу родины".,

Слава о героях-партизанах, об их доблести и замечательных подвигах передается вз уст в уста советскими гражданами оккупированных немцами районов. Их знают, любят, ими гордятся. Об их героических делах будут написаны впоследствии многотомные труды. А теперь в лаконичных сводках Советского Информбюро имена героев часто скрываются за инициалами. Кто они, эти герои" Это простые советские люди.

Вот тов. К." командир отряда. До войны он был заместителем председателя райсовета. Руководимый им отряд советских партизан стал грозой для германских оккупантов, расположившихся в энском районе. Он не дает им покоя ни днем, -ни ночью, нападая на их отряды, разрушая связь, транспорт. В смелых налетах, в разведке тов. К. подает пример мужества и бесстрашия. В одной из схваток он лично уничтожил 8 немецких солдат. Его отряд уничтожил 7 'вражеских самолетов, 3 легковых и 37 грузовых автомашин и истребил 209 солдат и 14 офицеров противника. Тов. К. награжден орденом Ленина.

Тов. В. награжден орденом Красной звезды. Смелый и решительный, он личным примером увлекает партизан в схватках с врагом. Отряд, в котором находится тов. В. за короткий срок уничтожил 10 транспортных и 1 легковую автомашины, 9 мотоциклов, истребил 3 немецких офицеров и 40 солдат.

Тов. М. награжден орденом Красной звезды за то, что он проявил себя бесстрашным и смелым командиром отряда, успешно действующего в тылу ара-га. Находясь один в разведке, он вступил в бой с разведкой противника, несмотря на то что у противника были автоматические ружья, а у него лишь револьвер. Из, неравной схватки он вышел аобедителем.

Всего по Ленинградской области награждены орденами и медалями более 300 партизан. Троим из них"Никитину, Петровой и Харчодко - присвоено звание Героя Советского Союза. Эта правительственная награда"высокая оценка деятельности славных советских партизан. Конечно, эти 300 человек награжденных"-лишь часть достойных награды. Родина ежедневно выдвигает новых безыменных героев, готовых пожертвовать жизнью во. имя ее.

В героях-партизанах ВОПЛОТИЛИСЬ лучшие черты нашего народа: самопожертвование во имя родины, верность долгу, ненависть к врагу, твердая вера в победу. Эти черты роднят советских партизан с их историческими предками.

Сусанина напоминает вш Михаил Семенов - старый колхозник Ленинградской области. Офицер карательного отряда, явившегося в деревню Мухарево, угрожая расстрелом, потребовал от Семенова довести отрад до деревни Гнидишей. Семенов вывел отряд из деревни на. лесную дорогу. Мороз до костей пронизывал немецких солдат. Вскоре с дороги свернули на еле заметную тропинку. Идти стало тяжело. Мороз все крепчал. Затем пропала и тропинка. Офицер и переводчик, потеряв терпение, стали орать на Семенова:

? Куда ты нас завел"

Спокойно и насмешливо Семенов ответил:

? А вы думаете, русский человек будет помогать вам, гадам? Офицер, поняв, что он обманут. застрелил старика. Патриот отдал

жизнь за любимую родину. Родина не забудет героя.

ЖЕНЩИНЫ-ПАРТИЗАНКИ

Наравне с мужчинами в партизанских отрядах отважно сражаются л женщины-партизанки. Член правления колхоза из -селения 3. Евдокия Семеновна М. создала женский партизанский отряд из 18 колхозниц. Партизанки подожгли штаб одного из подразделений немецкой армии, закололи вилами часовых, убили топорами двух офицеров, сожгли грузовик, уничтожили несколько мотоциклов врага.

Партизанский отряд под командованием заведующей свинофермой колхоза Анны С. перебил всех до единого немецких солдат охраны и захватил 13 фашистских повозок с оружием и боеприпасами.

Однажды в районе речки К. немцы выследили и окружили партизанский отряд. Немцев было в десять раз больше. Боец отряда комсомолка Антонина Петрова мужественно сражалась против озверевшего врага. Когда один из партизан струсил и поднял руки, сдаваясь в плен, героиня-комсомолка застрелила' его. Убив двух фашистов, доблестная партизанка, когда уже дальнейшая борьба стала невозможной, выстрелом из револьвера убила себя. Указом Президиума Верховного Совета СССР имя Петровой Авлюнины увековечено присвоением ей звания Героя-Советскою Союза. * ?

Часто женщины-колхозницы выполняют роль разведчиков партизанских отрядов, скрывают в деревнях раненых партизан, рискуя жизньк), помогают партизаншм в их борьбе против фашистских иасильников и бандитов.

КОММУНИСТЫ В АВАНГАРДЕ ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ

Душой партизанского движения, руководителями и. вдохновителями беспощадной борьбы с немецко-фашистскими бандами являются коммунисты и комсомольцы. Они своим беспримерным героизмом и самоотверженностью увлекают - остальных" партизан. Во "г,лаве партизан* ских отрядов, как правило, стоят коммунисты. Как и на других участках фронта, они показывают образцы смелости, инициативы, хладнокровия, выдержки и преданности своей родине.

Геройской смертью погиб председатель Краеногородского сельсовета коммунист Алексеев Павел Дмитриевич. Од мужественно защищался один против шести' фашистов, троих из них он ушел убить. Раненый и окружшный врагами, чтобы не попасть в пдш, застрелился председатель Ветчинского сельсовета коммунист Филидаов. За жизнь и счастье народа погибли коммушеты: Рыбаков'" секретарь Середаивского райкома ВКП(б), Старк - председатель Островского райовного совета депутатов трудящихся и друтее оладаые' советские Еатриоты-комму-

'ШСТЫ. .

"Партия большевиков, единая своей сплоченностью и дисциплиной, сильная своим революционным духом и готовностью пойти на любые жертвы ради успеха нашего великого дела, непревзойденная своим искусством вести'за собой миллионные массы, обеспечила победу над интервентами и белогвардейцами. Теперь наша партия"вновь на передовых' позициях отечественной войны. Каждый член партий, каждый член ленннско-сталннского комсомола - передовой воин на фронте"1.

Такова роль коммунистов и в партизанских отрядах Ленинградской области. Будучи бесстрашными воинами, презирая смерть в ожесточенной борьбе с врагом, они являются в партизанских отрядах цементирующей основой, организующей силой. Они всегда идут впереди всех, ведут за собой остальных партизан. В деревне Б. отряд в 30 человек под руководством коммунистов-командиров тт. К- и С. вступил в бой с 350 фашистами, вооруженными минометами и станковыми пулеметами, и нанес им серьезный урон. В этом неравном" бою было уничтожено более 70 фашистов.

Коммунисты обеспечивают выполнение боевых операций, показывая пример доблести и геройства, проводят партийно^политическую и воспитательную работу среди партизан и населения. Партийные организации партизанских отрядов быстро растут за счет лучших партизан. Велик авторитет коммунистов среди партизан и населения. Комолуиисты с честью и славой выполняют свою авангардную роль, роль народных вожаков в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

ПАРТИЗАНЫ "ПОМОЩНИКИ КРАСНОЙ АРМИИ

Партизанские отряды оказывают неоценимую помощь Красной Армии, снабжая ее разведовательными материалами, проводя успешные совместные боевые действия. С каждым днем* крепнет тесная связь партизан с частями Красной Армии. Все чаще операции партизан проходят в тесном взаимодействии с нею.

Партизанский отряд под командованием тов. К- провел в тыл противника крупное соединение наших войск. Вместе с партизанами они окружили большую группу фашистских банд и полностью их разгромили. В результате этой операции наши части заняли пункт Б. Отряд под командованием тов. С, получив задание достать "языка", захватал и доставил в штаб троих немецких офицеров.

Три партизанских отряда* под командованием тов. С, действуя совместно с частями Красной Армии, атаковали населенный пункт, занятый немцами, и в течение дня очистили его от фашистов, захватив 100 пар лыж, 5 подвод с продовольствием, 45 ящиков снарядов. Противник потерял убитыми и ранеными 200 солдат и офицеров. Во взаимодействии партизан и частей Красной Армии еще раз демонстрируется мощь партизанской борьбы.

ПОТЕРИ ВРАГА

Партизаны Ленинградской области нанесли огромный урон гитлеровским бандитам. За период с начала боевых действий по 15 июня 1942 г. по неполным данным, они истребили более 24 тыс. гитлеровских бандитов, в том числе 677 офицеров, 12 полковников и подполковников, 3 генералов, 67 агентов гестапо, 197 шпионов и предателей; взяли в плен 124 солдата и 7 офицеров.

За этот же период партизаны Ленинградской области организовали крушение 141 поезда, взорвали один бронепоезд. В смелых боевых налетах они уничтожили 83 вражеских самолета, 131 танк, 54 бронемашины, 1718 грузовых автомашин и автобусов, 190 легковых автомашин, 99 цистерн с горючим, 363 мотоцикла, 236 велосипедов, 64 трактора-

-J сЛравда* от 2 августа 1841 года.

тягача, вездехода, 289 повозок с боеприпасами и продовольствием, 560 узлов и линий связи, 710 лошадей, 88 огневых точек и блиндажей. Кроме того партизаны уничтожили 34 орудия, 98 пулеметов и минометов. За этот же период партизаны взорвали и сожгли 146 складов противника с боеприпасами, горючим. продовольствием, обмундированием и другим военным имуществом, 5 железнодорожных станций, 405 железнодорожных и шоссейных мостов; в 100 местах подорвано железнодорожное полотно; они сожгли 19 деревень и 224 дома, занятых войсками проти'веика, уничтожили 22 походных телефонных станции и радиостанции и т. д.

Только за май и первую половину июня 1942 г. партизаны уничтожили около 4 тысяч солдат и офицеров и организовали 23 крушения поездов, уничтожили и вывели из строя 28 танков, 20 грузовых автомашин с боеприпасами, продовольствием и живой силой, 15 пулеметов и минометов и захватили многочисленные трофеи. Эти цифры показывают, насколько широк масштаб боевых действий армии ленинградских партизан.

ПАРТИЗАНЫ И КОЛХОЗНОЕ КРЕСТЬЯНСТВО ОККУПИРОВАННЫХ РАЙОНОВ

Потери германо-фашистской армии от боевых действий партизан вызывают бешеную злобу у германских оккупантов. Эти двуногие хищные звери своими гнусными преступлениями, издевательствами, насильями, расстрелами затмили преступления всех известных человечеству злодеев. Нет такой пытки, такой казни, которую бы не применяли фашистские изверги по отношению к мирному населению. В деревне Клин фашистские бандиты повесили 85-летнюю колхозницу Сидорову только за то, что она дала партизану две картофелины. В деревне Гостибицы, Порховского района, финский офицер"начальник карательного отряда*"требуя выдачи партизан, заставил всех колхозников раздеться, избил их палками, после чего, отобрав 13 мужчин, тут же расстрелял их.

В Полновском районе немцы расстреляли, повесили и арестовали свыше 500 человек. В деревне Ореховцы они расстреляли всех мужчин. В "Макарьевской пустыне" расстреляли 250 инвалидов. За одну лишь неделю фашисты уничтожили 39 деревень, сожгли 486 домов, 10 школ, 2 больницы и расстреляли 107 колхозников.

Жители ныне освобожденной от немецко-фашистских захватчиков дер. Орехино, Ленинградской области, рассказывают: "Как только гитлеровцы ворвались в деревню, они приступили к массовым! грабежам: перерезали весь скот, домашнюю птицу, отняли у колхозников продовольствие и одежду. Гитлеровцы избили 78-летнего старика Александра Васильевича Андреева, сняли с него валенки и заставили идти разутым 2 километра по снегу.

Немецкие бандиты замучили и убили Прасковью Попову, 53 лет, ее сын* Павла, 18 лет, дочь Надежду, 21 года, Евдокимова, 72 лет, и других жителей. Отступая, из деревни, гитлеровские мерзавцы из 23 домов колхозников сожгли 20 домов, взорвали школу, детские ясли и сожгли все колхозные постройки".,

Но советский народ-нельзя запугать. Несмотря на самый разнузданный фашистский террор тяга колхозников в партизанские отряды растет с каждым днем. Дикие насилия захватчиков еще более разжигают неугасимую ненависть к ним и умножают ряды партизан. Показательно то, что сейчас сотни колхозников приходят в отряды со своими винтовками, гранатами, [револьверами, в своем обмундировании. ,

Одновременно колхозники по своей инициативе создают вооруженные боевые группы, ставящие целью охрану колхозов от налетов гитлеровских мародеров, борьбу с предателями и шпионами. Называют их по-разному: "боевая истребительная группа", ^отряд самообороны",

"отряд народного ополчения". Создание этих отрядов является ярким проявлением священной ненависти колхозников к оккупантам.

Колхозники всемерно помогают советским партизанам. Об отношении колхозников к партизанам говорит следующий факт: к рудный карательный отряд немцев сжег свыше 20 населенных пунктов, расстрелял более 300 советских граждан - стариков, женщин, детей," но все же нужных сведений о партизанах не получил.

Многие колхозники тесно связаны с партизанами. Они сообщают им разведовательные данные, выявляют предателей, агентов гестапо, Один колхозник пишет партизанскому отряду: "Здравствуйте, дорогие товарищи красные бойцы ш партизаны! Сообщаю вам о врагах советской власти, которые идут против наших красных партизан (далее следует перечень имен и фамилий."Н. Я.). Прошу данному списку верить. Здесь указаны самые заадлые враги".,

Группа партизан обнаружила брошенные врагом 350 тысяч винтовочных и пистолетных патронов и 700 артиллерийских снарядов. Колхозники трех деревень выделили 48 подвод и с риском для жизни перевезли их в места, указанные партизанами.

Суровой зимой текущего года партизаны не жаловались на нехватку теплой одежды. Партизаны были сыты, хорошо одеты, обуты. Все это результат заботы о них колхозников.

В одном из районов колхозники изготовили для партизан 500 пар валенок, 160 полушубков, сотни пар лыж. Специалисты по кожевенному делу обеспечили партизан сапогами, плотники делали для них сани, кузнецы ковали лошадей.

Колхозницы шьют и чинят одежду для партизан, стирают им белье, пекут хлеб, собирают для них теплые вещи. Сами ограбленные гитлеровскими мародерами, они подчас делятся с партизанами последним!. "Шлю носки теплые, - пишет партизанам одна патриотка. - Я еще больше со всей радостью дарила бы, но я сама сижу в чужой квартире. Примите мой скромный подарок. Громите врага, а мы позаботимся о вас". Другая патриотка пишет: "Дорогой товарищ, этот подарок удесятерит в тебе решимость уничтожать беспощадно поганых немецких собак, которые не дают нам, мирным жителям, жить. Они грабят наше добро, расстреливают невинных людей, оставляют нас голодными. Мы надеемся, что вы этих собак уничтожите в скором времени и мы возвратимся в свою родную семью. Вновь по нашей земле пойдут наши войска, мы оживем и будем снова дышать советским воздухом. До свиданья. Жму руку. Жена красноармейца".,

Таких писем сотни. Все они свидетельствуют о великой любви к родине, все они проникнуты глубокой верой в победу, в правоту нашего дела.

В свою очередь, партизаны ведут большую организационную и агитационную работу среди советских граждан оккупированных районов. Они разоблачают лживость и гнусность фашистской пропаганды, помогают колхозникам восстанавливать советы и колхозы, укреплять их работу в нелегальных условиях, организуют борьбу с предателями. В тех местах, где фашисты изгнаны, партизаны помогают колхозникам восстанавливать советский порядок, советскую жизнь. Партизаны отбивают скот и лошадей с повозками у немецких захватчиков и возвращают ш. колхшаикат В деревне Н. немцы отобрали весь скот у колхозников, вышали всех и сожгли деревню дотла. Через несколько дней партизаны отбили часть окота у фашистов и возвратили его колхозникам.

Партизаны создают нелегальную печать: они издают нелегальные газеты, "боевые листки", прокламации. В большинстве случаев о выступлениях и приказах товарища Сталина колхозники захваченных фашистами районов узнавали от партизан.

В теснейшей связи партизан с населением сила .партизанского дай-жения. Это понимают и фашисты. Они всячески стараются опорочить партизан в глазах колхозников, но все их попытки в этом направлении терпят крах. В ряде районов области немцы обещают денежные награды 'за поимку партизан!, но советских людей подкупить нельзя.

Партизанское движение растет и крепнет. В Ленинградской области, в глубоком тылу' врага, возникли и существуют целые (районы, контролируемые партизанами. Так, партизанская бригада в энском 'районе контролирует район площадью около десяти тысяч кв. км. Немцы оттуда изгнаны. Там советская власть. Этот факт является ярчайшим чдоказа-пелъством 'растущей мощи партизанского движения.

' ПИСЬМО ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ. ПОДАРОК ЛЕНИНГРАДЦАМ

В марте 1942 г. иэ двух районов Ленинградской области, временно оккупированных немцами, через линию фронта перешло несколько партизан. Подвергаясь смертельной опасности, они принесли с собой несколько школьных тетрадей, испещренных множеством подписей. Их более трех тысяч; - это - письмо товарищу Сталину от колхозников и партизан двух районов, захваченных немцами. На тайных собраниях "в лесных землянках обсуждали это письмо советские люди по ту сторону фронта и ставили свои подписи. Ни зверства немцев, ни опасность смерти не остановили патриотов. В письме они выразили свои чувства и свои мысли: "Москва. Кремль. Вождю народов товарищу Сталину. От партизан и колхозников энских районов Ленинградской области, временно оккупированных врагом).

Дорогой Иосиф Виссарионович! Пламенный привет шлем Вам, любимому отцу и учителю нашему, мудрому полководцу. Пусть эти простые слова пройдут через линию фронта, достигнут стен Кремля, возвестят о делах и чувствах 'советских граждан, временно попавших под фашистское ярмо".,

Так начинается это письмо. Дальше оно повествует о том, о каким мужеством борются советские" граждане оккупированных районов. Они - пишут о своей воле к победе над гнусным врагом. "Кровавые фашисты," говорится в письме," хотели сломить наш дух, нашу волю. Они забыли, что имеют дело с русским народом, который никогда не стоял и не будет стоять на коленях!?

Авторы письма рассказывают товарищу Сталину о неутомимой борьбе, которую они ведут счнемецкими оккупантами: 2 тыс. истребленных немецких солщат и офицеров, 8 поездов, пущенных под откос, 27 взорванных мостов на шоссейных и железных дорогах, свыше 100 уничтоженных автомашин и танков - таков далеко не полный итог борьбы о фашистами в этих двух районах. Советские патриоты, подписавшие письмо товарищу Сталину, клянутся, что они не сложат оружия до тех пор, пока хоть один оккупант останется на советской земле. Колхозники и партизаны этих районов- сообщили далее, что они решили организовать красный обоз о продовольствием для Ленинграда. Они собрали 380 центнеров хлеба и круп! 120 центнеров жиров и другие продукты, которые им удалось спрятать от немецкой грабьармии. По глухим дорогам и лесным тропинкам обоз в 200 подвод тронулся к линии фронта.- Скрытно, по ночам, он героически, продвигался вперед. Среди-, возчиков было более 30 женщин-колхозниц. Партизаны искусно провели красный обоз через фронт, и подарок колхозников и партизан был до-, ставлен трудящимся -славного города Ленина.

Дар партизан, дар колхозников советской деревни, временно оккупированной; фашистами," живое свидетельство , нерушимой, кровной связи советских людей по обе стороны фронта. Этот подарок, которым партизаны и колхозники, ^проявили свою любовь к родине" городу'

Ленина," еще одно доказательство неизбежности грядущей победы над врагом, победы, которая куется одновременно на фронте и в тылу у врага.

Ленинградцы с глубоким чувством благодарности приняли подарок колхозников"и партизан. Встреча представителей колхозников и партизан с ленинградцами вылилась в грандиозную демонстрацию единства и несокрушимости фронта и тыла, трудящихся города Ленина с колхозниками временно оккупированных районов Ленинградской области.

"Добро пожаловать, боевые товарищи! Привет вам, славные патриоты иашей любимой Родины, мужественные барцы, герои отечественной войны, грозные мстители за страдания народные!"с такими лозунгами ленинградцы встречали посланцев колхозников и партизан.

Глубокое чувство благодарности ленинградцев колхозникам и партизанам ярко выразила писательница Вера Инбер. В день прибытия их посланцев в город Ленина она писала:

"Спасибо вам, товарищи и братья, За все, что вы привозите ему, Наш город заключает вас в объятья, Вас прижимает к сердцу своему.

Он вас благодарит, великий город,

В гранитные одетый берега.

Спасибо вам. И хлеб ему ваш дорог, ' И, главное, забота дорога.

Подарки ваши - их мы не забудем, Вы жизнью рисковали, их везя. Спасибо вам. Где есть такие люди" Такую землю покорить нельзя".,

Гости - делегаты партизан и колхозников - побывали на ленинградских предприятиях и в частях войск Ленинградского фронта. В своих выступлениях они рассказали трудящимся города Ленина и его защитникам - бойцам Ленинградского фронта"-о своем боевом опыте, о своих боевых делах и успехах.

Возвращаясь обратно в тыл врага, делегаты от имени тысяч партизан и колхозников дали клятву ленинградцам и его славным защитникам вместе, объединенными усилиями бить и истреблять врага - немецко-фашистских извергов - до полной победы над ним.

Товарищ Сталин 1 мая приказал партизанам и партизанкам "усилить партизанскую войну в тылу немецких захватчиков, разрушать средства связи и транспорта врага, уничтожать штабы и технику врага, не жалеть патронов против угнетателей нашей родины". Этот приказ великого вождя славные партизаны Ленинградской области с честью выполняют.

НА ЗАРЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА

Акад. ". Греков I

Соотношение двух миров на грани новой эры истории человечества" античного рабовладельческого и варварского общинно-крестьянского - много раз подвергалось всестороннему рассмотрению. Характер этого'' соотношения совершенно выяснен. С одной стороны умирающий, разлагающийся! рабовладельческий строй, обнаруживающий некоторые признаки внутреннего перерождения, с другой""варвары" со своим общинным строем, со свободным крестьянином в основе производства, "варвары", несущие омоложение зашедшему в тупик древнему античному обществу.

Обездоленная и эксплуатируемая часть античного общества с некоторого времени сама стала стремиться к совместной, более справедливой жизни с "варварами". Умные рабовладельцы с некоторого момента начали понимать безнадежность и обреченность старого мира. "Варвары" тоже не стояли на одном и том же уровне развития. Рост внутренних производительных сил, потребность и возможность усвоить от культурных достижений античности то, чего не хватало в данный момент молодому-"варварскому" обществу, несомненны.

Благодаря счастливо дошедшим до нас источникам, перемены в характере взаимоотношений этих двух миров наглядно можно наблюдать на примере греческой колонии Ольвии (в устье Южного Буга). В V в. до н. э. ее посетил Геродот и отметил некоторые любопытные особенности в положении этого рабовладельческого поселения сцеди "варва-ров"-скифов. "От Ольвии, города бориофенитов," пишет он," составляющего срединный пункт во всей приморской Скифии, первым живут каллипиды, представляющие собою эллиноскифов", т. е. скифов, настолько подвергшихся воздействию греческого общества, что Геродот затруднялся назвать их просто скифами, не мог он назвать их и эллинами. С другой стороны, и окружающее греческую колонию так называемое "варварское" общество не могло не оказать некоторого (влияния на общественные отношении самой Ольвии. Ведь "варварский" мир не знал рабов в качестве основной рабочей силы. Здесь главным производителем всех' необходимых средств к жизни был свободный человек - член сначала родовой, а позднее сельской общины. Между рабами греческих колоний и "варварами", в данном случае чаде всего скифами, несомненно, поддерживалась связь, что давало себя знать во времена общественных и политических осложнений вроде войн или рабских восстаний.

У одного из позднейших римских писателей V в. н. э. Макробия, имеется, вероятно несколько модернизированное, сообщение об Ольвии IV в. до н. э. Когда ее осаждал Зопврион, как принято думать, один* из полководцев Александра Македонского, "борисфениты... освободили своих рабов, уравняли чужеземцев в правах гражданства, облегчили положение должников и этими мерами смогли защитить себя от врага", г. е. в тяжелое время войны борисфенйтыпрабовладельцы пошли на социальные уступки, сделали попытку устроить у себя общественные отношения наподобие "варварских". Вероятно, на этих условиях соседние свободные "варвары" согласились помогать борисфенитам. В конце I в. н. э. или в начале II в. т. е. приблизительно 600 лет спустя после посещения Ольвии Геродотом, этот город борисфенитов посетил греческий ученый и знаменитый оратор Дион Хрисостом (Златоуст. - Б. Г.). Он встретился здесь со своим другом, политическим эмигрантом" Дионом Каллистратом. "Город борисфенитов," отмечает Хрисостом," не соответствует своей прежней славе... Находясь уже так давно среди варваров и притом почти самых воинственных, он постоянно подвергался нападениям и несколько раз был взят врагами. Сюда нахлынуло много варваров". Дион Каллистрат, встретивший здесь своего друга, "был опоясан большим! всадническим мечом, одежду его составляли шаровары и прочее скифское убранство". На нем была "одежда черного цвета по примеру одного скифского племени".,

Много воды утекло за 600 лет, и взаимоотношения двух миров сильно переменились. Скифы за это время успели окрепнуть экономически, культурно и политически, античная колония под ударами скифов стала слабеть. И жители Ольвии, прирожденные элшины, еще продолжавшие заучивать 'Наизусть Илиаду и Одиссею, в силу медленных изменений во взаимоотношениях между эллинами и скифами начали терять свой специфический внешний облик. На них появились неприемлемые до сих пор для эллинов штаны и "прочее скифское убранство". Только "всаднический" меч напоминал о принадлежности его носителя к римскому гражданству.

Этот же процесс, конечно в разнообразных вариантах, мы можем наблюдать и в других местах Европы и Азии - там, где соприкасались два мира: один"д,ряхлеющий и обреченный, другой"р,астущий, исполненный надежд на будущее.

Ряд свидетельств современников великой исторической драмы еще ярче оттенял смысл событий. Вот марсельский священник Сильвиан, писавший в середине V 6*. н. э. как раз тогда, когда окончательно и бесповоротно решались судьбы Рима. "У римлян," пишет Сильвиан," нет желания находиться под римским законом". "Римский плебс единодушно заявляет о том, чтобы ему было позволено жить с варварами... Наши братья (римляне, - Б. Г.) не только не хотят перебегать от них к .нам, но, наоборот, оставляют нас, чтобы перебежать к ним. И я бы только подивился, что не все бедные и нуждающиеся (римляне."Б. Г.) делают это, если бы не было одной причины... а именно", что они не могут перенести туда свои пожитки, лачуги и семьи".,

Совершенно то же говорит и византийский историк VI в. Прокопий, имея в виду и славян: византийский "народ большими толпами убегал... к варварам. Чтобы только скрыться от родной земли, каждый охотно менял ее на любую чужую землю, как будто их родина была захвачена врагами" Трудно быть еще более выразительным. Перед нами уже не критика, а надгробное слово уходящему в вечность античному миру. Это - в то же время и указание на путь спасения. Ведь Сильвиан, собственно, приходит к выводу: "Да здравствуют варвары! Долой Рим!?

То же мы можем услышать в не менее решительной форме и у другого вдумчивого римлянина, который поставил диагноз безнадежной болезни Рима за 300 лет перед Сильвианом: Плиний Старший в свое время, т. е. в середине I в. н. э. уже считал Рим обреченным и причину неизбежной гибели своей родины видел в рабстве. По его мнению,

1 "Тайная история", XI, 38"39.

крупные рабовладельческие хозяйства "погубили" Италию и римские провинции, т. е. все Римское государство.

Греческий философ Платон не ошибался, когда считал войну между греками и варварами неизбежно хронической, только он не предвидел ее окончательного исхода. Борьба между двумя мирами, принимая различные формы, действительно не прекращалась. Но уже приблизительно с IV?V вв. н. э. она определенно приобрела характер катастрофы для тех, кто кичился своей обособленностью, кто хотел воздвигнуть стену между собой и новым миром, несущим с собой конец античному рабству и новый, более прогрессивный строй, известный в науке под именем феодального.

Славяне в этой борьбе принимали самое непосредственное и весьма активное участие. Для наблюдательных людей уже тогда было ясно, что это движение славян чревато большими политическими последствиями: в 600 г. римский папа Григорий, когда славяне стали проникать и в Италию, писал фессалоникокому епископу: "Не советую впадать в отчаяние, ибо тем, кто буДет жить после нас, суждено увидеть еще худшее? Славяне, точно так же как и германцы, и армяне, и иберы, и народы Средней Азии, участвовали в перестройке, политической карты Европы и Азии и на развалинах рабовладельческого .мира создали свои, новые государства.

Для новых государств, возникших на территории бывшей Римской империи, в нашей науке установилось общее название "варварские", потому что их создавали не римские граждане, а новые народы, которых римляне называли варварами. По своей общественной структуре эти государства совсем не .похожи на государства древнего мира: в основе производства новых' обществ лежал не труд рабов, з труд свободных крестьян-общинников. Поскольку масса крестьянства была свободной и крепостной режим еще не уопел занять прочного места, мы называем эти государства дофеодальными. В них, в дофеодальных государствах, развивались и затем окончательно оформились феодальные общественные отношения. Процесс их созревания тянулся в течение трех - четырех столетий от.времени образования этих государств.

В новом обществе нашлось место и римским гражданам, римлянам на территории Западной империи, грекам - на Восточной, но, конечно, в новом качестве, хотя много римского унаследовали от Рима и новые народы. Первые писанные законы новых народов, утвердившихся на бывшей территории Западной империи, были записаны на латинском языке, христианская западная церковь приучала свою паству к латинской речи и тем самым старалась приобщить ее к римской культуре. Рим оставот своим. наследникам - победителям гооода " ремесленную технику, научил их своему военному искусству. Несколько иначе сложились отношения в восточной части империи, где новые народы, преимущественно славяне, тоже усвоили ряд военных и технических навыков старой культуры,; сумеа" однако, сохранить в государственной и церковной практике своей собственный язык.-Наконец, некоторые славянские народы несмотря! -на очень старые свои сшзи с античным миром создали свои государства на своей собственной территории, где каждое завоевание в области материальной культуры было делом их собственного труда.. Таково самое большое из-славянских государств - государ-1 отво восточных славян - русское государство.

В основе общественного строя славян на рубеже античности и средневековья лежит та же община, которая характерна, и для древних гер-___ "---- "-'''*'. 1

1 "Историческим журнал" - за 1941' г. сф. 60.'

манцев, армян, иберов и других молодых" народов/ образовавших свое госуда|рство на новой производственной базе. Где бы ни появлялись славяне с их крестьянской общиной, они несли с собой свои общинные навыки. Конечно, этот общинный строй не оставался неизменным. Но следить за его эволюцией по источникам, как правило иноземным, невозможно. Они касаются главным образом внешних явлений жизни славян, таких сторон их общественного устройства, которые, во-первых, были более интересны для военных наблюдателей, во-вторых, которые легче бросались в глаза. v

Тем не менее все эти свидетельства иностранцев независимо от отдельных слов и замечаний, продиктованных чувством вражды, говорят единогласно и безоговорочно о том, что в VI в. славяне из состояния первобытно-общинного, или родового строя уже в значительной степени вышли и организовывались в более крупные объединения со своими вождями во главе.

"Эти племена, славяне и анты,?читаем уПрокопия Кесарийского," не управляются одним человеком, но издревле живут в народовластии и поэтому относительно всех счастливых и несчастливых обстоятельств у них решения принимаются сообща". Здесь разумеются народные собрания. Об этих народных собраниях Прокошй говорит и при изложении конкретных событий жизни антов. И другие одновременные византийские свидетельства и сообщения Иордана Готского подтверждают наблюдения Прокопия. Маврикия определенно пугало это движение внутри славян, он боялся их дальнейшего объединения и советовал своему правительству всячески мешать им. Советы Маврикия, военного человека по специальности, -понятны. Совершенно так же мыслили и римляне относительно германце©. У римского историка - и в то же время военного человека - Тацита относительно германцев вырвалась характерная фраза: "Пусть никогда не прекращается у этих племен взаимная ненависть!? В сущности, ту же мысль, но в более спокойных и объективных тонах высказывал -и позднее, © X в. когда уже существовало много славянских государств, араб Масущи: "Славяне"народ столь могущественный и страшный, что если бы не были разделены на множество поколений и родов, то не померялся бы с ними в силе ни один народ в мире". На основании этих и других подобных им сообщений иноземцев можно заключить, что 1) славяне боролись в течение VI в. с Византией весьма энергично, 2) славяне часто наступали огромными массами, 3) почти всегда имели над византийским войском .военный перевес, 4) они были организованы, 5) во гшше их часто стояли выдающиеся вожди, 6) много военных специалистов из славян служили в византийском войске иногда на очень ответственных и высоких должностях.

Мы сделаши бы очень большую ошибку, если бы, следуя эа терминологией враждебно настроенных но отношению к сшвянам писателей, считали славянское войско "толпой". Это было настоящее войско, способное побеждать квалифицированных в военном деле римлян. От толпы оно отличалось, конечно, своей организацией. Именно в это время и в целях превращения народа в войско славянская человеческая масса получила правильное деление по десятичной системе: тысячи, сотни и десятки с начальниками во главе каждой военной части. Боли славяне побеждали и готов, и аваров, и шзантийцев-ромеев, то, конечно, потому только, что были организованы, хорошо вооружены, имели способных вождей, были безумно храбры, сметливы, вьшоошвы, любили свой народ, свою зе!мж> и верили в свои силы.

Недаром византийское войско ответило военным бунтом на распоряжение императора провести зиму в славянской земле. "Не обращая внимания на императорские слова, масса римских воинов (византийце©:? Б. Г.) подняла мятеж, желая провести время холодов дома'; они отказались зимовать в этой варварской земле. Они говорили, что холода здесь

2 "Исторический журнал" - 7.

ЕР 1942 AKS 234

невыносимы и бесчисленные толпы варваре© непобедимы"," повествует, об этик событиях Феофилакт Симокатта, писатель первой половины' VII века.

Византийские авторы дают нам понять, что не одна военная доблесть и организация являются (источником непобедимости славян, но и их материальная! баэа. Это издавна народ земледельческий, умеет хорошо работать, не стыдится труда и достигает в этой области больших успехов.

Все это заставляет нас заново пересмотреть старую проблему, вызывающую жаркие споры среди ученых об общественном строе славян VI?VII веков.

III

Громадные объединения славян, в которых уже исчезают пдамешые перегородки, несомненно, были и политическими объединениями. Эти военные по преимуществу организации представляют собою переходное явление от родового общественного устройства к государственному и названы Энгельсом "военной демократией". "Военной" - потому, что эта организация существует для целей войны, "д,емократией" - потому, что это вооруженный народ, управляющийся своим народным собранием, советом вождей и высшим военачальником, еще не знающим власти, отделенной от народа и, тем более, ему противополагаемой. Военная демократия развилась из родовых отношений, но это уже не родовая организация.

Перейдя Дунай и разгромив значительную часть Восточной римской империи, славяне должны были организоваться уже не для 'Продолжения наступления. Вместо сломленного восточно римского государства, до .сих пор державшего в своих руках власть над балканским населением, должно было возникнуть новое государство, с новым общественным строем, способным) удовлетворить и' народную массу аборигенов страны. Оно и возникло. Это была Болгария. Образование этого государства, славянского по основной массе своего населения, осложняется вмешательством в этот ороцес тюрков-болгар, принявших участие в организации власти и потом быстро ославянившихся.

В VI в. и сербы были уже политически организованы. Во главе их стоят великий жупан. Государственным центром была Раса (ныне Новый Базар). Сербам пришлось вести борьбу с Византией и в ходе этой борьбы то признавать ее власть и плотить ей дань, то освобождаться от нее и наносить ей сильные удары.

В это же приблизительно время образовалось на территории Западной римской империи в государство чехов. Во второй половине VI и в начале VII в. чехи иакодились под властью аваров (обров). После уничтожения аварской масти ряд западнославянских племен объединился. В 630 г, чехи уже смогли "нанести поражение -напавшим ш них франкам.

На южной окраине в это же время происходит^ утверждение славян в Далм&иии, Истрии и Фессалии. "Все эти явления," отмечает *акад. Успенский," среди славянского мира-падают на^ноловину VII века, и "можно думать, что они находятся в некоторой причинной связи"1.

Положение западных' славян сильно осложнилось благодаря непосредственному соседству их о немцами. Стремление германцев к востоку, на территорию, занятую славянами,, привело к онемечению 'некоторой части западного славянства.

Было бы е высшей степени странно думать, что анты""-т. е. восточные славяне, которых византийские писатели и Йордан считали всегда самыми многочисленными и "-сильнейшими" среди славян," жившие на территории, издревле колонизованной греками, и, стало быть, имее-

1 "История Ви&антийсйоЙ империи". Т. Ь стр. 767?768. 1913,

шие возможность познакомиться с их высокой культурой через посредство других народов или даже непосредственно, чтобы эта часть славянства дожидалась IX столетия и "призвания варягов", чтобы начать свое государственное бытие.

Это маловероятно уже потому, что, как не без основания отметил акад. Успенский, Византия мешала славянам, находящимся в непосредственном с нею соседстве, политически объединиться и многими, 'весьма действенными средствами поддерживала между славянами рознь, возведя-эту свою политику в принцип. "Если видеть первые признаки гражданственности в политической, организации," пишет акад. Успенский," то следует признать, что самые ранние попытки соединения нескольких колен под одной властью встречаем далеко за чертой непосредственного влияния Византии, т. е. у славян за пределами Византии". Русь как раз и находилась вдали от непосредственного воздействия византийской системы.

В русской историографии имеется ряд историков, среди которых можно отметить даже крупные имена, делящих русскую историю на периоды, начиная обязательно от Рюрика. При этом игнорируется все то, что пережито было русским народом до Рюрика. Надо, однако, отметить, что параллельно высказывались соображения более объективные и научно обоснованные. Дерптский 'Профессор Эверс, например, © 1816 г. накануне выпуска первых восьми томов "Истории" Карамзина, выпустил свою "Историю русского народа", которую он начинает с VI в. т. е. с первых известий об антах. В более позднее время В. О. Ключевский в своем курсе русской истории высказался е том же направлении весьма определенно: "Мы застаем у восточных славян на. Карпатах в VI в. большой военный союз под предводительством князя дулебов... Этот военный союз и есть факт, который можно поставить в< самом начале нашей истории: она... началась в VI веке на самом краю, в югозападном углу нашей равнины, на северовосточных склонах и предгорьях Карпат"., Кто же прав в этом большом и важном споре? Пусть на этот -вопрос ответят сами источники. ' В 40-х годах X в. лет за 100 до составления "Повести временных лет", араб Масуди, один из самых добросовестных и осведомленных арабских ученых, писал и своем сочинении "Золотые луга* о восточных славянах, что одно из славянских племен, коренное между ними, 'Некогда господствовало над прочими; был у этого объединения князь Маджак, Й этому князю повиновались все прочие князья; потом пошли раздоры между племенами, союз этот распался на части, каждая из которых выбрала себе отдельных владык. Это господствовавшее некогда славянское племя Масуди называет волынянами. Сообщение это повторяется и у других арабских писателей. Это сообщение находит себе полную поддержку в "Повести временных лет", использовавшей для этого не арабский, а какой-то другой источник - либо византийский, либо западноевропейский, поскольку там это сообщение связывается с нашествием аваров, хорошо известным как Византии, так и западным странам: "В си же времяна быша и Обри, иже ходиша на Ираклия царя и мало его не яша. Си же Обри воеваху на Словенех и примучиша Дулебы^ сущая словены, и насилье творяху женам дулебским. Быта бо Обре телом -велмци -и-умом горды, и Бог потребия и иомреша вся и не оста'ся ни един Обрин. И есть притча на Руси и до сего дне: иогибоша аки Обре; их же несть племени ни еаследка"., Ключевский связывает оба сообщения - летописное и Масуди. Волыняне Масуди"это то же, что дулебы "Повести". Дулебы"имя . этническое" волыняне - территориальное, от города Волыни, стоявшего на Дулебской земле. "Итак, мы застаем у восточных славян на Карпатах в VI в. большой военный союз под предводительством князя дулебов. Продолжительная борьба с Византией связала этот союз, сомкнула восточное славянство в нечто целое". Мысль Ключевского столь же ясна> сколь и ответственна. Источники, положенные © основу его вывода, были известны и другим, более робким исследователям. Вестберг, Пресняков и другие высказывали предположение, что сообщение русской летописи о дулебах относится не к русским дулебам, а к чешским, на что очень убедительно возражал А. А. Шахматов. Дулебы - старое, весьма многочисленное и могучее восточнославянское племя - были вполне способны сыграть объединяющую роль, какую они, несомненно, согласно нашим данным, и сыграли.

Такими же, вполне логичными и приемлемыми являются и сообще-у вия арабов о наличии в Восточной Европе последующих трех восточнославянских политических объединений. На это обстоятельство не раз обращалось внимание © нашей науке. Давно было известно, что несколько арабских ученых IX?Хвв. (аль-Джайхани, аль-Истахри, Иби-Хаукаль, аль-Балхи), пользуясь каким-то общим, несомненно доброкачественным, источником середины IX в. говорят о трех политических объединениях .восточного славянства', существовавших после распада государства ду-шебов и до образования Киевского государства. Если устранить некоторые противоречия в показаниях названных авторов, то сообщение это примет следующий смысл: существует политическое объединение, имеющее свой город"Куябу. Оно ведет торговлю с чужими странами, допуская на свою .территорию иноземных купцов. Находится оно "ближе к Булгару", под которым надо, конечно, разуметь "болгар дунайских". Другое политическое объединение, расположенное дальше первого, носит название "Славия". Наконец, третье," близкое к ?Хозару", не допускающее к себе иноземцев, воинственное и сильное, поскольку сумело наложить "д,ань на пограничные области Рима? (Византия."Б. Г.); оно называется "Артанияо>. У каждой из этих политических организаций есть свой ?царь" или квязь. Что "Куяба" - это Киев и что "Славия?" это земли Новгородская, занятая по преимуществу "словенаш", как здесь народ называл сам себя, не было ни у кого никаких сомнений. Относительно Арташи существуют разногласия. Указывалось в литерал-туре также и на то, что это сообщение е целом- не только не противоречит показаниям "Повести временных лет" (В. А. Пархоменко" и др.), но и находит в ней подтверждение.

"Повесть" совершенно четко и недвусмысленно говорит под 859 г. т. е. до призвания варягов, о факте вполне определенном, конечно создавшемся в итоге длительной предшествующей истории восточного славянства: "Имаху дань Варяги приходяще из заморья на Чюди, и на, Словенах, на Мери и на Веси и на Кривичех; <а Козари имаху на Полянех, и на Северех, и на Вятичех. Им)аху по беле и ваверици от дыма'". Северные племена, славянские и финские, объединенные общей исторической судьбой, вследствие оставшихся- нам неизвестными обстоятельств к середине IX в. временно, как видно из дальнейших сообщений "Повести", оказашйсь данниками варягов. Южные и юговосточные славянские племена, часть которых, несомненно, была объединена вокруг Киева, очутились под данью хвзар. - Таким образом, автор "Повести, временны* лет" дает нам несколько фактов иэ позднейшей жизни "Славин"и* "Куябы" и молчит об Арта-нии, граничащей с Хозарией. Мне кажется, молчание это можно объяснить тем, что Артания к этому времени прочно вошла.в состав Хозяр-ского государства и о ней современники уже не говорили как об одной из самостоятельных частей Руси. , Без признания того, что эти факты предшествовали образованию державы Рюриковичей/ становятся необъяснимыми ни политическая, мощь, ни высокая культура этого государства в X?XI веках". Наконец, эти факты находят себе, подтверждение -в *ходе событий всемирной истории и становятся на свое место в процессе образования средневековых европейских государств. У нас имеются все основания поддержать в развернувшемся научном споре полностью -мнение Ключевского и вместе с ним признать, что уже в VI в. в Прикарпатье имелись явные признаки первой завязи русского государства и что после распада этого государства вследствие внешнего удара возникли, а может быть, продолжали существовать другие государственные образования, предшествующие державе Рюриковичей. Очень важно отметить здесь, что так а конечном счете представлял себе историю Русского государства и Маркс, если судить но его отрывочным замечаниям, сделанным в ?Хронологических выписках" и кратком изложении историй России в "Секретной дипломатии"., В ?Хронологических выписках" Маркс отмечает: "-Возникли сначала два государства: Киев и Н о вго род. Олег, подчинив также второе русское государство Киев, переносит туда местопребывание правительства? (разрядка Маркса, т. I). Стало быть, до Киевского государства, в представлении Маркса, уже существовали более ранние государственные образования. Киевское государство с его огромной территорией - результат деятельности народа и правительства - Маркс рассматривал как одно из явлений периода раннего средневековья в Европе. Империя Рюриковичей, по его словам, подобна другим империям аналогичного происхождения. И этим объясняется, почему Маркс так ясно сопоставил два самых больших из средневековых государств: одно западноевропейское - империя Карла Великого,"д,ругое ©осточноевро-пейское - держава Рюриковичей. IV Для полной убедительности1 выводов, полученных нами главным образом на основании учета международной обстановки в Европе на грани античности и средневековья, нам необходимо проследить внутреннюю эволюцию (восточнославянского общества. Необходимо еще раз проверить эти выводы и, о другой стороны, посмотреть, в какой мере созрело восточнославянское общество и могли ли формы восточнославянских общественных отношений стать достаточной базой для возникновения государства. Археологический материал безоговорочно, с не оставляющей места для каких-либо сомнений точностью говорит нам, что восточные славяне в это время были народом земледельческим. Археологические данные вполне подтверждаются письменными источниками. "У них большое количество разнообразного скота и плодов земных, лежащих в кучах, в особенности проса"," сообщает Маврикий-стратег (VII в.). Манаидр (конец VI в.) рассказывает, что авары, переправившись через Дунай, "начали немедленно жечь селения славян, разорять и опустошать их поля"., Древний славянский календарь названиями своих месяцев тоже говорит о том, что славянин делил время с целью правильного распределения земледельческого труда. Конечно, говоря о земледельческом славянском народе и, в частности, о восточных славянах; надо иметь в-виду огромную территорию, занимаемую "ми издревле. На всем этом неизмеримом пространстве не могло быть одинаковых, условий для земледелия. Не одновременно, но повсюду изменения в тех-, вике земледелия меняли систему ведения хозяйства и вызыкаида перемены в общественных отношениях. На юге технические усовершенствования появились раньше, чем на севере. Совершенно случайно дошли до нас некоторые известия о сельскохозяйственной технике именно на севере. В Новгородской земле, где лес позволял долго держаться пол-' сеч-ной системы, в начале XII в. встречаем уже не подсеку* и если не трехполье, то, во всяком случае, двухполье. В начале XII в, трехполье уже не казалось новостью даже для новгородцев о их скудной почвой и мало, по сравнению с благодатным югом, обеспечивающим урожаи климатом. Первое совершенно случайное упоминание озимого мы встречаем в Новгородской летописи под 1127 г. когда в Новгородской земле "на осень уби мороз верш (хлеб.". Г.) всю и озимнице"., При господстве земледелия в стране земля должна была играть первостепенную роль, и богатство, начавшее выделять отдельных людей из массы, должно было выражаться прежде всего в освоении земли. Русская Правда свидетельствует о наличии развитого индивидуального сельского хозяйства на Руси в XI веке. Нас же интересует более раннее время, о котором письменных памятников у нас, к сожалению, почти нет. Археологические же данные позволяют нам наметить лишь в общих чертах этапы в истории производственных отношений от коллективного до индивидуального хозяйства. Наличие индивидуального хозяйства еще не говорит о распаде общественных коллективов, а лишь об изменениях внутри их. Кровные связи, скреплявшие когда-то род, по мере изменения техники производства должны-были ослабевать и были заменены другими, чисто хозяйственными. Родовая община, не переставая быть общиной, превращалась в общину сельскую. Следить за этим превращением мы не имеем возможности. Мы можем лишь отметить пережитки старого общественного строя в более поздних памятниках. В Русской Правде четко отражена община, но уже не родовая. Русская Правда называет общину двумя терминами: одним северным - "мир"," другим! южным "вервь". Не может быть никакого сомнения в том, что община не создана Русской Правдой, а попала о нее как обычное явление русской жизни, как стержень русских общественные отношений, имеющий свои корни в глубочайшей древности, когда эту общину составляли родственники по крови и вели свое хозяйство сообща. Но Русская Правда даже в древнейшей своей, недатированной части, которую многие историки относят приблизительно к VIII есть закон классового общества и стоит на страже более привилегированной, более богатой и вооруженной части общества. Стало быть, уже прошло то время, о котором говорилось выше (VI в.), когда весь народ был вооружен, собирался на общие, вечевые собрания и, как выражался византийский историк, жил в демократии. Ни о какой демократии Русская Правда говорить не позволяет. Она есть законодательство государственное и знакомит нас с таким периодом в истории русского общества, когда власть уже отделилась от народа. Древнейшая Русская Правда оберегает интересы военных людей, в зависимости от последних стоит ?челядь", в состав которой входят рабы и зависимые люди - не рабы. Бели челядину вздумается покинуть своего хозяина, закон опешит на пом'ощь хозяину и принимает меры к водворению челядина на старое место, а в более поздней приписке хозяину дается право либо бить, либо даже убить своего холопа, если последний осмелился его ударить. Русская Правда прекрасно знакома с куплей-продажей различных вещей, знает рыночную цену вещам. Это уже не родовой строй. Бели мы (внимательно вдумаемся в различные тексты Русской Правды - что в значительной степени облегчается сейчас благодаря новому академическому ее изданию," то мы до некоторой степени -сможем себе представить хотя бы бледный облик представителей того господствующего класса, интересам которого она служит. В Русской Правде начала XII в. есть статья: "Если хозяин разыщет своего холопа в чеем либо городе или в хороме..." В остальных списках "в хороме" пропущено. В древнейшей Правде тоже есть статья: если холоп ударит свободного мужа и бежит "в хором". Возникает вопрос: что это за ?хора- мы", где 'надеется найти себе убежище беглый хошоп и которые закон сопоставляет с городом, т. е. укрепленным поселением? Правда допускает случай, когда хозяин этих ?хором" не захочет выдать этого беглого, а обнаружит явное желание (и, очевидно, имеет возможность) защитить его силой от законных притязаний хозяина. Самое простое объяснение заключается в том, что ?хоромы" - тоже укрепленное место, известное в летописи под термином "г,рад? {Вышгород - Оль-зин град). Владимир после принятия христианства установил десятину в пользу церкви "от именья своего и от град своих". "Грады", или ?хоромы", весьма сродни средневековым замкам. Что это не фантазия, а едва ли не самое естественное объяснение приведенных текстов Правды, можно показать и другим путем. Для этого придется обратиться к более позднему времени, к X веку. "Повесть временных лет" в своих рассказах о событиях X в. как бы мимоходом сообщает нам о том, что у киевских князей имеются свои земли и замки. Кн. Ольге принадлежала села Ольжичи, Будушно, "г,рад? (замок."Б. Г.) Вышгород; село Берестою было подгородным селом кн. Владимира Святого (тут. стоял его "терем" и жили его наложницы; тут же он и умер); город Изяславль был пожалован Владимиром его жене Ролнеде; под Новгородом в конце X и начале XI в. было княжеское' село Ракома. Все это случайные упоминания, но они ясно говорят нам, что князья в X в. -владели и замками и землей. А что сказать об окружающей князей знати, без которой князья не предпринимали ни одного сколько-нибудь крупного политического шага, потому что вынуждены были с нею считаться как с большой политической силой" Тут ответ может быть только один: если землей владеют князья, то и бояре должны быть землевладельцами, так как никакой принципиальной разницы между боярами и князьями в этом отношении допустить нельзя. Так было во всех средневековых государствах. Наличие и устойчивость богатых и знатных фамилий, владевших землей и челядью, подтверждаются и косвенными данными других источников, прежде всего договорам Руси с греками, где эти фамилии обрисованы с достаточной степенью ясности. Устойчивость этих фамилий выражается, между прочим, и в наличии у них своих "г,ербов", если будет позволено так назвать особые фамильные знаки князей и знатных людей, недавно вскрытые в интересной работе Б. А. Рыбакова. Итак, у нас нет никаких оснований сомневаться в том, что в X в. и князья и бояре - землевладельцы. Когда же они стали землевладельцами" На этот вопрос точного ответа дать нельзя: происхождение права собственности на землю не может датировать ни один историк, историей какого бы народа он ни занимался. Ясно одно, что это процесс длительный, что это процесс распада родовых отношений, процесс образования классов. Одно необходимо сказать: если в X в. землевладение княэей и бояр"явление обычное, то оно, конечно, существовало уже и в IX в. а вернее всего, и еще раньше. Весь вопрос в степени распространения этого явления и в тех изменениях, какие вносит в общественные отношения широкое его распространение. Ведь землевладение князей и бояр говорит о том, что известная часть непосредственных производителей, свободных,до момента этого освоения земли, уже перестала быть свободной и вынуждена была в силу своей зависимости работать на своих господ, отдавать им либо часть своего труда либо весь свой труд целиком. Прежде чем эта система землевладения и эксплоатации земли сделалась господствующей, основной фигурой в производстве необходимых ??человеку благ и на Руси был свободный крестьянин - общинник. Соответственно с эволюцией сельского хозяйства развивалось и ремесло. Археолш'ические данные позволяют говорить о наличии -ремесленных центров, имеющих определенный район распространения их продукции.. Отсюда и понимание нашими археологами летописного перечня племен как архаики, утерявшей реальный смысл, во 'Всяком случае к IX веку. Как указал в свое время В. О. Ключевский, в это время уже намечаются области с городами во главе, с пестрым племенным составом; большинство областей состояло из разных племен или их частей. Названия областей от имени городов начинают вытеснять старые, племенные; бужане, червляне, 'волыняне, образовавшиеся из племени дулебов; полочане, смольняне, псковичи - из кривичей и словен; новгородцы" из кривичей, словен и некоторых неславянских элементов; киевляне - из полян, древлян и т. д. Эта система городских областей, конечно, явилась следствием распада (Племенного строя и являлась важным показателем экономических и политических успехов восточнославянского общества. Но успехи эти на столь большом пространстве, занятом восточными славянами, не могли быть и не были везде одинаковы. Впереди шли дулебы, поляне, северяне, словене. Древляне, радимичи- и особенно вятичи отставали. Как следствие этой отсталости мы видим, что территории древлян, радимичей и вятичей присоединяются к другим центрам': древляне - к Киеву, радимичи и часть вятичей"к Чернигову. Все это показатели, говорящие о том, что соображения о первых государственных образованиях у восточных славян нисколько не противоречат их экономическому состоянию. Если первое восточнославянское государство в Прикарпатье оказалось не в силах справиться с нашествием аваров; если государство "словен"сначала, повидимому,с Ладогой, потом с Новгородом в центре, объединившими и часть народов Прибалтики, временно вынуждено было платить дань варягам; если.."Артания" целиком попала под власть хо-зар, а часть "Куявин"вынуждена была платить им же дань, то это говорит, во-первых, о том, что восточные славяне и те народы, которые искали своего спасения в единении с ними, были окружены сильными, всегда готовыми использовать слабость своего соседа народами; вочвторьЕх, что политические организации восточного славянства были еще не достаточно крепки, чтобы дать решительный отпор агрессорам. Нельзя забывать и того, что, кроме тех восточнославянских племен, которые в непосредственном столкновении о варягами и хозарами терпели некоторые неудачи, среди восточного славянства находились ^ части, сохранившие свою .независимость (древляне, тиверцы, уличи и др.), но самостоятельному существованию которых грозила опасность iio мере усиления соседних с ними государств - Венгрии, Польши и Чехия (прежде всего. i V Киевское государство, как мы уже видели, образовалось не на пустом месте. Образование Киевского гооударства>есть политический- факт сравнительно позднего, времени. Восточное славянство до этого события в деле создания своей государственности успело ад^юдедагъ немалый путь.

"Повесть временных лет" ставит перед собой задачу изображения . не деяний и жизни всего восточного славянства, а лишь истории династии Рюриковичей и пишется © такой исторический момент, когда сто-,ронникам единения Руси, к коим принадлежал и автор "Повести" и его заказчик и редактор, киевский князь, приходилось, напрягать свои ^ошхы для борьбы с распадом государства, олшгаоетью в это время ,сли<шком реальной. Оправдывать историческую роль правящей династии" значило в то время агитировать за ее незыблемость в настоящем, за необходимость подчинения ей во имя целовгности государства, бороться с теми, кто свои местные интересы ставил выше общегосударственных. Автор "Повести временных лет" пишет свой труд тогда, когда в сознании русских людей уже определился исторический смысл пережитых Русью усилий. Было уже закончено огромней важности дело, наполнявшее их сердца патриотической гордостью. "Кого бог так любит, как возлюбил нас?? "вопрошает автор "Повести". "Кого так почтил, как прославил и вознес нас?? И категорически отвечает: "Никого!? Тот же мотив слышим мы и в знаменитом "Слове о законе и благодати" русского скромного священника из княжеского села Берестова (посаженного потом самим Ярославом на кафедру киевского митрополита, до тех пор занимаемую исключительно просвещенными греками). "Не в плохой стране и не в неведомой земле были они (князья Рюриковичи, Игорь, Святослав, Владимир. - Б. T.J владыками, но в русской, которая ведома и слышима во всех кднцах земли"., Понятно, почему автор "Повести" отправляется от факта так называемого "призвания? Рюрика, освещая предшествующие события лишь самым кратким комментарием, минимальным для понимания обстановки "призвания"., Тут у каждого может возникнуть вопрос: если Рюрик"не славянин, а варяг, то не вытекает ли отсюда, что в русской государственной жизни решающую роль играли варяги" Особенно усиленно муссируют этот вопрос фашистские фальсификаторы истории. Они из кожи лезут вон, чтобы доказать создание германцами русского государства. Выше мы уже показали, что Киевское государство не является первым государственным образованием у восточных славян и что эти государственные образования возникли задолго до появления варягов в Восточной Европе. Мы показали также, что образование государства у восточных славян явилось закономерным следствием развивавшихся у них Классовых отношений, а не -результатом деятельности чужеземцев. Что же касается роли варягов в истории Киевского государства, то и на этот вопрос ответить нетрудно. Если бы Рюриковичи остались в новой своей родине только варягами, не поняли бы своей новой роли, они не могли бы стать во главе русского 'нерода. В том-то и дело, что рюриково потомство и его окружение очень быстро осшавянились: они "все, несомненно, говорили на русском языке, молились русским богам, слились с русскими военными силами настолько, что вся военная терминология у них стала славянской. Наконец - что самое главное - династия Рюриковичей, какого бы она ни была этнического происхождения, могла удержаться во главе славянского государства единственно при условии, если она ославянится в смысле своей политической программы .и деятельности. И в этом отношении династия Рюриковичей удовлетворяла полностью интересам русского государства. На эту последнюю сторону дела следует обратить внимание прежде всего. Политическая деятельность самого Рюрика нам мало известна. Согласно показанию единственного в этом отношении источника - "Повести временных лет",? Рюрик "р,аздавал мужам своим города - : одному Полоцк, другому - Ростов, третьему - Белоозеро", и владел сиговенами, кривичами, мерею, весыо и муромой. Из того же источника видно, что некая часть сподвижников Рюрика с Асколвдом и Диром во главе отделилась от него и самостоятельно заняла Киев. В то время когда Рюрик княжил в Новгороде, Аскольд и Дир владели Киевской землей и предприняли удачный поход на Константинополь, куда, как мы уже видели; за несколько столетий до этого не раз устремлялись анты. Из дальнейшего хода событий видно, что оба государства - Новгородское и Киевское - существуют самостоятельно; что Рюрик в Новгороде укрепляет оное политическое положение; что какие-то предприимчивые люди из сподвижников Рюрика - вероятно, недовольные тем, что их вождь изменил им и предводительству ими, жаждущими славы и добычи, предпочел соглашение с новгородцами," покинули его с намерением идти на богатый царственный Константинополь, куда они и пошли, заняв предварительно по пути Киев и пополнив здесь свои ряды желающими участвовать в этом походе полянами. Перед нами, если мы правильно понимаем сообщение "Повести", очень интересная ситуация. В то время когда Киев, оказавшийся временно во власти предприимчивых, беспокойных элементов, принимает участие в далеком походе на Византию, Новгород организуется и накапливает свои силы. Результат не замедлил сказаться: преемник Рюрика Олег (кто бы он ни был: родственник ли Рюрика или же один из его видных соратников) уже мог использовать собранные в Новгородской земле силы. Во главе большого разноплеменного войска Олег совершает большой поход на юг по Днепру, овладевает последовательно Смоленском, Любечем и, наконец, самим Киевом. Важно отметить тождество организационных приемов, уже испытанных властью в пределах новгородских. Подобно тому как Рюрик, взяв на себя роль правителя, при помощи-рассаживания своих мужей в различных частях своего государства укреплял между ними политическую^ связь, Олег после занятия каждого из крупных поднепровекик городов тоже систематически сажает мужей своих (".,..приде к Смоленьску... прия град и посади муж свой, оттуда поиде вниз и взя Любець и посади муж свой"). Только в Киеве он не посадил никого из мужей своих, а сел сам, заявив:, ".,..ее буди мати градом Русским", - чем и определил новое политическое значение Киева как столицы большого государства, в состав которого вошел и Новгород. Для такого решения было много оснований. Киев в это время был уже значительным городом, лежал он на прекрасной реке, (ведущей с севера на юг, прямо в "Русское? (Черное) море, а из него - в Царь-град. Киев был ближе и к Царьграду, и к Хозарскому царству, и к дунайским землям, т. е. к тем рубежам, о которыми соприкасались восточные славяне'издавна. И здесь, на новом месте, мы видим организационные приемы, знакомые нам по Новгороду. Олег "нача городы ставити" и уставлять дани, т. е. укреплять новые свои владения и упорядочивать отношения с вводившими в состав государства народами. Дань платят покоренные f-ароды своим победителям. Таково первоначальное 'значение этого термина. Но с какого-то времени этим термином начинает обозначаться не только военная контрибуция, но и подать, систематически взимаемая и определяющая положение ее плательщиков по отношению к государству. Заметим, что ни один из упомянутых "Повестью" народов не был завоеван Олегом: ни словене, ни кривичи, ни меря. Отметим также и технический термин, применяемый автором "Повести", - в данном случае "устави" (а,не "возложи", как это тут же говорится о покоренных народах). Это значит, что Олег в данном случае действует не как военная власть, а как правитель государства, определяя повинности-, своих подданных. "Уставлять" - значит точно определять, узаконивать, водворять порядок. Отсюда и договоры Руси с греками ?"уставляют" взаимоотношения договаривающихся сторон и Русская Правда называется "установлением!" князей. Новгородская летопись под 1229 г. называет крестьянскую подать данью и считает ее давним "установлением" прежних князей ("как уставили преднии князи, тако шяатить дань"). Власть начинает улучшать -механизм государственного аппарата. И только вслед за этими действиями власти мы видим ее очень показательные шаги во 'внешней политике. VI Внешняя политика Киевского государства - не авантюра, продиктованная склонностями тех или иных вождей, а система, определяемая интересами растущего государства. Нетрудно в деятельности первых Рюриковичей виаеть две совершенно четко поставленные цели: 1) объединение восточного славянства и 2) защиту государства от угрожавших ему народов. Для нас даже не столь важно, кто именно из князей покорял соседние славянские племена и включат их в состав Киевского государства. Важен курс, взятый правительством этого государства. При условии роста средневековых европейских государств отдельное самостоятельное существование древлян, дреговичей, радимичей и других было немыслимо. Они естественно становились жертвой более сильных-политических организаций. В частности судьбу древлянской земли должны были решить ее соседи - Польша, Чехия, Венгрия или Киев. Решил ее Киев, и, нужно сказать, - наиболее удобным для самих древлян способом, так как при этом (решении они попали в среду, им близкую и родную: сами будучи одной из ветвей восточного славянства, они слились о восточнославянским, русским государством, имевшим достаточно сил, чтобы предоставить своим частям возможность дальнейшего 'развития. Хозарское, в основном тюркское, но по существу многонародное государство заняло, между прочим, и территорию, издавна засешенную восточным славянством. С конца VII и в начале VIII в. хозары владеют Керченским! проливом, частью Крыма, Южным Подопьем и распространяют свою власть на землю вятичей, радимичей и даже полян. Столкновение между растущим Киевским гсударством и Хоаарским каганатом было совершенно неизбежно. Можно думать, что войны между восточным) славянством и хюзарами начались с момента появления орд, объединенных именем хозар на юге нашей страны. Первые столкновения, как нам известно, были для славян несчастливыми, и лишь после того, как окрепла Русь под главенством Киева, отношения между этими двумя государствами радикально изменились. Русь систематически освобождает одну "за другой свои земли из-под власти хозар и, наконец, при Святославе наносит последний и окончательный удар Хозарскому государству. Об этом имеются не только русские/но и арабские совершенно точные сообщения. Параллельно решался и вопрос относительно уличей и тиверцев - тех самых, о которых "Повесть" сообщает, что они сидели по берегу Черного моря, от устьев Днепра до Дуная, и что их было множество. Эти племена были в военном отношении сильны. У них было -много крепостей, существовавших -еще !ео время составления "Повести" ("и суть гради их и до сего дня?). Это не фантазия. У нас имеется малоисследованный документ "А се имена всем градом русским, дальним и ближним", где на первом -месте стоит перечень русских городов в По-дунайекой и Приморской областях. Баварский аноним IX в. об уличах говорит, что это ?populus raultus*, т. е. многочисленный народ, и- имеет 318 ?aivitates" (укрепленных 'поселений). Не удивительно, что присоединение 'этих восточнославянских земель к Киевскому государству потребовало больших усилий. В Новгородской I летописи есть известие, что Аскольд и Дир, после занятия Киеве, уже воевали с уличами. Олег продолжал войну с ними а о тиверцами, но, поводимому, решительных .результатов не добился. Так систематически осуществлялась первейшая задача Киевского государства ^" объединение восточнославянских земель. Цель, которую не могли осуществить славяне в VI?VII вв. и чего так сильно боялась Византия, стала вполне но силам государству Киевскому. Русь жила неизолированно от других государств Европы, и совершенно понятно, что Киевское государство должно было, отстаивая свои интересы, вступить с европейскими государствами в различные отношения. С другой стороны, мы очень хорошо знаем, что Европа сама была заинтересована в установлении связей торговых и политических с Русью. Византия, начиная с VI в. очень внимательно следившая за тем, что делается в Восточной Европе, еще с большим вниманием, смотря по политическим обстоятельствам, то с тревогой, то с надеждой обращает свои взоры на север. Арабский мир неустанно следит за каждым шагом растущего русского государства. Западная Европа очень хорошо знает Русь, и Русь знает Западную Европу. Связи между ними были самые разнообразные: торговые, политические, культурные. Сведения о византийско-руоских отношениях у нас очень неполны. Но то, что мы об этом знаем, говорит о давнишних и разнообразных связях между двумя -народами. Особенно Византия должна была дорожить своими добрыми отношениями с Русью после .разгрома Святославом Хозарского царства, так как теперь Русь вместо переставшей существовать Хозарш стояла на страже и защищала Запад и Византию от турецких орд, непрестанно двигавшихся с'востока на запад. Связи между Русью и Византией рано стали оформляться специальными договорами, иэ которых дошла до нас только часть. Во втором из дошедших до нас договоров Руси с греками, текст которого не возбуждает никаких сомнений в подлинности, от 2 сентября 911 г. сказано ясно, что данный до-говор имеет целью упрочить "от многих лет межю Христианы (греки. - Б. Г.) и Русью бывшую любовь". Словом "любовь" переведено, несомненно, стоявшее тут в греческом подлиннике слово "агапэ", что соответствует латинскому "паке", т. е. мирное соглашение, договор. Наши ученыечшециалисты (М. Погодин, С. Платонов, М. Присадков) признают наличие еще более раннего договора, 866?867 гг. о союзе и дружбе, закрепленного со стороны Руси принятием христианства и,епископа из Византии. М. Приселков говорит о нескольких договорах IX века. Патриарх константинопольский. Фотий в 866 г. писал также, что Русь "переменила нечестивое языческое суеверие на чистую ЕЙ непорочную христианскую веру и ведет себя в отношении нас (греков."Б. Г.) почтительно и дружески, тогда как незадолго перед тем (18 mm 860 г." Б. Г.) беспокоила нас своими разбоями и учинила великое злодеяние? (намек на поход Руси на Византию). Руосконвизантийские отношения в самых разнообразных проявлениях тянутся с VI в. и переживают падение Византийской империи (1453). Вудет несомненной ошибкой думать, что Русь в своих походах на Византию преследовала только грабительские цели. Это было бы большим упрощением сложных и давнишних отношений между двумя наро-.дами. Сам патриарх Фотий, переживший нападение Руси 860 г. и не скупившийся па жестокие олова по адресу Руси, должен был признать, что Русь напала на Византию "справедливо" ("Эти' варвары справедливо рассвирепели за умерщвление их соплеменников и о полным основанием требовали и-ожидали (для нарушителей права." Б. Г.) кары, равной злодеянию". "Их привел к вам гнев их"). Весь вопрос в том, что греки, очевидно, не ожидали / такой смелости от "варваров" (хотя они могли бы вспомнить .VI и VII вв.). Греки были убеждены, что "один слух о Ромеях" может "усмирить" Русь, а оказалось, что1 она "подняла оружие против их державы". Мало того.: Фотий вынужден был признать, что самый поход организован был Русью прекрасно: "Поход этих варваров схитрен был так, что и слух не успел оповестить нас, и мы услышали о них уже тогда, когда увидели их, хотя и разделяли нас столькие страны и народоначальства, судоходные реки и моря, имеющие удобные гавани"., Дошедшие до нас договоры Руси с греками, как правило, заключаемые после походов Руси на Византию, говорят очень много о предметах, в которых были заинтересованы обе стороны. Здесь речь идет далеко не только об условиях торговли между двумя государствами: тут мы видим и военное соглашение, предусматривающее могущие возникнуть в международных отношениях осложнения, когда стороны должны выступать или совместно или отдельно; здесь предусмотрены случаи нарушения уголовного и гражданского нрава обеими сторонами; международные обязательства русских возвращать имущество греков, потерпевших кораблекрушение, взаимного выкупа и возвращения в отечество (пленников, беглых рабов и др. Договор 944 г. условия о взаимной военной помощи заключает следующими словами: "И оттоле ушедят ты страны а"и- комментирует это соглашение: "каку любовь имеют Греци и Русь"., Византия уже в X в. серьезно смотрела на растущее Киевское государство как на силу, с которой нельзя не считаться. С другой стороны, Русь сама напоминала о себе, не давала себя запутать в хитросплетения византийских политиков, умела сохранить свое лицо и соблюсти свои политические интересы. В 911 г. русский полк сражался рядом с византийским 'Войском против арабов; в 920 г. Русь помогает той же Византии в борьбе с Болгарией. Кн. Ольга во время своего пребывания в Кон--стантинополе в 957 г. вероятно, изменила отношения Константина Багрянородного к Руси, обещала ему выслать свое войско; и нам известно, что в последние годы правления Константина Багрянородного в войне его против критских арабов принимала участие и Русь. Если в первой половине X в. Византия вынуждена была считаться с- наличием Киевского государства, то во второй его половине Византия без Руси обойтись уже не могла'. В княжение Святослава и Владимира Святого Византия обращалась по собственной инициативе в Киев дважды, и оба раза участие Руси в разрешении международных вопросов было весьма заметно. Здесь имеются в виду поход Святослава на Болгарию, предпринятый по соглашению с Византией и в зшчительнюй степени по ее инициативе; поход Руси в Византию для борьбы с восставшей против императора Василия (976"1025) армией под шредводия^ельством Варды Фоки, но приглашению Василия; осада русскими! войсками Хероошса, как ответ ш несоблюдение Василием принятых им условий. После принятия христианства © качестве государственной общеобязательной религии Киевское государство еще теснее вошло в политическое общение с государствами Европы. Непосредственная и неустойчивая граница с Польшей создавала много поводов для постоянных столкновений, разрешавшихся то миром, то войной. Ни польские, ни русские источники не могут указать нам, ' когда именно стали бороться оба государства за установление своих границ. Дело осложняется еще и тем, что в этой борьбе принимало участие в своих собственных интересах еще одно, государство"Чехия. Ни чешская, ни польская, ни русская науки до сих пор не могут разо-бр1аоъся в спорном тексте русской летописи под 981 г. где говорится: к"Иде Володимер к Ляхом и зая грады их, Перемышль, Червень и ины грады, иже суть и до сего дне под Русью"," а между тем это - первое записанное, свидетельство о столкновении Руси с Польшей из-за пограничной территории. Острота вопроса заключается в том, что из текста летописи вытекает, что Перемышль и Червень в 981 г. были городами польскими; тогда как в это время не Польша владела всей этой частью Прикарпатья, а Чехия, даладення которой заходили тогда очень далеко на во-сток, до Кракова включигельно. Археологические и зтн-ографические данные, а также исторические сведения о дулебах говорят, что Прикарпатье и именно те места, где стоят го'рода Волынь, Червень, Пере-мзыщль и др. есть старая земля восточнославянского племени дулебов. Если откинуть возможность обмолвки летописца, то придется признать, что эта старая русская земля когда-то попала под власть Польши и Владимир в 981 г. вернул ее обратно. Само собой разумеется, что, отбирая у Польши русские земли, Владимир мог прихватить и часть территории, населенной поляками. Отсюда вытекает, что русско-польские отношения начались до Владимира и что летописец сообщает нам факт, так сказать, вырванный из цепи последовательных исторических событий. С этого момента столкновения двух государств, -принимая различные формы, продолжаются беспрерывно. В ходе этой борьбы Русь вводит в общение с Германией и Чехией, и ни в одном из документов щы не видим, чтобы германский император или чешский король как-либо пренебрегали политическим значением русского государства. Из западноевропейских хроник мы узнаем, что сношения Руси с Германией начались давно. При кн. Ольге ездили русские послы к императору Отгону, от Отгона приезжал епископ в Киев. В 973 г. по сообщению немецкого хрониста, к Оттону приводили "послы русов с большими дарами". Разлад с Византией в 40-х годах XI в. снова сблизил Русь с Западом. Генрих III выступал совместно с Ярославам по делам Польши. В 1040 и 1043 гг. русские послы ездили в Германию. О торговых связях Руси с Германией идут сведения тоже от самого начала X -в. (903 г.), причем тут говорится о русских купцах, приходивших в Германию не со вчерашнего дня. В свою очередь, Киев привлекал немецких купцов роскошью и обилием своих товаров. Общее представление в Германии о Руси как о стране несметных богатств подчеркивается в немецких хрониках. Давнишние и непрекращавшиеся отношения Руси с папским престолом тоже хорошо нам известны. В княжение Владимира Святославича от папы на Русь было пять посольств, из Руси к папе"д,ва. Принятие христианства Русью по византийскому восточному обряду нарушило эти связи, но пана никогда не переставал следить за Киевом в надежде распространить свою власть и на Восточную Европу. Сына Изяслава Яроолавича"Ярополка-Петра, изгнанного вместе с отцом своим из Киева," он взял под свое покровительство и собирался его короновать в связи с обещанием Изяслава передать Киев в лен св. Петра. С более далекой Францией Русь сносилась, повиди(мому, не столь интенсивно. Тем не менее хорошо известен'брак французского короля Генриха I с дочерью Ярослава Анной, пережившей своего мужа и вторично вышедшей замуж во Франции sa графа де Крепи. Пережив и этого мужа, она (вернулась к своему" сыну, французскому королю Филиппу, и принимала активное участие в политической жизни Франции. Сохранились ее собственноручные подписи на французских документах 1063 года. * Несчастная для англо*саксов битва при Гастинге 14 октября 1066 г. закончившаяся смертью короля Гарашьда и переходом власти в. руки норманокого герцога Вильгельма, имела отклики и в Киеве. Гида/'"д,очь Гаралыдастала женой Владимира Мономаха. В Киеве, при дворе Ярослава, нашли себе приют и сыновья другого английского короля - Эдмунда: Железный Бох Эдвин, Эдуард, изгнанные, из Англии датским конунгом Канутом. При деоре Ярослава мы видим также норвежского короля Олафа, изгнанного из Норвегии. Сын его о русской помощью вернул себе престол, а на его дочери женился сам Ярослав. Тут же оказался и другой знаменитый викинг, Гарашвд Смелый, после громких подвигов в Сицилии и Италии ставший королем Норвегии и сложивший свою голову в Англии. Он долго и настойчиво добивался и добился руки дочери Ярослава Елизаветы. Оживленные политические связи Руси- с Европой несомненны. Киев западным иностранцам казался соперником Константинополя; оживленность жизни города изумляла писателей-иностранцее XI века. Огромное количество восточных монет VII-VIII вв. находимых ш территории Восточной Европы, большой 'интерес арабов к нашей стране, выразившийся в многочисленных описаниях ее арабскими учеными, и другие факты говорят нам об очень оживленных связях докиевской и Киевской Руси с Востоком. Не удивительно, что в этой интернациональной обстановке русские князья научились владеть многими европейскими языками. Всеволод Ярославич говорил на пяти языках. Его сын Владимир Мономах, несомненно, знал языки и прежде всего английский, так как женат был на англичанке и, вероятно, пользовался английскими образцами литературы, когда писал свое "Поучение", где он, между прочим, советует учиться языкам: "в том бо честь есть от инех земель"., Боли мы перейдем к отношениям Руси к народам тюркским, систематически наводнявшим особенно южную часть нашей страны, то и здесь придется нам отметить, что Русь ни разу не |растерялась ни перед тюрками, ни перед печенегами, ни перед половцами. Спокойно и уверенно отражая их удары, она в то же время умела привлекать их на свою сторону, либо растворяя их в своей среде, либо вырабатывая формы отношений, приемлемые для народов тюркских и соответствующие своему собственному достоинству. Вэяв на себя работу по выбору фактов нэ огромного их запаса, я старался предоставить им (возможность самим говорить за себя. Этот язык мне казался достаточно убедительным, чтобы придти к окончательному выводу, что русский народ, выступив на историческую одену в VI в. оказался достаточно сильным и организованным, чтобы сохранить свое лицо, облечь свое официальное существование в Европе в государственную форму, определить свое почетное место в истории Европы и тем самым наметить и расчистить путь для своего дальнейшего славного развития. О РОЛИ РУССКОГО ФРОНТА В ПЕРВЫЙ ПЕРИОД ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ 1914"1918 ГГ. Н. РуткеВич I В первые месяцы импершлиогической вой^ны, когда буржуазная печать и официальные правительственные публикации всячески фальсифицировали1 действительную историю возникновения войны, В. И. Ленин в гениальном 'манифесте ЦК РСДРЩб), обличая правительства и буржуазию всех стран в систематической подготовке 'империалистической, захватнической войны, писал: "Немецкая буржуазия, распространяя сказки об оборонительной войне с ее стороны, на деле выбрала наиболее удобный, с ее точки зрения, момент для войны, используя свои последние усовершенствования в военной текинке и (предупреждая новые вооружения, уже намеченные и предрешенные Россией и Францией"1. В этик словах не только вскрыта роль гогенцоллернской Германии в юзникновении войны, но и подчеркнуты те мотивы, которыми руководились властители Германии, когда, поощряя Австро-Венгрию к решительным действиям в конфликте с Сербией, они форсировали военную развязку. Среди огромного количества. дипломатических документов, опубликованных после вскрытия архивов, нет, на -наш взгляд, документа, более отчетливо изображающего расчеты и планы' Берлина в памятные кризисные дни, чем известное донесение австро-венгерского, посла Сегени2. В нем* с категорической определенностью объяснено, почему именно 1914 год был последним наиболее благоприятным сроком для Германии, чтобы начать войну. Германия рассчитывала на два обстоятельства: нейтралитет Англии, которая не примет участия в войне, возникшей из-за балканской страны, и незавершенность русской военной подготовки, в силу которой Россия либо не посмеет вмещаггься в австро- * "По мнению Германии, которое я вполне разделяю, необходимо выбрать теперешний момемгг, -исходя из общих политических соображений и специально моментов, вытекающих нз сараевского убийства. В последнее время Германия еще больше укрепилась в мнении, что Россия готовится к войне против своих западных соседей и что она раосматршает эту войну уже не как известную возможность, а определение" считается с ией в -своих видах на будущее, но только в своих видах на будущее, а это зваяит, что она кам-фена вести войну готовится к ней всеми силами", но в настоящее йремя она не собирается еще вЬевадъ, или, лучше сказать, она еще ведостаг точно подячэтчжгсена к войне/ Поэтому вовсе ае установлено, что Россия поддерекыт вооруженной рукой Сербию, -в случае если последняя будет вовлечеиа в воину с нами; если бы царская -империя"все же решилась на это, то в данное время она далеко еще не готова в военном отношении и далеко еще не так сильна, какой ода, можно предвидеть, будет' спустя несколько лет. Далее, германское правительство считает, что -имеются верные признаки, что Англия в настоящее время не примет участия в войне, возникшей ради какой-либо балканской страны, даже если бы дело дошло до войны с Россией и даже, может быть, с Францией". См. "Oesterreich-Ungarns Aussenpolitik*. Т. VIII, N 10215. , , сербский конфликт (и тогда дело завершится легкой победой Австро-Венгрии в дипломатическом или военном конфликте с изолированной Сербией) либо вмешается"и тогда вспыхнет европейская война в наилучшей для Германии обстановке: при перевесе военных сил Германии и Австро-Венгрии над силами франко-русского союза. Как известно, первый германский расчет оказался грубым просчетом; в Берлине несмотря на предупреждение Лихяовокого просто не понимали действительной сущности английской политики. Второй же расчет, на который указывает В. И. Ленин, имел под собой вполне реальные основания. Германская армия, как подтверждают военные специалисты всех стран, изучавшие историю войны 1914"1918 гг. действительно -имела ряд неоспоримых преимуществ по сравнению с армиями союзников. Она была лучше вооружена, в особенности тяжелой артиллерией, значение которой в полевой войне не поняли и недооценили французский и русский генштабы. Она имела хорошо обученные резервы и хороший командный состав. Она действовала, опираясь на высокоразвитую железнодорожную сеть, что облегчало ей маневрирование по внутренним операционным линиям. Она имела тщательно составленный, целеустремленный план кампании - известный план Шлиф-фена1? in руководилась основательно вымуштрованвым в школе Мольт-ке-старшего и Шлиффена генеральным штабом. Правда, неоспоримый перевес ресурсов был на стороне стран Антанты, имевших возможность к тому же в силу господства на море использовать ресурсы Америки. Этот перевес материальных сил обеспечивал им в будущем все шансы на победу. Но до тех пор, пока эти ресурсы не были полностью мобилизованы, пока союзники -не ликвидировали свое отставание в военной подготовке, пока Англия фактически не имела сухопутной армии, за исключением нескольких дивизий, направленных во Францию, пока США не вступили в войну, а Германия не была еще истощена блокадой, "д,о тех пор Германия в войне, более или менее краткосрочной, имела из вестные ' шансы на победу, обусловленные превосходством ее военной подготовки .к моменту начала войны. Почему же Германия в первый период войны не смогла реализовать этик шансов" Почему -в 1914 г. когда, ао плану Шлиффена, ей надлежало разгромить Францию, она не добилась в маневренной войне решительной победы" Почему в 1915 г. когда силы ее были обращены против России, она не смогла довести дело до выхода Россия m войны" Почему, наконец, в 1916 г. перевес медленно, но верно стал склоняться на сторону ее противников" На эти вопросы в воееной литературе давались многочисленные и часто противоречивые ответы. Одни подчеркивали ошибки, совершенные в эта годы германским верховным командованием" Мольтке-младшим и Фалькенгайном. "Война упущенных возможностей" - назвал свою книгу один из наиболее острых критиков германского командования, пресловутый Гофмая. Другие подчеркивали (несомненно, с полным основанием) доблесть французской армии, мужественно защищавшей французскую земшо и недопустившей, чтобы немецкое нашествие дошло до ее сердца - Парижа. Такой горделивой апологией французской армии и ее вождей является большинство французских произведений о войне. Отмечают авторы также усидая Англии, создавшей в кратчайшие сроки многочисленную сухогтутную армию и сохранившей контроль над морскими путями. Меньше всего в шровой литературе отмечена была в предше- 1 Мы не касаемся здесь вопроса о достоинствах и недостатках плаяа Шлиф-феяа. Во всяком случае, он но своей цельности стоял выше французского XVII и русского планов. 3 "ИсторвгаесклЙ журнал" - 7 . _._ _. _ л _ ЕР 1942 AKS 234 ствующие годы (по соображениям отнюдь не научным) огромная роль русского фронта в конечном исходе мировой войны. Между тем в первый период войны (1914"1916 гт.) русские армии своим стойким и мужественным сопротивлением, своими наступлениями, предпринятыми в интересах общего дела (и часто © ущерб себе), не дала возможности Германии выиграть войну в то время, когда потенциальные ресурсы Англии не были еще полностью развернуты, а США еще ае вступили в войну. II 0 состоянии русской армии к началу империалистической войны существует ряд авторитетных суждений. Из них выделяются по правдивости и компетентности свидетельства генерала Брусилова 1 и военного историка и участника войны генерала Зайончковского Из сличения их v показаний с оценкой германского генерального штаба3 можно сделать следующие общие выводы: 1, Русская армия в 1914 г. находились в СОСТОЯНИЙ начатой, но незаконченной реорганизации. В некоторых отношениях русская армия далеко шагнула вперед по сравнению со временем русско-японской вой-1 ны; в других отношениях ломка старого и отсутствие достаточной энергии и быстроты в проведении новых мероприятий создавали хаос и путаницу. Несомненно, серьезные успехи были достигнуты в быстроте проведения мобилизации. Это было следствием принятой в 1910 г. дислокации армии, переместившей массы русских войск из выдвинутого четырехугольника. Польши во внутренние губернии4, следствием постройки ряда новых стратегических магистралей и, маконец, следствием ряда пробных, контрольных мобилизаций. "Контингент призываемых-© русскую армию увеличился с 1913 г. на 25 тысяч. С 1912 г. было принято задерживать старый набор с ноября по апрель"-на время обучения новобранцев. В 1909, 1911, 1912 гг. проводились в больших масштабах учебные сборы запасных, отмененные в предшествующие годы. В результате этих мероприятий усилился ^состав кадровой армии и улучшилось военное обучение запасных5. Методы военного обучения командующего состава и рядовых были значительно модернизированы по сравнению со временем русско-японской войны6. В общем германский штаб считал, что боевая готовность России со времени русско-японской войны сделала колоссальные шаги вперед. Но _ * 1 Брусилов очень критически подходит к оценке мероприятий, принятых военным министром (Сухом лшк>вым) в период перед войной, но в общем дршзн"-егг ряд успехов в военной подготовке России за время с 1909 по 1914 год, В 1909 г. положение было, по его словам, таково, что "мы в то время, безусловно, воевать не могли,' даже если бы немцы захотели аннексировать Польшу или прибалтийские провинции". Брусилов А. "Моя воспоминания", стр. 48?68. М. 1940.

1 Зайончковскяй А. "Мировая война 1914"1918 гг.", Т. I, стр. 18?86. М. 1936. Его же "Подготовка России к мировой воине? (планы, статьи). М. 1926.

* К у л ь Г. "Германский генеральный штаб и его .роль в подготовке и ведении мировой войны". М. 1936.

* Новая дислокация 1910 г. имела и отрицательные стороны: она разрушила старую систему фортификации на западной границе, не создав ничего взамен, и она находилась в явном противоречии с принятыми в отношении Франции обязательствами начать войну немедленным выступлением против Германии.

5 Куль Г. приводит оценку германского генерального штаба: ".,..категории запасных в русской армии значительно развивались как количественно, так и качественно". См. указ, соч. стр. 75.

6 Зайончконский А. "Мировая война 1914"1918 гг.". Т. I, сщр. 22. М-"В русской армии под впечатлением русско-японской войны усовершенствовалось обучение, 'расширились боевые порядки.. начала проводиться в жшнь эластичность их, было обращено внимание на значение огня, роль пулеметов, связь артиллерий с пехотой, гандшвдуальиое обучение отдельного бойца, подготовку младшего командного и, в особенности, унтер-офицерского состава и на аошитааше зойок в духе активных, решительных действий".,

начатое дело усиления боевой мощи России было далеко еще не закончено. В 1913 г. в ответ на растущее вооружение Германии РОССИЯ приняла так называемую "большую военную программу", согласно которой русская армия увеличивалась на 39% по штатам мирного воемени, а огневая мощь русского корпуса возрастала почти до уровня немецких корпусов (156 орудий, .из них 108 леших пушек, 24 легких гаубицы, 12 полевых тяжелых пушек и 12 тяжелых .гаубиц - против 160 орудий, из них 18 105-мм и 16 155-м-м у немцев). Эта программа должна была быть 'Выполнена до 1917 года. 1917 год, по общему свидетельству, был бы -наиболее благоприятным сроком для царской России, чтобы с большими шансами на успех вести войну против анстро-герм&нского блока 3. К этому времени были бы готовы и новые линкоры для Балтики и Черного моря и были бы подготовлены средства для проведения десантных операций у Босфораа. Германия, как мы видели, точно- рассчитала наиболее выгодный для нее срок, чтобы начать войну против России и Фракции.

2. Независимо от сроков завершения военной подготовки русская армия имела ряд трудно устранимых или даже неустранимых недостать ков, вытекавших из экономической и политической отсталости царской России.

Наиболее существенными пороками военной организации дореволюционной России были следующие: 1) слабость русской металлургической, металлообрабатывающей и специальной военной промышленности. Ни одна из воюющих стран не предвидела масштабов войны: ни наши союзники, ни наши противники яе обладали достаточным запасом вооружения и снарядов. Но западные страны с их более развитой промышленностью и более 'Мощной и гибкой хозяйственной организацией смогли в относительно короткий срок приспособиться к требованиям войны и восполнить просчеты генштабов. Русская же промышленность и царская администрация, возглавляемая к тому же такими людьми, как Сухомлинов или генерал^инспектор артиллерии великий князь Сергей Михайлович, справиться с задачами боевого снабжения фронта не смогли. Отсюда памятная катастрофа 1915 r.v когда русские армии, фактически безоружные, отступали под ураганным огнем немецкой артиллерии.

2) Слабое развитие железнодорожной сети царской Росши (1,1 км на 100 кв. км территории в Европейской России против 10,6 км>в Германии и 6,4 км в Австро-Венгрии), из-за чего главным образом царская Россия никогда не могла полностью реализовать своего основного преимущества" огромного перевеса людских ресурсов. Недостаток транспортных средств лимитировал число бойцов на фронте, затрудняя их снабжение, и делал невозможными быстрые переброски дивизий в оперативных целях. Низкий уровень народного образования создавал трудности в вополненеи офицерских кадров, замедляя обучение запасных. Брусилов неоднократно жалуется в мемуарах на плохое обучение прибывавших она фронт пополнений.

3) Продвижение на руководящие посты в армии царской России являлось результатом близости к правящей верхушке, удачно сделанной карьеры; выслуги лет, но (за редкими исключениями) не боевых заслуг или лин'Ньюг дарований. Отсюда хроническое явление - бездарность выс-

* Брусилов А. Указ. соч. стр. 44. "Россия с грехом пополам предполагала изготовиться к этому великому экзамену народной мощи' к 1917 г. да и Франция далеко не завершила своей подготовки".,

того командования, его несоответствие масштабу возложенных на него задач. Такие талантливые генералы, как Брусилов mm даже безвольный, но, по крайней мере, сведущий в военном деле и отстаивавший русские интересы в отношениях с союзниками Алексеев," лишь исключении среди Ж'Илиеских, Ивановых, Эвертов и w подобных. Отсюда отсутствие единства военной доктрины в генеральном штабе, отсутствие основа, тельн© разработанных и отчетливо выполненных планов операций и т. д.

Об этих псроках ца1рской арм и-и, взращеныых шилым режимом царского самодержавия в годы его заката, свидетельствуют мемуары г енера л а Брусилов а. Всен>н ы й историк А. За йо нчгсо в с шй совершенно точно резюмирует общее состояние русской армии меткой фразой: "Русская армия выступила на войну с хорошими полками, с посредственны-, ми дивизиями и корпусами и с плохими армиями и фронтами".,

Каким же образом русская армия при всех се недостаткам смогла разбить наголову австрийскую армию, которая, как показала кампания против Италии, вовсе не была так слаба, как это иногда утверждают; как она смогла стойко держаться против германцев, оттягивая в тече* ние трех лет все большее и большее число неприятельских сил на восточный фронт"

Ответ на этот вопрос совершенно единодушно дают и друзья а враги. Еще в 1913 г. германский генеральный штаб, оценивая боевые качества русской армии, вынес следующее суждение: "Людской материал В общем так же хорош, как и раньше. Русский солдат силен, нетребователен и бесстрашен"*.

Г. Куль, приводящий эту оценку, присоединяется к мнению, высказанному сто лет тому назад Гнейзевау: "Невозможно сражаться с ббль-шнм бесстрашием, чем сражаются войска воинственной русской нации..." 2. Скупой на похвалы противнику Людендорф вынужден был сказать о сибирских корпусах: "Они были особенно хороши и доставили нам много хлопот" *:

Русская армий времен первой мировой войны была сильна мужеством, стойкостью, выносливостью своего личного состава, воплощавшего исконные исторические черты русского и других народов нашей страны. Это давало ей силы с честью выносить на своих плечах тяжесть борьбы с технически и организационно превосходящим противником

XII

В (военной литературе всех стран стало общепринятым положением признание громадной роли русского наступления на Восточную Прус* сию В августе 1914 г. для исхода битвы .на Марне. Известно, что это наступление было предпринято во исполнение обязательств, данных русским' командованием на очередном совещании начальников генеральных штабов (Жишннский, Жоффр) в 1913 г." начать наступательные операции против Германии не позже чем на 15-й, и к концу 1914 г." не позже чем на 13-й день со дня объявления войны. В точном соответствии с этим; последним оптимштьяым для французов сроком директива русской ставки предписывала североз ашдному фронту перейти в наступление I (Не-майской) армией 13 августа и раавить его В общую операцию I И В-' (Наревской) армий к 17 августа.

В эти дни со стороны фравдуэсжого правительства и кошадованшя были приняты чрезвычайные меры, чтобы еще больше форсировать темпы русского наступления. Французский посол Палеолог, по требовав"

1 Куль Г. Указ. соч. стр. 80.

2 Там же, стр. 97.

* Людендорф "Мои восзюывдаяня о войне 1914"1918 гг.". T I, стр. 66. Гиз. 1933,

Парижа, развил лихорадочную деятельность в Петербурге, обратившись к военному .министру, верховному главнокомандующему и, наконец, уведомив самого царя о необходимости экстренных мер помощи французской армии, потерпевшей тяжелое поражение в так называемом пограничном сражении в 20-х числах августах.

Русский военный агент в Париже обратился тридцатого июля в ставку с донесением, в котором писал: ?Французские армии перейти в наступление в ближайшем уже едва ли смогут. Я ожидаю в самом лучшем случае медленного отступления... Весь успех войны зависит всецело от наших действий в ближайшие недели и от переброски на русский фронт германских корпусов" 2.

Русская армия далеко еще не была готова к тому, чтобы вести одновременно две крупные операции: в Восточной Пруссии"против немцев и на югозападно-м фронте - -против австрийцев. Как известно, наступление в Восточную Пруссию кончилось для русской армии из-за полной несогласованности действий I (Ренненкампф) и II (Самсонов) армий весьма печально: поражением (Наревской) армии при Танненберге (27"30 августа) и оставлением Восточной Пруссии. Но начало русской операции, сопровождавшееся победой при Гумбинене (20 августа), оказало огромное влияние- на состояние духа германского командования, вызвало повсеместную тревогу в Германии и заставило Мольтке-млад-шего снять два корпуса с правого ударного фланга немецких армий, наступавших через Бельгию во Францию (гвардейский резервный корпус был снят из состава II и 11-й"из состава III армий). Это вызванное переброской на восток ослабление кулака, занесенного над Францией по плану Шлиффена, нельзя считать единственной причиной поражения немцев на Марне в великом бою 5"9 сентября, спасшем Париж в~ 1914 году. По общему признанию, эту переброску надо отнести к числу важнейших факторов, обусловивших недостаток сил у немцев к моменту генерального боя.

Так расценивают дело наиболее крупные авторитеты обеих сторон. Людендорф пишет: "На западе германское наступление закончилось неудачей. Правое крыло западной германской армии было недостаточно сильно и захватывало недостаточный фронт. Удаление гвардейского резервного и 11-го армейских корпусов зловеще дало себя знать. Наоборот, это крыло следовало усилить корпусами из Лотарингии и Эль* заса"3. Антагонист и победитель Людендорфа маршал Фош, склонный в общем решающую роль в битве ш Марне приписать выдержанному руководству отступлением и своевременно задуманному и осуществленному переходу в наступление со стороны французского командования, все же признает, что и русская армия "своим активным вмешательством отвлекла на себя значительную часть сил и тем позволила нам одержать победу на Марне? *.

Раньше чем были закончены операции в Восточной Пруссии, Па-". леолог записал в своем дневнике 29 августа следующее: "Сражение... продолжается с ожесточением. Каков бы ни был окончательный результат, достаточно уже того, что борьба продолжается, чтобы английские и французские войска имели время переформироваться в тылу я продвинуться вперед?5.

Битва на Марне была, безусловно, центральным моментом кампании 1914 г. на западном фронте; ее проигрыш привел к срыву -плана

* Фош Ф. сВоетюшшамия? (война 1914"1918 гг.), стр. 7. М. 1939. s Пал"олог М. Указ. соч. стр. 99.

Шлиф фена; непосредственная смертельная угроза, нависшая над ?Фракцией, была отведена. Русскому фронту в этом принадлежит выдающаяся роль. Но отступление немцев от Марны вовсе не означало еще конца, маневренной войны и не означало крушения попыток Германий добиться развязки на зашде путем широко з адуманной наступательной операции. Известно, что со времени битвы на Марне (5"9 сентября) л до прекращения битв во Фландрии, то есть до перехода к позиционной войне (середина ноября 1914 г.), прошло больше чем два месяца. И вот в эти месяцы воздействие операций на 'русском фронте на ход войны в целом оказалось еще более - отчетливо, чём в дин ДОярнского сражения. Действительно, поражение при Тан.ненберге (значение которого безмерно раздуто немецкими авторами) нисколько не отразилось на той настойчивости, с какой русское командование продолжало осуществлять натиск на центральные державы, побуждая их все большее число дивизий отправлять на восток в ущерб развитию операций на западе.

В великой Галицийской битве, закончившейся к 20-м числам сентября, австро-венгерская армия потерпела полное поражение. Эта многочисленная армия (1400 тысяч бойцов к началу военных действий; из них не -менее 75% на русском фронте), насыщенная артиллерийским вооружением (австрийские корпуса по огневой мощи уступали только немецким и превосходили русские и французские), руководимая энергичным и инвддаагавйыад начальником штаба Конрадом фон Гетцен-дорфом 11 впоследствии доказала свою боеспособность в войне прютда ^Италии, но прошв русских (и против сербов) австрийцы без энергичной 'поддержки и опеки со стороны Германии совершенно не были в состоянии сражаться. Известно, что важнейшую роль в этом играл национальный состав австро-венгерской армии. Людендорф пишет: "Чешские и .румынские войска перешли к неприятелю. Эти народности были теперь (весна 1915 г."Н. Р.) распределены по многим полкам. Но эта мера не помогла"2. Славянские части австро-венгерской армии, храбрые в боях с итальянцами, не желали сражаться против* своих братьев и шли в бой только по принтуждеиию. Поражение Австро-Венгрии "в 33-дневной Галицийской битве заключало в себе двойную угрозу для центральных держав: угрозу крушения. г,абсбургашй державы и непосредственную угрозу русского вторжения в Германию через Моравию и Верхнюю Силезию3.

Германское командование попыталось' парировать опасность превентивной наступательной операцией в Южной Польше, проведенной Гинденбургом"Людевдорфом в конце сентября"начале октября 1914 г. (бои у Иван-гародя и в районе Варшавы).

Но попйгка задержать русское наступление при помощи наличных сил Остфронта не -имела успеха. Людендорф пишет: "27 oKfября был отдан приказ об общем отступлении, которое, можно сказать, уже висело в 'Воздухе. Положение' было исключительно критическим. Благодаря октябрьской операции мы выиграли время, но сама она не удалась. Теперь, казалось, должно было произойти то, чему помешало в конце сентября наше развертывание в Верхней Силези-и и последовавшее за ним наступление: вторжение превосходных сил русских в Познань, Силезию и Моравию"*. Тревога, вызванная в Германии ожи-

1 О Конраде фок Гетцекдорфе и) Людендорф (т. I, стр. 64) в Гофман ("Война упущенных возможностей", гл. VII) дают самый положительный отзыв.

2 Людендорф. Указ. соч. Т. I, сир. 96. Английский воеенъвй писатель Лвд-дельпарт ("Правда о войне?) пишет: "Австрийцы проявили на этом (итальянском.-? Н. Р.) фронте достойное упорство, которого им часто не хватало, когда им приходилось иметь дело с русскими" (стр. 115).

в Людендорф. Указ. cm. Т. I, стр. 61* * Т а м ж -е, стр. 78,

Манием русского вторжения, усугублялась мерами, принятыми по распоряжению военных властей: эвакуацией молодежи из пограничных провинций, приведением в негодность угольных колей, подготовкой к разрушению железной дороги л т. д. План русской ставки, действительно, был задуман в грандиозном масштабе: было намечено вторжение в Германию - "поход на Берлин* - силами 40 дивизий, сосредоточенных в Польше. Этот план не был осуществлен. Но и немецкий контрплан - ударом с севера во фланг наступающей русской армии "уничтожить русских в излучении Вислы" - провалился в полной мере, по признанию самих его авторов. В кровопролитных ноябрьских боях (Лодзинская операция) наступательная сила обоих противников была на время исчерпана.

У союзников, 'возлагавших главные надежды на -выигрыш войны посредством русского наступления, появились зимой 1914 г. первые признаки известного разочарования в боевой мощи царокой России. Этот момент ярко отражен и в мемуарах Палеолота и в дипломатической переписке1. А между тем осенняя кампания в Польше оказала Франции огромную и не оцененную до последнего времени по заслугам помощь: действия русской армии заставали германское верховное ко-, маядование (Фалъкентгайн, сменивший Мольтке после Марны) снять-с западного фронта крупные силы и отказаться надолго от мысли добиться развязки во Франции в маневренной войне. Фалькевгайн отверг в начале октября требование, предъявленное Остфронггомэ и Австрией о переброске 30 дивизий на восток (за это его строго осуждает Гофман, считая это одной из "упущенных возможностей" выиграть войну), но все новые формирования с самого начала войны посылались из Германии только на русский фронт. А перед началом октябрьской операции сюда были переброшены с запада сначала: два кавкорпуса, а за ними 3-й резервный, 13-й армейский, 2-й армейский и 24-й резервный корпуса.. Фалькентайн утверждает с полной категоричностью, что именно это обстоятельство сыграло определяющую роль в отказе от продолжения наступательных операций на западе. "Мысль о прорыве французского фронта," пишет он," пришлось бросить. Для ее осуществления .не хватало сил' после того, как все резервы как живой силы, так и снарядов были истрачены для восточного фронта?

Подводя итоги первых месяцев войны, тот же Фалькенгайн писал: "Нет никаких данных отчаиваться в удовлетворительном исходе войны, но события на Марне и в Галиции отодвинули этот исход на совершен-* но неопределенное; время. Задача быстро добиться решения, что до оих пор является основным для немецкого способа ведения войны, свелась к нулю".,

Итак, вполне обоснованным является тот вывод, что маневренный период войны 1914"1918 nr. закончился провалом для Германии; она была вынуждена отказаться от первоначального замысла покончить в короткий срок с Францией благодаря той энергии и упорству, с которыми русские армии, неся огромные жертвы людьми, расходуя свой ограниченный запас боевого снаряжения, продолжали, не останавливаясь перед рядом серьезных неудач, осуществлять натиск с востока на Германию и Австро-Венгрию. Это происходило в то время, когда Англия не могла оказать французам на суше существенной помощи, когда Китченер в ответ на просьбу о немедленной помощи 1 ноября 1914 г, ответил Фоту: "1 июля 1915 г. у вас будет во Франции миллион обученных английских солдат. До этого дня вы ничего или почти

1 "Международные отношения в эпоху империализма". Т. VI. 8 Фалькенгайн Э, "Верховное командование 1914? J916 гг. в его важнейших решениях". Цит. по сбари-ику "Кто должник", стр. 114.

ничего ее получите"1. Трудно было надеяться на то, что Франция могла бы сдерживать немецкий натиск так долго в то время {"д,ни казались нам тогда месяцами","пишет Фош), если бы ее не поддер жала своими самоотверженными действиями русская армия.

IV

8 1914 г. действия русской армии заставили Германию поделить свои силы между востоком и западом и не дали ей разгромить Францию в маневренной войне; в 1915 г. Россия, приняла на себя основной удар соединенных сил центральных держав.

При изменении основного стратегического плана германского командования и перенесении центра тяжести войны с запада на восток Фалькенгайн руководствовался, как видно из его мемуаров, в первую очередь тем соображением, что союзник Германии - Австро-Венгрия ?" под давлением неослабевающего натиска русских армий оказался на краю катастрофы. Объясняя передачу Гинденбургу для февральского на^ ступления четырех корпусов общего резерва, "лучших, какими когда-либо располагала на войне Германия", Фалькенгайн пишет: "Непрерывному притоку русских сил необходимо было здесь положить предел, иначе в недалеком будущем народу с падением Перемышля мог последовать непоправимый прорыв в Венгрию". У Фалькенгайня к этому времени сложилось убеждение, что без немецкой помощи "Австро-Венгрия в короткий срок рухнет, придавленная гнетом) войны" 3. Известно, что февральское наступление немцев привело к значительному успеху на севере {зимнее сражение у Мазурских озер), но окончилось неудачей на юге: Перемышль не был освобожден и 22 февраля капитулировал с 120-тыоячным гарнизоном.

На восточном фронте центральным державам, чтобы отсрочить крушение Австро-Венгрии, необходимо было провести огромную операцию, затянувшуюся на все лето 1915 г. (с мая по сентябрь) и потребовавшую переброски германский корпусов с .запада на восток в небывалых масштабах.

По данным, приводимым Зайончковским на основе французских источников, число германских дивизий не русском фронте изменялось следующим образом: апрель"46, дай - 53, июнь - 61, июль ?62, август" 65, сентябрь - 65; на западе же за это время оно снизилось со 100 (апрель) до 93 (май"июнь) и до 90 (август"сентябрь). Это означает, что русский фронт притянул на себя летом 1915 г. удар не менее чем 40?/о германской и 60% австро-венгерской армий

Могли ли центральные державы в 1915 г. добиться на русском. фронте большего, чем они достигли, т. е. не только оттеснить русскую армию на" линию Рига"Двжск"Бараяовита"Пинск"Дубно"Новосе-лицы, ,но и уничтожить военные, силы царской России, зажав их в гигантские клещи в польском выступе, и таким образом принудить Россию к сепаратному миру?

Пресловутый генерал Гофман, посмертный вдохновитель фашистских заправил гитлеровской Германии, в своей претенциозной книге "Война улущевжгых возможностей"- пытается доказать, что стоило германскому верховному комаадованию, согласно советам Людендорфа (и, конечно, самого Гофмана), снять еще несколько дивизий с запада и- своевременно -нанести удар, по избранному штабом Остфронта операторному направлению на Кошо - Вильно - Минск, и с-Россией было бы покончено. Фалькенгайн, избравший более осторожный вариант наступления-?

1 Фош Ф. Указ. соч. стгр. 164.

9 Фалькенгайн Э. Указ. соч. стр. 52.

8 См. таблицу в приложения ко И тому труда Зайошкоескош "Мировая война 1914"1918 гг.".,

западнее Осовца," несет, по мнению Гофмана, прямую ответственность за то, что Германия в 1915 г. не добилась окончательной -развязки на востоке1.

Это мнение Гофмана {разделяемое и более одержанным в своих приговорах Людендорфом) хорошо характеризует ограниченное, узко профессиональное, а вместе с тем высокомерное и самоуверенное понимание исторических событий, свойственное прусской военщине: судьба войны, судьб.а народов решается для них не глубокими экономическими и политическими причинами, а выбором того или иного оперативного направления.

Непосредственной причиной тяжелых поражений, постигших русскую армию в Галиции, Польше и Литве, был острейший недостаток вооружения. Когда в мае 1915 г. фаланга Макензена обрушилась на реке Думайте на растянутую длинным фронтом III армию Радко-Дмитриева, то, помимо подавляющего превосходства в количестве орудий (624 орудия, из 'них 150 тяжелых, против 160, из которых тяжелых только 6), немцы имели еще и неограниченный запас снарядов, а для русской артиллерии, великолепно зарекомендовавшей себя в 'войне, была отведена голодная норма: 10 выстрелов в день на шестиорудийную батарею! К этому присоединился недостаток винтовок, который стал особенно ощутительным во время отступления. Брусилов свидетельствует, что пополнения, приходившие в армию, приносили -мало пользы, так как они прибывали -невооруженными: "Внутри империи винтовок не было"2. Не только царское правительство, не только Сухомлинов и компания несут за это тяжелую ответственность. Еще в декабре 1914 г. главнокомандующий великий князь Николай Николаевич поставил в известность французского посла, что русская армия принуждена временно приостановить операции из-за израсходования артиллерийских запасов. Тогда же остро стал вопрос о недостатке ружей 8.

Могли ли союзники помочь России" Предоставив , слово Ллойд Джорджу, достаточно компетентному в вопросах вооружения Англии я снабжения армий. "Пока русские армии," пишет Ллойд Джордж,? шли на убой под удары превосходной германской артиллерии и ее были в состоянии оказать какое-либо сопротивление из-за недостатка ружей и снарядов, французы копили снаряды, как будто это было золото, и с гордостью показывает на огромные запасы снарядов, готовых к отправке па фронт... Военные руководители Англии и Франции, казалось, не понимали самого важного," что они участвовали совместно с Россией в общем предприятия и что для достижения общей цели необходимо было объединить их ресурсы..." И далее: ?Французские генералы признавали важнейший факт, что Россия имела огромное численное превосходство над другими, но это признаете никогда яе приводило к каким-либо практическим результатам, за исключением постоянного требования, чтобы Россия прислала большую армию во Францию на помощь французам... Пушки, ружья и снаряды посылались Англией и Францией в Россию до ее окончательного краха, но посылались с неохотой; их было недостаточно, и когда они достигли находившихся в тяжелом положении армий, было слишком поздно, чтобы предупредить катастрофу? *.

Отсутствие понимания общих интересов у -военных руководителей Запада сказалось в 1915 г. йе только в дале снабжения русской армии, но и в операггнвном взаимодействии фронтов. На протяжении четырех

1 Гофман. Указ. сот. стр. 97.

2 Брусилов А, Указ. соч. стр. 142,

8 Налеолог М. Указ. соч. Т. I, стр. 180, 181. Захшоки от 17 и 18 декабря 1914 года.

"Ллойд Джордж "фоевные мемуары". Тт. 1"И, стр. 323"324. М. 1934.

месяцев {май"август), когда 65 германских и 40 австрийских ДИВИЗИЙ обрушились на полубезоруж-ную русскую армию, во Франции союзника ограничивались медленным накоплением" сил для предстоящих операций. Только во второй половине сентября, когда немецкие операции в России были в основном закончены, французы и англичане приступили к штурму германских позиций в Шампани и Артуа.

Тот факт, что Россия приняла на себя и выдержала в 1915 г. хоти с колоссальными потерями, главную тяжесть войны, привел к важнейшим последствиям": Англия получила возможность закончить подготовку первого крупного эшелона своей сухопутной армии. Еще в январе 1915 г. на французском фронте было 11 английских дивизий пехоты и спешенной кавалерии, в сентябре - 31, в декабре - 37. К маю 1916 г. (до введения закона об общей БОННСКОЙ повинности) на основе добровольного набора Англия призвала под знамена 5041 тысячу человек. Чтобы обучить такое количество людей, чтобы создать соответствующую военную организацию, отсутствовавшую в довоенной Англии, нужно было немало времени. Только действия на русском фронте дали это время союзникам России. Франция получила возможность, пользуясь ослаблением напряженности операций на западном фронте, восстановить "свои силы, истощенные трудной кампанией в 1914 году. Союзники в 1915 г. успели во многом ликвидировать отставание своих армий от армий Германии в техническом и организационном отношении и шчали трудное дело приспособления всего народного хозяйства к нуждам .войны.

Так германские "победы" медленно, но верно приближали гогенцол-лернскую Германию к полному поражению.

V

1916 год стал годом перелома в ходе мировой войны. В борьбе под Верденом, в сражении на Сомме, в боях на русском фронте," словом, во всех крупных событиях кампании 1916 г. (за исключением неосмотри* тельно предприн'ятой дипломатией Антанты, вопреки мнению русского штаба, румынской авантюры) военное превосходство постепенно стало переходить на сторону противников Германии. В то же время в самой Германии и у ее союзников стали явственно обнаруживаться признаки истощения ресурсов, вызванные блокадой1. В переломе, наступившем в 1916 г. действия русскойа радии с ы г рал и к рудную роль - |не меньшую, чем оборона Вердена.

Нельзя не отметить с удивлением и восхищением! необычайную жизненную силу, проявленную русской армией в империалистической войне. Война 1914^"1918 тт. не была войной дородной: в осуществлении империалистических целей войны были заинтересованы только относительно узкие круги русской буржуазии и помещиков. Страной управляло -находившееся в состоянии полного разложения царское правительство. Все это не могло не ослабить силы сопротивления России и не могло не отразиться на состояния армии. И все же русская армия не только вынесла в 1915 г. тягчайшие удары и не развалилась, но уже к началу 1916 г. вновь подготовилась к активным действиям и провела их с честью. Брусишюв отметает, что за зиму 1915""1916 г. улучшилось боевое снаряжение и обучение войск, увеличился запас (патронов и количество орудий. "Войска повеселели,^-пишет он," и стали говорить,

1 Гофман признает, при всей своей самонадеянности, что после того, как в 1915 г. не было нанесено решительного поражения России, нужно было сознаться, что, "по человеческому разумению", вдаграть войну Германия уже не может (Г о ф-м а н. Указ. соч. стр. 202). ^

что при таких условиях воевать можно и есть полная надежда победить врата"1.

В каштании 1916 г. державы Антанты впервые выступали, объединенные общим планом действий, принятым на конференции в Шантильи 14 февраля 1916 года. Но немецкое командование поспешило предварить наступление союзников и атакой Вердена, начатой 21 февраля, захватало инициативу в свои руки. С некоторым опозданием, но тоже предупреждая большое наступление союзников, назначенное на восточном фронте на 15 июня и на западном"на 1 июля, австрийцы в мае повели наступление на итальянском фронте, в Тренти-но.

Результатом захвата инициативы противником было то, что именно русской армии, наименее снабженной техническими средствами и наиболее пострадавшей в камлании предшествующего года, выпала в 1916 г. трудная задача - досрочными выступлениями крупного масштаба отвлечь на себя силы центральных держав с наиболее угрожаемых фронтов2.

Первый раз это было сделано в марте, когда русское наступление в районе Двинска и озера Нарочь (18"30 марта 1916 г.), предпринятое в исключительно неблагоприятных условиях начинавшейся весенней распутицы, вызвало перерыв в развитии операций под Верденом и помогло французам укрепить свои оборонительные линии *.

Во второй раз" в несравненно большем масштабе, действия русской армии сорвали все планы австро-германцев в июне 1916 года. История знаменитого Брусиловокого наступления слишком известна, чтобы ее напоминать. Для ваших целей существенно отметить только некоторые черты, характеризующие эту последнюю крупную победу русской даре-вюлюциюшой армда.

Наступление 1916 г. было тщательно подготовлено и энергично проведено на югозападном фронте. Оно еще pas продемонстрировало всему миру, каких успехов может добиться русская армия, когда управление находится в руках талантливого полководца. Но это же наступление продемонстрировало и другое: отсутствие единства в управлении 'русскими армиями, слабость и безволие высшего командования, находившегося в Бруках последнего Романова при начальнике штаба (то есть фактическом главковерхе) Алексееве.

Известно, что, по общему плану операций, утвержденному на сове-щашщ командующих фронтами, созванном ставкой в апреле 1916 г. главный удар в направлении Вильно был поручен западному фронту (ген. Эверт) при поддержке фронта сев еров ал ад наго (ген. Куропаткин). На гого&ашдном фронте Алексеев предполагал первоначально ограничиться обороной, а только по личному настоянию Брусилова ему было -разрешено своими силам, без дополнительных резервов, провести наступление местного характера. Наступление русских армий было назначено на 15 нюня*. Но когда в мае под ударом австрийцев, нанесенным из Трентино, итальянская армия откатилась на фронте в 60, км, ит&льян-

1 Брусилов А. Указ. соч. стр. 170. ^

2 За недостатком места мы не останавливаемся на важном значввю операций кавказского фронта (взятие Эрзерума я Тралезуяда в 1916 г.) для азиатского театра войны.

* Маргосаскюе иастушшдае русских, во признанию Людеядорфа, выставило в опасное положение X армию - потребовало чрезвычайных усилий, чтобы преодолеть кризис (Людендорф. Указ, соч. Т. L стр. 170).

Лиддель Гарт ("Правда и война", стр^ 185)" пишет: "Россия с изумительной бы* стротой, хотя, может быть, и искусственной, оправилась от поражений. Это позволило ей сорвать планы германцев ка 1916 год. Уже в марте Россия повела атаку у озера Нарочь, сделав красивый жест, жертвуя собой, чтобы ослабить нажим на Францию".,

4 Незабываемую картин/" этого совещания дает сам Брусилов. См. Б р у с и-л о в А. Указ. соч. стр. 177.

ское 'правительство, командование и король буквально взмолились к союзникам о помощи. Французское командование (Жоффр) не сочло возможным ускорить наступление, намеченное на июль, и помогло итальянцам только тем, 'Что поддержало их просьбу перед русской ставкой Алексеев запросил командующих фронтами и от одного Брусилова получил согласие начать наступление на 11 дней раньше срока, то есть 4 июня, при условии одновременного выступления на западном фронте. Однако на фронте Эверта наступление не только не было узко* рено, а.было еще отложено на начало июля и, проведенное без должной энергии, не дало никакого эффекта. Так случилось, что все события на русском фронте 'развивались летом 1916 г. в полном несоответствии с заранее разработанными 'планами: предполагали наступать 15 июня на западном фронте"начали наступать 4 июня на югозападном, где не было заранее подготовленных резервов и численность русских войск почти не превышала численности противника. Это придало русским операциям характер какой-то блестящей импровизации, великолепно проведенной на фронте Брусилова, но почти при безучастном отношении других, считавшихся главными фронтов, при слабом руководстве верховного, командования, не сумевшего заставить их активно действовать.

Отсутствие действительного взаимодействии между частями русской армии, отсутствие энергии в поддержке блестяще начатого Брусиловым (наступления, запоздалая помощь югозападному фронту, выразившаяся в медленном подходе подкреплений с других фронтов""все это чрезвычайно ослабило стратегический эффект, достигнутый <& результате глубокого прорыва австрийского фронта. Тактические результаты были огромны: за лето 1916 г. потери ав-' стро-германпев на югозапвдном фронте достигли 1500 тысяч человек - одних пленных было взято до 450 тьюяи. Австрийская армия в целом была разгромлена и деморализована. Австро-германцы пережили, по признанию Людендорфа, "один из наисильнейших кризисов на восточном фронте"а. Но так как центральные державы могли, опираясь на более развитую сеть железных дорог, -перебросить подкрепление к угрожаемым участкам фронта скорее, чем русские, а бездействие Эверта й Куропат-кина и бесконечные проволочки с развитием большого наступления во Франции позволили им это сделать, то в результате Ковель не был занят и .русское наступление исчерпало себя в кровопролитных боях на Стоходе, затянувшихся до осени. Сам Брусилов пишет: "Никаких стратегических 'результатов эта операция не дала, да и дать не могла,, ибо решение военного совета 1 апреля ни >в какой мере выполнено не было-Западный фронт главного удара так и не нанес, а северный фронт имел своим девизом знакомое вам с японской войны "терпение, терпение и терпение"3. А между тем), по совершенно правильной оценке Брусилова, при дружном воздействии на противника всеми силами одной рус* ской армии (не говоря уже о своевременной поддержке.с запада) можно было достигнуть решительного перелома на всем нашем фронте. В 1916 г. в результате промахов и слабости высшего командования русской армией была упущена возможность добиться победы такого масштаба, которая изменила бы течение войны. Тем не менее общие результаты Бруснловского наступления были весьма значительны и существенно повлияли на весь ход кампании: Италии была оказана мощная поддержка, австрийское: наступление в Трентино было немедленно прекращено. Австро-Венгрии был нанесен удар такой силы, от которого она уже не могла оправиться до конца войны.

* Брусилов А. Указ, соч. стр. 206,

Опять, как и в 1915 г. русский фронт притянул на себя все немецкие пополнения. По подсчетам начальника имперского генерального штаба Британии сэра Уильяма Робергсона, с 1 июня 1916 г. по 23 октября число германских батальонов на востоке возросло на 221, а на западе сократилось на 74 *. Это означало, что даже во время боев на Сомме германское командование продолжало перебрасывать войска на восток-

Недаром английский писатель Лиддель Гарт, описав события 1916 г.т восклицает: "В последний раз Россия пожертвовала собой ради своих союзников, и несправедливо забывать, что союзники являются за это неоплатными должниками России" а.

Русское наступление окончательно побудило Румынию выступить на стороне держав Антанты. Это выступление Румынии, запоздалое и вместе с тем плохо подготовленное, было явно невыгодно для России* ибо ни малейшей боевой ценности румынская армия не представляла, и вся тяжесть камлании легла на плечи русской армии, спасавшей остатки разгромленных Макензеном и Фалькенгайном румынских войск. Русский фронт, раньше упиравшийся в границу Румынии, растянулся еще на 450 км: к концу 1916 г. до гА русских сил было переброшено с главных направлений на румынский фронт.

Союзные державы (в особенности Франция), форсировавшие, вопреки мнению Алексеева, вступление Румынии в войну, предъявляли к русским вооруженным силам требования, превосходившие ресурсы царской России. Французская миссия во главе с Вивиани и "социалистом? А. Тома приехала в Россию требовать посылки 400 тысяч бойцов во Францию *. А между тем явное перенапряжение сил русской армии, наименее технически оснащенной из всех союзных армий, приобретавшей свои успехи ценой огромных людских потерь, подготовляло полный развал царской России. Сроки русской революции приближались. Когда произошла русская революция, германские империалисты предполагали сначала, что сумеют использовать ее для победоносного окодаашя войны и грабительских захватов русских, украинских, белорусский, литовских, латышских, польских и финских земель. В действительности русская революция стала одной из могущественнейших сил, вызвавших крушение гогенцоллернской Германии. - Недаром .Людендорф с ненавистью говорил: "Теперь, задним числом, я могу утверждать, что наше поражение дао тачалось с русской революции"4.

Брусиловский прорыв был последним крупным боевым подвигом дореволюционной русской армии. Он ярко воплотил в себе и(ее достоинства, ИСТОЧНИКОМ которых была боевая доблесть русского народа, и ее пороки, являвшиеся отражением! пороков всего общественного <и политического строя царской Росши. Подводя итоги, необходимо отметить следующие моменты, наиболее четко рисующие роль русского фронта в войне 1914"1918 годов. В 1914 г. когда на стороне Германии, начавшей войну по своей ини-' одотиве в наиболее удобный для нее момент, было значительное военное превосходство, русская армия нанесла поражение Австро-Венгрии и, отвлекая значительную часть германских сил, помогла Франции устоять . в наиболее опасный для нее период войны. В 1915 г. русская армия приняла ва себя главную тяжесть войны и этим дала союзникам время, необходимое, чтобы 'Мобилизовать ресурсы и выравнять свои силы с силами противника. В 1916 г. армия цар 1 Ллойд'Джордж. Указ. соч. Тт. I-II, стр. 592. Отрывок ш меморандума Робергсона. * Лиддель Гарт. Указ. соч. стр. 187. 8 Палеолог М. Указ. соч. Т. II, стр. 117. * Людендорф. Указ. соч. Т. II, стр. 37. ской России последним напряжением сил помогла державам Антанты добиться перелома в'ходе войны. Могла ли при всех ее 'недостатках, технических и организационных, русская армия сделать еще больше? Хороший ответ на это дает Ллойд Джордж в одной из глав VI тома военных мемуаров, в которой он подводит общие итоги войны 1914"1918 годов. "Самой очевидной и самой пагубной ошибкой союзников," пишет Ллойд Джордж," было упорное нежелание рассматривать весь театр войны, как единый фронт. Россия имела неограниченные ресурсы превосходного человеческого материала" неограниченные по физическим данным, по храбрости и упорству. Русские прошли уже достаточную военную подготовку, чтобы составить феноменально мощную армию обороны или наступления даже против германских во'йск... Бели бы Франция и Англия разумно распределили финансовые и материальные ресурсы, которые находились в их распоряжении и у себя и в Америке, между армиями, боровшимися не только на западе, но и на востоке, германские и австрийские атаки на русском фронте кончились бы "провалом, и провалом с такими потерями, которые сокрушили бы мощь центральных держав" Франция и Англия склонны были рассматривать царскую Россию в 1914"1918 гг. не как равноправную державу, а как вассала, обязанного выполнять возложенные на него тяжелые обязательства. Такое отношение к русскому фронту послужило в конечном счете только во вред западным державам. Взаимодействия фронтов западного и восточного, взаимодействия обоюдного, а не односторонне понимаемого в смысле возложения максимальной тяжести войны на русскую армию,,недоставало союзникам в войне 1914"1918 гг. и это обстоятельство, несомненно, повело к затягиванию войны. ч 1 Ллойд Джордж. Указ. соч. Т. VI, стр. 182"183. ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ФОРМИРОВАНИЯ СЛОВАЦКОГО НАРОДА 3. Неедлы История словацкого народа оставалась малоизученной почти до наших дней. В европейской истории о словаках упоминалось в связи с событиями 1848 года. В начале XX в. на словаков было обращено внимание в связи с пламенным протестом знаменитого норвежского писателя Бьернсона, выступившего против жестокого преследования словаков венгерским правительством. И это было все. Только с 1918 г. когда словаки вместе с чехами создали Чехословацкую республику, они выступают среди европейских народов уже как самостоятельная политическая единица, судьбой которой теперь интересуется вся Европа. Причина позднего вступления словаков на политическую арену кроется в тех специфических условиях, в каких словаки в течение многих веков жили и развивались. Для понимания того, что происходит в Словакии в настоящее время, надо ознакомиться с той исторической основой, на которой развивался и политически формировался словацкий народ. Изучение этой исторической основы хотя бы в главных чертах и является задачей настоящей работы. Что касается -источников и литературы на эту тему, то нужно отметить, что здесь мы находимся в большом затруднении, как и вообще во всех вопросах, касающихся словаков. Источники эти очень скудны; они недостаточно разрабатывались и еще меньше издавались. Историческое исследование началось в Словакии очень поздно. Первым выдающимся историком в XVIII в. был словак Матвей Бель. Он горячо любил свои народ и впервые разработал историю северных вен-герских комитатов, где жили словаки. Но Бель был все же скорее венгерским ученым, чем словацким; настоящая словацкая историческая наука начинается только с основания "Матицы словацкой" (Matice Slo-venska)"культурного центра словдков, созданного в 1863 году. Но и тогда главный словацкий историк Ф. Сасииек писал не историю словаков, а "Историю венгерского королевства", "Историю начала сегодняшней Венгрии", "Историю древних народов в Венгрии", и только один его труд озаглавлен: "Словаки в Венгрии"1. Научная ценность этих работ очень сомнительна. Саоинек больше увлекался рошнтическими фанта- > зиями, чем изучал источники. В 1875 г. венгерское правительство закрыло "Матицу", вследствие чего только отдельные лица, и притом случайно, могли заниматься словацкой историей. Среди этих лиц выдающимся был Юлю Ботто, автор книги "Словаки. Развитие их национального сознания"2.

1 S a si nek F. "Dejiny drievnych narodov na uremi te-rajsieko Uhorska* (1867). "Dejmy pociatkov terajsieho Uharsk&? (1868); ?Dejiny kral'ovstva uhorskeho (I 1869: II 1871); ?Slovaci v Uhorsku*. . ,

2 Botto Jul. Slovaci, vyvta ich navodneho povedomia. I sv. 1900; И sv. 1910. Краткая выпись кздаиа в 1914 г. Оч. того же автора *Dejiny Matice Slovenskej*

1 ("Истории Матицы слошдкой"). Turc. Sv. Martin. 1923,

Только с 1918 г. со времени основания Чехословацкой республики, когда была возобновлена "Матица словацкая", основан словацкий университет в Братиславе и создано ученое общество Шафарика," только тогда начала развиваться словацкая историография в полном смысле этого слова. Были изданы хорошие монографии словацких и чешских ученых. Чехи больше всего разрабатывали древний период словацкой истории: доисторический период римской культуры в Словакии, древний период славянской культуры. Только профессор Братиславского университета Д. Рапант - молодой словацкий историк, ученик Пражского и- Парижского университетов,"написал очень актуальную книгу "Начало мадьяризации"1 и работает над большим! трудом) "Словацкое восстание? 2" обе работы по истории словаков в XIX веке.

Но до сих пор не существует труда, который научно и систематически излагал бы всю историю словацкого народа с древнейших времен и до наших дней. Есть книга Франца Грушевского "История Словакии"8, которая была написана в качестве учебника для словацких средних школ в Чехословацкой республике (до той поры средних школ в Венгрии у словаков не было). Автор переработал свою книгу в самостоятельную; якобы научную работу по истории словаков, но научная ценность этой работы очень невелика. Автор присоединился после создания гитлеровской Словакии к тем немногим словацким интеллигентам, которые поддерживают национал-социализм. Это сказалось и на его книге: он за сближение с Германией и подчеркивает враждебность словацких нацистов к чехам.

Есть, конечно, -и венгерская литература о словаках. Имеются источники, изданные венгерскими историками, которые касаются истории всей Венгрии. В венгерских исторических трудах говорится, конечно, и о том, что происходило на территории, населенной словаками. Но в венгерской литературе все специально словацкое затушевано, все затоплено в ?хун-гаризме" - в мадьярском великовенгерском шовинизме. Для .венгерских историков-шовинистов словацкий народ вообще не является народом, а все население Венгрии было и остается "венгерцами" - и только.

Нашей важнейшей задачей является проложить дорогу в эту новую, так мало еще разработанную область исторического исследования 'и политического изучения сегодняшней Словакии.

?

Словаки появились в истории одновременно с другими славянами в VI или VII в. в конгломерате племен, которые называются западными славянами и которые занимали тогда нынешние Чехию, Моравию, Нижнюю Австрию и Словакию. Язык у всех этих племен был общий, так же как общими были их социальный строй, нравы и вся история. Мы не имеем точных сведений о том, принадлежали ли славянские племена, занимавшие территорию нынешней -Словакии, к государству Само - древнейшая история словаков вообще остается пока очень темной за отсутствием источников," но это в^ высокой степени вероятно, потому что государство Само объединяло славянские племена и на Дунае и за Дунаем, хотя центр его' был в Чехии."

Не подлежит сомиению активное участие племен нынешней Словакии и в другой, гораздо более мощной попытке западных.славян создать собственное государство - в создании великоморавской державы, центр которой был уже не в Чехии, а на реке Мораве, пограничной между

1 R а р a n t D. К pociatkom mad*arizScie I sv. Vyvoj recovej otazky v Uhorcka v rokoch 1740"1790. (Р&акшше языкового ©опроса в Венгрии в 1740"1790 гг.) Bratislava. 1927. II sv. PBVE z^kony mad'arizacn-ё 1790-4792. (Первые Аидьяршационные законы 1790"1792 гг.) 1931. .

* R a pant D. Slovenske povstanie (не окончена).

* Hrusovsky F. SloVenske de jiny. Turc. Sv. Martin. (Matice Slovenski*) 1939. 450 str. 260 obrasov. . . /

чешскими землями Моравией и Словакией. Именно занятие словацкого княжества Нитра моравским князем Моймиром считается решающим моментом в возникновении великоморавской державы.

Таким образом, славянские -племена нынешней Словакии оказались в такой же мере способными создать государство, как и славянские племена, жившие в других районах. Процесс образования ш государств протекал в общих чертах так же, как у других славянских народов: создавались государства большей частью под угрозой чужой, особенно германской, агрессии, а когда эта причина исчезала или, по крайней мере, ослабевала, то государства эти распадались.

В самых последних годах IX и начала X в, в угорскую равнину вторглись мадьяры - кочевое восточное улро-финекое племя, которое призвал сюда германский король Арнульф на помощь против великоморавской державы. Мадьяры остались здесь, и это имело огромное значение для всей дальнейшей истории славян в Центральной Европе а в первую очередь для истории словаков.

До прихода мадьяр славянские племена в Средней Европе были йен осредственными со седями южных славян "нынешних словенцев в Паннонии и в австрийских альпийских землях; эти соседние славянские племена поддерживали друг друга против германской агрессии. Вторгшиеся сюда мадьяры отрезали западных славян от южных и, изолировав их друг от друга, ослабили тем самым как одних, так и других. Заняв весь венгерский бассейн, мадьяры отрезали также славянские племена в Словакии от западных славян Чехии и Моравии (Нижняя Австрия была тогда уже в большей части онемечена). Мадьяры создали между славянскими племенами, жившими по обе стороны р. Моравы, определенную границу, которая до сих пор осталась границей между чехами и словаками.

У западных славянских племен Болеслав I, князь из племени чехов, создал в середине X в. крепкое чешское княжество, которое ев течение двух веков развилось в могучее чешское королевство; из различных племен на территории этого государства образовался чешский народ как этнографическое и политическое целое. Словаки же, наоборот. вплоть до самого XX в. не создали своего собственного государства.

Мы видели, что -раньше словацкие племена участвовали в создании государств. Причина, почему они не создали государства в X е. или позже, несомненно, крылась не в неспособности словаков к созданию государства, но в условиях, в которых они оказались; условия же эта были таковы, что ничто их не побуждало создать свое особое государство; наоборот: у них было много причин не создавать его.

Уже лосле распада ©еликоодоравской державы, в X в. господами страны стали мадьяры, но у самих мадьяр' тоже не было, государства: это были кочевники, жившие родовым строем. В своих набегах они устремлялись далеко на запад, ничуть не стараясь пробиться в словацкие горы. Поэтому славянские племена в Словакии мало заботились о созданий государственного строя, не встречая угрозы со стороны внешнего врага.

Положение их шло изменилось и тогда, когда в XI в. было создано венгерское государство. Мадьяры, потерпевшие поражение в 955 г. в битве на р. Лех в Баварии, 'Принуждены были отказаться от разбойничьих набегов на чужие земли и удовлетвориться угорским бассейном, где они и поселились. Их военачальник Стефан в период расцвета соседних государств - чешского и польского "создал Венгерское королевство и стал его первым королем.

Венгерское королевство подчиняло себе и словацкие племена, но очень медлеино. Сначала это выражалось только в том, что король и его дружина выезжали на охоту в девственные леса словацких гор.

4 "Исторический журнал" - 7.

Затем церковь основала там -монастыри .и этим положила начало церковной администрации. Только гораздо позднее Словакия была подчинена и государственному строю венгров. Венгерское королевство в это время никак не угрожало национальному существованию (словаков.

Словаки с самого начала занимали в Венгерском королевстве особенно выгодное положение. В культурном отношении они стояли гораздо выше, чем мадьяры и друше племена: они стали христианами уже в. IX -в. одновременно с моравами и чехами, а мадьяры "крестились только во время царствования короля Стефана, в XI в. и потом еще восставали против христианства, У словаков были уже и письменность" наследие Кирилла и Мефодия," и литературный язык, и книги. Они были более образованны, чем другие племена. Поэтому король Стефащ не только не угнетал словаков, а, наоборот, использовал их при устройстве государства. Венгерское архиепископство было основано им не в центре Венгрии, а на рубеже 'словацкой области - в Остр&гоме, Названия придворных должностей были приняты и остались в 'большинстве славянские: ?жпан"(жупан) и др. Представители словацких племен и родов занимали видные места при королевском дворе. Поэтому ни тогда, ни в следующие столетия у словацкой знати не было стремления создать собственное словацкое государство.

Ничего не изменилось и в XII в. когда король Коломан, первый из венгерских королей, начал превращать венгерское государство в национально-венгерское, т. е. мадьярское, государство.

Словацкая знать стала с этого времени или прямо венгерской знатью (словацкого происхождения были, например, известные венгерские роды Турзо, Позмань и др.) или по своему образу мыслей и способу жизни слилась о венгерским дворянством. То же произошло позднее и о низшим словацким дворянством. Это были или так называемые земане"владельцы курий - или армалисты, которые не владели землею, но имели герб. Их особенно привлекали славные "питан-ции", т. е. попойки и другие развлечения венгерского мелкого дворянства. Земане стремились приспособиться к этому дворянству, чтобы с ним и на его счет пировать. Тагам образом, словацкое дворянство скоро потеряло всякое значение для национального и политического развития словацкого народа. Народ к нему откосился как к венгерскому дворянству, хотя они и говорили по-словацки. То же самое можно наблюдать и в городах, основанных в Словакии с XII в.," чаще всего немецкими колонистами. Словацкая буржуазия слилась с чужой"" немедкой и потом венгерской - буржуазией.

Только народ развивался по-своему и впротивовес дворянству я мещанству сохранил и развивал свой подлинный национальный характер и свою подлинную славянскую культуру. Но эта культура развивалась неравномерно и неодинаково по отдельным областям, где жили словаки. Лишенный всех политических прав, словацкий народ не создал и не 'Мог создать ни государства, ни какой-либо словацкой политической организации. Словаки остались на многие века без всякой политической организации.

Делались неоднократные попытки (цревратить Словакию в .само-сто ягельную до известной степени политическую единицу. Но все эти попытки остались без всякого результата. Важнейшая из них. относится к началу XIV в. когда Матущ Тренчанский (1'2Э2"1321 гг.) объединил в своих руках вое земли по р. Ваг. Однако такое положение "существовало недолго. После смерти Матуша (1321 г.) эта область вновь была включена в Венгерокое королевство, и все осталось поцрежнему.

Новая попытка образования словацкого государства относится к середине XV в. когда во время безвластия в Венгерском королевстве военные роты чешских гуситов под руководством знаменитого полководца Яна Искры из Бряидыеа заняли Словакию. Они создали здесь как бы самостоятельное государство, имевшее если не политическое, то большое культурное значение для словаков. Гуситы как в Чехии, так ив Словакии выступали с национальными лозунгами. Они принесли сюда и свою национальную литературу, которую словаки без всякого затруднения могли читать. С этого времени начала развиваться и собственная словацкая письменность. Революционные принципы гуситов влияли на словаков. Крестьяне, получив в гуситах опору про-тнв своих угнетателей, стали более смелыми; мелкое дворянство порвало с венгерским дворянством и присоединилось к гуситам, у которых нашло себе и занятие - военную службу. Можно сказать, что этот гуситский эпизод означал возрождение словаков, и в этом смысле он не остался без последствий. Но политически гуситы не организовали словаков. Строй гуситских рот был военным, и он исчез, когда ушли эти роты. Словаки вновь вернулись к ранее существовавшим условиям. -

В XVI в. почти всю Венгрию заняли турки, только Словакия осталась свободной. Все венгерские государственные учреждения нашли убежище в Словакии. В Братиславе (Прешпурке) заседал венгерский сейм; там же венчали на царство венгерских королей. Все налоги платила только Словакия. 'Казалось бы, какой благоприятный момент, чтобы создать и организовать Словакию как государство! Но словаки и в это время остались только одной из венгерских национальностей.

То же мы видим и в XVII в. во время многократных восстаний трансильванских герцогов из рода Ракочи против Габсбургов. Ракочи владели огромными землями в Словакии. Поэтому стычки между Габсбургами и Ракочи происходили чаще всего на территории Словакии. Ракочи несколько раз занимали Словакию и отторгали ее от остальной Венгрии. Но и в то время Словакия не стала государством, не стала политической единицей.

Изложенная нами историческая судьба словацкого народа, главным же образом отсутствие у словаков на протяжении веков самостоятельного государства и вообще какой бы то ни было собственной самостоятельной политической организации не могло, конечно, не отразиться на словацком народе. Наиболее важным последствием этого положения была внутренняя раздробленность словацкого народа.

Во-лервых, не было никакой определенной границы для той территории, на которой жили словаки. Политическая, т. е. государственная и историческая, граница словаков может быть отмечена только там, где рубежи расселения словаков совпадали с политической границей венгерского государства, в рамках которого они жили. Так было на севере и на западе. На севере Карпаты с незапамятных времен служили естественной границей угорского" бассейна, а позднее - венгерского государства и в нем"территории, населенной словаками. Так это 'осталось и до сих пор. v

То же мы видим и на западе. Там территория словаков также 'Простирается до границы бывшего Венгерского королевства - до границы между чешским и венгерским государствами. Результат здесь тот же самый. Эта страница всегда 'была и остается ненарушенной, несмотря на то что на другой стороне ее - в Моравии - живут также словаки. Вследствие вековой их принадлежности к чешскому государству эти словаки всегда считали себя чехами, и ни разгром Чехословакии, ни создание самостоятельной Словакии ничего .не изменили/

Совсем иначе стоит ©опрос о восточной ,и южной границах 'словаков. На востоке словаки не доходили до государственной границы Венгрии ?" между ними и этой границей жили и живут русины, т. е.

карпатские украинцы. Здесь есть области, население которых не всегда можно определить, является ли оно словацким или это русины.

Еще труднее определить границу на юге. Естественной границей здесь служит Дунай, как на севере - Карпаты. Но венгры здесь проникли далеко за Дунай, на словацкую территорию, а словаки внедрились глубоко на юг, за Дунай, в 'венгерскую, территорию. Здесь 'поэтому не только никогда не было политико-исторической границы внутри Венгрии, но нет и точной этнографической границы. Отсюда, споры между сегодняшней Словакией и Венгрией и повторяющиеся попытки венгерских захватчиков занять словацкую территорию.

Бели не было определенной словацкой территории, то не было и определенного гражданства этой территории и, следовательно, не было политического разграничения словацкого народа в этом смысле. Словаки жили we только в нынешней Словакии: значительное иос количество селилось на юге Венгрии и в Сербском Банате, Хорватии и Траноидь- . вании. Почти треть ©сего словацкого народа в конце XIX в. жила в Америке. И нужно сказать, что словаки, жившие вне Словакии, особенно словаки американские, играли и играют до сих пор очень важную* иногда даже решающую роль в судьбах словацкого народа, хотя они были не словацкими, венгерскими, а американскими гражданами.

Вследствие все той же неорганизованности словаки были сильеб раздроблены и в самой Словакии. В течение долгого времени"а последствия этого дают себя знать и до сих пор - не было этнодтрафи-аески единого словацкого народа: сколько обл астей, столько было различных словацких единиц. Особенно словацкий Восток отличался от. Запада и Центра. Здесь Турек, Липтов, Тренчаноко, Братиславска с Трнавой и Нитрой, так же как на востоке Спиш с многочисленными немецкими колонистами и своеобразной культурой, Шарыш, Землин - .все это были как бы самостоятельные области в рамках словацкого народа.

Наконец, почти каждая деревня имела свой особый характер и свой особый вид. До сих пор Детва, Чичмани и другие словацкие деревни, представляют как бы народ в народе: так они своеобразны. Поэтому для этнографа Словакия - источник неисчерпаемого богатства типов во всех отраслях народной культуры. Но национально и политически это означало полное раздробление словаков на какие-то национальные атомы.

Нельзя обойти молчанием и еще один -вопрос у словаков - именно религиозный вопрос. Словаки - в большинстве католики, но незначительная часть их - протестанты. Венгерские магнаты, в преобладающем большинстве кальвинисты, сохранили для Венгрии свободу вероисповедания даже э то время, когда в Австрии вспыхнула католическая контрреволюция. Поэтому и протестантские словаки сохранили свое вероисповедание:" их число даже увеличилось, когда сюда бежали чешские протестанты, изгнанные из Чехии Габсбургами. Но это обстоятельство стало причиной лишь дальнейшего раздробления словаков, по* тому что не было объединяющей силы, которая преодолела бы эту разницу в вероисповедании. Так остается и до сих' пор. Оппозиция глин-ковцев - словацких католических клерикалов"против "г,уситских" чехов, как они говорили, была также больше .религиозной, чем национальной оппозицией. Не менее ожесточенный характер носит в теперь борьба католиков - тиссовцев и туковцев - против словацких протестантов, хотя последние являются самыми лучшими словацкими* патриотами.

Единственное, что словаки соооранили как "национальное сокровище" всего народа, 'без различия 'Областей, этнографи^ескик отличий и религии, было самое название народа"словаки". Но что оно означает" Словак, т. е. Словении, славянин, это есть первоначальное, собирательнее название славян. И название это сохранили для себя именно те славянские народы, которые не создали своего собственного государства. Славяне, создавшие государства, назывались по этим государствам: русские - по Руси, поляки - по Польше, чехи - по Чехии, сербы - по Сербии, хорваты - по Хорватии. Только словаки и юго-славянские словенцы ("словенец" - это тоже Словении, славянин) не получили такого названия, потому что ни те, ни другие не создали своего государства. Итак, самое имя "словак? ягвилось результатом того своеобразия, которое тянется красной нитью через тысячелетнюю историю словаков и которое состоит в отсутствии у словаков государства.

?

В таком положении застигло словаков то большое движение, которое известно в истории славянских народов под именем национального возрождения этих народов. Уже до великой буржуазной революций во Франции, а тем более после нее начала выдвигаться и славянская буржуазия, выступая если не прямо против феодальной аристократии, то рядом с ней со своими собственными стремлениями и своей собственной идеологией. Одним из основных моментов этой новой, буржуазной идеологии был ее новый, буржуазный национализм.

Феодальная аристократия с течением веков становилась все более я более антинациональной, отрезанной от национальности своих подданных. Больше всего это сказалось на ее языке. Она говорила, особенно с XVI в. не на языке своей страны, а на чужом, всеевропейском языке: сначала по-испански или по-итальянски, потом по-французски. Так было .в Германии, так было и в Австрии. В Венгрии начиная со средних веков и до конца XVIII в. языком высших классов был латинский* И в сейме, и в суде, и в общественных собраниях, даже на пирушках дворяне говорили по-латыни. Латинский язык служил тогда одним из тех средств, которые сближали дворянство отдельных венгерских национальностей.

Против этого феодально-кастового духа буржуазия выдвигает язык и нравы народа, представителем которого вир огив овес аристократии она считала в первую очередь себя. Буржуазное движение у всех народов в, это время получает рядом с классовым и этот, общенациональный характер.

Среди славянских народов такое движение раньше всех появилось у чехов, столь близких словакам. Затем оно распространилось и среди других угнетенных славянских народов габсбургской монархии. На словаков кроме того сильно влияло и , национальное движение венгров, которое тогда очень развилось и быстро приняло характер вражды против других национальностей. В конце XVIII в. возникает так называемый хунгаризм - стремление не только подчинить венграм все другие национальности Венгрии, но полностью ассимилировать их. Такой нажим, естественно, вызвал у этих национальностей, в том числе у словаков, резкий отпор. Угнетенные славянские народы осознали, что для обороны против этого нажима надо организовать народ.

Но это стремление к национальному объединению, (встречало у словаков огромные препятствия, главным ив1 которых была уже отмеченная нами этнографическа1Я раздробленность словаков. Были и другие препятствия. У словаков в экономике и в социальном строе не произошло тех етеремен, какие создал в Австрии просвещенный абсолютизм Иосифа II. Патенты Иосифа II, освободившие крестьянство в пользу (развивающейся индустрии от крепостничества, должны -были получить силу н здесь, как и во всей империи, но венгерские магнаты не позволил" привести, их в действие, а император был бессилен принудить маг-катов к. выполнению своих указов. Поэтому в Словакии все осталось, как было раньше, и национальное возрождение здесь должно было совершиться без участия крестьянских масс. И словацкая буржуазия была очень слаба. Крупной буржуазии в Словакии вообще не было, мелкая же буржуазия была малосознательна. Единственным носителем словацкого национального возрождения была словацкая мелкая интеллигенция" священники, учителя и т. д.

Надо отдать должное атим деятелям национального возрождения. Задача, которую они себе поставили," из множества отдельных частиц, на которые был раздроблен словацкий народ, создать полноправный и организованный народ"была огромна, она могла казаться даже невыполнимой. Но они не испугались. В идеологии буржуазного национализма они нашли один принцип, который их сильно поддержал в их борьбе: нация больше государства - государства исчезают, нации остаются. На этой основе словацкие патриоты начали свою работу,

*

Язык стал первым средством е стремлениях словацких патриотов создать словацкую нацию, и вопрос о языке получил в Словакии еще большее значение, чем в национальном возрождении других народов." У словаков язык стал не сопровождающим только явлением, а целью, оружием, как бы символом самого народа, а тем самым и первоклассным для них политическим достижением. История борьбы за словацкий язык - это история борьбы за единство и политическое формирование словацкого народа.

Долгое время у словаков не было единого всесловацкого языка; были многочисленные наречия, но не было общего языка. Литературным и вообще культурным языком словаков во все времена был чешский язык, очень близкий словацкому, даже с филологической точки зрения, тождественный с низм в самой своей основе. Разница между "ними, по существу, была только в степени фонетического развития и в словах, возникших специально в Словакии. В XVI в. слов-ак Ваври-нец Бенедикт из. Нудожер, профессор Пражского университета, написал самую' лучшую для того времени грамматику чешского языка, а другой словак, историк XVII в. Бель, превознося ,свой национальный язык, вмел в виду чешский язык.

Одновременно же развивался словацкий язык в простом народе/ в его различных наречиях. Правда, библию народ читал по-чешски, и священник в церкви обращался к народу также по-чешски, потому что в глазаж народа только чешский язык был высшим, культурным языком. Но в повседневной жизни словаки употребляли свой народный язык, который также развивался и совершенствовался. Сохранилась народная словацкая песня XVI в. о Елизавете Батори, созданная уже на прекрасном, удивительно гармоничном словацком языке. Так была заложена основа для развития словацкого языка.

Иезуиты в. г. Трнаве первыми в XVII щ, начали пользоваться ело-1 вавдош языком," правда, не систематически, а лишь от случая к случаю и без соблюдения грамматических правил, ибо определенной грамматики словацкого языка тогда еще не было. Все же, стремясь приблизиться к языку народа, они внедряли в свой язык некоторые словацкие формы и отдельные слова. Иезуиты стремились таким мето* дом оторвать словацкий народ от чешских гуоитских традиций и от словацких цротестантов и подчинить его полностью католической": церкви и католической реакции. А так как словацкие протестанты поддерживали и в литургии и в литературе чешский язык, то. трнавские иезуиты против чешского языка начали выдвигать словацкий язык.

Эти трнавские иезуиты только затормозили процесс развития словацкого языка и стремление сделать -его литературным языком. Иезуиты и о льз о ва л и сь ел о валким языком только как ор удием сам ой ъемной реакции. На этом языке издавали они реакционные книжки, стремясь держать народ в темноте. У них не было стремления к культурному развитию словацкого народа. Только тупой религиозный фанатизм и ненависть были ОСНОЕОЙ этой их деятельности.

В конце XVIII в. т. е. в самом начале словацкого национального4 движения, попытку создать словацкий литературный язык предприняли Антон Бернолак и его друзья. И Бернолак был католическим священником и действовал также э Трнаве. Хотя его стремления и не были вполне свободны от влияния католического клерикализма, но и сам он и его друзья в "Словацком ученом товариществе", которое они создали в Трнаве, искренне стремились принести пользу словацкому народу. Характер их литературы был совсем не тот, что у трнавских иезуитов. Юро Фандли писал народным языком брошюры по сельскому хозяйству, поэт Ян Голлы - первый настоящий словацкий поэт - создал на народном языке первые чистонапнональные эпические произведения в псевдоклассическом стиле: "Сватоплук" и "Кдрилло-Мефодиеда". Тема их посвящена далеким временам великоморавской державы; но'шее же это были уже настоящие национальные произведения.

В своих произведениях Бернолак и его друзья пользовались в качестве литературного языка западным словацким диалектом, на котором говорили в окрестностях Трнавы. Бернолак сам признавался, что других диалектов, т.. е. средне- и восточнословацких наречий, он никогда не слышал. Результат был тот, что словаки Средней и Восточной Словакии отказались принять этот язык на там основании, что они еще менее понимают его, чем чешский. Дело осложнилось еще более, когда Бернолак, начав составлять специальный словацкий словарь, наводнил его массой искусственно созданных слов, в особенности при обозначении понятий, для которых он не мог найти .выражения! в народном языке-Получился такой языковый конгломерат, которого никто не понимал и не мог принять. Таким образом, эта попытка закончилась полной неудачей.

Чешский язык, напротив, торжествовал, как язык, который тогда прекрасно и быстро развивался. Поэтому молодые и самые выдающиеся словаки того времени: Ян Коллар - автор известной всем славянам поэмы "Дочь славянства?"и Павел Иосиф Шафа-рик - автор не менее известного классического научного труда "Славянские древности" - написали свои труды на чешском языке.

Так было до половины XIX в. когда наконец удалось решить эту проблему на совсем другой основе, преодолев и филологические я идеологические трудности. Заслуга эта принадлежит Людвигу Штуру, много сделавшему для создания словацкой нации. Штур вышел т среды словацких протестантов, и потому его стремление создать национальный словацкий литературный язык не было продиктовано чувством религиозной враждебности к чехам. Наоборот, Штур был и остался до конца большим другом чехов и имел среди них много друзей. Штур был демократом в духе идей июльской -революции 1830 года. Он понимал национальное возрождение как массовое демократическое движение и с этой прогрессивной точки зрения считал необходимым создать самостоятельный общесловацкий язык,

Штур правильно рассуждал, что надо гораздо ближе стать к народу, чем это было до сих пор. Но приблизиться к .народу - значило прежде всего говорить с ншм на его родном языке. Чешский язык не мог выразить лсех сдайифически.х оттенков словацкой мысли, которые у словацкого народа создавались на протяжений чеков вследствие особого жизненного уклада его и вековой истории. Это доказала литература, вскоре возникшая на собственно словацком языке. Это была действительно народная литература, правдиво изображавшая прошлое старой Словакии, жизнь ее деревень, своеобразную красоту ее горной природы, быт словацких пастухов и т. д.

Другое положение Штура сводилось к тому, что на основе чешского языка невозможно было достигнуть национального объединения словацкого народа. Общий чешский язык мот способствовать лишь слиянию словаков с чешским народом в один народ. Но нельзя было забыть о том, чтб разделяло оба народа в течение тысячи лет, и вернуться к периоду великоморавской державы. Таким образом, оставался лишь один путь - создать общий словацкий язык, который отличал бы словаков от чехов и* став литературным языком, содействовал бы объединению словаков в один народ.

Штуру это удалось, потому что он и его друзья решали вопрос о языке правильно и с филологической точки зрения. Основой шнуровок ого языка стал среднесловацкий диалект, на котором говорили, в частности, в Липтове - самом центре Словакии - и который является одним из самых звучных и выразительных словацких диалектов. Таким же он остался и после соответствующей грамматической и синтаксической разработки. Штур сам написал грамматику этого языка, и молодые писатели начали им пользоваться о таким энтузиазмом, что в течение трех.лет (1845"1848) возникла уже довольно богатая и совсем новая, настоящая словацкая литература. Само Халупка, Ян Ботто, Янко Краль, а также и Андрей Сладкович - лучший словацкий поэт этого поколения - писали свои произведения на этом языке. И темой их сочинений были уже не "Сватоплук" и не "великоморавская держава", а Матуш Тренчанский - основатель словацкого княжества,? Янотик - народный герой и. мститель за бедный народ"и пастухи в словацких горах с их народными песнями а сказками, жизнь словацкой деревни. На словацком языке издавалась газета "Народна новины" ("Национальные Изве< стая?), которая объединяла словаков идеологически и политически. Школа Штура встретила отпор даже со стороны таких словацких патриотов, как .Колшар и Шафарик. "Надо не увеличивать, а уменьшать число славянских народов", - говорил Коллар. "Нет культурных учреж* дений у словаков, - писал Шафарик, - нет университета, академии" которые развивали бы словацкий язык и литературу:". Позднее чешские филологи доказывали, что чешский и словацкий языки представляют не два, а один язык, а чешские политики добавляли, что чехи и словаки составляют не два народа, а один народ. Но значение словацкого языка для объединения словаков было так велико, что все филологические и политические доводы против этого были слабым аргументом. Так впервые на протяжении тысячи лет произошло объединение словаков, которое имело решающее значение для всего будущего сло-"вацкого юрода. В 1847 г. на венгерском сейме, собравшемся в Братиславе, Штур выступил уже и с первой пламенной политической речью против законопроекта, по которому только венгерский язык мог быть допущен в.вен-гарских государственных учреждениях. Это было первое в истории словаков открытое политическое выступление. 10 мая 1848 г. состоялось и первое политическое собрание словаков, т. е. словацкой интеллигенции и молодой буржуазии. Это собрание приняло известный "Манифест" - первый словацкий политический документ, в котором были изложены политические требования словаков. Так была создана первая политическая программа! словаков. Они заявляли в "Манифесте", что венгерский сейм должен бостоять не из отдельных цепутатов, а из делегатов отдельных наинональностей, .у которых должны быть свои собственные сеймы. Это лучше, всего доказывает, что словаки уже чувствовали себя полноправным народом и поэтому требовали для себя и национальной автономии. В "Манифесте" были и другие требования, как например требование гражданских прав для словаков, требование аграрной реформы для словацкого крестьянства. Авторы "Манифеста" - словацкая * интеллигенция - осознали, что нельзя ограничить национальное движение только узким слоем словацкого народа, на который они до тех пор опирались, но что нужно включить в него и широкие народные массы, в первую очередь словацкое крестьянство. Поэтому "Манифест" - очень важный документ, в истории формирования словацкой нации, поскольку под словацкой нацией здесь подразумеваются уже все слои словацкого народа, по крайней мере его демократические слои: крестьянство, мелкая буржуазия и интеллигенция. Интеллигенция говорит здесь уже не абстрактно - только о правах народа," но и конкретно - о требованиях отдельных его слоев," причем на первое место она выдвигает жизненные требования словацких крестьян. Кошут"вождь венгерской радикальной буржуазии - грубо отверг предложенный ему "Манифест", словаков. Если словаки, говорил он, хотят достигнуть осуществления своих требований, они должны раньше всего завоевать свои права оружием. Кошут послаш в Словакию и правительственное войско и жандармов, которые начали жестоко расправляться со словаками. Штур и его друзья спаслись бегством. Началась всем известная борьба между словаками и венграми - борьба, закончившаяся поражением обоих народов и победой самой темной австрийской реакции. Таким образом, словаки потерпели поражение в своем первом политическом- выступлений. Но это имело и свою положительную сторону. В 1848 г. словаки впервые выступили на политическую арену. Словацкие легионы, хотя в них были и чехи, хотя они и возглавлялись чехами, все же были первой политической организацией словаков в новое время. Словаки тогда в первый раз обратили на себя внимание на международной политической арене. Их выступление тем самым несмотря на политические ошибки и поражение было в политической жизни страны большим шагом вперед. И во внутренней жизни словаки не напрасно пережили-эти события: они осознали всю свою слабость как второстепенная национальность среди правящего венгерского народа. И вывод, который словаки для себя сделали, был тот, что надо создать собственную территорию, землю, родину - Словакию. Когда после полосы реакции в Австрии, в I860 г. началась здесь новая политическая эра - эра новых демократических свобод," словаки потребовали выделения определенной словацкой территории. 6 июня 1861 г. словаки собрались на большой национальный митинг, на котором присутствовало 6 тыс. человек. Здесь был принят манифест, содержавший новые политические требования словацкого народа,"так называемый меморандум. Словаки требовали, чтобы комитаты, в которых словацкое население было в большинстве, были соединены в словацкие околи (области) шш краину (землю), чтобы на этой территории официальным языком и в учреждениях, Й В церквах, и в школах был словацкий язык, т. е. словаки здесь уже открыто требовали территориальную автономию. Конечгно, этого им тогда также не удалось осуществить. Венгерское правительотво им отказало и начало .преследовать словаков еще больше. Но словаки не отступали; они стремились создать, по крайней мере, территориальный центр, как ядро политической и культурной организации народа. Отсутствие такого центра, как мы знаем, было результатом раздробленности словацкого народа, и оно одновременно служило препятствием к объединению народа в одно целое. С I860 г. словаки начали создавать свой центр в Турчанском Святом Мартине, до сих пор известном как "словацкий Рим". Это был -маленький городок, с населением не более 4 тыс. человек, но словацкие патриоты чувствовали себя здесь в среде своих и энергично начали создавать здесь центр национального движения. В 1863 г. в Мартине была создана "Матица еловенска" институт, который в первую очередь должен был издавать словацкие книги и газеты. Здесь началась и самостоятельная научная работа словаков, в первую очередь разработка истории словацкого народа, а также научная работа над одиннадцатью томами "Летописи Матицы словенской" - первого научного словацкого журнала, сохранившего до сих пор свою ценность "аравне с "Архивом старых чешских листин"(грамот) и другими публикациями. Но скоро "Матица словенека" стала не только культурным, но а политическим центром для словаков. Сюда была переведена центральная газета словаков "Народне новины", здесь же .происходили все совещания и была организована словацкая средняя школа. Авторитет "Матицы", а тем самым и городка Мартина признавали,все словаки, без различия партий и убеждений. В первый раз здесь сошлись в сов^ местной патриотической работе и католики и протестанты. Первым председателем "Матицы" был католический, епископ Мойзес, его заместителем" лютеранский епископ Кузманы, Появилась инстанция, которая имела право и силу представлять весь словацкий народ и говорить от его имени. Казалось, что словацкий народ, в своем национальном развитии был уже на пути к высшей цели всякого народа - на пути к национальной и политической свободе. Но тут словаков постиг новый удар. " * Наступил 1867 год, роковой год начала дуализма, когда1 австрий-, екая империя была разделена на два государства: Австрию и Венгрию," с той целью, чтобы не допустить славян стать господствующим факто-ром в империи. Славяне, если считать их во всей империи, составляли большинство населения, и потому им принадлежало бы решающее слово в делах империи. Но Габсбурги были всегда заклятыми врагами славян, " так как господствующая верхушка в их монархии состояла иэ австрийских немцев и венгров; поэтому и был осуществлен план разделения империи на две части: австрийскую и венгерскую. В каждой из этих частей славяне были в меньшинстве, и потому оказывалось возможным подчинить их в Австрии немцам и в Венгрии - венграм, как господствующим там нациям. Немцы и венгры скоро начали действовать в этом направлении. В 1875 г. венгерское правительство закрыло "Матицу словенску", а также и все словацкие средние школы, которых было .всего четыре, начало преследовать отдельных словацких деятелей, заключая их в тюрьмы и лишая возможности работать. Начался венгерский' террор, длившийся до конца существования Австро-Венгрии в 1918 году. Словаки мужественно защищались. Оказалось, что проделанная ими национально-организационная работа не была напрасной. Несмотря на репрессии, которым словаков подвергали венгерские суды, продолжали выходить "Народне новины". С начала 90-х гг. XIX в. словаки начали вновь собираться в Турчанский Святой Мартин на так называемые августовские торжества, которые заменили бывшие пленарные собрания "Матицы". В 90-х гг. XIX в. образовалась группа прогрессивной моло-, дежи - "г,ласистов"," издававшая газету "Глас". В Словакию проникали тогда современные литературные, политические и социальные течения. Эти новые течения оформляются уже во всесловацком масштабе. Бывшая раздробленность словаков в этом смысле была окончательно преодолена. Правительственному террору не удалось разбить единство словацкого народа, наоборот: этот террор еще более укрепил его. Усилия словацких патриотов - Штура и его продолжателей" не пропали даром. Но все же правительственны^ террор этого периода нанес словакам значительный ущерб. Это показали' прежде всего неудачи словаков в выборах в венгерский сейм. В 1869 г. выбран был всего одан словацкий депутат, да я то не на территории Словакии, а в Южной Венгрии, где словаки жили вместе с сербами, поддержкой которых они пользовались при выборах. Но в 1872 г. не был избран ни одан из словацких кандидатов, а а 1878 г. решено было поэтому вообще не выставлять своих кандидатов. Только в 1889 г. словаки вновь принимают участие в выборах, но опять-таки без положительного результата. В это" году опять не был избран щи один словацкий депутат, как это было и в 1892 году. "Какое это было государство! Два миллиона словаков не имели ни лдного депутата!"возмущается Франц Грушевский в своей "Словацкой истории". И это верно. Венгерские выборы были известны всему миру своим насилием- и изощренным обманом масс* Но и словацкая буржуазия не сумела на политической арене защитить себя от правительственного нажима так, как это умело делать на культурном и национальном фронтах штуровское поколение. В среде словацкой буржуазии проявляется даже массовая измена народу и его интересам. Католические священники уговаривали народ голосовать не за словацких кандидатов, а за кандидатов венгерской 'Клерикальной парши - одной из самых шовинистских и враждебных словацкому народу венгерских' партий. Особенно яркую фигуру из числа предателей словацкого народа представлял Войтех Тука - теперешний премьер-министр гитлеровского правительства Словакии и один из самых верноподданных лакеев Гитлера. Тука еще в 1897 г. был выбран словацким депутатом*, ню продал этот драгоценный словацкий мандат венгерскому вравительству за профессуру в Будапештском университете. Среди словацких .чиновников появились подобные же изменники. Во главе их стоял Бела Грюн-вальд, жупан из словацкого города Зволени. Он начал издавать газету, целью которой была пропаганда "единодушия", но не внутри словаков, а между словаками, и венгерским правительством, известным своей великодержавной политикой. И среди словацкой" буржуазии появились слои, которые поддерживали антисловацкие мероприятия правительства. Так, в 1874 г. зволень-ская столица, где господствовал предатель Грюнвальд, потребовала от имени словаков закрыть словацкую гимназию, которая за несколько лет до этого была создана в Зволени. Того же требовали и другие столицы, в которых также находились словацкие средние школы. Только гурчанская столица осталась верна "народу и отказалась принять это позорное предложение. Венгерское правительство поэтому могло в своем преследовании словацких школ формально опереться на требование самих словаков, которое якобы только лишь выполняло. В 1879 г. венгерский язык был признан обязательным и для начальных школ; в 1883 г. парламентом был принят закон, по которому" в Венгрии разрешались только венгерские средние школы, и после этого началась массовая мадьяризация словацкой молодежи. С 1884 г. словацких детей стали высылать иа Словакии в венгерские области под предлогом возможности' для них получить там лучшее образование. Специальная организация для этой цели" ?Фемка" - была создана в 1883 г. в Нитре - одном из самых старинных и уважаемых словаками городов. Таким образом, мадьяризация молодого словацкого поколения в конце XIX в. очень усилилась и становилась опасной для словацкого народа и его будущего. Между тем -в результате правительственного гнета, а также под влиянием национального движения соседних народов, особенно чешского и венгерского, начались политические выступления и среди словацких народных масс. В политическом отношении особенно важным является 1897 год, когда была создана словацкая социал-демократическая партия. Число словацких рабочих было к этому времени довольно велико; щх использовали не только венгерские, но и австрийские и иностранные зксплоа-таторы. Но этим самым 'словацкие рабочие тесно связывались с рабочими и других народов, и не удивительно, что заграничные течения среди рабочего класса сильно влияли и на них. Вожди словацких социал-демократов! как чешской, так и австрийской партий не были революционными социал-демократами. Но уже самый факт, что начал организовываться словацкий рабочий класс, имел огромное значение. Почти все словацкие рабочие были крестьянского происхождения, поэтому наряду с движенцем среди рабочш. началось движение и в среде крестьян. Результаты обнаружились сразу после 1900 года. Словацкая буржуазная национальная партия была принуждена оставить свою пассивную политику и в выборах 1901 г. снова выставила словацких кандидатов. На этот раз из 50 депутатов, выбранных на территории Словакии, 4 депутата были словаками. Венгерское правительство поэтому еще усилило свой нажим, и в 1907 г. произошло возмутившее весь мир кровопролитие в деревне Чернове, где венгерские жандармы стреляли по словацким крестьянам и 15 крестьян было убито. Это явилось как бы сигналом для мощного и открытого возмущения словацкого народа против его угнетателей. Молодой Андрей Глинка, католический священник, но идейно более близкий к "г,лаоистамо, чем к венгерской клерикальной партии, выехал в Чехию, чтобы там, среди родного народа, агитировать против чернозского зверства и вообще против венгерского угнетения. Он был принят с энтузиазмом, как национальный борец словацкого народа. Великий норвежский писатель Бьернсон, предупрежденный чешскими друзьями, опубликовал тогда свой знаменитый манифест в пользу словаков. Обращаясь ко всем цивилизованным народам Европы и всего мира, он призывал их выступить на защиту страдающих словаков, против зверств венгерской жандармерии и венгерского правительства. Таким образом, словацкий вопрос впервые стал мировым вопросом. Это событие оказало сильное влияние и на словацкую интеллигенцию и словацкую буржуазию, из которой уже выдвинулись теперь широ-*кие сознательные слои. Но одновременно и еще сильнее выдвинулись вперед народные массы, которые особенно чувствовали тяжесть, гнета венгерских помещиков и других эксшюататоров. Расстрел в Чернове разбудил их сознание и дал им стимул к борьбе. Таким образом, период упадка, обозначившийся в конце XIX в. сменился в начале XX в. мощным движением всего словацкого народа - интеллигенции, буржуазна ^ а широких народных масс. Нужен был последний, решающий толчок, чтобы словаки стали полноправным и самостоятельно решающим свою судьбу народом. Таким толчком явилась первая империалистическая мировая война. С самого еачала импершлистичеекой войны во ©сей Австро-Венгрии замерла политическая жизнь. Начала свирепствовать диктатура австрийской военщины, направившая свои репрессии в первую очередь против славянских народов, ^.как4 против неблагонадежных во время войны с русскими. Но особенно мертво стало в Словакии. Словацкая буржуазия боялась преследований, и потому, как только началась война, она 'сама распустила свою главную политическую партию - "Словацкую национальную партию". В Словакии воцарилась зловещая политическая тишина. Зато не прекратилась политическая активность у заграничных словаков. Разорение словаков под венгерским гнетом было причиной того, что в течение второй половины XIX в. не прекращалась широкая эмиграция словаков в другие страны, особенно в Америку. Считают, что, таким образом, заграницу эмигрировала целая треть словацкого народа. В демократической Америке словаки нашли для себя гораздо более благоприятные условия, чем в магнатской Венгрии. Американские словаки были и гораздо более политически сознательными, а потому и более активными. Они впервые теперь начали действовать. В Америке словаки создали Национальный совет, который выступил от имени всего словацкого народа. Уже в 1915 г. Словацкий национальный совет заключил с Чешским национальным советом договор о создании общего государства обоих народов, в которое Чехия и Словакия должны были войти-как самостоятельные, автономные единицы, по- образцу отдельных штатов США. В 1918 г. этот план был разработан более конкретно в так называемом Питсбургском договоре. Таким образом, американские словаки сами решили судьбу своей родины. . Одновременно началось большое движение в толще словацкого народа. Словацкие солдаты австро-венгерской армии массами сдавались в плен и, попадая в Россию, вступали там в общие чехословацкие легионы. В стране также начало пробуждаться сопротивление .масс После Октябрьской социалистической революции, в январе 1918 г. в Словакии, Чехии и других славянских землях начались забастовки под лозунгами "Долой войну!", "Хлеб и мир!", "Да здравствует русский пролетариат!? Руководителями движения были пленные, вернувшиеся из Советской России. Через несколько месяцев восстали словацкие солдаты в австрийском 71-м пехотном полку, находившемся в югославском городе Крагуеваце. В этом восстании участвовало 2 тыс. словацких солдат, которые, отказываясь идти на фронт, обстреливали станции, опустошали магазины. Таким подъемом массового движения отмечен для словаков конец первой мировой войны. Результатом этого подъема было политическое осознание словаками своей национальной самостоятельности и требование полной национальной независимости. Вопрос был только в том, как это осуществить. Старая традиция связывала словаков с чехами,- Эта традиция была широко распространена в словацких народных массах. В то же время) была сделана и другая попытка связать судьбу словаков с новой Венгрией. Когда возникла Венгерская советская республика, создана была и Словацкая советская республика. Но когда пала Венгерская советская республика, пала и Словацкая советская республика. Словакия вместе с Чехией, Моравией и Силезией стала частью новой, Чехословацкой .республики. Это .решение было принято на собрании словаков в Турчанском Святом Мартине - национальной столице Сло--вакии - 30 октября 1918 г. т. е. через два дня после переворота в Праге 28 октября. "Тысячелетний брак с венгерцами оказался неудачным, надо его разорвать"," говорил Андрей Глинка еще в мае 1917 г. на собрании в Липтовском Святом Микулаше. Действительно, словаки отказались остаться в Венгрии и вступили в качестве второго, но равноправного и самостоятельного народа в Чехословацкую республику. Здесь они получили и последние атрибуты самостоятельного и политически организованного народа. Во-первых, Словакия получила свою пяточную государственную границу. Северная и западная границы остались те, которые были словацкими границами еще во время венгерского государства. Но теперь были определены и восточная и южная границы Словакии: на: востоке - против закарпатских украинцев, в так называемой Подкарпатской Руси (третьей части Чехословацкой республики), а на юге - .против новой, уже только национальной Венгрии. Второй атрибут - словацкий язык стал государственным языком и словаки". государственным народом. Итак, завершилось политическое объединение словацкого народа. В итоге длительного процесса своего формирования словацкий народ вступил в-Чехословацкую республику как вполне развитой,'политически осознавший себя народ, со своими старинными традициями и своими современными стремлениями. Его развитие после 1918 г. шло на "этой основе, и словаки в Чехословацкой республике создали свою самостоятельную национальную культуру на основе новых богато развитых словацких школ всех типов, а также научных, художественных и культурных учреждений и организаций; свою политическую ориентацию они также создали на основе своей тысячелетней истории. Недопустимо было унижать словаков, считать их каким-то второстепенным народом или даже частью другого, чешского народа. И если некоторые чешские круги все же пытались это делать, то это было с их стороны большой политической ошибкой. С другой стороны, несомненно и то, что изложенные выше особые условия политического развития словаков оказали свое действие на ах политику в Чехословацкой республике и оказывают это действие и теперь в так называемой самостоятельной Словацкой республике. Власть предателей Тука и Тисо в Словакии, полное подчинение Словакии Гитлеру, рост католической клерикальной реакции внутри Словакии - все эти факты станут понятными в свете вышеизложенной истории словаков. Мы находим в ней корень почти всех столь отталкивающих явлений у столь достойного народа. Тем не менее история учит нас тому, что следует верить в творческие силы словацкого народа. Сколько трудностей должен был преодолеть словацкий народ за время своего существования, сколько препятствий он преодолел! И словацкий народ не только не погиб, но и не потерял свою национальную индивидуальность. Поэтому словаки, несомненно, и теперь найдут свой путь. Массы народа и интеллигенция все более остро ощущают гнет гитлеровских оккупантов и насильников. Нет сомнения, что они вновь найдут путь, как преодолеть этот гнет и добиться вполне свободного национального, культурного и политического существования. ГЕРМАНСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ Л. Губер В конце XIX н. германский империализм едва лишь расоравлялсвои хищные когти. Но уже-с 80-х гг. не было на земном шаре такого места, куда не устремлялись бы алчные взоры германских захватчиков. Планы колониальных захватов германские империалисты принялись осуществлять с невиданной .ранее жестокостью, не гнушаясь самыми вероломными средствами. Еще не подчиненные европейцам отсталые страны превратились в арену разбойничьей деятельности германских захватчиков, принимавшей различные формы в зависимости от обстановки. Германские разведчики устремились и на необъятный континент Африки, и в Турцию, и в Иран. Привлекал их аиетиты и Дальний Восток. Здесь, между Азией, Австралией и Америкой, было еще много островов, населенных экономически отсталыми и слабыми народами. Эти острова Тихого океана сулили заманчивые возможности для организации плантаций, добычи ископаемых и т. д. Вместе с тем, завладев этими островами, Германия рассчитывала укрепиться в самом сердце Тихого океана и облегчить себе проникновение в Китай с его многомиллионным населением. К ^моменту, когда Германия смогла решительно вступить ш путь1 колониальных захватов и борьбы за рынки, другие страны, особенно Англия, уже занимали в Китае крепкие позиции. Немецкие империалисты с завистью смотрели на успехи других стран в Китае и всячески стремились их вытеснять оттуда. В конце XIX в. германские 'империалисты пытались прикрыть свои грабительские вожделения лицемерными рассуждениями о высокой, цивилизаторской "арийской" миссии Германии. Уже в это время гнусные аргументы "р,асовой теории", разработанной впоследствии фашистскими каннибалами,,были пущены в ходне только в отношении восточных народов, но и в отношении европейских соперников Германии. Так, например, немец д^р Шпильман писал об Англии следующее: "Никогда это незаконнорожденное от четырех наций торгашеское государство не выступит представителем идеальных и национальных арийских интересов"1. Вскоре германские разбойники сумели наглядно показать, как они себе мыслят это "идеальное" представительство "арийских" интересов. К концу XIX ©. Германия уже заняла в торговле Китая большее место, чем - Россия и Франция. По своей численности немцы стояли на втором месте среди иностранцев, живущих в Китае, а в некоторых важных районах они преобладали. В 1888 г. был основан крупный Немецко-Азиатский банк с капиталом -в 12 млн. марок (6 млн. руб.). В Гонконге, Амое, Тянъцзине и других городах открывались бесчисленные немецкие 84 А. Губер торговые конторы. Росли пароходные линии. Но "арийские" хищники не желали довольствоваться "мирным" экономическим проникновением, германские империалисты мечтали о большем: они хотели отхватить кусок китайской территории и превратить его в плацдарм для дальнейшего наступления на Китай. Удобный момент наступил после японо-китайской войны 1894"1895 годов. В этой войне отсталый Китай со своей плохо вооруженной армией был разбит Японией наголову. По условиям заключенного после этой войны тяжелого для Китая мирного договора в Снмоносеки, Китай отдавал Японии остров Формоза, Песка-дорские острова и часть Южной Манчжурии (Ляодунский полуостров), помимо колоссальной контрибуции. Германские хищники, видя поражение Китая, стремились использовать его слабость в своих интересах. Император Вильгельм II"самовлюбленный маниак - подобно нынешнему фашистскому "фюреру? Гитлеру носился с бредовыми идеями о великой миссии германского народа, якобы предназначенного для того, чтобы править миром. Еще до окончания японо^китайской войны он настаивал т захвате Вей-ха-вея1. Сам кайзер и его дипломаты подбивали русское царское правительство приступить к расчленению Китая. Но, подготовляя планы захвата китайской территории, они лицемерно выступали в качестве "защитников" Китая от непомерных требований Японии. Германия вместе с царской Россией и Францией обратилась -даже к Японии с "д,ружеским" советом отказаться от захваченного ею, по Симюносекскому договору, Ляодунского полуострова. Японии пришлось пойти на уступку. Захваченную, часть китайской территории она возвратила Китаю, .получив взамен дополнительную денежную контрибуцию. "Защитники" Китая, отстаивая территорию Китая, мечтали ее захватить для себя. Первыми ринулись на Китай германские империалисты. Весь 1896 г. они отыскивали наиболее выгодное и удобное место для высадки на китайском побережье. Их выбор пал на Шаньдунский полуостров. где их в первую очередь привлекал район Цзяо-Чжоу с прекрасным портом Циндао. Уже в 1896 г. германская канонерка "Илтис" была тайно послана для занятия Цзяо-Чжоу, но по пути она налетела на подводные рифы, и захват был отложена. 1 ноября 1897 г. в Шаныдуне были убиты два германских католических миссионера. Повод для разбойничьего нападения был найден. "Сейчас или никогда"," телеграфировал 6 ноября 1897 г. Вильгельм II, лишь только известие об убийстве миссионеров достигло Берлина3. И уже 14 -ноября немецкий адмирал Дидерих без всякого предупреждения высадил десант и занял побережье бухты Цзяо-Чжоу. Ослабленное войной с Японией, пекинское правительство не смело ооп{ютивлять-ся. Местные власти получили распоряжение из столицы оставить занятые . немцами районы Между тем из Германии в помощь Дидериху были посланы новые корабли во главе с родственником Вильгельма - принцем Генрихом. Провожая эскадру, кайзер Вильгельм с откровенной наглостью заявил, что если кто-либо помешает ему защищать свои права, то он "заедет тому бронированным кулаком?5. Захватив бухту Цзяо-Чжоу и прилегающий [район, германские империалисты вынудили Китай признать этот захват в форме "аренды". Заключенное б марта4 1898 г. соглашение с китайским правительством предусматривало передачу бухты Цзяо-Чжоу в аренду на 99 лет Германии, получавшей здесь на этот срок все права юрисдикции. 1 См. С о г d i е г *Histoire de la Chine*. Vol. IV, p. 204 . В прилегавших к арендованной . территории районах устанавливалась нейтральная полоса шириной в 50 км, где Германия имела право свободно проводить свои войска и где Китай должен был все мероприятия согласовывать с Германией. Германии предоставлялось право сооружения двух железных дорог и преимущественное на Шаньдунском полуострове участие во всех предприятиях, поставках, во всех тех случаях, когда будут привлечены иностранные капиталы1. Соглашение делало германских империалистов полными хозяевами арендованной территории и соседних районов Шаньдуня, и здесь они очень скоро продемонстрировали свой "арийский идеализм"., Жизнь китайского населения на "арендованной" немцами территории сделалась сущим адом. Китайские крестьяне и рыбаки превратились в бесправных рабов немцев-колонизаторов. Их изгоняли из родных деревень в специально отведенный район, они были обречены на голод и вымирание. У крестьян силой и угрозой отбирали землю, обещая за нее заплатить, но обычно крестьяне не получали и обещанных жалких грошей. Захваченную землю передавали немецким колонистам или продавали по высокой цене китайским ростовщикам и богачам. Для китайского населения в городах отторгнутой территории были отведены еле-. циальные кварталы, создано своего рода гетто. Бесплатно или за гроши громадные участки земли были переданы немецким миссионерам и Шань-дунской железнодорожной компании Немецкие миссионеры, католические или протестантские - безразлично, своей жестокостью часто превосходили официальных представителей германской колониальной власти. Немецкие миссионеры организовали, например, разбойничьи шайки из одураченных, разоренных крестьян и с их помощью грабили китайские деревни, не щадя мирное население. Католические миссионеры при этом, не смущаясь, разоряли и протестантские церкви и уносили всю утварь и имущество. Протестантские миссионеры платили своим же, немецким "р,елигиозным конкурентам" той же монетой. Малейший протест населения жестоко подавлялся. На-"арендованной" территории действовали немецкие судьи, щедро рассыпавшие безжалостные приговоры к сотням палочных ударов, пожизненной каторге, смертной казни. Эти лютые законы колонизаторов распространялись даже и на детей. За оскорбление трех немецких инженеров были сожжены дотла и сравнены с землей две деревни, из которых якобы происходили обидчики. ? Нескольких лет хозяйничания германских угнетателей в Шаньдуне было достаточно, чтобы вызвать к ним жгучую ненависть среди местного китайского населения. Кровожадная политика немецких колонизаторов была причиной особенно широкого движения против иностранце© именно в Шаньдунской провинции. Лишившиеся земли крестьяне, разоренные ввозом европейских товаров ремесленники, лодочники, носильщики и кули, потерявшие свой прежний заработок," все они видели причину своих несчастий в "заморских дьяволах". Народная ненависть к иностранным угнетателям проявлялась в 1898"1899 гг. в стихийных бунтах и выступлениях против иностранцев, в убийстве отдельных "заморских дьяволов": "миссионеров, европейских служащих, солдат. Часто народными выступлениями руководили старинные китайские тайные общества и братства, издревле выражавшие протест народных масс против феодальной эксплоатации. В новых условиях иностранного проникновения в Китай многие из этих братств свою главную задачу видели 1 См. Bau М. cThe foreign relations of China*, p. 122 London. 1929; Текст соглашеаня см. Hertslet's China treaties. Vol. I, p. 350"354. *L. 1908. *Ten? Djen Djang 5 "Исторический журнал" - 7 в уничтожении всего иноземного, в изгнании "иноземных дьяволов". Особенного развития это народное движение достигло в Шаньдуне, где хозяйничали немецкие хищники. Здесь действовали общества: "Кулак во имя справедливости", "Большой кулак", "Общество больших мечей" я др. Слово "кулак" фигурировало в названии многих из тайных обществ. Европейцы поэтому и все движение прозвали движением "боксеров"., В 1899 г. выступления в Шаньдуне приняли широкий характер. Ни* какие репрессии не помогали. Движение перебросилось на соседние провинции. Многочисленные отряды повстанцев в мае 1900 г. двинулись к столице Китая - Пекину. Часть манчжурской знати, ненавидевшая европейцев и опасавшаяся разлагающего влияния европейских идей на старинные китайские порядки и устои, настаивала на поддержке народного антииностранного движения. Особенно энергично отстаивал эту политику реакционный манчжурский принц Дуань - отец незадолго до того назначенного наследника престола. С другой стороны, некоторые представители господствующих манчжурских слоев боялись, что народная борьба в конце концов направится не только против иностранце", но и против местных феодальных угнетателей. Сторонникам поддержки народного движения против иноземцев удалось склонить к этому и императрицу-регентшу Цы-Си несмотря на все предупреждения наиболее дальновидных сановников1. Когда отряды повстанцев подошли к столице, их впустили о Пекин, расквартировали и дали им обмундирование. Напуганные народным движением и в особенности появлением "повстанцев" в столице, европейские посольства не могли покинуть Пекин, так как железная дорога к морю была во многих местах перерезана и разрушена. Им1. пришлось остаться в посольском) квартале, который был вскоре осажден повстанцами. Иностранным представителям, привыкшим чувствовать себя в Китае на особо**привилегированном положении, пришлось на время забыть свою гордость. Они старались не показываться вне пределов своих миссий и избегали всяких конфликтов с местным населением. Но германской посол барон фон Кеттелер продолжал вести себя нагло и вызывающе. Он еще раньше заслужил справедливую ненависть китайского населения. Он был вдохновителем жестоких репрессий против народного движения в Шаньдуне как на "арендованной" территории, так и за ее пределами. Немецкие матросы, охранявшие его посольство, грабили и, убивали мирное население; сам Кеттелер собственноручно избивал китайцев и бросал их в подвалы посольства8. На совещании дипломатического корпуса в мае 1900 г. он с циничной откровенностью доказывал, что "наступило время делить Китай"., 20 июня 1900 г. Кеттелер направился в роскошном паланкине в Пекинскую палату, ведавшую сношениями с иностранцами. Его слуги разгоняли толпу палками. Провокационное поведение посла вызвало возмущение, в посольский паланкин полетели! камни, и один солдат-манчжур выстрелом из ружья убил Кеттелера. Кроме немецкого посла из всех иностранцев посольского квартала был убит еще советник японского посольства. Иностранные державы ответили на народное восстание и осаду посольства в Пекине посылкой 60-тысячной карательной армии. В интервенции приняли участие 7 европейских держа" и США. Германские империалисты претендовали на руководящую роль в этой экспедиции, и германские палачи запятнали себя особыми зверствами и бесчинствами в Китае. 1 *Memoirs of Li-Hung Chansr*, p, 222"223. Кровавый кайзер Вильгельм II, провожая отправлявшиеся из Бремена в Китай германские войска, произнес свою знаменитую напутственную речь, "вызвавшую гнев и возмущение всего передового человечества. В этой "г,уннской" речи Вильгельм призывал немецких солдат к беспощадной жестокости. Он говорил: "Так же как гунны под предводительством Агтилы тысячу лет .тому назад завоевали свою репутацию, живущую в исторических преданиях, так пусть сейчас имя Германии станет в Китае настолько известным, чтобы и через тысячу лет ни один китаец не осмелился даже косо взглянуть на немца... Никакой пощады, никаких пленных, каждый, кто попадет вам в руки, пусть будет взашей жертвой... Раз навсегда расчистите путь для цивилизации" И покорные указаниям кайзера германские ?цивилизаторы" превзошли всех других иностранцев своими бесчинствами. Безжалостное истребление мирного населения, уничтожение целых деревень приводили з ужас даже рядовых исполнителей этих зверств. Многие немецкие солдаты писали домой, что они сходят с ума от моря крови. Один немецкий солдат писал товарищу: "Скажу тебе одно: ты понятия не имеешь, что у нас происходит. Ты должен был бы видеть, как мы вошли в город, когда выиграли первое сражение. Перебиты были все, кого мы только встретили на пути: мужчины, женщины, дети. О, как кричали женщины! Но приказ императора гласит: не давать пощады!? Прибывший с 30-тысячным войском личный друг Вильгельма немецкий генерал граф Вальдерзее был назначен главнокомандующим объединенной армии интервентов;. Назначение Вальдерзее вызвало дипломатические осложнения, но в конечном итоге он был признан в этом звании всеми странами, кроме США *. Под иепосредственнъвм руководством Вальдерзее проходила вся зга чудовищная оргия казней и разрушений. Прибыв в Пекин 17 октября, уже после того как посольства были освобождены от осады, Вальдерзее поселился в зимнем императорском дворце. Не довольствуясь грабежом дворцового имущества, он велел перерыть весь дворцовый сад и поднять полы в поисках зарытых сокровищ. По его распоряжению делалось все, чем можно было оскорбить а унизить национальное и религиозное чувства китайцев. По его личному указанию были осквернены в конце ноября 1900 г. императорские гробницы 8. Старинные инструменты и оборудование китайской императорской обсерватории были захвачены и отправлены в Германию. Они были возвращены Китаю лишь после первой мировой войны и Версальского договора. Уже после того как в декабре 1900 г. начались мирные переговоры с представителями бежавшей из Пекина манчжурской династии, Вальдерзее организовал 46 военных карательных экспедиций в различные районы. В 35 из них участвовали только германские солдаты4. Всюду они несли смерть и разрушение. Вильгельм из Берлина вдохновлял своего верного слугу. Он даже советовал захватить китайского предстаеителя и держать его в качестве заложника до тех пор, пока Китай не согласится удовлетворить претензии Германий. Спекулируя на убийстве немецкого посла, немецкие представители не только требовали непомерную контрибуцию, но и стремились бблыную ее часть захватить себе. Кайзер открыто при этом заявлял, что деньги нужны Германии для постройки военных кораблей. Вильгельм и Вальдерзее мечтали о новых .территориальных захватах. "Для нас важно занять Чифу и часть Шаньдуня"," писал Вильгельм. Когда наконец 7 сентября 1900 г. был подписан так называемый "заключительный боксерский протокол", Китай вынужден был согласиться 1 ?Germany's war manias, p. 75, London 1914. * См. Bau M. Op. cit. p. 124. 68 А. Губер на колоссальную контрибуцию в 450 млн. таэлей. На долю Германии пришлось от этого грабежа 20%. Не довольствуясь материальным вознаграждением и сооружением на китайский счет памятника Кеттелеру, Вильгельм выдвинул исключи-, тельно унизительные требования: он потребовал, чтобы брат китайского императора и вся специальная китайская делегация на коленях просили прощения у германского кайзера, восседающего на троне1. Лишь после долгих дипломатических переговоров удалось убедить Вильгельма отказаться от этого удовлетворения его тщеславия. Проявляя исключительную варварскую жестокость © подавления народного восстания в Северном Китае, направленного против национального, экономического и политического гнета, германские империалисты добивались для себя наилучших условий для дальнейшего закабаления Китая. Империалистическая Германия, в целях закрепления своих позиций на Дальнем Востоке и отвлечения царской России от европейских и ближневосточных дел, развивала бешеную активность, провоцируя войну между Японией и Россией в 1904"1905 годах. Это было ей тем более удобно, что Германия еще со времени буржуазной революции в Японии в 1864 г. устремилась в Японию. Немецкие инструкторы принимали деятельное участие в реорганизации и европеизации японской армии и т. д. Особенно старался разжечь войну сам кайзер Вильгельм II, действуя зачастую даже без ведома своего министерства иностранных дел, стремившегося избежать осложнений с Англией. Вильгельм всячески использовал свои личные связи с Николаем II. В письмах к русскому царю он писал, например: "Для всякого непредубежденного человека ясно, что Корея должна быть и будет русской. Когда и как,"д,о этого никому нет дела и касается только тебя и твоей страны" Достигнув известного ослабления царской России после русско-японской войны, Германия не пропускала ни одного благоприятного случая для дальнейшего проникновения в Китай. Немцы действовали как самостоятельно, так и добиваясь участия в тех займах и предприятиях, которые осуществлялись >в Китае международными финансовыми компаниями.

Германская торговля с Китаем возрастала с особенной быстротой, оттесняя товары "других стран. За период с 1902 по 1911 г. германский ввоз в Китай увеличился больше чем в десять рае (с 11 шт. до 114,9 млн. марок), а экспорт из Китая в Германию - почти в 20 раз (с 4,8 млн. до 80 млн. марок)5. До 20% всего импорта в Китай при этом проходило через руки немецких купцов, хотя, по официальной статистике, немецкие товары составляли всего 7% китайского ввоза4. Вложения германских капиталов в Китае к 1914 г. достигали солидной суммы в 263,5 млн. долларов. Из них 127,5 млн. были вложены в государственные облигации5.

?

Первая мировая война в основном была войной за передел колоний. Однако германским империалистам пришлось испытать крах всех своих широчайших планов колониальных захватов. Поражение Германии в войне лишило ее и тех колониальных владений, которые она приобрела в конце XIX и в начале XX века. Еще во время войны ее "арендованные" территории в Китае были захвачены Японией (1914 г.). Колонии на Новой Гвинее были заняты австралийскими войсками.

1 См_ Те tig Djen Djang. Op. cit, p. 160"161.

* Переписка Вильгельма II с Николаем II, стр. 52. М. Центроархив. 1923.

* См. Bau М. Op. cit, р. 128.

* См." Dewall W. "Die wirtschaftidcben Aufgaben Deutschlands in China*, S. 88. в mi.

* CM. Remer C. ?Foreign investments in China*, p. 642. New York. 1933.

Версальский договор оформил потерю Германией колоний в Африке и на Востоке. Тихоокеанские острова к северу от экватора стали японской подмандатной территорией, острова, расположенные к югу от экватора, отошли к Новой Зеландии и Австралии. Германские "арендованные" владения в Шаньдуне были закреплены за Японией. Вместе с тем Германия должна была отказаться от еще причитавшейся ей части "боксерской" контрибуции, от всех привилегий, полученных по неравноправным договорам с Китаем. Она лишилась своих концессий в Ханькоу а Тяньцзине, складов, верфей и т. д.

Однако этот удар по захватническим планам германских империалистов отнюдь не заставил их отказаться от надежд на возвращение старых колоний и на приобретение новых. Первые послевоенные годы германские империалисты не были в состоянии активно вступить в эту борьбу за колонии.

Как меланхолична отмечало официальное издание Германского колониального союза, "д,о 1924 г. колонии были для нас закрыты, и о немецкой колониальной деятельности едва ли приходилось говорить" Однако уже в эти годы Германское колониальное общество начинает объединение связанных с колониями сил и ставит перед собою задачу возвращения германских колоний. В своей деятельности ОБО опирается на многочисленные колониальные союзы и объединения,' возникающие в первые же годы после Версаля. В 1922 г. создается Германский колониальный союз во главе с ген. Малкером. В том же году стараниями Малкера и председателя Германского колониального общества, бывшего колониального губернатора Зейца,' различные колониальные союзы объединяются под руководством Колониального общества. "Этим был создан боевой фронт для борьбы за колонии" *.

Усиливается не только пропаганда, но и практическая деятельность в колониях. Ведется планомерная борьба за восстановление прежнего германского влияния в колониальных и полуколониальных странах. Усиленно поощряется германская эмиграция е колонии, восстанавливаются немецкие школы. Особенное внимание уделяется организации немецких духовных миссий. Число немцев-миссионеров в короткий срок далеко перешагнуло довоенный уровень. На Новой Гвинее количество немецких миссий с 15 в довоенные годы возросло до 105 в 1933 году. В них числилось свыше 150 миссионеров. В странах южной части Тихого океана число немецких миссионеров в том же году составляло 280 человек против 149 в 1913 году. В центре деятельности стояли бывшие германские колонии в Африке, но и Дальнему Востоку и Тихому океану уделялось большое внимание.

Внутри Германии колониальные вожделения германских империалистов облекались в форму борьбы за возврат "несправедливо отторгнутых" германских колоний. Это давало возможность включать колониальные вопросы в шовинистическую пропаганду, подогреваемую идеей реванша.

В действительности же на Дальнем Востоке Германию е гораздо большей мере привлекали богатые колониальные владения других стран, нежели ее бывшие колонии. Усилиями Колониального общества при -прямой денежной поддержке государства восстанавливалась и даже росла по сравнению с довоенным уровнем хозяйственная деятельность немцев на Новой Гвинее, в частности расширилась добыча золота (в 1913 г. было добыто всего лишь 65 гран золота, в 1933 г. стоимость вывезенного золота уже равнялась 13 млн. марок). На Новой Гвинее росло число немецких колонистов, достигшее к 1939 г. 400 человек. Но германские империалисты помнили, что в довоенное время эти колонии

2 ibidem. S. 278.

были убыточны и их администрация требовала постоянных дотаций. На отошедших к Японии бывших германских островах японское освоение экономических ресурсов и японская иммиграция (число японцев с 8 тыс в 1924 г. возросло до 36 тыс. к 1934 г.) 'ШЛИ такими темпами, что Гер. мании трудно было мечтать о возвращении прежнего положения. Все это еще больше направляло германские вожделения к Китаю, Индии И другим странам.

В Китае германские империалисты искусно использовали то обстоятельство, что первая мировая война лишила их тех привилегий, которыми обладали иностранные державы. Спекулируя на своих вынужденно равноправных договорах и соглашениях с Китаем, Германия могла рядиться в тогу друга Китая, подготовляя экономическое И политическое проникновение в эту страну.

Уже во время китайской революции 1925"1927 гг. Германия ловко использовала борьбу китайского народа против империалистических держав, так же как она использовала национально-освободительное движение И в других восточных странах и колониях (Иран, Афганистан, ИнДИЯ). При этом германские агенты в не меньшей мере, чем японские, разжигали борьбу внутри Китая, натравливая друг на друга различные китайские милитаристские группировки, снабжая их оружием и другим военньш снаряжением.

Особое внимание они уделяли разжиганию борьбы Гоминдана против китайских коммунистов И советских районов. Уже в 1930 г. на службе нанкинской армии числилось 46 германских военных советников; из них многие занимали руководящие посты. Во главе их стоял полковник Макс Бауэр, в свое -время ближайший помощник ген. Люден-дорфа. Результатом его первой поездки в Пекин зимой 1927"1928 г. явился визит в Германию китайской военной миссии во главе с ген. Чен-и, впоследствии военным министром нанкинского правительства. В ноябре 1928 г. Бзузр вернулся в Нанкин, и вслед за ним последовал целый штаб немецких военных специалистов1. Снабженные дипломатическими паспортами, эти военные агенты германского империализма первое время действовали под видом! членов торговых 'и экономических миссий.

Характерно, что многие из этих военных специалистов уже тогда были связаны с фашистскими кругами и являлись участниками путчей, направленных против Веймарской республики.

Однако несмотря ва все утверждения германского посольства © Китае и министерства иностранных дел об отсутствии какой-либо связи' между германскими правительственными органами и "безработными отставными военными, ищущими своего применения в Китае", Бауэр являлся прямым агентом германских империалистов. После его смерти от ослы летом 1929 г. обнаружились его тесные и регулярные связи с германским -военным министерствам2.

Организованное Бауэром официально для обслуживания нанкин-ского правительства Военное информационное бюро вело самую интенсивную шпионскую работу в интересах германских империалистов. После смерти Бауэра его функции перешли к полковнику графу Крибелю. Направленная на разжигание междоусобной борьбы в Китае деятельность германских специалистов приводила к тому, что наряду с германскими советниками в Нанкине имелись также германские эксперты и у Фын К> сяна. В широком масштабе шло снабжение германским оружием и снаряжением как Нанкина, так и боровшихся против него группировок. Всеми средствами германские империалисты стремились подавить на-' родное движение в советских районах.

Вся подготовка третьего похода против советов и руководство операциями летом и осенью 1931 г. осуществлялись немецкими советниками. План пятого похода, провалившегося как и все предыдущие, был разработан известным немецким генералом фон Сектой, в этот период игравшим руководящую роль среди множества немецких специалистов.

Свое положение советников германские агенты использовали для сбыта Китаю изделий германской военной промышленности, включая отравляющие вещества, применение которых немецкие варвары упорно стремились навязать китайским армиям. Германские специалисты, руководившие арсеналом в Шанхае, пытались я здесь, на месте, организовать производство бомб с удушливыми газам

Появление в 1930 г. немецкой экономической миссии Гецмана, в состав которой входили инженеры-эксперты, железнодорожные специалисты, представители стального картеля и различных промышленных фирм, было подготовлено также военными экспертами.

В колониях других стран в западной части Тихого океана, главным образом в Голландской Индии, германские империалисты энергично восстанавливали довоенный уровень своих торговых оборотов, организовав немецкую колонию, вели пропаганду немецких интересов через немецкую прессу (?Deutsche Wacht>), клубы и объединения.

Захват в Германии власти Гитлером и его фашистской бандой сразу же придал новый размах колониальной деятельности германских империалистов. Почти немедленно все существовавшие колониальные союзы и общества были объединены в Германский колониальный союз, поставленный под бдительный контроль нацистов'. Во главе этого централизованного союза над бывшими руководителями Колониального общества" герцогом Мекленбурским, д-ром Шнее и другими - был поставлен ген. Франц фон ,Эпп. Он был близок к Гитлеру, возглавлял колониальный отдел фашистской' партии, и его прочили" главой будущего министерства колоний.

Создание Германского колониального союза и широкая поддержка его деятельности за счет государственных средств немедленно отразились на колониальной пропаганде и практических мерах, рассчитанных на захват колоний в самое ближайшее время. Был проведен тщательный учет всех немецких колониальных кадров; созданы специальные курсы для изучения африканских и восточных языков и диалектов. Главное внимание было обращено на подготовку администраторов и военно-политического аппарата для колоний, которые фашистские хищники рассчитывали получить в недалеком будущем.

Постепенно ©опрос о поощрении германской эмиграции в колонии отходил на второй план. Окрыленные успехом своей политики в Европе, фашисты со страниц официальных нацистских органов доказывали, что немцам-колонистам незачем направляться в колонии, что туда нужно бу* дет направлять лишь администрацию для управления и обеспечения поставок колониального сырья. Зато подготовке жандармско-полицейских сил уделялось все больше внимания. Владея колониями пока лишь ©мечтах, германские фашисты прибегали к помощи своих итальянских подручных и направляли обученных колониальных палачей для практической работы в итальянские колонии в Абиссинию. Впоследствии этот накопленный в итальянских колониях опыт был реализован в стонущих под пятой фашистской Германии оккупированных странах Европы.

Захват власти фашистами придал новый размах их проникновению в Китай и колониальные страны юговосточной Азии. К прежним методам германских империалистов прибавились интриги фашистов, действовавших при помощи самых реакционных сил в метрополии и колониях.

им. _? В

1 См. HaUett A. Op, cit. р. 192.

Из колониальных стран юговосточной Азии наибольшую активность фашистские агенты и шпионы проявляли -в Голландской Индии. Уже в 1934"1935 гг. Геринг обращает особое внимание на Индонезию. Путем покупки местных газет он широко поставил нацистскую пропаганду. Бесчисленные агенты и шпионы Германии проникают в различные слон колониального общества. Они используют и наиболее реакционных представителей голландской буржуазии и местные феодальные элементы, пытаются привлечь на свою сторону и некоторых представителей национального движения. Особенно благоприятным для гитлеровский: планов моментом *являлось примиренческое, почти благожелательное отношение некоторых представителей голландского правительства к фашистскому подголоску в Голландии - "фюреру" голландских национал-социалистов Мюссерту.

Используя попустительство голландских властей, Мюссерт перенес свою деятельность в голландскую колонию. Уже в 1933 г. в Индонезии был открыт филиал голландской фашистской организации. Но одновременно возникли еще и другие боровшиеся между собой фашистские организации: Нидерландская индийская фашистская организация (НИФО), фашистская уния и т. д. Все эти организации вели между собою ожесточенную борьбу. Каждая из них претендовала на то, что она является "истинной" представительницей фашистских идей. В 1935 г. Мюссерт получил возможность лично появиться! на Яве, был принят вице-королем и свободно вел свою пропаганду по объединению фашистских сил. Германский фашизм через своих официальных консульских чиновников и других агентов всячески стремился использовать реакционные голландские объединения в своих интересах.

Германские фашисты при этом использовали настроения определенной части голландской буржуазии. По мере укрепления фашизма в Германии и роста его агрессии в Европе часть голландской буржуазии готова была идти заранее на капитуляцию перед -германским фашизмом. Допуская возможность победы германского фашизма, эта часть голландской буржуазии заранее готова была .сговориться с ним для того, чтобы, сохранить возможность участия в эксплоатлции Индонезии.

Готовясь к захватнической войне в Европе, германские фашисты все больше сближались с восточным агрессором - Японией. Фашисты пони* мали, что у них нет достаточных военных и особенно морских сил для самостоятельного захвата стран Дальнего Востока и Океании. Они нуждались в помощи и поддержке Японии и стремились японскими руками обеспечить себе приобретение здесь новых колоний.

Мечтой Гитлера было превратить Японию на Дальнем Востоке в такое же орудие фашистских захватнических планов, каким в Европе стала Италия. Однако здесь германские планы наталкивались на агрессивные замыслы самой Японии, отнюдь не намеревавшейся в действительности делиться с Германией своей предполагаемой добычей. Дружба о Германией Японии нужна была для ее собственных захватнических целей.

Отсюда проистекали внутренние противоречия между партнерами "оси", находившие свое отражение и в политике германского фашизма; в первую очередь в Китае. Здесь фашистская Германия, продолжая тактику, начатую до прихода нацистов к власти, сумела к 1935 г. занять третье место в китайской торговле, оттеснив Англию и следуй. непосредственно за США и Японией. Несмотря на сближение с Японией германские представители в Китае продолжали двойную игру, вероломно выдавая себя за друзей китайского народа.

Особенно энергично проводил эту политику германский посол в Китае Оскар Трантман. В апреле 1936 г. Германия заключила торговое и расчетное соглашение с Японией, и Манчжоу-Го, явно направленное против интересов Китая; через' полгода последовал антикоминтернов^ ский пакт - следующий шаг японо-германского сближения. Но немедленно вслед за этим весьма авторитетная миссия во главе с ген. фон Рейхенау и Клейном - председателем крупного промышленного концерна ?Хапро", связанного с германским военным министерством," направилась в Нанкин. Она привезла с собой не только заем Китаю и трр-гово-расчетное соглашение, но и широкие планы сотрудничества с китайским правительством. Даже жертвуя интересами отдельных германских фирм в Китае, фашистские эмиссары заключили контракт, по которому учреждалось специальное контролируемое правительством германо-китайское бюро по закупке германского вооружения. Создавались три крупных германских промышленных предприятия и предусматривалась обширная программа дальнейших германских вложений1.

Фашистская политика достигала своих целей. Летом 1937 г. представитель Нанкина д-р Ку'нь заявил в интервью в Берлине, что "Китай считает Германию своим лучшим другом". Даже после начала открытой захватнической войны Японии -против Китая <в июле 1937 г. фашистская Германия продолжала свою двойную игру. Предоставляя ©ноябре 19&7г. заем Манчжоу-Го, фашисты почти одновременно направили в Нанкин упомянутого уже Клейна в качестве советника в деле реорганизации китайских финансов. При нанкинском китайском правительстве оставались многочисленные германские военные советники. В конце декабря 1934 г. неутомимый агент германского фашизма - досол при нашинском правительстве Трашвтман - пытался выступить (в качестве посредника между японскими агрессорами и Китаем. В этой его деятельности сказывается стремление не только добиться капитуляции Китая, но и извлечь из этого максимальные выгоды для фашистской Германии. Посредническая миссия Трантмана натолкнулась на крепнувший единый антияпонский фронт китайского народа и кончилась полным провалом. 20 февраля 1938 г. Гитлер сделал в рейхстаге официальное заявление о признании Манчжоу-Го. В мае был заключен договор о дружбе между Германией и Манчжоу-Го, и из Чунцина были отозваны германский посол и военные советники. Но даже и после этой, казалось бы, решительной демонстрации солидарности с японскими захватчиками их европейские партнеры по "оси" не отказываются от попыток заигрывания с Чунцином. Основная линия фашистской политики заключалась в одновременном использовании в своих интересах японской грабительской войны в Китае и освободительной борьбы китайского народа. Фашисты не желали видеть Китай свободной, сильной, демократической страной, но полное его подчинение Японии их также не устраивало. Поэтому, заключая выгодное для Германии соглашение с марионеточным "Северным правительством? Китая, предоставляя займы Манчжоу-Го, заручаясь японскими обещаниями о преимущественном режиме для Германии в Китае и используя в своих интересах оккупированные Японией ^китайские районы *, фашизм в 1939 г. -вновь возвращается в Чунцин и возобновляет торговые и экономические связи с национальным китайским правительством. Лишь развитие войны в Европе и сближение между Англией и США приводят германский фашизм к отказу от самостоятельной политики е> Китае. Заинтересованные в выступлении Японии на Тихом океане против англо-саксонскиЕХ демократических держав, готовя втайне вероломное нападение на СССР, германские фааписты в ноябре 1940 г. заключают военный союз с Японией. Чтобы заставить Японию начать войну, фашистской Германии пришлось, вряд ли искренне, отказаться от своих притязаний на Дальний Восток и Океанию, признать японское "право"

74

А. Губер

на организацию "нового порядка? © Азии, на создание "великой азиат* ской сферы взаимного процветания", предполагающей порабощение Китая, Филиппин, Индонезии, Индокитая, Малайи, Австралии и, возможно, многих других стран.

Этим путем Гитлер надеялся облегчить реализацию своих бредовых планов установления "нового порядка" в Европе" порабощения ФАШИЗмом европейских и ближневосточных народов.

Договор агрессоров, пытающихся разделить между собой весь земной шар, отнюдь, однако, не означает отказа германского фашизма от его захватнических целей на Дальнем Востоке. Не случайно, что даже в 1940 г. германский журнал ?Geopolitik" не без злорадства отмечал трудности, возникшие перед Японией в Манчжурии и Северном Китае, и иронически писал: ?Хризантемы не прививаются на северных степных почвах, как бы всесторонне ни хотела бы .развить свою автаркию новая Восточная Азия"1.

Сейчас в руках дальневосточного партнера "оси" оказались, хоти бы временно, обширные территории Южных морей о их важнейшими продовольственными ресурсами. Японская схема "взаимного процветания Восточной Азии" наглядно показывает, что японские хозяева ВОВСЕ не намерены делать фашистскую Германию участником их эксплоата-ции. Между тем первоначальные тайные планы "р,аздела" готовосточной Азии, как упорно указывала международная пресса, предусматривали переход к фашистской Германии хотя бы двух важнейших ОСТРОВОЗ Индонезии: Явы и Суматры. Сейчас германским* фашистам приходится временно "мириться" о нераздельным контролем Японии, но это лишь увеличивает противоречия внутри фашистской коалиции. Германский фашизм до тех пор, пока он существует, никогда не откажется от МЫСЛИ наложить свою лапу на Дальний Восток и Тихий ОКЕАН, Планы герман* ского фашизма могут, ТАКИМ< образом, исчезнуть лишь ВМЕСТЕ с НИМ. СООБЩЕНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ РУМЯНЦЕВ И ОФОРМЛЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ВОЕННОГО ИСКУССТВА Н. Коробков I Q>?r творцов русской аоеннюй стратегии нет второго, кто бьм бы так несправедливо забыт, Как фельдмаршал Петр Александрович Румянцев.- За последнюю четверть века его имя встречается разве только з общих курсах историй' военного не* кусства; кроме того в 1940 году были опубликованы касающиеся его документы, а вслед за ними статья в "Военно-исторн* чесшм журнале? 1. Й это - все.

Имя Румянцева обратилось в пустой звук не только для широких кругов; даже люди, для которых знание русской военной истории Казалось бы обязательным, часто имеют о Румянцеве самое ту= Манное и притом искажённое представление, как йто можно, например, видеть на примере некоторых автороЗ новых книг о Суворове 2.

Между тем знакомство с Румянцевым Необходимо для правильного понимания военной и общей истории эпохи, в которую Ьн жил: "По своему Значении) Румянцев больше всех приблизился к Петру Великому", основательно утверждал один из виднейших военных историков3; ?Non soluttt armis* ("Не только оружием?) - Гласил РумлН'Цегаа. Он <5д1п!й|каво значительно тироявил себя я как стланный ЮОМЙН1ДАР Малороссии" н как дипломат, как виднейший реорганизатор н воспитатель русской армий и как замечательный полководец. Своими победами он стяжал себе мировую известность. Румянцева чаще всего представляют себе ехатерининсхйм вельможэй, черты которого G таким мастерством Передал в красках Левицкий - в мраморе - Шубин; при этом забывают, что среди войск он пользовался славой любимого фельдмаршала и "прямо 1 Коробков Н. "Ларга в К агул*. го солдата", как звали его рядовые4; Суворов считал его своим учителем, а для передовой части русского командования того времени Румянцев был "знаменитый муж, известный всему свету знанием ремесла нашего, разумом, !В"ШЙКОСТЬЮ И неустрашимостью..." 5. Нелюбимый императрицей, далекий от двора, Румянцев умер в одиночестве в своем ташаньском дворце. В Тот период общественное внимание было приковано к реформам царствования Павла. Потом в Европе разыгрались великие события. Триумфы Суворова, военная слава Наполеона, борьба С ним, Кутузов н Отечественная война - все это заслонило недавнее военное прошлое И фигуру Румянцева. Тем не менее уже В 1803 г. появилась книга, заключавшая В себе попытку дать биографию и характеристику фельдмаршала e, а в 1811 г. был опубликован сборник документов и воспоминаний о нем. Оба "издания долгое время служили Главным источником сведений для последующих биографов Румянцева (например Бантыш-Каменского, Чичагова и другихт), пользовавшихся кроме того опубликованной в первом десятилетии XIX в, его перепиской с Екатериной IIs. Важным- материалом дЛя 4 Центральный военно-исторический арки" (ЦВИА), фонд Воеино-ученого архша (ВУА) - 1820. Ч. 1-я, л. 90. 5 Хрущев А. "Размышление, в каком состоянии армия была в 1764 г. й проч.". Сборник Глшьото" управления генерального штаба. Вып. 3-й. стр. 63?64. 1909. "Сазонович И. "Жизнь гр. П. А. РумШ'цеза-Задувайского. В 4-х частях*. М. 1803. * Анекдоты, объясняющие дух фельдмаршала fip. П.' А. Румянцесй-За"у!наЙ!СКО-гю. СПБ. 1811. 8 Бантыin-K амеяский Д. "Сло-щ>ъ достшамииных лгадаеЙ русских". Т. IV. М. 1Й36; его же "Биографии российских ?ёнйр^-фешш4йпник)в". СПБ. 1840. Ч в-ч" а г о в М. "жизнь геи.-фельдмаршала й генералиссимуса пр. П. А. Румянцева-Задунайского". СПЁ. 1849; "Переписка ймп. Екатерины II с разными особами". М. 1807; "Письма Екатерины И к ггр. ГГ. А. Румян-цевУ-Задунайскому". "Сын отечества". Т. 64 за 1834 год.

изучения военной деятельности Румянцева были да и остаются "журналы о военных действиях" за соответствующие годы.

Огромный архив Румянцева, хранившийся в его последней резиденции - Ташани, долго оставался недоступным. Позднее он был вывезен в Чернигов, где большая часть погибла, а остатки его, доставленные в Киев, были разобраны историками Судиенко и Саковичем и позже опубликованы 1.

Во второй половине XIX в. интерес к Румянцеву оживляется. Ряд касающихся его материалов появляется в "Сборниках" Русского исторического общества, Харьковского историко-филологического общества, в "Чтениях" Общества Нестора-летописца, в "Записках" Одесского общества истории "и древностей, а также в таких изданиях, как "Русская старина", "Русский архив", "Старина и новизна", "Северный архив", "Киевская старина" и др.2. Чрезвычайно важные документы были опубликованы в "Сборниках военно-исторических материалов" 8.

Т. II. Харьков. 1890; Барсуков А. "Письма к гр. Румянцеву-от его родителей 1735"1768 гг.". "Старина и новизна". Кн. 3-я; Барсуков Н. "Дневник А. В. Xipa-

гр. П. А. Румянцеву". "Старина н новизна" за 1901 год.. Кн. 4-я; "Письма братьев Орловых к гр. П. А. Румянцеву". "OTatpHiraa и новизна* за 1897 год. Кн. 1-я; "Письма

Поскольку Румянцев играл крупную роль в самых различных областях государственной жизни своего временя, немало относящихся к нему сведений и материалов рассыпано в общих публикациях докумек. тов*, в публикациях писем разных лиц, записок и воспоминаний (например Храповщ;-кого, Эрнста, Мкииха, Энгельгардта, Кауль-барса, Болотова, Лопухина, Вигеля и др.У Его переписка с сестрой - гр. Брюс"и письма его жены, изданные гр. Д. Л. Толстым, содержат очень красочные материалы для характеристики семейной и интимной жизни фельдмаршала.

Обширные материалы о Румянцеве хранятся в Центральном военно-историческом архиве5 и в Архиве древних актов.

Появление новых документов повлеклр за собой издание значительного количества работ, имеющих прямое или косвенное отношение к Румянцеву и опубликованных большей частью в вышеперечисленных пе* риодических органах (особенно в "Киевской старине?), "Журнале министерства народного просвещения", "Москвитянине", "Военных сборниках", "Журнале военно-исторического общества" и другихв. Из более крупных работ должны быть отмечены труды Бутурлина, Богдановича, Саковича, Петрова7. Из более новых изданий надо особо выделить труды Д. Мае

* См. например, "Архив Государственного Совета" за 1880 год. Т. I-II; "Архив кн. Воронцова? (в ряде томов) и т. п.

5 Из опубликованных описей надо указать каталог Московского отделения общего архива главного штаба. Вып. 3-й, оряй. XIV, и Опись дел фельдмаршалов пр. Румянцева-Задунайского и юн. Потемкина-Таврического, под ред. Д. Ф. Макашовского, СПБ. 1892.

'Лазаревский А. "По поводу ста лет от смерти пр. П. А. Румянцева". "Киевская старина" за 1896 год. Т. 55; "Материалы для биографии гр. П. А. Румянцева-Задгунайского". "Киевская старина" за 1895 год. Т. 48; Ш а и к о в А. "К биографии гр. П. А. Румянцева -За дунайского". "Исторг* ческий вестник" за 1902 год Т. 89; Чеха ч о в К- "жизнь тр. П. А. Румянцева-Задунайского". "Москвитянин"за 1850 год. Ч. IV; Масловский Д. "Ларгокагуль-ская операция гр. П. А. Румянцева". "Киевская старина* за 1895 год. Т. 48; его ж е, с тем же названием. "Военный сборник? ?? 8"9 за 1893 год; Стогрожей-ко Н. "Реформы в Малороссии ори пр. Румянцеве", "Киевская старина? ?? 8? 9 за 1891 год; Багалей Д. "Генеральная опись Машорюесии". Эиизод т деятельности гр. П. . А. Р>умя!Ш1ева-За|душй!акого".,'! "Киевская старива" - 1.1 за 18&3 год и ир.

7 Бутурлин Д. "Картина войн России с Турцией в царствование имп. Екатерины II и ими. Александра I". .СПБ. 1829; Богданович М. "Русская"армия в век Екатерины". "Военный сборник" - 12 за 1873 год; его же "Походы Румянцева, По-тшкша и Суворова в Турцию". ОГО. 1852; С а к о в и ч П. "ИсторЦ1чеекий обзор деятельности три- Румянцева-Задунайского я

ловского и Н. Дубровина1, отчетливо и объективно вскрывших историческое значение Румянцева как преобразователя русской армии и выдающегося полководца, а также монографию Максимовича2, осветившего деятельность Румянцева как правителя Украины. Ряд посвященных Румянцеву страниц находим и в общих трудах пс истории России, русской военной истории, в энциклопедических словарях и в многочисленных монографиях по отдельным вопросам общей и военной истории XVIII в. перечислять которые в настоящем обзоре яе представляется возможным.

II

Граф Петр Александрович Румянцев, впоследствии фельдмаршал Румянцев-Заду-яайскнй, родился 4 января 1725 г. в Москве. ГГерзоначальшя карьера его благодаря связям отца была головокружительна. В 18 лет он уже был пожалован чином полковника; в 30 лет его произвели в генерал-майоры. В это время он, [резко изменив образ ждаив" со ©сем ошвам свойственного ему темперамента занимается глубоким изучением военного дела, накапливанием знаний в этой области. В период подготовки войны с Пруссией Румянцев выделялся лз среды остальных генералов не только острым умом и энергией, но и глубиной военных знаний.

С того же времени в деятельности Румянцева ярко отразилась его глубокая принципиальность в вопросах, важных для армии. Не соглашаясь во многом с установленными воззрениями, он упрямо отстаивал собственную точку зрения, невзирая на то что это вызывало озлобление у высшего иачшЕьства и, следовательно, преит-ятсгг-вовало его продвижению на -высокие посты.

Со вступлением России в Семилетнюю войну (1756) деятельность Румянцева стала особенно заметной. Под Гросс-Егерс-дорфом 19 августа 1757 г.э два полка бригады Румянцева и вновь собранные им рассеянные в лесу солдаты решили исход

его сотрудников с 1775 по 1780 гг.". "Русская беседа" за 1858 год. Тт. II, HI, IV; Петров А. "Влияние турецких войн, с половины прошлого сгодавган на (развитие русского военного искусства". СПБ. 1893; его же "Война России с Турцией и польскими конфедератами с 1769 по 1774 гг.". СПБ. 1866"1874; его же "Вторая турецкая война. 1787"1791 тт.". Тгг. I"П. СПБ. 1880.

сражения: "продравшись" через болотистый лес, они подкрепили полуразбитый русский фронт и штыковым ударом решительно отбросили пруссаков, потерпевших затем полное поражение.

Зимой 1757"1758 г. Румянцев обучал подчиненные ему кавалерийские полки и проявил себя как прекрасный военный воспитатель. Во главе этих частей Румянцев зимой 1758 г. занял Тильзит; вместе с войсками Ивада Салтыкова он вступил в Лабиау, Кенигсберг, Эльбинг, а после завоевания Восточной Пруссии продолжал работу по реорганизации кавалерии.

Во время сражения под Цорндорфом дивизия Румянцева в результате неправильных распоряжений главнокомандующего ген. Фермора оказалась отрезанной от главной армии и, не получая верных сведений о ходе дел, не -примяли участия в битве. Впоследствии Фермор, стараясь реабилитировать себя, объяснял неудачный исход дела пассивностью Румянцева. Крупный конфликт между обоими генералами возник зимой 1758"1759 г. из-за ршштельного протеста молодого Румянцева против принятой главнокомандующим кордонной системы расположения войск на зимние квартиры. Система эта была типичным продуктом западноевропейской военной мысли, вытекала из универсальной практики наемных армий с ее обязательным линейным строем, маневренной тактикой и стратегией истощения противника. В этом конфликте Румянцев выступал как носитель идее национальной армии, свойства которой позже получили свое отражение в стратегии и тактике как самого Румянцева, так и его младших современников - Суворова, Кутузова и других военных деятелей.

В результате ссоры с Фермором Румянцев был устранен из действующей армии: его назначили начальником тылового корпуса. Однако л в этой должности он действовал не обычно, а вопреки установленным западной доктриной принципам. Вместо того чтобы растянуть расположение войск, назначенных для охраны течения Нижней Вислы, он сосредоточил свои силы в центре оборонительной, линии. Главное командование отсылало из армии "за ненадобностью" значительную часть легких конных частей, а Румянцев всячески старался расширить состав своей кавалерии н организовал в своих частях прекрасную разведовательную службу, отсутствие которой так вредно отзывалось на операциях армии в 175J"1758 годах. В то время когда западная' теория рассматривала армию как инородное тело, изолированное от общегосударственной в хозяйственной организации, Румянцев требовал подчинения ему всех тыловых хозяйственных учреждений, деятельность которых он хотел видеть вполне скоординированной и направляемой в соответствии с задачами войска.

Все эти принципы, продиктованные условиями войны, находили сторонников и среди других генералов, таких, как 3. Чернышев, П. Панин, позднее и П. Салтыков; еще более живой отклик 'они вызвали в армейской массе. Скованная и обессиленная чуждыми ей западными порядками, армия медленно и с трудом освобождалась от них, постепенно развивая собственную тактику "р,усского боя", русскую стратегию. Контуры этой стратегии наметились уже в кампаниях 1757"1761 гг. но получили более конкретное, законченное выражение только в последнем ее этапе: в блестящей "Кольбергской экспедиции", операция, впол-. не самостоятельно проведенной Румянцевым К

III

По плану, составленному в Петербурге Конференцией при высочайшем дворе на основе неполных и неверных сведений, корпус, предназначенный для осады Кольбер-га, сведен был из частей, разбросанных в разных местах; дополнительное подкрепление он должен был подучить аа месте вви-де десанта.

Готовясь к осаде, Румянцев переформировал свои части: создал гренадерские трехротные батальоны с хорошо организованной артиллерией; мушкетерские полки пополнил особыми запасными ротами; для несения караульной службы образовал ?штабной" батальон и эскадрон, установил обязательное выделение резерва. Впервые в русской армии были сформированы из охотников легкие батальоны"прообраз будущих егерей - и введено обучение действиям в [рассыпном строю.

Весь подготовительный период, длительность которого вызывалась главным образом задержкой десанта, Румянцев использовал для энергичного обучения войск, н частности не применявшемуся ранее боевому действию колоннами. Были организованы правильные, хорошо охраняемые сообщении, налажено бесперебойное снабжение, причем транспортные средства в значительной мере были мобилизованы у окрестного населения. На всем протяжении операции образцово действовала разведка.

Система сильнейших естественных и ис-куственных укреплений Кольберга прн численности сил обороны, лишь немного уступавшей силам нападающего, делала задачу исключительно трудной. Тем не менее Румянцев быстро и решительно продвинулся вперед обоими своими флангами и развернул действия против отдельных фортов. Крепость посредством флота была заперта с моря и изолирована от Штеттина.

Чрезвычайно интересным эпизодом военных действий на левом фланге явилось*-взятие города Трептова. Вследствие прекрасно поставленное разведки Румянцев имел точные- сведения о передвижениях неприятеля и, захватив ночью окрестные деревни, окружил город. Впервые в русской военной истории, гренадеры пошли з атаку батальонными колоннами. Удар был так неожидан я мощен, что вызвал полную растерянность противника. Пруссаков гна* ли до Грейфенберга. Была уничтожена большая часть их сил я взято 500 пленных во главе с Вернером, считавшимся одним из лучших прусских генералов 2.

Действия против Кольберга вскоре осложнились, однако, неожиданной угрозой с тыла. Сильный отряд ген. Платена, от- 1 правленный в обход главной русской ар* миги, быстрым налетом разрушая русские коммуникации и магазины, поставил под угрозу сообщения Румянцева с Вислой, Ла-бесом и Регенвальде3. Румянцев послал главнокомандующему Бутурлину просьбу о подкреплении, усилил свои позиции окопами и, продолжая блокаду крепости подвнж-ными отрядами, энергично подготовлял атаку ее самого сильного форта, в то время как флот бомбардировал Кольберг с моря, Охрану коммуникаций с Шифельбейном а Драмбургом несли кавалерийские отряды, внимательно следившие за каждым движением Платена.

Созванный Румянцевым военный совет ввиду сложности положения предложил отступить к Нетце для борьбы с Шатеном. Румянцев не согласился. Он решил продолжать операции под крепостью, надеясь успешно осуществлять охрану своих сообщений при помощи конницы Берга г дивизии Долгорукого, на которых он возлагал и задачу дать отпор Платену. Тот между тем приближался, тревожимый с тыла летучими русскими отрядами, среда которых особенно выделялся отряд подполковника А. В. Суворова.

У Кеслина Румянцев пытался окружить пгуссаков, но силы его были для этого недостаточны, и Шатену удалось прорваться к Щифельбейну и Регенвальде, а затем и к Кеслнну. Несмотря на энергичные атаки русских он продвинулся еще дальше и установил связь с гарнизоном осажденной крепости.

Положение осаждающих стало критическим. Надеяться на успех казалось невозможным. Военный совет вновь предложил Румянцеву отступить, тем более что снабжение продовольствием нарушилось, наступили морозы, а флот по климатический условиям вынужден был уйти в Ревель, оставив у устья Персанти лишь два корабля. Учитывая создавшуюся обстановку, Конференция также разрешила снять осаду и уйти на зимние квартиры.

Вопреки всему Румянцев продолжал операции; отказавшись от блокады, он направил всю энергию на разрушение коммуникаций противника. Русским удалось захватить ряд транспортов врага, взять Наугард и нанести крупное поражение прусским отрядам под Вейсеншггейном ("Вейсешивш?) и у деревни Бельц.

Встревоженное этими операциями, прусское командование отправило войска Платена на восстановление коммуникаций в заняло Трептов отрядом ген. Кноблоха, поставив перед ним задачу - отвлечь внимание русских от передвижения сюда Платена, опиравшегося на выдвинутый к Голь* нову отряд Корбьера. Но Корбьер сразу же был атакован русскими, разбит и взят в плен вместе с тысячью солдат и офицеров1. ВСЛЕД за тем, Румянцев и Берг, получив сведения об отступлении Платена к Трептову, поспешили сюда. Платен уже успел пройти, но Кноблох, разгромленный артиллерией атакующих, был вынужден сдаться с 1600 людьми, 15 знаменами и 7 орудиями 2.

Преследование Платена было поручено специально выделенной фельдмаршалом Бутурлиным ДИВИЗИИ ген. Фермера, который, однако, не сумел справиться со своей задачей и отошел' к Наугарду; только отряд Суворова гнался за отступающими до Дамма. У Пирица и Стеница наконец удалось окружить Платена, но из-за нерешительности Берга, вопреки приказанию Румянцева отложившего атаку, пруссакам удалось отойти к Бернштейну, где они получили сильное подкрепление и возможность взять под угрозу пути сообщений преследовавших их русских частей. Последние, обороняя переправы на р. Инне, закрепились в Регенэальде и Грейфенберге.

В Кольберге между тем начался голод. Дезертирство приобрело массовый характер. Прусское командование оргамсняло к дезертирам свирепые -меры: пойманным обрезали носы и уши. Это не остановило бегства солдат, и они; изуродованными, нередко добирались до расположения русских войск. Чтобы облегчить побеги, Румянцев продвинул своя аванпосты "к самым неприятельским? 3.

В начале ноября Платен стал сосредоточиваться у Регенвальде, но, будучи атакован русскими и понеся крупные потери убитыми и пленными, вынужден был поспешно отступить4. Принц Вюртемберг-ский, командовавший войсками примыкавшего к Кольбергу укрепленного лагеря, под прикрытием тумана покинул свои позиции и через Трептов, временно оставленный Бергом, отошел к Плате, где соединился с войсками Платена. Преследуемые Бергом, они отступили к Наугарду. Русские войска, заняв брошенный лагерь, повели интенсивную осаду крепости, взяли укрепление Вольфсберг, на следующий день заняли устье Персанти, подошли к самому городу и атакой захватили одно из его предместий. Начались траншейные работы и подготовка к штурму.

Кополь Фридрих, стремясь удержать Кольберг, приказал Шатену я принцу Вюртембергскому собрать все силы, пробиться к крепости и доставить провиант ее защитникам. Попытка оказалась неудачной.

Наступила суровая зима. Румянцев разместил свои войска по зимним квартирам и все более сжимал кольцо осады. Под вли-

1 Очень' яркий рассказ об этих событиях дает участник сражения А. В. Суворов (Алексеев В. "Письма и бумага Суворова". Т. I, стр. 10. Птгр. 1916);

янием голода, ожидания штурма и уверенности в неизбежной гибели Кольберг наконец сдался на условиях, предписанных Румянцевым. Были взяты более 3 тыс. пленных, 146 крепостных орудий, знамен, огромные запасы вооружения, снарядов, амуниции.

Взятие Кольберг а - последний акт войны 1756"1762 годов. Он был исполнен Румянцевым образцово. На всем протяжении операции командующий с безукоризненной четкостью устанавливал цели и методы их осуществления в строгом соответствии с условиями момента и с конечной целью.

В действиях русских войск не было ничего лишнего. Не было того бесполезного маневрирования, которое так печально характеризует деятельность Бутурлина, Фермера и даже Салтыкова за его вторую кампанию.. Нельзя не отметить и большой решительности Румянцева, действовавшего вполне самостоятельно, нередко вопреки решениям военного совета и даже указаниям Конференции.

Русская конница, реорганизованная я обученная Румянцевым, не только успешно боролась с лучшей в мире кавалерией Фридриха, но проявила необыкновенную подвижность, выносливость и сыграла огромную роль в успехе операции.

Впервые применив боевое построение в колонны и этим заложив основу для развития глубокого порядка, Румянцев вместе с тем явился и творцом рассыпного строя, создав "легкие батальоны" стрелков, предшествовавшие введенным затем гр. П. И-Паниным егерским батальонам.

Ни на минуту не выпуская инициативы из своих рук, Румянцев во все время операции держался активной тактики, обращая большое внимание на поражение живой силы противника. Этот совершенно необычный для XVIII в. принцип Румянцев сочетал с характерным для его времени, ко вполне целесообразным маневрированием.

Необходимо отметить огромное значение упорядочения Румянцевым ранее столь несовершенной службы снабжения. Правильная организация подвоза из тыловых магазинов, опиравшаяся на образцовое -устройство баз и коммуникационных линий, являлась необходимым условием успеха операции. Принятая Румянцевым система реквизиций и разумное применение натуральных повинностей населения были возможны лишь при правильном устройстве тыла.

"Кольбергская экспедиция" открыла новый период в истории русского военного искусства, а полководческое искусство Румянцева было оценено не только в России: когда положение его (после вступления на престол Екатерины) пошатнулось, Фридрих усиленно старался привлечь этого генерала на службу в прусской армии.

IV

В феврале 1762 г. Румянцев, произведенный в генерал-айшефы,' был назначен командующим войсками в готовившейся войне против Дании. Он выступил к Ан-кламу и Штеттииу, но на пути был задержан манифестом о вступлении на престол

Екатерины И и приказом сдать команду гр, П. И. Панину и явиться в Петербург.

Зная враждебное отношение новой императрицы к сотрудникам ее убитого мужа и считая свою карьеру оконченной, Румянцев подал прошение об отставке "по болезни" - мотив, которым ему часто приходилось пользоваться позднее. Он поселился в Данциге и лишь после длительных настояний императрицы, родственников и друзей приехал в Петербург, где был "ласково принят". Прусский посланник Сольмс по этому поводу писал: "Румянцев с его надменным нравом и [решительным тоном едва ли долго удержится благодаря только своим достоинствам". Но в Румянцеве еще нуждались тогда, хотя бы В связа с работой, созданной В 1763 г. "Воинской комиссии", которой было поручено переустройство русской армии на основе опыта войны. Работа началась с .реорганизации генерал ьного шта;ба; далее, упорядочено положение командного состава; полки приведены к численному единообразию, и в составе их установлено по две мушкетерских роты, предназначенных служить запасом для укомплектования полков в военное время. Был учрежден егерский корпус. Егерей вооружили нарезными ружьями ' и стали учить "прикладываться совершенным прицеливанием", быстро перестраивать фронт, действовать В рассыпном строю, "наступать и отступать с пальбою? К Усилили артиллерию. При значительном расширении состава армии резко выросла численность конницы. Все это напоминало принципы переустройства войск^ проведенные Румянцевым под Кольбергом.

Комиссия ввела более удобное обмундирование, новый пехотный и кавалерийский уставы, являвшиеся шагом вперед.

Так как уставы не были общеобязательны, Румянцев в 1770 г. выработал для своей армии новый устав - "Обряд службы", виосивший много улучшений и позднее принятый для всех русских войск. Из румянцевского "Обряда", в частности, исходил в своих порядках и Суворов. Румянцев одним из первых старался йвести полное единообразие в подчиненных ему войсках, как в обучении их, так и в несении полевой и гарнизонной службы. Поддерживая крепкую дисциплину, он вместе с тем [резко сократил практику телесных наказаний, затруднил перевод солдат из строя в обоз, на полевые работы и для услуг офицерам, чем последние очень злоупотребляли.

Еще важнее было установление совершенно необычного для западных армий принципа оценки солдата как сознательного ваиштяика отечества. "Если положение военного человека в государстве считается сравнительно с другими людьми беспокойным, трудным и опасным," писал ученик Румянцева го. Воронцов в "Инструкции ротным командирам"," то в то же время оно отличается от них неоспоримою честью и славою, ибо воин превозмогает труды часто несносные и, не щадя своей жизни, обеспечивает сограждан, защищает их от врагов, обороняет отечество".,

Инструкция требовала уважения к рядовым, повышения их чувства собственного достоинства, с тем чтобы ?честь, заслу. женную полком... каждый солдат на себя переносил"2. Забота о солдате, его физическом здоровье, благоустройстве его быта, госпитальном обслуживании, выдвигалась как первый долг командираs. Во всем этом звучат мотивы, совпадающие со взглядами и наставлениями Суворова, ко- - торый не без основания называл Румянцева своим учителем.

Румянцев предлагал распределять рекрутов по частям войск и родам оружия в соответствии с индивидуальными качества-. ми людей; например в кавалерию зачислять преимущественно украинцев, казаков и' . вообще людей, привыкших к верховой езде, в егерские часта - рекрутов из районов, где распространен охотничий промысел, и т. п.

Придавая огромное значение подвижности армии, Румянцев требовал для нее по-стоянньгх упражнений в учебных занятиях, маневрах, маршах в колоннах и линиях, перестроениях из развернутого строя в колонны, фуражировках, переправах через реки, атаках я обороне учебных укреплений. При этом он настаивал, чтобы "каждое с войсками предприятие на глазах главного командира происходило бы и было им. искусно вразумляемо и объясняемо" *.

Войска обучались только тому, что нужно на войне. Обращено было большое внимание на индивидуальную подготовку солдат, сокращены и упрощены ружейные приемы. Наряду с двухшереножным строем и колоннами было введено действие мелкими "кареями", явившимися связующим звеном между порядками линейной и глубокой тактики.

Работа артиллерии была значительно усовершенствована приданием ей "пионеров" (саперов), введением единообразия калибров и установлением новых правил обучения и действия. Считая парадную тяжелую кавалерию бесполезной, Румянцев добился ее упразднения и сделал конницу подвижной и приспособленной к реальным целям войны.

V

Как правильно предсказал Сольмс, Румянцев недолго пользовался милостями императрицы и в 1764 г. был по собственному ходатайству уволен "д,ля лечения". Но еще неукрепившееся екатерининское правительство обладало достаточным умом, чтобы не отбрасывать от себя таких людей, как Румянцев. Вскоре, в связи с упразднением гетманства, Румянцева назначили генерал-губернатором и командующим войсками ("г,лавным кошндиром?) Украины. Этот пост, на котором он вел огром-

2 "Военный сборник" - П за 1871 год* стр. 33.

* ЦВИА, ВУА, - 1833.

кую и многообразную работу, за ним так и'осгался, несмотря на последующие изменения в его прадаораом положения и военные назначения.

В начале 1769 г. в связи с объявлением Турцией войны России, Румянцева назначали командующим Второй {вспомогательной) армией, предназначенной для действий против Крыма, но осенью того же'года его пришлось перевести на место командовавшего Первой армией кн. Голицына, пассивность которого вызывала общее осуждение. Вторую армию дали гр. Панину, которому снова, в обход Румянцева, поручали выполнение главной части операционного плана - овладение крепостью Бендеры. Армия Румянцева предназначалась лишь для прикрытия этих операций. Не имея возможности отказаться от выполнения петербургского плана, Румянцев внес в него корректив, радикально изменивший направление действий: он решил начать наступление между Прутом и Серетом с тем, чтобы не позволить неприятелю перейти на левый берег Дуная. Этим не только облегчалась осада Бен дер, но н освобождалась часть сил Второй армии для активных операций на Дунае.

Румянцев вступил в командование 18 сентября 1770 года. 26-го он взял Яссы и развернул широкие операции передовых частей в Молдавии, где им было создано контролируемое Россией правительство. В ноябре был взят Галац, затем - Бухарест. Это повлекло за собой большую разброску сил, и Румянцев, опасаясь удара глав-нон турецкой армии, сосредоточившейся у Исакчи, не колеблясь очистил занятую им Валахию и даже часть Молдавии в целях концентрации своих войск.

Наступление началось в апреле. Часть войск была оставлена у Хотила для обеспечения операций армии Панина; особые корпуса охраняли тыл со стороны Польши и занимали Молдавию. Главные же силы под командой Румянцева выступили на Липчаны и после труднейшего перехода по бездорожной и пораженной чумой местности в конце мая двинулись навстречу врагу, обладавшему громадным численным превосходством.

Успех этого опасного предприятия строился на психологическом расчете: противник не должен был подозревать о незначительности сил наступающих. С другой стороны, были приняты тщательные меры к прикрытию операционнюй линии, чему Румянцев придавал особенное значение. "Не обеспечивая надежно оставляемого за собою, большими шагами нельзя ступать вперед? 1," писал он.

На пути к Рябой Могиле передовой корпус под командованием кн. Репнина столкнулся с подавляющими силами противника; они были отражены при помощи корпуса ген. Баура, подошедшего по левому берегу Прута, в то время как Румянцев двигался по правому берегу Дуная. П июня вся армия сосредоточилась - это был первый в русской военной истории пример

1 "Чтения..." за 1865 год. Кн. 2-я, стр. 47?48.

в "Исторический журнал" - 7

наступления частями и сосредоточения их перед боем.

15 июня враг сделал неудачную попытку напасть на передовые корпуса Репнина и Баура, а в ночь с 16-го на 17-е Румянцев атаковал вражеский лагерь. Репнин с 14 тыс. чел. (и полученным позднее конным подкреплением) был брошен на правый фланг противника. Потемкин с 4 тыс. направлялся с запада в его тыл, а главные силы и авангард Баура (до 23 тыс. чел.) наносили решающий удар с севера. Несмотря на то что отряд Потемкина вступил в действие со значительным опозданием, противник был разгромлен наголову и бежал, преследуемый на 20 верст русской кавалерией. Пленные показали, что в атакованном лагере "почиталось турецкой пехоты 11 ООО и конницы 11 ООО же Да татар 50 ООО. Они намеревались перейти Прут и разбить корпус кн. Репнина, почитая его в силах слабейших против своих, но увидев армию, которой они толь скоро приближения не чаяли и ужаснувшись от всех сторон их окружающих войск, которых считали они не менее полутораста тысяч, принуждены были с трепетом бежать"

Сражение при Рябой Могиле"этот первый большой бой после Семилетней войны - интересно своей специфической тактикой, построенной на учете организационных особенностей, методов действия и психологии противника. Сложные, образцово проведенные и согласованные передвижения были осуществлены глубокой ночью. Атака велась одновременно всеми силами, но не сплошной массой, а пятью группами. Авангард Баура одновременно обеспечивал успех фронтальной атаки и служил резервом.

Полководец позднейшего времени нашел бы возможным иначе скомпоновать я расположить свои силы и нанести более сосредоточенный удар в решающую точку. Однако то. что сделано Румянцевым, является огромным прогрессом, если сравнить с тактикой русской армии в предыдущую войну и с оперативным искусством даже такого военного мастера XVIII Е. как Фридрих II.

После сражения при Рябой Могиле Румянцев отправил отряд Потемкина для наблюдения за отступающим противником, выделив несколько отрядов для охраны важнейших направлений (медлительность движения Второй армии оставляла его фланг незащищенным), он сам двинулся к нижнему течению Дуная. Армия Панина в это время только что переправилась через Днестр и направилась к Бендерам.

Вскоре между течением Прута и р. Лар-гой был обнаружен лагерь ханских войск, численность которых вместе с подошедшим отрядом, молдавского сераскира достигала 80 тысяч. Хая ждал здесь соединения с главной армией визиря, готовившейся к переправе через Дунай у Исакчи. Чтобы не допустить этого соединения, Румянцев решил незамедлительно атаковать противника. Для осуществления этой операции он

* ЦВИА, ВУА, - 1888. Ч. 1-я, л. 172.

сосредоточил все свои силы, выделив лишь двухтысячный отряд для охраны мостов у Фальги. Исходя из особенностей местности, расположения и укреплений противника, он решил, переиравивпгась через р. Ларгу, обойти противника и нанести ему главный удар со стороны правого фланга. Во время обходного движения дивизия Племянникова (до 6 тыс. чел.) должна была демонстрировать перед фронтом вражеского расположения, а затем, когда бой на правом фланге развернется, перейти в атаку. Наступающие части были выстроены в "тонкие", почти линейные каре Ч

Операция началась ночью и завершилась около 12 час. дня захватом лагеря. Противник бежал, потеряв при этом более тысячи чел. 30 орудий, 3 мортиры, знамена, массу имущества. Русских выбыло из строя не более 100 человек. Турки и татары отступали беспорядочно, в разных направлениях.

Весть о разгроме при Ларге была получена визирем в то время, когда он приступил к переправе своих войск через Дунай с намерением воспрепятствовать операциям армии Панина против Бендер. Перейдя на левый берег и установив там связь с отступившими за оз. Ялпух войсками хана, визирь подошел к оз. Кагул, присоединил к себе бежавшие от Рябой Могилы турецкие части и остановился здесь лагерем. Чвсотенносггь его войск достигла 150 тыс. человек. Хан, получив крупные подкрепления, вновь располагал почти 80 тысячами. Визирь поручил ему разрушить тыл русских, а затем идти на соединение. Положение Румянцева осложнялась острым недостатком шрошовольстшия; к томгу же татарская конница угрожала перерезать коммуникации и вовсе прекратить движение транспортов.

Оставив в своем тылу одиннадцатитысячный отряд, который ценой огромного напряжения сдерживал натиск татар, Румянцев все остальные силы - до 27 тыс. чел. - сосредоточил невдалеке от Кагула, у деревни Гричени. 20 июля масса турок появилась в нескольких верстах южнее русского расположения и остановилась лагерем среди четырех веерообразно расходившихся высот, ограниченных с севера Траяновым валом. Эта позиция, удобная для наступательных действий конницы, заключала в себе, однако, ряд крупных недостатков, и Румянцев тотчас учел их.

Составленный им алан атаки сходен с планом сражения при Ларге, но проще, и идея главного удара .в нем более выражена. Основные усилия направлялись на левый фланг. Сюда разными путями должны были подойти авангард Баура, дивизия ; Племянникова я дивизия Олица. Репнин и 1Брюс имели задание: атаковать в это вре-;мя правое крыло противника, а если понадобится, подкрепить атаку левого фланга.

1 Текст диспозиции и подробное описание хода сражения см. в нашей тфбмт&ащяи "Ларга и Кагул то бумагам Румянцева". "Красный архив" - 6 за 1940 год.

Таким образом, из общего числа 27 тыс. солдат, которыми располагал Румянцев] против левого фланга предназначалось 1?"20 тысяч. Они и решили дело.

Наступление началось ночью, а бой" завязался около 5 час. утра и носил исключительно яростный характер. До 8 час. положение атакующих было весьма трудным и опасным, потом оно выправилось благодаря распорядительности Румянцева. Общая атака натолкнулась на ряд новых трудностей. Тем не менее около час. утра "неприятель, видя свой великий урон] бросил весь обоз и побежал толпами во все ноги к стороне Дуная". Русские овладели "турецким полным лагерем, получили в добычу всю артиллерию во "ста сорока хороших орудиев на лафетах и со всеми к тому артиллерийскими запасами и великим багажом? 2.

Турок, бежавших в сторону Измаила, преследовал отряд ген. Игельстрома, в направлении к 'Исакчи - корпус Баура. Последний нагнал разбитые войска в то время, когда они на 300 судах переправлялись через Дунай. Часть кораблей была тут же затоплена артиллерией; остальные вместе с войсками, оставшимися на берегу, сдались. "И овладели наши войски весь берег покрывавшими обозами, турецкими екипа-жами, верблюдами, мулами, бесчисленным множеством скота и взяли последний парк турецкой артиллерии тут находившейся в двадцати шести орудиях"3.

Турки потеряли более 20 тыс. чел. урон русских не превышал тысячи человек. Отряд Игельстрома, преследовавший бежавших к Измаилу, захватил мосты у устья Ялпуха, разбил арьергардные части противника и получил в добычу его обоз. Вслед за Игельстромом Румянцев отправил Репнина, подкрепив его отрядом Потемкина. 26 июля русские овладели Измаилом и продолжали наступление. 10 августа взята была Килня, 28-го - Ак-кермал, 16 сентября Панин штурмом взял Браилов. Пространство между Дунаем, .Прутом и Днестром было очищено, и кампания закончилась. Румянцев получил фельдмаршальский жезл.

Кампания 1770 г. достойно увенчала решительную и последовательную стратегию Румянцева, проявившего себя замечательным тактиком и неподражаемым мастером фланговых ударов. Без колебаний осуществляя свой план наступления, Румянцев ставил своей основной целью сокрушение живой силы противника. Правильно решив атаковать у Кагула визиря до его сое" нения с войсками хана, Румянцев вел действия осторожно, но с полной решительностью. Правильно выбрано время атаки: ночное наступление дало ту выгоду, что позволило беспрепятственно перейти Трая-'нов вал, где в другое время противник мог бы оказать сильное сопротивление. Кои* центрация сил к моменту удара была максимальной. Только необходимость защиты тыла, куда уже прорывались крупные татарские отряды, вынудила Румянцева выделить сюда значительные частя. Ослабленный этим обстоятельством, он не мог рассчитывать на самостоятельное значение кавалерии, остававшейся в его -распоряжении, и потому совершенно правильно разместил ее в интервалах между "кареями", хотя конница на левом фланге боевого построения была слишком слаба; если бы противник заметил это, он мог бы добиться здесь значительного успеха.

Боевой порядок Румянцева был приспособлен к борьбе с конницей, но непригоден для активных действий против тгехо-ты. Поскольку было известно, что турки располагают до 50 тыс. пехоты, решение Румянцева надо признать очень смелым. Он принял его, исходя из знания психологии и навыков противника, действовавшего в поле лишь конницей и оставлявшего пехоту под защитой укреплений. Несмотря на смелость и даже рискованность наступления, ход событий полностью подтвердил правильность соображения Румянцева и привел его к победе, остающейся одной из самых ярких страниц русской военной истории.

В основу плана сражения при Кагуле был положен решающий удар в направлении, обеспечивавшем возможность удобного отступления в случае неудачи. Действия Репнина и Брюса преследовали подсобную цель: отвлечь и сковать силы противника, а затем развивать успех главного удара. Конкретная обстановка сражения потребовала некоторого изменения плана, и Румянцев, державший в своих руках все управление боем, успешно осуществил это. Должны быть отмечены слаженность действий всех родов оружия и умелое поль-зсвание резервом - обстоятельство, совершенно необычное для западных армий XVIII века.

VI

Весной 1774 г. Румянцев переправил через Дунай восьмитысячный корпус ген. Каменского, который занял Карасу, 2 июня он соединился в Вадарджнке с шеститысячным отрядом Суворова. Высланный на-" встречу русским сорокатысячный корпус противника был разгромлен при Козлуд-же. Созванный Каменским военный совет постановил сделать шестидневную остановку и, приведя в порядок материальную часть, пополнив продовольственные запасы, занять позицию, угрожающую коммуникациям неприятеля.

Этот план вызвал резкую отповедь Румянцева, который уже переправлялся с главными силами у Гуробала. Вследствие задержки в развитии успеха, писал фельдмаршал Каменскому, "неприятель может собрать и ободрить разбитые воЙски и учредить свою оборону в укреплениях... Не дни, да часы и моменты в таких положениях дороги и потеряны невозвратно". Поэтому он приказал Каменскому немедленно подступить к Щумле (где были сосредоточены главные силы визиря) и попытаться овладеть ею "по удару" и лишь в крайнем случае "поставить корпуса в такое положение, чтобы стеснить все мести о неприятеля, запершегося в укреплениях"

17 июня передовые корпуса приблизились к крепости, угрожая ее сообщениям с Адрианополем. В то же время главные силы начали обходное движение, а отряд ген. Заборовского открыл военные действия в Болгарии. В запертом турецком лагере поднялась паника. Визирь обратился с предложением о перемирии. Румянцев отклонил это, так же как и предложение созвать конгресс. Он занял сильным отрядом деревню Кучук-Кайнарджи и демонстрировал намерение двинуться на соединение с Каменским. Снова явились турецкие парламентеры. Убедившись в решительности намерений Румянцева, визирь вынужден был "отдалить все противности и согласиться с уполномоченным ген.-поручиком кн. Репниным заключить без отлагательства вечный мир"2.

10 июня был подписан мирный трактат на исключительно вькгодных для России условиях. Впереди оставались трудности по ратификации его. Румянцев, больной эпидемической лихорадкой, свирепствовавшей в войсках, из Фокшан руководил всеми деталями переговоров в Константинополе. Благодаря его дипломатическому такту, ловкости и твердости султан 5 ноября утвердил, наконец, договор без вся* Kifx изменений.

Румянцев был щедро награжден, назначен начальником всей русской кавалерии, но, как он чувствовал это и во время -вой* ны. его роль в военной и политической жизни все более ограничивалась: недавно служивший под его начальством ген. Г. А. Потемкин, став "любимцем счастья", поднялся над всем и всеми. Он хотел стать единственным, и императрица поддерживала его в этом. Сознавая невозможность борьбы с воешльвым временщиком, Румянцев уехал на Украину. Потом он сопровождал великого князя Павла в Берлин и опять вернулся к делам по управлению "Малороссией". За ним еще оставалась работа по зак1реплению за Россией Крыма, но главная роль и в этом деле постепенно перешла к Потемкину, ставшему вскоре светлейшим князем Таврическим.

В 1787 г. началась новая война с Турцией. Командующим главней армией назначили Потемкина. Румянцеву дали вторую, "р,езервную" армию. Поставленный в фактическую зависимость от Потемкина и союзного австрийского командования, старый фельдмаршал долго не -выезжал к вой* схам, отсиживаясь в своих имениях. Операции развивались не так, как того хотел Румянцев. Его заставили действовать по "кордонной системе", которую он постоянно высмеивал. Он получал указания от Потемкина, настойчивые советы и требования принца Кобурга, упреки из Петербурга.

Но и в эту, столь тяжелую для него кампанию Румянцев все же сумел проявить

1 ЦВИА, ВУА, - 2010, лл. 9 об."10.

исключительное мастерство и показал образцы маневренных действий, которые могут быть поставлены наряду с лучшими примерами аналогичных операций Фридриха II, фельдмаршала Дауна и других выдающихся западных полководцев XVIII века. В эту маневренную тактику Румянцев внес существенную поправку: в противоположность австрийцам, оперировавшим отдельными, слабо связанными между собою отрядами, Румянцев в нужный момент стягивал свои силы, быстро сосредоточивая их в нужном направлении.

Полное расхождение с Потемкиным в понимании целей кампании сделало невозможной совместную деятельность обоих главнокомандующих: Румянцеву пришлось уйти. Он очень тяжело переживал это, упрямо оставался в Яссах, несмотря на повеление выехать из зоны действий армии. Лишь в конце 1790 г. он отправился на Украину и заперся сначала в своих Вишенках, потом - в Ташани. Его полководческий путь казался законченным.

Но вот в 1794 г. вспыхнула война в Польше, потребовавшая опытного и авторитетного руководства, и Екатерине пришлось поставить старого фельдмаршала во главе войск, расположенных от пределов Минской губернии до устья Днепра. Это была последняя война Румянцева, издалека руководившего действиями войск, которые он фактически вверил Суворову.

Вскоре умерла Екатерина. Павел I произвел Румянцева в полковники конной гвардии, поручил ему Украинскую дивизию и вызвал в Петербург. Но фельдмаршал не успел выехать: его разбил паралич. Старания лекарей "не были в состоянии исторгнуть его из челюстей смерти". 8 декабря 1796 г. "по полуночи в 9 часов -и три четверти скончался он спокойно"1. Его похоронили в Киеве, в Печерской лавре.

VII

С середины XVIII в. прусская наемная армия и выработанная на ее основе линейная тактика и стратегия истощения противника сделались образцом для всех европейских войск. Западная военная доктрина безраздельно владела умами и русских генералов. На опыте Семилетней войны Румянцев мог убедиться в тех преимуществах, которые давали полководцу хорошая выучка, дисциплинированность и подвижность вражеской армии, но наряду с 'этим он правильно оценил огромное значение и силу тех внутренних национальных особенностей русской армии, которые могли явиться основой для стратегии и тактики, совершенно отличных от прусского 'военного искусства.

Русских солдат не было необходимости держать под постоянным надзором; можно было допускать их действия небольшими группами; они проявляли живую инициативу, чувство товарищеской поддержки и готовность к самопожертвованию - качества, которых не ждал и не мог ждать от своих солдат полководец наемной армии.

Исходя из этих вполне понятных и близких ему особенностей армии. Румянцев уже во время Семилетней войны наметал вехи нового, национального пути развития военного искусства и итоги этого опыта подвел под Кольбергом.

Период после Семилетней войны до первой турецкой войны не остановил развития стратегических и тактических принципов Румянцева. Ввиду назревавшей войны с Турцией он думал и работал над методами борьбы с ее вооруженной силой. Основным он попрежнему считал сохранение инициативы и активности. При этом первую задачу он видел не в захвате позиций, крепостей, территорий, а в поражении живой силы противника. "Никто не берет города, не разделавшись прежде с силами, его защищающими"," говорил Румянцев, критикуя неудачные действия русского командования в начале первой турецкой войны.

Эта мысль, имеющая прецедент в стратегии Петра I, многократно повторялась затем русскими полководцами. Являясь основой стратегической догмы Румянцева, она послужила краеугольным камнем стратегии и тактики Суворова.

Но решительный удар может быть нанесен противнику лишь сосредоточенными силами. Этот принцип Румянцев применял последовательно и постоянно. Лишь во вторую турецкую войну, по требованию союзников-австрийцев, он вынужден был допустить применение в своей ' армии кордонной системы, что, впрочем, полностью шло вразрез с его личными желаниями. Опротестовывая план австрийского фельд* маршала Лассн разместить сорокатысячную армию Румянцева мелкими отрядами на пространстве около 400 верст длины, Румянцев писал: "Какой конец будет иметь сие дальновидное тдредположение? Если мысль была, чтобы неприятеля лучше тем растянуть, то тоже трудно и самим соединенно действовать... Ласси, если то был его план, не имеет причины им утешаться"3.

Выступая в кампании 1770 г. Румянцев исходил из стратегических принципов, выработанных 'им ранее; он не замкнулся, однако, в них я не ограничился их общим применением, а уточнил, развил и конкретизировал применительно к специфике 1Гротивника. Основной принцип наступления и сокрушения живой силы врага оставался прежним. "Я того мнения был н буду," говорил Румянцев," что нападающий до самого конца все думает выиграть, а обороняющийся оставляет в себе страх соразмерно сделанному на него стремлению. Не полагаю я отнюдь быть и правилом, чтобы всегда надобно равное про-тиву равного употреблять оружие, а держусь того, чтоб своим превозмогать над

2 "Сборник военно-исторических мате-риалов". Вып. 4-й, стр. 343.

противником"С малым числом разбить великие силы, тут есть искусство и сугубая слава, а быть побежденным от превосходного в силах дело не есть чрезвычайное? 2.

Подобное положение в войне с турками было совершенной новостью. Огромное численное превосходство конницы неприятеля, его действие массовым ударом приводили к тому, что обычный, линейный строй в борьбе с ним оказывался непригодным. Часто уже первым мощным натиском турки прорывали линии врага и затем, окружив, уничтожали его с помощью своего сильного резерва. Этот опыт был особенно хорошо известен австрийцам, не догадавшимся, однако, изменить свои боевые порядки.

Многочисленная турецкая конница легко производила обходы неприятеля. Поэтому европейцы, в частности русские, во избежание окружения и одновременного удара с фронта, флангов и тыла стали применять построения в каре. То был огромный четырехугольник, составленный из трех рядов' пехоты, усиленной батареями по углам и фасам каре; внутри последнего укрывались обозы и небольшой резерв, иногда выделявшийся в особое каре, стоявшее позади главного расположения. Для лучшей защиты от нападения каре окружалось цепью из соединенных петлями и крючьями рогаток с острыми пиками.

При таком порядке возможность активных действий исключалась. Он был чрезвычайно невыгоден и потому, что прорыв одного из фасов каре грозил гибелью всей армии, и потому, что в отражении натиска могла участвовать лишь непосредственно атакованная часть войска, тогда как остальные оставались на своих местах бездействующими. Чтобы избежать этих невыгод, Миних (в войне 1735"1739 гг.) стал строить войска в несколько каре - обычно одно большое и в два"три меньших.

Выдвигая наступление как основной принцип победы, Румянцев должен был найтн новые формы строя, которые обеспечивали бы подвижность и маневренность армии. Он добился этого, применив построение в многочисленные каре различной величины, вплоть до мелких - батальонных и даже ротных. Фронт и фланги обеспечивались артиллерией и егерями, а кавалерия размещалась в интерзалах. В наступление двигалась вся система "кареев", причем к самостоятельному действию было способно и каждое каре в отдельности. Связывавшие подвижность рогатки были отменены, а это позволило сильно сократить обоз, который при наступательных операциях оставался позади.

Румянцев тщательно следил за координированным действием всех частей и родов оружия, придавая одинаково важное значение работе артиллерии и кавалерии,

1Дубровин Н. "Присоединение Крыма к" России". Сборник документов. Т. I, 832.

2 "журнал военных деДстшй 1770 г>. СПБ. 1770 (пагинация отсутствует).

хотя основной и решающей силон считал пехоту. Артиллерия и егеря, двигавшиеся впереди колонн или "кареев", наносили огромный урон неприятелю и подготовляли штыковой удар пехоты, решавший исход сражения.

Огромное значение Румянцев придавал правильной организации разведки. Располагая хорошей легкой конницей, он посредством войсковой разведки и рекогносцировки всегда имел правильные сведения о противнике. "Для восприятия," писал он," в потребном случае супротивных мер против своего неприятеля есть в том одна из главных должностей . военачальников. чтоб стараться узнать его положение, силы и способы к действиям"3.

Румянцев высоко ценил инициативу своих командиров, и надо сказать, что под его начальством ряд генералов, не говоря уже о Суворове и Голенищеве-Куту-зове, оказался на высоте своего положения. Требуя, чтобы командиры служили примером своим подчиненным, Румянцев сам проявлял личную доблесть, вызывавшую уважение солдат и увлекавшую их к победам.

Румянцев не следовал рабски своим диспозициям и не требовал этого от своих подчиненных: он ждал от них прежде всего уменья приспособляться к условиям и особенностям боя и находить правильные самостоятельные решения. Обладая способностью мгновенной ориентации в обстановке, он сам в условиях боя принимал быстрые и точные решения и осуществлял их без каких бы то ни было колебаний. Человек ясного ума и широких знаний, он был чрезвычайно далек от того узкомеханического познания вещей и сухой приверженности к установленной системе, которая создавала узких и ограниченных теоретиков австрийского и. прусского штабов. Он отличался, однако, методичностью и последовательностью в работе. Таким был он и в своих частных делах и в служебных отношениях.

Румянцев отличался исключительной памятью и быстротой восприятия. "Быстрейший имел бег мыслей и дар слова пространнейший," рассказывает о нем его бывший правитель дел Н. Лесницкий." Читал одним взглядом не строки, но периоды и целые страницы**. Он был прекрасным юристом не только в области писаных законов, но и обычного права; в его памяти хранились разнообразнейшие сведения о всяком человеке, с которым ему когда-либо приходилось встретиться. Его работоспособность и физическая выносливость достойны удивленияs. С высокоразвитым чувством собственного достоинства, доходившим до надменности, вызывавшей враждебность к нему наиболее влиятель-

* "Киевская старина" за 1895 год. Март. Т. 48, стр. 402.

5 Записки Л. М. Энгельгардта. Изд. "Русского архива", стр. 79. М. 1863.

ных представителей двора, он сочетал сдержанность, граничившую со скромностью. "Несчастью моему причина токмо та," писал он графу Орлову," что я не умею себя рекомендовать" 4.

В условиях русской армии выработанный Румянцевым тезис о сокрушении живой силы противника как главной оперативной цели ©ойньг и наступательном! действии сосредоточенными силами как основном методе осуществления этой цели не был, да и не wor быть явлением" исключительным и изолированным: предпосылки "стратегии сокрушения" всегда жили в русской армии и проявлялись даже в периоды ее упадка, когда ее зараженное западной доктриной командование усиленно навязывало ей совершенно противоположные принципы. До Румянцева, однако, никто не сумел достаточно ярко и отчетливо осознать положение, сформулировать его, определить и осуществить правильное Так* тическое и стратегическое применение русских вооруженных сил.

Первым это сделал Румянцев, с имёнёИ которого по справедливости связывается оформление русского военного искусства, законченную разработку которого дали два великих ученика Румшдева"Суворов и Кутузов. 'И если их имена теперь более чеа! когда бы то ни было живы и близки нам, то рядом с ними должно стоять и третье имя - Румянцев.

НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА ХОРВАТСКОГО НАРОДА

Д. Густитич

Хорваты заняли современную свою территорию в V?VII вв. переселившись сюда с северовостока Европы. В IX в. хорваты делились Hia два княжества: Далматинскую Хорватию и Панноясхукх В начале X в. при первом хорваггском короле Т омиславе (910"928), эти два княжества были объедя* йены в "королевство Хорватии". Первым кО" ронованньш хорватским королем был Сте-1ЬАН Держислав, принявший титул "короля Далмации и Хорватии".,

В 1102 г. национальная династий прекратилась, и хорвйггьг, избрав своим королем венгерского кОроляг Коломана, объединились на началах персональной унии с BeHr=-рией; На всем протяжении своей историй, с И02 по 1918 г. Хорватия оставалась особой политической территорией с особыми Йрайами для хор)ва1гокого населения.

На протяжении Почти всего феодального периода Хорватия и Венгрия сохраняли дружеские сговкшешя; между этими народами ке было сколько-нибудь крупных национальных столкновений. Это объясняется тем, что ^аствоааяняие в этих DIPAIHTAX хорватские и венгерские феодалы находились всегда пе* ред лицом общих внешних врагов и опасностей и прежде всего перед опасностью завоевания их стран Византией* Венецией, турками и Габсбургами. После битвы у Мо-гача (1526) хорватских и венгерских феодалов объединяла общая политическая борьба с Габсбургами, занимавшими с этого времени королевский престол Венгрии и Хорватии и постоянно пытавшимися превратить Хорватию и Венгрию в Обыкновенные австрийские тйровияция,

Хорватских и венгерских феодалов объединяли также общие экономические интересы и прежде всего йх антагонизм в описи шении к крестьянству. С начала XVI в< 9 Хорватии и Словении учащаются крестьянские восстания. Самое крупное из нйХ прч* изошло в 1575 г. когда поднялись протйэ феодального г Не та 20 -тыс я ч и&я КРЕСТЬЯН -екая масса хорватов и словенцев под РУКО* водством хорвапхжогО крестьянского рево* люционера Магии Губеца. Дружеские отношения между хорватами а венграми В период феодализма характеризует тот факт, что в на!родкых песнях, как венгерских, так й хорватских, воспезлются й венгерские и хорватские нацйонадьйьй герои. Например "Сибимянин Янко" (он же Иван Хуняди) встречается в венгерской, хорватской, сербской н болгарской народйоя поэзии. В Венгрии и Хорватии государе** венным языком в это время был латйнскяЙ язык, который являлся официальным язы" ком феодальных сословий европейского Запада. Национальные отношения Между хорвй* тамй и венграми начинают коренным ойразом изменяться с началом развития в Венгрии а Хорватии капиталистических элшенггов, бур1-жуазии. На этом Швом этапе венгерская молодая буржуазия и венгерское мелкое Дворянство начинают мечтать о полной независимости от Австрии и о расширении Своего государства до Адриатического Моря, чтобы таким образом получить возмо"кйость независимого развитая Для своей к'айи-талйсгичёской экономики. Во время . фрйн* цузской рсволкШй й 1790 г. в общем вей* ГрО^хорватском сеЙш в Вратиславе выдвинуто требование заменить 6 Сейме тинокий язык венгерским. В этом жё сейме выдвигается требование ввести венгерский' язык в учебную программу хорватский школ, сделать венгерский язык официальным языком государственных сношеда между венгерским и хорватским государствами. По этим вопросам произошли первые национальные столкновения между 'венграми и хорватами, в с этого времени их национальная борьба все время обостряется, пока, наконец, в 1918 г. хорватский народ не освобождается от господства старой, империалистической Австро-Венгрии. Надо иметь в виду, что в Хорватии капиталистические элементы развивались гораздо медленнее, чем в Венгрии, и что хорватскими представителями в общем венгро-хорватском сейме являлись лишь хорватские дворяне. Поэтому на первом этапе, до 30-х гг. XIX в. национальное движение в Хорватии развивалось также замедленным темпом. Хорватское дворянство, напуганное французской революцией конца XVIII в. дает лишь очень .робкий отпор дерзким притязаниям венгерских националистов. Боясь революции в своей стране и разрыва с Венгрией, хорватское дворянство © хорватском сейме в 1790 г. даже само принимает решение об объединении Хорватии с Венгрией при общем сенате и вводит по собственной инициативе венгерский язык в хорватские школы. Войны эпохи французской революции и наполеоновской империи и последовавшая за ними реакционная австрийская реставрация приостановили национальную борьбу межщу венграми и хорватами почти на четыре десятилетия. Но за это время в Хорватии уже несколько более продвинулось йперед развитие капиталистических элементов. Кроме того в 1805 г. Далмация попала под власть Н а пшгеона* и; в 1809 г. было создано "королевство Иллирия", объединившее главные словенские области, часть Хорватии и Далмацию в' одно государство. Хотя "ко|ролевчггво Иллирия" не Охватывало всех словенцев и хорватов; оно все-таки немало способствовало развитию национального соёвания как у словенской, так и у хорватской буржуазии. Когда в 1830 г. венгры вновь подняли вопрос о введении венгерского языка в общем венгро-хорватском сейме* венгерские претензии натолкнулись на энергичное сопротивление молодой хорватской буржуазии при полной паесивЛшатй xqpBamcKoro дворянства. В ответ на венгерские цритязаиия оделить венгерский язык официальным в страйе и урезать некоторые другие иационшшные права хорватского народа, в Хорватии ка политической сцене появляется шцион'альиое течение, известнее под HassesaHiaeiM "иллиризма"., Окруженная сильными и коварными йа-ционалшьгми врагами---нвшгерск0Й националистической буржуазией и гааадаоналиога-ческим мелким дворямством на севере и пробуждающейся итальянской буржуазией ш юге и гогозапвде (в Даляшши и Июг-рии)" мойодая хорватская буржуазная интеллигенция ионйм&ла* что одна официальная Хорватия, насчитывавшая тогда меньше чем 900 тыс. человек населения, слишком слаба, чтобы дать Веигрин я итальянцам достаточно оюшшй отпор. Чтобы противостоять националистическому нажиму венгров и итальянцев* она стремится объединить, во-первых, весь хорватский народ 1 и, во-вторых, всех остальных южных славян, говорящих на общем с хорватами языке. Иллирийцы требовали создания "Большой Иллирии", в которой были бы объединены области: Хорватия и Славония, Военная граница, город Река (Фиуме), Далмация, словенские провинции, Босния и Герцеговине, венгерские хорваты и сербы, Черногория, Сербия, Македония и Болгария. Для всех этих народов, которых они называли "иллирийцами", они требовали введения общего литературного языка, называя его "иллирийским? языком (боснийско-черногорский диалект). Главным идеологом этого национального течения явился хорватский писатель и журналист Людеввк Гай. В дальнейшем иллиризм развивался по реформистскому пути, стремясь использовать а своих целях политические разногласия между венграми и Габсбургами: имелось в виду то, что Габсбурги в собственных интересах пойдут на объединение южных славян для того, чтобы легче противостоять революционной Венгрии. Коварная габсбургская камарилья, видя эти реформистские тенденции, поддерживала иллиризм, й в революционном, 1848 гаду ей удалось своими ШЗНЯАРИ привлечь иллирийское течение на свою сторону и использовать его против восставших йшгрой. Разгромив венгерскую революцию, габсбургская Австрия жестоко обманула хорватов, В 1849 г. император Франц-Иосиф I восстановил во всем государстве абсолютистский централизм. Подчинив а Венгрию и Хорватию своей центральной власти^ он разбил мечты хорватов об объединении всех южных славян в одно государство, а вместе с тем и надежды на объединение Военной границы и Далмации с королевством Хорватии и Словении. Разочарование хорватского народа достигло высшего предела, когда старая Австрия после войны с Италией й Пруссией заключила в 1867 г. с Венгрией соглашение, оставляя хорватов На полный произвол. Хорватия, требовавшая в 1848 г. полной независим ости от Венгрия, при которой единственная связь мездку ншй* выражалась бы только в шлтт общего короля, под давлением Вены должиъа бьгла заключить в 1868 г. соглашение с Венгрией, по которому Хорватия получила автономию лишь во внутренней а&чшйстрапэи, судопроизводстве и в вопросах культуры (просвещение, религия). Этого соглашения австрийская камарилья смогла добиться, лишь примени© меры жесточайшего террора. В мае 1867 г. император Фрагац-Иосиф I рескриптом распустил хорватский сейм, который отказался учасгвотать в церемойШ его коронации венгерским и хорватским королем. При помощи нового королевского рескрипта, октроировавшего карикатуру избирательного закона для хорватского сейма, умножившего число депутатов от дворянства и помещиков, сочувствующих Венгрии, габсбургская Австрия могла сломить волю представителей хорватского народа и подчинить Хорватию Венгрии. Крах иллиризма в 1848 г. отнюдь не означал краха южнославянских кациоааль-ных стремлений у хорватов. Капиталистические элементы в Средней Европе крепли" крепли они у хорватов и у остальных юж-рых славян. Параллельно с .ними росли также тенденции к национальному объединению раздробленного на разные провинции и государства (Австрию, Венгрию) хорватского народа и всех остальных южных славян. Кроме того в 1848 т. было раскрепощено хорватское крестьянство, и вместе с новыми политическими порядками, хотя и очень несправедливыми для хорватов, на политическую сцену в Хорватии выступает также и хорватское крестьянство. В 60-х гг. t среди хорватов появляются два новых национальных течения: ?югославянское", идеологами которого являются архиепископ Иосиф Штроссмайер и его друг священник Рачкий"известный хорватский историк,"и "панхорватское", идеологом которого являлись хорватский политик и философ Анте Старчевич и адвокат Евгений Кватерник. Национальная идеология югославяиотва" это, по существу, идеология старого илли-,ризма. Она требовала объединения всех южных славян в одно югославянское государство, но не в нетерееах габсбургской мовархш. Объединение южных славян должно было последовать в результате их культурного развития и сближения, поэтому Штроссмайер создает в Загребе ?юго-славянскую Академию наук и искусств", которая должна была культурно объединять всех южных славян. "Югославизм" не мечтает больше о создании для всех южных славян ешвного югославяиского языка. По идеологии Штроссмайера и Рачкого, основу государства составляет "народное иадио-иальное сознание". Исторические права, на которых основывалась до тех пор вся хорватская политика, для Штроссмайера и Рачкого имеют лишь историческое, а не политическое значение, ибо "всякое время, - гаворшт Рачкий," имеет то право, которое проистекает из его народного сознания. Кто не слеп, тот должен вздеяъ, что в настоящее время национальный (вопрос во всех своих политических комбинациях имеет такое огромное значение, что ни одни государственный деятель не должен его игнюри-рювать. Этот вопрос преобразил сердце Европы, т. е. разбитую Германию и Италию, и потому он обязательно (преобразует также Балканский ползуосггров" *. Идеология ?югсставяясгпва?"это национальная идеология хорватской городской буржуазии. В 60-х гг. в Хорватии ее восприняла ?Хорватжая народная шртая", партия передовой хорватской городской буржуазии, к которой принадлежали также Штроссмайер и Рачкий. Идеология "панкорватства" базировалась ва идеологии и исторической традиции та-роких хорватских крестьянских масс. Главный поборник ?шяхорштства? Сггарчевич сам происходил ИЗ крестьянской семьи, а учение его было рассчитано на широкие народные и крестьянские массы. Это нацио-НАЛЬНО-политияеское НАПРАВЛЕНИЕ было оба- ; ЗАНО СВОИМ происхождением также глубокому J разочарованию хорватского народа в ав- ] отрофиль'ской политике хорватского дворян- : СТА в годы австрийской и венгерской революции. "Пан^хорватство" ш своем первом .; этапе требует полной эмансипации от габсбургской Австрия и Венгрии. Но оно обо- ' собляеггся также и от современной хорват- I ской буржуазии с ее югослаоянской идеоло- - ,гиэй. Старчевич ВО всех своих требованиях ! базируется НА историческом праве хорват- ского государства, поэтому это течение и | называется ?шраващкое"; оно требует объе- динения всех хо'рватов в одно государство, I Но для Сторчевича (и позже для всех : ?цраеашей") хорватами являются также ело- ; венцы, сербы и болгары. Вообще ©се южные 'СЛАВЯНЕ"только хорваты; из них ело- ' венцы""полюнинские хорваты", а сербы" I самое "лучшее" племя хорватов, ибо они ; первые создали национальное государство, : Итак, кроме хорватов, среди южных славян нет никакой другой национальности. Эта националистическая хорватская теория возникла' не вследствие политических козней австрийских правящих кругов, кш это часто представляют, а В борьбе цротив них. Но по своему существу ОТ очень опасна: при дальнейшем политическом развитии южнославянских шциодальноетей ко-ва!рной Австрии совсем НЕ трудно было использовать это националистическое течение для возбуждения национальной розни среди южных славян, В первую очередь между хорватским и сербским народами. После не--' скольких расколов в ?Хорватской параш права", создавшейся в конце 60-х гг. ХГХ&, ультрамонтаескне католические элементы, среди которых было также несколько хорватских генералов, получили в этой шртш значительный перевес. Таким образом а начале XX в. она стала опасным орудием в руках Вены. Самым реакционным крылш "правящей" до -первой мировой войны была груша адвоката Франка. Активным деятелем эггой группы являлся также теперешний хорваггекий "фюрер"Анте Павелич. Самой старой политической партией в Хорватии была "Уншонистская партии", созданная уже в 40-х гг. XIX века. Это была партия хорватского дворянства, смешанного с венгерошми й немецкими двсряйашгдоме-щвкама. Эта партия проводила венгерскуто политику в Хорватии, вследствие чего ее я прозвали "мадьярской" (венгрофильской), "Хорватская народная шрггии", как настоящая , буржуазная партия, вскоре пошла Ш компромисс с хорватскими помещиками а уже- в 1873 г. пришла в свои ряды часть "унвсйшстов". Это вызнало <в Народной шр" таи раскол: 22 депутата сейма вышли го партии и создала "Независимую народяук* партию". В дальнейшем к этой партии принадлежали также Штроасмайер и Рачкий. В противовес "унионистам* "Независимая народная партия" начинает проводить политику объединения Хорватии с Австрией. Со времени соглашения с венграми (1867) политика старой Австрии шла по двум направлениям. С одной стороны, она пыталась использовать политические течения для того, чтобы Хорватию разбить национально, то есть чтобы раздуть в ней несогласия между хорватами и сербами; с другой стороны, она' стремилась использовать недовольство хорватов для своей политики против Венгрии. С этой целью Вена опиралась сначала на "Независимую народную партию", требовавшую объединения Хорватии с Австрией; с 90-х же гг. XIX в. Австрия проводила свою политику в Хорватии через "права-шей"., В 1873 г. при помощи Габсбургской династии ба-ном в Хорватии становится первый недворянин - шеф "Независимой народной партии" Мажуранич. Но, проводя австрийскую политику, он вскоре столкнулся с большими затруднениями. Когда в 1876 г. в Боснии и Герцеговине вспыхнуло восстание, а Сербия и Черногория вступили в войну с Турцией, все сербы в Хорватии сочувствовали этому восстанию И войне и помогали повстанцам подарками и оружием. Австрия, готовясь к захвату Боснии И Герцеговины, требовала от Мажураяича преследования сербов. "Плебейский баи" Мажуравига бросил в тюрьму несколько сербских патриотов, запретил всякую дальнейшую помощь повстанцам, ликвидировал " сербские конфессиональные школы в Хорватии. Это означало полный разрыв между хорватами И сербами, и с этого времени начинает развиваться жестокая национальная вражда между этими двумя братскими народами. Но поскольку эта коварная политика Мажуранича казалась опасной И Венгрии, то венгры в 1880 г. ггутем интриг добились его отставки и посадили на его место униониста графа Пеяче-внча. С начала 80-х гг. Венгрия проводила в Хорватии шовинистическую политику. В 1883 г. попытки национального угнетения хорватов со стороны венгерских властей в Загребе привели хорватский шагрод во всей Хорватии почти к восстанию. На место ба-ва сначала был назначен австро-венгерский генерал, а вскоре после "усмирения" хорватского народа - пресловутый граф Куен-Хедераари, проводивший крайне беззастенчивую, шовинистическую венгерскую политику в Хорватии. Граф Куен-Хедерварн находился в Хорватии до 1903 г. затем, в результате новых серьезных1-волнений по всей Хорватии, венгерское правительство должно было его удалить с тгоюта бака. Конец XIX И начало XX в. ознаменованы быстрым развитием империализма как в Германии, так И в -Австро-Венгрии. Под давлением Германии И своего. собственного шшериалшма АвстрсгВеитрия направляет все усилия на подготовку вторжения на Балканы. При этом, конечео, угнетение южнославянского населения не могло не возрасти. Чтобы легче властвовать над южными славянскими народами и привлечь хорватов на "вою сторону, Австро-Венгрия пыталась применять свои старые, излюбленные методы возбуждения национальной розни среди них. Но на этот раз она ошиблась. В годы террора графа Куен-Хедервари в хорватской буржуазной политике появилось новое течение; в политической жизни начало активно участвовать также хорватское крестьянство. Под руководством братьев Степана и Антона Рашдечей была соадава в 1904 г. "Хорватская крестьянская партия". Почти одновременно с "ей организуются ?Хорватская прогрессивная партия" и "Сербская самостоятельная партия", объединяющая сербские городские элементы я сербское крестьянство в Хорватии. В 1905 г. под руководством молодых хорватских политиков в городе Реке созывается политическая конкуренция, давшая хорватской и южнославянской национальной политике совершенно новое каправ-лени е. Между Австрией и Венгрией в то время шла ожесточенная борьба по вопросу об армии. Венгерская буржуазная оппозиция, известная под именем "Венгерской коалиции", требовала введения венгерского языка в командование венгерскими частями, что на деле означало разделение австро-венгерской армии на две"австрийскую и венгерскую"и, в конечном счете, полное отделение Венгрии от Австрии. Речская конференция решила поддерживать "Венгерскую коалицию" в ее борьбе с Австрией, при единственном условии, чтобы "Венгерская коалиция" выполнила хорватско-венгерское соглашение 1868 г. и создала сносную политическую атмосферу в Хорватии. Эту резолюцию Речской конференций' приняли "Сербская самостоятельная партия" в Хорватии и "Итальянская партия" в Далмации. Между хорватами я сербами было достигнуто соглашение, по которому хорваты признали сербскую национальность в Хорватии. На этой основе была создана ?XOPEAITCKO-сербская коалиция". На выборах в хорватский сейм в следующем году ?Хорваток: о-с ерохжая коалиция" получила огромное большинство депутатских мест и стала правящей партией в Хорватии. Итак, Речевая конференция явилась СЙПНШОМ К общей борьбе -не только хорватов, но всех южных славян против Австрии. Новая политическая ориеаэтировка в Хорватии была встречена восторженно в кругах венгерской коалиции, но этот восторг продолжался недолго. Реакционная Вена испугалась сближения южных славян с венграми и приложила ©се усилия к тому, чтобы сорвать это сближение, чего с успехом и достигла. В 1907 г. депутат "Венгерской коалиции" Франц Кошут, сын известного венгерского революционера Людовика Ко-шута, внес по предложению военной ка-, марильи в венгерский сейм так называемую железнодорожную "прагматику", требующую введения на всех хорватских железных дорогах венгерского языка в качестве официального. С внесением этого законопроекта в венгерский сейм между венграми и хорватами открывается новая фаза национальных битв. Но империалистская Вена не удовлетворилась провоцированием раздора между венграми и хорватами. Когда Австро-Венгрия в 1908 г. приступила к аннексии Боснии и Герцеговины, а ?Хорватская коалиция", находившаяся тогда у власти в Хорватии, не дала ясного одобрения этому насильственному акту, хорватский бан Paiyx приступил к репрессиям против сторонников ?Хорватско-сербской коалиции". На основании ложных документов и донесений "франковцев" он посадил в тюрьму 53 сербских патриота, обвиняя их в государств еан ой. измене. С : помощью венского профессора Фридьюнга, оперировавшего подложными документами, австро-венгерский министр иностранных дел попытался обвинить и самую ?Хорватско-сербскую коалицию" в государственной измене. Но коалиция подняла процесс против Фридьюнга. Этот процесс я бурные столкновения в венгерском сейме по поводу дебатов о железнодорожной "прагматике" в 1909 г. вызвал возмущение во всей Европе. Процесс Фридьюнга стал европейским скандалом, и южнославянский вопрос выступил на авансцену европейской политики. Аннексия Боснии и Герцеговины и .другие политические события в 1908"1909 гг. подняли хорватский народ, именно хорватские крестьянские массы, на борьбу с империалистической Австро-Венгрией. В 1912 г" когда возникла балканская война, а Австро-В'еягрия начала применять все усилия, чтобы помешать успехам сербского оружия, симпатии хорватского народа были всецело на стороне Сербии, В мировой войне хорватский народ доказал свою ненависть к Австро-Вевдрии и свою приверженность идее объединений всех южных славим в одно югоелавянское государство тем, что хорватские 'солдаты и офицеры целыми ротами и батальонами переходили на сторону сербов и руюск'Их и создавали как в России, так и в Сербии доброволъческие отряды. Накануне и во (Время первой мировой войны в хорватском народе было два главных наидонально^олитияес;ких течения: течение, требующее объединения хорватов со всеми остальными южнославявдскими народами в самостоятельное южнсотавянское государство - Югославию, и австрофильское или же габебургофшшское течение, покровительствуемое габсбургской камарильей и "выдвигавшее впротивовес первому лозунг объединения всех южных славян и создания Югославии как третьего государства, а рамках австровенгерской монархии," лозунг "триализма"., Первое течение предполагало объединение всех южных славян! с Сербией и включало в это^ соединение Болгарию, хотя после второй балюаяшой войны надежда на объединение с Болгарией была мало реальной. ЭТО было подлинное ншшжально-револю-ционное течение"течение широчайших крестьянских и городских масс. Во время первой мировой войны это течение возглавлял, так называемый Лондонский югослав я некий комитет, организаторами и вождями которого являлись эмигрировавшие хорватские политические деятели, принадлежавшие к коалиции или являвшиеся сторонниками ее. Главой этого комитета был далматия-ский политический деятель д-р Анте Трум-бич. Второе "триализстское" течение "возглав-* ляла в Хорватии ?Хорватская партия пра-ва" под руководством д-ра Миле Старче&к-ча, родственника Анте Старчевича, объединявшая тогда также партию д-ра Франка а другие хорватские ультрамонтанекие католические элементы и кооперировавшаяся с ' реакционной габсбургофильской католической "Словенской народной партией". 1 Это течение стремилось облегчить Австро-Венгрии ее империалистское продвижение на Балканы. Хорватский народ пошел за Лондонским югославянским комитетом, и после разгро-ма Германии и Австро-Венгрии в мировой войне и в результате национальной борьбы южнославянских народов в 1918г. было создано государство сербов, хорватов и словенцев, переименованное в 1929 г. в Югославию. Но хорватский народ никогда добровольно не отказывался от своих государственных прав, от своей национальнюй свободы. Хорватский крестьянин с понятием национальной свободы связывал также понятие о раз* решении аграрного и других крестьянских вопросов. Поэтому в конце первой мировой войны хорватские крестьяне бежали из австровенгерской армии в леса и создавали там вместе со славонскнми и боснийскими крестьянами так называемый "зеленый кадр". После перемирия в ноябре 1918 г. среди хорватского народа (как и сербского : в Хорватии и Славонии, Боснии и> Герце, говине) возникает огромное, стихийное революционное движение. Хорватская буржуазия, напуганная этим революционным движением, забыла все свои националь- ные требования и провела 1 декабри 1918 г. объединение с Сербией, не сохранив за Хорватией никаких автономных прав. Впоследствии, после разгона 56 коммунистических депутатов в белградской скупщине (сейм), в государстве сербов, хорватов я словенцев была установлена жестокая централистская конституция, на основании которой Хорватии разбивалась на несколько административных областей, а в 1930 г."на несколько "бано-вин", границы которых не считались с хорватской национальностью. С этим, конечно, ; не 'Могло согласиться хорватское крестьян- сгво, -которое не получило возможности не* . посредственного, активного участия в разрешении своик экономических и социальных . вопросов. "Хорватская республиканская кре- : стьянеюая партия", получившая на выборах в югославскую конституанту в 1920 г. 60 депутатских мандатов и ставшая самой сильной партией среди хорватов, боролась под руководством своего вождя Степана Радом : за федералистическую программу и требо-: вала "крестьянской гуманной республики" и разрешения аграрного вопроса. На выборах в сейм в 1923 г. "Хорватская респуб-'; лика некая партия" получила 462 тыс. голосов и 70 депутатских мест. В ее лагере тогда стоял почти весь хорватский народ.

В 1920"1924 гг. "Хорватская (республиканская партия" была левой буржуазно-реформистской партией. В 1924 г. Степан Ра-длч, преследуемый тогдашним белградским правительством, находился в эмиграции. Он даже приезжал в Москву, где заявил о своем вступлении в крестьянский .интернационал. Вернувшись в Хорватию после одной поездки в Лондон, Радич был арестован белградским правительством, пытавшимся всячески дискредитировать его перед массами хорватского народа, но это не удалось. На новых выборах в 1925 г. "Хорватская республиканская крестьянская партия" получила 550 тыс. голосов - почти на 100 тыс. больше, чем в 1923 году, - и 67 депутатских мандатов (хотя все ее руководство находилось в тюрьме). Она действительно стала бы несокрушимой, если бы пошла по революционному пути.

Однако в начале 1925 г. "Хорватская республиканская крестьянская партия" отказалась от республиканского принципа, признала монархию и обещала искренне сотрудничать с централистскими сербскими паролями в направлении политической и экономической консолидации государства; она вступила в, состав правительства, не добившись никакого улучшения в положении хорватского крестьянства. Это была капитуляция.

Но хорватский народ не капитулировал. В ?Хорватской республиканской крестьянской партии" "началось брожение", и ей угрожал раскол. В конце 1926 г. под нажимом народных масс ?Хорватская республиканская крестьянская партия" вынуждена была выйти из состава правительства. Вместе с другими хорватскими оппозиционными партиями и "Самостоятельной демократической партией" сербов в Хорватии она в

1927 г. образовала "Крестьянско-демократическую коалицию", сопротивлявшуюся централизму руководящих сербских партий.

Новый подъем хорватских крестьянских масс, которые шли навстречу рабочему классу, выдвинувшему лозунг единого фронта рабочих и крестьян, все больше беспокоил некоторые сербские реакционные элементы, находившиеся под влиянием французских реакционных кругов. В июне

1928 г. дело дошло до убийства в белградской скупщине Степана Радача и двух депутатов его партии.

Преемником Степана Радача явился его ученик, и помощник Владко Мачек. В 1929 г. при смене режима в Югославии часть руководства ?Хорватской крестьянской партии*, как она называлась в 1925 г. эмигрировала. В 1932 г. "Крестьянско-демократическая коалиция" выработала так называемые "пунктации", по которым требовалось удаление сербских войск с занятых в 1918 г. территорий. За эти "пунктации" Мачек был осужден в 1933 г. к ' трем годам заточения, но был выпущен ва свободу © 1934 г. после убийства короли Александра. В результате длительней борьбы и переговоров с белградскими правительствами в 1939 г. хорватская территория была объединена в одну бановину"Бановину хорватскую?"и получила некоторую автономию.

Хорватская социал-демократия не поняла национального и крестьянского вопросов хорватского народа. До первой мировой войны она стояла на позициях австрийской социал-демократии. По национальному вопросу она требовала национально-культурной автономии. Накануне и во время первой мировой войны она перешла на позиции своей буржуазии. В Югославии ее вожди стали министрами в самых реакционных югославских правительствах. Колебания в национальном вопросе (встречались после первой мировой войны также и среди хорватских коммунистов. Но, ликвидировав троцкистские элементы, коммунистическая партия с 1925 г. стала на правильную, марксистскую точку зрения в национальном и крестьянском вопросах, признавая за всеми национальностями Югославии (в том числе и за хорватским народом) полное право самоопределения"вплоть до отделения от государства.

Достигнуггое в 1939 г. между Мачеком и бывшим югославским премьером Цветковк-чем соглашение насчет хорватского национального вопроса не удовлетворило полностью хорватский народ. Передовые партии в Хорватии рассматривали это решение лишь как первый этап на пути к окончательному разрешению хорватского вопроса.

Гитлер и Муссолини, рассчитывая на это неполное удовлетворение хорватов в разрешении хорватской (национальной проблеме, пытались в настоящей мировой войне внести замешательство в среду хорватского народа. Создав какой-то призрак "свободного хорватского народа" под кнутом своего фашистского еттледника Ангге Паве-лича, они полагали, что хорватский народ поможет им разбить югославское государство.

Гордый и ревниво относящийся к своей государственности хорватский народ всегда готов был с оружием в руках защищать свое государство. Но JB ЭТОЙ мировой войне он видит, что то, 'что ему предлагает кровавый фашизм под фальшивым и ложным лозунгом "независимого хорватского государства",-"лишь карикатура на иезави-симое хорватское государство, лишь коварный фашистский обман.

Хорватский народ, живущий веками на берегах Адриатического моря, в жестокой борьбе за свою национальность с иггальят-ским купечеством и помещиками, страстно ненавидит итальянское господство и не примирится с королем на их династии, предлагаемым ему фашистами, в лице савойского герцога Сполетто. Гитлер и Муссолини разорвали хорватскую территорию и отрезали ее от Адриатического моря. Италия, державшая уже до войны в своих руках хорватскую Истру и города Реку и Задар, забрала теперь все хорватское побережье и" все далматинские порты, так что Хорватия экономически полностью зависит от фашистской Италии. Бедные хорватские крестьяне, живущие в засушливых дишреких районах, после изоляции от моря обречены на

голодную смерть или на выселение на своей родной страны.

Значительную часть Хорватии Гитлер в Муссолини отдали исконному врагу хорватского народа"фашистской Венгрии. Хорватский народ не может мириться с судьбой, создаваемой ему кровавым Гитлером и его приказчиком Муссолини.

Все известия, получаемые из Хорватии, говорят . о. жестокой борьбе хорватского народа с фашизмом. Хорватский народ, создававший во время первой мировой войны "зеленые кадры", создает и теперь по всей стране 'партизанские отряды, которые причиняют итальянским оккупантам большой урон и создают головорезу Павеличу весьма большие затруднения.

Так готовит хорватский народ, защищая с вою родину?Ю госл авию,"окояч ате льну и национальную победу.

НАРОДНАЯ БОРЬБА ПРОТИВ ИНОЗЕМНЫХ ЗАХВАТЧИКОВ В СЕВЕРНОЙ ВОЙНЕ

Б. Телъпуховский

В великой Северной войне (1700"1721 гг.), которую Россия вела со Швецией в продолжение -21 года, должен был окончательно решиться вопрос, будет ли русское государство независимой страной, займет ли его народ надлежащее место в семье европейских народов или Россия потеряет свою самостоятельность и будет подчинена своим более передовым соседям. - В начале Северной войны русское правительство не имело еще достаточно сильной, хорошо вооруженной и обученной армии. Ее приходилось создавать в ходе самой войны.

Строя фабрики и заводы, Петр сумел в кратчайший срок создать необходимые условия для вооружения и снабжения армии, для усиления обороны страны. В то же время царствование Петра I, укреплявшего государство помещиков и купцов, было временем возросшего угнетения и эксллоатации широких народных масс. Нечего и говорить, что все издержки, связанные с нуждами войны, тяжелым бременем легли на плечи крестьянства. - Но русский народ и дружественные ему другие народы нашей страны не только выдержали это суровое испытание, но сами выступили как активнейшая сила в войне. Шведская армия, вторгшаяся в пределы русского государства, натолкнулась на сопротивление не только со стороны русской армии, но и всего народа. И на этот раз произошло то, что происходило всегда, когда русское государство находилось под угрозой завоевания иноземными захватчиками, и о чем замечательно сказал великий поэт:

"Сила народная, сила могучая ?

Совесть спокойная, правда живучая!..

Русь не шелохнется, Русь - как убитая!

А загорелась в ней искра сокрытая,...

Рать подымается - неисчислимая!

Сила в ней скажется несокрушимая!?

(Некрасов.)

Всенародным характером войны и был в значительной степени обусловлен успех русского правительства и его армии в войне против шведских интервентов. Эта сторона великой Северной войны почти не освещена в нашей исторической литературе. Большой и интересный материал по этому вопросу еще мало изучен.

Русская дворянская и буржуазная историография, по вполне понятным причина*, почти не уделяла внимания той исключительно большой 'роли, которую играла народные массы в войне против шведских захватчиков. Выдвигая на первый план генералитет, буржуазные и дворянские историки умышленно игнорировали роль народных масс. Обязанность историков-марксистов - восполнить этот крупнейший пробел в истории Северной войны.

I

Когда шведы вторглись на территорию России, одной из важнейших задач было лишить их продовольственной базы, и русское ^правительство привяло ряд мер з этом направлении. Население было зараяее оповещено о необходимости ?хлеб спрятать в ямы в лесах, также себе и скоту место а лесах и в крепких местаж приготовить, дабы с неприятельским приходом... 'Ничего ш мог к пропитанию получить" Население призывалось выступить на борьбу оротвв шведов, чтобы, "которые к службе годны, оставались с ружьем и с коньми для супро-тивленья неприятелю? 2. Этот призыв встретил живой отклик среди населения. Оно отнеслось к шведским захватчикам крайве враждебно: укрывало свои запасы хлеба в ямах, скот уводило в леса. Крестьяне организовывали партизанские отряды и устраивали нападения на шведские отряды.

Французский посланник при шведском короле - д*е Безенваль г" писал 25 августа 1708 г. что по призыву Петра I местные жители выступили на борьбу против шведов, вооружились косами и другими орудиями, чтобы защитить проходы, под

1 .Центральный военно-исторический ар-' хив (ЦВИА), ВУА, д. - 25, ч. 1-я, л. 5.

ступы, делать засеки и рыть окопы *. То же сообщает и могилевекий игумен Орест. сВ 1707 г. - писал оя, - под городом... Кодысью... делаемы были... великие окопы, для копания оных дано крестьянского народа с заступами, секирами и топорами из всего повета Оршанского по несколько сот в неделю, также из экономии Могилевской и из самого города Могилева на неделю высылало по 200 человек для копания батарей" 2.

Петр I высоко ценил ту помощь, которую оказало русской армии, например, население Могнлевщины в борьбе против иноземных захватчиков. Специальной гра-ЙОТОЙ он предоставил могалевцам ряд льгот: "Объявляем через сие всем, кому о том ведать надлежит, особливо начальникам войск наших и конных и пехотных, которые ныне в Литве или впредь будут: понеже просили города Могилева жители, дабы дозволили им строиться в том городе дворами своими без препятия и податей никаких для их скудости и разорения не брать, того ради повелеваем всем, дабы им, иогилевским жителям, в том дворовом строении никакой помешки или препятия обдд и налогов отнюд не чиня-ли, также аровиаяту и никаких поборов на войско каше и подвод для разорения не брали" 3. В грамоте гетману Скорой адскому Петр I указывал, "д,абы из мапилевских жителей... пропускали везде без задержания и'торговлю им исправлять велели с платежей достойные пошлины, без препятствия, и никаких им обид чинить не допускали"4.

Но население не только укрывало продовольствие и копало укрепления: оно организовало и партизанские отряды. Особенно досташлось от них шведским фуражирским отрядам, которые рыскали по деревням я селам в поисках продовольствия. В тех случаях, когда крестьянские партизанские отряды были не в состоянии вступить в бой с вражеским отрядом, они наносили ему значительный урон, стреляя из-за деревьев и кустов. Однажды сам шведский король чуть не был подстрелен таким образом.

Как только шведская армия тремя колошами вошла в полосу м азурских лесов, ока встретила на своем пути сопротивление не только со стороны русской армии, но и белорусских крестьян. Последние, узнав о приближении шведов, оставляли свои жилища, зарывали в землю или увозили с собой в лес хлеб и другие съестные припасы, а на пути следования шведских колонн устраивали засады и засеки. Сами партизаны,, неуловимые как тени, исчезали в лесах от преследования противника.

В мазурских лесах шведы потеряли не только большое количество людей, но . и значительную часть артиллерии, захваченной крестьянскими партизанскими отряда-

1 Труды Императорского русского воен-но-историчекжого общества (ТИРВИО). Т. I, стр. 217,

I 4 Там же -

ми. "Король двинулся в эту болотистую и пустынную лесную Мазурскую полосу, где кроме того на каждом шагу приходилось иметь дело с мятежными крестьянскими бандами"," замечает с неудовольствием шведский историк Стиллев,

В 1702 г. в самом начале войны, ЖЕ- . тели несвижското магистрата подали заявление кн. К. Радзивиллу с просьбою привлечь их к сооружению оборонительных укреплений, в частности к строительству крепости в Несвиже в.

О каждом шаге шведов с момента вступления их на территорию Белоруссии белорусские крестьяне сообщали русскому командованию. Донесения и переписка между командирами русской армии различных степеней пестрят этими сведениями. Фельдмаршал-лейтенант Тольц 23 июня 1708 г. доносил главному командованию: "Господин полковник Комбель... ко мне крестьянина прислал, который сказал, что... он четыре неприятельских шквадронов по ту сторону Друца видел: которая же без сумления - партия или передовые войска от неприя* тельской армии есть" 7.

Жители городов Белоруссии также оказывали большую помощь в разведователь-ной работе русского командования. Ржевский писал Шереметеву: "Сего числа послал проходца ,с письмами полоцкого мещанина благочестивого, а в тех письмах посланы расписные речи язовицких, и тот мещанин до вашей милости отписал и мои письма тебе государь подал"8. И дальше сообщается, что, по донесению полоцких жителей, "в Витебске, в Бешенкошчах везде полно самых шведов и от Риги будто идет пехота, И я о том послал доведаться мещанина полоцкого".,

Во время продвижения шведов .к Днепру местные жители сообщили русскому командованию о группировке шведских войск. Полковник Огарев писал Менши-кову: "Посылали мы в Вор-колобовской монастырь быховского мещанина, в он пришел назад и про неприятеля сказал, что стоят под Ворколобовским монастырем и делают на Днепре плоты И хотят наводить мост" 9.

Крестьяне проявляли всегда особый интерес к исходу боя между шведами И русскими. После боя они тотчас же направлялись на место боя И доносили русскому командованию как о дальнейшем движении шведов, так и о захваченных нашими войсками трофеях. Так, после боя у Быкова Воронцов сообщал Меншикову: "Получили мы ведомость от мужиков, что в том бою их (шведов. - Б. Т.) побито и

6 Стилле А. "Операционные планы Карла XII в ,1707"1709 гг.", стр. 21 (перевод со шведского).

8 Археологический сборник документов, относящихся к истории Северозападной Руси. Т. VII, стр. 166.

в реке потонуло ротмистров и товарищев 200 человек слишком? 1.

Большую разведовательную работу для русского командования проводило и еврейское население Белоруссии и Украины. Головкин писал 23 августа 1708 г. Петру: "Сего числа явились здесь Мстиславские (евреи. - Б. Г.), которые лосыланы из Метислдаля в Могилев для проведывания о Лазенгаупте, а что оные... сказали в допросе своем, о том- изволите... известен быть из приложенного при сем с того допросу списка"2. Дрыбинские евреи сообщили генерал-майору Ифлянту о движении шведов к Кричеэу. Боур 21 сентября писал Меншикову, что он получил сведения в дер. Пучки на р. Проне от евреев, которые были 19 сентября в неприятельском обозе под Кричевом. Через них Боур узнал, что противник у Кричева ?чрез реку сделал мост и перешел вчерашнего дня? 8.

Враждебное отношение жителей к шведам давало возможность русскому командованию быстро установить направление движения шведов. Большую роль в этом отношении играли убегавшие от шведов проводники, от которых русское командование получало ценные сведения о противнике. Полковник Яковлев доносил 20 сентября 1708 г. генерал-поручику: "Которые у них проводники были, сказывают, что апраишвают (швед. - Б. Т.) дороги до Стародуба... Шведский король перебирается через реку Сожу... а который хлоп их провожал за реку Сожу, и я послал его до вашего превосходительства, и посланный мой, который до вашей милости донесет, именно сам ври том был" *.

Проводники проявляли исключительную самоотверженность. Они нарочно уводили шведов от того района, в который хотели попасть шведы. Так например, передовой отряд, посланный Карлом XII от русской границы с задачей занять Стародуб, не выполнил поставленной ему задачи, потому что генерал "Лагеркрон доверился крестьянину, взявшемуся провести шведское войско кратчайшим путем. Этот крестьянин, будучи подослан полк. Скоропадским, обманул шведского начальника и повел его совсем не туща, куда нужно. Так что в то время генерал Ифлянгг (рушводивший передовым отрядом. - Б. Т.) успел войти в Стародуб" с.

Шведские захватчики проявляли к населению, так дружно поднявшемуся против них, большую жестокость. Там, где им удавалось захватить _ населенные пункты, они в бессильной ярости расправлялись с населением: грабили и убивали беззащитных жителей, не щадя ни женщин, ни детей. Шведский король отдал приказ вешать всех попадающихся в той местности,

3 Там же, стр. 92.

4 Там же, стр. 125"126.

5 Костомаров Н. "Исторические мо

где хотя бы в малейшей степени будет оказало сопротивление шведам.

Однажды шведами было захвачено 50 жителей, заподозренных во враждебном отношении к интервентам. Шведы подвергли пойманных нечеловеческим мучениям: они заставили безвинных крестьян убивать друг друга после того, как на их глазах был сожжен весь принадлежащий им скарб.

О грабежах, разорении и об исключительно жестоком отношении шведских захватчиков к мирному населению свидетельствует ряд документов. В заявлении ловчего витебского воеводства Бялиннцкого-Бирюли указывается, что при движения шведов через Литву и Белоруссию они чинили местным жителям "невыйосимые опустошения, не щадя даже и храмов божьих" 6.

Меншиков, хорошо информированный об отношении шведов к населению в районе Минска, писал Головкину: "Мучат, вешают и жгут мужиков (как прежде никогда ке бывало), дабы ямы хлебные показывали.* Утеснение убогих людей невозможно довольно описать" 7.

В народной памяти надолго сохранились тяжелые воспоминания о нечеловеческих мучениях, которым подвергали зарвавшиеся захватчики местное население. В "Записках" могилевского игумена Ореста (первая половина XIX в.) говорится, что, "д,о указу шведского короля, мещан достаточ-нейших экзековано: в склепы, погреба сажали шведы, мучали голодом, в холодную воду нагих сажали, на балках под потолками завешивали и разными иными мучениями, как разбойники, мучшш".,

На жителей оккупированной территории шведы накладывали под угрозой смерти непосильные налоги. Так, жителям села Лилова было приказано: "Абы каждый человек от своего дому давали б провиянт: муки витпол осмачку, алыбо жита осмачку, солоду осмачку, або чотири бочки пива, и до каждой осмачки солоду по чтири фунта хмелю, пол осмачки гороху, албб круп яч* ных колбек (мерка. - Б. 7), вола еднего, албо десятеро овец, масла чотири камене, пуд каменя соли, тютюну чотири папуши, два гарце горелки, три вози сена, две осмачки овса, три вози соломи, чтире вози дров" 8. За непослушание жителям угрожали, что они "огнем и мечом каранни будут" 9.

Меншиков в письме к гетману Скоро-падскому 16 февраля 1708 г. рассказывает, как бесчеловечно шведские захватчики издевались над украинским населением: "Неприятель после учинившегося ему под Городнею беэсчастия й не возмогши против того воинским образом учинить там оплаты, почини здешним жителям многая разорения, а именно - место Красный Куть, Коломак и иные попали, пошел назад х

6 Историко - юридические материалы. Т. XVIII, стр. 191.

7 Сборник воен но-исторических материя" лов. Т. I, стр. 20.

Опошйе и вышеупомянутых мест жителей мужеска и женска полу в неволю побрал, невинных младенцев живых в снег и в воду побросал, и йвыя многие злы чинил"х.

Но никакие угрозы и зверства не могли остановить борьбу населения против ненавистных ему шведских захватчиков.

II

Достигнув Могилева, шведская армия вынуждена была остановиться в ожидании корпуса Левенгаупта. Продовольственное положение шведской армии становилось все более и более затруднительным, так как все продовольствие местным населением было спрятано, а то, что не удавалось укрыть, уничтожалось: ".,..деревни, которые были кругом неприятеля, все обожены, только неприятелю [для] покормления хлеба много на полях и в ямах берут" 2.

Пленный поляк так охарактеризовал положение с продовольствием шведской ар-ини: "Довольства великого ни в чем не имеют, потому что люди из сел и деревень все уходят в леса, а на продажу ничего к ним не везут, а питаются тем, что где сыщут в ямах". Отсутствие продовольствия порождало массовые заболевания шзедских солдат, сопровождавшиеся большой смертностью: ".,..а во время бытия шведскаго в Могилеве померло их шведов с голоду и от мыту с четыре тысячи" s. Шведский пленный в своем показании говорил: "Как пошли они из Саксонии, то было их в то время в роте 125 человек, а ныне у них в остатке человек с 80, а в других полках в ротах которыя были на боях, вряд человек по 40 или по 30 сы-скатн"4.

Эти сведения, может быть, несколько преувеличены, но они близки к истине, так как подтверждаются и русскими источниками. Генерал-майор Ифлянт писал Мен-шикову 6 июля 1708 г.: "Которым трактом шел швед и тем трактом везде пометано болных живых много число, такожде и мертвых пометано многое ж число"5. При таких обстоятельствах шведский король не йог дожидаться Левенгаупта, так как снабжение армии местным продовольствием становилось все затруднительнее и шведские войска постоянно подвергались нападению со стороны русских партизан. Вот что писал 28 июля прусский обер-лейте-нант Зильтмлн, который находился при главной шведской квартире в качестве атташе: "Карл XII, несомненно, хотел бы обождать прибытия Левенгаупта, но... это вероятно будет невозможно ввиду постоянных набегов русских из Шклова и Быхо-ва".,

Шведский король^ решил двинуться на Москву через центральные русские районы по Смоленской дороге, имея в виду, что

1 Судиенко М. Материалы для отечественной истории. Т. II, стр. 277. Киев.

2 ТИРВИО. Т. I, стр. 241.

здесь русские не захотят опустошать свою страну. Руководимая талантливыми полководцами Шереметевым и Меншнковым, русская армия успешно отошла к г. Горки и заняла там удобные оборонительные позиции. Шведский король, по опыту боя при Головчине, не решался лобовой атакой штурмовать позиции русских у г. Горки, а предпринял обход на Чаусы и Черихов. Но прусские очень быстро разгадали этот маневр, и русская армия была переведена в район Мстиславля л Кричева и заняла оборонительную линию на р. Сож. Карл XII вынужден был повернуть от Че-рикова на север, на с. Доброе, имея в виду общее направление на Смоленск. Но у с. Доброго отрядом князя Голицына шведский авангард был разбит наголову. Командование русской армии, снова разгадавшее оперативный замысел Карла XII, заняло оборонительные позн-ции по рекам Вихре и Городне. Русские возвели здесь сильные оборонительные укрепления. Путь продвижения на Смоленск был прикрыт,.

Попытки шведов прорвать линию обороны не увенчались успехом. Дольше на этой дороге шведам оставаться было невозможно. Русские все опустошали на своем пути. Партизаны оказывали решительное сопротивление и вносили существенные поправки в оперативные планы Карла XII. Это вынужден был признать и шведский историк Стилле. Он писал: "После совещания с Лидером. Реншельдом и Мейер-фельдом Карл XII решает этот' вопрос в пользу пути через Ссверскую область. Причину последнего решения следует, по всей вероятности, искать лишь в трудности добывать провиант на Смоленской дороге, выжженной русскими, а не в каких-либо чисто стратегических препятствиях, которые невозможно было бы преодолеть во время марша; принималось, пожалуй, во внимание и то, что, избирая путь через Се. вершину, можно было обойти укрепления, воздвигнутые русскими на Смоленской дороге? *,

То, что король задумал обход на Старо-дуб, Брянск, а потом на Москву, подтверждается и донесениями русских генералов. По достижении Мглина, Почепа, Староду-ба они сообщали, что "с тремя дивизиями инфантерии и десятью региментами драгунов в Украину пришли и неприятеля тако упредили, что он не много пользы от такого трудного своего маршу, который он денно и нощно с разорением своего войска отправлял, ожлдать может и будем мы ему и здесь також как и при Смоленску сопротивление чинить и в Украину Б глуб-кость вступать возбранять"7.

Русское командование придавало большое значение Стародубу как стратегическому пункту и беспокоилось о его укреплении. "Когда шведы находились еще в Могилеве, Головкин писал стародубскому полковнику: "Вели город укрепить и около оного и внутри строения?8.

6 Стилле А. Указ. соч. стр. 73.

Как только Карл XII повернул от русской границы на юг, Шереметев немедленно двинул в Стародуб батальон во главе с полков шиком Астафьевым: ".,..и велено нтти с посиешением -и для устроения тамошней фортеции майор-инженер Брыль с ним послан"К По достижении Почепа Шереметев,' узнав, что его указания выполнены, с удовлетворением писал Меншикову, что "место Стародуба уполясадироюали и протчее утверждение к неприятельскому отпору учинили" 2.

Такое большое внимание укреплению Стародуба показывает, что русское командование опасалось возможности прорыва шведов в этом районе с целью обходного движения на Москву. Что у шведов были такие намерения, подтверждается и показаниями шведских пленных. Из опроса пленного шведского трубача Каспра, пойманного на мельнице, где он насильно заставлял работника мельницы молоть рожь для шведов, видно, что шведский король заготовлял продовольствие для обходного марша на Москву, минуя Смоленск. Пленный показал, что "слышал де он, что к походу ежечастно готовятца и провиант досталой уже вготове; о походе переговаривают де, что хотят итить к Москве, не займа Смоленска"3. Показания пленного шведа подтверждаются работником мельницы Иваном Волоским, который "в рас-просе сказал: служил де он... у млркетан-та полгода, а слышал де он от швецких офицеров, что сказывают, они хотят итить просто на сталицу не занимая Смоленска? *.

Направляясь от русской границы на юг, шведский король взял для сопровождения своих колонн нескольких проводников из местных жителей. Однако враждебно настроенные к шведским захватчикам, проводники умышленно вели шведов по болотам и НЕСТРОХ'ОДАМЬТМ лесам, чтобы замедлить движение шведской армии, а иногда даже уводили ее в сторону от тех пунктов,. куда намечалось движение. Не случайно, что авангард шведской армии под командованием генерала Лагеркрона удалился далеко вправо от Мглина и Почепа. Ему была поставлена задача двигаться, для того чтобы овладеть переправами через р. Судость. Проводники при первой возможности убегали. от шведов н доносили русскому командованию о планах шведской армии.

Вот показание одного из проводников, убежавшего от шведов из Кричева: "1708 г', сентября 20 дш шляхтич Григорий Жеркеевич сказал: в прошлую неделю во вторник взяли его шведы за проводника из двора его из деревни Подерни, которая к Мигновичам в миле (Миг-яоиич расположен на р. Городня. - Б. Т.), я -слышал он, что король шведский с войском своим идет к Украине в Черкасские города и в четверток отправил партии шведов и волохов конных 5000 человек к

Украине за черкасами, которые приехали было к Кричеву с рыбою и горелкою в П'ослыша шведов побежали, а у других черкас, которые были в Кричеве, взялв они, шведы, 50 куф горелки и самих чер. кас забрали, да и сам король шведский с войском своим немедленно к Украине до Ливны и до Кракова идти хотел и против Кричева на реке Соже сделан был мост, а другой доделывали; да еще слышал он, что неприятельских людей отдраа-лено в правую руку к Пропойску восемь тысяч человек?5. Эти данные предстанля-ли большую ценность для русского командования и давали ему возможность быстро принимать меры, чтобы разрушить планы шведского короля. Шведскому королю несмотря на быстро совершенный им марш от' Стариши до Костенич не удалось захватить переправы через реки Судость и Десну, так как русские опередили его и заняли предполагаемые места прорыва: Лочев, Стародуб, Погар и Ноагород-Северсхя!

У города Мглина шведы натолкнулись на небольшой русский передовой отряд, прикрывавший подступы к Почепу, где Карл намеревался переправиться через р. Судость. Небольшой гарнизон города совместно с жителями и сбежавшимися сюда северскими крестьянами дали шведам решительный отпор. Сначала "р,усские были отброшены и шведы дошли до города. Он оказался укрепленным, хотя н очень слабо, и занятым гарнизоном из 300 русских солдат и зна чительного количества вооруженных северских крестьяа Коскуль со своими всадниками немедлеа-но атаковал город, но был отбит" *.

Между тем русские войска уннчтожзш переправы через р. Судость и сами, при* крываясь ею, заняли сильно укрепленные оборонительные позиции. Кроме того усиленный гарнизон был выведен в Стародуй Об этом передовые части шведов донесла королю. Таким образом, Карлу оном бьи прегражден путь движения на Москву (через Брянск). Король вынужден был сделать остановку в Костеничах в ожидания прибытия Левенгаупта. Однако своего генерала с большим обозом боеприпасов н продовольствия король ждал напрасно.

Русское командование проявило исключительную предусмотрительность и организовало специальный отряд для разгрома корпуса Левенгаупта. Во главе этого отряда стоял сам Петр, и под его руководством русские войска 28 сентября, когда. Карл ХП находился на .стоянке у Костенича, разгромили при дер. Лесной Тб-тысячный корпус Левенгаупта, забрав при этом весь обоз и большую половину людей. Сам Левенгаупт, бросив все, едва спасся с остатками разбитого корпуса. ' 4

Петр I дал впоследствии следующую опенку этой операция: "Сия у нас победа может первая назваться, понеже над регулярным войском никогда такой не бдаа-

9 Там же, стр. 152.

"Стилле А. "Карл XII как стратег к тактик в 1707"1709 гг.", стр. 32"33. СПБ. 1912.

ло; к тому же еще гораздо меньшим числом будучи перед неприятелем. И поистине оная виною всех благополучных после-дований России, понеже тут первая проба солдатская была, и людей конечно ободрила, и мать Полтавской баталии, как ободрением людей, так и временем, ибо до девяти месячном времени оное младенца счастье принесла? К ' , -i

Весть о разгроме корпуса Левенгаупта сильно повлияла на падение престижа "непобедимой" шведской ариии. Планы Карла XII о прорыве оборонительной линии я о продвижении на Москву потерпели крах. Они были сорваны могучим сопротивлением русской армии и решительной борьбой се-версклх крестьян и горожан против иноземных захватчиков. Свободолюбивый сегаер-ский народ поднялся на борьбу против шведских интерве нтов. Ше ре мет ев писал царю, что с приближением шведов к населенным пунктам жители уходили: "Из местечка Мглина черкасы (так называли се-. верских крестьян. - Б, Т.) выбежали вон"а.

Напрасно Ка!рл X11 писал воззвания к крестьянам Северщины, чтобы они оставались на своих местах, а призывал их встречать его хлебом-солью. Население Север-щины было не таким, какое приходилось видеть Карлу при его вступлении в Польшу и Саксонию, где еще за несколько переходов шведов встречали польские паны в немецкие бюргеры хлебом-солью.

Один из командиров, А. Ушаков, доносил государю, что от "здешних народов" шведам помощи не видать, несмотря на то что "неприятель до приходу нашего прислал письмо п релестное ст ародубским жит ел я м, чтоб жили в домах своих и никуда не выходили. Також и чтоб .были к ним для встречи из Ста род у ба были с бурмистр и чтоб везли продавать хлеб и здесь с помощью божиею народ застает великой и крепкой надежде'. Как пришли драгуны к Старод'убу и мужики из деревень все убежали по лесам також и в городу? 8:

III

После провала второй попытки прорыва шведы большие надежды возлагали на продвижение своих войск на Украину, чтобы оттуда, собравшись с силами, при содействии гетмана Мазепы предпринять движение я а Москву.

Появление шведоз в Северской области ускорило переход гетмана Мазепы на сторону Карла XII *.

"Еще раньше между королем и гетманом," писал шведский историк Стилле," уже велись переговоры, и одним из звеньев плана Карла XII являлся расчет на то, что Мазепа примет участие в войне против царя. И вот теперь, в начале похода в Украину, необходимо было осуществить предполагавшийся и подготовленный союз с гет

i ГАФКЭ. Журнал Петра I. Каб. 1, Д. - 8, л. 185. * ТИРВИО, Т. I, стр. 23. 8 Там же, стр. 101.

4 Костомаров Н. "Мазепа", стр. 435. М. 1883.

7 сИсторический журнал^ - 7

маном. Хитрый Мазепа до сих пор держался политики выжидания и хотел продолжать ее, дабы посмотреть, какая из воюющих сторон одержит верх; но когда Карл XII явился в Северскую область, гетману уже трудно было оставаться в своей выжидательной позиции: он должен был объязилъ себя стоящим -на той или другой стороне и действовать соответствующим образом? 5.

24 октября, утром, Мазепа с 4-тысячным отрядом казаков - своей личной "г,вардией"" перешел через р. Сейм, а на следующий день у местечка Обо ланье переправился на правый берег р. Десны. Там он объявил казакам, что ведет их не против шведского короля, а против русского царя-Гробовым молчанием, с ужасом и удивлением встретили казаки эту речь Мазепы. Многие, даже ив верхушки казачества, не сочувствовали измене, но, предполагая, что у гетмана есть много сторонников, боялись оказать немедленное противодействие его изменническому плану. Они решали временно при.щриться с совершившимся фактом, имея в виду воспользоваться первым! же удобным случаем, чтобы уйти от изменника.

У краниски й свободолюбивый народ не пошел, однако, за изменником Мазепой: население Украины вместе с русской армией выступило на защиту своей родины от шведских захватчиков. Крестьяне ненавидели захватчиков, они скрывали от них продовольственные запасы и вылавливали агентов короля и Мазепы, уговаривавших их перейти на сторону шведов.

26 ноября 1708 г. канцлер Головкин от имени П'етра I с удовлетворением писал жителям Кателвы, Опошни и Груни: "Вы ни на какие прелестные письма .изменника oorooTcryfiHoro Мазепы не смотря, пребываете к нему великому государю по должности своей подданической верно и- постепенно" в. И дальше Головкин объявлял, что "того ради его' царское величество вас старшину и всех жителей города Кателвы за вашу непоколебную к его величеству верность милостиво похваляет"

Жители Новгород-Северского 5 ноября 1708 г. собравшись в церкви, дали "клят-вееное обещание" упорно бороться протиз шведских захватчиков и быть верными русскому правительству. В обещании говорилось: "Мы, верние подданние, града Новго-родка Северскаго обыватели, яко4 от чина духовного, тако от мирского сословия, юсе едностайне и единодушно, так товариство войсковое... за милую малороссийского всего краю [на]шего отчизну, БЕЗ жадной нашей здрады и измены, еден на другом, даже и до смерти противо неприятелей наших... от года в годы быта присно готовиш обезуям-[ся1? й.

Такие клятзевные обещания принимались и в ряде других городов и сел. Украины.

6 Стилле А. "Операционные планы Карла XII в 1707"1709 тт.", стр 92.

в "Красный архив" - 4 (95) ЗА 1939 г. стр. 159.

7 Там же.

9&

Б. Тельпухоеский

Всем известно клятвенное обещание полтавчан. Клятвенное обещание дали и жители г. Лубны, которые "били челом? Петру "отеческою ревностию прикрыта нас от нашествия враждующих неприятелей... и вторично при доземном нашем челомйигии у вашего царского величества жебраем (просим." Б. Т.) милости и его ж отдаемся благоисти-не, будучи всегдашними верствующими подданными" К

Никакими уловками шведскому королю и изменщику Мазепе не удалось противопоставить украинский шрод русскому правительству. Народ дружественно .встречал русскую армию. Один из командиров Петра I, Ушаков, писал ему, что "тутошние народы обрадовались приходу нашему? **. Другой командир, Брюс, извещал Петра I из- Глу-хова; "Как гарнизон наш сюды вступил, то вся чернь (так генерал называет основную массу украинского населения."Б. Т.) зело обрадовалась. Токмо не. гораздо приятен их приход был старшине здешнему, а наипаче здешнему сотшжу... сказывают, многие здешние жители, что он весьма... Ма-эелинюй партии, который у него всегда детей крещивал" э. Население само помогало выявлять сторонников Мазепы и устранять их с административных должностей.

Враждебное отношение украинского народа к шведским захватчикам отмечает и французский посол при Карте XII"Безен-валь. Он писал министру иностранных дел Франщш 28 ноября (н. ст.): "Окажу прямо: если украинский народ не поддержит шведского короля, я не вижу никакой возможности для него закончить счастливо войну". Эти слова оказались пророческими: украинский народ в решительный момент борьбы со шведами пошел вместе с братским ему русским народом и встал грудью на защиту своей (родины от зарвавшихся чужеземных завоевателей.

Правительство Петра I, со своей стороны, приняло все меры к тому, чтобы взять под свою защиту единокровные белорусский и украинский народы, подвергавшиеся разоре-кито со стороны шведских захватчиков. Русское аравительство приняло также ряд мер для установления правильных отношений с украинским народом. Шереметев от имени Петра I в октябре обратился к населению Украины с призывом, в котором указывалось: ".,..объявляетца чрез сие всем малороссийского народу жителем, дабы из' [городов, сел и деревень, на которые пойдет войско "г,о, царского величества, никто не выбегал, понеже жителем никаких обид и равореней и грабительств и лротчего своеволия чинено не будет, и заказано о том в войске под смертною казнию? *.

Украинцы, так же как и белоруссы, объединялись в партизанские отряды. Один ив отрядов на р. Десне "порубил и в плен взял 150 шведов". Некоторые из крастьян-

1 "Красный архив" - 4(95) за 1939 г. стр. 160.

9 ТИРВИО. Т. Ш, стр. 54.

8 "Красный архив" - 4(95) за 1939 г. стр. 158.

"ских партизанских отрядов посылались з разведку^ Рожков доносил ген. Крестьяио-вачу, что он ?жуковских жителей человек с тритцать отправил за реку с ружьем, а они двух шведов убили да польскова хлоп-ца... привезли ко мне... Да -выше (писанные посыльные, Жуковские жители сказывали, что за рекою... подстрелили в лицо швецково офицера? °.

Партизанские отряды вступали в бой и с крупными шведскими частями. Об этом рассказывает в своем показании священник Александров:' "Вчерашнего ноября 30 дня перед вечернею в Недрьггайлоау приехали волоков шведских в 50 конях и говорили жиггедям, чтоб их в город пустили, и они им в том отказали..." Тогда, "помешкав с полчаса, пришли к Недрьюайлову шведы кошницею в 1500 человек и под городом спешились, и шли в строю к юроду с ружьем". На отказ жителей впустить их шведы "стали ворота (города."В. Т.) рубить, потом по них в город залп дали, а то них, шведов, ш города такожде стреляли и убили шведов 10 человек. И они, шведы от замка отступили и стали на подворках и церкви [и] дворы все сожгли"0. Что произошло далее," неизвестно. Одно ясно, что жители оказали решительное сопротивление шведским захватчикам.

О всех передвижениях шведов на Украине местные жители доносили русским военачальникам. Волконский писал Меншакову, что, "сказывали Конотопские жители... хочет неприятель итить к селу Казацкому й к Сумам? 7.

Шведский король, продвигаясь на Украину, имел в виду, как это пишет в своем письме 10 ноября 1708 г. Зедвргольм), "пойти в Украину и войти в ияее близь Мако-пжна несколько ниже слияния Десны с Сеймом, но... он по настоянию Мазепы отказался от подобного плана ж направился к Новгород-С ев ерскому? s.

Шведские, историки считают большой1 ошибкой Карла XII, что он послушался Мазепу И' бесполезно убил время при попытках прорваться у Новгород-Сеэерокого з центральные районы России и этим дал возможность русским разрушить гетманскую столицу Батурин. Стилле писал: "Если бы сношения между Карлоэл XII и Мазепой были начаты более счастливым образом, то шведам удалось бы воспользоваться столицею гетмана в качестве опорного пункта и казаки могли бы участвовать в борьбе против, царя совершенно иначе, чем это оказалось в действительности. Вышло, что непосредственно за изменой Мазепы, можно сказать с быстротой молнии, последовало в возмездие со стороны русских"fl.

Дело, конечно, не в дурных советах, которыми объясняют шведские историки неудачи Карла на Украине, а в том, что шведы не в состоянии были прорвать оборони-

6 ТИРВИО. Т. III, стр. 183. в Там же, стр. 40.

тельные линии русских у Новгород-Север-ского, и после этой неудачи они вынуждены были двинуться вниз по правому берегу р. Десны, и только у Мезина 30 ноября ш удалось переправиться через Десну.

Население ряда городов организовало отпор шведам даже там, где не было гарнизонов. При приближении шведов жители Тернова засели в замок и отстреливались з течение двух часов, но затем противник штурмовал замок превосходными силами и овладел им, потеряв около двадцати человек *.

Враждебное отношение русской армии и народа к шведским захватчикам, героическое -их сопротивление вместе с армией"> вот что сорвало планы Карла.

Оказавшись .на Украине, шведский король никак "е хотел расстаться с мыслью о движении оттуда на Москву. Он начал операции по курско-тульокой дороге, 'представлявшей собою путь с юга в Центральную Россию. Между тем путь и в этом направлении оказался прегражденным. Русская армия оттеснила шведов в район Ромны" Прилуки"Гадяч, где они остановились на зимние квартиры. Русские заняли оборонительную линию тю р. П'селу, прикрывая возможность прорыва шведов на Курск и Белгород.

Шведам пришлось провести целую зиму на Украине в бесплодных стычках с русскими войсками и местным населением. Им никак не удавалось достигнуть положительного успеха в их неоднократных попытках прорваться за линию р. Ворсклы, чтобы открыть путь на Москву. Предпринятый ими штурм Веприка, небольшого населенного пункта на левом берегу р. Псела, около Гадйча, стоил им огромных жертв и дал ничтожные результаты. При приближении шведов Веирим, по просьбе местных жителей, был занят русским гарнизоном в 300 человек. Для того чтобы взять этот небольшой укрепленный пункт, шведы вынуждены были направить против него силы, в десять раз превышающие силы гарнизона, но штурмом Веприк взять не удалось. Находившиеся в окружении солдаты и крестьяне оказали мужественное сопротивление: они сдались только- тогда, когда израсходовали все боеприпасы "за тем, что не имели уже пороху ничего" *. Сам король руководил штурмом Веприка. Во время штурма шведы потеряли тысячу человек убитыми и мшго раненых, в особенности среди офицерства. Стилле писал: "Потери при штурме Веприка можно сравнить с потерями в большом сражений. Особенно печально для шведов было, что она потеряли при этом цвет своего офицерства. Между тем, после опустошений, произведенных в армии мороза-ми, теперь еще меньше, чем прежде, допустима была напрасная трата людей" 8.

После штурма Веприка шведы стали осторожнее, так как увидели, что я на Украи

1 ТИРВИО. Т. TV, стр. 13. * ЦВИА, ВУА, д. - 25, ч. ^-я, л. 19. 8 Стилле А. "Карл XII как стратег и тактик", стр.- 65.

не против них вела войну не только русская армия, а весь украинский -народ. О героической борьбе украинского народа свидетельствует еще и такой факт: чтобы взять небольшой населенный пункт Олешию на правом берегу р. Ворсклы. шведы вынуждены были двинуть туда генерал-майора Гамильтона с четырьмя кавалерийскими полками, которые п штурмовали Олешню, в то время как оборона в этом селении была организована только местными жителями.

Шведы с исключительной жестокостью расправлялись с населением Украины, мстя ему за то сопротивление, которое оно им оказывало, и за его помощь русской армии. Захваченный русскими в плен шведский полковник Альфентель откровенно сознавался, что он "от здешних обывателей никакой склон'ности не видел, понеже и во время нынешней атака в Рашезке жители тамошние не малое число перед ним от войск их побили; и провианту ни откуда не привозят, токмо они довольствуются провиантом, где стоят. О наступлении войск московских не ведали, токмо рассуждали, что к ним идет легкая партия? *.

Зимовка Карла на Украине не дала ему тех результатов, на которые он рассчитывал. Силы его армии во время этой зимовки не только не увеличились, а, наоборот, с каждым днем падали, вследствие систематического истребления его солдат не только русской армией, но и постным населением.

Не увенчалась успехом надежда короля а на помощь со стороны Мазепы. Король рассчитывал, что Мазепа доставит ему не менее - 40 тыс. солдат. Получилось же совсем не то: только небольшая группа казацкой верхушки во главе с гетманом Мазепой и кошевым атаманом Запорожской Сечи Гордаенко, измелив своей родине, перешла на сторону шведов. Основная масса населения не пошла за предателями. Казаки Полтавского полка Семен Васильев н Григорий Савин после своего возвращения из Запорожской Сечи рассказывали, что на кругу в ответ на призыв кошевого атамана Гордяенко выступить против Москвы все запорожцы заявили, что они "повинны служить царскому величеству яко единодержавному государю, того что и отцы и сродники при его величестве обретаются" б. Только незначительную часть запорожцев удалось Горцненко склонить на свою сторону. Взятие русскими Запорожской Сечи окончательно подорвало шансы короля получить поддержку со стороны казачества. "И вся эта измена тем рушилась" й, - писал современник этих событий князь Ф. А. Куракин.

Политика Петра, направленная на борьбу с сепаратистски настроенной 'верхушкой казачества с гетманом Мазепой в Гордиен-ко во гла&е, объективно ослабляла эксшюа-ТАЦИЮ основных масс украинского крестьянства со стороны этой продажной верхущ

* ТИРВИО. Т. Ш, стр. 102.

в ЦВИА, ВУА, д. - 25, ч. 1-я, л. 29.

8 Архив кн. Куракина. Т. I, стр. 373.

ки н была наименьшим злом для украинского н а род а. Р ас член ение же У к рай ны и присоединение ее к Польше и Швеции неизбежно привели бы к еще большему угнетению трудящихся масс под игом иноземных захватчиков.

V

С наступлением весны Карл XII поставил себе цель - во что бы то ни стало овладеть операционной линией р. Ворсклы и открыть своей армии путь для движения через Харьков и Белгород на Москву. Но на этом пути был ряд укрепленных пунктов, одним! из которых являлась Полтава. Она его прельщала потому, что, по сведениям Мазепы, там находились большие запасы продовольствия и боеприпасов. Кроме того Полтава была пунктом, который, по мнению короля и Мазепы, был удобен для связи с подкреплением, ожидавшимся от крымского хана, турецкого султана и польского короля Станислава Лещинского (ставленника шведского короля). Карл рассчитывал, что Полтаву ои возьмет с одного пушечного вы-стрела_

Однако находившиеся в этой "ничтожной", как говорил Карл, крепости четырехтысячный гарнизон и около двух тысяч вооруженных жителей под руководством храброго полковника Келина оказали такое сопротивление, что шведам к осаде этой крепости пришлось приковать свои силы на целых три месяца, и все же крепость они не смогли взять. Между тем осадой полтавской крепости руководили лучшие генералы шведской армии, и сам король неоднократно командовал во время штурмов Полтавы, хотя и безуспешно. Мужественные защитники Полтавы т- ее гарнизон И население - покрыли себя неувядаемой славой, отразив в исключительно тяжелых условиях больше двух десятков неприятельских штурмов. В особенно критическом положении находился гарнизон во время последних двух штурмов: "Все жителигорода приняли участие в отражении штурмов 21 и 22 июня; и даже женщины и дети посильно помогали сражавшимся, поднося им снаряды, бревна и камни" 1. Исключительные героизм и отвагу проявил в этой борьбе бригадир Головин: через вражескую линию окопов он провел 1200 солдат, применив для этого военную хитрость

При осаде Полтавы шведы понесли большие потери. По подсчетам Голикова, они потеряли убитыми и умершими! от ран 6176 человек, а осажденные? 1186 человек военных и граждан. Русские солдаты И офицеры, даже находясь в плену, оказывали мужественное сопротивление противнику, проявляя образцы храбрости й героизма. Известен следующий беспримерный в военной истории факт. На военном неприятель-оком корабле перевозили из одной тюрьмы в другую русских военнопленных. Этим переездом решил воспользоваться пленный русский генерал А. Ф. Долгоруков, чтобы вернуться на родину. С этой целью он организовал против шведов восстание военнопленных, о котором рассказывается так: "Он объявил о своем намерении товарищам своего несчастья, которые с такил* великан человеком согласились отважиться ва все. Исполнение предприятия отложено до следующей субботы, а именно до той минуты, в которую при вечернем служении надлежало запеть; "Дерзайте убо ладие божий" Это послужило сигналом. Россияне бросились на шведов, нимало того не ожидавших, обезоружили их и, перевязав, заключили под палубу, кроме одного только шкипера, которому князь, приставив к.груди шпагу, сказал: "Если хочешь быть жив, то вези нас к Кронштадту или Ревелю, до берегись изменить". Шкипер -повиновался и привел фрегат в российскую 'гавань, куда прибыл он с пушечной пальбою? s. Таким образом, русские солдаты и офицеры возвратились на родину на военном неприятельском корабле.

Под Полтавою шведская армия была наголову разбита армией Петра.

?

Ф. Энгельс, оценивая военную политику шведского короля, писал: "Карл XII сделал попытку проникнуть внутрь России; этим он погубил Швецию и показал всем неуязвимость России" *.

Сто лет спустя Наполеон, сделав попытку проникнуть внутрь России, погубил свою армию, а затем сам лишился престола. Из полумиллионной армии французов к границам усгаело отойти не более 30 тыс. солдат. Вся конница и артиллерия французов погибли в России. Наполеон был разгромлен в те времена, когда, по меткому замечанию современника"Давыдова,"народ еще не подымался во весь исполинский рост свой, И горе его неприятелям, если он когда-нибудь подымется".,

И действительно, партизанское движение в кашей стране, имеющее такую славную историю, широко развернулось в отечественной войне 1918"1920 гт. против иностранных интервентов и русской контрреволюции. Кайзеровская армия под мощными ударами Красной Армии и героических партизан была надломлена и вышиблена из пределов .нашей страны, а затем понесла оконч ател ьное поражение от а нгло -фран - цузских войск

Еще более позорная участь ждет И гитлеровскую армию. Она уже понесла и несет тяжелые потери под мощными ударами Красной Армии и советских партизан. Широкой волной развернулось грозное партизанское движение в оккупированных нем-'

3 Б а н т ы ш-К аменский Д. "Деяния знаменитых полководцев Петра Великого". Ч. 2-я, стр. 13.

4 К- Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI. Ч. 2-я, стр. 9

цами районах. Весь народ воюет с фашистскими захватчиками. Началась настоящая народная война, война за великие завоевания Октябрьской революции, война за существование первого в мире государства рабочих и крестьян. Народы нашей страны верны традициям своих предков. Они никогда не склонят голову перед захватчиками. Недалек тот час, когда Красная Армия- опираясь на ..весь советский народ, полностью разгромит армян гитлеровской Германии.

ГЕРМАНСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ В АФРИКЕ

В. Голант

Германия вышла на колониальную арену позднее других держав"а последнем двадцатилетии XIX века.

В 1882 г. после воззвания "Германского колониального союза", уполномоченный бре-менского купца Людерица - Фогельзанг - высадился в бухте Аагра Пекена (Югоза-дадная Африка) и "приобрел" у вождя готтентотов Фри-дрихса территорию площадью в 380 квадратных километров. За эти земли он "уплатил" Фридрих су 200 винтовок, 2000 марок и... некоторое количество оловянных солдатиков Ч

Позднее Людериц, прибыв сам в Югоза-падную Африку, аналогичными "покупками" расширил свои владения. Поскольку его притязания оспаривалась английскими колонистами, он обратился за помощью в Берлин. После некоторых колебаний Бисмарк послал в Югозападную Африку эскадру, которая летом 1884 г. объехала побережье между Оранжевой рекой и Анголой и в важнейших пунктах водрузила германский флаг. Так возникла первая германская . колония.

Примеру Людерица последовали другие купцы, давно занимавшиеся меновой торговлей у гвинейского берега: спаивая туземцев, они за бесценок приобретали слоновую кость, пальмовые продукты и каучук. Уступая просьбам купцов "обезопасить" Каме рун и Того от ?губител ьного для нашей торговли захвата другими дер-' жа за м>и", ге рм а некое п равите л ьс тво в том же, Г884 г. объявило свой протекторат над этими землями. Германский представитель Нахтигаль выхватил . Камерун буквально из-под носа у направлявшейся туда английской' миссии. За Нахтигалем последовали военные суда, которые подвергли'' бомбардировке селения, отказавшиеся признать германское господство.

To top

Комментарии:

Добавить комментарий