Журнал "Юность" № 2 1982 | Часть I

В НОМЕРЕ:

Проза

Франц ТАУРИН. Высокие берега. Повесть. Окончание ............... . 10

Юрий ВЯЗЕМСКИЙ. Дом на углу Дельфиний. Рассказ .................41

Аркадий АДАМОВ. Вечерний нруг. Повесть. - . 48

По"зия

Виталий КОРЖИКОВ............. *

Владимир КОСТРОВ............. 38

Николай НОВИКОВ.............. 39

Кайсын КУЛИЕВ............... 46

Константин ВАНШЕНКИН........... 47

Владимир АНДРЕЕВ............. 90

Александр ЗАГОРУЛЬКО........... 100

Публицистика

Евгений МАНЬКО. Большая родня........ 3

Георги ТАНЕВ. Что нам дает Сибирь...... 66

Встреча в декабре ............. 68

Николай ЧЕРКАШИН. Дела походных дней .... 69

Евгений БОГАТ. Уход............ 91

Критика

Константин ЩЕРБАКОВ. ...Не проходит бесследно Александр КАМЕНСКИЙ- Под знаком исканий . .

Юрий ОКЛЯНСКИЙ. Начало.........

Лев АННИНСКИЙ. Рампа реальности.....

Родион ЩЕДРИН. Опера в драматическом театре

74 80 83 85 86

Наука и техника

Аркадий ШИМАНСКИЙ. Ох, уж эти примеси! .... 101

^ | Спорт

Две дуэли в Мерано............106

Геннадий ШВЕЦ. Приглашение к бобслею .... 108

"Зеленый портфель**

Борис ЛАСКИН. Солнечный удвр

С Издательство "Правда". "Юность". 1982 г.

110

1?4-я стр."оформление обложки А. В. Сальникова.

Макет

Л К. 3 я б к и и о й.

Главный художник

Ю. А. Ц и ш е в с к н й.

Художественный редактор О. С. Коки н.

Технический редактор А. В. Сальников.

Телефоны:

Главная редакция - 251-31-22 Отдел прозы - 251-59-44 Отдел поэзии - 251-44-35 Отдел публицистики - 251 02 30 Отдел критики - 251-96-76 Отдел науки и техники"251-27-57 Отдел рукописей - 251-74-60 Отдел писем - 251-14-21 Отдел спорта и информации - 251-48-85

Отдел сатиры - 251-05-06 Отдел оформления - 251-73-63

набор 10.12.81. псч. 26.01.82.

Сдано в Подп к А 08612. Формат 84xl08V,6. Высокая печать. Усл. печ. л. 12.18. Учетно-изд. л. 17,62. Тираж 3 215 000 экз Изд. J* 567. Заказ Л"? 1730.

Ордена Ленина

и ордена Октябрьской

Революции

типография газеты "Правда" имени В. И. Ленина. 125665. ГСП. Москва. А-137. ул. "Правды". 24.

ЕВГЕНИЙ МАНЬКО

БОЛЬШАЯ РОДНЯ

ладимпр Владимирович Москсип препода-

Г вал историю в Московском государствен-М ном педипстнтуге. Группа па физическом факультете оказалась одном из самых труд-

I УМ иых-

Впачале, в первом семестре, была лишь

одна "неподдающаяся?"Тапя Кузнецова, но постепенно под се влиянием стали расхолаживаться другие, и к началу второго курса Владимир Владимирович понял, что на занятиях с ними он попросту "сотрясает воздух". Как пп старался изменить положение - ничего пе получалось. По-прежпему в зачетках Тани и ее товарищей рядом с "математическими", "физическими" и прочими пятерками соседствовали едва натянутые им "исторические" тройки.

Что же, пустить дело па самотек и к копцу курса равнодушной рукой выставить в матрикулах холодное "удовлетворительно"? Или ужесточить требования? Налево и направо разбрасываться двойками" Но чего добьешься такого рода ужесточениями"

Москвин - историк по призванию. Еще в школьные годы, изучая прошлое России, оп старался представить, какими были люди, язык, обычаи в те далекие, подерпутые дымком веков и тысячелетий времена. "Слово о полку Игореве" зиал чуть пе наизусть, с большим рвением изучал исторические дисциплины и в студепческие годы, мпого читал помимо того, что рекомендовали преподаватели.

Разрослась семья Москвиных - появились и праправнуки у основателя пролетарской династии, фабричного паренька Ивана Москвина.

Фото Л. Шимановиуа:

Не пропал у пего интерес к истории и после защиты диплома, хотя такая угроза была. Дело в том, что па Сахалипе, в поселковой школе, куда Моск-внп приехал по распределению, ему, историку, предложили занять две вакансии: преподавателя русской литературы н преподавателя апглийского языка. Родная словеспость пе пугала - получил солидные зпапия в вузе, а вот что касается апглийского... Оп запасся терпением, благо селение стояло на берегу той части Тихого океана, что поименована именно этим словом - залив Терпепия," и поступил в заочный институт иностранных языков.

Сильно загруженный двумя предметами, Москвин тем не мепее оставался до мозга костей историком-Вёл два школьных кружка - "Прошлое Сахалина" н "Географические открытия русских мореплавателей в Восточной Азни и на американском континенте". Установил связи - личные и по переписке - со знатоками истории Сахалина, в том числе с одним, еще помнившим приезд на остров А. П. Чехова. Да н занятия английским обернулись стороной, о которой, честпо говоря, не мечтал: к третьему курсу почувствовал, что ему по плечу труды англоязычных историков в подлиинике, и стал выписывать нз Москвы и Ленинграда книги, связанные с эмигрантской деятельностью большевиков в годы до и после первой русской революции - периода, который его особенно интересовал...

И вот через несколько лет этому человеку довелось вести семнпарскне занятия в группе будущих фнзнков, пе проявляющих к истории интереса. Найти выход из ситуации стало для Москвипа делом прннцина.

Надо сказать, что именно в ту пору молодой ученый приступил к подготовке кандидатской диссертации. Однажды в архиве ему в руки попался документ - некнй приходный ордер. Подобные Москвин уже ие раз встречал и раньше - в них фиксировалась доставка в тюрьмы новых узников, участников революционных боев 1905"1907 годов. Однако этот ордер - небольшой листок бумаги, исписанный убористым почерком," привел его в сильпое волпение, оп встал и торопливо заходил по компате, чрезвычайно удивив коллег, занимавшихся за соседними столиками. В документе, вновь и вновь перечитываемом Владимиром Владимировичем, значилось: из Богородской тюрьмы препровожден в Бутырскую "крестьянин деревни Шатрище Спасского уезда Рязанской губернии Иван Степанов Москвин". Перед внуком лежал докумепт об аресте его деда.

В просторную компату архива, за окнами которой лежала огромная, полная движеппя и звуков сегодняшняя Москва, вошли и заговорили в полный голос события далекого 1906-го.

Нет, для диссертации ничего не даст пожелтевший за десятилетия документ. А для "неподдающейся? Тани Кузнецовой и ее товарищей"

Владимир Владимирович с нетерпением дожидал-си дня, когда тема семинара позволит ему заговорить о находке. Подготовку к пему провел особепно тщательно. Заблаговременно определил проблематику двух рефератов. Один нз них был посвящен нравствеппо-психологнческои атмосфере различных слоев русского общества в годы первой революции. Его Москвип поручил подготовить студенту, недавно переведеппому нз другого вуза н еще пе успевшему заразиться равнодушием к предмету. Вместе оии подобрали произведения художественной литературы, которые помогли бы воссоздать дух человеческих взаимоотношений, настроения люден, колорит эпохи. Выступление новичку удалось, это Владимир Владимирович сразу же почувствовал: студенты слушали сЕоего нового товарища внимательно. Но когда он закончил, с места, как и ожидал Москвин, поднялась Таня Кузнецова.

? Вроде бы живая, интересная нарисована картина," снисходительно сказала она." Но основана-то на чем? На художественных домыслах писателей. Кто по-настоящему знает, о чем думали, мечтали, чем тревожились тогда люди" Нет таких!

? А ссылки писателей на мемуары" - спросил автор реферата.

? Это частности! - не сдавалась Таня." Из нескольких кусочков смальты не сделаешь мозаики во всю стену.

? Кто сказал, что нет таких людей" - вмешался в спор Москвин." Все мы, каждый нз иас - живые свидетели истории, какой-то части истории родной страны. Вот вы, Таня, в прошлом году вместе со студенческим отрядом были па строительстве животноводческого комплекса в Казахстане. Поколение вашего отца начинало в том краю с первых колышков, с первой борозды среди моря ковыля. Поколение старшего вашего брата собрало первый, невиданный там урожай. А вы с друзьями двигаете дальше развитие целинной экономики. Это же н есть живая история.

? Сравнили, Владимир Владимирович!

? Ну, хорошо... Великая Отечественная война - это уж паверняка сама история... Так ведь" А сколько ее участников живет н трудится рядом с нами! Не отделить дня минувшего от дня нынешнего, тысячами нитей сплетены они воедино. Жив-здоров мой отец, он еще даже не на пенсии. А ведь он живой .свидетель дней Великого Октября. Не так уж давно умер мой дед - участник революции 1905 года. На днях, работая в архиве, я случайно .обнаружил несколько документов, связанных с его арестом...

По рядам пошли копии, снятые Москвиным с приходного ордера Бутырской тюрьмы, с протокола допроса в камере предварительного заключения царской охранки. Неизвестно, удалось ли ему пробить степу равнодушия, по вместе с другими в эти документы с живым интересом вчитывалась "неподдающаяся? Кузнецова.

...В буднях, в каждодневности не часто задумываемся о прошлом, о прожитом. Депь ныпешпий н день грядущий волнуют нас больше. Квартал на исходе, а с выполнением плана туго - какие меры предпринять, чтобы выйти из прорыва? Экзаменационная сессия на носу, но еще не прочитана масса литературы. За счет чего выкронть столь необходимые часы" Где достать журнал с нашумевшим романом? Как провести отпуск? Да мало лн у человека сегодняшних забот, горестей н радостей, которые затмевают прошлое. И все-таки нет настоящего без прошлого.

Задумайся, какого роду-племенн твой сосед по стапку - молодой токарь или старик пенсионер, предложивший в сквере сыграть партию в шахматы. Или вот оп, преподаватель истории Владимир Владимирович Москвин.

Какие тут корнн"Какие глубины"

Совсем мальчишкой впервые ступил его дед н темпое путро Павлово-Посадской мапуфактуры, где среди адского стука и скрежета, задыхаясь от мохнатой хлопковой пыли, судорожпо метались у станков тысячи ткачей. Станок, к которому поставили мальчика, с первой же минуты показался злым существом, имеющим какие-то коварные, враждебные по отношению к нему замыслы. Недреманным оком, спрятанным где-то в грохочущей глубипе, опо, это существо, подстерегало каждое движение его рук, готовое при первой же возможности схватить, из-

мять, истерзать живую плоть. Даже ночью, когда после четырнадцати часов работы он забывался тяжким спом, станок пе отпускал от себя, властвовал пад телом и мозгом, скрежетал железпымн зубьями.

Тянулись ДЕИ, однообразные, похожие один на другой, точно серые нити полотняной основы. И казалась невероятным счастьем возможность никуда не торопиться в воскресенье, постоять утром у крыльца барака, глядеть, как плывут по бескрайнему небу вольные облака, ощущать иа лице теплое дыхание ветра, вдыхать запахи разросшейся под окнами повилики.

Уже в семнадцать лет сп был с теми, кто не соглашался жить жалкой рабской жизнью, безропотно служить одичавшим от сытости хозяевам. Сначала была первая маевка иа берегу тихого леспого ручья с ласковым имепем Иволга. Потом первая - обжигавшая руки - листовка, которую поручили ему тайно распространить в цехе старшие товарищи. И, наконец," первый удар нагайкой, получеппый от озверевших казаков, вызванных владельцами мануфактуры для разгона участников митинга. И глаз, сверкнувший из-нод пшеничного чуба, был такой же, как тот, из кошмарных юношеских снов.

В 1904 году Ивана Москвина избрали секретарем фабричной ячейки Российской социал-демократической рабочей партии. А год спустя, во время ноябрьской стачки па Павлово-Посадской мапуфактуре, воз-пик Совет рабочих депутатов, и Москвип стал его секретарем. Против казачьей лавины шли теперь пе с голыми руками - создали вооружеппую боевую дружипу.

Из дней нынешних, когда перед глазами весь последующий путь Родины, каждому из пас видны сила и великое значение первой русской революции. Сложпее было видеть это самим ее участникам. После ареста, дожидаясь суда в камере московской Бутырки, Иван Москвин обдумывал с товарищами свои ошибки, жадно ловил проникавшие с воли весточки от товарищей: что думает, что пишет о революции Ленин"

Предварительное заключение непомерно затянулось" лишь в 1909 году состоялся суд. Наказание Москвин отбывал там же - в Пугачевской башне Бутырской тюрьмы. Уроки революционной практики, полученные в дни всеобщей стачки, подкреплялись уроками революционной теории. Давали их товарищи по камере - профессиональные революционеры. Они же за годы заключения подготовили его к сдаче экзамена на звание учителя. До внуков Ивана Москвипа дошла тоненькая тетрадка с ломкими листками, на которых дед записывал свои рассуждепия о закопе Архпмеда, доказывал теорему Пифагора, писал диктант (не без подтекста, если учитывать, что дело происходило в тюрьме): "Самому крепкому

Такой была семья Москвиных в начале двадцатых годов. На снимке первый справа - Иван Степанович.

Фотография из семейного архива Москвиных.

дереву страшна буря, если растет опо в чистом поле, одно. Клонит его ветер, гнет долу, а то и сломать может. А одпо к одному, встанут лесом деревья - и урагап им пе страшеп. Вместе опи - сила".,

Годы после выхода из тюрьмы были полны испытаний. С выданным охранкой "волчьим билетом" нигде пе принимали па работу. В судьбе Москвина принял участие агент лепипской "Искры" П. Г. Смидо-внч. Его брат, лесничий, устроил Ивана к себе объездчиком. Находясь под надзором полиции, он не прекращал партийной работы - в деревпях, разбросанных по брянским лесам, среди железнодорожников. Потом была война, были окопы, тяжелая контузия, тиф. В 1916-м попал в германский плен, откуда вернулся уже после Октябрьской революции. Впоследствии Иван Москвин рассказывал сыновьям и внукам, как стал избивать его в лагере для военнопленных свой, русский офицер - за то, что не так его поприветствовал, и как защитил от пудового кулака немецкий солдат - рабочий. "Не в кровн родство и даже пе в языке," учил дед," а в том, кем ты живешь па земле - тружеником или кровососом". Всей своей жизпью учил, а пе только словами.

Жизпь его часто бывала связана со словом "первый".,

Первая сельскохозяйственная коммуна иа Брянщи-не - он был одним из организаторов н работников этого трудового товарищества.

Первая в Брасовской волости машинно-тракторная станция - оп был иазначеп ее директором.

Первые опыты по озеленению Москвы социалистической - это сделалось заботой Ивана Москвина, когда оп стал заместителем директора Лесной станции Тимирязевской сельскохозяйственной академии.

А вот прописка та в Москве была уже второй по счету. Когда Москвина впервые зачислили в жители столицы, город, как помните, ограничивался для него несколькими квадратными аршинами Бутырской тюремной камеры, и лишь три-четыре бледные былинки, выросшие в расщелине за окопной решеткой, представляли собой живой мир, какой несколько лет кряду только н мог видеть будущий озеленитель Москвы.

Разрасталась, хорошела, озеленялась Москва - разрастался и семейный корень Москвиных. У Ивана Степановича выросли сыновья Дмитрий, Владимир и Александр, дочери Наталья н Мария. А ко дню нынешнему давно стали взрослыми многочисленные внуки.

Уже есть правнуки На нескольких страничках нелегко рассказать о житье-бытье такой обширной фамилии, как Москвины. Хорошо, почти все они живут в одном городе, и мпе представился случай встретиться со всеми сразу.

Хозяева квартиры подтвердят: никогда их гостиная не видела одновременно стольких людей. Мужчины и женщины. Пожилые, среднего возраста и совсем юные. В цивильной одежде, в военной форме. Блондины, брюнеты, русоволосые. Общительные и замкнутые, улыбчивые и сдержанные. Вот они расположились на разностильных, принесенных от соседей стульях вокруг стола. А еще - в уголке, где стоит телевизор, н вдоль книжных шкафов, и в креслах под фикусом. Сидят, переговариваются вполголоса.

Раздается еще один звонок. В комнату входит запыхавшийся, смущенный, что заставил себя ждать, мужчина.

? Извините, еле такси поймал. И дорога - светофор на светофоре.

? Ничего, Борис," отвечает хозяин дома, уже знакомый нам преподаватель истории Владимир Владимирович Москвин." Мы пока тут осваиваемся. Как ни странно, но ие все еще знают друг друга, я имею в виду наших младших.

Накопец и последний гость прибыл. А в глазах у хозяина озабоченность. Большая его родня разбилась на группки, у каждой - свой разговор. О делах житейских, повседневных. В одпом углу обсуждают фасон костюма для мальчишек пз какой-то повой, особо износоустойчивой ткани. В другом - какие сорта яблонь и слив сажать иа участке садового кооператива. Г1од фикусом - разговор о чьем-то внуке, отличившемся в городских легкоатлетических соревнованиях. Стоп, а почему те трое разговорились о тонкостях часового дела? Вроде бы нет в семье людей такой профессии... И выяснилось: настолько разрослась родня, что не только младшие, но и старшие не все знакомы друг с другом. В двух с/:-'чаях приглашение было ошибочно передапо совсем другим Москвиным, и никого не удивило их появление в этой гостиной.

Озабочен Владимир Владимирович. Как завязать общий разговор, в котором бы "р,аскрылась" семья?

И тут самовар вносят в комнату, огромный, дедовский - двое крепких парней едва поднимают на стол.

? Вот это да! - восклицает кто-то из самых младших Москвиных, должпо быть, видевший такую махину только в кипо.

? Как раз на нашу семейку! - подхватывает другой.

А железнодорожный машинист Анатолий Тихонович Москвин, попавший сюда, как н часовщица, случайно, басит:

? Паровоз, право слово, паровоз.

Владимир Владимирович, приложив палец к губам, просит тишины. Прошумел где-то внизу автобус. На Савеловском вокзале гукнула электричка. И в наступившей тишине мы услышали уютный н домашний голос самовара. И теплая волив прокатилась по этой комнате, где собрались Москвины. Когда-то вокруг этого самовара собирались приезжавшие в Москву земляки из Павловского Посада, чтобы навестить узников Бутырки, варили в нем яйца для сообща собранных передач заключенным. Глядим на этот старый тульский кипятильник, и уже, кажется, не домашним уютом веет от него - историей. Что-то боевое есть в блеске чуть потускневших медных боков, па которых мастера отчеканили медали, какими был отмечен их труд. Может, такие, же были на ружьях, с которыми в 1905-м защищалась от царских сатрапов боевая дружпна павлово-посадских ткачей...

На помощь Владимиру Владимировичу приходит его однофамилец, железнодорожный машинист, видно, наиболее общительный из собравшихся. Он самым первым явился сюда н всех последующих встречал вместе с хозяином как свой человек в доме. Жал каждому руку широкой шершавой ладонью, представившись, спрашивал имя-отчество, интересовался, кто чем занимается, где работает. А теперь громко говорит:

" Что я хочу вам сказать, однофамильцы... Вы-то" родия, привыкли друг к другу, а я только что с вами познакомился. Один человек всем вам дал жизпь. а кого только среди вас нету. Я, друзья, так подумал: окажись вы вдруг па дальнем острове, в отрыве от всех - не растерялись бы. И дом построить, в хлеб испечь, и рубашку сшить можете... И учителя тут, и врачи, и геолог, и генерал... Одним словом, вот что - записывайте меня в свою семью.

? А у вас, Апатолий Тихопович, что, обеднела мастерами родня" - спрашивает Владимир Владимирович.

? Ну нет, милый," без обиды отвечает машинист, как бы невзначай коснувшись алеющей на лацкане колодочки боевого ордена Красного Знамени." Не только на вашем самоваре медали. Просто тут не место о том говорить, твоя фамилия собралась, знатная, скажу я тебе, фамилия.

И снова теплая волна прокатилась по комнате, еще больше сблизив этих не так уж часто собирающихся вместе людей. И, пожалуй, не чувство крови, а чувство другого, более высокого свойства заговорило в душе каждого из них, то, которое мы называем чувством семьи единой, товарищества. На родной, просторной нашей земле каждый занят трудом. И если он по-настоящему предан работе, которую избрал, то нет для него дороже чувства сопричастности к делам страны, к делам народа, частицей которого он с гордостью себя осознает.

Высек искру старый машинист. Поддержал, раздул хозяин дома вспыхнувший живой огонек застольного разговора. И пошли воспоминания, размышления, рвеспросы о том, что известно одним и неведомо другим.

? А помнишь, Саша, как ты нз кузнецов в летчики переквалифицировался?

? Как же! Отец тогда говорил мне: ты и Володя" главные люди на земле. Ну хоть иа герб вас бери - один с молотом, другой с серпом. И вдруг такой поворот. А я ему в ответ: кто же молот и серп защищать должен"

? Когда родился у Ивана Степановича первый внук, он собственноручно в одной из куртин Тимирязевской опытной станции посадил сто лиственниц: сотню лет жить внуку!

" Мы прошлой весной были в той аллее. Яркая такая хвоя иа ветках проклюнулась, нежная. А деревья могучие - иебо подпирают.

? Помню в 41-м, в ноябре, проснулась ночью - слышу гул артиллерийской канонады. Просто захолонуло все в душе: неужели не выдержим? Но вспомнила, как все в Москве спокойно, как, не жалея сил, все мы работаем на оборону, какой всюду строгий революционный порядок, и говорю сама себе: выстоим! Ты-то еще тогда совсем маленькая была, в круглосуточном заводском детсадике воспитывалась. А брат твой в шестой класс ходил, все жаловался"невмоготу книжки читать, где про еду говорится...

? У нас па факультете в день, когда полетел в космос Юрий Гагарин, были сорваны лекции - говорят, впервые с сотворения института. Все бросились на улицу - в стенах зданий невиданной человеческой радости было тесно, ею надо было делиться с каждым встречным, со всею Москвой. Наша группа надела белые халаты, в которых работали в клинике, н каждый на груди нарисовал краской одну огромную букву. Вместе опи составляли слова: ?Юрий Гагарий на орбите! Ура первопроходцу Вселенной!? Выстроились шеренгой через всю Пироговку и пошли к центру, на Красную площадь...

Да, было о чем поговорить потомкам Ивана Москвина. Сын его Дмитрий учился в очень трудную для страны пору. Голод, разруха. Страсть к знаниям у молодого рабочего была велика, преодолел все трудности. Не остановили его ни слабость школьной подготовки, в которую вмешалась одна, а за пей н другая война, ни ежедпевпая разгрузка угля нз вагонов, чем оп зарабатывал себе иа студенческое пропитание, пи холодная клетушка общежития, где приходилось ютиться. После рабфака был зачислен в Плановый ппститут. Успешно его закончил. Как экономист вел практическую работу, связанную с составлением и осуществлением планов первой пятилетки - в масштабах отдельных предприятий и целых отраслей городского хозяйства. А затем долгие годы вел подготовку специалистов, читая курс политической экономии. У доцеита Д. И. Москвина три сына. Старший, Дмитрий, пошел по стопам отца. Преподает политэкономию в Институте стали и сплавов. Оп профессор, доктор паук. Второй сып, Алексей," врач-травматолог. Сотни и сотни людей ему и его коллегам, с которыми он песет вахту у операционного стола, обязаны здоровьем, а то и самой жизнью. Третий сып Дмитрия Иваповпча, Иван, преподает математику.

Первые самостоятельные шаги другого сына Ига-на Москвина - Александра - связаны с трудовой сельскохозяйственной коммуной. А в тридцатые годы по путевке комсомола оп пошел служить в авиацию. То было время, когда, утвердив в мире свои политические позиции, молодое Советское государство, укрепляя экопомику, всемерно заботилось об усилепии обороноспособности страны. Став боевым пилотом, Александр Иванович связал с авиацией всю свою жизпь. От сержапта до гепёрала - таков его путь. Оп пе просто геперал"д,октор наук, профессор. В последние годы служил в Академии Генерального штаба. И сейчас, уйдя в отставку, продолжает преподавательскую деятельность. Младший сып его"Михаил"окончил Московский автодорожный- институт, работает по специальности. А старший"Сергей"по образованию транспортник. Ездил с геологическими партиями, но нежданно-негаданно начал писать стихи, поступил на заочное отделение Литературного, института имени А. М. Горького. Дочь Галина - инженер-программист.

И еще одна - средняя ветвь семейпого древа Мо-; сквиных. Ее зачинатель Владимир Ивапович Москвин был первым трактористом Брасовской сельскохозяйственной коммуны на Брянщине, первым директором которой, как мы помним, был его отец. Делом этим овладел на краткосрочных курсах, где всех нх учили па едипствеппом имевшемся там тракторе - стареньком, латанпом-перелатанном американском ?Фордзопе", который то н дело глох посреди борозды. Зато в коммупе, куда вскоре верпулся с курсов, первая борозда получилась ровпой и глубокой. Долго бежала по полю сельская молодежь за новеньким, недавно полученным в подарок от правительства трактором, обещавшим большие перемены в труде, в жизни. Урожай той осенью был добрый. Коммуна направила Владимира в Москву, па учебу. Так что несколькими годами поздпее старшего брата он поступил па тот же рабфак и вслед за тем окопчил Плановый институт. Учился блестяще. Потог му-то прямо со студепческой скамьи его рекомендовали преподавателем в Ипститут пародного хозяйства имени Г. В. Плеханова. Преподавал политэкономию па факультете советской торговли. А через несколько лет снова стал студентом - его паправнли в Ипститут красной профессуры - кузницу кадров высшей квалификации для различных отраслей зкономики. После учебы возглавил Научпо-исследова-тельский ипститут плодоовощных культур. Затем Владимира Ивановича Москвина перевели в Госплан СССР, где он работал в отделе товарооборота. Защитил кандидатскую диссертацию. Перед недавним уходом на пенсию ряд лет был советником по торговле в советском торгпредстве в ГДР, затем работал в научпо-исследовательском ипституте. У пего шестеро детей. Борис - главпый редактор журпала "Турист". Юрий - физик, кандидат наук, занят в области самолетостроения. Ольга - преподаватель кафедры общей физики Института народного хозяйства. Уже хорошо пам знакомый Владимир - преподаватель истории партии, декап Московского государственного педагогического ипститута имени Ле-нипа, кандидат наук. Сергей тоже кандидат наук, экономист. Образование инженера получил Михаил. У шестерых этих Владимировичей десять детей. Большинство - еще школьпики, но есть и взрослые. Род их занятий: черпая металлургия, строительство, издательское дело, медиципа.

Я проследил родство лишь по мужской линии, где потомки Ивапа Степановича Москвина сохранили его фамилию. А если еще взять всех детей по материнским липиям и жеп всех Москвиных...

Однако пе количеством разветвлений привлекает пас древо трудовой династии - этой ли, другой ли. Просто подобные примеры *дают возможность более явственно ощутить живую связь ушедшего дня с грядущим, отчетливее попять, насколько теспо все мы связаны, деды, отцы, внуки, в своих делах, мыслях, устремлепиях.

мальвой электростанции обязательно бывают, а вот в школах - почти никто"

? Постараюсь исправить пробел, допущенный коллегами,? шутливо стал я оправдываться." И учтите, Татьяна Сергеевна, решение принято до вашей критики: утром слушал московское радио.

Вспыхнули щеки молодой учительницы.

? Дело тут пе во мне - просто очепь музыкальные у нас дети...

? Вы по образованию историк".,. А как сблизились с музыкой"

" Музыка ". это увлечение. А вообще-то я прежде всего физик, а потом уж историк," все еще ие оправившись от смущения, ответила опа.

Разговор паш продолжался в уютном - с пальмой под самый потолок - холле интерната, куда пригласила меня Кузнецова, распрощавшись с кружковцами. Тогда-то я и услышал от пее фамилию ее ип-ститутского преподавателя Владимира Владимировича Москвина.

Окопчив институт (с тройкой по истории), Кузнецова гед-другой преподавала физику в Москве. Затем решила повидать белый свет, попросила направить ее на Дальний Восток. Выпал путь иа Камчатку. Здесь опа стала работать н школе н заодно поступила в заочный педагогический институт, но теперь уже... па исторический факультет. Видно, есть в том отзвук топеньких ученических тетрадок, по которым проходил когда-то свои "университеты" дед Тапиного институтского преподавателя. Есть! Уверен в том. Поэтому и сообщаю здесь для Т. С. Кузпецо-вой последнюю новость семьн Москвиных.

И в заключение - нечто вроде эпилога.

В сутолоке больших городов люди давпо перестали замечать, какое это великое чудо - радио. А вот когда ты находишься, скажем, в поселке, что лежит в нескольких сотиях километров от Петропавловска-Камчатского, то начинаешь остро ощущать, что радио было, есть н пребудет в веках великим изобретением человеческого гения. С такими мыслями проснулся я па следующее утро после приезда сюда, когда услышал через открытую форточку доносившийся голос диктора:

? Говорит Москва. Московское время двадцать три часа. Передаем почвой выпуск последних известий.

И пошли сообщения. Пущена еще одна турбина па сибирской ГЭС. Садовод из Чуйской долины вывел новый сорт яблок... И в самом конце выпуска - сообщепие, которое, конечно же, заставило весь полуостров затаить дыхание:

? В сельской школе Мильковского района Камчатки силами художественной самодеятельности постав-леи балет Чайковского ?Щелкунчик". Постановку осуществила преподаватель истории Татьяпа Сергеев-па Кузнецова.

Час спустя я шел в парники, где на термальных водах выращивают клубнику. Асфальтовая дорожка туда - мимо школы. Возле входа в здапие интерната в окружении ребятишек стояла молодая учительница.

? Татьяна Сергеевпа, а когда следующая репетиция?

? Татьяпа Сергеевна, а можно мы в паре с Литвиновой будем готовить роль"

Я поздоровался. Кузнецова молча кивпула п ответ и тут же спросила с веселой язвительностью:

? Скажите, почему приезжающие па Камчатку журналисты па вулканах, в Долипе гсйгсров, иа тер-

У родоначальника династии Ивана Москвина, рабочего-подростка с павлово-посадских окраип, появился еще один праправнук. Недавно он громким голосом возвестил мир о своем появлении на земле. Русоволос. Голубоглаз. В честь предка его назвали Иваном.

ВИТАЛИЙ КОРЖИКОВ

Они мечтали - выйти в паре В интербригвдовской колонне, И воеввть в Гввдапахаре, А побеждать - твк в Бврселоне. Дружить с девчонкой андалузской И отличиться под Уэской! А лег нвд ними холмик русский С одной звездой и общей каской. Уже давно размыты лица. Ни славы, ни лихого вида. Но к ним приходят поклониться Из Барселоны и Мадрида. Не видно дат, не ясно имя. Лежвт под синевой бездонной, И облака идут над ними Интербригвдовской колонной.

Была отбита у врага

сожженная квартира ?

остались стены да рубцы,

да эхо дальних рот.

И стол. Сказали:

здесь лежалв кврта командира.

И посреди была стрела,

зовущая вперед!

О как взволноввнно зажглась

моя мальчишья лира!

Как "в битву ринулись полки",

как "в бой пошеп народ?!

И сердце вскинулось:

туда, за картой командира1

Где в бой бойцов велв стрелв,

зовущая: "Вперед!?

Ах, как победнвя веснв

всю землю молодила.

И юность броско позвала

распахнутым: иди!

И жизнь лежала впереди,

как карта командира,

и вся дорога, как стрела,

звенела впереди.

И зазвучало надо мной,

покачиваясь: "Вира!",

и волны круто понесли

и брали в оборот,

в океан - он волновал,

как карта командира,

и ветер мчапся, как стрела,

зовущая вперед!

Уже полжизни за спиной,

и мир, и больше мира,

потерты ветрами края

и складки - сдоль широт, а все покоя не дает мне карта командира, все светит алая стрела, зовущая вперед.

Шинель

Дядька с фронта вернулся в тыл.

Сняв шинель, распахнул: - Взгляни-

На! - и сразу меня накрыл

Всей Отечественной Великой.

От суконных ее краев

И от взмахв: "Носи! Наследуй!?

Пахло порохом всех боев.

Наступлением и Победой.

Горсть пробоин была в сукне ?

Он портного с утрв сосватал,

Подогнвл по размеру мне.

Все подпалины вглубь запрятал.

И она, изнутри щедра

На волнения и печапи,

Окрылялв меня с утра.

Не давала уснуть ночами.

Чуть накроешься с головой ?

Весь в пробоинах брезжит воздух.

Будто небо передовой

Над тобой разметнулось в звездах.

И в каком-то бессонном сне

Вся - окопы, холмы, овраги ?

Открывалась Европа мне

От Саратова и до Праги...

Ты помнишь, танк над краем рва И ту медальку, на которой Осталось только "За отва...", А дальше - сгусток темнокорый. Как мы, юнцы, стоим в кругу, А ветер над сгоревшей пущей Трубит "г,у-гу, гу-гу, гу-гу!". Диктуя слог недостающий! Трубит, как будто бы в долгу Пред теми, что назад - ни шагу! Чтоб знали: до последних "г,у"," Что "За отвагу", "За отвагу?! Он сам ломился сквозь обстрел. Он сам сползал в огне по траку. Он сам кричал и сам горел! Он видел смертную втаку! Я столько ветров научил Дружить о пути с бедой земною, Я столько ветров приручил По всем морям бродить со мною. И может, поспе всех дорог Перед каким ни есть итогом Какой-нибудь из них бы мог И мне помочь последним слогом. Но тот! Как надо жарко жить. Каких же стоит кругосветок. Его братвнье заслужить. Его дыханье напоследок. Чтобы обстрелян, обожжен И закален единоборством, И нам бы вслед однажды он Мог повторять с таким упорством, Как там, над рвом, где мы, юнцы, В сердца отвагу собирали, В краю, где падали отцы И твнки в битвах догорали.

ФРАНЦ ТАУРИН

Глава четвертая

ВЕСЕЛЫЙ РАЗГОВОР

1

Рамазан разозлился. Разозлился не на шутку. Куда ни кинь, а поступают с ними бессовестно. Он понимал, что дать ему работу по квалификации сейчас невозможно: цех еще только строится. И поэтому не был в претензии, что поставили землю копать. Хотя могли бы и сейчас найти работу посерьезнее, есть же на строительстве всякие и ремонтные и инструментальные мастерские, где умелые руки очень бы пригодились. И это было даже не столько лично ему наносимой ПОВЕСТЬ обидой, сколько очевидным ущербом делу. И тут уж возникало гневное раз-

дражение на нерадивых руководителей, которые серебряным рублем медную копейку достают.

Но и личная обида была. Не позаботившись о жилье для них, сунули в палатки на лесной поляне и успокоились, как бы забыли, что зима на носу. А еще обиднее, что не только не подумали, но и думать не желают - поэтому и стали отфутболивать из одного кабинета в другой, когда Рамазан пришел за пропиской.

Так что все основания были, чтобы рассердиться капитально. А рассердившись, Рамазан всегда веселел от злости. Так уж водится у настоящих мужчин. Еще отец рассказывал; когда в его - отцовы - молодые годы выходили "стенкой" улица на улицу, то самые отчаянные и хлесткие бойцы бросались в гущу схватки всегда с улыбкой на лице.

Докипев до веселой злости. Рамазан готов был выплеснуть ее на любого начальника. Но тут надо было не продешевить. Чтобы не получилось из пушки по воробьям. И еще - ударить надо не растопыркой, а кулаком, то есть всем вместе. Как после профтехучилища. Но тогда Николай Николаевич помог... А теперь" Там они были еще ребятишки, а здесь сами с усами. Самим надо идти и добиваться...

Рамазан спросил у Судейкина, кто может решить вопрос с жильем и пропиской. .

Степан Семеныч подумал. Пожалуй, только Бычков, кроме него вряд ли кто решит.

? А кто такой Бычков" - спросил Рамазан.

? Заместитель генерального директора по быту.

? Специально такой заместитель имеется" - удивился Рамазан.

? А как же иначе".,." удивился, в свою очередь, Степан Семеныч.

? Очень замечательно! Теперь ясно, кто виноват! А то начальников много. Рисунки а Позао°титься о рабочих некому.

В. Скрылева. Окончание. 'Начало см. в J* 1 за 1982 год.

Степан Семеныч попытался было возразить, что забота имеется, просто не хватает жилья, но Рамазан решительно отверг его доводы. Жилья действительно мало, не хватает для всех, а прописка".,. Тут чего не хватает".,.

" Чего уж там," поддержал Сен я Дракохруст." Скоро белые мухи полетят. Надо идти к начальству, идти и требовать...

? Всем вместе надо идти," сказал Рамазан." Мне откажут, тебе откажут, всем не откажут.

? Глядите, робята, хуже бы не наделать," усомнился осторожный голос." Известное дело, не нами сказано: с начальством спорить, что против ветру плевать...

" Чего предлагаешь, Матвей Кузьмич" - строго спросил Сен я Дракохруст.

Матвеи Кузьмич, присев у костра на корточки, разжился угольком, завалил его в трубку и, затянувшись пару раз ядреным махорочным дымом, степенно разгладил побуревшие от курева сивые усы:

? А чего я предложу? Я говорю, хуже бы не наделать...

? А куда хуже-то" - резко возразила Полина." Из палатки, что ли, выгонят".,.

Договорились завтра же после работы никому никуда не откалываться, а всей бригадой в полном составе прямо в кабинет к товарищу Бычкову.

2

День у Леонтия Даниловича не заладился с самого утра. На планерке, как и должно быть, производственники, все, что могли, валили на него, на Бычкова. По его вине не обеспечили доставку обедов на шестой монтажный участок, не завезли мебель и постельное белье в только что построенное общежитие, не нашли подсобников для стройплощадки РИЗа, сорвали своевременный подвоз рабочих на дальние производственные объекты... Это только часть главных его вин, что же касается второстепенных, то им, как говорится, несть числа...

Леонтий Данилович давно уже свыкся с неизбежностью попреков и научился неплохо парировать их, но сегодня этих наскоков было больше обычного, и - что особенно удручало - почти все они были резонными. И Леонтий Данипович подумал, грустно усмехаясь, про себя: завод еще не начал работать, еще не изготовлено не только ни одного автомобиля, но ни одной самой крохотной детали, а к нему, заместителю генерального директора по быту, столько претензий. Сколько же их будет, когда завод пустят".,.

Завершая планерку, главный инженер выдал "всем сестрам по серьгам", не остался забытым и заместитель генерального по быту. К назиданиям Леонтий Данилович притерпелся, но в устах главного инженера они были особенно жесткими, царапали душу. Начисто не было у главного инженера добрынинской вальяжной обходительности.

До своего служебного кабинета Леонтий Данилович добрался далеко не в радужном настроении. Не полегчало и в кабинете. Всякого рода неувязки и неполадки, словно из худого решета, сыпались сегодня на его голову. Чего стоила одна телеграмма от ташкентского "толкача", сообщавшего, что отгрузка овощей и фруктов задерживается из-за отсутствия вагонов - иными словами, овощи и фрукты поступят позже и наполовину гнилые. Или весаленькое письмецо из главснаба министерства о том, что часть фондов, выделенных Большому автомобильному на третий квартал, будет реализована только в четвертом квартале... И еще и еще...

И тут доложили, что на прием пришла какая-то рабочая делегация.

Вот именно только ее и не хватало ему сейчас для полноты счастья...

3

Рамазан вошел первым, за ним Сеня Дракохруст и Василий Петреску. Подождали, не пригласит ли присесть большой начальник, но тот молчал, смотрел на них хмуро.

? С обидой пришли, товарищ заместитель генерального директора," сказал Рамазан, подходя вплотную к столу.

? С обидой".,." переспросил Леонтий Данилович." На кого же вы обиделись"

? На вас, товарищ заместитель генерального директора.

Такое необычное начало разговора несколько даже позабавило Леонтия Даниловича.

" Чему обязан" - осведомился он, чуть приметно усмехнувшись.

Но Рамазан вовсе не склонен был переводить разговор в шутливое русло.

? Уже три месяца проработали у вас, жилья не даете, даже прописки городской не имеем," сказал он строго.

? Не вы одни. С жилплощадью у нас очень трудно," ответил Леонтий Данилович.

? А нам не трудно на зиму в палатках оставаться" - спросил Сеня Дракохруст

? Пожалуйста, по одному," поморщился Леонтий Данилович.

? А мы все про то же," возразил Сеня Дракохруст и, поглядев на Рамазана, добавил:"; Говори ты, начальнику легче одного слушать.

? Нам сказали: "Поживите пока в палатках, ближе к рабочему месту. Потом переведем". Когда потом? Уже месяц возят на работу в Новый город, е живем в лесу. И дети тоже. Пришли в отдел кадров, никому до нас дела нет, гоняют из одного кабинета в другой. Не только жилье дать, на прописку бумажку написать не хотят. Очень нам это обидно, товарищ заместитель генерального директора. Потому обидно, за людей не хотят считать.

Всю эту тираду Рамазан выпалил одним духом, не давая времени начальнику хотя бы вставить реплику. Впрочем, Леонтий Данилович и не собирался ему возражать, хорошо понимая, что этот невысо. кий, ладно сложенный паренек - Рамазан показался ему-значительно моложе своих лет"совершенно прав.

? С пропиской решим немедленно," ответил он Рамазану," а с жильем пока ничего твердо обещать не могу.

? Как же это так"не могу"," снова врезался в разговор Сеня Дракохруст," прописка в палатке не согреет.

Леонтий Данилович помрачнел и вздохнул. На его шее уже висели два постановления парткома и один приказ генерального, и все по жилью. А тут еще добавилась эта бригада, о которой он успел позабыть и которую - он это хорошо понимал - надо -устраивать в первую очередь.

- Вызвал секретаршу, поручил ей отыскать начальника жилстроя и соединить с ним.

? Когда сдаете шестнадцатое общежитие".,. Выслушав ответ, помрачнел еще больше. Обычно, отвечая просителям, Леонтий Данилович

старался сколь возможно смягчать ответ, чтобы не обескураживать вконец человека. Но с этими нельзя было юлить, поэтому признался, что твердого срока назвать сейчас не может.

? Зайдите через неделю.

? Неделя долго," возразил Рамазан." Завтра придем.

Когда вышли из здания управления, Сеня Дракохруст сказал Рамазану:

? Не надо было уходить из кабинета, пока не пообещал точно, когда даст жилье.

? Ты на три аршина в землю смотришь," усмехнулся Рамазан," только одного не сообразил: не мог он нам сейчас ничего пообещать, хоть за грудки его бери. Вот мы и дали ему сутки сроку, пусть подумает.

Сеня Дракохруст посмотрел на него с хитрецой.

? Считаешь, будет думать"

? Будет," убежденно сказал Рамазан." Он не глупее нас, понимает что к чему.

4

Леонтий Данилович Бычков был человек обстоятельный. И будь у него возможность сосредоточиться на просьбе бригады, он бы, безусловно, отыскал какой-нибудь выход. Но обстановка в течение последующих суток сложилась явно не в его пользу, а следовательно, и не в пользу тех, кому он хотел бы помочь.

Вопрос о Рамазановой бригаде затерялся среди прочих.

А в конце второго дня в кабинет заместителя генерального снова вошли те же трое.

? Я просил вас, товарищи, зайти через неделю," сказал Леонтий Данилович.

? Но мы предупредили вас, что придем сегодня," вежливо, но твердо возразил Рамазан.

Заместитель генерального директора вспыхнул, однако, взяв себя в руки, сдержался.

? К сожалению, ничего вам сегодня сказать не могу.

Невысокий коновод круто повернулся и пошел из кабинета. Затем Леонтий Данилович услышал четкую команду "Заходи все!", взволнованный возглас секретарши, и тут же шумной толпой ввалились, заполнив кабинет, человек тридцать.

? Товарищи! Товарищи!.." восклицала растерянная секретарша на пороге кабинета.

Пока Леонтий Данилович обдумывал, какими словами урезонить самоуправцев, у стола снова возник Рамазан.

? Пока не скажете, когда дадите жилье, из кабинета не уйдем! - предупредил он Леонтия Даниловича. Обернулся к своим товарищам и скомандовал:? Садись, ребята! Кто где стоит.

Леонтий Данилович не то чтобы растерялся, но стал в тупик. Можно было, конечно, обернуть дело скандалом. Времена стихийного бунтарства давно миновали. Хотя в любом случае - Леонтий Данилович это отлично понимал - скандальный оборот не обошелся бы и ему даром. Но дело было даже не в предусмотрительной осторожности. Леонтий Данилович понимал, что только крайняя нужда вынудила этого парня - Рамазан ему сразу понравился" подбить своих товарищей на такой вызывающий протест. Короче, он отлично понимал, что требования этих людей справедливы.

Но как успокоить их".,. Уговорить, солгать, пообещать".,.

Не дозволяло чувство собственного достоинства. Да и люди эти, и так доведенные до крайности, не заслуживали того, чтобы водить их за нос. Нет, тут надо было действительно решать...

? На каком объекте работает сейчас бригада" - спросил Леонтий Данилович.

? Детский сад," ответил Рамазан.

? Не горит..." произнес про себя Леонтий Данилович и приказал секретарше немедленно соединить его с прорабом пятого стройучастка.

? Забираю у тебя бригаду Судейкина," сказал Леонтий Данилович прорабу.

По-видимому, прораб кричал так громко, что Леонтий Данилович отвел руку с трубкой подальше от уха.

? Все понял, все!.." повысил голос Леонтий Данилович, обрывая вылетавший из трубки рокот." Завтра еще отработают у тебя, и передавай всю бригаду в жилстрой... Так надо.

Потом велел соединить его с начальником жил-строя.

? Когда ты обещал мне сдать шестнадцатое общежитие".,. Не годится. Долго. Через десять дней!.. Так надо... Перебрасываю бригаду Судейкина. Будут работать как черти. Им жить в этом общежитии. Понял" - Положил трубку и обратился к не спускавшим с него глаз просителям: - И вы все поняли. Десять дней. Быстрее закончите отделку, быстрее вселитесь. Вопросы есть"

? Все понятно," сказал Рамазан.

Но осторожный Матвей Кузьмич не сдержался, чтобы не спросить начальника:

? А без обману?

На него дружно зашикали, и Леонтию Даниловичу не пришлось тратить слов.

5

п п а следующий день после того, как брига-1|"1| ду Судейкина перевели на отделочные ра-боты в шестнадцатое общежитие, там побывал первый секретарь Высокобережного горкома Кашаф Галимзянович Хакимов.

У него была приметная фигура - высокий, широкоплечий, густая шапка темных кудрей, и его узнавали еще издали.

? Никак не могу незаметно приблизиться к объекту,? шутливо сокрушался он." Куда ни заеду, все на месте, и кругом полный порядок.

? У нас всегда полный порядок, Кашаф Галимзянович," отвечали ему.

? Знаем мы вас, знаем," посмеивался он в ответ.

В сопровождении прораба и бригадира Кашаф Галимзянович прошел по всем этажам здания. Спросил, когда закончат отделочные работы.

? Приказано за десять дней," ответил прораб без особого энтузиазма.

? Как приказано, это я знаю," сказал Кашаф Галимзянович." Я спрашиваю, когда закончите.

Прораб замешкался с ответом.

И на стройке и в городе, знали, что секретарь горкома не жаловал обещалкиных. Он их просто не переносил и считал самыми последними людьми. Любимым его присловьем было: "Не давши слова - крепись, в коли дал слово - держись!? Иногда добавлял: "Это правило должно стать привычкой". Никто не мог припомнить случая, чтобы Хакимов не сдержал слово. Так же не могли припомнить, чтобы спустил нарушившему свое обещание.

Прораб обо всем этом знает. Страшновато ответить, что управится в отведенный ему срок. Не легче и сознаться, что не управится. Сразу последовал бы вопрос: "Почему согласились, если срок нереальный"?

Словом, прораб понял, что нет иного выхода, как подтвердить заданный ему срок, а там уж - кровь из носу - обеспечить его выполнение.

Так и ответил:

? Закончим в срок.

? Хорошо," поблагодарил его Кашаф Галимзянович." Моя помощь требуется?

? Требуется," спохватился прораб." Раствором плохо обеспечивают. Каждый день простаиваем.

" Что же молчите, товарищ Карпенко" - упрекнул Кашаф Галимзянович." Не каждый день секретарь горкома на вашем участке." Вынуп из нагрудного кармана записную книжечку, сделал в ней пометку." С раствором вас задерживать не будут.

Прораб поблагодарил и еще раз повторил, что если будет порядок с подачей раствора, то бригада не подведет.

Но Кашаф Галимзянович еще не собирался уходить.

? Где у вас тут работает Рамазан Ахметшин" - спросил он прораба.

Когда прораб представил Рамазана, Кашаф Галимзянович, казалось, был несколько удивлен его несолидностью, но постарался виду не подать. Подошел и протянул руку.

? Здравствуйте, товарищ Ахметшин!

Рамазан вытер испачканную раствором руку о полу спецовки и ответил на рукопожатие.

? Коммунист" - спросил секретарь горкома.

? Комсомолец... Засиделся малость," ответил Рамазан." Уже двадцать восьмой год пошел.

Кашаф Галимзянович улыбнулся одними глазами, но даже этих беглых огоньков, промелькнувших в его взгляде, достаточно было, чтобы строгое смуглое лицо его словно потеплело.

? Завидный возраст! Партийного стажа своего немного жаль, а то бы сменялся,"пошутил он. А продолжал уже серьезно:? Слышал я о вашем визите к товарищу Бычкову. Очень правильно поступили. А то многие мирятся с несправедливостью или в крайнем случае в горком идут с жалобой. А вы сами сумели довести дело до конца. Будьте и впредь так же настойчивы, если уверены в своей правоте."И, уже попрощавшись, вернулся и добавил, кивая на прораба: - Кстати, бригадир ваш мне твердо пообещал, что через десять дней дом будет готов. Так что недолго вам бедовать в палатках.

Сказал достаточно громко, с расчетом, чтобы всем работавшим поблизости было слышно:

Сеня Дракохруст, проводив взглядом секретаря горкома, ткнул напарника в бок:

? Слыхал, Матвей Кузьмич? Усек, что начальник сказал" Через десять дней портянки будешь на батарее сушить.

? Сказать оно, конечно, недолго," флегматично отозвался Матвей Кузьмич.

? Не-ет," протянул Сеня Дракохруст." Ты, однако, плохо разглядел этого мужика. У этого не сорвется...

В тот же день у Кашафа Галимзяновича был еще один разговор по поводу бригадного визита к товарищу Бычкову. На сей раз с самим заместителем по быту.*

? Хочу вас похвалить за то, что быстро и четко решили вопрос с жильем для бригады Судейкина," сказал секретарь горкома Бычкову.

? А я слышал, вы Ахметшина хвалили," заметил Леонтий Данилович.

Кашаф Галимзянович улыбнулся.

? И его тоже. Вы оба меня порадовали. Оба оказались на уровне.

Глава пятая

МЕТЕЛЬ В ЦЕХУ

1

ачальник еще не построенного цеха нестандартного оборудования Валентин Александрович ' Подкорытов изменил сегодня своему правилу, которого дотоле придерживался железно. Правило это он формулировал так: "Не спорь с начальством на людях". По себе знал, как неприятно, когда подчиненный возражает тебе при свидетелях; особенно, если возражает обоснованно. Поэтому, если по обстоятельствам дела нельзя было не возразить, он делал это только с глазу на глаз. И тогда уже позволял себе высказать все, что думал.

И на сегодняшнем совещании у главного инженера он пытался поступить так же.

Главный инженер сообщил, что импортное оборудование для первой станочной линии прибыло точно в срок. Подошел к висевшему на стене двухметровому "Графику монтажных работ" и, сверившись с ним, сказал Подкорытов/:

" Монтаж первой станочной линии вы должны начать во второй декаде ноября. Станки пришли. Приступайте к монтажу.

Главный инженер, конечно, отлично знал, что корпус РИЗа - а все цеха ремонтно-инструментального завода размещались в одной огромной коробке - еще не закончен, здание не подвели под крышу, и наивно было разъяснять ему, что импортное оборудование нельзя устанавливать под открытым небом.

Поэтому Подкорытов ответил, что останется после совещания для того, чтобы уточнить сроки.

Главный инженер посмотрел на начальника цеха со снисходительным недоумением.

? Уточнять нечего. В графике сроки указаны точно: вторая декада ноября - начало монтажа, третья декада декабря - завершение монтажа. Следовательно, с начала января первая станочная линия должна работать!

И вот тут Подкорытов не сдержался и поступился своим железным правилом.

И

? Прежде необходимо создать надлежащие условия для монтажных работ," возразил он главному инженеру.

? Глубокоуважаемый Валентин Александрович!" с убийственной вежливостью произнес главный инженер." Я всегда полагал, что именно для того и предусмотрена в штатном расписании должность начальника цеха, чтобы было кому позаботиться о надлежащих условиях. Вам это никогда не приходило в голову?

Отступать было некуда, и Подкорытову пришлось поднять брошенную перчатку.

? Представьте себе, Ярослав Иванович, не приходило. У меня давно и, видимо, навсегда укоренилась мысль, что на каждом предприятии обязательно есть руководители, которым... и карты в руки.

Но главного инженера не так просто было вышибить из седла. К тому же выступали они, как говорится, в разных весовых категориях.

? Все правильно," невозмутимо подтвердил главный инженер." Именно как руководитель, который за все в ответе, я и приказываю вам приступить к монтажу оборудования немедленно, то есть в соответствии с графиком, утвержденным на коллегии министерства. А о том, что станки, тем более импортные, нельзя устанавливать под открытым небом, вы, я уверен, и сами догадываетесь.

Вот так только и получается, когда пренебрегаешь умным правилом.

Вернувшись в свою конторку-времянку, выгороженную в уже подведенном под крышу углу огромного корпуса, Валентин Александрович первым делом поручил своему заместителю немедленно отправиться в отдел кадров и выяснить, сколько рабочих, числящихся за РИЗом, работает сейчас в различных стройуправлениях, и составить списки с точным указанием основной специальности каждого и специальности вновь обретенной, строительной.

Потом потребовал чертежи главного производственного корпуса и часа полтора просидел за расчетами. Наконец вызвал снабженца и приказал тому в трехдневный срок изыскать и доставить в цех пять тысяч квадратных метров плотной полиэтиленовой пленки.

? Помилуйте! Где же я достану столько пленки"! - спросил потрясенный снабженец.

? Не знаю," ответил Валентин Александрович.

? Это невозможно! - вскричал снабженец в отчаянии

Но разжалобить строгого руководителя не удалось. В ответ на его стоны начальник цеха посоветовал:

? В старом городке у каждой домохозяйки парники затянуты пленкой. Именно такой, какая нам нужна. Проконсультируйтесь, где они достают.

? Там слезы, а вы мне приказали достать пять тысяч," возразил снабженец.

? У нас хозяйство побольше," заметил Валентин Александрович." И запишите еще двадцать кубов теса кровельного, дюжину совковых лопат и... пятьдесят березовых метел.

На другой день заместитель передал Валентину Александровичу списки рабочих, а к исходу третьего дня снабженец доложил, что все заказанное ему, в том числе и сверхдефицитная полиэтиленовая пленка, получено и доставлено в цех.

И Валентин Александрович подумал, что в конечном счете главный инженер оказался прав.

Здание, именуемое шестнадцатым общежитием, было обычным пятиэтажным жилым домом. В каждом из четырех подъездов по двадцать квартир; половина из- них трехкомнатных, другая - двухкомнатных. Четвертый и пятый этаж в первом подъезде отвели для рабочих бригады Судейкина. Одну двухкомнатную квартиру, по общему согласию, выделили семьям Ахметшиных и Ветлугиных. В остальных квартирах разместили холостяков - по два человека в комнате.

После стылой палатки отдельная квартира с кухней и прочими удобствами показалась раем. Женщины каждый день поминали добрым словом хорошего начальника? Леонтия Даниловича.

? Рамазана хвалите," сказал им как-то Сергей." Кабы не он, и не приснилась бы вам такая квартира.

? Уж будто ты начальников на своем веку не видывал," возразила мужу Полина." Другому хоть кол на голове теши, он не почешется.

А Зина добавила:

? Рамазан, конечно, постарался... Так ведь и. за себя хлопотал...

Хозяйство решили вести сообща. Полина предложила:

? Расход пополам. Нас, правда, трое, зато стряпня и уборка на мне.

Но Зина не согласилась:

? Как же так - пополам? У нас две зарплаты, а у вас одна. А ребенка что считать, много он съест... Да скоро и я свою привезу.

Окончательно определили так: весь расход на питание делить на пять частей. Три доли с Ахметшиных, остальные две - с ВетлугиАых.

? Ну, слава богу, обе довольны," сказал Сергей Рамазану, когда они остались вдвоем, и, помолчав немного, добавил:"Это ведь не часто встречается, чтобы две бабы враз договорились...

? Полина у тебя женщина очень даже разумная," с уважением отозвался Рамазан.

? И у тебя Зина тоже.

? Про это я давно знаю.

После того, как завершились отделочные работы в шестнадцатом общежитии, бригаду Судейкина снова перебросили на детсад. Там и трудились до начала холодов. Уже почти полгода мотались по разным подсобным работам.

Сергей Ветлугин не раз говорил Рамазану:

? Забудем, однако, напрочь, с которого конца резец затачивают.

На что Рамазан отвечал неизменно:

? Не забудем. Мы с тобой токаря на всю жизнь. Шутки шутками, а стосковались по станку. Наконец вскоре после октябрьских праздников в

бригаду заявился коротенький толстячок в кургузой цигейковой дошке и переписал всех поименно. При этом дотошно выяснял, какая у кого специальность.

? Самая что ни на есть ведущая" токарь! - гордо ответил Сергей Ветлугин.

? Очень хорошая специальность, это ваша основная, а здесь, на нашей стройке, какую еще приобрели" - поинтересовался толстячок.

? А это зачем" - насторожился Сергей Ветлугин.

? Приказано записать все в точности.

? Кем приказано"

? Начальником цеха.

Сергей Ветлугин насупился и стал перечислять:

? Землю копать, штукатурить И малярить. А самая главная специальность - поднять и бросить.

? Так и запишем: мастер на все руки,"сказал толстячок и подошел со своей тетрадкой к Рамазану.

Узнав, что Рамазан может и плотничать, толстячок заметно обрадовался и сказал:

? Вот это именно то, что требуется.

? Зачем эта перепись"" спросил Рамазан.

? Для порядка," ответил толстячок." Должны же мы знать свои кадры.

? А вы, простите, кто такой" "полюбопытствовал Рамазан.

? Помощник начальника цеха нестандартного оборудования ремонтно-инструментального завода, сокращенно РИЗ," отрекомендовался толстячок,

? Не нравится мне это дело," сказал Сергей Ветлугин Рамазану, когда они возвращались с работы.

" Что тебе не нравится" - спросил Рамазан, хотя сразу понял, о чем речь, потому что и сам раздумывал об этом же.

? На кой черт ему моя новая специальность" - проворчал Сергей.

? А по-моему, это хороший признак," возразил Рамазан

" Чего хорошего"

? А то хорошего, что, по всему видно, собираются нас в цех переводить.

? С чего ты взял"

? Записывал-то помощник начальника цеха.

? Все равно к станку не поставят," сказал, пройдя несколько шагов, Сергей Ветпугин.

? Это понятно. Пока еще некуда и ставить.

" Чего же нам делать е цехе?

? Я так думаю," решил Рамазан," что нам придется станки эти устанавливать.

Сергей Ветлугин покачал головой.

? Не обучены...

? Найдут работу, которую сумеем сделать.

? Опять, значит, поднять и бросить...

? Вот чудак," усмехнулся Рамазан." Хотя бы поднять и бросить. Так это в цехе! Тут полный наш интерес. Чем быстрее кончится монтаж, тем раньше поставят нас к станку.

? У тебя все как по-писаному.

? А как может быть иначе?

? Как иначе".,. Всяко может быть иначе..." Сергей со злостью выговорил последнее слово и хмуро добавил: - Рамазан будет станок устанавливать, а другой на нем работать. Вот и будет иначе!.

Рамазан остановился и с укором глянул на товарища.

? Совсем голову опустил. Сам себя уважать перестал... Да где они таких токарей возьмут, как Сергей и Рамазан"

Сергей только рукой махнул.

? Знают они, какие мы токаря...

? Сейчас не знают, потом узнают.

? Откуда им узнать-то".,.

? Ай-яй-яй!.." И Рамазан снова с укором покачал головой." Соображай понемножку: им без нас невозможно цех пустить. Ты вспомни, что говорили нам в отделе кадров насчет цеха нестандартного оборудования. Там работа особая: самой высокой квалификации. Они сами нас искать станут. Десять токарей переберут, пока одного такого найдут, как Сергей Ветлугин!.. Да и искать-то начнут с тебя и с меня. У нас пятый разряд. Понял, наконец".,

Уэтого удивительного цеха было только две стены, состыкованные под прямым углом. Вместо остальных двух свисала полупрозрачная полиэтиленовая пленка. Она же служила и потолком и крышею. Иначе говоря, в огромной каменной, коробке еще недостроенного корпуса РИЗа зыбкой пленкой был выгорожен угол. Впрочем, угол весьма внушительных размеров, длиной примерно в сто и шириной в шестьдесят метров, то есть габаритов вполне достаточных для нормального футбольного поля. Всего же в этой гигантской каменной коробке свободно разместилось бы двадцать футбольных полей, если расположить их вплотную друг к другу. Кровли еще не было, и только опорные балки гигантских мостовых кранов обозначали высоту здания. И хотя высота была огромной, но из-за циклопических размеров корпус казался приземистым.

После долгого осеннего ненастья установилась наконец ясная зимняя погода. Солнце светило щедро, а так как корпус РИЗа, располагаясь на отшибе от остальных строящихся заводов, стоял посреди заснеженного поля, то ни один солнечный лучик не терялся. И когда Рамазан, приподняв полу клапана в зыбкой полиэтиленовой стене, шагнул в свой будущий цех, первым его ощущением было, что он из ослепительно-яркого дня попал сразу в сумеречный вечер. Здесь собралась почти вся бывшая бригада Судейкина. Встретил их тот самый коротенький толстячок, который допытывался о профессиях каждого.

? Кто может плотничать, выходи направо! - скомандовал толстячок, сделав размашистый жест коротенькой ручкой.

Направо отодвинулось немногим более десятка. Толстячок присоединил к ним еще примерно столько же из тех, кто стоял ближе к нему, и сказал:

? Будете работать в моей бригаде. А вы все," обратился он к остальным," идите вон в тот угол. Видите, стоит человек в большой шапке? Это начальник снабжения, будете работать у него.

Толстячок пересчитал свою команду, подозвал к себе Василия Петреску и еще одного такого же рослого парня и распорядился:

? Пойдите к начальнику снабжения, получите у него двадцать метел и принесите сюда.

? Косить приходилось" - обратился толстячок к своей команде, после того, как метлы были принесены.

. Почти все ответили, что приходилось.-

? Разбирай метлы, разомкнись на полтора метра!" скомандовал толстячок." Двигаться уступом, как на косьбе. За первый проход выметем левую половину цеха, вторым заходом правую. Начали!

Метельщики двинулись строем вдоль по цеху.

? А вы," сказал толстячок четверым оставшимся, которым не хватило метел," идите за носилками и совковыми лопатами. Нужно вынести мусор из цеха.

Сергей Ветлугин, вроде загребного задававший ритм всей шеренге, махал метлой, словно косой на лугу, вымещая на ни в чем не повинном инструменте всю свою досаду.

? Вот еще одну профессию освоим. Если с завода выгонят, в дворники можно податься," сказал он Рамазану, когда, вскинув метлы на плечи, возвращались к началу следующего "прокоса".,

? Ну чего ты кипятишься?"успокаивал Рамазан товарища." Все идет как надо. Полы метем - значит, полы уже есть. Подметем цех, начнем фундаменты ладить, а потом устанавливать станкц. Недолго', уж осталось ждать... Теперь-то чего психовать" Сергей обозлился.

? Знаешь, у тебя терпение, как у ишака. Не каждому такое досталось.

? Лучше, когда его слишком много, чем когда его слишком мало," спокойно ответил Рамазан.

? Недолго осталось!.." все еще не мог успокоиться Сергей." Еще и крышу над головой не приладили. Под пленкой будем работать"

? Будем,"твердо сказал Рамазан." Сам знаешь, что будем. Нам не досталось, а в войну целые заводы так работали...

? Сейчас не война...

? Ты прав: сейчас не война. И вот потому-то нам гораздо легче.

4

Весь первый день ушел на уборку цеха. А на второй уже потребовалось плотницкое мастерство Рамазана и его товарищей. Им поручили изготавливать опалубку для фундаментов.

За дело принялись со старанием, стосковались по настоящей работе. Конечно, топором махать - не за станком стоять, но все же работа не ломовая, а мастеровая. Потому и принялись за нее весело.

Помощник начальника цеха Голышкин, командовавший плотниками, разбил свой отряд на небольшие группы. В каждой по четыре человека: плотник, старший в группе, его подручный и еще двое подсобников.

Каждой группе задано изготовить опалубку для отливки бетонного фундамента. И назначен срок: двое суток.

? Временем я вас не ограничиваю," сказал великодушно Голышкин," не хватит дня, можно ночь прихватить. Но договоримся твердо. Сегодня у нас вторник. Через два дня, значит, в четверг, в это же время," толстячок отвернул рукав стеганки и взглянул на часы," значит, в одиннадцать ноль-ноль принимаю работу. Вопросы есть"

? Есть," сказал Сеня Дракохруст." Все фундаменты разные или есть одинаковые?

Голышкин перебрал чертежи. . - Первый и четвертый одинаковые, остальные разные.

Когда чертежи разобрали по группам, выяснилось, что одинаковые в группах Рамазана и Сени Драко-хруста.

Вот тогда Сеня Дракохруст и заявил:

? Вызываю на соревнование. Наша бригада берет обязательство сдать работу досрочно, к восьми ноль-ноль. Ну как, Рамазан"Принимаешь вызов"

? Вызов принимаем," сказал Рамазан, обменявшись взглядами со своими подручными." Обязуемся сдать работу в срок...

? Силен, паря!.." хохотнул Сеня Дракохруст.

Но Рамазан, не удостоив его возражением, продолжал спокойно:

? ...сдать в срок, на оценку не ниже ?хорошо".,

? Заслабило".,." подковырнул Сеня Дракохруст. Рамазан беззлобно усмехнулся.

? Если думаешь, Семен, что наше обязательство легче выполнить, очень даже ошибаешься.

? Нет, ты ловкач," заметил Сеня Дракохруст." Наше обязательство конкретное: вместо одиннадцати в восемь ноль-ноль... А твое как определить".,.

Ни на взгляд, ни на ощупь..." Рамазан не стал спорить.

? Дело покажет.

Все работали споро, но особенно ретиво две группы, Рамазана Ахметшина и Семена Дракохру-ста. В среду вечером, закончив смену, ушли все, кроме плотницких бригад. Группа Рамазана работала до десяти.

? Пошли, что ли," сказал наконец Рамазан Сене Дракохрусту.

Только их две бригады и остались в выгороженном пленкой углу цеха.

Сеня Дракохруст помотал кудлатой головой.

? Вкалываем до победного. Закончим - уйдем.

? Тебе завтра дня не будет".,." спросил Рамазан.

? Завтрашний . мне не Нужен. Сдаем к восьми ноль-ноль," возразил Сеня Дракохруст.

? Зря ты это задумал." Рамазан попытался урезонить своего не в меру ретивого соперника." Ночью работать хуже, чем днем. Усталые все, да еще при таком освещении - одна лампочка на весь цех... Тут, дружище, как раз сгодится пословица: тише едешь, дальше будешь...

? ...от места, куда едешь," закончил Сеня Дракохруст.

? Смотри, друг, ты сам большой, тебе виднее," сказал Рамазан.

Когда утром Рамазан и Сергей пришли в цех, их встретил встрепанный, но сияющий СеНя Дракохруст.

? Обязательство выполнено досрочно! - лихо и весело отрапортовал он.

? Поздравляю! - сказал Рамазан.

? Нет, ты погляди," потребовал Сеня Дракохруст." Не вороти нос в сторону.

Рамазан подошел к изготовленной опалубке и сразу увидел ошибку Сени Дракохруста.

Только зубами скрипнул в досаде на себя. Ведь так и предполагала не заметит в спешке Семен, что расстояние между отверстиями для болтов правых и левых не одинаковое... Ведь хотел предупредить, но когда отмахнулся Семен от его предостережения, рассердился и не сказал... Нет, не умышленно, а просто отвлекся мыслью в сторону и забыл предупредить. А теперь почти половина проделанной работы насмарку...

? Эх, Сеня, Сеня!..

Достал из кармана чертеж и показал Семену, что расстояние между правыми болтами миллиметров на пятьдесят больше, нежели между левыми.

? Подумаешь..." отмахнулся Сеня Дракохруст, хотя и видно было, что он серьезно встревожен." Подумаешь," повторил он," кто заметит такую малость" Велико дело, вошь в пироге!..

? Вот как раз, если заметят, это еще полбеды," возразил Рамазан." А вот если не заметят, это уже полная беда. Как станки крепить"

? Продаешь!.." бросил Сеня Дракохруст с презрительной усмешкой.

? Никак нельзя," серьезно и спокойно сказал Рамазан." Сейчас переделаем, выручим. Если все вместе дружно возьмемся, успеем к сроку.

Сеня Дракохруст сперва чуть было не взвился от возмущения, но вовремя опамятовался и только рукой махнул с досады...

? Да..." протянул он." Не вышло у нас настоя, щего соревнования...

? Почему не вышло" - удивился Рамазан." В том и смысл соревнования, чтобы все," он подчеркнул это слово," чтобы все до одного выполнили свое задание. А иначе какой от него прок.

Работали, не разгибаясь, и успели к сроку. Когда пошли докладывать Голышкину, Семен сказал Рамазану:

? Все-таки не подумавши они это затеяли.

" Что затеяли"

? На такую аккуратную работу надо было настоящих плотников ставить. Л то додумались: эту тонкую работу поручили нам.

? Потому и поручили нам, что тонкая.

? Не усек...

? Ай-я-яй,? Рамазан покачал головой," такой умный парень и такой недогадливый. Кто же больше нас заинтересован в том, чтобы станки быстрее пустить".,.

Помощник начальника цеха принял у всех бригад работу, сверился с часами и сказал:

? Все уложились в срок. Молодцы! А я растяпа. Надо было не к одиннадцати назначить срок, а к началу смены. Сейчас бы уже бетон заливали.

Рамазан улыбнулся.

? Тем же, чем и у тебя.

? У меня нет привычки забивать свою голову.

? Не притворяйся. Ты тоже, как и я, считаешь дни, когда мы наконец встанем к станку.

? Это так," согласился Сергей." Но при чем тут моя голова? От нее в этом деле ничего не зависит. Как и от твоей.

? К сожалению, ты прав," вынужден был согласиться Рамазан." А посему пошли спать. И так припозднились...

? Пошли," сказал Сергей." В такую ночь," он кивнул в сторону окна," хорошо спится в теплой комнате.

За окном бесновалась метель. В тусклом свете подвешенного на высоком столбе светильника видно было, как плясали в воздухе хлопья снега, гонимые резкими порывами зимнего ветра.

? Пошли," повторил Сергей.

5

Вэтот вечер засиделись дольше обычного. Полина уложила мальчонку, и все четверо собрались на кухне вокруг крохотного столика и с увлечением играли в подкидного. Рамазану надоело прежде всех.

? Нет, не идет у меня сегодня игра," признался он." Не тем голова забита. Да и время уже позднее, хватит на сегодня...

" Чем же у тебя голова забита"спросил Сергей, когда они вышли покурить на лестничную площадку.

2. "Юность" Кя 2.

Разоспаться им не удалось. Настойчивый звонок всполошил всех в квартире.

Первой выскочила в прихожую Полина.

? Всех РИЗовских вызывают в цех. Немедленно! - сказал, стоя на пороге, высокий человек в мохнатой шапке, густо облепленной хлопьями снега.

? Как же добираться ночью".,.

? Внизу стоит фургон. Поднимайте своих мужиков. Сбор по тревоге!

Гулко топая, сбегали вниз по лестнице один за другим. Спрашивали друг друга:

? В чем дело".,.

" Что случилось".,.

17

? Почему тревога".,.

Никто ничего не знал. Лишь когда вышел из подъезда виновник переполоха, слегка прояснилось.

? В цехе авария," сказал он." Усаживайтесь быстрее!

Шофер гнал во всю мочь, не обращая внимания на колдобины выщербленной дороги. Людей в кузове швыряло из стороны в сторону. В воздухе висела беззлобная ругань. На весь десятикилометровый путь ушли считанные минуты.

Выскочивших из фургона людей встретил начальник цеха. Человек в мохнатой шапке подбежал к нему и что-то сказал.

? Кого вы привезли, товарищ Авдеев"! - закричал на него начальник цеха." Монтажники нужны...

" Монтажников собирать по одному, Валентин Александрович," спокойно возразил Авдеев." А эти в одном доме. Еду за монтажниками. Пожарники прибыли"

? Толку с них..." пробормотал Подкорытов и, обернувшись к рабочим, скомандовал:

? За мной!

И только вбежав в цех через боковые двери - собственно дверей еще не было, дверной проем просто завесили брезентовым полотнищем," все увидели, что случилось. Торцовую пленочную стенку, половину продольной и часть пленки, заменяющей крышу, сорвало ветром, и в цеху бушевала метель. Снежные хлопья кружились в воздухе, по бетонному полу тянула поземка; в затишках в углу копился белый снег.

Возле кирпичной стены копошились несколько человек в брезентовых костюмах и блестящих касках, устанавливая раздвижную пожарную лестницу. Это действовала городская пожарная команда, о которой столь пренебрежительно отозвался начальник цеха.

Рамазан видел, как неуклюже работают пожарные. Им нужно было подняться по раздвижной лестнице на опорную балку мостового крана, поднять и закрепить сорванную ветром пленочную крышу.

Вот когда пригодились ему детские забавы... На старом кладбище, недалеко ст домика Ахметшиных, рос древний дуб-великан. Не раз Рамазан забирался на самую его вершину. Но этим -трудно было удивить: лазали все, как обезьяны. Вскарабкаться на гладкий телеграфный столб каждый мог запросто. Верхом молодечества считалось пройтись по толстому суку, горизонтально протянувшемуся на высоте пяти или шести сажен. И не просто пройтись, а, дойдя до конца сука, стоя - обязательно стоя! - развернуться и пройти назад.

У пожилого пожарника, который сейчас пытался забраться на балку, такой выучки в детстве, по-видимому, не было: он никак не решался оторваться от лестницы. И никто из собратьев по профессии не торопился подменить его.

Рамазан отыскал глазами в толпе начальника цеха и подошел к нему.

? Я залезу," сказал он, показывая на застрявшего наверху пожарного.

Подкорытов сперва досадливо отмахнулся, потом, когда Рамазан повторил свое предложение уже более настойчиво, сердито ответил ему:

? Куда вы суетесь! Не имею права рисковать. Это работа для верхолазов.

? Если не могу, никогда не берусь," возразил Рамазан.

В голосе его была такая твердая уверенность, и сказано это было так серьезно, без тени хвастовства, что Подкорытов сразу поверил: на этого паренька" он, как и многие, серьезно обманулся, прикидывая возраст Рамазана,"можно положиться.

? Только наденьте пояса и привяжитесь.

Не теряя времени, подошел к начальнику пожарной команды и распорядился:

? Пропустите.

Потом, когда эта тревожная ночь миновала и аварийная ситуация была ликвидирована, Рамазан на все расспросы, которых была пропасть, ничего: толком ответить не мог. Осталось в памяти только ощущение опасной глубины, оберегаясь от которой он отводил глаза, стараясь фиксировать взгляд на темной матовой поверхности балки. Запомнилось, что следом за ним поднялся наверх Сеня Дракохруст, и долго еще виделись узлы, которые они вязали, чтобы прикрепить к металлической балке тяжелые полотнища пленки.

Рамазан и Сеня Дракохруст расторопно работали наверху, когда в цехе появились почти одновременно главный инженер и секретарь горкома.

? Кто".,." спросил главный инженер.

? Наши, цеховые..." ответил Подкорытов, Неизвестно, уловил ли главный инженер оттенок

укора, прозвучавший в словах начальника цеха, но отреагировал он мгновенно.

? Кто разрешил"

? Я разрешил! - резко ответил Подкорытов.

? Вопиющее нарушение правил техники -безопасности! - строго сказал главный инженер,? Головой отвечаете. Как могли допустить"

" Чтобы вы не спрашивали меня, как мог я допустить замораживание фундаментов,"в тон ему ответил Подкорытов; немного помолчав, добавил: - Вы ведь мастер задавать трудные вопросы.

" Что вы петушитесь, Валентин Александрович".,." неожиданно мягко произнес главный инженер." Разве я не понимаю".,. Только если кому-нибудь из них могила, вам тюрьма...

Секретарь горкома молча выслушал их диалог. Потом спросил начальника цеха:

? Ахметшин"

? Еще не знаю фамилий," ответил Подкорытов.

? Кто поднялся первый" - спросил секретарь горкома.

" Маленький... в шапке-кубанке.

? Оба сами вызвались"

? Оба...

Глава шестая

У МЕНЯ ДРУГАЯ СПЕЦИАЛЬНОСТЬ

1

УКашафа Галимзяновича Хакимова, первого секретаря Высокобережного горкома, была одна слабость, о которой хорошо знали все его сослуживцы, да и вообще все в городе.

Он любил отыскивать и выращивать молодые таланты. При этом под словом "талант" он подразумевал не только природную одаренность в три или иной области, но прежде всего искреннее, от сердца идущее стремление обратить все свои способности на благо общему делу.

? Истинный талант не может быть ленивым или равнодушным," говорил он. И неизменно добавлял: - И мы не должны лениться, выращивая его.

В свои поиски он вкладывал столько энергии и энтузиазма, что иногда молодых талантов отыскивалось даже больше, нежели было на самом деле.

И не сразу он расставался со своими иллюзиями. В этом и состояла его человеческая слабость.

Истоки тех или иных свойств нашего характера далеко не всегда очевидны. Бывает и так, что ни наследственностью, ни воспитанием, ни влиянием среды -невозможно объяснить их возникновение. Вопреки пословице - иногда от ели родится яблочко, а от яблони шишка.

Но человеческая слабость Кашафа Галимзянови-ча Хакимова - преувеличенное внимание и особо бережное отношение к молодым - вполне объяснялась его собственной биографией. Потому он так относился к молодежи, что сам волею судьбы и в детстве и в -отрочестве лишен был ласки и заботы.

Отец- не вернулся с гражданской войны, сложил голову где-то в Сибири, за далеким Байкалом. Вскоре умерла мать. Четырехлетнего Кашафа из жалости пригрели чужие люди. Кусок черствого хлеба был - хотя и им часто попрекали," но ласки ждать не от кого. Своих детей было четверо, и тех не баловали.

Когда Кашафу минуло семь лет, отдали в подпаски. Тяжелыми были эти пастушечьи годы. Харчились и ночевали по очереди у всех домохозяев. В деревне принято пастухов кормить хорошо, чтобы особо берегли скотину тароватого хозяина. Но Кашаф был из бедняцкой семьи, к тому же сын красноармейца, а деревня была зажиточная. У многих богатеев был зуб на первого председателя комбеда Галимзя-на Хакимова, и эту с годами не остывшую злобу вымещали на сироте. Ему и салму наливали пожиже, и е кашу забывали масла плеснуть, и молоко давали снятое, е хозяйские дети, глядя на родителей, по любому поводу не скупились на тычки и подзатыльники. Маленький Кашаф не прощал обид и давал сдачи. Поэтому был много раз жестоко бит. Случалось, что и до потери сознания. Так бы и забили сироту, да пастух, сообразив наконец, что может лишиться старательного помощника, взял подпаска лод свою защиту.

Переменилась его жизнь после великого перелома в деревне. Кулацкие семьи выслали, маломощному колхозу лишний рот был ни к чему. Кто-то из частых в деревне уполномоченных сжалился над бесприютным сиротой, отвез в город и устроил в детдом.

-Тут он получил' первую специальность, выучился слесарному ремеслу.

' Нашел свою тропу в жизни, когда призвали в армию. Здесь крестьянскому сироте помогли закончить семилетку, и он почувствовал, что твердо стоит на земле. После армии"р,абфак, потом политехнический институт. Словом, все то, что в подпасках Не могло ему и присниться...

" Много хороших людей помогало мне выбиться из темноты и стать человеком," говорил Кашаф Галимзянович, вспоминая свою юность." Отблагодарить их могу только тем, что сам помогу кому-нибудь.

Кашаф Галимзянович долг свой оплатил с большими процентами. Однако же постоянно продолжал чувствовать себя должником.

3

Обо всех чрезвычайных происшествиях немедленно сообщалось в горком. Такой порядок был заведен Хакимовым с первых дней строительства. Поэтому об аварии на РИЗе Кашаф Галимзянович узнал одновременно с руководителями завода и стройки.

Он еще не успел лечь. Звонок дежурного по горкому застал его за письменным столом.

" Машину послали" - спросил Кашаф Галимзянович, выслушав его сообщение.

? Будет у вас через десять минут.

На РИЗ Кашаф Галимзянович приехал одновременно с главным инженером.

Без расспросов видно было, что произошло. Так же понятно было, что винить некого. Ветер штормовой силы мог сорвать и более капитальную крышу. Вопрос в одном: удастся ли ликвидировать аварийную ситуацию и скоро ли".,.

Он понимал, что решают не часы, а минуты. Ему, инженеру, без пояснений было ясно, что если не схватившийся еще бетон замерзнет, пуск первой станочной линии оттянется на неделю, а то и на полторы.

Так же сразу понял он, что даром времени здесь не теряли. Пожарная команда со всем своим инвентарем была на месте, два пожарника держали приставленную к стене раздвижную лестницу, а наверху на опорной балке мостового крана уже работали двое.

Сперва он удивился, что те, кто на высоте, не в пожарной одежде, но потом, приглядевшись, узнал в одном из них того самого Рамазана Ахмет-шина, который так решительно объяснился в свое время с заместителем генерального директора по быту.

Приходилось и разочаровываться, и даже не столь уж редко. Но когда Кашафу Галим-зяновичу напоминали о чем-либо таком, он не огорчался, не расстраивался и даже не пытался оспаривать. Отвечал убежденно:

? Лучше потратить время на трех бесталанных, чем упустить одного с талантом.

А когда ему говорили, что и в талантливых иногда приходится разочаровываться, приводил всегда один и тот же довод:

? Я отыскиваю молодых и способных не для почестей, а для работы. И проверяю их на деле.

Так и было. Он незаметно для испытуемого усложнял условия его работы, проверял на прочность. И только тех, кто выдерживал эту строгую проверку, зачислял в свой резерв.

Но случалось и такое: выдержав испытание огнем и водой, не умели выдержать испытания медными трубами. А ведь пока дойдет до медных труб, сколько труда будет затрачено и сколько надежд вложено...

Но как ни огорчительно крушение надежд, Кашаф Галимзянович относился к неудачам стоически и рассматривал каждый такой случай как неизбежные в любом серьезном деле издержки производства, как печальное исключение, которое только подтверждает правило.

И духом никогда не ладал и отношения своего к молодым не менял.

"Выходит, не только на слова горазд"," и Кашаф Галимзянович не без удовольствия вспомнил, что этот паренек сразу ему понравился.

Из напряженного обмена репликами между главным инженером и начальником цеха Кашаф Галимзянович понял, что Рамазан Ахметшин, а вслед за ним и его товарищ добровольно взялись за эту опасную работу.

Вскоре прибыла бригада монтажников-верхолазов, и прошло не более часа, как зыбкие пленочные стены и потолок были восстановлены и тщательно закреплены, компрессоры принялись нагнетать в цех теплый воздух.

Начальник цеха подошел к секретарю горкома. Теперь можно сказать, что авария успешно ликвидирована и бетонные фундаменты спасены от замораживания.

? Но часа полтора, если не больше, в цехе было морозно," усомнился Кашаф Галимзянович.

Начальник цеха его успокоил:

" Мы не успели снять опалубку, и именно это нас и спасло.

"Не зря говорится, что нет худа без добра," подумал Кашаф' Галимзянович, возвращаясь с завода." Не случись всей этой аварийной ситуации, когда бы еще узнал, кто чего действительно стоит". Кашаф Галимзянович был в отличном настроении. Происшествие на РИЗе было тем редким случаем, когда некого было порицать, а действия каждого заслуживали одобрения.

Два парня из бывшей судейкинской бригады, сами вызвавшиеся на опасную работу, и начальник цеха, разрешивший им это, сделали больше того, что входило в их служебные обязанности. И закоперщиком был тот самый сразу ему показавшийся паренек.

Многолетний опыт общения с людьми, а главное, какое-то подсознательное шестое чувство подсказывали Кашафу Галимзяновичу, что он не ошибется, отнесясь с полным доверием к этому парню. Его нельзя упускать из виду.

4

Подкорытов ходил именинником. Монтаж первой станочной линии был закончен, как и предписано графиком, "в третьей декаде

декабря".,

Но еще больше радовались Рамазан и Сергей. Да и не они одни. Все ждали первого рабочего дня за станком, как светлого праздника.

На второй день после Нового года Валентин Александрович пригласил в свою конторку-времянку, оборудованную в снятом с колес старом товарном вагоне, всех станочников из бывшей судейкинской бригады. Его помощник отобрал станочников по давно составленному списку.

Дошла очередь и до Рамазана. Узнав его, начальник цеха приветливо ему улыбнулся, спросил, гДе работал, какие детали приходилось обрабатывать. И, по-видимому, вполне удовлетворенный ответом, сказал помощнику:

? Этого можно на головной станок...

? Я же предупреждал вас, Валентин Александрович," с упреком отозвался толстячок, и на круглом лице его обозначилось обиженное выражение," и даже в списке пометил...

? Ах, да..." спохватился Подкорытов и виновато улыбнулся Рамазану: - Понимаете, товарищ Ахметшин, придется вам еще... некоторое время потрудиться на разных работах...

? Товарищ начальник! - с обидой воскликнул Рамазан." Почему со мной так нехорошо поступаете? Неужели считаете, я самый плохой работник".,.

? Совсем наоборот," сказал начальник цеха."> Уверен, что вы отличный токарь, и станок ваш от вас не уйдет. Но вы отличный плотник, и вот товарищ Голышкин," он кивнул в сторону своего помощника," очень просит и вас и меня, чтобы еще недельку вы поработали в его бригаде.

? Я дни и часы считал, товарищ начальник, когда к станку подойду.

? Вы ничего не потеряете, товарищ Ахметшин,". продолжал убеждать его начальник цеха."Мы будем оплачивать вас по ставке токаря высшего разряда...

? Разве в деньгах дело! - возразил Рамазан, горько усмехнувшись." Зачем обижаете, товарищ начальник!..

? Вы меня неправильно поняли, товарищ Ахметшин. Мы вас просим...

Рамазан перебил Подкорытова.

? Зачем просить" Вы приказать можете. Ваше дело приказывать, наше выполнять..." Круто повернулся и вышел из конторки.

Зина слушала его взволнованный и сбивчивый рассказ. Да, стосковался он по станку. Но не на век же разлучили... Сказали: на неделю, ну пусть дольше задержат, скажем, не на одну неделю, а на две... Без малого год ждал терпеливо, а тут из-за какой-то недели так переживать...

Пыталась, как могла, успокоить. Рамазан терпеливо выслушивал ее доводы и даже не возражал ей, но оставался по-прежнему сосредоточенно-угрюмым.

Из этого подавленного состояния не смог его вывести и Сергей, вернувшийся домой часом позднее.

? Не пойму я тебя," сказал он товарищу." Других учишь нос ие вешать, а сам".,.

? Тебя на какой станок поставили" - спросил Рамазан.

? На токарный.

? А меня".,.

Сергей растерянно промолчал.

? Какого же черта лезешь со своими утешениями!.." с несвойственной ему злостью почти выкрикнул Рамазан. Помолчал и вымолвил уже другим тоном:? Понимаешь, как получается".,. Старался, как мог, чтобы быстрее... Из кожи лез... И вот потому, что старался изо всех сил, именно потому и не поставили на станок. Разве не обидно".,.

" Чего же обидного" - вступила в разговор молчавшая дотоле Полина." Если бы за плохую работу не доверили станок, действительно обидно. А если мастер на все руки, чему же тут обижаться".,.

Конечно же, и Зина, и Сергей, и Полина совершенно правы. Неразумно так огорчаться, переживать из-за какой-то недели. И все-таки обидно. Большую радость погасили",

5

п/7 ашаф Галимзянович вовсе не собирался

HYl Ф°РсиРовать События.

Вот пустят на РИЗе первую станочную линию, заработает цех. Человек станет на основную свою работу. Тогда и видно будет, какая ему цена.

Так размышлял Кашаф Галимзянович, когда вспоминал о своем решении присмотреться к Рамазану Ахметшину.

Но многое за нас решают обстоятельства. Таи и на этот раз обстоятельства вынудили поторопиться.

На областной комсомольской конференции первого секретаря Высокобережного горкома комсомола избрали одним из секретарей обкома. Для Кашафа Галимзяновича это не было полной неожиданностью. Он сам в свое время рекомендовал его на выдвижение, полагая, что ни к чему молодому энергичному работнику засиживаться на месте и обрастать жирком. Однако, что выдвижение это произойдет так быстро, Кашаф Галимзянович не предполагал.

Дальше, как водится, пошла передвижка по цепочке.

Второго секретаря горкома на место перзого. Третьего - на место второго. А на место третьего секретаря, ведавшего отделом рабочей молодежи, подходящей кандидатуры не оказалось. Тогда Кашаф Галимзянович вспомнил о Рамазане Ахмет-шине.

Долго взвешивали плюсы и минусы. В плюсах оказались активность производственная и общественная, инициатива и твердость характера. В минусы зачислилось полное отсутствие опыта руководящей работы.

Заворготделом, знавший назубок все анкеты, вспомнил, что Ахметшин был курсовым комсоргом в профтехучилище, так что опыт есть. Хотя его недостаточно для секретаря горкома.

? Поговорю с ним сам," сказал Кашаф Галимзянович, оставляя вопрос открытым.

Он уже принял решение.

Двух самых предосудительных на взгляд Кашафэ Галимзяновича пороков - лени и трусости - у Рамазана Ахметшина не было. Зато хватало напористости и твердости.

Взвесив обстоятельно все "за" и "против", Кашаф Галимзянович остановил свой выбор на Ахметшине. Но вызывать его к себе в этот день не стал. Было у него и такое правило: если дело не горит, может потерпеть день-другой, то, даже придя к окончательному выводу, надо дать ему отстояться, то есть сохранить себе возможность еще какое-то время обдумать уже принятое решение.

6

Рамазан уже третий день был на строительных работах. В тот угол цеха, где его товарищи стояли за станками, старался не смотреть. Вроде бы и смирился, но горечь обиды все же осталась.

Вскоре после обеденного перерыва к нему подошел помощник начальника цеха толстячок Голышкин.

? ,Тебя, Ахметшин, вызывают в горком.

? Зачем вызывают"

? Это уж тебе лучше знать," с некоторым даже раздражением сказал Голышкин.

Oil так рассудил: по-видимому, Рамазан Ахметшин пожаловался на цеховое начальство, а в горкоме решили дать ход этой жалобе.

Рамазан как прочел его мысли. Другому человеку он бы терпеливо объяснил, что ни при чем, но на Голышкина Рамазан был обижен. И отозвался на его слова сердито:

? Спрашиваю, значит, не знаю.

? И я не знаю," ответил Голышкин.

? Когда идти" - спросил Рамазан.

? Сейчас вызывают," с сердцем бросил Голышкин, потом подумал: вдруг на самом деле парень этот вовсе и не жаловался," и уже мягче добавил: - Сейчас машина пойдет на центральный склад, садись в кабину. Скажу, чтобы завезли тебя в горком.

В приемной Рамазана держали недолго. Сразу же, как только от первого секретаря вышел высокий осанистый человек, в котором Рамазан узнал генерального директора Добрынина, Рамазана провели в кабинет.

"Сразу после генерального директора... Ай-ай, товарищ Ахметшин, какой тебе почет!.." подумалось Рамазану." К чему бы это".,."

Секретарь горкома поздоровался с Рамазаном, как со старым знакомым. Вышел из-за стола навстречу, усадил на стоящий в углу диванчик и сам сел рядом. Спросил, все ли в семье здоровы и как идут дела. Выслушав ответ, тянуть не стал и сразу сообщил Рамазану:

? Наметили тебя на выдвижение. Хочу узнать, как ты сам смотришь на это"

Нельзя сказать, чтобы Рамазану не польстило доверие. Но ответить сразу согласием было бы нескромно. И он не торопился отвечать. Поэтому у него нашлось время спросить самого себя: уходить из цеха сейчас, когда до столь ожидаемой интересной работы остался один шаг?

? Ну, что скажешь" - мягко, без нажима переспросил секретарь горкома.

Отвечать надо было предельно откровенно.

И Рамазан Ахметшин рассказал все подробно: как обучался в Иркутском профессионально-техническом училище, как Николай Николаевич Колосов научил их любить свою профессию, как набирался умения и опыта на "Дальзаводе" и как, наконец, потянуло его нз Большой Автомобильный...

? Я не от худой жизни сюда приехал. Все у меня было: и хороший заработок, и квартира, и отец-мать рядом. Только потому поехал, что здесь работа интересная. Не только руками - мозгами шевелить надо...

" Мы тебя зовем на работу, где тоже надо мозгами шевелить," улыбнулся Кашаф Галимзянович.

? Правильно говорите," согласился Рамазан." Только эту работу, которую вы мне хотите дать, я не знаю и делать не умею...

? Научим...

? ...а раз не умею, то и любить не могу. А свою работу я хорошо знаю и люблю.

И так убежденно произнес он эти слова, что Кашаф Галимзянович не сразу нашелся, что ему возразить.

Рамазан, чувствуя, что поле боя остается за ним, спешил закрепить победу.

? Я в прошлом году весной приехал. Столько ждал! Вот дождался. Как теперь уйду с завода? Брошу такую специальность!.. Никак не могу...

Кашаф Галимзянович тоже почувствовал, что ему этого парня не переубедить - по крайней мере сейчас. И еще почувствовал, что упорный Рамазан Ахметшин испытывает все же чувство неловкости из-за того, что вынужден отвергать доверие столь уважаемого человека.

И чтобы снять у Рамазана это ощущение неловкости, сказал примиряюще:

? Иа требую от тебя окончательного ответа. Не торопись, не горит. Подумай, если надо, посоветуйся. Ещо вернемся к этому разговору. А за то, что любишь свой станок, свою специальность, хвалю.

7

До конца рабочего дня оставалось около часу. Только-только, чтобы добраться до завода. Да и то, если сразу подвернется попутная машина.

Поэтому домой Рамазан пришел раньше обычного. Дома была только Полина, доваривала обед. Услышав шаги в прихожей, выглянула из кухни. Увидела пришедшего в неурочный час Рамазана и встревожилась.

? Не заболел ли"

? Совсем здоров," успокоил ее Рамазан:

? А что случилось"

? Ничего особенного," сказал Рамазан." В горком вызывали.

? Начальником хотят сделать" - спросила Полина.

Рамазан опешил сперва, потом понял, что это шутка.

? Как ты догадалась"

? А чего тут догадываться" - Полина даже плечами пожала." Работник ты хороший, прорабатывать тебя не за что. Значит, вызвали на повышение.

? Как в воду глядишь," подтвердил Рамазан.

? А ты что"

? Сказал, подумаю.

После этого Полина окончательно уверилась, что Рамазан шутит и никуда его не вызывали.

А Рамазан прошел в свою комнату, снял сапоги, улегся, в чем был, поверх одеяла - хотя такое себе никогда не позволял - и задумался.

Правильно ли он поступил".,.

Есть у него специальность, которая ему по сердцу и которая хорошо его кормит. Чего еще надо" От добра добра не ищут... Все так, все правильно... А если посмотреть с другой стороны".,. Хотят ему более ответственную, стало быть, более трудную работу дать. Кстати, какую".,. Не спросил даже... А зачем спрашивать, если от любой будешь отказываться".,. Но ясно, что работа более важная, чем у него. Так хорошо ли от работы отказываться".,. Один откажется, другой откажется, кто работать будет".,.

Но тут же успокоил себя: один откажется, два согласятся. Многие из кожи лезут, только чтобы на ступеньку повыше забраться. Место свято не бывает пусто... А на станке работать - тоже не.полы подметать, не каждого поставишь... Рамазана государство два года учило, зачем же это умение, сноровку к ремеслу пускать по ветру".,.

Нет, даже и голову ломать нечего, поступил он, как надо, правильно поступил.

Дойдя до этой точки в своих размышлениях, Рамазан успокоился и сам не заметил, как заснул.

Зина, найдя его спящим, да еще одетым на кровати, удивилась и даже всполошилась. Вышла к Полине узнать, в чем дело. Но и та не могла ничего ей толком объяснить.

? Нет, нет, даже не думай, ни в одном глазу. Только вроде чем-то озабочен.

? Наверное, расстроен," заметила Зина." А то с чего бы это он одетый лег? Видно, беду какую-то нанесло... Скорее бы Сергей пришел. Он-то, наверно, знает.

Но и Сергей ничего не знал. Однако раздумывал недолго.

? Дай-ка мне, мать, пятерку," сказал он жене," побегу, пока не закрыли.

Полина тут же вынесла деньги.

? Куда ты""только и успела спросить Зина.

? За лекарством..." ответил на ходу Сергей и скрылся за дверью.

? Ох, уж эти мужики!.." Зина покачала головой." Любая причина сгодится.

Но Полина, против ожидания, на сей раз не согласилась с подругой. Она нашла причину достаточно уважительной.

8

о какому случаю".,." непритворно удивился Рамазан, когда его подняли с постели и вывели на кухню.

Посреди обеденного стола красовалась поллитровка.

? По какому случаю" - повторил Рамазан." Получки вроде не было...

? Для сугреву души," ответил Сергей с напускной веселостью, и женщины не возразили, и Зина даже вроде бы довольна осталась.

И тут только Рамазан понял, что все смотрят на него глазами навестивших тяжелобольного: улыбаются, чтобы подбодрить, а самим совсем не весело. И догадался, почему.

? Вы, добрые люди, кажется, переживаете за меня".,. Спасибо за сочувствие. Может, и мне скажете, что случилось"

? Ладно уж, не храбрись," сказала Зина." Поделись бедой, легче станет.

Рамазан хотел еще что-то возразить, но Сергей решительно вмешался:

? Отставить разговорчики!!! - строго скомандовал он." Все за стол!

Ловко открыл поллитровку, налил Рамазану и себе по полной стопке.

" Чтобы всем нам всегда хорошо было!.." И выпил первый." Теперь рассказывай!

? Да и рассказывать-то нечего,? Рамазан улыбнулся почти виновато.

? ЛаДнО, не темни," не поварил Сергей," имей совесть. В горком вызывали"

? Вызывали...

? А дальше давай сам. .

Рамазан пожал плечами. По его словам, так и выходило: ничего особенного. Ну, действительно вызвали в горком, поговорили...

? Погоди! - остановил Сергей." К кому вызвали" С кем поговорили"

? С секретарем. С товарищем Хакимовым...

? А ты говоришь - ничего особенного. Всех подряд работяг первый секретарь вызывает"

" Через одного.

? Не трави баланду.

Пришлось объяснять подробно и обстоятельно.

? Отказался, значит".,." переспросил Сергей, и по тону его непонятно было: одобряет ли он действия своего друга или, напротив, порицает,

? А ты бы как поступил"

? Не обо мне речь. Не меня вызывали," возразил Сергей." А ты, значит, отказался".,. Теперь сожалеешь".,.

? Да с чего ты взял" - вскинулся Рамазан, уже начиная сердиться." Нисколько я не сожалею!

? Тогда полный порядок! - обрадовался Сергей." Правильно решил, Рамазан! Наше дело за станком стоять, в кабинетах нам делать нечего!

? По себе не суди," возразила Полина." Тебе, конечно, в кабинете нечего делать, а в Рамазановой голове шарики быстрее вертятся. Он бы и в кабинете сгодился. Государство-то наше - рабоче-крестьянское... Может, еще передумаешь, Рамазан"

? Нет, Поля," сказал Рамазан." Решил твердо. Зачем мне в кабинет" У меня другая специальность...

Глава седьмая

СУМАСШЕДШАЯ РАБОТА 1

Прошло уже более двух недель со дня пуска первой станочной линии, а Рамазан все еще чертомелил на разных строительных работах.

Голышкин каждое утро встречал его виноватой улыбкой и произносил неизменно одну и ту же фразу:

? Придется вам еще денек потрудиться в нашей строительной бригаде..." А после того, как перевалило на третью неделю, стал предварять эту фразу словами:? Уж вы извините, пожалуйста...

Виноватая улыбка Голышкина и заранее известная во всех интонациях фраза до того опостылели Рамазану, что он старался не встречаться глазами с помощником начальника. Если бы кто со стороны посмотрел на них, то непременно заключил бы, что не Голышкин виноват перед Рамазаном, а совсем наоборот - Рамазан перед Голышкиным.

Понимал Рамазан, что надо работать, трудился, как всегда, не за страх, а за совесть, и все же осточертела ему эта подсобная работа. На товарищей своих, работающих за станками, старался не смотреть и пролет, в котором резместилась первая станочная линия, обходил стороной.

Дома было не легче.

Сергей считал своей обязанностью держать товарища в курсе дела и каждый вечер подробно рассказывал, какие замысловатые детали приходится обрабатывать на станке, говорил о том, что иной день по два, а то и по три раза меняют деталь, и для обработки каждой требуется своя оснастка, которую самому же и приходится изготовлять, так что работа поддается медленно, а Подкорытов торопит, сам следит за первой станочной линией и, можно сказать, стоит над душой. Работать нелегко..

Сергей, стараясь как можно обстоятельнее рассказать Рамазану о всех производственных перипетиях, конечно, и подумать не мог, что каждое его слово терзает Рамазанову душу

На самом деле, разве не обидно сколачивать опалубочные короба или вкалывать на иной плотницкой работе, когда на станки подаются такие сложные детали".,. Когда именно там столь необходимы его профессиональное мастерство и природная смекалка... Очень это обидно!..

И- нет-нет да и проскальзывала мысль - не мысль еще, а только мыслишка, так, вроде сожаленья," что наотрез отказался тогда в горкоме...

Там, в горкоме, вовсе не зная Рамазана, поверили в него и готовы поручить ему важную работу; а здесь, в цехе, не уважили его умения и мастерства, не пожелали с ним посчитаться...

И если бы Кашаф Галимзянович угадал вернуться к незавершенному разговору в такую именно минуту, кто возьмется предсказать, как бы закончился разговор7

Но и Кашаф Галимзянович, по-видимому, забыл о Рамазане Ахметшине.

Вечером Сергей опять словно дразнил, рассказывал о диковинных деталях. Рамазан не дослушал и, сославшись на головную боль, ушел из кухни и улегся раньше обычного.

Ворочаясь с боку на бок, обдумал еще раз все обстоятельно и твердо порешил: завтра же с утра объясниться с Подкорытовым начистоту. Имел такое право: сказали на неделю, а прошло уже три.

Наутро так и поступил. Придя в цех, выслушал в очередной раз заранее известную, уже набившую оскомину фразу Голышкина и, на сей раз не пряча глаз, сказал, что прежде зайдет к начальнику цеха.

Подкорытова в конторке не было. Секретарь-машинистка, худенькая девушка в ватной стеганке и шапке с длинными висячими ушами, старательно отстукивая одним пальцем какую-то пространную ведомость, сказала Рамазану, что Валентин Александрович уехал на главный склад принимать канадские станки и будет только после обеда.

Когда Рамазан, молча постояв у ее стола, повернулся и пошел к двери, секретарша окликнула его и попросила отнести в цех записку товарищу Ах-метшину. _

? Я Ахметшин," сказал Рамазан.

? Совсем хорошо," сказала машинистка." Вчера вечером по телефону передали из горкома." И протянула ему записку.

В ней значилось: "Товарища Ахметшина просят прибыть в горком КПСС к восемнадцати ноль-ноль".,

2

Рамазан прочитал телефонограмму, но не сразу дошло до сознания, что это сегодня, прямо сразу после работы, не заходя даже домой... Стало не по себе. Он растерялся, если не сказать, испугался.

Испугался оттого, что в горком вызвали- именно тогда, когда чаша терпения уже переполнилась и самого малого толчка достаточно было, чтобы переплеснулось через край.

Наверно, это был первый день в его жизни, когда он работал, не думая о том, что делал, механически применяя знакомые по опыту приемы, подсознательно угадывая, когда нужно отрубить, когда затесать...

Тягостнее всего было, что не мог собраться с мыслями и спокойно обдумать, как быть и с чем идти к Кашафу Галимзяновичу (к нему, конечно, сказал же тот: вернемся к этому разговору). Приневоливать Рамазана никто не станет, это он знал, но именно сегодня он сам может принять решение, в котором потом долго - если не всегда - будет раскаиваться

В таком смятенном состоянии прошел весь день. Голышкин опять отправил Рамазана в кабине грузовой "машины: к рабочему, которого в течение полумесяца дважды вызывают в горком, стоило быть внимательным.

На сей раз ждать пришлось довольно долго. В кабинете у первого секретаря шло какое-то важное совещание. По-видимому, оно затянулось сверх ожидания; так можно было заключить по раздраженным репликам и восклицаниям посетителей, пытавшихся попасть в кабинет.

Рамазан при всей своей дисциплинированности очень не любил сидеть в приемных. Но в этот раз был доволен, что его не сразу провели в кабинет. Очень нужно было собраться с мыслями, прежде чем предстать перед Кашафом Галимзяновичем. Отсрочка кончилась; сегодня предстояло дать окончательный ответ. А вот ответа у него и не было.

Стал размышлять, как бы глядя на себя со стороны, как будто не сам он оказался в затруднительном положении, а какой-то другой человек, который правда ему не безразличен, но о положении которого он - Рамазан Ахметшин - может судить беспристрастно.

Прежде всего спросил сам себя: надо ли искать ответ, если нашел его уже две недели назад" Что изменилось с тех пор"Задерживают на подсобных работах дольше, чем назначено было" Так не без причины же. И не на век определили топором махать. Его голова и руки нужны производству, и, стало быть, станок от него не уйдет... А что касается обиды на цеховое начальство, тут явный перебор. Поставь себя на их место... Нечего голову ломать, место твое в цехе, и сказал ты об этом с полным основанием... Одно вроде не в его пользу: ответственности испугался, в начальники не захотел. Так это еще вопрос, что стыднее: отказываться, когда зовут, или настырно лезть, когда не просят".,.

В кабинете словно ждали, пока Рамазан разберется в своих проблемах. Двери кабинета раскрылись, и оттуда хлынул народ.

В приемной, кроме Рамазана, ожидало еще несколько человек, в том числе заместитель генерального директора Бычков, но Рамазана провели в кабинет первым.

Рамазан сразу заметил, что Кашаф Галимзянович сегодня совсем не тот: выглядит усталым и постаревшим. Он не вышел из-за стола, не поднялся навстречу Рамазану, а, указав на ближайший стул из стоящих длинной шеренгой вдоль стола заседаний, сказал:

? Проходи, садись.

"И без того ему нелегко," подумал Рамазан," а тут еще со мной канителиться..." И очень неуютно себя почувствовал, зная, что придется отказывать этому человеку, особенно в такую минуту, когда тот так утомлен и расстроен.

3

ашаф Галимзянович действительно был и утомлен и расстроен. Заседание, которое он только что провел, выдалось очень трудным. Не потому, что потребовало напряжения всех душевных сил: к таким трудностям он привык и всегда был готов, по пустякам не ищут совета и указания первого секретаря горкома.

Но в данном случае любое решение не могло быть однозначно приемлемым. Ситуация сложилась такая, что нельзя было накормить волков, сохранив одновременно в целости овец. Чем-то приходилось поступиться.

Или - или... Или обеспечить к Первому мая ввод в эксплуатацию первой очереди РИЗа. Или завер

шить к тому же Первому мая строительство жилых домов, кинотеатра и детского сада в квартале 7-6.

Сроки пуска первой очереди РИЗа устанавливались графиком, утвержденным коллегией министерства. Завершение строительства всех зданий квартала 7-6 предусматривалось социалистическими обязательствами на лервое полугодие.

После жаркой перепалки между проектировщиками и строителями, между работниками рромстроя и Жилстроя, между .славным инженером и председателем завкома было установлено, что решить к сроку обе задачи невозможно.

Какую же из двух задач признать главной и первоочередной".,.

? Объекты седьмого квартала не значатся в графике министерства,?> напомнил главный инженер.

? По седьмому кварталу принимали соцобязательство," возразил предзавкома.

Оба были правы, и в то же время слова их были лишними, потому что и до заседания это было всем известно.

Но Кашаф Галимзянович не остановил их. Другое заседание встало у него перед глазами: партийно-хозяйственный актив, на котором вь|ступал он три месяца назад. Тогда, отвечая на выступления и вопросы рабочих, он поручился, что седьмой квартал будет сдан к Первому мая.

Не его это была обязанность давать такие заверения. Уместнее начальнику строительства или генеральному директору. Но он никогда не прятался за чужую спину. Вопрос был обращен к нему, он на него и ответил. И вот теперь оказывается - обманул. И никакими объяснениями этого не поправишь. Людям нужны не объяснения, а жилье. Десятки семей собираются справлять новоселье в первомайские дни. Не будет у них этой радости...

Но сделать ничего нельзя. РИЗ - первенец Большого автомобильного. Чем скорее он будет пущен, тем скорее выйдет за ворота завода первый автомобиль...

Совещание затянулось, а в приемной ждали вызванные к нему люди. Кашаф Галимзянович всегда был точен, а тут и в этом просчитался. Он помнил, что на шесть часов вызвал Рамазана Ахметшина, а на половину шестого замгенерального по быту Бычкова, написавшего очень странное заявление.

4

Проходи, садись," сказал Кашаф Галимзянович остановившемуся на пороге Рамазану. И когда тот подошел к длинному столу и осторожно сел, не то спросил, не то отметил про себя: - Работой своей теперь доволен".,.

Такой насмешки Рамазан не ждал. Кровь ударила в голову, но потом сообразил: "Откуда же ему знать".,."

Ответил каким-то деревянным, не своим голосом:

? Если по правде... то недоволен.

Теперь удивиться пришлось Кашафу Галимзяно-вичу.

? Почему? Ты же рвался к станку?

Надо было спокойно объяснить, почему отодвинулась работа на станке, и хоть огорчен он, но понимает, для дела надо... Но вместо этого словно кто-то другой ответил за него:

? Обманули.

? Кто обманул"

? Цеховое начальство...

Кашаф Галимзянович слушал, не перебивая, и по тому, как отяжелело его лицо, понятно было, что он недоволен. Не мог только Рамазан сразу сообразить, кем недоволен: им или его начальниками.

? Обманули, говоришь..." повторил Кашаф Галимзянович, помолчал немного и сказал: - А я без обману. Опять предлагаю тебе трудную и интересную работу. Кстати, ты обещал подумать. А я терпеливо ждал...

Чуть не вырвалось у Рамазана: "Согласен..."

Вспоминая потом эту минуту. Рамазан и сам не Ьлог определить, чего тут было больше: почтения к уважаемому им человеку, опасения обидеть его или самого обычного малодушия?

Но хотя видел, что ждут от него ответа, и понимал, что отмалчиваться грубо и неприлично, сказать ничего не мог; молчание было сейчас единственно доступным ему способом защиты.

Кашаф Галимзянович понял его состояние. Помолчал и произнес задумчиво:

? Ну что ж... Вижу, ты подумал и решил. Надеюсь, молчал не из робости, а нелегко было отказывать...

? Правильно," перебил его Рамазан." Очень мне сейчас неловко, только из цеха я уйти не могу...

? А то, что обманули".,." вроде бы серьезно спросил Кашаф Галимзянович, но в углах губ пряталась усмешка.

? Все равно поставят. А как же? Токари в цехе нужны.

? Вот это ты правильно сказал,"подтвердил Кашаф Галимзянович." Рад за тебя, что нос не повесил. Я уж хотел было позвонить начальнику цеха, но лучше будет, если они сами позовут, когда настоящая работа начнется. А она не за горами.

У Рамазана отлегло от сердца - понимают его, но Кашаф Галимзянович заставил его еще раз смутиться.

" Можешь ты мне объяснить," спросил он Рамазана," почему все-таки тебе больше хочется остаться рабочим, чем быть руководителем?

Рамазан несколько замешкался с ответом.

? Я не тебя проверяю, а сам хочу понять... Заметил, наверное, в приемной Бычкова? Конечно, заметил. Ты его хорошо знаешь. Как думаешь, по какому делу я его вызвал" JHe догадаешься. Заявление подал, просит освободить от руководящей работы и направить на производство. Он инженер, кончал автодорожный институт, просится в гараж механиком... Вот и думаю: что это такое" Чем объяснить такое странное явление".,. Почему никто не хочет начальником быть".,.

Теперь уже Рамазан окончательно убедился, что пронесло, и обрел обычную уверенность.

? Конечно, хорошо. Вы сами посудите: что, если все захотят быть начальниками" Куда девать столько". И вы не беспокойтесь, Кашаф Галимзянович, начальников хватит.

? Хватит желающих быть начальниками," возразил Кашаф Галимзянович." А это не одно и то же. Не каждый желающий сможет быть начальником.

" Можно отобрать," убежденно сказал Рамазан. Кашаф Галимзянович посмотрел на него пристально.

? Вот пытаюсь. Да не всегда удается..." И, словно спохватившись, добавил: - Это я не в укор. В данном случае, по-видимому, прав ты... Рабочий высшей квалификации" решающее звено в современном производственном процессе..." Еще немного помолчав, закончил: - Так что иди к своему станку, а я останусь здесь руководить, у меня нет такой высокой квалификации... Желаю успеха.

ио. Еще тбчнее: работать не за стран, в за совесть. А для этого нам нужны маяки, чтобы было на кого равняться. И такие маяки, чтобы не затухали.

? Работы я никогда не боялся, Валентин Александрович," сказал Рамазан." Надеюсь быть не хуже других.

? Нам надо, чтобы лучше других.

? Буду стараться.

6

Поставили к.станку! - выпалил Рамазан с порога и застыл, словно оцепенев, в проеме двери.

В прихожую выглянули супруги Ветлугины.

? Я так и понял, когда узнал, что тебя к начальнику вызвали," сказал Сергей.

? А мне ни слова," упрекнула Зина.

? Да ведь.черт знает, что у начальства на уме," оправдывался Сергей." Бухнешь на радостях, а его, может, по плотницкой части вызвали.

? Кончилась плотницкая часть, начинается токарная! - торжественно провозгласил Рамазан и даже попытался изобразить что-то плясовое с притопом.

? Теперь все определилось, можно и за Наташкой ехать," сказала Зина после обеда.

? Давно пора," согласился Рамазан." Я уж несколько раз порывался тебе сказать,

? Нельзя было ехать, пока ты не при деле," возразила Зина." Зачем ребенка туда-сюда таскать" Теперь можно и привезти.

? Когда думаешь ехать" Зина стала вычислять:

? Сегодня у нас среда. Завтра попрошу на пятницу отгул. За три дня обернусь, если там не задерживаться. Значит, в пятницу и поеду.

? По-хорошему, надо бы и мне с тобой," сказал Рамазан." Одной с ребенком да еще в такую стужу - в дороге не сахар. Но опять же неудобно соваться к начальнику, с первого дня отгул просить...

? И не думай! - строго сказала Зина." А то, чего доброго, снова в плотники угодишь.

Зина, как и собиралась, уехала в пятницу утром. Рейсовым автобусом до железнодорожной станции, а там еще шесть часов поездом. Ей дали отгулы на пятницу и на понедельник, но рассчитывала она управиться за три дня и вернуться в воскресенье вечером, а понедельником подстраховаться. Рамазан накануне все ахал и охал, что ей ехать одной, так что Зина в конце концов не вытерпела.

? Да я что - безрукая или вовсе безголовая? Одного ребенка не довезу!..

Но Рамазан возразил: мало ли что может стрястись в дороге, опять же везти не только Наташку, а и бельишко, и одежонку, и обувку ее. Пока не вернется Зина с Наташкой, на душе у него будет неспокойно.

? А бывает ли у тебя когда спокойно-то" - заметила Зина.

Договорились, что Зина, выезжая в обратный путь, даст срочную телеграмму, и Рамазан встретит их на автостанции. К слову сказать, самым трудным участком на протяжении всего пути был отрезок от автостанции до квартиры. На поезд посадят родные. С поезда на автобус пересесть нетрудно: автобус подходит к самому вокзалу. А вот здесь, в Высоком Береге, проблема. Трамвайная линия в Новый город

Догадался ли Подкорытов, зачем искал его Рамазан Ахметшин, или повлиял повторный вызов в горком, или просто так уж совпало, но в тот же день после смены подошел Голышкин.

? Опять тебя вызывают, Ахметшин. Теперь к начальнику в конторку.

И Рамазану показалось, что помощник начальника чем-то недоволен.

В цеховой конторке, кроме начальника цеха Под-корытова, никого не было.

? Вот и пришло твое время, Ахметшин," сказал Подкорытов весело. Улыбнулся и спросил: - Признайся, сильно на меня обижался?

? Сильно," подтвердил Рамазан.

? Вину свою признаю," сказал Подкорытов." Но у нас не было другого выхода. Теперь самое трудное позади, начинается настоящая работа...

"Вот оно," подумал Рамазан." Правильно говорил Кашаф Галимзянович".,

? Начинается настоящая работа," повторил Подкорытов." На тебя большая надежда. По твоей высокой квалификации и производственному опыту вижу тебя руководителем участка...

? Валентин Александрович! - взмолился Рамазан." Я утром чуть отбился, а вы опять руководителем...

? Ты меня не понял. Место твое за тобой. Завтра встанешь к станку. А руководителем... Просто на тебя буДУт равняться остальные. Ты должен быть лидером. Понятно".,.

Рамазан молчал.

? В футбол играешь" - спросил Подкорытов совсем неожиданно.

? Играю...

? Значит, поймешь. Когда команде трудно, кто-то должен взять игру на себя. Понятно".,. Так и в любом деле. Перед глазами должен быть пример.

Подкорытов достал из шкафа рулон каких-то чертежей и снова присел к столу.

? Наш цех необычный," продолжал Подкорытов." Он и называется цех нестандартного оборудования. Потому что в нашем цехе изготавливаются не стандартные, а штучные изделия, штучные детали. Это значит, одну и ту же деталь два раза подряд тебе не дадут. Каждый раз новая. И всякий раз заново налаживать процесс обработки. Новая оснастка, новая заточка резцов, ну да ты понимаешь...

? Понимаю," сказал Рамазан." Так это же очень хорошо. Очень интересная работа!

? Интересная, но... не очень прибыльная. Оплата по тарифу. Правда, премиальные еще," добавил Подкорытов не совсем, впрочем, уверенно.

? Это не главное," возразил Рамазан." Главное, чтобы настоящая работа. Чтобы интересно. За такой и ехал сюда.

Подкорытов понял, что сказано не для красного словца, а от чистого сердца. И еще понял - повезло. Он, по существу, случайно отыскал очень нужного человека. На этого невысокого, но ладно скроенного паренька можно опереться.

? В нашем цехе главное - качество," говорил Подкорытов." Если изготавливается деталь в одном экземпляре, она должна быть без малейшего изъяна Потому что заменить ее нечем. Потому и не торопим, потому и оплата по тарифу. Но это не значит, что можно работать с прохладцей, вразвалочку. У нас план, и такой же напряженный, как у любого другого цеха. Так что надо и качественно и провор

только еще строится, на такси не надейся: на весь город полдюжины машин, так на них не ездят, а катаются.

Рамазан пообещал раздобыть салазки. Да размером побольше, чтобы уместить и ребенка и вещи.

Сергей, услышав, поднял соседа на смех.

? В доме каждый второй жилец - шофер, а ты салазки искать! Неужели не договоримся?

Рамазан насупился.

? Не умею я договариваться.

? Беру на себя," сказал Сергей." Ты только выясни расписание и скажи день и час.

В субботу утром пришла телеграмма. Зина сообщала, что приедет в воскресенье, в семь часов вечера.

Сергей тут же собрался, как он выразился, "в поиск". Через полчаса вернулся.

? Порядок] Завтра в восемнадцать ноль-ноль карета будет у подъезда.

? Карета" - улыбнулся Рамазан.

? Самая первоклассная. Крытый фургон.

? Это так важно, что крытый"

? Соображать надо! - сказал Сергей." Зину с ребенком в кабину, а нам с тобой в кузов. Ну-ка по морозцу, да с ветерком?

Рейсовый автобус запаздывал. Шофер фургона начал было ворчать, что не уговаривался стоять тут До утра.

Рамазан нервничал. Кто знает, по какой причине опаздывает рейсовый" Всякое может случиться ночью в дороге...

Когда стало совсем невмоготу от мрачных мыслей, попросил Сергея:

? Поговори, может, поедем навстречу".,. Шофер сперва и слушать не хотел.

? Вам только палец дай, вы всю руку оттяпаете! - возмущался он." Как договаривались" От станции до дому. Уже второй час тут загораем, а теперь еще навстречу. Куда ехать-то, до самого вокзала".,.

? Ты пойми," убеждал его Сергей," с ребенком ведь. Сколько он вытерпит на морозе" Что у тебя, своих нет".,.

Или этот довод подействовал, или шофер сообразил, что стоять здесь и ждать - а вдруг автобус застрял совсем недалеко от города - дольше обойдется, но только, облегчив душу крутым словом, уступил просьбам.

? Где наша не пропадала... Садитесь!"скомандовал шофер, поднимаясь в кабину.

? Одному надо остаться," сказал Рамазан," можно и разминуться.

? Ну, поезжай," согласился Сергей.

Рейсовый автобус повстречался им на выезде из города. Пропустили его, развернулись и поехали следом. Окна автобуса замерзли, и, сколь пристально ни вглядывался Рамазан, нельзя было даже разобрать, есть ли кто в нем.

Рамазану казалось, что едут они нестерпимо медленно, но понукать шофера было бессмысленно, он вел машину, отступая лишь на положенную дистанцию. Оставалось взять себя в руки и набраться терпения.

Наташу напоили теплым молоком и уложили спать. А взрослые, включая и чету Ветлугиных, собрались на кухне.

Как и водится, за столом завязался оживленный разговор. Абдуллу Ахметовича интересовало все: скоро ли выедет из заводских ворот первая машина, что за работа у Рамазана и какие заработки, есть ли промтовары и продукты в магазинах и на рынке, подолгу ли приходится стоять в очередях, и остается ли время в кино сходить, и далеко ли от квартиры кинотеатр...

Спрашивал один, рассказывали все, и, таким образом, Абдулла Ахметович получил обстоятельные ответы.

? Теперь вижу, что не зря ты сюда приехал," сказал он сыну." Дело по уму и по сердцу - самое главное для рабочего человека.

? Нелегко ему было, папа, пробиться," заметила Зина." По каким только работам не мотали! А на своей-то он всего-навсего третий день.

? У него впереди дней много," возразил Абдулла Ахметович." А если нелегко здесь пришлось первое время, так не нами сказано: не отведаешь горького, не поймешь сладкого.

? А может быть, отец, и тебе сюда перебраться?" предложил Рамазан." у завода своя железнодорожная ветка, свое депо. Найдется и для тебя работа.

? Ой, как бы хорошо! - обрадовалась Зина." Зажили бы все вместе, одним домом.

? Нет, я серьезно говорю, отец! - воскликнул Рамазан, заметив усмешку Абдуллы Ахметовича." Моих трудностей у тебя не будет. Машинисты нужны, сразу на паровоз поставят, и с жильем сейчас легче, каждый месяц несколько домов сдают. А если захочешь в своем доме жить, здесь запросто купить можно в Старом городе, многие продают. Вместе-то всем куда лучше. Годы у вас с матерью такие?хорошо, когда свои близко...

? Спасибо, сын, за заботу," кивнул Абдулла Ахметович," только сам знаешь, не охотник я от работы работу искать. Я за всю жизнь ни разу не сменил места по своей охоте. Это я не в укор тебе говорю. Ты свою работу искал, а мне в жизни повезло. Я вот уж скоро сорок лет на паровозе. Приходилось переходить из одного депо в другое, но по приказу, а не по личному своему желанию... А за заботу спасибо." Вставая из-за стола, Абдулла Ахметович добавил: - Очень хорошо получилось, что приехал к вам в Высокий Берег. Теперь сам увидел, как живете, матери расскажу- И она спокойна будет...

8

тром Зина проводила свекра до автостанции.

Прощаясь, Абдулла Ахметович сказал

невестке:

? На лето привози дочку к нам. У нас огород, свои витамины. И сами приезжайте в отпуск. Будем ждать.

На работу Зина не пошла, отгульный день пригодился на домашние дела. Надо было перебрать На-ташкины платьица и бельишко, подштопать и погладить, а те, из которых выросла, перекроить или надставить. С Полиной условились, что, пока не откроется детсад в их микрорайоне, та будет днем присматривать и за Наташкой. А потом, когда детсад откроется - в середине, в крайнем случае в конце следующего месяца,? Зина, которая уже определена в этот сад медицинской сестрой, будет обоих ребятишек водить в садик. Тогда и Полина сможет пойти на работу.

Полина давно мечтала об этом.

? Я домашним хозяйством не гнушаюсь," говорила она Зине," но когда слышу: вот, мол, счастливая, не работает, дома сидит," всегда думаю, тебе бы такого счастья, да полный короб. Веришь ли," и сама усмехнулась своим мыслям," раньше, когда работала на фабрике, норовила с любого собрания убежать, а теперь так и на собрании бы в радость посидела. На производстве ты весь день на людях, а дома, как взаперти. Еще хорошо, мужики наши сдружились, и мы одной семьей живем, так хоть вечером, когда все в сборе, душу отведешь...

? А все-таки и на работу ходить и домашнее хозяйство вести нелегко," возразила Зина." Что тут говорить, скоро мы с тобой сами убедимся.

? Не пугаюсь нисколечки," сказала Полина." Я уж все обдумала на два ряда. Детишки в саду. Сами обедаем на работе. Дома никакой стряпни. Только в выходной. Остается чтр"Утром накормить ребят и мужиков. Вечером чаем напоить. Ну, еще прибраться, и все. Осилим, подруга, не робей!..

? Я не робею. Все эти домашние университеты давно прошла," ответила Зина." Прибраться и чаю вскипятить - это еще не все. Надо и пошить и постирать... да мало ли чего. В домашнем возу много груза.

Первой из автобуса спустилась Зина с двумя огромными узлами в руках. Не успел Рамазан удивиться, тем более встревожиться, как в дверях автобуса возникло заспанное личико Наташи. Она покоилась на руках деда.

? Отец! - закричал Рамазан, бросился к нему, обнял и расцеловал обоих сразу.

? Дома лобызаться будете," с притворной суровостью оборвал сцену шофер." Садитесь проворнее, домчу в один момент.

Когда усаживались в машину, возникло минутное замешательство. Абдулла Ахметович настаивал, чтобы в кабину вместе с Наташей села Зина.

Но Зина решительно отказалась.

? Вы садитесь, папа." И как решающий довод привела:"Когда еще внучку-то увидите?

? Правильно!"сказал шофер." Старого и малого в кабину. Остальных в фургон.

Пока ехали до дому, Зина, пригревшаяся возле мужа, успела рассказать ему все новости: как ее встретили там, как сбежались подружки, как все товарищи Рамазана спрашивали про него.

? Хорошо, что ты отца упросила проводить вас," сказал Рамазан.

? Какое там упросила - отговорить не могла," возразила Зина." "Куда ты одна в такую дорогу! Да еще пересадка, да там ночью как доберешься?? Я ему: "Встретят меня, я телеграмму послала", а он: "Телеграмму свою сама получишь, когда домой приедешь". И ни в какую: "Поеду и все". И мать то же: "Надо, надо проводить. Нельзя одну с ребенком отпускать".,.." Зина прижалась потеснее к Рамазану, поцеловала в темноте и прошептала: - Очень хорошие у тебя старики. Что один, то и другой... Все в тебя...

? На постирушки суббота," решила Полина." Опять же, соображай: если тянуть будет тяжеловато, мужиков припряжем. Мой, например, на всякую мою просьбу отзывчивый. Да и Рамазан, по-моему, такой.

? И мой тоже," подтвердила Зина.

9

Сразу после обеденного перерыва начальник цеха нестандартного оборудования вызвал к себе токарей Рамазана Ахметши-на и Сергея Ветлугина.

? Как думаешь, зачем" - спросил Рамазан товарища.

? Если обоих - значит, не плотничать," не задумываясь, ответил Сергей.

? Я серьезно...

? А если серьезно, то и спрашивать нечего - откуда нам знать, какие у начальства намерения?

Подкорытов усадил обоих к своему столу, на котором разложены были огромные листы чертежей.

? Вот и пришел ваш час, молодые люди! - произнес он с некоторой торжественностью.

Подкорытову далеко еще было до так называемого "среднего возраста", но он любил и старался казаться старше своих лет, с тем чтобы выглядеть солиднее.

? Еслия не ошибся - а я уверен, что не ошибся," вы оба самые квалифицированные токари, какими цех располагает в настоящее время. Правильно я говорю?

Рамазан и Сергей молчали.

? Правильно," сказал Подкорытов." Скромность украшает! - И тут же спросил другим, самым обычным деловым тоном: - Чертежи читаете?

Сергей и Рамазан переглянулись.

" Читаем.

? Тогда прошу поближе к столу.

Подкорытов взял из груды кальку и подвинул ближе к тому концу стола, где сидели токари. " - Цех получил ответственнейшее и почетнейшее задание: изготовить детали мотора для первого большегрузного автомобиля. Сейчас для первого, а потом еще для тридцати машин.

? В чем смысл" - спросил Рамазан." И сколько же будет стоить такой автомобиль"

? Смысл в том," ответил Подкорытов," чтобы создать машину в натуре. Сейчас она," он показал рукой на груду чертежей," пока еще только на бумаге. Надо сделать ее, испытать, устранить обнаруженные дефекты. Словом, подготовить к массовому производству. Это одна задача. Есть и другая, не менее важная. Все эти детали," он снова ткнул в ворох чертежей," будут изготавливаться на автоматических линиях. Сейчас эти линии монтируются. И надо, чтобы к тому времени, когда они начнут выпускать детали, был отлажен цех сборки - иначе говоря, главный конвейер. Вот пока отладят главный конвейер, и будут собраны тридцать автомобилей, детали которых изготовим мы с вами. Ясно"

Друзья молча кивнули.

? Теперь о том, что касается лично вас. Детали самой разной сложности. Самая серьезная из них - блок цилиндров. Это - сердце мотора, сердце всего автомобиля. Главный инженер вообще усомнился в том, что мы сумеем изготовить эту деталь на обычных токарных станках. Я поручился, что сумеем. И вот эту деталь, сердце первого нашего автомобиля, поручаю изготовить вам. Теперь судьба первого автомобиля, честь нашего цеха и..." он усмехнулся," и моя репутация в ваших руках. Вот так... Принимаете задание?

? Покажите чертежи," сказал Рамазан.

Потом, когда прошло немало времени и первый большегрузный автомобиль уже победно сошел с главного конвейера, Рамазан Ахметшин, вспоминая беседу с начальником цеха, говорил, что взглянул на пододвинутый ему чертеж и почувствовал, как волосы встают дыбом. Ему приходилось, особенно на "Дальзаводе", изготавливать очень замысловатые детали к судовым машинам, но все это не шло ни в какое сравнение с этой деталью.

? Отличается, как детский велосипед от гоночного автомобиля. Столько же разницы.

Он хорошо помнил и рассказывал откровенно, что первой мыслью было честно заявить" это ему не по силам, зачем морочить голову человеку, обратившемуся к ним с открытой душой. И не боязнь ответственности останавливала Рамазана. Он был, как всегда, предельно честен перед собой: ясно, что изготовить такую деталь ему не по силам. По своей конфигурации деталь не походила ни на что виденное, тем более изготовленное им раньше.

? Палка о двух концах, а у этой детали их было больше десятка," говорил Рамазан.

Он бы и отказался, не убоясь ни гнева начальника, ни упреков в малодушии и трусости, но остановила одна мысль, вовремя пришедшая в голову. Для первого, для самого первого на свете автомобиля изготавливал же кто-то блок цилиндров... Тогда не было никаких автоматических линий. Значит, какой-то мастер на таком же, а скорее всего на более примитивном станке обработал деталь, изготовил сердце первого автомобильного мотора.

Значит, это по силам мастеру. Все дело в умении, терпении и смелости. Нет, нельзя опускать руки. Он ведь искал всю жизнь интересную работу. Вот она.

" Что думаешь, Сергей" - спросил он товарища.

? А чего тут думать," ответил Сергей, насу-пясь."Глаза боятся, руки делают. И наши руки не хуже других.

10

Дни и ночи смешались. Работали круглосуточно. Цех на ночь не закрывали. Толстячок Голышкин получил новое назначение - ночным начальником. Ему было приказано создать все условия бригаде токарей, изготавливающих детали первого мотора. Голышкин старался, как мог, и достиг многого. Завтраки, обеды, а если надо, и ужины доставляли в цех в термосах. Для отдыха было оборудовано специальное помещение, где у каждого токаря была своя койка. Многие, а Рамазан и Сергей чаще других, оставались здесь ночевать.

Женщины сперва недоумевали, потом сочувствовали и наконец стали урезонивать.

? Нельзя же так изводить себя," говорила Зина." Ну на день, ну на два позже изготовите свой блок. Не казнят же вас за это".,.

Полина не преминула отпустить шуточку с подковыркой:

? Знаем мы этот блок! Кралечек завели. Их тут, бесхозных, понаехало со всех сторон...

? Не до шуток! - сердилась Зина." Нельзя так над собой изгаляться. Наташка и та спрашивает: "А что, папа теперь совсем не спит"?

Сергей от разговоров отмахивался, а Рамазан терпеливо разъяснял:

? Самую трудную деталь нам с Сергеем дапи...

? А вы что - у бога теленка съели" - вставляла Полина.

? Нам доверили. Позвали и спросили: "Сможете?" Мы сказали: "Сможем". Теперь надо слово держать.

? Дорого же вам слово обходится," замечала Полина.

? Не в одном слове дело,"объяснял Рамазан,? Все остальные детали скоро готовы будут, одна наша не готова. Нельзя машину собрать. Все будут нас ждать. Весь завод!

Против таких убедительных и веских доводов трудно было что-либо возразить. И женщинам - хочешь не хочешь - приходилось соглашаться.

Терпение и труд все перетрут. И хотя на многодневном и многонощном трудовом пути Рамазана и Сергея не раз попадались и ухабы и даже пропасти, терпение и умение, упорство и мастерство, которых обоим было не занимать, помогли преодолеть все препятствия.

Еще говорят: конец венчает дело. И это очень точно сказано. Всякое дело начинается в надежде, что будет закончено. Иначе к чему бы и начинать. И пока не закончено, оно еще и не дело, а только зачин. Но в этой пословице заключен и второй смысл. Когда дело закончено, то, само собой разумеется, все трудности позади. И радость успеха, венчая дело, заслоняет все оставшиеся позади тревоги и волнения.

Когда главный конструктор после тщательного осмотра и длинной серии всевозможных испытаний определил, что изготовленный токарями Ахметши-ным и Ветлугиным блок соответствует всем кондициям и может быть принят с оценкой ?хорошо", радости и гордости друзей не было предела. И не хотелось даже вспоминать о бессонных ночах, о мучительных - до головной боли - тревогах по поводу временных неудач, о сбитых в кровь пальцах и прочих, теперь уже можно сказать, мелочах, о всем том неизбежном, чем сопровождалась эта сумасшедшая работа...

Воистину: конец венчает дело.

Главный конструктор доложил главному инженеру, что все детали, в том числе и блок цилиндров, испытаны и могут быть переданы в цех сборки.

Выслушав это сообщение, главный инженер повернулся к Подкорытову:

? Не знал, не знал, что у вас такие кудесники. Попробуйте теперь не выполнить какое-нибудь задание!..

Глава восьмая

ПРИЗНАНИЕ 1

Втот день, когда весь город готовился к встрече с первенцем Большого автомобильного. Рамазан и Сергей заканчивали изготовление своего шестого блока. Еще четыре блока были сработаны руками Василия Петреску и Сени Дракохруста. Василий и Семен тоже не сразу

решились взяться за столь опасную деталь. Рамазан помогал начальнику цеха уговаривать Их.

Так же, день и ночь, трудились наладчики автоматических линий и главного конвейера. Лучшим из лучших доверена была сборка первого автомобиля.

Наконец, свершилось. Главный конструктор поднялся в кабину, уселся на место водителя и сам вывел машину из ворот цеха. Рамазан и Сергей стояли в толпе, обступившей автомобиль, и с волнением прислушивались, как работает изготовленное их руками сердце мотора.

Рамазан прижап руку к груди.

" Мое громче стучит.

? Оба хорошо стучат," сказал Сергей.

Начались предельно обстоятельные, можно сказать, придирчивые испытания. Машину гоняли взад-вперед по заводскому двору. И на тихом и на самом полном ходу. И порожняком и тяжело груженную. И по ровным бетонным плитам и по ухабам, специально оборудованным для такого случая.

Машина металась из конца в конец обширного заводского двора, и казалось, что она дышит тяжело, как загнанная лошадь, и по блестящим свежей краской бокам кабины стекают крупные капли трудового пота...

Генерального директора торопило министерство. Он торопил главного инженера. Тот отбивался, как мог, но все же и сам поторапливал главного конструктора. Главный конструктор был неумолим. Всем' отвечвл одно и то же: "Пока не буду уверен в машине, как в самом себе, акта не подпишу!?

У него, кроме личной убежденности в своей правоте, была крепкая опора. Секретарь горкома Кашаф Галимзянович Хакимов безоговорочно поддерживал его.

? Тебе доверено, ты в ответе. Никого не слушай, кроме своей головы и своей совести." Усмехнулся и добавил: - Меня тоже торопят.

Завершился наконец и цикл испытаний первого автомобиля.

Выслушав рапорт генерального конструктора, Добрынин спросил с усмешкой:

? Вы, Александр Степаныч, каждый автомобиль собираетесь так испытывать"

? Никак нет," вполне серьезно ответил главный конструктор." Эта программа испытаний предусмотрена только для первого автомобиля." И только тут позволил себе улыбнуться:"Первому везде и всегда труднее...

2

Митинг по поводу выпуска первого автомобиля решили провести на главной площади Нового города. Многие настаивали на том, чтобы провести митинг на привычном месте, на площади перед кинотеатром в поселке строителей. Но Кашаф Галимзянович отстояд свою точку зрения:

? Посмотреть на первую машину придут все. И стар и мал. Так пусть они придут в Новый город и увидят его своими глазами. А то некоторые все цепляются за свои старые хатки, и это серьезная помеха строительству. Поэтому Проведем митинг на' главной площвди.

? Да ее еще и нет! - воскликнул один из оппонентов." Сейчас Это только место для площади.

? Площадь заасфальтирована, так же, как и все подходы к ней," возразил Кашаф Галимзянович." Не со всех сторон застроена, правда. Но и сейчас есть на что посмотреть.

Вдруг вовсе неожиданно заведующий горком-хозом предложил повременить с митингом и совместить его с первомайской демонстрацией, благо до праздника осталось всего с небольшим две недели. Накладно и обременительно для городского бюджета два раза в течение одного месяца проводить генеральную уборку улиц и площадей города.

? Не мелочись," сказал ему Кашаф Галимзянович." Грешно сдерживать инициативу трудящихся. Они до праздника еще несколько машин выпустят...

" Четыре как минимум," заверил генеральный директор завода.

? ...вот видишь, а ты хочешь оставить их к Первому мая с одним автомобилем...

И природа пошла навстречу людям. День выдался ясный и теплый, впору хоть для середины мая.

На главной площади Нового города, напротив недостроенного еще здания Дома Советов соорудили временную дощатую трибуну. Достаточно вместительную, потому что Кашаф Галимзянович распорядился пригласить на нее всех рабочих и инженеров, участвовавших в изготовлении первого автомобиля.

К шести часам - митинг решили провести сразу после окончания первой смены - площадь заполнилась народом. Кашаф Галимзянович оказался прав. Пришли и те, кто на митинги обычно не ходит. В многотысячной толпе, едва ли не половину составляли женщины и дети, разноцветные одежды которых приметно выделялись среди темных спецовок заводчан и серых брезентовых комбинезонов строителей.

В ожидании начала торжества собравшиеся с интересом оглядывали главную площадь.

А посмотреть действительно было на что.

По обоим бокам площади высились многоэтажные жилые дома из панелей веселой расцветки: по одну сторону площади - светло-зеленые, по другую - неярко-желтые, со встроенными лоджиями и сплошь застекленными первыми этажами, где будут магазины.

За трибуной просматривались первые этажи недостроенного еще здания, где разместятся городские партийные и советские организации. Над рваной линией незавершенных этажей вздымались башни подъемных кранов.

И, наконец, позади собравшихся беспорядочно громоздились холмы глинистого грунта. Здесь закладывали фундамент оперного театра.

На нижнем ярусе трибуны среди приглашенных стояли Рамазан, Сергей и остальные токари РИЗа.

Рамазан был заметно смущен и как будто прятался за спины товарищей. У него только что был трудный разговор с начальником цеха. Подкорытов спустился с верхнего яруса и, разыскав Рамазана, сообщил ему, что он"Рамазан Ахметшин - включен в список ораторов и поэтому должен сейчас вместе с ним подняться наверх. Рамазан наотрез отказался выступать. Подкорытов, особенно не уговаривая, попросил его все же подняться на верхнюю трибуну. Но Рамазан, понимая, что там ему предстоит еще более трудный разговор, защищался с мужеством отчаяния. В конце концов Подкорытов махнул рукой и увел с собой Сеню Дракохруста. Рамазан несколько успокоился, но, допуская, что наверху могут принять иное решение, на всякий случай укрылся в самом дальнем уголке трибуны.

" Чего ты так труханул" - удивился Сергей." Подумаешь, велико дело - два слова сказать в трубочку. Когда еще такой случай представится".,.

? Не люблю и не умею," сердито ответил Рамазан.

? Не умею!... Что тебе - доклад о международном положении делать".,. Сказал бы: наша бригада гремела и будет греметь! Больше от тебя ничего и не требуется. А что, как, почему и зачем, разъяснят генеральный и другие начальники.

? Вот пусть они и говорят.

Митинг открыл председатель городского Совета, плечистый пожилой человек с такими густыми бровями, что издали казалось, будто на лице его две пары усов.

Вначале его слова были едва слышны, потом в микрофоне что-то щелкнуло, и басовитый голос оратора прорвался на полную мощность:

? ...посвященный выпуску первого нашего большегрузного автомобиля, объявляется открытым...

Самодеятельный духовой оркестр Дома культуры строителей старательно, хотя и не очень стройно, исполнил гимн. Все стоящие на трибуне и на площади подтянулись, и только малолетки продолжали неугомонно шнырять вокруг старших.

Первым оратором был генеральный директор завода Добрынин.

У Добрынина был редкостный дар: быстро, почти мгновенно овладевать любой аудиторией. О чем бы он ни рассказывал, слушать было интересно. Даже странно, что у человека, служебной обязанностью которого было приказывать, сохранилось такое умение убеждать.

И сегодня он рассказывал о том, что всем, даже малолеткам, было хорошо известно, что на заводе, который перевернул жизнь здешних старожилов и стал новой вехой в жизни каждого прибывшего сюда, на этом близком каждому заводе изготовлен первый автомобиль," все-таки слушали его почти зачарованно. Рассказывая об известном и знакомом, умел он зацепить струну в душе каждого. Добрынин вспомнил первые труднейшие дни строительства, когда квалифицированным машиностроителям приходилось становиться землекопами и грузчиками. Вспомнил о переживаниях старожилов, которым под напором стройки приходилось оставлять насиженные гнезда и перебираться в бараки-времянки. Вспомнил, как пускали первую станочную л.нию в цехе без стен и крыши и как в этом цехе гуляла злая январская метель...

Потом заговорил об автомобиле, подобного которому еще не выпускалось в стране, о Новом городе, облик которого уже просматривался в возведенных кварталах.

Многие успели выступить после директора, когда на площадь на всем газу вынеслась легковая машина и, пронзительно взвизгнув тормозами, остановилась, едва не врезавшись в толпу. Из машины выскочил высокий человек в кожаной куртке и, раздвигая тесно стоящих людей, торопливо устремился к трибуне.

? Дежурный по заводу," озабоченно сказал Добрынин, склон ясь к Кашафу Галимзяновичу." Видимо, что-то случилось...

Дежурный бегом поднялся по ступенькам трибуны, подошел к генеральному директору и подал ему бумагу:

? Телефонограмма из министерства...

Добрынин облегченно вздохнул, внимательно прочел телефонограмму и, передавая ее молча смотревшему на него секретарю горкома, спросил:

? Сами объявите?

Как раз заканчивал свою краткую речь Сеня Дракохруст, и Кашаф Галимзянович подошел к ведущему митинг:

? Предоставь мне слово.

Председатель горсовета не удивился внезапному изменению распорядка митинга - ясно, что причиной была поспешно доставленная бумага, которую сейчас держал в руках секретарь горкома.

Кашаф Галимзянович подошел к микрофону.

? Разрешите зачитать Указ Верховного Совета СССР." Кашаф Галимзянович обвел взглядом затихших в ожидании людей." "За успехи в освоении новой техники и в связи с выпуском первого автомобиля наградить наиболее отличившихся рабочих, инженеров и техников Большого Автомобильного завода..." И после короткой паузы: - Орденом Ленина: главного конструктора завода Калинова Александра Степановича. Орденом Трудового Красного Знамени: токаря Ахметшина Рамазана Абдул-ловича..."

Сергей раньше Рамазана понял смысл услышанного и со всего размаха ткнул приятеля в бок. И тут же обмяк сам:

? ...токаря завода Ветлугина Сергея Васильевича...

? Тебя первого, все правильно," сказал Сергей товарищу.

" Чудак ты," сказал уже несколько оправившийся Рамазан," это же по алфавиту...

3

Сдеталями для автомобильного мотора было покончено. Теперь их изготовляли на пущенных в действие автоматических линиях. Но работа в цехе нестандартного оборудования не стала менее сложной и менее интересной.

Сегодня утром Рамазан получил от сменного инженера чертеж весьма замысловатой конфигурации.

Инженер разъяснил, что это детали к новой модернизированной модели большегрузного автомобиля.

? Только начали машину выпускать, и уже новую модель готовим".,." удивился Рамазан.

? Как же иначе? Техника не может и не должна застаиваться на месте.

? Это понятно," возразил Рамазан." Только выпуск действующей модели еще не налажен, а уже занялись новой".,.

Вместо ответа инженер сам задал вопрос:

? Скажите мне, сколько времени вам потребуется, чтобы изготовить эту матрицу?

? Не знаю," признался Рамазан." Может быть, в две недели уложусь...

? Вот видите," сказал инженер." На одну матрицу две недели. А их потребуются сотни и еще более сложных конфигураций. Теперь вам понятно, почему уже сегодня начинается разработка новой модели"

? Понятно," ответил Рамазан.

Но если стало ясно, почему надо изготавливать эту замысловатую матрицу, то это вовсе не значит, что было понятно, как ее изготовить. Было над чем поломать голову.

Мимо застывшего над чертежом Рамазана прошел начальник цеха. Не стал отвлекать его расспроса-Ми, сказал только:

? После работы зайдешь ко мне.

Рамазан хотел было обратиться за советом к нему, но сдержался. Сначала надо самому раскинуть мозгами, а уж если своих окажется маловато, тогда идти за чужими.

Правда, часа три, если не больше, ушло, пока сообразил, как подобраться к этой будущей матрице. Три часа"это, считай, полсмены. Но не напрасно же они ушли. Тут дело такое: когда мозгами шевелишь, становишься умнее. А это надолго. Стало быть, есть расчет-После работы Рамазан зашел в цеховую контору. Она теперь помещалась в самом корпусе завода, занимая несколько комнат на антресолях, вознесенных над станочными линиями. У кабинета Подкоры-това в проходной комнате сидела, как положено, секретарь-машинистка.

В полном соответствии с переменой декорации изменился и облик действующих лиц. Секретарь-машинистка была теперь уже не в стеганом ватнике и шапке с длинными висячими ушами, а в нарядной кофточке и вельветовых брючках, и сразу видно стало, какая она симпатичная девушка.

? Вам назначено" - спросила она у Рамазана, остановившегося в дверях приемной.

? Велел зайти после работы.

? Тогда проходите." И показала на полированную дверь с табличкой "Начальник цеха".,

Подкорытов был в обычном своем потертом кожаном пиджаке, но в галстуке, чего раньше Рамазан за ним не замечал.

Подкорытов без предисловий перешел к делу.

? У нас не хватает станочников. Из Казани прислали двадцать выпускников ПТУ. Как быстрее поставить ребят к станку? Решил посоветоваться с тобой. Почему с тобой" Ты сам пришел на производство из ПТУ. Как добиться, чтобы эти ребята стали такими же мастерами".,.

? Из ПТУ тоже не все одинаковые приходят," подумав, сказал Рамазан.

? Согласен с тобой. И способности и старание не у всех одинаковы.

? Я не про то. Учителя не одинаковые. У меня был очень хороший учитель. Но таких, как Николай Николаевич Колосов, нет больше на свете," с предельной убежденностью произнес Рамазан." Нет, я серьезно," сказал он, заметив улыбку на лице Подкорытова.

Начальник цеха как-то особенно пристально посмотрел на своего собеседника. Рамазан Ахметшин открылся ему новой гранью.

? Это очень хорошо, что ты помнишь и ценишь своего учителя. Но у нас Николая Николаевича Колосова нет. А есть... мы с тобой. Улавливаешь мысль"

? Не улавливаю," честно сознался Рамазан.

? Ты очень хорошо сказал о Николае Николаевиче... Вот, если бы и ты так для этих ребят...

? Да что вы, Валентин Александрович! - изумился Рамазан." Какой из меня учитель".,.

? Тебя учили, а других не обязательно".,.

? Зачем вы так, Валентин Александрович..." упрекнул Рамазан." Разве в этом дело".,. Если берешься, должен выполнить. А не можешь выполнить, все равно берись".,.

? Как же быть" - спросил Подкорытов." Если тебе не по зубам, тогда кому в нашем цехе?

Рамазан думал долго, наконец произнес:

? Всем...

? Теперь я не улавливаю," сказал Подкорытов.

? Вы про меня сказали - мастер. Таких мастеров у нас много, не я один. Все будут учителями.

? То есть".,.

? Каждому дать ученика,"пояснил Рамазан." Одного научить можно своим примером. И присмотреть за ним можно...

Подкорытов задумался. Покусал нижнюю губу, произнес как бы про себя:

? Заманчиво..." Поднял глаза на Рамазана." Мне ведь тоже нелегко лучшего токаря лишиться... А с другой стороны, двадцать токарей снизят выработку. То же на то и выйдет, если не хуже...

? Почему снизят"! - вскинулся Рамазан." Нельзя снижать! Больше должны давать, помощник под руками. Ну, может быть, несколько первых дней придется после смены прихватить час-другой. А потом все наладится.

? Думаешь, согласятся" - спросил Подкорытов все еще с сомнением в голосе.

? Конечно, согласятся," заверил Рамазан." Если-кому и не захочется, если найдется такой, все равно стыдно будет от всех отставать.

Как ни уверен был Рамазан, что все охотно последуют его примеру и возьмут шефство над новичками, но все же решил проверить. Рассказал Сергею о своем разговоре с начальником цеха. И с первых слов понял, что сомнения Подкорытова были далеко не беспочвенными.

Сергей прямо не возразил, но заметил, что нынешняя молодежь, хотя бы и те же пэтэушники, совсем на других дрожжах замешаны.

" Мы еще войну помним. Хоть сами не нюхали, а все-таки знаем, как первые годы после войны жили. И соображаем, почем фунт лиха. А эти..." Он помолчал, подыскивая определение, но так и не нашел его." А эти пришли на готовенькое. Папку на фронте не убили, из детского садика в школу, из школы в ПТУ, папа-мама выкормили... Не о чем самому заботиться. Значит, транзисторы, магнито-фончики, волоса до плеч...

? И ты про волоса," вздохнул Рамазан." Мне самому не нравится, ну что делать, если мода нынче такая. Может, придет время, под машинку стричься будут или вовсе бритыми ходить...

? Ладно, хватит агитировать," сказал Сергей улыбаясь." Не наводи тень на ясный день, говори прямо: чего от меня требуется?

? Совсем немного. Возьмешь, как и я, одного парня под свою команду и подпишешь со мной договор на соревнование.

? О чем?

? А чей ученик волоса длиннее отрастит.

? Давай не трави.

? Без слов понятно. Чей ученик быстрее всю науку пройдет и раньше к станку станет. Принимаешь"

Василия Петреску и Сеню Дракохруста тоже долго уговаривать не пришлось. Только Василий посетовал на мягкость своего характера.

? Не станет слушаться, что я с ним буду делать"

? О чем разговор" - удивился Сеня Дракохруст." Рецепт предков. Раз сказал, два сказал, третий раз по затылку.

Каждый из выпускников ПТУ получил опытного наставника. Уверенность Рамазана оправдалась, а опасения Подкорытова не подтвердились. Никто из станочников не отказался принять подшефного, так же, как и никто не снизил выработку.

Пришло время, и Рамазан доложил начальнику цеха, что его ученик вполне готов к самостоятельной работе.

3. "Юность" - 2.

? Дадим остальным еще неделю сроку, и..." Подкорытов заглянул в перекидной календарь," и пятнадцатого проведем квалификационную комиссию. Нет возражений".,. Так и запишем.

И сделал пометку в календаре.

? А вы сомневались, Валентин Александрович," сказал Рамазан Подкорытову после заседания комиссии." Разве я один смог бы за такой короткий срок обучить двадцать человек?

? Все относительно и все условно," возразил Подкорытов." Сроки хороши. Но это еще не станочники.

? Не согласен," запротестовал Рамазан." Все умеют работать, все будут работать.

Подкорытов усмехнулся.

? Будь по-твоему. Но что ты скажешь, если я заберу из твоей бригады Ветлугина и остальных, а тебе в бригаду дам новичков" Согласишься?

? А Ветлугина и остальных куда?

? Ветлугин будет бригадиром вместо тебя. Но ты еще не ответил, согласен или нет"

? Согласен," сказал Рамазан." Только и у меня есть предложение," он тоже усмехнулся," рационализаторское... В моей бригаде сейчас самые опытные. Давайте всех сделаем бригадирами.

Подкорытов глядел на него с прищуром.

? Широко замахиваешься...

? Я серьезно, Валентин Александрович," продолжал настаивать Рамазан." По-моему, дельное предложение. Пусть будут в цехе четыре молодежные бригады.

? Подумаю," сказал Подкорытов.

С нового месяца молодежные бригады были организованы. С рабочей силой в цехе стало полегче.

4

огда Кашафу Галимзяновичу стало известно, каким образом появились молодежные бригады в цехе нестандартного оборудования, он решил, что есть у него все основания упрекнуть себя в излишней мягкотелости.

Не сумел настоять. Сдался на уговоры. Вошел в положение и поступился интересами дела. Парень - прирожденный организатор. Станочника, самого высококвалифицированного, подготовить легче, чем руководителя, организатора. Да и что значит подготовить".,. Талант в аптеке не купишь. Или он есть, или его нет...

Кашаф Галимзянович попросил принести личное дело кандидата партии Ахметшина Рамазана Абдул-ловича и очень внимательно перечел его.

Родился в год Победы. Отец и мать рабочие, коммунисты. Очень хорошо, и объясняет многое... Окончил восемь классов средней школы, затем ПТУ. Почему в Иркутске? Какая причина погнала в такую даль".,. Работал... Успел во многих местах поработать. На Большом Автомобильном третий год. Здесь принят в кандидаты... Награжден орденом. Хорошая биография.

Кашаф Галимзянович долго вглядывался в фотографию на левом верхнем углу листка по учету кадров. Глаза живые, и видно, что цену себе знает...

И тут, собираясь уже отложить листок в сторону, заметил графу, на которую сразу не обратил внимания. А стоило. Ответ, занесенный в эту графу, вызывал недоумение. В графе "национальность" значилось: "Русский".,

33

Кашаф Галимзянович вернулся к первой графе: Ахметшин Рамазан Абдуллович. Никак не вязались графы одна с другой... Что же стояло за этой видимой несообразностью?

Пригласить на беседу и спросить как-нибудь поаккуратнее... И вот тут может порваться та ниточка взаимного доверия, что протянулась между ними. Скажет: "А вам какое дело"" - и все...

Поручать тут тоже никому нельзя. Но понять, в чем дело, надо, обязательно надо.

Заглянув в документы, уточнил, что родители Рамазана Ахметшина живут - по нынешней мерке - совсем недалеко от Высокого Берега. И решил так. Когда понадобится очередной раз в Казань, то не полетит, а поедет на машине и на обратном пути завернет к родителям Рамазана.

Кашаф Галимзянович осуществил свой замысел. Возвращаясь из Казани, он заехал к родителям Рамазана Ахметшина. Приняли его радушно и разговаривали с ним откровенно.

Всему нашлось объяонение, хоть и неожиданное, но вполне естественное.

Вот что он узнал,

5

стория обычная и необычная. И житейски приземленная и высоко взметнувшая крылья. Все в ней сплелось, как всегда в жизни...

На маленькой станции жила девушка. И как часто бывает, ее любили два друга. Хорошие, душевные ребята: токарь и паровозный машинист. Если бы искали ее дружбы, она была бы другом обоим. Любить же двоих нельзя.

Она любила одного из них - токаря - и стала его женой.

Началась война. Токаря взяли на фронт. Машинист просился вместо друга, но машинисту положено было остаться. Воевал токарь счастливо; если не считать царапин, первый раз ранен был на четвертом году войны. После лазарета осенью приехал на побывку. Пожил дома три недели и опять ушел на фронт.

Похоронная пришла под Новый год. Она уже знала, что будет ребенок. Друг погибшего мужа помогал ей, привозил из дальних рейсов, что удавалось выменять. Заходил в дом, оставлял, что принес, и тут же уходил. Даже присесть ни разу себе не позволил.

Если бы не он, не выжить бы ей с ребенком. Зато у него своей жизни не было. Он и в легкое время ходил в завидных женихах, а теперь на послевоенном безлюдье, понятно, цены мужику не было. Сами предлагались и в жены и в любовницы. Он же словно окаменел. Она все понимала и, как ни любила мужа, как ни верна была его памяти, начала склоняться к мысли, что, видно, здесь ее судьба. И стала ждать неизбежного его слова. Но так и не дождалась. Все так же он заходил, с порога здоровался, справлялся о сыне, молча клал на Лавку узелок съестного и тут же уходил. Не раз просила зайти в горницу, присесть к столу, выпить чайку с дороги. Благодарил, но каждый раз находилась неотложная помеха. И слова, которые были бы сказаны, оставались при ней невысказанными...

Так прошло около двух лет. Она работала нянечкой в детских яслях - потом узналось, и в этом он помог," чтобы не разлучаться ей с сыном. Там, наверно, и услышал ребенок это слово. И когда пришел опять со своим узелком, крохотный мальчик протянул к нему ручонки и закричал: "Папа!".,..

Крепкий был мужик, роста хорошего и плечами богат, а от детского вскрика зашатался, словно тяжелым чем по груди ударило. Зашатался и сел на лавку, рукой глаза прикрыл. Потом собрался с силами, встал и, глядя прямо в глаза ей, сказал неспешно и почти строго:

? Сама видишь, Соня... Значит, судьба...

А у нее уж и слезы из глаз брызнули. Кинулась к нему, обняла, плакала *i одно только твердила:

? Не отпущу... не отпущу...

И она не отпустила, и он не мог уйти. Утром пошли в ЗАГС. Сразу брак зарегистрировали, и мальчика он усыновил - тогда это проще делалось. Метрики ребенку переписали; имя только малость изменили, вместо Роман - записали Рамазан, чтобы ребенку не переучиваться, а отчество и фамилию получил заново. По национальности как был, так и остался русский.

Вот все и прояснилось, и можно было ехать к бесчисленным срочным и неотложным делам своим, но и радушные хозяева не отпускали, и самому Кашафу Галимзяновичу очень пришлись по душе эти люди, и рад он был побыть хоть еще немного за их небогатым столом, скрашенным доверительной душевной беседой.

Говорили больше всего о Рамазане.

Кашаф Галимзянович спросил:

? Сам Рамазан знает"

? Знает," ответил Абдулла Ахметович." Вот его отец." И показал на прикрепленную к стене фотографию молодого человека в военной форме." И знает, что, кроме нас, никому не известна. Так он просил. Так ему обещали. Вы первый, кому рассказываем. Не выдайте нас.

А Софья Терентьевна уточнила, что здесь, в Вятских Полянах, никому не известно. На прежнем месте, на станции Шемордан, соседи знали. От соседей не скроешься. Помолчав, добавила:

? Потому и уехали оттуда. Рамазан очень огорчался. Его жалели, что сирота, а он сердился, даже плакал: не хочу, говорит, чтобы жалели. Вот и пришлось уехать.

Кашаф Галимзянович очень хорошо отозвался' о Рамазане, о его мастерстве и трудолюбии.

Абдулла Ахметович сказал, что трудолюбием Рамазан отличался с малых лет. Припомнил, как семилетний малыш вел, можно сказать, все домашнее хозяйство. И так горячо расхваливал сына, что Софья Терентьевна, смеясь, возразила:

? Смотри, не перехвали.

Потом как-то незаметно разговор перекинулся на те давние уже годы, когда все они были молоды и только начинали примерять свою жизнь. Как водится, Кашафу Галимзяновичу дали в руки пухлый семейный альбом.

И он задержался взглядом на одной фотографии. На ней сняты в рост трое: посредине между двух стройных ребят большеглазая смущенная девушка. Один из пареньков показался знакомым. Потом понял, что это тот же, чья фотография - только на ней он в военной форме - в простенке между окнами.

? Верно, верно," подтвердила Софья Терентьевна," все мы тут трое сняты. Как сейчас, помню, упиралась я. Стеснялась на одну карточку с парнями. А Максим, можно сказать, силой заставил...

кашаф Галимзянович долго не мог оторвать глаз от старой, выцветшей фотографии.

Время, время!.. Что ты с нами со всеми делаешь... И вот эта девушка - пожилая уже женщина, с усталой походкой, потухшим взглядом и руками, натруженными в извечной женской работе.

И вот этот парень - пожилой уже человек с седыми волосами, глубокими залысинами по бокам высокого лба, с обветренным и иссеченным морщинами лицом.

И только третий остался молодым и красивым, полным жизни, таким, как был...

Но какую же несоразмерную цену пришлось ему заплатить за сохранившуюся молодость!..

Уже в машине, осмысливая услышанное в этот вечер, Кашаф Галимзянович подумал, что сколь ни жесток вывод, но трудное детство - на пользу. И Рамазану Ахметшину тоже.

И даже Пушкина вспомнил: ".,..так тяжкий млат, дробя стекло, кует булат..."

6

Строительство первой очереди завода завершалось. Близилась торжественная дата официального пуска Большого автомобильного.

Ожидалось праздничное приветствие ЦК и Совета Министров и, как водится, награждение передовиков орденами и медалями.

Примерно за неделю до торжества Кашафу Галимзяновичу позвонили из ЦК партии и сообщили, что есть мнение в правительстве особо отличившимся работникам стройки и завода присвоить высокое звание Героя Социалистического Труда.

" Мы представили списки передовиков с подробной характеристикой каждого," ответил Кашаф Галимзянович.

? Вы представили десятки, а в этот Указ пойдут единицы," возразил работник ЦК.

Кашаф Галимзянович как бы не понял его.

" Мы составляли объективные характеристики, отдавая каждому должное.

? Хитрить научился," сказал работник ЦК." Все равно от прямого ответа не уйдешь. Три, максимум четыре кандидата. Позвонишь вечером.

? Начальника строительства и генерального директора в это же число" - уточнил Кашаф Галимзянович.

? Опять лукавишь," заметил работник ЦК." Эти оба - номенклатура министерства. Не будем министров ущемлять. Вечером жду звонка. Привет.

? Три, максимум четыре," повторил про себя Кашаф Галимзянович, положив трубку.

Нелегкая задача. Отобрать четверых труднее, нежели сорок человек, но все же легче, чем, скажем, одного... А ведь вполне могло бы и так быть... Но и сейчас не просто.

Чем быстрее надо решить вопрос, тем меньшим числом голов надо его решать. Кашаф Галимзянович пригласил к себе начальника строительства и генерального директора. Усадил друг против друга и сообщил им известие из Москвы. Напомнил:

? Три, максимум четыре кандидатуры...

? Одну вижу," сказал генеральный директор." Прямо против меня сидит.

? Вижу вторую, и тоже напротив," в тон ему отозвался начальник строительства.

? Напрасный труд," засмеялся Кашаф Галимзянович." О вас Москва позаботится. Лимит - для ваших подчиненных. Прежде всего договоримся: кому сколько"

? Как именуется Указ" - осведомился начальник строительства.

Кашаф Галимзянович прочел начало фразы:

? "За выдающиеся успехи, достигнутые при сооружении первой очереди Большого Автомобильного..."

? Если за достигнутые при сооружении, то мой ломоть должен быть толще," сказал начальник строительства.

Генеральный директор согласился с его резонами.

Решили так: двух строителей и одного работника завода. И еще одного строителя в резерв, на случай, если пройдут все четыре кандидатуры.

Начальник строительства пошел к телефону посоветоваться с руководителями стройуправлений.

? Тебе легче," позавидовал ему генеральный ди; ректор," а как одно место на всех разделить".,.

? Подойдем с дальнего конца, авось ближе выйдет," посоветовал Кашаф Галимзянович." Определим сперва, в каком подразделении будем искать.

? Первым вступил в строй действующих РИЗ. И в том, что сделано, его доля весомее, чем у других.

? Ищем на РИЗе?

? На РИЗе," подтвердил Добрынин.

? Тогда надо посоветоваться с Подкорытовым," решил Кашаф Галимзянович." Не возражаешь"

Подкорытов попросил пять минут на размышление. Ровно через пять минут позвонил, но сказал только:

? Двух если бы...

? Пятерых я сам тебе назову," сердито оборвал его Кашаф Галимзянович." А тебя прошу назвать одного.

? А ваше мнение" - ухватился за последнюю соломинку начальник цеха.

Очень хотелось секретарю горкома сказать свое мнение. Но он не поддался и произнес еще строже:

? Не увиливай! - будучи, впрочем, уверен, что Подкорытов назовет именно того, кого бы и он ему посоветовал.

Так и случилось. Подкорытов не ошибся.

7

огда прошло первое оцепенение, Полина воскликнула: - Теперь-то тебе квартиру дадут вне всякой очереди!

Рамазан вскинул голову и как будто хотел возразить, но промолчал.

Не только потому, что нелепо делить шкуру живого медведя. Рамазан был потрясен больше всех. Почти год назад, на трибуне, услышал он свою фамилию в числе награжденных орденами, но в том списке Рамазан был не один. С ним рядом, строка к строке, стояли Сергей и другие его товарищи.

Сейчас же один Рамазан (если не .считать генерального директора, но это особая статья), один из

десятков тысяч, был удостоен... Нет, это даже и осмыслить трудно...

Зина тоже была взволнована. Обрадован, но и искренне изумлен Сергей. Проще всех отнеслась к происшедшему Полина. Она давно уже с большим уважением относилась к Рамазану. Кого же и награждать, если не такого человека".,.

И совершенно естественно, что такому человеку должны пойти навстречу, хотя бы и насчет квартиры. Так что в высказанном Полиной предположении не было никакой иронии. Потому и удержался Рамазан от возражения, что правильно понял Полину.

Он начал приходить в себя, не то, чтобы он стал воспринимать свое "г,еройство" как должное," он просто смирился с тем, что оказался в таком положении, и если и был озабочен, то только тем, чтобы не потерять своего лица, качнувшись в ту или иную сторону. Очень важно остаться самим собою.

Даже в цехе, среди вовсе своих и то не просто. По-разному встретили. Кто-то был от души рад, что вот стоящему рядом, такому же, как он, рабочему человеку, столь высокая почесть. Но приходилось ловить и завистливые взгляды.

Не обошлось, как почти всегда в жизни бывает, и без комического. Молодые питомцы Рамазановой бригады стали задирать нос перед своими сверстниками из других бригад, да столь вызывающе, что пришлось бригадиру вразумить их.

Одним из первых поздравил Рамазана Подкорытов. Правда, показалось Рамазану, что в глазах начальника цеха вроде блеснула мимолетная усмешка. Так оно и было. Промелькнула у начальника цеха мысль: "А мог ведь назвать и другого..." Но, к чести его, тут же, словно пушинку с рукава, сдул эту мысль, возразив сам себе, что не мог, оставаясь честным человеком, назвать иную фамилию.

? Неправильно перерешили, товарищ председатель цехового комитета," стараясь говорить как можно спокойнее, заявил Рамазан опешившему профсоюзнику." Во-первых, у него семья пять человек, у меня трое. Во-вторых, я в благоустроенном доме живу, а он, можно сказать, в бараке." И видя, что доводы его отскакивают от собеседника, ударил из главного калибра: - К тому же получается так, что я - Герой - у своего товарища кусок изо рта выхватил. Такую репутацию Герою создать хотите".,.

? Как знаешь..." Предцехкома ушел, не добавив ни слова.

Сперва Рамазан решил дома промолчать. Потом сообразил, что шила в мешке не утаишь, на заседании цехкома не один человек сидел и не двое...

Когда же понял, что скажет, почувствовал себя слегка неуютно. Не велика радость втроем в одной крохотной комнатушке. И когда дали, самому отказаться...

Против ожидания все согласились, что поступил он правильно. Только Полина пошутила:

? И нам плыла в руки квартира!.. Да только по усам текло, в рот не попало.

Рамазан тут же подхватил шутку:

? Из-за тебя и отказался. Ну, посуди сама: уйдем мы, тебе черт-те кого подселят, а".,." И вслед за тем добавил уже вполне серьезно:? А месяца через два сдадут дома в девятом квартале, и с жильем на заводе полегчает, тогда квартира вся наверняка за вами останется. Это я без дураков...

Прошло несколько дней, и предположение Полины подтвердилось. К Рамазану подошел председатель цехового комитета, подождал, пока токарь выключит станок, и, поглаживая светлые усики - это у него всегда свидетельствовало о добром расположении духа," сообщил, что вчера на заседании цехового комитета решили трехкомнатную квартиру в новом доме на проспекте Революции отдать ему - Рамазану Ахметшину.

? Почему мне" - спросил Рамазан почти машинально.

? Ты же подавал заявление"улучшить жилищные условия," с некоторым даже недоумением ответил председатель цехового комитета.

? Все подавали.

? А дали тебе.

Все куда как резонно, но Рамазан все-таки счел необходимым уточнить.

? Я слышал, эту квартиру обещали Матвею Кузьмичу, он второй год впятером в одной комнатке бьется.

? Обещали..." неохотно подтвердил председатель цехового комитета и даже дернул себя за кончик уса." Обещали. А теперь перерешили. Не ему чтобы дать, а тебе.

? Почему?

Председатель цехового комитета усмехнулся.

? Непонятно" Кто Герой - он или ты" - И при этих словах как-то нехорошо прищурился: "Чего, дескать, ты выламываешься? Дают - скажи спасибо и

Лыа13Й!.."

ВЛАДИМИР КОСТРОВ

Где нам родиться!

Об этом у нас не спросили.

Кружатся листья на лоле

Лисицей поджарой. Видишь, родная,

С конца до конца по России

Осень пустила опять золотые пожары.

Как благодатно

Прощальное это лыланье:

Будто царевна

Снимает венчальное платье

И, обнажаясь.

Горит от святого желанья

В белой постели принять молодые объятья.

Это ль не радость! ?

Пылая, сгореть в одночасье.

Холод по жилам

Да свет пониманья и боли.

Я принимаю.

Как свмое главное счастье,

Вольную песню да вьюжное белое лоле.

Снег на ступенях наши шаги приглушает,

Ветр оглашенный воет у старых остожий,

В белую горницу осень тебя приглашает,

Да не споткнись

Меховым сапожком о порожек.

Замути мой рассудок, Тоску наведи на леса. Влажным ватным туманом Закрой чистоту и прозрачность, Ибо невыносимы твои чудеса. Слишком звездна Святая твоя многозначность. Слишком яростен свист Вдоль дороги твоей столбовой, Слишком мир независим От стона, от крика и плача, Слишком ветер храпит И мотает хмельной головой, Слишком цель непровидима И непосильна задача. Если, судьбы сминая. Вращается, как маховик. Этот газовый глобус, И каменный глобус, И водный.

Слишком яростен свист.

И до звезд не доносится крик.

Несвободный

И к жизни иной непригодный.

Что могу! Токовать, как глухарь на снегу,

В смертность дроби не верить,

Головою крутить обалдело.

Это вечное небо глазами ловить на бегу.

Чью-то душу смущать

И любить чье-то светлое тело.

Замути мой рассудок,

Тоску наведи на леса.

Сокруши эту ясность.

Закрой и открой покрывало,

Чтобы звезды сияли.

Светилась трава и глаза

Говорили:

"А все-таки это немало!?

Луна протягивает руки, былинки в поле

шевеля,

А на меня со всей округи смурные лают

кобеля.

Рыдает выпь - глухая птица... Не муж

законный, не жених. Спешу последний раз напиться из окаянных

глаз твоих.

Не родниковой, первородной, а полной страсти

и беды.

Той подколодной, приворотной,

почти бессовестной воды. Наперекор стыду и страху я у судьбы

любовь крвду. И на колени, как на плаху, седую голову кладу. Как дождь, веселой брагой брызжет

лихая песня соловья. И ведьмой в древнем чериокнижье

судьба записана моя. Но так прекрасно, так отввжно

тобой душа моя больна. Какая ночь) Какая жажда) Какая полная луна)

Письмо S никуда

Памяти Ларисы

Писать в никуда! Да еще опустить в окоем! А критика требует внятного слове и смысле. Ей кажется, что мы от года до года живем, А не от весеннего и до осеннего свиств. Мне чудится.

Все, что гремит и звенит," ерунда.

А все, что страдает, поет и влюбляется,?

чудо.

Лишь в жизни возможно

Отправить письмо в никуда

От слабой надежды: ответ

Получить ниоткуда.

Ты - твидный, машинный

И гордо несущий чело.

Ты - пеший, невидный,

Почти безразмерный пальтишко.

Для альфа-лучей, для рентгена,

Для черт те чего

Мы слишком прозрачны,

Мы призрачны с вами почти что.

Да, да, мы туманны.

И все-таки мы не туман.

Мы важное нечто.

Иная посылка нелепа.

Нам грустно и больно...

И черная ночь, как цыган,

Большую Медведицу вывела

В звездное небо.

Цыган не цыган ?

Из кобылы ее вороной

Белесая млечноеть

Течет, словно струйка кумыса.

Что делать с собою мне.

Если за кромкой земной

Опять нвппывает далекое эхо.

Лариса.

Здесь осень, Лариса.

Осина горит, как писа.

Небес невысоких

Провисла и рдеет кулиса,

И черную влагу, как брагу.

Глотают леев.

Покинь небытье и вернись

В мою осень, Лариса.

Приди в Переделкино

МимО цепных кобелей.

Впишись в рапортички

Отдела труда и зарплаты

Для царства бетона.

Для пагубы стен и стрветей.

Покинь ненадолго свои огневые палаты.

Как звонко и страстно

Осенний молчит соловей,

Пожухлые листья

Свежей резеды и нарцисса.

Всей памятью ясной

И памятью смутной своей

Тебя призываю:

Приди в эту осень, Лариса!

Так что там, за гранью.

Есть ли там бог или нет!

Сидит ли в сиянии

Вечных и мудрых регалий!

Иль в коловращении

Грозных светил и планет

Нет больше иных.

Проясняющих дело реалий!

Великий лото чник.

Судьбу раздающий с лотка.

Сам первый он понял

Ненужность свою и напрасность.

И так я скажу:

Неожиданность жизни сладка,

По-детски волнуют

Туманность "е и неясность.

А было б все ясно.

Тогда наше двло - табак.

Старуха-судьба не сидит

Равнодушно и праздно.

Все то, что мне ясно.

Меня не волнует никак.

Зато как тревожно

Все то, что покуда неясно.

Зачем я горю!

Для чего я смотрю на зарю!

У жизни, пожалуй, нет знака

Важнее дефиса.

Я с кем говорю!

Да не знаю я, с кем говорю.

Я, может быть, совесть свою

Призываю: Лариса.

Не злость, как костыль,

В эту мерзлую землю забить.

Не жить, утверждаясь

В своем самомнении мнимом,

А думать и думать,

А пуще страдать и любить

С нечаянной радостью

Понятым быть и любимым.

НИКОЛАИ

новиков

КУРСАНТСКИЕ СТИХИ

i. Шлюпка на Волге

Ветерок. Невысокие волны.

Дебаркадер. Толпится народ.

Шестикрылая шлюпка на Волге ?

Словно птица далеких широт.

Все в ней флотское, все в ней морское

От флажка до начищенных блях.

Белизною слепят щегольскою

Бескозырки на наших чубах.

Среди радужных пятен мазута.

Как на шелке, разгладит свой круг ?

Развернется шикарно и круто.

Только брызги от весел сверкнут!

Год засушливый. Паримся в пекле.

Солнце давит с зари до зари.

Наши пальцы еще не окрепли.

На ладонях у нас пузыри.

Юрка, Генка, Володька и Мишка,

И еще один Генка, и я ?

Все мы вместе - единая мышца.

Шестивесельный двигаем ял.

"Навались! Обходим баркас!

Два - а раз!

Два - а раз!

Два - а раз!?

Знойно, голодно, радостно - вместе. В спину - брызги от встречной волны. Мы, морской не срамящие чести, Всем девчонкам отсюда видны. Мы мужчины. Мы движемся к цели. Что же, мы, моряки, в самом деле Хуже их сухопутных парней!! ...А стараться, да чтоб - не глядвли. Мы научимся много поздней.

2. Морская травля

Курсантская курилка - явный клуб: Как скульптор, изваяешь дымный клуб Или колечко выдохнешь на диво... Когда в казармы возвращались мы К исходу суток из манящей тьмы. Сюда спешили, но неторопливо.

Почтив, как полагается, устав,

С докладом увольнительную сдав,

Шинель пристроишь в длинный ряд

шинелей.

Ну и сюда на несколько минут:

Твоих повествований жадно ждут

Все те, кто в город выйти не сумели,

Твои друзья, точнее - кореша...

И ты цигарку скрутишь не спеша.

Ее раскуришь, словно бы сигару...

Про женщин соблазнительных - хорош! ?

Такого нарасскажешь и наврешь

Один или с приятелем на пару.

Анекдотична исповедь твоя.

А слушают, дыханье затая

(Естественно, не верят ни полслову!

Бывали сами...) Но шикарный вздор

Во всех курилках - признанный фольклор,

И травлей именуется морскою.

Красавицы! Достоинств ни на грамм

Не умалит он ваших. Да и вам

Он не в обиду - не в чем признаваться!

Вы ж помните - под звон и шорох струй

Был в горсаду наивный поцелуй

Один-другой... И время расставаться!

А если что, то кто, как не курсант,

Самой судьбой направленный в горсад,

За вашу честь вступается, как рыцарь!!

И не о вас он треплется - отнюдь!

А коли уж случится что-нибудь.

Не беспокойтесь - не проговорится!

3. О чем поют колет

О чем поют колеса поездов. Когда везут нас в августовский отпуск, В столбах, в мостах рождающие отзвук, Хоть песня без мелодии и слов! Как парус, полон ветром небосвод. Удачу нам предсказывают птицы. Что впереди нас ждет, И что случится!

Любую песню вспомни - и сойдет. Напой любую - лишь бы не грустна Была она...

Припоминай любую! Домой! Мы едем в дымку голубую, Там лето позднее, как нежная весна. Что говорить, заждался отчий дом: В Москве ль, в деревне ль, с папою ли,

с батей...

Себе внушив, что ждем родительских

объятий,

Мы втайне и других объятий ждем. А кто ж она! Да в общем-то пока И нет ее еще, и облик лишь намечен. Она улыбка, будущая встреча. И мимолетный взгляд из-под платка... Все впереди. Летим, опередив Несущие нас вдаль вагонные колеса. Об этом и поют леса, луга и плесы. И каждому из нас - на свой мотив.

Иронические стихи

Олимпийцев сварливая ссора Обернулась для Трои войной. Ну, поди разберись! Из-за вздора, Из-за женской при уды шальной.

Чьи, Пврис, совершеннее брови! Чей изящней неклон головы! Столько крови, Парис, столько крови Будет стоить твой выбор, увы!

Крвсоту предпочел ты отныне. Разум попран. Терниста тропа! На Олимпе бранвтсв богини - У героев трещвт черепа.

Что вы машете грозно мечеми, Что поводите гордо плечами! Или силу вам некуда деть!! Гектор, молнии мечешь очами - Что ты с этого будешь иметь!!

Ты падешь, уязвлен Ахиллесом, Ты бежал от него и блажил... Неизвестно, каким интересам Ты так ревностно, Гектор, служил.

Сколько звякает в битве металла! Из-за яблока гибиет герой... впрочем, позже война возникала И без поводов явных порой.

Изрыгали огонь колесницы. И тогда, отложив домино. Заключали пари олимпийцы, Что на пенсию вышли давно.

?й-йй

Старая шутка сгорела дотла - Даже и дыма не слышно. Старая новость давно умерла. Старая радость вся вышла. Вот не осталось и старой вины. Старые блекнут виденья. Старая злость не имеет цены, Как отмененные деньги.

Патефон

Заветный такой чемоданчик. Сверкающий пряжкой-замочком... Зеленый блестел дерматин... Внутри его спал- мальчик-с-пальчик. Будили вращением ручки. Разбудят - пластинку крутил.

И пел он, как помню я, сладко Про сад-виноград, про калитку, Про темный полуночный час. Меня же терзала загадка: В конце музыкальной раскрутки Звучал вместо тенора бас!

А может быть, вовсе не мальчик, А старенький седенький карлик Залез в чемоданчик пустой. К заветной тянулся я ручке: Что прячет он, что он там прячет!! Но мне говорили: "Постой!

Не тронь! Подрастешь и узнаешь, Тогда пожелаешь - сломаешь. Вся музыка будет твоя..." Я вырос. Поездил по свету. Узнвл всю механику эту. Но много ли выяснил я!1

ЮРИЙ ВЯЗЕМСКИЙ

Ему 30 лет. Онончил Москрвский государственный институт международных отношений.

Кандидат исторнчесних наун.

РАССКАЗ

"ОМ

НА УГЛУ ЕЛЬФИНИИ о время очередного приступа тоски, удушливой, оглушающей, шершавым ком-ком застревающей где-то глубоко в груди, |^\ его словно пронзило насквозь и тут же раз-ШуМ лилось радостным жаром по всему телу.

"Точно - Садовая!.. Садовая, семнадцать!.. Как же я раньше не вспомнил"!? И вдруг как бы все вокруг исчезло: мокрый, липучий снег, тусклые разводы фонарей на обшарпанных стенах," а он оказался там, в далекой Дельфиний, где редко выпадает снег, а ветер - теплый и ласковый; где малиново-фиолетовые закаты сменяются прозрачно-розовыми восходами и по вечерам юноши и девушки в белых одеждах играют на гитарах и поют грустно-веселые песни; будто бы снова шел он по гулким мощеным тротуарам, по освеженным дождем и одурманенным сладковатым ароматом ночи улочкам с гирляндами балконов, на встречу с ней, нежной, застенчиво улыбающейся...

"Вот же!.. Она здесь жила... Когда-нибудь она сюда вернется..'.".,

Он стоял возле трехэтажного дома, такого же невзрачного на вид, старого и обшарпанного, какими казались ему все дома в пустом и темном этом городишке.

Рисунок И. Панкова.

Дом был трехэтажный и невзрачный на вид.

Он зашел во двор, насчитал пять подъездов с облезлыми дверьми и тусклыми лампочками при входе, освещавшими ржавые металлические дощечки с истертыми номерами квартир.

"Здесь" В этом доме?!. Не может быть!?

Он хотел тут же уйти, возмутившись вызывающей несравнимостью этого покосившегося дома с тем полусказочным дворцом, в котором она жила там, в Дельфиний, среди вечнозеленого парка и фонтанов из розового туфа, не смолкавших даже по ночам. Он хотел тут же уйти, но домишко этот словно притягивал его к себе сиротливыми своими подъездами, облупленными стенами, матерчатыми абажурами, проступавшими сквозь тюлевые занавески в низеньких окнах с широкими жестяными подоконниками.

"Неужели здесь она родилась" Здесь живут ее родители" В одном из этих подъездов, за одним из этих окон стоят ее стол, ее кровать, ее пианино".,."

Он направился к ближайшему подъезду, взялся за дверную ручку, потянул на себя дверь.

"А что я скажу, если меня кто-нибудь спросит, к кому я иду и что здесь делаю... Ведь я даже не знаю номера ее квартиры..."

Отойдя от двери, он пошел по двору. Ему хотелось подробнее изучить дом, заглянуть в его окна, но он смотрел себе под ноги, лишь изредка вскидывая голову и пробегая торопливым взглядом по стенам, ничего не замечая и не запоминая.

Ему казалось, что на него смотрят со всех сторон. Он ежился под этими воображаемыми чужими, подозрительными взглядами, а когда у него за спиной вдруг хлопнула дверь, совсем растерялся и, спрятав лицо в воротник, двинулся прочь со двора, чувствуя себя чуть ли не злоумышленником.

Он вышел в переулок, вернулся на Садовую улицу, пересек ее и лишь на противоположном тротуаре, возле книжного магазина, остановился и обернулся.

Ветер дул в лицо, и снег лепил в глаза, и он вдруг вспомнил, как они встречались возле общежития, в котором она жила там, в Дельфиний, у центрального фонтана - гигантской лилии, с величественным шумом распустившейся в свете прожекторов; как сквозь искрящиеся разноцветные струи замечал ее, выходящую из своего дворца и идущую ему навстречу; вспомнил терпкое удушье цветов и жаркую свою радость.

"Там счастье!.. И мир там прекрасен! А здесь... Здесь все теперь чужое: дома, улицы... И люди здесь какие-то... угрюмые, безразличные, как будто согнутые ветром... Ну зачем?! Зачем мне достали эту проклятую путевку в этот чертов лагерь" Зачем я встретил там ее?!?

Дом был трехэтажный и невзрачный па вид. Он стоял на углу Садовой улицы и безымянного переулка, и пять его подъездов выходили во двор.

При дневном свете - особенно когда переставал лепить снег, а серое нависшее небо вдруг точно раскалывалось и в образовавшуюся трещину проглядывала радужная синева и проскальзывали лучи солнца," дом уже не казался ему таким убогим и мрачным.

"Это' единственное, что у меня есть... Письма от нее приходят слишком редко, а к ее дому я могу прийти в любой момент".,

Раньше он ездил в школу на автобусе, а теперь стал ходить пешком, чтобы, сделав крюк, пройти мимо ее дома. Иногда, к удивлению своих родителей, он отправлялся в школу натощак, а завтракал по дороге, в кафе-молочной - на первом этаже ее дома. Он брал себе всегда одно и то же: кофе с молоком, приторно сладкий, с жирными пенками, и жареную колбасу со стылой лапшой.

"Когда-нибудь... когда она окончит училище и вернется, я войду с ней в это кафе - в ее кафе-молочную - и, этак небрежно кивнув буфетчице, брошу через прилавок: "Мне' как обычно, а сеньорита пусть сама выберет...". Вот она удивится! Ни за что не напишу ей, что я теперь завтракаю в ее доме..."

Он наблюдал за посетителями кафе, постепенно различая среди них случайно зашедших и завсегдатаев. К последним он приглядывался особо, вспоминая те куцые сведения, которые ему удалось почерпнуть из ее рассказов о своих родных - отце, матери, младшей сестре," и, составив таким образом некое подобие словесного портрета, "прикладывал" его к посетителям кафе-молочной.

"Да это же ее-отец!.. Она говорила, что он художник... Ну точно! У него бородка, он слегка хромает. И руки у.него всегда грязные, от красок, наверно..."

Но оказалось, что хромоногий мужчина с бородкой жил в другом доме, на другой улице.

".,..С чего я взял, что ее отец должен завтракать в кафе-молочной... И вообще..."

Но он продолжал присматриваться к посетителям кафе, продолжал ошибаться и разочаровываться, пока однажды не приметил мужчину, совсем не похожего на художника, который в кафе-молочной никогда не завтракал, но несколько раз заходил туда и покупал у буфетчицы вареное мясо и сырые яйца; зато жил он в ее доме, во втором подъезде на первом этаже.

"Она же говорила, что живет на первом этаже... Ну и что! Может быть человек художником и совсем не похожим на художника..."

Два дня он наблюдал за вторым подъездом, за его обитателями и все больше убеждался в том, что на этот раз не ошибся: мужчина, не похожий на художника, жил с женой и девочкой лет четырнадцати.

"Она говорила, что ее сестра учится в восьмом классе..."

Лиц девочки и ее матери он не смог разглядеть, так как наблюдал за подъездом издали, боясь привлечь к себе внимание.

А тут еще возле дома появился сердитого вида человек средних лет, который сперва расхаживал по двору, придирчиво его оглядывая, потом принялся расчищать середину двора от снега, освобождать от мусора и металлолома.

"Ничего! Когда-нибудь она приедет, и тогда... Я широко распахну перед ней дверь ее подъезда, войду в него, как к себе домой, никого не стыдясь".,

Он смотрел из-за угла на человека, копошившегося во дворе, и вспоминал прощальный вечер в Дельфиний. Директор их спортивного лагеря "Дельфин"разрешил пригласить на танцы девушек из соседнего музыкального училища. И она пришла. Весь мир, казалось ему, был во власти безудержного, нескончаемого праздника, когда гулкий ливень вдруг обрушился на танцплощадку, оркестр перестал играть, а танцующие спрятались под навес. И только он и она не прервали танца, не остановились, не разъединили свои руки, не разлучили взгляды. И, наверное, так заразителен был их странный танец, что вдруг заиграл оркестр - для них двоих, а их друзья стали один за другим выбегать из укрытия и присоединяться к ним, танцевавшим под проливным дождем. А скоро и дождь кончился... На следующее утро он уехал из Дельфиний в холодный городишко, заляпанный тусклыми пятнами фонарей.

"Зачем я уехал"!. Ведь она там!.. И я до сих пор там, а не здесь! Нет меня здесь и уже не может быть!?

Дом был трехэтажный и невзрачный на вид. Он стоял на углу Садовой улицы и безымянного переулка. В нем помещалось кафе-молочная, а во дворе, во втором подъезде, на первом этаже с женой и дочерью жил мужчина, совсем не похожий на художника.

? Ну чего стоишь"! - окликнул его сердитый человек.

Он вздрогнул, виновато улыбнулся и хотел уйти, но сердитый человек с^лопатой в руках двинулся ему наперерез.

" Чего слоняться - помог бы лучше! Он остановился в замешательстве.

? Помог бы, говорю, лучше," повторил сердитый человек." Каток будем делать для нашей детворы.

? Но я... Ведь я не живу здесь!..

? Ну и что такого!

Сердитый человек воткнул возле его ног лопату и вернулся на середину двора.

"Да ведь это как раз... Теперь и прятаться не надо!?

Он с таким рвением принялся за работу, сбросив пальто и скинув шапку, так усердно налегал на лопату, что сердитый человек удивленно косился на него и несколько раз хмыкнул и покачал головой.

"Если бы она видела меня сейчас! Вот бы удивилась, наверно!?

Они расчистили площадку для катка, утрамбовали сугробы по ее краям.

? А можно я завтра тоже приду помогать" - Спросил он у сердитого человека, когда они кончили работать.

? Завтра?! - Сердитый человек пристально гля" нул на него, потом пожал плечами." Давай. Приходи завтра.

"Да нужен он мне, твой каток! Я и кататься не умею... Но зато теперь все просто: я помогаю делать каток для детей и целый день могу быть рядом с ее домом!?

На следующее утро - было воскресенье - они вместе залили площадку водой из шланга. Сердитый

Человек ушел, а он остался. То и дело во двор выходили люди, бросая на него удивленные взгляды, но он уже взглядов не стеснялся, от них не прятался, а подходил к площадке и по-хозяйски проверял, не замерзла ли вода и ровно ли замерзает.

Хлопнула дверь второго подъезда, и во двор вышла женщина с четырнадцатилетней девочкой. Они остановились, посмотрели сначала на каток, потом на него, переглянулись и вдруг заулыбались, а он едва удержался, чтобы не помахать им рукой

"А они на нее похожи!.. Такая же ласковая улыбка... и волосы одного цвета... и даже фигуры..."

На следующий день они с сердитым человеком повторно залили каток. А еще через день он начертил после уроков большое разноцветное объявление, которое повесил на двери ее подъезда: "ОРГАНИЗУЕТСЯ СЕКЦИЯ ФИГУРНОГО КАТАНИЯ! ПРИГЛАШАЮТСЯ ВСЕ ЖЕЛАЮЩИЕ!?

Он стоял на катке в центре двора и смотрел на окна ее квартиры. Он вспоминал о том, как Они впервые поцеловались. Они сидели на берегу моря, менявшего на ветру свой цвет, как ?хамелеонов миллионы" в песне Новеллы Матвеевой.

...Ласково цветет глициния, Она нежнее инея. А где-то есть земля Дельфиния И город Кенгуру.

Дом на углу Садовой был трехэтажный и невзрачный на вид. На двери второго подъезда висело объявление, а во дворе был каток для детей.

С каждым днем ему становилось все труднее умалчивать об этом, все сильнее хотелось написать ей в одном из писем:

"Теперь в твоем доме многие знают меня и даже здороваются. Мы с Игорем Игоревичем устроили у тебя во дворе каток для детей и организовали две секции: одну для фигуристов, а другую для хоккеистов. Занимается с ребятами Игорь Игоревич (он тренер по фигурному катанию и, кстати, совсем не такой сердитый, каким кажется), а я ему помогаю: слежу за катком, за дисциплиной, то есть когда катаются фигуристы, не пускаю на лед пацанов с клюшками и шайбами, и наоборот... Видишь, до чего я докатился в твое отсутствие!.. Зато я завтракаю по утрам в твоем кафе-молочной, каждый день вижу перед собой окна твоей квартиры... А вчера ко мне подошел... Кто бы ты думала? Твой отец! Похлопал меня по плечу и сказал: "Что же ты, парень, других учишь, а сам не катаешься".,.. Если бы он только знал!.. А сестренка у тебя симпатичная. На тебя похожа. Мы с ней часто сталкиваемся во дворе".,

Ни о чем об этом он не писал ей, готовя ей сюрприз, но едва ли не каждый день отправлял в далекий южный город письма с описанием своей любви, тоски, одиночества и надежды на скорую встречу. Она с прежней аккуратностью раз в неделю отвечала ему красивым почерком, подробно сообщая о своих занятиях в училище, расспрашивая о том, как он готовится к выпускным экзаменам, какие оценки намечаются у него в аттестате.

Дом был трехэтажный. Во дворе его проводила свои занятия спортивная секция, руководимая тренером Игорем Игоревичем и его помощником, задумчивым пареньком, которого все в доме называли "наш рыжий" за рыжеватые его волосы. Популярность секции росла с каждым днем, и тренер хотел было прекратить- набор новичков, но "р,ыжий" нашел проблеме иное решение: призвал на помощь мужское население дома и совместными усилиями не только значительно расширил каток, но даже благоустроил его: огородил дощатым барьером, оборудовал скамейками и хоккейными воротами. Стараниями того же "р,ыжего" над катком через некоторое время появилось электрическое освещение, было начато сооружение радиоузла. Однажды вечером во двор забрела компания каких-то подвыпивших парней. Они прогнали с катка малолетних хоккеистов, вытащили на лед скамейки и выставили на них бутылки с вином. "Рыжий", оказавшийся свидетелем этой сцены, смело выступил против захватчиков, и наверняка досталось бы ему за его самоотверженность, но старшие братья занимающихся в секции с криком "Нашего рыжего бьют!" выскочили из подъездов и выдворили хулиганов.

Расчищая лед от снега или помогая маленьким фигуристам зашнуровывать ботинки, он часто замечал эту старушку, видел, как она медленно шла вдоль подъездов, с трудом переставляя ноги.

"А ведь у нее, кажется, есть бабушка... Нет, тогда бы они жили вместе... Хотя..."

Однажды, увидев с катка, что старушка тащит тяжелые сетки, он подбежал к ней, отобрал ношу и помог добраться до квартиры; она жила на третьем этаже и еле поднялась по лестнице, тяжело и часто дыша и виновато улыбаясь.

На следующий день, позавтракав в кафе-молочной, он завернул во двор, вошел в четвертый подъезд и поднялся на третий этаж. Он долго ждал у двери, пока старушка открыла ему на звонок.

? Бабушка, может быть, вам чего-нибудь надо... Ну в магазине там... Или... В общем, я сейчас в школу иду, а на обратном пути, если хотите..." неловко начал он, но по мере того как старушка испуганно отвергала его услуги, вел себя все решительнее и настойчивее.

"Нет, она, конечно, не ее бабушка. И, наверно, я странно выгляжу... Но когда она приедет, ей ведь будет приятно узнать, что я помогаю старой больной женщине, живущей в ее доме..."

Дом был трехэтажный. В его четвертом подъезде на последнем этаже жила старая женщина. Звали ее Марией Ильиничной. .Родных у нее не было, но с некоторых пор ее стал навещать молодой парень с рыжеватыми волосами и задумчивым лицом. Он ходил для нее в магазин за продуктами, в прачечную за бельем и в аптеку за лекарствами, часто сопровождал ее во время прогулки по двору, бережно поддерживая под руку, а потом оказывался в ее отвыкшей от людей квартире, заставленной старинной мебелью, увешанной старинными литографиями и пожелтевшими афишами, садился в старое кресло, пил чай из старых фарфоровых чашек и слушал рассказы хозяйки. Сорок лет Мария Ильинична проработала в районной библиотеке, сорок лет принимала и выдавала книги. Вся жизнь ее, как ей казалось, прошла тихо и незаметно, в четырех стенах, среди стеллажей с книгами и лампочек без абажуров. В Отечественную войну она ушла на фронт, служила медсестрой санитарного поезда, несколько раз выносила из горящих вагонов раненых. А в тридцатом году была мобилизована на борьбу с неграмотностью, основала три библиотеки в Сибири, вместе с книгами пряталась в погребе от кулаков. А в гражданскую войну...

С каждым посещением Марии Ильиничны перед рыжим подростком в беспорядке старческих рассказов все шире раскрывалась незнакомая, во многом непонятная ему, почти невероятная жизнь, и с каждым разом рассказчик и слушатель все сильнее привязывались друг к другу, так что некоторые жильцы вдруг признали в подростке внука Марии Ильиничны и чуть ли не упрекали парня за то, что "так поздно в нем заговорила совесть".,

Она приехала в конце февраля. Достав из почтового ящика письмо, в котором она сообщала ему день своего приезда и номер вагона, он долго не мог поверить.

"Она ведь писала, что до лета не сможет приехать!.. У них ведь сейчас занятия!.."

Три дня, оставшиеся до ее приезда, он был сам не свой от нетерпения, едва высиживал от звонка до звонка в школе, но домой приходил поздно вечером, все свободное время проводя возле ее дома: лед катка выскоблил скребком так, что снежинки не осталось, но этого ему показалось мало, и тогда он заново залил каток, но и этим не удовольствовался и на следующий день, несмотря на протесты Марии Ильиничны, вымыл у нее в квартире полы и собирался мыть окна, но потом сообразил, что даже при его жажде деятельности мытье окон в зимнее время - слишком нелепое занятие; дома у себя он никогда не мыл ни полов, ии окон.

В день ее приезда, едва открылось кафе-молочная, он позавтракал в нем, потом пришел во двор. Окна ее квартиры были темными: родители еще спали. Он сел на скамейку и стал ждать, когда они проснутся, чтобы вместе ехать встречать ее, но и

десяти минут не высидел, выбежал на улицу и пешком отправился на вокзал.

Поезд пришел без опоздания, в девять часов утра, и она одной из первых вышла из вагона. Он кинулся к ней навстречу, чуть не попал под колеса автотележки, отскочил в сторону, а когда вереница прицепов проехала мимо, увидел ее рядом с незнакомым мужчиной и незнакомой женщиной.

? Привет," смущенно сказала она и, повернувшись к незнакомцам, пояснила:? Пап-мам, это Коля. Я вам о нем писала.

"Как же так? Почему я их ни разу не видел".,. Они ее родители"!?

? Ко-оля" - удивленно переспросил мужчина в каракулевой папахе.

? Очень приятно," сказала женщина в синтетическом пальто с блестками.

От удивления он забыл поздороваться с ними.

Они пошли по перрону: она впереди с родителями, а он чуть поодаль. Она то и дело оборачивалась.

"Да нет, все не так!.. Я думал, что она выйдет и... Мне хотелось, чтобы... Но не так же! И эти чужие люди! И какая она странная в этой дурацкой шапке и шубе..."

? Коля, ну чего ты идешь сзади" - укоризненно спросила она.

? Да нет, я тут... я за вами," пробормотал он.

? Люсенька, а этот рыжий что, с нами поедет" - вполголоса спросил ее отец, но он расслышал." Мне его деть некуда: тебя еще бабушка с дедушкой приехали встречать.

- "Боже, зачем это"! Лучше бы я ждал ее у дома!? Они вышли на привокзальную площадь и подошли к красному "Москвичу". Она подбежала к машине, распахнула дверцу, кинулась обнимать незнакомых пожилых людей, сидевших на заднем сиденье, потом с деланной беззаботностью объявила родителям:

? Папочка-мамочка, вы поезжайте, а мы с Колей" на автобусе!

? Это еще что за новости! - недовольно произнес ее отец, но, взглянув на дочь, понимающе улыбнулся и продолжал с ласковой настойчивостью: - Значит, мы так сделаем, Люсенька: ты садишься в машину, и мы едем домой, где тебя ждут твои многочисленные любящие родственники. А кавалера твоего мы пригласим к себе как-нибудь в другой раз... Хорошо, сегодня вечером! Договорились"

Она виновато посмотрела на него и сказала нерешительно:

? Без Коли я не поеду.

? Да нет, что ты!.. Я только на вокзал... Я наоборот... Мне же в школу надо," испуганно бормотал он.

"Какая школа? Сегодня воскресенье! Что я несу!?

? Ну вот и прекрасно! - воскликнул ее отец.

? Коленька, тогда я поеду, ладно" А после школы ты сразу же приходи к нам! Хорошо" Ты будешь свободен" - спрашивала она, глядя на него почти умоляюще." Ты адрес знаешь"

Она сказала ему свой адрес, но еще до того, как она его произнесла, он уже все понял.

"Перепутать номер дома с номером квартиры! Идиот!.. И на вокзал приперся!?

Она села в машину, прижалась лицом к стеклу, улыбнулась ему ласково и беспомощно.

"Какая-то она не та, другая... Интересно, если она снимет шубу и шапку... Неужели снова будет такой же... как там... тогда??

Машина уехала, а он пошел по пустынным заснеженным улицам, сквозь безлюдные скверы, сверкающие инеем; мимо высоких валов старого города; мимо скучившихся над береговым обрывом си-неглавых церквушек с ажурными крестами, с чуть выпуклыми стенами, в лучах утреннего солнца казавшихся теплыми; мимо аркады торговых рядов, через площадь навстречу строго-величавому собору и призрачно легкой, устремленной в прозрачную глубь неба колокольне и дальше по мосту через реку сквозь розовую дымку в новый город...

Изредка навстречу ему попадались люди. Они щурились на искрящие жаркий свет сугробы, а ему казалось, что люди ему улыбаются.

ОН остановился возле дома номер двенадцать по Садовой улице. Стоя возле незнакомого пятиэтажного дома, он вспоминал о том, как завтракал в кафе-молочной, как вместе с Игорем Игоревичем заливал каток, как отобрал сетки у Марии Ильиничны...

"Я сам виноват. Ведь она знала мой адрес. Она бы меня разыскала, и я повел бы ее к нашему дому. Мы позавтракали бы в кафе-молочной. Я познакомил бы ее с Марией Ильиничной. Я все бы ей объяснил, и она обрадовалась. Мы вместе посмеялись бы над моей ошибкой..."

Он усмехнулся, покачал головой и тут вдруг вспомнил, что она приехала лишь на неделю и скоро снова уедет.

Он ни разу не вспомнил о Дельфиний, постоял еще немного у чужого дома и пошел к себе домой.

Дом был трехэтажный и невзрачный на вид. Он стоял на углу Садовой улицы и безымянного переулка, и пять его подъездов выходили во двор. Люся Кузьмина никогда не жила в этом doMt, но в его кафе-молочной иногда по утрам завтракал знакомый всем рыжеватый паренек. Люся уже уехала, когда во дворе дома на катке был устроен спортивный праздник, привлекший к себе внимание всей округи: в свете прожекторов под музыку из радиодинамика на лед сначала вышли фигуристы в костюмах сказочных персонажей, а затем состоялся хоккейный матч: "р,ыжий" играл роль церемониймейстера, а на скамейке для почетных гостей, укутанная в шубу, сидела пожилая женщина - бабушка паренька, как думали многие. Он все реже писал Люсе и все реже получал от нее письма, но во втором подъезде на первом этаже вместе с матерью и отцом-художником жила симпатичная девушка, которая уже давно была влюблена в рыжего паренька и старалась чаще попадаться ему на глаза в надежде, что когда-нибудь он заметит ее, остановит и заговорит с ней: не может не заметить и не заговорить: ведь живут они в одном доме.

КАИСЫН КУЛИЕВ

Ночь и рассвет приходят наравне, Как сроки им выходят: друг за другом. Спит ночью вол и тянет ллуг во сне, С рассвета пахарь трудится за плугом.

Спит птица и свои лелеет сны, Когда в ее гнезде тепло и сухо. Дай птахе этой малой тишины И дому, где ребенок и старуха.

Дай тишины арбузам на бахче, И дикому подсолнуху на скате, И- снежной высоте, и алыче, Дороге виоле, плугу и попате.

Дай мира зорям, красящим кизип,

И мира тем, кто полет огороды,

И перевалу, где отец ходил,

И горным реквм, где грохочут броды.

Мгла свет затмит, и вспыхнет свет во мгле. Всему свое, все в мире повторится. Прошу я мира небу и земле, А птицам "волю нх. Свободу - птицам!

Спящий ребенок. Спящая птица. Всадник, спешащий в дом возвратиться.

Ночь тиха. Дорога суха.

В доме уснули вмертвую. Ой ли! Дремлют деревья стоя, как в стойле.

Тишь да сонь. Стынущий конь.

Дети и птицы, звезды им светят. Всадник во сне все едет и едет.

Ночь тепла. Дорога светла.

Когда журавли улетят от нас И возвратятся опять в свой час.

Мы рады, в небе услышав стаю, Как пахарь доброму урожаю.

Как будто они не из дальних стран, Из дней далеких курлычут нам.

"кЪ-к

Любой в этот мир пришедший Его открывает впервой. Как двери нового дома. Который возвел другой. Он мир открывает, как окна В дому, окно за окном, И видит в одном он - утро, А вечер и ночь "в другом.

Каким я мотом был, каким глупцом - Я годы-дни не знал куда девать! Как грустно сознавать перед концом. Что дни и годы не воротишь вспвть.

Ни золота прошу, ни серебрв - Верни мне, жизнь, промотанные дни. Не легких дней прошу - прошла пора, Хоть трудные, хоть горькие верни!..

Я листве этой каждый вечер

? До свидания! - говорю И, когда ее утром встречу. За свидание благодарю.

Я тропе этой каждый вечер

? До свидания! - говорю И, когда ее днями встречу. За подарок благодарю.

Я звезде этой каждый вечер

? До свидания! - говорю Й, когда ее снова встречу. За надежду благодарю.

Бып снегопад, был мрак, свистел буран, В потемках шел я, спасшись от обвала. Боясь, что темнота введет в обман, И без того душа впотьмах блуждала.

Когда же ночь прошла, чуть погодя. Как свет белел, как розы пламенели. Как радовался я, в свой дом входя. Как в голубевшем небе птицы пели!

Я счастлив бып увидеть снова дом. Со смертью разминувшись еле-еле, Как ветхий карбас, выдержавший шторм. Вино и хлеб опять меня согрели.

Нет краше материнского лица И глаз моей любимой нет прекрасней! Я рад был возвратиться в дом отца, Где, кажется, и мира нет согласней.

Ночь миновала. Отчий дом и двор Сияли светом радости чудесной. Узнал я цену жизни, житель гор, И жарким днем лежу в тени древесной.

Свет был на всем. Он внове освещал Улыбку матери и взгляд любимой. Меня, по счастью, пощадил обвал, И вот лежу, живой и невредимый

Ужасный гул остался позади. Как вкусен белый хлеб с водою горной! Вкуси покой и радость обрети. Душа, бедой испытанная черной. Перевел с балкарского О. ЧУХОНЦЕВ

КОНСТАНТИН ВАНШЕНКИН

Почтальон под дождем

Дождь. Почтальон под дождем. Вряд ли почувствуешь зависть. Холодно в поле пустом. Где он идет, оскользаясь. Дождь. Почтальон под дождем. Сумка промокла до нитки. Может быть, зря его ждем Мы под зонтом у калитки.

Кавказ

Я высунулся, бледный, из машины На повороте воздуху глотнуть. Терялись исполинские вершины, В разрыв небес ушедшие по грудь.

Соединеньем сумрака и мрака Меж скалами клубились облака. Под ними, как промокшая собака, Отряхивалась горная река.

Уход

Сквозь новые внезапные заботы, Сквозь многие возникшие дела - Вдохнула ощущение свободы И голову бесстрашно подняла:

Дорога, уносящая отлого Дома и перелески без конца. И белый след, как будто от ожога. На месте обручального кольца.

Футбольные прозвища

В спорте прозвища, как в деревне, И традиции эти древни. Каждый ловко и прочно зван. Слон. Михей. Косопузый. Жбан. Так заходит сосед к соседу Длинным вечером на беседу. Эта явная теплота Между близкими принята. Оборачиваясь на кличку, Что с годами вошло в привычку. Усмехаешься: "Молодежь!.." И опять от ворот идешь.

Потому что взяты ворота... В этом все-таки было что-то: Гусь. Чепец. Пономарь. Стрелец... А играет-то как, стервец!

В купе

В купе три девушки со мною, Й словно здесь они одни. Своей похожею судьбою Друг с другом делятся они. Я слышу эти разговоры, Я понимаю этот пыл. А оживленные их взоры Не верят, что я молод был.

Ветер - по кронам.

Спрятались тетерева.

Низким поклоном

Кланяются дерева.

Время рассвета.

Спятила роща с ума:

Кем-то раздета

Или разделась сама.

Мнилось: престижна

Каждая желтая прядь.

Скоропостижно

Это пришлось потерять.

Как от махорки,

В сизом дыму бересклет.

Да от моторки

Вдоль по воде белый след.

Отроковицы

Смеялись две отроковицы, В седьмой шагающие класс. Струился свет от роговицы Их голубых и карих глаз. Тянуло свежестью самою От хохота отроковиц. И снежной веяло зимою От шапок и от рукавиц.

Чудак

Хоть и нет уже сил. Вновь смеяться готова. Он седьмого звонил. Что приедет шестого. Городил ерунду. Но без лишнего пыла. Знать, ему на роду Так написано было. Вечно путал с утра Яви признаки, сна ли... Что он умер вчера. Мы сегодня узналн.

Сверху упала щепотка побелки - Поднял я взгляд потревоженный свой. Чтоб догадаться, чьи это проделки. Кто там еще над моей головой... Снежный комок от исчезнувшей белки Так же смущает зимой голубой.

ВЕЧЕРНИЙ НРУГ

Глава I

ПРОИСШЕСТВИЕ В ПАРКЕ

ПОВЕСТЬ

Рисунок

Евг. Адамова.

=j-^ ачалась вся эта история с того, что Петр в очередной раз влю-Г бился.

...Неделю назад дела привели Шухмина в одно отделение мили-I ции. Там он Нину и встретил. I Стоял необычно теплый, даже жаркий май. Уже увяла сирень в ,-^1 новых московских сквериках, которые в последние годы появились в центре города на месте- снесенных старых зданий. А на старинных бульварах, опоясывающих центр города, вовсю распустилась глянцево-зеленая листва на деревьях, под густой их кроной было в солнечный полдень душно. И совсем уже нечем дышать на шумных улицах и проспектах.

Потому Петр не придумал ничего лучшего, как пригласить свою новую знакомую в парк.

Они встретились возле станции метро и по широкому мосту направились в сторону парка, огни которого сверкали на той стороне реки. Было еще светло, и огни казались на фоне зелени и пестрых павильонов лишь золотистыми блестками.

Нина посмотрела на далекий берег и, замедлив шаг, спросила:

? А что там на набережной, где народ толпится?

? Заграничные аттракционы," ответил Петр и, продолжая разговор, в свою очередь, задал вопрос: - Ну, а что у вас слышно"

? Неприятный случай у нас сегодня. Днем залезли в одну квартиру, выпили воды и оставили записку: "Извини, ошиблись адресом. Бедно живешь". А через два часа ограбили невдалеке другую квартиру. Антиквариат всякий унесли. Хозяин даже цветные фотографии украденных вещей принес. Ой, какая там красота! Это от отца ему перешло.

? Видно, крупная кража," согласился Петр." Завтра по сводке пройдет. Но неужели те же самые, которые записку оставили"

? А если они, то что" - чуть насмешливо поинтересовалась Нина." Сразу, конечно, раскроете?

? Ладно уж вам, Ниночка, смеяться над бедными сыщиками. Мало над нами другие смеются и ругают тоже?

Так, болтая, они дошли До главного входа в парк и по широкой аллее не спеша двинулись к набережной. За их спиной на центральной площади перед входом шумел и переливался тысячами струй огромный фонтан. Народу было много, и все, кажется, шли в одном направлении.

Вскоре Петр с Ниной вышли на набережную, где невдалеке один от другого стояли причудливые аттракционы. Люди, усевшись в легкие салазки, стремительно взлетали вверх по каким-то фантастическим кривым, потом падали, на секунду исчезая за разноцветными щитами, и снова взлетали ввер*"., казалось, вот-вот должны были в какой-то миг перевернуться. Оттуда неслись возбужденные возгласы, женский визг и смех, заглушаемые грохотом, свистом и лязгом работающих механизмов.

Длинные очереди извивались возле касс. Любителей острых ощущений было больше чем достаточно.

? Не хотите испытать свои нервы" - весело спросил Петр." Такие переживания и всего за сорок копеек, а?

Нина пожала плечами и, закинув голову, стала следить за стремительным полетом санок на ближайшем аттракционе.

? Ой," сказала она," даже издали кружится голова.

Петр между тем разглядывал очередь в кассу. Интересно, сколько же надо в ней простоять" Этот воздушный крутеж, то есть один сеанс, продолжается - он посмотрел на часы, как только аттракцион, приняв новую партию желающих, начал с лязгом и гулом набирать обороты, затем отметил момент остановки," продолжается три с половиной минуты.

Петр невольно спросил слонявшегося невдалеке толстого парня:

" Мало они летают, всего три минуты. Голова, что ли, больше не выдерживает"

? Ага," подтвердил парень, как-то странно взглянув на Петра." Не выдерживает.

? Скажи, пожалуйста...

Петр пожал плечами и продолжал свои наблюдения.

Сажают сразу человек сорок. Ну, а в очереди - Петр снова прикинул - человек двести. Да, не меньше, чем на час, со всеми посадками и высадками. Он покачал головой и объявил:

? Нет смысла. Из-за трех минут волшебного полета час томиться в очереди. Как, Ниночка?

? Я вам уже сказала. Пойдемте.

Они миновали еще два павильона, где очереди были не меньше, и наконец вынырнули из толпы возле боковой аллеи.

За невысокой, аккуратно подстриженной стеной кустарника возникла решетчатая ограда летней концертной площадки, за ней видны были люди на длинных скамьях, а на освещенной сцене-раковине азартно играл небольшой молодежный джаз и хриплым голосом что-то пела в микрофон тоненькая женщина в длинном красном платье. А еще дальше, уже по другую сторону аллеи, за высоким, глухим зеленым забором слышался сухой треск несильных выстрелов. На заборе красной краской были начертаны три огромные буквы: "Тир".,

Нина и Петр медленно шли по аллее, болтая о всяких пустяках и поглядывая по сторонам. Еще было довольно светло, хотя яркие фонари на красивых изогнутых мачтах уже сияли высоко над головой.

Внезапно Петр ощутил неясное беспокойство, точнее даже, неудсбство, стесненность какую-то. Ощущение было непривычным и, главное, непонятным.

4. "Юность" JVs 2.

Они продолжали все так же не спеша идти по аллее, Нина с увлечением рассказывала о прошлогоднем туристском походе на плотах по рекам Смоленщины.

Неожиданно на скрещении аллей возникло маленькое, уютное кафе, Петр предложил зайти и посидеть там. Но Нина попросила:

? Давайте еще погуляем. А кафе запомним и потом вернемся. Оно и правда очень славное.

И они пошли дальше.

Вот тут-то Петр и обратил внимание на двух подвяливших парней. Они, видимо, уже давно шли за ним, именно за ним, Петром, а не за Ниной. Это он сразу же ощутил. Вот откуда шло его беспокойство. Ну, еще бы! Никогда в жизни за ним никто не следил. Он - это случалось. Но за ним... Да, то была именно слежка, малоквалифицированная, конечно, совсем непрофессиональная, но все же слежка. Петр только не мог определить, где именно она началась. За ним увязалась явно какая-то шпана, это было видно по их опухшим физиономиям, по пьяным ужимкам, по походке.

Прежде всего Петр решил проверить, что слежка за ним в самом деле ведется. Для этого он несколько раз сворачивал с Ниной на другие аллеи, останавливался возле каких-то афиш. Он даже на минуту завел Нину в летний лекторий за решетчатой оградой, где врач давал консультации по режиму дня и питанию людей разного возраста и профессий.

Когда Петр и Нина снова двинулись дальше по аллее, Нина насмешливо спросила:

" Что же вы ушли, не узнав, какой режим дня соответствует вашему возрасту и профессии" Интересно, что бы врач вам посоветовал...

Петр, однако, шутки не принял, потому что парни не отставали ни на шаг. Понизив голос, Петр сказал:

? Вы, Ниночка, работаете в милиции, поэтому не подавайте вида, что удивлены: с нами ведь всякое бывает, сами знаете. Сейчас, например, за нами следят, представляете?

? А вам это не кажется?"улыбнулась Нина, но глаза ее стали строгими, настороженными, и она зачем-то взяла Петра под руку.

? Я уже убедился," коротко ответил Петр и добавил:? Только не оглядывайтесь по сторонам.

? Нет-нет. Но... зачем они следят за нами"

? Сам не пойму. Но все-таки интересно выяснить, зачем я им понадобился." Петр огляделся по сторонам." Где тут пункт милиции" Сто лет в этом парке не был.

? Где-нибудь у входа.

? Я тоже думаю. Пойдемте в том направлении. Они медленно двинулись к центральному входу

в парк. Неожиданно Нина заметила какого-то человека с красной повязкой.

? Вон дежурный. Спросим у него.

Они подошли, и человек показал им, в какой стороне находится пункт милиции, ни о чем при этом не спросив и не предложив помощи.

Петр заметил, что их короткий разговор не понравился' преследователям. Они стали явно нервничать, хотя, конечно, самого разговора слышать не могли. Правда, они, в свою очередь, тоже подошли к тому человеку, поздоровались с ним за руку, как со знакомым. И Петр сделал вывод, что парни эти не случайные посетители парка.

А через некоторое время парни ускорили шаг, и, не обращая внимания на окружающих, один из них грубовато окликнул Петра:

? Эй, мужик!

Петр оглянулся и с подчеркнутой вежливостью осведомился:

? Это вы ко мне обращаетесь"

? К тебе, к тебе," ответил парень в красной рубахе и приказал: - Ну-ка, топай сюда.

Наглый его тон Петру не понравился, и он собрался было ответить в том же духе, но передумал и негромко сказал Нине:

? Я сейчас. Подождите.

? Я с вами.

? Нет," жестко отрубил Петр и уже мягче добавил:? Я вас прошу.

Он подошел к парням, и все тот же, в красной рубахе, угрожающе процедил:

? Вот чего. Чтоб духу твоего сейчас в парке не было. А то за здоровье не ручаюсь, понял"

? Нет," покачал головой Петр." Не понял." Он даже вздохнул от огорчения." В чем дело-то". Парк для всех, кажется.

? Только не для тебя. Если еще раз придешь, рыбу кормить отправим.

" Чем это я вам так не понравился?

" Мордой. И языком. Так что вали отсюда со своей девкой. А мы поглядим, куда повалишь. Давай, давай.

" Что-то неохота," лениво ответил Петр." Рано еще.

И в тот же момент неуловимо быстрым движением успел перехватить руку парня в серой куртке, стоявшего сбоку. В руке у того был нож. Удар парень хотел нанести неожиданный и потому особенно опасный, снизу вверх, в брюшину, с расчетом свалить Петра за кустарник. Пока люди вокруг сообразят, что случилось, эти успеют убежать, скрывшись за тем же кустарником, благо уже спускались сумерки.

Но удар не получился. Все-таки Шухмин был как-никак прошлогодним чемпионом московского "Динамо" по самбо. И потому возле кустарника раздался сдавленный крик, а на траву упал нож. И тут же затрещали кусты. Это удирал второй, в красной рубахе. Он даже не пытался прийти на помощь товарищу, но с безопасного расстояния оглянулся и зло крикнул:

? Ну, гляди, сука, что с тобой теперь будет! - И мгновенно исчез за кустами.

Лежащий парень подняться не мог: Петр коленом прижал его к земле, заломив за спину руку. Мимо, оглядываясь на них, торопливо проходили люди. И только какой-то пожилой человек в соломенной шляпе, приблизившись, спросил:

? Тебе помочь, сынок?

? Да нет, справлюсь, спасибо," ответил Петр." Сейчас вот в милицию его, гада, сволоку.

? А свидетель" Как же без свидетеля? Я-то сам видел, как он...

? На этот раз обойдемся без свидетеля,"усмехнулся Петр и, обращаясь к парню, добавил:? Вставай, бобик. Ножками пойдешь. Вот только ножичек твой не забыть бы.

Но за ножичком уже нагнулась Нина.

? Все-таки свидетель, выходит, есть," улыбнулся человек в соломенной шляпе.

Парень угрюмо поднялся, отряхнулся и... неожиданно кинулся в кусты.

Неизвестно, сколько бы за ним пришлось бежать, если бы он не споткнулся. Петр схватил его и сгоряча нанес такой удар, что больше парень о бегстве не думал. Он обмяк, скрючился и теперь еле переставлял ноги, морщась при каждом шаге.

Минут через десять они подошли к милицейскому пункту - найти его удалось все же не сразу.

? Вы меня минуту подождите, Ниночка," чуть извиняясь,, сказал Петр." Что поделаешь, такая прогулка у нас получилась.

Он провел задержанного парня в одну из комнат, и туда вслед за ними вошел долговязый капитан, заместитель начальника милицейского пункта.

? Филипенко," представился он Петру." Зовут Василий. А тебя я знаю, между прочим. В Гагдрин-ском районе встречались. Я два года там вкалывал. Что случилось-то"

Петр отвел его к окну, чтобы сидевший возле стола парень не слышан, и коротко сообщил о странном поведении своих преследователей и о схватке с ними тоже.

? Та-ак," задумчиво произнес Филипенко, критически разглядывая задержанного." Я тут с публикой местной познакомиться как следует пока не успел. Вот с этим деятелем мы, к примеру, еще не встречались. Как тебя эвать-то" - обратился он к парню.

Тот метнул на него затравленный взгляд и буркнул:

? Виктор.

? А фамилия?

? Ну, Короткое. Дальше чего"

? Обыскал его" - обратился Филипенко к Петру.

? А как же. Документов никаких. Вот только ножичек.

? А это не мой," с вызовом произнес Короткое." Докажи, что мой.

? Э, Витя," покачал головой Петр." Совсем ты, я гляжу, зеленый.

? Сам больно красный.

? Не груби старшим. И помни, где находишься. А насчет ножичка я ничего пока доказывать," он сделал ударение на последнем слове," не собира* юсь. Ты же видел, я даже от свидетеля отказался.

? У тебя девка - свидетель.

? Ну вот. Выходит, нож доказать можно" - засмеялся Петр.

Парень отвернулся, не желая отвечать. Его мелко трясло, и видно было, что он изрядно пьян.

? Ты спасибо скажи, что на меня наскочил," продолжал Петр." А напал бы на постороннего гражданина, ранил бы его - и загремел бы на много лет, дурья твоя голова. Колонию, небось, еще не нюхал"

Парень, съежившись, упрямо молчал.

? Ладно," решил Петр." Успеем потолковать.

? Давай тогда отдыхай, завтра поговорим," рассердился на Короткова Филипенко и, открыв дверь в коридор, крикнул: - Васильев]

Немолодой усатый милиционер увеп задержанного. Когда дверь за ними закрылась, Петр сказал Филипенко:

? Ты мне завтра позвони. А до того не отпускайте парня. Запиши мои телефон.

Филипенко записал телефон и, улыбнувшись, спросил:

? А ты с девушкой, оказывается" Может, все-таки из-за нее?

? Нет. Не так они себя вели. Что-то тут другое, понимаешь" Ну, ладно. До завтра. Бывай.

Попрощавшись, Петр вышел в коридор и огляделся. Нина стояла в стороне, возле окна. Когда Петр вышел в коридор, она помахала ему издали, и он, обрадованный, словно- встреча их была счастливой случайностью, заторопился к девушке.

? Простите, Ниночка," сказал он, подходя." Очень я задержался.

Они направились к выходу.

? Ну, что" - нетерпеливо спросила Нина." Сказал он что-нибудь",

? Говорит, вы им понравились," чуть заметно усмехнулся Петр.

? Я?

? А что" Разве такого не может быть" Да я бы и сам не отстал, если бы вас встретил.

? И вы ему поверили" Петр вздохнул.

Некоторое время они шли молча. Петр предложил:

? Давайте зайдем в то кафе?

? Ну, что ж," согласилась Нина и весело тряхнула головой." Все-таки никому не удастся испортить нам вечер, правда?

Они невольно ускорили шаг, и Петр уже не выпускал ее руки из своей.

Потом они долго еще гуляли по парку. Петр не забывал наблюдать по сторонам, но ничего подозрительного не заметил. Их, видимо, оставили в покое.

Глава II

ДВА СОВСЕМ, КАЗАЛОСЬ БЫ, РАЗНЫХ ДЕЛА

едор Кузьмич возвращался по длиннейшему коридору от начальника управления. Деловито, даже напряженно проводил утренние пятиминутки генерал. Причем он умел не только точно и коротко сориентировать начальников отделов в оперативной обстановке по городу, дать важные указания или советы по особо сложным делам, но, главное, создать настроение, заразить всех своим оптимизмом и энергией. Это Федор Кузьмич ценил больше всего, это соответствовало его собственному подходу к делу.

Однако внешне и даже по складу характера они совсем не походили друг на друга. Генерал был среднего роста, широкоплеч, подтянут и порывист в движениях, с открытым живым лицом, на котором, казалось, отражалось любое чувство. А Федор Кузьмич высок, сутул и нескладен в своем мешковатом старомодном костюме, седой ежик волос уже не мог скрыть явственно обозначившуюся лысину; круглые простые очки придавали ему и вовсе какой-то бухгалтерский вид. Федор Кузьмич всегда оставался сдержан, немногословен, угрюм даже, и потому; наверное, редкая улыбка, проступавшая вдруг сквозь усы, необыкновенно шла ему.

Так вот, идя по бесконечным коридорам после пятиминутки у генерала и рассеянно то и дело здороваясь с кем-то, Федор Кузьмич думал о том, что чуть не за тридцать лет его работы в уголовном розыске сменилось немало начальников, но, кажется, давно уже не было такого подходящего, как сейчас. Хотя все они, прежние, были опытными работниками, прошедшими путь от рядового оперативника, своими ногами обегали всю Москву, на своих плечах взвесили опасную тяжесть их труда. А как же иначе? Сюда ведь не назначишь человека из другой руководящей сферы, не переведешь, не перебросишь. Здесь руководить надо не "вообще",, надо самому все знать, и уметь, "носом" чуять, улавливать, даже предвидеть перспективу дела, ход расследования, прочность версий. Это дается только долгим опытом работы, только "г,орбом". Поэтому куда повыше ставили порой совсем новых, свежих людей, а сюда нет, шалишь, сюда только "своего" можно. Потому, небось, и генералами тут становятся редко. Вот всего второй генерал за столько лет...

Да, в опыте бывших начальников сомневаться не приходилось, в искренности их намерений тоже. Однако подлинное уважение, а тем более всеобщая симпатия завоевывались не только опытностью и искренностью.

Федор Кузьмич, как и все в управлении, хорошо помнил случай, происшедший всего года два назад, когда теперешний начальник только принял дела. Трудный допрос по очень важному делу начал вдруг давать результат, и преступление вот-вот могло, как говорится, "пойти на раскрытие". Оказавшийся случайно на этом допросе один прыткий зам-нач отдела тут же побежал с докладом к новому начальнику управления, выдав успех допроса как вроде бы свой личный и вообще стремясь нечто приятное сообщить первым и первым выслушать благодарность. Раньше такое часто приносило успех. Но на этот раз новый начальник молча выслушал доклад, потом задал два-три, казалось бы, ничего не значащих вопроса, но неожиданно самому докладывающему стало ясно, что он не должен был сюда прибегать первым, что он себя как бы "р,аздел" и показал, чт.о в допросе, по существу, не участвовал, иначе обязательно знал бы некоторые детали, о которых будто невзначай спросил новый начальник. Да и то, что он так спешил сообщить, оказывается, далеко не означало успеха, и теперь ему следовало вернуться и самому включиться в неоконченный еще допрос, придав ему другое направление. Короче говоря, таким пристыженным зам-нач никогда еще не выходил из кабинета начальника управления. Неведомым образом случай этот стал вскоре всем известен, и урок запомнился.

Сегодня генерал вел пятиминутку в обычном темпе, не позволяя утерять тот стремительный ритм, в котором живет огромный город. И заключил пятиминутку генерал, как всегда, энергично: "Ну, все. В бой!?

А суточную сводку между тем успели обсудить детально. В ней прежде всего обратила на себя внимание крупная квартирная кража. Было унесено много ценных антикварных вещей. Но особое внимание эта кража привлекла тем, что в квартире была обнаружена стреляная револьверная гильза, кем-то явно утерянная. В тот же день, то есть еще вчера, пулегильзотека научно-технического отдела дала заключение, что гильза от патрона из того самого нагана, который давно уже ?ходит в городе" и его давно ищут - месяц, наверное, когда впервые он был пущен в ход. "В котором часу вчера обнаружили кражу" - спросил генерал. "В четырнадцать часов"," доложил кто-то из присутствующих. "Кто из наших выезжал"? "По городу дежурил мой От-каленко," откликнулся .Федор Кузьмич." Он и нашел гильзу". "День поработаете, а вечером," сказал генерал," прошу с Откаленко ко мне. Кражу эту забирайте себе". "Слушаюсь"," сдержанно ответил Федор Кузьмич, хотя любой другой начальник отдела на его месте непременно попытался бы передать зто неприятное дело "по принадлежности", ибо квартирными кражами отдел Цветкова не занимался. Но в деле был замешан "тот самый" наган, и Федор Кузьмич, поняв генерала, не возразил.

Затем перешли к другим пунктам суточной сводки. Генерал обратил внимание на две драки в парке, обе "ножевые", причем, в результате одной из них человек был тяжело ранен и скончался в больнице. "Это не первый там случай," строго смзал

генерал." Что-то у меня печень начинает нагреваться, когда я об этом парке слышу. Прошу," он обернулся к Федору Кузьмичу," возьмитесь-ка посерьезней за него. Что там, в самом деле, происходит" Или я сгущаю краски, а??"тут же переспросил он. "После сегодняшней сводки не сгущаете"," невозмутимо ответил Федор Кузьмич.

И вот, возвращаясь с пятиминутки, Федор Кузьмич думал о двух новых делах, которыми предстояло немедленно заняться.

Когда он зашел к себе в кабинет, все сотрудники отдела уже собрались на утреннюю оперативку. Лосев, конечно, о чем-то азартно спорил, и длинная, тощая его фигура прямо-таки сломалась над спинкой стула, так он перегнулся через нее, обращаясь к сидящему сзади него Откаленко, на хмуром лице которого с упрямо выступающим подбородком было написано несогласие.

? Прошу внимания," сказал Федор Кузьмич, располагаясь за столом и доставая из кармана очки." Для начала - картина по городу за истекшие сутки.

Глуховатым своим голосом, не спеша, словно вдумываясь в каждую фразу, он прочел сводку. И каждый, конечно, тоже отметил про себя крупную квартирную кражу и драки в парке.

? Есть что добавить," неожиданно объявил Петр Шухмин.

Все с любопытством обернулись в его сторону. На Шухмина такое и вообще-то не было похоже, ну, а уж к суточной сводке обычно и вовсе никто ничего добавить не мог, кроме сотрудников, выезжавших на место происшествия, а Шухмин вчера никуда не выезжал, это все знали.

? Добавь," кивнул ему Федор Кузьмич и даже снял очки.

? Я вчера вечером как раз в парке был с одной девушкой," несколько конфузясь, начал Петр." Так вот она мне про ту квартирную кражу кое-что рассказала.

? Вот как надо выбирать девушек," наставительно сказал Лосев, смеясь одними глазами." Не всякая, гуляя, про такое расскажет.

? Да она работает в том отделении!"д,осадливо воскликнул Шухмин." Сказать не даете! Так вот, часа за два или три до кражи...

И он рассказал про записку, оставленную квартире неподалеку от той, которую затем обокрали.

? Интересно," медленно произнес Откаленко." Ребята мне про эту записку не рассказывали. Видно, не успели. Я оттуда сразу на другое происшествие уехал.

? А записочка-то кое о чем говорит," заметил Лосев." Если, конечно, тут одна группа... Разрешите, Федор Кузьмич" - обратился Лосев к Цветову." Так вот, если это една и та же группа, то можно предположить, что в первый раз они действительно ошиблись адресом. А значит, адрес-то был. То есть был подвод. И второе, думаю я, что группа та приезжая и город знает плохо.

? Ну, тут у тебя натяжечка," покачал головой Откаленко." Тем более, кто-то из них обронил там гильзу от нагана. А наган этот был месяц назад на преступлении.

? Ну и что" - задиристо спросил Лосев." Значит, они приехали снова. Может ведь и так быть"

? Где, между прочим, ты ту гильзу нашел" - поинтересовался Федор Кузьмич у Откаленко, вертя по привычке в руках очки.

? Под диваном.

? Как же она туда закатилась, по-твоему" - задал новый вопрос Федор Кузьмич.

Лосев с любопытством посмотрел на него. "За что-то Кузьмич зацепился"," подумал он.

" Могла из кармана выпасть," сказал Откаленко." Около того дивана стоял шахматный столик, и фигуры там были расставлены, ну, чтобы видны были. Ведь это же произведение искусства, а не просто шахматы, слоновая кость и серебро. Грабители второпях столик опрокинули, фигуры могли и под диван закатиться. А грабители унесли все до единой. Значит, ползали, собирали. Вот у кого-то гильза из кармана и выпала.

" М-да..." задумчиво произнес Федор Кузьмич и с силой потер ладонью ежик седеющих волос на затылке, что означало у него либо крайнее неудовольствие, либо такое же крайнее затруднение." Прошлый раз где этот наган применили"

? Его применили ночью на путях станции Курская-пассажирская," ответил Игорь Откаленко." Перестрелка с охраной.

" Что там случилось"

? Они по путям бежали с какими-то вещами. Хотели остановить, а они - стрелять. И ушли.

? Сколько их человек было"

? В темноте не очень разобрали. Вроде трое.

? Значит, так, милые мои. Ты, Откаленко, займешься этой кражей, ее нам отдали. Поезжай к ребятам в район, возглавь розыск. Вечером нас с тобой вызывает по этому делу генерал. Версию о приезжих не отбрасывай, тут Лосев прав. Записочку получше изучи. Пригодится, я думаю. Помни, группа опасная. Мы за этим чертовым наганом уже сколько бегаем! Он ведь каждую минуту снова выстрелить может. Понял ты меня?

? Так точно," подтвердил Откаленко." Еду. Он уже собрался встать, но Федор Кузьмич махнул ему очками.

? Посиди. Еще один пункт надо обсудить.

? Это насчет парка?

? Вот-вот. Ты вчера на убийство туда выезжал"

? Так точно. Около двадцати четырех часов его там в кустах нашли, человека этого. Умер в больнице, не приходя в сознание. Выпивши был, но не очень. Две ножевых раны, одна смертельная. На месте происшествия ни одной зацепки. Да и неизвестно, место ли это происшествия. Может, уже потом его в кусты сволокли.

? Словом, пока глухо," резюмировал Лосев.

? А по второй драке что есть" - спросил Федор Кузьмич.

? Там оба участника задержаны. Серьезных ранений нет, у одного только царапина. Сегодня ребята будут с ними разбираться.

? Есть что добавить," вдруг снова сказал Петр, вид у него при этом был еще более смущенный." Еще. одна драка там вчера случилась, тоже вечером.

? В парке" - на всякий случай уточнил Федор Кузьмич.

? Именно что.

? Он там не с девушкой гулял, точно вам говорю," объявил Лосев." Девушка была только для маскировки. Ну, сознайся, чего уж там," обратился он к Петру и незаметно подмигнул окружающим.

? Да нет, вы только послушайте," словно оправдываясь, сказал Петр," такого еще со мной не бывало, ей-богу.

И Петр рассказал о странной слежке, которую за ним установили в парке, и о заключительной схватке с двумя парнями.

? Так, может, просто хулиганы, да еще выпившие" - предположил Цветков.

? Нет, все тут, по-моему, не так," сказал Лосев." Они же потребовали, чтобы он из парка убрался и больше там не показывался. Нет, что-то тут другое.

? Не знаю, что может быть," вздохнул Шухмин." Я больше ничего придумать не могу.

? Ничего придумывать и не надо," пожал плечами Лосев." Работать тут надо

? Вот именно," неожиданно подвел итог Федор Кузьмич и пристукнул ладонью по столу." Именно работать. Вот ты, Лосев, сейчас и поезжай в парк. Все, милые мои. Оперативка закончена. Как наш генерал говорит: "В бой!?

Но в его устах этот энергичный призыв прозвучал как-то буднично.

В отделение милиции, на территории которого произошла квартирная кража, Откаленко собрался ехать сразу, как только закончилась оперативка. Но ему повезло. В коридоре управления он неожиданно встретил Костю Красилыци"ова из того же отделения, Костя возвращался от кадровиков.

? Опять у меня забирают человека. Пойми, некому же работать! - горячо и обиженно говорил низенький, толстый Красильщиков, пока они шли к остановке троллейбуса." Ты же знаешь, вся мелочь, вся морока - все на нашу голову, не на вашу. Вы только большие дела берете. А с нас голову откручивают и за большие и за малые. Вот голова Кругом и идет. А тут еще работника забирают. Это вместо того, чтобы двух додать. Ну, скажи, можно так?

Игорь согласно кивал в ответ. Он знал, почем фунт лиха в отделении, что там за сумасшедшая, дерганая работа. И в то же время он знал, что, не поварившись в этом котле, хорошим сыщиком не станешь. И не потому, Что в отделении приобретаешь особый опыт раскрытия преступлений, его скорее наберешься в МУРе. Но в отделении усваиваешь другой необходимый опыт - здесь по-настоящему узнаешь жизнь во всех ее самых острых, болезненных поворотах и изломах, здесь учишься распознавать людей, каждую минуту сталкиваешься с неожиданными, сложными ситуациями, в которые эти люди вдруг попадают и в которых они раскрываются, обнаруживая до того никому неведомые стороны своего характера. Словом, Игорь прекрасно знал нелегкий хлеб той работы и сейчас вполне сочувствовал Красильщикову.

В троллейбусе, естественно, служебный разговор прекратился, а когда наконец добрались до места и Красильщиков привычно, даже с облегчением расположился в своем тесном кабинетике, Игорь завел разговор о деле, ради которого приехал.

? Вы почему решили, что записку оставили те же самые, кто потом квартиру ограбил" - прежде всего поинтересовался он.

? Адреса, понимаешь, больно похожи," объяснил Красильщиков.

Он раскрыл папку, которую только что достал из сейфа, и, перебрав немногие бумаги, вытащил одну и протянул Игорю.

? Вот эта записка, гляди.

Игорь рассмотрел записку с обычным неторопливым вниманием. Очень важная это была улика. И несла она в себе немало информации, надо было только суметь ее извлечь. Текст записки гласил: "Извини, ошиблись адресом. Бедно живешь". Особенности так называемой письменной речи свидетельствовали, во-первых, о некоем все же культурном уровне автора, в пределах, скажем, средней школы, во-вторых, о свойственной ему браваде, наглости и даже безбоязненности, присущей скорей всего неопытности. Значит, наряду с опытными преступниками - кража-то совершена была вполне квалифицированно, да и наличие нагана об этом свидетельствовало"в группе был и новичок. Вероятно, на это обратил внимание и Красильщиков, он был опытный сыщик.

Дальше. Вот почерк. Никуда не ушел от школьного, но рука огрубела, видимо, привыкла к другой работе. А вот записку эту написать потянуло.

Следующий пункт - бумага. Листок вырван из блокнота. Бумага грубая, темная, волокнистая. Блокнот с такой бумагой сейчас вряд ли купишь в Москве. И это тоже тянет к приезжим. Виталий, кажется, угадал. Между прочим, блокнотами сейчас редко пользуются. А у парня в кармане блокнот. Но писать он не привык, у него явно другая работа. Зачем тогда блокнот" Записки пишет, заметки делает, расписки дает, работа с этим связана? На большом заводе? В Мастерской" За рулем? Привычно нанизывались мысли, тянулась логическая ниточка, не рвалась.

Игорь снова повертел в руках записку. А парень-то, видимо, пользуется блокнотом чисто. Записка написана уже на последнем листке. На обороте его виден еле заметный штампик, не печатный, типографский, а как бы чернильный. Штампик этот фабрики-изготовителя, не иначе. Разобрать его сейчас невозможно. Этим должен будет заняться эксперт:

Да, кажется, дорого обойдется тому парню его наглая выходка. Но пока что он и его сообщники гуляют на свободе и тот загадочный наган с ними.

Игорю была уже знакома эта вечная нервная напряженность, когда где-то ?ходит", оружие, это гложущее чувство почти личной ответственности и вины и ожидание, непрестанное ожидание нового несчастья.

? Ну, а как с гильзой" - спросил Красильщиков." Здорово все-таки, что ты на нее наткнулся. И чего тебя под диван потянуло"

? Думал, может, фигурка шахматная закатилась, столик-то рядом опрокинут был.

? А диван, между прочим, старинный, ты обратил внимание? Красивый диван," мечтательно произнес Красильщиков.

? Старинный," подтвердил Игорь." Все там старинное. Кто хозяин-то"

?? Инженер. Старина эта от отца ему досталась. Собиратель старик был, коллекционер.

? А кто, по мнению инженера, подвод мог дать, кто с его коллекцией знаком, ты спросил"

? Ну, как же. Это, говорит, подумать надо. Рассудительный такой мужик, выдержанный. Ну, я и решил: пусть, мол, на своем диванчике посидит, подумает. Благо, не унесли его, диван этот." Красильщиков хохотнул.

Игорь представил себе тот диван на гнутых резных ножках, придававших ему удивительную легкость и изящество, вспомнил овальную резную спинку дивана, в середину которой был вставлен тоже овальный, пухлый матрасик, обтянутый, как и сиденье и подлокотники, дорогой набивной шелковой тканью. Когда Игорь заглянул под диван, он подивился, как искусно и аккуратно был отделан низ сиденья деревянными планками. Но пыли под диваном было немало. Гильза закатилась недалеко, за переднюю ножку, и сразу бросилась Игорю в глаза. Дальше, до самой стены, возле которой стоял диван, ничего не было, никакой шахматной фигурки, только пыль и... темный комочек у дальней ножки. Этот комочек мелькнул тогда мимо сознания как не заслуживающий внимания. Что это было, кстати" Игорь невольно поморщился: какая ерунда приходит, однако, в голову - комочек... такой темный, как бы воздушный... Ну, комок свалявшейся пыли, пепел какой-нибудь... Пепел" Чепуха! Откуда там может оказаться пепел, под диваном? И не в виде порошка, а целый, сгоревший комок. Да и незаметно было, чтобы в комнате что-то жгли.

Место преступления или, как говорят, происшествия Игорь осматривать любил и умел. Делал он это аккуратно, методично, разгадывая по пути всякие неожиданные загадки. Он подмечал совсем вроде бы незаметные детали, находил и истолковывал еле видимые следы и при этом успевал улавливать состояние, настроение окружающих, особенно пострадавших, свидетелей, понятых, даже своих товарищей, производивших вместе с ним осмотр. Все эти неторопливые, вдумчивые действия как нельзя лучше соответствовали его педантичному, рассудительному нраву. Недаром следователи любили именно с Откаленко выезжать на место происшествия. И Кузьмич, кстати говоря, в этом первом следственном действии по раскрытию преступления больше всех доверял Откаленко.

И вот что-то вдруг забеспокоило Игоря во вчерашнем осмотре. Этот непонятный, дурацкий какой-то комочек под диваном, у стенки, что ли" И он... и что-то еще... Игорь вспомнил хозяина квартиры, с которым так и не успел как следует поговорить. Среднего роста, худощавый, черная густая бородка, черные усы и совсем светлые глаза между припухшими, веками, а в них растерянность, досада, даже горе. Ну, еще бы. Такая крупная кража. Можно понять и досаду и горе. А потом он что-то сказал Игорю, Игорь уже не помнил что, но какая-то фраза... или даже словечко...

? Как его зовут, потерпевшего"" спросил Игорь.

? Потехин Илья Васильевич," ответил Красильщиков." А что"

? Да так. Дай-ка я его допрос посмотрю. Красильщиков опять, открыл папку и достал исписанные от руки бланки допроса.

Игорь пробежал глазами вопросы и ответы. Нет, тут этого словечка, конечно, не было. Теперь Игорь вспомнил, Потехин сказал его не во время-допроса. Что же именно" Игорь совсем не был уверен, что Потехин произнес что-то важное, существенное, и тем не менее это ?что-то" не давало Игорю покоя. Но вспомнить было уже невозможно. Даже сам Потехин, наверное, не вспомнил бы, что он. такое сказал вчера Игорю.

" Чем вы сейчас занимаетесь по этому делу?" спросил Игорь.

Красильщиков пожал плечами.

? Да как всегда, отрабатываем связи. К нему же толпой всякие ценители-оценщики ходили, коллекционеры, скупщики-перекупщики, словом, черт-те кто. Это кроме обычных знакомых. А подвод тут был, это ясно.

? И не московским жуликам, а приезжим,?хмуро добавил Игорь.

? Приезжим" - насторожился Красильщиков." А наган"Он ведь тут ходит, у нас.

? Возможно, когда они. тут, и он тут.

? Ох, Игорек, сомнительно мне," покачал головой Красильщиков." Чует моя душа, хлебнем мы с этой кражей, будь она неладна.

Игорь в ответ только махнул рукой.

? Дай-ка я Потехину позвоню. Охота мне еще разок зайти к нему.

Красильщиков взглянул на часы.

? На работе, небось.* Вчера он случайно около двух домой заскочил.

? Попробую все же," решил Игорь. Ответил ему бойкий девичий голосок:

? Папы нет дома. Кто его спрашивает"

? Из милиции.

? А-а. Вы что хотите?

? Повидать его хотим.

? Приезжайте, он скоро будет.

Игорь решил воспользоваться приглашением, но на всякий случай уточнил:

? Я с кем говорю?

? Это его дочь. Меня зовут Лена.

? Вы в школе учитесь"

? К вашему сведению, я уже на четвертом курсе учусь, педагогического. Как это вы взрослый голос от детского не отличаете, удивляюсь.

? Извините," усмехнулся Игорь." А я капитан Откаленко. Сейчас к вам приеду.

Дом, где жили Потехины, находился совсем недалеко от отделения милиции, в соседнем переулке. Дом был новый, из светлого кирпича, с широкими, красивыми лоджиями. Он свободно стоял в глубине обширного двора, и только верхние этажи были видны над зелеными кронами деревьев.

Игорь поднялся на шестой этаж. Звонок за дверью мелодично и коротко звякнул. Тут же послышался торопливый стук каблучков, и дверь открылась. На пороге стояла длинная худая девица в ладных коричневых брючках и зеленой легкой кофточке навыпуск. Прямые желтые волосы спускались до лопаток, а половину широкого, как бы приплюснутого лица закрывали дымчатые огромные очки.

? Ага! Пришли все-таки," весело сказала девушка." Ну и темпы у вас. Так сто раз убить могут, пока вы явитесь.

? Вы бы мне сказали, что вас убивают," ответно улыбнулся Игорь,? я бы, знаете, как летел"

? Воображаю. Проходите уж. Папы пока нет, так что вас займу я, если не возражаете.

Девушка была чуть не на полголовы выше Откаленко и, наверное, вдвое тоньше, так что рядом они выглядели довольно комично. Впрочем, никому из них подобная мысль даже не пришла в голову, настолько интересна была для обоих эта встреча.

Они прошЛи в большую, залитую солнцем душную комнату, заставленную всякой старинной мебелью. Тут находился и красивый диван, запомнившийся Игорю; рядом, видимо, той же эпохи, старинная горка, застекленный книжный шкаф, буфет, ломберный столик, возле которого на специальных гранитных подставках стояли в ряд вдоль стены несколько отличных мраморных статуй каких-то греческих богинь и героев, над ними висели картины в потемневших золоченых рамах, а в углу громоздился большой, красного дерева рояль. В свободных местах возле стен и окон разместились старинные кресла и пуфики. Было тесно, жарко и пахло пылью.

? К вам, как в девятнадцатый век попадаешь," оглядываясь, пошутил Игорь, не зная, куда поставить принесенный с собой портфель.

? Это папаня устроил себе покои," насмешливо скривила губы Лена." Мы с мамой живем по-человечески. Хотите пройти ко мне? Не бойтесь, вы меня не скомпрометируете.

? Пожалуй, не стоит," ответил Игорь серьезно." Лучше, знаете, что" Вы мне покажите, где что лежало из того, что украли. Можете? Я вам список сейчас зачитаю." Игорь достал из кармана пиджака сложенный лист бумаги и, развернув его, приступил к чтению." Значит, так. Шахматы. Ну, это я помню. На том столике, да?

? Естественно," жеманно пожала плечами Лена, опускаясь на диван." Да вы садитесь. Курить будете?

Она достала из кармана брюк изящный кожаный портсигар с желтой металлической застежкой и при-

Чудливую зажигалку. Игорь поблагодарил и вынул свои сигареты.

Игорь продолжал спрашивать, поглядывая в список:

? А где лежали крест, веер и карманные часы"

? Кресту этому, между прочим, цены нет," многозначительно заметила Лена, картинно откинувшись на спинку дивана." Впрочем, папаня вам точно скажет его последнюю цену.

И тут Игорь вспомнил. Вот какое словечко зацепилось у него в памяти после вчерашнего разговора с Потехиным! Игоря тогда удивило это выражение, которое употребил Потехин,? "последняя цена".,

? А что значит "последняя цена" - поинтересовался Игорь.

" Что же тут непонятного" - снисходительно удивилась Лена, не меняя позы." Золото, старинные вещи все время дорожают. И папаня очень внимательно за этим следит. Надо же быть в курсе? Вот, смотрите.

Она вскочила с дивана, оставив сигарету в маленькой пепельнице, и танцующей походкой подошла к шифоньеру. Открыв дверцу и выдвинув нижний ящичек, она достала маленькую зеленую шкатулку и на вытянутой руке поднесла ее Игорю.

? Видите? Это прошлый век. Александр второй, кажется. Малахит и золото. Правда, красиво"

? Очень.

? Дивная вещица. А теперь глядите сюда.

Она открыла шкатулку. На дне ее лежал квадратик плотной бумаги, на котором в столбик были выписаны годы, начиная с тысяча девятьсот шестьдесят девятого, и напротив каждого года стояла сумма в рублях, сначала трехзначная, а потом четырехзначная.

? Видите, как растет ее цена" - с гордостью спросила Лена, словно это была ее личная заслуга.

Игорь кивнул.

? Вот то-то же.

? А почему запись начинается с тысяча девятьсот шестьдесят девятого"

? Куплена была в том году. Какой вы непонятливый," кокетливо сказала Лена.

Она аккуратно поставила шкатулку на место и все той же танцующей грациозной походкой направилась к дивану. Непринужденно расположившись на нем, она потянулась к оставленной сигарете.

? И вот так папаня поступает с каждой вещью, включая мебель," сообщила она.

? Каждый год все оценивает заново"

? Конечно. А как же иначе?

? Но он же не собирается все это продавать"

? Понятное дело, нет. Но знать, чем обладаешь, надо," убежденно заключила Лена,

? И все это приходится везти на оценку или оценщики приходят к вам?

? Приходят," раздраженно бросила Лена." Конца им нет.

? Знакомые?

? За столько лет не то что познакомиться - породниться можно.

? Да, вы невеста завидная," улыбнулся Отка-ленко.

? Не очень. У меня жуткий характер. Да и вообще я не собираюсь замуж. Дети, готовка, пеленки - спасибо. У меня такого инстинкта нет. Пусть другие этим наслаждаются. Я считаю, если любить, то в чистом виде.

? Как это понимать"

? А так. Я и он. И все. И больше мне ничего не надо.

? Так, Леночка, не бывает.

? А у меня вот будет. Приходите через пять лет, увидите.

? Договорились. А пока вернемся к этому списку. Где лежали крест, веер и золотые карманные часы фирмы "Павел Буре??

? С тремя крышками! Они считались особо дорогими даже тогда, при Буре. Все это лежало вот здесь, в горке.

Игорь прочел весь список украденных вещей.

? Кстати, среди оценщиков есть, наверное, и близкие друзья" - спросил Игорь как можно равнодушнее.

Лена пожала плечами.

? Есть, наверное. Только я их не знаю. У меня свои близкие друзья, поинтереснее...

? А теперь, Леночка, я проделаю одну операцию. Вы не удивляйтесь только," сказал Игорь, вставая." И попрошу вас пересесть, ну, хотя бы на этот стул. Пожалуйста.

Девушка послушно поднялась с дивана и самым , невинным голосом осведомилась:

? Вы со мной хотите операцию проделать"

? Нет," сухо ответил Игорь." С диваном.

Игорь достал из портфеля круглый высокий сверток. В нем оказалась стеклянная банка, разделенная внутри на две части. В нижней части была налита какая-то прозрачная жидкость. Сверху банка была закрыта плотно притертой пробкой. Игорь аккуратно поставил банку на шахматный столик, затем достал из портфеля фонарик на длинной рукоятке и тонкий пинцет.

? Это что же такое" - с любопытством спросила Лена, указывая на банку.

? Эксикатор.

? А зачем он"

" Может быть, и ни за чем. Посмотрим. Игорь опустился на пол, подлез под диван и зажег фонарик.

Так и есть. Загадочный комок темнел у стены возле задней ножки дивана. Положив зажженный фонарик на пол, Игорь стал медленно, осторожно отодвигать диван, не спуская глаз с темного комочка, который начал чуть заметно шевелиться под дуновением воздуха. И Игорь с удовлетворением отметил про себя, что не ошибся: комочек был пеплом, случайно не разрушившимся, а унесенным потоком теплого воздуха, когда здесь, совсем рядом, сожгли несколько бумаг.

Но это все еще предстояло обдумать. А пока надо было действовать с величайшей осторожностью, раз уж Игорь взял на себя обязанности эксперта, первоначальные, конечно, обязанности, дальше этим комочком пепла будет заниматься специалист.

Игорь взял со столика банку и пинцет и снова нырнул под диван. Там он в узком свете фонарика подполз на локтях поближе к темному комочку, открыл банку и, затаив дыхание, осторожно поддел пинцетом комочек пепла, медленно перенес его в банку, опустив в верхнее отделение, затем плотно закрыл ее пробкой и тогда только с облегчением, жадно вздохнул.

? Вы чего там сопите" - насмешливо полюбопытствовала Лена*

? Ничего. Все в порядке," ответил Игорь, выползая из-под дивана и отряхиваясь." Вы уж извините меня за этот цирк.

? А чем вы там занимались" Что это в банке?

? В банке" - Игорь вовсе не собирался посвящать девушку в свой опыт с пеплом." Это я еще вчера должен был сделать," сказал он самым равнодушным тоном и даже пренебрежительно махнул на банку рукой." Видно, кто-то из преступников заполз под диван, скорей всего, за шахматной фигуркой, которая туда закатилась, и собрал одеждой комок пыли. Ее важно исследовать.

? Наука в борьбе с преступностью," иронически произнесла Лена.

Внезапно на столике у двери зазвонил телефон. Лена поспешно поднялась со стула, взяла трубку.

? Алло".,. Папа? Ну, где же ты" Тебя тут из милиции дожидаются... Ну, это уж ты сам спроси. Мы" Беседуем на разные темы. Проводим интересные опыты..." Она прыснула." Да нет, ничего мы не попортим, не волнуйся. Что я не понимаю".,. О, господи! Мне это надоело! Пока." Она раздраженно бросила трубку и обернулась к Откаленко." Мой драгоценный папаня приехать никак не может. Просит извинить. Он вам очень нужен"

? Да нет, не горит," заверил ее Игорь." В другой раз повидаемся. Завтра, например. Но я сначала позвоню." Игорь поднялся." Все, Леночка. Пойду. Рад был познакомиться.

? Так и быть," театрально вздохнула Лена." Отпущу. Была без радости любовь, разлука будет без печали, как написал поэт.

Уже спускаясь в лифте, Игорь удовлетворенно подумал: "А ключик-то от кражи, возможно, у меня в портфеле".,

В тот же день Виталий Лосев после окончания оперативки в отделе направился в этот злополучный парк, где накануне так неудачно провел вечер Петр Шухмин со своей девушкой.

Предупрежденный по телефону капитан Филипенко встретил Лосева с нескрываемым удовольствием. Еще бы, ведь сам МУР принимался за дело. И отчетность по их милицейскому пункту будет выглядеть красиво. Однако, кроме таких чуть корыстных соображений, Филипенко просто был рад встретиться с Лосевым, о котором кое-что уже слышал. При всей коллективности в работе розыска Лосев сумел отличиться в нескольких громких делах, о раскрытии которых потом докладывал на одном из занятий в школе оперативного мастерства, где собирался руководящий состав уголовного розыска со всего города. Вел тогда занятие сам генерал, Филипенко очень хорошо это помнил. И вторым пунктом было сообщение Лосева. Главный упор Лосев тогда делал на психологию допроса. Его начальник отдела, полковник Цветков, сказал, что у Лосева это сильная сторона в расследовании. Ну, а сам Лосев начал свое выступление словами: "Товарищи, преступник тоже человек". По аудитории прошел сдержанный смешок. В зале сидели "зубры", которые и без него знали такие прописные истины. Но дальше все было важно и интересно. И проводили Лосева уважительно. Поэтому, узнав, что приедет Лосев, Филипенко сразу же вспомнил то занятие.

Увидев стремительно входящего к нему Лосева, Филипенко поспешно вскочил из-за своего стола, словно ему перелилась энергия, излучаемая гостем. На оживленном, уже слегка загорелом лице Лосева светилась такая искренняя доброжелательность и симпатия, что Филипенко сразу поддался его обаянию.

? Привет," сказал Лосев." Капитан Филипенко" Ну, мы вроде почти однолетки с тобой. И в звании недалеко ты от меня ушел. Так что можем по имени, если не возражаешь. Тебя как зовут"

? Василий. А тебя Виталий"

? Точно. Ну, для начала расскажи про убийство. Что там известно"

Все еще продолжая дружески улыбаться, Филипенко повернулся в своем кресле к стоящему рядом сейфу, приоткрыл тяжелую дверцу с торчащей в ней связкой ключей, достал тоненькую зеленую папку и торопливо проглядел бумаги.

? Значит, так," словно в чем-то убедившись, начал он, откидываясь на спинку кресла, и лицо его при этом сразу стало сосредоточенным." Человека нашли в кустах, случайно дружинники нашли, это ты знаешь.

? -Знаю. И никаких зацепок?

? Тогда ночью действительно никаких не нашли.

? А потом?

? А потом, уже утром..." Филипенко усмехнулся." Я сюда примахал, веришь, чуть не в шесть утра. Утром здесь никого, обстановка с ночи не нарушена" трава, кусты кругом, дорожки. Место, где его нашли, я еще раз повнимательней осмотрел. На коленях все излазил, носом пропахал - ничего. Ни нитки, ни пылинки. А вот з стороне - она и откатиться могла - нашел бутылку из-под водки.

? Сколько она, интересно, пролежала там, бутылка эта?

? То-то и оно. Вроде совсем свежая. Ну, я ее, как положено, упаковал и в НТО отправил. Может, там какие "пальчики" обнаружатся.

'? Ну, что ж. Уже хорошо," задумчиво произнес i Лосев." А личность убитого, значит, не установлена и никаких документов при нем?

? Ничего. Ни бумажки. И опознавать пока некому. Пьян ведь был. А о пьяницах родные начинают тревожиться, как правило, на вторые, а то и на третьи сутки.

? Каков характер ранений"

? Два удара ножом. Один смертельный.

? Значит, все-таки драка была, думаешь"

? Скорей всего.

? Та-ак..." неопределенно протянул Виталий." Ладно. Пока пойдем дальше. Что там еще за драка была?

? Обычная драка. Пьянь подзаборная. Правда, у одного вроде нож был. Но в ход пустить не успел.

? Допрашивал"

? Нет еще. Вчера не разговор был. А сегодня только собрался, позвонили, что ты приедешь. Ну, решил подождать. Злее будут.

? Злость в нашем деле не помощник. А личность их установили"

? Да их обоих каждая собака тут знает.

? Ну и кто такие?

? Один Гошка, кличка Горшок. На аттракционах в парке работает. На набережной, видел"

? Вроде видел.

? Ну, вот. А второй Володя-Дачник." Этот - рабочий в парке. По уборке. Пьет вмертвую. Давно гнать его пора. Сам уже предлагает.

? Сам?

? Ну, да. "Пойду," говорит," где меня еще не знают. Подержат месяца три, пока пьянство мое им тоже поперек не станет. Тогда дальше двину".,

? А сказал хоть, из-за чего подрались"

? Да так, говорит, из желания. Вообще похоже.

? Вполне," согласился Лосев." Ну, а с тем, который на Шухмина кинулся, ты больше не говорил"

? Нет. Вчера дерзко себя вел, все наврал - и где живет и где работает. Ну, и пьян был тоже... Позже, между прочим, вот это заявление поступило, от свидетеля, через час, наверное." Филипенко придвинул Лосеву через стол исписанный лист.

Виталий прочел заявление и прихлопнул ладонью по столу, незаметно для себя повторяя привычку своего начальника отдела Цветкова.

? Ладно," сказал он." Давай займись теми двумя. Место жительства уточни только, если выгонять будешь. Вдруг понадобятся. А мне этого голубчика давай. Витька, значит"

? Витька. Фамилия Короткое. Видимо, тоже с этих аттракционов, на набережной.

? Ну, там, я гляжу, "передовой" коллектив собрался. А где мы с этим Витькой обоснуемся?

? Тут оставайся," решил Филипенко." А я себе место найду.

Филипенко ушел, а Виталий перебрался за его стол и, посвистывая, стал разглядывать корешки книг на полочке возле сейфа.

Через минуту в кабинет доставили Витьку. Видно было, что провел он беспокойную ночь и кое-что обдумал. О вчерашнем его состоянии напоминали только темные круги под глазами, нервное подергивание то века, то уголка рта и какой-то скачущий, неустойчивый взгляд. Но вся его тощая, чуть сутулая фигура была налита пружинящей силой, и под серой курткой угадывались литые мышцы. Лосев наметанным глазом сразу ухватил это и подумал, что парень, видимо, много занимался спортом, причем еще сравнительно недавно. Сейчас, правда, вял и разбит. Интересно, каким видом спорта он занимался и чего успел достигнуть, пока не покатился вниз?

Виталий всегда уважал людей, которые чего-то в жизни добились. Ему показалось, что в свое время достиг чего-то и этот парень.

? Эх, Витя," вздохнул Лосев, критически оглядывая парня." А ведь мне кажется, ты классным спортсменом был. Не пойму только, каким ты видом занимался.

? Ты не угадаешь, а я забыл," хмуро отрезал Виктор.

? И не сосет, не тянет"

В тоне Лосева были искреннее сочувствие и живой, непритворный интерес, словно он расспрашивал о болезни, которой может вот-вот и сам заболеть.

? Представь себе, и не сосет и не тянет," угрюмо бросил парень." Вот насчет опохмелиться - тянет, это да. Все жду, когда ты меня отпустишь.

? Не жди, Вить," снова вздохнул Виталий." Не отпущу я тебя.

? Это как?! - Парень даже подскочил на стуле.

? Вчера сгоряча могли и отпустить, конечно. Но вел ты себя, говорят, плохо. И этой ошибки совершить им не дал," усмехнулся Лосев.

? Ну, а сейчас-то чего"

? А сейчас, Виктор, ошибки быть не может. Нападение с ножом на работника милиции. Слишком ты опасен, чтобы тебя отпускать.

? Не мой нож," слабо возразил Витька.

? Твой. Два свидетеля есть. Девушка и еще один гражданин. Он сам потом в милицию пришел. Да ты его видел. Так что тебе и на свидетелей повезло. Все одно к одному.

? Не видел я никого.

? Видел. И он все видел. А в заявлении написал, что испугался тебя, потому и пришел. Это, пишет, потенциальный убийца. Вот кем ты ему в тот момент показался.

Виктор, отвернувшись, молчал. Для него, очевидно, был полнейшей неожиданностью такой поворот в его деле. Но он поборол слабость, даже заставил себя презрительно усмехнуться, это, правда, стоило ему немалых усилий.

? Плевал я на вашего свидетеля.

? Плевать, Витя, не надо," покачал головой Лосев." Надо все трезво взвесить и найти верную линию поведения, чтобы спасти то, что еще можно спасти.

? Зареветь и во всем признаться" - иронически спросил Виктор.

? Зареветь у тебя все равно не получится, а признаваться уже не в чем. И так все ясно< И ни на кого не свалишь. Никто тебя не подучил, не подпоил. Нет главаря, нет подстрекателя. Даже тот парень в красной рубахе... как его зовут, ты сказал"

? Я тебе еще ничего не сказал.

? Да нет, вчера.

? Забыл.

? Ну, неважно. Потому что и он тут ни при чем. В крайнем случае может пройти как второстепенный соучастник. Или свидетель.

? Он что же, по-твоему, против меня свидетелем

пойдет"

? А какой вообще за тебя свидетель может быть" Что он скажет" Будто ты нечаянно ножом махнул" Или что человек ты вообще-то хороший, а в тот вечер только оступился? Эх, Витя, было же время, когда ты, допустим, гонял мцч и ни о чем плохом и в самом деле не думал.

" Мяч гонял," со вздохом согласился вдруг Виктор." Во второй лиге.

? Ого! А где стоял"

? В средней линии... Работал я с обеих ног, и, куда развернусь, никто угадать не мог.

? К такому всегда трудно пристроиться.,

? Вот-вот. Тонкий розыгрыш я любил," с тоской продолжал Витька, глядя мимо Виталия, куда-то за его спину." Длинный nai, неожиданный, только вперед, на атаку. Для этого форварды, знаешь, какие нужны" Ох, компания у нас тогда была! Сейчас половина уже в первой лиге играет. Пригласили.

? Как же ты из такой компании ушел"

? Да так... обиделся сначала, дурак. На игру меня не поставили. А я ночи не спал, ее ждал. Мне бы стерпеть. Ну, а тут еще нехорошее дело открылось: переманили у нас двоих, вот они напоследок ту игру своим будущим коллегам и сдали по существу. Я как узнал, психанул, конечно. Напился, помню, в первый раз до потери сознания...

? А потом увидел, что и без тебя обошлись и без тех двух.

? Ясное дело, обошлись.

? Эх, без всех нас обойтись можно, мы только обойтись не можем. Помнишь, как с "Араратом" было" "Незаменимых" выкинули, когда те зазнались, сами переболели года два, и какая команда стала отличная.

? "Арарат""д,а," живо согласился Виктор." Он еще чемпионом будет, увидишь.

Оба они незаметно увлеклись. Вообще-то Лосев пошел на это сознательно, но азарт собеседника захватил и его самого. Даже не предметом разговора, хотя футбол Лосев и в самом деле искренне любил еще с армии, где играл в команде своей части. Нет, завязавшийся сейчас разговор заинтересовал его своей психологической и нравственной Подоплекой. Сейчас этот парень невольно раскрывался перед Лосевым, очевидно, лучшей своей стороной, лучшими качествами, которые в нем пока сохранились.

? И совсем молодые еще," завистливо вздохнул Виктор, имея виду команду армянских футболистов." Но перспективные, это точно. А двое-трое, я тебе скажу, там уже классные игроки, хоть сейчас можно в сборную ставить.

? А тебе самому-то сколько"

" Мне? Двадцать. Да что я...

" Что ты" - с какой-то невольной тоскливой злостью переспросил Лосев." Да как ты мог, скажи мне, ни с того ни с сего вдруг на человека с ножом броситься?

? Ну, как, как... Выпивши был.

? Врешь. Я сколько хочешь выпью, в все равно не брошусь.

? А если прикажут" - сощурился Виктор." Ипи купят"

? Как тебя, скажем?

? Да это я так, к примеру.

? Пример-то у тебя дурацкий. Лучше объясни, зачем ты на человека бросился, неужели просто чтобы кровь пустить"

? Ну, мало ли..." Виктор беспокойно заерзал на стуле." А чего он ходит, где не надо" Вот мы ему и сказали, чтобы сматывал.

" - Ты, что ли, сказал"

? Ну, Горшок. Какая разница?

? А что именно он сказал"

Лосев, конечно, сразу уловил кличку, которая сорвалась у Виктора.

" Чтоб в парке того больше не было. - А приему?

? Ну, почему, почему... Потому.

Витька явно не знал, что ответить. Но Лосев чувствовал, что причина существовала, серьезная причина, почему парни потребовали от Шухмина, чтобы он ушел из парка и больше там не показывался.

? Ты, Виктор, пойми," посоветовал Лосев." Просто так ты его хотел прогнать или не просто так, сейчас значения уже не имеет. Сейчас тебе надо думать о другом, о себе думать, сбрасывать годы.

? Это как же?

? А так. Допустим, статья предусматривает санкцию от двух до пяти лет. За одно и то же преступление. Меньше нельзя и больше нельзя. Но чтобы суд мог, если само преступление доказано, учесть личность подсудимого, его поведение на следствии, мотивы преступления, то есть что толкнуло, понял"

? Понял, не глиняный.

'? Вот поэтому я тебе и говорю, что надо годы сбрасывать. Два года это лучше пяти, такая арифметика тебе, надеюсь, понятна?

? Еще бы...

? Так вот, чтобы получить, допустим, два или три года, а не пять, надо как минимум себя правильно вести на следствии, помочь ему, а не мешать.

? А как максимум?

? Как максимум, Витя, надо искренне раскаяться не только в том, что совершил, но и во всей своей неправедной жизни, твердо раскаяться и твердо решить ее менять. Но этого, честно говоря, я от тебя пока не жду. Это сразу не приходит. Сейчас ты помоги мне, исходя хотя бы из своих собственных интересов. Понял, что говорю?

? Понял," хмуро ответил Виктор." Ну, а какая статья мне светит"

? Видишь ли, можно тут применить двести шестую, часть вторая. Это - злостное хулиганство, особо дерзкое: был нож, да и групповое оно.

? Какое групповое? Я же один.

? Двое вас было, свидетели видели. И если один убежал, это ничего не меняет. Тем более он-то первый и пристал. Так что роли разные, но драка общая.

? Та-ак," упавшим голосом протянул Витька." И сколько же отламывается по этой статье?

? Как раз до пяти лет. Витька даже присвистнул.

? Годов не жалеют.

" Что верно, то верно," согласился Лосев." И с этим фактом надо считаться. Но могут квалифицировать твои действия и по другой статье. Допустим, сто девяносто первой-два. Это уже посягательство на жизнь работника милиции. Тут наказание предусмотрено от пяти до пятнадцати лет.

? Ну да?! - с тревогой воскликнул Виктор. Виталий помедлил, соображая.

? Но, с другой стороны, вы же не знали, что Шухмин - работник милиции, он был не в форме, да еще с девушкой.

? Ну, ясное дело! Откуда нам было знать"

? Вот и я так думаю. Цели ограбления у вас тоже не было. Так?

? Так," с готовностью подхватил Витька.

? Цель была дурацкая, как я погляжу: чтобы Шухмин больше не ходил с девушкой в парк. Почему-то от других посетителей вы этого не требовали. Только к Шухмину прицепились. Может, и в самом деле работника милиции в нем узнали"

? Да нет же! Точно тебе говорю.

? Но тогда почему именно к нему? Учти, это и на суде у тебя спросят.

? Ну, почему... Пьяные были.

? Пьяные целый час ни за кем ходить не будут. Что-нибудь другое придумай, чтобы поверили. А лучше всего правду скажи. Вы за ними целый ча: шли, так?

? А я помню?

? Где вы их встретили"

? Не помню уже.

? А ты постарайся.

? Говорю, не помню, и все," заупрямился Витька.

Лосев помолчал. Странно, однако. В этом пункте парень ведет себя особенно упрямо. Место встречи с Шухминым и, следовательно, начало слежки он указывать явно не желает. Может быть, здесь скрыта и причина слежки" Допустим, Шухмин в том месте увидел что-то неприятное для них, опасное, и они решили посмотреть, куда он после этого пойдет, не в милицию ли" Но то же самое видели и десятки других людей вокруг. Почему эти парни выбрали именно Шухмина? Он иначе повел себя, чем другие? Шухмин про это ничего не сказал. Значит, он сам этого не заметил. А если Шухмин со своей девушкой забрел куда-нибудь, где больше никого не было, и там Петр что-то заметил" Может, парни там ограбили кого-то или что-то украли" Нет, в таких случаях убегают, а не следят за свидетелями. Да и не заметил Петр ничего подозрительного, иначе бы сказал. Странно. Все очень странно.

Лосев вздохнул.

? Ну, гляди, Витя. Ты сейчас не все говоришь. Я же вижу. И ничем помочь мне пока не хочешь. Подумай. Я ведь тебе все обрисовал, что тебя ждет. И помни, два пункта в твоем поведении на следствии суду, ой, как не понравятся. Первое, это то, что ты следствию ничем не захотел помочь, а второе, главное," что ты следствие обманывал, говорил неправду.

? Не обманываю я," угрюмо возразил Виктор, глядя в сторону.

? Обманываешь. Причем глупо обманываешь, наивно. И все это увидят. Ведь к Шухмину вы прицепились не случайно, Витя, не спьяну.

? Ну, а пусть не торчит, где не надо! Вылупил, понимаешь, зенки свои..." Он вдруг умолк, словно натолкнулся на что-то, и нервно пробормотал, продолжая мять в руках свою старенькую кепку:"Да чего там говорить...

? Вот сейчас как раз и говорить," спокойно заметил Лосев, подчеркнуто равнодушно заметил, как бы давая понять, что говорить сейчас - это прежде всего в интересах самого Витьки." Впрочем, если хочешь, подожди. Тебя еще следователь официально допрашивать будет. Вот ему и скажешь, где именно торчал Шухмин, где он зенки свои вылупил и почему вы после этого за ним пошли.

? Да это я так...

? Нет, Витя, не так. Это у тебя вырвалось, случайно вырвалось, не сдержался. Только я тебя на этой случайности ловить не буду. Захочешь, сам следователю расскажешь.

? Сдохну сначала!

? Нет," все так же спокойно покачал головой Лосев." Это только кажется." И, помедлив, спросил: - Ну, а дома у тебя кто, одна мать"

? Еще сестренка. Шесть лет ей.

? А отец где?

? Пять лет как убежал без оглядки. След давно простыл. От матери не один он сбежал уже. Кто хочешь сбежит.

? Ты что, неужели мать не любишь"

? А за что мне ее любить" Она нас не замечает, мы ее. И в расчете.

Лосев отметил про себя это "мы".,

? Кого же она замечает"

" Мужиков. А те ее. Красивая больно.

? Сколько же ей лет"

? Тридцать девять или сорок. Ну, а дают тридцать. Раньше, как мужик какой приходил, меня за брата выдавала. Потеха

? А теперь"

? Теперь ухожу. А Лялька ей не помеха. Сейчас и вовсе легче будет. Что сын в тюрьме, говорить необязательно... Лялька вот совсем пропадет, это уже точно.

? А у тебя подружка есть"

? В гробу я их видел, подружек этих.

" Что ж у тебя, Витя, в таком разе осталось" Водка одна?

? Ну и пусть. Зато она не обманет, не продаст.

? Продаст. Да если хочешь знать, уже продала. Сам же говоришь, пьяный был, оттого и на человека с ножом бросился. Или, может, зря ты на нее грешишь, на водку, а?? Не дождавшись ответа, Виталий продолжал:? Ну, и еще ты, конечно, считаешь, что друзья-товарищи у тебя верные есть. Думаешь, если вместе водку пьете, то уже друзья? Вон как твой дружок деру дал, видел"

? Ну, чего привязался? Не друг он мне вовсе.

Виктор сидел нахохлившись, положив ногу на ногу и нацепив на острую коленку свою мятую кепку. Глаза его мрачно уперлись в пол, и щеки, казалось, еще больше запали, под кожей проступили стиснутые челюсти.

? Ладно, Витя," вздохнул Лосев." Кончим пока на этом. Теперь у тебя есть над чем подумать. Может, и в самом деле ты следователю потом больше скажешь.

? Я и того ему не скажу.

? А вдруг надумаешь"

? А надумаю, так тебя велю позвать. Виталий улыбнулся.

? Ишь, командир. Ну, давай. Думай и зови. Приду. Договорились"

? Видно будет," умерил его веселость Витька.

Когда парня увели, Виталий остался сидеть за столом. Ему вдруг пришел в голову интересный план. Рискованный, правда, но зато если он удастся, Виталий одним ударом пробьется к разгадке странного ребуса, который загадали ему тут эти парни.

Глава III

ПОЯВЛЯЕТСЯ НЕКИЙ БОРОДА

На следующее утро Игорь Откаленко прежде всего отправился в научно-технический отдел, к эксперту Наталье Федоровне Земной, давней своей приятельнице.

Худенькая, подвижная, с лучистыми глазами на утомленном лице и большими рабочими руками Наталья Федоровна была всеобщей любимицей. Но сама она выделяла работников розыска, все их просьбы старалась выполнить вне очереди, каждый раз с опаской спрашивая перед очередной экспертизой: "А не убежит, пока я тут возиться буду?? За какой-нибудь сложной экспертизой она могла просидеть до ночи.

Игорь заглянул в лабораторию и сразу увидел маленькую фигурку в белом халате возле дальнего окна.

Почему-то вздохнув, Игорь направился к ней, огибая длинные белые столы со стоящими на них приборами. Никого из сотрудников в лаборатории в этот момент не было, и тишина здесь стояла удивительная.

Наталья Федоровна услышала шаги и оглянулась. Узнав Игоря, она закивала ему и слабо, как-то виновато улыбнулась.

? Готово, готово," сказала она, отходя от окна и обеими руками поправляя пышные темные волосы, собранные на затылке.

Наталья Федоровна достала из ящика заключение экспертизы. К листу была приклеена фотография - морщинистый, белесый листок и темные, малоразборчивые буквы на нем, три неровных, коротких строчки.

? Хочешь своими глазами посмотреть" - спросила Наталья Федоровна.

Она осторожно достала из стоявшей на соседнем столе небольшой муфельной печи два сложенных стеклышка и показала Откаленко.

? Видишь"

В эксикаторе комок пепла увлажнился, и его удалось на стекле расправить и другим прижать. В печи, при огромной температуре пепел побелел, а текст выступил: в чернилах или шариковой краске содержится металл, он не сгорает.

Откаленко молча и жадно всматривался в просту-.пивший под стеклышком текст. Чудо, что ни говори. Ведь из комка пепла, из дотла сгоревшей бумаги возник вдруг текст, и вот, пожалуйста, можно прочесть, узнать что-то, заглянуть туда, куда тебя ни за что не хотели пустить. А если тут секрет, который вовсе не касается следствия" Что ж, тогда это здесь и умрет, таков закон их профессии, юридический и нравственный закон.

Но все-таки что же тут написано и кем, интересно знать" Игорь вгляделся в темные корявые буквы, но прочесть не смог. Тогда перевел взгляд на протокол экспертизы, который держал в другой руке. Вот эксперт приводит сохранившийся в записке текст: ".,..уюсь... долю Бориса за... в мае полн... Поте..." А дальше в протоколе следовал предполагаемый полный текст с логически заполненными пропусками: "Обязуюсь вернуть долю Бориса за (такой-то месяц) в мае полностью. Потехин".,

? Интересно," медленно произнес Откаленко, потирая подбородок." Хозяин квартиры писал. Расписка это, обязательство.

? Безусловно," кивнула Наталья Федоровна." Пригодится?

? Возможно. Когда-нибудь. Но 'к краже отношения, видимо, не имеет. А вот записочка, которую я вам передал, точно имеет.

? С записочкой проще," сказала Наталья Федоровна." Вернее, со штампиком на обороте. Прочесть его труда не составило.

? Вам..." улыбнулся Игорь.

? Ну, само собой," согласилась Наталья Федоровна и достала из ящика стола еще один лист." Вот заключение. Блокнот изготовлен цехом ширпотреба типографии в городе Орджоникидзе. Я сразу же и справку навела, чтобы быстрее было. У вас же всегда пожар. Так вот, вся продукция цеха реализуется в пределах Северного Кавказа.

? OI - поднял палец Игорь." То, что требуется. Спасибо вам огромное.

Откаленко забрал протоколы обеих экспертиз и направился к себе.

Шагая длинными коридорами, он думал о том, какая важная ниточка попала ему в руки вместе с той запиской. Потом он вспомнил о бородатом бледном Потехине, который обещал какому-то Борису вернуть его долю полностью в мае. Что это за доля, интересно знать, ежемесячная, видно, доля?

Потехин, вероятно, отнюдь не наследовал свою коллекцию от отца или, во всяком случае, активно продолжал ее пополнять, скупая вещи большой ценности. Откуда же у скромного инженера могли взяться такие деньги" Возможно, конечно, что он одни вещи продавал, другие покупал. Недаром так внимательно следил за ростом цен. А может быть, и спекулирует чем-то. Сожженная записка подтверждала, что у Потехина велись секретные расчеты.

Однако все эти открытия, характеризуя самого Потехина, нисколько пока что не помогали раскрытию совершенной у него кражи.

Да, Потехин не созерцатель прекрасного, не восторженный воздыхатель, это прежде всего делец и доставала. Игорь был убежден в этом. А раз так, то на все он не пойдет, в лепешку расшибаться не станет, чтобы помочь следствию. Наоборот, кое-что будет заинтересован от следствия скрыть, кое-какие связи, кое-какие источники. Сам он, конечно, кого хочешь задушит и утопит, чтобы вернуть свое добро. Мое - значит, мое, и убью, если тронешь. Но третий тут не суйся. Ах, как важно было удостовериться, прав ли Игорь в своих рассуждениях, таков ли Потехин, каким он себе его сейчас представил.

Вот и вырисовалась конкретная цель предстоящей беседы с Потехиным. Его следует заставить раскрыться, а для этого запутать, дезориентировать. В противоположность Лосеву Игорь вовсе не был склонен заранее настраиваться на благожелательный лад и представлять человека хорошим, пока тот сам не убедит его в этом. Эта лосевская манера вызывала у Игоря только иронию. Игорь смотрел на людей куда более критически и ко всяким сен-тиментальностям склонен не был. Пусть люди еще докажут, что они лучше, чем он о них думает. Вот и Потехин тоже.

Игорь посмотрел на часы. Что ж, у него еще немало времени, пока явится уважаемый Илья Васильевич...

Ровно в условленный час в кабинет Откаленко постучали, и на пороге возник Потехин. В темном добротном костюме, белой сорочке с полосатым галстуком спокойных тонов, он белозубо улыбался сквозь густую черную бородку, и светлые глаза прямо-таки источали приязнь и симпатию. В руке у

Потехина был красивый портфель. Словом, производил он самое солидное и приятное впечатление.

? Разрешите" - спросил Потехин и шутя добавил:? К вам не просто попасть, но еще труднее, наверное, от вас выбраться.

" Что вы," беспечно отмахнулся Игорь." Обычно не знаешь, как скорее расстаться. Прошу, прошу. К вам это не относится, как вы понимаете.

? Будем надеяться," засмеялся Потехин, усаживаясь возле стола и ставя у ног свой объемистый портфель.

? Так вот какое положение на сегодняшний день, Илья Васильевич. Можно считать установленным, что кража у вас произошла не случайно. Ваш адрес был вручен грабителям, именно вручен, не сами они его узнали. Остается доискаться, кто именно его вручил.

? Дело, словом, за пустяком," усмехнулся Потехин.

Игорю усмешка не понравилась. "Ты у меня еще посмеешься"," мысленно пообещал он этому самоуверенному человеку.

? Вот этим пустяком," сдержанно сказал Игорь," мы сейчас и займемся, если не возражаете.

? Не возражаю," кивнул Потехин, и лицо его стало серьезным." С какого только конца начинать, не представляю.

? Я вам сейчас помогу.

Игорь достал длинный список лиц, которых назвал Потехин как своих знакомых, интересующихся его коллекцией.

? Хотя в этом списке чуть не сорок человек," сказал Игорь," он страдает одним существенным недостатком. Здесь нет людей, или почти нет, которые могли бы передать ваш адрес грабителям. Вы понимаете, это должны быть все-таки особые люди.

? Да. Но... как бы это сказать..." замялся Потехин." В душу ведь не заглянешь.

? Ну, зачем же так глубоко" Достаточно знать помыслы и поступки. В этом списке люди одного плана: добропорядочные коллекционеры, музейные работники, специалисты всякие. Но вам, наверное, приходится иметь дело и с другими людьми. Вы покупаете, продаете, ищете то, .что вас интересует. А здесь уже действуют всякие... Ну, ловкачи, доставалы, спекулянты. Так ведь"

"Сейчас этот прохвост изобразит благородное негодование"," брезгливо подумал Игорь.

? Конечно," неожиданно и просто согласился Потехин." А как же без ловкачей" Что поделаешь. Приходится, честно вам скажу, приплачивать, услуги всякие оказывать, мелкие взятки давать." Он широко и доверительно улыбнулся." Неудобно, конечно, в здешних стенах это говорить, вы уж извините. Но так жизнь устроена, сами знаете.

? Иначе коллекции не соберешь, так, что ли"

? Именно так. Да что коллекции, дела серьезного не сдвинешь, особенно в хозяйственной области, если инструкцию или правило какое не нарушишь. Мы же этими инструкциями со всех сторон обставлены, и их с каждым днем все больше. Все-то они или запрещают, или усложняют, или удорожают каждый шаг. Вот и крутись. А уж хорошую антикварную вещь достать... Ну, что вы.

"Смелый, однако, мужик," без всякой симпатии, лишь озабоченно отметил про себя Откаленко." И не дурак, надо сказать".,

? Вот так й не знаешь," наставительно произнес Игорь," с какой стороны эти самые доставалы да всякие нарушения по тебе самому стукнут. Эк они вас огрели.

? Не говорите," вздохнул Потехин." Мне беда и вам хлопоты.

? Вот и давайте вместе потрудимся. Этот список,? Игорь приподнял его со стола и даже слегка помахал им в воздухе," представляется мне неполным. Вот, например, я в этом списке Вадима Александровича не вижу.

? Да вы что" - вскинул бороду Потехин." Это же начальник мой.

? Значит, вы сами предварительный отбор делали, когда список этот составляли" Очень напрасно. Вадима Александровича я подозревать не собираюсь, но вот принцип ваш порочен, вы меня понимаете? Или, например, те, с кем вы денежные дела имеете, тех считать надо" Скажем, Борис. Почему его нет в списке?

И тут Откаленко вдруг подумал, не совершает ли он промах. Надо было сперва хоть что-то узнать про этого Бориса, среди сослуживцев Потехина его поискать. Тогда, возможно, стали бы известны фамилия, должность, даже характеристика. Впрочем, не один Борис на свете, вдруг это вообще не сослуживец? Тогда и вовсе уйдешь в сторону. Нет, пусть уж будет как есть.

Потехин же испытующе посмотрел на Игоря светлыми, бледно-желтыми глазами. Неприятный это был взгляд, колючий, недобрый. "Порезаться можно об такой взгляд"," подумал Игорь. Видно, не уследил за собой Потехин.

? Простите, вы какого Бориса имеете в виду" - вежливо поинтересовался он

? Сами решайте," ответил Игорь." Я же не уличать вас собираюсь, а только помочь. Есть у вас такой знакомый или нет" Если есть, то его, не исключено, следует тоже проверить.

? Загадками говорите," пожал плечами Потехин." Борис какой-то...

? Вы хотите сказать, что ни одного знакомого Бориса у вас нет" - уточнил Игорь." Это"д,ругое дело.

? Нет, почему же... Наверное, есть. Я, признаться, так сразу не припомню.

? Вот я вам и предлагаю припомнить.

" Чтобы внести в список подозрительных"

? Не будем считать их подозрительными," терпеливо возразил Игорь." Просто все подлежат проверке. Все, понимаете? Но учтите, я вовсе не настаиваю, не требую. Я советую. Исходя из своего опыта в этой области. В конце концов вы не меньше нас, мне кажется, должны быть заинтересованы в раскрытии преступления. А то и больше. Какие ценности унесли, шутка сказать. И какая старина.

? Да," горестно качнул головой Потехин." Отец еще собирать начал.

? Ну, тем более. Поэтому я и спрашиваю: есть у вас какие-нибудь дополнения к списку, есть какие-нибудь подозрения?

Потехин задумчиво и привычно схватил рукой бороду, слегка потянул ее, словно проверяя, крепко ли она держится, потом сказал твердо:

? Разрешите еще разок подумать.

? Подумайте. А мы пока этих всех проверим. Ну, и кое-что, конечно, предпримем. Надо искать, никуда не денешься.

? Да уж будьте добры," с прежней открытостью улыбнулся Потехин." Я, признаться, как-то в вас поверил.

? Весьма польщен," сухо ответил Игорь, нисколько не собираясь демонстрировать даже минимум доброжелательства." Но и вашего звонка я жду.

? Насчет этого самого Бориса?

"Не только. Вообще насчет этого круга людей.

? Да, да. Постараюсь припомнить.

? Прекрасно. Разрешите ваш пропуск. Откаленко отметил пропуск, и Потехин, простившись, вышел.

С облегчением закурив, Игорь откинулся на спинку кресла.

Вроде бы разговор ничего конкретного не дал, к делу не добавилось ни единого факта, ни единой, самой малой зацепки или хотя бы намека на нее. Вот только... Ну, подумаешь, с человеком познакомился, с не очень-то и хорошим человеком к тому же. А все-таки познакомился, узнал, увидел. Полезно это, весьма, кажется, полезно, вот что вдруг с удовлетворением ощутил Игорь.

Но все-таки как дальше вести расследование? Кажется, Потехина встревожило упоминание о некоем Борисе. А ведь именно такой вот Борис, явно какой-то темный делец, махинатор и тоже, возможно, собиратель вроде Потехина, и способен выдать его адресок кое-кому не без пользы для себя. Словом, это реальный путь для поиска. Но Потехин пока думает. И хочется ему этого Бориса проверить, наверняка хочется, но и колется.

Второй путь к грабителям - наган.'Но пока и этот путь ничего не дает. "Ходит" наган, где-то ?ходит" и постреливает нет-нет, вот что главное. Иначе откуда бы взяться гильзе?

А они ее потеряли. Выстрела в квартире Потехина не было. Кто-то им помешал" Но в таких случаях вообще не стреляют. Это же были не случайные хулиганы. Это были квалифицированные квартирные воры, достаточно было посмотреть, как они ювелирно отомкнули все три замка на входной двери. Такие специалисты, между прочим, не только ни в кого не выстрелят, они и в карман-то оружие никогда не положат.

Странное дело. Чем больше думал над ним Откаленко, тем больше ему казалось, что в шайку эту входили какие-то разные люди. Один привычно и ловко открывал любые замки, у другого"безусловно, у другого! - в кармане находилась гильза и к нагану имел отношение только он; а вот третий написал ту наглую записку, именно третий, первым двум это в голову прийти не могло. Да, действовала шайка, скорей всего из трех человек.

В который уж раз мысленно перебирая все добытые материалы, Игорь снова мог убедиться, что пути к раскрытию преступления найти еще не удалось.

Группа Откаленко сейчас разделилась. Сам он вместе с Шухминым работал по краже из квартиры Потехина, подключив, конечно, местное отделение милиции и районное управление. Бригаду создали солидную, во главе с Откаленко: преступление было на редкость крупным и дерзким. Ну, а Лосев и Денисов занимались происшествиями в парке, которые так беспокоили руководство.

Шухмин с группой сотрудников сейчас как раз проверял людей, на которых указал Потехин, и с каждым проверенным человеком из длинного списка все больше таяла надежда найти того, кто дал "подвод" на квартиру Потехина и погрел на этом руки, и росло убеждение в неполноте, односторонности самого списка.

Словом, картина была безрадостной, и настроение сотрудников, работавших вместе с Откаленко, да и самого Игоря вполне ей соответствовало, когда полковник Цветков вызвал их всех к себе.

? Ну, милые мои, давайте-ка вместе еще разок помнем этот вопрос," предложил он, по привычке вертя сложенные очки." А то что-то вы забуксовали, я гляжу.

? Это точно," вздохнул Шухмин.

? Ну, вот. Давай, Откаленко, доложи, что имеется на сегодня," продолжал Цветков." Будем танцевать от печки, то есть от места происшествия. Ты тут первый специалист у нас, вот и доложи, что там обнаружили, когда приехали и потом.

Откаленко мрачно откашлялся, затем обстоятельно, даже педантично, без всяких отступлений, эмоций и фантазий четко обрисовал обстановку на месте происшествия. Ко всем известным уже обстоятельствам он добавил, что чужих отпечатков пальцев нигде найдено не было, но в нескольких местах обнаружили отпечатки одних и тех же нитяных перчаток.

? Вывод из этого факта какой" - вопросительно поглядел на Откаленко не проронивший до того ни одного слова Цветков.

" Можно предположить," ответил Игорь," что в перчатках работали. У хозяев таких перчаток нет. Следы четкие. Человек этот, думаю, очень волновался - руки сильно потели. Или новичок, или легко возбудимый человек.

? Какие у вас версии"

? Одна из версий, что они приезжие," сказал Откаленко." А если так, то их в Москве сейчас уже нет.

? Уехали" - переспросил Цветков.

? Уехали," подтвердил Откаленко." Скорее даже улетели.

" Между прочим, если улетели,"вмешался Петр Шухмин," то должны были при покупке билетов предъявить паспорта.

" бот бы нам заглянуть в них," мечтательно произнес кто-то.

? А для этого, милые мои, надо кое-что сообразить." снова вступил в разговор Цветков." Значит, что мы имеем? Первое. Группа не меньше как из трех человек, улетает сразу. Второе. Летят они, конечно же, домой. Скорей всего домой. А дом... где-то на Северном Кавказе. Туда записка-то указывает. Вернее, блокнот. Как полагаете?

? Все точно, Федор Кузьмич,"согласился Шухмин."А улететь они должны были в тот же день или на следующий, не позже.

? Для верности надо все кавказские линии проверить," добавил Откаленко." Это рейсы Москва - Тбилиси, Баку, Минеральные Воды, Ереван, Сочи. Все, кажется. В среднем это по пять-шесть рейсов в день.

? Еще Батуми один рейс, Геленджик один рейс," добавил кто-то.

? Ну, там по мелочи еще наберется,"согласился Откаленко."Это легко уточнить.

Все оживились. Буквально на глазах, вроде бы на пустом месте рождался интересный план нового поиска, новая, неожиданная версия, требующая немедленной проверки и вселяющая немалые надежды. А когда такая версия создается совместными усилиями, тут же вбирая мысли, догадки, предложения каждого, тогда такая версия необычайно воодушевляет, и порой крах ее"а кто и когда от этого гарантирован" - воспринимается как крушение всех возможностей, провал дела, И тогда опускаются руки. Это как бы обратная сторона первоначального воодушевления.

Такая мысль сразу мелькнула в голове Откаленко, и он уже собрался было что-то сказать по этому поводу, но его опередил Цветков.

? Вы, милые мои, пока не очень-то радуйтесь," хмурясь, сказал он."А главное, в нашем деле никогда нельзя ставить на одну карту. Тут у нас очень много "если", обратите внимание. Если их трое, если они улетели вместе, если, наконец, вообще улетели, а не уехали, допустим, поездом, если...

? Если они вообще приезжие,"д,обавил Откаленко.

? Во-во," подтвердил Федор Кузьмич." Если вообще приезжие. И все-таки," он усмехнулся и кому-то погрозил очками,"все-таки это вполне рабочая версия, которую следует до конца проверить. До конца. Вот завтра с утра, милые вы мои, и будьте добры. Приступайте. А сейчас распределим обязанности. Кто куда.

Он повернулся вместе с креслом к висевшим за его спиной расписаниям, железнодорожному и самолетному, и водрузил на нос очки.

? Вот, глядите,"сказал он, водя рукой по расписанию Аэрофлота."Начнем прямо по алфавиту, с Баку... Ты пиши,"обратился он к Откаленко."Тут важно не только время отправления, но и аэропорт. Значит, Баку. Первое южное направление...

Работа оказалась совсем не простая. Рейсов было много, в самые разные часы, а аэропортов два - Домодедово и Внуково. Это тоже усложняло дело. Тут еще один из сотрудников районного управления, молодой, рыжеволосый, жизнерадостный Саша Руднев, выпускник знаменитой высшей школы сыщиков в Омске, очень бодро объявил, что сделал приблизительный расчет, и если положить на каждый самолет в среднем около, ста пассажиров, то предстоит проверить как минимум около трех тысяч билетных корешков, где указаны фамилии пассажиров и номера их паспортов.

? Если навалиться всем вместе, допустим, вдесятером,"заключил Саша,"то это всего три самолета на брата. Пустяки дело. Шесть человек в Домодедове, четверо во Внукове. И постоянная телефонная связь с руководителем группы товарищем Откаленко,"д,обавил он с лукавым пафосом.

? Надо охватить не один, а полтора дня,"д,еловито поправил его Игорь, не принимая Сашиного шутливого тона." День совершения преступления, точнее"вторую половину дня, и весь следующий день. Как вы считаете, Федор Кузьмич?

? Так и считаю," кивнул Цветков и потянулся к телефону." Сейчас я вам обеспечу фронт работ." Он вытащил из стола потрепанную телефонную книжку, полистал густо исписанные страницы и, найдя что-то, стал набирать номер."Алло! Товарищ Немчинов".,. Привет, Сергей Игнатьевич. Из МУРа Цветков беспокоит. Не забыл".,. Жалкоч О нас лучше пореже вспоминать... А сами, как видишь, не забываем. На этот раз вот что. Надо, чтобы мои ребята у вас денек-другой поработали...

Федор Кузьмич подробно изложил всю программу предстоящей работы, естественно, не упомянув о ее цели, и условился, что сотрудники уголовного розыска прибудут в аэропорт завтра, с самого утра, что им отведут отдельную комнату и приготовят все материалы. На этом разговор со Внуковом был закончен, и Цветков позвонил в Домодедово.

Завершив последние переговоры, Федор Кузьмич строго произнес:

? Тут самое главное, милые мои," это ответственность каждого участника операции. Каждого. Один недоглядит и что-то пропустит, и вся операция проваливается. Прошу учесть. Вас должны насторожить уже известные нам данные. Словом, вы эти корешки обязаны смотреть не просто так, а как сыщики, классные сыщики, столичные. Ясно вам?

Всем было ясно, и радостный энтузиазм сменился некоторой озабоченностью

А Федор Кузьмич добавил к этой озабоченности еще немалую дозу. С минуту подумав, он сказал, требовательно постучав очками о стол:

? Теперь второе. Отработку версии "Приезжие?"так ее, к примеру, назовем - надо проводить солидно и до конца. А если они и в самом деле из Москвы не улетели, а уехали поездом" Может это случиться? Конечно, вероятности меньше, согласен. Самолетом быстрее. Но все же железную дорогу исключить так просто нельзя. А вот как это проверить" Давайте-ка подумаем. Конечно, никаких корешков с фамилиями и номерами паспортов тут не остается. Однако не будем спешить с выводами. Если уехали они сразу после кражи...

? То есть вечером или ночью,"уточнил Откаленко, вглядываясь в железнодорожное расписание за спиной Цветкова.

? Ну, да,"согласился Федор Кузьмич."Во вторник, значит. И кража была во вторник.

? Или же на следующий день, в среду,"снова добавил Откаленко.

? Или в среду,"утвердительно повторил Федор Кузьмич."И тогда они сейчас только-только приехали. Ведь ехать им до любого пункта больше суток, если не двое. До Еревана, допустим. И это вам не два часа самолетом. За сутки можно здорово глаза проводницам намозолить. Да еще ребятки эти не тихие, книжек в дороге не читали, а скорее всего в картишки резались, выпивали и общий порядок хоть как-то, да нарушали. А потому проводникам вполне могли запомниться.

? Это точно,"за всех согласился Шухмин и, шумно вздохнув, заключил:"Придется с бригадами побеседовать, никуда не денешься.

? Надо узнать, как вообще сейчас с билетами из Москвы, летний сезон уже начинается." Федор Кузьмич посмотрел на Шухмина."Придется тебе эту линию возглавить. Не зря ты вздыхал. На два дня еще людей вам с Откаленко подброшу. Тут сразу навалиться надо. И особенно ты, Шухмин, смотри. Вам не бумажки смотреть, а с людьми беседовать. Сам понимаешь. Обстоятельно беседуйте, помогайте вспомнить.

На том и кончилось это важное совещание.

А на следующий день началась сумасшедшая работа

Часть группы Откаленко во главе с ним самим прибыла во Внуково. Их уже ждали. Звонок полковника Цветкова всеми, знавшими Федора Кузьмича, воспринимался серьезно.

В комнате, которую им отвели, в два ряда стояли письменные столики, и сотрудники розыска по одному расселись за ними, как ученики в классе. Затем несколько девушек в красивых униформах Аэрофлота принесли толстые пачки зеленых билетных корешков, связанных тонкой бечевкой, и подшивки посадочных листков, где тоже были указаны фамилии пассажиров. Девушки, кстати говоря, были совсем не прочь задержаться и поболтать с интересными парнями из такого необычного и таинственного учреждения, как Московский уголовный розыск. Но под хмурым взглядом старшего группы даже наиболее общительные из приехавших воздерживались от контактов.

Когда за последней из девушек дверь наконец закрылась, Откаленко внушительно сказал, поднявшись из-за своего стола, чтобы его лучше было видно за горой принесенных бумажных пачек:

? Значит так, товарищи. Медленно перебираем корешки билетов, обращайте внимание на номера. Их номера должны идти один за другим. Группа скорей всего состоит из трех человек. Дальше не забудьте все, что сказал вчера Федор Кузьмич. И помните: малейшее сомнение требует остановки и выяснения. Малейшее, самое пустяковое. Не стесняйтесь, зовите меня и вообще всех Это главный момент работы. Вопросы какие-нибудь есть" Никаких вопросов пока не было.

? Начнем," сказал Игорь, опускаясь за свой стол." Подходите. Каждый берет по шесть пачек и соответственные посадочные листки.

После некоторой суеты и хождений наступила сосредоточенная тишина. Все углубились в работу, слышался только шелест бумажек.

Час шел за часом, нарастало утомление, а гора не проверенных еще билетных корешков на столах, казалось, не только не убывала, но даже каким-то непонятным образом росла. Наконец, когда стало уже рябить в глазах от бесчисленных неразборчивых букв и цифр, Откаленко объявил перерыв. Все шумно поднялись из-за своих столов, расправляя затекшие спины и ноги. Закурили, собравшись в кружок возле распахнутого окна. Вдали, на летном поле, виднелись огромные самолеты, доносился далекий рокот моторов. В голубом небе чертил невидимую наклонную линию только что взлетевший самолет.

? Эх, я бы куда-нибудь полетел сейчас! - завистливо сказал Саша Руднев, следя глазами за исчезающей в голубом мареве беленькой точкой." Люблю другие страны, другие города. Не ту я, наверное, профессию выбрал.

"г, Ты в Интерпол запишись," добродушно пошутил кто-то." По всему свету мотаться будешь.

? Набора пока нет. Вот когда наши жулики начнут за границу шастать, тогда уж и мы за ними кинемся. Нет уж, лучше не надо.

? Ну, тогда во всесоюзный розыск просись, все-таки другие города.

? Не дорос. Если только товарищ Откаленко продвинет.

? Сразу," ухмыльнулся Игорь," как эту группу найдешь, так сразу.

? И квартиру дадите? А то я больше с тещей жить не могу. Эти стрессы уже на работе сказываются.'

? Орден дам.

? Нет, сначала квартиру," упрямо затряс головой Руднев." Тем более, что мне ее уже четвертый год обещают.

? Пожалуйста," продолжая усмехаться, ответил Игорь." Иди к нам. У нас в МУРе каждому дают, кто попросит.

? Знаю я, как даете," безнадежно махнул рукой Руднев." Одни только разговоры. А квартиру я скорее в районе получу.

? Ну ладно. Все," объявил Игорь." Перекур закончен. А то совсем меня разжалобите." И напоследок еще раз предупредил: "Только внимательнее, ребята.

И вот Руднев словно и в самом деле решил заработать квартиру. Не прошло и пятнадцати минут, как он уже подозвал Откаленко к себе.

? Смотрите," неуверенно произнес он." Вот трое подряд. И в Сочи.

? Когда вылетели"

? В среду. Вылет в два двадцать. Это первый рейс в среду.

? Регистрация билетов за час начинается," задумчиво сказал Игорь." То есть в час двадцать ночи. Билеты они скорее всего купили заранее. А до того им надо было еще повидаться с наводчиком, выделить что-то из награбленного ему, остальное разделить между собой. На все это требовалось время. А у них был только конец дня после кражи. Да, требовалось время и... место. И чтобы не

опоздать. Где куплены билеты" - спросил Игорь у Руднева.

У того был счастливо-растерянный вид и он даже не сразу сообразил, о чем его спрашивает Откаленко. Из-за всех столов на них были устремлены встревоженные и любопытные взгляды. Игорь решил пригасить этот ажиотаж.

? Рано радуешься," жестко произнес он." Три человека ночью вылетают из Москвы. Ну, и что"

? Как так, что" - переспросил Руднев.

? А дальше еще надо соображать,-" тем же тоном отрезал Игорь и, обращаясь к остальным, добавил: - Продолжайте, продолжайте, товарищи. Пока еще ничего не случилось." И обратился снова к РуДневу: - Я тебя спросил, где куплены билеты"

? Билеты" Сейчас..." Рыжая голова уткнулась в стол." Здесь куплены." Руднев поднял глаза на Откаленко." В аэропорту. Вот штамп.

г? Так, так... Значит, при условии, что это те самые, кого мы ищем... Кстати, как их фамилии"

? Один - Горчин С. М. второй - Варнавский Г. Р. а третий - Гоцеридзе Ш. Г.

? Ага. Так вот, если это те самые... и им нужно было место" А связей в Москве особых нет. Стой, стой... что-то у меня крутится... Место... А регистрация в полвторого ночи... и билеты купили, ие-бось, сразу, как прилетели... Здесь купили, в аэропорту... Интересно... Ну-ка, проверим.

Игорь снял трубку стоявшего на столе телефона и, посмотрев в список внутренних телефонов аэропорта, лежавший под стеклом, набрал номер.

? Это администратор".,. Добрый день. Говорит старший инспектор уголовного розыска капитан Откаленко. Мы сейчас работаем у вас в аэропорту... Слышали".,. Ну и ну. Впррчем, сейчас это на пользу. Посмотрите, пожалуйста, в книге регистрации. У вас не проживали дня три-четыре и в среду ночью улетели три пассажира... Возьмите, я подожду... Взяли" Так вот, их фамилии Горчин, Варнавский, Гоцеридзе... Что-что".,. А, прекрасно. Сейчас я зайду к вам.

Положив трубку, Игорь сдержанно сообщил Рудневу:

? Проживали. Все трое.

Очень довольный- своей догадкой, Игорь огляделся, увидел устремленные на него напряженные взгляды и сказал, невольно подражая при этом Цветкову:

? Самое опасное сейчас, милые мои, это уже поверить и расслабиться. Самое опасное. Поэтому я пойду, а вы продолжайте работать, как будто ничего не случилось. Нам бы еще парочку хотя бы таких групп выудить.

Через несколько минут Игорь уже сидел в комнате Дежурного администратора гостиницы при аэропорте. Взволнованная молодая женщина, дежурная по этажу, очень изящная и' в меру накрашенная, и еще одна, пожилая, в халате, горничная с того же этажа, наперебой рассказывали о трех постояльцах, проживших у них четыре дня, начиная с субботы, и в среду ночью улетевших. После них из номера выгребли гору пустых бутылок, окурков, объедков, коробок, оберточной бумаги, веревок. Пластмассовая крышка от какой-то коробки и сейчас еще лежала в ящике стола у дежурной по этажу. Молодая женщина побежала к себе на этаж за этой крышкой. А тем временем горничная сообщила, что постояльцы приехали каждый с портфелем, а увезли столько чемоданов, что ужас прямо. Она как раз на дежурстве - была, когда они уезжали.

? А пришли в тот вечер они втроем" - спросил Игорь." Гостей не было"

? Гостей-то".,. Стой, стой!.. Был гость. Провожал.

? Помните его"

? Нет," сокрушенно призналась горничная." Ни к чему мне было его запоминать. Да и со спины только видела. Длинный такой, в плаще. В бежевом.

В это время вернулась дежурная по этажу. В руке она держала черную пластмассовую крышку с отколовшимся углом. Внизу крышки был вытеснен какой-то текст, а над ним разместился роскошный красный петух в цилиндре. Петух был сердит, взъерошен, глаза его сверкали, а клюв хищно приоткрыт. На могучих, мохнатых лапах воинственно торчали длинные боевые шпоры. От этого петуха невозможно было оторвать глаз.

? Из-за него я эту крышку и сохранила," улыбаясь, сказала дежурная.

Но Откаленко при виде петуха ощутил только сосущую тоску в груди и какую-то минутную вялость.

? Спекулянты," махнул рукой он." Это эмблема какой-то французской фирмы, не помню какой.

? Ого! - откликнулся седой розовощекий администратор с галстуком-бабочкой под складчатым, бритым подбородком." У нас тут, случается, и не такие деятели останавливаются. На них только посмотреть. Лицо - дневник обмана и порока, как сказал один писатель. Вот, например, дня два назад тоже компания. И тоже, кстати, трое. Но эти хоть," он кивнул на крышку с петухом," все-таки солидные люди.

? Ничего себе солидные," презрительно фыркнула дежурная по этажу." Приставали ко мне на главах у проживающих. Звали к себе в номер. День рождения придумали.

? За вами трудно не ухаживать, Вера Феодосьев-на," галантно заметил седой администратор.

? Ах, перестаньте! Есть же ведь и порядочные люди,

? Ну, еще бы! Большинство! Подавляющее большинство!" спохватился администратор." Вот недавно остановился у нас ансамбль из Минска. На четыре дня. Какие чудесные молодые люди. Вы помните, Вера. Феодосьевна" - Он обернулся к разрумянившейся от приятных воспоминаний дежурной.

?? Щы что-то начали говорить," напомнил Игорь администратору." Тоже трое...

? Трое".,. Что же я хотел сказать".,. Ах, да! Очень неприятные типы. Один, правда, уже в годах, а двое других такие, знаете, шкодливые мальчишки. Да, да! Я, конечно, сразу насторожился. Я ведь эту публику мгновенно определяю. У меня на людей глаз, как рентген, даю слово. Что вы хотите? Ведь двадцать пять лет я за этим столом. И в лучших гостиницах и в худших... Но к чему это я про них вспомнил" "г, Он потер лоб и улыбнулся." Знаете, говорят: ?Хорошая болезнь - склероз: ничего не болит и каждый день чего-нибудь новенькое".,

Все засмеялись. Потом Игорь напомнил:

? Вы хотели рассказать еще про какую-то троицу.

? Ой, я их вспомнила," объявила Вера Феодосьевна." Ничего себе мальчишки, лет по двадцать пять, и один с усами.

" Меньше, меньше," замахал обеими руками администратор." Ну, двадцать два от силы, а один еще моложе: Сейчас такие и бороды носят.

? Ну, и что же" - спросил Игорь.

? А то. Один из этих мальчишек, например, предложил мне купить не более не менее как золотые часы "Павел Буре".,

(Продолжение следует.)

5. "Юность" - 2.

ГЕОРГИ ТАНЕВ,

ТЮМЕНЬ

-МЕРИДИАН ДРУЖБЫ

первый секретарь Димитровского Коммунистического Союза Молодежи

ЧТО НАМ

[ДЕТ

СИБИРЬ

В сентябре прошлого года наш журнал, редакция еженедельника "Софийские новости" и строители западносибирских городов - коллектив "Главзапсибжилстроя", в составе которого трудятся болгарские строители, - заключили договор о сотрудничестве. Об этом мы уже рассказывали нашим читателям. Родилась новая форма содружества - интернациональное шефство. В нем активное участие принимает и Димитровский комсомол.

Наши корреспонденты Алексей ФРОЛОВ и Игорь АЛЬТЕР встретились в Софии с первым секретарем ДКСМ Георги ТАНЕВЫМ и попросили его рассказать о содружестве строителей.

Радует," сказал в начале беседы Георги Танев," что объектом интернационального шефства стал именно Тюменский край. Сейчас там трудится одна из самых мощных болгарских строительных групп. На то есть свои особые причины. Леонид Ильич Брежнев назвал Западную Сибирь гигантской стройкой, значение которой возрастает ие с годами и месяцами - с каждым днем. Ну, а молодость, как всегда, там, где место открытиям, где простор для инициативы, где ты причастеи к большим жизненным переменам. Мие приходилось не раз встречаться с молодыми болгарами - комсомольцами, которые хотели бы поехать в Тюмень, считая за честь работать в этом суровом и благодатном крае. И надо сказать, что их задор, их пыл, энтузиазм ие остудить прославленным сибирским морозам. Загляните в Тюмень, Сургут, Нефтеюганск, Урай. Здесь иа строительных площадках вы услышите болгарскую речь. Наши ребята работают монтажниками, каменщиками, штукатурами-малярами, плотниками. И работают неплохо.

Недавно мие назвали одну весьма значительную цифру. За минувшую пятилетку в Тюменской области построено и сдано сто двадцать тысяч благоустроенных квартир. Почти половина сделанного - заслу; га болгарских рабочих. Тут все, конечно, случилось не сразу, не вдруг. К сегодняшнему дню мы уже успели накопить на стройках Советского Союза изрядный опыт.

Начало, как известно, было положено в 1967 году. Тогда был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между НРБ и СССР, и в Коми АССР отправилась первая группа строителей и лесорубов. Потом были целлюлозно-бумажный комбинат в Архангельске, объекты Курской магнитной аномалии, нефтяные и газовые сооружения в Средней Азии, на Карпатах, в Оренбуржье. И, наконец, Тюмень...

? А чем, по-вашему, прежде всего привлекательна тюменская стройка для молодых болгар - возможностью "увидеть свет", ощутить сибирские просторы или масштабами дела, размахом освоения?

? Романтический мотив, конечно, не сбросишь со счетов. "Увидеть свет", как вы говорите, набраться впечатлений, понять, что такое Россия, с которой те-, бя кровио связывает очень и очень многое," это есть, уверен, у каждого. Но прежде всего, конечно же, привлекают масштабы дела, возможность проявить себя широко и разносторонне. Ведь молодой болгарин, имей он только желание, может получить на тюменском промышленном полигоне почти любую из современных профессий. Наши ребята прекрасно ос-, ведомлены, что именно сюда, в край интенсивного освоения, стянута наиболее передовая техника, используются наиболее передовые методы труда. Здесь можно приобрести и закрепить профессиональные навыки, освоить опыт не одного поколения советских строителей. Здесь на широком строительном поле больше возможностей для поиска и эксперимента. Здесь и повышенная ответственность. Вроде бы нет особой разницы, в Болгарии ли, в Тюмени ты ведешь кирпичную кладку или штукатуришь стену. Между тем разница есть, и весьма существенная. В Тюмени ты, посланец Болгарии, не можешь допустить ни малейшей промашки. Не имеешь права работать плохо. За тобой авторитет твоей родины... Работа в Тюмени, я бы сказал, обостряет гражданские качества, делает человека более ответственным. Не случайно специалист, прошедший сибирскую школу, ценится у нас в Болгарии очень и очень высоко.

Повышенное чувство ответственности объясняется и еще одним обстоятельством. Шофер Любомир Или-ев, проработавший несколько лет в Сибири, рассказывал как-то: "Мы ехали в Сибирь ие за деньгами и ие за запахом тайги (хотя, как я теперь понимаю, эти факторы тоже имели значение). Я. как н другие болгары, хотел испытать, проявить себя, хотел вложить частицу своего труда в большое дело, которое оборачивается выгодой и для моей родной страны..."

Лес, нефть, газ - все, что добывается в Тюмени, необходимо и нам, болгарам. Вот почему высок счет к личному трудовому участию, - он предъявляется с позиции государственной. Вместе с тем - ничто человеческое нам ие чуждо - Тюмень привлекает молодежь и возможностью неплохо заработать...

? Обычно в составе строительных групп едут ребята "обстрелянные", с солидным профессиональным багажом. Бывают ли исключения?

? Исключений ие бывает. Все имеют достаточно высокую профессиональную подготовку и в принципе могут включиться в дело, как говорится, "с колес". На практике это удается главным образом тем, кто уже успел однажды поработать на стройках СССР.

Причин тут немало. Общеизвестно, например, что в Болгарии ие встретишь таких нелегких климатических условий, как в Сибири. Естественно, молодой человек должен к ним приспособиться, адаптироваться. На это волеи-иеволеи уходит какое-то время, когда ои работает ие в полную силу... Второй момент. Отправляясь иа работу в неблизкие края, молодой человек как бы вырывается из привычной, обстановки, из прежнего окружения, в котором у него давно сложились устойчивые связи. Семья, товарищи по работе - все это остается дома. И требуется некоторое время, чтобы он психологически акклиматизировался иа новом месте - "оброс" товарищами, нашел себя в новом коллективе. И в коллективе непростом - разноязычном. Значит, предстоит преодолеть еще один барьер - языковой...

Теперь о профессиональной адаптации. Хотя, как я уже говорил, внешне нет особой разницы, где класть кирпичную стену - в Болгарии илн иа Тюменской земле, однако разинца эта существует.

Скажу, например, что наши штукатуры работают кельмой, непохожей на ту, которой ловко орудуют ваши строители. А топор болгарского плотника не похож иа традиционный русский. Отличие в орудиях труда отражает, очевидно, отличие и в приемах труда. Существует понятная разница н в традициях строительства. И вот здесь-то возникает непростая задача - на первых порах, в процессе профессиональной адаптации, не "задавить" ненароком традицию, а выявить лучшие приемы и методы и поставить их на службу общему делу...

В Тюмени, рассказывают, один болгарский рабочий-металлист в свободное время изготавливал искусные металлические калитки, решетки, воротца с национальным болгарским орнаментом. Этот пример свидетельствует, что отношение к нашему искусному специалисту не было утилитарным - выковал, скажем, дверные петли - и точка. И вот вам плоды: на далекой Тюменской земле прижились элементы болгарской строительной культуры.

Очевидно, подобных случаев уже можно привести немало. Впрочем, это отдельный большой разговор... Хотел бы закончить ответ на ваш вопрос. Высокий профессионализм нашим посланцам просто необходим. Представьте на минуту, что ко всем упомянутым трудностям первых месяцев на сибирской земле ребятам пришлось бы еще и учиться строительным "азам".,..

? А что делается, чтобы по возможности сократить период адаптации, - как в Болгарии готовят ребят к работе в Сибири"

? Тут у иас перед глазами большой многогранный опыт Ленинского комсомола, который за последние годы сформировал для районов освоения ие одни десяток ударных строительных отрядов, учитывая при этом тонкости профессиональной, психологической адаптации и приживаемости. Мы придерживаемся такого принципа: молодой человек должен быть подготовлен к ответственному сибирскому старту еще дома, в Болгарии. Это, как уже говорилось, профессиональная подготовка с непременным учетом сибирских особенностей. Тут нам хорошо помогают "ветераны"" поработавшие в разных концах Советской страны болгарские специалисты знакомят ребят с профессиональными секретами, приобретенными на советских стройках. Учат их, показывают, как работать тем или иным инструментом.

Однако мы хорошо понимаем, что у себя в Болгарии ие сможем точно смоделировать сибирские условия. И здесь полезно вспомнить, что и космонавтов искусственно создаваемые на Земле условия невесомости ие избавляют от процесса адаптации в реальном полете. Вот почему мы придаем такое серьезное значение морально-психологической подготовке - формированию у ребят готовности к испытаниям, к трудностям. Первичные комсомольские организации профессиональных учебных центров придерживаются неукоснительного правила - давать нашим посланцам реальную информацию о жизии, условиях работы, быте, заработках на стройках Союза. С другой стороны, мы еще в учебном центре даем молодежи возможность ощутить ближнюю н дальнюю жизненную перспективу. Ты едешь на сибирскую стройку. Ты получишь там прочные врофессиоиальные навыки, у тебя будет хороший за* работок. Но, кроме того, ты сможешь продолжить свое образование, вырастешь со временем как личность... Наши ребята прекрасно осведомлены, в какой цепе в Болгарии те, кто прошел сибирскую школу. Когдагто. простые рабочие, эти люди получили в СССР образование (только в прошлом году в советских вузах обучались полторы тысячи болгар), стали первоклассными специалистами, возглавляют ответственные производственные подразделения.,? Кого не мфюлрнтг такад перспектива?

".,Сели говорить о будущем интернационального сотрудничества, какие моменты вам хотелось бы особо подчеркнуть"

? На этот вопрос я мог бы ответить совсем кратко: перспективы, оптимистичны, масштабно очерчены нашими коммунистическими партиями, заложены в пятилетних народнохозяйственных планах. Эти перспективы обеспечивают единый ритм и всестороннее сближение двух братских народов как в трудовом интернациональном сотрудничестве - его многообразных формах и проявлениях, так и в ?человеческих" аспектах - возможностях развития и самоусовершенствования личности.

У ДКСМ уже накоплен опыт в организации молодежных отрядов. До сих пор в Усть-Илимске, в Иркутске н Иркутской области добрым словом вспоминают ребят из болгарского молодежного отряда имени Георгия Димитрова, работавших на сооружении Усть-Илимского лесопромышленного комплекса.

Несомненно, что и впредь в рамках межгосударственных соглашений будут существовать благоприятные ндашяашети для утверждения таких форм работы. Это, кстати, намечено и в "Мероприятиях по уаяншю ДКСМ и ЙЛКСМ в осуществлении програм-МЫ дальнейшего болгаро-советского всестороннего сотрудничества и сближения (иа период с 1980 по J984 г.)". Вероятно, такое сотрудничество получит дальнейшее- развитие после очередных съездов наших братских молодежных союзов - XIX съезда ВЛКСМ it XIV съезда ДКСМ.

Вы, вероятно, обратили внимание, что, отвечая на ваши вопросы, Я старался не называть фамилий. Это не случайно. Наши отношения уже давно миновали тот этап, когда, прежде чем назвать лучших, надо было ВевомияаЗь фамилии особо отличившихся. Теперь ие уешашшь "наше" или "ваше?} теперь в лучших ходят не одиночки, все работают с полной отдачей.

Когда -номер подписывался в печать, мы получили сообщение, что Георги Танев избран первым секретарем окружкома БКП в городе Кырджали.

ВСТРЕЧА В ДЕКАБРЕ

Уже почти полтора месяца прошло, а эта декабрьская встреча на Тюменской земле словно бы случилась только вчера. Столько было тепла, взаимного неподдельного интереса, обоюдной радости.....

Тюменские градостроители не скрывали гордости от своих земляков. Кто еще может похвастаться вниманием сразу двух печатных органов - болгарского еженедельника "Софийские новости" и журнала ?Юность"? Да, мы приехали в гости именно к ним, строителям сибирских городов. Чтобы уже не по рассказам - своими глазами увидеть, убедиться, каким ответственным делом занят наш знаменитый партнер - "Главзапсибжилстрой". с которым мы совсем недавно заключили договор о дружбе.

..В Москве в тот день была оттепель, а Тюмень встретила изрядным морозцем. На ее улицах было по-зимнему бело. В такую погоду с особым чувством думаешь о теплом, уютном доме, о преимуществах прочных, "четырех стен"солидного капитального жилья. А ведь именно такое строят наши новые друзья в Сургуте, Нефтеюганске, Нижневартовске, Урае, Надыме, Уренгое, где мороз зимой под пятьдесят, где дуют пронизывающие ветры и где под ногами нефть и газ...

Хотелось пристальней вглядеться в лица строителей. Как можно больше узнать о них. Дать этим замечательным людям понять, что мы- не вежливости ради - с живым, горячим интересом следили и будем следить за их героической работой.

Вот почему так насыщена была- программе двух дней тюменской встречи.

Руководители нашей делегации главные редакторы изданий Александр Дайнов и Андрей Дементьев сами не знали отдыха и нам положили твердый график. Встречи в областном комитете партии, в Доме болгаро-советской дружбы, в главке. Летучие поэтические выступления в обеденный перерыв прямо в цехах. И поездки - на предприятия главка, на строительные площадки.

Особенно запомнились две поездки. Под Тюменью есть местечко Винзили. Здесь на домостроительном комбинате делают деревянные объемные блоки, из которых всего за пятнадцать дней на любом участке трубопроводной трассы можно смонтировать 24-.кварт.йрный дом со всеми удобствами! Нем было приятно увидеть такой дом на экспериментальной площадке еще и потому, что многие годы ?Юность" ратовала за объемно-блочное жилье для северян.

Побивали мы и на строительстве санатория-профилактория для градостроителей. Здесь все великолепно (кстати, строили и отделывали зда.ние болгарские специалисты)" мраморные лестницы, полированное дерево. Великолепные холлы, игровые комнаты и комнаты отдыха. И обворожительная природа вокруг!

Тут же созрело решение: в Москве и Софии собрать большую русско-болгарскую библиотеку и передать ее в дар отдыхающим в профилактории.

...И, наконец, прощальный вечер. Он проходил в одном из самых больших залов Тюмени - во Дворце культуры и техники нефтяников. Здесь в смешанной болгаро-советской программе перед строителями выступили скрипачка Эвелина Арабаджиева, пианистка Лилия Бояджиева, поэты Червенко Крумов, Анатолий Преловский, Алексей Пьянов. Был показан документальный фильм журналиста ?Юности" Алексея Фролова "Поселок на трассе".,..

В поездке в Тюмень принял участие кандидат в члены бюро Димитровского коммунистического союза молодежи Болгарии, первый секретарь Московского окружкома ДКСМ Никола Николов.

Публицистика

НИКОЛАЙ ЧЕРКАШИН

ПОХОДНЫХ

1. "ВАХТУ ПРИНЯЛ ИСПРАВНО!?

алуба покачивалась, и обе шеренги строя то приподнимались на носках, то опускались на пята А капитан 3-го ранга Виктор Захаров еще и придерживал на бедре пистолет дежурного по кораблю.

На правом фланге поблескивал трубами оркестр. Впритык к нему стояли автоматчики наружной вахты в касках и бушлатах, караул, дозорные по артиллерийским и ракетным погребам, дневальные по кубрикам, командиры вахтенных постов и прочий дежурный люд суточного наряда.

Захаров только что обошел фронт с новым дежурным по низам, проверил форму одежды, знание инструкций, задал напоследок ритуальный, риторический почти вопрос: "Кто ие понял своего назначения, поднять руку".,

Руку, конечно, никто не поднял, разве что военный дирижер вскинул ладонь, готовя оркестр к маршу. Но капитану 3-го ранга Захарову надо было сказать об особой бдительности в нынешнее дежурство" на якорной стоянке посреди открытого моря в неимоверной даля от родных берегов. Сказать так, чтобы прожгло каждого, даже если этот каждый заступает в наряд уже в сотый раз.

Отец Захарова служил в войну на дальневосточной границе. Может быть, сказать, что все они сейчас не просто суточный наряд, а небольшая пограничная застава, которая охраняет полноправную территорию Советского Союза - военный корабль"

В двух кабельтовых от "Киева" дрейфовал фрегат военно-морских сил НАТО. Вольно или невольно, но его пушки смотрели в спины моряков, замерших в строю. И тогда Захаров скомандовал:

? Кру-гом!

Обе шеренги повернулись лицом к орудийным Дулам фрегата. Захаров называл их калибры, скорострельность, боевые возможности управляемых ракет.

? Нвша главная задача - обеспечить не только внутренний распорядок, но и безопасность стоянки. Наивысшую боевую готовность крейсера.

Глаза из-под стальных навесов касок, златолобых бескозырок и черных пилоток смотрели сурово.

? Смирно! Оркестр, играй сбор!

Грянул красивый марш. Строй четко отбивал шаг по шаткой палубе мимо дежурного по кораблю, мимо большой алой звезды на стабилизаторе вертолета, мимо башеи чужого фрегата... И был в этом шествии отзвук того давнего ноябрьского парада, с которого войска уходили в бой.

Корабельная жизнь -г сколок с жизни большого города. Города на вечном осадном положении. В любую минуту похода ли, якорной ли стоянки корабль должен быть готов к отражению атаки с воздуха, из-под воды, из-за горизонта. Дежурный по кораблю знает, что ему делать и что делать другим, если иа крейсер вдруг ринутся штурмовики или. ракеты, выйдут в атаку торпедные катера или подводные лодки.

Черная шторка, за которой чертеж "Киева" в разрезе," строгое напоминание о том, нто сейчас капитан 3-го ранга Захаров, случись беда, первый, кто начнет борьбу за живучесть корабля. Разумеется, для этого в совершенстве надо знать несь многопалубный лабиринт коридоров, водонепрвницаемых отсеков, цистерн, разбираться в хитросплетениях систем пожарных и осушительных, орошения и освещения.

Захаров идет по кораблю. Обойти его весь невозможно, даже если бы все сутки дежурства шагать по бесконечным коридорам, нырять в бездонные сходы.

Горячие поручни ведут в машинно-котельное отделение. Сегодня свой выборочный осмотр дежурный по кораблю начнет отсюда.

Завидев офицера с сине-белой повязкой иа рукаве, командиры вахтенных постов подтягиваются, бойко представляются, перекрикивая шум работающих механизмов. Захаров спрашивает вахтенного по средней площадке, вахтенного по горению, - вахтенного по электростанции. Всем им один вопрос: "Ваши действия при поступлении забортной воды"? Отнеты четкие, уверенные. Матросы чувствуют, что дежурный ими доволен, но тогда зачем он записывает их фамилии в блокнот"

А Захаров засыпает их новыми вопросами: "Куда ведет эта магистраль" Что питает этот насос?? Нет; это уже не проверка. Это Захаров учится сам, не упуская возможности узнать что-либо новое о корабле при любом удобном случае.

Есть два разряда дежурных по кораблю. Одни стараются доложить командиру на утренней "оперативке" как можно больше замечании, щеголяя своей въедливостью," командир обычно морщится и требует доклада по существу. Капитан 3-го ранга Захаров из тех, кто умеет выделить главное и не боится подозрений в несостоятельности, докладывая о том, что замечаний нет. На мелочи же давно указано тем, кто сможет их немедленно устранить.

Сегодня в конце доклада он назвал фамилии отличившихся машинистов, и командир одобрительно кивнул головой. Вечером их имена прозвучали в корабельной радиогазете.

Невелико событие. Но это штрихи стиля службы капитана 3-го ранга Захарова. Ведь не каждый же офицер, сложив с себя полномочия дежурного по кораблю, идет в каюту редактора, чтобы назвать лучших за смену.

...Дежурство было ие самое хлопотное. Но и не самое спокойное... В три часа ночи в рубке дежурного зазвонил телефон: .

" Через полчаса вертолет доставит на корабль тяжелобольного. Обеспечьте приемку.

Захаров объявил готовность "номер один"БЧ-6 и медицинской службе. Вышел на полетную палубу. Проследил, как опустился вертолет, как вынесли из него носилки, укрытые поверх одеяла черной шинелью, как бережно переправили их и операционную...

...Утром корабль снялся с якоря, и Захаров был вызван на мостик, где ему пришлось сменить пистолет на кортик, а повязку дежурного по крейсеру на красно-белую перевязь вахтенного офицера.

Всякий раз, когда "Киеву" предстоят сложные маневры, в ходовую рубку вызываются лучший вахтенный офицер крейсера и капитан 3-го ранга Виктор Захаров. Так было и при проходе многих узкостей, так было при форсировании последнего пролива... Сегодня дело не меньшей сложности.

? Корабль к приемке топлива на ходу траверз-ным способом - приготовить! - разносится по трансляции захаровский голос.

1 БЧ-6 - авиационная боевая часть корабля.

Крейсер и танкер сходятся борт о борт, перебрасываются шланги.

? Пошло топливо!

К -заправщику подходят два больших противолодочных корабля и тоже соединяются с ним шлангами - с кормы и со свободного борта. Огромный плавучий остров составился из четырех кораблей и режет океанские волны и- четыре форштевня. Все части его связаны лишь зыбкой канатной дорогой да командирским глазомером.

? Полградуса вправо! - капитан 1-го ранга Ю. Соколов стоит с микрофоном на правом крыле мостика. Отсюда виднее расстояние между бортами." Держать... цать один оборот!

Захаров репетирует команды рулевому и вахтенным в машинно-котельное отделение. Через минуту:

? Градус влево. Держать... цать два оборота! Корабли идут клюз в клюз, и потому счет ведется

на градусы н обороты. Вахтенный офицер сейчас - комок нервов. Команды монотонны - "г,радус вправо" градус влево". Малейший просчет, даже простая огонорка чренаты бедой. А тут еще надо править всей ниутренией жизнью корабля, немедленно отвечать на всевозможные вводные, предугадывать их. Захаров - сама собранность. В короткие паузы между командами он не теряет ни секунды:

? БИП как горизонт"

? Горизонт чист.

? Штурман, график ветра и давления?

? Ветер имеет тенденцию к усилению. Атмосферное данление падает...

? Горниста наверх. Команде, не занятой приемкой топлива, обедать!

? ПЭЖ2, доложите, сколько тони уже принято"

? Штурман, время захода солнца. Зажечь сигнальные огни: "Не могу уступить дорогу".,

Прилетел самолет без опознавательных знаков. Кто такой" Что нужно" Доложили командиру. Самолет покружился - ушел и сторону берега. А тут уже новое беспокойство: впереди показались ходовые огни океанского лайнера.

? Товарищ командир, с целью разойдемся через двадцать минут левыми бортами..." сообщает Захаров расчетные данные боеного информационного поста.

И нее это быстро, без лишних движений, без напоминаний. Можно подумать, что Захаров отрепетировал всю операцию заранее. Его работу ие просто интересно наблюдать, ею любуешься, как любуешься мастерством любого виртуоза.

? Захаров, не устали"

? Никак иет, товарищ командир.

? Устанете - скажите. Прекратим заправку.

Немудрена шутка, ио и она разрядила нервное напряжение: все, кто был в ходовой рубке, улыбнулись.

Но вот завинчены горловины топливных цистерн, отданы несущие тросы. Капитан 1-го ранга Соколов вернулся с мостика в ходовую рубку, молча и крепко пожал руку вахтенному офицеру.

Пусть не покажется странным, что Захаров в общем-то представитель не самой главной морской профессии. Он по профессии - начальник химической службы. Талант морехода, как и нсякий другой, даруется человеку без учета штатного расписания. К тому же иа "Киев" Захаров пришел с ракетного крейсера "Грозный". А это школа командироа общепризнанной славы. Именно там Захаров узнал истины высокой морской культуры.

Что еще сказать о капитане 3-го ранга Захарове?

' Боевой информационный пост. - Пост энергетики и живучести.

Кавалер ордена "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР". Приверженец правила, выведенного русским адмиралом Г. Бутаковым; "Каждый морской офицер должен быть лучшим матросом и лучшим боцманом своего судна, чтобы иметь нравственное право требовать от подчиненных своим примером всего того, что им приходится исполнять".,

....Торопливый перезвон аврала. Втягиваются в клюз пудовые "калачи" якорь-цепи.

? Горниста наверх!

Противолодочный крейсер "Киев" уходит в иные моря.

2. ПОСАДКА ПО-САМОЛЕТНОМУ

Небо над океаном перекрещено белыми самолетными следами наискось - точно андреевский флаг. Полетная палуба противолодочного крейсера "Киев". Самолеты вертикального старта. Вот один из иих - ярко-синий иглоносый ракетоплан - ныкаты-вается иа площадку, обожженную реактивным пламенем.

Свирепый рев подъемно-маршевых двигателей вбуравливается в уши. Самолет, словно взлетающий майский жук, приподнимается на огиеструйных столпах. Миг надрывного воя - колеса отрываются от палубы; машина, неуверенно - колесам нужна твердь - покачав, поболтав ими, порыскав иосом, вздымается все выше и выше н, наконец, зависает на высоте человеческого роста, оглашая все вокруг ракетным грохотом.

Есть что-то совсем непривычное, сюрреалистическое в самолете, застывшем и воздухе. Весь твой прошлый опыт говорит, что этого не может быть. Даже чуточку смешно, как у Чуковского - "р,ыбы по полю гуляют, жабы по небу летают...". Но вот самолет плывет по-над палубой, переплывает через ее

Край и, ускоряясь с каждой секундой, уходит, улетает, уносится, поджимая закрылки и ногн-шасси...

Так они взлетают и так они садятся, самолеты корабельной авиации," без разбега! Но однажды реактивной машине пришлось садиться на пятачок палубы - и сесть, вместив свой "бег" в считанные десятки шагов! Случай беспрецедентный, ие верилось даже специалистам.

А было так: в небе над океаном у майора Глушко возникли сложности. Летчик обязан был катапультироваться, но решил спасти машину и повел ее... на корабль. Летчик - майор Глушко Василий Петрович, 1951 года рождения, пилот 2-го класса.

К этим анкетным данным могу теперь добавить, что волосы у Глушко кучерявые, глаза карие, характер общительный, а родом он нз запорожских каза-кон...

Мы сидим с ним в кубрике, и, пока специалисты налаживают видеомагнитофон с записью той посадки, Василий рассказывает:

? Взлетали группой. Нормально отстрелялись. На посадку заходил третьим. И вот тут-то, на исходе запасон топлива, в круговерти снежного шквала, надо было что-то решать. Доложил руководителю полетов. Конечно, будь берег поближе, можно было бы сесть на запасной аэродром. А здесь океан. Надо прыгать. В зоне корабля, как всегда, натовский самолет-разведчик крутится. Такая злость меня взяла: кувыркаться на глазах у супостата! Он же заснимет все: как самолет в воду падает, как летчика вылавливают... Ну, уж нет! Чувствую, что посажу. Не знаю как, но посажу! Уверенность такая была. Старые летчики учнли: принял решение - доводи до конца. Заметаешься - погибнешь.

Решился, и сразу мысли, как на табло: "коснуться палубы ближе к корме", "сброс оборотов", "тормози!".,

Наши все сели. Самолеты вниз убрать ие успели" оттащили их поближе к надстройке. Захожу на посадочную глиссаду. Корма все ближе и ближе. Сгруппировался...

Тут и кубрике заработал телевизор, и на экране возник звездообразный фас заходящего на посадку самолета. Он мчался на оператора с огромной скоростью. Кормовой срез. Пролет на высоте человеческого роста. Резкий клевок. Самолет, едва не ткнувшись носом в палубу, подскочил, плюхнулся н вдруг мотнулся вправо, прямо на прижавшуюся к надстройке машину. В ней еще сидел не успевший выбраться из кабины летчик. Глушко передернул педали и чудом отвернул в сторону. Задымились шины, мертво схваченные тормозами. Самолет шел юзом, растирая о палуб,у свою смертельную скорость. Он замер в каком-то метре от крыла соседней машины. Хорошо, что консоль крыла была поднята по-ангар-иому...

И на корабль упала тишина.

Первым подбежал к самолету техник - старший лейтенант Сергей Глушаков. Это важно отметить, потому что машина слегка дымилась," мало ли как поведут себя после такой посадки двигатели"! Это уже потом выяснилось, что дымились шины, а тогда Сергей, ие раздумывая, бросился к летчику, взлетел по стремянке, откинул фонарь.

" Молодец! - только и крикнул он Глушко, помогая освободиться от ремней. Пошатываясь, Василий прошел в кубрик, куда уже спустился вице-адмирал, наблюдавший посадку.

? Товарищ вице-адмирал...

Старый моряк прервал доклад крепкий объятием. Потом окружили друзья, поздравляли, жали руки и кто-то уже требовал писать объяснительную записку.

? Подождите, дайте пообедать!?" отмахнулся Глушко. Но есть не стал - выпил лишь стакан компота...

В тот суматошный день как-то забыли о другом человеке, разделившем с Глушко в известной мере риск н успех посадки,"о руководителе полетов майоре Колисниченко. Будь он офицером, мягко говоря, более осторожным, опротестуй он решение летчика, запрети дерзкий эксперимент"ничего бы не было, как не было бы и ценной машины. Но Колисниченко недаром считается асом корабельной авиации, сам не раз выходил с честью из трудных ситуаций, поверил в земляка: "Глушко - посадит!?

Когда в воздухе много машин, руконодителю полетов (РП) приходится работать с четкостью Жонглера. Перед глазами - экран радара с россыпью отметок; в ушах - хор докладов и запросов. К тому же на рабочую волну прорвался чей-то джаз, и во всем этом гаме надо было сразу же зримо представить, как будет проходить посадка...

В эфире финал операции выглядел так:

РП: 423-й, спокойно. Будем садиться.,. Удаление?

423-й (позывной Глушко); Удаление... километра.

РП: Проверь скорость... Поддерживай ножкой!

423-й: Поддерживаю.

РП: 423-й, проверь скорость!

Комментарии:

Добавить комментарий