Россия и Африка. Документы и материалы, XVIII в. - 1960 г. Том. 1 XVIII в. - 1917 г | Часть I

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ ЦЕНТР АФРИКАНСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES INSTITUTE OF UNIVERSAL HISTORY CENTER FOR AFRICAN STUDIES

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ

РОССИЯ И АФРИКА

Документы и материалы Х\ТП в. -1960 г.

Том 1. XVIII в. -1917 г.

Москва-1999

RUSSIA AND AFRICA

DOCUMENTS AND MATERIALS. XVIII CENTURY-1960

Vol. I XVIII century-1917

Edited by:

RRVyatkina A.B.Davidson (chief editor) G.V.Tsypkin

Moscow 1999

РОССИЯ И АФРИКА ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ XVIII в.-1960 г.

Том I

XVIII в.-1917

Редколлегия:

Р.Р.Вяткина А.Б.Давидсон (отв.ред.) Г.ВЦыпкин

Москва 1999

ББК 63.3

Рецензенты:

к.и.н. Калмыков Н.П. к.и.н. Щербаков Н.Г.

Р Россия и Африка. Документы и материалы. ХУШ в. -1960 г.

Том 1. XVIII в. - 1917 г. М. ИВИ РАН. 1999. - 290 с.

Первый том этого двухтомного издания включает документальные свидетельства о взаимоотношениях и взаимных представлениях России со странами Тропической и Южной Африки с XVIII в. по 1917 г. Представлены документы, собранные в архивах России и ряда зарубежных стран. Большинство документов публикуются впервые.

Публикация подготовлена Центром африканских исследований Института всеобщей истории Российской Академии Наук.

ISBN 5-201-00526-8

р 0503010000-14 безобъявл. 45ж (03>99

© Институт всеобщей истории РАН, 1999

ПРЕДИСЛОВИЕ

Этот том открывает двухтомную публикацию архивных документов по истории взаимоотношений нашей страны со странами Тропической и Южной Африки (раньше говорили - Черной Африки) за большой исторический период - с XVIII столетия, т. е. с первых контактов, по 1960 год.

Почему по 1960 год? Две причины. Одна: большинство отечественных архивных фондов пока еще открыто только до начала 1960-х. Вторая: 1960 год вошел в историю как год Африки. Семнадцать африканских стран провозгласили себя независимыми государствами. Начался новый период в их жизни - и в их отношениях с нашей страной.

Существует множество сборников архивных документов о взаимоотношениях и взаимных представлениях России и зарубежных стран. Но сборники архивных документов о взаимоотношениях и взаимных представлениях нашей страны и стран Африки только лишь начинают появляться1.

Подавляющее большинство документов, включенных в настоящее издание, публикуются впервые2. Документы собирались не в каком-либо одном, а в ряде архивов, главным образом московских и санкт-петербургских: Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), Российский центральный государственный архив военно-морского флота (РЦГАМФ), Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ), Архив внешней политики Российской Федерации (АВПРФ), Государственный архив экономики (ГАЭ), Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ), Центр хранения современной документации (ЦХСД), а также несколько собраний документов у частных лиц.

В 1963 г. был издан двухтомник, подготовленный Комиссией по изданию дипломатических документов при МИД СССР под председательством министра иностранных дел А.А. Громыко: "СССР и страны Африки, 19461962. Документы и материалы" (Москва, 1963). Это, безусловно, полезное издание, но оно составлено, как правило, из уже публиковавшихся ранее в печати документов официального характера. Ссылки на документы зачастую оформлены следующим образом: "Печат. по арх. Опубл. в газ. "Правда"". Указаний на номера фондов, описей и дел нет; не упоминается название архива. Не указывается номер газеты. Аналогичным образом подготовлено продолжение этого издания: "СССР и страны Африки. 1963-1970 гг. Документы и материалы. В двух частях". М. Политиздат. 1982.

Этот двухтомник был подготовлен и рекомендован к печати в 1996 г. однако его выход в свет задержался из-за отсутствия финансирования. Некоторые из собранных документов составители опубликовали в 1996 г.:" Архивные документы по истории Африки и российско-африканских отношений", "Вестник Московского университета", серия 13. Востоковедение. 1996, - 3. В 1998 г. в Институте Африки РАН вышел сборник документов: составленный А.В.Хренковым - "Российско-эфиопские отношения в XIX -начале XX в.". Ряд важнейших документов, публикуемых в этих двух изданиях, вошли и в настоящий двухтомник.

Составители работали и в архивах других стран: в государственных архивах Эфиопии (Аддис-Абеба), Намибии (Виндхук), Зимбабве (Хараре), Мозамбика (Мапуту), в Центральном архиве Южно-Африканской Республики (Претория), Трансваальском архиве (Претория), архиве Капской провинции (Кейптаун), хранилище исторических документов Министерства юстиции Южно-Африканской Республики, а также в главном архивном хранилище Великобритании -Паблик рикорд оффис (Лондон) и в Федеральном архиве Германии (отделение в Потсдаме). Из документов этих архивов мы включили в наш сборник лишь немногие, но использовали их для перепроверки отечественных свидетельств, а в каких-то случаях - и для комментариев.

Прежде всего мы, разумеется, выражаем глубокую признательность сотрудникам и руководству этих отечественных и зарубежных архивов.

* * *

Первый том охватывает времена or самых ранних контактов до 1917 года.

Характер документов того времени определяется характером контактов, а контакты у России с африканскими странами были непостоянными. Российские государственные интересы в Африке были весьма ограничены. Наиболее явственно они чувствовались на Юге материка и в Эфиопии. Интерес к большинству стран Африки возникал в России от случая к случаю и выражался в заходах российских кораблей и в путешествиях натуралистов, а нередко и просто людей, охочих поглядеть на заморские края. Поэтому большая часть публикуемых документов - это заметки, письма и другие материалы путешественников, моряков, ученых, общественных деятелей.

Нам не удалось найти письменных свидетельств допетровских времен - разве что о "придворных арапах". Как известно, и в трудах о царствовании Петра Африка зачастую упоминается лишь в связи с Ганнибалом. Но существуют документы - и мы их публикуем - о том, что к его царствованию относится первое проявление государственного интереса к Африке, во всяком случае, к океанскому пути кругом Африки (на Мадагаскар, а оттуда, если удастся, и в Индию). Первые документы нашего сборника говорят о попытке Петра I послать этим путем экспедицию: два фрегата. Как мог возникнуть такой проект для только что родившегося русского флота?

В публикуемых документах объясняется непосредственный и весьма случайный повод. Но решиться использовать этот повод Петр и его приближенные могли лишь при условии, что они к тому моменту уже обладали хотя бы каким-то минимумом сведений о таком дальнем пути. Как же эти сведения могли к ним попасть"

Одно из наиболее вероятных объяснений: встречи во время Великого посольства 1697-1698 гг. и во время второго путешествия Петра в Западную Европу двумя десятилетиями позднее. Наиболее близким другом Петра в Голландии стал Николаас Вигсен, бургомистр Амстердама. Витсена глубоко интересовала Россия. Он был участником голландского посольства к царю Алексею Михайловичу. Дневник его путешествия совсем недавно, через 330 лет, был издан в переводе на русский3. Петр был наслышан о Витсене задолго до того, как увидел его воочию. Он знал труды Витсена по судостроению. Еще в 1694 г. сын Лефорта, прибыв в Амстердам, вручил Витсену портрет Петра, обрамленный бриллиантами. Витсен переписывался с Петром еще до прибытия Великого посольства. После приезда Петра в Голландию Витсен сопровождал его в поездках в Гаагу и Утрехт, участвовал в приеме послов, рекомендовал Петру преподавателей морского дела. От имени граждан Амстердама Витсен подарил царю полностью оснащенный корабль; Петр дал ему название - "Амстердам". Долгие годы Витсен работал над громадным трудом - описанием Сибири и прилегающих к ней областей. Разумеется, Петр и его спутники снабжали Витсена дополнительной информацией. Когда эта огромная книга вышла, она открывалась посвящением: "Царю Петру Алексеевичу". Витсен скончался в 1717 г. когда Петр был в Голландии вторично.

Зачем здесь, в сборнике документов об Африке, писать о дружбе Петра с Витсеном? Дело в том, что Витсен был не только бургомистром Амстердама, но и одним из директоров Голландской Ост-Индской компании, которой принадлежала тогда и Капская колония на юге Африки и Голландская Индия. Путешествуя с Витсеном и бывая в его доме, Петр не мог не слышать рассказов об этих странах и о пути к ним.

Морскому делу Петр и его спутники обучались на верфях Ост-Индской компании. О пути вокруг Африки они наслышались от голландских моряков и тогда, и позднее, когда Петр пригласил сотни этих мореходов на русскую службу.

Проект Петра был первой попыткой послать русские корабли вокруг Африки. В этом сборнике публикуются документы и о второй попытке, предпринятой в 1787 г. в царствование Екатерины II. К тому времени для русского флота практическая значимость освоения этого пути стала более насущной. Но немалую роль, надо думать, сыграл и пример Петра, которому Екатерина во многом стремилась вторить.

Однако уровень знаний об Африке в России долгое время был не высок. Несколько туманно составленных фраз об Африке было в "Космографии" Герарда Меркатора. В России она ходила в рукописных списках под разными названиями. Одно из типичных: "Книга, глаголемая Космография, сиречь описание всего света земель и государств великих". В просторечии: "Космография 1670 года" или "Космография в 76 глав" (хотя в разных списках - разное число глав). Она была рукописным учебником в Славяно-греко-латинской академии. Ее читали еще и при Петре.

В печатных изданиях описание Африки началось с петровских "Географий". Несколько стран было упомянуто в книге "География или краткое Земного круга описание. Напечатано повелением Царского Величества в типографии московской Лета Господня 1710-го в месяце мар-

3 Николаас Витсен. Путешествие в Московию. 1664-1665. Дневник. Санкт-Петербург, 1996.

те". А сколько-то подробно, на несколько страниц, в переведенной с немецкого: "Земноводного круга краткое описание. Из старыя и новыя географии. По вопросам и ответам чрез Ягана Гибнера собранное и на немецком диалекте в Лейпцике напечатано. А ныне повелением Великого Государя Царя и Великого Князя Петра Первого Всероссийского императора, при наследственном благороднейшем Государе Царевиче Петре Петровиче на российском напечатано в Москве. Лета Господня 1719, в апреле месяце".

Это первое подробное описание Африки начиналось так: "Понеже Африка под самою полуденною линеею лежит, того ради она безмерно жарка, так что во многих местах обретаются пустыни или степи на сто миль и больше, где ради песка и скудности воды невозможно жить.

А где такие пустыни обретаются, тамо живут дикие звери, яко слоны, львы, тигры, рыси, барсы, змии, драконы, то есть змиеве великие и долгие, обезьяны, струсы и сим подобная во множестве при реках находятся, так что никто может безопасно проехать".

В 1753 г. архивариус Академии наук Иван Стафенгаген опубликовал объемистый труд "Краткое руководство к древней географии с изъяснением нынешнего состояния известных в древние времена земель". Эту книгу ему "сочинить изволил приказать ясновельможный гетман и Академии Наук господин президент его сиятельство граф Кирила Григорьевич Разумовский".

Какой виделась Африка архивариусу? "Ежели вообще о всей Африке рассуждать, то она таких как Европа и Азия не имеет преимуществ. Хотя оные золотом, серебром, драгоценными камнями или другими дорогими вещами ее и не превосходят, однако она такие имеет неспособности, что жители по большей части сокровищ своих употреблять не могут, как то чинится в других землях". И еще: "... Вся Африка наполнена слонами, львами, барсами, верблюдами, обезьянами, змиями, драконами, страусами, казуриями и многими другими лютыми и редкими зверьями, которые не токмо проезжим, но и жителям самим наскучили".

Но круг знаний постоянно расширялся. В последнее десятилетие XVIII столетия русские морские офицеры проходили стажировку в английском флоте, плавали в Индию и при этом заходили в африканские гавани, прежде всего в Кейптаун, который тогда еще был голландским и назывался Капстад. Там побывал Крузенштерн. Несколько месяцев провели в Капстаде Лисянский и музыкант Герасим Лебедев - в этом сборнике публикуются их воспоминания. В семидесятых и восьмидесятых годах XVllI в. на Мадагаскаре обосновалась группа россиян -ссыльных, которые бежали из Большерецкого острога на Камчатке. К сожалению, письменных свидетельств они не оставили. О самом факте известно лишь из мемуаров венгерского графа Беньевского, который участвовал в побеге с Камчатки, да из донесений русского посла в Париже Хотинского, который вел переговоры с теми беглецами, которые добравшись с Камчатки до Франции, захотели вернуться в Россию.

Да мало ли было россиян, которые в давние времена побывали в Африке или даже осели там, но о которых до нас не дошло никаких документов"

В 1793 г. в России вышла первая книга, целиком посвященная Африке. Это было описание путешествия французского натуралиста Франсуа Ле Вайяна4.

Первые русские корабли пересекли экватор в начале XIX в. Затем, вплоть до конца 1860-х годов, путь вокруг Африки стал главной водной связью Петербурга с Дальним Востоком и Русской Америкой. Этим путем прошли десятки кораблей. Моряки исследовали северную часть Тихого океана и везли тяжелые грузы, которые трудно было доставить сухопутьем - пушки, тяжелые канаты.

Основными африканскими гаванями для них были Кейптаун и соседний Саймонстаун. Со времени этих плаваний сохранились не только донесения морских офицеров, но и заметки таких путешественников как писатель И.А. Гончаров и художник А.В. Вышеславцев. Некоторые из путевых впечатлений о южной оконечности Африки оказались настолько интересны, что их впоследствии издали в Кейптауне, в переводе на английский язык5. В сборнике мы публикуем отрывки из донесения генерал-адъютанта Е.В. Путятина, из письма А.В. Вышеславцова, выдержки из малоизвестных записок морского офицера А.И. Бутакова и ряд других впечатлений о Юге Африки.

В конце XIX в. в период колониального раздела мира, Африка заняла в государственной политике России более заметное место. Россия не принимала участия в "схватке за Африку". Но поскольку раздел Африканского континента повлиял на взаимоотношения европейских держав, это не могло не отразиться и на внешней политике России. С открытием Суэцкого канала путь через Красное море и Аденский залив стал важен как более короткая водная артерия между Европой и Дальним Востоком. С обострением русско-японских отношений значимость этого пути все больше усиливалась. Соответственно возросло внимание к странам, лежащим на этом пути. В первую очередь к Эфиопии, или как принято ее было называть тогда - Абиссинии.

В России интерес к ней существовал с давних пор - из-за сходства религий. Сыграла роль и история семьи Ганнибалов, которые подчеркивали свое эфиопское происхождение.

Но с 70-х и 80-х годов прибавился и геополитический фактор. Создание станицы "Новая Москва" у выхода из Красного моря в Аденский залив, хоть и считалось частной инициативой казаков во главе с атаманом Н. И. Ашиновым, привело к резкой реакции со стороны Франции.

Нелегко до конца выяснить всю подоплеку создания станицы "Новая Москва" и спектр сил в России, который за этим стоял. Но пу

Путешествие г.Вальяна во внутренность Африки чрез мыс Доброй Надежды в 1781. г, 1782,1783, 1784 и 1785 годах. Т.1-2. М. 1793.

A Russian View of the Cape in 1853 (Translated by N.W. Wilson from LA.Gontcharov's "Fregat Pallada", with Additional Notes by D.H. Varley), -"Quarterly Bulletin of the South African Library", Cape Town, vol. 15, No 2-4, vol. 16, No I, December 1960 - September 1961; V.M. Golovnin. Detained in Simon's Bay. The Story of the Detention of the Imperial Russian Sloop "Diana" from April 1808 to May 1809, Cape Town, 1964.

бликуемые в сборнике документы помогают лучше представить характер этой попытки.

С середины 90-х годов в Эфиопии активизировались уже и действия официальной России. Русское правительство заявило о поддержке Эфиопии в ее отпоре итальянской агрессии.

На конец прошлого и начало нашего столетия приходится российско-эфиопское сближение. Эфиопия стала первой страной Африки, с которой Россия установила дипломатические отношения. Это произошло в 1898 году. Россия оказала Эфиопии военную помощь - передала тысячи единиц стрелкового оружия. В Аддис-Абебе был создан русский госпиталь. В военных школах России обучались молодые эфиопы. А.К. Бу-латович, Л.К. Артамонов и другие русские путешественники, выполнявшие задания Генерального штаба, исследовали Эфиопию, ее природу, население, растительный и животный мир настолько тщательно, что Россия имела тогда об Эфиопии, вероятно, более четкое и ясное представление, чем большинство западноевропейских государств.

Отголоски российско-эфиопского сближения можно увидеть в путешествиях поэтов Николая Гумилева и Владимира Нарбута и даже в эмиграции русских офицеров в Эфиопию после 1917 года.

Публикуемые в сборнике многочисленные документы как из российских архивов, так и из Национального архива Эфиопии дают представление о различных сторонах тогдашних российско-эфиопских отношений.

В конце XIX в. в России возрос интерес к Южной Африке. Это связано с ее "вторым открытием" - обнаружением крупнейших в мире месторождений золота и алмазов. Южная Африка стала одним из ключевых районов в схватке западноевропейских держав за раздел мира. Это не могло не сказаться и на политике России, хотя она и не претендовала на захваты в этой части планеты. Включенные в сборник материалы о командировках русских горных инженеров в Трансвааль свидетельствуют, что еще в девяностые годы Россия пристально изучала достижения южноафриканского горного дела для использования в Сибири и на Урале. На Юг Африки шла большая эмиграция из России. С 1880-х годов до начала первой мировой войны туда переселились около 40 тыс. человек (преимущественно евреев, бежавших от погромов и дискриминации). Судя по ряду документов, это вызвало в России надежду на развитие торговых связей.

В 1898 г. между Россией и Трансваалем (официально Трансвааль назывался тогда - Южно-Африканская Республика) были установлены дипломатические отношения.

Англо-бурская война 1899-1902 гг. ставшая крупнейшим событием международной жизни на рубеже XIX и XX столетий, привлекла широкое внимание не только официальной России, но и российской общественности. На стороне Трансвааля сражалось больше двухсот российских добровольцев, из России прибыли два отряда врачей и медицинских сестер. В отношении России к той войне сочувствие борьбе небольшого народа, схватке Давида с Голиафом, сочеталось со стремлением воспользоваться неудачами давнего противника - Англии - и до-

биться за ее счет преимуществ на мировой -арене. Развернутый анализ влияния англо-бурской войны на международные отношения и россий скую внешнюю политику дан в записке товарища (заместителя) ми нистра иностранных дел России В.Н. Ламздорфа "О задачах внешней политики России в связи с англо-бурской войной" (мы приводим этот объемистый документ целиком). '

Большинство связанных с Африкой архивных документов дореволюционной России относятся к Эфиопии и Южной Африке. Это определило и характер материалов сборника и его структуры. Но даже документы по Южной Африке и Эфиопии нередко приходилось искать вслепую, как иголку в стоге сена. Так было найдено, например, письмо верховного вождя сравнительно небольшого южноафриканского народа пондо, адресованное: "Россия. Санкт-Петербург. Царю" и датированное 1886 годом.

Необходимо отметить, что в течение обширного исторического периода, охваченного в сборнике, знания об Африке в России постепенно становились все более определенными и конкретными, все больше отражали реальность, отходя от тех мифов, которые были характерны для ранних контактов. В конце прошлого и начйле нынешнего столетия на русском языке вышли переводы фундамента!пьньгх для того времени западноевропейских трудов Э. Реклю, Ф. Ратцеля, Г. Гельмольта, Ф. Гель-вальда.

Исследования и путевые впечатления мореплавателя В.М. Головкина, писателя И. А. Гончарова, художника А.В. Вышеславцева, офицеров А.К. Булатовича, Л. К. Артамонова, Е.Ф. Августуса, В.И. Гурко, П.Н. Краснова, врачей С.Я. Чистовича, А.И. Садовского, Н.П. Бров-цына, сестер милосердия С.В. Изъединовой и О.А. Баумгартен, поэта Н.С. Гумилева и многих других русских путешественников расширили отечественные представления об Африке. Не все путешественники вошли в историю, многие остались безвестными. В санкт-петербургской Кунсткамере хранятся коллекции утвари, украшений и оружия, привезенные в разное время из Африки. На некоторых из них табличка: "Собиратель неизвестен".

Началось изучение Африки российскими учеными. Б.А. Тураев работал над хранящимися в Петербурге эфиопскими рукописями и с 1900 публиковал результаты своей работы. Зоолог В.А. Догель исследовал животный мир Восточной Африки.

Многие публикуемые нами документы перекликаются с этими путешествиями и исследованиями.

* * *

Составители отбирали те документы, которые наиболее точно отражают характер российско-африканских отношений на каждом из исторических этапов и, по возможности, не дублируют то, что уже знакомо по известным запискам отечественных путешественников.

о

Период, охваченный в этом двухтомнике, настолько широк, что мы, будучи ограничены объемом и стремясь осветить многие периоды и многие стороны взаимоотношений, вынуждены были в некоторых документах делать сокращения.

Внутри разделов документы публикуются в хронологическом порядке. В каждом документе указано название архива, номера или названия фонда, описи, дела, листов.

Каждому документу предшествует заголовок, данный составителями. В комментариях кратко разъясняются факты и события, о которых идет речь, если они нуждаются в пояснениях. Указатель имен содержит краткие сведения, которые составителями удалось собрать (в нескольких случаях это, к сожалению, оказалось невозможным).

Издание подготовлено в Центре африканских исследований Института всеобщей истории РАН.

Большинство документов по связям с Эфиопией выявлено, отобрано и откомментировано Г.В.Цыгасиным, по Южной Африке -Р.Р.Вяткиной и А. Б.Давидсоном. Отдельные документы представлены А.С.Балезиньш, Н.Ю.Макаровым, Г.В.Шубиным.

Составители выражают благодарность дирекции Института стран Азии и Африки при МГУ за помощь при подготовке этого издания.

А.Б.Давидсон

1. ПЕРВЫЕ СВЕДЕНИЯ И ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ. XVIII ВЕК

Организация морской экспедиции в южные моря Петром I в 1723 г.

? 1. Письмо Петра I к "королю мадагаскарскому". 1723 г.

Ноября 9. Грамота Королю Мадагаскарскому. - О благосклонном принятии отправленного к нему Вице-Адмирала Вильстера2, и о доверии к предложениям его.

Божиею милостию, Мы, Петр Первый, Император и Самодержец Всероссийский и проч. и проч. и проч. Высокопочтенному Королю и владетелю славного острова Мадагаскарского Наше поздравление.

Понеже Мы за благоразсудили для некоторых дел отправить к Вам Нашего Вице-Адмирала Вильстера, с несколькими Офицерами: того ради Вас просим, дабы оных склонно к Себе допустить, свободное пребывание дать, и в том, что они именем Нашим Вам предлагать будут, полную и совершенную веру дать, и с таким склонным ответом их к Нам паки отпустить изволили, какого Мы от Вас уповаем, и пребываем Вам приятель.

Дана в С.-Петербурге. Ноября 9. 1723 года.

АВПРИ, ф. "Сношения России с Мадагаскаром, 1723 г.", on. 65/2, д "Отправление вице-адмирала Вильстера...", лл. 1-2.

' Созданный Петром I к 20-м годам XVIII в. российский флот стал существенной силой на Балтийском море. Имея сведения о проникновении европейских держав - Голландии, Франции и Англии в Индию, царь считал, что и Россия должна проложить туда дорогу. Разведка сухопутного пути в Индию через Среднюю Азию окончилась неудачей. Поэтому в начале 1723 г. Петр принимает решение о посылке кораблей вокруг Африки в Индию. Подтолкнули его к такому шагу известия о переговорах пиратских вождей Мадагаскара, искавших европейских покровителей, с тогдашним врагом России - шведским королем. Петр счел возможным, предложив свое покровительство пиратам, сделать Мадагаскар местом стоянки русских кораблей перед переходом к Индии. В ноябре 1723 г. царь отдает приказ незамедлительно, но секретно готовить два фрегата к выходу в дальний путь.

Тогда же Петр I подготовил обращение к предводителю пиратов "королю мадагаскарскому" и две инструкции - "мадагаскарскую" и "индийскую" - с точными указаниями каким путем плыть до Мадагаскара, на каких условиях заключать соглашение с пиратами и как действовать у

"Великого Могола" в Индии. 21 декабря 1723 г. фрегаты вышли из Ревеля, но на границе Финского залива и Балтийского моря сильный встречный ветер и шторм остановили их. Один из кораблей дал течь и вскоре оба вернулись в Ревель. В феврале 1724 г. Петр I отменил отправление кораблей до "д,ругого благоприятного времени". Так закончилась первая попытка плавания российских кораблей вокруг Африки.

2 Шведский адмирал Даниель Вильстер перешел на службу в российский флот в 1721 г. Он и информировал Петра I о переговорах шведов с пиратскими вождями. Высоко ценя опытность Вильстера в морском деле, Петр I назначил его руководителем секретной мадагаскарскои экспедиции, но капитанами фрегатов были поставлены русские моряки, обучавшиеся в Голландии и Англии, "Мясной (Мяснов) и Кошелев.

? 2. Верительная грамота Петра I руководителю экспедиции адмиралу Даниелю Вильстеру. 1723 г.

Декабря 3. Полномочная и удостоверительная грамота, данная Вице-Адмиралу Вильстеру, Капитану Мясному и Капитан-Поручику Коше-леву. - О принятии под покровительство России Мадагаскарского Короля и о позволении ему жить в России.

Божиею милостию, Мы, Петр Первый, Император и Самодержец Всероссийский, и проч. и проч. и проч.

Объявляем сим: понеже Нам ведомо учинилось что Высокопочтенный Король славного острова Мадагаскарского в прошлых временах искал протекции у покойного Короля Шведского, который оной ему и обещал. Но понеже по смерти оного Государя, то пресеклось, того ради Мы за благо изобрели к нему Высокопочтенному Королю Мадагаскарскому Нашего Вице-Адмирала Вильстера и Капитана морского Мясного и Капитан-Поручика Кошелева послать к оному Наше намерение предложить, а именно: что ежели вышеупомянутый Король Мадагаскарский склонность имеет у Державы протекции искать, то Мы от сердца желаем, дабы Мы то счастие имели оного в Нашу протекцию принять и яко высокомудрая Особа, может он сам рассудить, где по нынешнему состоянию в Европе оную протекцию получить может лучше; и ежели оный Король на Нашу протекцию соизволит, то Мы с охотою оному позволим жить где во владениях Наших пожелает; и обещаем накрепко Нашим Императорским словом, что Мы от всех его неприятелей Его, Короля, и людей его, которые в Наше Государство прибудут, защищать будем, несмотря ни на что, чтоб от того произойти могло; во уверение того Мы сию Нашу полномочную грамоту собственноручно подписали и Нашей печатью утвердить повелели, еже учинено и дано в Санкт-Петербурге декабря 3 дня 1723 года.

Петр

2 Ирляндская земля - видимо, по происхождению пират был из Ирландии.

3 Моргион (Морган) Каспар Вильгельм (однофамилец знаменитого пирата с Ямайки Генри Моргана, умершего в 1688 г.) - "адмирал" мадагаскар-ских пиратов, искал протекции у Карла XII, предлагая взамен награбленные богатства. Однако из-за смерти короля в 1718 г. шведская экспедиция на Мадагаскар не состоялась.

4 Кадикс (Кадис)"порт на юге Испании в Кадисском заливе.

? 4. Выдержки из Журнала путешествия мичмана Н.Полубояринова в Индию в 1763-1764 гг.

[...] 27 апреля [1764 г.], погрузи в корабль все принятые товары из местечка Дженго и приуготовясь к походу в Англию, тогда того же числа от оного отправились в наш путь и зашли в параллель берега к оконечности Малебарского берега2, к зюйду3 лежащего, мыс Камерун , который в ширине - 7°10', в длине от Лизарда к осту 84° 10', оный запеленговав апреля 29 дня для нашего исчисления пути корабля, от нас оный был на 0+Z в расстоянии около 8 ликсов . От оного курс имели к мысу Доброй Надежды, который лежит в ширине южной 34°30', в длине от Лизарда к востоку 22 30', оный при проходе июля 8-го дня видели от нас на N 1/2 °9, расстоянием не более 7 миль. [...].

От оного шли к острову Сант-Елена. лежащему в ширине южной 15°54', в длине от Лизарда к весту ° один градус; ко оному пришли 28 числа июля для взятия пресной воды и свежей провизии и сухарей, понеже у нас был великий недостаток, но как и обыкновенно, все аглицкие корабли к оному острову заходят для воды и для прочих надобностей, в котором они получать могут.

Вышеупоминаемый остров величиной кругом не более 30 миль аглицких, длиною 12, а шириною 8 миль полагают и состоит весь из диких камней, и никакого леса или плода не произрастают. А лимонные и апельсинные в садах деревья и всякая зелень и весь внутренне состоит из превысоких каменных горах, так что, кроме сделанных по оному нарочно выбитых по горам дорог, никак ходить невозможно и, кроме трех мест для выходу на оный, нигде выйти нельзя, и в тех местах проделаны великие батареи и вооружены множеством большими пушками; содержится солдат гарнизона до трехсот человек, и все жители аглицкие и очень мало, так что не более всех домов 50. Оные торг имеют из привезенных к ним разных из Англии припасов, також и из остынских" мест, и они, переменяя с корабля на корабль, продают також хлеб и прочие вещи все привозные и множество содержат скота, который они привозят на ботах с мысу Доброй Надежды из галанского там поселения и с острова Домагаска .

РГА ВМФ, ф. 172, д. 408, ч 1 (дела графа Чернышева), ля. 43-44.

АВПРИ Ф- "Сношения России с Мадагаскаром, 1723 г.", on 65/2, д, "Отправление вице-адмирала Втьстера...", лл. 3-4.

? 3. Письмо вице-губернатора г.Ревеля Фридриха фон Левена адмиралу Ф.М.Апраксину1. 1724 г.

Милостивый Государь

Вашему высокографскому Сиятельству доношу, что за несколько дней приехал в Ревель чрез Санктпитербурх из Швеции генерал-адъютант и командор Ульрих, который был определен командором над 5 шведскими кораблями, посланными года с два тому назад в Мадагаскарвазию) с некоторым ирлянской земли человеком, именуемым Моргион , который назвался губернатором, да с капитаном Ситлером. О которой его имевший экспедиции хотел я от него хотя мало уведомитца (понеже он зятю моему родной брат), токмо он приватной персоне о том известить не хочет, но сказывает, ежели б он мог быву в Санктпибербурхе его императорскому Величеству нижайший свой поклон отдать, то б он его Величеству о том донесть хотел и объявил бы письменно, в каком намерении оная экспедиция была отправлена и какой причины ради оная в действие не произведена, что он из шпанского моря от Кадикса возвратиться принужден был; а сие пишу я в такой надежде, что благоволит ль Ваше высокографское Сиятельство о сем его императорскому Величеству доложить и ежели повелено будет ему приехать в Санктпитербурх, то он с охотою приедет, а в шведском флоте служил он уже тридцать лет и признавают его за искусного морского афицера, понеже он бывал в разных великих оказиях и дослужился ныне Генерал-адъютанта и командора от флота, а в Санктпитербурхе хотя он и был, однако случая такова не имел, чтобы Вашему высокографскому Сиятельству свой нижайший поклон отдать и буде его императорское Величество повелит принять его в Свою службу морскую, то он его Величеству не противник, понеже он эстляндской породы из шляхетства. Я пребываю со всяким решпектом.

Вашего высокографского Сиятельства покорнейший слуга (подпись латинскими буквами Фридриха фон Левена)

Ревель замок февраля 3-го дня 1724 году

РГА ВМФ, ф. 233, on. 1, д. 230, л. 280.

Автор письма сообщает президенту Адмиралтейств-коллегий графу Ф.М.Апраксину о второй экспедиции шведов под командованием командора Карла Густава Ульриха на Мадагаскар в 1722 г. Как видно из документа. встреча Ульриха и посланца пиратов не состоялась и корабли вернулись в Швецию.

1 Никифор Полубояринов - один из русских офицеров, посланных Адмиралтейской коллегией в 1762 году волонтерами на британские корабли. На Британской Ост-Индской компании "Спикер"Н.Полубояринов в нача-ле 176З г. отправился из Англии в Бразилию, оттуда через Атлантический и Индийский океаны в Индию (Бомбей), затем снова через Индийский океан вокруг Африки в Англию. Подробное описание морского путешествия давало точные координаты для дальнейших плаваний российских кораблей на Дальний Восток.

2 Малебарский, совр. Малабарский берег"западное побережье южной

3 Зюйд (нем.) - юг.

4 Мыс Камерун, вернее м.Кумари"южная оконечность Индостана.

5 Лизард"Гринвичский меридиан.

6 Ост (нем.)"восток.

7 Юго-восток.

8 Лике"морская лига, около 5,5 км.

9 Речь идет о координатах мыса Доброй Надежды.

10 вест (нем.)"запад.

11 Имеется в виду Индия.

12 Речь идет о голландцах, обосновавшихся на мысе Доброй Надежды середины XVII в.

13 Домагаска - остров Мадагаскар.

Индии.

г.

сего дела могут быть нужны и полезны. Вам же особо в разрешение докладных ваших пунктов предписываем: 1) назначаемого в Удинский порт Капитаном офицера, на которого и приуготовление провизии, под наблюдением Генерал-Поручика Якобия возлагается, избрать надежного, способность и усердие к службе опытами уже доказавшего. 2) Сверх запасения судов некоторыми вещами для подарков диким, взять также на опыт для заведения торгу как с ними, равно с Японцами и Китайцами, часть хотя небольшую товаров, таких наипаче, к коим обитатели тамошние, по описаниям прежних мореплавателей почитаются склонными; о чем вы можете снестися с Действительным Тайным Советником Графом Воронцовым и Генералом-Майором Соймо-новым. 3) Потребные гербы или медали, для ознаменования открытия островов Нашими мореплавателями, отлить чугунные на Александровском Олонецком заводе, по сношению с Генерал-Поручиком Тутолминым, коему рисунки доставить. 4) Все издержки, нужные для сей Экспедиции, делать из сумм наличных, в Адмиралтейской Коллегии имеющихся, и о возвращении их во свое время Нам представить. 5) Упоминемого вами Профессора Ферстера стараться приобрести для службы Нашей и для отправления в сей Экспедиции в звании Натуралиста. 6) Гребными судами не инако в Англии запастися должно, как по совершенном уже удостоверении, что у нас таковых сделать нельзя, к чему наперед нужно употребить прилежное старание. 7) По примеру Географической Северовосточной Экспедиции , снабдить и отряжаемую ныне толиким же числом золотых, серебряных и медных медалей, прибавя сверх оных еще чугунных пятьсот. О первых снестись с управляющим Монетным Департаментом, а о последних с Генералом-Поручиком Тутолминым, доставя им рисунки оных. 8) Назначенному начальником Экспедиции Капитану I ранга Муловско-му заготовить в надлежащей силе Инструкцию, заимствуя правила из указа Нашего, Адмиралтейской Коллегии данного 22 Декабря 17864, и разных к оному приложений, и представить Нам на апробацию. Что касается до награждения чинами отряжаемых в сию Экспедицию, то предписать начальнику оной, что когда пройдет он Канарские острова, да объявит себе чин Бригадира , достигши мыса Доброй Надежды, возложить ему на себя орден Святого Владимира 3 класса ; когда дойдет до Японии, то и получить уже чин Генерал-Майора, а по прибытии в Охотск возложит на себя орден Святого Владимира большого креста 2-й степени; дальнейшее же его награждение зависеть будет от Нашего благоволения. Относительно подчиненных его, награждение их сообразить как с назначенным Начальником Экспедиции, так и с тем, какое определено чинам, командированным в Географическую Северовосточную Экспедицию; равным образом распорядить по томуже денежные дачи и содержание всем людям на сии суда определяемым, присовокупляя сверх того, начальнику Экспедиции по 150 рублей в месяц со дня его отправления в море и по день прибытия в Охотск.

Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Т. ХХП. 1784-1788. СПб.,

1830. С. 836-838.

1 В результате походов В.В.Атласова (конец XVII в.), плаваний Витуса Беринга и А.И.Чирикова (40-е годы XVIII в.) к России были присоединены Камчатка, Командорские и Алеутские острова, побережье Аляски. В эти места двинулись русские промышленники и купцы. Однако в столицу стали поступать сведения о проникновении в российские владения иностранных судов, поэтому для укрепления позиций России на Дальнем Востоке русским государственным деятелям стала очевидна потребность в создании постоянной морской связи между Петербургом и дальневосточными окраинами страны. Президент Коммерц-коллегии граф А.Р.Воронцов и глава российской внешней политики князь А.А.Безбородко убедили Екатерину II в необходимости послать флотилию для доставки грузов в русские тихоокеанские порты, охраны поселений и установления торговых связей с Китаем и Японией. В конце 1786 г. такое решение было принято и Адмиралтейская коллегия назначила в плавание пять кораблей. В намеченном маршруте, по прибытии на мыс Доброй Надежды, полагалось не только отдохнуть и запастись водой и провизией, но и взять на корабли "несколько пар молодой способной к разведению, дворовой скотины; также разных семян - хлебных, конопляных, льняных, разных дерев и огородных овощей, особливо земляных яблоков для разведения на Курильских островах и других местах, назначенных для заселения? (Приготовление кругосветной экспедиции 1787 года // Записки Гидрографического департамента Морского министерства. Ч. VI. СПб. 1848. С. 168). К концу 1787 г. приготовления к отплытию завершились, но начавшаяся русско-турецкая война заставила отказаться от экспедиции. В указе Адмиралтейств-коллегий от 28 октября 1787 г. было сказано, что "экспедицию по настоящим обстоятельствам повелеваем отменить, и как офицеров, матросов и прочих людей для сей экспедиции назначенных, так суда и разные припасы для нее заготовленные обратить в число той части флота Нашего, которая [...] в Средиземное море отправлена быть долженствует" (Материалы для истории русского флота. Ч. XIII. С. 197).

2 Порт в устье р. Уды в западной части Охотского моря. В настоящее время"порт Чумикан.

3 Имеется в виду экспедиция, снаряженная Адмиралтейством в 1785 г. для исследования берегов Чукотского и Берингова морей и Алеутских островов. Ее возглавил англичанин Й.Биллинг, который в 1776-1780 гг. участвовал в 3-ем плавании Джеймса Кука, а затем перешел на службу в Россию. "Северовосточная экспедиция" продолжалась около 8 лет.

4 Этот секретный указ Екатерины II гласил: "Прилагаю при сем копию указа Нашей Коллегии иностранных дел данного по случаю покушения со стороны английских торговых промышленников на производство торгу и промыслов звериных на восточном море о сохранении права Нашего на земли российскими мореплавателями открытые, повелением Нашей Адмиралтейской коллегии отправить из Балтийского моря два судна вооруженные по примеру употребленных капитаном английским Куком и другими мореплавателями для подобных открытий и две вооруженные же шлюбки морские или другие суда по лучшему ее усмотрению, назнача им объехать мыс Доброй Надежды, а оттуда, продолжая путь через Сондской пролив и оставя Японию в левой стороне, идти на Камчатку [.,.]". Текст документа приводится по книге: Давидсон А.Б. Макрушин В.А. Облик далекой страны. М. 1973. С. 185.

5 В Табеле о рангах в середине XVIII в. чин капитана I ранга входил в VI класс, а чин бригадира - в V класс и соответствовал подполковнику сухопутных войск.

6 Орден святого Владимира был учрежден в 1782 г. и имел 4 степени. Они отличались размерами креста и звезды, их носили на шее и в петлице. Девиз ордена св.Владимира: "Польза, честь и слава".,

? 6. Выдержки из "журнала? Ю.Ф.Лисянского1 о пребывании его в Капской колонии в 1797-1798 гг.

25 июня 1797 г.

После довольно приятного вояжа из Англии, мы на последок прибыли к мысу Доброй Надежды благополучно, а как время настало зимнее, то принуждены были остановиться в Симоне-бухте . [...]

С 15-го по 29-е июля прибыл в город Мыс , который лежит около 20-ти англицких миль от Симанс-бухты (так в тексте - сост.). Дорога до Мизен-бухты весьма неприятна, ибо оная наполнена глубоким песком. Имея море по правую, а ужасные горы по левую руку, мы отправились при крепком NW-м ветре и все это расстояние принуждены были ехать по брюхо лошадей в воде, ибо буруны разливались до самой возвышенности, от чего восемь лошадей, которые были под нашей повозкою, совершенно измучились и после всего сего еще принуждены были бежать песком до Вейн-бурха , откудова место сделалось прекрасное до самого города. Оно населено весьма порядочно и усажено нередкими рощами, составленными по большей части из серебряного тополя, к чему не малую прибавку сделал лагерь 500 готтентотов7, которые тогда находились в англицкой службе. [...]

Город Мыс лежит при подошве гор Столовой, Львиной головы и Львиного зада. Он представляет амфитеатр, а потому делает прекрасный вид издали. Строение его все каменное и расположено по довольно широким прямым улицам, из коих четыре длинные и одиннадцать поперечных пересекаются под прямыми углами. Оный весьма хорошо укреплен, а особливо с морской стороны и имеет теперь до 5000 человек англицкого войска для своей защиты.

Столовая бухта весьма обширная и недалеко от города имеет хорошую якорную стоянку, но как оная не закрыта от NW-x ветров, которые там дуют с мая по сентябрь, то тогда опасна для кораблей. Она защищается знатными батареями: по правую сторону Амстердамскою, а по левую Крейг-кастелем и многими другими.

Первым моим удовольствием было посетить тот самый сад, который путешественниками назван компанейским , но там уже не

находилось ничего подобного прежнему; вместо ботанических произрастаний в нем рос один ячмень и огородная овощь, а зверинец был пуст, коротко сказать аллеи токмо одне устояли, дабы в праздные часы укрывать жителей от зноя. В доме прежних губернаторов10 жил Лорд Макартней", главный начальник колонии, а как его превосходительство вел жизнь уединенную, то и оный не делал большой фигуры. [...] 24-е ноября

Нашедши себя нездоровым я счел лучше оставить корабль и провести некоторое время на берегу, где мне так же хотелось удовольствовать свое любопытство, ибо хотя я читал, что сия часть света наполнена злыми дикими зверьми, но до сих пор еще ничего подобного не видал, кроме молодого львенка, который был пойман около 150-ти миль от города и продан госпоже Дашвудовой. Мне хотелось изыскать случай ежели можно попасть в партию, которые здесь иногда составляются для охоты и нередко убивают слонов, гиппопотамов, львов, тигров и барсов, с райносароса-ми же и жираффами весьма редко встречаются да и то в отдаленнейших местах, но не знаю могу ли в том успеть.

С овладения мыса Доброй Надежды англичанами все вещи принадлежащие к жизни так вздорожали, что теперь здесь должно прожить втрое того, что было бы довольно во времена голландские. Нет мест в свете, которое могло бы превзойти сие в разсуж-дении фруктов и зелени. Первые состоят из европейских и принадлежащих климата жарких, но главное место занимает виноград, которого здесь многие лозы. Англичане бывши сами охотники к огородам выписали много редких семян, которые вместе с природою ноне делают весьма хорошее собрание. Мне самому привелось здесь есть клубнику, которая не уступает лучшей в Англии.

Как место сие сделалось пристанищем общим, то деньги разных наций в обращении. Голландские де счеты делаются обыкновенно рекс-талерами, скилинтами и штаверами, однако гинеи предпочитают здесь, ибо я сам за оные получал по 28-ми английских шиллингов ассигнациями, считая каждый рекс-талер в 4 шиллинга. [...] 1798 год

[...] Бывши здесь более полугода, я не встретился ни с одним мысовским жителем, которого можно бы назвать человеком просвещенным, а потому знакомство мое и заключается более между англичанами. Это точная правда, что ежели мысовский житель не приобретает денег, то он верно спит. Господин Валиант мало ошибся, когда в путешествии своем сказал: "Я никогда не встретился с столь великим числом глупцов, живущих в одном месте в весьма хороших обстоятельствах, как в мысе Доброй Надежды".,

Марта 8-е. Здоровье мое столь поправилось, что я зачал выходить и выезжать из дома, а как доктор мой думал, что можно улучшить оное открытым воздухом, то я и вознамерился сделать небольшое путешествие.

19-го я начал путешествие свое выездом в Клапмус, местечко около двадцати англицких [миль] от города Мыса, а по здешнему счету шесть часов езды. [...] Клапмус принадлежал сперва Голландской Компании, но теперь Королевской15, исключая плантации господина Руссо, которая по величине и заведениям считается самою богатейшею, ибо производит 130-ть, а иногда и более бочек вина ежегодно. Оное состоит из семи сортов, но лучше суть пон-так, мадера, мускадель и фронтониак. Желая познакомиться с деланием вина, я прожил целую неделю в сем прекрасном месте, к чему не мало однако же способствовало дружественное расположение господина Руссо и его фамилии.

26-е марта.

[...] встречаясь часто с жителями внутренней части колонии, я имел случай удостовериться, что характер их весьма сходствен с описанием господина Валианта. Один из недавно приезжих между разговорами показал мне рану на руке, которую он получил, сказать словами его, на охоте против бушманов или диких готтентотов, он без всякого стыда продолжал свою мерзкую историю, прибавивши к тому, что здешние обыватели нередко собираются и узнавши жилище бедных дикарей, оные окружают ночью; когда от испуга ружейных выстрелов сии несчастные бросаются из шалашей своих, то тогда, убивая взрослых, берут в плен молодых, которые остаются навек их невольниками. [...]

31-го марта прибыл в Стелембуш . Сие селение находится в роще, так что на довольно близком расстоянии видны токмо одне крыши. Оное считается первым по городе Мысе и имеет три длинные с тремя поперечными улицы, которые, бывши усажены деревьями, представляют изрядные аллеи. Восточная река 8 течет по близости сего городка, по которой находятся прекрасные строения с большими садами. [...]

11 -го апреля прибыл в место, называемое Готентот-Голанд , которое лежит от Стелембуша не более девяти англицких миль или на два,0часа езды. Оное окружено горами, а с моря имеет Гордоно-ву бухту , в нем не будет более четырнадцати домов, которые однако делают приятный вид с ближних высокостей.[...]

На другой день приезда моего прибыло в Готентот-Голанд несколько повозок из внутренней части колонии, в каждой из которых находилась фамилия. Они расположились ночевать на подобие кочующих, поутру же продолжали путь в город, уверяя, что тридцать один день прошел как они оставили свой дом .

15-го апреля по шестичасовой езде прибыл в город Мыс [...].

Насмотревшись довольно на поездки здешних жителей, я думаю не излишне будет упомянуть о разных родах их повозок. Они обыкновенно называются вагонами и все одинаковой постройки. Те, которые принадлежат достаточным [людям] и покрываются клеенкою и подбиваются парусиною, деревенские же покрываются сперва тростником, а потом парусиною. Если бы сии фуры (на которые оные походят совершенно) были на рессорах, то могли бы называться покойными в рассуждении длинных вояжев, без этого же вытрясут душу с непривычки. [...] Готентот или готентотка всегда ведет первую пару волов как бы длинен вояж не был, что должно быть весьма трудно в жаркие времена. Понеже вагоны сии вмещают в себе все потребности домашние, то им стоит токмо остановится и развести огонь дабы составить жилище, что случается каждые сутки, ибо в сей части света селения не весьма частые. В ночное время они держат большие огни, служащие им защитою от хищных зверей, которые днем редко кажутся.

Вскоре по возвращении моем я вторично занемог тою же самою болезнью, а потому вместо того, чтобы ехать на корабль в Симоне бухту принужденным нашел себя остаться на зиму в городе Мыс.

Сентября 1-го эскадра наша перешла в Столовую бухту, а я скоро того времени совершенно выздоровев, то рад был соединиться со своими товарищами.

27-го октября оставили Столовую бухту с 6-ю транспортами и кораблем "Резонаблем".,

РГАЛИ, ф. 1337, on. 1, д. 135. Коллекция мемуаров и дневников. Журнал Лейтенанта Юрия Федоровича Лисянского, веденный им во время службы его волонтером на судах английского флота с 1793 по 1800 год. В РГАЛИ хранится отредактированная копия Журнала. Подлинник находится в Центральном Военно-Морском Музее, рукописно-документальный фонд, - 41821.

' Русский морской офицер Ю.Ф.Лисянский с 1793 по 1800 год проходил морскую практику в английском военном флоте. На британских кораблях плавал по северной Атлантике, вокруг Африки в Индию. На пути в Индию больше года (июнь 1797 - октябрь 1798 г.) провел в Кейптауне.

2 Симоне (или Симанс) бухта - находится в заливе Фолс-бей на восточном побережье Капского полуострова.

3 Город Мыс"так Лисянский называет Кейптаун.

4 Мизен-бурх"совр. Мейсенберх.

5 Северо-западный ветер.

? Вейн-бурх - совр. Вейнберх, на полпути от Саймонстауна к КейптауНУ 7

Готтентоты (готентоты), самоназвание - койкоины, коренные жители южных и юго-западных областей тогдашней Капской колонии.

° Столовая бухта (Кейптаунская бухта), названа по Столовой горе, возвышающейся над Кейптауном.

9 Автор имел в виду сад, созданный европейскими колонистами во времена господства Голландской Ост-Индской компании, основавшей в середине XVII в. "колонию мыса Доброй Надежды" с портом Капстад ("Город на мысе?).

Речь идет о губернаторах Капстада времён Голландской Ост-Индской компании. В 1795-1802 гг. Великобритания в первый раз оккупировала Капскую колонию, а в 1806 г. в ходе очередной войны против Наполеона, вновь захватила ее у Голландии, являвшейся союзницей Франции. Решением Венского конгресса 1814-1815 гг. Капская колония окончательно перешла Англии.

1' Лорд Макартни - первый английский губернатор колонии в 1797-1798 гг. В 1795-1797 гг. колонией управляли военные.

12 Вероятно, автор имеет в виду леопардов. Тигров в Южной Африке, да и вообще в Африке, нет.

13 Райнесерес (англ.) - носорог.

14 Речь идет о Франсуа ле Вайяне (1753-1824), французском натуралисте, путешествовавшем по Южной Африке в 1781-1785 гг. Его книга была переведена на русский язык и издана в 1793 г. под названием "Путешествие г.Вальяна во внутренность Африки, чрез мыс Доброй Надежды в 1780, 1781, 1782,1784 и 1785 годах".,

15 Автор, по-видимому, имеет в виду захват данной территории Великобританией в 1795 г.

16. Бушманы, правильнее бушмены (англ. - "лесной человек?) - коренное население западных областей Капской колонии. Самоназвание - саны.

17 Стелембуш - город Стелленбос.

18 Восточная река - совр. р.Эрсте.

19 Готтентотской Голландией назывались горы и небольшое поселение на западном побережье бухты Фолс-Бей.

20 Гордонова бухта - совр. Гордоне-Бей, залив в бухте Фолс-Бей.

21 Вероятно автор увидел одну из групп голландских колонистов, переселявшихся в восточные районы Капской колонии в поисках земли для пастбищ и земледелия.

22 Вагоном автор называет длинную крытую повозку, настолько просторную, что там помещались вещи и семьи переселенцев. Правильнее такую повозку назвать фургоном.

? 7. Выдержки из дневника российского музыканта Г.С.Лебедева о пребывании его в Капской колонии в 1798 году

Из письма Г.С.Лебедева генерал-адъютанту Павла I С.И.Плещееву 8 марта 1798 г.

Ваше высокопревосходительство, милостивый государь, Сергей Иванович

Сколько в моих чувствиях хранится утешительное вашего высокопревосходительства вспомоществование и благоприятство, воспринявшего от вас, во отечестве и в чужих краях, и е.и.в. все-милостивейшаго нашего государя Павла Петровича милосердь, сияющее спасительное благопризрение и дар ободря в Момпиля-ре , в разных частях света до сего времяни путеводствует мне. Уверить в возблагодарение нетерпеливо желаю иметь только скорый случай, дабы мог доказать, что, преодолевая трудности, изнурив здоровье и ради пользы для Российскаго государства в Восточной Индии на разныя приобретения в 12 лет по необходимости издержал более 50000 сика рупей, платя учителям за учение восточных языков и, чтоб совершсннея узнать оные, истратил деньги на постройку собственного моего театра, на украшения онаго и одежды и на зарплату актрисам и актерам и другим служителям, по приве-дени всего в порядок, по совершени по желанию моему сколько мог и по удачливом в два раза камеди (Disguise) Притворство представлени. И по исполнени по желанию, не жалея о потере денег, из города Калкоты со славою надеялся по заезде в Африку возиметь некоторое сведение о сей земле, и для того не пропустил я оказию быть на корабле, имянуемом "Лорд Торло", и со умножением уповал щастливо возвратиться в Россию. Но увы, о! увы!!

С-)4

Чтобы в Африке видеть разные места, я желал бы для сего на несколько времени в ней остаться, если бы ко мне переслал кто хоша 5000 рублев, и кому бы в России точно б с процентами заплатил чрез ввезенные гиндостанские5 и африканские уведомления, и, особливо, - для (комерцы) торговли. И если угодно только вашему высоко/превосходительству/ во оном мне помочь, вы можете скоро уведомить меня о сем.

За неимением времени, от Капа в отдаленных местах еще не был и сего ради о них теперь не могу ничего сказать, как также и о тех видимых великолепных и страшных горах, между которыми построен город Кап и которые точно есть такою защитою от неприятеля, что 5000 под добрым и верным полководцем лехко победят 50000 к морской стороне. /.../

При ожидании обновления, покровительства и благопризре-ния с глубочайшим моим высокопочитанием и преданностию имею щастие называться вашего высокопревосходительства, ми-лостиваго государя, всенаипокорны и всеусердны слуга.

Церасим] Л[ебедев]

Мыс Кап Доброй Надежды 8-го числа марта 1798.

Из дневниковой записи Г.С.Лебедева

10 сентября 1798 г.

10-го числа сентября 1798. - В субботу были повешены 2 черные человека, родом мозомбицкия , за убивство злого своего хозяина, который купил их в акцыоне. И когда (знавшие о его злости) продающим сказали, что оне лутче желают быть повешены, нежели у него служить, и естьли будут ему отданы, статся может, что хозяин прежде своего времени увидит другой свет. Оне скоро свое предвещание исполнили и за сие чрез 3 месяца обы были повешены в городе Капе.

Города Капа жителей за тиранство и их правителей за нехранение добрых установлений ради народа: благочестивым и человеколюбивым надлежит уведомить свет, обличить их деланным ими несносным варварством. [...]

Дневник Г.С.Лебедева за период пребывания в Африке и Англии на возвратном пути из Индии в Россию 1797 февраля 12 - 1800 февраля 14 "Африканские дневники, записи и письма из Африки Герасима Степановича Лебедева" хранятся в Институте русской литературы (Пушкинский дом) в С-Петербурге. Цит по сборнику документов Русско-индийские отношения в XVIII в. М, 1965 С 465-483

1 Лебедев Г.С. русский музыкант, певец. В 1777-1785 гг. гастролировал по Европе, затем 12 лет провел в Индии, выступая с концертами и изучая религию, обряды, народный быт и языки - бенгальский и древний - санскрит. По прибытии в Кейптаун оказался в тяжелом материальном положении. Ему пришлось 10 месяцев жить в Кейптауне, давая концерты. Только тогда он смог выехать в Лондон, а по юм в Россию.

2 Вероятно, речь идет о встрече Г.С.Лебедева в г.Монбельяре ((Франция) с цесаревичем Павлом Петровичем и его супругой во время их путешествия по Европе в 1781-1782 годах. В свите будущего Павла 1 находился офицер С.И.Плещеев, к которому и обращается Г.С Лебедев.

3 Речь идет о Калькутте, административном центре Западной Бенгалии.

4 Здесь и далее сделаны купюры о жалобах автора на плохое обращение с ним и его багажом и чинимые ему препятствия по ложному доносу офицерами английского корабля.

5 Индостанские.

6 Имеется в виду Мозамбик, откуда на Кап поставляли невольников.

2 ПУТЕШЕСТВЕННИКИ: МОРЯКИ, УЧЕНЫЕ, ЛИТЕРАТОРЫ, ЭМИГРАНТЫ, ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ, ДЕЛОВЫЕ ЛЮДИ. XIX"НАЧАЛО XX В.

? 8. Выдержки из Записок А.И.Бутакова о пребывании его на Мысе Доброй Надежды в 1841 году во время плавания на военном транспорте "Або".,'

Записки русского морского офицера во время путешествия вокруг света в 1840, 1841 и 1842 годах

[...] 1841 год мы встретили в южном Атлантическом океане. [...] Наконец, около полудня 23 января, раздался с фор-салинга2 вожделенный крик: "берег виден!". Какая живительная гармония заключается для моряка в этих двух простых словах после длинного перехода! Скука и однообразие двухмесячного плавания забыты; лица сияют радостью, все взоры устремлены на далекий, едва заметно в тумане обрисовывающийся берег; воображение украшает его всеми возможными прелестями; свежая пища, зелень, фрукты представляются в заманчивой перспективе голодным зубам, долго жевавшим сухари и солонину, в наконец - и это дело не последнее, зрение, останавливавшееся в продолжении двух месяцев только на загорелых лицах своих спутников, усладится видом красоты, потому что, без сомнения, мыс Доброй Надежды населен не иначе, как красавицами. [...] 3

Продвигаясь мало-помалу вперед и не отдавая рифов , как директория Ост-Индской Компании предписывает своим судам, мы обогнули Грин-Пойнт и вошли в Столовую Губу. Тогда открылась во всем своем мрачном величии Столовая Гора и такие же, как она, дикие и бесплодные соседи ее с правой стороны, Львиная голова с Львиным хребтом, а с левой Чортов Пик или Чортова Голова. [...]

Первые три дня нашей стоянки прошли в работах; после окончания их я при первом случае съехал на берег с Б.6 От деревянной пристани, омываемой прибоем, около которой нас встретила целая толпа людей всех цветов и возрастов, мы прошли через большой плац-парад, обсаженный деревьями, наклоненными от юго-восточных ветров в противную сторону. Потом мы отправились бродить по чистым прямым улицам Капштадта; [...].

Гуляя по Каштадту, видишь себя совершенно в европейском городе: домы, экипажи, лавки, трактиры - все европейское; одна только Столовая Гора и ее соседи, показывающие свои дикие, голые вершины над строениями, и разноцветные лица, попадающиеся на каждом шагу, напоминают Южную Африку. Иногда встречается тяжелая фура, запряженная десятью, двенадцатью, даже, иногда, восемнадцатью или двадцатью огромными быками, по два в ряд; подле передовых стоит босой мальчишка, а у фуры Малаец, Готтентот или стройный мозамбикский негр с длиннейшим бичом, которого бамбуковая трость около 20 футов длины, да сама плеть, свитая из воловьих кишок, не короче 30 или 50 футов. Погонщики действуют этим поощрительным оружием с неимоверной ловкостью: рассевшись на козлах фуры они безошибочно выхлестывают по крутым бедрам передовых быков, и с помощью бича и голоса, без вожжей, управляют движением всего цуга. Рассказывают, что некоторые из них так искусны, что застегивают на лету птиц. Фуры, запряженные быками, употребляются для путешествий во внутренность Африки: обширные песчаные степи, окружающие Капштадт, и весьма частые в капской колонии, не дозволяют употребление другого рода экипажей [...]

Каждый четверг бывает в капштадтском публичном саду гулянье, на котором играет полковая музыка. Для публики предоставлена одна только длинная прямая аллея, обсаженная дубами. По обеим сторонам ее отгорожены забором фруктовый сад и огород губернатора колонии. Во время владычества в Капе Голландцев , все это пространство, вместе с главною аллеей, было занято ботаническим садом, которого Англичане не считали нужным поддерживать. В саду, по четвергам, гуляет много публики, между которою встречается изредка несколько хорошеньких личиков; английские пехотные офицеры франтят напропалую; но меня больше всего занимала толпа, собиравшаяся вокруг оркестра. Мужчины, женщины и дети всех цветов и возрастов составляли преинтересный круг: тут стояли Малайцы в конических, сплетенных из пальмовых листьев шляпах, надетых сверх пестрых платков, которыми они повязывают себе головы, с вольною посадкой, умными и исполненной глубокой меланхолии глазами; мозам-бикские негры, стройные, курчавые, с толстыми губами и черными лоснящимися лицами; метисы, бастеры8 и Гиндусы, прислужники приежавших из Ост-Индии Англичан9. Физиономии Гиндусов выразительны; черты лица правильны и резки; они носят усы и бороды; одежда их опрятна и красива: на голове чалма, большей частию белая, белый ахалук или халат, голая шея, широкие шаровары; обуви они не употребляют. Гордый, всегда серьезный взгляд, величавые жесты, темно-бронзовый цвет лица - все это резко отличает их от негров, Малайцев, метисов и даже Европейцев, у которых просвещение привело все лица к одному безхарак-терному знаменателю. [...]

Выбрав свободный день, мы с Б. [...] поехали в Фигекраль (Vygekraal) место жительства английского пастора г.Фрайя (М-г Fry), корреспондента лорда Дерби, для зверинца которого он собирает всех возможных редких зверей. [...] Старушка - мать пастора, которого, к сожалению, не оказалось дома, приняла нас со всевозможным радушием, и велела Тому, молодому человеку лет 18, довольно благородной наружности, показать нам всех зверей. [...]

Простившись со старушкой, мы снова сели на коней и отправились целиком через степи и кусты, в Констанцию . В Винберге" недоезжая Констанции, какой-то добрый человек указал нам путь и через несколько времени езды по прекрасной дороге, окруженной чудесными видами, мы очутились перед домом г.фан-Ренена, хозяина Верхней Констанции. Дом осенен столетними дубами; в стороне маленький пруд, обсаженный плакучими ивами, которых длинные ветви красиво склонялись до самой воды, все тихо, спокойно, все дышит изобилием. Негритенок взял наших лошадей, и какой-то молодой человек, введя нас в комнаты, просил подождать хозяина. Комнаты отделаны просто, но со вкусом и комфортом, везде величайшая, истинно-голландская опрятность. Через несколько минут вошел, не снимая шляпы, менгер фан-Ренен, человек лет 50-ти, высокого роста, дородный, с важною осанкой; получив, вероятно, не самое высокое понятие о важности наших особ, судя по запыленной наружности, он очень холодно спросил нас: "Что вам надобно"" - "Мы русские офицеры.. ". "Русские офицеры!" и доброе лицо его засияло радушным приветом; он снял шляпу и вежливо пригласил нас сесть и выпить рюмку констанцского. Принесли вино и чудеснейшего винограда, и мы пустились беседовать, разумеется, о политике - это уже всеобщая страсть в отдаленных колониях, особенно английских и голландских. Фан-Ренен бранил Англичан на-пропапую: "Эти проклятые Джоны-Булли ограбили меня совершенно даром на 2.000 фунтов стерлингов, не говоря уже о других убытках. Я за своих негров заплатил чистыми деньгами 3.000 фунтов стерлингов, а мне, при освобождении их , выдали только тысячу, да и за тою я должен был ехать в Европу, и теперь у меня даром пропадает множество земли, потому что ее некому обрабатывать. Вы, Русские, сильны: что б хоть вам избавить нас от этих раздутых портером пожирателей ростбифа! Да говорят, что вы и пришли то сюда не затем ли, чтоб высмотреть, как бы удобнее прибрать к рукам Кап, ге?? И он от души рассмеялся и был чрезвычайно счастлив своею политическою догадливостью. После непродолжительного разговора, освежаемого превосходным констанцким, фан-Ренен повел нас по своим виноградникам и заведениям. [...] Кончив обзор владений нашего гостеприимного хозяина и вкусив еще винограда и кон-станцкого, мы наконец выпили по прощальной рюмке и расстались весьма довольны друг другом. [...]

Уже смеркалось. [...] Молча ехали мы шагом по дубовым аллеям, за которыми была непроходимая чаща и которых густые ветви совершенно заслоняли от нас последний свет вечерней зари. Вскоре совершенно стемнело. [...] Наконец, выехали мы на открытую дорогу; черные массы Столовой Горы и Чертова Пика угрюмо обрисовывались на темно-синем, усеянном звездами небе, и слабо Аосвещались бледными лучами рождающейся луны, которой тонкий серп разливал едва заметное сияние. Приударив коней, мы через несколько времени прискакали к своему Джордж-отелю, Усталые и голодные. [...]

Отечественные записки Учено-литературный журнал СПб, 1844 Г ХХХШ Ч П (? 34) С 1-44 - Записки русского морского офицера во время путешествия вокруг света в 1840,1842 и 1842 годах

1 Военный корабль "Або", построенный в Финляндии на верфи г.Або, стоял на ремонте в гавани Кейптауна с 24 января по 18 февраля 1841 г А.И.Бутаков - 24-х летний лейтенант этого корабля, написал большой очерк о жизни Капской колонии, населяющих ее жителей, притом не только о белых поселенцах, но и об африканцах.

2 Фор-салинг - специальное приспособление на фок-мачте корабля для наблюдения за морем

3 Риф (голл.) - приспособление для уменьшения поверхности паруса при сильном ветре. На парусе делают складку, т.е. зарифляют его.

4 Речь идет о правилах входа в кейптаунский порт, разработанных еще во времена господства на Капе Голландской Ост-Индской компании.

А Грин-Пойнт, небольшой полуостров, закрывающий гавань Столовой горы с запада

6 Б. - Г.К.Блок, офицер "Або", товарищ и спутник автора в поездках по Капу. Издал книгу: Два года из жизни русского моряка, описание кругосветного плавания, совершенного в 1840-1842 годах на российском транспорте "Або". Т. 1. СПб.,1854.

7 Имеется в виду Голландской Ост-Индской компании с середины XVII и до конца XVIII в.

8 Примечание автора: Baster, bastard - так называют здесь племя, происшедшее от смеси белых или негров с Готтентотами.

9 Речь идет об индусах, привозимых из Индии англичанами в качестве

слуг.

Ю Констанция - поселение на юго-востоке от Кейптауна, один из центров виноградарства

1' Винберг, совр. Вейнберх - считается местом первых виноградников, заложенных голландскими переселенцами.

12 Джон Буль - сатирический персонаж английского памфлетиста Дж.Арбетнота (1667-1735), ставший ироническим прозвищем англичан.

13 Речь идет об отмене в 1834 г. в Капской колонии рабства, на котором основывалось хозяйство голландских колонистов (буров).

? 9. Из донесения генерал-адъютанта Е.В.Путятина, возглавлявшего экспедицию на фрегате "Паллада" в 1852-1854 гг.1

О плавании фрегата "Паллада" из Англии к Мысу Доброй Надежды

Фрегат "Паллада" прибыл благополучно в Саймонсбей 10/23 марта (1853 г. - сост.), а спустя четыре дня пришла туда же и винтовая шкуна "Восток".,

Выйдя 11/23 января из Английского канала, фрегат буксировал шкуну в продолжении суток, пока усилившийся ветер не принудил отдать буксир. Чтобы не терять попутного свежего ветра,

шкуне назначен был сигналом рандеву остров Мадера, и вскоре фрегат, при 11 узлах хода, потерял ее из виду. Оставляя Англию, я имел намерение пополнить запасы воды и провизии на шкуне в тропической полосе, но вида на опыте, что в совокупном плавании судов теряется много времени, решился идти отдельно, чтобы, в ожидании шкуны у мыса Доброй Надежды, воспользоваться временем, необходимым для приведения фрегата в исправность после продолжительного перехода. Поэтому я и назначил для пополнения запасов шкуны остров Мадеру, лежавший на прямом нашем пути.

18/30 января мы пришли на Фунчальский рейд и продержались на нем около 12-ти часов под парусами, успев в это время запастись свежею провизею и распорядиться заказами всех нужных запасов на шкуну, дабы она, не теряя времени, могла продолжать плавание. - В предписании, оставленном мною командиру ее, я упомянул, что почтовые винтовые суда предпочитают пересекать экватор в 10° W долготы, дабы кратчайшим путем достигнуть мыса Доброй Надежды, употребляя пары в встречающихся на этом пути штилевых полосах . От Мадеры фрегат взял курс на острова Зеленого Мыса, хотя большая часть прежних мореплавателей оставляли их в левой руке и пересекали экватор как можно западнее, доходя иногда до 28° W долготы, но в нынешнее время многие находят выгоднее проходить восточнее. Я предпочел следовать новейшим указаниям, находя с своей стороны, что путь этот значительно короче, ибо противное течение и штили, которых опасаются тут встретить, менее замедляют переходы, чем удаление от прямого направления. Между островами Зеленого Мыса мы имели ровный пасад4, и, проходя остров Сант-Яго , остановились на несколько часов в Порто-Прайя , чтобы возобновить запасы свежей провизии и вытянуть стоячий такелаж7, ослабевший от крепких ветров и более или менее сильной качки, не прекращавшейся с самого выхода нашего из Англии. На всем этом переходе среднее суточное плавание наше простиралось до 185 миль; по этому можно судить о силе сопровождавших нас ветров.

В Порто-Прайя мы нашли отряд судов Соединенных Штатов, состоявший из двух корветов и шкуны и наблюдавший за прекращением торга невольниками у африканских берегов. Порто-Прайя служит им сборным местом, и все потребные для них запасы хранятся здесь на берегу, под надзором американского консула.

[???] Со времени отплытия фрегата из Англии, не проходило ни одного воскресного, ни праздничного дня без совершения божественной литургии; [...] На пути мы ежедневно занимали нижних чинов пушечными и ружейными экзерцициями; но чтобы не замедлять хода, мало употребляли времени для парусных учений, на что впоследствии не упустим обратить более внимания Когда только обстоятельства позволяли, команда купалась за бортом, и

здоровье нижних чинов во все плавание было в самом удовлетворительном состоянии.

Гардемарины ежедневно занимались наблюдениями; сверх того, по два часа утром и вечером другими предметами, входящими в курс, преподаваемый в морском корпусе, при содействии офицеров и разных лиц, участвующих в экспедиции. [...] Смею надеяться, что поход наш послужит хорошею школою молодым людям, назначенным на фрегат, и что флот приобретает в них ревностных и сведущих офицеров.

В здешних колониях все английские власти оказали нам большое внимание и много содействовали приготовлению судов для дальнейшего плавания. Большое число пароходов и парусных судов, приходящих к мысу Доброй Надежды по случаю эмиграции в Австралию, возвысили цены на продовольствие и каменный уголь до такой степени, что сей последний продается по 6-ти ф.сг. за тонну, но по обязательности командующего находящеюся здесь эскадрою, комодора Тальбота, нас снабдили как провизиею, так и углем из запасов, доставляемых для английских военных судов, по ценам самым умеренным, и именно: за уголь мы заплатили вместо 6-ти, только по 1 ф.ст. 15 шил. за тонну. Кроме того, мы постоянно пользуемся для наших поделок всеми потребностями, какие имеет их малое адмиралтейство в Саймонс-Тоуне. Давши ход работам, не избежным и все! да значительным после долгого перехода, и оставив на фрегате нужное число офицеров для наблюдения за оными, из остальных, вместе с гражданскими чиновниками, составлена была, для поездки внутрь Капской колонии, небольшая экспедиция, с целью собрать сведения статистические, этнологические и по предмету естественных наук. Эта поездка, совершенная с пользою, послужит нам опытом для произведения подобных исследований в местах менее известных, которые предстоит нам посетить.

Вслед за прибытием нашим был обнародован мир, заключенный здешним губернатором Каткартом с Кафрами. Условия мира таковы, что если бы оные соблюдались этим диким народом, то здешняя колония могла бы наслаждаться совершенным спокойствием; но по мнению опытных людей, побежденные Кафры будут соблюдать условия заключенного мира только до тех пор, пока не оправятся от нанесенного английским войском им вреда и не приобретут вновь военных запасов торговлею, производимою ими в Капских колониях или на Мозамбикском берегу.

[...] Отсюда мы отправимся через несколько дней и пройдем Зондским и Гаспарским проливами в Гонг-Кошт, а не в Маниллу, как я первоначально предполагал, ибо, по собранным здесь сведениям, в сем последнем месте нельзя так хорошо снабдиться предметами нам нужными, как в Гонг-Конге.

зо

О плавании фрегата "Паллада" из Англии к мысу Доброй Надежды. Из донесения Генерал Адъютанта Путятина //Морской сборник, издаваемый Морским ученым комитетом. Том девятый за первую половину 1853 года. СПб. 1853 С 494-499

1 "Паллада" - фрегат русского военного флота, построенный в 1832 г. предназначался для заграничных путешествий царской фамилии. В 1852-1855 гг. совершил плавание из Кронштадта через Атлантический, Индийский и Тихий океаны на Дальний Восток. Затоплен в Советской (б. Императорской) Гавани осенью 1854 г. когда в ходе Крымской войны англо-французская эскадра угрожала дальневосточным рубежам России. Экспедицию на "Палладе" возглавлял вице-адмирал и дипломат, граф Е.В.Путятин. Целью плавания была доставка чрезвычайного посольства в Японию для заключения русско-японского договора, подписанного Путятиным в январе 1855 г. Кроме дипломатической миссии экспедиция имела и научные цели - сбор естественно исторического, этнографического и геолого-географического материала. Посольским секретарем в ней состоял известный русский романист И.А.Гончаров. Цикл путевых очерков, опубликованных впоследствии писателем, так и назывался ?Фрегат "Паллада""; большая часть их посвящена описанию Капской колонии.

2 Остров Мадера - совр.назв. Мадейра; Фунчал - совр.назв. Фуншал, главный город и порт Мадейры.

3 С 30-х годов XIX в. парусный флот в мире постепенно переходил на использование в качестве двигателей паровых машин. Однако еще долгое время одновременно с паровой машиной на кораблях использовались и паруса.

4 Пасад (совр. пассаты) - устойчивые воздушные течения в тропических широтах над океанами.

5 Совр. название Сантьягу.

6 Порто-Прайя - совр.назв. Прая, столица островов Зеленого Мыса, ныне Республики Кабо-Верде.

7 Такелаж (голл.) - совокупность судовых снастей для управления парусами. Различают стоячий, т.е. неподвижный, и бегучий, т.е. подвижный такелаж.

° Речь идет о так называемых "кафрских войнах", которые вела почти целое столетие Капская колония, распространяясь на восток, с народом коса.

? 10. Выдержки из письма художника А.В.В^гшеславцева1 о пребывании его в Капской колонии во время плавания вокруг света в 1857-1860 гг. на клипере "Пластун"

16/28 марта [1858 г.]

Любезный Папенька! Две недели уже как мы стоим здесь, в Симоновой бухте Oimons bay) в 36 верстах от Капштата , вид которого с Столовою горою, Чертовым пиком и Львиною горою вы видите на картинке . я уже писал к вам, что получил ваше письмо, в кот[ором] вы пишете о свадьбе Машеньки, получил письмо очень милое от АнДреевского. На днях опять пришла почта и ко мне не было ни одного письма. Это было очень грустно. А до прихода следующей почты вряд ли достоим, ибо получена у нас экстерная депеша от гр.Путятина, чтобы мы спешили в Китай, никуда не заходя. Вчера, стоявший вместе с нами, Фрегат Аскольд уже ушел. Нашего эскадренного начальника еще ждут.

Жизнь ведем здесь очень тихую. Отъедаемся свежим мясом и зеленью, кот[орые] после солонины и консервов составляют немалое утешение. Около недели я прожил в Капштате, катался как сыр в масле, благодаря комфорту Английской гостиницы. Впрочем надо рассказать все по порядку. Много интересного.

На другой день нашего прихода, в 6 часов утра (4 марта) мы съехали на берег, чтобы не опоздать в дилижанс. Никого не было на улице. Скоро из ворот одного дома выкатили 2 Малайца (коричневые личности с простыми платками, вместо чалмы на головах; они Мусульмане) двухколесную таратайку с тремя узенькими лавочками. Эти же малайцы вскоре затем впрягли четверку лошадей, довольно хороших. Мы уселись. Кучер, вооружась длинным бичом, поехал по городу шагом. На каждом шагу нас останавливали новые пассажиры, кот[орые] со своими саками влезали к нам. В таратайке набралось до 10 человек. Тогда мы понеслись вскачь. Дорога шла сначала по морскому берегу. Таратайка мчалась по прибою, так что волны оставляли свои последние следы у нас под колесами. Копыта лошадей стучали о твердо уколоченный мокрый песок. Обогнув трижды 4 мыса, мы поехали обширною долиною, ограниченной справа рисующимся на горизонте кряжем фиолетовых и голубых гор с синем морем, расплывающимся у песчаных, отлогих отмелей, пространства которых врезались горизонтальными беловатыми линиями в линии зеленеющих и постепенно снижающихся лугов и долин. С левой стороны громоздились скалы на скалы, горы на горы, кончаясь правым боком Столовой горы, напоминающей с этой стороны исполинское укрепление с круглою угловою башнею. По долинам белели фермы, зеленели рощи и сады, из-за которых иногда блестело озеро и отражалось в нем бродившее около него стадо. Последние 20 верст вся дорога шла под тенью сплошных аллей пиний и дубов. На каждом шагу попадалась чистенькая дача, вся потонувшая в цветах и зелени. По дороге попадались огромные фуры, запряженные 6, 7, 8 и 9 парами волов (волы здесь очень красивы с исполинскими рогами); попадались щегольские кэбы, запряженные отличными лошадьми; дилижансы, просторнее нашего, с империалами, на кот[орьгх1 едва рассмотришь две или три рыжих физиономии. Чорные переселенцы (их тут много, Мадагаскарцы, Мозамбикцы и пр.) с детьми, похожими на маленьких чертенят, точно наши цыгане, кафры, готтентоты. Наконец Столовая гора стала выдвигаться из-за Чортова пика и стала широкой, темнеющей своими мрачными уступами и отвесными скалами декорацией с левой стороны; справа мачты судов, стоящих на рейде в Столовой бухте выросли из-за небольшой возвышенности. Дилижанс остановился у гостиницы Masonick, где нам сейчас же отвели NO с двумя двуспальными кроватями. Мы поселились как дома. В 9 часов утра звонок собирает всех к завтраку. Огромный стол весь уставлен блюдами. Тут вы найдете всё, и ростбиф, и бифштекс, и яйца, и ветчину, [нрзб.] что хотите. В 1 час тот же звонок и тот же завтрак (breakfast); в 6 часов обед. Все блюда прикрыты жестяными колпаками. Сначала разливают суп, как у нас, второе блюдо рыба; после этого разом снимают колпаки со всех прочих блюд и тут у проголодавшего разбегутся глаза. Блюд 15, одно другого заманчивей и лучше. Поневоле спрашиваешь, неужели все это съестся? Перед кем стоит какое блюдо, тот должен его резать. Так продолжается около часа, когда съешь ростбифы, закусишь индейкой, или отведаешь соус под прозванием Кари, от которого язык станет колом во рту, потому что соус сделан на стручковом перце, поигравши несколько с бараниной, кот[орая] здесь чудо как хороша, запивая все это достаточным количеством [нрзб.] и портвейном, перед вами становят несколько сортов пудингов. После снимают все со стола (стол из дерева), и подают десерт. Проживши на таких кормах несколько дней, человек приходит в необыкновенно миролюбивое состояние духа. [...]

Промежутки между завтраками и обедами посвятили на осмотр достопримечательностей города, видели ботанический сад, музеум, в кот[ором] нам показывали русское ружье из Бомарзун-да , курточку лорда Байрона, в кот[орой] он щеголял в Греции. Смотрели городскую тюрьму, в кот[орой] содержится о^щн из главных предводителей Кафров в последнюю войну , отличавшийся страшными жестокостями против Англичан. Война с Кафрами прекратилась чуть ли не навсегда. Между ними, года четыре тому назад явился пророк, кот[орый] убедил всех, что если они перережут весь свой скот и своих жен, то Англичане сами собой исчезнут и кафры останутся владетелями Капа и жены и убитый скот воскреснут и будет блаженство и мир и пр. Одни долго не думая перерезали и скот, и жен. В следствие чего, что и надо было ожидать, распространилась между ними сильная бедность. Есть было нечего . Надо было промышлять разбоем. Предводитель, кот[орого] мы собирались смотреть был пойман как вор, посажен пожизненно в темницу. Редко встречается видеть такое подобное лицо. Реденькая седая бородка ясно выделялась на темно-коричневой коже. В широких губах было выражение сильной воли, хотя они и складывались в очень неграциозную улыбку. Глаза У него больны. Ноздри широкого носа раздувались, как у хорошей лошади. В ушах вместо серег, вбиты два деревянных клинышка. Впрочем, я нарисовал его очень похожий портрет. Я дал ему денег; он захотел поцеловать мою руку; Я очень важно протянул. От чего же не дать руки поцеловать тому, кто был силен и воевал с Англией!

[...] 8

Здешнего губернатора очень хвалят. Он прежде был в Ново-Зеландии, где заводил колонии. [...] Власть губернатора здесь ограничена: Капским колониям дана некоторая] самостоятельность; у них свой парламент, кот[орый] ограничивает власть губернатора . За несколько дней до нашего прихода было открытие Парламента и в первом заседании обсуждались следующие проблемы: 1. устройство в Капштате Университета, 2. проведение железной дороги от Уорстера и дальше (больше с стратегической целью) и 3. постройки брекватера (Каменного мола) в Столовой бухте, дабы защитить от СВ ветров, от кот[орых] гибнет здесь пропасть судов. Как видите, правительство действует энергически. Подобные потребности означают здоровое состояние организма.

Невольничество здесь уничтожено еще в 1839 году . Англ[ийское] правительство] скупило всех рабов (немного покрививши. Оно дало 20.000 фунтов стерл. Тогда как по оценке надо было 60.000). Каждый владелец получил только 1/3 стоимости. Помещики роптали - но [нрзб.] спешили другими средствами поправить дело и недопустить до упадка материального благосостояния Колонии. В небольшое время были повывезены с Мадагаскара, из Австралии, из Мозамбика разноцветные переселенцы, недостатка в работниках не было и все пошло по маслу. Теперь Колония находится в цветущем состоянии.

Целый день мы посвятили восхождению на Столовую гору. Взбирались на нее 4 с половиною часа. С нами был проводник, кот[орый] в корзине нес завтрак. Всходить было очень трудно. Дорога крута и камениста, всякий шаг приходилось брать с бою С каким наслаждением припадали мы к попадавшимся источникам и родникам. К счастью тучки по временам скрывали солнце, было не так жарко. С высоты открыли один из тех видов, кот[орые] попадаются редко (за кот[орыми] надо лазить, чуть ни на небо!). Точно в волшебной картинке: море, бухты, цепи гор, кругозора верст на 200; под нами Капштадт, точно лист бумаги, с нарисованным на нем планом города, коробки домов белелись точками, [нрзб.]. Но мы не засиживались, облако ложилось (покрывало, как говорят здесь), а это иногда стоит жизни путешественникам, В густом тумане легко потерять дорогу, где только один лишний шаг может угрожать падением в бездонную пропасть.

На возвратном пути в пещере [нас] ждал завтрак, кот[орым] мы и распорядились. Когда вернулись усталость дошла до крайних пределов. На другой день поехали верхом и нечаянно сделали 40 верст на горячих английских лошадях. Зато были в Констанции, где делают знаменитое Констанское вино. Владетель Mr.Kloete водил нас по виноградникам, прочитав целую лекцию о виноделии, давши отведать все сорта. После он повел нас в погреба [...]. На фронтоне здания был барельеф, изображающий Гани-меда. В большом зале красовались в чудной перспективе [нрзб.] бочки, величиною чуть не с дом. Хорошенький мальчик (я вспомнил Ганимеда), голландец в круглой шляпе и [нрзб.] штанах, подавал нам вина всех тех сортов, виноград кот[орых] мы пробовали.

Один вечер провел в Концерте, кот[орый] давал Турок; другие вечера были на балах, за вход на кот[орые] нужно заплатить. Музыканты с черными рожами играли разные польки, что чудо. Дамы в холстиновых платьях веселились от души. Англичане очень серьезны и важны - но мы перевернули все по своему. Сначала это не нравилось, но после попривыкли и стали подражать нам, особенно когда еще в помощь к нам подошло французское судно и явилось офицерство с своим веселым, необузданным канканом.

Я срисовываю все, что только могу срисовать. Альбом мой очень пополняется.

Погода сперва хорошая все портится. Дня 3 дул такой ветер, что у нас в Symons bay залил полубак. [...] Теперь то дождь, то солнце.

Перед отходом еще напишу. Пишите чаще. [...] Поверьте, что мне ваши подробности интереснее, чем мои вам. Что вам в каком-нибудь Капштате! А мне хочется знать о вас все.

Было такое событие в семействе, как свадьба М.В. - как не описать, кто участвовал, кто как вел себя, одним словом постарайтесь, чтобы я совершенно мог бы перенестись воображением к вам. Целую вас тысячу раз. Поклонитесь всем нашим.

(без подписи)

РГАЛИ, ф 97, Вышеславцев, on 1, д 5. Письма к отцу, ял 124-127

1 Вышеславцев (совр написание Вышеславцев) А.В. русский писатель, художник и искусствовед В 1854 г. окончил медицинский факультет Московского университета. Как медик участвовал в обороне Севастополя во время Крымской войны, которой посвятил свои военные очерки Известен книгами об итальянских художниках эпохи Возрождения О своем кругосветном плавании написал книгу "Очерки пером и карандашом из кругосветного плавания в 1857, 1858, 1859 и 1860 годах", вьгшедшую первым изданием в Петербурге в 1862 г Большая глава в книге (с. 56-109) посвящена Капской колонии, в которой автор провел почти три месяца. Вышеславцев рассказывает о городах и фермах внутренней части колонии, о своих встречах с голландскими и английскими поселенцами Но особенно много места он уделил африканским народам, их обычаям и традициям, вождям, восстаниям и войнам. Особенно ценна эта книга рисунками автора, запечатлевшими картины южноафриканской жизни середины XIX века.

2 Симонова бухта - совр. Саймоне бей - в заливе Фоле бей на восточном побережье Капского полуострова.

3 Автор пишет название совр Кейптауна по-разному Капштат или Капштадт

4 Письмо, находящееся в архиве, написано на специальной почтовой бумаге с видом Столовой бухты со стороны моря

Бомарзунд - русская военно-морская база с 20-х годов XIX в на Аландских островах в Финском заливе. Захвачена англичанами во время Крымской войны, однако по Парижскому мирному договору 1856 г. снова отошла к России, В настоящее время Аландские острова - территория Финляндии.

6 Речь идет об очередной "кафрской войне", но не последней, направленной на завоевание белыми поселенцами земель народа коса на востоке Капской колонии.

7 Автор рассказывает о действительных событиях, происшедших в 1857 г. среди народа коса. По подсчетам исследователей, наступивший голод вызвал гибель не меньше 25 тыс.человек, а остальных погнал из родных мест. Население "Кафрарии" за январь-июль 1857 г. сократилось почти в 3 раза .

8 Верховным комиссаром Южной Африки и губернатором Капской колонии был Джордж Грей, занимавший эти посты с 1854 по 1861 г.

9 Речь идет о предоставлении самоуправления белым жителям Капской колонии в 1854 году.

Ю Великобритания официально отменила рабство в своих африканских колониях в 1834 г.

? 11. Приказ об осмотре русскими военными моряками германской колонии Юго-Западная Африка (ныне - Намибия) в 1884 г. Морское министерство Главный морской штаб 26 ноября 1884г. "309

Конфиденциально

Командиру корвета "Скобелев"

По приказанию г. Управляющего морским Министерством поручается Вашему Высокоблагородию с вверенным Вам корветом "Скобелев", по пути с Мыса Доброй Надежды в Россию пройти вдоль южной части Западного берега Африки для осмотра вновь приобретенных германских колоний на этом берегу от 23° до 281/2° южной широты с главным портом Angra Pequena (Luderitz Ansiedelung).

Осмотр германских колоний в заливах Биафра и Бенин возложен на командира клипера "Наездник".,

При осмотре колоний следует руководствоваться соображением, чтобы составить описание их по таким частям, на которые должно быть обращено внимание командира крейсера во время войны.

Подписал Начальник Главного Морского штаба вице-адмирал Чихачев.

АВМФ, ф. 283 (Морское Министерство, Главный морской штаб), on 3, д. 6257, л 2

? 12. Из рапорта командира корвета "Скобелев" об осмотре прибрежных частей германской колонии Юго-Западная Африка

1885г.

\ } Теперь является вопрос, какие выгоды может ожидать Германия от колонии такой пустынной, лишенной путей сообщения, воды и всего необходимого, и в чем состоит ее значение?

Дело в том, что Германия, по всей вероятности не думает ограничиться только землею Людерица , и надеется, при помощи покупки земель, или каким-либо другим путем, проникнуть в Среднюю Африку, которая давно уже служит предметом внимания и стремлений других европейских народов, и там основать колонию

Кроме того, при дальнейшем развитии этой колонии вглубь, немцы имеют ввиду возможность торговых сношений с республиками боэров , которые теперь отрезаны от моря и находятся, в отношении ввоза и вывоза продуктов и необходимейших предметов, в полной зависимости от англичан, так как единственные порта, через которые боэры могут иметь сообщение с остальным миром, Капштадт, порт Elisabeth и Port Natal, принадлежат Англии.

Таково, в общих чертах, будущее значение Средне-Африканских колоний; теперешние же владения могут только служить ступенью к достижению дальнейших благ . [...]

А ВМФ, ф 283, on. 3, д 6257. О плавании корвета "Скобелев" из Тихого океана до Кронштадта (1884-1885 гг) "Секретно", лл 38-39

' Людериц - торговая фактория в бухте Ангра-Пекена, возникшая на землях, приобретенных Адольфом Людерицем - инициатором немецкого завоевания Юго-Западной Африки..

2 Речь идет о бурских республиках ЮАР (Трансвааль) и Оранжевое Свободное Государство.

3 В приведенной выдержке из Записки штурмана К.Плансона -"Некоторые сведения о новой немецкой колонии на юго-западном берегу Африки, собранные при посещении корветом "Скобелев" этого берега в январе 1885 г." дана оценка значения этой части Африки для Германии. Записка была включена в рапорт командира корвета В.Благодарева, в котором он давал подробное описание побережья Юго-Западной Африки и прилегающего водного пространства Атлантики, со сведениями, необходимыми Для мореходства.

? 13. Выдержки из вахтенного журнала корвета "Скобелев" с описанием страны народа нама (Германская Юго-Западная Африка)

январь 1885 г.

Местность, простирающаяся от 23° до 28° южной широты и от рега до большой степи Калахари', носит название Great

Namaqua Land2. Сообщение береговых пунктов с этой частью Namaqua Land чрезвычайно затруднительно вследствие условий почвы и климата в прибрежной пустыне, и производится на быках, в громадных фургонах, называемых Cape Waggon3: в одну такую повозку запрягают от 8 до 10 пар быков. Передвижение совершается чрезвычайно медленно, т.к. быки могут идти в сутки только 7 часов и проходят в это время не более 15 миль. Воду и корм быкам нужно брать с собой в большом количестве, т.к. ни того, ни другого по пути нет. [...]

Относительно обитателей Great Namaqua Land известно, что число их простирается до 40 тысяч. Они принадлежат к большой готтентотской ветви, занимающей всю Западную Африку, но более известны под названием Kama . Они занимаются главным образом скотоводством, овцеводством и охотой. Большинство не имеет оседлости и постоянно перекочевывает небольшими группами или семьями, со своими стадами, с места на место, отыскивая пастбища для скота и пресную воду. Оружием для охоты и для войны служат луки и небольшие дротики, которые они бросают с замечательной ловкостью, у некоторых встречаются ружья, которые ценятся ими очень высоко, и холодное европейское оружие. Набрав значительное количество шкур, клыков, рогов и страусовых перьев, они предпринимают далекое и продолжительное путешествие со своими стадами, к какому-нибудь местечку, где есть знакомый им скупщик-европеец и променивают своих быков, овец или плоды охоты на европейские колониальные товары как оружие, материи, бусы и разные блестящие безделушки [...].

Почти все жители Great Namaqua Land считаются христианами. Христианство они приняли благодаря стараниям миссионеров Рейнского общества [...] .

АВМФ, ф 283, on 3, д. 6257, ли 28-35.

1 Имеется в виду пустыня Калахари.

2 "Большая страна Намака". Намака или нама (самоназвание - койко-ин), коренные жители Юга Африки. Были известны в Европе под названием "г,оттентоты" (заики) благодаря щелкающим звукам в их языке. Вместе с сан ("бушменами") относятся к койсанской языковой семье. Малая страна Намака (нама) находится на территории современной Южно-Африканской Республики.

3 Капский фургон.

4 Количество нама в Юго-Западной Африке в тот период оценивалось примерно в 20 тыс человек.

5 На самом деле к концу XIX в. Рейнскими миссионерами было крещено около 5 тыс. нама.

? 14. Приказ об осмотре русскими военными моряками поселения русских казаков в бухте Таджура в Аденском заливе. 1888 г.

Морское министерство Главный морской штаб 11 ноября 1888г.

Командиру канонерской лодки "Манджур?

Вам поручается посетить Обок1 и затем Tejureh с целью осмотреть поселение наших казаков на берегах упомянутого залива, наименованное "Московская станица? . Этому поселению, как частному предприятию казаков по их собственной инициативе и без содействия со стороны нашего правительства, не имеется в виду придать какое-либо особое значение, а потому посещение "Московской станицы" вверенной Вам лодкою, должен иметь характер простого осмотра местности, при этом Вам рекомендуется в сношениях с казаками или иностранцами избегать всякого участия в обсуждении вопросов о политическом значении и будущности этого поселения. Такой образ действий должен быть усвоен офицерами лодки ввиду того, что неосторожность в выражении взглядов и мнений по этому делу может быть поводом к ложным слухам и несочувственным нам дипломатическим демонстрациям

Оставаясь в заливе Tejureh непродолжительное время, во всяком случае не более недели, постарайтесь собрать сведения о положении казаков, промыслах и средствах жизни, отношениях к соседним племенам, какие существуют пути в Абиссинию и другие данные, какие признаете нужными, чтобы судить о том положено ли достаточно прочное основание для самобытного существования этой колонии. На случай каких-либо в настоящее время не-предусматриваемых обстоятельств, Морскому Министерству полезно иметь сведения о том, представляет ли закрытый залив Ghubbet Pharab надежное убежище для судов и в какой мере и какими средствами можно его укрепить, чтобы до известной степени он был недоступен для неприятеля. Делая соображения по этому вопросу, обозначьте на карте, где по Вашему мнению наиболее выгодно расположить укрепления или минные заграждения и места удобные для устройства угольных складов, а также обратите внимание на сколько важно тактическое значение островков

shahr, к°мандующих входом в залив Tejureh и какие именно пункты залива удобны для якорной стоянки.

Заходом в Обок воспользуйтесь, чтобы приобрести сведения о - , как относятся иностранцы к казакам и считают ли они воз-соб*> существование и развитие Московской станицы. Само ра ю Разумеется, что все добытые результаты и все Ваши сооб-лагает должны остаться в строгом секрете. При этом при-я для Вашего сведения выписка из донесения командира

парохода "Кострома", заходившего в бухту Tag-Tejureh 5-го

апреля сего года.

За исполняющего обязанности

начальника Главного морского штаба

Генерал-Адъютант Кремер

А ВМФ, ф 417, on 1, д 404, л 122

1 Обок - город на северо-восточном побережье Африки, занимал ключевую военно-стратегическую позицию у выхода из Красного моря в Индийский океан.

2 Поселение, основанное вольными казаками под руководством Н.И.Ашинова, называлось "Новая Москва".,

? 15. О командировке горного инженера Китаева в Трансвааль. 1890 г. Справка1

1. С Высочайшего соизволения, последовавшего во 2-ой день ноября 1890 года, Горный инженер Коллежский Советник Китаев был командирован в Южную Африку, сроком на 8 месяцев, с целью изучения механических и химических способов разработки золотоносных месторождений, а также для собрания сведений о действующих в Южно-Африканской республике узаконениях, регламентах и инструкциях, касающихся горного дела, с выдачею единовременно на путевые издержки 1500 руб. и с назначением в заграничное содержание, сверх получаемого им внутреннего содержания по должности Управляющего Уральским горным училищем по 500 руб. в месяц.

ЦГИА, ф. 37, on 44, д 841, л. 10.

1 Вероятно, это первая командировка русского горного инженера для изучения опыта добычи золота в Трансваале.

? 16.0 командировании горного инженера Реутовского в Трансвааль. 1897г.

Копия

Доклад по горному департаменту М.З. и Г.И. На подлиннике рукою министра земледелия и государственных имуществ написано: "Высочайшее соизволение последовало в Царском Селе октября 1897 г." М.З. и Г.И Ермолов-Верно:

Начальник Отделения (подпись нрзб.)

О командировании горного инженера статского советника Реутовского в Африку и Австралию для изучения золотопромышленного дела

Наблюдаемое за последнее время уменьшение добычи золота на Урале и в Сибири находится между прочим, в зависимости от того, что наши золотогромышленники до сих пор мало пользовались'геологическими данными при разведках и разработке золотоносных месторождений. Поэтому в настоящее время, когда практика золотопром^1шленности начинает повсюду опираться на эти данные, представляется своевременным дать русским инженерам возможность изучить весьма интересные месторождения золота в кварцевых конгломератах в Трансваале, в Африке, и в кварцевых жилах в Виктории, в Австралии. Инженеры эти могли бы затем ознакомлять лиц, занимающихся у нас золотопромышленностью, с практическими указаниями, в целях правильной и экономичной разведки и разработки рудных месторождений золота. Изучение инженерами месторождений золота в Африке является тем более желательным, что геологическое строение некоторых частей Томского горного округа представляет, суда по литературным данным, некоторое сходство с строением золотоносных местностей в Трансваале.

Ввиду изложенного, министр земледелия и государственных имуществ полагал бы:

1) Командировать в Африку и Австралию, сроком на восемь месяцев, чиновника особых поручений Томского горного управления, горного инженера статского советника Реутовского, с целью изучения условий тамошней золотопром^1шленности как в геологическом, так и техническом отношении, с выдачей двух тысяч рублей на путевые издержки и с назначением по пяти сот рублей в месяц в заграничное содержание, сверх получаемого им по должности

и 2) Означенный расход в шесть тысяч рублей отнести: в количестве 4500 рублей на счет кредита, ассигнованного на разведки и ученые исследования; а в том числе и на командировки за границу с научными целями: по 19 ст. 1. сметы Горного Департамента 1897 г , и в количестве 1500 руб. - на счет того же подразделения горной сметы 1898 года.

На приведение сего в исполнение действительный тайный советник Ермолов приемлет долг всеподданейше испрашивать высочайшее Вашего Императорского Величества соизволение. Подписал министр земледелия и государственных имуществ Алексей Ермолов. 26 октября 1897 г.

Верно: Начальник отделения (подпись нрзб.)

Сверено Столоначальник (подпись нрзб.)

ЦГИА, ф. 37, on 57, д. 956, т. 7-8.

? 17. Отчет помощника начальника Томского горного управления инженера В.Реутовского директору Горного департамента Министерства земледелия и государственных имуществ Н.А. Денисову о командировке в Южную Африку. 1898 г.

Каптоун1, 10 февраля 1898 года старый стиль 29 января Копия

Получено] 17 февраля 1898 года [ст.с.] Многоуважаемый Николай Алексеевич, Считаю первую половину своей задачи исполненной: виденное мною в Трансваале не только интересно само по себе, но интересно и в том отношении, что кое-что из виденного может быть применено с большой пользой и у нас. Процесс обработки золотых руд цианистым калием в таком виде, в каком он применяется теперь в Южной Африке, - один из новых. Вместе с процессом "Сименс и Гальске" он составляет такой прием, которым легко обрабатывать наши отвалы, образующие горы на золотых приисках, не говоря уже о том, что эти способы делают почти излишним применение дорогостоящей обработки хлоринацией. Этому отделу я посвящаю отдельную статью, в которой, между прочим, будет указано на те изменения, какие необходимо ввести при обработке наших отвалов. Статья будет сопровождаться такими, вполне детальными (рабочими) чертежами, по которым можно прямо не только проектировать завод, но и строить его.

Геология оригинальнейшего месторождения этого "водораздельного хребта? (Witwatersrand'a) также в высшей степени интересна: по моему мнению, это не что иное, как такое же отложение наносов потоками (реками или морскими течениями), каковы отложения и наших россыпей; разница не в принципе происхождения, а во времени и энергии этих потоков. Золотоносные месторождения наших россыпей и Трансвааля - два полюса, между которыми следует поместить наносы "д,ревних рек? Калифорнии, разрабатываемых гидравлическим способом. До открытия этих "д,ревних рек" знали только течения, современные нам; с открытием месторождений Трансвааля приходится установить термин "д,ревнейших рек" или потоков и образуемых ими наносов, в числе которые есть и золотоносные. Вопрос об их происхождении затемняется плотностью этих отложений и наклонным их положением; но как плотность - результат давления от вышележащих слоев в продолжении громадного периода времени (пласты относятся к Девону), так наклонное их положение - результат поднятия всей местности, прилегающей к "Белому водораздельному хребту". Этому предмету посвящается несколько

"писем", которые будут печататься в "Вестнике золотопромышленности" не ранее моего возвращения, так как не могу решиться обременять новыми трудами немногочисленный состав редакции "Вестника". К тому же трудно быть уверенным, что чертежи и рисунки, которыми будут сопровождаться "письма", появятся в таком виде, в каком желательно их иметь.

По пути осмотрены мною знаменитые месторождения алмазов в Кимберлее. Это не только оригинальные, но и единственные месторождения этого драгоценного камня в коренной породе: все до сих пор известные месторождения (Индии, Бразилии, Борнео, Австралии и Урала) есть месторождения наносные. Оригинальность алмазоносной породы проявляется в том, что она прорезает пласты в виде колонны или трубы, напоминающей собою цилиндр вращения, стоящий совершенно вертикально. Породу эту, в высшей степени интересную и в петрографическом отношении, разрабатывали сначала разносами, глубина которых достигала до 600" ; в настоящее время эти выемки представляют грандиозные чаши в земной поверхности, столько же поражающие наблюдателя их видами, сколько поражают его наносы, разрабатываемые гидравлическим способом.

Способы добычи алмазов и их получение из пород не менее характерно: здесь впервые пришлось увидеть "алмазные поля" - это громадные, в несколько верст длиною, пространства, на которых расставляется порода для разрыхления, что совершается в продолжении 6-8 и даже 12 месяцев. Твердые сорта породы при обработке подвергаются дроблению, не боясь раздробить алмазов, так как пользуются в этом отношении свойствами пород дробиться по плоскостям не алмазов, а других более мягких элементов.

В социальном отношении Африка не представляет ничего поучительного: англичане из свободной страны здесь хозяйничают, как варвары; и если где еще сохранилось рабство, то это здесь, в отношениях, каких установлены во всех отраслях промышленности между "белыми" и ?черными". Удивительно, как вместе с этим уживаются здесь порядки свободного обращения металла. Алмазная, впрочем, промышленность здесь подчинена такой же регламентации, как у нас золотопромышленность, и, несмотря на это, воровство алмазов развито несравненно сильнее, чем воровство золота. А между тем это воровство - прямой результат того ненормального порядка, когда рабочий из черных, при страшной дороговизне здешней жизни - может заработать 3 шиллинга (93 к.). Обыкновенно же здесь практикуется плата 1,1 и 2 шиллинга. Рабочие из белых считают, что дороговизна здешней жизни такова, что она в четыре раза выше английской, и процентов на 25-30 выше американской.

Эта дороговизна здешней жизни, с прибавлением нашего Ужасного курса, отразилась и на мне: несмотря на то, что я взял с сооою, кроме ассигнованных, более 1000 рублей и ожидаю перевода 1500 рублей редакционных, я сильно опасаюсь, что где-нибудь в Египте окажусь совершенно без денег. Вследствие этого, нахожусь вынужденным просить Вас, если не о новом ассигновании, то, по крайней мере, о переводе мне 1000 рублей в Каир нашему консулу. По возвращении в Томск я обязуюсь тотчас же перевести эту сумму на имя Департамента или вообще, как Вы укажете. Тысячу рублей я просил бы Вас перевести телеграммой, вычтя стоимость перевода. Исполнением этой покорнейшей просьбы премного обяжете, выручив меня из тяжелого положения безденежья, в каком я, несомненно, могу оказаться. Почтительно преданный

В.Реутовский.

ЦГИА, ф 37, on 57, д 956, т 39-41

1 Кейптаун.

2 Так в тексте.

? 18. О командировке члена Совета Министерства путей сообщения России И.С.Кологривова в Южную Африку в 1898 году

Из доклада Его Сиятельству Господину Министру Путей Сообщения, командированного, с Высочайшего соизволения, члена Совета Министерства Тайного Советника инженера И.С.Кологривова. Железные дороги в Южной Африке

Исполняя данное мне поручение, я постарался осмотреть железные дороги в различных владениях Южной Африки, которые посещал, и ознакомиться с их соприкосновением к жизни, на сколько позволяло время и мои средства.

В особенности меня интересовал недавно уложенный путь, проникший в глубь совершенно новой страны, "Матабеле? . Страна эта еще в прошлом году почти на всем своем протяжении была ареной кровавых сцен, при восстании дикарей против занявшей страну известной Chartered Company , а пять лет тому назад составляла довольно сильное владение туземного деспота Ло-бенгулы, куда белые проникали с трудом. Огромный укрепленный крааль Лобенгулы, от которого теперь не осталось и следа, еще в ноябре 1893 года был раскинут, среди пустынь на том самом возвышении, где сегодня, окруженный цветами и плантациями, стоит каменный палаццо управления; а в двух верстах от него вырос в четыре года железно-каменный город Булауайо . Последний теперь имеет более десяти верст в окружности и составляет в настоящую минуту оконечность железной дороги, свыше 700 верст которой уложены в полтора года, во время войны. Этот путь будет продолжен за реку Замбезе до озера Танганайка , у пределов

Конго, как мне лично говорил всемогущий здесь Сесиль Роде, которого я видел и в Кимберлее и в его знаменитом имении близ Капштадта.

Добывание технических данных и в особенности чертежей представляло во всей Южной Африке много затруднений, несмотря на полное желание помочь мне со стороны администраторов. Причина этого заключается в разбросанности центров управления на огромном пространстве и в отсутствии не только сборных железно-дорожных альбомов и каких-либо изданий, но даже литографий. Это заставляет меня быть особенно благодарным тем, кто все же собрал кое что для меня. [...] [Далее автор сообщает о политическом устройстве и топографических особенностях Капской колонии, Наталя, Трансвааля, Оранжевой республики, Басуталенда, Зулуленда и Родезии].

Полугодовая (от апреля до октября) засуха затрудняет здесь [в Родезии - сост.] фермеров, но при ирригации страна эта несомненно процветет, в чем я убедился в полосе гор Матопо, на обширных землях того же вездесущего Родса, верстах в 50-ти от железной дороги. Там я провел три восхитительных дня, почти один, посреди дикой своеобразной природы, с простым и милым фермером и знатоком народа Матабеле. С ним верхом мы пробирались между камней и кустов по дикой целине, в дальние краали. В одном из них меня угощала каким-то сероватым напитком из кукурузы королева, вдова известного Лобенгулы, с дочерьми. [...]

[Далее идет техническое описание железнодорожных линий южноафриканских колоний и республик].

Коллекция документов, чертежей и прочих материалов, которые мне удалось собрать по африканским дорогам, вероятно значительно пополнится данными о дорогах во всех семи колониях Австралии [...], которые я надеюсь посетить. В заключение считаю долгом прибавить, что если мне посчастливилось в полтора месяца видеть почти все дороги Южной Африки и собрать некоторые данные о них, что было весьма сложно, то всем этим я обязан, главным образом, губернатору Капской колонии, сэру Альфреду Мильнеру , участие которого открыло мне все двери Южной Африки.

Журнал Министерства путей сообщения Кн. 1, 1899. СПб, 1899. С 3-27

Матабеле - (ндебеле, матебеле) - народ на юго-западе совр. Зимбабве. В 18961897 гт оказал вооруженное сопротивление английской колонизации. 1 Привилегированная компания Бритиш Саут Африка компани (БСАК), созданная на основании королевской хартии в 1889 г. получила всю власть и право собственности на территории совр Зимбабве и Замбии Булацайо, совр. г Булавайо, назван по находившемуся в этом месте главном поселении (краале) Лобенгулы. л Замбезе"Замбези. Танганайка - Танганьика.

6 Кимберелей - совр. Кимберли, город на севере Капской провинции, крупнейший центр добычи алмазов.

7 Капштадт, или Кейптаун, речь идет о Хрут Скер (голл.) "д,оме-дворце С.Родса в Кейптауне.

8 Милнер Альфред - английский государственный деятель. Во время поездки автора был верховным комиссаром Южной Африки и губернатором Капской колонии, известен пропагандой империалистических идей. В 1917г. как член Военного кабинета, возглавлял английскую делегацию на конференции союзных держав, проходившей в Петрограде. В фонде Николая II сохранился документ "Записка лорда Мильнера о задачах конференции союзников в деле продолжения и завершения войны с Германией" (на англ.яз.)

Г АРФ, ф 601, on 1, д. 672, т 1-9.

? 19. Из письма российского подданного, находившегося в Мозамбике, Министру иностранных дел о жизни русских в Южной Африке. 1904 г.

Его Сиятельству Господину Министру Иностранных Дел Российской Империи

Русского подданного мещанина Ковен-ской губ. Якова Бориса Айзиковича

Заявление

Я теперь путешествую через Африку за нескольких английских журналов, как приехал Португежскую провинцу Можам-бык , остров на Индейском Океане, я встретил одного Русского подданного крестьянина Кушшской Волости Ковенского Уезда Кажимир Папушка. Он приехал здесь два месяца тому назад с другим русским Иван Попела, кузнец, который не мог достать работ и чуть с голоду умирал бы, но агент французского консула Monsieur L.Truchement (Л.Трушемент) принял ему в свой дом держал его за 9 недель дал его десять руб. и отправил его в Занжи-бар2. Папушка заболел и M.Truchement отправил ему в госпиталь, где он лежал 23 дней и потом достал работы в крепости за плотника, но получил только залованье 1.000 reis в день, за эти денег европеец не может жить и это залованье только негерское, но он для другой работы не годен потому что на другом языке не говорит и никогда не выучиться, ихний класс как приезжают так уезжают, только они забывают, что знали вперед очень мало Русский язык, потому что не образованы.

Потому и честь имею заявить [...], что работ может достать только в Южно-Африканских провинциях, где залованье можно получить от 5 сылингов (2 руб. 40 коп.) до 30 сылингов (15 руб.) в день и жизнь не так дорого и климат не плохо, но приехать туда дозволяется до людей, которые имеют не меньше 100 фунтов английских, должны знать, писать и читать и быть здоровы, если они не могут исполнять эти пункты они должны поехать обратно. Извините моих осыбок, я уже с России 8 лет и когда выезжал только был 15 лет.

Мозамбик, 27/14 февраля 1904 г.

АВПРИ, ф Щепартамент 1-5, on 929, д. 10, л 277.

1 Автор имеет в виду Мозамбик, являвшийся в то время колонией Португалии.

2 Имеется в виду Занзибар, в то время протекторат Великобритании.

? 20. Российский ученый-зоолог В. А. Догель о посещении г.Момбасы (Восточная Африка) в 1914г.

Утром 18 мая показался вдали берег - низкий, монотонный и на первый взгляд мало обещающий. Город Момбаса расположен на небольшом острове, который так тесно прижат к материку, что сначала кажется частью последнего; узкий, но глубокий пролив отделяющий остров от континента, и служит портом Момбасы. [...]

Несмотря на имевшиеся у меня рекомендации (из английского посольства в Петрограде), процедура с осмотром вещей, регистрацией ружей и т.п. заняла столько времени, что мы принуждены были остаться в Момбасе до следующего дня. Самый город лежит верстах в двух от порта, на противоположной стороне острова. Средством передвижения служат или рикши, т.е. маленькие двуколки, которые рысью тащат 3 дюжих негра, или же ?gharry" - небольшие, крытые тентом вагонетки (на 2-3 персоны); их по рельсам, проведенным по всем главным улицам города, возят тоже негры.

Европейская часть города производит очень благоприятное впечатление: чистые, белые домики с верандами, широкие шоссированные улицы и аллеи, обсаженные шпалерами цветущих деревьев. Гирлянды ярко окрашенных вьющихся растений, особенно фиолетовых Bougaunvillea, украшают фасады зданий, одевают голые ветки баобабов, карабкаются по заборам.

В центре города, у морского берега возвышается хмурая громада старинного португальского замка, выстроенного лет 300 тому назад. Дело в том, что Момбаса, в противоположность большинству восточно-африканских поселений, имеет свою историю, и историю довольно длинную [...].

Резкий контраст с широкими улицами и тенистыми аллеями европейского квартала образуют узкие, извилистые и грязные переходы той части города, где ютятся лавки многочисленных индусов и арабов. [...] Помимо того, что индусы и их многочисленное потомство невероятно грязны (значительно грязнее негров) и не-

чистоплотны - индийский квартал города служит очагом всяких болезней - и нравственные качества их очень невысоки. Лживые и приниженные по отношению к высшим, они при первой возможности становятся грубыми и заносчивыми. Не дай Бог попасть в положение, когда вы нуждаетесь в какой-нибудь помощи у индуса: проволочкам и затруднениям не будет конца.

Пестрый калейдоскоп народностей, развертывающийся в Момбасе перед путешественником, дополняют еще гоанезы. Это тоже переселенцы из западной Индии, [...] потомки первых завоевателей Индии - португальцев. Они носят португальские, иногда очень звучные фамилии, de Souza, Ribeira и т.п. и говорят на испорченном португальском языке, хотя европейской крови в них сохранилось очень мало.

Что касается арабов, то число их сравнительно невелико и постоянно убывает. Все благосостояние этого хищнического народа жизделось на рабовладельчестве и торговле рабами. Еще вплоть до девяностых годов XIX века длинные караваны невольников доставлялись из недр Центральной Африки в Момбасу. [...]

Третий квартал Момбасы занят черными. Местами домики туземцев выстроены правильными рядами, образуют улицы, но чаще они расположены группами, составляя как бы миниатюрные деревеньки. Дома наполовину прячутся в зелени бананов, много и кокосовых пальм. [...] Большинство обитателей принадлежит к племени суахели . Суахели - жители береговой полосы. Это одно из наиболее предприимчивых и интеллигентных негритянских племен, быть может оттого, что в жилах суахели течет и немного арабской крови. От арабов они заимствовали магометанскую религию, ряд различных обычаев, да и язык суахели пестрит довольно многочисленными арабскими словами. Подобно египетским арабам и феллахам, в качестве главной одежды мужчины суахели носят длинную, почти до пят, белую или рыжую рубаху "кансу? . Свою бритую по магометанскому обычаю голову всякий порядочный суахели прикрывает феской, не столько для защиты от солнца (к которому они, как и прочие туземцы, нечувствительны), сколько по требованию моды. Женщины, в противоположность большинству племен Центральной Африки, головы не бреют, предоставляя волосам расти мелким густым барашком; быть может и в этом обстоятельстве следует видеть признак влияния арабов. [...]

Догель В А Натуралист вВосточной Африке. Петроград-Москва, 1916. С 2-7.

1 Как поселение Момбаса известна с XII в. В XVI в. город захвачен португальцами, в начале XVIII в. - арабами, а в конце XIX в. стал главным портом Английского Восточноафриканского протектората, а затем колонии Кения.

2 Правильнее"суахили.

3 Правильнее"канзу.

3 УСТАНОВЛЕНИЕ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ КОНТАКТОВ И

СВЯЗЕЙ

? 21. Выдержка из Справки МИД СССР о начале русско-эфиопских дипломатических отношений во 2-й половине XIX века

Отношения между Россией и Эфиопией в конце XIX - начале XX в. (Краткая справка МИД СССР)

[1960]

В 1863 г. обер-прокурор Синода направил в МИД России две записки: "Сведения о церковном и политическом состоянии Абиссинии" и "Соображения об участии, какое может принять Россия в судьбе Эфиопии"

В сентябре ] 863 г. МИД поручил русскому консулу в Египте Натовскому доставить сведения об Эфиопии и "сообщить подробнее мнение о своевременности к открытию сношений с Абиссинией и о средствах достигнуть этой цели с возможно меньшими издержками".,

Иоханнес IV в 1872 г. через русского консула в Иерусалиме Кожевникова обратился к Александру II с просьбой помогать ему "мудростью и советами", следить за событиями в Эфиопии и быть ?хранителем нашим от опасностей." Иоханнес просил также назначить доверенное лицо "д,ля обеспечения переписки, какая будет отправляться к вам тем или иным путем". В ответ на письмо МИД поручил послу в Константинополе Игнатьеву передать на словах через Кожевникова посланцу негуса благодарность за подарок (позолоченный крест) и "преподать ему благоразумные советы, объяснив, что назначение русского консула в Абиссинию преждевременно".,

ЛЕПР РФ, ф. 143, on 23, п 13, д. 5, лл 50-51.

1 Негус (ныгус) - доел, "царь", принятый в Европе титул императора Эфиопии. Правильно: ныгусэ-нэгэст - "царь царей".

". 22. Предложения посла России в Египте М. А.Хитрово министру иностранных дел Н.К.Гирсу об установлении отношений с Эфиопией посредством учреждения

консульского агентства России в Массауа

Каир, 20 марта 1886 года

Его Высокопревосходительству Н.К.Гирсу

Милостивый Государь Николай Карлович, Посол наш в Константинополе перепроводил мне сообщенное У> под открытою печатью, предписание ко мне Вашего Превосходительства от 14-го февраля 1886 года, за - 30, сопровождая оное некоторыми, со своей стороны, соображениями по поводу установления непосредственных сношений с Абиссинским Правительством В одно и то же время я с своей стороны писал Тайному Советнику Нелидову, от 5 марта за - 13, по тому же предмету

При сем препровождая копию с означенного отношения моего к нашему послу в Константинополе на благосклонное воззрение Вашего Высокопревосходительства, долгом считаю изложить нижеследующие мои соображения по сему предмету.

Посылка нарочного лица с письмом к Королю Иоанну, или одному из высокопоставленных абиссинских сановников с целью подготовления путей для посольства, имеющего быть снаряженным к Негусу впоследствии, казалось бы мне совершенно не-применительным. Такого рода образ действий не был вовсе согласен с обычаями этой своеобразной страны. Простой посланный с письмом, - во-первых, не внушил бы там никакого доверия, а если бы и внушил, то, в таком случае, получил бы в глазах абиссинцев характер посла и посольство его следовало бы обставить надлежащим образом 1

Так, Патриарх Коптский рассказывал мне, например, что ему однажды пришлось послать нарочного в Абиссинию, даже не к Королю Иоанну, а лишь только к Митрополиту, и этого было достаточно, чтобы посланному воздавались в Абиссинии всевозможные почести. Нескончаемо долгое время его держали, по разным обычаям местного этикета, и вся его поездка из Каира в Абиссинию и обратно потребовала времени не меньше, как целый год Посланный от Патриарха, принятый таким образом, мог еще кое-как отделоваться без дорогих подарков; посланный же от меня, хотя бы с целью лишь передать письмо, очевидно не мог бы явиться в Абиссинию без надлежащей обстановки

В виду таковых и многих других соображений, я постоянно указывал на необходимость учереждения Консульского Агенства в Массуа, как на самый простой способ установления предварительных сношений с Абиссиниею. При этом я должен обратить внимание на некоторые недоразумения, очевидно произошедшие по поводу сделанных мною представлений. Ваше Высокопревосходительство в вышеозначенном предписании изволите выражать мысль, что предложение мое об учреждении штатного Агенства в Массуа в настоящее время было бы неудобно. В представлениях моих я напротив постоянно указывал на необходимость учреждения в Массуа Агенства именно нештатного, но оплаченного. Что же касается вопроса при ком должен бы быть аккредитован означенный Агент, то, в этом отношении, мне кажется, не может быть сомнений, и я вполне ручаюсь, что Египетское Правительство не откажется от признания агента, который, как и все другие агенты в Египте, должен был бы быть снабжен фирманом Порты. К этому не лишним считаю присовокупить, что, как я уже имел честь доносить, в Массуа имеются Агенты других держав и что по занятии итальянцами города , вопрос о том, при ком означенные агенты аккредитованы, никогда возбуждаем не был.

Независимо от вышеизложенных причин, заставляющих меня, при установлении сношений с Абиссинией), предлагать прежде всего учреждение Агенства в Массуа, а не посылку какого-либо лица с письмом, я должен упомянуть еще одно обстоятельство не лишенное значения, а именно, пребывание в настоящее время в Абиссинии известного казака Ашинова3 с несколькими товарищами. Хотя и самовольно, вопреки моим советам, Ашинов явился в Абиссинию, тем не менее в известной обстановке и там выдает или не выдает себя за официального деятеля, но во всяком случае, по-видимому, пользуется значением такового в глазах Абиссинского Правительства. Очевидно нарочно посланное от меня лицо в Абиссинию должно было бы явиться туда при обстановке по крайней мере одинаковой с тою, с которою так недавно проникли в Абиссинию и еще там пребывают эти добровольцы русского Ер-мачества

После двух писем Ашинова. которые я имел честь препроводить Вашему Высокопревосходительству при донесении от 1 февраля за - 9, я о нем никаких непосредственных сведений не имею В здешних арабских газетах от времени до времени появляются некоторые сведения, проверить достоверность которых не оказывается возможным. При сем имею честь препроводить в переводе некоторые из этих газетных сведений

Вследствие всех вышеизложенных соображений, я до сих пор не мог ничего предпринять по поводу инструкций Вашего Высокопревосходительства от 14 февраля сего года за - 30. Впрочем, секретная телеграмма Вашего Высокопревосходительства от 13 марта сего года равным образом предписывает мне воздержаться от посылки нарочного в Абиссинию впредь до дальнейших указаний Министерства. В ожидании таковых, я осмелюсь вновь обратить благосклонное внимание Вашего Высокопревосходительства на изложенные мною доводы в пользу немедленного учреждения нештатного, но оплаченного консульского агенства в Массуа. Консульский Агент этот мог бы тот час же войти в сношения с пограничными абиссинскими властями и переслать через них, верно способом, письмо к Царю Иоанну. С другой стороны, Консульский Агент в Массуа мог бы даже пробраться и до Адуа без особого декорума, так как он не имел бы характера черезвычайного посланника, характера, который был бы неминуемо придан в Абиссинии всякому нарочному посланцу и потребовался по местным обычаям.

С истинным почтением и совершенною преданностью имею честь быть,

Милостивый Государь,

Вашего Высокопревосходительства покорнейший слуга

М.Хитрово

АВПРИ, ф Политархие, on 482, д 1999, т 88-89 об

1 Речь идет о главе коптской церкви Египта, в ведении которой находилась эфиопская монофиситская церковь. Так, назначение главы эфиопской церкви являлось исключительной прерогативой александрийского патриархата.

2 В 1885 г. с согласия Египта, формально владевшего этой частью Крас-номорского побережья, порт Массауа был занят итальянским морским десантом

3 Действия Н И. Ашинова, атамана "вольных казаков", который в период 1886-1889 гг во главе отряда добровольцев, главным образом из казаков, совершил две экспедиции в Эфиопию, не получили поддержки официальных кругов России, о чем, в частности, свидетельствует содержание архивных документов. Экспедиции Ашинова, ставившие своей целью укрепление отношений между Россией и Эфиопией, а при благоприятной возможности и создание русского поселения в этой части Африки, осуществлялись за счет частных пожертвований.

? 23 Из донесения дипломатического представителя России в Египте А И. Кояндера министру иностранных Н.К.Гирсу о пребывании в Эфиопии В.Ф.Машкова и его впечатлениях.

1889г.

[...] По рассказам Машкова, вследствие господствующей в Абиссинии неурядицы, он не смог пробраться на север этой страны и доволен был ограничиться посещением лишь южной ее части - владений Шоа, с королем коего Менеликом он провел несколько недель. [...] К России, по словам Машкова, Менелик относится весьма сочувственно. Он напоминал нашему офицеру, что негусы Теодорос и Иоанн не раз делали попытки вступать с нами в сношения, но что из России ими не было получено никакого ответа. Теперь снова Менелик написал письмо Государю Императору, которое и везет с собою поручик Машков. По словам последнего, ему было поручено редактировать это письмо, и он в нем прямо просил принять Абиссинию под покровительство России. Но Менелик собственноручно изменил эту редакцию в том смысле, что он просит лишь содействия Его Императорского Величества для организации вооруженных сил и внутреннего строя Абиссинии.

Факт отправления письма Менеликом Государю Императору доказывает, что заявление итальянцев о том, будто, согласно подписанному владетелем Шоа 2 мая с.г. договору , все внешние сношения Абиссинии должны находиться в их руках, или заведомо ложно, или же основано на недоразумении. Менелик, если даже он и подписал подобный договор, невидимому вовсе не намерен ему подчиниться и прямые с ним отношения являются таким образом вполне возможными

Я не считаю себя компетентным решать вопрос - доставят ли нам сношения эти какие-либо выгоды. Позволю себе лишь выра-ихь мнение, что пока Абиссиния имела возможность пробиться к берегам Красного моря и утвердиться на них, приобретение нами этой стране преобладающего влияния являлось крайне желательным в виду интересов наших в Восточном океане. После завладения итальянцами Массовою2, Абиссиния навсегда отрезана от морского побережья. На мой взгляд, теперь она имеет для нас значение не политическое, а лишь военное и, при том, только косвенное, в смысле отвлечения части итальянских сил в Африку в случае столкновения Италии с сочувствующими нам европейскими державами.

В заключение настоящего письма, позволю себе передать Вашему Превосходительству вынесенное мною из разговоров с поручиком Машковым впечатление, что офицер этот выполнил возложенное на него секретное поручение с большим уменьем, тактом и даже можно сказать, с отличием. Во время поездки ему приходилось не раз рисковать своею жизнью и встречать почти непреодолимые трудности, о которых он рассказывает очень просто, без всякого хвастовства или рисовки. Вообще он показался мне человеком серьезным, слова которого тем более заслуживают доверия, что все сообщенные им мне фактические данные вполне совпадают с теми сведениями, которые уже имелись у меня относительно событий в Абиссинии.

АВПРИ, ф Политархие, on 482, д 2003, лл 24-26 о5

1 Имеется в виду Договор о дружбе и торговле между Эфиопией и Италией, подписанный 1 мая 1889 г. в местечке Уччиали (Вучале). Неидентичность амхарского и итальянского текстов статьи 17 этого договора привела к ухудшению отношений между договари-вающимися сторонами, а затем и к войне 1895-1896 гт В амхарском тексте статьи 17 говорилось' "Его Величество император Эфиопии может пользоваться услугами правительства Его Величества короля Италии для переговоров по всем делам, которые у него могут быть с другими державами и правительствами" В итальянском же тексте вместо слова "может" было сказано "соглашается", что в Риме трактовали как "д,олжен", и это было использовано итальянской дипломатией для объявления протектората Италии над Эфиопией.

12 февраля 1893 г. Эфиопия денонсировала Уччиальский договор Несмотря на все усилия итальянской дипломатии, Россия неизменно рассматривала Эфиопию в качестве независимого государства.

2 Имеется в виду г. Массауа.

? 24. Из донесения дипломатического представителя России в Египте А.И.Кояндера о целях направляемой в Россию эфиопской дипломатической миссии

8/20 июня 1895 г

[...] По заявлению г. Леонтьева, письмо Менелика Государю Императору, которым снабжен Дамтоу, не заключает в себе никакой просьбы, ограничиваясь лишь рекомендацией отправляемого в С.Петербург Посланца. На последнего кроме того не возложено никакого политического поручения. Негус, по-видимому, вполне понимает, что никакой материальной помощи Россия оказать ему, хотя бы вследствие географического положения обеих стран, не может. Единственно к чему он стремится - это, будто бы, иметь в Европе благорасположенное к нему государство, которое могло бы подавать ему государственные советы и предупреждать о грозящих ему опасностях. Кроме того, он, кажется, желал бы получить из России инструкторов для своей армии и инженеров и другого рода техников для разработки природных богатств Абиссинии. К французам он не хочет за ними обращаться, предполагая, что Франция, имея сопредельные с Абиссиниею владения, дружески к ней относится до поры до времени; при известных же обстоятельствах он боится, что она может очутиться в числе его врагов, стремящихся уничтожить независимость его страны [...].

АВПРИ, ф Политархив, on 482, д. 2013, т. 4-5 об

? 25. Высочайшее соизволение о награждении членов эфиопской дипломатической миссии1

Копия Санкт-Петербург, 4 июля 1895

года

1. Негусу Абиссинии, Менелику II - орден Святого Александра Невского, украшенный бриллиантами.

2. Харарскому Вице-Королю, рас2 Маконену - орден Святой Анны 1 -ой степени, украшенный бриллиантами.

3. Чрезвычайному Послу Его Величества Негуса Абиссинии, принцу Дамто, фитаурари (генерал-адъютанту - орден Святого Станислава 1 -ой степени.

4. Старшему члену посольства, генералу Генемиэ - орден Святого Станислава 2-ой степени со звездою.

5. Второму члену посольства, в чине подполковника, принцу Белякио - орден Святой Анны 2-ой степени.

6. Секретарю и драгоману посольства, лейтенанту Личь Редда - орден Святой Анны 3-ей степени.

7. Состоящему в свите принца Дамто, в офицерском звании Личь Вальче - орден Святого Станислава 3-ей степени.

8. Состоящему в свите принца Дамто, в гражданском чине, соответствующему чину лейтенанта Ато Иосифу - золотую медаль для ношения на шее на Станиславовской ленте и подарок.

9. Абиссинскому Епископу Габроегзиабхеру - панагию, по соглашению со Святейшим Синодом.

10. Оруженосцу принца Дамто Сей - подарок. 11 - Оруженосцу принца Дамто Иса - подарок.

12. Слуге принца Дамто Дамбала"подарок.

13. Слуге принца Дамто Уальдегез - подарок.

АВПРИ, ФПолчтархив, on 482, д. 137, л 40 об.

1 Приезд эфиопской дипломатической миссии в июне 1895 г. не был согласован с российским МИД и явился для правительства России полной неожиданностью. Формальной целью миссии было возложение золотой короны на усыпальницу покойного императора Александра III, фактически же эфиопская сторона стремилась добиться от России военной помощи и дипломатической поддержки в предстоявшей войне с Италией. В целом эфиопской миссии был оказан радушный прием, что получило большой резонанс в нашей и зарубежной прессе. В декабре того же года Россия отправила в дар Менелику 30 тыс. винтовок и 5 млн. патронов. К несчастью для эфиопов, голландский пароход, перевозивший оружие, был задержан итальянцами неподалеку от Массауа, и в ходе итало-эфиопской войны 1895-1896 гг. оно использовано не было.

2 Рас- высший после негуса титул в феодальной Эфиопии.

? 26. Письмо Николая II императору Менелику II

Петергоф, 15 июля 1895 г.

Его Величеству Менелику II, Негусу Абиссинии.

Ваше Величество, отправленное Вашим Величеством в Россию Чрезвычайное посольство вполне благополучно прибыло в мою столицу и передало мне дружественное письмо Ваше от 22 миязия . Выраженные в этом письме чувства соболезнования по поводу кончины в Бозе почившего Отца моего Императора Александра III и благожелания по случаю вступления моего на прародительский престол искренне тронули меня. С удовольствием приняв из рук принца Дамто Святые Евангелие и золотой крест, я могу заверить Ваше Величество в неизменном моем расположении, а равно и участии к судьбам абиссинского народа. Во имя этих увств я прошу Вас принять и возложить на себя знаки ордена вятого Благоверного Великого Князя Александра Невского, украшенные бриллиантами. Для облегчения Чрезвычайному по-льству Вашего Величества обратного путешествия, я разрешил щ5П°Д У Леонтьеву сопровождать посольство по пути следовало в Абиссинию. За сим молю Всевышнего о долгоденствии

Вашего Величества и о ниспослании успеха всем Вашим благим начинаниям.

Вашего Величества добрый брат Николай

АВПРИ, ф. Политархив, on 482, д. 137, л. 55.

' 30 апреля по европейскому календарю.

? 27. Об отношении России к притязаниям Италии на протекторат над Эфиопией.

Из докладной запискиминистра иностранных дел России А.Б.Лобанова-Ростовского императору Николаю II

22 июня 1895г.

[...] Итальянский Поверенный в делах крайне возбужден появившимися в газетах известиями об официальном приеме, оказанном в Одессе абиссинской депутации. Вчера он приезжал сказать мне, что этот прием произведет в Италии самое прискорбное впечатление; что Менелик, подчинившийся итальянскому протекторату, находится ныне в возмущении (en rebellion) против Итальянского правительства, и что вследствие сего почести, возданные его посланцам, не соответствуют дружественным отношениям, существующим между обеими нашими правительствами.

На это я ответил господину Сильвестрелли, что итальянского протектората над Абиссинией мы никогда не признавали; что если Менелик в чем либо поступил в противность своим договорам с Италиею, то это до нас вовсе не касается и что вообще, какие бы ни были враждебные отношения между двумя государствами, отношения эти никогда и нигде не почитались препятствием к тому, чтобы посторонние державы имели сношения с каждым из этих государств. [...]

АВПРИ, ф. Политархив, on 482, д. 137, т. 38-39.

? 28. Интересы России в районе Красного моря и русско-эфиопские отношения1

Из донесения посла Германии в Санкт-Петербурге

фон Швейница канцлеру фон Бисмарку, содержащего материалы прессы об интересах России в районах Красного моря.

В своем письме Бисмарку от 9 декабря 18824 года фон Швей-ниц ссылается на статью в "Московской газете" от 8 декабря, в которой говорится, что Баб-эль-Мандебский пролив, столь важный Для всех мореходных держав, должен быть поставлен под контроль Эфиопии, поскольку этой стране принадлежит право на всю африканскую береговую линию от Массауа до Зейлы. Что же касается отношений между Россией и Эфиопией, то эта газета, известная как рупор мнения г-на Каткова, отмечает, что эфиопская церковь предрасположена к ортодоксальной церкви, и поэтому русская церковь и русский царь, в качестве ее защитника, должны способствовать развитию отношений с Эфиопией.

В последующем письме от 5 января 1885 года говорится, что в русской прессе продолжают появляться материалы об отношениях с Эфиопией. Большое внимание при этом уделяется вопросу получения Россией порта в этой части Африки. Религиозная близость обеих стран должна облегчить установление контроля России над Эфиопией и негоже России оставлять важный морской путь к ее владениям в Тихом океане в руках иностранных держав. По моему мнению, корреспондент упоминает статью в "Московской газете" от 28 декабря.

Данная статья имеет ссылку на немецкую газету "Райсхбутер" - 283, в которой содержится призыв к России подчинить Эфиопию. Такое положение немецкой газеты вряд ли найдет отклик в России, поскольку речь идет о принятии на себя обязательств по отношению страны, не находящейся в непосредственной близости к ее территории. Подобное пожелание отражает лишь то доверие, которое испытывают к России в высокопоставленных кругах Германии. Совсем другое дело, если сама Россия, исходя из собственных национальн^1х интересов, проявит инициативу, направленную на восстановление контроля Эфиопии над Красноморским побережьем, поставив условием, что последняя обеспечит свободу судоходства всем христианским странам.

Автор статьи немало внимания уделяет также эфиопской церкви, подчиняющейся Александрийскому патриарху. Глава эфиопской церкви зачастую представляет интересы Египта, что не отвечает интересам страны и часто вызывает неудовольство в самой Эфиопии. В среде эфиопского духовенства порой высказывается мнение о необходимости пересмотра некоторых элементов подчиненности Александрии и посылке молодых священнослужителей на учебу в Грецию или же Россию.

Автор статьи пишет об установлении постоянного обмена между русской и эфиопской церквями и о желательности того, чтобы государственные либо частные учреждения России предприняли ряд научных экспедиций в Эфиопию. По его словам, в России найдется немало желающих принять в них участие.

Касаясь роли России в африканских делах, "Новое время" от 2 января 1885 года пишет следующее: "Общее понимание того обстоятельства, что Россия не принимает участия в колониальной политике в Африке, позволило нам занять весьма выгодную позицию на Берлинской конференции по Конго и в целом по колониальной политике3. Благодаря этому, мы можем принять на себя роль незаинтересованного миротворца в конфликтах других держав по отношению к Африке".,

Говоря о русско-эфиопских отношениях, целесообразно привести статью эфиопского корреспондента, опубликованную в итальянской газете "Рассенья", в которой говорится: "Несколько дней назад правитель Эфиопии император Иоханныс получил письмо от коптского патриарха в Александрии, в религиозной юрисдикции которого находится Эфиопия, в котором сообщается, что российский император наградил упомянутого патриарха Большим крестом русского ордена, в то же самое время заверив его, что русская православная церковь никогда не откажется от оказания материальной и моральной поддержки близким ей по духу африканским церквям, а именно коптской и эфиопской, в надежде способствовать их дальнейшему процветанию. Письмо это было громко зачитано самим негусом в присутствии всего двора. По повелению Иоханныса копия этого послания была направлена в Гондэр абу-не , с тем, чтобы он объявил эту благую весть всем прихожанам. В то же самое время негус упомянул о своем намерении направить в ближайшем будущем делегации в Афины и Константинополь для воздания соответствующих почестей экуменическому патриарху в последнем из этих городов. По словам Иоханныса, оттуда они отбудут в Санкт-Петербург для встречи с царем России и Священным Синодом. Ходят слухи, что в ближайшее время Эфиопию посетит делегация из России, которая доставит послание царя и богатые подарки негусу Иоханнысу".,

Согласно сообщению, полученному из Константинополя 3 февраля 1886 года, совсем недавно в Эфиопии объявилась группа русских казаков. Это сообщение не будет неожиданностью для тех, кто следил за статьями, опубликованными в прошлом году г-ном Катковым, в которых постоянно высказывалась мысль о необходимости укрепления связей с близкой по вероисповеданию Эфиопией.

Как явствует из материалов русской прессы, эта казачья экспедиция была организована в Константинополе, где в течение нескольких месяцев находился ее руководитель Николай Иванович [Ашинов]. Скорее всего он действовал без санкции русского правительства, ибо не был принят ни послом г-ном Нелидовым, ни другими членами дипломатического корпуса. В Эфиопию он отправился в сопровождении армянина-драгомана и врача-грека.

Казаки прибывали небольшими группами и собирались неподалеку от Массауа. Вице-король Асмары устроил в их честь великолепный прием.

Предполагается, что в скором будущем, еще в феврале, Николай Иванович получит аудиенцию у императора Иоханныса. Не похоже на то, что эта экспедиция была предпринята спонтанно, даже принимая во внимание присущую казакам тягу к разного ро-

а вооруженньш авантюрам. Они всегда готовы выступить в роли Заемных убийц.

Мы повторяем, что вряд ли страсть к приключениям можно читать единственной причиной, побудившей Николая Ивановича - его товарищей искать встречи с императором Эфиопии. Этому невозможно поверить, если серьезно отнестись к материалам, полученным итальянскими газетами из Массауа, в которых утверждается, что в состав казачьей экспедиции входят офицеры регулярной армии, хотя русская пресса и пытается создать впечатление, что все это не что иное, как деятельность небольшой группы патриотов России и Эфиопии. Как отмечает в порыве энтузиазма "Новое Время": "С точки зрения России, положение Эфиопии на Красноморском побережье можно сравнивать с положением Мон-тенегро на Балканском полуострове".,

Каковы бы ни были причины, побудившие этих казаков стать пионерами русского влияния в Африке, на данном этапе это событие имеет значение, которое оно бы не имело если бы две западные державы не стремились бы к установлению своего влияния в этом районе.

Вырезка из "Московской народной газеты" от 28 января 1886г.

Речь в ней идет о слухах по поводу визита русских казаков в Эфиопию. Итальянские газеты даже упоминают о наличии в их составе офицеров. Эти слухи подтверждаются и сообщениями из "Нового Времени", корреспондент которой, судя по всему, принимает участие в этой экспедиции. "Новое Время", в частности, помещает отчет о приеме казаков в конце 1885 года вице-королем Асмары расой Алулой: "Судя по всему, атаман Николай Иванович [Ашинов] и его люди произвели глубокое впечатление на местное население своим великолепием, выносом флага и иконы. Казаки следовали на богато украшенных конях. Им был оказан великолепный прием, и по приказу вице-короля (т.е. представителя императора) в честь русского флага был произведен орудийный салют. Рас Алула заверил гостей, что император Эфиопии будет рад их принять и что к нему уже направлен гонец с известием о прибытии русских. Казаки поднесли представителю императора богатые подарки.

На следующий день в присутствии русских была проведена благодарственная служба в одной из церквей".,

Газетная статья завершается предположением, что экспедиция казаков планировалась тщательно и надолго и не может не закончиться успехом, вызывая собой немалый политический интерес.

Корреспонденция из Асмары от 28 декабря 1885 г.

В Асмаре я наблюдал следующую сцену. По дороге маршировал значительный по численности отряд эфиопских воинов. Я было решил, что они отправляются воевать с махдистами, но от переводчиков выяснил, что на самом деле это экскорт раса Алулы, готовящийся приветствовать гостей из Москвы. Я заинтересовался происходящим и вскоре выяснил, что по приглашению императора Иоханныса прибыл отряд русских вольных казаков во главе с Николаем Ивановичем [Ашиновым]. Примерно через пять минут в великолепной белой форме на прекрасном арабском скакуне появился сам руководитель экспедиции. Его сопровождали казаки, у которых в руках были русская церковная хоругвь и изображение нашего Спасителя.

Около 5000 человек приняло участие в процессии. С большими почестями гости были приняты расом Алулой.

Подъем русского флага приветствовал салют из 5000 орудий. Казаки вынесли на всеобщее обозрение портрет царя. Гости преподнесли богатые дары. Согласно местной традиции, для них была подготовлена щедрая провизия: вино, хлеб, масло, мясо и птица. Русские исполнили государственный гимн и разные казачьи песни, понравившиеся местным жителям, по словам которых, никогда еще никто из иностранцев не встречал такого приема. В ближайшей церкви был отслужен благодарственный молебен".,

Фон Швейниц - Бисмарку, из донесения от 2 февраля 1886 г. Санкт-Петербург

Генерал-губернатор Кавказа князь Дундуков заявил, что он хорошо знает руководителя казачьей экспедиции. По его словам, Николай Иванович Ашинов не является ни казаком, ни атаманом. Он явился к князю с группой колонистов с целью получить деньги для создания поселения на берегу Черного моря вблизи Сухума. Ашинов сумел получить 2 тысячи рублей, из которых вместо того, чтобы закупить, как планировалось, скот для новой колонии, половину присвоил. Затем он уехал в Россию, зная, как заручиться поддержкой г-на Каткова, и если бы не вмешательство в последний момент князя Дундукова, получил бы аудиенцию у царя. После этого Ашинов собрал деньги среди богатых богобоязненных купцов в Москве и с несколькими компаньонами через Константинополь добрался до Эфиопии.

Национальный архив Эфиопии, фонд zg/a, б 01.3, т. 1-2, 36, 40-41, 45-48 Пер с англ яз.

' Объединенные под этим заголовком документы из Национального Архива Эфиопии являются частью фонда Зоуде Гэбрэ-Сшгласе, видного эфиопского дипломата и историка. После прихода к власти в стране в 1974 г. военных он эмигрировал в Англию, а его личный архив был изъят новыми властями В 1991 г. когда был создан Национальный Архив Эфиопии, документы, принадлежащие Зоуде Гэбрэ-Сылласе, составили в нем отдельный фонд. Судя по многим материалам, Зоуде весьма интересовался историей русско-эфиопских отношений.

Приведенные документы публикуются в том виде, в котором они содержаться в Национальном Архиве Эфиопии.

2 Скорее всего имеетсяв виду газета "Московские Ведомости", которую в 1850-55 и 1863-1887 гг. издавал М.Н. Катков.

3 Берлинская конференция 1884-1885 гг. была созвана для урегулирования спорных вопросов, возникших в результате борьбы западноевропейских государств за раздел Тропической Африки.

4 Абун, абуна - дословно "отец наш" - титул главы эфиопской моно-физитской церкви, до 1955 г. подчинявшейся Александрийскому патриархату.

? 29. Донесение английского дипломата консула в России Уогстаффа министру иностранных дел Великобритании Р. А. Солсбери об экспедиции НИАшинова в Эфиопию . 1889 г.

Консул Уогстафф маркизу Солсбери

Таганрог, 25 января 1889 г.

Милорд,

Участившиеся в последнее время упоминания в прессе о "вольном казаке Ашинове", побудили меня подготовить донесение о его поездках в Абиссинию, которое я имею честь представить на рассмотрение Вашей милости.

Подпись

Миссия в Абиссинию

Из газеты "Донская речь" следует, что Николай Иванович Ашинов в 1884 году направился в Абиссинию во главе небольшой группы терских казаков, насчитывавшей примерно 50 человек. В то же самое время, согласно "Русскому курьеру", другой отряд численностью 650 человек под командованием есаула Ястреба и состоявший из черкесов, курдов и казаков, направился в том же направлении. В качестве доказательства трудностей, с которыми казаки столкнулись на пути в Абиссинию, включая враждебное отношение со стороны арабов, приводится тот факт, что из всех отправившихся назначенного места достигли лишь 57 человек. С разрешения негуса Иоханнеса, Ашинов с горсточкой людей обосновался в Абиссинии и был вынужден оказывать постоянное сопротивление соседним диким племенам. По словам самого Ашинова, в настоящее время в Абиссинии насчитывается около 800 терских, кубанских и уральских казаков; к ним присоединилось около 15 тысяч эфиопов, создана армия численностью приблизительно в 16 тысяч человек, разделенная на 3 кавалерийских полка во главе с выбранными самими казаками командирами.

В прошлом марте армия Ашинова заняла местность на африканском побережье Индийского океана вблизи Таджурского залива, к югу от Баб элъ-Мандебского пролива. Это место было названо "Новой Москвой", и газета добавляет, что, с точки зрения торговых интересов, место это имеет важное значение, ибо оттуда можно осуществлять контроль над самыми удобными путями вглубь страны, а кроме того оно может служить гаванью для укрытия судов.

В отличие от вышеизложенного, другая газета, "Русское Дело", опубликовала выдержки из письма на имя редактора, из коего следует, что во время своего первого путешествия Ашинов, действительно, с 3-4 людьми достиг Абиссинии, но не виделся с негусом, познакомившись лишь с расой Алулой.

В ходе второй экспедиции, предпринятой прошлой весной вместе с 7-8 спутниками, Ашинов не достиг Абиссинии и сошел с паровика "Кострома", принадлежащего Добровольческому флоту, на пустынном берегу неподалеку от французского колониального поселения Обок, не вступая ни в какие переговоры с местными властями о концессии на землю. Далее газета сообщает, что он не основал никакой станицы "Новая Москва" и вообще скорее бы всего пропал, если бы его со товарищи не подобрал французский корабль, доставивший их в Обок, откуда сам Ашинов через Аден и Порт-Саид отправился в Иерусалим, предоставив своим спутникам проблему самим вшгутываться из ситуации.

Находясь в Иерусалиме, он свел знакомство с двумя абиссинскими монахами, которые уже долгое время не были на родине, проживая все это время в абиссинском монастыре в Иерусалиме. Один из них, диакон Микаэль, уже давно был отлучен от церкви коптским патриархом, главой эфиопской церкви.

В свое время находясь в России, диакон Микаэль был крещен и принят в лоно православной церкви в Киеве митрополитом Михаилом. Потом он вернулся в Иерусалим, где и проживает сейчас в стенах русского подворья.

С этими двумя монахами Ашинов вернулся в Россию, представив их всем как посланцев негуса, чем успешно ввел многих в заблуждение.

Какое-то время ничего не было известно о компаньонах Ашинова, поскольку никто из них нигде не появлялся, и лишь спустя какое-то время один из этих путешествующих джентельменов вернулся, дав полное описание деятельности так называемых "вольных казаков", число которых Ашинов сумел довести до десяти.

Что заслуживает особого внимания, так это то обстоятельство, что Добровольческий флот принял решение предоставить для удобств "вольных казаков" пароход и Министерство флота предполагает снабдить их оружием и другими боеприпасами. Вместе с тем в настоящее время все приготовления были приостановлены, а Николай Иванович Ашинов куда-то исчез.

16 (28) октября 1888 года в газете ?Южный край" появилось объявление о прибытии в Харьков архимандрита Паисия, который следовал в Абиссинию с тем, чтобы занять там пост главы православной миссии в недавно созданной казаками станице "Новая Москва" и объявил сбор пожертвований на постройку церковного храма. Объявление о сборе пожертвований завершалось сообщением, что архиепископом Киева Амбросием в фонд была внесена сумма в размере 200 рублей.

Касаясь всего вышеизложенного, газета "Донская речь" отметила, что интерес, проявленный архиепископом, свидетельствует о серьезности данного предприятия, и что г. Римский-Корсаков, богатый предприниматель из Харькова, решивший сопровождать экспедицию в Абиссинию, оказал значительную материальную поддержку отцу Паисию.

В другом выпуске "Донской речи" появилась статья следующего содержания: "В былые времена, где бы не появлялись казаки, их деятельность имела чисто военный характер; они либо создавали вооруженные посты вдоль фаницы, выступая в качестве авангарда армии, либо использовались как резервные силы в случаях начала враждебных действий со стороны неприятеля. Ныне же они выступают в роли носителей миролюбивых и религиозных идей. Наглядным примером такого процесса может служить иммиграция казаков в Абиссинию, о которой немало говорят по всей России, хотя пресса уделяет этой теме недостаточно много внимания. Вместе с тем мнения на сей предмет обсуждения весьма противоречивы. Во главе абиссинских казаков стоит Николай Иванович Ашинов, человек не очень хорошо известный широкой общественности, впрочем, как и его компаньон монах Паисий (в настоящее время архимандрит Александро-Невского монастыря), глава православной миссии в Абиссинии. Последний еще менее известен в церковных кругах, но весьма популярен среди казаков".,

Далее автор статьи задается вопросом: "Не является ли удивительным, что Ашинов является атаманом новых абиссинских казаков, которые поселились на далеком африканском побережье Индийского океана". И сам себе отвечает: "Нисколько. Это не место Для человека, занимающего видный и почетный пост; никто из таких людей не отправится в далекие дикие места, как ежели в ссылку- Еще меньшее удивление вызывает назначение отца Паисия. Он не слишком образован, но обладает недюженной физической и моральной силой, и это позволит ему преодолеть все трудности, сколь велики они не были бы. Отец Паисий являет собой человека практических знаний, поскольку около четверти века прослужил в местах, близких к Абиссинии. Будучи по происхождению выходцем из казачьих кругов, он хорошо понимает казаков, среди которых ему предстоит находиться, обладая в то же время качествами, необходимыми для абиссинского миссионера.

На своем пути через Одессу, отец Паисий на несколько дней остановился в Новочеркасске. Многие из донских казаков близко к сердцу приняли цели абиссинской православной миссии и выразили готовность оказать материальную поддержку.

От Новгородского и Санкт-Петербургского митрополита Исидора отец Паисий получил разрешение на сбор средств для создания на далеких африканских берегах торговой станции и сооружения монастыря и церкви с хором, а также строительства школы для местных детей и мастерских, в которых туземцы смогут обучиться профессиям, необходимым в простой жизни абиссинцев, таким, как столяр, кузнец, строитель, мельник и др.

В настоящее время отец Паисий занят сбором пожертвований в Новочеркасске и можно надеяться, что донские казаки последуют доброму примеру своих товарищей. В журнале пожертвовате-лей отца Паисия среди других можно увидеть следующие имена: К.П. Победоносцев, митрополит Исидор, С.В. Карский, В.Н. Хит-ров, генерал Урковский, полковники Максимов и Дуткин из 7-го и 8-го полка донских казаков, Т.Н. Плевако, князь Гагарин, градоначальник Москвы М. Алексеев, епископ Михаил и многие другие.

Архиепископ Херсонский и Одесский Никон сделал следующее заявление: "Благословляю все пожертвования, сделанные на это Богоугодное дело", а архиепископ Донской и Новочеркасский добавил: "Донской архиепископ Макарий благословляет пожертвования, сделанные на территории донских казаков и направленные на святые и искупительные деяния в Абиссинии во имя Господа Бога нашего".,

Несмотря на то, что многие подписались на сумму в сто рублей и более, собранная сумма в целом не очень велика, принимая во внимание размеры и продолжительность предстоящих работ. Отец Паисий собирается оставить кого-нибудь в Новочеркасске, кто будет собирать пожертвования после его отъезда.

Большой интерес к предстоящему предприятию выказала газета "Московские ведомости", которая также начала сбор пожертвований и за весьма короткий срок сумела собрать более 1 тысячи рублей. (В 263-м номере этой газеты приводится сумма в 1123 рубля.)

Сумма средств, необходимых для реализации поставленных задач в совершенно дикой стране, безусловно, была недостаточ ной, принимая во внимание и то обстоятельство, что она должна была включать в себя содержание пятидесяти добровольцев, со провождающих отца Паисия в качестве учителей, хористов, свя щеннослужителей, монахов и диаконов, а также строительство церкви и монастыря... й

В еще одной статье, опубликованной на эту тему в "Донской речи" говорится: "Глава новой православной миссии в Абиссинии. который поселил Новочеркасск, отправился в Одессу, откуда он вместе с казачьей экспедицией отбудет в Абиссинию. Ныне мыАне должны рассматривать Абиссинию, как совершенно незнакомый и чуждый нам регион, но как дружественную и христианскую страну, на территории которой обосновались русские казаки, создав станицу "Новая Москва" в качестве своей столицы".,

Помимо заявлений лиц, заинтересованных в этой абиссинской теме, в русской прессе появилось несколько благожелательных материалов, выдержки из которых приводятся ниже.

Так, в "Московских ведомостях" говорится: "К юго-западу от французского порта Обок и к северо-западу от принадлежащего англичанам населенного пункта Зейла на побережье Индийского океана, наши православные казаки основали станицу под дорогим им названием "Новая Москва" и водрузили над ней русский флаг". В газете "Новости" содержится следующее замечание: "Самое пристальное внимание направлено к станице "Новая Москва", основанной "вольным казаком Ашиновым". В Москве была организована значительная по составу православная миссия под началом архимандрита Паисия". По мнению "Киевского слова", "Москва щедро одарила миссию различной утварью, необходимой для основания и убранства православной церкви в станице "Новая Москва". Это будет первая русская православная церковь в столь отдаленном районе, 11° к северу от экватора". "Южный край" также помещает любопытную статью по этому поводу: "Люди, появившиеся в Одессе из Африки, заявляют, что основанная Ашиновым станица "Новая Москва" растет не по дням, а по часам и привлекает огромное число местных жителей, занятых торговой деятельностью. Для казаков построено много домов. Согласно одесским газетам, в этой колонии будет возведен русский монастырь, настоятелем которого станет архимандрит Паисий, бывший монах монастыря на горе Атос, хорошо известный русским паломникам. В России одобрен сбор пожертвований для нужд этого монастыря". По мнению той же газеты: "Имеются две причины для посещения отцом Паисием донских районов. Он хочет предстать перед донскими казаками, для которых затеваемое им предприятие представляет немалый интерес, а также получить от них материальную поддержку. Выгода, проистекающая из расселения казаков в Африке, заключается прежде всего в возможности вести торговлю, чем всегда казаки занимались с пограничными народами; затем эта торговля распространится на всех русских. Точно так же осуществление торговых операций в этой части Африки обеспечит поддержку и безопасность православной миссии в ее моральной и религиозной деятельности. В качестве доказательства того интере-са, который был проявлен к данному предприятию в Новочеркас-ске, можно привести тот факт, что два человека (диакон и казак), уже отправились в Одессу, чтобы влиться в ряды участников экспедиции. Кроме того, объявилось немало других добровольцев,

которые пока не решаются отправиться в путь впоследствии некоторых неясностей относительно долгого и трудного путешествия.

Покидая Ростов, архимандрит и его спутники просили нас выразить донским казакам их личную благодарность за добрый прием и материальную поддержку вышеупомянутого мероприятия. С огромным удовольствием мы передаем эту сердечную благодарность нашим читателям".,

Противоречивую версию происходящего, весьма примечательный рассказ о казачьей колонии в Абиссинии содержится в другой газете: "Весьма интересное дело было бы представлено недавно мировому судье в Одессе, однако вследствие отсутствия ответчика разбирательство на некоторое время было отложено.

Истец, некто Самусев, отставной сержант и георгиевский кавалер, обвинил вольного казака Ашинова на сумму в 300 рублей, которые истрачены были Самусевым на поездку в Африку и возвращение назад в Одессу. В своем иске он заявляет следующее: "В прошлом году Ашинов, занимаясь рекрутированием новых членов для своей колонии в Абиссинии, повстречал в Одессе Самусева и, живописуя прелести жизни в этой колонии, предложил ему присоединиться к экспедиции. Самусев согласился и спустя некоторое время, вместе с несколькими ашиновскими казаками, прибыл в Африку, где не обнаружил никаких следов вышеупомянутой колонии. Вскоре вслед за тем Ашинов неожиданно исчез, оставив их без всяких средств существования на совершенно пустынном морском побережье, где отсутствовало хоть какое-то проявление живой жизни. Самусев и иже с ним обратились за помощью к абиссинцам, но все, что им удалось получить, так это совсем немного риса. Спустя несколько месяцев Самусеву удалось вернуться в Россию и прослышав, что Ашинов опять набирает в Одессе людей для своей абиссинской экспедиции, решил вчинить ему иск".,

Касаясь слухов, окружающих личность Ашинова, "Донская речь" в заключение отмечает: "Помещая на страницах нашей газеты подобные материалы, мы считаем необходимым подчеркнуть, что общественность Санкт-Петербурга и Москвы всегда воспринимала все, связанное с Ашиновым, с большой долей скептицизма. Вполне вероятно, что он действительно основал колонию на африканском побережье, но вплоть до сегодняшнего дня мы не видим никаких результатов его деятельности. Это обстоятельство, вкупе с другой газетной информацией об Ашинове, не принесет ему никакой популярности".,

Возникает вопрос, что это вообще за экспедиция, в чем заключается ее смысл"

В прошлом месяце газеты сообщили, что Ашинов и архимандрит Паисий, с группой добровольцев из 150 человек и 50-ю казаками, на пароходе "Адмирал Корнилов" отправились из Одессы ъ свою станицу на африканском побережье. Также появились сообщения, что они затем прибыли в Константинополь, а 14 июля, на борту австрийского судна, миновали Джидду.

Последние новости об абиссинской экспедиции содержатся в письме архимандрита Паисия, опубликованном в "Свете", в котором говорится: "10/22 декабря мы отплыли из Одессы. Нашей отправке предшествовали шумные проводы, и всей нашей группой, насчитывающей около 200 человек, включая казаков, был исполнен гсюударственный гимн. Среди членов экспедиции имеется около 100 человек кавказцев, весь состав, помимо военного ремесла, обладает навыками и других профессий. Не только казаки, но даже и церковные хористы отбирались исходя из знания ими того или иного ремесла. С собою мы везем все необходимое, для производства самых разнообразных работ. На приобретение необходимых инструментов мы потратили все полученные пожертвования, и из съестных припасов у нас остался лишь запас печенья. По прибытии на место мы приступим к работе, но не располагая средствами, мы вряд ли преуспеем.

Николай Иванович Ашинов содержит казаков за свой счет. Среди них он установил строгую военную дисциплину.

Турки получили сведения, что на борту "Адмирала Корнилова" скрываются 2000 вооруженных молодых казаков, и в каждом порту турки скрытно проникают на корабль и обшаривают все закоулки, пока не понимают, что их обманули. Наконец мы прибыли в Александрию, откуда уже двинемся к месту назначения. Мы начинаем это великое предприятие не имея значительных денежных средств, располагая лишь запасом печенья, но с полной верой в Бога и надеждой на помощь добрых людей".,

В заключение "Свет" сообщает, что архимандрит Паисий выразил надежду, что "Святая Русь не оставит своих сыновей, покинувших отчий дом, чтобы осуществлять духовное образование среди людей, связанных с нами единой верой и способствовать установлению русского влияния на Африканском континенте".,

Подпись

Национальный архив Эфиопии, фонд ZG/A, 8.02.4, т. 29-38. Пер. с англяз.

1 Данное донесение, как и ггредыдущее от посла Германии в России, отражает обеспокоенность, которую вызывали у западноевропейских стран экспедиции Ашинова в Эфиопию. Европейские дипломаты не могли до конца понять, являются ли они частной инициативой определенной группы лиц, или же за действиями Ашинова стоит хорошо закамуфлированная политика правящих кругов России, использующих казачью инициативу в качестве пробного шага по укреплению в Африке. Основанные порой на различных слухах и выступлениях ашиновцев, донесения западноевропейских дипломатов в ряде случаев грешат неточностями и преувеличениями. В частности, нет никаких одтверждений о существовании отряда численностью в 650 человек под командованием есаула Ястреба, в целом лишь на бумаге осталась большая и процветающая станица "Новая Москва".,

JVa 30. Из донесения посла Великобритании в Санкт-Петербурге

Р.Мориера министру иностранных дел А.Солсбери об экспедиции Н.И. Ашинова. 1889 г.

Р. Мориер маркизу Солсбери

Санкт-Петербург, 7 февраля 1889 г

Во время сегодняшней встречи с г.Гирсом я в разговоре с ним отметил тот интерес, с которым пресса освещает все события, связанные с так называемой казачьей экспедицией в Абиссинию [...].

Я также рассказал ему, что видел список пожертвователей в фонд экспедиции, в котором обнаружил имена Г.Победоносцева, трех архиепископов и других важных иерархов русской православной церкви.

Его Превосходительство заметил, что действительно к этой экспедиции проявляется заметный интерес, и что действительно, миссионерской стороне деятельности казаков оказана существенная материальная помощь в виде пожертвований и ожидается, что удастся реализовать планы по строительству православной церкви, хотя он не знает точно, где именно она будет возведена.

О квази-политической и военной сторонах этого предприятия и о самом "вольном казаке Ашинове" он говорил с весьма заметным пренебрежением, отметив при этом, что лишь итальянцы воспринимают его всерьез, видя в нем силу, с которой необходимо считаться.

В дипломатических кругах здесь ходит слух, будто бы посол Италии барон Марокетти оказывал всяческое давление на г-на Гирса, чтобы выяснить политическую подоплеку казачьей экспедиции в Африку, на что министр в конце-концов заявил: "Я с трудом могу поверить в существование каких бы то ни было политических целей этой миссии, поскольку в этом случае я должен бы быть осведомлен".,

Национальный архив Эфиопии, фонд ZG/A, 7.03.5, л. 17. Пер. с англ.яз.

? 31. Из донесения посла Великобритании в Петербурге Р.Мориера министру иностранных дел А.Солсбери об обстреле французами лагеря Н.И. Ашинова и реакции МИД России на случившееся. 1889 г. Р.Мориер - маркизу Солсбери

Санкт-Петербург, 24 февраля 1889

Сегодняшний "Правительственный Вестник" содержит официальную точку зрения касательно действий Ашинова в Таджур-ском заливе. В публикации говорится, что экспедиция Ашинова

предпринята без разрешения или же участия правительства была F ААА После сношений между правительствами России и Р°сс цда находящийся в том районе французский адмирал пред-ФР j дшинову сдаться и, получив отказ, приказал открыть огонь ЛОЯказачьему форту в Сагалло , в результате чего было убито и П° ено около десяти русских. Правительство России признает, что Ра ирал и власти Обока действовали в рамках своих полномочий, 8 ся вина за произошедшее кровопролитие падает лишь на са мого Ашинова.

м01 т-г _

Подпись

рациональный архив Эфиопии, фонд ZG/A, 7.03.8, л. 19. Пер. с англяз.

1 Сагалло - небольшой населенный пункт на побережье Красного моря, находящийся в зоне колониальных устремлений Франции.

? 32. Циркулярное письмо министра иностранных дел Н.К. Гирса в адрес российских послов в столицах Европы об отношении к экспедиции Н.И. Ашинова. 1889 г.

Копия С.Петербург, 24 января 1889

года

Из отзывов как русских, так и иностранных газет, Ваше1 уже осведомились о путешествии, предпринятом к берегам Африки Архимандритом Паисием, в сопровождении Николая Ашинова, который около двух лет тому назад посетил Абиссинию и в прошлом году вновь попытался было проникнуть туда, высадившись на берегу Таджурского залива.

Сколько нам известно из опубликованного Архимандритом Паисием перед отъездом его из России воззвания, означенное путешествие предпринято им с целью добраться до Абиссинии, население коей, согласно дошедшим до названного духовного лица сведениям, желало бы войти в ближайшее духовное общение с Православною Церковью и нуждается в средствах к благоустройству своей национальной Церкви. Засим, как нам сделалось известным из донесений наших агентов, отца Паисия сопровождают несколько десятков русских, из коих некоторые входят в состав организованной им духовной миссии, а остальные решились разделить с ними трудности предстоящего пути с целью охранять Миссию во время переезда ея от Африканского побережья до Абиссинии через страну, населенную дикими племенами.

В видах устранения возникших по этому поводу в печати толкований, считаю долгом сообщить Вам, что предприятие Архимандрита Паисия есть совершенно частное. Не имея в распоряжении своем каких-либо данных, которые давали бы ему возможность судить о степени удобоисполнимости предположений отца

Паисия, Императорское Правительство воздержалось не только о" участия в организации образованной им духовной миссии, но и от содействия оной, хотя, с другой стороны, оно не сочло себя и в праве ставить препоны духовному лицу, движимому чувствами благочестия и участия к судьбе народа, который, несмотря на свое вековое отчуждение от остального христианского мира, остался верен правилам христианской веры.

Что же касается распускаемых иностранными газетами слухов о том, что часть спутников Архимандрита Паисия, и между прочим Ашинов, питают будто бы какие-то честолюбивые замыслы, то, сомневаясь, чтобы ничтожная горсть людей могла решиться на предприятие, способное подвергнуть опасности чьи-либо интересы, мы предпочитаем видеть в означенных слухах одно из тех преувеличений, к коим так склонна современная пресса, а равно и присущую некоторым иностранным печатным органам тенденцию повсюду доискиваться козней России.

Неизменно заботясь об охранении существующих мирных отношений, Императорское Правительство не одобрит со стороны своих подданных никакого посягательства на чьи бы то ни было законные права и интересы. Но, с другой стороны, питая доверие к человеколюбивым и цивилизаторским целям, преследуемым Державами на восточном берегу Африки, оно надеется, что и местные органы этих Держав воздержатся от каких бы то ни было произвольных и насильственных действий по отношению к духовной миссии Архимандрита Паисия. Никакие подобные меры не могли бы быть оправданы в виду равным образом человеколюбивых и благочестивых побуждений, руководящих им в настоящем случае.

Ответив в вышеизложенном смысле на сделанные мне некоторыми из Иностранных Представителей запросы, я покорнейше прошу Вас руководствоваться теми же соображениями, когда Вы будете вызваны на объяснения по настоящему предмету.

ГАРФ, ф. 586, on. 1, д. 69, т. 1-3

' В тексте оставлено место для титула и имени конкретного дипломатического представителя России в той или иной европейской стране.

? 33. Об официальном титуле правителя Эфиопии.

В Азиатский Департамент Министерства Внутренних Дел

23 августа 1895г.

По встретившейся надобности, Департамент Общих Дел имеет честь покорнейше просить Азиатский Департамент сообщить в возможно непродолжительном времени, какой титул офи-

циально присвоен Абиссинскому Негусу Менелику в

сношениях с Россиею и по какому

официальному основанию. Подпись [нрзб.]

В Департамент Общих Дел Министерства Внутренних Дел

24 августа 1895г.

В ответ на отношение от 23 августа с. г. Азиатский Департамент имеет честь уведомить, что Негусу Абиссинскому Менелику, признаваемому Правительством нашим независимым владетельным и царствующим лицом, присваивается нами во всех сношениях титул Величества. Таковой титул принят был и в Высочайшем письме к нему Государя Императора. Подпись [нрзб.]

АВПРИ, Ф Политархш, on. 482, д 136, лл 2-3 об.

? 34 Переписка между департаментами министерства иностранных дел о желательности учреждения русского консульства в Трансваале'.

1895 ГОД

Из департамента внутренних сношений"в департамент Личного состава и Хозяйственных дел.

28 октября 1895г. (черновик, рукопись)

Осведомившись о том, что в ДТМ2 неоднократно поступали просьбы лиц, заинтересованных в установлении правильных торговых сношений между Россией и Трансваалем, а равным образом и ПОТОМУ что в Иоганнесбурге проживает ныне более 4.000 русских подданных, ДВС обращался к Консулу нашему в ~"~ птюсьбой собрать возможно подробные сведения об этих русских

в j'luidHHeuuyijie нриживаег ныне uuuiee Н.УАЮ русски ДВС обращался к Консулу нашему в Капштадте ??^.ЛА", убрать возможно подробные сведения об этих русски подданных и о экономическом состоянии Южно-Африканской Республики. Доставленные Консулом сведения были препровож-

пртпт гз III ТуД

Упомянутый Запрос произвел, по-видимому, известное впечатление на общественное мнение столицы означенной Республики и в Министерство поступило уже несколько писем по различным вопросам из Трансвааля.

Ныне Д-т считает долгом передать по принадлежности в дл<~ и ХД5 поступившее из Иоганнесбурга на имя М-ра И.Д. письмо некоего Залесского о назначении его русским консулом в этой Республике. (без подписи)

Из департамента Личного состава и хозяйственных дел - в департамент внутренних сношений.

11 ноября 1895г.

Департамент Личного состава и Хозяйственных дел имеет честь покорнейше просить Департамент Внутренних сношений сообщить, в дополнение к отношению от 28-го Октября, находит ли он в принципе желательным учреждение должности нештатного вице-консула нашего в Иоганнесбурге, и, в случае утвердительного ответа, не отказать в доставлении сведений о личности г.Залесского, если таковые имеются в Департаменте Внутренних сношений.

Директор

Из департамента внутренних сношений"в департамент Личного состава и хозяйственных дел.

20 ноября 1895г. (черновик, рукопись)

В ответ на отношение от 11 сего ноября ДВС имеет честь уведомить ДЛС и ХД, что по мнению Д-та, в настоящее время не представляется необходимости в учреждении русского нештатного Консульства в Трансваале. Сведений же о личности г.Залесского в ДВС не имеется.

(без годггиси)

АВПРИ, ф. ПДепартамент, 1-5, on. 292, д. 2, лл. 5-7.

' В приводимой министерской переписке впервые упоминается о попытках установления консульских и торговых отношений России с независимой Южно-Африканской Республикой (Трансваалем) в 1895 г. Информацию о положении дел в Трансваале российский МИД получал от своего консула в Кейптауне - столице английской Капской колонии. Подробнее см.: Россия и Южно-африканские республики в конце XIX - начале XX века // Вестник МИД СССР. 1991. "7(89). С. 61-71.

2 Департамент торговли и мануфактур.

3 Департамент внутренних сношений.

4 Обязанности российского нештатного консула в Кейптауне исполнял в это время английский подданный Ч.Х.Найт.

?> Департамент личного состава и хозяйственных дел.

_Nb 35. Из переписки управляющего министерством иностранных дел М.Н.Муравьева с министром финансов С.Ю.Витте об установлении дипломатических отношений России с Трансваалем. 1897г.

Управляющий Министерством иностранных дел - министру финансов

28 марта 1897г.

Милостивый государь Сергей Юльевич, Постоянно возрастающее значение для народов Европы африканского материка и важные политические вопросы, сопряженные с колонизациею этой части света, побудили Государя Императора Высочайше повелеть мне приступить к устройству нашего дипломатического и консульского представительства в Марокко и Южно-Африканской Республике, [далее о Марокко]

Обращаясь затем к вопросу о нашем представительстве в Южно-Африканской республике, носившей до 1881 г. название Государства Трансвааль, имею честь объяснить, что со времени открытия богатейших золотых приисков в этой стране и вызванного этим быстрого развития благосостояния означенной республики, в нее стали стекаться выходцы из всех стран света, и в том числе и из России. Из собранных МИД по этому предмету сведений видно, что в городах Претории, Иоганнесбурге, Крюгерсдор-пе и др. проживают в настоящее время до 7,000, или по другим данным даже до 8.000 чел. наших подданных. Эти эмигранты занимаются различными ремеслами, но главным образом - торговлею. Большинство их живет безбедно, а некоторые даже богаты, что доказывается тем обстоятельством, что состояние русских, живущих в Иоганнесбурге, где они составляют десятую часть народонаселения, оценивается в 500.000 ф.ст. Вопрос о желательности учреждения консульского представительства в одном из городов Южно-Африканской Республики возбуждался неоднократно в МИД по ходатайствам лиц, непосредственно заинтересованных в установлении торговых отношений с этою страною, но Министерство не считало тогда своевременным начать переговоры по этому предмету. Ныне события последнего времени1, однако, вполне выяснили ту важную политическую роль, которую может играть означенное государство в Южной Африке и значение его, как для наций, прямо заинтересованных в судьбах этой части света, так и для нас, и поэтому наше правительство нашло нужным в Целом противодействовать стремлению англичан приобрести преобладающее влияние на юге Африки, принять предложение, сделанное, чрез посредство французского министерства иностранных Дел, посланником Южно-Африканской Республики в Париже об Установлении постоянных международных сношений между Рос- ею и Трансваалем,

[Далее - конкретное предложение о назначении в Трансвааль российского генерального консула с таким же окладом, как у генерального консула в Будапеште. Расходы на дипломатические представительства в Марокко и Трансваале - вместе - 30 тыс рублей в год.]

Министр финансов - Управляющему министерством иностранных дел

1897 г

Милостивый государь граф Михаил Николаевич

29 апреля 1897 (черновик)

[...] Не решаясь входить в обсуждение вопроса о политическом и дипломатическом значении, которое могли бы иметь предлагаемые Вами к учреждению представительства в названных странах, я тем не менее не могу не обратить внимание на то обстоятельство, что с упомянутыми странами наше отечество не ведет никаких торговых отношений, вследствие чего торгово-промышленное значение предположенных к учреждению консульств вовсе не может быть принимаемо во внимание. [Далее в этом ответе на письмо М.Н.Муравьева Витте предлагает переработать проект и сократить расходы.]

ЦГИА, ф 565 (департамент государственного казначейства), on. 8 (1897), д 29362 (об учреждении представительства в Южно-Африканской Республике и Марокко), т. 1, 36, 9

1 Имеется в виду попытка военного нападения на Трансвааль в 1895 г английского отряда во главе с Л.Джемсоном - сподвижником С.Родса в деле завоевания Южной Африки.

2 Одним из оснований для ответа Витте послужило письмо департамента торговли и мануфактур в департамент государственного казначейства от 10 апреля 1897 г. что "ввиду совершенного отсутствия торговых сношений России с Марокко и Южно-Африканской Республикой" расходы надо сократить и ограничиться консулами, а не генеральными консулами (там же, л. 8).

М.Н.Муравьев счел доводы в письме С.Ю.Витте основательными и 5 мая написал ему: "ввиду приведенных Вами в оном доводов финансового характера, я предполагаю испросить Высочайшее Его Императорского Величества соизволение отложить учреждение нашего генерального консульства в Южно-Африканской Республике до более благоприятного времени" (там же, л. 11).

36 Из переписки министерства иностранных дел и российских послов в Лондоне и Берлине по поводу учреждения консульства России в Южно-Африканской Республике (Трансваале). 1897 г.

Управляющий министерством иностранных дел МН.Муравьев - послу России в Великобритании Е.Е.Стаалю.

5 апреля 1897г.

Милостивый государь Егор Егорович, Государю Императору благоугодно было Высочайше повелеть мне приступить ныне к установлению нашего постоянного представительства в Южно-Африканской Республике учреждением в Претории или Иоганнесбурге Генерального Консульства.

Принимая во внимание то не вполне определенное международное положение, которое вытекает для Трансвааля из Лондонской Конвенции 27 февраля 1884 г.1, имею честь покорнейше просить Ваше Высокопревосходительство почтить меня заключением по вопросу о том, какое значение должно быть признано с нашей стороны за означенную конвенцию при разрешении вопроса о назначении нашего консульского представителя при Южно-Африканской Республике.

Примите и пр.

М.Н.Муравьев - послу России в Германии Н.Д.Остен-Сакену

5 апреля 1897г.

Милостивый Государь граф Николай Дмитриевич, Приступая ныне по Высочайшему повелению к устройству нашего представительства в Южно-Африканской Республике, МИД считало бы весьма полезным иметь сведения о том, предшествовали ли учреждению Германского Консульства в Претории какие-либо переговоры между Германией и Английским правительством.

Вследствие сего имеем честь обратиться к Вашему Сиятельству с покорнейшей просьбой благоволить навести справку по этому предмету и не отказать в сообщении.

Примите и пр.

Н. Д.Остен-Сакен - М.Н.Муравьеву

Берлин. 8/20 апреля 1897 г.

В ответ на отношение Вашего Сиятельства от 5-го сего Апре-л" имею честь Вас уведомить, что по сделанному мне Статс-екретарем бароном Маршаллом заявлению, Германское прави-льство при устройстве своего консульского представительства в

ЮАР отнюдь не заручалось предварительным согласием Сен-Джемского Кабинета. [...]

Е.Е.Стааль - М.Н.Муравьеву

Лондон. 30 апреля/12 мая 1897 г

Письмом от 5 текущего Апреля Ваше Сиятельство изволили спросить моего заключения, какое значение должно быть признано с нашей стороны на Лондонскую конвенцию 27 февраля 1884 г. при разъяснении вопроса о назначении нашего консульского представителя при Южно-Африканской Республике.

Согласно ст. IV Конвенции, Республика не должна заключать никаких договоров или обязательств с кем-либо, кроме Оранского Государства2, без утверждения таковых Великобританским правительством. При этом не требуется формального одобрения. Достаточно, если Лондонский кабинет в течение шести месяцев со дня сообщения, не заявит, что договор противен интересам Англии или кому-либо из ее владений в Южной Африке

Таким образом самый текст статьи дает основание считать, что она не относится к назначению консульского представительства

[...] есть полное основание считать, что учреждение наших консульств в Трансваале есть дело, касающееся только нас и этой Республики.

Примите и пр.

АВПРИ, фЩепартамент, 1-5, on 929, д 2, лл. 25-27об.,, 30-31 об.

' Лондонская конвенция 1884 г. и предшествующая ей Преторийская (1881 г.) были подписаны двумя странами после 1-й англо-бурской войны 1880-1881 гг. Лондонская конвенция ограничивала независимость республики статьями 4 и 6. По ст. 4 Трансвааль не имел права заключать договора с другими государствами, кроме Оранжевой Республики, по ст.6 запрещалась аннексия территорий к северу. Однако буры считали, что конвенция дает им полную независимость, а британское правительство утверждало, что наличие этих статей свидетельствует о сохранении английского сюзеренитета.

2 Оранжевая Республика (официальное название - Оранжевое Свободное Государство).

? 37. Из переписки товарища министра иностранных дел В.Н.Ламздорфа с российским посольством в Париже. 1898 г.

В.Н.Ламздорф - Л.П.Урусову

12 февраля 1898 г

Милостивый Государь князь Лев Павлович В мае месяце прошлого года пребывающий здесь французский посол уведомил Министерство, что Трансваальский посланник $

Париже обратился к г.Ганото с запросом, не согласно ли будет операторское пр-во завязать официальные сношения с Южно-Африканской республикой и заключить с ней торговый договор.

В виду все возрастающего экономического и финансового благосостояния Трансвааля, его политического значения в южноафриканских делах, а также того обстоятельства, что в настоящее время в Иоганнесбурге проживает около 7000 русских, подобное установление официальных отношений с этим государством представляется весьма желательным.

По всеподданнейшему докладу о сем Министра И.Д. Государю Императору благоугодно было повелеть приступить к установлению нашего постоянного представительства в Южно-Африканской Республике. [...] оставляя пока в стороне вопрос о заключении торгового договора или консульской конвенции, М-во предполагает назначить ныне же в Трансвааль нештатного консула из русских подданных, который по признанию его Республикой, пользовался бы на условиях взаимности теми общими правами и привилегиями, которые присвоены консулам по международному праву и обычаям в цивилизованных Государствах. [...] в настоящее время желательно было бы согласиться с Трансвааль-ским правительством путем обмена нот относительно взаимного назначения консулов, которые до заключения трактата пользовались бы правами наиболее благоприятствуемой нации.

Сообщая о вышеупомянутом, имею честь обратиться к Вашему Сиятельству с покорнейшей просьбой войти в сношение с пребывающим в Париже Трансваальским представителем относительно назначения Русского консула в Южно-Африканской Республике.

Подпись

Л. П.Урусов"В.Н. Ламздорфу

28 февраля 1898 г.

Милостивый Государь граф Владимир Николаевич В ответ на отношение Вашего Сиятельства от 12 февраля с.г. имею честь уведомить, что последняя (ЮАР) не имеет представителя в Париже. [...]

В Париже имеется лишь консул Трансвааля из здешних негоциантов, для чисто коммерческих дел, и Франция со своей стороны содержит простое консульство в Иоганнесбурге.

Урусов

Л. П. Урусов - В.Н. Ламздорфу

6 августа 1898 г. Милостивый Государь граф Владимир Николаевич, По получении письма Вашего Сиятельства от 24 марта с.г. я е преминул обратиться к Французскому Правительству с просьбою поручить своему Консулу в Трансваале войти в сношение с Правительством Южно-Африканской Республики по вопросу об учреждении там Русского Консульства, на тех же правах, коими пользуется Французский Представитель.

Имею честь препроводить при сем копию с доставленного мне ныне г-ном Делькассе ответа Трансваальского Статс-Секретаря по Иностранным Делам, выражающего полную на это готовность своего Правительства и удовольствие, с коим оно встретит учреждение русского представительства в Иоганнесбурге.

К сему считаю долгом присовокупить, в дополнение к письму моему от 28-го февраля с.г. что недавно прибыл в Париж вновь аккредитированный Трансваальский Посланник г.Лейдс (Leyds) и что я вступил с ним в непосредственные переговоры по настоящему вопросу.

Он также отнесся к нему весьма сочувственно и обещал мне снестись об нем со своим Правительством. Затем он уехал в Гагу , где будет иметь постоянное свое пребывание [...].

Примите и пр

АВПРИ, фПДепартамент, 1-5, on 929, д 2, лл 32-35 об, 73-74 об 1 Гаага

? 38 Нота статс-секретаря по иностранным делам Трансвааля французскому консулу в Претории о согласии трансваальского правительства на учреждение российского консульства в Йоханнесбурге. 1898 г.

Копия

Государственный секретарь Южно-Африканской Республики Консулу Франции в Претории

Милостивый Государь

Я имел удовольствие получить Ваше письмо от 8 числа сего месяца относительно возможности создания Консульства России в Йоханнесбурге, в связи с чем довожу до Вашего сведения, что мое Правительство будет иметь честь предоставить Консулу России, который будет назначен, такие же привилегии и аналогичное обхождение, какие имеют представители Французской Республики в этой стране.

Примите уверения и пр.

По поручению Государственного Секретаря и Секретаря по иностранным делам

Подпись: Гроблер

Претория, 14 июля, 1898

" при, Ф ПДепартамент, 1-5, on 929, д. 2, лл 75-75 об Оригинал на фр яз

? 39. Телеграмма министру иностранных дел М.Н.Муравьеву с сообщением о желании президента ЮАР назначить д-ра Лейдса его полномочным представителем в России. 1898 г.

Телеграмма Государственного Секретаря Южно-Африканской Республики

Претория, 4/16 Сентября 1898 Получена в Ливадии 10 сентября (ст.ст.)

Господин Президент Южно-Африканской Республики хотел бы назначить Доктора В.Лейдса чрезвычайным Послом и полномочным Министром при дворе Его Императорского Величества. Прошу проинформировать меня, не будут ли какие-либо возражения относительно этого назначения.

(без подписи)

Помета Николая II: "Ничего не имею против".,

АВПРИ, ф П Департамент, 1-5, on 929, д 3, л 1 Пер с франц яз

? 40. Телеграмма товарища министра иностранных дел России В.Н Ламздорфа государственному секретарю ЮАР с сообщением о согласии российского правительства с назначением д-ра Лейдса полномочным посланником в России. 1898 г.

Претория. Государственному Секретарю. Отправлено 16/28 сентября 1898

Правительство России с одобрением встречает предложение правительства Трансвааля назначить Доктора Лейдса полномочным посланником в Петербурге.

Товарищ Министра Иностранных Дел

Ламздорф

АВПРИ, ф ПДепартамент, 1-5, on 929, д 3, л. 3 "ер с франц яз

JVa 41. Об учреждении представительства Трансвааля в России. 1898 г.

Министерство иностранный Дел. Канцелярия. Санкт-Петербург 1898г.

24 декабря 1898 спешное

В Экспедицию Цфемониальных дел Канцелярия Министерства Иностранных дел имеет честь уведомить Экспедицию, что при Высочайшем дворе учреждено новое дипломатическое представительство Южно-Африканской Респу. блики. Чрезвышайнгым посланником и полномочным министром назначен д-р Вильгельм Иоанн Лейдс (D-r Willem Johannes Leyds), представивший уже свои вфительные грамоты.

ЦГИА, ф 473, on (1898 г.), д. 664, л. 1

? 42. Нота министра иностранных дел М.Н.Муравьева государственному секретарю ЮАР о вручении верительных грамот Лейдса. 1898 г.

Государственному Секретарю Южно-Африканской Республики Претория

31 декабря 1898 г.

Г-н Госудфственный Секретарь Имею честь представить вниманию Вашего Превосходительства, что состоялось вручение верительных грамот Его Императорскому Величеству, которые аккредитируют Доктора Лейдса в качестве Чрезвышайного Посла и Полномочного Министра Южно-Африканской Республики при Императорском Дворе. Его Величество милостиво согласился с этим назначением.

Примите мои поздравления в связи с установлением дипломатических отношений между обоими Правительствами, а также уверения в совершенном почтении к Вам, г-н Государственный Секретарь.

АВПРИ, ф ПДепартамент, 1-5, on. 929, д. 3, л 12-22 об Пер. с франц яз

? 43. Нота поверенного в делах ЮАР в Брюсселе министру иностранных дел России о согласии своего правительства на назначение А. фон Гернета российским внештатным вице-консулом в Йоханнесбурге1. 1899 г.

Миссия Южно-Африканской Республики

Брюссель 21/9 января 1899

Его Превосходительству Г-ну Муравьеву, Министру Иностранных Дел

Господин Министр

В ответ на письмо - 11831, которое Ваше Превосходительство изволили отправить Г-ну Лейдсу, Посланнику Республики, 33 декабря прошлого года, я имею честь информировать Ваше Превосходительство, что Наше Правительство не имеет никаких возражений относительно назначения г-на Адольфа де Гернета в качестве Вице-Консула в Йоханнесбурге.

Пользуюсь случаем, Господин Министр, прошу принять уверения в совершеннейшем к Вам почтении, остаюсь Вашим покорным слугой.

Подпись

АВПРИ, ф. ПДепартамент, 1-5, on. 929, д. 2, л 92. Пер сфранцяз.

1 Адольф фон Гернет возглавлял российское вице-консульство до августа 1899 г. когда ушел в отставку по болезни. Его сменил французский консул Коломиес, а после англо-бурской войны обязанности российского вице-консула исполнял Генеральный консул Франции в Йоханнесбурге и Претории Шеваллей.

? 44. Письмо министра императорского двора барона Фредерикса в Экспедицию церемониальных дел

2 августа 1902г.

Министр иностранных дел письмом от 30 июля за - 8249 сообщил мне, что ввиду фактического перехода Трансвааля после окончания войны под английское владычество, он счел необходимым для выяснения положения г.Лейдса, аккредитованного при высочайшем Дворе в качестве Чрезвычайного посланника и Полномочного министра Южно-Африканской Республики, просить императорских представителей в Берлине, Париже и Брюсселе о т°м, считают ли германское, французское и бельгийское прави-лъства дипломатическую миссию г.Лейдса в настоящее время оконченною и было ли сделано распоряжение об исключении его имени из списков дипломатического корпуса.

Из полученных ныне отзывов усматривается, что названные правительства считают миссию г.Лейдса в настоящее время вполне оконченною, официальных сношений с ним не имеют и исключили его имя из списков лиц дипломатического корпуса.

Ввиду такого сообщения статс-секретаря графа Ламздорфа предлагаю Экспедиции церемониальных дел исключить г.Лейдса из списка дипломатического корпуса.

Генерал-адъютант

барон Фредерике

ЦГИА, ф 473, on 2, д 817 (1902 г), л 1

? 45. Переписка департаментов министерства иностранных дел по поводу установления русского консульства в Трансваале. 1902-1903 г

Департамент Личного Состава и Хозяйственных Дел - во Второй Департамент

19 декабря 1902 г

Ввиду возбужденного Российско-Императорским Генеральным Консулом в Лондоне вопроса о желательности учреждения в Трансваале штатного русского консульства и необходимости в случае разрешения оного в утвердительном смысле внесения в Государственный Совет подробно мотивированного представления по сему делу, - Департамент Личного Состава и Хозяйственных Дел имеет честь покорнейше просить Второй Департамент не отказать в доставлении имеющихся в делах его сведений касательно наших торговых интересов в Трансваале, которые нуждались бы в покровительстве и защите русской консульской власти.

Директор

Второй Департамент - в Департамент Личного Состава и Хозяйственных Дел

(черновик, рукопись) 15 января 1903 г

В ответ на отношение Д.Л.С.и Х.Д. от 19 декабря 1902 г. относительно учреждения Российского штатного Консульства в Трансваале II Департамент имеет честь сообщить нижеследующие сведения о русских интересах в Южной Африке.

За последнее время число русских подданн^гх, пребытающих в Южной Африке, достигло весьма крупной цифры. Кроме нескольких тысяч русских евреев, в этой стране проживают также многие русские, литовцы, поляки и финны.

Большинство выехали из России без паспортов, с целью укло-ться от воинской повинности.

Что касается до прочих русских подданных проживающих в Южной Африке, только (нрзб.) из них были привлечены туда большой заработной платой, доходившей на приисках до 10 руб-пей в день. Кроме того значительное число русских подданных отравляется в Южную Африку для занятия (нрзб.) торговлей и разными свободными профессиями, как то докторской, фармацевтической и пр. Следует заметить, что проживающие в упомянутой стране русские подданные не теряют связи с родиной, что указывает на частые обращения их к содействию иностранн>гх консулов, которым поручены русские интересы. Незнание сими последними русских законов, а также ограничение их функций лишают последних возможности быть полезными нашим соотечественникам.

Являясь для русских подданных местом богатых заработков, Южная Африка может служить также и обширным рынком сбыта многочисленного отечественного производства. По сравнимости местных цен на некоторые продукты в России и, принимая во внимание все расходы по доставке в Южную Африку, русские экспортеры могли бы с большим успехом ввозить в этой край: (нрзб.), льняное масло, коровье масло, керосин, пшеницу, мыло, сахар, спички и некоторые аптекарские товары.

Из вышесказанного явствует, что русские интересы в Южной Африке весьма существенны и настоятельно требуют учреждения штатного Российского Консульства в одном из больших городов или портов Южной Африки.

(без подписи)

АВПРИ, ф ПДепартамент, 1-5, on 929, д 2, л 249-251 об.

? 46. Из депеши российского генконсула в Лондоне

барона А.А. Гейкинга директору II Департамента МИДА.КБентковскому об учреждении российского консульства в Йоханнесбурге. 1909 г.

Его Превдсходительству А.К.Бентковскому (копия)

10/23 августа 1909 г.

[???] Г-н Шеваллей (Chevalley) в упомянутом своем письме го-Морит о многочисленных русских подданных обращающихся к не-У- Действительно, иммиграция русских подданных в Трансвааль Довольно значительна, как видно из упомянутого письма г-на Шеваллей. Вследствие того, что во всей Южной Африке нет единого Русского штатного консульского представителя, положение русских подданных временно поселяющихся там же и сохраняющих свои семейные, деловые и экономические отношения с Россиею довольно тяжелое. Все это наводит на предположение, что учреждение штатного Российского Консульства в Иоганнесбурге или Капштате, имеющего распространить свою деятельность на всю Южную Африку, явилось бы мерою своевременною, полезною и неизбежною.

Примите и пр.

Барон Гейкинг

АВПРИ, ф ПДепартамент, 1-5, on 929, д. 34, л 1 об

? 47. Депеша российского генерального консула в Лондоне барона А. А. Гейкинга директору II Департамента МИД А К.Бентковскому. 1909 г.

Его Превдсходительству А.К.Бентковскому

24 августа/6 сентября 1909 г.

Ссылаясь на отношение сего Генерального Консульства от 10 августа о необходимости учреждения русского штатного консульства в Иоганнесбурге имею честь уведомить, что по сему предмету я запросил мнение французского генерального консула в Иоганнесбурге, заведующего делами русского Вице-консульства в названном городе. При сем прилагаемым в подлиннике письмом он же сообщил, что в одном Трансваале находится приблюительно 10.000 лиц происхождения из России и столько же в Капской колонии. Девять десятых из них евреи.

Капштат - порт, откуда направляются скороходные пассажирские пароходы в Европу, и куда они приезжают из Европы. Южно-африканский парламент 4 месяца в году будет заседать в Капштате. Но столицею Южной Африки в экономическом отношении состоит Иоганнесбург. Вся торговая и пгюмышленная деятельность сосредоточена на Ранде. Претория, соприкасающаяся с Иоганнесбургом и связанная с ним по телефону, считается политическою столицею Южной Африки. Там же поместятся министерства и все центральные учреждения.

Сообразуясь с вышеизложенным нельзя не придти к заключению, что Иоганнесбург, где находится самое большое скопление русских подданных, должно было бы быть местом нахождения предполагаемого русского штатного консула, тогда как в Капштате и Лоренцо Маркесе нештатные русские консульские представители были бы уместны. В Капштате таковой уже давно существует.

Французский Генеральный Консул высказывается в пользу назначения русского штатного консула в Иоганнесбурге и считает таковое нужным.

Со своей стороны долгом считаю присовокупить, что устрой-ство русского консульского дела в Южной Африке в настоящее время неудовлетворительно. Г-н Шеваллей недостаточно сооб-разуется с предписаниями Министерства, и вообще, по незнанию русского языка, и по невозможности исполнить функции, налагаемые на русских 1шатныгх консульских чинов, его услуги неудовлетворительны. Примите и пр.

Барон Гейкинг

АВПРИ, Ф ПДепартамент, 1-5, on 929, д. 34, лл. 2-2 об

? 48. Доклад министра иностранных дел России Н.К.Гирса по поводу учреждения Международного бюро на Занзибаре. 1892 г.

(Копия) 30 июня 1892 г.

При обсуждении на Брюссельской конференции1 мер к прекращению торга невольниками на море, был возбужден вопрос о необходимости учреждения в Занзибаре международного бюро, с целью наблюдения за исполнением мер касательно преследования этого торга.

Постановления, касающиеся учреждения помянутого бюро вошли в ст. 74-80 Генерального Акта Брюссельской Конференции.

Ныне, во исполнение возложенного на него поручения, Бельгийское правительство обратилось ко всем подписавшим Акт Державам с запросом, предполагают ли они послать делегатов в международное бюро в Занзибар.

Подобный же запрос был сделан и нам.

В бумаге, представленной на Конференцию, говорилось, что "если на Конференции решат учредить постоянный орган для надзора за борьбою против негроторговцев, то Россия не откажется иметь в нем своего представителя".,

Подобное заявление объяснялось тем соображением, что означенное бюро, служа органом надзора за борьбою против негроторговли, в действительности окажется центром, в котором будут сосредотачиваться самые важные колониальные интересы государств, имеющих владения на восточном берегу Африки.

Таким образом сосредоточение на восточном берегу Африки самых существенных колониальных интересов Великих Держав и возникающие впоследствии сего международные политические соперничества налагают на Россию обязанность в качестве Великой Державы не оставаться безучастною в разрешении вопросов, имеющих мировое значение. В виду сего, учреждение постоянного Русского дипломатического агенства в Занзибаре в связи с назна-нием делегата в международное бюро, представлялось бы весьма "Дательным.

АВПРИ, ф Политархие, 1888-1898, on 482, д 2127, т 10-13

' Брюссельская конференция, проходившая в 1889-1890 гг. приняла Генеральный акт по борьбе с работорговлей, центром которой все еще продолжал оставаться остров Занзибар.

? 49. Прошение В В Бера о назначении его коммерческим

агентом в Южной Африке. 1902 г [штампы о получении]

3 апреля 1902

Канцелярия] Министерства] финанфв] Отдел промышленности

4 апр[еля] 1902

Его Высокопревосходительству Господину Министру Финансов

Потомственного почетного гражданина Владимира Владимировича Бер

ПРОШЕНИЕ

Ваше Высокопревосходительство Имея постоянное местожительство в Иоганнесбурге (Трансвааль, Южная Африка) и состоя директором разных компаний, как то:

1) Lace Diamond Mining Company Ltd.

2) Corporation Buildings Ltd.

3) Mendelssohn & Bruce Ltd.

4) Goldreich Buildings Ltd.

5) Rand Mining Estates, Ltd.

согласно прилагаемого при сем письменного извещения г.г Мендельсон и Брюс Лтд. мне пришлось убедиться, что Иоганнесбург является центром администрации и всей торговли и промышленности в Южной Африке, которые теперь уже вновь возрождаются после временной приостановки в течение войны. Ввиду предполагаемого скорого окончания войны торговля и промышленность должны сразу возрасти, а посему имею честь ходатайствовать перед Вашим Высокопревосходительством о назначении меня в Южной Африке (Капская колония, колония Наталь, Оран-жия, Трансвааль и Родезия) коммерческим агентом от министерства финансов, в каковой должности я надеюсь, в силу моего положения, принести несомненную пользу торговым сношениям с Россией. Положение мое в Трансваале настолько серьезно, что я в состоянии снабжать министерство финансов всегда самыми точными сведениями, и готов служить без всякого содержания от министерства финансов, предоставляя от себя бесплатное помещение и необходимый штат служащих.

Я получил образование в Москве в Пегропавловском немец-ком училище и отбывал воинскую повинность вольноопределяю-щимся 1-го разряда; я вполне владею русским, английским, немец-ким, французским и африканско-голландским языками. В 1894 го-ду я служил в Императорском Российском консульстве в Мельбурне (Австралия), в удостоверение чего представляю при сем копию с выданного мне Генеральным консулом в Лондоне бароном Унгерн-

Штернберг паспорта.

Подробные сведения о моем положении могут дать следующие лица:

1) Manager, The Natal Bank Ltd,

18-St. Swithins Lane, London E.G.

2) P.A.Rivas Esquire, Director Lace Diamond Mining C. Ltd and other Mining & Estate Companies

35, Exploration Buildings, Johannesburg, or c/o Schwabacher Brothers, Holborn Viaduct, London E.G.

3) John Moon Esquire Fellow of the Society of Accountants & Auditors.

Auditor, 17 Victoria Buildings, Commissioner Street Johannesburg, Transvaal, South Africa. Надеюсь, что Ваше Высокопревосходительство благосклонно отнесется к моему ходатайству. Временно, до моего отъезда в Иоганнесбург, я имею местожительство в Лондоне Kingsley Hotel Hart-Street, London, W.

Петербург, 29 марта 1902 года. Потомственный почетный гражданин Владимир Владимирович Бер.

ЦГИА, ф 220, on 3, дело 161, т 1-2

? 50 Секретное донесение российского консула в Португалии А.И.Кояндера министру иностранных дел В.Н.Ламздорфу . 1905 г.

Императорская Российская Миссия Лиссабон, 20 февраля/5 марта 1905 г. Милостивый Государь Граф Владимир Николаевич, 10-го сего февраля в Императорскую Миссию явился бывший Бурский Генерал Жубер-Пинаар (Joubert-Pienaar) и сделал мне следующее заявление:

"Во время Англо-Бурской войны я принимал деятельное участие в военных действиях в качестве командира отдельного отря-Да, причем по отзывам моих соотечественников, принес не малую пользу нашему общему делу. В то время когда бывший Президент Крюгер, направляясь в Европу, находился в Лоренцо-Маркезе, отряд мой стоял на самой границе Португальских владений, так что выпускаемые против нас Англичанами артиллерийские снаряды перелетали даже пограничную черту и ложились на Португальской территории. Желая прекратить это положение дел, Португальские Власти потребовали, чтобы я либо удалился от границы, либо перешел оную и сдался им, угрожая, в случае неисполнения этого требования, арестовать Президента Крюгера и выдать его Англичанам. Я донес об этом Генералу Бота и на совете начальников, под председательством последнего, было решено, что, так как я не могу удалиться от границы, то я должен сдаться Португальцам, чтобы дать возможность бывшему Президенту выехать в Европу для представительства перед Державами за наше дело. Я исполнил полученное мною в этом смысле приказание и был привезен Португальцами в здешнюю страну, где и провел на принудительном поселении в городе Томар 14 месяцев, вплоть до заключения мира в Южной Африке; после этого я возвратился на родину. Во время моего пребывания в Португалии, читая как Англичане без зазрения совести расстреливали моих товарищей-бурских офицеров, сдавшихся им в плен, и как они обращались с нашими женами и детьми в концентрационный лагерях, я дал себе клятву во что бы то ни стало отомстить им, и с тех пор исполнение этой клятвы составляет заветную и исключительную цель моей жизни. Для того, чтобы иметь хотя какую либо возможность достигнуть этой цели, я счел прежде всего необходимым вступить с ними в наилучшие отношения, и я достиг этого: они теперь вполне мне доверяют и считают меня одним из самых преданных им моих соотечественников. Зорко следя за всем, что происходит как в Южной Африке так и вне оной, я полгода тому назад пришел к заключению, что наступил момент, когда мне можно начать приводить мой план в исполнение. С одной стороны, ввоз на золотые россыпи Китайских рабочих2 возбудил страшное неудовольствие не только среди черных туземцев Африки, но также и среди сброда Канадцев и Австралийцев, которые были привезены в Трансвааль для нашего избиения за деньги, но которые, не имея понятия о том что такое патриотизм, готовы теперь, когда они не довольны своим положением, восстать против своего же Правительства. С другой, ненавистничество и крайняя враждебность, высказанные Англичанами к России по поводу вашей войны с Японией, дали мне повод думать, что для Вашего Правительства явится необходимость создать для Англии возможные затруднения. В виду этих соображений, я решился предпринять поездку в Европу, но предварительно я проехал почти по всей Африке и виделся с вождями враждебных Англии племен. Я всегда занимался исследованием золотоносных земель, поэтому мои поездки по владениям чернокожих не возбуждают ничьих подозрений. И в Лиссабон я приехал под предлогом переговоров с здешним Правительством относительно разведок золотоносных земель в Португальской колонии Ангола. Но настоящей целью моей было свидание с каким-либо официальным представителем России для того, чтобы спросить у него желает ли его Правительство оказать содействие возникновев Южной и Центральной Африке восстания Каффров, - вос-Сния настолько серьезного, что оно способно будет поглотить сключительное внимание Англии в продолжении двух или трех

Л Выслушав Генерала Пинаара я сказал ему, что, конечно, не пгу не только дать ему ответ, но даже высказать какое-либо мнение по поводу его заявления; что, в виду наших мирных отношений к Англии, мне не следовало бы даже вести разговор об этом предмете, но что в виду его настояний, я соглашаюсь представить оный на благоусмотрение Императорского Правительства. Я спросил у него сочтет ли он возможным, для облегчения мне точной передачи его мыслей, изложить оные на бумаге и вручить мне записку, конечно анонимную, без его подписи. Собеседник мой ответил мне, что он предпочел бы, в случае, если Императорское Правительство согласится его выслушать, лично отправиться в Петербург, так как словесные объяснения всегда скорее и вернее приводят к предположенной цели, чем письменные сношения. Не нуждаясь особенно в деньгах, он однако, в виду большой стоимости поездки от Лиссабона до Петербурга, просил бы, чтобы стоимость эта была принята на себя нашим Правительством. Он конечно предпринял бы это путешествие под чужим именем, для чего ему нужен был бы особый паспорт, и, в этих условиях, он брался проехать через Францию и Германию не будучи никем узнанным; в России же его ровно никто не знает.

Получив секретную телеграмму Вашего Сиятельства от 12 февраля, извещавшую меня, что предложения Генерала Пинаара заслуживают внимания и поручавшую мне, отклонив его приезд в Петербург, постараться выяснить его планы, я, при новом с ним свидании, спросил у него, не может ли он подробно ознакомить меня с своими проектами и с теми средствами, коими он располагает и кои он намерен употребить для достижения предположенной им цели. В ответ на это Генерал Пинаар, по собственной инициативе, предложил мне изложить свои мысли письменно, под тем однако условием, чтобы написанная его почерком записка была ему возвращена, по снятии с нее копии на пишущей машине.

В самом деле, на другой же день он принес мне представляемую у сего в копии записку. Передавая ее мне он сказал: "Я отДаю в ваши руки мою жизнь и благосостояние всей моей семьи, потому что, если Англичане узнают о существовании этого документа, то они ни одной минуты не задумаются расстрелять меня привязанным к стулу, как они это делали с моими бедными товарищами офицерами". Он, впрочем, выказал ко мне достаточно доверия, чтобы оставить записку в моих руках до следующего дня, когда она была ему возвращена.

После беглого ознакомления моего с этим документом, Генерал Пинаар сказал мне, что, если бы я нашел нужным спросить у го каких-либо объяснений по его поводу, то он с полной готовностью даст мне таковые. Я воспользовался этим предложением и чрез день имел с ним новое свидание, при котором он постарался выяснить мне свои планы и предположения.

Записку свою Бурский Генерал начинает изложением причин, побуждающих его ненавидеть Англичан и всеми силами стремиться к низвержению их владычества в Южной Африке. Упомянув затем о том, что Россия, в виду ярой враждебности, высказанной относительно ее Великобританиею и уверенности всех Англичан в том, что ранее окончания нашей войны мы будем иметь с ними дело, не может не отнестись сочувственно к созданию для последней затруднений, он выражает уверенность в успешном, с Божиею помощью, окончании задуманного им дела и говорит, что гарантиею его добросовестности, должно служить то, что вступая с нами в сношения, он ставит на карту собственную жизнь. По его убеждению, для успешного ведения дела ему нужна поддержка могущественной Европейской Державы, за каковой поддержкой он и обращается к России, которая в свое время должна будет взять Южную Африку под свой протекторат, так как вполне независимое существование, в виду слабости Буров и отсутствия у них морского могущества, является для них неосуществимою мечтою. Затем, упомянув о своей готовности поехать, в случае если мы того пожелаем, в Манчжурию, где он мог бы, по его мнению, быть нам полезным, - автор записки излагает два возможным в его глазах плана действий для подготовления и поднятия восстания Каффров против Англичан в Южной Африке.

Нужно сознаться, что планы эти изложены в записке в слишком общих и несколько туманных чертах, позволяющих на первый взгляд усумниться в серьезности лица, предлагающего их; поэтому я счел себя обязанным постараться выяснить, каким путем и какими средствами Генерал Пинаар думает привести в исполнение по крайней мере первый из них, так как второй, как носящий скорее характер романа, не мог быть, по моему мнению, вовсе обсуждаем. На поставленные мною Генералу Пинаару вопросы: какие именно племена он хочет поднять против Англичан", какое может быть численное количество восставших", почему он думает, что восстание может удасться", какие средства находятся в его распоряжении" и, наконец, в чем может выразиться помощь России", о которой он ходатайствует, собеседник мой отвечал мне следующее:

"По пути в Европу я имел свидание с одним из главарей Негров, живущих на Золотом Берегу, обещавшим мне свою помощь; на возвратном пути я, по его настояниям, еще раз повидаюсь с ним. Затем в настоящее время, один, вполне мне преданный белый путешествует по землям Баротце в тех местах, где сходятся границы Английских, Германских и Португальских владений. В настоящий момент в Германских и Португальских Колониях свирепствует восстание черных . Проездом чрез Мосамедес я увижусь с моим эмиссаром, которому, я уверен, не представилось затруднений подготовить восстание против Англичан. Но главное мое внимание конечно обращено на те три могущественнейшие Каффрские племена, которые живут или в самой Капской Колонии или по ее границам. Я разумею Базутосов, Зулусов и Суази . Я хорошо знаю их нравы и обычаи и даже знаком с языком, так как много ездил по их землям и управлял сопредельными с оными областями. Я знаю также их Начальников, с коими поддерживал всегда наилучшие отношения. Во время Англо-Бурской войны, Англичане, желая восстановить Каффров против нас, заигрывали с ними и распустили их. По заключении мира, они круто изменили свое с ними обращение. Это обстоятельство, в связи с призывом в Ранд Китайских рабочих, лишившим черных крупного заработка, возбудило среди последних крайнее недовольство против Англичан, и все их помыслы направлены теперь к поднятию восстания против их притеснителей. В особенности возбуждено племя Суази, хотя и наименее многочисленное, но за то наиболее энергическое и способное. Останавливает черных от восстания опасение как бы Буры, которых они привыкли страшно бояться, не приняли, вместе с Англичанами участия в подавлении этого восстания. Моя главная роль будет заключаться в том, чтобы успокоить Каффров в этом отношении и убедить их, что мы при их столкновении с Англичанами останемся вполне нейтральными. По существующим между Каффрами обычаям, дружеские отношения между ними устанавливаются обменом символических подарков. В данном случае, чтобы достигнуть моей цели, мне нужно будет подарить трем главным начальникам каждого из упомянутыгх племен: Базутосов, Зулусов и Суази по тысяче ружей, с десятью патронами к каждому ружью. В их глазах это будет равносильно заявлению, что я солидарен с ними; принятие же ими этого подарка будет означать, что они готовы следовать моим указаниям. Подарок этот будет не более как символом заключенного между нами тайного соглашения. О настоящем же вооружении того полумилльона воинов, который могут выставить против Англичан помянутые три племени, позаботятся их начальники, настолько богатые, что сами могут платить за оружие, которое будут им доставлять Германские, Американские и даже Английские контрабандисты. Для перевозки вышеизложенных подарков мне необходимо иметь в моем распоряжении пароход, на котором я под предлогом исследования золотоносных земель, мог бы посетить некоторые из лежащих между Лоренцо-Маркезом и Кэптоуном многочисленных маленьких бухт, хозяевами берегов которых являются исключительно Зулусы. Иметь в полном моем распоряжении пароход мне необходимо будет и во время самого восстания для того, чтобы иметь возможность тайно сноситься с Каффрами, потому что я предупреждаю вас, что буду все время оставаться среди Англичан, играя роль преданного им человека и стараясь таким способом выведывать их намерения и планы. Если мне удастся поднять восстание, в чем я не сомневаюсь, то против Англичан будут бороться До 500.000 черных. К ним присоединятся Австралийцы и Канадце!, о которых я уже говорил вам и, которые страшно недовольны Правительством вследствие ввоза в Южную Африку Китайских рабочих. Одни они не восстанут, так как их всего 20.000, а в Южной Африке расположено до 50.000 Британских войск, но в случае движения среди Каффров, особенно если последние пообещают им наделить их землею, они несомненно примут участие в этом движении При этих условиях, я считаю, что война с черными продлится по меньшей мере два года, при чем Англии придется на-пречь для ее ведения все свои силы. Чрез два года в дело вмешаемся мы, Буры, и, с Божией помощью, еще через год, выгоним Англичан из нашей страны. Тогда то нам понадобится покровительство одной из Европейских Великих Держав. Так как я теперь обращаюсь за помощью к России, то, по моему мнению, она и должна быть в будущем Сюзереном и защитником Южной Африки; но если бы ваше Правительство нашло это по каким-либо причинам для себя неудобным, то, конечно, мы можем в свое время обратиться к какой либо другой Державе, напр[имер] Германии. Поэтому я не ставлю обещание России взять нас впоследствии под свой протекторат непременным условием принятия моих теперешних предложений.

На вопрос ваш чего именно я желаю от России, отвечу вам следующее: мне нужны теперь 3000 ружей, 30.000 патронов к ним и пароход, который находился бы в моем распоряжении в течение 2-х или 3-х лет. Поэтому я ходатайствую о сформировании фиктивного общества для разведок золотоносных земель в Африке, которое было бы зарегистрировано в Англии и могло бы таким образом иметь пароход плавающий под Английским флагом и которого я был бы избран главноуполномоченным. Я желал бы, чтобы ваше Правительство дало мне на это средства, придав в помощь мне, как я говорю в своей записке, в качестве секретаря, свое доверенное лицо. Что будет стоить покупка и содержание в течение трех лет парохода - я не знаю, так как никогда подобного рода делами не занимался, но думаю, что потребная на этот предмет сумма вместе с разными мелкими выдачами и расходами на месте, но без стоимости ружей и патронов, - не превысит 60 или 80 тысяч фунтов стерлингов.

Если ваше Правительство найдет мой план обоснованным, но пожелает отложить приведение его в исполнение на некоторое время, я буду согласен подчиниться этому требованию. В таком случае оно, может статься, захочет испытать пока меня и мою добросовестность. Ни оно, ни вы меня не знаете, а поэтому не можете питать ко мне полного доверия. Если вы захотите, я могу отправиться в Манчжурию, где, как бывший начальник отдельного отряда, я могу принести своею опытностью в партизанской войне некоторую пользу. Или я могу поехать в Японию, куда Англичане, в виду моих с ними отношений, снабдят меня самыми горячими рекомендательными письмами. С помощью этих писем я буду в состоянии проникнуть как в страну, так и на театр военных действий и добыть вам очень ценные сведения. Я согласен и на это, но прощу вас иметь в виду, что если я решаюсь на подобный образ действий, то делаю это исключительно в интересах своей страны и в ожидании от вас в будущем действительной помощи в достижении той цели, которой теперь всецело посвящена моя жизнь".,

Таковы объяснения, данные мне на словах Генералом Пинаа-ром. Мне невозможно с точностью определить насколько его заявления искренни и заслуживают доверия. Наводить здесь справки относительно его первого пребывания в Португалии я считаю неудобным, не желая, чтобы здесь знали о моих с ним сношениях. Я могу поэтому судить о нем только по личному впечатлению, которое я вынес из бесед с ним и которое скорее благоприятно. Генералу Пинаару теперь должно быть около 45 лет; он высокого роста, благообразной наружности с очень приличными манерами; держит себя относительно меня крайне любезно, хотя и с большим достоинством, при разговоре открыто смотрит в глаза своему собеседнику. Из его записки и из его поступков можно заключить, что он ярый фанатик, не останавливающийся в своем желании нанести вред Англии ни перед какими средствами; между тем в беседе этот ярый фанатизм его не проявляется наружу; он говорит толково, разумно, ясно и убедительно, но совершенно спокойно и с полным самообладанием. Относительно его благонадежности я конечно не могу высказать никакого обоснованного мнения. Замечу только, что оставив свою записку в моих руках на целый день, он выказал без всякого колебания, полное ко мне доверие; с своей же стороны он не сделал ни малейшей попытки побудить меня сделать или сказать что-либо, что могло бы меня компрометировать. Я могу ошибаться, но мне кажется, что, если бы мы вступили с ним в сношения, то единственною для нас опасностью явилась бы возможность, при неудаче его планов, выдачи Англичанам нашего участия в этих планах с целью окончательно рассорить Россию с Англиею.

Для того, чтобы хотя отчасти ознакомить меня с своей прошлой деятельностью, Генерал Пинаар дал мне прочесть книгу "The Mobil Boer", написанную двумя принимавшими участие со стороны Буров в Южно-Африканской войне, Американцами A.Hiley и J Hassel, служившими одно время под его, Пинаара, начальством. Авторы в самом деле с большим сочувствием отзываются о военных и нравственных качествах Генерала, несовершеннолетние сыновья которого сражались рядом с ним за независимость своей страны.

При одной из наших бесед, г.Пинаар спросил меня не признали Императорское Правительство (в случае, если оно решится вступить с ним в сношения) более практичным вести эти сношения чРез наше Посольство в Париже или Берлине, в каковом случае он готов выехать в один из этих городов. Я ответил ему, что представлю этот вопрос на благоусмотрение Вашего Сиятельства. В самом деле, Лиссабон лежит слишком далеко и средства верных сообщений с Петербургом, - если не считать отправляющейся каждые 15 дней Французской вализы , коей я ныне пользуюсь для посылки настоящего донесения, - отсутствуют. Оживленный же обмен секретных телеграмм между Императорским Министерством и ввереною мне Миссиею, при неимении у нас в здешней стране существенных интересов, мог бы обратить на себя внимание, что было бы, мне кажется нежелательным.

Все мои свидания с Генералом Пинааром, за исключением первого, происходили не в Императорской Миссии, а в частной квартире Секретаря оной, Камер-Юнкера Зеленого, где наши встречи не могли возбудить ничьего праздного любопытства. Само собою разумеется, что ни в одной не только писанной, но даже печатной на машине, строчки, которая исходила бы из Императорской Миссии, в руках Бурского Генерала не находится.

Г.Пинаар говорил мне, что в случае, если Императорское Правительство отвергнет его предложение, он намерен тотчас же вернуться в Африку. Не желая и даже не имея матерьяльной возможности слишком долго засиживаться в Португалии, он очень ходатайствует о том, чтобы решение по возбужденным им вопросам было сообщено мне в возможно непродолжительном времени по телеграфу.

С отличным почтением и неизменною преданностью имею честь быть

Милостивый Государь Вашего Сиятельства покорнейшим слугою

А.Кояндер

АВПРИ, ф Пожтархш, 1904-1905,оп. 482, д. 2125, т 31-38 об.

1 Сообщения о готовности буров и африканцев к восстанию против англичан поступали в российский МИД и после англо-бурской войны 1899-1902 гг. Об этом писали врач русского отряда Красного Креста в Южной Африке А О.Садовский и пленник англичан, находившийся в концлагере в Индии, офицер-доброволец АН.Шульженко. Зная о сложных русско-английских дипломатических отношениях, некоторые бурские деятели искали поддержки своим планам у России. Однако позиция России в этом вопросе была очень осторожной и предложение Жубера-Пинаара не было поддержано.

Жубер-Пинаар Франсуа Якобус (1856-1932), участник англо-бурской войны. Был в плену у англичан. Эмигрировал во Францию, затем в Анголу. Вернулся на родину. Умер близ Блумфонтейна.

Секретная дипломатическая переписка по поводу предложения бурского генерала между российским консулом в Лиссабоне А.И. Кояндером, послом в Париже А.И. Нелидовым и министром иностранных дел В.Н. Ламздорфом, а также сама Записка генерала полностью опубликованы в журнале "Красный архив", т. 2-3. М. 1935, с. 242-253.

2 Речь идет о так называемом "китайском эксперименте", проведенном золотопромышленниками в 1904-1910 гг. когда из-за нехватки дешевой африканской рабочей силы, на шахты Трансвааля ввозились китайские рабочие

3 Баротце - совр. название баротсе, балози, лози - центрально-африканская народность (территория современной Замбии), создавшая политическое объединение, известное с 60-х гг. XIX в. как Баротселенд. В 1891 г. был провозглашен английским протекторатом.

4 Имеется в виду восстание народов нама и гереро в Юго-Западной Африке в 1904-1907 гг. против немецких колонизаторов и борьба народов Мозамбика против проникновения португальцев во внутренние районы страны.

5 Масамедес или Мосамедиш, ныне город и порт Намибе на Атлантическом побережье Анголы.

6 Речь идет о крупнейших народах Южной Африки - басуто, зулусах и свази.

1 Ранд - сокр. название Витватерсранда, золотоносного района Трансвааля.

8 Вализа - дипломатическая почта.

4. РАЗВИТИЕ РОССИЙСКО-ЭФИОПСКИХ ОТНОШЕНИЙ

? 51. Запрос главы Российской чрезвычайной дипломатической миссии в Эфиопии П.М.Власова товарищу министра иностранных дел В.Н.Ламздорфу относительно некоторых сторон деятельности миссии накануне ее отъезда в Эфиопию. 1897 г.

Его Сиятельству графу В.Н.Ламздорфу

24 сентября 1897 г. г. СЛетербург

В виду скорого отъезда в Абиссинию вверенной мне экспедиции приемлю смелость почтительно просить Ваше Сиятельство благоволить снабдить меня указаниями по нижеследующим пунктам, разъяснение коих здесь, на месте, представляется крайне желательным в видах успеха возлагаемой на меня Правительством специальной миссии.

1. как следует поступить с военным составом экспедиции после прибытия нашего на место; следует ли отправить весь состав или часть оной обратно и когда именно после представления нашего Негусу или удержать таковой на все четыре месяца, както имелось в виду при составлении сметы расходов по содержанию экспедиции; как в первом, так и во втором случаях необходимо удержать: Секретаря, Драгомана, одного из офицеров, врача с фельдшером и провизором и хоть половину казачьего конвоя на все время моего дальнейшего пребывания в Абиссинии.

2. представляется ли желательным, в случае если на то последует согласие Абиссинского Негуса, разрешить нашим, Генерального Штаба и другим офицерам, поездки за пределы округа Шоа - настоящего места пребывания Правительства с целью сбора военно-статистических и других материалов и производства топографических работ.

Если Императорское Министерство пришло к решению удержать в Абиссинии своего представителя на более или менее продолжительное время, то казалось бы целесообразным, в видах осторожности, воздержаться на первое время от таких шагов, кои могли бы вызвать подозрение со стороны как Негуса, так и населения Абиссинии к преследуемым нами бескорыстным целям и видам, для чего не прибегать к таким мерам, как поездки наших офицеров и сбору ими статистических материалов, ибо такими действиями могут воспользоваться наши недоброжелатели и истолковать их Менелику в привратном смысле, а повременить таковыми до более благоприятного времени.

3. представляется ли желательным оказание врачебным персоналом, состоящим при экспедиции, безвозмездной помощи всем абиссинцам, кои пожелают обратиться к нам за таковою;

4. представляется ли желательным настаивать на установленном Международными актами праве выставлять, как в пути по дбиссинии, так и на месте пребывания экспедиции, на занимаемом ею помещении Российский флаг и, в утвердительном случае, какой именно будет присвоен мне по настоящему моему званию посланца; следует иметь в виду, что поднятие флага Красного Креста генерал-майором Шведовым, в бытность его в Хараре, произвело неприятное впечатление на Вице-короля Раса Маконена и вызвало с его стороны энергичный протест;

5. желательно ли настаивать, как то сделал представитель Английской Королевы, на салюте в 21 выстрел при передаче письма Его Императорского Величества Абиссинскому Негусу;

и какого образа действий следует держаться в сношениях с г.Ильгом, получившим звание Статс-секретаря по иностранным делам, желательно ли настаивать на устранении как его, так и других европейцев при сношениях лично с Негусом.

Действительный статский советник П.Власов

ГА РФ, ф 568, on. 1, д. 70, лл. 3-4 об.

' Отряд Российского общества Красного Креста под руководством генерал-майора Н.К.Шведова был направлен для оказания медицинской помощи раненым эфиопам вскоре после окончания итало-эфиопской войны. 28 мая 1896 г. отряд прибыл в Харэр, где было решено оставить часть медицинского персонала, большая же его часть 26 июля прибыла в Аддис-Абебу, где был развернут полевой госпиталь. Деятельность русских врачей в Эфиопии привела к значительному укреплению русско-эфиопских связей и способствовала установлению между обеими странами дипломатических отношений.

? 52. Из записки П.М.Власова о следовании российской императорской миссии из Харэра в Аддис-Абебу, о прибытии в последнюю и о встрече, оказанной миссии императором Эфиопии. 1898 г.

Аддис-Абеба, 15 февраля 1898 года

3 января, благодаря самым дружественным заботам и энергичным усилиям со стороны заступающего место вице-короля Харарской провинции раса Маконена, находящегося в экспедиции в стране Бени-Шангул - гразмача1 Банги, - последние три дня приезжавшего в Русский лагерь в 6 часов утра и покидавшего таковой лишь после заката солнца, Миссии удалось покинуть г-Харар, но лишь для того, чтобы остановиться снова на первой же стоянке у озера Харамана, расположенного в трех часах пути от первого. Причиной остановки последнего послужило настоятельное требование абиссинских купцов, принявших для доставления в Аддис-Абебу груз Миссии и получивших за таковой полностью всю сумму в Хараре, о проверке веса взвешенного уже груза. [...]. Местные абиссинские власти были бессильны понудить купцов к добросовестному выполнению принятых ими на себя по отношению к Миссии обязательств.

В виду такой безысходности положения, на остановке в Чефа-нани 23-го января, когда после двух переходов в 2-3 часа, купцы потребовали новой дневки без предупреждения о ней заранее и по снятии уже лагеря, начальник Миссии решился отправить курьера с письмом к Абиссинскому императору, заключающем в себе жалобу на недобросовестный, оскорбительный и ничем не вызываемый со стороны Миссии образ действий абиссинских купцов и просьбу о понуждении последних везти груз согласно с гринятьгми ими на себя обязательствами.

30-го января в Годо-Гурка был получен ответ Менелика с выражением самого теплого участия к Миссии, строгого выговора купцам, заканчивающегося угрозой, что в случае новой жалобы на них, виновные будут поставлены вне законов. Угроза эта произвела надлежащее действие; купцы из крайне дерзких и непослушных обратились в самых почтительный и готовых выполнять все желания Миссии.

Поведение абиссинских купцов казалось актом, совсем непонятным и ничем не объяснимым, ибо, рядом с этим, со стороны местных властей, начиная от Гильдессы и Харара вдоль всего пройденного пути, Миссия встречала самый почтительный, самый радушный и самый дружественный прием, постоянные заботы и полную готовность оказывать ей всяку помощь и содействие; у границы каждого нового округа Миссию встречал главный начальник из высокопоставленных в абиссинской армии лиц с почетным военным конвоем из 100-200 человек и сопровождал до границы другого округа, отдавая себя на 2-3 дня в ее полное распоряжение и заботясь об удобствах и продовольствии оной.

4-го февраля, т.е. спустя ровно месяц после выступления из Харара, пройдя 510 верст, частью по весьма трудной горной дороге, частью по безводной Данакильской степи, где приходилось делать ночные переходы в 10-11 часов без отдыха, Миссия, не потеряв ни единного мула и ни одной лошади, достигла местности Шоля и разбила лагерь в часовом переходе от Аддис-Абебы; здесь ей предстояло привести себя в порядок после двухмесячного утомительного, подчас весьма трудного и иногда опасного путешествия; подготовиться к официальной встрече, которая ожидалась со стороны абиссинцев, к торжественному въезду в Аддис-Абебу, - резиденцию абиссинского императора и настоящую столицу Эфиопии"и к немедленному приему ее Менеликом II.

Дабы представить последнему в таком же виде и блеске, в каком представляется всегда своему державному правителю его доблестная армия, дабы показать абиссинскому народу в настоящем свете цвет °й армии - гвардию, из коей были набраны гг. офицеры и конвой Миссии, по представлению начальника последнего сотника лейб-гвардии Атаманского полка Краснова, начальником Миссии была разрешена покупка для них лошадей на дорогу; ло-шади эти, благодаря неутолимой, железной и поражающей всех энергии сказанного офицера и присущей казакам выносливости, усердно подготовлялись ими к строю, маневрам джигитовки, по пути и на дневках несмотря на дорожную усталость и необходимость отдыха, почему представляли из себя, ко дню прибытия Миссии в Аддис-Абебу уже вполне надежный и обученный материал.

В 3 часа по полудни в лагерь Миссии, разбитый по военным правилам, явился исполняющий обязанности секретаря и советника по иностранным делам у Менелика швейцарец Ильг - приветствовать начальника Миссии от имени императора, поздравить с благополучным прибытием и условиться о церемониале, часе въезда и приема Миссии его Величеством, назначенных на следующий день.

5 февраля, в 9 часов утра, когда все члены Миссии в полной парадной форме, с вытянувшимся в конном строю конвоем, собрались у палатки начальника Миссии, показался вдали весьма значительный отряд войск из кавалерии и пехоты с музыкой, состоящей из одних флейт, одетый в белые с красными полосами шаммы (бурнусы) и вооруженный ружьями и щитами; отряд этот быстро и плавно приближался к русскому лагерю, представляя из себя весьма живописную картину. Во главе отряда ехал господин Ильг, гфидворный драгоман негуса гразмач Иосиф и два фитуари (генералы, начальники).

Отряд этот, составляющий личную гвардию императрицы Таиту, по повелению императора должен был служить почетным конвоем для супруги начальника Миссии и проводить ее в приготовленное помещение.

В 10 часов господин Ильг вернулся обратно в лагерь Миссии во главе уже другого конвоя и пригласил ее следовать за ним; обогнув холм, скрывающий г.Адцис-Абебу, Миссия вышла на значительную площадь, постепенно понижающуюся к реке и затем поднимающуюся к холмам, на коих расположен город, и была поражена грандиозной и оригинальной картиной, развернувшейся перед нею: у начала площади этой, в 3/4 версты расстояния от столицы, был выстроен в каре весь гвардейский корпус императора и наличный состав местного гарнизона в составе не менее 6000 человек, в пешем строю под командою двух расов, зятьев императора и имея во главе всех находящихся при нем генералов и военачальников. Войска были одеты в белые с красными полосами шаммы и вооружены ружьями и саблями, часть имела также копья и щиты;

иные военачальники имели на плечах военную одежду из шкур льва, леопарда и пантеры. Мужественный и гордый вид солдат, их загорелые серьезные лица, их крайне оригинальная одежда, пластичность движений и быстрота построения приковывали к себе глаза. Войска эти, по воле своего повелителя, собрались приветствовать первую Миссию дружественного Абиссинии императора России, при приближении коей они разомкнулись и, пропустив ее в первые ряды свои, снова сомкнулись. Дойдя до центра, Миссия сошла с лошадей и приветствовала военачальников; затем снова села на лошадей и продолжала тихим шагом следовать к двору императора, составляла центр встретивших ее войск и будучи окружена ими плотным кольцом. При приближении ко двору конвой Миссии салютовал штандарту императора; часть абиссинских войск прошла вперед, дабы пропустить чрез свой строй русских почетных гостей; начальник и прислуга расположенной в первом дворе артиллерии, состоящей из 74 орудий, отбитых у итальянцев в последнюю войну, отдали Миссии воинскую честь. Император ожидал ее, сидя на троне, окруженный своими главными сановниками, разместившимися частью сидя, частью стоя, вокруг трона и у подножья оного; в проходе, ведущем в гфотивоположный внутренний двор, сидел представитель Франции господин Лягард со своим персоналом, пожелавший участвовать в приеме Русской Миссии; против трона, полукругом, был расположен ряд кресел. При приближении начальника Миссии к трону императора Его Величество быстро протянул ему свою руку и, сильно пожимая, сказал: "Очень рад видеть у себя посланца России". В ответ на это первый произнес по-французски нижеследующую речь:

"Государь!.. Император всей России, руководимый чувствами самой искренней дружбы к Вашему Величеству соизволил приказать мне отправиться в Эфиопию во главе первой Миссии, составленной из офицеров, врачей и конвоя гвардии. Исполняя его Высочайшую волю, я прибыл в столицу Эфиопии и имею честь представить Вашему Величеству письмо моего государя, равно представить Вам словесный привет Его.

Пользуясь настоящим случаем, я приемлю смелость просить Вас, государь, принять от меня и членов вверенной мне Миссии нашу глубокую и почтительную благодарность за радушный, вернее чисто братский прием, внимание и заботы, коими окружили нас по милости Вашего Величества повсюду на Вашей территории, как облегчили нам трудности путешествия и дали нам возможность чувствовать себя здесь столь же счастливыми и довольными, как у себя на родине, в горячо любимой России".,

По окончании речи этой, произведшей на императора, по-видимому, весьма благоприятное впечатление, ибо она вызвала неоднократно на симпатичном и добродушном лице его радостную улыбку, начальник Миссии передал Его Величеству письмо Государя, при приеме которого Менелик поднялся, и начался салют из орудий, а затем представил ему весь состав Миссии и кон-

вой расположившийся, по приглашению императора, против трона позади ряда кресел. Пригласив Миссию сесть Менелик прежде всего осведомился о здоровье Государя и Его семьи и любезно расспрашивал затем начальника Миссии о трудностях совершенного путешествия, о здоровье членов оной и, в заключении, выразив еще раз радость видеть у себя представителей России, отпустил Миссию, дружески пожав на прощание руку начальника.

Блестящий вид состава Миссии, молодцеватая и безукоризненная выправка конвоя оной, набранного из казаков гвардии, произвела сильное впечатление как на самого Менелика, так и на всех его сановников. Глаза негуса, все время устремленные на Миссию, светились радостью, счастливая улыбка не покидала его серьезного и задумчивого лица: ему, видимо, было приятно видеть у себя, в столице Эфиопии, представителей Императорского правительства и российской армии.

Встречавшие Миссию войска в том же составе и тем же порядком, проводили ее до предназначенного для нее помещения, где господин Ильг и зять негуса подвели начальнику оной и его супруге двух мулов под абиссинскими седлами и просили принять таковые от имени императора и императрицы. Мулы эти предназначались для официалыпых выездов. Часа через три в помещение, занимаемое Миссией, явился интендант императора с "д,урго" (подношение), состоящее из 4 громадных быков, 35 баранов, 30 корзин с хлебом и столько же кувшинов с "теджем? (национальный напиток) и предложил все это ей от имени Менелика

Помещение, отведенное для начальника Миссии, заключается в трех обширных дворах, обнесенных плетеной оградой, и четырех абиссинских палатках, размещенных в оных; для врачебного же персонала Миссии и гг. офицеров отведено место в некотором отдалении, напротив, где помещался в минувшем году Красный Крест; на последнем имеется несколько абиссинских домов.

Заканчивая настоящую записку, остается еще констатировать знаменательный факт - полнейшего равнодушия, чтобы не сказать более, со стороны населения Абиссинии, проявленного к русским, как и проявленного ранее к прочим европейцам; население это не только не принимало никакого участия в торжестве въезда Русской Миссии в столицу и в радости, высказанной его императором видеть ее у себя, но даже не интересовалось торжественностью обстановки ее прибытия; встречавшей по пути процессии народ даже не приостанавливался на минуту, чтобы бросить хотя бы беглый взгляд на редко виданное зрелище, а напротив проходил мимо, не проявляя никакого интереса; с таким же равнодушием относились к процессии и обитатели домов, расположенных на дороге.

В факте этом нельзя не усмотреть как сознания чрезмерной национальной гордости среди абиссинцев, сильно повысившейся со стороны последней, столь удачной для Абиссинии войны с Италией, так и врожденного и выработанного ходом вековых событий ее истории презрения к белой расе.

АВПРИ, ф Политархив, on. 482, д. 142, ли 4-10об.

' Гразмач"один из высших вденно-феодальных титулов Эфиопии.

2 Фитаурари"титул, несколько выше гразмача.

3 Дырго - особая форма повинности в феодальной Эфиопии, обязанность местных жителей предоставлять ночлег и пропитание проходившим через местность государственным чиновникам и иностранцам, имевшим специальные грамоты от правителя.

4 Тэдж?хмельной медовый напиток.

? 53. Донесение П.М. Власова министру иностранных дел М.Н.Муравьеву о преподнесении Менелику II подарков от Николая II. 1898 г.

Аддис-Абеба, 15 февраля 1898 года

Милостивый государь граф Михаил Николаевич, На просьбу мою назначить день и час для представления подарков Его Величества, Менелик поспешил прислать г.Ильга с сообщением, что просит меня в частной аудиенции 10-го числа в 10 часов утра, а императрица Таиту изъявила желание принять меня одного лишь с женою, тоже в частной аудиенции, 11 числа.

Несмотря на частный характер приема, императору угодно было пригласить и 10 и 11 числа конвой из 200 человек своей гвардии под начальством двух фитаурари (генералов), сопровождавший меня из помещения, занимаемого мною, до дворца Геби и обратно.

Поблагодарив Менелика за этот новый знак внимания его ко мне, я счел нужным отклонить дальнейшую посылку как конвоя, так и других (провизия), руководствуюсь при этом нижеследующими соображениями: по отношения к конвою, во-первых требовалось с самого же начала показать населению, что мы явились в страну, в дружественном расположении коей к России не имеем причин сомневаться, почему для меня, как посланца России, не требуется никакой охраны; для поддержания же правительства России в лице моем, конвоя, данного мне было вполне достаточно; по отношению к "д,урго", - что сбор оного как для нас, так и для других европейцев, ложась всей своей тяжестью на и без того обремененное налогами населения Абиссинии, давал в то же время и широкий произвол для злоупотребления дворцовыми чиновниками, а следовательно, мог служить причиною ко всяким недоразумениям и неудовольствиям к нам и со стороны императора, и, в особенности, со стороны народа; независимо от этого, жить за счет первого, и в особенности, последнего для представителя какой-либо великой державы, хорошо оплачиваемого своим правительством, казалось не отвечающим ни достоинству, ни престижу этой державы. Соображения же, хотя и высказываемые мною прямо, были, по-видимому хорошо поняты и верно оценены Менели-ком, ибо отклонение мною посылки конвоя и "д,урго" не вызвало с его стороны не только неудовольствия и протеста, но и каких-либо слабых даже попыток к дальнейшим предложениям в сказанном смысле.

10-го числа, в сопровождении лишь титулярного советника Орлова и начальника конвоя сотника Краснова (последний был взят для того, чтобы объяснить устройство ружья), я отправился во дворец с царскими подарками и поднес таковые императору. Окруженный лишь своими ближайшими родственниками, Менелик принял нас еще теплее и радушнее, чем в день въезда Миссии в столицу: его не стесняла более ни торжественность и официальность обстановки, ни присутствие навязчивого представителя франции, ни назойливый контроль его расов и генералов; почему он был более натурален, более искренен в проявлении и своих чувств к России и глубочайшего уважения к ее вождю и удивления к его могуществу и авторитету в Европе.

Осведомившись прежде всего о здоровье Его Величества, Менелик забросал меня вопросами: о политических новостях, о последних открытиях в области науки, знаний и искусства; он интересовался всем: и климатом России, и численностью населения ее и армии, и экономическими и производственными силами ее, поминутно переходя при выслушивании моих ответов от удивления к восторгу; но эти последние достигли апогея, когда я, представил ему царские подарки, ценность, изящество коих, видимо, сильно поразили его; внимательно, до мельчайших подробностей, осматривал император каждую вещь, передавая затем своим родственникам и наиболее всего восхищался изяществом герба России и вензелем Его Величества на сабле, щите и ружье, усыпанными драгоценными камнями, равно тонкостью работ, подбором цветов и красотою рисунка парчи и золотых шнуров, из коих была изготовлена абиссинская боевая накидка на плечи; пришлись ему по вкусу также и арабское седло, покрытое голубым бархатом же вальтрапом и кабурами, украшенными золотым галуном, с вызолоченными стременами и богато украшенной уздечкой и нагрудником, и чайный и кофейный сервизы тонкой работы. Долго всматриваясь в портрет Его Величества, Менелик заметил, как молод еще Государь и осведомился о легах Его; на ответ мой, что монарху России не минуло еще и 30-ти лет, а между тем он самодержавно правит 160-ти миллионным народом, Менелик тихо и грустно проговорил: счастлив тот, кто может внушить к себе чувства в такие лета.

При прощании император, любезно подавая мне руку, выразил желание видеть у себя интимно 12-го числа, на что я поспешил ответить благодарностью.

11 -го числа я с женой были приняты Таиту в частной аудиенции; при чем я передал пожалованный ей орден Красного Креста и поднес подарки, состоящие из: портрета государыни Александры Федоровны, серебрянного абиссинского столового и умывального сервизов весом около двух пудов, русского национального костюма из роскошной парчи и штофа, украшенного камнями и головного убора к оному, ковров и 12 пучков парчи, бархата, атласа и шелковых материй. Весьма сдержанная вначале, протянувшая ру. ку моей жене и лишь легким наклонением головы ответившая на мой поклон, Таиту, осведомившись о здоровье государя и императриц, пришла в неподдельный и нескрываемый восторг при поднесении ей подарков, роскошь и изящество коих поразили ее; она быстро сбросила свое покрывало и принялась внимательно рассматривать каждую вещь в отдельности, обращаясь к жене моей с просьбою объяснить ей, как нужно одевать русский национальный костюм, она приказала одному из пажей немедленно, при всех, облачиться в таковой и затем долго любовалась оным, а после ухода нашего, как сообщили мне позже, поспешила сама одеть костюм этот и головной убор и показалась в нем перед императором, выразившим, со своей стороны, восторг и долго любовавшимся оным.

Аудиенция продолжалась около двух часов, в течение коих императрица, пригласив нас сесть, держала себя весьма просто и скромно, выражала неоднократно удивление свое роскоши, красоте и изяществу изделий русских фабрик, заметив при этом, что такие бархат, атлас и шелк она до этого дня видела лишь в кусочках-образцах, почему не могла судить ни об их доброте, ни о красоте и изяществе; что все последнее она может понять и оценить лишь теперь, благодаря милостивому вниманию императора России [...]

АВПРИ, ф. Политархш, on. 482, д. 142, лл. 11-14 об

? 54. Из донесения П.М.Власова М.Н.Муравьеву о первой аудиенции у императора Эфиопии Менелика П. 1898 г.

Весьма конфвденциально Аддис-Абеба, 15 февраля 1898 года

Милостивый государь граф Михаил Николаевич, 12-го числа, в 8 ч. утра, я, с самым незначительным казачьим конвоем, отправился во дворец Геби и был немедленно принят императором в его частном помещении, состоящим из небольшого киоска, расположенного на возвышении, посередине отдельного двора, и совершенно изолированного от прочих зданий. Одетый еще проще, чем накануне, он сидел на диване, окруженный небольшой свитой, которую, при входе моем, он знаком руки отпустил и приказал закрыть дверь; остались лишь четверо: Менелик, я, г. Ильг, придворный переводчик гразмач Иосиф. Встретив меня ласковой улыбкой и дружески пожав руку, император указал мне на одно из двух, стоящих около дивана кресел, и пригласил сесть поближе к нему. После обычных кратких вопросов о здоровье, Менелик быстро перешел к делу: "Я полагаю, что Вы имеете сделать мне интимные сообщения от лица Вашего правительства, - начал он, - обращаясь ко мне через посредство г.Ильга и, получив утвердительный ответ, спросил, имею ли я вполне надежного переводчика; на заявление мое, что у меня, к прискорбию, имеется лишь один переводчик - весьма плохо понимающий по-русски абиссинец, пробывший всего один год в Одесской семинарии и совсем непригодный к передаче делового разговора, император задумался и спустя лишь несколько минут, обращаясь уже к граз-мачу Иосифу, сказал следующее: "Я до сего времени вполне и во всем доверял Ильгу и не имел причин раскаиваться в этом; он, по поручению моему, вел переговоры с представителями Италии, франции и Англии, и у меня не имеется лица, надежнее его; так как разговор наш не должен переходить за стены этой комнаты, то ответственность за сохранение такового в тайне мы можем возложить всецело на него". Я поспешил ответить чрез посредство того же гразмача Иосифа, что если Его Величество вполне доверяет г.Ильгу и уверен в его скромности, то у меня не может быть ни причин, ни права отказывать последнему в том же. Менелик приказал тогда гразмачу Иосифу удалиться, затем, бросив внимательный взгляд кругом и убедившись в том, что никто не может подслушать нас, приказал г.Ильгу сесть на второй свободный стул и тихо проговорил: "Теперь я слушаю Вас внимательно".,

Попросив позволения ознакомить его в кратких словах с положением дел в Европе и получив таковое охотно, я начал с того, что нарисовал ему в сжатом виде картину государственного устройства, экономического и социального положения в данное время пяти великих держав Европы и преследуемых ими политических задач в Африке; ознакомив в то же время с затруднениями, испытываемыми этими державами в последнее время как у себя дома, так и за границами их владений, т.е. в их внутренней иностранной политике; перейдя засим к шестой великой державе - России, я рельефно оттенил все преимущества и выгоды занимаемого ею политического, военного, экономического и социального положения, созданного и базирующегося на самодержавии, на тесной и не прерывающейся никогда связи народа с царем и на глубокой вере первого в неусыпные заботы о благе последнего, - с одной стороны, - и на отсутствие отдаленных колоний у нее, - с Другой стороны, колоний, в коих не нуждалась она и едва ли бу-Дет нуждаться вследствие обширности ее территориальн^гх владений, недостаточно еще заселенных, неистощимости, как земельных, так и ископаемых богатств, эксплуатация коих до сего времени производится лишь по мере надобности, а не с поспешностью, ведущей всегда к риску истощить таковые. Сплоченный духом православия, преданный вере отцов, сильный горячей любовью Русский народ, опирающийся к тому же на исп^гтанную, прекрасно вооруженную и дисциплинированную пятимиллионную армию, без страха, сомнений и опасений может смотреть в глаза будущего и с полным спокойствием отдаваться заботам по улучшению своего благосостояния и развитию экономических сил государства, находясь в таких благоприятных и исключительных условиях' Россия не имеет союзов ни в Европе, ни на Востоке, ибо не нуждается в таковых, как прочие великие державы, ни ради опасений за нарушение ее государственных прав у себя, на границах и за пределами таковых, ни ради приобретения колоний; напротив, все державы Европы ищут дружбы России и считают себя счастливыми, заручившись таковой; усматривая великое народное бедствие в войнах, с какими бы целями не предпринимались последние, Государь и его правительство в своей иностранной политике преследует лишь одну цель - поддержание мира в Европе и на Востоке и устранение причин, могущих вызвать войну.

Не преследуя, как прочие державы Европы никаких корыстных целей и меркантильных задач в Африке - в настоящем - и не задаваясь таковыми в будущем, правительство поручило мне заявить Вашему Величеству, в виду искренно-дружественн^гх чувств, питаемых к Вам лично государем России, доказательства коих давались Вам не раз и неоднократно высказываемых Вами стремлений войти в непосредственные и более близкие сношения с Рос-сиею, оно готово относиться сочувственно ко всем Вашим предприятиям, направленным как усилению власти Вашей внутри, так и к установлению спокойствия и развитию благосостояния в Эфиопии; что в случае надобности, оно могло бы согласиться принять на себя задачу по оказанию абиссинским паломникам, посещающим Палестину, покровительства чрез консулов своих, пребывающих в Турции; равно я мог бы в то же время помогать Вам советами, основанными на благоразумии, опытности и знании правительства политических видов и задач Европы, охранять Эфиопию от козней держав, непосредственно заинтересованн^гх в судьбах Африки.

Я закончил словами: "В заключение позволю себе выразить лишь личное мое мнение, что взамен изложенных выше предложений, истекающих из желания блага и преуспеяния Абиссинии, Россия, казалось бы, в праве ожидать от последней полного доверия к ее бескорыстию".,

Речь эта произвела на императора весьма сильное впечатление, которое высказывалось и в проявленном им неослабном интересе к оной и в частых попытках не упустить ни одной фразы из нее, не усвоив вполне ее смысла и значения.

Выслушав с напряженным вниманием все изложенное выше, переданное отрывочными фразами по просьбе г.Ильга, дабы иметь возможность придерживаться в переводе точности мысли и оборотов, Менелик поспешил ответить следующее:

"Я вполне и глубоко верю в искренность дружбы ко мне императора и его правительства, и в бескорыстие целей России по отношению к бедной Эфиопии; оружие, подаренное мне в такое критическое для страны моей время, как война с Италиею; присылка отряда Красного Креста для оказания помощи раненым абиссинцам, последовавшая за войной этой; наконец, новый дар Государя в виде 30 000 ружей и патронов, находящихся в пути, - все эти факты, подсказанные человеколюбием и сочувствием к Эфиопии, говорят сами за себя и не требуют доказательств; обсуждая еще с покойным императором Иоанном IV положение дел в Эфиопии, и он, и я приходили к убеждению, что только в лице России, вековой бескорыстной 1равительницы и друга всех христиан Востока, Эфиопия могла бы обрести своего защитника, мопщый голос коего был один в силах спасти ее от козней и хищнических попыток держав, соседних ей по колониям, и мы оба старались отыскать пути, коими следовало бы идти, дабы добиться дружбы и поддержки России к ней и вызвать сочувствие к судьбе нашей; видя ныне перед собою Вас, коему милостивым письмом Государя мне поручается верить и заявления коего считать сделанными от лица правительства его, я глубоко счастлив, мечтам моим суждено осуществиться ныне, и я охотно готов оказать Вам полное доверие и следовать Вашим советам там, где в силах буду выполнить оные. Эфиопия, как страна нищая духом и телом, не может, к прискорбию ее, предложить могущественной и богатой России ничего другого, кроме братской дружбы, преданности и доверия к ней", - закончил император, - "И Вы можете вполне рассчитывать на таковые и испытать ее в том".,

[...] Заметив сильное утомление на лице императора, вызванное, вероятно, более, чем двухчасовою беседою по предметам, требующим сильного напряжения мозга, я поспешил откланяться ему. Дружески пожимая мне руку, Менелик горячо поблагодарил меня за все сообщенное ему, повторил уверение в том, что он питает к императору и правительству его, уполномоченным коего являюсь я, полное доверие и счастлив их дружественным расположением к нему и его стране, закончив просьбою посещать его возможно чаще, на что я выразил полную готовность являться по первому его желанию.

АВПРИ, ф. Политархив, on 482, д. 142, ял 24-40 об.

? 55. Конфиденциальное донесение П.М.Власова М.Н.Муравьеву о планах императора Менелика по расширению территории Эфиопии в западном направлении и о возможной роли в этом России. 1898 г.

Аддис-Абеба, 20 февраля 1898 г.

Милостивый государь граф Михаил Николаевич, 18 числа император вторично принял меня в интимной аудиенции, которая продолжалась столь же долго, как и первая; переводчиком опять служил г.Ильг, а предметом беседы, главным образом, вопрос о владении р.Собатом и о средствах чрез последнюю распространить сферу влияния Эфиопии на правый берег Белого Нила и утвердиться на оном.

Ссылаясь на сообщение, сделанное им при первом свидании, и настаивая на праве Эфиопии владения р.Собатом от истоков до впадения таковой в Нил, Менелик присовокупил решительно, что всеми силами и средствами готов и будет поддерживать это право, для каковой цели и снарядил туда сильную военную экспедицию, состоящую из двух отрядов войск дадьязмачей Тасамы и Демесье.

На вопрос, насколько справедливо то, что он обращался к правительству Французской Республики с ходатайством о снабжении его двумя речными канонерками для р.Собата, император ответил утвердительно; затем продолжал, что сказанное правительство, указывая на трудности, с коими сопряжен будто бы перевоз канонерок по Абиссинской территории от Джибути до р.Собата, отклонило таковое, и высказав убеждение, что утвердиться на сказанной реке и, в особенности, распространить и поддерживать свои влияние и права владения на правый берег Нила ему, не владея никакой речной флотшшею, будет весьма трудно, Менелик не скрыл при этом опасений за то, что Франция, вопреки словесному условию, состоявшемуся меж ним и ее представителем г.Лягардом, может предупредить его в этом, имея к тому более средств и закончил откровенно выраженной надеждой на то, что Россия одна могла бы помочь ему в его стремлениях утвердиться на р.Собате и на правом берегу Нила.

На замечание мое, что в случае, если бы Россия нашла возможным удовлетворить это желание, не следует упускать из виду, что помимо сказанных канонерок и вооружения к оным, потребовалось бы еще снабжение таковых необходимым составом служащих, как то: командиров, механиков, артиллеристов и другой прислуги. Менелик ответил, что и в этом ему желательна была бы помощь ни какой-либо другой державы, а России и он принял бы таковую с величайшей признательностью; на замечание, что появление русских канонерок и матросов на р.Собате и верховьях Нила могло бы вызвать неудовольствие Франции и против него, и против России, с коей она поддерживает ныне самые наилучшие отношения, Менелик быстро ответил, что касается его, то он считает себя вполне независимым и самостоятельным в своих действиях властителя Эфиопии и не обратил бы внимания на неудовольствие франции мерой, на принятие коей вынуждают его государственные интересы, что в сем случае он поспешил бы настоять на замене устного соглашения письменным актом о разграничении сферы влияний Франции и Абиссинии в верховьях Нила и заявил бы первой, что канонерки составляют его собственность, а состав служащих на оных подчинен одному ему.

Покончив с этим, Менелик обратился ко мне с вопросом о том, не известно ли мне, как благоугодно было отнестись государю к его последнему ходатайству о присылке в Аддис-Абебу постоянного Русского врача; я ответил утвердительно, что Его Величество соизволил признать ходатайство это заслуживающим удовлетворения и повелеть предоставить для оказанной цели одного из военных врачей, находящихся в составе вверенной мне Миссии, но лишь временно, до тех пор, пока Миссия эта будет оставаться в Аддис-Абебе; осведомившись при этом, нуждается ли Его Величество лично для себя во враче этом и почему, в сем случае, он не обратился к представителю Франции, имеющему здесь в своем распоряжении четырех колониальных врачей. "Лично я мог бы обойтись и без врача", - ответил Менелик; "Великодушное сердце государя подсказало ему человеколюбивую мысль оказать христианскую помощь больным и раненым в войне с Италиею абиссинцам; присылка в 1896 г. отряда Русского Красного Креста, быстро снискавшего к себе полное доверие и уважение, и оказание им безвозмездной медицинской помощи всем без различия нуждающимся в таковой внушило моему народу, в особенности неимущему классу надежду и уверенность, что его величество не откажет ему и в будущем в этом милосердии к нему; этот класс имел я в виду, ходатайствуя у императора о присылке сюда постоянного врача; французские врачи, находящиеся здесь, не сумели внушить доверия к себе среди населения, не довольны уже своим пребыванием здесь и собираются на днях покинуть Аддис-Абебу", - закончил император.

Не трудно было понять, что Менелик, стесненный в материальных средствах, лишен возможности оплачивать врачей и медикаменты и что, в то же время, дабы поднять свой престиж в глазах народа, находит необходимым не лишать его врачебной помощи, в оказании коей и уповает на милосердие государя; ему желательно иметь в Аддис-Абебе постоянную амбулаторию, к помощи коей могли бы прибегать ни одни жители столицы и соседних округов, но все нуждающиеся в оной и имеющие возможность добраться туда абиссинцы. Представитель Франции привез с собою четырех врачей с надеждой пристроить их здесь на иждивение Менелика; весьма неохотно оказываемая ими безвозмездно помощь, крайне грубое обращение с больными и отказ в выдаче медикаментов, по недостатку таковых, в самом уже начале их практики, оттолкнули от них большинство абиссинцев; с прибытием же наших врачей и те немногие, кои лечились у них, поспешили покинуть их и обратиться к помощи наших врачей; в настоящее время, хотя у нас еще не сделано никаких приспособлений к устройству амбулатории, ежедневный прием больных доходит до 30-40 человек.

В конце аудиенции император, благодаря меня за посылку ему накануне полученных с почтою телеграмм Международного агенства, касающихся положения дел в Африке, неожиданно спросил, правда ли, что Леонтьев (офицер запаса, известный русский путешественник по Абиссинии) возвращается в Аддис-Абебу в сопровождении принца Генриха Орлеанского, отряда русских офицеров и сенегальских солдат и со значительными запасами боевого материала и что они намерены предпринять здесь" Я ответил, что мне известно это лишь из тех же телеграмм. Спокойное и доброе до того лицо Менелика совершенно преобразилось во мрачное и озабоченное; тень неудовольствия пробежала по нему; после нескольких минут размышления он сказал: "по настоятельным просьбам Леонтьева я согласился дать ему звание "д,адьязмача" и управление обширной местностью, носящей название "бурана" и лежащей к юго-востоку от Каффы (по карте местность эта значится между 2 и 6° широты и 36 и 40° долготы), с обязательным условием дать мне предварительно подписку, оставаясь на правах прочих правителей Эфиопии, признавать над собою только мою власть и только предо мною одним нести ответственность за управление, причем все труды и заботы по восстановлению и поддержанию власти в сказанной местности должны пасть на него одного, без всякой с моей стороны помощи; последняя же была обещана ему лишь в случае, если бы Англия или другая держава высказали попытки оспаривать права владения моего на оную; "но причем здесь принц Генрих Орлеанский со своими сенегальцами"" - закончил он новым вопросом. Я ответил, что мне ничего не известно по этому предмету.

Прощаясь с императором столь же дружественно, как и после первого свидания с ним и имея в виду ходатайство Главного Штаба об оказании содействия прикомандированному ко вверенной мне Миссии полковнику Генерального Штаба Армии Артамонову по сбору военно-статистических материалов об Эфиопии - с одной стороны - и настоятельные просьбы последнего о скорейшем предоставлении ему возможности работать, я весьма осторожно и под предлогом передачи расу Маконену подарков, осведомился у Менелика, не встречает ли он серьезных затруднений и не имеет ли он чего-либо против посылки сказанного штаб-офицера в лагерь раса Маконена, на место действий отряда войск последнего. Император, охотно согласившись, присовокупил, что так как он не имеет точных сведений о том, где именно находится Маконен в настоящее время, то просит повременить отъездом офицера до прибытия ожидаемого им со дня на день оттуда курьера и предложил мне при этом послать одного из офицеров в отряд дадьязмача Тасамы в Буре, с просьбою поручить офицеру этому сделать для

него подробную карту этой границы. Я ответил, что обдумаю это предложение .

Вечером мне дали знать, что как только я откланялся императору, во дворец явился, как и после первого свидания моего с ним, посланный с письмом г. Лягарда, настаивающий на принятии его Менеликом, вечером.

АВПРИ, ф Политархив, on. 482, д. 142, лл. 50-57об.

1 Дэджазмач (также встречается дадьязмач, дазмач) - один из высших военно-феодальных титулов Эфиопии.

2 В конечном счете полковник Л.К.Артамонов вместе с двумя казаками принял участие в военной экспедиции дэджазмача Тэсэммы, направленной Менеликом II к Белому Нилу с целью расширения территории Эфиопии в западном направлении. В 1979 г. благодаря усилиям отечественного востоковеда И.С.Кацнельсона, отчет Артамонова об этом путешествии, его донесения и статьи были опубликованы отдельной книгой: Артамонов Л.К. Через Эфиопию к берегам Белого Нила. М. 1979.

? 56. Из донесения П.М.Власова товарищу министра иностранных дел В.Н.Ламздорфу о необходимости повышения уровня дипломатического представительства России в Эфиопии и его финансового обеспечения. 1898 г.

Аддис-Абеба, 25 февраля 1898 года

Милостивый Государь Владимир Николаевич, Принимая во внимание, что Россия, - завязавшая ныне официозные отношения с Эфиопией и не преследующая в оной никаких меркантильных целей и видов, за отдаленностью ее владений от последней иметь пока там коммерческих или религиозных интересов не может, что интересы эти могут создаться и развиться лишь со временем, в более или менее отдаленном будущем, - в настояще же время она может иметь там лишь интересы чисто политического характера, а именно попытаться создать из этой Африканской державы верного и преданного друга, который мог бы направлять свои политические действия согласно с видами правительства и служить надежным и сильным оружием в руках последнего там, где потребовалось бы ему отвлечь на время внимание Европы, - заинтересованной в судьбах Африки, от проведения задач России как на западной, так и, в особенности, на восточных границах ее, - почему казалось бы необходимым, чтобы представительство ее в сказанной стране было поставлено, если не выше главной и самой заинтересованной там из европейских держав, то ни в коем случае не ниже, дабы представитель ее мог иметь необходимый ему авторитет и престиж в глазах не одного лишь императора, но и его расов, духовенства и народа, весьма мало, чтобы

ill

не сказать совсем, не развитых умственно и судящих обо всем происходящем у них перед глазами лишь по наружности.

Исходя из вышеизложенной точки зрения и имея в виду, что в настоящее время самое заинтересованное в Эфиопии государство, Франция, имеет своего представителя в звании Полномочного Министра, было бы желательно, а может быть и абсолютно необходимо с точки зрения политических интересов России, учредить в Аддис-Абебе временную Миссию во главе с Чрезвычайным Посланником и Полномочным Министром, аккредитованным при императоре, а не правительстве его, которого не существует там, при секретаре, драгомане, одном обер-офицере для командировок, без самостоятельной роли, - вполне подчиненном посланнику, враче, фельдшере, фармацевте и 12-ти, минимум, человек казачьего конвоя; французский представитель имеет 20 человек, а итальянский - 15 конвоя своего, независимо от 30 человек абиссинских солдат у каждого; (конвой крайне необходим и важен здесь для представительства), и обставить Миссию эту в материальном отношении не хуже, если не лучше других представителей.

Первобытная обстановка и библейская простота, коих без изменений продолжают держаться эфиопы с самых древнейших времен, отсутствие не только каких-либо удобств и комфорта, но и понятия таковых у эфиопов, делают жизнь всякого европейца, попадающего туда, даже самого умеренного по привычкам, крайне тяжелой, полной лишений в самом необходимом, почему заставляет его смириться с оной лишь в силу крайней необходимости. Все, что успели уже усвоить себе в смысле необходимой, ежедневной потребности жители не только столицы и городов, но и самых бедных и отделанных уголков крайнего Востока: Китая, Кореи, Персии, Турции и других - совершенно отсутствуют в Эфиопии; такие крайне важные и необходимые в домашнем обиходе и повседневной жизни предметы и продукты, как то: чай, сахар, свечи, патроны, спички, масло, сало, удобоваримый хлеб, соль, перец, изделия из стекла и глины и т.п. совсем не известны еще в Эфиопии и находятся на рынках их столицы не всегда, как предметы роскоши в самом ограниченном или, вернее, ничтожном количестве и недоступны по цене; им не известно до сих пор употребление железа и изделий из оного, почему скрепление всех построек, каких бы размеров ни были таковые, производятся с помощью веревок; так что европеец, заброшенный туда, дабы создать сколько-нибудь сносные условия для жизни, должен выписывать все из Европы.

Если присовокупить ко всему изложенному выше все трудности, необеспеченность и дороговизну доставки товаров из Европы в столицу Эфиопии, то положение всякого европейца там, а в особенности представителя Великой державы, обязанного поддерживать достоинство и престиж страны своей, становится еще тяжелее, еще мрачнее и безвыходнее.

[...] Со времени последней Итальяно-Абиссинской войны, вызвавшей появление в Эфиопии массы европейцев в лице миссий,

?ченых обществ, путешественников, охотников и искателей быстрой и легкой наживы и карьеры, эфиопы поняли, с какой выгодою могут они эксплуатировать их и быстро усвоили себе надле-ясагцие к тому приемы; цены как на перевозочные средства, так и все продукты первой необходимости начали быстро подниматься и продолжают расти с каждым месяцем, но лишь для европейцев, оставаясь без изменений для населения.

Резюмируя все изложенное выше, остается прийти к такому заключению, что содержание постоянного представителя в Эфио-пии - в каком звании ни был бы аккредитован он, без ущерба делу представительства и дабы не ставить его в тяжелое положение - подвергать себя большим жизненным лишениям, могущим отразиться вредно как на его здоровье, так и на успехе поручаемых ему задач, - должны обойтись недешево, во всяком случае не менее нашего представительства в Тегеране или в Китае, а именно: такое же содержание начальнику при казенных: квартире, отоплении, освещении, лошодях, прислуге, канцелярских расходах в 2000 рублей, почтовых и телеграфных расходах по представляемым счетам; содержание секретарю в 4000 рублей золотом при казенных: квартире, отоплении, освещении; драгоману, если таковой будет штатным, - 3000 рублей золотом при казенных: квартире, отоплении и освещении; если последний будет нештатным - в 1200 рублей золотом; такое же содержание, как и секретарю, должно присвоить офицеру и врачу при казенных: квартире, отоплении и освещении, половину оного по 2000 рублей золотом фармацевту и фельшеру при тех же: квартире, освещении и отоплении и конвою, при сохранении полного содержания получаемого нужными чинами в полках, добавочных в размере 120 рублей золотом на человека.

Только при вышеизложенный: условиях наше Представительство в Эфиопии может стоять на высоте своего положения, т.е. поддерживать достоинство и престиж России, не терпеть больших материальных лишений и спокойно выполнять возложенные на него правительством задачи.

Помимо вышеизложенного, требуется одновременно же, с учреждением Постоянного представительства, начать постройку для оного помещения, как то сделала уже Франция и собирается сделать Италия, ибо в Аддис-Абебе не имеется совсем домов в европейском смысле, их замещают круглые, в одну комнату, без окон плетенные мазанки, продолжительная же жизнь под палатками, при постоянных ветрах, частых и продолжительных дождях-ливнях, быстро ослабляют у европейцев физические силы, лишают их спокойствия и сна, расстраивают нервную систему и не дают возможности сосредоточиться на деле, независимо от постоянного риска подорвать серьезно и навсегда свое здоровье.

Постройка необходимых зданий для Миссии по существующим ныне ценам на местные материалы и с доставкою необходимых материалов из Европы, должна, по самым скромным подсче-

из

там, обойтись около 40-50 тысяч золотом; постройка Французской миссии обошлась в 200000 франков.

АВПРИ, фПолитархче.оп 482, д 142, лл. 106-116об

' Итало-эфиопская война 1895-1896 гг. явилась результатом колониальных устремлений Рима, направленных на подчинение Эфиопии военным путем после отказа последней признать над собой протекторат Италии, который, по мнению итальянской дипломатии, вытекал из содержания 17-й статьи Уччиальского договора, заключенного между обеими сторонами в 1889 г Эфиопии удалось отстоять свою политическую независимость, разгромив итальянский экспедиционный корпус в решающей битве при Адуа в начале марта 1896г.

? 57. Из донесения П.М.Власова министру иностранных дел М.Н.Муравьеву относительно характера и перспектив русско-эфиопских отношений. 1898 г.

Аддис-Абеба, 1 мая 1898 г.

Милостивый государь граф Михаил Николаевич, стремясь доставить Императорскому Правительству возможность скорее и всестороннее ознакомиться с данным положением дел в Эфиопии, я позволил себе составить краткую, но затрагивающую все стороны жизни этой страны записку, которую прием-лю смелость представить ныне на благосклонное воззрение Вашего Сиятельства.

Материалами к составлению записки этой послужили главным образом: результаты неоднократного и всегда весьма обстоятельного обмена мыслей с императором Менеликом, продолжительных бесед с приближенными к нему сановниками, духовенством и здешними представителями иностранных держав, личных тщателыпых наблюдений в пути по Эфиопии и на месте пребывания в Аддис-Абебе и сборы сведений на стороне.

Дабы не впасть в заблуждение и не ввести в таковые Правительство, при оценке сказанного материала я старался держаться самой беспристрастной точки зрения.

Краткая записка о современной Эфиопии [...] Может ли Россия иметь свои интересы в Эфиопии и какие именно"

Принимая во внимание, что ближайшие соседи Эфиопии по колониям: Италия, Франция и Англия не могли до сего времени создать там себе твердое и сколь-нибудь устойчивое положение, что отпускная торговля их ограничивается самым ничтожным сбытом туда фабричных произведений, большинство коих залеживается в складах, не находя спроса, что таковая не развивается и держится лишь за счет отпускной торговли Эфиопии; Россия, вследствие ее отдаленности, равно необходимости провозить свои товары чрез иностранные территории ранее, чем таковые могут попасть на рынки Эфиопии, а следовательно, оплачивать оные двойными ввозными пошлинами и комиссионерскими расходами, менее, чем другие государства Европы, может рассчитывать создать и развить здесь свои торговые интересы. Имея в виду презрение эфиопов к европейцам и обычаям последних, ранее, чем создавать в их стране торговые интересы, требуется вызвать их к жизни и убедить их в необходимости усвоить себе культуру, а с оной и известные потребности культурных наций, что при косности эфиопов и их самых скромных и ограниченных до минимума привычках, не легко и требует известных жертв и времени. Примеры, когда эфиопы, прожившие заграницею 2-3-5 и более лет, при возвращении на родину, прежде всего и с видимым удовольствием и облегчением спешили сбрасывать с себя все европейское, как-то: платье, белье, головной убор и обувь и заворачивались в скромную шамму, изделье их страны, оставляя открытыми плечи, голову и ноги, не только не редки, но и составляют самое обычное явление; с таким же удовольствием они отказывались от мебели, вилок, ножей, ложек и стаканов, растягиваясь с наслаждением на земле или "альге? (род низкой софы) и принимаясь за еду руками, запивая таковую из кувшинов. Такому народу не легко привить потребности и привычки культурных наций.

Большинство эфиопов бесспорно христиане и считают себя близкими к православию; этим именно, а ничем другим объясняется известное тяготение их к России и знаки некоторого доверия и дружбы, проявляемые ими лишь в сношениях с русскими. Россия, как покровительница православия на Востоке, могла бы создать интересы в Эфиопии на почве религии; но имея в виду фанатизм ее духовенства к обрядовой стороне, для соединения русской и эфиопской церквей требуется немало времени и много труда и жертв. Помимо серьезного и всестороннего изучения догматической и обрядовой стороны эфиопской церкви и подготовления миссионеров-проповедников из абиссинского юношества в Иерусалиме, а не в России, потребуется устроить церковь в столице Эфиопии и обставить ее с благолепием, как в смысле убранства, так и клира, которое могло бы сразу импонировать убожеству и простоте ее храмов и привлечь к себе абиссинцев стройностью и величественностью службы.

Остаются еще интересы чисто политического характера, а именно попытаться создать из Эфиопии верного и преданного друга России, готового всегда следовать ее советам, когда потребуется, могущего отвлечь внимание Европы на Африку и тем облегчить Императорскому Правительству выполнение задач у себя на границах и за пределами последних. Создать такое положение в Эфиопии - тоже задача нелегкая, и в виду врожденных эфиопам подозрительности и недоверия, требующая большой осторож. ности, ловкости, времени и значительных денежных жертв.

Служить России непосредственным союзником с целями совместных действий русско-абиссинской армии Эфиопия не может-как послушное же орудие в наших руках, она может оказать нам при нужде, великую помощь, а именно: при недоразумениях и усложнениях наших с Франциею, Англиею и Италиею, по нашему требованию, выставить на границах своих грозную, хорошо вооруженную армию, тысяч в 70-90 человек и держать таковую сколько потребуется, отвлекая тем часть военных сил одного из сказанных государств на территорию Африки, дабы достигнуть этого, потребуется:

a, поддержка мощным и авторитетным словом России в советах Европы прав Эфиопии на полную самостоятельность и неприкосновенность ее территории в границах, объявленных Менеликом в прошлом году Великобританскому представителю;

b, недопущение ни одной из соседних Эфиопии по колониям держав, в том числе и Франции, брать там над прочими перевес, как в смысле политическом, так и всякого другого влияния, для чего, не касаясь самим до лоски ее государственного строя и учреждений, народного быта, устройства и духа ее армии и отстраняя всякие попытки, направленные к тому же со стороны ее соседей или других европейских держав задачею охранять таковые в полной их неприкосновенности на основах созданных многовековою ее историею, и

c, ничего не требуя от Эфиопии до поры до времени, т.е. отказавшись от каких-либо меркантильный задач по отношению к ней, оказание ей всякой помощи, но не путем предложений таковой с нашей стороны, которые может быть понят за навязчивость, а лишь иногда, когда она сама будет нуждаться и обращаться за помощью. Помощь наша могла бы проявиться: в снабжении Эфиопии, разумеется, за наш счет, врачами и медикаментами, усовершенствованным оружием и боевым материалом, церковной утварью, как-то: одеждою, крестами, иконами, хоругвями, лампадами, чашами и т.п.

Наконец, буде-то представится возможным, следует добиться для Эфиопии права свободного выхода к морю, т.е. уступки ей или нам одного из портов на Красном море или Индийском океане, дабы получить возможность непосредственных сношений ее с нами.

АВПРИ ф Политархив, on 482, д. 142, лл. 208,234-238.

? 58. Из записки П.М.Власова министру иностранных дел М.Н.Муравьеву о перспективах развития отношений между Россией и Эфиопией

1899г.

[...] Какова же может быть роль России в Эфиопии в данное время и при данных условиях"

Создать свои собственные интересы в Эфиопии Россия может надеяться и будет в силах лишь при conditio sino qua поп непосредственных сношений с этой страною, для чего потребуется занятие одного из портов на Красном море и устройство в оном или колонии в обширном смысле этого слова или только укрепленной военной базы. Тогда интересы эти могут быть троякого рода: чисто политические, коммерческие и религиозные. Первые из них потребуют значительных жертв от России не одним оружием, боевым материалом и деньгами, но и людьми, при постоянном и неизбежном риске, сопряженном с необеспеченностью престолонаследия в Эфиопии, неустойчивостью как главного правительственного фактора, так и всей административной системы, с произволом феодалов и с своеволием народа. Вторые - потребуют много времени и кропотливого труда, ибо предварительно нужно будет вызвать эфиопов из многовековой спячки и косности к жизни и деятельности, создать потребность у них к усвоению культуры и затем развить таковую. Наконец, третьи - потребуют большой осторожности и также значительн^гх затрат.

Без непосредственных отношений с Эфиопией путем приобретения порта на Красном море и без создания в ней собственных интересов Россия продолжать с ней дипломатические отношения могла бы с двоякими целями, а именно: поддерживать там интересы дружественной нам ныне Франции - во-первых, и мешать всем трем заинтересованным в судьбах Эфиопии державам: Франции, Англии и Италии укреплять и распространять свое влияние, как политическое, так и коммерческое, т.е. противиться усилению влияния там одной из сказанных держав в ущерб другой или служить интересам одной Эфиопии - во-вторых. В первом случае мы рискуем впасть в неосторожность навлечь на себя злобу и ненависть эфиопов, во втором - впасть в серьезные пререкания с ее европейскими соседями по колониям.

ЛВПРИ, ф. Полшпархче, on 483, д. 2053, лл. 51-53 об.

? 59, Товарищ министра иностранных дел В.Н.Ламздорф - министру Двора В.Б.Фредериксу по вопросу подарков для императора Менелика II и императрице Таиту. 1899 г.

Санкт-Петербург, 13 февраля 1899г.

Его Превосходительству Барону В.Б.Фредериксу Милостивый Государь барон Владимир Борисович,

Государю Императору благоугодно было Всемилостивейще соизволив на оставление Чрезвычайной Миссии нашей в Абиссинии еще на 9 месяцев в означенной стране, Высочайше повелеть командировать на все это время в Аддис-Абебу штабс-ротмистра Лейб-гвардии гусарского Его Величества полка Булатовича и поручить ему передать Негусу и Императрице Таиту подарки от Высочайшего Имени.

По мнению помянутого офицера, хорошо знакомого с вкусами Императора Менелика, самыми подходящими подарками были бы: для Негуса - Образ Св.Георгия Победоносца около 6 вершков в квадрате с эмалевой ризой, украшенной камнями, в портативном кожаном футляре, для ношения в походе через плечо, и для Импфатрицы Таиту Образ Богоматери в таком же футляре.

Признавая, со своей стороны означенные подарки совершенно подходящими, обращаюсь к Вашему Превосходительству с покорнейшею просьбою о распоряжениях, кои Вы признаете нужными сделать по сему предмету, не оставив меня уведомлением.

Примите, Милостивый Государь, уверение в отличном моем почтении и совершенной преданности

Подпись: Ламздорф

АВПРИ, ф. Лолитархие, on 482, д. 2072, л 70об.

? 60. Дополнительные инструкции Российского МИД главе Чрезвымайной дипломатической миссии П.М.Власову в связи с продлением срока пребывания миссии в Аддис-Абебе. 1899 г.

П.М.Власову от М.Н.Муравьева

9 марта 1899 г.

Милостивый Государь Петр Михайлович, В дополнение к данной Вашему Превосходительству инструкции по поводу дальнейшего оставления Вашего в Аддис-Абебе, считаю долгом сообщить некоторые указания и соображения, выысняющие нашу точку зрения на возбужденные в Ваших донесениях от 10 сентября и 30 октября минувшего года вопросы об установлении западных границ Абиссинии и приобретения ею выхода к открытому морю.

Прежде всего мне приятно заявить, что Государь Император полне одобряет все данные Вами Императору Менелику объясне-дия относительно выраженного им желания, чтобы Русское Правительство взяло на себя труд отстаивать перед другими державами притязания его на территории, лежащие между 2° и 14° и правым берегом Белого Нила на всем протяжении между двумя указанными параллелями.

Мы решительно не видим возможности поддерживать означенные притязания, и Вам надлежит поэтому действовать в прежнем умиряющем духе на Негуса и предостерегать его от всяких рискованных предприятий, кои могли бы гибельно отозваться на дальнейшей судьбе управляемого им государства.

В самом деле, вступив в борьбу с англичанами, Абиссинии придется иметь дело с серьезным противником, обладающим всеми необходимыми средствами для обеспечения себе желаемого успеха. При таком условии Менелику нелегко будет отстаивать свои интересы, а между тем всякая, хотя бы и частичная, неудача его может иметь последствием внутренние смуты и междоусобицы, а в конечном результате и расчленение Абиссинии, особенно под влиянием враждебных происков извне.

Такой вывод из настоящего положения, конечно, менее всего отвечал бы не лишенным честолюбия политическим взглядам Императора, но в то же самое время он едва был бы согласен и с нашими собственными интересами: нам более желательно сохранение Эфиопии как самостоятельной государственной единицы в настоящем ее виде, так как вследствие проявляемого ею тяготения к России, она могла бы служить для нас если не целью, то средством, своевременное пользование коим было бы не лишено значения.

Само собой разумеется, однако, что всем переговорам Вашим по настоящему предмету должен быть придан вполне дружественный характер, и советы благоразумия, кои Вами будут даваемы Негусу, должны быть исключительно объяснимы благорасположением нашим к Абиссинии, а равно и сознанием важности положения в связи с серьезностью преследуемых Англиею задач.

Мы вполне надеемся, что настояния Ваши увенчаются желаемым успехом и что таким образом Вы сумеете извлечь возможную пользу из дальнейшего пребывания Вашего в Аддис-Абебе при особе Императора. В надежде этой нас особенно укрепляет тот факт, что оставляя в стороне всякие политические соображения общего и частного свойства, мы безусловно с участием относимся к Абиссинии и дальнейшему развитию ее самостоятельности, каковое обстоятельство хорошо известно Менелику, неоднократно получавшему от нас доказательства нашей искренности и бескорыстия. На это соображение Вами должно быть обращено преимущественное внимание, и конечно, от такта и умения Вашего будет прежде всего зависеть окончательно закрепить дружбу нашу с Эфиопиею и поставить на вполне твердую почву завязавшиеся с этой далекой страною приязненные отношения.

Что же касается вопроса о приобретении порта и данного Вами Императору совета войти по этому предмету в сделку с итальянским правительством, то с нашей стороны не встретилось бы к тому препятствий. Мы будем искренно рады, если Абиссинии удастся найти выход к морю, так как достижение этой цели может только способствовать укреплению ее политического положения. Быть может, при настоящих обстоятельствах Негус и добьется же-лаемог о результата, поставив разрешение этого вопроса в связь с общим делом об установлении западных границ Абиссинии, если только вообще он найдет удобным войти по этому поводу в соглашение с Англиею, а между тем, без участия последней, хотя бы и косвенного, едва ли возможно будет обойтись, так как Римский Кабинет на почве африканских дел не перестает действовать в согласии с Лондонским.

Подпись: Муравьев

АВПРИ, ф Политархие, on 482, д 2072, лл 22-23 об

? 61. Предложения Л.К. Артамонова по укреплению русско-эфиопских отношений. 1899 г.

Его Высокопревосходительству Российскому Императорскому Послу в Турции Действительному Тайному Советнику Зиновьеву

10 марта 1899 г. Константинополь, пароход "Император Николай II?

Милостивый государь Иван Алексеевич, Возвращаясь из Абессинии, из состава Миссии, отправленной к Императору Менелику под начальством Д.С.С. Власова, я посетил Иерусалим, как простой паломник. Здесь случайно пришлось встретить абессинских монахов, узнав, что я из их страны, убедительно просили навестить их. Некоторое знание языка позволило непосредственно объясняться с ними. То, что мне пришлось видеть лично в Иерусалиме или услышать от абессинцев имеет некоторую связь с делом, для которого наша Миссия была отправлена в Абессинию. Поэтому я беру на себя смелость представить на благосклонное воззрение Вашего Высокопревосходительства наблюденные мною факты, обрисовывающие положение абессинцев в Иерусалиме, а также заявленные ими просьбы, переданные мне абессинцами, умолявшими довести их до сведения Правительства. [...] Для пользы общего русского дела я не счел возможным уклониться от общения с абессинцами или не выслушать их просьбы. Стремления нашего Правительства в Абессинии заключаются до настоящей минуты в приобретении полного доверия и расположения как главы государства, так и народа. Сколько мне известно в настоящее время затраты нашего Правительства, труды русских врачей и офицеров, а особенно неусыпная бдительность, упорная работа личная и глубокообразованное руководство нашего достойного представителя в Абессинии, ПМ.Власова, дали вполне удовлетворительные и желанные результаты. Положение, занятое г.Власовым при Императоре Менелике, безусловно следует признать блестящим во всех отношениях. Только к нашему представителю Менелик относится с доверием, на какое только способен черный человек по отношению к белому, а абессинец в частности. В период мятежа Раса Мангаши против Менелика только Г.Власов провидел благо1Гриятный исход для Менелика и при выступлении последнего из Аддис-Абебы на помощь Расу Маконену из личных своих средств дал заимообразно абессинско-му императору, сильно нуждавшемуся в деньгах, 27 тысяч талеров. Этой услуги Менелик не забудет.

Таким образом в Абессинии Российская Императорская Миссия успешно справилась с поставленной ей задачей, невзирая на все денежные затраты и интриги представителей других заинтересованных европейских держав, особенно Франции и Англии.

Те факты, на которые я случайно наткнулся в Иерусалиме, как мне кажется, в абессинском вопросе противоречат работе Российской Императорской Миссии в Абессинии и даже грозят сильно испортить уже достигауты результаты [...].

Насколько мне удалось ознакомиться с абессинцами в их стране, думаю, что они действительно тянутся к нам, особенно же это резко проглядывается в Иерусалиме. Здесь сравнительно ничтожными затратами мы можем существенно помогать абессин-цам и легко привлечь к себе их сердца. Мы превосходно делали, не посылая в Эфиопию духовных миссий и не затевая там никакой пропаганды. В Иерусалиме же абессинцы-монахи сами перенимают многое у православных (например, постановка алтаря и монастырской церкви, иконы исключительно московские, привычка креститься по православному, истово и пр.) и так нетрудно здесь устроить для абессинцев школу, как это мы делали для арабов, конкурируя в религиозном просвещении последних с католиками, протестантами, англиканскими сектами и проч.

Осмелюсь перечислить вкратце те меры, кои по моему глубокому убеждению казалось бы полезным привести в исполнение в Иерусалиме, дабы урегулировать здесь наши отношения к абес-синцам и направить их к общей цели, преследуемой нашим Правительством в Эфиопии.

1. Повлиять через духовное начальство на нашу Православную Миссию, которой бы преподали указания иного обращения с абессинцами по примеру покойного архимандрита Антония.

2. Просить Российское Императорское Палестинское Общество оказывать гостеприимство и помощь абессинским поломни-кам, пользуя больных и немощных в больницах, снабжая неимущих одеждою и проч. Поломников этих сравнительно очень немного и весь годовой расчет выразится в 11/2-2 тысячами рублей.

3. Настоять перед правительством султана на открытии и передаче абессинцам если не всего храма, что позади Св.Гроба Господня, то по крайней мере по примеру прежних лет престол Св.Троицы обязательно должен быть возвращен абессинцам. Ключи от храма во избежание распрей и повторных беспорядков лучше всего было бы передать нашему Генеральному Консулу, который одинаково относится и к коптам, и к абессинцам в деле исполнения.

4. Открыть школу для абессинцев по примеру таких же школ для арабов.

Я глубоко убежден, что не ушло еще время этими сравнительно маленькими и ни к чему нас не обязывающими мероприятиями оказать услуги абессинцам, которые сразу будут высоко оценены всей массой абессинского народа, весьма чутко относящегося ко всему, что делается в Иерусалиме [...].

Генерального Штаба Полковник Артамонов

АВПРИ, ф Посольство в Константинополе, on. 517/2, д. 7698, л л 36,42-43 об 1 Так и далее в тексте.

? 62. О задержании английскими властями в Коломбо груза боеприпасов, направленных из России в Эфиопию. 1899 г.

Копия с донесения Российско-Императорского Вице-Консула в Коломбо от 14/26 апреля 1899 г.

Сего числа пароход Добровольческого флота "Тамбов" прибыл в Коломбо; капитан его г.Шидловский при свидании со мною сообщил следующее: на пароходе "Тамбов" шел курьером из Одессы для следования в Абиссинию ротмистр Булатович; при нем было, по словам гШидловского, 118 мест багажа. По прибытии "Тамбова" в Аден, ротмистр Булатович должен был пересесть на пароход французской компании, отправлявшийся в Джибути. Английские власти, узнавши, что из 118 мест г.Булатовича 5 мест представляют собою ящики с патронами, не допустили перегружать таковые с русского на французский пароход. Г.Булатович поехал к губернатору попросить разрешение, но такового не получил. Ящики с патронами, по приказанию губернатора, были препровождены на английскую брандвахту. О дальнейшей судьбе этих ящиков губернатор обратился за инструкцией к своему начальству. Вследствие затянувшихся переговоров, пароход "Тамбов", предполагавший выйти из Адена в 9 часов утра, смог выйти только в 41/2 часа дня. Сведения, сообщаемые мною, получены при разговоре с капитаном "Тамбова" г.Шидловским. О случившемся г.Шидловским послано донесение в Компанию Доб-

Вице-консул Данилов

оовольческого флота. v С совершенным почтение и проч.

АВПРИ, ф-Политархив, on 482, д. 2072, л. 43.

? 63. Из донесения П.М.Власова министру иностранных дел М.Н.Муравьеву с предложениями по оказанию военной помощи Эфиопии в случае англо-эфиопского вооруженного конфликта1. 1899 г.

Аддис-Абеба, 29 апреля 1899 года

В виду вероятной неизбежности войны между Англией и Эфиопией я счел нужным собрать под рукою сведения касательно боевой готовности последней. Сведения эти, к сожалению, говорят не в пользу ее [...].

Хорошо сознавая эти слабые стороны, император всеми средствами пытается исправить таковые, но, к сожалению, безуспешно. Просить оружие и боевой материал из России, после того как последняя снабдила его уже 60 тысячами ружей и несколькими миллионами патронов, он видимо стесняется и не решается, опасаясь отказа, от которого может пострадать его болезненное самолюбие и престиж. Он пытался неоднократно, при содействии каких-то темных личностей, преобрести у нас патроны и ружья путем покупки, но попытки эти не привели ни к чему. Обращаться с просьбою о снабжении его оружием к Франции или Италии он не решается из опасения, что державы эти потребуют от него за эту услугу новых тяжелых жертв, а он не желает связывать себя никакими новыми обязательствами по отношению к своим соседям.

Если в интересах России поддерживать императора Менелика и Эфиопию в борьбе их с Англиею, то казалось бы необходимым, пока отношения их к англичанам не обострились и не дошли до открытого разрыва, оказать им помощь безотлагательно. Помощь эта могла бы заключаться, по мнению моему, в присылке ему безвозмездной, на одном из военных судов наших или судов Добровольного флота с выгрузкой в Джибути, от 30 до 50 тысяч ружей Бердана с 10-15 миллионами патронов к оным, что дало бы возможность достигнуть более однообразной системы вооружения, как обеспечивающей успех военного дела, равно в присылке легких горных 15-20 скорострельных орудий с 200-300 зарядами на каждое и в воздействии на правительство Франции оказать ему такую же бесплатную помощь в высылке патронов к ружьям Гра. Если бы правительству самому оказалось бы, по политическим причинам, невозможным взять на себя высылку сказанного оружия, то можно бы было устроить это через посредство постороннего лица, путем фиктивной коммерческой сделки.

Что же касается до помощи Менелику денежными ресурсами, то Франция, по-видимому, готова оказать ему таковую, и задача России могла бы заключаться лишь в том, чтобы помощь эта была обставлена, насколько возможно, не слишком тяжелыми условиями для Эфиопии и не повлекла бы за собою в будущем полного экономического закрепощения последней за первой [...].

АВПРИ, ф. Полчтархие. on. 482, д. 146, лл 233,236-238 об.

1 По твердому убеждению П. М. Власова, получившему отражение в многочисленных его донесениях в период 1898-1899 гг. вторжение английских войск в западные пределы Эфиопии было лишь вопросом времени. Строительство планируемой англичанами железной дороги от Александрии до Кейптауна с целью связать все английские владения в Восточной Африке, не могло в районе Судана успешно осуществиться вследствие болотистой почвы на востоке этой страны. Как отмечал в одном из своих донесений П.МВласов: "Будучи лишена возможности провести в скором времени железную дорогу по долине Белого Нила, она (Англия - сост.) должна остановиться на решении вести таковую у подножья Абиссинских гор как ради обеспечения безопасности движения по железной дороге от попыток порчи оной со стороны абиссинцев - с одной стороны, так и ради необходимости основать санитарные станции для войск охраны дороги и служащих на оной - с другой" (АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 146, лл. 240-245).

Мысль о возможности, а то и неизбежности английского вторжения на территорию Эфиопии разделялась и рядом европейских дипломатов в Аддис-Абебе, на мнение которых не раз ссылается Власов в своих донесениях. Такого же мнения придерживался и император Менелик, уделявший в тот период большое внимание обстановке на западных рубежах страны. Достаточно вспомнить его обращение к посланнику России с просьбой откомандировать в западные районы поручика А.К.Булатовича с целью определения степени боеспособности расположенных там эфиопских гарнизонов.

? 64. Оценка российским МИД деятельности первых русских дипломатов в Эфиопии; инструкции П.М.Власову перед его отъездом из Аддис-Абебы. 1899 г.

Копия секретного письма Его Сиятельства Графа Муравьева Д. С. С. Власову в Аддис-Абебу

С.Петербург 1 ноября 1899 года

В виду предстоящего возвращения Вашего Превосходительства в Россию, почитаю нелишним снабдить Вас некоторыми дополнительными указаниями в развитие тех инструкций, которые уже были даны Вам Императорским Министерством по телеграфу.

Двухлетнее пребывание Ваше в Абиссинии бесспорно принесло заметные плоды и, ближе всматриваясь в достигнутые ныне результаты, нельзя не признать, что цели, намеченные при отправлении Чрезвычайной Миссии в Аддис-Абебу осенью 1897 года, ныне вполне достигнуты.

Благодаря Вашему умелому и последовательному образу действий удалось установить дружественные отношения с Негусом Менеликом, по-видимому вполне сознавшим все значение искреннего сближения с Россиею.

Затем, добытые Вами подробные сведения о внутреннем устройстве и состоянии страны дают возможность со знанием дела судить о происходящих в ней событиях и основывать последующие решения на положительный: данных.

Наконец, собранные материалы всесторонне выяснили меж дународное положение Империи, ее роль в делах Африканского материка и значение ее для политических интересов нашего Оте чества

Труды Ваши в этом направлении не могли не обратить на сеоя нашего внимания, и я вменяю себе в 1фиятный долг выразитьЬа~ шему Превосходительству по этому поводу признательность Ми нистерства Иностранных Дел.

В настоящее время наши отношения к Абиссинии можно оез сомнений считать достаточно определившимися; вследствие чего, как вам уже известно, нами принято принципиальное решение установить при Дворе Негуса постоянное Представительство. В этом отношении личные Ваши объяснения по возвращении в С.Петербург будут, конечно, немало способствовать окончательному разрешению этого вопроса. Пока же и дабы не прерывать установившиеся с Абиссинией) связи, в Аддис-Абебе остается временный Поверенный в Делах Тит[улярный] Сов[етник] Орлов, которого Вам нужно будет снабдить всеми необходимыми указаниями.

Мы вполне надеемся, что такая постановка вопроса буд6л отвечать желаниям самого Негуса Менелика, который таким оора-зом не будет лишен нашей нравственной поддержки и ДРУГИХ лю~ бых советов.

Мы придаем затем существеннейшее значение состоявшейся по повелению Государя Императора командировке нового врачебного персонала в Абиссинию, которая явится лучшим ответом на письмо Негуса, обращенное по этому поводу к нашему Августейшему Монарху, и Вам необходимо будет в этом смысле сделать соответствующее заявление. Самоотверженная деятельность наших врачей служит ярким выражением того искреннего участия, с коим мы не переставали относиться к жизненным интересам и нуждам абиссинского народа.

Вы не откажете, конечно, в благосклонном приеме и всяческом содействии нашим медикам по прибытии их в столицу

Эфиопии и направите первые шаги их на далекой чужбине, где их ждет упорная и трудная работа

Вы можете затем воспользоваться сообщенным Вам уже по телеграфу Высочайшим соизволением на возвращение в Россию; но, покидая Абиссинию, Вашему Превосходительству необходимо будет в прощальной беседе с Повелителем страны этой коснуться сложности наших к ней отношений и приложить возможные старания к тому, чтобы окончательно закрепить проявленное Менеликом тяготение к России.

Доброжелательное отношение наше к Негусу и народу абиссинскому не может быть подвергнуто сомнению, нами были даны неоднократные тому доказательства. Жизненность установившихся отношений без сомнения кроется в бескорыстии Русской политики и мы надеемся, что Император проникся сознанием этого факта и все более склонен на дружбу с Россиею.

Умело пользуясь совокупностью изложенных в настоящем письме соображений в связи с ранее гообщенными Вам указаниями, Вы, конечно, в состоянии будете, расставаясь с Негусом, оказать решающее влияние на его образ мыслей и тем завершить возложенное на Вас доверием Государя Императора поручение.

При настоящих политических обстоятельствах оставление нами Поверенного в Делах в Абиссинии может оказаться особенно полезным Негусу, которому весьма вероятно не раз придется обращаться за указаниями к Представителю России.

Затеянная англичанами война с двумя южно-африканскими Республиками1 на первых порах оказалось мало для них благоприятною и понесенные ими неудачи легко могут отразиться и на последующем ходе событий. О серьезности дела можно судить по многим признакам, и затруднительное положение Великобританского Правительства между прочим сказалось в области их интересов на Верхнем Ниле, что всего ближе может касаться Абиссинии. По полученным нами из Египта сведениям, англичане решили ныне отказаться от экспедиции в Судан, очевидно не считая возможным рассчитывать на преданность египетских батальонов, при помощи коих только и можно было приступить к военным действиям против Халифа, за совершенным недостатком английских войск, отозванных на театр войны с бурами.

При таких обстоятельствах Абиссиния менее чем когда-либо может ждать агрессивных действий Англии, и настоящая минута, без сомнения, представляется весьма удобною для мирного разрешения спорных пограничных вопросов. Быть может, при теперешних условиях Негусу будет легче сговориться и с Италией, до последнего времени шедшей рука об руку с Великобританским Правительством в африканских делах.

Нам представлялось бы весьма желательным по возможности выяснить отношение Императора к происходящим событиям, и Вы не откажете в 1фощальных беседах Ваших с ним употребить необходимое к тому старание.

В заключение мне приятно выразить надежду, что Негус перенесет на нашего Поверенного в Делах доверие, которым Вы не переставали пользоваться, и что он по-прежнему будет прислушиваться к голосу временного Представителя России в сознании полной искренности нашего доброжелательства.

АВПРИ, ф- Посольство в Константинополе, д. 7698, лл 44-47об. '

Имеется в виду англо-бурская война 1899-1902 гг.

? 65. Об учреждении в Эфиопии Постоянной дипломатической миссии и назначении ее главы.

1902г.

Проект секретной телеграммы Коллежскому Асессору Орлову в Аддис-Абебу

С.-Петербург, 11 марта 1902 г.

(шифром)

Признав необходимым в целях закрепления дружественных отношений между Россиею и Абиссиниею учредить Постоянную Императорскую Миссию в Аддис-Абеба, Государь Император высочайше соизволил на назначение при Императоре Менелике Российским Министром-Резидентом Д.С.С.Лишина, который в ближайшем будущем выедет к месту своего служения.

Вам поручается довести о сем до сведения Негуса и выразить надежду, что учреждение Русского Представительства в Абиссинии будет принято Императором как новый знак Всемилостивейшего благоволения Государя Императора.

АВПРИ, ф. Политархив, on. 482, д. 58, л 47.

Состав Российской постоянной дипломатической миссии в Аддис-Абебе1

[1902г.]

1. Министр-Резидент Действительный статский советник Константин Николаевич Лишин2

2. Жена генерал-майора3 Лидия Ивановна Моллериус

3. Секретарь миссии Надворный советник Борис Николаевич Евреинов

4. Доктор медицины Михаил Иванович Лебединский

Прикомандированные к миссии :

9. Лейб-гвардии Измайловского полка штабс-капитан Константин Николаевич Арнольда

10. Его жена Елена Владимировна

11. Лейб-гвардии гусарского Его Величества полка поручик граф Сергей Александрович Стенбек-Фермор

12. Лейб-гвардии 4-го Императорской фамилии саперного батальона поручик Александр Михайлович Драгомиров

13. Лейб-гвардии казачьего Его Величества полка хорунжий Дмитрий Николаевич Потоцкий

14. Лейб-гвардии гусарского Его Величества полка корнет граф Альфред Сигизмундович Велепольский

15. Лейб-гвардии 4-го Императорской фамилии саперного батальона подпоручик Федор Федорович фон Кубе.

АВПРИ, ф. Канцелярия, 1902 г. л. 3 об.

1 Чрезвычайная дипломатическая миссия России в Эфиопии была преобразована решением Государственного Совета в феврале 1902 г. в постоянную, прибыла в Аддис-Абебу 28 марта 1903 г.

2 К.Н.Лишин исполнял свои обязанности до начала 1906 г. Его смерть, а также поражение России в русско-японской войне 1904-1905 гг. привели к заметному ослаблению русско-эфиопских отношений и уменьшению роли России в делах Эфиопии.

3 По табели о рангах гражданский чин действительного статского советника соответствовал военному чину генерал-майора.

4 Лица с J? 5 по J? 8 в документе отсутствуют.

? 66. Инструкции министра иностранных дел В.Н.Ламздорфа главе Постоянной дипломатической миссии в Аддис-Абебе К.Н.Лишину о характере и перспективах русско-эфиопских отношений. 1902 г.

Проект секретной инструкции Д. С. С. Лишину в Аддис Абебу

(отправлено 12 июня 1902 г.)

Доверием Его Императорского Величества Вы призваны ныне занять ответственный пост Российского Министра-Резидента в Абиссинии, и я почитаю долгом в настоящей инструкции изложить те общие начала, коими Вашему Превосходительству необходимо будет руководствоваться при предстоящей новой деятельности.

Задача Ваша на вновь учрежденной должности Постоянного Представителя Императорского правительства при Негусе Мене-лике в значительной степени облегчается результатами, кои были достигнуты Дипломатическою Миссиею, снаряженною в Абиссинию в 1897 году. Чрезвычайному Посланцу Д.С.С. Власову удалось не только подробно ознакомить Министерство иностранных дел с внутренним строем Эфиопии и значением ее в качестве одной из политических единиц Африканского материка, но и внушить Негусу Менелику убеждение в том, что Россия - единственная держава, отношения коей к Абиссинии отмечены печатью полного и искреннего бескорыстия. Таким образом, обнаружившееся первоначально в довольно неясной и как бы бессознательной форме тяготение абиссинского народа к родственной по вере России, в настоящее время уже в достаточной мере закрепленное, несмотря на свойственную абиссинцам подозрительность и недоверие ко всем вообще иноземцам.

От Вашего такта и умения будет конечно зависеть побудить Негуса и Его приближенн^гх еще более проникнуться преданность России и привести их к заключению о необходимости, в их же собственных интересах, следовать преподаваемым через Ваше посредство доброжелательным советам.

Императорское правительство в настоящее время не имеет непосредственных интересов на Африканском материке и все происходящие там события представляют для него значение лишь постольку, поскольку они отражаются на осуществлении целей прочих Великих Держав, с коими Россия приходит в соприкосновение при разрешении политических задач первостепенной важности в иных частях света.

В виду сего, для Императорского правительства Абиссиния является главным образом серьезным средством воздействия на другие государства, которое может дать ему возможность побуждать последние к уступчивости в политических вопросах, касающихся прямых интересов России. Но для успешного достижения этой цели совершенно необходимо, чтобы правительство Негуса сохраняло за собою полную свободу действий, а посему ограждение независимости Абиссинии составляет основное начало нашей политики по отношению к этой стране.

Мы не сомневаемся в том, что государственный ум властителя Эфиопии по достоинству оценит это обстоятельство и что существующая на деле общность интересов побудит Негуса не предпринимать никакого важного политического шага, не выслушав предварительно беспристрастного голоса Императорского Представителя.

Вопрос о полной независимости Абиссинии в настоящее время едва ли подлежит сомнению. Ни один из заключенных Негусом с иностранными Державами трактатов не ограничивает международной самостоятельности Эфиопии и в них не упоминается даже о действии в пределах этой страны капитуляций. Кроме того, победоносное отражение императором Менеликом итальянских войск в 1896 году, вероятно надолго, если не на всегда, обеспечило его от завоевательных попыток со стороны этой Державы.

[...] За всем тем, однако, Негусу надлежало бы, конечно, держаться по отношению ко всем своим соседям самой осторожной политики и тщательно избегать каких бы то ни было рискованных предприятий, могущих иметь самые гибельные последствия для Управляемой им страны. Наряду с этим, в видах ограждения безопасности своих владений, императору необходимо заблаговременно озаботиться усилением обороны абиссинской границы, в особенности западной, положение которой со стратегической точ. ки зрения представляется довольно неудовлетворительным. Впр0! чем, Его Величество уже обратил должное внимание на доклад ц настоящему вопросу штабс-ротмистра Булатовича, рекомендовавшего Негусу ряд мер для ограждения западных областей Эфиопии от неприятельского вторжения и некоторые из указанных нашим офицером мероприятий приведены уже в исполнение1.

Переходя к вопросам внутреннего управления, надлежит отметить, что неуклонное стремление Негуса Менелика упрочить свою власть над правителями отдельных абиссинских областей, пользовавшихся ранее относительною самостоятельностью, по-видимому, увенчались успехом. Решающим моментом в данном случае явилось подавление восстания правителя Тигре раса Ман-гаши, после чего спокойствие внутри Эфиопии больше не нарушалось. Со своей стороны мы можем только с сочувствием относиться к усилиям Негуса создать из Абиссинии сильно сплоченное государство, так как именно такое положение этой страны наиболее отвечает нашим политическим интересам.

В отношении религиозном, как Негус и его супруга, так и народ абиссинский крепко держатся веры своих предков и в этом обстоятельстве мы усматриваем вернейший залог того, что абиссинцы никогда не подпадут окончательно под влияние враждебных России Западно-Европейских держав. Общность религиозных воззрений с самого начала обусловила тяготение абиссинцев к России, и положение Ваше в качестве представителя православной державы, поставит Вас, конечно, в совершенно исключительные условия сравнительно с прочими Дипломатическими Агентами в Абиссинии.

Вместе с тем, однако, император Менелик является сторонником европейской культуры и, в некоторых случаях, быть может, с излишним усердием поощряет коммерческие предприятия иностранцев в Абиссинии. Не отрицая, конечно, выгоды, которые Эфиопия может извлечь из таковых предприятий, мы полагаем тем не менее, что Негусу необходимо соблюдать крайнюю осторожность при заключении сделок с иностранцами. Вы не оставите в виду этого воспользоваться удобным случаем, чтобы переговорить с императором в означенном смысле, указав ему на примере некоторых государств, которые именно этим путем попали в экономическую зависимость от иностранн^гх капиталистических кругов, утратив отчасти свою самостоятельность. В данном случае важную поддержку Вам может оказать императрица Таиту, которая, вместе с некоторыми влиятельными абиссинскими сановниками, является, по-видимому, убежденной противницей западноевропейского влияния.

За всем тем, однако, нельзя отрицать пользы некоторых иностранных предприятий в стране. Таким образом весьма большое значение для Абиссинии имеет предпринятое французами сооружение рельсового пути от Джибути до Харрар , откуда дорогу предполагается продолжить далее на Аддис-Абеба. Облегчая проведением Эфиопии доступ к морю, путь этот, несомненно, долен будет отразиться благотворным образом на экономическом благосостоянии страны; с этой точки зрения скорейшее сооруже-е указанной железной дороги может вполне отвечать интересам Абиссинии, тем более, что англичанами уже сделана была попытка направить абиссинскую торговлю на Зейлу4, поставив таким образом правительство Негуса в экономическую зависимость от Великобритании.

Не могу не сказать несколько слов о находящемся в Аддис-Абеба, при вверенной Вам Императорской Миссии, врачебном отряде, деятельности которого нельзя не придавать существенно важного значения в деле закрепления дружественных отношений между Императорским правительством и Абиссиниею. Впервые медицинская помощь была оказана абиссинцам во время войны их с Италиею путем командирования на театр военных действий отряда Русского Красного Креста, человеколюбивая деятельность коего тогда же обратила на себя внимание Негуса и побудила его выразить глубокую благодарность Государю Императору за оказанную помощь. Засим, вместе с Чрезвычайной Миссией Д.С.С. Власова командирован был в Абиссинию особый врачебный отряд, а в настоящее время Императорское правительство признало возможным, несмотря на значительные материальные жертвы, придать нашей врачебной Миссии в Эфиопии постоянный характер .

Мы надеемся, что указанная мера будет по достоинству оценена Негусом Менеликом, который, впрочем, не перестает высказывать свою признательность и удивление самоотверженным трудом русских врачей на поприще подания помощи страждущим абиссинцам.

В заключение я считаю долгом упомянуть еще об одном вопросе, касающегося взаимных отношений России и Абиссинии.

Еще в бытность в Аддис-Абеба Чрезвычайного Российского Посланца Д.С.С. Власова, Негус Менелик выказывал стремление использовать дружбу России более осязательным путем и, в случае каких-либо осложнений, поставить оказание нами материальной помощи условием сохранения за Императорским правительством его первенствующего положения и влияния в Абиссинии.

Такой взгляд Негуса без сомнения заслуживает особого внимания; вследствие чего нельзя, быть может, пройти молчанием сообщения поручика Леонтьева о желании Менелика заключить союз с Россиею , хотя сообщение это по существу своему и дает повод сомневаться в действительности сделанных императором предложений, кои, будто бы заключаются в следующем:

1. В случае вооруженного столкновения России с Англиею, Абиссиния немедленно объявляет войну этой последней державе и выставляет против пограничных с Эфиопией Великобританских владений, а именно Египта и Уганды, 400000 человек хорошо вооруженного войска.

2. Все результаты и выгоды военных операций в Африке составят исключительное достояние Абиссинии, без всякого участия в этих выгодах Императорского правительства.

3. При заключении мира с Англиею, Россией приняты будут в соображение справедливые интересы Эфиопии и мир будет одновременно обусловлен и для нее.

4. Россия, в свою очередь, не обещая Негусу никакой активной помощи на случай столкновения Его с Великобританиею, в мирное время окажет Эфиопии нравственную поддержку в виде доставления полезных сведений и оказания добрых услуг, особенно в случаях каких-то несправедливых притязаний со стороны Франции.

5. Россия будет доставлять Абиссинии, по мере возможности, разные военные материалы (вышедшие у нас из употребления).

6. Эфиопии будет назначена ежегодная субсидия в 1 миллион талеров (940 000 рублей), которая будет выдаваема в течение всего срока действия означенного договора, о прекращении коего каждая из заинтересованн^гх Держав обязана предупредить другую за два года вперед.

Не считая возможным входить в настоящее время в обсуждение таковых предложений, будто бы переданных самим Негусом, и которые, впрочем, по заявлению того же г.Леонтьева, носят лишь совершенно общий характер и могут быть изменены не только в подробностях, но и по существу, я не могу однако не заметить, что в общем заключение о соглашении с Абиссинией) отвечало бы стремлению Императорского правительства создать из страны этой орудие давления на Англию, как нашего главного политического соперника; своевременное пользование означенным средством не лишено было бы для нас серьезного значения в виду занимаемого Эфиопиею грозного стратегического положения в тылу Судана.

Вы не оставите вследствие сего, по прибытию к месту служения, в самой осторожной форме попытаться выяснить настоящий вопрос и сообщить затем Министерству собранные Вами сведения вместе с заключением Вашим по этому делу.

Таковы в общих чертах указания, которыми мне казалось необходимым снабдить Вас перед отъездом в Аддис-Абеба. Ознакомление с обширною и весьма интересною перепискою Вашего временного предместника, а также с донесениями Коллежского Асессора Орлова, явится необходимым дополнением к настоящей инструкции, и я надеюсь, что развивая изложенные в ней мысли, Вы сумеете придать отношениям к Абиссинии наиболее желательное для Императорского правительства направление и тем облегчите в области вверенных Вам интересов достижение преслеДУ6' мых Россиею политических целей.

АВПРИ, Ф- Политархив, on. 482, д. 58, лл. 202-210 об.

1 Летом 1899 г. по просьбе императора Менелика II и с санкции п М.Власова прикомандированный к составу Российской чрезвычайной дипломатической миссии штаб-ротмистр А.К.Булатович совершил инспекционную поездку в районы, прилегающие к судано-эфиопской границе, с целью обеспечения обороноспособности страны в случае английского вторжения со стороны Судана. Рекомендации Булатовича получили высокую оценку Менелика, но так и не были реализованы. ^

2 рас Мэнгэша Йоханныс, приемный сын императора Иоханныса IV, после воцарения Менелика в 1889 г. возглавил феодальную оппозицию Севера против центральной власти и не раз организовывал вооруженное выступление против Менелика. В данном случае имеется в виду мятеж тыграйских феодалов в 1898 г. закончившийся их поражением.

3 в марте 1894 г. император Менелик выдал французской железнодорожной компании концессию на строительство железной дороги от Джибути, административного центра Французского Сомали, до Харэра, с перспективой продолжения железнодорожной линии до Аддис-Абебы, что значительно укрепляло позиции Франции в Эфиопии.

4 Зейла - порт на Красноморском побережье на территории Британского Сомали.

5 Ослабление интереса к Эфиопии после русско-японской войны 1904-1905 гг. и отсутствие ассигнований привели к закрытию русского госпиталя в Аддис-Абебе в начале 1906 г.

6 Между Россией и Эфиопией так и не было заключено никаких договоров политического или торгового характера.

? 67. Русско-эфиопские отношения глазами А.КБулатовича. 1902 г.

Из докладной записки А.К.Булатовича в МИД "Краткая характеристика современного положения Абиссинии"

7 июля 1902г.

[...] Обращаясь к взаимным отношениям России и Эфиопии мы видим, что Россия есть единственная искренняя и бескорыстно сочувствующая Абиссинии держава. Только сочувствием вызваны наши прямые сношения с Абиссиниею и сочувствие является самой характеристичной чертой русской политики в Абиссинии.

Взаимная любовь наших народов зарождается в Иерусалиме у лв.Гроба Господня, среди паломников [...], посылка санитарной помощи в Абиссинию во время итальянской войны [...] принесла неоценимые плоды, как прямые - помощь нуждающимся, так и косвенные - положив основания прямым сношениям с Абиссиниею, чувству благодарности к России и подняв престиж Абиссинии в глазах прочих держав.

Насколько император Менелик по достоинству оценил эту миссию видно из того, что встретив наш отряд Красного Креста с недоверием и неохотно допустив его в столицу, задержав при этом более чем на месяц в пограничном Хараре, - затем при прощании с отрядом проливал искренние слезы.

Вторым делом Государя Императора была посылка к Императору Менелику Чрезвычайной дипломатической миссии. Пребывание ее продолжалось два с половиною года и имея во главе такого неутомимого, энергичного и предприимчивого труженика, как П.М.Власов, она в результате дала богатый материал к разностороннему изучению страны. К сожалению, познакомившись ближе друг с другом, мы как будто несколько взаимно разочаровались и охладели. Чему это приписать"

Может быть Император Менелик, имея до того неверное представление о России, ожидал, что Россия обеспечит его категорическими обещаниями поддержки и был горестно разочарован той действительностью, что в случае войны с соседом он должен расчитывать только на свои силы. Может быть личность представителя была ему не симпатичной. Наконец, возможно, что получив богатые подарки через неофициальное лицо, Император ожидал большей материальной помощи от официального представителя. Во всяком случае, в сношениях с нашим представителем Император не выражал той искренности и доверчивости, которые могли бы послужить ключом к закреплению дружественных связей, и это побудило наше правительство ответить взаимным охлаждением.

[...] Надо помнить, что Абиссиния есть малый народ и правительство его дипломатически не воспитанное. С Абиссиниею надо обращаться и снисходительно, как с ребенком, и с глубоким уважением, как с христианской державой, исполняющей великое дело в Африке.

По временам Абиссиния по своей бедности и отсталости будет нуждаться в братской помощи России. По мере возможности мы должны помогать ей и исполнять ее просьбы не смущаясь тем, что эти жертвы не могут быть материально возмещены и обеспечены. Эти жертвы окупятся впоследствии с избытком, если не деньгами, то более дорогой ценой - чувством народной любви и благодарности, на почве которых вырастут и единение веры, и единодушие действий в решительную минуту.

Лейб-гвардии Гусарского его Величества полка, ротмистр Булатович

АВПРИ, ф. Политархие, on. 482, д. 157, ял 48-50 об.

? 68. Директивы российского МИД главе Постоянной дипломатической миссии в Аддис-Абебе К.Н. Лишину относительно целей и задач русской дипломатии в Эфиопии. 1902 г.

Секретная инструкция Российскому министру-резиденту в Абиссинии действительному статскому советнику Лишину

Санкт-Петербург, 13 июля 1902г.

Задача Ваша на вновь учрежденной должности Постоянного Представителя Императорского правительства при Негусе Мене-лике в значительной степени облегчается результатами, кои были достигнуты Дипломатической Миссию, снаряженною в Абиссинию в 1897 году. Чрезвычайному Посланцу Д.С.С. Власову удалось не только подробно ознакомить МИД с внутренним строем Эфиопии и значением ее в качестве одной из политических единиц Африканского материка, но и внушить Негусу Менелику убеждение в том, что Россия - единственная держава, - отношение коей к Абиссинии отмечены печатью полного и искреннего бескорыстия. Таким образом, обнаружившееся первоначально в довольно неясной и как бы бессознательной форме тяготение абиссинского народа к родственной по вере России, в настоящее время уже в достаточной мере закреплено, несмотря на свойственную абиссинцам подозрительность и недоверие ко всем вообще иноземцам.

[...] Императорское правительство в настоящее время не имеет непофедственных интересов на Африканском материке и все происходящие там события представляют для него значение лишь постольку, поскольку они отражаются на осуществлении целей прочих Великих Держав, с коими Россия приходит в соприкосновение при разрешении политических задач первостепенной важности в иных частях света.

Таким образом, для Императорского Правительства Абиссиния является главным образом серьезным средством воздействия на другие государства, которое может дать ему возможность побуждать последние к уступчивости в политических вопросах, касающихся прямых интересов России. Но для успешного достижения этой цели совершенно необходимо, чтобы правительство Негуса сохранило за собою полную свободу действий, а посему ограждение независимости и территориальной неприкосновенности Абиссинии составляет основное начало нашей политики по отношению к этой стране [...].

Вопрос о полной независимости Абиссинии в настоящее время едва ли подлежит сомнению. Ни один из заключенныгх Негусом с Иностранными державами трактатов не ограничивает международной самостоятельности Эфиопии и в них не упоминается даже Действиях в пределах этой страны капитуляций. Кроме того, победоносное отражение императором Менеликом итальянских войск в 1896 г. вероятно надолго, если не навсегда, обеспечило его от завоевательных попыток со стороны этой державы [...].

АВПРИ, ф Полюпархив, on 482, д. 157, ли 53-54 об.

? 69. Донесение К.Н.Лишина в российский МИД о торжественной аудиенции для вручения верительной грамоты. 1903 г.

Аддис-Абеба, 27 марта 1903 года

Необычайная торжественность сделанного мне приема заставляет думать, что негус Менелик рассчитывает воспользоваться дружественными отношениями своими с Россиею, чтобы повлиять на благополучный для него исход переговоров его с другими государствами Европы.

АВПРИ, ф. Политархив, on 482, д. 158, л. 47.

К вопросу орелигиозном объединении Эфиопии и России

? 70. Из донесения Д. С. С. Лишина министру иностранных дел В.Н.Ламздорфу. 1904г.

Аддис-Абеба, 20 июля 1904 г.

Милостивый Государь Владимир Николаевич,

Я имел честь получить письмо Вашего Сиятельства от 30 мая с.г. за - 482 с приложением донесения Императорского Генерального Консула в Иерусалиме.

Ранее каких-либо переговоров с эфиопскими властями, долгом считаю донести, что ни в коем случае не могу разделить мнение Статского Советника Яковлева относительно посылки в Эфиопию русских епископов.

Во главе эфиопского духовенства находится лично известный Вашему Сиятельству митрополит (Абуна) Матеос, человек умный и самостоятельный. Честолюбие его может быть лишь удовлетворено занятием места главы автокефальной церкви и положением, равным митрополитам: Сербскому или Черногорскому.

Абуну Матеоса тяготит его зависимость от коптского Патриарха, но едва ли он пожелает променять эту зависимость от лица сравнительно слабого на другую, от власти более сильной.

Комментарии:

Добавить комментарий