Россия и Африка. Документы и материалы, XVIII в. - 1960 г. Том. 1 XVIII в. - 1917 г | Часть II

При случае я снова переговорю с Джанхоем о духовных делах, не упоминая, впрочем, о русских епископах.

Лишня

,gfjpH, Ф- Посольство в Константинополе, оп. 517/2, д. 7698, л. 74.

1 Абун (абуна) -доел, "отец наш"; титул главы эфиопской церкви и ее нескольких высших иерархов.

2 Джанхой - один из титулов императоров Эфиопии,

? 71. Копия секретного письма Обер-прокурора Святейшего Синода К.П. Победоносцева от 31 июля 1904 г. министру иностранных дел В.Н. Ламздорфу. 1904 г.

Ваше Сиятельство, в письме от 30 мая с.г. за - 483 сообщая, на основании донесения Генерального Консула нашего в Иерусалиме о возможных недоразумениях между абиссинским и коптским духовенством, в случае безуспешности домогательств Абиссинии о возвращении захваченных коптами некоторых святынь Св.Земли, вероятным результатом каковых недоразумений будет отказ Абиссинии от обращения к Коптскому Патриарху в Каире за рукоположением епископов, и о желании воспользоваться таким положением дела для посылки в Абиссинию русских епископов или рукоположении в России в епископы из абиссинцев, изволите просить заключения по настоящему предмету.

Вследствие сего, имею честь уведомить Ваше Сиятельство, что хотя различие между вероучением православным и содержимым абиссинцами не признается особенно значительным, а потому и религиозное единение России с Абиссиниею представляется вообще весьма возможным, но принятие ныне каких-либо мер для сей цели, по моему мнению, было бы неблаговременно.

АВПРИ, ф. Посольство в Константинополе, on. 517/2, д. 7698, лл. 71-72 об.

' Вплоть до 1955 г. когда эфиопская церковь добилась статуса автокефальной, ее глава назначался коптским патриархом из Египта.

? 72. Русский дипломат о характере русско-эфиопских отношений и о нецелесообразности содержания в Аддис-Абебе Постоянной дипломатической миссии

[1906]

Записка Надворного Советника Евреинова1 Учреждение постоянной Миссии в Абиссинии было вызвано неоднократными просьбами о том Негуса Менелика, последняя из которых была передана через Абуну Матеоса. Просьбы эти Негус мотивировал надеждою найти в Русском представителе искреннего советника по вопросам внешней политики, а в Императорском Правительстве - защитника от козней и интриг со стороны Англии, Италии и Франции. В душе же Негус сильно рассчитывал ц денежную субсидию со стороны России, на желательность которой в свое время весьма прозрачно намекал Абуна Матеос.

Со своей стороны Императорское Правительство находило возможным учреждение постоянной Миссии в Абиссинии для оказания поддержки Франции в ее борьбе из-за влияния с Англиею и Италиею, для сохранения независимости Абиссинии, как буфера между стремлениями англичан с юга на север и с севера на юг ц для оказания моральной помощи Менелику, главе единоверного с Россией государства.

Расчеты эти не оправдались как с той, так и с другой стороны

Убедившись, что надежды на денежную субсидию от России не оправдались, недовольный тем, что даже посылка русских инженеров, на которой он настаивал, вызвала расходы с его стороны, считая медицинскую помощь, оказываемую Россиею Абиссинии, не имеющую связи с учреждением постоянной Миссии, Негус в самом непродолжительном времени открыл свои карты. Он не только не обращался за советом к Русскому Представителю, но даже действовал совершенно наперекор тем представлениям, которые, от времени до времени, ему делал последний.

С другой стороны на первых же порах Императорская Миссия встретила недоброжелательное к себе отношение со стороны известного Французского Представителя. Последний не только ни разу не обращался за поддержкою к Русскому Министру-Резиденту, но даже не счел нужным посвятить его в ход своих переговоров по интересовавшему тогда Францию вопросу о постройке железной дороги до Аддис-Абебы. Неоднократные жалобы на Г.Лагарда и соответственные представления, делавшиеся нашим Посольством в Париже Французскому Правительству, имели своим последствием еще большее отдаление Французской Миссии от нашей.

Таким образом поддержка французских интересов, мотивировавшая посылку в Абиссинию постоянной Миссии, на деле оказалась неосуществимою в виду нежелания самой Франции. Это нежелание особенно резко выразилось при заключении ею соглашения с Англиею и Италиею по абиссинским делам, в каковом соглашении Россия не принимала никакого участия. Защищать интересы Французского Общества Эфиопских железных дорог, идущие сплошь и рядом в разрез со взглядами Французского Представителя, иначе говоря и со взглядами самого Французского Правительства, Русская Миссия не могла и не может быть уполномочена.

Главною охраною независимости Абиссинии является ее положение среди крутых и по большей части мало доступных гор или обширн^гх безводных степей. Эти горы и степи населены народностями, привыкшими с малолетства обращаться с оружием, более или менее вдинственными и, во всяком случае, совершенно некультурными и терпящими присутствие в своей стране ИНО'

аНЦев только в виду получаемых от них выгод. Вполне необу-е"ная в европейском смысле этого слова абиссинская армия разбила в свое время итальянские войска... Англичане, под первым благовидным предлогом!, прекратили свою экспедицию против Лсумасшедшего муллы"2. Этих опытов оказалось вполне достаточно чтобы признать полную несостоятельность планов завоевания Абиссинии силою оружия.

Но существует еще завоевание мирное* и к нему направлены в настоящее время стремления Англии, Италии и Франции, из коих каждая имеет колонии, граничащие с Абиссинией). Это мирное завоевание сводится к борьбе из-за влияния в стране, приобретенного или при помощи денежных подачек, до которых так падок жадный и вечно нуждающийся в деньгах Менелик и его приближенные, или же путем угроз восстания того или другого, столь же корыстолюбивого, как и сам Менелик, правителя пограничных областей. Ни подкупать Негуса, ни интриговать среди его подчиненных Россия или Русская Миссия фактически не в состоянии и если, что вполне возможно, наступит минута, когда или сам Менелик, или его преемник, прельщенный крупным кушем, отдастся под протекторат той или другой Державы, Русская Миссия вынуждена будет лишь молчаливо констатировать совершившийся факт, не имея никакой возможности воспрепятствовать ему, так как в ее распоряжении нет других факторов, необходимых для оказания давления на некультурные восточные народы и их Правителей - денег и вооруженной силы.

Одного взгляда на карту Африки достаточно, чтобы убедиться, что Абиссиния никоим образом не может служить помехою в стремлении англичан овладеть непрерывною полосою земли от Египта до Капских колоний. Такою помехою являются независимое Государство Конго и Германские колонии в юго-восточной Африке. Абиссиния же остается совершенно в стороне, да к тому же владения ее с северо-запада, запада и юго-запада уже отмежо-ваны от британских владений и граница при этом была, конечно, проведена так, как было угодно и удобно для англичан (см. донесение Надв[орного] Сов[етника] Лихачева от 3 апреля 1906 года за "21).

Понятие "единоверная с Россией Абиссиния" коренится в нашем заблуждении относительно истинной религии этой страны. После изгнания в XV веке португальских католических миссионеров Абиссиния примкнула к коптской церкви и в церковном от-

Средством такого мирного завоевания в руках англичан является недавно Учрежденный Абиссинский Банк (см. донесение Лихачева от 3 апреля 1906 г. за - 21). Банк этот, действующий по всем указаниям Английского Посланника и имеющий главным акционером самого Менелика, всею своею деятельностью доказывает, что финансовые операции не имеют для него первенствующего значения, но что главная цель его быть, так сказать, казначейством, откуда Менелик и его приближенные черпали бы себе субсидии.

ношении стала епархиею Александрийского коптского патриар, хата, от которого доныне получает себе епископов. Так как копты исповедуют ересь, осужденную IV Вселенским Собором, то уже поэтому трудно говорить об Абиссинии как о единоверной с Россией стране. Если к этому добавить, что коптская религия настолько преобразовалась в Абиссинии, что приезжающие из Александрии епископы ее собственно не узнают, то окажется, что на деле никакого единоверия нет. Это признают и сами абиссинцы, и если иногда и употребляют выражение вроде "единоверные с русскими" или "братья с нами по вере абиссинцы", то только в надежде этим более расположить к себе русских. Выше уже было указано, как отнесся Менелик, "г,лава единоверных с русскими абиссинцев", к моральной поддержке русского Представителя, когда убедился, что поддержка эта лишена всякого материального характера.

Таким образом мотивы, коими было вызвано учреждение постоянной нашей Миссии в Абиссинии, оказались на деле не состоятельными. Прямых русских интересов в этой стране не существует, если не считать концессии на разработку золота в провинции Джоти , данную Негусом Русскому Правительству. Но вряд ли существование Миссии в Абиссинии может быть оправдано наличностью этой концессии, точное месторасположение и границы которой не определены: количество золота в ней неизвестно, а по отдаленности ее от центра страны и отсутствию удобных путей сообщения представляется сомнительной выгода ее разработки.

Рынком для сбыта русских товаров Абиссиния служить не может, так как, при всем желании, мы не можем конкурировать с Америкою, поставляющей главный предмет ввоза - хлопчатобумажную материю. Прочие же предметы ввозятся в сравнительно ничтожном количестве.

Русских поддатных, кроме двух-трех авантюристов в Абиссинии не имеется, да и эти последние состоят на службе или у Мене-лика, или у начальников областей и в покровительстве не нуждаются.

Может, пожалуй, возникнуть вопрос об инструкторах для абиссинской армии. Однако опыт подсказывает, что деятельность подобных инструкторов сводится в сущности к образованию маленьких отрядов, может быть и хорошо обученных, но с абиссинскою армиею ничего общего не имеющих. Так француз граф Ла-гибуржер составил отряд из негров-шанкалля, отряд этот участвует при всех парадных церемониях, но дело дальше этого не идет и влияния европейского обучения на чисто абиссинские войска не замечается. Далее поручик русского кавалерийского запаса, Бабичев, имеет отряд в 300 человек конницы. Но отряд этот не показывается и, по-видимому, составляющие его люди находятся скорее на положении слуг и рабочих у самого Бабичева.

В Абиссинии регулярного войска не имеется. В мирное время как сам Негус, так и отдельные начальники провинций, имеют в своем распоряжении более или менее значительные охранные отряды. При объявлении ею войны или вообще в случае надобности, каждый начальник мобилизует население своей провинции и образуемое таким образом войско или вернее вооруженную толпу, ведет по назначению. При таком устройстве армии существование инструкторов бесцельно, завести же регулярное войско, требующее крупных расходов, Абиссиния не в состоянии.

У нас были сделаны не раз попытки посылать в Абиссинию офицеров. Постоянную Миссию сопровождало 7 офицеров. Но пребывание свое в Абиссинии они употребляли или на охоту, или же на составление низкопробных фельетонных корреспонденции в разные журналы.

Из вышеизложенного следует, что существование нашей постоянной Миссии в Абиссинии не оправдывается ни теми мотивами, которые вызвали ее учреждение, ни какими-либо иными интересами.

Расходы же по ее содержанию представляются довольно значительными. В самом деле: Министр-Резидент получает

На канцелярские расходы 2 500р

Секретарь получает 6500 р.

Драгоман получает 4000 р.

Доктор, Фельдшер и фармацевт 12 000лр

Содержание конвоя из 8 казаков 2 920 р.

Закупка медикаментов, содержание госпиталя и прочГее] обходится в 7 000 р

Итого тг 56.920 р.'

К этому следует добавить чрезвычайные по службе

издержки,

колеблющиеся между 10.000 и 15.000 рублей в год. Таким образом общее содержание Миссии обходится от 65.000 до 70.000 рублей ежегодно.

И если обратить внимание, что из этой суммы 19.000 рублей тратятся на оказание бесплатной медицинской помощи населению Аддис-Абебы в то самое время, когда в самой России не только в Деревнях, но и крупных центрах, ощущается недостаток в больницах для неимущего русского населения, невольно возникает вопрос, стоят ли получаемые нами выгоды от оказания столь великодушно помощи чуждому и, как всегда бывает, неблагодарному, населению Абиссинии той сравнительно крупной суммы, которая на нее тратится.

АВПРИ, ф. Политархив, on 482, д. 170, ля. 92-95 об.

1 Имеющаяся в деле аналитическая записка секретаря Постоянной дипломатической миссии России в Эфиопии Б.Н.Евреинова не снабжена ни да-т°й, ни местом написания; на печатной копии имеется лишь год - 1906.

Речь идет о проповеднике Сайде Мохаммеде Абдилле Хасане, который в 1900 г возглавил народное восстание сомалийцев против англичан, продолжавшееся до 1920 г

3 В 1904 г. по просьбе императора Менелика для исследования золотых приисков в Эфиопию прибыла русская геологоразведочная экспедиция во главе с горным инженером Н.Н Курмаковым

? 73. Донесение временного поверенного в делах в Эфиопии С.А.Лихачева министру иностранных дел А.И.Извольскому с предложением о заключении торгового договора между обеими странами 1906 г

Аддис-Абеба, 17 апреля 1906 г.

Насколько мне кажется из всех действий Великих держав, Абиссиния начинает играть некоторую роль в их мировой политике. Вследствие этого державы, прежде не заключавшие торговых договоров с этой страной, как Германия и Австрия, поспешили это сделать в прошлом году. Маленькая Бельгия делает это теперь, Америка заключила договор два года назад. Что же касается Англии, Италии и Франции, таковые договоры заключены были ими еще ранее. Единственная Великая Держава, не заключившая договора с Эфиопией, является, таким образом, Российская империя.

Само собой разумеется, что торговые интересы нашего Отечества в данное время совершенно отсутствуют в Эфиопии. В наличности имеются лишь два брата Магометовых, русских подданных, по моему совету и помощи выписавшие из России некоторые товары. Но их обороты теперь еще не велики и их пока нельзя считать, дело слишком молодое. Но, судя по некоторым собранным мною данным, многие русские товары, как, например, керосин, ситцы, миткали, шшсы и обувь, а затем и некоторые кустарные изделия (металлические, деревянные и прочие) могли бы здесь иметь прекрасный прямой сбыт. Мне кажется, что если до сих пор не было ничего сделано по сему предмету, то это потому, что торговые сведения о России в Абиссинии имели здесь от гг.Леонтьева, Бабичева и прочих людей далеко несведущих в таком серьезном деле, что же касается до Миссии, то по всей вероятности, ввиду других дел, этим она заняться не могла. Осмеливаюсь высказать свое скромное мнение, что серьезно занявшись этим делом, можно было бы понемногу развить торговые отношения России с Абиссинией.

Принимая вышеизложенное во внимание, громадные затраты, произведенные и 1роизвддимые ежегодно Российским правительством на эту страну, а также и тот интерес, который за последнее время начали проявлять Великие Державы к Абиссинии, осмеливаюсь думать, что может быть было бы небесполезным заключение торгового договора с нею, дабы в случае необходимости, когда то придется, иметь более или менее равное оружие для дипломатической борьбы.

Подпись: Лихачев

АВПРИ.фКанцелярия, 1906 s,on 470, д 1,л 22 об

? 74. Из донесения временного поверенного в делах в Эфиопии С. А.Лихачева о Тройственном соглашении 1906 года и уменьшении влияния России среди эфиопов. 1906 г.

Весьма секретно Аддис-Абеба, 2

ноября 1906 г.

Император Менелик, наконец, после долгих колебаний и разных проволочек, решился дать трем представителям заинтересованных Держав ответ на представленный ему несколько месяцев назад проект англо-франко-итальянского соглашения касательно Эфиопии. Ответ этот будет в форме письма каждому из трех Представителей заинтересованных Держав, приблизительно следующего содержания: "Проект соглашения между собой Англии, Франции и Италии получил. Благодарю Вас за то, что Вы стремитесь сохранить независимость моей страны. Само собой разумеется, что Ваше соглашение ни в чем не затрагивает моих верховных прав".,

Этого, собственно говоря, только от него и добивались заинтересованные державы, дабы иметь возможность окончательно подписать состоявшееся и давно в принципе решенное тройственное соглашение.

[...] Все здешние переговоры с императором Менеликом по поводу этого соглашения начались и велись в то время, когда я уже имел честь быть Русским Представителем при дворе царя царей Эфиопии. Как оно для национального самолюбия ни тяжело и обидно еще лишний раз констатировать ненормальные отношения эфиопского монарха и здешнего французского Посланника к Русскому Представителю, тем не менее я, по долгу службы, считаю себя обязанным доложить Вашему Высокопревосходительству, что:

Все переговоры по столь важному для Эфиопии вопросу велись императором Менеликом и французским посланником таким образом, как будто Русская Миссия вообще в Аддис-Абебе и не существовала вовсе. И император Менелик, и г.Лагард в этом деле весьма наглядно еще раз доказали нам, что при решении абиссинских дел, участие России они считают совершенно излишним. Льстивым словом, всегда явно фальшиво звучащим, столь щедро расточавшимся императором Менеликом и его окружающими моим предшественникам, я не придаю иной цены, как той, которую они заслуживают. Для меня лишь ясно, что всем своим поведением в течение десятилетнего периода существования в Аддис-Абебе Русского представительства, император Менелик и его окружающие наглядно доказали, как они оценили русские благодеяния.

Подпись: Лихачев

ЛВПРИ, ф Канцелярия, 1906e,on 470, д 1, л 139об

' Имеется в виду Лондонское соглашение 1906 г. заключенное между Англией, Францией и Италией с целью раздела Эфиопии на сферы экономического влияния. Положительной стороной данного соглашения для самой Эфиопии было то обстоятельство, что заинтересованные державы принимали на себя обязательство сохранять в стране политический и территориальный статус-кво.

? 75. Докладная записка министра иностранных дел А.П Извольского Николаю II о необходимости сохранения в Аддис-Абебе Постоянной российской дипломатической миссии. 1906 г.

Санкт-Петербург, 22 декабря 1906 года

Всеподданнейшая записка министра иностранных дел

Последние события в Абиссинии в связи с донесениями Российского поверенного в делах при Негусе поставили на очередь вопрос, соответствует ли интересам России сохранение на будущее время Императорской Миссии в Аддис-Абебе, или было бы целесообразно сократить ее состав, или совсем упразднить оную.

При тщательном обсуждении дела я пришел к нижеследующим заключениям.

Прежде всего надлежит иметь в виду, что в настоящее время, после пережитых Россией событий, сокращение поля деятельности Императорского Правительства в сфере международных отношений истолковано было бы в неблагоприятном смысле как признак умаления роли России, как Великой Державы, естественно принимающей участие в решении всех мировых вопросов. Уже по этой причине упразднение Миссии, восстановление которой к тому же было бы впоследствии весьма затруднительным, не может быть признано удобным.

Но и независимо от этой общей мысли сохранение Миссии представляется весьма желательным. Хотя Россия и не имеет прямых политических и торговых интересов в Абиссинии, тем не менее Миссия в этой стране представляет значение как наблюдательный пост, позволяющий следить за соперничеством скрещивающихся там важных политических интересов и дающий возможность в случае необходимости с пользою для политического равновесия и международного мира иметь голос в разрешении могущих возникнуть на Абиссинской почве конфликтов.

[...] Несмотря на то, что вследствие недавнего соглашения франции, Англии и Италии по абиссинским делам, антагонизм поименованных держав в этой области следует считать на время устраненным, однако несомненно, что наряду с этими державами в Абиссинии действуют и другие политические и экономические силы, прежде всего Германия, уже учредившая Дипломатическое Представительство в этой стране и заключившая с нею торговый договор, а также Американские Соединенные Штаты и даже Австро-Венгрия, посылавшие в Аддис-Абебу чрезвычайные миссий-Таким образом почва для конфликта существует и для Императорского Правительства чрезвычайно важно иметь неослабное наблюдение за ходом дел в Эфиопии, чтобы заранее быть осведомленным о готовящихся осложнениях и в этих случаях своевременно принимать меры, согласные с интересами России.

Извольский

АВПРИ, ф Канцелярия, 1906г. оп.470,д 1, л 155.

? 76. Из донесения поверенного в делах в Эфиопии Б. А.Чемерзина министру иностранных дел С. Д. Сазонову о положении российской миссии и трудностях, с которыми она сталкивается. 1910г.

19 октября 1910г. Аддис-Абеба

Русская Миссия занимает в Аддис-Абебе со дня ее учреждения исключительное положение и по отношению к Абиссинскому пр" вительству и среди других европейских миссий. Вплоть до смерти министра Лишина Абиссинское правительство в лице император Менелика II смотрело на русского представителя как на своего советника и друга. Менелик II звал министра Лишина свой* "отцом" и вставал ему навстречу - почесть, которая больше нН-кому не оказывалась. Поддержка Абиссинии была общепризнанной функцией Миссии. Один из европейских представителей довольно удачно характеризовал это следующими словами: "ВЫ> русские, здесь тратите деньги. Мы ничего не даем, и все, что МЫ здесь приобрели, нам ничего не стоит". Смерть Лишина была трауром для Абиссинии: в этом году бьш заключен договор, известный под именем Traite du partage d'Abysiniel. Понятно, что договоренные стороны не могли примириться с прежней ролью Русской Миссии в Аддис-Абебе. Австрия и Германия, устраивая здесь свои экономические интересы, смотрели на православную миссию как на опасного соперника. Армяне, греки, турки, не имеющие своих миссий, относились к русскому представительству особенно враждебно и являлись платными и часто добровольными агентами в распространении о России и русской миссии всяких инсинуаций

Отношение европейских миссий к русскому представительству можно формулировать так:

1 - Русская Миссия в Аддис-Абебе лишняя;

2- России не место в Африке;

3- Абиссиния не есть православная страна. Следовательно и религиозная связь только натяжка.

Поэтому отношение к Русской Миссии всегда недоброжелательно кроме тех случаев, когда Русская Миссия исполняет поручения и оказывает услуги той или иной европейской державе. Самостоятельной русской политики в Абиссинии не признают. Между тем Абиссинское правительство втайне рассчитывает только на Россию, не забывая старых услуг и зная русское могущество.

АВПРИ, 0, Политархив, on. 482, д. 176, лл. 63-64 об.

К.Н.Лишин умер в 1906 г. в этом же году было подписано Лондонское соглашение (см. примечание к документу - 74).

?Na 77. О продаже Японией трофейного русского вооружения Эфиопии и о возможных шагах России в этой связи. 1912 г.

Из докладной записки капитана Джулиани, состоящего при Российском посольстве в Риме

Рим, 12/25 марта 1912 г.

-Я недавно получил из Абиссинии известие, что абиссинское правительство приобрело в Японии при посредничестве французского купца партию 3-ех линейных русских винтовок, отнятых у нас во время последней войны. Ныне производится прием означенных винтовок в Джибути. Обстоятельство это не особенно благоприятствует нашему престижу среди абиссинцев, без того сильно поколебленному японской войной. Мне кажется, что наступила благоприятная минута восстановить наше прежнее влияние в Абиссинии, без особых для нашей казны расходов. Следовало бы принести в дар новому Правительству Абиссинии в лице Наследника Престола Лидж Иясу, фактически управляющего страною, партию японских винтовок, отнятых нами во время войны. Они в настоящую минуту только загромождают наши арсеналы и склады. Винтовки эти, не представляя для России особой ценности, весьма дороги для Абиссинии, страны преимущественно охоты, своим отчетливым прицелом и якобы убойной силой. Ко мне неоднократно обращались из Абиссинии с поручением приобрести таковые и имею основания полагать, что оказывая такое внимание абиссинскому правительству, мы уничтожили бы неблагоприятное впечатление продажи японцами нашего оружия.

Подпись

4ВПРИ, ф. Политархив, on. 482, д. 183, л. 5 об.

? 78. Врач российской дипломатической Миссии в Аддис-Абебе А.И.Кохановский о характере русско-эфиопских отношений и об интересах России в Эфиопии

[1913г.]

[...] Говоря о царствовании Менелика II, естественно остановиться на вопросе о русско-абиссинских отношениях. К абиссинскому вопросу русское общество относится, мне кажется, слишком легкомысленно. В "Биржевых Ведомостях" было даже указано однажды на бесполезное расходование денег в Абиссинии. Но так ли это. Действительно ли Абиссиния для России представляется чем то менее значущим, чем Сиам или любое государство мира. Почему же и Абиссиния и заитересованные европейские державы, несмотря на нашу скромность, считаются с Россией в Абиссинии, одни уповая, другие опасаясь.

Еще с Московскими царями допетровской Руси Абиссиния хотела завязать отношения на почве религиозного родства. В прошлом столетии эти попытки повторялись неоднократно: в 1855 года, 1874, 1876, 1879, 1887 и др. К сожалению абиссинцы, чуждые международной политики, выбирали нередко крайне невыгодный для нас момент, чтобы завязать сношения. В последнее время неоднократно Абиссинское правительство хотело напомнить о себе России, но естественно этому всегда противились европейцы. Помимо политических отношений, отдельные русские лица, как генерал Шведов, полковник Артамонов, Булатович, Леонтьев, инженер Курмаков, министр Лишин, еще ранее Машков и многие русские врачи сыграли, каждый в своей сфере, видную роль в истории царствования Менелика П.

Стоя на страже своих политических интересов, европейцы всячески старались дискредитировать в Абиссинии русское имя. Укажу на несколько примеров, чтобы ими показать, насколько в Абиссинии считаются с Россией, насколько боятся ее популярности у туземцев. В одном из лучших учебников абиссинского языка, изданном в Риме в 1908 году Афуорком, есть разговор между проводником-абиссинцем и европейским путешественником более чем странного характера по своей неестественности и по грубой некорректности, если не сказать более, к нашему Правительству.

А Приведу французский текст: РОВОДНИК: Mais je ne crois pas qu'il puisse у avoir un peuple si mal

E gouverne que le peuple de 1'Ethiopie. Ропеец: Maintenant, non, peut-etre. Mais il у a quelques siecles il en etait aussi de merae en Europe, - comme d'ailleurs cela existe encore en

А Russie.

°Дник: Or, ne parlons pas de la Russie dont les souverain1.

... не смею цитировать дальше. И абиссинцы читают эту книгу. После Русско-Японской войны абиссинцев уверили, будто русских так много убили на войне, что они теперь стали маленьким народом И они с трудом верят, что после войны народонаселение России увеличилось на десятки миллионов. На заседании Абиссинско-европейского Комитета, по поводу покупки у японцев русских ружей, одним европейцем было сказано: ?Хотите, мы привезем вам не только ружья, но и русские мундиры". Я могу напомнить из прошлого, - расстрел спутников Ашинова, отказ Менелика II, под влиянием европейцев, от русского топографа, которого он сам просил прислать из Петербурга. "Ведь этот офицер уже делал съемку Манчжурии, которую русские потом захватили. Тоже будет и с вашей Абиссинией", - сказал Менелику один европейский представитель. Это так испугало суеверного абиссинца, что он, вернув топографа с дороги, позже обращался к топографам нерусской национальности. Таких случаев было не мало; не мало и таких, которые не могут быть здесь упомянуты. Вот как смотрят на Россию и ее возможную роль в Эфиопии абиссинцы и европейцы.

Что же мы можем дать и получить взамен от Абиссинии. Прежде, чем говорить об экономических отношениях, два слова о религиозных и политических. Абиссиния считает себя страной православной, единоверческой России. Хотя монофизиты, копты, абиссинцы на Флорентийском соборе объявили себя православными. Религиозными интересами в Абиссинии исчерпывается вся духовная жизнь. Вне религии у абиссинца нет ни науки, ни искусства. Но и религиозная жизнь весьма сильная верой, бедна содержанием. Духовенство часто не умеет читать. Церкви голы или покрыты изображениями, среди которых встречаются даже изображения чертей. О жизни Христа и его учении знают очень мало. Псалмы Давида представляют почти исключительное духовное чтение. "Сколько у вас Давидов", сказал один образованный абиссинец, входя ко мне и видя груды книг на полках и столе. Церковные облачения, утварь невыразимо убоги. Литографии святых ценятся, как богатый дар. Книги церковные часто отсутствуют даже в церквах или полны грубых ошибок, сделанных переписчиками. За пожертвование двух-трех рублей местный священник делает земной поклон и целует руку. Нужно отдать должное высокой деятельности католического духовенства в Абиссинии: оно устраивает лепрозории и больницы, принимает больных, учит французскому языку, устраивает школы, занимается садоводством и огородничеством, скотоводством и пчеловодством, строит прекрасные церкви; имеет типографию и издает журналы. С глубоким уважением я вспоминаю отца Базиля и брата Иоакима, которые не гнушались даже рубить дрова и исполнять самые грязные работьь Сам Менелик склоняется перед их бескорыстной и благородной деятельностью. Но в результате Абиссиния делится на два враждебные лагеря - католиков и абиссинцев, и первые становятся иностранцами в собственной стране. Ничего не прибавлю к этой картине.

Политическая роль России в Абиссинии была ясна, пока пути днглии и политика России и Франции были противоположны. Создать Эфиопскую империю, как крепость и оплот против Египта, не дать английским колониям Африки соединиться имело для На'с высокой важности значение. Сейчас, говорят, Абиссиния это отвлекающий пластырь в политике, это наблюдательный пост на случай компенсации. Но не в духе России требовать компенсаций. Мне кажется, поддерживать Эфиопию, не ссорясь из-за нее с нашими друзьями, наш долг не только по отношению к Абиссинии, но и к нам самим, так как будущее неизвестно, и так как не дали же нам наши друзья "проглотить Персии", страну, где садили на кол и мучили русских подданных. В Абиссинии же иностранцев убивают куда реже, чем в любой европейской стране. "British policy is correctly stated to have two objects - the maintenance of our friendship with Russia and the preservation of Persian independence)), - говорит английское мнение в газетах и устами министров и парламента. Почему же и наша политика не строится тоже на поддержании - дружбы с Англией и независимости Эфиопии.

Экономическое будущее Абиссинии начинает выясняться лишь в последнее время. Но об этом европейцы не любят распространяться, предпочитая скорее умалять богатства Абиссинии. Как в Сибири, найдя золото, не рассказывают направо и налево о находке, а делают заявку, - так и в Абиссинии предпочитают сохранить страну для себя те, кто пришел сюда первым, разбогател или думает разбогатеть в ближайшем будущем. Эфиопия есть страна хлопка. Об этом знали еще римляне. О кофе, арабские марабу пишут, что оно привезено к ним из Эфиопии, из страны Каф-фа. И кофе, и хлопок растут в Абиссинии в диком состоянии, также как и каучук, ценимый на Лондонском рынке выше американского. Абиссинский кофе по своим качествам стоит рядом, а иногда и выше Мокка и ввозится в Аравию из Харрара; хлопок Абиссинии приближается к египетскому. Кроме того, Абиссиния есть страна хлеба, масла и меда, кож и мяса. Обилие этих продуктов и дешевизна их, обилие рабочих рук, необыкновенное богатство почвы (местами до 30% органических остатков), обилие горных рек и ключей для искусственного орошения, огромные неиспользованные пространства, чрезвычайно выгодное положение на мировом пути из Европы на Восток, сравнительная близость от моря с проведением железной дороги (расстояние от центра Абиссинии Аддис-Абаба к морю то же, что между Москвой и Петербургом), здоровый климат на возвышенностях, которые встречаются всюДУ, в виде небольших потухших вулканов на самых низменных местах вблизи рек (средняя температура дня 20° тепла круглый год), - должны сделать Абиссинию в ближайшем будущем страной большого мирового значения, напоминающей Египет, только Египет огромного масштаба. Сейчас трудно определить емкость

Абиссинского рынка; она быстро растет, по мере того, как растет спрос европейцев на сырье, обогащающий туземцев, по мере того как увеличиваются их потребности и их производительность. Ввоз и вывоз Абиссинии за последний период удваиваются через три-четыре года. Все страны Европы, включая Австрию, Румынию. Голландию, а также Северо-Американские Соединенные Штаты посылают сюда разведчиков-торговцев. Укажу для примера, в Ад-дис-Абаба есть около 15 больших домов американских, французских и других, занятых скупкой шкур и кож; и для всех есть работа. Помимо хлопковых тканей, Абиссиния требует керосин, сахар, спирт, лес, спички, муку, железо, то есть именно те продукты, в сбыте которых заинтересована Россия. Рано или поздно Россия будет торговать с Абиссинией; но лучше быть в первом ряду, чем в последнем. Уже и теперь все наши пароходы заходят не в Аден, а в Джибути, где и стоянка парохода ничего не стоит, и пресная вода в изобилии, и есть необходимые продукты и запасы каменного угля. Об отдаленности же Абиссинии, которая все же ближе к Одессе, чем к Лондону и к французским портам, не нам говорить; не нам, - русским, - посылающим свои товары на верблюдах в Центральную Азию за тысячи верст; не нам, отправляющим пароходы в Персию и Владивосток (к сожалению, иногда пустые). Абиссиния есть почти приморская страна, так как Тигре, Харрар, Бали лежат на расстоянии 300 верст от моря, а центр Абиссинии на 600-700 верст. Россия, как и другие страны умеренного пояса, потребляет в большом количестве продукты тропического климата. Колоний в тропическом поясе у нас нет. Для России, конечно, выгоднее вести самой торговлю с тропическими странами; и со странами независимыми - выгоднее, чем с чужими колониями, которые, естественно, ставят иностранцам препятствия. Некоторые препятствия могут встретиться, правда, и здесь, так как Джибути порт французский и железная дорога в Абиссинии принадлежит Франции; но эти препятствия транзитного характера и потому менее значительны. Но главное внимание России должно быть обращено на концессии, которые ей легче получить, чем другой державе, в силу взаимного доверия. Министр Лишин уже давно обратил внимание на необыкновенные богатства провинции Марокко, но есть другие места, еще более богатые. Этот земной рай, где нет чахотки, где сифилис протекает как незначительная болезнь, может быть не только здравницей для небогатого русского, но может нам дать кофе и хлопка на многие миллионы. Пока мы говорим об ирригации Туркестана, потребующей сотни миллионов, мы должны покупать ежегодно в Америке хлопка на 60 миллионов рублей и более. Неужели Абиссиния не стоит того, чтобы здесь произвести хотя опыт, тем более, что получение концессии в несколько тысяч десятин земли, потребует расхода не более десяти тысяч рублей. Ирригационныне работы в Абиссинии крайне легки для выполнения, и их стоимость ограничивается десятками, самое большее сотнями рублей. Абиссиния является страной, где еще не собраны пенки. И Россия на них имеет такое же право, как и другие, тем более, что она здесь не ищет ни территориальн^гх, ни политических выгод, кроме поддержания независимости единоверческой и дружески к нам настроенной страны. А явятся у нас здесь экономические интересы, будет основание поддержать Эфиопию и в религиозном и политическом отношении.

АВПРИ, ф. Политархчв, on 482, д. 181, лл. 121-127 об.

1 Перевод:"Я не могу себе представить, что может быть народ, столь плохо управляемый как эфиопы.

Теперь нет, но несколько столетий назад такая ситуация существовала и в Европе, а в России она сохраняется и по сей день.

Давайте не будем говорить о России, правитель которой ..."

5. РОССИЯ И АНГЛО-БУРСКАЯ ВОЙНА 1899-1902 гг.

Русское общество и англо-бурская война

? 79. Отрывок из записки чиновника МИД России И.Коростовца "Английское влияние в Португальской Африке (Мозамбик) и в Трансваале" - "Русское влияние в Трансваале?

1899, март

[...] Интерес, представляемый для нас Трансваалем, имеет не только академический интерес. Трансвааль интересен, во первых как одно из немногих независимых африканских государств, доказавших свою жизнеспособность, а во вторых, как объект притязаний Англии. Императорское Правительство, приняв живое участие в судьбе единоверной Абиссинии, показало, что оно именно так понимает свою задачу. Абиссиния на севере Африки - такой же оплот против всепоглощающего империализма Англии, как Трансвааль на юге. Независимость боэрских Республик для России конечно желательнее африканской федерации под суверенитетом Англии. Если не может быть речи об активной русской политике, то нравственное поддержание Трансвааля конечно по силам нашей дипломатии. Нужно также иметь в виду, что в данном случае наши интересы совпадают с французскими. Присоединив Мадагаскар, Франция сделалась южно-африканскою державою и не может желать упрочения Англии в Трансваале и в Делагоа. Англо-Германское соглашение не могло поэтому не возбудить опасений Парижского Кабинета. В минувшем году Французский Посланник в Лиссабоне дал понять португальскому Правительству, что уступка Делагоа другой державе будет сочтена Франциею за неприязненное действие. Франция готова будто бы даже на финансовые жертвы, лишь бы помешать Английскому водворению в Делагоа. [...]

И.Коростовец

ЛВПРИ, ф. ПДепартамент, 1-5, on 929, д. 2, лл. 125-126 об.

? 80. Николай II об англо-бурской войне Из

дневников Николая II. 1899 г.

14 октября 1899, четверг'.

Читал с интересом английские газеты о войне в Южной Африке. 14 января 1900, пятница.

Днем побывали у Ксении2; Сандро3, как и все мы впрочем, совсем помешался на войне англичан с бурами4.

ГАРФ> Ф-601'оп-1'д- 24° (Дневник Николая П за 24 февраля - 30 ноября 1899), л 181 и д. 241 (ДневникНиколаяИза 1 декабря 1899- 27июля 1900), л. 35.

1 Николай II в это время был в Германии, близ Дармштадта и собирался встретиться с Вильгельмом II.

2 Великая княгиня Ксения Александровна, сестра Николая II.

3 Великий князь Александр Михайлович, муж Ксении Александровны.

4 Дневники Николая II за эти годы не опубликованы. Выраженное им тут отношение к южноафриканским событиям совпадает с тем, которое содержится в его письме сестре Ксении от 21 октября 1899 г. (Николай Романов об англобурской войне // Красный архив. 1934. Т. 2 (63). С. 125-126):

"Как и ты и Сандро, я всецело поглощен войною Англии с Трансваалем; я ежедневно перечитываю все подробности в английских газетах от первой до последней строки и затем делюсь с другими за столом своими впечатлениями. Я рад, что Алике во всем думает, как мы; разумеется, она в ужасе от потерь англичан офицерами, но что же делать - у них в их войнах всегда так бывало!

Не могу не выразить моей радости по поводу только что подтвердившегося известия, полученного уже вчера, о том, что во время вылазки генерала White целых два английских батальона и горная батарея взяты бурами в плен!

Вот что называется влопались и полезли в воду, не зная броду! Этим способом буры сразу уменьшили гарнизон Лэдисмита в 10 тысяч человек на одну пятую, забрав около 2000 в плен.

Недаром старик Крюгер, кажется, в своем ультиматуме к Англии, - сказал, что, прежде чем погибнет Трансвааль, буры удивят весь мир своей удалью и стойкостью. Его слова положительно уже начинают сказываться. Я уверен, что мы еще не то увидим, даже после высадки всех английских войск. А если поднимется восстание остальных буров живущих в английских южноафриканских колониях" Что тогда будут делать англичане со своими 50 тысячами; этого количества будет далеко недостаточно, война может затянуться, а откуда Англия возьмет свои подкрепления - не из Индии же?

Ты знаешь, милая моя, что я не горд, но мне приятно сознание, что только в моих руках находится средство вконец изменить ход войны в Африке. Средство это очень простое - отдать приказ по телеграфу всем туркестанским войскам мобилизоваться и подойти к границе. Вот и все! Никакие самые сильные флоты в мире не могут помешать нам расправиться с Англией именно там в наиболее уязвимом для нее месте.

Но время для этого еще не приспело: мы недостаточно готовы к серьезным действиям, главным образом потому, что Туркестан не соединен пока сплошной железной дорогой с внутренней Россией.

Однако же я увлекся, но ты поймешь, что при случае невольно иногда самые излюбленные мечты вырываются наружу, и невозможно удержаться, чтобы не поделиться ими.

Даже тут в мирном Дармштадте большое возбуждение, как и везде, против Англии, и самое горячее участие принимается в судьбе африканских голландцев!

Когда это письмо дойдет до тебя, мы уже будем в Скерневицах. По пути придется остановиться почти на целый день в Потсдаме, где я намерен всячески натравливать императора на англичан, напоминая ему о его известной телеграмме Крюгеру!?

Как известно, выраженная тут Николаем II неприязнь к Великобритании не помешала ему впоследствии радоваться, что король Георг V присвоил ему воинское звание британского фельдмаршала. В декабре 1915 г. он писал своей жене, императрице Александре Федоровне: "Вообрази, Джорджи произвел меня в фельдмаршалы британской армии" (?Fancy, Georgie has promoted me to Field-Marshal of the British Army?). (The Letters of the Tsar to the Tsarina 19141915. London, New York, 1929. P. 121). Обрадованная императрица отвечала: "Как хорошо, что ты назначен английским фельдмаршалом? (Переписка Николая и Александры Романовых. Т. 3. Москва-Петроград: Гос. изд-во, 1923. С. 503-504).

? 81. Отношение управляющего Министерством внутренних дел, товарища министра А. Д. Оболенского министру иностранньгх дел М.Н.Муравьеву по вопросу о просьбе Р.Иконниковой разрешить спектакль в пользу раненых буров. 1899 г.

Министерство внутренних дел. Департамент Полиции.

17 ноября 1899г.

Господину Министру Иностранных дел

Вдова Статского Советника Раиса Иконникова обратилась с ходатайством о разрешении устроить в Москве спектакль в пользу раненых буров.

Вследствие сего, предварительно дальнейших распоряжений, имею честь покорнейше просить Ваше Сиятельство почтить Вашим заключением о том, не встречается-ли со стороны Министерства Иностранных Дел препятствий к благоприятному разрешению означенного ходатайства.

За Управляющего Министерством Внутренних Дел

Товарищ Министра Князь А. Оболенский

АВПРИ, ф. ПДепартамент, 1-5, on 929, д. 2, л 183.

? 82. Отношение II Департамента МИД России управляющему МВД А.Оболенскому о разрешении спектакля в пользу раненых буров.

Министерство Иностранных Дел Управление 18 ноября 1899 г.

МВД (черновик, текст от руки)

В ответ на отношение от 17 сего Ноября за - 7169 им|ею>1 ч[есть] уведомить Ваше Превосходительство], что со стороны МИД не встречается препятствий к разрешению устройства в Москве спектакля в пользу раненых буров.

При этом весьма желательно, чтобы в программе спектакля не содержалось ничего оскорбительного по отношению к Англии.

д.

АВПРИ, ф. ПДепартамент, 1-5, on. 929, д. 2, л 184.

? 83. Телеграмма из Кишинева от частных лиц, российских подданных, министру внутренних дел Д.С.Сипягину с ходатайством о прекращении англо-бурской войны. 1900 г.

22 марта 1900 г.

Ваше Высокопревосходительство, почтительнейше просим Вас повергнуть к стопам Его Императорского Величества наши верноподданнические чувства и всеподданнейшее ходатайство возвысить свое мощное слово в пользу прекращения вопиющего преступления англо-трансваальской войны, глубоко возмущающей нравственное чувство всех русских людей. Мы осмеливаемся повергнуть к стопам Его Величества эту просьбу, зная какими великими принципами руководствовался наш Государь, созывая мирную конференцию, и зная, что весь русский народ разделяет Его великие человеколюбивые стремления, мы умоляем нашего возлюбленного Монарха вступиться за невинных людей, вынужденных жертвовать своею жизнью и оставлять осиротелые семьи только потому, что они владеют золотом и хотят сохранить свою самостоятельность. В этом заступничестве за невинно гибнущих героев наш Великий Государь будет иметь за Собой весь Его могучий миролюбивый народ

[Подписи жителей Кишинева]

АВПРИ, ф. ПДепартамент, 1-5,1895г. on 929, д. 10, лл. 21-24.

? 84. Прошение крестьянина И Т.Васильченко на имя министра иностранных дел В.Н.Ламздорфа о дозволении ему вступить добровольцем в армию буров. 1901 г.

Министру Иностранных Дел Его Сиятельству Графу Бранздофу

Крестьянина Игнатия Трофимовича Васильченко Прошение

Честь имею покорнейше просить Ваше Сиятельство дозволить мне поступить в Южную Африку поступить добровольцем в ряды общих войск буров Оранжевой республики, а так как я бедный человек, то если заблагорассудится Вашему Сиятельству отправить меня на казенный счет. Шестьнадцати лет вид на жительство имею состою писцом у Нотариуса.

Адрес мой город Ромны Полтавской Губернии чрез полицию Могилевская улица дом - 232.

К сему подписуюсь житель г.Ромны крестьянин Игнатий Трофимович Васильченко. 1901 года января 30 дня

АВПРИ, ф II Департамент, 1-5, on 929, д 10, л 116 1 Так в тексте.

? 85. Письмо неизвестных лиц из Москвы министру иностранных дел В.Н.Ламздорфу . 1901 г.1

Так как наше правительство в течение полуторагодовалой геройской] борьбы оставалось безучастным и даже дипломатическим способом не заступалось за несчастных израненных героев-буров, то поэтому просим Ваше сиятельство принять на первой неделе Великого поста трансваальского посла г.Лейдс и принять истерзанныгх буров под свою защиту.

[продолжение письма"д,ругим почерком]

Неужели Вы не видите, что все русское общество страшно раздражено английским нахальством вот уже второй год.

[нрзб.] если Вы хоть ни капельки не сочувствуете бурам и не примете мер к защите угнетенных, то смотрите: мы до Вас доберемся - все равно нам каторга, а Вас на тот свет отправим. Вам это покажется смешным, но ничего нет смешного. Помните, еще в этом году отправляли к праотцам королей, царей и пр. Так и для Вас найдется [место] на том свете. Вы, конечно, не поверите этому письму и не напугаетесь, ну да все равно.

Вспомните Россию на Берлинском конгрессе 1878 г. , где над нами издевались Биконсфильд и Сольсбери. По какому праву они могли кричать и разорвать Сан-Стефанский договор"Теперь разве нельзя им показать, сумей только сделать демонстрацию на индийской границе, разве только Вы хотите петь под английскую дудку, раз Вы не можете - Вам только сказать слово, и все будет.

. Почему Вы не приняли президента Крюгера?

Далее - еще один почерк]

. Если Вы не примете г.Лейдсе, то на нас не пеняйте.

г.Москва

[Еще один почерк]

Кто бы мог подумать, что такая неизвестная земелька может jl/2 года бороться с колоссом; т.е. Давид с Голиафом; их дело правое, и если Вы допустите их стереть с лица земли [на этом письмо кончается].

ГАРФ, ф. 102, ДП (Департамент полиции), Шделопроизводство, 1901 г, д 15, т 1415

1 Заказное письмо, посланное, вероятно, в начале 1901 г. когда в газетах делались предположения о готовящемся приезде в Россию В.Лейдса, посла Трансвааля в ряде стран Европы. Группа лиц, написавших письмо, скорее всего находилась в состоянии опьянения, но в их неграмотном письме отразились настроения тогдашней правой печати.

2 На Берлинском конгрессе 1878 г. были пересмотрены условия Сан-Стефанского мира, завершившего русско-турецкую войну. По требованию ряда европейских держав Берлинский конгресс урезал те территориальные уступки, которые получила Россия у Турции.

? 86. Из дневника генерала В.В.фон Валя.

О проанглийской позиции импфатрицы Александры Федоровны во время англо-бурской войны. 1900 г.

В Английском банке хранился частный фонд Императорской фамилии, образовавшийся от переведенных туда Императором Александром II в смутное время 1869 по 1881 год свободных остатков кабинета и уделов. Сумма эта достигла 50 миллионов фунтов стерлингов, т.е. 500 миллионов рублей. В начале войны Англии с Южно-Африканскими колониями императрица Александра Федоровна, горячо сочувствуя англичанам, уговорила Государя дать эти деньги взаймы королеве Виктории, и Государь на это согласился, не подумав о том, что этот поступок, поощрявший разбойничье нападение сильного на слабейшего из-за желания отнять у него его собственность, явно противоречил принципам, послужившим к созванию Гагской конференции и поставленным на оной решениям.

Еще менее такая поддержка, оказанная Англии, отвечала чувствам всех классов русского народа, горячо сочувствующим бурам и видящего в Англии не без основания своего злейшего врага. Хотя этот грустный факт старались держать в секрете, но это, разумеется, оказалось невозможным, так как в Англии его не скрывали и о нем узнала вся Европа. В глазах несочувствующих России партии2 фактом этим стараются объяснить молчание России, выступившей незадолго до объявления этой несправедливой войны в роли апостола мира, при столь наглом нарушении Англией всех принципов, послуживших к созванию Гагской конференции. Говорят, что Государь опасается потерять капитал императорской фамилии в случае возникновения несогласий с Англией, т.е. что королева Виктория этим займом посадила его к себе в карман.

По поводу непонятной для иностранцев политики нашего кабинета в дружественной Франции говорят: L'Empereur de Russie voudrait bien venir en aide aux braves Boers, mais le pauvre homme ne sait pas comment s'y prendre!

У нас же по мере распространения известия об этом займе, данном Англии из русских денег, чувства неудовольствия молодой императрицей все разрастаются и делаются прямо враждебными.

К этому присоединился еще следующий комический, но не менее того фустный факт.

В цирке Чинизелли давали пантомиму "Война англичан с бурами". При общем сочувствии публики последним она встречала выход артистов, представлявших храбрых буров, криками симпатии и сочувствия, по адресу же англичан посылала свистки и ругательства. Императрица Александра Федоровна, узнав об этом, имела бестактность поехать с дочерьми на одно из этих представлений и глубоко оскорбленная поведением публики (как англичанка) возвратилась домой и потребовала от Государя запрещения этой пантомимы. И запрещение это последовало, что вызвало много толков и выражения неудовольствия, настолько сильного, что после некоторого времени нашли нужным разрешить вновь эту пантомиму, в которой сделаны были некоторые изменения, что, однако, не помешало публике еще громче и резче высказать свое сочувствие бурам и негодование англичанам.

При новом разрешении этой пантомимы произошла еще следующая неловкость. Дирекция цирка почему-то нашла нужным подчеркнуть сведения о запрещении, чтобы поддерживать в публике разговоры об этом и для этой цели помещала в своих афишах крупным шрифтом слова "такой-то раз по возобновлении". Градоначальник, очевидно, не понял этой проделки и беспрепятственно разрешал эти афиши, долгое время забавлявшие публику.

Поездку Государя и имперафицы в Москву на страстной неделе и рескрипт на имя великого князя Сергея Александровича общественное мнение объясняет желанием Государя по возможности загладить впечатление, вызванное слухами о симпатии и преданности императрицы английским интересам. Надеялись, что демонстративное посещение церквей и монастырей и исполнение обрядов православной церкви в центре России и древней первопрестольной ее столицы убедит народ и общество, что императрица не англичанка, а русская; но едва ли цель эта будет достигнута.

Генерал В.В фон Валь. ('Записки 1900 г. Апрель-июнь". Отдел рукописей Государственной публичной библиотеки 1тМ.Е.Салгпыкова-Щедрина ф. 127, - 6, тетрадь 3, лл. 52-55. Составители выражают признательность члену-корреспонденту РАН р.Ш.Ганелину, который обнаружил этот документ и разрешил опубликовать его в нашем сборнике.

1 Так в тексте.

2 Так в тексте.

3 "Русский император очень хотел бы прийти на помощь бравым бурам, но бедняга не знает, как за это приняться!?

? 87. Записка министра тостранных дел В.Н.Ламздорфа о задачах внешней политики России в связи с англо-бурской войной. 1900 г.

Разыгравшиеся на Африканском материке с начала осени минувшего года события сосредоточили на себе всеобщее внимание и приобрели в глазах Правительств почти всех Государств особливую важность по тем неожиданным последствиям, к которым привело столкновение сравнительно ничтожных военных сил двух небольших южноафриканских республик с войсками могущественной Англии.

Война с Бурами, которая по обстоятельствам, вызвавшим серьезные разногласия между Сент-Джемским Кабинетом и Правительством Трансвааля, казалось, должна была оставаться в рамках частного эпизодического явления английской колониальной политики, возросла до размеров события мирового интереса.

Со времени получения первых же известий об успехах оружия Трансваальцев, все симпатии и сочувствие общества как в Континентальной Европе, так и в Америке явно выражались в пользу буров, выступивших в защиту своих прав, свободы и независимости; а на ряду с этим, несмотря на постигшие великобританские войска бедствия, - все сильнее и резче сказывалось чувство неприязненного возбуждения против Англичан, затеявших неправое дело, ради материальных целей и тотчас вслед за успешным завершением трудов созванной, по великодушному почину Русского Царя, Гаагской конференции, положившей основы мирного разрешения международных недоразумений.

Но помимо этих чисто нравственных причин, столь определенно очерченное отношение к воюющим сторонам, по-видимому, находило себе оправдание в историческом прошлом последних десятилетий.

Действительно, за истекшие пол-века, Англия, вследствие своей алчной, корыстной и эгоистической политики, успела возбудить против себя неудовольствие почти во всех Государствах Континентальной Европы, пользуясь своим исключительным островным положением, первыми по силе и могуществу военным и коммерческим флотами, Англичане сеяли раздор и смуту среди европейских и азиатских народов, извлекая для себя из этого всегда какую-либо материальную выгоду. Почти все Государства в большей или меньшей степени испытали на себе неблагоприятные последствия таковой политики, и не удивительно посему, что известия о неудачах, понесенных английскими войсками в борьбе с бурами, вызвали повсюду чувство нравственного удовлетворения, чтобы не сказать удовольствия; по мере же того, как дальнейшие осложнение в Африке требовали от Великобритании большого напряжения сил, - общественное мнение и печать за границею все определеннее стали проповедовать необходимость для Государств Европы воспользоваться благоприятною минутою, дабы извлечь возможные политические выгоды и, пока Англия поглощена войною, вознаградить себя там, где, при других условиях, пришлось бы несомненно натолкнуться на "великобританские интересы".,

Отголосок такового настроения Европы обнаружился и в среде русского общественного мнения, широко поддержанного всеми органами как столичной, так и провинциальной печати. Высказанная у нас, в виде разнообразных, но смутн^пх пожеланий, мысль о соответственных приобретениях для России приняла, как это всегда бывает, в заграничн^пх и главным образом английских изданиях более определенную форму: иностранные газеты спешили поведать о готовых уже обширных планах занятия нами Кабула, Герата, портов Персидского Залива и пр. в уверенности, что Россия, считающая Англию своею исконною, наиболее опасною соперницею, неминуемо должна воспользоваться ее затруднениями, дабы нанести ей чувствительный удар в Средней Азии, либо на Дальнем Востоке.

Нет сомнения, что с принципиальной точки зрения подобные выводы не находят себе оправдания в историческом прошлом России, не согласны ни с духом, ни с заветными преданиями ее политики, направляемой Державною волею Русских Государей. Россия, не раз поднимавшая меч в защиту слабых и угнетенных народов, никогда не прибегала к оружию с тем, чтобы достигнуть каких-либо материальных выгод, пользуясь затруднениями своего соседа, Россия всегда и повсюду смело становилась лицом к лицу со своим врагом или соперником в ту самую минуту, когда того требовали ее первостепенные государственные интересы, победоносно отражая воздвигаемые против нее козни.

При обсуждении настоящего положения дел, вызванного кровавыми событиями на Африканском материке, - нельзя, однако, терять из виду того обстоятельства, что некоторые из Континентальных Держав, пользуясь именно отвлечением сил и внимания Англии, успели занять настолько выгодное положение, что оно неминуемо должно нарушить общее политическое равновесие и может неблагоприятно отразиться на интересах России.

В виду таковых соображений, само собою разумеется, Императорское Правительство не могло долее, без риска впасть в противоположную ошибку, уклоняться от тщательного рассмотрения и обсуждения настойчиво возбуждавшегося и общественным мнением, и печатью вопроса: не следует ли действительно России воспользоваться благоприятно сложившимися обстоятельствами, если не с целью каких-либо территориальных захватов, в коих ей надобности не представляется, то, по крайней мере, в видах достижения с возможно меньшею затратою сил одной из стоящих на очереди политических задач? А в случае удовлетворительного разрешения этого вопроса, - то, - в какой именно сфере интересов должны быть направлены действия России и, наконец, в союзе ли с другими Державами, либо вполне независимо от постороннего соучастия.

Ошошение Европейских держав к событиям в Африке

При ближайшей оценке положения, занятого в настоящем случае наиболее заинтересованн^1ми Державами, - в нельзя было не придти к заключению, что мысль об участии России в каком бы то ни было союзе или коалиции этих Держав против Англии должна быть совершенно исключена из обсуждаемой программы действий России. - В самом деле:

1. Правительство Северо-Американских Соединенных Штатов, не взирая на всеобщее неприязненное по отношению к Англии настроение американских обществешпых сфер, - открыто заявило, что, при современном направлении ее политики, Америка отклоняет всякие союзы по делам, непосредственно ее некасающихся.

Таковое решение, не связывая рук Вашингтонского Правительства, дает Северной республике возможность спокойно выжидать последующего хода отбытий в Африке.

2. Во Франции, где и общество, и печать особенно резко нападают на Англию, под влиянием воспоминаний о Фашоде , Правительство, однако, слишком озабочено как вопросами внутренней политики, так и приготовлениями к предстоящей всемирной выставке , чтобы решиться на какие-либо открытые, даже в союзе с Россиею, действия против Великобритании. Тем не менее, затруднительное положение Англии поставило для Франции удобный случай достигнуть выгодного соглашения с Англиею в давнишнем спорном деле о расширении ее концессии в Шанхае и без всяких опасений приступить к решительным мерам в целях закрепления территориальн^гх приобретений своих в бухте Гуан-шан-ван .

3. Есть основание полагать, что Римский Кабинет успел заручиться какими-либо обещаниями Англии поддержать домогательства Италии в ее владениях в Северной Африке, так как иначе трудно было бы объяснить полученные в последнее время из Берлипа известия о намерении Великобританского Правительства случае отозвания войск из Египта, поручить оккупацию этой области войсками Короля Гумберта

4. Австрийское Дравительство. всецело поглощенное внутреннею парламентскою борьбою, придерживается нейтрального по отношению к Англии положения. Для Австро-Венгрии это представляется тем естественнее, что, при отсутствии у нее заморских колоний, интересы названной Монархии нигде не приходят в соприкосновение с английскими.

Руководствуясь, по-видимому, этими соображениями, Граф Голуховский, при объяснениях в Комиссии Венгерской Делегации выразил твердую уверенность, что возникающая в Африке борьба сохранит местный характер и что посему нет основания опасаться, чтобы из-за нее могли произойти более обпгирные осложнения.

5. Наконец, что касается Германии, то образ действий ее Верховного Главы показал, что, вопреки общественному мнению, господствовавшему в среде немецких партий, открыто ратовавших за оказание помощи бурам, "Император признал более выгодным для Германии, сохраняя наружный нейтралитет, войти в непосредственные, вполне самостоятельные соглашения с Англиею.

В расчетах своих Император Вильгельм, по-видимому, не ошибся: Англия, имевшая более всего основания опасаться неприязненных действий со стороны своей главной соперницы в области колониальной и торговой политики, не замедлила вступить в полюбовные сделки с Германиею.

Купив, тотчас вслед за открытием в Трансваале военных действий, острова Самоа ценою дружбы своей, - Германия, за время пребывания Императора Вильгельма в Лондоне, могла легко заручиться и какими-либо иными обещаниями со стороны Великобританского Правительства.

Как бы то ни было, в конце минувшего года, Германскому Анатолийскому Обществу удалось получить концессию на продление Конийской железной дороги через Багдад на Басру, сооружение коей с давних пор составляло предмет домогательства самой Великобритании . Поступаясь, в виду серьезного для нее оборота африканских событий, своими торговыми интересами в Малой Азии в пользу Немцев, Англия по всей вероятности не чужда была, при этом, расчета возбудить серьезное неудовольствие России против Германии и таким образом обострить их взаимныя отношения на почве Турецкого Востока.

Отношение России

к событиям в Африке

Из этого беглого обзора с очевидностью обнаруживается, что о союзных действиях России с кем бы то ни было против Англии, как сказано выше, не может быть и речи: наиболее заинтересованные Державы поспешили обеспечить за собою в настоящем или в недалеком будущем возможные, при испытуемых Англиею затруднениях, политические выгоды.

Само собою разумеется, что именно совокупность этих обстоятельств и возбудила в России - надежды, а в Европе - уверенность, что Императорское Правительство в свою очередь не замедлит заручиться, если уже не заручилось, какими-либо соответствующими "компенсациями^".,

В чем же, однако, могли бы заключаться желанные для России компенсации" Не достигнуто ли ею уже что-либо в этом направлении и чего следует ей еще добиваться?

Печать указывала на возможность, во-первых, приобретения портов в Средиземном и Черном Морях, либо в Персидском Заливе; во-вторых, насильственного занятия пунктов в Малой Азии, оккугед" северной части Персии, Герата, Афганистана, либо наконец каких-нибудь стратегических позиций на Дальнем Востоке.

Небесполезно остановить внимание на каждом из этих предположений, дабы определить в какой степени осуществление оных может представить политические либо стратегические выгоды для России.

В числе портов Средиземного Моря долженствующих для России иметь значение, - как общественное мнение, так и газетные органы указывали главным образом на бухту Цеуты . которая, благодаря географическому положению вблизи Гибралтара, приобрела бы для России первостепенную стратегическую важность на случай войны ее с Англиею. Покупка этого порта у Испании должна была, по весьма распространенному мнению, вместе с тем служить ответом России на занятие Англиею Вей-хай-вея, вблизи Порт-Артура -

Оставляя в стороне далеко не выясненное обстоятельство - какой мере можно расчитывать на готовность Испанского Правительства продать имеющую для Державы этой немаловажное значение Цеутскую бухту, - нельзя прежде всего не задаться более существенным вопросом о том: действительно ли России необходимо иметь, на случай войны с какою бы то ни было Европейскою Державою, - морскую станцию в бассейне Средиземного Моря?

Казалось бы, что на этот вопрос имеется уже вполне определенный ответ со стороны наиболее компетентного в этом деле Ведомства; по мнению нашего Морского Министерства, - для военного времени угольные станции конечно имели бы важное значение, служа базами для действия наших крейсеров и даже эскадр; но чтобы эти станции могли оказать такую услугу нашему флоту, будет необходимо их укрепить и охранять военною силою, иначе ничем не защищенные станции в самом начале войны станут безнаказанно легкою добычей неприятеля. Создание таких опорных пунктов представляет весьма СЛОЖНУЮ задачу и вызовет затрату больших денежных сумм.

Приведенные соображения очевидно в одинаковой степени применимы ко всем другим угольным станциям и не только в Средиземном море, но и в бассейне Персидского Залива до тех пор, пока последний не будет связан прямым путем с нашею операци-онною базою в Закавказье или в Средней Азии.

Что касается, наконец, портов на Черном Море и в частности указанного печатью Бургаса, то едва ли приобретение его достигло бы предполагаемой цели. - В самом деле, утверждение наше на Румелийском берегу могло бы иметь для нас значение лишь как ближайший пункт по пути к занятию проливов; но для этого пришлось бы в Бургасе содержать не 2-3 судна, а целую эскадру.

Оставляя в стороне все технические и материальные затруднения, с которыми сопряжено было бы осуществление означенного плана, - нельзя прежде всего не заметить, что переселение нашей эскадры из Севастополя в Бургас - имело бы ближайшим результатом поспешное и конечно весьма существенное укрепление Турками Проливов, именно в целях преграждения нам доступа к Босфору. Помимо сего, весьма вероятно, что и другие Державы не замедлили бы занять какой-либо порт в ближайшем расстоянии от Дарданелл.

Ближайшие задачи

России в Турции

Совершенно иное значение имело бы осуществление заветна-го, исторического призвания России - утвердиться на берегах Босфора. Необходимость и неизбежность этого события настолько укоренились в сознании всех, что представляется излишним доказывать выгоды для России обладания Проливами.

Однако последствия такового утверждения России в Проливах были бы настолько многозначительны, что обсуждение вопроса о том, в какой степени занятие Босфора ныне осуществимо и действительно ли оно вызывается современными политическими обстоятельствами - должно быть предметом особого совещания представителей всех подлежащих ведомств.

Одно соображение ныне же является неоспоримым: это безусловная необходимость для нас быть готовыми предупредить наших соперников на берегах Босфора и принять все меры к тому, чтобы в каждую данную минуту, когда обстоятельства будут признаны к тому особенно благоприятными, либо вероятность чужого занятия станет слишком очевидною, - мы могли бы внезапно, с полным залогом на успех, сами утвердиться на берегах Босфора.

Далее, в целях ограждения интересов России в Малой Азии указывалось на необходимость занятия нами каких-либо укрепленных пунктов в этой Области. Уж не говоря о том, что подобное решительное мероприятие равносильно было бы открытию военных действий против Турции и могло бы повлечь за собою самые опасные и негредвиденные осложнения, - нельзя не заметить, что поставленные нами ныне в Константинополе условия, в случае принятия их Султаном, будут несомненно служить более верным обеспечением ближайшей к Черному Морю и нашей Кавказской границе части Малой Азии от нашествия Иностранцев.

В самом деле, если мы добьемся согласия Султана на отграничение определенного района по южному берегу Черного Моря, в пределах коего ни одной иностранной Державы не будет даваемо ни железнодорожных, ни иных концессий, и если одновременно возможно будет заручиться обязательством Турции не укреплять Босфора, - то таковые результаты до поры до времени представят для нас достаточное удовлетворение за выданную Немцам концессию на сооружение Багдадской дороги и дадут нам возможность спокойно выжидать дальнейшего хода событий на Турецком Востоке.

Соображения эти, по-видимому, имеют за собою тем более оснований, что, по полученным в последнее время данным, осуществление на практике Багдадской концессии встретит многообразные и сложные препятствия как в материальном, так и в техническом отношениях; сами администраторы Анатолийского Общества убеждены, что будущая железная дорога еще не скоро окажется доходною и что к постройке ее невозможно приступить, если Турецкое Правительство не обеспечит за Обществом соответствующую километрическую гарантию.

Все это указывает на то, что значение достигнутого Герма-ниею успеха было на первых порах слишком преувеличено.

Во всяком случае, дабы в этой области не оставалось никаких недоразумений, - мы сочли необходимым открыто поставить в Берлине вопрос о том, в каких условиях мы признаем возможным ближайшее соседство наше с немцами у Черного Моря; не встречая возражений против стремления Германии заручиться в Турции новыми рынками для сбыта произведений ее пром^гшленности, мы ни под каким видом не можем допустить попыток ее играть первостепенную роль на берегах Босфора, где у нас имеются неоспоримые исторические задачи.

Император Вильгельм, как явствует из Его неоднократных разговоров с нашим Послом, старался заверить, что в планы Германии никогда не входило оказывать какое-либо препятствие к осуществлению Россиею ее политических целей в Турции и посему о каком-либо столкновении наших взаимных интересов, столь разнящихся по существу, не может быть и речи.

В том же приблизительно смысле высказывался не раз и Германский Статс-Секретарь по Иностранным Делам. Но так как в столь важном вопросе мы очевидно не можем довольствоваться одним платоническим признанием Германским Правительством наших первостепенных политических интересов в Турции, - то нашему Послу в Берлине поручено было, при дальнейших объяснениях по сему предмету подготовить почву к соглашению, которое ясно подтверждало бы данное в свое время Дедом Императора Вильгельма, Его Родителем и Им Самим заверение в том, что Гер-Маншщействительно признает исключительно за Россиею право ограждения, а в случае необходимости и фактического занятия Босфора.

2. Задачи в Персии

В связи с вопросом о поступательном движении Немцев в Малой Азии, в печати возбуждался и вопрос о тех задачах в Пер сии, скорейшее осуществление коих желательно именно как противовес вышеупомянутому явлению; при этом предполагалось, что так как Германия затеяла постройку дороги к Персидскому заливу с запа да.

" то мы должны бы немедля начать сооружение дороги к тому же проливу с севера.

Вопрос о пользе постройки нами железных дорог в Персии подвергался тщательному обсуждению Императорским Правительством и разрешен был в отрицательном смысле, как по финансовым, так и по политическим соображениям.

В самом деле, главные затруднения к осуществлению железнодорожных предприятий в Персии заключается в приискании строительного капитала, ибо при современном разоренном состоянии Персии трудно допустить, чтобы торговля ее с Россиею могла обеспечить доходность более или менее значительного протяжения железного пути; затем, наша Государственная казна едва ли в состоянии принять на себя столь непроизводительное бремя; а русские капиталисты, если бы пришлось прибегнуть к их содействию, потребовали бы гарантий, истребование коих от Персидского Правительства было бы несогласно с нашими интересами в Персии.

Помимо сего, в случае получения нами концессий на железные дороги в северной Персии, - мы не в силах были бы помешать Англичанам добиться права постройки железного пути от Персидского Залива к центру Персии, т.е. такой дороги, которая облегчила бы доступ английских произведений на север Персии в ущерб сбыту наших продуктов.

Все эти соображения и побудили Императорское Правительство еще в 1890 году истребовать от покойного Шаха Наср-Эддина обязательство, в силу коего он обещал в течение 10 лет не разрешать иностранцам постройки дороги в Персии под условием, чтобы и мы не строили таковых.

Так как подобная постановка вопроса представляла для нас во многих отношениях существенные выгоды, то в виду истекавшего в конце настоящего года срока помянутого соглашения

" мы признали безусловно необходимым потребовать от Шаха продления данного Его Отцом обязательства на новый 10-тилетний срок. Возбужденные по сему поводу переговоры на днях увенчались полным успехом.

Однако, на этом нас отнюдь не следует успокаиваться и, в предотвращение возможных случайностей, не медлить долее сооружением дорог на нашей собственной территории по направлению к границам Персии.

По представлению нашего Министерства Путей Сообщения, выбор направления русских дорог для подхода к Персидской границе имеет связь с предположениями о дальнейшем продолжении их со временем в глубь Персии, вследствие чего необходимо было бы произвести соответствующие исследования в пределах этого Государства.

Во исполнение таковых предположений, Министерством Иностранных Дел сделаны были надлежащие сношения и Персидское Правительство согласилось допустить производство железнодорожных изысканий. Надо надеяться, что командированные в минувшем году с этой целью в Персию русские инженеры успешно выполнили возложенное на них поручение и что в ближайшем времени возможно будет приступить к соединению Закавказья с границами Персии столь необходимыми железными путями.

Но если в силу вышеупомянутого недавно продленного соглашения с Шахским Правительством мы отказываемся от сооружения дорог в Персии, которое лишь в будущем явится средством закрепления нашего исключительного влияния в стране, то само собою возникает вопрос - не должны ли мы, пользуясь благоприятною минутою, принять теперь же неотложные меры в виду обнаруживаемого Англиею стремления прочно утвердиться на берегах Персидского Залива?

В числе таковых мер указывалось между прочим на необходимость либо 1) занятия нами порта в Персидском Заливе, либо 2) формального заявления о том, что мы не допустим нарушения неприкосновенности Персидской территории; либо наконец 3) полюбовного соглашения с Англиею о разделе сфер влияния в Персии.

По первому пункту приведены уже выше общие соображения, указывающие на бесцельность занятия нами порта, защита коих не может быть вполне обеспечена; к сказанному следует прибавить, что устройство стратегических позиций и угольныгх станций, отрезанных дальним расстоянием от операционной базы - разбрасывает силы Государства и обходится настолько дорого, что выгода от них в большинстве случаев не искупает вызванных ими материальных жертв.

Официальное заявление Императорского Правительство о том, что оно не допустить какого бы то ни было и кем бы то ни было нарушения целостности и неприкосновенности Персидской территории, казалось бы, может иметь несомненно хорошие, но вместе с тем и опасные последствия, а посему к окончательному решению по этому вопросу надлежит приступить с большою осторожностью.

В самом деле, открытое заявление наше в вышеизложенном смысле очевидно произвело бы благоприятное для нас впечатление в Персии и, быть может, несколько умерило бы поступательные замыслы Англии, особливо в настоящее время, когда все силы и внимание ее сосредоточены на Африканском материке.

Но, с другой стороны, обещание наше во всякую минуту выступить в защиту территориальных прав Персии - возложить бы на нас весьма тяжелую необходимость держать в постоянной боевой готовности войска на нашей границе, и, во всяком случае, лишило бы нас свободы действий на севере Персии, где мы в настоящее время является единственными и полными хозяевами.

Казалось бы, что при данных обстоятельствах более существенное значение имело бы не официальное заявление в вышеизложенном смысле, а совершенно доверительное предупреждение Шахского Правительства о том, что если бы слухи о попытках Англичан занять какой-либо порт или часть территории у Персидского Залива подтвердились, - то Россия ни к каком случае не останется безучастною зрительницею подобного попустительства со стороны Шаха и должна будет принять соответствующие меры для восстановления своих интересов в Персии.

Что касается, наконец, раздела сфер влияния между Россиею и Англиею, - то не говоря уже о том, что подобное противное традициям русской политики в Персии соглашение с Англиею могло бы вызвать самые невыгодные для нас толки в Тегеране, - нельзя не заметить, что разделение сфер влияния и на практике не принесло бы нам никакой пользы.

Действительно, единственно возможная в данном случае граница была бы конечно географическая, причем Северная Персия поступила бы в сферу России, а южная - в сферу Англии; но, как сказано выше, север Персии и без того находится уже в руках России и является совершенно недоступным для иностранцев; признавая же официально за Англиею право распоряжаться единолично на Юге, где ее влияние далеко не укрепилось исключительно за нею, - мы тем самым заранее добровольно ставим преграду к дальнейшему вполне возможному для нас движению за пределы северных провинций Персии.

Казалось бы, что лучшим и наиболее верным, хотя медленным, средством борьбы с Англиею на Персидской почве представляется - возможно широкое поощрение русских торговых и промышленных предприятий, сооружение колесных путей к ближайшим от нас рынкам Персии; развитие мореходных сообщений на Каспийском море; устройство Энзелийского порта; улучшение почтовых и телеграфных отношений.

Состоявшееся на днях заключение в России персидского займа, обеспеченного почти все ее таможенными доходами, - будет несомненно служить сильным орудием в наших руках для развития нашего экономического положения и вящего укрепления политического обаяния России в Персии .

3. Задачи в Афганистане

По весьма распространенному мнению, неудачи, постигшие Англию на Африканском материке, будут иметь наиболее опасные последствия для ее значения и могущества в пределах Индии и в среднеазиатских ее владениях. - А посему предполагалось, что

России надлежит воспользоваться именно настоящею минутою, чтобы выдвинуть свою среднеазиатскую границу по направлению к Северному Афганистану с целью занятия Герата, как одного из важнейших стратегических пунктов для будущего нашего наступления в Индию.

Хотя до сих пор ни в Индии, ни в Афганистане не замечается каких-либо неблагоприятн^гх для Англии отголосков, несмотря на полную вероятность проникновения туда подробностей о ходе Африканской войны, - все же нельзя оспаривать справедливость предположения, что известие о неудачной борьбе Англии с горстью буров в конце концов должно будет способствовать подъему духа в среде индийских и среднеазиатских народностей, недовольных владычеством Великобритании. Но выводить из этих вероятных последствий необходимость для России предпринимать крайне сложное и рискованное завоевание целой области в едва ли основательно.

Впрочем, вопрос о том - насколько в стратегическом и военном отношениях завладение Гератом представляется необходимым - подлежит конечно решению компетентного Военного Ведомства.

С политической же точки зрения - занятие этой провинции представляется отнюдь нежелательным: оно произвело бы неблагоприятное для России, удручающее впечатление для всей Средней Азии, вызвало бы тревогу в Бухаре и сразу поставило бы нас в открыто враждебное положение по отношению к Эмиру Афганскому, которому мы, напротив, особливо в виду приведенный: в начале главы соображений, должны стараться внушить полное доверие к миролюбивой политике России.

До сих пор этому служило большим препятствием принятое нами в семидесятых годах по соглашению с Великобританским Правительством решение, во избежание недоразумений, не вступать в прямые сношения с Афганистаном, а обращаться по делам этой страны к содействию Лондонского Кабинета.

Ненормальность этих условий, создававшая не мало затруднений со времени изменившегося в Средней Азии взаимного положения России и Англии, ставших почти приграничными, не ускользнула от должного внимания и ныне с Высочайшего Государя Императора соизволения Послу нашему в Лондоне поручено заявить Великобританскому Правительству, что мы не признаем более возможным воздерживаться от непосредственных сношений с Владетелем Афганистана.

Воздерживаясь от завоевательных замыслов и установив вполне дружеские отношения с Правителем Афганистана, - мы несомненно приобретем преобладающее в политическом и экономическом отношениях влияние в этих частях Средней Азии. Таковое положение по всем вероятиям, даст нам возможность в будущем иметь своих Представителей не только в Кабуле, но в Герате и Мазари-Шериф

4. Задачи на Дальнем Востоке

Что касается, наконец, вопроса о том, следует ли нам при настоящих обстоятельствах искать каких-либо компенсаций на Дальнем Востоке. - то, казалось бы, на такой вопрос может быть дан только один - отрицательный ответ.

В самом деле, за последние года все стремления России были направлены к приисканию на Дальнем Востоке удобного незамерзающего порта, который мог бы отвечать всем условиям, необходимым для главного базиса Российского флота в Тихом Океане.

Таковые стремления благополучно осуществились заключением в 1898 году соглашения с Китайским Правительством, в силу коего в арендное пользование России поступила целая территория Квантунского Полуострова с двумя портами военным и торговым, которые в ближайшем времени будут соединены железнодорожными ветвями с Великой Сибирской магистралью.

На этой вновь приобретенной территории нам предстоят еще весьма сложные задачи по укреплению военного порта, углублению и расширению бухты, усилению вновь строющимися судами нашей Тихоокеанской эскадры и пр. и пр.

Само собою разумеется, что осуществление этих задач возможно лишь при условии мирного течения событий и полного воздержания с нашей стороны от решительн^гх действий, могущих вызвать какие-либо политические осложнения.

А посему рискованные предприятия, вроде занятия острова Каргодо только на том основании, что будто бы стратегическое значение его имеет преимущества пред Порт-Артуром, - должны быть исключены из военно-политической программы России.

Если же допустить, что Великобританское Правительство, поглощенное Африканскою войною, не в состоянии будет оказать препятствия исполнению задуманного нами плана, - то не следует терять из виду, что Япония, для которой остров Каргодо имеет не менее важное стратегическое значение, по всем вероятиям не останется безучастною зрительницею наших завоевательных попыток на Корейских островах.

Спрашивается, можем ли мы идти навстречу осложнениям с Япониею, которую мы соглашением 1898 года обязали признавать целостность и неприкосновенность Кореи, в полном сознании, что положение наше на берегах Тихого Океана еще не обеспечено и что мы легко можем потерять все плоды понесенных уже нами жертв и усилий в целях укрепления этого положения?

На этот вопрос имеется уже определенн^гй ответ Военного Ведомства, по мнению коего всякие военные действия в Корее, при настоящих условиях, составят для России тяжелую, дорого стоящую я едва ли плодотворную задачу.

Только прочно укрепившись в Порт-Артуре и связав его железнодорожного ветвью с Россией, мы можем твердо ставить свою волю в делах Дальнего Востока и если потребуется, поддержать ее силою.

Заключение

Резюмируя все изложенное, нельзя не придти к нижеследующим выводам и заключениям:

А. Настоящее общее политическое положение вещей не вызывает необходимости со стороны Императорского Правительства принятия каких-либо неотложных, чрезвычайных мер, ни в виде приобретения путем соглашения какой-либо стоянки для нашего флота, ни при посредстве военного занятия какой бы то ни было территории или стратегической позиции.

Б. В целях ограждения наших первостепенных интересов на Турецком Востоке, в Средней Азии, Персии и Дальнем Востоке представляется безусловно необходимым:

1. Сделать все возможное, чтобы побудить Султана принять предъявленные Ему требования как относительно прекращения работ по укреплению Босфора, так и по отграничению района у побережья Черного Моря с железнодорожными обязательствами.

2. Заявить Английскому Правительству о решении нашем восстановить непофедственные сношения с Афганистаном, что должно послужить первым шагом к более тесному, в интересах наших в Средней Азии, сближению с этой Областью. Лишь впоследствии, при благоприятн^гх обстоятельствах, возможно будет озаботиться учреждением Дипломатического Представительства в Кабуле.

3. Продолжать начатое Военным Министерством в минувшем году приведение в состояние боевой готовности войск как Туркестанского Округа, так и Закаспийской Области. Таковые мероприятия всегда производят внушающее действие на Великобританское Правительство, сознающее уязвимость своих пограничных с Россиею владений и непрочность политического владычества своего над свободолюбивыми индийскими племенами, неприязненное отношение коих к Англии, по всем вероятиям возрастет после неудачной для нее войны в Трансваале.

4. Ускорить исполнение поручения, возложенного на русских инженеров, командированных в Персию для железнодорожных изысканий; и в связи с этим - приступить в ближайшем по возможности времени к проведению в Закавказье таких железных путей, которые впоследствии должны служить связующим звеном между русскими и персидскими железными дорогами.

5. Поощрять и содействовать развитию русских торговых и промышленн^гх предприятий в Персии; озаботиться сооружением колесных дорог, которые, по указанию Военного Ведомства, представляют наибольшую важность в стратегическом отношении.

6. Озаботиться устройством порта и пристани в Энзели, развитием мореходных сообщений на Каспийском Море, правилыпых почтовых и телеграфных сношений.

7. Продолжить начатое Военным Министерством в минувшем году приведение в боевую готовность войск Приамурского Военного Округа и на Квантунском полуострове.

8. Озаботиться скорейшим оборудованием Порт-Артура и проведение на Квантунском Полуострове железных путей, долженствующих связать этот полуостров с Сибирской магистралью.

9. Не терять из виду, что для поддержания на должной высоте могущества России в Тихом Океане - главным условием является содержание сильной и снабженной всеми боевыми запасами эскадры.

В. Засим остается подвергнуть тщательному обсуждению при участии всех компетентных Ведомств весьма серьезный, оставленный в настоящей записке открытым, - вопрос:

1. в чем должны заключаться средства полной подготовки в военном и морском отношениях плана занятия Россиею Босфорского Пролива, и

2. каковы наиболее верные способы благополучного и, в случае надобности, внезапного осуществления этого предприятия.

При обстоятельном изучении помянутых вопросов не следует упускать между прочим из виду необходимость устранить затруднения, проистекающие от отсутствия вполне обеспеченного прямого телеграфного провода с Болгариею. В самом деле, в случае каких-либо осложнений в Константинополе, - местный кабель в Одессу, находящийся притом в иностранных руках, мог бы быть поврежден, и мы оказались бы совершенно отрезанными от Болгарии тем более, что наши телеграммы, отправленные кружным путем через Румынскую территорию, в виду не всегда дружелюбного расположения к нам Румынии, по всем вероятиям подвергались бы умышленному искажению.

Между тем, все эти неудобства так легко могут быть устранены проложением по соглашению с Болгарским Правительством прямого кабеля между Одессою и Княжеством.

Вопрос этот уже возбужден был Министерством Иностранных Дел в 1896 году, вскоре по возобновлении отношений с Болгариею, которая тогда же отнеслась с большим сочувствием к означенному проекту. Однако дело это не получило дальнейшего движения лишь потому, что наше почтово-телеграфное Ведомство пришло к заключению о малодоходности и дороговизне подобного предприятия.

Всестороннее обсуждение и постепенное осуществление всех выше перечисленных задач, по существу своему не могущих вызвать каких либо осложнений на почве международной, либо нарушить направляемое Величайшею Государя Императора волею мирное течение русской политики, - несомненно будет служить вернейшим залогом вящего преуспеяния России.

Замечания по поводу отзывов министров финансов, военного и управляющего морским министерством на "Записку" о задачах русской политики Записка о задачах внешней политики России препровождена была на заключение Военного Министра, Управляющего Морским Министерством и Министра Финансов.

Ныне от Генерал-Лейтенанта Куропаткина, Вице-Адмирала Тыртова и Статс-Секретаря Витте получены по содержанию ее отзывы, сущность коих сводится к нижеследующему:

1. Министр Финансов вполне присоединяется к общим руководящим взглядам Министерства Иностранных Дел, которые, по его мнению, нашли себе точное выражение в "Отделе А" заключительной части Записки, где проводится мысль, что "настоящее общее политическое положение вещей не вызывает необходимос-ти, со стороны Императорского Правительства принятия каких-либо неотложных чрезвышайных мер, ни в виде приобретения какой-либо стоянки для нашего флота, ни при посредстве военного занятия какой бы то ни было территории или стратегической позиции".,

Но Статс Секретарь Витте идет далее этого общего положения и находит, - в виду предъявляемых к нашим Государственным финансам усиленных требований, - не желательным выполнение даже тех военно-морских мероприятий, которые намечены в "Отделе Б" - в целях ограждения наших интересов как на Турецком и Крайнем Востоке, так и в Средней Азии. Осуществление таковых мер, по мнению Министра Финансов, вызовет черезмерное напряжение платежных сил, которое ослабит развитие производительности народного труда.

Наконец, поднятый в "Отделе Б" вопрос об окончательном выяснении плана занятия Босфора Министр Финансов признает весьма важным подготовку к нему считает делом полезным: но сомневается в возможности выполнения этой задачи заранее, и полагает, что эта цель может быть достигнута или ценою самой решительной войны "или же для закрепления достигнутах результатов придется пролить много крови и, быть может, пойти на серьезные уступки в других местах".,

2. Управляющий Морским Министерством прежде всего высказывает сожаление, что Россия ничего не выиграет от затруднительного положения Англии; всякая мера, ведущая к ослаблению Англии в каком бы то ни было отношении - есть прямая польза России. Между тем на основании "Записки", говорит Вице-Адмирал Тыртов, все остается по старому и никаких воздействий со стороны России не предполагается, кроме открытия прямых сношений с Афганистаном и стремления обязать Турцию не укреплять Босфора; последнее требование, присовокупляет Управляющий Морским Министерством, "представляется, однако, несколько непонятным: заставляя Турцию не усиливать укреплений Босфора, мы этим прямо высказываем наше намерение запять Босфор, так как укрепления его ни против кого, кроме России, значения не имеют".,

Вице-Адмирал Тыртов высказывает твердое убеждение, что до приобретения нами опорного пункта в Южной Корее, положение наше в Тихом Океане нельзя считать покоющимся на прочных основаниях. "Необходимость не дать Японии возможности приобрести в Тихом Океане такое преобладающее значение, которое представляло бы ей агрессивные действия желательными и имеющими шансы на успех и вызывает требование иметь опорную точку вблизи ее, т.е. на юге Кореи". - "Если занятие такого порта, по основательным причинам указанным в "Записке", в настоящее время нельзя признать возможным, то приобретение его постепенно путем дипломатическим и покупкою должно составлять цель, к которой необходимо стремиться неуклонно".,

По вопросу о подготовке плана занятия Босфора, Управляющий Морским Министерством приходит к заключению о необходимости заготовления для этой цели специальн^гх средств, как например постройки особых транспортов для перевозки артиллерии и кавалерии, изготовление минныгх заграждений, миноносок и т.п. А для всего этого - является необходимость ассигнования особых кредитов по Военному Ведомству, на которое уже однажды возлагалось изготовление указанной операции, не выполненной именно вследствие недостатка денежных средств.

3. Военный Министр признает, что из всех задач, затронутых в "Записке", наиболее важною для России в наступающем XX веке является прочное военное занятие Босфора. Поэтому все меры, способствующие к выполнению сего важного предприятия должны быть щиняпы

В этих видах Генерал-Лейтенант Куропаткин придает огромное значение подготовке Турецкого Правительства к уступке (!) нам Босфора, а первым шагом к тому считает - прекращение Турками дальнейшего укрепления берегов Босфора.

Относительно задач в Персии, Афганистане и на Дальнем Востоке - Военный Министр разделяет высказанные в "Записке" взгляды. Он полагает лишь, что для удержания Англии от занятия пунктов на юге Персии - нельзя обойтись без непосредственного соглашения с нею; но присовокупляет, что до окончания постройки сплошного рельсового пути между Европейскою Россиею и Средней Азиею - переговоры по этому вопросу с Англиею не мол гут быть в полной мере поддержаны со стороны Военного Bfc домства.

Из сопоставления вышеизложенный: отзывов трех заинтересованных Ведомств, нельзя не придти прежде всего к следующему общему выводу:

Министерство Финансов признает нежелательным осуществление задач, требующих ассигнования специальн^гх кредитов либо усиления бюджетов Военного и Морского Ведомств.

Военное Министерство считает самым важным для России принятие всех мер, способствующих прочному военному занятию Босфора, что, по мнению Морского Ведомства, должно именно повлечь за собою ассигнование достаточных сверхсметных кредитов.

Наконец Морское Министерство видит главную задачу в занятии порта на юге Кореи, каковое потребовало бы, помимо отказываемых Министром Финансов кредитов, и соответствующего содействия Военного Ведомства, в виду неминуемыгх осложнений с Япониею и Англиею; а последнее, как выше было замечено, до постройки сплошного рельсового пути не считает возможным в полной мере поддержать даже переговоры с одною Англиею по персидским делам.

Впрочем, все три Ведомства согласны в одном, а именно - в необходимости предоставить разрешение всех отмеченных ими первостепенных задач - дипломатическому искусству: дипломатический путь признается самым подходящим даже для подготовки Турцииз к уступке России Босфорского Пролива.

При этом упускается, конечно, из виду, что приобретение исключительно мирными дипломатическими переговорами целой территории, на подобие Квантунского Полуострова, с двумя портами - военным и коммерческим, с правом постройки железных дорог и разработки богатств, представляет собою в области истории столь выдающееся, исключительное событие, на ближайшем повторении коего едва ли можно основывать какие бы то ни было политические расчеты. Если Англия за последние тридцать лет совершила несколько удачных захватов, хотя далеко не мирным путем, - то она для этих целей никогда не щадила денежных средств и всегда содержала на готове самый могущественный в мире флот.

Переходя к отдельным, частным выводам и, прежде всего, к замечаниям Министра Финансов, взгляды коего наиболее согласуются с высказанными в "Записке", - следует во избежание недоразумений, обратить внимание на следующее обстоятельство:

Говоря в "Отделе Б" о способах ограждения наших интересов на Турецком Востоке, в Средней Азии и на Дальнем Востоке и указывая на необходимость, между прочим, продолжать начатое Военным Министерством приведение в боевую готовность войск Туркестанского, Приамурского Округов и на Кванту иском Полуострове, - Министерство Иностранных Дел отнюдь не подразумевало под этим, как полагает Статс-Секретарь Витте, увеличение вооруженных сил России вызывающее новые ассигнования Государственной Казны; Министерство имело в виду лишь начатые в минувшем году внутренние распоряжения Военного Ведомства по передвижению в наличности частей войск с тем, чтобы мы не были застигнуты врасплох в местах, где представляется наибольшая вероятность политических осложнений.

Такового же характера распоряжения, предполагались и в - 9 "Отдела Б" - относительно Российской эскадры в Тихом Океане, усиление коей имеющимися у нас первоклассными, стоящими на уровне современной техники судами является тем более целесообразным, что Морское Ведомство признает необходимым со временем занять стратегический порт на юге Кореи.

По поводу высказанного Морским Министерством мнения, что на основании "Записки" все остается по старому, кроме открытия прямых сношений с Афганистаном и стремления обязать Турцию не укреплять Босфора, - нельзя не заметить, что в названной Записке упоминалось также:

1) о полученном обязательстве Шаха не строить дороги в Персии; 2) о заключенном, благодаря всестороннему содействию Министерства Финансов Персидском Займе в России; 3) о полученном согласии Персидского Правительства допустить железнодорожные изыскания в стране, и наконец 4) о близящихся к благополучному окончанию переговорах с Турецким Правительством по отграничению у южного берега Черного Моря.

Открытие прямых сношений с Афганистаном всегда признавалось одною из важных задачи наших в Средней Азии, более существенною, чем скороспелое занятие Герата.

Полученные от Шаха - обязательство не строить дорог в Персии и согласие - допустить наши железнодорожные изыскания

" дают нам возможность заблаговременно подготовить все стратегические пути для подхода к границам Персии, а затем и в глубь этой страны.

Заключение Персидского Займа, как сказано в "Записке", должно служить орудием в наших руках для развития нашего экономического положения и укрепления политического обаяния России, в ущерб Англии.

Наконец ожидаемые от Турции обязательства - не строить железных дорог у побережья Черного Моря и не укреплять Босфора

? явятся существеннейшими условиями политической подготовки плана занятия Пролива. - В самом деле, вменив соседнему Иностранному, вполне независимому Государству в обязанность

" не сооружать железных путей вдоль его морской фаницы, и не укреплять важнейший для него стратегический пункт, занятие коего Сосед открыто провозглашает своею историческою миссиею - казалось бы, составляет тот крайний предел, до которого может дойти дипломатическое искусство. - За этой гранью должна уже стоять готовая вооруженная сила.

В виду всего изложенного и принимая во внимание, что все Ведомства признали будущее занятие Босфора - одною из главных задач России, - ныне представляется безусловно необходимым заранее обсудить все подготовительные меры к успешному ее осуществлению, как скоро это признано будет неизбежным.

При обсуждении настоящего вопроса, казалось бы, не следует терять из виду, что если бы какая-либо из Великих Держав предупредила нас появлением своим на Босфоре, вследствие внутренних потрясений в Турции или иных политических осложнений, возможных в каждую данную минуту вследствие нынешнего состояния Оттоманской Империи, - то грозное событие повело бы к неисчислимым бедствиям и опасностям для России. Не говоря уже о нравственных и политических последствиях такового поражения, Россия принуждена была бы для ограждения государственной безопасности - в несколько раз усилить ныне блестящий Черноморский флот свой и беспрерывно расходовать десятки миллионов на укрепление Крымского и Кавказского побережья.

ГАРФ, Ф- 568 (фондЛамздорфа), on, 1, д 84, лл. 4-37об.

1 Имеется в виду Фашодский конфликт 1898 г. между Англией и Францией в связи с борьбой за раздел Африки. Окончился подписанием договора в 1899 г. по которому Франция признала права Великобритании на долину Нила, а Англия - права Франции на все западные области Судана.

2 Речь идет о Парижской всемирной выставке 1900 г.

3 Имеется в виду соперничество Англии, Германии и Франции за раздел "сфер влияния" в Китае. В борьбе за получение концессий в Китае участвовала и Россия.

4 Имеется в виду Умберто - король Италии в 1878-1900 гг.

5 Речь идет о железной дороге от Босфора до Персидского залива (Багдадская железная дорога), концессию на строительство которой получило от правительства Турции немецкое Общество анатолийских дорог в 1888 г. Линия до г.Конья была построена к 1896 г. Однако английские и французские предприниматели предложили Турции продолжить дорогу на более выгодных условиях. Англо-германские переговоры не привели к соглашению сторон, но начавшаяся англо-бурская война заставила Англию искать союза с Германией и в декабре 1899 г. Турция и Немецкий банк подписали соглашение о концессии на постройку и эксплуатацию дороги от Коньи, через Багдад - к Персидскому заливу. В ответ на эти действия Германии, в апреле 1900 г. Россия заключила с Турцией свою железнодорожную концессию. Подробнее см.: Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях. Ч.1. От Французской революции до империалистической войны. М. 1925.

6 Сеута - город и порт на Средиземноморском побережье Марокко (под управлением Испании).

7 В 1898 г. Россия получила в "аренду" от китайского правительства часть Ляодунского полуострова с городами Далянь (Дальний) и Люйшунь (Порт-Артур), а затем концессию на строительство южной ветки Южноманьчжурской железной дороги. В этом же году Англия "арендовала" значительную часть п-ва Цзюлун (Коулун) и порт Вэйхайвэй.

° Речь идет о предоставлении Россией в 1900 г. займа на сумму в 22,5 млн.руб. Ирану под залог доходов с его северных таможен. Кроме того, Иран обязывался в дальнейшем получать займы только у России.

* Ляодунский полуостров.

Участие российских офицеров

? 88. Письмо военного министра А.Куропаткина министру иностранных дел М.Н.Муравьеву о командировании в армию буров для наблюдения за ходом военных действий офицера Генерального штаба, подполковника В.И. Ромейко-Гурко. 1899 г.

Милостивый Государь граф Михаил Николаевич В 21-й день сего Ноября последовало Высочайшее соизволение на командирование в армию буров, для наблюдения за ходом военных действий, штаб-офицера для поручений при командующем войсками Варшавского военного Округа штаба подполковника РомейкоЛ]угжо.

Сообщая о сем в ответе на письмо Вашего Сиятельства от 18 сего Ноября - 10431, имею честь просить принять уверение в совершенном моем почтении и преданности.

А.Куропаткин

АВПРИ, Ф ПДепартамент, 1-5,1895 г, on 929, д. 7, л 11.

? 89.Телеграмма государственного секретаря Трансвааля министру иностранных дел М.Н.Муравьеву о готовности принять российского офицера В.И.Ромейко-Гурко.1899 г.

Г-ну графу Муравьеву Получено в Петербурге 17 декабря (н. ст.) 1899 т.

Милостивый Государь Благодарю за Вашу телеграмму. Лейтенант-полковник Ромейко-Гурко будет желанным гостем, Правительство окажет ему почести и уважение, соответствующие его рангу. Русские и другие компетентные лица будут предупрежден^1 о его прибытии. Немедленно по прибытии он будет представлен Государственному Секретарю.

Государственный Секретарь. Претория.

АВПРИ, ф. ПДепартамент, 1-5, on 929, д. 7, л. 37. Оригинал на фр.яз.

? 90. Секретная телеграмма российского посла в Лондоне Е.Е.Стааля в МИД России о реакции Великобритании на намерение послать офицера Генштаба России в армию буров. 1899 г.

Секретная телеграмма г-на Стааля

Лондон 2114 декабря 1899

Получена в Гатчине 3 декабря 1899 г.

Лорд Солсбери, с которым я виделся вчера, говорил со мной об инциденте с военным атташе практически в том же смысле, что и г-н Сандерсон, но с большим спокойствием. Аргументы, приведенные мною Парламентскому Секретарю, равно как и те доводы, которые изложены в последней телеграмме Вашего Превосходительства и которые я особо выделил, по-видимому, не вполне убедили г-на Министра. Не акцентируя внимание на особенностях ситуации в Трансваале - противника Англии, и на той моральной поддержке, которую должна оказать Южно-Африканской Республике посылка нашего офицера, я высказался в том смысле, что направление подобного лица лишено какой-либо политической окраски и служит лишь целям [получения] военной информации. Заключение Солсбери: Британское Правительство не может никоим образом способствовать необычному мероприятию, задуманному нами, но, с другой стороны, не может помешать его осуществлению. Министр добавил, что по его мнению, [почтовое] Бюро не станет препятствовать отправке нашей телеграммы, при условии, если она не будет зашифрована и не будет содержать военных сведений. Письменный ответ Солсбери, полученный вчера вечером, будет передан с посольским курьером.

(без подписи)

Резолюция Николая II: "Сообщить Военному Министру, чтобы наш военный агент поехал бы в Трансвааль". 4 декабря 1899 г.

АВПРИ, ф. ПДепартамент, 1-5, on. 929, д. 7, лп. 28-29 Оригинал на фр. яз

? 91. Письмо начальника Главного штаба В.В.Сахарова товарищу министра иностранных дел В.Н.Ламздорфу о просьбе подполковника в отставке Е.Я.Максимова ' отправить в Южную Африку. 1899 г.

Начальник Главного Штаба - Графу В.Н.Ламздорфу

24 ноября 1899 г.

Отставной подполковник Евгений Яковлевич Максимов, находившейся в 1875 г. в Боснии и Герцеговине, в 1876 г. в Сербии и затем газетным корреспондентом в Ахал-Текинской экспедиции 1881 г. изъявил ныне желание отправиться в Южную Африку для самостоятельных сообщений о ходе военных действий в наши газеты: "Новое время", "Россию" и "С-Петербургские Ведомости".,

Сообщая изложенное для сведения Вашего Сиятельства, имею честь просить Вас не отказать снабдить Г.Максимова каким-либо удостоверением по званию и, если возможно, предварить Великобританское и Трансваальское правительства об его намерении.

Г.Максимов отъезжает безотлагательно из С.Петербурга через Одессу.

В.Сахаров

АВПРИ, ф. ПДепартамент, 1-5, on. 929, д. 7, л. 15.

' Максимов ЕЯ. см. примечание к следдокументу.

? 92. Из записной книжки подполковника в отставке Е.Я Максимова. Южная Африка1, 1900 г.

27 февраля 1900 г.2"Претория

Не выдержало ретивое. Сегодня решил сформировать корпус и отправиться драться. Желающих идти под мое начало сегодня же нашел 18 человек. Ганецкий капитан хочет идти хотя бы солдатом. Я думаю там иметь двух капитанов, моих помощников (Ганецкого и поручика [нрзб.]) и четырех лейтенантов по выбору солдат и с моего утверждения.

Постараюсь вооружить их саблями и револьверами и начать рейды на флангах и в тылу неприятеля. Завтра буду говорить с Рейтцом.

28-го. Рейтца не могу поймать. Он как-будто меня избегает и не дает возможности переговорить. Нет ли наговора. Был с Ганец-ким 2 раза, но напрасно. В 4 часа Рейтц прислал за Ганецким и обещал ему все устроить: паспорт, лошадей в [нрзб.] и рекомендации, а мне не дал до сих пор ничего. [...

Необходимо вмешательство Европы. По моему мнению буры не выдержат более двух месяцев большую войну, а потом начнут партизанскую. Крюгер выехал в Ледисмит - значит там было плохо. Буры разбиты вчера под Колесбергом . Кронье еще не высвободился. Англичане попросили перемирия для уборки раненых. Буры согласились с тем, чтобы англичане очистили левый берег Моддер ривер . Штейн решил биться до последней! возможности и защищать Оранжевую республику. Блюмфонтейн12 в опасности. Штейн при неудаче отступит в Трансвааль и здесь соединится с Крюгером. Вообще положение не блестящее у буров. Подписалось у меня 10 человек, а другие 18 условно согласились: если Вильбоа примет их на время. Жаль, что в одно время мы начали формир " вать. И без того это трудно, а тут еще и конкуренция.[...]

1-го марта. Получил паспорт 1и письмо Жуберу . Завтра еду. Пришла телеграмма от Потапова . Вызывает экстренно. Послал ответ, что предлагаю ехать в Блюмфонтейн.[...]

1) Представления о Куроп[аткине]16 в Ю[жной] А[фрике].

2) Недостатки милиционной системы бур[ов] и паралель с вербовкой. Премии. Почему африк [нрзб.] поздно поднялись.

3) Существует ли рознь между республиками и Капской колонией"

4) Подготовление к б[олыной ?] войне и почему англичане прозевали.

5) Наши здесь. Нравы.

6) Кто является причиной разстройства военной организации в Ю[жной] А[фрике]. Уольслей, губернатор Капской колонии, Буллер или Варренг?

Буры разбиты под Колесбергом и пришли сведения, что Америка выступает с предложением Англии заключить мир с бурами. Это весьма вероятно, но жаль, что инициатива не исходит от нас. Тем более, что наш царь был виновником созыва Гаагской конференции. 8д..]

Здесь трудно что-либо понять, но думаю все-таки, что здесь есть две партии: правительственная, желающая ни в чем не уступать англичанам, и оппозиционная, желающая прекращения войны во что бы то ни стало. Это люди большею частью весьма заинтересованные в предприятиях, затеянных и эксплуатируемых англичанами.

Ледисмит освобожден англичанами. Успех под Кимберли и занятие англичанами] части Оранж[евой] республики] и победа под Колензо19 вероятно сильно ускорят вмешательство держав. Со стороны же Англии нельзя ожидать несогласия на мир. Слишком дорого обходится ей эта война, к тому же буры, поднявшись поголовно опять могут поставить английскую армию в прежнее отчаянное положение, а пожалуй даже еще и худшее .

2 марта. Под Колензо бьются. Бота сражается между Ле-дисмитом и Колензо. Дела не так плохи, как предполагали.

Прошел слух, что Кронье с 4600 сдался - Не верю. Странно, что Ганецкий остался. Я выехал в 12 ч. 15 м. В вагоне 4 бура до Колензо. Посмеиваются над французами и репортерами. Когда узнали из паспорта, кто я, сделались очень любезными. [...]

3 марта. Ночевали на станции, потому что ночью поезда не ходят до Кроштадта . [...]

Пальба из поезда по кучам термитов. Охота на газелей. Мой Удачный выстрел на 800 метров. Восторг буров. [...]

Депеши подтверждают сдачу Кронье. У него было много бежавших из Капской колонии женщин и детей, что и было вероятной причиной, что он не пробился. Теперь вероятность мира 90%, так как другая победа под Колензо и на Модере немного восстановили честь своего [британского] оружия. Англичане должны по-т°ропиться. Иначе их снова начнут бить. Не с разрешения ли правительства сдался Кронье? Это весьма возможно, потому что ускоряет мирную разрядку. Сын Кронье убит.

Когда буры читали на станции эту телеграмму, то у них не только не заметно было уныния, а напротив они еще больше воодушевлялись и говорили, теперь опять надо хорошенько драться, намекая, вероятно, на некоторую апатию, появившуюся в послед.! ние дни. С нами ехали две девицы. Одна из них лет 16, прехорошенькая, вступила в наш разговор и между прочим сказала, что если придут сюда англичане, то она возьмет топор (характерное женское оружие) и тоже пойдет драться. Она высказалась с такой решимостью - глаза ее так засверкали - что я уверен она исполнит свое обещание. Здесь женщины имеют огромное влияние на мужчин. Оне напоминают древних римлянок, посылавших своих сыновей, мужей и братьев со словами, вернись со щитом или на щите! У буров обычай уходить на побывку домой. Полагается отпускать 10%, но это не исполняется, уходят и больше без всякого спроса. Когда бурский воин приходит домой, первый вопрос, который задают ему дома, зачем пришел. Конечно такой крутой вопрос обескураживает сразу воина, и он конфузясь старается придумать благовидную причину ухода с позиций (они храбры с неприятелем, но не очень смелы со своим слабым полом).

Проходит несколько дней и ему говорят, а ведь пора и на позицию. Волею, неволею, а воин собирается и отправляется вновь бить врага, ожидая первого удобного случая, чтобы опять побывать дома. Поэтому многие раненые счастливы, что пострадали, и могут вернуться к себе. Они очень недолюбливают и бывают огорчены, если по свойству раны их приходится задерживать в госпиталях. [...]

4 марта. Приехал вечером в 9 ч. в Блюмфонтейн. [...]

Президент [Штейн] примет меня в 41/2. Был у през[идента]. Высокий, с длинною, густою темно-коричневою бородою, и небольшая гладко выстриженная голова. Очень симпатичен. Доложила хорошенькая горничная в чепчике. Большие и убранные с комфортом комнаты. Присутствовал, как переводчик, доктор [нрзб.]. На сказанное мною приветствие ([нрзб.] народа, мужественно отстаивающего свою свободу против посягательства такой могущественной державы, как Англия) он ничего не ответил, а только крепко пожал руку и просил сесть. Я сел на маленький диван (президент] ждал, пока я сяду). Президент] напротив меня, слегка развалясь, а остальные на стульях в довольно свободных позах. Прежде всего он спросил меня, давно ли я из России и когда приехал. Известно ли мне, как относится Европа, а в особенности Рос[сия] к бурам. Особенно Российские] мужчины. Думаю ли я, что Европа поможет нам своим вмешательством, и какие державы выступят. Я назвал Рофию], Ф р [анцию] и Гер [манию]. Об Америке выразил сомнение (Монрое) . Но ведь только одна Рос[сия] может активно повлиять на Англию (французская] выставка? Германия]). Самоа и ж[елезная] д[орога] в М[алой] Азии.

Я советовал обратиться с просьбой к царю, будучи уверен, что он давший идею о всемирном мире, выступит в защиту их прав, основываясь на протоколе Гаагской конференции]. (Голландия и пострадали голландцы). Его доброе и справедливое сердце и честный взгляд на вещи. Что мы предпринимаем в Афганистане]? Вероятно, займем Герат, чтобы обезопасить нас от разбойничих набегов [на?] ж[елезную] д[орогу] в Персии. Уверен, что проведут на Бендер Аббас. Отношение к Финляндии. Разъяснил - им мало понятно - говорят под влиянием статей в английских газетах. Мое мнение о возможности продолжить войну. Теперь стало тяжелее вести (плен Кронье и 4 тыс. 7 оруд.), но я уверен, что дух у фрейшт[адцев] вновь укрепится, и они смело смогут продолжить ее. Недостатки английской армии (отсутствие опытности офицеров, вербов[ка] сброда и обоз). Ни в каком случае не заключить мира без Трансв[ааля]. Оран[жевая] погубит себя. Высокий подъем духа в Трансв[аале]. Непреклонность Крюгера. Его популярность. Месяца через два Европа вмешается (письма). Затруднения Англ[ии] в Индии. Видимо повлияла комбинация - три письма. Сколько у нас войск? 1.800.000, резерв 4.500.000. На границе Афганистана] и в Сибири 250.000 (легенда о белых людях). О царе: умный, добрый, сердечный, любящий Рос [сию] и прислушивающийся к народному голосу. Деспотия монархии! Больше разумной свободы, чем в республике (Фр[анция]) и большая устойчивость правительственн^гх лиц и администрации. Выгоды этого.

О Сибирской дороге? Скоро будет окончена (Байкал, обход, паром). Мнение о храбрости буров" Не видал, но слыхал (черногорцы). Английское влияние сильно отражается на Оранж[евой республике]. Понятно, близость Капа. Преимущества Трансв[ааля]. Коммерческие интересы. Английское золото. Выгоды наши от продолжения войны" Да, но русское сердце стоит выше личных выгод (Сербия, Болгария, Берлинский конгресс).

Необходимость выхода в океан. Веротерпимость и благоденствие инородцев. Англия [нрзб.] Всеобщий враг. Жадность и ненасытность. Различие наших и германских интересов]. Старание царя примирить Фр [анцию] с Гер [манией]. Новый тройственный союз: Р.Ф.Г.23 Всеобщий мир. Гарантия Европы Оранжевой республике] и Тр[ансваалю].

Предложен был кофе. Горничная - мужской прислуги не видно, война.

Дружески распрощавшись, пропустив меня вперед, пре-зид[ент] вышел из дворца. [...]

5 марта [...] В 11 часов приехал Крюгер. Он ехал в небольшом [нрзб.] омнибусе со Штейном. Напротив сопровождала толпа всадников [нрзб.] с ружьями на коленях. Лица сияют. Видна его популярность. Познакомился с Фишером. Голова.

Презид [нрзб.] умный и весьма симпатичный, с окладистой бородой, высоким лбом и голубыми слегка мутными, но умными глазами, лет 5524. Он играет большую роль в республике, потому что считается правою рукою (вернее головою) президента. Разговор вертелся на злобу дня. Приезд Крюгера. Фишер возлагал большие надежды на его популярность и умение повлиять на фрейштетеров25. Когда Крюгер приехал в Блюмф[онтейн] на вокзале его встретил Штейн, Фишер, [нрзб.] и еще кто-то. Поздоровавшись со Штейном и другими, Крюгер сказал, что хочет говорить с людьми, и вышел на площадку, где ожидали его фрейш[татдцы]. Он обратился к ним с короткою, но энергичною речью. Смысл ее был такой. Вы должны сражаться! Если мы и потерпели неудачи в последние дни, то это не значит, что все погибло! Англичане тоже терпели неудачи. Это случайности войны - не всегда только бить, но и биты бывают. Вы все должны идти к фронту. Тот, который оставит его, - трус и негодяй. Мы должны победить, иначе мы погибли.

Его слова замечательно подняли дух фрейшт[адцев] и они поклялись драться до последнего человека. Город ожил. Жаль только, что власти не распорядительны и опять тянут изо дня в день свои распоряжения, теряя дорогое время. Ничего не организовано и полный беспорядок во всех отделах управления. Наш русско-голландский санитарный отряд должен был выступить сегодня по направлению к Модеррефир, но не мог, потому что не получил еще одной подводы. Старший врач уже неделю, как выехал к фронту, чтобы выбрать место для полевого лазарета и ожидается сегодня [нрзб.].

б26. Сегодня утром рано Крюгер отправился к фронту ъ сопровождении Фишера. Вчера была у президентов продолжительная конференция], результатом которой была посылка телеграмм. Солсбери - ?] в следующих выражениях (приблизительно). К чему ведется эта война, уносящая столько жертв с обеих сторон. Пора бы ее окончить миром. Мы бы раньше выступили с этим предложением, но неудачи преследовали англ[ийское] оружие, и мы понимали, что Англия не могла согласиться на мир. Теперь успехами под Колензо, Кольсбергом и взятием в плен Кронье с нашими людьми восстановлена честь английского оружия, а потому не находит ли С[олсбери - ?] настоящий момент благоприятным для заключения мира. Мы хотим нашей полной независимости и неприкосновенности. Если английское правительство не согласится на мир, то мы будем продолжать борьбу самую отчаянную, ляжем до последнего человека, но не поступимся нашею свободою.

Мой разговор со Штейном имел серьезный результат. Шт[ейн] решил с Кр[югером] послать письма, но не так, как я предлагал, но с депутациею из 5 человек с Фишером во главе. По два бюргера от республики. Сначала, как я говорил, в Россию, потом в Германию и, наконец, Париж и Гаагу к нидерландской ко-

гюлеве Я одобрил этот проект27, но боюсь, что такая большая де путация обратит на себя внимание англичан и могут, пожалуй, на портить [...]. "

Думаю вечером повидать еще раз Шт[еина] и переговорить о посылке писем.

10 Отправил почту. [...] Наконец опубликовали, как я советовал депешу, посланную к Сольсбери . Собирались вчера и сегодня консулы. Вероятно обсудить свой образ действий по поводу объявленной депеши.

Я 8-го говорил с [нрзб.]. Советовал опубликовать депешу к СольсбГери] и немедля послать в Европу, как было решено в Блюмфонтейне со Штейном и Крюгером. Они медлят и теряют дорогое время. Беда им будет. Сметет их Англия и отомстит за поражение. [...]

11 марта. Никто до сих пор не был у меня - не хотят и не надо Жаль что даром заряды выпустил. Завтра думаю поступить волошером. Познакомился с Комаровским - сумасшедший фантазер Августус - очень неглупый и интересный. Диатропов - развитой, был красным, изменил убеждения. Недовольны бурами. Положение волонтеров тяжелое. [...] уехал не простившись. Странно. Большой лев радуется. Гурко освобожден. 13 марта. Представился Крюгеру. [-]

Надо держаться и надеяться на помощь России. Давид и 1 о-лиаф [нрзб.] Посольство отправлено. Фишер. Со мной не посоветовались. Дружески простились. Немного глух. Много думает. Секретарь тайного кабинета. Подписал обязательство. Ганецкий - мазурик. Передернул. Не хочет отказаться от командования. Нужна газетная реклама. Август[ус] и Диатропов наверное разочаруются в нем . Он уехал в Иоганнесбург за фургонами (реклама опять), [нрзб.]

14. Советовал Рейтцу послать тел[еграмму] Фишеру, чтобы в один день подали письма, [нрзб.] . Заплясали и все сделают. Гер мания ответила, что не может вмешиваться (интересы ее в Афри ке). "

Советовали обратиться к другой державе. Я это ожидал. [нрзб.] _

14-го говорил с Рейтцом о положении дипломатии в Европе. Он понял. Возможность войны. Просил письмо к Бота . Необходимость моего присутствия на позициях. Надо поднять дух войск.

10ч утра Англичане в одном часе от Блюмфонтейна. Должен будет сдаться. Боюсь, что Штейн заключит мир или, вернее, признает власть Англии. [...]

Получил письма к Бота и секретарю Рейтцу. [...] Фокусник вернулся из Иоганнесбурга. Получил динамит, пироксилин [нрзб.] рвет и не зевает. Печально за русских, [нрзб.]

Ответ Сольсбери напечатан (по моему совету). Говорил о моей поездке в Петербург (?) Если выеду 25, прибуду вовремя. На станциях читают ответ. Шума и волнения нет. Разговора много Все едут к Фронту. Мальчик 14 лет с братом, [нрзб.]

В вагоне разговоры. Надежда на Россию. Решимость бороться. Недовольство правительством ?].

В 1J3/4 прибыли на границу - Фолькруст34 Видно, что война недалеко. Повязки, палатки, много воинов, наш Кр[асный] Кр[ест]. Здесь до 60 б[ольных] и р[аненых1, 2 врача и 2 сестры. [...]

15-го. Осмотр госпиталя в 7V2. Макаровы. Хорошее помещение. Больные довольны. Перевязка. [...]

17 марта. [...] Дав[ыдов1 прекрасная рус[ская] широкая натура. Был у Бота. Высокий, красивый, элегантный, с небольшою темною бородкою и усами, с блестящими выгразительными глазами. Принял сидя и хотел говорить также. Я осмотрелся и взял стул. Тогда он предложил сесть. Голос звучный и симпатичный, речь гладкая. [...]

20. Приехал в Преторию, пробыв сутки в Фолькрусте, где хотя скучно, но приятно смотреть на дружные отношения чинов сан[итарного] отряда между собой и к бурским властям. Был у Рейтца. Он не думает, что поездка в К[?] будет полезна. Дорого им. Пожалеют потом.

Вильбоа назначен Feld general'oM. У него 350 вол[онтеров] и, говорят, 300 буров. Увидим, что он сделает. [...]

23. [...] Встретил прокурора Ор[анжевой] республики] Diksoria. Познакомился с Герцогом (Джодж)36. Судья и администратор. Был с Dikjson?] у Вильбоа. Маленький с седыми усами и эспаньолкой. Живой. Голубые глаза. Обрадовался и предложил 2-ое командование и организацию отряда. У него 30 французов] и неизвестно, сколько голландцев. Познакомился с капит[аном] Ло-ренцом (похож на солдата). У него 10 немцев и ожидает еще с 10 из Иоганнесбурга. Обязателен. Знает по англ[ийски], голланд[ски], фр[анцузски] и нем[ецки]. Вильбоа уходит сегодня в 8 ч. вечера в рейд. Багратион здесь. Сатаров больной в плену в Блюмфонтей-не. Агенты все здесь. О Гурко ни слуху. Бестолочь порядочная. Жубер в Претории, [нрзб.] наш еще. Брандфорт тоже. Вильбоа дал мне инструкцию в 7 пунктов . Послали телеграмму Жуберу о выезде волонтеров из Наталя сюда, [нрзб.]

Вильбоа жалуется, что 8 дней работает и ничего не может сделать. Неумелый. Заискивает у властей. Стоя говорил с Герцогом. Я посадил. [...] 39

Ренненкамф и Бергольм здесь. Госпиталь - 2 огромные комнаты. Одна хороша. Амбулатория и хранение вещей в ней. Мои французы"] здесь.

24 марта (суббота). Вильбоа не ушел - нет кафров. Герцог мне обещал лошадей (40) и 16 кафров завтра. Получил от Герц[ога] свидетельство на получение нужных вещей. Немцам 2 палатки и себе 1 маленькую - все необходимое. Надеюсь при хороших отношениях со всеми организовать отряд.

Полицейский разыскивал меня. Президент [Штейн] желает видеть в 121/2.

Дружеская встреча. Желание мое пожать ему руку в Блюмф[онтейне]. Разговор-дубликат.

Посольств[о] и дор[ога?] в Голландию прежде? Не хорошо. Время дорого. Думаю предложить ехать, чтобы помочь им. Щ[тейн] порядочно говорит по немецки и понимает дело.

Вильбоа уходит в 6 ч. вечера. [...] Вильбоа дал инструкции секрет[ные] и поручения]. Любитель давать инструкции. Меня не посвятил. Наведу порядок. Немцы в палатках. [...]

25 (воскресенье) [...] Перешел сегодня в лагерь и навожу порядок.

[...]

26 (понедельник). [...] Был у Герцога. Устроил о хлебе. [...] Послал телеграм[му] Рейтцу, чтобы двинуть волонтеров.

27 (вторник). [...] Был у Герцога. Высказал ему свое неудовольствие. [...] Де ла Ре болен. Идут против него интриги. [...]

28 (среда) Представлялся немецкий отряд. [...] Вчера Жубер умер. Жаль, но потеря неважная для военного дела, потому что стар и упрям, хотя и популярен здесь.

29 (четверг) [...] Не получил лошадей, а получил неприятность от Герцога, которому завтра сделаю замечание. Был у де ла Ре. Любезен. Переменился. Завтра уезжает в Брандфорт, где предполагает дать бой в конце недели. Даст мне телеграм[му], куда идти.

30 пятница. В 6 ч. утра приехал в лагерь голландцев. Не все были готовы. Выждал и сделал замечание. Выехали в 6А/2 ч. 22 человека. Командовал фон Эк поруч[ик] артил[лерии] (поссорился с капитаном, а потому тот хотел его удалить). Ездили по [паре ?], одному и выводка. 4 плохих, двое упало. В 9 ч. вернулись. Благодарил. Были в восторге. Дети с бородами. [...] О Вильбоа ни слуху. [...] Ждем боя. Рвемся вперед.

Записная книжка Е ЯМаксимова из архива семьи Максимовых

1 Евгений Яковлевич Максимов (1849-1904) - офицер, военный корреспондент. Учился в Технологическом институте и на юридическом факультете Санкт-Петербургского Университета. Был офицером кирасирского полка. Вышел в отставку в чине подполковника. В 1875 г. воевал добровольцем в Сербии - за ее освобождение от турецкого владычества. В 1877-1878 гг. участвовал в русско-турецкой войне, в 1880 г. - в ахалтекинской экспедиции генерала М.Д.Скобелева в Туркмении. В 1896 г. был в Эфиопии. Вскоре после начала англо-бурской войны отправился в Трансвааль, сперва в качестве военного корреспондента, а затем - главы отряда добровольцев, приехавших из стран Европы сражаться на стороне буров. В начале мая 1900 г. избран бурским фехт-генералом (боевым генералом), но, получив несколько ранений, вынужден был вернуться в Россию. Погиб в русско-японской войне в 1904 г.

Приводимые нами заметки содержатся в небольшой записной книжке Е.Я. Максимова, которая была с ним в Южной Африке. Эта книжка хранится в архиве семьи Максимовых. Публикация осуществляется с разрешения сына

Е.Я.Максимова, ныне покойного Александра Евгеньевича Максимова, и внучки, Наталии Александровны Максимовой.

В записной книжке сколько-то систематизированные записи охватывают период с 27 февраля по 30 марта 1900 г. Остальные совсем уже отрывочны и не датированы.

Записи нелегко поддаются расшифровке: Максимов делал их попутно, только для себя и малоразборчивым почерком. Мы приводим лишь несколько записей, которые казались наиболее важными и лучше поддавались расшифровке.

2 Даты в записной книжке даны по новому стилю.

3 До этого Максимов находился в Южной Африке только в качестве журналиста.

4 Поручик Алексей Ганецкий вскоре отказался служить под началом Максимова и сформировал свой отряд добровольцев, который получил название "Русский отряд", хотя в него вошли не только русские.

5 Френсис Виллиам Рейтц (1844-1934). В то время был государственным секретарем в правительстве Трансвааля.

6 Стефану с Йоханнес Паулу с Крюгер (1825-1909)" президент Южно-Африканской Республики (Трансвааля).

7 Ледисмит - город в северном Натале. Был осажден бурами с 27 октября

1899 г. до 28 февраля 1900 г.

8 Колсберг - город на севере Капской колонии. В ходе англо-бурской войны удерживался бурами в течение нескольких месяцев.

9 Питер Арнольдус Кронье (ок. 1835-1911) - герой победы над британцами в 1881 г. во время первой англо-бурской войны. Во время второй англобурской войны вынужден был капитулировать с 4 тыс. бойцов 22 февраля

1900 г.

Ю Моддер ривер (возле Кимберли) - место жарких боев в начале 1900 г.

11 Мартинус Теунис Стейн (1857-1916) - президент бурского Оранжевого Свободного Государства (Оранжевой Республики).

12 Блумфонтейн - в то время был столицей Оранжевого Свободного Государства.

13 Ж.-Г. А. М В. Вильбоа де Марей (1847-1900) - французский полковник, начал в Южной Африке организацию Европейского легиона из добровольцев, приехавших из европейских стран.

1А Петрус Якобус Жубер (1831-1900) - трансваальский генерал; во время англо-бурской войны - главнокомандующий бурскими войсками в Натале

15 Алексей Степанович Потапов - административный секретарь русского отряда Красного Креста, отправленного в Южную Африку.

16 Алексей Николаевич Куропаткин (1848-1925), в 1898-1904 гг. - русский военный министр.

'7 Гэрнет Джозеф Уолсли (1833-1913), Редверс Генри Баллер (1839-1908), Чарлз Уоррен (1840-1927) - английские генералы, принимавшие участие в англобурской войне.

1° Гаагская конференция в 1899 г. приняла конвенцию о мирном разрешении международных споров.

19 Коленсо"место упорных боев во время англо-бурской войны.

20 Максимов долгое время верил в победу буров и в активное вмешательство России и других когшшегпалытых держав для поддержки буров.

21 Кроонстад - город на севере Оранжевой республики. Тогда был временной столицей республики.

22. Речь идет о доктрине Монро, принятой Конгрессом США в 1823 г Декларировала внешнеполитический принцип взаимного невмешательства стран во внутренние дела друг друга.

23 Максимов надеялся на союз России, Франции и Германии против Англии.

24 речь идет об Абрааме Фишере (1850-1913), государственном деятеле Оранжевой Республики.

25 Максимов назвал так жителей Оранжевой Республики.

26 Это описка. Судя по тексту, запись сделана 7 марта.

27 к совету Максимова о посылке делегации в Европу бурские руководители прислушались, но с ее отправкой промедлили. Она посетила европейские страны (в том числе и Россию), когда уже было очевидно, что Великобритания одержала победу.

28 Лорд Солсбери (1830-1903), премьер-министр Великобритании во время англо-бурской войны.

29 Евгений Августус, Алексей Диатропов, граф Комаровский - русские добровольцы, участники войны на стороне буров.

30 в.И. Гурко - подполковник, русский военный агент (атташе) при войсках буров. Он оказался на захваченной английскими войсками территории, но вскоре был освобожден.

3' Привычные в те времена сравнения войны Великобритании и бурских республик с библейской схваткой Давида и Голиафа.

32 Максимов остро переживал создание Ганецким Русского отряда, в который вступили Августус и Диатропов. Максимов считал, что Ганецкий гонится лишь за популярностью и называл его фокусником.

33 Луис Бота (1862-1919), генерал, с конца 1900 г. - главнокомандующий войсками Трансвааля.

34 Фольксруст - город в Восточном Трансваале, на границе с Наталем. В это время там работал русский военный госпиталь.

35 Василий Иванович Давыдов - один из врачей русского военного госпиталя

36 Джеймс Барри Герцог (1866-1942). В 1859-1899 гг. - судья Верховного суда Оранжевой Республики. Во время войны - генерал.

3' Грузинский князь Николай Багратион-Мухранский и Сапаров - российские добровольцы.

38 Эта инструкция (копия подлинника на французском языке и перевод) опубликованы во втором томе (с. 263-264) составленного А.Н.Виноградским трехтомного собрания документов "Англо-бурская война в Южной Африке? (СПб, 1901-1903). Публикация сопровождена выражением признательности: "Оригинал прилагаемого автографа Вильбуа-Марейля любезно предоставлен в наше распоряжение Е.Я. Максимовым".,

Воспроизводим текст перевода.

Инструкция для формирования европейского легиона

В отсутствие генерала де-Вильбуа-Морейля полковнику Максимову принять командование легионом и заняться продолжением формирования его, руководствуясь следующими требованиями:

1) Ускорить сбор европейцев, запрашивая в Претории государственного секретаря Гроблера, а в случае нужды и генерала Луи Бота в Гленко, - на какие корпуса волонтеров можно расчитывать и когда.

2) Формировать легион, придерживаясь деления его на взводы по национальностям, а после разделить и на эскадроны Назначить офицеров, принимая во внимание старшинство и нравственные права начальников уже ранее сформировавшихся корпусов. Стоять лагерем и воспрещать жительство в гостиницах.

3) Распределить одиночных людей по тем взводам, куда они более подойдут в силу своей национальности, или, если окажется невозможным создать из них тактические едишгцьг, в виду неподходящего числа их, - разместить их куда придется.

4) Оставленное здесь подвижное отделение конского запаса сохранить неприкосновенным. До сих пор было затребовано 60 лошадей, получено 23, - затребовать недостающее число.

5) Кроме организации означенного подвижного отделения конского запаса, предназначенного для всадников, отправляемых в рейды, озаботиться наилучшим снабжением прочих людей легиона конским составом, вооружением и снаряжением. При этом обратить особое внимание на получение военного материала, оставляя без внимания различные хозяйственгтые улучшения, не требуемые более нынешней обстановкой.

6) Здесь находятся только французский взвод и половина голландского корпуса. Ожидаются германцы с поручиком Врангелем, французы с поручиком Галлопо, о других корпусах нет известий.

7) В случае отступления во время отсутствия генерала, - нагрузить фургоны, поставить их на свое место в обозной колонне, а после разместить в главном лагере, куда вернется отряд, посланный на поиск; там он должен найти свой обоз.

23 марта 1900 г. Кронстадт Генерал Вильбуа

39 К.Г. фон Ранненкамф - врач в русско-голландском медицинском отряд, Бергольм - вероятно Л.В.Борнгаупт, хирург того же отряда.

40 Де ла Рей"бурский генерал.

? 93. Доклад военного министра А.Н.Куропаткина Николаю II о необходимости командировки в Южную Африку российских военных инженеров. 1900г.

Министерство военное. Доклад по Главному Штабу. Канцелярия Военно-Ученого Комитета.

28 апреля 1900г.

В виду особого интереса, который представляет в специально военно-инженерном отношении война Англии с Южно-Африканскими республиками, полагалось бы командировать в Южную Африку на театр военных действий двоих военных инженеров, в качестве помощников военных агентов: полковника Ста-ховича, при великобританских войсках и подполковника Гурко на стороне Южно-Африканских республик.

Командируемый военных инженеров полагалось бы подчинить военным агентам во всем, за исключением дела, касающегося специального их поручения.

На военных инженеров возлагается изучение всех технических сил и средств, применяемых воюющими сторонами при укреплении, обороне и атаке позиций, изучение характера, расположения и устройства укреплений в Ледисмите, Кимберлее, Мафе-кинге, Претории и в других пунктах, где можно ожидать особо длительного развития действий по обороне или атаке, в особенности, однако, Претории.

При этом должно быть обращено особое внимание на характер и способы пользования железными дорогами, находящимися на театре военных действий, на способы разрушения и восстановления этих дорог.

Если бы, даже в случае скорого окончания войны, военные инженеры, опоздали прибыть в течение военных действий, командирование их все же принесет большую пользу, так как даст возможность, под свежим впечатлением всего сделанного воюющими сторонами, изучить способы применения к военному делу новейших технических средств.

На предложенное командирование инженера к войскам Южно-Африканских республик получено уже согласие со стороны соответствующего правительства.

Вследствие сего полагалось бы ныне же отправить в Африку предназначенного для пребывания на стороне означенных республик репетитора по фортификации Николаевской Инженерной академии военного инженера капитана Щеглова, а предназначенного к великобританским войскам преподавателя той же академии военного инженера - подполковника Быковского - отправить безотлагательно по получении согласия из Лондона.

Командируемым военным инженерам полагалось бы отпустить из интендантских сумм, кроме присвоенного им содержания, считая золотом по четыре франка в рубле, подъемных - по 300, суточных по 3 и курьерскую дачу по 250 полуимпериалов в один конец каждому.

В виду того, что продолжительность командировки не может быть ныне определена, полагалось бы, как получаемое ими по должности содержание, так и указанное выше довольствие, отпустить при командировании на 6 месяцев вперед и впредь производить его авансом по мере надобности.

ИСПРАШИВАЕТСЯ: Благоугодно ли будет Вашему Императорскому Величеству соизволить на изложенное.

Генерал-Лейтенант Куропаткин

На подлинном написано: Высочайше повелено командировать только одного капитана Щеглова. 29 апреля 1900 г.

РГВИА, ф. 802, on. 10, д. 1016, т 3-4. Дело о командировании Подполковника Щеглова в Южную Африку. 11 декабря 1901 - 25 августа 1903. 20л.

? 94. Прошение капитана 1-го саперного батальона М.А.Зигерн-Корна о командировании его в Южную Африку .1900 г.

5 мая 1900 г.

Всепресветлейший, Державнейший Великий Государь Император Николай Александрович Самодержец Всероссийский, Государь Всемилостивейший

Просит 1-го Саперного батальона капитан Михаил Антонович Зигерн-Корн о нижеследующем:

Имея желание ознакомиться с применением полевого военно-инженерного искусства в войсках Буров прошу: К сему:

Дабы повелено было уволить меня в отпуск, без сохранения содержания, во все города Российской Империи и заграницу в Южную Африку, впредь на одиннадцать месяцев.

Город Боровичи Новгородской губернии 5 мая 1900 года.

К поданию подлежит по команде.

Сие прошение со слов просителя писал ефрейтор Василий Никитин.

Прошению 1 Саперного батальона Капитан Михаил Антонович Зигерн-Корн руку приложил.

РГВИА, ф. 802, on 10, д. 2774, л. 2. Дело о командировании подполковника 1-го Саперного батальона Зигерн-Корна в Южную Африку для изучения инженерного дела в армии бурое во время англо-бурской войны 1899-1902. 6мая 1900 "19 февраля 1904. 56л.

1 Зигерн-Корн М.А. находился в войсках буров до ноября 1900 г. После возвращения из Южной Африки написал большой отчет о своей командировке, который преподнес Николаю П. Отчет оформлен в виде книги "Англобурская война. От сдачи Претории бурами до отъезда президента Крюгера в Европу", б.г. б.м. 125 л. с оборотами, машинопись. Находится в Отделе рукописей Российской Государственной библиотеки.

? 95. Резолюция военного министра А.Н.Куропаткина на представление Главного Инженерного Управления о командировке капитана Зигерн-Корна. 1900 г.

"Государь Император Высочайше повелеть юволил:

1. Считать Капитану Зигерн-Корну отпуск за командировку и

2. выдать из запасного кредита 1500 руб. на поездку и по 400 руб. ежемесячно на все время отпуска, кроме всего получаемого содержаниям".,

9 мая 1900 г. Генерал-лейтенант Куропаткин

РГВИА, ф. 802, on 10, д. 2774, л 15

? 96. Условия командировки капитана Зигерн-Корна в Южную Африку. 1900 г. Главное Инженерное Управление - - Начальнику Главного Штаба (без даты, без подписи)

Основания командировки

1. Надо просить 11 месячный отпуск

2. Будет испрошено: зачет этого отпуска за командировку

3. Выдача на проезд в два пути 1500 руб. Выдача в месяц, в дополнение к получаемому содержанию по 400 руб. Выдача всего этого довольствия за 6 месяцев вперед

4. Продолжительность командировки: все время военных действий. Если война кончится, то надо пробыть на театре войны всего не менее четырех месяцев

5. Основное условие: командировка должна иметь строго лишь военно-научное значение.

Никакого вмешательства в действия сторон не должно быть допускаемо.

6. Во время этой командировки находиться при войсках буров, но если представится возможность и будет дано разрешение, то не запрещается переезд для осмотра и изучения и английских позиций.

В случае осады Претории или иного пункта находиться при осажденных войсках.

РГВИЛ, ф. 802, on. 10, д. 2774, л. 22.

? 97. Выдержки ич ходатайства Главного Инженерного Управления о награждении подполковника Щеглова за командировку в Южную Африку во время англо-бурской войны 1899-1902 гг.

Главное Инженерное Управление - в Главный Штаб

8 февраля 1903 г.

Преподаватель Николаевской Инженерной Академии Военный Инженер Подполковник Щеглов в 1900 году был командирован на театр военных действий в Южную Африку к армии Южно-Африканских республик. С армией Генерала Бота сделал поход oi Претории до Португальской границы. По отъезде президента Крюгера и отбытии в Европу всех остальных военных агентов - переехал к английской армии. Благодаря тому, что предшествовавшее пребывание в армии буров не было известно английским военным властям, подполковнику Щеглову удалось добиться разрешения Главнокомандующего Лорда Китчинера быть допущенным во все пункты театра войны.

Вследствие сего подполковник Щеглов объехал весь театр войны, в том числе и такие ггункты (Мафекинг, аванпосты на севере), где остальные военные агенты не были. После возвращения из командировки, продолжавшейся 6'/2 месяцев, Подполковником Щегловым был представлен отчет, находящийся ныне в Главном Инженерном Управлении.

Летом текущего года Подполковник Щеглов имел счастие быть удостоенным представления Его Императорскому Величеству Государю Императору и Его Императорскому Высочеству Государю Наследнику. [...] (Далее ходатайствуется о представлении Щеглова к награде орденом Св.Владимира 4 степени. Военный министр А.Н.Куропаткин накладывает резолюцию: Наградить Подполковника Щеглова орденом Св.Станислава 2-й степени).

РГВИА, ф. 802, on 10, д. 1016, ял. 10-11.

? 98. Письмо М.Н.Галактионовой министру иностранных дел В.Н. Ламздорфу с просьбой о отдействии в освобождении из плена ее брата, капитана А.Н.Шульженко, сражавшегося на стороне армии буров. 1901 г.

Его Высокопревосходительству Господину Министру Иностранных Дел

Ваше Высокопревосходительство! Осмеливаюсь обратиться к Вам с нижайшей просьбой, о содействии с Вашей стороны к освобождению из плена моего брата Александра Николаевича Шульженко, офицера русского войска.

Мой брат, в начале войны буров с англичанами, взявши отпуск, отправился в качестве добровольца со стороны буров. Отпуск его давно кончился. Единственное средство возвратиться в Россию, к сроку окончания отпуска, было сдаться в плен англичанам. Но он, не желая уронить достоинство русского солдата, продолжал сражаться в рядах буров до последней крайности. И вот 5-го Мая сего года их отряд был взят в плен под Ледисмитом. Его, как военнопленного, отправили в Индию, где он до сих пор находится, претерпевая все мытарства 1шенных.

Донося обо всем Вашему Высокопревосходительству, имею большую надежду, что Вы примете участие для облегчения участи русского воина и возвращения его в дорогое, и столь далекое от него теперь, отечество.

Жена Надворного Советника Мария Николаевна Галактионова урожденная Шульженко.

29. VOL 1901

Жительство: Москва, Б.Молчановка, д. - 25.

АВПРИ, ф ПДепартамент, 1-5, on 929, д. 12, ли. 29-30.

1 Шульженко А.Н. род. в 1869 г. - из дворян Бакинской губернии. В 1886-1888 гг. учился в Московском пехотном юнкерском училище, после окончания которого направлен для прохождения военной службы в инженерные войска. (РГВИА, ф. 409, оп. 11, д. 37563, лл. 5-6.) В январе 1899 г. А.Н.Шульженко получил отпуск на 11 месяцев, но в конце этого года отправился в Южную Африку добровольцем на стороне буров. В апреле 1901 г. попал в плен и отправлен в английский лагерь для военнопленных в г. Ахмед-Нагар (Индия). После длительной переписки был освобожден только в июле 1902 г. (АВПРИ, Ф. Политархив, 1901, оп. 482, д. 2123, лл. 18-21.) В августе 1902 г. А.Н.Шульженко вернулся к месту службы в г.Керчь. (РГВИА, ф. 802, оп. 10, д. 2797, л. 12).

? 99. Депеша сотрудника российского посольства в Лондоне и "Меморандум" министерства иностранных дел Англии, направленные в МИД России, по вопросу об освобождении из плена российского офицера А.Н.Шульженко. 1902 г.

На бланке

Императорское Российское посольство в Лондоне

19 декабря 1901/1 января 1902г.

Милостивый Государь Князь Валериан Сергеевич Получив письмо Вашего Сиятельства от 20-го августа 1901 г. Императорский Посол обратился с нотой 5-го сентября к Маркизу Лансдоуну3, прося его известить, не признает ли Великобританское Правительство возможным освободить находящегося в плену Штабс-Капитана Шульженко.

Маркиз Лансдоун ответил Императорскому Послу 9-го сентября с.г. что он препроводил ноту в подлежащий Департамент.

7/20 Декабря я получил сообщение от Статс-Секретаря по Иностранным делам, в конце которого подтверждается, что Штабс-Капитан Шульженко не соблюдал полного нейтралитета, но в разных сражениях принимал участие со стороны буров, что и явствует из собранных на театре войны сведений английскими военными властями, которые я имею честь при сем приложить.

С отличным почтением и с совершенною преданностью имею честь быть Вашего Сиятельства покорнейший слуга.

(подпись)

МЕМОРАНДУМ Капитан Шульженко был взят в плен на Ассегай Ривер в округе Пит Ретиф около 5 апреля 1901 г. с оружием в руках - винтовкой системы Маузер, поэтому был признан военнопленным.

Полковник Кэмпбелл, из Королевских стрелков, затем командир отряда у Зандбанки около Пит Ретифа, сообщает, что капитан Шульженко заявил, что он русский офицер с пятью другими [офицерами] прибыл в Южную Африку, чтобы "поучиться войне", добавив, что его "начальник" бьш убит около Утрехта некоторое время назад (речь идет вероятно о Капитане Покровском, смертельно раненом во время атаки буров на Утрехт 25 декабря 1900 г.). Капитан Шульженко признал, что он бьш в войсках буров в Натале во время осады Ледисмита, а позже с отрядами в колонии Оранжевой Реки.

Полковник Кэмпбелл сообщает, что капитан Шульженко не имеет никаких претензий чтобы его считали как добровольно сдавшегося и это подтверждается чиновником Штаба, отвечавшего за военнопленных в Ледисмите, которому этот пленный признался, что он нарушил нейтралитет и с ним поступили правильно.

Лейтенант Фрэзер, из Камерун Хайлендерс, утверждает, что 3 августа 1900 г. он находился в поезде, который был подорван отрядом буров под руководством Терона около Холфонтейн Си-динг в колонии Оранжевой Реки, и естественно попал в плен. Он помнит Александра Шулъженко среди людей Терона и помнит, что тот ему говорил о себе, как об офицере русской армии, находившемся в отпуске, и что он бьш с бурскими войсками, осаждавшими Ледисмит.

У капитана Шульженко было ружье и он явно принимал активное участие в сражениях.

Лейтенант Фрэзер добавляет, что в то время когда он был пленным у буров, капитан Шульженко всегда относился к нему доброжелательно.

Форрин Офис

Декабрь 20,1901

АВПРИ, ф.ПДепартамент, 1-5,1895, on. 929, д. 12, лл 44-49. Оригинал на англяз.

1 Депеша адресована В.С.Оболенскому-Нелединскому-Мелецкому, товарищу министра иностранных дел.

2 Российским послом в Великобритании с 1884 по 1903 гг. был Е.Е.Стааль.

3 Лансдоун Генри Чарльз (1845-1927) - министр иностранных дел Великобритании в 1900-1905 гг.

4 Так в тексте.

5 Название английского воинского подразделения.

6 Руководитель партизанского отряда, убит в бою в конце декабря 1900 г.

? 100. Справка о русских офицерах-добровольцах, принимавших участие в англо-бурской войне. Составлена полковником Генерального штаба П.А.Стаховичем для военного министра А.Н.Куропаткина. 1901 г.

4 апреля 1901 г.

1. П7.-пехотного Ярославского полка Штабс-Капитан Едри-хин. Для поездки в Южную Африку вышел в запас. На сколько мне известно, средства на поездку получил от Великого Князя Александра Михайловича. Корреспондировал в газетах. Пробыл нв театре военных действий около двух месяцев. Вследствие болезни и краткости пребывания в Южной Африке мало принмал участия в военных действиях. Все о нем отзывались как о весьма дельном офицере. По возвращении в Россию, принят обратно на службу с зачислением времени состояния в запасе в действительную службу и с выдачею за это время содержания.

2. 38-го пехотного Тобольского полка Поручик Дрейер. Чтобы ехать на войну, вышел в запас. В продолжении четырех месяцев принимал деятельное участие в войне. От всех слышал самые лестные отзывы о его деятельности и лично убедился в том, что это прекрасный офицер. При занятии Претории был взят в плен, будучи накануне контужен в голову. Возвратился в Россию в сентябре, принят обратно в свой полк, но без зачета времени, проведенного в Трансваале в действительную службу и без выдачи содержания за это время.

По семейным обстоятельствам ходатайствовал о переводе в 1 -и Л.Гренадерский Екатеринославский полк, каковой перевод ему обещан, но пока не состоялся.

3. 189-го Белгородского резервного полка Подпоручик Августус. После съезда в Трансвааль был зачислен в запас. В продолжении пяти месяцев принимал деятельное участие в войне. Весьма предприимчив, храбр. Посылал корреспонденцию в Новое время и Варшавский военный журнал. При занятии Претории был взят в плен. По возвращении в Россию, принят на службу в 192-й резервный Варшавский полк, но без зачисления времени, проведенною в Трансваале, в действительную службу и без выдачи содержания за это время. Заветная мечта Подпоручика Августуса поступить на курс восточных языков, чтобы затем служить в Туркестанском Округе; однако, как окончивший курс лишь юнкерского училища, он, без специального на то разрешения, не может быть допущен к приемному экзамену.

4. 189-го Белгородского резервного полка Подпоручик Покровский. Принимал малое участие в военных действиях. Отзывы о нем носили неодобрительный характер. Кажется в Россию не возвращался. (Леонид Покровский остался в Южной Африке и воевал в составе партизанского отряда буров. Получил чин капитана. Был смертельно ранен в бою под Утрехтом 24 декабря 1900 г."сост.)

5. 37-го пехотного Екатеринбургского полка Подпоручик Никитин. По всем отзывам безусловно выщающийся офицер, храбрый и всей душой 1феданный военному делу. Принимал участие в военных действиях свыше четырех месяцев, вернувшись в Россию немедленно отправился в Китай. О дальнейшей судьбе его ничего не известно.

6. 16-го Гренадерского Мингрельского полка Подпоручик Никитин. Был убит в деле под Иоганнесбургом

7. Того же полка Подпоручик князь Енгалычев. Прибыл в Трансвааль в мае, в начале июня был ранен в руку и вместе с госпиталем, в котором лежал, попал к англичанам. Возвратился в Россию в октябре.

8. Лейтенант Строльман. Прибыл в Трансвааль в мае. Принимал самое деятельное участие в войне, все о нем отзывались как о выдающемся храбреце. После взятия Претории, когда почти все добровольцы разъехались или попали в руки англичан, он принял участие в партизанских действиях буров и в конце июня был убит

9. Состоящий в запасе Штабс-Капитан крепостной минной минной роты Шульженко. Выдающаяся личность, весьма храбр. В Россию возвращаться не думал.(Шульженко был ранен, попал в плен - сост.)

10. Поручик Арнольдов (резервного батальона, расположенного в Самаре). Мало принимал участия в военных действиях. Под конец был контужен, после чего до отъезда в Россию жил в Претории.

11. Корнет запаса Вискупский (служил ранее в 3-ем драгунском Сумском полку). Совсем мальчик. Алкоголик. В военных действиях почти не участвовал.

12. Л.Гв.Конного полка ротмистр граф Комаровский. Перед отъездом вышел в запас. В военных действиях участвовал мало, пользовался хорошей репутацией.

13. Поручик Гучков (богатый московский купец). Служил ранее в Л.Гренадерском Екатеринославском полку, потом по охране Маньчжурской дороги. Много путешествовал в Азии. Принимал деятельное участие в военных действиях и пользовался отличной репутацией весьма храброго человека. По возвращении в Россию немедленно отправился на Дальний Восток, где поступил на службу в отряд генерала Грибского.

14. Состоящий в запасе Штабс-Ротмистр Ганецкий. Принимал участие в военных действиях: одно время даже командовал русским отрядом добровольцев. Усиленно рекламировал себя и пользовался вообще плохой репутацией.

15. Отставной Подполковник Максимов. Принимал участие в военных действиях, пользовался репутацией весьма предприимчивого и умного человека, хотя и не безупречной нравственности. Много занимался политикой.

Генерального Штаба

Полковник Стахович 4 апреля 1901 г.

РГВПА ф.401, оп.5, д.308, л.41-42.

Инициатива России по урегулированию англо-бурского конфликта

? 101. Письмо министра иностранных дел В.Н.Ламздорфа посланнику России во Франции Л.П.Урусову с инструкциями выяснить отношение Франции к российской инициативе о посредничестве Великих Держав в деле прекращения войны. 1901 г.

Доверительное письмо Его Сиятельства Графа Ламздорфа Д.Т.С. Князю Урусову в Париж, сообщается Послу в Лондон

С.Петербург 28 июня 1901 г.

Из предшествующей переписки Вам известно, что Государь Император неустанно следил за развитием событий на юге Африки. По мере того как обнаруживались жестокие последствия возгоревшейся, во всех отношениях неравной борьбы, 2-х маленьких республик с могущественною Великобританскою Империею, наш Августейший Монарх все более душевно скорбел о неповинных жертвах этой войны и в целях прекращения кровопролития, уже в минувшем году, Высочайше повелев предварительно обменяться взглядами с Французским Правительством, возымел намерение склонить Великие Державы к дружественному посредничеству между обоими противниками.

К сожалению, 1редъявленные в то время Императором Вильгельмом особые условия такового посредничества на первых порах помешали соглашению Держав; впрочем и сделанное почти одновременно Великобританским Правительством официальное сообщение о том, что оно ни в каком случае не примет дружеских услуг Держав в деле, которое оно считает входящим в область его внутреннней политики, послужило новым препятствием к осуществлению великодушного намерения Государя Императора.

Между тем, ежедневно получаемые с юга Африки телеграфные и другие частного характера известия в крайне мрачных красках рисуют положение дел в Трансваале и Оранжевой Республике. Несмотря на гибель значительной части Бурской действовавшей армии, на отсутствие достаточного запаса амуниции, военных и съестных припасов, на полное опустошение английскими властями территории Республик, ничтожные остатки дружин под командою своих героев-военачальников решили до последней крайности отстаивать свою независимость; и в виду принятого за последнее время южно-африканскою борьбою характера партизанской войны, трудно расчитывать на скорое прекращение жестокого кровопролития. Наряду с этим английские военные власти на месте принимают самые суровые меры не только в отношении воюющей стороны, возбуждая против буров дикие племена кафров, но и относительно пленных, а равно оставшихся без пристанища бурских женщин и детей.

Все обстоятельства эти вновь побудили Государя Императора вернуться к непокидающему Его Императорское Величество задушевному желанию оказать возможное содействие к облегчению тяжелой участи Южно-Африканских Республик и на сей раз остановиться на мысли не прямого "посредничества" между воюющими сторонами, уже однажды отклоненного Англиею, а воззвания обращенного Державами к чувству великодушия могущественного победителя несчастныгх буров.

Принимая, однако, во внимание, что существенные затруднения к такому коллективному предстательству [заступничество, ходатайство - сост.] Держав могли бы встретиться со стороны Германского Императора, проявлявшего за последнее время англофильские наклонности, наш Августейший Монарх признал полезным предварительно осведомиться, в какой степени Император Вильгельм расположен последовать Всемилостивейшему почину в благом деле заступничества за буров. С Этой целью по Высочайшему повелению, мною отправлена была прилагаемая у сего в копии секретная телеграмма на имя Российского Посла в Берлине с поручением при удобном случае и весьма осторожным образом выяснить этот вопрос.

По доверительном обмене взглядов с Имперским Канцлером, прибывший на днях в С.Петербург Граф Остен-Сакен сообщил, что Император Вильгельм отнесясь сочувственно к великодушному намерению Государя Императора, находит, однако, что успех в этом деле возможен лишь в том случае, если бы Державы открыто решили, в случае отказа Англии пощадить уже почти побежденного противника, энергично настоять на прекращении кровопролития под угрозою каких-либо мероприятий; иначе, по мнению Германского Императора, Англия отнесется равнодушно к заступничеству Держав за Буров.

Нельзя не признать, что в соображениях, высказанных Императором Вильгельмом, много справедливого. Однако, с другой стороны, полученные за последние дни вести с Африканского театра указывают на весьма существенные затруднения, встречаемые Британским Правительством в деле дальнейшего ведения войны, затяжка которой связывает свободу действий Соединенного Королевства; в самой Англии все чаще и чаще раздаются голоса многих государственныгх и общественныгх деятелей в пользу мирного улажения распри; в парламенте и политических кружках идет усиленная агитация с целью дать широкую гласность вопиющим нарушениям английскими войсками общепринят^гх законов и обычаев войны, а равно настоять на принятии Сент-Джемским Кабинетом мирного решения Трансваальского вопроса.

При таких обстоятельствах есть некоторая доля вероятия, что Англия согласится внять голосу Христианских Держав и быть может озаботится предложением Африканским Республикам удобо-приемлимых условий мира.

Исходя из этих соображений, я обращаюсь к Вам с Высочайшего Государя Императора соизволения с просьбою, если к тому представится удобный случай, выяснить возможно ли расчитывать на то, что Франция совместно с Россиею, быть может СевероАмериканскими Соединенными Штатами, Италиею и иными Христианскими Государствами, согласится принять участие в тождественном предстательстве пред Англиею за буров в условиях изложенных в секретной телеграмме к Графу Остен-Сакену.

Сообщая об изложенном, считаю долгом обратить внимание Вашего Сиятельства на необходимость при разъяснении настоящего дела, соблюдать крайнюю осторожность и по возможности сохранить все дело в строгой тайне.

АВПРИ, ф. Полшпархш, 1901, on 482, д. 2122, л 238-239.

? 102. Циркулярное письмо министра иностранных дел России В Н. Ламздорфа российским представителям за границей, содержащее инструкции по поводу позиции России по урегулированию англо-бурского конфликта через механизм Гаагской мирной конференции, 1901 г.

Циркулярное письмо Графа Ламздорфа Российским Представителям заграницею

С.Петербург, Октября 1901.

Считаю долгом препроводить у сего для Вашего сведения и руководства копию с секретной инструкции, данной Российскому Посланнику в Голландии по поводу заявления, с которым делегаты Южно-Африканских Республик обратились к Совету Постоянной Палаты Третейского Суда в Гааге, ходатайствуя о разрешении Судом этим кровавой распри между Великобританией) и названными Республиками.

Из означенной инструкции Вы изволите усмотреть, что Императорское Правительство, относясь вообще с полным сочувствием к мирному улажению всяких междушродныгх несогласий, несомненно встретило бы с чувством искреннего удовлетворения и разрешения вопросов, препятствующих прекращению жестокой борьбы на юге Африки.

Принимая однако во внимание, что делегаты южноАфриканских Республик обратились с своим заявлением не к Правительствам Держав, а к Постоянной Палате Третейского Суда, связанной известными законоположениями конвенции 17/29 Июля 1899 года, - делу этому, как явствует из приведенных в инструкции Действительному Тайному Советнику Струве статей, не может быть дан желательный ход.

Не отступая от таковой чисто юридической, формальной стороны рассматриваемого вопроса, не следует однако забывать, что по мысли нашего Августейшего Монарха, в основу Гаагской Конференции положена была нравственная человеколюбивая идея, которая, казалось бы, и должна служить для всех подписавших ее акты руководством в делах, подобных англо-бурской распре. Было бы более чем прискорбно, если бы на заре двадцатого столетия весь цивилизованный мир, с таким восторженным сочувствием встретивший миролюбивый почин Русского Государя, совершенно хладнокровно отверг мольбу о содействии и заступничестве слабейшего, погибающего под тяжестью невзгод противника только потому, что обращение его с формальной стороны не подходит под ту или иную статью юридического кодекса.

Во всяком случае, на наш взгляд, необходимо иметь в виду, что раз заявление бурских делегатов, переданное в Постоянную Палату Третейского Суда стало чрез посредство Иностранных Представителей в Гааге известно Правительствам Держав, подписавших конвенции 1899 года, то Державы эти могли бы по точноту смыслу третьей статьи означенной конвенции, а также, руководствуясь постановлениями 27 ее статьи, при первом удобном случае предложить свои "д,обрые услуги или посредничество ajvyj: j-ому противнику", т.е. Англии, напомнив о полной их готовности содействовать всеми средствами скорейшему окончанию борьбы, причем предложение в этом смысле "отнюдь не должно быть почитаемо той или другою из спорящих сторон за действие недружелюбное".,

Кроме того нельзя не признать, что на Державах, подписавших акты Мирной Конференции, лежит нравственный долг заботиться о ненарушимости законов и обычаев войны, торжественно освященных международными конвенциями, соблюдать которые обязалась и Великобритания, прибегающая ныне к мероприятиям, далеко не соответствующим этим общепризнанн^гм началам.

Передавая вышеизложенное, я обращаюсь к Вам с покорнейшею просьбою путем осторожного обмена мыслей осведомиться, как Правительство, при коем Вы аккредитированы, относится к вопросам, затронутым в настоящем письме.

АВПРИ, фПолитархие, 1901, on 482, д. 2123-а л 46-47об.

1 Речь идет о Гаагской мирной конференции, созванной по инициативе России для разработки многосторонних соглашений о международно-правовых нормах ведения войны. В ней участвовали 27 государств, в том числе, Великобритания, США, Германия, Франция, Италия, страны Скандинавии, Япония и др. Конференция заседала с мая до середины июля 1899 г. и приняла конвенцию о мирном разрешении международных конфликтов, о законах и обычаях сухопутной войны, подтвердила решения Женевской конвенции 1864 г. о правилах ведения морской войны, о режиме военнопленных, участи раненых и больных.

7. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУССКИХ В ЭФИОПИИ

? 121. О посылке в Эфиопию русского артиллериста-техника для ремонта огнестрельного оружия. 1893 г.

Напрела 1893г.

Его Превосходительству от П.Ванновского

Н.П.Шишкину

Негус Менелик обратился через поручика Машкова к нашему правительству с просьбою о присылке в Абиссинию артиллериста-техника для исправления наличного оружия. Поручение это предполагается возложить на поручика 2-ой гвардейской артиллерийской бригады Грум-Гржимайло, который кончил курс артиллерийской академии, совершил две экспедиции в Центральную Азию и хорошо владеет иностранными языками.

По сведениям поручика Машкова, в Абиссинии запас оружия составит из ружей разных систем, собранных из бракованных частей, а для починки их не существует никаких мастерских; равным образом совсем не имеется материалов, станков и инструментов для изготовления металлических патронньгх гильз и для их переснаряжения. Запас орудий в Абиссинии очень мал: всего насчитывается около 50 пушек самых разнообразных типов, для которых недостает зарядов и снарядов. Наконец в порохе ощущается большой недостаток с тех пор, как единственный абиссинский пороховой завод взорван итальянцами.

При таких условиях, командируя в Абиссинию русского артиллериста для исправления оружия и изготовления патронов, необходимо не только придать ему о1гытш>гх мастеров, но и снабдить его несколькими станками и запасом пороха, меди, олова и проч. Так как даже при самом лучшем снаряжении русского техника починка оружия потребует очень много времени, то его командировка, вероятно, не оправдает ожиданий Негуса, который не знает, как сложно ныне оружейное дело.

Вследствие сего я считаю более целесообразным командировать поручика Грум-Гржимайло в Абиссинию не для починки оружия, а для отвоза Менелику в ответ на подарки, поднесенные от его имени Государю-Императору и наследнику цесаревичу, 500 берданок с 12 т[ысячами] патронов, 4 горных орудия с 1 тысячей снарядов и небольшой запас пороха; это даст Менелику возможность сразу хорошо вооружить целый батальон и обучить его на европейский лад. Однако подобный транспорт может быть доставлен в Абиссинию только через Обок, т.е. с согласия франдУ' ского правительства и без ведома Англии и Италии, которые могут усмотреть в помянутом подарке нарушение декларации 21 мА

1891 г. , ограничивающей, в видах прекращения торга неграми, ввоз оружия во внутрь Африканского материка.

АВПРИ, ф. Полшпархие, on. 482, д. 2010, т. 2-3.

1 Красноморский порт в пределах Французского Сомали.

2 Имеется в виду Генеральный акт Брюссельской конференции 1889-1890 гг. в котором определялись меры по борьбе с работорговлей, в частности, ограничение ввоза огнестрельного оружия на территории, где в Африке сохранялась работорговля.

? 122. Выдержка из письма посла России в Париже А.П.Моренгейма министру иностранных дел Н.К.Гирсу относительно доставки оружия в Эфиопию. 1893 г.

8/20 сентября 1893 г.

[...] Со своей стороны считаю долгом обратить внимание Императорского Министерства на то обстоятельство, что транспорт оружия в Абиссинию не может быть сочтен, как это предполагается в сообщенном мне отношении Военного Министра от 14 апреля с.г. - 148, за нарушение Брюссельской декларации 21 мая 1891 года, ограничивающей ввоз оружия вовнутрь Африканского материка. Декларация эта имеет в виду Средне-Африканские негритянские государства, ведущие торговлю невольниками; но она не может применяться к Абиссинии, которая была допущена к подписанию оной как полноправное государство, уполномочив специально на сей предмет итальянского представителя на Брюссельской конференции 1891 г. А потому я склоняюсь к мнению французских министров, предполагающих, что миссии нашей в Абиссинию можно бы с успехом придать на этот раз более открытый и официальный характер, тем более что, как это явствует из прилагаемой записки, ни французы, ни сами итальянцы не стесняются ввозить оружие в Абиссинию.

АВПРИ, ф. Полшпархие, on. 482, д. 2010, т 9-10.

? 123. Из сводки дипломатических донесений Министерства иностранных дел России о возможности разработки золотых приисков в Эфиопии российскими геологами. 1901 г.

В донесении от 11 июля с.г. - 785 Коллежский Асессор Орлов сообщил, что Негус весьма желал бы представить русской компании право разработки золотоносных приисков в Абиссинии и что °н приискал бы в таком случае для означенной компании наиболее выгодные прииски. Секретной телеграммой от 5 июля г.Орлов уведомил, что Негус готов даровать нам концессию на эксплуатацию 40 квадратных километров заведомо золотоносных земель.

Негус Менелик выразил желание отправить в Россию особого посланца - Абуну Матеоса, дабы принести Государю Императору благодарность за все благодеяния, оказанные Его Императорским Величеством Абиссинии.

Означенное намерение Негуса указывает на решение его войти в более близкие сношения с императорским правительством и отчасти на желание приступить к более активной политике, может быть в виду все уменьшающейся для него надежды на миролюбивое разрешение вопроса о разграничении его владений с англичанами.

АВПРИ, ф. Палчтархив, on. 482, д. 154, л. 17.

? 124. Из сводки дипломатических донесений в Министерство иностранных дел России о предоставлении России права на разработку золотых приисков в Эфиопии. 1901 г.

28 сентября 1901 г.

Получив из Санкт-Петербурга разрешение взять на свое имя предложенную Негусом Императорскому Правительству концессию на разработку золотых приисков в Абиссинии, Русский Поверенный в Делах отправился в нынешнюю резиденцию императора Адцис-Алему1 для окончательных переговоров по сему предмету.

Видимо обрадованный утвердительным ответом Императорского Правительства, негус немедленно выдал коллежскому асессору Орлову документ, коим ему разрешалось, через посредство русских предпринимателей, произвести в трехлетний срок исследования месторождений золота и всякого рода драгоценных металлов и камней на всем протяжении земли дадьязмача Джоти. В указанном документе, по просьбе г.Орлова, была помещена оговорка о том, что, в случае удачного результата разведок, между Абиссинским правительством и русскими предпринимателями будет заключено особое условие, причем последние должны быть поставлены по отношению к добыче золота в столь же выгодные условия, как и прочие инсютранцы, получающие подобные концессии.

Страна, известная под наименованием земли дадьязмача Джоти, мало исследована, но, по общему убеждению, представляет самое богатое местонахождение золота в Абиссинии.

АВПРИ, ф. Политархив, on 482, д 152, л 107

' Аддис-Алем - город в Эфиопии, где находилась временная резиденция императора Эфиопии.

? 125. Донесение коллежского асессора Орлова министру иностранных дел России В.Н.Ламздорфу с приложением письма императора Менелика II, содержащее оценку деятельности в Эфиопии Н.С.Леонтьева. 1902 г.

Аддис-Абеба, 3 мая 1902 г.

Имею честь представить при сем на благосклонное воззрение Вашего Сиятельства перевод письма императора Менелика ко мне от 25 апреля сего года касательно образования в Англии и Бельгии соотечественником нашим г.Леонтьевым различных компаний для эксплуатации минеральных богатств Эфиопии.

По заявлению г.Ильга, доставившего мне сказанное письмо, подобные же заявления сделаны негусом и другим находящимся здесь европейским представителям.

Перевод Место печати императора Эфиопии

Менелика II

Мы, Лев победитель из племени Иуды, Менелик II, Помазанник Божий, Император Эфиопии, шлем настоящее письмо г-ну Орлову.

Привет тебе.

Я слыхал, что дэджазмач Леонтьев образовал в Англии и Бельгии различные золотопромышленные компании, утверждая, что я даровал ему разрешение извлекать золото на Эфиопской земле. Засим образованная им в Бельгии компания сообщила мне, что он ввел ее в заблуждение, показав мое письмо к нему, дэджаз-мачу Леонтьеву, от 3 сание лета Благости [26 мая 1897 года], в переводе которого он исказил мои слова. Я не давал дэджазмачу Леонтьеву разрешения извлекать золото в Эфиопии. Кроме того, документ, содержащий договор между дэджазмачем Леонтьевым и бельгийской компанией "Экватория" и приписываемый мне, не есть документ, данный мною дэджазмачу Леонтьеву.

До сих пор я не заявлял об этом никому, полагая, что все это лишь слухи: я думал, что дэджазмач Леонтьев не выйдет в такой мере из моих приказаний и подчинения. Теперь же, дабы дэджазмач Леонтьев не мог сделать чего-либо, способного посеять недоразумения между людьми, я желал бы, чтобы ты о вышеизложенном довел до сведения своего правительства.

Писано миязия 30 дня лета Благости 1894 [25 апреля 1902 года] в городе Аддис-Абеба.

АВПРИ, ф. Канцелярия, Абиссиния, д. 1, 1902г. лл. 2-3.

' Дэджазмач - один из высших вденно-феодальных титулов в Эфиопии был пожалован императором Менеликом Н.С.Леонтьеву в 1897 г. вместе с правом на управление двумя южными областями Эфиопии.

? 126. Предложение Н.С.Леонтьева о передаче его материальной собственности в Эфиопии правительству России. [ 1902 г.]

Ваше Императорское Величество, Всемилостивейший Государь,

Неоднократные монаршия ко мне милости и благосклонное внимание, оказанное мне Вашим Императорским Величеством, каковое было единственной и величайшей для меня нравственной поддержкой в моем деле, налагают на меня, как на безгранично признательного своему обожаемому Монарху верноподданного, священную обязанность - повергнуть на милостивое благовозре-ние Вашего Императорского Величества нижеследующее:

Недоброжелательность иностранных представительств, постоянно тормозившее мою деятельность в Абиссинии, в последнее время настолько усилилось, что я уже не в силах бороться со всеми происками и интригами без официальной поддержки своего правительства.

Мое положение в Абиссинии, основанное на редком личном ко мне доверии и симпатии Негуса, ставило меня в необходимость всегда говорить правду Императору Менелику, что не нравилось французам, и они поспешили воспользоваться первым представившемся случаем, чтобы сделать мне судебную несправедливость, дабы иметь возможность арестовать и описать все мое недвижимое и движимое имущество в Джибути, заставив понести фомадные убытки и лишить меня тем самым столь для меня важной промежуточной базы на берегу Африки, чем и достигалась из цель: парализовать мою деятельность в Абиссинии.

Жалоба моя на французских колониальных властей была настолько справедлива, что посол Вашего Императорского Величества в Париже счел нужным официально выступить в мою защиту и сделал для этого несколько попыток. Все они остались без результата и еще более убедили меня в том, что против меня образовалась такая коалиция, с коей мне бороться окончательно не под силу, и что со дня на день я должен ожидать нового еще более чувствительного и неотразимого удара всем моим делам и начинаниям.

Вполне признавая, что какие бы то ни было интересы частных лиц всегда должны быть принесены в жертву высшим политическим соображениям, я в то же время пришел к глубокому убеждению, что мое изолированное в течение восьми лет положение не может далее продолжаться, и я поставлен в печальную необходимость ликвидировать все дела в Африке и сложить с себя звание генерал-губернатора Экваториальных провинций Абиссинии, так как с ним неразрывно связаны очень сложные экономические отношения с французской колонией в Джибути.

Безгранично признательный Вашему Императорскому Величеству за все для меня сделанное, я считаю священным, нравственным долгом предложить, без всяких условий, все преобретенные мною права и преимущества в распоряжение русского правительства, которое в ближайшем будущем не применет извлечь из этого громадные по своей важности политические выгоды, основанные на материальных правах.

Это неминуемо должно произойти или после смерти Негуса, когда явится неизбежный фактический раздел Абиссинии иностранными правительствам, или даже еще скорее, в виду Трансва-алъского мира, когда Англия, развязав себе им руки на юге Африки, обратится к дальнейшему объединительному движению на севере этого материка, в чем единственным для нее тормозом всегда являлась Абиссиния.

В виду всего вышеписанного, приемлю на себя смелость повергнуть к священным стопам Вашего Императорского Величества мою всеподданнейшую просьбу о безотлагательном рассмотрении моего предложения, в виду того, что промедление в этом деле может помешать его осуществлению.

Вашего Императорского Величества верноподданный Николай Леонтьев

Жительство имею

С.-Петербург, гостиница ?Франция? 1902 год, 1-го июня

Рукою Николая П: "Этот вопрос заслуживает того, чтобы Вы его обсудили совместно с Министрами Военным и Финансовым и представили мне общее заключение".,

Петергоф, 2 июня 1902 г.

АВПРИ, ф. Полшшрхие. on. 482, д. 58, ял 158-160.

? 127. Докладная записка Российского Императорского Министра-Резидента в Абиссинии К.Н.Лишина в МИД России о деятельности Н.С.Леонтьева в Эфиопии. 1902 г.

С.-Петербург 12 июня 1902 года

Необходимо отдать должную справедливость энергии и настойчивости отставного гвардии поручика Леонтьева, состоящего в должности правителя некоторых абиссинских областей и известного у нас и за границею под громким именем Генерал-губернатор Экваториальных провинций Абиссинии, дэджазмача графа Леонтьева, Г.Леонтьев оказал большие услуги Эфиопии, ознакомив ее с Россией и заинтересовав последнюю в судьбе этой малоизвестной нам страны.

Обладая всеми качествами и недостатками, присущим знаменитым искателям приключений, г. Леонтьев не может внушать к себе большого доверия, но способен принести громадную пользу чем, по моему мнению, следует воспользоваться, не давая ему возможности вовлечь в рискованные предприятия ответственных за свои действия лиц.

Испытав полную неудачу в этих предприятиях, он решил обратиться к Государю Императору с всеподданнейшей запискою Из разговора моего с г.Леонтьевым выяснилось, что записка эта содержит просьбу о защите и покровительстве и предложение воспользоваться принадлежащими ему в Абиссинии правами и преимуществами.

Он жалуется на враждебное у нему отношение французского правительства, которому он оказал в Абиссинии большие услуги. Французские колониальные чиновники, озлобленные, по словам Леонтьева, успехом его предприятий, наряду с неудачами многих из их соотечественников, давно уже преследовали его и распускали про него разные нелепые слухи. Воспользовавшись первым предоставившимся им случаем, они употребили все средства, чтобы унизить Леонтьева в глазах уважающих и боящихся его туземцев и очернить нашего предприимчивого соотечественника в глазах европейцев, которые могли бы дать ему капиталы для предприятий, ускользающих из рук французов и свободных от их контроля.

В конце прошло 1902 года, в день отъезда г. Леонтьева из Джибути, где он пробыл около недели, судебные власти задержали его именно в то время, когда пароход, на котором находились слуги и имущество Леонтьева, выходил из порта, направляясь в Аден. Предложенный им залог не был принят, а между тем самое задержание его было совершенно правильно [...].

Покинув Джибути и приехав во Францию, Леонтьев неоднократно обращался к высшим властям Республики с просьбой рассмотреть его дело и дать ему удовлетворение. Все его попытки остались безуспешными [...].

Переходя к вопросу о передаче г.Леонтьевым Русскому правительству будто бы имеющихся у него прав на Экваториальные провинции Абиссинии, считаю необходимым высказать сомнение в действительности этих прав. Практически все дело сводится к передаче нам акций "Бельгийского Анонимного Общества развития промышленности и торговли в Экваториальных провинциях Абиссинии". Статуты это Общества таковы, что воспользуется предлагаемой передачей лишь один Леонтьев, во владении которого находится 1250 оплаченных привилегированных акций (из общего числа 3600) и 14400 обыкновенных акций (из общего числа 18000). Правильной концессии, данной Императором Менеликом II, это Общество не имеет; существует лишь письмо Менелика, в котором он благодарит за подарки и говорит, что ему приятно

было узнать о составлении Общества, задавшего целью развить естественные богатства Абиссинии, и что он готов покровительствовать и помогать такому Обществу. От этих добрых пожеланий до законно дарованной концессии еще очень далеко.

Из газет известно, что г.Леонтьев давно уже хлопочет о передаче в другие руки сомнительной концессии основанного им Общества, но, как кажется, не имел до настоящего времени никакого успеха, хотя и говорит о возможности покупки акций Бельгийского Общества англичанами, с которыми он, по его словам, всегда боролся.

Переход означенного Общества в руки сильного иностранного государства мог бы действительно нанести значительный вред Абиссинии, которая перед судом европейского ареопага еще не равноправна с другими мусульманскими и языческими государствами. Поэтому казалось бы полезным помешать такому переходу, предложив г.Леонтьеву отказаться от устройства предприятий, не имеющих законных прав на существование и посоветовать ему заручиться предварительным формальным согласием повелителя Эфиопии на образование каких бы то ни было Обществ для эксплуатации вверенного ему края.

Эксплуатация нами богатств Экваториальных провинций без законного на это права могла бы иметь некоторый материальный успех, но нанесла бы страшный удар нашему моральному воздействию на Абиссинию. Кроме того, Императорское правительство, руководимое принципами законности и справедливости, не может допустить нарушения этих принципов Обществом, находящимся под его покровительством.

Помимо вышеизложенный просьбы и предложения, г.Леонтьев высказывал еще несколько общих расуждений, имеющих отношение к поданной им записке. Он желал бы устроить и упрочить материальную, экономическую связь России с Абисси-ниею, причем некоторые предприятия могли бы, кроме материальной выгоды, принести пользу и в политическом отношении, как это сделал в Китае Русско-Китайский Банк.

Имея экономические интересы в Абиссинии, Русское правительство могло бы влиять на остальные, заинтерегованные в судьбе Эфиопии империи, державы. Оно могло бы также вмешиваться и во внутренние дела страны, основываясь не на одних лишь симпатиях, как это делается теперь. Вмешательство это имело бы громадное значение в весьма недалекое, по словам г.Леонтьева время, когда Эфиопская империя распадется на несколько мелких государств.

Таковы благие пожелания г.Леонтьева.

Подпись: Лишин Помета Николая II: "Следует иметь в виду при обсуждении вопроса". Петергоф, 18 июня 1902 года.

АВПРИ, ф Политархчв, on 482, д 58, т 178-181

? 128. Из докладной записки временного поверенного в делах в Эфиопии А.А.Орлова министру иностранных дел В.Н.Ламздорфу о деятельности в Эфиопии Н.С.Леонтьева и других подданных России. 1902 г.

13 июня 1902 г.

Имею честь донести Вашему Сиятельству, что секретную телеграмму, касательно предложения г.Леонтьева передать в распоряжение Императорского Правительства все преобретенные им в Абиссинии права и преимущества получил, вследствие порчи абиссинского телеграфа лишь 11 июня с.г.

Отношением от 10 августа 1901 года директор Первого Департамента уведомил меня, что, по имеющимся в Императорском Министерстве сведениям, г.Леонтьев получил от императора Менелика в управление некоторые абиссинские области с условием во всем повиноваться существующим на этот счет законам страны. Факт выдачи им такой подписки подтвердили мне затем и сам император и г.Леонтьев перед отъездом своим в Европу в сентябре прошлого года. Следовательно, г.Леонтьев получил в управление несколько абиссинских областей, из коих главнейшие суть Уба и Бако, на тех самых основаниях, на которых получали таковые и другие абиссинские подданные. Никаких отличных от обыкновенного порядка прав и преимуществ по имеющимся у меня достоверным сведениям г.Леонтьев не получал.

Всякое награждение чином в Абиссинии сопряжено с дарованием большего или меньшего пространства земли, доходами с которой награждаемый обязан содержать себя и такое число солдат, кое он может кормить, одевать и удовлетворять жалованием. Землю эту получивший ее от негуса может лишь возвратить негусу же; ни продать, ни подарить кому-либо другому, ни даже временно без специального разрешения негуса покинуть ее он не имеет права. [...]

Таковы, насколько мне известны, права и преимущества абиссинского правителя, и я не имею оснований предполагать, чтобы г.Леонтьев, как абиссинский деджазмач, мог иметь другие.

Что передать выше перечисленные права кому-либо другому иначе, как временно и с согласия негуса, он не может, это мне известно положительно, а что он, в частности, не имеет права давать концессии на разработку минеральных и других богатств во вверенных его управлению областях, это доказывается:

Во-первых, письмо негуса ко мне,

во-вторых, отказом негуса ?Abyssinian Exploration Company". - ныне ликвидировавшей свои дела, в разрешении даже посетить Уба и Бако, на эксплуатацию коих Леонтьевым, через посредство русско-подданных Шедевра и мордвина Шадро, дана этой компании концессия,

и в-третьих, отказом негуса в просьбе о предоставлении концессии русско-подданному Крупенскому, которому Леонтьев обещал таковую, за что и получил от г.Крупенского предварительно 45000 талеров [...].

Около четырех лет тому назад г.Леонтьев, в то время имевший лишь обещание негуса относительно предоставления ему в управление какой-либо области, образовал в Бельгии анонимную компанию для эксплуатации провинций, названных им "Экваториальными". Для этого он воспользовался умышленно искаженным переводом одного из писем к нему негуса, сделанном бывшим придворным переводчиком ато Габриэлем, за что последний был сослан в область Каффа, где находится и до сих пор.

На снаряжение экспедиций сначала для определения размеров богатств, данных ему в управление областей, а затем и на самую эксплуатацию таковых г.Леонтьев получил от Со. два раза значительные суммы. Так как доходов он Со. не представлял никаких, то последняя, для выяснения обстоятельств дела, командировала сюда своего агента [...].

Кроме вышеизложенного, г.Леонтьев имел в последний год своего пребывания здесь многочисленные процессы с иностранными подданными, ставившие негуса, мало знакомого с европейскими порядками, в затруднение и сильно раздражавшие его.

Таким образом, положение г.Леонтьева уже перед отъездом его отсюда было таково, что он во всякий момент мог опасаться отобрания от него управляемых областей и даже изгнания из Абиссинии.

[...] В настоящее время области, бывшие в управлении г.Леонтьева, переданы пока во временное управление служившему у него ранее г.Бабичеву.

Подпись: Орлов

АВПРИ, ф Полчтархие, on 482, д 155, т. 68-69

? 129. Из донесения временного поверенного в делах в Эфиопии А.А.Орлова в Министерство иностранных дел России о деятельности русского подданного И.О.Евецкого. 1902 г.

13 июля 1902г.

5 июля в Аддис-Абебу прибыл некий гЕвецкий, именующий себя гвардии полковником в отставке, в сопровождении Коллежского асессора Леонтьева, брата известного по своей деятельности в Абиссинии Н.С.Леонтьева, и поверенного последнего г.Гес. Явившись к Коллежскому асессору Орлову, г.Евецкий заявил, что он в качестве представителя группы московских и варшавских купцов имеет в виду учредить в Абиссинии банк, каковой проект будто бы был в принципе одобрен министром финансов, чт0 г.Евецкий может доказать имеющимся у него письмом Огатс-секретаря Витте; письма этого Евецкий, однако, г.Орлову не показал и попросил снабдить его рекомендацией к Негусу Менелику.

АВПРИ, ф Полшпархив, on 482, д 155, л 79

? 130. Донесение главы Постоянной дипломатической миссии России в Эфиопии К Н.Лишина

министру иностранных дел В.Н. Ламздорфу о продлении срока концессии на разработку золота в Эфиопии. 1903 г.

Аддис-Абеба, 7 сентября 1903 года

Вследствие секретной телеграммы Вашего Сиятельства от 24-го августа относительно получения от абиссинского правительства официального документа на продолжение срока для поисков золота в земле Джоти, я обратился к императору Менелику с просьбою о принятии меня в частной аудиенции.

Джанхой очень любезно принял меня и внимательно выслушав, спросил: "Неужели не верят моему слову?? Я отвечал, что люди, дающие деньги на предприятие, должны видеть письменный документ, который послужит им обеспечением.

?Хорошо, - сказал он, - я даю такой документ, но на сколько же время нужно продолжить данный мною срок; ведь у них остается еще более года до конца срока; довольно ли им будет еще один год??

Ваше Величество, отвечал ч, если Вы продолжите срок на один год, то может быть это покажется недостаточным; снова пойдут переговоры, время будет проходить и компания, готовая действовать немедленно, отсрочит посылку в Эфиопию сведующих людей.

"Правда, - заметил Джанхой, - берите три года; я надеюсь, что этого будет довольно для компании, и что она в этот срок успеет сделать необходимые изыскания".,

Мне не оставалось ничего более, как благодарить императора, который, отпуская меня, сказал: "Сообщите кому следует, что делаю это из любви к России, я напишу это в самом документе? Указ императора Менелика II о продлении срока деятельности русской компании

Я, Лев из Колена Иудова, Менелик II, избранник Божий, Царь Царей Эфиопии

Русской компании для поисков золота в Эфиопии.

Так как я люблю Россию, а страна Ваша находится далеко, то чтобы срок, данный мною вам на поиски золота в земле Джоти не был краток, то я прибавляю к нему еще три года.

Сентябрь 8-го дня 1896 года1 (6-го сентября 1903 года), Аддис-Абеба

АВПРИ, ф Полшпархиа, on 482, д 1S8, т 102-103 ' По эфиопскому календарю.

? 131. Из донесений главы Постоянной дипломатической миссии России КН.Липшна министру иностранных дел В.Н.Ламздорфу о пребывании русских геологов в Эфиопии. 1904 г.

5 марта 1904 г.

Джанхой чрезвычайно обрадовался, узнав, что Государь Император внял его просьбе и приказал командировать горного инженера для разведок золотоносного участка, находящегося в области Уоллега и принадлежащего эфиопскому правительству. Он обещал дать инженеру Курмакову конвой, провожатых, переводчиков и рабочих.

3 мая 1904 года

Экспедиция горного инженера Курмакова прибыла сюда 27 минувшего апреля.

Личный состав экспедиции увеличился в Одессе присоединением к ней недавно окончившего курс в Фрейбурской Королевской Академии горного инженера Лишина, взятого Статским Советником Курмаковым для практики по золотоискательному делу [..].

В объяснениях повелителя Эфиопии с русскими инженерами я заметил отсутствие подозрительности, часто высказываемой Джанхоем особенно в присутствии европейцев, когда упоминается о минеральных богатствах Эфиопии.

Программа будущих работ экспедиции была нами определена в следующих кратких чертах. Необходимо определить астрономически место нахождения золотых приисков, разработку которых Император Менелик оставляет за собою.

Горные инженеры постараются определить качество и количество золотоносных земель в пределах указанного им участка, при чем ими будет исследовано процентное содержание золота (а также и платины) в россыпях и могущих встретиться жилах.

Инженеры составят план необходимых для добывания золота работ и укажут наилучший способ производства этих работ.

Они составят приблизительную смету стоимости необходимых для разработки золота приспособлений и укажут на желательный образ действий для производства работ в больших размерах.

Во время своих опытов они намоют небольшое количество золота.

Результат работ будет сохранен в тайне и сообщен мною лишь Императорскому правительству и Джанхою.

Изложенная мною программа понравилась Джанхою.

12 мая экспедиция двинулась в путь. Сопровождал ее деджаз-мач Демесье (сын Афэ-Негуса Насибу), в земли которого она отправилась. Такое быстрое снаряжение каравана можно объяснить лишь сильным желанием императора Менелика убедиться в богатстве золотоносных земель.

АВПРИ, ф. Политархш, on. 482, д. 161, т. 55, 58.

1 Русская геологоразведочная экспедиция во главе с горным инженером Н.Н.Курмаковым прибыла в Аддис-Абебу 2 мая 1904 г. в ноябре того же года, полностью выполнив намеченную программу, русские геологи вскоре отправились на родину. Как отмечал руководитель экспедиции: "Результаты нашего пребывания здесь уже имеются: разработка устраивается, построены мастерские, где из местных материалов выученными нашими людьми местными рабочими готовятся горные инструменты для рудника. Здесь нашли местное железо и недурное..." (ЦГИА, ф. 37, on. 44, д. 841, л. 184).

? 132. Выписка из сводки дипломатических донесений в Министерство иностранных дел России от министра-резидента в Эфиопии К.Н.Лишина о деятельности Н.С.Леонтьева. 1904г.

6 марта 1904 года

Г.Леонтьев обратился к Российскому Министру-Резиденту с письмом, в коем сообщил, что он отправил Императору Менелику ходатайство о разрешении ему приехать в Абиссинию, дабы откланяться Его Величеству и ликвидировать свои дела. В письме своем Г.Леонтьев прибавил, что намерение его приехать в Аддис-Абебу для того, чтобы мирно проститься с Негусом, будет сочувственно встречено Императорским Правительством, так как "д,ля русского самолюбия не может быть безразличен вопрос, как он, Леонтьев, покинул Абиссинию, ибо именно на долю этого русского выпало счастье оказать ряд несравненных услуг Негусу в самый тяжелый период, пережитый Абиссинею и завязать сношения между Россией и Эфиопским правительство".,

Российский Министр-Резидент поспешил ответить г.Леонтьеву, что на представление о необходимости для последнего прибыть в Абиссинию, император Менелик выразил желание отклонить это посещение, заявив, что в его расчеты не входит видеть г.Леонтьева в пределах Абиссинии.

Донося об изложенном Императорскому Министерству, Действительный Статский Советник Лишин счел долгом присовокупить, что мотивом отказа Менелика принять г.Леонтьева послужили недобросовестные действия этого последнего по отношению к Его Величеству.

АВПРИ, ф. Полшпархие. on. 482, д. 161, л. 25.

8. АФРИКАНЦЫ В РОССИИ

? 133. Об эфиопах, обучавшихся в России в военно-учебных заведениях1. 1906г.

Министерство иностранных дел Первый департамент 8 мая 1906 г.

В Российско-Императорскую Миссию в Аддис-Абебе

Препровождая при сем копию с отношения Главного артиллерийского Управления от 21 апреля с.г. за - 1074, касательно производства в офицеры абиссинца юнкера Михайловского артиллерийского училища Петра Текле Хаодарят , сына Абиу, без обязательства перехода в русское подданство, но с принятием присяги на верность службы Его Императорского Величества, Первый Департамент имеет честь покорнейше просить Императорскую Миссию не отказать сообщить отзыв свой по сему делу.

Вице-директор И.Коростовец

Копия отношения Главного артиллерийского Управления от 21 апреля 1906 г. - 1074

Юнкер среднего класса Михайловского артиллерийского училища, абиссинский подданный Петр Текел Хаодарят сын Абиу, желая вполне изучить службу русской полевой артиллерии и приобрести опыт, необходимый для дальнейшего служения на его родине, просит ходатайствовать о производстве его, по окончании в текущем году 2-х летнего курса училища, в офицеры, без обязательства перехода в русское подданство, но с принятием присяги на верность службы Его Императорского Величества.

Названный юнкер воспитывался в России и окончил курс в 1-ом кадетском корпусе и аттестован его непосредственным начальством с самой лучшей стороны.

Предварительно испрашивая Высочайшего соизволения на производство юнкера Текле Абиу в подпоручики Русской артиллерии, без принятия русского подданства но с принесением присяги на верность службы, прошу уведомить меня не встретится ли к тому с Вашей стороны препятствий.

Подпись

АВПРИ, ф Миссия в Аддис-Абебе, on. 422, д. 15, лл 42-43 об.

' Обучение молодых эфиопов в России не являлось результатом каких-либо межгосударственных соглашений, отражая скорее инициативу конкретного юноши, обычно из состоятельных кругов. Как правило, о дальнейшей судьбе их мало что известно, за единственным исключением.

2 Тэкле Хавариат - выпускник Михайловского артиллерийского училища, в дальнейшем - видный политический деятель Эфиопии. Занимал ряд государственных постов, в частности, в конце 1920-х годов был министром финансов. Один из авторов первой эфиопской конституции 1931 г. в середине 30-х годов"представитель Эфиопии в Лиге Наций.

Копия отношения Главного Управления военно-учебных заведений от 30-го октября 1904 г. за - 2337

20-го января 1901 года последовало Высочайшее соизволение на определение абиссинского уроженца Александра Териэ в 1-ый кадетский корпус. Кадет этот, по окончании курса в корпусе, пожелал продолжать военное образование в Николаевском кавалерийском училище. В виду того, что кадеты-иностранные подданые переводятся в военные училища по предварительном свидетельстве о согласии на то иностранных правительств, Главное Управление военно-учебных заведений просит уведомить, не встречается ли препятствий со стороны Абиссинского Правительства к продолжению образования кадета Териэ в военном училище.

Подпись

В Российско-Императорскую Миссию в Аддис-Абебе МИД

Первый Департамент 1 июля 1904г.

В текущем году в 1 -ом Московском Императрицы Екатерины II кадетском корпусе оканчивает полный курс наук абиссинский подданный Иван Мариамов-Уонди (Хайле Марьям), который заявил о своем желании, по окончании курса, быть переведенным в военное училище.

В виду того, что для определения иностранных подданных на военную русскую службу необходимо иметь согласие подлежащего правительства, директор означенного кадетского корпуса обратился в Министерство Иностранных Дел с просьбою об исхо-датайствовании Мариамову-Уонди от его правительства требуемого удостоверения.

Сообщая о вышеизложенном, Первый Департамент имеет честь покорнейше просить Императорскую Миссию уведомить его в возможно скором времени о последующем.

Вице-директор подпись

Делопроизводитель подпись

АВПРИ, ф. Миссия в Аддис-Абебе, on 422, д. 15, л. 54.

? 134. Разрешение императора Менелика II на продолжение обучения в России учащемуся-эфиопу. 1904 г.

Мы, Менелик II, Лев из племени Иуды, Царь царей Эфиопии разрешаем абиссинскому подцаному Хайле Марьяму, находящемуся ныне в школе в России, остаться там для окончания своего образования.

18 июля 1896 г.1 Место печати

АВПРИ, ф. Миссия в Аддис-Абебе, on. 422, д. 15, л 55. 1 Эфиопский календарь.

? 135. Об эфиопах, находящихся на службе в России.

Канцелярия Ее Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны и Управление делами августейших детей Их Императорских Величеств. 1908 г.

26 ноября 1908 г.

В Императорскую Российскую Миссию в Аддис-Абебе

В Канцелярию Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны поступило прошение младшего арапа Высочайшего Двора Ассана о выдаче ему ссуды на уплату долга, вызванного необходимостью выкупить брата его, которому угрожала смерть в отмщение за совершенное последним на родине убийства.

Упомянутый Ассан, абиссинец, уроженец Таласской провинции из города Десси, отец его Ассанагеньюх, ныне умерший, землевладелец - был некоторое время начальником города Орейлу. Младший арап Высочайшего Двора Ассан в 1901 году был послан в Россию Негусом Менеликом для сопровождения львов, отправленных Негусом в дар Государю Императору. Он приехал в Санкт-Петербург в том же году вместе с Лейб-Гвардии 4-го стрелкового Императорской фамилии батальона штабс-капитаном Давыдовым.

Сообщая об изложенном, Канцелярия Ее Императорского Величества имеет честь покорнейше просить не отказать собрать и доставить в Канцелярию сведения о том, действительно ли братом Ассана совершено было убийство, кто им был убит и при каких обстоятельствах и сколько потребовалось для уплаты выкупа за спасение его жизни, кем произведен был выкуп, с присовокуплением сведений о материальном положении матери Ассана и его близких родственников.

Заведующий Канцеляриею подпис ь

Делопроизводитель подпись

АВПРИ, ф. Миссия е Аддис-Абебе, on. 422, д. 15, л. 3.

1 Согласно существовавшей в стране традиции родственники убитого могли требовать выдачи убийцы для свершения над ним акта возмездия.

? 136. Африканец Салим бин Абакари1 о путешествии по России

в 1896 году

САЛИМ БИН АБАКАРИ

МОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В РОССИЮ И СИБИРЬ

Во время моего путешествия по территории России в 1314 году хиджры , третьем месяце , я со своим господином доктором Б. отправился из Берлина в Кенигсберг на ?Фридрихштрассе нор-дэкспресс". Когда мы прибыли в Кенигсберг, у меня не было официального разрешения со штампом и мой господин телеграфировал в Берлин, чтобы оно было вписано в его разрешение. Когда мы достигли германо-русской границы, мы получили телеграмму о том, что мне разрешено въехать в Россию. Дело в том, что в России никто не может пересечь границу без разрешения. Во всей Европе каждый может посещать любую страну без разрешения, но в Россию и Турцию без разрешения въехать невозможно. Я посетил все эти страны, но в России самые строгие требования для получения разрешения на въезд в страну. Когда я ездил в Турцию, у меня не было разрешения, но въехать в страну я мог. Но в России, если бы я не был внесен в разрешение моего господина, то не смог бы въехать в их страну.

Сложности на таможне

Мой господин получил официальное письмо об освобождении его от пошлины. Во всех странах, которые мы посетили, он был освобожден от уплаты пошлины и нам не нужно было распаковывать свой багаж. Когда мы прибыли на границу с Россией, я вытащил эту правительственную бумагу своего хозяина и показал таможенникам, чтобы они пропустили меня с багажом, однако, посмотрев письмо, они сказали: "Это не годится, необходимо ваш багаж распаковать". Мой хозяин отказался и сказал: "Я не буду вскрывать свой багаж, потому что у меня есть документ от вашего начальства, о том что я не облагаюсь пошлиной". У нас было много багажа, сорок пять мест, и мы не могли распаковать их все сразу и мы подняли шум, однако они не соглашались нас пропустить.

Мой хозяин сказал им: "Сейчас у меня нет времени распаковывать багаж, но дайте мне три чемодана с моей одеждой, которую я бы мог одевать в течение двух дней, пока не прибудет остальной багаж". Мы оставили весь свой багаж на руссконемецкой границе, взяв только три чемодана с одеждой. А им мы сказали: "Отправьте наш багаж в Петербург, мы приедем за ним на таможню. Здесь мы не можем его распаковать, потому что, если мы останемся распаковывать сорок пять чемоданов, мы не сможет уехать этим поездом". В конце концов мы оставили свой багаж и отправились в Петербург с тремя чемоданами.

Не как остальная Европа

Когда мы прибыли в Петербург, я сразу же понял, что мы находимся в совершенно другой стране. И одежда не такая как в странах Европы, и экипажи другие. Внутри экипажи очень тесные, а извозчики одеты как старухи. Правду говорят, что путешествуя человек многое узнает и становится умнее.

Из таможни мы поехали в гостиницу "Европа". Там мы отдохнули. Потом мой господин пошел погулять, сказав мне, что когда я управлюсь с делами и поем, то могу тоже пойти погулять. Когда я закончил свои дела, я пошел в обеденный зал поесть. Но я не знал ни слова по-русски, и никто не понимал, что мне нужно. Тогда я пошел звать немецкого переводчика. Он пришел, объяснил им, что мне нужно, и они поняли.

Официанты в гостинице в основном не русские, а из немцев или татар, а татары - это мусульмане. В нашей гостинице официанты были мусульманами. Когда я заказывал еду и напитки, они удивились и спросили меня, "Почему ты не ешь свинину и не пьешь вина?? Я ответил: "Я не ем свинину и не пью вина, так как я мусульманин". Тогда они сказали, что они тоже мусульмане. Я подумал, что они шутят надо мной и спросил: "Разве в этой стране есть мусульмане?? Они мне ответили: "Мы - татары, а татары-мусульмане". Я им не поверил, думая, что они говорят мне неправду, и вернувшись в номер, я позвонил и вызвал прислугу-боя, знающего немецкий язык. Я спросил у него: "Что за люди работают официантами"? Он сказал, что это татары. Тогда я спросил: "А религия у них какая?? Он ответил: "Ислам". Я очень удивился, что в европейской стране есть мусульмане.

Я вышел прогуляться по городу, однако я не понимал ни слова по-русски и не знал здесь никого. У выхода из отеля стоял швейцар, я спросил его, где можно посмотреть представление или погулять, и он рассказал мне о всех местах, где устраиваются представления. Я попросил его дать мне записку с русскими словами и названием гостиницы на тот случай, чтобы взять извозчика и вернуться в гостиницу, если я заблужусь. Он дал мне такую записку.

Я сел в трамвай, идущий а зоосад. Находясь в зоосаде до восьми часов вечера, я видел диких животныгх и был сильно удивлен тем, что увидел. В девять часов вечера я снова выплел погулять, в полночь солнце еще светило. Я был этим очень удивлен, потому что в Европе летом солнце светит долго, но к девяти часам вечера уже темно, а в России солнце заходит в полночь и в два часа ночи всходит снова . В течение двух месяцев ночь длится всего полчаса.

И местные жители летом много спят днем, а гулять ходят ночью, потому что днем очень жарко.

Какими я увидел русских Русские - люди более грубых нравов, чем европейцы. Европейцы прилежны в работе и в учебе, и во всем у них порядок. По-моему, русские - это белые, которые очень отстали от других европейцев. В Европе каждый умеет писать и читать, а в России неграмотных больше, чем грамотных, и причина того, что они не хотят учится, того, что они как дикари, по моему мнению, состоит в их лени.

Один султан повелел, чтобы все его подданные обязательно ходили в школу учиться грамоте. Однако русские, особенно крестьяне, воспротивились тому, чтобы их дети учились. Когда они отказались, царь приказал своим солдатам: "Идите по всей моей стране и ищите тех, кто отказывается учить своих детей читать и писать. И каждого человека, который отказывается учить своих детей грамоте и трудолюбию, связывать и доставлять в тюрьму для преступников на Севере". И поехали его солдаты по всей стране, говоря, что те, кто хочет читать и писать, должны послать своих детей в школу. Одни говорили, что хотят, другие - что не хотят. Тех, кто не хотел, связывали и отправляли а холодную страну, которая называется Сибирь. Они заковывались в кандалы и в них зарабатывали себе на жизнь.

Во всей Европе короли не могут вершить суд над человеком, в этих странах правосудие осуществляют судьи. Никто так не уважаем в Европе и ни к кому так не прислушиваются как к судье, так как европейцы очень законопослушны. Согласно европейским законам, можно судить короля, но нет такого короля, который мог бы судить кого-либо, кроме военных, всех судят только судьи. Но в России принято исполнять все, что хочет царь, даже если он нарушает закон, необходимо выполнять все, что он захочет. И человек, к которому русский царь благоволит, может делать все что пожелает, у судей же власти совсем нет. Никто не может сделать то, что не угодно царю. В Европе же - в Германии, во Франции, в Англии - во всей Европе у судьи больше судебной власти, чем у царя.

Возвратимся к нашему рассказу о Сибири. Человеку, которого отправили туда, очень повезет, если он вернется обратно. Многие умирают там в кандалах от ревматизма. В Сибири ничего нет кроме снега, и там добывают серебро, золото и железо - все виды металла. И нет еще такой местности, где были бы так сильно распространены болезни, как там, среди людей, работающих в горных копях.

Когда я отправился из Петербурга в Москву на русском поезде, я увидел то, что мне не приходилось видеть ни в Германии, ни во Франции. Их поезда не такие хорошие, как в Европе, в них очень грязно, а служащие очень ненадежны. В остальной Европе слово начальника поезда - закон, а в России каждый делает то, что ему заблагорассудится, потому что и начальники и подчиненные воруют. Потому что можно доехать до места, куда билет стоит сто рублей, если тайком дашь проводнику четыгре или пять рублей, он разрешит тебе ехать за пять рублей никому не говоря. Ты говоришь ему: "Я хочу доехать в такое-то место, довезите меня туда за пять рублей, так чтобы никто не знал, чтобы не платить сто", - и он соглашается, так как прикарманивает эти деньги. В остальной Европе проводнику заплатить за провоз нельзя, необходимо лишь предъявить проездной документ.

В поездах грязно, пассажиры могут перевозить в купе 20-30 мест багажа. В Европе так нельзя, так как существует грузовой вагон для багажа и вагон для людей. А в России все забито багажом, заплевано, грязно так, что во время поездки невозможно есть.

В Москве

Прибыв в Москву, мы поехали в гостиницу Славянский Базар, где прожили шесть дней. Я не мог никого найти, кто бы мог меня сопровождать, поэтому мне пришлось следовать за своим господином. Я многое слышал о славе Москвы и мне очень хотелось походить по ней, посмотреть, но я совсем не знал русского языка, и поэтому я должен был брать экипаж. Извозчики меня не понимали, и я объяснялся с ними при помощи жестов, как немой.

Таких мошенников, как русские извозчики, надо еще поискать. Европейские извозчики не требуют денег сверх того, что полагается за время проезда в экипаже. На каждом европейском экипаже написан тариф, и, если извозчик вздумает обмануть хотя бы на одну монету, вы можете посмотреть на часы и точно подсчитать сколько ему надо заплатить. Но в российских экипажах нет ни часов, ни тарифов. Если вы берете экипаж на две-три минуты, извозчик скажет вам, что хочет четыгре рубля, так как он знает, что вы иностранец, что вы не знаете языка, не знаете правил, и он хочет вас обмануть. Однако, разумный человек не станет платить столько, сколько он требует. И если вы не знаете русского, но взяли экипаж, засеките время по своим часам и внимательно следите за дорогой. Не следует спрашивать извозчика, просто заплатите ему столько, сколько обычно платят в городе, и идите своей дорогой. Он поднимет шум, требуя больше денег, но вы не соглашайтесь. Он скажет вам, что позовет полицию. Пусть зовет, полиция тоже жулики, правды не скажут, так как извозчик им скажет: "Потом мы разделим деньги". И здешние извозчики не умеют читать и считать. Если ему скажешь, что тебе нужен такой-то дом, то он отвезет тебя к другому.

Таких набожных людей, как русские, больше нет. Каждый русский, проходя рядом с церковью, обязательно поклонится и никогда не пройдет мимо нее без поклона. В их иконостасах есть изображение пророка Исы , и когда они встают утром, то сначала кланяются ему. Затем пьют кофе, и снова кланяются изображению

Исы. Это их символ веры, которого придерживаются как взрослые так и дети.

Однажды я пошел в театр в парке. В Европе никто не может посмотреть представление не заплатив, но в России можно дать немного денег служителям, которые проверяют билеты, и пойти на представление. Я купил билет за четыре рубля. Через полчаса я заметил, что люди проходили и без билета. Они подозвали служителя и сказали: "У нас нет билетов, вот, возьми четверть рубля и покажи нам места". Служитель сразу же взял деньги и посадил их на места, которые стоили по четыре рубля. Я очень удивился, потому что в Европе подобное невозможно, так как подобные действия расцениваются, как воровство и соответственно наказываются.

Москва и вправду самый древний город России, в прошлом именно она была столицей, но сейчас столица России - Петербург. Климат в Москве более здоровый по сравнению с Петербургом, где многие страдают от лихорадки. Однако в сельской местности под Петербургом очень красиво, и поэтому многие знатные люди летом живут за городом, так как, там прохладнее.

Старая Москва сгорела. Русские сами подожгли ее во время нашествия французов. Сейчас она отстроена заново, и стала еще красивее чем прежде.

Москва - большой торговый центр, более важный чем Петербург и более известный в остальном мире, чем Петербург. Через Москву идет торговля с Азией, Персией, Бухарой. Жители этих стран везут в Москву ковры, овечьи шкуры и шкуры диких животных, а европейские торговцы покупают эти товары в Москве. Каждый год здесь бывает большая ярмарка, и европейские купцы покупают там дешевые товары со всего света, а продают их в Европе дороже.

И именно в Москве живут главные священнослужители России. Церкви русских очень красивые. И хотя они верят в того же пророка, что и европейцы, их вера другая. В Москве много мусульман, и тамошние мусульмане едят конину Я очень удивлялся, потому что у нас конина считается запретной, а у них дозволена. Их мусульмане-сунниты, они много молятся и читают.

И еще они очень хорошие торговцы. Они занимаются обменом, меняют старую одежду на новую одежду и шкуры, меняя любые вещи они получают выгоду. Дав им старье можно получить что-нибудь новое. Торговля татар похожа на индийскую, даже их головные уборы похожи на индийские. Татары лучше разбираются в торговле чем русские, потому что они аккуратней (опрятней), чем русские.

Путешествие в Сибирь Однажды мы купили необходимые вещи для погрузки, так как мы решили ехать в Сибирь. Мы упаковали все необходимое, потому что в Сибири ничего не купишь. "Если едешь в Сибирь, "

все говорят - купи порошок от клопов и вшей". Там в Сибири очень много паразитов, так как люди очень грязные.

Покинув Москву, мы отправились в Нижний Новгород, в котором так же проводится ярмарка. Большинство тамошних жителей - татары. Там очень много мечетей. Пробыв в городе один день, мы сели на пароход и поплыли по Волге в Самару. Волга очень большая река. До Самары мы плыли четыгре дня.

На пароходе мы плыли вместе с русскими пассажирами, и каждый из них имел с собой свой чай, сахар, чашки и сосуды для заварки, так как они очень скупы. А на пароходе они покупают только кипяток для чая. Там была женщина с ребенком, которая сидела за чайником с восьми часов утра до девяти вечера, не отнимая чашки ото рта. Она только и делала, что пила чай. Я сидел и смотрел на них, думал, они устанут и пойдут отдохнуть или поспать, но они не уходили, а когда кончался чай они заваривали его снова. Даже я устал и проспал три часа (с семи до десяти), а когда я проснулся и вернулся в столовую, то увидел, что они все еще продолжают пить чай Я спросил одного человека: "Они что, не устают пить чай""? Он ответил: "Это русский обычай - чаепитие, они не устают". При этом каждый держит в руке кусочек сахара, откусывает от него и пьет чай, не кладя сахар в чашку. С одним кусочком сахара они могут выпить шесть чашек чая. Я очень удивился.

Когда в России едешь на пароходе или в экипаже, следует смотреть за своими вещами - их часто воруют. Есть люди, которые специально следуют за пассажирами, для того чтобы воровать их вещи.

Когда мы приехали в Самару, местные жители пугались, увидев черного человека. Они говорили, что до сих пор чернокожих не видели. Если я шел по улице, от меня разбегались, думая, что им явился шайтан. Разбегались и старики, и дети.

Когда мы отправились из Самары в Омск, нас предупредили, что на этой дороге очень много воров и что бы мы внимательно смотрели за своими вещами. Я должен был сидеть сверху на багаже вместе с нашим переводчиком. Спали мы с ним по очереди, так как если бы мы оба уснули, то весь багаж был бы украден.

Когда мы покидали Самару, мой хозяин тяжело заболел. У него болел желудок. В течении четыгрех дней он ничего не мог есть. Когда я уходил проведать моего хозяина, переводчик садился на наш багаж и смотрел, чтобы его не украли. Болезнь моего хозяина - результат того, что он ел местную рыбу. Каждый, кто путешествует по Сибири, должен употреблять здешнюю рыбу с опаской, многие от нее болеют. Мы не знали, в чем причина болезни, пока один из наших спутников не рассказал, что местную рыбу можно есть не всем, так как не каждый желудок с ней справляется. Сам он рыбу не ел, хотя и вез ее с собой.

Дорога от Самары до Омска - самая красивая из тех, что мне довелось видеть в Сибири. Леса и воздух там прекрасны. Именно там сходятся Азия и Европа. Когда мы прибыли в Омск, нас очень хорошо принял губернатор, он по происхождению немец. Два дня мы прожили в гостинице, и именно там нас начали есть клопы.

Из Омска в Бийск

В их повозках можно везти только три места багажа, или два места багажа и пассажира. Когда мы сошли в Омске с поезда, мы наняли шестнадцать повозок для того чтобы отвезти наш багаж в гостиницу. Дорога в гостиницу - сплошная грязь, пешком пройти нельзя, нужно ехать либо верхом, либо в повозке.

Затем мы выехали из Омска к Оби. Наш руководитель и господин Бумиллер захотели взять отдельные купе и попросили об этом губернатора. Тот сказал: ?Хорошо, сделаем так чтобы у вас были отдельные купе". Нас сопровождали два солдата верхом и два офицера в экипажах. Эти офицеры ехали, чтобы устроить отдельные купе для моих господ. Поезд не вмещал всех желающих уехать, их было слишком много. Мы хотели вернуться и подождать другого поезда, но офицеры нашли для нас места. В конце концов мы сели в поезд и поехали.

Через четыре часа мы прибыли на первую станцию. Там в наш поезд село несколько воров, для того чтобы украсть наши вещи. Наш переводчик знал, что они занимаются воровством. Он мне сказал: "Эти люди - воры, поэтому мы вчетвером должны наблюдать за ними. А эти воры стали ждать пока мы уснем, для того чтобы нас ограбить. Подождав немного мы стали кричать, пытаясь их прогнать из поезда, говоря о том, что они воры. Как только мы это сказали, они сразу же убежали.

На второй день мы приехали в маленький городок на Оби. Дальше железной дороги не было. Два дня мы прожили в гостинице, но из-за паразитов не могли спать Я захотел помыться и меня отвели в баню - помещение, где такая жара, что ее нельзя вынести. Я пробыл там две минуты и задохнулся. Я был поражен тем, что люди, живущие в такой холодной стране, могут мыться более горячей водой чем чернокожие.

Люди здесь очень бедны, с маленькими коробками на груди, они выпрашивают милостыню. Некоторые приходят просить милостыню у церкви Их дома - из дерева, очень маленькие, состоят как правило из двух комнат и очага внутри. Люди спят все вместе в одной комнате, и в этой же комнате - скот. Я страшно удивился: в этом холодном краю люди спят в помещении, где очень жарко, даже я, африканец, не мог бы там спать от жары. Они выносят и сильную жару и сильный холод. А их вино - как масло для лампы, если его зажечь, оно будет гореть. И пьют они его очень много.

На следующий день мы сели на пароход, идущий в Барнаул. В реке, по которой мы плыли , раньше было много золота и серебра. На второй день мы прибыли в Барнаул и поехали в гостиницу. Барнаул мне не очень понравился. Железная дорога закончилась, и дальше нам надо было ехать в повозках. Местные жители меня пугались, они тоже никогда не видели чернокожих.

В Барнауле мы провели три дня. Нам нужно было встретится с губернатором, для того чтобы получить разрешение на проезд10, так как без разрешения нам не давали лошадей. Губернатор Барнаула посетил господина Висмана" и на его просьбу о разрешении ответил: "Я его дать не могу, за ним нужно ехать в Томск". Наш патрон не мог ехать в Томск, это слишком далеко. Тогда губернатор Барнаула сказал: "Мы отправим письмо, чтобы получить подтверждение. В глазах местных крестьян только томский губернатор является властью, так как он командует солдатами, которых называют "казаки". У господина Висмана было разрешение от российского царя, но жители Сибири приказов царя не слушают, они повинуются только губернатору. Как только мы получим разрешение от губернатора, нам сразу же выдадут лошадей и повозки.

Томский губернатор прислал телеграмму, чтобы нам выдали разрешение на проезд. Мы закупили в Барнауле припасы - и хлеб, и бисквиты, и овощи, и теплые шубы из овечьего меха - на два месяца, потому что там, на Алтае, продовольствия нет и все покупают еду в Барнауле или Бийске. Мы упаковали наш багаж и часть отправили в Семипалатинск, а часть взяли с собой. Мы сели в повозки, запряженные шестеркой лошадей каждая, и понеслись как ветер. Каждые три часа, когда мы приезжали в какой-нибудь городок, нам приходилось менять лошадей, ибо здешние жители имеют право ехать на своих лошадях только от одного города до другого, но не дальше . На переправах через реки для пассажиров есть лодки, а повозки и лошадей переправляют на паромах.

Когда мы остановились на ночлег, нас отвели в спегциальный правительственный дом, а багаж оставили на улице, приставив охранять его правительственного служащего. В Сибири в каждом городе есть такой дом и человек, который смотрит за вещами приезжих. В этих домах не берут платы, а еду гостям из их припасов готовит женщина, которая там живет и за всем смотрит. Эта женщина и ее муж находятся на содержании правительства. Они подыскивают лошадей и дают повозки гостям. Утром мы хотели заплатить по счету и спросили: "Сколько с нас?? Она ответила: "Как изволите". Если дать два-три рубля, то она будет очень довольна.

Из Омска до Бийска мы добрались за три дня. В этом городе кончается почтовая и телеграфная линия. Мы пробыли в Бийске два дня и отправились к Алтайским горам. Местные лошади скачут по горам как ветер и переправляются через реки прямо с экипажем. В экипаж впрягают по девять лошадей, а правят ими двое верховыгх. За десять минут пути приходится платить по три копейки за лошадь. Каждый раз, меняя лошадей, мы брали двадцать восемь новыгх, а всего за день - до шестидесяти.

Здешние жители много пьют, особенно крестьяне. Каждую субботу и воскресенье они не работают, а пьют вино вместе со своими женами и даже детьми. Гуляя по улицам, они так шумят, что невозможно заснуть. Их дети с четырех лет ездят верхом. В основном все здесь передвигаются верхом. Лошадей здесь много, но они не такие красивые, как европейские. Стоит лошадь от десяти до двадцати рублей. Все грузы перевозят на лошадях, даже овец и коз: их связывают, кладут на волокуши и так тащат.

Люди тут не подчиняются никому, кроме своего губернатора. Но сами они не знают губернатора - ими правят начальники, посланные губернатором. Они очень гростодушны: если им показать бумагу якобы от губернатора или от царя, то они поверят, потому что не умеют читать. Хорошо если в городе вы встретите хотя бы одного грамотного человека. С собой мы взяли бумажные деньги, и, если купюры были нового образца, то их у нас не брали, говоря: "Это не царские". Они не знают, что сейчас другой царь, знают только царя Александра.

В повозках нас сильно трясло, так как мы ехали вверх в горы по каменистой дороге. И хотя мы обложились со всех сторон подушками у нас сильно болели бока. В пути, когда мы ехали по сельской местности, мой господин ехал впереди и, когда его видели крестьяне, они его приветствовали, но не больше чем меня. А меня они приветствовали, как если бы я был султан, потому что мой господин - белый, как и они, а я - черный; таких они еще не видели, они думали, что я и есть главный в нашем караване.

Страна калмыков Мы добрались до страны калмыков13. Калмыки похожи на китайцев, но не строят домов. Они верят в демонов, говорят, что демоны тоже на холмах - на каждом свой демон. Калмыки селятся тоже на холмах и ночуют в очень маленьких палатках из грубой ткани. На одном месте они не проводят и двух ночей - как ма-саи : переходят туда, где есть трава для коз, овец и коней. Там где они останавливаются, они режут лошадь, снимают шкуру, развешивают ее и говорят: "Вот наша церковь" - и молятся демону и шкуре. Калмыки не знают земледелия и даже не знают что надо мыться. Ни разу в жизни не моются, даже не умываются. От них дурно пахнет.

Едят калмыки мясо овец, лошадей и диких животных. Мясо они кладут на лошадь под попону и ездят целый день. Они ездят куда им хочется и пасут своих лошадей и овец. Когда садится солнце, они разбивают свои палатки и ложатся спать. У них нет городов кроме единственного - Огундая , в котором тридцать домов. Это крупнейшее поселение калмыков. Там мы нанимали лошадей, чтобы подняться в горы. Мой хозяин чувствовал себя очень плохо, три дня у него была лихорадка. Мы наняли лошадей для поездки на Алтай. Калмыки, увидев меня, пали ниц: они никогда не видели чернокожего и думали, что я - демон, спустившийся с гор.

По их обычаю, мужчина может жениться в десять лет, а женщина выгходит замуж в восемь лет. С ними нельзя находится рядом из за сильного запаха. Они не ходят пешком, повсюду ездят верхом на лошади или на быке. И трехлетние дети, и женщины тоже ездят верхом. Лошади у них маленькие, как ослики и очень спокойные. Нет в мире лучших лошадей для верховой езды в горах, чем калмыцкая лошадь. Здесь я так же видел животное похожее на полулошадь и полу-корову, но с лошадиным хвостом. Калмыки много охотятся. Там есть звери, похожие на антилопу Гранта и на барана, но у местного дикого барана большие рога, больше чем у буйвола. Кроме того здесь водятся европейские львы , которые живут только там, где есть лед. А если вам встретится возделанное поле, знайте, что там живет русский, а калмыки совсем незнакомы с земледелием. Самые важные вещи для калмыка - водка, табак и чай. Они много курят. Если нет табака, то они собирают сухие листья, толкут их в порошок, смешивают с табачными крошками и курят - запах отвратительный! Раскурив трубку, они передают ее друг другу. Даже если собрались двадцать человек, они будут курить одну трубку. Если появляется гость, то дают покурить и ему, не думая, что он сочтет это нечистоплотным. Они предлагали курить и мне, но я отказался, хотя меня очень упрашивали.

Там, где они спят, обязательно горит костер, они спят у огня. Даже на снегу они жгут костер всю ночь. Одежда у них из овечьих шкур. Они сами шьют себе одежду и обувь.

Так мы достигли Кош-Агач, это у самой границы России и Китая. Границу охраняют русские солдаты. Здесь кончается Калмыкия начинается Монголия и Киргизия. Киргизы - мусульмане, но их обычаи такие же как у калмыков и одежда их похожа на калмыцкую. Когда наши переводчики сказали мне, что они - мусульмане, я не поверил. Я сказал: "Здесь не может быть мусульман. Откуда в таком отдаленном месте ислам?? Переводчики сказал мне: "Спроси у них что-нибудь мусульманское? Я сказал: "Салам алейкум? Киргизы ответили: "Алейкум салам". Они тоже удивились, что я мусульманин. Потом по их головным уборам и молитве я распознал в них мусульман. Они пригласили нас к себе в дом, приготовили угощение, зарезали козу и овцу, и мы поели. Они дали нам лошадей для охоты и человека, чтобы присматривать за ними.

Молоко у калмыков и киргизов кобылье, они зго очень любят. Если выпить чашку, то пьянеешь, как от вина. Когда киргизы предложили мне его попить я отказался, сказав, что это - вино. Они ответили: "Нет, мы же мусульмане". Но я им сказал: "Нельзя пить, потому что оно пьянит".,

Добравшись до гор, мы отправились охотиться на горныгх баранов. Мы разбили лагерь на снегу и на второй день с рассветом выехали в горы. С пяти до девяти часов утра мы ехали верхом на вершину горы, там мы увидели очень большого барана. Мы хотели его подстрелить, но калмыки сказали нам' "Пока не стреляйте, подождите, потому что сейчас бараны спят. Нельзя в них стрелять, когда они спят, - два или три из них сторожат, смотрят, не приближаются ли люди. Они издали почуют запах человека, разбудят остальных, и все убегут". Калмыки сказали: "Подождем, пока бараны не проснутся. Когда они едят, они ни на что не смотрят, каждый ищет еду, идя против ветра".,

Мы прождали семь часов, пока они проснулись и начали пастись. Тогда калмыки сказали: "Теперь можно, стреляйте". Мы подстрелили одного барана и вернулись в лагерь.

Добыв зверя калмыки шумно радуются из-за мяса им нужно только мясо они не знают что рога - тоже ценность Но у них есть свои охотничьи обычаи. Они берут кость животного кладут в огонь и по ней у знают, будет охота удачной или нет. Потом мы прожили в лагере еще шесть дней но ничего не подстрелили. И вот охотник-калмык принес кость сунул ее в огонь и сказал мне: "Я хочу посмотреть повезет ли твоему хозяину". Когда он вынул кость из огня он сказал: "Твой хозяин добудет большого зверя".,

Ранним утром они отправились охотится на заснеженные холмы, они простояли двадцать часов но никого не увидели. На обратном пути они подошли к западной стороне горы и встретили баранов и мой господин свалил огромного барана с очень тяжелыми рогами. Так я убедился в точности гадания. На другой день калмык сказал мне: "Твой хозяин опять добудет зверя но безрогого". И вновь на охоте они добыли самку барана с очень маленькими рогами.

Охота

Однажды мой господин сказал мне, что он собирается пойти на охоту дальше чем обычно. И так как он не знает когда вернется в лагерь он заночует в горах. Господин Висман уехал в Китай. А я попросил своего господина взять меня с собой, Я взял котелок, немного мяса, соль, перец и другие необходимые мелочи. Оседлав лошадей мы отправились на охоту. Через три часа начал дуть холодный ветер и повалил такой сильный снег, что мы не могли идти ни вперед ни назад. Калмыки сказали нам: "Мы не можем продвигаться вперед, поэтому надо быстро скакать туда, где есть растительность и где можно разжечь огонь". Когда мы прибыли на это место, то увидели маленький ручей. Калмыки начали собирать хворост для костра, а я и мой господин стали искать камни и ветки для строительства укрытия от ледяного ветра Мы построили стену высотой в два локтя и спрятались за ней. В это время начался такой сильный ветер со снегом, что стало ничего не видно. Через два часа, когда буря немного успокоилась, мы оседлали лошадей и поехали вперед. В конце концов мы прибыли на место, где водились животные, и разбили там лагерь. Когда мы спешились, мой господин взял одного калмыка, и они полезли в горы искать баранов. Он оставил меня с двумя нашими спутниками искать топливо для костра. Не прошло и часа как вновь начался страшный ветер. Мой хозяин быстро вернулся, и мы начали строить стену из камней и земли, для того чтобы переночевать в укрытии. У нас не было палаток, мы не могли вернуться в лагерь, и поэтому мы построили маленькую стену высотой примерно в полтора локтя для защиты от ветра и снега. Мы расстелили лошадиные попоны на земле и легли на них, ни чем не накрывшись, в нашей зимней одежде. Я приготовил немного каши и мяса барана, каждому досталось по чашке, и мы легли спать. Но из-за холода мы не могли заснуть, а калмыки лежали у костра и смотрели за огнем и стерегли лошадей от медведей и волков. Это очень свирепые звери. Но великий Бог был к нам милостив, и это опасное животное мы не видели.

На утро мы вновь отправились на охоту но никого не добыли. В дорогу мы отправились в девять, а в лагерь прибыли в четыре часа дня. В Алтайских горах мы встретились с настоящими трудностями. В охотничьем лагере мы провели четырнадцать дней.

У киргизов

Когда мы вернулись с охоты, то отправились в Кош-Агач. Мой господин дал мне одну лошадь и сказал: "Садись, она твоя". Эта лошадь была выдрессирована для охоты. Она скакала как ветер. Но чуть что, она сразу же переходила в галоп. А я и не знал, что это охотничья лошадь.

Когда мы проехали полчаса, то увидели место, где лежали рога. Мой господин сказал: "Пойди посмотри, может быть это от тех зверей, что мы подстрелили". Я подъехал поближе и обнаружил, что рога чужие. А мой господин тем временем был уже далеко, я отстал и хотел догнать его. Но Сибирские лошади, даже если вы будете их хлестать, не пойдут быстрее. Местные жители разговаривают со своими лошадьми специальными словами. И если вы хотите заставить перейти свою лошадь в галоп, вам просто надо сказать слово "Чу". И вот, я сказал слово "Чу", и моя лошадь понеслась вверх по склону горы. Когда я догнал своего хозяина, я попытался остановить лошадь, но не смог. Лошадь понесла не разбирая дороги вверх по склону, и в результате мы оказались очень далеко. Мой хозяин думал, что лошадь меня сбросит. Когда мы оказались в лесу, я стал усиленно думать. Когда я сильно натягивал узду, лошадь на это не реагировала. Тогда я развернул ее так, как если бы хотел направить ее в другую сторону, и она успокоилась. Тут прискакали калмыки, искавшие м;еня. Когда я вернулся, мой хозяин стоял и ждал меня. Смеясь он мне сказал: "Теперь ты знаешь повадки лошадей". В этот раз я действительно понял, что значит настоящая охотничья лошадь.

Когда я рассказал все это киргизам, они объяснили мне что это была лошадь для охоты на волков. Когда они охотятся на волков верхом на таких лошадях, им не надо стрелять из ружей. Они гонят волков до тех пор, пока их не затопчут.

Когда мы нашли подходящее место, мы разбили лагерь. Утром, упаковав нашу поклажу, мы отправились в путь. Мой господин сказал: "Нам нужно доехать до Кош-Агача за три часа". А от места нашего ночлега до Кош-Агача было часов семь пути. Мы взяли с собой проводника, оставили наш караван позади и поскакали так быстро, что через три часа оказались в Кош-Агаче Мы пробыши в Кош-Агаче один день. А наш руководитель поехал вперед готовить лагерь и ждать нас. Мы же упаковывали трофеи и багаж, чтобы отправить их в Москву. Мы поехали по другой дороге в Семипалатинск. Утром я и мой хозяин поехали на Запад по безлюдной местности. Когда приехали туда, где нас должен был ждать наш начальник, его там не было. Мы сказали: "Поедем вперед, может быть, встретим его", и ехали еще часа три-четыре, но так его и не нашли. Мы стали кричать и стрелять, но никто не отзывался. А у нас не было ни палатки, ни спалытыгх принадлежностей - только оружие и верховые лошади.

Проводник взял свою лошадь и поехал вперед искать нашего руководителя. Но никого не найдя, он вернулся к нам В этой местности нет ни людей, ни домов, только горы и снег.

Повернув обратно, мы обнаружили киргизскую палатку и стадо овец, коней и коров. Мы подъехали, разбудили киргизов и спросили, не видели ли они наш караван. Они сказали, что не видели. Мы попросили их дать нам ночлег, и они пустили нас к себе.

Все эти киргизы, их жены и дети помещались в палатке вместе с телятами и ягнятами. А у входа лежала и смотрела на людей дикая кошка. Люди были вшивыми и дурно пахли. Хозяева дали нам свою одежду, чтобы укрыться и повесили над огнем большой котел с водой для чая. Чай у них как камень, очень твердый, его режут ножом или рубят топором, добавляют вместо сахара соль, смешивают с молоком и все это варят вместе. Чай получается густой как каша. Они дали моим господам и мне по чашке чая, но мы не смогли его пить, так как он был очень грязный. Но отказавшись мы могли их оскорбить. Каждый из нас отпил немного этого, горького как хинин чая, и притворившись, что пьет лежа незаметно вылил чай на землю. Когда мы вернули киргизам пустые чашки, они тут же налили еще, но мы отказались, сказав, что с нас достаточно, А киргизы выпивают по шесть чашек и горечи не чувствуют.

Утром, уезжая мы дали за ночлег золотой, а хозяева его не берут - они не знают ни золота ни серебра, а только бумажные деньги. Я объяснил им жестами, что золото дороже, чем бумажки, тогда они взяли. Эти киргизы живут одиноко, как отшельники, они много молятся, постоянно молятся.

Мы оседлали наших коней и поехали искать нашего руководителя. По дороге мы встретили человека ищущего нас, и с ним мы приехали в лагерь нашего начальника. Здесь страна калмыков кончалась и мы вновь оказались на земле киргизов. Через три дня мы подъехали к лесу где водятся антилопы . Тамошние антилопы - большие как лошадь. У охотников есть трубы, издающие звук, похожий на тот, которым антилопы зовут друг друга. Когда антилопа слышит трубу, она мчится на ее звук, как одержимая.

Господин Висман пошел охотиться на антилоп в сопровождении охотника калмыка. Пришли в лес, спрятались, трижды протрубили в трубу и видят: бежит к ним крупная антилопа, с рогами весом пуда полтора. Он ее застрелил, и они вернулись в лагерь Затем вернулись с людьми за добычей и, привязав тушу к ветке, потащили ее за лошадью волоком в лагерь.

В этом лагере мы провели четыре дня, а потом двинулись дальше. В землях киргизов и калмыков городов не найдешь, их нет совсем. Люди живут в лесу и степи, пасут скот и не знают места, где родились, потому что родились они в степи.

Русско-китайская граница

На второй день ничего не было видно, так как разыгралась метель, и мы устроили лагерь прямо на снегу Разжечь костер было трудно. Мы остались там до следующего дня, а затем отправились в путь и ехали два дня пока не достигли домов, в которых жили русские и киргизы. Это была граница России с Китаем. Только здесь мы встретили людей. Тут было довольно хорошо - мы достали немного еды. Везде лежал снег, а реки замерзли от холода так, что по ним можно было ходить, не проваливаясь в воду.

Через два дня мы отправились в Алтайское. Во время отъезда мой хозяин почувствовал себя плохо. Наш руководитель ехал впереди каравана, а я и один киргиз сопровождали сзади больного хозяина. Каждые четверть часа мой хозяин спешивался и отдыхал, настолько он плохо себя чувствовал. Так медленно мы ехали до самого вечера и сильно замерзли. Наконец мы встретили людей, посланных на наши поиски, и прибыв в лагерь пробыли там до утра.

Обратный путь

На второй день мы достигли Алтайское, первый город на нашем пути. Тамошние жители - русские и называются казаками. Слово "казак" значит, что человек всю жизнь находится на службе у правительства. Сначала он служит солдатом три года, потом получает землю для земледелия, но все равно остается солдатом. И казак, будучи солдатом должен сам приобретать себе лошадь, одежду, но может, когда захочет, носить государственную форму.

Впервые в Алтайском мы встретили экипажи. Покидая город, мы знали что дорога в Усть-Каменогорск займет десять дней, но доехали мы за семь, потому что скакали день и ночь. Тамошние лошади очень выносливые. Дашь кучеру бакшиш, совсем немного, и он будет гнать. Однако, все они сильно пьют. И в какой бы город мы не приезжали, они пьяные, их женщины пьяные, и даже их дети. Однажды в одном маленьком городке мы не встретили ни одного трезвого человека. В доме где мы остановились на ночь, все были пьяны. А один взял лампу посветить нам и чуть не выжег глаза моему господину - настолько он был пьяным. Когда русский пьян, человеческого языка он не понимает.

Но когда ямщик скачет по тракту, он неукротим. Лошади мчатся вперед в облаке пыли, седоку ничего не видно в этой пыли, даже лошадей не различишь. У ямщиков тоже есть специальное слово, которое они говорят когда хотят ехать быстро. Они говорят: "Ноо! Ноо!" - и лошадь летит как ветер.

В Усть-Каменогорске уже был и телеграф и почтовая станция, так что дальше мы ехали на почтовых лошадях На станции можно купить подорожную - бумагу, по которой тебе везде будут предоставлять лошадей: заплатишь в одном месте за всю дорогу до конца. Но с такой бумагой случаются и большие трудности: приезжаешь в какой-то город, а лошадей нет, не можешь выехать, приходится ждать, когда будут лошади. А если платишь отдельно за каждый перегон, то лошадь можно взять у крестьян, хотя они запрашивают дороже. И если вы купили подорожную на девять лошадей, то можете получить тринадцать, так как за каждую третью лошадь полагается еще одна. Если же вам ее не дают, то требуйте ее.

Жители Усть-Каменогорска - лучше всех на Алтае, они очень проворны в работе. И тамошние грузчики - самые лучшие на Алтае. А погода там меняется очень быстро: то жаркое солнце как в Африке, то вдруг дождь, снег - просто удивительно. И ветер бывает очень сильный. Он называется буран. В буран ни один ямщик не согласится вас везти - очень опасно. Из Семипалатинска мы ехали до другого города четыре дня на повозках запряженных девятью лошадьми. В этих местах русские-мусульмане. Их зимняя одежда как и у киргизов сшита из шкур овец. Женщины носят белые тюрбаны и готовят разнообразные арабские сладости. Вместо воды здесь пьют лошадиное молоко, которое называется кумыс. Живут они тем, что разводят лошадей, коров и коз, которые и составляют их богатство. Так же они занимаются и воровством лошадей, перекрашивая их. Они умеют писать по-арабски, читать и молиться. В исламе они придерживаются ханбалитского и хани-фитского толка и очень тепло встречают единоверцев а особенно - выходцев из Аравии: их приглашают сюда как наставников. Из мужчин никто не может носить тюрбан, кроме посетивших Мекку. Их земли простираются от Алтая до Верного и даже Аулие-Аты , городов в ней мало, люди больше живут в степи, кочуя со стадами. Удивительно: у тамошних верблюдов - два горба, а у овец - большие рога.

Затем мы прибыли в Атрополь, увидели древности в тамошних храмах. Мы провели там два дня, а потом поехали в Копал. В Копале живут киргизы, но они отличаются от тех, с которыми мы встречались. Эти ведут большую торговлю в лавках. Торгуют цёлый день, на время молитвы закрывают лавки, а потом опять открывают. Мы посетили дом одного знатного человека, обладавшего большой властью, и он принимал нас очень хорошо. Пробыв в городе четыре дня мы отправились в Верный. Этот город побольше, в нем находится губернатор. Там мы встретили людей, говоривших по-немецки, они отнеслись к нам с уважением.

От Верного до Ташкента дорога очень плохая, и у нас начались трудности с лошадьми. Менять лошадей стало очень трудно, так как местные жители очень жадные. Даже если лошади у них есть, они говорят, что нет ни одной, потому что хотят, чтобы проезжий задержался надолго и платил за еду. Но если человек обладает здравомыслием, он не согласится сидеть у них, а будет требовать лошадь, пока ее не получит. Но тот у кого нет письма от губернатора, из города не уедет, так как лошадь ему не дадут. Во время этого перехода мы трое ехали врозь. Начальник уезжал вперед за сутки до моего господина, потом ехал он, а я ехал последним И вот, куда бы я ни приезжал, мне говорили, что лошадей нет, спрашивали: "Ты останешься на один или два дня?? А мне приходилось применять силу, чтобы получить лошадь вовремя. Я сходил с ума от ярости, проклинал их на суахили и требовал от переводчика найти сггрятанныгх лошадей.

Аулие-Ата находится в стране Бухара. Все местные жители носят тюрбаны и халаты. Они очень благочестивы. Они выфащи-вают хлопок, шелк и делают ковры. Самые красивые, ковры которые мы видели, делают именно в Бухаре.

Из Аулие-Аты мы отправились в Ташкент. Дорога до Ташкента хорошая. В этом большом городе очень мало европейского. Его жители торгуют коврами и шелковыгми тканями.

Мы поехали в Самарканд, где увидели старинные дворцы, сейчас переделанные в мечети. В Самарканде население смешанное. Коренное население - бухарцы, но торгуют там и русские, и киргизы, и татары, и туркестанцы, и персы, и парсы20.

Потом мы сели на поезд и поехали в Бухару, где пробыли три дня. Там можно найти людей, говорящих по-немецки и по-арабски. Именно там находится резиденция эмира Бухары, но сейчас у него мало власти из-за русских. Местные жители ведут богатую торговлю коврами и каракулем. Это очень красивая страна с прекрасным климатом.

Затем мы достигли прохладного, но очень бурного Каспийского моря. Мы сели на корабль и доплыли до Баку. Там в Баку из-под земли выгходит европейская нефть. Баку - родина парсов, огнепоклонников, и религия индийских парсов берет свое начало отсюда. А нефть там, где выгходит наружу, образует шесть источников и бьет с большой силой на высоту в триста локтей. Там сооружены деревянные башни, чтобы уменьшить силу нефтяной струи и чтобы ее не уносило ветром. Каждый день они получают примерно три миллиона пинт нефти.

Из Баку мы отправились на Кавказ. Кавказские горы отделяют Европу от Сирии. Кавказ - это красивая земля и красивые горы. Жители его зовутся черкесами, а мы на Занзибаре их называем бургиа. А еще они очень искусные наездники. Если бросить на землю рубль, они на полном скаку могут поднять его с земли.

Оттуда мы поехали на поезде в Москву, а потом через Варшаву - в Берлин. Вот и весь рассказ о моем путешествии в Россию и Сибирь. Во всех моих странствиях было много хорошего и плохого, но я все преодолел, потому что это того стоило. Я узнал многое о нашем мире, увидел то, что у нас нельзя не только увидеть, но и услышать.

Перевод с суахили НЮ Макарова

Safari yangu ya Urusi na ya Siberia ya Siberia ya Salim bin Abakari - в сборнике -'SWAHILI PROSE TEXTS". A Selection from the Material collected by CARL VELTEN from 1893 to 1896. Ed. and translated by L.Harrits. London-Nairobi, 1965. Первая публикация: "SAFARI ZA WASUAHELI" von C.Velten. Gottingen, 19014

На русском языке текст опубликован с сокращениями в журнале "Азия и Африка сегодня", 1993, - 10-11 (перевод С.Лизогуба). Подробнее об авторе и его произведении см.: А.А.Жуков. Суахили. Язык и литература. С-Пб. 1997. С. 208-214.

1 Выходец с о.Занзибар - Салим бин Абакари, от имени которого ведется повествование, оказался в России в качестве слуги немецкого офицера доктора Бюмиллера, путешествовавшего по Сибири и Средней Азии вместе с известным германским исследователем Африки - Германом фон Висманом.

2 1314 год хиджры - 1896-1897 гг. по григорианскому календарю (см.: Синхронистические таблицы хиджры и европейского летоисчисления. М.-Л. 1961).

3 Третий месяц мусульманского календаря для 1896 г. соответствует маю 1896г.

4 Виза

5 Счет времени суток в странах Восточной Африки отличен от общепринятого. Новые сутки начинаются не с полуночи, а с заходом солнца, то есть с шести часов вечера. Таким образом, разница между суахилийским счетом времени и общепринятым равна шести часам.

6 Имеются в виду белые ночи.

7 Вероятно речь идет о Петре I.

8 Иисус Христос.

9 Река Обь.

Ю Подорожная.

11 Герман фон Висман (1853-1905) - немецкий колониальный деятель и путешественник. Пересек Африку в 1880/82 гг. и 1886/87 гг. Находясь на посту имперского комиссара Германской Восточной Африки с 1888 г. по 1890 г. Виссман осуществлял непосредственное руководство военными действиями экспедиционного корпуса.

'2 Речь идет о почтовой дороге.

13 Так автор называет алтайцев.

14 Масаи - народ, живущий в пограничных районах Кении и Танзании. Традиционное занятие"кочевое скотоводство.

15 Онгудай. 'б Так в тексте. '7 Олени.

18 Алма-Ата.

19 Джамбул.

20 Автор имеет в виду, что в районе г.Баку сохранились приверженцы древнеперсидской религии - зороастризма, которыгх он назыгвает огнепоклонниками.

21 Пинта равна 0, 568 литра.

22 Карл Фельтен (род. 1862 г.), профессор восточного семинара при Берлинском университете. Занимался изучением языгка суахили. В 1893-1896 гг. быгл личным переводчиком губернатора Германской Восточной Африки. Собирал и записыгвал суахилийские фольклорные тексты, которые впоследствии издал в Германию Поскольку книги Карла Фельтена стали библиографической редкостью, то в 1965 г. известный британский исследователь Л.Харрис, объединив книги "Обыгчаи суахилийцев" и "Путешествия суахилийцев", опубликовал их в современной орфографии под названием "Суахилийские прозаические тексты".

Комментарии:

Добавить комментарий