Коленеко В.А. - Католический синдикализм в Канаде теория и практика 1920-1960

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ

В. А. КОЛЕНЕКО

Католический синдикализм в Канаде:

теория и практика (1920-1960) (1920-1960)

Москва - 2000

Монография подготовлена в Центре североамериканских исследований (руководитель ЦСАИ академик Н.Н.Болховитинов) при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда в рамках проведения и апробирования результатов международной конференции по Русской Америке и американской цивилизации (проект - 99-01-14022г)

Рецензенты: доктор исторических наук

Л.В.Поздеева доктор исторических наук

И.А.Белявская

На первой стороне обложки - герб Конфедерации католических профсоюзов Канады: под знаменем ККПК - символизирующее солидарность его членов рукопожатие, внизу надпись по-французски - справедливость и милосердие

На первой странице шмуцтитула - полный оригинальный текст гимна Марш трудящихся-христиан на французском языке.

На второй странице шмуцтитула - нотная запись гимна Марш трудящихся-христиан; слова и музыка Ж. Деклерка.

На четвертой стороне обложки - символ Конфедерации Национальных профсоюзов: три последовательно замкнутых друг с другом звена цепи символизируют солидарность и единство членов КНП.

ISBN 5-201-00538-1 © В.А. Коленеко

© ИВИ РАН 2000

Р 0503010000 -1

45ж(03) - 00

без объявл.

П 3 D

Содержание

Введение........................................................................................5

Глава первая: ИСТОЧНИКИ ИЛИТЕРАТУРА

Католический синдикализм в Канаде как объект исследования................................................................................................20

Глава вторая: ИСТОКИ (1891-1920)

Социальная доктрина католической церкви и христианский синдикализм.................................................................................45

Глава третья: СТАНОВЛЕНИЕ (1921-1933)

Создание Конфедерации католических профсоюзов Канады. Моральные принципы и социальная практика начального периода............................................................................................71

Глава четвертая: ЗРЕЛОСТЬ (1934-1945)

"Триумфальный рост" католического синдикализма в Канаде. Первая "тихая революция", или корпоративизм как исторический идеал социального учения церкви..................................99

Глава пятая ГОД ВЕЛИКОГО ПЕРЕЛОМА Перипетии и последствия "асбестовой забастовки" 1949 г...............................................................................124

Глава шестая: ЭВОЛЮЦИЯ (1946-1960)

От Конфедерации католических профсоюзов Канады к Конфедерации Национальных Профсоюзов. Деконфессионализация без утраты христианских принципов............................................149

Заключение...................................................................................175

Библиография...............................................................................190

Список сокращений.....................................................................217

TABLE DES MATIHRES

Introduction

5

Chapitre premiere SOURCES ET ETUDES

Le syndicalisme catholique au Canada Francais comme l'objet de

Chapitre deuxieme ORIGINES (1891-1920)

La doctrine sociale de l'Eglise catholique et syndicalisme chre-

Chapitre troisieme DEBUT ETDEVENIR (1921-1933)

La fondation de la Confederation des Travailleurs Catholiques du

Canada. Les principes moraux et la pratique sociale de la periode

premiere ?revolution tranquille? ou le corporatisme comme ideal historique de l'enseignement social de l'Eglise...............................99

Chapitre cinquieme TOURNANT -1949

Les peripeties et les consequences de la ?greve de l'amiante? ................................................................................124

Chapitre sixieme EVOLUTION (1946-1960)

De la Confederation des Travailleurs Catholiques du Canada a la Confederation des Syndicat Nationaux. La deconfessionalisation sans perte des principes chretiens.................................................149

Conclusion....................................................................................175

Bibliographie................................................................................190

Sigles des centrales syndicales au Canada....................................217

recherche

20

tien

45

initiale

71

D 4 D

введение

Одним из характерных примеров реального влияния и роли католической церкви в общественно-политической жизни Запада первой половины XX в. явилось создание и рост христианских профсоюзов, ставших в свою очередь важным практическим воплощением идей социального католицизма. Казалось бы, между двумя этими институтами существуют непреодолимые противоречия: с одной стороны, католицизм, христианская философия или мировоззрение которого, насчитывающие около двух тысячелетий, зиждутся на безусловном приоритете духовных, непреходящих ценностей, с другой - движение сугубо социального характера, яркая реалия последних двух столетий, явление абсолютно мирское, имеющее дело с повседневными, а значит и временными, преходящими интересами людей, непосредственно занятых физическим трудом.

И это противоречие имеет свои основания и историческое объяснение. Католицизм и рабочее движение были фактически оторваны друг от друга на протяжении всего XIX в. т.е. именно тогда, когда положение рабочего класса было особенно тяжелым, а его организационные формы находились еще в процессе становления, когда любая помощь трудящимся со стороны различных институтов общества была особенно ценна. Этот неоспоримый исторический факт признается и самой католической церковью. Так, Папа Пий XI охарактеризовал в 1925 г. отчуждение церкви от рабочего класса как "величайшую трагедию XIX в."1 Такое высказывание очень показательно, поскольку позволяет понять довольно позднее появление социального католи-

Downing F. "Catholic Contributions to the American Labor Movement" //

Church and Society. Catholic Social and Political Thought and Movement, 1759-1950. / Ed. by J.N.Moody. New York. 1953, p. 855.

SO 5 0#

цизма по сравнению с другими течениями социальной и политической мысли, возникшими в XIX в. именно благодаря росту рабочего движения.

Основная задача настоящей монографии состоит в том, чтобы в достаточно полном виде проследить истоки, основные этапы создания, развития и эволюции такой специфической для Северной Америки организации, как Конфедерация католических профсоюзов Канады (ККПК), и на ее примере рассмотреть в какой степени моральные принципы, выработанные римско-католической церковью в качестве идеологической основы подобных социальных движений в теории, сочетались с их практическим приложением в реальной общественно-политической обстановке 20-х - 50-х годов XX в. Такая двуединая задача отражена и в названии монографии, и в её структуре, включающей как тематическую, проблемную, так и строго хронологические главы. Выбор данных хронологических рамок обусловлен тем обстоятельством, что организационное оформление и развитие христианских профсоюзов не только в Канаде, но и во многих странах Западной Европы, приходится именно на этот сорокалетний период.

В книге подводятся итоги многолетних исследований автора по истории католического синдикализма в Канаде и социального христианства, в достаточной степени апробированных ранее как в отдельных разделах монографии2, так и в серии статей по широкому спектру всех рассматриваемых вопросов, главные из которых указаны в прилагаемой библиографии, максимально полно отражающей источниковедческую базу и разнообразный широкий круг специальной литературы по всей этой теме. В монографии дается анализ и социальной доктрины церкви, на базе которой были созданы католические профсоюзы и основ-

См. Коленеко В.А. Квебекская проблема в послевоенной Канаде. М.: Наука. 1981, с. 89-91, 112-116, 138-148,226-261.

ВО 6 0#

ными принципами которой они неуклонно руководствовались на протяжении четырех десятилетий исследованного периода. Наиболее важные проблемы социального католицизма, крайне необходимые для научного осмысления существа рассматриваемой темы, были также непосредственно исследованы автором и в других специальных трудах, органично раскрывающих специфику данной проблематики в соответствующем хронологическом и тематическом контексте3.

Несмотря на кажущееся обилие книг, брошюр и статей по данной проблематике в Канаде, теория и практика католического синдикализма в рамках избранного в настоящем случае хронологического периода еще не была предметом специального исследования. По мнению автора, сравнительно-исторический метод рассмотрения данной проблемы через дуализм теории и практики, морали и жизни, а в конечном счете духа и материи, не как двух противоположных и чуждых, а, наоборот, диалектически взаимодействующих и дополняющих друг друга начал, поможет не только разобраться и понять сущность интересной исторической реалии, но и, в определенной степени, приобщиться к иной, уже не марксистской, а скорее христианской диалектике, суть которой была предельно ясно и классически

В.А.Коленеко "От Владимира Соловьева до Жака Маритена: сущность гуманизма в воззрениях христианских персоналистов" // Религия и церковь в западном обществе XX в. М.: ИВИ. 1992. С. 20-40; "Американский период в творчестве Жака Маритена (размышления французского философа о США середины XX в.)" // Американский ежегодник 1994. М.: Наука. 1995. С. 28-46; '""Прошлое - наш учитель" : Квебекская идея в сравнении с русской идеей" // Размышления о Канаде. Историко-культурологи-ческий альманах. / Отв. ред. В.А.Коленеко. Выпуск 1. М.: ИВИ. 1996. С. 49-72; "От "выживания" до "суверенитета-ассоциации": Квебек в поисках новой парадигмы" // Российские исследования о Канаде / Отв. ред. В.А.Коленеко. Выпуск 1. М.: РАИК.

1997. С. 23-45.

лаконично определена еще в средневековье: "первопричина отсутствия Благодати заключается в нас самих" (Фома Ак-винский "Сумма теологии").

Методологической основой данной работы вполне естественно стали официальные документы католической церкви, зиждущиеся на принципах христианской морали, и, прежде всего, социальные энциклики, которые в то же время представляют собой и важнейшую специфическую часть документальной базы. Сходные религиозно-философские воззрения, основанные на примате духовных ценностей, содержатся в трудах таких разных по духу мыслителей, как Н.В.Гоголь, Ф.М.Достоевский, Л.Н.Толстой, В.С.Соловьев, Н.А.Бердяев, П.Сорокин, С.Н.Булгаков, Ш. де Коненк и Дж.Грант (Канада), Э.Дюркгейм и Ж.Маритен (Франция) и некоторых других современных исследователей. Все они оказали существенное влияние на методологическую и мировоззренческую концепцию автора.

Так, при отсутствии в России социальной доктрины, в том виде, в каком она была выработана римско-католи-ческой церковью, а именно учения коммюнотарного характера с явным приоритетом общественного блага перед индивидуалистскими и даже сектантскими интересами, таковой вполне может служить христианская православная социальная программа, созданная одним человеком. Речь идет о так и непонятом до конца ни современниками, ни последующими поколениями образованной публики, такого неординарного религиозно-моралистического произведения Н.В.Гого-ля как Выбранные места из переписки с друзьями (1847). По справедливому мнению современного литературного критика Ю.Барабаша, эта "прощальная повесть" русского писателя является ни чем иным как программой широких социальных реформ, предусматривающих коренное преобразование многообразных сторон русской жизни "от государственных установлений до человеческой души, от церкви до литера-

80 8 ОЯ

туры, от сельского хозяйства до театра"4. Причем это консервативная программа, тесно связанная со всем укладом и историческими традициями России, а потому ее еще можно назвать почвенной или органической, а значит заранее обреченной на успех в такой стране как Россия. Не случайно на это же обратили внимание и немногое непредвзятые западные ученые. Так по мнению канадского ученого П.Кола и в XX в. русский крестьянин служил своего рода моральным путеводителем для таких интеллектуалов как Анна Ахматова, Пастернак, Солженицын, точно также как он им был раньше для Пушкина, Некрасова, Достоевского и Толстого, и наоборот, для убежденного интернационал-социа-листа военного комиссара Троцкого октябрьская революция была восстанием именно против крестьянских корней в русской истории, против "святой" и, как он выражался, "идиотской философии" Каратаева в романе Л.Толстого Война и мир .

Точно такие же крестьянские корни определяли и природу социального католицизма, и характер франкоканадцев, которых американский социолог Р.Рэдфилд охарактеризовал как "почти единственных североамериканских крестьян"6. Вероятно именно поэтому известный канадский историк А.Лоуэр предложил парадигму "д,вух образов жизни" - франкоканадского и англоканадского, ставшую, по его мнению, основной антитезой всей канадской истории, что выражается в "противопоставлении двух цивилизаций, двух философий, двух противоположных воззре-

Барабаш Ю. Гоголь. Загадка "Прощальной повести" ("Выбран-ные места из переписки с друзьями". Опыт непредвзятого прочтения. М.: Худ. лит-ра, 1993, с. 127, 134.

5 Call P. "The Peasant Element in the Russian Identity" // The Canadian Historical Association. Historical Papers, 1970. Ottawa, 1970, p. 218. См. Троцкий Л. Литература и революция (статьи 1911-1923). М.: Красная новь, 1923.

6 Miner H. St. Denis. A French-Canadian Parish. Chicago, 1939. Introduction, p. XIII-IX.

80 9 0#

ний на фундаментальную природу человека"7. Ни один другой народ в мире не сделал "стяжательский образ жизни" предметом культового поклонения, как это присуще англоязычному миру8.

Это очень важный в методологическом плане вывод подтверждается и другими авторитетными канадскими учеными. Таково, в частности, видение философа Шарля де Коненка, который прямо выступал в поддержку приоритета общественного блага против индивидуалистских и сектанских устремлений современного ему общества и смело ставил необычный для большинства западных ученых "несвое-временный" вопрос, а "достаточно ли обоснована наша кри-тика коммунизма" Полностью справедлива и позиция другого известного канадского философа Джорджа Гранта, причем не католика, а англиканина, который сделал, возможно, неожиданный для его соотечественников, но совершенно оправданный вывод, констатируя, что "франко-канадцы вступили в конфедерацию для того чтобы защищать свои права в качестве нации, а не индивидуумов"10. О неординарном характере этого англоканадского мыслителя вполне можно судить и по его, крайне редкому для представителей Запада, справедливому отношению к России: "На-род, по отношению к которому я испытываю в настоящий момент величайшее восхищение, это - русские... Все мы забыли о России...

7 Lower A.R.M. "Two Ways of Life: Primary Antithesis of Canadian History" // The Canadian Historical Association. Historical Papers, 1943.

Ottawa, 1943, p. 5.

9 Ibid. p. 12.

9 Koninck Ch. de. De la primaute du bien commun contre les personna-listes. Le Principe de l'ordre nouveau. Quebec: Presses de l"Universite Laval, Montreal: Fides, 1943; idem. Notre crituque du communisme est-elle bien fondee - Quebec: Presses de l'Universite Laval, 1951.

10 Grant G. Lament for a Nation. The Defeat of Canadian Nationalism. Ottawa: Carleton University Press, 1997, p. 39 (1st ed. 1965).

то, что русские - sui generis и стандарты нашей цивилизации для них просто-напросто не приемлемы, что наши воззрения о мире, представленные в либеральной манере, для них просто не много значат. У русских есть свои собственные идеи и они также ценны для них, как и канадские для нас"11. (курсив В.К.)

Огромное значение в ходе формирования авторской методологической концепции при разработке этой темы оказали труды Н.А.Бердяева, этого русского мыслителя-католика, которые явились своего рода связующим звеном между передовой мыслью Запада и своеобразным историческим развитием России, призванной переварить, препарировать этот чуждый ей опыт, оставаясь в то же время самой собой в рамках предначертанной ей судьбы. В этом отношении чрезвычайно поучительны и современны философские рассуждения Бердяева о выветренности и опустошенности либерализма и его несовместимости с подлинно христианским порядком вещей. Его рассуждения по поводу правильного соотношения прав и обязанностей человека столь существенны и близки как для православной, так и для католической традиции, с одинаково присущим им акцентом на приоритет общественного блага перед индивидуалистическими и даже сектантскими правами, что представляется разумным привести их достаточно полно:

Поистине христианство хочет освободить человека от рабства, от рабства греху, рабства низшей природе, рабства стихиям этого мира, и в нем должно было бы искать основ истинного "либерализма". Истинное освобождение человека предполагает освобождение его не только от внешнего рабства, но и от внутреннего рабства, от рабства от самого себя, у своих страстей и своей низости... Вы оставляете человека во внутреннем рабстве

Sui generis (лат.) - особого рода, своеобразный, уникальный. 11 "George Grant to Maude Grant, 13 December 1941" // George Grant. Selected Letters / Ed. by W.Christian. Toronto: University of Toronto Press, 1996. - 53. P. 93.

и провозглашаете права его, т.е. права рабьей, низшей природы. В основе вашего либерализма был внутренний порок. Вы сделали декларацию прав человека и оторвали ее от декларации прав Бога. В этом был ваш первородный грех, за который вы наказаны. ...вы забыли и о том, что декларация прав человека должна быть связанной с декларацией обязанностей человека. Требование прав без сознания обязанностей толкало на путь борьбы человеческих интересов и страстей, состязания взаимоисключающих притязаний. Права человека предполагают обязанность уважать эти права. В осуществлении прав человека самое важное не собственные правовые притязания, а уважение к правам другого, почитание в каждом человеческого образа, т.е. обязанности человека к человеку и человека к Богу. Обязанности человека глубже прав человека, они и обосновывают права человека. Право вытекает из обязанности. Если все будут очень сильно сознавать права и очень слабо сознавать обязанности, то права никем не будут уважаться и не будут реализованы. И права человека, и обязанности человека коренятся в его богоподобной природе. Если человек лишь подобие природной и социальной cреды, лишь рефлекс внешних условий, лишь дитя необходимости, то нет у него ни священных прав, ни священных обязанностей, то есть у него лишь интересы

и притязания12. (курсив В.К.)

Вот почему, когда Бердяев говорит о кризисе в современном ему западном обществе начала 30-х годов, он имеет в виду не только социальный и экономический, а прежде всего культурный, духовный кризис. В представляющей особый интерес для настоящей работы статье Бердяева Духовное состояние современного мира (1932) философ обратил внимание на то, что единственное во что еще верит западный человек - это могущество техники, но последняя оказалась сильнее самого человека,

12 Бердяев Н.А. Философия неравенства (Письма к недругам по социальной философии). М.: ИМА-ПРЕСС. 1990, с. 146-147 [1 изд. Берлин, 1923].

она поработила его, ослабив его духовность и принеся ему тем самым много горечи и разочарований Именно поэтому, считает философ, духовный кризис был порожден в значительной степени техническим прогрессом, который означал для него переход человеческого существования от организма к организации. Человек перестал жить в более привычной для него органической связи с землей, растениями и животными, а ведь именно органической была прежде жизнь семьи, корпорации, государства, церкви. Теперь же техника буквально убивает все органическое в жизни и привносит свое организационное начало во все человеческое существование. Бердяев блестяще вскрывает несовместимость организма и организации применительно к человеческому обществу и делает ряд поразительно современных, во многом предвосхищающих соображения более поздних авторов выводов, помогающих постичь существо интересующей нас эпохи:

Организация, связанная с техникой, есть рационализация жизни. Но человеческая жизнь не может быть окончательно и без остатка рационализирована, всегда остается иррациональный элемент, всегда остается тайна. Универсальный принцип рационализации получает возмездие. Рационализация, не подчиняющаяся высшему духовному началу, порождает иррациональные последствия. Так, в жизни экономической мы видим. что рационализация порождает такое иррациональное явление, как безработица13. (курсив В.К.)

Такая нетривиальная трактовка безработицы, возникающей помимо человека и вопреки его намерениям позволяет по новому взглянуть на "преимущества" рыночной экономики и соответствующего ей мышления. Рассуждения Бердяева на сей счет настолько вразумительны и легко доказуемы, что вполне при

Бердяев Н.А. "Духовное состояние современного мира" // Бердяев Н.А. Философия творчества, культуры и искусства. В 2-х томах. М.: Искусство, 1994 (серия "Русские философы XX века?), с. 491.

ложимы и к нынешней ситуации в России, лишний раз подтверждающей неоспоримую справедливость и историческую преемственность общехристианской антиномии организм - организация, или человек - машина, или труд - товар:

Человек - организатор жизни, но сам он в глубине своей не может быть предметом организации, в нем самом всегда остается элемент органический, иррациональный, таинственный.

Процесс технизации, механизации и процесс массовой демократизации ведет к перерождению культуры в техническую цивилизацию, вдохновленную материалистическим духом. Обездушивание людей, превращение людей в машины, а человеческого труда в товар есть порождение индустриального капиталистического строя.

Это ставит во всей остроте перед христианским сознанием социальную проблему, проблему более справедливого, более человечного социального строя, проблему одухотворения и христианизации социального движения и рабочих масс. Проблема культуры есть сейчас социальная проблема и внё её неразрешима.

Судьба культуры зависит от духовного состояния рабочих масс, от того, будут ли они вдохновлены христианской верой или атеистическим материализмом, как и от того, будет ли техника подчинена духу и духовным целям или станет окончательно господином жизни14. (курсив В.К.)

Все вышесказанное тем более справедливо в рамках исследуемого периода и позволяет выработать единственно правильный подход, не заведомо исключающий, а наоборот заранее предполагающий помимо объяснимых с материалистической точки зрения событий и процессов, наличие и иных иррациональных явлений в жизни общества и человека, существенно влияющих на все сферы общественного развития.

Бердяев Н.А. "Духовное состояние современного мира", с. 491, 493,

494.

Актуальность разработки данной проблематики в нашу "переходную эпоху" определена как раз тем обстоятельством, что социальная доктрина церкви и практические шаги по ее внедрению в повседневную жизнь тех лет, представляли по сути дела единственно возможный выбор "третьего пути" между капитализмом с его вопиющими злоупотреблениями и социализмом с его неприятием и подавлением личности. И хотя в ту эпоху многие христианские рецепты решения социального вопроса оказались нереальными либо несвоевременными, тем не менее, разработанные церковью главные ключевые реформы вполне могли бы представить интерес для нашего смутного времени и стать ощутимо своевременными, способными примирить безграничную свободу индивидуума с приматом общественного блага в форме "ин-тегрального гуманизма" или реставрированной христианской морали и на основе нераздельной христианской концепции об обязанностях и правах человека.

Актуальность данной темы подтверждается и реакцией наших современников на некоторые современные процессы, происходящие в обществе, в частности на негативные последствия наблюдаемого ныне явления так называемой глобализации или мондиализации. При этом вновь проявляется интерес именно к той модели, которая была наиболее притягательна для общественного мнения 30-х годов XX в. а именно, к корпоративной идее. Даже противники этой модели вынуждены признать в 80-е годы, что "на протяжении нескольких лет подул ветер корпоративизма", правда с оговорками о "риске впасть в классическую корпоративистскую риторику, которая в одно и то же время и привлекает и отталкивает"15.

Frechet G. "La jeune recherche en sciences sociales" // La societe quebe-coise apres 30 ans de changements / Sous la dir. de F.Dumont. Quebec: Institut quebecois de recherche sur la culture, 1991, p. 329.

Вполне очевидный для наиболее дальновидных и честных исследователей процесс дезинтеграции западного постхристианского общества, выражающийся, в частности, в усиливающимся росте массовой безработицы, теперь уже и среди "белых воротничков" и в возрастающем чувстве отчужденности значительных групп населения, совершенно естественно приводит их к выводу об изначально искусственном внедрении в массовое сознание псевдоценностей мондиализма. Так авторитетный канадский политолог Джеймс Лаксер в книге с весьма симптоматичным названием Ложное Божество. Как миф о глобализации способствовал обеднению Канады прямо заключает:

С дезинтеграцией международного марксизма и распадом Советского Союза очевидно пробил час глобализации. Фридрих фон Гаек и Милтон Фридман могут быть рассматриваемы как Маркс и Энгельс рыночной идеологии, точно также как Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган были её Сталиным и Мао16.

Для оздоровления современного общества, считает этот честный и непредвзятый представитель Запада, крайне необходим процесс консультаций и совпадающего принятия решений, который объединил бы вместе работодателей, трудящихся и правительство, равно как и другие специфические для нашего времени региональные, социальные и экологические группировки. А это, по его мнению, ни что иное, как корпоративизм. И Лаксер откровенно говорит о преимуществах такой системы перед преобладающими ныне неолиберализмом в экономике и неоконсерватизмом в политике:

Корпоративизм позволяет всем основным элементам в обществе совместно смотреть в будущее и достигать общего подхода на пути к нему. Эта система более демократична чем альтернативный принцип laissez-faire, так как способствует

-тому , что принятие экономических решений вовлекает большие

16 Laxer J. False God. How the Globalization Myth has impoverished Canada. Toronto: Lester Publishing Limited, 1993, p. 13.

принятие экономических решений вовлекает большие социальные группы, нежели только предприниматели и инвесторы17.

Подчеркивая наличие острейших экономических и социальных противоречий, не разрешимых в условиях современной "рыночной" экономики, канадский ученый честно признает:

Корпоративистский подход не устраняет таких проблем, а делает их управляемыми, позволяя обращаться к ним более целенаправленно и разрешать их более демократично. Неоконсерватизм всегда приводил к понижению заработной платы трудящихся, корпоративизм же обращен к чаяниям трудящихся, не только в отношении справедливой оплаты труда, но и к большему контролю в сфере их деятельности18.

И в этом отношении очень ценно признание опыта деятельности ККПК на протяжении всего периода её существования как католического профцентра, в том числе и в 30-х - первой половине 40-х годов, и её вклад в оздоровление общества как с левой, так и с правой точек зрения. Так, сравнивая прагматичную позицию американских межнациональных профсоюзов в Квебеке с требовательным вмешательством ККПК в защиту социальной справедливости в рамках господствовавшей тогда во Французской Канаде клерикально-консервативной идеологии, современный исследователь Серж Дени приходит к обоснованному выводу, что "именно клерикальный консерватизм являлся един-ствен-ным идеологическим течением, стремившимся противостоять очевидным проявлениям неравенства, жертвой которого были франко-канадцы"19.

Laxer J. Op.cit. p. 126.

18 Laxer J. Op.cit. p. 127, 131.

19 Denis S. "?De l'apolitisme a la souverainete": Taction politique de la CSN, essai de synthese" // La CSN: 75 ans d'action syndicate et sociale / Sous la dir. de Y.Belanger et R.Comeau. Sainte-Foy: Presses de

Большой вклад католического синдикализма в общественное развитие Квебека отмечает и известный публицист, приверженец левых социал-демократических взглядов Пьер Вадбонкёр. По его мнению, ККПК лучше, чем какая-либо другая политическая группа в Квебеке, показала значение левых сил: она победила дюплессизм, бросила вызов патронату, отвергала социальную нищету и вместе с другими профсоюзными объединениями требовала и добивалась принятия социальных законов. Вспоминая ту эпоху и сравнивая её с теперешним состоянием западного общества, где повсеместно возобладал постхристианский релятивизм, канадский публицист делится с читателями своими тревожными раздумьями о будущем:

То, что формируется сейчас в мировом масштабе выглядит чрезвычайно устрашающе. Необходимо открыть будущее, которое теперь на всем Западе под видом либерализма заключается в тюрьму. Именно с этой стороны выдвигается величайшая

20

новая ложь .

Всё вышесказанное позволяет надеяться. что исследование истории католического синдикализма в Канаде, помимо чисто научного интереса, позволит выявить некоторые тенденции и ценности, которые, хотя и не были реализованы полностью в силу определенных причин, скорее субъективного, чем объективного порядка, но отнюдь не утратили из-за этого своей изначальной значимости и универсальности, а посему вполне могут быть востребованы с необходимыми коррективами и для решения неотложных экономических, социальных, а в конечном счете и политических проблем нашего времени.

l'Universite du Quebec, collection ?Les leaders du Quebec contemporain? 1998, p. 135-136, note 34.

20 Vadeboncceur P. "La contestation et l'adhesion" // La CSN: 75 ans d'action syndicale et sociale, p. 31, 32.

В завершение хочется искренне поблагодарить д.и.н. Л.В.Поздееву, а также д.и.н. И.А.Белявскую, к.и.н. И.В.Гал-кину и других научных сотрудников Центра североамериканских исследований во главе с его руководителем академиком Н.Н.Болховитиновым, оказавших существенную помощь автору монографии на разных этапах её подготовки. Выражаю особую признательность к.и.н. А.И.Саплину за большую и бескорыстную помощь по художественному оформлению обложки этой книги, как, впрочем, и всех других публикаций по Канаде, осуществленных в 90-е годы на базе издательства Института всеобщей истории РАН.

Глава первая : ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА Католический синдикализм в Канаде как объект исследования

Источники

Данная работа основана на анализе широкого круга оригинальных канадских и религиозных источников, большинство из которых отсутствует в отечественных библиотеках и поэтому впервые в нашей историографии вводится в научный оборот. Для удобства классификации всю использованную при подготовке данной работы документальную базу можно разделить на шесть типов или групп источников:

? Архивные документы,

? Официальные документы и печатные органы Конфедерации католических профсоюзов Канады,

? Публичные выступления и мемуары руководства ККПК и ее генеральных капелланов,

? Брошюры ?Hcole sociale populaire? (ESP),

? Публикации федерального правительства и правительства Квебека по проблемам трудовых отношений,

? Социальные энциклики Ватикана, социальные послания епископата Квебека и Канады и другие документы римско-католической церкви.

Архивные документы по истории Конфедерации католических профсоюзов Канады (ККПК, с 1960 г. - КНП) содержатся в штаб-квартире Конфедерации Национальных Профсоюзов (КНП) в Монреале. Главным образом и прежде всего это доку-

20 Св

менты фонда А2, собранные в Коллекции архивных документов о профсоюзной организации (ADSOS), состоящей из рукописных, машинописных и печатных материалов, включая протоколы съездов, конституции, уставы, правила внутренней регламентации, декларации принципов, докладные записки по различным вопросам и другие документы КНП за 1900-1974 гг.1 Для нас исключительный интерес представляет досье Корреспонденция аббата Максима Фортена, генерального капеллана ККПК за 1917-1921 гг.2; досье Различная корреспонденция Жерара Пикара, секретаря-казначея ККПК3; отдельная тетрадь Докладная записка о католическом синдикализме в Канаде, представленная архиепископам и епископам провинции Квебек (март 1927), принадлежащая перу аббата М.Фортена4,; досье Конституция и устав ККПК, где содержатся все редакции этих главных документов католического проф-центра за 1921-1960 гг.5; досье Докладные записки ККПК,

La Confederation des Syndicats Nationaux (CSN). Archives et Service de la documentation: Fond A2 Service de la documentation. Collection Archives de documentation sur l'organisation syndicale (ADSOS). Copies et originaux, 1900-1974.

2 La Confederation des Syndicats Nationaux (CSN). Archives et Service de la documentation: Fond A2 Collection ADSOS: Dossier: Correspondence de l'abbe Maxime Fortin, Aumonier-General de la CTCC, 1917-1921

3 La Confederation des Syndicats Nationaux (CSN). Archives et Service de la documentation: Fond A2 Collection ADSOS: Dosier: Gerard Picard, Secretaire-Tresorier. Correspondance diverse.

4 La Confederation des Syndicats Nationaux (CSN). Archives et Service de la documentation: Fond A2 Collection ADSOS: Cahier: Maxime Fortin, Aumonier-General des Syndicats Catholiques du Quebec. Memoire sur le syndicalisme catholique au Canada. Presente a NN.SS. les Archeveques et Eveques de la Province de Quebec. Mars 1927. - 59 f. sans numeration..

5 La Confederation des Syndicats Nationaux (CSN). Archives et Service de la documentation: Fond A2 Collection ADSOS: Dossiers: Constitution et reglements C.T.C.C.

La Confederation des Syndicats Nationaux (CSN). Archives et Service de la documentation: Fond A2 Collection ADSOS: Dossiers: Memoires de la C.T.C.C.: Memoire presente a la Commision royale d'enquete sur l'avancement des Arts, des Lettres et des Sciences au Canada par la C.T.C.C. inc. Avril 1950. - 9 p.; Memoire de la C.T.C.C. a la Commission royale d'enquete sur les problemes constitutionnels, instituee par le Par-lement de Quebec. 1954. - 31 p.; Memoire presente par le Comite executif de la C.T.C.C. a l'intention de NN. SS. Les Archeveques et Eveques de la province de Quebec touchant la confessionalite de la C.T.C.C. Septembre 1959 (CONFIDENTIEL) - 34 p.

7 La Confederation des Syndicats Nationaux (CSN). Archives et Service de la documentation: Fond D4 Congres confederal: Dossiers: Statuts et regle-ment.

8 Texte officiel des resolutions adoptees aux congres de la CTCC : 19211925; Proces-verbaux des sessions du Congres de la CTCC : 1926-1960.

включающее, в частности, такие интересные документы, как Докладная записка, представленная Королевской комиссии по исследованию развития искусства, литературы и науки в Канаде (1950), Докладная записка ККПК для Королевской комиссии по исследованию конституционных проблем (1954), Докладная записка, подготовленная Исполкомом ККПК для архиепископов и епископов провинции Квебек в отношении конфессиональности ККПК (конфиде-нциальная, сент. 1959)6. Это также документальный фонд D4, содержащий материалы Съездов ККПК7. Сюда входят досье Уставы и правила внутренней регламентации, включающий различные рабочие варианты таких документов за 1925-1960 гг. и досье Поправки к

Конституции ККПК за 1926-1950 гг.

Основу документальной базы по истории католического синдикализма в Канаде составляют отдельные официальные публикации резолюций, принятых на первых съездах ККПК в 19211925 гг. и полные тексты протоколов заседаний съездов ККПК за 1926-1960 гг.8, дающие разнообразный фактический материал о деятельности этого профцентра за весь исследуемый период. Здесь публиковались в полном виде отчетные, или как они тогда назывались моральные доклады президентов ККПК, отчеты и выступления генеральных секретарей, исполкома ККПК и других выборных лиц и структурных органов, а также важнейшие решения, официальные резолюции и декларации католического профцентра по всем вопросам, обсуждавшимся в период работы того или иного съезда на протяжении четырех десятилетий.

Большое значение для понимания теоретических постулатов, на которых базировалась деятельность ККПК, имеют такие виды документов, как Конституция и Устав (в разных редакциях), особенно принятые на учредительном съезде в 1921 г.9, Декларация принципов, прежде всего одобренные на 30-ом и 39-ом съездах ККПК соответственно в 1951 г. и 1960 г.10, а также различные программы ККПК по случаю юбилейных дат в истории католического профцентра или других важных событий, как например Памятная программа по случаю 25-годовщины создания ККПК (1946 г.) или Программа ККПК на послевоенный период (1944 г.)11.

La Confederation des Travailleurs Catholiques du Canada. Constitution et Reglements. Montreal: Ecole Sociale Populaire. 1921. - 98. P. 3-12; "Constitution of the Federation of Catholic Workers of Canada" // Eleventh Annual Report on Labour Organization in Canada for the Calendar Year 1921. Ottawa: Department of Labour. 1922. P.26-33.

10 "Declaration de principes de la CTCC (1951)" // 30 Congres de la CTCC. 1951. Proces-verbal. P. 214-220; "Declaration de principes de la CTCC (1951)" // 30 Congres de la CTCC. 1951. Proces-verbal. P. 214-220; "Declaration de principes de la CTCC-CSN (1960)" // 39 Congres de la CTCC. 1960. Proces-verbal. P. 131-138.

11 Programme-souvenir. Congres annuel et Vingt-cinquieme Anniversaire de la Confederation des Travailleurs Catholiques du Canada. Quebec. 1946. - 36 p.; Programme de la Confederation des Travailleurs Catho-liques du Canada pour l'apres-guerre / The Post-War Program of the Ca-

nadian and Catholic Confederation of Labour (1944) Montreal. 1946. - 10 p.

12 Syndicats Catholiques et Nationaux. La Question ouvriere. Montreal.

1920-1921. Tracts 1-25.

13 Syndicats Catholiques et Nationaux. Resolutions adoptees au Congres des Trois-Riviere, 22-25 sept. 1919. Montreal: Ecole Sociale Populaire. 1921. - 98. P. 13-15.; Resolutions adoptees au Congres de Chicoutimi,

Сюда же следует отнести и документы, созданные еще до образования ККПК в 1921 г. очень важные для понимания начального этапа католического синдикализма и причин его возникновения в Канаде. Такова серия из 25-и небольших брошюр под общим заголовком Национальные и католические профсоюзы "Рабочий вопрос"12. Изданные в Монреале в 1920-1921 гг. и предназначавшиеся прежде всего для франкоязычных рабочих, они в ясной и доступной форме объясняли преимущество профсоюзной организации, сознательно делая акцент на национальном и католическом характере таковых в противовес уже имевшимся так называемым межнациональным профсоюзам со штаб-квартирами в США, где все решения принимались исходя из интересов и конъюнктуры именно Соединенных Штатов, а не Канады, а конфессиональный состав их членов вообще не принимался во внимание. Достаточно привести названия некоторых из этих брошюр, весьма показательные сами по себе: 6. Гармония труда и капитала; 9. Роль капеллана в профсоюзе; 11. Национальные и католические профсоюзы; 15. Моральный и религиозный аспекты рабочего вопроса - Доктрина национальных католических профсоюзов; 20. Конституция и уставы национальных и католических профсоюзов и протестанты; 23. Права рабочего - обязанности хозяина.

С этой же точки зрения важны и первые официальные резолюции католических профсоюзов, еще не объединенных в едином профцентре, но уже вполне сознательно стремящихся к органичному для католиков вероисповедальному единству13.

Эти небольшие по объему документы, принятые в 1918-1920 гг. на ежегодных конференциях представителей национальных и католических профсоюзов, как они тогда назывались, прекрасно передают атмосферу тех лет, непосредственно предшествовавших созданию ККПК, и, следовательно, представляют большой интерес для изучения причин и целей зарождавшегося движения трудящихся-католиков Канады.

И, наконец последний вид этой группы документов представляют официальные печатные органы ККПК Le Tra-vailleur (1922-1923), La Vie syndicale (1924-1942), Le Travail (19431960). На страницах этих изданий, периодичность которых колебалась от еженедельника до ежемесячника в разные периоды истории ККПК, подробно освещались все вопросы, относящиеся к деятельности ККПК и других профцентров Квебека и Канады в целом. Здесь также публиковались как основные решения руководства католического профцентра, так и реакция на них рядовых членов профсоюзов, просветительские статьи капелланов ККПК и других лиц, представлявших католическую церковь, разъяснялись трудные для понимания в рабочей среде юридические тонкости новых рабочих или антирабочих законов, что являлось сферой юрисдикции министерства труда Квебека, широко обсуждались новые условия коллективных договоров как в масштабе всего Квебека, так и в отдельных отраслях промышленности, публиковались также результаты встреч руководства ККПК с премьер-министрами и министрами труда Квебека и Канады, материалы о деятельности других профцентров как в Канаде, так и в других странах Америки и Европы, достаточно широко освещалась и деятельность христианских профсоюзов в европейских странах, таких как Франция, Бельгия, Германия, Италия и других; большее внимание чем в других профсоюзах

17-21 juil. 1920. Montreal: Ecole Sociale Populaire. 1921. - 98. P. 16-19.; Constitution etReglements. Montreal: Ecole Sociale Populaire. 1921. - 98.

P. 3-12.

уделялось моральному и нравственному воспитанию трудящихся-католиков: сюда следует отнести различные публикации религиозного толка, а также анализ текущих событий с точки зрения католической иерархии и социальной доктрины церкви.

Третья группа документов, представленная публичными заявлениями, выступлениями в печати и мемуарной литературой непосредственных участников, активистов и руководителей католических профсоюзов, включая и капелланов ККПК, представлявших интересы католической церкви внутри этого движения на всех уровнях от низовых профсоюзов до руководящих органов, имеет для нас особый интерес, ибо позволяет оценить деятельность католического профцентра в субъективном, подчас очень отличном, восприятии его лидеров и всех тех, кто принимал активное участие в создании и деятельности ККПК, что особенно важно для выявления подлинных причин последующей эволюции профцентра особенно после второй мировой войны. Здесь пальма первенства принадлежит одному из самых активных деятелей канадского католического синдикализма, президенту ККПК в 1934-1946 гг. Аьфреду Шарпантье. Это прежде всего такие его книги, как Мое обращение в католический синдикализм (1946)14, прекрасно характеризующая эмоциональную сторону этого движения на начальном этапе, Триумфальный рост ККПК с 1921 по 1951 гг.15, рисующая с субъективных позиций, но достаточно достоверно, развитие католического профцентра на протяжении трех десятилетий, и конечно же его главный труд Пятьдесят лет рабочей деятельности. Мемуары Альфреда Шарпантье (1971)16, который суммирует

14 Charpentier A. Ma conversion au syndicalisme catholique. Montreal: FIDES. 1946. - 240 p.

15 Charpentier A. Montee triomphante de la CTCC de 1921 a 1951. Montreal: Therien et Freres. 1951. - 123 p.

16 Cinquante ans d'action ouvriere. Les memoires d'Alfred Charpentier. Quebec: Presses de l'Universite Laval. 1971. - 540 p.

26 Св

всю многогранную деятельность этого человека, много сделавшего для укрепления и роста ККПК. Перу Шарпантье принадлежит большое количество статей, опубликованных за многие годы на страницах профсоюзных и научных периодических изданий по самым разным вопросам профсоюзной деятельности. Следует особо отметить его статью в авторитетном научном журнале, издающимся университетом Лаваля, Трудовые отношения "Начальная идеология ККПК"17, в которой Шарпантье успешно полемизирует с одним из основных современных исследователей канадского католического синдикализма Л.-М.Трамбле, весьма превратно интерпретирующим первые два десятилетия истории ККПК18. Значение работ Шарпантье подтверждает и включение его статьи "Профсоюзное сознание в период забастовок 1937 г. в текстильной промышленности и асбестовой забастовки 1949 г" в недавно изданную антологию лучших трудов по истории рабочего и профсоюзного движения в Канаде Труд и синдикализм. Зарождение и эволюция социального действия 19.

Менее существенными на этом фоне выглядят рассуждения бывшего генерального секретаря, а затем и президента этого профцентра, но уже после его деконфессионализации, Жана Маршана в статье "Сорок лет КНП"20, где, как и в книге Л.-М.Трамбле, явственно проступает определенное пренебрежение

17 Charpentier A. "L'ideologie initiale de la CTCC. Une reponse a Louis-Marie Tremblay" // Relations industrielles. 1976. - 1. P. 132-139.

18 Tremblay L.-M. Le syndicalisme quebecois. Ideologie de la CSN et de la FTQ, 1940-1970. Montreal: Les Presses de l'Universite de Montreal. 1972.

19 Charpentier A. "La conscience syndicale lors des greves du textile en 1937 et de l'amiante en 1949" // Thwaites J.D. (ed) Travail et Syndicalisme. Naissance et evolution d'une action sociale. Sainte-Foy (Que.): Les Presses de l'Universite Laval. 1996. P. 197-213.

20 Marchand J. "La CSN a quarante ans" // Relations industrielles. 1961. "

4. P. 471-474.

Pelletier G. Les annees d'impatience, 1950-1960. Quebec. 1983. 22 Memoire soumis par les aumoniers des syndicats catholiques a l'episcopat de la province de Quebec. Montreal: Beauchemin, s.d.; Projet. La CTCC et son orientation syndicale. Memoire prepare par un groupe d'aumoniers de la CTCC. S.p. [1959] - 120 p. Cosideration d'anciens

к довоенной истории ККПК, происходящее от непонимания реалий тех лет, что не может не привести к искажении подлинной картины католического синдикализма той эпохи. В определенной степени это относится и к взглядам одного из активистов ККПК Ж.Пелетье, бывшего в 50-е годы главным редактором центрального органа печати профцентра Le Travail, который в своих мемуарах Годы нетерпения, 1950-1960 более касается политических событий тех лет, нежели своего участия в практической деятельности ККПК21.

Очень важным специфическим источником для данной темы являются естественно и документы, исходящие от такой специфической и необычной для большинства профсоюзов группы лиц, как капелланы - моральные наставники или духовники, как это больше было свойственно в русской дореволюционной литературе. Это особенно важно для понимания сущности католического синдикализма не только как профсоюзного движения, но и объединения для морального совершенствования, каковым оно и было задумано с самого начала как в Америке так и в Европе. Суждения капелланов по таким важным вопросам как де-конфессионализация, т.е. утрата вероисповедального принципа профсоюзной организации, фактический отказ от самого термина "католиче-ский" в названиях отдельных профсоюзов, начиная с 1943 г. или по вопросу об аффиляции с Канадским рабочим конгрессом во второй половине 50-х годов, первостепенны для правильного уяснения процессов внутри католического синдикализма, приведших в 1960 г. к переименованию ККПК в Конфедерацию Национальных Профсоюзов (КНП)22.

Следует особо подчеркнуть непреходящее значение тех лиц, которые стояли у истоков создания католического синдикализма в Канаде. Это прежде всего, если не исключительно, первый генеральный капеллан ККПК Максим Фортен, много сделавший для создания и консолидации католических профсоюзов. Его Докладная записка о католическом синдикализме в Канаде для архиепископов и епископов провинции Квебек, хранящаяся в Архиве Конфедерации Национальных Профсоюзов23, явилась результатом собрания в Монреале 25 января 1927 г. почти всех капелланов католических профсоюзов Квебека, решивших изложить свои соображения епископату.

Для понимания идеологических основ и подоплеки создания и деятельности католических профсоюзов в Канаде на протяжении всего исследуемого периода исключительное значение принадлежит публикациям Hcole sociale populaire (ESP, Народной социальной школе). Созданная канадскими иезуитами в 1911 г. именно с целью популяризации социального католицизма среди населения Французской Канады, эта организация проводила активную пропагандистскую кампанию в пользу создания католических строго конфессиональных рабочих организаций в Канаде, систематически и весьма основательно освещая эту проблему на страницах периодически издаваемых брошюр, объемом от 16 до 64 страниц. Учитывая качество и количество этих периодических изданий автор счел нужным выделить в библиографии специальную рубрику Брошюры ?Йсо1е sociale popu1aire? (ESP), сгруппировав по хронологическому принципу

aumoniers fondateurs de Syndicats Catholiques ?Sur l'Union de la CTCC avec le CTC". Quebec. 1959. - 55 p.

23 La Confederation des Syndicats Nationaux (CSN). Archives et Service de la documentation: Fond A2 Collection ADSOS: Cahier: Maxime Fortin, Aumonier-General des Syndicats Catholiques du Quebec. Memoire sur le syndicalisme catholique au Canada. Presente a NN.SS. les Archeveques et Eveques de la Province de Quebec. Mars 1927. - 59 f. sans numeration.

29 Св

24 fa ?iadiaiie nioeaeuiie 0eiea? iii.: Saint-Amant J.-Cl. "La propagande de l'Ecole sociale populaire en faveur du syndicalisme catholique, 1911-1949" // Revue d'histoire de l'Ameriquefrangaise, 1978, - 2, p. 203-228; Frigon F.J. "Catholicism and Crisis : l'Ecole sociale populaire and the Depression in Quebec, 1930-1940" // Revue de l'Universite d'Ottawa, vol. 45, jan.-mars 1975, p. 54-70; Routier G. "L'Ordre du monde : capitalisme et com-munisme dans la doctrine de l'Ecole Sociale Populaire, 1930-1936" // Re-cherches sociographiques, vol. 22, 1981, - 1, p. 7-47. Routier G. "L'Ordre du monde : capitalisme et communisme dans la doctrine de l'Ecole Sociale Populaire, 1930-1936" // Recherches sociographiques, vol. 22, 1981, - 1,

2p5. 7-47.

25 Le Pere Richard Ares S.J. Catechisme de l'organisation corporative.

Montreal, 1938, ESP, - 289-290. - 56 p.; Minville E. Comment etablir

l'Organisation corporative au Canada. Montreal, 1936, ESP, - 272. - 32 p.; Angers F.-A. et al. Vers un ordre nouveau par l'organisation corporative. Montreal, 1940, ESP.

наиболее важные публикации этой организации за 50 лет ее деятельности по таким характерным для первой половины XX-го века проблемам, как католический синдикализм и основные доводы в пользу его развития в Канаде; корпоративизм как органическая основа организации общества и важнейшая составляющая часть социальной доктрины церкви; основы социального католицизма и практические задачи вытекающие из этого учения; отношение между трудом и капиталом; аргументированная и порой очень острая критика не только коммунизма и социализма, но и капитализма; поиск третьего пути с целью избежать заблуждений обеих социально-политических систем24.

Среди основных авторов этих брошюр следует прежде всего назвать имена иезуитов Р.Аре, Ж.Кузино, Ж.-П.Арша-мбо, видных ученых того времени Э.Мэнвиля, Ф.А.Анжера. Так

работы Р.Аре Катехизис корпоративной организации, Э.Мэнвиля Как учредить в Канаде корпоративную организацию,, Ф.А.Анжера К новому порядку через корпоративную организацию (1940)25 являются кардинально важными для понимания сущности этого понятия в идейно-политическом климате того времени. Особо следует отметить брошюру генерального капеллана ККПК аббата Ж.Коте Вредоносность современного капитализма26, где прозвучала, пожалуй, самая резкая для того времени критика в адрес этой социально-политической системы. Весьма показательно, что помимо чисто канадских реалий естественно преобладавших на страницах этих изданий, определенной внимание уделялось и тому, что происходило вдали от Канады. Так брошюра - 346, изданная в 1942 г. под симптоматичным заголовком Социальный коммунистический эксперимент в России, 1918-1942, достаточно подробно информировала франкоязычных канадцев о том, что происходило в нашей стране в тот трагический период. В этом же номере была опубликована небольшая статья Т.Гринвуда "Русские и коммунисты", в которой оба эти понятия трактовались далеко не равнозначно -

весьма редкая черта для западных публикаций о СССР той эпо-

27 хи .

Среди правительственных публикаций следует назвать прежде всего Статистический ежегодник Квебека и Канадский ежегодник, дающие необходимый статистический и хронологический материал за 1920-1960 гг.28 Следует особо подчеркнуть полезность официального ежемесячного журнала министерства труда Канады The Labour Gazette (1918-1960) и таких публикаций этого ведомства, как Ежегодный отчет о профсоюзных организациях Канады, Трудовое законодательство в Канаде,

26 L'abbe Cote G. aumonier general de la CTCC. La malfaisance du capi-talisme actuel. Montreal, 1937, ESP, - 286.

27 L'Experience communiste sociale en Russie, 1918-1942. Montreal, 1942, ESP, - 346, p. 1-26.; Greenwood Th. "Russes et communistes" // ESP, 1942, - 346, p. 27-30.

28 Annuaire statistique du Quebec. Quebec. 1918-1960; Canada Year Book; Annuaire du Canada. Ottawa. 1920-1960.

The Labour Gazette. Ottawa: Department of Labour, 1921-1960; Annual Report on Labor Organization in Canada. Ottawa: Department of Labour, 1920-1960' Labour Legislation in Canada. Ottawa: Department of Labour, 1928-1960; Strikes and Lock-out in Canada. Ottawa: Department of Labour, 1920-1960.

30 iaeaieaa аажша iOaeeeaoee: Le Discours social de l'Eglise catholique de Leon XIII a Jean-Paul II. Les grands textes de l'enseignement social de l'Eglise catholique. Paris: Centurion. 1985. - 744 p.; ia doffieii yc. nl Iaia Ёаа XIII. "Badoi iiaadoi? (1891). Iaia Eiaii laaae II. "Oai6enekm aiioii? (1991) // 100 ёад nioeaeuiiai ddendeaineiai o^aiey. L: Pax Christi International. Aii ladee. 1991. N. 6-24; 25-64; Yideeeeee aai naydaeeandaa laiu Deineiai 1891, 1981, 1991 aiaia i дддаа e ^aeiaa^aneie aegiaaaydaemi-nde, idaandaaiiinde e iidaee. Eeaa: Ei-6 idaenaieiaee. 1993. - 278 n.

Забастовки и локауты в Канаде, оказавшие большую помощь в исследовательской работе автора29.

Важнейшей составной частью документальной базы исследования является полный корпус социальных энциклик Ватикана за последние сто лет и другие официальные документы католической церкви30. Следует подчеркнуть, что без обращения к этой специфической группе документов вообще невозможна хоть сколько-нибудь значимая научная работа о католическом синдикализме. Автор сознательно сгруппировал эти документы в хронологическом порядке, то есть по мере их обнародования, в том числе и немногие переводы на русский язык. Важной характерной особенностью этой груп-пы документов является то обстоятельство, что они одновременно являются и источниками, дающими возможность понять исторические особенности социального католицизма, его сущности и основополагающих принципов, и специфической методологической основой исследовательской работы по подобной проблематике, дающей возможность выработки действительно правильного подхода при оценке теоретических принципов, не имевших аналогов в отечественной истории и православной мировоззренческой традиции. Именно поэтому, помимо энциклик "Рерум новарум? (1891) папы Льва XIII, "Кввадрагесимо анно" (1931), "Мит брен-нендер зорге? (1937), "Дивини редемпторис? (1937) папы Пия XI и социальных посланий папы Пия XII, определяющих нравственно-идеологическую основу изучаемого периода, автор включил и выходящие за хронологические рамки данной работы такие энциклики, как "Матер ет Магистра? (1961), "Пацем ин террис? (1963) папы Иоанна XXIII, "Популорум прогрессио" (1967) папы Павла VI "Лаборем екзерсенс? (1981), "Центиси-мус аннус? (1991) папы Иоанна-Павла II и документы Второго Ватиканского собора "Гаудиум ет спес" и "Дигнитатис хума-не? (1965), являющихся логическим продолжением и творческим развитием, подтверждающим преемственность и цельность социального учения Церкви.

Большая часть документов и материалов, проанализированных в настоящем исследовании, впервые использованы в отечественной историографии, где эта тема долгое время оставалась практически неразработанной.

Литература

Особую роль играют книги, брошюры и статьи по католическому синдикализму, опубликованные в годы исследуемого периода. Они занимают промежуточную позицию между собственно источниками и литературой, ибо в первом случае ярко характеризуют идейно-политическую обстановку того периода, а во втором - представляют первые попытки изучения этого явления в научном плане, что несомненно способствовало становлению историографии этой проблемы. Из числа первых исследовательских работ этого периода следует выделить прежде всего труды М.-Л. Мальте Канадские католические профсоюзы (1925), А.Б. Латэм Католические и национальные профсоюзы Канады (1930) Ж.-П. Аршамбо Католические профсоюзы Ка

31 Maltais M.-L. Les syndicats catholiques canadiens. Etude socio-economique. Washington: Catholic University of America Press. 1925. -145 p.; Latham A.B. The Catholic and National Labour Unions of Canada. Toronto: MacMillan. 1930. - 104 p.; Archambault J.-P. Les syndicats ca-tholiques du Canada. Montreal: Bellarmin. 1936. - 82 p.

32 Despres J.-P. Le mouvement ouvrier canadien. Montreal: FIDES. 1946. -205 p.; Logan H.A. The History of Trade Union Organization in Canada. Chicago: University of Chicago Press. 1928. - 427 p.; Logan H.A. Trade Unions in Canada. Toronto: The MacMillan Company of Canada. 1948. -639 p.; Hardy L.-L. Breve histoire du syndicalisme ouvrier au Canada. Montreal: Hexagone. 1958. - 155 p.

33 La Greve de l'amiante / Ed. par P.E.Trudeau. Montreal: Cite libre. 1956.

3-4 430 p.

34 Hulliger J. L'enseignement social des eveques canadiens de 1891 a 1950. Montreal: FIDES. 1958. - 373 p.

нады (1936)31, а также разделы о католических профсоюзах в более общих работах Ж.-П. Депре Канадское рабочее движение (1946), Х.А. Логана История профсоюзных организаций в Канаде (1928) и Профсоюзы в Канаде (1948), Л.-Л. Арди Краткая история рабочего синдикализма в Канаде (1958)32. Необходимо отметить также коллективный сборник статей под редакцией П.Е.Трюдо Асбестовая забастовка (195 6)33, посвященная анализу кардинального события в истории канадского католического синдикализма, и единственное в своем роде исследование Ж.Юлижера Социальное учение канадских епископов с 1891 по 1950 гг. позволяющее понять специфику практики социального католицизма в канадских условиях интересуемого периода34.

Из основных работ на русском языке следует выделить прежде всего монографию Сороко-Цюпы О.С. Рабочее движение в Канаде, 1929-1939. Хотя основное внимание в ней уделено общим проблемам рабочего движения 30-х годов, небольшие разделы посвящены краткой характеристике католического синдикализма и процессам, имевшим место в 30-х годах в рабочем движении и общественно-политической жизни Французской Канады35. Признавая справедливость общего анализа обстановки того времени, некоторые выводы автора этой монографии все же выглядят спорными. Так утверждение, что национальные и католические профсоюзы вносили раскол в канадское рабочее и профсоюзное движение слишком уж категоричен. Раскол в рабочем движении Канады был вызван не созданием ККПК и других национальных профцентров, а прежде всего полуколониальным статусом большинства межнациональных профсоюзов, их полной зависимостью от АФТ. Ведь сам же автор признает, что бесцеремонное вмешательство АФТ во внутренние дела канадских профсоюзов насаждало консерватизм, сковывало их развитие, приводило к расколу и даже распаду отдельных профсою-зов36. Не совсем верно и утверждение о том, что более половины профсоюзов Квебека входило в межнациональные профсоюзы37. Напротив, большая часть организованных рабочих Французской Канады состояла тогда в национальных: католических и т.н. нейтральных профсоюзах38 и это было вовсе не случайно, ибо сама идея национального тред-юнио-низма возникла и воплотилась на практике именно в этой франкоязычной части страны39. Именно здесь наиболее зримо и четко проявлялась борьба двух направлений в канадском рабочем движении - национального и межнационального юнионизма.

Отдельные аспекты истории рабочего движения в Канаде, в том числе и в Квебеке, были прослежены в коллективном труде

Сороко-Цюпа О.С. Рабочее движение в Канаде, 1929-1939. М.: МГУ. 1977, с. 89-93, 164-167, 194-199, 217.

36 Сороко-Цюпа О.С. Указ.соч. с. 194, 79, 95.

37 Там же, с. 93.

38 См. Коленеко В.А. ""Асбестовая забастовка? 1949 г. и её роль в истории канадского католического синдикализма" // Американский ежегодник 1984. М.: Наука, 1984, с. 92-93.

39 Сороко-Цюпа О.С. Указ.соч. с. 80.

Канада, 1918-1945. Исторический очерк / Отв.ред. Л.В.Поздеева. М.: Наука, 1976, с. 24-44, 121-145, 197-222, 241-247, 278-303, 404-428.

41 Поздеева Л.В. Канада в годы второй мировой войны. М.: Наука, 1986, см. особенно с. 43-68.

42 Клейменова К.И. "Американская федерация труда и раскол Канадского конгресса профсоюзов (1937-1939) // Американский ежегодник 1972. М.: Наука, 1972, с. 244-265; "Движение пролетарской солидарности и антивоенные выступления трудящихся Канады (1935-1939)" // Американский ежегодник 1980. М. 1981, с. 272-300. "Массовые выступления за ядерное разоружение в Канаде (1957-1963)" // Американский ежегодник 1983. М. 1983, с. 271-290.

43 Галкина И.В. "Профсоюзы Канады - за право на коллективный договор" (1939-1945) // Американский ежегодник 1982. М.: Наука, 1982, с. 212-238; "Рост политической активности рабочего класса Канады в годы второй мировой войны" // Американский ежегодник 1984. М. 1984, с. 219-234; "Профсоюзы Канады в годы реконверсии: 1945-1948" // Российские исследования по канадской проблематике. Труды РАИК. / Отв.ред. В.А.Коленеко. Выпуск 2, М.: РАИК, 1998, с. 89-106.

44 Курков Н.В. Американская Федерация Труда, 1919-1936. М.: Наука,

1990.

Канада: 1918-1945. Исторический очерк440, кроме того, характеристика канадского рабочего движения в годы второй мировой войны дана в специальной главе монографии Л.В.Поздеевой, специально посвященной этому периоду41 Отдельныее проблемы общеканадского профсоюзного и рабочего движенения как в межвоенный период, так и после второй мировой войны, представляющие интерес для настоящего исследования достаточно подробно рассматривались также в специальных статьях К.ИКлейменовой42 и И.В.Галкиной43. Сходная проблематика, относящаяся к американскому профсоюзному движения довоенного времени детально исследована в хорошо фундированной монографии Н.В.Куркова44. И наконец, недавно опубликованная книга Л.Н.Семеновой хотя хронологически и выходит за рамки данного исследования, тем не менее в ней затронуты некоторые аспекты истории католического синдикализма в Канаде, правда исключительно на англоязычной литературе, без привлечения каких-либо оригинальных источников45. В результате чего можно говорить скорее о том, как воспринимались первые католические профсоюзы руководством ПРКК, а не о подлинных истоках этого оригинального движения во Французской Канаде, не имеющего ничего общего с традиционными британскими тред-юнионами.

Определенную пользу оказали также работы П. Меркера и И.Р. Григулевича о конкретных и более общих проблемах христианского рабочего движения, хотя и не относящихся непосредственно к рассматриваемой теме46 Проблемы международного христианского синдикализма и его проявление в отдельных странах и регионах на протяжении значительного периода были рассмотрены в монографиях М.Я. Домнича, Л.И.Двининой, В.Г.Рупеца47. И, наконец, необходимо отдать должное весьма не многочисленным, но безусловно важным для приобщения к проблематике социального католицизма и существу изучаемых явлений исследованиям, каковыми безусловно являются не-

Семенова Л.Н. Канадский тред-юнионизм в конце XIX- начале XX вв. Алма-Ата, 1999. См. например с. 61-65, 77; 132-136, 162; 193-194.

46 Меркер П. Христианские профсоюзы в Германии. Харьков. 1930; Григулевич И.Р. "Основные этапы христианского рабочего движения" Ежегодник музея истории религии и атеизма, IV. М.-Л. 1960. с. 302308.

47 Домнич М.Я. "Французская конфедерация христианских трудящихся, 1919-1939" // Французский ежегодник 1969. М. 1971. с. 144-163; Двинина Л.И. Проблемы международного христианского синдикализма /Всемирная конфедерация труда /. М. 1974. - 224 с.; Домнич М.Я. Очерки истории христианского синдикализма. М. 1976. - 192 с; Рупец В.Г. Христианское профсоюзное движение Франции в годы VРеспублики, 1958-1976. М. 1980; Домнич М.Я. , Рупец В.Г. Христианский синдикализм. М. 1981. - 224 с.

37 Св

Шейнман М.М. "Предыстория послания Льва XIII ?Rerum novarum" // Вопросы истории религии и атеизма. М. 1956. Т. 4. с. 88103; Обер Р. Социальное христианство. М. 1970. - 27 с.

49 En Greve! L 'histoire de la CSN et des luttes menees par ses militants de 1937 a 1963. Montreal: Ed. du Jour. 1963. - 280 p.

50 Aspects historiques du mouvement ouvrier au Quebec / Ed. par F.Harvey. Montreal. 1973. - 226 p.; Les travailleurs quebecois, 1941-1971: dossier / sous la dir. de J.Hamelin et F.Harvey. Quebec: l'Universite Laval. 1974. -547 p.; Le mouvement ouvrier au Quebec / Ed. par F.Harvey. Montreal: Boreal Express. 1980. - 330 p.

большие по объёму, но весьма содержательные работы: М.М. Шейнмана и Роже Обера48.

После 1960 г. в условиях "тихой революции", модернизирующей все сферы общественной жизни в Квебеке, в том числе и сферу трудовых отношений, интерес к католическому синдикализму как важному показатели специфичности и идентичности Французской Канады существенно возрос. Первым проявлением такового следует считать появление коллективной монографии Бастуем! История КНП и борьбы ее членов с 1937 по 1963 гг.49, в ней впервые была детально проанализирована ожесточенная забастовочная борьба трудящихся-католиков, что позволяло отойти от предубежденной концепции о якобы пассивном соглашательском характере всего этого движения. В сборниках 70-х годов Исторические аспекты рабочего движения в Квебеке (1973) под редакцией Ф.Арвея, Трудящиеся Квебека, 1941-1971 (1974) под ред. Ж.Амлена и Ф.Арвея и Рабочее движение в Квебеке (1980) под ред. Ф.Арвея50 существенное место было отдано истории католического синдикализма, в характеристике которого стала преобладать уже совершенно другая плюралистическая трактовка его истории, что очевидно свидетельствовало о становлении новой историографии этого движения. Из других коллективных работ этой декады следует упомянуть изданную КНП Историю рабочего движения в Квебеке, 1825-1976 (1979), впервые рассматривающей эту проблематику на протяжении двух столетий, где место и роль

ККПК/КНП выглядит достаточно впечатляющей и органич-

51

ной .

Из числа отдельных индивидуальных работ первым серьезным исследованием этого десятилетия стала книга канадского ученого Л.-М. Трамбле Квебекский синдикализм. Идеология КНП и ФТКВ 1940-1970 (1972), первая часть которой была посвящена тщательному исследованию идеологических тенденций в деятельности Конфедерации национальных профсоюзов (до 1960 г. - Конфедерация католических профсоюзов Канады)52. К сожалению, несмотря на изощренную методологию и методику исследования, автору этого труда не удалось в должной мере охарактеризовать отдельные периоды исследуемой темы. Если 60-е годы представлены им достаточно убедительно и аргументировано, то интересующие нас 40-е и 50-е, а тем более 20-е -30-е годы рассмотрены крайне схематично и подчас весьма тенденциозно, априори уничижительно по отношению к католическим профсоюзам.

Наиболее оригинальные исследования по истории ККПК принадлежат современному канадскому историку Ж. Руйару, детально изучившему различные аспекты становления и эволюции католического профцентра как в специальных работах -монографии Национальные профсоюзы в Квебеке, 1900-1930 (1979), в которой подробно исследованы процессы, происходившие в рабочем движении Квебека в течение первой трети XX-го в. и статье "Видоизменение Конфедерации католических

51 Histoire du mouvement ouvrier au Quebec (1825-1976) / Ed. par CSN-CEQ. Montreal. 1979. - 235 p.

52 Tremblay L.-M. Le syndicalisme quebecois. Ideologie de la CSN et de la FTQ, 1940-1970. Montreal: Les Presses de l'Universite de Montreal. 1972.

- 286 p.

39 Св

Rouillard J. Les syndicats nationaux au Quebec, 1900-1930. Quebec: Les Presses de l'Universite Laval. 1979. - 342 p.; Rouillard J. "Mutation de la Confederation des travailleurs cattholiques du Canada, 1940-1960" // Revue de l'histoire de l'Amerique frangaise, 1980, - 3, p. 377-405.; Rouillard J. Histoire de la CSN (1921-1981). Montreal: Boreal Express/CSN. 1981. -335 p.; Rouillard J. Histoire du syndicalisme au Quebec. Des origines a nos jours. Montreal: Boreal. 1989. - 535 p.

54 Vaillancourt Y. "L'heritage des annees trente" // Relations, 1974, no-vembre, p. 310-318.; Frigon F.J. "Catholicism and Crisis : l'Ecole sociale populaire and the Depression in Quebec, 1930-1940" // Revue de l'Universite d'Ottawa, vol. 45, jan.-mars 1975, p. 54-70.; Saint-Amant J.-Cl. "La propagande de l'Ecole sociale populaire en faveur du syndicalisme catholique, 1911-1949" // Revue d'histoire de l'Amerique frangaise, 1978,

профсоюзов Канады, 1940-1960" (1980), так и в более общих трудах: История КНП, 1921-1981 (1981) и История синдикализма в Квебеке. От зарождения до наших дней (19 8 9)53. Этому исследователю удалось, отказавшись от старых догматических взглядов на природу католического синдикализма, рассматривать его все же не только как социальное, но и как важную часть чисто профсоюзного движения. При этом, к сожалению, наиболее важная с точки зрения природы католического синдикализма проблема корпоративизма 30-х - первой половины 40-х годов рассмотрена крайне схематично, без должного внимания к суждениям современников этого периода и без какого-либо анализа многочисленных документальных свидетельств той эпохи.

Лишь немногие новейшие исследования в этой области: И.Вайанкура "Наследие тридцатых годов" (1974), Ф.Фриго-на "Католицизм и кризис: Эколь сосьяль попюлер и Депрессия в Квебеке, 1930-1940" (1975), Ж.-К.Сен-Амана "Пропаганда Эколь сосьяль попюлер в пользу католического синдикализма, 1911-1949" (1979) и Ж.Рутье "Мировой порядок: капитализм и коммунизм в доктрине Эколь сосьяль попюлер, 1930-1936"(1981)54, а также более ранние, но исключительно важные и практически игнорировавшиеся канадскими исследователями теоретические размышления канадского иезуита Р.Аре "Организация по профессиям и реформа предприятия" (1952), "Социальная доктрина Церкви - в чем ее смысл"" (1956)55 дают возможность приобщиться к реалиям этой, так и не понятой до конца ни современниками, ни большинством нынешних исследователей, парадигмы корпоративного устройства общества как "третьего пути" между капитализмом и социализмом.

Проблемы истории католического синдикализма хорошо освещены в контексте исследуемых периодов в работах Г.Ф.Куина Национальный союз. Исследование квебекского национализма (1970), А.Дюпона Отношения между Церковью и Государством при правительстве Л.-А.Ташеро, 1920-1936 (1973)56. В меньшей степени чем хотелось бы, несмотря на обилие частных деталей интересуемого периода, этому уделяется внимание в двухтомной монографии Р.Рюмильи Морис Дюп-лесси и его время (1973)57.

Из работ общетеоретического плана, освещающих различные аспекты социального католицизма и идеологическую канву, изучаемого периода первостепенное значение имели следующие труды: шеститомная коллективная монография Идеология во

? 2, p. 203-228.; Routier G. "L'Ordre du monde : capitalisme et commu-nisme dans la doctrine de l'Ecole Sociale Populaire, 1930-1936" // Recher-ches sociographiques, vol. 22, 1981, - 1, p. 7-47.

55 Ares R. "Organisation professionnelle et reforme de l'entreprise" // Relations, 1952, avril, p. 86-89.; Ares R. "La doctrine sociale de l'Eglise, pour quoi faire " // Relations, 1956, mai, p. 117-119.

56 Quinn H.F. The Union Nationale. A Study in Quebec Nationalism. Toronto: University of Toronto Press, 1970. - 249 p.; Dupont A. Les relations entre l'Eglise et l'Etat sous Louis-Alexandre Taschereau, 1920-1936.

Montreal: Guerin. 1973. -336 p.

57 Rumilly R. Maurice Duplessis et son temps. Montreal: Fides, 1973,vol.

1-2.

58 Ideologie au Canada Frangais / Sous la dir. de F.Dumont e.a. Quebec: Les Presses de l'Universite Laval, 1971-1981. 4 vol. in 6 tomes.; Hamelin J. Gagnon N. Histoire du catholicisme quebecois. Le XXe siecle. t. 1 (18881940), t. 2 (1940 a nos jours). Montreal: Boreal Express. 1984.

59 Calvez J.-Y. et Perrin J. Eglise et societe economique. L'enseignement social des Papes de Leon XIII a Pie XII (1878-1958). Paris: AUBIER. Editions Montaigne. 1959. - 578 p.; Cronin J. Catholic Social Principles. The Social Teaching of the Catholic Church Applied to American Economic Life. Milwaukee: Bruce. 1951. - 803 p.

60 J.D.Thwaites (Ed.). Travail et syndicalisme. Naissance et evolution d'une action sociale. Sainte-Foy: Les Presses de l'Universite Laval. 1996. - 405 p.

Французской Канаде под редакцией Ф.Дюмона (1971-1981), двухтомное издание Ж.Амлена и Н.Ганьон История квебекского католицизма. Век XX-ый (19 84)58. Лучшими работами по социальному католицизму являются труд французских ученых иезуитов Ж.-И.Кальвеза и Ж.Перрена Церковь и экономическое общество. Социальное учение пап от Льва XIII-го до Пия XII-го, 1878-1958 (1959) и американского католика Дж.Кронина Социальные католические принципы. Социальное учение католической Церкви применительно к американской экономической жизни (1951)59.

И наконец новейшая литература представлена двумя коллективными трудами: антологией лучших работ по истории профсоюзного движения и трудовых отношений в Канаде Труд и синдикализм. Возникновение и эволюция социального действия (1996)60 под редакцией Дж.Туэйтса, в которой история католического синдикализма представлена статьями А.Шарпантье, Ж.Руйара и некоторыми другими материалами, и юбилейной коллективной монографией, выпущенной по случаю 75-летия Конфедерации Национальных профсоюзов (в прошлом ККПК) КНП : 75 лет профсоюзной и социальной деятельности (1998) под редакцией И.Беланже и Р.Комо, где различным аспектам деятельности бывшего католического профцентра уделяется существенное внимание и пожалуй впервые в современной историографии делается справедливый вывод о том, что клерикальный консерватизм тех лет являлся по существу единственным идеологическим течением, систематически отдававшим отчет положению этнической и лингвистической неполноценности, в котором пребывали франкоканадцы Квебека, и пытавшимся сформулировать коррективы по выходу из этого состояния. Являясь неотъемлемой частью такого идеологического течения, ККПК на практике стремилась противостоять тогда определенным проявлениям национального неравенства, жертвами которого были франкоканадцы61.

Весьма характерно, что в этой последней публикации один из авторов Ж.-М.Пиот в статье под знаменательным названием "От борьбы к партнерству" приходит к знаменательному выводу, что в условиях современной пагубной тенденции "мондиа-лизма" или "г,лобализации" прежняя парадигма борьбы между трудом и капиталом отходит на второй план и на первое место по своей значимости выдвигается новая парадигма партнерства или сотрудничества62. С нашей точки зрения, более детально раскрытой в четвертой главе монографии, такая модель развития общества удивительно напоминает корпоративизм 30-х годов XX-го века, пропагандировавшийся тогда католической церковью, что нашло широкое отражение и внутри ККПК, которая по сути дела больше чем какая-либо другая организация той поры воплощала идеалы корпоративизма и в качестве социального движения не являлась институтом интегрированным в установленный порядок, а наоборот, противостояла капиталистической системе, провозглашая другую модель социальных отношений.

La CSN: 75 ans d'action syndicale et sociale / Sou la dir. de Y.Belanger et R.Comeau. Sainte-Foy (Que.): Presses de l'Universite du Quebec. 1998, p. 135-136, note 34.

62 Piotte J.-M. "Du combat au partenariat" // La CSN: 75 ans d'action syn-dicale et sociale, p. 191-210.

ЬО 43 Св

Несмотря на кажущееся обилие работ по католическому синдикализму и в традиционной, и в современной канадской историографии эта проблема, поставленная в рамках соотношения теории и практики на протяжении всего периода существования ККПК, как полностью самостоятельного и национального канадского профцентра, не была предметом специального исторического исследования.

Глава вторая : ИСТОКИ (1891-1920) Социальная доктрина католической церкви и христианский синдикализм

В последней трети XIX в. в большинстве стран Западной Европы и Северной Америки стали отчетливо ощущаться серьезные социальные и моральные последствия промышленной революции, что выразилось, в частности, в усилении рабочего движения, в нарастающей борьбе трудящихся за свои права, за организацию профессиональных союзов. Повсеместно этот период ознаменовался ростом влияния социалистических идей и широким распространением марксизма. Все это, естественно, угрожало интересам правящих классов, среди которых не последнюю роль в то время играла католическая церковь.

Стремясь хоть как то нейтрализовать возрастающую силу рабочего движения, иерархи католической церкви отдельных стран оказывали постоянное давление на Ватикан и главу католической церкви - Папу с тем, чтобы приспособить католицизм к изменившейся обстановке и выработать доктрину, в большей степени отвечавшую новым социальным реалиям. Это движение выходило за рамки официальной деятельности католической церкви, в нем принимали участие многие видные католики-миряне того времени, и в целом оно получило название социального католицизма. Новое направление католической мысли должно было решить проблему отношений между католиками и рабочим движением, между католической церковью и трудящимися в целом. Проблема отношений между католицизмом и рабочим классом приобрела важное значение в тех странах, где промышленное развитие достигло наиболее высокого уровня и

См. об этом: Фонер Ф.С. История рабочего движения в США. Т. 1-4. М. 1949-1969. Т. 1. М. 1949, с. 567, 572; Т. 2. М. 1958, с. 54-55, 62-63. 2 Там же, Т. 2, с. 63.

где, следовательно, социальные конфликты обострились особенно резко.

Весьма характерно, что одной из главных побудительных причин, повлиявших на выработку нового социального курса Ватикана стали события 1880-х годов в Северной Америке. В конце 1869 г. в Филадельфии возникла секретная профессиональная организация рабочих - Орден рыцарей труда (ОРТ). До 1878 г. когда магистром ордена стал католик Т.Паудерли, у ОРТ не было какой-либо программы, устава или декларации принципов. Хотя ОРТ был основан протестантами, впоследствии в него влилось много рабочих католического вероисповедания. Основная деятельность этой рабочей организации развернулась в 80-х годах XIX в. после того как с 1882 г. орден стал легальным. К этому времени относится и его быстрый количественный рост, когда только с июля 1885 г. по октябрь 1886 г. число членов ордена выросло со 110 тыс. до 700 тыс. с лишним человек1. Именно в это время ОРТ стал действительно самым массовым профессиональным движением.

В начале 80-х годов ОРТ проник в Канаду и через несколько лет стал играть видную роль в рабочем движении этой страны. К сентябрю 1884 г. орден имел 8 лож в Гамильтоне, 9 - в Торонто, 3 - в Лондоне и по одной ложе в десяти других городах Канады, в основном в провинции Онтарио, тогда как во франкоязычной провинции Квебек с подавляющим католическим населением было создано только 3 ложи и все они находились в Монреале2.

Это во многом объясняется тем, что руководство католической церкви Канады в своем подавляющем больштнстве сразу же отнеслось подозрительно к новой массовой и быстро растущей организации. Архиепископ г. Квебека Е.Таше-ро, выражавший интересы этого большинства, направил 5 октября 1883 г. в Ватикан экземпляр конституции ОРТ с просьбой рассмотреть характер этой организации и возможность участия в ней католиков3. Ответ из Рима долго не приходил. Можно предположить, что в Ватикане или не придали значения этому "местному вопросу", или, скорее, долго не могли решить, как поступить в таком неординарном случае. Вероятно, не случайно именно в это время Папа Лев XIII счел нужным выступить с энцикликой ?Humanum Ge-nus" (1884), резко осуждающей любые организации франкмасонского типа за их приверженность к тайным обрядам и неподконтрольность католической церкви4.

Лишь в сентябре 1884 г. Ташеро получил из Рима письмо от префекта Священной конгрегации пропаганды кардинала Симе-они, в котором в отношении к ОРТ содержалось следующее решение: "это общество должно быть рассматриваемо среди других запрещенных Ватиканом организаций в соответствии с инструкцией Высшей конгрегации от 10 мая 1884 г."5 Следовательно ОРТ был официально причислен к тайным масонским организациям. Воспользовавшись столь благоприятным для него ответом, Ташеол выступил со специальным циркулярным письмом к духовенству Квебека, в котором не только запретил като

Browne H.J. The Catholic Church and the Knights of Labor. Washington: Catholic University of America Press, 1949, p. 97.

4 ?Humanum genus", Apr. 20, 1884 // The Church Speaks to the Modern World. The Social Teachings of Leo XIII / Ed. by E.Gilson. Garden City (N.Y.), 1955, p. 119, art. 7; p. 120-121, art. 9.

5 Brown H.J. Op. cit. p. 108. Эта инструкция так прямо и называлась ?De secta massonum? (О масонских сектах).

6 Harvey F. "Les Chevaliers du travail, les JTtats-Unis et la sociiiffi quSmcoise (1882-1902) // Aspects historiques du mouvement ouvrier au Quubec / Ed. par F.Harvey. Montmal, 1973, p.56-57.

7 Hamelin J. et Roby Y. Histoire economique du Quebec, 1851-1896. Montmal: Fides. 1971, p. 66-68.

8 Documents of American Catholic History / Ed. by J.T.Ellis. Milwaukee, 1956, p. 269, 592.

9 Browne H.J. Op. cit. p. 147, 161.

ликам состоять в ОРТ, но и вообще открыто осудил любую форму профсоюзной организации как таковой6.

Формальный запрет ОРТ Ватиканом и его публичное осуждение в Канаде встревожили американское духовенство, обеспокоенное тем, как это воспримут массы трудящихся-католиков США и не нанесет ли это ущерба влиянию церкви в их среде. Дело в том, что в течение второй половины XIX в. вследствие усиленной иммиграции из Ирландии, Германии и других европейских стран, а также и Канады, число католиков в общем населении США значительно выросло. Из одного только Квебека за эти полвека в США переселилось 500 тыс. католиков. Если в 1850 г. в США было 100 тыс. франкоканадцев, эмигрировавших ранее из Квебека, то в 1870 г. их насчитывалось уже 510 тыс. а к 1900 г. - 1,2 млн. человек7. В целом, по имеющимся данным, число католиков в США выросло за 18401910 гг. с 663 тыс. до 16 363 тыс. человек8.

Учитывая, что католики составляли самые беднейшие, низкооплачиваемые слои населения США, беспокойство американского епископата было вполне оправданным, тем более что это самым непосредственным образом относилось и к составу ОРТ, многие члены которого были почти исключительно католики9.

По оценке самого магистра Паудерли почти две трети членов ордена являлись католиками10.

Именно из-за боязни утратить влияние над многотысячной массой трудящихся-католиков большинство американских епископов выступали против запрета ордена в США. Однако епископат Квебека не изменил своей позиции. В пастырском послании от 26 июня 1886 г. , выпущенном вскоре после 7-го провинциального церковного собора, кардинал Квебека Ташеро, поддержанный десятью другими епископами, еще раз публично осудил ОРТ как масонскую организацию, особо подчеркнув опсность космополитических взглядов его руководства в США11. Формально это выглядело как естественная реакция канадского прелата на соответствующую папскую энциклику о франкмасонстве. Американское духовенство тоже не могло ее игнорировать и еще раньше на своем 3-м церковном соборе в декабре 1884 г. запретило католикам США вступать в любые тайные общества масонского типа12. Ни прямо, ни косвенно ОРТ в этом послании не упоминался, следовательно, американское духовенство, в отличие от канадского, отнюдь не считало орден запрещенной организацией.

Именно под давлением более левого американского епископата 30 марта 1887 г. Ватикан принял временное решение о "терпимом отношении" к ОРТ. Тем самым папа Лев XIII всего лишь снял запрет с "р,ыцарей труда", но отнюдь не одобрил их

Downing F. "Catholic Contribution to the American Labor Movement" // Church and Society. Catholic Social and Political Thought and Movement, 1789-1950 / Ed. by J.N.Moody. New York, 1953, p.854-855.

11 Rumilly R. Histoire de la province de Quubec. T. 1-41. Montmal, 19401977. T. 5. Louis Riel (1885-1888), p.181; Browne H.J. Op. cit, p. 171.

12 "The Pastoral Letter of the Third Plenary Council of Baltimore on Forbidden Societies, Dec. 7, 1884" // Documents of American Catholic History, p. 435-437.

Подробнее обо всех перипетиях этих событий см.: Коленеко В.А. "У истоков католического синдикализма в Канаде" // Американский ежегодник 1986. М.: Наука, 1986, с. 124-131.

14 Browne H.J. Op. cit, p. 323-324.

15 Фонер Ф. Указ. соч. Т. 2, с. 106.

16 Harvey F. Op.cit. p. 43; Фонер Ф.С. Указ. соч. т.2, с.188-201.

17 Для Канады того времени это очень высокий показатель, поскольку даже в 1900 г. канадские профсоюзы объединяли всего около 20 тыс. человек. См.: Канада: 1918-1945. Исторический очерк / Отв.ред. Л.В.Поздеева. М.: Наука, 1976, с. 9.

деятельности13. Окончательное решение об "условно терпимом отношении" к ОРТ было принято Ватиканом лишь в августе 1888 г14. И все-таки это событие имело в будущем большое значение для широких масс трудящихся-католиков. По мнению американского историка Ф.Фонера, снятие Ватиканам запрета на ОРТ "было важной ступенью перехода церковных руководителей от враждебного вначале отношения к профсоюзам к пози-ии условного одобрения их существования и деятельности"15.

Последующий упадок ОРТ нисколько не умаляет исторического значения этой первой массовой рабочей организации. Такой финал был обусловлен незрелостью "р,ыцарей труда", неопытностью и непоследовательностью их руководства, стихийным ростом самого движения, низким уровнем социального сознания трудящихся-католиков. Достигнув апогея своей численности в 1886 г. когда в ОРТ было 729,6 тыс. членов, эта организация затем стала быстро уменьшаться: 500,3 тыс. в 1887 г. 221,6 тыс. в 1888 г. 100 тыс. в 1890 г. и, наконец, в декабре 1893 г. в США осталось всего 20 тыс. "р,ыцарей труда"16.

В Канаде ОРТ достиг пика своей численности в 1887 г. когда после снятия Ватиканом запрета с ордена в нем состояло 12 тыс. рабочих17, объединенных в семи окружных ассамблеях и 168 ложах. В одном только Монреале было тогда более 2,5 тыс. членов ордена, однако в 90-е годы XX в. влияние ОРТ в Канаде тоже значительно уменьшилось. В конце 1901 г. здесь осталось только 24 ложи ОРТ, распределенных следующим образом: 9 лож в Монреале, 6 - в Квебеке, 6 - в Торонто и по одной ложе в Оттаве, Кингстоне, и Гамильтоне; некоторые из лож в провинции Квебек продолжали свою деятельность вплоть до 1910 г.18 Следовательно, основная масса канадских "р,ыцарей труда" была сосредоточена в провинции Квебек. что имело немаловажное значение, поскольку первые католические профсоюзы создавались впоследствии именно на основе бывших лож ОРТ. Главное же достоинством "р,ыцарей труда" состояло в том, что уже тогда на заре профсоюзного движения, они инстинктивно стремились объединить всех трудящихся вне зависимости от характера их работы и специальности, а это было особенно важно для того времени, когда неквалифицированные и полуквалифицированные рабочие составляли до 75% всей рабочей силы.

Проблема участия трудящихся-католиков в ОРТ ярко отражала тот глубокий внутренний кризис, который переживала тогда католическая церковь в целом. Наряду с другими проявлениями кризиса эта отнюдь не региональная проблема несомненно побуждала Ватикан к действию, что в конце концов привело его к определенной эволюции взглядов в отношении массовых организаций католиков, выразившейся прежде всего в формировании социальной доктрины церкви, впервые официально провозглашенной в мае 1891 г. публикацией энциклики ?Rerum novarum". С этого момента все последующие энциклики, прямо посвященные проблемам мирской жизни, стали называться "социальными", образуя постоянно обновляющееся в соответствии с изменяющимися условиями жизни творческое социальное учение, не утратившее своего значения и в наши дни.

18 Harvey F. Op.cit. p. 54-55; Фонер Ф.С. Указ.соч. т. 2, с. 68, 199; Logan H.A. The History of Trade-Union Organization in Canada. Chicago, 1928, p. 47.

Lron XIII. "Rerum novarum? (1891). Sur les conditions des ouvriers // Le Discours social de l'Eglise catholique de Leon XIII a Jean-Paul II. Les grands textes de l'enseignement social de l'Eglise catholique. Paris: Centurion. 1985, p. 30-31, art. 1.1-2; 2.1-2; Папа Лев XIII. "Рерум нова-рум?(1891). Окружное послание О положении трудящихся // 100 лет социального христианского учения. М.: Pax Christi International. Дом

Марии, 1991, с. 6-7.

20 Папа Иоанн Павел II. "Центесимус аннус? (1991). Окружное послание по случаю сотой годовщины Окружного послания "Рерум нова-рум? // 100 лет социального христианского учения. М.: Pax Christi International. Дом Марии, 1991, с. 28, - 5.

21 Lron XIII. "Rerum novarum? (1891) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p. 56, art. 35.2.

Уже сам подзаголовок первой социальной энциклики О положении трудящихся достаточно откровенно говорит о его задачах, да и само название энциклики показывает, что ее главная цель - объяснить католикам новые условия их жизни в непонятном изменившемся мире. Эти новые условия жизни привели к обострению социальных отношений, признает Папа Лев XIII, ибо трудящиеся массы в своем большинстве находятся в "бедственном положении и незаслуженной нищете" и в сущности отданы на произвол "бесчеловеч-ных хозяев" и "безудержной кон-куренции"19. Общество оказалось расколотым конфликтом "особенно жестоким и болезненным оттого что он не признавал ни правил, ни законов"20 Это был конфликт труда и капитала, или как его тогда называли "р,абочий вопрос" или "социальный вопрос".,

"Неистовство социальных потрясений разделило общество на два класса, разверзнув между ними громадную пропасть"21 Но в чем причина, в чем источник всех тех зол, о которых говорит Папа Лев XIII, "если не в свободе, поступившейся истиной о человеке в области экономической и социальной""22 Предана забвению простая истина, что неравенство людей в обществе -естественно, ибо сама природа создала среди них многочисленные и глубокие различия по уму, таланту, предприимчивости, здоровью и силе, которые в своей совокупности спонтанно порождают неравенство жизненных условий23. Но это вовсе не значит, что различные классы враждебны друг другу, наооборот, подобно различным частям человеческого тела они в равной степени способствуют интересам общественного блага, ибо "нет ни труда без капитала, ни капитала без труда"24 Вот почему так важно правильно определить права и обязанности рабочих и работодателей, в особенности первых, поскольку первейший постулат социальной морали - это "принцип приоритета труда перед капиталом", ибо в самом процессе производства "труд является всегда активной, главной причиной, в то время когда капитал, как комплекс средств производства, остается только инструментом - пассивной причиной"25 С точки зрения церкви -это бесспорная истина всего исторического опыта человека.

Вот почему одно из центральных мест в социальной доктрине церкви отведено понятиям труда и собственности, поскольку обе эти категории тесно связаны между собой и изо всех живых

22 Папа Иоанн Павел II. "Центесимус аннус? (1991) // 100 лет социального христианского учения... с.27, - 4.

23 Lron XIII. "Rerum novarum? (1891) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p. 38, art. 14.1.

2245 Ibid. p. 39, art. 15.2.

25 Jean-Paul II. "Laborem exercens" (1981). Sur le travail humain // Le Discours social de l'Eglise catholique... p.656, art. 12.1. русский текст см.: Энциклика его святейшества папы Иоанна Павла II ?Laborem exercens" (1981) О человеческом труде, по поводу 90-ой годовщины энциклики // Энциклики его святейшества Папы Римского 1891, 1981, 1991 годов о труде и человеческой жизнедеятельности, нравственности и морали. Киев: Ин-т праксеологии. 1993, 107-183.

26 Jean-Paul II. "Laborem exercens" (1981) // Le Discours social de l'Eg-lise catholique. p. 640, art. 3.2

существ присущи только человеку, определяя основы его земного существования. Согласно церкви труд - это ключ к решению социального вопроса, смысл которого состоит в том, чтобы "сделать жизнь человека более человечной"26 Поэтому социальная или трудовая этика определяет в конечном итоге суть социального учения церкви.

Основы социальной трудовой этики заложены в Священном писании, уже в первой книге которого процесс создания вселенной показан как последовательное чередование труда и отдыха (Быт. 2:2), что приобретает в дальнейшем характер морального закона: "Шесть дней ракотай, и делай всякие дела твои; А день седьмой - Суккота Господу, Богу твоему; не делай в оный никакого дела ИБО в шесть дней создал Господь неко иземлю, море и все что в них; а в день седьмой почил" (Исх. 20:9-11), а в последней книге Библии дается такая оценка всему этому творению: "велики и чудны дела Твои Господи" (Откр. 15:3). Но трудовой процесс на этом не завершен, а продолжается постоянно и непрерывно, судя по словам Христа: "Отец Мой доныне делает, и Я делаю" (Ин. 5:17). Другая важная характеристика состоит в том. что человек пользуется плодами труда предществующих поколений, как бы наследуя труд другого человека: "Я послал вас жать то, над чем вы не трудились, а вы вошли в труд их" (Ин. 4:38).

Более того, именно своим трудом человек невольно подражает своему создателю, в этом главный момент его сходства с Богом. Не случайно сам Христос - сын плотника из Назарета (Мф. 13:54-55) - безоговорочно причисляет себя к миру труда, ценит и уважает труд человека, благосклонно относится к любым его формам и видам, усматривая в каждом из них особый способ проявления сходства с Богом Создателем и Отцом: "Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой - виноградарь" (Ин. 15:11 ). В этом изречении содержится фундаментальная истина о труде, восходящая ещё к традиции Ветхого завета. Весьма показательны, в частности, такие трогательные слова, посвященные женскому труду: "Она встает ещё ночью и разда-ёт пищу в доме своём от плодов рук своих насаждает виноградник. Протягивает руки свои к прялке, и персты её Берутся за веретено вся семья её одета в двойные одежды. Она делает сеБе ковры покрывала и продает наБлюдает за хозяйством в доме своем и не ест хлеба праздности" (Притч. 31:15-27).

Основанное на примере жизни Христа учение о труде нашло прямое отражение и в деяниях его учеников. Так, апостол Павел, проповедуя учение Христа, вынужден был зарабатывать себе на жизнь физическим трудом, занимаясь изготовлением палаток (Деян. 18:3; 20:34). Его призывы к трудолюбию отнюдь не умозрительны, поскольку, свидетельствует он, "ни у кого не ели мы хлеба даром, но занимались трудом и работою ночь и день, ЧТОБЫ не обременять кого из вас" (2 Фес. 3:8). Он безоговорочно осуждает безделье и не колеблясь делает столь хорошо известный нам вывод: "если кто не хочет трудиться, тот и не ешь" (2 Фес. 3:10). Следует упоминуть и ещё одну важную характеристику труда, на которую обращает внимание Св.Павел: "все, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков" (Кол. 3:23).

Однако, помимо этих положительных, благословенных аспектов труда, есть и совершенно иное его определение - тяжкий труд - связанное с мучениями и страданием, что обусловлено Божеским проклятием первого человека, ибо, как сказано в Библии: "проклята земля за тебя, со скорбию будешь питаться от нее во все дни жизни твоей В поте лица твоего Будешь есть хлеб" (Быт. 3:17-19). В этом - дуализм труда: он одновременно - и благословенный, и проклятый. Именно здесь берет начало до сих пор сохранившееся различие между умственным и физическим трудом. Последний считался в античности недостойным свободных людей и предназначался исключительно для рабов. Отголоски такого отношения к труду сохранились и до наших дней.

Заложенная еще в Ветхом Завете универсальная дуалистическая концепция труда, одновременно и благословенного, и проклятого, была существенно, на основе практического опыта промышленной революции первой трети XIX в. и с учетом ее многообразных негативных социальных последствий, дополнена папой Львом XIII, особо подчеркнувшем, что в физическом труде не только нет ничего постыдного, но, более того, - это единственный неисчерпаемый источник происхождения материальных благ, а посему труд от природы отмечен двойным отпечатком: личности, поскольку выполняется с приложением сил каждого человека, и необходимости, ибо без него нельзя обеспечить потребность жизни, сохранность которой является естественным индивидуальным долгом27.

Этому созданному самой природой долгу труда соответствует и вытекающее из него естественное право каждого человека получать благодаря своему труду средства для существования в виде заработной платы, которая должна быть достаточной для приличной и скромной жизни28. Развивая дальше этот моральный аспект труда, Папа Пий XII в радиобеседе от 1 июня 1941 г. по случаю 50-й годовщины первой социальной энциклики сказал, что и долг, и право по отношению к труду дарованы человеку в первую очередь природой, а не обществом, а посему государство может вмешиваться в эту сферу только в исключительных случаях, при условии сохранения и уважения персо-

27 Lron XIII. "Rerum novarum? (1891) // Le Discours social de l'Eglise

catholique. p. 40, 49, art. 16.4, 27.4.

28 Ibid. p. 41, art. 17.1.

нального характера труда29. Вместе с тем, десятью годами раньше его предшественник Пий XI обратил внимание на то, что помимо персонального аспекта труда существует и его социальный аспект, который тоже не следует упускать из вида, ибо тогда теряется подлинная ценность труда. Без хорошо организованной системы социальных и юридических институтов, охраняющих осуществление труда, деятельность человека обречена на бесплодие30.

Таким образом, труд, как таковой, является для каждого человека и долгом, и правом. Будучи ярким выражением человеческой личности, он не может трактоваться как товар. Для огромного большинства людей - это единственный источник существования, констатировал Папа Иоанн XXIII в 1961 г. поэтому оплата труда не может зависеть от законов рынка, а должна быть определена согласно справедливости и равенству31. Более того, уточнялось в документе II-го Ватиканского собора Пастырской конституции о Церкви в современном мире, в конце 1965 г. вознаграждение за труд должно обеспечивать человеку и его семье достаточные средства для "достойной жизни в материальном, социальном, культурном и духовном плане"32.

Наиболее полно христианская трудовая этика разработана в специально посвященной отой теме энциклике ?Laborem

29 Pie XII. RADIO-MESSAGE pour le 50e anniversaire de ?Rerum novarum? Sur la question sociale, 1er juin 1941 // Le Discours social de l'Eglise catholique. p. 237-238, art. 20-21.

30 Pie XI. "Quadragesimo anno? (1931). Sur l'instauration de l'ordre social // Le Discours social de l'Eglise catholique... p.117, art. 75.

31 Jean XXIII. "Mater et Magistra? (1961). Sur Гйтокйкт contemporaine de la vie sociale а la lummre des principes chratiens // Le Discours social de l'Eglise catholique... p.258-259, art. 18.

32 Concile Vatican II. "Gaudium et Spes" (1965). L'Eglise dans le monde de ce temps // Le Discours social de l'Eglise catholique. p. 439-440, art.

67.2.

33 Jean-Paul II. "Laborem exercens" (1981) // Le Discours social de l'Eg-lise catholique. p. 643, art. 5.2-3.

34 Ibid. p.644-645, art. 6.2-4.

35 Jean-Paul II. "Laborem exercens" (1981) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p. 645-646, art. 6.5-6.

exercens", опубликованной в 1981 г. Несмотря на то, отмечается в этом знаменательном документе нашего времени, что, благодаря развитию науки и техники, особенно в сфере электроники и микропроцессоров, труд и в промышленности, и в сельском хозяйстве перестал быть, строго говоря, физическим, человек по-прежнему остается прямым субъектом труда33. Последнее обстоятельство и обусловливает, по мнению Иоанна Павла II, этическую природу труда, поскольку трудящийся человек является свободной и сознательной личностью, самостоятельно мыслящим и принимающим решения субъектом. В этом - ядро христианской концепции труда34.

С позиции социальной доктрины церкви, этическая ценность труда состоит не в характере выполняемой работы, а в том, что выполняющий её является мыслящей личностью, то есть первооснова этой ценности - сам человек. Отсюда следует важное положение этического характера: "труд для человека, а не человек для труда", то есть приоритет субъективного фактора над объективным, ибо, в конечном счёте, цель труда - это сам чело-век35. Но это вовсе не значит, что Иоанн Павел II игнорирует социальный аспект труда. В его послании "Путь солидарности", обращенном к участникам международной конференции труда в июне 1982 г. красноречиво сказано. что именно труд, в многообразии и универсальности своих форм, объединяет людей, ибо каждый человек ищет в нем "реализацию своей человечности", "выполне-ние своего призвания на земле", а именно - быть личностью. Отсюда труд несет на себе двойной отпечаток: человека и человечности, личности, действующей в сообществе себе подобных личностей, единства и солидарности36. В этом документе, трактующем труд как смысл человеческой жизни, делается следующее итоговое заключение: "Убеждение о наличии существенной связи между трудом каждого человека и всеобщим смыслом человеческого существования составляет основу христианской доктрины о труде37.

Ключевая проблема трудовой этики - справедливое вознаграждение за выполненную работу38. И вот здесь то и возникает якобы непреодолимое противоречие, породившее в свое время социальный вопрос: "антагонизм" между трудом и капиталом. Долгое время оно считалось неразрешимым, хотя церковь уже с конца XIX в. выступала в поддержку взаимозависимости и взаимовлияния этих понятий. "Нет ни капитала без труда, ни труда без капитала" - утверждал папа Лев XIII, стремясь к примирению и сотрудничеству враждующих сторон39. И лишь Иоанну Павлу II-му удалось найти приемлемое разрешение этой мнимой антиномии, а именно: приоритет труда над капиталом и действительное участие человека, как субъекта труда, во всей совокпности производственного процесса40.

Важнейшим составным элементом проблемы отношения труда и капитала является и тесно связанная с этими понятиями такая категория как собственность. Как же трактуется она в социальном учении церкви" Исходные сведения Священного пи

Jean-Paul II. MESSAGE а la Coriffirence Internationale du Travail. La voie de la solidariffi, 15 juin 1982 // Le Discours social de l'Eglise ca-tholique. p. 697-698, art. 6.1.

3378 Ibid. p.698, art. 7.1.

38 Jean-Paul II. "Laborem exercens" (1981) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p. 677, art. 19.1.

39 Lron XIII. "Rerum novarum? (1891) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p. 39, art. 15.2.

40 Jean-Paul II. "Laborem exercens" (1981) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p. 656, 658, art. 12.1; 13.1.

сания о собственности противоречивы. С одной стороны очевиден призыв к общности имущества: "никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее" (Деян. 4:32), с другой - ветхозаветный моральный принцип, запрещавший людям брать чужое: "не желай дома ближнего твоего, ни поля его ни всего, что есть у Ближнего твоего" (Вторзак. 5:21 ). Здесь безусловно сказывался приоритет духовных ценностей над благами мирскими, о чём красноречиво свидетельствуют следующие слова Евангелия: "Не собирайте секе сокровищ на земле Не собирайте секе сокровищ на неке ИБО, где сокровище ваше, там Будет и сердце ваше" (Мф. 6:19-21); "берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изокилия его имения" (Лк. 12:15).

Кроме того, уже тогда ощущалось противоречие между христианским идеалом и греховной природой человека с изначально присущей ему частнособственнической психологией, что прекрасно передано в одном из евангельских эпизодов: "Иисус сказал ему все, что имеешь, продай и раздай нищим Он же, услышав сие, опечалился, потому что БЫЛ очень Богат" (Лк. 18:22-23). Есть и ещё один важный аспект Нового Завета: призывы к общности имущества вовсе не означали равенства в смысле всеобщей уравнительности, ибо раздел собственности подразумевался не поровну. а "смотря по нужде каждого" (Де-ян. 2:44-45). В этом сказалось, вероятно, глубокое и тогда ещё смутное различие между равенством и социальной справедливостью, которые отнюдь не суть тождественные понятия. И, наконец, именно в Библии содержится первое письменное свидетельство о разделе земли на частные владения между Авраамом и Лотом: "имущество их Было так велико, что они не могли жить вместе И сказал Господь Аврааму, после того как Лот отделился от него всю землю, которую ты видишь, теке дам Я и потомству твоему навеки" (Быт. 13:6, 14:15).

Опираясь на эти свидетельства Священного писания, обого-щенные впоследствии трудами отцов ранней христианской церкви, ставшими в свою очередь основой Священного предания, католическая церковь выработала свою этическую концепцию собственности. В основе её лежит система взглядов доминиканского монаха, философа и теолога XIII в. Св. Фомы Ак-винского. Центральный момент его классического учения о собственности, содержащегося главным образом в труде Сумма теологии, состоит в существенном различии между правом человека на владение материальными благами и институтом частной собственности. Первое обусловлено самой природой и является первичным естественным правом; второе, не являясь таковым, лишь вытекает из первого и обусловлено целым рядом обязательств собственника. Именно поэтому Св. Фома Считал. что, хотя владение может быть частным, его использование должно быть общим41. Здесь, очевидно, имеет место определенное отражение и развитие здравого вывода Аристотеля: "лучше, чтобы собственность была частной, а пользование ею общим"42.

Все эти соображения получили дальнейшее развитие в социальном учении церкви. "Не из законов человеческих, а из самой природы проистекает право частной собственности", - отмечал Лев XIII; "для того, чтобы вещи служили людям в надёжной и упорядоченной форме, сама природа учредила раздел материальных ьлаг путём частной собственности", - вторил ему Пий XI43. Однако, согласно христианской традиции, право частной собственности рассматривалось не как абсолютное и незыбле

Cronin J.F. The Social Teaching of the Catholic Church Applied to American Economic Life. Milwaukee: Bruce, 1951, p. 477, 484.

42 Политика, 1263а, 39040 // Аристотель. Соч. в 4-х томах. М. 1984, Т.

4, с. 410.

43 Lron XIII. "Rerum novarum? (1891) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p. 56, art. 35.5; Pie XI. "Quadragesimo anno? (1931) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p.113, art. 62.

44 Jean-Paul II. "Laborem exercens" (1981) // Le Discours social de l'Eg-lise catholique. p. 661, art. 14.2.

45 Jean XXIII. "Mater et Magistra? (1961) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p.280, art. 119.

46 Pie XII. RADIO-MESSAGE (1941) // Le Discours social de l'Eglise catholique. p. 235, 236-237, art. 12, 17.

мое, а скорее как неотъемлемая часть права всеобщего предназначения благ и подчинённая этому последнему44. И это справедливо, считал Иоанн XXIII, поскольку, "согласно Божественному замыслу вся совокупность земных благ предназначена прежде всего для того, чтобы обеспечит всем людям достойное существование"45. Его предшественник Пий XII выдвинул ещё более радикальный тезис, что право всякого человека пользоваться материальными благами для своего существования выше любого другого права, в том числе и самого права частной собственности, так как экономическое богатство народа состоит не в изобилии благ, а в их справедливом распределении46. И это, конечно, не отрицание права частной собственности, а лишь логическая подчинённость его первичному естественному праву всеобщего предназначения благ.

Таким образом, в своей связной социальной доктрине Католическая церковь защищает не толко индивижуальный, но и социальный аспект частной собственности, логически обосновывая концепцию своеобразного сочетания права и долга, прав и обязанностей владельца, в связи с чем возникает необходимость определения взаимоотношений между личностью, обществом и государством. Во многих энцикликах проводится мысль, что государство - вторично по отношению к человеку, ибо задолго до его образования человек получил от природы право жить и сохранять своё бытие, а семья имеет неоспоримый приоритет перед гражданским обществом, так как само существование последнего полностью зависит от ее благополучия47. Исходя из этого, общество должно быть подчиненно человеку как своей высшей цели, ибо исторический опыт свидетельствует: там, где политическая власть не признает право частной собственности на средства производства, фундаментальные свободы или нарушаются, или вовсе упраздняются. Поэтому частная собственность является гарантией одновременно и свободы, и подлинного социального порядка48. II Ватиканский собор особо отметил, что именно частная собственность обеспечивает каждому человеку необходимую сферу личной и семейной автономии, которые, стимулируя чувство ответственности, образуют одно из условий гражданских свобод49.

После того как на рубеже 20-х - 30-х годов XX в. церковь констатировала, что общество раскололось на два неравноправных класса: массу неимущих пролетариев и небольшую горстку богачей, а система свободной конкуренции переродилась в жесточайшую экономическую диктатуру монополий, возникла мысль о том, что законность частной собственности вовсе не является препятствием для других ее форм, в частности - государственной. Так в энциклике Quadrage-simo anno уже прямо говорилось о необходимости зарезервировать за обществом, т.е. национализировать некоторые категории собственности, которые уже нельзя без опасности для всеобщего блага оставлять в

47 Lron XIII. "Rerum novarum? (1891) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p. 34, 36, art. 6.2, 10.2; Pie XI. "Quadragesimo anno? (1931) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p.110, art. 54.

48 Jean XXIII. "Mater et Magistra? (1961) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p.278, art. 109, 111.

49 Concile Vatican II. "Gaudium et Spes" (1965) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p. 443, art. 71.2.

руках частных лиц; требования такого рода - справедливы и не противоречат христианской морали50.

Вместе с тем, осуждая злоупотребления собственностью при капитализме, церковь выступала против уничтожения частной собственности как таковой. С точки зрения католиков "реальный социализм", построенный в СССР, был всего лишь экспериментом с капиталистической собственностью, достигшей своей высшей фазы, - подлинным государственным капитализ-мом51. Как верно отмечали французские исследователи Ж.И.Кальвез и Ж.Перрен, анонимность социалистической собственности ведет к такому же отчуждению человека от собственности как и при капитализме, ибо анонимность - это деперсонализация как при одном, так и при другом общественом строе52.

По мнению Иоанна Павла II-го, простой факт изъятия средств производства из рук частных владельцев ещё не достаточен для их обобществления, ибо, перестав быть собственностью одной социальной группы, они попадут под контроль другой группы лиц, которая, не являясь владельцем, но обладая всей полнотой власти, сможет распоряжаться этой собственностью по своему усмотрению, не останавливаясь даже перед прямым наступлением на основные права человека. Поэтому государственная собственность на средства производства и в кол-

50 Pie XI. "Quadragesimo anno? (1931) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p.115, art. 67; p. 121, art. 86; p. 127, art. 113; p. 128, art. 117; p. 130-131, art. 123-124.

51 McDonald W.J. The Social Value of Property according to St.Thomas Aquinas. Washington: Catholic University of America Press, 1939, p. 144.

52 Calvez J.-Y. et Perrin J. Eglise et societe economique. L'enseignement social des Papes de Leon XIII a Pie XII (1878-1958). Paris: AUBIER. Editions Montaigne. 1959, 289-290.

лективистской системе все-таки не является подлинной общественной собственностью53.

Таким образом, не приемля ни капиталистического, ни социалистического выбора, католическая церковь пыталась найти свой, некий третий путь общественного устройства. Первая попытка такого рода была сделана под влиянием мирового экономического кризиса 1929 г. когда Папа Пий XI выдвинул слишком радикальный для того времени тезис о том, что рабочие и служащие имеют право "участвовать в собственности предприятия, в его управлении или в прибылях, которые оно приносит"54. Последующие годы показали полную справедливость и преемственность такой точки зрения. Так согласно энциклике Mater et Magistra, трудящиеся не должны больше рассматриваться как молчаливые исполнители, полностью пассивные в отношении решений, непосредственно затрагивающих их интересы; передача им более важных функций на предприятии не только отвечает требованиям человеческой природы, но и полностью соответствует достигнутому обществом прогрессу55.

Все это подтвердило справедливость выводов известного философа неотомиста Жака Маритена, который ещё в середине 30-х годов в своей широко известной книге Интегральный гуманизм: мирские и духовные проблемы нового христианства как бы предвосхитил подобную эволюцию учения церкви о собственности и труде. Уже тогда он видел средство от злоупотреблений частной собственностью не в уничтожении последней, а в максимальном доступе к её преимуществам всех людей, ибо зло

53 Jean-Paul II. "Laborem exercens" (1981) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p. 663-664, art. 14.6-7.

54 Pie XI. "Quadragesimo anno? (1931) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p.116, art. 72.

55 Jean XXIII. "Mater et Magistra? (1961) // Le Discours social de l'Eglise catholique. p.274-275, art. 91-93.

Maritain Jacques. Humanisme integral. Problemes temporels et spirituels d'une nouvelle chretiente. Paris: Aubier-Montaigne. 1968, p. 190-191 (1 йЧ1. Paris: Fernand Aubry. 1936.).

57 Jean-Paul II. "Laborem exercens" (1981) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p. 662-663, art. 14.4-7.

58 См. Домнич М.Я. Очерки истории христианского синдикализма. М. 1976, с. 20; Faulhaber A. Die christliche Gewerkschaftbewegung. NMnberg, 1913, S. 84.

заключалось не в собственности, а в том, что её выгоды были привилегией немногих. Не государственная, не коммунистическая, а именно общественная форма собственности, мечтал французский философ, и тогда вместо безликой армии наёмного труда будет сообщество совместных владельцев собственности, то есть трудящиеся станут реально участвовать в управлении предприятиями, на которых они работают56.

По сути дела конечной целью католической церкви стала обобществленная частная собственность, при которой вместо безликой армии наемных работников будет сообщество совместных владельцев собственности. Однако, по мнению Папы Иоанна-Павла II-го, о подлинном обобществлении собственности можно говорить лишь в том случае, если обеспечена субъект-ность общества и каждый человек самим фактом своего труда обретает право быть совладельцем великой стройки, где он трудится вместе со всеми. Один из путей для достижения этой цели мог бы состоять в том, чтобы ассоциировать по возможности труд и капитал, рассматривая последний как "продукт труда поколений"57.

В качестве важнейшего средства на этом пути церковь рассматривает создание и деятельность католических профсоюзов. Хотя первые христианские профсоюзы возникли в Европе на рубеже XIX-XX вв.58, их подлинное развитие началось лишь после образования в июне 1920 г. Международной конфедерации христианских профсоюзов (МКХП), объединившей соответствующие профсоюзы двенадцати европейских стран с общим числом членов свыше 3 млн. человек59. К середине 20-х годов в МКХП входили христианские профцентры Германии, Италии, Бельгии, Нидерландов, Чехословакии, Венгрии, Франции, Испании, Австрии, Швейцарии, Югославии и Люксембурга с общим числом членов в 1,8 млн.чел.

Во всех этих странах, за исключением Нидерландов, где существовало два отдельных профцентра для католиков и для протестантов, конфедерации христианских профсоюзов были межконфессиональными, т.е. объединяли формально и католиков, и протестантов, но по существу во всех из них явно преобладали католики. Так, например, в Германии основными очагами христианских профсоюзов являлись районы с преобладающим католическим населением (Вестфа-лия, Рейнская обл. и др.)60.

Таблица 1. Профцентры, входящие в Международную Конфедерацию христианских профсоюзов (1925 г.)
Страны Профцентры число Германия Конфедерация Христианских Профсоюзов Германии 628 241
Австрия Центральная Комиссия Христианских Профсоюзов 80 128
Бельгия Конфедерация Христианских Профсоюзов 149 841
Испания Конфедерация Профсоюзов Рабочих-Католиков 100 000
Франция Французская Конфедерация Трудящихся-Христиан 101 276
Венгрия Христианско-Социальная Организация Трудящихся 115 359
Италия Итальянская Конфедерация Трудящихся 400 000
Югославия Конфедерация Христианских Профсоюзов 2 550
Люксембург Федерация Христианских Профсоюзов 1 000
Нидерланды Католическая Конфедерация Трудящихся 94 729
Нидерланды Протестантская Конфедерация Трудяшихся 50 687
Чехословакия Федерация Немецких Христианских Профсоюзов 18 542
Чехословакия Комиссия Чехословацких Христианских Профсоюзов 110 000
150 ans du mouvement ouvrier chrutien en Europe de l'Ouest, 17891939 / Ed. par S.H.Scholl. Paris, 1966, p. 484-485.

60 Меркер П. Христианские профсоюзы в Германии. Харьков, 1930, с.

54-55.

61 Lron XIII. "Rerum novarum? (1891) // Le Discours social de l'Eglise catholique... p. 57, art. 36.1-2; p. 58, art. 38.1.

62 ?Humanum genus", Apr. 20, 1884 // The Church Speaks to the Modern World. The Social Teachings of LeoXIII, p. 135, art. 35.

| Швейцария [Конфедерация Христианских Профсоюзов | 10 211 |

Источник: Arendt J. La nature, l'organisation et le programme des syndicats ouvriers chretiens. Bruxelles. 1926, p. 195.

Вопрос о конфессиональном или вероисповедальном характере христианских профсоюзов занимал важное место в социальном учении церкви. В первой социальной энциклике Папы Льва XIII Rerum novarum говорилось, что первостепенное значение для решения социального вопроса имеют "р,абочие кор-порации",которые могут состоять только из рабочих, или быть смешанными, объединяя вместе рабочих и предпринимателей. Образование таких союзов признавалось естественным правом рабочих, обусловленным природной "социабельностью" человека, т.е. его склонностью к общежитию. Хотя конфессиональ-ность рабочих корпораций, т.е. объединение в них только католиков, в энциклике специально не оговаривалась, она явно подразумевалась, ибо главной целью провозглашалось моральное и религиозное усовершенствование входящих в них членов61.

Обращение к некоторым предшествующим и последующим документам церкви позволяет более адекватно показать ее концепцию по этому вопросу. Так в энциклике Humanum genus

(1884) Лев XIII прямо выступал в поддержку союзов или гильдий рабочих, создаваемых под эгидой церкви для защиты их мирских интересов и их морали62. Проблема конфессионально-сти в христианских профсоюзах была непосредственно затронута в двух региональных пастырских посланиях Longinqua oceani

(1885) Папы Льва XIII американскому епископату и Singulari quadam (1912) Папы Пия X германскому епископату. В первом из них делался осторожный, но достаточно определенный вывод о том, что если при объединении рабочих в союз для защиты своих профессиональных интересов нет острой необходимости поступать иначе, то католики должны предпочитать объединяться в союз с католиками, а руководить такими объединениями должны священники или честные и добропорядочные миряне в духе принципов Rerum novarum63.

Подобно Льву XIII, Пий X тоже опасался слишком быстрого приобщения народных масс к политической деятельности64. По его мнению, полного одобрения заслуживают лишь те рабочие союзы, которые созданы на основе католической религии и открыто следуют директивам церкви. Он в принципе против межконфессиональных или смешанных союзов, составленных из католиков и протестантов, так как это ставит под угрозу цельность веры и правильное соблюдение законов и предписаний католической церкви. Его вывод непреклонен: везде, где это возможно, необходимо учреждать католические строго конфессиональные профсоюзы. Сотрудничество между католическими и некатолическими рабочими ассоциациями возможно лишь в форме картелей, т.е. временных соглашений65.

Таким образом позиция католической церкви, выработанная на рубеже XIX-XX веков и остававшаяся неизменной по крайней мере в течении первой половины XX в. была совершенно ясна: созданные под ее эгидой профсоюзы должны быть строго конфессиональными организациями, объединяющими только

Pope Leo XIII's Encyclical ?Longinque oceani? to the Church of the United States (1895) // Documents of American Catholic History /Ed. by J.T.Ellis. Milwaukee. 1956, p. 524.

64 150 ans du mouvement ouvrier chrutien en Europe de l'Ouest, 17891939... p. 34.

65 Pie X, Pape. "Singulari Quadam". Lettre encyclique aux eveques d'Alle-magne (1912) // Archambault J.-P. Les Syndicats catholiques. Montreal.

1919. Appendice: p. 73-82.

трудящихся-католиков. Именно такой тип организации был претворен в жизнь при создании в 1921 г. Конфедерации католических профсоюзов Канады (ККПК), которая, как ни один другой христианский профцентр в Европе, наиболее полно воплощала принципы социального католицизма. Вот почему анализ деятельности этой организации в течение 40 лет ее существования представляется особенно интересным с точки зрения практического применения социальной доктрины церкви.

Глава третья : СТАНОВЛЕНИЕ (1921-1933) Создание Конфедерации католических профсоюзов Канады. Моральные принципы и социальная практика начального периода.

Специфической особенностью рабочего движения Канады являлось явное преобладание в нем так называемых межнациональных профсоюзов, которые объединяли канадских и американских рабочих одной профессии и входили в Американскую федерацию труда (АФТ). На протяжении 20-х - начала 30-х годов в таких профсоюзах состояло не менее 2/3 всех организованных рабочих Канады. Большинство межнациональных профсоюзов формально входили в Профессиональный и рабочий конгресс Канады (ПРКК), составляя 85% его численного состава, но по существу это был лишь региональный филиал АФТ, не обладавший никакой реальной властью. Общая картина организованного рабочего движения Канады в середине 20-х годов выглядела следующим образом: из 271,1 тыс. организованных рабочих Канады 172,1 тыс. чел. состояли в межнациональных профсоюзах;

10 тыс. - в леворадикальной организации Индустриальные рабочие мира (ИРМ); 17,2 тыс. - в стоявшем на позициях анархо-синдикализма Одном большом союзе (ОБС); 34 тыс. - в различных национальных профсоюзах; 12,3 тыс. - в независимых, т.е. не входящих ни в какие профцентры, союзах; и, наконец, 25 тыс. - в католических профсоюзах1. Такой не-большой, по сравне-

Canada. Department of Labour. Ottawa. The Labour Gazette, 1926, June, p. 561.

Hardy L.-L. Breve histoire du syndicalisme ouvrier au Canada. Montreal: Hexagone, 1958, p. 96.

3 Грант Ф. Канада в плену у религии. М. 1930, с. 63; Linteau P.A. Duro-cher R. et Robert J.C. Histoire du Quebec contemporain. Vol. 1. De la Confederation a la crise (1867-1929). Montreal: Boreal Express, 1978, p. 517.

нию с другими странами, численный состав канадских профцен-тров (ведь даже самый крупный из них ПРКК состоял в 1926 г. всего из 103 тыс. чел.)2 объяснялся незрелостью рабочего движения Канады и относительной малочисленностью ее населения.

Определенное своеобразие рабочему движению Канады придавал и исторически сложившийся двухнациональный характер этой страны. Подавляющая часть ее франкоязычного населения, почти исключительно католического по своему вероисповеданию, была сосредоточена в самой большой по территории канадской провинции Квебек, тогда как значительная часть англоязычного рабочего класса проживала в провинции Онтарио. Обе эти провинции представляли собой экономический и политический центр Канады, наиболее развитую в промышленном отношении часть страны.

В 1921 г. в религиозном спектре Канады доминировали следующие конфессиональные группы: католики - 3,4 млн. чел. англикане - 1,4 млн. чел. методисты - 1,1 млн. чел. пресвитерианцы - 1,4 млн. чел. составлявшие 83% населения всей страны (8,8 млн. чел.). В провинции Онтарио проживало 575 тыс. католиков, однако их подавляющая часть была сосредоточена в Квебеке (более 2 млн. чел. из общего населения этой провинции 2,4 млн. чел). В первой трети XX в. католики составляли более 85% населения Квебека и были в своем подавляющем большинстве франкоязычными канадцами3. Неудивительно поэтому, что в этой части страны формирование местных канадских профсоюзов в противовес межнациональным союзам ПРКК происходило на двойной основе - национальной и католической.

Вот почему первое время организации такого типа назывались, как правило, католическими и национальными профсоюзами. Начав создаваться еще до первой мировой войны, они организационно консолидировались лишь в 19191920 гг. на своих ежегодных конференциях. На первой из них, проходившей в г. Квебек 31 августа - 2 сентября 1918 г. было представлено 27 из имевшихся тогда 41 национальных и католических профсоюзов, членами которых были только католики; кроме того существовало еще 17 других национальных или независимых союзов со смешанным конфессиональным составом. На второй конференции, состоявшейся 20-30 сентября 1919 г. в г.Труа-Ривьер, присутствовало

123 делегата, представлявших уже 31 тысячу членов национальных и католических профсоюзов Квебека, было высказано пожелание о создании федерации. 17-20 июля 1920 г. в г. Шикути-ми на третьей встрече собралось уже 225 делегатов от 120 национальных и католических профсоюзов с общим числом членов 40 тысяч человек. Ее делегаты поручили оргкомитету подготовить проекты конституции и устава нового профцентра к следующей встрече в 1921 г.4

На конференции в Шикутими окончательно определилось название нового профцентра - Национальная конфедерация

"Federation of Catholic Workers" // Eleventh Annual Report on Labour Organization in Canada for the Calendar Year 1921. Ottawa: Department of Labour. 1922. P.24; Syndicats Catholiques et Nationaux. Resolutions adoptees au Congres des Trois-Riviere, 22-25 sept. 1919; Syndicats Catholiques et Nationaux. Resolutions adoptees au Congres de Chicoutimi, 17-21 juil. 1920. // Montreal: Ecole Sociale Populaire. 1921. - 98. P. 1319.

73 Св

5 Tetu M. "Les congres qui deciderent de la fondation de la CTCC" // Relations industrielles, 1963, - 2, p. 211.

трудящихся-католиков Канады. Основатели предпочли термин "конфедерация" термину "федерация" ввиду очень большой автономии, каждого из союзов ее составляющих, справедливо считая, что конфедерация - это союз или ассоциация многих группировок, а не индивидуумов. Строго говоря следуя этой логике, новый профцентр мог бы называться Конфедерация национальных и католических союзов Канады, но так как среди вошедших в него различных группировок имелись "союзы", "профсоюзы", "корпорации", "просветительские кружки" и другие разнородные группировки, то для представляющих их интересы делегатов было предпочтительнее выбрать более общий, хотя и несколько абстрактный с точки зрения французского языка термин "трудящиеся". По этому поводу была даже принята следующая резолюция:

Отвечая единодушному желанию представленных на этом собрании профсоюзов, принимается решение о создании всеобщей конфедерации, объединяющей отдельные профсоюзы, корпорации, некоторые федерации, федерации профсоюзов, региональные ассоциации профсоюзов и центральные советы. Эта новая организация будет носить имя Национальная конфедерация трудящихся католиков Канады5.

Желая подчеркнуть такой широкий характер составляющих этого нового оригинального образования, а также исходя из необходимости адекватности термина на ином языке, в качестве русского эквивалента его названия было выбрано следующее -Конфедерация католических профсоюзов Канады. Характерно, что на английском языке порой употреблялись разные названия этого профцентра: Федерация трудящихся-католиков Канады и Канадская и католическая конфедерация труда (см. в

приложении к книге: СПИСОК ПРИНЯТЫХ В КАНАДЕ СОКРАЩЕНИЙ ПРОФЦЕНТРОВ). В дальнейшем, как это видно из официальных документов, прилагательное "нацио-нальная" было полностью исключено из названия профцентра.

На четвертой конференции национальных и католических профсоюзов, проходившей в г. Халл 12-17 сентября 1921 г. и конституциировавшейся в учредительный съезд, 220 делегатов от 88 местных профсоюзов приняли одобренную церковью конституцию и создали профцентр Конфедерацию католических профсоюзов Канады (ККПК).6 При создании нового католического профцентра в него вошло не 45 тыс. членов, как было официально заявлено на учредительном съезде, а скорее 26 тыс. уточняет в своих мемуарах видный деятель католического синдикализма Альфред Шарпантье, отмечая. что многие местные профсоюзы представили тогда преувеличенные данные о своем составе, к тому же некоторые из них были еще не профсоюзами, а вернее просветительскими и епархиальными организациями, созданными в большой спешке7. По мнению современного канадского историка Ж.Руйара, изначальное число членов ККПК было еще меньше, колеблясь между 22-23 тыс. человек8.

По свидетельству современника тех событий историка Х.Логана, в момент создания ККПК католические профсоюзы объединяли в основном рабочих кожевенной, текстильной, строительной, целлюлозно-бумажной промышленности, а также клерков из магазинов и контор и неквалифицированных рабо

6 The Labour Gazette, 1921, Oct. p. 1262-1263; Tremblay G. (Secretaire general des Syndicats catholiques et nationaux de Montreal) "Le Ier Congres de la Confederation des Travailleurs Catholiques du Canada" // L'Action frangaise, vol. 8, 1922, - 3, p. 179-184.

7 Cinquante ans d'action ouvriere. Les Memoires d'Alfred Charpentier. Quebec: presses de l'Universite Laval, 1971, p. 79 (далее: Memoires-Charpentier).

8 Rouillard J. Les Syndicats nationaux au Quebec, 1900-1930. Quebec: Presses de l'Universite Laval, 1979, p. 221.

Logan H.A. The history of Trade-Union Organization in Canada. Chicago, 1928, p. 316.

10 Memoires-Charpentier, p. 65-66.

11 Memoires-Charpentier, p. 66; См. об этом: "Constitution of the A.F. of L. 1918-1919" // American Federation of Labor. History, Encyclopedia, Reference Book / Prepared and Published by Authority of the 1916 and 1917 Conventions. Washington: A.F.L. 1919, Vol. 1, p.47-53; Lannay M. La C.F.T.C.: Origines et developpement, 1919-1940. Paris, 1986.

чих, главным образом в городах Квебек, Труа-Ривьер, Халл, тогда как в Монреале достичь этого было труднее, так как там уже многие годы действовали межнациональные профсоюзы9. Шарпантье называет и другие отрасли промышленности, в которых тогда были созданы католические профсоюзы: швейная, обувная, полиграфическая, железнодорожные мастерские, трамвайные линии, машиностроение. пивная, часовая, а также среди чиновников, пожарных, полицейских, парикмахеров, перчаточников, булочников10. Таким образом, ККПК удалось организовать профсоюзы среди трудящихся таких местностей и таких районов, где межнациональные профсоюзы не имели успеха, что было, безусловно, положительным моментом, ибо объективно способствовало консолидации и росту активности среди различных слоев трудящихся и в целом расширяло канадское рабочее движение.

Одним из важнейших вопросов, обсуждавшихся на учредительном съезде ККПК, было принятие Конституции католического профцентра. Проект этого основного документа подготовил Шарпантье, использовав при этом два основных источника: Конституцию Американской Федерации Труда (АФТ) и Устав Французской конфедерации христианских профсоюзов (ФКХП), основанной в 1920 г.11 При этом Шарпантье руководствовался, конечно же, и иными соображениями, почерпнутыми им непосредственно из социального учения церкви. В этой связи весьма примечательны, содержащиеся в его мемуарах рассуждения о триединой функции рабочего союза: экономической, социальной и моральной. Он, в частности, пришел к убеждению, что "справедливость не может быть чисто экономической категорией. а является одновременно и социальной, и моральной: социальной в силу своей общечеловеческой ценности, ибо от ее соблюдения зависит общественное благо, и моральной, поскольку она зиждется на честности, верности и долге"12.

Все эти соображения необходимо, конечно, учитывать и при характеристике основополагающего документа нового профцен-тра. Уже в первой статье Конституции ККПК подчеркивался строго конфессиональный характер нового профцентра: "ККПК - организация откровенно и открыто католическая. Она объединяет только католические союзы, полностью приверженна доктрине церкви и обязуется всегда и во всем руководствоваться наставлениями папы римского и канадских епископов"13.

Не менее четко определен в Конституции ККПК и сугубо национальный характер нового профцентра, о чем неопровержимо свидетельствуют следующие выдержки из этого документа: "ККПК - организация исключительно канадская. Одна из причин ее существования состоит в том, что большинство канадских рабочих настроено оппозиционно по отношению к господству американских профсоюзов в рабочем движении Канады... ККПК хочет освободить Канаду от унизительной роли опекаемого. канадское профсоюзное движение должно быть авто

Memoires-Charpentier, p. 20. 13 La Confederation des Travailleurs catholiques du Canada. Constitution et reglements. Montreal: Ecole Sociale Populaire, - 98, 1921, Art. 1, p. 9. См. также: Constitution of the Federation of Catholic Workers of Canada // Eleventh Annual Report on Labour Organization in Canada for the Calendar Year 1921. Ottawa: Department of Labour, 1922, p. 27.

La CTCC. Constitution et reglements, 1921, p. 8-9.

15 Thompson J.H. Seager A. Canada: 1922-1939. Decades of Discord. Toronto, 1986, p. 146.

16 Canada. Department of Labour. The Labour Gazette, 1921, Oct. p. 1263; Eleventh Annual Report on Labour Organization in Canada for the Calendar Year 1921, p.27.

17 Leon XIII. Rerum novarum. Encyclique sur la condition des ouvriers (1891). Liege, s.d. p. 36-37; Папа Лев XIII. "Рерум новарум?(1891). Окружное послание О положении трудящихся // 100 лет социального христианского учения. М.: Pax Christi International. Дом Марии, 1991,

с. 17.

SO 78 Св

номным и само регулировать свои дела"14. Отсюда можно сделать вывод, что ККПК, как и все это движение в целом, была католической по форме и национальной по содержанию, причем последнему обстоятельству долгое время практически не придавалось должного внимания. Лишь в сравнительно недавно изданной сводной работе, освещающей исключительно острый в социальном отношении период истории Канады 20-30-х годов нашего столетия, совершенно справедливо подчеркнуто: "ККПК - наиболее национальный и во многих отношениях самый примечательный канадский профсоюзный центр"15.

Проект Конституции ККПК содержал важное положение о забастовке и забастовочном фонде. В официально одобренном тексте этого документа констатировалось: "заба-стовка - опасное оружие, которое может быть использовано только как крайняя и чрезвычайная мера лишь в некоторых случаях и при условии, что были использованы все другие законные средства"16. Значит возможность такого метода борьбы в трудовых конфликтах среди католических профсоюзов вовсе не исключалась и это было немаловажное обстоятельство, ибо в энциклике Рерум новарум забастовка в принципе осуждалась как метод, неприемлемый для трудящихся-католиков17. Тем не менее, как признает один из видных деятелей ККПК Ж.Пелетье, духовенству удалось все же помешать созданию забастовочного фонда именно под предлогом того, что наличие такового "побуждало бы к социальному беспорядку". По его мнению, приданные католическим профсоюзам капелланы с самого начала пользовались в ККПК принудительной и чрезмерной властью18.

Действительно, при создании католических профсоюзов в Канаде было сочтено целесообразным, в отличие от христианских профсоюзов во Франции, назначать в каждый из них капеллана или морального советника, а на учредительном съезде ККПК в состав Исполнительного комитета или Бюро ККПК помимо президента, вице-президента, секретаря и казначея вошел еще и генеральный капеллан19. Однако, каковы же были главные функции и реальные возможности капеллана" Мнения современников на этот счет сильно разнятся.

Так первый исследователь католического синдикализма в Канаде францисканец М.Мальтэ характеризовал капеллана как основателя, пропагандиста и подлинного руководителя католического профсоюза, который посещает митинги, принимает участие в собраниях и председательствует на заседаниях руководства, а потому может быть признан в качестве "основного элемента структуры и управления католических профсоюзов". Функции же генерального капеллана, по мнению Мальтэ, - еще значительнее, ибо тот "осуществляет решающее влияние на политику и методы католического синдикализма"20.

Pelletier G. "Le syndicalisme canadien-francais" // Canadian Dualism. Studies of French-English Relations / Ed. by M.Wade, Toronto, 1960,

p. 288.

19 La CTCC. Constitution et reglements, 1921, Art. 62, p. 11-12.

20 Maltais M.-L. Les syndicats catholiques canadiens. Etude socio-economique. Washington: Catholic University of America Press, 1925,

p. 125-126, 106, 105.

Logan H.A. Op. cit. p. 333, 340-341.

Такая оценка религиозного исследователя конечно же выглядит сильно преувеличенной. Другой современник, светский историк Логан, более объективен, заявляя, что капелланы католических профсоюзов имели право посещать съезды ККПК и принимать участие в обсуждаемых на них вопросах, но без права голоса. Он не считал, что церковь контролировала католические профсоюзы; на его взгляд капелланы лишь представляли церковь и следили за тем, чтобы деятельность этих новых организаций соответствовала социальной доктрине церкви21.

Небезынтересны рассуждения на сей счет самого генерального капеллана ККПК М.Фортена, высказанные им в докладной записке на собрании 25 января 1927 г. в Монреале почти всех капелланов католических профсоюзов, решивших изложить свои соображения на сей счет квебекскому епископату:

Решение рабочего вопроса будет достигнуто в результате совместной деятельности Церкви, Государства и профессионального синдикализма... капелланам не хватает контактов с рабочими... у них недостаточное знание вопросов, по которым их просят высказаться. необходимость заставляет священников быть не только моральными советниками, но и основателями, инициаторами, пропагандистами и герольдами, архитекторами, конструкторами, организаторами, адвокатами и защитниками и даже больше, ибо подчас нам приходится выполнять любую работу вплоть до уборки помещений в наших бюро. Рабочему капеллану необходимо изучить не только теологию в целом, но и специально социальную мораль, само существование которой кажется игнорируется в определенных в некоторых кругах общества. По нашему мнению, только те, кто жил в профсоюзной среде, в состоянии правильно судить о том, что там происходит, ибо из нашего опыта мы знаем, что рабочая среда является объектом самой злонамеренной лжи. Мы почтительно рекомендуем нашим уважаемым епископам выбирать будущих капелланов среди сыновей рабочих. Нельзя, чтобы епархиальные границы мешали выполнению обязанностей генерального капеллана. Так как подобное движение нуждается в общем надзоре, ему необходимо моральное руководство, которое может быть только единым. публика в целом. находится под влиянием экономического либерализма и именно оттуда проистекает зло22.

Практическая деятельность ККПК в 20-х годах, анализ официальных документов этого профцентра позволяют проследить в какой степени принципы социального католицизма воплощались в практике католического синдикализма.

В первой половине 20-х годов ККПК предложила решение целой серии как социально-экономических, профессиональных, так и чисто религиозных, моральных проблем, причем первые из них явно преобладали. Социальные требования трудящихся-католиков были выдвинуты уже на учредительном съезде ККПК. Одной из таких важнейших проблем стала безработица. В конце 1921 г. около 17% организованных рабочих Квебека остались без работы, из-за чего количество членов профсоюзов сократилось в Квебеке за 1921-1926 гг. почти наполовину, с 80 тыс. до 42 тыс.чел.23 Вот почему в специальной резолюции, принятой учредительным съездом, подчеркивалась необходимость создания специальных фондов на случай безработицы путем совместных взносов предпринимателей и рабочих, государство же должно было в этих же целях субсидировать благотворительные учреждения. ККПК осудила злоупотребления

La Confederation des Syndicats Nationaux (CSN). Archives et Service de la documentation. Fond A2 Collection ADSOS :Cahier : Maxime Fortin, Aumonier-General des Syndicats Catholiques du Quebec. Memoire sur le syndicalisme catholique au Canada. Presente a NN.SS. les Archeveques et Eveques de la Province de Quebec. Mars 1927. - 59 f. sans numeration. 23 Histoire du mouvement ouvrier au Quebec (1825-1976) / Ed. par CSN-CEQ. Quebec, 1979, p. 59.

сверхурочной работой в автомобильной промышленности и потребовала у правительства запретить подобную практику, наносящую вред здоровью рабочих24.

Призывая власти внести поправки в закон о несчастных случаях на производстве, ККПК требовала у правительства расширить это законодательство на все категории трудящихся, заставить работодателей нести ответственность за любые инциденты подобного рода, обязать предпринимателей или компании получать от министерства труда специальные лицензии о наличии достаточных гарантий социального обеспечения их рабочих при несчастных случаях25.

Ряд требований трудящихся-католиков имел не только остросоциальный, но еще и моральный, нравственный характер, например, требование принять закон, запрещающий использование детского труда26. И это была тогда не надуманная, а реальная проблема. По данным на июнь 1921 г. на фабриках Квебека работало 13 тыс. детей в возрасте от 14 до 16 лет и это при наличии 33,4 тыс. безработных27. Позиция ККПК в этом вопросе была обусловлена общей концепцией социальной доктрины церкви в отношении детского и женского труда. Суть ее сводится к следующему: нельзя требовать от женщины или ребенка выполнения работы, которую может делать взрослый мужчина.

Ребенок, в частности, не должен идти на завод до тех пор, пока не достигнет возраста, когда его физические, умственные и моральные силы будут достаточно развиты. Более того, отдельные виды работ не предназначены для женщин, которые по природе своей призваны вести домашнее хозяйство и воспитывать детей, способствуя тем самым благополучию семьи28. Исходя из этого, ККПК сразу же создала специальный комитет по проблемам организации трудящихся женщин и их представительства на съездах профцентра. Большое внимание было также уделено охране здоровья женщин, соблюдению санитарных норм в магазинах, на целлюлозно-бумажных и текстильных фабриках, где

женщины представляли подавляющее большинство рабочей

29

силы .

Важной проблемой в практической деятельности католических профсоюзов была борьба за сокращение рабочего дня. Если в 1922 г. ККПК добивалась максимальной 50-ча-совой рабочей недели для женщин и детей только в текстильной промышленности, то уже через год она требовала 48-часовой рабочей недели не только в этой, но и в каучуковой, табачной промышленности, а также запрещения ночных смен и работы во время обеденного перерыва. В дальнейшем эти требования распространились на целлюлозно-бумажную и обувную отрасли промышлен-ности30. Весьма характерно, что выступая за 8-часовой рабочий день для женщин во всех отраслях промышленности, ККПК ссылалась на рекомендации Международной организации труда, принятые на ее первом конгрессе в Вашингтоне в 1919 г. Это было особенно важно для текстильной промышленности Квебе

29 The Labour Gazette, 1921. Oct. p. 1264; Congres de la CTCC, 1921. Resolutions adoptees, p. 9, - 22; p. 10-11, - 28; p. 20, - 47.

ка, где было занято 5 тыс. женщин31. Все это, разумеется, полностью согласовалось с положением социального учения церкви, согласно которому "количество часов трудового дня не должно превышать меры сил трудящихся"32.

Большое место в социальной практике католических профсоюзов занимал вопрос о семейных пособиях, ибо в Квебеке семьи трудящихся традиционно имели 5-7 и более детей. Уже в 1923 г. ККПК обратилась к провинциальному правительству Квебека с требованием учредить специальные пособия многодетным семьям в размере 50 дол. за каждого 7, 8 и 9 ребенка и 100 дол. за всех последующих детей, призвав центральное федеральное правительство Канады взять на себя половину этих рас-ходов33. Годом раньше она обратилась к федеральному правительству с просьбой увеличить с 300 до 400 дол. на каждого ребенка сумму, вычитаемую из подоходного налога главы семьи с целью сохранения многодетных семей34. Межнациональные профсоюзы не поддержали это требование ККПК, насмешливо обозвав последнюю "партией многодетных семей"35. Противоречие по этому вопросу лишь отражало различную идеологическую ориентацию двух профцентров (ККПК и ПРКК): с одной стороны, семья рассматривалась как базовый элемент социальной организации, с другой, предпочтение отдавалось социальному законодательству для индивидуумов36.

Даже такие казалось бы чисто религиозные пожелания ККПК, как обязательное соблюдение естественного права всех людей на воскресный отдых, или требование признать нерабочими днями важнейшие католические праздники: Непорочное зачатие, Рождество, Обрезание Господнее, Богоявление, Вознесение и Праздник всех святых, а также сделать 24 июня - день святого Иоанна Крестителя покровителя франкоканадцев - официальным праздником, имели прежде всего социальное значение, ибо были направлены на улучшение положения трудящихся католиков37. Принятые на съездах ККПК в 1926 и 1928 гг. резолюции протеста против преследования католиков в Мексике тоже имели, помимо чисто религиозного чувства, еще и социально-политический смысл, поскольку призывали к солидарности с мексиканскими католиками, прямо осуждали позицию Мексиканской федерации труда и косвенно - АФТ, которая на своем съезде во всем обвинила лишь католическое духовенство Мексики38.

Пожалуй, наиболее ярко оригинальный характер ККПК проявлялся в самой церемонии открытия ее ежегодных съездов, когда с проповедью на ту или иную тему выступали представители духовенства и капелланы. Так кюре одного из приходов г. Шикутими, на территории которого в июле 1929 г. проходил очередной съезд ККПК, выступая с оригинальной проповедью о божественном происхождении труда, сказал буквально следующее:

Создав человека, Бог создал и труд, но, после грехопадения первого человека, труд изменил свою природу, став тяжелым и длительным, и все же он установлен с добрыми намерениями согласно Божественному замыслу. Господь готов простить прегрешения бедного рабочего, который постоянно склоняется пе

Ibid. p. 12-13.

ред крестом и безропотно принимает труд и лишения, ниспосланные ему Богом. Хороший рабочий вместо того, чтобы опускаться в грязь, постоянно стремится к совершенствованию, напоминая этим свой идеал - самого Великого труженика (т.е. Иисуса Христа - В.К.). Если Бог создал труд, то Христос трудился сам. Его отец Святой Иосиф был рабочим, его мать Мария - домохозяйкой. Всю жизнь он трудился, а если и покинул на три года родной дом в Назарете, то только для того, чтобы работать на семейном поле самого Владыки Небесного. Церковь создала для исполнения самых тяжелых работ монашеские ордена картезианцев и траппистов, которые существуют более тысячи лет и по существу являются первыми религиозными проф-союзами39.

Эта тема была продолжена в выступлении епископа Шику-тими магистра Ламарша, обратившегося к делегатам съезда со следующими словами:

Вы не просто члены профсоюза, прежде всего, все вы - рабочие. Христос был одним из вас, Он вышел из ваших рядов. Все мы рабочие и все должны трудиться и не имеет значения, каким трудом мы заняты физическим или умственным. Рабочий вопрос - это моральный и религиозный вопрос. Ненависть... должна быть предана осуждению в сердцах рабочих-католиков. Решение их проблем в милосердии. Социальная машина действует очень медленно и поэтому необходимы терпение и мило-40

сердие .

Неоднократно выражая свою симпатию по отношению к европейскому христианскому профинтернационалу, ККПК не торопилась официально вступить в него: резолюция об аффили-ровании с МКХП, предложенная на 9 съезде ККПК в 1930 г. была отклонена, а исполнительному комитету и генеральному капеллану ККПК было поручено дополнительно изучить этот вопрос41. И тем не менее, в силу их идеологического родства, МКХП конечно же оказывала большое влияние на ККПК. Достаточно привести отдельные выдержки из основополагающего документа Декларации принципов Международной конфедерации христианских проф-союзов (1922), чтобы затем, сравнив их с материалами съездов ККПК, убедиться в этом:

. все отношения между людьми, классами или народами должны осуществляться согласно христианским принципам справедливости и милосердия. все теории, рассматривающие обладание и пользование земными благами как единственный смысл человеческой жизни, запятнаны материализмом и противоречат христианству. МКХП отвергает безудержный индивидуализм экономического либерализма (т. е. капитализма -В.К.), поскольку это ведет к обеднению рабочих масс, но, с другой стороны, осуждает заблуждения социализма и коммунизма... Доктрина классовой борьбы, противореча законам справедливости и братства, тоже влечет закабаление всего общества 42

частью его членов .

Прямое влияние этих принципов можно проследить, например, в проповеди генерального капеллана католических профсоюзов Монреаля А.Буало при открытии 5-го съезда ККПК в 1926 г. где, в частности, говорилось следующее:

Величайшим злом является индивидуализм. Именно из-за этой теории страдает организация труда. вы найдете ферменты социальных революций в теории индивидуализма. Свобода пред

42 "La declaration de principes de la Confederation Internationale des Syndicats chretiens (1922)" // Arendt J. La nature, l'organisation et le programme des syndicats ouvriers chretiens. Bruxelles, 1926, p. 3, 195.

принимательства должна быть поддержана, но при этом нужно также, чтобы и права рабочих были признаны и защищены43.

В этих высказываниях уже довольно четко проявлялся определенный симбиоз социального учения церкви и политических идей христианской демократии, которые вплоть до середины XX в. официально не поддерживались Ватиканом, недвусмысленно делавшим акцент на социальную, а не на политическую, христианскую демократию44.

А между тем требования политического характера, обусловленные социально-экономическими реалиями того времени, стали мало-помалу проникать и в ряды такой конфессиональной католической организации, как ККПК, несмотря на ее официальную программную аполитичность. Так, запретив официальную поддержку от имени католических профсоюзов какой бы то ни было политической кандидатуры, делегаты съезда ККПК поручили тем не менее своему руководству в 1926 г. подготовить платформу политических требований с тем, чтобы перед федеральными или провинциальными выборами передать ее всем кандидатам для апробации45.

Прямой политический смысл имело и письмо, направленное ККПК в 1927 г. премьер-министру Канады Л.М.Кингу по случаю 60-летия Канадской конфедерации, в котором высказывалось пожелание, что в будущем основной замысел, которым руководствовались "отцы конфедерации", хотевшие сделать из Канады страну, где живут два равных народа, будет лучше пониматься и уважаться, чем в прошлом46. Это уже была прямая рекомендация федеральному правительству по национальному вопросу. Чисто политическим, в прямом смысле этого слова, было и требование ККПК к правительству Канады провести переговоры с властями Ньюфаундленда (в то время доминион Великобритании) о возвращении Квебеку недостающей части полуострова Лабрадор47.

Политическими по характеру являлись и требования ККПК к правительству Квебека: усилить меры против монополизма в экономике, особенно в области производства и распределения электроэнергии, где господствовали частные, в основном американские компании; выделить из министерства общественных работ и труда отдельное министерство труда, непосредственно отвечающее за эту важнейшую социальную сферу48.

Сюда же следует отнести и борьбу с межнациональными профсоюзами, состоявшими в такой могущественной и влиятельной в политических кругах организации, как АФТ. Еще в 1920 г. до объединения католических профсоюзов в единый профцентр по этому поводу справедливо отмечалось следующее:

У нас уже в течение долгого времени заставили исчезнуть последние сомнения о национальном достоинстве. Кто не знает, что канадские рабочие, принадлежащие к межнациональным профсоюзам не могут в период забастовки получать пособия по крайней мере до тех пор, пока забастовка не будет одобрена руководством профсоюза, штаб-квар-тира которого находится в Соединенных Штатах.

.Ежегодно межнациональные профсоюзы Канады отправляют своим хозяевам в США около полутора миллиона долларов. К нам возвращается оттуда в качестве выплат по болезни, смерти или в случае забастовки около 400 дол. плюс 200 дол. на организационные нужды, а более 800 дол. не возвращается вообще. Разве мы столь богаты, чтобы делать такие подарки нашим богатейшим соседям49.

На 7 съезде ККПК в 1928 г. прямо говорилось, что АФТ стремится дезорганизовать католические профсоюзы в Квебеке, особенно среди работников обувных фабрик и трамвайных линий, и такая позиция АФТ - постыдна50. На своем 49 съезде, проходившем в Торонто в 1929 г. АФТ приняла угрожающую резолюцию, прямо направленную против деятельности католических профсоюзов, якобы мешавших межнациональным союзам в Квебеке51. В результате всего этого президент ККПК П.Боле отметил в своем отчетном докладе в 1930 г. что на протяжении второй половины 20-х годов АФТ вела ожесточенную борьбу против отдельных католических профсоюзов, стремясь их уничтожить52.

Все это плохо согласуется с утверждениями представителей межнациональных профсоюзов Канады, тесно связанных и зависимых от АФТ, об определенной тенденции к сближению позиций межнациональных и католических профсоюзов53. Скорее это проявлялось лишь в законодательной области, да и здесь сказывалось различие идеологических позиций этих двух направлений в рабочем движении Канады. Так, если ПРКК на своих съездах выступал за закон о либерализации разводов и контроль государства над сферой образования, то это было абсолютно неприемлемо ни для католической церкви, ни для

ККПК54.

Женский труд в промышленности Канады изначально осуждался как противоречащий христианским принципам и привлекал внимание руководства ККПК исключительно как социальная и экономическая проблема, когда речь шла о равенстве в оплате труда между мужчинами и женщинами за аналогичную профессиональную деятельность. В соответствии с законодательством Квебека женщины не имели права голоса на провинциальных выборах и лишь в 1931 г. на

10 съезде ККПК была впервые предложено принять резолюцию о предоставлении им такого права, а также рекомендовать квебекскому правительству провести среди всех женщин Квебека специальный референдум по этому вопросу. Однако комитет по резолюциям предложил подождать точных директив католического епископата до принятия окончательного решения по этому вопросу55. Ровно через год и, видимо, после серьезных консультаций по этой проблеме с квебекским епископатом была принята резолюция следующего содержания: "Поскольку добродетельные женщины Квебека, а они составляют подавляющее большинство, против подобной эмансипации... съезд ККПК -против любых инноваций в этом вопросе"56. И это было воспринято нормально, ибо такова была морально-психологическая обстановка в Квебеке того времени.

Удивительно другое, несмотря на декларированную аполитичность католического синдикализма не только и не сколько входящие в него миряне, сколько официально назначенные католической церковью их моральные советники - капелланы выступали порой с достаточно жесткими по тону антикапиталистическими заявлениями, прямо вторгаясь в запретную сферу политики. Так незадолго до образования ККПК в апреле 1921 г. капеллан католического профсоюза в г. Халл Ж.Боном в письме к будущему генеральному капеллану ККПК М.Фортену, передавая свои впечатления от посещения в составе рабочей делегации федерального министерства труда высказал следующие соображения:

.наши противники, представители межнациональных профсоюзов и политики, позволяют себе искажать факты, чтобы скомпрометировать национальные и католические профсоюзы. Совершенно очевидно, что таким путем хотят сфабриковать политический вопрос. Цель правительства - разделить протестантов и католиков и подстрекать ирландцев против франкоканадцев с тем, чтобы обратить выборы против Квебека также как и в 1917 г.57

И вполне закономерно, что в условиях мирового экономического кризиса антикапиталистическая риторика приобрела еще большую остроту о чем красноречиво свидетельствуют следующие конкретные высказывания различных представителей католической церкви. Так 19 августа 1931 г. при открытии 10 съезда ККПК, совпавшего по времени с 40-ой годовщиной принятия первой социальной энциклики Рерум Новарум, кюре прихода Нотр-Дам де Грас аббат Е.В.Ла-вернь отметил в своей проповеди: "Этот важный документ .вызвал скандал. Тогда, как и теперь, люди оспаривают право церкви вмешиваться в конфликты между трудом и капиталом и в экономическую организацию общества". Далее он прямо охарактеризовал опубликованную по случаю этого юбилея новую социальную энциклику Пия XI Квадрагезимо анно как "...документ, вокруг которого, по-видимому, организуется заговор молчания". В таких условиях, счел нужным добавить он, ".необходимо преобразовать капитализм, помешать ему спекулировать на голоде и нищете, в его же интересах придать себе если не сердечности. то хотя бы разумности, если он не хочет прийти к катастрофе"58.

Во второй половине 20-х - начале 30-х годов наиболее приоритетной в деятельности ККПК стала социальная сфера. Основные требования трудящихся католиков сводились к следующему: введение минимальной заработной платы за различные виды деятельности как обязательного условия для любого коллективного договора; принятие смешанного социального страхования на случай болезни или безработицы путем взносов рабочих, предпринимателей и государства; пропорциональное представительство рабочих католиков во всех государственных службах и комиссиях по трудовым отношениям; неукоснительное соблюдение нерабочих воскресных дней; создание Верховного экономического совета; сведение в единый трудовой кодекс многочисленных законов, относящихся к этой сфере; восьмичасовой рабочий день для всех категорий трудящихся; безусловное соблюдение рекомендаций Международной организации

10 Congres de la CTCC, 1931. Proces-verbal, p. 6-8.

труда, в том числе запрещение любого вида ночных работ для женщин59.

Здесь, прежде всего, нужно отметить упорную борьбу ККПК за справедливую зарплату. Принцип определения таковой представлял одну из труднейших проблем того времени. В энциклике Rerum novarum содержались лишь очень смутные и расплывчатые рекомендации по этому вопросу, вроде "давать каждому причитающуюся ему зарплату" или "зарплата должна быть достаточной для поддержания здоровой и честной жизни рабоче-го"60. Вот почему ККПК начиная с 1923 г. выступала за введение в практику принципа "минимальная зарплата за минимальную работу", зафиксированного в трудовых соглашениях, и требовала от правительства принятия специального закона о справедливой зарплате61, чего удалось достичь полностью лишь в 1937 г. тогда как закон о минимальной зарплате для женщин стал применяться с 1925 г.

В 1923 г. ККПК предложила проект закона о профсоюзах, в соответствии с которым пять и более человек одной или сходных профессий могли объединиться в профсоюз при условии, что его цели и устав не противоречат закону и общественному порядку. Членами профсоюза могли быть мужчины, начиная с 16 лет, и замужние женщины с разрешения их мужей62. За основу проекта были приняты аналогичные французские законы 1884 г. и 1920 г.; главное же состояло в том, что принятие такого закона давало бы профсоюзу право пользоваться статусом юридического лица, т.е. заключать контракты, законно владеть собственностью, причем его члены не несли личной ответственности за возможные долги своего объединения63.

Предлагаемый проект закона был демократичен, ибо после своей регистрации профсоюз становился таким же законным общественным институтом, как и любая промышленная или финансовая корпорация, кроме того, регистрация была добровольной, т.е. не обязательной для всех профсоюзов. Вот почему в марте 1924 г. Закон о профессиональных союзах был принят почти без изменений, за исключением того, что местные отделения профсоюзов должны были объединять не менее 20 членов64. Благодаря этому уже с 1925 г. правительство Квебека стало включать в состав различных комиссий и комитетов по трудовым отношениям и представителей трудящихся католиков. Выступая на съезде ККПК в 1929 г. министр труда Квебека Галипо признал: "вы стали силой, с которой мы хотим сотрудничать"65. Однако процедура регистрации несколько затянулась: лишь в августе 1930 г. ККПК была официально признана в качестве корпорации, т.е. юридического лица66.

Проблемы, с которыми католическим профсоюзам довелось иметь дело в 1921-1933 гг. вскрыли реально существовавшие противоречия между доктринальными принципами и фактической деятельностью ККПК. Постепенно стали ставиться под сомнение даже такие, казалось бы незыблемые постулаты социального учения церкви, как естественное неравенство социальных классов или гармония труда и капитала. В постоянном контакте с реальностью капиталистических производственных отношений не только мирские руководители ККПК, но и представители самой католической церкви - капелланы перестали опасаться забастовок и классовой борьбы67. И действительно только в 20-х годах католические профсоюзы провели 32 забастовки, некоторые из которых были весьма продолжительными: полицейские и пожарные в г. Квебек (1921), женщины-работницы спичечной фабрики в г. Халл (1924), рабочие обувных фабрик в г. Квебек (1926), в последнем случае было потеряно более 88,6 тыс. рабочих дней68.

Таким образом, уже со второй половины 20-х годов наметилось определенное противоречие между изначальной идеологией классового сотрудничества ККПК и ее социальной практикой, т.е. между идеалистическими по своей сути принципами социального католицизма и реальной действительностью того времени. Однако было бы неверно преувеличивать размер и масштабы такого разрыва, ибо социальная доктрина церкви все еще представляла "основной идеологический полюс, который определял ориентации этого движения", да и прямая материальная помощь католической церкви, оказываемая ею в тот период ККПК, составляла сумму около 20 тыс. дол. в год69, что существенно помогло профцентру в первые годы его становления. Не случайно первый президент ККПК Пьер Боле перед своим уходом в отставку высказал следующую мысль: "...оставляя католическое движение, я обращаюсь к вам с просьбой оставаться преданными социальному учению Церкви, которая одна лишь способна указать вам верный путь, особенно в это тяжелое время, когда столько людей не знают, что их ожидает завтра"70.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать следующие выводы. На протяжении 20-х годов католические профсоюзы, объединенные в ККПК, неизбежно адаптировались мало-помалу к окружающей реальности, постепен-но отходя от некоторых постулатов своей изначальной идеологии, заложенных еще при создании этого движения. Социальные требования трудящихся-католиков существенно сблизились за это время с требованиями рабочих других профсоюзных ориента-ций; борьба за повышение зарплаты, за сокращение рабочего дня, за обязательность заключения трудовых договоров, за пенсионное обеспечение, социальное страхование и другие социальные меры аналогичного характера занимали все большее место в практической деятельности ККПК и даже забастовка утрачивала мало-помалу свой изначально криминальный характер в сознании рабочих-католиков, ибо это тоже была мера социальной защиты их интересов, хотя и крайняя. С учетом всего этого совершенно очевиден уже тогда наметившийся разрыв между замыслом, то есть тем, чем согласно теории должен был стать католический синдикализм, и практической реальностью того, что произошло на самом деле. И здесь вполне уместно привести малоизвестное высказывание Ф.Энгельса по аналогичному вопросу, как нельзя лучше характеризующее суть данной проблемы: "Действитель-ное движение никогда не похоже на то, каким его хотят видеть люди, послужившие орудием его подготовки"71.



Глава четвертая : ЗРЕЛОСТЬ (1934-1945) - Триумфальный рост" католического синдикализма в Канаде. Первая "тихая революция", или корпоративизм как исторический идеал социального учения церкви.

Период становления ККПК завершился в годы мирового экономического кризиса, последствия которого в Квебеке по сравнению с остальной преимущественно англоязычной частью страны были особенно ощутимы. Так, удельный вес безработицы в Квебеке повысился с 7,7% в 1929 г. до 26,4% в 1933 г. Повсюду царила нищета, а промышленное развитие и тесно связанный с ним процесс урбанизации существенно замедлились. Однако, несмотря на все негативные последствия кризиса, который продолжался вплоть до начала второй мировой войны, ККПК не только не утратила своих позиций католического профцентра, но, наоборот, начиная с 1934 г. испытала беспрецедентный рост числа своих членов. Так с 1933 г. по 1945 г. численность ККПК возросла с 28,9 тыс. до 61,7 тыс. человек, что дало основание А.Шарпантье охарактеризовать этот период как "триумфальный рост ККПК"1. К этому времени католический синдикализм стал важнейшей неотъемлемой частью рабочего движения, что свидетельствовало о зрелости ККПК.

В отличие от предшествующего десятилетия, идеологический климат тридцатых годов существенно изменился, что не могло не оказать влияния на идеологию ККПК, пронизывающую все официальные документы этого профцентра, такие как резолюции, принимаемые на съездах, отчетные доклады её президента, протоколы заседаний ежегодных съездов или периодические издания католического профцентра. Совершенно очевидно, что изначальная идеология ККПК зиждилась на энциклике ?Rerum novarum", которая являлась для всех католиков важной частью социальной доктрины церкви. Но это вовсе не означает, что этот профцентр был "с самого начала прокорпоративистским", как об этом утверждает современный канадский исследователь Луи-Мари Трамбле2. Напротив, согласно одному из создателей ККПК, Альфреду Шарпантье, который в течение 1935-1946 гг. избирался президентом этого профцентра, "этот дух корпоративизма начал проникать в наше движение, начиная с появления энциклик ?Quadragesimo Anno" и ?Divini Redem-toris"3, то есть соответственно в 1931 и 1937 годах.

Для того, чтобы понять сложные реалии даже не столь давнего прошлого, а именно таким является история Французской Канады тридцатых - первой половины сороковых годов XX в. необходимо соотносить заявления и поведение людей той эпохи с нормами морали, господствующими в общественном мнении того времени. Более того, чтобы не впасть в типичное заблуждения "презентизма", крайне предпочтительно использовать терминологию, присущую конкретному периоду. Вот почему, анализируя процессы, имевшие место в традиционном обществе, необходимо совершенно точно представлять подлинных выразителей той специфической ситуации, которая в той или иной мере свойственна каждой эпохе.

В Квебеке в первой половине XX в. это были не только представители католической иерархии, но и миряне, эти представители свободных профессий, которые в своём подавляющем большинстве были тогда ревностными католиками. Не случайно поэтому в одном быть может самом значительном в истории социальной католической мысли в Квебеке документе говорилось: "народ все ещё испытывает глубокое уважение и признательность к представителям свободных профессий, которые занимают в нашем обществе привилегированное место4.

Вот почему современные попытки переделать всю истории этого периода, дабы ублажить неким эфемерным и модным, а строго говоря политическим идеям, не имеют ничего общего с подлинными историческими фактами. Многочисленные отголоски этой постыдной тенденции, которая имеет место не только в современной Канаде, в сфабрикованным "очень серьёзном" случае с лейтенантом-губер-натором Квебека, Жаном-Луи Ру, который имел неосторожность в ранней молодости, то есть пятьдесят лет тому назад, симпатизировать нацистскому режиму в Германии. Более того, в некоторых кругах хотели бы обвинить все франкоканадское население Квебека в профашистских настроениях в течение тех лет. Именно поэтому Жак Руйар, видный специалист по этому периоду истории Квебека, счёл своим долгом опровергнуть эту ложь, написав для самой массовой газеты Квебека специальную статью, представив широкой публике действительно реальные факты5.

Совершенно естественно, что в течение тридцатых - первой половины сороковых годов XX в. интеллектуальная элита Французской Канады с помощью религиозных властей продолжали поддерживать ККПК. Это социальное движение, одновременно конфессиональное, то есть приверженное принципам социального учения католической церкви, и национальное, как никакое другое отражало коммюнотарный характер франкока-надского общества.

Период зрелости ККПК пришелся на время интересных идеологических инноваций и зримой эволюции социальной католической мысли, в ходе чего окрепла идея о необходимости реставрации корпоративного порядка. В тревожное кризисное время католическое духовенство и миряне стремились найти хотя бы частичное решение социального вопроса, руководствуясь рекомендациями, выработанными в энцикликах Rerum novarum (1891), Quadragesimo anno (1931) и Divini redem-ptoris (1937). Особое значение имела энциклика Quadragesimo anno, в которой Папа Пий XI рекомендовал воссоздать "профессиональные корпорации", т.е. объединить "членов одного ремесла или одной профессии" по примеру прежних корпораций, заменив ими противостоящие друг другу классы в качестве "если не основных, то по крайней мере естественных органов общества"6.

И здесь вполне уместно задать ясный и четкий вопрос: а понимали ли люди той эпохи смысл корпоративизма? И да, и нет! Правда отдельные люди присутствовали на лекциях монаха капуцина отца Алексиса во время его канадского турне в 1892 г. Он, в частности, рассматривал это вопрос следующим образом:

Под корпорацией следует понимать ассоциации по профессиям... Суть корпорации, как это трактовал Лев XIII, - это братская ассоциация всех людей, призванных существовать вместе в профессии одного сословия. Это союз патрона и рабочего, под сенью Церкви... корпорация или братство... обеспечивает, в течение многих столетий, трудящимся классам более стабильную, более приятную и надежно более счастливую ситуацию, чем та, в которой они находятся в настоящее время. Французская революция от имени свободы разрушила корпорацию, запретила рабочим объединяться в союзы и оставила его без защиты от эксплуатации современной истории, которая его трактует как раба. Такой прекрасный пример был имитирован повсеместно, вот почему рабочие в наше время столь несчастны... Величайшее зло Революции состояло в том, что она разделила людей на классы, величайшее благо корпорации в том. что она сможет их объединить7.

Пришлось ждать более четверти века до появления первой канадской работы по этому вопросу. В брошюре, изданной "Народной социальной школой" в 1923 г. аббат Э.Эбер объяснил происхождение, характер, эволюцию и причины упадка и упразднения прежних корпораций. Обозначая корпорацию как "объединение индивидуумов, занимающихся одним ремеслом в населенном пункте или районе, члены которой взаимно связаны определенными правами и обязанностями", он почерпнул, что христианский дух и социальный принцип являются самыми важными чертами подлинных корпораций. Более того, он показал, что экономический либерализм с безграничной свободой и необузданной конкуренцией несовместим с корпорацией, с её контролем над профессией и моральным надзором над своими членами. Согласно ему, "либерализм, подменяя справедливость свободой, пробудил и развил у хозяина необузданный эгоизм и оставил рабочего без защиты и поддержки"8.

То, что корпоративистская идея обрела наибольшую популярность в 30-х - первой половине 40-х годов, лишний раз подтверждает необходимость рассматривать кризис 1929-1939 гг. не только как явление социально-экономического порядка, но прежде всего как острый кризис идеологии экономического либерализма и всей капиталистической системы в целом9.

Наиболее последовательными сторонниками и пропагандистами корпоративизма во Французской Канаде были монреальские ученые Э.Мэнвиль, Ф.А.Анжер и М.Карон, которые опубликовали многочисленные статьи и брошюры по этому сюже-ту10. Первые двое являлись типичными представителями соци

13 Maritain Jacques. Humanisme integral. Problemes temporels et spirituels d'une nouvelle chretiente. Paris: Aubier-Montaigne. 1968. - 318 p. (1 йЧ1. Paris: Fernand Aubry. 1936. - 333 p.).

ального корпоративизма. Согласно Менвилю, точно также, как государство в политической сфере или Церковь в области религии, корпорация - это универсальный институт, который несёт ту же ответственность в социальной сфере. Во взглядах Анжера, демократия и корпоративизм теснейшим образом связаны, поскольку последний есть ни что иное, как шаг вперед к подлинно демократическому режиму11. Согласно классификации Карона существует четыре разновидности корпоративизма: государственный, социальный, экономический или корпоративизм ассоциаций и наконец демократический социально-экономический корпоративизм12. По аналогии с опубликованной в 1936 г. книгой французского философа Ж.Маритена Интегральный гуманизм. Мирские и духовные проблемы нового христианства12, этот последний вид вполне можно назвать интегральным корпоративизмом. Именно этот вид корпоративизма и противопоставлялся либеральной демократии тех лет в качестве новой демократии. Так, согласно Карону, "корпоратив-ная организация должна интегрироваться в нашу демократию". Его суждение о либеральной демократии весьма нелицеприятно и сурово, что было естественно для большинства квебекских интеллектуалов тех лет:

Наш режим, - признается он с горечью, - страдает от зла, присущего почти всем европейским демократиям. Он слишком уж исключительно политический. Ответственные работники нашего общества тоже только политики. И, чтобы уж высказаться до конца, индивидуализм подрывает демократию. И именно потому, что мы верим в демократию, мы хотим её спасти, сделав её социальной посредством предлагаемого института14.

Мнение на этот счёт А.Лантье ещё более красноречиво:

Полностью демократическое государство - это государство, которое в принципе не верит ни во что. Оно разделено в самом себе, это - хаос интересов... Корпоративизм ассоциаций не признаёт дикую, лживую, атеистическую демократию, которая воцарилась сейчас почти во всех странах мира. Масонские организации, тайные и явные, революционеры и их наёмные политики, писаки, коммунистические ораторы, которые объясняли и до сих пор продолжают объяснять народу, что только слепое большинство голосов и случай должны принимать решение об организации власти в государстве, внушают отвращение. Цель, преследуемая этой демократией, ведёт реально не к суверенитету народа, а к закулисной власти закулисных финансистов и их лакеев15.

Критика капитализма как политической системы особенно впечатляюща у генерального капеллана ККПК Ж.Коте. Для него

"нелегитимность капиталистического режима" - очевидна, "несмотря на легитимность капитала как такового"; капитализм предосудителен из-за присущих ему аморальности, атеизма и материализма. Материализм Форда не менее достоин осуждения, чем материализм Маркса или Ленина. И наконец его основное заключение: "первопричина войны классов кроется именно в современном капитализме, несовместимом с христианской концепцией труда"16.

Среди представителей духовенства, наиболее активно способствовавших выработке корпоративного проекта, следует назвать, в частности, отца Жозефа-Папена Аршамбо - директора "Народной социальной школы", отца Ришара Аре и генерального капеллана ККПК Жоржа Коте. Тому, кто хотел бы получить обстоятельные объяснения всех аспектов корпоративизма, следует обратиться к Катехизису корпоративной организации, подготовленном влиятельным идеологом тех лет иезуитом Р.Аре в 1938 г.

В этом серьёзном документе той эпохи подчеркивалось, что "идея корпоративизма - это только возврат к органической концепции общества". Аре настаивает на необходимости различать несколько видов корпоративизма: социального, политического, ассоциативного и государственного, подчеркивая, что католическая церковь предлагает "профессио-нальный, социально-экономический и ассоциативный корпоративизм"17. Согласно ему существуют три функции корпорации: экономическая (регулировать экономику), социальная (умерять конкуренцию и гасить классовую борьбу) и параадминистративная (разгружать государство от множества вторичных и технических функций)18. И здесь уместно привести здравые суждения по этому поводу выдающегося французского ученого, одного из основателей современной социологии Эмиля.Дюркгейма, высказанные им еще на заре XX в. в предисловии ко второму изданию его классического труда О разделении общественного труда (1902): "Профессио-нальная деятельность может действенно регламентироваться только группой, достаточно близкой к самой профессии, чтобы чувствовать все ее потребности и иметь возможность следить за всеми их изменениями. Единственная группа, которая соответствовала бы этим условиям, - это группа, которая была бы образована всеми работниками одной и той же отрасли промышленности, объединенными в единую организацию. Это то, что называют корпорацией или профессиональной группой"19.

Согласно Аре, корпорация не противостоит профсоюзу, который является ее основой, поэтому долг всех, предпринимателей и рабочих - организовать прежде всего свои собственные профсоюзы20. Менвиль считал, что увенчать этот корпоративный порядок должен Национальный совет корпораций или Национальное агентство производительных сил21 - это "орган уполномоченный представлять совокупность кор-пораций при государстве". Но это не корпоративный парламент, сама такая идея должна быть отвергнута, поскольку корпорация не занимается политическими вопросами и поэтому "должна оставаться подчиненной государству"22. Последняя фраза несколько искажает суть корпорации, как независимой и промежуточной организации между государством и личностью. Тот же Дюркгейм считал, что корпорация должна стать общественным институтом, видя в ней прежде всего "моральную силу, способную удержать натиск различных форм индивидуального эгоизма, поддержать в сердцах трудящихся живое чувство их общей солидарности, воспрепятствовать праву сильного столь грубо применяться в промышленных и торговых отношениях"23. Точно также полагал и Аре, подчеркивая, что "социальный корпоративизм смог бы нас вылечить от индивидуализма... разобщенности... поскольку, прежде всего, - это школа солидарности"24.

Индивидуальные усилия отдельных ученых и представителей духовенства привели к выработке двух важных документов, дающих уже коммюнотарное видение проблемы. Первый из них, Программа социальной реставрации (1933), выражал коллективную точку зрения католиков Квебека на корпоративную доктрину, причем раздел Рабочий вопрос был подготовлен А.Шарпантье, вскоре ставшим президентом ККПК (1935-1946)25. Во втором документе, Социальная реставрация. Пастырское послание архиепископов и епископов Квебека (1941), была представлена уже официальная точка зрения католической иерархии в отношении корпоративизма, особенно в разделах: деятельность профессиональных корпораций, творчество профессиональных корпораций, за-дача профессиональных корпораций. Это пастырское послание определяло синдикализм как этап, который "должен нас привести к корпоративизму"26.

Необходимо обратить внимание, что идеи корпоративизма уже начиная с 20-х годов привлекали внимание представителей интелектуальной кругов в самых разных странах и получали их благоприятные отклики. Эти свидетельства столь впечатляющи и необходимы для подлинного понимания существа данной проблематики, что вполне уместно привести их в достаточно полной авторской форме. Вот, например, что думал о корпоративизме замечательный русский философ П.А.Бердяев:

Возрождение во Франции средневековой идеи корпоративного представительства говорит о глубокой неудовлетворенности отвлеченной, механической, количественной демократией. Начинают сознавать, что человека нельзя брать, как изолированный атом, и из этих атомов создавать общество и государство. Существует иерархия органических образований, к которым принадлежит человек. Эти органические образования должны иметь свое представительство. Беда в том, что все органические образования почти разрушены демократическим веком, изолирован и уединён человек, и новые корпорации связываются исключительно экономическими интересами. Французский синдикализм наносит сильные удары демократической идее, и в нём последовательно действует дух огромной корпорации - рабочего синдиката.

Но синдикализм, как и возрожденная идея корпоративного представительства, обозначает серьезный кризис демократии. народ не есть толпа, количественная масса, когда он имеет сложное строение и качественные дифференциации. И необходима более сложная система представительства, не столь механическая и уравнивающая, как система всеобщего избирательного права. Духовной культуре принадлежит примат над вся

La Restauration sociale. Lettre pastorale collective des Archevкques et Йvкques de la province de QuUbec. Montmal: ЙSP, mai 1941, - 328, p.

Бердяев Н.А. Философия неравенства (Письма к недругам по социальной философии). М.: ИМА-ПРЕСС. 1990. - 286 с. [1 изд. Берлин, 1923], с. 166-167.

28 Дюркгейм Э. Указ. соч. с. 17-19.

ю 111 е#

кой политической формой, и корпорации должны иметь прежде всего духовную основу27.

А разве не на эту нравственную сторону корпоративизма обращал внимание уже упоминавшийся выше Дюркгейм, откровенно заявляя по этому поводу:

Подчинение же частной пользы общей пользе, какой бы она не была, всегда носит нравственный характер, так как оно непременно заключает в себе дух самопожертвования и самоотречения.

Но эта привязанность к чему-то, что превосходит индивида, это подчинение частных интересов общему и есть источник всякой нравственной деятельности.

.радости мира. ценятся тем больше, чем более люди социализированы, т.е. (поскольку оба слова равнозначны) цивилизованны. Совместная жизнь не только принудительна, но и притя-гательна28.

В другой более поздней работе Н.А.Бердяева сквозит ещё большее разочарование политическими институтами и их удручающей неадекватностью новым требованиям жизни, что побуждает его к некому предвидению необходимых и вполне естественных изменений организации общества в обозримом будущем:

Люди, вероятно, будут группироваться и соединяться не по политическим признакам, всегда вторичным и в большинстве случаев фиктивным, а по хозяйственным, непосредственно жизненным, профессиональным, по сферам творчества и труда. Старые сословия и классы отмирают, и на их место идут профессиональные группы духовного и материального труда. Профессиональным союзам, кооперациям, цехам принадлежит, ко-

нечно, огромное будущее. И это есть признак возвращения к средневековью на новых началах. Политические парламенты -выродившиеся говорильни - будут заменены деловыми профессиональными парламентами, собранными на основах представительства реальных корпораций, которые будут не бороться за политическую власть, а решать жизненные вопросы, например, вопросы сельского хозяйства, народного образования и т.п. по существу. а не для политики. Будущее принадлежит синдикалистскому типу общества.

Спасать государство и общество от окончательного разложения и развала будут общественные союзы, в высшей степени жизненные, корпоративно-профессиональные, с одной стороны хозяйственные, с другой стороны духовные. Из этих союзов будут слагаться общество и государство нового средневековья. Должны быть удовлетворены материальные и духовные запросы масс, а не их стремление к власти.

Спасение ныне погибающих обществ пойдет от союзов и корпораций, имеющих крепкую основу, воодушевленных верою. Из них сложится новая ткань общества. Они должны укреплять связи в эпоху падения старых государств. Новая история кончается. И мы подходим к эпохе, аналогичной раннему средневековью29.

Такая вера в будущее "профессиональных групп духовного и материального труда" на основе "возвращения к средневековью на новых началах" была характерна для многих пытливых представителей общественной мысли рассматриваемой эпохи. Так один из героев романа замечательного французского писателя Андре Моруа Семейный круг, опубликованного на языке оригинала в 1932 г. после критических замечаний в отношении демократии и Конгресса Соединенных Штатов, заявляет следующее:

Мне кажется, что профессиональные корпорации будут отныне играть в государствах все большую и большую роль. Внутри каждой корпорации будет необходим строгий контроль30.

Но каково же было отношение самих католических профсоюзов к корпоративистской доктрине? Первые слова одобрения корпоративизма встречаются в официальных документах ККПК уже в 1933-1934 гг. "Мы должны оказать нашу полную поддержку программе социальной реставрации", - сказал в своём отчетном докладе президент католического профцентра О.Фийона31. В следующем году новый президент ККПК, Р.Бенар в специальной части своего доклада "социальная реставрация" был более многословен

На нас возложена обязанность восстановит социальный порядок. а это по моему значит предоставить рабочей или предпринимательской организации. все свойственные ей полномочия. И именно в этом состоит если не единственная, то по крайней мере главная цель, для достижения которой должны быть направлены все наши усилия.

В качестве первого примера практического приложения корпоративизма в Квебеке он указал на закон об юридически расширительном толковании трудовых соглашений (1934), проект которого был предложен ККПК и который, по его мнению, "хорошо соответствовал священным принципам социальной рес-таврации"32.

Особенно способствовал пропаганде корпоративистских идей А.Шарпантье. Согласно ему, корпоративная организация - это система координации и юридической организации профессии, которая в обязательном порядке объединяет профсоюзы посредством местных, региональных и межрегиональных советов, основанным на паритетных началах (т.е. представляющих интересы соответственно рабочих и предпринимателей). Однако, уточняет он, - "законная профессиональная корпорация в каждой отрасли промышленности - это функциональный орган государства". Более того, считал Шарпантье, Верховный совет труда, как межкорпоративный организм, состоящий из представителей трудовых коллективов, промышленников, торговцев, парламентской и университетской корпораций, должен был бы также находится под управлением министра труда33. С нашей точки зрения, такая характеристика скорее присуща государственному корпоративизму, чем корпоративизму профессиональных ассоциаций.

В этом отношении его интерпретация корпоративизма непосредственно для рабочих была гораздо более понятной и логичной:

Корпорация, как дополнение профсоюзов рабочих или предпринимателей, станет правительством профессии. Рабочие. верят, что корпорация сможет в широкой мере контролировать слепую игру закона спроса и предложения и помочь им вновь обрести на рынке труда причитающееся им человеческое ува-

34

жение" .

Объясняя особенно быстрый рост рядов ККПК за 1935-1938 гг. исключительно канадским характером местного католического синдикализма, Шарпантье настаивал:

34 Charpentier A. "Pourquoi les ouvriers sont pour la Corporation " // La Vie syndicale, mars 1937, p. 3.

В самом деле, это единственное средство подлинно трудиться для экономической, социальной и моральной реставрации канадской нации. Межнациональный синдикализм, прозванный у нас антикорпоративистским... не способен сам по себе понять подлинные нужды нашего народа35.

В своей речи Преимущества корпорации для рабочих в январе 1944 г. он подчеркивал:

Только то, что мы называем профессиональной корпорацией, обеспечит гарантию постоянства. Почему? Потому что регламентация условий труда станет не результатом соглашения между хозяевами и рабочими, а скорее совместным обязательством официальных представителей двух групп во главе корпорации, коковые образуют своего рода центральную корпоративную палату. Корпорация будет следить за технологической регламентацией, контролем и стоимостью продукции, ограничением или разделением прибылей. Поэтому рабочие и их ассоциации должны без колебания вступать в корпоративистское движение36.

Среди пропагандистов корпоративизма на страницах периодических изданий ККПК часто встречались имена известных ученых Ф.А.Анжера, Е.Менвиля и ее генеральных капелланов Ж.Коте (1932-1939) и Ж.Бертрана (1940-1943)37. Все эти многочисленные статьи способствовали выработке официальной позиции ККПК по корпоративизму. В ноябре 1940 г. ККПК обнародовала свою первую корпоративную декларацию из шести пунктов:

" основой корпорации должны стать профсоюзы;

" любая корпорация в Квебеке должна обладать провинциальной юрисдикцией;

" корпорация пользуется определенными правами, доверенными ей государством и участвует в управлении социально-экономической сферы;

" христианский характер профессиональных корпораций должен быть гарантирован не только законодательно, но и как моральная ценность ее образующих частей;

" ни предприниматели, ни рабочие не состоящие в профсоюзах не имеют права на представительство в корпоративном и межкорпоративном советах;

" ни одна корпорация не должна создаваться до тех пор, пока две провинциальные федерации, представляющие соответственно интересы ассоциаций предпринимателей и профсоюзов рабочих, не обратятся с подобной просьбой38.

Таким образом корпорация могла быть образована из предпринимателей и рабочих одной профессии, уже имеющих опыт совместной работы, связанных коллективным соглашением и обладающих опытом переговоров, что облегчает переход от коллективного договора к корпоративному декрету, который также будет санкционирован государством.

Эти ключевые правила корпоративной организации общества были полностью подтверждены в 1941 г. на очередном съезде ККПК, с одной только ремаркой, что это первое официальное видение ККПК по этому вопросу не исключает в дальнейшем его модификацию39. И именно это произошло в 1942 г. когда появилась вторая декларация ККПК о корпоративизме из восьми пунктов, более умеренная по тону, а в отдельных пунктах менее четкая чем предшествующая. Тем не менее, главные идеи остались без изменений: "корпора-тивная организация общества является дополнением профсоюзов", "корпорация должна создаваться на основе уже существующих ассоциаций предпринимателей и профсоюзов рабочих", "профессиональные корпорации по своему характеру могут быть только христианскими"40.

Именно этот христианский характер корпорации, вытекающий из системы ценностей социального католицизма, и является первостепенным для понимания подлинного корпоративизма. Объяснение корпоративизма как наилучшей системы организации общества, ценное для тех лет, является не менее полезным и существенным для того, чтобы прийти к убеждению: многие "современные", "передовые" идеи суть такие же атеистические заблуждения, унаследованные из прошлого, и также как и в прошлом обусловленные забвением базовых принципов христианства. Вот, например, как объяснял в 1940 г. весьма распространенные заблуждения в отношении корпоративизма канадский экономист Ф.А.Ан-жер:

Главнейшее возражение англоканадцев... всех тех, кого корпоративная идея раздражает или тревожит, состоит в том, что она идентифицируется с фашизмом и якобы устремлена к разрушению демократии и замене ее диктатурой.

Это возражение - свидетельство предрассудков... или всеобщего невежества в отношении того, что же такое корпорация. Несомненно, существуют различные корпоративные организации как, впрочем, и различные формы демократии. Так, Советы считают себя самой совершенной демократией в мире.

В настоящее время у нас есть, возможно, политическая демократия, но мы находимся на стадии экономической диктатуры. Эта-та диктатура стремится утвердиться в политической сфере и скоррумпировать демократический режим41.

Такие рассуждения одного из самых страстных поборников корпоративизма предельно ясно раскрывают нам реальные причины озабоченности общественности того времени

Другой важный аспект, характеризующий склонность ККПК к корпоративизму, - исключительно национальный характер этого профцентра, а отсюда канадский патриотизм, практикуемый ККПК42. Такая позиция не имела ничего общего со слепым национализмом43, наоборот, ККПК была очень терпима к другим национальным или конфессиональным объединениям. Так, например, в 1933 г. Бюро ККПК одобрило положительный ответ президента католического профцентра группе православных русских с канадского запада, которые интересовались возможностью вступления в ККПК44.

Отсюда же и постоянное соперничество и противоборство католических профсоюзов с межнациональными союзами, закономерно ведущее к усилению значения в рабочем движении Канады независимых от АФТ канадских национальных профсоюзов. Учитывая конкретную социально-эконо-мическую, этническую и религиозную обстановку в стране, католический синдикализм, как важная составная часть национального юнионизма, был объективным явлением и его роль нельзя преуменьшать. Более того, другие национальные профцентры видели в ККПК основную и наиболее жизнеспособную силу национального юнионизма и стремились с ней объединиться. Раскол в рабочем движении Канады был вызван не появлением и ростом ККПК, что было обусловлено наличием значительной массы трудящихся католиков, а полуколониальным статусом большинства канадских профсоюзов, их полной зависимостью от АФТ.

Ожесточенные забастовки, особенно в 1937 и 1943 годах, в которых участвовали католические профсоюзы, воочию показали, что они превратились в активную часть канадского рабочего движения и теперь уже в гораздо меньшей степени, нежели межнациональные профсоюзы АФТ, были склонны к практике "классового сотрудничества".,

Во второй половине 30-х годов ККПК удалось быстро утвердиться в текстильной, асбестовой, алюминиевой, судостроительной промышленности и отчасти в черной металлургии. Особенно сильны были католические профсоюзы в текстильной, целлюлозно-бумажной, строительной и полиграфической промышленности. В годы второй мировой войны, вызвавшей беспрецедентный промышленный подъем в Канаде, католические профсоюзы еще более укрепили свои позиции во многих быстро растущих отраслях промышленности: алюминиевой, химической, асбестовой. ККПК внесла свой вклад в борьбу трудящихся Канады, входящие в нее профсоюзы во многом способствовали улучшению условий труда, увеличению заработной платы, уменьшению продолжительности рабочей недели и все это происходило на фоне непрекращающейся борьбы в умах за корпоративную организацию общества - за новую демократию.

Идея корпоративизма как третьего пути между капитализмом и коммунизмом усиленно пропагандировалась вплоть до конца второй мировой войны. Весьма любопытны некоторые

наиболее характерные высказывания тех лет:

. мы не должны руководствоваться ни доктринами, рожденными в США, ни коммунистическими директивами... экономический либерализм, основанный на эгоизме и праве сильного, -явление преходящее и, наоборот, только профсоюзная организация придает силу слабому и гарантирует его гармоничные отношения с сильным. Последним этапом на этом пути будет экономический корпоративизм, объединяющий хозяев и рабочих в профессиональных советах и центральном экономическом совете для защиты их общих интересов. (епископ А.Дувиль, 1943).

. до тех пор, пока будет существовать настоящий порядок вещей - последствие свободной конкуренции и бездушной экономической диктатуры, коммунизм всегда будет на страже у наших дверей... (генеральный капеллан ККПК Ж.Бертран).

Реставрация рабочего класса должна опираться на профессиональный, экономический, социальный и политический порядок. необходимо преобразовать анонимные частные предприятия. Рабочему следует иметь чувство собственной ответственности. На подходе новая демократия - промышленная демократия. Реализованная в промышленности христианская демократия может положить конец современному капитализму с его безудержной конкуренцией, сверхкапитализацией, с его господством над трудом и в политике. Для этого нужны новые институты - профессиональные корпорации. (А.Шарпантье,

1944).

Таким образом в 1934-1945 гг. ККПК полностью воплощала господствовавшие идеологические тенденции той эпохи. Корпоративизм, предложенный церковью как новая система организации общества и внедряемый в католический синдикализм духовенством и мирянами Квебека, ни имел ничего общего с вариантами государственного корпоративизма, практикуемого тогда в Италии, Франции, Португалии, Испании да и, строго говоря, в СССР. Напротив, канадские католические профсоюзы, объединенные в ККПК, только и были подлинными протокорпоративными организациями с позитивным опытом 20-х годов. Корпоративная идея популяризировалась среди широких слоев Французской Канады и в рядах активистов ККПК. То, что среди пропагандистов корпоративизма среди трудящихся-католиков было мало руководителей ККПК, объясняется не отсутствием интереса к этому сюжету, а сложностью и непонятностью этой теории и особенно ее практического применения как для профсоюзных активистов, так и для предпринимателей, не говоря уже о простых рабочих.

На практике деятельность ККПК была только первым шагом на пути к корпоративной организации общества, но тщетно ожидался второй шаг в этом направлении, т.е. создание Конфедерации предпринимателей-католиков Канады45. Последние из-за присущего им индивидуализма, игнорирования социального вопроса и новых идей, просто боялись профессиональной ассоциации и были практически неорганизованны.

Именно поэтому корпоративный институт не стал естественным увенчанием параллельных профсоюзных организаций. Нужно снова обратиться к размышлениям отца Аре, чтобы современный читатель смог понять подлинную причину этой неудачи. Последний отмечал, в частности, что папа Пий XI настоятельно рекомендовал "профессиональ-ную корпоративную организацию" и всего лишь советовал попробовать приступить к "реформе предприятий"46. В

1956 г. Р.Аре дал исчерпывающее объяснение этому, к сожалению, несостоявшемуся явлению:

Никто никогда не предполагал, что корпоративная организация будет легко создана, что она должна учредиться среди нас со дня на день. Наоборот, все признавали, что речь идет о программе действия, рассчитанной на длительную перспективу и содержавшей огромные трудности. Но можно ли помочь реализации такой программы, высмеивая ее название и ее суть, повторяя в газетах и на собраниях, что это нереальный, ребяческий и утопический план"Если бы осмелились себе признаться, то скорее следовало бы сказать следующее: корпоративный порядок очень многим мешал, требовал слишком больших усилий и поэтому было гораздо проще отложить его в сторону47.

Тем не менее, несомненный рост популярности корпоративи-стского проекта во второй половине 30-х - первой половине 40-х годов XX века и решающая роль и практическое значение ККПК для ее реализации в Квебеке - совершенно очевидны. По аналогии с 1960-1968 гг. получившими в канадской историографии определение "тихой революции" в Квебеке, период 1934-1945 гг. по его значению в идеологической полемике того времени вполне можно охарактеризовать как первую "тихую революцию". Только, в отличие от 60-х годов, она происходила в умах, общественном мнении, а ККПК , как самая представительная организация Французской Канады, самым наилучшим образом воплощала коммюнотарные настроения франкоканадцев.

Корпоративизм той эпохи можно охарактеризовать как реальную модель третьего пути между капитализмом и социализмом. Профессиональные корпорации - корпоративный строй - реформа предприятия - демократизация экономики или промышленная демократия - христианская демократия -органическая демократия - солидарность, таковы были постепенно сменявшие друг друга магические формулы, модные в общественной жизни 30-х годов и последующих десятилетий нашего века. В своей совокупности они выражали единое желание найти реальную основу, чтобы наконец-то учредить лучший социально-экономический порядок, который смог бы обеспечить для всех членов общества жизнь, достойную человека. В этом подлинном концептуальном, а не политическом, контексте корпоративизм можно рассматривать как непреходящий исторический идеал социального учения католической церкви.

Глава пятая : "ГОД ВЕЛИКОГО ПЕРЕЛОМА? Перипетии и последствия "асбестовой забастовки" 1949 г.

В годы второй мировой войны, вызвавшей беспрецедентный промышленный подъем в Канаде, католические профсоюзы ещё более укрепили свои позиции во многих быстро растущих отраслях промышленности: алюминиевой, химической, асбестовой. ККПК существенно увеличила свою численность с 46,3 тыс. чел. (объединенных в 239 профсоюзах) в 1940 г. до 93,4 тыс. чел. (состоявших в 428 профсоюзах) в 1948 г.1 По мере численного роста ККПК в её деятельности все большую роль стали играть профсоюзные активисты с высшим образованием, более независимые от католического духовенства. Так, в 1946 г. президентом ККПК был избран Ж.Пикар, человек либеральных взглядов, сменивший на этом посту консервативно мыслящего А.Шарпантье, долгие годы помогавшего католической церкви удерживать эту организацию под её контролем2.

С приходом нового руководства в ККПК возникли реальные предпосылки для изменения прежнего курса и её внутренней демократизации и придания ей более мирского характера. Этому конечно во многом способствовала ускоренная послевоенная индустриализация и урбанизация Квебека, благодаря которой постепенно исчезала созданная в прошлом и искусственно поддерживаемая долгое время изоляция франкоязычных рабочихкатоликов от остальных трудящихся, а позиции католической церкви во многих сферах общественной жизни, в том числе и внутри католических профсоюзов, были существенно ослаблены. Создалось такое положение, когда любой более или менее серьезный социальный конфликт мог сделать этот ещё только наметившийся процесс демократизации и секуляризации ККПК необратимым. Таким критическим поворотным моментом в истории католического синдикализма в Канаде, обозначившим совершенно новый этап в его развитии, и стала "асбестовая забастовка? 1949 г.

Основные центры по добыче и первичной обработке асбеста в Канаде были расположены на юге Квебека, вблизи городов Асбестос и Тетфорд-Майнс. В первом из них на предприятиях американской компании "Канадиан Джонс Мэнвил" (КДМ)3 были заняты 2 тысячи человек; во втором на менее крупных фирмах "Асбестос", "Флинткот" и "Джон-сон"работали 3 тыс. шахтеров. На протяжении 1948 г. между представителями этих компаний и руководством профсоюзов, входящих в ККПК, велись переговоры о заключении нового коллективного договора. Местные профсоюзы добивались повышения заработной платы на 15 центов в час; принятия мер защиты против асбестовой пыли, вызывающей амиантоз - одно из самых серьезных профессиональных заболеваний работников данной отрасли; ежегодного двухнедельного оплачиваемого отпуска; взноса компанией суммы, равной 3% заработной платы рабочих, в фонд социальной помощи и ряда других социальных мер4.

В январе 1949 г. переговоры были сорваны по вине руководства КДМ. Вместо того, чтобы рассмотреть справедливые требования профсоюзов, полностью оправданные ростом стоимости жизни и тяжелыми условиями труда в асбестовой промышленности, представители компании стали обсуждать второстепенные детали, стремясь затянуть переговоры, а затем и вовсе отказались по всем пунктам, согласившись лишь увеличить заработную плату на 5 центов в час5. Эта крупная американская компания, обосновавшаяся в Асбестосе с 1910 г.6 , была основной силой, противостоящей шахтерам; именно здесь и произошли последующие события.

Вечером 13 февраля 1949 г. рабочие Асбестоса провели чрезвычайное профсоюзное собрание, на котором, помимо местных профсоюзных руководителей, присутствовали также президент Конфедерации католических профсоюзов Канады (ККПК) Ж.Пикар и генеральный секретарь ККПК Ж.Мар-шан. Собравшимся рабочим нужно было решить по существу один вопрос: прибегнуть ли к обязательному в таких случаях арбитражу, или же начать незаконную, с точки зрения властей, забастовку. Согласно провинциальному трудовому законодательству в случае несогласия двух договаривающихся сторон предусматривалась длительная процедура примирительного арбитража, которая могла продолжаться 12-15 месяцев7. Прекрасно понимая, что у них нет никаких шансов получить поддержку в арбитражном суде и в принципе осуждая подобную меру, рабочие Асбестоса единогласно решили начать забастовку8.

В ночь с 13 на 14 февраля группы пикетчиков перекрыли все входы на территорию компании КДМ. Шахтеры города Тет-форд-Майнс единодушно поддержали рабочих Асбестоса и к концу следующего дня тоже объявили забастовку. К этому моменту почти вся асбестовая промышленность страны была пара-лизована9.

15 февраля провинциальное правительство Квебека официально объявило забастовку незаконной и отказалось вести какие-либо переговоры до тех пор, пока шахтеры не выйдут на работу. Кроме того, оно предупредило, что регистрационные свидетельства профсоюзов будут аннулированы, если последние не прекратят забастовку10. На проходившем через день после этого профсоюзном собрании в Асбестосе Ж.Маршан разъяснил шахтерам, что угроза правительства лишить профсоюз регистрационного свидетельства - это чисто дискриминационная мера и она абсолютна незаконна11.

18 февраля рабочие Асбестоса заняли здание администрации КДМ. В ответ на это компания попросила помощи у полиции. На следующий день в город прибыло 100 полицейских, которые сразу же заняли помещения КДМ. Стремясь избежать столкновений с полицией, местный профсоюз решил прекратить пикетирование, тем более что начальник прибывших полицейских Н.Лаббе заявил, что они присланы только для охраны имущества компании и не будут вмешиваться в ход забастовки12, хотя в действительности все произошло совершенно иначе.

21 февраля муниципальный совет Асбестоса принял резолюцию протеста против пребывания в городе большого числа полицейских. В ней говорилось, что с самого начала забастовки все проходило мирно, однако прибывшие полицейские находились в состоянии опьянения и именно они, а не шахтеры стали причиной беспорядков в общественных местах города, более того, отдельные акты насилия совершались полицейскими с очевидной целью спровоцировать беспорядки13.

Провинциальное правительство Квебека полностью поддержало компанию КДМ в попытках устранить руководство ККПК от переговоров; более того, оно стремилось отделить забастовщиков от их профсоюзных руководителей. Так, премьер-министр Квебека Морис Дюплесси демагогически назвал руководителей забастовки саботажниками, пекущимися не о рабочих, а о своих личных интересах, и наотрез отказался от встречи с руководством католических профсоюзов14. Совершенно очевидная согласованность действий провинциальных властей с КДМ, аннулирование регистрационных свидетельств у местных профсоюзов и присутствие значительного контингента полиции в Асестосе - все это ещё более осложняло обстановку и исключало возможность быстрого разрешения трудового конфликта.

В первой половине марта 1949 г. КДМ настойчиво пыталась любыми способами заставить шахтеров возобновить работу. 14 марта произошел первый серьезный инцидент - взрыв полотна железнодорожной ветки, принадлежащей КДМ; компания обвинила забастовщиков, хотя результаты расследования не доказали этого. Каждому забастовщику руководство КДМ направило письмо с угрозой увольнения, если тот немедленно не выйдет на работу. Запугивая шахтеров американская компания выступила с необоснованным заявлением будто бы с начала забастовки она понесла убытки на сумму 500 тыс. дол. которые де прийдется возместить бастующим шахтерам15. В это же время компания стала прибегать к найму штрейкбрехеров, что уже представляло прямую угрозу для шахтеров.

Рабочие Асбестоса вполне естественно ожесточились, между ними и штрейкбрехерами имели место отдельные столкновения, но они проходили не по указке профсоюза, как утверждала КДМ, а совершенно стихийно. Вообще, те немногочисленные акты насилия, совершенные в ходе этой забастовки, ни в коей мере не были санкционированы ни руководством местного профсоюза, ни тем более ККПК, поскольку и сама-то эта забастовка началась спонтанно снизу. Поэтому любые обвинения руководства ККПК в том, что оно заранее спланировало и организовало эту забастовку16, были явно несостоятельны. К тому же многие инциденты, происшедшие в период "асбестовой забастовки", были, по свидетельству местных жителей, сознательно подстроены полицией17.

Тем временем ККПК вела борьбу за общественное мнение, которое все больше склонялось в пользу бастовавших шахтеров. 16 марта на провинциальной межпрофсоюзной конференции Профессионального и рабочего конгресса Канады (ПРКК), Канадского конгресса труда (ККТ)18 и ККПК была принята совместная декларация солидарности с бастующими шахтерами, в которой резко осуждались злоупотребления полиции и подчеркивалась необходимость скорейшей материальной помощи семьям забастовщиков. Выступая вечером того же дня перед рабочими Асбестоса, президент ККПК Ж.Пикар сказал, что теперь им обеспечена поддержка 250 тыс. организованных рабочих Квебека19.

Столкновения забастовщиков со штрейкбрехерами продолжались и во второй половине марта. Полиция стала производить незаконные аресты, обыски в домах рабочих, продолжительные допросы, применять другие незаконные меры насилия, совершенно очевидно стремясь запугать местное население, ожесточить забастовщиков и тем самым спровоцировать беспорядки20.

Вскоре семьям забастовщиков стала поступать материальная помощь деньгами и продовольствием. Первый грузовик с продуктами (весом 3,6 т. на сумму 1,5 тыс. дол.), купленными на средства ККПК, прибыл в Тетфорд-Майнс

18 марта, а затем подобная помощь стала регулярно поступать отовсюду. Только один Квебекский район с 18 марта по 18 мая выделил для этого 9 тыс.дол. На пленуме ККПК, который впервые в истории католического профцентра срочно собрался 9 апреля в Монреале, было единогласно решено оказать забастовщикам немедленную помощь на сумму

25 тыс.дол. и, кроме того, создать забастовочный фонд в размере 100 тыс.дол. Местные профсоюзы выделили пособие из расчета 3 дол. в неделю каждому забастовщику, семейным - 4 дол. плюс ещё 1 дол. на каждого ребенка. Хлеб и молоко доставлялись профсоюзами бесплатно.

В августе 1949 г. было подсчитано. что ККПК истратила на помощь бастующим шахтерам 300 тыс.дол. Другие канадские профцентры также помогли продовольствием и деньгами, в частности профсоюзы ККТ собрали 7,7 тыс.дол. профсоюзы

ПРКК - 6,5 тыс.дол. Общая сумма помощи, полученной за период забастовки из различных источников, была оценена впоследствии в 509,4 тыс.дол.21

Относительно же "незаконности" продолжавшейся забастовки - основного довода, которым оперировали и правительство Дюплесси, и компания КДМ, в общественном мнении Канады сложилась совершенно иная точка зрения. Так, в передовой статье прогрессивной леволиберальной газеты Девуар говорилось, что поскольку обе конфликтующие стороны - рабочие и предприниматели - не равны, то нельзя говорить о незаконности этой забастовки, ставшей крайним средством добиться справед-

22

ливости .

Католическая церковь занимала осторожную, сдержанную позицию в отношении этого конфликта, официально не поддерживая, но и не осуждая бастующих рабочих. Тем не менее в публичных выступлениях профсоюзных капелланов и других представителей католической церкви совершено откровенно акцентировались моральные аспекты этой забастовки, подчеркивалось несовершенство трудового законодательства в Квебеке, в силу чего весьма недвусмысленно отмечалось, что "социальная справедливость выше законности" . Так, капеллан профсоюза в Асбестосе Л.Камиран прямо заявил в интервью газете Ля Пресс: "Если бы я был шахтером, то тоже стал бы забастовщиком"24.

Как бы обобщая многочисленные заявления различных социальных групп и общественных организаций в поддержку забастовщиков, газета Девуар делала вывод: "нет никакого сомнения

22 Le Devoir, 1949, 2 avril.

23 Le Devoir, 1949, 6, 12 avril.

в том, что эта забастовка законна с моральной точки зрения"25. Как справедливо отмечал в центральном органе католического профцентра Ж.Пикар, излагая подлинные причины "асбестовой забастовки", её единственными подлинными виновниками являлись антисоциальные законы и политико-финансовая коалиция правящих сил Квебека и крупного капитала26.

18 апреля министр труда Квебека А.Баррет выступил по радио с новыми нападками на шахтеров, обвинив их в "са-ботаже законной власти". В продолжительной речи он до такой степени фальсифицировал факты, что рабочие послали правительству телеграмму с требованием его немедленной отставки, совершенно справедливо назвав последнего не министром труда, а "министром капитала"27. В свою очередь КДМ стала угрожать выселить 250 рабочих семей из принадлежавших ей домов для помещения там штрейкбрехеров, что еще более усилило неприязнь рабочих по отношению к этой американской компании. Обстановка настолько накалилась. что даже А.Баррет в телеграмме на имя управляющего КДМ Дж.Фостера посоветовал пересмотреть это решение, поскольку "по мнению правительства, такие меры незаконны"28.

22 апреля 1949 г. за организацию и участие в демонстрации протеста против продолжавшегося найма штрейкбрехеров в Асбестосе корреспондент газеты Девуар Ж.Пелетье, а также представители интеллигенции Ж.Шарпантье и П.Э.Трюдо были арестованы полицией; после допроса их заставили немедленно покинуть город29. В тот же день в газетах было опубликовано заявление президента компании "Джонс Мэнвил" Л.Брауна об

"асбестовой забастовке", в котором он резко осудил ККПК, поскольку она, по его мнению, вместо того, чтобы бороться с радикализмом, сама стала радикальной и теперь пропагандирует доктрину, противоположную капитализму30.

Положение бастующих и членов их семей тем временем становилось все тяжелее. В конце апреля церковная комиссия по социальным вопросам сочла сложившуюся ситуация столь серьезной. что выступила в печати со специальным заявлением "Поможем трудящимся Асбестоса", в котором призвала организовать сбор пожертвований в пользу семей забастовщиков31. Во время воскресной проповеди 1 мая 1949 г. архиепископ Монреаля Ж.Шарбонно прямо призвал верующих помочь шахтерам Асбестоса. Он, в частности, сказал "Рабочий класс -жертва заговора в целях его подавления", в таких условиях "долг церкви вмешаться. Мы за социальный мир, но не хотим гибели рабочего класса"32. Такое заявление одного из высших сановников католической церкви Канады, несмотря на все оговорки о социальном согласии, было по существу беспрецедентным и посему очень знаменательным. С этого момента каждое воскресенье во всех церквах Квебека проходил сбор пожертвований для бастующих шахтеров, общая сумма которых за весь период до конца стачки составила 167,6 тыс.дол.33

Тем временем КДМ, стремясь запугать шахтеров Асбестоса, объявила о массовом наборе штрейкбрехеров из окружающей сельской местности; забастовщики со своей стороны решили не допустить этого. Наступил кульминационный момент "асбестовой забастовки": 5-14 мая, когда события приняли поистине драматический характер.

В ночь с 4 на 5 мая группы пикетчиков блокировали все дороги, ведущие в Асбестос, и подходы к предприятиям КДМ, чтобы не допустить штрейкбрехеров; полиция в свою очередь поставила посты у всех ворот на территорию компании. Утром дежурившие на дорогах пикетчики задерживали машины со штрейкбрехерами и отправляли их обратно, не допуская в город, причем некоторые из этих машин были подожжены. Во время утренней демонстрации перед зданием правления КДМ полицейские применили против рабочих гранаты со слезоточивым газом, хотя последние вовсе не находились на территории ком-пании34. В течение дня рабочие пикеты задержали также несколько легковых машин с переодетыми в штатское полицейскими, пытавшиеся таким путем проникнуть в город. Эти люди были разоружены, доставлены в штаб забастовочного комитета и переданы начальнику местной полиции Беллу вместе с их оружием, а не заключены в подвале церкви Сент-Эмэ, как утверждали некоторые органы массовой печати35.

Забастовщики решили дежурить на дорогах всю ночь, чтобы не допускать штрейкбрехеров. Однако в 11 часов вечера глава провинциальной полиции Х.Борегард предупредил профсоюзное руководство и капеллана Л.Камирана о том, что если рабочие не разойдутся по домам, то против них будут применены самые суровые санкции. Несмотря на эти угрозы, забастовщики сняли пикеты только в 2 часа ночи. Таким образом в течение 24 часов Асбестос был в руках рабочих, которые так и не позволили штрейкбрехерам войти в город.

Рано утром 6 мая в Асбестос на 25 легковых машинах и одном грузовике прибыли крупные подразделения провинциальной полиции. Стремясь изолировать забастовщиков, вооруженные полицейские прежде всего блокировали все выходы из города, затем арестовали 15 рабочих из Тетфорд-Майнса, которые ночевали в подвале приходской церкви. и жестоко избили семерых их них, что до глубины души возмутило присутствовавших при сем журналистов36. "У нас на глазах, - говорилось в одной корреспонденции, - полицейский бил дубинкой по лицу одного из забастовщиков до тех пор, пока тот не упал на пол, а затем продолжал избивать его ногами"37.Впоследствии, на специальном судебном разбирательстве отмечалось, что полицейские действовали крайне жестоко и безжалостно, оставляя без помощи людей, истекавших кровью38. "Мне было стыдно смотреть на все это", - заявил М.Руже, фотокорреспондент американских журналов Тайм и Лайф39.

В 6 часов 45 минут при входе в местную церковь было зачитано постановление о нарушении общественного порядка, в соответствии с которым любые сборища людей белее трех человек приравнивались к бунту. После этого полиция арестовала всех не разошедшихся по домам людей. Затем аресты стали происходить на улицах города, в кафе, магазинах и частных домах, причем многие даже не знали, за что они арестованы, так как не присутствовали при зачтении специального постановления. Общее число арестованных в этот день достигло 200 чело-век40. Во время допроса многих из них жестоко избивали. Полицейские запугивали забастовщиков, угрожая снова арестовать их, если те не выйдут на работу. Журналистам всячески мешали выполнять свои профессиональные функции, угрожали, задер

44 The Financial Post, 1949, May 14.

живали, высылали из города. По свидетельству очевидцев, полицейские преследовали забастовщиков даже в самой церкви, более того, собранные и хранившиеся там продукты питания для семей рабочих были съедены самими полицейскими41.

Позднее, в марте 1950 г. Дюплесси признался на заседании Законодательного собрания Квебека, что содержание 250 полицейских в Асбестосе обошлось для налогоплательщиков в 115 тыс.дол. Кроме того, инспектор Лаббе, который руководил действиями полиции, случайно проговорился перед членами муниципального совета, что в период забастовки регулярно, раз в неделю каждый из его людей получал от компании КДМ деньги на свои расходы42.

Характерно, что многотиражная канадская пресса долгое время сознательно умалчивала об "асбестовой забастовке". Первый комментарий о ней монреальской Газет, представлявшей интересы крупного капитала, появился только 6 мая. В этом номере, вводя в заблуждение читателей, газета осуждала забастовщиков за то, что у них якобы нет четко сформулированных требований43. Не случайно забастовщики не доверяли корреспондентам таких газет. Так, 5 мая пикетчики не пропустили в Асбестос корреспондента другой крупной канадской газеты Файненшел пост, Р.Уильямса, который, по его словам, был рад,

44

что еще так легко отделался и смог уехать невредимым . Репортер из Газетт Ф.Кауфман, который, по свидетельству Пелетье, даже не знал французского языка45, тоже был выдворен из города вместе с другим журналистом. "Не говорите по-английски и не возвращайтесь сюда еще раз", - советовали задержавшие их рабочие46. Позднее руководитель Федерации рабочих горнодобывающей промышленности (ФРГП) Р.Амель отказался дать интервью корреспонденту Газетт, прямо сказав последнему: "Нам не нравится ваше присутствие здесь. Все знают, что вы представляете крупный капитал"47.

Постановление о нарушении общественного порядка было отменено 8 мая и рабочие получили право проводить профсоюзные собрания. Сопротивление забастовщиков, не смотря на три дня полицейских репрессий, оставалось стойким, однако положение было серьезным. Многие рабочие были арестованы и заключены в тюрьму, к ним не допускали адвокатов, они не предстали перед судом в течение 48 часов, как того требовал закон. Но все это не сломило рабочих Асбестоса: на своем профсоюзном собрании вечером 9 мая они единодушно решили продолжать борьбу48.

Правительство Дюплесси продолжало придерживаться жесткой линии. 10 мая пять забастовщиков, обвиненных в запугивании штрейкбрехеров, были приговорены к 1-2 месяцам тюремного заключения. 14 мая полиция арестовала Р.Амеля, председателя профсоюза в Асбестосе А.Лариве, секретаря ФРГП Д.Лессара, сотрудника аппарата ККПК в Монреале Р.Рока и 16 других забастовщиков. Всем им были предъявлены стандартные обвинения в заговоре и подстрекательстве рабочих к бунту49. В ответ ФРГП обратилась к федеральному правительству с просьбой провести специальное расследование в отношении жестокостей, совершенных провинциальной полицией50. 24 мая четверо забастовщиков потребовали у КДМ выплаты 25 тыс.дол. в качестве компенсации за увечья, нанесенные им полицейскими в здании компании51.

21-22 мая Асбестос посетили руководители американского профсоюза одного из самых значительных предприятий компании "Джонс Мэнвил" (г.Мэнвил, штат Нью-Джерси, США). Ознакомившись с условиями труда местных шахтеров и причинами конфликта, они заверили забастовщиков в справедливости их действий и призвали бороться до победы, подчеркнув, что американские рабочие солидарны с ними и готовы разделить все тяготы этой стачки52.

Новый раунд переговоров между КДМ и профсоюзами Асбе-стоса, проходивший во второй половине мая, окончился безре-зультатно53. В канадской прессе высказывалось сожаление о провале переговоров, возглавлявшихся А.Барре-том, а вся вина за это возлагалась на местный профсоюз54, тогда как в действительности виноват был не "строптивый" профсоюз, а правительство Дюплесси, которое всецело поддерживало американскую компанию. В этой связи интересно отметить, что представлявший КДМ на переговорах её юридический советник И.Сабурен одновременно являлся тогда лидером Прогрессивно-консервативной партии в Квебеке55 и в этом качестве мог оказывать прямое политическое давление на ход переговоров.

Между тем забастовка продолжалась уже около четырех месяцев. Все финансовые возможности ККПК были исчерпаны. 12 июня 1949 г. Бюро ККПК приняло крайнее решение: в течение недели передать месячные взносы всех членов католических профсоюзов забастовщикам Асбестоса56. По существу речь шла не об отдельном профсоюзе, а о судьбе самой ККПК. На этот раз ввиду серьезности положения католическая церковь решила активно вмешаться. 13 июня архиепископ Квебека М.Руа провел интенсивные переговоры сначала с Л.Брауном и И.Сабуреном, затем с М.Дюплес-си и А.Барретом, потом с Ж.Пикаром, оказывая давление на каждую из сторон в целях скорейшего урегулирования этого конфликта.

По мнению канадского исследователя Ф.Избестера, необходимость окончания стачки уже тогда объективно назрела, так как недовольство рабочих якобы могло обратиться против самих же профсоюзных лидеров, так же как ранее оно было направлено против штрейкбрехеров и полицейских. Поэтому-де Ж.Пикар и Ж.Маршан думали теперь лишь о том, как спасти свое поло-жение57. Такое совершенно бездоказательное и явно одностороннее объяснение лишь искажает существо вопроса. На самом же деле длительная забастовка в асбестовой промышленности принесла огромные убытки КДМ и другим компаниям, которые были готовы пойти на любые уступки, лишь бы она скорее закончилась. Провинциальное правительство тоже сознавало необходимость быстрейшего прекращения "асбестовой забастовки", учитывая то мощное воздействие, которое она оказала на общественное мнение Квебека, обратив внимание на проблемы трудящихся.

Именно благодаря упорству забастовщиков в их справедливой борьбе за свои права, компании "Асбестос", "Флинт-кот" и

"Джонсон"согласились 24 июня 1949 г. выполнить условия профсоюза и забастовка в г. Тетфорд-Майнс завершилась. Продолжала упорствовать лишь КДМ. Последним актом вероломства стало заявление Л.Брауна, в котором тот угрожал шахтерам Асбестоса перевести предприятия компании из Квебека в Онтарио. В комментариях многотиражной прессы подчеркивались серьезные последствия для Квебека, если такое решение будет принято58. Однако позднее другая крупная газета отмечала, что то была только шутка, мистификация, которую никто не принял всерьез59. И действительно, 1 июля 1949 г. КДМ была вынуждена согласиться на повышение заработной платы своих рабочих на 10 центов в час и гарантировала работу для всех забастовщиков без какой-либо дискриминации.

Так закончилась эта одна из самых продолжительных забастовок в истории канадского рабочего движения, но конфликт между профсоюзами и предпринимателями не был урегулирован окончательно. Понадобилась ещё долгая и упорная борьба, прежде чем коллективные договоры в асбестовой промышленности были наконец подписаны в начале 1950 г.60

Подводя итоги, центральный орган ККПК газета Ле Травай справедливо отмечала, что эта самая крупная и беспрецедентная в Квебеке забастовка закончилась убедительной победой шахтеров главным образом благодаря их стойкости, единству и решительности в своей справедливой борьбе61. Согласно той же газете "асбестовая забастовка", несомненно, стала одним из самых значительных событий в социальной истории Французской Канады, а её подлинный смысл четко проявился в исключительно высокой солидарности и сознательности организованных в профсоюзы рабочих62.

Представлявшая интересы левых католиков и франкоканад-ской интеллигенции влиятельная газета Девуар, которая, по мнения ККПК, наиболее полно и объективно из всех средств массовой информации отражала ход событий "асбестовой за-бастовки"63, тоже обращала внимание на серьезные последствия этого события, в частности на рост массового социального соз-нания64. "Асбестовая забастовка" получила широкий резонанс и в англоязычной части Канады. Так, издающийся в Торонто популярный общественно-политиче-ский журнал либерального направления Кэнэдиан форум отмечал, что эта беспрецедентная для Квебека забастовка была в то же время одним из наиболее драматических эпизодов в истории канадского рабочего движения, а её социальные, экономические и политические последствия имели общенациональное значение65.

Показателем влияния "асбестовой забастовки" на общественное мнение страны может служить и неоднократно использованный в этой главе одноименный коллективный труд, подготовленный очевидцами событий под редакцией П.Трюдо, и специально написанный по этому поводу роман Ж.-Ж.Ришара Огонь в асбесте66, отдельные отрывки из которого были опубликованы в начале 1955 г. в газете Рабочей прогрессивной партии Канады Комба. Этот остро социальный роман вполне заслуженно получил высокую оценку как канадских. так и наших отечественных специалистов67.

Забастовка в Асбестосе привлекла внимание и современных исследователей. Так, по мнению прогрессивного канадского ученого Г.Типла, "асбестовая забастовка? 1949 г. с точки зрения общенационального значения во многих отношениях равноценна всеобщей стачке 1919 г. в Виннипеге68. Другой специалист по этой проблеме, Ф.Избестер, хотя и сводил результат данной забастовки лишь к "психологиче-ской победе" рабочих, тем не менее признал, что она явилась вызовом не только для крупного капитала, но и для всего существовавшего тогда экономического, социального и политического порядка69. И наконец, отдельные аспекты "асбестовой забастовки" были подробно рассмотрены в диссертационных работах американских и канадских ученых70, что также свидетельствует о её значении.

Одним из важнейших последствий "асбестовой забастовки" стало падение влияния католической церкви на рабочее движение. Как отмечал Г.Типл, забастовка в Асбестосе буквально потрясла католическую церковь и обусловила устранение священников от руководства в ККПК. Начавшаяся секуляризация ККПК привела к росту активности и боевитости этого профцен-тра в последующие годы. Кроме того "асбестовая забастовка" существенно ослабила позиции католической церкви и во многом способствовала падению её роли внутри Квебека в 50-60

71

годы .

Хотя многие представители католической церкви, как среди низшего, так и среди высшего духовенства, публично поддержали шахтеров Асбестоса. некоторые авторы все же явно преувеличивали роль церкви, считая, что без её поддержки "асбестовая забастовка" окончилась бы неудачно72. Не следует забывать, что духовенство заботилось прежде всего о своих интересах, боясь утратить влияние в массах трудящихся-католиков. С другой стороны, нет никаких оснований рассматривать в тот период католическую церковь Канады как единый консервативный институт; как и в любой другой организации, в ней были как левое - умеренно-либеральное, так и правое - ультраконсервативное крылья.

"Асбестовая забастовка" вызвала раскол между ними. Большая часть духовенства, понимавшая необходимость перемен для сохранения своего влияния, так или иначе поддержала забастовщиков, тогда как консервативное меньшинство выступило на стороне "закона и порядка". Убедившись, что в Канаде они не встречают поддержки, представители правого крыла католической церкви решилиобратиться за помощью прямо в Ватикан. С этой целью был подготовлен специальный доклад под анонимной подписью на латыни "кустос? (страж, надзиратель),

весьма недвусмысленно характеризующий цели его составите-

73

лей .

71 Teeple G. Op.cit. p. 82, 84.

73 Отдельные выдержки из этого донесения были опубликованы с комментариями. См.: "Le Rapport Custos" // La Greve de l'amiante, p. 407418; "Custos Guards" // Quebec in the Duplessis Era, 1935-1959. Dictatorship or Democracy", p. 99-100.

Этот специфический документ своего времени представлял собой сборник различных тенденциозно подобранных или откровенно сфальсивицированных материалов об "асбесто-вой забастовке" с резкими выпадами и обвинениями в адрес отдельных членов духовенства и руководства ККПК. В результате сговора Дюплесси с отдельными членами квебекского епископата он был направлен в Ватикан в качестве полуофициального документа, но не нашел там ожидавшейся поддержки, и весь этот инцидент не имел каких-либо видимых последствий. Правда, последовавшая в феврале 1950 г. отставка по сотоянию здоровья архиепископа Мореаля Ж.Шарбонно в некоторых кругах массовой информации прямо связывалась с позицией, занятой им в период "асбестовой забастовки"74, хотя официальный представитель Ватикана в Канаде И.Антониутти категорически опроверг это75. Если это и так, то официальные власти Квебека и отдельные представители католической церкви все-таки, несомненно, пытались повлиять на Ватикан в этом вопросе. Достоверно известно, что Дюрлесси лично оказывал давление на высшие звенья церковной иерархии. Так, в письме папскому легату И.Антониутти от 13 февраля 1950 г. он оправдывал действия правительства во время известных событий в Асбестосе тем, что это была не просто забастовка, а "анархическая революция против законно установленной власти"76.

Все это следует учитывать при характеристике позиции католической церкви, которая, хотя и вмешалась в ход событий, происходивших в Асбестосе, но действовала, как признал Ж.Дион, "с большой осмотрительностью и осторожностью"77, в результате чего её влияние в массах трудящихся-католиков существенно пошатнулось, и в попытке сохранить остатки былого могущества она была вынуждена пойти на большие уступки. В этом смысле опубликованное в 1950 г. специальное пастырское послание квебекского епископата Рабочая проблема в свете социальной доктрины церкви178 было прямым следствием "асбестовой забастовки", привлекшей внимание общественности к этой важной проблеме и заставившей духовенство официально отказаться от руководства католическими профсоюзами79.

Другим серьезным последствием забастовки в Асбестосе был несомненный рост солидарности канадских рабочих, укреплявший позиции организованных трудящихся и межпрофсоюзные связи. До этой забастовки три группы профсоюзов, объединенных в ПРКК, ККТ и ККПК были глубоко разделены и больше соперничали между собой, чем помогали друг другу. Фактически до этого момента ни о каком межпрофсоюзном сотрудничестве не могло быть и речи. Кроме всего прочего, рабочие, объединенные в двух других профцентрах, прежде не считали католические профсоюзы способными вести такую ожесточенную и продолжительную борьбу и доводить её до победного конца. В этом смысле "асбестовая забастовка" обозначила вершину межпрофсоюзного сотрудничества. Никогда прежде вся совокупность рабочего движения в Канаде не помогала так активно какому-либо одному профсоюзу80. Именно поэтому забастовка в

78 Le Probleme ouvriere en regard de la doctrine sociale de l'Eglise. Lettre pastorale collective des Archeveques et Eveques de la province de Quebec. Montreal: Bellarmin. 1950 (ISP, - 433-434). - 79 p.

Асбестосе стала одной из ключевых стачек канадских рабочих в первой половине XX века.81

Более того, после второй мировой войны ККПК строго говоря уже не была чисто конфессиональным профцентром, объединявшим только католиков; в своей практической деятельности она явно сделала акцент на производственный принцип организации, хотя раньше группировала профсоюзы в основном по цеховому принципу, и стала активно укреплять свои позиции в тяжелой промышленности. Однако вся эта внутренняя эволюция ККПК была мало заметна до

1949 г. Кроме того, в общем контексте борьбы с антирабочей политикой правительства Дюплесси "асбестовая забастовка" стала символом единства всего канадского профсоюзного движения. Она вскрыла изменения, произошедшие внутри ККПК, доказала способность католических профсоюзов вести упорную борьбу в защиту своих интересов и существенно повысила авторитет ККПК среди рабочих двух других канадских профцен-тров. В результате этой забастовки внутри профсоюзного движения сложились новые отношения, пропитанные взаимным доверием и осознанным стремлением к более эффективному и взаимно полезному сотрудничеству82.

Помимо всего прочего забастовка в Асбестосе явилась ярким доказательством реальности, жизнеспособности и перспективности национального юнионизма, его внутреннего динамизма и растущего влияния и популярности в рабочем движении Канады. Видимо это событие в определенном смысле побудило одного из руководителей Рабочей прогрессивной партии Канады У.Каштана высказать тогда ещё невероятное для многих предположение, что наступит момент "когда профсоюзы в Канаде перестанут быть приложением к профсоюзам в Соединенных Штатах"83.

Таким образом "асбестовая забастовка? 1949 г. как проявление глубоких социальных изменений внутри франкоканадской общины во многом способствовала подъему рабочего движения в Квебеке, росту социального сознания трудящихся-католиков, их солидарности с другими канадскими профцентрами. Упорная борьба шахтеров Асбестоса показала реальную силу и возможности профсоюзов в защите интересов трудящихся и заставил правительство Дюплесси и крупный капитал считаться сними. Католический синдикализм был признан как важная социальная и общественная сила, однако, как показала эта забастовка он существенно видоизменился по сравнению с замыслами его создателей. Борьбу шахтеров католического профсоюза, входящего в ККПК, поддержали все канадские профцентры, благодаря чему ККПК приобрела официальное признание и поддержку общественного мнения всей страны. Именно в силу этого обстоятельства проблемы отношений труда и капитала, долгое время остававшиеся в тени, приобрели важное значение в общественной жизни Французской Канады. В этом то и состоял подлинный, скрытый за поверхностью событий, глу-бокий смысл "асбестовой забастовки" 1949 г. действительно ставшей переломным моментом в развитии католического синдикализма в Канаде и в истории всего франкоканадского народа.

Правда, 1954, 28 марта.

Глава шестая : ЭВОЛЮЦИЯ (1946-1960) От Конфедерации католических профсоюзов Канады к Конфедерации национальных профсоюзов. Деконфессионализация вез утраты христианских принципов.

Являясь по сути своей не только профсоюзным, но еще и национальным массовым социальным движением со строго определенными границами, ККПК объединяла в себе почти исключительно рабочих франкоязычной крупнейшем регионе Канады после второй мировой войны и связанные провинции Квебек. Изменения, произошедшие в этом прежде всего с ускоренной индустриализацией и урбанизацией Квебека, имели далеко идущие последствия во всех сферах общественной жизни, в том числе и в профсоюзном движении.

К середине XX в. из 6 млн. католиков Канады (43% населения страны) 3,5 млн. проживали в провинции Квебек, где в силу общности вероисповедания, культуры и языка они составляли гомогенное общество. Остальная же часть католиков была рассеяна среди протестантского большинства в других канадских провинциях. Неудивительно поэтому, что идеи социального католицизма получили развитие прежде всего в Квебеке, где на протяжении трех с половиной веков католическая церковь занимала господствующее положение практически во всех важнейших сферах общественной жизни1.

Конфедерация католических профсоюзов Канады (ККПК) была призвана воплотить в жизнь одну из центральных целей социальной доктрины церкви - учредить корпоративный строй, основанный на организации как рабочих, так и предпринимателей, но скорее по их отношению к определенной сфере деятельности независимо от классовой принадлежности, чем на подлинно профессиональных интересах. В социальной энциклике ?Quadragesimo anno" прямо говорилось, что подлинный социальный порядок можно установить только путем замены опози-ционно настроенных друг к другу классов хорошо организованными корпоративными группировками2. Трудность практического воплощения этой концепции состояла в том, что социальное примирение в рамках нового корпоративного строя требовало не только преодоления традиционного недоверия трудящихся, но и определенного морального перерождения правящих классов. И тем не менее, идеи корпоративизма доминировали в идеологии ККПК вплоть до конца второй мировой войны, что дало Жану Маршану - генеральному секретарю ККПК в 19461960 гг. определенные основания охарактеризовать этот канадский профцентр как конфессиональную, прокорпоративистскую организацию3.

В своей программе послевоенного устройства ККПК все еще ратовала за придание профессиональным корпорациям статуса учреждений общественного порядка, наделенных функциями надзора и регламентации за промышленной и коммерческой деятельностью в целях достижения промышленной демократии4. Однако уже в первые послевоенные годы идея корпоративизма была поставлена под сомнение. Это произошло благодаря смене руководства ККПК, эволюции внутри самой католической церкви, а также под несомненным воздействием левокатолической общественной мысли. Особенно большое влияние на католические круги в Канаде оказали такие видные французские мыслители, как Жак Маритен и Эмманюэль Мунье, которые в своих трудах неизменно опирались на приоритет гуманитарных и духовных ценностей и, несмотря на различие взглядов на свободу человеческой личности и ее пределы, оба отмечали непреходящую ценность примата общественного блага. Маритен считал: "р,азвитие человеческой личности закономерно требует наличия множества автономных общин, имеющих права, свободы и собственное руководство"5. Согласно этому плюралистическому принципу, все, что рождено свободной инициативой людей и может быть реализовано ассоциациями или любыми другими неправительственными учреждениями, должно осуществляться без государственного вмешательства. В ряде его трудов, изданных в США, наиболее полно разработаны принципы христианской демократии, предполагающие служение общества интересам отдельного индивидуума, при этом категория общественного блага вовсе не является тоталитарной концепцией6.

Сходную позицию в христианской интерпретации таких понятий, как "свобода", "д,емократия", "справедливость", занимал и Э.Мунье, один из основоположников персонализма - наиболее яркого течения левокатолической мысли. Между личной свободой и социальной ответственностью человека есть тесная связь: независимость отдельного индивидуума, его неотъемлемое право на свободу выбора, по мнению Мунье, никоим образом не противоречит тому неоспоримому факту, что человек существует не сам по себе, а в естественной среде, среди других себе подобных и таких же независимых индивидуумов7. Выбор Мунье очевиден: обществу замкнувшихся в себе индивидуалистов он противопоставляет гражданское общество подлинно независимых и свободных личностей с высоким сознанием общественного долга.

Взгляды Маритена, Мунье и других левых католиков оказали сильное влияние на послевоенное развитие ККПК8. Этими идеями прониклись и значительные круги католической интеллигенции Квебека. Не случайно такой консервативный историк и свидетель событий того времени, как Р.Рюмильи, уже в самом факте проникновения персонализма во Французскую Канаду усматривал опасность для основных устоев традиционного ка-толицизма9.

И действительно, внутри квебекского епископата происходили важные изменения в пользу более либеральной интерпретации социальной доктрины церкви. Усилиями созданной в 1948 г. Духовной комиссии по социальным исследованиям в феврале 1950 г. публикуется пастырское послание квебекского епископата Рабочая проблема в свете социальной доктрины церкви. Этот документ, резюме и первые отклики на который были напечатаны в центральном органе ККПК газете Le Travail10, сразу же привлек внимание Ватикана, стал переводиться на многие языки, а в последствии отдельные его положения вошли в энциклику Иоанна XXIII Mater et Magistra11.

В послании епископата делался важный вывод о необходимости так преобразовать структуру предприятий, чтобы "организованный рабочий класс участвовал в их управлении, прибылях и собственности"12. Более детально эта проблема была рассмотрена в опубликованной годом ранее специальной публикации Духовной комиссии по социальным исследованиям под характерным заголовком Участие трудящихся в жизни предприятия13. Желательность подобных изменений подчеркивалась еще в энциклике ?Quadragesimo anno"14. Отдав должное таким требованиям местных рабочих, епископат Квебека все же не признал их естественного права на совладение, соуправление и соучастие, поскольку социальная доктрина церкви не относит эти понятия к категории первичных прав. Не случайно в послании подчеркивается, что конкретный собственник средств производства должен всегда оставаться хозяином своих экономических решений, тогда как рабочие могут иметь только консультативный голос15.

Здесь уже довлеет первичное, с точки зрения церкви, естественное право частной собственности, но и эта категория претерпевает в своей трактовке существенные изменения. "Не из законов человеческих, а из самой природы проистекает право индивидуальной собственности. Государство не может её отменить, оно в состоянии лишь умерить её использование и примирить её с общественным благом", - такова оценка частной собственности, данная папой

Львом XIII в 1891 г. в первой социальной энциклике ?Rerum novarum"16. Спустя сорок лет папа Пий XI обратил внимание на двойственный: индивидуальный и одновременно социальный характер частной собственности и признал, что материальные блага, созданные в таком изобилии в эпоху индустриализации, плохо распределены и не отвечают нуждам различных классов17.

Его последователь папа Пий XII рассуждал уже об естественном праве каждого индивидуума на пользование материальными благами, ибо без их справедливого распределения подлинная цель национальной экономики не будет достигнута, и каким бы ни было изобилие имеющихся благ, народ, не участвующий в их распределении, останется бедным18. И наконец, папа Иоанн XXIII как бы подводя итог рассматриваемому периоду, справедливо заключил, что одной из главных черт эпохи научно-технического прогресса, несомненно, является социализация, т.е. обобществление средств производства. Происходящее при этом сужение сферы свободы индивидуумов вполне закономерно, считает он, ибо человек не только свободен, но и ответственен за свои поступки, а посему не может полностью абстрагироваться от влияния Среды, в которой существует. Далее следует очень важный вывод: процветание народов должно измеряться не общей суммой материальных благ, а их справедливым распределением, отсюда проистекает и право трудящихся на участие в собственности тех предприятий, где они работа-

19

ют .

Такие соображения оказали прямое влияние на ККПК, которая на своем съезде в 1948 г. одобрила проект реформы предприятий в полном соответствии с изложенными выше принци-пами20. В программном документе "Декларации принципов ККПК? (1951) отмечалась необходимость признания совместной ответственности всех участников производственного про

19 Jean XXIII. "Mater et Magistra? (1961) // Le Discours social de l'Eglise catholique de Leon XIII a Jean-Paul II, p. 267-268, art. 59, 60-63;

p. 271, art. 74, 77.

цесса. Вот некоторые характерные выдержки из этого интересного документа рассматриваемой эпохи:

Современный экономический режим, господствующий в нашей стране, обесценивает человеческие и духовные ценности. Согласно этому режиму, стремление к индивидуальной выгоде способно автоматически обеспечить общественное благо. Из этого вытекает презрение к человеческому достоинству, законным чаяниям человеческой личности и общественному благу.

Накопление богатств и концентрация экономической власти в руках ничтожного меньшинства в ущерб общественному благу являются последствием системы, избравшей прибыль в качестве главной движущей силы.

Долг каждого гражданина - способствовать общественному благу согласно требованиям социальной справедливости. С другой стороны, общество создано для человеческой личности. И поэтому нужно чтобы производство метериальных благ было подчинено удовлетворению законных человеческих нужд и чтобы все материальные, социальные и культурные условия благоприятствовали расцвету, безопасности и свободе каждого тру-21

дящегося и его семьи .

Как видно, отношение католического профцентра к существовавшему строю не только не смягчилось, а стало ещё более критичным: чего стоит одна только фраза. что ККПК остерегается того, чтобы "идентифицировать частную собственность и капитализм. Она осуждает либеральный капитализм точно также как и марксизм во всех его формах". Более того, ККПК считает необходимым ограничить власть частного капитала в некоторых базовых секторах экономики, передав контроль над ними неким новым полностью автономным образованиям (corps), представляющим интересы потребителей, трудящихся, руководства предприятий и государственных властей. Главная цель

21 "Declaration de principes de la CTCC (1951)" // 30 Congres de la CTCC. 1951. Proces-verbal. P. 214-215.

ККПК состоит в том, чтобы руководство предприятий перестало бы представлять исключительно интересы капитала. И хотя термины "корпо-рация" или "корпоративный строй", столь широко употреблявшиеся в документах и периодике 30-40 годов, здесь не присутствуют, общий смысл цели остался тот же и даже стал более детальным. Реформа производства видится в сотрудничестве основных представителей производства и распределения благ в рамках предприятия, профессии и всей экономики в целом. Для этого желательно создание новых органов, состоящих из представителей профсоюзов трудящихся, дирекции, технического персонала и капитала. И опять-таки трудящиеся и предприниматели должны объединиться на уровне профессии и создать паритетные комиссии с целью регламентации деятельности той или иной профессии для возможно лучшего служения интересам её членов и всего общества. В провинциальном или общенациональном масштабе ККПК предлагает создание аналогичных органов для управления экономикой в

22

рамках всей страны .

Все это удивительно напоминает отдельные базовые положения корпоративной программы ККПК начала сороковых годов и свидетельствует об определенной притягательности и даже жизненности программы социальной реставрации христианского порядка, официально пропагандировавшейся церковью начиная с 1931 г. Жерар Пикар, избранный в 1946 г. на юбилейном 25-м съезде ККПК ее президентом, также высказался за правомерность понятия "соуправление" применительно к деятельности отдельной отрасли промышленности и даже национальной экономики в целом.

Подобные заявления вызывали настороженность, а подчас и враыждебность среди предпринимателей, серьезно обеспокоенных опасностью утратить собственность. Даже в Профессио-

Ibid. p. 216-217.

ЪО 157 Св

нальной Ассоциации Промышленников (ПАП), основанной в 1943 г. как дополнение католических профсоюзов с целью устройства корпорации, проект реформы предприятий вызвал раскол, в результате которого один из создателей этого союза предпринимателей-католиков отец Бувье был вынужден подать в отставку с поста капеллана ПАП23. Да и сам замысел реформы предприятия, каким бы привлекательным он не выглядел для руководства ККПК, оказался почти нереальным в условиях бурно развивавшейся экономики конца 40-х - начала 50-х годов. И все же этот проект не был забыт, в дальнейшем его предполагалось осуществить путем введения элементов общественного договора в трудовое соглашение24.

В этом чувствовалось влияние идей левых католиков, благодаря которым ККПК, утратившая свою корпоративистскую идеологию и потерпевшая неудачу с проектом реформы предприятий, восприняла в 50-х годах новую идеологическую модель "д,емократического гуманизма" с приоритетом ценностей свободы и демократии25. Новые идеи нашли свое прямое воплощение в двух основных программных документах ККПК тех лет, формулирующих основные принципы этого профцентра.

Согласно Декларации принципов 1951 г. отвергающей прибыль как основную движущую силу общественного развития, ККПК выступила в пользу приоритета достоинства человеческой личности и фундаментального равенства всех человеческих существ, полностью отвергнув какую-либо дискриминацию из-за языка, национальности, расы, пола и религии, высказав свою полную приверженность демократическому устройству общества:

ККПК верит в подлинную политическую демократию потому, что эта система гарантирует свободу граждан и их право на участие в гражданской ответственности. Она считает, что наш демократический режим не должен быть отдан на милость немногих привилегированных лиц, которые используют власть для защиты своих привилегий и своих эгоистических интересов. ККПК полагает, что настоящая политическая демократия не может мыслиться без демократизации экономики. Она противостоит любым формам тоталитаризма и этатизма.26.

Спустя десять лет эта формулировка была почти полностью сохранена и в новой декларации, где ещё сильнее была подчеркнута первостепенная роль духовных ценностей в устройстве общественного порядка. Эта вера основана на христианской концепции человеческой личности, согласно её божественному происхождению, поскольку фундаментальное равенство всех людей обусловлено их общим происхождением, характером и целью их существования. Характерно, что впервые в документе ККПК такого рода, помимо привычного права на труд, появился и специальный раздел Права и свободы, где четко обозначались следующие фундаментальные и неотчуждаемые права трудящихся:

" право на труд;

" право на ассоциацию;

" право на справедливое распределение богатств;

" право на уважение личности в физической и моральной жизни;

" право на правдивую информацию, образование и культуру;

" право на юридическую защиту;

" право на свободу волеизъявления;

" право участвовать в экономической, социальной и политической жизни

27

нации .

Выход из создавшегося положения ККПК видела в гуманизации производства, призывала государство обеспечить примат общественного интереса над частным, подчинив собственность на средства производства общественному благу.

Такая идеологическая эволюция ККПК была самым тесным образом связана с обновлением ее руководства. В 1946 г. Ж.Пикар заменил на посту президента консервативно настроенного Шарпантье, возглавлявшего профцентр в 19351946 гг.28 Из остальных представителей нового направления в руководстве ККПК наибольшим влиянием пользовались Ж.Маршан - генеральный секретарь ККПК с 1947 г. Ж.Пеллетье - главный редактор газеты Le Travail, Ф.Жоли-кер -заведующий отделом образования, созданным в 1948 г. а также Ж.П.Жофруа, П.Вадбонкер. Это были прогрессивно настроенные люди с университетским образованием, приверженцы левых католических идей. Именно благодаря их усилиям ККПК увеличила в 50-х годах свою численность до 100 тыс. человек, заняв прочное место в асбестовой, целлюлозно-бумажной, текстильной, обувной, деревообрабатывающей, металлургической

27 "Declaration de principes de la CTCC (1960)" // 39 Congres de la CTCC. 1960. Proces-verbal. P. 131-132.

промышленности, а также среди работников больниц и муниципальных служб29.

Внутри самого католического профцентра вовсе не было полного единодушия, что подтверждается в мемуарах ведущих профсоюзных деятелей того периода: наряду с явно преувеличенными, крайне субъективными оценками в них содержатся и удивительно сходные суждения о характере процессов, вызвавших эволюцию католического синдикализма. Так, по мнению Жерара Пелетье, именно в беспокойные

50-е годы Жан Маршан вместе с Жераром Пикаром создавали подлинно рабочий профцентр, используя "сырой материал" католических профсоюзов, тогда как до тех пор ККПК представляла собой лишь "убежище для горстки подлинных бойцов" и "стадо слепых и вялых добровольцев"30. Шарпантье же, наоборот, упрекает Пикара и Маршана за авторитарный стиль руководства, вспоминая как в конце 40-х годов ему пришлось столкнуться с беспокойством многих рядовых членов, возмущенных "бюрократизацией ККПК" и проникновением на ответственные посты "моло-дых псевдоинтеллектуалов" без какого-либо опыта рабочей и профсоюзной деятельности31.

По признанию самого Пелетье, внутри ККПК оставалось много старых профактивистов, не одобрявших её новой левой ориентации, и даже сторонников правопопулистской партии Национальный союз во главе с Морисом Дюплесси, которая в 1944-1960 гг. постоянно находилась у власти в Квебеке32.Естественно все эти люди упорно сопротивлялись всяким попыткам обновления ККПК; даже при выборе президента в 1946 г. за Пикара проголосовало всего на 26 человек больше, чем за Шарпантье. Но новое руководство ККПК мало считалось с настроениями рядовых членов, не принимая во внимание ни относительно низкий уровень их социального сознания, ни настроя общественного мнения того времени в отношении профсоюзов. И все же Шарпантье признает, что Пикар и Маршан возглавили этот профцентр именно благодаря их интеллектуальному превосходству, ибо они были нужны рабочим для успешного ведения переговоров по заключению коллективных соглашений и в целом способствовали радикализации католического синдикализма33.

Характеризуя католические профсоюзы как оригинальную и самобытную часть рабочего движения Канады, следует учитывать такую его особенность, как наличие межнациональных профсоюзов, объединявших американских и канадских рабочих, со штаб-квартирами в США. Например в Квебеке, кроме ККПК, в организованное рабочее движение входили: Квебекская федерация труда (КвФТ) - местный филиал Профессионального и рабочего конгресса Канады (ПРКК), который в свою очередь был всего лишь канадским отделением Американской федерации труда (АФТ); Федерация производственных профсоюзов Квебека (ФППКв) - местный филиал Канадского конгресса труда (ККТ), самого входившего в Американский конгресс производственных профсоюзов (КПП). После слияния в 1955 г. АФТ с КПП в единый профцентр, их канадские и квебекские отделения тоже объединились: в 1956 г. ПРКК с ККТ в Канадский рабочий конгресс (КРК), а в 1957 г. КвФТ с ФППКв в Федерацию трудящихся Квебека (ФТКв). В момент объединения только 24% рабочих Квебека состояли в профсоюзах, из них

32 Pelletier G. Op.cit. p. 189.

33 Mumoires-Charpentier, p. 316-317, 464-465, 342.

ВО 162 Св

более 100 тыс. - в ККПК, 130 тыс. - в КвФТ и 50 тыс. - в

ФППКв34.

По данным министерства труда Канады, в целом по стране на 1 мая 1956 г. более 1,3 млн. рабочих и служащих были организованы в профсоюзы (32,5% рабочей силы). Из них в межнациональные профсоюзы входило 947,5 тыс. человек, в национальные - 338,6 тыс.; в КРК состояло чуть более

1 млн. из них лишь 160,5 тыс. человек были объединены в национальных канадских профсоюзах, которые до создания КРК представляли большинство в ККТ, наиболее зрелую и боевитую часть рабочего класса - продолжателя традиций национального юнионизма. Подавляющая же часть членов нового профцентра (821,4 тыс.) находилась в различных межнациональных профсоюзах, приверженных ещё соглашательской практике АФТ. В то же время в КРК не вошли два братства железнодорожников (43,9 тыс. чел.) и другие неаффилированные с какими-либо профцентрами межнациональные профсоюзы (81 тыс. чел.). Кроме национальных профсоюзов КРК, было ещё много мелких независимых канадских союзов, не входящих ни в какой проф-центр. И наконец, в ККПК состояла 101 тыс. человек35. По сути это был единственный подлинно национальный канадский профцентр. Хотя подавляющее число членов ККПК естественно находилось в Квебеке, отдельные местные профсоюзы этого

католического профцентра были также в Онтарио и Новой Шот-

36

ландии .

36 Quinn H.F. The Union Nationale. A Study in Quebec Nationalism. Toronto: University of Toronto Press, 1970, Ap. A, Tab. VII, p. 205.

Несмотря на численное преобладание, межнациональные профсоюзы были чужды местному населению, особенно в Квебеке. Не привилась здесь и их прагматичная идеология, кратко сформулированная президентом КФТ в беседе с Пикаром следующим образом: "нет принципа, от которого я бы не мог отказаться при заключении трудового договора, в обмен на увеличение почасовой зарплаты на 10 или 15 центов"37. ККПК, наоборот, была чисто национальным профцентром, защищавших интересы канадских рабочих католиков. Идеологические принципы ККПК и само ее название позволили ей глубоко проникнуть в местную среду, не возбуждая недоверия, которое вызывали здесь межнациональные профсоюзы. Благодаря ей трудящиеся-католики смогли впервые объединиться и на опыте оценить все преимущества коллективного действия38.

Каковы же были наиболее важные социальные и экономические требования ККПК тех лет" Оба эти понятия тесно связаны и взаимозависимы в деятельности этого профцентра. Выступая за децентрализацию промышленности, национализацию естественных ресурсов, государственный контроль над экономической политикой акционерных обществ,39 ККПК реально боролась с ростом безработицы, снижением покупательной способности населения, против постоянного роста цен. Кооперативное движение рассматривалось ею не только как мера, направленная на улучшение положения рабочих семей, возможность обобщить частную собственность без ее отмены и отобрать у капитала его ведущую роль в экономике,40 но и как воплощение социальных идеалов равномерного распределения общественного блага.

В условиях послевоенной реконверсии экономики впервые возникла проблема массовой безработицы: если в ноябре 1945 г. в Квебеке было 48,3 тыс. безработных, то в феврале 1946 г. -уже 106,5 тыс. т.е. почти половина всех безработных Канады (225 тыс.). В марте 1950 г. безработицей в Квебеке было охвачено уже 150 тыс. человек41. Для борьбы с этим явлением ККПК потребовала у федеральных властей принятия мер по экстенсивному развитию экономики, временного ограничения иммиграции и импорта, отмены налога с дохода до 1,5 тыс. дол. в год и призвала правительство Квебека обязать иностранные компании обрабатывать на месте добываемое сырье42. Последнее требование было особенно важным, поскольку, занимая первое место в Канаде по добыче железной руды, Квебек производил только 4,3% всей выплавляемой в стране стали, а 90% добытой здесь руды шло на экспорт43.

В целом ККПК выступала за поливариантность или многоук-ладность экономики, подразумевая под этим частную, кооперативную и национализированную собственность на средства производства. Государство стало восприниматься ею как основной участник экономического развития только во второй половине 50-х годов. Столкнувшись в тот период с социальными последствиями автоматизации производства, ККПК впервые признала за государством не только контролирующие, но и регламентирующие, перераспределительные функции44, чего раньше никогда не было. Пересмотрев свои прежние антиэтатистские взгляды, ККПК поддержало более активное, чем прежде, вмешательство государства в экономику. В конце 50-х годов руководство профцентра пришло к выводу, что частное предприятие, озабоченное исключительно собственными интересами, которые далеко не всегда соответствуют интересам нации, доказало неспособность руководить экономикой, поэтому в интересах общественного блага следует перейти к планированию, ибо только так можно покончить с хронической безработицей и другими социальными проблемами45.

"Социальная незащищенность - одна из характерных черт положения рабочего и его семьи в середине XX в.", - отмечалось в программном документе ККПК 1951 г. причины ее в недостаточности доходов, непостоянстве занятости и других сопутствующих этому явлениях46. Вот почему одним из основных требований послевоенного периода стала проблема справедливой заработной платы, т.е. такой, которая полностью отвечала бы моральной, экономической и социальной ценности труда. Эту минимальную, с точки зрения ККПК, зарплату необходимо узаконить и зафиксировать в коллективных договорах47.

Улучшению положения трудящихся должны сопутствовать и другие меры их социальной защищенности, считала ККПК, требуя у правительства запретить работу по воскресеньям, оплачивать официальные праздничные дни, повысить размер пенсии для слепых и нуждающихся матерей до 10 дол. в месяц, увеличить пенсии вдовам в случае смерти главы семьи до 60 дол. и до 15 дол. на каждого ребенка; сократить рабочую неделю в сфере торговли с 54 до 48 час. а в промышленности до 40 час. для мужчин и до 35 час. для женщин48. Отношение ККПК к женскому труду после второй мировой войны существенно изменилось. Если во время войны таковой рассматривался как временное явление, ибо учитывалась основная роль женщины - воспитательницы детей и хранительницы семейного очага49, то в 50-е годы необходимость в женском труде для обеспечения прожиточного минимума многодетных семей стала очевидностью и ККПК выдвинула принцип - равную зарплату за равный труд и мужчинам и женщинам50.

Католические профсоюзы требовали понизить пенсионный возраст (65 лет для мужчин и 60 лет для женщин), повысить минимальный размер пенсий (50 дол. в месяц) и предлагали ввести обязательную для всех предприятий пенсионную систему, финансируемую взносами рабочих, предпринимателей и государственной казны в соответствии с размером их частного или национального дохода. Аналогичную форму смешанного финансирования ККПК выдвинула в своем проекте системы страхования на случай болезни и госпитализации, в чем была поддержана ФТК51.

Симптоматично сходство требований этих двух профцентров и в другой жизненно важной сфере - системе образования. Стремясь облегчить доступ к образованию и культуре для рабочих семей, ККПК вместе с ФТК потребовали в 1958 г. у правительства Квебека введения системы всеобщего бесплатного школьного образования52. Близость социальных требований католических и межнациональных профсоюзов в 50-х годах тоже свидетельствовала о глубокой внутренней эволюции ККПК, в деятельности которой общепрофессиональные интересы возобладали над идеологическими разногласиями.

В 1948 г. ККПК вместе с КФТ и ФППК выступили единым фронтом за отмену антирабочего проекта нового трудового кодекса - в результате билль - 5 не стал законом53. Не менее упорной была и их совместная борьба против реакционных антипрофсоюзных законов - 19 и - 20, принятых правительством Дюплесси в 1953-1954 гг. когда рабочие ККПК и ФППК организовали марш протеста перед зданием парламента в Кве-беке54.

Во второй половине 50-х годов, уже после образования КРК, в целях достижения единства канадского рабочего движения велись даже переговоры об аффилировании ККПК с КРК, в ходе которых им удалось достичь предварительной договоренности по этому вопросу. Но не преодоленные до конца идеологические противоречия между ними, межпрофсоюзная борьба их местных отделений в Квебеке, а также отказ КРК признать

ККПК в качестве автономного национального союза в будущем объединенном профцентре не позволили реализовать этот многообещающий прогрессивный проект, который, по справедливому мнению Шарпантье, был все-таки нереальным в условиях того времени55. Тем не менее уже сам факт переговоров свидетельствовал о существенном сближении позиций католических и межнациональных профсоюзов Канады.

Исходя из принципиально важного положения социальной доктрины церкви о первичном естественном праве трудящихся на профессиональный союз, ККПК стала постепенно рассматривать забастовку как интегральную часть профсоюзных свобод, т.е. как вторичное естественное право56. Все это способствовало усилению стачечной борьбы. В 19521960 гг. католические профсоюзы участвовали в 99 из 287 забастовок в Квебеке57. Весьма характерно, что серьезные трудовые конфликты послевоенного времени возникали среди различных категорий трудящихся-католиков, объединенных в ККПК: шахтеров г.Асбестос (1949 г.), текстильщиков г.Луивиль (1952-1953), служащих одного из крупнейших в Монреале универсальных магазинов Дюпюи Фрер (1952 г.), металлургов г.Арвида (1952 г.), творческих работников монреальского филиала государственной корпорации "Радио-Канада? (1958-1959 гг.) 58. И хотя не все конфликты закончились победой трудящих-

55 36 Congms de la CTCC, 1957. Procm-verbal, p. 185-188; Mumoires-Charpentier, p. 464.

56 Tremblay L.-M. Op.cit. p. 115.

57 Rouillard J. Op.cit. p. 394.

58 Детальное описание всех перепитий этой наиболее важной для послевоенной истории Квебека и поседующей эволюции католического синдикализма забастовки см.: Коленеко В.А. "Асбестовая забастовка? 1949 г. и ее роль в истории канадского католического синдикализма // Американский ежегодник 1984. М.: Наука. 1984. С. 89-108. Об остальных крупных забастовках послевоенного периода, активное участие в

ВО 169 Св

ся-католиков, их упорная борьба, солидарность с рабочими межнациональных профсоюзов, стремление к единству, честная позиция руководства ККПК свидетельствовали о несомненной зрелости движения.

Одним из неотъемлемых элементов эволюции ККПК был и постепенный отход от строго соблюдавшейся в прошлом аполитичности. Уже в 1949 г. президент Пикар заявил, что политическая деятельность в ККПК должна стать не целью, а средством для лучшей защиты профессиональных интересов трудящихся. Перед провинциальными выборами 1952 г. ККПК открыто призвала избирателей голосовать против четырех кандидатов правящей партии Национальный союз из-за их откровенно антирабочей политики,59 в результате чего трое из них были забаллотированы. Во время избирательной кампании 1956 г. ККПК усилила политическую деятельность, опубликовав краткий перечень требований к предстоящим выборам, и, хотя Дюплесси снова пришел к власти в Квебеке, в тех округах, где католические профсоюзы были особенно сильны, за него голосовали менее 40% рабочих60.

Таким образом, в выборе между религиозным обществом, основанным на власти и милосердии, и гражданским обществом, стремящимся к свободе и справедливости, ККПК предпочла последнее и именно поэтому превратилась в конце 50-х годов в

которых принимали католические профсоюзы, входившие в ККПК см.: В.А. Коленеко Квебекская проблема в послевоенной Канаде. М.: Наука. 1981, с. 228-231, 234-242.

одну из основных сил сопротивления реакционному режиму

61

Дюплесси .

Завершающим элементом послевоенной эволюции ККПК стала ее деконфессионализация, т.е. постепенный отход от строго вероисповедальных принципов, обусловивших создание профцентра, призванного объединять только католиков. Под давлением некоторых местных профсоюзов в 1943 г. ККПК разрешила им упразднить в наименованиях слово католический и объединять не только католиков - при условии уважения принципов социальной доктрины церкви62. Все это вызвало тревогу в церковных кругах за судьбу католического синдикализма.

В конфиденциальной докладной записке, направленной в епископат в марте 1946 г. Шарпантье привел ряд убедительных доводов в пользу придания ККПК более мирской ориентации, подчеркнув, что из 250 профсоюзов, входящих в ККПК, 136 не имеют в своем названии слова католический, из них 35 профсоюзов названы только национальными. Перед руководством ККПК возникла сложная дилемма: или сохранить небольшую численность ККПК, оставив ее строго конфессиональной организацией, или придать ей подлинно канадский характер и существенно расширить за счет всех рабочих, в том числе и не католиков, что было особенно важно для Монреаля63.

Процесс деконфессионализации медленно, но неуклонно усиливался и в последующие годы. Обновленное руковод-ство ККПК высказывало на съездах в 1955 и 1956 гг. доводы в пользу

Hamelin J. Gagnon N. Op.cit. tome 2, p. 178; Boismenu G. Op.cit.,

6p2. 376.

изменения названия профцентра64. Наконец в марте 1959 г. исполком ККПК в докладной записке епископату Квебека предложил полностью упразднить из названия профцентра и профсоюзов слово католический, исключить в программных документах положение о прямой подчиненности церкви и оградить влияние моральных наставников - капелланов внутри профсоюзов ККПК. Пять бывших капелланов ККПК, поддержанных квебекским епископатом, выступили против этого проекта, противоречившего, по их мнению, самому смыслу движения65. Но в самих церковных кругах к тому времени созрело понимание необходимости четко разграничить сферы мирской и духовной деятельности и предоставить католикам более широкую автономию в социальной области. Вот почему епископат Квебека счел нужным оставить решение такой проблемы на усмотрение самой ККПК.

Окончательная деконфессионализация ККПК произошла на ее 39-м съезде в 1960 г. где большинством голосов (303 против 166) профцентр был переименован в Конфедерацию национальных профсоюзов (КНП)66. Прежнее программное положение, гласящее о приверженности социальной доктрине церкви, было заменено более нейтральным заявлением о преданности христианским принципам, но постулат о "при-оритете духовных сил в учреждении социального порядка" остался без изменения67.

Последнее событие логично завершило длительную эволюцию этого самобытного профцентра, который в течение сорока лет являлся практическим воплощением идей социального католицизма в специфических условиях Северной Америки, где в рабочем движении преобладали прагматические тенденции.

Осознание противоречия между корпоративистской идеологией католического синдикализма и действительностью послевоенной Канады привело ККПК к необходимости существенной переориентации. К руководству движением пришли новые прогрессивно настроенные и более образованные лидеры, находившиеся под сильным влиянием левокатолической общественной мысли. Приоритет духовных ценностей, примат общественного блага и другие либеральные идеалы христианской демократии, пропагандировавшиеся левыми католиками, потрясли устои консервативно-клерикальной идеологии, утвердившейся в Квебеке еще в XIX в.

В поисках альтернативы капитализму ККПК активно выступала за демократизацию экономической жизни. Поскольку рационализация производства ведет к дегуманизации человеческого труда, утрате персональной ответственности, отчуждению трудящихся от принятия решений, самым прямым образом влияющих на их судьбы, постольку необходимо, считало руководство ККПК, признать социальную ответственность предприятий и в борьбе за промышленную демократию стремиться к воплощению подлинных идеалов демократического гуманизма.

Если раньше под влиянием корпоративистской идеологии достижение любых требований социального характера воспринималось католическими профсоюзами лишь в рамках возможного согласия между предпринимателями и рабочими, то в послевоенный период эти иллюзии классового сотрудничества

la CTCC-CSN (1960)" // 39 Congres de la CTCC. 1960. Proces-verbal. P. 131.

постепенно улетучивались, уступая место осознанию совершенно иной конфликтной ситуации в отношениях между трудом и капиталом. Основные требования трудящихся-католиков все более сосредотачивались на улучшении условий труда и повышении заработной платы. Постепенно эти требования стали приоритетной самостоятельной целью католических профсоюзов, а не средством для духовного спасения трудящихся, как это было в прошлом.

Либеральные христианско-демократические идеи, проникавшие в Конфедерацию католических профсоюзов Канады, способствовали осознанию необходимости более четкого разделения мирского и духовного начал в общественной жизни, что и привело её к неизбежной деконфессионализации в 1960 г. Приверженность в теории идеологическим постулатам социальной доктрины церкви отнюдь не помешала ККПК все чаще руководствоваться в своей повседневной деятельности принципами классовой солидарности с намерением реально защищать интересы трудящихся. Все это вело к радикализации позиций ККПК в трудовых конфликтах, сближению с межнациональными профсоюзами, постепенному отходу от прежней аполитичности и завершилось закономерным превращением её в прогрессивный канадский профцентр.

ВО 174 Св

Комментарии:

Добавить комментарий