Вылцан М.А. - Крестьянство России в годы большой войны 1941-1945 Пиррова победа

Историография, источниковая база

Крестьянство - самая многочисленная часть населения России - всегда играло первостепенную роль во всех войнах, в которые вовлекалась страна. И больше всего страдало от этих войн, так как основная тяжесть испытаний, как на фронте, так и в тылу, всегда ложилась на его плечи. Не была исключением и Великая Отечественная война Советского Союза 1941 - 1945 гг. пятидесятилетие Победы в которой исполнилось в 1995 г.

Мы не ставим своей задачей детально анализировать историографию советской деревни периода военных лет. Отметим, что она за пятьдесят лет могла бы составить целую библиотеку. Из множества книг и статей выделяются исследования Ю.В. Арутюняна, В.Т. Анискова, В.Б. Островского, И.Е. Зеленина, М.И. Лихоманова, Г.Е. Корнилова, В.П. Мотревича и многих других авторов1.

Проблема рассматривалась в соответствующих томах многотомных историй СССР и КПСС, в "Истории Великой Отечественной войны. 1941 - 1945", Т. 1-6 (М. 1960-1965). В 1987 г. в издательстве "Наука" вышел третий том истории советского крестьянства - "Крестьянство СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны. 1938-1945 гг.". Перечисление книг, брошюр и статей, вышедших в национальных республиках, областях и краях, заняло бы много страниц.

Несмотря на ценность отдельных исследований (таких, как, например, монография Ю.В. Арутюняна, книги В.Т. Анискова и других авторов), в целом имеющаяся литература по проблеме во многом устарела, так как носит печать идеологических наслоений того времени, когда все и вся должно было объясняться и объяснялось "преимуществами социалистической системы хозяйства". Некоторые важные стороны истории крестьянства в годы войны вообще не затрагивались, поскольку "не вписывались" в существовавшие идеологизированные схемы. К тому же не по всем вопросам были доступны архивные материалы.

В настоящем докладе предпринята попытка нового подхода к целому ряду вопросов истории крестьянства в годы войны и, прежде всего, к вопросу о роли колхозной системы в войне. Была ли она фактором силы страны, или наоборот, фактором ее слабости" Как отразились тяготы войны на жизненном уровне и духовном облике крестьянства?

Доклад не ставит своей целью с одинаковой полнотой осветить все стороны истории крестьянства в годы войны. В нем сделан акцент на тех вопросах, которые слабо или вовсе не затрагивались в исторической литературе. Это относится прежде всего к таким вопросам как голод во время войны, церковь и крестьянство.

Помимо литературных источников в докладе использованы архивные материалы Сельхозотдела ЦК ВКП(б), документы "Особой папки" И. В. Сталина, хранящиеся в фонде секретариата НКВД - МВД СССР, материалы фонда прокуратуры СССР, фонда Совета по делам Русской православной церкви и другие. Все эти уникальные документы впервые вводятся в научный оборот.

Доклад написан в жанре конкретно - исторического исследования.

Ужесточение командно - административной системы

Висторической литературе высказано мнение: "В годы Великой Отечественной войны И.В. Сталин и его окружение меняют стиль работы с народом, называя его братьями и сестра-

2

ми" .

С таким утверждением нельзя согласиться. В действительности произошла не "либерализация" сталинского режима, а ужесточение командно - административной и репрессивной системы. Вся полнота власти в государстве была сосредоточена в руках Государственного Комитета Обороны, а вернее его председателя - И.В. Сталина. ЦК ВКП(б) по существу был превращен в политический филиал ГКО. Политбюро, ЦК партии, а точнее его аппарат, полностью поставили под свой прямой контроль деятельность правительства. Абсолютное большинство постановлений правительства принималось одновременно и от имени ЦК ВКП(б), и санкционировалось ГКО. Главные посты во всех ключевых органах Сталин оставил за собой, его сподвижники также выступали, как минимум, в трех ипостасях. О каком-либо "р,азделении" властей, демократическом контроле, коллективном руководстве не могло быть и речи. Конечно, условия военного времени требовали централизации руководства, железной дисциплины во всех звеньях государственного аппарата. Однако абсолютная, ничем не ограниченная власть Сталина приводила к тому, что недостатки и пороки его личности превращались в недостатки и пороки всей государственной системы. Промахи, ошибки и прямые преступления Сталина дорого обошлись советскому народу, многократно увеличили цену Победы. В годы войны был осуществлен строжайший (можно сказать крайний) организационный централизм. Экстремальная обстановка породила экстремальные методы мобилизации всех ресурсов. Но она несла в себе опасность ослабления, а то и утраты связи вышестоящих партийных органов с партийными массами, быстрого нарастания и без того сильных бюрократических тенденций в партийно-государственном аппарате, их закостенения и превращения в доминирующее начало во всей системе управления, принижения, а затем и полного превращения разветвленной структуры совет-

ских хозяйственных и других общественно-конституционных структур в прямой, лишенный всякой самодеятельности придаток централизованного командного ядра, облеченного неограниченной властью.

Подавляющая часть рядовых коммунистов призывного возраста была мобилизована в армию. В Алтайском крае с июля

1941 г. по 1 января 1942 г. число коммунистов деревни уменьшилось на 32,2%, в Ярославской области на 33,2%, в Казахской ССР в первый же год войны (с 1 июня 1941 г. по 1 июля

1942 г.) число коммунистов сократилось на 40%, а сеть колхозных партийных организаций - на 43% .

Большинство сельских коммунистов сосредоточивалось в районных организациях, в совхозах, МТС; непосредственно в колхозах очень мало, В Алтайском крае (в марте 1 942 г.) из 4,5 тыс, колхозов первичные партийные организации имели только 250 (один колхоз из 18). В Ярославской области было 3600 колхозов и только 74 из них (т.е. примерно один из 50) имели первичные партийные организации4.

Колхозные партийные организации были очень малочисленны - в среднем от трех до пяти человек. К тому же в них почти полностью отсутствовали рядовые колхозники, т.е. те, кто непосредственно работал в поле и на фермах. В колхозе "Красное знамя? Сапожковского района Рязанской области насчитывалось пять коммунистов: председатель колхоза, председатель сельсовета, ветеринарный фельдшер, сторож и кладовщик5.

Почти также малочисленны были комсомольские организации. В Омской и Тюменской области за полгода в связи с уходом комсомольцев на фронт распалось 353 колхозные организации. Из оставшихся 31 29 организаций в 1 41 4 насчитывалось в среднем от трех до пяти членов комсомола6.

Сокращение сети партийных и комсомольских организаций, которые были главными рычагами командно-административной системы в деревне, затрудняло "политическую" работу среди крестьянского населения. Тем не менее они руководили перестройкой всей политической и организационной работой в деревне в соответствии с требованием военного времени "Все для фронта, все для победы!". Малейшие проявления неорганизованности, расхлябанности, разгильдяйства расценивались как государственное преступление. Нарушение хозяйственных планов рассматривалось как саботаж, подрывавший обороноспособность страны.

Партийные организации опирались в своей работе на советский и хозяйственный аппарат. Все звенья этого аппарата сверху и донизу возглавлялись коммунистами и действовали в соответствии с партийными директивами. Сельские райкомы партии, на которые было возложено непосредственно руководство колхозами, совхозами и МТС, направляли всю их работу через районные Советы, их исполкомы с различными отделами и сельсоветы. Сельские райкомы совместно с райисполкомами решали все вопросы хозяйственной и политической жизни деревни. Подготовка к посевной или уборочной, выполнение госпоставок, обеспеченность колхозов и совхозов техникой, семенами, рабочей силой, поощрения и взыскания, распространение газет и радиопропаганда, работа школ и больниц - ничто не должно было оставаться вне поля зрения сельских райкомов партии.

Ранее не доступные для исследователей документы Сельхоз-отдела ЦК ВКП(б) свидетельствуют о том, что партийно-политическая работа в деревне в годы войны проходила далеко не так гладко, как она представлялась во многих книгах и статьях.

Вот сообщение инструктора Сельхозотдела ЦК ВКП(6) И. Лебедева секретарю ЦК ВКП(6) Андрееву А. А. "Опричинах неудовлетворительного состояния сельского хозяйства в Тамбовской области в 1941 г.": "Обком и многие райкомы ВКП(б) не сумели до конца перестроить свою работу на военный лад, ослабили руководство сельским хозяйством, не уделяли должного внимания вопросам подбора, комплектования и выращивания партийных кадров... Обком ВКП(б) неудовлетворительно контролирует выполнение принятых решений" .

Этот документ интересен и тем, что показывает - чуть ли не основным методом партийной "р,аботы" была отдача под суд:

"С начала уборочной компании 1 941 года привлечено к судебной ответственности за срыв уборочных работ и хлебосдачи 64 председателя колхоза и 5 чел. других работников колхозов".,

Эти цифры, видимо, заставляют задуматься автора сообщения и дать соответствующую "оценку": "Многочисленные случаи привлечения руководителей колхозов к судебной ответственности указывают на то, что партийные, советские и земельные органы не уделяют серьезного внимания подбору председателей колхозов и сельсоветов, плохо изучают их в процессе работы, становятся перед совершившимся фактом. Плохое руководство колхозами в ряде районов привело также к попытке неосновательного привлечения председателей к судебной ответственности"8.

Что касается партийных взысканий, то это было делом обычным в практике партийной работы. В течение 1 941 г. за неудовлетворительное руководство сельским хозяйством в Тамбовской области партийные взыскания были наложены: 36 - на секретарей 30-ти райкомов партии, 13 - на председателей райисполкомов, 2 - на заведующих райзо, 2 - на директоров МТС, 3 - на начальника облзо и т.д.9

Сообщение инструктора ЦК ВКП(6) И.Лебедева не осталось без последствий. В апреле 1 942 г. было принято постановление ЦК "Осерьезных ошибках Тамбовского обкома ВКП(6) по руководству сельским хозяйством". Прошел год, и ЦК партии направил в Тамбовскую область трех ответственных работников для проверки исполнения постановления высшего партийного органа.

На свет появился новый документ - докладная записка ответ - организатора Оргинстротдела Козлова, инструктора Управления кадров ЦК ВКП(б) Горина, инструктора Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Вахмистрова "Орезультатах проверки Тамбовского обкома ВКП(6)". Документ свидетельствует о том, что в Тамбовской области мало что изменилась: "После постановления ЦК ВКП(6) от 17.04.1942 г. "Осерьезных ошибках Тамбовского обкома ВКП(б) по руководству сельским хозяйством" обком партии несколько повысил уровень своего руководства. Однако обком партии не принял должных мер к ликвидации запущенности сельского хозяйства и коренных изменений в положении дел в области не внес"10.

Обычная в таких случаях дежурная фраза. Далее идет конкретизация: "Серьезные недостатки в партийно-организационной и политической работе. Райкомы партии редко проводят пленумы. Из 45 райкомов за 8 месяцев 1 943 года провели только по одному пленуму 1 4. О слабости партийно-организационной работы свидетельствует и тот факт, что из 646 первичных парторганизаций, где проводились отчетно-выборные собрания, в одной трети работа признана неудовлетворительной"11.

Не лучше обстояло дело и с массово-политической работой среди населения: "Население ряда районов области плохо информируется о современном и военно-политическом положении. Во многих колхозах Гавриловского, Уметского, Кирсановского, Сампурского и др. в течение более полугода не было политических докладов."12

Об увлечении административными методами говорит такой факт: "В июле 1 943 года обком партии предложил райкомам и председателям колхозов вынести на общие собрания предложение о запрещении на время уборки разъезда колхозников по базарам. Исходя из этого указания, во многих районах рынки были административно закрыты. В Сосновском районе выставили даже заслоны для задержания колхозников, идущих на базар с продуктами. В Алгасовском районе на дорогах, по которым возвращались колхозники с полевых работ, были выставлены посты ("будочники") для обыска колхозников."13 В Сампуровском районе зам. председателя исполкома райсовета Третьяков описывал имущество колхозников, не подписавшихся на военный заем. Председатель сельсовета Алтухов в колхозе "Бронь" этого же района у одной колхозницы, муж которой был призван в армию, забрал овцу в счет займа. В Осино-Лозовском сельсовете этого же района уполномоченный райкома партии Знобищев в период проведения займа арестовал колхозниц Козодоеву и Самородову, которые не хотели подписываться на заем. Подобные факты имели место и в других районах области.14

Едва ли не основным методом работы с кадрами, как и раньше было снятие с работы, выговоры, отдача под суд. Из общего числа 1 29 райкомов области за время войны сменилось 3 1 0 секретарей, из них в связи с призывом в армию 85 человек. В каждом районе в среднем секретарь райкома сменился почти трижды. Только за семь месяцев 1 943 г. сменилось 50 секретарей райкомов. С октября 1 942 года по сентябрь 1 943 года полностью сменилось руководство в 18 и частично в 3-х райкомах партии.15

Не лучше обстояло дело с руководящими колхозными кадрами. В 1 942 г. и за первое полугодие 1 943 г. из общего количества 3067 колхозов Тамбовской области сменилось 4067 председателей. Из этого числа половина была снята за злоупотребление и как не справившиеся с работой. В некоторых колхозах председатели сменялись по нескольку раз. Только за первое полугодие

1 943 года было привлечено к судебной ответственности более 200 председателей колхозов, из них осуждено 1 50 человек. А к партийной ответственности за полтора года войны было привлечено

2981 человек, или 1 5% к общему числу областной парторганиза-

16

ции.

Может быть так неважно обстояли дела только в Тамбовской области" Нет, скорее всего, это было повсеместным явлением. Заведующий сектором Сельхозотдела ЦК ВКП(б) Г. Ковалевский в "Справке о ходе весенних полевых работ и некоторых неотложных вопросах в колхозах Краснодарского края" от 1 9 мая 1 942 г. сообщал, что в колхозах Горяче-Ключевского, Туап-синского, Спокойневского, Мостовского, Апшеронского, Упор-ненского районов больше, чем в других районах запущена организационная и массово-политическая работа с колхозниками. В колхозе "Новый путь" Упорненского района в 1 941 г. с марта месяца не проводились колхозные собрания. В 1 942 году колхозное собрание собиралось всего один раз в феврале месяце. Партийная организация колхоза "Новый путь" состояла из 5 членов ВКП(б) и 3-х кандидатов. Никакой работы коммунисты этой парторганизации не проводили. В 1 942 году не было ни одного партийного собрания. В Упорненском районе насчитывались всего две партийных колхозных организации, однако райком партии ими не руководил. Секретарь парторганизации колхоза "Новый путь" Архипцов В.И. заявил, что в 1942 году члены проверочной комиссии первыми спросили его о работе парторганизации. Работники райкома этим вопросом не интересовались. Запущенность массово-политической работы в районе, по мнению комиссии, приводила к тому, что некоторые колхозники, призванные в Красную Армию, дезертировали из нее и скрывались в лесах.

В Мостовском районе насчитывалось около 40 дезертиров. Были дезертиры в Спокойненском, Рязанском, Упорненском районах. Группы дезертиров, вооруженные гладкоствольным оружием, занимались грабежом. В колхозных животноводческих фермах забирали свиней, кур, коров. Терроризировали колхозников. Некоторые члены семей дезертиров, работая в колхозах и даже в государственных учреждениях, активно помогали дезертирам скрываться, сообщали им о мерах, намечаемых органами

НКВД по поимке дезертиров. Никаких мер к ним не принима-

17

лось.

Не улучшилось, а наоборот ухудшилось положение в Краснодарском крае осенью 1 942 г. когда пламя военных действий приблизилось к его границам. Инструктор Сельхозотдела ЦК ВКП(6) Сергеев 5 октября 1942 г. сообщал секретарю ЦК ВКП(б) Андрееву А.А.: "Считаю необходимым довести до Вашего сведения, что Краснодарский крайком ВКП(б) в период сложной обстановки на Кубани плохо руководил райкомами ВКП(6). Крайком ВКП(б) затянул эвакуацию населения, имущества и скота. Принятое решение об эвакуации скота 20 июля было задержано рассылкой его по районам до 25 июля. Колхозы и совхозы подняли скот с большим опозданием, в процессе движения скота несколько раз приходилось менять маршруты, все же скот не удалось спасти.

Северная группа райкомов Краснодарского края в течение двух недель до начала событий на Кубани, связи с крайкомом ВКП(б) не имела. В связи с таким положением в отдельных райкомах чувствовалась растерянность и паника. Райкомы ВКП(б) были предоставлены сами себе. Некоторые райкомы ВКП(б) устанавливали связь выездом в Крайком ВКП(6) и все же не получали никакой установки. Крайком ВКП(б) давал одну установку - ?ждите особых указаний, не торопитесь с эвакуацией".,18

Как видно из приведенных документов, партийные организации всех уровней в годы войны так и не смогли найти эффективных форм партийно-политической работы в деревне. По существу чуть ли не вся "политическая работа" сводилась к трем главным направлениям: партийные взыскания, снятие с работы, отдача под суд.

Командно-административный подход к сельскому хозяйству, колхозам и колхозникам, проявился и в создании чрезвычайных партийных органов в деревне - политических отделов в МТС и совхозах. Решение ЦК ВКП(б) об их создании было принято 17 ноября 1 941 г. за подписью И. Сталина. "В качестве основной задачи политотделов МТС и совхозов, - указывалось в решении, - считать повышение политической работы как среди рабочих и служащих МТС и совхозов, так и среди членов колхозов, обслуживаемых МТС, внедрение дисциплины и порядка во всей работе МТС, совхозов и колхозов для обеспечения своевременного выполнения ими планов сельскохозяйственных работ".,19

Историк В. Т. Анисков указывает еще на одну задачу, поставленную перед политотделами в "Программе инструктивного совещания начальников политотделов МТС и совхозов": это -"повышать революционную бдительность", "р,азоблачать вражеские действия" бывших "кулаков", репрессированных и прочих "саботажников".,20

Л. М. Савушкин, ссылаясь на сложные отношения политотделов с райкомами партии, задается вопросом: "Спрашивается, кому нужна была эта чрезвычайщина? Она была нужна всех и вся подозревавшему Сталину и его ближайшему окружению для

21

того, чтобы создать атмосферу противоборства... "

Подобный взгляд разделяет и Г. Е. Корнилов, который в своей книге об уральской деревне 1 941 -1 945 гг. пишет: ".,..Чрезвычайные репрессивные методы деятельности политотделов положительного не дали... Шагом к ослаблению "пресса" была их ликвидация в мае 1943 г. по решению ЦК ВКП(б)"2 .

В.Т. Анисков, полемизируя с Л.М. Савушкиным и Г.Е. Корниловым, пытается дать более "взвешенную" оценку политотделам по принципу - "с одной стороны, с другой стороны".,.. А что говорят о политотделах и их роли документы Сельхозотдела ЦК ВКП(б)?

Инструктор Сельхозотдела ЦК ВКП(6) И. Лебедев сообщал секретарю ЦК ВКП(6) Андрееву А.А.: "Политотделы Никифо-ровской, Каменской, Степановской и ряда других МТС (Тамбовской обл. - авт.) не только не придали политического значения фактам грубого нарушения постановлений СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 31 октября и 29 ноября 1942 г. со стороны директоров МТС, но сами встали на путь очковтирательства, молчаливо соглашаясь на включение в сводки недоброкачественно отремонтированных тракторов.

Многие райкомы партии заняли не правильную линию по отношению к работникам политотделов, превратив их в уполномоченных по сельскохозяйственным кампаниям, с прикреплением к одному сельсовету, колхозу на срок до 1 -1 ,5 месяцев и бо-23

лее? .

Недостатки в работе политотделов Тамбовской области были типичны и для других областей и краев, что и послужило основанием для их упразднения задолго до окончания войны. Чрезвычайные партийные органы были упразднены, но командно-административный стиль партийно-политической работы в деревне остался.

В режиме командно-административной системы работали и местные органы государственной власти - сельские Советы. Не ставя перед собой задачу их всестороннего рассмотрения, приведем лишь один документ, обнаруженный в фонде Прокуратуры СССР Государственного архива Российской Федерации, и бросающий новый свет на "политическую основу" села,

В "Спецдонесении" Прокурора Белорусской ССР Ветрова Прокурору Союза ССР Горшенину от 15 декабря 1944 г. сообщалось:

Председатель Старо-Слободского сельсовета Крупского района Макейчик "систематически нарушал революционную законность". За малейшее невыполнение его распоряжений он применял к колхозникам методы грубого физического воздействия.

22 октября 1 944г. Макейчик прибыл к колхознице Усик Анне "д,ля изъятия у нее коровы". Когда Усик отказалась добровольно отдать корову, Макейчик избил ее. При этом, будучи вооруженным наганом, угрожал ей расстрелом. Изъятой у колхозницы коровой Макейчик незаконно пользовался в течение месяца.

В октябре месяце Макейчнк по служебным делам выехал в деревню Новые Пашоги, по дороге встретил колхозника Цы-бульского и потребовал, чтобы тот отдал ему вожжи и уздечку. После того, как Цыбульский на это не согласился, Макейчик несколько раз ударил его по лицу и отобрал вожжи.

В первых числах октября поздно вечером Макейчик, будучи пьяным, явился к колхознице Парнюшко "по вопросу изъятия у нее лошади". Парнюшко отказалась открыть Макейчику дверь, после чего он взломал окно и, зайдя в дом, избил Парнюшко.

Однажды Макейчик прибыл в деревню Старые Пашоги. Счетовод колхоза Булыга в это время был на колхозной вечеринке и играл на гармонии, за что Макейчик тут же избил его и, угрожая наганом, разогнал всех присутствующих с вечеринки.

Макейчик был арестован. Против него было возбуждено дело по ст. 197 п. "6? УК БССР.24

Разумеется нет никаких оснований отождествлять всех председателей сельсоветов с Макейчиком, чьи ?художества" попадали под статьи Уголовного Кодекса. Но в чем-то приведенный документ отражает и общую картину: Советы из органов народовластия изначально превратились в придаток тоталитарной, командно-административной системы. Председатели Советов были подотчетны не столько своим избирателям, сколько вышестоящему, по преимуществу, партийному, начальству. Главное в работе сельских Советов было "обеспечение" сельскохозяйственных кампании, сбор налогов с колхозов и населения. Бесправные в отношении защиты прав населения, председатели сельских Советов - эти "винтики" огромной государственной машины, имели широкие права в привлечении граждан к судебной ответственности, проведении разного рода репрессий.

Едва ли не главным "д,остижением" командно-административной системы стало введение для колхозников обязательного минимума выработки трудодней. Еще в мае 1 939 г. было принято соответствующее постановление ЦК ВКП(6) и СНК СССР, имевшее целью вовлечь в общественное производство все взрослое население колхозов. Постановлением тех же органов в феврале 1 942 г. обязательный минимум увеличился в полтора раза. Впервые этот минимум распространился на подростков 1 2-1 6 лет. Председатели правлений колхозов и бригадиры, которые не предавали суду нарушителей этого постановления, сами несли судебную ответственность.

Само собой разумеется, органы Прокуратуры выполнение этого постановления взяли под особый контроль.

В "Справке" начальника отдела общего надзора Прокуратуры СССР П.Кудрявцева от 15 марта 1943 г,, направленной в Сельхозотдел ЦК ВКП(6), отмечалось, что произведенной Прокуратурой Союза ССР проверкой в Пензенской, Куйбышевской, Рязанской и Ярославской областях, выяснилось, что местные партийные и советские органы за последние 5-6 месяцев, т.е. после окончания в 1 942 г. полевых уборочных работ в колхозах, перестали заниматься вопросами, относящимися к выполнению постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) "Оповышении для колхозников обязательного минимума трудодней". Подчеркивалось, что ".,.. многие руководители колхозов при несомненном попустительстве со стороны местных земельных органов и исполкомов перестали передавать в суд дела на нерадивых колхоз-ников".,25

В результате, например, в Касимовском, Спасском, Мурав-лянском, Рыбновском, Можарском, Желтухинском и Ряжском районах Рязанской области в 1 943 г. колхозы не передали под суд ни одного дела на колхозников, не выработавших без уважительных причин обязательного минимума трудодней.

По неполным данным, сообщалось в "Справке", в колхозах Пензенской области насчитывалось до 1 7 000 трудоспособных колхозников, не выработавших годового минимума трудодней без уважительных причин.

По сообщениям райпрокуроров, за не выработку без уважительных причин минимума трудодней в 4 периоде сельскохозяйственных работ в Городнищенском районе (Пензенская обл.) были осуждены только 6 колхозников из 94, в Телегинском районе - 47 из 232, в Николо-Петровском 23 из 180 и т.д.26

Имелось множество примеров и обратного порядка, когда к судебной ответственности колхозники привлекались без должного основания.

В "Справке" помощника облпрокурора по Чкаловской области В. Ордынского указывалось, что в Павловском районе летом 1942 года председатели колхозов им. XVI партсъезда, "Красно-гор", "Путь к социализму" и им. Чкалова, вместо направления в народный суд материалов на каждого в отдельности прогульщика, представляли целые списки. В суде выяснилось, что многие из внесенных в списки перевыполнили обязательный минимум трудодней. Так, председатель колхоза "Заря Урала" передал в суд материал на девочку-подростка, 15 лет, Струкову, которая не будучи членом колхоза, выработала 67,59 трудодней. Председатель колхоза привлек Струкову к ответственности за то, что будто бы "прогульщица" один раз не вышла на работу. Нарсуд также невнимательно отнесся к материалам и принял дело к своему производству.

В Мордовско-Боклинском районе председатель колхоза им. Горького Сырцов представил список невыработавших минимума трудодней в 70 человек, а когда этот список проверили, то из него выче2ркнули 61 человека и прогульщиков оказалось только 9 человек.27

Находились и также "командиры" колхозного производства, которые не утруждая себя судебным разбирательством, прибегали к "кулачному праву". Председатель колхоза "Колос? Хуторского сельсовета Червенского района БССР Шишенок 25 октября 1 944 г. предложил колхознице Панкрат выехать в поле на работу. Панкрат в этот день по состоянию здоровья не могла работать и отказалась выполнить распоряжение председателя колхоза. За это Шишенок избил ее, а затем выстрелом из винтовки прострелил ей руку.

По распоряжению председателя колхоза Шишенка в дом колхозницы Малыгиной была внесена сбруя от больных чесоткой лошадей. Малыгина, узнав, что сбруя от больных лошадей, вынесла ее на двор. За это Шишенок выругал ее нецензурными словами, связал и, связанную, избил.

Шишенок был арестован и отдан под суд по ст. 1 97 п."6? УК БССР.28

В то же время были случаи откровенного саботажа. Так, в Соль-Илецком районе бригада одного из колхозов 05.08.42 г. прекратила работу и демонстративно разошлась по домам. В этой бригаде работала Бровченко A.M. "отец которой был офицером белой армии, раскулачен в 1937 году и был репрессирован органами НКВД". Другая бригада (косарей) в тот же день бросила работу и ушла с поля под тем предлогом, что ей не выдали печеного хлеба, а между тем у всех в сумках был хлеб, и уход с поля они совершили после завтрака. "Антисоветскую работу среди них проводил, - сообщалось в прокурорской "справке", - член

29

ВЛКСМ Никитенко А.А. из семьи раскулаченных".,

В целом командно-административная система действовала по принципу - "лучше перегнуть, чем недогнуть". Зам. Нарком-юста РСФСР Перлов сообщал, что проведенной проверкой установлено много фактов необоснованного предания суду колхозников за невыработку минимума трудодней и трудоспособного населения городов за уклонение от мобилизации на сельскохозяйственные работы. За пять месяцев (июнь-октябрь) народными судами РСФСР было рассмотрено 151 092 дела о невыработке минимума трудодней, из них по 34 1 23 делам (22,6%) уголовное преследование было возбуждено неправильно.

За уклонение от мобилизации на сельскохозяйственные работы оказалось привлечено необоснованно к ответственности

30

30,9% к общему числу переданных в суды дел.

Приведенные факты не вяжутся с утвердившимися в исторической литературе клише и штампами о "массовом трудовом героизме", "вдохновленном труде" колхозников в годы войны. Если таковое имело место, то зачем надо было вводить обязательный минимум выработки трудодней" Конечно, крестьянство не могло не осознавать неизбежности выпавших на его долю тягот и лишений, в условиях военного времени. Говорить, что оно относилось к ним с воодушевлением "массового героизма? - значит погрешить против правды. В поведенческой структуре крестьян не последнее место занимало и ощущение страха, неотвратимости наказания за неисполнение "своего гражданского долга", приказа высших и местных властей.

Крестьянская страда в 1418 дней

Русские крестьяне издавна период весенне-летних работ обозначали словом "страда? - от глагола "страдать". Страдная пора была временем колоссального напряжения физических и нервно-психологических сил крестьян, требовала полной отдачи. Лишь зимой мужики позволяли себе расслабиться, "полежать на печи". Долгие 1418 дней войны слились для крестьян в одну большую страду, в которой не было времени передохнуть ни летом, ни зимой.

И еще одно важное отличие "военной страды". Раньше, особенно тогда, когда крестьяне вели полунатуральное, "самоедское" хозяйство, им достаточно было худо-бедно прокормить себя и свою семью.

Ненасытный молох войны требовал от крестьян не только человеческих жертв, но и огромного количества продовольствия: хлеба, мяса, сахара, разнообразного сырья.

Общеизвестно, что в годы войны на довольствии находилось 9-11 млн. солдат и офицеров Красной Армии, а на государственном продовольственном обеспечении - до 80,6 млн. гражданского населения. Только для 2-го Белорусского фронта в начале 1945 г. по приблизительным подсчетам ежедневно требовалось около 2 тыс. голов крупного рогатого скота и много другой продукции.31

В РЦХИДНИ нам удалось внимательно просмотреть картотеку протоколов ГКО за 1941-1945 гг. Характерная деталь: среди огромного множества вопросов, рассматриваемых этим органом, почти полностью отсутствуют вопросы, относящиеся к сельскому хозяйству, а если они и ставились, то почти исключительно в связи со снабжением армии. Так, 30 августа 1 942 года ГКО принимает постановление за N 2226/о "Об отпуске пайков для Красной Армии, Военно-Морского флота и войск НКВД в сентябре месяце 1 942 г." На сентябрь месяц устанавливалось 9 282 900 пайков для Красной Армии, 750 000 - госпитальных пайков и фуражных пайков - на 922 000 лошадей. Подробно расписывалось, сколько продовольственных и госпитальных пайков отпускалось тем или иным фронтам и отдельным армиям.32

Насколько остро стоял вопрос со снабжением армии, свидетельствует постановление ГКО - 1379 с от 3 марта 1942 г. "Об охране военного имущества Красной Армии в военное время". За хищение (воровство) продовольствия, также как и оружия, боеприпасов, обмундирования, ГКО установило "высшую меру наказания - расстрел с конфискацией всего личного имущества". За отпуск продовольствия и военного имущества сверх установленных норм виновные подвергались лишению свободы не ниже 5 лет с удержанием стоимости утраченного или испорченного иму-щества33.

В работах, посвященных истории крестьянства в годы войны, справедливо писалось и пишется, что сельское хозяйство смогло в основном удовлетворить нужды фронта. Однако, когда встает вопрос о том, как, каким образом это было достигнуто, высказано немало ошибочных точек зрения.

Длительное время положение в сельском хозяйстве неоправданно приукрашивалось, вплоть до утверждений, что оно развивалось в годы войны по "законам расширенного воспроизводства". Необоснованность такой точки зрения впервые была показана в книге Ю.В. Арутюняна "Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны" (М. 1963; 2-е изд. - 1970). На обширной источниковой базе Ю.В. Арутюнян убедительно доказал, что при резком снижении трудовых ресурсов деревни (наиболее дееспособные крестьяне были призваны в армию), сокращении материально-технических ресурсов колхозов и совхозов (старые тракторы были "мобилизованы", а поставка новых прекратилась) никакого "р,асширенного воспроизводства" в сельском хозяйстве не было и не могло быть. Упали все качественные показатели производства: сократились посевные площади, урожайность и валовые сборы сельскохозяйственных культур, уменьшилось поголовье скота и его продуктивность.

К многочисленным документам, фактам и материалам, содержащимся в книге Ю.В. Арутюняна, работах В.Т. Анискова и многих других исследователей, добавим новый документ, извлеченный из Государственного архива экономики Российской Федерации :

"Из замечаний зам. наркома земледелия СССР тов. Бенедиктова по отчету начальника Куйбышевского облзо тов. Фло-рентьева от 30.11.44 г.

Мне кажется, что состояние сельского хозяйства в Куйбышевской области можно охарактеризовать, как на грани развала... Каждый 8-й колхозник не вырабатывает минимума трудодней, каждая четвертая лошадь падает, каждая 5-я овца дохнет, каждый 5-й трактор стоит. Нет даже простого воспроизводства, идет развал сельского хозяйства в Куйбышевской области. Колхозники увлечены своими приусадебными участками... , происходит развал колхозного строя... Область накануне развала... В чем причины"

Первое. Уровень механизации катастрофически падает. ... В Куйбышевской области большая промышленность. Такие области у нас редкие... областные организации обязаны оказать помощь. Если механизмы будут в порядке, есть надежда, что весенняя посевная компания будет проведена хорошо.

Второе. Организационная запущенность и распущенность... Требовательность должна быть беспощадной"34.

Когда приводятся подобные документы, нередко говорят: "комментарии излишни" - настолько все ясно. Однако нам представляется необходимым прокомментировать заключительную фразу: "требовательность должна быть беспощадной". В ней -ключ к пониманию едва не всех основных проблем сельского хозяйства в годы войны, сталинской политики в отношении крестьянства и колхозов. "Беспощадная требовательность", естественно, прежде всего предъявлялась к колхозам и колхозникам, выполнению ими обязательных госпоставок.

Ознакомление с делами фонда Прокуратуры СССР Государственного архива Российской Федерации показывает, что выполнение госпоставок всегда находилось в поле зрения этого органа. Вот письмо помощника Прокурора СССР, начальника отдела общего надзора П. Кудрявцева от 22 июня 1 943 г. "Прокурорам Горьковской, Ивановской, Куйбышевской, Тамбовской, Кемеровской, Курганской, Ульяновской, Новосибирской, Омской, Читинской, Иркутской областей, прокурорам Тат. АССР, Киргизской, Узбекской, Таджикской, Марийской республик.

По имеющимся в Прокуратуре Союза СССР сведениям, план выполнения обязательных поставок молока государству по Вашей области за 1 квартал 1 943 г. не выполнен. План молокопоставок 2-го квартала также находится под явной угрозой срыва.

Как видно из имеющихся материалов, причиной срыва является антигосударственная практика в колхозах, разбазаривающих молоко на сторону, использование молока на внутриколхоз-ные нужды и хищения молока.

Причем со стороны райпрокуроров наблюдается либеральное отношение к таким фактам.

Прошу Вас принять меры к усилению борьбы с лицами, саботирующими выполнение гособязательств по поставкам и рас-

35

хитителями колхозной продукции."

Прокурор гражданско-судебного отдела прокуратуры в письме зам. прокурора Союза ССР Мокичеву К.А. от 19 февраля 1 945 г. сообщал о результатах поездки в Саратовскую область: ".,.. у нас создается впечатление, что в Саратовской области дело с выполнением обязательных государственных поставок сельхозпродукции обстоит очень плохо".,

Из поступивших в Прокуратуру Союза ССР материалов было видно, что в Саратовской области насчитывалось 1 456 недоимщиков-колхозов, не выполнивших своих обязательств по зернопоставкам, и 1 011 недоимщиков-колхозов по картофельным поставкам. Всего в области насчитывалось колхозов 1 838. Полностью план выполнили только 382 колхоза.

По государственному плану колхозы должны были сдать в 1 944 г. 622 409 тонн зерновых продуктов, фактически же ими было сдано 564015 (91,6% плана). А в 1943г. поставки были выполнены только на 26%36.

Органы Прокуратуры выявили также немало случаев недостатков в работе уполномоченных Наркомата заготовок.

Заместитель Прокурора РСФСР Болдырев в письме заместителю прокурора Союза ССР Мокичеву К.А. от 3 февраля 1 945 г. сообщал: "При изучении органами Прокуратуры на местах дел по госпоставкам сельхозпродуктов были выявлены серьезные ошибки и недостатки в работе уполномоченных Нарком-зага."

Были установлены случаи необоснованного предъявления исков и необоснованного привлечения ответчиков к выполнению обязательств по госпоставкам.

В частности, выявились нарушения законных прав военнослужащих, неосновательное привлечение их в ряде случаев органами Наркомзага к обязательным поставкам, а также непредоставление им установленных законом льгот.

Такие факты был и отмечены в Рязанской области (Шиловского, Сасовского, Букринского, Троекуровского и др. районов), Горъков-ской области (Ляховский район), Кемеровской области (Прокопьев-ский район), Московской области (Кунцевский, Зарайский районы),

37

Саратовской области (Хвалынский район) и других .

Начальник Гражданского судебного отдела Прокуратуры СССР Бардин в письме Прокурору СССР К.П. Горшенину от 13 декабря 1 944 г. сообщал: ".,.. органы Наркомата Заготовок на местах к применению санкций к колхозам-недоимщикам прибегают в незначительных размерах. Это необходимо объяснить тем, что по целому ряду поставок (мясо, сено, шерсть, кожа) суды по действующему законодательству могут выносить решения лишь о взыскании недоимок в натуре. Взыскание штрафов с колхозов по этим видам поставок законом не предусмотрено, а сама недоимка в натуре, при наличии в колхозе соответствующей продукции, может быть взыскана райуполнаркомзагом без помощи суда".,

Незначительность обращения райуполнаркомзагов к помощи суда и по тем видам поставок (зерно, рис, картофель, молоко), за намеренное невыполнение которых предусматривался денежный штраф в размере однократной стоимости невыполненной части обязательства по госзакупочным ценам, объяснялось, по мнению Бардина, тем, что "в силу высокой сознательности колхозников и большей организованности в работе как самих колхозов, так и местных органов, случаи намеренного невыполнения обязательств становятся реже", В большинстве случаев, невыполнение обязательств объяснялось или транспортными за-

38

труднениями или недостатком рабочих рук в колхозах38.

Несмотря на все трудности и недостатки, государству путем "беспощадной требовательности" удалось сосредоточить в своих руках огромные массы товарной продукции. За 1 941 -1 944 гг. было заготовлено 4 264 млн. пудов зерна, тогда как в годы первой мировой войны (1 91 4-1 91 7) в России было заготовлено и закуп-

39

лено лишь 1 309 млн. пудов39. Но и потребность тогда была меньшей,

Тот факт, что сельское хозяйство смогло в годы войны в основном удовлетворить общегосударственные нужды в хлебе и других продуктах и до сих пор расценивается некоторыми историками как доказательство несомненных преимуществ колхозного строя, его эффективности. С такой точкой зрения, по нашему мнению, нельзя согласиться. В производственном отношении колхозы в годы войны были еще менее эффективны, чем до войны. Качественные показатели колхозного сельского хозяйства (урожайность, продуктивность животноводства) уступали соответствующим показателям крестьянского хозяйства России периода первой мировой войны, не говоря уже о капиталистических странах, участвовавших во второй мировой войне, той же Германии.

Правда, полукрепостническая колхозная система оказалась хорошо приспособленной к максимальной мобилизации людских и материальных ресурсов села на нужды обороны. Обязательные государственные поставки (та же продразверстка), бывшие тормозом для развития сельского хозяйства в мирные годы, в условиях войны позволили сосредоточить в руках государства максимально возможный продовольственный фонд.

Основная тяжесть военной страды легла на плечи женщин-крестьянок, подростков, стариков.

Ввиду острого дефицита тракторов и лошадей, колхозы вынуждены были привлекать на полевые работы коров и нетелей.

Подводя итоги весеннего сева 1 943 г. на 1 3 пленуме Алтайского краевого комитета партии, секретарь крайкома Лобков отметил, что в тех районах, где коровы к полевым работам привлекались широко, сев был проведен успешно. ".,..Вытянули сев на коровах",- сказал он. Там же, где "больше болтали о коровах, чем пахали на них", сев провалили. В Угловском районе, занявшем по итогам сева одно из первых мест в крае, в борозде находилось 2,5 тыс. голов крупного рогатого скота, в большинстве коровы колхозников. Средняя выработка на одну корову была небольшая - примерно 9 га (на лошадь - 14 га, на трактор - 85 га). Но коров было намного больше, чем тракторов и лошадей, поэтому коровами было вспахано 2t тыс. га, лошадьми - 1 7,3 тыс. га, тракторами - 14,9 тыс. га40. Надо ли говорить о том, что колхозы таким образом, выигрывая на пахоте, проигрывали на молоке.

Когда не хватало машин, лошадей, волов и коров, приходилось обрабатывать землю вручную. Колхозница Ульянова из артели "Новая жизнь" Московской области вспоминала: "И пахать приходилось во время войны на себе. Восемь-десять женщин впрягутся друг к дружке поближе да поровнее и тянут. Упряжка-то пошире, чем на лошадях. От упряжки палки тянутся, а к ним плуг привязан... И еще одна женщина или парнишка за плугом идет". Разделывали землю и просто лопатами. ".,..Люди даже на себе пахали, - отмечалось на пленуме МК ВКП(б) в июне 1 942 г. - ...тысячи тонн картофеля и семян на себе пере-несли"41.

Надо ли говорить о том, что при ручной обработке земли урожаи сельскохозяйственных культур могли быть самые минимальные. Сельское хозяйство оказалось на грани развала. Укоренившиеся в исторической литературе недавнего прошлого пассажи, типа: "Война доказала жизненность колхозного строя", "Сельское хозяйство одержало экономическую победу? - ничего общего не имеют с исторической правдой. Если по отношению к производству военной техники и вооружений можно и нужно говорить об экономической победе, то сельское хозяйство в "экономическую победу? явно не "вписывается". Для него больше подошло бы определение: "Пиррова победа".,

Жертвы "военного" голода

Война оказала большое влияние на все стороны развития крестьянства, на его численность и состав, уровень жизни. За четыре года войны крестьянское население уменьшилось на 13,9 млн. человек или 18%. Если в тыловых районах оно составляло в 1941 г. 24,4 млн. то к 1945 г. - 17,3 млн. В среднем за каждый год войны деревня выделяла для армии и промышленности почти 10% трудоспособных крестьян.

Численность трудоспособных колхозников в этих районах уменьшилась на 62,8% (18,2 млн. - в 1941 г. до 11,4 млн. в

42

1945 г.) . Это сокращение колхозного населения произошло в основном за счет убыли мужчин призывного возраста. Единственной группой колхозного населения, которая не уменьшилась, а даже несколько возросла, были нетрудоспособные - дети до 12 лет, старики (мужчины и женщины старше, соответственно, 60 и 55 лет), инвалиды и больные.

Материальное положение крестьянства в условиях войны, как и в мирное время, определялось двумя главными факторами: состоянием общественного производства колхозов и доходами от личного хозяйства крестьян.

О размерах получаемой из колхоза продукции говорит оплата по трудностям на душу населения из расчета на один день. В среднем, как пишет Ю.В. Арутюнян, крестьянин получал "меньше 200 г зерна и около 100 г картофеля в день - это стакан зерна и одна картофелина?43. По существу вся производимая колхозами продукция за вычетом производственных нужд, уходила в закрома государства по госпоставкам. Потребность колхозников в овощах колхоз удовлетворял на 1 5-20%, а выдача мяса и молока, если не считать расходов на общественное питание, почти не производилась.

Одна звеньевая из колхоза им. 1 Мая Старооскольского района, Курской области, имея на иждивении бабушку и двух детей, получила на трудодни в 1 944 г. 21 кг хлеба. Выручил приусадебный участок, который дал ей 800 кг картофеля, 1 50 кг капусты, 1 00 кг огурцов, 300 кг свеклы. Кроме того в хозяйстве была корова. Другая колхозница из сельхозартели "День урожая?

заработала в колхозе 20 кг зерна, а с участка в полгектара сняла

1 0 пудов ржи и пшеницы, пуд кукурузы, 25 ц картофеля. В хо-

44

зяйстве также имелась корова .

Многие колхозники не умерли с голоду благодаря личному хозяйству. Выручала картошка со своего огорода, но не всегда... Полностью избежать голода не удалось. До самого последнего времени документы о голоде во время Великой Отечественной Войны под грифом "Совершенно секретно" были спрятаны в "Особой папке? И.В. Сталина - коллекции архивных материалов Секретариата НКВД-МВД СССР. Но тайное рано или поздно становится явным. Теперь эти архивы открыты.

Нельзя не задуматься над следующим вопросом: почему Сталин и его окружение получали информацию о голоде не от органов наркоматов снабжения, земледелия, здравоохранения, комитета заготовок, призванных, казалось бы, быть в курсе жизни населения, а от органов НКВД? Видимо, отношение властей к правде о бедственном положении народа изначально было как к чему-то "антисоветскому, антигосударственному", попадающему в компетенцию органов государственной безопасности.

Документы НКВД воссоздают тяжелую, мрачную картину жизни населения целого ряда районов и областей во все годы войны. Голод был в степных районах Западной Сибири в 1941 г. в некоторых районах Вологодской и Читинской областей в 1 9421943 гг. в Казахской и Узбекской ССР, Татарской и Мордовской АССР, в ряде районов Алтайского края, Горьковской, Свердловской областях в 1944 г. в Узбекской ССР, Кабардинской и Бурят-Монгольской АССР в 1945 г. Более других страдали семьи красноармейцев, оставшиеся без кормильцев.

Зам. наркома внутренних дел Союза ССР Кобулов сообщал:

"ЦК ВКП(б) - тов. Андрееву СНК СССР - тов. Микояну

В некоторых областях Вологодской области семьи красноармейцев колхозников испытывают недостаток в продуктах питания.

Централизованные фонды муки на 1 квартал т. г. (1 943 г. -авт.) были сокращены, в результате чего значительное количество связанных с сельским хозяйством семейств красноармейцев, в том числе 40 тысяч детей, сняты со снабжения хлебом.

Вследствие низкой урожайности, многие из снятых со снабжения хлебом красноармейских семейств в 1 942 году хлеба на трудодни в колхозах не получали и в настоящее время не имеют.

У НКВД по Вологодской области сообщает, что в ряде районов имеют место многочисленные факты употребления в пищу суррогатов (мякины, клеверных верхушек, соломы, мха) и трупов павших животных.

К колхозе "Земледелец", Вытегорского района, жена красноармейца Копылова В. В. питается исключительно суррогатами. Дочь Копыловой в результате истощения умерла.

В колхозе "Красная Звезда", Верховажского района, Шуче-ва П. В. два сына которой находятся в Красной Армии, примешивала в хлеб в молотую солому.

В Бабушкинском районе снято со снабжения хлебом 1 575 членов семей красноармейцев. Большинство из них хлеба не имеют и питаются суррогатами (мхом, соломой).

В колхозе "Заря" того же района, Немилуев А. И. два сына которого находятся в Красной Армии, употребляет в пищу трупы павших животных.

В колхозе "Чекист", Сямженского района, жена фронтовика Солова А.Н. имевшая двух детей, в январе т.г. употребляла в пищу мясо павшей лошади.

В деревне Дьяковской, того же района, жена красноармейца Крюкова В. питалась мясом павшей козы.

В колхозе им. Сталина, Петриневского района, жена красноармейца Федорова М. имеющая 5 детей употребляла в пищу мясо (зачеркнуто - "кишки" - авт.) павшей лошади. В результате вся семья получила тяжелое отравление.

В колхозе "Новая жизнь", Вожегодского района, жены красноармейцев Околошина А. Федотова К. и Левина М. приготовляли пищу из павших лошадей, облитых по указанию ветнадзора формалином.

В Междуреченском районе эвакуированная Бисерова Н. В. муж и сын которой находятся в Красной Армии, систематически употребляет в пищу трупы павших животных.

В колхозе "Земледелец? Вытегорского района, жены красноармейцев Лязгина В.П. Иванова А.К. и Лобашева П.Е. употребляют в пищу мясо собак.

В колхозе "Герой труда", Сямженского района, жена красноармейца Козлова Е. 24 февраля т.г. (1943 г. - авт.) приготовила пищу из мяса убитого охотником волка.

В колхозе "Литвинове", Петриневского района, 3 марта т. г. покушалась на самоубийство жена красноармейца Бараева М. имеющая 4 детей. Семья Бараевой хлеба совершенно не имеет.

В таком же положении находятся многие семьи в Устюжен-ском, Аидожском, Мяксинском, Пришекснинском и Хабаровском районах.

Со стороны наиболее отсталой части колхозников - членов семейств красноармейцев имеют место факты высказываний отрицательных настроений.

Применяемые местными органами меры неэффективны, ввиду недостаточности в области фондов хлеба.

Об изложенном информирован Обком ВКП(б)".,45 Народный Комиссар Внутренних Дел Союза ССР Л. Берия сообщал в начале 1943 г. "в ГОКО - тов. Сталину":

"По сообщению УНКВД по Читинской области, в колхозах ряда районов области имеют место серьезные продовольственные затруднения.

За последние два года урожайность зерновых культур по колхозам области резко снизилась, составив фактически в 1 941 году 4,5 цнт с га против 5,9 цнт в 1 940 году. Урожай 1 942 года не превысит 3,7 цнт.

За 1 942 год произошло резкое сокращение поголовья: по лошадям на 36 950 голов, крупному рогатому скоту на 29 660 голов и свиньям на 9 550 голов.

В отдельных колхозах Нерч-Заводского, Сретенского, Ба-лейского и других районов весной 1 942 года колхозники употребляли в пищу мясо павших животных и различные суррогаты. В ряде районов колхозники не выходят на работу, из-за отсутствия хлеба.

В настоящее время не имеют продуктов питания 56 семейств в с.Калдыга, Газ-Заводского района.

Вовсе не имеют хлеба, картофеля и какого-либо другого продовольствия 11 2 колхозных семейств в Шахтаминском районе.

В колхозах Нерч-Заводского и Быркинского районов к январю 1 943 г. не имели хлеба 360 человек, из них 21 5 человек членов семей красноармейцев.

В селах Дрмасово, Башурово и Болдуй 2-ой, Усть-Борщев-ка и Малка, Нерч-Заводского района, не имеют хлеба 25 семей, в составе которых имеются от 3 до 9 детей. Из-за отсутствия хлеба и других продуктов в ряде колхозов имеют место факты заболеваний и безбелкового опухания детей колхозников, в частности, в семьях мобилизованных в Красную Армию.

В семье красноармейца Деренцова (с. Некрасове, Шахта-минского района) опухли от недоедания четверо детей в возрасте 5-12 лет.

Факты опухания выявлены у детей Кочевой Е. в селе Некрасове, и у детей Добрыниной А.Т. проживающей в с.Богданове.

В декабре 1 942 г. умерла от истощения колхозница Шар-шина Н. Ф. в с. Кочея, Нерч-Заводского района.

В с. Нижняя Хила, Шилкинского района, 7 ноября 1 942 года колхозник Суханов П.С. 1914 года рождения, зарубил свою мать, жену, шестерых детей и выстрелом из ружья покончил с собой. В оставленной записке Суханов указал, что на преступление его вынудил голод.

19 декабря 1942 года в с. Заренском, Ильдикане, Газ-Заводского района, 1 7-летний Веслопалов Иннокентий, при участии 1 5-летнего брата, убил 1 2-летнего Корнилова К. Т. пригласив его к себе в землянку. Труп был ими разрублен и использовался в пищу.

На почве продовольственных затруднений отмечается рост отрицательных настроений среди неустойчивой части колхозников.

В пограничных колхозах Нерч-Заводского и Быркинского районов выявлен ряд колхозников, проявляющих эмиграционные настроения. Проверкой установлено, что большая часть из них испытывает недостаток в продуктах питания46.

Если бы фронтовики получали письма о том, как их родные и близкие голодали в тылу? Каким было бы их моральное состояние? "Спасала" военная цензура. Одно такое письмо, не дошедшее до своего адресата, оказалось в материалах архива Сельхозотдела ЦК ВКП(6). Приведем его целиком.

"Письмо 1941 г. 14 декабря.

Добрый день дорогой мой муж Ваня, шлю я Вам свой низкий привет и желаю всего хорошего в Вашей жизни, еще от Вашей дочки Тамары и еще от Вашей мамаши. Ваня теперь я буду писать о своей жизни... очень плохая и очень плохая потому, что мы с голоду умираем, у нас хлеба нет и картофеля нет, я уже лежу на мертвой постели, вся распухла и дочка тоже лежит тоже распухла, а мать ходит сторожить на ферму, ну Ваня я в последний раз Вам пишу и то через силу, у меня нет свету в глазах. Ну, Ваня, поглядел бы ты на меня, испугался меня Ваня, какая я стала, как выйду на улку, так сразу падаю, силы нету. Ваня, дочка просит есть, а у нас нечего дать, ох, Ваня, у нас уже голод такой, все голодают, едят пропастину, а я лучше помру, не буду есть. Ваня я доила коров, теперь не дою, когда меня привезли с фермы на коне из силы выбилась, ну Ваня, теперь прощай, больше не увидимся и письма не будем писать друг другу. Ваня, я помру так дочка наша пойдет на терзание, кому она нужна будет, разве ты когда отслужишь, то возьмешь ее себе, если не возьмешь, то в приют отдадут, пущай она там растет. Ваня, я получила письмо Ваше, в котором Вы писали во сне видали, но я стала маме читать, она заплакала и говорит: хотя бы Иван пришел, а то мы умрем, а Тамара останется. Ваня она ждет, не дождет, а дочка большая стала, ходит на ногах, ну зовет папа и мама и дядя всех, ну сгубил нас голод. Ваня, мы ушли от Ворон... живем у Бубного Андрея Никитовича на квартире, ну пока Ваня и Ваничка прощай больше мы с тобой не уви-демся, если будешь писать, то своей дочке Тамаре и маме, а я отжила на белом свете, дальше не могу жить, силы нету у меня, ну пока до свидания, остаюсь живая, еще забыла я Вам письма не пишу, что у меня бумаги нет у меня... Копия верна: Е.Михайлов..

Справка: в некоторых строчках написанное в подл. стерлось, некоторые слова не заметны (написано карандашом, малограмотно). Пропуски - это неразборчивые слова?47.

Самым тяжелым, голодным годом оказался 1 944 год, когда голодали не только жители многих сельских районов, но и жители некоторых городов.

Нарком Внутренних Дел Союза ССР Л. Берия 21 апреля 1944 г. сообщал:

ГОКО - товарищу Сталину И.В.

ГОКО - товарищу Молотову В.М.

ЦК ВКП(б) - товарищу Маленкову Г.М. СНК СССР - товарищу Микояну А.В.

Управление НКВД Свердловской области сообщает следующие данные о продовольственном положении в области, полученные от местных органов:

С начала 1 944 г. продовольственные затруднения в области несколько увеличились в связи с тем, что запланированное получение продовольственных товаров по централизованным фондам было удовлетворено не полностью.

В первом квартале с. г. область получила по централизованным фондам мяса и его заменителей 67% к плановой потребности, животного масла - 51,3%, рыботоваров - 37,8%, кондитерских изделий - 13,7%, сахара - 13,5%.

В связи с этим по основным промышленным районам отоваривание продовольственных карточек по мясо-рыбной продукции колебалось от 45 до 70%, по жирам от 36 до ??%, по крупо-макаронным изделиям от 50 до 80%.

Значительно ухудшилось положение с завозом продуктов на городские рынки и с ценами на них. На рынках гор. Свердловска подвоз картофеля в четвертом квартале 1 943 г. составлял 60 тыс. центнеров, в первом квартале 1 944 г. - только 7 тыс. центнеров, подвоз животного масла - соответственно 85 и 42 центнеров, молока 6400 и 3500 литров. Цены на картофель поднялись с 50 до 75 рублей, на мясо с 200 до 350 руб. на масло животное с 900 до 1000 рублей за кг.

Примерно такое же положение с завозом на рынки сельскохозяйственных продуктов и сценами на них в Нижнем Тагиле, Ирбите, Каменск-Уральске и других основных городах области.

По неполным данным, полученным из 20 аппаратов НКВД, из числа обращавшихся в городские и районные лечебные учреждения на 1-е апреля 1944 г. зарегистрировано было 22 400 больных дистрофией. Это в абсолютном большинстве городское население, и главным образом, рабочие предприятий. По заводу N 268 НКАТС в г. Каменец-Уральске на 1-е апреля 1944 г. было зарегистрировано 562 человека больных дистрофией; по Свердловскому металлургическому заводу - 612 человек; по Серовско-му заводу N 76 НКБ - 41 5 человек; по Красноуральскому медь-заводу - 283 человека; по Красногвардейской шахте этого района - 524 человека; по Н. Салдискому металлургическому заводу -220 человек; по заводу N 68 IfKB Невьянского района - 486 человек; по Н.-Тагильскому металлургическому заводу - 750 человек; по заводу N 63 НКБ - 700 человек.

Только за март 1 944 г. умерло от дистрофии: в Свердловске - 451 человек, в Н. Тагиле - 428 человек, в Серове - 11 2 человек.

По данным органов Народного образования, по 33 районам области в первом квартале 1 944 г. бросило учиться в сельских школах 1 5 750 детей, в городских школах - 5 250 детей.

С января 1944 г. было зарегистрировано 184 убийства, против 84 случаев в четвертом квартале 1 943 года и 1 50 грабежей против 77 случаев в последнем квартале предыдущего года.

95% убийств было совершено с целью завладения продовольственными карточками, незначительным количеством продуктов и вещей. 84% убийц составляли малоквалифицированные рабочие, а также служащие, колхозники и единоличники, ранее не судимые и не имевшие связи с преступной средой.

Наиболее тяжелое положение сложилось в 1944 г. наряду со Свердловской областью, в Чувашской и Татарской АССР, и особенно в Казахской ССР, а в начале 1945 г. - в Узбекской ССР, Кабардинской и Бурят-Монгольской АССР.

Нарком внутренних дел Казахской ССР Богданов 8 апреля 1 944 г. докладывал Л. Берии: "Поступающие из Управлений НКВД сообщения свидетельствуют о том, что продовольственные затруднения, вызванные неурожаем 1 943 года, охватывают новые районы и группы населения республики".,

В течение первого квартала 1 944 года районными аппаратами НКВД Казахской ССР или при участии их работников было обследовано свыше 1 00 населенных пунктов в 50-ти районах республики, в отношении которых имелись данные о тяжелом продовольственном положении населения.

В процессе проверки было выявлено свыше тысячи семейств военнослужащих и колхозников, численностью до 4-х тысяч человек, нуждающихся в неотложной помощи, истощенных и опухших на почве голода.

По материалам проверки наиболее острые продовольственные затруднения и значительное число опуханий от голода имели место в Алма-Атинской области, где зарегистрировано 40 смертельных случаев от истощения, Семипалатинской области -47 смертельных случаев, Акмолинской - 21 , в Северо-Казахстан-ской - 1 0 смертельных случаев.

Подавляющее большинство смертельных случаев относится за счет спецпереселенцев - немцев, проживающих в Чарском районе Семипалатинской области, Красноармейском районе Се-веро-Казахстанской области и Джамбулском районе Алма-Атинской области. В тяжелом положении спецпереселенцы оказались в связи с мобилизацией членов семей и физически здоровых членов семей в трудовую армию, а в ряде случаев и потому, что колхозы не выдавали им хлеба на заработанные трудодни.

В селе Линевка, Красноармейского района Северо-Казах-станской области за январь-февраль умерло 10 спецпереселенцев, а 30 человек были настолько истощены, что не в состоянии были передвигаться.

Много смертельных случаев и опухания от голода спецпереселенцев было в Джамбулском районе Алма-Атинской области. В колхозах этого района было свыше 20 многодетных семей спецпереселенцев, нуждающихся в неотложной помощи. Большинство из них выработали по 500 и более трудодней, на которые им хлеба колхозы не дали.

В Абаевском районе Семипалатинской области среди спецпереселенцев - немцев было отмечено много случаев употребления в пищу собак, кошек, мяса павших животных.

В Ново-Мульбинском районе этой же области смертность от голода среди немцев росла следующим образом: в январе 1944 г. - 2 случая, а в феврале - 15, а за 10 дней марта - 7 случаев.

При проверке особое внимание уделялось положению семей фронтовиков, среди которых многие впали в крайнюю нужду, за время войны износили одежду и обувь, из-за чего в зимнее время не имели возможности выходить на работу, а дети посещать школу.

Не получая длительное время продуктов питания и не имея собственного хозяйства, значительное число семей фронтовиков крайне бедствовали: взрослые и дети истощены, опухли от голода и нередко, особенно дети, лежат в постелях, не имея сил передвигаться. Некоторые семьи военнослужащих и эвакуированных употребляли в пищу собак, кошек, трупы домашних животных и пищевые отбросы.

Колхозница Ковалева (Каменский район, Западно-Казахстанской области), муж которой погиб на фронте, имея четырех детей жила исключительно в тяжелых условиях, собирая падаль и отбросы.

Семья колхозницы Фидосовой (колхоз им. Ворошилова, Андреевского района Алма-Атинской области), у которой два сына погибли на фронте, а муж после трех ранений продолжал находиться на фронте, не получала никакой помощи, употребляла в пищу собак и кошек.

В колхозе "жана-Тан"Западно-Казахстанской области мать военнослужащего Чубова опухла на почве голода. Колхоз ей не выдавал хлеб на заработанные трудодни и лишь по настоянию РО НКВД она получила хлеб, после чего состояние ее улучшилось.

В колхозе "Новый мир"Алма-Атинской области было выявлено 8 остронуждающихся семей фронтовиков, среди них много опухших. В Андреевском районе той же области 60 семей военнослужащих, главным образом эвакуированные, нуждались в неотложной помощи. В колхозах Семейского района Семипалатинской области было выявлено 34 случая опухания от голода среди семей фронтовиков. В колхозах Абаевского района той же области - 40 случаев, В колхозах Наканчинского района - 1 6 случаев опуханий.

При обследовании семьи фронтовика Уткина (Илийский район Алма-Атинской области) была обнаружена голова собаки в разложившемся виде, которую Уткина готовила в пищу.

В 23-х колхозах Зыряновского района Восточно-Казахстанской области большинство из обследованных 11 0 семей фронтовиков продолжительное время не получали продуктов питания; в ряде колхозов среди детей было поголовное опухание, часть находилась в безнадежном состоянии.

В колхозе им. Чкалова Павлодарской области в семьях фронтовиков Мысник, Ященко и Омарбекова все дети опухли и лежали в постелях, а в семье Ященко от голода умерла девочка 6 лет,

В поселке Таучук Гурьевской области умерла мать фронтовика Аристанова, оставив двух детей. Районные организации не только не оказали помощи этой семье, но даже отказались похоронить умершую, поэтому РО НКВД взяло на себя похороны. В этом же поселке в семьях фронтовиков умерло от голода за январь-март 1944 г. 3 человека.

Ряд колхозов не имели никакого продовольствия и ничего не выдавали колхозникам на заработанные трудодни. В колхозе им. Кирова, Дзержинского района Алма-Атинской области 22 семьи колхозников, ничего не получая на трудодни были поголовно истощены. Среди них много было больных и опухших.

В колхозе "Горный орел" того же района испытывали крайнюю нужду 25 семей, многие съели имевшийся у них скот, некоторые употребляли в пищу собак и трупы животных.

В колхозе ?5 декабря", Зеленовского района Западно-Казахстанской области колхозники вырыли из скотомогильника труп лошади и разделили между собой.

В Чалаевском районе Западно-Казахстанской области семья учительницы средней школы Сотниковой употребляла в пищу собак и кожу животных.

При осмотре 44 учащихся Копальской средней школы (Алма-Атинская область) было выявлено 30 истощенных детей, некоторые прекратили посещение школы.

В Куйбышевском райамбулатории Павлодарской области было зарегистрировано 69 случаев отечности на почве голода, 22 человека с резкой формой истощения были положены в больни-

В Кугалинскую больницу (Алма-Атинская область) систематически поступали больные с отеками. Участились случаи смертности от истощения.

На почве продовольственных затруднений имели место отрицательные проявления со стороны семей фронтовиков, колхозников и населения районных центров, как-то: групповое предъявление о выдаче продовольствия, сопровождавшееся в отдельных случаях угрозами; уход из колхозов и массовое переселение колхозников в промышленные пункты; невыход на работу колхозников, рабочих совхозов, МТС и местных промысловых артелей; жалобы семей военнослужащих в письмах на фронт.

В колхозе "Свой труд? Тайпакского района Западно-Казахстанской области несколько женщин, во главе с женой фронтовика Шерстенкиной пришли на рыбпункт с требованием рыбы и заявили: "Если не дадите рыбы, мы покончим самоубийством, дальше терпеть голод не можем".,

Такие же факты имели место в селах Андреевка и Никола-евка Алма-Атинской области, где группы женщин в несколько десятков человек являлись в сельпо и Заготзерно с требованиями выдачи хлеба.

В правление колхоза "Октябрь" Приишимского района Се-веро-Казахстанской области явилась жена фронтовика Утугенова с детьми и заявила: "Возьмите детей на воспитание, они голодают, я не в состоянии их прокормить".,

При обследовании семьи Урицкого (с. Чкалово, Северо-Ка-захстанской области), находящейся в крайне тяжелых условиях, Урицкая заявила, что ей приходит мысль о самоубийстве, но жаль детей.

Жена фронтовика Кошелева (Приуральский район Западно-Казахстанской области) в заявлении писала: "Если не окажете помощи, приведу детей в сельсовет, а сама покончу самоубийством".,

Жена фронтовика Филимонова писала мужу: "Чем так жить лучше умереть. В колхозе хлеба нет. Паек не дают. Придется нам здесь погибнуть. Люди ложатся голодными и встают голодными".,

В отдельных случаях тяжелое положение и отсутствие какой-либо помощи приводило к самоубийству или попытке покончить с собой.

В колхозе "15 лет РККА? Приуральского района, Западно-Казахстанской области, покончив самоубийством колхозница Гастель, оставила записку: "Совершаю самоубийство потому, что деться некуда, нет поддержки ниоткуда".,

В колхозе "Новый путь" Зыряновского района, Восточно-Казахстанской области пыталась покончить самоубийством жена фронтовика колхозница Пичурина, у которой четверо детей опухли от голода и лежали в постели. Самоубийство Пичуриной было предотвращено председателем сельсовета Зубковой. Выяснилось, что Пичурина неоднократно обращалась за помощью к председателю колхоза Зеленкову, который в грубой форме отказывал ей в помощи.(Этой семье была оказана помощь, а Зелен-ков привлечен к уголовной ответственности).

Колхозница Мамулова (с. Ханохой Алма-Атинской области) на почве острой нужды и голода пыталась повеситься, но была спасена колхозниками.

В Тепловском районе Западно-Казахстанской области жена военнослужащего-орденоносца Дьяконова пыталась отравиться, но была спасена и помещена на излечение в больницу.

В связи с тяжелым положением в Сузакском районе ЮжноКазахстанской области колхозники уходили из колхозов. За короткий срок из района переселилось в промышленные пункты соседнего Туркестанского района 100 семей колхозников, в том числе 1 50 человек трудоспособных.

Из колхоза "Кзыл-Кулдуз? Федоровского района Кустанай-ской области выбыло 20 семей колхозников.

В процессе проверки районные отделения НКВД принимали через партийно-советские органы и правления колхозов немедленные меры к оказанию помощи остронуждающимся.

О всех вскрытых фактах бездушного отношения к бедствующим семьям материалы передавались органам Прокуратуры для привлечения виновных к ответственности.

Начальники УНКВД областей информировали секретарей Обкомов КП(б)К и председателей Облсоветов Депутатов Трудящихся о продовольственных затруднениях в районах области. Систематическая информация по этому вопросу представлялась нами секретарю ЦК КП(б)К т. Скворцову и Совнаркому Казахской ССР.

16 марта 1944 г. ЦК КП(б) Казахстана принял развернутое решение о мерах по оказанию помощи нуждающимся семьям военнослужащих и колхозников продовольственными и промышленными товарами.

ЦК КП(б)К предложил в частности осуществить такие меры: немедленно взять на учет всех остронуждающихся в продовольственной помощи.

Не позднее 1-го апреля 1944 г. открыть специальные столовые в колхозах, где имелись семьи, нуждающиеся в неотложной помощи питанием.

Во всех колхозах создать бригады по отстрелу дичи и улову рыбы. Провести в областях с 1 апреля по 1 мая месячник по оказанию помощи семьям военнослужащих.

С апреля организовать в городах раздаточные кухни с ежедневной выдачей не менее 230 тысяч первых блюд для наиболее нуждающихся семей военнослужащих.

Семьям военнослужащих, проживающих в совхозах, произвести обмен запущенных коров на дойных из числа отбракованных на мясосдачу. (Какие же это дойные? - авт.)

Наряду с этим ЦК КП(б)К обязал соответствующие организации: снабдить колхозные и рыболовные бригады боеприпасами и рыболовными снастями.

Выделить для общественного питания семей военнослужащих большое количество продуктов питания, как-то: скот, мясные субпродукты, овощные пюре, сухофрукты, свежую рыбу, консервы и т. д.

Передать в распоряжение Облисполкомов 1 0% муки от гарнцевого сбора для выдачи нуждающимся семьям военнослужащих.

Кроме того, решением ЦК КП(б)К было предусмотрено в течение марта-апреля 1 944 г. выделить для семей военнослужащих и нуждающихся большое количество хлопчатки, швейных изделий, трикотажа, обуви, отбракованной кожи на обувь, остатков тканей и других промтоваров.

Для оказания помощи местным советским и партийным организациям в реализации указанного постановления, ЦК КП(б)К направил во все области 50 руководящих республиканских работников.

Контроль за выполнением постановления ЦК КП(6)К был возложен на второго секретаря ЦК КП(б)К Шаяхиметова и заместителя председателя Совнаркома Казахской ССР Заголовье-ва, которых ЦК обязал раз в неделю докладывать бюро ЦК КП(б)К о ходе выполнения этого решения.

Начальникам УНКВД областей были даны указания принять "р,ешительные меры" к пресечению фактов разбазаривания в районах фондов помощи военнослужащим и обеспечить доведение этих фондов по прямому назначению.

В докладе признавалось, что "принятые меры оказания помощи нуждающемуся населению в известной мере улучшат положение не сразу, а лишь по мере осуществления таких мероприятий как организация охотничьих и рыболовных бригад в колхозах, создание сети колхозных столовых и мобилизация внутрирайонных продовольственных ресурсов". Иными словами, спасение голодающих должно быть делом рук самих голодающих! Заключительная фраза доклада: "Однако, положение в некоторых районах республики таково, что требуется неотложная

49

помощь продовольствием со стороны государства? .

Из приведенного документа явствует, что, если бы республиканские, областные и районные власти Казахской ССР во время обратили внимание на бедственное положение колхозников, семей фронтовиков и оказали им помощь (фонды для этого имелись), то голода можно было не допустить.

Через год такая же картина повторилась, но уже в других республиках.

Л. Берия 17 апреля 1945 г. докладывал Сталину, Молотову, Маленкову:

"По сообщению НКВД Узбекской ССР, Кабардинской и Бурят-Монгольской АССР, в связи с неурожайностью в 1 944 году, а также неудовлетворительным завозом хлебопродуктов, население ряда районов испытывает острую нужду в продуктах питания и имеются случаи смертности от истощения".,

В Узбекской ССР за первый квартал с.г. зафиксировано 11 9 случаев смертности от истощения.

В хлопковом совхозе "Кум-Курган"Сурхан-Дарьинской области среди рабочих и служащих совхозов, а также членов их семей резко выросли заболеваемость и смертность. В феврале с.г. в совхозе умерло от голода и истощения 26 человек, в том числе детей до десятилетнего возраста 1 2 и 7 человек из членов семей фронтовиков.

Специальным обследованием в совхозе выявлено 520 человек остро нуждающихся в продовольственной помощи.

Решение бюро Джар-Курганского РК КП(б)Уз. директор совхоза Кузьмин снят с работы. Населению совхоза оказана продовольственная помощь.

В тяжелом положении оказались колхозники ряда районов Кашка-Дарьинской области. В колхозе им. Юсупова Башчарбак-ского сельсовета, Кокабулакского района, было выявлено 1 90 истощенных колхозников. В колхозе "Алака", Куйбышевского сельсовета с декабря 1 944 года по март 1 945 года от истощения умерло 1 3 колхозников .

Аналогичное положение отмечалось по отдельным колхозам Гузарского, Дехкан-Абадского, Чиракчинского и Камашинского районов, Кашка-Дарьинской области. Из-за отсутствия продуктов питания некоторая часть населения этих районов питается корнями трав.

Остронуждающимся колхозникам колхозов Кашка-Дарьин-ской области было отпущено 400 тонн хлебопродуктов.

Кроме того, оказывалась помощь экономически сильными колхозами. В колхозе "Савай" Джалял-Кулукского района, Андижанской области рабочие и служащие совхоза из-за отсутствия зерна в районе систематически не получали установленной нормы хлеба. Произведенной проверкой по седьмому отделению совхоза 9 марта 1 945 г. было выявлено 1 0 семей, находившихся в состоянии истощения. Рабочий этого отделения Селиванов Г. И. часто жаловавшийся на отсутствие у него продуктов питания, 8 марта 1 945 г. покончил жизнь самоубийством.

В Ширабадском районе, Сурхан-Дарьинской области в колхозе "Правда" из-за отсутствия продуктов колхозники, и особенно семьи фронтовиков, оказались в крайне тяжелом положении. У Рахмановой Минихал, матери двух фронтовиков, умер от истощения ребенок 5-ти лет, а второй опух от голода.

В районном центре Шурчинского района в феврале 1945 года было подобрано шесть трупов людей, умерших от истощения. В Бансунском районе, по Карлюкскому сельсовету, за время с 1 3 по 1 5 января 1 945 года умерло от истощения 27 колхозников.

Аналогичное положение было в ряде колхозов Самаркандской области.

26 февраля 1 945 г. в г. Андижане на улицах было подобрано пять трупов людей. По заключению судебно-медицинской экспертизы во всех случаях смерть последовала от истощения. По городу Андижану выявлено 384 человека в крайне истощенном состоянии. Всем была оказана помощь51.

В республике увеличилось количество уголовных преступлений. 9 марта 1 945 г. в г. Чусте Наманганской области, в своей квартире был убит Муратов М. Расследованием было установлено, что убийство совершил его родной сын, тракторист Чустовской МТС, Марожанов Абиджан. На допросе Марожанов показал, что в силу своей материальной необеспеченности неоднократно предлагал отцу оставить квартиру, и так как отец отказался уйти, он его убил.

1 9 февраля 1 945 г. в кишлаке Арал-Джидакопинского сельсовета, Уйганского района Наманганской области в снегу был найден труп Ташбаевой Хадоят Биби, 1876 года рождения. Расследованием было установлено, что убийство совершила соседка по квартире Мингалиева А.Н. 1915 года рождения, член колхоза им. Орджоникидзе.

На следствии Мингалиева показала, что убийство совершила с целью завладения имуществом Ташбаевой в связи с тяжелым материальным положением.

13 февраля 1945 г. члены колхоза им. Молотова Етты-Каш-кинского сельсовета, Чинабадского района Андижанской области, Закиров А. Таджибаев И. и другие, в количестве 5-ти человек, ворвались в квартиру колхозницы Иралиевой Ширанбиби, нанесли ей ножевое ранение и забрали 1 00 кг пшеницы, 30 кг шалы, 1 0 кг муки и одного барана.

1 8 января 1 945 г. в Каганском районе, Бухарской области десятник каменного карьера Артаев Т.А. моторист Скаков В.Н. и рабочий Сулейманов Нубаи совершили дорожное ограбление колхозников колхоза им. Фрунзе Сарыкского сельсовета Ход-жаниязова и Хадырова. У колхозников изъяли 60 кг джугары,

52

50 кг проса и 1 0 кг сушеного урюка .

Далее Л. Берия переходит к краткому описанию голода, охватившего ряд районов Бурят-Монгольской и Кабардинской АССР.

В течение февраля-марта 1 945 года в Кяхтинском и Куда-ринском аймаках, Бурят-Монгольской АССР от алиментарной дистрофии умерло более 35 человек. Произведенным Нарком-здравом БМАССР обследованием было выявлено пораженных алиментарной дистрофией: в Кударинском аймаке - 2000 человек, Кяхтинском аймаке - 11 00 человек, Селенгинском аймаке -50 человек, Прибайкальском аймаке - 50 человек.

Выявлены факты употребления некоторыми колхозниками на почве голода мяса павших животных и собак.

В указанных аймаках резко увеличилась уголовная преступность, главным образом, скотокрадство и квартирные кражи. В январе-марте 1 945 г. в Кяхтинском аймаке было совершено 1 03 уголовных преступления, из них: 1 2 случаев скотокрадства, 62 квартирные кражи.

В Кударинском аймаке в первом квартале 1 945 года было совершено 40 уголовных преступлений, из них краж скота 11 и

20 квартирных краж. Кроме того, имели место три случая группового перехода колхозниками государственной границы с целью приобретения продуктов.

Обком ВКП(б) и Совнарком БМАССР, как отмечалось в докладе, населению указанных аймаков оказывалась продовольственная и медицинская помощь.

НКВД БМАССР "приняты меры усиления агентурно-опера-тивной работы по выявлению и предупреждению преступлений".,

В селениях Хамидия, Терекское и Урожайное Урожайней-ского района Кабардинской АССР колхозники на трудодни почти ничего не получали, "вследствие этого переживают острую нужду и в продуктах питания": по сел. Хамидия - 1 04 семьи или 407 человек, по сел. Терекскому - 20 семей или 65 человек, по селу Урожайному - 1 09 семей или 350 человек.

Из общего количества остронуждающихся семей - семей фронтовиков и погибших на фронтах Отечественной войны было 143.

Из-за неимения хлеба некоторые семьи опухли от недоедания, а по селениям Урожайное и Хамидия имели место шесть случаев смертности от голода.

Местные партийные и советские органы, с согласия Совнаркома КАССР раздали нуждающимся семьям 1 0 тонн кукурузы, однако, "это количество", говорилось в докладе, "недостаточно

для удовлетворения хотя бы минимальных потребностей всех

53

нуждающихся? .

Из приведенных документов напрашиваются следующие выводы. Во-первых, география "военного" голода была достаточно широка и охватывала самые различные в природно-климатическом отношении районы. Во-вторых, одной из важных причин голода были неблагоприятные погодные условия разных регионов. Сказывалось крайнее ослабление материально-технической базы сельского хозяйства, слабая экономика колхозов. В семьях фронтовиков, оставшихся без "кормильцев", по существу некому было заниматься и личным хозяйством, разного рода промыслами. Конечно же, одна из причин голода заключалась в политике властей, всегда перегибающих палку по части "заготовок" сельхозпродуктов в колхозах и не умеющих, или не желающих вовремя прийти на помощь голодающим. При всем этом "военный" голод, было бы неправомерно ставить на одну доску с тремя голодами: 1 921 , 1 932-1 933, 1 946-1 947 годов, когда число голодающих и жертв голода исчислялось миллионами. "Военный" голод вернее отнести к разряду локальных, что, впрочем, ни в коей мере не уменьшает его трагизма.

Массовое недоедание и голодание населения не могло не привести к ослаблению здоровья людей. К появлению специфических для голодного времени заболеваний, росту смертности и падению рождаемости.

Одним из заболеваний, связанных с голодом, была септическая ангина, получившая в годы войны опасное распространение среди сельского населения. Она вызывалась употреблением в пищу оставшегося на полях неубранного и проросшего зерна, пораженного болезнетворным грибком. Таких людей во время войны оказалось немало, а голодное состояние все больше заставляло людей питаться, чем попало. Только в мае 1 944 года НКВД послало четыре сообщения Сталину, Молотову, Ворошилову, Маленкову о массовом заболевании септической ангиной населения Челябинской, Чкаловской, Куйбышевской, Курганской областей, Татарской и Башкирской АССР, Казахской ССР. К 1 943 году в Сибири заболеваемость септической ангиной по сравнению с 1941 г. возросла в 25 раз, а к весне 1944 года - в 346 раз. Доля больных септической ангиной поднялась до 1 31 9% к числу всех пораженных инфекциями и уступала лишь сыпному тифу. И по смертности септическая ангина оказалась на втором месте (12,5% к числу заболевших) после энцефалита, оставив позади даже тиф.54

Усилиями медицинских работников удалось ослабить гибель людей от инфекционных и эпидемических заболеваний, связанных с недоеданием и ухудшением санаторно-гигиенических условий жизни населения. И тем не менее, в общем скорбном балансе прямых людских потерь в годы войны, нельзя сбрасывать со счетов и тех, кто погиб не на полях сражений и вражеском плену, а умер от голода и вызванных им болезней в глубоком тылу. Численность их по приблизительным подсчете составляет 1 ,5 млн. человек.55

Церковь и крестьянство

Стойкость и терпение, проявление крестьянством в годы войны, не в последнюю очередь объясняются влиянием Русской православной церкви и религии. Несмотря на годы "воинствующего атеизма", варварского разрушения церквей и храмов, преследования священнослужителей, корни глубокой религиозности русского и других народов, населявших нашу страну, не были уничтожены. По переписи 1937 года, единственный раз зафиксировавшей отношение населения к религии, из 98,4 млн. человек в возрасте 16 лет и старше верующими считали себя 42,2 млн. человек, а верующими православными - 41,6 млн. Относительно большое число верующих было среди женщин и особенно среди

56

сельского населения.

В годы войны изменилось отношение государства к церкви и верующим. Русская православная церковь заняла четкую патриотическую позицию. В день начала войны - 22 июня 1 941 г. глава национальной церкви - Патриарший местоблюститель митрополит Сергий выступил с обращением "Пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви" (Примечательно, что обращение Сталина к народу состоялось на 12 дней позже). Послание Сергия было разослано по приходам страны в тот же день и уже к вечеру читалось на богослужениях. Смысл обращения - страстный призыв с оружием в руках встать на защиту Родины и принять посильное участие в сборе средств в фонд обороны. О том, что этот призыв нашел широкий отклик, свидетельствуют многочисленные документы Совета по делам Русской православной церкви при СНК СССР. Приведем некоторые из них.

Вот "Докладная записка о материальном выражении патриотической деятельности Русской православной церкви в Алтайском крае" уполномоченного Совета по делам Русской православной церкви при СНК СССР по Алтайскому краю Сивко, адресованная председателю Совета по делам Русской православ-

57

ной церкви при СНК СССР Карпову Г.Г.

На нюнь 1944 года Бийекая и Барнаульская религиозные общины в фонд обороны внесли наличными 555 000 руб ; облигациями госзаймов 220.000 руб.; на подарки в армию 10.000

руб.; на оказание помощи госпиталям различными предметами на сумму 7.790 руб.; на помощь детям фронтовиков - наличными 14.167 руб. Итого 828.957 руб. Таким образом было собрано и сдано духовенством и верующими наличными 601.167 руб. облигациями 220.000 руб. натурой на сумму 7.790 руб. Всего 828.957 руб. По срокам сбора указанная сумма 828.957 руб. распределялась:

в 1943 г. собрано и сдано 154.790 руб.

в 1944 г. собрано и сдано 674.167 руб.

В Красноярском крае за весь период войны по состоянию на 1 июня 1 944 г. было собрано духовенством и верующими на цели обороны (на постройку танков, самолетов, и вообще в фонд обороны):

" наличными деньгами

" продуктами и различными предметами

" облигаций на

" собрано на подарки в армию наличными деньгами Всего

Патриаршая церковь

1 .959.41 8 руб.

182.700 руб.

50.850 руб.

338.210 руб.

Обновленцы

3.234.667-70 руб. 58.386-70 руб. 590.200 руб. 437.526 руб.

4.179.086 руб. 5.217.447-55 руб.

За период с 22 июня 1941 г. по 1 июля 1944 г. верующими Архангельской общины (действующих церквей в области насчитывалось 7), было собрано и сдано в Фонд обороны: деньгами

58

1.097.561 руб. Кроме того, полотенец - 10 шт.

Духовенством и верующими православных церквей Воронежской епархии за тот же период было сдано в Фонд обороны наличными деньгами: 2.403.635 руб. на подарки армии наличными - 118.125 руб. продуктов и разных предметов на 133.514 руб. Всего на сумму 2.882.557 руб. В Горьковской области духовенством и верующими в Фонд обороны было передано 9.324.700

руб.59

Уполномоченный Совета по делам Русской православной церкви по Калининской области В. Хевронов сообщал Карпову Г. Г. в письме от 8 июля 1 944 г. о некоторых упущениях в сборе пожертвований: ".,..Из бесед со служителями культа и председателям и церковных Советов выяснил, что средства, сданные на оборону страны и др. патриотические цели, собирались среди верующих во время церковных служб (тарелочный сбор), специальных сборов для этой цели почти не проводилось. Объясняется это тем, что руководители исполнительных органов церковных общин не имели инструктажа о своих обязанностях...". "Сам архиепископ Василий Калининский в беседе со мной заявил, что без указаний патриарха дать установку служителям культа организовать в дни пасхальной службы сбор средств на оборону страны он не может". В силу изложенных причин взносы на оборону страны и др. патриотические цели не имели системы, а носили единичные случаи.

Подписка на заем общинами верующих и служителями культа проходила наиболее активно. Большую работу в этой области провели сельские Советы.

За время с 22 июня по 1 июля 1 944 г. в Калининской области было собрано духовенством и верующими 1 . 1 87.422 руб. в т.ч. в селе Городня Завидовского района 16.000 руб. в селе Именец Невельского района 4.000 руб. в селе Дулово Конаковского района 3.460 руб. в селе Нова Каменского района 24.730 руб. в селе Поречье Молоковского района 20.000 руб.60.

В Кировской области за время Отечественной войны к лету 1 944 г. духовенством и верующими было собрано на цели обороны (постройка танков, самолетов, броненосцев) и в Фонд обороны наличными деньгами 665.117 руб. на подарки Красной Армии наличными деньгами - 1 02.500 руб. на оказание помощи инвалидам Отечественной войны - 44.000 руб. на оказание помощи детям и детским учреждениям - 1 2.000 руб. на оказание помощи семьям воинов - 110.000 руб.61

Христианское милосердие ярко проявилось в пожертвованиях инвалидам войны, детям, раненым и бойцам. По Ставропольскому краю духовенством и верующими на оказание помощи инвалидам Отечественной войны с 22 июня по 1 июля 1 944 г. было собрано 74.654 руб. наличными деньгами, на оказание помощи детям и детским учреждениям 11 2.766 руб. только наличными деньгами, семьям воинов - 91.015 руб. наличными деньгами.62 В Воронежской области за это время было собрано на оказание помощи больным и раненным, находящимся в госпиталях, 1 20.775 руб. наличными, на оказание помощи детям и детским учреждениям 25.050 руб. на помощь семьям воинов - 72.222

руб.63

В Куйбышевской области за это же время было собрано духовенством и верующими на помощь больным и раненым в госпиталя 69.792 руб. на оказание помощи инвалидам войны -11 .455 руб. наличными, на помощь детям и детским учреждениям - 316.881 руб.64

Были, конечно, области и районы, в которых сбор пожертвований у верующих не проводился, что объяснялось отсутствием церквей и мечетей. Уполномоченный по делам Русской православной церкви при СНК Марийской АССР К. Шикин сообщал 7 июля 1 944 г. в Совет по делам Русской православной церкви: "На Ваше письмо по вопросу подведения итогов по материальному выражению патриотической деятельности Русской православной церкви за период Отечественной войны сообщаю, что в Марийской АССР с 1 940 года функционирующих церквей и мечетей нет, следовательно, не было и служителей культов, которые бы проводили патриотическую деятельность по сбору средств в период Отечественной войны.

Проявления патриотической деятельности, как непосредственно от групп верующих, православных или мусульман по сбору средств не было" 5.

Уполномоченный по делам Русской православной церкви при Кемеровском облисполкоме Ф. Узлов в письме в Совет по делам Русской православной церкви от 1 2 апреля 1 944 г. сообщал: "По имеющимся сведениям от епархиального епископа, по Кемеровской области за истекший период никакой церковно-патриотической работы не проводилось"66. Уполномоченный Совета по Кировской области Мошков сообщал в Совет по делам Русской православной церкви: "Коршинский приход Оричев-ского района, благодаря бездеятельности исполнительного органа и настоятеля церкви собрали всего несколько сотен рублей.

Отдельные недостатки и недочеты не меняли общей картины. Всего с 1941 по 1944 гг. взносы РПЦ в Фонд обороны страны составляли более 200 млн. руб.67

4 сентября 1 943 г. состоялась встреча Сталина с высшими иерархами православной церкви. Она ознаменовала дальнейшее потепление в отношениях государства и церкви. Были положительно решены вопросы об открытии церквей, возвращении из ссылок, лагерей и тюрем архиереев и некоторых других. Решено было образовать при Правительстве специальный государственный аппарат - Совет по делам Русской православной церкви.

Через 10 дней, 14 сентября 1943 г. СНК СССР принял постановление N 993 "Об организации Совета по делам Русской православной церкви", за подписью Сталина. На него была возложена задача "Осуществления связи между Правительством СССР и патриархом Московским и всея Руси по вопросам Русской православной церкви, требующим разрешения Правительства СССР".,68

Председателем Совета был назначен Карпов Г.Г. являвшийся полковником госбезопасности. Ему был установлен оклад заработной платы в размере 3.900 рублей в меся, его заместителю - 2.850 рублей, а членов Совета - 2.000 рублей.69

Как и можно было ожидать, разрешение о беспрепятственном открытии со стороны Сталина не было искренним. Действительно, 29 ноября 1 943 г. Совнарком СССР формально принял постановление за N 1 325 "Опорядке открытия церквей" и предоставил на этот счет значительные права верующим и соответствующие полномочия местным органам власти и новоявленному Совету. В то же время Молотов в беседе с Карповым сказал: "Пока не давать никаких разрешений на открытие церквей... В последующем по вопросу открытия церквей входить за санкцией в Правительство и только после этого спускать указания в облисполкомы". Затем Молотов с досадой заключил: "Открывать

церкви в некоторых местах придется, но нужно будет сдержи-

70

вать решение этого вопроса за Правительством? .

Еще 1 8 августа 1 941 г. верующие села Окинина Большему-рашкинского района Горьковской области ходатайствовали об открытии церкви в этом селе. Об этом они писали в Облисполком:

"Для богослужения и выполнения всех треб заявляем вам, что наша церковь не была закрыта, а налоги и страховки уплачены и никакой задолженности не было и не будет. А кроме этого в настоящее время идет война и нам негде помолиться, мы не говорим про молодежь, а говорим про зрелых людей, чтоб Бог даровал нам победу над врагом, ведь у нас у каждого есть кто-нибудь на войне.

Мы подавали к вам заявление, но никакого ответа не получили, вслед за этим подавали ходатайство к М. И. Калинину и знаем, что оно пришло, а нам в РИКе сказали, что нет еще не получили, а это было в 1939 г. 2 февраля, а поэтому просим нам выдать лично ваше постановление об открытии нам службы.

Председатель церковно-приходского совета Шарова

71

Члены совета Преснякова, Пузырев" .

2 февраля 1 942 г. заявление от приходского Совета при церкви села Выездное Арзамасского района Горьковской области было послано в Арзамасский РИК (1 -й раз приход был закрыт 20.03.36 г. а второй - в августе 1940 г.) В заявлении говорилось: ".,.. наша страна переживает тяжелые испытания в борьбе с жестоким врагом, а мы, верующие, со своим народом всей душой стремимся, горим желанием полных успехов нашей Родной Красной Армии.

Приходской Совет от лица верующих обращается с просьбой открыть богослужения в храме с. Выездное. В случае разрешения, мы ... примем участие ... по уборке из храма зерна, мы имеем желание в будущем помогать государственной обороне денежными средствами...

Постоянное функционирование храма должно быть обеспечено не только для обслуживания верующих, но и для регулярного притока пожертвований в фонд обороны страны.

Председатель церковного Совета Шутов

72

Члены Совета Рожкова, Малаховская? .

До конца войны храм так и не был открыт, за исключением его части, где службу можно было вести только в теплое время.

Ходатайства о содействии открытию церквей посылались и на имя Патриарха Сергия. Приведем одно такое ходатайство:

"Святейшему Патриарху Сергию Московскому и всея России

от уполномоченных общины верующих села Семьяны

Воротынского района Горьковской области

Смиреннейшее прошение

В селе Семьяны Воротынского района Горьковской области имеется церковь Св. Арх. Михаила, сохранившаяся со всею цер-ковною утварью в целости, ключи от церкви при уполномоченном общины верующих, налоги церковь уплачивает по настоящее время.

Община верующих в количестве 1 000 чел. подали ходатайство в Горьковский облисполком на предмет регистрации общины для свершения Богослужения в названной церкви, а также совершения установленных церковью религиозных обрядов. Горьковский облисполком направил ходатайство в Воротынский район, который задерживает наши бумаги и не дает нам ответа, как положительного, так и отрицательного, мотивируя отсутствием директивы правительства на разрешение открытия Богослужения в церкви...".,

Далее следовали подписи 6 человек уполномоченных общины верующих и указана дата - 1943, 5 октября,

13.04.1945 г. председатель Горьковского облисполкома и секретарь облисполкома подписали решение N 636 об открытии церкви в этом селе. Окончательное решение по этому вопросу было принято Советом по делам Русской православной церкви при СНК СССР от 1.06.1945 г. Документ был подписан его ру-

73

ководителем Карповым .

Уполномоченный Совета по Алтайскому краю сообщал, что открытие в г. Барнауле в конце января 1 944 г. Покровской церкви и освещение ее Архиепископом Варфоломеем, после того как в Алтайском крае в течение ряда лет не было ни одной функционирующей церкви, были "д,ля верующих немаловажными сведениями и весть об этом быстро стала доходить до верующих сел и районных центров края. В связи с этим в последние дни марта, значительно увеличилось количество прибывающих в Крайисполком ходоков из деревень и сел края, с целью ознакомиться с порядком возбуждения ходатайств на открытие церквей и вместе с тем возросло поступление заявлений об открытии церквей"74.

Ходоки и инициаторы заявлений об открытии церквей - в основном были люди преклонного возраста, шестидесяти-восьми-десятилетние старики и старухи и, как правило, ранее имевшие то или иное отношение к действовавшим церквам (церковные старосты, председатели и члены советов).

Отдельные групповые заявления "излагались в патриотическом духе, с указанием на то, что объединение верующих сумеет лучше оказать помощь фронту как материально, так и морально" Во многих селениях края церковнослужители были людьми приезжими, вернувшимися из мест заключения.

О том как местные власти препятствовали открытию церквей свидетельствует следующий пример. Рязанский облисполком решением от 23 марта 1944 г. (N 252) "Озаявлении группы верующих об открытии церкви в селе Летово Рыбновского района" отклонил это заявление. Верующие обжаловали это решение в тот же рязанский облисполком. Тот 28 июля 1 944 г. принимает новое решение (N 71 4) "Ожалобе группы верующих села Летово Рыбновского района о неправильном отклонении их ходатайства об открытии церкви", в котором отклоняет жалобу. Для того, чтобы положительно решить вопрос об открытии церкви, верующим села Летово пришлось обратиться в Совнарком РСФСР. Постановлением от 28 августа 1944 г. (N628) СНК РСФСР отменил решения Рязанского облисполкома. Во втором пункте было записано: "Обязать Рязанский облисполком разрешить группе верующих села Летово Рыбновского района открыть церковь в здании, отремонтированном на средства верующих в селе Лето-во"76.

Местные и центральные власти, всячески препятствуя открытию церквей, использовали любую бюрократическую зацепку. Уполномоченный Совета по делам Русской православной церкви при СНК СССР по Тамбовской области Медведев в докладной записке от 1 5 апреля 1 944 г. Карпову Г. Г. сообщал, что в области поступило 57 заявлений об открытии церквей. Из них облисполкомом было отклонено 1 3, а 43 заявления находились в стадии рассмотрения в райисполкомах. Лишь одно заявление об открытии церкви в г. Моршанске было направлено в Совет по делам Русской православной церкви при СНК СССР.

В январе месяце этого же года, как отмечалось, в записке, "имело место" совершение богослужения в здании церкви с. Теки-но, которая не была официально закрыта, но и не действовала с 1 938 г. из-за отсутствия в приходе священника. После прибытия туда из заключения "не зарегистрированного" священника Смирнова верующие с. Текино самовольно начали проводить богослужения. "По установлении" этого факта, богослужения в церкви властями были прекращены. После чего в этом селе священник Смирнов стал проводить обряды и богослужения в частных домах. Тамбовский архиепископ Лука в письме от 1 7 марта 1 944 г. просил зарегистрировать этого священника для совершения религиозных обрядов на дому. Регистрация была отклонена. На докладной Медведева есть следующая карандашная резолюция: "Это вредное заявление Луки. Возможно он дает прямые указания совершать требы на долгу. Не даром же он хотел созвать съезд заштатного духовенства?77.

Раздражало власти и то, что однажды архиепископ Лука, будучи в селе Ламки Ламского района, поддержал ходатайство группы верующих вернуть бывшее здание церкви, переоборудованное под районный клуб, сказав: "Клуб нужно закрыть, а здание отдать под церковь, т.к. церковь важнее клуба. Все равно в ваш клуб никто не ходит, а посмотрите сколько молодежи бывает в церкви". Обратившись за подтверждением своих слов к одному из жителей села, он спросил: "Правда, в ваш клуб никто не ходит" - на что тот смущенно дал утвердительный ответ. Уполномоченным Совета по делам Русской православной церкви Медведевым это было расценено как "выражение г^акционных взглядов со стороны Тамбовского архиепископа Луки" .

Случаи совершения религиозных обрядов из-за отсутствия церквей в частных домах были не единичны. Бывало, что функции священников брали на себя сомнительные люди и проходимцы. Бывший учитель деревни Дербень Кирсанского района Тамбовской области Котов А. С. выдавая себя за священника, ходил по глухим деревням, производя богослужения и обряды.79 В деревне Грибок Куйбышевского района Смоленской области, освобожденной от оккупантов, некто Тимашков Иван, не имея никакого специального образования, не зарегистрированный как священник, самовольно совершал религиозные обряды:

отпевал умерших, крестил детей и т.п. К Тимашкову были при-

80

няты соответствующие меры.

Уполномоченный Совета по делам Русской православной церкви по Тульской области Грищиным был составлен целый список священнослужителей, по слухам совершающих в 1 944 г. богослужения и требы в домах у верующих этой области. Среди них - архимандрит Онисифор (в мире Пономарев П.А.), с. То-варково; архимандрит Ириней (в мире Попов С.С.), с.Левино; священник Коробанов В. А. с. Папортки; священник Понятский

81

И. Д. д. Куроково и т.д.

До Октябрьской революции в бывшей Тульской епархии имелось около 850 церквей и монастырей. По данным 36 районов в Тульской области на 1 апреля 1 944 г. насчитывалось 467 недействующих церквей, из которых 336 использовались в куль-

82

турно-хозяйственных целях. Действующих церквей было 7.

В ряде мест верующие вынуждены были открывать церкви самовольно. Так, в сентябре 1 943 г. группой верующих была открыта церковь в с. Киясово, Михневского района Московской области. Недействующая с 1 939 года, церковь вновь стала функционировать.

Бывший председатель церковного совета "Преображенской" церкви в с. Селенском, Высоковского района, той же области Петров Д. М. в сентябре 1 943 года пригласил священника Смирнова Ивана и, имея у себя ключи от недействующей церкви, открыл ее и возобновил службу. Имелись случаи, когда исполкомы райсоветов по просьбе групп верующих разрешали временно открывать недействующие церкви и совершать в них богослужения. Например, Ногинский райисполком разрешил группе верующих с. Иванисово проводить службу в дни религиозного праздника "Рождество" 1944 г. Председатель Язвищенского сельсовета Волоколамского района также разрешил в с. Язвище проводить службу в Рождественские дни 1 944 года. Как свидетельствуют документы Совета по делам Русской православной церкви, все

83

они были взяты на заметку.

Негативное отношение уполномоченных Совета по делам Русской православной церкви к верующим проявлялось и в том, что они, по существу (видимо и формально) являясь агентами органов госбезопасности, доносили в эти органы о каждом "подозрительном" факте. Особенно им не нравились "молитвенные дома", услугами которых некоторые верующие вынуждены были пользоваться ввиду недостатка церквей. Об одном таком доме Уполномоченный Совета по Красноярскому краю М. Лаксенко сообщал в центральный Совет: "По имеющимся сведениям данный молитвенный дом является центром притяжения незарегистрированного, политически подозрительного духовенства края... Считаю, что при данных обстоятельствах сохранение молитвенного нелегального дома никак не может обеспечить какого-либо оперативного эффекта, а наоборот может вносить элементы известной расконспирации методов работы.

По данному вопросу вхожу с представлением к руководству УНКГБ на предмет ликвидации указанного нелегально очага, и принятия соответствующих эффективных мер обеспечивающих изоляцию политически-подозрительного элемента, группирующе-

84

гося вокруг верующих".,

Брались на заметку малейшие критические замечания верующих в адрес Советской власти. Тот же М. Лаксенко сообщал: "16.05.1944 года верующий д. Переясловка Рыбинского района Соболев в своем заявлении от 14.04.1944 года выступил с клеветой на органы Советской власти, ведущие, по его мнению, борь-85

бу против религии" .

Уполномоченный по делам Русской православной церкви по Красноярскому краю в отчете центральному Совету вынужден был признать: "Продолжают учащаться случаи, когда местными органами НКВД и НКГБ к верующим из местных жителей, причем преклонного возраста, имевших родственников на фронтах Отечественной войны, применяются в качестве репрессии временные аресты, сопровождающиеся обысками и изъятиями богослужебных книг за факты сбора у себя в квартирах немногочисленными группами верующих на молитвенные собрания в дни больших религиозных праздников"86.

За 1944-1945 гг. в Совет поступило 5770 заявлений об открытии церквей, а было удовлетворено только 41 4 ходатайств87.

Совет по делам Русской православной церкви при СНК СССР, постановлением от 14 октября 1944 г. (протокол N14) разрешал открыть церковь в селе Никольском Архангельского района Воронежской области "согласно заключению облисполкома по заявлению группы верующих". Предлагалось "в 3-х дневный срок послать распоряжение Архангельскому райисполкому о заключении договора на передачу здания и культового имущества верующим и поставить в известность заявителей верующих.

Постановлением от 5 января 1 945 г. (протокол N1 ) Совет по делам Русской православной церкви разрешил открыть церкви Михаила Архангела в селе Малые Ясырки, Щучинского района той же области, Рождества Богородицы в селе Самодуровке, Песков-ского района и Покровскую в селе Барановке Терновского района "согласно заключениям Воронежского облисполкома по заявле-

88

ниям групп верующих" .

В феврале 1945 г. в Воронежской области было разрешено открыть церкви: Христорождественскую в селе Кирсановка, В.-Карачанского района, в селе Фащевка, Дрязгинского района, селе

Пузево Воронцовского района, а в мае 1945 г. - в селе Каширское Каширского района .

В Горьковской области в это же время было разрешено открыть церкви в селе Каменка, Пильненского района, в селе Великий Враг Костовского района, в селе Архангельске-Кобылино Шатковского района, в селах: Богатиловке, Теплостановского района, Гремячеве Кулебякского района, Ново-Егорьевском Лысков-ского района, Вторусском Чернухинского района, Б. Печерки Гага-ринского района, Рожнове Борского района90.

В Московской области в феврале 1944 г. было разрешено открыть церковь "Косьмы и Демьяна" в с. Золотове Виноградов-ского района, в селе Голочеловке Малинского района, в селе Черкизово Коломенского района, в селах: Михайловское, Михневского района, Былово Краснопахарского района, Иванисово Ногинского района, Старый Покров Орехово-Зуевского района и т.д.

В апреле 1 945 г. по ходатайству Новгородского облисполкома было давно разрешение открыть церковь в селе Охона Пестовского района91.

В Омской области осенью 1 944 г. было разрешено открыть одну церковь в селе Голышманово Голышмановского района, а в январе 1 945 г. открыть молитвенный дом в с. Березовке Исиль-кульского района, церковь в селе Воскресенка Калачинского района. В феврале 1944 г. - в селе Богородском Глазуновского района Курской области - по ходатайству епископа Питирима. В феврале 1 945г. - Преображенскую церковь в селе Николо-

92

Пестровка Иссинского района Пензенской области92.

В мае-августе 1 944 г. Совет по делам Русской православной церкви, согласно заключению Рязанского облисполкома и заявлениям верующих разрешил открыть по одной церкви в селах Сухая Лубна Трубетчинского района, Берсеневе Тумского района, Лунино Шелуховского района, Кривополянье Раненбургско-го района и Кочемирово Кадамского района93. В апреле 1 945 г. Совет по делам Русской православной церкви, согласно разрешению Томского облисполкома и заявлению

верующих, разрешил открыть церковь в поселке Тогур Колпа-

94

шевского района .

Уполномоченный Совета по делам Русской православной церкви при СНК МАССР Мельгунов в информационном докладе, полученном Советом 1 3 апреля 1 944 г. спрашивал: "Как быть, когда поступает заявление от верующих магометанской религии, которые просят открыть мечеть. Или им отказать, мотивируя тем, что Совет и его Уполномоченные не рассматривают

заявления, не относящиеся к Русской православной церкви". На

95

документе карандашная пометка, означающая согласие .

Тем не менее власти вынуждены были под напором верующих заняться этим вопросом. СНК СССР за подписью И. Сталина 19 мая 1944 г. принял постановление N 572 "Об организации Совета по Делам религиозных культов". На него была возложена задача "осуществления связи между Правительством СССР и руководителями религиозных объединений: армяно-григорианской, старообрядческой, католической, лютеранских церквей и мусульманского, иудейского, буддийского, сектантского вероисповеданий по вопросам этих вероисповеданий, требующим разрешения Правительства СССР". Председателем Совета по Делам религиозных культов при Совнаркоме СССР был назначен Зайцев К. А. который 26 мая того же года был освобожден от обязанностей Заместителя Совета по Делам Русской православной церкви при СНК СССР96. Но уже 6 июня 1944 г. Зайцев был освобожден от этой должности и на его место назна-

97

чен Полянский И. В. . Членом Совета по делам религиозных культов при СНК СССР (по штатному расписанию их было два)

98

19 июля 1944 г. был назначен Карл Янович Пуго , сын которого Б. К. Пуго печально закончил свою карьеру во время событий ГКЧП в августе 1991 г.

1 9 ноября 1 944 года было принято постановление СНК СССР N 1 603 "Опорядке открытия молитвенных зданий религиозных культов", утвердившее порядок открытия молитвенных зданий религиозных культов. Ходатайство верующих религиозных объединений армяно-григорианской, старообрядческой, греко-католической, католической, лютеранской церквей, мусульманского, иудейского, буддийского вероисповеданий и сектантских организаций об открытии молитвенных зданий (церквей, костелов, кирх, мечетей, синагог, храмов и т. д.) должны были подписываться не менее чем 20 совершеннолетними гражданами из числа местных жителей, не лишенных по суду избирательных прав, и направляться в союзной республике, не имеющей областного деления - в Совнарком союзной республики, в автономной республике - в СНК автономной республики, в областях (краях) - в обл. (край) исполком.99

Вопреки господствовавшим в советской историографии представлениям об отрицательном влиянии для народа "р,елигиозных пережитков", религия всегда несла в себе духовный и нравственный заряд большой силы. Особенно это относится к таким трагическим историческим периодам, каким была война. В религии находили утешение и черпали силы миллионы верующих. Сострадание и милосердие, смирение и терпение, святость и любовь, бескорыстие и братство помогали выжить вдовам, инвалидам, больным, людям, потерявших на войне своих родственников и близких. Народ победил не только силой оружия, но и силой высокой духовности.

Нельзя полагать, что позиция Русской православной церкви, направленная на сотрудничество со сталинским режимом в борьбе с фашизмом, была встречена с пониманием и одобрением всеми священнослужителями и верующими. Уполномоченный по делам Русской православной церкви А. Гришин в одной из докладных записок приводил слова священника Федорова А.Е.: "Просьба обратить внимание на самочинно появляющихся в районе "д,иких" священнослужителей, обслуживающих верующих на дому, не имеющих благословления Патриарха и относящихся к нему отрицательно, называя его "большевиком" от церкви"100.

Уполномоченный Совета по делам Русской православной церкви при Новосибирском облисполкоме Созененок в разделе ?Факты незаконных притязаний и антисоветских выпадов" своего информационного доклада от 1 июля 1 944 г. сообщал: "27 июня с. г. в почтовом ящике Архиепископа Варфоломея секретарем епархии Вольяниковым был обнаружен конверт с анонимкой. Анонимка носит антисоветский характер, направлена также против духовенства православной церкви.

Ниже приводится содержание анонимки:

".,.. Вы присвоили чужое звание себе. Вы самозванцы, называетесь пастырями церкви, нет, вы не пастыри - вы еретики и хуже еретиков, сатанисты двадцатого века. Почему, да потому что вы прославляете сатаниста Сталина главного предтечу антихриста, который принес хулу на бога и святого духа, на святую троицу и вы его прославляете, значит и вы сообщники сатаниста, Да и по плодам вашим вас видать, вы все ходите во злобе и во вражде друг с другом. Между вами нет мира, нет любви, нет в вас и бога. Вы не истинные пастыри, вы волки в овечьих шкурах. Вы пришли не к покаянию обращать, призывать заблудших овец, а еще более заблуждать, затемнять. Вы не разбиваете каменные сердца, а еще более заковываете и запечатываете к сата-нистам. Как вам не стыдно и не страшно проповедовать мерзость, запустение на святом месте.

Вы работаете не богу, а безбожию. Бог отнял у вас разум, вы забыли, что Госп. Ис. Х. сказал - нельзя работать богу и мамоне. Вы оглянитесь на себя, ведь вас Господь наказал, отнял у вас разум, вы совершаете такое гнусное дело, имеете общение с самим сатаной.

Господь поразил вашего главного самозванца Патр. Сергия к вразумлению вас всех, а вы не вразумляетесь, а наипаче вразумляетесь к гнусным сатанистам, если вы не остановитесь, не пойдете истинным путем, то ожидайте - всех вас скоро Господь поразит.

Много имею в душе говорить к вам, но слава Богу за это, что господь открыл к вразумлению вашему поговорить с вами".,

По видимому анонимка является как непосредственный ответ на проповедь Архиепископа Варфоломея 22 июня в 3-ю годовщину Отечественной войны, произнесенную им после богослужения и на многолетия т. Сталину, провозглашенное в церкви.

Подлинник анонимки передан органам УКБ".,

Карандашная запись на докладной: "Такие вещи перепечатывать в докладной не следует. Надо лишь отметить о факте появления такого злобного антисоветского документа. Он подлежит передаче в органы НКГБ"101.

Приведенная анонимка ни в коей мере не отражала общих настроений священнослужителей и верующих в году войны. Патриотические настроения, разумеется, были преобладающими и повсеместными. Многие священнослужители находились в действующей армии. Митрополит Калининский и Кашинский Алексей (Коноплев) служил в действующей армии с октября 1 941 г. был награжден медалью "За боевые заслуги" и грамотой маршала Советского Союза Л.А. Говорова.

Среди священнослужителей был и кавалер солдатского ордена Славы трех степеней. Это - заштатный дьякон храма в с. Бровары (Киевская епархия) Борис Крамаренко.

Орденом Славы третей степени и медалью "За победу над Германией в Великой Отечественной войне" был награжден протоиерей Стефан Козлов, бывший пулеметчик, клирик храма Александра Невского в Ленинграде.

Нельзя не отметить службы в рядах Красной Армии и женщин-христианок (монахинь). Монахиня Серафима (Зубарева) была военным врачом на 3-м Украинском фронте. Ее боевой путь прошел через Болгарию, Румынию, Венгрию. Была награждена медалью "За победу над Германией в Великой Отечественной войне". Медсестра монахиня Антония (Жертовская) участвовала в боях под Ростовом и Харьковым. Награждена медалью "За боевые заслуги". Игуменья Анатолия (Букач) в годы войны была настоятельницей Одесского Михайловского монастыря. Вместе с сестрами активно помогала армии продовольствием, медикаментами, теплыми вещами. Была награждена ме-

1 02

далью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне"102.

Православное духовенство принимало активное участие в партизанском движении. В Шполянском районе Киевской области оказывал помощь одному из партизанских отрядов священник Свято-Покровской церкви Г. Иванюк. В сообщении священника Алексея Романушко из Полесской епархии патриаршему местоблюстителю Алексию осенью 1 944 года указывалось, что число священников сократилось более чем на половину в связи с расстрелами многих из них немцами за содействие партизанам. В этом же послании он рассказал о своей работе с партизанскими отрядами с 1 942 по 1 4 июня 1 944 года, предоставив соответствующее удостоверение и высокий отзыв о своей работе от командования партизанским движением.

Прозвище "партизанского попа" получил настоятель Успенской церкви Дрогочинского района в Гомельской области отец Василий (Копычко). За свою патриотическую, подвижническую деятельность В.Д. Копычко был награжден медалью Партизану Великой Отечественной войны", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне", "За доблестный труд в Великой Отечественной войне".,

Как и среди других слоев населения, среди духовенства оказались коллаборационисты, пошедшие на измену родине и услужение немцам. С августа 1 941 по весну 1 944 года на территории оккупированной части Ленинграда, части Калининской областей, считая Великие Луки, в Новгородской и Псковской областях действовала так называемая "Православная миссия в освобожденных областях России". Во главе миссии стоял митрополит Литовский и Виленский Сергий (Воскресенский), начальником управления миссии был протоиерей Кирилл Заяц.

Среди белорусских автокефалистов особым рвением выделялся Архиепископ Филофей (Нарко). Он "благословил" коменданта Могилева, выгнавшего 6 тыс. женщин, стариков и детей на берег Днепра, чтобы они заслонили своими телами наступающие часты Красной Армии. Он же "благословил" немецкое командование, погнавшее по заминированному полю сотню жителей Мо-

104

гилева, чтобы расчистить путь немецким войскам.

На позиции предательства и измены встала незначительная часть духовенства и верующих. В годы войны Русская православная церковь и верующие остались верными своим историческим и православным традициям, разделили все тяготы войны со своим народом, принимая активное участие в разгроме врага. В тогдашней официальной политике известное расширение деятельности религиозных общин и духовенства стало возможным как вследствие инициативы самих верующих и возрождения религиозных чувств в обстановке чрезвычайных испытаний, так и в результате осознания высшим руководством страны необходимости известного раскрепощения духовных сил народа в целях мобилизации всех его ресурсов на нужды войны.

Многострадальный класс

Если российскому крестьянину не везло в жизни, то крупно повезло в художественной, да и не только в художественной, литературе. Трудная и горькая судьба крестьянина не могла не поразить писательского воображения, а историков, экономистов, социологов, политиков - заставила задуматься над этой судьбой.

Для одних писателей русский крестьянин прежде всего неутомимый, добродушный искатель правды и справедливости, для других - суровый реалист и хитрец, который - когда это выгодно ему - прекрасно умеет показать себя простаком. Для В.И. Ленина, закомплексованного идеей социалистической революции, представлял интерес только один вопрос: может ли крестьянство быть союзником пролетариата в этой революции" Для современного английского социолога-крестьяноведа Т. Шанина российское крестьянство - это "Неудобный класс", "Великий незнакомец".,

Пожалуй, к российскому крестьянству более всего подходит определение: многострадальный класс.

В истории России вряд ли сыщется другой такой многострадальный класс, как крестьянство. В эпоху крепостничества, по образному описанию Пушкина, "барство дикое, без чувства, без закона присвоило себе насильственной лозой и труд, и собственность, и время земледельца". После отмены крепостного права наиболее деятельные и трудолюбивые мужики не успели еще по сути встать на ноги, как получили обидную кличку "кулаков". О том, что случилось с этими мужиками в годы коллективизации известно: с корнем были вырваны из родных гнезд и высланы в Тайгу, в Сибирь на верную гибель. Тех же, кого не выслали, загнали в колхозы, в новое "крепостное право".,

Потери в людских и материальных ресурсах деревни (раскулачивание, убой и падеж скота, "г,олодомор"1932-1933 гг.), связанные с коллективизацией, которую с полным основанием можно назвать сталинской войной против крестьянства вполне соизмеримы с потерями в Великой Отечественной войне. За каких-то 15 лет по крестьянству России было нанесено два удара: в начале 30-х годов от сталинского репрессивного режима, в начале 40-х годов еще более страшный удар от гитлеровской военной машины.

Уже первые месяцы войны показали, что в осуществлении планов "Дранг нах Остен"- натиск на Восток - советскому крестьянству отводилась участь рабов или прямого физического уничтожения. Об этом свидетельствуют многочисленные документы. Приведем один из новейших - выдержку из "Застольных разгромов Гитлера". Находясь в "Волчьем логове", в кругу своих ближайших сподвижников, фюрер 1 0 сентября 1 941 года говорил: "При заселении русского пространства мы должны обеспечить "имперских крестьян"необычайно роскошным жильем. Германские учреждения должны размещаться в великолепных зданиях - губернаторских дворцах. Вокруг них будут выращивать все необходимое для жизни немцев. Вокруг города в радиусе 3040 км раскинутся поражающие своей красотой немецкие деревни, соединенные самыми лучшими дорогами. Возникнет другой мир, в котором русским будет позволено жить, как им угодно. Но при одном условии: господами будем мы. В случае мятежа нам достаточно будет сбросить пару бомб на их города и дело сделано. А раз в год проведем группу киргизов по столице рейха, чтобы они прониклись сознанием мощи и величия ее архитектурных памятников"105.

Планы фашистов с предельной откровенностью раскрывались и министром земледелия Дарре: "Речь идет о том, чтобы отстранить снова славянских мелких крестьян от земли и превратить их в безземельных пролетариев, чтобы уменьшить их размножение. Надо, чтобы культивируемые земли перешли в руки класса германских господ. На всем восточном пространстве лишь немцы имеют право быть собственниками крупных имений. Страна, населенная чуждой расой, должна стать страной рабов, сельскохозяйственных батраков или промышленных рабочих".,106 Конечно, советские крестьяне не имели ни малейшего представления о приведенных высказываниях Гитлера и его министра. Оккупационные власти, насаждая кровавый террористический режим на захваченных землях, до поры до времени старались не раскрывать своих истинных планов в отношении будущего аграрного устройства, участи крестьянства. Но крестьяне сразу же почувствовали и разобрались в том, что несет им фашизм.

О немецкой аграрной политике на оккупированной территории рассказывается в ряде работ, в том числе в книгах и статьях В.М. Гриднева, А.И. Залесского и других авторов. О злодеяниях оккупантов, ущербе, нанесенном ими сельскому хозяйству СССР, помимо обширной литературы, изданы в разное время сборники документов. Мы сошлемся на документы и материалы, извлеченные нами из ранее закрытых фондов Российского центра хранения и использования документов новейшей истории и впервые пускаемые в научный оборот. В "Докладной записке о германских методах руководства сельским хозяйством во временно оккупированных областях Украины" старший инструктор Политуправления Наркомзема СССР В. Закладной (составленной не позднее 04.06.43 г.) сообщал: ?Фашистское правительство 26 февраля 1942 года издало приказ "Оновом аграрном порядке" в оккупированных восточных областях". Германская пропаганда развила бешеную демагогию вокруг этого документа, якобы разрешавшего вековую мечту крестьянства стать единоличником-собственником. "Цель издания этого аграрного закона ясна, -писал В. Закладной, - путем обещаний и оттяжки раздела земли выиграть время до окончания войны... сохранить крупные хозяйства для будущих господ помещиков. Что это безусловно так, имеются многочисленные факты по Харьковской и Ворошилово-градской областям, когда сельскохозяйственные коменданты, другие германские чиновники и офицеры облюбовали себе лучшие колхозные хозяйства, сгоняли туда лучший колхозный скот, перебрасывали инвентарь, ставили своих руководителей, собира-

107

ясь при первом удобном случае захватить эти хозяйства себе? .

На должность старост немцы назначили людей, враждебно настроенных к Советской власти - раскулаченных, дезертиров и других Так, в Орловской области из 30 старост - 1 3 являлись дезертирами из Красной Армии, 3 человека из военнопленных; из 48 полицейских - 26 являлись дезертирами из Красной Армии, 4 человека - из числа бывших "кулаков", 4 - перешедшие на сторону немецкой армии. Эти люди и проводили немецкие порядки. Так, староста деревни Ракитино Лунин Яков Андреевич за невыполнение его распоряжения сослал в лагерь гражданку Андрееву Ксению Сергеевну. Староста деревни Первые Топки Шалимов Гавриил Алексеевич вместе с полицейскими проводил повальные обыски с целью обнаружения партизан, организовывал сбор "подарков" для немецкой армии, на собраниях выступал с антисоветскими речами. Староста деревни Ефремове Сергеев Михаил Ефимович - из "кулаков", выгоняя население на работу, заявлял: ".,..теперь я над вами издеваюсь, хоть день, да мои". В январе 1 943 года, прочитав группе женщин немецкую газетку и обратившись к гражданину Ефремову, заявил: "Ты все Советскую власть ожидаешь, тебе немецкая власть не нравится, советскими самолетами любуешься... Не смотри, Советской власти не дождешься, а если будешь ненавидеть немецкую власть, мы тебя уничтожим".,

В Должанском районе Орловской области немцы сожгли 3500 домов колхозников. В деревне Нижние Ольшаны из 450 домов осталось только 1 0. Из 60 школ в районе уцелело лишь 1 7, остальные были сожжены и разрушены. Исключительному террору подверглось население. По району было убито 304 человека. В деревне Н. Ольшаны немцы убили и замучили 24 человека; в деревне У рынке - 34, в деревне Красный Плот - 29 человек. Только по Должанскому району 1 974 человека угнали в немецкий тыл. Из деревни Красный Плот было угнано 243 семьи. В результате осталось 445 сирот, лишенных родителей. За время оккупации в районе 203 человека умерло от голода.

В Покровском районе Орловской области в каждой деревне был поставлен комендант, без разрешения которого население не имело права отлучаться из деревни. В ночное время хождение запрещалось под угрозой расстрела. Поголовно все население было на учете. На работу назначал староста, за каждый случай невыхода, независимо от причин, сажали в подвалы, устраивали порки розгами - 1 0 - 25 ударов. А жителя деревни Липовец Петра Семеновича избили розгами (25 ударов) лишь за то, что он женился, не спросив на то разрешения старосты. В этом районе работало 11 старшин, 1 31 староста, 1 50 полицейских и около 400 других служащих.

На каждые 1 -2 деревни был поставлен комендант и в Дол-жанском районе. А в село Замарайко прибыл немецкий помещик и уже начал было планирование своего имения.

В селе Сосне Орловской области по приказу немецкого генерала расстреляли 1 4 человек только за то, что они прошли по дороге близ немецкого склада. В числе расстрелянных была 11 -летняя Маня Головина, 1 2-летняя Серафима Головина, 1 2-летний

Королев и другие. В д. Соломаткова немецкий офицер затравил 5-летнего мальчика Валю Харчикова на глазах матери110.

В разведсводке N1 Управления НКВД СССР "Положение во временно оккупированных районах СССР" на 1 3.03.42 г. сообщалось:

Курская область. Немцы питаются за счет населения, грабят колхозников, забирают у них последних коров.

28 января сего года в Стрелецкой Районной Управе оккупационные власти провели совещание со старшинами и старостами по вопросу взимания налогов с населения. На этом совещании старостам было предложено в 1 0-ти дневный срок собрать с колхозников военный налог. Лицам, которые не уплатят налог, немецкое командование угрожает расстрелом.

Население села Шолохова немцы выселили в свой тыл. В пути следования, от зверского обращения с переселяемыми и лишений, погибло много детей.

В селах Мелкино, Семеновка, Дмитриевка и Софьевка -немцы арестовали все мужское население и отправили арестованных в г. Щигры.

Смоленская область. Весть о победах Красной Армии проникла в села Смоленской области. Население с нетерпением ждет избавления от фашистского ига. Многие припрятали оставленное частями Красной Армии при отступлении оружие и ждут удобного момента, чтобы пустить его в ход против оккупантов. Даже некоторые фашистские ставленники - старосты, начинают сознавать неизбежность разгрома немецких армий и в ряде случаев неохотно выполняют, а иногда и прямо саботируют приказы фашистских властей. В связи с этими фактами в газете "Новый путь" была помещена статья, предупреждающая "паникеров" старост.

В деревне Вертное Думнического района немецкие власти, заподозрили жителей деревне в партизанской борьбе, захватили 50 человек первых попавшихся колхозников, в числе которых были и старики и дети, и расстреляли их. В деревне Борец Бо-рятинского р-на немцы расстреляли военнопленного красноармейца, тяжело ранили гр-на Катериночкина Якова и убили у него на глазах его ребенка.

В дер. Бубновка Смоленского р-на немцы расстреляли 3-х девушек-колхозниц за то, что по поступившему к ним доносу, одна из девушек сказала, что хорошо бы бросить гранату в немецкий воинский эшелон.

В дер. Кашино немцы, обнаружив у трех граждан оружие, привязали их к деревьям, долго издевались над ними, а затем расстреляли.

В дер. Сарлинка партизанами была сожжена немецкая автомашина. В ответ на это немцы сожгли в деревне 7 домов со всем имуществом, а их хозяев расстреляли.

В дер. Зиколино немцы захватили Родченкова Сергея Захаровича, члена партии, бывшего председателя сельсовета, целую ночь продержали его в мешке на морозе, а затем растерзали111.

В разведсводке N8 "Положение в сельских местностях" (на декабрь 1942 г.) начальник 4 управления НКВД СССР Судо-платов сообщал:

Воронежская область. Пребывание немцев в захваченных районах Воронежской области сопровождаются неслыханно жестоким террором.

В селе 1 -е Сторожевное в амбаре обнаружено 7 трупов замученных трактористов, в их числе две девушки. В х. Тытчиха немцы расстреляли ни в чем неповинную семью счетовода Ко-райчева.

В селе Щучье зверски замучено 9 мужчин, из них - учитель Зюбин, у которого было обнаружено несколько патронов от мелкокалиберной винтовки. В этом же селе 6-1 0 немецкими солдатами была изнасилована 1 4-летняя Анастасия Зернюкова. В колхозе "Прогресс" немцы надругались над 1 7-ю девушками. В селе Переезжее убиты 2 единоличника и один колхозник, подозреваемые в порче телефона.

В селе Карпенки немцы расстреляли 1 2-летнюю девочку Анну Панкову за то, что она, проходя по огороду, зацепила телефонный провод.

Член партии Дубинин Семен Васильевич был закопан живьем в землю, через два часа он умер.

В немецких блиндажах, окопах и дзотах, расположенных вблизи деревень, отбитых нашими частями, найдено много награбленного имущества,

В приготовленных для отправки в Германию посылках и отбитых обозах обнаружены юбки, овечьи шкуры, платки, валенки, чулки и даже детские игрушки.112

С 1 942 г. немецко-фашистские захватчики стали проводить массовый угон советского населения на принудительные работы в Германию. Применяя террор и насилие, они отправили в рейх 4 978 тыс. советских граждан, в большинстве случаев - сельское население. Так, только из 30 районов Смоленской области (по неполным данным) в рабство было угнано 81 680 крестьян. Из сельских районов Орловской области насильственно отправлено в Германию: из Выгонического - более 2 тыс. из Мглинского -2,5 тыс. из Дубровского - около 2 тыс. из Дятьковского - более

113

9 тыс. из Суземского - 20 тыс. человек.

Таким образом, немецкий "новый аграрный порядок", в полном соответствии с замыслами фашистов, нес советскому крестьянству и порабощение, и физическое уничтожение, а не ликвидацию колхозов и передачу земли в частую собственность крестьян. Колхозы оккупанты, как правило, сохраняли, чтобы, с одной стороны, было проще собирать с крестьян натуральные и другие налоги; а с другой стороны, передать их после окончания войны немецким помещикам. Крестьянство в этом убедилось на горьком опыте. Его реакция не могла не быть адекватной. Оно поднялось на партизанскую борьбу против захватчиков на оккупированной территории, на вооруженную борьбу на фронтах войны.

Смертельная опасность, нависшая над страной, отодвинула на задний план глубинные противоречия между крестьянством и сталинским диктаторским режимом. В подавляющей своей массе крестьянство, как и весь народ, сплотилось вокруг верховного руководства. В этом не было ничего необычного, так как в условиях внешней опасности социальная база любых режимов, как правило, расширяется.

К концу 1 941 года на оккупированной врагом территории действовало в общей сложности более 2 тыс. партизанских отрядов численностью свыше 90 тыс. человек и огромное количество различных боевых групп. За все годы вражеской оккупации с оружием в руках против гитлеровских захватчиков в их тылу боролись не менее 2 млн. советских граждан. При этом свыше 1 -го миллиона 300 тысяч из них находились непосредственно в рядах партизан и подпольщиков, а остальные составляли партизанские резервы. Они охраняли свои деревни (группы или отряды самообороны) и выходили вместе с партизанами на отдельные боевые операции.114

Во главе многих партизанских отрядов и подразделений стояли крестьяне, В их числе отличился в боях колхозник с. Солового Чаплыгинского района Рязанской области А.Г. Кочетков, который участвовал в партизанском движении на Украине и в Белоруссии. Он погиб, командуя группой во время разгрома вражеского гарнизона в районном центре Хойники Полесской области Белорусской ССР. Звания Героя Советского Союза удостоился посмертно. Среди партизанского комсостава Украины звания Героя Советского Союза были удостоены командир отряда, уроженец Рязанской области И.И. Копенкин, начальник штаба отряда А.Г. Иванов и др. Во многих оккупированных районах нашей страны были свои крестьяне-патриоты, повторившие подвиг Ивана Сусанина.

Партизанская война отвлекала с фронта значительную часть вооруженных сил врага. Число немецко-фашистских войск, используемых для борьбы с партизанским движением, летом и осенью 1942 года достигало 22-24 дивизии.115 Фашистский генерал Блецман в приказе от 1 5 февраля 1 943 года признавал: "В русских селах население сочувствует и помогает партизанам... При расположении на отдых 50% солдат спать не ложится.116 Изучая проблему партизанского движения на оккупированной территории СССР, немецкий историк Э. Миддельдорф пришел к выводу, что "партизанские отряды во все возрастающем масштабе повсюду находили скрытую или даже открытую поддержку у гражданского населения"117.

Крестьяне, как и все партизаны, активно участвовали знаменитой рельсовой войне. Всего за время войны партизаны организовали более 20 тыс. крушений вражеских эшелонов, подорвали 58 бронепоездов, вывели из строя более 1 0 тыс. паровозов и 11 0 тыс. вагонов, взорвали 1 2 тыс. мостов на железных и шоссейных дорогах, уничтожили более 50 тыс. автомашин.

Ярким показателем всенародной борьбы являлось образование в сельских районах мощных партизанских краев и зон, население которых и в годы войны жило, трудилось и боролось по своим законам. В 1 943 году партизанские края и зоны существовали на территории Ленинградской, Калининской, Смоленской, Орловской, Курской областей. Кроме того, партизаны освободили от противника ряд населенных пунктов в тылу врага на Северном Кавказе, в Ростовской области и в Крыму. Партизаны контролировали около 60% территории Белоруссии. Крупные партизанские края и зоны были образованы на Украине. Всего к осени 1 943 года под контролем партизан в тылу врага находилось около 200 тыс. кв. км, что составляло территорию равную

118

Англии, Дании, Бельгии вместе взятых. Причем это была сельская территория, где борьба против оккупантов пользовалась всемерной поддержкой многомиллионных масс крестьянства.

Размышляя о судьбах российского крестьянства, нельзя не задаться следующим вопросом: почему крестьянство, понесшее столько страданий, обид и притеснений от сталинского режима в подавляющей своей массе грудью вставали на защиту своей Родины, Советского государства, проявив подлинное самопожертвование и на фронте, и в тылу в годы Великой Отечественной войны" Что это, одно из проявлений русской "загадочной души", о которой так любят писать западные литераторы"

Известный публицист из "р,усского зарубежья? И. Солоневич писал: "Усилиями отечественной и иностранной литературы перед взорами отечественного и еще более иностранного читателя возник образ русского сфинкса, который то ли любит страдания, то ли не любит страданий, то ли претендует на право на бесчестье, то ли считает воинскую честь, может быть, выше чем где бы то ни было в мире: "таинственная русская душа", ничего не разобрать... Таинственная славянская душа оказывается вместилищем загадок и противоречий, нелепостей и даже некоторой сумасшедшинки. ...Всякий заурядный - философ, пишущий или желающий писать о России, прежде всего кидается к великой русской литературе. Из великой русской литературы высовываются чахоточные "безвольные интеллигенты". Американские корреспонденты с фронта Второй мировой войны писали о красноармейцах, которые с куском черствого хлеба в зубах и с соломой под шинелями - для плавучести - переплавлялись вплавь через полузамерзший Одер и из последних сил вели последние бои с последними остатками когда-то непобедимых гитлеровских армий.

Для всякого разумного человека ясно: ни каратаевское непротивление злу, ни чеховское безволие, ни Достоевская любовь к страданию - со всей этой эпопеей не совместимы никак".,119

Ответ на поставленный выше вопрос прост: все дело в патриотизме. А сам патриотизм - понятие не только емкое, но и сложное. И разные люди относятся к Родине по-разному. Для одних Родина там, где лучше живется. Другие, Родину, Отечество, как и родителей, не выбирают, живут там, где веками рождались и жили их предки. В русском языке не случайно сыновняя любовь к Родине, Отечеству обозначается равнозначными словами женского и мужского рода.

Крестьяне, безусловно, свою Родину, Отечество, свою страну не выбирали и не оставляли. На протяжении веков с ее землей срослись в единое целое. Воспринимали ее такой, какой она была и в радости, и в горе, в счастье и в несчастье, с ее долгими, холодными зимами и не всегда теплым, коротким летом.

Многие писатели и философы отмечали, что в русском характере одинаково уживались психология "р,аба" и бунтаря, христианское смирение и "пугачевщина". Перед лицом "супостата" русские люди, как правило, сплачивались.

В Отечественной войне 1 81 2 года крепостное крестьянство, вместе с дворянским сословием, выступило против Наполеона. В годы Отечественной войны 1 941 -1 945 гг. колхозное крестьянство, во многом поставленное большевистскими вождями в положение полукрепостных, вместе и под руководством этих вождей, выступило против полчищ Гитлера. Как настоящий патриотизм, патриотизм с большой буквы, преданность крестьян Родине не нуждается в каких-либо классовых, политико-идеологических определениях.

Минувшая война, прежде всего, была войной за национальное существование и развитие русского и других народов, входивших в Советский Союз, которым грозило или порабощение, или физическое уничтожение. Сплотившись вокруг русского народа, народы Советского Союза нанесли сокрушительное поражение врагу. Немецкий нацизм разбился о русский национальный характер, который формировался веками в борьбе с иноземными захватчиками.

Крестьянству не довелось воспользоваться плодами победы. Более того, оно было ввергнуто в пучину новых страданий и лишений, на этот раз от сталинской тоталитарной системы. Если при выходе из хозяйственной разрухи времен гражданской войны у большевистского руководства хватило здравого смысла ввести новую экономическую политику, отказаться от продразверстки, развязать инициативу крестьян, то этого нельзя сказать о большевистском руководстве 40-х и последующих годов. До понимания необходимости кардинального реформирования сельского хозяйства оно не поднялось, да и вряд ли могло подняться. Главный упор, по-прежнему, делался на ужесточение командно-административной системы, сохранение полностью доказавших свою экономическую неэффективность, колхозов. Сельское хозяйство на долгие годы было обречено на стагнацию, а крестьянство - на дальнейшее раскрестьянивание. Это раскрестьянивание шло двумя главными путями: с одной стороны все усиливающимся бегством мужика из деревни, с другой стороны, превращением его в поденщика, в своего рода "р,абочего с наделом? (т. е. личным хозяйством). Крестьяне не только утратили присущее им чувство хозяина, но и навыки земледелия, т. к. за них все решало начальство, а они выполняли, не имея ни какого интереса, лишь отдельные производственные операции.

Лишний раз подтвердились поистине пророческие слова российского реформатора С.Ю. Витте: "Общинное владение есть стадия только известного момента жития народов; с развитием культуры и государственности оно неизбежно должно переходить в индивидуализм - в индивидуальную собственность; если же этот процесс задерживается в особенности искусственно, как это было у нас, то народ и государство хиреют"120.

Логика экономического и исторического развития крестьянства в наши дни настоятельно диктует необходимость возвращения его "на круга своя", к подлинному, а не частичному (урезанному) индивидуализму, к фермерскому хозяйству, частной собственности на землю.

По религиозным представлениям христиан, Иисус Христос нес на Голгофу крест мученичества и страданий для того, чтобы воскреснуть и спасти человечество.

Российское многострадальное крестьянство долгие годы несло и несет "крест" своей трудной и горькой судьбы для того, чтобы возродиться в фермерстве, могущем внести свою лепту в спасение России. Становление фермерства пока что идет со сбоями, сложно, без должной государственной поддержки, но это уже тема для самостоятельного рассмотрения.

Примечания

1 Арутюнян Ю.В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. М. 1963; 2-е изд. 1970;

Анисков В.Т. Колхозное крестьянство Сибири и Дальнего Востока - фронту. 1941-1945. Барнаул, 1966;

Он же. С полей колхозных - на поля сражений. Партийно-организаторская деятельность в Ярославской и Костромской деревне в годы Великой Отечественной войны. Ярославль, 1975;

Он же. Жертвенный подвиг деревни. Новосибирск, 1993; Зеленин И.Е. Совхозы СССР. 1941-1950. М. 1969;

Лихоманов М.И. Хозяйственно-организаторская работа партии в деревне в первый период Великой Отечественной войны. 1941-1942. Л. 1975;

Островский В. Б. Колхозное крестьянство СССР. Политика партии в деревне и ее социально-экономические результаты. Саратов, 1967;

Шишкин Н.И. Во имя победы. Организаторская работа партии в годы Великой Отечественной войны. 1 941 -1 945; Петрозаводск, 1970, 1974;

Корнилов Г.Е. Уральская деревня в период Великой Отечественной войны (1941-1945). Свердловск, 1990;

Савушкин Л.М. Идеология советского тыла: проблемы и противоречия. 1941-1945. Воронеж, 1990;

Мотревич В. П. Колхозы Урала в годы Великой Отечественной войны. Свердловск, 1 990;

Зинич М. С. Будни военного лихолетья 1 941 -1 945. Вып. 1 и 2-й, М. 1994 и др.

2 Перчиков Ю. А. Местные органы государственной власти в условиях Великой Отечественной войны. 1 941 -1 945 гг. (На материалах Волго-Вятского региона РСФСР). Ярославль, 1994, с.5

3 Арутюнян Ю.В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. Изд. 2-е, доп. М. 1970. с.60.

4 Там же, с.61 .

5 Там же, с.62.

6 См.: Щеголев. Борьба колхозного крестьянства Западной Сибири за обеспечение продовольствием фронта и тыла в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). - Из истории рабочего класса и крестьянства СССР. Сб. ст. М. 1959, сс.239-240.

7 Российский центр хранения и изучения документов Новейшей истории (далее РЦХИДНИ), ф.17. Оп.123. д.80, л.100.

8 Там же, л. 104.

9 Там же.

I 0 Там же, д. 1 35. л.46.

II Там же, л.55. 1 2 Там же.

1 3 Там же, л.56-57.

1 4 Там же, л.57.

1 5 Там же.

1 6 Там же, л.58.

1 7 Там же, д.80. л.67-68.

1 8 Там же, л.89.

19 Там же, д. 149. л.71. (См. Также: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, т. седьмой. М. 1985, с.260).

20 Анисков В. Т. Жертвенный подвиг деревни. С.202.

21 Савушкин Л.М. Указ, соч. с. 159.

22 Корнилов Г. Е. Указ, соч. ее. 1 21 , 1 37.

23 РЦХИДНИ. Ф.17. Оп.123 д.80, л.5.

24 Государственный архив Российской Федерации (далее ГАРФ), Ф.8131. Оп.21. д.296. л.1-2.

25 РЦХИДНИ. Ф-17. Оп.123. д.138. л.24.

26 Там же.

27 ГАРФ. Ф.8131. Оп.20. д.69. л.7.

28 Там же, оп.21, д.296, л.2.

29 Там же, оп.20, д.69, л.7.

30 РЦХИДНИ. Ф.17. Оп.123. д.138. л.28.

31 Всемирно-историческая победа советского народа. 1 941 -1 945. М. 1971. сс.306, 343;

Годы великой битвы. М. 1958. с. 135.

32 РЦХИДНИ. Ф.644. Оп.1. д.54. лл.87, 88.

33 Там же, д.23. лл.51, 52.

34 Российский государственный архив экономики. Ф.7486. Оп.1. д.3630. лл.67, 68.

35 ГАРФ. Ф.8131. Оп.20. д.68. л.46.

36 Там же. Оп.22. д.32. л.21.

37 Там же. Оп.22. д.32. л. 18.

38 Там же, л. 1 .

39 Арутюнян Ю. В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. М. 1963. с.381.

40 Арутюнян Ю.В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. Изд. 2-е, доп. 1 970, с. 1 56.

41 Там же.

42 История советского крестьянства. Т.З. М. 1987, сс.346, 348

43 Арутюнян Ю.В. Указ, соч. с.341.

44 Там же, с.350.

45 Центральный архив ФСК России.

46 Там же.

47 РЦХИДНИ, ф.17, оп.123, д.67, л. 13.

48 ГАРФ, ф.9401, оп.2, д.64, лл. 293, 294.

49 Там же, лл.270-270.

50 Там же, д.95, л.58.

51 Там же, лл.59-60.

52 Там же, лл. 60-61 .

53 Там же, л.62.

54 Анисков В. Т. Указ, соч. сс. 1 59, 1 60.

55 Население России и ССР. Новые источники и методы исследования. Сб. статей. Екатеринбург, 1 993, с.44.

56 См.: Всесоюзная перепись населения 1937 года. Краткие итоги. М. 1991, сс. 106-115.

57 ГАРФ, ф.6991/с, оп.2, д. 17, л. 10.

58 Там же.

59 Там же, лл.21, 27, 29, 34.

60 Там же, лл.32, 34.

61 Там же, л.37.

62 Там же, л. 1 9.

63 Там же, л.27.

64 Там же, л.39.

65 Там же, л.86.

66 Там же, л.37.

67 Васильева О.Ю. Русская православная церковь в Великой Отечественной войне. - Россия в 20 веке. М. 1994, с.529.

68 ГАРФ, ф-6991/с, оп.2, д.1, л.2.

69 Там же, л. 1 3.

70 Васильева О. Кнышевский П. Тайная вечеря.- "Литературная Россия", 1991, 21 сентября (N39).

71 Государственный архив Нижегородской области (ГАНО), ф.3074, оп.1, д.2724, лл.6, 6(а).

72 Там же, д.2922, лл.5, 5(а).

73 Там же, д.5899. оп.1,9. д.43, Т.1, лл.1, 16, 17.

74 ГАРФ. Ф. 6996/с. Оп.2, д. 15, л.76.

75 Там же, л.37.

76 Там же, д. 1 , л.56.

77 Там же, д.12, л.12.

78 Там же, л. 1 3.

79 Там же.

80 Там же, л. 14, д.1.

81 Там же, л. 10.

82 Там же, л. 13.

83 Там же, л. 18.

84 Там же, д. 15, лл.92-93.

85 Там же, л.94.

86 Там же, л.95.

87 Васильева О. Кнышевский П. Указ.соч. "Литературная Россия", 1991, 27 сентября (N39).

88 ГАРФ. Ф.6991/С, оп.2, д.22, л.З.

89 Там же, лл.15-16.

90 Там же, д.26, лл.1, 3, 4.

91 Там же, л.58.

92 Там же, лл.90, 94, 98.

93 Там же, д.27, лл.17, 18.

94 Там же, д.28, л.46,

95 Там же, д. 1 2, л.7.

96 Там же, д,1 , лл.38, 39.

97 Там же, л.46.

98 Там же, л.54.

99 Там же, л. 1 9.

100 Там же, д. 15, л.41. 1 01 Там же.

102 Васильева О.Ю. Указ.соч.- Россия в 20 веке, сс.531-532.

103 Журнал Московской патриархии. 1944, N9, с.32.

104 Суглобов ГА. Союз креста и меча. М. 1969, с.78.

105 Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера. Смоленск, 1993, сс. 36-37.

1 06 Цит. по: Гриднев В.М. Борьба крестьянства оккупированных областей РСФСР против немецко-фашистской оккупационной политики 1941-1944 гг. М. 1976, с.58.

107 РЦХИДНИ, ф.17, оп.123, д. 129, л.З.

1 08 Там же, д. 1 48, л.99.

I 09 Там же, л.82.

II 0 Там же, л.96.

III Центральный архив ФСК России. 11 2 Там же.

113 Немецко-фашистский оккупационный режим. М. 1965, с.161;

Курбаков Н.Д. Борьба Смоленской парторганизации за восстановление сельского хозяйства в период Великой Отечественной войны. Смоленск, 1 961 , с.6;

Гриднев В. М. Указ. соч. с. 1 06.

11 4 История советского крестьянства, т. З, с.282.

11 5 Там же, с. 1 83.

116 Там же, с.285.

117 Миддельдорф Э. Тактика в русской компании, М. 1958, с.343.

118 Советская военная энциклопедия. Т.6, М. 1978, с.232;

История Великой Отечественной войны Советского Союза. Т.З, М. 1961, с.477.

119 Солоневич И. Народная монархия. М. 1991, с. 183-184.

120 Витте С.Ю. Воспоминания: В 3 Т. М. 1960, т.2, с.492.



СОДЕРЖАНИЕ

Историография, источниковая база.....................................................3

Ужесточение командно-административной системы........................ 5

Крестьянская страда в 1418 дней.........................................................18

Жертвы "военного" голода ..................................................................25

Церковь и крестьянство........................................................................44

Многострадальный класс .....................................................................61

Примечания............................................................................................72

М.А.Вылцан доктор исторических наук

КРЕСТЬЯНСТВО РОССИИ В ГОДЫ БОЛЬШОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 ПИРРОВА ПОБЕДА

Печать офсетная Зак."54 МЦНТИ Цена договорная

Оригинал-макет издания подготовлен с помощью программного пакета Aldus PageMaker? 4.0 и отпечатан на лазерном принтере HP Lazerjet III

РНФ

Комментарии:

Добавить комментарий