Журнал "Юность" № 4 1989 | Часть I

Когда нзыграют надо мной весны трагические трубы, мне вслед за ними поутру бы и только при смерти домой.

Как страшно спать под мертвой кровлей, а не под ласковой листвой, и жить ие мудростью людской, а счастья суетною ловлей.

Но держат шоры грошеные, служебио-наспортиый режим, чтоб'и остался недвижим и все мы были неживые.

Вот нечему, как в жар дождя, как ждут амнистии под стражей, я жду шагон твоих с утра уже, до крнка к вечеру дойдя.

Свое днениое отработай за ради скудного куска, мы" должники твои, тоска пустынных лестничных пролетов.

Но уведн меня туда, где мир могуч, а травы нряиы, где наши ноющие раны омоет нежная вода.

Там ряска сеется иа заводь сквозь огневое решето, и мы возьмем с собой лишь то, что и в раю нельзя оставить.

Из всей древесное каштан достоин тысячи поклонов, а из прозаиков" Платонов, а нз иоэтов" Мандельштам.

Там дышит хмель, и каплет сок, и, трав телесностью наполнясь, ты н них вдохнешь свою духовность и станешь легкой, как цветок.

Там все снежо и озаренно и ничему запрета нет, навеянному с детских лет новеллами Декамерона.

Там все, что лесом прожито, хранит малюсенький кустарник, он ие слыхал стихов бездарных и разгонорон не про то.

Там пир всемирного братаиья и только люди - без корней. Так уведи меня скорей туда, где все - добро и тайна.

В январе на улицах вода,

темень с чадом. Не увижу неба никогда

сердцем сжатым. У меня из горла - не слова,

болн комья. В жизни так еще не тосковал

ни по ком я. Ты стоишь, как Золушка, в снегу,

ножки мочишь. Улыбнись мне углышками губ,

если можешь. В январе не разыскать следов.

Сны холонут. Отпусти меня, моя любовь,

камнем в омут. Мне не надо больше смут н бед,

славы, лени. Тихо душу выдохну тебе

на колени. Упаду на них горячим лбом,

Ох, как больно! Вся земля - не как родильный дом,

н как бойня. В первый раз приходят рождество

н черной роли. Не осталось и мире ничего,

кроме боли. И и тоске, н в смерти сохраню

отсвет тайны. Мы с тобой увидимся в раю,

до свиданья.

Тебя со мной нопутал бес шататься зимней чащей, где ты сама была, как лес, тревожный н молчащий.

В нем снег от денного тепла лежал тяжел н ленок, я стыли ножки у тебя н ботиночках нелепых.

Мы шля но лесу наугад, навек, напропалую, и ни один ие видел гад, как и теби целую.

Дышал любимой на виски и молча гладил руки, и задыхался от тоски и нестерпимой муки.

Нам быть счастливыми нельзя, а завтра будет хуже, и лишь древесные друзья заглядывали н души

Да лаской снежная ныльца, неладное почуяв, касалась милого лица я горьких ноцелуев.

Благодарствую, другн мои,

за правдивые лица, Пусть, светла от взаимной любви,

наша подлинность длится. Будьте вечно такие, как есть,

не борцы, не пророки, просто люди, за сонесть и честь

отсидеишие сроки... Одного и всем сердцем боюсь,

как пугаются дети, что одно скажет правнукам Русь:

как не надо иа свете. Видно, вправду такие чан,

уголовное времи, что все близкие люди мои ?

поголовно евреи...

За молчанье разрозненных дней,

за жестокие версты обнимите меии несильней,

мои братья и сестры. Но и все же, ие дай вам Господь

уезжать из России. Нам и надо лишь солн щепоть

иа хлеба городские. Нам и надо лишь судеб родство,

понимание взглида. А для бренных телес ничего

нам вовеки не надо. Вместе будет нам в худшие дни

не темно и не тяжко, Вы одни мне заместо родии,

павлопольская бражка. Как бы ни были встречи тихи,

скоротечны мгновенья, я еще напишу вам стихи

о святом нетерпенье. Я еще позову вас в бои,

только были бы вместе, Благодарствую, други мои,

за приверженность чести. Нашей жажде все чаши малы,

все, что есть, вроде чуши. Благодарствую, други мои,

за правдивые души.

ft-ft-ft

Сбылась беда пророческих угроз, и темный век бредет по бездорожью. В аем естество склонилось иеред ложью и бренный разум душу нерерос.

Явись теперь мудрец или поэт, им ие снязать рассыпанные звенья. Все одиноки - без уединенья. Всё гром, и смрад, и суетв сует.

Ни доблестных мужей, ни нежных жеи, а вещий смысл - тайком и ненароком... Но жизни шум мешает быть пророком: н без того и странен и смешон.

Люблю мой крест, пою полунужду и то, что мне ие выбиться из круга, что пью с чужим, а гневаюсь иа друга, со злом мирюсь, а доброго не жду.

Мне аек в лицо швыряет листоиад, а и люблю, ие в силах отстраниться, тех городов гранитные страницы, что мы с тобой листали наугад.

Люблю молчать и слушать тишину под звон сиииц и скок веселых белок, стихи травы, стихи березок белых, что я тебе в час утренний шеппу.

Каких святынь коснусь тревожным лбом" Чем увенчаю влюбчивую старость" Ни островка в синь-море не осталось, ни белой тучки в небе голубом.

Безумный век идет ко всем чертям, а а читаю Диккенса и Твена и в дни всеобщей дикости и тлена, смеясь, молюсь мальчишеским мечтам.

С далеких звезд моленьями отозван,

к земле прирос и с давних пор живет в лесу литовском

Иисус Христос. Знобит дожди его нагое тело,

тоскую с ним. И смуглота его иосеверела

от здешних зим. Его лицо знакомо в каждом доме,

где видят сны, ио тихо стонут нищие ладони

в кору сосны. Не слыша птиц, ие радуясь покою

лесных озер,

он сел на пень и жалобной рукою

щеку подпер... Я в ту страну, лесную и речную,

во сне плыву, но все равно и аетрено ревную

к нему Литву. Он там сидит на пеиышке сосновом

под пенье ос, и до сих пор никем не арестован

смутьяв Христос. Про черный день а его крестьянской торбе

паток сельдей. Душа болит от жалости н скорби

за всех людей. Ему б - ие ложь словесного искуса,

мольбу б листаы... Ну как же вы не видели Иисуса

в лесах Литвы!

г. Харькон

У крепостной стены на косогоре Разросся дуб, раскидист и силен. В себи вобрал он тьму аеков и горе. Стал силуэтом канувших времен.

Гусиный крик ствринной грусти полон, И в воздухе печаль растворена. Когда-то вольный погибал здесь воин - И в песне птиц его тоска слышна.

Я вся дрожу. Вокруг сырая пашия. Весенний пар, печаль не приумножь! Я слышу зов, и мне поаерить страшно: В гусином крике - человечьи дрожь.

тйтйтй

Я шла с закрытыми глазами. А свет невидимый сквозил. Между землей и небесами Его поток всесильным был.

Ладони принимали силу. И зрело чувство в глубине. Внезапно, вздрогнув, ощутила: Свет бился яростно во мне.

ir-b-a

Стремительный полет готических строений Возносит к небу человечью мысль. Надежда, страсть в порыве том слились - Спасают готику они от разрушений. Какой отвагой полнились сердца, Чтоб в камне воплотилась страсть творца!

тйтйтй

В кромешный ад небес перед грозой Глядят озера - беззащитна нежность. Так девушка н наивности святой Доверчиво встречает неизбежность. И красота, и драма а свой черед. Природа, как и мы, страдает и живет.

Перевела с киргизского Н. ДАРДЫКИНА

if if if

Памяти H. И. Вавилова

He в силах классовой борьбы от впутривидовой я отличить. Собачий лай приму за волчий вой.

Собака воет, лает волк. Мышиная возня однажды осенью вконец замучает мени.

Я упаду лицом в траву, которой поросла

вся аесь и емь, вся чудь н жмудь - от стула до стола.

Я упаду лицом в траву

и вскрикну:

? Нарасхват

у нас такие молодцы,

как следователь Хват!

Мы знаем - следователь Хват был иа руку нечист. Вавилов этого не знал. Он был - идеалист.

iririr

Столичный житель, горожанин нацелил фотоаппарат на вашу жалкую обитель. Терентий, Тихон и Кондрат.

Кондрат, Василий и Данила иа фотографии цветной стоят, покачиваясь, возле полуразрушенной пивной.

В траве - СОПЛИВЫЙ пацаненок. В кустах - смазливый почтальон, тот самый бедный письмоиоша, который в птичницу влюблен.

Ои улыбается, ладошкой глаза до времени прикрыв, а рядом - липовая роща, овраг глубокий и обрыв.

Направо - райзаготконтора,

налево - церковь без креста,

а дальше - кладбище.

а дальше ?

н темнота, и пустота.

iririr

Что мужичок, что старичок, однако в свой черед - кто к черту в пекло, к богу в рай, а кто - наоборот.

Судьба - индейка, жизнь... как жизнь ?

постыдна и пуста,

и так нелепа без любви,

как церковь без креста.

Окно распахнуто во двор, откуда лунный свет

иа стул стекает со стола, со стула иа паркет.

Сосед к соседке держит путь и лунный Рубикон ои иереходит, второпях не подвернув кальсон.

О чем он думает" На что надеется, элодей" Ему без боя ие отдвм я Галлии моей!

Все это Яков Перельман1 придумал нам во зло, живому слову предпочтя бесплодное число.

Что есть длина и ширина" Что, если высота роднит физический закон с загоном для скота?

В трехмерном космосе, когда б не триединый Бог, н я сидел бы, как зинмаг, засаженный в острог.

Но, слава богу, надо мной ие вечной мерзлоты дыханье слышу я, но звои рождественской звезды.

Звезда звенит, звезда горит и проливает свет

на ГОСКОМТРУД, ГОССНАБ, ГЛАВЛИТ, ГЛАВАТОМ, ВТОРЧЕРМЕТ.

itirir

Другой дороги нет, как через Бологое, которое кривей, чем зеркало кривое.

В котором отражен с завидным постоянством злосчастный наш народ, сраженный горьким пьянством.

Случаетси порой, поземку иоднимая, проносится пурга в начальных числах мая.

И больно мне смотреть на сад заледенелый, смотреть на белый свет, буквально - белый-белый.

Пока полиочный Ленинград,

иока еще не смог,

пока еще не смог теби

скрутить в бараний рог.

Я просыпаюсь в полутьме

и вижу из окна,

что иа Большой Морской идет

гражданская война.

Один матросик ранен в грудь.

Другой...

Но боже мой,

когда же ты в конце концов

воротишься домой"

Я жду теби. А но Большой

Морской идет иатруль

под скрип и скрежет, дождь и град,

под саист бандитских пуль.

Я жду тебя.

Я жду тебя.

Смотри, иа этот раз

ие угодя под артобстрел,

под комендантский час!

Рад, что читатели ?Юности" наконец-то познакомятся с ?широко известным в узких кругах" писателем Петром Валерьевичем Кожевниковым, коренным ленинградцем 1953 года рождения.

Петр Кожевников - мой младший брат по альманаху "Метрополь" - дебютировал в этом некогда скандальном сборнике пронзительной прозой о жизни питерских ПТУш-ников. В эпоху тотального вранья и лакировочного мифотворчества его "Мелодии наших дневников" произвели впечатление разорвавшейся бомбы. Насколько далек был смятенный облик персонажей Кожевникова от изображения плакатных молодцов, распевающих казенную песню ФЗУ ?Фуражечка, фуражечка, носить тебя не грех", настолько вписывались сии "г,ерои" в ту вялотекущую действительность, от которой нынче, как от дурного сна, освобождается наша страна.

Шли годы... Кожевников окончил речное училище, получил диплом капитана-механика и техника-судоводителя, позже стал водолазом ОСВОДа. Это с одной стороны. С другой - у него за плечами были рисовальные классы института имени Репина. С третьей - он серьезно занялся экологией, охраной природы и памятников. С четвертой - вошел в объединение писателей и поэтов ленинградского "андерграунда? КЛУБ-81, печатался в ленинградских самиздатских журналах, имеющих соблазнительные названия "Обводный канал", "Митин журнал", "Красный щедри-нец".,

"Официальная" публикация за всю жизнь - одна, в сборнике "Круг", подготовленном КЛУБОМ-81 и изданном "Советским писателем" в 1985 году. Короткий рассказ.

Жажда жить, жажда участвовать, стремление отмыться от налипшей и налипающей грязи - вот что питает его сочинения. Опытный "г,ородской партизан"литературных и экологических фронтов Ленинграда, он воюет за чистоту - и внешнюю, и внутреннюю.

Его дебют в ?Юности", конечно же, запоздал, как запоздало многое в нашей жизни.

Но полагаю, что поздно не бывает никогда. Это касается и Петра Кожевникова. В составе семинара Анатолия Приставкина он оканчивает Литературный институт, на подходе - первый сборник его прозы в ленинградском отделении "Советского писателя", впереди - перспективы дальнейшего пути.

Остается пожелать ему большей собранности, гармонии между жизнью "на людях" и жизнью за писательским столом, ибо митинговать могут сотни и тысячи, а писать настоящую прозу - считанные единицы.

Евгений ПОПОВ

Петр КОЖЕВНИКОВ

УЧЕНИК

Памяти

Оскара Юльевича Клевера.

Вы - мертвый

Я пришел к Вам в лазарет в понедельник. Не ходил до этого, но не помню сколько. Вид Ваш не испугал меня. Я понял, Вы - умираете. Вы попросили посадить Вас в кровати, а потом положить повыше подушки и положить Вас. Сказали, что хотите, очень хотите побывать на море сейчас," а когда думаете о нем, то очень ясно слышите шум его и чувствуете и видите себя, летящим над волнами. Вы дали мне руку, вернее, попросили мою и, едва пожав ее, сказали, что умрете скоро и знаете это. Вы попрощались со мной. Я говорил Вам, что Вы выздоровеете и мы вместе будем смеяться над Вашей болезнью. Вы попросили меня обязательно прийти еще. Я обещал. Спросил, что Вам принести. Вы сказали, теперь - ничего. Спросили, не хочу ли я Вам что-нибудь сказать. Я ответил, - не знаю, что говорить. Я ушел. Дома меня ждали друзья. Мы много смеялись в тот вечер.

Я пришел к Вам во вторник. Мы говорили немного. Вы забывались часто. Закрывая глаза, дремали. Я пришел еще раз вечером. Вы забывались еще чаще. Также ругались и стонали. Снова и несколько раз просили посадить Вас или положить повыше подушки и двигали часто ногами. Опять прощались со мной.

В среду я не был у Вас. Утро провел с друзьями. Мы гуляли по кладбищу. Зашли в церковь. Я купил свечу. Подошел к старухе, стоящей на коленях. Спросил, как помочь тяжело больному другу. Она сказала - поставить свечу и попросить Бога помочь Вам. Он или исцелит Вас, или заберет к себе. Я поставил свечу Николаю Угоднику и просил его долго, а ребята ждали на улице и ни во что не верили.

В четверг я пришел к Вам утром. В коридоре и в палате никого не было. Вы лежали, положив руки вдоль тела. Лицо Ваше было очень спокойно. Будто тайна, о которой Вы только догадывались, стала Вам известна. Я понял, Вы - мертвый. Сел на стул около кровати. Скоро зашла санитарка. Спросила, как чувствует себя дедушка. Я сказал, что Вас уже нет. Она подошла к Вам сама. Потрогала. Позвала доктора. Он тоже сказал, что наступила смерть. Ушел.

Санитарка сказала, что дедушка еще теплый, и еще, чтобы я Вас не боялся. Ушла. Я так же сидел на стуле. Смотрел на Вас. Глаза, как санитарка ни старалась закрыть их, были полуоткрыты. Зрачок казался вполне живым. Мне казалось, Вы смотрите на меня. Да, взгляд Ваш упирался в меня. Вы ведь все еще слышали! Я стал вслух, негромко, прощаться с Вами. Мне было плохо оставаться жить. Я вспомнил, как плакал во вторник, когда ушел от Вас. Я чувствовал, что не увижу Вас, наверное, живым. И сейчас не знал еще, как буду жить без Вас. Последнее время Вы, как ребенок, лежали и двигали все время руками и ногами, и кричали. Так забывается боль. Я еще попрощался с Вами. Смотрел на Вас. Заплакал. Повторял Ваше имя. Мне суждено жить теперь без Вас. Я взял с тумбочки кисти, которыми Вы писали. Вашу записную книжку. Зашел к старшей сестре. Спросил ее о похоронах. Она обернулась с чашкой в руке. Сказала, дня через два-три. Я ушел.

Чьи стены схоронят Ваши картины" Чьи руки разроют Ваши веши" Чьи глаза прочтут Ваши дневники" Кто будет следить за строками моих писем" - Я хотел взломать дверь Вашей комнаты и все сжечь. Потом подумал, что все живет теперь своей собственной жизнью. Мне захотелось зайти взять все из Вашей комнаты себе. Или просто жить в ней. А самое лучшее умереть. Вам - жить, а мне - умереть.

Да, мне хотелось бы только посидеть в Вашей комнате. Но это уже было невозможно. Я позвонил по многим телефонам и написал много писем. Зачем" Многие даже не видели Вас. Я им просто о Вас рассказывал. Хотелось собрать все эти частички общения с Вами, и я все писал людям, жившим в Вашей записной книжке, но большинства не оказалось в живых.

Вас похоронили не там, где Вы хотели. Не рядом с сестрой. Метрах в десяти от ее могилы. Мы пытались добиться исполнения Вашей воли. Ничего не вышло. Там захоронили уже двух человек.

На Ваших похоронах было много народу. Мы хоронили того, кто больше всех нас.

Здесь ничего нет

Именно в таких домах бывают клады," просветленно прищурился Клавдий.

Они вошли в дом. Вестибюль велик. Пол провален. По стенам тянутся галереи. Перила выбиты. Направо широкий проем. Когда-то здесь висела дверь. Ученик представил себе обстановку дома во всей его бывшей роскоши и слуг, много слуг, тихо снующих по коридорам и галерее.

? Раз здесь паркет вскрыт, ничего нет. Идемте туда. - Клавдий зажужжал фонариком.

Они пошли за желтой струей, смело кравшей у темноты клочки заброшенного дома.

? Не наступите! - заорал Дранкин, и стало ясно, что он уже вляпался.

Стены разрисованы и исписаны. Жалко неизвестных авторов, истомленных одиночеством.

По шатающейся лестнице Ученик и Дранкин поднялись за Клавдием на второй этаж. Стены во всех комнатах обуглены. В единственной непострадавшей комнате корячится ржавая кровать. На ней толстый матрас с вывороченными кишками. Пол, стены и потолок обросли грибами.

? Здесь ничего нет, - сказал Клавдий. - Можно уходить.

Панацея

Когда они пришли, Учитель спал. Разбуженный стуком в дверь, он не сразу пришел в себя, а вообще был болен и не хотел никого принимать. Ученик взял у Клавдия бутылки с разведенным лекарством. Стал объяснять Учителю, как его пить. Учитель не соглашался, но Ученик упросил его пройти курс лечения. Учитель согласился. Клавдий и Дранкин в это время смотрели на картины Учителя, толкали друг друга в бок и молчали.

Оставив бутылки на столе, они ушли. Через несколько дней Клавдий уехал домой. Месяц спустя после того, как Учитель выпил лекарство, слева на его шее вздулась подкожным пузырем, перекрученным узлами, опухоль. Он постоянно отхаркивался гноем и понял, что это - рак. Всю жизнь боялся Учитель именно этой болезни.

Из дневника Павла Кричалова

Это первая страница моего дневника. Я долго думал, стоит ли его заводить. Дневник нужен людям деловым и разносторонним, жизнь которых заполнена. Зачем он мне? Но очень хочется хоть что-то после себя оставить, а я не художник, не писатель, и детей у меня не будет. Потому мне так скучно, так тоскливо, что хоть сам с собой буду делиться своим одиночеством.

Хорошо, что у нашей комнаты есть балкон. Я полночи просиживаю там, и хоть тоже скучно и грустно, но не так, как днем, когда ты один, а люди снуют под окнами, сбиваются временами в единые кучи под твоим балконом, совсем как бактерии под микроскопом. Мне легче, когда знаю, что люди спят в своих домах.

Наступила настоящая весна. Третья весна... В этом году мне исполнится двадцать лет.

Луна, как белый глаз, как огромное бельмо на серо-фиолетовом небе. Облака серо-белые, бело-черные, гадкие, заслоняют временами луну, а она, как остекленелый белок мертвеца, уставилась в мир. Во многих окнах светло. Но людей не видно ни на улице, ни в окнах. Когда я был ребенком, мы с мамой жили в большой коммунальной квартире. Ночью я выходил в туалет. Кто-нибудь из соседей всегда забывал погасить там свет. Было такое же ощущение: свет есть, а никого нет. Свет полз по дощатому полу навстречу мне. Я боялся темноты и резко оборачивался, готовый оттолкнуть неведомое чудовище, кравшееся ко мне. Подбегая к двери нашей комнаты, старался протиснуться между дверью' и косяком, не впустив страшное существо, живущее в темноте.

Опять луна. Тишина полная. Я включил музыку. Слушаю ее через наушники. Утопаю в ней и не слышу тишины, которой боюсь. Даже не боюсь, а не хочу слушать сейчас. Тишина скоро поглотит меня, как сейчас музыка. Я утону в тишине, как хотел утонуть в женщине. Я боюсь тишины. Боюсь, как боялся любви женщины. Боялся, потому что для меня это было слишком много. Я постиг это в музыке. Но теперь уже все равно.

Письмо

"Милый друг!

Меня серьезно беспокоит, что ты на восемь моих писем ничего не отвечаешь. Обещал приехать к нам в сентябре - чудесно! Но почему же молчишь" Или ты просто забыл об этом? Но на тебя это непохоже. Правда ведь" Или горячая любовь закрутила тебя в своем водовороте? Тогда я не сержусь, хотя по-прежнему желаю объяснений. Я ведь всегда очень рад тебе и твоим письмам. Они зовут к настоящей жизни, к разрыву пут изоляции! Жаль, что ты не воспользовался летом нашим гостеприимством. Недавно я послал экспедицию на поиски человека-зверя. Два юнкрая сделали 30-километровый бросок к верховью реки. Увлекшись археологией (ты понимаешь, о чем идет речь), они пробыли там трое суток на одном месте. Жгли костер, но горел он плохо, один дым (ведь плавник всегда мокрый). Этот дым заметило чудовище и пошло к дыму! Ребята сначала приняли его за медведя (оно стояло на Задних лапах по колено в воде). Думали, что это медведь ловит рыбу. Дело было ночью. Присмотревшись, они поняли, кто перед ними! И перепугались еще больше. Чтоб прогнать его (ведь они были безоружны!), стали бросать в чудовище камнями (а надо было бросать хлеб!!!). Оно заворчало, зарычало и медленно, неохотно стало уходить. (Грохот горной реки уменьшает силу звуков!) Его рост - двести - двести двадцать сантиметров. Видимо, он хотел подойти к людям поближе, но не решился перейти реку вброд! (Она быстрая и глубокая. Ширина восемь - десять метров.) Голова конусная, нос вдавлен. Руки длинные, до колен. Надбровные валики сильно развиты, покрыт длинной бурой шерстью, фигура сутулая. В точности такой, каким его рисовали горцы!!! Видимо, это был тот же экземпляр, который мы видели и слышали три года назад. Писал ли я тебе, как прошли эти "Две страшные ночи"? Я написал об этом рассказ. Мечтаю приручить это чудовище! Для науки это будет колоссальное открытие! Как открытие Колумбом Америки!

Как у тебя дела с рассказами" Ведь они очень интересны, остроумны, лаконичны. И на очень интересные темы написаны! Я уже давно жду продолжения психологической поэмы о молодежи. А его все нет и нет!..

Пиши, не молчи!

Привет всем от всех. Твой Клавдий Терентьевич. P.S. Разводить сильный дымный костер. И он подойдет. Через два-три дня. P.P.S. У нас еще тепло, сухо, почти лето!?

Письмо было написано разного цвета пастой с подчеркиваниями слов прямыми и волнистыми линиями в разных комбинациях. Словно Клавдий производил грамматический разбор. "Увлекшись археологией" было обведено пунктиром. Ученик сунул письмо в ящик секретера. Включил магнитофон. Посмотрел в окно. Клены были мокры после недавнего дождя и, как многоголовые анаконды, жадно внюхивались в кроваво-желтые букеты собственных листьев.

Приглашаешь"

? Ты знаешь, кажется, я никогда не почувствую себя взрослой." Наташа сосредоточилась на собачьей голове. Погладила ее. Улыбнулась.

? Я тоже. С одной стороны." Ученик потеребил собачий хвост. Пес не обернулся. Стоял по-прежнему, сощуря глаза, наслаждаясь хозяйской лаской." А с другой, кажется иногда, что прожил уже лет сто, по крайней мере.

? Да, это правда. Жизнь кажется прожитой очень быстро, но и полной событиями. Лет на сто бы хватило. Многое зависит от восприятия.

Наташа посмотрела Ученику в глаза. Он покраснел.

? Одного на куски изруби - его это не тронет. Другой из-за слова грубого не знает куда деться. Так и опыт свой оцениваешь по-разному.

? Как Дима" - Ученик забарабанил по дну чашки.

? Огрубел совсем." Наташа запрокинула голову и стала перебирать волосы." Влюбился.

? Внуков ждешь" - Ученик звякнул фарфором и посмотрел на Наташу.

? Да рановато ему еще. Пусть восьмой класс закончит. Я его за учебу отчитывать стала, он мне пальцем погрозил, говорит (Наташа повернулась к окну. Опустила голову.): "Она меня тоже на одиннадцать лет старше".,

Они закурили и сидели молча. День становился вечером. Собака свернулась под столом и посапывала во сне. Кофе остыл, и его не хотелось пить.

Чудно они стали говорить. Каждый о своем. Словно отчитываются или оправдываются. Он, конечно, не откровенен. А она? Она думает о НЕМ. Да, опять ОН! Боже, как все меняется. Где ты, мой раб? Где? Пади снова на колени и слушай меня, смотри на меня, верь мне! Будь со мной!..

? Ты не забыл, когда у меня день рождения" - Наташа водила по столу пальцем.

? Нет." Ученик наморщил лоб." Приглашаешь"

? Буду тебе очень рада.

Из дневника Павла Кричалова

Сегодня мне снился сон. Будто я в пруду. Вроде как живу там. Помню, стою в воде, а кругом водяные лилии. Их очень много. Меньше, чем в пруду за нашей бывшей дачей, но пруд очень похож. Я чувствую, что исчезаю, проваливаюсь куда-то. Передо мной большой дом. Света в окнах нет. Вокруг патлатые деревья и черное небо. Над домом появляется большая собака. Она белая, глаза выпуклые, белые, словно слепые, похожие на линии, отражают луну. Шерсть у собаки длинная. На ней голубые и синие тени. Она ходит по небу. Скрывается за листвой деревьев. Снова выходит. Я замечаю, что вокруг меня какие-то люди. Спрашиваю, видят ли они собаку. Они не видят мою собаку. А я вижу и боюсь, что она исчезнет. И вот собака заходит на луну. Я хочу закричать, позвать ее. Не могу. Люди, окружившие меня, говорят, что пора идти назад. И я иду с ними, потому что мне становится все равно.

Я проснулся, когда постучалась Надежда. Спросила, что будем сегодня делать. Я сказал, что хорошо бы съездить на дачу. Сходить на пруд. Надя спросила, далеко ли идти от станции. Я предложил взять велосипеды. Она посмотрела на меня так, словно я ее в чем-то предал. И после этого взгляда, очень быстрого, но так мне понятного, я вспомнил, что живу без ног.

Надя подошла ко мне, но вдруг ее губы задрожали. Она упала на колени у моей кровати, прижала мои руки к губам, называла "р,одным", говорила, что любит, а потом сказала сквозь слезы: "Прости, я ведь слабая, прости". А во мне все словно окаменело. Как деревянный паралитик лежал я и сам себе дивился. Ведь я давно тайно мечтал о ней и представлял себя вдвоем с ней, наслаждаясь ее покорностью в своих фантазиях. И сейчас видел себя самого, но с ногами, у того пруда, который мне снился, и Надю, и было много, очень много счастья. А белая собака смотрела на нас с неба, и мы будто были ей обязаны своим счастьем, а она все-все понимала и улыбалась нам, а потом зашла за луну.

Надя перестала плакать. Положила мои руки ко мне на грудь. Посмотрела внимательно. По-чужому. Так, будто ей резал яркий свет. Сказала, что не может так, назвала себя дрянью, стала просить прощения и опять целовала мои руки. Я умолял ее замолчать. Заплакал сам и снова увидел белую собаку. Увидел ее в кругу черных собак, которые рвали ее на куски, а кровь била струей и прямо в меня. Прямо в меня... Когда кошмар исчез, Надежды не было в комнате, а я не знал, была ли она вообще...

Сердце

"Сердце... Оно плавало в стакане, словно яблоко, пропитанное вином. Оно плавало и так красиво искрилось на солнце, что Вы долго смотрели перед тем, как выпить вино. А когда Вы выпили, то сердце мое, лишенное влаги, стало стремительно высыхать под лучами солнца, а Вы удивленно смотрели на НЕГО, а ОН что-то шептал Вам на ухо, и Вы тихо смеялись под плавную музыку, несшуюся из-за ширмы. И я смеялся, сидя к Вам вполоборота, заткнув рукой дыру в груди. Но скоро я почувствовал, что дыра не одна," их много. Грудь моя рвалась каждый раз, когда Вы нежно смотрели ЕМУ в глаза, когда Вы танцевали с НИМ, когда ОН командовал Вашей ласковой собакой. Потом Вы спросили меня, не останусь ли я у ВАС ночевать. Да, Вы так и спросили: "Может быть, ты останешься у НАС ночевать"? И в этот миг холодный пламень ревности объял меня. Но как я мог кинуться на НЕГО, видя, что Вы улыбаетесь ЕМУ, как улыбались мне, что смотрите ЕМУ в глаза, как смотрели мне... Глаза... Я хотел ударить ЕГО по очкам, чтобы, разбившись, они впились в зрачки и ослепили этого человека. Чтобы ОН ни разу не мог взглянуть на Вас так, как глядел тогда, развалившись в кресле. Мне хотелось оторвать ЕМУ руки, чтобы ОН не смог прикоснуться к Вам. Мне хотелось уничтожить ЕГО... Но как я мог прикоснуться к НЕМУ после того, как Вы спросили меня: "Может быть, ты останешься у НАС ночевать"?

Без направления и цели брел я по городу. Жизнь моя потеряла смысл. Как мне умереть" И, если раньше я чувствовал, что просто думаю, то теперь спокойно решал, какой избрать путь, чтобы уйти с Вашей дороги, если я на ней еще стою... Наверное, нет, да так и легче...

Я ходил по улицам и искал подходящее место для того, чтобы повесить веревку, но потом я вспомнил: Вы говорили, что самоубийство совершается всегда для кого-то, и я стал искать место, куда никто не заглянет. Зашел под мост. Там был слышен грохот машин - последних машин. Наступала ночь. Я приготовил все и, когда почти решился, то вдруг почувствовал комок в горле, и через мгновение, прижавшись к шершавому бетону, рыдал, словно провожал что-то единственное, умершее...

После слез мне стало легче, как после исповеди. Я нагнулся к реке. Окунул в нее лицо. Оно плавилось в бликах от фонарей. Я увидел, что у меня дико-преданные, ненужные глаза. Куда они смотрели раньше, эти глаза? Будь я проклят!.. Простите меня...

Я пошлю Вам это письмо, коли написал его, коли не сделал того, что хотел, раз остался жить. Но я не знаю, как буду жить без Вас

Простите..."

Нет, конечно, я никогда не отдам ей этого письма. Ни-ког-да!

Ученик выбросил сигарету в окно. Перед тем, как выключить газ под нетерпеливо стучавшим крышкой чайником, зажег от синего огня письмо и, когда несгоревшим осталось только неисписанное полотно, бросил его вслед за окурком. Оно, как горящий парашютист, закружилось вниз.

Ученик прошел в большую комнату, где было так же шумно. Бутылок на столе поубавилось, но лица сидевшнх еще хранили торжественность.

Нет тебя!

Кто виноват" Смешной вопрос. Остается спросить еще - что такое любовь" Почему виноват" Что начинается, то и кончается, и все зависит от того, насколько трудно человеку оторвать от себя близость другого, ему уже ненужного, а может быть, и нужного, но ставшего чужим.

Ученик поставил пустой стакан и почувствовал, что здорово пьян. Наташа внимательно на него смотрела, зная, что он думает о ней. Гости шумели, и музыка шумела, и в голове шумело, а Ученик не отводил глаз от Наташи и думал о ней.

...Я был счастлив, все замирало во мне от восторга, когда я приходил и заставал ее дома. А когда ее не было и дома была ее собака, то я сидел в комнате и ждал ее до ночи, и говорил с собакой. Мне казалось, нет, я был уверен, что она гипнотизирует меня, подавляет мою волю и велит мне прийти к ней, а самой ее даже нет дома. Сила ее казалась мне беспредельной: она могла все, а поступки ее были для меня всегда справедливы. Я посвящал ей стихи. Иногда просто так приносил цветы. Она улыбалась, спрашивала, зачем я их принес. Я поздравлял ее неизвестно с чем и бежал, бежал домой...

" Что ты приуныл, родной" - озорно подтолкнула его Фаина." Дюзнем за здоровье Натальи Игнатьевны, кормилицы нашей!

? Дюзнем." Ученик налил ей и себе вина. Спросил сидевшего рядом Бодлерского: - А вы"

? Благодарствуйте," кивнул Бодлерский." За тебя, милочка!

? С-с-спасибо," сказала Наташа. Пьяная, она начинала заикаться." Н-н-ну." Она протянула стакан, чтобы чокнуться с Учеником.

Если бы она не пила так! Она же старит себя! Да нет! Не старость! Она же уничтожает в себе ту, которую я так любил. Заменяет ее другой - пугающей, неприятной.

? Натальюшка, ты как там" - оторвался от беседы с Купейкиным Август." Не упилась"

Что ей в нем? Какая разница? Ну да, по-женски. Одной нельзя. Или: одна привязанность перебивается другой. Мы друг для друга - прошлое. Даже если забудем все, что было, и начнем сначала. Каждое движение будет воспоминанием. И когда нам станет мало объятий и поцелуев, именно в тот момент явится загадочное чувство, которое охватывает нас иногда: "Это уже было, и я знаю, что будет дальше".,

? Паршиво" - подсел Черноглазое

? Да, отец. Тускнею." Ученик положил себе салата.

? Пока незаметно. Наверное, начинается с внутренностей. А как личная жизнь" - Черноглазое подсунул под обширный кусок торта серебряную лопатку и переправил его на свою тарелку.

? Тоскливо. Одному." Он ел салат." Никак не могу подвергнуться диффузии.

? Видишь ли, если говорить об одиночестве, то это касается всех," сказал Черноглазое.

? Согласен. Когда я был ребенком, всех вокруг постоянно и искренне волновало мое здоровье, мои успехи, мои увлечения. Очевидно, равнодушие ко мне окружающих проходило постепенно, с возрастом, но я заметил его недавно, даже без какого-либо характерного примера. Просто вдруг увидел себя одного среди людей, и что им, людям, на меня наплевать." Ученик допил вино и с надеждой посмотрел на бутылку. Она была пуста.

? Да. Вот так." Черноглазое изобразил загадочность, но мысль не шла. Глаза его, отражая свечи, скосились в сторону, в том же направлении поехал рот Потом все вдруг вернулось на место, и он отлил Ученику из своего стакана.

? Я еще больше стал ныть. Болезнь." Ученик выпил вино. Покивал головой." А одиноки все. Любой человек, сколько бы людей вокруг него ни плясало, одинок.

? Ты почти прав. Я еще не знаю, как тебе возразить." Черноглазое потер виски. Не доев торта, вышел из комнаты.

? Н-не хочешь па-а-танцевать" - услышал Ученик за спиной Наташин голос. А на плечи его легли ее руки." Па-айдем?

Он встал. Они пошли в другую комнату, где Черноглазое с Гардеробовой визжали, имитируя шаманские танцы. Наташа попросила другую музыку. Ученик поставил их пластинку. Пригласил Наташу. Она что-то говорила. Он чувствовал, что весь дрожит, и понимал, что это оттого, что пьян, но вывел ее в коридор и поцеловал там крепко, а в дверях комнаты уже стоял Август.

? Ну что ты нашла в этой желтомордой гниляти-не" - зло спросил Ученик.

Август был действительно смугл. Вся накопившаяся в Августе агрессивность вдруг пропала, и он прошел мимо них на кухню, а там стал варить кофе.

? Перестань! - Но она не пыталась от него вырваться.

Он мял ее, как глину, и, конечно, знал, что не будет никогда больше целовать ее, а гости смотрели из комнаты, хотя в общем-то им было все равно.

? Ты не знаешь, как я тебя любил. Сейчас - нет. Ты другая. Той нет. Осталась тень." Ученик не хотел, а заплакал." Я люблю ту! Понимаешь" Никогда не говорил тебе этого и не скажу больше!

? За-амолчи. Па-айдем завтра в ЗАГС, а" - Наташа стиснула его руки и не сказала, а зарычала: - Ты мне снишься.

? Наташа! - Он целовал ее руки. Знал, что эти руки уже год, как ласкают другого. Но целовал." Нет тебя! Нет! Нет!

У нас будет очень много денег

"Дорогой!

Середина осени, а от тебя ни слуху ни духу! Какие у тебя новости" Какие планы на лето" Когда у тебя будет отпуск?

У нас периодически идут дожди. Сезон неустойчивой погоды. Летняя жара и ливни. На грунтовых дорогах грязь непролазная. Мотоцикл-одиночка часто падает на скользкой грязи. Но осень - лучшее время. Тихо, ясно, воздух чистый и звонкий. Пора увлекательных походов и местных вылазок. Заколдованное ущелье ждет нас. Ты, конечно, знаешь, что осенью и зимой в этом ущелье можно увидеть и услышать чудо! Это вещь мирового значения! Надо закрепить и расширить успех! Вынашиваю идею: приручить это чудо! Ведь это совсем просто. Надо не шуметь, не размахивать руками, не брать с собой собаки. (Если будет собака, то он близко не подойдет. Они боятся собак!) Чаще всего они подходят к одиночным путникам, у которых нет собак. Так было три раза и со мной. Но одному очень страшно! Если вести себя разумно, то и к двум людям он может подойти. Что надо делать, когда он к нам будет подходить" Взять полбуханки хлеба с колбасой и отнести подальше от пещеры. Он съест и будет снова реветь: дай еще! Так мы его постепенно научим приходить не только ночью, но и днем! Это будет колоссальный дар науке! И после этого у нас будет очень много денег! Можно будет купить сразу пять "Волг?! Вот почему надо срочно заканчивать эту работу.

Закончил ли ты психологическую повесть" А ведь она написана талантливо. Только глупцы или враги не замечают этого. Какая же дорога потянула к себе Павла Кричалова? Возможно, ты колеблешься, как ее продолжать дальше? А пиши, как тебе нравится, тогда и писать будет легко. Пиши в своем эпистолярном жанре.

По-прежнему рад, что ты уже в институте, но не знаю, как твои успехи.

Без накала жизнь скучна и бесцветна.

Твой дядя Клавдий.

P. S. Постарайся приехать! Тогда вволю наговоримся, обсудим все планы!

P. P. S. Правильно сказано: "Прежде чем тронуться в путь, надо подобрать себе попутчика".,

Из дневника Павла Кричалова

Сегодня весь день хотел поговорить с Надей. А она держалась так, будто вчера ничего не было. Как говорится, строга и предупредительна. Я не решился говорить. Все время думаю, как я отношусь к ней. Люблю ее или просто весь мой арсенал любви направлен на нее. Я ведь только ею располагаю в качестве объекта. Когда у меня были ноги, я ведь даже не думал о возможности каких-либо отношений с ней. Считал ее молодой, здоровой коровой. А теперь мне кажется, что я всегда любил ее и мечтал о близости с ней. Но какая теперь близость" Я даже себе не могу доставить удовольствие. Куда там женщине...

Поединок

Забавные офорты творил невидимой иглой мороз на стеклах трамвая. Пассажиры барабанили ногами и терли носы. Но даже, если бы все они окоченели и скрючились, как опавшие листья, трамвай, питаемый электричеством, неумолимо полз бы вперед, стуча колесами.

Ученик вышел у парка и до автобуса пошел пешком. Он ходил здесь и раньше, забирался в полуразрушенный дом. от которого осталась коробка с пустыми оконными проемами. Днем сюда прибегают играть дети, а вечером не встретишь никого. Ученик любил бродить по заброшенным домам... Вдруг он услышал крик. Забежал в дом. ОНА стояла, окруженная тремя парнями, один из которых уже заламывал ей руки. Ученик с разбегу ударил его ногой под сердце. Тот издал такой звук, как будто у него что-то оборвалось. Упал. Захватив в ударе ногу второго, Ученик с силой толкнул его от себя. Развернувшись в полете, тот врезался лицом в кирпичную кладку и заорал. ОНА закрыла лицо руками. Третий успел ударить Ученика ногой в пах. а когда тот скрючился, ударил снизу в челюсть. Разбрызгивая кровь. Ученик упал, но, успев согнуть ноги, резко ударил ими в живот нависшего над ним. Вскочив, он сбил того корпусом. Они начали кататься. Ученик очутился наверху. Раскинул руки противника. На него смотрел парень моложе его. Потный, он раскраснелся и дышал перегаром так, что кружилась голова. Их глаза встретились. Ученик понял, что противник сдается, и отпустил его. Встал. Повернулся спиной. Подошел к НЕЙ. Тот, которого Ученик ударил под сердце, не шевелился. Второй куда-то уполз. Третий сидел на полу...

Ученик отвернулся от дома и пошел дальше. До конца рабочего дня было еще далеко. Ему могли позвонить.

Глава

ОНА сидела в кресле и оттуда, из угла мастерской, смотрела за движениями Ученика. Заляпанный краской, он заканчивал ЕЕ портрет. От сил, переполнявших его, хотелось надорвать горло. Краски словно обладали разумом и послушно лепили образ, рожденный в его душе. Да, этот портрет увидит весь мир. И не только сегодняшний. Одним этим холстом он обессмертит себя. И ЕЕ. Но как назвать работу? ЕЕ именем? Как же ЕЕ зовут" Имя, оно где-то здесь, рядом, но где? Портрет девушки. А разве ОНА ему не жена? Да. Тогда - женский портрет. Нет, она все-таки девушка...

Вскрикнул телефон. Ученик не вздрогнул, а медленно удивился его назойливости. Хотя телефон был здесь и ему надо лишь снять трубку, Ученику казалось, что аппарат очень далеко и до него никак невозможно достать. Он снял трубку.

? Ты что, спишь" - недовольно просипел Прав-дин." Молнию надо накатать. В трех экземплярах. Быстро. Хоть пальцем. И привези. До пяти часов. Понял"

? Все, кроме текста." Ученик щелкнул зажигалкой. Дым, как болотный туман, пластами лег в воздухе.

? Пиши. Диктую.

Ученик застрочил карандашом в углу листа.

? Да," закончил текст Правдин," к тебе тут плотника отправили. Жди. Понял"

? Ага." Он повесил трубку.

Мементо мори!

Отчаяние охватывало его, когда нельзя было запереть дверь. Но не потому, что Ученик сам не был просвещен в плотницком деле. Какой замок ни поставь, любую дверь можно открыть! Сознание того, что от мира он отгорожен деревянной рамой, обитой картоном, сжимало сердце. Когда дверь еще и не запиралась - это лишало его сил. И сейчас руки были непослушны, а сам он старался не смотреть на пустой проем и на Харитона, стоявшего на четвереньках на двери.

...Ладно - Харитон, но этот рыжий старик на черном диване - обыкновенный снабженец, явившийся сюда пророком с шутовской мордой.

? ...Ты не скажи. Я тут, пока ты выходил, посмотрел твои творенья." Старик затоптал обслюнявленную папиросу.

? Да это все на выброс. - Ученик отошел от окна.

? Ну, не важно. Так вот, положим, я член худсовета. А ты мне принес ну вот эту картину." Он потянул рулон, развернул его. Бумага снова свернулась. Ученик улыбнулся." Смеешься? Так вот я тебе скажу: "А что это здесь" А? Перец. Кувшин. А?! Это так?! Ты что"! Ты мне давай Маню в валенках. Понял"! Вон! Вон, скажу!? А ты не так. Возьми да сделай то, что нужно. Принеси и скажи: "Я двадцать лет над образом работаю. А?! Вы что - против"" - "Так. Дайте ему пятьсот рублей"," скажут. Вот! Мементо мори!

Харитон вынимал зажатые в зубах гвозди и прибивал ими жесть на дверь. Старик заблеял, выкрикивая: "Мементо мори!? Но скоро заговорил:

? У меня племяш. Окончил театральный институт. Актер - никакой. Я ему говорил, куда ты, дура, лезешь. Но все из себя выжал, выучился, устроился в юношеский театр. Ну и что" Бездарность! Да еще закладывает. Погнали его. Мать - влиятельный человек. Устроила его в серьезный коллектив. Ну и там... Ничего не может, а еще недоволен. Выперли. И что ж ты думал" Устроился на киностудию. Сценарии писать. Научился, как все это делать, и - пошло! Что ни сценарий - четыре, три, семьсот, пять! Машинку пишущую купил. "Жигули"! Жена как игрушка. Сценарии его в работу не идут. Но берут же! А попробуй не взять"! Мементо мори!

? Ну, видите ли..." начал Ученик.

? Если бы я умел рисовать," перебил Рыжий, вытряхнул в рот из пачки папиросу и заорал, скривив лицо- - Да ты что"! Я б туда-сюда, в гастроном - ценнички, в мясо - рекламку говядины, в кино, в аптеку, в ресторанчик.

? В кино есть художник," сказал Ученик, рисуя старика.

? Так пни его так, чтоб он все кисти растерял! - Старик задул спичку дымом и продолжал:? Да ты что! Это же Невский! А ты сидишь тут в подвале и ждешь, когда к тебе капусту принесут. Кто" Кому ты нужен"! Ты вот нарисуй Харитону бабу голую - он возьмет, а больше ему не надо. Так, Харитоша?

? Не бреши," улыбнулся Харитон, навешивая дверь." Потешный ты мужик.

? Здесь порядок навести - дворец можно сделать. Где окно - там работать. Перегородку сооруди. С дверью, конечно. Здесь стеночки культурненько обшить. Диван к черту, а на его место настоящий станок! Да ты что"! У тебя холодильник должен стоять, а в нем фрукты всегда и винцо, конечно. Скрипочку повесь. Да к тебе бабы побегут, знаешь как?

? Я живу так, как хочу. У меня свои задачи," строго сказал Ученик.

? Ты"! - Старик словно глазам своим не верил, что видит его." Живешь как хочешь"! На сто двадцать"! Сказал бы я тебе, да мать твою жалко...

? Кто"! - огляделся Рыжий, будто в него хотят стрелять из темноты оконного проема." Гойя?! Да ты не Гойя! Что, схемы такие? Да я сделаю. Со слепыми глазами. За десять минут. Без линейки!

Старик зло растоптал папиросу. Было видно, что и себя он порядком растравил.

? Ну что, Харитоша, порядок? Пошли. А то закроют.

Из дневника Павла Кричалова

Когда это случилось, я сразу не понял, что это действительно произошло. Действительно со мной. Говорили, что следом за мной несли мои ноги. Странно, я знал, что мне их никто не вернет, не пришьет на место, а все-таки во что-то верил, потому что не хотел умирать, а хотел жить. А теперь хочу умереть. Уже знаю как: перережу себе вены. Нисколько не боюсь боли, даже люблю. Когда мне отрезало ноги, казалось, вся боль, которую мне будет суждено испытать в жизни, собралась воедино и проникла в каждую пору. Я слышал, как хрустят кости. Говорят, никакую физическую боль не сравнить с духовной. Чем утешиться, когда и та, и другая вместе? Когда знаешь и чувствуешь, что лишаешься ног. Я люблю боль потому, наверное, что подсознательно жду, что через боль верну свои ноги, которые через боль потерял... Впрочем, что я перемалываю свои отрезанные ноги, как будто кого-то хочу ужаснуть или разжалобить. Вообще, кому это я пишу? Да никому! Шли бы вы все...

Духовной жаждою томим

Марина ждала его звонков. Он знал, что она бывает с другими. Марина сама рассказывала Ученику об этом. И она знала о его похождениях. Но все равно. Им было трудно друг без друга. Пересилить себя было лень. Они думали, нет сил. И в такие дни, когда ожидание чего-то непонятного и (вдруг?!) нового изматывало их до предела и обретало форму уже более простую - желания друг друга, у кого-то из них звонил телефон, и если они не посылали друг друга к черту после долгого молчания, то все-таки встречались.

А после этих встреч каждый из них нес свои муки. Подушка Марины несколько ночей была мокра от слез, и она кусала белый лен, наполняя свою уютную комнату сдавленным шепотом: "Опять ушел! И теперь навсегда! Я должна все отдать, чтобы оставить его здесь! Убить! У-у-у, проститут! Хоть бы он умер!.. Милый!? И снова, снова прижимала к глазам открытку с тремя котятами, на которой он размахнулся своим крупным почерком:

"Глупая, лживая девочка! Я ведь люблю тебп! Ты, как апрельская веточка, Долго была моя".,

И, уже задыхаясь, в слезах: "Миленький!?

Ученик начинал писать, беседуя с собой во время хождения по городским кладбищам: "Что ж, я для нее - все. Но поздно, поздно. Какой же я подлец! Да нет, кого тут судить".,

? Папа! Ты" - Марина закричала так, словно никогда уже не надеялась услышать его голос.

? Я, мама," выдохнул он, как умный пойманный зверь.

? На вечер есть планы" - безразлично спросила она.

? Вроде нет." Ученик зевнул.

? Приходи ко мне.

? А что у тебя" - спросил он, будто везде было одно и то же.

" Маленький орг." Ученик увидел ее улыбку.

" Мило. Народу много" - Он сел на подоконник и прислонился к стене.

? Не очень." Марина чиркнула спичкой.

? Всех знаю" - Он проглядывал лица возможных гостей.

? Конечно. (Почудилось: "Приходи, ради бога!?) - Но она спросила:? Хорошо"

И, конечно, у Марины собралась ее обычная компания. И опять, когда кончится водка, его подловит Черноглазов и без устали начнет зачитывать отчеркнутые карандашом абзацы, перемежая их анекдотами и собственными стихами, напоминающими пюре с червями. Но это будет часа через три, а сейчас предстоит взаимный обмен информацией. Начнут с политики. Кончат все теми же анекдотами и собственными стихами. Все пишут! Все рисуют! Все поют! Какой расцвет! А плоды" Кому? Только не мне! Сыт по горло! Долой все виды искусства! Занимайтесь йогой, развивайте третий глаз, коли мало двух, данных природой, но не пойте песен, не стихотворничай-те, а главное, не рисуйте! Берегите свои данные, копите творческий потенциал. Терпите! Но нет, увы, они и не думают читать его мысли, эти бывшие когда-то нормальными ребята, а опять кривляются друг перед другом и ищут - ЧУДА!

? Вы представляете, шофер." Глаза Черноглазо-ва уже готовы были выплеснуться из орбит. Красные, как клешни вареного омара, руки пытались дополнять речь изящной жестикуляцией." Ехал не я, друг. Но ко мне. Шофер этот вез старика. Древнюще-го. С Урала откуда-то. И тот говорит: "Я прорицатель! В 1985 году будет война". Шофер: да ну, да пошел ты... А дед говорит: "Ладно, тебе предскажу. Повезешь ты после меня покойника".,

? Ну" - не выдержал Боб и брызнул помидором на скатерть.

? Так что ж, тот клиент вылез, а в машину сели двое... и с покойником.

Черноглазов сипло засмеялся и начал всем наливать водку.

? Слушай, отец, во-первых, эту историю мне уже рассказала Киста, а во-вторых, в такси покойников не возят," произнес Ученик из своего традиционного угла.

? Ну, они ему, видно, неплохо заплатили. А то, что эта история облетела весь город," конечно. Это же - чудо! - Черноглазов поднял рюмку." За феномены!

? Да, каких людей только не бывает! - пропела Риммочка." Я вот сейчас начала новый роман, в котором герой будет мужчина с душой женщины.

? Ну, это уже устарело. Я от друзей слышал, что наш друг начал роман про мужчину с душой мужчины." Боб запыхтел носом своей шутке.

? Да нет, по-моему, он давно ничего не делает. Так ведь" - посмотрела Марина на Ученика и смутилась, словно его выдала.

? Нету тем, ребята. Или исчерпался. А главное - идеи. Без них уж никуда... Давайте в карты," сказал он.

? Голубчик," начал Боб." Мы все здесь тебя очень любим и радуемся твоим успехам. Почитай нам что-нибудь хорошенькое.

? Хорошо, ребята, я готов.

Ученик встал. Все выбрали позу и приготовились слушать.

Духовпой жаждою томим,

В пустыпе мрачпой я влачплся...

? Ты что, смеешься" - Боб не скрывал недоброжелательности .

? А ты что просил" - Ученик удивленно посмотрел на Бориса.

? Нас пятеро. Что же, в дурака" - спросил Черноглазов и громко рыгнул.

? Да я уж пойду." Ученик встал." Веселитесь.

? Ну что ты" Куда" - Марина вышла из-за стола.

? Домой." Он был уже в дверях.

? Ты удивительно таинственная личность," заметил Боб." Появляешься неизвестно откуда, исчезаешь неизвестно куда. Ты вообще приезжий"

? Какая разница. Что ты привязался" - Марина подошла к Ученику." Останься.

? Ну как же, всегда интересно, чем занимался писатель до того, как стал знаменит. Какое у него было прошлое" - посмотрел на него Боб.

? У меня нет прошлого." ответил Ученик." До свиданья.

Квартира

Как можно такую смешную квартиру превратить в коммуналку! Ну, конечно! Никто нас с Ильей не просил снять эту двухкомнатную клетку. Он - там. Я - здесь. Ну и ладно. А все равно спокойнее одному. Пусть хоть в подвале...

Вначале щелчок замка, потом хлопок двери. И в комнату постучали.

? Да! - Ученик выключил магнитофон.

? Вам письмо," просунул голову Илья.

Боже! Опять на "Вы"! А на физиономии у него стало еще больше прыщей. От воздержания это, что ли. Илья - аскет! Илья - пакет! Илья - брикет!

? Спасибо, Илюша. Заходите. Как самочувствие?

? Плохо." Мотая головой, Илья плюхнулся на диван." Крутит.

Одежда его была, словно использованная копирка: и заложена несколько раз, и протерлась кое-где

? Так вы сколько проголодали" Я тут уезжал. Сбился.

Ученик протянул Илье сигареты, но тот мотал головой. То ли не хотел, то ли все еще показывал, как его крутит.

? Тридцать суток. А сейчас уже начал есть твердую пищу. Кашу." Илья снял шляпу. Отер рукавом лоб. Он задыхался, так его, беднягу, давило.

? А что, клизмы действительно каждый день надо ставить" - Тут же пожалел о своем вопросе Ученик. Фантазия не всегда хороша.

? Да. Утром и вечером. И душ теплый. Чтобы весь шлак из себя вывести. Лучше в парилке. Но сердце." Илья заморгал, ища сочувствия.

? Ну, так помогло вам это мероприятие" - Ученик выдувал дым в сторону, чтобы не окуривать Илью, который сидел как рыба без воды.

? Нет." Он прищелкнул языком и снова замотал головой." Чувствую, что растворяюсь, а ничего не могу сделать.

? А вот вы говорили про систему оружия? Его действие прекратилось" - Ученик чувствовал себя репортером. Он интервьюирует короля шизофреников. Они в океане прожекторного света, а вокруг толпы дельцов с толстыми задницами и таких же несчастных шизиков, как Илья.

? Разве можно лекарствами или голодом заставить замолчать радио" - Илья горько улыбнулся." Это мощнейшие установки, с которыми не справиться не то что мне, а любому количеству людей, подверженных его излучению.

? Так это волны" - Ученик в последний раз затянулся и вмял сигарету в пепельницу-лапоть.

? Видимо, да. Они неощутимы. Но, как я полагаю, благодаря именно их воздействию в человеке пробуждаются доселе дремавшие качества." Илья высыпал на ладонь изрядное количество шариков аскорбинки и проглотил их." Качества эти опять же труднодоказуемы, но вы мне поверьте. Так, я часто предчувствую то, что скажет или сделает собеседник. Беда в том, что сигнал поступает незадолго до действия, поэтому я не успеваю сориентироваться. Очень часты повторы ситуаций. Многократные. Вам это должно быть знакомо. Знаю, что будет дальше, даже торжествую своим знанием, а что толку. Недоказуемо. А главное, волны. И голоса.

? Еще и голоса. Я рад был бы послушать их трансляцию." Ученик невольно улыбнулся.

? Не смейтесь. Вы не знаете, как это страшно. Постоянные угрозы." Илья сделал свои глаза квадратными и пристально посмотрел в окно, а за ним уже чернел зимний вечер. Снежинки кружили вокруг голых великанов-деревьев, словно комары или мухи, и бились в стекла.

? Кто-нибудь прилетел7 - не обернулся Ученик." Это ко мне.

? Шутите." устало сказал Илья и встал.

? Не обижайтесь. Сам во страхе живу. Но вы вот говорите - угрожают. А конкретно, что они сделали конкретно" И что они вообще могут" По-моему, они бессильны." Он подошел к серванту и достал бутылку "Столового".,? А я бы назвал "Ежедневное". Вино - дрянь, да денег нет. Будете?

? Спасибо. Нельзя." Илья подошел к стеллажу и стал царапать корешки книг.

? Да ну, Илюша, я ляпнул про деньги. Это ж - дичь. Давайте! - Ученик покраснел и уже разливал вино.

" Что вы. Я понимаю. Мне просто нельзя. После голодания." В кармане его шуршали таблетки, когда он двигался." Я пойду. Прилягу.

? Ну, валяйте. За ваше здоровье." Ученик вылил в себя вино." Да! Письмо.

? Вот," протянул на ладони конверт Илья. Ученик знал, что конверт уже прилип к потной руке соседа, и поэтому, как безжалостная медсестра срывает повязку, резко отодрал письмо от руки Ильи.

? Спасибо," сказал Ученик.

? Угу." Илья закрыл дверь.

? Илья! - распахнул дверь Ученик.

? А" - застыл тот в своих дверях и медленно повернулся.

? Хотите, я вам женщину приведу? Не очень красивую, но с которой приятно переспать." Ученик отхлебнул вина.

? Перестаньте! - Илья закрыл дверь. И повернул ключ.

Пиши мне письма!

"Добрый друг!

Соскучился по тебе, по твоим добрым, умным письмам... И вот пишу тебе, не ожидая ничего...

Как давно ты писал, что скоро приедешь к нам...

Мне сейчас очень тоскливо. Ведь год назад я потерял самого милого, самого дорогого мне человека - моего папу, доброго, родного! Год прошел, а все как будто вчера было... Все, что ты видел хорошего," от папы; он мечтатель, фантазер, добрейший, честнейший человек... Даже похожих на него я не встречал. Как-то я терпел свое горе. Теперь не могу - и все! Что делать"! И не представляю. Все опротивело, все осточертело... Чем себя выровнять" Чем помочь горю? Не знаю. Я ведь более года держался на убеждении, что с ним ничего не случилось, а просто был дурной, скверный сон, гнусная комедия... И все. Сейчас эта платформа рушится... Да, я был у врачей, снадобья слегка отупляли меня... Но все же нельзя постоянно обманывать самого себя! В письмах друзьям я передавал от папы приветы. Больше не могу. Мечтаю: если распродам все свое авто-мото, то сделаю большой холодильник. И папа будет жить вместе с нами! Ведь это вполне возможно, не правда ли" Что еще придумать" Пока не знаю. Может быть, ты что-нибудь придумаешь"

Говорят, что если выплачешься вволю, то нервы успокаиваются.

Правда это"

Ты мне напиши сразу же, как у тебя дела, когда ты думаешь у нас быть" Это будет для меня большая радость. Ведь чем-то хорошим ты развеешь горькие мои думы".,. Пиши, не медли. Ты можешь мне помочь.

Привет твоим друзьям.

Твой К. Т.

P. S. Говорят, что сейчас не модны глубокие, верные чувства. Как это глупо и жестоко! Ведь поговорить не с кем!

P. P. S. Пиши мне письма!?

Сколько ночей просидели они с Клавдием, вещавшим без устали про летающие тарелки, инопланетян, чудодейственные лекарства и еще об очень многом, каждый раз оставляя исписанными и разрисованными кипы листов! Сам Клавдий похож на ежа, близорук, не слышит на правое ухо, страдает астмой, позвонки у него как-то смещены, а вместо ?ш" говорит ?х". И вот теперь у него умер отец, а сам неутомимо пишет Ученику и просит о помощи. Но что для него сделать" Написать ответ"

Из дневника Павла Кричалова

Надя работает в парикмахерской. По совместительству стрижет и бреет пенсионеров в одном доме типа богадельни. Там живут старые артисты театра. Она рассказала про меня одному из тамошних стариков, и он очень звал меня через нее в гости. Вообще я очень не люблю, когда меня кто-нибудь жалеет. Раньше стеснялся этого, а теперь злюсь на тех, кто проявляет ко мне сочувствие. Я в нем не нуждаюсь. Но этот старик сам почти не ходит. Я, откровенно говоря, чувствую перед ним какое-то преимущество. Я молод, а он стар, хотя оба не ходим. Но вообще не знаю. Он-то прожил... Все равно надо поехать. Попрошу Надю отвезти меня поскорее.

Я думаю, вот был бы такой человек, который мог бы лечить все на свете. Все, включая веснушки и плохое настроение. Был бы я таким человеком, я лечил бы всех, но мне стоило бы это очень многого, потому что лечил бы людей только своей волей и силой внушения. Я мог бы сделать так,. что у человека выросли новые ноги. Этому человеку лечение стоило бы тоже очень многого, точнее, его организму. Денег бы я не брал с тех, кто мне нравился, а другим говорил, что возьму столько, сколько они сами считают нужным заплатить за свое исцеление. Но на самом деле каждое исцеление стоило бы определенную сумму, и если человек жадничал, то потом нога или рука его укорачивались на столько, на сколько он поскупился. Сумму человек чувствовал бы сам и мог не заплатить только тогда, когда я не брал с него денег. Излечение брало у пациентов столько сил, что жизнь их сокращалась пропорционально величине их недуга. Годы жизни, которые должны были сократиться у тех людей, которые мне нравились, я вычитал бы из своей жизни. Потом я стал бы лечить девушку с прекрасным лицом, но страшно уродливым телом. Я сделал бы ей тело, достойное по красоте лица, а годы, отнятые лечением, взял бы на себя. Она полюбила бы меня. Ноги у меня не вырастали бы до тех пор, пока она меня не полюбила, а когда выросли, то у меня набралось столько чужих лет, вычтенных из моей жизни, что я должен был умереть. Последние годы я отдал за ее лечение, а она долго молилась богу и отдала свою жизнь за мои ноги'. И мы бы умерли вместе. Она, прекрасная и нетронутая, как распускающаяся белая лилия, раздвинувшая белые девственные лепестки и приоткрывшая за ними свою пахнущую самой нежностью страстную сердцевину. Лилия, скользящая по поверхности прозрачного лесного пруда, укрывшего в отражении великомудрых елей ее наготу. И я, обретший ноги, но не ступивший на них ни разу.

Я буду писать!

Как он опустошен! И чем? Не растрачивает себя ни любовью к близким, ни ненавистью к врагам. Что же такое? И где взять силы" Музыка. Она помогала ему раньше. Рождала образы, задавала ритм... Алешка. Он притащил опять какие-то записи и опять, наверное, что-нибудь сверхъестественное.

Ученик включил магнитофон. Поставил пленку. Нет, это ему не нравилось. Он перематывал пленки, переключал дорожки, но никак не мог найти нужной СЕЙЧАС музыки. А она была нужна, он чувствовал это, и вдруг, когда все Алешкины новинки были, кажется, просмотрены и он остервенело нажал еще раз "воспроизведение", зазвучала та песня, мотив которой почудился ему три дня назад, когда перевернулось все внутри него и он сам.

Тело его, как и тогда, переполнила энергия, и он очутился у окна и открыл его, и, словно бумажный самолетик, его поднял ветер. Он не знал, но начинал чувствовать, что ему сейчас так нужно, чем должен наполнить он себя, чтоб вернуться домой и начать работать.

Он летел уже над домами, и странно ему было, что снизу никто удивленно не кричит: "Человек в небе!? Да нет, он же невидим. Ну, конечно.

В голове его всплывали какие-то слова про писателя, про знаменитость, про прошлое... Ах, да, Боря. Ну что ж, прошлое мое малоинтересно, а настоящим я с тобой поделюсь. Ученик не знал точно, где живет Боб, но понял, что летит именно к нему. Мелкая обида. Может быть. Но сейчас мне достаточно и этого. После всего. После прошлого. Я снова буду жив! Я буду писать! И я буду знаменит! В прошлый раз мне не требовалось жертвы. Я просто летал по городу, залетал в ночные квартиры и смотрел на людей. Потом решил, что это был сон. Теперь мне нужно что-то большее.

Вперед! Ему казалось, что он сейчас со звоном влетит в квартиру Бориса, но, проникнув через стекло, даже не почувствовал этого. Только там, где были оконные рамы, он ощутил мягкое сопротивление. А вот и Боб! Он вытянулся в кресле. Девочки и мальчики занимаются любовью. А Боб смотрит! Все великолепно! Руки, главное - руки! И дыхание! Как над огнем навис прозрачный, как стрекозиное крыло Ученик над его пушистой головой. Себе. Себе! Всю его энергию. Боб беспокойно огляделся, но причины беспокойства явно были в голове. Что такое? Насмотрелся. Но что это" И не встать. А из головы словно кто-то большим шприцем все тянет Да и тело все ноет. Ах, как все закружилось! Будто пьян А выпил-то от силы пару стаканов. Припадок?

Ему мерещится, конечно, Ученик, сидящий в кресле напротив. Без ясных контуров, словно мокрое, изображение плавится, пропадает частями.

? Не понимаю. Ты что" - Деревянный язык еле передвигается. Хочется спать, страх заставляет расширить глаза.

? Завтра ты можешь рассказать еще про одно чудо. А сейчас приляг.

Ученик исчез. Изображение вымерло в пространстве. Борис, качаясь, наклонясь, как Пизанская башня, добрел до кровати и рухнул лицом вниз.

Марсианская разведка

Прилетев назад, Ученик заглянул в окна.

У Ильи горел свет, но его не было, а на кухне сидел незнакомец в белом халате.

Ученик спустился на землю и, как все смертные, вошел в парадное. Поднявшись на лифте, вошел в квартиру.

? Очень хорошо, что вы пришли Я уж думал, не дождусь. Кобылец. Психиатр," представился высокого роста мужчина.

Ученик пригласил его в комнату.

? К нам сегодня поступил Скурихин. А вы, собственно, как живете здесь"

? Довольно неплохо," начал Ученик, но понял, что такая форма психиатра не устроит." Сторожу квартиру.

? А Илья" - внимательно посмотрел Кобылец на него.

? Он хозяевам родственник, но положиться на него - сами понимаете." Ученик сделал выражение лица, рассчитывающее на понимание собеседника." А вы его надолго забрали9

? Посмотрим, как вести себя будет. Он, знаете, что в предпоследний раз выкинул" - Врач был крайне располневшим. Мордаха его лоснилась. Сквозь очки блестели беспокойные глаза

? Нет. Илья со мной не делился." Ученик сел в кресло, а рукой указал на диван." Садитесь

? Спасибо." Врач сел. Живот его, как воздушный шар под рукой, выехал и повис между ног. Ученик подумал, было бы забавно, если медик начнет вдруг плавиться и живот его большими каплями начнет стекать на пол." Он написал письмо в органы," понизил медик голос," о том, что какие-то голоса сообщили ему, что один из его друзей состоит на службе в марсианской разведке. Хоть это было и глупо, товарища взяли на заметку. Всякое, знаете, бывает. Есть места менее отдаленные, чем Марс, где разведка довольно неплохо работает

? Надо же! Мне казалось, он настолько в себе, что даже ни с кем не поделится." Ученик перевел глаза на руки собеседника. Они тоже были словно вздутые.

? Так это еще не все." Кобылец поежился, будто посмотрел на себя глазами Ученика." Исписал общую тетрадь. Девяносто шесть листов. Представляете" - Ученик покрутил головой, словно не представляя." Указал на то, что жителям нашей планеты уже давно переселяют души. Якобы в определенном возрасте, в детстве, человек меняется. Окружающие этого вроде как и не замечают, а человек становится другим. Так вот это ему сообщили все те же голоса.

? Страдалец," вздохнул Ученик. Психиатр удивленно сверкнул линзами.

Дела душевные

Врач ушел. Ученик открыл дверь в осиротевшую комнату соседа. Разбросанные вещи были словно отдельные фразы, не договоренные Ильей. Он подошел к письменному столу. Выдвинул ящик.

Читать чужие письма, копаться в чужих вещах он не считал чем-то недостойным, а вполне оправданным для творческого человека.

Много пустых и полных упаковок с таблетками, рецепты, шприц, карточки "спортлото", документы, какие-то бланки, записи шахматных партий - все это перестало существовать для Ученика, когда он докопался до тетради с надписью кровавыми чернилами: "Дела душевные". Ученик сел на искалеченную раскладушку Ильи и перевернул обложку. Несколько листов из тетради было вырвано.

..."Работаю много. С детьми тяжело, но интересно. Я разделил свой класс на несколько слоев. В верхний слой вошла вся элита, а в нижний соответственно дебилы. Одного парнишку пришлось убрать. Их два брата. Старшему надо просто огрубеть, а вот младший - это уж слишком много для класса. Если б он остался, я бы просто не справился. Сказывается отсутствие опыта.

Достал кучу интересных книг: систему йогов, парапсихологию', журнал "Спиритуалист" - одним словом, почти все то, что меня давно интересовало. И все более интересует. В шахматы играю мало. Записался было в клуб, да нет времени ходить. Все свободное время отнимает чтение...

Жена ждет ребенка. Какая это будет радость!

Соседский мальчик меня пугает. Надевает на голову колпак. Как у звездочета или куклуксклановца. Берет дудочку в руки. Ходит и дудит. И все время попадается навстречу мне. Или сзади. Сзади не так страшно. На нем шорты. Ноги в гольфах.

...Каждый должен приобщиться к православной церкви. Хочу окрестить дочку. Главное, чтобы жена не узнала, а то она меня сразу отправит в больницу. Сам я вчера окрестился. Сразу стало легче.

Когда все это начнется, спасутся только принявшие крещение в православной церкви.

Ничего не могу делать, ни читать ни писать. Очень мешают голоса. Доктора здесь не помогут. Какие пилюли могут заставить замолчать динамики"

Успокоение только в церкви. Только в вере. Надо молиться Богу.

Вчера я разговаривал с Богом. Вначале тело стало как бы не мое, и я это чувствовал, а потом стало очень легко на душе. Остался только голос Бога.

Все это было. Повторение. Таблетки. Дают. Глотаю. Будет, м. б. еще раз. М. б. не один

Не могу отделиться от мысли, что все уже было.

Если человек безумен или, правильнее сказать, болен, т. е. живет нереальной жизнью, то он не сознает того, что его поместили в психбольницу. Я сознаю. Они считают меня больным. Как объяснить им, что я стал жертвой опасного и жестокого эксперимента? Как заставить их поверить в то, что в XX веке стало возможным изобретение машины, могущей внушать людям любые убеждения, делать с ними абсолютно все, что будет угодно экспериментаторам?

Не знаю, какие державы располагают этой машиной. Возможны разные варианты. Эта машина может внушить любые мысли, убеждения, т. е. она может вынудить, принудить что-то с собой сделать. Она может целой нации внушить мысль о самоубийстве или о повиновении. Все дело в том, кто первым пустит ее в ход.

На мне проводят эксперимент. Почему выбрали меня" Человек, не имеющий врагов, спокойный, образованный, шахматист.

Голоса мне говорят, что убьют меня, мою жену и дочь. Говорят, что будут их садистски истязать перед тем, как умертвить. Что делать"

Сигнал поступает тогда, когда мой собеседник раскрывает рот. И, хотя я знаю, что он мне скажет, но доказать это ему невозможно. А машина мне передает всю информацию, которую сообщит собеседник.

Слишком много совпадений.

Общаюсь с покойным дядей. Страшно.

Из учеников почти никто не приходит. Редко.

У меня сильная экзема. В волосах перхоть. Нервные моргания глаз. Подергивание головой.

Здесь находится много народу. Есть больные. Один пожилой человек сильно и часто кашляет. Его поместили в коридор, где все время открыты окна. Сквозняк сильный. Хотел поменяться с ним местами. Доктор не разрешил.

Все время ощущение, что горячо. Во мне горячо. Как двигатель перегревшийся. Так себя ощущаю. Это от информации.

Правильно. Раньше лили воду. Но мне не надо. Если человек говорит, как заставить замолчать" Уйти. Я думал, но это не выход. И на том свете будет то же. А м. б. хуже."

Из дневника Павла Кричалова

Надя возила меня к старику. Он совсем дряхлый и почти не ходит. В комнате у него очень интересно, как в сказке. Над дверью висят крокодил и огромная жаба. Рулоны бумаги хранятся в слоновой ноге. Все стены увешаны картинами. В углу иконы. Много книг. На кровати рядом с подушкой лежит игрушечный зверек, не то кошка, не то собака," очень старый, наверное, как сам старик. Он кормил меня пельменями, предлагал водки, но я отказался. Пью только дома. Потом к нему пришли какие-то люди. Почти в это же время в окно постучала Надежда. Она привела машину. Надя не помогла мне дойти до машины, даже не зашла к старику. Один из ребят, пришедших к нему, помог мне дойти до машины и сесть.

Я не верю в то, что Надя меня любит, хотя мог бы это подумать: она не относится ко мне, как к инвалиду, а как к полноценному мужчине, и не помогает ни одеваться, ни передвигаться.

Больше всего мне понравилась картина старика, на которой изображен светлый парень с баяном. Он написан не весь, а по пояс, даже больше. Парень в русской рубахе, сидит вполоборота, лицо в полный профиль, куда-то смотрит. Справа стоит баян, на который он оперся. Сзади баяниста, далеко, заводские трубы и корпуса. Рубаха на парне белая с синим узором, вроде как праздничная, но картина грустная. Парень кажется очень одиноким. Хоть внешне он мне не понравился, я его пожалел. Я считаю, что в портрете самое главное голова и руки, кисти рук. Но, странно, лицо у баяниста белое, мягкое, кажется, что художник даже пытался его огрубить, сделать более жестким, упростить. А вот руки у него красные, рабочие, изможденные, усталые, кажется, что они намного старше человека. Я сказал об этом художнику. Он мне объяснил, что голову писал одного человека, а руки другого, и очень обрадовался, что я это заметил.

Парень, который проводил меня до машины, говорил, что старик не только художник, но еще и поэт и писатель, а на рояле играл лучше, чем писал картины, и сам написал несколько романсов. Парень сказал, что художник знает несколько языков, вообще он успел наговорить мне про старика столько, что я всего и не запомнил. После этого мне стало очень жаль себя, и в то же время появилось какое-то зло. Я думаю: ну, что я смогу за свою жизнь сделать" Вот этот художник - ему скоро девяносто, и, прожив такую долгую интересную жизнь, он перестал ходить. Да и куда ему ходить" Ему, наверное, все надоело так же, как и мне. Последнее время я заметил, что теряю интерес ко многим вещам. Да и как не терять" О чем вообще можно думать"

...Очень плохо. Скучно и тошно. Совсем не хочется пить. Что я теперь" Объект для сочувствия. Ничего не могу сам. Хожу кое-как на протезах. На улицу стесняюсь выйти. Я же вижу, с какой жалостью на меня все смотрят. Пенсионеры на скамейке сразу начинают перешептываться. Говорят, наверное, вон пошел из седьмой квартиры. Сижу целый день дома. Страшно подумать, что просижу так еще лет пятьдесят. Но теперь об этом думать не надо. Завтра Мама уезжает на похороны отца. Я б на ее месте не поехал. Если человек мог оставить женщину с ребенком на руках без всякой помощи, он не стоит даже того, чтобы бросать ему мелочь и землю в могилу. Раньше, правда, я хотел увидеть отца, узнать его, поговорить, ведь мне его очень не хватало, но, когда я остался без ног, то понял, каково было Маме. Меня держат ноги, которых нет, из-за них я не могу ничего делать из того, что хотел бы. А Маму держал я, а теперь вот буду держать до самой смерти. Нет. Не буду... Хорошо, что Надя у нас - только одна соседка. Дочь она уже отправила к бабке, а ее я пошлю посмотреть какой-нибудь двухсерийный фильм. Надежда уйдет, а я в это время все сделаю и, чтобы мало ли чего не подумали, напишу письмо, да и дневник мой найдут, только я напишу на обложке, чтобы не показывали Маме. О Ней я подумал. Сейчас мы живем вдвоем. Оба не видим в жизни ничего хорошего. Если меня не будет, то Мама должна это пережить, она же поймет, что так всем лучше.

Итак, остается один человек" Мама, которая сможет еще найти что-то в жизни.

Она же родила меня в девятнадцать лет и молодая еще.

Как все делать, я знаю: Ростислав мне говорил, что лучше всего резать под мышками. Мама раньше незаметно прятала бритвы, таблетки и всякие такие вещи, но я схитрил. Сказал, что если человек бреется электрической бритвой, то кожа у него становится неровной. Мама купила мне бритвенный прибор, а в глазах у нее стоял вопрос: "Зачем тебе гладкая кожа, сынок??

Куда же деваться?

Я привык врать. И себе? В первую очередь. Меня же никто не спрашивает. Я могу думать про себя. Я! Я! Я! - пишу из любви к себе. СОЧИНЯЮ. Я и позер. А как с остальным? Нет, это танец перед зеркалом. Но куда же деваться? Про себя, в сознании, все выглядит лучше и больше. Ага, значит, я хочу "лучше и больше??

Ничего не хочу... А время идет...

Ему очень приятно

"Отравиться, что ли"" - подумал Ученик как о чем-то очень простом. Тут же представил, что лежит уже в гробу и опускают его в подвал крематория, а кругом собрались все, кто его знал, и каково им теперь, когда его нет.

? А, черт с ним! - сказал он и высыпал в ладонь таблетки из разных пачек, которые наверняка были снотворными, и принимал их Илья каждый день. Он проглотил лекарство.

Выходя из комнаты, потушил сигарету о косяк двери. Мгновенно затухающие искры рассыпались вниз. На древесине, выкрашенной белой краской, остался черный кружок. Словно потухший костер на белоснежной планете. Он ушел. И оставил на косяке маленький потухший кратер. Что-то ведь надо оставлять после себя.

Вернувшись к себе, сел на пол. Включил магнитофон. Вначале не было ничего. Только знакомая музыка. Потом словно чьи-то руки легли на его голову, а голова стала мягкая, как пластилин, как клубок шерсти, а руки шарили в ней. И вдруг хлынула вода. Она набегала теплыми волнами, согревала голову и оттуда расползалась по телу. Да, он был под водой, и вечно хотелось полулежать на паркете и ни о чем не думать. Какая-то сила, без всякой его воли и желания, без всякого напряжения, сделала его счастливым и беззаботным. Он ничего не помнил. Чувствовал только одно - ему очень приятно. Он просто сходит с ума от удовольствия.

В чужом пиру похмелье

Утром позвонил Боб и очень тихим голосом спросил, что Ученик делал вчера вечером. Ученик ответил, что вспоминал прошлое, сказал, что Илью увезли, и спросил, давно ли Боб его знает.

? В общем-то да. А что" - Голос у Бориса был слабый.

? Как у него начались эти шизовки" - Ученик успел поработать перед тем как навестил аптечку Ильи, и теперь ему очень хотелось поблагодарить Бога за отданную энергию.

? Ну, видишь ли, все началось с того, что он стал оставлять везде свои вещи. Портфель, книги, плащ - в гардеробе. Потом стал все раздавать." Борис говорил тихо, но ясно, а Ученику иногда казалось, что он говорит по-английски." Раздал много ценных изданий. Вещи отдавал. Зонт. Очки от солнца - словом, шизанулся.

Голос Боба иногда пропадал, а потом возвращался, но будто с другой стороны:

? Жена ему говорит: "Ты, Илюша, что," заболел" С памятью что-то или нарочно так?? А он говорит: "Нет, я теперь так жить буду. И все так должны". Ни за какие вещи, то есть не держаться, все раздавать.

? Да, интересно; он что, и в дурдоме всем будет помогать" - засмеялся Ученик.

? Не знаю. Хочешь - навести. Среда и воскресенье с пяти до семи. Адрес знаешь." Боб еле ворочал языком.

? Знаю," подтвердил Ученик.

? Ты извини, я с тобой разговариваю, а сам лежу," оправдывался Боб.

Рядовой организм

Они шли, наступая на листья, которые шуршанием своим озвучивали этот странный парк, а то, вдруг втянутые в танец порывом ветра, перелетали веером из руки в руку этого невидимого фокусника-ветра.

Ученик был выше Ильи больше чем на голову и склонялся, когда тот говорил.

? Видите ли, я не считаю себя больным. Разве можно назвать болезнью прозрение" - Скурихин затянулся, полоща дымом рот.

? Но у вас уже наступали моменты, когда вы считали себя прозревшим" - Ученик остановился, прикуривая сигарету." А это как произошло"

? Это не произошло, а происходило. И происходит. Все, что было раньше," детский лепет." Илья запнулся, смущенно кашлянул." Мне стали являться мои грехи. Вы понимаете?

? Да." Они встретились глазами. Ученик заметил, что Илья стал избегать прямого взгляда. Стал еще чаще и неравномерно моргать. Лицо Скурихина теперь как избитое, а прыщи обратились волдырями." Это было довольно мучительно. Я должен был все вспомнить сам. А они только исполняли то, что воскресало в моей памяти." Илья снова размял папиросу. Закашлялся.

? Эдакий театр." Ученик вздохнул и оглянулся по сторонам.

Прямые, как свечи, деревья тонули в лужах, будто они тоже таяли и были восковые. В почерневших островках первого снега нельзя было угадать его былого крахмального благополучия.

? Вы не мерзнете" - спросил Скурихин поежившегося Ученика.

? Нет, я почесываюсь. А что, тут не следят" - Он подобрал с земли лист, но тут же искромсал его и пустил по ветру.

? За кем" - не понял Илья.

? Ну, мало ли, убежите. Вон какой парк, а ограда для кроликов.

? Куда" - изможденно посмотрел на него Илья, затаптывая папиросу в охапку листьев." Так было вначале. Потом так, что уже не знаешь, спишь или нет. Их стало гораздо больше. Мне было страшно, но вместе с тем пришло чувство раскаяния. И я перестал бояться. Во мне проснулся совершенно другой человек.

? И вы стали все раздавать людям" - Ученик улыбнулся.

? Это не главное. Передо мной открылось столько нового, истинного, вечного, что раздать все и остаться голым - это так, этого не замечаешь." Скурихин вдруг быстро проглотил какую-то таблетку.

? А это зачем" - спросил Ученик.

? Рядовому организму не справиться с той нагрузкой, какую я получил," помотал головой в подтверждение своим словам Илья.

Они вернулись к белому кирпичному зданию. Окна были затянуты ржавой сеткой. Ветер разбежался за их спиной, ударился в стену, закружил скомканные листья, которые птицами понеслись на них. Ученику вдруг захотелось стрелять в их разноцветную стаю.

? Скурихин! - позвал женский голос из дома. Ученик посмотрел на окна и определил, откуда

кричали, по белому пятну за сеткой.

? Вы извините. Мне пора. Процедуры," виновато отвернулся Илья." Приходите в воскресенье.

Скурихин неловко выставил свою руку. Ученику показалось, что он пожал тюлений ласт. Илья кашлянул: - До свидания.

Это он сказал уже на пороге и, повернув свою сутулую спину, еще больше согнулся, когда входил в корпус. В больничном ватнике он был похож на темно-синюю гусеницу.

Дневной сон

Ученик давно заметил особенность своего организма - всегда заболевать до или в период особенно важных событий. Это бывало и перед праздниками, и когда-то перед соревнованиями, и даже перед свиданиями, на которые возлагались большие надежды. Сейчас, почувствовав легкую ломоту в спине, он решил прилечь, хотя еще не стемнело. "Некстати болеть"," подумал он и, три раза перевернувшись с боку на бок, заснул.

...Как они ждали квартиру! А вот бедная баба Катя не дождалась. Да, он сидит теперь на чемоданах и ждет, что очень скоро, может быть, уже сейчас, уже подъехала машина и повезет их вещи в новый дом. Много вещей они, конечно, оставят, но и потаскать придется изрядно. Чего стоят одни книги! Как смешно было, когда баба Катя зашла в комнату после ремонта и стала шарить по свежеоклеенной, еще совсем сырой стене и, всхлипывая, повторяла: "Зачем заклеили книги" Там все мои учебники!? Книги были просто сняты, а стеллажи разобраны. Да, она была уже совсем ребенком, бедная баба Катя. Все ждала, когда мама поведет ее учиться в гимназию. ...Соседи" Но мать с ними в постоянной ссоре, и они не заходят. Кто-то без звонка? Как вошли" Нет, старуха какая-

2. "Юность" J* 4

то. Баба Катя1 Да, она совсем разучилась ходить. Вошла, оглядывается. Сонная какая-то.

? Ты что, баба Катя" - спросил Ученик и встал с чемодана, но не распрямился.

? Вы куда собрались"

Она говорила всегда властным голосом, но кто ее слушал!..

? Так переезжаем мы. На новую квартиру1 Старуха стала нечистоплотной в последнее время,

и от нее часто дурно пахло. Она почти не слышала, и ей приходилось кричать. Ученик отошел к окну. Оттуда проорал:

" Машину сейчас жду!

? А меня-то возьмете" - спросила баба Катя и села вдруг на свою кровать.

Но кровати-то уже почти год как не было. После самой смерти, как увезли старуху, так и кровать во двор выставили. А там долго ли она простоит" Что-то было во всем этом не то.

Сидит баба Катя на своей кровати, нога на ногу, пальцы сплела, колено обхватила. Всегда так сидела. Но все равно не будет ее скоро. Уйдет она. Уйдет" Милая, старая баба Катя! Сколько она возилась с ним - капризным и злым. Как отплатить ей" Что сделать за эти минуты" Ученик подошел к ней, обнял ласково, поцеловал в лоб. Она была такая родная ему. Вся даже какая-то мягкая сейчас, беспомощная. Но что это она так смеется? Нет, странный смех ее1 Да она ли это91 Господи,, кто это" Вон же баба Катя там, в дверях, спиной уже к нему, а это кто" Нижняя старуха с вытекшим глазом? Была сейчас она, но нет уже. Да кто же это" Нет, снова баба

17

Катя. Ой, нет! Чужая, страшная, схватила его за руки и тащит, на себя тащит!

...Ученик проснулся и, еще не придя в себя, на всякий случай простонал. Сбросил простыню, сел. "Со мной, и вдруг такое. Не от Ильи же мне заразиться". Он снова лег.

...Автомобиль был большой и черный. Не очень современный, но такой шикарный, что можно задохнуться от счастья, сидя в нем. С ним была обезьяна. Какие-то собаки кружили вокруг них, но Ученик открыл дверцу, и обезьяна из уличной слякоти скакнула на кожаное сиденье. Да и наплевать! Главное, скорей завести и ехать. Автомобиль плавно двинулся, но, миновав квартал, Ученик понял, что правит троллейбусом. Он знал улицу, по которой ехал. Вырос на ней! И никогда по ней не ходили троллейбусы. Подумав об этом, он сделал что-то не так. Машину вынесло на перекресток и вправо, поперек проспекта, но все встречные машины, как рыбы, огибали троллейбус. Ученик увидел перед собой пожилую рыжую женщину с огромной собакой. Он понял, что это самая шкодливая из тех, кто приходил к ним, когда он только родился, чтобы сказать: "Нет, он не похож на Олега!? Отец ушел, не зная, что Ученик готовится увидеть свет, а про этих "общих знакомых" один раз случайно слышал. Как ни мерзка ему пришлась эта баба, но что она скажет" Перед тем, как женщина заговорила, ему предстояла дуэль глазами с ее псиной. Не мигая, смотрел Ученик в красные собачьи глаза.

? Ты что-нибудь знаешь о своем отце" - спросила женщина, одергивая поводок и улыбаясь.

? Только то, где он живет.

Ученик пожалел, что с ним нет Ивара. Он хоть и в два раза меньше этого кобеля, да вдвоем они как-нибудь с ним бы управились. А пес, словно видя перед собой Ивара, оскалился.

? Перестань, Пушок," небрежно хлопнула она пса по переносице." Знаешь, твой отец очень опустился. Совершенно спился, страшно постарел.

А мать говорила, что Олег не выносил спиртного. Да Ученик это и по себе знал. Но вот видит: небритый сутулый человек перед зеркалом. Странно видеть этого грязного мужчину в изящной женской спальне. Ученик вспомнил фотографию. Отец там гораздо выше матери, руки держит в карманах пиджака, улыбается. Да, он здорово похож на отца. И вот он уже D его оболочке, и на этой фотографии, и у трюмо, трусливо заглядывает себе в душу. В какое-то мгнове-пкг вся грядущая жизнь предстала перед ним.

...Он проснулся, но не двигался и ничего не думал. Это длилось долго. Потом подтянул под себя ноги и сел.

? Все теперь ясно" - спросил он себя.

Щелкнул торшером. Слез с дивана. Достал из серванта снотворное. Высыпая в рот несколько порошков, отхлебнул вина из горлышка и лег спать.

.. .Комната, в которой они раньше жили, была дорога ему, как живое существо. А сейчас, когда здесь была Мама, он чувствовал себя ребенком. Но что за мужики за столом? Да это Август с каким-то типом. Чего они пришли" И почему Мама с ними смеется? А угол комнаты, как у Августа в квартире. Даже стол такой же. Но как они веселы. И Мама ставит на стол бутылку водки. Вот это уж ни к чему. Ученик подошел и хотел взять бутылку. Мать стала его отталкивать. Он увидел, что комната перегорожена ширмой, и повлек мать к окну, где должна стоять ее кровать. Но она уперлась руками ему в грудь и не хотела двигаться с места. Ученик с неожиданной легкостью поднял се, как вдруг обратил внимание на юбку. Это была Маринина юбка, сшитая словно из лепестков тюльпана. Да это же Маринка! Ученик опустил ее на кровать. Теперь ему было наплевать и на Августа, и на его приятеля...

...Комната была на южной стороне дома, и с полудня солнце било в окно лучами, которые разбрызгивались по потолку, а вечером желтая полоса переползала с паркета на стену и там уже кровавым пятном жгла фотографию Марины. Ученик лежал и водил по стенам глазами, а шевельнуться не было сил. Одеревеневший, но расслабленный, он снова заснул.

...Мужик был огромен, а толст настолько, что груди его просто болтались, как свиные рыла, в разные стороны. Сам он весь был в крупных складках, как стеганый надувной матрас. Ударить его не имело смысла. Такого не прошибешь! Но вот в руках у Ученика автомат, и он ловко прошивает бугристую спину крест-накрест. Однако детине ничего не сделалось. Он оборачивается. Да он смеется! А сам целится Ученику в голову из пистолета, который кажется игрушечным в его руке и похож почему-то на галстук-"киску". Ученик закрыл лицо руками и с ужасом почувствовал, что они стали тяжелыми и липкими. Что, он убит" Готовясь упасть, он открыл лицо и увидел, как мужик рассказывает что-то Наташе и бабе Кате. Они втроем смеются, а на поводке у Наташи Ивар... Ученик удивился, что у всех распухшие ноги и сплющенные головы, а сами они, как сосны, нависли над ним и вытягиваются все выше. Он понял, что лежит. Позвал к себе Ивара. Тот подошел и встал на него всеми четырьмя лапами, приятно задышал из своей собачьей пасти. Но было очень тяжело держать на себе пса. Ученик попытался столкнуть с себя собаку, но когти впились ему в грудь...

Из дневника Павла Кричалова

Совсем одиноко. Никому не верю. Ни с кем не делюсь своими мыслями и настроением. Все мне противны. Как хочется иметь ноги, чтобы уйти куда-нибудь далеко в лес от всех людей. Взял бы Надю? Не знаю.

Хочется в снег. Зарыться с лицом. Ободраться о подмерзшую корку льда над снегом. Израниться. Кровь на снегу. А потом носиться по лесу, сбивая спиной и плечами с деревьев снег. Наверное, это близко к смерти.

Мама вчера уехала. Я послал Надю в кино, а сам решил умереть. Все приготовил, представил, как меня найдут, как Надежда будет плакать - ее слез мне не жалко, мне их хочется. Маминых слез - жалко. Представил, как буду лежать в гробу, а вдруг мне стало завидно. Завидно оттого, что я ничего не сделал, чтобы умереть. Не потому, что я что-то там обязан сделать" это все ерунда, а как в детстве, когда я начинал чем-то увлекаться потому, что другие это умеют. Мне как бы открылось новое измерение жизни - я ничего не сделал. А что я могу? Не знаю. Написать бы что-нибудь, симфонию или картину, а после этого умереть. И еще. Хотя это меня бы не удержало. Только это. Я подумал, что будет дальше? Я-то этого не узнаю!

Тебя?

? Значит, как прочту, сразу верну." Черноглазов набил портфель книгами и с отрешенным видом сел на подлокотник кресла." А что собака твоя, жива?

" Может быть, Ивар еще жив, но он не у меня." Ученик покосился на Черноглазова.

? А что случилось" - изумился тот.

? Потерялся.

? Как же так?

? Очень просто. Ушел.

? Ты его так одного гулять и отпускал" Вот видишь.

? Он мне теперь каждый день снится. Позавчера с ним чай пил.

? С кем?

? Да с Иваром же.

? Как?

? Очень просто. Сидели на кухне. Он одну лапу на другую заложил, в передней блюдце держит и на чай дует, чтоб быстрей остудить. Собакам, знаешь, горячее нельзя: нюх пропадает.

Ученик включил магнитофон.

? Тебе сегодня куда-нибудь надо" - Черноглазов стал извиваться под музыку.

? К шефу. Конфиденциальный разговор. К тому же хочет уволить." Ученик отбивал ляжки ладонями в ритм музыке.

? Тебя" - искренне удивился Черноглазов.

Конфиденциальный разговор

? Слушай, парень, не нравятся мне твои разговоры." Правдин серьезно на него смотрел." Кончал бы ты свое пустозвонство. Понял"

? Вы мне как начальник такое указание даете" - Ученик не отводил своих глаз и улыбался.

? И что у тебя за манера все время лыбиться? Взрослый парень, а все дурака разыгрываешь. Смотри, как бы твои документы не испортились.

К Правдину постучали.

? Войдите.

Вошел Башков. Правдин больше не задерживал Ученика.

Нет

Здесь курят. Сидят на стульях. На подоконнике. Приятней. В детстве, наверное, потому что запрещали. Надписи на стенах. Немного. Бывает гораздо больше. Чьи они" Кому? Где вы, авторы, рассыпавшие свое одиночество"

Ученик бросил сигарету в банку из-под горошка. Она зашипела обиженной змеей. Собрался уйти, но из лифта явился Алешка.

? Старик, на минутку! Здравствуй! - принял он руку Ученика." Проект зарубили. Ах, мать их не вовремя родила! Полгода, старик, полгода!

? Это что, городок в Сибири" - Ученик сунул в рот Алешке сигарету и захрустел спичками.

? Ну да! Мой город! Перестраховщики." Он судорожно затянулся. Руки дрожали." И ведь получится как в тот раз. Они тогда тоже настаивали, чтоб в одном кирпиче сделать. А что получилось" Одного оштрафовали, другой - с инфарктом." Алешка выронил сигарету. Искры осыпали его изящные ботинки." А, черт! Старенький, прости. Еще штучку.

? Слушай, отец, у тебя со здоровьем тоже неважно. Ты бы так не дергался, а то опять вздует. Смотри, ты уже надуваешься." Ученик погладил Алешку по животу.

" Мелочи, старина. Еще одна-две печеночных комы - и все. Это не самое главное." Алешка зло посмотрел в окно через свои темные очки.

? Как говорит Лика: "Для приобретения хорошей духовной оболочки мы должны иметь как базу хорошую физическую".,? Ученик с улыбкой посмотрел на Алешку.

" Чушь, старик! Всем в печку. А раньше, позже - не суть." Алешка, кажется, начал успокаиваться.

? А вот и Лика! Ты, мать, легка на помине." Девушка искренне улыбалась, встретив ребят." Как твоя йога?

? Отлично! Вчера, наконец, села в лотос. Больно!

Мать вышла из кухни, говорит, дошла ты, доченька, в цирке тебя скоро будут показывать." Она, как лошадка, качала головой, словно соглашаясь с тем, что дошла.

? Башлей у тебя, мать, будет - пруд пруди. Нас тогда не забудь." Алешка собрался уходить." Я к шефу. Еще увидимся?

? А как твоя учительница? Как это по-индусски" - спросил Ученик.

? Гуру," сказала Лика." Ты знаешь, неважно. С головой что-то.

? Гуру," улыбнулся Ученик." А что, перенапряглась"

? Вроде того." Лика погрустнела." Ни с кем не общается. Сама с собой разговаривает.

? А чего ж так" - Ученика не покидала бодрость." Она ведь чудеса всякие делала? По стеклу ходила?

? Ну, не только. И по углям тоже, и телепатировала, и гипнотизировала. А как третьим глазом владела! Я тебе рассказывала" - Она посмотрела на него.

? Нет. А где это" - смущенно спросил Ученик.

? Здесь," уперла указательный палец в середину лба Лика." Ты когда глаза закроешь и острый предмет к этому месту подносишь, чувствуешь"

? Не приходилось," сказал Ученик." Сегодня попробую.

? Ну вот, а если развить третий глаз, то можно и прошлое знать, и будущее предсказывать. Это - большая сила." Лика словно отдавала дань поклонения какой-то действительно очень большой силе." Я сейчас пробую. Плохо получается.

? А как ты им смотришь" - спросил Ученик.

? Да не смотрю еще," улыбнулась Лика." Развиваю. Надо на нем сосредоточиться и представить в этой точке свечение.

? Понятно." Ученик достал сигарету." Лика!

? А?! - Она испуганно посмотрела в его глаза.

? Ты замуж не собираешься" - спросил он и вдруг смял сигарету.

" Что" - Она взяла двумя руками папку для бумаг и, словно щитом, закрыла, насколько могла, свое тело от его глаз." Нет.

Слово редактора

? Вы знаете, меня ваш Павел Кричалов насторожил. Что вы все пишете про такие вещи" Про извращенцев. Про наркоманов. Это все - отбросы. Посмотрите вокруг. Разве все так плохо и безысходно" - Елизавета Антоновна перевела дух, посмотрела на Ученика, угощая его своей жизнерадостностью.

? Конечно, нет, я просто пытаюсь понять, откуда берутся отбросы." Ученик закинул ногу на ногу." А дневник произвел на вас впечатление подлинности" Верится, что автор его действительно искалечен"

? Ну, как вам сказать. У меня, собственно, вызвали сомнение отдельные моменты." Елизавета задумалась и начала листать рукопись." Вы хотели показать страшно одинокого человека с очень бесцельной жизнью. Если это только из-за ног - бедновато. Потом, любой человек излагает на бумаге не столько туманные мысли, сколько мысли уже разработанные, проясненные.

? Но ему не до того," вставил Ученик.

? Вы - автор и не забывайте этого. Вы должны крепко держать мысль в руках." Елизавета отложила рукопись и придвинула ее к Ученику." И еще хотела бы вас спросить. Кто такая Надя? По какое место ему отрезало ноги" Все это неясно. Попытайтесь внести в дневник конкретности жизни. Ну, а насчет печати...

Неначатое собрание

Он думал об этом в детстве, а потом забыл и только сейчас очень удивился, что не замечал раньше эти страшные морды. Ничего человеческого. Тупые, вечно пьяные морды. Правдин торопился. Он должен был еще провести собрание.

Впереди себя он увидел человека. Тот шел еще, но скоро должен был упасть. Пьяные движения становились все неувереннее. Вот он схватился за трубу, его понесло на газон, и об дерево опавшее - головой. Больно, наверное, но почувствует завтра. Упал. Правдин, шедший за ним, подумал, что и на жизненном пути так: кто-то упал, а ты иди дальше и не оглядывайся. И он пошел дальше. К нему подлетели летучие мыши и хотели сесть на плечи его и руки.

" Что надо" - спросил криком он.

" Мы же мыши! - послышалось в шуршании крыльев.

? Кыш, мыши! - прозвучало не шуршание, а живой голос Мартына Васильевича. Улетели мыши.

А войдя под арку своего дома, Правдин встретил упавшего у дерева человека. Тот шел навстречу, сердито качаясь, и держал бутылку какого-то пойла.

" Меня" - спросил человек." Кто еще быстрей"

? Пустите." Мартын выбросил руку, желая оттолкнуть пьяного. Но навстречу ему блеснула бутылка, а с лица человека от резкого движения слетела маска небритого пьяницы, и за ней были только черви

Испуганный, Правдин пошел дальше и резко захлопнул за собой дверь проходной. Он прошел к себе и без сил опустился за стол. Отдышавшись, подошел к зеркалу. Оно висело в этой комнате, где Мартын менял и хранил свои маски. Он снял маску и увидел в зеркале свое усталое лицо. Правдину давно не нравились собственные глаза. Были под ними тяжелые, всегда влажные фиолетово-зеленые мешки. Они могли быть и от переутомления, и от частых выпивок, и как начало базедовой болезни, потому что глаза у Мартына Васильевича становились со временем все больше, словно глазные яблоки пытались освободиться из век.

Без стука вошел Тупицын На нем была маска снисходительного участия в чужом горе.

? На заводе, где работает моя супруга, сгорело в малярке восемь человек. Стояло полведра нитры, кто-то заронил искру. Ни один не успел выбежать. А у нас такого не будет.

? Почему, Федор Иванович" - спросил Правдин, протягивая Тупицыну сигарету и закуривая сам.

? Спасибо, я "Беломор". У тебя, Мартын Васильевич, что лицо такое скучное?

? Ах да," спохватился Правдин и быстро нацепил маску обоснованного довольства.

? На собрании будешь сегодня" - спросил Тупицын.

? Конечно." Правдин взглянул на часы. Пора уже.

Он запер кабинет. С Тупицыным они поднялись в зал. Народу было уже достаточно, а у трибуны Правдин увидал Ученика и сразу подошел к нему.

? Зачем пришел" - спросил Правдин, взяв Ученика под локоть. Но больше всего его возмутило то, что Ученик без маски.

? Интересно," ответил тот, продолжая рассматривать присутствующих.

? Здесь серьезное собрание, выйдите! - Мартын Васильевич кивнул на дверь.

? Выйду, только вы снимите маску." Ученик смеялся.

" Что" (Никто никогда не смел говорить про маски, хотя знали про них все.) Что"

" Маску! Маску! - и Ученик грубо сдернул с Правдина маску, зацепив ее за щеку.

Тут случилось то, чего Мартын больше всего боялся. У него выпали глазные яблоки, и куда катились они - Правдин уже не видел. Держала их последние дни маска - маска благоденствия. Прорези для глаз на ней были вырезаны полузакрытыми от блаженства. Перед Правдиным была теперь чернота; даже не чернота, а просто ничего. Ни-че-го...

? О-о-ой! - со сна крикнул Правдин и замолчал сразу, окончательно проснувшись.

" Что такое" - проснулась Правдина. Не уразумев, "что такое", перевернулась на правый бок и заснула.

? Ничего," вслух подумал Правдин." Наверное, я схожу с ума.

Алеша бредит

? Ты бы навестил Алешку," подошел Цырлин." Парень совсем дошел.

? Ладно. Он в отделе" - спросил Ученик.

? Да какой там в отделе - дома, пьяный в хлами-ну. К нему Шпикина с профоргом ездили, так он их послал подальше, и то через дверь.

Цырлин был не так расстроен делами Алешки, сколько интересно ему было узнать, что же с архитектором, уволят ли его теперь, да и вообще - сломался ли он. Сам Цырлин - как пони среди сотрудников, когда те лошадиным табуном несутся по коридору на обед или с работы. Угнетенный своей миниатюрностью, он крайне не уверен в себе, постоянно чертыхается своей бесталанности, но ехидничает, как злой гном, когда кто-то оступается.

Из Объединения Ученик поехал к Алешке. Жил тот на окраине. В новостройках. Ученик был у него один раз, но визит случился в праздник. Они приехали вместе, а потом Алешка запихнул друга в такси, и Ученик начисто позабыл все ориентиры. Он долго бродил среди слишком одинаковых домов, пока не вспомнил, что в Алешкином парадном сорвана часть почтовых ящиков, а на сконфуженной некрашеной стене карандашом нацарапано "Ваши газеты на почте". Память выручила Ученика, и он все-таки нашел квартиру, потому что перед ее порогом лежали лоскуты тюлевой занавески. Именно их прижимал Ученик в тот день к лицу и плакал: "Эту юбочку я подарю Маришечке! Старик! Отдай мне ее. Ну что тебе стоит! У нее была юбочка из лепестков тюльпана, а теперь будет из стрекозиных крылышек!?

Ученик позвонил. Звонок рявкнул, но никто не открыл, и Ученик надолго прижал кнопку. В скважине показался довольно острый кухонный нож.

? Алешка, тебе жизнь моя нужна? Выходи на честный бой! - Ученик отошел на всякий случай от двери и расслабился.

Дверь открылась. Алешка стоял на пороге. Руки его от локтя были в крови, а сам он плакал.

? Ты! Господи!

На этаж поднялся лифт, но когда двери разъехались, то Ученик уже щелкнул замком и удивленно смотрел на друга.

? А, это..." Алешка вытянул руки." Воды горячей не было, а то бы ты меня уже не увидел. Тромб вышел.

? Зачем же ты" - Ученик осмотрел руки.

? Старик, не могу больше." У Алешки опять потекли слезы." Работать не дают, а теперь еще это...

" Что" - Ученик ходил по разгромленной квартире." Что здесь за битва была?

? Да ерунда всякая, а я верю." Алешка недоверчиво осмотрелся, а Ученик заметил, что вокруг его глаз выступили багровые "очки".,

? Какая ерунда" - Его раздражало, когда ему не сразу рассказывали.

? Ну, что. Вчера вечером. Стемнело уже. Вдруг говорят: "Всем раздеться и на крышу". Я разделся, вылез на крышу. Встал на край. Нет, думаю, страшно. А тут говорят: "Всем голым вниз и строиться". Я спустился. Бабка в дом входит. Спрашиваю, где голых строят. А она как заорет." Алешка налил себе воды из-под крана и нетерпеливо выпил." Ну, вот. Вижу, никого нет на улице. Куда, думаю, идти. А тут говорят: "Вольно". Я к себе поднялся. Решил завалиться. Окно подошел закрыть, а там черт. Я ему по морде, а ему хоть бы что. Лезет, гад. Я в него табуреткой швырнул. Спрятался. Только лег, слышу, он по кухне шастает. Я - нож и туда. И так всю ночь, старик. То я его гоню, то он меня. Ну, нервы сдали, я вот и махнул по венам! - Алешка сел на табурет. Ссутулился и посмотрел на руки.

? То, что ты руки себе испортил," ладно, а вот цирроз твой как себя поведет" - Ученик положил руки Алешке на плечи.

? Это завтра. А пока - наплевать. Может, возьмешь бутылочку" - Голый по пояс, раскрашенный кровью, конечно, он был сейчас не в себе и мог натворить что-нибудь с собой.

? Нет, дед, пить не будем, а я у тебя просто посижу. Можно" - Ученик пошел по квартире, поливая из чайника на засохшие лужи крови.

? Еще спрашиваешь. Ты же знаешь, что я всегда рад тебе. С одним тобой и можно поговорить." Алешка повернулся к полу." Брось поливать. Я потом отциклюю.

? Ну, я тогда и заночую. Вдвоем нам легче будет. Когда черт придет, я в комнате спрячусь, а ты на кухню побежишь. Он - сюда, а я его тут цоп! - Ученик хлопнул в ладоши и представил себе, как они поймают черта и сдадут его в кунсткамеру, а если он окажется неплохим парнем, то в зоопарк. И вспомнил Илью:

" Меня тут соседушка спросил: "А вы нечистого видели"? Ну, я, огонь и воду прошедший, говорю: "Конечно". А он, хитрый духом, спрашивает: "А какой он"? Теперь хоть буду знать. Не осрамлюсь.

Учитель

Будьте вы все прокляты! Как я вас ненавижу! Мерзкие существа! Я извиваюсь перед вами, как змея. Я продаю вас, люди! И добр я к вам, скрывая ненависть. Я только жду, когда кто-нибудь из вас повернется ко мне спиной...

Как мне плохо! Как одиноко! Кто-то ведь меня любит. Даже не кто-то, а вполне конкретные люди. Ну почему не раствориться мне в них, не сгинуть в их существе, в их мире.

И надо ли думать о том, что умрут все - моя мать, родственники, друзья. Я переживу их. Переживу тех, кому я все-таки наиболее дорог. И не знаю, будет ли кто-то, кто хоть не побрезгует возиться с моей старостью Наверное, нет. Люблю я себя более всех и всего. Чувствую себя совсем одиноким. Эгоизм. Нарциссизм. Многое еще отвернет людей от моей старости. Но только мой бедный талант, униженный уже тем, что дан мне," талант мой не оставит меня одного, вечно боящегося боли и смерти.

Разрезав лоб свой на переносице морщиной, Ученик остановился у неухоженной могилы. Скамейки не было. Он присел на корточки и заговорил:

? Нужно или нет людям то, что я делаю," меня не интересует. Это похоже на мучительное оправдание за какой-то неисправимый поступок. Но я устал, устал считать себя виноватым, если кто-то голоден или болен. Я-то здесь при чем? Вечно в противоречиях. Но, может быть, в них и есть закон равновесия, закон объективности творчества, и, смеясь над ней, презирая, не ставя ни во что, я тут же готов целовать ей руки, все знавшие руки вокзальной шлюхи. Да, все в мире естественно, и счастье, и горе, а отсутствие сравнения рождает безумство, но почему "е лишит меня тот, который над всем этим главный, рассудка, и неуязвимой и беспечной будет моя душа. Я прихожу к Вам нечасто. Учитель, я несу, быть может, всякий вздор. Я всегда был эгоистом и копался только в своем дерьме. Но теперь я не могу спросить Вас ни о здоровье, ни о том, как Вы, невидимый, выглядите. Меня не оставляет уверенность в том, что мы еще встретимся.

? Конечно, встретимся," прозвучал голос Учителя." Я давно хотел повидать тебя. Приходи завтра.

? Сюда" - Ученик истерично огляделся.

? Нет, зачем же. Мы тебя позовем. А сейчас еще рано. До завтра.

Учитель замолчал.

Ученик понял, что больше ничего не услышит.

Держитесь за поручни

Зная, что никто на его вопросы не ответит, он все же мучился на следующий день неведением того, куда и во сколько надо прийти.

С утра сидел в мастерской. Не мог работать. Гадал, как позовет его Учитель. А когда вышел на улицу, задохся в городской пыли и быстро вскочил в автобус.

Народ в автобусе еле дышал. Вдыхаемый воздух был как сухой и горячий песок. Все были потны. Пахло. Ученику вдруг показалась странной публика в салоне. Так, пятак, передаваемый им в кассу через гражданина в измокшей бобочке, лег не в человеческую руку, а в морщинистую обезьянью лапу, а сам гражданин приветливо оскалился улыбкой шимпанзе. Пожилая, потерявшая всякое подобие шеи женщина на глазах у него захрюкала, не зло, но больно наступила ему на ногу копытцем и принялась жевать какую-то зелень из своей же сетки, соскользнувшей с копытца на пол. Девушка, за которой Ученик вскочил в автобус, была импонировавшим ему типом, но сейчас она стояла всеми четырьмя лапами на сиденье, нос ее был черный и очень мокрый. Собака, видимо, пустовала и принимала, лукаво щурясь, самые интригующие позы своим по-собачьи крепким телом.

Ученик почувствовал, как ноги его что-то сдавило. Человек, стоявший за его спиной с кожаным портфелем, обвивал его ноги, так же стремительно превращаясь в удава, и странно было видеть над раздвоенным белым языком дымчатые в черной с золотом оправе очки, а на плоском черепе - легкую шляпу. Ученик схватился за верхний поручень, но удав не отпускал его ноги, очки упали, и снизу на него смотрели холодные, исполняющие законы природы, глаза.

Автобус остановился, дверь открылась, и Ученик вывалился на асфальт вместе с пресмыкающимся. Ударившись спиной об асфальт, он потерял дар речи, а ударившись еще и головой - сознание. В реальность его вернул рев автобуса. Открыв глаза, Ученик увидел чешуйчатый хвост, за которым вежливо закрылась дверь. Он уперся кулаками в тротуар и завыл по-волчьи

Посиди сегодня у меня

Он чувствовал, как каждое мгновение на него опускают занавес. Так били капли дождя по голове и плечам. Он добежал до ближайшего дома, заскочил в подъезд, но снова попал под дождь. Дом шел на капитальный ремонт, и пустые оконные проемы вызывали уныние. Но справа была еще дверь. Он открыл ее. Было темно, но из глубины шел свет. Он осторожно пошел на свет, шаркая ногами, правой рукой вел по стене, как вдруг стена оборвалась и Ученик очутился на пороге комнаты, в которой горели свечи.

? Здравствуй," сказал Учитель, сидевший в глубине комнаты. Сквозь неубедительный свет Ученику трудно было разглядеть своего друга, а приблизиться ему почему-то казалось невозможным.

? Здравствуйте," склонил голову Ученик. Поднял ее, хотел спросить что-то, но Учитель заговорил первым.

? Как твои дела? Жизнь" Ты мне вчера жаловался?

? Поверьте, это не так серьезно. Я часто впадаю в отчаяние из-за пустяков. Я продолжаю работать. Жалею, что не смог взять рисунки из Вашей комнаты.

? Ну, это поправимо. Я хотел поговорить с тобой о другом. Вернее, показать кое-что." Учитель внимательно посмотрел на Ученика, а тот как и раньше почувствовал себя под этим взглядом прозрачным и беспомощным. Слабым. Новорожденным...

...Черной сннью переплеты окон. Мягким саваном под ними снег... Подойдешь н встанешь полубоком, Видишь - за окошком - человек.

Написанное за несколько лет до смерти Учителя, корявыми буквами вспыхивало стихотворение в темноте комнаты.

...Белым инеем закованные рукн, От мороза посиневшие уста. В голубых глазах вершина муки, А кругом седая пустота.

? Ты много думаешь о себе. Себя нужно забыть," сказал Учитель.

...Человек, ты имя свое помнишь" Л пришел проведать не меня? Это ты стучишься часто в полночь, Затихая на рассвете дня?

Нет, не он. Это я стучусь к нему. Пустите, Учитель. Я многое понял.

...Подожди, не кутайся в метелн, Не Садись на снежного коня, Не скачн по савану - постели, Посиди сегодня у меня.

И ют я сам у него. Здесь. В этой непонятной комнате. Впрочем, так ясно, что именно в этой комнате я должен был найти его. Учитель!

Чужие души

Ученик почувствовал, как исчезает. Нет, тело его остается - вот оно, окаменело, опершись на стол. Ученик видит его уже со стороны и все хуже. Обстановка меняется, и вот он уже возвращается в свое тело, но оно уже не его, а какого-то старика, сидящего в больничной ванне. Но это его тело! Он - старик! Ученик, похолодев, осматривал себя. Руки его аккуратно, словно обращаясь с. любимой женщиной, счищали кал, который полз из свища на правом боку. Свои запахи не бывают неприятны, и только по лицу юноши, мывшегося в ванне напротив, Ученик решил, что запах непереносимый. У юноши был вырезан аппендицит. Швы ему уже сняли, и он радовался своему загорелому телу с белой полосой на бедрах, и многому, ах, как многому радуешься в эти годы! Только старик, так бережно счищающий ползущую мерзость, раздражал его. Но что делать - больница!

Как хотелось Ученику встать сейчас, вернув себе тело, которое было гораздо мощнее, чем у этого аппендицитника, и даже не меряться силами, а просто с достоинством выйти отсюда. Выйти отсюда...

"Но что же со мной" Чем я болен"" - И тут же он потерял себя, потерял свои мысли, свои заботы, наполняясь мыслями и заботами того, в ком теперь его душа.

Когда старик покончил со своим мрачным туалетом, то захотел встать. Это оказалось очень непросто.

" Молодой человек, вы не поможете мне вылезти" - обратился он с униженной улыбкой к юноше, вытиравшему спину.

? Сейчас оботрусь, сестру позову," ответил тот, тряся кудрями, освобождая уши от воды.

Старик отчетливо ощутил на лице теплый плевок, но нет, это был не плевок, вода из юношеских волос летела в него.

Руки старика дрожали. Он вцепился ими в пожелтевшую эмаль на краю ванны. Невозможное усилие сделало его лицо несчастным. Вставая, он поскользнулся и упал, ударившись виском о железную рукоять каталки, на которой его сюда привезли.

? Раковый упал! - крикнул юноша в коридор. ...Обретя свою оболочку, Ученик ощупал себя.

Учитель молча смотрел ему в глаза. Ученик снова стал отдаляться от своего тела и увидел перед собой девчонку, скрючившуюся на грязном матрасе. Не рассмотрев ее, он уже понял, что она" это он. Ей было больно, и Ученик, не потеряв еще себя, понял, что она стала женщиной.

? Ну как, Пленка" - спросил кто-то над головой, дохнув водкой, плохими зубами и табаком.

? Зачем? Зачем" - только спросила Лена и снова заплакала. Она была пьяна и очень жалка на большой ржавой кровати в маленькой комнате, свет в которую бил из квадратного окна без рамы. А в окне было только небо. Синее небо.

? Оставь ее. У меня так же было," хрипло сказала женщина, сидевшая на табурете в одном почему-то лифе.

Лена оперлась на локти, поднялась и огляделась. Совсем еще мальчики сидели на полу, прислонившись к стене. Они курили, судорожно затягиваясь, и часто передавали папиросу друг другу.

? Больно," сказала Лена и огляделась словно ища сочувствия.

? Все проходит," сказал один с женской прической, надевая трусы. Он стоял у кровати и весело смотрел на Лену.

? Зачем же? Зачем" - повторяя, поднялась Лена с кровати и с трудом подошла к окну.

? Не болтай," сказал бритый наголо, и все засмеялись разным смехом.

Окно было на уровне живота и выходило на крышу. А на крыше были перила, но на достаточном расстоянии от поверхности. Лена перевесилась в окно, подтянулась на руках и покатилась по ребристой.жести.

? Сука! - услышала она, соскальзывая с крыши.

Она тебе нужна

Учитель на удивление быстро потащил его за собой.

? Я не успеваю смотреть," пожаловался Ученик, но его не слушали.

? Здесь неплохо" - огляделся Учитель.

? Да," согласился Ученик, рассматривая картины, а когда обернулся, Учителя не было.

В углу стояла мраморная скульптура. Ученик подошел к ней. Рядом на служебном столике стоял телефон. И зазвонил. Он снял трубку. Голос Учителя заговорил с ним. Когда Учитель закончил, Ученик любезно с ним попрощался, хотя забыл вдруг все, что слышал, и, положив трубку, увидел в другом конце зала вытаращенные глаза Учителя," тот очень смешно это делал, а сам стоял около другого аппарата. Они снова пошли вдоль стен. Зашли на галерею. Тут Ученик обнаружил, что он снова один. Шаги его стреляли в потолок; внезапно он увидел Учителя. Тот шел, не замечая его, обнаженный. Фигура его была прекрасней мраморных тел, застывших на галерее. Равная им по совершенству, она была живая. Учитель подходил к скульптурам и нежно целовал их, как очень дорогих ему людей, никого из посетителей не удивлял обнаженный Учитель, настолько это было естественно и просто среди каменных тел, в молчании смотревших на публику. Учителя закрыли от глаз Ученика колонны. Он пронесся по галерее, но Учителя нигде уже не было видно. По лестнице он спустился вниз, надеясь там найти Учителя. Но лестницу вдруг запрудили люди, и в таком количестве, что не видно было ступенек. Ему было не пройти, и он пристроился в хвост толпы, идущей вниз. Но это почти несуществующее движение привело Ученика в раздражение. "Я - это я!" - взбесила его мысль, и, отойдя немного назад, он с разгону врезался в массу людей, которая рассеклась от его толчков, а он, не понимая, почему не падает, топча кого-то, рвался вперед. С разгону вылетел на лестничную площадку, перевесился через перила и увидел, что лестница бесконечно тянется и вниз, и вверх. Ученик стал носиться от площадки к площадке, но понял, что все это не то - ему надо было искать другой путь. Бегущие вниз визжали, что еще масса этажей находится под землей, а с пыхтением ползшие наверх хрипели, что лучшие. этажи скрыты над облаками. Ученика больно толкнули в спину. Он полетел на скользкий кафель, в ноги толпе. Раздавленный, отполз в сторону и очутился в полутемном зале, где сидело много народу. Увидел телефон, стоявший на служебном столике. Набрав номер, он сел на пол. Прислонился к стене.

? Видишь ли, там есть трона. Иногда тебе будет казаться, что она когтями процарапывает себе путь в скалах, иногда, что она студнем колышется на болоте. Не важно. Главное, она тебе нужна," сказал Учитель.

тые в целлофан. Для какой-нибудь собаки оставил их Учитель, да и забыл про них. Ученик стал перебирать рисунки. Они были или только начаты, или зачеркнуты. Да, это детские рисунки. А вот карандашом нарисован Учитель в детстве. Он играет на скрипке. У него грустное лицо и бант в горошек

Что же взять" Книги! Сколько их! Ученик ходил вдоль полок, но не знал, какую выудить книгу. Подошел к столу. Здесь тоже все нетронуто. И все помнит Учителя. Но вот кипа бумаг. Да это же ТЕ рисунки! А старуха Грудихина говорила, что нашла их на крючке в туалете, и все это узнали и сразу забыли. Ученик склонил голову и прижал бумагу к лицу и груди. Сел в кресло Учителя.

Может быть, Ты будешь"

Ветер вонзал капли дождя в лицо и закручивал локоны, а Ученик летел ему навстречу и, как чайка, резко снизившись к воде, опускал в холодную воду руки. Долетев до набережной, он посидел на парапете, поболтал ногами и снова поднялся в воздух. Птицы удивленно смотрели на него и не пугались. Набирая высоту, он долетел до собора. Оттолкнулся от купола. Полетел к площади, где на высокой колонне железный ангел придерживает левой рукой крест. Ангел, замерев, молчал, словно выискал что-то в окнах дворца и навсегда упер туда свои глаза. Ученик посидел у ног ангела, потом долетел до проспекта, опустился вниз и пошел, заглядывая в лица прохожим. Он долго ходил так, провожая людей до дома, а потом сел у какого-то подъезда. Люди шли через него, а он говорил, уставясь в пропасть мокрого асфальта, который на всю глубину свою был пронзен расплывшимися отражениями светореклам.

? Здравствуй. Я пришел к тебе таким как есть. Не смотри смущенно-испуганно. Я сам смущен. И ничего не попрошу. Я только постою перед Тобой на коленях. И слезы... Я научился плакать. Что" Ты не видишь слез? А тебе хочется их увидеть" Не плачь. Я скоро уйду, я ненадолго. Только ты прости за то, что Тебя нет. Но может быть, Ты будешь"

1976

Возвращение

Положив трубку, Ученик увидел, что стоит перед окнами Учителя, и, недолго думая, взобрался на карниз. Окно было не заперто. Он раздвинул рамы и спрыгнул на пол. Уличного света хватало, чтобы узнать знакомые контуры, а потаращив глаза, Ученик стал различать предметы. Да здесь ничего и не изменилось! Все так, как было до прихода комиссии по распределению имущества. А потом все исчезло, и никто не знал, куда. Две картины, просто так, без рам, прибили гвоздями к стене, как распяли. Ученик видел это, а не мог ничего сделать. Словно во сне.

Он пришел за тем, чтобы взять что-нибудь себе из этой комнаты. А что" Снял со шкафа одну из коробок. Учитель хранит их очень много. У него просто стоят нераспакованные картонные коробки от самого переезда, будто он ждет, что уедет куда-то. Ученик нашел в коробке ботинки. Новые. Неношеные. Ну да! У Учителя больные ноги. Он и не может носить такие узконосые лодки. Предлагал их Ученику, но для того они были не модны. Тряпки были еще в коробке. Ученик поставил ее на место. А вот эта? Она поменьше. Ученик раскрыл коробку. Там чистая бумага и рисунки, и плоские коробки из-под конфет. Он раскрыл ее, и на дне лежат два леденца, заверну-

Глафира

Даль просветлела черная. Вернулся муж с работы, А я, как сплю,

притворная, Хоть далека дремоты. И выпив водки, аспид мой. Из горлышка графина, Сказал,

ложась мне за спину: "Оборотись, Глафира!? А я лежу холодная, Не ластясь, ие целуя. "Змея ты подколодная, За что тебя люблю я! С другой не спал, не подличал, Но псы сманили чертовы. Приказ вчера был под вечер Троих - к стеие в Лефортове. Утешь меня ты, родная, В объятиях супружества". А я лежу холодная От жалости и ужаса. Он пал в бою под Оршею И ждал захоронения С улыбкою, замерзшею В честь грехоискупления.

В старом Серпухове

Поправила заколки и булавки, Остановившись у входных зеркал, И сам хозяин бакалейной лавки Ей вкрадчиво с улыбкою сказал: "Все сахарные цельные головки Тебе отдать готов я задарма". "За пазухой ношу без упаковки Две сахарных головки я сама. Не рвись к обмену сладкого товара, И чтоб вдовой ие сделал ты жеиу. Впредь отходи ко сиу от самовара, А не от женщин отходи ко сиу". "Куда снешншь дорогою окольной" - Ее звонарь окликнул в вышине." Чтоб с музыкою слиться колокольной, Ты поднимись, красавица, ко мне". Опынь, звонарь.

лохмат ты н немолод, И знает город, не избегший чар. Что у тебя на колокольне - холод, А у меня на колокольне - жар".,

И вновь зазыв купеческого гласа Услышала она на склоне дня: "Не хочешь лн нодушки из атласа Ты нолучнть в нодарок от меня??

"Молчи, торгаш,

а то скрывать не буду, Как на подушках почивал моих, Часы свиданий причисляя к чуду, Твоей безгрудой дочери жених".,

...И вновь сольется женщина с мужчиной, Вольно любвн их,

страсти не тая. Прихода стать божественной нрнчнной Для новой ЖИЗНИ из небытия.

С годами время кажется напастью, И предонределен ?

не знаю я, Какой любовью н какою страстью - Уход в небытие из бытня?

Премьер Хрущев, простецкий с виду, По-царски мог решить вонрос. Вот так российскую Тавриду Он Украине нреноднес.

И удивленная немало Вдали высокого двора, Россия не протестовала: Ведь Украина ей сестра.

Ее коробило, однако, Когда, своих забыв опять, Кидался доблестный пнсака Права индейцев защищать.

И в мыслях совестливо мучась.

Являя милосердья дар,

Она оплакивала участь

Из Крыма высланных татар.

Стансы

Нет ночета нынче оде, Не возьмут н задарма, Но зато в печатной моде Храбрость заднего ума.

Старый бес, кляня свой роздых, Внднт, дернув первача, Небо, словно грудь во звездах Леонида Ильича.

"Да," согласен он отчасти,? Исправлять нора дела, Но опасно, если власти Ослабеют удила".,

На Олнмн ведут опальных, И растет число окрест Всяких неофициальных Разноумственных обществ.

И внимание к газетам Проявилось, не секрет, Даже больше, чем к поэтам За XX съездом вслед.

И со сцены сходят мавры: Дело сделали свое. Их увянувшие лавры Списаны в небытие.

Прошептал в предсмертные мгновенья Ненаглядный сын мой зрелых лет: "Древнее я понял нзреченье: Счастлив тот - кто не рожден на свет".,

Мне нанесли обиду жгучую,

И, возвратившись черной тучею,

Я, помню, бабушке сказал:

"жду твоего я наущення,

Как утолнть мне жажду мщения??

Она ответила, седа:

"Ты, сердца своего не мучая,

Забудь обиду не до случая,

Забудь обиду навсегда!?

Итальянцы в Донбассе

Марио Ригони Стерну, бывшему сержанту батальона альпийцев "Монте Червино", стоявшего в годы войны в Енакиеве, и Николаю Самвеляну, моему земляку и другу

Декабрь 41-го года. Донбасс утонает в снегах. Мы, робкая поросль народа, угрюмо глядим иа врага.

Какая-то странная нация: смуглы, белозубы, шумны. Их "арриведерчн"и "г,рацне"1? язык для игры, не войны.

В снегу волокут карабины, как коз, на наплечных ремнях. Зовут улыбаясь: "Бамбнио!"2 - и йоги не вяжет нам страх.

Конфетки в оберточном глянце суют нам, и хлеба куски... А в черных глазах итвльяицев лиловые теин тоски.

Какие там завоеватели - в солдатском сукне мужики. Их дома ждут жены и матери, чернявые дочки, сыики.

Губные гармошки достанут, присядут, уставясь в костер, протяжные песни затинут... Все памить хранит до сих пор.

Мы пеенн другие учили в своем соловьином краю. Но чистая "Сайта Лючия" тревожила душу мою.

Кружилась тоска по Италии в степях, где метели метут. И люди с нонятьем вздыхали: "А здорово, гвды, поют..."

Слова и жизнь

Я тороннлея ие писать, а жнть ?

вовсю, взахлеб!

Что хорошо, что плохо ?

потом, потом и взвесить, и судить.

Стремительно неслась моя эпоха.

Менялись части света, города,

заводы, шахты, шумные конторы...

И, как растет без бритвы борода,

росли бесчисленные кредиторы.

По мне, наверно, плакала тюрьма.

Я изучал душевную усталость.

И странника дорожная сума

мне тоже - по пословице - досталась.

Снаснбо, жизнь, за щедрость и за боль,

за испытанья, меченные кровью,

за то, что слово общее "любовь"

я ностигал мучительно любовью.

Мечта

Была у меня мечта ?

не бояться родной речи.

В концлагере полагалось

говорить на их изыке.

Была у меня мечта ?

застрелить одного фашиста.

Не уснел. Его разорвали

живьем на моих глазах.

Была у меня мечта ?

обнять отца на вокзале.

И год еще носче Победы

я бегал встречать поезда.

Была у меня мечта ?

нажарить сковородку картошки

и сказать родителям: "Ешьте,

у нас еще много ее..."

Была у меня мечта ?

ннсать лучше всех поэтов.

Выходят книги в столице,

а мечта остаетси мечтой.

Есть у меня мечта ?

в тот час, что зовется последним,

уснеть бы сказать всей жизнью:

"Люди, родные мон..."

Анкета

Не тряс анкетой. В грудь себя не бил.

мол, я рабочий и солен от пота!

Но Родину не меньше я любнл,

и больше многих крикунов работал.

А вот иным анкета - вездеход

к постам, к чинам.

И но шпаргалке гладко

с трибун вещают.

как любить народ,

клеймят бюрократизм,

бнчуют взятки...

Произросли в преддверии чинов

смышленых пап старательные дети.

У них все аккуратно учтено:

когда н что изменится в анкете,

где нужно дальновидно промолчать,

а где явить общественную прыткость.

кого - лицом к лицу ие замечать,

кого - поздравить праздничной открыткой.

И ясно всем, бумага все снесет,

а истину не схоронить в секрете:

дурак - хоть в чине - дураком помрет.

Но чнн-то получает по анкете!

г. Енакиево Донецкой обл.

Филип К. ДИК

ПОМУТНЕНИЕ

Роман

Известный американский писатель Филип Киндред Дик родился в Чикаго в 1928 году. Бдльша часть его жизни прошла в Калифорнии, где он некоторое время учился в университете, а гюзднее

читал там лекции.

Помимо литературных занятий, у Филипа К.Дика было серьезное увлечение" музыка, и он даже вел программу классической музыки

на радио.

Дик был не только замечательным писателем-фантастом, удостоенным многих наград, автором 31 романа, но и человеком с активной общественной позицией: не скрывал своих антифашистских взглядов, занимался реабилитацией наркомаиов.

Умер в 1982 году.

Глава 1

Жил на сьете парень, который целыми днями вытряхивал lit волос букашек. Терпя от них неслыханные мучения, он простоял как-то раз восемь часов под горячим душем - и все равно букашки оставались в волосах и вообще на всем геле. Через месяц букашки завелись в легких.

Будучи не в силах ничего другого делать и ни о чем другом думать, он начал исследования жизненного цикла букашек и с помощью энциклопедии попытался определить, какой конкретно тип букашек его одолевает. К этому времени они заполнили весь дом. Он проработал массу литературы и наконец решил, что имеет дело с тлей. И с тех пор не сомневался в своем выводе, несмотря на утверждения знакомых: мол, тля не кусает людей...

Бесконечные укусы превратили его жизнь в пытку. В магазине 7"11, одной из точек бакалейно-гастрономической сети, раскинутой почти по всей Калифорнии, он купил аэрозоли "Рейд" и "Черный флаг" и "Двор на замке". Сперва опрыскал дом, затем себя. "Двор на замке" подействовал лучше всего.

В процессе теоретических поисков он выделил три стадии развития букашек. Во-первых, они были специально, с целью заражения занесены к нему теми, кого он называл "людьми-носителями". Последние не осознавали своей роли в распространении букашек. На этой стадии букашки не обладали челюстями, или мандибулами (он познакомился с этим словом в результате многонедельных академических изысканий - весьма необычное занятие для парня, работавшего в мастерской "Тормоза и покрышки" на смене тормозных колодок). Люди-носители, таким образом, не испытывали неприятных ощущений. У него появилась привычка сидеть в углу своей гостиной и с улыбкой наблюдать за входящими людьми-носителями, кишащими тлей в данной "некусательной" стадии.

? Ты чего скалишься, Джерри" - спрашивали они. А он просто улыбался.

На следующей стадии букашки отращивали крылья. Во всяком случае, появлялись какие-то функциональные отростки, позволяющие им роиться. Джерри старался не вдыхать их.

Больше всего ему было жаль собаку, потому что букашки наверняка уже завелись у нее в легких. Очевидно, она тоже терпела адские мучения.

Иногда он брал собаку под душ, стараясь отмыть и ее. Но душ не приносил облегчения. У Джерри сердце разрывалось от мук животного. Может быть, это было самое тяжелое - страдания бессловесной твари.

? Какого черта ты торчишь под душем с проклятой собакой" - спросил однажды его приятель Чарлз Фрек.

? Я должен извести тлей," сказал Джерри, втирая в шерсть пса детский крем и тальк.

По всему дому валялись баллончики аэрозолей, бутылки талька и банки крема.

? Я не вижу никаких тлей," заметил Чарлз." Что такое тля?

? В конце концов она тебя прикончит," мрачно буркнул Джерри." Вот что такое тля. Ее полно в моих волосах, и на коже, и в легких. Боль невыносимая - мне, наверное, придется лечь в больницу.

? Как же это я их не вижу?

Джерри отпустил собаку, закутанную в полотенце, и встал на колени перед ворсистым ковриком.

? Сейчас покажу," пообещал он.

Коврик кишел тлей; они повсюду скакали и прыгали - вверх-вниз, вверх-вниз, одни повыше, другие пониже. Джерри искал самую крупную особь, так как его гости почему-то с трудом могли их рассмотреть." Принеси мне бутылку или банку. Там, под раковиной. Потом я отволоку ее доктору, чтобы он взял их на аиализ.

Чарлз Фрек принес банку из-под майонеза. Джерри продолжал поиски, и наконец ему попалась тля, подпрыгивающая по крайней мере на четыре фута, длиной в дюйм. Он поймал ее, бережно опустил в банку, завернул крышку и торжествующе спросил:

? Видишь"!

? У-у-у," протянул Чарлз Фрек, широко раскрыв глаза." Ну, здоровая...

? Помоги мне отловить еще," попросил Джерри.

Рисунки Дмитрия Кедрина

Печатается с сокращениями.

? Само собой," сказал Чарлз и тоже опустился на колени.

За полчаса они набрали три полные банки букашек. Фрек, хоть и новичок в таких делах, поймал, пожалуй, самых крупных.

Все это происходило в одном из дешевых домов, давным-давно брошенных добропорядочными. Джерри еще раньше покрыл окна металлической краской, чтобы не проникал солнечный свет. Комнату освещали горящие круглосуточно яркие лампы. Ему нравилось это; он не любил следить за ходом времени.

? А что мы получим" - спросил позже Чарлз Фрек." Док отвалит монету?

" Мой долг" найти способ лечения," сказал Джерри. Боль, не ослабевавшая ни на минуту, стала невыносима.

Он почувствовал непреодолимое желание принять душ.

? Эй, ты," выдохнул Джерри, разгибая спину." Продолжай ловить их, а мне надо облиться

? Ладно," сказал Чарлз. А потом добавил неожиданно: - Джерри, эти букашки... они меня пугают. Я не хочу оставаться здесь один.

? Трусливый ублюдок," задыхаясь от боли, выдавил Джерри, остановившись на секунду на пороге ванной.

? А ты не мог бы...

? Я должен облиться! - Ои захлопнул дверь и пустил воду.

" Мне страшно! - донесся приглушенный голос Чарлза Фрека.

? Тогда уматывай! - заорал Джерри и ступил под душ. На кой черт нужны друзья, с горечью подумал он.

? Эти сволочи кусаются" - закричал под дверью Чарлз.

? Да! - ответил Джерри, втирая в волосы шампунь.

? Я так и думал." Пауза." Можно, я помою руки и подожду тебя?

Дрянь паршивая, с горькой яростью подумал Джерри, но не ответил, а продолжал мыться. Ублюдок не заслуживает ответа...

Чарлз Фрек позвонил одному типу, у которого, как он надеялся, мог быть запас.

" Можешь дать мне десяток смертей"

? У меня хоть шаром покати, самому позарез нужно. Ты свистни, если набредешь на что-нибудь.

Чарлз повесил трубку и по пути от телефонной будки - никогда не делай закупочных звонков из дома - до машины быстро прокрутил один глюк. В этой фантазии он ехал мимо аптеки Трифти и увидел колоссальную витрину: бутылки медленной смерти, банки медленной смерти, склянки и канистры, и бидоны, и цистерны медленной смерти, миллионы таблеток и капсул, и доз медленной смерти, медленной смерти, смешанной с "р,апидами" ', и барбитуратами, и психоделиками 2," и гигантская вывеска: "НИЗКИЕ-НИЗКИЕ ЦЕНЫ, САМЫЕ НИЗКИЕ В ГОРОДЕ".,

На самом деле в Трифти никогда ничего не было, одна дрянь. Но готов поспорить, думал он, выезжая со стоянки на Портовом бульваре, что там, в кладовке за семью замками, лежит медленная смерть - чистая, ни с чем не смешанная... Пятидесятифунтовый мешок.

Любопытно, когда и как они доставляют пятидесятифунтовые мешки препарата С... и бог знает откуда - может, из Швейцарии, а может, вовсе с другой планеты, где у ребят башка варит... Должно быть, привозят товар рано поутру - с вооруженной лазерными винтовками охраной зловещего вида. Только попробуй посягнуть на мою медленную смерть, подумал он, представив себя на месте охранника, и я тебя испепелю

На Чарлза напала хандра, потому что в его загашнике остались всего триста таблеток медленной смерти. Зарыты на заднем дворе. Только недельный запас. А что потом?

Черно-белые 3 что-то явно заподозрили. Они выехали со стоянки и держались рядом, пока без мигалки и сирены, но... Распроклятые легавые меня засекли. Хотел бы я знать как.

Фараон:

? Фамилия?

? Фамилия? (НИКАК НЕ ПРИХОДИТ В ГОЛОВУ'..)

1 Наркотик из группы стимуляторов (жарг.)

? Не знаешь собственной фамилии" - Фараон подмигивает своему напарнику." Этот парень совсем забалдел.

? Не расстреливайте меня здесь! - взмолился Чарлз Фрек в своем глюке, вызванном видом черно-белой машины." По крайней мере отвезите меня в участок и расстреляйте там, подальше от глаз!

Чтобы выжить в этом фашистском полицейском государстве, подумал он, надо всегда знать фамилию, свою фамилию. При любых обстоятельствах. Первый признак, по которому они судят, что ты наширялся," если не можешь сообразить, кто ты, черт подери, такой!

Вот что, решил Чарлз, я подъеду к первой же стоянке, сам подъеду, не дожидаясь, пока начнут сигналить, а когда они остановятся, скажу, что у меня поломка.

Им это дико нравится. Когда ты отчаиваешься и сдаешься. Валишься на землю, словно выдохшаяся зверюга, и подстааляешь свое беззащитное брюхо. Так я и сделаю.

Так он и сделал. Принял вправо и остановился у тротуара. Патруль проехал мимо.

Чарлз выключил зажигание. Посижу-ка я так, решил он, дам волю альфа-волнам, поброжу по разным уровням сознания. Или понаблюдаю за девочками. Изобрели бы биоскоп для возбужденных. К черту альфа - секс-волны! Сперва коро-отенькие, потом длиннее, длиннее, длиннее... пока не зашкалит.

Надо пополнить запас. Надо пополнить запас, не то я скоро полезу на стену. И вообще ничего не смогу делать. Даже сидеть вот так. Не только забуду, кто я такой, но и где я, и что происходит.

Что происходит, спросил он себя. Какой сегодня день" Если б знать, какой день, все было бы нормально.

Среда, деловая часть Лос-Анджелеса. Впереди - один из тех гигантских торговых центров, окруженных стеной, от которой отскакиваешь, словно резиновый мячик, если у тебя нет кредитной карточки и ты не можешь пройти в электронные ворота. Толпы людей входили и выходили, но, рассудил Чарлз, большинство наверняка просто поглазеть. Не может такого быть, чтобы столько народу имело монету или желание покупать...

Мимо прошла девушка - в легкой блузочке, на высоких каблуках, волосы серебристые, вся наштукатурена. Хочет выглядеть постарше, отметил он. Еще небось школу не окончила. После нее не было ничего "стбящего, и Чарлз снял резинку, закрывающую бардачок, достал пачку сигарет и включил радио. Раньше у него был кассетник, но однажды, изрядно нагрузившись, он оставил его в машине. Естественно, когда вернулся, того и в помине не было. Сперли. Вот к чему приводит безалаберность. Осталось только радио. Когда-нибудь и его стянут. Ничего, можно достать другое, подержанное, практически за так. Да и все равно машине пора на слом - маслосъемные кольца ни к черту, компрессия упала.

Проплыла девушка, невольно обращавшая на себя внимание. Черные волосы, хорошенькое личико, открытая рубашка и застиранные белые брючки. Э, да я ее знаю, подумал он. Это подружка Боба Арктора. Донна.

Чарлз вылез из машины. Девушка окинула его взглядом и зашагала дальше. Он пошел за ней.

На перекрестке он догнал ее и окликнул:

? Донна!

Она продолжала идти.

? Разве ты не подружка Боба" - спросил он, забежав вперед, чтобы заглянуть ей в лицо.

? Нет," отрезала она." Нет." И пошла прямо на него; а он попятился и отступил, потому что в ее руке появился короткий нож, он был нацелен ему прямо в живот.

Уже вернувшись к машине, Чарлз заметил, что девушка остановилась, сразу выделившись из толпы пешеходов, и молча смотрит на него.

Он осторожно приблизился.

? Как-то ночью," начал он,? я. Боб и еще одна цыпочка слушали старые записи Саймона и Гарфункеля, а ты...

...Она набивала капсулы высококлассной смертью. Эль Примо. Нумеро Уно. Смерть. И мы закинулись, вместе, кроме нее. "Я только продаю." объяснила она." Если я начну глотать их сама, то проем весь доход".,

? Я думала, что ты собираешься сбить меня с ног и изнасиловать," сказала девушка.

? Нет, просто хотел подвезти... Прямо на дороге" - спросил он ошарашенно." Среди бела дня?

? Ну, может, в подъезде. Илн затащишь в машину... Я тебя не узнала. У меня близорукость.

? Тебе надо носить линзы," посоветовал Чарлз. У нее очаровательные большие, темные, теплые глаза, подумал он. Значит, она не сидит на дозе." Так подбросить"

? Ты станешь приставать.

? Нет," сказал он." У меня в последнее время не получается. Наверное, что-то подмешивают в травку. Какую-то химию.

? Ловко придумано. Но меня не проведешь. Все меня насилуют," призналась она." Во всяком случае, пытаются. Такова наша доля.

Они сели в машину.

? У тебя есть что-нибудь на продажу? Только закидывать - я не ширяюсь.

? Ладно," задумчиво произнесла она." Но немного. Послезавтра, если свяжусь с одним парнем.

? Почем?

? Шестьдесят за сотню.

" Черт," сказал он." Обдираловка.

? Это суперкласс. Я брала у него раньше. Совсем не то, к чему ты привык. Тебе еще повезло," добавила Донна," через час я должна встретиться с одним типом, и он, наверное, возьмет все. что я смогу достать. Твой счастливый день.

? Хорошо бы поскорее," попросил Чарлз.

? Постараюсь..." Она открыла сумочку и вытащила маленькую записную книжку и ручку." Как мне с тобой связаться? Да, я забыла, как тебя зовут.

" Чарлз Б. Фрек.

Он продиктовал ей номер телефона - не своего, разумеется, а одного друга из добропорядочных, который передавал ему подобные послания. С каким трудом она пишет, отметил он. Еле царапает. Но хорошенькая. Едва умеет читать или писать" Плевать! Что важно у цыпочки, так это грудь.

? А ты вроде парень ничего," сказала Донна." Будешь потом брать еще?

? Спрашиваешь," ответил Чарлз Фрек. Счастье, подумал он, это знать, что у тебя есть травка.

Людские толпы, солнечный свет и вся дневная суета скользили мимо него, не касаясь," он был счастлив.

Только посмотрите, на что он случайно нарвался - совершенно неожиданно новый источник препарата С. Чего еще просить у жизни".,. Его сердце возликовало, и он ощутил на мгновение врывающийся в окна машины дурманящий аромат весны.

? Поедешь со мной к Джерри Фабину? Я отвожу ему шмотки в федеральную клинику - 3; его забрали вчера ночью.

? Лучше мне с ннм не встречаться," сказала Донна." Джерри думает, что именно я заразила его букашками.

? Тлей.

? Тогда он не знал, что это тля... Все дело в рецептор-ных зонах его мозга - по крайней мере, я так думаю. И в правительственных бюллетенях так объясняют.

? Это лечится?

? Нет.

? В клинике обещали свидание. Они говорят, что он, пожалуй, мог бы..." Чарлз повел рукой." Ну, не то чтобы..." Он снова сделал жест рукой: трудно было сказать такое о своем друге.

Донна бросила на него подозрительный взгляд.

? Уж не поврежден ли у тебя речевой центр"В твоей... как там ее... затылочной доле.

? Нет," ответил он энергично.

? А вообще какие-нибудь повреждения" - Она постучала себя по голове.

? Нет. Просто, понимаешь, я ненавижу эти чертовы клиники...

? Смотри, впереди один из тех новых "порше" с двумя двигателями! - Она возбужденно указала пальцем." Ух ты!

? Я знал парня, угнавшего такой "порше"," сказал Чарлз." Вывел его на Риверсайд, разогнался до семидесяти пяти - и в лепешку. Не вписался в поворот. Думаю, он его и не заметил.

У него немедленно пошел глюк: он сам за рулем "порше", но поворот замечает, замечает вообще любые повороты. И все на шоссе - Риверсайд в час пик," безусловно, замечают его: такой стройный, широкоплечий, неотразимый парень в новеньком "порше", делающем двести миль в час," и полицейские беспомощно разевают вслед рты.

? Ты дрожишь," сказала Донна и опустила руку на его локоть. Успокаивающую, нежную руку." Притормози.

? Я устал," пожаловался Чарлз." Две ночи и два дня я считал букашек. Считал и засовывал в банки. А когда мы готовы были сняться и отнести их доктору на анализ, там ничего не оказалось. Пустые банки." Теперь он сам почувствовал свою дрожь, увидел, как тряслись руки на руле." Ничего ни в одной. Никаких букашек. И тогда я понял, я понял, черт побери. До меня дошло, что Джерри испекся. Ошизел.

Воздух больше не пах весной. Мучительно потянуло принять дозу препарата С.

Глава 2

? Достопочтенная публика! - взвыл человек с микрофоном." Сегодня нам представилась удивительная возможность послушать и расспросить тайного агента отдела по борьбе с наркоманией!

Он просиял, этот человек в дешевом костюме, широком желтом пластиковом галстуке и ботинках из искусственной кожи. Чересчур толстый, чересчур старый и чересчур радостный, хотя радоваться было нечему. Глядя на него, тайный агент чувствовал тошноту.

? Вы, безусловно, обратили внимание, что наш гость как бы расплывается перед глазами. Это происходит потому, что он носит то, что называют "костюм-болтунья".,

Публика, как две капли воды отражавшая все черты ведущего, сосредоточенно обозревала агента в костюме-бол-тунья.

? Этот человек, которого мы будем называть Фред, ибо таково его кодовое имя, под которым он сообщает собранную информацию, находясь в костюме-болтунья, не может быть опознан по внешнему виду или голосу. Он похож на расплывчатое пятно и ни на что больше, не правда ли, друзья?

Ведущий изобразил лучезарную улыбку. Слушатели, разделяя его чувство юмора, тоже улыбнулись.

Костюм-болтунья был изобретением некоего сотрудника "Лабораторий Белла" по фамилии С. А. Пауэре. Экспериментируя с возбуждающими веществами, действующими на нервные клетки, как-то ночью он сделал себе инъекцию препарата IV и испытал катастрофическое падение мозговой активности. После чего его субъективному взору на стене спальни предстали пылающие образы, которые, как он со временем стал полагать, являлись калейдоскопическим монтажом произведений абстрактной живописи.

На протяжении шести часов С. А. Пауэре зачарованно наблюдал тысячи картин Пикассо, сменяющих друг друга с фантастической скоростью. Затем он просмотрел работы Пауля Клее, причем больше, чем художник написал за всю свою жизнь. Когда наступила очередь шедевров Модильяни, С. А. Пауэре пришел к выводу (а в конце концов все явления нуждаются в разъясняющей теории), что его гипнотизируют розенкрейцеры. Но потом, когда его стали изводить Кандинским, он решил, что с ним пытаются вступить в телепатический контакт русские.

Утром Пауэре выяснил, что резкое падение мозговой активности нередко сопровождается подобными явлениями. Но идея костюма-болтунья уже родилась. В основном костюм состоял из многогранных кварцевых линз, соединенных с микрокомпьютером, который содержал в памяти полтора миллиона физиономических характеристик. Каждую наносекунду компьютер передавал на сверхтонкую мембрану, окружавшую носителя костюма, всевозможные оттенки цвета глаз, волос, формы носа, расположения зубов, конфигурации лицевых костей и т. д. Таким образом, попытки описать носителя - или носительницу - костюма были совершенно бессмысленны и заранее обречены на провал. Нет нужды говорить, что С. А. Пауэре ввел в банк памяти и свои собственные данные, и, захороненный в головоломном сплетении характеристик, лик изобретателя всплывал на одну наносекунду в каждом костюме... в среднем, как он подсчитал, раз в пятьдесят лет. Это была его заявка на бессмертие.

? Давайте же послушаем расплывчатое пятно! - громко подытожил ведущий, и публика захлопала.

Фред, он же Роберт Арктор в костюме-болтунья, простонал и подумал: "Это ужасно".,

Раз в месяц каждый агент по борьбе с наркоманией должен был выступать на подобном сборище. Сегодня была его очередь. Глядя на публику, он с новой силой осознал, насколько отвратительны ему добропорядочные. Они в восторге. Их развлекают.

? Но, выполняя свое задание," добавил ведущий, отодвигаясь от микрофона, чтобы дать место Фреду," он, разумеется, не носнт этот костюм. Он одевается, совсем как вы и я, или в так называемую одежду хиппи, среди которых вынужден вращаться согласно велению долга.

Фреду - Роберту Арктору - приходилось выступать уже шесть раз, и он прекрасно знал, что надо говорить и что ему уготовано: идиотские вопросы и пустая трата времени, плюс раздражение и злость, и всякий раз чувство тщетности...

? Увидев меня на улице," сказал он в микрофон, когда стихли аплодисменты," вы бы решили: "Вот идет пенх, извращенец, наркоман". Вы бы почувствовали отвращение и отвернулись.

Молчание.

? Я не похож на вас," продолжал он." Я не могу себе позволить быть похожим на вас. От этого зависит моя жнзнь.

На самом деле не так уж он от них отличался. Просто имелся сценарий речи, от которого нельзя было отклоняться.

? Я не собираюсь рассказывать вам, чем мне приходится заниматься в качестве тайного агента, выслеживая распространителей наркотиков и источники нелегального товара. Я хочу рассказать вам о том..." Он сделал паузу, как его учили в академии на занятиях по психологии." ...О том, чего я боюсь.

Это сразило их; все глаза были прикованы к нему.

? Я боюсь," произнес он," за наших детей. За ваших детей и монх..." Он снова замолчал." У меня их двое." Затем очень тихо: - Юные, совсем малыши..." И тут же страстно повышая голос: - Но уже достаточно большие, чтобы расчетливо прнвнвать им пагубную привычку к наркотикам - ради выгоды тех, кто уничтожает наше общество. Мы пока еще не знаем..." более спокойным голосом," кто эти люди, точнее, звери, которые сосут соки из наших ближних, словно обитают в диких джунглях. Ради своей наживы они продают мерзость, уничтожающую мозг, и ежедневно ее глотают, курят или вкалывают миллионы мужчин и женщин - вернее, те, кто когда-то были мужчинами и женщинами. Нам пока неизвестны имена распространителей. Но, клянусь богом, рано нли поздно мы их узнаем, всех до единого!

Голос из публики:

" Мы им устроим! Другой голос:

? Изловим коммунистов! Бурные аплодисменты.

Роберт Арктор молчал. Смотрел на них, на этих добропорядочных, и думал: "Препарат С не может выжечь им мозги. У них просто нет мозгов".,

? Каждый день эта страшная болезнь вырывает новые жертвы из наших рядов. В конце каждого дня деньги текут..." Он остановился. И никакая сила не могла заставить его продолжать речь, вызубренную н тысячи раз повторенную на занятиях.

Все замерли.

? А вообще-то дело не только в нажнве," произнес он." Вы сами видите, что происходит.

Нет, они ничего не вндят. Они не замечают, что я отошел от шаблона, говорю самостоятельно, без помощи суфлеров из Центра. Ну и что" Разве их что-нибудь волнует" Их огромные квартиры охраняют вооруженные наемники, готовые открыть огонь по любому торчку, который лезет по обнесенной колючей проволокой стене, чтобы засунуть в пустую наволочку их часы, их бритву, их магнитофон... Он лезет, чтобы добыть себе косяк; если не добудет, то запросто может сдохнуть от боли н шока воздержания. Но если ты живешь в роскошном доме и твоя охрана вооружена - зачем об этом думать"

? Если бы вы страдали диабетом н у вас не хватало денег на укол инсулина, что бы вы стали делать" Крали бы" Или просто-напросто сдохли"

Молчание.

В наушниках его костюма-болтунья зазвучал тонкий голосок:

? Вам лучше вернуться к приготовленной речи, Фред.

? Я забыл ее," сказал Фред, Роберт Арктор, невидимому суфлеру.

? Повторяйте за мной: ".,..новые жертвы из наших рядов. В конце каждого дня деньги текут..." Тут вы остановились.

? Я не могу.

? ".,..а куда они текут, мы скоро выясним," не обращая внимания, продолжал суфлер." Тогда последует возмездие. И в тот момент ничто на свете не заставит меня поменяться с ними местами".,

? Знаете, почему я не могу" - спросил Арктор." Потому что именно из-за такой жизни люди ищут спасения в наркотиках.

Да, подумал он, вот почему ты сбегаешь и садишься на дозу... сдаешься..." из отвращения.

Но потом он снова посмотрел на публику н понял, что это бесполезно. Он обращается к ничтожествам, к дебнлам. Им нужно все разжевывать, как в первом классе: "А - это арбуз".,..

? "С"," сказал он публике," это препарат С. "С" - это бегство, бегство ваших друзей от вас, вас - от них, всех - друг от друга, это разделение, одиночество, ненависть и взаимные подозрения. "С" - это слабоумие. "С" - это смерть. Медленная смерть, как называем ее мы..." Он осекся." Мы, наркоманы...

Он с трудом прошел к своему стулу и сел. В тишнне.

? Вы провалили встречу," сказал суфлер-начальник." Когда вернетесь, зайдите ко мне в кабинет. Комната 430.

На него смотрели так, словно он только что прямо у них на глазах помочился на сцену.

Арктор поднялся, снова подошел к микрофону и, опустив голову, тихо произнес

? Вот еще что. Не надо плевать нм вслед лишь потому, что они сели на дозу. Большинство нз них не знали, на что садятся или что садятся вообще. Просто постарайтесь удержать их... Понимаете, они растворяют красненькие в стакане вина - толкачи, я имею в виду. Дают выпить цыпочке, какой-нибудь несовершеннолетней крошке, н та вырубается, и тогда ей впрыскивают смесь героина н препарата С..." Он замолчал." Спасибо за внимание.

? Как нам остановить их, сэр" - спросил мужчина.

? Убивайте толкачей," сказал Арктор и побрел к стулу.

Он взглянул на часы: два тридцать. Пора звонить Донне. Судя по всему, он сможет достать через нее тысячу таблеток препарата С.

Естественно, он передаст их на анализ и последующее уничтожение. Или что уж там с ними делают... Может, сами закидываются. Или продают. Почем знать... Но он покупал у Донны не для того, чтобы взять ее за посредничество Цель операции - выйти на более крупного поставщика. Поэтому Арктор заказывал все ббльшие количества, вынуждая Донну свести их вместе, его и поставщика.

Разумеется, у него было еще несколько нитей, кроме Донны. Но потому что она была его девушкой - то есть он хотел этого добиться," ему легче работать с ней. Навещать ее, разговаривать по телефону, проводить вместе вечера доставляло ему удовольствие. Это было, в некотором смысле, линией наименьшего сопротивления. Если вам приходится шпионить, так уж лучше за людьми, с которыми вы все равно встречаетесь. Это менее подозрительно и более приятно.

Он вошел в телефонную будку н набрал номер.

? Алло," ответила Донна.

Все телефонные автоматы прослушиваются. Записи разговоров передаются в центральный пункт н в среднем раз в два дня проверяются офицером, которому даже не надо выходить из кабинета, а стоит лишь нажать кнопку. Большинство разговоров безобидны. Обязанность офицера - выделять небезобидные. В этом заключается его искусство. За это ему платят.

? Как дела" - спросил Арктор." Я -могу что-нибудь у тебя взять"

? Сколько тебе надо"

? Десять.

Они договорились, что один - это сотня. Таким образом, он просил тысячу. Среди дельцов вообще принято крупные суммы заменять мелкими, чтобы разговаривать по телефону, не привлекая внимания.

? Десять..." раздраженно пробормотала Донна." Через три дня.

? Не раньше?

? Нет. Я заскочу.

? Хорошо. Когда? Она прикинула.

? Около восьми вечера. Да, чуть не забыла. Ко мне сегодня заходили оба твои жильца: Эрнн... как там его... и этот Баррис. Искали тебя.

" Что стряслось" - спросил Арктор.

? Цефалохромоскоп, что обошелся тебе в девятьсот долларов... Они хотели включить его, а он не работал. Ну, они взяли и отвернули дннще.

" Черт побери! - возмущенно воскликнул Арктор.

? Там вроде кто-то ковырялся, непорчена вся схема. Баррис попробует...

? Я немедленно еду домой." сказал Арктор и повесил трубку. Самое лучшее, что у меня есть. Самое дорогое. Если этот кретин Баррнс начнет копаться... Но я не могу сейчас ехать домой, опомнился он. Сперва надо побывать в "Новом пути"; это приказ.

Глава 3

Чарлз Фрек тоже подумывал о "Новом пути" - так на него подействовала участь Джерри Фабнна.

Он сидел с Джимом Баррнсом в маленьком кафе и уныло перебирал засахаренные орешки.

? Решиться не просто. Там страх что творят. Сидят с тобой день и ночь, чтобы ты не наложил на себя рук нли не откусил палец, и совсем ничего не дают для облегчения.

Баррнс посмеивался.

? Если ты согласишься на лечение, то испытаешь ряд неприятных ощущений в области головного мозга. В первую очередь я имею в виду катехоламины, такие, как норадрена-лин и ссратонин. Видишь ли, все происходит следующим обраюм: препарат С - вообще все наркотические вещества, но препарат С особенно - взаимодействует с катехоламина-ми иа подклеточном уровне, и устанавливается биологичеекая контрадаптация. Раньше считалось, что это происходит только с алкалоидными наркотиками, такими, как героин.

К столику подошла симпатичная официантка в желтом халатике, светловолосая и с высокой дерзкой грудью.

? Привет," сказала она." Все в порядке" Чарлз Фрек испуганно поднял взгляд.

? Как тебя звать, милая" - спросил Баррис. Она ткнула в табличку на правой грудке.

? Бетти.

Интересно, как зовут левую, подумал Чарлз Фрек.

? У нас все отлично," сказал Баррис.

Чарлз увидел исходящий из головы Барриса круг, как на карикатуре, в котором совершенно голая Бетти молила о ласке.

? У кого угодно, только не у меня," заявил Чарлз Фрек.

? У всех свои проблемы," рассудительно заметил Баррис." Этот мир непристойно болен, и с каждым днем ему становится все хуже.

Картинка над его головой тоже стала более непристойной.

? Желаете заказать десерт" - улыбаясь, предложила Бетти.

? Например" - подозрительно спросил Чарлз Фрек.

? У нас есть свежий клубничный пирог. Мы сами печем.

? Нет, не надо нам никаких десертов! - сказал Чарлз Фрек." Эти пироги для старушек," добавил он, когда официантка отошла.

? В "Новом пути" тебе первым делом вырежут селезенку," предупредил Баррис.

" Что".,. Вырежут... А она зачем, эта селезенка?

? Помогает переваривать пищу.

? Как?

? Удаляет целлюлозу.

? Значит, потом...

? Только бесцеллюлозная пища.

? И сколько так можно протянуть" Баррис пожал плечами.

? А сколько селезенок обычно у человека" - Фрек знал, что почек, как правило, две." А-а... да ты меня разыгрываешь!

Баррис рассмеялся. У него какой-то странный смех, подумал Чарлз. Неестественный, как будто что-то рвется.

? Откуда такое решение?

? Джерри Фабин. Баррис махнул рукой.

? Джерри - особый случай. Однажды у меня на глазах Джерри пошатывается и падает, испражняется под себя, не соображая, где находится, умоляет спасти... Ему подсунули какую-то гадость, сульфат таллия, скорее всего... Сульфат таллия используют в инсектицидах и в крысиной отраве... Кто-то устроил подлянку. Я могу назвать десяток ядов, которые...

? И другая причина," сказал Чарлз Фрек." У меня кончается запас, и я не в силах это выдержать - постоянно сидишь на нуле и не знаешь, достанешь еще или нет.

? Ну, если на то пошло, мы не можем быть уверены, что доживем до завтрашнего дня.

? И еще - меня, наверное, обкрадывают. Запас буквально тает; кто-то пользуется моим загашником.

? Сколько ты закидываешь в день"

? Очень трудно определить. Но не так много.

? Знаешь, ведь можно привыкнуть...

? Конечно, но не настолько же. Я больше не выдержу. С другой стороны..." Он подумал." Похоже, я набрел на новый источник. Та цыпочка. Донна, подружка Боба.

? Увы, он так и не забрался ей иод юбку. Только мечтает.

? Она надежна?

? В каком смысле? В плане, даст ли... или..." Баррнс поднес руку ко рту и сделал вид, что глотает.

? Это еще что за вид секса" - изумленно начал Фрек, н тут до него дошло." А-а. Последнее, разумеется.

" - Вполне надежна. Легкомысленна немного, ну, как все цыпочки, особенно темненькие. Чарлз Фрек подался вперед.

? Арктор никогда не спал с Донной" А говорит...

? Таков Боб Арктор. Он много чего говорит. Не всему надо верить.

? Как же так? У него с этим проблемы" Баррис задумчиво созерцал бутерброд.

? Проблемы у Донны. Вероятно, она сидит на какой-то отраве. Полностью потерян интерес к сексу, до отвращения к физическому контакту... Не только с Арктором, но и..." Он раздраженно нахмурился." ...с другими мужчинами.

? То есть она просто не хочет.

? Захочет," отрезал Баррис." Если с ней правильно обращаться. Например..." Он принял таинственный вид." Я могу научить тебя, как добиться Донны за 98 центов.

? Да не нужно мне это! - Чарлз Фрек чувствовал себя не в своей тарелке. В Баррнсе постоянно было что-то такое, от чего у него неприятно холодело в животе." Почему за 98 центов" Разве она берет деньги"

? Деньги пойдут не ей непосредственно," нравоучительно произнес Баррис." Донна употребляет коку. Для каждого, кто даст ей грамм, она, безусловно, раздвинет свои ножки, особенно если по строго научной методике, которую я разработал, в коку добавить определенные труднодоступные химикаты.

? Ты бы лучше не говорил так," попросил Чарлз Фрек." О ней. В любом случае грамм коки стоит больше сотни долларов. Где взять такие башли"

Ухмыляясь, Баррис заявил:

? Я могу изалечь грамм чистого кокаина из ингредиентов общей стоимостью менее одного доллара.

" Чушь.

? Готов продемонстрировать.

? Откуда берутся эти ингредиенты"

? Из магазина 7"11. У меня дома оборудована лаборатория - временная, пока не смогу создать лучшей. Ты увидишь, как я извлеку грамм чистого кокаина из широко распространенных общедоступных материалов, купленных открыто, меньше чем за один доллар. Идем! - Баррис был очень возбужден.

? Ну! - подхватил Чарлз Фрек. Чертов болтун, думал он. А впрочем... Сколько он делает всяких химических опытов, и вечно читает в библиотеке... Как же на этом можно заработать, обалдеть!

Они оставили машину на стоянке и пошли в магазин.

" Что мы здесь берем" - спросил Чарлз у Барриса, беспечно прогуливавшегося вдоль стоек с товарами.

? Баллон "Солнечного".,

? Средство для загара" - Чарлз Фрек никак не мог поверить в реальность происходящего.

Они купили "Солнечный", и Баррис в два счета, не обращая внимания на дорожные знаки, домчался до дома Боба Арктора.

Выйдя из машины, Баррис достал с заднего сиденья опутанные проводами предметы. Среди груды электронных приборов Чарлз Фрек узнал вольтметр и паяльник.

? Зачем это" - спросил он.

? Предстоит долгая и трудная работа," ответил нагруженный Баррис, подойдя к двери. Он передал Чарлзу ключ." И, наверное, мне за нее не заплатят. Как обычно.

Чарлз Фрек отомкнул дверь. К ннм тут же, преисполненные надежды, бросились два кота и собака, но Чарлз и Баррис, осторожно оттеснив их ногами, прошли на кухню.

Первым делом из кучи хлама возле раковины Баррис вытащил пластиковую миску и опорожнил туда аэрозоль.

? Я, наверное, сплю..." пробормотал Чарлз Фрек.

? Знай, что на производстве кокаин умышленно смешивают с маслом," бодро комментировал свои действия Баррис," таким образом, что изалечь его невозможно. Одному мне доподлинно известно, как это сделать." Он обильно посолил клейкую, густую массу и вылил ее в стеклянную банку." Теперь охлаждаем," продолжал Баррис, довольно ухмыляясь," и кристаллы кокаина поднимаются наверх, так как они легче воздуха. То есть масла, я имею в виду. Конечная стадия, разумеется, мой секрет, но скажу, что она включает в себя сложный процесс фильтрования.

Баррис открыл холодильник и аккуратно поставил банку в морозильную камеру.

? Сколько там ее держать" - спросил Чарлз Фрек.

? Полчаса.

Баррис закурил самодельную сигаретку и уставился на кучу электронных приборов, задумчиво потирая бородатый подбородок.

? Но даже если ты получишь целый грамм чистого кокаина, я не могу использовать его на Донне, чтобы... ну, залезть ей под юбку. Я вроде как покупаю ее, вот что получается.

? Это обмен," наставительно поправил Баррис." Ты ей делаешь подарок, а она тебя одаривает... самым ценным,

что есть у женщины. Кокаин - эротоген," добавил он вполголоса, перенося приборы к цефалохромоскопу." Она нанюхается н будет счастлива дать себе волю.

" Чушь! - решительно заявил Чарлз Фрек." Ты говоришь о подружке Боба Арктора. Он - мой приятель и человек, с которым вы с Лакменом живете под одной крышей.

Баррис немедленно поднял свою косматую голову н некоторое время не сводил с Чарлза Фрека глаз.

? Ты очень многого не знаешь о Бобе Аркторс. Да и мы все. Твой взгляд наивен и упрощен. Ты ему слишком веришь.

? Он парень что надо.

? Безусловно." Баррнс кивнул и улыбнулся." Вне всякого сомнения. Один из самых лучших в мнре. Но я начал замечать в нем - мы начали замечать в нем, те, кто наблюдает за Арктором пристально и внимательно," определенные противоречия.

" Что ты имеешь в виду?

Глаза Барриса за темными очками заплясали

? Танец твоих глаз мне ничего не говорит," заявил Чарлз Фрек." А что случилось со скопом?

? Загляни," предложил Баррис, поставив шасси на торец.

? Провода обрезаны," проговорил Чарлз Фрек." И еще, похоже, кто-то устроил несколько коротких замыканий... Чья это работа?

Веселые и всезнающие глаза Барриса заплясали с особым удовольствием.

? Эти твои намеки - сплошное дерьмо," после напряженного молчания сказал Чарлз Фрек." Пожалуй, отправлюсь я в "Новый путь" и сдамся на воздержание, и буду лечиться и жить с простыми парнями. Это лучше, чем иметь дело с такими загадочными шизнками, как ты, которых я никак не могу понять. Ты думаешь, что Боб сам это сделал" Испортил самую дорогую свою вещь" Что ты хочешь сказать" Лучше бы я жил в "Новом пути", где мне не пришлось бы выслушивать бессмысленные, бредовые речи. А это мне приходится делать каждый день - если не твои, то речи какого-нибудь другого вконец ошизевшего торчка вроде тебя!

? Я всерьез сомневаюсь, что скоп повредил Эрнн Лак-мен," задумчиво проговорил Баррис.

? Я всерьез сомневаюсь, что Эрни Лакмен вообще что-нибудь повредил в своей жизни, если не считать того случая, когда он накололся на плохой кислотке н вышвырнул в окно кофейный столик. Обычно у него котелок варнт лучше, чем у всех нас. Нет, Эрнн не станет ломать скоп.

Это запросто мог сделать ты, грязный сукин сын, подумал Чарлз Фрек. И умения у тебя хватает, и мозги твои устроены черт знает как...

? Тому, кто это сделал, место в лечебнице или на кладбище. Предпочтительно последнее. Для Боба эта штука значила все. Я видел, как он ее включает; включает, едва вернется домой с работы. У каждого есть что-то, чем он особенно дорожит. У Боба был скоп.

? Это-то я н имею в виду.

" Что это ты имеешь в виду?

" Меня давно уже интересует, кто такой Боб Арктор и где он работает на самом деле.

Нет, Баррнс мне не нравится, подумал Чарлз Фрек. Внезапно он испытал сильное желание оказаться отсюда далеко-далеко. Может, смыться".,. Но потом он вспомнил про банку в холодильнике.

? Послушай, когда там будет готово" Мне кажется, ты меня дурачишь. Зачем же продавать "Солнечный" за грошн, если в нем грамм кокаина? Какой нм от этого кайф?

? Они закупают оптом," объяснил Баррис.

У Чарлза Фрека немедленно пошел глюк: грузовнкн с кокаином подкатывают к заводу (где уж он там, может, в Кливленде), вываливают тонны и тонны девственно чистой, высококачественной кокн во двор, потом коку смешивают с маслом, инертным газом и прочей дрянью и разливают по маленьким ярким жестянкам. Стоит только остановить грузовичок, размышлял он, забрать груз - семьсот или восемьсот фунтов чистого... Да нет. черт подерн, гораздо больше! Сколько в грузовике помещается кокаина?

Баррис принес пустой баллон "Солнечного" н указал на этикетку, где были перечислены все ингредиенты.

? Видишь" Бензоканн. Только отдельные эрудиты знают, что под таким названием в торговле маскируют кокаин. Если бы писали прямо "коканн", рано или поздно народ бы просек. У людей просто не хватает образования. Такой научной базы, как у меня.

" Что ты собираешься делать со своим образованием" - поинтересовался Чарлз Фрек." Кроме возбуждения Донны"

? Напншу бестселлер," уверенно сказал Баррис." Учебник для середнячков. "Как, не нарушая закона, получить наркотик у себя на кухне". Понимаешь, бензокаин официально разрешен. Я справлялся в аптеках - он содержится в уйме препаратов.

? Здорово! - уважительно сказал Чарлз Фрек и посмотрел на часы.

Ждать оставалось недолго.

Глава 4

Из костюма-болтунья одно расплывчатое пятно, называющее себя Фредом, смотрело на другое расплывчатое пятно, известное под именем Хэнк.

? Итак, это вес о Донне, Чарлзе Фреке и Джнмми Барри-сс." Хэнк сделал пометку в лежащем перед ним блокноте." Дуг Уикс, по вашему мнению, мертв или переместил свою деятельность в другой район.

? Или завязал," добавил Фред.

? Вам говорит что-нибудь имя Граф, или Арт де Вннтер?

? Нет.

? Как насчет пары негров - братья, лет по двадцать" Работают с фунтовыми порциями героина.

? Фунтовыми" Фунтовыми порциями героина? Нет, такое я бы запомнил." Фред покачал головой.

Хэнк покопался в фотографиях.

? Так, этот сидит... Этот мертв... А вы не думаете, что Джора темнит"

Джоре Каджас было только пятнадцать. Она жнла в Бриа, в районе трущоб, на верхнем этаже полуразвалившегося холодного домишка.

? Если подтвердится, дайте мне знать. Мы привлечем ее родителей.

? Хорошо.

? Была вчера у нас одна - выглядит на все пятьдесят. Свалявшиеся серые волосы, выпавшие зубы, иссохшее тело... Мы спросили, сколько ей лет, и она ответила: "Девятнадцать". Проверили - точно. "Знаешь, на кого ты похожа? Посмотри в зеркало". Та посмотрела в зеркало и заплакала. Я спросил, давно ли она ширяется.

? Год," предположил Фред.

" Четыре месяца. А рассказать, как она села на препарат С? Ее братья, оба посредники, вошлн к ней как-то ночью, заломили руки, сделали укол н изнасиловали. Так сказать, ввели ее в новую жизнь.

" Малые ребятки.

? А вот это вас проймет наверняка. Слыхали, в фейер-филдовской больнице есть трн младенца, которым надо каждый день вкалывать дозу. Сестра попробовала...

" Меня проняло," механическим голосом перебнл Фред." Вполне достаточно, благодарю.

Хэнк продолжал:

? Когда представишь себе новорожденного, который не может прожить без героина, потому что...

? Достаточно, спасибо," повторило расплывчатое пятно по имени Фред." Иногда мне хочется сойти с ума. Но я позабыл как.

? Это утраченное искусство," сказал Хэнк." Возможно, со временем выпустят инструкцию.

Всякий раз, сидя напротив Хэнка и докладывая, Фред испытывал в себе глубокую перемену. О ком бы ни шла речь, что бы ни происходило - все теряло смысл.

Сперва он приписывал это действию костюма-болтунья. Потом пришел к выводу, что дело не в костюме, а в самой ситуации. Хэнк по профессиональной привычке проявлял полное безразличие: ни любвн, ни ненависти, никаких сильных эмоции. Какая польза от чувства воалеченностн, когда ты обсуждаешь преступления, совершенные людьми близкими и даже, как в случае Донны и Лакмена, дорогими" Надо нейтрализовать себя: онн оба-сделали это - Фред в большей степени, чем Хэнк. Они говорили в нейтральных тонах, онн нейтрально выглядели, они стали нейтральными.

Потом чувства нахлынут...

А пока, сидя за столом, Фред ничего не ощущал. Он мог описать все увиденное с полным безразличием. И что угодно выслушать от Хэнка. Например, он мог запросто сказать: "Вчера Донна наширялась низкопробным заменителем ЛСД, и половина кровеносных сосудов в ее мозгу полопалась". О своей любимой... Илн: "Донна мертва". И Хэнк спокойно запишет это и, может быть, спросит: "У кого она купила дозу" илн: "Где будут похороны" Надо выяснить номера машнн и фамилии присутствующих"," и он будет хладнокровно это обсуждать.

Превращение вызывалось необходимостью беречь чувства. Пожарные, врачн и гробовщики вели себя так же. Невозможно каждую секунду восклицать и рыдать - сперва изведешь себя, а потом всех окружающих. У человека есть предел сил.

? Как насчет Арктора" - поинтересовался Хэнк.

Фред, находясь в костюме-болтунья, естественно, докладывал и о себе. Иначе его начальник - и весь полицейский аппарат - знал бы, кто такой Фред.

? Арктор ведет себя тише воды, ниже травы," как всегда сообщил Фред." Закидывает пару таблеточек смерти каждый день...

? Сомневаюсь." Хэнк взял со стола листок." Мы получили сигнал, что у Арктора водятся большие деньги.

? Так..." протянул Фред, понимая, что "большие деньги" - это то, что ему платили в полицейском управлении.

? По данным нашего информатора," продолжал Хэнк,? Арктор в самые неурочные часы исчезает, причем под разными предлогами и ненадолго." Хэнк взглянул на Фреда." Вы замечали что-нибудь подобное" Можете подтвердить" Что это значит"

? Скорее всего его цыпочка. Донна," сказал Фред.

? Хм, "скорее всего".,.. Вы обязаны знать.

? Донна, точно. Но я проверю н сообщу. Кто информатор"Не навег ли это нз местн"

? Имя неизвестно. Телефонный звонок - через какое-то самодельное искажающее голос устройство.

? Боже! - возмутился Фред." Так это же вконец ошизевший торчок Джим Баррнс! Баррис еще в армии занимался всякой электроникой. Как информатору я бы ему ни на грош не верил.

" Мы не знаем, Баррис лн это, и, так или иначе, Баррнс - не просто вконец ошизевший торчок. Им особо занимаются несколько людей... С сегодняшнего дня все побочные задания отменяются. Главный объект наблюдения - Боб Арктор. У него есть второе нмя? Он употребляет инициал...

Фред издал сдавленный звук.

? Постлэтуэйт.

? Как это пишется?

? Понятия не имею.

? Национальность"

? Валлиец," ответил Фред. Он едва слышал, в глазах расплывалось.

? Установим новую голографическую систему. Вы будете осуществлять контроль н наблюдение.

? Постараюсь," пробормотал Фред. Он чувствовал, что отключается, и мечтал: скорей бы все кончилось... И еще: закинуться бы парой таблеток...

Напротив него бесформенное пятно что-то писало и писало, заполняя бланки н требования на оборудование, с помощью которого Фред должен будет установить круглосуточное наблюдение за своим собственным домом, за самим собой.

...Вот уже больше часа Баррнс возился с самодельным глушителем, смастеренным нз подручных средств стоимостью одиннадцать центов. Он почти добился целн, располагая лишь алюминиевой фольгой и куском пористой резины.

В ночном мраке заднего двора дома Боба Арктора, среди кустов и мусорных ящиков, Баррис готовился произвести пробный выстрел.

? Соседи услышат," беспокойно проговорил Чарлз Фрек. Он опасливо косился на освещенные окна окрестных домов; должно быть, смотрят себе телик илн покуривают травку...

? Зачем тебе глушитель" - спросил Лакмен, держась в стороне." Глушители ведь запрещены.

? В условиях нашего вырождающегося общества и бесправия личности каждый стоящий человек должен быть постоянно вооружен," мрачно заявил Баррис." Для самообороны.

Он закрыл глаза и выстрелил. Раздался днкий грохот, на время оглушивший всех троих. Вдали залаяли собаки.

Баррис с улыбкой стал разворачивать алюминиевую фольгу. Ему, казалось, было забавно.

? Вот так глушитель..." выдавил Чарлз Фрек, ожидая появления полнцин. Десятка полицейских машин.

? В данном случае звук скорее усилился," объяснил Баррнс, показывая Лакмену кусок прожженной резины." Но в принципе я прав.

? Сколько стоит этот пистолет" - спросил Чарлз Фрек. Он никогда не держал пистолета. Несколько раз у него были ножи, но нх вечно кралн.

? Пустяки," ответил Баррнс." Около тридцати долларов, подержанный." Он протянул пистолет Фреку, и тот с опаской попятился." Я продам его тебе," пообещал Баррнс." Ты обязательно должен иметь оружие, чтобы защищаться от обидчиков.

? Их хоть пруд прудн," иронично вставил Лакмен." Видел на днях объявление в "Тайме". Предлагают транзисторный приемник тому, кто удачнее всех обидит Фрека." Лакмен повернулся к Баррнсу." Я думал, ты корпишь над цефаскопом. Уже сделал"

? Работа очень сложная," наставительно сказал Баррнс." Мне нужно отдыхать." Он отрезал перочинным ножиком еще кусок пористой резины." Этот будет совершенно бесшумным.

? Боб думает, что ты работаешь над цефаскопом," пробормотал Лакмен." Лежит сейчас в постели и думает, а ты лупншь нз пистолета...

С меня довольно, думал Боб Арктор. Он лежал в темной спальне, слепо глядя в потолок. Под подушкой был его полицейский револьвер; он автоматически достал его из-под кровати и положил поближе, когда услышал выстрел в заднем дворе. Чисто машинальное действие, направленное против любой н всяческой опасности.

Но револьвер не защитит от такого изощренного коварства, как порча самой дорогой и ценной вещн. Вернувшись домой после доклада Хэнку, он сразу же проверил остальное имущество. Что бы ни происходило, кем бы ни был таинственный враг, следует быть готовым ко всему. Какой-то ополоумевший торчок старается ему нагадить, не попадаясь на глаза. Даже не человек, а скорее ходячий и укрывающийся симптом нх образа жнзнн.

А ведь было время, когда он жил не так. Не надо было прятать под подушкой револьвер, и лунатик не стрелял ночью во дворе бог знает с какой целью; а другой псих (может быть, н тот же самый) не ломал невероятно дорогой цефаскоп, который всем приносил радость... В те дни жизнь Роберта Арктора текла иначе: у него была жена, как вес жены, две маленькие дочурки, приличный дом... Но однажды, вытаскивая из-под раковины электропечь, Арктор ударился головой об угол кухонной полки. И совершенно неожиданно прозрел. Внезапно он осознал, что ненавидит не полку - он ненавидит жену, дочерей, задний дворик с газонокосилкой, гараж, центральное отопление, все и всех в своем собственном доме. Он захотел уйти, он захотел развода. И получил, что хотел. И вступил постепенно в новую жизнь, где всего этого не было.

Возможно, ему следовало сожалеть о своем решении. Но сожаления он не испытывал. Та жизнь была слишком скучна; слишком предсказуема, слишком безопасна. Все элементы, ее составляющие, находились прямо перед глазами, и ничего неожиданного случиться не могло. Словно пластиковая лодка, которая будет держаться на плаву вечно, пока наконец не затонет ко всеобщему облегчению.

Но в том мрачном мнре, где он обитал теперь, в кошмарных неожиданностях, и странных неожиданностях, н, крайне редко, приятных неожиданностях недостатка не было. Например, варварская порча цефалохромоскопа. Рассуждая здраво, совершенно бессмысленная. Но очень мало нз того, что происходило долгими темными вечерами, можно было бы назвать здравым. Загадочный акт мог совершить кто угодно и по самой невероятной причине. Любой человек, которого он знал нлн встречал. Любой из восьми дюжин свихнувшихся параноиков. Вообще любой, совершенно незнакомый пенх, выбравший наугад фамилию нз телефонной книги.

Илн ближайший друг.

Может быть, Джерри Фабнн. У него былн абсолютно выгоревшие, отравленные мозгн. Однако вряд ли Джерри сумел бы снять нижнюю панель. Скорее всего он до сих пор торчал бы здесь, откручивая и закручивая одни й тот же винт. Илн попросту разбил бы вес молотком. Так нли иначе, будь это дело рук Джерри Фабина, кругом бы валялись яйца букашек... Против волн Боб Арктор криво улыбнулся.

Поделиться с Хэнком? Но чем они смогут помочь" В такой работе риск неизбежен-.

Она не стоит того, эта работа, подумал Арктор. Не стоит всех денег на проклятой планете. Но дело все равно не в деньгах. "Как вы решились"" - спросил однажды Хэнк. А что человек знает об истинных мотивах своих поступков" Может быть, скука, стремление действовать. Тайная неприязнь ко всем окружающим. Или кошмарная причина: наблюдать человеческое существо, которое ты глубоко любишь, которое ты обнимал и целовал н, главное, которым ты восхищался," видеть, как это теплое жнвое существо выгорает изнутри, от сердца. Пока не защелкает, как насекомое, без конца повторяя одно и то же предложение. Запись. Замкнутая петля пленки.

".,..если бы мне далн еше одну дозу..."

Ему представилась картина: мозг Джерри Фабнна в виде исковерканной схемы цефалохромоскопа - погнутые, перекушенные, спаленные провода, оторванные концы, вьющийся дымок н едкий запах. И кто-то сидит с вольтметром, замеряет цепн и бормочет: "Да-а, надо менять почти вес конденсаторы и сопротивления..." И наконец от Джерри Фабнна пойдет одни только фон. И с ннм бросят возиться.

Однажды онн придумали нсторню (точнее, Лакмен придумал, у него это лнхо получается) - психиатрическое объяснение помешательства Джеррн на тле. Разумеется, истоки лежат в его детстве. Понимаете, приходит однажды Джерри-первоклашка домой, зажимая под мышкой свои маленькие книжечки, а в гостиной рядом с его матерью сидит этакая здоровенная тля, н мать с обожанием на нее смотрит.

3. "Юность" 1* 4

33

" Что происходит'.' - спрашивает крошка Фабин.

? Перед тобой твой старший брат," говорит мать." Теперь он будет жить с нами. Его я люблю больше, чем тебя. Он способен на такое, что тебе и не снилось.

И с тех пор родители Джерри Фабнна постоянно сравнивают его с братом-тлей и унижают как могут. По мере того, как они оба растут, у Джерри вырабатывается комплекс неполноценности - что вполне естественно. Окончив школу, брат получает направление в институт, а Джерри идет работать на бензоколонку. Потом брат-тля становится знаменитым врачом или ученым; ему присуждают Нобелевскую премию. Джерри протирает ветровые стекла.

Наконец, Джерри убегает из дома. Но подсознательно он убежден в превосходстве тли. Сперва он воображает себя в безопасности, но потом...

Теперь история вовсе не кажется смешной. Теперь - когда по просьбе своих же друзей Джерри посреди ночи шбрали. Они сами - вее. кто был тогда с Джерри," так решили; иного выхода не оставалось. Той ночью Джеррн забаррикадировал дверь своего дома, навалил фунтов девятьсот всякого хлама, включая диван, и стулья, н холодильник, и телевизор, и сообщил, что снаружи его поджидает гигантская сверхразумная тля с иной планеты, а сейчас она собирается ворваться и наложить на него лапы. Прилетят и другие, даже если с этой он расправится. Внеземные тли гораздо умнее людей и. если потребуется, пройдут прямо сквозь стены, тем самым обнаруживая свои тайные способности. Чтобы уберечь себя как можно дольше, ему придется залить дом цианистым газом. И он готов к этому. Каким образом? Он уже законопатил все окна н дверн и теперь откроет воду в ванной и на кухне. Оказывается, водяной бак в гараже заполнен цианидом, а не водой. Он давно это знал и берег на крайний случай. Они все погибнут, но по крайней мерс не пустят сверхразумных тлей.

Его друзья позвонили в полицию. Полиция взломала дверь, и Джерри забрали в клинику. В последний момент Джерри сказал: "Принесите мне мою новую куртку с застежками сзади". Он только что ее купил, она ему очень нравилась. Практически единственная вещь, которая ему нравилась," все остальное он считал зараженным.

Нет, подумал Боб Арктор, теперь это не кажется забавным. Непонятно, как это вообще могло вызывать смех. Может быть, из страха, кошмарного страха, который все онн чувствовали в тс последние недели. Порой Джерри целыми днями бродил по дому с ружьем, ощущая присутствие врага. Готовый стрелять первым.

А теперь, думал Боб Арктор. враг появился у меня. Во всяком случае, я напал на его след, на оставленные им знаки.

Стук в дверь.

Сжав револьвер иод подушкой:

? Кто там? Ответил голос Барриса.

? Входи." сказал Арктор и включил ночник. В комнату, щурясь, вошел Баррис.

? Еще не спишь"

? Я видел сон." сказал Арктор." Религиозный. Оглушительный раскат грома, ни с того ни с сего небеса раскалываются, и появляется Господь Бог, и голос Его гремит... Что Он там наплел, черт побери".,. Ах. да. "Я раздосадован, сын мой". Бог ухмыляется. Я дрожу во сне и поднимаю взор вверх. "Что я натворил, Господи"? А Он отвечает: "Ты опять не завернул тюбик с зубной пастой". И тогда я понимаю, что это моя бывшая жена.

Баррис сел, опустил руки на свои кожаные штаны, покачал головой и посмотрел прямо на Арктора. Судя по всему, него было превосходное настроение.

? Ну." деловито сообщил он." я приготовил в первом приближении кое-какис теоретические выводы о личности, виновной в порче твоего цсфаскопа, от которой, кстати, можно ждать в дальнейшем подобных же действий.

? Если ты хочешь сказать, что это Лакмен...

? Слушай," возбужденно раскачиваясь, перебил Баррис." Что если я скажу тебе, что я давно предвидел серьезное повреждение какого-нибудь нашего домашнего имущества, особенно дорогого и трудно поддающегося ремонту" Моя теория требовала того! И сейчас, таким образом, я получил доказательство!

Арктор не сводил с него глаз.

Медленно осев в кресле, Баррис вновь принял спокойный и насмешливый вид.

? Ты..." сказал он, указав пальцем.

? Это сделал я".,." проговорил Арктор." Пережег свой собственный, незастрахованный цефаскоп..." В нем закипели отвращение и ярость. Уже поздняя ночь, надо спать...

? Нет-нет," быстро возразил Баррис, болезненно сморщившись." Ты смотришь на виновного. На того, кто испортил твой цефаскоп. В этом-то я и хотел признаться, но мне не позволяли открыть рта.

? Это сделал ты" - ошарашенно спросил Арктор, глядя на Барриса. чьи глаза сверкали каким-то неясным торжеством." Зачем?

? Точнее, теория утверждает, что это я," сказал Баррис." Очевидно, принуждаемый постгнпнотическим внушением. И блокировка памяти, чтобы ничего не помнил." Он начал смеяться.

? Позже," рявкнул Арктор и выключил свет. Баррис поднялся.

? Неужели ты не понимаешь".,. Я разбираюсь в электронике и имею доступ - я тут живу. Единственное, чего я не могу понять," это мои мотивы.

? Ты,это сделал, потому что ты псих," сказал Арктор.

? Возможно, меня наняли тайные силы..." недоуменно бормотал Баррис." Но что нмн движет" Какова цель" Посеять среди нас подозрение и тревогу, вызвать разлад и антипатию, настроить друг против друга, чтобы мы не зналн, кому доверять, кто враг...

? Тогда они добились успеха," заметил Арктор.

? Но зачем им это" - воскликнул Баррнс, подойдя к дверн; его руки дрожали." Столько хлопот...

Скорей бы установили следящую систему, подумал Арктор. Он прикоснулся к револьверу и почувствовал прилив уверенности. Мелькнула мысль - не стоит лн проверить магазин"Впрочем, тогда, спохватился Арктор, я стану сомневаться, не заклинило ли барабан, не стерся ли ударннк, не высыпался лн порох из патронов, и так до бесконечности, одержимо, как маленький мальчик, пересчитывающий трещины на тротуаре, чтобы совладать со страхом. Маленький Бобби Арктор первоклашка, возвращающийся домой со своими маленькими учебничками, перепуганный до смерти лежавшей впереди неизвестностью.

Подавшись вбок, он зашарил пальцами под кроватью, пока не нащупал наклеенную полоску скотча. Не обращая внимания на Барриса, он отодрал ее, н в ладонь упали две таблетки препарата С. Арктор закинул их в рот, проглотил без воды н, вздохнув, бессильно упал на подушку.

? Свали." сказал он Баррису. И заснул.

Глава 5

Бобу Арктору надо было на некоторое время покинуть дом, чтобы там установили подслушивающую и подсматривающую аппаратуру. Обычно за домом следили до тех пор, пока нз него не уходнлн вес проживающие, причем таким образом, что можно было предположить их длительное отсутствие. Порой приходилось ждать неделями. В конце концов, если ничего так и не получалось, жильцов удаляли под каким-нибудь предлогом. Например, в связи с травлей тараканов.

Но в данной ситуации подозреваемый Роберт Арктор послушно уехал, прихватив жильцов на поиски дешевого цефалохромоскопа. Позже из подходящего места - телефона-автомата на бензоколонке - Фред доложил, что до конца дня в доме определенно никого не будет.

Это предоставляло властям удобную возможность пошарить по закоулкам более тщательно, чем удавалось нх тайным агентам. Нужно было отодвинуть шкафы и проверить, не приклеено лн чего сзади. Нужно было развинтить торшеры н посмотреть, не посыплются ли сотни таблеток. Нужно было заглянуть в туалетный бачок - нет ли там маленьких, автоматически смываемых пакстнков. Нужно было проверить холодильник, не лежат ли в упаковках от жареной картошки и фасоли замороженные наркотики. А тем временем устанавливалось хитрое оборудование. Расположить го-локамеры было чертовски трудно. Техникам хорошо платили, потому что, если они давали промашку и камеру потом находили жильцы, этн жильцы сразу просекали, что находятся под колпаком, и прекращали деятельность. А иногда просто снимали следящую систему и продавали ее с потрохами. Полиция в таких случаях даже ничего не имеет права сделать, разве что придраться к какому-нибудь пустяку.

Интересно поведение толкачей в подобной ситуации. Арктор припомнил случай, когда одни посредник, желая убрать цыпочку, запрятал в ручку ее утюга два пакетика героина, а потом сделал анонимный звонок в отдел "МЫ СООБЩАЕМ". Получилось так, что девушка сама нашла геронн н продала его. Полиция, естественно, ничего не обнаружила и по записи голоса арестовала толкача за дезинформацию властей. Освободившись под залог, толкач ночью заявился к цыпочке н нзбил ее до полусмерти. На вопрос, почему он выбил ей глаз и сломал обе руки н парочку ребер, пойманный толкач ответил, что она продала принадлежавшие ему два пакетика высокопробного героина и не взяла его в долю.

Арктор высадил Лакмена и Барриса в отдаленном районе - искать подходящий цефаскоп. Таким образом, онн не моглн внезапно вернуться домой н застукать техников, а Ар-ктору представлялась возможность повидать одного человека, которого не встречал больше месяца. Цыпочка вроде держалась - ничего, кроме "смесн"и улнцы, чтобы заработать на дозу. Она жила с толкачом. Обычно Дан Манчер днем дома не сидел. Тнп он был свирепый и жестокий, непредсказуемый и опасный. Чудо, что местная полиция не привлекала его за нарушение порядка. Может, откупался. А скорее всего нм просто было наплевать: в районе трущоб жили одни старики да нищета.

Арктор остановил машину у пропахшего мочой подъезда и поднялся к двери "Г". Перед дверью валялась полная банка "Драно", н он машинально ее поднял, подумав при этом: "Сколько детей с ней играло".,." И на миг вспомнил своих собственных детей...

Арктор заколотил банкой в дверь.

Щелкнул замок. Дверь приоткрылась, н из-за цепочки выглянула девушка, Кимберли Хокннс.

? Да?

? Здорово. Это я, Боб.

Вялым движением она сняла цепочку: голос ее тоже был вялым, апатичным. Под глазом красовался синяк, разбитая губа опухла. Арктор заметил, что окна маленькой грязной квартиры разбиты. Осколки стекла валялись на полу вместе с перевернутыми пепельницами и бутылками из-под кока-колы.

? Ты одна" - спросил он.

? Да. У нас была ссора, и Дан ушел.

Девушка - наполовину мексиканка, маленькая, болезненного вида - безжизненно смотрела вниз.

? Он тебя нзбил.

Арктор поставил банку "Драно" на полку с несколькими замусоленными порнографическими журналами.

? Слава богу, у него не было ножа." Кимберлн опустилась на стул с торчащими из него пружинами." Чего тебе, Боб?

? Хочешь, чтобы он вернулся? Она пожала плечами.

Арктор подошел к окну н выглянул на улицу. Дан Манчер, безусловно, объявится рано илн поздно. Девушка была источником денег, а Дан знал, что ей понадобится доза, как только кончится запас.

? Надолго тебе хватит"

? Еще на день.

? Ты не можешь достать в другом месте?

" Могу, но не так дешево.

" Что у тебя с голосом?

? Простуда. Ветер задувает." Она прислушалась." По-моему, машина Дана. Красный форд "Торнно-79".,

Арктор кинул взгляд на захламленную стоянку. Туда въезжал побитый "Торнно", выпуская из обеих выхлопных труб клубы черного дыма.

? Да.

Кимберлн заперла дверь: два дополнительных замка.

? Он, наверное, с ножом.

? У тебя есть телефон"

? Нет.

? Нужно поставить.

Она снова пожала плечами.

Через минуту они услышали шагн, а затем раздался стук в дверь. В ответ Кимберли закричала, что не одна.

? Ну, ладно! - высоким голосом завопил Дан." Я проколю тебе шины!

Он помчался вниз. Арктор и девушка увидели из разбитого окна, как Дан Манчер - тощнй, коротко остриженный, похожий на гомосексуалиста," размахивая ножом, подбежал к машине, при этом продолжая орать так, что слышно было по всей округе.

? Я порежу твои шины, твои сучьи шины! А потом зарежу тебя!

Он нагнулся и проколол сперва одну, а потом вторую шину старенького "д,оджа".,

Кимберлн внезапно очнулась, прыгнула к дверн и стала рвать замки.

? Я должна остановить его! Машина не застрахована! Арктор схватил ее за руки. Револьвер он, разумеется, не

носил, а у Дана был нож.

? Шины не главное...

" Мои шины!? Исступленно крнча, девушка пыталась вырваться.

? Он только и хочет, чтоб ты вышла," урезоннвающе сказал Арктор.

? Вниз," задыхаясь, проговорила Кимберлн." У соседей есть телефон. Позвоннм в полицию. Пусти меня! - Она с неожиданной силой вырвалась и сумела открыть дверь." Я позвоню в полицию! Мои шины! Одна из ннх совсем новая!

? Я с тобой.

Арктор попытался ухватить ее за плечо, но она уже сбегала по лестнице и колотила в дверь.

? Пожалуйста, впустите! Мне надо позвонить в полицию! Пожалуйста, дайте позвонить!

Дверь открыл старик в сером свитере и помятых брюках.

? Спасибо," сказал Арктор.

Кимберли протиснулась внутрь, подбежала к телефону и набрала номер. Все молчали: раздавался только голос девушки. Сбиваясь н путаясь, она тараторила что-то о ссоре из-за пары ботинок ценой в семь долларов.

? Он говорит, что это его ботинки, потому что я подарила их ему на Рождество, но они мои, потому что деньги платила я. А он стал отбирать их н я порезала подошвы открывалкой, и тогда..." Она замолчала; потом, кивая: - Да, хорошо, спасибо...

Старик смотрел на Арктора. Из соседней комнаты с немым ужасом выглядывала пожилая женщина в ситцевом платье.

? Вам, должно быть, нелегко," обратился к ннм Арктор.

? Нн минуты покоя," пожаловался старик." Постоянно, каждую ночь скандалы... Он все время грозит убить ее.

? Нам надо было вернуться в Денвер," сказала женщина." Говорила тебе, надо вернуться в Денвер.

? Ужасные дракн," продолжал старик. Он не сводил глаз с Арктора, взывая о помощи или. может быть, о понимании." Круглые суткн, без передышки, а потом, что еще хуже, знаете, каждый раз...

? Да, скажи ему," подбодрила пожилая женщина.

" Что еще хуже," с достоинством проговорил старик," каждый раз, когда мы выходим... ну, в магазин или отправить письмо... мы наступаем... знаете, что оставляют собаки...

? Кал! - с негодованием закончила женщина.

Показалась машина местной полиции. Арктор дал свидетельские показания, не выдавая, что сам является офицером полицейского управления. Сержант записал его слова и пытался расспросить Кимберлн. но в ее лепетании не было ни каплн смысла. Полицейский, подложив под листок бумаги планшетку, кидал на Арктора холодные взгляды, значения которых Арктор не понял, но, безусловно, не дружелюбные. Наконец сержант посоветовал Кимберли звонить, если хулиган вернется н будет шуметь.

? Вы отметили порезанные шины" - спросил Арктор. когда полицейский собрался уходить." Вы осмотрели се машину на стоянке?

Полицейский снова смерил его странным взглядом и, не говоря ни слова, удалился.

Кимберли опустилась на ветхую кушетку в загаженной гостиной, и глаза ее сразу потускнели.

? Я отвезу тебя," предложил Арктор." К какому-нибудь другу, где...

? Убирайся! - с ненавистью выдавила Кимберли." Убирайся к черту, Боб Арктор! Ты уйдешь нли нет"! - Ее голос перешел на пронзительный визг и сорвался.

Он вышел и медленно спустился по лестнице, тяжело шагая по ступенькам. Что-то звякнуло и покатилось вслед за ним - банка "Драно". Сзади хлопнула дверь, защелкали замки. Тщетная предосторожность, подумал Арктор. Все тщетно. Полицейский советует звонить, если хулиган вернется. А как она позвонит, не выходя нз квартиры" Или выйдет "- н Дан Манчер тут же пырнет ее ножом, словно

кишу. И" кстати, о жалобе стариков снизу" она сперва шагнет, а потом замертво свалится в собачье дерьмо... Лрктора разобрал истерический смех: у этих стариков странная шкала важности. Не только свихнувшийся наркоман у них над головой каждую ночь избивает и грозит убить, и, очевидно, скоро убьет молодую девушку-наркоманку, которая, бе (условно, больна гриппом и. наверное, кое-чем похуже, но еще к тому же...

? Собачье дерьмо..." усмехнулся он, уже сидя в машине с Лакменом и Барриеом.

Самое смешное в собачьем дерьме, думал он, что на нем можно поскользнуться. Забавное собачье дерьмо.

? Обгони ты этот грузовик," нетерпеливо сказал Лакмен." luic плетется, сволочь.

Арктор выехал на левую полосу и набрал скорость. Но питом, когда он убрал ногу с газа, педаль провалилась, мотор яростно взревел и машина рванулась вперед.

? Потише! - одновременно воскликнули Лакмен и Баррис.

Машина разогналась до ста миль в час; впереди замаячил огромный фургон. И сидящий рядом Лакмен, н ендящнй пади Баррис инстинктивно выставили вперед руки. Арктор вывернул руль и проскочил фургон прямо перед носом у встречного "корвета". Лакмен и Баррис уже кричали. "Корвет" отчаянно шгудел; завизжали тормоза. Лакмен неожиданно потянулся и выключил зажигание; Арктор тем временем сообразил поставить нейтральную передачу и все жал на тормоз, уходя вправо. Наконец, машина с мертвым двигателем вкатила на аварийную полосу и потихоньку остановилась.

? Какого черта".,." пробормотал Баррис.

? Наверное, сломалась возвратная пружина.

Арктор дрожащей рукой махнул вниз, н все уставились на педаль газа, беспомощно вжавшуюся в пол. Так же молча они вылезли из машины и подняли капот. Оттуда пошел белый дым, из радиатора выбрызгивала кипящая вода.

Лакмен нагнулся над раскаленным мотором.

? Это не пружина. Это линия от педали к карбюратору. Глядите. Сломан рычаг. Так что педаль газа не вернулась, когда ты убрал ногу.

? На карбюраторе должен быть ограничитель," ухмыляясь, сказал Баррис." Таким образом, если...

? Почему сломался рычаг" - перебил Арктор. Его рука ощупала стержень." Как же он мог так отвалиться?

Баррис продолжал, будто ничего не слыша;

? Если линия по какой-то причине распадется, двигатель должен сбросить обороты до холостых. А вместо этого обороты поднялись до предела." Он подался вперед, чтобы лучше видеть." Этот вннт вывернут. Вннт холостого хода.

? Каким образом" - ошарашенно спросил Лакмен." Мог он так вывернуться случайно"

Вместо ответа Баррнс достал из кармана перочинный нож, открыл маленькое лезвие н начал медленно закручивать регулятор, считая прн этом вслух. Винт сделал двадцать оборотов.

" Чтобы ослабить запорное кольцо и снять муфту, крепящую рычаг акселератора, понадобится специальный инструмент. Даже два. Необходимые инструменты, однако, есть в моем инструментальном ящнке.

? Твой инструментальный ящик дома," напомнил Лакмен.

? Верно," кивнул Баррнс." Значит, нам придется идти на ближайшую бензоколонку и либо просить у них инструменты, либо вызывать сюда ремонтную машину. На мой взгляд, лучше вызвать. Надо хорошенько все проверить, прежде чем снова садиться за руль.

? Послушай," неожиданно произнес Лакмен," это произошло случайно нли кто-то нарочно подстроил" Как с цефаскопом?

Баррнс погрузился в раздумье, продолжая улыбаться своей скорбно-лукавой улыбкой.

? Не могу сказать однозначно. Как правило, саботаж автомобиля ." Он обратил на Арктора зеленые шторки очков." Мы едва не накрылись. Если бы этот "корвет" шел чуть быстрее, нам всем крышка. Тебе следовало сразу выключить зажигание.

? Я поставил на нейтралку," ответил Арктор." Когда сообразил. В первую секунду я не мог опомниться.

? Кто-то хотел нас убрать," громогласно объявил Лакмен." ПРОКЛЯТЬЕ! Мы чуть не разбились!

Баррис достал коробочку с таблетками, взял пару сам, угостил Лакмена, затем протянул ее Арктору.

?" Может, это нас и доканывает," раздраженно бросил Арктор." Мутнт мозгн.

? Травка не может испортить карбюратор," заявил Баррис, не убирая коробку." Закинься по меньшей мере тремя, онн слабенькие.

? Убери эту гадость," устало произнес Арктор.

Все вокруг - проносящиеся мнмо машины, двое приятелей, его собственный автомобиль с поднятым капотом, яркий полуденный свет - все приобрело прогорклый вкус, словно мир протух. Словно мир разлагался н смердел. Арктору стало плохо, он закрыл глаза и содрогнулся.

? Ты что-то унюхал" - спросил Лакмен." Улика? Какой-то запах от двигателя...

? Собачье дерьмо..." пробормотал Арктор. Этот запах определенно неходил от мотора. Он нагнулся, принюхался, почувствовал его сильно и безошибочно. Чушь какая, дикость..." Правда, пахнет собачьим дерьмом" - спросил он Барриса и Лакмена.

? Нет," сказал Лакмен, не сводя с него глаз. И обратился к Баррису: - В твоих таблетках был галлюциноген"

Баррнс, улыбаясь, покачал головой.

Арктор согнулся вдвое над горячим двигателем. Он отдавал себе отчет, что на самом деле никакого запаха нет. И все же его чувствовал. А потом увидел размазанную по всему мотору, особенно у головок цилиндров, мерзкую бурую массу. Масло, подумал он, выплеснувшееся масло. Должно быть, прокладки прохудились. Пальцы прикоснулись к вязкой, липкой массе и отдернулись. Он аляпался в собачье дерьмо. Весь блок цилиндров, все провода покрывал слой собачьего дерьма. Переместив взгляд наверх, Арктор заметил дерьмо на звукопоглощающем материале капота. Его захлестнула тошнотворная вонь. Он сомкнул глаза и задрожал.

? Эй! - окликнул Лакмен, опустив ему на плечо руку." Вспоминаешь"

? Билеты бесплатно," поддакнул Баррис н заржал.

? Ну-ка, присядь," сказал Лакмен, отвел Арктора к сиденью водителя и бережно усадил." Да ты прямо вырубаешься... Успокойся, никто не убит, н теперь мы начеку." Он захлопнул дверцу." Все нормально, понимаешь"

В окошко заглянул Баррнс.

? Хочешь собачью какашку, Боб?

Ошеломленный, Арктор широко раскрыл глаза и замер, глядя на него. Но мертвые зеленостеклянные шторкн очков ничего не выдавали. Он в самом деле это сказал, мучал-ся Арктор, илн это порождение моего помутненного рассудка?

" Что, Джим" - спросил он.

Баррис начал смеяться. И смеялся, н смеялся.

? Оставь его в покое," велел Лакмен, стукнув Баррнса по спине." Заткнись, Баррис!

Арктор обратился к Лакмену:

" Что он только что сказал" Дословно, что он мне сказал"

? Понятия не имею," ответил Лакмен." Я не могу разобрать и половины нз того, что он говорит.

Баррнс все еще улыбался, но уже молча.

? Ты, проклятый Баррис," процедил Арктор." Я знаю, что это твоих рук дело - цефаскоп и теперь машина. Ты это сделал, ты, чертов ублюдок!

Арктор едва слышал собственный голос, но чем громче он орал на ухмыляющегося Баррнса, тем сильнее становилаа кошмарная вонь. Он замолчал н понурился у руля, отчаян но борясь с тошнотой. Слава богу, что рядом находился Лакмен. Иначе был бы мне конец. От руки сумасшедшего выродка, живущего со мной под одной крышей.

? Успокойся, Боб," сквозь волны тошноты донесся голос Лакмена.

? Я знаю, что это он," сказал Арктор.

? Но зачем, черт побери"! Ои бы н сам угробился. Зачем?

Запах ухмыляющегося Баррнса захлестнул Боба Арктора, и его вырвало прямо на приборную доску. Он задрожал и полез за носовым платком.

" Что там было в твоих таблетках" - подозрительно спросил Лакмен у Баррнса.

? Послушай, я н сам закинулся," запротестовал Баррис." И ты. Так что дело не в травке. Да и слишком быстро Таблетки не успели бы раствориться...

? Ты меня отравил! - яростно прошипел Арктор. В голове н перед глазами стало проясняться, сохранился лишь страх. Страх ? естественная реакция. Страх перед тем, что могло произойти, что это означало. Страх, страх, кошмарный страх перед улыбающимся Баррнсом, и его проклятыми таблетками, и его объяснениями, и его странными высказываниями, и его привычками. Перед анонимным доносом в полицию на Роберта Арктора...

? Как ты себя чувствуешь, Боб" - спросил Лакмен." Это мы сейчас почнстнм, ничего. Садись лучше назад.

Арктор вышел, нетвердо держась на ногах. Лакмен повернулся к Баррнсу.

? Ты точно ему ничего не подсунул" Баррнс с негодованием воздел руки.

Глава 6

Больше всего тайный агент по борьбе с наркоманией бонтся не того, что его подстрелят или изобьют, а того, что ему введут бешеную дозу какого-нибудь психоделика и до конца жнзнн в голове будут крутиться глюки ужасов. Илн подсунут порцию "смеси" - геронн пополам с препаратом С. Или и то, н другое, да плюс еще яду, вроде стрихнина, который почти убьет его, но не совсем, и все закончится тем же: бесконечным фильмом ужасов. И он будет колотиться в стены психолечебницы или, хуже всего, окажется в федеральной клинике. День и ночь будет стряхивать с себя тлю. Вот что может быть, если его кто-нибудь раскусит. И поквитается самым ужасным образом - той дрянью, против которой он боролся.

Подъехал ремонтный фургон, и машину наконец почннн-лн. Механик почему-то долго рассматривал левую переднюю

подвеску, но на расспросы не отвечал. Арктор расплатился; они сели и поехали по направлению к округу Орандж.

Виновные порой бегут, даже если их не преследуют, думал Арктор, осторожно ведя машину в густом потоке транспорта. И уж, безусловно, бегут, если чувствуют ia собой погоню. Бегут со всех ног и при этом не забывают о самообороне... Вот так сидит один сзади, со своим дерьмовым немецким пистолетом двадцать второго калибра н со своим дерьмовым смехотворным глушителем, а потом возьмет н пустит мне пулю в затылок. И я буду мертв - как Бобби Кеннеди, которого убили из оружия того же калибра... Слабое утешение.

Но отныне, с установкой аппаратуры, проверив барабаны голокамер, я буду точно знать, что делает каждый в моем доме, и когда он это делает, н, может быть, даже почему. Включая самого себя. Однако неминуема задержка. И меня уже не спасет, если камеры покажут, как мне в кофе подсыпают украденную из военных арсеналой нервно-паралитическую дрянь. Кто-нибудь другой увидит, как я бьюсь в судорогах, не соображая, что со мной, где я, кто я...

? Интересно, как там дома... Знаешь, Боб, кто-то хочет тебе серьезно напакостить," сказал Лакмен." Надеюсь, когда мы приедем, дом будет на месте.

"- Я бы особенно не волновался," неожиданно бодрым голосом заявил Баррис.

? Не волновался бы" - прорычал Лакмен." А если нас обобрали до нитки" То есть вломились и забрали вес, что есть у Боба? И искалечили животных" Или...

? Я оставил маленький электронный сюрприз для того, кто войдет в наше отсутствие," перебил Баррис.

" Что еще за электронный сюрприз" - резко спросил Арктор, стараясь подавить беспокойство." Это мой дом, Джнм, и не вздумай...

? Когда дверь откроется, заработает кассетный магнитофон, спрятанный под диваном. Я установил три микрофона "Сони" в трех разных...

? Ты должен был предупредить меня," сказал Арктор.

? А если они залезут через окно" - предположил Лакмен." Или через черный ход?

" Чтобы воспользовались самым простым путем, а не другими, менее вероятными путями," охотно разъяснил Баррис,? я предусмотрительно оставил дверь незапертой.

Наступило молчание. Потом Лакмен захихикал.

? А как онн догадаются, что дверь незаперта" - спросил Арктор.

? Я оставил записку.

? Ты меня разыгрываешь!

? Да," услужливо согласился Баррис.

? Ты в самом деле разыгрываешь нас" - потребовал Лакмен." Тебя фиг разберешь. Он разыгрывает нас. Боб?

? Вернемся - увндим," отозвался Боб." Если дверь незаперта н на ней виент запнека, значит, это не розыгрыш.

? Записку могут снять," заметил Лакмен." Все переломают и пограбят, а дверь запрут. Чтобы мы не узнали. И мы никогда не узнаем.

? Конечно, я шучу! - с чувством воскликнул Баррис." На такое способен только пенх - оставить дверь незапертой, да еще повесить записку!

" Что ты напнеал в записке" - спросил, повернувшись к нему, Арктор.

? Кому она" - подхватил Лакмен." Я даже не знал, что ты умеешь писать.

Баррис снисходительно улыбнулся.

? Я написал: "Донна, входи. Дверь незаперта. Мы..." - Баррис замолчал." Записка адресована Донне.

? Все-такн он это сделал," проговорил Лакмен." На полном серьезе.

? Таким образом, Боб," снова как нн в чем не бывало продолжил Баррис," мы узнаем, чьих рук это дело.

? Если они не разделаются с магнитофоном, когда разделаются с диваном," сказал Арктор.

Он лихорадочно соображал, какие трудности создаст очередная выдумка доморощенного гення. Онн-то знают, что делать," сотрут запись, перемотают ленту, оставят дверь незапертой и не тронут записку. Кстати, открытая дверь даже облегчит им работу. Чертов Баррис! Все равно, как пить дать, забыл включить магнитофон в сеть. Но, разумеется, если он обнаружит штепсель выдернутым...

Тогда он сочтет это доказательством, что у нас кто-то был, пришел к выводу Арктор. Начнет стучать себя в грудь кулаком и изводить нас историями, как кто-то хитроумно отключил его электронное устройство.

Одна нз наиболее эффективных форм промышленного илн военного саботажа - это ограничиться нанесением таких повреждений, которые трудно с определенностью назвать умышленными. Если в автомобиле установлена бомба, то налицо действие врага. Но если происходит случайность или серия случайностей, если оборудование просто отказывается работать, если оно выходит из строя постепенно за какой-то естественный период времени с множеством маленьких неисправностей и поломок, тогда жертве, будь то частное лицо нлн государство, даже не приходит мысль о защите.

Наоборот, рассуждал Арктор, человек начинает думать, что врагов нет, а есть зато мания преследования. Он начинает сомневаться в себе: ему все мерещится. И это доканывает его куда основательнее, чем любая реальная опасность. Правда, уходит много времени. А той порой жертва может узнать, кто за ней охотится, н нанести ответный удар. То есть у жертвы куда больше шансов уцелеть, чем если бы в нес, скажем, стреляли из винтовки с телескопическим прицелом. Это преимущество жертвы.

Все страны обучают н засылают тучи агентов - тут ослабить гайку, там отвернуть винтик, где-то оборвать проводок или потерять документ... Маленькие неприятности. Жевательная резинка в "Ксероксе" может уничтожить незаменимый и жизненно важный документ: вместо снятия копии стирается оригинал. Избыток мыла н туалетной бумаги, как было известно хиппи шестидесятых, могут засорить всю канализационную систему здания н выдворить на неделю жильцов...

Подобно моей жене, вспомнил Арктор. Он тогда работал инспектором страховой компании. Она бесилась, что он засиживается допоздна, составляя отчеты, вместо того чтобы трепетать от восторга при виде жены. К концу их совместной жизни она взяла на вооружение многие трюки и хитрости. Она могла обжечь руку, прикуривая сигарету, запорошить себе чем-нибудь глаза или без конца искать что-то возле его пишущей машинки. Сперва он нехотя откладывал работу и покорно предавался восторженному трепету; потом ударился головой о кухонную полку и нашел лучшее решение.

? Если они убилн наших животных," бормотал Лакмен,? я им подложу бомбу. Я их в порошок сотру. Я профессионалов найму, нз Лос-Анджелеса, банду "пантер".,

? Да нет," скривился Баррис." Какой нм смысл убивать животных" Животные ничего не сделали.

? А я сделал" - спросил Арктор.

? Очевидно, они так полагают," сказал Баррнс.

? "Если б я знала, что оно безобидное, я бы убила его сама"," проговорил Лакмен." Помните?

Но Тельма Корнфорд была из добропорядочных, вспоминал Арктор. Как-то она пришла к нам и попросила убить залетевшую к ней стрекозу. А когда мы объяснили...

Сидя за рулем автомобиля, Арктор прогнал в памяти эпизод, который произвел на них на всех неизгладимое впечатление. Изящная элегантная девушка из добропорядочных, обратившаяся с просьбой убнть большое, но безвредное насекомое, которое на самом деле приносило только пользу, поедая комаров. А потом она произнесла слова, ставшие для них символом всего того, что надо бояться н презирать:

ЕСЛИ Б Я ЗНАЛА, ЧТО ОНО БЕЗОБИДНОЕ, Я БЫ УБИЛА ЕГО САМА.

Так хорошо образованная и материально обеспеченная Тельма Корнфорд сразу стала нх врагом. И, к ее полному недоумению, они бежали сломя голову, бежали, бросившись вон из роскошной квартиры в свою грязную конуру.

Однажды, еще до перехода на тайную работу, Арктор снимал показания у зажиточной четы из добропорядочных, в чьей квартире похозяйничали наркоманы. Он запомнил одну их фразу: "Люди, которые вламываются в ваш дом и забирают ваш цветной телевизор, ничуть не лучше тех извергов, которые калечат животных нлн варварски уничтожают бесценные произведения искусства". "Нет," возразил Арктор, оторвавшись на минуту от записи показаний." Наркоманы редко обижают животных". Он сам видел, как онн ухаживают за покалеченными животными, в то время как добропорядочные давно бы "усыпили" нх - еще один специфический термин. Однажды он помогал двум абсолютно выгоревшим торчкам освободить кота, застрявшего в разбитом окне. Торчки, едва что-либо соображавшие, возились больше часа, терпеливо и бережно. Неизвестно, чей это был кот; вероятно, учуял еду и попытался впрыгнуть в окно. Одурманенные торчки не замечали зверюгу, пока та не заорала: а потом позабыли ради нее свон глюки и приходы. В конечном итоге кот остался цел н невредим; онн его еще накормнлн.

Что касается "бесценных произведений искусств", тут тоже трудно что-либо сказать. Во время войны во Вьетнаме по приказу ЦРУ в Май Лай были уничтожены 450 бесценных произведений искусства плюс без счету цыплят, рогатого скота и другой живности, не внесенной в каталог.

? Вам не кажется," вслух произнес Арктор, старательно ведя машину," что когда мы умрем н предстанем перед Господом в Судный День, то выяснится, что составлен реестр наших грехов" В хронологическом порядке. А может, в алфавитном... Испускаю я дух глубоким старцем лет под девяносто, н вдруг как зарычит на меня Господь: "Так ты н есть тот самый сорванец, который в 1962 году украл три бутылки кока-колы из грузовика у магазина 7"11?!?

? Грех есть устаревший нудейско-хрнстианский мнф," посмеиваясь, бросил Баррнс.

" Может быть, все грехи держат в одной большой бочке для соленья." Арктор с ненавистью взглянул на антисемита Барриса." В бочке для кошерного соленья. А потом просто выворачивают ее на тебя, и ты стоишь, обтекая грехами. Своими собственными, ну и небось примешается парочка чужнх. попавших по ошибке.

? Грехи другого человека, но с тем же именем," добавил Лакмен." Как по-твоему, Баррнс, сколько существует Робертов Аркторов"

Сколько существует Аркторов, подумал Роберт Арктор, совершенно шизанутая мысль... Мне известно два. Некий Фред, наблюдающий за неким Бобом. Одно и то же лицо. Или нет" Кто знает" Должен был бы знать я, потому что на всем свете только мне известно, что Фред - это Боб Арктор. Но, подумал он, кто я? Который из них "- я?

Они вылезли из машины и настороженно подошли к двери. Дверь была незаперта, и на ней висела записка Барриса, но в доме все казалось нетронутым.

В Баррисе мгновенно проснулись подозрения.

? Aral - буркнул он и молниеносно схватил с полки свой пистолет. Как обычно, заурчали животные, требуя еды.

" Что ж, Баррис," промолвил Лакмен." Теперь я вижу, что ты прав. Здесь определенно кто-то был. Об этом свидетельствует тщательное заметание следов, которые иначе бы остались..." Он рыгнул и поплелся на кухню за пивом." Баррис, тебя накололи.

Баррис невозмутимо продолжал осматриваться.

А может быть, и найдет, подумал Арктор. Может быть, они все-таки наследили. И тогда Баррис придет к выводу, что я специально выманил их из дома, чтобы дать возможность тайным гостям сделать здесь свое дело. А потом сообразит и все остальное - если уже не сообразил, причем давным-давно. Достаточно давно, чтобы осуществить диверсии против цсфаскопа, машины и бог знает чего еще. Может, стоит мне включить свет в гараже, и весь дом взлетит на воздух.

? Смотрите! - воскликнул Баррис, нагнувшись над пепельницей на журнальном столике." Идите сюда!

? Еще горячий окурок," изумленно проговорил Лакмен." Точно.

Боже мой, подумал Арктор. Кто-то покурил и машинально оставил сигарету. Значит, они только что ушли.

? Погодите-ка," пробормотал Лакмен. Он покопался в переполненной пепельнице и вытащил чинарик.

? Вот что теплится! Они курили травку... Но чем они занимались" Какого черта им здесь надо было"! - Лакмен хмуро огляделся по сторонам, злой и сбитый с толку." Боб! Черт побери, Баррис был прав! У нас кто-то копался! Чинарик горячий..." Он сунул окурок под нос Арктору." Внутри еще тлеет, видно, плохо порезана травка.

? Этот чинарик." мрачно заявил Баррис," мог быть оставлен здесь не случайно.

? То есть" - спросил Арктор. Интересно, думал он, это что за полицейская группа, в составе которой есть наркоман, не стесняющийся, причем, курить при исполнении служебных обязанностей на глазах у своих товарищей...

? Возможно, они побывали с единственной целью подбросить нам наркотики," предположил Баррис." И теперь настучат. А у нас кругом запрятаны наркотики. Например, в телефоне... или, вот, в розетках. Нам придется перерыть весь дом, и быстро, пока они не позвонили в полицию.

? Ты займись розетками," решительно сказал Лакмен," а я разберу телефон.

? Погоди,? Баррис поднял руку." Если увидят, как к,ы тут шуруем прямо перед рейдом ..

? Перед каким рейдом" - спросил Арктор.

? Если мы начнем сейчас бешено мотаться, разыскивая и уничтожая наркотики," указал Баррис," то не сможем утверждать," хоть это и правда," что ничего об этих наркотиках не знаем. Нас возьмут с поличным. А, может быть, это тоже часть их плана...

? А-а, дерьмо! - с омерзением выругался Лакмен и плюхнулся на кушетку." Наркотики, вероятно, запрятаны в тысяче разных мест, и нам их никогда не найти. Мы влипли!

? Как там насчет твоей электроники, подключенной к двери" - вдруг вспомнил Арктор.

? Верно! Сейчас мы получим жизненно важную информацию!

Баррис опустился на колени, зашарил под кушеткой и с кряхтением вытащил пластмассовый магнитофончик.

? Он нам о многом расскажет," предвкушающе бормотал Баррис. Неожиданно лицо его вытянулось." Впрочем, какая там информация... Главное уже известно" в наше отсутствие в доме кто-то был.

Молчание.

? Кажется, я догадываюсь..." произнес Лакмен.

? Войдя, они первым делом его выключили. Я, разумеется, оставил его включенным, но посмотрите - теперь он выключен. Так что хоть я...

? Значит, ничего не записалось" - разочарованно протянул Лакмен.

? Все сделано молниеносно! - восхитился Баррис." Через записывающую головку не прошло и дюйма ленты. Между прочим, это великолепный магнитофон, "Сони", трехголовочный, с системой шумоподавления "Долби". Я достал его на распродаже, по дешевке, и ни разу не мог пожаловаться... Знаешь, Боб, тебе остается только одно.

? Продать дом и переехать," продолжил за него Арктор. Баррис кивнул.

? Но, черт побери," запротестовал Лакмен." Это наш дом!

? Сколько сейчас стоят дома в этом районе" - Баррис заложил руки за голову." Может быть, ты еще останешься в выигрыше, Боб. С другой стороны, на срочной продаже можно немало потерять. Но, боже мой. Боб, против тебя действуют профессионалы!

? Вы знаете хорошего агента по недвижимости" - спросил Лакмен.

? Всегда интересуются причиной продажи. А что я им скажу" - заметил Арктор.

? Да, правду говорить нельзя," согласился Лакмен. Он погрузился в раздумье, мрачно потягивая пиво." Я ничего не могу придумать!

? Просто выложим, что по всему дому запрятаны наркотики, и мы не знаем, где они," сказал Арктор." Поэтому решили переехать, а вместо нас пусть попадается новый владелец.

? Нет," возразил Баррис." Нам не стоит открывать карты. Пожалуй, Боб, тебе лучше сослаться на перемену места работы.

? Куда же" - поинтересовался Лакмен.

? В Кливленд," уверенно ответил Баррис.

? По-моему, нам следует говорить правду," настаивал Арктор." Или вообще дать объявление в "Л. А. Тайме": "Продается новый дом с двумя ванными для быстрого смывания наркотиков, которые запрятаны во всех помещениях. Стоимость наркотиков входит в цену".,

? Но ведь начнутся звонки. Будут спрашивать, какие наркотики," указал Лакмен." А мы не знаем.

? И еще вопрос - сколько," пробормотал Баррис." Заинтересованные лица будут наводить справки.

? А у нас то ли с гулькин нос какой-нибудь дряни..." Лакмен пожал плечами." ...То ли уйма чистого героина.

? Выхода нет," подытожил Арктор." Нам каюк.

Из соседней комнаты появилась Донна Хоторн с растрепанными волосами и опухшим от сна лицом.

? Я прочитала записку и вошла. Посидела немного и решила соснуть. Вы же не написали, когда вернетесь... Чего случилось" Так тут разорались, что меня разбудили!

? Ты курила травку" - потребовал Арктор.

? Ясное дело. Иначе бы мне не заснуть. Разве можно оставлять дверь открытой" Вас могли обчистить, и сами были бы виноваты. Бездушные капиталисты из страховых компаний отказываются платить, если были незаперты дверь или окно.

? Ты давно здесь" - спросил ее Арктор. Неужели она помешала установить аппаратуру?

Донна кинула взгляд на подаренные им дваццатидолларо-вые часы.

? Около 38 минут... Вы что, собираетесь продавать дом? Или мне померещилось" Не могу понять - я слышала какую-то дикую чушь.

? Нам всем померещилось," сказал Арктор.

А действительно, что из того, что сегодня говорилось, говорилось всерьез" Что из безумия этого дня - его безумия - было реальным" Что было наведено контактом с сумасшедшими, с сумасшествием ситуации".,. Как бы он хотел ответить Донне...

Перевод с английского В. БАКАНОВА

(Продолжение еледует)

Андрей КОЛОБАЕВ

ДЕМОКРАТИЯ

ПО

РАЗРЕШЕНИЮ

Эти сиимки сделаны в тот самый день...

Фото В. Лаврентьева.

"Уважаемая редакция!

Пишу с опустошенной душой. Руки опускаются.

Дело в том, что у нас в Куйбышеве 7 октября прошлого года должен был пройти митинг, организованный оргкомитетом Народного фронта. Горисполком митинг запретил (почему - неизвестно!). Но мы с женой и взрослыми детьми решили все-таки полюбопытствовать, что там будет на площади.

Задолго до площади Куйбышева улицы оказались перекрыты милицейскими машинами, в скверах множество милиционеров. Рядом стояли две группки молодежи: парень играл на гитаре и пел, остальные слушали. Вдруг отряд милиции начал всех вытеснять. Через рупор раздавались призывы: "Гпаждане, не поддавайтесь на провокации! Не слушайте экстремистов! (Хотя никаких экстремистов не было!) Освободите площадь!" Люди стали возмущаться: "Почему мы должны уходить" Ведь сегодня праздник - День Конституции!" Мы с женой тоже попытались остаться. Нам говорят: "Митинг запрещен". "Но ведь митинга-то нет". В ответ опять: "Покиньте площадь!?

Вот тут под напором милиции я понял, какое же я ничтожество и бесправное существо. Сегодня нельзя находиться на этой площади. И я бессилен. Завтра скажут: нельзя на другой. Придется уйти и оттуда.

В это время милиция задерживала всех, имеющих фотоаппараты, кинокамеры, некоторых выводили "под руки".,

Это надо было видеть! Происходящее походило на насмешку над Конституцией, и было что-то зловещее во всей этой картине. А по радио слышались здравицы в честь общенародного праздника, в честь наших прав и свобод. Какие уж тут свободы!

Но тягостные ощущения не пропали и дома. До позднего вечера наших детей не было. Мы звонили в милицию, нам отвечали, что никаких задержаний не было. Звонили по другим телефонам - и ничего. Только в девятом часу вечера сын и дочь пришли домой. Оказывается, группу молодежи, человек 20, вытеснили с площади, а затем, чтобы отучить от "игры в демократию", как говорили потом в отделении, задержали и отправили в Октябрьский РОВД. Там им учиняют допросы и предлагают подписывать протоколы со лживыми самообвинениями. Дочери, например, предложили подписать протокол с признанием, что "она принимала активное участие в митинге? (которого не было!) и вдобавок "оказывала активное сопротивление милиции".,..

Все это очень напоминает определенный период в нашей истории. Только тогда навешивали ярлык "враг народа", а сейчас распространенным стал ярлык "экстремист".,

Так что же, товарищи, ярлыки появились, а демократия кончилась"

М. Е. СЕМЕНОВ, ветеран войны и труда

Вот такой детский разговор получился у меня с замначальника Октябрьского РОВД подполковником милиции Г. Н. Данчиным:

? Лично я никого не арестовывал," сказал он.

? А...

? Я не уполномочен отвечать на этот вопрос... И вдруг:

? Солонин... Солонин... Где-то вроде слышал эту фамилию. Минуточку.

На другом конце провода щелкнуло.

? Слушай, кого мы задержали с чемоданом порнографических открыток" Может, Солонина?!. Точно не он"!. - Вздох сожаления.

А минут через десять выясняется, что всех активистов Народного фронта, в том числе и Марка, Геннадий Николаевич знает в лицо - не раз приходилось проводить "скверную" политбеседу.

Прошу Данчина рассказать о событиях 7 октября.

? Вы структуру органов знаете" - В голосе подполковника появляется металл. - Ну, а раз знаете, значит, понятно и то, что мы выполняли команду. Что еще?

? А спецвойска? Неужели боялись, что не справитесь"

? Какие спецвойска? Спецвойск в Октябрьском РОВД нет. Митинг был запрещен. Милиция участвовала в оцеплении. И никаких спецвойск я не видел...

Что же произошло в Куйбышеве?

Но давайте вначале бегло вспомним события, предшествующие этому дню.

"Долой мини-Брежнева!?

В конце мая город облетела весть: на партсобрании в институте культуры коммунисты подвергли резкой критике деятельность первого секретаря обкома КПСС Е. Ф. Муравьева.

Следом собрание в университете, аэропорту. В воздухе запахло переменами. Город забурлил. Волна поддержки прокатилась по первичкам, трудовым коллективам и вылилась в единодушное: "Лишить Муравьева делегатского мандата!? Инициативные группы, стихийно возникшие на заводах, фабриках, в институтах, выставляли пикеты в самых оживленных точках города - собирали подписи, обменивались мнениями. Появился первый политклуб.

22 июня в Куйбышеве разразилась первая буря.

"Все на митинг!? Листовки пестрели везде, куда падал глаз, - на стенах домов, у заводских проходных, на телефонных будках, даже в трамваях. "Перестройке - да! Муравьеву - нет!" - этот лозунг, выдвинутый инициативной группой по организации митинга, был у всех на слуху.

За сутки по местному телевидению неожиданно выступили "отцы" города и области. Поговорили о планах на будущее. О митинге - молчок. Тут же из интервью с председателем горисполкома Г. В. Задыхиным горожанам становится известно о скоропостижном принятии "Временных правил проведения митингов...".,

Как писал в эти дни еженедельник "Волжский комсомолец", "люди взбудоражились, поползли слухи о ждущей своего часа конной милиции, о пожарных машинах...".,

Митинг состоялся. На площадь пришло двадцать тысяч.

? Я рабочий. Узнал о митинге только вчера и вот пришел, - кричал с импровизированной трибуны человек лет сорока. - Хорошо, что мы собрались. Поговорим о перс-стройке в нашем городе. Я только тогда в нее поверю, когда белокаменный дворец обкома отдадут детям.

? Правильно! - поддерживает площадь.

? Когда "они", - жест куда-то в пространство и ввысь," будут ездить в тех же автобусах и трамваях, что и я...

? Когда будут покупать продукты в тех же магазинах и есть в той же столовой!..

"- Посмотрите, до чего он довел город?" уже другой возмущенный голос над площадью.

? Вывел на шестидесятое место.. - горький смешок из толпы.

? Вот именно" вывел... Хорош уровень социального развития! А махинации с жильем?! А транспорт"! А горящие элеваторы"!.

? Долой Муравьева!

? Перестройку!!! - скандируют люди.

Муравьев и иже с ним поехали-таки на XIX партконференцию. И на следующий митинг пришло уже около 50 тысяч. Однако и у него была своя предыстория.

"Скверная" компания

"Перспектива" по-прежнему собиралась в скверах. Это были "медовые" дни ее союза с властями. Контракт заключался на следующих условиях: им жали руки, дивились, почему они не пришли в горком партии раньше, предлагали под крышу горкома перенести свои политические дискуссии. Обещали подумать(!) насчет издания бюллетеня политклуба тиражом эдак экземпляров 200"300.

После XIX Всесоюзной партконференции в каждом номере партийной газеты стали появляться подборки писем, требующие немедленно разобраться, не находятся ли неформалы на содержании западных спецслужб. Тем временем партийные идеологи двинулись в массы - на предприятиях города началась разъяснительная работа.

...Десятки автобусов с парт-, проф- и хозактивом подкатили к площади заблаговременно. С полчаса они стойко подержали написанные на казенном кумаче лозунги типа: "Политику обкома и горкома - одобряем и поддерживаем!", "Неформалы, не ленитесь, а работайте, трудитесь!", "Инициаторы-бойцы глотки рвут во все концы. Им работать неохота, а ведут они - в болото!".,

Муравьев был одним из немногих, кому дали выговориться. Он начал свою речь так:

? Товарищи! В стране идет четвертый год перестройки!..

? Ур-ра! - закричали товарищи.

Через несколько дней пленум Куйбышевского обкома КПСС проводил его на заслуженный отдых.

А "Перспективу" отправили обратно в скверы, письменно предупредив, что аренда травы и лавочек тоже чего-нибудь стоит.

Ю. А. НИКИШИН, микробиолог, член оргкомитета Народного фронта содействия перестройке:

"Мы прекрасно понимали, что шума в городе наделали выше головы. Но за этим шумом далеко не всем было понятно, чего мы хотим на самом деле. Сколько нас было до второго митинга? "Перспектива", эколого-политический клуб "Альтернатива" да несколько инициативных групп на предприятиях. Объединившись, мы назвали себя группой Народного фронта. Вскоре был выпущен первый политический документ".,

Из ЗАЯВЛЕНИЯ группы Народного фронта и общественно-политического клуба "Перспектива" от 26 июля 1988 г.:

".,..Подлинные причины происходящих в городе событий очевидны. Это естественное и законное возмущение трудящихся тем, что в городе, являющемся крупнейшим индустриальным центром страны, в городе, производящем сложную, норой уникальную наукоемкую продукцию, существует хронический дефицит простейших товаров и услуг, транспорта и больничных коек, свежего воздуха и чистой воды, справедливости в распределении жилья и человечности в рассмотрении жалоб людей.

И если наши группы, не имея ни аппарата, ни денег, ни освобожденных сотрудников, собирают тысячи подписей на пикетах и десятки тысяч людей на митингах, если оба митинга единодушно поддерживают наши лозунги, то это свидетельствует лишь о том, что наша деятельность является отражением того, что думает и чувствует большинство трудящихся.

В докладе ЦК КПСС XIX Всесоюзной партконференции было прямо сказано, что "существующая политическая система оказалась неспособной предохранить нас от нарастания застойных явлений... и обрекла на неудачу предпринимавшиеся тогда реформы". Будем ли мы столь безрассудны, чтобы доверить той же системе судьбу нынешней перестройки, по оценке многих видных экономистов, - последней из отпущенных нам историей".,.

Для чего нужны самодеятельные организации трудящихся? Для того, чтобы выдвигать своих кандидатов в народные депутаты в Советы и бороться за их избрание; для того, чтобы наладить реальную связь депутатов с избирателями, чтобы выработать и отстаивать проекты всех важнейших законопроектов; чтобы защищать права трудящихся от произвола бюрократии в суде и прессе; для того, чтобы поставить распределение жилья под реальный контроль трудящихся и т. д.

Как видно любому непредвзятому человеку, Народный фронт - это не организация типа партии и альтернативный орган власти, а механизм наполнения Советской власти и Советской Конституции реальным содержанием".,

М. СОЛОНИН, член оргкомитета НФ:

"Меня часто спрашивают: чего же вы, неформалы, хотите на самом деле" Мол, ругать-то всякий мастак. Предложили бы что-нибудь реальное, если есть что. Так вот, мы хотим рыночного хозрасчета в экономике и максимальной демократизации в политике, считая, что эти вещи взаимосвязаны. И каков результат" Весь август нас гоняли из скаеров в скверы. А. Соловых исключили из партии, остальным коммунистам дали понять: или КПСС или Народный фронт".,

Конфронтация по-куйбышевски

С. КУРТ-АДЖИЕВ, ответственный секретарь еженедельника "Волжский комсомолец":

"Я часто видел, как проходят политические дискуссии неформалов в загородном парке. Приходили туда и работники обкома, горкома партии, обкома комсомола. Смешная картина: придут, как шпионы во вражеском стане, посидят тихонько в уголочке, что-то запомнят и - сматываются. Ни разу никто из них не вступил в дебаты. Я думаю, идеологи наши давно поняли, что не способны вести идеологическую работу. Поэтому они упростили ее до безобразия: стали сгонять в загородный парк весь офицерский состав Октябрьского отделения милиции, который доступно "р,азъяснял" собравшимся политику партии.

И все-таки у городских властей был шанс: выступить на митинге. Бросить на него весь свой идеологический аппарат и разбить в пух и прах небольшую кучку неформалов. Только принародно...

21 сентября на стол предгорисполкома Г. В. Задыхина легло заявление о проведении митинга "Советскую Конституцию - в жизнь"".,

ИЗ ОТВЕТА гр. СОЛОВЫХ А. С, НИКИШИНУ Ю. А. ЛАЙКИНУ В. К.:

".,..Вынесено решение отказать. В вашем заявлении не указано конкретно, какие именно статьи закона будут вынесены на обсуждение..." и т. д.

Из ЖАЛОБЫ на решение Куйбышевского горисполкома председателю облисполкома тов. ПОГОДИНУ:

"В ответе проглядывается не только юридическая безграмотность, но и, мягко выражаясь, политическая близорукость. Референдум по поводу Конституции в СССР в 1977 г. не проводился. Необходимость внесения изменений в статьи Конституции в ходе реформы политической системы в стране четко следуют из решений XIX партконференции. Не далее как на прошлой неделе Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев сказал: "Предстоит выработать новый избирательный закон, дополнения к Конституции и многое, многое другое". Если в Куйбышевском горисполкоме считают, что обсуждения Конституции в 1977 году достаточно на все пребудущие времена, то мы согласны с М. С. Горбачевым...".,

Но председатель облисполкома отказал. Отказали прокурор города и другие ответственные лица.

А 5 октября в горисполкоме состоялся примерно следующий разговор.

? Ребята," сказал Никишину, Лайкину и Соловых зампред А. М. Коновалов," вы такие хорошие, активные. С вами обязательно надо сотрудничать. Приходите после праздника на заседания постоянной депутатской комиссии" поделитесь мыслями...

? Но поймите, митинг нужен и нам, и вам. Люди все равно придут," это их право. Вы же знаете, что ваш отказ никуда не годится ни по содержанию, ни по букве закона.

? Ребята," вздохнул зампред," город уже знает, что митинг запрещен. Завтра об этом известят газеты, объявят по радио. К сожалению, я бессилен что-либо изменить. Машина закручена...

Никишина арестовали первым. Взяли, как говорится, с поличным - во время передачи листовок.

? Никишин Юрий Александрович" - Тяжелая рука опустилась на плечо." Пройдемте.

"Распространение листовок, призывающих к запрещенному митингу" - так в тот же день запишут в постановлении суда Железнодорожного района.

М. Солонин, В. Лайкин были арестованы несколькими часами позже. В. Гинзбурга на работе срочно вызвали в отдел кадров, откуда уже переправили в отделение, где и взяли под охрану.

Судили так.

СУДЬЯ. Подсудимый, с Указом знакомы" ПОДСУДИМЫЙ. Знаком.

СУДЬЯ. То, что митинг был запрещен, знаете? ПОДСУДИМЫЙ. Не запрещен, а "отказано в разрешении".,

СУДЬЯ. Это все равно. Что думаете по поводу наказания для вас?

(В это время по трансляции в углу комнаты прокурор города Куценко извещает куйбышевцев, что митинга не будет, что зачинщики задержаны и получили по 10 суток административного ареста. Он, как прокурор, подтверждает обоснованность и законность этих действий.)

СУДЬЯ. Итак, повторяю вопрос: что думаете по поводу наказания?

ПОДСУДИМЫЙ. За что - ведь минтинга-то еще не было"!

СУДЬЯ. Вы готовили его.

ПОДСУДИМЫЙ. Тогда уповаю на вашу судейскую совесть.

СУДЬЯ (мило улыбаясь). 10 суток административного ареста.

Трое получили по 10 суток, Гинзбурга продержали дия два и выпустили без суда.

Таким образом, вечером 6 октября часть оргкомитета Народного фронта содействия перестройке собралась на деревянных нарах спецприемника для административно задержанных лиц. А. Соловых, В. Карлова, В. Белоусова и других почему-то задержать не удалось. Заранее спланированный сценарий обновился непредвиденными мизансценами. Закрученная машина дала сбой.

Над городом нависла угроза митинга.

Что же произошло на площади Куйбышева 7 октября?

Вот как описывались события в спецвыпуске "Зеленого листка? (печатный орган эколого-политического клуба "Альтернатива?):

"Самая большая группа, человек в 300, образовалась у памятника Куйбышеву. Когда толпа выросла до 600 человек, на площадь так и хлынула милиция... В поднявшейся суматохе к члену оргкомитета НФ Н. В. Переверзеву подскочило несколько стражей порядка. Они заломили Переверзеву руки и пытались задержать. Наблюдавшая за этой схваткой публика была слегка ошарашена. Но то, что последовало затем, было уже чересчур. В пуленепробиваемых жилетах, с щитами и дубинками по бокам на площади появился отряд спецвойск.

Люди вначале опешили, но потом, осознав случившееся, стали скандировать ироническое "Мо-лод-цы!", "Мо-лод-цы!", перешедшее в "Позор!"".,

Из письма в редакцию журнала группы жителей Куйбышева (всего 14 подписей):

".,..С площади гнали всех подряд: взрослых и детей, стариков и молодежь, тех, кто стоял, и тех, кто прогуливался. Площадь, запрещенная для митингов, в День Конституции стала запрещенной для любого посещения гражданами города. Плакала старая женщина, уходя от цепи милиционеров, теснившей ее с площади".,

И тут... у Дома офицеров в небольшой группке людей взметнулся красный флаг. На него пошли все, кто еще оставался на площади: и стар, и млад. Милиция, подоспевшая с разных концов, оттесняла собравшихся в сторону набережной. Кто-то из самых ретивых, уцепившись за древко, попытался выхватить алое полотнище.

? Ты еще советский флаг сорви!..

? И затопчи!.." раздались возмущенные голоса. Милиционер, поняв свою промашку, ретировался под гул

набирающей шаг толпы.

"Люди, боритесь за свои права!", "Люди, присоединяйтесь к нам!" - скандировали демонстранты.

? "Смело, товарищи, в ио-гу..." - кто-то запел.

Через несколько секунд строй, человек триста, на ходу сориентировавшись, взял ногу и, дружно чеканя шаг, с песней под кумачовым флагом революции двинулся по набережной Волги.

? ".,..окрепнем в борьбе. В царство свободы дорогу Грудью проложим себе".,

"Варшавянка" перешла в "Интернационал", а затем, когда, позвякивая железяками, дорогу демонстрантам перегородил огромный КрАЗ, в песню "Широка страна моя родная", разливавшуюся над Волгой с глубокой иронией и горечью.

"Козырная карта" исполкома

Неопубликованный абзац из статьи М. Круглова "Народ, разойдись!" в "Комсомольской правде":

"Горисполком победил - "ура" ему! Но пружинить мускулы оказалось проще, чем выступить иа митинге.. Диалога между властями и горожанами не произошло. А результат" Митинг можно считать состоявшимся, ибо красноречия всех, вместе взятых, даже самых критических ораторов, едва ли хватило бы для доказательства отчуждения между верхом и низом". По дороге в горисполком то и дело останавливаю прохожих. Вопрос один: об отношении к неформалам-народнофронтовцам в свете последних событий.

? В газете писали, что все они - шизофреники, стоящие на учете в психдиспансере. Это правда" - вопросом на вопрос отвечает небритый мужчина в "аляске".,

? Проститутки и наркоманы, что ли" - любопытство стоящей на остановке женщины с коляской и авоськами берет верх." Расплодили, позорище...

? Путаешь, мать." Останавливаются парень с девушкой." Вы про Народный фроит" - получив утвердительный ответ, парень добавил серьезно: - Там ребята что надо.

Вокруг собирается человек девять-десять. Наперебой, кто что видел, слышал, воскрешают события более чем месячной давности.

Сухонькая старушка тронула за плечо.

? И меня забрали, сынок.

? ?!. Тебя-то, бабушка, за что"

? А я там, на площади, начальника Октябрьского РОВДа признала. Сказала вслух, что, мол, Штырлов это. Меня хвать - ив автобус. Потом отпустили

? Безобразие...

" Митинг-то был под запретом...

? Разве обсуждать Конституцию запрещено".,.

? А неформалы эти - Карлов с авиазавода, Лайкин и еще один, с бородой," у нас выступали. Говорили правильно: нельзя так больше жить.

? Понятно, нельзя. А как? Программа-то у них есть"

? Откуда я знаю...

...Я шел в горисполком и вспоминал вчерашний разговор с Леной Семеновой, невысокого роста, хрупкой и очень миловидной девушкой, которую обвинили в "активном сопротивлении милиции". Ее и брата Володю, их друзей и знакомых, не имеющих даже косвенного отношения к НФ (Володя, например, занимается сбором средств для монумента жертвам сталинских репрессий), судили 8 октября за "р,аспеваиие революционных песен", а также за распространение "провокационного лозунга "Вся власть - Советам!" (!)". Хотя даже к этому все они были совершенно непричастны: просто стояли рядом с демонстрантами. "Игры в демократию" обошлись им недешево - троих оштрафовали по 100 рублей, остальные отделались формальным оправданием и косыми взглядами начальства на работе.

Еще вспоминал я отца Лены - участника боев за Сталинград, автора письма в редакцию. Он показывал мне тетрадь, куда после увиденного и пережитого в День Конституции стал выписывать цитаты из Ленина. Вот что он там записал: "Во всякой конституционной стране устройство... демонстраций - неоспоримейшее право граждан. В уличной мирной демонстрации с лозунгом, между прочим, изменения конституции или изменения состава правительства никакое законодательство ни в одной свободной стране ничего противозаконного не видит" (ПСС, т. 32, с. 321-322); ".,..нечто формально правильное, а по сути издевательство..." (ПСС, т. 43, с. 328). И последнее: "Надо помнить, что политический руководитель отвечает не только за свою политику, но и за то, что делают руководимые им? (ПСС, т. 42, с. 221).

Я шагал по площади Куйбышева, той самой, и знал, что уличная статистика еще не аргумент. Знал, что меня обвинят в симпатии неформалам и авторам писем. ("Они любому мозги запудрят, у самих от них голова кругом идет. А письма? Ну что письма, всегда пишут...") Знал, что стань я даже "адвокатом" оргкомитета НФ (почему бы и нет при их бесправном положении!), обязательно найдется козырь посильнее, нечто серьезное, о чем не знали ни более сотни прохожих, которых я опросил за эти дни, ни авторы писем. Солидно, по пунктам. И чаша весов дрогнет, и рассыплется в порошок карточный домик любых самых веских обвинений. И неформалы, замолчав, стыдливо покаются в греховном смущении народа.

Поэтому, рванув на себя массивную дверь горисполкома, я был уверен, что сейчас все встанет на свои места и объяснится. Вернее, надеялся. Как иначе-то, ведь наша же родная Советская власть! Сами выбирали...

Привычный милиционер у входа в вестибюль проводил пронизывающим взглядом...

? Насчет неформалов," призадумалась в приемной секретарша," вам лучше скажет Коновалов. Но его нет, он в Болгарии...

? Тогда председатель".,.

? Задыхин болен...

? Кто-то должен же быть" - не унимаюсь." Вон сколько кабинетов.

? Конечно. Посидите, я узнаю. Наконец появляется "моя" секретарша.

? Попова сегодня не будет. Симонов, этр секретарь, к сожалению, первый день в отпуске. Может... А-а, его тоже нет... А неформалами у нас больше никто и не занимается...

_ ?!.

? Вот что. Зайдите к юристу, она должна быть в курсе. Людмила Георгиевна Щербакова, старший юрисконсульт

горисполкома, встречает меня в штыки.

? Я некомпетентна," заявляет она безапелляционно," отвечать на вопросы без разрешения председателя.

Пытаюсь объяснить, что все вопросы как раз в ее компетенции. Скажем, что она считает по поводу неразрешения митинга-3. С точки зрения закона.

? Лично я ничего не считаю. У исполкома есть председатель...

? Ладно, но как горожанку вас должно интересовать, почему в Куйбышеве десятилетиями колбаса по карточкам, сметаны, сыра и еще бог знает какого перечня продуктов не бывает совсем. Мусорные кучи в человеческий рост, куда ни глянь, социальные условия, жилье...

? Вот-вот. Вы бы взяли и сказали им, там, в Москве. А то Москву откармливаем, последний кусок от себя отрываем," с лёта отбрила Людмила Георгиевна." а самим есть нечего. Потом такие вот приезжают: почему того нет, этого. Ишь, как не стыдно только...

Шаг назад, два шага вперед

М. СОЛОНИН: "Большое счастье куйбышевских неформалов, что мы с самого начала общались с властями на уровне горкома партии, а не тратили время на разговоры с обкомом комсомола - с этой игрушечной "организацией", которая все равно никаких решений не принимает".,

Спрашиваю Игоря Некрасова. секретаря обкома ВЛКСМ, не удивляет лн его. скажем, такой факт: ни в прессе, ни в уличных разговорах о последних событиях в городе комсомола никто не коснулся и полсловом.

? Так это радоваться надо." искренне заулыбался секретарь по идеологии." Исполком, обком и горком партии в городе склоняют по-разному, а нас, стало быть, нет...

Игорь с увлечением рассказывает о проведенных и запланированных обкомом мероприятиях по организации досуга комсомольцев области, об анкетировании самых разных слоев молодежи, о работе целого пленума, посвященного неформалам - рокерам и брейкерам, металлистам и волнови-кам. йогам и просто драчунам. В конце грустно замечает, что, мол, жаль, нет тесного контакта с "Перспективой" и Народным фронтом.

? Гак нащупали бы контакт. Вышли бы в скверы, выступили на митингах...

? Легко сказать - "выступили бы",? Игорь явно раздосадован." Во-первых, надо иметь определенную смелость выступать. Перед тобой несколько десятков тысяч человек, и они моментально освистают любого, кто вышел просто побазарить.

? Так не базарьте...

? А во-вторых, все обвинения на митингах были не в наш адрес. Недостатки в продуктоснабжении, здравоохранении, экология, социальная несправедливость в распределении жилья и т. д. а вот комсомол не ругали..

".,..Тогда извини," еле сдерживаю иронию." Седьмого кто-нибудь из обкома был на площади"

" Честно говоря, особого желания участвовать в митинге у нас не было. Потом его запретили. Идти, чтобы поглазеть" Спасибо, насмотрелся. Мое мнение: нечего там ?ыло делать. Остальные ребята тоже это понимали!

Игорь на минуту задумался.

? Теперь-то понятно." он достал пачку сигарет." Нет, не буду... Понятно, что октябрьские события всколыхнули область, и, конечно, дивиденды заработали не мы, а наоборот. Словом, сели в лужу. Но, пойми, неформалы эти тоже хороши: создают вокруг себя эдакий ореол мучеников - слежка, погоня. Детектив да и только! Ре-во-лю-цио-не-ры! Будто бы им рот зажимают, преследуют, чуть ли телефоны не прослушивают...

Итак, восьмого актив Народного фронта во главе с "Альтернативой" выходит на экологический субботник по очистке водоемов города. Тем временем по заводам, фабрикам и вузам прокатывается волна возмущения против действий властей. Подписи, тысячи подписей. Оргкомитет НФ подает заявку на проведение демонстрации протеста: она назначена на 23 октября...

И туг..

" Мы сразу решили пойти им навстречу," голос инструктора горкома партии А. Н. Никольского тверд и уверен." Горком не видит причгн для конфронтации и прекрасно понимает, что процесс создания самодеятельных организаций, подобных НФ, необратим. Поэтому... Поэтому горком КПСС обязуется:

1. Опубликовать декларацию оргкомитета НФ в одном из ноябрьских номеров партийной газеты "Волжская заря".,

2. Организовать (совместно с оргкомитетом НФ) общегородской диспут по обсуждению декларации, а также проблем НФ.

Оргкомитет НФ, в свою очередь, обещал обойтись без демонстраций и забрал заявку.

...Битый час звоню по домашним телефонам членов оргкомитета НФ, но безрезультатно: одни на работе, другие, как потом выяснится, проводят политсеминары на предприятиях. Наконец, удача. Нахожу Марка Солонина и Юрия Никишина.

" Марк, обязательства соблюдены"

? Полностью. Более того, после публикации нашей декларации были опубликованы декларации сразу двух (!) новых оргкомитетов города. Так что активность растет и дискуссия предстоит серьезная.

Если летом реакция горожан на нас была весьма противоречивой, многие говорили, что, мол, неформалам делать нечего, работать они не хотят, вот и митингуют, то после Дня Конституции реакция была однозначной. Я увидел положительное отношение к своей деятельности со стороны людей, всегда крайне резко меня осуждавших. Понимаешь, произошел резкий поворот. Нам звонят, нас ищут, просят совета, благодарят за декларацию. Причем обращаются по любым житейским вопросам, многим нужна помощь...

" Марк, отметь: пошел отклик по вузам, чего долго не было...

? Я читал лекцию по бюрократизму в университете," прошла очень бурно. В пединституте народ зашевелился. А в институте культуры вовсе - студенты провели комсомольскую конференцию, выбрали нового секретаря, подходящего им, и создали организацию - студенческий общественный ревизионный комитет (сокращенно" ревком)... Что любопытно, они требуют ликвидации в общежитии комендантско-вахтенного режима с передачей ставок в распоряжение студсовета, вывода из состава совета института представителей администрации, исключения наказаний за неотработку сельхозработ и так далее...

? Юрий Александрович, ваши оппоненты (их не так уж много) считают вас крикливыми бездельниками, сеющими смуту. Чем конкретно занимается сегодня оргкомитет НФ и каковы ближайшие задачи"

? Кто-то назвал нас интеллектуальными лакеями, но,? Никишин усмехнулся в бороду," на выкрики из-под куста мы не реагируем. Нет времени. Мы прекрасно понимаем, что тот всплеск интереса к нам необходимо отлить в организационные и содержательные формы. Нам разрешили участвовать в работе постоянных депутатских комиссий. Это большая удача. Поэтому для контакта с комиссиями мы специально отбираем активистов, причем на конкурсной основе, людей неформальных, но чтобы работали они "формально" хорошо. Создаем наши ячейки на предприятиях, по месту жительства, в вузах. Занимаемся пропагандистской деятельностью в виде лекций, политсеминаров, выпускаем журнал. В городе, скажем, две важнейшие проблемы - жилишная и экология. Так вот: мы решили провести инвентаризацию жилищного фонда города с использованием ЭВМ. В перспективе строгий контроль за распределением жилья, товаров и услуг. Экологическая работа ведется под эгидой "Альтернативы", и замыкается все это на деятельности тех же депутатских групп. Таково положение на сегодня. А задачи очевидны: до весны наработать теоретический багаж, накопить опыт, собрать под свои знамена как можно больше самостоятельно мыслящих людей, сплотиться и тогда уже выходить с серьезной платформой. Весной" выборы!..

г. Куйбышев

Оформление Г. Мурышкина

iMHAIA

ЗАСЕДАНИЕ ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕ

Перед тобой свободный микрофон. Говори

Переписка "20-й комнаты".,

"Бороться!?

"Комнату" читал в прошлом году очень часто, особенно ваши "20 вопросов и ответов". Даже сам написал идеалистическую ахинею. Интерес постепенно сменился удивлением и раздражением. Мне честно уже невмоготу читать эти исповеди (за исключением некоторых). Дорогая редакция.' Неужели вам не надоело печатать письма этих 19"20-летних мальчиков и девочек с разбитой жизнью (хотя впереди еще как минимум два таких срока!).

Посмотрите, истории почти одинаковые:

Девушки ?

Она: мечтает о принце, о любви, о семье, о радости.

Он: снаружи ангел, внутри скотина и негодяй, поиграл и выбросил на помойку.

Итог: она ходит "по помойке? (то бишь по рукам): "Как страшно цепляться за веру, которой почти не осталось", и т. д. и т. п.

Мальчики ?

Он: вижу - все вокруг хапают, а я чем хуже?

Родители говорят одно, делают другое.

Получил по голове и больше не суюсь.

Лично мне, да и многим, думаю, это мало что дает. Конечно, высказаться хочется... Но тогда создайте клуб "Излей душу". А я хочу (извините за эгоизм), чтобы вы давали конкретные примеры борьбы, перестройки сознания, мышления, учебы. Поездите по провинциям, поищите! Создайте клуб обмена опытом... Многовато все же душещипательных писем. Мне кажется, что их авторы лишь пишут и не делают ничего, чтобы изменить окружающий мир. И не потому, что не получится, а потому, что трудно и беспокойно это, а так - легче.

Одна девушка у вас спрашивает: "Я так и не решила для себя: бороться, плакать, обвинять, сдаться??

Бороться! Милая, дорогая девушка! БОРОТЬСЯ!

Не сидеть, не ждать. Действовать. И появятся единомышленники и друзья.

Быть пессимистом в сорок лет - грустно. В двадцать" страшно... Смотрите, сколько работы, время какое. Жить интересно, хоть и трудно. Но неужели не увлекает это" Я не понимаю.

Давайте говорить не монологами, а диалогами, спорить, дискутировать!

Я готов с любым пессимистом поспорить о жизни.

Игорь МАЛЬЦЕВ.

г. Москва

Уже почти два года минуло с тех пор, как в "20-й комнате" были заданы двадцать вопросов читателям. На редакцию сразу же обрушился поток писем-исповедей. От политических деклараций до рассказов о несчастной любви; от призывов "Верьте и боритесь!" до криков "Люди! Я гибиу! Помогите!". За каждым письмом - личность со своими взглядами на мир, со своей философией... Все письма были прочитаны. Мы постарались ответить всем...

Но времена, как известно, меняются. И жизнь диктует новые вопросы.

Представь себе, что перед тобой - свободный микрофон. Твоя аудитория - все, кто слышит тебя," три миллиона человек (столько подписчиков и читателей у ?Юности".,) Что ты скажешь" Твой лозунг, твоя программа? К чему люди должны прислушаться в первую очередь" Что осознать" Во что поверить"

...Подумай и напнши нам. На конверте делай пометку: "Свободный микрофон". Ждем!

По поручению "20-й комнаты" Леля САГАРЕВА

Минскому неформальному объединению "Талака" - три гола, его участники - люди разных национальностей, возраста, социального происхождения, партийности и вероисповедания. Наград не имеет. Зато неоднократно задерживалось милицией, оштрафовывалось.

Откуда это имя - "Талака?? В Белоруссии так исстари называли традиционный обычай коллективной и безвозмездной помощи, когда всем миром брались за какое-то безотлагательное дело - строили хату, сельскую школу, копали колодец, осушали болото. Особенно частыми были "талаки" после пожарищ, вызванных беспрерывным военным лихолетьем в средневековой Белоруссии. Помогали в первую очередь вдовам, погорельцам.

Родилась "Талака" стихийно. Когда в Минске началась комплексная реставрация Троицкого предместья, единственного островка старой архитектуры, чудом сохранившегося до наших дней, сюда стали приходить люди для помощи реставраторам. Работая, они общались, знакомились друг с другом. Выяснялись общие стремления, цели. И логичным было их объединение в клуб, "шефом" которого стал Белорусский фонд культуры.

Но "стихийно" вовсе не означает "случайно".,

Сами талачанс, рассказывая о создании клуба, подчеркивают, что возник он не на пустом месте. Истоки неформального движения в Минске можно найти еще в начале восьмидесятых годов. Тогда группа энтузиастов начала возрождать коляды - календарный праздник древних славян, ритуальные поздравления с наступлением зимы. Из молодежи, которая колядовала, и организовалось первое объединение "Беларусская майстроуня? (мастерская). Его участники увлекались фольклорными традициями, поставили почти забытую народную драму "Царь Максимилиан", изучали польский, литовский, эсперанто, углубляли познания в родном белорусском языке. Они и начали проводить первые акции против варварского уничтожения памятников отечественной истории. Вышедших на демонстрацию немедленно, без колебаний, забрали в милицию. Они якобы "нарушали покой" граждан, которые "безмятежно" спали под громыхание чугунной бабы, разбивавшей здание, где в прошлом веке была поставлена первая национальная белорусская опера.

"Майстроуня" перестала существовать. В те застойные годы по-другому быть не могло.

После трагической гибели П. М. Машсрова в республике особенно сильно развернулась борьба против всего национального. Борьба, нужно сказать, шла успешно. Вместе с забвением языка, народных традиций наступила удивительная забывчивость к событиям недавнего прошлого и радостно-мажорная склонность к лозунгам, громким фразам. Казалось, вся республика растворилась в кумаче. Фильмы о доблестных партизанах, шествия ветеранов, рапорты о трудовых победах белазовцев, солигорских химиков, о приросте беловежских зубров и увеличении производства белорусских сувениров с национальным орнаментом...

Демократизация общественной жизни вызвала в Белоруссии, как и везде, бурное появление различных неформальных объединений.

"Движение наше - явление закономерное. Потому что с ростом гражданского сознания люди обращаются к главным ценностям - языку, истории, понимают, что они звено в цепочке поколений, хранители традиций, которые, в свою очередь, передадут потомкам"," говорит один из лидеров "Талаки", преподаватель пединститута В. Вечорка.

Сама "Талака" называет себя клубом охраны памятников. Так записано в ее уставе. Цели самодеятельного клуба - "патриотическое, интернациональное, трудовое, эстетическое самовоспитание". Членом клуба становился только тот, кто отработал не менее пяти "талок? (то есть принял участие в добровольных субботниках по восстановлению памятников истории, археологических раскопках и т. п.). Руководитель клуба Сергей Витушко считает это требование основным: "Труд - главное. Чтобы не только языком молоть". В среднем за год каждый выходит на десять субботников. Летом раскапывали с учеными минское городище, в деревне Плебань привели в порядок захоронения повстанцев, погибших во время восстания под предводительством Касту-ся Калиновского в 1863 году. Привлек их внимание и местный костел, его хотят восстановить своими силами. Когда для создания белорусского музея народной архитектуры и быта понадобился камыш (не крыть же старые постройки современным шифером!), клуб организовал экспедиции "на болото". Резали камыш серпами, вязали в снопы...

Одной из приметных общественных акций "Талаки" стал митинг против непродуманного строительства 2-й линии метрополитена под историческим центром - Верхним городом. Минское метро прокладывалось и прокладывается преимущественно открытым способом, требующим масштабных земляных работ. При движении поездов возникают сейсмические волны вибраций, опасные для стародавних построек, а тем более для фресок соборов. Выступающие на митинге говорили о грубых просчетах в проекте станции "Немига", сооружаемой в непосредственной близости от местного кафедрального собора, бывших монастырей бернардинцев и бер-нардинок (XVII в.), Петропавловской церкви (1612 г.), других старинных зданий, которых в Минске и без того почти не осталось. Метростроевские работы на участке были приостановлены, место строительства станции "Немига" пересматривается. Промолчи тогда талачане - снесли бы, конечно, и собор, и церковь, и монастырь, а заодно и Музыкальный переулок, ширина проезжей части которого около средневековой стены" двум экипажам не разъехаться...

На площади Свободы стояли церковь и монастырь Святого Духа, который был поврежден гитлеровцами (за что Германия, кстати, выплатила значительную репарацию). Но в начале пятидесятых монастырь снесли. Сейчас талачане ведут борьбу за восстановление памятника, на месте которого построен пивной бар-стекляшка под лирическим названием "У ясеня".,

Талачане выступают за сохранение центральной исторической части города в том виде, какой она была на рубеже прошлого - нашего столетий, превращение ее в музей-заповедник с четко сформулированным статусом.

Одна из забот "Талаки" - широкое использование белорусского языка во всех сферах жизни. Эту заботу легко понять. Языковая ситуация в республике в годы застоя считалась более чем нормальной. Издательства выпускали и выпускают книги на белорусском языке (правда, тиражи их катастрофически падают. Но кто, скажите, кроме специалистов, об этом знает"), академические многотомные словари, республиканское телевидение и радио вещают тоже на белорусском, есть академические национальные театры, а между тем в повседневной жизни, особенно в городах, белорусский язык перестал быть средством общения, начал безудержно превращаться в реликтовый - где-то на уровне мертвой латыни. Да и разве могло случиться иначе, если в целой 10-миллионной республике, но существу, не осталось белорусских школ" И "Талака" наряду с другими неформалами, Союзом писателей БССР делает многое для того, чтобы ситуация позитивно изменилась. Прежде всего сами говорят на белорусском и друзей клуба к этому призывают. Насильно, однако, собственную позицию никому не навязывают. Стараются убеждать. Убеждают, например, и родителей шестилеток, решающих, в какую школу определить своих чад, избавить их в дальнейшем от изучения белорусского языка или нет.

Талачане, кроме того, стараются возродить и почти забытые белорусские обряды, фольклорные народные праздники. Дается это непросто. "Отцы города" почти на все накладывают табу. Например, запретили разводить костры на берегу Свислочи в ночь на Ивана Купалу, мотивируя запрет ни больше ни меньше - угрозой общегородского пожара. Так и прошел праздник без костра.

Многих в Минске заставила содрогнуться правда о Куро-патах - лесистой местности неподалеку от живописного микрорайона "Зеленый Луг". Оказалось, что здесь, в любимом месте отдыха многих минчан, покоились в заросших травой и лесом рвах останки тысяч и тысяч советских людей, уничтоженных кровавой сталинской мясорубкой. Об этих сатанинских злодеяниях с болью, гневно писали в газете "Лггаратура i мастацтва? Зенон Позняк и Евгений Шмы-галев (публикация на эту тему была и в "Московских новостях"). Талачане предложили провести митинг памяти жертв сталинизма на месте массовых расстрелов. Официальный проходил по отрепетированному сценарию перед театром оперы и балета. А самодеятельный - там, в Куропа-тах, где были найдены штабеля простреленных черепов. И он собрал несравненно большую аудиторию. Митинг, который вел Сергей Витушко, продолжался свыше четырех часов. И люди не расходились.

Кстати говоря, милиция и тогда наложила на клуб штраф "за нарушение общественного порядка". Но ведь о митинге было заявлено городским властям заранее и, подчеркнем, в установленном порядке. Только ответа от официальных лиц вовремя ие последовало. Забыли".,.

На "Талаку" набросились газеты. "Эволюция политического невежества", "В чьих интересах"", "Демократия - не анархия", "Комсомол поддерживает", "Не надо спекулировать" - такими были названия статей. Статью "Эволюция политического невежества" подписали аж пять человек, перечисление званий и прочих регалий которых заняло бы весьма много места. Это Н. Дорожкин, А. Барданов, А. Филимонов, Д. Жмуровский, К. Доморад. Приведем только один пример. Так, А. Филимонов, председатель совета ветеранов войны и труда АН БССР, доктор исторических наук, Герой Советского Союза, в свое время защитил диссертацию на общественно важную тему "И. В. Сталин - организатор и руководитель печати бакинских большевиков (1907"10 гг.)". Комментарии, как говорится, излишни.

...Сегодня клуб охраны памятников "Талака?" один из центральных политклубов Минска. Заседания собирают огромную аудиторию. Но лидеры объединения не стремятся к особой массовости: далеко не все любители острых дискуссий выходят на субботники. Как сказал один из руководителей клуба: "Нам не нужно тысячной "Талаки", пусть будет тысяча "Талак". Одна ошибется - другие помогут, поправят".,

Александр ЖИЛИН

С тех пор. как "20-я комната" провела первое выездное заседание в городе Касимове, с тех пор. как мы воочию столкнулись с десятками проблем, ставшими такими обыденными в провинции, стало ясно, что тема эта по крайней мере в ближайшее время не будет исчерпана.

Сегодня тему "Периферия" продолжает восьмиклассник Алексей ЗАДОРОЖНЫИ. Провинция, деревня, Россия.. Не потеряны ли истоки, не обрублены ли корни, связывающие нас с огромным миром самобытной деревенской культуры, доживающей свой век в полуразрушенных селах"

Вагон - пыльный, жаркий плацкарт. Проводница недовольна, ее поджатые губы в пурпурной помаде горят, как стоп-сигнал. Чай кончился. До пункта назначения с чухонским названием Няндома долго. Нормальные люди едут летом на юг, отдыхать. Мы едем на север, в Каргополь, работать, собирать и записывать песни, сказки, легенды, пословицы, поговорки... Мы фольклорная экспедиция.

Когда подходишь к северной деревне, еще издали замечаешь церковную маковку. Церкви укоризненно смотрят черными проемами окон. Строгие очертания куполов-свечек. Только строгость внешняя, стены у храмов деревянные, дерево" оно теплое, доброе... Входы за*росли лопухами и крапивой. Внутри пустота, вороны под сводом... Разоренный иконостас выглядит более величественно и скорбно, чем с иконами. Утешает ли такая мысль" Таким ли способом следует достигать величия? Храмы реставрируют. На каждом табличка: памятник архитектуры, век, охраняется государством. Здания целы. Кто вернет им сущность" Реставрацией занимается группа энтузиастов из Каргопольского краеведческого музея. Средств не хватает, настоящей мастерской нет...

А вокруг церквей - деревни. В деревнях живут старухи. Они чем-то похожи на церкви. Лица суровые, морщинистые, почти иконописные. Мозолистые руки с перекрученными венами... Это именно старухи, не "старушки". Произнесите "старушка" - сразу чудятся маленькие, злобные глазки.

сплетни, пересуды, хихиканье... Здесь живут старухи. Хранительницы фольклора.

Казалось, собирать фольклор несложно. Идем "бригадой" в два-три человека. Стучимся в избу. Открывают.

? Здравствуйте, мы приехали из Москвы, собираем старые песни, сказки, частушки...

? Здравствуйте, дорогие! Давно дожидаемся! И успевай лишь записывать.

Почему-то мним, что спеть нам старухи обязаны. Надеемся в любой избе встретить Кривополенову. Ошарашивает и слегка расхолаживает то, что на самом деле по-другому...

Стучимся. Никого - понятно, сенокос. Или - удача! - выходит на крыльцо.

? Здравствуйте, мы приехали из Москвы, собираем фольклор.

_ ;??

? Нам сказали, вы много старых песен знаете, частушек...

Отмахивается:

? Ой, ничего я не знаю... Лучше идите во-он в тот дом, к Ульяне, она-то знает, она песенница...

А Ульяна:

? Да я и не помню, идите к Марье... А Марья:

? К Ольге ступайте.. Или вовсе:

? Подьте с богом...

Даже если пустили в избу, необязательно выйдешь с полным блокнотом записей. Старухи немногословны их трудно разговорить. И говорят больше о себе, о судьбе своей, а нас интересует только фольклор, "былички и заклички", и мы прислушиваемся к таким рассказам, как к неизбежному лирическому отступлению...

Но постепенно спадает нехороший охотничий азарт, и уже думается кощунственное: "Черт с ним, с фольклором!? Тут люди, живые люди. Вот одна из них. Мария Ивановна Щулепова. Нам представили ее таинственной колдуньей: "живет за рекой и заговоры знает..." Мы переплыли реку на полугнилой лодчонке и увидели три дома. Два заколочены, в третьем живет Мария Ивановна.

Я думал, такие судьбы бывают только в плохих фильмах. Вышла замуж перед самой войной. Муж ушел на фронт, она рыла окопы в Карелии; муж вернулся без ноги - а мужики в округе редкость" и стал председателем колхоза, вскоре загулял и сел в тюрьму за растрату; и опять нагрянула беда - изба сгорела, Мария Ивановна с двумя малолетками маялась в землянке; старший сын в детстве упал с печки - и калека, другой молодым умер от желтухи, муж после тюрьмы тоже долго не жил; снова пришлось поднимать семью, да сестре помогать, да дочери...

Мария Ивановна рассказывала нам вещие сны. Они сулили лишь дурное - хорошего-то не случалось.

Меня сначала удивляло, что у всех увиденных старух мужья вернулись с фронта. Что - совпадение, счастливое везение?

Эпизод: нам показывали старинный, очень красивый, доставшийся от родителей рушник с кружевами по краям. Около кружев красными нитками вышито странное: ".,..О...Е...А...Я Х...АН...". Оказалось, раньше было: "БОЖЕ, ЦАРЯ ХРАНИ". А в коллективизацию пришлось убрать несколько букв...

Еще эпизод. Александра Федоровна Торокова. Пенсионерка. Живет с девяностолетней матерью, сумасшедшей. Та пенсии не получает. Существуют обе на 80 рублей.

? Бабушка, ну, а песни-то помните? В молодости, наверно, собирались на посиделки, пели"

? И-и, милый, какие посиделки, всё работали...

? Но праздники-то были"

? Да какие там праздники, все работа, работа...

Но, удивительно, старухи не озлобились, не очерствели сердцем. Парадокс: жизнь неимоверно тяжелая, а люди радушны. Это не значит, что они лезли обниматься, напротив, некоторые и на порог не пускали сперва. Таков уж северный характер, молчаливый, строгий, недоверчивый. Но когда почувствуют: к ним с добром," предлагают зайти, угощают чаем, пирогами, всем, что у самих есть, и поют, если могут... А ведь мы им абсолютно незнакомы. Позвать неизвестного пить чай! Нас, москвичей, подобное потрясает.

Перед такими людьми мы в вечном долгу. А долга-то они и не требуют по доброте своей. И хватит у нас совести так и жить с неоплаченным долгом?

Край здесь сказочный. Природа первозданная, на каждом шагу легенды.

Мы побывали в Александро-Ошевенском монастыре, закрытом в 30-е годы. Для Севера этот монастырь значил то же, что для Средней России Троице-Сергиева лавра.

А деревня Красная Ляга исчезла. Осталась церковь, в своем роде уникальная. В ней мирно соседствуют православный крест на куполе и языческие знаки солнца и земли на наличниках...

Районный центр Каргополь - маленький зеленый городок на Онеге. Любопытно: с XVI века не увеличилась ни площадь города, ни население.

В Каргополе много церквей, более-менее сохранившихся. Одна действующая. Квартирует артиллерийская часть. Водопровода нет. Есть книжный магазин, краеведческий музей, гипсовый монумент Ленина на площади, Октябрьский проспект, который можно перепрыгнуть...

В доме - 70 по Октябрьскому проспекту живет Вера Ивановна Шидакова. Ей 68 лет. Это замечательный человек. Очень образованная, начитанная, любознательная, интересуется всем на свете (показывала мне свой "архив": "Вот рецепты травяных отваров... Советы для кухни... А вот хатха-йога... Вот у-шу..." - и я обалдел). Читает Замятина, Шергина, научно-приключенческую фантастику, переводы с древнекитайского и древнеяпонского. Вообще увлекается Востоком, спрашивала, можно ли в Москве достать Коран, Конфуция. Переписывалась с профессором Клюевым и студентами Пекинского университета. Занималась в стрелковом кружке, пела в городском фольклорном ансамбле. Сочиняет стихи, бережет полученную от матери бесценную рукописную книгу" сборник народных песен...

А жизнь ее не сахар. Муж бросил, детей не было. Работала всюду: на сплаве, трактористкой, на складе, на фабрике, в школе, сейчас" в библиотеке. Со здоровьем неважно...

И трагедия в том, что живет она, как в пустоте, потому что не с кем ей даже поговорить по душам, соседи презирают ее, "шибко грамотную? (но она на них не обижается!). Утешение" книги, воспоминания...

Я переписываюсь с ней. Она посылает тексты песен и заговоров из своей книги, а я лихорадочно пишу в ответ, боюсь, вдруг не успеет мое письмо, и не знаю, как буду жить, если не успеет.

В Каргополе был игрушечный промысел. Были мастера, грубовато, но выразительно лепившие из глины и весело раскрашивавшие коней, петухов, мужиков, "полканов" - русских кентавров. Теперь в городе создана игрушечная фабрика. Это уже не промысел, а поточное производство. Творчества не нужно, нужны шаблоны и план, план... Настоящих игрушечников осталось двое, отец и сын. Отец стар, больше не работает. Сын продолжает лепить, осознавая, что он последний и что промысел умирает...

Приводя в порядок собранные записи, я вдруг почувствовал, что без старух ни песен, ни частушек себе не представляю. На бумаге песни мертвы.

Без людей нет искусства. Поразительно то,..что старухи еще помнят и поют. Жизнь будто швыряла в них- камнями, изо всех сил пытаясь убить песню, но она проросла сквозь камни и распустилась, зачаровывая простой красотой.

Страшно, что никто со старухами вместе не поет... Песня проросла - и отцветает, а семена упали не в землю, на камни, и нет новых ростков...

Без людей нет искусства. Значит, вместе ер старухами умрет, кончится фольклор?

Фольклор жив, пока жив народ, умирают отдельные его жанры. Но почему, почему же они должны умереть"! Какая-то несправедливая предрешенность.

По утрам я ходил умываться на Онегу. Пена узорно расплывалась в воде - и тотчас бесследно пропадала в неторопливом течении ничего не заметившей реки...

Так и наша экспедиция. Скользнула, пронеслась мимо людского горя, мимо затихающих песен... Нет, неделей не обойтись. Годами разрушали - и потребуются годы Возрождения, подлинного Возрождения Руси. Надо что-то делать.

По небу седыми космами разметались перьевые облака. И я понял: надо ;сюда возвращаться. Но мучает сомнение: вернемся ли мы"

Сталинщина: яснее причины и следствия. Но далеко еще не полон перечень всех преступлений режима. Рассеяны по безымянным могилам, по останкам колымских, вятских, мордовских лагерей, по тюрьмам и этапам, по ведомственным архивам, на которых амбарный замок, точные цифры жертв. С географических карт страны до сих пор не выведены фамилии Жданова, Ворошилова, Калинина...

Знаем, какими методами выколачивали следователи показания из арестованных - угрозами, пытками, избиениями. Но сидит же в какой-нибудь теплой многокомнатной квартире поседевший пенсионер, бывший кадровый работник НКВД, любитель ночных допросов "с пристрастием", держит на коленях нашалившего внука и внушает ему: "Не балуйся, слушайся маму, никогда не лги!? И приводит в пример себя. И пользуется ветеранскими льготами (не крови жажду, а нравственного самоосуждения;!). А сотни бывших репрессированных доживают свой Изломанный век в коммуналках на крошечные пенсии. Некоторые из них вообще не подавали на реабилитацию из-за сложности и забюрократизированное" процедуры.

Слышнее голоса, различимее лица тех, кого расстреливали, пытались стереть в "лагерную пыль". Но, согласитесь, большинство журнальных и газетных публикаций о тех, кто оставил сколько-нибудь заметный след в истории (известные партийные деятели, ученые, писатели и т. д.). А что мы знаем о рядовых, обыкновенных советских гражданах - крестьянах, инженерах, студентах, партийцах низового звена, попавших под железный каток репрессий" Очень многие родственники жертв сталинского террора до сих пор не ведают, где могилы их отцов, матерей, сестер и братьев, когда они были расстреляны, какова формула приговора.

Больно читать некоторые письма, пришедшие в ответ на заметку об организации ?юных сталинистов" (?Юность" - 6, 1988 г.). В одних откровенно приветствуется деятельность "Орлят Сталина? (С. Фомина из Рязани, Афанасьева из Москвы). Другие требуют оставить Сталина в покое, переключиться на другие, более злободневные темы (О. Кузнецова из Киева, В. Лакоя из Кишинева). Кроме аргумента ".,..родившаяся в середине 60-х, не знавшая всех тягот и радостей жизни той эпохи, не имею права ни осуждать, ни оправдывать Сталина? (С. Астафьева, Ленинград), выдвигается и следующий: "сталинская тема" приелась, намозолила глаза, хватит, всем уже все ясно с прошлым.

Что ясно далеко не всем, меня убедила пачка писем от "сталинистов", и молодых, и в средних летах. Почитайте и сделайте вывод для себя: так ли уж обеззубела сталинщина и ее воздыхатели"

"Вы напечатали статью А. Малюгина о некой организации ?юных сталинистов". В принципе это положительное явление, хотя их позиция вызывает иронию вследствие идейно-политической малограмотности. По существу, их позиция - это реакция на лжеисторические публикации, массированно хлынувшие в прессу.

При этом гласность (хотя какая уж там гласность, если в прессе печатают только статьи с антисоциалистическим, буржуазным уклоном, а отповедь им не публикуется) выявила заметное идейно-политическое невежество очень многих журналистов, которого не видно было в период "застоя" из-за шаблонности статей. В этом отличие многих журналистов от правых, буржуазных публицистов эсеро-меньшеви-стского направления. Таких, как Ю. Афанасьев, Шмелев, Попов, Лисичкин, Селюнин, Нуйкин, Бурлацкий и многие другие, которые, зная, что есть социализм, отвергают его. В застойные годы у нас образовался довольно заметный слой буржуазной интеллигенции, жаждущей ныне превращения социалистической перестройки в буржуазный термидор.

Но вернемся к статье. Конечно же, ребята не правы в том, что у нас не было безвинно репрессированных, следовало бы сказать иначе, что большинство репрессированных, несомненно, виновны. В том числе и немалое количество "р,еабилитированных". Вряд ли можно считать невиновным монархиста Солженицына, правого оппортуниста Рютина или Бухарина - "г,енерала Власова" периода строительства социализма. В связи с этим нельзя не указать на такую глупость, как непродуманное решение о строительстве Мемориала, посвященного репрессированным. Этот памятник белогвардейцам, петлюровцам, кулакам, буржуазным саботажникам из интеллигенции, власовцам и регентам всех мастей является по существу преступлением против памяти большевиков, погибших за революцию в сражениях гражданской войны, против памяти миллионов советских людей, погибших при защите социалистической Родины в Великой Отечественной. (В семье автора этих строк были безвинно репрессированные, которые впоследствии полностью реабилитированы.)

"Аутодафе", которому подвергают эти юноши журналы с произведениями типа романа А. Рыбакова," ребячество. Они не понимают пока, что дело в более глубинных процессах классовой и политической борьбы. Но прозрение со временем придет. Павок Корчагиных и Павликов Морозовых родит сама жизнь. "Сталь" закалится в борьбе за справедливость. Наше время формирует не только "неформалов" типа "р,океров", неофашистов, "металлистов" и прочую пену, но и большевиков" (В. Захарченко, 38 лет, Киевская область).

".,..Сейчас мне очень неприятно читать и слушать, как всё валят на этого человека, который сделал для страны ничуть не меньше, чем Ленин. Именно во время правления Сталина шло такое быстрое экономическое развитие Союза, и он был признан многими капиталистическими державами. Пусть всё происходило благодаря железной дисциплине, страху за ответственность, но разве не этого нам сейчас так не хватает"

Неужели необходимо так досконально копаться в истории, чтобы выяснять, чем занималась жена Сталина и отчего она умерла? Разве мы не осуждаем тех, кто копается в личной жизни известных людей".,.

...Еще очень интересно узнать одну вещь. Сейчас многие пишут, что XX съезд раскрыл им глаза на деятельность Сталина. Но ведь это только слова! Что чувствовали люди, которые шли с именем Сталина в смертельные атаки, беспредельно верили ему, "как, может быть, не верили себе??

Неужели человек, который был для них всем, после нескольких слов стал ничем?? (А. Д. 17 лет, Ленинград).

".,..В статье "Кто поедет в Гори"" вы рассказали об организации молодых людей, которая борется с потоком клеветы, который льется на Иосифа Виссарионовича. Я думаю, они делают правильное дело. И зря все-таки Малюгину не врезал Лука. Я считаю правильными его рассуждения, а вы хотите возродить нэп, и так принесший много горя и бед народу в двадцатом. Я живу в другом городе, к сожалению, а то бы я сразу вступил бы в организацию. "Покаяние" давно уже пора снять с проката и уничтожить. Несколько человек из моего класса тоже бы вступили, в организацию.

Да здравствует товарищ Сталин!

Долой врагов народа Бухарина, Рыкова, Зиновьева, Каменева и др.!

Долой нэп 80-х!? (М. И. Казань).

...Я не ожидал, честно говоря, что почта на заметку о ?юных сталинистах" разделится примерно пятьдесят на пятьдесят, думал, хлынет поток осуждения приверженцев "г,ения всех времен и народов".,

Держу в руках письма "в защиту". Наскучившая тема? Но что делать с ними, с анонимными и неанонимными авторами этих посланий"

В Китае существует такая поговорка: учиться - то же самое что плыть против течения реки, стоит на несколько минут отпустить весла - и тебя отнесет назад.

Видимо, разоблачение сталинщины попадает в категорию "вечных" тем.

АЛЕКСАНДР МАЛЮГИН

4. "ЮНОСТЬ" - 4

49

Кто-то сказал, что на свете иет ничего страшнее, чем женские тюрьмы и женские колонии. Неправда, есть. Это колонии, где отбывают наказание девочки-подростки. О них - беседа нашего корреспондента с Натальей ЕРМАКОВОЙ, кандидатом педагогических наук, старшим научным сотрудником НИИ общих проблем иоснитания АПН СССР.

КОРР.: Наташа, аы работали в колонии для несовершеннолетних, проводили там социологические исследования. Чем отличаются воспитанницы колоний от своих "д,омашних" сверстниц?

Н. Е.: На первый взгляд это самые обычные девчонки, слово "преступницы" с ними ие важется - симпатичные, улыбчивые, мечтают о любви, о семье, хотят быть красивыми, даже делают теин из иобелки - вечерний макииж. Но в свои 14"17 лет оии столько иережили, так много ноиида-ли, что ие у всякого пожилого человека есть такой страшный жизненный опыт. Это девочки из очень тяжелых, часто пьющих семей, воспитанные в грубости, привыкшие к унижениям. Обделенные лаской, оии очень эмоциональны, ранимы, алюбляются друг в друга, в воспитательниц, могут подойти, положить голову иа плечо, поцеловать. Характерная деталь - целуют только в плечо или в руку, считают, что ими брезгуют. Сами себе кажутся второсортными и пропащими. У иих отсутствует правильная самооценка, оиа либо завышена ("Я и так нроживу! ), либо занижена ("Я падшая!?). Мы пытались помочь деаочкам осознать себя, определить свою жизиь носле освобождения. Вообще психолог в колонии дли несовершеннолетних необходим, так же как и сексопатолог, и хороший врач-терапевт, ведь там живут девочки с нсихическими и сексуальными отклонениями, повышенной нервозностью, к ним нужен особый подход, особое внимание и забота. Большинство воспитанниц ощущают себя несчастными и обделенными, считают, что их осудили неправильно, что приговор был слишком жесток. В этом есть доля истины, ведь некому было за иих ?хлопотать", никто ие искал хорошего адвоката, никто ие пытался разобраться в их сложной судьбе. Так возникает ненависть к обществу, негативное отношение к органам аласти, озлобление.

КОРР.: Колонии для несовершеннолетних называется воспитательно-трудовой. Оиа действительно воспитывает" Н. Е.: Нет. Оиа, если можно так выразитьси, ие лечит, а калечит'. Вся система "воспитательных мер"направлена иа то, чтобы првенособить человека к экстремальным условиям жизии в колонии. И девочки "привыкают", постепенно адаптируютси, начинают считать это нормой и уже хотят попасть во "взрослую зону" - "р,омантика" тюрьмы проникает в их сердца.

Попробуйте иа минуту представить себе эту "р,омантику": колоииа почти наголо стриженных девчонок в синих из грубого сукна платьях и темных косынках марширует по плацу под бодрую музыку сталинских времен, что-то типа "Нам песня строить и жить помогает". Жуткое зрелище! Это строеваи подготовка. Попробуйте увидеть еще гнилую картошку и тухлую селедку в железной миске - иа тридцать семь копеек в день ие приготовишь деликатесов. Конечно, колония ие санаторий с усиленным питанием, ио так ли уж необходимо наказание голодом? Ведь эти девочки и дома редко досыта ели, и организм у иих еще находится в процессе формирования. Не секрет, что многие выходит иа свободу ие только с чистой совестью и искалеченной судьбой, но и с надорванным здоровьем. Это официальная жизиь колонии. Есть еще другая - теневая, скрытая от глаз постороннего человека. Там действуют ?шишкари" и ?шестерки", там делают татуировки иа веках "Спи спокойно!" и бьют по иочам непокорных, там ложками "откупоривают" девственниц и занимаются лесбиянством. Об этом прекрасно н и начальство колонии, но предпочитает "не вмешиваться". КОРР.: Макаренко писал, что перевоспитать девочек, "побывавших в руках", очень трудно, почти невозможно. Что их может спасти"

Н. Е.: Я ие зиаю. Говорят, что женщин спасет только материнство. Но многие из воспитанниц колонии уже имеют детей. Сейчас их малыши растут у дальних родственников, в детдомах - такие же обездоленные и одинокие, как их юиые мамы. Это - страшное материнство. Вот в таких семьях живут эти девочки. Туда же оии возвращаю после отбытия срока - никому не нужные, с клеймом преступниц, фактически без профессии. Вполне понятно, сразу идут в свою старую компанию, где их и накормят, и напоят, и одежду дадут, н просто приласкают. И снова начинает крутиться эта страшная карусель, до следующей остановки.

КОРР.: Наташа, вы сказали "без профессии". Но ведь воспитанницы приобретают в колопии какие-то специальности" Н. Е.: Да, ио труд в колонии является наказанием. Это евмое страшное, когда труд несвободен. В результате формируется ненависть к труду. Для подростков, побывавших здесь, он вряд ли когда-инбудь станет жизненной потребностью. Профессии, получаемые воспитанницами, ие требуют ии умственных затрат, ни высокой квалификации, ии особых навыков. Например, "швеи-мотористки" делают простыни для армии - три полотна сшиваются в одно. Конечно, с такой профессией после колонии трудно будет найти работу.

КОРР.: Как же тогда планируют воспитанницы колонки свою дальнейшую жизнь после освобождения? Н. Е.: Никак. У инх нет надежды н веры, нет жизненных планов. Оии совершенно не представляют, что будут делать после выхода из колонии. "Перевоспитание" дает свон плоды: девочки привыкают к колонии, начинают считать ее родным домом и уже не мыслят себя в иной обстановке. Единственное желание - наесться, одеться, отоспаться. Это говорит о том, что колония сейчас не выполняет свою главную функцию - перевоспитания и подготовки подростков к свободной, честной жизнн. Может быть, поэтому возникла идея создания социально-реабилитационных центров с более мягкими условиями содержания, где воспитанники колоний могли бы подготовиться к жизнн "на воле", получить хорошую, вы ококв нфицироваиную специальность. Очень важно сформировать механизм социальной защищенности бывших осужденных, без этого наши слова о создании правового государства останутся лишь пустым звуком. Общество не должно гнать от себя этих юных девочек с поломанными судьбами, на инх еше рано ставить клеймо преступниц. Ведь часть вины за их проступки н преступления лежит на наших плечах. И наш долг - помочь им обрести уверенность в себе, наитп свое место в этом oi ром вом мире.

КОРР.: Правомерно лн сейчас говорить о возможности ликвидации такого института, как колонии для несовершеннолетних"

Н. Е.: В ближайшее время социологи прогнозируют рост подростковой преступности. Казанские группировки, любе-ра, рэкет, наркомания, фарцовка - это, к сожалению, не бред воспаленного воображения. Гак что вряд ли в обозримом будущем общество сможет обойтись вообще без ко ю-иий для несовершеннолетних. Но их число можно резко сократить, например, путем создания тех же самых социально-реабилитационных центров. И, конечно же, должна быть сформирована система ранней профилактики преступлений. В США сейчас на каждого новорожденного в районной школе заводится психофизиологическая карта, в которой указываются условия жизни, генотип семьи, наследсгвен-иые болезни. В три года малыша снова осматривают психологи и, если он отстает в развитии, помещают в грунт выравнивания, и к пяти годам (времени поступления в школу) он уже не отличается от сверстников из норма 1ьпы семей. Учителя же получают карту с рекомендациями психологов и врачей, заранее зпают характер и особенности развития ребенка, и нм не приходится искать этот пресловутый "ключик", он уже найден. Результат - за последние годы в США сократилась преступность среди несовершеннолетних.

Мы должны идти к лому. Мы должны наконец научиться строить, чтобы не приходилось ломать. Слишком велика бывает цена наших ошибок.

/иг?ч)у пела Инна ЛI. ШИПII'

?Фонд реставрации"

"Уважаемая "20-я комната?!

Откликаясь на призыв У-го номера ?Юности" за 1988 год, вам представляется молодежная инициативная группа "Архип и К°". г. Москва. Название группы заключает в себе основное направление нашей деятельности - Архитектурные памятники и культура. Цель группы - конкретные дела по восстановлению частично утраченных, композиционно уничтоженных, но существующих в искаженном виде многих объектов старой Москвы, в том числе и тех из них, которые не являются непосредственно памятниками архитектуры, но принадлежат определенному культурному периоду исторического формирования города.

Целью группы также является возвращение к жизни имен незаслуженно забытых талантливых зодчих, художников, скульпторов, возвращение на московские улицы и площади скульптур, некогда украшавших город.

В наши ближайшие планы входит пропаганда истории московских улиц путем оформления своеобразных мемориальных досок с кратким изложением истории заповедных улиц, наиболее интересных зданий и сооружений.

Наша группа летом 1988 года принимала участие в установке надгробного памятника Казимиру Малевичу в подмосковной Немчиновкс.

Эмблемой группы является признанный во всем мире символ, предложенный Н. Рерихом," три пурпурно-красных круга, заключенных в кольцо, что символизирует неразрывную связь прошлого, настоящего и будущего.

"Знамя культуры пусть развевается над каждым культурным очагом. Оно повелительно скажет вандалам: "Не тронь - здесь всенародное достояние!? "Мир через культуру". Н. Рерих.

Группа "Архип и К°" полностью поддерживает ваше начинание ?Фонд реставрации старой Москвы", но мы думаем, что дело сохранения нашего культурного наследия - дело общенациональное и достойно самого широкого размаха вне рамок города, области, республики.

Мы будем рады всем увлеченным людям, разделяющим наши взгляды.

Елена ГРЕБЕННИКОВА, Игорь БЕЛОВ".,

"В номере 9 за 1988 год прочитала ваш призыв к участию в реставрации старой Москвы. Писатель Достоевский сказал: "Красота спасет мир". Так пусть посланные мною и дочкой сорок рублей пойдут на реставрацию нескольких ?черепи-чек" куполов загубленной красоты.

О себе сообщаю: я инженер-теплоэнергетик, проработала четверть века преподавателем Кинсшсмского химико-технологического техникума. Двенадцать лет как на пенсии. Ветеран труда. С миром связь не прерываю - работаю общественным корреспондентом районной газеты "Приволжская правда" и областной газеты "Рабочий край". Все гонорары, получаемые за очерки и заметки, вношу в Фонд мира. Награждена значком "Активист Советского Фонда мира".,

Доброго пути Фонду реставрации на славные дела!

С уважением

Антонина КАРПОВА г. Кинешма Ивановской области".,

"В нашем полку прибыло"," подумали мы в "20-й комнате", когда к нам пришло приглашение на благотворительный вечер в московский Центр международной торговли. Агентство "АРТА" совместно с комитетом ВЛКСМ ЦМТ организовали концерт в Фонд реставрации старой Москвы. Счет Фонда - 609110 пополнился еще 3500 рублями.

Что примечательно, в концерте, кроме советских артистов - группы "Джокер", певцов Ирины Отиевой и Сергея Пенкина," выступали и зарубежные рок-группы: итальянские "Авион Трэвел" (кстати, она лауреат этого года в Сан-Ремо) и "Ким Скуад? (участник телемоста Европа - Рим - Лос-Анджелес) и американская группа "Тин Уайт Роп".,

Мы от имени Фонда реставрации благодарим за помощь всех участников этого благотворительного концерта, особенно зарубежных, так как у них был всего вечер перед гастролями в Тбилиси и Прибалтике. Большая заслуга в том - директора "АРТА? Валерия Курашова.

Елена Сивалева, ответственная за культурно-массовый сектор в комитете ВЛКСМ ЦМТ, от имени комсомольцев предложила вариант использования средств из Фонда реставрации:

? Неподалеку от нашей работы находится старинный парк-усадьба "Студенец", от которого сегодня осталось лишь одно название. Мы хотим восстановить "Студенец". Что касается нашей молодежи, мы можем провести в парке несколько субботников, а от Фонда мы просим помощи профессионалов-реставраторов.

Анатолий КАРПОВ

"ПЕРЕСТРОЙКА - ЭТО БОРЬБА И ДЕЙСТВИЕ?

Кропоткинская, 10... Небольшое двухэтажное здание в центре Москвы. Каждый день из разных городов и стран приходит сюда огромное количество переводов и писем. Во многих из них есть такие слова: "Прошу принять мой вклад в Фонд мира..."

С чего начинался Советский фонд мира - одна из крупнейших общественных организаций страны" Каков его статус сегодня? Как и на что расходуются его средства? С этими вопросами мы обратились к председателю правления Советского фонда мира Анатолию КАРПОВУ.

? В пятидесятые годы, когда начало развертываться движение сторонников мира, многие люди стали присылать в Советский комитет защиты мира и в другие общественные организации денежные переводы. С каждым годом денег стало поступать все больше. Понадобился строгий учет и контроль над расходованием средств. И вот в 1961 году на собрании представителей десяти общественных организаций был учрежден Фонд мира. Бессменный председатель правления Фонда мира в течение многих лет его существования бывший главный редактор журнала ?Юность" Борис Полевой говорил: ?Фонд - это не только "копилка мира", заполняющаяся рублями или долларами, это также хранилище всех самых лучших человеческих чувств и стремлений: добра, щедрости, всеотзывчивости. Словом, Фонд мира "это и зеркало души советского человека". С этими словами трудно н согласиться.

Когда меня выбрали председателем правления Советсм го фонда мира, я воспринял это как высокое доверие советской общественности и вот уже семь лет выполняю эту почетную миссию.

Я привык много работать и в том вижу радость и смысл жизни. Свободного времени почти не остается. Но то время, которое я отдаю деятельности Советского фонда мира (на общественных началах, разумеется), приносит мне большое удовлетворение и сознание выполненного долга перед общественностью, перед народом, наконец.

? Фонд мира - это поистине массовая организация?

? Конечно, сегодня в фонде участвуют около 100 миллионов человек. В прошлом году на его счет поступило 201,6 миллиона рублей добровольных взносов.

? Как же расходуются такие огромные суммы"

? Они расходуются сообразно наказам людей, пополняющих Фонд мира. Фонд финансирует миротворческую деятельность семнадцати общественных организаций: Советского комитета защиты мира, Комитета советских женщин, Советского комитета ветеранов войны. Ассоциации содействия ООН в СССР, Советского комитета за европейскую безопасность и сотрудничество, советских ассоциаций "Мир - детям мира", "Экология И мир"и других.

Средства Фонда мира используются на развитие международных связей советской миролюбивой общественности, проведение конгрессов, конференций, семинаров, организацию маршей, походов и круизов мира, других антивоенных мероприятий. Вот хотя бы недавно при финансовом содействии фонда проведены: советско-американская конференция "Новое мышление в ядерный век - социальные изобретения для третьего тысячелетия"; 38-я Пагуошская конференция ученых на тему "Глобальные проблемы и всеобщая безопасность"; 5-я информационная встреча представителей антивоенных организаций и движений; встреча в Вене генералов и адмиралов в отставке нз стран НАТО и Варшавского Договора; Международный круиз мира по Днепру; регата мира на Балтийском море" список длинен... И это далеко не все грани. Сейчас мы стараемся активней поддерживать все направления народной дипломатии, молодежные и детские международные связи и контакты на безвалютной основе. Мы финансировали участие советских детей в поездке мира по Канаде. В США ежегодно направляется тысяча советских юношей и девушек. Финансирование этих обменов также осуществляет фонд.

Часть средств расходуется на выпуск книг, кинофильмов, брошюр по проблемам мира и разоружения.

Гуманитарная помощь народам Анголы, Эфиопии, Мозамбика, Вьетнама, Намибии и других стран, пострадавших от войн и агрессий; помощь беженцам, возвращающимся в Афганистан, многострадальному народу Палестины - это все на счету фонда. Осенью минувшего года в Никарагуа от наших берегов ушел "Корабль солидарности" с грузами для населения, пострадавшего от тропического урагана, и рождественскими подарками для никарагуанских детей. Акция проведена также при нашей поддержке.

Среди наших программ и такие, как программа "Через культурный диалог и сотрудничество - к взаимопониманию и миру? (совместно с Советским фондом культуры); участие в реализации Национальной программы конверсии, включая использование средств Фонда мира для решения социальных проблем, связанных с намечаемым переводом ряда военных предприятий на гражданское производство; создание совместно со Всесоюзным советом ветеранов войны и труда Всесоюзной книги "Память", куда будут занесены имена всех советских людей, погибших в голы Великой Отечественной войны; выделение средств на сооружение памятников жертвам фашизма; оказание материальной помощи населению районов нашей страны, пострадавших от стихийных бедствий. ..

Фонд мира активно участвует в реализации ряда социальных программ, направленных на улучшение условий жизни, здоровья советских людей. Крупные суммы выделяем детским домам, на строительство и оборудование госпиталей для ветеранов войны, создание отделений социальной помощи на дому, расширение патронажной службы для оказания помощи инвалидам, солдатским вдовам, одиноким престарелым людям.

Могу сказать, что на содержание штатного аппарата из добровольных средств, поступивших в Фонд мира, не используется ни одного рубля. Зарплата штатных сотрудников

начисляется от сумм, образующихся за счет нашей собственной финансово-экономической деятельности.

И еще один существенный момент хочу подчеркнуть: всю нашу финансовую деятельность контролирует ревизионная комиссия, которая правлению не подчиняется и отчитывается только перед конференцией Советского фонда мира.

? Анатолий Евгеньевич, перебирая почту фонда, я заметила, что большинство переводов и писем - от людей пожилого возраста. А много ли вкладов в Фонд мира от молодежи"

? Дети, школьники - наши постоянные вкладчики. Похвально, когда они зарабатывают эти деньги собственным трудом - в летних трудовых лагерях, на субботниках, производственной практике. Во многих школах есть традиция: ярмарки солидарности, базары или аукционы по продаже сувениров, изготовленных самими ребятами. Сборы от таких ярмарок, спектаклей в школах, дискотек часто присылаются в Фонд мира. Вот одно из таких писем из города Рудного Кустанайской области: "Наш Клуб интернациональной дружбы во Дворце пионеров в течение многих лет участвует в пополнении Фонда мира. Суммы, которые мы перечисляем, конечно, маленькие. Но мы не хотим войны и делаем все в защиту мира: устраиваем ярмарки солидарности, собираем подписи, рисуем о мире и дружбе, проводим встречи с ветеранами войны. Мы все за мир!?

Денежные переводы часто поступают от известных советских деятелей искусства, культуры, науки. Они перечисляют в Фонд мира свои гонорары за опубликованные книги, премии. Многие актеры, певцы устраивают благотворительные концерты, средства от которых перечисляют на счет в Фонд мира.

Участвуют в фонде и многие иностранные гости страны, и наши соотечественники, живущие за рубежом.

? Анатолий Евгеньевич, вы возглавляете Фонд мира с 1982 года. За это время в стране произошли большие изменения. Отразились ли они на работе фонда?

? Да, конечно. Демократизация всех сторон общественной жизни, гласность оказали воздействие и на деятельность фонда. Мы развиваем наши общественные институты, расширяем права местных организаций, усиливаем роль гуманного фактора в н шей работе. Вот уже второй год мы публикуем в печати информацию о сумме поступлений и расходовании средств.

Но не всегда это удастся сделать оперативно и полно. Ведь Советский фонд мира - чуть ли не единственная в стране общественная организация такого масштаба, которая не имеет своего собственного печатного органа. Несмотря на это, мы стараемся через средства массовой информации отчитаться о своей работе перед вкладчиками, как можно шире представить панораму нашей деятельности.

? А сколько человек работает в фонде?

? В аппарате правления СФМ и Московского городского отделения - 27 штатных сотрудников. Но я с благодарностью думаю об активистах-общественниках. Без них наша организация не могла бы существовать. Фонд имеет в стране около 350 тысяч комиссий содействия и более 4 миллионов активистов-общественников.

? В письмах и переводах людей, особенно в последнее время, множество пожеланий передать средства в помощь воинам-интернационалистам, получившим тяжелые ранения в Афганистане.

? В прошедшем году фонд выделил 12 миллионов для строительства госпиталя в Алма-Ате и 20 миллионов рублей на перепрофилирование четырех здравниц и создание двух центров медико-социальной реабилитации для воинов-интернационалистов. Это будут центры совершенно нового типа, оснащенные современным медицинским оборудованием. Здесь человека смогут вернуть к жизни, деятельной и нужной, помогут получить различные профессиональные навыки с учетом специфических особенностей каждого. Идея со-

шия таких центров принадлежала нашим вкладчикам.

? Анатолий Евгеньевич, согласитесь, все идеи, связанные с "афганцами", стали появляться только недавно. Почему в предыдущие годы воинам, вернувшимся из Афганистана инвалидами, людьми, пострадавшими не только физически, но и морально, не помогали в таком объеме? Афганистан был "закрытой" темой"

? Об этом уже много писалось в печати. Что касается Фонда мира, то до недавнего времени мы вообще не участвовали в решении социальных вопросов внутри страны. Это новое направление в нашей деятельности. Я уже говорил, что инициативы Фонда мира рождаются самим народом. Но так как Об этом не говорили, то люди не знали главного - масштабов потерь, связанных с Афганистаном. Тема действительно была закрыта. Очень много молодых жизней осталось на афганской земле. И говорить об этом сейчас и горько, и больно. В мирное время такие потери непонятны ни разумом, ни сердцем.

? Анатолий Евгеньевич, как известно, журнал ?Юность" и Управление госконтроля охраны и использования памятников истории и культуры Москвы учредили Фонд реставрации старой Москвы. Примет ли участие в его деятельности Фонд мира?

? Уверен, что Фонд реставрации старой Москвы станет своеобразным центром познания истории архитектуры, зодчества. Необходим тщательный отбор архитекторов, которые займутся восстановлением и реставрацией уникальных сооружений, которых так много в Москве.

? С этим пока очень сложно. Практически ни в одном институте, за исключением МАРХИ, нет специальных факультетов или отделений, которые бы готовили именно реставраторов. Ими становятся большей частью либо живописцы, скульпторы, архитекторы, либо просто способные самоучки. Сейчас появились кооперативы по реставрационным работам, заключающие с фондами или организациями контракты на выполнение необходимых работ.

? Кооперативы - это хорошо. Но кто может ручаться за профессионализм и качество их работы" Думаю, все же здесь необходимо специальное образование. Мы так много говорим о реставрации уникальных построек прошлых столетий, усадеб, домов, церквей, что стоило бы, на мой взгляд, действительно серьезно заняться подготовкой специалистов на государственном уровне. Ведь это же наша с вами история. Это наша Москва. Душа наша

? Вы часто бываете за рубежом. Есть ли в других странах подобные фонды, которые занимаются восстановлением старых зданий, связанных с историей города и народа, представляющих архитектурную ценность"

? Конечно, эти проблемы есть во всем мире. Правда, в капиталистических странах многие дома и постройки являются собственностью владельцев, которые сами следят за их состоянием. Если же человек арендует то или иное помещение, значит, тем самым обязуется сохранять его в должном порядке. Например, в Голландии есть закон, по которому ни при каких обстоятельствах не разрешается изменять внешний облик здания. Дом ли, собор ли, флигель - вы можете только перестроить все внутри. Внешний вид здания всегда остается воплощением фантазии архитектора, по проектам которого оио было построено. Конечно, когда здание принадлежит государству, дело обстоит сложнее. Поэтому во многих странах имеются специальные фонды, которые финансируют необходимые реставрационные работы. Правда, конкретно с ними я не знаком.

? Анатолий Евгеньевич, каждое молодое поколение приобретает свойственные только ему, обусловленные временем эпитеты. Как-то "скучающие эгоисты" эпохи Онегина, "д,екаденты" конца XIX века, "эстетствующее поколение" первой мировой войны и так далее. Какой представляется вам молодежь сегодня9

" Многие говорят: сейчас - счастливое время для молодых людей. Простор для творчества. Свобода выбора. Гласность... Все верно. Но нельзя забывать, что молодежь пережила перелом в сознании. На их глазах рушились идеалы. Люди, которым Ечера верили, оказывается, были преступниками, ворами. Жизнь вдруг предстала в иных красках. Советский человек был закомплексован. Идеалы провозглашались, а жизнь проходила по другой схеме. И если раньше большинство людей хотели прожить жизнь как можно тише и незаметнее, то теперь молодежь хочет как можно скорее выразить себя. И ярче. Жаль, что они считают себя обделенными благами, не думая порой о том, что старшее поколение, быть может, обделено вдвойне: в молодости и сейчас.

Если говорить общими формулами, то нынешнее поколение не признает компромиссов и мало кому доверяет целиком. Довольно эгоистично, порой цинично, но учится думать по-новому, работать по-настоящему, когда сочтет необходимым. Одной фразой я сказал бы так: это стремительное поколение.

? Как вы относитесь к средствам массовой информации"

" Читаю в основном "по рекомендациям". Много работаю, а газеты и журналы сейчас стали "необъятными".,

Много острых материалов. Но мне кажется, что некоторые газеты часто играют в сенсационность, подражая западной ?желтой" прессе. Публикуются непроверенные факты, необоснованно полощутся имена. У читателей серьезное отношение к прессе. Ей верят. Но авторитет честного издания потерять легко. Факты могут не подтвердиться. А имя человека уже упомянуто. И трудно, практически невозможно "отмыться".,

Или вот пример, связанный с деятельностью Фонда мира: мы часто предлагаем прессе материалы о расходовании средств СФМ -" ведь многие советские люди сетуют на отсутствие гласности в этом вопросе," а некоторые газеты, вместо того чтобы печатать эти материалы, публикуют заметки или письма читателей о том, что деятельность Фонда мира, дескать, окружена тайной. Мне кажется, это просто погоня за дешевой сенсацией. А если ее не получается, то остается как бы намек на то, что сенсация могла бы быть.

Несколько слов о шахматной прессе. Она стала откровенно злобствующей- Вместо того чтобы пропагандировать шахматы, их красоту, газеты проявляют нездоровый интерес к моим отношениям с Гарри Каспаровым. Стараются представить их с негативной стороны.

? Вы читаете ?Юность"?

? Раньше, когда у меня было больше свободного времени, я прочитывал этот журнал от корки до корки, каждый номер.

" Что бы вам хотелось увидеть на наших страницах"

? Это вопрос скорее о том, что меня наиболее волнует... История России! Она необыкновенно интересна. Она удивительна и замечательна. Приложите все силы к восстановлению Правдивой Истории Страны. Это касается не только 20-х и 30-х годов. История наша, увы, неоднократно переписанная, нещадно отредактированная, напоминает не последовательную книг-у, а клубок перепутанных оборванных нитей.

? И, наконец, традиционный для сегодняшнего дня вопрос: как, по-вашему, перестройка повлияла на нашу жизнь"

? Перестройка пробудила гражданские чувства миллионов людей. Вызвала энтузиазм, который необходимо поддержать конкретными делами. Появилась возможность создавать общества типа Фонда реставрации старой Москвы. Люди понимают, что все зависит от них самих. Не ждут указаний свыше, а сами стремятся решить волнующие вопросы. Перестройка - это борьба и действие.

Конечно, много еще тормозящих моментов. Ведь невозможно решить одну проблему, не затронув другие. Все взаимосвязано. В любой области существуют инструкции, которые мешают решению конкретных вопросов. За годы Советской власти созданы целые тома различных указов, словно паутина окутывающих наше общество.

" Что бы вы сделали, чтобы устранить такое положение вещей"

? Я бы предоставил предприятиям и организациям полную свободу действий. И сократил бы количество контролирующих органов.

" Что бы вы пожелали читателям ?Юности"?

? На Канарских островах 350 из 365 дней в году - солнечные. Я желаю всем людям такого же соотношения радостных и грустных дней. А если серьезно," хочу, чтобы все люди знали, что победа перестройки необходима; и, если никто не останется в стороне от борьбы," неизбежна.

Беседу вела Ольга ДОНСКАЯ

ТС 1 г ?

Дом, над которым когда-то мы шефствовали," дом номер два по улице Чернышевского.

Три остановки от школы автобусом было нам в тягость ездить, оболтусам.

В тягость н мы - если по-честному. Сына оиа потеря а в Отечественную.

Дверь открывает, бывало, и хмурится: "Что ж, проходите, колн тимуровцы..."

И ии к чему ей была наша помощь!

В доме, где каждый предмет: "А ты помнишь!?

Было иам скучно, были мы лишними все поголовно - даже отличники.

Так ничего тогда и ие поняли. Сына Серегу мы, что лн, отняли"!

Дом номер два по улице Чернышевского - дом, над которым безжалостно шефствовали...

Л. А. Ахматовой

Напоследок: "Поклон всем старухам. Слава Господу, я пожила". Боже мой, хоть земля будет пухом, что ей камнем при жизии была. А живой никогда б не простили: по указке ничьей не жила. Испокон так хоронят в России: ломом землю, чтоб пухом была!

Шла по белому снегу - по хрупкому,

разговор иезатеиныи вела,

из сельпо две кошелки с продуктами ?

хлеб да сахар - жива чуть несла.

Хлеб, да сахар, да мятные пряники,

да медовую карамель,

да еше селедочку пряную.

да еще зачем-то фланель.

На свою нехитрую пенсию

иакупила столько добра

исключительно из опасения:

ие прогнали б ее со двора.

Может, это ей только кажется,

ио уж больно невестка крута,

и зачнет вдруг, зачнет вдруг куражиться!

И куда ж ей, боже? Куда?!

Московская область, г. Солнечнотрск

Иван КУНИЦЫН

"ВОТ ТЕБЕ,

БАБУШКА,

И ЮРБЕВ ДЕНЬ..."

По-моему, майор милиции явственно ощутил гул рушащихся за стенами его кабинета незыблемых устоев.

? И что же - вы за восемь месяцев после выполнения интернационального долга и возвращения из-за границы так еще и не прописались" - не с удивлением даже, а с каким-то трепетом спросил он, начальник паспортного стола одного из отделений милиции города Москвы.

Должен признаться, что его возбуждение передалось мне, и я почувствовал себя если не преступником, то, во всяком случае, закоренелым правонарушителем.

? Да... Так вот вышло," растерянно заоправдывался я." Сначала болезнь тяжелая, потом документы почти все утерял разом, да и работа, знаете ли,? я ведь опять стал журналистом... командировки там, разъезды...

? Так вы и из Москвы уезжали" - Казалось, что товарищ майор надеялся, что я тут же развею эту нелепую для него мысль.

? Уезжал. И не раз. Поездил по Союзу, даже на Дальнем Востоке был...

? И билеты на самолет вам продавали, и в гостиницах ре гистрировали"

? Ну да.

? Этого не может быть... Не должно... Невероятно. Да за это вам... Да за это нам...

Но устои надо было спасать. Майор пришел в себя и, учитывая, что я не рецидивист, надежды на исправление есть, раскаяние налицо, да и журналист опять же," в общем, влепил он мне положенный штраф, и я с облегчением побежал в ближайшую сберкассу. Когда вернулся и отдавал ему оплаченную квитанцию, мы уже оба улыбались. Он"потому что устои выстояли, а я... потому что беспокойства мои кончились и на руках было подтверждение, что я не какой-то там бесхозный гражданин, чей "адрес - Советский Союз", а живу в столице, по улице такой-то, там-то, в квартире номер... Полновесный документ, что я - это я.

До какой же степени впитались в наше сознание и даже в кровь паспортная система и правила прописки, все то, что в разговорах между собой мы, обобщая, называем паспортным режимом.

Для большинства поколений советского народа - "всегда так было". Для необъятного слоя наших чиновников - "всегда так должно быть!". А на самом деле?

Да, паспорт" неотъемлемая реалия нашей жизни, хотя, впрочем, и многих других стран. Паспорт - это социальное явление, это атрибут, ставший симнолом. Чего"

То, что отдаленно напоминает современную паспортную систему, формировалось на Руси при Петре I и известно как система "проезжих писем". Ввел ее великий государь, чтобы пресечь попытки своих подданных уклоняться от рекрутской и подушной повинности и подушной подати. Но до торжества паспорта в нашей стране было еще далеко.

Восторжествовал он значительно раньше в европейских государствах в эпоху великих буржуазных революций и в совершенно новом качестве. Он стал там знаком свободы, символом антипривилегии. Во времена феодализма привилегией считаться личностью обладали только суверены и феодалы. А паспорт, как ласточка свободы, порожденный буржуазными революциями, всех уравнивал в правах, всех сделал гражданами. Он стал удостоверением личности. Отныне любой человек был волен жить, где ему угодно. Из всего этого можно сделать вывод, к которому позднее мы еще вернемся: ограничения в паспортной системе есть форма крепостничества.

Паспорт пришел и в Россию. Но не в сиянии освободителя-уравнителя. Скромно пришел. Об этом можно судить хотя бы по Толковому словарю В. Даля 1882 года: "Паспорт - вид, свидетельство, лист или письмо для проходу, проезду или проживания". И все. Еще несколько производных от этого слова, в них можно почерпнуть больше. Например, "Паспортник, паспортница, кто ходит из дому по паспорту". Шло осуществление реформы крепостного права, и возникновение слова "паспортник" подтверждает, что освободившиеся крестьяне вольны были уходить, куда им вздумается. Но паспортная система так и не успела до конца сформироваться, стать всеобщей.

И вот - 1917 год. Вожди и теоретики социализма не могли, конечно же, обойти вниманием такую важную социальную сферу, как паспортная система. И что же предпринимает новое российское правительство" Оно упраздняет паспортную систему! Что это, шаг назад? Ни в коем случае. Потому что заменяется-то паспортизация более демократичной легитимационной системой. При легитимационной системе гражданин обязан по требованию соответствующих органов предъявлять достаточные доказательства его личности. Сойдет любое удостоверение с вашей фотографией. И только если есть законные основания забрать вас в'участок, там могут потребовать от вас данные ".,..с указанием сведений об имени, общественном положении, постоянном местожительстве, гражданстве?*.

Эта система сейчас действует во многих странах, о которых мы с оттенком некоторой зависти говорим: "У них нет паспортного режима". Да, паспортов в нашем понимании нет, а учет (это в общем-то одна из основных функций паспорта, помимо "удостоверения личности") существует. И еще какой: и преступников ловят без всякой прописки, и налоги исправно взимают, и страховые полисы всегда находят своего конкретного адресата. То, что нам с нашей стороны баррикад кажется, будто "у них" нет системы учета, говорит не об ее отсутствии, а о ее совершенстве.

Но вернемся в историю. Итак, юное социалистическое государство, вступая в гражданскую войну, упраздняет паспорта, а выйдя из нее, отказывается и от введенных на это время общегражданских трудовых книжек, вызванных проведением трудповинности. Что это" Путь к анархии, бесконтрольности" Нет! Отвергнув прописку, привязывающую человека к определенному углу, и трудовую книжку, вынужденно приковывающую человека к станку, к плугу, к конкретному наделу - "умри, но выработай и отдай предписанное"," государство создавало одно из важнейших условий нэпа. Какой это был взлет разоренной страны, теперь-то мы можем оценить по достоинству. И осуществлен он был так фантастически быстро и эффективно, потому что трудовому люду было предоставлено право торговать тем единственным, что есть только у него," своей рабочей силой. А закон торговли - торговать своим товаром там, где есть спрос, желательно повышенный. Любые ограничения на торговлю своей собственной рабочей силой, какими бы "высшими" экономическими расчетами они ни прикрывались, неизбежно приведут к рабству, холопству и крепостничеству.

В конце 20-х годов паровоз нэпа еще радостно пыхтел и упирался, выволакивая нищую страну на крутую гору уровня жизни 1913 года. Выволок. И резво задымил дальше, выше...

Но тормозной путь ему был уже рассчитан.

"Первый железнодорожник всех времен и народов" уже раскладывал по ящикам своего необъятного стола "винтики", живущие какой-то непонятной, хаотичной жизнью. Этого размера - сюда, побольше - туда, нругленькие, красненькие, а вот эти, неоправданно большого размера," в ящичек "Лубянка".,

И настал "великий перелом". А за ним великий голод. Миллионы людей были вырваны с корнями из родимой земли и пошли на удобрение сибирской тайги и северной тундры. Более удачливые уходили в города. К концу "перелома" население городов увеличилось на 13 миллионов человек. Но эти толпы пришли сюда не вольно торговать своей рабочей силой - не до этого; они пришли прятаться и есть. А голод вес толкал и толкал к городам составы, полные беженцев.

Проведенная наганами и трибуналами коллективизация высвободила для индустриализации невероятную армию дармовой "р,абсилы". Успех превзошел все ожидания. С этими миграциями и бесконтрольными перелетными стаями пора было кончать. И "великий инженер человеческих душ" захлопнул одни ящики, открыл другие. Нерассортированных "винтиков" оставалось еще много, слишком много.

27 декабря 1932 года ЦИК и СНК СССР за подписями М. Калинина, В. Молотова (Скрябина) и А. Енукидзе принимают трагическое для десятков миллионов тогдашних наших сограждан и для многих последующих поколений нашего народа постановление "Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и об обязательной прописке паспортов" и "Положение о паспортах".,

Почему же "трагическое?? Ограничения в паспортной системе есть форма крепостничества. Потому что паспортная система, если она несовершенная, из фактора раскрепощения превращается в фактор порабощения и вновь, на ином уровне, создаст систему привилегий.

"Положением о паспортах от 27/XII 1932 г. и последующим законодательством вводится паспорт для всего населения... городов, рабочих поселков, районных центров, новостроек, транспорта, совхозов, мест расположения МТС, стокилометровой западной европейской полосы СССР. Во всех прочих сельских местностях... граждане паспортов не получают и учет этого населения ведется по поселенным спискам? *.

А ведь "во всех прочих сельских местностях" проживало тогда две трети населения страны. И отныне они лишались права жить где-либо, кроме своей деревни, и даже, навестив своих родственников или кого-то еще в "г,ородах, районных центрах и поселках городского тина своей (выделено мной." И. К.) области, края или республики, не имеющей областного деления", могли пожить там без прописки "сроком не более 5 суток". Как тут не вспомнить: "Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!?

Поражает хитросплетение паутины регламентации, назойливо предписывающих, кто, в какой срок и где по прибытии должен зарегистрироваться, кто прописаться, что нужно для прописки, что для выписки. Вроде бы параграфы, да и только, но все они выверены, рассчитаны, расставлены непроходимым образом, и любой участковый или постовой, потянув за невидимую нить этой сети, спокойно выловит "нарушителя".,

Может быть, все это создано только для ловли преступников" Легко этим утешиться. Но, во-первых, в других странах не хуже нашего хватают жуликов без паспортно-прописочно-го режима, во-вторых, преступники наши прекрасно знают все возможности и узлы этой сети и умеют из нее выскальзывать. А вот в чем ее свойства действительно незаменимы, так это в том, чтобы "каждый сверчок знал свой шесток", чтобы все были привязаны к своим углам и не вылазили.

Для этого предусмотрены и другие параграфы: об административных и уголовных наказаниях. Вовремя не зарегистрировался - штраф, вовремя не прописался - штраф, отказано в прописке, а ты тут болтаешься - штраф и удаление, еще раз попался - "удаление" уже по-другому. Удаление куда? Да в небытие, в беспаспортную зону, а то и в зону вечного молчания.

Зачем же все это понадобилось Сталину? Постановлением от 27 декабря 1932 года созданный им административно-репрессивный аппарат решал сразу как минимум три сверхзадачи. О первой уже сказано. Удар поддых крестьянству.

* БСЭ, 1939, т. 44, стр. 322.

нанесенный принудительной коллективизацией, довершился паспортным нокаутом, и село перестало быть социальной силой, став лишь средоточием бесправной рабочей силы.

Вторая - запереть рабочий класс на предприятиях, приковать его пропиской к определенному станку, оторваться от которого по своей воле он уже не мог. Мог только но воле сверху. Сам термин "паспортная система" был сформулирован придворной наукой в духе этой задачи: "Паспортная система - порядок административного учета, контроля и регулирования передвижения населения..."* "Административного регулирования" - это означает, что рабочая сила, вопреки экономическим законам, регулировалась "ио ящичкам" чиновником. Люди теперь, наряду с появившимися фондами и лимитами, "направлялись". Или не направлялись. Вот оно, торжество командно-репрессивного управления. Но было еще одно, главное, торжество. Захлопнув города и огородив невидимой решеткой село, исключив перетекание из одной области в другую, репрессивный аппарат развернул террор уже, что называется, по полной программе. Прятаться стало негде. И пошла охота - за флажками.

Вдумаемся в текст постановления 1932 года: "В целях лучшего учета населения городов, рабочих поселков и новостроек и разгрузки этих населенных мест от лиц, не связанных с производством и работой в учреждениях или школах.. а также в целях очистки этих населенных пунктов от укрывающихся кулацких, уголовных и иных антиобщественных элементов..."

Все мы знаем теперь, как "р,азгружали" и от кого "очищали".,

Вот, вкратце, чем обернулось для нас введение в СССР паспортной системы в варианте 1932 года.

"Положение о паспортах", утвержденное постановлением Совета Министров СССР от 21 октября 1953 года, принципиальных новшеств не содержит, так как вызрело еще при Сталине. Оно стало только более многословным и детальным.

Эпоха террора кончилась! Должно же это было как-то отразиться в нашем паспортном режиме? Отразилось, но странным образом. Оставаясь по сути своей ограничительной, система эта в новых условиях стала заметно видоизменяться. Что-то в ней покачнулось, скрипнуло, сдвинулось, и смещенный из-за этого центр тяжести вынес во главу проблемы прописку. В судьбах крестьянства сдвигов из-за этого не произошло, а вот для паспортизированного населения прописка стала как бы поплавками поверху ограничительных сетей. Когда наплыв осмелевших после 1953 года иногородних все чаще и чаще становился чрезмерным для. конечно же, не резиновых, но таких привлскатсльно-сытых городов и поплавки начинали захлебываться, их срочно укрепляли и поддерживали. Чем? К сожалению, не оздоровлением экономики и всего социального климата и не безоговорочным раскрепощением товара - рабочей силы. В нашем быту замаячила и моментально стала непреодолимой реальностью Санитарная Норма. Вот уж так палочка-выручалочка! Смогла отсечь даже родственников из павшей деревни и оголодавших городов, потянувшихся наивно большими косяками к братьям, дядям и тетям в "колбасные" да культурные очаги.

Первый поплавок подлатали в 1961 году постановлением Совета Министров СССР от 28 сентября, в соответствии с которым Москва становилась исключением из "Положения о паспортах" 1953 года, той его части, где устанавливались общие для всех правила прописки и выписки. В 1967"1968 годах вдруг было паспортизовано сельское население одной области и двенадцати районов. Вроде бы хорошо - начали давать паспорта крестьянам. Хорошо, да не совсем. Область-то Крымская, а районы - Батумский, Боржомский, Гагринский, Кобулетский и т. д. - все курортные. Народ-то к этому времени уже так после репрессий поуспокоился, что начал рыскать по стране в поисках, где потеплее и посытнее. Есть разница, где свои 120 руб. получать: в разрушенном Нечерноземье или там, где тепло, фрукты и море. Но для них жилье строить надо, условия создавать, работу искать. А тут паспортизировали коренное население, прикрылись, как щитом, санитарной нормой - и нет проблем.

И пошли на системе прописки отростки и волдыри, нарывы и опухоли - исключения и устрожения. Закрыли Ленинград, Киев, другие крупные города, на всякий случай нри-

крыли районы АЭС, насоздавали множество больших и малых инструкций.

А тем временем даже в самое неповоротливое сознание начинали проникать вопросы: "В каком веке живем? А если уже в последней трети XX, то что же делать с крестьянством? Не раскрепостить ли"?

Первое официальное послабление последовало в 1970 году. Пробный шар имел малозаметную и скромную форму "Инструкции о порядке прописки и выписки граждан исполкомами сельских и поселковых Советов депутатов трудящихся",' утвержденной приказом МВД СССР.

Все было в ней разложено по большим и малым полочкам, даже порядок прописки в сельсовете советских граждан, постоянно проживающих за рубежом. Но вес касалось паспортизованных уже счастливчиков. Кроме маленького приложения, которое называлось как-то даже по-домашнему - "Памятка по вопросу документирования паспортами...".,

"Памятка" подтверждала в пункте 2, что "г,раждане, родившиеся и постоянно проживающие в сельской непаспор-тизованной местности, проживают без паспортов". А дальше уже сам шар: "При выезде на жительство в другие местности... на срок свыше 30 дней, а также при выбытии на временную работу в промышленности по договорам или на другие временные работы... эти лица обязаны получить паспорта".,

Обязаны! Как будто кто-то отказывается. А в следующем за этой новацией примечании говорится: "В виде исключения разрешается выдача паспортов жителям сельской не-паспортизованной местности, работающим на предприятиях и в учреждениях, а также гражданам, которым в связи с характером выполняемой работы необходимы документы, удостоверяющие личность".,

"В виде исключения" это более понятно и привычно, а вообще любопытный документ.

В эту лазейку правдами и неправдами устремлялись обделенные социальной справедливостью и благами сельчане. Процесс вымирания деревни усилился. Уходила-то в основном молодежь.

Помимо перечисленных документов, в 1974 году были приняты ныне действующие "Положение о паспортах" и "Некоторые правила прописки граждан". "Положение" предопределило обмен паспортов на новые, красные, и - впервые после реформы 1861 года" поголовную паспортизацию крестьянства. Учитывая, что паспорта крестьянам выдавались по 1981 год. выходит, что реформа крепостного права растянулась в нашей стране на 120 лет! Октябрьская революция оказалась и не в начале ее, и даже не в конце. Как тут не вспомнить, что именно союз крестьянства с революцией определил ее успех.

За пять лет в сельской местности было выдано 50 млн. паспортов. Огромная цифра! Но разве это сопоставимо с двумя третями населения, которое составляло крестьянство в 1932 году? Вот что осталось от нашей деревни.

Были еще постановления Совета Министров СССР. Но они влились в могучее "второе дно" нашего законодательства, которое - "ИДП", не для печати.

Вот и все, что я сумел выяснить и уразуметь о нашей наспортно-прописочной системе "д,омашним", так сказать, анализом после того случая в милиции.

И страшно захотелось мне наполнить этот сухой анализ конкретными живыми голосами. Тех людей, которые держат сейчас в руках нити паспортного режима.

Прежде всего меня заинтересовало, конечно же, юридическое обоснование действующей системы прописки.

Переговоры с Министерством юстиции СССР затянулись. Наталкиваясь то на недостаток времени, то на нежелание обсуждать эту проблему, то на недоумение, я последовательно спускался от зам.министра, через должностных лиц других рангов к тому единственному, который не только согласится встретиться со мной, но и будет "владеть вопросом". И нашел-таки его. Заслуженный юрист РСФСР В. Ф. Коря-гин является заместителем начальника Управления законодательства о государственном строительстве.

Виктор Федорович уже в нервом телефонном разговоре определил свою позицию: ему как должностному лицу не с руки обсуждать действующее законодательство, нехорошо это. Да не надо обсуждать, дайте только юридическое обоснование тому, что действует, комментарий за нами. Ну ладно, только никаких магнитофонов. Как скажете. На том и порешили.

И вот ведь незадача: когда в условленное наконец время я подходил к Минюсту, то вспомнил, что не захватил с собой паспорт. Ведь по существующим правилам я должен постоянно его иметь при себе. А ну как не пропустят в бюро пропусков" Однако пропустили, удостоверения члена Союза журналистов хватило. Это обнадеживало.

Виктор Федорович все-таки согласился на присутствие при нашей беседе магнитофона. Итак, в полном смысле живой голос.

? Вы взяли тему-то неинтересную... - Виктор Федорович покачал головой. - Гораздо интереснее есть вопросы. Вот мы сейчас разрабатываем законы о печати, об органах общественного управления, о въезде-выезде, или вот перед нами стоит вопрос об изменении наградного законодательства, потому что это же безобразие, когда у нас три, пять раз присваивают звание Героя Советского Союза или Соц. Труда. Не может быть дважды дурака или дважды гения: гений есть гений.

? Трудно с вами не согласиться. Однако новые акты законодательства можно обсудить, когда они вызреют и будут приняты. Нас интересуют уже действующие положения. И вот какой вопрос кажется особенно неясным. Юристы формулируют такую презумпцию: чем выше юридическая сила нормативно-правового акта, тем более важные отношения он охватывает. Так?

? Наверное.

? Иерархия советского законодательства следующая: над всем стоит Конституция - основной закон, гарантирующий все наши права и определяющий обязанности. Затем идут постановления и решения Верховного Совета СССР, нашего высшего Законодателя, только они имеют силу Закона. Затем идут постановления и положения Совета Министров СССР, то есть правительства, его решения являются актами законодательства, но имеют силу подзаконного акта, а не Закона.

? Так." По реакции В. Ф. Корягина я еще не могу уяснить, понял он, к чему клоню, или нет.

? Возникает естественный вопрос: почему правила прописки, регулирующие настолько важные общественные отно шения, касающиеся в нашей стране буквально каждого, определяющие в значительной степени внутренний социально-экономический климат, все-таки не имеют силу Закона, а остаются на уровне подзаконного акта?

Виктора Федоровича мои хитрые построения не застают врасплох. Он не хуже моего знает, что в диалоге главное - убежденность в своей правоте. И он убежден.

? Это мнение ученых. Я, например, отношусь по-другому к правительственным актам. Конечно, их можно называть подзаконными, поскольку их юридическая сила несколько ниже, чем у Закона. Но что значит юридическая сила" - В. Ф. Корягин пытается открыть мне глаза на нашу реальность." Каждое постановление правительства обязательно для исполнения всеми государственными учреждениями, организациями, гражданами. У нас вообще система такая! Если мы посмотрим за рубежом, там в основном принимаются только законы. А у нас 75 процентов, даже больше, актов законодательства - и по очень важным вопросам - принимаются правительством. Поэтому я не стал бы так ставить вопрос, что они что-то такое второсортное. Просто чисто научное, так сказать, толкование - подзаконные, небольшая юридическая сила. Ерунда это. К тому же,? Виктор Федорович еще более оживился, найдя вдруг главное подтверждение своей категоричности," право издавать постановления по самым серьезным вопросам дал Совмину сам Законодатель - Верховный Совет СССР в своем Законе о Совете Министров СССР. Поймите вы: Верховный Совет собирается два раза в год. Правительство же может очень оперативно изменить существующее положение. Сегодня одни условия - ввести ограничения, завтра другие - снять их. Это вопрос оперативного управления.

Итак, в Конституции и в Законах, изданных Верховным Советом СССР, иет никаких ограничений в нрописке. А это ведь Сияющая вершина нашего законодательного айсберга. Все ограничения и устрожения принимались у нас не Законодателем, а Правительством. В ныне действующем, крайне ограничительном, Постановлении Совмина СССР от 28 августа 1974 года "Онекоторых правилах прописки граждан"есть все же светлый четвертый пункт: "Установить, что исполнительные комитеты городских и районных Советов народных депутатов вправе в порядке исключения при наличии уважительных причин разрешать прописку граждан в случаях, не предусмотренных настоящим постановлением".,

Хоть и в любимом нами "порядке исключения", но всетаки "вправе... разрешать". А теперь заглянем еще глубже. И вот там. на самых подводных этажах, покоятся "закрытые" инструкции и постановления, которые противоречат свежи крайней ограничительностью верхним этажам, но, продолжая аналогию с айсбергом, и являются основой. Их нам знать не положено.

Кстати, об упомянутых семидесяти пяти процентах нашего законодательства, составляемых подзаконными актами. Я как-то привык думать, что не может быть действующих, но взаимоисключающих друг друга законов. Такого быть не может! А вот взаимоисключающие подзаконные акты, как видим, прекрасно сосуществуют. Одни - для народа, другие - для ведомств. Сплошные удобства. Когда я со своим навязчивым ".,..а как с юридической точки зрения" попросил В. Ф. Корягина дать объяснения по поводу такой терпимости нашего законодательства, он отослал меня к Совмину СССР. Поэтому, надеюсь, меня не обвинят в нспатриотичности за то, что я все-таки сторонник той правовой системы, при которой на любой случай есть Закон.

А теперь о тезисе, что Верховный Совет дал право Совету Министров издавать законодательные акты по любому вопросу нашей жизни. Обратимся к этому Закону о Совете Министров СССР.

"Совет Министров СССР на основе и во исполнение законов СССР и иных решений Верховного Совета СССР и его Президиума издает постановления и распоряжения и проверяет их исполнение".,

".,..На основе и во исполнение..." Вот почему допытывался я у В. Ф. Корягина, есть ли закон, изданный Верховным Советом, "во исполнение" которого Совмин превратил прописку в дубинку, тяжесть которой постоянно испытывают миллионы наших соотечественников. Нет такого закона. Верхушка айсберга чиста!

Но ведь существуют и другие уровни - мировые. Один из них - "Международный Пакт о гражданских и политических правах", который СССР подписал в 1968 году. Статья 12: "Каждому, кто законно находится на территории какого-либо государства, принадлежит, в пределах этой территории, право на свободное передвижение и свобода выбора местожительства".,

Для справки: пакт подписан нами в 1968 году, ратифицирован в 1973 г. а вступил в силу в 1976 году, то есть в тот год, когда начали выдавать паспорта крестьянам. Восемь лет от подписи в жизнь - много это или мало"

Вернемся в кабинет В. Ф. Корягина.

? Да, мы присоединились к этому пакту. Нас и внутри страны, и за рубежом обвиняют, будто мы не соблюдаем статью 12. Но в этой статье сказано и следующее: "Упомянутые выше права не могут быть объектом никаких ограничений, кроме тех, которые предусмотрены законом, необходимы для охраны государственной безопасности,? Виктор Федорович поднял палец и еще раз подчеркнул: "Государственной безопасности!?? "здоровья или нравственности населения".,.. и т. д. Следовательно, ограничения прописки в пограничной зоне, вблизи АЭС пакт разрешает.

? Камень преткновения не пограничные зоны...

? Да, у нас есть ограничения в городах, и, казалось бы. со статьей 12 пакта это не согласуется. Но эти ограничения по прописке направлены на более серьезные вещи. Они направлены, например, на соблюдение статей 40 и 44 нашей Конституции*. Наше государство по Конституции взяло на себя обязательство обеспечить человека и работой, и жильем. И оно вынуждено ввести ограничения в густонаселенных областях, потому что там оно не может гарантировать гражданину жилище, а иногда и работу.

? Выходит, что гарантия у нас в данном случае граничит фактически с насилием. Разве человек не вправе сам выбирать, где ему жить и работать"

? Я уже вам сказал... Ну, почему вы такое... Поймите же, когда капиталисты обвиняют нас в том. что у нас не соблюдаются права, они не учитывают главное," что у нас совершенно разные системы. Ведь они о человеке не беспокоятся. Работает ли он, имеет ли жилье, их это не интересует. Пожалуйста, мол, приезжай... А живут они где? В каких-то трущобах.

Я, признаться, даже обомлел от этих заявлений. Видя мое недоумение, Виктор Федорович отработал чуть-чуть назад.

? Ну, есть такие... Во всяком случае, в пятнадцатимиллионном Мехико трущобы, конечно, есть. Они не гарантируют человеку жилье. А мы взяли на себя такое обязательство. Так вот давайте с этой точки зрения посмотрим на наши ограничения. Мне кажется, что государство вправе это делать.

? То есть вы считаете, что экономическими расчетами и аргументами можно и с законодательной точки зрения правильно ограничить человека в его правах"

" Можно и так говорить. Я считаю, что это оправданные ограничения. Вы прекрасно понимаете, что люди стремятся в Москву, например, не потому что она так уж им нравится, а потому что у них, в других городах, есть нечего.

Стоп! Вот он - кристалл, с которого спала вся словесная и бумажная мишура, рассуждения о правах и гарантиях. Снова сотни раз испробованное "не пущать!". Вот она, тень 1932 года. Экономика в упадке, сельское хозяйство в разорении, строительство в позавчерашнем дне, а люди чего-то требуют, о правах лепечут. Как поддержать все это расползающееся в разные стороны хотя бы в видимом равновесии" Да поставить барьеры-прописки, чего проще! А о правах поговорим, когда разбогатеем.

Только вот ведь в чем дело - не разбогатеем, пока на пути свободной миграции трудящегося населения будут стоять все эти препоны. Снять напряжение в городах можно, только экономически заинтересовав людей. Представляю, какую изжогу вызывают эти утверждения у большинства наших функционеров. Но давайте все-таки настоим на главном: любые гарантии мифические, если нет главной гарантии" свободы. А на прощание В. Ф. Корягин мне сказал:

? Вы, пожалуйста, поймите: мы с вами никогда не найдем общего языка. Вы вправе критиковать любой закон, а мы этого не вправе делать. Я ведь с вами не как юрнст разговаривал, а как должностное лицо, представитель Министерства юстиции. Закон есть закон. Если мы будем критиковать закон, то какое же к нему будет уважение?

Вот так. А я-то думал, что уважение к закону базируется только на его здравом смысле и - законности.

В МВД СССР, к моему удивлению, сразу пошли на контакт. Заместитель начальника Главного управления охраны общественного порядка В. В. Баркун проявил активную заинтересованность во встрече. А к кому еще обращаться, как не к нему. Ведь с тех пор как 15 лет назад он перешел на службу в МВД СССР из ЦК ВЛКСМ, он все время занимается паспортной системой.

Валерия Васильевича магнитофон ничуть не смутил, он вообще, видимо, из тех людей, о которых складывается впечатление, что скрывать им нечего. Зная, сколько через МВД и через его собственные руки проходит всяких закрытых инструкций и приказов, особенно оцениваешь такое качество.

? Это, конечно, не секрет,? широко улыбаясь и расположат к длинному разговору, начинает Валерий Васильевич," что наша паспортная служба - милицейская. Когда человек приходит прописываться, мы. естественно, изучаем его документы, смотрим, откуда приехал, и проверяем, не в розыске ли он.

Эта деталь произвела на меня впечатление.

? Ну, не у всех, в каких-то случаях. И находим! К примеру, из 100"120 тысяч алиментщиков, ежегодно находящихся в розыске, 90 процентов обнаруживаем и заставляем платить.

Эффект был достигнут.

? Так что как нам без паспортной системы" Ее возможности широко используются в борьбе с преступностью.

Хоть и очень это интересная и неоднозначная тема, но отложим все же ее и вернемся к нашему камню преткновения, который прочно лежит в фундаменте МВД," к прописке.

? Я считаю, что в вопросе прописки необходимо разграничить полномочия МВД и обязанности исполкомов. Тут многое нужно менять.

Честно говоря, я не сразу разобрался, но мысль показалась очень примечательной.

Комментарии:

Добавить комментарий