Токарева Е.С. - Фашизм, церковь и католическое движение в Италии 1922-1943 гг | Часть I

ВВЕДЕНИЕ

Одной из особенностей Италии является существование в самом ее сердце, в столице государства, в Риме другого государства; это центр мирового католицизма - Ватикан, Папское государство играло в истории Европы, да и всего мира, огромную, а иногда и определяющую роль на протяжении многих сотен лет. Неудивительно поэтому, что позиция папы по тем или иным вопросам всегда привлекала внимание общественности и политиков и вызывала у них весьма эмоциональную реакцию. Это относится и к политике Ватикана в отношении тоталитарных режимов Европы.

Начало XX века поставило перед католической церковью много серьезных проблем. Это были проблемы и внутрицерковные - движение модернизма, новый этап в развитии христианской демократии и др. и внешнеполитические - расцвет в Европе либерализма, размах социалистического движения, первая мировая война и, наконец, революция в России, революционное движение во многих европейских странах, распад ряда европейских государств.

Одной из наиболее серьезных проблем, с которыми столкнулась церковь в первой половине XX века, было установление в ряде европейских стран тоталитарных и авторитарных режимов, некоторые из которых приняли форму диктатуры, управляющей страной с помощью террора и репрессий.

История фашистских режимов - одна из самых трагических страниц европейской истории. Борьба с фашизмом всколыхнула, привела в движение широкие народные массы, создала предпосылки тех изменений в расстановке политических сил, на базе которых был воссоздан обновленный демократический строй в большинстве стран Западной Европы.

Позиция церкви по отношению к фашистским режимам была предметом жарких и страстных дискуссий, обвинений и не менее горячих оправданий. Так было и в годы фашизма и второй мировой войны, так было и позднее, особенно после опубликования талантливой пье-

?

сы немецкого драматурга Р.Хоххута "Наместник? (1963), обвинившего высшее католическое духовенство в пособничестве фашистским и нацистским властям.

Рассмотреть объективно роль церкви в этот драматический период истории действительно сложно. Ведь церковь является не только религиозной организацией, высшей духовной властью для миллионов католиков, которые желали бы видеть в ней непререкаемый моральный авторитет, но и политической структурой. Поэтому возможна такая ситуация, когда церковь, осуждая (как религиозная, духовная сила) те или иные политические системы или доктрины (или какие-либо элементы этих доктрин), одновременно (как политический институт) вступает в переговоры с определенными правительствами, завязывает дипломатические отношения с теми или иными странами, заключает с ними договоры. Но в то же время, церковь обладает лишь духовным оружием, она не может военным путем защитить свои интересы или интересы своих адептов. Не следует поэтому забывать о том, что положение церкви особенно деликатно в тех ситуациях, когда ее голос может послужить предлогом для репрессий в отношении верующих и духовенства. Церковь может только уступить, предложить компромисс.

В условиях существования в ряде европейских стран фашистских диктатур церкви пришлось определять свою позицию по многим актуальным вопросам, возникавшим перед общественностью и политиками всего мира - это были вопросы, связанные с доктриной и практикой фашистских режимов: расизм, террор, военная агрессия и др. Но ей также пришлось уточнить свою позицию и по отношению к таким проблемам, как положение и достоинство человека в современном мире, социально-экономические условия его существования и многое другое. И от ответа, дававшегося церковью на эти вопросы, гораздо больше, чем от договоров, заключенных ею, зависело ее влияние на общество, ее авторитет и духовная власть. Как правило, в периоды истории, особенно драматические и тягостные для народа (каким и были для итальянцев фашистское двадцатилетие и годы второй мировой войны и Сопротивления), роль церкви и религии возрастает. Произошло ли в Италии в период фашизма усиление влияния церкви и повышение роли религии" Ведь фашизм по самой своей сути стремится не допускать в той стране, где он захватил в свои руки власть, существование какой-либо идеологии, кроме фашистской. А если авторитет церкви в годы фашизма действительно вырос, то каким образом церковь им воспользовалась" Для того, чтобы поддерживать фашистский режим, или для того, чтобы противопоставить себя ему" Что перевешивало в политике церкви в эти годы - позиция духовной власти или расчеты политической силы"

Ответ на эти вопросы важен как для изучения собственно церкви, так и для выявления специфики итальянского фашизма по сравнению с другими фашистскими режимами Западной Европы. Он важен также для объяснения тех юридических прав, которыми обладала церковь в послевоенной Италии. Важной вехой в процессе развития взаимоотношений церкви и государства в Италии стали Латеранские соглашения, заключенные в 1929 г. между Ватиканом и фашистским правительством. Представляя собой по сути международный договор, этот документ не мог быть отменен в одностороннем порядке после свержения фашистского режима. Латеранские соглашения наложили, таким образом, отпечаток на важнейшие сферы жизни итальянского общества после второй мировой войны. Исследовав причины заключения Латеранских соглашений, объяснив их роль в политическом развитии общества в 30-е - начале 40-х годов, в истории фашистского режима и антифашистского движения, можно объяснить и их функции в послевоенной Италии.

Историю собственно церкви в Италии невозможно рассматривать в отрыве от истории католического движения, между ними невозможно провести и четкую границу. Итальянские историки поэтому обозначают все, что относится к этой области, всеохватывающим термином "католический лагерь", "католический мир" - ?mondo cattolico*. К 20-м годам XX века вес "католического мира" в общественной и политической жизни страны был по-прежнему велик. Церковь продолжала сохранять непосредственную связь с массами. Особенно это касалось низшего духовенства, многие представители которого в свое время участвовали в процессе объединения страны, боролись наравне с другими гражданами за создание единого государства. Священники, особенно в сельской местности или в приходах городских районов бедноты, обычно жили в тех же экономических (бытовых) условиях, что и их прихожане, были непременными участниками всех наиболее значительных событий их жизни- Поэтому низшее духовенство часто оказывалось гораздо теснее связанным с населением страны, чем с государственными властями, какому бы политическому режиму они ни служили. Позиция низшего духовенства не всегда полностью совпадала и с общей политической линией руководства католической церкви - часто она зависела от политических и социально-экономических условий региона или социального слоя, в которых протекала деятельность каждого конкретного священника.

Помимо большой сети церковных организаций, в Италии к моменту прихода фашизма к власти существовала и масса организаций светского характера (в их числе и католическая Народная партия), многие из которых были тесно связаны с церковными структурами. Введение в 1926 г. однопартийной системы прервало деятельность Народной партии, однако, означало ли это, что католическое движение окончательно сошло с политической арены, и если нет, то в какие формы оно вылилось после 1926 г." Удалось ли фашизму добиться полной интеграции католических организаций в структуру фашистского режима, поставить их в полную зависимость от государственной власти"

Ответив на эти вопросы, а также проследив эволюцию политического сознания итальянских католиков, выявив те средства, при помощи которых они могли в условиях фашистской диктатуры выражать свое миропонимание, мироощущение, и те рычаги, при помощи которых христианским демократам удалось установить связи с массами, можно определить место католических организаций в антифашистском движении конца 20-х - начала 40-х годов и объяснить, как и почему, с какими программами Христианско-демократическая партия пришла к Сопротивлению, Ведь борьба с фашизмом стала основным смыслом деятельности большинства политических партий, а также политических и общественных движений 30-х - начала 40-х гг. Интерес к этому вопросу подогревается тем обстоятельством, что после второй мировой войны Христианско-демократическая партия прочно занимала в течение более чем 40 лет доминирующие позиции в партийно-политической структуре Италии. И именно это последнее обстоятельство, а не те апологетически-оправдательные работы, по преимуществу клерико-фашистского толка, в которых не было недостатка после второй мировой войны, наводят на мысль, что позицию церкви и католических организаций в фашистский период нельзя рассматривать столь однозначно, как к этому призывают иногда не в меру эмоциональные политики и историки.

* * *

В отечественной исторической литературе пока нет специальной работы, посвященной рассматриваемой теме, хотя косвенным образом она затрагивалась в ряде статей и монографий по вопросам истории Ватикана, Христианско-демократической партии, рабочего движения в Италии в периоды до и после фашистского двадцатилетия. К таким работам относятся статьи Г.М.Нарин-ской1 (о новых тенденциях в Ватикане после Второго Ватиканского Собора), Н.К.Кисовской2, а также монография В.П.Гайдука , посвященная истории ХДП после второй мировой войны.

Прямо затрагивают период фашизма статья М.А.Додо-лева (о Народной партии в Италии и ее отношении к фашизму), работы М.С.Шаронова5 и Н.Н.Поташин-

1 НАРИНСКАЯ Г.М. Движение "католического несогласия" и эволюция сознания левых католиков в Италии// Проблемы итальянской истории. М. 1978. С. 36-55.

КИСОВСКАЯ Н.К. Борьба течений в Христианско-демократической партии Италии (1948-1953)// Новая и новейшая история. М. 1968. - 4. С. 111-120.

ГАЙДУК В.П. Христианская демократия в Италии (60-е - 70-е гг.). М.: Наука, 1985. 176 с.

ДОДОЛЕВ М.А. Народная партия и установление фашистского режима в Италии// Проблемы итальянской истории. М. 1972. С. 109-139.

ШАРОНОВ М.С. Коммунисты и католики в Италии: Из истории диалога (1921-56 гг.). М.: Наука, 1973. 359 с.

w

ской . Однако в силу определенной тематической направленности (авторов интересует в первую очередь рабочее и коммунистическое движение в Италии) значительные пласты деятельности итальянских католиков выпали из поля зрения этих исследователей.

Монографии М.М.Шейнмана7 и И.Р.Григулевича8 охватывают историю церкви за период сто и более лет и поэтому, естественно, освещают годы фашизма достаточно бегло. Кроме того, эти работы характеризуются ярко выраженным классовым подходом к истории церкви и религии, характерным для советской историографии тех лет. Так, например, И.Р.Григулевич утверждал, что церковь принимала сторону фашизма лишь в целях защиты капиталистического строя, не учитывая тот факт, что в 20-30-е годы в Италии церковь стояла перед выбором не между различными социально-экономическими формациями, но между различными политическими режимами в рамках одной и той же капиталистической системы.

Проблема взаимоотношений католической церкви с фашизмом и нацизмом вызывала интерес историков разных стран. Английские, американские и французские исследователи в первую очередь концентрировали свое внимание на позиции Ватикана в период второй мировой войны. Этой теме посвящена серия статей французского исследователя Л.Палелё8 в ?Revue d'histoire de la deuxieme guerre mondiale", книга американского ученого М.Чанфарра10 и другие работы. Проблемы, связанные с

ПОТАДШНСКАЯ Н.Н. Католическая церковь и рабочее движение в Италии. М.: Наука, 1979. 256 с.

7 ШЕЙНМАН М.М. От Пия IX до Иоанна XXI1L М.: Наука, 1966. 197 с; ЕГО ЖЕ: От Пия IX до Павла VI. М.: Наука, 1979. 176 с.

8 ГРИГУЛЕВИЧ И.Р. Папство, век XX. М.: Политиздат, 1978. 424 с.

9 PAPELBUX L. La diplomatic Vaticane a t'heure de victoire de Hitler// Rev. d'histoire de la deuxieme guerre mondiale. Paris. 1975. - 98. P. 27-56; IDEM: La diplomatie Vaticane et I'ltalie apres Stalingrade// Rev. d'histoire de la deuxieme guerre mondiale. Paris. 1977. - 106. P. 19-36; IDEM: Le Vatican et le ргоЫёте julf en 1943// Rev. d'histoire de la deuxieme guerre mondiale. Paris. 1979. - 115. P. 55-67.

10 CIANPARRA M. The Vatican and the War. New York. 1945. 344 p.

заключением конкордата с Германией, рассматриваются в книгах известного австрийского католического историка Ф.Энгель-Янози11 и швейцарского ученого С.Фрид-лендера12. Работа последнего, представляющая собой по сути сборник документов с обширными комментариями, подверглась серьезной критике со стороны католической историографии Италии за тенденциозность в подборе материала, свидетельствующего якобы (как подчеркивает Фридлендер) о пронацистской политике Ватикана в 30-е - 40-е годы.

Положение церкви в фашистской Италии исследовалось английскими и американскими историками П.Кентом13, Д.А.Еинчи14, А.Родсом15 и др. Однако лишь немногие исследователи Европы и Америки уделили внимание собственного католическому движению в Италии. К числу таких немногих работ можно отнести книгу Р.А.Вебстера16 - солидное исследование, на которое до сих пор ссылаются и итальянские ученые - и статью А.О'Бранена17, посвященную состоянию молодежных католических организаций в Италии в 1929-1931 гг.

Естественно, что итальянская историческая литература гораздо богаче исследованиями, посвященными данной теме. Приоритет в этой области имеет католическая историография. Первые работы католического направления, опубликованные еще в годы фашистской диктатуры, характеризуются прославлением как политики церкви, так и религиозной политики фашизма. К числу та

ENGEL-JANOSI F. II Vaticano tra fascismo e nazismo. Firen-ze. 1973. 401 p.

12 FRIEDLANDER S. Pie XII et le Ill-e Reich. Documents. Paris. 1964. 236 p.

KENT P.C. The pope and the duce: The Intern, impact of the Lateran Agreements. London. 1981. 248 p.

BINCHI D.A. Church and State in Fascist Italy. London.

1941.

15 RHODES A. The Vatican in the age of the dictators. 1922 1945. New York e.a. 1973. 383 p.

WEBSTER R.A. The cross and the fasces. Christian democ-racy^and fascism in Italy. Stanford. 1960. 229 p.

O'BRIEN A.C. Italian youth in conflict: Catholic action and fascist Italy. 1929-1931// Cath. hist. rev. Wach. 1982. V. 68. - 4. P. 625-635.

ких работы относятся, например, книги П.Мишателли , Э.Мартире19 и ранние труды М.Бендишоли20, в то время находившегося под сильным влиянием идеи о необходимости возрождения религии с помощью политики фашистского правительства. Большой поток историко-публи-цистической литературы апологетического характера, публикуемой в годы фашизма, был связан не только с условиями, созданными фашистской цензурой, но во многом и с имевшими широкое распространение в католической среде надеждами на возрождение католического конфессионального государства. Мишателли, к примеру, видел в фашизме силу, способную в союзе с католицизмом обновить Италию, укрепить основы религии и осуществить с ее помощью цивилизаторскую миссию во всем мире.

Характерная для католического направления периода 50-х - 60-х гг. трактовка католического движения в годы фашизма сводилась к морально-этическим оценкам роли церкви в политическом развитии фашистского государства. Эта особенность была свойственна и более поздним (60-70-х гг.) публикациям в крупнейшем органе иезуитов, католическом журнале ?Civilta cattolica*. Типичными для этой точки зрения являются серии статей А.Мартини21 и американского иезуита Р.Грэхема22, по-

MISCIATEIXI P. Le faacisme et les catholiques. Paris. 1928.

19 MAKTIRE E. La conciliazione. Roma. 1929; IDEM: Fiiippo Cri-spolti. Milano. 1943.

20 BENDISCIOU M. La politica della Santa Sede. 1918-1938. Fi-renze. 1939.

21 MARTINI A. Gli ultimi giorni di Pio XI// Civilta cattolica. Roma. 1959. V. IV. - 21. Q. 2625. P. 236-251; IDEM: L'ultima battaglia di Pio XI// Civilta cattolica. Roma. 1959. V. II. - 12. Q. 2616. P. 574-591; V. III. - 18. Q. 2622. P. 572-590; и другие, более поздние статьи в том же журнале.

GRAHAM R.A. Voleva Hitler che fosse Pio XII a negozlare la pace// CivUta cattolica. Roma. 1976. V. 4. - 3033. P. 219-233; IDEM: La questione reltgiosa nella crisl dell'Asse. II conflitto Or-estano-Hudal (1942-43)// Civilta cattolica. Roma. 1977. V. I. - 3041. P. 441-455; IDEM: L'enciclica ?Summi pontificatus" e i bel-ligeranti nel 1939: La

священные конфликтам церкви и фашистского правительства по расовым вопросам и по вопросу о Католическом действии (А.Мартини) и политике церкви в период второй мировой войны (Р.Грэхем). Стремление доказать враждебную позицию церкви по отношению к фашистским режимам, ее расхождение с этими режимами по вопросам внутренней и внешней политики обусловило и сам выбор тематики как для названных выше двух авторов статей в ?Civilta cattolica*, так и для большинства историков католического направления 40-х - начала 50-х годов. Для итальянских историков было характерно внимание к проблемам истории Ватикана и взаимоотношений церкви и фашизма, в том числе к ключевым моментам этих взаимоотношений - к Латеранским соглашениям 1929 г. и периоду кризиса отношений церкви и режима в конце 30-х - начале 40-х годов. Стремление оправдать церковь, запятнавшую себя союзом с фашизмом, порой принимало гипертрофированные формы, как, например, это случилось с первой из двух книг Дж.Кас-телли, носящей характерное название "Ватикан в сетях фашизма"23 (вторая книга Кастелли трактовала взаимоотношения церкви и фашизма в не менее апологетическом духе, чем Мишателли; в ней был приведен богатый документальный материал, свидетельствующий о тесном сотрудничестве обеих сторон24). Само католическое движение при таком подходе оставалось в тени. Тематика, связанная с изучением истории Ватикана и его взаимоотношений с итальянским государством, нашла свое отражение на страницах работ таких видных представителей католической историографии, как А.К.Емоло25 и Фр.Марджотта Брольо26, хотя их освещение этих вопросов значительно отличается от трактовки как Бендишо-ли, так и Кастелли и др. Выразитель идей либеральной католической школы, А.К.Емоло пытался дать объективный анализ причин союза церкви и фашизма, однако,

CASTELLI G. It Vaticano nei tentacoli del fascismo. Storia ig-norata di una lotta sotterranea. Roma. 1946.

24 CASTELLI G. La chiesa e il fascismo. Roma, 1951.

25 JEMOLO A.C. Chiesa e stato in Italia negli ultimi cento anni. Torino. 1963.

26 MARGIOTTA BROGUO F. Italia e Santa Sede. Dalla grande guerra alia conciliazione. Bari. 1966.

и

по сути, сводил эти причины к традиционной вражде католицизма и либерализма, которая одна только, по его мнению, и объединяла католицизм и фашизм.

В начале 70-х годов католические историки нового поколения - П.Скоппола27, Дж .Россини , Фр.Траниел-ло2е - заявили о назревшей, по их мнению, потребности отказаться от привычного подхода к истории церкви межвоенного периода, от господствовавшей до того времени тенденции давать моральную оценку политике Ватикана. Существо дела, писал Скоппола, заключается в стремлении понять мотивы внутренней и внешней политики Ватикана, в том числе его сближения, а затем конфликтов с фашизмом. Позицию католического лагеря в период фашизма Скоппола сравнивал с позицией "непримиримых* католиков конца XIX - начала XX в. считая, что в 30-е годы католики занимали по отношению к фашистскому государству то же положение, что и "непримиримые" католики по отношению к государству либеральному, и этим путем им удалось сохранить свою религиозно-культурную и нравственную обособленность. Новое поколение историков католического направления призывало к необходимости признать "своеобразие" католического мира и изучать его внутреннюю историю, борьбу различных течений и идеологических направлений, которая, по их мнению, одна и определяла политический выбор церкви. Эта концепция вызвала в середине 70-х гг. оживленную дискуссию католических историков с историками-марксистами, которые в полемике с Р.Джура Лонго30, выдвинувшим тезис о том, что в изу

SCOPPOLA P. La chiesa е il fascismo. Bari. 1971; IDEM: Intro-duzione a: AA W, / cattolici tra fascismo e democrazta. Bologna. 1975.

2 ROSSINI G. II movimento cattoltco nel periodo fascista. Roma. 1966; IDEM: II fascismo e la Resistenza. Roma. 1955; IDEM: De Gasperi e il fascismo. Roma. 1974.

29 TRANIELLO F. Introduzkme a: AA W. I cattolici tra fascismo e democrazta. Bologna. 1975; IDEM: Fascismo e storia d'ltalia nell'analisi dei popolari in esilio// Italia conteraporanea. Milano. 1982. - 149. P. 87-103.

30 GIURA LONGO R. II movimento cattotico nella societa italtana. Idee per una rassegna bibliografica// Critica marxista. Roma. 1976. - 5-6. P. 71-85.

чении католического движения акцент вовсе не обязательно должен делаться на органическую связь католического мира с буржуазным обществом, указывали на то, что деятельность католической церкви и ее организаций протекает в конкретном политическом, экономическом и социальном контексте, что предусматривает их участие во взаимоотношениях между классами, в развитии форм производства и т.д. и именно эти факторы в первую очередь определяют политическую ориентацию церкви.

Вниманием к католическому лагерю в целом объясняется смещение акцента (причем не только католической историографии) в конце 70-х годов в сторону изучения католического движения. Большой помощью в этих исследованиях стало направление, целью которого являлось изучение католического клира и светского католического движения в отдельных небольших районах и областях. Начало этому направлению было положено еще в 1956 г. с основанием католического издательства ?5 Lome*, которое и предприняло публикацию серии работ такого характера. К числу таких работ можно отнести, например, серию статей (опубликованную этим издательством в 1975 г. в виде отдельной книги) С.Тра-монтина31, посвященную состоянию католических организаций и их взаимоотношениям с фашизмом в области Венето в первой половине 20-х годов и его более позднюю работу об отношении к фашизму духовенства области Венето в 1938-1943 гг.33

Богатые возможности, открывающиеся в области изучения католического движения в связи с более пристальным к нему вниманием и привлечением массы новых, ранее не изучавшихся материалов при разработке локальной истории, были использованы и историками других направлений.

Либеральная концепция взаимоотношений церкви и государства выдержана в духе традиционного антиклерикализма. Ее наиболее характерная черта - страх пе

TRAMONTIN S. Cattolici, popolari e fascisti nel Veneto. Roma.

1975.

32

TRAMONTIN S. II clero veneto tra il 193S e il 1943 di fronte al fascismo// Sulla crisi del regime fascista (1938-1943). La society italiana dal ?consenso? alia Resistenza. Annali dell'Istitu-to veneto per la storia della Resistenza. 1995. P. 551-567.

ред перспективой усиления церкви и отступления от принципа двух параллелей, т.е. теории, согласно которой церковь и государство, действуя в различных областях, не должны никогда соприкасаться. С этой точки зрения, представители либеральной историографии 30-х - 50-х гг. - Б.Кроче33, Фр.Руффини34, Л.Сальваторелли35 - отрицательно оценивали союз церкви и фашизма, но не потому, что он служил стабилизации и укреплению фашистского режима, а главным образом потому, что этот союз означал отход от светских традиций Рисорджимен-то. Историкам-либералам первой половины XX в. свойственна апологизация политики либерального государства конца XIX - начала XX вв. Дж. Спадолини36, один из типичных представителей этой школы, считал наиболее продуктивной систему равновесия с католическим движением, достигнутую правительством Джолитти. Фашизм, утверждал Спадолини, представлял собой "ан-тирисорджименто", поскольку он сумел зачеркнуть достижения нации в области религиозной и церковной политики.

Традиции либеральной этико-политической школы, в рамках которой разворачивалось творчество Кроче, Саль-ваторелли, Спадолини, были в значительной степени нарушены, в частности, в изучении проблем истории церкви и католического движения, одним из виднейших историков современной Италии Ренцо Де Феличе37. Он од-

CROCE В. Discorsi parlamentari. Roma. 1966. 31 RUFFINI F. Relaztoni tra stato e chiesa. Bologna. 1966.

35 SALVATORELLI L. Chiesa e stato dalla rivoluzione francese ad oggi. Firenze. 1955; IDEM: Pio XI e la sua erediti pontificals. Torino. 1939; SALVATORELLI L. MIRA G. Storia d'ltalia nel periodo fascista. Torino. 1956, 1961.

36 SPADOUNI G. CECCUTI C. Chiesa e stato dal Risorgimento alia Repubblica. Firenze. 1980; SPADOLINI G. La due Rome: Chiesa e stato tra '800 e '900. Firenze. 1974; IDEM: Il papato socialista. Milano. 1950.

37 DE FEUCE R. II Vaticano e il fascismo: La ?piccola guerra* del 1930-31// Nuova Antologia. Roma. 1974. V. 522. Fasc. 20S6. P. 156-184; IDEM: Mussolini il fascista. Torino. 1968. V. 2. P. 382-437; IDEM: Mussolini il duce. Torino. 1974: 1981. V. 1, 2; IDEM: La chiesa cattolica e il problema ebraico durante gii anni deU'antisemitismo fascista// Rassegna mensile di Israel. 1956.

ним из первых счел возможным отказаться от системы моральных оценок и перейти к исследованию факторов, лежавших в основе политики Ватикана и фашистского правительства. По утверждению Де Феличе, союз церкви и фашизма представлял собой "брак по расчету*, т.е. стремление каждой стороны добиться максимальных преимуществ как внутри Италии, так и на международной арене. Исследуя роль церкви и католических организаций в период фашизма, Де Феличе пришел к выводу, что последним удалось избежать фашизации и они заняли по отношению к фашистскому режиму позицию непримиримости .

Историки школы Де Феличе - С.Рогари38, Р.Моро39, П.В. Каннистраро, Дж.Розоли40 и др. - каждый по-своему разработали и развили вывод Де Феличе. С.Рогари показал в своих исследованиях, как уже с начала 30-х гг. церковь вступила на путь концентрации сил, что позволило ей к моменту кризиса режима оказаться во всеоружии, а католическим организациям занять доминирующее положение в стране.

Этот тезис не вызывает возражения у Р.Моро, который назвал позицию католических организаций в 30-е - начале 40-х гг. "афашизмом", применив термин, получивший довольно широкое распространение в итальянской историографии. Моро, сконцентрировав внимание

? 1. Р. 23-35; IDEM: Storta degli ebrei italiani sotto il fascismo. Torino. 1972.

ROGARI S. Come la chiesa si difese da Mussolini// Nuova Antologia. Roma. 1978. V. 533. Fasc. 2125-2126. P. 392-444; IDEM: La crisi del 1938 e il distacco dal regime: Azione cattolica e il fascismo// Nuova Antologia. Roma. 1978. V. 534. Fasc. 2127. P. 340-401; IDEM: Santa Sede e fascismo: dall'Aventino ai Patti Lateranenst. Bologna. 1977.

MORO R. Religione e politica nella formazione del gruppo dirtgente democrtsttano// Mulino. Bologna. 1979. Ka 1. P. 87-109; idem: Afascismo e antifascismo nell'Azione cattolica dopo il '31// Storia contemporanea. Bologna. 1975. - 4. P. 733-799; IDEM: La formazione della classe dirtgente cattolica (1929-1937). Bologna. 1979; IDEM: / cattolici italiani e il 25 luglto// Storia contemporanea. 1993. - 6. P. 967-1017.

CANNISTRARO P.V. ROSOLI G. Emigrazione, chiesa e fas-1979°' L° SciogUmento deU'°Pera Bonomelli (1922-1928). Roma.

на изучении элитарных группировок Католического действия - Университетской католической федерации и Движения лиц с высшим образованием - на основе богатого фактического материала убедительно доказал, что к середине 40-х гг. члены этих организаций оказались в состоянии полностью сменить фашистское руководство большинства общественных организаций страны.

П.В.Каннистраро и Дж.Розоли с своей монографии продемонстрировали способы, при помощи которых церкви удалось сохранить от фашизации те структуры, которые она предпочла не ставить на службу фашизму. Авторы убедительно доказали, что иногда церковь предпочитала скорее распустить эти организации, чем позволить им перейти на службу фашизму.

Школа Де Феличе внесла большой вклад в изучение истории церкви и католического движения в период фашизма, выдвинув новые гипотезы и введя в научный оборот массу ранее не использованных материалов, в том числе документы министерства иностранных дел.

Радикально-демократическое течение роднит с либеральной довоенной историографией ярко выраженная антиклерикальная направленность. Историки этого направления, писавшие свои работы в 30-е - 40-е гг. - Г.Сальвемини41, Э.Росси42 - много сделали для того, чтобы документированно доказать связь церкви с наиболее реакционными кругами общества, с монополистическим капиталом и фашизмом. Характерна в этом отношении написанная в 1936 г. статья Г.Сальвемини "Пий XI и война в Эфиопии"43. Используя богатый фактический материал, Сальвемини убедительно продемонстрировал степень поддержки, оказанной церковью фашистскому правительству в этой военной авантюре. Союз церкви и фашизма представляется Сальвемини как необоснованная уступка церкви со стороны государства, необоснованная, в первую очередь, потому, что Ватикан, как считал Сальвемини, уже был готов к тому, чтобы уступить

SALVEMINI G. Stato е chiesa in Italia. Milano. 1969. 43 Rossi E. Pagine anticlericali. Roma. 1966; IDEM: Stato e chiesa. Miiano. 1961; IDEM: II manganello e I'aspersorio. Bari. 1968.

43 SALVEMINI G. Pio XI e la guerra etiopica// Salvemini G. Preludio alia seeonda guerra mondiale. Milano. 1967. P. 741-764.

государству по всем вопросам. Заключенные в 1929 г. соглашения имеют, таким образом, самый реакционный характер и будут уничтожены, как только падет фашистский режим. Э. Росси, основывая свои работы на той же концепции, добавлял к этому, что считает церковь одной из тех сил, на которых лежит главная вина за приход фашизма к власти и его укрепление. К этому следует добавить, что позиции Сальвемини и Росси носят на себе очевидную печать настроений, господствовавших в 30-е - начале 40-х гг. в демократических политических течениях итальянского подполья и эмиграции. Отношение к церкви и католическому лагерю было одной из важных проблем тех лет.

Радикально-демократическая историография 60-х - 70-х гг. в целом не выходит за рамки этой концепции. Пессимистический взгляд на роль церкви и католиков в период фашизма свойственен П.Дж.Цунино, который приходит к выводу о неизменности позиции католического лагеря в течение всего периода фашизма вплоть до всеобъемлющего кризиса режима в 1942 г. На материалах локальной католической прессы Цунино в соавторстве с Соаве44 пытался доказать, что в 1938-39 гг. в позиции католического лагеря не произошло никаких перемен. Однако некритическое использование авторами локальной прессы, существовавшей в условиях фашистской цензуры, заставляет подвергать сомнению их выводы. Той же концепции Цунино придерживается в двух монографиях, в которых рассматривает отношение к католикам левых политических течений и партий45.

Работы Дж.Микколи46 привлекают внимание оригинальностью выдвинутой им гипотезы. По мнению Мик-коли, сущность фашизма как буржуазной контрреволюции только частично может объяснить выбор, сделанный церковью. Сама фашистская доктрина, идеология, стремление создать авторитарное, иерархическое общест-

SOAVE S. ZUNINO P.G. La chiesa e i cattolici nell'autunno del regime fascista// Studi storici. Roma. 1977. - 3. P. 69-95.

ZUNINO P.G. La questione cattolica nella sinistra italiana (1919-1939). Bologna. 1975; IDEM; La questione cattolica nella sinistra italiana (1940-1945). Bologna. 1977.

Miccobl G. La chiesa e il fascismo// Fascismo e la societa italiana/ A cura di G. Quazza e a. Torino. 1973.

REINERI М. Cattolici е fascismo a Torino. 1925-1943. Milano. 1978.

48 GIUNTELLA М.С. L'organizzazione universitaria fascista e la Federazione universitaria cattolica in una relazione del Segretario del GUF di Viterbo// Rivista di storia della chiesa in Italia. Roma. 1971. - 1. P. 130-137.

49 Так, М.Реинери рассматривает католическое движение в 20-е - 40-е гг. лишь на территории города Турина и его области, М.К.Джунтелла посвятила свои работы изучению взаимоотношений Университетской католической федерации с фашистскими университетскими группами.

50 BLASINA P. Vescovo е clero nella diocesi di Trieste-Capodistria. 1938-1945. Trieste. 1993; BOCCHINI CAMAIANI B. Devozione e cristianitA a Siena tra fascismo e antifascismo// Fascismo e antifascismo nel Senese, Firenze. 1993; CAPOBIANCO G. Chiesa e fascismo nel Sannio negli anni Trenta. Macerata-Benevento. 1993; CASERTA A. II clero a Napoli durante la guerra e la Resistenza (1940-1943). Napoli. 1995; DAL Pozzo G. Esplora-tori cattolici e Partito nazionale fascista a Faenza. Faenza s.d.; LONGO P.G. Vantifascismo cattolica novarese: problemi di let-tura/l Figure e centri dell'antifascismo in terra novarese. Novara. 1992. P. 89-142; IDEM: Vantifascismo cattolico valsesiano// As-petti della storia della provincia di Vercelli tra le due guerre mondiali. Borgosesia. 1993. P. 211-238; NEIRETTI M. Cattolici e

во, исключающее принципы плюрализма и демократии, отвечали внутреннему развитию церкви и соответствовали представлениям папства об идеальном обществе.

Тезисы Микколи вписываются в концепцию "новой историографии" Г.Куацца, к которой принадлежат также такие историки, как М.Реинери*7, М.К.Джунтелла18 и другие. Вклад этих историков в исследование тем, связанных с католическим движением в период фашизма, характеризуется еще и привлечением новых источников и документов. Сознательное ограничение тематики весьма узкими рамками позволяло авторам максимально использовать и цитировать их в тексте .

Тенденция к изучению католического движения в Италии в рамках локальной истории, которая была свойственна в 60-70-е гг. историкам всех трех рассмотренных направлений, была продолжена и в 80-90-е гг. Это было связано, в частности, с работой отдельных исследователей в местных архивах, на материалах которых труды и создавались полностью, иногда с большими приложениями документов50. Благодаря такому тщательному использованию местных архивов сегодня уже можно реконструировать историю католического движения почти на всей территории Италии, находя общие черты и закономерности и выявляя доминирующие тенденции. Кроме того, в 90-е годы появляется ряд работ, посвященных разработке отдельных узких и ранее вовсе неисследованных вопросов истории церкви и католического движения в период фашизма. К таким вопросам относятся, в частности, позиция и роль военных капелланов, отправлявшихся на различные фронты военных действий в 30-е - 40-е гг. позиция миссионеров (в том числе миссионеров в оккупированной Италией Эфиопии) и др.51 Выходя за рамки настоящей работы, можно говорить также о реконструировании отдельных эпизодов движения Сопротивления на основе анализа дневников, записей, писем священников и христиан, участвовавших в партизанских действиях (каждый раз работа бывает посвящена какому-то конкретному лицу)52.

?popolari? biellesi tra fascismo е antifascismo// Aspetti della storia della provincia di Vercelli tra le due guerre mondiali. Bor-gosesia. 1993. P. 99-117; PAGANELLI A. L'Azione cattolica a Modena// Regime fascista e societa modenese. Aspetti e problemi del fascismo locale (1922-1933). Modena. 1995. P. 565-588; PICARDI L. Cattolici e fascismo nel Molise (1922-1943). Roma. 1995. PREZIOSI E. Chiesa e popolazione nel Pesarese// Storia e problemi contemporanei. 1995. - 15. P. 83-102; TURCHI L. La posizlone del cattolici nella dlocesi di Carpi di fronte al fascismo// Regime fascista e societa modenese. Aspetti e problemi del fascismo locale (1922-1933). Modena. 1995. P. 587-607; VENERUSO D. / cattolici genovesi e la seconda guerra mondiale// Storia e memoria. 1993. Ma 1. P. 41-52.

BORRUSO P. Organizzazione e ruolo delle missioni cattiliche italiane in Francia (1938-1945)// Mezzosecolo. 1994. Ns 9. P. 105-120; FRANZINBLLI M. II clero e le colonie: i cappellani militari in Africa OHentale// Rivista di storia contemporanea. 1992. - 4, P. 558-598; idem: / cappellani militari tra assitenza spirituale, patriottismo e fascismo// Sulla crisi del regime fascista (1938-1943). La societa italiana dal *consenso? alia Resistenza. Annali dell'Istituto veneto per la storia della Resistenza. 1995; и другие работы того же автора.

BERMANI С. Un prete partigiano. Don Sisto, commissario politico dell 80a brigata Garibaldi ?Osella?// L'impegno. 1993. - 2- P. 7-14; BERTACCHI G. Un'esperienza di vita. Don Antonio Milesi, prete partigiano. Villa d'Alme. 1994; Guerra e resistenza

nella cronaca di ип parroco del Vicentino (1939-1945). Valdagno. 1995; FANGAREGGI S. Don Carlo: una vicenda forse unica nella Resistenza italiana// Ricerche storiche. 1993. Ms 72. P. 11-13; FOLLONi S. Quel settembre del '43 (Pagine di diario)// Ricerche storiche. 1993. - 72. P. 15-22; MANARI F.A. II segreto di don Paolina// Ricerche storiche. 1993. - 71. P. 39-45; MINUTO P.F. Uarchivio di Ezio Francesckini sulla Resistenza: registro del documenti. Casale Monferrato. 1993; IDEM: La Repubblica di don Marino (Memorie di don Marino Donint, annt 1941-1945). Modena. 1992; PANTOZZI A. In ricordo di padre Costantino Amorth// Archivio trentino di storia contemporanea. 1995. - 2. P. 25-35;

53 GRAMSCI A. It Vattcano e Г Italia/ A cura di E.Fubini. Roma. 1961; IDEM: Note sul Macchiavelli, sulla politico e sullo Stato moderno. Torino. 1953; IDEM: Gli intellettuali e I'organizzazione della cultura. Roma. 1971.

54 TOGLIATTI P. Comunistl, socialtsti, cattolici/ A cura di L.Gru-ppi. Roma. 1974; IDEM: L'opera di De Gasperi. Rapporti tra stato e chiesa. Firenze. 1958.

В основе итальянской марксистской историографии лежат концепции А.Грамши53 и П.Тольятти54. Проблему отношений государства и церкви Грамши понимал как выражение отношений исторически определенных и конкретных социальных сил - церковной иерархии, феодальной аристократии, королевской династии и буржуазии. Рассматривая позицию церкви по отношению к фашизму, Грамши обращал внимание на постоянное стремление Ватикана сохранить Католическое действие. Причина этого, по мнению Грамши, заключалась в том, что Католическое действие является основной, подлинной партией церкви. Церковь, считал Грамши, обладая многовековым опытом, понимала, что фашизм - это явление временное и преходящее, и потому стремилась сохранить свои позиции в массах и помимо союза с фашизмом. Союз с фашизмом являлся, таким образом, лишь одним из направлений в широкой политической стратегии Ватикана, посредством которой он пытался обеспечить себе доминирующие позиции в итальянском обществе.

Внимание Тольятти в конце 20-х гг. было приковано к конкретному выражению союза Ватикана с фашистским правительством - к Латеранским соглашениям 1929 г. Их заключение Тольятти связывал с проблемой краха капиталистического общества и перспективой пролетарской революции, с усилиями капитализма воспрепятствовать росту революционного движения. Развитие революционного движения, писал Тольятти в статье "Конец римского вопроса?55, церковь пытается задержать разными способами, в том числе, с одной стороны, организацией трудящихся масс, включением в борьбу за улучшение социального положения трудящихся, с другой - сотрудничеством с буржуазным государством. Ее союз с фашизмом служит делу объединения всех слоев буржуазии и укреплению капиталистического строя.

Вслед за Тольятти один из марксистских авторов 30-х гг. К.Росси56 полагал, что в основе союза церкви с фашизмом лежит тот факт, что в начале XX в. церковь сменила свою экономическую и политическую базу и превратилась в силу капиталистическую. Однако Росси ошибался, утверждая, что церковь не противились ослаблению католических организаций под ударами фашистов, поскольку создавала их лишь с целью помешать трудящимся попасть под влияние социалистов. Работа Росси, как в значительной степени и статья Тольятти, отражали характерные черты позиции Коммунистической партии Италии 20-х - 30-х гг. После второй мировой войны Тольятти, сместив акцент в сторону проблемы взаимоотношений коммунистов и католиков в Италии, выступил в Учредительном собрании за включение Латеранских соглашений в итальянскую республиканскую конституцию.

В послевоенной марксистской историографии Италии специальных работ, посвященных истории церкви и католического движения, пока немного. Работа Дж.Канде-лоро57, написанная в начале 50-х гг. когда Ватикан занимал жесткую антикоммунистическую позицию, носила на себе отпечаток тогдашней фазы во взаимоотношениях коммунистов и католиков. Лишь в середине 70-х гг. изучение католического движения и церкви в Италии получило новый импульс благодаря работам таких авторов,

TOGLIATTI P. Fine della questione romanaff Togliatti P. Ope-re. Roma. 1971. V. 2. P. 654-664.

57 Rossi C. L'eglise et le fascisme. Paris. 1936.

КАНДЕЛОРО ДЖ. Католическое движение в Италии. М.

1955.

и

как М.Массара , М.Г.Росси и др. Новым в этих работах стало своего рода признание искренности политики католического духовенства, в том числе высшей церковной иерархии, которая, как утверждал Массара, по большей части в действительности руководствовалась общими религиозными и моральными принципами. Это не мешает ученому демонстрировать то обстоятельство, что результаты политики Ватикана подчас играли отрицательную роль для общей политической ситуации в стране.

* * #

По теме "Церковь и католическое движение в Италии в годы фашизма" существует немало опубликованных документов, К ним относятся документы политических партий (листовки, программы, воззвания, отчеты о съездах), которые содержатся в сборниках документов60. Большая их часть в то время распространялась подполь

MASSASA М. La chiesa cattolica nella seconda guerra mondiale (1935-1940). Legnano. 1977.

59 Rossi M.G. La chiesa e le organizzazioni religiose// La Tos-cana nel regime fascista (1922-1939). Firenze. 1971; IDEM: Questione cattolica e *caso? italiano: contribute ad un dibattito stori-ografico// Critica marxista. Roma. 1977. - 3. P. 133-139.

6 Например, см.: / cattolici dal fascismo alia Resistenza/ A cura di A.Cucchiari. Roma, 1977; / cattolici e la vita pubblica in Italia (19191943)/ Documenti a cura di G.B.Naitza, G.Pisu. Firenze, 1977; Cattolici tra TogUatti e De Gasperi (1937/45): Testimonianze e documenti. Roma, 1977; Chiesa e stato nella storia d'ltalia: Storia documentaria dalVUniti alia Repubblica/ A cura di P.Scoppola. Bari, 1967; FANELLO MARCUCCI G. Documenti programmatici dei democratici cristiani (1899-1943). Roma, 1983; FONZI F. Documenti per la storia dei Patti faferanensi//Rivista di storia della chiesa in Italia. Roma, 1965. - 2. P. 403-435; FRIEDLANDER S. Pie XII et le IH-e Reich: Documents. Paris, 1964; II movimento cattolica in Italia dall'Unitd al 1948/ A cura di M.Reineri. Totino, 1975; II movimento laureati: Appunti per una storia. Roma, 1960; /(papato e I'ltalia si concileranno: Documenti e polemiche. Roma, 1928; Dal partito popolare alia democrazia cristiana/ A cura di E.A.Rossi. Bologna, 1969; Per una storia della sinistra cristiana: Documenti 1937-1945/ A cura di M.Cocchi e P.Montesi. Roma, 1975; SCOPPOLA P. La chiesa e il fascismo: Documenti e interpretazioni. Bari, 1971.

но. В тех же сборниках можно найти материалы, касающиеся деятельности антифашистских подпольных католических групп - листовки, отчеты о судебных процессах и т.д. Подпольно распространяемые листовки антифашистских католических групп дают представление об их идеологической ориентации, планах борьбы и перспективных программах. Те из них, которые относятся к началу 40-х годов, позволяют проследить истоки программы Христианско-демократической партии.

Среди мемуарной литературы - а к ней относятся дневники итальянского министра иностранных дел Г.Чи-ано61, воспоминания бельгийского посла в Ватикане Бей-янаег, французского посла Шарля-Ру63 и т.д.64 - обращают на себя внимание материалы, которые можно лишь частично отнести к источникам. Это исследовательские работы, написанные после 1945 г. непосредственными участниками событий - Л.Стурцо85, Дж.Андре-отти66, Г.Гонелла67, Дж.Аникини68, С.Ячини69, Дж.Спата-ро70, Дж.Далла Торре", И.Джордани72 и др. Написанные как научные монографии, эти работы часто основаны на

01 ClANO G. Diario. V. 1-2. Milano, 1950; ClANO G. 19374938 diario. Bologna, 1948.

62 BEYENS B. Quatre ans a Rome. 1921-1926: Fin du Pontifteat de Benoit XV. Pie XI. - Les denits du fascisme. Paris, 1934.

63 CHARLES-ROUX FT. Huit ans au Vatican. 1932-1940. Paris, 1947.

М В числе других см.: DALLA TORRE G. Memorie. Milano-Verona. 1965; GUARIGUA R. Ricordi. 1922-1946. Napoli, 1950 и др.

STURZO L. II Partito popolare Italiano. V. 1-3. Bologna, 1956; IDEM: Ckiesa e stato: Studio sociologico-storico. V. 1-2. Bologna, 1958.

ANDREOTTI G. De Gasperi e il suo tempo. Trento, Vienna, Roma, Milano, 1964; IDEM: Intervista su De Gasperi. Roma, 1977.

GONELLA G. Dalla guerra alia ricostruzione: Program-mi di un nuovo ordine internazionale. Roma, 1983.

6S ANICHINI G. Cinquant'anni di vita della FUCI. Roma, 1947. ro J ACINI S. Storia del partito popolare italiano. Napoli, 1971.

SPATARO G. J democratici cristiani dalla dittatura alia re-pubblica. Milano, 1968; IDEM: De Gasperi e il Partito popolare italiano. Roma, 1975.

DALLA TORRE G. Azione cattolica e fascismo: II conflitto del 1931^ Roma, 1945.

GIORDANI I. Alcide De Gasperi. Verona, 1955.

собственных воспоминаниях автора и в них использованы личные архивы - копии документов, переписка и пр.

Важным источником является итальянская пресса всего фашистского двадцатилетия73. Справочник итальянской католической печати, опубликованный в 1937 г. позволяет судить о количестве периодических изданий католической ориентации, легально публикуемых в 30-е годы на территории страны. Хотя пресса конца 20-х - начала 40-х годов в массе своей имела апологетический характер, что объяснялось условиями фашистской цензуры, это не исключало появления на страницах католической печати полемических статей и даже получавших широкий резонанс тематических дискуссий (по вопросу о "примирении" церкви и государства, о воспитании молодежи, по расовому вопросу и т.д.) Католическая печать позволяет составить достаточно полное представление о круге интересов католической интеллигенции, о широком распространении и развитии в эти годы католической религиозной культуры. Этой цели способствует и изучение материалов конгрессов католических организаций. Кроме того, следует иметь в виду, что центральная католическая печать в подавляющем большинстве случаев отражала позицию главы католической церкви и высшей церковной иерархии.

Документы, исходящие из Ватикана (энциклики, письма, выступления главы католической церкви и его ближайшего окружения, радиопередачи)74, показывают сложность и противоречивость позиции руководства церкви, ее зависимость от множества внешних обстоятельств. Однако в них довольно легко прослеживаются закономерности политики Ватикана в период, охваты-

Osseruatore romano; Civilta cattolica; Rivista internazionale di scienze socialt; Vita e pensieroi Studium; Stato operaio; Bollet-tino ufficiale dell'Azione cattolica italiana; Corriere della Sera; См. также антологии: FALLACARA L. // Frontespizia. Antologia. 19291938. Roma, 1961; LA РЖА G. Principii. Antologia/ A cura di A. Scivoletto. Firenze, 1955; GONELLA G. Verso la seconda guerra mondiale: Cronache politiche ?Acta diurna". 1933-1940. Roma-Bari, 1979 и др.

74 Documenti segreti della diplomazia vaticana. V.l-2. Lugano, 1948; PACEUJ E. Discorsi e panegirici; 1931-1935. Milano, 1936 и др.

ваюший 20-е, 30-е и начало 40-х гг, Наиболее солидными подборками такого рода документов являются многотомная серия ?Actes et documents du Saint-Siege relatif a la seconde guerre mondiale*75, а также сборники социальных энциклик Ватикана76. К внутренним документам церкви и католических организаций относятся также уставы, программные и дискуссионные документы, отчеты о работе отдельных подразделений КД77.

Многочисленную группу источников составляют работы лидеров католического движения, написанные ими в рассматриваемый период. Это монографические исследования и статьи как эмигрантов, так и лиц, остававшихся в Италии, в том числе бывших лидеров Народной партии - Л.Стурцо78, Ф.Л.Феррари79, Д.До-нати80, а также будущих лидеров Христианско-де-мократической партии - А. Де Гаспери81, И.Ри

1Э Libreria editrice vaticana. 1969. V. 1-7.

76 GIORDAN: I. Le encicliche sociali dei papi, da Pio IX a Pio XII. Roma, 1945; Dalla ?Rerum novarum? alia ?Mater et magistral I documenti fondamentali della dottrina sociale della chiesa. Milano, 1962; CLEMENT M. L'economie sociale selon Pie XII. V. 2. Documents pontificaux. Paris, 1953.

Azione Cattolica Italiana: Statuti. Roma, s.d. ma 1940; L'Azione cattolica universitariaf A cura di G.B.Scaglia. Roma, 1936; BELLINI L. La proprieti. Milano, 1938; BRUCCULERI A. In-torno al corporativismo. Roma, 1934; CIVARDI L. Manuale di AC secondo gli ultimi ordinamenti. Pavia, 1924-26; II movimento laureati di AC: Notizie e documenti. 1932-1947/ A cura di G.B.Scaglia. Roma, 1947; Per la comunita cristiana: Principi dell'ordinamento sociale. Roma, 1945; Le settimane di Camaldoli: Cronache ed appunti, 1936-1941. Roma, 1942.

STURZO L. Scritti politici/ Introduzione e cura di M.G.Rossi. Milano, 1982; IDEM: Popolarismo e fascismo. Torino, 1924; IDEM: Miscellanea londinese/f Sturzo L. Opera omnia. Ser. 2. V. 6. Bologna, 1967.

FERRARI F.L. e a. Antifascisti cattolici. Vicenza, 1968; IDEM: Le Regime fasciste italien. Paris, 1928; IDEM: L'Azione cattolica e il ?regime". Firenze, 1957.

DONATI G. Scritti politici. V. 1-2. Roma, 1956; Giuseppe Do-nati. Scritti inediti e famillari/ A cura di V.Cervone. Napoli,

1983. si

DE GASPERI A. / cattolici dall'opposizione al governo. Bari, 1955; IDEM: Scritti politici di A.De Gasperi/ A cura di P.G.Zunino. Milano, 1979.

гетти и др. Работы эмигрантов, зачастую написанные в полемическом запале, как это обычно было со статьями Дж.Донати, в то же время носят на себе следы представлений, свойственных левокатолическому движению тех лет. Что касается работ, написанных внутри Италии, то необходимо учитывать, что зачастую их авторы пытались высказать свое отношение к событиям, происходящим в стране, используя "эзоповский" язык, т.е. рассматривая сюжеты, казалось бы не имеющие прямой связи с конкретными политическими событиями современности83.

К этой же группе источников вплотную примыкает частная переписка, которая, несмотря на возможность перлюстрации писем в фашистской Италии, наиболее достоверно освещает состояние умов, психологический настрой протагонистов истории итальянского католического движения34.

Еще одну важную группу источников составляют официальные документы, к которым относятся тексты международных договоров Ватикана с Италией и Германией, дипломатические ноты и меморандумы, правительственные декреты, отчеты о заседаниях парламента и т.д.85

В то же время значительный пласт документов пока остается достоянием архивов. Большая масса документов собрана в архиве Католического действия и католического движения в Италии, созданном в 1978 г. при Институ

82 RIGHETTI I. Antifascismo cattolico/ A cura di L.Bedeschi e P.Grassi. Vicenza, 1965.

83 Кроме них, см, также: MARTIRE G. La conciliazione, Roma, 1929; Rossi DELL'ARNO G. II Cattolicesimo e fascismo. Roma, 1932.

84 DE GASPERI A. De Gasperi scrive: Correspondenza con capi di stato, cardinali, uomini politici, giornalisti, diplomatictf A cura di M.R.De Gasperi. V. 1-2. Brescia, 1974; IDEM: Lettere sul Concordat. Brescia, 1970; IDEM: Lettere dalla prigione. 1927-1928. Milano, 1965; LA PIRA G. Lettere a Salvatore Pugliatti. 1920-1939. Roma, 1980.

85 Italia, Parlamento. Camera dei deputati: Atti del Parlamen-to it. Discussioni. Roma, 1929. Legislature 28, Sessione 1929. V. 1; Italia. Trattati: La conciliazione fra VItalia e il Vaticano 11 febbr. 1929 - VII. Documentazione uffiliale fotografica/ Prefazi-one di R.F.Davanzati; CROCE B. Discorsi parlamentari, Roma, 1966; MUSSOLINI B. Gli accordi del Laterano. Discorsi al Par lamento. Roma, 1929. V. 6, 7.

те Павла VI и пока мало изученном не только зарубежными, но и итальянскими исследователями. Архив Католического действия разделен на 16 фондов, часть из которых относится к периоду после 1943 г. В настоящей работе были использованы фонды: Центрального руководства КД (серии периода президентов Луиджи Коломбо, Аугусто Чириачи, Ламберто Виньоли, а также периода после реформы 1939 г. Института социальной деятельности и др.), Федерации итальянской католической молодежи (отчеты о деятельности общего характера, акты руководства организации, статистические данные, циркуляры и др.), Движения лиц с высшим образованием и преподавателей, ФУЧИ, "Уньоне пополаре". В работе также были использованы некоторые материалы российских архивов - РЦХИДНИ и Архива внешней политики Российской Федерации - содержащие интересные подробности, касающиеся позиции по отношению к Ватикану и католическому движению в Италии Коммунистической партии Италии, Коминтерна и ряда советских политических деятелей.

Мне хотелось бы выразить благодарность сотрудникам этих архивов, особенно сотрудникам Архива Католического действия синьоре Инее Чивран (Ines Civran) и синьору Убальдо Сулису (Ubaldo Sulis), предоставившим мне для работы огромное количество ксерокопий и печатных материалов Архива и Библиотеки Института Павла VI. Мне хотелось бы выразить также благодарность ответственному редактору этой книги д.и.н. профессору Ирине Владимировне Григорьевой, уделившей столько внимания этой работе. Свою благодарность приношу также Андрею Ивановичу Саплину, создавшему макет обложки этой книги.

Глава I. 1922-1926

КНУТ И ПРЯНИК

"Католический мир"в первые годы правления фашистской партии

1 Немного предыстории

СЛОЖНОСТЬ религиозно-политической обстановки в Италии связана с историей взаимоотношений папства и Итальянского государства. В XIX веке церковь одновременно была и тесно связана с государством и являлась серьезным препятствием на пути его создания и укрепления. После 1861 г. одной из главных преград на пути к окончательному объединению всей территории Апеннинского полуострова под властью Савойской династии оставалось существование в самом центре этого полуострова Папской области со столицей в Риме. Пий IX, занимавший в то время папский престол, не собирался, однако, добровольно уступать Итальянскому королевству ни малейшей части своей земли.

Позиция Пия IX по отношению к новому государству была резко враждебной. В 1864 г. был опубликован его "Силлабус*. где среди заблуждений, осуждаемых церковью, упоминался либерализм и, в частности, осуждалась идея верховенства гражданской власти по отношению к церковной. Итальянское правительство, со своей стороны, придерживалось тактики, соответствующей формуле лидера итальянских либералов К.Кавура - "Свободная церковь в свободном государстве". Фактически это означало невмешательство в дела друг друга (теория "д,вух параллелей*, по которой "г,осударство и церковь, действуя в различных областях, никогда не должны соприка-

1 SCOPPOLA P. ha chiesa е il fascismo. Bari, 1971. P. 55.

саться?)1, однако, некоторые государственные деятели считали более уместным открытый контроль за действиями церкви. Так, в 1867 г. премьер-министр Б.Рика-золи предложил проект закона, который предусматривал реформу всей внутренней организации церкви, причем эту реформу должно было провести государство без участия церковных властей.

Сильную поддержку Папскому государству оказывала франция, которая была заинтересована в сотрудничестве с католической церковью и в освящении ее главой династических целей Бонапартов. В 1870 г. Франция, однако, была отвлечена войной с Пруссией, и главные силы французских войск к сентябрю 1870 г. были выведены из строя прусской армией. Франция, таким образом, оказалась вынуждена вывести из Рима свой гарнизон. Этим обстоятельством воспользовались руководители Итальянского королевства. Папская область была занята итальянскими войсками, которые 20 сентября ворвались в Рим. Сопротивление было недолгим. Пий IX предпочел поднять белый флаг. В тот же день на аудиенции, данной представителям дипломатического корпуса, аккредитованного при папском дворе, он заявил протест против "этой непомерной несправедливости", объявив себя узником в Ватиканских дворцах, которые ни он, ни его преемники уже не докидали с момента своего избрания и до самой смерти.

Принцип разделения функций двух властей нашел свое наиболее полное выражение в "законе о гарантиях", при помощи которого премьер-министр Дж. Ланца надеялся урегулировать конфликт с папством после присоединения Папской области к Итальянскому королевству. Согласно первой части "закона о гарантиях" особа папы провозглашалась священной и неприкосновенной и за ним признавались все права, прерогативы и почести, оказываемые монарху. Ему гарантировалась полнейшая свобода осуществления духовной власти, обеспечивалась свобода дипломатических сношений с любыми государствами, дипломатам, аккредитованным при папском дворе, обеспечивалось право неприкосновенности. В его пользовании оставались Ватиканский и Латеранский

2 Цит. по: DEVOGHEL Е. La question romaine sous Pie XI et Mussolini. Paris, 1930. P. 6.

3 Цит. no: PIOLA A. La questione romana nella storia e nel diritto da Cavour al Trattato del Laterano. Padova, 1931. P, 211.

дворцы, а также загородный дом Кастель-Гандольфо "со всеми принадлежащими ему и зависящими от него землями". Папе предоставлялась и ежегодная рента.

Вторая часть "закона о гарантиях" носила название "Отношения между церковью и государством". Епископы освобождались от присяги на верность королю Италии, но итальянское правительство сохраняло за собой право на различные формы государственного контроля над распределением церковных имуществ, а также над замещением различных церковных должностей (так называемое право ?exequatur" и ?placet?). Однако окончательно вопрос о реорганизации и управлении собственностью церкви предлагалось решить в дальнейшем специальным законом.

В ответ на "закон о гарантиях" (13 мая 1871 г.) последовало опубликование 15 мая папской энциклики ?Ubi nos", где объявлялось, что предоставленные папе гарантии недостаточны для "свободного осуществления власти, данной римскому первосвященнику Богом, и для сохранения необходимой свободы церкви"2.

В мае 1871 г. Пий IX опубликовал также буллу ?Non expedite, запрещающую всем католикам участвовать в политической жизни Италии. Опубликование этой буллы в стране преимущественно католической создало исключительную ситуацию, которую нужно было решить тем или иным способом. Отношения же итальянского правительства с церковью после 1871 г. были настолько напряженными, что это дало повод Пию IX сказать в 1875 г.: "Примирение будет возможно не ранее, чем через 50 лет"3.

Несмотря на папскую буллу в середине XIX века на исторической сцене появляется и светское католическое движение. В 1874 г. был созван первый общенациональный конгресс католических организаций, который положил начало первой политической организации католиков, получившей название "Опера деи конгресси". Однако она также носила крайне непримиримый по отношению к новому государству характер.

ss

Избрание на папский престол Льва XIII (1878 г.) не способствовало урегулированию конфликта. В день своего избрания новый папа отказался дать традиционное благословение народу, собравшемуся на площади Св. Петра, с внешней лоджии портика собора и сделал это внутри собора, положив, таким образом, начало традиции, продолженной его преемниками Пием X и Бенедиктом XV. Нельзя сказать, что в этот период не делались попытки урегулирования "р,имского вопроса". В январе 1887 г. состоялась встреча между кардиналом Лучидо Паронни, викарием Его Святейшества, и монсиньором Анцино, главным капелланом королевского дома. Известно, что во время встречи было выдвинуто требование, чтобы король уступил Ватикану крепость на море Кастель Порциона и полосу территории, соединяющей эту крепость с Ватиканскими дворцами.

Хотя встреча прямых последствий не имела, но 23 мая Лев XIII, выступая с речью в Консистории, намекнул на возможность примирения с государством. В стране появились многочисленные публикации, в которых выражалась надежда на скорое примирение. Дело дошло до того, что депутат Бовио сделал 10 июня запрос в Палате по поводу политики правительства по отношению к церкви. Ответ правительства, однако, хотя и не был откровенно враждебным, давал ясно понять, что говорить о примирении преждевременно.

15 июня Лев XIII направил письмо своему новому государственному секретарю кардиналу Рамполла, в котором писал о том, что его выступление в Консистории получило ложное истолкование и что единственной возможной гарантией действительной свободы папы может быть его светская власть. 22 июня кардинал Рамполла послал циркуляр нунциям, указывая на то, что содержание речи Льва XIII не дает оснований для оптимизма сторонникам примирения.

Отказываясь от сближения, итальянское правительство чувствовало себя достаточно уверенно. Международное положение единой Италии было уже довольно прочным, что было подкреплено вступлением ее в Тройственный союз. Кроме того, решение "р,имского вопроса" представлялось слишком сложным. Казалось совершенно невозможным удовлетворить неизменное требование цермл

кви о возвращении ей светской власти и части итальянской территории.

Однако уже Львом XIII был начат и курс на приспособление церкви к новому обществу. В стране бурно развивалась промышленность, зародилось и начало активно развиваться организованное рабочее и социалистическое движение. Лев XIII отдавал себе отчет в изменении социально-экономических условий. В 1880 г. был создан ватиканский "Банко ди Рома". А в 1891 г. была издана папская энциклика ?Rerum novarum* - программный документ католической церкви, излагающий ее социальную доктрину (отрицание противоречий между различными классами, защита частной собственности, защита рабочего класса, предупреждение опасности социализма). Эта энциклика положила начало созданию католических рабочих организаций, профсоюзов и др. обществ, преследующих социальные цели и защищающих интересы рабочих и крестьян, но в то же время всецело находящихся под контролем церкви.

Политика Льва ХШ способствовала зарождению в католической среде течения модернизма, направленного на "согласование" католицизма с современным обществом и научными достижениями.

С конца XIX в. начинается поворот и в политике правительства по отношению к католическим массам. Попытки привлечь голоса католиков делались еще при Льве XIII. Так в 1895 г. попытка подобного рода была сделана правительством Криспи. До начала понтификата Пия X, однако, всякой такой попытке предшествовали намеки на какую-то возможность разрешения "р,имского вопроса". В 1904 г. когда имел место первый случай широкого участия католиков в выборах, такая возможность с самого начала исключалась. В этом году в связи с предстоящими парламентскими выборами группа католических деятелей, озабоченных успехами социалистического движения, обратилась к Пию X с просьбой отменить буллу ?Non expedit". Хотя булла и не была официально отменена, но Пий X предоставил самим епископам в каждом отдельном случае решать, нужно ли католикам участвовать в выборах. Кроме того, Пий X распустил "Опера деи конгресси", которая, как уже было сказано, была настроена непримиримо по отношению к государству.

4 Сеть светских католических организаций носила общее название Католическое действие.

Цит. по: ШЕЙНМАН М.М. От Пия IX до Иоанна XXIII. М. 1966. С. 62.

В то же время Пий X проводил решительно консервативный курс в отношении модернизма. Он стремился к сосредоточению всех католических организаций под властью церкви и ее традиционных догматов. Пий X провел реорганизацию католических союзов и создал три общенациональные организации, фактически находившиеся под строгим контролем епископата : "Уньоне пополаре", "Социально-экономический союз итальянских католиков" (который уже существовал раньше как вторая секция "Опера деи конгресси") и "Итальянский католический избирательный союз". "Уньоне пополаре" сразу же начал активную социально-экономическую деятельность. Его главной инициативой стало проведение "социальных недель". Попытка создания независимой от церкви организации христианских демократов, предпринятая Ромо-ло Мурри (в 1905 г. борясь за самостоятельную роль политического движения католиков в жизни страны, он создал Национальную демократическую лигу), была без колебаний подавлена Пием X, что, наряду с преследованием модернизма создало крайне неблагоприятную ситуацию для развития политического католического движения либерально-демократической ориентации.

Следующий шаг на пути вовлечения итальянских католиков в активную политическую жизнь был сделан в 1913 г. когда "во время парламентских выборов глава "Итальянского католического избирательного союза" В.О.Джентилони заключил избирательное соглашение с главой правительства Джолитти о том, чтобы помешать избранию социалистов"5. Либеральное правительство Джолитти совершило, таким образом, решительный поворот к союзу с католиками.

К контактам на политической почве прибавилось и признание многими деятелями католической церкви невозможности возвращения утерянной территории и восстановления светской власти папы в прежнем виде. Выступая во время "социальной недели" в Милане в 1913 г. архиепископ удинский Росси сказал, что "невозможно мечтать о разрешении римского вопроса путем простого возврата к условиям, существовавшим до 1870 г."6

Привлечение католиков к избирательным блокам не означало, что правительство склонялось к примирению с церковью. Традиции Рисорджименто, а также поколебленная, но не изменившаяся принципиально позиция Ватикана оставались главными к тому препятствиями. Со своей стороны, Пий X не считал возможным пока идти на более значительные уступки и питал некоторые надежды на внешнеполитическое давление на Италию. Постепенный отход Италии от Тройственного союза позволил Ватикану вновь вернуться к традиционной для него до начала 80-х гг. ориентации на центральные державы. Эта линия политики Пия X была продолжена его преемником Бенедиктом XV, начало понтификата которого как раз совпало с началом первой мировой войны.

Период войны оказался наиболее сложным и противоречивым во взаимоотношениях итальянского правительства со Св. Престолом. Ориентация Бенедикта XV на центральные державы вызвала обоснованное беспокойство у итальянских политических деятелей, хотя многие высказывания и действия самого папы и его государственного секретаря кардинала Пьетро Гаспарри явно имели своей целью успокоить итальянское правительство на этот счет. Так, в начале войны глава церкви позаботился о том, чтобы дипломатические представители Австро-Венгрии и Германии, аккредитованные при Ватикане, покинули Рим (они выбрали местом своего пребывания Швейцарию).

В середине 1915 г. в прессе появились статьи, обви-няющие папу в желании опереться на иноземное вторжение и с его помощью восстановить светскую власть. Недоверие итальянского правительства к Ватикану было настолько велико, что при заключении Лондонского пакта (26 апреля 1915 г.), предусматривавшего вступление Италии в войну на стороне Антанты, премьер-министр Саландра настоял на включении в него статьи 15, которая заранее исключала "любое предложение, целью которого было бы вовлечение представителя Св.Престола

Цит. по: DEVOGHEL Е. Op. ctt. Р. 14

в мирные переговоры и обсуждение вопросов, возникших в связи с настоящей войной"7.

Нельзя сказать, чтобы Ватикан действительно надеялся на вторжение иностранных войск, но о внешнеполитическом давлении на Италию он все же не переставал помышлять. Кардинал Гаспарри уже в августе 1915 г. послал тайный циркуляр представителям Ватикана за границей, в котором указывал, что *сами правительства никогда не позабудут этого права и этого долга в любом благоприятном случае, который представится, а тем временем постараются не давать замирать все еще не решенному римскому вопросу?8.

Многие политические деятели центральных держав охотно давали Ватикану повод надеяться на их помощь. В этом духе был, например, составлен в середине войны проект М.Эрцбергера, видного деятеля немецкой католической партии Центра, находившегося в близких отношениях с Бенедиктом XV. Проект предусматривал восстановление светской власти пап, предоставление Ватикану определенной территории и независимость и нейтралитет церковного государства, гарантированные державами, согласными с этим проектом. Осуществление же проекта предполагалось после победы центральных держав и при их помощи.

Итальянское правительство, таким образом, не зря беспокоилось, что папа воспользуется первым же удобным случаем, чтобы предложить обсуждение "р,имского вопроса" иностранным державам. Будущая мирная конференция, конечно, была бы удобной ареной для этого.

Итальянское правительство, страхуя себя от вмешательства иностранных государств в его отношения со Св. Престолом, давало одновременно понять, что и само оно не намерено обсуждать какие-либо связанные с этим проблемы и считает вопрос раз и навсегда решенным. Так, выступая 21 ноября 1915 г. в Палермо, Орландо (министр юстиции в кабинете Саландра), сказал, что считает "закон о гарантиях" "памятником юридической и политической мудрости". Комментируя эти слова, газета ?Messagero" писала, что этот закон представляет

g Цит. по: DEVOGHEL Е. Op. clt. Р. 20-21. Цит. по: MARTINI A. Studi sulla questione romana e la con-ciliaztone. Roma, 1965. P. 82-83.

собой "уступку государства, позволяющую свободно осуществлять религиозные функции и принимать и посылать дипломатических представителей, но не признание суверенитета..."9.

Наряду с подобными проявлениями если не враждебности, то хотя бы непримиримости, в этот период имеют место такие события, которые были явно невозможны во время предыдущих понтификатов. Один из самых ярких фактов - это вступление в середине 1916 г. одного из видных деятелей католического движения Филиппо Меда в правительство Бозелли в качестве министра финансов. Это не было, конечно, какой-то уступкой со стороны Ватикана (?Osservatore готапо" поспешила выступить с заявлением, что Меда не представляет в правительстве никого другого, кроме самого себя и своих друзей), но ярко характеризовало то изменение обстановки, которое произошло хотя бы со времени понтификата Пия X.

К концу войны Ватикану пришлось окончательно отказаться от идеи нажима центральных держав на итальянское правительство. Стало уже ясно, что Австро-Венгрия и Германия не будут победительницами в этой войне. Опубликование же революционным правительством России тайных договоров и, в частности, Лондонского пакта показало, что Италия не собирается допускать к обсуждению "р,имского вопроса" и своих союзников. Один из немецких политических деятелей заявил, что "р,ешать подобные вопросы без ведома Италии равнозначно тому, что строить замки на песке"10.

Несколько ранее, 1 августа 1917 г. Бенедикт XV обратился с нотой к главам держав, находящихся в состоянии войны, призывая их прекратить напрасное кровопролитие. Но его нота вызвала резкую критику внутри Италии. Либеральная пресса обвинила Св.Престол в сговоре с центральными державами с целью заключения благоприятного для них мира, что в то время было еще возможно. Официально на ноту Бенедикта XV не ответило ни одно правительство, что показало, что Ватикан к этому времени не мог опереться в Европе уже ни на одну из сильных держав.

Цит. по: DEVOGHEL Е- Op. cit. Р. 19-20. Цит. по: PIOLA A. Op. cit. Р. 95.

В период понтификата Бенедикта XV получили мощный импульс для развития и светские католические организации. В 1915 г. в рамках "Уньоне пополаре" было создано Центральное бюро, которое возглавил граф Дяс.Далла Торре (секретарем стал уже широко известный в те годы своей деятельностью дон Л.Стурцо). "Уньоне пополаре" стал руководящей организацией для всех католических союзов (любой их член автоматически становился членом "Уньоне пополаре?). По инициативе руководства этой организации в Италии были созданы такие структуры, как Национальный культурный центр, а также ежегодник ?Annuario cattolico italianos.

Окончание войны и послевоенные события внесли новую струю во взаимоотношения Св.Престола с итальянским государством. Своего рода дипломатическая изоляция, в которой оказался Ватикан и которая так явно проявилась в 1917 г. ставший очевидным провал его расчетов на внешнее давление на Италию и явная необходимость решать все подобные вопросы внутри самой страны вынудили Ватикан идти на уступки и немного разрядить атмосферу напряженности, усилившейся в годы войны. Так, например, Бенедикт XV отменил запрет для глав католических государств наносить визиты королю Италии. Прежде подобные действия правительств католических держав воспринимались в Ватикане как серьезное оскорбление.

12 ноября 1919 г. была официально отменена булла ?Non expedit". В том же году в Италии была создана католическая Народная партия.

Среди проблем, подлежавших решению после войны, некоторыми государственными деятелями был затронут и "р,имский вопрос". В мае 1919 г. представитель Бенедикта XV епископ Келли начал переговоры с главой итальянского правительства Орландо, находившимся тогда в Париже на мирной конференции. Келли выдвинул проект создания небольшого папского государства, в которое вощел бы Ватикан и близлежащая территория. Последовавшая через две недели отставка кабинета Орландо прервала начавшиеся довольно успешно переговоры.

Попытка начать переговоры с Ватиканом была также сделана в конце 1919 - начале 1920 г. новым премьер-министром Нитти, но она оказалась еще менее эффективной. Нитти встречался с кардиналом Гаспарри, который сообщил ему, что Бенедикт XV требует создания государства Ватикан с обязательным участием в договоре на этот счет иностранных держав. До переговоров дело, однако, так и не дошло, так как в июне 1920 г. кабинет Нитти также был вынужден уйти в отставку. Джолитти, пришедший к власти вслед за Нитти, предпочел оставить нетронутым существующее положение вещей.

Таким образом, к 20-м годам в отношениях между Ватиканом и Итальянским государством наблюдаются заметные сдвиги в сторону их нормализации. Но ни та, ни другая сторона еще не решалась пойти на открытый союз. Либеральные правительства не допускали и мысли об уступке территории, принадлежащей итальянскому государству. Удовлетворить притязания Св.Престола на светскую власть означало, по мнению лидеров либерального государства, поступиться частью завоеваний Рисор-джименто. Премьер-министр Дж.Джолитти выразил настроения этой части итальянского общества следующим образом; "Если папа попросит у меня территорию размером не больше почтовой марки, я не отдам ему ее? .

Со своей стороны, Ватикан также не решался делать дальнейшие шаги. Он не хотел вести напрасные переговоры с министрами, которые "не были ни достаточно популярны, ни достаточно сильны, чтобы заставить парламентское большинство, вечно неустойчивое, принять условия, которые были для него неприемлемы"12. Неудача таких переговоров могла бы только уронить авторитет папы.

В таком состоянии находились взаимоотношения церкви и государства в Италии, когда итальянский фашизм начал продвижение к власти.

Начальный этап фашистского движения совпал с другими не менее значимыми процессами в развитии Европы. Европейские страны были охвачены революционным движением, которое было стимулировано Октябрьской революцией в России и немало способствовало изменению отношения масс к религии и церкви. В стороне от этого процесса не осталась и Италия. "Красное двухле-

11 Цит. по: ШАРОНОВ М.С. Коммунисты и католики в Италии. М. 1973. С. 46.

12 BEYENS В. Quatres ans й Rome. Paris, 1936. P. 62.

тие? (1919-1920) напугало церковь не менее других явлений, которые могли бы нанести урон ее авторитету и положению, в том числе и материальному. Революционная волна наглядно продемонстрировала реальную возможность прихода к власти тех сил, которые заведомо были осуждены церковью и издавна были ее врагами.

Таким образом к началу 20-х годов церковь оказалась перед лицом трех политических сил: либерализм (издавна враждебный церкви), социалистическое и революционное движение (победа которого должна была привести к отмене всех возможных привилегий для церкви и к усилению атеистической пропаганды) и фашизм (представлявший собой принципиально новой элемент в жизни Европы, не укладывавшийся в привычные политические системы, но имевший определенную привлекательность благодаря декларируемой враждебности либерализму и социализму). Наряду с этими силами в стране наблюдался стремительный взлет новой католической партии, с самого начала заявившей о своей полной автономности от церковной иерархии и проявившей готовность к сотрудничеству как с либерализмом, так и социализмом. Таков был политический фон, на котором начали развиваться взаимоотношения фашизма и "католического мира".,

# * *

Раннее фашистское движение носило ярко выраженную антиклерикальную окраску. Сам Муссолини, еще будучи членом социалистической партии, неоднократно высказывался и против церкви, и против религии. В 1904 г. в брошюре "Человек и божество" Муссолини писал: "Религия с точки зрения науки - это нелепость, на практике - это безнравственность, для людей - это болезнь... Священники всех религий одинаково вредны"13. А в 1909 году в газете ?L'Awenire del lavoratore" Муссолини, не стесняясь в выражениях, давал церкви следующую характеристику: "Римская церковь - ог-

Цит. по: Rossi Е. II manganello е I'aspersorto. Bari, 1968. P. 24-25.

Л2

ромный труп, сохранившийся из-за плохого доступа воздуха"14.

С началом первой мировой войны Муссолини, порвавший с социалистической партией и перешедший на позиции интервентизма и крайнего национализма, рассматривал Ватикан как политического противника, способного нанести вред интересам Италии. Именно во время войны Муссолини вспоминает о существовании "р,имского вопроса", но лишь для того, чтобы иметь повод обвинить Ватикан в сношениях с центральными державами и в кознях против Италии. ".,..Римский вопрос решен, - восклицал Муссолини. - Только сумасшедшие могут мечтать заставить нас вновь им заниматься. Сумасшедших надо одевать в смирительные рубашки. Итальянцы приготовят их в достаточном количестве, и они послужат для клерикалов в Италии и для их друзей в Германии"15.

В го время Муссолини не допускал и мысли о возможности примирения Италии с Ватиканом и решения "р,имского вопроса". 18 ноября 1919 г. он писал в ?Popolo d'Italia": "Пересмотр закона о гарантиях возможен только в сторону его отмены, сопровождаемой решительным требованием изгнания папы из Рима"16.

После окончания войны Муссолини предполагал сделать антиклерикализм одним из программных принципов фашистского движения. В программе, принятой фашистами в 1919 году, формулировка по проблеме отношения к церкви звучала так: "Изъятие всех имуществ у религиозных конгрегации и отмена расходов на содержание епископского стола (mense vescovile), которые представляют собой колоссальный пассив в бюджете нации и привилегию немногих"17. В предвыборную программу фашистов по настоянию Муссолини было включено требование "конфискации церковных имуществ для

14 Цит. по: SCOPPOLA P. Coscienza religiosa е la democrazia. Bologna, 1966. P. 363.

Цит. по: MARGIOTTA BROGLIO F. Italia e Santa Sede. Dalla grande guerra alia conciliazione. Ban, 1966. P. 75.

16 Цит. по: SCOPPOLA P. Coscienza religiosa... P. 364.

17 SCOPPOLA P. La chiesa e il fascismo... P. 34.

Цит. по: CASTELLI G. La chiesa e il fascismo. Roma, 1951.

P. 27.

ao Цит. no: MARGIOTTA BROGUO F. Op. cit. P. 81. Цит. по: ШАРОНОВ M.C. Указ. соч. С. 46.

передачи их благотворительным учреждениям, управляемым мирянами"18.

Однако уже с лета 1920 г. выступления фашистских лидеров, в том числе самого Муссолини, теряют антиклерикальный оттенок. Уже в октябре 1920 г. Муссолини писал: ".,.. наше повстанческое движение не будет ни антирелигиозным, ни даже антиклерикальным и... Ватикан будет нами почитаться как всемирный религиозный центр"18.

Эти мысли получили более полное развитие в речи Муссолини в Палате депутатов 21 июня 1921 г. "Фашизм, - сказал Муссолини, - не проповедует и не исповедует антиклерикализм... Я утверждаю, что исконно латинские традиции и традиции Римской империи выражает ныне католицизм... Вот почему я выдвигаю следующее предложение: если Ватикан окончательно откажется от мечты о светской власти, а мне кажется, что он находится на пути к этому, то мирской, светской Италии следует предоставить Ватикану материальные средства для школ, церквей, больниц и т.д. ... Ведь распространение католицизма во всем мире и тот факт, что число людей во всех концах света, обращающих свои взоры к Риму, достигает 400 млн. человек, вызывает большой интерес и чувство гордости у нас, Итальянцев"20.

Позиция, которую заняли лидеры фашистской партии, позволила по-новому подойти к проблеме взаимоотношений государства и церкви в Италии. Либеральный принцип "д,вух параллелей" был отброшен как непригодный в новых условиях, в упомянутой речи Муссолини 21 июня 1921 г. была выдвинута теория "католического государства".,

Очевиден чисто прагматический характер этой переориентации. Речь в этот момент шла о том, чтобы получить поддержку церкви в деле завоевания реальной власти, для продвижения к которой у фашистов открылась возможность. Осознав тот факт, что церковь в Италии продолжает занимать все еще достаточно прочные позиции и оказывает по-прежнему значительное влияние на

и

общественное сознание итальянцев, Муссолини очень быстро пришел к мысли о необходимости привлечь Ватикан на сторону фашизма в качестве политического союзника, способного поддержать новое движение своим авторитетом.

Вместе с тем, одной из важнейших причин, побуждавших фашистских лидеров искать поддержки Ватикана, было стремление опереться на церковь в борьбе фашистской партии с одним из ее основных политических соперников - католической Народной партией.

2 Фашизм и Народная партия

Возникнув в 1919 г. Народная партия (НП)* получила на первых же выборах 20,6% голосов и 99 мест в парламенте и стала второй по численности парламентской фракцией (социалисты получили 32,3% и 156 мест). Этот совершенно ошеломляющий успех был вызван целым комплексом причин, главная из которых заключалась в послевоенном политическом кризисе, охватившем итальянское либеральное государство. Голоса, отданные НП, означали, как можно полагать, не столько степень доверия к этой молодой партии, сколько поражение старых партий, поражение либерализма, неотложность перемен в обществе.

Программа НП включала в себя: защиту семьи и доступность образования; юридическое признание и свободу классовых организаций; социальное законодательство и защиту права на труд и заключение трудовых соглашений; автономность местных властей (один из важнейших пунктов программы, на котором традиционно настаивали католики); реорганизацию системы социального обеспечения и социальной защиты; свободу и независимость церкви от государства "д,ля полного осуществления ее духовного служения"; реформу налогов на основе прогрессивного налогообложения; пропорциональное представительство и право женщин на участие в голосовании; защиту национального производства и оживление ком

* Partito popolare italiano. Членов Народной партии в Италии называли "пополяри" (*popolari?) - Е.Т.

мерческой деятельности в стране; в международном плане программа предусматривала поддержку Лиги Наций.

Аграрная часть программы предполагала развитие сельского хозяйства на основе колонизации экстенсивно обрабатываемых латифундий, строительства дорожных сетей в сельских местностях и решения проблемы Юга.

Таким образом, в 1919 г. главными целями НП были: борьба со сверхцентрализацией государства, создание локальной автономии, аграрная реформа, признание в качестве основных ячеек общества и государства таких структур как семья, административные органы, организации трудящихся.

Официальным органом партии был объявлен вновь созданный еженедельник ?Popolo nuovo" во главе с Джулио Сеганти. Основателем и секретарем партии был священник дон Луиджи Стурцо.

Сам Стурцо относился к центристской группе, составлявшей большинство партии. Но ярко выраженными и очень активными были в партии правое и левое крыло. Правое составляли представители аграрной и промышленной буржуазии, такие как президент "Банко ди Рома? Карло Сантуччи, вице-президент того же банка Джованни Грозоли и др. Одним из лидеров левого крыла был крупный профсоюзный деятель Г.Мильоли, в него входили также Фр.Л.Феррари, Дж.Донати, Р.Кокки, Дж.Сперанцини и др.

К 1920 г. установились тесные отношения между НП и объединением "белых" профсоюзов - Итальянской конфедерацией трудящихся (ИКТ)21, а также Итальянской кооперативной конфедерацией и Итальянской конфедерацией взаимопомощи и социального страхования22. В январе 1920 г. был заключен пакт между Народной партией и христианскими профсоюзами. Заключению этого пакта предшествовала смена руководства ИКТ, которая произошла по инициативе НП. Джованбаттиста Валенте, прежний руководитель ИКТ, отстаивал автоно

ЙКТ возникла в 1918 г. В основе ее программы лежал корпоративный принцип классового сотрудничества, а также всемерного укрепления мелкой частной собственности, участие в прибылях и в управлении предприятиями, аграрная реформа 'Ра!"вл необрабатываемых латифундий) и т.д.

Обе эти организации также возникли в 1919 г.

мию профсоюзного движения по отношению к политическим партиям (что было связано с традицией христианского профсоюзного движения участвовать только в экономической борьбе, не связанной с идеологическими течениями) и был противником связи ИКТ с НП. В конце 1919 г. Валенте ушел с поста генерального секретаря ИКТ, уступив свое место коллегиальному органу, состоявшему из трех человек. В начале 1920 г, пост генерального секретаря ИКТ занял член руководства НП Джо-ванни Гронки.

В 1920 г. Фр.С.Нитти пригласил католиков войти в состав кабинета, пообещав им реформы в сельском хозяйстве, в промышленности, в трудовом законодательстве. Члены Народной партии получили два министерских портфеля и четыре кресла заместителей министров.

Успех НП в первые послевоенные годы во многом объяснялся еще и тем, что католическая партия предстала как сила, альтернативная социалистическому движению. Именно поэтому особенно сложными были отношения НП с левыми силами.

Левый фланг итальянской партийно-политической системы был представлен в 1919-1920 гг. социалистической партией, в которой достаточно четко прослеживались три течения: реформистское, максималистское (большинство) и революционное. Лидерами реформистов были Ф.Турати и К.Тревес. Революционное крыло состояло из нескольких групп, две крупнейших из них возглавляли А.Грамши и А.Бордига. Максималисты, возглавляемые Дж.М.Серрати, относились к центристскому ядру партии.

Социалисты энергично критиковали вновь образованную Народную партии как за "консервативный" характер ее программы, в основе которой лежал принцип защиты частной собственности, так и за ограниченность ее проектов социальных преобразований изменениями в аграрной сфере. В первые два года существования НП невозможно было даже помыслить о каком-либо сотрудничестве между нею и социалистами. В апреле 1920 г. Тревес, представитель реформистского крыла, писал: "Антагонизм между "пополяри" и социалистами непре-

одолим? . А главный рупор максималистского течения, газета ?Avanti" писала вскоре после основания НП: вг1ополяри представляют собой самое действенное ядро реакции... Народная партия - это преимущественно консервативная группировка, которая, ловко используя меньшинство, имеющее связи с крестьянскими массами, хочет замаскироваться популистскими и демократическими лозунгами"24.

Широко развернулось и соперничество между "белыми" и "красными" профсоюзами. Между ними шла активная борьба за массы, за монополию представлять трудящиеся слои населения. В 1920 г. уже делались попытки насильственной записи в ВКТ (Всеобщую конфедерацию труда - объединение "красных" профсоюзов) лиц, симпатизирующих католикам, или принудительное привлечение их для участия в забастовках,

В первые годы существования НП ее члены, как и члены католических профсоюзов (за исключением Г.Ми-льоли) также были противниками сотрудничества с социалистами. "Белые" профсоюзы обеспечивали работу общественных служб во время забастовок, провозглашенных социалистическими палатами труда. В 1921 г. на рабочем конгрессе в Пизе Валенте высказал отрицательное отношение ИКТ к захвату фабрик25. ИКТ воспрепятствовала в январе 1920 г. всеобщей забастовке почтовых работников (их профсоюз продолжал работать); железнодорожный "белый" профсоюз в том же году помешал объявить всеобщую забастовку (его члены действовали как штрейкбрехеры).

В 1921 г. отношение к социалистам у руководства НП начало несколько меняться. Летом 1921 г. ряд членов НП (Л.Стурцо, А.Де Гаспери, С. Ячини, Руфо Руффо и др.) отправились в Германию для переговоров с германской партией Центра с целью создания католического Интернационала. Члены НП вернулись с убеждением,

Цит. по: ZUNINO P.G. La questione cattolica nella sinistra italiana (1919-1939). Bologna, 1975. P. 25. * Ibid. P. 28.

"Захват фабрик" - стихийное революционное движение августа-сентября 1920 г" в ходе которого рабочие занимали заводы и фабрики и создавали для управления ими фабрично-заводские советы.

что "сотрудничество с социалистами - в целом вещь хорошая"36 (в Германии была сделана попытка сотрудничества социалистов и христиан: партия Центра, бывшая у власти, находила поддержку у социалистов). Но в Италии, по их мнению, оно не могло состояться из-за незрелости социалистов27.

На парламентских выборах 1921 г. НП еще улучшила свои позиции и получила 106 мест. В парламент, помимо того, впервые вошли 35 депутатов-фашистов. Председателем парламентской фракции НП был выбран провинциальный деятель, лидер католической организации недавно присоединенной к Италии провинции Трентино Алъ-чиде Де Гаспери, а секретарем - один из лидеров правого крыла Стефано Каваццони.

Такого вкратце было положение НП в итальянской политической системе, когда фашистское движение стало реальной политической силой. Его развитие выдвинуло на первый план борьбу между фашистскими и нефашистскими организациями.

Фашизм, оформившийся как партия в ноябре 1921 года, начал стремительное продвижение к власти, не гнушаясь никакими средствами. В условиях острого соперничества с фашистскими организациями состоялся в Венеции 3-й конгресс НП (20-23 октября 1921 г.), на котором получили преимущество идеи ее левого крыла. Фр.Л.Феррари потребовал исключить всякую возможность сотрудничества с фашистами.

Левое крыло партии подталкивало руководство к сотрудничеству с социалистами. Но в партии по-прежнему преобладало убеждение, что социалисты пока не расположены к такому сотрудничеству. В своем выступлении на съезде Марио Чинголани, один из руководителей НП, отметил: "Левые силы не отвечают взаимностью на наше расположение к сотрудничеству, как в палате, так и по всей стране"28.

М OTTONE P. Be Gasperi. Milano, 1968. P. 71.

27 Для Де Гаспери обстановка, в которой он нашел Германию и партию Центра, еще в после второй мировой войны продолжала оставаться примером для подражания. Некоторая эволюция Де Гаспери влево начинается как раз с этой поездки.

28 SPATARO G. De Gasperi e il Partito popolare itatia.no. Roma, 1975. P. 35

Л9

В действительности отношение социалистов к католикам также изменилось в соответствии с изменившимися в стране условиями. Развитие фашистского движения, насилия сквадристов, застой в росте прогрессивных сил, провал революционных тенденций потребовали защиты от реакции, что осознавали все течения социалистической партии. Кроме того, социалисты отметили усиление левого крыла НП, произошедшее на съезде в Венеции. Рупор реформистского крыла, журнал *Critica sociale* писал в ноябре 1921 г.: "На съезде в Венеции большинство Народной партии сделало шаг влево"29.

Образовавшаяся в январе 1921 г. из революционных групп социалистов коммунистическая партия проявила интерес в первую очередь к левому крылу НП, особенно к профсоюзному опыту Г.Мильоли. А.Грамши писал в ?Ordine nuovo" в сентябре 1921 г. "Процесс сближения "Пополяри" и социалистов объективно является прогрессивным? °.

В 1921-1922 г. имели место особенно сильные крестьянские волнения в области Кремоны, которые подавлялись фашистскими сквадрами. В августе 1921 г. Г.Мильоли добился подписания между профсоюзом сельскохозяйственных рабочих и земельными собственниками так называемого "Арбитражного договора Бьянки", согласно которому крестьянам обеспечивалось прямое участие во владении землей. Почти сразу же землевладельцы отказались его признавать. С этого момента они связывали свои надежды с фашизмом, который смог бы защитить их интересы.

В конце 1921 г. руководство НП стало склоняться к сотрудничеству с социалистами в целях противостоять фашистскому натиску. Однако именно это отрицательно повлияло на популярность НП, чьей опорой с самого начала были средние слои населения и которая имела особенно сильные позиции в аграрных регионах страны.

Огромное значение для судьбы НП имел конгресс Конфедерации аграриев (образованной в 1920 г.), который состоялся осенью 1921 г. Конгресс высказался в пользу фашистов, провозгласив открытую войну "белому" синдикализму и аграрной политике НП. Выступле-

Critica sociale. 1-15 novembre 1921. Цит. по: ШАРОНОВ М.С. Указ. соч. С. 42.

so

ния на конгрессе носили характер открытой враждебности по отношению к Л.Стурцо.

То же самое происходило и в промышленных отраслях. 31 декабря 1921 г. состоялась встреча между представителями ИКТ (Гронки, Валевте, Гуидо Сальвадори) и представителями Национальной конфедерации промышленности (Конти, Де Бенедетти, Оливетти, Балелла). Однако договор между этими двумя организациями так и не удалось заключить.

По данным на 1 января 1921 г. ИКТ состояла из 27 национальных профсоюзов и 127 местных. Все национальные, а также многие местные профсоюзы имели свои органы печати. Но уже с конца 1921 г. численность католических профсоюзов начинает стремительно падать.

Кризис либеральной системы особенно ярко дал себя знать с начала 1922 г. В феврале этого года разразился жестокий правительственный кризис, как раз совпавший по времени со смертью Бенедикта XV и избранием нового папы. С этого момента католическое движение в Италии вступает в новую фазу.

В феврале 1922 г. формирование кабинета министров было поручено весьма слабому политическому деятелю, представителю либеральной партии Л. Факта . Этот последний и возглавил министерство, хотя Стурцо и считал это решение наименее удовлетворительным. Однако парламентская фракция НП приняла кандидатуру Факта. Стурцо писал по этому поводу: "Наихудшее решение вопроса - это правительство Факта, которое стало неизбежным ввиду отказа Де Никола и Орландо... и которое принято по причине усталости Каваццони и Де Гаспери, хотя это и противоречит мнению других руководителей партии, в очередной раз не захотевших (и возможно это было ошибкой) развязывать конфликт между парламентской группой и руководством партии"32.

Формирование кабинета происходило с большим трудом. В течение января-февраля 1922 г. возглавить правительство было предложено либералам Де Никола, Джолитти, Орландо, а также одному из крупнейших деятелей католического движения Ф.Меда. Только отказы перечисленных политиков сделали возможным приход к власти правительства Факта.

32 STURZO L. Popolarismo е fascismo. Torino, 1924, P. 50-51.

?4

Объявив, что правительство Факта является наихудшим из решений, Стурцо несколько лукавил, поскольку именно он воспротивился кандидатуре Джолитти, благодаря чему правительство Факта и стало возможным. Кабинет Факта оказался, как и можно было ожидать, слабым и неспособным справиться с ситуацией. Последующие кризисы первого и второго министерства Факта открыли в конечном итоге путь к власти правительству Муссолини. Немалая доля ответственности за подобное развитие событий лежала и на самом Стурцо33. Л.Саль-ваторелли назвал решение Народной партии "самым твердолобым эгоизмом партии, о каком когда-либо слышали в этой стране"34.

Согласившись проголосовать в пользу правительства Факта, Де Гаспери объявил также о своей готовности сотрудничать с фашистами. Следует помнить, что в этот момент НП еще на стала подвергаться давлению Ватикана. Решение Де Гаспери было показателем того, что оценка фашизма политическими силами того времени далеко не была адекватна сути этого движения. Ведь наиболее яркие черты фашизма как государственной системы проявились гораздо позже, в то время фашизм представал перед многими как движение, а позднее как партия, стремящаяся к благу Италии и нации, но пользующаяся неординарными и не всегда допустимыми методами. Многие рассчитывали на то, что придя к власти эта партия впишется в привычную парламентскую систему и будет действовать в рамках конституции. Многие полагали также, что этой партией можно будет легко управлять, добиваясь от нее выполнения только действительно имеющих положительное значение пунктов программы. Даже намерение изменить существующую в Италии электоральную систему не пугало тех, кто был свидетелем кризиса либерального государства и его явной неспособности справиться как с проблемами международного и внутреннего характера, так и с оппозиционными движениями, носящими крайне радикальный ха-

33 Однако до сих пор нет документов, доказывающих, что это решение, известное в истории как "вето Стурцо", принадлежало именно ему самому.

Цит. по: Dizionario storico del movimento cattolico in Italia. Torino, 1981. V. II. P. 358.

рактер. Многие политические деятели рассматривали фашизм как переходную фазу к новому равновесию либерального государства. Допуская насилия, фашисты еще не продемонстрировали в полной мере стремления к тоталитарной и авторитарной диктатуре. Вот, например, как характеризовал фашизм Ф.Меда: "Постепенно фашизм принял два различных аспекта: с одной стороны, он взял на себя функцию вооруженной защиты определенных экономических интересов, главным образом в аграрном секторе; с другой - происходит процесс его политического формирования в настоящую партию, которая возрождает наравне с националистами и либеральными консерваторами традиции исторической правой, действуя в стране и в парламенте как фактор стойкой охраны государства, способный умерить демократические и синдикалистские тенденции, не позволяя возобладать в ущерб общим интересам нации частным интересам класса? .

Сам Де Гаспери был противником авторитарных методов в политике и консерватизма в экономике. В своих работах 1922 г. он показывал глубокое понимание того факта, что фашисты чаще всего выступают на стороне промышленных магнатов и крупных земельных собственников, осуждал насилия и вскрывал недостатки административной централизации. Однако на первом плане для Де Гаспери было сохранение свободы и порядка. Перед лицом беспорядков начала 20-х годов ему представлялось нужным сильное правительство. Де Гаспери считал возможным сотрудничать с фашистами для защиты свободы, парламента, государства, самому существованию которых, как он полагал, угрожает опасность.

Готовность Де Гаспери сотрудничать с фашистами не соответствовала настроению большинства партии. В НП в этот момент продолжал муссироваться вопрос о сотрудничестве с социалистами как на партийно-парламентском, так и на профсоюзном уровне.

В январе 1922 г. в газете "И Corriere della Sera" была опубликована статья, в которой утверждалось, что для того, чтобы соглашение между социалистами и пополяри могло осуществиться, проблема взаимоотношений долж-

Vita е pensiero, agosto 1922.

S3

на быть решена и на национальном уровне, и между профсоюзными организациями.

Ю марта 1922 г. по инициативе Г.Мильоли был заключен союз между "белыми" и "красными" профсоюзами в Кремоне. Представитель "красных" профсоюзов дал понять руководству ИКТ, что союз между их организациями может блокировать продвижение фашистских профсоюзов.

На политическом уровне в это время также обсуждалась возможность сотрудничества между НП и ЙСП. В марте 1922 г. Турати дал интервью газете ?Secolo", в котором сказал, что не видит непреодолимых трудностей для сотрудничества между НП и ИСП, если в его основе будет лежать конкретная программа, которая точно обозначит его рамки. Турати предложил союз с НП, поскольку, как он полагал, у них много общих точек зрения на очень многие вопросы. В июне и июле Стурцо имел несколько встреч с Турати, Тревесом, Модильяни и Маттеотти3".

Была ли действительно реальной возможность плодотворного сотрудничества с социалистами" 2 июня парламентская группа социалистов высказалась в пользу такого сотрудничества. 4-6 июля его сторонники победили и на заседании Национального совета ВКТ, где они составляли большинство. Однако 14 июня Национальный совет партии отменил решение парламентской группы и высказался против любой формы сотрудничества.

В середине июля переговоры между руководством католиков и социалистов были прерваны правительственным кризисом, вызванным представителями этих же партий. Поводом для их выступлений послужила очередная волна фашистских насилий, в результате которой были разгромлены дома католика Г. Мильоли и социалиста Дж. Гариботти. 15 июля Мильоли выступил в парламенте со страстной речью, бичующей бесчинства сквадристов в Кремоне. Следствием выступления Мильоли была отставка правительства Факта. "Общественное мнение, - утверждал тогда Джолитти, - единодушно возлагает ответственность (за кризис - Е.Т.) на НП"37.

Все четверо - лидеры социалистической партии. Цит. по: DE ROSA G. Л Partito popolare itaUano. Bari, 1969. P. 161.

Правительственный кризис начался, когда соглашение между социалистами и католиками еще не было достигнуто. Однако перспектива такого сотрудничества отрицательно воспринималась большинством политических лидеров старой либеральной школы. "Что хорошего для страны может вытекать из союза Дон Стурцо"Тревес? Турати"" - вопрошал Джолитти в письме к Малагоди38. (Это письмо, кстати, было опубликовано и оказало отрицательное воздействие на развитие кризиса). В реальность этой перспективы не верил и Муссолини. Он к тому же не считал (или делал вид, что не считает), что НП выражает мнение большинства католиков. "НП раздираема кризисом, проявления которого весьма симптоматичны. Я не думаю, что вся НП может последовать за коммунистами, назвавшими депутата Мильоли черным. Я не думаю, что католический мир последует за НП, являющейся светской, масонской организацией, блокирующейся с социалистической партией, которая вплоть до вчерашнего дня писала на своих знаменах: "Ни Бога, ни Родины". Народная партия не может все время находиться в привилегированном положении, благодаря которому постоянно шантажирует правительство. Народная партия никогда по-честному не поддерживала министерство Факта. Вы, пополяри, как крысы, запустившие свои острые зубы в правительственный сыр", - заявил Муссолини на одном из заседаний парламента39.

Секретариат НП выразил недовольство способом и временем, которые парламентская группа избрала для провоцирования кризиса. Особенно был недоволен Стурцо, поскольку вышедшему в отставку правительству не была подготовлена замена. В ходе кризиса Стурцо продолжал встречаться с Турати, Тревесом и Маттеотти.

Формирование правительства было поручено последовательно Орландо, Бономи и Меда, но последний вновь отказался. Муссолини, все более выказывавший враждебность к Народной партии, писал по этому поводу: "Депутат Меда должен, если конечно, у него хватит смелости, предложить полностью левое правительство, сориентированное против правых сил в целом и против фашизма в частности... Наконец, наступает время, когда

Giourn G. Discorsi extraparlamemari. Torino, 1952. P. 334. Цит. но: DEROSA G. Op. cit. P. 125-126

."д,остойная мистификация НП будет вскрыта перед липом нации. Это партия не католическая и еще менее христианская... Эта партия опасна для интересов религий и ненадежна для интересов родины"40.

Муссолини обвинил НП в благожелательности к "большевистской политике Мильоли" и даже в союзе с масонством. Он подверг критике концепцию государства, сформулированную в программе НП, государства демократического, децентрализованного, антиимпериалистического. Пытаясь скомпрометировать Стурцо, фашисты даже подвергли сомнению его ортодоксальность. Кроме того, фашизм четко сформулировал свое намерение спровоцировать раскол НП и поддержать ее правое крыло.

В этот момент Муссолини так характеризовал свою позицию: "Подводя итог официальной позиции итальянской Народной партии в отношении нас, мы должны отныне рассматривать ее, как партию враждебную; что касается степени этой вражды, она будет зависеть от обстоятельств. Мы надеемся, что борьба будет вестись в цивилизованных и корректных формах. Мы ожидаем, что процесс размежевания и прояснения позиций, который происходит сейчас в недрах НП, окончательно созреет, поскольку рассчитываем на возможность установить ... отношения сердечного добрососедства с той частью членов НП, которые не намерены вставать под знамена антифашистской демагогии деморализованного и деморализующего итальянского социализма?41.

12 августа было сформировано второе правительство Факта, в которое вошли три министра от НП. Вопрос о сотрудничестве с фашистами на парламентском уровне становился все более трудным для Народной партии. Против был председатель партии Л.Стурцо, решительно против - левое крыло партии. С осуждением позиции парламентской фракции НП выступили и сенаторы от этой партии. В письме сенаторов, направленном Л.Стурцо 18 сентября, прозвучало в скрытой форме осуждение фашизма и говорилось о необходимости защиты пропорциональной системы. В письме было подчеркнуто, что

4° Ibid. Р. 153

JACINI S. Storia del Partito popolare italiano. Napoli, 1971. P- 170.

Народная партия является прежде всего и традиционно демократической.

После формирования второго правительства Факта прекратились и контакты Стурцо с социалистами-реформистами. Однако это правительство также оказалось непрочным. Осенью 1922 г, вновь возник вопрос о роспуске палаты (до 31 декабря) и назначении новых выборов. Долгие переговоры, целью которых было создание министерства Джолитти с участием фашистов, НП и социалистов (предполагалось участие Турати и Тревеса), не давали результата. Хотя Стурцо снова высказал отрицательное отношение к возможности правительства Джолитти (правда, только в том случае, если это будет правительство с участием фашистов), парламентская фракция НП отнеслась к этому варианту с одобрением. Однако в октябре 1922 г. власть была насильственным образом захвачена фашистской партией. После "похода на Рим" фашистских отрядов король поручил формирование правительства Муссолини.

Для того, чтобы фашистское правительство получило вотум доверия, было необходимо согласие Народной партии. Сам Стурцо был категорически против сотрудничества с фашистами. Однако парламентская фракция повела собственную игру.

С.Каваццони был уполномочен передать Муссолини, что Народная партия может поддержать правительство на определенных условиях. Она настаивала на двух пунктах: школьная реформа (введение государственного экзамена) и сохранение пропорциональной системы. Во время встречи с Каваццони и Де Гаспери Муссолини пообещал им соблюдать эти условия, прибавив, что министром образования будет Джованни Джентиле, сторонни-к школьной реформы.

Де Гаспери хотел получить также заверения и в том, что в дальнейшем не будут продолжаться репрессии в отношении профсоюзов, В ответ Муссолини напомнил ему свой опыт бывшего профсоюзного деятеля и возобновил приглашение войти в состав правительства Дж. Гронки, генеральному секретарю Итальянской конфедерации трудящихся.

Согласие НП было получено на удивление быстро. Коммюнике руководства НП говорило о решении поддер-

жать правительство, поскольку оно пообещало восстановить конституционный порядок и поддерживать пропорциональную систему, т.е. положить конец насилиям и уважать принципы парламентской демократии. 6 членов НП вошли в кабинет42.

Следует подчеркнуть, что решение войти в правительство было принято только руководством парламентской фракции, и то не единогласно. Сам Стурцо на этом заседании не присутствовал. Ячини, член Руководящего совета НП и депутат парламента, стремясь оправдать решение парламентской фракции, писал по этому поводу: если бы парламентская фракция отказалась, то следствием были бы "немедленный роспуск палаты и назначение выборов... по мажоритарной и одномандатной системе в условиях развязывания волны насилий: это была бы война, объявленная торжествующими фашистами всем католическим организациям? .

Парламентская группа проголосовала не только за доверие правительству, но и за предоставление ему чрезвычайных полномочий (хотя большинство партии было против). Решение парламентской фракции дезориентировало партию, которая на съезде в Венеции (1921 г.) проголосовала за то, чтобы не сотрудничать с крайне левыми и крайне правыми партиями, а в июле 1922 г. склонялась к возможности правительства с участием или при поддержке социалистов. В ответ на это решение в декабре 1922 г, возник журнал "И Domani d'ltalia*, как орган борьбы левого крыла НП против сотрудничества с правительством. В журнале сотрудничали: Фр.Л.Феррари, Г.Мильоли, Джероламо и Луиджи Меда, Эрнесто Верче-зи, Джулио Марки, Джузеппе Каппи, Луиджи и Чезаре Дельи Окки, Луиджи Песталоцца.

Де Гаспери не пришлось долго ждать, чтобы пожалеть О принятом решении. Первая после начала заседаний палаты речь Муссолини сразу перечеркнула призрачные надежды на восстановление законности и порядка44. В

Тангорра, Каваццони, Вассалло, Милани, Гронки, Мерлин (первые два в качестве министров, остальные - заместителями министров).

43 JACTNIS. pp. cit. P. 196.

Речь Муссолини получила название "бивуачной". Новый глава правительства держал себя нагло, как завоеватель. "Я

?8

ответной речи Де Гаспери изложил в палате требования НП. В их числе были осуждение террора, политическая амнистия, административная децентрализация, автономия провинций, укрепление профсоюзов, защита свободы и законности. Надо сказать, что первым же ударом по идеям и надеждам Де Гаспери стала ликвидация автономии области Трентино. Напомним, что местная автономия была краеугольным камнем программы НП.

20 декабря 1922 г. Стурцо, который не изменил своей позиции по отношению к сотрудничеству с фашистами и после поддержки фашистского правительства депутатами от НП, выступил в Турине с речью, в которой настаивал на сохранении пропорциональной системы, объявив, что долг НП состоит, по его мнению в том, чтобы находиться в оппозиции к фашизму. Речь Стурцо была опубликована созданными в течение последних месяцев католическими периодическими изданиями: ?II Domani d'ltalia* и ?II pensiero popolare*, возглавляемым Аттилио Пиччони.

Одновременно по стране прокатилась очередная волна фашистских насилий против католических организаций. Уже 7 декабря 1922 г. Римский совет Католической молодежи направил меморандум Министру внутренних дел с перечислением случаев конфликтов (Вальмонтоне, Бас-сиано, Норма). В декабре случаи террора были отмечены также в Монце и Арнетта. Акилле Гранди, сменивший Гронки на посту генерального секретаря ИКТ в октябре 1922 г. направляя телеграммы сочувствия пострадавшим от террора, указывал при этом, что "не таким путем молодая партия, провозглашающая себя восстановителем свободы и законности, может примкнуть к правительству?45.

28-30 декабря 1922 г. в Турине состоялось IV заседание Национального совета ИКТ, на котором обсуждались фашистские насилия. Предложение Валенте о сотрудничестве с любыми профсоюзами, в том числе и с фаыгаст-

мог бы превратить это глухое и темное помещение (зал заседаний парламента - Е.Т.), - заявил он, - в солдатский бивак? (цит. по: БЕЛОУСОВ Л.С. Муссолини: диктатура и демагогия. М. 1993. С. 106).

45 Archtvto dell'Istltuto per la storia dell'Azione cattolica e del Movimento cattolico in Italia ?Paolo VI? (Далее - Archivio dell'AC). Fondo PG-XIII/116.

"9

скими, было отвергнуто и принята формулировка Гран-дЙ1 в которой говорилось об "утверждении принципов деятельности ИКТ" и сердечном сотрудничестве с НП, о необходимости защиты профсоюзов от фашистских насилий и провозглашалась свобода профсоюзной деятельности в противопоставление любой попытке монополизации.

В конце 1922 г. был заключен пакт между землевладельцами и фашистскими профсоюзами сельскохозяйственных рабочих, который был навязан всем другим профсоюзным организациям. По этому поводу ИКТ направила Муссолини письмо протеста (7 января 1923 г.).

12 января 1923 г. ИКТ направила Муссолини меморандум, в котором говорилось, что приход фашизма к власти не послужил нормализации в стране, а политика правительства не направлена на защиту трудящихся. В меморандуме перечислялись случаи насилия по отношению к католическим профсоюзам. 18 января последовал ответ Муссолини. Последний заверял, что внутренняя обстановка вскоре улучшится, будет создан "Национальный совет по проблемам производства и труда", в который войдут работодатели, трудящиеся, техническая интеллигенция, служащие. Однако вслед за этим А.Гранди направил памятную записку Муссолини, в которой выражал уверенность, что фашистские профсоюзы поставили своей целью не только лишить эффективности ИКТ, но полностью уничтожить ее насильственным способом и установить монополию на профсоюзное движение46. Гранди ссылался на неоднократные публикации в ?La-voro d'Italia", где, между прочим, говорилось, что "в Италии отныне могут существовать только две профсоюзные организации: наша, имеющая национальный характер... и традиционно противоположная нашей, т.е. ВКТ..."47. Гранди ссылался и на выступление Сансанел-ли, секретаря фашистской партии, заявившего, что профсоюзное движение католического толка лишь в том случае имеет право на существование, если оно будет приближаться к фашистским принципам и примет облик, близкий фашистскому48. А.Гранди напоминал Мус-

Archivlo dell'AC, Fondo UP-78. 48 Lavoro d'ltalia, 7 decembre 1922. Archivio dell'AC. Fondo UP-78.

солини, что в Италии существуют целые регионы, которые католическое профсоюзное движение удержало от присоединения к профсоюзному движению социалистической ориентации (как например, район Брешии, часть Тосканы и области Марке и Фаенцы). Но как раз в этих областях фашистские организации угрозами и террором вынудили рабочих и крестьян вступить в фашистские профсоюзы . То же происходило в области Венето, районе Бергамо, Северной Ломбардии.

Стремясь публично и официально закрепить антифашистскую позицию большинства партии, Стурцо весной 1923 г. объявил о созыве съезда партии.

Перед перспективой съезда фашисты начали кампанию, имевшую целью раскол в НП и изоляцию центра, в частности Стурцо. Пугая Ватикан, фашисты утверждали, что действия Стурцо возродят в Италии антиклерикализм в его худшей форме . В речи 26 марта 1923 г. секретарь фашистской партии заявил, что НП находится в состоянии кризиса, который наступил еще до съезда. Фашисты поставили условием дальнейшего сотрудничества исключение из партии левого крыла. Представители правого крыла приняли это условие. С требованием исключить из партии левое крыло выступил на съезде один из лидеров правых Эджильберто Мартире. Помимо этого фашисты активно внедряли в сознание населения мысль, что НП не имеет самостоятельной программы, ее программа полностью поглощена фашистской партией, тем самым НП лишается оснований для самостоятельного существования51.

13 Archivio deU'AC, Fondo UP-78.

50 II Popolo d'ltalia, 13 aprile 1923.

51 Глава пресс-бюро министерства иностранных дел Амедео Джаннини в заметке, направленной Муссолини, писал: "Считается, что пересмотр церковного законодательства и вопрос о религиозных праздниках являются единственными двумя пунктами в программе Народной партии, которые Ваше превосходительство еще не выполнили в ходе своей церковной политики. Я позволю себе обратить внимание Вашего превосходительства на своевременность постановки этих двух проблем на ближайшем заседании Совета министров. Таким образом, при открытия заседаний в парламенте Ваше превосходительство получит возможность спросить у депутатов Народной партии, что стало с их программой, поскольку к этому времени Вы не

В канун съезда на заседании Национального совета левые члены НП изложили свою позицию, состоящую в том, что фашизм не соответствует политическим и моральным принципам НП. Но поскольку невозможно преодолеть его легальным путем, а насилия противоречат христианской доктрине, то допускается и сотрудничество с фашистами, но в известных пределах. 5 апреля появилась на свет газета *I1 Роро1о", орган левого крыла НП, ставший рупором противников фашистского правительства. Директором стал Дж.Донати.

Съезд Народной партии открылся в Турине 12 апреля.

Выступая на съезде, Луиджи Стурцо настаивал на самостоятельной роли Народной партии в политической жизни страны и подчеркивал, что ее функции не может выполнить ни одна из существующих политических структур:

"Уже не один раз повторялось, - говорил Стурцо, - что принципы религиозной и церковной политики фашизма лишили нашу партию ее основного содержания. Из этого следует, что наша партия, целью которой было вовлечение католиков в итальянскую политическую жизнь, выполнила свою историческую национальную задачу и в ее существовании больше нет необходимости, по крайней мере как политического представителя итальянских католиков... Но задача Народной партии в жизни нашей страны является гораздо более сложной...

1. Поскольку мы сами никогда не утверждали, что только Народная партия выражает католическое сознание итальянцев, и никогда не выступали от имени церкви и даже утверждали всегда, что наша партия не является конфессиональной, постольку мы считаем, что ни-

только полностью выполните эту программу, но и во многих пунктах она будет Вами улучшена и дополнена.

Это может, кроме того, повлиять на неизбежный теперь отрыв центристов от левых, т.е. полностью расколоть остатки Народной партии, и, таким образом, Ваше превосходительство получит возможность изучить вопрос о том, какое применение найти рассеянным католическим силам. По логике вещей, они должны были бы войти в фашистскую партию, но может быть будет лучше оставить их как резерв, который можно будет использовать в будущей политической игре? (Цит. по: MAR-GIOTTA BROGXIO F, Op. cit. P. 451-452).

Chiesa е stato nella storia d'ltalia: Storta documentaria dall' UnttA alia Repubblica/ A cura di P.Scoppola. Bari, 1967. P. 523-526.

кто в Италии, даже фашисты, не может присваивать себе это право быть единственным политическим представителем католиков и церкви.

2. Более того, мы не считаем, что в современных условиях религиозные вопросы и отношения между церковью и государством могут быть исчерпаны одним только решением; это проблемы постоянные и динамичные, решение одной из них влечет за собой возникновение другой,. для каждой партии найдется место и дело.

3. Для того, чтобы выработать принципы религиозной и церковной политики и для того, что проникнуть в общественное сознание, необходимо существование политического организма, каким является наша партия, основанная на программе, пронизанной доктриной и философией христианства...

У нас существует три массовых партии: народная, социалистическая и фашистская. Найдется ли кто-нибудь, кто сможет утверждать, что в социальном плане наши задачи идентичны задачам двух других партий" Что касается социалистов - нет: материалистическая концепция и принцип классовой борьбы существенно отличают социалистов от нас. Но также невозможно смешивать нас с фашистами. Фашисты же допускают подобное смешение. Они взяли у нас положение о том, что классовая борьба не является фатальной и неизбежной, что она элемент преходящий, ограниченный и преодолимый; они заимствовали у нас положение о сотрудничестве классов в экономике и принцип верховенства нации и государства, как политического синтеза экономических и профессиональных сил; но их концепция государственности отлична от той, которая вытекает из христианства и дает основание отношениям справедливости и милосердия. Для нас этот пункт является основным, т.к. оправдывает существование католической партии, дает этическое обоснование ее социально-экономической концепции и, следовательно, борьбе за ее практическое применение?52.

Стурцо показал различие между фашистской и Народной партиями, которое состояло, по его мнению, в социальной деятельности и в концепции государства:

"Мы призваны бороться со светским пантеистическим либерально-демократическим государством, мы также боремся с государством, основанным на абсолютном этическом принципе пантеистического национализма, обожествляющим нацию, ибо нет принципиальных различий между либерально-демократическим и националистическим государством?53.

На съезде выступил Фр.Л.Феррари, который потребовал исключить всякую возможность сотрудничества с фашизмом. От левого крыла выступил также Джулио Марки из Генуи94. Джероламо Меда отметил, что решение о сотрудничестве с фашистами было принято не партией в целом, а лишь некоторыми ее членами.

Речь Де Гаспери была направлена на оправдание позиции парламентской фракции и вызвала недовольство тех, кто рассчитывал на отказ пополяри от участия в правительстве Муссолини.

Резолюция съезда была предложена совместно Стурцо и Де Гаспери и гласила: 1. Одобрить участие в правительстве; 2. Бороться за сохранение пропорциональной системы.

Хотя на съезде выявилось и громко заявило о себе правое крыло, в целом платформа съезда была антифашистской. Деятельность правых не имела того успеха, на который рассчитывал Муссолини. Когда один из лидеров правых А.Песталоцца определил Муссолини как ?человека, ниспосланного Провидением", отрицательная реакция большинства съезда была настолько бурной, что он вынужден был покинуть трибуну. Джованни Амендола в письме к Турати писал по поводу результатов съезда: "Туринский съезд выполнил функцию протеста в защиту свободы. Это была первая волна. Прежде чем поднимать вторую, надо посмотреть, как отреагирует Дуче?55. А полпред СССР в Италии В.В.Воровский писал в своем докладе Литвинову: о росте оппозиции (фашизму - Е.Т.) свидетельствует "начавшийся вчера в Турине конгресс Народной партии (пополари). Уже первый день заседания по

Цит. no: Profilo biografico di Luigi Sturzo/ A cura di P.Malgeri. Roma, 1975. P. 82.

Затем выступили Акилле Гранди, Ливио Товини, Луиджи

Меда.

5 Цит. по: DE ROSA. Op. cit. P. 223

казал, что преобладает антифашистское течение, возглавляемое священником Дон-Стурцо. Фашистское телеграфное агентство уже предупредило пополари, что если Стурцо победит, против них будут направлены все меры воздействия, применяемые к антинациональным течениям?56.

Фашисты прекрасно поняли итоги съезда. Фашистская пресса оценила его как "первый антифашистский съезд, на котором антифашизм был провозглашен во всеуслышание? . Газета Муссолини *PopoIo d'ltalia* определила речь Стурцо, как речь врага, а самого Стурцо назвала "злосчастным человеком, который стремится использовать католические сельские массы в качестве преграды на имперском пути, предначертанном Италии"58.

Следствием съезда было то, что 24 апреля члены правительства от НП59 вышли в отставку. Однако уже до этого (21 апреля) была разгромлена штаб-квартира католических организаций в Беневенто, молодежный кружок в Павулло. А 30 апреля была разогнана религиозная процессия в Савоне. 26 апреля был издан декрет, который давал право министру внутренних дел распускать руководство организаций, занимающихся благотворительной деятельностью, и передавать его функции комиссарам или комиссиям.

Но главным результатом итогов съезда были два принятых фашистским правительством решения: о реформе избирательной системы (обсуждение этого вопроса в Большом фашистском совете состоялось 25 апреля) и о реформе средней школы и введении государственных экзаменов (проект Дж.Джентиле был одобрен Советом министров 27 апреля).

Борьба за реформу избирательной системы60 началась незамедлительно. В комиссию по изучению проекта зако

w РЦХИДНИ, ф. 359, on. 1, д. 4, л. 65.

57 Profile biografico di Luigi Sturzo... P. 83

58 II Popolo d'ltalia. 13 aprile 1923.

59 Каваццони, Вассалло, Милана, Гронки и Мерлин. Тан-горра умер в конце 1922 г.

Проект этой реформы предложил депутат Ачербо, именем которого она и была названа. Ачербо предложил мажоритарную систему, в соответствии с которой партия, собравшая на

выборах относительное большинство голосов, получала в парламенте 2/3 мандатов. у См. сноску на с. 35.

Так в тексте. 2РЦХИДНИ, фонд 17, оп. 60, д. 535, л. 113-114.

на Ачербо вошли от НП Де Гаспери и Микели. Де Гаспери сразу же объявил себя противником закона.

Фашисты, как уже говорилось, понимали, что антифашистские настроения распространены не только в руководстве партии, но и в партии в целом. По стране прокатилась очередная волна фашистского террора, направленного против католических организаций. Особенно крупные инциденты, потребовавшие вмешательства секретаря Центральной Джунты Католического действия61, произошли в Форли и Савоне. При посредничестве иезуита П.Такки-Вентури, на раз служившего связующим звеном между римской курией и итальянским правительством, он обратился к Муссолини. Последний недвусмысленно дал понять папе Пию XI, что насилия против Католического действия связаны с позицией НП. Муссолини довел до сведения ватиканских иерархов, что готов издать законы против религиозных конгрегации и католических учебных заведений, а также занять фашистскими сквадрами все церковные приходы в Риме. Он угрожал развязать антиклерикальную кампанию, если НП не проголосует за обсуждаемый закон. С другой стороны, Муссолини всячески подчеркивал, что Ватикан может получить от фашизма то, что ему нужно, гораздо скорее, чем при помощи НП. "Против пополярей*, от которых зависит судьба избирательного закона в парламенте, действуют угрозами, дипломатическими приемами в Ватикане и террором, громя в большом количестве их учреждения, - говорилось в политическом отчете Агитколлегии МК СССР за июнь 1923 г. - ...В виду оппозиции пополярей к избирательной реформе, в июне им пришлось более пострадать от насилий, чем раньше, было разгромлено большее количество их клубов, кооперативов и культурных учреждений"62.

Одновременно усилилось давление на католические профсоюзы.

На очередном заседании Исполнительной комиссии ИКТ руководство этой организации констатировало, что в сложившейся в стране обстановке почти ликвидирова- 1 на свобода пропаганды, собраний и организаций, что | нанесло ущерб "красным" и "белым" профсоюзам, а 1 также не соблюдаются соглашения о труде и арендные договоры, что приносит экономический и моральный ущерб трудящимся, положение которых все ухудшается. Реальной стала угроза профсоюзной монополии фашистских организаций, что "является одним из худших нарушений элементарных и законных прав человека и гражданских свобод?63. В январе 1923 г. газета ИКТ ?Battaglie sindicalb объявила о намерении продолжить политику единства действий. С февраля руководство ИКТ направило правительству множество памятных записок и различных документов, содержащих протест против варварских нападений на штаб-квартиры католических профсоюзов64.

В процессе обсуждения закона Ачербо члены Народной партии колебались. 10 июня ее руководство высказалось против избирательной реформы, в защиту пропорциональной системы. 14 июня это решение было поддержано на заседании парламентской фракции. Во время обсуждения закона в палате Дж.Гронки сказал, что НП не может согласиться с принятием закона. Однако 12 июля было опубликовано письмо Филиппо Меда, в котором автор высказывал свои сомнения в том, что непримиримая позиция, занятая НП, правильна. Это письмо еще больше усилило растерянность в партии.

"Кризис партии пополярей в связи с избирательной реформой усилился, - говорилось в упомянутом отчете. - Правое крыло хочет дойти до соглашения с фашистами, т.е. собственно хочет подчиниться требованиям фашистов, опасаясь, что правительство может обрушиться на католиков, взять обратно свои клерикальные проекты в области школы, фашистские газеты уже утверждают, что пополяри толкают фашизм на путь антиклерикальный... Большинство партии с секретарем Дон Стурцо во главе заняло оппозиционную позицию и под его влиянием дирекция партии приняла порядок дня, выражающий необходимость защищать пропорциональность, а "Пополо",

Archivio dell'AC. Fondo UP-78. В документе перечислялись реальные факты ухудшения положения трудящихся. 64 Ibidem.

орган Дон Стурцо, писал, что правительство под личиной избирательной реформы хочет конституционным путем ввести диктатуру фашистской партии и так ограничить парламент, что это равнялось бы его упразднению?65.

фашисты полагали, что во многом антифашизм попо-ляри зависит от позиции Стурцо. Они надеялись, что удаление Стурцо из руководства партии, будет способствовать большей сговорчивости парламентской группы НП. Накануне голосования по закону Ачербо началась новая кампания против Стурцо, открытая газетой ?Gior-nale d'Italia". Фашисты попытались заручиться поддержкой Ватикана. Открытым текстом ему предлагали вмешаться, чтобы не быть втянутым в кампанию фашистов против НП. Журнал клерико-фашистов "Согйеге d'lta-Ца" потребовал от Стурцо не создавать трудности Ватикану. 30 июня в Риме был опубликован манифест "национальных католиков". Манифест подписали также некоторые деятели Католического действия. Стурцо дали понять, что присутствие священника на посту секретаря партии только вредит церкви. 10 июля 1923 г. Стурцо был вынужден подать в отставку. Был создан Триумвират, в состав которого вошли Джулио Родинд, Джованни Гронки и Джузеппе Спатаро. Однако агентство печати Вольта назвало отставку Стурцо "убогой комедией". Стурцо, по мнению агентства, остался в руководстве партией и продолжал управлять ею, спрятавшись за спиной Триумвирата.

Позиция НП могла решить многое. Как уже говорилось, НП была второй по численности фракцией в парламенте, и от ее решения зависело, пройдет тот или иной закон или нет. Один из крупнейших политических деятелей Италии, бывший член ЙСП Г.Сальвемини писал: "Для Муссолини пробил критический час. Если в Палате он добьется большинства по вопросу о реформе избирательной системы, он станет хозяином Италии на неопределенное количество лет... Это высшая фаза борьбы между Стурцо и Муссолини"68.

Z РЦХИДНИ, фонд 17, оп. 60, д. 536, л. 117.

Цит. по: ZUNINO P.G, Op. clt. P. 76. Сальвемини Стурцо представлялся фигурой нового типа, которому не свойственны негативные черты, характерные для либералов и социалистов.

Парламентская фракция НП приняла решение воздержаться от голосования, вопрос о голосовании "за" даже на ставился на обсуждение. Однако во время голосования руководство парламентской фракции столкнулось с большой неожиданностью. 9 ее членов (из 80) не подчинились решению, принятому накануне, и проголосовали за принятие закона. Эта недисциплинированность имела в тот момент принципиальное значение. Решение о том, чтобы воздержаться при голосовании, было принято 41 голосами членов фракции против 39. Однако, если бы депутаты, проголосовавшие в пользу закона, объявили о своем решении во время обсуждения вопроса на заседании фракции, то результат голосования был бы совсем иной6 . Большинство голосов оказалось бы отдано решению голосовать против закона. 71 голос парламентской фракции НП не позволил бы проекту Ачербо стать законом68. Хотя на следующий же день предавшие партию депутаты были исключены из нее, это уже не могло исправить дело69.

Следует подчеркнуть, что несмотря на успех избирательного закона, по большому счету правое крыло не оправдало надежд, возлагавшихся на него Муссолини. Оно не сумело повлиять на решения партии и не сумело вызвать ее раскол. В конечном итоге правое крыло почти в полном составе было вынуждено покинуть партию, однако, не этот факт оказал влияние на ее дальнейшую судьбу.

С лета 1923 г в стране началась избирательная кампания для подготовки к выборам, которые должны были состояться в соответствии с новой избирательной системой. НП до выборов заняла позицию, которая характеризовалась формулой "ни сопротивления, ни сотрудничества". В течение избирательной кампании фашистский

Расклад тогда был бы следующим: "за" - 9; "против" - 39; в пользу решения воздержаться от голосования - 32.

68 Расклад голосов в палате был следующим: 235 " за; 139 - против, 77 - воздержались.

6 Из партии были исключены Каваццони, Мартире, Ферри, Марино, Маттеи-Джентили, Фр.Мауро, Роберти, Синьорини и Вассалло. Почти одновременно нэ нее вышли Грозоли, Савтуч-чи, Монтрезор, Реджо и Криспольти. Газета ?Corriere d'ltalia* был вычеркнут из списка прессы, принадлежащей НП.

террор против НП усилился : опросы показывали, что она все еще имеет популярность в массах.

Продолжились разгромы помещений комитетов и журналов партии, но также и других католических, в том числе молодежных, организаций71, 23 августа 1923 года в Ферраре был зверски убит священник Дон Луиджи Мин-цони, архиерей г. Арджента, имевший два военных креста и серебряную медаль за военные заслуги. Он был организатором кружков католической молодежи и ?юных католических разведчиков" и был известен своими антифашистскими убеждениями72. В то же время фашизм начал тайное наблюдение за гражданами. От газеты ?II Роро1о" власти потребовали сообщить имена подписчиков.

Пагубное влияние политика фашизма оказала на положение католических профсоюзов: уже на конгрессе 1 августа 1923 г. руководство констатировало уменьшение числа организаций, а количество членов уменьшилось с 1.000.000 до 300.00073.

21 декабря 1923 г. Муссолини принял представителей ИКТ Гранди, Валенте, Лолли и Пелличетти, которые требовали обеспечения равных прав для всех профсоюзов при заключении трудовых договоров и при участии в арбитражных комиссиях. Муссолини дал заверения на этот счет и в январе 1924 г. Валенте по его просьбе написал "памятную записку", в которой объяснял, что такое, в соответствии с католической традицией, государство, организованное на базе принципов христианского синдикализма. 29-31 января 1924 г. состоялся в Милане VI кон

Г.Де Роза приводит длинный перечень подобных фактов: DEROSAG. Op. cit. P. 273-274. 71 Ibid. P. 256.

7 Он писал, в частности: "Когда партия (фашистская), когда правительство, когда люди в какой бы то ни было степени порочные, склонные к насилию преследуют идею, программу, организацию, как, например, НП или католические кружки, для меня остается только один выход {только одно решение): перейти Рубикон, и то, что случится потом, будет лучше, чем глупая холуйская жизнь, которую нам хотят навязать".,

Archivio dell'AC. Fondo UP-78. Там же приводится список профсоюзов ИКТ. Для сравнения: в 1920 г. в составе профсоюзов числилось 1.250.000 чел. в 1925 г. после пакта "Палаццо Видони" (о нем дальше) - 180.000.

гресс ИКТ. Основным был доклад дона Бонн ди Сорези-на, в котором он отстаивал идеологические основы христианского профсоюзного движения в сравнении с фашистским.

Муссолини не был удовлетворен ни удалением Стурцо с поста секретаря партии, ни отколом правых от НП, ни даже голосованием, позволившим пройти закону Ачербо. 1 августа Большой фашистский совет объявил, что Стурцо и партия, которой он руководит "д,олжны рассматриваться как враги правительства и фашизма? . НП, как объект ненависти фашистов, заняла в эти месяцы второе место (после "внутреннего врага" - фашистов-диссидентов). После речи Муссолини, назвавшего НП врагом, изменилась и позиция самого Стурцо. Он поддержал кампанию, проводимую "Роро1о", который требовал преодоления формулы "ни сотрудничество, ни оппозиция". В переписке с триумвиратом Стурцо провозгласил политическую оппозицию фашизму. В ноябре 1923 г. он писал, что сотрудничество с фашизмом невозможно, так как оно не может осуществляться как двустороннее соглашение, а будет лишь пассивным присоединением к политике правительства. "Или мы присоединяемся и тогда сотрудничаем, или отказываемся, и тогда мы враги"75.

В октябре месяце "Роро1о" стал официальным органом партии. В октябре же фашисты разогнали провинциальный совет Тренто и запретили проведение некоторых мероприятий КД, в их числе конгресс Университетской католической федерации.

Осенью 1923 г. появился документ, составленный представителем правого крыла Ф.Криспольти и подписанный 150 крупными католическими деятелями. Этот манифест призывал избирателей голосовать за фашистов. Ячини назвал этот документ "ударом в спину".,

Как раз этот момент Муссолини использовал для того, чтобы максимально привлечь Ватикан на свою сторону. В кампании, развернутой фашистами против НП, одним из методов, как уже говорилось, были попытки интегрировать основные пункты программы НП (особенно те, которые могли поддерживаться Ватиканом) в политику фашизма. Таким образом, в конце 1923 г. Муссолини

и Цит. по: DE ROSA G. Op. cit. P. 255.

76 Цит. no: Profilo Hografico di Luigi Sturzo... P. 88.

пришла в голову идея реформировать церковное законодательство в Италии. В ответ на упоминавшуюся выше заметку А.Джаннини Муссолини написал письмо министру юстиции Альдо Овильо, прося его подготовить проект реформы. "Когда и эта реформа будет осуществлена, - утверждал он, - НП не будет больше иметь программы" .

Таким образом, Муссолини успешно применил метод кнута и пряника. Он направлял карательные экспедиции против католических организаций, называя это наказанием сторонников Стурцо, но обещал епископам защиту духовных семинарий и религиозных процессий. В сентябре 1923 г. была проведена и реформа Джентиле, вводящая в начальной школе обязательное преподавание закона Божьего и вызвавшая большое удовлетворение в церковных кругах.

6 апреля 1924 г. состоялись выборы по новой мажоритарной системе. НП получила 646.000 голосов (против 1.176.473 в 1919 г. и 1.347.000 в 1921 г.), т.е. 9%. Наибольшее количество голосов НП потеряла на юге Италии. В парламенте она заняла 39 мест. Результаты выборов продемонстрировали, что средние слои, проголосовавшие в 1919 г. за НП, теперь начали переходить на сторону фашизма.

После выборов в тех местах, где население проголосовало преимущественно за НП, прокатилась новая волна фашистского террора. В 43 местах были зарегистрированы уничтожение или опустошение резиденций католических организаций. 14 апреля государственный секретарь Ватикана кардинал Гаспарри послал президенту Католического действия Луиджи Коломбо 800.000 лир на возмещение ущерба. 15 апреля 1924 г. газета ?II Popolo Nuovo" опубликовала список фальсификаций и насилий, имевших место в день выборов и после них. В Сандриго фашисты собирались напасть на архиерея Джузеппе Арена, видную фигуру белого профсоюзного движения. Хотя сам он был предупрежден и сумел уехать, насилиям подверглись его сестра и священник Федерико Мист-рориго. В конце мая из руководства партии был вынужден окончательно выйти Луиджи Стурцо. Но "вместе с

Цнт. по: DEROSAG. Op. cit. P. 265.

доном Стурцо или без него, - писала газета "Popolo" - НП будет идти по тому пути, который она наметила?77.

После выборов от НП уже окончательно откололось "правое национальное крыло", образовав организацию под названием Национальный центр. Этот центр был создан 12 августа 1924 г. по инициативе одного из исключенных в 1923 г. из НП правых католиков П.Мат-теи-Джентили. В Центральный комитет (руководящий орган Национального центра) вошли Сантуччи, Дж.Гро-золи, Ст.Каваццони, А.Карапелле, П.Маттеи-Джентили и А.Мауро, а в 1925 г. вместо Каваццони и Маттеи-Джен-тили - Эдж.Мартире и князь Санта Северина. Представители этого течения начали сразу же пользоваться весомой поддержкой фашистских властей, использовавших новую организацию как противовес Народной партии. 20 августа 1923 г. Муссолини телеграфировал префектам на Сицилию: "Граф Грозоли сказал мне, что на Сицилии возникает католическое профашистское движение... Задача префектов отнестись благосклонно к этому движению и ввести его в рамки законности"78. Итало Бальбо, шеф фашистской милиции, открыто говорил о выгоде, получаемой фашистским правительством от этой организации, указывая на нее, как на одно из "д,остижений" фашизма79. Движение "клерикофашистов", как их стали называть в стране, распространилось в Генуе, Турине, Венеции, Бергамо, Падуе и многих других городах. Помимо индивидуальных членов, к Национальному центру примкнули также некоторые уже существующие организации католиков, из которых самыми крупными были "Римский союз", возглавлявший Эдж.Мартире, и "Национальный союз", под руководством Корнаджа.

Однако Национальный центр в конечном итоге оказался мертворожденной организацией. С самого начала весьма малочисленный он не имел собственной оригинальной программы80 и, сослужив свою службу, перестал

77 JACINI S. Op. cit. P. 256.

78 Цит. no: DE ROSA G. Op. cit. P. 253.

79 SGARBANTI R. Ritratto politico di Giovanni Grosoli. Roma, 1959. P. 157.

80 Конкретные пункты программы Национального центра были по сути дела повторением некоторых основных принципов социальной доктрины церкви (признание незыблемости част-

интересовать как фашистское правительство, так и церковные власти81. Формально он просуществовал вплоть до 1930 г.82, однако практически его деятельность закончилась гораздо раньше83.

Убийство 10 июня депутата-социалиста Маттеотти, выступившего в парламенте с разоблачением фашистских махинаций при проведении выборов, поставило фашистское правительство на грань краха. Выступая в парламенте 12 июня Де Гаспери поддержал Маттеотти, рассказав о серии фашистских насилий в области Трен-тино. Депутаты от партий либералов, католиков, демократов, социалистов и коммунистов объединились в оп-

ной собственности и тезис о сотрудничестве классов, а также рассуждения о том, что собственность не должна служить ухудшению положения рабочего класса, т.е. введение морального запрета на "злоупотребление" частной собственностью) и общих идей, касающихся внешнеполитического положения Италии (величие итальянской нации, наследницы Римской империи, ее цивилизаторская миссия и т.д.). Характерно, что составители программы не включили в нее требований гражданских свобод (хотя программа и составлялась в 1924 г.), которые являлись неотъемлемой частью программ большинства либеральных н демократических партии. Руководство Национального центра требовало лишь тех свобод, которые необходимы для "мирного сосуществования различных тенденций", и лишь в той мере, в какой они не будут противоречить установленному порядку и религиозным принципам.

1 Усилия Национального центра, направленные на решение "р,имского вопроса", также не имели успеха. В 1925 г. сенатор Сантуччи представил на рассмотрение Пия XI конкретный проект предполагаемого соглашения с государством, однако, ознакомившись с ним, папа сказал, что "проект заинтересовал его живейшим образом", но что он "предпочитает оставить своему преемнику решение столь трудной проблемы" (цит. по: SCOPPOLA P. Coscienza religiosa... P. 385). Уже в то время Ватикан предполагал вести переговоры тайно и на самом высоком Уровне.

82 За это время ему удалось созвать несколько региональных конференций и один общенациональный конгресс.

Его пережил "Миланский союз", бывшая миланская секция Национального центра, образованная в 1925 г. Но, отказавшись полностью от политической деятельности, "Миланский союз" принял характер организации, преследующей цели религиозной и культурной пропаганды.

позиционный блок, покинув здание парламента (это объединение получило название "Авентинский блок?). 13 июня газета НП "Роро1о" начала шумную кампанию, которую продолжала затем почти два года и которая поставила ее во главе оппозиционной прессы. *Роро1о" требовала найти ответственных за убийство Маттеотти, предать их суду и осудить фашистский режим. На заседании оппозиции 27 июня член НП Тупини выступил с текстом согласованного заявления, которое было принято без обсуждения: 1. возложить политическую ответственность за убийство Маттеотти на правительство; 2. проголосовать вотум недоверия правительству; 3. провозгласить срочные необходимые меры по умиротворению страны, из них первая - роспуск фашистской милиции; 4. принятие этих мер должно быть возложено на новое правительство. Даже журнал ?Civitas", редактором которого был Фи-липпо Меда, давший всего два года назад весьма благоприятный анализ фашизма, потребовал решительно "перестать смешивать государство с партией"84. Таким образом Народная партия наконец полностью перешла на антифашистские позиции.

1 июля 1924 г. собрался и Исполнительный комитет ИКТ: на заседании было предложено продолжать сопротивление фашизму для защиты свободы профсоюзов и прав всех трудящихся классов.

В этот критический момент Ватикан стал одной из сил, которые отвели угрозу падения от кабинета Муссолини. Ватикан призвал к спокойствию и к повиновению властям. 25 июня 1924 г. "Osservatore готапо" писала: "Нужно предоставить расследованию идти своим чередом... остерегаться разжигать политические страсти и более всего беспокоиться о благе страны, которое превыше всех партий"85. Кардинал Гаспарри, комментируя это выступление, пытался в беседе с бельгийским послом Бейаном оправдать позицию, занятую Ватиканом. "Свергнуть правительство Муссолини, - говорил Гаспарри, - это предприятие, которое повергнет страну в море огня и крови; распустить чернорубашечников означает выпустить на Италию 300 тыс. вооруженных молодчиков, преступления которых будет невозможно пресечь. Воору

Civitasy 1 luglio 1924. BEYENSB. Op. cit. P. 237.

ясимся терпением и будем спокойны. Таково желание Его Святейшества, тем более сильное, что мы находимся накануне святого года, который Пий XI хочет отпраздновать в мире и со всей торжественностью?86.

Стремление ватиканских кругов помешать падению правительства Муссолини более откровенно было высказано в статье, опубликованной 7 августа в eCivilta cat-tolica". "Мы имеем дело с конституционным правительством, которому мы обязаны подчиняться. Это необходимое подчинение не мешает нам критиковать действия этого правительства: это наш долг. Но священнослужители в моменты слишком оживленных политических дебатов должны воздерживаться от выступлений, которые могут их скомпрометировать... С другой стороны перемены правительства только ухудшают ситуацию, и нужно воздерживаться от таких перемен, ибо благо народа должно быть всегда и для всех высшим законом?87.

Лояльность церковных властей по отношению к фашизму дошла до того, что папа не осмелился принять добивавшихся аудиенции мать и вдову убитого депутата. Они были приняты государственным секретарем кардиналом Гаспарри, который так объяснил сложившуюся ситуацию: "Я не представлял себе, какую пользу могут извлечь из визита к папе эти дамы, так как мне ничего не было известно об их религиозных верованиях. Папа жалел их, но опасался стать жертвой маневра, подсказанного, быть может, руководством социалистической партии с тем, чтобы столкнуть Его Святейшество с правительством?88.

Вслед за Ватиканом поддержку правительству в этот критический момент оказал и профашистский Национальный центр. Руководство Национального центра называло непосредственных исполнителей убийства Маттеотти "фанатиками", "предателями партии", а само преступление "отдельным изолированным фактом?89, за который правительство не может нести ответственность (А.Карапелле). Исправлять "ошибки", допущенные пра

g7 Ibidem.

Chiesa е state nella storia d'ltalia... P. 535-536. 88 BEYENS B. Op. ctt. P. 235-236.

RENZETTI L. II Regime e i eattolicl del Centre Nazionale ital-lano. Urbino, 1928. P. 22

вительством, утверждал Ф.Криспольти, нужно не путем сопротивления ему, а путем сплоченности и поддержки не "извне", а "изнутри"90. Руководство Национального центра призывало к "нормализации" политической обстановки и возобновлению работы парламента.

Стремление к поддержке установившегося режима диктовалось в Ватикане также и опасениями сформирования в случае падения кабинета Муссолини коалиционного правительства с участием социалистов. Возможность сотрудничества с социалистами Народной партии стала реальностью летом 1924 г.

Вхождение в правительство Муссолини представителей НП грубо прервало эволюцию в отношении к ней большинства социалистов, а также их правого, реформистского, крыла, составлявшего к тому времени почти половину партии, которое в октябре 1922 г. создало новую партию - Унитарную социалистическую партию (УСП). В то же время курс на сближение с католиками не был прерван окончательно, Тревес выражал свою веру в демократическую душу НП. Летом 1923 г. УСП возобновила контакты со Стурцо. После кризиса Маттеотти наступил подлинный переворот в итальянской политике, который решительно повернул социалистов к политике сотрудничества с католиками. 1 июля 1924 г. Турати дал интервью "Роро1о", где утверждал, что антиклерикализм более не существует в социалистической партии и что поэтому все антифашистские силы могут объединиться и помогать друг другу, предоставив богословам и философам теологические споры. Он также предложил конкретные действия для облегчения сотрудничества: отказ от клерикализма, свобода религиозных манифестаций, отказ от постановки вопроса о разводе и т.д. 16 июля предложения Турати были поддержаны Де Гаспери. "НП не признает утверждения, высказанного по этому случаю клерико-фашистской прессой, будто существует абсолютная невозможность сотрудничества в парламенте с социалистами, - заявил Де Гаспери. - Нет никакого основания полагать, что итальянским католикам недостанет способности и воли сохранить чистоту веры и самостоя-

В осуществление этой идеи в фашистское правительство вошли Ч.Нава, министром национальной экономики, и П.Мат-теи-Джентили, в качестве заместителя министра юстиции.

ность действий, какие демонстрируют аналогичные ТЯОТЙЙ в Германии, Польше, Чехословакии, когда в со-П шпенно определенных целях парламентской и правительственной деятельности они стремятся и соглашаются ппинимать участие в правительствах, в которых в той или иной степени участвуют и социалисты"91.

16-го же июля на собрании провинциальных секретарей НП был признан неприемлемым тезис клерико-фа-щистов о недопустимости сотрудничества с социалистами. Было принято решение о сотрудничестве с другими партиями на местах с одобрения руководства НП. Вместе с тем были осуждены те представители местных советов, которые продолжают сотрудничество с фашистской администрацией. Фашистское правительство было названо шайкой, "захватившей власть вооруженным путем и удерживающей ее также вооруженным путем. Речь идет о ее желании, - говорилось далее, - использовать с этой целью средства партийного принуждения, чтобы осуществлять господство над государством и использовать государственные структуры для сохранения диктатуры партии, шантажирующей людей угрозами распада государства, расширяющей партийную базу за счет привлечения на свою сторону клиентел, окопавшихся в органах государственной власти. Подобное попеременное давление приводит к тому, что в высказываниях Дуче и председателя Совета министров иногда заметны противоречия, однако цель этих высказываний одна и та же - укрепить завоевания фашизма при сохранении конституционных законов и парламентской системы только в той мере, в какой они могут способствовать формальному оправданию уже совершенной узурпации власти, но отнюдь не в качестве прочного основания государственности"92.

В Ватикане отрицательно отнеслись к словам Де Гаспери. 16 августа 1924 г. "Civilta cattolica" опубликовала статью, в которой задавались три вопроса: 1. Можно ли победить правящую партию законным путем на будущих выборах" 2. Можно ли победить ее без огромных потерь Для общества? 3. Может ли она быть заменена правительством, которое улучшит или по крайней мере не

" Цит. по: DE ROSA G. Op. cit. P. 293. SPATARO G. Op. cit. P. 73-74.

ухудшит ситуацию? Отвечая на второй вопрос, газета утверждала, что такая попытка приведет к гражданской войне, а на третий - отмечала, что опасность состоит в том, что к власти придет НП в союзе с социалистами, "Civilta cattolica" писала: "Если фашистское правительство вынуждено будет уйти в отставку, то власть, как уже не раз указывалось, окажется в руках социалистической партии, объединенной с Народной партией. Эта "перспектива" еще более осложнит ситуацию и заставит задуматься каждого серьезного гражданина, а еще больше церковную власть, т.к. она хочет и должна держаться в стороне и выше любой партии и любой политической борьбы. Поэтому... мы настаиваем на том, что подобное сотрудничество в настоящих условиях не своевременно и не позволительно"93.

"Пополяри" пытались защищаться от диктата Ватикана. В интервью газете ?Italia" дон Дж. Де Росси утверждал: "С точки зрения парламентской деятельности, если НП могла сотрудничать с либералами, я не знаю почему бы ей не сотрудничать с социалистами. В папских энцикликах гораздо больше осуждений либерализма, чем социализма"94. Но Ватикан не принял этот аргумент. "Одно дело взаимодействовать с партией, уже находящейся у власти, - сказал Пий XI 9 сентября в речи перед студентами университета, собравшимися на конференции в Палермо, - а совсем другое открыть ей дорогу к власти..."95. Такое сотрудничество, говорил он также, возможно только в случае необходимости избежать большего зла. "Civilta cattolica" писала также, что католическая партия, созданная для возрождения христианства, не может сотрудничать с антирелигиозным движением.

Позиция, занятая НП в отношении Авентинского оппозиционного блока, привела к тому, что фашисты резко усилили репрессии против священников96. Одной из первых жертв стал Л.Стурцо. Стурцо в это время создал

93 СЫШ cattolica. 16 agosto 1924.

94 Цит. по: DE ROSA G. Op. cit. P. 295 96 Ibid. P. 297.

96 Волна фашистских репрессий (172 нападения, 46 погромов) привела к следующему результату: 16 смертей, 36 раненых.

Наряду со Стурцо газета назвала либерала Луиджи Аль-бертини. В следующем году Альбертини был вынужден оставить^ пост директора газеты "Согйеге della Sera*.

Его дом был разгромлен 12 сентября.

SPATABO G. Op. cit. P. 74.

итальянское книгоиздательское общество (SELI) с целью пропагандировать идеи христианской демократии и вачал издавать библиографический бюллетень с рецензиями на книги, в том числе и написанные социалистами, которые он считал необходимым сделать известными широкой общественности. Газета ?Impero" писала, что после Маттеотти Стурцо остается одним из нескольких активных антифашистов97, которых необходимо уничтожить. 30 сентября 1924 г. кардиналом Гаспарри был разослан циркуляр с требованием к священникам держаться в стороне от политических партий и не сотрудничать в периодических изданиях. В октябре 1924 г. понимая, что его жизнь в опасности98, и подвергаясь давлению со стороны церковных властей, Стурцо покинул Италию.

Объектом гонений со стороны фашистских властей стал и Де Гаспери. В октябре 1924 г. Де Гаспери предпринял пропагандистскую поездку. Начав с Тренто, Де Гаспери, выступая перед жителями этого города, сказал, что первым долгом НП в настоящий момент является "оппозиция нынешнему правительству? .

Де Гаспери дал свой анализ фашизма. "Фашистский режим, - утверждал он, - охватывает собой всю систему политической и государственной жизни нации, вплоть до последней коммуны, последней самой отдаленной субпрефектуры, наименее значительного профсоюзного объединения трудящихся; этот режим проникает во все поры общественной жизни, извращая самые что ни на есть обыденные представления о социальной справедливости и гражданской свободе; этот режим путем актов насилия и вызываемой ими ненавистью порождает наиболее распространенную ныне эпидемию, угрожающую завтрашнему дню. Наша позиция продиктована отнюдь не беспокойством за нашу судьбу в парламенте или же только необходимостью и долгом отстаивать свои конституционные прерогативы. Наша позиция преж-

so

де всего обусловлена нравственными и социальными принципами.

...Даже в относительно спокойных районах страны, то есть в таких, где менее всего было кровопролитий, наблюдается следующая картина - безнаказанные нарушения законности, правонарушения и преступления не преследуются органами правосудия, крестьяне и рабочие, вынужденные покидать земли своих предков и превращаться в политических эмигрантов, служащие, вынужденные идти на клятвопреступления, лишь бы не потерять кусок хлеба, трудящиеся, лишенные какой бы то ни было свободы собраний и подчиненные жесткой профсоюзной дисциплине, граждане незаконно лишенные всяких гражданских прав, злоупотребления чиновничества, коррупция начальства. Но все это пустяки по сравнению с тем, что происходит в районах, охваченных

inn

волнениями" .

Выступая после этого в Биелла, Де Гаспери углубил этот анализ: "Итальянский фашизм - плод либерализма. Это уникальное явление в Европе после дарования конституций. Фашизм - это не одна только диктатура, это сотни диктатур по количеству фашистских главарей, окопавшихся на территории всего государства и подчинивших себе префектов, субпрефектов, мэров городов. Это подчинение фашизму не только парламента, но и всех государственных административных органов. Это не только уничтожение тех или иных свобод - свободы собраний, печати и др. но и сам дух распространившегося повсюду насилия, проводником которого является фашистская милиция, своего рода армия победителей, контролирующая сплошь всю страну. Дух насилия искореняет самый смысл свободы и равенства всех граждан перед лицом закона"101.

Де Гаспери объявил, что отныне НП будет придерживаться той же тактики, что и другие оппозиционные партии. "Мы не связываем себя никаким пактом на будущее, - говорил Де Гаспери, - но мы солидаризируемся в деле защиты конституционных прав против госу-дарственно-партийной тирании" .

Ibid. Р. 74-75. Ibid. Р. 78. Ibid. Р. 75-76.

84

фашистами была открыта кампания в прессе против Яе Гаспери103. Вместе с тем католики, даже левого кры-да, не переставали верить в возможность конституционного разрешения ситуации. В ответ на призыв коммунистов (22 октября) объявить Авентинский блок антипарламентом "Роро1о" писала:

".,..Границы, в которых до сих пор разворачивалась борьба оппозиции с фашизмом, были в целом моральны-мИ и конституционными... Мы, пополяри, поскольку являемся конституционалистами, исключаем прямые революционные действия и не можем участвовать ни в каких действиях в этом духе. Но и вся остальная оппозиция согласна в том... что уличные беспорядки, к которым призывают коммунисты, не должны быть поощряемы и даже должны быть нами полностью исключены, в том числе и потому, что они будут играть на руку фашистам, которые только и ждут того, чтобы выступить в

v. 104

роли спасителей отечества? .

Сотрудничеству с коммунистами не способствовала в то время и позиция самой коммунистической партии. С 1924 г. была выработана новая линия партии - союз с католическими низами, средством для которого должен был стать отрыв католических масс от руководства Народной партии. Особую роль в этом процессе сближения с массами сыграла группа Серрати. "Массы, входящие в состав НП, - писал член этой группы Р.Кокки, - не фашистские"1011. На конференции КПП в Комо в мае 1924 г. вновь подчеркивался реакционный, буржуазный, и следовательно, антипролетарский характер руководства НП. Коммунисты полагали, что профашистская позиция Ватикана и части католического руководства скомпрометировала их образ в глазах народных масс106.

В практическом плане коммунисты разрабатывали два направления действий: аграрная политика с целью при

В его защиту Иджино Джордани опубликовал документальную подборку *La verita storica е una campagna di denig-razione*.

J°* JACTNI S. Op. cit. P. 287-288

io6 U^T- no: ZlJNIN0 P-G- Op. cit. P. 107.

Позиция КПИ вызывала неприятие со стороны руководства НП. За сотрудничество с коммунистами Г.Мильоли в 1924 г. был исключен из избирательных списков НП.

влечения тех слоев крестьянства, которые контролировались католиками107; работа с молодежью, входящей в состав КД.

В ноябре 1924 г. "Ророю" опубликовал документы, в которых указывалось на Итало Бальбо и фашистскую милицию, как на организаторов и исполнителей убийства Маттеотти. 6 декабря Донати представил Сенату обвинение в адрес генерала Де Боно, бывшего директора полиции. В "РороЬ d'ltaHa* брат Муссолини Арнальдо объявил, что обвинение в адрес Де Боно является "преступлением против безопасности родины", и требовал созыва специального трибунала для осуждения обвинителя.

Разоблачения "Роро1о" вызвали новую волну насилий108. В Ареццо и Пизе развернулись такие сцены, что кардинал Маффи заявил: "Как епископ я оплакиваю эти инциденты, как итальянцу мне стыдно" .

Преследования усилились в первой половине 1925 г. в связи с активной антифашистской позицией НП в эти месяцы. В манифесте Национального совета, опубликованном в *Роро1о", содержалось гневное осуждение речи Муссолини 3 января 1925 г. где он взял на себя ответственность за все, совершаемое в стране. Определяя позицию НП, манифест подчеркивал: "Народная партия, как демократическая политическая сила, отстаивающая принципы конституции и свободы, не может уклоняться от борьбы за эти принципы"110. Борьба, по мнению Национального совета, должна вестись по следующим направлениям: 1. восстановление конституции; 2. восстановление всех политических и профсоюзных свобод; 3. обеспечение деятельности парламента; 4. устранение всех препятствий, мешающих правосудию; 5. обеспечение право-

С 1924 г. главным объектом новой аграрной политики ИКП становится Партия крестьян, состоящая из мелких собственников, которая возникла в 1921 г. в рамках НП в Пьемонте для конкретной цели - протестовать против налога на вино. Она распространилась во многих регионах Италии.

1 Подробный список инцидентов конца 1924 г. можно найти в кн.: SQUERI С, BRUSASCA G-, MALAVASI G. Cristiani e ere-sistenza? al fascismo. Varese, 1978. P. 6-8.

109 J ACINI S. Op. cit. P. 300.

110 SPATARO G. Op. cit. P. 85

S3

вых действий со стороны администрации, децентрализация и беспартийность государственных служащих.

18 января 1925 г. для облегчения издания "Роро1о" была создана типография.

Народная партия продолжала бороться за сохранение своей организационной структуры. 5 апреля в Риме в квартале Сан Лоренцо торжественно (и демонстративно) была открыта ячейка НП. Выступая по этому поводу с речью Де Гаспери завил: "Оппозиция фашизму не имеет в виду расчеты на будущее или сведение счетов с прошлым; оппозиция фашизму действует ввиду полного неприятия системы правления, претворяемой в жизнь фашизмом"111.

16 мая в Риме собрались делегаты провинциальных комитетов оппозиции. Амендола, Турати и Де Гаспери возглавили заседания, в конце которых было выработано соглашение между партиями Авентинской оппозиции. К этому времени от оппозиции уже откололись либералы во главе с Саландра.

В июне король принял Ди Чезаро, Амендола и Де Гаспери, которых выслушал, но которым не дал никаких заверений. 12 июня был вынужден эмигрировать Донати.

В этих условиях 28-30 июня 1925 прошел очередной V съезд НП.

Все выступления на съезде содержали критику политики правительства. Открывая съезд председательствующий У.Мерлин сказал: ".,..Когда враг у ворот, все граждане должны выступить единым фронтом... Когда противник так опытен и могуществен, любые разногласия в наших рядах играют ему на руку"112. Однако наиболее значимо прозвучала речь Де Гаспери, провозгласившего несовместимость фашистской и католической концепции государства. "Доктринальное противопоставление (фашизма - Я-"1-) нашим принципам, заявленным в Турине, очевидно", - сказал Де Гаспери. "Бесспорно, что фашистские принципы противоречат концепции христианского государства... Бесспорно, что теоретические и практические исходные точки фашизма противоречат христианскому пониманию государства, согласно кото-

Ц Ibid. Р. 88

... JACINI S. Op. cit. P. 314. Ibid. P. 314.

рому выше государства естественные права человека, семьи, общества"114.

V съезд НП принял резолюцию, которая стала как бы руководством к действию для Де Гаспери и многих других христианских демократов на весь период фашистского двадцатилетия:

"Главной заботой должно стать стремление сохранить дух и традиции, чтобы передать это наследие [грядущим поколениям].,. Национальный совет поэтому призывает членов Народной партии посвятить себя культурным инициативам... благодаря которым их участникам будут переданы идеалы христианской демократии... и которые будут способствовать сохранению в сознании неумирающей идеи, за которой будущее"115.

После съезда многие экземпляры Бюллетеня116, содержавшего его решения и предназначенного для региональных руководителей НП, были изъяты цензурой.

На съезде было решено поставить во главе партии коллегиальное руководство из пяти человек в следующем составе: Антонио Альберти (Верона), Джамбаттиста Ми-льори (Милан), Марко Рокко (Неаполь), Руфо Руффо (Рим) и Дино Секко Суардо (Бергамо). Все это были люди, до сих пор не принимавшие активного участия в политической борьбе, а потому мало известные властям. Тем самым была предпринята слабая попытка вывести руководство НП из-под ударов фашистских властей.

Позиция НП в течение 1925 г. вызывала уважение многих антифашистских политических деятелей того времени. П.Гобетти назвал ее "партией многих молодых и немногих священников". Возможность сотрудничества между НП и социалистами в тот период была еще очень велика. В начале 1925 г. "Аванти" писала: "Не нужно

SPATARO G. Op. cit. P. 92. ".,..Партия борется в защиту свободы, - добавлял Де Гаспери, - потому что прежде любой другой идеи существует доктрина христианства... остается вечной христианское право свободы человеческой личности".,

115 Ibid. Р. 96.

116 Возглавляемого Иджино Джоржани. Издание Бюллетеней Бюро по печати и Циркуляров было начато по инициативе Дж.Спатаро еще в 1924 г. Бюллетени и циркуляры рассылались по почте для поддержки связей между центром и периферией.

ss

шивать старый антиклерикализм с антирелигиозным С1Яижением. Много воды утекло с тех пор..."117. В основе Сношения к католикам лежало признание того факта, 0 социальные условия, в которых находятся "белые" и ^красные" трудящиеся, идентичны. Однако УСП в 1925 г. на своем подпольном конгрессе возобновила темы борьбы с клерикализмом. Она потребовала усиления светского образования "перед лицом опасности клерикализации школы", объявив вновь, что религия является частным делом и государство и церковь должны быть разделены. Максималисты же (оставшиеся в социалистической партии, сохранившей свое название) в центр внимания ставили различия между массовой базой католиков, сельскими слоями, сельским духовенством, с одной стороны, и церковной иерархией, с другой. За этой последней, считали они, стоят филофашисты и насильники.

В конце января 1925 г. за сотрудничество с коммунистами из НП был исключен Г.Мильоли. В апреле того же года он поехал в СССР, чтобы участвовать в конгрессе Крестьянского Интернационала, а затем несколько месяцев путешествовал по Советскому Союзу.

После покушения на Муссолини социалиста Тито Дзанибони (4 ноября 1925 г.) по стране прокатилась новая волна фашистского террора. Выли разгромлены редакции журналов ?Cittadino di Brescia", "ВоИеШпо" (Модена) и многие типографии католических изданий. 11 ноября 1925 г. была закрыта редакция ?Popolo", а вслед за ним редакции других газет и журналов партии.

К началу 1926 года стала очевидной слабость всех оппозиционных партий, входивших в Авентинский блок. В конце 1925 года его покинули и члены Народной партии, пытавшиеся вернуться к парламентской деятельности. 16 января 1926 г. депутаты от НП пришли на очередное заседание парламента, однако, были вытолканы фашистами из зала .

Но оппозиционные партии, и НП в их числе, не сложили оружия. Формально эти партии еще существовали

1" Цит. по: ZUNINO P.G. Op. cit. P. 50.

В результате безобразной драки некоторые депутаты-католики пострадали. Мерлину разбили очки. Ячини получил травму носа.

I

на законном основании. 18 апреля 1926 г. под руководством Джузеппе Марготти возник еженедельник ?L'idea ророЬге", который выходил до ноября. Но если "Роро1о" получал по подписке до 300 тыс. лир, то ?L'idea р0. ро1аге" в 10 раз меньше. НП все больше слабела. Заседа. ния руководства проходили в разных городах в разное время, чтобы ускользнуть от полицейского надзора. По-следнее такое заседание было созвано в Риме 27-28 июня 1926 г. В то же время распоряжением Муссолини пре. фектами закрывались секции партии в различных провинциях. В ноябре 1926 г. депутаты от НП (как и все прочие депутаты, кроме фашистских) были лишены пар-ламентских мандатов. Многие деятели НП уже склонялись к мысли о необходимости полностью отказаться от борьбы. Дж.Б. Мильори писал в эти дни: ".,..я придерживаюсь той точки зрения, что наш долг сейчас - не предпринимать ничего. Так же думают Стефано Ячини и другие товарищи..."119. По мнению Мильори, любая инициатива лидеров Народной партии, даже самая "миролюбивая", носящая чисто организационный характер, могла вызвать волну репрессий и навлечь неприятности даже и на тех членов партии, которые к данной инициативе не имеют ни малейшего отношения.

Шаг за шагом сдавали свои позиции и католические профсоюзы. "Белые" профсоюзы сохранились, главным образом, на севере Италии, в областях Ломбардия, Вене- < то, Пьемонт. 12-14 февраля 1925 г. в Вероне состоялся 1 VII конгресс ИКТ. С главным докладом выступил Гран- ; ди, утверждая, что лучшим средством противостояния : наступлению фашизма является профсоюзное единство. ; ИКТ присоединилась (хотя и временно и ненадолго) к Межфедеральному комитету защиты профсоюзов вместе с ВКТ и ИСТ120.

Но в течение 1925 - начале 1926 г. наступил окончательный кризис католических профсоюзов. Во многих местах профсоюзные организации остались без руководства. 2 октября 1925 г. был заключен пакт "Палаццо Видони" между Конфиндустрией и фашистскими проф-

Цит. до: DE ROSA G. Vita e opere del principe Rufo Ruffo della Scaletta// Rassegna di politica e di storia. 1961. - 63-65. P. 7.

120 Итальянский союз труда.

s"

дозами, который устанавливал фашистскую профсоюз-^-ю монополию. Этот пакт вызвал единодушный протест атолической прессы, от ?Osservatore готапо" до ?Unita attolica*, против подавления свободы и равноправия 0фСОюзов. "Osservatore Romano* заявила, что пакт от 2 октября, ограничивая свободу организаций, "наносит ушерб нравственным и юридическим принципам"121. "Civilta Cattolica" писала, что ?христианская миссия труда... не может быть принесена в жертву во имя каких ЙЫ то ни было материальных и экономических выгод,

UP* 122 г

служить монопольным интересам? . В своем выступлении 14 декабря 1925 г. Пий XI подчеркнул: "Коль скоро есть такие свободы, в защиту которых не может не выступить Католическая церковь, то следовательно, церковь в силу своего учения и структуры чужда какой бы то ни было анархии, к которой ведут либерализм и социализм... а также чужда политическим воззрениям, которые превращают общество и государство в самоцель и тем самым приносят в жертву индивидуальные и личностные права, что в конечном итоге, как известно, приводит к катастрофе"123. ИКТ также выразила надежду, что все католические организации выступят в защиту свободы профсоюзов.

26 февраля 1926 г. на заседании Национального совета ИКТ было подтверждено желание сохранить автономную организацию.

В это время (в начале 1926 г.) возникают журналы, которые отстаивают идеи католического профсоюзного движения: "Сгопаса sociale d'Italia? (Флоренция, во главе с Гронки), "L'organizzazione? (официальный орган ИКТ, Ломбардия), "II Lavoratore* (Турин). Содиректор этого последнего журнала Джузеппе Рапеллиш был также одним из руководителей ИКТ125.

121 Цит. по: GAKIGLIO В. La ctisi del sindacalismo bianco e il caso del ?Lauoratore*// I cattolici tra fascismo e democrazia. Bologna. 1975. P. 39. Ibidem.

J" Ibidem.

Вместе с ним директором журнала был Пьер Амилькаре Лонги.

125

В 1925 г. Рапелли совместно с Гранди и Гронки был членом триумвирата, возглавившего ИКТ.

ИКТ пыталась создавать консультационные организации и организации взаимопомощи, однако, 1 июля 1926 г, католические профсоюзы были официально распущены.

Непонимание сущности фашизма и несогласованность в действиях - между парламентской фракцией НП и ее руководством, между различными группами внутри самой парламентской фракции и т.д. - привели НП, пусть и на очень короткое время, к поддержке режима, глубоко противоречащего ее принципам и ее программе.

После 1924 года руководство НП полностью перешло на позиции антифашизма, но не сделало попытки организовать активное сопротивление режиму. Фашистское правительство благополучно вышло из кризиса, стало ясно, что начался процеес стабилизации режима. Страна оказалась перед лицом однопартийного парламента. К тому же переориентация руководства НП произошла слишком поздно. В конечном итоге именно нерешительность и недисциплинированность парламентской фракции, поступавшей фактически наперекор решениям и духу партии, оказали решающее воздействие на ход событий. Вина Ватикана оказалась в этой ситуации в значительной степени косвенной. К тому времени, когда Ватикан действительно решительно воспротивился сотрудничеству католиков и социалистов, такое сотрудничество уже осуществлялось в рамках Авентинского блока.

о Пий XI и светские ка-" толические организации

Поражение Народной партии определялось ее позицией, расстановкой сил в обществе и другими объективными политическими условиями. Но не последнюю роль сыграла и позиция Ватикана и других светских католических организаций. Много сил отняло у партии постоянное соперничество с Католическим действием, которое, особенно после 1924 г. заняло враждебную по отношению к НП и профсоюзам позицию. Последняя же в свою очередь зависела от позиции папы Пия XI.

Избрание на папский престол в начале 20-х гг. именно Акилле Ратти было, по-видимому, неслучайно. Усилев Ватикане авторитарных тенденций совпало по времени с возникновением и укреплением подобных движений во многих странах Европы. Ватикан в данном случае не оказался исключением. Принятие имени Пия XI следовало понимать в том смысле, что новый папа собирался следовать курсу предыдущего папы с тем же именем - Пия X, известного своим консерватизмом и жесткими авторитарными принципами управления. Вступление на папский престол Пия XI означало и победу тех кругов в Ватикане, которые изначально относились настороженно к образованию католической партии.

Враждебное отношение к Народной партии в Ватикане олицетворял собой прежде всего государственный секретарь кардинал Гаспарри. Не одобряя создание партии, Гаспарри еще в 1919 г. оказывал всевозможную поддержку ее правому крылу, которое в то время возглавили известные деятели итальянского католического движения Агостино Джемелли и Франческо Ольджати и которое буквально несколько месяцев спустя выразило намерение преобразоваться в самостоятельную партию. В мае 1919 г. Джемелли и Ольджати опубликовали брошюру, озаглавленную "Программа Народной партии. Какой она не является и какой она должна быть". Ольджати и Джемелли требовали, чтобы эта программа была более определенной в двух пунктах: формулировании христианской концепции государства и провозглашении защиты свободы папы. Народную партию правые упрекали в том, что она уделяет мало внимания решению "р,имского вопроса". Джемелли разъяснял позднее, что он не считает, что партия должна быть одной из ветвей Католического действия, но и в своей программе и в организационном плане она должна иметь более явный христианский акцент и цели, поскольку она организована католиками. Только так партия может глубоко и существенно отличаться от либерализма и социализма.

Большие разногласия в партии вызвала и решительная защита Стурцо принципа аконфессиональности НП. Политика и религия должны были быть, по мнению Стурцо, двумя независимыми друг от друга сферами жизни. Отказываясь называть свою партию католической, он объяснял это так: "Два этих термина противоположны друг другу: католицизм - это религия, это универсальность; партия - это политика, это отдельность ",2е.

Хотя на первом съезде НП Джемелли не выразил открытого неприятия идей Стурцо, однако, сразу же поел съезда группой католиков было образовано правое кры ло, которое объявило своей задачей создание государст ва, основанного на принципах энциклик "Нитапшп g nus" и ?Immortale Deb, и требовало свободы Святому Престолу и решения "р,имского вопроса", а также радикальных социально-экономических реформ в согласовании с доктриной, выраженной в энциклике *Rerura по-varum*. Письмо подписали 24 человека, среди них были очень известные католические деятели (например, Дж. Пагануцци).

Правую группу называли "папской группой". Программа правого крыла была согласована с государственным секретарем Гаспарри, который сам скорректировал письмо Ольджати"Джемелли. Однако это было сделано без ведома Бенедикта XV. Разногласия в партии были временно решены личным вмешательством папы, который в предвидении выборов 1919 г. посоветовал сохранять единство партии. Таким образом публичная дискуссия была ненадолго прекращена, однако, пропагандистская деятельность правых продолжалась127. Уже в конце 1921 г. и в начале 1922 г. усилилась переписка Пагануцци с кардиналом Гаспарри и его заместителем монс. Пиццардо.

1М SPATARO G. Op. Ctt. Р. 16

127 На втором съезде правые упрекали НП в том, что она недостаточно соразмеряет свои действия с доктриной католицизма. Они проголосовали против доклада М.А.Мартини об аграр-но-социальных преобразованиях. Мартини предложил в числе других мероприятий внедрение принципа общественной пользы в законодательное урегулирование вопросов, связанных с отчуждением собственности, введение обязательной мелиорации под угрозой отчуждения земельной собственности в случае отсутствия мелиоративных работ, признание за сельскохозяйственными рабочими преимущественного права на земельные наделы, учреждение региональных (областных) сельскохозяйственных палат и развитие сельскохозяйственного и агротехнического кредита.

де последнюю роль в отношении ватиканской иерар-иЯ к НП играло соперничество последней с другими светскими католическими организациями. В ответ на образование НП газета ?I/Unita cattolica* (Флоренция) писала: "Мы (т.е. светские католические организации, входящие в состав Католического действия - Е.Т.) действуем в рамках организаций, желаемых Святым Престолом, и подчиняемся непосредственно ему. Новая партия действует и будет действовать независимо в области парламентской политики" (курсив мой - ".,Г.)128.

Пий XI, в отличие от своего предшественника, Бенедикта XV, отменившего в 1919 г. буллу ?Non expedit* и тем самым давшего фактически молчаливое согласие на создание политической партии католиков, считавшего, что политическое движение католиков может иметь тем больший успех, чем большую независимость оно будет демонстрировать по отношению к церкви, полагал (вслед за Пием X), что светское католическое движение не должно быть автономным от церкви, оно должно быть централизовано и сосредоточено под непосредственным руководством церковной иерархии.

В 1922 г. почти сразу же после своего избрания, Пий XI провел реорганизацию всей системы католических союзов, объединив их в централизованную, ему лично подчиненную организацию Католическое действие (КД). Согласно его замыслу главными частями этой организации стали Итальянская федерация католиков-мужчин, Итальянская католическая молодежь (ДИАК), Итальянская католическая университетская федерация (ФУЧИ) и Союз итальянских женщин-католичек, в который вошли Организация девушек-католичек и Католическая федерация итальянских студенток. В таком виде новая организация была взята Пием XI под его личное покровительство. Он называл Католическое действие "зеницей своих очей", а позднее стал почти полностью отождествлять его с церковью, заявляя: "Кто затронет Католическое действие, тот затронет церковь"129.

138 TRAMONTTN S. La formazione dell'ala destra nel PPI// Tra-montin S. Cattolici, popolari e fascist! nel Veneto. Roma, 1975. P-113.

129

ПОТАШИНСКАЯ H.H. Католическая церковь и рабочее движение в Италии. М. 1979. С. 24.

Католическое действие возглавлялось Центральной Джунтой, в состав которой входили президенты всех четырех федераций и еще три члена, назначаемые лично папой. При Центральной Джунте были созданы несколько Секретариатов и Бюро, в том числе Секретариат по вопросам школы, Секретариат по вопросам нравственности, Бюро по социальным вопросам, Бюро по делам печати и др. Ячейки Католического действия создавались и в городах, и в сельской местности. КД имело возможность разворачивать свою деятельность в тех областях, куда клир проникал с трудом, или не проникал вовсе: школы, фабрики, профсоюзы и т.д. Основной задачей КД было, согласно уставу, "утверждение, распространение, осуществление и защита принципов католицизма в индивидуальной, семейной и социальной жизни"130. Однако, если официальными целями КД были цели чисто религиозные, в действительности его присутствие в жизни итальянского общества имело значительно более глубокие корни. Помимо привлечения своих членов к религиозному служению - посещение церковных служб, молитвы и т.д. - руководство КД создавало кружки по изучению и распространению итальянской культуры, созывало конференции и конгрессы, занималось распространением различных периодических изданий, проводило работу по оказанию материальной помощи своим членам. Церковь стремилась к тому, чтобы КД было связано теснейшим образом со всеми сторонами жизни итальянской семьи, а потому создавала культурно-просветительские кружки, называемые "д,ополаворо" ("после работы"), спортивные секции и т.д.

Созданная Пием XI стройная структура светских католических организаций отвечала его внутренним убеждениям и взглядам, но в то же время должна была служить целям противостоять активно развивающемуся после первой мировой войны процессу секуляризации итальянского общества. Фашизм, объявивший религию "основным элементом жизни народа", по представлению Пия XI, мог служить церкви надежным союзником в этом вопросе.

CIVAHDI L. Manuale di Azione cattolica secondo gli ultimi ordinamenti. Pavia, 1924. P. 18.

В рамках КД Пий XI стремился сосредоточить все вили деятельности католиков - воспитательную, социально-экономическую, культурную, работу с молодежью и т д. Но здесь интересы церкви довольно быстро пришли s столкновение с фашистскими планами.

фашизм проводил по отношению к католическим организациям сложную противоречивую политику, направленную в конечном счете на то, чтобы либо полностью подчинить их себе, поставив под свой контроль, либо уничтожить их, заменив аналогичными собственными структурами. Эта задача сильно осложнялась тем, что фашизм, особенно на первых порах, нуждался в поддержке церкви и не решался всерьез затрагивать зависимые от нее организации.

Светские католические организации подверглись атакам фашистов с самого момента возникновения фашистского движения. В 1921 году особенно сильные столкновения между фашистскими группами и католическими организациями произошли в Риме во время празднования 50-летия организации Итальянская католическая молодежь. Результатом стал численный рост этой организации, вызвавшей сочувствие к ней во всех уголках страны и достигшей после окончания празднеств численности 400 тыс. чел.

В начале 1922 года КД подверглось жестоким насилиям со стороны сквадристов: офисы молодежных кружков были разгромлены, сами молодые люди неоднократно подвергались нападению, их собрания и манифестации немилосердно разгонялись.

В течение сентября-октября 1922 г. фашисты разгромили католические организации в Соринезе и Кремаско, а также в других центрах. Была уничтожена типография журнала ?Azione".,

Весной-летом 1923 г. по стране прокатилась новая волна фашистского террора против католических организаций131. 26 апреля был издан декрет, который давал права министру внутренних дел распускать руководство организаций благотворительной деятельности и др. и передавать их функции специальным комиссарам или комиссиям. Все это представлялось фашистами как на

См. параграф 2, с. 71.

казание католиков за решения съезда НП и за выход щ правительства ее членов.

Вслед за этим были разгромлены католические кружки в Беневенто, Равенне, Форли, Модене. После обсу%. дения в палате депутатов закона Ачербо волна насилия прокатилась и причинила большой ущерб организациям Католического действия в Новаре, Кремоне, Ливорно, Ареццо, Лукке, Флоренции, Пизе, Кампобассо, Вольтер, ре, Турине и др. местах. Весной 1923 г. большинство католических газет и журналов открыли новую рубрику под названием "Преследования католиков", в которой перечислялись факты разгромов католических организаций, нападений на их членов и т.д.132

Эта политика была продолжена и в 1924 г. что, наконец, вызвало публичный протест Пия XI во время его выступления в Консистории, а президент КД Л.Коломбо заявил 13 марта 1924 г. что насилия в последние дни стали особенно тяжелыми. К.Корсанего, президент Католической молодежи, присоединил свой голос протеста против разгрома католических кружков и преследования их членов .

В 1925 году eBolletino ufficiale delPAzione cattolica italiana" сообщал о фактах насилий в отношении католических организаций в Пизе, Ареццо (? 1), Фаенце (М° 6), Падуе (? 10), Венето и Тоскане (? 14) и т.д.134

Отношения между фашистскими властями и организациями КД осложнялись также и тем, что руководство КД постоянно подчеркивало его активную и самостоятельную роль в общественной жизни страны. "Деятельность, и деятельность интенсивная"135, - писал директор

В ответ на это газета *Popolo d'ltalia* писала, что фашистская партия имеет только одно желание - приобщиться к христианским ценностям, и незначительные местные эпизоды *не могут иметь никакого значения в ее общей ориентации и глубоких убеждениях" (Popolo d'ltalia, 4 maggio 1923).

133 Archivio dell'AC. Fondo UP-60. Doc. 9.

134 Весьма подробный список случаев террора по отношению к католическим организациям весной 1925 г. приводится также в книге: SQTJERI С, BRUSASCA G. MALAVASI G. Op. cit. P. 9.

135 Цит. no: BKESSAN E. Mito di uno stato cattolico e realty del regime: Per una lettura dell'?Osservatore готапо" alia vigilia

"еты ?Osservatore romano* Дж.Далла Toppe 13 февраля IQ25 Г. Правда, руководство не отказывалось и от со-пудничества с правительством, но настаивало на равноправном участии обеих сторон. Сам Пий XI подчеркивал, что КД должно стоять на позициях "сотрудничества, но Не слияния с фашизмом"136. В то же время подчеркивалась и необходимость отстаивать свои организации, сопротивляясь натиску властей и сквадристских банд. Президент Католического действия Луиджи Коломбо говорил о моральном праве католических организаций защищаться от нападок и даже заявил, что поддержка фашистских властей - это вопрос не политики, а морали, и с точки зрения морали заслуживает осуждения. "Существовать и сопротивляться", - так определил он сущность задачи, стоящей перед КД137. В мае 1925 г. отстаивая право католических организаций на выполнение самых различных функций, Коломбо заявил: ошибается тот, кто считает, что КД должно выполнять только религиозную функцию. В обязанности КД входит также осуществление социальной программы, что даже более важно, чем воспитание188.

Социально-экономическую деятельность церковь, а вслед за ней и католические организации считали чуть ли не центральной для себя. С конца XIX века церковь обладала различными институтами, выполнявшими различные экономические и социальные функции, в их числе общества взаимопомощи, кооперативы, банки, сельские кассы, приюты, "народные дома", благотворительные общества (?Pie Unionb), общества по оказанию помощи эмигрантам и т.д. Католические банки, начав распространяться в Италии с конца XIX в. ставили своей видимой целью финансирование мелких предпринимателей, поддержку кооперативного католического движения и т.д. Часть банков в 1914 г. образовала Итальянскую банковскую федерацию под эгидой "Национального

delta Conciltazione// Nuova rivista storica. Roma, 1980. X° 1-2. P. 88.

Цит. no: Ckiesa, Azione cattolica e fascismo nell'Italia set-tentrionale durante il pontificato di Pio XI (1922-1939): Atti del 5~e Cpnvegno di storia della Chiesa. Milano, 1979. P. 1171.

Цит. no: BRESSAN E. Op. cit. P. 90.

Archivio dell'AC. Fondo UP-60. Doc. 41.

кредита? . На самом деле католические банки пускались в финансовые операции самого широкого масштаба, особенно "Банко ди Рома" - крупнейший из них, имевший огромную сеть своих филиалов и отделений как в Италии, так и во всем бассейне Средиземного моря и служивший орудием проникновения итальянского влияния на Балканы и в Северную Африку. "Банко ди Рома" за все время своего существования (с 1880 г.) неоднократно испытывал финансовые кризисы, но государство, имевшее особую заинтересованность в его существовании, неизменно оказывало ему поддержку.

Особое место в системе католических банков занимали так называемые сельские кассы. Хотя их участие в финансовых операциях в Италии в целом не превышало к 1926 г. 4%, их особенность состояла в том, что они проникали в самые маленькие населенные пункты и имели прочные связи с сельскими слоями населения, т.е. с мелкими земельными собственниками. Роль сельских касс католической ориентации была тем более велика, что общее число такого рода организаций неконфессионального толка к 1922 г. составляла всего 15% от числа католических сельских касс. Всего в этом году насчитывалось около 3,5 тыс. католических сельских касс140, из них 1.300 уже в 1919 году входило в состав созданной в 1914 г. Итальянской федерации католических сельских касс141.

Сельские кассы были, естественно, теснейшим образом связаны с крупнейшими католическими банками, в том числе с "Банко ди Рома", который был акционером Центральной кассы.

До поры до времени фашизм не препятствовал развертыванию социально-экономической деятельности внутри КД. Но уже тогда он начал делать попытки проникнуть в систему католических банков и сельских касс. Многочисленность сельских касс, их капиллярный характер,

К независимым относились "Банко Сан Марко", "Банко Амброзиано", "Банко Сан Либерале ди Тревнзо", "Пикколо кредито бергамаско" и др.

140 Dizionario storico... V. 1/2. P. 196.

141 CAROLED A. Movlmento cattolica e cooperazione di credito durante il fascismo// II movimento cooperative nella storia d'ltalia. 1854-1975. Milano, 1979. P. 671.

популярность и влияние легко объясняют стремление Фашистского правительства использовать их как орудие аля проведения собственной финансовой политики. Рычагом для оказания давления на сельские кассы могли бы стать крупные католические банки - в том случае, еСЛи бы фашизму удалось установить контроль над их финансовыми операциями.

Вмешательству фашистского государства во внутренние дела католических банков благоприятствовал финансовый кризис, охвативший практически все кредитно-финансовые учреждения Италии после первой мировой войны. На грани краха оказались и "Банко ди Рома", и "Национальный кредит" а вслед за ними и многие региональные банки, и только поддержка государства могла их спасти. В сентябре 1923 г. Муссолини оказал такого рода поддержку "Банко ди Рома". Муссолини и раньше имел определенные косвенные связи с этим банком, поскольку тот в свою очередь был связан с отраслями итальянской промышленности, принимавшими участие в финансировании фашистского движения. Однако спасение "Банко ди Рома" от краха было вызвано не благодарностью главы фашистского правительства, а его далеко идущими замыслами. Президент "Банко ди Рома? Карло Сантуччи и директор-распорядитель Джу-зеппе Вичентини были заменены в руководстве банка соответственно князем Бонкомпаньи-Лудовизи, бывшим членом правого крыла НП, и адвокатом Витали, директором банка ?Credito commerciale cremonese*.

Спасение "Банко ди Рома" лишь немногим облегчило положение других католических банков. В 1925 г. они имели общий дефицит в 400 млрд. лир143. Восполнение этого дефицита непомерно отяготило бы государственный бюджет, однако полный крах всей системы католических банков, за которым последовал бы и крах сельских касс, не соответствовал интересам фашистского государства. Правительство поэтому предполагало оказывать частичную поддержку по преимуществу тем кредитным учреждениям, которые станут служить опорой финансовой политике режима. "Основные линии, которых должны придерживаться католические банки, - писал министр

142

ROSSINI G. // movimento cattollco nel pertodo fascista. Ro-44 1966. P. 48.

"° Ibidem.

144 Местные профсоюзные организации, входившие в состав ИКТ.

145 Archivio dell'AC. Fondo UP-78. Doc. 18.

146 Ibid. Doc. 48.

финансов Д.Вольпи, - это разрыв с прошлым и поддержка направления, проложенного кредитными и фи_ нансовыми органами Национального правительства"143.

Пий XI, как уже было сказано, стремился сосредоточить все виды деятельности, и в первую очередь, социально-экономическую, в рамках КД. 4 мая 1923 г. собрались представители КД (Л.Коломбо и Фердинандо Роведа), ИКТ (А. Гранди), Итальянской кооперативной конфедерации (Эрколе Кири) и Конфедерации взаимопомощи (Д.Б.Валенте), которые, установив, что КД и прочие социально-экономические структуры руководствуются общими принципами, договорились о координации действий и о создании при Центральной Джунте КД "Национального центра социальной католической деятельности". Этот центр в свою очередь должен был создавать местные центры, целью которых было выполнять руководящие функции, входившие до этого в компетенцию Союзов труда144 и других организаций кооперативных и социальной помощи148. Стремление КД сосредоточить в своих руках социальную деятельность вызвало критику прессы самого различного толка, причем указывалось, что КД должно заниматься деятельностью только религиозного и морального характера. Однако руководство КД решительно подчеркнуло, что КД (как и церковь) обладает правом иметь органы печати, выражающие мнение КД по всем, в том числе и по политическим, вопросам, а также законным и естественным правом на воспитательную деятельность и на деятельность социальную146.

С 1924 г. КД начало процесс постепенного поглощения профсоюзов. Центральная Джунта КД выработала "Нормы", разосланные Секретариатом по социальной деятельности 25 октября 1925 г. на основе которых могло быть заключено соглашение с ИКТ. Эти "Нормы" были приняты на заседании Исполнительной комиссии ИКТ 31 октября, хотя они предполагали подчинение ИКТ Католическому действию.

Q рамках КД была создана также Конфедерация взаиМх>помощи и социального обеспечения. В нее входили: 1. генеральный секретариат Конфедерации; 2. национальная федерация взаимопомощи и кассы помощи п0 болезни; 3. национальная аграрная федерация взаимопомощи; 4. центральный секретариат по найму рабочей силы и безработице (в том числе секция по обеспечению работой ветеранов); 5. центральный секретариат помощи по инвалидности и старости; 6. центральный секретариат помощи пострадавшим от несчастных случаев; 7. центральный секретариат свободного страхования.

На местах локальные подразделения этих организаций объединялись в Провинциальные бюро взаимопомощи и социального обеспечения.

Летом 1925 г. падре Джоваяни Бальдуцци, ответственный за социальную деятельность в КД, совершил инспекционную поездку по стране, изучая деятельность католических организаций - профсоюзных, кооперативных и взаимопомощи. Согласно его отчету в стране по-настоящему действующими оказались 29 Союзов труда (из 66 заявленных) с количеством членов 83.072. Из 16 общенациональных профсоюзных федераций фактически действовали всего 8. Падре Бальдуцци указывал, что большое количество членов вышли из католических профсоюзов в деревне благодаря условиям, в которые их поставили фашистские профсоюзы, лишив силы действующие сельскохозяйственные контракты, физически препятствуя сельским рабочим вступать в католические профсоюзы. В городе также фашисты мешали пропаганде католических деятелей, а потому число членов "белых" профсоюзов сильно снизилось, хотя давление фашистских профсоюзов в городе, по мнению Бальдуцци, было не столь абсолютным, как в деревне147.

Одной из главных ошибок профсоюзного руководства за прошедшие годы было, по мнению Бальдуцци, подчинение профсоюзов политике НП, что накладывало на эти организации ответственность за действия, которую они не должны были бы на себя брать. По словам Бальдуцци, многие руководители отныне провозгласили полную независимость от НП.

Ibid. Fondo UP-60.

wo

Что касается КД, то напротив, как утверждал Бальдуцци, там, где существует взаимопомощь между руководством КД и Союзами труда, там последние лучше противостоят настоящему кризису и процветают (как, например, в Бергамо, Монце, Брешии, Тренто, Вероне, Риме, Бьелле, Виджевано и т.д.). Кроме того, большинство Союзов труда возникло по инициативе тех же местных руководителей КД, и лишь два-три из обследованных по инициативе НП.

Падре Бальдуцци сделал вывод, что социально-экономическое движение больше не может быть предоставлено само себе, вне зависимости и влияния КД. Бальдуцци предложил создание руководящего органа для социально-экономического движения, в который вошли бы представители всех трех ветвей этого движения, а именно: профсоюзного, кооперативного и взаимопомощи, - и который стал бы составной частью КД. К концу 1925 г. в руководстве КД были окончательно выработаны нормы, по которым должна регулироваться социально-экономическая деятельность. В их числе указывалось также, что одной из главных целей КД является формирование профессиональной элиты (и тем самым будущего руководства социальными организациями)148.

К середине 20-х гг. при КД стали также организовываться "профессиональные секции", которые во многом дублировали работу католических профсоюзов. Координация работы этих "профессиональных секций" на общенациональном уровне, так же как и разработка их программ, была поручена с 1926 г. Католическому институту социальной деятельности (ИКАС). Официально о создании ИКАСа было объявлено 15 февраля 1926 г. Структурно Институт был подразделен на четыре "Комиссии": Комиссия по культуре и по руководству "социальными неделями" во главе с Дж.Далла Торре, Комиссия по проблемам труда, возглавляемая А.Чириачи, Комиссия по вопросам кредита и кооперации под руководством Периколи и Комиссия по благотворительности и благотворительным учреждениям - президент О.Кор-наджа.

Ibid. Fondo UP-78. Doc. 53.

В начале 1926 г. специальной комиссией было принято решение о присоединении к ИКАСу сельских касс, причем каждая касса должна была подавать просьбу о присоединении в индивидуальном порядке149. В газете ?Unita cattolica* от 2 октября 1925 говорилось об опасностях, подстерегающих сельские кассы, которые могут стать жертвой политических расчетов. Автор статьи О.Чеккарелли намекал на то, что автономность сельских касс является результатом происков руководства НП. Весной 1926 началось массовое присоединение сельских касс к ИКАСу. В его состав в эти месяцы вошло 800 сельских касс.

В руководстве КД, однако, считали, что этого еще недостаточно. В июне 1926 г. на заседании руководства КД говорилось о том, что одной из неотложных целей является более активное присоединение к ИКАСу сельских касс для того, чтобы вывести их из-под удара и оградить от насилий160. В соетав ИКАС должна была войти в качестве его подразделения Итальянская Федерация сельских касс161. В декабре 1926 г. было также объявлено о том, что католические кооперативные учреждения войдут составной частью в Католическое действие, став членами ИКАСа.

В 1926 г. Национальная Ассоциация сельских касс признала официально, что ИКАС является единственной организацией, которая имеет право представлять католическое социальное движение, "как в силу количества примкнувших в нему сельских касс, так и по специфике его взаимоотношений с КД"152. На заседании 12 июня 1926 г. было выдвинуто предложение о создании Центральной кассы в рамках ИКАСа153.

Присоединение к ИКАСу, т.е. вхождение в состав КД выводило отчасти сельские кассы из-под фашистского контроля. Поэтому в декабре 1926 г. была торжественно, в присутствии представителей 400 сельских касс, создана фашистская Федерация сельских касс и кооператив

J4! Ibid. Fondo UP-78. Doc. 58. J" Ibid. Fondo UP-57. ш Ibidem. 153 Ibidem. Ibidem.

1М Ibidem.

1SB В этот момент подразумевались фашистские профсоюзы - Е Т

166 Цит. по: DE ROSA G. Op. cit. P. 320.

137 Bollettino ufficiale dell'Azione cattolica italiana. 1926. - 5. P. 21.

ных обществ сельскохозяйственного кредита154. Это мероприятие вызвало большое недовольство католической Федерации сельских касс.

В ряде случаев КД все же уступало давлению со стороны фашистских структур. В 1926 г. в КД прозвучало предложение "принять участие в структурах фашистского корпоративизма"155. Центральная Джунта КД предложила рабочим вступать в фашистские профсоюзы. В ?Bollettino ufficiale dell'Azione cattolica italiana" говорилось: "КД, успокоившись после публичных заверений и выступления министра Рокко о том, что государственные профсоюзы не будут органами партии, полагает, что находит в этом обстановку, благоприятную развитию католической социальной доктрины. Именно поэтому мы полагаем, что рабочие и работодатели выполняют работу, полезную для блага общества и гармонии классов, сотрудничая в этих профсоюзах"166.

Но церковь продолжала отстаивать право на автономную социальную деятельность, несмотря на все усилия фашистов свести деятельность КД к чисто религиозным функциям. "Церковь рассматривает профессиональную проблему, - писал в 1926 г. уже после роспуска нефашистских профсоюзов "Bollettino ufficiale dell'Azione cattolica italiana", - в непосредственной зависимости и как часть более широкой морально-религиозной проблемы"157.

Только в 1926 г. например, были созданы две социальные школы в Риме и Милане под эгидой Союза женщин-католичек, была проведена "социальная неделя" для трудящихся католичек в Комо (11-15 августа), "социальная неделя" в Генуе (12-17 сентября) и т.д. Социальному вопросу был посвящен и конгресс Католической университетской федерации, проведенный в Риме 28-30 октября 1926 г. На конгрессе подчеркивалось, что Католическое действие должно заниматься "как моральными так и материальными" проблемами рабочего класса.

Присоединение различных католических организаций к кД было и генеральной линией политики Пия XI158, и в то же время средством защиты от натиска фашизма, средством, которое должно было помочь их отстоять. Так, весной 1924 г. было принято решение о реорганизации консорциума печати "Виопа stampa*, который, имея расцвет в 1918 г. к 1923 г. пришел в упадок. Было принято решение о присоединении его к КД. Однако ряд организаций были принесены Ватиканом в жертву перед лицом угрозы фашизации этих организаций и превращения их в инструмент фашистской политики.

Это в первую очередь относилось к тем структурам, которые не входили в рамки КД. Прекрасным примером может служить история *Опера Бономелли" - Ассоциации помощи итальянским эмигрантам в Европе и Леванте, основанной в 1900 г. Не имея собственных эмигрантских служб и учитывая все возрастающий масштаб эмиграции как по экономическим, так и по политическим мотивам (в 1922-27 гг. из Италии эмигрировало 1,5 млн. человек), фашистское правительство мечтало поставить под контроль деятельность этой организации, взяв таким образом полностью в свои руки работу с многомиллионным контингентом итальянских эмигрантов. К моменту прихода фашизма к власти организация "Бономелли" располагала примерно 50 зарубежными центрами, руководимыми священниками-миссионерами и имеющими в своем распоряжении школы, больницы, библиотеки и даже профсоюзные бюро. Наиболее многочисленные миссии находились в Швейцарии, Люксембурге и в индустриальных районах Франции и Германии.

Фашистское правительство повело наступление на центральное руководство организации в Италии и уже в 1923 г. добилось отставки ее президента - одного из лидеров Народной партии С.Ячини. В том же году оно потребовало (и добилось) интеграции центрального руководящего органа этой организации в структуру министерства иностранных дел. Параллельно фашисты пытались дублировать организационные формы "Бономелли" за рубежом: молодежные группы, группы отдыха, школы и т.д. - но в связи с тем, что эмиграция в эти годы

Arckivto del'AC. Fondo UP-60.

ш

во многом увеличивалась за счет антифашистских сад большого успеха не достигали.

В 1925 г. полное обновление руководящего совета орГа низании и включение в его состав лиц откровенно профд шистского толка (О.Педрацци, А.Капуани, и др.)159, кааа" лось, значительно приблизило правительство к первояа. чальной цели. Педрацци публично заявлял об огромном значении "Опера Бономелли" для внешней политики фа, пшзма.

Через посредство нового профашистского руководства организации правительство пыталось оказывать давление на действующих за границей миссионеров, вынуждая ах вести фашистскую и националистическую пропаганду, в наиболее затруднительном положении оказалась та часть миссионеров, которая сама была проникнута антифашистскими настроениями (известный случай - деятельность монсиньора Н.Торричелла). Им же пришлось столкнуться и с трудностями другого рода - антиклерикализмом политических эмигрантов, осевших в Западной Европе.

В то же время часть сотрудников миссий Ватикана (миссионеры в Софии, Салониках, Тунисе и т.д.) охотно взяла на себя обязанность исповедовать и пропагандировать новую "католико-националистическую религию? , и это беспокоило Ватикан не менее, а может быть и более, чем трудности, испытываемые миссионерами-антифашистами. Все это привело к тому, что в 1928 г. Ватикан призвал "Опера Бономелли" к самороспуску.

Если в случае с эмигрантскими службами деятельность фашистской власти по созданию собственных аналогичных организаций не имела большого успеха, то иначе обстояло дело с организациями молодежи, в том числе со спортивными ассоциациями.

Спортивной подготовке молодежи церковь придавала большое значение. Лий XI утверждал, что целью спортивной подготовки является "оказание душе солидной

CANNISTRARO P.V. R.OSOLI G. Emigrazione, chiesa е fascis-то. Lo scioglimento dell'Opera Bonomelli (1922-1928). Roma, 1979. P. 125.

160 MOROZZO DELLA ROCCA R. Emigrazione contesa: un aspetto delta politica ecclesiastica del fascismo// Storia e politica. Milano, 1981. F. 3. P. 563.

,? Archivio dell'AC. Fondo UP-63. Doc. 245. " Ibid. Doc. 214. - Ibid. Doc. 213. Ibid. Doc. 215.

дти"161. В стране существовала Федерация итальян-#оМ° сПортивных католических ассоциаций (ФАШИ), СКИованная в 1906 г. В марте 1923 г. правительство из-оСЯ0 декрет, согласно которому вновь создаваемому Национальному спортивному обществу - правительствен-Й организации - фактически предоставлялась моно-Й°лйЯ на физическое воспитание в школах. Декрет ука-п aJIi Что Национальное общество будет определять в каждом данном случае ту спортивную организацию (из числа Гимнастических и спортивных обществ), в КОТОРУЮ следует записываться ученикам той или иной школы. Гимнастические общества были в подавляющем большинстве не-католическими, поэтому президент Итальянской католической молодежи Камилло Корсане-го направил 28 марта 1923 г. послание президенту КД Луиджи Коломбо с просьбой оказать поддержку в борьбе католических спортивных организаций за право быть признанными наравне с Гимнастическими обществами162. В управлении КД сочли, что данный момент является "крайне тяжелым для нас, для католической молодежи. Это момент, когда некое общество (Национальное спортивное общество - Е.Т.), являющееся по сути простым инструментом по воспитанию характера и укреплению физических, моральных и интеллектуальных сил молодых людей, может монополизировать во имя партии или какой-то секты итальянскую молодежь. Свобода образования становится грезой немногих идеалистов"168.

16 апреля 1923 г. была создана специальная комиссия по изучению положения различных организаций перед лицом создания нового общества, а 27 мая того же года был созван внеочередной конгресс КД по этому вопросу164.

Но фашизм стремился лишить католические организации не только права заниматься спортивной деятельностью, но и воспитательной деятельностью вообще.

Между Ватиканом и фашизмом развернулось широкое соперничество за право на воспитание молодежи. Фашизм поставил перед собой отчетливую цель монополи-

зации дела образования и воспитания молодого поколе-ния. Муссолини объявил "фундаментальной" для фашизма "систему воспитания и тотальную и интеграль. ную подготовку итальянской молодежи"165 и разработал систематизированный план создания разветвленной и всеобъемлющей сети детских и юношеских организаций, в задачи которых входило формирование поколения, полностью соответствующего фашистским образцам. Этой цели служило создание в апреле 1926 г. организаций "Баллила" и "Авангардисты", которые должны были охватить детей, подростков и юношей в возрасте от 8 до 21 года. В этом первом учредительном декрете от 3 апреля 1926 г. ничего не говорилось об одновременном роспуске аналогичных нефашистских организаций; тем не менее церковь тут же почувствовала опасность, которую представляло для нее новое фашистское законодательство. Аугусто Чириачи, президент Федерации католиков-мужчин, публично выступил с осуждением тех преподавателей, которые "оказывали давление" на своих учеников, побуждая их вступать в организации "Балил-ла". Чириачи напомнил, что католические организации, выполняющие воспитательные функции, всегда ставили своей целью воспитание подростков в духе "любви к Богу и к Родине". А президент ФАШИ Чезаре Оссичини писал о том, что "католическое воспитание имеет право испускать крики тревоги"185, "Osservatore готапо" назвала декрет 3 апреля "фактом, достойным сожаления", а Пий XI в декабре того же года объявил, что указанный декрет угрожает Католическому действию и другим католическим организациям. "Надо опасаться, что здоровое воспитание католической молодежи - важнейшая часть божественной заповеди "Идите и обучайте..." - окажется под угрозой". По этому поводу Пий XI впервые выступил е осуждением фашистской тоталитарной идея государственности: "Кажется, теперь опять проповедуют понятие государства, которое находится в полном противоречии с католической доктриной. Государство само для себя есть конечная цель, гражданин повинуется

CASTELLI G. Op. cit. P. 272. Dizionario storico... V. 1/2. P. 178.

только государству, к нему все имеет отношение, и оно поглощает все"167.

Декрет 3 апреля 1926 г. наносил удар по одной из иллюзий, питаемой многими крупнейшими представителями церкви, относительно ее роли в создаваемом фашистском государстве. Церковь в этом государстве рассчитывала на предоставление ей прав троякого рода; на введение религиозного обучения в государственных начальных, средних и высших школах; на создание частных католических школ; на проведение воспитательной работы в светских организациях, созданных церковью и от нее зависимых. Реформа Джентиле, казалось, давала повод для надежд на полную ?христианизацию? школы всех ступеней и, в конечном итоге, всего итальянского общества.

С другой стороны, террор фашистов против преимущественно молодежных организаций КД объяснялся большей активностью этой части католических организаций. С этим было связано и внимание, которое оказывалось католической молодежи со стороны коммунистов.

Это внимание объяснялось коммунистами следующим образом: во-первых, молодежные католические организации - это массовые организации, которые обладают большой способностью к проникновению в различные слои общества; во-вторых, молодежь принадлежит к наиболее неустойчивой, находящейся в самом сложном положении части общества; в-третьих, она испытывает давление со стороны коммунистической молодежи, которая стремится установить связь с подобными ей организациями; четвертую причину подробно изложил А.Грам-ши: "КД сегодня представляет собой составную часть фашизма, которая предназначена посредством религиозной идеологии обеспечить фашизму консенсус со стороны широких народных масс. Она предназначена в определенном смысле, согласно намерениям одного из влиятельных течений внутри фашизма (Федерцони, Рокко и Др.), сменить саму фашистскую партию в качестве массовой партии и в качестве инструмента политического контроля над населением. Любой наш успех, пусть и

MONTESQUIOU-FEZENSAC P. Rapports de la papaute avec le Дуайте d'ltaUe deputs 1870. Le traite de Latran. Paris, 1936. p- 18.

GRAMSCI A. La costruzione del Partito comunista. Torino, 1971. P. 116.

1M ZUNINO P.G. Op. cit. P. 150

170 Ibid. P. 154.

171 Ibid. P. 155.

ограниченный, в отношениях с КД означает, что нам удалось воспрепятствовать распространению политики фашизма в тех областях, которые закрыты для какой-либо инициативы пролетариата?'68.

В августе 1925 г. был издан циркуляр Исполнительного комитета Федерации коммунистической молодежи Италии (ФДКИ) о сближении с молодежью, состоящей в других организациях, особенно в КД, поскольку, как откровенно признавал циркуляр, это "единственная массовая организация в Италии" . Определенный прогресс в установлении связей с католической молодежью был достигнут к лету 1926 г. в Турине, Генуе, Виченце, Падуе, Венеции, Лацио. Там были созданы "молодежные комитеты пролетарского единства".,

Но сами молодые коммунисты далеко не всегда были способны к установлению контактов. Во многих областях (Биелла, Кунео, Алессандриа) члены местных ячеек считали, что среди католиков будет очень трудно проводить работу. Весной 1926 г. на конференциях молодежи Севера Италии, отмечалась, между прочим, следующая информация: в Вероне, несмотря на антифашистское настроение католической молодежи, ничего не было сделано для сближения; в Виченце коммунисты отказывались сотрудничать с католиками, "потому что они реакционеры"; в Удине ответственный за эту работу полагал, что будет очень трудно проникнуть в среду католиков, хотя их организация была очень многочисленной; руководитель сектора Венето писал, что "д,ля товарищей эта работа кажется невозможной, как будто молодые католики побьют их за их предложения"170. В ноябре 1926 г. представитель ФДКИ вкратце докладывал Центральному комитету партии обстановку с работой среди молодежи: "По отношению к католической молодежи работа представляется очень трудной; в том числе и потому, что для наших товарищей это дело новое? .

Исключительный случай представлял собой казус сотрудничества коммунистов и католиков, возглавляемых дясузеппе Рапелли и объединившихся вокруг журнала "Ц Lavoratore* в Турине. За январь-август 1926 г. вышло 5 номеров этого журнала. Тираж был до 15.000 экземпляров. Р.Гриеко сообщал в Москву, что в результате встреч, на которых присутствовало 7-8 человек католиков, начали создаваться "автономные" крестьянские лиги, принимающие программу Коммунистического Интернационала.

Вначале ?Lavoratore" был поддержан Туринским союзом труда, но быстро оторвался и от профсоюзов, и от КД, и даже занял по отношению к КД враждебную позицию. В номере за март-апрель-май Рапелли опубликовал "Письмо друга", в котором подверг ревизии христианскую доктрину церкви. Это письмо вызвало беспокойство Гранди, который боялся, что оно вызовет дополнительные трудности для и без того сложного положения ИКТ. Гранди предпринимал все усилия к тому, чтобы эта статья получила возможно меньшее распространение среди членов ИКТ. Он направил открытое письмо официальным органам НП и ИКТ, в котором один за другим разбил все тезисы, содержавшиеся в статье. В ответ на это ?Lavoratore" в свою очередь опубликовал статью, где взял на себя всю ответственность за письмо, объявив, что не является органом ИКТ. Реакция фашистской и фило-фашистской прессы была, естественно, отрицательной. *Corriere d'Italia" писал, что статьи в ?Lavoratore" - это всего лишь логическое следствие сговора между социалистами и пополяри, начало которому было положено в Авентинском блоке. А "И popolo d'ltalia* определял статью как пропаганду классовой борьбы. Статья получила положительные отзвуки в социалистической и коммунистической прессе. Чтобы конкретизировать положения статьи, начали создаваться "Группы Лаворато-ре", подобно группам ?Rivoluzione liberate*. Группы возникли в Милане, Риме и в провинции Брешии. Они набирались главным образом из рабочих. В Турине в группу вошли члены бывших ?Gruppi di stabilimento*, возникших в 1920 г. и распущенных в 1925 г. под давлением КД. Туринская группа входила частью в Агитационные комитеты совместно с коммунистами. В ответ на предложение коммунистов в июне 1926 г. был создан комитет для подготовки посылки делегатов в СССР. В

?Lavoratore" было опубликовано "Приглашение к тру, дящимся католикам" принять участие в этой поездке.

Ватикан был очень обеспокоен ситуацией, связанной с ?Lavoratore". 3 июля было опубликовано письмо карди. нала Гаспарри к монсиньору Гамба с просьбой принять меры, поскольку инициатива журнала очень опасна, так как представлена как инициатива трудящихся католи ков. В ответе указывалось, что журнал распространяй очень мало и что типографии католического Пьемоа-тского издательского общества будет запрещено его печатать, поэтому, вероятно, журнал прекратит свои публикации. Руководство КД также публично осудило журнал. Единственным католическим ежедневным журналом, который поддержал *Lavoratore", был туринский ?II сог-riere*.

Журнал перестал выходить в августе 1926 г. Католики отказались официально присоединиться к "комитетам пролетарского единства". А после чрезвычайных законов и вся группа прекратила свое существование.

К молодежной части КД примыкала и Университетская католическая федерация (ФУЧИ), которая представляла собой элитарную группировку в организации. Она претендовала на особую автономность внутри КД. Окончательное официальное включение ФУЧИ в КД состоялось только в 1925 г. когда на пост ее президента был назначен Иджино Ригетти, ставленник Ватикана, пытающегося подорвать независимость федерации. Назначение Ригетти на пост президента ФУЧИ, а Дж.Мон-тини (будущего папы Павла VI) в качестве ее ?церковного ассистента"172 вместо монсиньора Л.Пиастрелли (чьи симпатии к Народной партии не были секретом) по замыслу Пия XI являлось актом, завершающим и закрепляющим включение ФУЧИ в систему Католического действия173. До 1925 г. президенты ФУЧИ не назначались, а избирались.

Отношения ФУЧИ с фашистским режимом следует рассматривать сквозь призму ее взаимоотношений с

Согласно уставу при руководящих органах КД на всех уровнях была создана должность ?церковного ассистента? (as-sistente ecclesiastico)

173 ФУЧИ была создана в 1896 г. и до 1923 г. существовала как независимая организация.

4 Фашизм и Ватикан

Ведя наступление на НП, фашизм воспользовался помощью Ватикана, сознательно предлагая последнему различные выгоды, которые тот извлекал, или, как давало понять фашистское правительство, может извлечь из сотрудничества.

Заявив, что "католицизм - это огромная моральная и Духовная сила", и что "отныне отношения между Итальянским государством и Ватиканом станут гораздо более

MORO R. La formazione della classe dirlgente cattolica. Bo-bgna, 1979. P. 30.

Цит. по: Chiesa, Azione cattolica e fascismo nell'Italia set-tentrionale... P. 93.

университетскими <рашистскими группами (ГУФ). ГУФ яимали постоянно враждебную позицию по отношению ^фУЧИ, и не только потому, что ФУЧИ являлась единственной соперницей для Университетских фашистских уПП (ведь ФУЧИ по сравнению с ГУФ была организацией весьма немногочисленной, в 1926-31 гг. число ее членов составляло около 5% от общего числа студентов в стране114), но и потому, что как раз со стороны ФУЧИ были наиболее сильны проявления антифашизма. В 1924-26 гг. ФУЧИ была связана с "Союзом студентов за свободу", антифашистской университетской организацией, куда входили либералы, социалисты и католики.

С ФУЧИ Ватикан связывал большие планы. С начала 1926 г. одной из основных задач КД стало формирование будущих руководящих кадров организации. Новый тип руководителя должен был быть сформирован в соответствии с мышлением Пия XI, его основными чертами должны были стать ортодоксальность, дисциплина, безусловное подчинение вышестоящим инстанциям. Примечательна в этом отношении статья, опубликованная в газете ?Battaglie Fasciste" в ноябре 1926 г. в которой говорилось о том, что "КД является последним оплотом оппозиции режиму"175. Эта статья ясно продемонстрировала, как воспринимались фашистами претензии руководства КД на автономность организации и на стремление к созданию новой касты вождей.

дружественными, чем ранее"178, Муссолини подчеркнуто демонстрировал свое расположение к церкви. Находясь во время конклава, собравшегося в феврале 1922 г. для избрания нового папы после смерти Бенедикта XV, на площади Св. Петра, Муссолини сказал своим спутникам: "Просто невероятно, как это либеральные правительства не поняли, что универсализм папства, наследника универсализма Римской империи, представляет собой самое великое в истории и в традициях Италии"177. А выступая 23 сентября 1922 г. перед жителями города Виченца, он заявил: "Ни один народ не может стать великим и могучим, если он не свяжет свою судьбу с религией и не будет рассматривать ее как один из основных элементов своей жизни" .

В течение 1922-23 гг. были осуществлены такие акции, как, например, передача Ватикану богатейшей библиотеки дворца Киджи, установление распятий в школах, больницах и судах, восстановление должности капелланов в армии, наконец, разрыв с масонством. По этому последнему поводу газета ?Popolo d'ltalia* писала: "С этого момента итальянское интеллектуальное и политическое движение, которое до сих пор опиралось на бессмертные принципы французской революции, вступило в новую фазу, результатом чего должно стать заключение соглашения между Италией и церковью"176.

В феврале 1923 года по инициативе Муссолини состоялась его встреча с государственным секретарем Ватикана кардиналом Гаспарри. Непосредственным результатом встречи стало предоставление кредитов ватиканскому "Банко ди Рома", находившемуся на грани банкротства.

Таким образом, у Ватикана накопилось много оснований для того, чтобы быть заинтересованным в договоре с фашистским правительством, договоре, который мог бы предоставить церкви привилегии и защитить зависимые от нее организации, причем именно те, которые она хотела защищать.

im Popolo d'ltalia. 22 novembre 1922.

177 Цит. по: SALVATORBLLI L. МША G. Storia d'ltalia nel pe-riodo fascista. Torino, 1956. P. 420.

178 Цит. no: CASTELLI G. Op. cit. P. 72.

179 Ibid. P. 52.

Когда кризис 1924 г. завершился, в Ватикане укрепились надежды на заключение договора с итальянским гоСударством, который бы положил конец "р,имскому вопросу". Этот договор был самым важным мотивом для поддержки церковью фашизма. Было также ясно, что правительство Муссолини закрепило свои позиции надолго, а только с таким правительством и имело смысл вести переговоры.

В Ватикане существовали немалые сомнения в том, насколько следует доверять фашизму. Многие кардиналы курии заняли выжидательную позицию, одобряя меры, принятые фашистским правительством по отношению к религии и церкви, но не слишком обольщаясь личными качествами самого Муссолини.

Вот что, например, писал Боровский Литвинову в марте 1923 г. о своей беседе с заместителем государственного секретаря Ватикана монс. Пиццардо: "Ватикан совершенно не верит во все эти авансы Муссолини. Он прекрасно понимает, что за этим скрывается желание обезоружить католическую партию в Парламенте, изобразить фашистское правительство, как способное само удовлетворить все политические потребности католиков... и добить последнюю из крупных партий, которую до сих пор не удавалось взять ни нажимом, ни медовыми речами. Как буквально говорил мне Пиццардо, Ватикан не склонен в чем-либо менять свою политику по отношению к итальянскому королевству, а Муссолини при всяком удобном или неудобном случае, навязчиво и бестактно вылезает со своими предложениями и авансами. Конечно, нельзя сомневаться ни минуту, что малограмотная и крикливая политика фашистов будет по всей линии разбита ловкой, опытной и осторожной дипломатией Ватикана"180.

Однако в действительности политика Ватикана была значительно более гибкой, кроме того, в Ватикане существовала и другая оценка деятельности Муссолини. "Муссолини объявил нам, - говорил кардинал Гаспарри, - что он хороший католик и что Ватикану нечего бояться с его стороны... Дадим ему несколько месяцев, прежде чем выносить суждение по поводу совершенного

РЦХИДНИ, ф. 359, on. 1, д. 4, л. 60-61.

им революционного государственного переворота. Все что мы о нем знаем, это то, что он видный организатор - само существование фашистской партии это доказывает - и обладает характером... Провидение пользует, ся странными орудиями для блага Италии. С моей стороны, я ни капельки не сожалею об итальянском парламентаризме, когда вижу, что Муссолини решительно склоняется к консервативному правлению? .

В Ватикане старались использовать мельчайшие поводы для того, чтобы побудить фашистское правительство заняться, наконец, "р,имским вопросом" в духе, благоприятном для церкви. Например, одним из таких поводов послужил визит в Рим короля Испании, посетившего и Квиринал182 и Ватиканский дворец. В итальянской прессе и в некоторых крупных органах печати за рубежом (таких, как "Times") появились более или менее категорические заявления о том, что Ватикан якобы вполне примирился со своим положением, что "р,имский вопрос" можно считать решенным и т.д. Эти выступления вызвали возмущение в Ватикане, и 29 ноября 1923 г. в ?Osservatore гошапо" появилась статья, выражавшая решительный протест против подобных заявлений. "По меньшей мере нечестно, - писала газета, - воспользоваться визитом католических государей в Рим для того, чтобы провозгласить, что римский вопрос решен. Неблагородно, чтобы не сказать больше - особенно со стороны итальянских газет - поворачивать против Ватикана те уступки, которые были сделаны для блага всех народов, но особенно для пользы народа Италии. Рана, нанесенная 20 сентября 1870 г. не затянулась. Она закроется только тогда, когда Св. Престол не только будет пользоваться свободой и независимостью, но когда весь мир увидит, что он действительно ими пользуется? .

В апреле 1924 г. появились слухи о том, что пала собирается выйти из Ватикана и принять участие в одной из религиозных церемоний за его пределами. Слухи распространились широко и, по-видимому, не без оснований. Поистине жалким выглядело опровержение ?Osser-vatore готапо". Пий XI, якобы, до последнего момента

BEYENS В. Op. at. Р. 138. Резиденция королей Италии. DEVOGHEL Е. Op. at. Р. 46-47.

4i?

se знал, что место, где будет проходить церемония, находится за пределами Апостольских дворцов, признанных "законом о гарантиях" владениями папы, узнав же об этом, он, конечно, отказался от участия в церемонии. Подоплека дела выглядела, однако, несколько иначе. По сообщению советского посла в Италии Юренева, "Муссолини пытался использовать совпавший по времени выход Папы с торжествами фашистов - в целях укрепления своих позиций среди католиков. Фашистская партия собиралась устроить большой бум по поводу выхода Папы и поднять в прессе и на собраниях разговоры о примирении Папы с Италпра . Однако, Ватикан своевременно узнал о злокозненных намерениях фашистов и дал отбой"

В беседе с кардиналами Пий XI обыграл эту ситуацию, внушая им, чтобы итальянские священнослужители не переставали подчеркивать "когда и где будет НУЖНО, что несмотря на то, что говорят от времени до времени, римский вопрос остается неразрешенным? .

Случай этот также показался ?Osservatore готапо" подходящим для того, чтобы напомнить общественности, в каком тяжелом положении находится папа: "Все это... яснее ясного демонстрирует, - писала газета, - современное положение римского папы, действия которого ограничены несколькими метрами его апартаментов" .

Когда к концу 1924 года обстановка в стране начала постепенно нормализовываться, фашизм доказал Ватикану, что не забыл оказанной во время кризиса Маттеотти услуги. Наградой Ватикану со стороны фашистской власти послужил, во-первых, правительственный декрет от 2 октября 1924 г. который санкционировал открытие в Милане католического университета "Сакро Куоре". Вторым, что предложил Муссолини, был проект реформы церковного законодательства, о котором речь уже шла выше.

Необходимость реформы назрела уже давно. Еще "закон о гарантиях" предусматривал издание особого законодательства, которое упорядочило бы вмешательство

Итальянским правительством - Е.Т. - РЦХИДНИ, ф. 359, on. 1, д. 4, л. 107. Там же. Л. 108 (подчеркнуто в тексте). DEVOGHEL Е. Op. cit. Р. 49.

государства в вопросы назначения на церковные должности и управления церковными имуществами. Однако на протяжении 50 лет такое законодательство не было издано. После прихода фашизма к власти впервые вопрос о реформе церковного законодательства встал в 1923 г. А.Джаннини в уже упоминавшейся заметке указывал: "В законе о гарантиях говорилось о необходимости специального законодательства, касающегося проблемы церковной собственности, но... эта проблема решена не была... Теперь времена изменились, противоположность между церковью и государством стала воспоминанием, антиклерикальная борьба отошла в прошлое... и новые требования делают необходимой радикальную реорганизацию церковного управления и законодательства? .

Не все члены фашистского правительства считали это целесообразным. Контроль за делами церкви многие считали необходимым сохранить, и реформа представлялась им как простая систематизация уже существующего порядка вещей. Так, министр юстиции Овильо писал Муссолини, отвечая на высказанное последним пожелание о создании комиссии: "1. Необходимо сохранить placet и exequatur188. Это единственная возможность для государства контролировать в общественных интересах назначение епископов, священников и т.д. которое имеет общенациональное значение. 2. В равной степени необходимо сохранить право на секвестр в случае необходимости репрессий" .

24 января 1925 года, выступая в сенате, А. Рокко изложил принципы новой церковной политики фашизма, в числе которых он назвал "необходимость обеспечения представителям католического культа, который является религией государства, средств для существования и правовых условий" .

13 февраля 1925 года в соответствии с этими требованиями была создана правительственная комиссия для подготовки реформы итальянского церковного законодательства. В состав комиссии вошли три епископа (Та-

1Н' MARGIOTTA BROGLIO F. Op. cit. P. 451-452.

188 См. пар. 1, c. 32.

189 MARGIOTTA BROGLIO P. Op. cit. P. 456.

190 КОРОВИН E.A. Католицизм как фактор современной мировой политики. М.-Л. 1931. С. 102.

ламо, Капитани, Чистерна). Среди вопросов, которые КОМИССИИ предстояло обсудить, основными были: 1). смягчение форм государственного контроля за назначением на церковные должности в Италии (т.н. вопрос ?exequa-tur?); 2) юридическое положение религиозных конгрегации и монашеских орденов; 3). реорганизация управления церковным имуществом (предполагалось усиление роли духовенства). Председателем комиссии был назначен бывший член Народной партии, заместитель министра юстиции, Маттеи-Джентили.

Комиссия по реформе церковного законодательства работала в течение всего 1925 года.

7 января 1926 года комиссия представила парламенту два проекта реформы. Однако, когда парламент был готов начать их обсуждение, "Osservatore готапо" опубликовала письмо Пия XI к кардиналу Гаспарри, в котором папа выражал протест против действий правительства. "На основании того факта, - писал Пий XI, - что церковные эксперты были приглашены принять участие в работе комиссии по изучению и подготовке указанной реформы, хотят заставить поверить, что реформа была намечена и подготовлена с согласия Св. Престола и высших церковных властей; но уже не один раз было ясно показано, что подобные выводы неверны и никакого согласия не было, что церковные эксперты не получали от Ватикана никакого мандата.

Теперь, когда эти предложения должны быть претворены в жизнь и необходимо издать законы о вещах и людях, подчиняющихся хотя бы в принципе священной власти Бога, доверенной Нам, Нашим священным долгом является... сказать и объявить, что Мы не можем признать за кем-либо другим права издавать законы, касающиеся этих вещей и лиц, если этому не будут предшествовать соответствующие переговоры и законные соглашения с Ватиканом и с Нами.

...И конечно, никто в мире не решится подумать и поверить, что без таких переговоров и соглашений кто-либо из католиков смог бы претендовать на то, чтобы придать католической церкви в Италии новое легальное положение"191.

Osservatore romano. Genn. 1926// Scoppola P. La chiesa e "fascismo. P. 117-118.

Протест Ватикана был благоприятно воспринят фашц. стским правительством. Муссолини писал в письме к Рокко 4 мая 1926 г.: "Письмо не только из-за высокого положения писавшего его, но по своему содержанию имеет решающее значение и вынуждает нас серьезно задуматься над линией нашей церковной политики, ко торую фашистское правительство предложило с первых дней своего прихода к власти... Фашистский режим, преодолев в этом, как и во многом другом, предрассудки либерализма, отбросил, таким образом, принцип религиозного агностицизма, как принцип, разделяющий государство и церковь, что является таким же абсурдным, как отделение духа от материи. С глубокой верой в религиозную и католическую миссии итальянского народа фашистское правительство приступило к целой серии административных актов и законодательных мер с целью придать итальянскому государству и итальянской нации тот характер католического государства и католической нации, который был насильственно уничтожен либеральной политикой...

Таким образом, логично, что фашистское правительство оценит самым серьезным образом нынешние выступления Св. Престола и будет считать их достойными более внимательного изучения"192.

После письма Муссолини Рокко объявил в палате, что в связи с заявлением папы "нужно поискать решения на более широкой основе"193. Маттеи-Джентили проинформировал кардинала Гаспарри о том, что слова Рокко означали в соответствии с инструкциями, полученными от Муссолини, не только возможность более благоприятной для церкви реформы церковного законодательства, но и возможность урегулирования "р,имского вопроса". Гаспарри ответил, что рад узнать о намерениях правительства, но что если Муссолини действительно хочет решить "р,имский вопрос", то "пусть письменно поручит кому-нибудь начать с Ватиканом переговоры, и тогда будет видно, что можно сделать"194.

BIGGINI С.А. Storia inedita delta conciliazione. Milano, 1942. P. 72-73.

193 MARTINI A. Op. cit. P. 93.

194 Ibidem.

Н9

Таким образом, в начале 1926 года Пий XI фактически прямо потребовал от правительства заключения договора. Переговоры между итальянским правительством и Ватиканом о заключении соглашения были начаты с конца 1926 г.

Глава II. 1926-1931 гг.

"БРАК ПО РАСЧЕТУ? ИЛИ "БРАК ПО ЛЮБВИ??

Заключение Латеранских соглашений и проблемы светского католического движения

1926 г. знаменовал собой стабилизацию фашистского режима в Италии. С этого момента Муссолини поставил перед собой отчетливую цель - построение тоталитарного государства. Однако после запрещения политических партий, профсоюзных организаций, различных обществ, выполняющих социальные и воспитательные функции, в стране еще оставались две мощные силы, обладающие моральным влиянием, юридическими прерогативами и независимыми структурами. Этими двумя силами были монархия и церковь. Церковь обладала кроме того еще и разветвленной сетью зависимых от нее организаций, которые, как она ясно дала понять, она вознамерилась решительно защищать. Таким образом, Муссолини предстояло найти определенную систему равновесия, которая позволила бы ему включить церковь в создаваемую им тоталитарную систему. С 1926 г. для Муссолини начинается период дипломатической игры, сочетающийся с постепенным усилением давления на церковь и ее организации. Одновременно с этим Муссолини предложил церкви соблазнительную приманку, состоящую в обещании заключения договора, который формально вернул бы ей светскую власть, а также подтвердил бы юридическую законность существующих зависимых от церкви организаций.

j Переговоры между Ватиканом и фашист-

* ским правительством о заключении договора

б августа 1926 г. состоялась первая встреча между представителями итальянского правительства (Доменико Бароне) и Св. Престола (Франческо Пачелли).

Во время первой встречи Бароне сообщил Пачелли о том, что Муссолини желал бы знать, на какой базе возможно решение "р,имского вопроса". Пачелли от имени Гаспарри выдвинул два условия: во-первых - восстановление папского государства с суверенитетом папы, каким бы малым ни было оно по территории; во-вторых, одновременное заключение Конкордата, удовлетворяющего определенные требования Ватикана. В течение августа и сентября состоялось несколько встреч между Бароне и Пачелли, которые, однако, еще не имели официального характера.

В начале октября 1926 г. (4-го и 6-го) Бароне и Пачелли получили соответственно от итальянского правительства и от Ватикана письма, которые уполномочивали их на предварительный обмен идеями. В том же месяце (24-го) Гаспарри направил Пачелли письмо, содержащее те минимальные требования, которые предъявляет Ватикан к будущему соглашению. В число этих требований входили обеспечение "абсолютной собственности на территорию, соответствующую реальной власти Ватикана и неприкосновенную при любых обстоятельствах", признание положений договора другими державами, "имеющими дипломатические отношения с Ватиканом и Италией", заключение соглашения, "которое бы регулировало церковное законодательство"1.

В этом же письме Гаспарри ответил Бароне на присланную им записку с двумя проектами решения, один из которых предлагал территориальный суверенитет, Другой - личный суверенитет папы при должных гарантиях. "Из двух решений, - писал Гаспарри, - я предпочитаю первое, как более ясное и поэтому отвечающее Цели"2.

1 BIGGINI С.А. Op. cit. Р. 95. Цит. по: MARTINI A. Op. cit. Р. 95.

?

В конце ноября 1926 г. был выработан первый вари-ант текста Трактата. Эта первая схема содержала всего 16 пунктов. Статья 1-я подтверждала статью Альбертиц. ского Статута о том, что католическая религия является религией Итальянского государства. Был признан территориальный суверенитет папского государства, как самое существенное условие, чтобы сделать очевидной свободу и независимость папы при осуществлении духовной власти. Не было, однако, ясного признания Итальянского королевства со стороны Св.Престола. Что касается территории, то первоначально предполагалось передать Ватикану Апостольские дворцы (Ватиканский и Латеранский), виллу Дориа Памфили и промежуточную территорию. Но в схеме Трактата продолжал оставаться термин "уступка? Св.Престолу со стороны Италии, и это вызвало законное неприятие Пия XI. "Римский вопрос" признавался решенным и иностранные державы приглашались принять участие в подписании соглашения.

В январе 1927 г. Бароне и Пачелли перешли к разработке проекта Конкордата и в феврале он был закончен. Первоначально проект был разработан Пачелли с учетом всех требований Ватикана. Государство гарантировало католической церкви "свободное отправление ее духовной власти и церковной юрисдикции, свободную администрацию и ведение своих дел и управление своим имуществом согласно божественным законам и каноническому праву"3. Государство признавало за папой (в рамках будущего государства) тройную государственную власть - законодательную, судебную и исполнительную. В статье об образовании говорилось: "В основу и в увенчание начального и последующего образования на всех его ступенях положено обучение христианской доктрине, по форме, принятой в католической традиции"4. За церковными властями признавалось право основывать школы всех трех ступеней, которые будут приравнены к школам государственным. О церковном браке говорилось, что он будет признан государством и будет иметь те же последствия, что и гражданский барк.

3 Цит. по: SALVATORELU L. MIRA G. Op. cit. P. 435.

4 Ibid. P. 436.

Эта схема Пачелли была, однако, значительно переработана Бароне. По схеме Бароне за папой уже не признавалась тройная государственная власть. О религиозном обучении говорилось как о вещи уже существующей в публичных школах, т.е. не предполагалось религиозное воспитание, существующее в начальных школах, распространять на школы других ступеней. Уже не говорилось о праве церковной власти основывать школы, которые были бы приравнены к государственным школам. В статье о браке говорилось о готовности правительства внести в свое законодательство статью, согласно которой религиозный брак имел бы ту же силу, что и гражданский. При всем том в схеме Бароне оставалось много положений, благоприятных для церкви. В ней предполагалась свободная переписка Св.Престола со всем католическим миром, освобождение священнослужителей от военной службы, признание гражданскими властями церковных праздников. Говорилось о согласии итальянского правительства на реформу церковного законодательства. Признавалось Католическое действие, однако, с условием, что организации, принадлежащие к нему, не будут заниматься политической деятельностью, а лишь религиозной пропагандой.

В конце марта 1928 г. была выработана новая схема Конкордата, более благоприятная для Ватикана. В новый вариант был включен пункт об отмене права государства требовать отставки епископов, признанных политически нежелательными, и об изменении присяги епископов в смысле сокращения содержавшихся в ней политических обязательств. Эта статья не вошла впоследствии в окончательный текст. Что касается религиозного обучения, то о нем вновь упоминалось, как о вещи уже существующей. Новая статья вводила для диоцезов со смешанным населением богослужения на родном языке согласно церковным правилам. Эта статья также не вошла в окончательный текст.

В течение лета 1928 г. в новые варианты Трактата и Конкордата вносились исправления и изменения. Наибольшие трудности продолжали вызывать вопросы о территории и о религиозном образовании. 1 тоня 1928 г. Пий XI писал: "Нужно быть логичными и сделать поздний шаг. Дети в средних школах, т.е. в возрасте от

11 до 16 лет, более всего нуждаются в религиозном вое-питании"5. Пожелание папы не было, однако, учтено в проекте 20 августа 1928 г. В связи с этим Гаспарри писал Пачелли 1 сентября: "Что же касается Конкордата, Его Святейшество немало огорчен, видя, что его требования (столь разумные и скромные) в отношении... религиозного обучения в средней школе не были приняты во внимание? .

Что касается территории, то еще в январе 1928 г. Мус-солини предложил, чтобы Вилла Дориа Памфили и про-межуточная территория были зависимыми от Ватикана, но без его суверенитета. В августе 1928 г. Пий XI согласился на это предложение для того, чтобы, по его словам, сделать решение вопроса более простым и долговечным. Кардинал Гаспарри высказался по этому вопросу более откровенно. В письме к Пию XI от 7 сентября 1928 г. он выразил свою радость по поводу этого решения, считая, что оно "облегчит правительству принятие других требований Св.Престола, будь то в Трактате или в Конкордате?7. Однако в тексте по-прежнему сохранялась формула "Италия уступает", что вызывало большое недовольство в Ватикане.

п Проблемы КД и других & католических организаций

Переговоры между церковью и фашистским правительством проходили, однако, с большими сложностями. Уже в самом их начале выявилась вся глубина противоречий между церковью и фашистским режимом. И это показали, в первую очередь, события конца 1926 г.

Главным предметом обсуждения при выработке первой схемы трактата были термины "г,осударство" и "суверенитет". Предложенная самим Муссолини формулировка о создании "Свободного города Ватикан"была преобразована Пачелли и Бароне в формулу "Город Папы" в тексте, выработанном в ноябре 1926 г. и в таком виде не-

5 Цит. по: MARTINI A. Op. cit. 127.

6 Lettera del cardinale Gasparri a Pacellt// Scoppola P. La chiesa e il fascismo... P. 137.

7 Цит. no: MARTINI A. Op. cit. P. 99.

?

оЖиданно была принята Пием XI. Соглашаясь с этим вариантом, Пий XI, казалось, решил отказаться от создания собственно государства. Чтобы понять эту необычную уступчивость, необходимо проследить события октября-ноября 1926 г. После покушения на Муссолини 31 октября по стране прокатилась волна репрессий и террора. Все независимые нефашистские организации (а такими к концу 1926 г. оставались практически только католические организации) оказались под угрозой уничтожения. Реальность этой угрозы продемонстрировал разгром одиннадцати католических банков и кооперативов в разных провинциях, а также ряда католических молодежных кружков. Хотя католическая пресса выразила свою радость по поводу того, что Муссолини удалось избежать опасности, и президент Католического действия Л.Коломбо направил Муссолини поздравительную телеграмму, однако сам Пий XI через Пачелли сообщил Муссолини, что "тот факт, что правительство не выразило сожаления по поводу этих событий, может серьезно скомпрометировать переговоры". Он просил передать также, что "невозможно вести переговоры о мире, когда идет война?8.

Особенно остро стоял вопрос о молодежных католических организациях, 3 декабря 1926 г. Бароне писал Муссолини: "Принимая во внимание тот особый интерес, который папа имеет к данному вопросу, я считаю необходимым объявить Вам, что ход переговоров может оказаться под угрозой"9.

События эти получили отклик в речи Пия XI в Консистории 20 декабря 1926 г. Пий XI осудил фашистский террор (хотя и в осторожной форме) и высказал беспокойство по поводу положения Католического действия и глубокое сочувствие жертвам фашистского режима. "Однако, - добавил папа, - Мы верим, что в будущем эти печальные факты не повторятся и опасность исчезнет; более того, Мы верим в то, что причины сомнений и недоверия будут устранены, честные люди снова войдут в

Ibid. Р. 112.

Цит. по: BiGGlNi С.А. Op. cit. P. 127.

доверие и все будут жить в порядке, в полном согласии, ко всеобщему счастью"10.

События ноября 1926 г. послужили наиболее ярким опровержением того мнения, что режим "конституиро-вался" и "подчинился традиционной парламентской системе". В создавшихся условиях перед Пием XI наконец отчетливо встала задача спасения католических органи заций и, в первую очередь, Католического действия. Только договор с правительством, имеющий юридическую силу, мог выполнить эту функцию. Эта мысль, как мы видели, мелькала уже и раньше, но впервые она была сформулирована как политическое требование. С конца 1926 г. главным условием продолжения переговоров Пий XI поставил заключение, наряду с трактатом, конкордата для регулирования деятельности церкви и ее организаций в стране.

В ответ на речь Пия XI Муссолини опубликовал 6 января 1927 г. в итальянских газетах циркуляр, в котором заявлял о необходимости отказаться от террора. 7 января ?Osservatore готапо" высказала удовлетворение по поводу циркуляра, который "вполне соответствовал ее ожиданиям? .

Однако уже 9 января 1927 г. правительством был опубликован декрет, запрещавший существование в стране всех молодежных организаций, не входящих в систему "Балилла??"Авангардисты". Исключение было сделано для организаций Католической молодежи (ДИАК), входящей в состав Католического действия, а также для ассоциации скаутов ?Юные католические разведчики" (ДЭК), однако эта последняя не могла существовать в населенных пунктах, имеющих менее 20 тыс. жителей. Расчет фашистского правительства был очень точен, ибо именно в сельских местностях церковь имела особенно сильные позиции, и большая часть организаций ?Юных католических разведчиков" приходилась на населенные пункты с незначительным количеством жителей. Оставшиеся нетронутыми части ДЭК составляли меньше половины всех ее организаций. Спортивные католические ассоциации подверглись полному разгрому, которого они

10 Цит. по: DEVOGHEL Е. Op. cit. Р. 101.

11 CASTELLI G. Op. cit. P. 214.

безуспешно пытались избежать, объявляя в ряде случаев о своей принадлежности к Католическому действию.

24 января 1927 г. было опубликовано письмо Пия XI к государственному секретарю Гаспарри. "Мы должны признать, - писал Пий XI по поводу декрета 9 января, - что эти тексты подтверждают нашу озабоченность и страх, выраженный Нами в Нашем последнем выступлении в Консистории 20 декабря 1926 г. Речь идет о законодательстве, согласно которому вводится обязательное изучение доктрины, основой для которой является, как Мы опасаемся, та концепция государства, которую Мы уже объявили несоответствующей католическому учению...

Мы должны обратить внимание на те организации "Юных католических разведчиков", которые подлежат роспуску. Мы полагаем, что эти молодые люди, как некогда царь Давид, говорят: "Если мы должны умереть, то пусть смерть наступит от твоей руки, Господи, но не от рук людей". Мы полагаем, что поскольку они создали свои организации, повинуясь воле викария самого Бога, постольку они предпочтут быть распущенными, повинуясь тому же голосу. И Мы призываем их к самоликвидации с момента опубликования настоящего письма...

Однако, - продолжал Пий XI, - Мы хотим тут же добавить, что в Наши намерения не входит создавать трудности правительству страны и способствовать ослаблению его силы и престижа... и Мы верим также, что Мы будем правильно поняты и сможем сотрудничать и в дальнейшем в целях всеобщего блага"12.

Таким образом, Пий XI призвал организации ДЭК к самороспуску. 24 апреля 1927 г. были распущены и спортивные католические ассоциации, которые только годом раньше отпраздновали 20-летие со дня основания13.

Умеренная позиция Пия XI была отмечена итальянской прессой. Газета "Tribuna? 26 января писала о том, что письмо папы вызвало "понятное удовлетворение в кругу лиц, ответственных за внутреннюю политику фашистского правительства". Автор статьи в "Tribuna?

13 Цит. по: DEVOGHEL В. Op. cit. Р. 114.

В 1927 г. в состав ФАПХИ входило 300 местных организаций, а 2 ноября 1926 г. при его центральном руководстве было роздано "Туристическое бюро". Archivio dell'AC. Fondo UP-63. Doc. 245.

добавлял также, что "фашистское правительство не хочет установить политическую монополию, но хочет дать новым поколениям всестороннее образование"14.

Однако Муссолини, не довольствуясь роспуском организаций скаутов, продолжал наступление на католические структуры. Хотя многие организации КД, как, например, федерации католиков-мужчин и, особенно, женщин-католичек, были в наилучших отношениях с властями (Союз женщин-католичек охотно поддерживал такие фашистские ассоциации, как "Национальный союз детства и материнства", и многие другие социальные и профсоюзные начинания правительства), по-прежнему остро стоял вопрос о таких организациях, как Итальянская католическая молодежь и Университетская католическая федерация (ФУЧЙ).

ФУЧИ, как уже говорилось, претендовала на роль носительницы особой католической культуры, на создание кадров собственной католической интеллигенции. Фашисты же опасались, что она готовила привилегированную группу образованных людей, способных сменить у власти фашистские кадры. Следуя этой задаче, ФУЧИ стремилась как можно дальше отмежеваться от ГУФ и от других фашистских организаций, вплоть до провозглашения в 1927 г. несовместимости одновременного членства в ФУЧИ и в фашистских организациях15. Основанием такой политики служило запрещение для организаций КД заниматься политической деятельностью, а для ее членов входить в состав политических партий. На деле же этот принцип не находил себе применения, так как следует учитывать, что в то время членство в ГУФ было для студентов итальянских университетов уже практически обязательным, К 1929 г. около 50% членов ФУЧИ являлось одновременно и членами ГУФ16. Со своей стороны руководство ГУФ, но уже по иным причинам, также отрицательно относилось к одновременному членству и в фашистских университетских группах и в ФУЧИ. Осенью 1928 г. студентам было предложено выбрать между обеими этими организациями, а в ряде случаев члены ФУЧИ были по-

14 Цит. по: SALVATORELLI L. MIRA G. Op. cit. P. 440.

15 BALLERIO C. La Federazione universitaria cattolica italiana 1925-1939// Italia contemporanea. MUano, 1975. - 118. P. 47.

18 MORO R. pp. cit. P. 82.

яросту исключены из ГУФ (как, например, в Вероне). Само существование Университетской католической федерации руководство ГУФ считало излишним. Основной целью ФУЧИ, писал в 1929 г. секретарь ГУФ г. Витербо, является пропаганда религиозных принципов и усиление религиозного чувства. Руководство ФУЧИ таким образом отрицает, что ту же самую задачу в состоянии выполнить фашизм, "который уже сумел полностью обновить Италию"17-

Враждебность ГУФ, а также сложность и противоречивость отношений с церковной иерархией приводили к тому, что ФУЧИ постоянно находилась в состоянии кризиса. Накануне 1929 г. И.Ригетти отмечал: "Внешние условия - тяжелые, наши средства - скудные, симпатии по отношению к нам слабые и немногочисленные, напротив, антипатии проявляются активно и агрессивно"18.

Не менее тяжелым было и положение молодежных организаций КД. Там, также как и в ФУЧИ, процветали антифашистские настроения, которые подогревались постоянной угрозой ликвидации, висевшей над организациями католической молодежи в течение всего 1927 г. а затем и в 1928 г. Следует, однако, заметить, что участие католической молодежи в объединенных комитетах (вместе с коммунистами, о чем шла речь выше) не приобрело широких масштабов. Скорее это были единичные случаи. Руководство КПИ и ФДКИ, исходя из верных посылок (как, например, особо тяжелое экономическое положение молодежи Италии, ее более революционные, по сравнению со старшим возрастом, позиции и т.д.), преувеличивало как уровень антифашистских настроений, так и степень автономности организаций католиче ской молодежи от церкви. В конце 1927 г. П.Секкья, член руководства КПИ, был вынужден признать, что католическая молодежь "сильно запугана" как чрезвычайными законами, так и декретами, касающимися организаций ?Юных католических разведчиков". Члены моло

GnjNTELLA М.С. L'organizzazione uniuersitaria fascista е la Federazione universitaria cattolica in una relazione del Segretario ?e GXJF di Vitarbo// Rivista di storia della Chiesa in Italia. Koma, 1972. - 1. P, 131.

Цит. no: MORO R. Op. cit. p. 75.

дежных организаций КД, писал Секкья, поддерживают с коммунистами только личные контакты19.

Исходя из той неверной посылки, что низы католического движения в массе являются антифашистскими, коммунистическая партия призывала их бороться как против режима, так и против собственного руководства, запятнавшего себя союзом с фашизмом. В этом духе составлялись в 1927-1928 гг. обращения к католической молодежи и к итальянскому крестьянству. В них содержалась "критика буржуазного руководства католического движения" и призывы к вступлению в коммунистическую партию. Контакты с коммунистами Гуидо Мильоли, перебравшегося в 1927 г. в Советский Союз, не повлияли существенно на позицию компартии по отношению к крестьянству, но скорее, напротив, способствовали быстрому сближению концепций Мильоли с линией КПИ. В небольшой брошюре Мильоли, написанной в Советском Союзе в 1927 г. и распространенной подпольно в Италии в количестве 6 тыс. экземпляров, видны следы ожесточенной полемики и критики руководства итальянского католического движения и церковной иерархии.

Руководство КПИ отдавало себе отчет в том, что фашизм "не может допустить существования юношеских организаций, независимых от него"20. Но очевидно было, что борьба за молодежные организации будет вестись ке между КПИ и фашизмом, а между фашизмом и церковью, поскольку в 1927 г. коммунистам удалось установить контакт лишь с незначительной частью католической молодежи, но не удалось овладеть массами.

31 декабря 1927 г. газета "Согпеге della Sera* писала, что ?хотя вступление в организации "Балилла" и "Авангардисты" и не является обязательным, но режим предполагает сосредоточить в своих рядах всю итальянскую молодежь, и можно с уверенностью сказать, что через несколько лет численность фашистской молодежи возрастет не менее, чем в 4 раза? .

В ответ на это заявление ?Civilta cattolica* писала 21 января 1928 г.: "Мы не можем умолчать об опасности

1V ZUNINO P.G. Op. cit. P. 224.

20 Ibid. P. 229-230.

21 Цит. no: DEVOGHEL E. Op. at. P. 149.

ЦШ<1. Р. 150.

24 CASTELLI G. Op. cit. P. 272.

II Papato e VItalia si concllieranno. Documenti e polemiche/ con pref. di Guido de Luco. Roma, 1928. P. 88.

религиозной и моральной, которая заключается в этой монополии на воспитание молодежи: опасности как потому, что теперь, кажется, отводится значительно меньше места христианскому и моральному формированию молодых людей, так и потому, что такая монополия может нанести вред организациям, предназначенным исключительно для христианского и морального воспита-

99

няя молодежи"".

28 марта 1928 г. на заседании Совета министров Муссолини заявил, что отныне необходимо запретить существование всех других юношеских организаций, не входящих в организации "Балилла" и "Авангардисты". 30 марта вновь состоялось заседание Совета министров. В официальном коммюнике говорилось, что "обширность движения "Балилла" и "Авангардистов""23 все более лишает смысла существование тех исключений, о которых говорилось в декрете 9 января 1927 г. В соответствии с решением Совета министров был опубликован декрет от 9 апреля, означавший окончательную ликвидацию молодежных католических организаций. Декрет отменял 2, 3 и 4 статьи королевского декрета от 9 января 1927 г. и заменял их следующим положением: ".,..запрещается с момента вступления в силу настоящего декрета любое формирование или организация, имеющие целью способствовать обучению, профессиональной подготовке к искусству или ремеслу или физическому, моральному и духовному воспитанию молодежи, кроме формирований, входящих в организации "Балилла" или "Авангардисты".

Префекты должны распорядиться, в течение 30 дней со дня вступления в силу настоящего декрета, о роспуске всех формирований и организаций, о запрещении которых говорится в настоящем декрете"24.

Ответная реакция Ватикана была весьма решительной. 15 апреля 1928 г. выступая перед Национальным советом Итальянской федерации католиков-мужчин, Пий XI сказал: ?Христианское воспитание может быть доверено только церкви. Она одна имеет для этого все средства. И совершенно очевидно, что любое моральное и духовное

чит, по: DEVOGHEL Е. Op. cit. Р. 163.

Цит. по: MARTINI A. Op. cit. Р.115.

II Papato е VItalia si concilieranno... P. 92.

воспитание... может быть в католической стране только католическим. И поэтому все католики, т.е. отцы семейств должны больше, чем когда-либо быть внимательными в этом вопросе, держать открытыми глаза и бодр, ствующими сердце"25.

17 апреля Пий XI писал Пачелли: "Принимая во внимание обстоятельства декрета, Мы даем поручение адвокату Пачелли дать знать сегодня же или в возможно короткий срок кому нужно, что Мы мало верим в продолжение известных переговоров и аннулируем все и всякие выданные полномочия"26.

Угроза прервать переговоры заставила Муссолини отступить. 14 мая 1928 г. в итальянской прессе был опубликован циркуляр Муссолини, разосланный префектам королевства. Циркуляр сообщал, что указания декрета относились "исключительно к тем молодежным организациям полувоенного характера, которые противостоят организации "Балилла", и, особенно, к "Юным католическим разведчикам" (которые, как мы видели, и так уже были распущены - Е.Т.), учрежденным как организации допризывной подготовки и не подчиненным "Балилла". Молодежные ассоциации и организации, не имеющие этого полувоенного облика (например, ассоциация проповедников, католические кружки и другие юношеские учреждения с преимущественно религиозными целями и, особенно, учреждения и формирования, примыкающие к Католическому действию), не имеются в виду данным декретом и потому остаются свободными, они могут создаваться и существовать, как они это делали и делают"27.

Наступление фашизма на те области общественной жизни, которые церковь считала для себя заповедными, подтверждало правильность избранной ею тактики, направленной на защиту Католического действия. В то же время Пий XI не упускал случая вновь и вновь подчеркнуть свою убежденность в том, что дело воспитания молодежи должно находиться в руках церкви. Папа отводил государству лишь вспомогательную роль в области образования и требовал, чтобы его участие не противоре-

чило естественным функциям церкви и семьи. Государство имеет право требовать от молодежи осознания и выполнения ее гражданского долга, должно предоставлять семьям условия для полноценного воспитания детей, а также стимулировать моральное и религиозное воспитание юношества. Директор журнала ?Civilta cattolica*, иезуит Э.Роза, формулировал эту мысль еще жестче: "Церковь, - писал он в статье, перепечатанной несколькими днями спустя в "Osservatore romano", - не может отказаться и никогда не откажется ни от малейшей частицы своего естественного права на воспитание своих детей-католиков, к какому бы возрастному, социальному или профессиональному статусу они не относились. И какие бы ни делались попытки узурпировать это право - а такая узурпация всегда приносит вред самому узурпатору - она не отступится от него, сильная своим авторитетом и божественной жизненной силой. Королевства и империи, династии и правители уходят, церковь остается? (курсив мой - Е.Т.)2Ъ.

Пытаясь впоследствии несколько смягчить этот постулат, ректор Миланского Католического университета "Сакро куоре? А.Джемелли предлагал делать различие между государством либеральным и государством фашистским. Это либеральное государство, - говорил он, - не способно воспитывать детей и юношей, поскольку предоставляет равные права идеологиям разного типа 9. Но сам Пий XI не делал такого резкого различия, как Джемелли, между правами фашистского и либерального государства. Более того, он зачастую возражал против самого содержания, которое фашисты вкладывали в термин "воспитание". Главным здесь был вопрос, который служил источником непрерывных идеологических дискуссий между церковью и фашизмом, и касался он фашистской концепции государства, активно насаждаемой в итальянских учебных заведениях. Монополизация воспитания, ставшая одной из центральных задач фашистского правительства, по сути была применением на практике этой концепции, в основе которой лежал принцип: "Все в го-

Цит. по: ROGAKI S. Santa Sede е fascismo: Dall'Aventino at pMtl Lateranensi. Bologna, 1977. P. 169.

GEMELLI A. La funzione dello Stato nell'educaziane dei cit-tadini// Vita e pensiero. Milano, 1930. Genn. P. 43.

сударстве, ничего вне государства, ничего против госу. дарства". Основной целью новой государственной системы, разъяснял в 1927 г. генеральный прокурор кассационного суда, является создание новых отношений между индивидуумом и государством, при которых "не индивидуум рассматривается как цель, а государство - средство, но напротив, судьбы индивидуума подчинены интересам Государства, интересам Нации"30.

Наряду со светскими католическими организациями атаке фашистских властей продолжали подвергаться и кредитно-финансовые учреждения католической ориентации. В 1927 г. объявил о своем банкротстве "Национальный кредит", что повлекло за собой крах множества банков, как входивших в федерацию, так и независимых. В течение 1927-28 гг. были разорены или поглощены более крупными банками "Банка Реан", "Туринский банк", "Креди Вальдотен", "Банко ди Санто Спирито" и др. Вместо "Национального кредита" была создана кредитная касса, преобразованная в конце 1928 г. в Центральный кредитный институт, который должен был оказывать поддержку католическим банкам, но и сам имел пассив в 300-350 млн. лир31. Кредитный институт объединял 28 католических банков и имел тесные связи с Итальянским банком.

Нажим осуществлялся и на сельские кассы. Например, в Пистойе фашистская Ассоциация сельских касс (местное отделение Национальной ассоциации) навязала руководству католической Федерации сельских касс комиссара, обладающего широкими полномочиями32.

Во Флоренции фашисты пытались вовсе распустить провинциальную Федерацию сельских касс, мотивируя это тем, что в регионе открывается филиал Ассоциации и все находящиеся на данной территории сельские кассы должны стать его членами. После упорного сопротивления церкви и КД стороны согласились на том, что в состав руководства Федерации будут включены доверенные лица режима33.

Цит. по: BRESSAN Е. Op. cit, Р. 110. ROSSINI G. Op. cit. P. 60. Archivio dell'AC. Fondo UP-57. Doc. 10. Ibid. Fondo UP-57. Doc. 10.

В Ареццо же Ассоциадия добилась в январе 1928 г. вКлючения в ее состав в качестве секции местного Федерального кредитного сельскохозяйственного банка, чей актив на 4/5 состоял из собственности провинциальной федерации сельских касс, и стала активно вмешиваться в его деятельность34.

В апреле 1928 г. президент КД Луиджи Коломбо был вынужден обратиться с запросом к Джузеппе Воттаи, помощнику министра корпораций, и попросить разъяснений относительно взаимоотношений между сельскими кассами, банками и государственными ассоциациями, а также с требованием, чтобы Национальная ассоциация ограничивалась деятельностью, указанной в ее уставе, и не вмешивалась в деятельность католических банков и в вопрос о назначении руководства Федераций сельских касс, поскольку последнее являлось прерогативой ИКАСа35.

Надо сказать, что до 1929 г. политика фашистского государства в отношении католических кредитно-финансовых институтов все еще в известной степени ставилась в зависимость от хода переговоров с Ватиканом по вопросу о заключении договора. Поэтому соглашение весны 1928 г. между ИКАСом и Ассоциацией подтвердило ограничение функций последней согласно требованиям, изложенным в запросе Коломбо.

До 1929 г. система католических банков и сельских касс в целом не только продолжала обладать определенной независимостью, но в ряде случаев получала и существенную помощь. По просьбе Пия XI правительство оказало поддержку таким кредитным учреждениям как "Банка каттолика ди Калабрия", "Банка Креди Вальдотен ди Аоста", "Кредите падано", "Пикколо кредито ди Феррара "м.

Со своей стороны Ватикан предпринимал некоторые усилия для того, чтобы, по возможности, вывести систему кредитно-финансовых учреждений и, в частности, сельских касс из-под удара, ожидаемого со стороны фашистского государства. Так была проведена смена руководящих кадров во многих кредитных кооперативных

^ Ibidem. Ibidem.

CAROLEO A. Op. cit. P. 683.

организациях: из состава руководства выводились лица, связанные с Народной партией, и включались представители "клерико-фашистского течения"37.

Сама Федерация сельских касс пыталась спасти свою организацию, прикрываясь авторитетом церкви и играя на приверженности последней Католическому действию. Начавшееся весной 1926 г, присоединение сельских касс к ИКАСу продолжалось, и в 1927 г. в него вошло 654 кассы38.

3^Римский вопрос* и итальянская пресса (1927 1928)

Хотя переговоры Бароне и Пачелли велись в глубокой тайне, тема урегулирования "р,имского вопроса" продол-жала волновать общественные и политические круги Италии и эмиграции. Осенью 1927 г. между тремя круп-нейшими органами печати - ватиканской газетой ?0s-servatore готапо" и итальянскими ?Popolo d'ltalia* и ?Corriere della Sera" разгорелась острая полемика. "Osservatore готапо" выступила 21 и 22 сентября, т.е. после празднования дня взятия Рима. "Конечно, - писала "Osservatore готапо", - те резкие и насильственные меры, какие применялись в то время против церкви, теперь смягчены; грубость антиклерикальных преследований исчезла, по крайней мере во многих частях Италии. Это - неотъемлемая заслуга теперешнего правительства, которое поэтому заслуживает признательности и искреннего одобрения всех тех, кто желает единственно блага для церкви и общества... Но состояние римского вопроса остается неизменным, таким, каково оно было на другой день после 20 сентября 1870 г.... Никакое улучшение отношений по вопросам второстепенным и практическим не затрагивает юридический принцип и основное ядро "вопроса". Последний состоит в абсолютной необходимости, согласно католической доктрине, сделать явной и

Следует заметить, что в 1922-26 гг. репрессии фашистского правительства по отношению к сельским кассам были связаны также с желанием лишить Народную партию ее финансовой базы. Связь Народной партии со многими сельскими кассами, особенно на Севере, была довольно тесной. 38 Archivio dell'AC. Fondo UP-57. Doc. 10.

очевидной свободу и независимость главы католической церкви... Конфликт, таким образом, не исчез. Он прекратится только тогда, когда будет найдено средство обеспечить папе в глазах всего католического мира эту независимость и ату свободу, о которых мы говорили"89.

23 сентября был опубликован ответ ?Popolo d'ltalia*, главным редактором которого был Арнальдо Муссолини, брат дуче. А.Муссолини выразил свое удивление тем, что Ватикан, после всего, что было для него сделано фашистским правительством, продолжает настаивать на том, что его положение не изменилось и конфликт продолжает оставаться таким же острым. "Тем более, - добавлял А-Муссолини, - что сегодня вопрос заключается не в светском суверенитете, а в "духовной свободе", не ограниченной, а полной и абсолютной, как подобает признанным главам вселенских религий"10.

Через несколько дней появилась и статья в ?Corriere della Sera". "Истина состоит в том, - писал ее автор Дж. Джентиле, - что пресловутое примирение, столько раз восхвалявшееся от Кавура до Криспи и позже, есть утопия; и если, как заметил Мандзони, есть прекрасные утопии и скверные утопии, то утопию о примирении нельзя отнести к первой группе". Джентиле решительно выступил против претензий Ватикана. "То государство, которое требуется церкви, не может возникнуть от воли и действия Итальянского государства, которое всегда останется судьей своей собственной воли и потому сможет изменить и даже упразднить церковное государство, которое, будучи им создано, никогда не сможет быть ничем иным, как от него зависимым... Суверенитет, границы которого определяют другие, не есть суверенитет... Однако, возможно примирение де-факто. Это и есть тот путь, по которому решительно идет фашистский режим в своей церковной политике: признать абсолютную религиозную свободу католической церкви, удовлетворить все ее справедливые требования, принять все ее претензии. Все, кроме одной - той самой, о которой "Osservatore romano" упоминает как о вечно неудовлетворенной и актуальной: кроме нее... поскольку она ограничивает и,

Цит. по: CASTELLI G. Op. cit. P. 239-240. Ibid. P. 242.

значит, уничтожает неприкосновенный суверенитет государства?41. Джентиле пришел к выводу, что лучшее решение - это сохранить status quo. 14 и 15 октября последовал ответ ?Osservatore готапо" на обе указанные статьи. "Мы не видим, - писал ватиканский орган, - почему Италия не может создать государство, в котором церковь нуждается для выполнения своих духовных функций в мире. Италия смогла в одиночку грубо уничтожить его, разрушив то положение вещей, которое было создано работой веков и, следовательно, она сама может его восстановить: восстановить его не совершая самоубийства, потому что такое маленькое государство никак не могло бы разрушить Италию. Напротив, это ее долг: восстановление согласно моральному закону, который обязателен не только для отдельных лиц, но и для государства, есть долг того, кто причинил вред... Это верно, что тот, кто восстанавливает, хотя бы частично, сможет опять отнять; но если бы это стало мотивом для отказа от восстановления, тогда прощай социальное согласие, прощай договоры, прощай справедливость... Но с чем мы не можем абсолютно согласиться, - добавляла "Osservatore romano", - это с тем, что теперешнее положение представляет собой единственное практическое решение вопроса; это с тем, что примирение есть утопия - и скверная утопия?42.

В опубликованной 16 октября статье в ?Corriere della Sera* Джентиле продолжал, однако, настаивать на том, что "р,имский вопрос" неразрешим и в интересах обеих сторон поддержать существующее положение вещей.

Но 18 октября Арнальдо Муссолини выступил со статьей, целью которой было, казалось бы, стремление примирить оба мнения. Он высказал мысль, что было бы возможно и желательно положить конец существующему конфликту, но в то же время отметил некоторую туманность требований Ватикана (ему показалось неясным, какую именно территорию хотел бы получить в собственность Св.Престол). "По нашему мнению - только по нашему, - писал А.Муссолини, - следовало бы кодифицировать то, что существует на практике: вместо пользо

Ibid. Р. 244-246. Ibid. Р. 247-248.

Ibid. Р. 253. Ibid. Р. 254-255.

ВЙЙИЯ апостольскими дворцами закрепить собственность на них Св.Престола?43. Слово "собственность" не понравилось ?Osservatore готапо", который настаивал на суверенитете, указывая на то, что два эти термина имеют различное содержание.

Подводя итог дискуссии, фашистская партийная газета ?Foglie d'ordinu опубликовала статью, содержащую в том числе следующие выводы:

".,..2. На основе статей в "Osservatore romano" можно сказать, что для Ватикана вопрос имеет не интернациональный характер, а просто двусторонний, т.е. его нужно урегулировать между Итальянским государством и Св.Престолом. И это справедливо с точки зрения истории и логики. Это поможет избежать опасного вмешательства и ненужных осложнений;

3. Представляется правомерным вывести из статей в "Osservatore romano", что вопрос о политической и юридической независимости Св.Престола не связан необходимым образом с условиями территориального порядка. Очевидно, что для фашистской Италии есть и будет вне всякой дискуссии восстановление, хотя бы в самой скромной степени, светской власти, отмененной в 1870 г. к неизмеримой выгоде - на наш взгляд - для морального престижа церкви... Заключение может быть такое: трудно, но не невозможно"44.

В течение 1928 г. итальянская пресса все чаще занималась обсуждением "р,имского вопроса". Поводом при этом служили самые незначительные события и даже летняя жара, на которую жаловался Пий XI, будучи не в состоянии покинуть город. Все больше раздавалось голосов в пользу примирения, главным образом со страниц католической прессы. 5 сентября появилась статья сенатора Криспольти в ?Corriere d'ltalia* (орган Национального центра). "Мы, итальянские католики, - писал Криспольти, - мы как дети разошедшихся родителей, Дети, которые любят обоих и страдают от их несогласия. Нам тяжело видеть, что Св.Престол не занимает в Италии того места, которое он должен был бы занимать, и что он часто подвергается нападкам. С другой стороны, нам также тяжело видеть, что наша родина не признана формально Св.Престолом, тогда как к другим странам отношение совсем другое?46.

20 сентября, в очередную годовщину взятия Рима, вновь выступила ?Osservatore готапо". Она с радостью отметила, что большое количество статей и брошюр, посвященных римскому вопросу, показывают, что вое большее число людей осознают неизменное существование и актуальность этого вопроса, и все более горячее желание его решить. Фашистская пресса нашла, однако, что ?Osservatore готапо" слишком "забегает вперед".,

Дискуссии в прессе имели в том числе целью подготовить общественное мнение к будущим соглашениям. Однако это никак не влияло на тот факт, что переговоры по-прежнему велись в обстановке полной секретности. 0 них не были осведомлены даже и сторонники соглашения государства и церкви. В итоге они делали досадные промахи, вызывавшие недовольство Пия XI. Например, Э.Мартире во время общенационального конгресса Национального центра, состоявшегося 19 марта 1928 г. (кстати, единственный конгресс этой организации), позволил себе заявить, в частности, о том, что следует делать различие между религиозной и церковной политикой фашистского государства46. Религиозная политика, как утверждал Мартире, послужила умиротворению сознания итальянцев. Но конфликт между государством и церковью продолжает оставаться нерешенным. Из слов Мартире можно было сделать вывод, что существование "р,имского вопроса" не служит причиной религиозных раздоров и не мешает религиозному миру и спокойствию в стране - тезис, вот уже много лет оспариваемый официальными органами церкви, Пий XI усмотрел явную опасность в сделанном заявлении. "Так можно дойти до того, - сказал он, - что начнут различать между като-

45 Цит. по: DEVOGHEL Е. Op. cit. Р. 181.

46 На конгрессе были сделаны следующие доклады: С.Кавад-цони - по вопросу о целях, программе и деятельности центра до 1928 г.; А.Каралелле - о политическом значении конгресса; А.Мауро - о корпоративной организации государства; проф-Грибауди - о семье и ее традициях; Эдж.Мартире - о религиозной политике фашизма.

47 Цит. по: De Rosa G. I conservaton nazionaU. Brescia, 1962. P. 99-100.

48 Причины охлаждения Пия XI к Национальному центру лежали, конечно, не только (и не столько) в не совсем угодной для церкви позиции в "р,имском вопросе". Дело в том, что Национальный центр уже сыграл свою историческую роль, оказав помощь фашистскому правительству в тот момент, когда оно в ней остро нуждалось, а ныне оказался лишним как для одной, так и для другой стороны: для фашизма - потому, что логика развития фашистского режима предполагала подавление и уничижение всех организаций, прямо не возглавляемых фашистами; для церкви - потому, что Пий XI сделал свою ставку на КД. Политические партии, по его представлению, могли только сеять рознь между католиками, которые, по его замыслу, должны быть едины как монолит. В этих условиях Национальный центр, чья программа всего лишь дублировала главные лозунги фашизма, стал как бы придатком фашистского Режима, не выполняя никаких самостоятельных политических йли социально-экономических функций, а потому был обречен Ва уничтожение.

Цит. по: DEROSA G. 1 conservatorl nazionaU... P. 145.

лической религией и католической церковью?47. Вся речь для XI была проникнута духом недоброжелательства и недовольства. Не хватало лишь этой последней капли для полного краха организации "клерикофашистов". Фактически она прекратила свою деятельность уже в 1928 г. (хотя формально НЦ объявил о самороспуске лишь в июне 1930 г.)48.

В то, что переговоры ведутся, не был посвящен, как уже говорилось, ни один человек из Национального центра. После заключения в 1929 г. Латераяских соглашений, ставших итогом переговоров, сенатор Сантуччи горько жаловался на то, что его полностью отстранили от участия в их подготовке. "Не только дело мое, но даже и имя мое были забыты"49, - писал он.

Отсутствие информации и правильного представления о сути взаимоотношении между фашистским правительством и Ватиканом сказалась и на роли католической эмиграции.

^ Итальянская католическая эмиграция

К началу 1927 г. обстановка среди итальянских эмигрантов складывалась следующим образом. За границей

оказались виднейшие представители Итальянской социа-диетической партии (П.Ненни, У.Кочча и др.), Социалистической партии итальянских трудящихся (Ф.Турати, К.Тревес. Дж.Сарагат и др.), Республиканской партии (Ч.Факкинетти, Р.Паччарди, Э.Кьеза и др.), представители Всеобщей конфедерации труда (ВКТ) и т.д. В апреле 1927 г. эти партии совместно с Итальянской лигой прав человека - ЛИДУ (созданной в марте 1927 г.) и Всеобщей конфедерацией труда основала в Париже единую организацию, получившую название "Антифашистская концентрация". По сути своей эта организация являлась продолжением Авентинского блока. В "Антифашистскую концентрацию" не вошли коммунисты, либералы и представители Народной партии (каждая партия по своим мотивам).

Причин, по которым Народная партия оказалась за пределами блока крупнейших антифашистских партий, было по меньшей мере три. Из них самая незначительная - это малочисленность католической эмиграции и ее политическая пассивность. Последнее, впрочем, было свойственно не только эмигрантам-католикам. После 1926 г. "большая часть итальянских эмигрантов заняла позицию полной аполитичности"51, объясняя ее теми же мотивами, что и их товарищи по партии, оставшиеся в Италии, - страхом скомпрометировать тех бывших членов партии, которые не были замешаны ни в какие политические организации и заговоры. Попытки восстановления Народной партии в эмиграции делались уже в начале 1927 г. Инициаторами были Л.Стурцо, Фр.Л.Феррари, Дж.Донати и Дж.Стральяти, итальянский эмигрант в Париже с 1905 г. Их усилиями 22 марта 1927 г. в Париже было созвано совещание членов Народной партии, находящихся за границей52 (их собралось около 100 человек), следствием которого было создание секретариата Народной партии во главе с Фр.Л.Феррари. Эта инициатива, однако, не получила дальнейшего развития. Несмотря на то, что в эмиграции оказались довольно видные деятели Народной пар

Возникла в начале 1925 г. вместо Унитарной Социалистической партии, которая была запрещена фашистскими властями.

51 Цит. по: ZUNINO P.G. Op. cit. P. 175.

52 DONATI G. Scrittt politici. Roma, 1956. V. 2. P. 317.

из

тИи, число их действительно было не слишком большим, Hf что еще более важно, силы католиков были распылены (три лидера партии жили в разных странах: Л.Стурцо - в Англии, Фр.Л.Феррари - в Бельгии, Дж.Донати "- во Франции).

Более существенное значение имела позиция, занятая партиями "Антифашистской концентрации" по отношению к католикам. Наблюдая со стороны за развитием взаимоотношений Ватикана и фашистского режима, представители "Концентрации" видели в католицизме, а, следовательно, и в католиках, одну из опор, поддерживавших режим. Социалист Дж. Э.Модильяни писал в 1927 г. о существовании в Италии "фашистско-като-лической монополии"53. Силы "Антифашистской концентрации" считали себя продолжателями светских традиций дофашистского либерального государства.

Католики-эмигранты понимали необходимость установить более тесные отношения с другими антифашистскими силами за границей. Наибольшую роль в этом сближении сыграл Дж.Донати, бывший редактор газеты ?Popoto", активно продолживший за границей свою журналистскую деятельность.

Донати обосновался в Париже и с января 1926 г. основал газету "И corriere degli italianb. Заявив о том, что газета будет "открыта для любого выражения свободы и демократии", что она "не будет поставлена на службу какой-либо политической группы"54, Донати привлек к сотрудничеству в газете республиканцев К.Э.А.Прато и М.Пистокки и социалиста О.Моргари. "II corriere degli italianb издавалась на итальянском языке и была адресована главным образом итальянским рабочим, эмигрировавшим во Францию в поисках работы. Газета успешно выходила в течение почти двух лет, но в 1927 г. (правда, сам Донати в это время уже не участвовал в работе редакции) в ней была опубликована (возможно, с провокационной целью) статья, содержавшая призыв к убийству Муссолини. Это привело к вмешательству французского правительства, и газета была закрыта.

ZUNINO P.G. pp. cit. P. 179. DONATI G. pp. cit. P. 269.

С 1928 г. Доиати принял участие в другом совместно^ издании - журнале ?Pungolo", который возглавили Дд^ Стральяти и Д.Лемми (социалист). С ними сотрудничали А.Креспи, М.Бергамо и Г.Сальвемини. Помимо этих двух изданий (?Pungolo" перестал выходить уже год спустя после выхода первого номера), где Донати выступал в роли основателя и одного из редакторов, он сотрудничал в ?La Liberia*, органе "Антифашистской концентрации", издававшемся в течение очень небольшого отрезка вре-мени. Все эти издания страдали от недостатка средств, но еще больше от недостатка информации. Они пользовались сведениями, появлявшимися на страницах француз, ской и итальянской прессы (причем последняя была, разумеется, фашистского толка) и слухами, циркулировавшими в среде итальянской эмиграции. Эти-то два мотива по сути и обусловили кратковременность существования этих изданий и, в конечном итоге, их неуспех.

Имя Фр.Л.Феррари связано с изданием в Бельгии двух совместных журналов: ?Observateur", выходившего в Брюсселе в 1928-1929 гг. (в числе редакторов журнала были либерал А.Дзанетти и социалисты А.Лабриола и С.Барро), и ?Res РиЬНса", который он начал издавать при помощи К.Сфорца, Л.Стурцо и Г.Сальвемини с 1931 г. Эти журналы, как и те, что издавались при участии Донати, не имели характера католических журналов, а два последних к тому же выходили на французском языке.

Сближению католиков-эмигрантов с силами "Концентрации" способствовали два обстоятельства: высказанная первыми (в особенности левыми католиками - Донага, Феррари) идея необходимости переосмысления и переоценки опыта борьбы Народной партии и то понимание позиции Ватикана, которое они пытались внушить своим товарищам по эмиграции.

В основе критики левыми католиками деятельности Народной партии лежало их убеждение в том, что борьбу с фашизмом невозможно вести в изоляции от других антифашистских сил. В пренебрежении идеями антифашистского единства они видели основную причину успехов и длительности существования фашистского режима. "Для нас, - писал Донати, - любой, кто борется с фашизмом - не конкурент, а союзник, даже если его идеология

отлична от нашей" . Феррари же прямо указывал, что "место христианской демократии рядом с демократией социалистической"56.

Наряду с отказом Народной партии от союза с социалистами критике подверглась ее политика сотрудничества с фашизмом в 1922-1924 гг. Венцом этой политики Донати считал возвращение парламентской фракции партии в палату депутатов в январе 1926 г. В то же время Донати утверждал, что ответственность за приход фашизма к власти несут не только католики, но все политические партии Италии того времени.

Определяя стратегию дальнейшей борьбы с фашизмом, Донати и Феррари несколько расходились во мнениях, поскольку для Донати пока оставался невыясненным вопрос, какие силы конкретно в состоянии совершить революционный переворот. Что такой переворот необходим, ибо без него невозможно свергнуть фашизм, - в этом сходились и Феррари и Донати. Но Феррари точно указывал, что он должен быть совершен совместными усилиями пролетариата и мелкой буржуазии, Донати же ограничивался утверждением, что "р,еволюцию" против фашизма может произвести не только пролетариат, поскольку не он один страдает от фашистской диктатуры. Для осуществления революционного переворота против фашизма Феррари и предлагал объединить силы Народной партии, олицетворяющей собой, по его словам, мелкую буржуазию, и Социалистической партии, которая поведет за собой пролетариат.

Анализ деятельности Народной партии Стурцо, а затем и Феррари и Донати включили в более широкие исследования фашистского движения и фашистского режима57. Мощным стимулом для работы и дискуссий на эту тему стала вышедшая в Италии в 1927 г. книга виднейшего либерального историка Б.Кроче "История Италии с 1871 по 1915 гг.", в которой он рассматривал фашизм как некое отклонение, перерыв в нормальном раз

56 DONATI G. Op. cit. P. 279.

DE ROSA G, L'Azione cattolica e il ?regime? nella prospettiua FLJerrart// Humanltas. Brescia, 1958. M 5. P. 391.

STURZO L. L'ltalie et le fascisme. Paris, 1927; FERRARI F.L. Le regime fasciste italten. Paris, 192S.

DONATI G. Op. cit. P. 422. Ibid. P. 349-350.

витии страны, как явление, не имеющее ничего общего с предшествующим периодом истории.

Понимание левыми католиками истоков и сущности фашизма в корне отличалось от концепции Кроче. Донати считал фашизм следствием глубоких пороков итальянского общества. "Фашизм - это ...хроническая болезнь истории и характера итальянцев"58, - писал он. Донати, а вслед за ним и Феррари и Стурцо рассматривали фашизм как результат серьезного кризиса всех политических партий, а также всей парламентарной системы в целом59.

Хотя работы левых католиков (статьи Донати и книги Феррари и Стурцо) и означали шаг вперед по сравнению с концепцией Кроче, однако, их анализ происхождения, причин успеха и сущности фашизма уступал анализу представителей других течений антифашистской эмиграции: Г.Сальвемини, П.Ненни, С.Трентина, Ф.Нитти. Вместе с тем самым существенным следует считать то, что книги Феррари и Стурцо практически не были известны в Италии до 1945 г. и не оказали никакого влияния на эволюцию концепций интеллигенции и политических деятелей и будущих теоретиков христианской демократии - А. Де Гаспери, П.Мальвестити и др.

Позитивную роль в сближении различных течений антифашизма в 1927-1928 гг. сыграли слухи о раздорах между Ватиканом и фашистским правительством, циркулировавшие в эмигрантской среде. Активно поддерживал эти слухи уверенный в их верности Дж.Донати. Ему настолько удалось убедить в этом представителей социалистической и республиканской партий, что с осени 1927 г. они охотно приняли его предложение о сотрудничестве в газете ?La Liberta*. Донати удавалось поддерживать в течение некоторого времени веру в возможность окончательного разрыва Ватикана и фашизма. Ликвидация в 1928 г. юношеских католических организаций, вызвавшая протесты Пия XI, и осуждение им в том же году Национального центра немало помогли усилиям Донати. Один из номеров газеты ?La Liberta* вышел с кричащим заголовком "Папа отрекся от Национального центра из-за

его профашистской политики" . В 1928 г. все течения аНТйфашистской эмиграции, кроме коммунистов и социалистов-максималистов, поддерживали эту версию, феррари писал, что "борьба между фашизмом и церковью началась"61, и подчеркивал при этом несовместимость католической и фашистской доктрин.

? Латеранские соглашения

Между тем, осенью 1928 г. начались официальные переговоры между Итальянским государством и Ватиканом. 7 сентября Бароне сообщил Муссолини о том, что папа принял в целом предложения итальянского правительства, кроме "некоторых исправлений, которые он оставляет за собой право сформулировать при официальных переговорах... и кроме пункта о церковном браке?62. Окончательно не был также решен вопрос о религиозном обучении.

22 и 25 ноября Виктор Эммануил Ш и Пий XI письменно уполномочили соответственно Муссолини (с помощью Бароне) и кардинала Гаспарри {с помощью Пачелли и Боргончини Дука) начать официальные переговоры.

В январе 1929 г. Пию XI, наконец, удалось достичь желаемой формулировки относительно религиозного обучения, и по проекту, составленному в этом месяце, оно должно было быть введено в начальных, средних и высших учебных заведениях. Однако согласно выраженной Муссолини 31 января 1929 г. "настойчивой просьбе", следующий вариант конкордата упоминал о религиозном обучении только в начальных и средних школах, как это осталось и в окончательном тексте. По сути дела такова была цена, заплаченная Пием XI за уступку, сделанную Муссолини в вопросе о церковном браке.

Ватикан настаивал на признании за церковным браком той же юридической силы, что и за гражданским. Муссолини долго не желал принимать эти условия. 20 января 1929 г. он писал королю: "Не скрою от Вашего величества, что самое важное препятствие для заключения Конкордата - это статья, касающаяся брака. Здесь государ

ZUNINO P.G. Op. cit. P. 183. Ibid. P. 195.

Цит. no: BIGGINI C.A. Op. cit. P. 233.

Цит. по: SALVATORELU L. MIRA G. Op. cit. P. 448. Цит. по: BIGGINI C.A. Op. cit. P. 322.

ство намного отступает и как бы становится посторонним в отношении такого важнейшего дела, каким является создание и жизнь семьи. G другой стороны, кажется, что Св.Престол делает из этого предмета всепоглощающий вопрос, от решения которого зависит все остальное?63. Действительно, Пий XI велел Пачелли передать, что, если его предложение не будет принято, то соглашения не будет. Пий XI заявил, что в текст, предложенный Пачелли, могут быть внесены только некоторые изменения относительно порядка и формы регистрации, "не задевающие сущности христианского брака". В окончательном тексте эти требования Ватикана были учтены и приняты. Но хотя Муссолини ни разу высказал этого прямо, для Ватикана было ясно, что заплатить он должен компромиссом в вопросе об образовании.

4 января 1929 г. умер Доменико Бароне. После его смерти с 8 января Муссолини лично встречался с Пачелли, и до 9 февраля было выработано 7 редакций соглашений. Была, наконец, достигнута договоренность и по территориальному вопросу. Формула "Италия уступает" была заменена формулой "Италия признает".,

7 февраля 1929 г. Гаспарри созвал дипломатический корпус, аккредитованный при Ватикане, и сообщил о ведущихся переговорах, которые, как он добавил, близки к завершению. Для всех присутствующих, судя по всему, это было большой неожиданностью, так как переговоры, как уже говорилось, хранились в глубокой тайне. "Дипломаты, - писал в своем дневнике Ф.Пачел-ли, - смотрели на него с изумлением. Почти никто из них совершенно не знал о долгих приготовлениях, долгих переговорах. Они спрашивали, как им объяснить это своим правительством. Они предвидели упреки, ущерб своей карьере?64.

Церемония подписания Латеранских соглашений состоялась 11 февраля 1929 г. в день праздника Мадонны Лурдской, в Латеранском дворце. Соглашения были подписаны кардиналом Гаспарри со стороны Ватикана и Бе и и то Муссолини со стороны итальянского правительства. На церемонии присутствовали Боргончини Дука, гЛава Конгрегации по чрезвычайным церковным делам, мояс Пиццардо, член Государственного секретариата, адвокат Франческо Пачелли, министр Рокко и помощник министра иностранных дел Дино Гранди.

Комментарии:

Добавить комментарий