Журнал "Вопросы истории" № 3 1941 | Часть IV

Ленин, выступая на IV с'езде, говорил о том, что социал-демократы .".,..стоят за использование парламентской борьбы, за участие в Ней, но они беспощадно разоблачают "парламентский кретинизм", т.-е. веру в то, что парламентская борьба есть единственная или при всяких условиях главная форма политической борьбы" $.

8 Л е н и н. Т. IX, стр. 204

Меньшевики раз страдали этим парламентским . кретинизмом. Поэтому в своей резолюции они не дали оценки выборов, признавали I думу орудием революции, требовали оказания ей поддержки и считали, что нужно ее сделать центром деятельности социал-демократии. Ленин в своем докладе специально остановился на том, что меньшевистская резолюция затушевывала подлинный характер думы - то обстоятельство, что дума эта была кадетская. Резолюция меньшевиков заявляла, что дума будет искать опоры в широких массах, но она умалчивала о том, что кадеты колебались между стремлением опереться на народ и боязнью его революционной самостоятельности, что они стремились ослабить н подавить его революционный под'ем. Умолчать же об этом было равносильно тому, что сказать пароду прямую неправду, ввести в заблуждение пролетариат ж весь народ. Так квалифицировал Ленин меньшевистскую резолюцию.

В своей резолюции меньшевики умолчали о том, с какой частью буржуазной демократии должен пролетариат заключать соглашение. Большевики же говорили прямо и ясно: с крестьянской, революционной демократией, нейтрализуя CBOHLM соглашением шаткость и непоследовательность кадетов. Дело было в том, что меньшевики не гшизнявади революционной роли крестьянства, считали нужным соглашение с буржуазией, с кадетами.

Махровый ошортунизм меньшевиков выразился, наконец, и в заключительном пункте резолюции - о создании в думе социал-демократической фракции. При том условии, что почти-повсеместно социал-демократические организации бойкотировали выборы, а люди, прошедшие в думу и называвшие себя социал-демократами, на деле не были представителями социал-демократических организаций, причем открытый контроль со стороны партии был затруднен общей обстановкой полицейского террора," создание социал-демократической фракции означало возложение на социал-демократическую партию ответственности за безответственную политику случайных людей. Большевики голосовали против этого и внесли в протокол свое особое мнение.

С'езд принял меньшевистскую резолюцию о думе.

Следующим обсуждался вопрос о вооруженном восстании. Меньшевистское большинство с'езда, вообще не сочувствовавшее постановке этого вопроса, предоетавпло докладчикам лишь по 15 минут.

Докладчик меньшевиков Череваннн, по существу, осуждал декабрьское вооруженное восстание, перепевал плехановское "не надо было браться за оружие".,

Большевистская резолюция, обобщившая опыт московского и других декабрьских вооруженных -восстаний, явилась дальнейшим развитием основных положений потому же вопросу резолюции III с'езда и леншской работы "Две тактики социал-демократии в демократической революции" и призывала к организации сил рабочего класса и крестьянства для вооруженного восстания, к широкой пропаганде восстания, к изучению опыта, к изучению, в частности, поенной стороны вопроса, к работе в армии.

Меньшевики, стремясь обойти основную сущность дискуссии, отводили прения в сторону критики большевиков за их мншое "заговорщичество" и "преувеличение вопросов техники". Ленин, разоблачал этот маневр, писал: ?Фразы о технике и о заговорщичестве - это только прикрытие вашего отетупле н и я по вопросу о восстании"

В своей резолюции меньшевики побоялись прямо отречься от восстания, но вся она была направлена против вооруженного восстания.

3

Остальные вопросы меньшевики старались 'еще больше скомкать или совсем спять. Резолюция о партизанских выступлениях прошла как придаток к резолюции о вооруженном восстании. Решения по вопросам о профессиональных союзах и об отношении к крестьянскому движению прошли единогласно; соглашение по ним было, достигнуто в комиссиях. Большевики настояли на том, чтобы в резолюции об отношении к крестьянскому движению была дана правильная оценка аграрной политики кадетской партии, а восстание признано единственным средством завоевания победы.

При обсуждении вопросов об об'единешш с национальными организациями (социал-демократией Польши и Литвы, латышской социал-демократией и Бундом) споры вызвал лишь вопрос о Бунде. Против выработанного с Бундом соглашения, в основу которого были положены принципы единства местных 'комитетов РСДРП и выборов на с'езд на общих основаниях, из фракционных соображений выступили меньшевики. Часть меньшевиков, впрочем, присоединилась к большевикам, и соглашение прошло большинством голосов.

Обсуждение устава партии на с'езде прошло быстро. Меньшевики пытались увеличить с половины до двух третей число требующих с'езда членов партии, необходимое для созыва экс тленного с'езд. Эта поправка была направлена против большевиков. Тогда Ленин заявил, что если меньшевики попытаются умалить права членов партии, неизбежно произойдет раскол. Меньшевики уступили, и было сохранено прежнее положение, утвержденное III с'ездом партии.

Первый пункт устава"о членстве - мшьшевшш вынуждены были, чтобы не оттолкнуть от себя рабочих, принять в ленинской редакции. Это была крупная победа большевиков. Правда, чтобы себя вознаградить, меньшевики провалили примечание к - 1, предложенное большевиками, о том, что за каждым, членом партии, меняющим место жительства, признается право входить в местную организацию. Это примечание было направлено против фракционных склок, устраивавшихся меньшевиками. Большинство с'езда отклонило это примечание как якобы само собой .разумеющееся.

Меньшевики уклонились от обсуждения вопроса об отношении к буржуазным партиям в России. Вместо этого они провели на с'езде решение о присоединении к резолюции Амстердамского интернационала о буржуазных партиях. "Это была самая неудачная, способная лишь вызвать насмешки, " форма оставления вопроса открытым? "иронически отмечал Ленин. .

Вопреки настояниям большевиков, меньшевистское большинство с'еода провело решение, восстанавливавшее двоецентрие: ЦК и ДО были выбраны с'ездом. Пятерку ЦО меньшевики составили целиком из своих, в ЦК вошло 3 большевика и 6 меньшевиков.

Положительное значение с'езда заключалось в том, что произошла еще более ясная идейная размежовка большевиков и меньшевиков. Это было необходимо ".,..в интересах здорового, развития партии, в интересах политического воспитания пролетариата, в

1 Ленин. Т. IX, стр. 220.

интересах отсекания от с.-д. партии всяких чрезмерных уклонений от правильного пути" 2.

Об'едипшие на с'езде было лишь фор^ малвным.

Большевистские делегаты с'езда издали "Обращение к партии", в котором раз'яс-няли половинчатость и неправильность решений с'езда по большинству важнейших вопросов.

Б своем "Докладе об об'едшштельном с'езге" и в других произведениях Ленин со свойственной ему глубиной, полнотой и ясностью рассказал членам партии и рабочим о существе разногласий между большевиками и меньшевиками. Этим вопросам были посвящены также брошюра товарища Сталина "Текущий момент и обвинительный е'езд рабочей партии", вышедшая в 1906' году, его же "Предисловие к брошюре Каутского "Движущие силы российской революции" и другие работы.

"В местных, формально об'единенных организациях, очень часто с отчетами о с'езде выступали два докладчика: один"от большевиков, другой - от меньшевиков. В результате обсуждения двух линий, большинство членов организаций становилось в большинстве случаев на сторону большевиков.

Жизнь все больше доказывала правоту большевиков. Меньшевистский ЦК, выбранный IV с'ездом, все больше обнаруживал свой оппортунизм, свою полную неспособность руководить 'революционной борьбой масс? 3.

Массы не шли за оппортунистическими лозунгами этого ЦК, большинство партийных организаций выступило против политики меньшевистского ЦК. Большевики на-, шли выход в борьбе за новый, V с'езд, который и состоялся в мае 1907 года. На этом Ф'езде победила большевистская линия Ленина и Сталина.

ЛИТЕРАТУРА: "История ВКШбК стр. 81?83; Ленин. Центральному Комитету. 1. XXVHT, стр. 492?493; Ленин. Письмо Центральному Комитету' РСДРП. Т. VIII, стр. *24Ь"247; Ленин. Доклад об соединительном с'езде РСДРП. Письмо к петербургским -рабочих. Т. IX, стр. 175?U26; Там же. Тактическая платформа к обвинительному с'езду РСДРП, стр. 37?50; Там же. Пйресмотр аграрной программы рабочей партии, стр. 51?76; Там эке. "Об'единителъяый с'езд РСДРП", стр. 148"169; И. Сталин. "Речь на IV об'едивг:телытом с'езде РСДРП". Сборник произведений к изучению история партии. Т. I, стр. 456 и 457; И. Сталин. Из предисловия к брошюре Каутского "Движущие гадъг российской революции". Сборник произведший к изучению истории партии. Т. I, стр. 419?422: Л. Бермя. "К "опросу об истории большевистских организаций в Закавказье". Гл. II (особенно стр. 38?58). ?

* ?

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

Ценный вклад в сокровищницу марксизма - ленинизма *

В вышедшем: иедашио- из печати XIII томе (часть 2-я) сочинений Маркса и Энгельса опубликованы их работы с начала фрапко-ирусскон войны (пшь 1870 года) до середины 1873 года.

Крупнейшим историческим событием этого периода была Парижская коммуна, которая нанесла первый удар по капитализму я явилась ярчайшим триумфом идей марксизма, идей, под знаменем которых Маркс и Энгельс выковывали международную пролетарскую -партию, Первый Интернационал.

Большая часть работ, помещенных в данном томе, является незаменимым источником для изучения истории Интернационала в эти годы; многие из них были напи-еаеы Марксом и Энгельсом в качестве официальных документов Интернационала: достаточно указать на воззвания Генерального совета Международного товарищества рабочих по поводу фрагако-прусской войны; на манифест Генерального совета о гражданской войне во Франции, написанный Марксом по поручению Генсовета в 1872 году; на негласный циркуляр "Мнимые расколы в Интернационале".,

В рецензируемом томе впервые собраны вместе документы, связанные с борьбой Маркса п Энгельса против бакунистов, которые в эти годы особенно широко развернули свою подрывную, дезорганизаторскую деятельность в Интернационале. Некоторые из этих работ публикуются в русском переводе впервые. К числу таких работ относится, например, брошюра "Альянс социалистической демократии и Международное товарищество рабочих".,

Большой интерес представляют впервые публикуемые в русском переводе резолюции Гаагского конгресса Первого Интернационала, происходившего в 1872 году (остальные материалы и документы конгресса еще не огпубликованы).

Бее эти работы Маркса и Энгельса являются яркими образцами борьбы осиовоположников коммунизма против оппортунизма и сектантства, за гегемонию марксизма в рабочем .движении, за пролетарскую пар-1 то.

Как только началась франко-прусская война, Генеральный совет Интернационала выступил с принадлелеащим перу Маркса воззванием от 23 июля 1870 года. Здесь был дат мастерский шал из причин и характера этой войны и было показано, что не рабочий класс, не народы Франции и Германии, а правящие клики этих стран затеяли войну. Констатируя, что для Германии война являлась на данном этане оборонительной, так как в результате ее должно было быть завершено воссоединение страны, Генеральный сонет одновременно разоблачал антинародную политику прусской военщины и предупреждал германских рабочих, что если они допустят превращение войны в завоевательную войну против французского народа, "тогда и победа и поражение будут одинаково гибельны" (стр. 8). Уже в этом воззвании Маркс предсказывает неизбежность падения Второй империи: "Чем бы ни кончилась война Луи Бонапарта с Пруссией, - похоронный звон по Второй империи уже прозвучал в Париже? (стр. 7). С огромной силой звучит здесь пламенный призыв к интернациональному единению рабочих всех стран, призыв "Манифеста Коммунистической партии".,

Тактика Интернационала по отношению к войне 1870"1871 годов являлась образцом подлинно Ш1тернационалистс'кой пролетарской тактики, основашюй на глубоком анализе расстановки классовых сил. Это была глубоко продуманная, гибкая тактика.

В одном из своих писем Марксу в августе 1870 года Энгельс так сформулировал задачи Интернационала и, в частности, ого германской секции в этой войне:

"1) примкнуть к национальному движению... поскольку и до тех пор, пока оно ограничивается защитой Германии...

2) подчеркивать при этом различие между национально-германскими и дияаешче-ски-прусекими интересами;

3) противодействовать всякой" аннексии Эльзаса п Лотарингии"потлдимому Бисмарк] хочет присоединить их к Баварии и Бадеиу;

4) как только в Париже у кормила окажется республиканское, не-шовипистичс-с-ков правительство, - добиваться почетного мира с ним;

5) постоянно выдвигать единство инте-. ресов немецких и французских рабочих, которые но одобряли войну, а также и не воюют друг с другом;

6) отношение к России остается, как в Адресе Интернационала?

Уже ближайшие месяцы наглядно показали гениальную прозорливость руководителей Интернационала и всю правильность их тактики.

Чрезвычайно интересны публикуемые в томе заметки Энгельса о франко-прусской войне, систематически печатавшиеся в лондонской "РаД Mall Gazettes с начала 'войны до февраля 1871 года.

Ужо задолго до этого Энгельс уделял очень большое внимание изучению военных вопросов. Буквально все крупные военные конфликты 50?60-х годов XIX века палии 'блестящее освещение и были предметом глубочайшего анализа в статьях и кор-реодондеяциях Энгельса, являющегося выдающимся теоретиком по воеппым вопросам.

В томе XIII (часть 2-я) собраны воедино все 40 написанных Энгельсом "Заметок *о войне" и 19 статей, также непосредственно относящихся к этой серии, но носящих другие заглавия. - К таким работам относятся, например, корреспонденции от 8 августа 1870 года "Прусские победы", "Кризис войны" от 20 августа, статья ?Французские поражения" от 3 сентября, напечатанная на другой день после капитуляции французской армии при Седане, "Расцвет и упадок армий" от 10 сентября, "Как разбить пруссаков" от 17 сентября, "Шансы войны" от 8 декабря, "Прусские партизаны" от 9 декабря, и т. д." и т. д.

Как и "Заметки о войне", эти статьи Энгельса содержат не только блестящие страницы, являющиеся ценнейшим источником для всех изучающих историю франко-прусской войны: в них читатель иайдет и ценные материалы по истории французской и германской армий, важные замечания о значении крепостей и 0; других вопросах военного искусства. Уже первые корреспонденции Энгельса, публиковавшиеся в "РаИ Mall Gazettes . баз его подписи, содержавшие ряд гениальных прогнозов, вызвали в Англии сенсацию. "Если война

1 К. Маркс и ; Ф. Энгельс. Соч. Т. XXIV, стр. 382.

продолжится некоторое время, ты будешь скоро признан первым вое я и ы м а. т>-т о р и г е т о м в Лондоне? "писал Маркс своему другу Энгельсу.

Уже в первых своих корреспонденции Энгельс раскрыл стратегические планы каи французского, так и прусского командования и сделал блестящий прогноз о дальнейших нерсиокгпвах войны. Гак. в корреспонденции, опубликованной 29 июля, Энгельс объяснил смысл планов Наиолеп-на Ш, а в ближайшие дни вслед за тем-" планов Мсдьтко и предугадал неизбежность поражения французской армии:

"Если этот план удастся и ишцы выиграют первое большое сражение, французская армия рискует оказаться не только отрезанной от своей ближайшей базы" Меца и Мозеля, но и быть отброшенной на. такую позицию, которая позволит немцам очутиться между ней н Парижем-? (стр. 20).

Как подлинно пролетарский военный теоретик, Энгельс сочетает марксистское освещение чисто военной стороны событий с глубоким анализом их социальной, основы. Энгельс не только предсказывает ноизбеж-ность катастрофического поражения французской армии, но и вскрывает внутренние причины, ведущие к этой военной катастрофе и к краху Второй империи.

Еще задолго до падения Наполеона III Бонапарта, вслед за появлением* на свет Второй империи, Маркс и Энгельс заклеймили действия этого политического авантюриста, изображавшего себя "патриархальным благодетелем всех клаоеов", на деле же стремившегося ".,..превратить.всю собственность, весь труд Франции в долговое обязательство па себя лично"

** В своей корреспонденции от 26 августа 3870 года Энгельс разоблачает безумные* планы Наполеона Ш и его клаки. "Это более похоже на акт отчаяния (coup de dc-sespoir), чем на что либо другое","пишет он.

"Это план не стратега, а "алжирца", (привыкшего сражаться против иррегулярных войск, план не солдата, а политического и военного аш'антюриста, какие- господствовали во Франции в течение последних девятнадцати лет... Вот Вторая империя во всей своей красе. Сохранить видимость, скрыть поражение - вот что требуется больше всего... Чем скорее Франция избавится от таких людей,' тем лучше Для нее. В этом единственная надежда? (стр. 67?68). .

После того как разразилась катастрофа французской армии при Седане и насквозь

2 Там же, стр. 371. 8 К. Маркс. Избранные произведения. Т. II, стр. 338. 1940,

8 "Исторнчосш1й аьуриал" rte 4

црогаившая Втирая империя пала под натиском парижских рабочих, Маркс и Энгельс со всей отчетливостью указали международному рабочему классу па новые задачи, выдвигаемые перед ним. изменившейся обстановкой..

В написанном Марксом втором воззвании Генерального совета о войне (см. стр. 93) [подчеркивалось, что теперь война со стороны Германии уже потеряла свой оборонительный характер и превратилась в захватническую, завоевательную войну против французского народа; в воззвании указывалось, что немецкие рабочие должны требовать почетного для Франции мира н признания Французской республики.

Горячо протестуя против плана захвата Эльзаса и Лотарингии Германией, Маркс irпредостерегает прошв того} что такой захват бросил бы Францию в об'ягия царской России и вызвал бы впоследствяш ряд новых кровопролитиейших войн. Дальнейший ход всемирной истории целиком подтвердил этот блестящий прогноз Маркса.

В воззвании от 9 сентября разоблачался истинный характер ставшего у власти после падения Второй империи правительства. Уже на основании первых шагов деятельности этого правительства Маркс указал французским рабочим, что "оно унаследовало от империи не только пруду развалин, но также и ее страх перед рабочим классом? (стр. 99).

Маркс предостерегал рабочих против увлечения "национальными" традициями 1792 года и призывал их ко всемерному укреплению своих пролегарских организаций. Воззвание заканчивалось горячим призывом к активному выступлению рабочих всех стран прошв продолжения захватнической войны, к деятельной поддержке Французской республики:

"Если рабочие забудут свой долг, если они останутся пассивными, настоящая ужасная война станет предтечей новых, еще более ужасных международных войн и (приведет в каждой стране к новым победам над рабочими рыцарей шлаги, землевладения и капитала* (стр. 100).

Эти пророческие слова с особенной силой звучат сейчас, когда бушует шжар второй мировой империалистической войны, ежедневно поглощающей все новые тысячи человеческих жертв.

В относящихся ко второму этану фрашсо-нрусской войпы корреепоэденциях в "Ра11 Mall Gazette? Энгельс горячо призывает французский народ к развертыванию подлинно народной войны против чужеземных захватчиков.

".,..Мы имеем смелость заявить, - писал Энгельс в заметке от 8 декабря 1870 тода,?что, если дух сопротивления в народе не оелаонет, позиция французов, даже после последних поражении, еще очень сильна. Владея морем для подвоза оружия, имея достаточное количество лютен, которых можно превратить в солдат, проделав в течение трех месяцев - первых и самых трудных трех месяцев"организационную работу, имея шансы получить еще один месяц, если не два, передышки, притом в такое время, когда пруссами проявляют уже признаки истощения,"г,дааться при таких условиях было бы явным предательством? (стр. 206"207).

Энгельс придавал большое значение развертывавшемуся во Франции партизанскому движению против иноземных захватчиков. Протестуя против зверских расправ, организованных прусской военщиной против французских партизан, Эигелы' напомнил о весьма одобрительном отношении прусского правительства к партизанской народной войне, которая велась против наполеоновской армии в Пруссии после разгрома последней в 1806 году, т. е. после тильзитского мира, который был, как указывал Ленин, величайшим унижеинем Германии и в то же время поворотом к величайшему национальному под'ему.

Энгельс напоминает о прусском офицере-партизане Шиле, который, руководствуясь патриотическими чувствами, сорганизовал партизанский отряд, действовавший в тылу французов.

Выдающийся прусский генерал и военный теоретик фон Гнейзенау, автор закона о ландштурме, не только очень высоко ценил партизанское движение, но и занялся теоретическим изучением партизанских методов борьбы против чужеземного наполеоновского гнета.

"Если бы он теперь был жив, имея за собой весь опыт Пруссии, - писал Энгельс, - то он, вероятно, во французских 'партизанах увидел бы если не полное, то приблизительное осуществление евоого прекрасного идеала народного сопротивления? (стр. 211"212).

Таким образом, Энгельс настойчиво призывал французский народ к организации активной борьбы против прусских захватчиков, одновременно разоблачая предательскую, антинародную политику правительства национальной обороны.

Когда 28 января 1871 года был подписан акт о капитуляции на тягчайших для Франции условиях, Маркс и Энгельс со всей силой заклеймили подлинных виновников этого предательства. В своем письме к Кугельмаягу от 4 февраля Маркс писал, что Трошю, этот "солдафон и идиот", ".,..считал гораздо более важным держать в подчинении красных в Париже"при помощи своей бретонской лейб-гвардии, - которая оказывала ему те же услуги, что корсиканцы' - Луи Бонапарту, чем побеж-

дать пруссаков. Вот в чем настоящий секрет поражений не только в Париже, но и везде во Франции! Повсюду буржуазия - "в согласии с большинством местных властей - действовала по этому же самому принципу? 1.

Когда 18 марта 1871 года парижские рабочие взяли власть в свои руки и впервые в истории человечества начали осуществлять диктатуру пролетариата, Маркс и Энгельс во всеуслышание солидаризировались с Парижской коммуной и отзывались о героической борьбе коммунаров с восторгом и восхищением. "Какая гибкость, какая историческая инициатива, какая способность к самопожертвованию у этих па-, рижан! После шестимесячного голода и разорения, вызванного гораздо более внутренней изменой, чем внешним врагом, они восстают под прусскими штыками, как будто войны между Францией и Германией и не было, каяс будто бы враг пе стоял еще у ворот Парижа! История не знает другого примера подобного героизма!? 2,"писал Маркс в своем письме к Кутельману.

Маркс поддерживал связь с коммунарами, давал им ценнейшие указания, предостерегал их от ошибок. На ряд" заседаний Генсовета Маркс и Энгельс выступали с речами о Коммуне. В своем выступлении на заседании Генсовета от 23 мая 1871 года Маркс разоблачил союз Тьера с Бисмарком, заключенный для подавления Коммуны, и заявил, что ".,..если Коммуна будет разбита, борьба будет только отсрочена. Принципы Коммуны вечны и не могут быть уничтожены; они вновь и вновь будут заявлять о себе до тех пор, пока ра&очий класс не добьется освобождения? (стр. 655).

Маркс рассылал сотни писем по всем секциям Интернационала, мобилизуя их для оказания моральной и материальной поддержки коммунарам. Но коммунары, не имея своей пролетарской партии, которая могла бы возглавить их борьбу и предотвратить ряд тяжелых, роковых ошибок, не сумели использовать тех указаний, которые давал им Маркс.

Коммуна была ".,..первой, славной, героической, но все же безуспешной попыткой пролетариата повернуть историю против капитализма"2 и нанесла капитализму лишь первый удар.

Когда Парижская коммуна была разбита объединенными силами версальцеш и прусской военщины, когда героический Париж

1К. Марко и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXVI, отр. оо.

был подавлен "волками, свиньями и подлыми псами старого общества? *, Генеральный совет выступил с написанным Марксом манифестом "Гражданская война во Франции" (см. стр. 293"337).

Через два дня после того, как последние баррикады, на которых сражались героические бойцы Коммуны, были захвачены вереальцами, Маркс прочитал на заседании Генерального совета этот замечательный документ, в котором так глубоко оценил великое, вседарпоисторичеокос значение Коммуны.

На основе опыта Коммуны Маркс и Энгельс развили свои идеи о пролетарской революция и диктатуре пролетариата. Задолго до Коммуны, накануне революции 1S48 года, Маркс и Энгельс в "Манифесте Коммунистической партии" во всеуслышание заявили о необходимости коммунистической революции, насильственного ниспровержения буржуазии и превращения- пролетариата в господствующий класс. Следовательно, уже в 1848 году основоположники марксизма сформулировали идею диктатуры пролетариата. В 1852 году на основе опыта революции 1848 года Маркс в своей работе "18-е Брюмера Луи Бонапарта", развивая эту идею, делает тот дальнейший вывод, что пролетариат ее может просто использовать старую государственную машину, что он должен сломать старый бюрократический военный государственный аппарат. В дни Коммуны в письме к Ку-гельману от 12 апреля Маркс напоминает об этих выводах и указывает, что как раз в этом и состоит ".,..попытка наших геройских парижских товарищей" с.

В своем предисловии к новому немецкому изданию "Кошунистического манифеста? , нанис анном в 1872 году (см. стр. 460). Маркс и Энгельс, подчеркнув, что основные положения его остаются совершенно правильными, указали, однако, что "эта программа теперь местами устарела". "В особенности,"писали они,?' Коммуна доказала, что "р,абочий класс не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить ее в ход" для своих собственных целей"? (стр. 461). (Здесь Маркс и Энгельс цитируют слова из "Гражданской войны во Франции".,)

На основе опыта Коммуны Маркс и Энгельс показали далее, чем пролетариат должен заменить разбитую государственную машину. Йодвергнув в "Гражданской войне во Франции" самому внимательному анализу этот опыт, Маркс охарактеризовал основные черты пролетарской диктатуры, т. е.

а*

115

той политической формы, "при которой может происходить экономическое освобождение труда? (Ленин). Этот гениальный анализ Маркса был блестяще подтвержден опытом Великой пролетарской революции в СССР, продолжившим в иных условиях, в иной обстановке великое дело парижских коммунаров.

*

После подавления Коммуны господствующие классы обрушились на Интернационал и его секции градом репрессий и потоками чудовищной клеветы.

".,..Против него об'едииплиеь почти все европейские правительства: Тьер и Горчаков, Бисмарк и Бейет, Виктор-Эммануил и лапа, Испания и Бельгия. Интернационал травят со всех сторон: все силы старого мира, суды военные и гражданские, полиция и пресса, помещики и буржуа соревнуются в преследованиях Интернационала, и на всем континенте вряд ли найдется такое место, где не пускались бы в ход все средства, чтобы поставить вне закона это вселяющее ужас великое братство рабочих"," писал об этом Энгельс в статье "Конгресс в Сонвилье и Интернационал" (стр. 377);

В XIII томе (часть 2-я) впервые собраны 'вместе и напечатаны в русском переводе многие из тех заявлений, писем в редакции газет, опровержений и других кор-ресионденний, которые публиковались тогда Марксом и Энгельсом в периодической печати. Все эти документы яркими штрихами рисуют энергичную деятельность, которую развернули вожди рабочего класса в дни черной реакции после подавления Коммуны, показывают их борьбу против наступления буржуазии на Интернационал.

В своем письме к Кугельману от 18 июня 1871 года Маркс писал, что Манифест (Маркс имел в виду "Гражданскую войну во Франции") ".,..производит чертовский переполох, и я имею честь быть в настоящий момент человеком, на которого во всем Лондоне всего сильнее клевещут и которому более всего грозят... Правительственный орган "ОЪ-server" грозит мне судебным преследованием. Пусть осмелятся! Плюю я на этих' каналий"

Маркс опубликовал в ?Daily News" заявление, что он является автором* Манифеста и берет на себя личную ответственность за обвинения, выдвинутые в пем против Жюля Фавра, министра иностранных дел в правительстве национальной обороны.

Парижская коммуна явилась пробным камнем для выявления подлинного лица многих неустойчивых и чуждых элементов.

Так, правый прудонист Толэн стал открытым предателем, перейдя в версальский лагерь. Специальным постановлением Генерального совета Толэн был исключен из Интернационала (см. стр. 283), так же как разоблаченный в качестве шпиона, состоящего на службе у французской полиции, Г. Дюран (см. стр. 366). Интернационал очищал также свои ряды от таких перебежчиков, как английские тред юнионисты Оджар и Лекрафт, которые в унисон с английской буржуазией, поднявшей вой против Манифеста "Гражданская война во Франции", заявили о своем несогласии с этим документом и "подали в отставку": в июне 1871 года оба они были исключены из Генерального совета. Но особенно большие услуги международной буржуазии в ее борьбе против Интернационала оказала дезорганизаторская работа бакунистов.

В рецензируемом томе опубликован ряд важных документов, шаг за шагом раскрывающих перед читателем основные этапы подрывной деятельности этой секты, принесшей огромный вред рабочему движению. К таким документам относятся. материалы) Лондонской конференции, статья Энгельса "Конгресс в Сонвилье и Интерпационал", негласный циркуляр Генерального совета "Мнимые расколы в.. Интернационале", резолюции Гаагского конгресса, брошюра "Альянс социалистической демократии" и др.

Маркс строил международную пролетарскую партию - Первый Интернационал" в непрерывной борьбе против всякого рода сект. "Развитие социалистического сектантства и развитие действительного рабочего движения всегда находятся в обратном отношении друг к другу"," писал Маркс в письме к Ф. Вольте. "Секты имеют свое (историческое) оправдание до тех пор, пока рабочий -класс еще не созрел для самостоятельного исторического движения. Как только он достигает такой зрелости, все секты становятся в сущности реакционными" 2.

Непрерывная борьба против прудонизма и против лассальянства, проводившаяся ь Интернационале и в его секциях под руководством Маркса, привела, к концу 60-х годов, к решающей победе марксизма над этими сектами.

Постановление Базельското конгресса о необходимости обобществления земли наносило сокрушительный удар по прудонизму, который отстаивал реакционную, мелкобуржуазную "теорию" о необходимости сохранения индивидуальной частной собственности на землю. Непримиримая борьба Маркса и Энгельса против лагосалыгаства" этого

а К. Маркс. Избранные произведения. Т. II, стр. 489.

" королевски -прус еш социализма", борьба их за пролетарскую партию в Германии имела своим результатом создание в 186!) году германской социал-демократической партии, которая па первом же овием с'езде солидаризировалась с принципами Интернационала.

Однако к этому временя в Интернационале начинают свою дезорганизаторскую работу Бакунин и его сторонники, воскрешавшие- самые худшие традиции сектантства.

Бакунинская болтовня о "социальной ликвидации" и "отмене" всякого государства, отрицание диктатуры пролетариата, заявления Бакунина о ненужности политической борьбы для рабочего класса и отрицание пролетарской партии приносили огромный врат рабочему движению; бакунизм) являлся выражением не пролетарской, а мелкобуржуазной идеологии и был реакционной сектантской группировкой, тем более опасной, что она -прикрывала свои реак-циоппые панацеи крикливой "ультрареволюционной" фразеологией.

"Программа Альянса..." писал Маркс," представляет собой лшпь беспорядочное нагромождение давно погребенных идей, разукрашенных звонкими фразами, способными запугать лишь буржуазных иретилоз шш служить уликой против членов Интернационала в глазах бонапартистских н иных прокуроров" (стр. 418).

Бакунисты, стремясь подчинить себе международную пролетарскую организацию и превратить ее в свое орудие, вели при помощи тайного Альянса, организованного ими внутри Интернационала, гнусную, двурушническую политику.

После подавления Парижской коммуны бакунисты активно включились в развернутую господствующими, классами всех стран кампанию травли и клеветы против Интернационала.

На созванной в сентябре 1871 года Лондонской конференции Первого Интернационала был принят ряд важных решений против бакунизма: резолюция о политическом действии рабочего класса, о запрещении местным секциям именоваться сектантскими названиями, о расколе в Лашозефоне, об Альянсе и т. д.; решения эти наносили сокрушительный удар бакуниетеким дезорганизаторам. В ряде публикуемых в рецензируемом томе документов и материалов конференции ярко отражена проводившаяся под непосредственным руководством Маркса и Энгельса борьба за вооружение. рабочего класса всемирноиеторичеешм опытом Парижской коммуны, за пролетарскую партийность.

Бакунисты встретили решения Лондонской конференции новым шходом против

Генерального совета, принт Интернационала и его вождя Маркса. В статье Энгельса "Копгресс в Сон-вильс it Интернационал" разоблачалась эта нодрывдая работа бакунистов. В ответ на кампанию лжи и клеветы, развернутую бакунистами на сознанном ими 12 ноября 1871 года конгрессе в Сонвилье и поело него, Маркс написал брошюру "Мнимые расколы в Интернационале? (см. стр. 391?433).

Содержание этой брошюры было доложено Марксом на заседавши Генерального совета 5 марта. 1872 года; здесь было единогласно постановлено одобрить этот документ п опубликовать его в качестве негласного циркуляра Генсовета, В этом замечательном произведении шаг за шагом прослежена вен история подрывной работы бакунистов внутри Интернационала и в особенности их поход против Генсовета, развернутый ими после Лондонской конференции 1871 года.

Мар'кс дает здесь блестящую характеристику исторической роли сект и сектантства в рабочем движении.

"Первый этап борьбы пролетариата против буржуазии носит характер сектантского движения," пишет Маркс." Это имеет свое оправдание (raison d'etre) в период когда пролетариат еще недостаточно развит, чтобы действовать как класс... Секты, при своем возникновении служившие рычагами движения, начинают елгу мешать, как только это движение перерастает их; тогда шя становятся реаащиониьши... В общем это" детство пролетарского движения, подобно тому как астрология и алхимия представляют собой детство науки. Для того, чтобы стало возможным основание Интернационала, пролетариату надо было подняться выше этой фазы" (стр. 416?417).

Маркс показал дезорганизаторскую роль бакунистских сектантов, поставивших себе целью разрушить международную пролетарскую партию, и разоблачил сотрудничество ряда бакунистов с полицией:

"Анархия - вот конек их учителя Бакунина, заимствовавшего из социалистических систем одни лишь ярлыки". Альянс "провозглашает анархию в пролетарских рядах как наиболее верное средство сокрушить мощное сосредоточение общественных и политических сил в рукж эксплуататоров. Под этим предлогом он требует от Интернационала, чтобы в тот момент, когда старый мир" стремится его раздавить, он заменил свою организацию аиархией. Международной полиции ничего больше к пе требуется для увековечения республики Тьера, прйгйрийгой императорской мантией" (стр. 432).

На происходившем в сентябре 1872 года конгрессе Интернационала в Гааго Бакунин и ряд его сторонников были исключены нз Интернационала.

По поручению Гаагского конгресса специально выделенная им- комиссия расследовала деятельность бакунинского Альянса; на основе этих материалов Маркс и Энгельс написали при участии Яафарга брошюру "Альянс социалистической демократии и Международное товарищество рабочих", которая публикуется в рецензируемом томе (стр. 537?849). В брошюре этой вначале приводятся общие данные, раскрывающие преступную роль тайного Альянса в Интернационале, а затем в ряде глав разоблачается подрывная деятельность этой организации в Швейцарии, Испанки, Италии и Франции; особенно большой н яркпй разоблачительный материал дается здесь о деятельности Альянса" в России.

Этот документ представляет настоящий обвинительный акт против Бакунина н его секты;

"Перед нами общество, которое под видом самого крайнего анархизма направляет свои удары не против существующих правительств, а против революционеров, не приемлющих ни его догмы, ни его руководства. Основанное. меньшинством некоего буржуазного конгресса, оно втирается в ряды международной организации рабочего класса и сначала пытается захватить руководство ею, а когда этот план не удается, старается ее дезорганизовать. Оно нагло подменяет своей сектантской программой и своими ограниченными идеями широкую программу и великие стремления нашего Товарищества: оно организует внутри открытых секций Интернационала свои маленькие тайные секции, которые повинуются единым' директивам и которым поэтому путем заранее согласованных действий довольно часто удается забрать секции Интернационала в свои руки; в своих газетах оно открыто обрушивается на всех, кто отказывается подчиняться его вше; оно провоцирует открытую войну - таковы его собственные слова - в наших рядах" (стр. 539).

Следует особо остановиться на разоблачениях по поводу деятельности бакунистов в России, где они пытались "подменить" собой Интернационал, прикрывая его именем самые гнусные и преступные деяния, вплоть до уголовных преступлений, мошенничества и убийства. Уже в ходе пропесса против Нечаева, который выдавал себя в России за "уполномоченного Интернационала", вскрылись многие из этих "подвигов" бакунистов в России.

Члены организованной в Швейцарии в 1870 году русской секции Интернационала (представителем этой секции в Генеральном совете согласился быть Маркс) в своем письме Марксу писали, что они "в ближайшем будущем сорвут с Бакунина маску, потому что этот человек ведет двойную игру: у него две совершенно отличных одна от другой по-л и т и к и, одпа - в России, а другая в Европе" г.

Эта двойная игра, как и другие иезуитские проделки бакунистов в России, была полностью разоблачена в указанной брошюре Маркса и Энгельса:

"Тот самый человек, который в 1870 г. проповедует русским слепое, беспрекословное подчинение приказаниям, идущим свыше от анонимного и неведомого комитета; который заявляет, что иезуитская дисциплина еегь условие, sine qua пои победы, что только одна она может одержать верх над чудовищной централизацией "г,осударства" - пе только русского, по и всякого "г,осударства"; который провозглашает коммунизм более авторитарный, чем самый примитивный коммунизм," этот самый человек в 1871 г. затевает внутри! Интернационала раскольническое и дезорганизаторское движение под предлогом борьбы против авторитарности и централизма немецких коммунистов и создания автономных секций и свободной федерации автономных групп, под предлогом превращения Интернационала в го, чем он должен быть," в прообраз будущего общества. Если бы будущее общество было создано по образцу русской секшш Альянса, го оно далеко превзошло бы Парагвай достопочтенных отцов иезуитов, столь дорогих сердцу Бакунина? (стр. 635).

Авторы брошюры предвидели, что разоблачение разрушительной деятельности Альянса, этого смертельного врага Интернационала, вызовет вопли и протесты его руководителей и членов.

"Пусть вожаки Альянса кричат о предательстве," писали Марке и Энгельс." Мы предаем их презрению рабочих и благосклонности правительств, которым они оказали неоценимую услугу, дезорганизуя рабочее движение. Цюрихская "Ta?vacht" в ответе Бакунину имела полное право заявить: "Если Вы не являетесь платным агентом, то во всяком случае ясно одно, что никакой платный агент не смог бы причинить больше вреда, чем причинили Вы" (стр. 540).

В своем письме к Зорге от 26 июля 1873 года Энгельс сообщает о выходе в ближайшие дни из печати этой брошюры:

"Эта штука подействует на автономистов, как бомба, и если кого убьет, то п первую голову Бакунина... Мы разошлем ее во все органы прессы. Ты сам удивишься

1 К. Маркс ц Ф. Энгельс. Соч. Т. ХШ. Ч. 1-я, стр. 367.

гнусностям, которые там разоблачены, даже члены комиссии были изумлены"

Энгельс оказался прав, правильно предугадывая то действие, которое окажет на бакунистов разоблачение их с неопровержимыми фактами в руках. После появления брошюры "Альянс? Бакунину ничего не осталось, как опубликовать (в ?Jour-иа! de Geneve?) заявление о своем уходе "с поля сражения". Это заявление Бакунина Энгельс квалифицировал как "заявление о политической смерти" Бакунина.

Ряд документов и материалов, публикуемых в данном! томе,, освещает причины, вызвавшие прекращение существования Первого интернационала.

Е этому времени Интернационал достиг апогея своего развития. Благодаря неустанной борьбе Маркса и Энгельса против всякого рода сект марксизм одержал победу в международном рабочем движении. Завоевав себе огромнейший авторитет в рабочем классе, внушая страх буржуазии всех стран, Интернационал выдвинулся "на авансцену европейской истории".,

После Парижской коммуны, означавшей огромный моральный успех Интернационала, и после завершения воссоединения национальных государств в основных странах Европы начался новый этап в развитии международного рабочего движения. Перед ним выдвигалась важнейшая историческая задача - задача организации пролетарских партий в каждой стране, в национальных рамках, чтобы затем на этой новой основе могло быть воссоздано международное объединение пролетариата.

Первый Интернационал переживал в эти годы, как писал Маркс весною 1872 года, "кризис, какого он не испытывал с самото своего основания..." (етр. 391).

В своем письме к Бебелю 20 июня 1873 года, Энгельс гж характеризовал этот кризис:

"Возьмите, к примеру, Интернапионал. После Коммуны он имел огромный успех.

Перепуганные на смерть буржуа считали его всемогущим... К Интернационалу присасывалась всякая шваль. Находившиеся в нем сектанты обнаглели, злоупотребляли своей принадлежностью к Интернационалу и надеялись, что им будут дозволены величайшие глупости и низости. Мы этого пе потерпели. Прекрасно зная, что пузырь когда-нибудь должен лопнуть, мы старались не оттягивать катастрофы, а вывести из нее Интернационал чистым и нефальсифицированным?

На Гаагском конгрессе Интернационала было выпесено решение о перенесении Генерального совета из Лондона в Нью-Йорк. Враги рабочего класса, сектанты и склочники, распространяли клеветнические измышления, что это означает якобы ух ид Маркса из Интернационала. 12 сентября 1872 года Маркс в своем опровержении, опубликованном в газете ?Corsaire", писал: "Пользуюсь случаем, чтобы дать знать нашим друзьям и врагам, что я никогда не помышлял об уходе из Интернационала и что перенесение Генерального Совета в Нью-Йорк было предложено мною и несколькими другими членами прежнего Генерального Совета? (стр. 503>).

На организованном по окончании Гаагского конгресса митинге в Амстердаме Маркс в своей речи заявил: "Нет, я не ухожу из Интернационала, и остаток моей жизни, как и моя прежняя деятельность, будет посвящен торжеству социальных идей* которые, как мы в этом глубоко убеждены, рано или поздно приведут К ГОСПОД: ству пролетариата во всем мире? (етр 670),

Опубликование ИМЭЛ 2-й части ХШ тома сочинений Маркса и Энгельса является крупным событием для советской исторической науки; книга эта представляет огромный интерес для нашей советской интеллигенции, для широких слоев советских читателей.

Е. РУБИНШТЕЙН

2 К. Маркс. Избранные произведения, Т. И, стр. 494. |

* - *

Шш

1

Историкам и экономистам), изучающим проблемы истории СССР XIX?XX веков, постоянно приходятся оперировать фактическим!! данными о численности рабочего класса, его составе, распределении отдель* нш групп рабочих по отраслям промышленности и т. д. Еще более необходимы такого рода сведении при иеслдаваидон вопросов, относящ'ихся непосредственно -к истории рабочего класса России. Все эти данные и стремился детально разработать в йвоеЙ тайЕГб А. Г. Ратин.

Особенно большое значение приобретают вопросы истории рабочего ' класса, в настоящий момент, в свете исторических решений недавно закончившейся XVIII Всесоюзной конференции ВЕП(б). В нашей стране, в условиях расширенного социалистического воспроизводства, численность рабочете класса беспрерывно увеличивается, Ео данным, которые приводил в своем докладе на конференции тов. В.- А. Воз-цеднский, в 1940 году в народном хозяйстве СССР насчитывалось 30,4 миллиона рабочих и служащих. План .1941 года предусматривает дальнейшее увеличение этой пифрЙ}'' до. 3,1,6 миллиона. Вопросы количественного н качественного формирования рабочего клдеа СССР, создания и планомерного распределения трудовых резервов заняли видное место в работе конференции.

В этой связи изучение исторического прошлого рабочего класса нашей страны приобретает весьма важное значение. Непосредственной, вытекающей из решений XVIII конференции ВКП(б) задачей, стоящей перед историко-экономической наукой, является особенно детальное и глубокое изучение истории рабочего класса нашей страны в советский период: рассмотрение процессов формирования его на различных этапах развития социалистического государства, поучительное сопоставление прошлого с настоящим..

Дореволюционная буржуазная историческая наука пе занималась исследованием

* А. -Г. - Рашнн. Формирование промышленного пролетариата * в России. Ста-тшотко'экономические. очерки. г.Соцвкгдз,

1940. 403 стр.'10.000 ЭКЗ. 10 р. 75- К-

истории рабочего класса. Главными действующими силами истории для нее были цари, министры, придворные и полководцы. Борясь против учения Маркса, русские буржуазные историки стремились всячески затушевать историческую роль русского пролетариата.

Ленин еще в 1894 году в работе ?%о такое "д,рузья народа" сформулировал историческую роль русского рабочего, пророчески предсказав, что он, ".,..поднявшись во главе всех демократических элементов, свалит абсолютизм и поведет русский пролетариат (рядом с пролетариатом всех стран) прямой дорогой открытой политической борьбы к m

В своих работах, особенно в гениальном произведении "Развитие капитализма в России", Владимир Ильич Ленин подвергает марксистскому анализу собранный им богатейший материал по истории формирования рабочего класса в России. Советские историки посвятили разработке этой исключительно важной темы ряд, своих работ, но до out пор сделано в этой области еще очень немного. Исследователи истории рабочего класса постоянно сталкиваются с разбросанностью и неразработанностью, источников, а иногда и с' их'1 отсутствием. Возьмем, например, казалось бы, такой простой вопрос, как численность промышленного пролетариата в различные периоды капиталист илеекого развития России. Получить ответ на этот вопрос, пользуясь дореволюционными статистическими изданиями,' не так-то просто.

Наиболее подробные статистические данные, имеются по предприятиям, подчиненным контролю фабрично-заводской инспекции. Однако этот материал далеко не охватывает веку промышленность.

Промышленность горная, и горнозаводская, например, не подлежала контролю фабрично-заводской инспекции. О рабочем составе этих предприятий в капиталистическую эпоху мы узнаем из трудов предпринимательских организаций, некоторых изданий министерства промышленности и торговли и министерства финансов. На сведения, почерпнутые из этих ИСТОЧЕН* ков* являются несистематизированными, неисчериывающими, а-иногда и искажающими действительное положение вещей.

Почти совершенно отсутствуют данные о строительных рабочих, рабочем составе коммунальных предприятий и т. д.

Заслугой тов. - Рашина является то, что он в своей книге сделал попытку свести воедино разрозненные, разбросанные по различным источникам фактические данные о промышленном пролетариате России на различных исторических этапах его существования.

Книга Рашипа состоит из пяти отделов. В первом из них автор дает характеристику процессов формирования промышленных рабочих в крепостную эпоху. Здесь охватывается почти столетний период, предшествовавший отмене крепостного права (с 1770 по 1861 год).

Этот отдел написан на основании различных архивных материалов, хранящихся в Главном архиве феодально-крепостнической эпохи, отчетов Департамента мануфактур и внутренней торговли, специальной журнальной и монографической литературы. *

Автор в вводной части к этому отделу специально останавливается на мотивах, заставивших его начать свою работу не с промышленного капитализма, а с крепостной эпохи. По подсчетам автора, к 1861 году в России насчитывалось уже 800 тысяч промышленных рабочих, из них свыше половины, вольнонаемных. Таким образом, уже крепостная эпоха подготовила кадры квалифицированных рабочих для капиталистической , фабрики. .

Обобщая использованный материалы, автор приводит интересные сводные данные о. характере рабочего состава мануфактур в это время.

В первой главе первого отдела мы прежде всего находим подробные статистические данные, характеризующие изменение численности и состава рабочих с 1770 по 1860 год по губерниям и отдельным отраслям промышленности. Отдельно приводятся цифровые данные о применении женского и детекого труда в обрабатывающей и горнозаводской промышленности в крепостную эпоху (стр. 49?54).

Особенно ценны приводимые автором в этом отделе сведения о вольнонаемных рабочих. Из таблицы на стр. 83 мы узнаем, что удельный вес вольнонаемных рабочих в 1826 году был неодинаковым в различных отраслях промышленности, На хлопчатобумажных фабриках было 94,7% вольнонаемных, а на суконных"лишь 18,4%. Автор приводит данные,. показывающие, что в 1-й половине XIX века вольнонаемные рабочие 'формировались не только из числа оброчных крестьян, уходивших на заработки на купеческую мануфактуру, но и среди свободного населения"р,азличных прослоек городской бедноты.

Е сожалению, автору не удалось установить количества этой категории лично свободных вольнонаемных рабочих. По всей видимости, таких рабочих насчитывалось немного.

Второй отдел, посвященный динамике численности рабочих в капиталистической промышленности Россип, занимает центральное место в книге А. Г. Рашина.

Здесь автор приводит данные, относящиеся к численности и составу рабочего класса в различные периоды экономической истории России с 1861 по 1917 год. Ценность этого отдела заключается главным образом в том, что здесь даны сводные количественные показатели.

Всего к 1913 году в фабрично-заводской и горнозаводской промышленности работало 2929,8 тысячи человек (стр. 154). Эта цифра не является, однако, исчерпывающей. Сюда не входят рабочие, работавшие на предприятиях с количеством рабочих до .16 человек, не подчиненных контролю фабрично-заводской инспекции. Однако учесть эту наиболее распыленную часть рабочих, работавших на мелких и мельчайших предприятиях п в мастерских, при почти полном отсутствии источников по этому вопросу"задача в настоящее время едва ли разрешимая.

Зато автор специально останавливается на вопросе о численности строительных рабочих. Исходя из указания Ленина о роли и месте строительного пролетариата в капиталистической России, данного им в "Развитии капитализма в России", Ра-шин специально занялся исследованием этого вопроса. Им была использована анкета Главного управления землеустройства и земледелия, проведенная в 1911.году, из которой видно, что в это время, в России насчитывалось около 800 тысяч строительных рабочих и свыше 1700 тысяч чернорабочих (стр. 168).

Последняя группа включала в себя весьма разнообразные прослойки рабочих, используемых на дорожных, строительных и всяких иных работах.

Глава V второго отдела работы Рашина. посвящена характеристике процессов концентрации пролетариата. Вопрос этот является -весьма важным для историко-экопомической науки^

Из таблицы на стр. 174 видно, что процесс концентрации производства в царской России протекал особенно быстро в эпоху империализма. На предприятиях-гигантах (свыше тысячи человек рабочих) в 1901 год;у работало 32% всех рабочих России, а в 1913 году?40%.

Эта таблица составлена А. Г. Рашииым на основании сводов отчетов фабричных инспекторов и относится к предприятиям, подчиненным надзору фабрично-заводской инспекции. Что касается предприятий горной промышленности, то здесь автор, к сожалению, не имел возможности дать обобщающую картину процессов концепт-рации и лишь привел две таблицы из работы акад. С. Г. Струмилина "Черная металлургия в России и в СССР", в которых приводятся данные о среднем количестве рабочих на одну шахту -в каменноугольной промышленности и выплавке чугуна на один завод в металлургии с 80-х годов XIX века по 1910 год (стр. 176? 177).

В главе VI автор показывает место женского и детского труда в капиталистической промышленности России. Используя различные статистические источники и ведомственные материалы, он показывает рост применения женского труда в капиталистической России. По подсчетам автора, в 1897 году, женский труд составлял 15% по отношению ко всему рабочему составу (стр. 187), а в 1913 году? 26,7% (стр. 200). . Одновременно автор показывает место женского труда в различных отраслях промышленности царской Роесии, а также в отдельных промышленных районах.

В этой же главе автор приводит многочисленные, данные о труде детей и подростков в капиталистической России (стр.. 203"223).

Глава VII рассматривает процессы, получившие до сих пор весьма слабое отражение в историко-экономичеокой литературе. Здесь освещаются изменения в численности и составе промышленных рабочих в. годы империалистической войны.

Эта глава написана на основании статистических сборников ЦСУ и различных статистических справочников, отчетов и бюллетеней.

Из многочисленных таблиц, приведенных автором в этой главе, можно вывести следующие основные показатели.

В целом численность рабочих на 1 января 1917 года на предприятиях, подчиненных контролю фабрично-заводской инспекции, увеличилась по сравнению с 1 января 1914 года на 6,5% (стр. 241).

Гораздо сильнее увеличилась численность рабочих на предприятиях горной и горнозаводской промышленности в годы войны. Так, в каменноугольной промышленности количество рабочих увеличилось на 74% по отношению к 1913 году (стр. 255), в металлургии - на 69% (стр. 257).

Особенно сильно выросло количество рабочих в машиностроительной промышленности, загруженной выполнением заказов на оборону. В 1917 году здесь работало на 111% больше рабочих чем в 1913 году (стр. 251).

Наибольший пптерес вызывают таблицы и цифровые показатели об изменении состава рабочего класса в годы империалистической войны. Империалистическая война вызвала резкое увеличение применения женского и детского труда в промышленности. На предприятиях, подчиненных надзору фабрично-заводской инспекции, количество женщин-работниц увеличилось за годы войны па 38%, а подростков и малолетних"на 41% (стр. 243). Общее количество рабочих в этой группе предприятий увеличилось лишь на 6,5%. Таким образом, в годы войны труд кадровых рабочих заменялся впервые пришедшими на производство женщинами и детьми.

В третьем отделе книги автор приводит данные о формировании промышленного пролетариата за счет разорявшегося сельского населения.

Исходя из ленинских указаний об основных направлениях отхода разоряющегося крестьянского паселепия в промышленные центры, Л. Г. Ралшн дает богатый фактический материал, показывающий направление и численность миграционных потоков в различпые годы.

Автор приводит также исчерпывающие данные, свидетельствующие, что рабочий состав в губерниях цептрально-промыш-лепного района комплектовался главным образом из среды местного населения, в то время как тяжелая промышленность юга, а также металлопромышленность Петербурга комплектовала свой рабочий состав главным образом за, счет пришлого населения (стр. 326).

Главы XII и XIII А. Г. Рашин посвящает данным о производственном стаже промышленных рабочих и преемственности фабрично-заводского труда. Мы узнаем, что среди петербургских металлистов н 1908 году было около 60% рабочих со стажем до 5 лет. Остальные рабочие имели производственный стаж свыше 5 лет (стр. 375).

Среди текстильщиков в 1881. году насчитывалось около 62"% рабочих со стажем выше 6 лет (стр. 369). - В работе А. Г. Рашипа содержится огромное количество суммарпы-х фактических данных по различным вопросам истории промышленного пролетариата. В этом главным образом заключается ценность выпущенной книги. Однако приходится отметить в вей серьезные недочеты.

Автор в ряде случаев использовал источники без надлежащего отбора. Рядом с солидпыми статистическими изданиями Рашин цитирует материалы сомнительного качества, полностью принимая на веру, без всякой проверки, изложенные в них фактические данные.

Так например на стр. 43 своей книги автор, останавливаясь ва вопросе о росте уральской горнозаводской промышленности, использует без всякой проверки в число СОЛИДНЫЙ источников и монографий таблипу, приведенную в не представляющей особой ценности статье Колгопа-нова" помещенной в - 9 журнала "Беседа" за 1871 год. К тому же Еоляшанов останавливается лишь на возникновении частных горных заводов на Урале, в то время как А. Г. Рашин излагает вопрос о росте горнозаводской промышленности в целом, Если ему потребовалось привести данные о времени основания уральских заводов, то гораздо правильнее было использовать известную ему солидную монографию, проф. ЛюбомироваВ главах III? IV этой книги помещены подробные сведения о каждом из уральских горных заводов в 1-й половине XVIII века.

Автор не использовал для II и III отделов своей книги такой солидный и п известной степени всеобъемлющий источник, как издававшийся с 1912 года Сонетом с'ездов промышленности и торговли "Статистический ежегодник" под редакцией Шараго. В этом издании приводится ряд тех , сводных показателей, которые стремился установить в своей книге Рашин.

Так, в этом "Ежегоднике" за 1914 год выведены сводные данные о количество рабочих в промышленности по предприятиям, подчиненным контролю фабрично-заводской инспекции, и по предприятиям горной и горнозаводской промышленности, многочисленные сводные данные о численности рабочих по отдельным отраслям

1 "Очерки по истории металлургической гт металлообра батывающей промышленности в России". Л. 1037.

промышленности на ряд лет и т. д. "Ежегодник? Шараго по полноте приводимых сводных данных заслуживает большего внимания чем многие из источников, использованных А. Г. Рапшным. К тому же в этом издании приведены некоторые, правда ориентировочные, данные о количестве рабочих, работавших на казенных заводах. Этот вопрос А. Г. "шт в своей книге обошел молчанием.

Таблица, которую приводит автор на стр. 257 своей книги, почему-то указывает только на заводских рабочих, которые были заняты в металлургии в 1913"1917 годах. Между тем в источнике, которым пользовался Рашин, есть сведения и о так называемых ввезавод-ских рабочих, которые были заняты на различных подсобных работах. Таких рабочих к 1917 году насчитывалось 78 тысяч. Эта довольно значительная категория рабочих по непонятным причинам не учтена автором рецензируемого труда.

Слабым местом книги является -ее теоретическая, обобщающая часть. Проделав большую исследовательскую работу, собрав и систематизировав огромный статистический и фактический материал, автор, к сожалению, нередко избегает высказывать свое суждение об этом материале, но анализирует, не комментирует, не обобщает его, а заменяет собственные выводы всевозможными цитатами, выротаюпгими точку зрения авторов самых различных направлений.

Однако и в этом виде кагата, несомненно, является ценным пособием для историков и экономистов, изучающих положение промышленности и рабочего класса в России в XVffi?XX веках.

А. ПОГРЕБИНСКИЙ

М. Н. ТИХОМИРОВ- ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ ИСТОРИИ СССР с ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО нонца XVIII вена. КУРС ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ истории СССР. Т. I, Редактор 10. В. Готье. М. 1940. 256 стр.

Совершило прага М. Я. t ?* Тихомиров в своем ут-

. ворждагйи, что ^источниковедение истории кап; научная дшвищаи-на в дворя-нс^ой и буржуазной историография находилось & вдмч^ьиой стадий рдаиййя" М что "задача - .ооздашя учебна" исдащжодзедаш .вдераые . поставлена,; в СССР и настоящий уче?цщс является первым опытом ее решения". Учебник ставит

Wit*. >;

целью "д,ать обзор и критику важнейших письменных источников по истории СССР и их основных видов", но, разумеется^ нельзя требовать от учебника, чтобы он давал "исчерпывающий охват всех известных письменных источников по истории СССР... их исчерпывающий обзор и критику". Естественно, что М. Н. Тихомиров должен был: при отборе источников сосре* доточить свое внимание "на разборе наиболее существенных источников", но вместе с тем "наряду с ними отметить и некоторые другие, подчас ограничиваясь, по условиям об'ема книги, краткой фактической справкой".,

М, Я. Тихомиров, следуя указаниям товарищей Сталина, Жданова и Кирова на необходимость изучения истории не только русского народа, но и всех народов СССР, попытался впервые дать обзор основных источников истории отдельных пародов, ныне входящих в СССР, полагая, и притом вполне справедливо, что "источниковедение истории отдельных народов СССР может быть написано только специалистами по истории соответствующих народов, знающими их языки".,

На лналии источников основывается марксистско-ленинское построение истории СССР. Только знание источников позволяет советским историкам разоблачить антимарксистские н аптнленннские взгляды ?школы Покровского". Анализ работ Покровского и его школы показал, что '.одним из вреднейших приемов, к каким прибегала так называемая "историческая школа Покровского", было заимствование исторических сведеппй не пз источников, а, главным образом, из книг буржуазных историков... Вследствие' эт&го, в частности в трудах М. Н. Покровекого и его ?школы", имеется громадное количество ошибок, искажающих историю СССР". Все эти суждения автора "Источниковедения" следует признать совершенно правильными.

Студенты наших исторических факультетов должны быть знакомы с основными источниками но истории СССР, и рассматриваемый наш "Курс источниковедения" станет для них основным пособием. Вместе р этим самое преподавание источниковедения на исторических факультетах будет поставлено на надлежащую научную и теоретическую высоту.

Буржуазная историография обычно распределяла, источники по их видам, не связывая их с определенным периодом истории русского народа. Источники по истории отдельных народов обычно ею игнорировались. М. Н. Тихомиров полностью отказался от буржуазной схемы распределения источников по истории СССР по их видам и принял в осповном ту периодизацию, которая в настоящее время принята для истории СССР. Знакомясь с историей СССР в тот или другой ее период, студент-историк или советский читатель будет иметь возможность одновременно познакомиться с основными источниками,.относящимися к этому периоду.

После первого раздела - введения, - в котором автор знакомит читателя с основ-, ными видами источников, он переходит к обзору письменных источников по истории СССР, распределяя их по следующим разделам:

"Источники но древнейшей истории СССР" с подразделением на: 1) Древнейшие источники:; 2) Византийские, западноевропейские и восточные источники но истории СССР в VI - XII веках нашей эры.

Источники гш истории Киевской Руси составляют особый раздел, в который вошли: 1) Летописи; 2) "Русская Правда" и древнейшие грамоты; 3) Источники по истории Киевской Руси литературного характера.

В следующем разделе - "Источники по истории периода феодальной раздробленно-' гтн XIII?XV веков" - рассматриваются.

1) Источники но истории Средней Азии, Кавказа и русских земель п период монгольского владычества; 2) Источники но истории северовосточной Руси ХШ - XV веков и 3) Источники по история Украины, Белоруссии и Прибалтики в ХШ - XV веках.

В разделе "Источники по истории Русского государства, Украины и Белоруссии в XVI - XVII веках" разобраны:

I) Русские летописи и хронографы XVI?XVII веков; 2) Русские источники литературно - политического характера; 3) Русские законодательные и юридические памятники; 4) Русские актовые материалы; 5) Источники по истории Белоруссии и Украины в XVI - XVII пеках; 5) Описание путешествий в Восточную Европу и Азию (так называемые "сказания иностранцев") в XV - XVII веках.

Далее, в разделе "Источники по история России в XVIII веке", автором рассмотрены: 1) Актовые материалы' 2) Географические описания, картография и печатные источники по социально-экономической истории России в XVIII веке; 3) Мемуар. ная литература в XVIII веке; 4) Сочинения иностранцев о России в XVIII веке; 5) Политические сочинения XVIH века.

Наконец, последний раздел посвящен "Источникам по истории Крыма, Кавказа и Средней Азии в iXVI"-XVIII веках".,

Такова схема распределения источниковедческого материала по. истории СССР, принятая в Курсе. В основном она правильна, но желательно было бы выделить петровский период в отдельную главу. Кроме того по разделу шестому - "Источники по истории России в XVIII веке" - следовало бы дать заголовок "Источники по история дворянской монархии в XVIIT веке", с выделением особого параграфа "Источники по истории дворянской монархии при Екатерине II". Но существу, М. Н. Тихомиров частично так -к поступает, так как источники истории русского парода в XVIII веке, в отделе мемуаров, сочинений иностранцев и политических сочинений, разделены ям на две группы. Одна из них относится к первой, другая" ко второй половине XVIII века.

Такая схема распределения источниковедческого материала, нам кажется, полностью отвечала бы принятой в настоящее время периодизации истории СССР. В -таком случае "Источники но истории Крыма, Кавказа н Средней АЗИИ в XVI - XVIII веках" придется разделить по периодам истории СССР и ввести в соответствующие разделы. Тогда и они будут более увязаны с историей русского народа в соответствующий ее период. Думаем, что во втором издании для автора не составит большого труда произвести новое распределение источниковедческого материала. Кроме того необходимо ввести новый отдел" "Источники по истории Литвы", которые на известном этапе исторического развития великого княжества Литовского частично совпадают с источниками по истории Белоруссии и Украины.

Далее, из раздела "Источники по древнейшей истории СССР" и отдела "Западноевропейские источники" хронику Тятмара Мерзебургского надо перенести в раздел источников по истории Киевского государства. Равным образом к истории Киевской Руси следовало бы отвести "Деяния Гамбургской . церкви" Адама Бременского и ?Хронику славян"Гельмольда. В таком случае в разделе "Источники по истории Киевской Руси" придется ввести отдельный параграф - "Западноевропейские источники". Равным образом следует выделить в отдельный параграф византийские источники IX^?XII веков и отнести их к разделу источников по истории Киевской Руси. Тогда в одном разделе будут представлены все основные источники по истории Киевской Руси.

" М. Н. Тихомиров относит "Смоленскую' Правду? 1229 года к источникам северовосточной Руеи. Едва ли это будет правильно: "Смоленская Правда" имела также отношение к Полоцку и Витебску, с которыми Смоленск экономически был тесно" связан. После завоевания татаро-монвдами северовосточной Руси "Смоленская Правда"- не'раз возобновлялась. В, то же время "моленсв еще более связывался с западнодвинскик бассейном. Нормы права в "Смоленской Правде" свидетельствуют о распространении юридических норм "Русекой Правды" в Западной Руси - будущей Белоруссии. Юрия' Крижанича, писателя второй половины XVII века, хорвата родом, отправленного в ссылку в Сибирь царем Алексеем, едва ли следует относить к русским писателям. Это, разумеется, иностранец, правда несколько иного характера, чем прочие иностранцы, бывавшие в Московском государстве в XVH веке. Его "Политичны думы" - трактат большой ценности, но все же это наблюдения иностранца - хорвата, а не русского человека, хотя бы он относился со вниманием и любовью к русскому народу. Равным образом Михалоиа Литвина, Лясоту, Боплана надо отнести к отделу

^Источники по истории Белоруссии и Украины в XVI?XVII веках", а не вводить их в отдел "Сочинения, относящиеся к истории Крыма, Украины и Белоруссии", если только М. П. Тихомиров желает знакомить читателя е источниками по их видам в связи с тем жк иным периодом истории СССР.

Среди источников по истории России в XVIII веке совершенно отсутствуют источники по истории Белоруссии п Правобережной Украины в XVIII веке. Ведь восточная Белоруссия с 1773 года была присоединена к России, а остальная часть ее вместе с Литвой отошла к России по двум разделам Речи Посполитой. Следовало бы указать на Полное собрание законов, в котором собран богатейший материал для изучения политики царизма по отношению к Белоруссии, а также и на ряд, относящихся к этой эпохе воспоминаний современников. Нельзя не упомянуть об источниках крестьянского движения 176S года, хотя бы о "Коденской книге" и о люстрапиях староств Правобережья во второй половине XVIII века. Нельзя также пройти мимо "журнала реляций" генерала Кречетникова, бумаг князя Репнина и ряда других документов, относящихся к истории Украины и Белоруссии в XVIII веке, а также и к разделам Реяв Посполитой.

Совершенно выпали из поля зрения М. Н. Тихомирова документы по истории внешней политики XVI?XVIII веков, игнорировать которые не следует. Необходимо отметить документы об отношениях Московского государства и великого княжества Литовского в конце XV и первой четверти XVI века, документы по истории Ливонской войны, документы об отношениях Польши и Московского государства при парях Федоре и Борисе Годунове, при Лжеди&итрии I и царе Василий) Шуйском и т. д. Нет указании на акты разделов Речи Посполитой. Следовало бы особо отметить дипломатические документы, характеризующие политику царизма по отношению к французской буржуазной революции и его борьбу с восстанием Т. Костгошко. М. Н. Тихомиров только частично касается дипломатических документов (стр. 232). Было бы неплохо восполнить эти пробелы во втором издании.

Конечно, М. Н. Тихомиров при отборе основных источников "мог се-бя ограничить, но история дипломатии и феодальных войн - это исторические явления первостепенной важности, и было бы полезно^ если бы М. П. Тихомиров занялся всесторонним анализом источников по этим вопросам.

Несколько замечаний об источниках, относящихся к Крестьянской войне и интервенции начала XVII века. М. Н. Тахо-миров ограничивается анализом только так называемых, повестей и сказаний о Смутном времени и не упоминает о документах, относящихся к социально-политической истории времени Крестьянской войны и интервенции начала XVII века. Между тем опубликованы акты времени Лжедимитрия, царствования Василия Шуйского, акты подмосковных ополчений и пожалования короля Сигизмунда III и Владислава. Надо было бы отметить приговор земского ополчения 30 июня 1611 года, февральский и августовский договоры 1611 года с поляками, источники о восстании Болотникова, а также упомянуть в этом параграфе о польской и вообще иностранной мемуарной литературе, связанной с иностранной интервенцией, а не относить в главу -"Описание путешествий в Восточную Европу и Азию XV?XVII веков" параграф "Сочинения XVII века". Равным образом было бы целесообразно выделить источники по истории восстания Степана Разина, башкирских восстаний и восстания .Емельяна Пугачева в отдельные параграфы.

Рекомендуемое нами несколько иное расположение материала поможет читателю более глубоко ориентироваться в источниках по тому или иному периоду истории СССР.

К каждой главе Курса приложена литература вопроса, в которой указано полное заглавие того или иного источника. Это очень ценно. Вместе с тем я бы предпочел, как это делает иногда сам автор, помещать заглавие источника в самом тексте. Кстати отметим, что сочинение Юрия Крижанича ошиб очи о названо "Политикой", тогда хак сам Крижанич называл его "Политичными думами".,

Иногда М. Н. Тихомиров указывает на какого-нибудь автора-мемуариста, а заглавие сочинения не приводит ни в тексте, ни в литературе, например сочинение Рюльера (стр. 230), мемуары М. Огипско-го, Яна Охотского, Яна Килинекого. Следовало бы отметить также, какие мемуары не переведены на русский язык. Между прочим, пропущены мемуары Станислава Понятовекого, бывшего короля Речи Пос-политой.

Таковы наши замечания относительно распределения в Курсе источников по истории СССР до конца XVIII века. Отмеченные нами незначительные пробелы легко могут быть восполнены.

Курс источниковедения содержит в себе богатейший материал. Автор, знакомя читателя с источником, кратко передает его основное содержание, опуская подробности.

Анализ источников сопровождается ик критикой, но с отдельными замечаниями М. Н. Тихомирова можно и не согласиться.

Так например М. П. Тихомиров преувеличил источниковедческое значение хроники Титмара- Мерзсбургского. В Киеве Тит-мар Мерзебургский никогда не был, и все его сообщения о Киевском государстве написаны со слов других.'В них многое извращено, многое передано неверно. Сам Титмар полон ненависти к славянам?" полякам и русским. С величайшей осторожностью елслует относиться к его замечаниям (стр. 25). Это был такой же воинствующий мопах, как архиепископ-миссионер Бруно (стр. 25). Остается невыясненным, какое имеют отношение к восточному славянству Адам Временский и Гельмольд (стр. 26).

Очень хорош отдел о "Начальной Летописи" и "Русской Правде", в котором наблюдения М. Н. Тихомирова над "Начальной Летописью" и "Русской Правдой" являются итогом его самостоятельной исследовательской работы. В отделе "Русская Правда" даны выводы большой док* торской диссертации М. II. Тихомирова, ныне печатающейся. Автор не без основания полагает, что "Краткая Правда" возникла в церковных кругах, близких к Всеволоду Мстиславичу, внуку Мономаха, в Новгороде в первой половите XII века (до 1136 года) (стр. 63).

Совершенно прав М. Н. Тихомиров в CROOM утверждении, что "г,рамоты XIV? XV веков дают обильный материал по экономической истории северовосточпой Руси", но следовало бы добавить, что они важны для изучения как организации! феодального хозяйства, так и степени развития феодальной эксплоатации в XIV?XV веках.

Очень обстоятельно переданы происхождение и содержание "Псковской Судной Грамоты" (стр. 119), но надо было бы подчеркнуть, что это памятник местного феодального права. Кроме того следовало бы отметить подробную разработку в "Псковской Судной Грамоте." институтов гражданского права, как следствие развития феодальных отношений, феодального землевладения и товарности в народнохозяйственной жизни.

Перечисляя источники по истории Белоруссии и Украины, М. Н. Тихомиров коснулся польских исторических хроник начиная с Длугоша и Отрыйковского и кончая Мартином Галлом и Кадлубекок (стр. 125). Хронологически надо было бы начать с Галла, Кадлубека, Длугоша и окончить Стрыйковеким. Я думаю, что Кадлу" бек много ценнее Галла. Собственно, хро-" пика Мартина Галла не имеет никакой научной ценности как источник. Она написана по образцу Эйнгардта "жизнь Карла Великого", и черты Карла' Великого перенесены автором хроники на- Болеслава

Еривоуетого, польского короля. Известия Галла о Руси кратки и тенденциозны, к тому же к истории Белоруссии н Украины ХШ?XV веков они не имеют никакого отношения. Совсем иное значение имеет Длугош. Он сообщает много' интересных данных. Вместе с тем надо отметить "г,о пристрастие к Польше и нерасположение и Руси. Отсюда вытекает тенденциозное освещение польской политики вообще и Грюнвальденекого боя в часгпоетя.

Кратко, но отчетливо дана характеристика содержания Литовской Метрики - архива великого княжества Литовского (стр. 125). Совершенно верно, что областные прпвелеи в великом княжестве Литовском основаны на привилеях Казимира Ягайловича (етр. 126), но отметим, что подтвердительная Уставная грамота Киевской земле сохранилась от 1506 года. Грамота 1529 года"это вторая подтвердительная; Волынская - от 1509 года, а не 1547 года, Витебская - от 1503 года, д не 1561 года, Полоцкая - от 1511 года, а не 1547 года.

Необходимо более подробно раз'яснить, какие права получал город на основе при-вилеев на магдебургское право. Мало сказать, что город управлялся городской радой (стр. 126). Ведь такой город представлял собой отдельную административно-хозяйственную единицу. Пе указано, почему города получали магдебургекое право и каковы были отношения городских маг-дебургий к великому князю.

Очень подробно и тщательно рассмотрены источники по истории Русского государства в XVI?ХУП веках. Только в абзаце, пе говорится об источниках Уложения 1649 года, следовало бы охарактери-зов ать б о лее подро оно влияние Статута 1588 года на' Уложение. Ведь в Москве был переведен на,'русский язык 'Статут 1588 года, о чем упоминает М. Н. Тихомиров. Влияние Статута было очень значительным, особенно при юридическом оформлении гражданско-правовых норм. Первые главы Уложения 1649 года полностью составлены на основании статуто-вого законодательства:

С оольшим мастерством изложены основные источники по истораи Белоруссии и Украины в XV?XVII веках. Только говоря о писцовых книгах XVI века, следовало бы упомянуть, что они были составлены в связи с "волочной померой" 1557 года, и одновременно отметить, какие же сохранились писцовые книги, а* также сравнить их с писцовыми книгами Московского государства. Очень хорошо, что М. П. Тихомиров ле обошел церковно-полемичееких сочинений против унии, имеющих такое большое значение для национального самосознания белорусского и украинемо народов (етр. 187"188).

М. Н. Тихомиров уделил много внимания источникам по истории России XVIII века. Это вполне понятно, так как XVIH век богат событиями, а феодально-крепостническая монархия находилась в апогее своего развития. Хорошо передано содержание "Дел правительственных учреждений и частных архивов", но почему-то опущен архив "Генерального Межевания" с его известными "Экономическими примечаниями", столь ценными для изучения феодальной деревенской экономики второй половины XVIII века.

Давая общую оценку полезного труда-М. Н. Тихомирова, отметим, что он заполняет большой пробел в нашей советской исторической литературе и является существенным дополнением к учебнику "Истории СССР до конца XVIII века". Куре источниковедения - это итог большой самостоятельной научно-исследовательской работы, показатель исторического мастерства автора, превосходного знания им источников по истории СССР. Курс сравнительно краток, и в этом его большое достоинство. Он ориентирует читателя в источниках по истории СССР п может служить отправной точкой для самостоятельных занятий наших советских студентов.

Весь Курс источниковедения написан: очень сжатым,.но выразительным литературным языком. Курс М. Н. Тихомирова - большое достижение советской исторической науки. Возможно, что во втором издании автору -придется произвести некоторую перегруппировку материала и вместе с тем кое-что добавить (источники по истории Поволжья, в частности Башкирии, и ряд других). Возможно, что М. И. Тихомиров углубит критическую оценку источников. Всякие исправления и дополнения легко можно сделать, когда перед глазами лежит готовый курс, результат многолетней преподавательской ж научно-исследовательской работы автора. Во всяком случае, студенты* исторических факультетов получили прекрасное учебное пособие.

В. ПИЧЕТА,

член-корреспондент Академии наук СССР

гг.". Москва Академия наук ССОР. Ш(

и Ленинград. 274 стр.

Новая MIM% С. И. Архангел ьокого завершает дашно -наштос ад капитальное исоледша-ИТ Т истории аграрных: отношений шкот aamriteiroft буржуазной ршшояда. Первый те этой работы мы роцел-зшршали еще пять лет тому назад "оказав тоща пожелание, чтобы автор довел свою моню-до последних' лет революции.

1 Пожелание это, разделяемое всеми, кто интересуется проблемами английской революции, исполнено: автор не только закончил свою работу, но и учел замечания, "сделанный критикой, постаравшись избежать прежних недочетов. Рецензируемая монография поэтому представляет еще более ценный труд, чем предшествующий.

В настоящей книге мы имеем уже дело с аграрным законодательством эпохи республики и. протектората. Вопрос этот особенно важен, поскольку он помогает.выяснить причины' "консервативного характера? 2 революцией: XVII столетия1 и обстоятельства, приведшее я гибели республику. , .. Рассмотрим ..теперь, в какой мере разрешил С. И,.' Архангельский эти кардинальные проблемы истории английской революции. Прежде' веего необходимо отметить,' что он использовал широкий и разнообразный круг источников; наряду с законодательными материалами привлечены документы, наиболее полно отражавшие тогдашнюю действительность: правитель-ствешвая переписка,". мапориальныю описи я мало кем обработанные протоколы комитета по конфискациям. Таким образом, исследование С. I. Архангельского* представляет большой интерес в первою очередь со стороны документальной. Здесь алтвр проявил особенное мастерство в анализе и обработке данных первоисточников.

До содержанию книга распадается, по .существу, говоря, на четыре неравные

части: .1), исследование аграрного'задажо-''датмьсгва''вшвисшх им перемен

2 Ом. К. ;Mapi;c и. Ф. З'-цгедьс, Соч. Т. VHI, стр.. 27$; мы им ее" здесь в виду отзыв Маркса,' об английской ревойкягаэ. данный им о рецешда! ш. шшу' Гдзо.

в сельской жизни Англии 50-х годов XYII века, 2) результаты действия этого законодательства на примере двух южных графств Англии; Серрея и Сееескса, 3} исследование аграрных мероприятйй революционного правительства в отношения Ирландии и 4) Шотландии.

В первой частя своего труда (гл. I?IV, VII) С. И, Архангельский рассматривает главным образом вопрос о раепродажо земель, сскиестроваиныхв и конфа-скоздм-пых в первые годы революции; сюда же присоединяется разбор аграрной политики Малого парламента.

Эта часть работы но случайно начинаем анализом общей экономической обстановки в Англии 50-х годов XVII века. В отличие от буржуазных историков (например Ферса) С. I. Архангельский отмечает господствовавший в то время в Англии тяжелый торговый кризис. Несмотря "па некоторое улучшение положения в 1652"1655 годах кризис не прекращался: как промышленность, так и торговля находились в очень стесненных обстоятельствах. Особенно ухудшвшиет* иод влиянием йенапской войны в последние годы республики. Кризису С. И. Архангельский придает очень большое ?ченвд; под влиянием кризиса подернулась вправо аграрная политика правительства, которое отказалось от резкого разрыва с феодальным прошлым. С. И. Архангельский дает во всех отношениях правильное объяснение этому повороту: ".,..боязнь капиталистов перед - воагожностао роста недовольства трудящихся толкнула их па ослабление борьбы с феодализмом? (стр. 20). I далее указывает: "Поворот буржуазии к соглашению с феодалами,, вызванный, $eeg? , опасностями и противоречиями кризиса конца 50-х годов, движением; городской я деревенской бедноты, повлек за собой, вп первых, незаконченность ликвидации некоторых феодальных институтов, а во-вторых, частичную реставрацию прежних земельных собственников в 60-е row XYir века? (стр. 29).

Нельзя не согласиться в атом отношении с автором: поеденные вд< цифры ярко характеризуют критическое положенно английской экономики T ретоо ухудшившиеся условия ЖШЙН трудящихся масс в ого время. Переходя к рассмотрению аграрных к*1-роприятий английского правительства, тор констатирует большую его РТЖ*Щ?< ность в деле продажа кйнфпскованйШ!-'-#^ нее земель. Как указывает оп, кояфиска- * Секвестр"вреж-шщя дня,- огриппчквающал в го интересах (тояьоошт какии-.тябо тау- ленты1, ставшие у власти в 1649 году, действовали гораздо революционнее пресвитериан 2 и без колебаний приступили к распродаже земель делинквентов, капитулов, деканов * епископов и короны. Что было причиной этой смелости" С одной стороны, атому содействовали, по правши^ ному замечанию автора, самые условия республики (отмена палаты лордов, переход руководства в руки более демократических элементов), с другой," денежные затруднения, а в особенности нажим армии, давно не получавшей своего жало-вапья. Влияние войск, как показывает Архангельский, . сыграло самую важную роль во всех случаях земельных распродаж'. Автор, убедительно показывает затем своеобразие законов о продаже земельпой собственности церкви, короля иг других врагов республики в Англии. ".,..Аграрное законодательство республики," говорит ш," не пошло по революционному пути, не приблизилось к французскому законодательству эпохи Конвепта, положившему конец феодализму? (стр. 48). Тщательный и подробный апализ актов о распродаже - зедаи приводит Архангельского к правильному выводу о недемократическом их характере. Изданные правительством республики законы о продаже как светских, так н церковных земель имели в виду лишь выгоды имущих классов, прежде всего буржуазных слоев общества, и совершенно не считались с интересами крестьянства. Яе только не охранялись права держателей продававшихся земель, по крестьянству вообще предостав-. лялось право приобретения земли на самых невыгодных условиях. Попытки издать акт о защите прав старых держателей (например па. землях делинквентов) потерпели полное фиаско. Лишь на коронных землях акты устанавливали за старинными держателями право преимущественной покупки, однако при этом оговаривалось, что платить они должны были наличными деньгамп. Такое требование ставило их, по существу, в весьма невыгодное положение по сравнению со спекулянтами-скупщиками. Свой тезис о недемократическом характере распределения земель Архангельский вполне доказал, приведя цифровые данные, свидетельствующие о том, что большинство земель было куплено представителями буржуазии и нового дворянства. Эти слон составили 86,96 процента всех покупателей земель делинквентов; они же были основным разрядом покупателей коронных н церковных земель. Архангельский особепно подчеркивает крупную роль, которую играла в приобретении конфискованные земель лондонская буржуазия. В этом случае, нам кажется, выводы его по вполпе соответствуют действительности. Во-первых, они недостаточно обоснованы: использовано, например, лишь около трети всех имеющихся в источниках даппыгх о продаже делинк-веигских земель н одна пятая - в отно-шешш церковных. Кроме того у Архангельского есть тенденция считать всех лондонских покупателей земли купцами или вообще городской буржуазией - заключение весьма рискованное. Нельзя забывать, что Лопдоп был столицей, политическим центром стране, об'ятой огнем революции, и здесь селились мпогие представители джентри и аристократии. Естественно предположить, что ОБВИТО И становились в первую очередь покупателями секвестрованных или конфискованных земель. Возьмем, например, перечисленных Архангельским . покупателей-лондонцев: УаЙлдмена, Рашворса, Уортона"-они жили в Лондоне и его предместьях, по. были выходцами из дворянства4. Если как еле-, дует покопаться, может быть, мы найдем, еще много таких , "г,орожан"., Далее, Архангельский приводит много данных о спекулятивной горячке, вспых-пувшей в связи с распродажей конфискованных земель, но делает при этом только один вывод общего характера: спекуляции содействовали переходу земли в руки буржуазных элементов. Между тем можно было бы продолжить изыскания и проследить, как па земельных спекуляция! вырастала новая буржуазия. Этот процесс, безусловно, происходил, что подтверждает фигура Джона Уайлдмена - левеллера, а затем спекулянта, превратившегося в буржуа нового типа5. Ведь говорим мы о появлено новой буржуазии в период французской ревилющга XVIII века-, почему же. не установить подобное явление в английской революции, тем более что такие факты имеются. Автор 'прав, несомненно, в одном: покупатели конфискованных земель - купцы, горожане, джентри или аристократия и новая буржуазия - все являлись буржуазными элементами английского общества. Им, а не крестьянству достались эти земли. Но четкой диференциации этих новых владельцев земюль автор не сумел провести. Но если в целом поместья короля, церкви и делинквентов перешли в руки буржуазии, почему же тогда мапориальный (феодально-помещичий) строй в Англии не был уничтожен"Архангельский указывает, что аграрное законодательство Долгого и Малого парламентов его сохранило потому, что "английская буржуазия слишком глубоко проникла в деревню, а аристократия и дворянство слишком сильно были охвачены капиталистическими отношениями, чтобы пойти на борьбу друг против друга до конца? (стр. 53). Ответ этот вряд ли может вызвать возражения, хотя он п нуждается в некотором уточнении: нужно было бы вделать упор на последней части его, отметить большое влияние обуржуазившегося дворянства, которое стремилось сохранить феодальные пережитки, как наиболее знакомые им с давних пор средства эшмоаталии Большую роль в половинчатом решении вопроса о феодализме, как правильно подчеркивает Архангельский, сыграли также выступления крестьянских масс. Автор приводит большой и интересный материал о крестьянском движении, особенно о борьбе коронных держателей против новых владельцев из-за огораживания лесных земель и отмены общинных прав. По-новому решает Архангельский вопрос о деятельности Малого парламента (гл. VII). Он дает вполне обоснованную критику научной литературы на эту тему и очень ясно показывает, что Малый парламент так же, как его преашеетвевжик, не решился ликвидировать феодальные пережитки, существовавшие еще в английской деревне,?церковную десятину, копигольд 2 - ограничившись лишь половип-чатыми и мало выгодными для крестьяи 1 См. хатктерисггегку английской революции у Маркса и Энгельса (Соч. Т. VIII, стр. 279; Т. XVI, стр. 271). ы Копигольд - земельное держание, юридическим основанием которого' была копия постановления манориалъпого суда о вводе во владение земельным наследством. ства мерами. Такое паправленпе политики Малого парламента автор совершенно рс-зопно об'яспяет "перерастанием английского коммерсанта в феодального земельного владельца и обратно" (стр. 143). Соглашаясь в целом с характеристикой" деятельности Малого парламента, мы все же должны сделать несколько критических замечаний по этому поводу. Во-первых, автор в разборе историографии Малого парламента оставил без инк-мания взгляды английского историка Глаеса лучшего знатока деятельности Малого парламента; во-вторых, преуменьшил революционную роль левого крыла депутатов, не только "близкого", по и целиком смыкавшегося с людьми Пятой монархии 4. Наконец, пет в книге пи одного слова о связи аграрного законодательства с организацией протектората - единоличного управления п военной диктатуры Кромвеля. Отказ Долгого и Малого парламентов от последовательной и радикальной борьбы с феодализмом, торговый кризис, военная обстановка, тяжелая и сперва не вполне благоприятная для Англии, волнения крестьянских масс - псе это должно бышо привести английскую буржуазию к выводу, что военная диктатура лучше и надежнее защитит ее интересы', чем парламентарный строй. Архангельский игнорирует все это и ограничивается лишь одним, хотя и верным, выводом: аграрные оезультаты французской революции XVIII века и английской"XVII века резко отличались друг от друга: в то время как первая окончательно ликвидировала церковное землевладение, уничтожила без остатка сеньориальпый режим и создала свободную собственность мелких крестьян. - вторая лишь сняла верхушку церковной организации, ликвидировала ее землевладение не целиком, оставив десятину, а капиталистические отношения в поместье и деревпе приспособила к феодальным, сохранив неприкосновенным мапориальный строй, 2 Вторая часть монографии С. П. Архангельского - результаты действия аграрного законодательства на примере графств Серрея и Сессекса - представляет очень большой интерес. Анализируя манориаль-ные описи этих двух графств (гл. V и VI), автор развернул перед нами яркую картн- noral-major Thomas Нягпкоп"., ну первоначального- капиталистического накопления в английском земледелии. На, конкретных, жизненных примерах оп показал, как медленно, но неуклонно перерождались, на капиталистический лад старые обычаи и формы манориального хозяйства, [крестьянство пролетаризировалось, и его место мало-помалу занимал фермер-капиталист. В высшей степени цепными являются поправки и дополнения, сделанные Архангельским к выводам предшествовавших ему исследователей (в частности он отметил, что в период революции земли перешли в руки буржуазии, а не дворянства, как полагал А. Н. Савин). Выдвинутая автором новая оценка маяориальной жизни эпохи революции крайпе важна, так как помогает вскрыть острый процесс первоначального накопления капитала, обычно игнорируемый буржуазными историками. Третья часть рецензируемой книги посвящена Ирландии (гл. VIII - X). Автор сперва характеризует здесь использованные им источники, а затем рисует экономическое состояние "Зеленого острова" к середине XVII столетия. Он говорит об Ирландии как об очень отсталой стране, где сохранилось еще в значительной мере натуральное хозяйство и была сильна клановая система, скотоводство преобладало над земледелием, а городская жизнь, промышленность и торговля хотя имели некоторые успехи, все же по сравнению с Англией развивались очень слабо. Автор рассказывает, далее, о хищнической политике английского правительства и английских колонистов, которые еще с XVI века ломали аграрные порядки Ирландии, "по существу феодальные, но еще с очень сильными остатками родовых отношений и связей" (стр. 161). Той же политике следовали Долгий парламент и. республика после гражданской войны. Основной задачей и того и другого являлось превратить Ирландию в сырьевой придаток Англии. Эту мысль развивали проекты знаменитого Виллиама Петти тщательно проанализированные Архангельским. Все законодательство английской республики "можно рассматривать, - по характеристике Архангельского, - как вехи па пути, копечная цель которого была так смело и откровепно изображена на страницах незаконченного трактата В. Петти - обратить Ирландию в сырьевую базу, в придаток капитализирующейся английской шерстяной промышленности, а ее паселе-нпе в пролетариат" (стр. 158). "~1 Виллнам Петти (1023"1687) - известный английский экономист. По поручению Кромвеля Петти провел учет конфискованных з&мель в Ирландии. Занимал видные посты в ирландской администрации и составил проекты колонизации Ирландии.' Что же было сделано в этом отношении правительством республики и протектората? Основные их мероприятия сводились к конфискации земельной собственности ирландцев и насаждению английских аграрных порядков. Как указывает С. И. Архангельский, конфискации начались вскоре после восстания 1641 года; о них упоминала Великая ремонстрация2, а акт 16 февраля 1642 года окончательно их утверждал. Последний сыграл весьма знаменательную роль: по верному замечанию автора, "предположенная конфискация ирландских земель сопровождалась нарушением ирландской конституции", так как с дублинским парламентом английское правительство не считалось и мнепия его не запрашивало (етр. 166). Затем автор рассказывает о завоевании Ирландии Кромвелем, попытках ирландского народа отстоять свою свободу и о том, что предприняла республика для пол-пого ограбления этой несчастной страны после окончательной победы английских сил. С. И. Архангельский подробно разбирает знаменитые акты 12 августа 1652 года и 26 сентября 1653 года. Базируясь на правительственной переписке за эти и последующие годы, он сообщает, какие цели преследовало английское правительство и какие планы строило на будущее. Основными мероприятиями, намеченными английской властью в этот период, были выселение или переселение ирландцев и передача их- земли английским владельцам (стр. 175). Правительство желало таким путем погасить свою задолженность армии п получить необходимые денежные средства, распродав оставшиеся земли. За этим должно было последовать окончательное усмирение населения мятежного и опасного острова. Закон 1652 года устанавливал' порядок и размеры конфискации землн у мятежников, а закон 1653'года говорил о их расселении и указывал, какие территории должны быть предоставлены английским колонистам. Закон этот предполагал насильственное переселение ирландцев в самые бесплодные области их страны и передачу всех плодородных и годных для сельского хозяйства земель ангжйеким солдатам, офицерам и так называемым "авантюристам", т. е. по существу гово-ря^ колонпстам-прейтгринимателям. По своей жестокости акт 1653 года превосходил все предыдущие мероприятия английского г Великая ремонстрация"заявление, поданное революционными депутатами Долгого парламента королю в 1641 году. В пе.м перечислялись злоупотребления королевской власти и выдвигалось требование дальнейших политических, религиозных к экономических реформ. 9Ч 131 правительства, напоминая, по словам С. П. Арха-нгольекого, "опыт размещения "военных отрядов на землю, проведенный в Римской империи Суллой, Цезарем и Ок-тавиапом..." (стр. 182). Акту 1653 года С. И. Архангельский придает особенно большое значение. Последний, по его мнению, резко пзменял социально-экономические условия Ирландии, уничтожал все сохранившиеся до этого времени родовые пережитки я феодальные формы землевладения и открывал дорогу для широкого развития капиталистических отношении. Дальнейшее аграрное законодательство в Ирландии (акты 1654 я 1657 годов) не вносило ничего нового: оно было направлено к тому, чтобы окончательно закрепить все права и выгоды английских колонистов и подавить всякое соиротшлешю ирландцев, ограбленных актом 1653 года. В Ирландии был установлен жестокий террор, сдерживающим началом которого, по словам автора, "явилась лишь боязнь лишиться необходимых для хозяйства, рабочих рук в связи с отсутствием их притока из Англии" (стр. 189). Как же проводилось в жизнь аграрное переустройство Ирландии" Этому вопросу С. И. Архангельский посвящает заключительный раздел третьей части своего труда, (гл. X). Высылка заграницу 34 тысяч ирландцев, перешедших на военную службу к иностранным государствам, очистка приморских городов и районов Ирландии от коренного населения и, наконец, переселение туземцев в бесплодные провинции Коннаут, Лейнетер и Мюнстер "таковы были мероприятия английского правительства на "Зеленом острове"; Переселение носило насильственный характер, и горе тому, кто отказывался подчиниться: ему угрожали, всевозможные репрессии вплоть до смертной казни. Только во время войны с Испанией, указывает Архангельский, пере -селенческая политика была несколько смягчена из опасения, что испанцы поддержат новое выступление Ирландии против ее угнетателей (стр. 195). По уступки были незначительны и очень мало облегчили судьбу несчастный: ирландцев. Вопрос о переселении вызвал большие разногласия внутри апглийской буржуазии. Из существовавших тогда точек зрения па этот вопрос С. И. Архангельский выделяет три основные: одна группа буржуазии требовала решительного переселепягя всех ирландцев в Кооааут, с тем чтобы передать все удобные зшгои англичанам; вторая"предлагала переселить только круп-. ЕЫХ ирландских землевладельцев и глав кланов, так как "английские БОЛОТИСТЫ не смогут возделывать свои земли &ез помощи ирландского населения? (стр. 199); наконец, третья группа рекомендовала переселить большую часть 1пшвдпсв в западные области, оставив на. плодородном востоке лишь незначительное число их (одного"па пять англичан). IMeaa осталась за второй группой, выражавшей интересы капитал изиру ющ-е Пе я Англ ни. "Итак, массовой) иереселошш ирландцев," пишет АрхангсаьпкнП.".,.ли" произошло; этому сопротивлялись и га-ми ирландцы, это не одобряли и те английское колонисты, которые строили сноп планы г. расчете на. труд населения Ирландии..." (стр. 200). Кому ;ке достались ирландские земли" По мнению автора, они в большинство своем перешли в руки капиталистических элементов Англии: офицерства, которое скупило, пользуясь бедностью солдат, их права па ирландские земли (debentures), с одной стороны, и "авантюристов", т. е. буржуа, - с другой. Б результате победило крупное землевладение, "представителями которого стали авантюристы и офицеры, собственники значительных денежных средств, приобретенных в торговле, промышленности, на военной службе"; они-то и образовали новую ирландскую аристократию. Но, хотя ирландский парод и потерял свою землю, сельскохозяйственный пролетариат в Ирландии по образовался, вместо него возппк класс нищих арендаторов (стр. 216"217). Таковы вкратце осповпые положения третьей частя труда Архангельского. Трудно что-либо к ней добавить: как со стороны фактического материала, так и со стороны анализа его и убедительности выводов она представляется паи .безупречной. Правда, можпо было бы подробнее осветить движение тори, о котором С. И. Архангельский упоминает бегло, но вопрос этот, очевидно, так н останется неразрешенным, ввиду того что материалы, к нему относящиеся, погибли во время дублинского пожара 1922 года. Что касается четвертой, последней части рецензируемой работы, то она содержит очень интересный материал, по несвободна от ряда недостатков: В этой части автор касается аграрного законодательства рос -публики в Шотландии (гл. XI - ХГЬ. Здесь С. И. Архавтельский проделал большую работу и дал первый опыт марксистского исследования социальпо-экономичс-ских отношений па севере Британского острова. К сожалению, однако, далеко пе все документы были использованы п книге, поэтому мы встречаем в ней ряд спорных выводов. Так, вряд ли можно стол"" безапелляционно говорить о шотландском маноре, как это делает автор, поскольку вопрос, этот в научной литературе еще не разрешен; нельзя также согласиться с тем, что Шотландия была страной по преимуществу скотоводческой: географические описаппя XVII века скорее подчеркивают земледельческий характер ее. Точно так зко нельзя считать Шотландию страной натурального хозяйства: это положение верно и отношении горных гкшоншв, но неприменимо к низменным областям, где были крепки денежно-товарные связи и развивались капиталистические порядки. Не соответствует действительности и нарисованная Архангельским фигура шотландского лорда, окруженного свитою вои-нов-ваесаллв. Такие люди представляли частое явление в XVI пеке, но в следующем столетии феодал-воин и независимый сеньор остались только па севере, л на юге они превратились в дворянина-царедворца и рачительного хозяина. У С. И. Архангельского вообще здесь проявляется тенденция подменять социальные порядки XVII века порядками XVI, об этом свидетельствуют и использованные им источники и литература, в большинстве случаев дающие сведения именно о XVI веке. Удачным получился в книге очерк развития шотлапдеких городов и реформации. Нас только удивляет, почему автор ничего почти не сказал по поводу акта о ревокации 1625 года хотя он сыграл важнейшую роль в подготовке революции. Переходя к разбору аграрного законодательства республики в Шотландии, автор в основном правильно осветил социальную обстановку, в которой оно проводилось: отметил упадок торговли и промышленности, разорение и сильную задолженпость дворянства. По при этом он ничего пе сказал о влиянип унии на шотландское хозяйство и о связанном с пею законодательстве, нанесшем сильный удар феодальным порядкам в этой стране. С. И. Архангельский пе попял также сущности законодательных мероприятий протектората в Шотландпи: они означали не борьбу против феодальных порядков, как думает он, а, паобброт, уступку дворянству, т. е. большой niar назад по сравнению с действиями Долгого парламента. В дальнейшем автор правильпо констатировал результаты аграрного законодательства эпохи революции в Шотландии (зиачнтельпо меньший размах земельных конфискаций, частичное разрушение феодального строя), но не подверг 'его более 1 Закон, по которому земли католической церкви, захваченные во время реформации дворянством и буржуазией, должны были вернуться в руки короля. Закон диктовался фискальными интересами короны, но не был благодаря решительному отпору со стороны дворянства п буржуазии проведен в жизнь. глубокому анализу и тем самым пе вскрыл его содержания (стр. 249 - 255). Е каким же итогам приходит автор в результате исследования аграрного законодательства 1649 - 1660 годов на всей территории Великобритании" Прежде* всего он отмечает мобилизацию английской феодальной земельной собственности в это время. Мобилизация эта шла путем конфискации революционным правительством дворянских земель, которые попадали в руки буржуазии и нового дворянства. То же самое наблюдалось в Ирландии и Шотландии: в первой из них процесс мобилизации происходил очень резко, во второй имел более скромные размеры. Хотя земельная мобилизация и подрывала господство дворянства, но мапориальный строй она пе разрушила и манор, как основная" единица феодального землевладения, остался неприкосновенным. Попытки изменить и уничтожить мапориальпый строй оказались бесплодными и ни к чему не привели. Характеризуя в целом английскую буржуазную революцию XVII века, С. И. Архангельский видит в пей период первоначального накопления капитала, которое протекало особенно бурно в Ирландии и мало заметпо в Шотландии (стр. 265). В Англии этот процесс шел различными путями, но во всех случаях пеход был одинаковым: производитель-крестьянин терял свои средства производства, которые по большей части переходили в руки- буржуазных элементов. Внедрение буржуазии в сельское хозяйство наблюдалось также в Шотландии и особенно в Ирландии.' К выводам автора присоединится ' каждый историк, знакомый с эпохой "Велико, го мятежа", - так ясно и твердо обусловлены они собранны" в книге документальным материалом. Мы должны, однако, пожалеть, что автор не захотел связать эволюцию аграрного законодательства 40 и 50-х годов XVII века с вопросом о причинах гибели республики: так, пе указано, какое влияние, пмелп ирландские земельные мероприятия на ход событий, хотя об этом в свое время еще писали Маркс и Энгельс, пе говорится ничего и о воздействии шотландского законодательства, сыгравшего свою роковую роль при реставрации Стюартов. Этпм, конечно, отнюдь пе умаляется 'зпачение исследования С. "И. Архангельского, однако рамки его несколько сужаются. В целом мы можем сказать, что советская историография английской революции XVII века пополнилась новым очень ценным приобретением, каким является рассмотренный нами капитальный труд С. И. Архангельского. Проф. В. ВАСЮТИНСКИЙ М. 3. МАТЬЕ. Мифы древнего Египта. Лйнйвдщ. Государственный Эрмитаж.. 1940. 114 стр.. 5000 экз. 7 р. 50 к. . i Русская литература J д0 истории и истории i культуры- стран древнего | Востока количественно я??ы | крайне бедна. Но особен-:i но мало в этой области ч книг, сочетающих об-'I щед ост у нно сть нз л оже-i шя с научной глубиной постановки вопросов. Вот | почему издание новой J книги М. Э. Матье еле-й дует всячески приветствовать, тем более что Анодной работы по дафодогш доаанего Египта у -Rate еще т было. Как видно из введения, книга предназначена не только для "узкого круга епе-цвалсиюто"".,- Ожко ж для этого круга она предотамяет значительный интерес, так как многие нз щшвддоодш тек.стр"впер-. вые появляются в русском переводе. Некоторые лже из тх -вообще только недавно, стали достоянием науки; нащшшр "Спор Гора . яСета? -был опубликован лишь в 1931 году. ??? Книга распадается на две далеко не равна" по об'-ему части: одна, большая (80 етрагаэд та 114), еодарошт "водную статью, и ^примечания; вторая - тексты. * В вводной статье штор рассматривает' только ошов;ны&- мвфшопнчес:кие яшлы, ^группирующиеся ©округ трех те": сотворения мира, еолягрных -еказавжй и сказа- 1нжй об Оевриее. Шаобиое отрашчеше^ мотивируется недостатком источнико'В ?^ довод, который для неспедаальной работа нельзя не признать убедительным. - Знание египетского -языка' и широкое знакомство с самыми разнообразныш но своему характеру ?жзточшжада религиозными", М'Ефологиче&кЕш и Л1ите^аггурньшн текстами, п&мятшжамн искусства н материальной культуры - ПОЗВОЛЯЮТ' М. 9. Матье привести почти в^се известные варианты wwfym й на основе их аш-лиза и сспо"влешя <е предаашями других иаро-. дев- прийти. к некоторым', весьма шнтерее-. ньж. са.моетоятель1И:ъш' "водам. TaiK, рас-; омитришйя в первой главе еказатая о про- га&ховдитг шра, штор' устанавливает, что до елетует вьвддаить дяю "прип-ц-итдадао ра&даные тю своим преаеган-. линиям группы легевд. 'В одну из этих Д|вух групп, входят сказания, согласно которым еозяательвшей -сданпа^а слеяова-тельно, и всего мира ямяет&я бо-гнел-мать... т второй, же группе легевд творцом? бвгов 'является, наоборот, бог-отел, рождающий первую божественную пару..." (стр. 14). Легенды о происхождении мира, связанные с жшечшми божесгааш', 'возникли з эпоху матриархата. Когда же с развитием патриархальных отношений женские божества утратили ев'*е первоначальное значение, "прмкшге пдоютвдешя не могли исчезнуть б^еелшго, и множество пожитков 'В реяигш исторического Еппнта сш-детельстаует о быюсод значении женских божеств" (стр. 16). Так, пщшштамвь тш Северного и" Южного Египта бьшг шегшо богшга (они шйвйжшйь йваде т"т и коршуна). Спорным является другое утверждайте автора, "что божества -покрдател'И номов в большинстве своем также жей-сж'е? (стр. 16). .Во BCH'KQIM случае, в- кето-риче&кую &пем Египта это было не так. Ведь Тот из Шмута. Атум из Гелиополя, Птах из Мемфиса, Собак из Ом-боса, М"нт из. Гермонтяеа и шоше другие божестоа, а таете посвященные ш животные мыс-жтгъ как боаьес-гоа муже"., Вторая рруша лепощ даотшеа-ет -в пору торжества патриархата. В mm ж<екдае-боже&гао поямяеФЭД т вторам покосювяя богов, якобы рожденных от бога создателя мира, оплодотворившего САМОГО себя. С возникновением классов и государства, по мере усиления власти паря-деспота бог создатель наделяется характерными для земного царя чертами. Ему пртоваш:-мттъя 'Bice титулы -и .р&галш фара-она. он становится -шишкой ооло"в и людей. Вместе с тем офиодшьная религии об'я.вляет фа"р,аша сыном бога и ашвым тюшотендаявг 6iora ва земле. С у^ше^н^ем власти ш-ря и цежтралшзздией страны жрвды пытаются О'б'едетиитъ "HjpftMTaiBUMiBBff о М1ногочшс-ленных богах -в евшую сиетему. Бот - творец мира, создатель всего сущего,?* большей частью првдетаздя&тея епиптяна.м солнна. Вторая raaisa 'ШЙТЯ $??>wm&&r птас солярных сказаний, -в которых солппе-"воитель 'вы"тупае<т в кая-еето ^белиФедя ОБ04ГХ nrPiWHbTx ©ряда: мрака, т" даяяоге хаоса. n-oc^eiXHwei вопашанкгс-.я обыяво в образах чую^йщных кроко^шов шги" заде-ев. В некоторый: сказаниях змей-поглотитель вота является виновником исчез-нюйеен.я Ж!К1в^тельно1 -ваап", Ссашпе-з-мее-бореа заставляет его изрьтггвугъ потишен-нуго воду. Е cooiffpnoMiy xjiHiKJiy пршьжает круг сказазий о бorme-гао-втелмпипеч дочери бога солнца, которая часто выступает загаиптитдей отца. С нею же ш$а<ны пред-еташення о женеком божеетш таршро-ды, пода.тельвжне тооГш-шя и шадонадшк Pae.cM0Tpip.4W "М'И'фа о возврашешии оогшнп Хатор'н Егитг^т показало mm, что в ойно-m этого М'Ифа лежали пр^ст'а^л^етл о смене времен года как результате ухода и нового воз'Ера.щешя женского божества природы, которые возникают еще в глубочайшей древности ш которые на последующий: 'Ступенях развития дают столь распространенные © мировом фольклоре мифы об у ар щй тощих и (воакр&сающих богах" (стр. 49). Сказаниям об умирающем и воскресающем боге Осирисе посвящена третья глава "последовшил. Выводы свои автор формулирует следующим образом: ".,..легенда о"б Осирисе, умирающем и ©нов ь ^воскресающем боге, яш я ищемся 'Средоточием сил природы, складывается в родовом обществе при 'налш-чжи уже раз-вдтого земледелия, переплетаясь с культом (вождя, также как средоточия благо:остоя-тт производительных сил природы. Соединяясь s классов-ом обществ*, уже с .культом умершего царя, культ Осириса приносит с собой -в новые условия и об-рщяоеть, овязашую с прметавлешями об умирающем духе плодородия, и пережитки дровпейших тотемкегйчес-ииз: <веро-шаишй, сохранив в фабуле мглфа. отражении© торжества победившего патриархального рода? (стр. 61). Выгашнутые в кште положения автор подкрепляет многочисленными ссылками на обширную литературу. Столь значительный научный аппарат позволяет но только проворить приведенные автором положения, но и самостоятельно изучить те или шью проблемы, © которые он пошел зшм^жшетп углубиться. Кроме знагагеоЕШого числа цитат из ре-л!Иниоэ1гых и ймфол&лическнх текстов. при-вдешьгх в статье, -в конце шшь даны пес^яоты важнейших египетекдах мифо-в: "Сотворепие мира", "Сотворение луны", "Ра и змей" и т. д." всего девять текстов. Из -них, как уже было отмечено, [наибольший интерес представляет "Спор Бора с Сетом", -впервые олубликовашьтй в 1931 году отжйсжиш ешпто логом Гар-дая'&рюое. И но тот размерам дашый текст весьма значителен: это, пожалуй, одш из .самых длинны* мфологичсоких текстов. Переводы сделаны по лучшим "етгтавтням. Неоспоримая заслуга переводчика. "., УМ1°'НЪ0, .НаСКОЯЬтКО "Т0 ВОЗМОЖНО ПО-руССШ, даад.ать строй и особенности египетской речи. Значительное число подобранных со знанием дела прорисовок с египетских памят-нжков дополняет и (шлюстркрует текст. "Мжфы дреюнето Еншта" - полезная ж пуоюяая книга, В первую очередь ее следует рекомендовать студентам гуманитарных вузов, педагогам и антирелигиозным работникам. Приходится сожалеть о крайне ограниченном тиража, теорий' делает ее малодоступной. Надо тшеятьея, что в ско-P-DSC времени появится новое издание. Это обстоятельство побуждает отметить некоторые пробелы, которые следовало бы устранить пря переадашж. Так напрямер вызывает адоумшие отсутствие мифов, за.шеашых эдгданъот гаиюат&дями. М. Э. Матье сама указывает, что очень "еутпествепны сведения, сообщаемые, преяеельиш и римскими авторами" (стр. 4), ш сетует ш "отрывочность и неполноту сохрштш-ето^я материала? (стр. 3). Вот почему -кажется непонятным исполъзо'вание исключительно египетских текстов, что значительно обедает содержание КНИГИ. Следовало бы, во всяком случае, привести отрывки из труда Плутарха "Об Осирисе и йевде". Хотя Плутарх дает очень позднюю редакцию мифа, да ^ще в эллшширогашнйой обработке,, однако эта редакция благодаря сисей поошо-те и 'Связности таложютя весьма ярка и доогутша. ПЬревод этих отрывков был бы тем 'более желателен, что трактат Плутарха до сих пор на русском языке еще не появлялся. "Что касается египетских текстов, то некоторые разделы -ююип& "То, что в преисподней" ("Ам-Дуат") также' сшеобствошаш бы созданию более полных представлений о египетской мифологии. Перевести их следовало бы также и потому, что текстам мифов уделено в книге довольно скромное по размерам место. Недостаточно обосновало мнение М. Э. М-атье, что "Сказание о Ра и змее почтенном? шляется вариантом мифа о "эмее^ борчееттве солнечного божества". Сам автор не nipizfBiocwT этому яикаажх доказательств," опраЕичшалеь изложением содерявашя сказания. , Нужно также отметить, что не асяотсу рядовому читателю понятно, что значат "Тексты иирамвд", "Тексты саркофагов"' и т. д. Приводя легенду семантов о 'радуге, М. Э. Матье не говорит о том, кто такой "Кари" ш "Еле", хотя из самой легенды понять этого нельзя (стр. 38). Указания на литературу в библиографическом отношен" соогашгены крайне небрежно. Ведь не каждому придет в голову, что за сокращением "ДАН", или. "DAN", скрываются "Доклады Академии Наук", а за "ЯС" - "Яфетический сборник". А что такое "УКАУ" или ?PSEA0?? Затем, следовало также датировать ..помещенные в книге мифы. Датировать следовало и иллюстрации. Вызывает утивлешие непомерная .стоимость этой небольшой шиш в бумажной обложке. Ни об*ем, ни офаршеяж -наг, наконец, тираж имшя. не оправдывают столь высокой цены, И. КАЦНЕЛЬСОН . т**-,*^ r.w": Периферийные .хода" тельспва .вьшгустти за V -к последние года ряд ис-ИИДИ тодоко - беллотристиче-'' щнВ ских таиЕт. Ирогаведе-? "т принадлежат в нж местным авто-' которые, обраща-жшру исторического романа, выбирают большей части те- мы, иедосредстаанда тяштт. с их родншш местами. Это - язвлеше, представляющее несомненный интерес, которое может немало дать нашей сосвегешЁ игтературе. Прежде всего следует отметить, что таким образом значительно расширяется тематически! охват исторической беллетристики, что само но себе должно быть one-.нено положительно. Исторические липа и события, подчас.. несправедливо забытые, знакомые зачастую лишь узкому кругу специалистов, воспроизведенные беллетрп-дам, становятся известными гораздо более широким кругам читателей. При этом художники, изображающие прошлое своего города, своего края, имеют то большое преимущество, что местности, которые. им , подействия приходится в своих произведениях опиеьтать, они знают досконально; глу,боко знают они й быт местного населения,-его обычаи и традиции, что для любого художника "а особенно художника-историка - имеет исключительно важное значение. Не-иряходится говорить уж о таких "привходящих обстоятельствах", как изучение местных архивов и использование рассказовл* старожилов, что "провинциальному" автору сплошь и рядом осуществить легче чем человеку "со стороны"., Вот. почему в лучших книгах, вышедших на периферия, так сильно чувствуется * колорит места, своеобразие диалекта, своеобразие природы, с которыми писатель сроднился и которые ему - как это ясно ощущается чрезвычайно дороги и близки." Однако успех j значимость художественного произведенияопределяют в лервую ю-чершь ооразы людей, '.в ит показанных. ' Это относится ко веем жанрам и особенно к историческому. Надо раскрыть в человеке, IB герое ' лрошодедешия, то, j что делает его личность ТШ1ИЧПОЙ для душного времени, для данной апохи. Давал чердаки, ......_ специфические для такой-то именно области шш губерния, польза упускать да виду более еущестп&нвда черты, совокупность которых образует социальное я национальное лицо человека. Лишь произведения, удовлетворяющие этому условию, могут рассматриваться как произведения, имеющие общее, а не только узко местное значение. По отношению к книгам, выходящим п областных издательствах, у критики (а она, шло прямо сказать, занималась до сих пор "провинциалами^ мало и неохотно) есть свои особые обязанности. Книги эти, как. правило,. "оседают" в тех городах, где их. выпускают. Так вот, критика должна помочь наиболее ценным из этих книг, которые вправе претендовать на действительно массового читателя, дойти до пего возможно скорее'и, так сказать,.безболезненнее. В настоящее время в этом смысле далеко не -все обстоит благополучно. < ' : Мы намерены рассмотреть в этом обзоре две книги смоленских писателей" В. Аристова fir В.' Кудимова. Роман первого из них "Ключ ; город " Смоленск", на наш вйглзц,. 'безусловно," следовало бы перепечатать одйМу из наших центральных издательств.- Любопытная судьба у' итога про-' пзведеиия! Мимо литературной общественности оно' не прошло: благожелательные отзывы о нем появились в ""Литературной газете" и в журнале :"Дитёратуря&е обозрение".,- Мало' того" В/'Арнетем именно к&к автора романа "Ключ город Смоленск" приняли в члены -Coma советских писателей. Незаурядный талант Аристова как будто общепризнан. Но тем не менее роман его вышел в Курске" а до этого - в 'Смоленске; в Москве - об' издании его пока что, видимо, и не думают. , "Ключ город .Смоленск" изображает эпоху первой крестьянской войны ж польской интервешот в России" алоху, ко* торая не раз уже освещалась в художественной литературе. Но привлечение неиспользованного ранее смоленского материала, с одной стороны, и творческий подход к своей теме, с другой стороны, позволили Аристову создать вполне самостоятельное, чуждое подражательности произведение. В ромапе Аристова, в сущности говоря, не один, а два героя: выдающийся русский зодчий конца XVI и начала XVII века, "г,осударев мастер"Федор Савельев Конь и самый город Смоленск, который Федор Конь по приказу Бориса Годунова обнес каменной городовой стеной. Как указывает один из последователей русской архитектуры, "источники почти но сохранили нам сведений, которые - бы позволили с какой-нибудь ясностью представить образ знаменитого строителя смоленских укреплений Федора Савельевича Коня? 1. Следовательно, в той или иной трактовке центрального персонажа, своего романа ничем, кроме общпх соображений исторического и художественного правдоподобия, писатель особо стеснен не был. Образ Федора Копя, данный в романе "Ключ город Смоленск", ярок и вырази-телеп, хотя кое в чем и весьма спорен. "Дед Конои, и отец Савелий,, и сам Федор," рассказывает Аристов," были плотниками. Отцу дали прозвище Конь, за Федором его записал подьячий. Архитектора, "муроля? "д,атчанина Крамера Федор увидел, когда ставили дворец царю Ивану Васильевичу. У Крамера была рыжая бородка, добрые глаза и тонкое лицо чахоточного; Муроль страдальчески морщился, когда присмотрщик Никита Вязьма за вину и без вины бил суковатой палкой деловых мужиков, работавших на постройке. Как-то сорвавшееся бревно придавило муролю ногу. Федор нанял мужика-извозчика, сам свез архитектора в Немецкую слободу. Десять педель Крамер лежал в постели. Когда .ударяли ко всенощной и, кончив дневную работу, разбредались кто куда деловые мужики, Федор шел на Яузу, в иноземную слободу, к Крамеру? (стр. 14). В доме Крамера молодой Федор смотрел книги с рисунками и чертежами палаццо и дворцов, невиданных в Москве; затаив дыхание, слушал рассказы архитектора. На другой год после смерти датчанина Федор ушел за литовский рубеж. Однако в Литве не было ничего похожего на то, о чем рассказывал архитектор. Юноша ви-'дел крестьян, заморенных нуждой и рабством, и панов, превосходивших в надменности московских бояр. Он пустился страпствовать но Европе. Сперва попал в Прагу, затем отправился в Италию, родину великих архитекторов - Вигрувия и Аль-берти. Заграницей Федор Конь познал тайны строительного искусства, научился возводить дворцы и крепости. В молчаливом восторге он часами любовался великолепными зданиями, которые воздвигли в городах Италии ее гениальные мастера. Но с годами перед Федором, на которого оказали свое влияние свободолюбивые идеи Ренессанса, постепенно стали обнажаться отрицательные стороны тогдашней европейской жизни. Оеобепно мучительными сделались его переживапия после того, как святейшая инквизиция сожгла на костре его друга, скульптора Луиджи. Федора потянуло обратно в Москву: ".,..города, где ему приходилось жить, встававшие чудными видениями, когда он юношей слушал в Москве рассказы датчанина Крамера, уж не казались ему столь прекрасными. И чужим казалось вечно голубое южное небо... По ночам Федору чаше стала сниться Москва," убогая, деревянная, с черными избами, но родная и близкая. И Конь мечтал, как, вернувшись на Русь, он будет украшать Москву зданиями прекраспыми, прекраснее тех, какие видел в итальянских городах..." (стр. 22). Однако дерзкие мечты зодчего не могли и Московском государстве воплотиться в жизнь так, как хотелось Федору: не были еще созданы для этого условия. Работы, правда, у Федора было много, но это пе было то, что он хотел бы делать. Его заставляли строить церкви, "златокумирпи", к чему у Федора вовсе дулга не лежала. Большие надежды были у Коня на царева шурина Годунова, фактически правившего государством в царствование Федора Ивановича, сына Грозного. Мастеру думалось, что Годунов поможет ему осуществить его заветные замыслы. И действительно Годунов поручил Федору строительство Белого города, опоясавшего Москву стеной по линии, где теперь расположены Пушкинский, Никитский, Гоголевский и другие бульвары. "Каждую весну," пишет Аристов," ждали в Москве татарского пабега. Годунов надумал оградить стенами беломестные слободы. Федора позвали к царскому шурину. Большой боярин разговаривал с мастером . ласково, расспрашивал о чужих землях, похвалил Федора за то, 'что он выучился за рубежом городовому делу, "сказал, что русским людям перенимать у иноземцев науки не зазорно, велел делать чертеж. Позвали опять, копа чертей; оыл готов. Годунов интересовался всем до точности. Более всего хотел, чтобы новые стены Белого города удивляли московских люден красотой, говорил о том, что украсит город повыми церквами п палатами" (стр. 40). Вспомнив итальянских государей, покровителей наук и искусства, почитавших, для себя честью дружбу с великими художниками, Федор развивал широкие планы. Он представлял себя другом всесильпого Бориса, просвещенного правителя, и мечтал о зданиях, "перед которыми потускнеет слава и знаменитого дворца Медичи и палаццо Веккио". Мечтал он и о том, как оп обучит русских людей, трудному искусству палатного и городового строения. Они будут строить города, когда умрет мастер Конь. Но вскоре Федору Коню пришлось распроститься со своими горделивыми мыслями. Боярин Никита Плещеев за дерзкое слово приказал избить. Федора батогами. Федор обратился с жалобой к Годунову, но тот не принял его, а ответил через дьяка, что "не водилось того на Руси, чтобы мастеришка на боярина бесчестье искал"., Крупнейшее сооружение, которое ему когда-либо довелось воздвигать," крепость в Смоленске - Федор Конь начал, узнав и испытав всю "неправду" московской жизни. . Горечью пропитаны были думы мастера: "Поставит Федор' в Смоленске каменный город, будут удивляться люди грозным, башням и красоте саженных зубцов на неприступных стенах, а за каменными стенами - черные избы, теснота, смрад. Не бросить ли все, не уйти ли опять в чужие земли от воюших калик, под'ярем-ных мужиков, спесивых бояр и лихоим-пых дьяков" (стр. 35). Но он не бросал любимого дела - несмотря на все препятствия, которые ему чннили невежественные воеводы, назначенные следить за его работой. В нем черпал он силу и мужество. Строить крепость в Смоленске. Годунова заставили обострившиеся отпошения с Польско-Литовским государством.. Пограничный город, в течение веков не раз переходивший, из рук в руки. Смоленск являлся стратегическим ключом к Москве, потому-то так спешно и потребовалось его укрепить. Рисуя картину огромного строительства, развернувшегося по приказу Бориса, Аристов показывает в то же время, что оно всей своей тяжестью легло на плечи ?черных людишек", крестьян. Что касается бояр, дьяков, купцов, то для них "г,осударево дело" оказалось золотым дном. Трагизм, которым проникнут оораз Федора Коня, находит свое об'яепение не только в особенностях его личной жизпи. Исключительность судьбы зодчего отнюдь не препятстоуег ему быть фигурой, типической для своего времени. Именно потому, что он личность незаурядная, именно потому, что он сознает свой выдающийся архитектурный талант, Федор с такой остротой ощущает социальные противоречия в Московском государстве. В статьях и рецензиях, посвященных историческим романам, часто мелькает штампованная фраза о сюжете, который развивается "на историческом фоне", удачно или неудачно показанном. В книге "Ключ город Смоленск" - и зто, безусловно, достоинство романа В. Аристова - ис торию - ф оп ом - тшв ать пел ьз я: она включена в сюжетное действие, представляя его внутреннюю сущность. . Поэтому, например, встречи мастера Коня с Борисом Годуновым, совершенно-необходимые для развития сюжета романа, вместе с тем вскрывают и основное в облике Бориса как государственного деятеля. , В начале книги описай приезд Годунова в Смоленск для закладки городовой стоны. Киязь Звенигородский решил воспользоваться случаем и пожаловаться па упрямого ?Федьку": ?? Быо челом, боярин Борис Федорович, вели другого мастера прислать, о Федькой сладу нет, дерзок, на всякое слово перечит. От латынской его мудрости не чаю добра"., Годунов досадливо махнул холеной рукой. ? Сядь, Василий Ондреевич. Веры Федька христианской и к ереси латынской не падок, о том па патриаршем дворе дознано. Что Федька каменному делу -в чужих краях обучился, то нам па пользу, московские мастеринга камепного городового дела не разумеют, иноземных государи на Русь не отпускают" (стр.37). Но когда Годупов позвал к себе Федора, он все же жалобы воеводы припомнил: ".,.. - Государевым боярам. - сказал оп," не перечь. Бояре к городовому делу великим государем Федором Ивановичем поставлены. А станешь, Федька, ду-ровать да непригожие речи боярам говорить,^" наказал я князю Василию Опдре-евичу в Москву отписывать. А случится то, пеняй на себя,? Кольпул Федора взглядом." Чаю,, батоги и тебе покорли-вости прибавят" (стр. 43?44). Годунов, как обрисовывает его писатель," несомненно, умный и 'талантливый правитель, заботящийся об укреплении русского централизованного государства, понимающий, в нем состоят его очередные нужды. Но политика Годунова"это помещичья, крепостническая политика, от которой он не намерен и пе может ни на шаг отступить Наивны были, следовательно, первоначальные расчеты Федора на Годунова. Однако наивность эта не умаляет их типического зна-чепгая: в них отразились (в форме чрезвычайно своеобразной, но вполне объяснимой обстоятельствами жизни зодчего) наивные представления крестьян о ?хорошем царе", державшиеся, как известно, веками. Окопчив постройку смоленской стены (1596"1600 годы), Федор, щедро награжденный Борисом, вернулся в Москву. В 1605 году Борис умер. Еще до вступления в столицу Лже-димитрия Федор Копь узнал о том, что тот собирается передать полякам Смоленск - неприступную крепость, на воздвижение которой Федор потратил столько, сил. Это сделало его вскоре участником заговора Василия Шуйского. На мастера не действовали рассуждения о том, что "р,асстрига" хочет извести старинные боярские роды. "Еслп бы бояр новый царь иввел," говорил Федор," от того беды великой пе было бы. Лихоимства да неправды всякой стало бы меньше. Статься только того не может. Дереву без корней, а парю без бояр не быть. Не бояре, так паны черным людям на шею сядут. Хрен же редьки не слаще? (стр. 180). Но Федор не хотел допустить, чтобы Смоленск, ключ-город, достался "Литве? 2. Патриотические побуждения сливались у него воедино с глубоким чувством обиды мастера - строителя крепости. Отрицательное отношение Федора к Лже-димитрию усилилось после приема у нового царя. Лжедимитрий задумал поставить палаццо для своей невесты Марины, для чего и вызвал к себе Еоня. ?Федор вошел, поклонился в пояс, спокойно смотрел па государя голубыми гла 1 Необходимо оговорить, что защищал Годунов бояр лишь от "купчишек и ма-стеришек". В. нескольких эпизодах романа, рассмотрением которых мы не имеем возможности заняться, показывается, как при столкновении интересов внутри феодального, землевладельческого класса - между крупным и феодалами, боярами, с одной стороны, и боярскими детьми п служилым дворянством, с другой стороны,? Борис принимал неизменно сторону последних, ггродолжая тем самым антибоярскую политику Ивана Грозного. зами. Царь шевельнул рыжими усиками, недобро усмехнулся. ? Родовитые бояре пониже твоего кланяются. - Дернул головой. - Слышал об умюльстве твоем, ради того позвал. Вскочил, заходил по палате, размахивал длинными руками. Скороговоркой па ходу бросал: " Мастера и в разном деле умельцы мне нужны. В Л игре еуропейским обычаем живут, в Москве те же порядки заведу. Из Литвы сведущих людей выпишу, мастеров-рудознатцев золото искать н других. Будут московские медведи плясать иод еуропейскую дудку. Федор откинул назад голову, быстро (боялся, чтобы не перебили) выговорил: ? В Литве русским людям учиться нечему. Король Жигнмонт мастеров по всякому делу из других европейских государств выписывает. В Литве только и горазды плясы плясать да на дудах дудеть" (стр. 187"188).. На слова Федора последовал бешеный окрик Лжедимитрия: "Не тебе о том судить, холоп!"н если мастер не пострадал за свое "певелсеегво", то только потому, что самозванцу пужпо было его искусство. Изображая движение, поднявшееся против Лжедимитрия, Аристов подчеркивает неоднородность этого движения, в котором временно об'единились против общего врага непримиримые элементы. Мотивы, которыми руководствовался, организуя заговор против Лжедимитрия, Шуйский, ничего общего не имели с мотивами Федора Коня, также примкнувшего к заговору Шуйского. Однако напрасно писатель представляет Федора чуть ли не "д,ушой заговора": это "- уже преувеличение, натяжка. По Аристову, польские агенты в Москве видели в Федоре большую опасность для Речи Поснолитой нежели в Шуйском. После того как Федор, выданный доносчиком, был арестован, они всячески стали добиваться, чтобы Лжедимитрий *его казнил. Но самозванец на это не согласился: мастер пужен ему был, чтобы построить дворен для Марины. Тогда, желая избавиться от Федора, поляки послали ему в тюрьму отравленное питье. Сцепа смерти Федора Коня написана превосходно. Но превращение архитектора в политического лидера ?черного народа" не совсем, на наш взгляд, согласуется с тем обликом Федора, какой вырисовывается на протяжении всего романа. Последняя, четвертая часть романа называется "Осада". Федор Конь погиб, но его создание, сооруженная им твердыня, сослужило России огромную службу. В 1609 году польский король Сигизмунд Ш вторгся со своими войсками в пределы Московского государства. Победа казалась ему обеспеченной. Напуганные размахом крестьянской войны, русские бояре и дворяне соглашались в значительной своей части на утрату Русью политической независимости, лишь бы" были сохранены! ^за ними их права и привилегии. В сентябре 1609 года войска Сигизмунда окружили Смоленск. Но занять город быстрым ударом им не удалось. Отрезанный от внешнего мира, Смоленск сопротивлялся интервентам двадцать месяцев, а за это время развилось и окрепло могучее национально-освободительное движение русского народа, положившего под руководством Минина и Пожарского конец польской интервенции. В обороне Смоленска чрезвычайно выпукло выявились смелость, стойкость и упорство крестьян и посадских люден, явившихся основными защитниками города. Патриотическое воодушевление, охватившее их, Аристов изобразил с большим мастерством. Может, конечно, возникнуть вопрос: чем объяснить патриотизм экенлоатируемых слоев русского общества пачала XVII века" Чем, в частности, объяснить патриотизм смоленских крестьян и ремесленников, невероятно трудную, невыносимую жизнь которых так ярко показал в своем романе Аристов" Ответ на этот вопрос нельзя получить, если не обратиться к анализу классовых взаимоотношений внутри Смоленска и Смоленщины. А этот анализ показывает1, что оборона смоленских крестьян от польских интервентов была своеобразным переходом крестьянской войны в национально-освободительное движение. В 1609 году, помимо своего вековечного классового врага - помещиков, - смоленские крестьяне оказались лицом к лицу с гораздо более опасным и жестоким врагом"польской шляхтой. А так как смоленские помещики были с поляками в тайном сговоре, то борьба, крестьян против интервентов слилась с прежней их борьбой против "своих" помещиков. Неизбежность перехода крестьянской вийны в войну национально-освободительную убедительно и рельефно показала Аристовым. Поговорка "Конец - делу венец" на примере романа "Ключ город Смоленск" оправдывается полиостью. Заключительная часть его, изображающая, осаду н оборону Смоленска, - бесспорно, наиболее сильная, наиболее впечатляющая часть книги. Героическая борьба защитников Смоленска, оборонявших крепость нетолько от интервентов, но и от изменников из среды привилегированных сословий, засевших внутри города, показана писателем 'многосторонне, красочно, в пластических образах, полных жизни и движения. Центральной фигурой последней части романа является Михайло Лисица, беглый холоп князя Морткнпа, ученик Федора Коня. Судьба не баловала Михаилу, как, не баловала она и его учителя. У князя Морт-кина молодого пария заставляли с утра, до ночи месить босыми ногами глину на кирпичном заводе. После побега он пристроился было в Смоленске к городовому делу. Здесь его сметку и жажду к знаниям отмстил Копь и стал обучать юношу своему искусству. Но учение у мастера длилось недолго: Лисицу об'явилн буптов-щпком, н ему еле удалось убежать от кнута, которым его должны были "бить нещадно". Во время своих скитаний Михайло побывал и в Литве, у пана Домо-рацкого, но там оказалось еще хуже чем у русских помещиков. - Такая жизнь могла бы сломить всякого. Однако запас жизненных сил у Михаилы был поистине неисчерпаем; в жесточайших испытаниях его ненависть к поработителям и насилышкам"своим" и иио земным - лишь крепла и закалялась; его готовность к беспощадной борьбе с ними все усиливалась. В тяжелые годы войны против польских захватчиков Михайло Лисица показал, па что способен ?черный" русский человек, защищающий свою родину. На палитре Аристова мрачные краски преобладают. Но, - когда заканчиваешь его кпигу. общее впечатление остается далеко не мрачное. Да, личная жизнь Федора Коня была неудачна: замечательному мастеру не дали украсить Русь великолепными зданиями, более прекпаеиыми чем дворцы и палаццо Италии. Но то, что оп сумел сделать, огромно; его работа имела для русского народа в полном смысле слова историческое значение. И гордость за пароя, вырастивший таких людей, как Федор Конь и Михайло Лисица, охватывает читателей книги "Ключ горок Смоленск" - талантливого исторического романа, которому следует пожелать самого широкого распространения 2 В "Мартыне живописце? В. Кудимова, как и в романе "Ключ город Смоленск? В. Аристова, главное действующее лицо" человек искусства. Место действия в обоих произведениях одно и то же "- Смоленщина. Но время действия у Кудимова более позднее: 70-е годы XVIII века в первой части и 1812 год во второй части романа. Живописен Мартын Ка липкий - крепостной купца Ивана Сндоровича Барышникова, который купил его мальчонкой еще па имя графа Орлова Три года Мартын по приказанию барина бегал к. дьякону учиться читать и писать, изучая в то же время счетную премудрость у бухгалтера вотчинного управления. Барышникову в его обширном хозяйстве нужны были грамотные люди. Но Мартына с ранних лет тянуло к рисованию. Однажды, чтобы отплатить за нреследования бухгалтеру, нередко прибегавшему к дубовой линейке, мальчик нарисовал на него карикатуру в кассовой книге, которую должен был просматривать сам барин. В судьбе Мартына эта история сыграла большую роль. Правда, за испорченную книгу его изрядно постегали, но зато на следующий день вышел барский приказ: собираться для отправки в Петербург. Так Мартын очутился в учении у итальянца Жилярди - архитектора и живописца. "Расчетливый Барышников, - пишет Кудимов, - решил по-своему правильно. Вместо того чтобы нанимать живописцев и архитекторов на стороне, дешевле иметь собственных" (стр. 20"21). 'Восемнадцатилетним юиршей возвратился Мартын в барышпиковское имение - Алексино. Было это в 1774 году, когда против помещиков и помещичьего государства развернулось грозное народное движение, возглавляемое Емельяном Пугачевым. Хотя непосредственно Смоленщина и не была затронута пугачевским движепием, все лее отзвуки его доносились и туда. Б романе Кудимова действует посланец Пугачева Федор Примыч, старый каторжник с таганрогских галер, в JL771 году бежавший на Урал и примкнувший сперва к Федоту Богомолову, который годом ранее Пугачева напал на мысль об'явить себя императором Петром III. В первой части "Мартына живописца? Кудимов воссоздал широкую картину помещичьего угнетения и крестьянских волнений, волнений разрозненных, стихийных, заранее обреченных па провал, но непрерывно папоминавшпх правящим классам, каким непримиримым врагом для них является порабощенное крепостное крестьянство. Пожалуй, наибольшей удачей автора следует признать образ Ивана Силоровича Барышникова, соединившего купеческую изворотливость и практичность с навыка - 1 Согласно yiawy от 1746" года, купцы но имели права владеть крепостными. ми помещика-крепостника. Управлял он своими людьми главным образом при помощи плетей и розог, стараясь выжать u;i них все, что только возможпо.. Стоном стонали мужики от Ивана Сидоровнча;' однако еще хуже им приходилось во время его от'ездов, когда хозяином, оставался его сынок? Иван Иванович. Это был достойный отпрыск своей фамилии. Усердно подражая "благородному" российскому дворянству, в ряды которого он всячески стремился пролезть, Иван Иванович этот завел у себя театр, служивший ему одновременно и гаремом. Не обладая ни в малейшей мере хозяйственными способностями своего папаши, он не только, не уступал ему в жестокости, но даже превосходил его в изобретении всевозможных истязаний для "провинившихся" крепостных, людей. Немало издевательств перенес от Ивана Ивановича и Мартын. Художник, которому жал руку сам Растрелли, был дважды* позорно выпорот па конюшне. Выпороли и его возлюбленную Дуню,, "фигурантку" барышниковского театра. После этого Ивану Ивановичу пришло в голову заставить .Калинкина нарисовать портрет Дуни. Мартын спачала отказался, потом вынуждеп был согласиться. Но картина барипу не досталась: почувствовав к нему "такой прилив ненависти, что закружилась голова", Мартын разрезал портрет у пего на глазах, за что, попятно, сейчас же угодил, под замок. И если бы не Федор Примыч, вместе со взбунтовавшимися крестьянами освободивший Мартына и устроивший ему побег, Мартын, без сомнения, погиб 'бы, замученный помещиком'. Кудимов неплохо изучил крестьянскую жизнь XVIII века; в ряде эпизодов он дает красочное ее изображение. Но несмотря на это его роман вызывает чувство неудовлетворенности: слишком уж часто попадаются в "Мартыне живописце" варианта па всем известные темы, И упомянутый только что крепостной театр, и зверские наказания дворовых на конюшне, и убийство крестьянами жестокого бурмистра, выслуживающегося перед барином," всё это в литературе описывалось неоднократно и читателю хорошо знакомо. А между тем попробуйте обойтись без всего этого! Это всё явления, которые в екатерининской России встречались буквально на каждом шагу. Однако описания их лишь в том случае могли бы быть восприняты но как стандарт и шаблон, если бы они органически входили в сюжет произведения. Тогда внимание читателя было бы направлено не столько на то,, нов или не нов преподнесенный писателем материал, сколько на психологию действующих лиц, выступаюгднх в определенных условиях, на степень мотивированности их поведения. - Беда же Кудимова состоит не только в том, что многочисленные картины наказаний и пыток, которым подвергается его герой, в большинстве трафаретпы. Гораздо более печально, что образ Мартына Ка-линкипа вообще недостаточно определенен, чересчур общ. Как личность, а не просто как преставитель крепостной интеллигенции - и даже ширей крепостного крестьянства, - Мартын, в сущности, почти совсем не ощущается. Вторая часть романа Кудимова вызывает больше возражений чем первая. Отделены они друг от друга - пи много, ня мало - тридцатью семью годами. Калин-кии, рассказывает автор, скрывшись из Алексина, поспешил перебраться через рубеж и там об'явил себя польским выходцем Мартыном Каляновским. Вместе с князем Радзивиллом, к которому он поступил на службу, он поехал в Париж, где сблизился с.молодым французским художником Луи Капе. Позднее он стал работать на фабрике персидских поясов, которая принадлежала Радзивиллу. Досуг свой Мартын посвящал картине, изображавшей человека, которого он больше всего ненавидел, бывшего его помещика. Живописец свято хранил в памяти заветы пугачевца Примыча: ".,..Где бы ты ни был, как бы плохо или хорошо ни жилось тебе, не забывай, кто ты... Помни, что на земле живут господа и холопы; ...не забудь, что пакостит землю Ванька-Каин - твой и мой господин Барышников" (стр. 245). На родину Мартын решил вернуться лишь в 1812 году. Толчком для него'по-служила встреча с Луи Капе, который привез известие одному из гостей Радзи-вилла о том, что война между Наполеоном и Александром I неизбежна и что военные действия вот-вот начнутся. Луи в беседах с Мартыном все время подчеркивал освободительный характер этой войны со стороны Франции. "Мы, - говорил он, - принесем свободу рабам. Штыки французской славной пехоты несут на своих остриях свободу от крепостного ига Польше и России" (стр. 305). Такие речи, естественно, закрепили давние симпатии Мартына к французу. Когда тот начал просить живописца помочь ему, поехать с ним в" Россию искать его невесту Жанну, отправившуюся компаньонкой к дочерям богатого русского дворянина, оказавшегося "извергом и животным",-Мартын сразу согласился. Он сделал этом тем охотное, что обидевший Жанну дворянин жил где-то возле Смоленска. В дороге Мартын рассказал другу о Барышникове и о тех чувствах, Которые заставили его поехать в Смоленск. Луп принял все это илпзко к сердцу и настоял, чтобы 'Мартын немедленно отправился в свои род пью места. Сейчас, как никогда, благоприятный момент для восстания крепостных. В Алексине, однако, Калин-кип никого нз своих притеснителен не застал: Ивана Сидоровича не было уже и живых, а Иван Иванович поспешил удрать от приближавшейся наполеоновской армии. Взбунтовать алекеинских, а затем и других крестьян, живших поблизости, Мартыну большого труда не стоило. Почва была для этого достаточно подготовлена, да и о Наполеоне у некоторых мужиков были ложпые представления как о будущем освободителе крепостных. Кудимов, пожалуй, больше акцептирует это обстоятельство чем следовало бы. У него, между прочим, одна старушка спрашивает Мартына: "А не слыхал: правда ли нет ли мужики у нас баяли, бытто Палеоп - храицузский дарь - приказал нашему всех мужиков на волю пустить" И бытто наш пе дает согласия, а тот - войною пошел. И бытто ежели завоюет храпцуз, всем воля будет" (стр. 3.62). Но вскоре н у мужиков и у самого Мартына всякие иллюзии насчет французов исчезли. Живописец узнал, что Луи обманул его: никакой невесты у него в России нет, а сам он просто-напросто французский- шпион. И вот Калипкип с присущей ему страстностью стаповится организатором партизанских отрядов, борющихся против Наполеона. Что обращает на себя внимание во второй части "Мартына-живописна?? Прежде всего возраст героя. Нетрудно подсчитать, пользуясь данными первой части романа, что Мартыну в 1812 году пятьдесят пять лет. Но Кудимов так ведет повествование, как будто годы пе наложили своего отпечатка на Мартына и он по-прежнему, как и в начале книги, юноша. Сказывается это не только в тех поступках Калинкияа, о которых мы сейчас рассказывали. В Смоленске Мартын встречает Дуню (которой тоже пошел шестой десяток), и мелсду. пики в осажденном городе начинается такая любовная идиллия, что прямо диву даешься. На читателя, конечно, все это должно действовать весьма расхолаживающе. Но в конце концов мимо-этих досадных подробностей можно было бы пройти, если бы разрешена была основная тема второй части романа.. Перед Кудимовым стояла задача, сходная с задачей, успешно решенной Аристовым в романе "Ключ город Смоленск". Аристову " удалось показать, почему угнетенное крестьянство встало на защиту своей родины в начале XVII века. Кудимову предстояло во второй части "Мартына живописца" показать, почему угнетенное крестьянство встало на защиту своей родины в начале XIX века. И показать не "вообще", а конкретно, в живых, художественных образах, на примере героев своего романа. Как мы указывали уже, Мартын возвращался в Россию, полный надежд на Наполеона. Но достаточно было ему убедиться в том, что Луи Капе - разведчик, чтобы во мгновение ока его отношение к французам резко изменилось. Олин этот факт, имеющий, в сущности, лишь частное значение, сразу же привел Мартына к выводу, что русским от французов ждать нечего. И Мартын, ни о чем другом, кроме обманпых действий Луи, еще и понятия не- и мел, п оше л сражаться. - Map -тан, - пишет Кудимов, - посыпал пулю за пулей, пе замечая времени. Его охватили непонятный азарт и злоба? (стр. 421). Эпитет "непонятный" в данном случае вполне на месте, так как переменил Мартын свое мнение о смысле "д,ела Наполеона" ло того, как ему удалось установить, что Наполеон п не собирается отцу стить крепостных на волю. Об этом Мартын узнал лишь позже, прочитав, в приказе Наполеона к населению занятых им областей недвусмысленные строки. "Все крестьяне и земледельцы обязаны повиноваться своим помещикам, владельцам и арендаторам имений или лицам, их заступающим, обязаны ничем не нарушать господской собственности, отбывать работы и повинности" (стр. 451). Несомненно, такая нечеткость в развитии образа главного героя романа немало повредила писателю: он не смог из-за нее ясно и рельефно нарисовать картину того, как проявлялся в войне 1812 года пародный патриотизм. В. Кудимов - писатель одаренный; однако одаренность его дает себя чувствовать по преимуществу в отдельных эпизодах романа. Как целое книга его крайне уязвима. Кудимов не добился в "Мартыне-живописце" той слитности сюжета и исторического фона, которая отличает по-настоящему удавшийся исторический роман. Это отразилось и на показе эпохи в романе и па обрисовке центрального его персонажа. Сопоставление романов В. Аристова и В. Кудимова поучительно. Оно показывает, какое огромное значение для писателя, обращающегося к исторической тематике, имеет четкость и обоснованность исторической концепции, которую он воплощает в художественных образах в своем произведении. Р. ВОИНОВ НОВИНКИ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МАРКС К. и ЭНГЕЛЬС Ф. Сочинения. Т. XXVIII (ИНСТИТУТ Маркса"Энгельса? Ленина при ЦК ВКП(б). М. Политиздат. 1940. 470 ОГр. Л 2 ВКЛ. Л. 48 000 ЭКЗ. О р. 50 К. Новый том сочинений Маркса и Энгельса содержит 226 писем Энгельса за 1S88?IS91 юды (из них 130 писем публикуются на русском языке впервые). Письма адресованы виднейшим деятелям социалистического движения Европы и Америки. В конце тома помещены отрывок "Путешествие в Америку", написанный Энгельсом на пароходе во время поездки в Америку в 1838 году, и два редактированные Энгельсом памфлета. Письма освещают историю соттиаличма и рабочего движения конца XIX века и представляют собой блестящие образцы марксистского анализа событий, научного предвидения и революционного руководства к действию. ЛЕНИН В. И. и СТАЛИН И. В. О лвн-сних событиях. М. Политиздат. 1041. 64 ОГр. 100 000 ЭКЗ. 30 коп. В оборшгке помещены 4 статьи Ленина и 6 статей Сталина по поводу расстрела рабочих ш Ленских золотых приисках 17 (4), апреля 1912 .года. В конце книги напечатано "Приветствие товарища Сталина ланюким рабочим" из газеты "Лан-окий шахтер" - 87 от 17(4) IV 1927 года. История дипломатии. Т. I. Под ред; B. П. Потемкина (Библиотека энешней политики). М. Ооцэкгиз. 1941. 566 етр, 500 ООО ЭКЗ. 7 р. 50 К. Первый опыт маркоистской работы в данной области, выполнешпшй коллективом соватоких историков (в составлении I тома принимали участие проф. С. В. Бахрушин, проф. А. В. Ефимов, проф.' В. А. Космйнекин, акад. Е. В. Тарле, А. Л. На-рочнядкий. проф. В. С. Сэр-геев, проф. C. Д. Сказкстн. проф. В. М. Хвостов). Вся работа" будет состоять из 2 томов и заключать в себе 7 основных частей: 1) дипломатию древнего мира, 2) дипломатию средних веков, 3) дипломатию нового времени (XVI?XVIII века), 4) период победы и утверждения капитализма до франко-прус 87 ской войны 1S70"1S71 годов включительно, 5) период перерастания старого^ "сво-бодно-го" капитализма в империализм (до окончания первой миро-вой империалистической войны), 6) эпоху между первой и второй империалистическими впятшш и 7) организацию и методы современной дипломатии. В данном томе представлены 4 первых раздела. " В конце книги дан довольно обширный указатель' литературы (стр.. 529?552). ЮЗЕФОВИЧ И. С. Основание Коммунистического Интернационала (Институт логорни Академия наук СССР). М. а Л. Изд-во Академии наук (УССР. 1040. 27fi стр. и 2 вкл. л. портр. 10 000 экз. 7 р. 50 к. (.Научно-популярная серия). АБРАМОВ А. Н. Нрестьянское революционное движение в Грузии в 1902? 1905 годах. Л. Ленпартиздат. 19.40. 220 стр. с: илл. и 1 вкл. портр. 5 ООО экз. 10 р. 50 К. Книга А. Н. Абрамова подробно рассказывает, как под руководством большев-аст" I-ких организаций З^а^а-вказья и лично товарища- Сталина- в Грузии в 1902? 1905 годах развивалось революционное крестьянское движение. В частности I глава книги .обрисовывает положение грузинского крестьянотва на пороге XX иека, II глава посвящена опециально товарищу Сталину. 'Как организатору и руководителю КРЕСТЬЯН'ОКОГО двизвенля в Грузии, глава V говорит о революционных требованиях- восставшего в 1905 роду грузинского крестьянства, глава IX описывает деятельность р эволюционных крестьянских комитетов и т. д. АРЕНЦ А. Сталин и революционное движение в Армении в 1905"1907 годах (перевод с армянского). Ереван. Госполитиз-дат Армянской ССР. 1940. 120 стр. и 13 вкл. л. илл. 1500 экз. 5 руб. Книга является, по словам автора, результатом многолетней работы. Она состоит нз трех разделов. В первом разделе освещено социально-экономическое положение Армении накануне революции 1905? Ю07 год ж Второй раздел книги говорит о товарище Сталине -как об организаторе к вдохновителе революционного движения в АрмеЯ'ИИ в период первой революции. Третий раздел книги посвящен борьбе- товарища Сталина против армянских моныле-ников, дашнаков, "сде-цификов" и других реакционных оил. - В приложениях к книге дана хроника арестов, ссылок и побегов товарища Сталина. Сталин и о Стапине. Указатель литературы (состав. Е. Н. Жилина, Б. В. Сайтов, Н. 3. Стругацкий и Л. С. Франкфурт, под }>ед. И. М. Юновера) (Государственная ордена Трудового красного знамени Публичная библиотека имени М. Е. Салтыкова-Щедрина). Л Ленпартчэдат.. 1940. 276 стр. с' илл. 5000 экз. 15 руб.

ТЕТЕРИН С. М. и ЧУМБАРОВ Н. И. Центральный музей В. И. Ленина. М. Изд-во "Московский рабочий". 1940. 212 cm с илл. и 1 портр. ю ООО экз. з руб.

Книга является путеводителем по 22 залам музея, содержащим 5529 экспонатов о жизни и деятельности В. И. Ленина. Путеводитель составлен в форме связного иогорнко-оиографич'еского очерка и читается с интересом ' как книга, имеющая самостоятельное акачешго.

В конце книги паолегцеяы: памятка организаторам экскурсий, список филиалов Центрального музея Лешишь и местных ленинских музеев, перечень мемориальных досок намятп Ленина, усгано.нлол*шх в Москве в 70-ю годовщину рождения Ленина, и указатель мост пребывания Ленина г. Московской области.

Михаил Иванович Калинин (биография). (Лен ипград-екп й ни сти ту т и дари к В К П (б). М. Политиздат. 1940. 12S стр. п г портр. 300 ООО экз. 2 |). 20 к.

Первая подробная биография М. И. Калинина, _ полагающая его более че-м 40-леткий путь на службе рабочего движения .]" более чем 20-лстпюто работу на посту главы -советского государства.

Курс истории ВКП(б). Стенограммы лек* ций (Высшая .партийная школа при ЦК. ВКЩб) М. 1940"1941. 7000 экз. (на правах рукописи).

В дополнение к ранее изданным лекциям эггого курса за последнее время вышли в свет новые лекции тов. Ем. Ярославского: а) "Под'см революционного движения в России в 1901"1904 годах. Лонтш-окий клал построения марксистской партии. Оппортунизм "экономистов". Борьб*! 4.Искры" за ленинский плйя* (ко И главе "Краткого курса истории ВКЩбЬ, лекции 1"2-я); б) "Второй с'езд РСДРП. Принятие программы и устава и создание единой партии.' Разногласия на -с'езде и появление двух течений в партии: .большевиков и меньшевиков" (ко. II глаъе "Краткого курса", лекция 4-я); в) "Борьба товарища Сталина за создалие большевистских организаций в Закавказье? (ко П главе "Краткого курса", лекция 5-я);' г) "Разгон I, Государственной думы. Созыв П Государственной думы. Состояние революцжш-ного движения в стране. Первая конфе-реятщгг военных и боовых организаций РСДРП (ноябрь 1906 года). V с'езд партии. Причины поражения первой русской революции" (к Ш гдалю "Краткого курса", лекция 9-я).

ЯРОСЛАВСКИЙ Ем. Аграрная программа большевиков в первой русской революции. Лекция, прочитанная к Выстой партийной школе при ЦК ВКП(б) (Лекции в помощь изучающим ма-ркоизм-ленинизм). М. Политиздат. 1941. 36 стр. юоооо акз.

25- КОЛ.

Книга является массовым переиздаягаем лекций 7"3-й ло III главе "Краткого курса истории ВКЩб)", прочитанных тов. Ярославским в Высшей партийной школе 15 апреля 1940 года.

Книга посвящена Б основ-ком работе В. И. Леииаа "Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905"1907 ГГ.".,

ЯРОСЛАВСНИЙ Ем. Таммерфорсская конференция большевиков 1905 года. К

^5-летию I конференция РСДРП. М. Политиздат. 1940. 4S етр. 100 000 экз. зо кои.

Таммерфорсская конференция большевиков состоялась 25"30 (12"17) декабри 1905 года. На л е и в л ера ые встретил не ь Ленин п Сталин, поддерживавшие до это-то связь друг с другом письмами ИЛИ через товарищей. В книге тов. Ярославского рассказывается о нолож&тш -в партии после III о'олда, о переписке Лоилша -с членами ЦК, о подготовке Тамморфароской конференции н о ее работе. В конце книги приведен небольшой указатель литературы .о Таммерфорсской конференции.

Указатель основных первоисточников в помощь изучающим "Краткий курс истории ВКП(б)". Под ред. и с предпел. П. Поспелова н Г. Александрова. 2-е, додолн. лад. (Всесоюзная книжная налаяла). М. Ноли гиздат. 1940. 192 стр. 100 000 aica. 2 руб.

В книге, составленной коллективом 'сотрудников Всесоюзной книжной палаты {Д. Бочевером, С. Гилевской, В. Никитиным и др.), приведены произведения Маркса, Энгельса, Лейиша, Сталина и его 6л ижай ши х соратни ков, о ове щаю nine от -дельные ггганы истории ВКП(б).

Литература указана в порядке глав я разделов "Краткого курса истории НКП(б)". В конце книги дай алфавитный указатель приведенных работ.

Книга является ценным справочником для всех изучающих "Краткий курс истории ВКП(б)" н историю партии вообще.

В помощь изучающим "Краткий курс истории ВКП(б)". Указатель литературы. М. Всесоюзная книжная палата. 1940. 10000 экз. Вып. 1-й. Январь"июнь 1940. не стр. 2 руб. Вып. 2-й. Июль"сентябрь 1940. 63 Стр. 2 руб.

В указатель включены руководящие материалы н наиболее значительные статьи, опубликованные в центральных журналах и газетах СССР, а также no-собия и сборники, изданные за январь - сентябрь 1940 года отдельными книгами. Материал расположен по главам "Краткого курса истории ВКП(б)? В особом разделе - * Организация н методика пропаганды марксизма-ленинизма"собран материал, обобщающий опыт самостоятельно изучающих историю ВКЩб), а также литература о различных формах партийной пропаганды.

В конце указателя дан перечень новых изданий произведений классиков марксизма-ленинизма, партийных документов и книг по история филоозфии и политической экономии (с краткими аннотациями).

Кроме того в 1-м выпуске указателя приведена основная литература, выпущенная и первое полугодие 1940 года, о Ленина (в связи с 70-летием со дня рождения), о Сталине (в связи с ао-л-етнем с*о дня рождения) и о Молотове (в связи с 50-летием со дня рождения), а во 2-м выпуске указана пзажнейшая литература, вышедшая ко 2-й годовщине издании "Краткого курса и "г,орни ШШ(б)".,

МАКАРОВ П. В. Крутой дорогой. Сим-^рололь. Крымгиз. 1940. 150-охр-с илл. л 1 карта. 5000 экз. 5 руб. -, , Книга П. В. Макарова, бодынеанка-яодпольщика, приговоренного белыми к смертной калин и бежавшего Ш Севастопольской крепости, .рассказывает о славной п тяжелой борьбе крас-них партизан против белогвардейцев IB горах и степях Крыма (тов. Макаров после; бегства из тюрьмы сгал организатором и командиром одшго на партизанских полков).

ПАПАНИН И. Д. Через море на помощь бойцам Перекопа. Симферополь. Крымгиз. 1040. зи стр. Ю 000 экз. 70 коп.

Дважды Геро й Со вотского Союза тов. П. Д. Папашш делится в книжке воопоми-наниямя о двух своих "нелегальных" поездках Черным морем из Новороссийска п Крым (в августе и ноябре 1930 года) для организации, по поручению партии, кратных партизан и высадки десанта в тылу Врангеля.

Несколько страшщ книжки посвящено то.в. М. В. Фрунзе..

МАГОМЕДОВ Р, Шамиль (Научно-иссле-дозяггелъекий институт истории. языка и литературы при СИК ДАССР. Научно-популярная историческая серия. Вып. 7-Й). Махачкала. Даргиз. 1940. 2S стр. о портр. 15 ООО экз. 40 кон.

ЭМИРОВ Н, Улпубий Буйнакский (1890"1919). 1Ъ же изд. Вып. 9-й. 43 стр. С ПОртр. 5000 ЭКЗ. 40 КОП.

ЭМИРОВ Н. Махач Дахадаев (1879? 1018). То же изд. Вып. 10-й. 32 стр. с иортр. 10 ООО экз 40 коп.

ЭМИРОВ Н. Кази Магомед Агас-иев (1882"1918). То же над. Вып. 11-й. 32 стр. и лортр. 10 000 экз. 40 коп.

МАГОМЕДОВ Р. С'езд народов Дагестана и приезд товарища Сталина (Темир-Хая-Шура, 13 ноября 1920 года). То же изд. Вып. 12-й. 56 сор. с пзоргр. 10 ООО экз. 40 кон. .

Пять указанных книжек заканчивают собой популярную серию очерков из истории Дагестана, выпущенную- к 20-летию ДАССР (о первых книжках серии см. аннотацию в - 1 "Исторического журнала?' за 1941 год).

КОРОЛЕВ А. Г. и ФРЕЙФЕЛЬД 0. Н. Международные отношения 1870"1918 годов. Сборник документов. Под ред. проф. В. М. Хвоотова. М. Изд. Военно-политической ордена Ленина академии Красной Армии имени В. И. Ленина, 1940. 40S стр. В перепл.

В книге помещено 267 документов, характеризующих международные отношения 1S70"1918 годов (в основном дипломатические документы и отчасти выдержки из дневников и мемуаров данломалов).

Документы распределены но отделам: Т. Международные отношения в 70"90-х годах XIX века. II. Начало англо-германского империалистического соперничества. Антло-япшский союз. III. Русско-японская война и возникновение Антанта. IV. Обострение" междунатюдцых отношений в 1909-1914 годах. V. Подготовка Авгаиты н а-пстр о - герм ансгеото блока к войне. VI. Международные отношения в период первой мировой имиериадистичоской войны.

Некоторые из документов 11оявляяхгся на гоуоокш языке впервые

10 "Исторический исураиыг? ." 4

145

Курс всеобщей истории. Новейшая история. Ст&вотраммы лекций, прочитанных в Высшей партийной школе при ЦК ВКП(б) В 1940"1941 учебном году. М. 1940"1941. 7050 экз. (на правах рукописи).

За последнее время вышли в свет: 1) лекция 8-я: Л. И. Зубок "Италия в 1918"1923 годах";' 2) лекции 11"12-я: О. Н. Ростовский *Кемалистокая револю-ция> в Турции. Революционный под'ем 1919-1922 годов в Иране"; 3) лекции 13? 14-я: Л. И. Зубок "Коммунистический Интернационал IB 1924"1940 годах"; 4) лекции 17"18-я: С. В. Захаров "Англия в 1923"1935 годах"; 5) лекции 24"25-я: Л. И. Зубок "Китай в 1918"1939 голах" и 6) лекции 28"29-я: Л. И. Зубок ?Финляндия и Прибалтика (1918"1939 годы)".,

Курс всеобщей истории. Новая история. Стенограммы лекций, прочитанных в Высшей партийной школе при ЦК ВКЩб) в 1940"1941 учебном году. М. 1940"1941. 7000 экз. (на правах рукописи).

По данному курсу вышли в свет новые лекции: 1) лекции 12"13-я: -"Революция 1848 года в Германии"; 2) лекция 15-я: "Европейская реакция 50-х годов XIX века. Восточный вопрос и Крымская война";

3) лекция 16-я- "Революционное движение в колониальных и зависимых странах";

4) лекции 18"19-я: "Вторая империя во Франции. Воссоединение Италии и Германии, как самостоятельных государств"; 5) лекции 31-33-я; "Третья республика во Франции 1S71"1914 годов"; 6) лекция 37-я: "Италия в 1870"1914 годах" и 7) лекции 39?40-я: "Буржуазные революции да Востоке в начале XX века".,

Первые три брошюры принадлежат проф. А. В. Ефимову, четвертая - акад. В. LB. Т&рле и три последние" проф. И. С. Галкину.

РОЗЕНБЕРГ Д. И. История политической экономии. Т. L Утверждено ВКВШ при СНК COOP в качестве учебного пособия для экономических вузов и факультетов (Институт экономики Академии наук СССР). М. Соцэкгиз. 1940. 484 стр. 25 000 экз. 8 руб.

В юниге излагаются прежде всего экономические воззрения главнейших мыслителей, писателей и политиков античного мира" затем - высказывания по экономическим вопросам авторов эпохи феодализма и, наконец,"история политической экономии в точном смысле этого слова, возникшей как наука одновременно с капитализмом. Первый том охватывает ' всю историю политической экономии от античного мира до Маркса и Энгельса включительно.

Второй том доведет изложение истории политической экономии до наших дней. В конце книги дан довольно обширный библиографический указатель (отр. 473? 432).

Курс источниковедения истории СССР

(на переплате: "Источниковедение истории ООСР?) (Главное архивное управление НКВД СССР. Истор'Ико-архивяый институт). Утверждено ВКВШ при СНК СССР в качестве учебника для исторических факультетов университетов и лодалч>гическнх институтов. М. Соцэкгиз. 1940. Тираж по 20 000 экз. 5 руб за тем.

Том. I: М. Н. Тихомиров "Источниковедение истории ССОР с древнейших времен до конца XVIII века". И5й стр.

Том II: С. А. Никитин "Источниковедение истории СССР XIX века (до начала 90-х годов)". 227 стр.

Учебник дает обзор и критику важнейших письменных источников по истор-илг СССР'.

В ютце II тома дана небольшая глава "Значение трудов основоположников марксизма при изучении истории СССР XIX века".,

, Эта тема будет развита подробнее в следующем томе ученика, посвященном иоточниковедешш истории СССР конца XIX - начала XX века.

Курс истории СССР. Стенограммы лекций, прочитанных в Высшей партийной школе при ЦК ВКП(б) в 1940"1941 учебном году. М. 1940"1941. 7000 ЭКЗ. (на правах рукописи).

В конце 1940 - начале 1941 года вышли в овет; 1) лекции 1"12-я: К. В. Бззиле-вич. Темы. Древнейшие народы да территории СССР. Киевское государство. Феодальная раздробленность Восточной Европы в XII?ХШ веках. Восточная Европа. Средняя Азия и Закавказье под властью монгольских завоевателей. Феодальные об'-едкяения на территории СССР в XIV? XV веках (272 стр.) и 2) лекции 13? 23-я: К. В. Базилевич. Темы: Образование Русском национального государства. Расширение Русскою государства и превращение его в многонациональное. Крестьянская война в начале XVII века. Разгром польской и шведской интервенции. Русское государство в XVII веке. Народы Сибири в XVI?XVII веках. Завоевание Сибири. Средняя Азия, Кавказ н Закавказье в XVI?XVII веках. Борьба украинского и белорусского народов с польским владычеством. Присоединение Украины к России (256 стр.).

Лекции 24"29-я (Г. А. Новицкий. Россия в XVIII веке) были изданы раньше.

Еще раньше все указанные немы были выпущены отдельными брошюрами.

История СССР. Альбом наглядных пособий. Отв. ред. - В. И. Лебедев. Вып. 6-й. Подготовлен Н. Беляевым, М. Мешковым, Д Перовым и Л. Сегаль. Пол руководством 3. А. Ждановой. М. Политиздат. 1940. 34 отд. л. плл. и карт (51 X 72 см) и 64 стр. "Пояснительного текста? (на стр. 56?64 дана библиография). 12 000 экз. 125 руб.

Данный выпуск альбома посвящен России XVIII века (оведания о предыдущих выпусках ом. в М 2 "Исторического журнала" за 1941 год).

МИХЕЛЬСОН А. Подводная война 1914? 1.918 годов (дерев.' с немецкого). М. и Л. Воеямориздат. 1940. 138 стр. с илл. и карт.

4 р. 45 К.

Книга дает, обстоятельный анализ и сжатую историю подводной войны, проведенной Германией во время первой мировой империалистической войны.

ОСИПОВ В. А. Саратовская организация РСДРП в 1905"1907 годах (Партархпв Саратовского обкома ВЕП(б). Саратов. Обл.

ИЗД-ВО. 1940. 124 СТр. С ИЛЛ. ПОртр. II

факелм. 7000 экз. з р. 65 к.

Содержание книги несколько таире ее ОЧ.ГЛЯ.ВИЯ. В книге дается прежде всего описание положения рабочих и крестьян (Маратов emit губершш накануне револю-цmi toon"1907 родов, затем прослежено <>бразо>ва.ние саратовской социал-демократической организации с 80-х годов и поело, этого излагается деятельность саратовской организации РСДРП в период рево-люцшг 1905"1907 годов но революционной мобилизации масс, по руководству крестьянским движением, по партийной работе в войсках и т. д. (но отдельным этапам революции).

Книга написана на основе данных большевистской печати 1900"1907 годов, материалов партийного архива Саратовского обкома ВКП(б) и фондов архивного отдела УНКВД по Саратовской области. Книга рассчитапа на массового читателя.

СТРУМИНСКИЙ М. Я. Петр Алексеев в якутской ссылке. Якутск. Гос. изд-во Я АССР. 1940. SO сгр. с илл. и 1 портр. Г>000 ЭКЗ. 2 р. 85 К. - -'

Книга посвящена одному ня первых рабочих-революционеров, П. А. Алексееву (родился в 1849 или 1S51 году, убит 16 августа 1891 года). В книге дайн биография .Петра Алексеева, его историческая речь на процессе 50-<ти в 1877 году, общая характеристика Алексеева и довольно подробно описана его жизнь в якутской ссылке (после 10-летней каторги). В особом приложения помещены некоторые якутские фольклорные материалы о Петре Алексееве. Книга написана на основе воспоминаний, ссыльных "современников Петра Алексеева, его писем из ссылки и материалов ЯкутскОго центроархива. СТЕПАНОВ А. Петропавловская оборона (1853"1856 годы). Хабаровск. Дальгиз. 1940. 108 Стр. 10 000 ЭКЗ. 3 р. 70 к. Книга Степанова описывает один из эпизодов враждебной России деятельности Англии во время возникшей в 1853 году русско-турецкой войны. Е1два была объявлена война, англичане совершили свое разбойное нападение на Петропавловск на Камчатке (17 августа 1854 года). В кнп-го показаны отпор, полученный английской эскадрой со сиоропы русских, последующий разгром вражеского десанта (24 августа 1854 года) и операции до обороне дальневосточного побережья в 1855? 1856 годах. Последняя глава книга посвящена отдельным героям обороны (матрос Семен Удалой и др.). КУДРЯВЦЕВ Ф. А. История бурят-монгольского народа. Очерки. Кн. 1-я. От XVII века до 60-х годов XIX века (Бурят-монгольский государственный научно-исследовательский институт языка, литературы и истории). М. и Л. Изд-во Академии .наук СССР. 1940. 242 oiip. и i карта. 0000 экз. 12 руб.. Книга является плодом ю-летаей' работы и во многом написана на основе "неопубликованных материалов местных архивов. Во 2-й книге история буря^м-оигольскоаю народа будет доведена до образования^ Бурят-Монгольской АССР (1923 год). Документы и материалы по истории Белоруссии. Т II (1772"1903 годы). Состав. Н. М. Никольский, Д. А. Дудков, И. Ф-Лочмель и др. под ред. акад. Н. М. Никольского и И. Ф. Лочмеля (Институт истории Академии няук БССР). Минск. Изл-во Академии наук БССР. 1940. XVI и 940 qrp. 4000 экз. 30 руб. Первый том данного издаиия :был выпущен под заглавием "История Белоруссии в документах и материалах". ." Материалы по истории Дагестана и Чечни. Т. III. Ч. 1-я. 1801"1839. Подготовлено к печати Г. Б. Гртомберг и С. К. Бушу ев ым, под ред. Р. Магомедоеа. Вступительная (ттатья С. К. Бугпуева (Институт истории Академии наук СССР. Научио-иг-олодавателыжий институт история, языка н литературы пои СНК ДАСОР).'- Махачкала. Дашга. 1940". 472 , стр. и -1 карта, зооо экз. ю руб. Документы и материалы по истории Мордовской АССР. Т. I. Под ред. Института истории Академии наук СССР (Мордовский паучио-иоследовательокий " институт языка.' литегоатуры и истории 'при СНК МАССР). Саранск. 1940. .436 qrp. 3000 экз. 11 руб. Помещенные в данном томе материлы ,п документы охватывают период от V века до нашей эры до 70-х годов XVII века нашей эры. В конце книги даны указатели личных имен, географических, названий и предметный (к I и II томам издания). О выходе II и Ш томов данного издания ом. - 1 "Исторического журнала" за 1941 год и Na 12 за прошлый год. ПУШКИН А. С. Полное собрание сочинений. (Ред; комитет: М. Горький, Д. Д. Благой, С. М. Бонди и др.). Т. IX. История Пугачева. Полутом 2. Материалы. (Ред. В. Л. Комарович). М. и Л. Изд-во Академии наук СССР. 1940. 485---950 стр. и 5 вкл. л. илл. 27 ООО экз. 25 руб. Книга содержит весь дошедший до нас пушкинский оукогшоный фонд использованных в "Истории Пугачева" исторических материалов (записи устных рассказов, преданий и песен; дневники и записки современников; выписки Нз архивных дел й пр.); часть, материалов публикуется в первый раз. Опубликованные материалы "показывают, что осведомленность великого поэта в исторических первоисточниках крестьянского восстания 1773"1775. годов, была несравненно глубже, чем до.сих пор пришито было думать. Первый полутом IX тома, содержащий самую "Историю Пугачева? (переозаглавленную. в "Историю пугачевского бунта? Николаем I), в свет еще не вышел. В-конце второго полутома дан обширный плфавшшый .указатель имен п предметов обоим полутомам IX тома (стр. 811? 945).. АРТАМОНОВ Д. С. Северные церковники на службе у царизма. Архангельск. Обл. гос. изд-во. 1940. Ы стр. 10 ООО ЭК>1. 35 коп.

-В книге, написанной на основе архивных материалов, дается обзор реакционной деятельности северных попов и монахов на ггротяжрипи ряда столетни: с момента возникновения монастырей до раз-rip ома- шгтервеятоп л устал ов л ешш совет -ской власти на Севере.

Книга предназначена для массового читателя.

БОСТОНОВ Е. И. Церковники Исаакиев-ского собора в борьбе против народа. 2-е

изд. переработ. Л. Изд. Государственного антирелигиозного музея (б. Йсаакневский собор). .1940. 68 стр. я 6 вкл. л. илл. 5000 экз. 3 р. 50 к.

В первой главе книги говорится об Нсаакиавском соборе как памятнике тяжелого крепостного труда . (строился в течение -40 лет: С 1819 по 1858 год).

Во второй главе совещается 70-летняя . (1858"1928 г.г.) реакционная деятельность причта Исаакиеэского собора.

Третья и последняя глава книги кратко излагает просветительную работу Антирелигиозного музея, организованного в б. Иса-акиевском соборе в 1923' году.

Акты хозяйства боярина В. И. Морозова. Иод общей . ред. проф. А. И. Яковлева. Ч. 1-я (Институт истории Академии наук СССР). М. и Л. Изд-во Академии наук СССР. 1940. 228 Стр. 1500 ЭКЗ. 15 руб. :

В книге даны: небольшое археографическое введение, 13 описей ("книг?) земельных владений боярина Б.- И. Морозова и 217 документов вотчинной переписки но i.'i группам ветчин боярина Морозова ' за 1643"1660 годы (больше всего"135"д,окументов относятся к подмосковным звенигородским владениям боярина).'

Хозяйственная переписка боягрнна Б. И. Морозова вошла в исторический обиход в 1S71 году вместе со статьей И. Е. Забелина "Большой боярин в своем вотчинном1 хозяйстве? (журнал "Вестник Европы").

В 192S году переписка Морозова ' бьша выпущена в свет в Москве в машинописном издании, а в 1933 году"переиздана в сокращенном виде в Ленинграде. Настоящее издание "воостаяавлашает полноту всей доселе известной хозяйственной переписки боярина Морозова с управителями' его вопил".,

Материалы эти поднимают ряд интереснейших вопросов русской истории XVII века.

Курс всеобщей истории. Средние века.

Огеполраммы лекций,, прочитанных в Высшей, нартнйной.: школе ЦК . ВКП(б). MX 1940"1941. 7000 экз. (на нравах рукописи).

К концу февраля 1941. шла вышли в свет .19 лекций' (в 13 брошюрах об'емом от

3 до 5 >печатных лист о-в), а именно: 1) лекции- 1?4-я - "Раннее средневековье* (72 стр.); 2) лекция 6-я - "Индия в средние вика";' з) лекции 8"-9-я"Орс-днсвековьи! города. Крестовые походы"; 4) лекции 10? П-я?"Англия в XI?XV веках. Восстание. Уста Тайлера"; 5)' лекции 12"1"-я-~ ?Франция в X?XV веках. Парижское восстание 1358 гола. Жакерия"; н) лекция 14-я"Германия .и Италия в Х-?XV веках. Папстве"; 7) ликция 10-я??Южные п западные славяне. Чехия и гуситские воины"; 8) лекция 16-я?"Италия в ХШ?XV "еках": о) лекция 17-я?"Испания в XIV? XV веках. Великие геогрнфичтекпе оперы - ггия"; 10) лекция JS-я"Средновековал культура. Зарождение буржуазной идеологии. Гуманизм"; 11) лекция 19-я"Реформация* и крестьянская война в Германии"; 12) лекция 20-я"Германия и Чехия после крестьянской войны. Революция в Нидерландах"; 13) лекция 21-я?"Абсолютизм во Франции и в Англии".,.

Первые 8 брошюр (за исключением второй, воспроизводящей лекцию Е. А. Беляева) принадлежат проф. А. Д. Удаьльцопзу; последние 5 брошюр содержат лекции проф. С- Д. Сказина.

ВАЙНШТЕЙН 0. Л. Историография средних веков 9 связи с развитием исторической мыспи от начала средних веков до наших дней. Допущено Всесоюзным комитетом по делам высшей школы при СНК СССР в качестве учебника для исторического факультета государственных университетов и педагогических институтов (Институт истории Академии наук , СССР). М. и Л. Соцэкгиз. 1940. 375 сгр. 20 ООО экз. 7 руб. -

Основные разделы книги таковы: 'I. Введение. И. Феодальная историография до зарождения буржуазной исторической науки (V?XV века). Ш.' Гуманистическая историография XV?XVI веков. IV. Эру-Дитская школа, XVII?XVIII веков. V; Историография эпохи Просвещения (XVIII век). VI. Романтическая историография периода европейской реакции (первая преть XIX века) и нод'ема революционного движения 30?40-х годо©. VII. Историография второй половины XIX века. VIII. Буржуазная историография эпохи империализма.

IX. Историография средних веков в дореволюционной России (XIX век"1917 год).

X. Марксиотеко-лшщяекая историография: 1. Классики марксизма-ленинизма и проблемы средневековой истории. 2. . Марксистско-ленинская историография в СССР.

Книга снабжена обширными библиографическими указаниями.

- История философии. Под ред. Г. Ф. Александрова, Б. Быховского, М. Б. Митина и П. Ф. Юдина (Институт философии Академии наук СССР). Т. I. Философия античного я ' феодального общества. М. Политиздат. 1940. 492 стр. с портр. 50 000 экз.. 10 руб.

Настоящий том составляет часть тгодго-аовляемого к печати коллективом Института философии Академии наук СССР семитонного, труда по истории' философии с древнейших . врсмеи до наших дней. ,

В трех первых разделах тома охарактеризована философия периода формирования рабовладельческой Греции (Милетская школа, Пифагорейский союз, Гераклит Эфесский, Элейская школа), философия г герно да расцвета др они егр еч ее ко й рабо -владельческой демократии (Эмиедокл и Анаксагор, Левкипп и Домокрит, софисты. Сократ и сократические школы, Платон, Аристотель) и философия упадка древнегреческого рабовладельческого общества (академики, перипатетики, Эпикур, стоицизм, скептицизм, эклектизм). Четвертый раздел книги характеризует древнеримскую философию, и последний"философию средневекового общества

ИУН Н. А. Что рассказывали древние греки о своих богах и героях (Библиотека учителя). М. Учпедгиз. 1040. 460 стр. с ИЛЛ. 15 000 ЭКЗ. 8 р. 50 К.

Книга эта издавалась в 1914, 1922, 1031 и 1937 годах. Она дает живое изложение основных сказаний древнегреческой мифологии и главных эпических циклов (Аргонавты. Илиада, Одиссея, Агамемнон и его сын Орест, Фиванскнй цикл).

ШИШКИН В. А. Археологические работы 1937 года в западной части Бухарского оазиса (Институт языка, литературы и истории УаССР). Ташкент. Изд-во Узбек* СКОРО филиала Академии наук СССР. 1940. 52 стр. с илл. н карт, и 2 вкл. л. карт и план. 600 экз. 2 р. 50 к.

Книга является отчетом об экспедиции, проведенной под руководством автора. Экспедиция обследовала большое количество памятников, установила местонахождение древнего города Варахша и собрала значительные материалы по истории, археологии и культуре Бухарского оазиса.

Сборники трудов научных учреждений

"Известия Ростовского областного музея краеведения". Вып. 2-й. Р/Д. Ростиздат.

1940. 140 Стр. 1000 ЭКЗ. 8 руб.

Из 16 статей сборника 8 носят исторический характер: Большевистские ср-гани-зации Дона в период второй буржуазно-демократической революции (февраль" сентябрь 1917 года), Второй Донской областной с'езд -советов (17"20 июля 1920 года) и др.

"Труды Военно-политической академии Красной Армии имени В. И. Ленина, IV М. 1910. 318 стр. Тираж н цена не указаны.

Книга содержит 9 статей: Сталин и проблемы истории СССР. Ленинский план алектрификации и его выполнение. Разгром белопольокого мятежа в Советской Белоруссии в 1918 году. Буржуазно-помещичья контрреволюция в период с 27 февраля по 5 мая 1917 года. Железнодорожный транспорт в русско-японскую войну 1904"1905 годов. Морской флот России в Крымскую войну 1853"18&S годов. История колониального порабощения Бухарского ханства царской Россией. Народные движения во Франции в 1324"1634 годах. Го'голь и проблемы исторической повести.

"Труды Горьновского государственного педагогического института имени М, Горького". Вып. 7-й. Исторический сборник. Город Горький. 1940. 192 стр. 500 экз. 24 руб.

Б книге помещено 5 работ: О книге Маркса, и Энгельса "Святое семейство". Проведение в жизнь ирландского земельного законодательства в 50-е годы XVII века (начало в вып. 3-м, 1939 год). Олар как и crop як французской револ юции. К вопросу о родовом строе у северных осатин в эпоху завоевания Россией (конец XVIII" начало XIX века). К истории изучения палеолита в СССР (с библиографией, на сгр. IS 7"192).

"Труды отдела истории культуры и искусства Востока Государственного Эрмитажа". Т. ПТ. Л. 1940. 365 стр. с илл. 1500 экз. 35 руб.

В книге помещены вводная статья "К 20-летию существования отдела Востока Государственного Эрмитажа:", 25 научных статей и замеггок по истории и искусству Востока и список работ -сотрудников отдела Востока за истекшие 20 лет (145 названий).

"Труды Узбекистанского филиала Академии наук СССР". Серия 1-я. История, археология. Вып. 1-й. Исследования палеолитической пещеры Тешик-Таш. Ташкент.

1940. 7(5 СТр. С ИЛЛ. И 3 .ВКЛ. Л. ИЛЛ. 700 ЭКЗ. 2 р. 60 К.

Сборник (3 статьи) посвящен открытию парной на территории Средней Азии пеще-ры-жияяща человека мусггьерокой эпохи древнекаменного века. Авторы описывают орудия труда, животный м.ир, окружавший человеку и антропологический тин человека этой эпохи - неандертальца "на основе находок, обнаруженных при раскопках пещеры в 1938 году.

"Ученые записки Ленинградского Государственного педагогического института имени М. Н. Покровского". Т. V. Исторический факультет. Вып. 1-й. Л. 1940. I82i стр. 1000 экз. 20 руб.

Книга содержит 9 статей: 1. Место, яа-рипаемое Ерель, его же Русь зовегг Угол (из курса исторической географии). 2. Новгородская судебная грамота 3. Крестьянские отходы и крестьянский наем в петровское время. 4. Полтавский бой в. освещении оовременников-иноспранцев. 5. Политические послания Саллюст.ия к Цезарю. 6. "Каролингское возрождение" и проблемы школьной образованности в раннем средневековье. 7. Из истерии крестьянского восстания в Нормандии в конце X века. 8. Восстание Уайатта в 1554 роду (Англия). 9. Революция 1911"1913 годов в Китае и Сун Ят-сен.

Методическая литература

РУДНЕВА Е. И. Воспитательная работа на уроках истории в начальной школе

(Государственный научно-исследовательский институт школ НКП РСФСР. Бюро заочной консультации. В помощь учителю. U 1). М. 1940. 14 стр. 1300 ЭКЗ. 85 коп.-

Опыт лучших учителей истории по воспитанию у учащихся чувства советского патриотизма и пролетарского интернационализма.

История СССР. Методические указания для заочного обучения учителей (за курс педагогического училища). Состав. А. В. Фохт (Научно-методический кабинет по заочному обучению учителей Управления подготовки учителей НКП РСФСР). М. 1940. 40 СГр. 40 000 ЭКЗ. 40 коп.

В книге даны краткие указания по самостоятельным занятиям заочников и по занятиям на зимней и летней учебно-зачетных сессиях, с проверочными вопросами по каждой теме курса..

Историческая художественная литература

Г0ЛУБОВ С. Из искры - пламя. Роман (для детей старшего возраста). М. и Л. Детиздат (Историческая библиотека). 1940. 348 стр. с илл. 8 вкл. л. илл. 15 000 экз. 7 р. 75 к.

Книга Голубова посвящена декабристам.

ГРИГОРЬЕВ С. Суворов. Историческая повесть. М. и Л. Детиздат (Школьная библиотека). 1940. 80 стр. с илл. 177 000 экз. 1 р. 25 к.

Третий вариант повести Григорьева о великом русском полководце. В 1939 г. вышла книжка для детей младшего н среднего возраста, затем появилась книга для старшего возрасгга. В настоящем издании книга переработана для учащихся начальной школы.

АНТОНОВСКАЯ А. Диди Моурави. Исторический роман (Грузия XVI?XVII веков). Кн. 2-я. Тбилиси. Изд-во "Заря Востока". 1940. 478 стр. 7000 ЭКЗ. 19 руб.

"Грузины дореформенных времен,"г,оворит товарищ Сталин,?жили на общей территории и говорили на одном языке, тем не менее они нз составляли, строго говоря, одной нации, ибо они, разбитые на целый ряд оторванных друг от друга княжеств, не могли жить общей экономической жизнью, веками вели между собой войны и разоряли друг друга, натравливая друг на друга персов и турок? ("Марксизм и национально-колониальный вопрос", стр. 10. М. Партиздат. 1939).

В романе Анны Антоновской освещен этой* тяжелый период в истории грузинского народа и борьба народнюго героя Грузни конца XVI"начала XVII века Георгия Саакадзе, известного под имеипм "Великого Моурави", против феодальной раздробленности, за централизованное, и независимое грузинское государство.

Под этим названием роман уже был издал: в Москве Гослитиздатом в 1039 году в несколько сокращенном виде. Настоящее издание дает полный текст романа (I том этого издания был выпущен в Тбилиси в 1937 году).

ГЕРМАН Ю. Рассказы о первом чекисте. Рис. 0. Верейского. М. и Л. Детиздат. 1940. 64 стр. с ИЛЛ. 100 000 ЭКЗ. 3 р. 30 К.

Книга содержит 13 рассказов для детей младшего и среднего возраста о Ф. Э. Дзержинском.

ФАЗИН 3. И. Крепость на Волге. Повесть. М. "Молодая гвардия". 1940. 284 стр. 15 ООО экз. 9 р. 50 к.

Повесть изображает С. М. Кирова в годы гражданской войны в Астрахани.

КОСТЫЛЕВ В. И. Козьма Минин. Повесть (Библиотека красноармейца). М, Воениздат. 1940. 136 стр. с илл. 60 коп.

Повесть для массового читателя о вожде нижегородского народного ополчения 1611? 1613 годов и о победной борьбе русского яагаода против польских захватчиков, за независимость своего государства. Переделка романа (того же названия), выпущенного в 1939 году Гослитиздатом.

? ?

Щ

ПО ИСТОРИЧЕСКИМ УЧРЕЖДЕНИЯМ

Экспозиция Белоруссии и Украины в XVI?XVII вв. в Государственном Историческом музее

За последние годы коллектив сотрудников Государственного Исторического музея добился значительных успехов.

В Музее полвилж-ь лоные залы, экспозиции к витрины, отражающие историю многочисленных племен и народов, населявших обширную территорию нашей родины.

Многие экспозиции содержат ценнейший и интереснейший материал, прекрасно подобранный. Однако есть отступления от этого высокого уровня. Так, экспозиции и витрины, посвященные истории Галиц-ко-Волыиекой земли X?ХШ веков (зал - 8), народам Сибири и Поволжья и их борьбе против колониальной политики русского царизма в XVII веко (зал - 17), Украине и Белоруссии XVI и XVII веков, невыгодно отличаются от всех остальных экспозиций Государственного Исторического музея.

Указанные экспозиции заполнены вместо экспонатов .фотокопиям FT с прибавлением тс ним, в лучшем случае, отрывков из летописей или плохо продуманных и.-неряшливо составленных об'яслптельных текстов.

Например в небольшой витрине *Галиц-ко-Водынская земля X?ХШ веков" имеются, кроме многих фотокопий, 11 текстов из Ипатьевской летописи и 8 об'яс-нительных текстов. Также оформлен ввидс фотовыставки зал - 17 - "Народы Поволжья и Сибири и колониальная политика царизма в XVII веке". Немногим лучше выглядит экспозиция левой части 18-го зала"Белоруссия и Украина в XVI? XVII веках. Борьба Украины с польским владычеством","критическому разбору которой посвящен данный очерк.

Тема "Белоруссия и Украина в XVI? XVII веках. Борьба Украины с польским владычеством" разделена на 5 подтем.

Первая подтема называется "Развитие магнатского хозяйства и крепостничества в Белорус с и и и на У к р а и и е в XVI и первой половине XVII века".,

Материалы, представленные здесь, раскрывают тот период истории Белоруссии и Украины, когда они, спасаясь от невыносимого татарского ига, "нашли себе защиту от азиатского нашествия, присоединившись к так называемому Государству Литовскому? (К. Маркс и" Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI. Ч. 2-я, стр. 10). XVI век явился переломным (в связи с введением "Уставы на волоки" в 1557 т.) в развитии магнатского хозяйства Белоруссии и той части Украины, которая находилась под властью Литвы. Чем больше развивались магнатские и шляхетские хозяйства, тем больше разорялись крестьянские хозяйств ва, и на одной волоке (наделе) скоро появились 5"б креогьянских хюзяйств вместо одного.

Положение украинских крестьян еще более ухудшилось, когда польские паны, воспользовавшись тяягелым положением' Литвы во время ее неудачной войны с Иваном Грозным, принудили литовских маг* латоп заключить с Польшей унию (последняя была проведена на Люблинском сейме 1569 года). Теперь хозяевами на украинских землях стали польские магнаты и шляхтичи. Они уничтожали крестьянские общины, захватывали общинные земли, луга и леса. Возникали огромные магнат-окне латифундии, которые занимали .площадь в десятки тысяч десятин земли, охватывая сотни .и тысячи сел й городок.

Хищническое хозяйничанье польских магнатов на Украине привело к истощению земли (отсюда 'ряд неурожаев - в конце XVI и первой половине XVII века), уничтожению лесов к природных богатств Украины.

Как же отражаются эти крупнейшие события в музейной витрине? В .экспозиции имеются фотокопии портретов угнетателей народа: польского короля Сигизмун-да, литовского гетмана Г. А. Ходкевича; крупных земельных владельцев: Ю. 10. Олельксеича, Б. Статкевича-Заверскюаю, К. К. Острожского и жены крупного магната Тышкевича. Имеются также фотоснимки украинских и белорусских крестьян. Почти все снимки в этой витрине, как и в витрянах других подтем, представляют собой плохие фотокопии из книг. Подлинниками являются лишь портреты жены Тышкевича и К. К. Острожского.

Очень много снимков взято из "Иллюстрированной истории украинского народа" М. Грушевского. Снимки украинских и белорусских крестьян относятся не к XVI, а к XVIII веку. Они взяты у Ригель-мана, из его "Летописного повествования".,

Из текстов имеются отрывки из "Уставы на волоки" (1557 год) и из постановления Варшавской конфедерации (1573 год), которая узаконила право польских панов распоряжаться жизнью и смертью своих крепостных. Остальные тексты и карты, имеющиеся в этой витрине, совершенно не относятся к этой подтеме, если исходить пз того, как она сформулирована. Что

касается экспонатов, то они совершенно отсутствуют.

Так невыразительно и скупо освещен значительнейший период в жизни украинского н белорусского народов.

Это рая подтем а?* Л ю б ли н с к а я уния (1569 год) н Брестская (1596 год). Братства. Классовая борьба на Украине в конце XVI ж первой половине XVII века".,

Последняя треть XVI и первая половина XVII века - самый тяжелый период в жизни украинского народа в смысле политического бесправия" экономической зависимости, религиозных преследований и национальных гонений. Этот период характеризуется многочисленными народными восстаниями Украины против шляхетской Польши. С особенной силой крестьяне восставали против стремления польской шляхты ополячить украинский народ, уничтожить его культуру, язык, национальные особенности и оторвать ею от братского русского народа. В то время как налы являлись поляками по национальности н католиками но вере, крестьяне были по национальности украинцами, а - по вере - православными. Это особенно подчеркивает Энгельс (см. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. ХШ. Ч. 1-я, стр. 160).

Верхушка православного духовенства и значительная часть украинских панов, добиваясь уравнения в правах с католическим духовенством и июльскими панами, желая укрепить свои позиции в панской Польше, выступили за церковную унию, то есть за соединение православной и католической церкви под властью папы римского. Эта уния была заключена на Брестском соборе в 1596 году. Но широкие массы украишокото и белорусского народов "сохранили во всех отношениях верность своей прежней православной религии" (К. Маркс нФ. Энгельс. Соч. Т. ХШ, стр. 160), борьба за которую означала для них борьбу за наниояальную самостоятельность. Против унии боролись возникшие на Украине братства '(городские общины православных украинцев); большую роль в народных восстаниях играла Запорожская Сечь.

Витрина второй подтемы почти целиком посвящена лишь унии и борьбе с ней. Кроме подлинного портрета иезуита Лончиц-кого здесь имеются фотокопии портрета идеолога иезуитизма конца XVI и начала XVn века Петра Скарга (1536"1612 воды) и представителей высшею православного духовенства - активных проводников унии: Кириллы Терлецкого, владыки Луцком, Ипатня Поцея и витебского уништското архиепископа Иоса-фата Кунцевича. Р&окошные одежды, серебряные и золотые предметы униатского обряда (кресты, лампады, евангелия в дорогом оформлении) и цифровые данные о богатствах Терлецкого являются прекрасной иллюстрацией того, что измена народным интересам верхушки православного духовенства была продиктована личными интересами, стремлением сохранить свои политические и экономические привилегии.

Противники унии представлены г, витрине менее выразительно. Показ борьбы с унией ограничивается фотокопией с рисунка Вестерфельда 1631 года ".,Киепо-Пе-черский монастырь" и снимком известного киевского митрополита"противника унии -и католичества - Негра Могилы (1596? 1644 годы).

Приведен также отрывок из речи во-льгяского депутата Лаврентия Древ липкого на. польском сейме в пш году, в котором ярко обрисованы неслыханные притеснения католиками украннцев-неуниатов.

Портрет защитника православия К. К. Острожского помещен в витрине первой подтемы; об'яеннтельиый текст к нему явно искажает историческую действительность и является образцом перяшлшости л иепродуманностн. "Острожокий," читаем мы,? является опорой украинского движения в борьбе с польско-католическим владычеством".,

Во-первых, нельзя говорить "украинское движение? (этот термин встречается только у буржуазно-надиошлистических историков типа М. Грушевского), имея в виду народное движение на Украине, классовую борьбу народных масс Украины против польских панов.

Во-вторых, совершенно неверно представлять К. К. Острожского, крупнейшего магната, как ".,опору украинского движения". Хотя. Острожокий и был нротив унии и католичества, однако классово он был связан с польской шляхтой, о чем ярко свидетельствует его поведение во время 'Восстания крестьян под предводительством КОСИНСКОГО (1591"1593 ГОДЫ).

Острояьский выступил против повстанце© не только со своим войском, но и собрал вето волынокую шляхту для борьбы с восставшими.

Вообще оппозиция украинских магнатов наступлению польских панов, в частности их (украинских магнатов) деятельность в области развития украинской культуры (так например открытие К. К. Острожским типографии, школы, издание библии на церкоано-славяноком языке и т. д.), была неустойчивой и неглубокой.

В отдельной небольшой витрине помещены библия Острожского (издание 15S0 года) и "Апокрнеие? Филалета, являющиеся ответом православных на книгу П. Скарга, написанную в защиту Брестского собора и унии. Здесь же выставлен "Апостол", напечатанный во Львове в 1574 году Иваном Федоровым.

В -витрине второй подтемы имеются еще: небольшая карта "Города и торговые пути на Украине и в Белоруссии в XVI и первой половине XVII века?^ фотокопии города Гродно (с гравюры XVI века), план города Полоцта (1579 год) и фотокопия остатков КаменецподольскоЙ крепости.

Братства представлены небольшой хронологической таблицей дат возникновения их в отдельных городах. Герб львовского братства и снимки, посвященные Сагай-

?

данному, взяты- пз <Л1лл10стрнровапноп истории* М. Грушевского. Материалы по Люблинской учти (небольшая карта "Белоруссия и Украина в XVI и первой половппз XVII века под властью польско-литовского государства?), по. закрепощению польскими панами украинских крестьян (тексты из Боплаяа, пз "Актов Южной и Западной Руси", из третьего литовского статута 1588 года, изданного на русском языке) и материалы по Запорожью (несколько фотокопии, карта течения Днепра, сделанная Бливиа-ном и изданная в Ю42 году в Амстердаме, немного монет, обращавшихся тогда на Закраине) разбросаны в разных местах витрины не второй, а первой подтемы. Что же касается материалов по народным движениям на Украине, то они представлены небольшой картой "Кростьянско-казацких восстаний конца XVI века и 30-х годов XVII века", фотокопиями с картины художника Геле "Наливайко в Могилеве", двумя старшинскими булд.вами и двумя самодельными копьями, которыми вооружались повстанцы (помещены в витрине третьей подтемы). Все это свидетельствует о полном несоответствии между названиями подтем и размещением музейных материалов. Если же к этому прибавить отсутствие достаточного количества продуманных об'ясни-тельных текстов и неточность ряда Заголовков, например "Крсстьянеко-казадкис" восстания, когда речь идет о народных восстаниях на Украине против польских панов, то получается довольно неприглядная картина. Волыним упущением является отсупгст-вле в витринах первой и второй подтем высказываний Энгельса, относящихся к Украине и Белоруссии XVI и XVII веков f ем. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XIII. Ч. 1-я, стр. 159-160 и т. XVI. Ч. 2-я, стр. 10"11). Третья подтема называется "Борьба Украины и Белоруссии с польским владычеством IB 1G48"1654 годах"., Народные восстания на Украине против панской Польши в конце XVI и первой половине XVII века являлись по существу подготовительным этапом национально-освободительной войны украинского народа 1648"1654 годов. Нанионально-освооодительная война охватила также Галицию, Волынь и Белоруссию. Движение это выдвинуло целую плеяду народных вождей, среди которых особо лидпое место занимают Максим Криводэс, И пая Вогун, Данила Неч&й* Небаба в Белоруссии и другие. Во главе всего движения стоял казацкий старшина, участник во-естания 30-х годов XVII века Богдан Хмельницкий. Под его руководством произошло присоединение Украины к братской России. И в том, что Хмельницкий сумел правильно ориентироваться в сложной обстановке того временя, его- огромная историческая заслуга перед русским и украинским народами. За это народ воспевает его в ОБОИХ "д,умах"., Между тем в витрлпах Музея, как это ни странно, не раскрыта подлинная роль Хмельницкого в этом событии огромного истор нч оского зд ач ения, и от даже народ-ных "д,ум", которые показали бы отношение народа к Хмельницкому. Текст универсала Хмельницкого 1650 года, яапраи-лелш ы и протп в крестьян, выступающих против польских панов, и отрывок из.народной "д,умы", в которой Хмельницкий проклинается народом за набег па Украину его "союзников>-татар, могут создать в глазах незнакомого с историей посетителя исключительно отрицательное мнение о Хмельницком, что извращает историческую действительность. Четыре года висел ятот отрывок народной ".,думы" в витрине (столько же висят н остальные тексты непросмотренными н неисправленными), п только иадллх он был снят по указанию одного из посетителей, а новый текст вообще не упоминает о Хмельницком.

О непродуманности текстов свидетельствуют также заголовок и об'ясиение к карте, на которой показаны пути походов украинских войск под руководством Хмельницкого в 164S"1649, 1051 годах, пути отрядов Максима Кривоноса, районы восстания в Белоруссии и т. д. Упущени-* ем надо считать отсутствие на карте путл знаменитого руководители национально-освободительной войны Ивана Бегуна, имя которого носили на Украине в годы граж-. далекой войны славные отряды народного героя Николая Щорса.

Относительно неплохо освещена роль руководителя крестьянских отрядов Максима Кривоноса. Большой портрет Максима Кривоноса (польская гравюра XVII века) как бы давит сверху па висящие под ним небольшие фотоснимки польского ко--роля Яна Казимира и пана Адама Киселя, против которых он боролся. Рисунок Александрова "Взятие Бара Максимом Кривоносом" и фотокопии с картины художника Самокита "Бой М. Кривоноса с князем .Иеремией Вишневецким у села Махловка в июле 1G48 года" раскрывают облик того Кривоноса, который, по выражению народной "д,умы", "лядокую славу загнав пзд лаву".,

Экспонированные здесь казацкие сабли, самодельные копья, седла (правда, позднейшего времени), пушки и в особенности литавры придают витрине некоторую привлекательность.

Зато почти все тексты, выставленные в витрине, заставляют желать лучшего. Так, тексты Зборовского договора 1649 года (отражающего победу украинских войск над полчищами польских панов под Зба-ражем и Зборовым) и Белюцеркоаскога договора 1651 года (в котором отражено поражение украинских войск благодаря измене "союзника? Хмельницкого - крымского хана), безусловно, представляют интерес для посетителя, однако не в таком виде, как они поданы, поскольку это лишь неудачный пересказ основных ста-' тей обоих договоров. При зром об'яонительный текст -сливается с текстом статей договоров, и трудно отличить, что принадлежит к тексту договоров, а что к объяснительному яекету.

Не обошлось и без фактических ошибок. Например в тексте "Основные статьи Бе-люцерковского договора" статья 3-я гласит: "Число реестровых казаков уменьшилось с 60 тысяч до 20 тысяч человек". Следовало бы знать, что никогда до 1654 года не было 60 тысяч реестровых. Наибольшее количество их было установлено по Зборовскому договору - 40 тысяч, и эта цифра указана рядом, на той же витрине.

Витрина, посвященная национально-освободительной войне, завершается, непонятно почему, картой Украины XVII века, составленной Бопланом. Не лучше ли было бы дать эту каргу в начале подтемы"

При составлении этой витрины работникам украинского отдела Исторического музея следовало бы иметь в виду, что Энгельс увязывает крах захватнических планов панской Польши с восстанием против польских панов русского народа в 1612 году и украинского и белорусского народов под предводительством Богдана Хмельницкого (ем. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XV, стр. 167).

Четвертая подтема называется "Присоединение Украины к России. Гетманщина во вторую половину XVII века".,

Национально-освободительная война закончилась изгнанием польских панов из Левобережной Украины и присоединением ее к братской России. Поэтому говорить о присоединении в отрыве от национально-освободительной войны, как это сделано в данной витрине, является грубой ошибкой. Это нужно было отметить даже в формулировке.

Весьма странно такясе, что в витрине четвертой подтемы, собагвенно, нет материалов, которые бы отражали самый факт присоединения. Хотя имеются десятки, если не сотни документов. о переговорах Хмельницкой с русским правительством но вопросу о присоединении Украины к России, единственным напоминанием об этом большом и радостном для украинского народа событии служит об'яонительиый текст "Основных пунктов Переяславских статей".,.- ......

'Текст этот к тому же написан, подобно текстам. Зборовского и Велоцерковокего договоров, неряшливо и пестрит фактическими ошибками. Поэтому нам кажется -более целесообразным, привести полностью подлинный .'текст, я тогда комментарии к, нему окажутся излишними.

Так например в "Основных пунктах Переяславских статей", в пункгге 4-м, сказано; "Украина получает право сноситься самостоятельно с НПО-странными государства-^ ми, аа исключением Турции".,

Нежду тем в пункте 5-м договора, заключенного в Москве 21 марта 1654 года, читаем следующий ответ русского правительства представителям Украины,, которые требовали, чтобы гетман имел право "водно тсридяти" послов других государств: ".,..по сей статье царское величество указал: послов о добрых делех принимать, отпускать; а о каких делех приходили и с чем отпущены будут, о том писать к царскому величеству подлинно и вскоре. А которые послы присланы от кого будут царскому величеству с противным делом, и тех послов и посланников задерживать в войске и писать об них в указе к царскому величеству вскоре-ж. а без указу царского величества назад их не отпускать. А с турским салтаном и с полским королем без указу царского величества не сеылатца".,

Вряд ли следует доказывать, что между приведенным отрывком и пунктом 4-м текста, выставленного в витрине Музея" имеется существенное различие. Так же обстоит дело и с другими статьями Переяславского, а также Зборовского и Белоцер-ковското договоров, о которых речь шла выше.

Необходимо отметить, что никаких ^переяславских статей" в действительности не было. На Переяславской раде проведена лишь церемония присоединения Украины к России, но никаких договоров заключено не было.

Эти ".,статьи" через 2& месяца после Переяславской рады, 21 марта 1054 года, были представлены войсковыми посланника м и (п р е детавите л я ми У краии ы) Пав л ом Тетеря и Самойло Богдановым царю Алексею Михайловичу. При этом договор составлен ввиде пунктов, выдвинутых со стороны Украины, и встречных пунктов" со стороны русского правительства, которые не подлежали изменению (см. "Акты, относящиеся к истории юго-западной России". Т. X, стр. 477?484. СПБ. 1878).

Период от смерти Хмельницкого до воцарения Мазепы, названный в истории "р,уиной", представляет собою непрерывную смену гетманов и отмечен отделением Левобережной Украины от Правобережной, которая набегами турецко-татарских орд и шляхты превращена была в пустыню. Это период формирования козацкои старшины как господствующего класса. Витрина но этой теме составлена из нескольких фотокопий портретов гетмана Выгорекогс, Юрия Хмельницкого, Брюховецкото, Са-мойловича, расположенных в таком же порядке ив таком же виде, КАК И в "Иллю-стрированпой истории украинского народа" М. Грушевского. Единственное, что заслуживает внимания," это наглядная схема гетманщины второй половины XVII века и. несколько подлинных грамот Вы-горского, Юрия Хмельницкого и Алексея Михайловича.

Пятая подтема?"Культура У к-ра-ины н Белоруссии в XVI?XVII века х""представлена лишь предметами личного пользования козацкоЯ старшины-Совершенно отсутствуют предметы, бытовавшие в XVL?XVII веках R среде коза-ков, мещан и крестьян. Нет упоминания л о развитии украинского языка, об украинских культурных центрах того времени (Львов, Oqrpor, Киен), о развитии украинской литературы, театра, народного творчества я искусства.

Отсутствие необходимых экспонатов в витринах Исторического музея оаботники украинского отдела объясняют тем, что их нет в фондах Музея, а также отказами со стороны музеев отдельных союзных республик помочь в этом отношении Государственному Историческому музею. Это чрезвычайно важный момент, на который должно быть обращено серьезное внимание.

Но из всего, что сказано выше, напрашивается ОДИН ВЫВОД: ЭКСПОЗИЦИЯ. П01НШ-

щешгая Украине и Белоруссии XVI?XVII веков, должна быть перестроена. Все тексты должны быть продуманы и исправлены, а количество их увеличено. Максимально должны быть использованы высказывания классиков марксизма-ленинизма об Украине я Белоруссии того периода. В экспозиции должна быть отражена историческая правда о братстве русского и украинского народов, ".,столь, близких и по языку, и по месту жительства, и по характеру, и по истории" (Ленин. Соч. Т. XX, стр. 534).

Б. ШУТОЙ

РАБОТА ИСТОРИКОВ ЛЕНИНГРАДСКОГО ДОМА УЧЕНЫХ имени М. ГОРЬКОГО АКАДЕМИИ НАУК СССР

При ленинградском Доме ученых имени М. Горькою работает группа истории, объединяющая виднейших ученых города. Председателем ее яаляргся академик Е. В. Тарле, заместителем председателя" академик В. В Струве.

Раб" историков в Доме ученых идет в трех направлениях. Раз в месяц собирается научная группа для обсуждения сугубо специальных вопросов. Периодически читается лекции для членов Дома по более общим вопросам, и, наконец, военно-шефский сектор Дома ученых организует лекции ученых-историкоз в частях Ленинградского военного округа и краснознаменного Балтийского флота и непосредственно в Доме ученых для комапдиров и политработников. ЛВО и КБФ.

На заседаниях исторической группы в 1940 году были обсуждены новые учебники : учебник профессора В. С. Сергеева "История древней Греции" (Учпедгиз. 1939 год), учебник по истории средних веков для вузов и учебники древнего мира и средних веков для средней школы.

Доцент А. Н. Бернштам доложил группе об археолО'Гических исследованиях в Казахстане и Киргизии, связав собранные археологические материалы с историческими данными китайских источников. Разведка показала, что городище под базаром современного города Джамбула является древним городом Таласом. Здесь обнару-яеены ценные памятники V?VII веков: варварское подражание римскому солиду (монете), сосуд с сирийской надписью и др. Второй слой относится к VIII?IX векам. Наибольшее количество памятников относится к XI?XII векам - времени расцвета города. Самое замечательное открытие здесь - баня, построенная из кирпича; ома очень интересна по архитектуре и особенно фрескам геометрического стиля, повторяющим форму изразцов того времени. В XIII - начале XIV века город Талас подвергся сильным разрушениям, и в XVI веке жизнь в нем окончательно замерла.

Для ' изучения роли ранних кочевников раскопан был один из многочисленных курганных могильников у озера Бела-

Куль, датируемый III веком до нашей эры" II веком нашей эры. Большой интерес представляет открытие могильника около ущелья Кен-Кол, в верховьях реки Талас. Здесь, в одной из катакомб, удалось обнаружить неразграбленное и неразрушенное погребение. В катакомбе, на камнях, лежали четыре доски из арчи и на них скошенное сено, покрытое шелковой тканью плохой сохранности. Сверху лежа-, ли трупы мужчины 50?60 лет и женщины, насильственно умерщвленной (задушенной). Одежда их сохранилась очень хорошо. Трупы естественно мумифицировались. Исследованы и другие катакомбы. Могильник этот датируется временем с середины II века до нашей эры до II века нашей эры.

Исследования долины реки Или показали, что Илпйская долина не была в древности освоена земледельцами, видимо, потому, что русло реки было слишком глубоко и это заярудняло возможность использовать ее воды для орошения.

Доцевд* Н. Н. Воронин докладывал об основных итогах изучения культуры древней Руси. Доцент Г. В. Григорьев рассказал о новейших археологических исследованиях на территории Узбекистана. Особое внимание здесь привлекает относящееся к VII-V векам до нашей эры поселение саков, раскопанное в Ташкентском районе, и ряд интересных находок в районе Самарканда, относящихся к самым различным периодам нагорий Средней Азии и указывающих на самостоятельность среднеазиатской культуры. Значение эггих раскопок очень велико, так как они позволяют совершенно точно определить период развития рабовладельческого общества в Средней Азии.

Значительное количество лекций и докладов было прочтено в Доме ученых и непосредственно в частях ЛВО и КБФ. В Доме ученых академик Е. В. Тарле прочел лекпию для ученых и командования ЛВО и КВФ на тему "Английский империализм и нейтральные страны от Крымской войны до настоящего времени", академик В. В. Струве"Происхождение христианства" и "Происхождение классов", академик И. А. Орбели""История Кавказа", профессор В. В. Мавродия??Финляндия? (исторический обзор), профессор С. И. Ковалев""Великий полководец древ-

ностп Александр Македонский", профессор А. И. Молок.""Европа в период войн Наполеона", профессор А. Ю. Якубовский""Образование государства Тимура-Тамерлана", профессор С. Н. Чаев""Полтавский бой", профессор В. Г. Геймая? "Разгром польско-шведской интервенции в начале XVII века", профессор С. Б. Окунь" "Бородинский бой", доцент И. И. Смирнов""Куликовская битва". Ряд лекций был яро-читан непосредственно в частях ЛВО и КБФ в Ленинграде, Кронштадте, Таллине, Выборге, Кексгольме и других пунктах. Всего было прочитано по липни военно-шефской работы за 1940 год 113 лекций.

В 120-го годовщину рождения Фридриха

Энгельса в Доме ученых был проведен большой вечер. Со вступительным словом выступил академик В. В. Струве, обрисовавший Фридриха Энгельса как величайшего ученого и ближайшего Друга и соратника К. Маркса. Доцент В. В. Рейхард говорил в своем докладе об Энгельсе как основоположнике научного коммунизма; профессора 0. Л. Вайпштойн и С. И. Ковалев посвятили своп доклады Энгельсу--историку античности и средних веков, доцент К А. Цейтлин рассказал об истории техники в работах Фридриха Энгельса.

Доп. В. В. Рейхард прочитал кроме того IB военном госпиггале доклад о жизни л деятельности Фр. Энгельса.

Дед. Б, СЕМЕВСКИЙ

ИНФОРМАЦИЯ О РАБОТЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ СЕКЦИИ ПРИ СВЕРДЛОВСКОМ ОБЛАСТНОМ МУЗЕЕ

(При Свердловском областном краеведческом музее давно работает историческая секция краеведов в составе 44 человек.

За 1940 год прошло 3 заседаний секции, на которых местными краеведами был прочитан ряд докладов. Краевед А. А. Анфиногенов выступил с обзором литературы об Урале, вышедшей за последние годы. Н. Н. Вортвин сделал сообщение "Биармия быль или сказка?? Докладчик проанализировал имеющуюся по этому вопросу литературу. А. К. Воронп-хин сделал доклад о Ермаке и сообщение о нервом в России и на Урале медеплавильном заводе в связи с его 300-леггием. В. А. Суш-ков сделал сообщение о екатеринбургской медной монете "платы". Доклад о 70-летнем юбилее общества краеведения сделал профессор М. В. Клер.

В течение года делались также сообщения отдельных краеведов об их работе. А. А. Пьянков рассказывал о том, как oat работает над своей темой "Пермь великая". А. А. Анфиногенов сообщил о своей работе над "Географическим словарем Урала", которому ггов. Анфиногенов посвятил более тридцати лет. Краевед Штемфельд рассказал, как он готовит свою "Историю горнозаводской промышленности Ура л а?< На 1941 год историческая секция наметила ряд интересных работ и докладов. Первым докладом исторической секции .в текущем году было сообщение А. К. Воро-нихина об уральских юбилейных датах :п 1941 году. Среди этих дат необходимо отметить 450-летний юбилей первой геологической разведки ("В ©том году Великий Князь Исаи Васильевич послал на Печору руду искати"). Сообщение об этом взял на себя старейший, 75-леишй краевед, горный инженер Кандыкии. В 1941 году исполнится 175 лет со дня смерти уральца, изобретателя первой паровой машины Ползунова, 150 лет со времени пребывания в Перми (19"28 ноября) во время пути в ссылку Радищева, 100 лет со дня рождения уроженца Урала писателя Решетникова и т. д. Кроме этих том ряд краеведов представил на, ближайшее заседание новые темы, которые также (вошли в план работы секции. Из них необходимо отметить рабоггу археолога Н. Н. Бартвина "Пермь-подземная". Намечается доклад профессора юс-университета тов. Виноградова "Урал п представлении античных писателей", доклад учительницы Россомахижой на тему "Пребывание декабристов в Турикске" н др. А. В, ? * ? ИСТОРИЧЕСКИЕ ДАТЫ КИНТАЛЬСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ (апрель 1916 года) Киитальская конференция"международная социалистическая конференция, происходившая с 24 но 30 апреля 1910 года в швейцарской деревне Киятале. Это вторая из трех ' конференции так называемого Циммервальдского об'едипения. Большевики участвовали в Циммервальдской 'блоке в качестве его революционного крыла, ведя борьбу против его центристского большинства и сплачивая левые, подлинно интернационалистские элементы под лозунгами превращения империалистической войны в войну граждапскую, полного разрыва с оппортунизмом и создания III Интернационала. I циммервалъдскую конференцию (сентябрь 1915 года) несмотря на непоследовательность и половинчатость "ее решений Ленин оценил как шаг вперед к действительной борьбе с оппортунизмом, к разрыву с ним; на этой конференции Ленин создал Цпммервальдскую левую группу, ставшую зародышем 111 Интернационала. Ко времени созыва Кинтальской конференции почти во всех странах оформились группы интернационалистов, а война и бедствия, вызванные ею. способствовали росту революционного сознания масс. Это отразилось на составе и решениях конференции. В Кинтальской конференции участвовали представители 10 стран: Германии, Италии, . России, Польши, Франции, Швейцарии, Сербии, Австрии,. Португалии и Англии. Из 43 участников 12 принадлежали к Циммервальдской левой. Резолюция о мире, принятая конференцией, была направлена не только против империалистов, но и против социал-шовинистов, а также против пацифизма; в ней подчеркивалось, что "борьба за прочный мир может закдю-. чаться лишь в борьбе за осуществление социализма". Однако конференция не призывала ни к борьбе за превращение войны империалистической -в войну гражданскую, ни к разрыву с оппортунистами. Проект резолюции, внесенный Циммервальдской левой, который развивал ленинскую оценку войны и революционные лозунги большевиков, конференцией был отклонен. Резко осудив, далее, позицию международного социалистического бюро - руководящего органа II интернационала - как "неспособного защитить и применить во время войны принципы II Интернационала", конференция, однако, не приняла решения о выходе из II интернационала. Тем по менее Ленин расценивал Кин-тальскую конференцию как дальнейший шаг вперед в развитии интернационального социалистического движения в эпоху тяжелого кризиса, созданного войной. "Кин-тальская конференция." как. указано в "Истории ВКП(б)","способствовала выделению интернационалистических элементов, из которых впоследствии образовался Коммунистический III Интернационал"., После февральской революции в России; по мере дальнейшего ее углубления, и условиях начавшегося революционного под'сма в странах Западной Европы центристское большинство Циммериальда все больше поворачивало назад, ко II интернационалу, что обусловило полный распад Циммервальдского об'единения. На III циммервальдской конференции (в сентябре 1917 года) большевики не участвовали, так как циммервальдскос большинство, об'единивншеь- с социал-шовинистами, повернуло к открытому союзу со своими империалистическими правительствами. I конгресс Коминтерна постановил Циммервальдское об'одинение считать ликвидированным. ЛИТЕРАТУРА: Ленин. Т. XVIIT, стр. 302. "Революционные марксисты йа международной социалистической конференции б"В сентября 1915 г."; Ленин. Т. XIX, стр. 67. "Предложение " Центрального Комитета РСДРП 2-Й социалистической конференции"., КРЕСТЬЯНСКИЕ ВОЛНЕНИЯ В СВЯЗИ С РЕФОРМОЙ 1861 ГОДА (апрель 1861 года) В 1S61 году царское правительство, ослабленное поражением в Крымской войне и запуганное крестьянскими восстаниями против помещиков, было вынуждено отменить крепостное право/ Царь, действуя в интересах помещиков^ крепостников, подписал . "Положение 19 февраля 1861 г.", по которому крестьяне об'являлись лично свободными, а лучшая земля, которой они пользовались* отнималась в пользу помещиков. Ленин указывал, что "Ни в одной стране в мире крестьянство не переживало и после "освобождения" такого разорения, такой нищеты, . таких унижений и такого надругательства, как в России"., "Положение" устанавливало, что до введения уставных грамот крестьяне обязаны, так же как и раньше, работать на барщине и платить оброк. Однако крестьяне не верили, что требования эти соответствуют Манифесту, и не выполняли повинностей. Именно на этой основе в апреле 1861 года вспыхнуло восстапие в селе бездна, Спасского уезда, Казанской губер-пии. Оно достигло больших размеров, охватив, кроме Спасского, еще два соседних уезда. Причем в отдельных селах волнения выразились не только в отказе выполнять повинности, но и в прямом захвате помещичьих земель и лесных угодий. Однако большинство крестьян, участвовавших в волнениях, только отказа -лось выполнять повинности и никаких активных действий не предпринимало. Вместе с тем население уездов, охваченных волнениями, не выдавало властям крестьянина Антона Петрова, который разъяснял Манифест и "Положение" в соответствии с крестьянскими интересами и доказывал, что чиновники и попы толкуют Манифест так, как того хочется дворянам. По приказу прибывшего в -Бездну генерала Апраксина была расстреляна мирная безоружная толпа крестьян. Количество жертв расстрела превысило, по показанию самих же палачей, 50 человек. Антона Петрова расстреляли по приговору военно-полевого суда. В чрезвычайно яркой статье "12 апреля 1861 (Апраксинские убийства)", помещенной в "Колоколе", А. И. Герцен заклеймил кровавых палачей: "Где родились эти кровожадные флигель-ад'ютанты" - писал Герцен. - Где воспитывались эти импровизированные палачи" Как их дрессировали в такие бездушные злодейотва?? Герцен сообщает в своей статье о настроениях прогрессивной интеллигенции в связи с расправой над крестьянами Бездны'. Казанские студенты, например, отслужили панихиду "об убиенных братьях и застреленном Антоне Петрове". В то же время казанское' "дворянство собиралось дать обед в честь Апраксина, "когда он эоротился это горло в 'крестьянской крови"., Примерно к этому же времени относятся крестьянские волнения в Пензенской и в Тамбовской губерниях. Так, возникшее в селе Черногае, Чембарского уезда, Пензенской губернии, волнение распространилось на три уезда. Здесь произошло вооруженное столкновение крестьян с присланной для их усмирения ротой солдат, причем перевес оказался на стороне крестьян. Однако посланный в район волнений во главе значительных воинских сил генерал Дренякнн жестоко расправился с крестьянами, многих расстрелял, организовал массовую - порку и .т. д. . По сведениям шефа жандармов, за первые три года после реформы наиболее значительные случаи неповиновения крестьян были отмечены в 1962 имениях. В 060 имениях пришлось ввести военные команды, в 412 имениях властям было оказано сопротивление. Только к концу 60-х годов движение постепенно угасло. ЛИТЕРАТУРА: Ленин. Т. XV, стр. 141"148, "Крестьянская реформа* и пролетарски-крестьянская революция"; там же, стр. 103"1Ю, "Пятидесятилетие падения крепостного права"; А. И. Герцен. Полное собп. со-чипоиий IT писем. Т. XT, стр. 106"110, <;12 апреля 1861 (Ахтратескгнские убнйе^а)"; Е. А. Мороховец "Крестьянская Реформа 1661 г.", стр. 124"130', М. Ооцэкгиз. 1937. ИРЛАНДСКОЕ ВОССТАНИЕ (апрель 1916 года) 24 апреля 1916 года в Ирландии вспыхнуло вооруженное восстание, направленное против британского империализма, против политики жестокого национального угнетения. Это восстание явилось особенно важным этапом в героической борьбе ирландского народа за независимость. "Ирландское национальное движение. - указывает Ленин, - имея за собой века, проходя через различные итаны и сочетания классовых интересов, выразилось, между прочим, в массовом ирландском национальном конгрессе в Америке... высказавшемся за независимость Ирландии," выразилось в уличных битвах части городской мелкой буржуазии и ч а с т и р а-6 о ч и х, после долговременной массовой агитации, демонстраций, запрещения газет и т. п."., Это восстание об'еднняло различные элементы ирландского общества; ему предшествовала серьезная подготовка. Большую роль в подготовке восстания и в руководстве им играла Ирландская республиканская армия, возглавленная смелым революционером, руководителем рабочего движения Джемсом Конноли. Как . я KI пинай Сила восстания действовали также волонтеры Ирландского республиканского братства во главе с Патриком Пирсом и другими. По замыслам повстанцев, по всей "транс одновременно должны были произойти вооруженные выступления, н результате которых предполагалось захватить важнейшие стратегические пункты Ирландии. Руководители восстания надеялись использовать благоприятные обстоятельства, создавшиеся в связи с тем. что внимание английских империалистов было отвлечено войной против Германии. 24 апреля, в пасхальный понедельник, восставшие захватили Дублин, провозгласили Ирландскую республику и создали Временное правительство. Однако план одновремеи-. кого восстания в главнейших пунктах страны был сорван одним из его руководителей, Мак Нейлем, который издал приказ, внесший замешательство в ряды повстанцев. Английские власти воспользовались создавшимся положением, изолировали центр восстания от провинции и беспощадно подавили восстание несмотря на героическое и весьма упорное сопротивление. Подавление восстания сопровождалось кровавой расправой о прогрессивными элементами ирландского народа. Руководители восстания были казнены. Ленин и Сталин оцепили национально-освободительное движение ирландского народа и восстание 1910 года как важный революционный фактор. Ленин указывал, что восстание 1910 года ire увенчалось успехом, так как ирландцы ".,..восстали несвоевременно," когда европейское восстание пролетариата е щ е по созрело". Товарищ Сталин отмечал, что движение Ирландии против английского империализма есть движение демократическое, наносящее удар по империализму. ЛИТЕРАТУР Л: Ленин. Т. XIX, стр. 267"271. "Итоги! дискуссии о самоопределении", Н. В. ШЕЛГУНОВ (апрель 1891 года) Пятьдесят лет тому назад, 24 апреля 1391 года, умер выдающийся русский публицист и общественный деятель Николай Васильевич Шелгунов. Крупный -специалист-лесовод, автор многих серьезных трудов в этой области и основатель первого в России Лесного института? Н. В. Шелгунов в 50-х годах сблизился с Чернышевским и поэтом М. Л. Михайловым. Сближение, перешедшее в тесную дружбу, оказало большое влияние на мировоззрение Шелгунова. В конце 50-х годов, будучи заграницей, Шелгунов познакомился с Герценом и многими представителями европейской революционной мысли. Все это привело Шелгунова в революционно-демократический лагерь. Отказавшись от своего крупного положения в лесном ведомстве, Шелгунов весь отдался литературной и общественной деятельности, став одним из блестящих публицистов своей эпохи. В 1861 году Шелгунов поместил в "Современнике" свою известную работу - "Рабочий пролетариат в Англии и Франции","-в которой дал изложение книги Ф. Энгельса "Положение рабочего класса в Англии". Эта работа шелгунова была одной из первых статей в России о рабочем вопросе. Свою легальную деятельность Шелгунов совмещал с нелегальными революционными выступлениями. Знаменитая прокламация "К молодому поколению" была в значительной степени написана Шелгуновым. Михайлов напечатал ее в лондонской типографии Герцена. Свою вторую прокламацию, "К солдатам", Шелгунов сам отпечатал вручную и распространил во многих городах. Шелгунов принял также участие в составлении известной прокламадии Чернышевского- "К барским крестьянам". В связи со ссылкой Михайлова на каторгу Шелгунов уехал в Нерчинск, намереваясь устроить ему побег, но был сам арестован и после почти 9- лет пребывания в Алексеевском равелине сослан. С этого времени начинается период скитаний Шелгунова по тюрьмам и ссылкам, длившийся -о промежутками почта до самой смерти. Свои многочисленные литературные работы Шелгунов помещал в передовых журналах: "Современнике", "Русском слове", "Деле". Совершенно исключительную популярность в 80-х годах, в эпоху гнетущей реакции, приобрели его "Очерки русской жизни", в которых он боролся против общественного разложения, защищал революционно-демократические идеалы. Эта верность освободительной борьбе в эпоху массового ренегатства делала Шелгунова особенно близким революционной интеллигенции и первым кружкам сознательных рабочих. В 1891 году петербургские рабочие писали умиравшему писателю: "Дорогой учитель Николай Васильевич! Вы указали нам пути для борьбы. Мы сердечно благодарим Вас за это и будем стремиться осу-ществи|гь эти пути в жизни"., На похоронах Шелгунова произошла большая революционная мшифеогапия. Впервые группа рабочих выступала от имени своего класса, возложив на гроб писателя венок с надписью на красной ленте: "Указателю пути к свободе и братству от петербургских рабочих". Это выступление В. И. Лещин отметил, как историческую веху на пути рабочего класса России. ЛИТЕРАТУРА: Ленин. Т. VII, стр. 105, "Первые уроки"; В. В. Шелгунов "Воспоминания". М. 1923; Н- В. Шелгунов. Избранные литературно - критические статьи. М. 1928; М. Лемке "Политические процессы в Россия в 1S60-X годах". Глава "Расправа с ГЯелтуно-вьтм"; "Адрес Петербургских рабочих Шелгу-ыову". "Красный архив". Кн. 6-я. 1924. ? ? Содержание Б. ВОЛИН - 0 работе В. И. Лошша "Ощ>одавоагьствешта1Ж палого" 1

А. ХАВИН - Родамш первой стмшс.вой "пятшлстк.гг .... 14

Н? КОРОБКОВ - Взятио Лзшшяа (1790 год)....... 24

Г. АНПИЛОГОВ - Сенат орт Петра I......... 40

И. БАС - Предисловия я аюсденювдя старшдочатльк юиогг . . . Г>0

Л, ЗУБОК - Соединенные штаты Америки в 1919-1920 годах til)

Б. ПЕРЛИН - Из шгории дальневосточного {вдцьеишья ... СО

Е. ШТАЕРМАН - Ршмжгш в Рас Шаодо........ 77

ИСТОРИЯ В ШКОЛЕ

Ф. НЕМЧЕНКО"Дрогший Восток в художественной литературе . 84

А. СТРОГАНОВ - 0 рш&оте с агсторм-еокой картой..... 5)0

Вл. ЛАБУНСКИЙ - Еак пользоваться иллюстрациями в учебнике по история СССР для девятого класса.......

КОНСУЛЬТАЦИЯ

Е, КОЛОКОЛЬЦЕВА ?IV (об^шшгташьЕй) с'озд РСДРП? ... 102

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

Е, РУБИНШТЕЙН - Ценный вклад в соиршвдшшгу "афчьсийса-

леншняжа ,...... .....112

A. ПОГРЕБИНСНИЙ - 0 формировании гпроадьшл^шгото тгролета-

. ршта в Роосш . ..............-120

B. ПИЧЕТА - М. Н. Тж'Омирш ?й-стотаагкпадш'ргвжторйп СССР?

с древнейших вдоодш до -шш XVIII mm....... 123

В. ВАСЮТИНСКИЙ"-С. И. Афжалгельошй "Аграрное зажюшда-

тельетво английской революции 1649-1660 гг." . . . . 128

И. КАЦНЕЛЬСОН - М. Э/Матье "Мифы древнего Египта? ... 134

Р. ВОИНОВ - Исторические- ромашы в областных Шйательствак . 136

Новинки исторической литературы v.......... 143

ПО ИСТОРИЧЕСКИМ УЧРЕЖДЕНИЯМ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ДАТЫ

Адрес редакции; ул. "Правды", 24, комната 809, тел. Д 3-30-48;

Д 3-36-50.

Ответственный редактор - Б. М. ВОЛЙН Зам. редактора - С. й. Геншер. Отв. секретарь - 0. С. Вейлаяд

I I I I ' I г I . "

А 37238. * Изд. М 415. Зак. 822. Тираж 50 ООО

Подписало к печ. 7/IV"1941 г. 10 печ. л. 70 800 зн. в печ. л.

Типография газеты "Правда" имени Сталина. Москва, ул. "Щр&вды", 24.

ч

!Ь5

Ежемесячный научно-популярный иллюстрированный

(ЬшошхЕскшь

журнал

ведет пропаганду историчоеянх знаний: освещает вопросы истории СССР, всемирной истории {древней, средней" новой и новейшей), уделяет особое внимание истории ВКЩб), освещает историю международного революционного движения, вогрогы истории мировой нуньтуры и исторической науки, отводит видное место вопросам критики и библиографии исторической чите* paiyphi, ведет работу по обпбщению опыта преподавания и "зоии а шнопо, "нформнруэт о рабств истерических учреждений и нет на стазгшцах шур* нала нонсультацил по вотцюоам, достамвниьм читателями.

журнал

освгщзст всо эти вопросы w основе учения иарксизнл-лениниана - диалек-тич"скогп к шторичэснога материализма - на основе положений ".,Краткого курса чстсрии ВКЩб)", директив товарища Сталина. ЦК ВНП(б) и СНН СССР по вопросам изучения ц преодавания метода.

(bafiofiwcEcjtulb

журнал

рассчитан на совотгиую интеллигенцию, особенно на преподавателей рии, пропагандистов, партактив и советское студенчества.

Издательство "Правда*

To top

Комментарии:

Добавить комментарий