Военнопленные в СССР. 1939-1956 || Часть I

ВВЕДЕНИЕ

Содержание военнопленных в СССР

1. После Великой Отечественной войны в Советском Союзе сложилась гигантская система лагерей для военнопленных и интернированных, захваченных в результате боевых действий и вывезенных с территории Германии после ее капитуляции и Манчьжурии после разгрома Квантунской армии. В 1946 г. военнопленные и интернированные содержались в 267 лагерях с 2112 лагерными отделениями, в 392 рабочих батальонах и 178 специальных госпиталях, расположенных практически во всех союзных республиках (док. - 9.1). К этому времени за семь лет своего существования система превратилась в хорошо отлаженный механизм.

Зарождение лагерной системы для военнопленных и интернированных происходит в самом начале Второй мировой войны. 17 сентября 1939 г. по решению правительства СССР части Красной Армии перешли советско-польскую границу и заняли территорию Западной Украины и Западной Белоруссии. К 25 сентября войска Украинского и Белорусского фронтов достигли рубежа по р. Западный Буг и Сан, который был установлен в результате советско-германских секретных договоренностей. На пути движения советские войска почти не испытывали сопротивления, за исключением отдельных случаев. Основные силы польской армии в столкновениях не участвовали, выполняя приказ своего командования1. Целые части и соединения добровольно складывали оружие. Поэтому к 2 октября в плен было взято 452 536 человек, в том числе 18 789 офицеров2.

Руководство НКВД тщательно готовилось к приему военнопленных. В первой половине сентября на замену действующему "Положению о военнопленных"3, утвержденному ЦИК и СНК СССР еще 19 марта 1931 г. (док. - 1.1) и переставшему теперь удовлетворять руководство страны, был подготовлен проект нового положения, который 20 сентября был одобрен Экономическим советом при СНК СССР. Этот проект по каким-то причинам не был утвержден СНК СССР, однако это не помешало НКВД СССР руководствоваться им в своей работе.

Уже 19 сентября, т.е. еще до того как проект "Положения о военнопленных" был одобрен Экономическим советом, Л.П. Берия издал приказ - 0308 "Об организации лагерей военнопленных", первым пунктом которого со ссылкой на неутвержденное положение при НКВД организовывалось Управление по военнопленным (УПВ)4, задачи которого были определены одновременно утвержденным "Положением об Управлении по делам военнопленных при НКВД Союза ССР? (док. - 2.2). Начальником УПВ был назначен майор П.К. Сопрунен-ко, работавший ранее в секретариате НКВД СССР, комиссаром - полковой комиссар С.В. Нехорошев, переведенный из ГУЛАГа, заместителями начальника УПВ - лейтенант госбезопасности И.И. Хохлов (отвечал за оперативную работу) и майор И.М. Полухин (ответственный за охрану и учет военнопленных). Третьим заместителем П.К. Сопруненко вскоре был назначен М.А. Слуцкий (ведал финансовыми и хозяйственными вопросами). В структуру УПВ, штат которого первоначально состоял из 56 человек, входило пять отделов - политический, режимный, учетно-регистрационный, снабжения и санитарный. Во главе отделов встали С.В. Нехорошев (политотдел), А.В. Тишков (режимный), И.Б. Маклярский (учетно-регистрационный), Н.В. Соколов (санитарный). В НКВД СССР контроль за работой УПВ был возложен на заместителя наркома внутренних дел СССР комдива В.В. Чернышова, являвшегося одно-

См.: Катынь. Пленники необъявленной войны: Документы и материалы. М. 1997. С. 65.

2 Подсчитано по: Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. М. 1993. С.86. Эти данные скорее всего сильно завышены.

3 Необходимость разработки и утверждения Положения о военнопленных была вызвана причинами, уходящими своими корнями в 20-е годы. Дело в том, что 27 июля 1929 г. в Женеве на Международной конференции были приняты конвенции "Об обращении с военнопленными" и "Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях". Советский Союз не участвовал в работе этой конференции. И хотя обе конвенции были тесно связаны друг с другом, руководство СССР решило признать лишь одну из них. 25 августа 1931 г. народный комиссар иностранных дел М.М. Литвинов подписал соответствующую декларацию, и с 26 марта 1932 г. конвенция "Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях" вошла в силу для СССР. Конвенция "Об обращении с военнопленными" (см. приложение 1) вплоть до подписания в 1949 г. в Женеве новой конвенции о военнопленных так и осталась проигнорированной советским руководством. Почему? Вот как выглядит объяснение причин неподписания конвенции "Об обращении с военно-

пленными" в предисловии к опубликованной в СССР в 1932 г. конвенции "Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях": "Чем же регулируется положение военнопленных у нас и в частности какой режим военного плена будет применяться к больным и раненым? Ответ на этот вопрос вытекает из того, что Советский Союз не участвует в конвенции о военнопленных именно потому, что режим, устанавливаемый этой конвенцией, представляется ему мало удовлетворительным. Не связывая себя формально какими-либо конвенциями по этому вопросу, СССР будет разрешать его в порядке своего внутреннего законодательства? (Женевская конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях. Принята на международной дипломатической конференции в Женеве 27 июля 1929 г.- М.: Госмедиздат, 1932. С. 5). Таким образом, режим, устанавливаемый конвенцией для военнопленных, руководство СССР посчитало "мало удовлетворительным". 19 марта 1931 г. постановлением ЦИК и Совнаркома СССР было утверждено Положение о военнопленных, действующее на территории Советского Союза (док. - 1.1).

4 Если бы НКВД руководствовался действующим "Положением о военнопленных", то было бы создано предусмотренное им Центральное управление по делам пленных и беженцев (Цупленбеж).

© Сидоров С.Г. 2000

25

временно и начальником ГУЛАГа5. Не случайно поэтому в первое время при развертывании лагерей УПВ часто прибегали к помощи работников ГУЛАГа, накопивших к тому времени богатый опыт. Нередко ГУЛАГ выступал и в роли поставщика необходимых для УПВ и его лагерей кадров.

В соответствии с приказом - 0308 начальники УНКВД Калининской, Смоленской, Черниговской, Полтавской, Ворошиловградской, Ивановской и Горьковской областей обязаны были развернуть 8 лагерей военнопленных и к 1 октября довести их емкость до 68 тыс. человек. Развертывание лагерей военнопленных происходило в соответствии с мобилизационным планом отдела исправительно-трудовых колоний. Осташковский (Калининская обл.) и Южский (Ивановская обл.) лагеря разворачивались на базе бывших детских трудколоний НКВД, Путивльский (Сумская обл.), Козельшанский (Полтавская обл.), Старобельский (Ворошиловградская обл.), Оранский (Горьковская обл.) - на базе помещений бывших монастырей, Юхновский и Козельский (Смоленская обл.) - на базе помещений санатория "Павишев Бор"и дома отдыха им. Горького.

В последней декаде сентября были приняты и другие организационные меры. 20 сентября Экономический совет при СНК СССР утвердил нормы продовольственного снабжения военнопленных (док. - 4.3). 23 сентября В.В. Чернышов утвердил сразу два документа: "Положение о лагере для военнопленных" (док. - 2.3) и "Временное положение о медико-санитарном обслуживании военнопленных в системе Управления НКВД СССР по делам военнопленных" (док. - 5.1). Руководители УПВ тоже не сидели без дела. 25 сентября П.К. Сопруненко и С.В. Нехорошев направили в лагеря директиву по учету военнопленных (док. - 3.1), а через три дня утвердили "Временную инструкцию о порядке содержания военнопленных в лагерях НКВД? (док. - 3.2) и "Правила внутреннего распорядка лагеря НКВД для содержания военнопленных" (док. - 2.3).

Между тем на приемные пункты с 19 сентября 1939 г. стали поступать военнопленные. Впрочем, польских военнослужащих, оказавшихся в руках Красной Армии, а затем НКВД СССР, причислить к военнопленным было невозможно. Ведь даже согласно "Положению о военнопленных", как действующему официально, так и неутвержденному проекту, не говоря уже о нормах международного права, военнопленными признавались лица, принадлежащие к составу вооруженных сил государств, находящихся в состоянии войны с СССР, захваченные при военных действиях, а также граждане этих государств, интернированные на

5 После начала Великой Отечественной войны и слияния НКВД и НКГБ в один наркомат обязанности по наблюдению за работой УПВИ были возложены на И.А. Серова, который в это время одновременно контролировал работу главных управлений милиции, пожарной охраны, местной противовоздушной обороны, 1-го спецотдела и тюремного управления. Приказом - 00398 от 1 марта 1943 г. Л.П. Берия наблюдение за работой УПВИ возложил на своего заместителя С.Н. Круглова (док. - 2.12).

территории СССР. Но ведь между СССР и Польшей не было состояния войны, так как его не объявила ни одна из сторон. Следовательно, польских военнослужащих нельзя было и направлять в лагеря для военнопленных. Однако руководство СССР не обратило внимания на такую "мелочь". И хотя не все бывшие военнослужащие Польской армии попадали в лагеря (многих просто распустили по домам), в руках НКВД по его данным оказалось 130 242 человека6. Несмотря на создание в конце сентября еще двух лагерей - Вологодского и Грязовецкого (Вологодская обл.), мест для их размещения не хватало. Лагеря и приемные пункты были переполнены.

3 октября 1939 г. СНК СССР принял постановление "Овоеннопленных", согласно которому военнопленные рядового состава, родина которых была на территории Западной Украины и Западной Белоруссии, подлежали роспуску по домам. При этом для строительства дороги Новоград-Волынский-Корец-Львов оставлялось 25 тыс. военнопленных на срок до конца декабря (окончания строительства 1-й очереди). Военнопленные - жители той части Польши, которая оказалась в руках немцев, подлежали направлению в Козельский и Путивльский лагеря и должны были содержаться там до решения вопроса с немецкой стороной об их отправке на родину. Все остальные военнопленные подлежали направке в специальные лагеря: офицеры, крупные военные и государственные чиновники - в Старобельский лагерь; разведчики, контрразведчики, жандармы, тюремщики и полицейские - в Осташковский лагерь (док. - 3.4).

В тот же день Л.П. Берия подписал приказ - 001177, предписывающий работникам НКВД СССР на местах выполнить решение правительства. При этом разделение военнопленных по вышеназванным категориям предусматривалось осуществить после завершения укомплектования строительного лагеря7. Приказ с помощью записки по прямому проводу немедленно доводится до сведения руководства приемных пунктов военнопленных и НКВД Украинской ССР8. В ходе его выполнения к освобождению из лагерей и приемных пунктов было намечено 44 651 человек из числа жителей Западной Украины и Западной Белоруссии (док. - 3.5), из которых в последующем было освобождено 42,4 тыс. человек (док. - 3.7), остальные переданы для трудового использования на предприятия Наркомчермета.

В середине октября по инициативе германской стороны была достигнута договоренность об обмене военнопленными в соответствии с их местом жительства до войны. 14 октября СНК СССР принял постановление - 1691-415, по которому в октябре и ноябре 1939 г. немцам было передано 42 492 военнопленных поляка. Передача проводилась в двух пограничных

Международная жизнь. 1990. - 5. С.113.

7 См.: Катынь. С. 120-121.

8 Центр хранения историко-документальных коллекций (ЦХИДК). Ф. 1/п, оп. 1а, д. 1, л. 95-97.

пунктах: у Брест-Литовска и между станцией Яготин и г. Дорогуском9.

Трагичной оказалась судьба 14 552 польских граждан, содержавшихся в качестве военнопленных в Старо-бельском, Козельском и Осташковском лагерях и уничтоженных НКВД в марте-мае 1940 г. в соответствии с решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г.10

Советско-финляндская война 1939-1940 гг. почти не отразилась на численности военнопленных, содержащихся в лагерях НКВД. Всего в плен попало лишь 1100 финнов, которые после заключения мира вернулись на родину11.

Таким образом, к июлю 1940 г. в СССР осталось чуть более 23,5 тыс. военнопленных и интернированных, из которых около 400 военнослужащих и полицейских, оставшихся в живых и вывезенных из Козельского, Старобельского и Осташковского лагерей, содержались в Грязовецком лагере, остальные находились в производственных лагерях12.

Летом 1940 г. число обитателей лагерей для военнопленных увеличивается. По приказу НКВД СССР - 00806 от 6 июля 1940 г. "Оперевозке интернированных в Литве военнослужащих и полицейских бывшего Польского государства в лагеря НКВД СССР для военнопленных" в Советский Союз должны были вывезти 4767 человек, в том числе 859 офицеров13. В результате выполнения этого приказа по состоянию на 23 июля в Козельский лагерь было доставлено 2353 польских офицеров и

9 Военно-исторический журнал. 1990. - 6. С. 52-53. В 1940-1941 гг. по запросам германского посольства немцам было передано еще 562 человека. Германские власти также с октября 1939 г. по весну 1941 г. передали в СССР 13 757 бывших польских граждан (Международная жизнь. 1990. - 5. С.116-117).

10 Политбюро ЦК ВКП(б) вынесло в тот день решение о расстреле не только тех польских граждан, которые находились в лагерях для военнопленных. Вторым пунктом решения НКВД СССР было предложено применить высшую меру наказания - расстрел - к арестованным и находящимся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии 11 тыс. человек, "членов различных контрреволюционных шпионских и диверсионных организаций, бывших помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и перебежчиков" (Катынь. С. 390).

11 На 24 июля 1940 г. на Сестрорецком приемном пункте содержалось 18 военнопленных, отказавшихся ехать в Финляндию (Военно-исторический журнал. 1990. 6. С. 53). В период советско-финляндской войны финские войска захватили в плен более 5,5 тыс. военнослужащих Красной Армии. После подписания мирного договора из плена вернулись 5468 человек, около 100 человек добровольно остались в Финляндии (Гриф секретности снят. С. 99).

12 Подсчитано по: Военно-исторический журнал. 1990. 6. С. 53. В это время существовал еще один действующий

лагерь - Южский, в котором содержались 5098 бывших красноармейцев и командиров, переданных из Финляндии. На Се-строрецком приемном пункте содержалось 18 военнопленных, отказавшихся выехать в Финляндию.

13 ГА РФ. Ф. 9401, оп.1 а, д. 205, т. 1, л. 47.

полицейских, в Юхновский - 2023 рядовых и младшего комсостава14.

Еще одну группу польских граждан из 913 человек, в том числе 107 офицеров, НКВД СССР наметил вывезти из Прибалтики, теперь уже из Латвии, по приказу - 001011 от 15 августа 1940 г.15

На 22 июня 1941 г. в составе Управления по делам военнопленных и интернированных (УПВИ) НКВД СССР числилось 8 лагерей на 40-45 тыс. мест16, в которых находилось 27 435 польских военнопленных. Вскоре военнопленные снимаются со всех объектов работ и сосредоточиваются в Старобельском (из Западной Украины), Южском и Суздальском (из северных районов) лагерях. При эвакуации военнопленных из Львовского лагеря в результате бомбардировок погибло 1834 человек. Кроме военнопленных, вывезенных из производственных лагерей, в Грязовецком лагере Вологодской области содержалось 1609 офицеров и младших командиров польской армии и 179 французских офицеров и солдат17.

В сентябре и октябре 1941 г. 25 115 польских военнопленных и интернированных были переданы на формирование польской армии на территории СССР18.

После нападения гитлеровской Германии на Советский Союз органы НКВД предприняли попытку развернуть 30 предполагавшихся на случай войны приемных пунктов военнопленных. К 22 июля было развернуто 19. Однако события на фронте разворачивались не по тому сценарию, который писался перед вторжением врага. Советские войска, оказывая мужественное сопротивление, отступали в глубь страны, неся огромные потери в живой силе и технике. В плен при этом попадало очень мало вражеских солдат, и особой необходимости в существующих приемных пунктах и лагерях не было. Уже к августу 1941 г. в подчинении УПВИ осталось только три лагеря: Грязовецкий, Суздальский и Старобельский, рассчитанные на 8-9 тыс. человек19.

1 июля 1941 г. СНК СССР наконец-то утвердил "Положение о военнопленных", в котором был закре

14 Военно-исторический журнал. 1990. - 6. С. 53.

15 ГА РФ. Ф. 9401, оп.1 а, д. 205, т. 1, л. 63.

16 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 1, л. 1.

18 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 9е, д. 1, л. 43-44.

18 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 2, л. 37. Кроме них в лагерях для военнопленных находилось еще 289 польских граждан, не призванных в армию по болезни или как лица немецкой национальности. Они были переведены в Актюбинский лагерь. По состоянию на 1 января 1942 г. там находилось 265 военнослужащих польской армии, из которых 263 человека являлись лицами немецкой национальности. К 1 марта 1944 г. их осталось 172 человек (ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 7а, д. 1, л. 51; оп. 23а, д. 2, л. 37).

Вместе с польскими военнопленными в лагерях НКВД в начале Великой Отечественной войны содержались 119 французских офицеров и солдат (Грязовецкий лагерь), 113 чехов (Суздальский лагерь) и 14 английских солдат (Москва), интернированных еще в сентябре 1939 г. на территории Польши. В 1943 г. 97 бывших военнослужащих Чехословацкого легиона, содержавшихся уже в Оранском лагере, были переданы на формирование чехословацкой воинской части.

19 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 1, л. 2.

плен порядок содержания военнопленных в СССР. По сравнению с проектом 1939 г.20 в отдельные статьи были внесены изменения, одни улучшали условия жизни военнопленных, другие, наоборот, ухудшали. К положительным изменениям следует отнести такие, как возвращение в Положение пунктов, которые запрещали применять к военнопленным меры понуждения для получения от них каких-либо сведений, использовать труд военнопленных в районах боевых действий (в 1939 г. эти пункты были вычеркнуты). Военнопленных офицеров теперь можно было привлекать к труду лишь с их согласия - раньше допускалось применение труда офицеров по особому распоряжению УПВ НКВД. В то же время из Положения был исключен пункт, который устанавливал одинаковые условия содержания для всех военнопленных, но подчеркивалось особое положение военнопленных офицеров. Установленная норма денег, которую военнопленным разрешалось иметь на руках, была распространена и на их заработную плату. В соответствии с Положением 1941 г. военнопленные за любые совершенные ими преступления подлежали суду военного трибунала. Раньше военнопленных к суду военного трибунала могли привлечь только за преступления, приравненные к воинским, в остальных случаях дела по обвинению военнопленных подлежали рассмотрению в общем порядке.

Основные пункты принятого Положения соответствовали Женевской конвенции 1929 г. (приложение - 1). В Положении были записаны условия содержания военнопленных и их правовое положение, трудовое устройство, уголовная и дисциплинарная ответственность за неисполнение приказаний. Однако этот документ имел и существенные отличия от Женевской конвенции 1929 г. По своему объему он был в три раза меньше и содержал всего 31 статью (Конвенция - 97 статей). Предполагалось, что в развитие Положения НКВД СССР будет издавать необходимые инструкции и правила, приказы и распоряжения, а это, в свою очередь, давало возможность влиять на условия содержания военнопленных не в лучшую сторону.

В Положении отсутствовала статья, предусматривавшая раздельное содержание людей разных рас и национальностей. В нем не были четко прописаны нормы питания военнопленных. Если Конвенция устанавливала пищевой рацион военнопленного по качеству пищи и его количеству на уровне рациона собственных войск, находящихся на казарменном положении, то Положение давало право определять нормы питания Управлению НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных. Положение в отличие от Конвенции не содержало запрета использовать труд военнопленных для изготовления и перевозки оружия, для постройки всякого рода укреплений, на вредных для здоровья работах. В Положении ни слова не было о праве военнопленных на выполнение обрядов своих религий, включая посещение богослужений и право служителей культа обслуживать духовные нужды военнопленных единоверцев.

Различны были и подходы к использованию труда унтер-офицеров. По Конвенции их разрешалось привлекать к труду лишь по надзору за работающими, а по Положению - ко всем работам вместе с рядовыми.

Самым большим недостатком Положения было отсутствие в нем статей, гарантирующих права, предусмотренные Конвенцией. Военнопленные были фактически лишены возможности обращаться к властям с жалобами на режим содержания их в плену. По Положению военнопленные могли сноситься лишь с администрацией лагеря. Военнопленный был лишен права обжаловать всякий состоявшийся против него приговор, иметь защитника. При вынесении смертного приговора Положение предусматривало приведение его в исполнение через месяц после сообщения о приговоре Исполкому Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца и тем самым не оставалось времени для принятия каких-либо мер. Конвенция предусматривала приведение приговора в исполнение по истечении трех месяцев со дня отправления сообщения представителю державы-покровительницы.

Все названные выше и другие отличия свидетельствовали о том, что "Положение о военнопленных" оказалось более неудовлетворительным по сравнению с Конвенцией документом21. Кроме того, непризнание международной конвенции о военнопленных дало в руки руководителей фашистской Германии повод для бесчеловечного обращения с советскими военнопленными.

После утверждения правительством "Положения о военнопленных" НКВД СССР разрабатывает и утверждает инструкции, развивающие и дополняющие его: 4 июля - "Временную инструкцию о конвоировании военнопленных из приемных пунктов в лагеря-распределители частями конвойных войск НКВД СССР? (док. - 3.8); 7 августа - две инструкции о порядке учета и о порядке содержания военнопленных в лагерях НКВД (док. - 3.9).

Содержание принятых документов свидетельствует об ухудшении положения военнопленных в СССР. Так, при сравнении редакций 1939 и 1941 г. инструкции по содержанию военнопленных в лагерях НКВД видно, что из нее исчез пункт, запрещавший изымать у военнопленных их личные документы и вещи. В пункте 25 инструкции было закреплено привлечение военнопленных рядового и младшего начальствующего состава к работам по указанию начальника лагеря. Количество денег, разрешенное иметь военнопленным на руках, уменьшилось со 100 до 50 руб. Из инструкции исчез пункт, дающий право военнопленным за свой счет покупать в ларьках лагерей продукты пита

Проект Положения о военнопленных 1939 г. (Катынь.

С. 78-83).

21 Разумеется, принятое СНК СССР "Положение о военнопленных" не шло ни в какое сравнение с преступными приказами и директивами фашистских руководителей, в которых содержалась установка на сознательное уничтожение военнопленных (например, "Приказ о комиссарах").

20

ния и предметы личного обихода и первой необходимости. Право военнопленных на подачу жалоб и заявлений также ограничивается. Теперь военнопленные не могли обращаться с жалобами в правительственные инстанции и были оставлены с системой УПВИ НКВД СССР один на один. В то же время НКВД упрощает и порядок разбора жалоб. Из инструкции были вычеркнуты пункты, предписывающие пронумеровать, прошнуровать и опечатать книгу регистрации жалоб, объявлять военнопленному результаты разбора жалобы или заявления под расписку, приобщая последнюю к учетному делу военнопленного.

Об ухудшении положения военнопленных свидетельствуют и установленные для них новые нормы питания (док. - 2.6). По сравнению с нормами, действовавшими для польских военнопленных, выдача хлеба уменьшилась с 800 до 400 г, масла растительного - с 30 до 20 г, мясо из рациона пленных исчезло совсем, а в качестве компенсации было увеличено количество отпускаемой рыбы со 75 до 100 г.

Как уже отмечалось, поражения Красной Армии летом и осенью 1941 г. не способствовали росту численности военнопленных. За первый месяц войны органы УПВИ НКВД СССР приняли всего 1494 пленных, на 1 августа - 2385, на 1 октября - 6681 и к 1 января 1942 г." чуть более 9000 человек22. Однако и для них не было создано нормальных условий. Не случайно 15 августа Л.П. Берия издал приказ - 0371 (док. - 3.10), которым были расформированы Темников-ский и Вологодский лагеря. Вывозимые из этих лагерей военнопленные были разделены на две категории. Офицеры и унтер-офицерский состав23 направлялись в Елабужский лагерь НКВД Татарской АССР, где с ними была организована активная оперативная работа. При этом, в отличие от других военнопленных, офицеры были размещены на койках, им были выданы постельные принадлежности. Военнопленные рядового состава переводились в Карагандинский трудовой лагерь. Туда же предписывалось направлять и всех других поступающих военнопленных рядового состава до доведения численности лагеря до 5000 человек. Этим же приказом оперативное обслуживание военнопленных было возложено на Контрразведывательное управление (КРУ) НКВД СССР во главе с П.В. Федотовым. Политработники должны были усилить политическую работу с военнопленными.

В конце 1941 г. в связи с незначительным объемом работы с вражескими военнопленными на УПВИ НКВД были возложены дополнительные обязанности по руководству специальными лагерями, созданными по решению ГКО - 1069сс от 27 декабря 1941 г. В этих лагерях содержались и проходили проверку вы

22 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 6, л. 29, 30. Эти цифры ни в какое сравнение не идут с числом советских военнослужащих, оказавшихся во вражеском плену. К концу 1941 г. в германский плен попало более 3 млн человек.

23 В дальнейшем, когда военнопленных станет больше, унтер-офицеров перестанут посылать в лагеря для военнопленных офицеров. А пока оперативные работники НКВД активно работали и с этой категорией военнопленных.

шедшие из окружения или освобожденные из немецкого плена военнослужащие Красной Армии24.

Между тем в 1942 г. численность вражеских военнопленных росла так же медленно, как и в 1941 г. До 19 ноября в лагеря военнопленных поступило 10 635 человек, а всего с начала войны - 19 78225.

В целях упорядочения приема военнопленных в начале июля НКВД СССР издал два приказа: - 001155 "С объявлением Временного Положения о лагерях-распределителях НКВД для военнопленных и Временного Положения о пунктах НКВД по приему военнопленных" (док. - 2.6) и - 001156 "Об изменении организационной структуры лагерей и приемных пунктов НКВД СССР для военнопленных" (док. - 2.7). В соответствии с этими приказами на базе ранее действующих спецлагерей были организованы для обслуживания 10 фронтов 6 лагерей-распределителей с задачей организовать прием военнопленных, временно содержать их для отбытия трехнедельного карантина и организации дальнейшей отправки в тыл в производственные лагеря. Обслуживанием Карельского и Волховского фронтов стал заниматься Череповецкий лагерь (Вологодская обл.), Северо-Западного и Ленинградского - Боровичский лагерь (Ленинградская обл.), Западного и Калининского - Красногорский (Московская обл.), Брянского - Елецкий (Орловская обл.), Юго-Западного - Острогожский (Воронежская обл.), Южного и Северо-Кавказского - Каменск-Шахтинский (Ростовская обл.). К началу 1943 г. число лагерей-распределителей увеличилось до 9. В их задачу входило также руководство работой приемных пунктов, число которых за 1942 г. выросло в 2 раза и на 1 января 1943 г. составило 4426.

Для улучшения работы по приему, эвакуации и снабжению военнопленных в прифронтовой полосе при штабах фронтов были введены должности уполномоченных НКВД СССР.

3 августа 1942 г. заместитель наркома внутренних дел СССР комиссар госбезопасности 3-го ранга С.Н. Круглов утвердил "Положение об Управлении НКВД Союза ССР по делам о военнопленных и интернированных" (док. - 2.8). В соответствии с этим документом в структуре УПВИ впервые создавался организационно-производственный отдел, в задачи которого входила организация трудового использования военнопленных, интернированных и спецконтингентов, разработка мобилизационных планов по подготовке сети приемных пунктов и лагерей, а также работа по их формированию.

В это время НКВД принял еще одно решение, которое существенным образом повлияло на участь многих военнопленных. В условиях возникших продовольственных затруднений и сложной обстановки на южном крыле советско-германского фронта НКВД СССР

24 УПВИ продолжало руководить спецлагерями до лета 1944 г. затем по приказу НКВД СССР - 0149 от 19 июля они были переданы в подчинение ГУЛАГа.

25 Военно-исторический журнал. 1990. - 9. С. 40.

26 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 1, л. 6.

25 августа 1942 г. циркуляром - 353 отменил дифференцированные нормы питания. Все военнопленные, независимо от состояния их здоровья, стали получать продукты по основной норме. Исключение делалось лишь для работающих, которым продолжали выдавать ежедневно дополнительно 100 г ржаного хлеба (док. - 4.4). Установленная норма питания оказалась сильно заниженной. Недостаток пищи приводил к дистрофии и авитаминозу. Эти заболевания составляли тогда 70% среди других болезней и являлись причиной 80% всех смертельных случаев27.

24 ноября СНК СССР утвердил новые нормы продовольственного пайка, предоставил НКВД право дифференцировать нормы довольствия военнопленных в зависимости от характера работ, климатических условий и выполнения норм выработки. В свою очередь, НКВД в приказе - 002597 от 28 ноября 1942 г. поручил эту работу выполнить в 5-дневный срок начальнику УПВИ (док. - 6.13). Разработка новых норм затянулась. Лишь 16 декабря НКВД циркуляром - 52/21490 объявил о введении шести норм питания военнопленных: для рядового и младшего командного состава; для офицеров; для содержащихся на гауптвахте без выхода на работу; больничный паек; дополнительный противоцинготный паек; противопеллогроз-ный паек (док. - 4.6). Кроме того, для военнопленных была установлена и дифференцированная выдача хлеба. Размер хлебного пайка зависел от выполнения норм выработки (от 400 г для выполняющих нормы до 50% до 900 г - свыше 150%), а для неработающих - от того, в какой группе находился военнопленный (от 300 г для находящихся на гауптвахте до 700 г для офицеров, находящихся в оздоровительных командах и антифашистских школах). Несмотря на некоторое улучшение питания, установленные нормы все же были очень низкими. Не случайно в соответствии с постановлением ГКО - 3124 от 5 апреля 1943 г. НКВД вновь повышает нормы продовольственного снабжения военнопленных (док. - 4.8).

Действие заниженных норм питания совпало с массовым притоком военнопленных в лагеря и приемные пункты НКВД. К концу 1942 г. через приемные пункты прошло 80 тыс. плененных вражеских солдат. В первые два месяца 1943 г. этот поток не ослабевал. Только на южном участке фронта в результате успешного контрнаступления советских войск и ликвидации "котла" в районе Сталинграда в плен попало 151 246 человек28, из которых в самом Сталинграде было сосредоточено свыше 90 тыс. В полностью разрушенном городе не было не только подходящих помещений для их размещения, но и топлива, одежды по сезону, транспорта. Многие были обморожены, истощены. В этих условиях плохо организованное недостаточное питание и холод, длительные пешие переходы по 200-300 км в течение 7-10 суток и более, плохая медицинская помощь приводили к росту заболеваемости и смертности среди военнопленных. 25 ноября

1942 г. НКВД СССР, получив информацию о массовом поступлении военнопленных, обязал начальника Управления снабжения ГУЛАГа капитана госбезопасности Усиевича в двухдневный срок выделить УПВИ дополнительные фонды на продовольствие, фураж и хозяйственный инвентарь на квартал (док. - 4.5).

2 января 1943 г. заместитель наркома обороны генерал-полковник интендантской службы А.В. Хрулев подписал приказ - 001, в котором были вскрыты серьезные недочеты в работе по эвакуации военнопленных с фронта и намечены меры по исправлению положения. Вслед за ним 12 января последовал приказ НКВД СССР - 0049, в котором на органы внутренних дел возлагался контроль за выполнением приказа НКО. Для этого на Воронежский, Юго-Западный, Южный, Донской, Закавказский, Волховский и СевероЗападный фронты были направлены уполномоченные УПВИ для организации учета военнопленных и их конвоирования, обеспечения продовольствием и медицинской помощью, контроля за эвакуацией военнопленных в лагеря-распределители и для налаживания оперативной связи с УПВИ (док. - 3.11). Для приема и размещения поступающих с фронтов военнопленных НКВД 20 января обязало П.К. Сопруненко развернуть ряд лагерей-распределителей (док. - 2.9).

По приказу НКВД - 00345 от 18 февраля 1943 г. при управлении войск НКВД по охране тыла фронтов были организованы отделения по делам военнопленных. На эти подразделения возлагались задачи организации приемных пунктов, поддержания связи со штабами фронтов и армий, контроля и оказания помощи в отправке военнопленных на приемные пункты и из приемных пунктов в лагеря (док. - 2.10).

1 марта Л. П. Берия подписывает приказ - 00398 "Овывозе военнопленных из лагерей и приемных пунктов прифронтовой полосы" (док. - 2.12), по которому эвакуации в тыловые районы страны подлежали 110,5 тыс. человек, в том числе 78,5 тыс. из Сталинграда. Однако выход приказа запоздал почти на месяц. К этому времени многие из военнопленных уже умерли, у других начались необратимые процессы. В результате выполнения приказа из Сталинграда удалось вывезти только 27 295 человек, из районов действий Воронежского и Юго-Западного фронтов еще меньше - из 32 063 только 6732 человек 29. Однако и многих попавших в эшелоны ждала страшная участь. Так, в Покровский лагерь НКВД для военнопленных - 127 (Саратовская область) с 4 по 13 марта поступило три эшелона военнопленных общим количеством 8007 чел. из которых в пути умерло 1526. За время нахождения в лагере с 15 марта по 1 мая 1943 г. умерло еще 4663 человек. Причина смерти последних - дистрофия (4326 человек), обморожение (162 человек), сыпной тиф (54 человек), от ранений (23 человек), другие причины (98 человек). На 1 мая в живых осталось

ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 13, л. 82-83. Военно-исторический журнал. 1990. - 9. С.40.

' ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 9е, д. 1, л. 18-19.

только 1818 военнопленных30. А ведь этот лагерь располагался ближе всего к Сталинграду.

Одновременно с вывозом военнопленных НКВД принимает меры по налаживанию содержания и медицинского обслуживания военнопленных, по упорядочению руководства лагерями. 12 февраля начальником УПВИ назначается генерал-майор И.А. Петров, возглавлявший до этого войска НКВД по охране тыла Западного фронта, а полковник госбезопасности П.К. Сопруненко - его заместителем. По приказу Л.П. Берии - 00367 от 24 февраля 1943 г. штатная численность УПВИ была увеличена в 2 раза и доведена до 125 человек. На должности заместителей начальника УПВИ и начальников отделов назначаются новые кадры. Заместителем начальника УПВИ по политчасти назначается полковник М.А. Яковец, исполнявший до этого обязанности заместителя ответственного секретаря партийной комиссии пограничных войск, заместителем начальника УПВИ и начальником отдела по трудовому использованию военнопленных - майор госбезопасности Г.А. Брагилевский, работавший до этого заместителем начальника отдела ГУЛАГа, начальником организационно-оперативного отдела - подполковник И.Е.Энтин, занимавший до этого должность заместителя начальника штаба войск НКВД по охране тыла Закавказского фронта, начальником учет-но-распределительного отдела - освобожденный от должности заместителя начальника отделения 1-го Спецотдела НКВД СССР И.И. Круглов (док. - 2.11).

Продовольственное снабжение лагерей военнопленных было возложено на Управление военного снабжения (УВС) НКВД СССР. Для более оперативного решения вопросов материально-технического обеспечения лагерей военнопленных и осуществления связи с УВС НКВД СССР и Управлением тыла Красной Армии, для осуществления контроля за полным и своевременным обеспечением лагерей всеми видами довольствия по приказу НКВД СССР - 00616 от 30 марта 1943 г. в штат УПВИ было введено отделение материально-технического снабжения (док. - 2.14).

9 апреля 1943 г. НКВД СССР вводит новые нормы продовольственного снабжения военнопленных (док. - 4.8). С их вводом минимальная выдача хлеба для военнопленных, занятых на тяжелых физических работах и выполняющих норму до 50% возросла до 650 г, а для полностью выполняющих норму - до 1000 г. Кроме того, для военнопленных, занятых на тяжелых физических работах, норма всех других продуктов по сравнению с основной была увеличена на 25%. Эта же мера касалась и ослабленных военнопленных, которые получали увеличенную на 25% норму и по хлебу.

Приказом - 00367 лагеря НКВД для военнопленных территориально подчиняются наркомам внутренних дел республик, начальникам управлений внутренних дел краев и областей. Для осуществления контроля за деятельностью лагерей в составе НКВД Казахской, Узбекской и Украинской ССР, УНКВД Воронежской, Ивановской, Молотовской, Московской, Свердловской, Сталинградской, Тамбовской и Тульской областей были созданы отделения по руководству лагерями для военнопленных (док. - 2.11).

16 марта С.Н. Круглов направляет на имя руководителей НКВД-УНКВД республик, краев и областей, начальников лагерей директиву - 120 с комплексом мер по созданию в лагерях надлежащих санитарно-бытовых условий содержания военнопленных (док.

? 5.3).

По решению ГКО в апреле медицинское снабжение лагерей для военнопленных передается Главному военно-санитарному управлению Красной Армии31. Это способствовало улучшению снабжения лагерей медикаментами, медицинскими инструментами и дезинфицирующими средствами.

20 мая С.Н. Круглов в связи с неудовлетворительным бытовым устройством лагерей приказал снять всех военнопленных с производственных работ на 10 дней и использовать их на благоустройстве лагерей, заготовке топлива, сборе дикорастущих витаминоносителей, заготовке сена и соломы для набивки матрацев. Тем лагерям, для которых отведенного времени не хватало, разрешалось продлевать срок использования военнопленных на благоустройстве лагерей32.

Принятые меры дали положительный результат лишь ко второй половине года. А весной смертность среди военнопленных хотя и снижалась, но все же оставалась высокой. К 15 апреля 1943 г. за два с половиной месяца в лагерях и приемных пунктах НКВД умерло 99 946 человек, в том числе в Бекетовском лагере - 108 - 24 346 человек, Хреновском - 81 - 13 796, Хоботовском - 56 - 12 289, Радинском - 188 - 7222, Темниковском - 58 - 5031 и Моршанском - 64 - 4129. Всего с начала войны к этому времени из 291 856 учтенных УПВИ НКВД СССР военнопленных умерло 171 774 чел. или почти 59%. Из них 75 600 человек умерло в лагерях, 29 006 - в пути, 31 648 - на приемных пунктах, 33 275 в госпиталях, 5849 - в частях Красной Армии до передачи в приемные пункты, 2245 - при приемке в лагерях военно-пленных33. При этом необходимо подчеркнуть, что смертность среди военнопленных продолжала оставаться высокой и в последующие дни, когда зимние месяцы остались далеко позади. За вторую половину апреля умерло еще 25 174 человека, при этом число военнопленных, учтенных УПВИ, выросло всего на

80034.

Такие высокие показатели смертности никак не устраивали НКВД, и через год предпринимается попытка "улучшить" ситуацию. На 1 марта 1944 г. число учтенных военнопленных было 252 028 человек (приложение - 8), а на 5 июля 1943 г." 195 947. Однако в документах УПВИ НКВД СССР сохранились сведения

30 Karner S. Im Archipel GUPVI: Kriegsgefangenschaft und Internirung in der Sowjetunion 1941-1956. Wien; Munchen; Oldenbourg, 1995. S.41.

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 12, д. 205, т. 12, л. 271. Там же, л. 265.

5 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 01 е, д. 15а, л. 32-33. Там же, л. 61.

за 1943 г. в которых число учтенных военнопленных еще на 25 февраля 1943 г. составляло 256 918, из которых 199 090 были работоспособными (док. - 2.12), на 15 апреля - 291 856 человек и на 1 мая того же года - 292 630 человек (приложение - 7). Таким образом, общее число военнопленных, попавших в систему УПВИ НКВД СССР к марту 1944 г. было занижено не менее чем на 100 тыс. человек.

На 1 марта 1943 г. в утвержденном НКВД СССР списке значилось 35 лагерей для военнопленных (док. - 2.12), в их числе 4 офицерских (Оранский - 74, Ела-бужский - 97, Грязовецкий - 150 и Суздальский - 160), 20 для военнопленных рядового и унтер-офицерского состава и 11 фронтовых приемно-пересыльных лагерей (ФППЛ). Последние очень часто меняли свою дислокацию или переводились в разряд стационарных лагерей. К осени 1943 г. каждый фронт имел закрепленный за ним ФППЛ. Для осуществления с ними оперативной связи по приказу НКВД СССР - 00783 от 29 апреля ФППЛ были снабжены радиостанциями типа "Белка? (док. - 2.18). По приказу - 001575 от 26 сентября (док. - 2.19) ФППЛ получили право помимо основного штата сотрудников иметь два территориально обособленных отделения по 42 человек каждое для приема военнопленных в случае большого удаления приемных пунктов военнопленных (ППВ) от лагерей. Место их дислокации получило наименование сборных пунктов военнопленных (СПВ), которые, как правило, находились вблизи железнодорожных станций или автомобильных дорог на полпути от ППВ до ФППЛ. Организация СПВ позволила разгрузить ППВ, облегчить эвакуацию военнопленных из ППВ в ФППЛ за счет создания промежуточных баз отдыха, обогрева и первичной санитарной обработки, улучшить питание военнопленных в пути. Эта мера привела к сокращению потерь военнопленных в пути.

18 января 1944 г. начальник тыла Красной Армии генерал А.В. Хрулев подписал приказ - 006 "Об устранении недочетов в эвакуации военнопленных и их обеспечении", вслед за которым НКВД СССР издал соответствующий циркуляр - 20 от 20 января (док.

? 3.20).

Наряду с решением вопросов по упорядочению эвакуации военнопленных с фронта в тыловые районы страны была проделана большая работа по улучшению их медицинского обеспечения. Для оказания больным военнопленным стационарной медицинской помощи создается сеть спецгоспиталей. 6 марта комиссар госбезопасности 2 ранга С.Н. Круглов утвердил "Инструкцию о порядке содержания раненых и больных военнопленных в госпиталях Наркомздрава СССР и НКО? (док. - 5.2).

В октябре 1943 г. выходит ряд документов, связанных с медицинским обслуживанием военнопленных. 6 октября С.Н. Круглов утвердил инструкцию "Осанитарном обеспечении военнопленных и спецконтингентов при поступлении на приемные пункты и фронтовые при-емно-пересыльные лагеря НКВД и при железнодорожных перевозках" (док. - 5.5). 11 октября И.А. Петров и начальник медицинского отдела УПВИ военврач 1 ранга

М.К.Ежов направили в неблагополучные лагеря на имя начальников санитарных отделений лагерей письмо, потребовав устранить недостатки в медицинском обслуживании военнопленных35. 12 октября НКВД и Нар-комздрав СССР издают совместную директиву об улучшении ухода за больными военнопленными в госпиталях (док. - 5.6). 22 октября нарком здравоохранения СССР Г.А. Митерев и С.Н. Круглов утвердили "Положение о госпиталях НКЗ СССР, выделенных для обслуживания военнопленных" (док. - 5.7).

Большое значение для восстановления физического состояния и трудоспособности ослабленных военнопленных имели лечебно-профилактические учреждения с особым режимом и лечебным обслуживанием, получившие наименование оздоровительных лагерей и оздоровительных отделений в лагерях для военнопленных, создание которых началось по приказу НКВД СССР - 0219 от 5 октября 1944 г. (док. - 5.17). В соответствии с приказом в связи с массовым поступлением ослабленных военнопленных, прибывающих в лагеря с фронтов, из спецгоспиталей, а также ослабевших на производстве и после перенесенных заболеваний, 15 производственных лагерей были реорганизованы в специальные оздоровительные, а во всех других производственных лагерях были созданы оздоровительные лаготделения, каждое из которых могло принять 10% всего контингента лагеря. 24 марта 1945 г. НКВД СССР утвердил "Положение об оздоровительных лагерях и оздоровительных отделениях в лагерях НКВД для военнопленных" (док. - 5.21). В нем были упорядочены такие вопросы, как порядок отбора и направления военнопленных в оздоровительные лагеря и выписки из них, организация оздоровительных мероприятий, примерный внутренний распорядок и порядок привлечения пленных к работам в качестве трудотерапии.

К началу 1944 г. в системе УПВИ НКВД СССР находилось чуть более 100 тыс. военнопленных, размещенных в 52 лагерях (6 офицерских, 34 для рядового состава и 12 фронтовых приемно-пересыльных), 66 приемных, 20 сборных пунктов и 4 оперативных объек-тах36. К этому времени военнопленные были в основном размещены по национальному признаку. Так, рядовые военнопленные-итальянцы, плохо переносящие условия северных районов СССР, были сосредоточены в Пахта-Аральском лагере в Южно-Казахстанской области, Андижанском лагере Узбекской ССР и в одном из лаготделений Темниковского лагеря Мордовской АССР, офицеры - преимущественно в Суздальском лагере. Военнопленные-офицеры немецкой национальности находились в это время в Елабужском лагере Татарской АССР, румынской - в Оранском лагере Горьковской области и т.п.37

В 1944 г. происходит дальнейшее совершенствование фронтовой сети УПВИ НКВД СССР. По совместному

35См.: Русский архив: Великая Отечественная. Иностранные военнопленные второй мировой войны в СССР. М,:

Терра. Т. 24 (13). С. 121-122.

37 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 1, л. 20. 37 Там же. Л. 13.

приказу НКВД и начальника тыла Красной Армии от 27 января - 0077/007 вместо отделений по делам военнопленных при Управлении войск НКВД по охране тыла Красной Армии были организованы отделы НКВД при начальниках тыла фронтов со штатом по 19 человек и назначено по одному уполномоченному НКВД на каждую армию.

В июле в составе УПВИ НКВД СССР создается фронтовой отдел (док. - 2.20). К этому времени фронтовая сеть имела завершенную структуру. Взятые в плен военнослужащие вражеских армий попадали в полковые и дивизионные пункты, оттуда передавались в армейские ППВ. Здоровые военнопленные из ППВ направлялись во фронтовые СПВ, откуда - во ФППЛ, затем - в тыловые производственные лагеря. Приказом НКО СССР - 098 от 23 апреля 1944 г. "Об упорядочении эвакуации военнопленных из войсковых районов", подписанным маршалом Советского Союза А.М. Василевским, впервые было четко определено оптимальное удаление от переднего края дивизионных пунктов, ППВ, СПВ и ФППЛ - соответственно 10-12 км, 25-30 км, 5070 км и 100-120 км38. Больных, раненых и обмороженных из армейских приемных пунктов полагалось направлять в специальные госпитали для военноплен-ных39. В октябре в связи со значительным увеличением перевозок военнопленных и в целях улучшения организации и обслуживания эшелонов в пути следования в штат УПВИ было введено 20 групп по организации и обслуживанию эшелонов с военнопленными в составе начальника эшелона, его заместителя по снабжению, врача и фельдшера (док. - 2.21).

На 1 января 1945 г. в системе УПВИ НКВД существовало 72 ППВ, 49 СПВ, 12 ФППЛ и 12 фронтовых отделов НКВД. В связи с постоянным ростом количества поступающих военнопленных по приказу НКВД СССР - 001271 от 16 октября 1944 г. на базе бывших немецких лагерей, в которых содержались до этого советские военнослужащие и гражданские лица, в прифронтовой полосе было создано 18 стационарных промежуточных лагерей для временного содержания военнопленных, в их числе по три на территории Польши , Эстонии и Белоруссии , по два в Литве и Латвии, по одному на Украине, в Румынии, Крыму, Молдавии и Ленинградской обл. В этих лагерях одновременно могло находиться до 100 тыс. человек. Параллельно с созданием промежуточных лагерей в Советском Союзе ускоренными темпами идет расширение существующей сети тыловых лагерей, которые к конц40у 1944 г. уже могли принять более 900 тыс. человек 40. На 1 ноября в СССР действовало уже 85 лагерей для военнопленных.

В конце 1944 г. на положении многих военнопленных существенным образом отразился приказ - 001282 от 18 октября (док. - 4.14), которым НКВД в очередной раз изменил нормы продовольственного снабжения военнопленных. Минимальная норма хлеба

для всех военнопленных (за исключением находящихся на гауптвахте) была установлена в 600 г. Военнопленным, выполняющим нормы выработки на любых видах работ, стали выдавать дополнительное питание в виде второго горячего блюда в пределах лимита пайков, устанавливаемого для каждого лагеря по итогам предыдущего месяца работы (док. - 4.17).

В связи с увеличением численности военнопленных в СССР и в целях улучшения руководства работой лагерей НКВД 11 января 1945 г. приказом - 0014 реорганизовал УПВИ в Главное управление НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных (ГУПВИ). Начальником ГУПВИ был назначен генерал-лейтенант И.А. Петров, которого 2 февраля сменил генерал-лейтенант М.С. Кривенко, бывший заместителем начальника Главного управления пограничных войск НКВД СССР, первым заместителем и начальником оперативно-чекистского отдела - комиссар государственной безопасности 3 ранга А.З. Кобулов41 (младший брат Б.З. Кобулова), работавший ранее наркомом внутренних дел Узбекской ССР, заместителями - комиссары госбезопасности Н.Т. Ратушный42 и С.И. Шемена, исполнявший до этого обязанности начальника Северного железнодорожного ИТЛ НКВД, полковник И.П. Воронов43. Последний одновременно являлся начальником фронтового отдела (док. - 2.22).

В это же время производятся структурные изменения и на местах. В составе НКВД Украинской и Белорусской ССР были организованы управления по делам о военнопленных и интернированных (УПВИ), а в составе НКВД других республик, УНКВД краев и областей - отделы или отделения (в зависимости от количества лагерей и находящихся в них военнопленных) по делам о военнопленных и интернированных. Статус, задачи, структура и обязанности аппарата в той или иной сфере деятельности новых подразделений НКВД были определены во "Временном положении об Управлении (отделе, отделении) НКВД республик и УНКВД краев и областей по делам о военнопленных и интернированных", введенном в действие приказом - 00124 от 27 февраля

1945 г. (док. - 2.24).

Очередные структурные изменения в ГУПВИ происходят в связи с возложением на НКВД СССР новых обязанностей.

16 декабря 1944 г. ГКО постановлением - 7161 сс обязал НКВД мобилизовать и интернировать с направлением для работы в СССР всех трудоспособных немцев - мужчин в возрасте от 17 до 45 лет и женщин от 18 до 30 лет, находящихся на осво

8 Военно-исторический журнал. 1990. - 9. С. 42-43.

9 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 1, л. 14. Там же, л.19.

27 сентября 1945 г. А.З. Кобулов по совместительству назначается одним из заместителей начальника Отдела "С? НКВД СССР (добывание и обобщение разведывательных данных по созданию ядерного оружия).

42 Н . Т. Ратушный работал в должности заместителя начальника УПВИ с 25 мая 1943 г. до этого являлся заместителем начальника НКВД УССР.

43 И . П . Воронов работал в должности заместителя начальника УПВИ с 22 мая 1943 г. до этого был начальником Красногорского лагеря-распределителя для военнопленных

? 27.

божденной Красной Армией территории Румынии, Югославии, Венгрии, Болгарии и Чехословакии. Мобилизации подлежали немцы, подданные как Германии, так и Румынии, Венгрии, Югославии, Болгарии и Чехословакии.

3 февраля 1945 г. ГКО принимает постановление - 7467сс, в соответствии с которым НКВД СССР обязывался "в целях пресечения попыток совершения террористических актов и диверсий со стороны немцев, оставленных немецким командованием в тылу продвигающейся Красной Армии", мобилизовать и интернировать "всех годных к физическому труду и способных носить оружие" немцев-мужчин в возрасте от 17 до 50 лет из Верхней Силезии и Восточной Пруссии, находившихся в тылу 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов44. Этим же постановлением был предусмотрен вывоз из Германии в СССР арестованных немцев из числа руководителей низовых нацистских партийных и административных органов.

Во исполнение указанных постановлений ГКО в январе-апреле 1945 г. в СССР было завезено 208 239 интернированных (мобилизованных) немцев и лиц других национальностей, в их числе 157 101 мужчина и 51 138 женщин. Интернированные были сведены в 221 рабочий батальон численностью по 750, 1000, 1250 и 1500 человек 45. Из числа арестованных немцев в Советский Союз было вывезено 61 573 человек 46.

Прибывшие контингенты интернированных попали под контроль ГУПВИ. В связи с этим 20 февраля 1945 г. по приказу НКВД СССР - 00100 в составе ГУПВИ было организовано два управления: Управление по делам военнопленных (начальник - комиссар госбезопасности Н.Т. Ратушный) и Управление по делам интернированных и мобилизованных (начальник - комиссар госбезопасности С.И. Шемена)47. Оперативный отдел реорганизуется в Оперативное управление ГУПВИ НКВД

СССР (док. - 2.23).

Завершающий год Второй мировой войны был и годом наибольшего поступления военнопленных в Советский Союз. Если до 1945 г. лагеря НКВД для военнопленных приняли менее 1 миллиона чел. то за по

44 При внимательном прочтении постановления ГКО видно, что главная цель интернирования заключалась не в пресечении попыток террористических актов и диверсий со стороны немцев в тылу Красной Армии, а в обеспечении народного хозяйства СССР рабочей силой - "мобилизовать и интернировать всех годных к физическому труду".,

45 ЦХИДК. Ф.1/п, оп. 23а, д. 1, л. 41-42. По другим данным в СССР было завезено 205 520 интернированных (моби-лизованныых) (ЦХИДК. Ф.1п, оп. 01 е, д. 46, л. 252).

46 По постановлению Совета Министров СССР от 23 декабря 1946 г. в Советский Союз из тюрем МВД в Германии было вывезено дополнительно еще 4579 арестованных немцев также из числа работников партийных и административных органов нацистской Германии. - Там же.

47 30 января 1946 г. по приказу НКВД СССР - 0085 2-е управление по делам интернированных ГУПВИ расформировывается. Осуществление контроля за содержанием и трудовым использованием интернированных возлагается на отделение снабжения 1-го управления ГУПВИ, состоящего из трех человек (ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д.1, л. 44).

следующий год их число возросло в несколько раз. К началу массового поступления военнопленных только в Европе фронтовая сеть ГУПВИ состояла из 174 точек - 34 ФППЛ, 56 СПВ, 72 ППВ и 12 спецгоспиталей.

Организованный вывоз военнопленных в производственные лагеря Советского Союза завершается к ноябрю 1945 г. По мере вывоза военнопленных фронтовая сеть сворачивается, сеть лагерей НКВД для военнопленных в СССР растет. По состоянию на 8 июня 1945 г. на территории Советского Союза функционировало уже 206 лагерей. Особенно быстро фронтовая сеть стала сокращаться после капитуляции фашистской Германии. В течение второй половины 1945 г. было расформировано и отправлено на укомплектование стационарных лагерей 122 фронтовых учреждения (22 ФППЛ, 38 СПВ и 62 ППВ). Для проведения репатриации военнопленных при Группе советских оккупационных войск в Германии и при Южной группе войск в Румынии были оставлены 2 отдела НКВД по делам военнопленных и 3 лагеря: - 69 во Франкфурте-на-Одере (Ге4р8ма-ния), - 176 в Фокшанах и - 36 в Сигете (Румыния)48.

Еще не завершилась транспортировка в СССР военнопленных западных армий, а через восточные границы Советского Союза стали поступать военнопленные японской армии. После разгрома Квантунской армии в Маньчжурии для временного содержания захваченных в плен японских военнослужащих было развернуто 19 армейских лагерей. 23 августа 1945 г. ГКО принимает постановление - 9898сс, которым предусматривается вывоз пленных японцев из Маньчжурии на Дальний Восток, в Восточную Сибирь и другие районы СССР. Лагеря для военнопленных в срочном порядке разворачиваются на территории Приморского, Хабаровского, Красноярского краев, Южно-Казахстанской и Джамбульской областей, Бурят-Монгольской АССР и Узбекской ССР. Особенно много военнопленных японцев направлялось для продолжения строительства Байкало-Амурской магистрали.

Всего в течение 1945 г. было вновь организовано 222 лагеря и 2713 лагерных отделений. За это же время было расформировано 99 лагерей и 1080 лагерных отделений как не отвечающих своему назначению49. На 1 января 1946 г. ГУПВИ МВД СССР имело в своей структуре 267 лагерей для военнопленных (11 - для офицеров, 199 - для военнопленных западных армий, 49 - для военнопленных японской армии, 8 - смешанных) и 6 оперативных объектов. К этому времени в СССР находилось 1 651 036 военнопленных-европейцев, 1 103 233 немца, 233 851 венгр, 68 616 австрийцев, 52 491 румын и др. (док. - 3.45)50. Из числа взятых в плен военнослужащих японской армии на территорию СССР было вывезено около 500 тыс. человек (док. - 3.46).

' ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д.1, л. 29. ' ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д.1, л. 31.

50 К концу 1945 г. из фронтовых и тыловых лагерей НКВД было освобождено и отправлено на родину более 1 млн больных и раненых военнопленных.

В конце войны НКВД СССР, как правило, заранее готовил резервные лагеря для размещения прибывающих военнопленных. Однако их не хватало. Кроме того, большая часть военнопленных размещалась на площадях тех предприятий, которые использовали их труд. Последние же чаще всего не располагали необходимыми жилыми помещениями. По существующим правилам завоз военнопленных должен был осуществляться после поступления от начальника лагеря сигнала о приеме помещений. На практике же это не соблюдалось. Нередко начальники вновь созданных лагерей , как это следует из справки бывшего начальника 4-го отдела ГУПВИ полковника медицинской службы М.К.Ежова51, неправильно информировали ГУПВИ52. В результате в 1945 г. норма жилой площади 2 м2, предусмотренная нормативными документами для военнопленных, не выдерживалась и составляла 1,2 м2. Все жилые бараки, как правило, были оборудованы сплошными двух- и трехъярусными нарами. Около 85% лагерных отделений не имели полного комплекта лагерных помещений: отсутствовали столовые, бани, прачечные, дезинфекционные камеры, сушилки, необходимые хозяйственные помещения. Кухни, хлебопекарни и лазареты в большинстве случаев были маломощными53.

Особое беспокойство вызывало размещение японских военнопленных, которые стали прибывать в СССР в условиях поздней осени и начавшейся суровой зимы54. Положение усугублялось и тем, что 300 тыс. из них размещались в суровых климатических условиях Западной и Восточной Сибири. НКВД СССР принял ряд мер по созданию условий для японских военнопленных (док. - 3.41-3.43 и др.). Созданные для их содержания 49 лагерей были укомплектованы за счет выделения части опытных лагерных работников из существующих лагерей НКВД и офицеров из частей Красной Армии. Лагерям было выделено 1200 автомашин, необходимые предметы хозяйственного обихода и инвентаря (тро

51 2 февраля 1945 г. на пост начальника САНО ГУПВИ был назначен генерал-лейтенант медицинской службы М.Я. Зетилов.

53 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 13а, д. 1, л. 46.

53 За неправильное информирование ГУПВИ о готовности лагерей принять военнопленных были привлечены к ответственности руководители лагеря - 110 (вспышка сыпного тифа), начальник лагеря - 212 майор Романов снят с занимаемой должности. - ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 17а, д. 1, л. 11.

54 После выхода постановления ГКО - 9898сс от 23 августа 1945 г. в соответствии с которым на предприятиях должны были разместить 500 тыс. военнопленных японской армии, квартирно-эксплуатационный отдел 1-го Управления ГУПВИ рассмотрел заявки 629 предприятий 34 наркоматов, в которых содержались просьбы на выделение 1382 тыс. военнопленных. Для проверки всех заявок были посланы запросы в НКВД-УНКВД на места, чтобы последние проверили возможности предприятий по размещению военнопленных. Полученная информация показала, что по состоянию на 30 октября к приему были готовы помещения на 224 тыс. человек на тех предприятиях, выделение военнопленных которым было предусмотрено постановлением ГКО, и на 112 тыс. человек - на других. Остальных военнопленных размещать было негде. - ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 15а, д. 1, л. 83.

фейные), 300 вагонов трофейного японского обмундирования. Для организации медицинского обслуживания японцев в лагеря были направлены 1492 медицинских работника, в том числе 502 врача, развернута работа 31 спецгоспиталя на 14 700 мест (док - 3.46). Однако эти меры были недостаточными и не могли дать быстрого результата. В большинстве лагерей положение было очень тяжелым (док. - 5.28). К началу 1946 г. каждый пятый военнопленный японец относился к категории ослабленных. Быстро росло число заболевших (на 1 ноября 1,7%, на 1 декабря 2,9%, на 1 января 1946 г. 4,5% всех военнопленных) и умерших (в декабре - 3385 человек, или 0,84%, в январе 1946 г." 5168 человек, или 1,23%). Основными причинами смерти японских военнопленных в это время были дистрофия (48,2%), воспаление легких (11,9%), туберкулез (7,4%), сыпной

тиф (6,4%) (док. - 5.51).

Положение европейских военнопленных было примерно таким же в начале 1945 г. Тогда в январе умерло 23 827 человек (4,2%), в феврале - 21 703 (3,8%), в марте - 17 184 (3,0%). Больше военнопленных умирало во вновь создаваемых лагерях. По данным ГУПВИ НКВД СССР, в 123 лагерях на территории Советского Союза за январь и 20 дней февраля 1945 г. умерли 38 917 человек, из которых 33 440 человек (86%) в 46 лагерях (док. - 2.88). К концу 1945 г. смертность среди немецких военнопленных снизилась до 0,62%, но все же оставалась высокой (док. - 5.54).

Высокая смертность не оставалась без внимания. Работники ГУПВИ собирали и обобщали информацию о смертности в лагерях, направляя ее вместе с соответствующими проектами директив и распоряжений о принятии мер по предотвращению смертности в НКВД, откуда директивы и распоряжения за подписью наркома или его заместителя рассылались на места (док. - 3.24, 5.20 и др.).

В целях улучшения физического состояния военнопленных НКВД увеличивает количество оздоровительных лагерей и оздоровительных лагерных отделений. Для восполнения некомплекта медработников по решению НКВД в лагеря для военнопленных в конце марта переводятся для работы по специальности медицинские работники, содержащиеся в заключении в тюрьмах страны (док. - 5.22).

Накануне полного разгрома войск вермахта и в преддверии вывоза в СССР очередной самой большой партии военнопленных С.Н. Круглов утвердил "Инструкцию о порядке конвоирования военнопленных и интернированных частями конвойных войск НКВД СССР по железнодорожным путям? (док. - 3.26), в которой определялись не только права и обязанности лиц, сопровождающих эшелоны с военнопленными, но и режим содержания военнопленных и интернированных в пути, порядок их санитарного обеспечения.

19 мая 1945 г. на основании постановления ГКО - 7946сс от 29 марта 1945 г. НКВД СССР приказом - 00540 ввел в действие новые нормы продовольственного снабжения военнопленных. Рацион питания пленного по основной норме увеличился на 524 кал. а для занятых на тяжелых работах - на 775 кал. Выполняющие производственные задания получали еще дополнительное питание (583 кал.). Калорийность основного пайка выросла за счет увеличения суточного рациона по вермишели с 70 до 90 гр. рыбе - с 50 до 100 гр. салу - с 10 до 15 гр. маслу растительному - с 10 до 15 гр. соли - с 10 до 30 гр. картофелю - с 400 до 600 гр. и овощам - с 200 до 320 гр. (док. - 4.21).

Питание военнопленных японцев производилось по нормам, объявленным в приказе НКВД СССР и начальника Тыла Красной Армии от 28 сентября 1945 г. (док. - 4.24). При их установлении в определенной мере учитывались особенности национальной японской кухни. Вместо 300 гр. хлеба японскому военнопленному полагалось 300 гр. полуочищенного риса. В рацион японцев была введена приправа к кушаньям из бобов (мисо). В отличие от военнопленных европейцев, в нормах японцев было предусмотрено на 20 гр. больше мяса, однако на 320 гр. меньше овощей, на 15 гр. соли, на 5 гр. масла растительного.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что очень часто питание военнопленных производилось не теми продуктами, которые были записаны в нормах, а теми, которые имелись в наличии. Поэтому нередко приходилось прибегать к использованию даров природы. Так случилось и летом 1945 г. когда овощи и картофель урожая 1944 г. были уже израсходованы. Отсутствие овощей создавало угрозу авитаминоза среди военнопленных. В связи с этим 21 июля НКВД СССР директивой - 133 потребовал создать в лагерях бригады из военнопленных по сбору, заготовке и переработке дикорастущей съедобной зелени, плодов и ботвы огородных культур (док. - 4.22). В условиях жестких норм и недостаточного питания сбор дикорастущей зелени продолжался практически до завершения репатриации военнопленных. Например, в Бекетовском лагере - 108 в 1946 г. ее было заготовлено 640 ц, в 1947 г." 167 ц в 1948 г." 318 ц в 1949 г." 352 ц55.

8 августа НКВД СССР издал приказ - 0209 "Об использовании местных ресурсов лагерями НКВД для военнопленных", в котором подчеркивалась необходимость развития подсобных хозяйств лагерей, увеличения вылова рыбы, самозаготовки топлива, сена, съедобной дикорастущей зелени, грибов, плодов и ягод, изготовления инвентаря, посуды и других вещей, необходимых лагерям, силами военнопленных56.

С 1944 по 1947 г. посевная площадь подсобных хозяйств лагерей военнопленных увеличилась с 8905 до 49 941 га, число подсобных хозяйств - до 209. Большая часть продукции, получаемой в подсобных хозяйствах лагерей, шла на плановое снабжение военнопленных, определенная доля использовалась для

55 ЦХИДК. Ф. 47/п, оп. 22, д. 1, л. 96-97. В лагерях использовали для питания военнопленных все, что можно было есть. Так, по инициативе руководства лагеря - 362 в 1949 г. было заготовлено 21,7 т ракушечного мяса. (ЦХИДК. Ф.1 п, оп.

15а, д. 280, л. 44).

56 ГА РФ. Ф.9401, оп. 1а, д. 185, л.62-62об.

улучшения питания офицерского и вольнонаемного состава лагерей, рабочих и служащих подсобных хозяйств (док. - 4.36). Уже в 1944 г. подсобные хозяйства обеспечивали потребность своих лагерей в картофеле и овощах на 37,9%57.

Практически во всех лагерях военнопленных работали мастерские по изготовлению предметов хозяйственного обихода, кухонной посуды, инвентаря и инструментов. В соответствии с приказом НКВД СССР - 001527 от 21 декабря 1945 г. на базе производственных мастерских Темниковского лагеря - 58 Мордовской АССР был организован производственный комбинат для обеспечения нужд лагерей для военнопленных в суррогатной обуви и других предметах. На 1946 г. комбинату была установлена программа, в соответствии с которой 1800 военнопленных должны были изготовить 800 тыс. пар деревянных подошв, 150 тыс. пар суррогатной обуви, 20 тыс. пар сапожных колодок, 80 тыс. стандартных рубленых домов и многое другое58.

Резкое увеличение численности военнопленных заставило руководство НКВД СССР искать дополнительные силы, которые можно было бы задействовать в конвоировании и охране военнопленных на работах. Конвойных войск не хватало. По приказу - 0172 от 27 июня 1945 г. в 98 лагерях были организованы вспомогательные команды из числа самих военнопленных. Во вспомогательные команды, численность которых определялась из расчета один конвоир на 10-15 выводимых на работу военнопленных, зачислялись "проверенные и изученные военнопленные независимо от национальности или принадлежности к армии воевавших против СССР государств". Оружие им не выдавалось, а лишь свистки и флажки, с помощью которых можно было своевременно предупредить о нарушениях правил работающими военнопленными. Однако нередко условия производства не позволяли использовать в качестве охраны даже вспомогательные команды. Поэтому тем же приказом устанавливалось, что в лагерях, где условия производства не позволяли использовать военнопленных группами численностью более 10 человек, последние подлежали расконвоированию и посылались на работу без конвоя (док. - 3.32). Вопросам организации охраны военнопленных уделялось много внимания и в дальнейшем. В 1946 г. работниками ГУПВИ был составлен и опубликован "Сборник приказов и директив НКВД-МВД СССР и указаний ГУПВИ МВД СССР по вопроса5м9 режима и охраны военнопленных в лагерях МВД?59, содержавший нормативные документы, изданные в

1941-1946 гг.

Несмотря на принимаемые меры побеги военнопленных не прекращались. За 1943-1948 гг. документами НКВД было зафиксировано 11 403 военнопленных, совершивших побеги. Наибольшее число побегов приходится на 1946 г." 5761. Далеко не все из бежавших сумели достичь поставленной цели. Из обще-

ЦХИДК. Ф.1 п, оп. 21а, д. 7, л.253; оп. 23а, д. 2, л. 113. ! ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1а, д. 183, л. 175-177. ' См.: ГА РФ. Ф. 9401, оп. 12, д. 205, т. 14, л. 234-313 об.

го числа бежавших 10 445 были задержаны, 292 убиты при задержании. 666 военнопленным удалось первоначально уйти от преследования, однако в последующем 316 человек были задержаны, 350 так и не были найдены. Сейчас трудно установить, кто из них сумел добраться до дома. Шансов на это было больше в период войны, когда еще не была закрыта граница и можно было перейти через линию фронта. Не случайно поэтому на 1943-1945 гг. приходится 222 бежавших военнопленных, которые так и не были обнаружены (приложение - 24).

После завершения вывоза в СССР военнопленных все внимание работников НКВД сосредоточивается на вопросах снижения заболеваемости и смертности среди них, улучшения их физического состояния (док. - 5.31). Всех военнопленных 3-й группы трудоспособности на период январь-март 1946 г. предписывалось перевести в оздоровительные отделения (команды) с выдачей им повышенных норм питания, установленных для ослабленных военнопленных.

30 января нарком внутренних дел СССР генерал-полковник С.Н. Круглов утвердил "Организационные мероприятия по физическому оздоровлению военнопленных", в соответствии с которыми на базе всего собственного жилого фонда НКВД СССР организовывались оздоровительные лагеря на 100 тыс. мест. Все здоровые военнопленные переводились в производственные лагеря, организуемые на базе жилфонда хозяйственных организаций. ГУПВИ получило указание все отпущенные на строительные нужды средства полностью использовать на благоустройство и расширение собственных лагерей, обеспечив до осени 1946 г. "образцовое состояние этих лагерей" (док.

? 5.32).

2 марта министры внутренних дел республик, начальники УНКВД краев и областей получили указание НКВД СССР о максимальном использовании по специальности в лагерях медицинских работников из числа военнопленных (док. - 5.36). При этом в директиве были определены виды работ, к которым военнопленных медработников допускать запрещалось.

В помощь работникам МВД на места был направлен "Сборник приказов и директив МВД СССР и распоряжений ГУПВИ МВД СССР по вопросам медико-санитарного обслуживания военнопленных" (М. 1946), содержащий документы за 1941 - 1 апреля 1946 гг. Все находящиеся в сборнике документы были сгруппированы в девять разделов и охватывали такие вопросы, как медико-санитарные мероприятия в лагерях, санитарно-пищевой надзор, мероприятия по борьбе с алиментарной дистрофией и авитаминозами, врачебный контроль за трудовым использованием, вопросы медицинского снабжения и др.60

В январе-феврале по заданию С.Н. Круглова в неблагополучные лагеря для военнопленных были направлены представители ГУПВИ, которыми были выявлены причины плохого физического состояния и высокой смертности среди военнопленных, оказана прак

См.: ГА РФ. Ф. 9401, оп. 12, д. 205, т. 14, л. 1-195 об.

тическая помощь работникам лагерей в устранении выявленных недостатков. Материалы обследования неблагополучных лагерей легли в основу предложений заместителя начальника 1-го Управления ГУПВИ НКВД СССР генерал-лейтенанта медицинской службы М.Я. Зетилова по дальнейшему улучшению содержания военнопленных (док. - 3.47). В соответствии с предложениями М.Я. Зетилова НКВД СССР издал ряд директив и распоряжений. В частности, содержание военнопленных 3-й группы трудоспособности в оздоровительных командах было продлено до 1 мая (док. - 5.38). В лагерях была проведена проверка состояния учета материальных ценностей, в ходе которой обнаружились многочисленные факты крупных хищений и злоупотреблений со стороны личного состава лагерей (док. - 4.30). По результатам проверки 3 мая вышла директива - 114 "Об искоренении хищений и недостач материальных ценностей в лагерях МВД для военнопленных и интернированных" (док. - 4.29). Начальник ГУПВИ генерал-лейтенант М.С. Кривенко и его первый заместитель генерал-лейтенант А.З. Кобу-лов получили от С.Н. Круглова указание усилить ответственность оперативных отделов лагерей за сохранность лагерного имущества, в первую очередь продовольствия (док. - 4.31). Конкретные задачи оперативным отделам лагерей по усилению борьбы с растратами и хищениями были изложены в директиве - 127 от 22 мая (док. - 4.33).

В результате этих и других мер к середине 1946 г. положение военнопленных по сравнению с 1945 г. существенным образом изменилось. Снизились заболеваемость и смертность, выросло числа военнопленных 1-й и 2-й групп трудоспособности (док. - 5.48-5.55). Однако в целом положение военнопленных оставалось тяжелым. По состоянию на 1 июня 1946 г. в СССР содержалось 2 038 374 военнопленных (1 571 877 - бывшей немецкой армии и 466 497 - японской), из которых 1 758 359 человек находились в лагерях, 105 315 - в спецгоспиталях и 174 700 - в отдельных рабочих батальонах (ОРБ) МВС СССР. Из числа находящихся в лагерях 84 685 человек были больны и содержались в лазаретах. Число военнопленных, способных трудиться, составляло 68,3% общей численности военнопленных (док. - 3.59).

Чтобы не нести расходы по содержанию нетрудоспособных, больных и инвалидов, Совет Министров СССР 18 июня принял решение об отправке на родину 150 тыс. человек. В дальнейшем избавление от военнопленных этой категории будет происходить регулярно.

В результате сокращения численности военнопленных содержать некоторые из лагерей и лагерных отделений стало нерентабельно. 29 мая 1946 г. МВД СССР дало задание МВД-УМВД в 10-дневный срок пересмотреть дислокацию существующих лагерей и лаготделений, представив в ГУПВИ предложения по укрупнению лагерных отделений с доведением их численности до 500 человек и лагерей - до 2000 (док. - 2.27). Кроме того, было дано указание закрывать те места содержания военнопленных, в которых отсутствовали необходимые условия для жизни. В результате в 1946 г. было ликвидировано 523 лагерных отделения, из них 145 как неблагополучные и не подготовленные к зиме, 378 как малочисленные и нерентабельные. Кроме того, в целях укрупнения ликви61диро-вано 127 лаготделений и 69 управлений лагерей61.

В 1946 г. в структуре Главного управления по делам о военнопленных и интернированных происходят очередные изменения. В соответствии с решением ЦК ВКП(б) от 26 июня МВД СССР приказом - 00933 от 19 октября 1946 г. создает при ГУПВИ политический отдел со штатом в 18 человек (док. - 2.28). Начальником политотдела был назначен генерал-майор Е.И. Борисоглебский, работавший до этого заместителем начальника управления войск НКВД по охране железных дорог по политчасти. В декабре на политотдел возлагается руководство политической работой среди военнопленных в лагерях МВД, руководство учебно-воспитательной работой в антифашистских школах и курсах, издание газет для военнопленных. Для выполнения этих задач при политотделе был создан отдел по антифашистской работе среди военнопленных со штатом в 55 человек. В структуру отдела входило 5 отделений: по руководству антифашистскими школами (4 человека), по руководству политической работой среди военнопленных в лагерях (8 человек), издательское (7 человек), по учету антифашистов и военнопленных коммунистов (4 человек), снабжения культ-просветимуществом и учебными пособиями (3 человека), а также редакции трех газет (немецкой "Нахрих-тен" - 9 человек, венгерской "Голос правды" - 3 человека, румынской "Свободное слово" - 3 человека) и австрийского бюллетеня (3 чел.)62.

Антифашистская работа с военнопленными стала проводиться с первых дней их пребывания в лагерях НКВД. Ее целью в период войны было перевоспитание военнопленных и превращение их в друзей Советского Союза, подготовка антифашистских кадров, которых можно было бы использовать не только в работе по разложению войск и тыла противника, но и в борьбе против фашизма в послевоенное время по возвращении их на родину. Руководство антифашистской работой в лагерях было возложено на оперативные отделения, в НКВД-УНКВД - на оперативные отделы, при которых имелись группы и отделения по антифашистской работе.

Антифашистская работа с военнопленными проводилась с применением разных форм и методов, наиболее распространенными из которых являлись индивидуальные и групповые беседы, лекции, собрания, конференции с принятием на последних обращений и воззваний от имени военнопленных. При этом активно использовались стенные и другие газеты, журналы, политическая и художественная литература, клубная работа. Первое обращение к солдатам германской армии и к германскому народу с призывом о прекращении войны и свержении фашистского режима было принято и подписано 158 военнопленными на

конференции в лагере - 58 в октябре 1941 г. В 1942 г. было получено уже 267 обращений и воззваний военнопленных, 3512 писем на фронт и на родину, 744 статей в газеты военнопленных. Полученные от военнопленных документы передавались в ЦК ВКП(б), Глав-ПУ РККА, ИККИ, Радиокомитет и активно использовались в пропагандистской работе. Разворачивается работа по созданию антифашистского актива. В апреле 1942 г. при Оранском лагере - 74 была организована антифашистская политическая школа. В 1943 г. при Южском лагере - 165 были организованы антифашистские политические курсы (док. - 3.14). В лагерях разворачиваются антифашистские кружки. В 1943 г. проводится работа по созданию организаций военнопленных (Национальный комитет "Свободная Германия, "Союз немецких офицеров", "Румынский национальный блок", "Венгерский национальный комитет", "Союз гарибальдийцев"), организуется сбор заявлений от военнопленных о зачислении их в добровольческие национальные воинское формирования. Особенно активизировалась антифашистская работа после Сталинградской битвы. К концу 1943 г. в рядах антифашистского актива было уже 6693 человек а63.

После изменения обстановки на фронте и прочного перехода стратегической инициативы в руки командования Красной Армии на первое место в работе с военнопленными выходит политический аспект, который в послевоенный период становится доминирующим. Не случайно на политотдел ГУПВИ было возложено именно "р,уководство политической работой среди военнопленных в лагерях МВД?64. Антифашистская работа среди военнопленных, как это следует из справки об итогах работы ГУПВИ МВД СССР за 1946 г. теперь "была направлена на осуществление следующих целей:

- добиться лояльного отношения основной массы военнопленных к СССР;

- добиться понимания военнопленными ответственности за причиненные их армиями на территории СССР разрушения и на этой основе добросовестного отношения к труду в лагерях;

- воспитать из числа военнопленных стойких антифашистов, способных по возвращению на родину вести борьбу за переустройство своих стран на демократических началах и выкорчевывание остатков фашизма;

- разоблачение участников зверств и фашиствующих элементов"65.

За 1946 г. по лагерям военнопленных было проведено 4924 собрания, 985 митингов, 13 952 лекции и доклада, 51 626 групповых читок газет, 37 997 бесед, 14 338 политинформаций, 15 848 вечеров самодеятельности, 3298 киносеансов. Число антифашистов за

51-65.

ЦХИДК. Ф. 1п, оп. 23а, д. 1, л. 38-39.

! ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 37а, д. 2, л. 139-145.

Подробнее об этом см.: ЦХИДК. Ф. 1/п, оп.23а, д. 2, л.

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1а, д. 203, л. 135.

; ЦХИДК. Ф. 1/п, оп.9а, д. 9, л. 17.

год увеличилось до 92 771, в числе которых было 25.670 антифашистских активистов66.

В дальнейшем политическая обработка военнопленных с каждым годом усиливалась. В 1947 г. работало три центральные антифашистские школы, в которых обучался 1381 человек, при 32 политотделах действовали постоянные трехмесячные антифашистские курсы, которые окончили 3300 человек, непосредственно в лагерях функционировало свыше 6000 антифашистских кружков, в которых занималось 213 602 человека (док. - 3.86).

В 1947 г. завершается концентрация военнопленных румын, венгров и австрийцев в отдельных лагерях и лагерных отделениях, начатая по просьбе Г. Димитрова еще в конце 1944 г. (док. - 3.22) и продолженная по директиве МВД СССР - 90 от 11 апреля 1946 г. (док. - 3.52). Концентрация позволяла усилить проведение среди них антифашистской и оперативной работы, улучшить материально-бытовое положение военнопленных названных национальностей. В целях активизации политической работы среди венгров и румын Е.И. Борисоглебский получил указание до 20 июня провести выпуск венгерского и румынского секторов антифашистской школы и направить окончивших в лагеря концентрации военнопленных этих национальностей. Военнопленные венгры, румыны и австрийцы должны были получить полный комплект постельных принадлежностей, по одной паре нового нательного белья и одному новому полотенцу, кожаную обувь (работающие в народном хозяйстве), им полагалось отпускать основные продукты питания (мясо, жиры, рыба) без заменителей (док. - 3.81).

Политотделы лагерей совершенствуют организационные формы антифашистской работы. Действующий в 1947 г. институт назначенных антифашистских функционеров из числа антифашистского актива в январе 1948 г. заменяется в лагерных отделениях выборными антифашистскими комитетами. Всего было избрано 684 таких комитета, в которые вошли 4440 человек. Их задачами стало руководство работой антифашистского актива среди военнопленных и оказание помощи администрации лагерных отделений в организации трудовых процессов, сохранении физического состояния военнопленных, в поддержании дисциплины и порядка (док. - 3.88). ГУПВИ выпускало три газеты на немецком, румынском и венгерском языках, которые выходили четыре раза в месяц общим тиражом 69 тыс. Для военнопленных японцев газету на японском языке тиражом 50 тыс. издавало политуправление Министерства вооруженных сил СССР67.

Конец 1946 г. оказался для военнопленных очень трудным временем Из-за засухи и вызванного ею неурожая население ряда регионов Советского Союза голодало. В связи с ограниченными ресурсами с 1 октября военнопленным по распоряжению С.Н. Круглова - 244 прекратили выдачу установленной ранее 25%-

ной надбавки к нормам картофеля и овощей68, а приказом - 0315 - хлеба и крупы (док. - 4.37). 14 октября директивой - 274 МВД СССР отменило выдачу дополнительных горячих блю6д9 военнопленным, выполняющим нормы выработки69. Через месяц, 15 ноября, вышел приказ - 450, в соответствии с которым с 1 декабря как ослабленные, так и работающие военнопленные лишились всех видов дополнительного питания. Суточный рацион военнопленного снизился с 3200 до 2368 кал.70 Однако даже в таком объеме получить питание могли не все военнопленные. Работающие, включая военнопленных офицеров до капитана включительно, стали получать не только хлеб, но и крупы, картофель и овощи дифференцированно, в зависимости от выполнения производственных норм. Вырабатывающие нормы до 80% получали теперь 400 г хлеба и 650 г картофеля и овощей, от 80 до

100% - 500 и 800 г, от 101 до 125% - 600 и 900 г,

выше 125% - 700 и 1000 г соответственно. Лишь военнопленным, занятым на подземных работах, был оставлен дополнительный хлебный паек 300-400 г при условии выполнения ими норм выработки (док.

? 4.40)71.

Такое значительное и резкое снижение уровня и качества питания, которое фактически теперь находилось на грани физиологического минимума человека, не могло не отразиться на здоровье военнопленных. Проблема обострялась перебоями в снабжении, неполноценными заменами отсутствующих продуктов другими, хищениями продовольствия (док. - 4.41). С последними МВД усиливает борьбу (док. - 4.46). За

1946 г. по серьезным компрометирующим материалам были сняты с работы 10 начальников лагерей и 31 заместитель, 15 874 человека уволены со службы, из них 1288 - в связи с преданием суду, 1134 - за злоупотребления по службе, 1445 - за нарушение служебной дисциплины, 1031 - по материалам спецпроверок72. В IV квартале 1946 г. сумма вскрытых хищений и порчи продуктов по лагерям военнопленных составила 452 тыс. руб. в I квартале 1947 г." 502 тыс. руб. За

1947 г. было официально зарегистрировано 1527 случаев хищений, растрат и злоупотреблений со стороны работников лагерей73. 25 января С.Н. Круглов направил начальникам политотделов лагерей МВД для военнопленных закрытое письмо "Оборьбе с хищениями и разбазариванием продовольствия в лагерях МВД

Там же, л. 18.

' ЦХИДК. Ф. 1/п, оп.23а, д. 4, л. 15-16.

68 ГА РФ. Ф. 9401, оп. 12, д. 205, т. 14, л. 389.

69 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп.21а, д. 7, л. 58.

70 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп.23а, д. 3, л. 194.

71 Резкое снижение уровня питания на тяжелых работах сразу же отразилось на производительности труда военнопленных. Поэтому уже 24 января 1947 г. в соответствии с постановлением Совета Министров МВД СССР приказом - 059 увеличило нормы продовольственного снабжения военнопленным, занятым на подземных работах (док. - 4.43). При этом суточный рацион военнопленных, работавших на не менее трудоемких работах в горячих и вредных цехах, на гранитных карьерах, остался прежним.

72 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп.17а, д. 1, л. 13.

73 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп.21а, д. 5, л. 262.

для военнопленных" (док. - 4.42). Теперь к этой работе были привлечены не только оперативные, но и партийные работники лагерей.

Между тем названные выше негативные явления значительно ухудшали ситуацию с питанием. Резкая деградация физического состояния военнопленных зимой 1946-1947 гг. заставила министра внутренних дел СССР ввести в 109 неблагополучных лагерях, находящихся в 9 республиках и 20 областях, чрезвычайное положение. Для наведения порядка было создано 16 комиссий МВД СССР и 109 комиссий МВД-УМВД на местах74. Перед председателями комиссий по проверке лагерей была поставлена задача в кратчайшие сроки упорядочить в лагерях размещение, питание, обмундирование, трудовое использование, медико-санитарное обслуживание, режим и охрану военнопленных, добиться улучшения их физического состояния, снизить заболеваемость и смертность (док. - 3.69). Одновременно на имя министров внутренних дел республик, начальников УМВД, лагерей для военнопленных и их заместителей по оперативной и политической работе направляются директивы и распоряжения с требованием принять решительные меры по улучшению физического состояния военнопленных. Эти типовые документы, как правило, заканчивались угрозой привлечения адресатов к строгой ответственности, если положение в лагере не будет исправлено (док. - 5.56, 5.58, 5.60 и др.).

После введения чрезвычайного положения с 5 февраля начальник ГУПВИ МВД СССР75 сначала ежедневно, затем реже в течение более месяца направлял на имя С.Н. Круглова оперативные сводки с мероприятиями, которые были проведены на местах для наведения порядка (док. - 3.70). Чрезвычайное положение продлилось до 10 апреля 1947 г. За это время в 59 лагерях была ликвидирована скученность в жилых помещениях, в 578 лаготделениях оборудованы сушилки, теплые умывальники, дезкамеры и бани, 26 лагерных отделений были расформированы. За хищение продуктов питания 134 работника лагерей были привлечены к ответственности, 238 отстранены от занимаемых должностей, 142 получили дисциплинарные взыскания. В неблагополучные лагеря поступили остродефицитные медикаменты, медицинский персонал, 30 тыс. пар кожаной обуви, 15 тыс. пар рукавиц, 51 тыс. пар нательного белья и 17 тыс. пар портянок.

13 сентября С.Н. Круглов и председатель Президиума Центросоюза СССР И.С. Хохлов издали совместную директиву об организации в закрытых зонах лагерей МВД для военнопленных ларьков и буфетов (док. - 4.48). Делалось это как для повышения производительности труда и стимулирования

ЦХИДК. Ф. 1/п, оп.23а, д. 1, л. 49.

Приказом МВД СССР - 322 от 8 марта 1947 г. генерал-лейтенант М.С. Кривенко был освобожден от должности начальника ГУПВИ МВД СССР. Этим же приказом начальником ГУПВИ был назначен бывший заместитель начальника Управления войск МВД СССР по охране особо важных объектов промышленности и железных дорог генерал-лейтенант Т. Ф. Филиппов.

личной заинтересованности военнопленных в перевыполнении установленных норм выработки, так и для создания возможностей военнопленным за счет заработанных средств приобрести себе дополнительные продукты питания. Организация ларьков и буфетов затягивалась. Это заставило С.Н. Круглова в декабре направить в МВД-УМВД республик, краев и областей, лагеря для военнопленных и ОУВС МВД округов приказание с требованием не позднее 20 декабря 1947 г. доложить об исполнении директивы от 13 сентября и ежемесячно представлять сведения о количестве прод76уктов и других товаров, проданных военнопленным76.

Эти и другие принятые меры хотя и улучшили в целом обстановку, но не могли компенсировать отсутствие тех продуктов, которые были изъяты из пайков военнопленных приказом - 450. Чтобы не допустить роста смертности среди военнопленных, руководство СССР увеличивает число репатриируемых больных и нетрудоспособных на родину. Численность военнопленных за 1947 г. уменьшилась с 1 793 255 до 1 200 604 человек 77. В результате репатриации военнопленных в 1947 г. было расформировано 52 лагеря, 619 лаготде-лений, 21 спецгоспиталь и 39 рабочих батальонов интернированных, ОПВИ МВД Армянской, Киргизской ССР, Мордовской АССР, УМВД Молодеченской, Полоцкой, Джамбульской и Черниговской областей.

11 декабря 1947 г. С.Н. Круглов приказом - 0751 объявил новые нормы и порядок продовольственного снабжения военнопленных в лагерях МВД (док. - 4.50), действовавшие до окончания репатриации военнопленных весной 1950 г. Этим приказом была отменена дифференцированная выдача хлеба, картофеля, овощей и круп. Поощрение военнопленных за хорошую работу продуктами питания теперь разрешалось только за счет непланового фонда, в том числе фондов предприятий, а также продажи продуктов через ларьки и буфеты в закрытых зонах лагерей. Дополнительное питание было предусмотрено лишь для тех военнопленных, которые были заняты на подземных работах и на строительстве шахт в угольной, сланцевой и горнорудной промышленности. Для военнопленных, занятых на других видах тяжелых работ, предусматривалась дополнительная выдача 100-200 г хлеба в зависимости от выполнения норм выработки, японцам - 50 г. соевой обезжиренной муки. Ослабленные военнопленные стали питаться по основной норме с получением увеличенной на 25% нормы сахара (док. - 4.51).

В этих условиях резко возросло значение начисляемого военнопленным денежного вознаграждения, на которое они могли приобрести дополнительные продукты питания в ларьках и буфетах. В 1947 г. военнопленным в качестве денежного вознаграждения было начислено 317 336 тыс. руб. в 1948 г." 378 715 тыс. руб. в 1949 г. только за 9 месяцев - 265 874 тыс. руб. (приложение - 21). При этом нужно учитывать, что количество

См.: Русский архив. С. 438. ' ЦХИДК. Ф. 1/п, оп.23а, д. 3, л. 186.

работающих с каждым годом сокращалось. К 1 января 1949 г. в лагерях осталось 542 576 чел. (450 964 бывших военнослужащих германской, 91 612 - японской ар-

78

мии) .

В связи с приближением сроков окончания репатриации заместитель министра внутренних дел СССР генерал-лейтенант И.А. Серов 24 мая 1949 г. обязал начальников управлений лагерей, спецгоспиталей и командиров рабочих батальонов для военнопленных и интернированных привести все кладбища в надлежащий порядок и сдать их для осуществления дальнейшего надзора местным органам МВД. Документацию по учету захоронений военнопленных и интернированных предписывалось хранить в архивах МВД-УМВД на правах "совершенно секретных документов" (док. - 5.70). Данное распоряжение МВД СССР было издано слишком поздно. К этому времени большая часть лагерей уже перестала существовать и готовить их кладбища к сдаче было просто некому. Фактически никакого надзора за кладбищами, за небольшим исключением, так и не было организовано. Не случайно в 1959 г. практически не осталось тех мест захоронений, которые можно было бы показать иностранцам. Поэтому на просьбу руководства ГДР о передаче ему списка обозначенных на территории СССР захоронений германских граждан МВД готово было предоставить информацию лишь о 50 кладбищах, на которых покоились останки около 30 тыс. немцев (док. - 5.72). Не лучше обстояли дела и с кладбищами, на которых были захоронены японские военнопленные (док. - 5.71).

В 1949-начале 1950 г. СССР покидают оставшиеся военнопленные. За 1949 г. по данным МВД СССР, было репатриировано 463 819 военнопленных. Всего на 1 января 1950 г. из плена, по данным начальника

2-го отдела ГУПВИ полковника М. Гладкова, было освобождено, включая отпущенных на фронтах в 1945 г. и передано органам репатриации 3 431 399 человек (в том числе 213 418 интернированных): 2 041 610 военнопленных бывшей германской армии, 574 718 - японской, 451 130 венгерской, 127 458 румынской, 21 096 итальянской и 1969 финской79. В 1950 г. СССР покинули еще 34 290 военнопленных, в том числе 17 522 немца, 3109 японских военнопленных и интернированных, 100 подданных Голландии, 26 военнопленных и интернированных из Италии, 441 - из Австрии, 13 092 гражданина Венгрии и Румынии. Кроме того, правительству Китая было передано 969 японских военнопленных и интернированных монголов80.

В связи со значительным уменьшением количества лагерей и содержащихся в них военнопленных 20 июня 1951 г. ГУПВИ МВД СССР приказом - 00375 (док. - 2.31) было реорганизовано в Управление по делам военнопленных и интернированных (УПВИ) со штатом в 39 человек. Руководство УПВИ было возло-

жено на генерал-лейтенанта А.З. Кобулова81. В составе управления остались три отдела (организационно-хозяйственный, оперативный и учетно-справочный) и секретариат.

На 1 августа 1951 г. в лагерях УПВИ и спецгоспиталях содержалось 20 956 человек, в том числе 1378 неосужденных военнопленных и интернированных, в отношении которых "в правительстве и МИД СССР решался вопрос о возможности их репатриации или перевода из лагерей на поселение?82. 20 апреля 1953 г. в связи с завершением репатриации интернированных и основной массы военнопленных УПВИ и его отделы были ликвидированы, а их функции переданы Тюремному управлению МВД СССР.

Трудовое использование военнопленных

Начало использования труда военнопленных в народном хозяйстве страны связано с приказом Л.П. Берии - 0315 от 25 сентября 1939 г. (док. - 6.1). В соответствии с этим документом 25 тыс. польских военнопленных из числа рядового и младшего командного состава предписывалось направить в создаваемый строительный лагерь Гушосдора НКВД СССР83, обеспечивающий строительство дороги Новоград-Волынский-Ровно-Дубно-Львов. Уже к 8 октября на строительство был направлен 23 681 здоровый военнопленный (док. - 3.5), отобранный на приемных пунктах УССР вне зависимости от места жительства. Эти военнопленные по постановлению СНК СССР - 1626-390сс (док. - 3.4) и приказу НКВД СССР - 001177 должны были содержаться в лагере до окончания строительства 1-й очереди дороги (декабрь 1939 г.), однако в дальнейшем это обещание забыли. После окончания строительства военнопленные переводятся во Львовский строительный лагерь НКВД на возведение дороги Проскуров-Тернополь-Львов-Яво-ров - госграница (док. - 6.7), где они находились до нападения Германии на Советский Союз.

Еще одна группа польских военнопленных, более 10 тыс. человек, по решению советского правительства и в соответствии с заключенным 14 октября 1939 г. соглашением между УПВ НКВД СССР и НКЧМ СССР

' ЦХИДК. Ф. 1/п, оп.10и, д. 1, л. 36.

' ЦХИДК. Ф. 1/п, оп.10и, д. 5, л. 5, 127-128.

1 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп.10и, д. 1, л. 205.

81 После освобождения генерал-лейтенанта Т.Ф. Филиппова от должности начальника ГУПВИ по приказу МВД СССР "1442 от 29 октября 1949 г. на эту должность больше никто не назначался. Исполнял обязанности начальника ГУПВИ до увольнения в запас по болезни 21 ноября 1950 г. заместитель начальника ГУПВИ МВД СССР генерал-лейтенант И.А. Петров, затем А.З. Кобулов, который 8 августа 1951 г. был назначен на должность первого заместителя начальника ГУЛАГа, исполняя одновременно и обязанности начальника УПВИ МВД СССР.

82 ЦХИДК. Ф.1/п, оп.12и, д. 1, л. 72. Совет Министров СССР несколько раз принимал решения о репатриации неосужденных военнопленных и интернированных (см. постановления - 2711-1145сс от 29 октября 1953 г. и - 711-310сс от 14 апреля 1954 г.).

83 В дальнейшем лагерь получил наименование Ровен-ский. Во многих документах встречается название Ровнен-ский.

(док. - 6.2) была направлена на работу на металлургические предприятия Криворожского бассейна. Сюда прибыли отобранные в Козельском лагере 1700 человек из числа отпускаемых по домам военнопленных - жителей Западной Украины и Западной Белоруссии84, остальные, вероятно, были переведены из Ровенского строительного лагеря, так как там в начале ноября из 24 тыс. человек, занятых на строительстве трассы, военнопленных осталось только 15 50085. Всего на металлургических предприятиях во второй половине ноября использовалось 10 370 военнопленных, размещенных в трех производственных лагерях: Криворожском, Запорожском и Елено-Каракубском86 (док. - 6.3). НКЧМ взял на себя заботу по размещению, питанию, медицинскому и бытовому обслуживанию военнопленных. На имя руководителей трестов и главков, где работали военнопленные, начальников и комиссаров производственных лагерей направляется совместная директива НКЧМ и НКВД, в которой определяется порядок использования труда военнопленных (док. - 6.4).

На практике взятые Наркомчерметом обязательства не выполнялись. Часть военнопленных не имела рабочих мест, учет выполненной работы велся плохо, отплата труда своевременно не производилась. Доведенные до отчаяния военнопленные Криворожского лагеря, закрепленные за шахтой "Орджоникидзе", 22 декабря не вышли на работу. Руководству лагеря пришлось применить конвой, но уже 24 декабря военнопленные вновь не выходят на работу и объявляют голодовку. Напряженная обстановка была и в других лагерях. 26 декабря для прояснения ситуации в Криворожский бассейн выезжает комиссия НКЧМ, к которой в начале января присоединяется начальник 1-го отдела УПВ А.В. Тишков, направленный по приказу Л.П. Берии на Украину для наведения порядка87.

Комиссия вскрыла вопиющие недостатки в организации труда военнопленных88. По результатам проверки НКЧМ издал 7 февраля 1940 г. приказ. Между НКВД и НКЧМ СССР было заключено новое соглашение о трудовом использовании военнопленных (док. - 6.5), в соответствии с которым последние были разделены на две группы. В первую попали военнопленные - жители Западной Украины и Западной Белоруссии. Они закреплялись за трестами Главруды и заводом "Запорожсталь". Директора предприятий получили право использовать их на любых сдельных работах, а заключивших трудовые договора с предприятиями - переводить на положение вольнонаемных работников89. Во вторую группу вошли жители территорий, отошедших к Германии и Литве. Военнопленные этой группы направлялись на работы на предприятия Главнеруды. Их труд предписывалось использовать под конвоем на массовых работах отдельно от вольнонаемных рабочих. За пользование трудом военнопленных НКЧМ обязывался выплачивать НКВД заработок всех военнопленных по существующим нормам, но не менее 7 руб. с каждого отработавшего смену военнопленного.

26 февраля НКВД СССР издал приказ - 00248 "Омероприятиях по упорядочению работы военнопленных на предприятиях Наркомчермета Союза ССР? (док. - 6.6). Теперь обеспечение военнопленных питанием, вещевым довольствием, медицинским и культурным обслуживанием возлагалось на управление лагерей. Всем работающим военнопленным стали выдавать по 20 руб. в месяц на личные расходы, при выполнении производственных норм от 80 до 100% - дополнительно 30 руб. свыше 100% - весь заработок, из которого предварительно вычиталась стоимость содержания военнопленного.

Предприятия НКЧМ так и не успели как следует организовать труд военнопленных, так как летом 1940 г. около 8 тыс. чел. перевели в Северный железнодорожный исправительно-трудовой лагерь (Севжелдорлаг) ГУЛЖДС НКВД на строительство Северо-Печорской железнодорожной магистрали. В этом лагере содержались и советские заключенные, в связи с чем заместитель наркома внутренних дел СССР В.В. Чернышов обратил внимание начальника ГУЛЖДС Н.А. Френкеля и начальника УПВИ П.К. Сопруненко на необходимость отдельного размещения и трудового использования военнопленных. Последним до особого указания запрещалась переписка с родственниками. Продолжительность рабочего дня устанавливалась по усмотрению начальника Севжелдорлага90. Условия содержания военнопленных и в этом лагере были неудовлетворительными. Из-за неполноценного питания многие болели цингой, пеллагрой. За 9 месяцев существования лагеря умерло 200 человек. Просьба П.К. Сопруненко В.В. адресованная Чернышову, о переводе военнопленных в один из стационарных лагерей, изложенная 22 апреля в служебной записке, осталась без внимания91.

Весной 1941 г. правительство ставит перед НКВД новую задачу по строительству 11 аэродромов на территории Дрогобычской и Львовской областей. Ввиду отсутствия свободных рабочих рук НКВД принимает решение построить 5 аэродромов силами примерно 10 тыс. военнопленных, снятых со строительства трассы Проскуров-Львов-госграница. Оставшаяся

84 Катынь. С. 145.

8(5 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 2а, д. 1, л. 304.

86 В конце февраля 1940 г. Елено-Каракубский лагерь был разделен на два самостоятельных лагеря: Еленовский и Каракубский (док. - 6.6).

87 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 1а, д. 1, л. 218-219; оп. 2а, д. 1,

л. 416-417.

89 См.: ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 3а, д. 1, л. 4-5. 89 Работа по заключению трудовых договоров с военнопленными была организована плохо. По состоянию на 19

января 1940 г. по тресту Дзержинскруда таких договоров оказалось всего 62, Ленруда - 62, Октябрьруда - 26, по другим предприятиям - ни одного. - ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 3а, д. 1, л. 45. При этом половина всех работающих на предприятиях НКЧМ военнопленных являлась жителями из областей, отошедших к СССР.

' ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 3а, д. 1, л. 67-69. ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 5а, д. 2, л. 180-181.

91

часть военнопленных (более 4 тыс. человек) продолжала трудиться на возведении дороги92.

Еще одним объектом, строительство которого вели бывшие польские военнослужащие, являлся аэродром в Мурманской области. Для его возведения по приказу НКВД СССР - 00586 от 15 мая 1941 г. был организован временный лагерь для военнопленных на 4 тыс. чел. на пункте "Поной" (док. - 6.8). Сюда были направлены интернированные в Литве и Латвии польские военнослужащие и полицейские, вывезенные летом 1940 г. в СССР.

В первый год Великой Отечественной войны труд вражеских военнопленных в народном хозяйстве страны не имел большого значения. Это было связано прежде всего с неудачами на фронте. К концу 1941 г. на учете в УПВИ НКВД СССР было зафиксировано всего 9 тыс. человек, из которых в начале 1942 г. 842793 содержались в 6 лагерях: Актюбинском, Спасо-заводском, Марийском, Темниковском, Елабужском и Оранском (приложение - 2). На производственных работах использовались военнопленные из первых трех лагерей: на Актюбинском комбинате на разработке Кимперсайских никелевых рудников НКВД, в угольной промышленности (Спасозаводский лагерь) и на лесных работах в военном лесхозе (Марийский лагерь).

8 января 1942 г. НКВД СССР направил на места циркуляр - 5 "Об использовании всех способных к труду военнопленных на работах" (док. - 6.8а). В результате в первой половине 1942 г. число производственных лагерей увеличилось. К существующим добавились Унженский (лесные работы), Монетно-Лосиновский и Басьяновский (торфоразработки Наркомата электростанций). Военнопленных не хватало, поэтому часто при создании новых производственных лагерей в них направлялась часть военнопленных из уже существующих (док. - 6.10).

Использование труда военнопленных в первый год войны нельзя признать удовлетворительным. В созданных на скорую руку производственных лагерях отсутствовали элементарные условия для жизни. Бытовая неустроенность, перебои с поступлением продовольствия, отсутствие тех или иных продуктов при интенсивном тяжелом физическом труде в течение 12 часов в день (док. - 6.9) приводили к росту заболеваемости и смертности среди военнопленных. Так в Унженском лагере УЛЛП НКВД СССР (Горьковская обл.) за три месяца его существования из 2500 человек более 600 умерли, свыше 1500 тяжело заболели дистрофией . Лагерь пришлось закрыть, а оставшихся трудоспособных военнопленных перевести во вновь создаваемый Басьяновский лагерь.

НКВД СССР пытался навести порядок в трудовом использовании военнопленных, установив повседневный контроль за деятельностью лагерей. С 19 мая производственные лагеря стали ежедневно отчитываться

- Там же, л. 139-145.

5 Подсчитано по: ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 01 е, д. 5, л. 1- 2. 1 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 13, л. 73.

перед УПВИ в том, где работают военнопленные, какие виды и объемы работ выполняют, причины невыполнения плана, сколько военнопленных не работает и поче-му95. Переработкой присылаемой информации занялся только что созданный организационно-производственный отдел, задачи которого были определены в "Положении об УПВИ НКВД СССР" от 3 августа 1942 г. (док. - 2.8). В октябре ежедневный контроль за работой лагерей был отменен, сведения о трудовом использовании военнопленных стали направлять в УПВИ один раз в 5 дней96.

17 июля 1942 г. УПВИ приняло директиву - 28/7309, в соответствии с которой руководство лагерей обязывалось проводить с помощью врачебно-трудовых комиссий (ВТК) ежемесячные медицинские осмотры военнопленных для определения степени их трудоспособности. По итогам освидетельствования всех военнопленных предписывалось разбивать на 4 группы (док. - 6.11). В помощь ВТК в лагеря был направлен перечень болезней и физических недостатков для отнесения военнопленных к соответствующей группе трудоспособности. Правильное определение группы трудоспособности по плану имело важное значение для жизни и здоровья каждого военнопленного, так как для лиц, отнесенных не к первой группе, устанавливалась пониженная норма выработки, за выполнение которой полагалось полноценное питание.

Во второй половине 1942 г. создаются новые производственные лагеря, в их числе Козловский (строительство дороги Горький-Казань), Кыштымский (объекты Наркомата стройматериалов), Моршанский (торфоразработки Наркомата электростанций) и Ря-бовский (предприятия Наркомата вооружений). Всего к 1 сентября в лагерях производственного направления находилось 8330 человек 97.

Практически во всех производственных лагерях военнопленные, проработав несколько недель, теряли трудоспособность. На работу выводилось меньше 50% военнопленных, которые выполняли нормы на 1525%. Заболеваемость и смертность были катастрофические. Например, в Монетно-Лосиновском лагере до конца 1942 г. умерло 2278 человек, в том числе 1902 от дистрофии, в Спасозаводском - 1901 человек, в том числе 1556 от дистрофии. В других лагерях положение было не намного лучше. Как следует из данных УПВИ, по состоянию на 1 сентября 1942 г. из 17 459 человек, принятых от частей Красной Армии с начала войны, 9у8было (читай - умерло." С.С.) 5158 человек (29,5%)8. Наряду с недостаточным питанием на состояние военнопленных влияли и другие причины. Во многих лагерях не было произведено деление работ по их видам и закрепление за военнопленными соответствующей группы трудоспособности. Плохая организация труда приводила к частым простоям, нередко военнопленные не были обеспечены инструментом и

9(5 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 5е, д. 1, л. 160. 96 Там же, л. 200.

98 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 01 е, д. 5, л. 23.

98 Подсчитано по: ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 01 е, д. 5, л. 23-25.

инструментом и спецодеждой, место работы зачастую находилось на большом расстоянии от лагеря, что приводило к напрасной трате времени и сил. Многое зависело от бригадиров и десятников, которые получали хлеб в зависимости от выполнения плана бригадой, от лиц, контролирующих и учитывающих работу, выполненную военнопленными. В результате в 1942 г. военнопленные отработали на промышленных пред-притяиях всего 538,5 тыс. человеко-дней. За выполненные ими работы УПВИ получило и сдало в доход государства 2218 тыс. руб99.

Массовое поступление военнопленных в ППВ и ФППЛ в конце 1942-начале 1943 г. почти не отразилось на численности производственных лагерей. В начале марта в 14 стационарных и производственных лагерях находилось лишь 19 136 чел. или 10,1% всех военнопленных, находившихся в 31 лагере (189 683). Остальные томились во ФППЛ. Да и создаваемые в спешном порядке производственные лагеря были в неудовлетворительном состоянии.

Приказом НКВД СССР - 00368 от 24 февраля 1943 г. (док. - 6.15) расформировываются как не отвечающие своему назначению не так давно созданные 8 производственных лагерей. Мелкие производственные лагеря укрупняются. Аппарат УПВИ укрепляется за счет опытных работников ГУЛАГа.

6 апреля 1943 г. заместитель наркома внутренних дел С.Н. Круглов подписал приказ - 00675, которым были объявлены директива НКВД СССР о порядке трудового использования военнопленных, "Типовой договор УПВИ НКВД СССР на выделение рабочей силы хозорганам" и табель срочных донесений по трудовому использованию (док. - 6.16). В этих документах впервые были подробно регламентированы многие вопросы трудового использования военнопленных. Длительность рабочего дня устанавливалась в зависимости от физического состояния военнопленных, но не более 8 часов100. Завозить военнопленных в новые производственные лагеря разрешалось только после подписания представителем лагеря соответствующего акта о готовности предприятия принять, разместить и содержать людей. Заключаемые с хозяйственными организациями договоры должны были предусматривать все основные условия типового договора, изменять которые категорически запрещалось.

К концу 1943 г. в системе УПВИ имелось 16 производственных лагерей, в которых находился 32 161 человек, из них для работы на объекты народного хозяйства страны выводилось менее половины. В те

' ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д.2, л. 45.

100 На самом деле это положение не всегда выполнялось. На тех предприятиях, где рабочий день советских рабочих был длиннее, для военнопленных устанавливалась такая же продолжительность работы. На летний период времени после войны как правило устанавливался 10-часовой рабочий день. Не выполняющих нормы выработки военнопленных разрешалось оставлять на 1-2 часа трудиться после окончания основного рабочего дня.

чение 1943 г. за работу военнопленных УПВИ получило и сдало в доход государства 12 011 тыс. руб.101

Для укрепления физического состояния военнопленных с конца 1943 г. на производственные работы стали выводить только тех из них, кто по заключениям ВТК был отнесен к 1-й группе трудоспособности. Военнопленных 2-й группы трудоспособности НКВД перевел на внутрилагерные работы. Однако такой порядок просуществовал недолго. Уже в конце февраля 1944 г. лиц, отнесенных ко 2-й группе, с некоторыми льготами вновь стали использовать на производстве (док. - 6.19). А в апреле того же года для военнопленных 1-й и 2-й групп трудоспособности был установлен одинаковый 8-часовой рабочий день. Их труд предписывалось применять на производственных работах, в подсобных хозяйствах и на строительстве лагерей. При этом устанавливается категорический запрет на использование их в лагерной обслуге. Перед работниками НКВД на местах ставится задача привлечь к труду всех трудоспособных военнопленных, повысить производительность их труда и установить жесткую трудовую дисциплину (док - 6.20). Принимаются меры против тех военнопленных, которые с целью уклониться от работы умышленно наносят себе повреждения и увечья. УПВИ НКВД СССР направило в лагеря специальную директиву, в которой содержалась информация о видах членовредительства, выявленных в ходе обследования больных военнопленных, о фактах саботажа и искусственного затягивания сроков лечения в лазаретах и оздоровительных командах. В директиве были определены оперативные и медико-санитарные мероприятия, которые должны были осуществлять работники лагерей (док. - 6.18).

В результате этих и других принятых мер к середине 1944 г. использование труда военнопленных несколько улучшилось. Если в первом квартале в среднем по всем предприятиям выход на производство составил 72,3%, то в апреле уже 76,2%, производительность труда увеличилась соответственно с 98,6 до 107,0% (док.

? 6.21).

Летом 1944 г. НКВД СССР ставит перед УПВИ и руководством лагерей задачу, которая не снималась до окончания репатриации военнопленных из СССР: "получаемые с хозорганов суммы за выполненные военнопленными работы должны в максимальной мере покрывать расходы по их содержанию? (док. - 6.24).

Начальники лагерей предупреждаются о персональной ответственности за выполнение установленных квартальных планов по трудовому использованию военнопленных. При этом их внимание обращается на необходимость сократить до минимума число военнопленных, занятых на обслуживании лагерей и внутри-лагерных производственных работах, на необходимость использовать не менее 80% трудоспособных на оплачиваемых работах в народном хозяйстве страны.

К началу 1945 г. число военнопленных, используемых на производственных работах, существенно увеличивается, однако это происходит не благодаря

ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 11а, д.5, л. 39.

101

улучшению их физического состояния, а за счет притока новых попавших в плен военнослужащих вражеских армий. По состоянию на 5 декабря 1944 г. из общего числа 680 921 военнопленный, находящийся в СССР, для работ на предприятиях различных наркоматов было выделено 435 388 чел. остальные 245 533 числились в разделе больных, резко ослабленных и инвалидов (док. - 6.26).

Больше всего военнопленных в это время трудилось на предприятиях Наркомата угольной промышленности - 85 266 человек, или 20% всех выделенных наркоматам. Однако организация их труда, как показала проведенная в начале 1945 г. проверка НКУП и НКВД, была неудовлетворительной. По итогам проверки НКУП и НКВД СССР издали совместный приказ - 76/сс/00232 от 23 февраля 1945 г. в котором были определены задачи руководителей угольных предприятий и лагерей по улучшению организации труда военнопленных. Этим же приказом была объявлена "Инструкция по трудовому использованию военнопленных на предприятиях Наркомугля? (док. - 6.28).

В целях повышения качества работы в шахтах и укрепления дисциплины военнопленных существовавшая внутренняя организация в лагерях в виде рабочих бригад, старших бараков и т.п. реорганизуется. Военнопленные организуются в отделения, взводы, роты и батальоны, приспособленные к интересам производства. Новая система внутренней организации лагерей оказалась более эффективной, поэтому в апреле 1945 г. она распространяется на все лагеря военнопленных (док. - 6.29).

Наряду с улучшением организации труда, ужесточением трудовой дисциплины, для военнопленных, работающих на угольных предприятиях, устанавливается новый порядок выплаты денежного поощрения. Оно полагалось всем военнопленным, входящим в состав бригады, перевыполнившей месячное производственное задание. Сумма вознаграждения зависела от видов выполняемых работ, процента перевыполнения задания и колебалась от 50 до 250 руб. Данное вознаграждение на руки военнопленному не выдавалось. Каждые 10 дней составлялись списки военнопленных с указанием сумм вознаграждения, которые передавались в ларьки при лагерных отделениях. По этим спискам военнопленным отпускались товары первой необходимости и дополнительные продукты питания.

Вместе с мерами поощрения для хорошо работающих военнопленных были утверждены и меры взыскания для не выполняющих производственные нормы. К военнопленным могли быть применены такие меры, как объявление выговора перед строем, оставление на сверхурочной работе, назначение на более тяжелые виды работ, лишение дополнительного питания, перевод в худшие общежития, выдача в последнюю очередь вещевого довольствия, арест на срок до 15 суток с содержанием на гауптвахте в нерабочее время, перевод в лагерные подразделения с особым режимом. Приказом НКВД СССР - 00311 от 16 апреля 1945 г. к существовавшим мерам взыскания было добавлено направление в штрафные подразделения сроком до трех месяцев.

Этим же приказом утверждается "Временное положение о штрафных подразделениях, организуемых из числа военнопленных и интернированных, содержащихся в лагерях НКВД? (док. - 6.29).

В конце войны руководство ГУПВИ НКВД СССР в целях повышения эффективности труда обращает внимание лагерных работников на необходимость использовать военнопленных на работах по имеющимся у них гражданским специальностям (док. - 6.30). Руководству лагерей предписывалось взять на учет всех специалистов, которые еще не были учтены, и решить вопрос об их использовании по назначению с руководителями предприятий, улучшить бытовые условия для специалистов. В случае невозможности использовать труд всех выявленных специалистов по назначению начальники лагерей должны были решить вопрос об их переводе в другие лагеря.

После капитуляции гитлеровской Германии начинается новый этап в трудовом использовании военнопленных. 4 июня 1945 г. ГКО принял постановление - 8921 сс "Омероприятиях по трудовому использованию военнопленных и материально-техническому обеспечению лагерей для военнопленных", в соответствии с которым НКВД СССР преписывалось направить 2 100 000 военнопленных (с учетом ранее выделенных) для трудового использования на работах различных наркоматов и ведомств. Во исполнение постановления ГКО Л.П. Берия 15 июня 1945 г. подписал приказ - 00698, в котором были определены мероприятия по размещению военнопленных, подъему производительности их труда и максимальному выводу военнопленных на объекты работ народного хозяйства страны (док. - 6.32).

Вслед за приказом в НКВД-УНКВД республик, краев и областей, в лагеря для военнопленных направляется большое число директив и распоряжений, предписывающих оформление отчетов по труду военнопленных (док. - 6.34), использование на работах всех без исключения годных к труду военнопленных рядового и унтер-офицерского состава (док. - 6.36, 6.40 и др.), усиление контроля за правильностью расчетов с хозяйственными организациями за выполненные военнопленными работы (док. - 6.39).

24 сентября 1945 г. НКВД СССР в целях стимулирования труда работников лагерей по обеспечению выполнения военнопленными плановых заданий, повышения производительности их труда и достижения полной самоокупаемости лагерей ввело премиальную систему оплаты труда (док. - 6.42). Премия полагалась при полной самоокупаемости лагеря, выводе на производственные работы не менее 70% всего списочного состава военнопленных, из которых не менее 95% должны были выполнять нормы выработки. Премиальная система просуществовала чуть более года, а затем из-за выявленных в лагерях случаев приписок и других негативных фактов была отменена (док. - 6.73).

29 сентября 1945 г. НКВД СССР ввело в действие "Положение о трудовом использовании военнопленных" - основной нормативный документ в этой области, в котором был обобщен весь предыдущий опыт ГУПВИ НКВД СССР по руководству трудовыми процессами в лагерях для военнопленных (док. - 6.45). Положение состояло из трех разделов. Первый содержал "Инструкцию по трудовому использованию военнопленных", которая определяла порядок распределения военнопленных на работы, режим рабочего времени, организацию труда, денежное вознаграждение и другие меры поощрения, а также меры наказания военнопленных. Во втором разделе, содержащем инструкцию о работе производственно-плановых отделов (ППО) лагерей НКВД для военнопленных, определялись задачи и функции ППО, обязанности их сотрудников. В третьем разделе содержалась "Инструкция о взаимоотношениях между лагерем и хозорганом на контрагентских договорных работах", в которой определялся порядок расстановки рабочей силы и производства работ, меры по поднятию производительности труда, соблюдению техники безопасности, учету выполненных работ и т.п. В соответствии с этим документом работники лагерей должны были организовывать трудовые процессы огромного числа военнопленных.

После утверждения "Положения о трудовом использовании военнопленных" у последних появилась заинтересованность в получении денежного вознаграждения, так как военнопленные получили возможность в ларьковой сети лагерей (там, где они были) приобретать на заработанные деньги продукты питания и промышленные товары. У многих работающих денежное вознаграждение достигало максимума (200 руб." на тяжелых работах, 150 руб." на других, в угольной промышленности - без ограничения), что позволяло значительно улучшать питание102.

Работники ГУПВИ НКВД СССР, стремясь сделать пребывание военнопленных в Советском Союзе наиболее плодотворным, постоянно изыскивали новые стимулы к труду. Одним из таких стимулов должно было стать ограничение срока пребывания военнопленных в СССР. Первоначально предполагалось ограничить срок пребывания немецких военнопленных в Советском Союзе до конца 1947 г. Это предложение содержалось в письме В.В. Чернышева на имя Л.П. Берии, подготовленном еще в июле 1945 г. В октябре вопрос дважды ставился на заседаниях СНК СССР. Однако его рассмотрение было отложено103. Это не остановило работников НКВД. В феврале 1946 г. в правительство направляется новый проект постановления СНК СССР, в котором сроки пребывания военнопленных бывшей немецкой армии были продлены до 1 января 1949 г. а интернированных (мобилизованных) - до 1 января 1948 г. К проекту постановления СНК СССР был приложен и проект "Положения об использовании военнопленных немцев в народном хозяйстве СССР и повышении производительности их труда", в котором предлагалось введение зачетной системы труда военнопленных. Разработчики проекта понимали, что действующая система стимулирования труда военнопленных (предоставление передовикам лучшего размещения, питания и вещевого снабжения, денежное вознаграждение, разрешение переписки с семьями и др.) срабатывает неполностью. Вдали от родины, от семьи стремление быстрее возвратиться домой, по их мнению, должно было действовать сильнее всего. В обсуждении проекта приняли участие руководители Наркомугля, Наркомстроя, Наркомчерме-та, Наркомата электростанций и др. Предлагалось установить для каждого военнопленного четко зафиксированное число рабочих дней, которое он должен отработать. При этом пленный мог сократить срок пребывания в плену и выехать на родину раньше, перевыполняя нормы выработки. В качестве дополнительных мер поощрения к уже существующим предлагалось ввести право получения посылок, а для офицеров - право временного приезда семей на свидание. Военнопленных из числа ИТР и специалистов за ценные изобретения и рационализаторские предложения, хорошую организацию труда предполагалось переводить на положение вольнонаемных ИТР с правом получения квартиры вне лагеря, а особо отличившимся - разрешить выписать к себе семью.

Однако и этот проект не устроил правительство, поэтому в июне 1946 г. на подпись начальнику ГУПВИ М.С.Кривенко лег новый проект положения об использовании труда военнопленных в народном хозяйстве СССР, в котором содержались дополнительные меры дисциплинарного воздействия на провинившихся. Для них предлагалось ввести снижение зачета отработанных дней до 10%104.

Чтобы вести учет работы, сотрудники ГУПВИ разработали образец трудовой зачетной книжки воен-нопленного105, в которой предполагалось отражать сведения о ее владельце, сроках и месте работы, занимаемой должности, трудовых обязательствах и их выполнении. Однако "Положение об использовании военнопленных немцев в народном хозяйстве СССР" так и осталось на уровне проекта и не нашло применения на практике.

18 декабря 1945 г. заместитель начальника ГУПВИ НКВД СССР генерал-лейтенант И.А. Петров направил на имя Л.П. Берия справку о численности военнопленных немецкой армии и их распределении по наркоматам для трудового использования (док. - 6.53). Из общего количества 1 666 391 военнопленный различным наркоматам был выделен 1 506 221 человек, среди которых неработающие составляли 213 832 (больные, инвалиды, находящиеся в оздоровительных командах и в карантине). Больше всего военнопленных находилось на объектах НКВД (245 376 человек), НКО (174 730 человек), на угольных предприятиях страны (163 108 человек), на стройках Наркомстроя (113 862 человека), на объектах НКПС (95 494 человек), Наркомата жилграж-данстроя (59 670 человек) и Наркомата электростанций (58 308 человек).

ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д.13, л. 78. 1 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 15а, д.1, л. 63.

1 ЦХИДК. Ф. 1п, оп. 5и, д. 14, л. 232-250. '' Там же. Л. 231-232.

2 ноября 1945 г. НКВД СССР в соответствии с указанием правительства издал приказ - 0268 "Олишении права ношения знаков различия и знаков отличия военнопленных германской армии"106. Этот приказ послужил основанием для изданной 19 февраля 1946 г. директивы НКВД СССР - 41 "Опривлечении к труду военнопленных бывших офицеров немецкой национальности бывшей германской армии, имевших воинское звание от младшего лейтенанта до капитана включительно". За работающими военнопленными офицерами был сохранен офицерский паек107. После этого приказа указанная категория военнопленных офицеров переводится в производственные лагеря для трудового использования на тех же основаниях, что и рядовой состав. Прибывающих офицеров предписывалось размещать и выводить на работы отдельно от рядового состава под охраной конвойных войск НКВД (док. - 6.52).

23 августа 1945 г. ГКО принял постановление - 9898сс "Оприеме, размещении, трудовом использовании военнопленных японской армии", в соответствии с которым осенью того же года в Советский Союз стали прибывать эшелоны с японцами. Одним из первых решений НКВД СССР по выполнению постановления ГКО был приказ - 001026 от 8 сентября 1945 г. по организации лагерей НКВД для военнопленных на строительстве Байкало-Амурской магистрали (БАМ). По этому приказу начальник Главного управления лагерей железнодорожного строительства (ГУЛЖДС) НКВД СССР и начальники соответствующих УНКВД должны были организовать 8 лагерей для военнопленных японцев на 200 тыс. человек: - 1 в г. Комсомольске-на-Амуре Хабаровского края на трассе Комсомольск-Совгавань, - 2 в г. Совгавань Приморского края, - 3 на станции Рай-чиха Амурской железной дороги Хабаровского края, - 4 на станции Известковая Дальневосточной железной дороги Хабаровского края, - 5 в г. Комсомольске Хабаровского края на трассе Урган-Комсомольск, - 6 в поселке Красная Заря Читинской области на трассе БАМ-Тында, - 7 на станции Тайшет Восточно-Сибирской железной дороги Иркутской области на трассе Тайшет-Братск и - 8 в поселке Ново-Гришино Иркутской области. Начальниками лагерей были назначены по совместительству начальники строительств отдельных линий БАМа и угольных разрезов ГУЛЖДС108.

Японские военнопленные работали и во многих других отраслях промышленности Дальнего Востока. На отдельных предприятиях их доля в общем балансе рабочей силы доходила до 98% (кирпичные заводы в

Комсомольске, фанерные заводы во Владивостоке, рисовые совхозы, горнорудные предприятия Министерства цветной металлургии и др.)109. Директивой - 199 от 13 ноября 1945 г. (док. - 3.42) НКВД СССР обязало работников лагерей при трудовом использовании японских военнопленных руководствоваться уже имеющимися нормативными документами, объявленными приказами НКВД - 00675-1943 г. (док. - 6.16) и

? 0249-1945 г. (док. - 6.45).

Во вновь созданных лагерях в первое время организация труда военнопленных была на самом низком уровне: отсутствовали нормальные производственные условия, особенно в холодное время года, когда на открытых работах не были оборудованы обогревательные пункты, не хватало спецодежды, инструментов, техника безопасности не соблюдалась. Следствием этого был высокий травматизм среди работающих. Труд военнопленных во многих лагерях применялся без учета их физического состояния (док. - 6.69). В этих условиях НКВД СССР пытается взять ситуацию под контроль. На места направляются десятки приказов, директив и распоряжений, нацеленных на улучшение организации труда военнопленных (док. - 6.51, 6.52, 6.56, 6.58 и др.). В феврале 1946 г. НКВД СССР под грифом "Совершенно секретно" издал "Сборник приказов и директив НКВД СССР по трудовому использованию военнопленных в лагерях НКВД? (М. 1945. 200 с.), в котором были систематизированы наиболее важные документы 1941-1945 гг. по рациональной организации труда военнопленных. Тираж сборника был рассчитан таким образом, чтобы он попал в каждое лагерное подразделение. Сборник был снабжен алфавитно-предметным указателем с выделением основных вопросов трудового использования

110

пленных .

В результате принятых мер физическое состояние и трудовое использование военнопленных в середине 1946 г. несколько улучшилось. Трудовой фонд лагерей по состоянию на 1 июня составил 68,3% общего числа военнопленных, на 1 сентября - 73,8%111. Рентабельность лагерей также постоянно росла. Дотация из государственного бюджета на содержание лагерей военнопленных, включая содержание офицерских лагерей, спецгоспиталей, больных, находящихся в лазаретах и оздоровительных командах лагерей, а также всей лагерной администрации составила в январе 1946 г. 102 млн руб. в мае - только 38 млн руб. (док. - 3.59). Во втором квартале лагеря военнопленных заработали 1156 млн руб. что превысило

106 ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1а, д. 185, л. 228. По распоряжению Совета Министров СССР - 16253-рс от 4 сентября 1951 г. ордена, медали и другие знаки бывшей германской и японской армий были уничтожены.

107 ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1а, д. 214, л. 29. В начале 1946 г. в лагерях НКВД для военнопленных содержалось 82 тыс. офицеров германской армии, из которых к этому времени 5 тыс. человек добровольно работали, преимущественно в качестве командиров подразделений, на инженерно-технических должностях и т.п. - ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 4и, д.1, л. 28.

108 ГА РФ. Ф. 9401, оп.1а, д.180, л.93-95.

109 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 15а, д.2, л. 70.

"° См.: ГА РФ. Ф. 9401, оп.12, д.205, т.13, л. 1-101 об.

111 На 1 июня 1946 г. из общего числа военнопленных, находящихся в СССР (2 038 374 чел.), на работах министерств числилось 1 851 510 человек (док. - 3.59), из них трудились 68,3%, т.е. 1 264 581 человек. Через 3 месяца по состоянию на 1 сентября из 1 740 379 человек, закрепленных за министерствами, трудились уже 1 285 006 человек (док. - 6.68), или 73,8%. В значительной степени улучшение ситуации было связано с репатриацией на родину больных военнопленных.

расходы на их содержание на 32 млн руб. в третьем - 1275 млн руб. или на 33 млн руб. больше стоимости их содержания (док. - 6.72).

Особое внимание НКВД уделял поиску высококвалифицированных специалистов, которые брались на специальный учет. Число выявленных профессионалов быстро росло. Если в середине октября 1945 г. на учете находился только 581 специалист (док. - 6.49), то в июне 1946 г." уже 1600 человек, в их числе доктора наук, инженеры в различных областях знаний (док. - 6.63). Выявленные высококвалифицированные специалисты передавались для использования на заводы, в конструкторские бюро, институты, на другие объекты, в том числе принадлежащие МВС и МВД СССР. В результате их деятельности было получено много ценных предложений и изобретений (док. - 6.66, 6.67, 6.93, 6.97 и др.).

Не все военнопленные, попавшие в лагеря, мирились со своей участью. Некоторые из них отказывались работать, ломали и выводили из строя оборудование, другие, чтобы быстрее попасть домой, наносили себе увечья. Выявлением таких военнопленных занимались особые отделения, сообщая информацию в Оперативное управление ГУПВИ, которое затем докладывало о наиболее характерных фактах враждебных действий со стороны военнопленных в МВД СССР (док. - 6.65). МВД в свою очередь издавало директивы по борьбе с вредительством и саботажем в лагерях (док. - 6.57, 6.71, 6.77, 6.83, 6.85 и др.). По отношению к таким военнопленным принимались судебные меры. Только за 1946-первый квартал 1947 г. за вредительство и саботаж на производстве было арестовано 703 человека, из которых к 1 апреля 1947 г. 583 были осуждены на различные сроки (док. - 6.83, 6.84). К 1 января 1949 г. число осужденных за саботаж и "подготовку диверсионно-вредительских актов на производстве" увеличилось до 1108 человек 112.

В первой половине 1946 г. все военнопленные, находящиеся в СССР, были закреплены за предприятиями тех или иных министерств. Свободных рук не было. В этих условиях руководители республик, краев и областей своими решениями нередко переводили военнопленных с одних объектов работ на другие. 17 июня МВД попыталось взять это под свой контроль (док. - 6.62), однако, убедившись в бесперспективности подобной затеи, уже через три недели вообще запретило перевод любого количества военнопленных с одних предприятий на другие без своего разрешения (док. - 6.64). Это привело к росту числа заявок на выделение военнопленных в Госплан и Совет Министров СССР. Заявки передавались в МВД, которое, как правило, давало на них отрицательный ответ. Однако при поступлении заявок из ведущих министерств правительство нередко выносило положительное решение, и тогда МВД вынуждено было переводить военнопленных с менее значимых объектов на новые места. Вместе с тем, стремясь добиться рентабельности всех лагерей, МВД постоянно осуществляло структурные преобразования, ликвидируя плохо работающие. Тем самым осуществлялся процесс постепенной концентрации военнопленных на предприятиях ведущих министерств страны. В течение 1946 г. было ликвидировано 740 различных мелких подкомандировок и 378 лагерных отделений как малочисленных и нерентабельных. 69 управлений лагерей и 127 лагерных отделений были ликвидированы в процессе укрупнения лагерей. Освободившиеся 100 тыс. военнопленных были направлены на укомплектование крупных строительных и промышленных объектов113. По состоянию на 1 августа 1946 г. на работах МВД находилось 293 137 человек, МВС - 185 906, министерств угольной промышленности западных и восточных районов - 136 155, Министерства строительства предприятий тяжелой индустрии - 113 141, Министерства строительства топливных предприятий - 105 918, МПС - 95 403, Министерства строительства военных и военно-морских предприятий - 66 612 (док. - 6.68).

Военнопленные в общем балансе рабочей силы ведущих хозяйственных министерств, по данным ГУПВИ МВД СССР, занимали значительное место: на строительстве в Министерстве авиационной промышленности - 31% общего количества рабочих, по Министерству строительства топливных предприятий - 27,7%, Министерству целлюлозно-бумажной промышленности - 27,2%, Министерству промышленности строительных материалов - 24,1%, Министерству строительства предприятий тяжелой индустрии - 20,1%, Министерству электростанций - 16,8%, Министерству цветной металлургии - 15,9%, министерствам угольной промышленности восточных районов - 12,1% и западных - 8,0% (док. - 6.76).

Военнопленные в СССР содержались не только в лагерях МВД для военнопленных. Как уже отмечалось, значительная часть военнопленных по решению правительства использовалась на строительных объектах и хозяйственных работах НКО-МВС СССР в составе отдельных рабочих батальонов (ОРБ) численностью по 500-1000 человек. На 1 января 1946 г. в подчинении НКО имелось 200 ОРБ, в которых находилось 210 380 военнопленных, в том числе 146 ОРБ с 142 571 военнопленным западных национальностей и 54 ОРБ с 67 809 военнопленными японской армии. Всю ответственность за содержание и трудовое использование военнопленных в ОРБ нес НКО СССР. Как правило, условия жизни и труда во многих ОРБ были хуже, чем в лагерях, поэтому численность военнопленных в них быстро сокращалось - они умирали или выбывали в спецгоспитали, в лагеря для военнопленных. По состоянию на начало 1946 г. при проверке 97 ОРБ оказалось, что во многих из них трудовой фонд не превышал 23-32%. К тому времени в батальонах МВС осталось чуть более 127 тыс. военнопленных, через год - менее 62 тыс.114

Среди лагерей МВД для военнопленных плохими условиями содержания и труда выделялись лагеря дорожного строительства, подчиненные Гушосдор

ГА РФ. Ф. 9401, оп.2, д.234, л. 71.

' ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д.1, л. 38; д. 13, л. 78. ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 1, л. 63-64, 66.

НКВД-МВД СССР. Здесь в конце 1945 г. было занято 153 тыс. военнопленных только западных армий, включенных по приказу НКВД СССР - 001205 от 13 октября 1945 г. в состав дорожно-строительных батальонов численностью по 750-1000 человек (док. - 6.48). В 1947 г. формируются 13 новых строительных батальонов для осуществления дорожно-мостового строительства, которые были подчинены ОДСК МВД СССР (док. - 6.75). Дислокация батальонов и их подразделений , производившаяся в пунктах, определяемых производственной необходимостью, часто менялась, поэтому условия содержания и труда военнопленных здесь были очень тяжелыми и чаще всего неудовлетворительными (док. - 6.87, 6.88). Обустройство на новом месте нередко занимало несколько месяцев, в течение которых военнопленные редко мылись, не проходили санитарную обработку и не меняли белье. Им приходилось ютиться в наскоро сколоченных бараках, где в среднем на человека приходилось 0,5-1,0 м2 жилой площади. Такое положение в лагерях Гушосдора оставалось вплоть до 1949 г. Однако ввиду важности выполняемой работы эти лагеря продолжали существовать до самого последнего момента. Заболевших и ослабленных перемещали в лазареты лагерей, в спецгоспитали, репатриировали на родину, на их место присылали новых военнопленных с менее важных объектов работ.

Осень 1946 г. для военнопленных была связана с резким ухудшением условий их содержания. По распоряжению МВД СССР - 262 от 11 октября выплата денежного вознаграждения военнопленным стала производиться (с 16 сентября 1946 г.!) от сумм заработка, превышающих 400 руб. в месяц (до этого - свыше 200 руб.). Объяснялось это повышением стоимости содержания военнопленных (док. - 6.70). Доля военнопленных, получающих вознаграждение, резко уменьшилась. Теперь мало кто из военнопленных мог позволить себе приобрести дополнительные продукты в ларьке при лагере. В то же время, как уже отмечалось, в связи с неурожаем военнопленным снизили продовольственные нормы и прекратили выдачу дополнительного питания. В результате показатели трудового использования военнопленных в четвертом квартале резко снизились. В целом же за год они оказались все же выше, чем в 1945 г. (док. - 6.80). Военнопленные выполнили работ и произвели продукции на сумму 4791,8 млн руб. При этом на их содержание были израсходовано 5122,4 млн руб. Средняя производительность труда составила 113%, среднедневная выработка одного военнопленного поднялась до 14,36 руб. против 12,15 руб. в 1945 г. (приложение - 16).

Эти высокие показатели являлись результатом безжалостной эксплуатации военнопленных. В итоге многие из них становились неработоспособными или инвалидами. Особенно большие потери были в угольной промышленности, на строительстве топливных предприятий. Так, в угольной промышленности СССР число военнопленных сократилось за год с 1 февраля 1946 г. по 1 февраля 1947 г. с 158 615 до 128 907 человек, к 1 октября 1947 г." до 95 117, т.е. на 63,5 тыс. человек 115. В связи с тем что эти отрасли были отнесены к числу ведущих, сюда перебрасываются военнопленные из других отраслей народного хозяйства, которые по мнению правительства были менее значимыми.

21 июля 1947 г. по постановлению Совета Министров СССР - 2627 26 038 военнопленных переводятся на строительство объектов черной металлургии и предприятий нефтяной и газовой промышленности, осуществляемое Минтяжстроем СССР и Главнефте-газстроем при Совете Министров СССР116.

10 сентября 1947 г. Совет Министров СССР обязал МВД СССР снять с предприятий других министерств и ведомств и направить до 1 ноября 1947 г. на предприятия угольной промышленности СССР и Министерства строительства топливных предприятий 139 100 военнопленных и 22 500 заключенных. Во исполнение этого постановления МВД СССР через 5 дней издало приказ - 00968 (док. - 6.90), в котором были определены порядок передачи военнопленных и ответственные за "безоговорочное" выполнение приказа.

Переброска военнопленных проходила с большими трудностями, так как несмотря на решения правительства многие предприятия не хотели терять необходимую им рабочую силу, стремились удержать у себя наиболее работоспособных. Тем не менее к концу года 133 784 военнопленных были перемещены в угольную промышленность (док. - 6.96), главным образом на новые неблагоустроенные и необжитые места. Всего в 1947 г. из-за переводов военнопленных было создано 11 новых лагерей и 232 лагерных отделения. На новые места были полностью передислоцированы 3 лагеря, 41 лагерное отделение, 6 спецгоспиталей. Все это не могло не отразиться на физическом состоянии военнопленных. В результате переброски пленных правительство не получило того результата, на который рассчитывало. Так, если число военнопленных, выделенных предприятиям угольной промышленности с 1 октября 1947 г. до 1 января 1948 г. увеличилось с 95 117 до 161 740 человек (на 66 523), то число работающих - только с 77 511 до 122 995 человек (на 45 484)117. Следовательно, более 20 тыс. военнопленных в результате перевозок, необустроенности на новых местах были потеряны для народного хозяйства. Они могли принести гораздо больше пользы на прежних местах работы. Вместе с тем нельзя не признать, что увеличение численности военнопленных в этой отрасли способствовало значительному росту добычи угля в СССР.

Труд военнопленных в СССР использовался в самых различных отраслях промышленности. Однако существовали сферы, куда пленных допускать запрещалось. Еще 2 апреля 1946 г. МВД и МГБ СССР издали совместную директиву - 77/29 с "Разъяснениями о порядке использования на работе в промышленных

31 об.

39 об.

Подсчитано по: ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 6и, д. 3, л. 22 об,

; ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д.3, л. 195. Подсчитано по: ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 6и, д. 3, л. 31 об.,

предприятиях военнопленных немцев и японцев", в соответствии с которой последних запрещалось допускать на объекты, изготавливающие взрывчатые вещества, боеприпасы, новые секретные образцы вооружения, на электростанции, в силовые цеха предприятий, на взрывоопасные участки работ, в лаборатории и мастерские оборонных НИИ и КБ, на склады и погрузочно-разгрузочные площа11д8ки взрывчатых и легковоспламеняющихся веществ118. Несмотря на этот запрет труд военнопленных постепенно проникает и в запрещенные сферы. Поэтому 22 ноября 1947 г. МВД СССР вынуждено было издать директиву - 198 "Оснятии военнопленных с работ на военно-стратегических объектах и предприятиях, продукция которых представляет собой государственную тайну? (док. - 6.92).

Итоги трудового использования военнопленных в 1947 г. были оценены МВД как более высокие, чем за предыдущий год. Сумма заработка работающих военнопленных составила 4,5 млрд руб. что определяло стоимость созданных ценностей в различных отраслях народного хозяйства примерно в 10 млрд руб. и лишь немного уступало сумме заработка 1946 г. Среднедневная выработка на одного военнопленного поднялась до 17 руб. 11 коп. С участием военнопленных было закончено строительство завода "Запорожсталь", Воронежского завода синтетического каучука, Никопольского южно-трубного завода, газопровода Саратов-Москва, Тагильского металлургического комбината и многих других объектов119. Однако по такому показателю, как покрытие расходов на содержание военнопленных за счет их заработка, итоги 1947 г. были значительно скромнее. Если в 1946 г. за счет заработка военнопленных было возмещено 93,5% расходов на содержание всех военнопленных, то в 1947 г." только 72,8% (приложение - 16).

К началу 1948 г. численность военнопленных сократилась до 1 200 604 человек (док. - 6.97). На родину были отправлены те, кто уже не мог работать. Это, в свою очередь, несколько улучшило условия для оставшихся в СССР военнопленных. А сделанное в марте 1947 г. объявление в советской печати о решении Совета министров иностранных дел репатриировать в 1948 г. всех немецких военнопленных обеспечило на протяжении почти целого года определенный подъем морального состояния военнопленных, которые стали лучше относиться к труду. Вместе с тем это объявление имело и отрицательные последствия для военнопленных, так как предприятия начали заменять их советскими рабочими, переводить с квалифицированных и высокооплачиваемых на трудоемкие низкооплачиваемые подсобно-вспомогательные работы. В результате многие военнопленные перестали получать премиальное вознаграждение, которое в 1947 г. позволяло военнопленным получать существенную прибавку к уменьшенной в 1946 г. норме питания, что приводило к их истощению.

Осенью 1948 г. проводятся очередные крупные перемещения военнопленных. 23 сентября 1948 г. МВД СССР издало приказ - 1141 "Остроительстве асфальтобетонной дороги Москва-Харьков-Симферополь". В качестве рабочей силы было принято решение использовать военнопленных. На трассу строительства были передислоцированы лагеря с личным составом, имуществом и транспортом: из г. Калинина в г. Обоянь Курской области был переведен лагерь - 395, из г. Киева в г. Запорожье - лагерь - 414, из г. Пятигорска в г. Мелитополь Запорожской области - лагерь - 424120. Этот объект в течение 1949 г. поглощал все новые и новые контингенты военнопленных: в январе ГУПВИ направляет сюда 2400 чел. в феврале - еще 6850. По указанию руководства МВД СССР в апреле на стройки Гушосдора переводится еще около 20 тыс. человек 121.

В четвертом квартале 1948 г. ГУПВИ было обязано направить 24 тыс. человек на стройки Главгидро-строя МВД СССР (Севводстрой - 5 тыс. Вытегорст-рой - 11 тыс. Волгодонстрой - 8 тыс.). Стройки не смогли своевременно подготовить необходимый жилой фонд и приняли лишь 10 387 человек, в том числе 6073 человек на строительство Волго-Донского канала, 2937 - на объекты Вытегорстроя. Развертывание работ проходило медленно, поэтому к началу 1949 г. 25-30% из числа прибывших на стройки использовались на работах других организаций122.

Между тем в связи со значительным сокращением численности военнопленных отношение к оставшимся со стороны МВД, руководства предприятий все же улучшается. Принимаются меры по более правильной расстановке военнопленных на работах, улучшается учет выполненных ими работ, усиливается контроль за начислением и выплатой денежного вознаграждения. 27 февраля 1948 г. МВД СССР издало распоряжение - 126 о борьбе с травматизмом. Этой же проблеме были посвящены два совместных приказа МВД с Минугле-промом западных районов СССР (? 0686/129с от 10 ноября) и Минтопстроем СССР (? 0719/189с от 26 но-

ября)123.

Эти и другие меры, главной из которых по-прежнему оставалась репатриация больных и неспособных трудиться военнопленных, дали положительные результаты. В 1948 г. увеличивается численность военнопленных, выводимых на оплачиваемые работы, с 64,2 до 75,2%, удельный вес выполняющих нормы выработки - с 68 до 75%, покрытие расходов на содержание военнопленных за счет их заработка - с 72,8 до 75,2%. Улучшились и другие показатели (приложение - 16).

Оставшихся в 1949 г. в СССР военнопленных продолжают концентрировать в решающих отраслях промышленности - в строительстве, включая дорожное и железнодорожное - 185 500 человек (36%), в топливно-энергетическом комплексе - 165 000 (32%), в оборон-

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1 а, д. 214, л. 77-77об.

' ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д.3, л. 197-198.

1 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 21а, д. 5, л. 39. ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 4, л. 183. : ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 8и, д. 5, л. 90. 1 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 6и, д. 32, л. 191.

121

ной промышленности и на объектах Министерства вооруженных сил - 56 700 (11%), в лесной промышленности и на производстве стройматериалов - 46 450 (9%). В это время военнопленные работали на предприятиях 37 союзных министерств, из них более 65% было сосредоточено на объектах 6 министерств: угольной и нефтяной промышленности, строительства предприятий тяжелой индустрии и электростанций, МВС и МВД. При этом руководство СССР использовало любую возможность, чтобы как можно дольше использовать труд военнопленных. По составленному плану репатриации 70% из находившихся в лагерях должны были покинуть их во второй половине 1949 г. При этом из основных министерств репатриация пленных откладывалась на конец года. Так, вывоз пленных из Донбасса планировался на четвертый квартал.

В 1949 г. снимают с работ почти всех военнопленных. Этот процесс организовывался таким образом, чтобы он не отразился на нормальной работе предприятий или ходе строительства, проходил по графикам замены военнопленных другой рабочей силой, согласованным ГУПВИ МВД СССР в Госплане СССР с каждым министерством и ведомством и ут-

124

вержденным Советом Министров СССР . Значительная часть освободившегося жилого фонда после расформирования лагерей и лагерных отделений была передана

ГУЛАГу для размещения заключенных, а также отделу по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорно-стью125. Показатели трудового использования военнопленных в 1949 г. были самыми высокими. Впервые за все годы пребывания военнопленных в СССР их заработок превысил расходы на содержание всех лагерей и спецгоспиталей (приложение - 16).

Вклад военнопленных в послевоенное восстановление и развитие народного хозяйства СССР был весьма существенным. По данным ЦФО МВД СССР, за период с 1943 г. по 1 января 1950 г. военнопленные отработали 1 077 564 200 человеко-дней, заработали 16 723 628 тыс. руб. выполнив работу в строительстве и промышленности общей стоимостью примерно 50 млрд руб. В отдельных отраслях итоги их труда были особенно впечатляющими (док. - 6.105, 9.1).

После завершения репатриации в Советском Союзе остались осужденные и находившиеся под следствием военнопленные, труд которых использовался в наиболее трудоемких отраслях народного хозяйства (док. - 6.106). При этом МВД потребовал выводить военнопленных на работу под надежной охраной, ставить на такие объекты, которые позволяли

[ ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 4, л. 181.

125 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 21 а, д. 5, л. 38. Процесс передачи жилого фонда ГУЛАГу начался еще в 1948 г. когда по приказу МВД СССР - 005 от 3 января "Омероприятиях по размещению и использованию на работах и подразделениях УИТЛК-ОИТК МВД-УМВД поступающих в 1948 г. заключенных" ГУПВИ передало в Главное управление лагерей большое количество лагерных отделений из 31 лагеря для военнопленных, расположенных в 21 республике, крае или области СССР.

изолировать их от населения и другой рабочей силы (док. - 6.109).

Оперативная работа в лагерях. Выявление и наказание военных преступников

Работу по ?чекистско-оперативному обслуживанию военнопленных" осуществляли особые отделения, созданные в структуре каждого лагеря в соответствии с "Положением о лагере для военнопленных", утвержденным В.В. Чернышовым 23 сентября 1939 г. (док. - 2.3). Начальники особых отделений были выведены из-под контроля начальников лагерей и в своей оперативной работе подчинялись начальникам особых отделов соответствующих военных округов, наркомам внутренних дел республик и начальникам

УНКВД.

Конкретные задачи перед особыми отделениями были сформулированы 8 октября 1939 г. в директиве НКВД СССР по оперативно-чекистскому обслуживанию военнопленных в лагерях. Согласно директиве работники особых отделений должны были создать в лагерях агентурно-осведомительную сеть для освещения настроений военнопленных и выявления среди них контрреволюционных формирований. Перед созданной агентурой в первую очередь ставилась задача выявления лиц, служивших в разведывательных, полицейских и охранных органах Польши, являвшихся участниками различных конкретных общественных и государственных органов, перечисленных в директиве. Аресты военнопленных разрешалось производить с санкции начальника особого отдела и военного прокурора соответствующего военного округа (док. - 7.2).

Всех выявленных "контрреволюционеров" предписывалось взять на оперативный учет. В целях организации единой системы оперативного учета военнопленных еще 19 сентября 1939 г. для особых отделений была разработана специальная инструкция, определяющая порядок учета и регистрации военнопленных, заведения на них агентурных и следственных дел, оформления вербовок и пересылки учетных дел на военнопленных (док. - 7.1). В соответствии с имеющимися инструкциями работники особых отделов провели фильтрацию военнопленных, в ходе которой выявленные 8470 офицеров польской армии были сосредоточены отдельно от остальных военнопленных в Старо-бельском и Козельском лагерях, 4700 жандармов, полицейских и т.п." в Осташковском лагере. Всем им, как это уже отмечалось, была уготована страшная участь126.

После начала Великой Отечественной войны руководство оперативным обслуживанием военнопленных по приказу Л.П. Берии - 0371 от 15 августа 1941 г. было возложено на Контрразведывательное управление (КРУ) НКВД СССР во главе с П.В. Федото

126 Подробнее об этом злодеянии см.: Лебедева Н. Ка-тынь: преступление против человечества. М. 1994; Катынь. Пленники необъявленной войны: документы и материалы. М. 1997 и др.

вым. Всех военнопленных офицерского и унтер-офицерского состава собрали в Елабужском лагере НКВД Татарской АССР. Для оказания помощи в организации их оперативного обслуживания в лагерь была командирована бригада ответственных работников НКВД СССР (док. - 3.10).

Объем выполняемой работы до конца 1942 г. был относительно невелик. Затем ситуация меняется. С 1943 г. счет пленным шел уже не просто сотнями, а сотнями тысяч. В этих условиях НКВД СССР потребовал перестроить работу оперативно-чекистских отделов (отделений) лагерей для военнопленных и оперативных отделов НКВД-УНКВД (док. - 7.3). Им предписывалось решать конкретные задачи, учитывая особенности в агентурной работе с военнопленными различных национальностей. Работники особых отделений нацеливались на выявление и вербовку среди военнопленных лиц, которые могли быть использованы не только на внутрилагерной работе по выявлению военных преступников и т.п. но и в послевоенное время, когда они могли занять высокое общественно-политическое положение в своих странах.

Офицерский состав продолжает концентрироваться в отдельных лагерях. Для их содержания в 1943 г. готово уже четыре лагеря: Оранский - 74 (Горьковская обл.), Елабужский - 97, Грязовецкий - 150 (Вологодская обл.), и Суздальский - 160 (Ивановская обл.). В дальнейшем число офицерских лагерей будет расти. К весне 1946 г. к названным добавятся Лежневский - 48 (Ивановская обл.), Усманский - 95 (Воронежская обл.), Моршанский - 64 и Радин-ский - 188 (Тамбовская обл.), Богородский - 437 (Вологодская обл.).

В 1944 г. НКВД начинает отделять особые категории военнопленных от остальных. По приказу - 001130 от 9 сентября создаются первые режимные лагеря УПВИ - Карагандинский (Спасозаводский) - 99 (лагерные отделения - 3 и 7) и Суслонгерский - 171 - для содержания участников злодеяний и зверств над гражданами СССР, "активных фашистов и сотрудников разведывательных, контрразведывательных и карательных органов противника, а также военнопленных, совершивших побеги или проявляющих активные стремления к организации побегов" (док. - 7.4). Этим же приказом было утверждено "Положение о режимных лагерях НКВД для военнопленных", в котором определялись порядок направления военнопленных в особый лагерь, условия их содержания и трудового использования, обязанности и права военнопленных, меры взыскания, которые можно было применять по отношению к ним.

Последний год войны был связан с массовым захватом в плен вражеских военнопленных. Только после капитуляции фашистской Германии органами НКВ1Д27 СССР было принято 1 366 298 военноплен-ных127. Уже на приемных пунктах и во фронтовых лагерях проводится первичная фильтрация военнопленных, отделение офицеров от рядового и унтерофицерского состава, выявление лиц, служивших в разведывательных и карательных органах. В тыловых лагерях вся работа разворачивается по нескольким направлениям. С одной стороны, МВД СССР нацеливает руководителей внутренних дел республик и начальников УМВД краев и областей на усиление оперативной работы по раскрытию и ликвидации в лагерях среди военнопленных и интернированных подпольных фашистских террористических организаций и групп, которые, как это следует из ориентировок МВД, вели активную подрывную работу в лагерях, совершая диверсии, организуя саботаж128, групповые побеги, нападения на охрану и т.п. ставили своей целью по возвращении на родину уничтожение руководителей коммунистических партий и восстановление фашистского строя (док. - 7.5). С другой стороны, органы внутренних дел на местах в соответствии с директивой НКВД СССР - 84 от 11 мая 1945 г. "Об организации в лагере агентурно-следственной работы по выявлению лиц, совершивших злодеяния на территории СССР" ориентировались на выявление военных преступников. Кроме того, большое значение уделялось выявлению лиц, располагавших по своей прошлой работе важными военными, политическими и экономическими сведениями, в целях использования их в интересах СССР. Особое значение придавалось выявлению агентов иностранных разведок, действующих как на территории СССР, так и в других европейских странах.

В результате агентурно-следственных мероприятий оперативными работниками было выявлено 6136 агентов и информаторов противника из числа граждан СССР, среди военнопленных было обнаружено 983 советских гражданина, служивших в гитлеровской армии, 819 агентов из числа граждан стран народной демократии и находящихся в этих странах, получены данные о 553 крупных немецких закордонных агентах. 986 человек из числа завербованных военнопленных и интернированных, перспективных по своим связям и возможностям в Германии и других странах, были отобраны МВД и переданы в Комитет информации, Главное разведывательное управление Генштаба Советской Армии, Морскому генштабу и МГБ СССР (док. - 9.1).

3 декабря 1946 г. директивой - 285 МВД СССР направило в МВД-УМВД республик, краев и областей "Перечень лиц, которые согласно директиве - 38 Контрольного Совета в Германии являются военными преступниками, нацистами и милитаристами, подлежащих выявлению в лагерях для военнопленных" (док. - 7.10, 7.17). На всех лиц отнесенных к категории главных военных преступников, предписывалось завести дела-формуляры, а на преступников - учетные дела. МВД СССР в категорической форме запретило репатриировать всех выявленных военных преступников независимо от состояния их здоровья. За этим был установлен

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 2, д. 103, л. 189.

128 К 1 января 1949 г. военными трибуналами было осуждено 1108 военнопленных, "саботажников производства и лиц, виновных в подготовке диверсионно-вредительских актов на производстве". - ГА РФ. Ф. 9401, оп. 2, д. 234, л. 71.

строгий контроль и при малейшем нарушении запрета виновные привлекались к ответственности.

Весь процесс выявления военных преступников находился под строгим контролем ГУПВИ МВД СССР. Оперативное управление ГУПВИ собирало и обобщало поступающую из различных лагерей информацию о выявленных военных преступниках, которую затем МВД в качестве ориентировок рассылало на места (док. - 7.7, 7.11). Без санкции ГУПВИ органы внутренних дел на местах не имели права направлять законченные следственные дела на рассмотрение в военные трибуналы (док. - 7.9).

К концу 1945 г. в Оперативном управлении ГУПВИ было накоплено много информации о военных преступниках, следственные дела на которых были закончены. Из их числа были отобраны дела, в которых доказательства вины подследственных были убедительными и наиболее полными, для рассмотрения на открытых судебных процессах. Первые 7 открытых судебных процессов в СССР над военными преступниками прошли по решению ЦК ВКП(б) в конце 1945-начале 1946 г. в Брянске, Смоленске, Ленинграде, Великих Луках, Минске, Риге и Николаеве. На этих процессах к смертной казни через повешение было приговорено 84 военных преступника, в том числе 18 генералов (док. - 9.1). Еще 9 открытых судебных процессов были проведены по постановлению Совета Министров СССР от 10 сентября 1947 г. в октябре-декабре того же года в городах Ста-лино, Севастополе, Бобруйске, Чернигове, Полтаве, Витебске, Новгороде, Кишиневе и Гомеле. Здесь приговоры были мягче. 137 военных преступников, в том числе 23 генерала, приговорены к 25 годам каторжных работ (док. - 7.15). Всего, таким образом, на всех 16 процессах был осужден 221 военный преступник.

На этом открытые судебные процессы закончились. Очевидно, руководству страны показалось, что и граждане СССР, и мировое сообщество убедились в справедливости советского правосудия. Однако эти процессы отнимали очень много сил для их подготовки. Чтобы привлечь виновных к ответственности, необходимы были убедительные доказательства. Последние же не всегда имелись. Поэтому осуждение всех других военнопленных происходило уже в привычных для органов сталинского правосудия закрытых судебных заседаниях. Характерным в этом отношении является совместное распоряжение МВД, Министерства юстиции и Прокуратуры СССР - 739/18/15/311сс от 24 ноября 1947 г. (док. - 7.14), в котором военным прокурорам и председателям военных трибуналов войск МВД предписывалось дела на военнопленных рассматривать на закрытых судебных заседаниях по месту содержания преступников, обвинение квалифицировать по части 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. с применением заключения в исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ) на 25 лет. Все дела должны были рассматриваться без участия сторон и без вызова свидетелей.

При определении места отбытия срока наказания все осужденные военные преступники были разделены на две группы (док. - 7.6, 7.13). В первую вошли военнопленные, осужденные к каторжным работам по делам о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории СССР. Они отбывали наказание независимо от состояния здоровья в Воркутинском ИТЛ МВД. Военнопленные, осужденные за другие преступления, вошли во вторую группу. Те из них, кто по своему физическому состоянию относились к 1- и 2-й категориям труда, направлялись в Норильский и Воркутинский ИТЛ, нетрудоспособные - в Томский и Понышский ИТЛ.

Всего, как это следует из докладной записки С.Н. Круглова И.В. Сталину от 20 января 1949 г. к этому времени было осуждено 3712 немецких военнопленных, дела в отношении 6242 человек находились в стадии расследования129.

По мере приближения сроков массовой репатриации МВД СССР ускоряет процесс отделения и концентрации военнопленных, находящихся на особом учете (служивших в СС, СА, СД, в полиции, жандармерии, разведывательных и контрразведывательных органах, организациях карательного и специального назначения). В 1947 г. для улучшения оперативной работы с особыми категориями военнопленных по распоряжению МВД СССР - 476 от 30 июля венгры, румыны и австрийцы концентрируются в лагерях - 62 (Киев), - 117 (Горький) и - 185 (Иваново). По распоряжению МВД СССР от 24 декабря все военнопленные, находящиеся на особом учете, переводятся из ОРБ МВС в лагеря МВД130. В 1948 г. для этого контингента было сформировано 8 режимных лагерей и 91 режимное лагерное отделение131. Всего к началу 1949 г. на особом учете находилось только немецких военнопленных 41 297 человек (не считая более 6 тыс. чел. на которых уже имелись материалы для предания суду). Решение вопроса о репатриации этих военнопленных МВД предложило рассмотреть в четвертом квартале 1949 г. после репатриации основной массы военнопленных и проведения оперативно-следственной работы132. Для содержания всех военнопленных этой категории имеющихся режимных лагерей было недостаточно. Поэтому в 1949 г. МВД проводит переформирование ряда обычных лагерей для военнопленных в режимные (док. - 7.19, 7.20) для содержания различных категорий "подучетников" (старших офицеров, отдельных национальностей и

т.п.).

Между тем до окончания репатриации оставалось всего полгода, которых было явно недостаточно, чтобы качественно провести следственную работу среди такого большого числа отставленных от репатриации военнопленных. МВД торопится. 14 июня 1949 г. для рассмотрения материалов на военнопленных, сосредоточенных в режимных лагерях, на местах

129 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 9а, д. 10, л. 99; Конасов В.Б. Указ. соч.. С. 157. В письме С.Н. Круглова на имя Л.П. Берии от 18 января сообщалось, что не подлежат репатриации 6180 человек, в отношении которых имеются материалы для предания их суду. - ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 9а, д. 10, л. 82.

130 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 1, л. 60.

131 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 21а, д. 5, л. 37.

132 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 9а, д. 10, л. 82-83.

создаются оперативно-следственные группы, которые развернули свою работу в соответствии с временным положением, утвержденным заместителем министра внутренних дал СССР генерал-полковником И.А. Серовым (док. - 7.22). Вслед за положением 16 июня на места рассылается инструкция по фильтрации военнопленных, числящихся на оперативном учете (док.

? 7.24).

Отдав необходимые указания в отношении военнопленных западных армий , МВД СССР переключается на военнопленных японцев. Согласно совместному распоряжению МВД, Министерства юстиции и Главной военной прокуратуры СССР - 493/001086/с/00995 от 3 августа 1949 г. аресту и привлечению к уголовной ответственности подлежат лица, в отношении которых будут доказательства ведения ими враждебной деятельности против СССР. Разведчиков, контрразведчиков, агентуру, командно-преподавательский состав и курсантов шпионско-диверсионных школ и отрядов, работников "противоэпидемических отрядов" предписывалось судить по статьям 586 и 584 УК РСФСР, военных преступников, участвующих в подготовке военного нападения на СССР, организаторов военных конфликтов на оз. Хасан и р. Халхин-Гол - по статьям 582 и 584 УК РСФСР, руководящий состав общества "Киовакай" - по статьям 584 и 5811 УК РСФСР (док.

? 7.26).

13 сентября 1949 г. МВД подвело предварительные итоги проделанной работы. С.Н. Круглов в этот день отправил на имя В.М. Молотова, Г.М. Маленкова и Л.П. Берии справку, в которой отмечалось, что компрометирующие материалы для привлечения к уголовной ответственности собраны в отношении примерно 37 тыс. военнопленных (док. - 7.30). Более 13 тыс. военнопленных к этому времени уже было осуждено военными трибуналами войск МВД.

Для окончательного рассмотрения собранных компрометирующих материалов на военнопленных и решения вопроса о их репатриации на родину или отдаче под суд МВД СССР предложило создать междуведомственную комиссию из представителей МВД, МГБ и Прокуратуры СССР. Это предложение было принято. 14 октября МВД СССР издает распоряжение - 634 о создании таких комиссий по республикам, краям и областям в составе заместителя начальника УМВД, представителя МГБ и прокурора (док. - 7.31) и определяет перечень мероприятий, которые должны осуществить только что созданные комиссии (док. - 7.32). Членам междуведомственной комиссии предписывалось еженедельно подавать отчеты соответственно в МВД, МГБ и Прокуратуру СССР о количестве рассмотренных дел, переданных в трибуналы, количестве осужденных и подлежащих репатриации военнопленных.

Особое внимание членов комиссии обращалось на военнопленных, которые взяты на оперативный учет по формальным признакам и на которых не было компрометирующих материалов об их преступной деятельности. Их предписывалось репатриировать в четвертом квартале 1949 г. на общих основаниях, за исключением руководящих и оперативных работников разведывательных и контрразведывательных органов Германии, Венгрии и Румынии. Справки на этих лиц полагалось представлять на рассмотрение в Центральную междуведомственную комиссию.

23 ноября 1949 г. всем осужденным и подследственным военнопленным запрещается переписка с родственниками (док. - 7.33)133.

30 ноября 1949 г. МВД СССР принимает решение о содержании всех военнопленных, осужденных военными трибуналами по заключениям междуведомственной комиссии, в специальных лагерях ГУПВИ. Всего для их содержания 23 марта 1950 г. С.Н. Круглов утвердил список из 11 лагерей на 17 300 мест, из них 9 лагерей на 15 300 мест для осужденных немецких военнопленных и 2 для японских (приложение 3).

25-30 декабря 1949 г. в Хабаровске прошел открытый судебный процесс над бывшими военнослужащими японской армии, обвинявшимися в подготовке и применении бактериологического оружия против СССР," руководством Квантунской армии и группой руководящих работников так называемого "противоэпидемического отряда - 731". В результате 12 чел. были осуждены на различные сроки заключения (док.

? 9.1).

Примерно в это же время материалы на оставленных в СССР военнопленных рассмотрела Центральная междуведомственная комиссия из представителей МВД, МГБ, Министерства юстиции и Прокуратуры СССР. В соответствии с ее заключением и решением правительства СССР С.Н. Круглов 9 февраля 1950 г. утвердил план основных мероприятий по репатриации немецких военнопленных и концентрации в специальных лагерях МВД осужденных военных преступников (док. - 7.37). По этому плану репатриации из СССР подлежали 5126 немецких военнопленных, осужденных в 1943-1949 гг. за бандитизм, преступления против жизни и здоровья, хищения и кражи, симуляцию, членовредительство, нарушения режима в лагерях и другие бытовые и воинские преступления; 5293 немецких военнопленных, находящихся под следствием, и 7038 немецких военнопленных, осужденных после 1 ноября 1949 г. по формальным признакам за принадлежность к рядовому и унтер-офицерскому составу СС и СА, полицейским и охранным частям, за мелкие грабежи на временно оккупированной территории СССР и стран народной демократии, в отношении которых междуведомственные комиссии приняли решение о возможности их репатриации. В СССР оставлялись 13 515 немецких военнопленных, в их числе

133 Переписка осужденным немецким и австрийским военнопленным, содержащимся в лагерях МВД для военнопленных, была разрешена в октябре 1950 г. (док. 7.38), итальянским военнопленным - в июне 1951 г. австрийским военнопленным, содержащимся в лагерях ГУЛАГа - в августе 1951 г. японским - 11 апреля 1952 г. всех других национальностей - лишь 24 июля 1953 г. Подробнее об этом см.: Сидоров С.Г. Военнопленные и интернированные в СССР. 1939-1956 гг.: связь с родиной // Вестник ВолГУ. Сер. 4: История. Философия. Вып. 3. Волгоград, 1998. С. 30-44.

5152 осужденных в 1943-1949 гг. за зверства, шпионаж, диверсию, вредительство и другие государственные преступления; 6565 осужденных в ноябре-декабре 1949 г. по конкретным материалам, а также офицеров СС и СА, штабных и кадровых офицеров; 1798 подследственных, подлежащих преданию суду военного трибунала.

Всего по состоянию на 1 марта 1952 г. в лагерях МВД СССР содержалось 17 467 осужденных военнопленных, в их числе 14 194 граждан Германии, 1049 - Японии, 822 - Австрии, 586 - Румынии, 487 - Венгрии, 87 - Югославии и других стран (док. - 7.41).

Возвращение на родину

Репатриация военнопленных из Советского Союза началась сразу после окончания войны в Европе и растянулась до весны 1950 г. Осужденные военнопленные и интернированные пробыли в СССР до конца 1956 г.

Первая партия военнопленных рядового и унтер-офицерского состава в количестве 225 тыс. чел. была отправлена на родину из тыловых лагерей НКВД по приказу - 00698 от 15 июня 1945 г. (док. - 6.32). В число освобождаемых попали только инвалиды, больные туберкулезом, хронические больные с хирургическими заболеваниями, больные дистрофией 1- и 2-й степени, а также длительно нетрудоспособные. Их отбором занимались специальные комиссии НКВД под руководством заместителей наркомов или начальников УНКВД края или области.

Репатриация этих военнопленных не решила проблемы освобождения лагерей от больных военнопленных. Неустроенность лагерей, плохо организованное питание, тяжелые условия работы быстро увеличивали число больных и нетрудоспособных военнопленных. Из-за плохо налаженной транспортировки многие военнопленные прибывали из фронтовых лагерей в СССР настолько больными, что восстановить их трудоспособность в короткий срок не представлялось возможным. Кроме того, во фронтовых лагерях и спецгоспиталях также скопилось большое число раненых и больных, вывозить которых в СССР не было никакого смысла.

10 августа 1945 г. Л.П. Берия направил И.В. Сталину проект постановления ГКО (док. - 8.1), предусматривающий освобождение из фронтовых и тыловых лагерей НКВД соответственно 418 и 290 тыс. человек военнопленных (всего 708 тыс. чел.). Проект постановления ГКО был утвержден 13 августа под - 9843сс. В исполнение его на следующий день вышел подготовленный еще 10 августа приказ НКВД СССР - 00955 (док. - 8.2). В приказе все освобождаемые военнопленные были разделены на три группы. В 1-ю попали военнопленные чехи, словаки, русины, поляки, сербы, хорваты, словенцы, боснийцы (более 62 тыс. человек). Их освобождение и передачу осуществляли непосредственно органы НКВД. Во 2-ю группу вошли военнопленные итальянцы, бельгийцы, голландцы, люксембуржцы, болгары, датчане, швейцарцы, норвежцы, американцы, шведы, греки, англичане (более 24 тыс. человек), передача которых была проведена через аппарат уполномоченного по репатриации при СНК СССР генерал-полковника Ф.И. Голикова. Военнопленных из этой группы предписывалось "одеть в годное трофейное обмундирование". Самой многочисленной была третья группа (622 тыс. человек), в которую были включены только нетрудоспособные (в 1-ю и 2-ю группы военнопленные включались независимо от состояния здоровья) немцы (412 тыс.), венгры (150 тыс.), австрийцы и румыны (по 30 тыс.). Не подлежали репатриации (независимо от состояния здоровья) лица, совершившие зверства на территории СССР или служившие в войсках СС, СД, СА и гестапо. За выполнением этого пункта приказа НКВД осуществлял строгий контроль и неоднократно напоминал о его содержании своим работникам на местах (док. - 8.5 и др.).

Для передачи репатриируемых военнопленных были выделены специальные лагеря. Большая часть направлялась в лагерь - 69 во Франкфурте-на-Одере (Германия), поляки - в лагерь - 177 в Познани (Польша), венгры, румыны, австрийцы, чехи, словаки, сербы, хорваты и боснийцы - в лагерь - 36 в Сигет (Румыния).

Репатриация военнопленных в 1945 г. проходила менее организованно, чем в последующие годы. Особенно это касалось освобождения военнопленных из фронтовых лагерей, где нередко "из-за недоработки работников ГУПВИ" или по каким-либо другим причинам не осталось подтверждающих документов о действительном освобождении плененных военнослужащих вражеских армий134. Репатриация главным образом больных военнопленных135 приводила к тому, что не все из них прибывали в пункты передачи, а многие из тех, кому повезло1,3н6аходились в очень тяжелом состоянии (док. - 8.6)36. Всего в 1945 г. было освобож

134 В некоторых фронтовых лагерях сохранились только именные списки освобожденных, в других - именные списки с распиской на них освобожденных военнопленных, в третьих -только общие цифры освобожденных по национальностям. Лишь в немногих лагерях оформили передачу военнопленных двусторонним документом.- ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 14, л.

1. 135

135 В 1945 г. кроме названных выше были репатриированы независимо от состояния здоровья только военнопленные венгры (см. док. - 8.3 и 8.4) и французы. Репатриация последних происходила по постановлению СНК СССР - 1497-341 с от 26 июня 1945 г. в соответствии с "Соглашением о содержании и репатриации советских и французских граждан, находящихся под контролем французских и советских властей". В протоколе к указанному соглашению в 1-м пункте значилось: "Репатриации подлежат все советские и французские граждане, включая и тех из них, которые подлежат привлечению к ответственности за совершенные ими преступления, в том числе и за преступления, совершенные на территории другой Договаривающейся Стороны". Всего в 1945 г. был возвращен на родину 15 871 француз (ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 1119, л. 19-22; д. 1124, л. 135). 136

136 29 декабря 1945 г. на неудовлетворительное физическое состояние возвращавшихся на родину военнопленных

дено и вывезено на родину 1 015 749 военнопленных западных армий137. Кроме них в том же году были репатриированы еще до вывоза в СССР раненые и больные военнопленные японской армии. Всего советское командование 1-го и 2-го Дальневосточного фронтов освободило 65 245 человек, из которых 40 239 было передано местным властям и 25 006 отпущено по домам138.

Несмотря на принятые меры, репатриировать в

1945 г. всех военнопленных европейских национальностей (не являющихся немцами, австрийцами, венграми и румынами) не удалось. Многие из них на момент издания приказа - 00955 не были еще учтены (находились в пути, на излечении, в ОРБ МВС и т.п.). Поэтому 16 декабря 1945 г. НКВД СССР телеграммой - 2943 обязало своих работников на местах сосредоточить "военнопленных не немецкой национальности" в отдельных лагерях, а спустя три недели по приказу - 0015 от 8 января 1946 г. их предписывалось освободить и отправить в Люстдорф (близ Одессы) в лагерь органов репатриации - 186. Отправке не подлежали лица, служившие в СС, СА, СД, гестапо, а также офицеры и участники других карательных органов. НКВД СССР учло горький опыт репатриации 1945 г. Пункт 4 приказа предписывал "всех освобождаемых военнопленных подвергнуть перед отправкой комплексной санитарной обработке, не допуская погрузки в вагоны температурящих, инфекционных и нетранспортабельных больных и завшивленных". Для медицинского обслуживания в пути был выделен медицинский персонал, эшелоны снабжены необходимым ко-

139

личеством медикаментов .

Выявление военнопленных не немецкой национальности продолжалось и в дальнейшем (док. - 8.7 и 8.9). Тем временем в лагерях МВД для военнопленных, в ОРБ МВС из-за тяжелого труда, некачественного и плохо организованного питания, отсутствия нормальных бытовых условий в недавно организованных лагерях и по другим причинам число трудоспособных военнопленных неуклонно и быстро сокращалось. К маю

1946 г. из 1 579 729 военнопленных в лазаретах лагерей и спецгоспиталях находилось 193 257 человек, ослабленных в оздоровительных командах - 154 911 человек, 11 902 человека были инвалидами (док. - 8.10). Чтобы не допустить роста смертности и сэкономить продовольствие для здоровых военнопленных, С.Н. Круглов 26 мая 1946 г. обращается к И.В. Сталину, В.М. Молотову и Л.П. Берии с предложением отправить на родину очередную партию нетрудоспособных военнопленных в количестве 150 тыс. человек. Соответствующее постановление Совета Министров вышло 18 июня под - 1263-519сс, а вслед за ним и приказ МВД СССР - 00601 от 27 июня 1946 г.140 При этом МВД предписывало в первую очередь репатриировать лежачих больных, чтобы разгрузить спецгоспитали и лазареты лаге-

141

рей141.

В 1946 г. из СССР были репатриированы на родину и первые японские военнопленные. Их репатриация проходила по иному сценарию. По приказу МВД СССР - 00916 от 11 октября 1946 г. передаче органам репатриации подлежали 25 тыс. здоровых военнопленных, отправлять которых предписывалось в составе существующих рабочих батальонов. Больных и ослабленных в число репатриируемых включать запрещалось (док. - 8.11 )142.

В том же году на родину отправляются и первые большие партии военнопленных-антифашистов. Так, по приказу МВД СССР - 0374 от 5 ноября 1946 г. в Румынию в числе 10 тыс. военнопленных рядового и унтер-офицерского состава было отправлено более 1700 антифашистов, в их числе 700 человек, окончивших антифашистские школы (док. - 8.13). В декабре около 3 тыс. антифашистов из числа трудоспособных военнопленных предполагалось отправить в Австрию (док. - 8.14 и 8.15). В дальнейшем отправка на родину военнопленных из числа антифашистского актива проводилась, как правило, по решениям ЦК ВКП(б) по персональным спискам. Сбор отправляемых в индивидуальном порядке военнопленных проводился в лагерях МВД - 27 (Москва), - 275 (Львов) и - 284 (Брест), в которых были созданы запасы нового обмундирования (док. - 8.24).

С 1947 г. репатриация всех военнопленных стала проводиться только через Управление по делам репатриации при Совете Министров СССР (док. - 8.23). МВД СССР передало органам репатриации три бывших фронтовых лагеря: - 36 в Сигете, - 176 в Фокшанах (оба в Румынии) и - 69 во Франкфурте-на-Одере (Германия).

Как и в предыдущие годы, на родину в 1947 г. попадали главным образом больные военнопленные. Однако среди военнопленных не немецкой национальности территорию СССР покидало немало и здоровых. Так, по приказу МВД СССР - 00516 от 15 мая 1947 г. среди освобождаемых из лагерей военнопленных и рабочих батальонов интернированных 100 тыс. венгров неработающих и больных было только 33 569 человек (док. - 8.20).

По приказу МВД СССР - 00314 от 19 марта 1947 г. была возобновлена репатриация из СССР японских военнопленных и интернированных. В течение апреля-ноября 1947 г. в Японию было отправлено 166 240 человек 143. В их числе были не только транспортабельные больные, но и военнопленные, отнесенные к 3-й категории трудоспособности и содержащиеся в оздоровительных командах, военнопленные,

венгерской армии указал М. Ракоши в телеграмме в адрес СНК СССР и ЦК ВКП(б). - ГА РФ. Ф. 9401, оп. 2, д. 140, л. 3.

137 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 15а, д. 1, л. 50.

138 Военно-исторический журнал. 1991. - 4. С. 71. 140 ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1а, д. 195, л. 25-26.

140 См.: Конасов В.Б. Указ. соч. С. 181-185.

См.: Русский архив. С. 3384-339.

142 Всего в 1946 г. по этому приказу было репатриировано 18 616 японских военнопленных (док. 8.16). Затем из-за климатических условий репатриация была прервана до апреля 1947 г.

143 ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1а, д. 222, л. 85-90; ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 3, л. 186.

размещенные в неблагополучных лагерных отделениях и ОРБ МВС. Кроме указанных военнопленных в соответствии с постановлением Совета Министров СССР - 3014 от 28 августа 1947 г. МВД СССР освободило и передало органам репатриации 12 500 военнопленных японских офицеров в звании не выше капитана, не занятых на работах, и гражданских чиновников (док. - 8.34). Процесс репатриации военнопленных японцев в 1947 г. не отставал от процесса их ослабления, в связи с этим смертность среди японских военнопленных значительно снизилась144.

Из военнопленных немцев в 1947 г. на родину попадали только больные145. Так, по постановлению Совета Министров СССР - 1571-414сс от 16 мая и приказу МВД СССР - 00535 от 20 мая (док. - 8.21) в Германию предписывалось направить 100 тыс. больных и нетрудоспособных военнопленных. Еще 100 тыс. нетрудоспособных военнопленных немцев убыло на родину в период с октября 1947 г. по март 1948 г. по приказу МВД СССР - 001078 от 15 октября 1947 г. (док. - 8.35). Последнее обстоятельство не могло не отразиться на моральном состоянии здоровых военнопленных, которые видели, что единственный путь на родину открывается только для тех, кто потерял здоровье. Это толкало военнопленных на путь членовредительства и самоистощения. Работники ГУПВИ МВД СССР понимали, что включение в число репатриируемых хорошо работающих военнопленных, несомненно, способствовало бы улучшению морального климата в лагерях и подъему производительности труда, однако до середины 1947 г. добиться этого не удалось. Только 29 мая 1947 г. получив согласие правительства, МВД СССР издало директиву - 102 "Об индивидуальной отправке на родину лучших отличников производственников военнопленных немцев", в соответствии с которой в течение июня-сентября разрешалось отправить в Германию 1000 чел. (док. - 8.22).

В 1947 г. МВД СССР определяет порядок расходования при репатриации денежных средств, заработанных военнопленными и находящихся на их лицевых счетах. Работникам лагерей было указано, что эти средства на руки военнопленным выдавать не следует. Суммы, находящиеся на лицевых счетах, разрешалось расходовать в ларьковой сети при лагерях на приобретение предметов личного обихода, разрешенных к беспошлинному вывозу за границу, и продуктов для улучшения питания в пути следования (док. - 8.25). Неиспользованные суммы предлагалось перечислить на текущие счета МВД-УМВД, на которых они должны были храниться до особого указания. Вывозить советские денежные знаки за границу военнопленным было категорически запрещено. Чтобы не допустить этого, работникам лагерей предписывалось

Если в 1946 г. на территории СССР умерло 24 804 японских военнопленных, то в 1947 г.- 5843 чел. в 1948 г. -1448 чел.- Военно-исторический журнал. 1991. - 4. С. 70.

145 Исключение составляли немецкие военнопленные-антифашисты, попадающие на родину в соответствии с решениями ЦК ВКП(б) по персональным спискам.

перед посадкой освобождаемых военнопленных в эшелоны производить тщательный личный обыск и досмотр вещей. Изъятые денежные знаки по именной ведомости полагалось сдавать на хранение в финотдел лагеря (док. - 8.29). В процессе обысков у военнопленных подлежали изъятию записи и другие материалы, которые "составляли государственную тайну" и могли быть "использованы против СССР? (док.

? 8.37).

Для усиления контроля за отправляемыми на родину военнопленными 12 июля 1947 г. МВД СССР издало распоряжение - 436, в соответствии с которым на пограничных станциях Брест, Унгены и Вороненка были созданы постоянные комиссии из ответственных работников МВД, конвойных войск и врачей под председательством уполномоченных МВД СССР полковников Проходько и Леонова, майора Зайцева. Комиссии должны были проверять физическое состояние военнопленных, снимать с эшелонов больных и расследовать случаи смертности146. В помощь уполномоченным МВД СССР по приказу - 00944 от 5 сентября 1947 г. на вышеназванных пограничных станциях были сформированы отделения по репатриации военнопленных и интернированных в составе МВД БССР, УССР и Молдавской ССР. Вся работа отделений по репатриации строилась в соответствии со специальным положением (док. - 8.31).

При репатриации военнопленных различные нарушения допускались лицами, сопровождающими эшелоны. Чтобы избежать этого, в августе 1947 г. МВД СССР разработало и утвердило "Инструкцию начальнику эшелона и другим должностным лицам, сопровождающим военнопленных и интернированных до пунктов сдачи органам репатриации" (док. - 8.30), содержащую их должностные обязанности.

Несмотря на подробно разработанные положения и инструкции, на местах очень часто последние нарушались. Не всегда военнопленные перед отправкой из лагеря переодевались в доброкачественное обмундирование (док. - 8.27); нередко репатриируемым не выдавали на руки изъятые ранее ценные вещи (док. - 8.32); отбор комиссиями МВД-УМВД подлежащих репатриации военнопленных зачастую проводился формально, вследствие чего в число отправляемых попадали лица, не подлежащие репатриации по признакам гражданства, нетранспортабельные больные, служившие в СС, СД, СА, гестапо и других карательных органах (док. - 8.33); выявлялись случаи, когда эшелоны с репатриируемыми снабжались испорченными продуктами питания (док. - 8.41) и т.п. Вслед за вскрытыми нарушениями издавались все новые приказы, директивы и распоряжения, однако число нарушений почти не сокращалось.

В период подготовки и проведения репатриации среди военнопленных проводилась политическая работа, направленная на показ роли коммунистических партий как авангарда демократических сил, нацеливавшая военнопленных на проведение борьбы в своих странах за создание демократических независимых

1 ГА РФ. Ф. 9401, оп.1а, д. 253, л. 57-59.

государств во главе с левыми силами, на привитие отъезжающим на родину мысли о необходимости развития дружбы с Советским Союзом (док. - 8.36).

В марте-апреле 1947 г. в Москве состоялась 4-я сессия Совета министров иностранных дел Великобритании, СССР, США и Франции, на которой советская делегация предложила завершить репатриацию немецких военнопленных, находящихся на территории союзных держав и на всех других территориях, до 31 декабря 1948 г. 23 апреля это предложение было принято. Репатриация должна была проходить в соответствии с планом, который по1р4у7чалось разработать Контрольному Совету в Германии147. Однако СССР не выполнил взятых на себя обязательств. В 1947 г. в общей сложности было репатриировано 550 524 военнопленных148. Начало 1948 г. было связано с продолжением репатриации больных немецких военнопленных по приказу МВД

СССР - 001078 от 15 октября 1947 г. (док. - 8.35).

Кроме них в 1948 г. были репатриированы по постановлениям Совета Министров СССР в марте-октябре еще 338 223 больных и малоработоспособных немцев, в мае-ноябре 175 тыс. японцев (док. - 8.39), в апреле-декабре 140 748 венгерских и румынских граждан и др. Всего за 1948 г. СССР покин1у4л9и 646 281 военнопленный и 29 177 интернированных49. На 1 января 1949 г. в системе ГУПВИ МВД СССР продолжали содержаться 542 576 человек (док. - 3.93), в том числе 450 964 военнопленных из бывших европейских армий (430 670 немцев), и 91 612 человека из японской армии (91 27Откпоадыва1нйе сроков репатриации на неопределенный срок не могло не вызвать протеста среди военнопленных. В МВД СССР это хорошо понимали, поэтому в конце 1948 г. оно дало указания своим органам на местах усилить агентурную работу среди военнопленных по выявлению и преданию суду "р,еакционно настроенных военнопленных, являющихся организаторами и инициаторами враждебных действий в лагерях". За декабрь 1948-март 1949 г. было осуждено 338 военнопленных: 164 за злостное нарушение лагерного режима, 161 за саботаж и 13 за диверсии и вредительство на производстве (док. - 8.42). Одновременно с репрессивными мерами 4 января 1949 г. было опубликовано сообщение ТАСС с обещанием завершить репатриацию в течение 1949 г.

Вслед за этими шагами выходят решения правительства о завершении репатриации военнопленных тех или других национальностей. 6 февраля Совет Министров принял постановление - 527-207сс о репатриации в течение мая-октября остававшихся еще в лагерях МВД австрийских военнопленных, 19 февраля - немецких военнопленных и интернированных

147 План репатриации немецких военнопленных Контрольный Совет в Германии по различным причинам так и не разработал, что было использовано руководством СССР в качестве причины незавершения репатриации немцев в 1948 г.

148 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 3, л. 187.

149 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 4, л. 177; Конасов В.Б. Указ. соч.. С. 154.

150 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 21а, д. 5, л. 62.

(постановление - 751-287сс)151. В соответствии с этими решениями и изданными в их исполнение приказами МВД СССР - 00176 и 00179 от 24 февраля на родину должны были убыть все военнопленные, на которых не было компрометирующих материалов. Среди отставленных от репатриации только немецких военнопленных оказалось около 50 тыс. человек.

В связи с завершением репатриации и в целях преодоления ранее имевшихся недостатков МВД СССР отдало на места распоряжение - 376 о возвращении в июне-июле всем репатриируемым военнопленным принадлежащих им личных вещей (док. - 8.43) и потребовало от работников лагерей четкого выполнения приказов и директив по работе с военнопленными (док. - 8.45).

Осенью 1949 г. число немецких военнопленных, подлежащих репатриации, было увеличено на 17 988 человек. Междуведомственная комиссия МВД, МГБ и Прокуратуры СССР в соответствии с решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 28 сентября 1949 г. признала возможным отпустить на родину всех находящихся на оперативном учете, на которых отсутствовали материалы о их конкретной преступной деятельности (док.

? 8.48).

10 июня 1949 г. Совет Министров СССР принял постановление - 2326-905с о репатриации в Японию в июне-ноябре 95 461 японского военнопленного. До 1 ноября органам репатриации было передано 89 213 человек. О возможности репатриации остальных МВД СССР в соответствии с решением Совета Министров - 5038-1924сс от 2 ноября должно было представить в правительство свои предложения. МВД сочло возможным репатриировать еще 1664 японских военнопленных, 971 человека, совершившего преступления на территории Китая, передать правительству КНР. В СССР было предложено оставить 4573 японских военнопленных, в том числе 1690 уже осужденных (док. - 8.49).

5 марта 1950 г. министры иностранных дел А.Я. Вышинский и внутренних дел С.Н. Круглов представили И.В. Сталину проекты постановлений Совета Министров СССР и проекты сообщений ТАСС об окончании репатриации немецких и японских военнопленных. Согласно им в Германию предполагалось репатриировать 17 552 человек и в Японию - 1585 человек, оставить в СССР 13 532 немецких военнопленных и 1683 японских военнопленных и интернированных гражданских лиц (док. - 8.50). Соответствующие решения правительства были приняты 17 марта (? 1108-396сс и 1109-397сс), на основании которых МВД СССР 22 марта издало приказы - 00201 и 00202 (док. - 8.51 и 8.52). В печати сообщения ТАСС об окончании репатриации из СССР японских и немецких военнопленных были опубликованы соответственно 22 апреля и 5 мая. 28 сентября и 21 октября МВД СССР издало приказы - 00599 и 00643 о репатриации австрийских военнопленных и интернированных, граждан Венгрии и Румынии (док. - 8.53 и 8.54).

ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 23а, д. 4, л. 178-179.

151

После завершения репатриации в СССР остались не только осужденные военнопленные и интернированные. По данным МВД СССР, по состоянию на 1 марта 1952 г. из общего числа 18 703 военнопленных и 2237 интернированных, содержащихся в лагерях МВД, 1236 военнопленных и 636 интернированных не были осуждены. В их число входили 684 человека, работавших ранее на секретных объектах152; 445 граждан Югославии, Испании, Финляндии и Норвегии, вопрос о репатриации которых не был решен; 610 человек, ранее находящихся под следствием, дела на которых были прекращены за недоказанностью состава преступления, и задержанных для уточнения гражданства (док. - 7.41).

Часть военнопленных удерживалась в лагерях по политическим соображениям. Так, 11 октября 1951 г. И.А. Серов поинтересовался мнением министра иностранных дел СССР А.Я. Вышинского по вопросу освобождения военнопленных и интернированных граждан Югославии, на которых не было никаких компрометирующих материалов. Через пять дней А.Я. Вышинский ответил, что "МИД считает нецелесообразным в настоящее время передавать югославским властям указанные в Вашем письме 115 военнопленных и интернированных граждан Югославии, поскольку клика Тито могла бы использовать их во враждебных Советскому Союзу целях"153.

После смерти И. В. Сталина 27 марта 1953 г. Президиум Верховного Совета СССР издал указ об амнистии, в соответствии с которым 2219 иностранных граждан, осужденных военными трибуналами в СССР и за границей, подлежали освобождению из мест заключения. Руководство СССР прекрасно понимало, что осуждение многих из военнопленных произошло без достаточных на то основаниях, по формальным признакам. Не случайно по решению Президиума ЦК КПСС от 15 апреля 1953 г. междуведомственная комиссия МВД, МИД и Прокуратуры СССР в месячный срок пересмотрела судебные приговоры в отношении лиц, "д,альнейшее содержание под стражей которых не вызывается необходимостью? (док. - 8.56). Комиссия сочла возможным досрочно освободить из мест заключения 16 547 осужденных иностранцев, в их числе

6162 военнопленных и интернированных (13 генералов, 3037 офицеров и 2673 унтер-офицеров и рядовых). В лагерях для военнопленных предлагалось оставить 12 231 человека, в лагерях МВД СССР - 7804 человек и в местах заключения ГДР и Австрии - 5045 человек. Репатриация освобожденных прошла в октябре 1953 г.

Новая волна освобождения осужденных военнопленных началась весной 1955 г. Междуведомственная комиссия в соответствии с поручением Президиума ЦК КПСС от 14 марта приняла решение о возможности досрочного освобождения 306 австрийских интернированных и 300 австрийских военнопленных из 392 человек, находящихся в местах заключения, а 92 военнопленных передать австрийскому правительству как военных преступников (док. - 8.57). Соответствующий проект постановления был направлен в ЦК

КПСС.

4 июля 1955 г. междуведомственная комиссия вносит в ЦК КПСС предложения и проекты решений по другим находящимся в СССР осужденным гражданам иностранных государств (док. - 8.58). В соответствии с принятыми затем решениями происходит завершение репатриации осужденных военнопленных.

18 января 1956 г. МВД СССР доложило ЦК КПСС и Совету Министров СССР об окончании репатриации германских граждан, осужденных за преступления против народов СССР во время войны (док. - 8.60).

Осужденных японцев ЦК КПСС по предложению МВД СССР и МИД СССР решил репатриировать сразу же после ратификации совместной советско-японской декларации от 19 октября 1956 г. но не позднее 2025 декабря 1956 г. 13 декабря был издан указ Президиума Верховного Совета СССР об амнистии осужденных в Советском Союзе японских граждан. Передача последней группы японских военнопленных в количестве 1025 человек состоялась 23 декабря

154

1956 г. в порту Находка .

152 По данным начальника тюремного управления МВД СССР по состоянию на 21 августа 1953 г. в местах заключения содержалось 625 неосужденных военнопленных и интернированных немцев. Их репатриация была проведена по постановлению Совета Министров СССР - 711-310сс от 14 апреля 1954 г. Вслед за этим 17 апреля Президиум Верховного Совета СССР ратифицировал Женевскую конвенцию об обращении с военнопленными 1949 г.

153 ЦХИДК. Ф. 1п, оп. 27е, д. 10, л. 74-75. Решение Совета Министров СССР о репатриации из СССР 123 югославских граждан, а также 63 югославов, подлежащих освобождению из мест заключения , за - 1200-528 сс было принято только после смерти И.В. Сталина 17 апреля 1954 г. Немного позднее, 13 декабря 1954 г. Совет Министров СССР принимает решение - 2444-1173сс о досрочном освобождении из мест заключения югославских граждан и репатриации их в

Германию, Австрию или в страны народной демократии.- -

ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 37а, д. 4, л. 13, 14. 154 ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 32а, д. 1, л. 7.

1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

? 1.1

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦИК И СНК СССР - 46 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРОЕКТА ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЦИК И СНК СССР "ПОЛОЖЕНИЕ О ВОЕННОПЛЕННЫХ?

Москва 19 марта 1931 г.

Секретно

Слушали:

Проект постановления ЦИК1 и СНК2 Союза ССР "Положение о военнопленных" (Вн[есен] СНК Союза ССР).

Консультант (Малицкий) 3 *27 марта [19]31 г.*

Постановили: Проект постановления утвердить.

Положение о военнопленных

1. Военнопленными признаются захваченные вооруженными силами Союза ССР:

а) лица, принадлежащие к составу вооруженных сил государств, находящихся в состоянии войны с СССР4;

б) лица, входящие в состав вооруженных отрядов, не принадлежащих к указанным в п. "а" вооруженным силам, если эти отряды возникли на незанятой войсками РККА территории противника, имеют признаки военной организации, определенный отличительный знак, открыто носят оружие и соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны;

в) лица, принадлежащие к населению незанятой войсками РККА территории противника, поднявшемуся для вооруженной борьбы против РККА при ее приближении, если эти лица открыто носят оружие и соблюдают законы и обычаи войны, хотя бы они еще не сорганизовались в отряды, предусмотренные в п. "б".

Примечание 1. Распоряжением главного военного командования военнопленными могут быть признаны также захваченные вооруженными силами Союза ССР:

а) гражданские лица, сопровождающие с надлежащего разрешения неприятельскую армию, как-то: корреспонденты, поставщики и т.д.;

б) гражданские лица, находящиеся на морских и воздушных судах.

Примечание 2. Настоящее положение не распространяется на захваченных военных шпионов и граждан СССР, входящих в состав неприятельских вооруженных сил.

2. Военнопленные не должны подвергаться жестокому обращению, оскорблениям и угрозам.

3. Каждый военнопленный при взятии в плен обязан назвать свои имя и фамилию, а также место происхождения и матрикулярный номер6.

4. Применение мер понуждения в целях получения от военнопленных сведений о положении их страны в военном или иных отношениях запрещается.

5. Находящиеся при военнопленных обмундирование, белье, обувь и другие предметы личного обихода, личные документы и знаки отличия, а также металлические каски и противогазы как при взятии в плен, так и во все время нахождения их в плену отобранию не подлежат. Ценные вещи и деньги могут быть при пленении взяты на хранение под официальные квитанции уполномоченных на то лиц.

6. Военнопленные немедленно после взятия в плен эвакуируются из зоны непосредственных боевых действий и направляются в лагеря-распределители (сборные пункты), расположенные в пределах прифронтовой полосы.

С момента прибытия в эти лагеря военнопленные поступают в ведение Центрального управления по делам о пленных и беженцах (Цупленбеж)7.

7. Каждому военнопленному предоставляется при первой возможности сообщить на родину о своем пленении.

8. На военнопленных распространяются общие законы, действующие на территории Союза ССР, с теми особенностями, которые установлены настоящим положением и изданными в развитие его специальными правилами и инструкциями.

9. Военнопленные пользуются гражданской правоспособностью на общих основаниях с другими находящимися на территории Союза ССР иностранцами.

10. Военнопленным, принадлежащим к рабочему классу или крестьянству, не эксплуатирующему чужого труда, и обнаружившим полную лояльность по отношению к Союзу ССР, предоставляются все политические права на территории Союза ССР на одинаковых основаниях с другими находящимися на ней трудящимися иностранцами.

11. Военнопленные водворяются в определенных пунктах, расположенных в здоровых местностях, с размещением или без размещения в особых лагерях.

12. В отношении условий содержания не делается различий между военнопленными в зависимости от расы, национальности, а также религиозных и политических убеждений.

Не делается также различий в отношении условий содержания между военнопленными в зависимости от их чина и должности.

По желанию самих военнопленных военнопленные одинаковой национальности помещаются вместе.

Военнопленные офицеры могут быть помещены отдельно от других военнопленных.

13. Военнопленным не ставится препятствий в выполнении обрядов их религиозного культа, если это не нарушает общего внутреннего распорядка лагеря.

14. Военнопленные имеют право путем свободного избрания образовывать собственные органы для представительства интересов военнопленных, а также для целей хозяйственных, просветительных и физической культуры.

15. Органы, образованные для представительства интересов военнопленных, имеют право беспрепятственно сноситься со всеми органами, в ведении которых находятся военнопленные, и со всеми органами, осуществляющими помощь военнопленным и контроль над их содержанием. Им оказывается всяческое содействие и предоставляются необходимые льготы при выполнении их функций.

Выборные представители военнопленных не могут подвергаться никаким взысканиям и ограничениям за свою деятельность, связанную с выполнением представительских функций.

16. Военнопленные имеют право при всех обстоятельствах подавать заявления и жалобы лично или через своих выборных представителей администрации лагерей и другим органам, ведающим военнопленными. Они не могут подвергаться никаким взысканиям и ограничениям за подачу заявлений или жалоб.

17. Настоящее положение и изданные в развитие его инструкции и правила вывешиваются в местах, где они могут быть прочитаны всеми военнопленными.

Эти положение, инструкции и правила, а также все иные правила, приказы и распоряжения, относящиеся к военнопленным, объявляются им на знакомом им языке.

18. Военнопленным разрешается носить их форменную одежду, но без отличительных знаков, присвоенных чину или должности.

Военнопленным воспрещается носить оружие.

19. Военнопленные подчиняются правилам внутреннего распорядка, издаваемым Цупленбежем применительно к Уставу внутренней службы Рабоче-Крестьянской Красной Армии8.

20. За поступки, не влекущие за собой уголовной ответственности в судебном порядке, военнопленные подвергаются дисциплинарным взысканиям.

Виды этих взысканий, порядок наложения взысканий и обжалования наложенных взысканий, а также порядок отбывания дисциплинарного ареста, определяются правилами, издаваемыми Цупленбежем применительно к дисциплинарному уставу9 и к уставу гарнизонной службы РККА10.

21. За совершенные ими преступления военнопленные подвергаются уголовной ответственности по законам Союза ССР и союзных республик. При этом к соответствующим воинским преступлениям приравниваются следующие преступления, совершенные военнопленными: неисполнение приказаний лиц, которым военнопленные подчинены в административном отношении, принуждение этих лиц к нарушению возложенных на них обязанностей, сопротивление этим лицам при исполнении ими служебных обязанностей и оскорбление этих лиц насильственными действиями.

Дела по обвинению военнопленных рассматриваются военными трибуналами11 в случаях, указанных в положении об этих трибуналах. В остальных случаях дела по обвинению военнопленных рассматриваются в общем порядке.

22. Военнопленные, привлеченные к уголовной ответственности, приговоренные к какой-либо мере социальной защиты или подвергнутые дисциплинарному взысканию, не могут подвергаться каким-либо ограничениям, кроме тех, которые непосредственно связаны с их состоянием под следствием или судом, а также с отбыванием приговора или дисциплинарного взыскания.

23. О каждом случае привлечения военнопленного к уголовной ответственности, если в качестве меры пресечения к нему применено лишение свободы или если ему предъявлено обвинение в преступлении, за которое может быть назначено лишение свободы либо более тяжелая мера социальной защиты, сообщается Исполкому Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Социалистических Советских Республик12.

Такое сообщение посылается надлежащим органом расследования или судебным органом немедленно при привлечении военнопленного к уголовной ответственности и, во всяком случае, не позднее трех недель до дня слушания дела в суде.

Сообщение должно включать: имя и фамилию привлеченного, его матрикулярный номер, место его нахождения, краткое содержание предъявленного обвинения с указанием статьи закона, указание суда, рассматривающего дело, и времени слушания дела.

О каждом вынесенном приговоре надлежащий суд сообщает Исполкому Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Социалистических Советских Республик не позднее трех недель со дня вынесения приговора. К такому сообщению в случае вынесения обвинительного приговора прилагается копия приговора.

24. Приговор, осуждающий военнопленного к высшей мере социальной защиты (расстрелу), обращается к исполнению не ранее трех месяцев со дня посылки сообщения о вынесенном приговоре Исполкому Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Социалистических Советских Республик.

25. Военнопленный, совершивший попытку к побегу, может быть подвергнут более строгому надзору.

Военнопленный, совершивший побег и задержанный до присоединения к своим войскам, подвергается более строгому режиму и дисциплинарному взысканию в виде ареста сроком до тридцати суток.

Военнопленный, совершивший побег, а затем вновь взятый в плен после присоединения к своим войскам, не может быть подвергнут за этот побег более строгому режиму и дисциплинарному взысканию.

Военнопленный, оказавший содействие побегу или попытке к побегу своего товарища, может быть подвергнут только дисциплинарному взысканию.

26. Военнопленный, совершивший побег посредством подкопа, взлома или повреждения стен, а также с применением насилия в отношении стражи в случае его задержания, и военнопленный, оказавший содействие такому побегу или попытке к нему, подлежат уголовной ответственности в судебном порядке.

27. Военнопленные снабжаются жилыми помещениями, одеждой, бельем, обувью, продовольствием и другими предметами первой необходимости применительно к нормам снабжения военнослужащих тыловых частей Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Если военнопленный получает продовольственную и иную помощь со стороны, то это не должно вызывать уменьшение его снабжения органами Союза ССР.

Список предметов и продуктов, входящих в паек военнопленных, с указанием норм вывешивается на видном месте во всех бараках, госпитальных палатах и прочих помещениях для военнопленных.

28. Военнопленные имеют право приобретать за свой счет продукты, одежду, белье, обувь и другие предметы, а также самостоятельно организовать свое питание.

29. Военнопленные имеют право беспошлинно, безлицензионно и без уплаты акциза получать с родины и из нейтральных стран посылки с продовольственными продуктами, одеждой, прочими предметами первой необходимости и произведениями печати.

Эти посылки пересылаются и доставляются бесплатно.

Список и нормы предметов, пропускаемых в посылках для военнопленных, а также весовые нормы посылок устанавливаются особыми правилами, издаваемыми Цупленбежем совместно с НКПиТ13 и по согласованию с НКВнешторгом Союза ССР14.

Произведения печати подчиняются общеустановленным правилам о цензуре в военное время.

30. Военнопленные имеют право свободно получать с родины и из нейтральных стран денежные переводы без ограничения суммы.

31. Почтовая корреспонденция (закрытые и открытые письма и денежные переводы, письма с объявленной ценностью), отправляемая и получаемая военнопленными, пересылается бесплатно.

Число писем, отправляемых и получаемых военнопленными, может быть ограничено только по соображениям технического или транспортного характера. Однако каждому военнопленному во всяком случае предоставляется право отправить и получить не менее одного открытого письма в неделю и одного закрытого письма в месяц.

32. Военнопленные получают денежное довольствие в размере, установленном для военнослужащих рядового состава тыловых частей РККА.

Особыми соглашениями между Союзом ССР и государствами, находящимися с ним в состоянии войны, может устанавливаться выплата Союзом ССР денежного довольствия военнопленным за счет этого государства в увеличенных размерах, определяемых соглашениями.

33. Все принадлежащие военнопленным деньги хранятся на их личных счетах в государственных трудовых сберегательных кассах.

Военнопленным разрешается иметь на руках деньги в пределах норм, установленных Цупленбежем по соглашению с НКФином Союза ССР15.

Военнопленным разрешается переводить принадлежащие им деньги на счета других военнопленных.

Деньги, полученные военнопленными из-за границы, могут ими свободно переводиться за границу согласно общеустановленным для перевода за границу правилам.

По окончании плена военнопленным выдаются все принадлежащие им деньги.

Присылаемые военнопленным деньги хранятся в той валюте, в которой они были получены. Обмен их на валюту Союза ССР может производиться не иначе, как с согласия военнопленных. Обмен производится по официальному курсу, существовавшему при начале военных действий.

34. Военнопленные с их согласия могут привлекаться к работе. Привлечение к работе должно производиться в соответствии с физическими силами и, по возможности, с профессией военнопленных.

Военнопленные не могут подвергаться каким-либо взысканиям или ограничениям за отказ от работы.

На хозяйственные работы по обслуживанию лагерей военнопленные привлекаются независимо от их согласия.

Воспрещается использовать труд военнопленных, даже с их согласия, для обслуживания личных нужд админис1т6рации лагерей, а также для обслуживания личных нужд других военнопленных (денщичество) 1 .

35. Использование труда военнопленных на работах в районе боевых действий воспрещается.

36. На военнопленных, привлекаемых к работам, распространяются постановления об охране труда, в частности о рабочем времени, применяемые в данной местности к гражданам Союза ССР, работающим в той же отрасли труда.

37. Военнопленные, привлекаемые к работе, получают заработную плату в размере не ниже существующей в данной местности для соответствующих категорий трудящихся.

Из заработка военнопленных удерживается стоимость их содержания на возмещение расходов государства. Однако такое удержание не может превышать 50% заработка.

38. Правила относительно привлечения военнопленных к работе и использования их труда издаются в развитие настоящего постановления Народным комиссариатом труда Союза ССР 7 по соглашению с Цупленбежем.

39. Военнопленные обслуживаются в медико-санитарном отношении на одинаковых основаниях с военнослужащими тыловых частей РККА.

40. Завещания военнопленных составляются по той же форме, как и завещания военнослужащих РККА в военное время. То же относится к порядку удостоверения факта смерти военнопленных.

Погребение умерших военнопленных производится в том же порядке, как и погребение военнослужащих РККА. Место погребения каждого военнопленного должно быть надлежащим образом обозначено.

Деньги и документы умерших военнопленных передаются Центральному справочному бюро18 при Исполкоме Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Социалистических Советских Республик для отсылки на родины военнопленных.

Продовольственные посылки, прибывающие на имя умерших военнопленных, передаются выборным органам военнопленным (ст. 14) для распределения между военнопленными.

41. Кроме сведений, перечисленных в ст. 3, при регистрации военнопленных в пунктах их водворения о них отмечаются следующие данные: возраст военнопленного, день и место взятия в плен, воинская часть, время и место водворения, сведения о ранениях, сведения, касающиеся перемещения, имя и фамилия отца и матери, адрес лиц, которым нужно сообщить о судьбе военнопленного.

На основании этих данных составляются точные списки военнопленных.

42. Обмен списками военнопленных и сношения по делам о военнопленных с иностранцами и международными краснокрестными организациями или справочными бюро осуществляются Исполнительным комитетом Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Социалистических Советских Республик.

Для этой цели при Исполнительном комитете Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Социалистических Советских Республик учреждается Центральное справочное бюро о военнопленных, действующее на основе особого положения, утверждаемого указанным комитетом по соглашению с Цупленбежем и НКИД19.

43. Иностранные и международные краснокрестные и иные организации допускаются на территорию Союза ССР для оказания помощи военнопленным и ознакомления с условиями их содержания с особого разрешения Народного комиссариата по военным и морским делам20 и Народного комиссариата по иностранным делам, даваемого по согласованию с Исполнительным комитетом Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Социалистических Советских Республик.

44. Указанным в предыдущей статье организациям, допущенным на территорию Союза ССР, предоставляется право беспошлинно, безлицензионно и без уплаты акциза ввозить на территорию Союза ССР для снабжения военнопленных продовольствие, одежду и прочие предметы первой необходимости, а также предметы медико-санитарного оборудования и медикаменты.

Этим организациям органами Союза ССР оказывается необходимое содействие в осуществлении их задач на территории Союза ССР.

45. Цупленбеж образуется со дня мобилизации. Он действует на основе особого положения, утверждаемого Советом Народных Комиссаров Союза ССР.

Председатель Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР

За Председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР В. Куйбышев21

Секретарь Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР А. Енукидзе22

ГА РФ. Ф. 3316, оп. 64, д. 1049, л. 2, 4-12. Машинопись. Заверенная копия.

*_* Вписано от руки.

? 1.2

ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОНСУЛЬТАНТА МАЛИЦКОГО ПО ПРОЕКТУ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЦИК И СНК СССР "ПОЛОЖЕНИЕ О ВОЕННОПЛЕННЫХ?

Москва 27 марта 1931 г.

27 июля 1929 г. Женевская конференция1 выработала конвенцию о содержании военнопленных. Правительство СССР ни в составлении этой конвенции, ни в ее ратификации участия не приняло2. Взамен этой конвенции выработано настоящее Положение, проект которого принят СНК Союза ССР от 19 марта с. г.

В основу проекта этого положения положены три мысли:

1) создать для военнопленных у нас режим, который не был бы хуже режима Женевской конвенции;

2) издать, по возможности, краткий закон, не воспроизводящий деталей всех тех гарантий, которые дает Женевская конвенция, с тем, чтобы эти детали составили предмет исполнительных к закону инструкций;

3) дать вопросу о военнопленных постановку, соответствующую советским принципам права (недопустимость льгот для офицеров, необязательное привлечение военнопленных к работам и т.д.).

Таким образом, это Положение основано в общем на тех же принципах, как и Женевская конвенция, как-то: воспрещение жестокого обращения с военнопленными, оскорблений и угроз, воспрещение применять меры понуждения для получения от них сведений военного характера, предоставление им гражданской правоспособности и распространение на них общих законов страны, воспрещение использовать их в зоне военных действий и т.д.

Однако в целях согласования этого Положения с общими принципами советского права в Положение введены следующие отличия от Женевской конвенции:

а) отсутствуют льготы для офицерского состава, с указанием на возможность содержания их отдельно от других военнопленных (ст. 3);

б) распространение на военнопленных гражданского, а не военного режима (ст. 8 и 9);

в) предоставление политических прав военнопленным, принадлежащим к рабочему классу или не эксплуатирующему чужого труда крестьянства, на общих основаниях с другими находящимися на территории СССР *иностранцами (ст. 10);*

г) предоставление [возможности] военнопленным одинаковой национальности по их желанию помещаться вместе;

д) так называемые лагерные комитеты получают более широкую лагерную компетенцию, имея право беспрепятственно сноситься со всеми органами для представительства всех вообще интересов военнопленных, а не только ограничиваясь получением и распределением посылок, функциями кассы взаимопомощи и т.п. (ст. 14);

е) воспрещение носить знаки отличия и неуказание на правила об отдании чести (ст. 18);

ж) воспрещение денщичества (ст. 34);

з) назначение жалования не только для офицеров, но для всех военнопленных (ст. 32);

и) привлечение военнопленных к работам лишь с их на то согласия (ст. 34) и с применением к ним общего законодательства об охране и условиях труда (ст. 36), а равно распространение на них заработанной платы в размере не ниже существующей в данной местности для соответствующей категории трудящихся и т.д.

Принимая во внимание, что данный законопроект устанавливает режим для содержания военнопленных не хуже, чем Женевская конвенция, что поэтому принцип взаимности может быть распространен без ущерба как для СССР, так и для отдельных военнопленных, что количество статей положения сведено к 45 вместо 97 в Женевской конвенции, что в Положении проведены принципы советского права, к принятию данного законопроекта возражений не усматривается.

Консультант* *27 марта [19]31 г.*

ГА РФ. Ф. 3316, оп. 64, д. 1049, л. 1-1 а. Машинопись. Подлинник.

* Подпись неразборчива. Авторство установлено по аналогии с подписью консультанта Малицкого на копии постановления ЦИК и СНК СССР от 19 марта 1931 г. *_* Вписано от руки.

? 1.3

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СНК СССР - 1798-800с

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ О ВОЕННОПЛЕННЫХ1

Москва 1 июля 1941 г.

Секретно

Об утверждении положения о военнопленных1

Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

1. Утвердить прилагаемое Положение о военнопленных.

2. Признать утратившим силу действующее Положение о военнопленных, утвержденное постановлением ЦИК и Совнаркома СССР от 19 марта 1931 г. - 46.

Председатель Совета Народных Комиссаров Союза ССР

И. Сталин2

Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров СССР

Я. Чадаев3

Секретно

Приложение к постановлению СНК СССР - 1798-800с от 1 июля 1941 г.

Положение о военнопленных4 I. Общие положения

1. Военнопленными признаются:

а) лица, принадлежащие к составу вооруженных сил государств, находящихся в состоянии войны с СССР, захваченные при военных действиях, а также граждане этих государств, интернированные на территории СССР;

б) лица входящие в состав вооруженных отрядов, не принадлежащих к вооруженным силам противника, если они открыто носят оружие;

в) гражданские лица, сопровождающие с соответствующего разрешения армию и флот неприятеля, как-то: корреспонденты, поставщики и другие лица, захваченные при военных действиях.

2. Воспрещается:

а) оскорблять военнопленных и жестоко обращаться с ними;

б) применять к военнопленным меры понуждения и угрозы [в] целях получения от них сведений о положении их страны в военном и иных отношениях;

в) отбирать находящиеся при военнопленных обмундирование, белье, обувь и другие предметы личного обихода, а также личные документы и знаки отличия.

Ценные вещи и деньги могут быть взяты у военнопленных на хранение под официальные квитанции уполномоченных на то лиц.

3. Инструкции и правила, издаваемые НКВД СССР5 в развитие настоящего Положения, вывешиваются в местах, где они могут быть прочитаны всеми военнопленными. Эти инструкции и правила, а также приказы и распоряжения, относящиеся к военнопленным, объявляются им на русском и на знакомых им языках.

II. Эвакуация военнопленных

4. Военнопленные после взятия их в плен должны быть немедленно направлены в лагеря для военнопленных.

5. При взятии в плен производится по поручению командования части или соединения регистрация военнопленных.

При регистрации каждый военнопленный обязан назвать свою действительную фамилию, имя, отчество, возраст, место происхождения и матрикулярный номер6.

Данные сведения передаются одновременно с военнопленными в пункты их дальнейшего следования.

6. Раненые или больные военнопленные, нуждающиеся в медицинской помощи или госпитализации, должны быть немедленно направлены командирами частей в ближайшие госпитали.

Военнопленные после выздоровления передаются администрацией госпиталя в лагеря для военнопленных.

7. Содержание военнопленных (питание, санитарное, медицинское и другое обслуживание) производится:

а) до момента поступления военнопленных в приемные пункты лагерей для военнопленных - распоряжением командования армией;

б) в дальнейшем - распоряжением органов НКВД СССР.

III. Условия содержания военнопленных и их правовое положение

8. Приемные пункты лагерей для военнопленных развертываются в армейском тылу по указанию командования армии, а лагеря организуются вне зоны военных действий распоряжением НКВД СССР по согласованию с Наркомобороны.

9. Военнопленные обеспечиваются жилыми помещениями, бельем, одеждой, обувью, продовольствием и другими предметами первой необходимости, а также денежным довольствием по нормам, установленным Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных7.

Список предметов и продуктов снабжения военнопленных с указанием норм выдачи их вывешивается на видном месте в бараках, госпиталях и других помещениях, где размещены военнопленные.

Получение военнопленными продовольственной и иной помощи со стороны не должно вызывать уменьшения видов довольствия, получаемого ими за счет государства.

10. Военнопленные офицеры и другие приравненные к ним лица, размещаются отдельно от других военнопленных и обеспечиваются жилыми помещениями, одеждой, бельем, обувью, продовольствием и другими предметами первой необходимости, а также денежным довольствием по установленным нормам.

11. Военнопленным разрешается носить их форменную одежду и знаки различия и отличия. Ношение и хранение военнопленными оружия воспрещается.

12. Военнопленные в медико-санитарном отношении обслуживаются на одинаковых основаниях с военнослужащими Красной Армии.

Для санитарно-медицинского обслуживания военнопленных, помимо штатного состава лагерей, возможно привлечение лиц медсостава неприятельской армии из числа военнопленных.

13. Военнопленным предоставляется право:

а) при первой возможности сообщить на родину о своем нахождении в плену;

б) приобретать за свой счет продукты, одежду, белье, обувь и другие предметы личного обихода и первой необходимости;

в) беспошлинно, безлицензионно и без уплаты акциза получать с родины и из нейтральных стран посылки с продовольственными продуктами, одеждой и прочими предметами первой необходимости;

г) получать с родины и из нейтральных стран денежные переводы.

14. Для поддержания внутреннего порядка и связи с военнопленными администрация назначает из состава военнопленных уполномоченных или старших комнат, групп, бараков и т.п. (в зависимости от условий размещения военнопленных), через которых военнопленные и сносятся с администрацией лагерей по всем вопросам.

15. Почтовая корреспонденция (закрытые и открытые письма, денежные переводы и письма с объявленной ценностью), отправляемая и получаемая военнопленными, пересылается бесплатно в порядке, определяемом Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных8.

16. Деньги в иностранной валюте, присылаемые военнопленным, обмениваются на советскую валюту по существующему курсу.

Военнопленным разрешается иметь на руках деньги в пределах норм, устанавливаемых Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных. Излишки денег сверх норм сдаются администрацией лагерей в государственные трудовые сберегательные кассы. Выдача денег сверх установленных норм производится с разрешения администрации лагерей.

17. Военнопленные могут составлять завещания. Порядок удостоверения факта смерти военнопленных и место погребения их должны быть надлежащим образом оформлены.

18. Деньги и документы умерших военнопленных для направления наследникам передаются Центральному справочному бюро (при исполкоме Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца).

Продовольственные посылки, прибывающие на имя умерших военнопленных, передаются через уполномоченных или старших для распределения между военнопленными.

19. Военнопленные обязаны подчиняться администрации и выполнять как все правила, указанные в настоящем Положении, так и правила внутреннего распорядка, издаваемые Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

IV/.Трудовое устройство военнопленных

20. Военнопленные рядового и унтер-офицерского состава могут привлекаться к работе как в лагере, так и вне лагеря в промышленности и сельском хозяйстве Союза ССР на основании особых правил, разрабатываемых Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

Офицеры и приравненные к ним военнопленные могут привлекаться к работам лишь с их согласия.

21. На военнопленных, привлекаемых к работам, распространяются постановления об охране труда и рабочем времени, применяемые в данной местности к гражданам Союза ССР, работающим в той же отрасли труда.

22. Военнопленные, привлекаемые к работе в различных отраслях народного хозяйства, получают зарплату в размере, устанавливаемом Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

Из заработной платы военнопленных производится удержание на возмещение расходов по их содержанию (оплата жилой площади, коммунальные услуги, питание, если организовано общее котловое довольствие).

23. Обеспечение военнопленных жилой площадью и коммунальными услугами производится за счет предприятий и организаций, в которых военнопленные заняты на работе.

24. Военнопленные с момента поступления их на работу снимаются со всех видов довольствия, получаемого ими за счет государства.

25. Использование труда военнопленных воспрещается:

а) на работе в районах боевых действий и

б) для обслуживания личных нужд администрации учреждений, а также для обслуживания личных нужд других военнопленных (денщичество).

V Уголовная и дисциплинарная ответственность военнопленных

26. Дела о преступлениях, совершенных военнопленными, рассматриваются военными трибуналами9 по законам Союза ССР и союзных республик.

Неисполнение военнопленным приказания лиц, которым он подчинен, сопротивление этим лицам или оскорбление их действием при исполнении ими служебных обязанностей приравнивается к соответствующему воинскому преступлению.

27. За проступки, не влекущие за собой уголовной ответственности в судебном порядке, военнопленные подвергаются дисциплинарным взысканиям.

Виды этих взысканий, порядок наложения их и обжалования, а также порядок отбывания дисциплинарных взысканий определяется правилами, издаваемыми Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных применительно к дисциплинарному уставу Красной Армии.

28. Военнопленные, находящиеся под следствием или приговоренные судом к какой-либо мере наказания, а также подвергнутые дисциплинарному взысканию, не могут дополнительно подвергаться за те же проступки каким-либо ограничениям сверх тех, которые связаны с их состоянием под следствием или судом, а также с отбыванием наложенных на них дисциплинарных взысканий или наказаний по приговору суда.

29. О каждом вынесенном обвинительном приговоре надлежащий суд сообщает исполкому Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца не позднее 20 дней со дня вынесения приговора. К сообщению прилагается копия приговора.

Приговор, осуждающий военнопленного к высшей мере наказания, немедленно по его вынесении, сообщается исполкому Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца и может быть приведен в исполнение не ранее месяца после указанного сообщения10.

VI. Об организации справок и помощи военнопленным

30. Обмен списками военнопленных и сношения по делам о военнопленных с иностранными и международными краснокрестными организациями или справочными бюро осуществляется исполнительным комитетом Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца.

Для этой цели при исполнительном комитете Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца учреждается Центральное справочное бюро о военнопленных, действующее на основе особого положения11, утверждаемого указанным Комитетом по соглашению с Народным комиссариатом внутренних дел Союза ССР и Народным комиссариатом иностранных дел.

31. Представители иностранных и международных краснокрестных и иных организаций допускаются на территорию Союза ССР для оказания помощи военнопленным с особого разрешения Народного комиссариата иностранных дел.

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 619, л. 297-299. Типогр. экз. ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 37 а, д. 1, л. 34-37. Типогр. экз

? 1.4

ВЫСТУПЛЕНИЕ МИНИСТРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР С.Н. КРУГЛОВА НА СОВЕЩАНИИ МИНИСТРОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РЕСПУБЛИК И НАЧАЛЬНИКОВ КРАЕВЫХ И ОБЛАСТНЫХ УПРАВЛЕНИЙ МВД

Москва 20-22 марта 1946 г.

Сов. секретно

Т. Круглов. Общая постановка вопроса

Первое - почему руководство Министерства так обеспокоено вопросом о военнопленных" Тов. Чернышов правильно здесь отметил, что единственный орган в стране, который отвечает за военнопленных перед правительством," это Министерство внутренних дел.

Дело с военнопленными щекотливое, и правительство с нас за их состояние строго спрашивает. Нас предупредили, что содержание и трудоиспользование военнопленных дело очень важное и что нужно за этим делом следить.

Второе - правильная организация режима, содержания и трудоиспользования военнопленных приносит большую экономическую пользу нашему государству. Если лагерь работает нормально, физическое состояние военнопленных не ослабляется, смертности и заболеваний нет, все военнопленные работают и выполняют нормы, тем самым государству возмещается не только стоимость их содержания, но и создаются большие материальные ценности. Это для нашего государства очень существенно. Нам предстоит бороться за выполнение 4-й сталинской пятилетки, и имеющаяся у нас работоспособная армия военнопленных, работающая в ведущих отраслях хозяйства, должна быть использована по-настоящему и наше государство должно получить большую экономическую выгоду от использования труда военнопленных.

Правильным использованием военнопленных мы будем создавать и строить нашу социалистическую экономику. Поэтому нельзя увлекаться успехами сегодняшнего дня. У нас иногда бывает, что дадим здоровую рабочую силу, а вскоре в результате неправильного использования физическое состояние ухудшается и восстановить работоспособность их для нас значительно труднее. Таким образом, надо помнить и о политической стороне этого дела, а также об экономической выгоде использования труда военнопленных. Мы будем все меры принимать к тому, чтобы работе с военнопленными придать больше значения, актуальности, остроты, и с вас будем строго спрашивать.

Какие из лагерей неблагополучны" Неблагополучными лагерями являются - 447 - Карело-Финская ССР, - 390 - Литовская ССР, - 442 - Краснодарский край, - 218 - Смоленская обл. - 168 - Минская обл. - 400 - Куйбышевская обл. - 358 - Куйбышевская обл. - 145 - Курская обл. - 315, 417 - Днепропетровская обл. - 323 - Тульская обл. - 107 - Калужская обл.

Вопрос организации питания военнопленных - основной вопрос. Наша беда в том, что установленная норма питания часто нарушается.

Привозимое продовольствие иногда не доходит до военнопленного, разворовывается и нерационально расходуется. Надо взять под строжайший контроль это дело.

Необходимо организовать такое наблюдение, чтобы обеспечить неуклонное выполнение всех директив по питанию в лагерях военнопленных.

Я вас прошу крепко наладить систему выдачи продовольствия в каждом лаготделении, привлечь шире к этому делу самих военнопленных.

Организация питания и доставка продовольствия в лагеря - основная задача, которой наши аппараты должны заниматься.

Второй вопрос - о трудовом использовании. Надо уметь использовать труд военнопленных. С одной стороны, повысить рентабельность, чтобы военнопленные окупали свое содержание, а с другой стороны, чтобы трудовое использование не приводило к физическому ослаблению военнопленных. Необходимо ликвидировать долгие переходы, работу давать в соответствии с физическим состоянием, строго следить за выдачей дополнительного питания за труд, использовать военнопленных там, где они лучше сохраняют свое физическое состояние. При распределении работы среди военнопленных использовать главным образом такие объекты работы, где лучше и легче сохранить их физическое состояние и в то же время дать больший экономический эффект.

Обращаю внимание на экипировку военнопленных. Если человек разут и раздет, его нельзя посылать зимой на работу. Имеется много случаев массового обморожения, когда людей, не одетых по сезону , выводят на работу при морозах.

Третье - строгое проведение оздоровительных мероприятий. Весну и лето надо использовать для восстановления физического состояния военнопленных. Если мы не используем летний период и в зиму вступим с ослабленным контингентом, то зима даст резкое повышение ослабления физического состояния. Надо восполнить недостаток витаминов сбором дикорастущих.

Четвертое - проведение санитарно-медицинских мероприятий. Надо следить за тем, чтобы медицинская помощь оказывалась своевременно и надлежащего качества. Мало уделяется внимания нашим спецгоспиталям. Нами было дано указание о загрузке спецгоспиталей на 150%. Почему бы на двух койках не расположить трех военнопленных. Если не хватает коек, положить на полу между койками.

Пятое - подготовка жилища для военнопленных. Жилищный фонд за лето надо крепко подремонтировать. С военнопленными нам придется иметь дело не менее 3 лет, поэтому жилищный фонд надо подремонтировать и подготовить к зиме.

Внутренний распорядок имеет большое значение для сохранения физического состояния военнопленных. В некоторых лагерях военнопленных поднимают рано утром, на поверке долго держат, приходится тратить много времени на получение пищи и т.д. Такой порядок нужно изменить.

Внутренний распорядок лагерей надо упростить и подчинить его интересам трудоиспользования и сохранения физического состояния военнопленных. Если военнопленному надо на работу идти к 8 часам, то не надо его поднимать в 5 часов, пусть он дольше лежит, ведь вы знаете, что чем больше человек лежит, тем меньше ему надо есть. Внутренний распорядок пересмотрите по всем лагерям ваших областей, упростите его и подчините его этим задачам.

Об охране и конвойных войсках. Надо усилить бдительность в несении службы, чтобы не было побегов и, с другой стороны, необходимо добиться, чтобы охрана военнопленных также способствовала сохранению физического состояния военнопленных и улучшению их трудового использования.

Кадры и штаты лагерей военнопленных. Я думаю, что мы сможем безболезненно резко сократить штаты отделений и лагерей военнопленных и сокращенные должности заменить военнопленными. Ведь у нас что получается: возчик - вольнонаемный, вахтер внутри - вольнонаемный, какой-то парикмахер - вольнонаемный. Надо шире использовать военнопленных на внутрилагерной администрации. Низшие должности лагерного аппарата заменить военнопленными.

Вторая задача - необходимо просмотреть личный состав лагерей военнопленных и укрепить кадры лагерей.

Надо по каждому лагерю создать специальную комиссию и начиная с апреля месяца просмотреть все кадры, произвести переаттестацию и всех, кто не соответствует своему назначению, уволить или перевести в запас. Это оздоровит обстановку в лагерях. Повысить ответственность всех лиц, связанных с работой по лагерям военнопленных.

Надо поставить одной из основных задач работы оперативных отделов лагерей военнопленных - участие оперотделов лагерей в укреплении внутренней дисциплины лагерей и по своей чекистской линии принимать необходимые меры. Мы разрешаем оперативным отделам писать непосредственно в УМВД, минуя начальника лагеря, если оперотдел имеет что-либо необходимое для сообщения.

Надо больше предъявлять требовательности к оперативным отделам. Оперативные отделы должны лучше помогать в укреплении порядка в лагерях военнопленных. Оперативные отделы являются каналами, посредством которых мы должны узнавать о состоянии лагеря и в дальнейшем принимать соответствующие меры. Наша просьба - лагерями заниматься систематически. Наша просьба сводится к тому, чтобы поднять ответственность, проявить больше конкретного знания дела по задачам работы с военнопленными. Учтите, что этим вопросом мы должны заниматься еще долгое время, и чем скорее вы сделаете стабильным положение в лагерях, укрепите кадры, превратите лагерь в нормально действующее предприятие, тем легче для вас будет решать стоящие перед вами задачи.

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 2, д. 205, т. 14, л. 2-3 об. Типогр. экз.

Русский архив: Великая Отечественная. Иностранные военнопленные второй мировой войны в СССР. М.: Терра, 1996. Т. 24 (13). С. 299-301 (далее: Русский архив).

2. СИСТЕМА УПВ-ГУПВИ НКВД-МВД СССР? 2.1

ПРИКАЗ НКВД СССР - 0308 ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ЛАГЕРЕЙ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Москва

19 сентября 1939 г.

*Секретно*

Содержание: Об организации лагерей военнопленных

? 0308 19 сентября 1939 г. г. Москва

1. На основании Положения о военнопленных1 организовать при НКВД СССР Управление по военнопленным.

2. Утвердить прилагаемый штат Управления по военнопленным2.

3. Назначить начальником Управления по военнопленным майора т. Сопруненко П.К. и комиссаром Управления - полкового комиссара т. Нехорошева.

Заместителями начальника Управления назначить:

1) лейтенанта госбезопасности т. Хохлова И.И.,

2) по службе охраны - майора т. Полухина И.М.

4. Организовать 8 нижеследующих лагерей для содержания военнопленных:

1) Осташковский - на базе помещений бывшей детской колонии НКВД на острове Столобное*, на озере Селигер (Калининской обл.), на 7 тыс. чел. с доведением к 1 октября до 10 тыс. чел.

2) Юхновский - на базе помещений санатория "Павишев Бор", на ст. Бабынино Западной железной дороги, на 5 тыс. чел. с доведением к 1 октября до 10 тыс. чел.

3) Козельский - на базе помещений дома отдыха им. Горького, на ст. Козельск, железной дороги им. Дзержинского, на 7 тыс. чел. с доведением к 1 октября до 10 тыс. чел.

4) Путивльский - на базе помещений бывшего Софроненского монастыря и торфоразработок, на станции Теткино Московско-Киевской железной дороги, на 7 тыс. чел. с доведением к 25 сентября до 10 тыс. чел.

5) Козельщанский - на базе помещений бывшего Козельщанского монастыря, при станции Козельщина Южной железной дороги, на 5 тыс. чел. с доведением к 1 октября до 10 тыс. чел.

6) Старобельский - на базе помещений бывшего Старобельского монастыря, при станции Старобельск Московско-Донбасской железной дороги, на 5 тыс. чел. с доведением к 1 октября до 8 тыс. чел.

7) Южский - на базе помещений детской трудовой колонии НКВД на станции Вязники, Северной железной дороги на 3 тыс. чел. с доведением к 5 октября до 6 тыс. чел.

8) Оранский - на базе помещений бывшего Оранского монастыря, на станции Зименки Московско-Казанской железной дороги, на 2 тыс. чел. с доведением к 1 октября до 4 тыс. чел.

5. Утвердить прилагаемый типовой штат лагерей для военнопленных3, **инструкцию о работе лагерей и распорядок дня лагерей военнопленных**.

6. Утвердить начальниками и комиссарами лагерей:

1) Осташковского ?

майора т. Борисовца П.Ф. - начальником, ст. политрука т. Юрасова И.В.** - комиссаром;

2) Юхновского ?

майора т. Кадышева Ф.И. - начальником,

батальонного комиссара т. Гильчонок ЕШ. - комиссаром;

3) Козельского - майора т. Королева В.Н. - начальником,

ст. политрука т. Алексеева М.М. - комиссаром;

4) Путивльского ?

майора т. Смирнова Н.Н. - начальником, батальонного комиссара т. Васягина С.П. - комиссаром;

5) Козельщанского ?

ст. лейт. г/б т. Соколова В.Л. - начальником, капитана т. Акуленко Ф.С. - комиссаром;

6) Старобельского ?

капитана г/б т. Бережкова - начальником, батальонного комиссара т. Киршина М.М. - комиссаром;

7) Южского ?

мл. лейт. г/б т. Кий А.Ф. - начальником, ст. лейт. г/б т. Короткова Г.В. - комиссаром;

8) Оранского ?

ст. лейт. г/б т. Сорокина - начальником, лейтенанта г/б т. Кузнецова - комиссаром.

7. Оперативно-чекистское обслуживание военнопленных в лагерях возложить на особый отдел НКВД СССР и его местные органы4.

Т. Кобулову (созыв), Белянову, Сопруненко и Корниенко в 2-дневный срок разработать необходимые указания Особым отделам округов и представить мне на утверждение5.

8. Утвердить оклады заработной платы начальникам и комиссарам лагерей Осташковского, Юхновского, Козельского, Путивльского, Козельщанского и Старобельского в размере 2400 руб.; Южского и Оранского - в размере 2000 рублей6.

Установить оклады заработной платы для работников Управления лагерей военнопленных на уровне действующих окладов ГУЛАГа7 и лагерей ГУЛАГа.

9. Возложить на ГУЛАГ НКВД составление заявок и своевременную реализацию фондов по продовольственному, вещевому и санитарному снабжению.

Персональную ответственность за снабжение лагерей военнопленных возложить на моего заместителя - комдива т. Чернышова.

10. Возложить на центральный финансово-плановый отдел НКВД СССР финансирование Управления по делам военнопленных и лагерей военнопленных.

Персональную ответственность за финансирование Управления лагерей возложить на начальника ЦФПО НКВД СССР - дивизионного интенданта т. Берензона.

11. Моему заместителю - комдиву т. Масленникову обеспечить организацию охраны приемных пунктов, конвоирование при перевозке военнопленных от приемных пунктов до лагерей по нарядам начальника Управления по военнопленным и организацию охраны лагерей военнопленных, для чего выделить согласно прилагаемому перечню дислокации*** необходимое количество подразделений конвойных войск.

12. Начальнику УНКВД Калининской обл. полковнику т. Токареву, начальнику УНКВД Смоленской обл. капитану госбезопасности т. Куприянову, начальнику УНКВД Черниговской обл. капитану госбезопасности т. Дмитриеву, начальнику УНКВД Полтавской обл. капитану госбезопасности т. Бухтиарову, начальнику УНКВД Ворошиловградской обл. капитану госбезопасности т. Череватенко, начальнику УНКВД Ивановской обл. капитану госбезопасности т. Блинову и начальнику УНКВД Горьковской обл. т. Федюкову совместно с начальниками и комиссарами лагерей:

1) обеспечить в соответствии с мобилизационным планом отдела исправительно-трудовых колоний развертывание лагерей военнопленных, организуемых согласно п. 7 настоящего приказа;

2) по утвержденным настоящим приказом типовым штатам лагерей укомплектовать их личным составом в соответствии с имеющимся мобилизационным планом ОИТК НКВД;

3) для оказания помощи по развертыванию лагерей военнопленных командировать сроком на 10 дней:

в Калининскую обл.

зам. начальника отдела ГУЛАГа т. Полякова, в Смоленскою обл.

зам. нач. ГУЛАГа бригадного комиссара т. Васильева, в Ивановскую обл.

начальника ОТК НКВД СССР - ст. лейт. г/б т. Яцкевича, в Горьковскую обл.

зам. нач. инспекции ГУЛАГа - лейт. г/б т. Лобудева.

Моему заместителю комиссару г/б 3 ранга т. Круглову в двухдневный срок полностью укомплектовать личным составом Управление по делам военнопленных

НКВД СССР.

Народный комиссар внутренних дел СССР комиссар государственной безопасности 1 ранга Л. Берия

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 524, л. 432-437. Подлинник. Копии: там же, оп. 1а, д. 40, л. 143-148; ЦХИДК. Ф. 1п, оп. 1а, д. 1, л. 1-6. Катынь. Пленники необъявленной войны. Документы и материалы. М. 1997. С. 70-73. Русский архив. С. 13-14.

*_* Вписано карандашом. * Так в документе. Правильно -** Так в документе. Правильно *** В делах отсутствует. Зачеркнуто.

? 2.2

ПОЛОЖЕНИЕ НКВД СССР ОБ УПРАВЛЕНИИ ПО ДЕЛАМ ВОЕННОПЛЕННЫХ ПРИ НКВД СССР

Москва

не позднее 19 сентября 1939 г.*

"Утверждаю? Народный комиссар внутренних дел комиссар госбезопасности 1 ранга

(Л. Берия) ?" сентября 1939 г.

Положение об Управлении по делам военнопленных при НКВД Союза ССР1

I. Общее положение

1. Управление по делам военнопленных входит в состав Народного комиссариата внутренних дел СССР на правах самостоятельного Управления.

Начальник Управления по делам военнопленных подчиняется народному комиссару внутренних дел.

Непосредственное руководство Управлением по делам военнопленных осуществляет зам. народного комиссара внутренних дел комдив т. Чернышов.

2. Начальник Управления по делам военнопленных осуществляет руководство Управлением и направляет его деятельность в соответствии с решениями Правительства СССР о военнопленных, действующих приказов народного комиссара внутренних дел Союза ССР и в соответствии с настоящим Положением.

3. Управление по делам военнопленных НКВД СССР непосредственно руководит организацией лагерей, размещением, приемом, учетом, содержанием и использованием на работах военнопленных. Разрабатывает положение о приемных пунктах, лагерях военнопленных, издает инструкции и указания по содержанию и внутреннему распорядку в лагерях.

4. Начальник Управления по делам военнопленных при НКВД СССР ответственен за состояние приемных пунктов и лагерей. Осуществляет повседневное руководство всей работой Управления и его периферийных органов.

? Столбный.

? Юрасова И.А.

II. Задачи Управления

На Управление по делам военнопленных возлагаются следующие задачи:

1) организация приемных пунктов военнопленных, лагерей-распределителей и лагерей-стацио-наров военнопленных по согласованию с Генеральным штабом РККА;

2) прием военнопленных от полевого командования РККА;

3) своевременная эвакуация военнопленных с приемных пунктов в лагеря;

4) устанавливает внутренний распорядок приемных пунктов и лагерей, правила и режим содержания военнопленных;

5) разрабатывает нормы обеспечения военнопленных: жилым помещением, вещевым довольствием, продовольствием и другими предметами первой необходимости, организует порядок снабжения указанными видами довольствия;

6) разрабатывает нормы денежного довольствия военнопленных во время нахождения их в лагерях;

7) устанавливает нормы денежных сумм, которые разрешается иметь на руках военнопленных при нахождении в лагерях;

8) устанавливает нормы и ассортимент продуктов, пропускаемых в посылках военнопленным;

9) организует трудовое использование военнопленных в промышленности и сельском хозяйстве Союза ССР согласно "Положению о военнопленных";

10) руководит политической и культурно-просветительной работой среди военнопленных и разрабатывает соответствующие инструкции;

11) издает правила о порядке наложения и отбывания дисциплинарного взыскания применительно к дисциплинарному и караульному уставу РККА.

Начальник Управления по делам военнопленных при НКВД СССР

(Сопруненко)

ЦХИДК, Ф. 1/п, оп. 1а, д. 1, л. 55-57. Копия. Катынь. С. 73-75

* Датируется по дню подписания приказа НКВД СССР - 0308, см. док. - 2.1

? 2.3

ПОЛОЖЕНИЕ О ЛАГЕРЕ ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Москва

23 сентября 1939 г.

Сов. секретно

"Утверждаю? Зам. народного комиссара внутрен[них] дел Союза ССР комдив (Чернышов)

23 сентября 1939 г.

Положение о лагере для военнопленных I. Общая часть

1. Для содержания военнопленных, принимаемых от частей РККА, организуются специальные лагеря для военнопленных.

2. Основными задачами лагерей для содержания военнопленных являются:

а) содержание военнопленных в условиях изоляции от окружающего населения;

б) создание режима, исключающего всякую возможность побега военнопленных из зоны лагеря;

в) агитационно-пропагандистская и культурно-массовая работа среди военнопленных.

II. Структура, штат и функции аппарата лагеря

3. Управление лагеря имеет в своем составе:

а) канцелярию;

б) особое отделение;

в) политическое отделение;

г) учетно-распределительное отделение;

д) хозяйственное отделение;

е) финансовое отделение;

ж) санитарное отделение;

з) команду внутренней охраны;

и) пожарную охрану.

Штаты управления лагеря для военнопленных утверждаются Народным комиссаром внутренних дел Союза ССР.

Изменения в структуре лагеря производятся только приказом Народного комиссара внутренних дел Союза ССР.

4. Функции аппарата Управления лагеря:

A. Руководство лагеря

В лице начальника и комиссара лагеря, а также пом[ощника] начальника лагеря осуществляет общее руководство работой аппарата лагеря, за исключением особого отделения.

Заместитель нач[альни]ка лагеря, являясь одновременно н[ачальни]ком войсковой и вахтерской охраны, осуществляет руководство охраной лагеря.

Дежурный комендант, осуществляет прием и размещение вновь прибывающих военнопленных, поддержание порядка на территории лагеря и руководит работой бюро пропусков лагеря.

Б. Канцелярия лагеря

а) постановка и организация делопроизводства во всех отделениях лагеря, за исключением особого отделения и лазарета;

б) регистрация входящей и исходящей переписки, в том числе секретной и совершенно секретной, за исключением переписки особого отделения;

в) хранение и подшивка в дела переписки, касающейся деятельности лагеря в целом;

г) осуществляет контроль за своевременным исполнением переписки и заданий отделениями лагеря (кроме особого отделения);

д) ведет учет личного состава лагеря;

е) выписку командировочных удостоверений сотрудникам лагеря и регистрацию прибывших в командировку в лагерь лиц.

B. Особое отделение

Осуществляет работу по чекистско-оперативному обслуживанию военнопленных. Г. Политотделение

Проводит агитационно-пропагандистскую работу среди военнопленных. Руководит работой клуба и библиотеки. Ведет политработу среди личного состава лагеря.

Д. Учетно-распределительное отделение

Ведет персональный и статистический учет военнопленных и специальный учет офицерского состава и др[угих] приравненных к ним категорий.

Проводит регистрацию всех прибывающих военнопленных, подготавливает к отправке эшелоны военнопленных и оформляет их выбытие из лагеря. Объявляет розыск бежавших военнопленных.

Е. Хозяйственное отделение

а) выполняет работы по обеспечению лагеря всеми видами снабжения (продфуражное снабжение, вооружение сотрудников лагеря, вещевое довольствие сотрудников лагеря и военнопленных, снабжение лагеря топливом, *транспортом*, горючим, обеспечение оборудованием и инвентарем и пр.);

б) ведает поддержанием в порядке и благоустройством помещений и территории лагеря, выполняет работы по переоборудованию и ремонту помещений;

в) организует и руководит работой бань, прачечных, дезкамер1;

г) организует хранение вещей военнопленных;

д) содержит в исправном состоянии средства связи, электрооборудование и электроосвещение;

е) организует и руководит работой всего транспорта лагеря и поддержанием этого транспорта в порядке;

ж) ведет хранение и учет продуктов питания, а также материальный учет всего имущества лагеря и его мастерских.

Ж. Финансовое отделение

а) осуществляет финансовое обеспечение лагеря, а также организацию и ведение денежной отчетности по лагерю;

б) выписку и выплату зарплаты личному составу лагеря;

в) выдачу денежного довольствия военнопленным;

г) ведение личных счетов военнопленных.

З. Санитарное отделение

а) организует медицинскую помощь военнопленным;

б) руководит санобработкой2 прибывающих военнопленных и производит дезинфекцию помещений, одежды и белья;

в) наблюдает за санитарным состоянием помещений лагеря, хлебопекарни и кухни;

г) проводит противоэпидемические мероприятия и профилактические прививки;

д) обеспечивает лечебно-санитарные учреждения лагеря необходимым медико-санитарным имуществом и лечебными средствами;

е) ведет отчетность по приходу и расходу медико-санитарного имущества и лечебных средств, а также учет и регистрацию военнопленных, обращающихся за медпомощью в амбулаторию;

ж) ведет санитарно-статистический учет заболеваемости и смертности.

И. Команда внутренней охраны3

а) несет внутреннюю охрану лагеря согласно разработанному плану;

б) осуществляет поддержание порядка на территории лагеря и наблюдение за выполнением правил внутреннего распорядка военнопленными;

в) привлекается к участию в проведении обысков в бараках и личных обысков военнопленных;

г) содействует войсковой охране в предотвращении и ликвидации побегов военнопленных.

К. Пожарная охрана

а) обеспечивает надлежащее состояние и готовность противопожарного инвентаря на всей территории лагеря;

б) осуществляет профилактические противопожарные мероприятия на территории лагеря и проводит ликвидацию пожара.

Начальник Управления по делам о военнопленных НКВД СССР майор

Сопруненко Комиссар Управления по делам о военнопленных НКВД СССР полковой комиссар

Нехорошев

ЦХИДК. Ф. 1п, оп. 1е, д. 1, л. 63-67. Копия. Катынь. С. 89-92.

*_* Вписано от руки.

? 2.4

ВРЕМЕННАЯ ИНСТРУКЦИЯ О РАБОТЕ ПУНКТОВ НКВД ПО ПРИЕМУ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Москва

29 декабря 1939 г.*

Секретно

"Утверждаю? Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР комдив Чернышов

Временная инструкция о работе пунктов НКВД по приему военнопленных

I. Общая часть

1. Пункты НКВД СССР по приему военнопленных (приемные пункты) организуются по приказу или распоряжению Народного комиссара внутренних дел Союза ССР.

2. Организацию пунктов и дальнейшее руководство их деятельностью проводит Управление НКВД СССР по делам о военнопленных через НКВД, УНКВД республик, краев и областей, на территории которых расположен пункт.

3. Начальник приемного пункта в своей работе руководствуется настоящей инструкцией, распоряжениями и указаниями Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и начальника УНКВД (НКВД союзной и автономной республики).

4. Охрану военнопленных на приемных пунктах несут части конвойных войск

НКВД.

Взаимоотношения начальника приемного пункта с командиром войскового подразделения, несущего охрану пункта, определяются приказом НКВД СССР от 19 ноября 1939 г. за - 0390**, а именно:

1) Войсковое подразделение, несущее службу охраны приемного пункта, в административно-строевом отношении командованию приемного пункта не подчиняется, но выполняет требования последнего в отношении:

а) временного усиления наружной охраны на отдельных секторах или постах;

б) выделения боесостава для ликвидации массовых беспорядков или бунта военнопленных, для пресечения готовящегося массового побега их или для отражения нападения на приемный пункт извне, а также при производстве внезапных массовых осмотров помещений военнопленных.

2) Право вызова караула по тревоге и дежурного подразделения имеют начальник приемного пункта и дежурный по приемному пункту.

3) Командир дежурного подразделения по прибытии в приемный пункт по вызову начальника приемного пункта или дежурного по приемному пункту поступает в их распоряжение до прибытия командира войскового подразделения.

4) По прибытии в приемный пункт командир войскового подразделения принимает командование караулом и дежурным подразделением и действует по плану, разработанному совместно с начальником приемного пункта.

Начальник приемного пункта не вмешивается в распоряжения командира войскового подразделения, отдаваемые последним караулу и дежурному подразделению. Однако командир войскового подразделения обязан выполнять оперативные задания начальника приемного пункта по восстановлению порядка.

Предварительные устные оперативные задания начальник приемного пункта подтверждает письменно.

5) Командование приемного пункта не имеет права требовать от войскового подразделения выделения боевого состава:

а) для конвоирования военнопленных в баню и лечебные заведения, а также для конвоирования в другие пункты;

6) для охраны военнопленных на работах, проводимых вне пункта (если по этому вопросу не имеется специальных указаний Главного управления конвойных войск);

в) для охраны новых пунктов (отделений), не предусмотренных при организации приемного пункта.

6) Конвоирование военнопленных в другие пункты производится конвоями по распоряжению штаба конвойных войск НКВД СССР.

7) За побег военнопленных, совершенный через вахтерские проходные пункты приемного пункта, состав караула ответственность не несет.

II. Прием военнопленных

5. Прием военнопленных от частей РККА и РККФ1 производится в любое время дня и ночи по спискам, заверенным командованием части.

Прием производится лично начальником приемного пункта или его помощником.

6. Приему на пункт не подлежат:

а) больные и раненые военнопленные как подлежащие направлению в военные госпитали;

б) беженцы.

7. При приеме на пункт военнопленные до размещения их в отведенных помещениях тщательно обыскиваются.

При обыске подлежат изъятию:

1) все виды оружия,

2) бинокли,

3) фотоаппараты,

4) карты игральные,

5) карты военные (планы местности),

6) финские ножи,

7) спиртные напитки,

8) литература,

9) служебные документы и различные записи,

10) электрические фонарики,

11) свистки,

12) компасы,

13) противогазы,

14) военное снаряжение (сверх одного комплекта),

15) лекарства (различные - порошком и в жидкости),

16) крупные суммы денег (свыше 1000 руб.).

Не подлежит изъятию:

1) обмундирование,

2) постельные принадлежности,

3) белье,

4) котелки и другая посуда,

5) деньги,

6) табак (папиросы),

7) спички (зажигалки),

8) часы,

9) кольца,

10) портсигары,

11) личные письма и фотокарточки (за исключением военных фотографий),

12) предметы религиозного культа,

13) ордена и значки,

14) предметы туалета,

15) спички,

16) канцелярские принадлежности.

На изъятые при обыске деньги военнопленному выдается квитанция. По окончании обыска составляется акт, в котором обозначаются все изъятые при обыске предметы. Акт составляется в 3-х экземплярах, из которых 1-й экземпляр с изъятыми предметами направляется в райвоенкомат2 (трофейная комиссия), 2-й экземпляр - в Управление НКВД СССР по делам о военнопленных и 3-й экземпляр остается в делах пункта.

8. При обнаружении при обыске предметов, не обозначенных в п. 7 настоящей инструкции, вопрос об изъятии или оставлении на руках военнопленных этих предметов решается по усмотрению начальника пункта.

Если обнаруженные предметы не могут являться собственностью военнопленного (части и детали от машин и т.п.) - такие вещи подлежат изъятию.

9. Все прибывающие на пункт военнопленные до размещения их в отведенные помещения должны пройти санобработку (баня, дезинфекция). Военнопленные, заявившие жалобы на болезненное состояние, подвергаются медосмотру3.

10. В случаях, когда среди направленной на приемный пункт партии военнопленных выявлен больной эпидемическим заболеванием или поступившая партия имела контакт с таким больным, при приеме на прибывших накладывается карантин и по указанию врача приемного пункта проводятся противоэпидемические мероприятия.

В каждом случае эпидемического заболевания посылается телеграфное сообщение в УНКВД СССР и Управление по делам о военнопленных.

Отправление военнопленных с пунктов, где наложен противоэпидемический карантин, впредь до указаний из Управления НКВД СССР по делам о военнопленных, временно прекращается.

III. Учет военнопленных

11. Немедленно по поступлении военнопленного на приемный пункт начальник пункта организует регистрацию прибывших в специальной книге.

12. Все графы книги регистрации военнопленных должны заполняться полностью и четко.

Особое внимание должно быть обращено на то, чтобы фамилия, имя и отчество заполнялись правильно. Если военнопленный носит несколько фамилий - все они заносятся в книгу регистрации.

Звание или чин записываются полностью, например капитан артиллерии, командир такой-то части, поручик кавалерии, командир такой-то части, рядовой пехоты.

13. На группу военнопленных, направленную в лагерь, составляется этапный список за подписью начальника пункта.

14. Этапный список составляется в 3-х экземплярах. Два экземпляра списка выдаются начальнику конвоя (один для лагеря), третий экземпляр с распиской начальника конвоя в приеме этапа остается в делах пункта.

15. После отправки этапа из пункта на основании этапного списка в книге регистрации заполняются графы - дата убытия из приемного пункта и место убытия.

16. Об отправке этапов из пункта в лагерь начальник пункта телеграфно сообщает в Управление НКВД СССР по делам о военнопленных по установленному коду.

17. В случае убытия военнопленного из пункта не в лагерь в книге регистрации делается об этом соответствующая отметка.

18. Приемный пункт ведет ежедневную строевую записку о движении военнопленных, и ее содержание в зашифрованном виде ежедневно сообщает по телеграфу в Управление по делам о военнопленных НКВД СССР.

IV. Режим

19. Военнопленные офицеры, государственные чиновники, полицейские, жандармы и члены контрреволюционных партий размещаются отдельно от солдат и младшего начсостава. Военнопленные женщины размещаются отдельно от мужчин.

20. Военнопленные размещаются в помещениях, обнесенных сплошным забором или оградой из колючей проволоки в 2,5 метра высотой и находящихся круглые сутки под вооруженной охраной.

Проживание военнопленных за зоной пункта без охраны категорически воспрещается.

21. Начальник пункта на основании настоящей инструкции, в зависимости от местных условий, устанавливает время подъема и отхода ко сну и распорядок дня военнопленных, руководствуясь прилагаемым примерным распорядком дня (приложение - 3).

22. Военнопленным разрешается свободное перемещение внутри охраняемой зоны пункта от подъема до отбоя. После отбоя всякое передвижение по территории пункта без разрешения администрации воспрещается.

23. Военнопленных разрешается привлекать к работам по хозяйственному обслуживанию нужд пункта, причем вывод их на работы за зону пункта производится только под конвоем.

24. Военнопленные, выводимые на внешние работы, сдаются дежурным по пункту по списку старшему конвоя и по списку же принимаются от старшего конвоя обратно на пункт.

25. На территорию пункта имеют право входить по своим удостоверениям сотрудники пункта и работники НКВД, командированные на пункт.

Для пропуска, в случаях необходимости, на территорию пункта устанавливаются разовые пропуска единого образца, которые могут быть выданы только за подписью начальника пункта, а в его отсутствие ответственным дежурным по пункту и только лицам, пребывание которых на пункте вызвано служебной необходимостью (приложение - 1)***.

26. С внутренней и наружной стороны зоны обозначается предупредительная зона, проходить через которую к основной зоне кому бы то ни было категорически воспрещается.

Часовые, сотрудники пункта и находящиеся в наряде вахтеры должны немедленно пресекать всякую попытку военнопленных установить связь с окружающим населением.

27. С военнопленными со стороны администрации, охраны и сотрудников приемного пункта должно быть вежливое обращение.

28. Всякое использование труда военнопленных в личных целях, покупка вещей у военнопленных, равно как прием от военнопленных подарков или услуг в иной форме, сотрудникам пункта категорически воспрещается и должно рассматриваться как связь с военнопленными со всеми вытекающими отсюда последствиями.

29. Свидания, переписка, посылки и передачи находящимся на пункте военнопленным воспрещается.

30. Военнопленным разрешается чтение газет и книг, игра в шашки, шахматы и другие неазартные игры.

Военнопленные могут подавать жалобы и заявления в адрес любого вышестоящего органа НКВД или правительственного учреждения.

Жалобы и заявления, адресованные в Президиум Верховного Совета СССР и союзных республик, Совнарком СССР, Комиссию Советского Контроля, ЦК ВКП(б), комиссию партийного контроля при ЦК ВКП(б), Народному комиссару внутренних дел СССР, а также в Управление по делам о военнопленных, поданные в закрытом виде, немедленно направляются адресатам с их содержанием.

31. Среди военнопленных, содержащихся на пункте, проводится политико-массовая работа по указаниям политотдела Управления НКВД СССР по делам о военнопленных.

32. Для лучшей организации учета военнопленных и управления ими все военнопленные, находящиеся на приемном пункте, разбиваются на сотни и из их числа назначаются старшие сотен.

33. Курение в занимаемых военнопленными помещениях категорически воспрещается. Для курения отводится специальное место во дворе пункта, а в холодное время - в специально отведенном помещении, снабженном бочкой, наполненной водой.

34. Питание военнопленных проводится по установленным нормам. Выдача горячей пищи должна проводиться два раза в сутки, кипяток по потребности.

35. Врач приемного пункта ежедневно проводит обход помещений военнопленных, осуществляет текущий санитарный и пищевой надзор и оказывает нуждающимся необходимую медицинскую помощь. В случаях, когда выявляется эпидемическое заболевание, принимаются меры, указанные в п. 10.

36. Для поддержания порядка в помещениях и наблюдения за военнопленными внутри зоны устанавливаются вахтерские посты.

37. Отправка военнопленных с приемного пункта производится только по нарядам Управления по делам о военнопленных. Перед отправкой врач приемного пункта отсеивает лиц, не могущих по состоянию здоровья следовать с этапом, и визирует эшелонные списки с указанием об отсутствии на приемном пункте эпидемических заболеваний.

38. В составе эшелона численностью от 1000 чел. и выше выделяется один санитарный вагон, который оборудуется по прилагаемым нормам (приложение - 2)***

4

39. О всех происшествиях на пункте (побег, смерть военнопленного, пожар, беспорядок и т.п.) начальник приемного пункта немедленно доносит начальнику УНКВД и одновременно в Управление по делам о военнопленных НКВД СССР.

Начальник Управления НКВД СССР по делам о военнопленных майор

Сопруненко Комиссар Управления НКВД СССР по делам о военнопленных полковой комиссар

Нехорошев

Приложение - 3 (к п. 21 инструкции)

Примерный распорядок дня приемного пункта
Подъем 7 час.
Утренний туалет и уборка помещений 7 час. - 7 час. 30 мин.
Утренняя поверка 7 час. 30 мин. - 8 час.
Завтрак 8 час. 30 мин. - 9 час. 30 мин.
Работа на территории пункта 9 час. 30 мин. - 16 час. 30 мин.
Обед 16 час. 30 мин. - 18 час. 30 мин.
Культурно-массовая работа 18 час. - 21 час.
Ужин 21 час. - 22 час.
Вечерняя поверка 22 час. - 22 час. 30 мин.
Отбой 23 час.
ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 533, л. 510-526. Подлинник. ЦХИДК. Ф. 1п, оп. 5е, д. 1, л. 4-16, 23. Копия. Русский архив. С. 25-31.

* Датируется по приказу НКВД СССР - 0438, которым инструкция была объявлена. ** См. док. - 3.6. *** Не публикуется.

? 2.5

ПРИКАЗ НКВД СССР - 001510 ОБ УПРАЗДНЕНИИ ПОЛИТОТДЕЛА ПРИ УПРАВЛЕНИИ НКВД ПО ДЕЛАМ ВОЕННОПЛЕННЫХ

И ИНТЕРНИРОВАННЫХ

Москва

3 декабря 1940 г.

Сов. секретно

Содержание:

Об упразднении Политотдела при Управлении НКВД по делам военнопленных и интернированных

? 001510 3 декабря 1940 г. г. Москва

В соответствии с решением ЦК ВКП(б) от 30 ноября 1940 г. Политотдел при Управлении НКВД по делам военнопленных и интернированных - упразднить1.

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР комиссар государственной безопасности 3 ранга

Круглов

ГА РФ. Ф. 9401, оп.1, д. 564, л. 408-409. Подлинник.

? 2.6

ПРИКАЗ НКВД СССР - 001155 С ОБЪЯВЛЕНИЕМ

ВРЕМЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ О ЛАГЕРЯХ-РАСПРЕДЕЛИТЕЛЯХ НКВД

ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ И ВРЕМЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ

О ПУНКТАХ НКВД ПО ПРИЕМУ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Москва

5 июня 1942 г.

Сов. секретно

Содержание:

С объявлением временного положения о лагерях-распределителях НКВД для военнопленных и временного положения о пунктах НКВД по приему военнопленных

? 001155 5 июня 1942 г. г. Москва

Ввести в действие объявляемые при этом временное положение о лагерях-распределителях НКВД для военнопленных и временное положение о пунктах НКВД по приему военнопленных.

Приказ НКВД СССР - 0438 от 29 декабря 1939 г.* отменить.

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР комиссар госбезопасности 3 ранга Серов

Сов. секретно

"Утверждаю? Заместитель наркома внутренних дел Союза ССР комиссар госбезопасности 3 ранга Серов

Временное положение о лагерях-распределителях НКВД СССР для военнопленных

I. Организация лагерей распределителей

1. Лагеря-распределители организуются НКВД СССР для приема военнопленных армий противника, временного содержания их для отбытия трехнедельного карантина, всесторонней обработки за этот период и для дальнейшей переотправки военнопленных в производственные лагеря.

2. Лагеря-распределители организуются во фронтовом тылу в местах, обеспечивающих быструю доставку военнопленных с фронта.

3. Для каждого лагеря-распределителя управлением военнопленных устанавливается твердый лимит максимального количества военнопленных, могущих быть одновременно размещенными.

4. Лагеря-распределители по своей мощности делятся на следующие категории:

I категория - лагеря с одновременным лимитом свыше 3500 чел.;

II категория - лагеря с одновременным лимитом от 2000 до 3500 чел.;

III категория - лагеря с одновременным лимитом до 2000 чел.

5. Для приема военнопленных от частей Красной Армии лагерь-распределитель организует в армейском тылу необходимое количество приемных пунктов, дислоцируемых по согласованию со штабом Тыла фронта.

6. Лагеря-распределители входят в систему лагерей Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных и подчинены указанному Управлению.

7. Лагеря-распределители являются лагерями передвижного типа и изменяют свою дислокацию в зависимости от обстановки на фронтах.

В соответствии с этим лагеря-распределители размещают на базе имеющихся построек зданий и сооружений. При отсутствии или недостаточности на месте необходимых помещений военнопленные размещаются в палатках или землянках.

8. Перемещение лагерей-распределителей производится по указаниям Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

II. Схема организации лагеря-распределителя

1. Военнопленные содержатся внутри зоны лагеря.

2. В зоне лагеря, как правило, размещаются следующие здания, помещения, службы, предприятия и учреждения, обслуживающие военнопленных:

а) все жилые помещения для военнопленных (бараки, землянки, палатки и пр.);

б) кухни, столовые, кипятилки, хлеборезки и хлебораздаточные, продкаптерки, магазины, ларьки и складские помещения;

в) бани, душевые, прачечные, дезокамеры, парикмахерские;

д) амбулатории, лазареты, оздоровительные команды;

е) клубы, красные уголки;

ж) гуж[евой] транспорт;

з) умывальные, уборные, сушилки для обуви и одежды (обычно при бараках);

и ) гауптвахта (в одном из углов зоны, отделяется проволочным заграждением от основной зоны, с охраняемым входом).

Вне зоны, как правило, размещаются следующие помещения, предприятия и службы:

а) все жилые, хозяйственные, пищевые, лечебно-санитарные, коммунально-бытовые учреждения и предприятия для обслуживания личного состава сотрудников лагеря и охраны;

б) казармы и караульное помещение охраны лагеря и общежития вахтерской команды;

в) склады боеприпасов, химимущества, медимущества и горючего;

г) управление лагеря со всеми отделениями аппарата;

д) телефонная станция, радиостанция, телеграф;

е) пожарное депо и автогараж.

Лазарет для военнопленных может быть вынесен за основную зону при наличии специального отдельного ограждения и охраны. Если лазарет размещен в зоне, то здание его ограждается колючей проволокой и у входа на территории лазарета устанавливается вахтерский пост.

3. Примерные основные нормативы зданий и помещений лагеря для военнопленных следующие:

а) жилой фонд при размещении на сплошных 2-ярусных нарах - 0,94-1,1 кв. м или около 3,5-4,0 куб. м полезной жилой площади и кубатуры на 1 чел.;

б) кухни: литраж котлов 1,1 л на 1 столующегося. Все пищевые предприятия должны иметь подсобные помещения, оборудованные в соответствии с санитарными и хозяйственными требованиями;

в) бани и дезокамеры из расчета 25-30 чел. разовой пропускной способности на каждую 1000 чел. контингента, парикмахерские - 1 кресло на каждые 300 чел. контингента;

г) сушилки для обуви и одежды и умывальные комнаты из расчета по 0, 065 кв. м на 1 чел.;

д) стационарные лечучреждения на 3,5% коек к составу и амбулаторные из расчета 30-35 амбулаторных посещений в год на 1 чел.;

е) уборные: 1 очко на каждые 40-50 чел. контингента.

Примечание. Уплотнение сверх указанных нормативов в связи с недостатком жилплощади может быть временно разрешено начальником лагеря с донесением об этом в Управление НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

III. Обеспечение военнопленных

1. Военнопленные обеспечиваются верхней одеждой и обувью только в отдельных случаях, при отсутствии таковых и невозможности отремонтировать собственные. В зимнее время, при отсутствии теплой одежды выдается: при отсутствии шинели - телогрейка; - - брюк - летние или ватные брюки;

? - головных уборов - шапки ушанки; - - обуви - ботинки и портянки теплые.

Примечание. Выдача валенок запрещается.

2. Для смены собственного нательного белья при санобработке и для нужд лечебных учреждений в лагере создается неснижаемый оборотный фонд нательного белья в размере 1 пары на одного лимитного чел.

3. Постельными принадлежностями обеспечиваются:

а) лечебно-оздоровительные учреждения;

б) офицерский состав;

в) остальным военнопленным выдаются соломенные маты или солома.

4. Военнопленные обеспечиваются питанием по нормам, утвержденным СНК СССР** (приложение - 1), кроме:

а) стационарно-больных, которые довольствуются по больничным или противопеллагрозным нормам** (приложение - 2);

б) состав[а] оздоровительных команд, довольствующихся по специальным нормам** (приложение - 3);

в) отобранных для дальнейшего этапирования за 7 дней до отправки, питание которых за этот период, а также в пути следования производится по нормам этапного пайка** (приложение - 4).

5. Денежным довольствием для приобретения предметов первой необходимости военнопленные обеспечиваются:

рядовой и мл[адший] начсостав по 10 руб. каждый; средний ком[андный] начсостав по 15 руб. каждый; старший ком[андный] начсостав по 25 руб. каждый; высший ком[андный] начсостав по 50 руб. каждый.

Означенная сумма выплачивается единовременно за весь период пребывания в лагере-распределителе.

IV. Основные задачи лагеря-распределителя

Основные задачи лагеря-распределителя следующие:

1. Прием военнопленных от частей Красной Армии на приемные пункты лагеря и эвакуация их в лагерь-распределитель.

2. Изолированное содержание военнопленных от окружающего населения.

3. Раздельное содержание рядового и младшего комсостава от среднего, старшего и высшего командного и начальствующего состава.

4. Создание надлежащего режима и порядка для военнопленных, исключающих возможность побегов, беспорядков или других эксцессов.

5. Организация опроса военнопленных, учета их и статистическая разработка материалов по данным опроса.

6. Обеспечение военнопленных удовлетворительными жилищно-бытовыми условиями, питанием, вещдовольствием.

7. Организация медико-санитарного обслуживания военнопленных в ведомственной сети лечебно-санитарных учреждений лагеря.

8. Проведение разъяснительной и воспитательной работы среди военнопленных.

9. Максимальное использование труда военнопленных на хозработах и по самообслуживанию.

10. Организация строгого карантина, проведение всего комплекса противоэпидемических меро-приятий.

11. Восстановление физически ослабленного контингента из числа военнопленных.

12. Организованная отправка контингента в производственные лагеря в соответствии с разнарядками Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

13. Руководство работой пунктов приема военнопленных.

V. Структура аппарата лагеря для военнопленных

1. Руководство всеми отраслями и видами лагерной работы, а также пунктами приема военнопленных осуществляется управлением лагеря.

2. Начальник управления и комиссар лагеря подчинены непосредственно Управлению НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

3. Устанавливается следующая структура аппарата управления лагеря: Руководство лагеря

Оперативное отделение Политическое отделение Отделение режима Отделение учета военнопленных Хозяйственное отделение Санитарное отделение Финансовое отделение Коммунально-бытовое отделение.

Примечание. В лагерях с лимитом свыше 3 тыс. чел. организуются отделы. Каждое отделение (отдел) подчинено непосредственно начальнику управления лагеря или его заместителю. Оперативное отделение по вопросам оперативной работы подчинено 2-му Управлению НКВД СССР, в административном отношении - начальнику лагеря-распределителя.

4. Лагеря-распределители и приемные пункты военнопленных комплектуются по типовым штатам.

5. Комплектование личного состава сотрудников лагеря производится:

а) путем приписки к лагерю через соответствующие военные комиссариаты;

б) приемом сотрудников по вольному найму.

6. Начальник управления, его заместитель и помощник, комиссар лагеря, начальник оперативного отделения, его заместитель и начальник приемного пункта назначаются приказами НКВД СССР.

Назначения на должности, входящие в номенклатуру начальника УНКВД, оформляются приказами по УНКВД соответствующей области (края, АССР).

Назначения на остальные должности оформляются приказами начальника лагеря.

7. Если лагерь расположен на нескольких участках, отдаленных друг от друга и управления лагеря, организуются территориальные отделения лагеря по специально утверждаемым штатам.

8. Штаты приемных пунктов являются типовыми-расчетными и придаются лагерю по числу приемных пунктов. В зависимости от конкретной фронтовой обстановки и основных потоков военнопленных, начальник лагеря имеет право и обязан усиливать ведущие пункты за счет менее значимых в данное время и соответственно перебрасывать отдельных работников, а также приданное оборудование и транспорт из одних пунктов в другие.

VI. Основные функции отделений аппарата управления лагеря

Оперативное отделение ведет работу по специально утвержденному положению.

Политическое отделение ведет работу под руководством комиссара лагеря, обеспечивает проведение всех видов партийно-массовой работы среди личного состава лагеря, а также ведет культурно-массовую работу среди военнопленных.

Отделение режима ведает вопросами режима и внутренней охраны военнопленных, руководствуясь "Инструкцией о порядке содержания военнопленных в лагерях НКВД", объявленной приказом НКВД СССР - 001067 от 7 августа 1941 г. а также указаниями и распоряжениями Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных, руководит работой комендатуры, вахтерской и пожарной команд лагеря, ведает вооружением и следит за исполнением правил внутреннего распорядка в лагере.

Наружная охрана лагеря и конвоирование военнопленных при этапировании возлагается на части конвойных войск НКВД.

Учетное отделение организует:

а) заполнение опросных листов и ведение учетных дел на военнопленных;

б) персональный, строевой и статистический учеты военнопленных;

в) учет бежавших и задержанных военнопленных и оформление розыскных документов;

г) фотографирование военнопленных;

д) работу по приему и отправке этапов и осуществление персональных перебросок как внутри лагеря, так и за пределами его;

е) вся работа по учету военнопленных ведется в соответствии с инструкцией по учету, объявленной приказом НКВД СССР - 001067 от 7 августа 1941 г.

Хозяйственное отделение осуществляет всю хозяйственную деятельность лагеря, ведает всеми видами снабжения (продовольствие, вещдовольствие, фураж, горючее, топливо, материально-технические и строительные материалы, инструменты, транспортные средства, предметы хозобихода и др[угое] имущество), организует питание военнопленных, следит за правильным расходованием продуктов, отпускаемых на котел, руководит работой пищевых предприятий, планирует снабжение, составляет и оформляет заявки, получает и реализует отпущенные фонды, ведет деце[нтрализованные] заготовки, организует торговую сеть в лагере. Организует получение, хранение на складах, учет и следит за правильным использованием фондов и имущества лагеря; организует пошив и ремонт одежды и обуви для контингента в своих мастерских.

Санитарное отделение осуществляет все виды санитарного надзора, организует профилактические мероприятия, медснабжение и лечебное дело и руководит работой подведомственных лечебно-санитарных учреждений на основании "Инструкции по медико-санитарному обслуживанию военнопленных" и указаний и распоряжений Управления НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных.

Финансовое отделение ведает финансированием, бухгалтерским и оперативным финансовым учетом деятельности лагерей для военнопленных. Свою работу ведет по указаниям ФО УНКВД соответствующей области, через которые проводится финансирование лагерей для военнопленных.

Коммунально-бытовое отделение руководит работой всех коммунально-бытовых предприятий лагеря (баня, прачечная, парикмахерская, столярная, слесарная и пр[очие] мастерские), осуществляет технический надзор, проводит ремонт и строительство всех жилых коммунально-бытовых, административных, лечебных зданий и подсобных помещений и санитарно-технических установок: водоснабжения, канализации, очистки населенных мест и т.д. а также организует похороны умерших.

VII. Права личного состава и руководства лагеря

1. Сотрудники лагерей для военнопленных, как мобилизованные, так и принятые по вольному найму или по командировкам УНКВД и Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных, сохраняют присвоенные им персональные военные и специальные звания.

2. Управление и руководство работой лагеря строится на принципах единоначалия.

3. Для установления строгой воинской дисциплины среди сотрудников лагеря на весь личный состав распространяется дисциплинарный устав Красной Армии.

Начальнику, его заместителям и комиссару лагеря предоставляются права в отношении подчиненного рядового и младшего начальствующего, командного и политического состава, определяемые статьями 22 и 61 дисциплинарного устава Красной Армии, а в отношении среднего и старшего начальствующего, командного и политического состава - статьями 26 и 61 дисциплинарного устава.

VIII. Название, штамп и печать лагеря

1. Каждому лагерю для военнопленных присваивается определенный условный номер, заменяющий название лагеря. Номер лагеря устанавливается распоряжением начальника Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

2. Каждый лагерь военнопленных имеет гербовую мастичную печать с текстом по окружности "Лагерь НКВД СССР для военнопленных - ...", с гербом СССР в середине. На штампе лагеря и сургучных печатях также указывается номер лагеря.

Начальник Управления НКВД Союза ССР по делам о военнопленных и интернированных майор госбезопасности Сопруненко

Приложение - 1

Нормы

довольствия военнопленных и интернированных, утвержденные постановлениями СНК Союза СССР за - 1782-79сс от 30 июня 1941 г. и - 4735рс от 6 августа 1941 г. 1

Хлеба ржаного

400 гр. на чел. в сутки

Муки II сорта 20 гр. на чел. в сутки

Крупы (кроме диетической) 100 гр. на чел. в сутки

Масла растительного 20 гр. на чел. в сутки

Рыбы 100 гр. на чел. в сутки

Сахара 20 гр. на чел. в сутки

Соли 30 гр. на чел. в сутки

Овощей и картофеля 500 гр. на чел. в сутки

Томат-пюре 10 гр. на чел. в сутки

Чая-суррогата 20 гр. на чел. в месяц

Примечания: 1. Военнопленным, работающим на внутрилагерных работах и на заготовке дров, выдается дополнительно 100 г ржаного хлеба.

2. Мыла выдается:

а) для личных нужд - 100 гр.;

б) для мойки в бане - 100 гр.;

в) для общественной стирки белья и постельных принадлежностей - 100 гр.

Зам. начальника Управления НКВД Союза ССР по делам о военнопленных и интернированных старший лейтенант госбезопасности

Слуцкий

Начальник 4 отдела Управления лейтенант госбезопасности

Соколов

Приложение - 2

Нормы

довольствия военнопленных и интернированных, находящихся в лечебных заведениях лагерей и приемных пунктах НКВД

(на 1 чел. в день в граммах)
Наименование Больничный Прот ивопел лаг розный Дополнительный] Примечание
продуктов паек паек противоцинготный паек
с поносом без поноса
Хлеб ржаной 300 ? ?
Хлеб пшеничный 200 ? 400
Сухари из пшеничной 100 ?
муки 72%
Мука подболточная 20 10 10
Крупа разная 70 ? 50
Рис и манная 35 100 60
Горох, фасоль ? ? ? 10
Макароны 15 ? ?
Мясо свежее 60 120 120
Рыба свежая 90 50 80 При отсут[ствии] - свеж[им] мясом
Растительное масло 10 ? 10
Жиры животные 20 20 * 30 * *Сливоч[ное] масло
Сахар 20 30 30
Чай натуральный 0,5 1 1
Картофель и овощи 600 500 600 200
Томат-пюре 10 10 10 10
Сухофрукты 10 10 10 Или соответственно] свеж[ие] свеж[их] ягод по стоимости
Мука картофельная 5 10 10
Молоко 250 300 300
Яйца, шт. 0,5 2 2
Уксус 10 ? 10
Соль 20 20 20 10
Перец стручковый 0,1 ? ?
Лавровый лист 0,3 ? ?
Лук репчатый ? ? 25
Дрожжи пекарские 100 100 Или пивн[ые] 70 гр. или сухие 40 гр.
а) Больничная норма является среднерасчетной. Питание для различных групп больных определяется лечащим врачом.

б) Больничное питание выдается больным, находящимся на стационарном лечении.

Разрешается зачислять на больничное питание по заключению врачебной комиссии, амбулаторных больных не свыше 0,5% к списочному составу контингента.

в) Противопеллагрозный паек2 только для коечных больных и заменяет собой больничный паек.

г) Противоцинготный паек3 выдается в качестве дополнительного к больничному или к основному довольствию по заключению врача.

Примечания: 1. Приготовление больничного питания производится на кухнях стационаров под контролем медперсонала.

2. Довольствие медсанработников и обслуги из одного котла с больными категорически запрещается. Продукты для питания больных отпускаются полностью по нормам во всех случаях независимо от общей обеспеченности лагеря продовольствием.

Для обеспечения бесперебойного питания больных создается неснижаемый запас продовольствия по скоропортящимся продуктам на 15 дней и по остальным на 30 дней.

Зам. начальника Управления НКВД Союза ССР по делам о военнопленных и интернированных старший лейтенант госбезопасности

Слуцкий

Приложение - 3

Нормы

довольствия военнопленных и интернированных, находящихся в оздоровительных командах в лагерях НКВД

(на 1 чел. в день в граммах)
? Наименование Колич[ество] Примечание
п/п продуктов
1 Хлеб ржаной 600
2 Мука подболточная 16
3 Крупа-макароны 100 Кроме диетической крупы
4 Мясо 25
5 Рыба 100
6 Жиры животные и раст[ительное]
масло 20
7 Картофель и овощи 600
8 Сахар 15
9 Чай суррогатный 2
10 Томат-пюре 10
11 Перец стручковый 0,1
12 Лавровый лист 0,1
13 Соль 15
14 Дрожжи пекарские 100 Или пивные 70 гр. или пивные
сухие 40 гр.
Питание военнопленных и интернированных по означенной норме осуществляется по специальным указаниям Управления НКВД по делам военнопленных.

Зам. начальника Управления НКВД Союза ССР по делам о военнопленных и интернированных старший лейтенант госбезопасности

Слуцкий Начальник 4 отдела Управления лейтенант госбезопасности

Соколов

Приложение - 4

Нормы

довольствия этапируемых военнопленных и интернированных

(на 1 чел. в день в граммах)
? Наименование продуктов Количество
п/п при организации при сухом
горячей пищи пайке
1 Хлеб ржаной 600 700 Или сухарей 60% нормы
2 Мука подболточная 12 ?
3 Крупа-макароны 100 ?
4 Мясо 25 ? В летнее время солонина
5 Рыба (соленая) 125 250* * Сельдь
6 Раст[ительное]масло или жиры животные 12 ?
7 Сахар 12 30
8 Чай или кофе-суррогат 3 6
9 Картофель и овощи 750
10 Томат-пюре 10 ?
11 Перец стручковый 0,1 ?
12 Лавровый лист 0,1 ?
13 Соль 20
При нахождении этапируемых в пути свыше 5 суток организуется приготовление горячей пищи, а при следовании менее 5 суток выдается сухой паек.

Зам. начальника Управления НКВД Союза ССР по делам о военнопленных и интернированных старший лейтенант госбезопасности

Слуцкий

Сов. секретно

"Утверждаю? Заместитель народного комиссара

внутренних дел Союза ССР комиссар госбезопасности 3 ранга

Серов

Временное положение о пунктах НКВД по приему военнопленных

I. Порядок организации пунктов и их задачи

1. Пункты НКВД по приему военнопленных (приемные пункты) организуются начальниками лагерей-распределителей по согласованию со штабами тылов фронтов.

2. Перемещение пунктов производится начальником лагеря-распределителя по запросам и указаниям военного командования.

В необходимых случаях перемещение пунктов производится по указанию штаба Армии непосредственно начальником приемного пункта.

3. Приемные пункты имеют своей задачей:

а) прием военнопленных от воинских частей;

б) временное содержание принятых военнопленных; в ) недопущение побегов военнопленных;

г) первичный учет военнопленных;

д) отправку военнопленных с приемного пункта в лагеря-распределители.

II. Организационная структура пунктов

4. Начальник приемного пункта назначается приказами народного комиссара внутренних дел Союза ССР.

5. Начальник приемного пункта в своей работе руководствуется указаниями Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных и распоряжениями начальника лагеря-распределителя. Начальник пункта подчиняется начальнику лагеря-распределителя.

6. Оперуполномоченный пункта в своей работе руководствуется указаниями и распоряжениями начальника оперативного отделения лагеря-распределителя, а в административном отношении оперуполномоченный подчиняется начальнику приемного пункта.

7. Для осуществления задач, стоящих перед пунктом, начальнику приемного пункта придается штат сотрудников4 (приложение - 1)**.

8. Укомплектование штатов приемного пункта производится начальником лагеря-распределителя из числа вольнонаемных сотрудников и лиц приписного состава из райвоенкоматов. Назначения на штатные должности приемного пункта оформляются приказами начальника лагеря-распределителя.

9. На личный состав приемного пункта распространяются льготы и преимущества, предоставляемые сотрудникам НКВД, непосредственно обслуживающим фронты и армии.

10. За сотрудниками пункта сохраняются присвоенные им персональные и специальные звания.

11. Сотрудники приемного пункта за совершенные ими проступки, не влекущие за собой уголовной ответственности, подвергаются дисциплинарным взысканиям в порядке, предусмотренном дисциплинарным уставом Красной Армии.

12. Начальнику приемного пункта предоставляют дисциплинарные права в отношении подчиненного рядового и младшего начсостава, определяемые статьями 21 и 60 дисциплинарного устава Красной Армии, а в отношении среднего и старшего начальствующего состава статьями 25 и 60 дисциплинарного состава.

13. Наружную охрану приемных пунктов осуществляют части конвойных войск

НКВД.

14. Право проверки приемных пунктов имеют:

а) сотрудники Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных, командированные на пункт начальником Управления;

б) сотрудники лагеря-распределителя по уполномочию начальника лагеря-распределителя;

в) начальник УНКВД области, на территории которой находится пункт, а также его заместители.

15. Право посещения приемного пункта, кроме лиц, указанных в пункте 14, имеют:

а) командующий фронтом и его заместители,

б) члены военного совета фронта,

в) командующий армией и его заместители,

г) начальник штаба фронта и соответствующей армии,

д) начальники и сотрудники разведывательных отделов и политотделов штабов фронта и армии,

е) представители военного командования, имеющие письменные предписания от командования фронта, армии.

III. Материально-финансовое обеспечение пунктов

16. Приемные пункты обеспечиваются:

а) продовольствием для личного состава и военнопленных, вещевым имуществом для личного состава, автогужтранспортом, горючесмазочными материалами, фуражом и хозинвентарем - штабом тыла фронта в соответствии с директивой штаба тыла КА - 29/69/9 от 17 мая 1942 г.;

б) остальными видами довольствия - лагерями-распределителями. Финансирование и контроль за хозяйственно-финансовой деятельностью пункта

осуществляет лагерь-распределитель.

IV. Порядок приема военнопленных

17. Прием военнопленных от частей Красной Армии и Военно-Морского Флота производится в любое время суток по спискам, заверенным командованием части.

Прием производится лично начальником приемного пункта или его заместителем.

Военнопленные больные и раненые, а также резко истощенные или с авитаминозными отеками и поносами, нуждающиеся в больничном лечении, приему на пункт не подлежат.

18. При приеме на пункт военнопленные тщательно обыскиваются. Все запрещенные к хранению предметы изымаются5 (приложение - 2)**.

Подлежат также изъятию предметы, не являющиеся собственностью военнопленного.

19. По окончании обыска составляется акт, в котором указываются все изъятые предметы.

На изъятые деньги и ценности военнопленному выдается квитанция.

20. Все поступившие на пункт военнопленные до размещения в отведенных для них помещениях должны пройти санитарную обработку (баню, дезинфекцию). Военнопленные, заявившие жалобы на болезненное состояние, подвергаются медосмотру.

V. Учет военнопленных

21. Поступившие на пункт военнопленные регистрируются в специальной книге. Все графы книги регистрации должны заполняться полностью и четко.

22. На военнопленных, отправляемых в лагерь-распределитель, составляется этапный список за подписью начальника приемного пункта.

Этапный список составляется в 3-х экземплярах. Два экземпляра списка выдаются начальнику конвоя (из них один для лагеря), третий экземпляр с распиской начальника конвоя в приеме этапа остается в делах пункта.

23. Об убытии военнопленных из приемного пункта делается отметка в книге регистрации.

24. Опрос военнопленных, содержащихся на приемном пункте, разрешается производить представителям Разведывательного управления и Политуправления Красной Армии и их органам на местах.

VI. Порядок содержания военнопленных

25. Порядок содержания военнопленных на приемном пункте устанавливается распоряжениями и указаниями Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

26. Приемный пункт изолируется ограждением из колючей проволоки высотой 2,5 м, с внутренней и внешней сторон пункта обозначается предупредительная зона, проходить через которую кому бы то ни было категорически запрещается.

27. Проживание военнопленных за зоной пункта запрещается.

28. Военнопленные офицеры и приравненные к ним лица размещаются отдельно от рядовых солдат и младшего комсостава.

Военнопленные-женщины размещаются отдельно от мужчин.

29. Начальник приемного пункта, в зависимости от местных условий, устанавливает распорядок дня для военнопленных.

30. Cвидание, переписка, посылки и передачи содержащимся на пункте военнопленным запрещаются.

31. Использование военнопленных в личных целях, покупка вещей у военнопленных, равно как прием от военнопленных подарков или услуг в иной форме, сотрудникам пункта категорически воспрещается.

32. Военнопленным разрешается подача жалоб и заявлений в правительственные учреждения и вышестоящие органы НКВД.

33. Питание военнопленных производится по установленным для них нормам.

34. Политработа среди военнопленных, содержащихся в приемном пункте, проводится в соответствии с указаниями Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

35. Санитарное обслуживание содержащихся на пункте военнопленных производится в соответствии с указаниями Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

Начальник Управления НКВД Союза ССР по делам о военнопленных и интернированных майор

госбезопасности

Сопруненко

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 639, л. 100-121. Подлинник.

Русский архив. С. 53-64.

* См. док. - 2.4. ** Не публикуются.

? 2.7

ПРИКАЗ НКВД СССР - 001156 ОБ ИЗМЕНЕНИИ

ОРГАНИЗАЦИОННОЙ СТРУКТУРЫ ЛАГЕРЕЙ

И ПРИЕМНЫХ ПУНКТОВ НКВД СССР ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Москва

3-8 июля 1942 г.

Сов. секретно

Содержание:

Об изменении организационной структуры лагерей и приемных пунктов НКВД СССР для военнопленных

? 001156 3-8 июня 1942 г. г. Москва

В целях упорядочения лагерей-распределителей и пунктов НКВД по приему военнопленных приказываю:

1. Начальнику Управления НКВД по делам военнопленных и интернированных майору государственной безопасности т. Сопруненко не позднее 20 мая 1942 г. организовать лагеря-распределители для приема, всесторонней обработки и дальнейшей переотправки военнопленных:

а) для Карельского и Волховского фронтов - Череповецкий лагерь в г. Череповец Вологодской обл. на базе существующего Череповецкого спецлагеря НКВД;

б) для Северо-Западного и Ленинградского фронтов - Боровичский лагерь в г. Боровичи Ленинградской обл. на базе существующего Боровичского спецлагеря НКВД;

в) для Западного и Калининского фронтов - Красногорский лагерь в г. Красногорске Московской обл. на базе существующего Красногорского спецлагеря

НКВД;

г) для Брянского фронта - Елецкий лагерь в г. Елец Орловской обл. на базе Елецкого приемного пункта для военнопленных;

д) для Юго-Западного фронта - Острогожский лагерь, в г. Острогожске Воронежской обл. на базе существующего Острогожского спецлагеря НКВД;

е) для Южного и Северо-Кавказского фронтов - Каменск-Шахтинский лагерь, на ст. Каменская Юго-Восточной железной дороги, на базе существующего Каменск-Шахтинского спецлагеря НКВД.

2. Личный состав, имущество и товарно-материальные ценности спецлагерей НКВД Череповецкого, Красногорского и Острогожского передать вновь организуемым лагерям-распределителям, а оставшийся спецконтингент направить в спецлагеря по указанию Управления НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных.

3. Назначить начальниками и комиссарами лагерей-распределителей: Череповецкого

начальником - капитана госбезопасности т. Королева, комиссаром - старшего майора милиции т. Щербакова; Боровичского

начальником - старшего лейтенанта госбезопасности т. Эпштейна - по совместительству с занимаемой должностью начальника Боровичского спецлагеря

НКВД,

комиссаром - лейтенанта госбезопасности т. Курячего - по совместительству с занимаемой должностью комиссара Боровичского спецлагеря НКВД; Красногорского

начальником - старшего лейтенанта госбезопасности т. Сережина, комиссаром - бригадного комиссара т. Галдина; Елецкого

начальником - старшего лейтенанта госбезопасности т. Соколова, комиссаром - т. Ординарцева; Острогожского

начальником - старшего лейтенанта госбезопасности т. Пескова, комиссаром - старшего политрука т. Трошина; Каменск-Шахтинского

начальником - капитана госбезопасности т. Козицына - по совместительству с занимаемой должностью начальника Каменск-Шахтинского спецлагеря НКВД,

комиссаром - лейтенанта госбезопасности т. Колесникова - по совместительству с занимаемой должностью комиссара Каменск-Шахтинского спецлагеря НКВД.

4. Подчинить начальникам лагерей-распределителей пункты по приему военнопленных, организованные при армиях. Существующую дислокацию пунктов пересмотреть совместно с войсковым командованием.

5. Актюбинский лагерь для военнопленных и Новосибирское отделение для интернированных ликвидировать.

6. Военнопленных, содержащихся в Спасозаводском лагере, годных к физическому труду, направить в производственные лагеря.

Интернированных иностранцев, содержащихся в Актюбинском лагере и Новосибирском лагерном отделении, перевести для дальнейшего содержания в Спасозаводский лагерь НКВД.

7. Оранский лагерь использовать для содержания военнопленных офицерского состава.

8. В Темниковском лагере сконцентрировать всех нетрудоспособных военнопленных рядового и младшего начсостава (инвалидов и больных-хроников), содержащихся в других лагерях (кроме Спасозаводского), и в дальнейшем туда же направлять нетрудоспособных военнопленных из всех лагерей-распределителей.

9. Начальнику отдела перевозок НКВД СССР капитану государственной безопасности т. Зикееву обеспечить вагонами [для] перевозки военнопленных и интернированных по заявкам Управления НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных.

10. Начальнику ЦФО НКВД СССР т. Берензону обеспечить бесперебойное финансирование лагерей и пунктов по приему военнопленных.

Зам. народного комиссара внутренних дел Союза ССР

комиссар госбезопасности 3 ранга И.Серов

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 636, л. 124-126. Подлинник. ЦХИДК. Ф. 1п, оп. 37а, д. 2, л. 19-20 об. Копия. Русский архив. С. 65-66.

? 2.8

ПРИКАЗ НКВД СССР - 001603

С ОБЪЯВЛЕНИЕМ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ УПРАВЛЕНИИ НКВД СОЮЗА

ССР

ПО ДЕЛАМ О ВОЕННОПЛЕННЫХ И ИНТЕРНИРОВАННЫХ

Москва

3 августа 1942 г.

"Утверждаю?

Сов. секретно Заместитель народного комиссара

внутренних дел Союза ССР комиссар госбезопасности 3 ранга

Серов

3 августа 1942 г.

Положение об Управлении НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных

I. Общие положения

1. Управление по делам о военнопленных и интернированных входит в состав Народного комиссариата внутренних дел Союза ССР.

2. Управление по делам о военнопленных и интернированных в своей работе руководствуется соответствующими постановлениями правительства Союза ССР о военнопленных, интернированных и бывших военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену и в окружении противника, приказами народного комиссара внутренних дел Союза ССР и настоящим положением.

3. Начальник Управления назначается и смещается народным комиссаром внутренних дел Союза ССР.

4. Штаты Управления по делам о военнопленных и интернированных и его местных органов устанавливаются приказами народного комиссара внутренних дел Союза ССР и содержатся за счет государственного бюджета СССР.

5. Личный состав Управления, руководящий состав лагерей (от пом[ощника] начальника лагеря и выше) и начальники приемных пунктов назначаются и смещаются приказами НКВД СССР. 1 2

6. "Положение о прохождении службы начсоставом ГУГБ1 НКВД СССР"2 распространяется:

а) на личный состав Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных от пом[ощника] инспектора и выше;

б) на личный состав лагерей НКВД от старшего инспектора и выше, а в оперативных отделениях на весь состав;

в) на начальников, заместителей начальников и оперуполномоченных приемных пунктов НКВД.

II. Задачи Управления

7. На Управление по делам о военнопленных и интернированных возлагаются следующие задачи:

а) разработка моб[илизационных]планов по подготовке сети приемных пунктов и лагерей для военнопленных, интернированных и быв[ших] военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену и в окружении противника3;

б) организация и руководство деятельностью приемных пунктов, лагерей-распределителей и производственных лагерей для военнопленных и интернированных, а также лагерей для быв[ших] военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену и окружении противника (спецконтингента);

в) организация приема, распределения по лагерям и учета военнопленных, интернированных и спецконтингента;

г) организация режима и охраны в лагерях и приемных пунктах, издание инструкций и правил, определяющих порядок содержания военнопленных, интернированных и спецконтингентов;

д) организация трудового использования военнопленных, интернированных и спецконтингентов;

ж) организация всех видов снабжения и медико-санитарного дела, а также бытового обслуживания военнопленных, интернированных и спецконтингентов;

з) подготовка и осуществление обмена военнопленными и интернированными и возвращения их по окончании войны в свои страны;

и) передача проверенных спецконтингентов органам НКО4.

8. Руководство работой приемных пунктов и лагерей для военнопленных, интернированных и спецконтингентов осуществляется приказами и директивами народного комиссара внутренних дел Союза ССР и распоряжениями начальника Управления по делам о военнопленных и интернированных.

III. Структура управления и функции отделов

9. Управление по делам о военнопленных и интернированных имеет в своем составе:

а) секретариат,

б) группу кадров,

в) политинструкторскую группу,

г) 1-й отдел (режима и охраны),

д) 2-й отдел (учетно-распределительный),

е) 3-й отдел (хозяйственный),

ж) 4-й отдел (санитарный),

з) 5-й отдел (организационно-производственный).

10. В соответствии с изложенными в разделе II задачами на отделы Управления по делам о военнопленных и интернированных возлагаются следующие функции:

а) Политинструкторская группа - организует агитационно-пропагандистскую работу среди военнопленных, интернированных и спецконтингентов; руководит деятельностью организуемых на приемных пунктах и в лагерях клубов, красных уголков, библиотек и других политико-просветительных учреждений; снабжает лагеря политической, художественной литературой и культурным имуществом. Организует специальную работу среди военнопленных-антифашистов.

Руководит политической работой среди личного состава лагерей и приемных пунктов.

б) Отдел режима и охраны - разрабатывает инструкции и правила, определяющие порядок содержания военнопленных, интернированных и спецконтингентов в лагерях и на приемных пунктах. Разрабатывает мероприятия по борьбе с побегами из лагерей и приемных пунктов и мероприятия по местному розыску и задержанию бежавших военнопленных, интернированных и спецконтингентов. Организует внутреннюю (вахтерскую) и пожарную охрану в лагерях и на приемных пунктах. Разрабатывает положения и программы по боевой подготовке команд внутренней и пожарной охраны. Ведает вопросами вооружения лагерей и приемных пунктов и ведет учет оружия и боеприпасов. Проверяет состояние режима и охраны в лагерях и проводит административные расследования о нарушениях работниками лагерей и приемных пунктов режима содержания военнопленных, интернированных и спецконтингентов.

в) Учетно-распределительный отдел - разрабатывает инструкции о порядке учета военнопленных, интернированных и спецконтингентов на приемных пунктах и в лагерях. Организует прием военнопленных на приемных пунктах и этапирование их в лагеря. Руководит работой по опросу военнопленных и интернированных в лагерях.

Ведет персональный, строевой и статистический учет военнопленных, интернированных и спецконтингентов, а также специальный учет определенных категорий контингентов, содержащихся в лагерях.

Осуществляет распределение военнопленных, интернированных и спецконтингентов между лагерями и этапирование их.

Выполняет задания оперативно-чекистских Управлений НКВД СССР.

г) Хозяйственный отдел - руководит хозяйственной деятельностью и коммунально-бытовым обслуживанием военнопленных, интернированных и спецконтингентов. Разрабатывает нормы довольствия контингентов. Организует снабжение лагерей и приемных пунктов вещдовольствием, продовольствием, фуражом, транспортом, предметами хозяйственного обихода, топливом, горючим и стройматериалами. Организует питание военнопленных, интернированных и спецконтинтентов и осуществляет проверку и контроль за хозяйственной деятельностью лагерей и приемных пунктов.

д) Санитарный отдел - ведает организацией медпомощи контингентам, содержащимся в лагерях и на приемных пунктах, руководит работой сети лечебно-санитарных учреждений, осуществляет надзор за санитарным состоянием лагерей и приемных пунктов, организует необходимые противоэпидемические мероприятия и проводит профилактические прививки. Осуществляет медицинское снабжение лагерей. Организует санитарно-статистический учет заболеваемости и смертности.

е) Организационно-производственный отдел5 - организует трудовое использование военнопленных, интернированных и спецконтингентов в промышленности, на транспорте и в сельском хозяйстве; руководит производственной деятельностью лагерей, проверяет выполнение договоров, заключенных между лагерями и хозорганами, разрабатывает все виды учета и отчетности по трудовому использованию контингентов, проверяет порядок использования военнопленных, интернированных и спецконтингентов на производстве.

Ведет разработку моб[илизационных]планов по подготовке сети приемных пунктов и лагерей, а также работу по их организации.

11. Структура и функции отделов Управления по делам о военнопленных и интернированных может быть изменена приказами народного комиссара внутренних дел Союза ССР

Начальник Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных майор госбезопасности

Сопруненко

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 641, л. 307-14. Подлинник. ЦХИДК. Ф. 1п, оп. 37а, д. 2, л. 26-27 об. Типогр. экз.

Лубянка. ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1960. Справочник. М. 1997. С. 304-307.

? 2.9

ПРИКАЗ НКВД СССР - 0095 О МЕРОПРИЯТИЯХ ПО ПРИЕМУ И РАЗМЕЩЕНИЮ ВОЕННОПЛЕННЫХ В ЛАГЕРЯХ НКВД

Москва

20 января 1943 г.

Сов. секретно

Содержание:

О мероприятиях по приему и размещению военнопленных в лагерях НКВД - 0095 20 января 1943 г. г. Москва

Для приема и размещения поступающих с фронтов военнопленных1 приказываю:

1. Начальнику Управления по делам о военнопленных и интернированных майору госбезопасности т. Сопруненко организовать следующие лагеря:

Алексинский - 53 в Тульской обл. на 10 000 чел. Астраханский - 60 в Сталинградской обл. на 10 000 чел. Лагерь-распределитель - 81 в м. Хреновое Воронежской обл. на 10 000 чел.2, Моршанский лагерь - 64 Тамбовской обл. на 10 000 чел.,

Лагерь-распределитель - 89* в м. Капустин Яр Сталинградской обл. на 3000 чел. Осташковский лагерь-распределитель - 41 в Калининской обл. на 5000 чел.

2. Лагерь-распределитель - 62 передислоцировать в Новохоперский район Воронежской обл. для обслуживания Юго-Западного фронта.

3. Прием военнопленных, поступающих с Донского фронта, возложить на лагерь-распределитель - 50, передислоцировав его во Фролово Сталинградской обл.

4. Обслуживание Воронежского фронта возложить на лагерь-распределитель

? 81.

5. На Осташковский лагерь-распределитель возложить обслуживание Калининского фронта.

6. Обслуживание Южного фронта возложить на лагерь-распределитель - 98.

7. Начальникам лагерей-распределителей - 41, 50, 81, 98 немедленно связаться с военным командованием обслуживаемых ими фронтов, уточнить дислокацию приемных пунктов и при необходимости организовать дополнительные пункты.

8. Начальнику Мичуринского лагеря - 56 лейтенанту госбезопасности т. Гончарову передать приемные пункты, обслуживающие Воронежский фронт, лагерю

? 81.

9. Назначить:

Врид начальника Алексинского лагеря - ст. лейтенант госбезопасности т. Сапожникова Бориса Николаевича, освободив его от обязанностей заместителя начальника Тульского спецлагеря.

Начальником Астраханского лагеря - майора госбезопасности т. Мазурина Павла Ивановича.

Врид начальника лагеря - 81 - лейтенанта госбезопасности т. Кузнецова Василия Георгиевича, освободив его от обязанности начальника Оранского лагеря

НКВД.

Врид начальника лагеря-распределителя - 98 - мл[адшего] лейтенанта госбезопасности т. Бардадыма Ивана Павловича.

Врид начальника Осташковского лагеря-распределителя - лейтенанта госбезопасности т. Абрамовича Бориса Иосифовича, освободив его от обязанностей заместителя начальника Красногорского лагеря.

10. Охрану военнопленных в лагерях организовать силами конвойных войск НКВД.

11. Начальнику ЦФО НКВД СССР т. Берензону обеспечить финансирование лагерей.

Начальникам УНКВД Тульской, Тамбовской, Воронежской, Сталинградской, Калининской областей принять необходимые меры к срочному развертыванию перечисленных лагерей, своевременному обеспечению их транспортом, продовольствием, хозинвентарем и укомплектованию штатов лагерей сотрудниками.

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР комиссар государственной безопасности 3 ранга

Серов

ГА РФ. Ф.9401, оп.1, д.655, л. 225-228. Подлинник.

* Так в документе, правильно - 98.

? 2.10

ПРИКАЗ НКВД СССР - 00345 О МЕРОПРИЯТИЯХ

ПО ОРГАНИЗАЦИИ ПРИЕМА, СОДЕРЖАНИЯ И ОТПРАВКИ

ВОЕННОПЛЕННЫХ В ПРИФРОНТОВОЙ ПОЛОСЕ

Москва 18 февраля 1943 г.

Сов. секретно

Содержание:

О мероприятиях по организации приема, содержания и отправки военнопленных в прифронтовой полосе

? 00345 18 февраля 1943 г. г. Москва

В целях лучшей организации своевременного приема, содержания и отправки военнопленных в прифронтовой полосе приказываю:

1. При управлениях войск НКВД по охране тыла фронтов Северо-Кавказского, Южного, Юго-Западного, Воронежского и Брянского и при Черноморской группе войск Северо-Кавказского фронта организовать отделения по делам военнопленных, подчиненные Управлению по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР и начальнику соответствующего Управления войск НКВД по охране тыла фронта.

2. Существующие ныне в прифронтовой полосе приемные пункты НКВД для военнопленных подчинить во всех отношениях указанным выше отделениям.

3. Возложить на указанные в пункте 1 отделения выполнение следующих задач:

а) организация приемных пунктов НКВД для военнопленных в прифронтовой полосе;

б) связь со штабами фронтов и армий по вопросам о военнопленных;

в) организация наблюдения и помощи в деле отправки частями Красной Армии военнопленных до приемных пунктов НКВД;

г) организация отправки военнопленных из приемных пунктов НКВД в лагеря-распределители и стационарные лагеря.

д) разрешение всех других вопросов, связанных с приемкой, отправкой и содержанием военнопленных в прифронтовой полосе, и информирование по этим вопросам Управления по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР.

4. Начальникам управлений войск НКВД по охране тыла фронтов оказывать всемерную помощь в работе отделений по делам военнопленных.

5. Утвердить следующие штаты для отделений по делам военнопленных при управлениях войск НКВД по охране тыла фронтов: начальник отделения - 1, зам.нач.отделения - 1,

ст. инспекторов - (по количеству армий на фронте),

секретарь отделения - 1. 6. Зам. наркома внутренних дел СССР по кадрам т. Обручникову и начальнику Управления по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР генерал-майору т. Петрову в однодневный срок укомплектовать отделения соответствующими работниками.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР

Л. Берия

Помета в верхней части 1-го листа "Дополнен пр[иказом] - 00367-43 г.*; дополн[ен приказами ?] 00686-[19]43 г.1 и - 001294-[19]43 г.".,

ГА РФ. Ф. 9401, оп.1, д. 656, л. 491-492. Подлинник.

* См. док. - 2.11.

? 2.11

ПРИКАЗ НКВД СССР - 00367 ОБ УЛУЧШЕНИИ РУКОВОДСТВА ЛАГЕРЯМИ НКВД ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Москва 24 февраля 1943 г.

Сов. секретно

Содержание:

Об улучшении руководства лагерями НКВД для военнопленных

? 00367 24 февраля 1943 г. г. Москва

В целях улучшения руководства лагерями НКВД для военнопленных приказываю:

1. Довести штатную численность Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных до 125 чел.

2. Заместителю народного комиссара внутренних дел СССР по кадрам - комиссару госбезопасности 3 ранга т. Обручникову и начальнику Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных генерал-майору т. Петрову в трехдневный срок укомплектовать Управление НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных по новой штатной численности.

3. Приравнять Управление НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных в вопросах комплектования, прохождения службы начальствующего состава и материального обеспечения к войсковым управлениям НКВД СССР.

4. Назначить:

а) заместителем начальника Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных по политчасти - полковника Яковца М.Т.*;

б) заместителем начальника Управления по делам о военнопленных и интернированных и начальником отдела по трудовому использованию военнопленных - майора госбезопасности т. Брагилевского, освободив его от должности заместителя]. нач[альника]. отдела ГУЛАГа НКВД СССР.

в) начальником организационно-оперативного отдела - подполковника т. Энтина, бывшего заместителя начальника штаба войск НКВД по охране тыла Закавказского фронта.

г) начальником учетно-распределительного отдела - т. Круглова И.С.**, освободив его от должности заместителя начальника отделения 1-го спецотдела НКВД

СССР.

Перечисленным выше товарищам немедленно приступить к исполнению своих обязанностей.

5. Возложить продовольственное снабжение лагерей военнопленных по установленным Совнаркомом Союза ССР нормам на Управление военного снабжения

НКВД СССР1.

Начальнику Управления военного снабжения НКВД СССР генерал-майору интендантской службы т. Вургафту совместно с начальником Управления по делам военнопленных генерал-майором т. Петровым немедленно разработать и утвердить систему и организацию снабжения, обеспечивающие нормальное и бесперебойное снабжение продуктами питания лагерей военнопленных.

Личный состав и штатную численность отдела снабжения Управления по делам военнопленных и интернированных передать в аппарат Управления военного снабжения НКВД СССР.

6. Организовать в составе НКВД Казахской, Узбекской, Украинской ССР, УНКВД Свердловской, Молотовской, Сталинградской, Тамбовской, Воронежской, Ивановской, Тульской и Московской областей отделения по руководству лагерями для военнопленных численностью согласно приложению.

Наркомам внутренних дел республик, начальникам УНКВД соответствующих краев и областей немедленно укомплектовать личным составом отделения по руководству лагерями для военнопленных.

7. Подчинить наркомам внутренних дел республик, начальникам УНКВД краев и областей по территориальности лагеря НКВД для военнопленных, возложив на них следующие задачи:

а) обеспечение организации приема военнопленных в лагерях, установление соответствующей охраны и режима в лагерях;

б) обеспечение размещения, питания и лечения больных и раненых военнопленных;

в) точный персональный учет военнопленных и их оперативно-чекистское обслуживание.

8. В дополнение к приказу НКВД СССР - 00345 от 18 февраля 1943 г.*** организовать отделения по делам военнопленных при Управлении войск НКВД по охране тыла Карельского, Ленинградского, Волховского, Северо-Западного, Калининского и Западного фронтов.

Комплектование отделений производить по мере фактической необходимости распоряжением начальника Управления по делам военнопленных генерал-майора т. Петрова.

Начальникам войск НКВД по охране тылов фронтов установить такой порядок приема военнопленных от военного командования и их переотправки, который исключал бы задержку приема военнопленных от военного командования на приемных пунктах, побеги военнопленных как во время пребывания на приемных пунктах, так и в пути от приемных пунктов до лагерей.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР генеральный комиссар государственной безопасности

Л. Берия

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 657, л. 61-68. Подлинник. ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 5е, д. 2, л. 31-32. Копия.

* Так в документе, правильно "Яковца М.А.". ** Так в документе, правильно "Круглова И.И.". *** См. док. - 2.10.

? 2.12

ПРИКАЗ НКВД СССР - 00398 О ВЫВОЗЕ ВОЕННОПЛЕННЫХ ИЗ ЛАГЕРЕЙ И ПРИЕМНЫХ

ПУНКТОВ ПРИФРОНТОВОЙ ПОЛОСЫ

Москва 1 марта 1943 г.

Сов. секретно

Содержание:

О вывозе военнопленных из лагерей и приемных пунктов прифронтовой полосы - 00398 1 марта 1943 г. г. Москва

Для обеспечения вывоза военнопленных, содержащихся в лагерях для военнопленных и приемных пунктах прифронтовой полосы, приказываю:

1. Вывезти в течение марта мес[яца] т[екущего] г[ода] всех военнопленных, находящихся в лагерях НКВД для военнопленных, на приемных пунктах в прифронтовой полосе и 78 500 чел. из района Сталинграда, а всего 110 563 чел.

Первыми эшелонами вывезти офицеров.

2. Для размещения военнопленных офицеров выделить лагеря: Оранский - 74, Елабужский - 97 и Суздальский - 160.

Для организации подготовки лагерей к приему и размещению военнопленных офицеров командировать:

в Оранский лагерь - начальника отдела ГУЛАГа НКВД СССР подполковника

госбезопасности т. Грановского, в Елабужский лагерь - начальника отделения ГУЛАГа НКВД СССР майора госбезопасности

т. Ткачева

в Суздальский лагерь - начальника отделения ГУЛАГа НКВД СССР подполковника

госбезопасности т. Лютого. Наркому внутренних дел Татарской АССР полковнику госбезопасности т. Габитову, начальникам УНКВД Горьковской обл." комиссару госбезопасности т. Рясному и Ивановской обл." полковнику госбезопасности т. Маркееву совместно с командированными НКВД СССР товарищами принять необходимые меры, обеспечивающие прием и размещение военнопленных офицеров.

3. Всех рядовых военнопленных и лиц младшего комсостава направить в лагеря военнопленных согласно прилагаемому при этом плану.

4. Возложить ответственность за своевременную погрузку и продвижение эшелонов с военнопленными к местам назначения на начальника Управления по делам военнопленных генерал-майора т. Петрова и зам[естителя] нач[альника] отдела Транспортного управления комиссара госбезопасности т. Аркадьева.

Для обеспечения вывоза военнопленных командировать в Хреновский лагерь зам[естителя] нач[альника] Управления по делам военнопленных полковника госбезопасности т. Сопруненко и в Сталинград начальника отдела железнодорожных перевозок НКВД СССР подполковника госбезопасности т. Зикеева.

5. Начальнику Управления военного снабжения генерал-майору интендантской службы т. Вургафту обеспечить бесперебойное питание военнопленных как в пути следования к лагерям, так и в местах их размещения и предметами хозобихода в лагерях.

Народным комиссарам внутренних дел Узбекской ССР, Казахской ССР и Удмуртской АССР, начальникам УНКВД Свердловской, Челябинской, Молотовской, Карагандинской, Ивановской, Саратовской и Омской областей обеспечить прием и размещение военнопленных в соответствии с пунктом 7 приказа НКВД СССР - 00367 от 24 февраля т.г.*

6. Начальнику Управления конвойных войск НКВД СССР генерал-майору т. Кривенко организовать охрану военнопленных в пути следования и в лагерях.

7. В частичное изменение пунктов 1, 2 и 3 приказа НКВД СССР - 00368 от 24 февраля т.г.** утвердить прилагаемую при сем дислокацию лагерей НКВД СССР для военнопленных и их начальников.

8. Наблюдение за работой Управления по делам о военнопленных возложить на заместителя народного комиссара внутренних дел СССР т. Круглова.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР

генеральный комиссар государственной безопасности

Л. Берия

"Утверждаю?

Сов. секретно Народный комиссар внутренних дел СССР Генеральный комиссар госбезопасности

Л.Берия

Предложения

о мероприятиях по организации вывоза военнопленных из лагерей и приемных пунктов прифронтовой полосы

По данным на 25 февраля 1943 г. числится военнопленных 256 918 чел. из них работоспособных 199 090 чел. остальные 57 828 чел. - больные и раненые1.

I. Подлежат вывозу военнопленные в количестве 110 563 чел. из следующих лагерей:

а) Бекетовского лагеря - 108 - 78 500 чел.,

б) Хреновского лагеря - 81 - 24 000 чел.,

в) Новохоперского лагеря - 62 - 1787 чел.

г) находящихся в пути следования к Хреновскому, Новохоперскому и Урюпинскому лагерям - 6276 чел.

А всего 110 563 чел. из них офицеров 3775 чел. и рядовых 106 788 чел.

II. Вывоз военнопленных офицеров

Для содержания военнопленных высшего комсостава и офицеров выделить Оранский, Суздальский и Елабужский лагеря НКВД для военнопленных.

а) В Оранский лагерь, кроме имеющихся там 1825 военнопленных офицеров, направить из Сталинграда 895 чел.

Содержащихся в Красногорском лагере 378 офицеров также вывезти в Оранский лагерь в течение марта месяца.

Всего в лагере будет содержаться 3098 офицеров.

б) В Елабужский лагерь направить из Сталинграда остальных военнопленных офицеров - 2000 чел.

в) В Суздальский лагерь, кроме имеющихся там 169 офицеров, направить содержащихся в других лагерях военнопленных офицеров общей численностью 1381 чел.

Иметь резерв по этому лагерю в 450 мест.

Остальные военнопленные офицеры в количестве 129 чел. содержатся мелкими группами в 9 лагерях и также будут сосредоточены в офицерских лагерях.

Находящихся в Оранском лагере 764 чел. и в Суздальском лагере 1004 чел. рядовых военнопленных вывезти в Южский лагерь.

Грязовецкий лагерь для офицеров вместимостью 2000 чел. иметь в резерве.

В Оранском и Елабужском лагерях в основном содержать военнопленных немецкой национальности, а в Суздальском лагере - итальянцев, венгров, румын и др.

Для подготовки лагерей к приему и размещению военнопленных офицеров - командировать на места:

в Оранский лагерь - начальника отдела ГУЛАГа НКВД СССР подполковника

госбезопасности т. Грановского, в Елабужский лагерь - начальника отделения ГУЛАГа НКВД СССР майора госбезопасности

т. Ткачева,

в Суздальский лагерь - начальника отделения ГУЛАГа НКВД СССР подполковника

госбезопасности т. Лютого.

Начальникам УНКВД т. Рясному и Маркееву, наркому внутренних дел Татарии т. Габитову совместно с командированными товарищами обеспечить подготовку лагерей к приему и размещению военнопленных.

Заместителю народного комиссара внутренних дел Союза ССР т. Чернышову и начальнику Управления по делам военнопленных т. Петрову подготовить мероприятия, обеспечивающие расширение Оранского и Елабужского лагерей для военнопленных офицеров на 1000 чел. каждый.

III. Вывоз военнопленных рядовых и младшего начсостава

Подлежит вывозу из районов Воронежского и Юго-Западного фронтов 31 652 чел. и из районов Сталинграда - 75 236 чел. а всего 106 788 чел.2.

Военнопленные рядовые вывозятся в следующие лагеря:

1. В Свердловскую обл.

в Монетно-Лосиновский лагерь - 84

(нач[ачальник] лагеря подполковник госбезопасности Бережков А.Г.) - всего 21 500 чел.,

в том числе: в отделение - 1, ст. Тавда - 2500 чел.,

в отделение - 2, ст. Лобва - 2500 чел.,

в отделение - 3, ст. Монетная - 4000 чел.,

в отделение - 4, ст. Тагил - 5000 чел.,

в отделение - 5, ст. Медная шахта - 2500 чел.,

в отделение - 6, ст. Моховая - 3000 чел.,

в отделение - 7, ст. *Азбест* - 2000 чел.

2. В Челябинскую обл. Потанинский лагерь - 68

(нач[ачальник] лагеря майор госбезопасности Эпштейн), ст." 7000 чел. Шагол.

в том числе: в отделение - 1, ст. Шагол - 5000 чел.

в отделение - 2, ст. Вавилово - 2000 чел.

3. В Молотовскую обл. Березняковский лагерь - 241

(нач[альник] лагеря майор Давыдов М.А.) ?

11 000 чел.

в том числе: в отделение - 1, ст. Боровская - 2500 чел.

в отделение - 2, ст. Соликамск - 2500 чел.

в отделение - 3, ст. Басская - 2500 чел.

в отделение - 4, ст. Всеволодо- - 3000 чел. Вильва

4. В Карагандинскую обл. Спасозаводский лагерь - 99

(нач[альник] лагеря подполковник Сорокин Н.И.), ст. Караганда - 5000 чел.

5. В Ивановскую обл. Южский лагерь - 165

(нач[альник] лагеря подполковник Кокшаев В.И.), ст. Вязники - 3000 чел.

6. В Удмуртскую АССР Рябовский лагерь - 75

(нач[альник] лагеря старший батальонный комиссар Ходас Н.И.), ст. Рябово - 3000 чел.

7. В Саратовскую обл. Покровский лагерь - 125

(нач[альник] лагеря капитан госбезопасности Воробьев И.Г.) - 10 500 чел. в том числе: в отделение - 1, ст. Покровск - 5000 чел.,

в отделение - 2, ст. Вольск - 3000 чел.,

в отделение - 3, разъезд - 6 - 2500 чел.

8. В Омскую обл. Тюменский лагерь - 93

(нач[альник] лагеря капитан госбезопасности Кабанов Д.М.), ст. Тюмень - 6000 чел.

9. В Узбекскую ССР Фархатский лагерь - 86

(нач[альник] лагеря подполковник госбезопасности Кириллов П.А.) - 20 000 чел.

10 В Казахский ССР Пахта-Аральский лагерь - 29

(нач[альник] лагеря подполковник Рудаков А.Ф.) - 20 000 чел.

Отправку производить эшелонами по 2500 чел. в каждом, всего 44 эшелона, по графику, разработанному совместно с НКПС3, с расчетом отправки ежедневно по 1 эшелону из района Сталинграда и Юго-Западного и Воронежского фронтов.

При этих условиях отгрузка займет 22 дня.

Зам. наркома внутренних дел Союза ССР Кобулов

Зам. наркома внутренних дел Союза ССР

Чернышов Зам. наркома внутренних дел Союза ССР

Круглов

Начальник Управления по делам о

военнопленных

и интернированных

Петров

Сов. секретно

Список

лагерей НКВД СССР для военнопленных и их дислокация

I. Офицерские лагеря

1. Оранский лагерь - 74

2. Суздальский лагерь - 160

3. Елабужский лагерь - 97

4. Грязовецкий лагерь - 150

ст. Шониха, село Оранки

Горьковской обл.

г. Суздаль Ивановской обл.4

ст. Кизнер, г. Елабуга

Татарской АССР

г. Грязовец Вологодской обл.

Начальник лагеря майор госбезопасности Пронин Н.Т. Начальник лагеря майор госбезопасности Коротков Г.В. Начальник лагеря ст. майор милиции Щербаков А.И. Начальник лагеря майор Борисовец П.Ф.

II. Лагеря для военнопленных рядового состава

5. Южский лагерь - 165

6. Хоботовский лагерь - 56

7. Моршанский лагерь - 64

8. Радинский лагерь - 188

9. Астраханский лагерь - 60

10. Спасозаводской лагерь - 99

11. Сандарский лагерь - 280

12. Темниковский лагерь - 58

13. Лагерь - 283

ст. Вязники, с. Талицы Ивановской обл. ст. Хоботово, г. Мичуринск Тамбовской обл.

г. Моршанск Тамбовской обл.

ст. Рада Тамбовской обл.

г. Астрахань Сталинградской обл.

ст. Караганда Угольная, Спасский завод Карагандинской обл. ст. Сандары, Грузинская ССР

ст. Потьма Ленинской ж.д. Мордовской АССР

ст. Узловая, г. Сталиногорск Московской обл.

Начальник лагеря полковник Кокшаев В.И.

Начальник лагеря капитан госбезопасности Гончаров

А.Ф.

Начальник лагеря майор Кудряшов М.К. Начальник лагеря майор госбезопасности Евдокимов

И.И.

Начальник лагеря полковник госбезопасности Мазурин П.И. Начальник лагеря подполковник Сорокин Н.И.

Начальник лагеря полковник

Шумский И.Б.

Начальник лагеря

подполковник

госбезопасности

Кадышев Ф.И.

Начальник лагеря

подполковник

госбезопасности

Боечин А.Ф.

14. Череповецкий лагерь - 158 г. Череповец Вологодской обл.

15. Монетно-Лосиновский лагерь

? 84

16. Березниковский лагерь - 241

17. Потанинский лагерь - 68

18. Рябовский лагерь - 75

ст. Монетная Свердловской обл.

г. Березники Молотовской обл. ст. Шагол Челябинской обл.

ст. Ува Удмуртской АССР

19. Суслонгерский лагерь - 100 ст. Суслогер Марийской АССР

20. Покровский лагерь - 127 г. Саратов

21. Фархатский лагерь - 26

22. Пахта-Аральский лагерь - 29

23. Тюменский лагерь - 93

24. Бекетовский лагерь - 108

Строительство Фархатской ГЭС Ташкентской обл.

Пахта-Аральский совхоз, Южно-Казахстанской обл. г. Тюмень Омской обл.

ст. Бекетовка Сталинградской обл.

Начальник лагеря подполковник госбезопасности Королев В.Н. Начальник лагеря подполковник госбезопасности Бережков А.Г. Начальник лагеря майор Давыдов М.А. Начальник лагеря майор госбезопасности Эпштейн Б.М. Начальник лагеря ст. бат[альонный] комиссар Ходас Н.И.

Начальник лагеря майор госбезопасности Алексеев

М.М.

Начальник лагеря капитан госбезопасности Воробьев

И.Г.

Начальник лагеря подполковник госбезопасности **Кирилов П.А.** Начальник лагеря подполковник Рудаков А.Ф. Начальник лагеря капитан госбезопасности Кабанов Д.М. Начальник лагеря подполковник госбезопасности Петрухин Г.Г.

III. Фронтовые приемно-пересыльные лагеря для военнопленных

25. Боровичский лагерь - 270 (для Северо-Западного и Волховского фронтов)

26. Осташковский лагерь - 41 (для Калининского фронта)

27. Алексинский лагерь - 53 (для Западного и Брянского фронтов)

28. Красногорский лагерь - 27 (для Западного фронта)

29. Лебедяньский лагерь - 35 (для Центрального фронта)

30. Хреновский лагерь - 81 (для Воронежского фронта)

31. Новохоперский лагерь - 62 (для Юго-Западного фронта)

32. Урюпинский лагерь - 123 (для Юго-Западного фронта)

33. Фроловский лагерь - 50 (для Южного фронта) ст. Боровичи Ленинградской обл.

ст. Осташков Калининской обл.

г. Алексин Тульской обл.

ст. Павшино, г. Красногорск

Московской обл.

ст. Лебедянь Рязанской обл.

ст. Хреновое Воронежской обл. ст. Некрылово Воронежской обл. ст. Урюпинская Сталинградской обл.

ст. Арчеда Сталинградской обл.

Начальник лагеря подполковник госбезопасности Райберг С.Р.

Начальник лагеря капитан госбезопасности Абрамович Б.И. Начальник лагеря майор госбезопасности Сапожников

Б.Н.

Начальник лагеря полковник Воронов И.П. Начальник лагеря майор госбезопасности Карелин П.М. Начальник лагеря капитан госбезопасности Кузнецов В.Г. Начальник лагеря капитан госбезопасности Буда А. П. Начальник лагеря майор госбезопасности Батенков

Н.П.

Начальник лагеря майор госбезопасности Вычегжанин А.А.

34. Капустин-Ярский лагерь - 98 Капустин Яр Сталинградской

обл.

35. Георгиевский лагерь - 261 ст. Георгиевск

(для Северо-Кавказского фронта) Ставропольского края

Начальник лагеря ст. лейтенант госбезопасности ***Бардадын И.Я.*** Начальник лагеря под полковник госбезопасности Козицин В.Д.

Заместитель народного комиссара внутренних дел Союза ССР комиссар госбезопасности 2 ранга

Кобулов

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 637, л. 148-159. Подлинник. ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 5е, д. 2, л. 37-43 об. Копия.

* См. док - 2.11. ** См. док. - 6.15.

*_* Так в документе, правильно Асбест.

**_** Так в документе, правильно Кириллов П.А.

***_*** Так в документе, правильно Бардадым И.П.

? 2.13

ПРИКАЗ НКВД СССР - 00409 ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ФРОНТОВОГО ПРИЕМНО-ПЕРЕСЫЛЬНОГО ЛАГЕРЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Москва 3

марта 1943 г.

Сов. секретно

Содержание:

Об организации фронтового приемно-пересыльного лагеря военнопленных

? 00409 3 марта 1943 г. г. Москва

Для приема военнопленных с Центрального фронта и переотправки их в тыловые лагеря организовать фронтовой приемно-пересыльный лагерь военнопленных с расчетной численностью в 2500 чел. по штату - 2, объявленному приказом НКВД СССР - 001354 от 26 июня 1942 г.

Дислоцировать фронтовой приемно-пересыльный лагерь в районе г. Курска, присвоив ему - 145. Точное место дислокации фронтового приемно-пересыльного лагеря уполномоченному НКВД СССР - полковнику государственной безопасности т. Трубникову определить на месте, согласовав с командованием фронта.

Назначить: начальником фронтового приемно-пересыльного лагеря - 145 полковника т. Шумского Игоря Борисовича.

Начальнику фронтового приемно-пересыльного лагеря полковнику т. Шумскому немедленно выехать в район г. Курска и организовать лагерь к 15 марта с.г.

Охрану военнопленных в лагере временно организовать силами 264 полка внутренних войск

НКВД.

Начальнику ЦФО НКВД СССР т. Берензону обеспечить финансирование лагеря. Организовать: от фронтового приемно-пересыльного лагеря - 145 три приемно-пересыльных пункта.

Назначить: начальниками приемных пунктов военнопленных лейтенанта государственной безопасности т. Голодухина Анатолия Сергеевича, лейтенанта Фоменко Николая Даниловича, политрука Ульянченко Филиппа Авраамовича.

Заместитель народного комиссара внутренних дел ССР комиссар государственной безопасности 2 ранга

Круглов

Помета в верхней части 1-го листа "Дополнен пр[иказом] - 001186-[19]43 г." ГА РФ. Ф.9401, оп. 1, д. 657, л. 197-198. Подлинник.

? 2.14

ПРИКАЗ НКВД СССР - 00616 О ВВЕДЕНИИ В ШТАТ УПРАВЛЕНИЯ НКВД СССР ПО ДЕЛАМ О ВОЕННОПЛЕННЫХ И ИНТЕРНИРОВАННЫХ ОТДЕЛЕНИЯ МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОГО СНАБЖЕНИЯ

Москва 30

марта 1943 г.

Сов. секретно

Содержание:

О введении в штат Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных отделения материально-технического снабжения

? 00616 30 марта 1943 г. г. Москва

В целях более тесной увязки вопросов материально-технического обеспечения лагерей военнопленных и спецлагерей с Управлением военного снабжения НКВД СССР и Управлением тыла Красной Армии, а также для наблюдения за полным и своевременным обеспечением этих лагерей всеми видами довольствия, приказываю:

1. Ввести дополнительно в штат Управления НКВД СССР по делам военнопленных отделение материально-технического обеспечения (МТО), в составе:

начальника отделения ?

зам. начальника отделения 1 ст. пом. нач. отделения 3

Руководство отделением возложить на зам. начальника (по снабжению) Управления НКВД СССР по делам о военнопленных по совместительству.

2. Ввести в действие объявленное при этом Положение об отделении материально-технического обеспечения Управления НКВД СССР по делам о военнопленных.

Заместитель народного комиссара внутренних дел Союза ССР комиссар госбезопасности *1* ранга

** Меркулов**

"Утверждаю? Заместитель народного комиссара

внутренних дел Союза ССР комиссар госбезопасности 2 ранга

Круглов

Положение

об отделении материально-технического обеспечения (МТО) Управления НКВД СССР по делам о военнопленных

Введение

1. В целях тесной увязки вопросов материально-технического обеспечения лагерей с ГУВС НКВД и Управлением тыла Красной Армии и наблюдения за своевременным обеспечением лагерей военнопленных и спецлагерей в составе Управления НКВД СССР организовано отделение материально-технического обеспечения (МТО).

2. Отделение материально-технического обеспечения является органом начальника Управления НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных и возглавляется заместителем начальника Управления НКВД СССР по делам о военнопленных (он же начальник отделения).

3. Начальник отделения подчиняется непосредственно начальнику Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

В своей деятельности начальник отделения руководствуется указаниями начальника Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных, а по специальности - распоряжениями ГУВС НКВД СССР и Управления тыла Красной Армии.

4. На отделение возлагается:

а) разработка и составление норм по арттехническому и интендантскому снабжению (вооружение и боеприпасы, продовольствие, вещдовольствие, автотранспорт) по лагерям НКВД и представление в ГУВС НКВД для рассмотрения и доклада заместителю народного комиссара внутренних дел;

б) составление по нормам табельной положенности арттехимущества и рассылка по принадлежности;

в) разработка штатов служб материально-технического обеспечения в лагерях НКВД;

г) изучение соответствия видов материально-технического обеспечения лагерей (вооружение, питание, вещдовольствие и транспорт) и по мере накопления обобщенного материала передача его для реализации ГУВС НКВД или Управлению тыла Красной Армии;

д) путем живого руководства наблюдение за состоянием обеспеченности сбережения и хранения материальных ценностей в лагерях и корректировка обеспеченности через ГУВС НКВД СССР и Управление тыла Красной Армии;

е) составление документов (по данным ГУВС НКВД) для доклада начальнику Управления НКВД по делам о военнопленных и интернированных, определяющих обеспеченность лагерей основными видами довольствия;

ж) разработка положений, приказов и распоряжений, направленных к лучшему использованию материальных ценностей, находящихся в пользовании лагерей НКВД;

з) руководство и контроль за деятельностью хозяйственных отделений (отделов) лагерей;

и) контроль за состоянием питания в лагерях НКВД. 5. Начальник отделения обязан:

а) своевременно информировать ГУВС НКВД СССР о намечающихся оргмероприятиях, связанных с перемещением предметов материально-технического обеспечения в лагерях;

б) оказывать практическую помощь лагерям в правильной организации лагерного хозяйства;

в) контролировать исполнение приказов и распоряжений по арттехническому и интендантскому снабжению лагерей.

Начальник Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных генерал-майор Петров

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 658, л. 142-145. Подлинник.

*_* Исправлено на "2" красным карандашом.

**_** Зачеркнуто и сверху красным карандашом вписано "Круглов"

? 2.15

ПРИКАЗ НКВД СССР - 00673 О ЛИКВИДАЦИИ ХОБОТОВСКОГО И ХРЕНОВСКОГО ЛАГЕРЕЙ НКВД ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Москва 6 апреля 1943 г.

Сов. секретно

Содержание: О ликвидации Хоботовского и Хреновского лагерей НКВД для военнопленных

? 00673 6 апреля 1943 г. г. Москва

Проверкой состояния Хоботовского и Хреновского лагерей НКВД для военнопленных установлена непригодность их для содержания военнопленных1. Приказываю:

1. Хоботовский лагерь НКВД - 56 и Хреновский лагерь НКВД - 81 как не отвечающие своему назначению ликвидировать.

2. Имущество и материальные ценности Хоботовского и Хреновского лагерей передать в другие лагеря для военнопленных по указанию начальника Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных генерал-майора т. Петрова и начальника УВС НКВД СССР генерал-майора интендантской службы т. Вургафта.

3. Оставшиеся кредиты перечислить на бюджетные счета финотделов УНКВД.

4. Для быстрейшего составления финансовых отчетов за время деятельности лагерей начальникам УНКВД по Тамбовской и Воронежской областям командировать в лагеря работников финотделов, поручив им одновременно провести ревизию всех документов.

5. Личный состав Хоботовского, Хреновского, а также Валуйского лагерей обратить на укомплектование штатов Усманьского лагеря НКВД *и др[угих] лагерей* для военнопленных, отобрав для этого лучших работников.

Остальных сотрудников передать в отдел кадров *и Упр[авление] военнопленных. Использовать исходя из целесообразности в других лагерях и приемных пунктах.*

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР комиссар государственной безопасности 2 ранга

Круглов

ГА РФ. Ф.9401, оп. 1, д. 658, л. 249-251. Подлинник. *_* Вписано красным карандашом.

? 2.16

ПРИКАЗ НКВД СССР - 00689 О РАСШИРЕНИИ СУЩЕСТВУЮЩЕЙ СЕТИ И СТРОИТЕЛЬСТВЕ НОВЫХ ЛАГЕРЕЙ НКВД ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ

И СПЕЦКОНТИНГЕНТА

Москва 9/11 апреля 1943 г.

*Строго * секретно

Содержание:

О расширении существующей сети и строительстве новых лагерей НКВД для военнопленных и спецконтингента

? 00689 9 апреля 1943 г. г. Москва

Для расширения существующей сети и строительства новых лагерей военнопленных и спецконтингентов приказываю:

1. Довести в 1943 г. вместимость лагерей для военнопленных до 500 000 чел. и лагерей для спецконтингентов до 100 000 чел.

2. В первую очередь произвести:

а) достройку, оборудование и расширение вместимости существующих и строительство новых лагерей для военнопленных и спецконтингентов с 73 700 до 212 000 мест с производством строительных работ СЭО ГУПВ и другими главными управлениями НКВД СССР в количествах и в сроки согласно приложению - 1;

б) расширение вместимости существующих и строительство новых лагерей для военнопленных и спецконтингента с 11 500 до 113 000 мест с производством строительных работ наркоматами в количествах и в сроки, согласно приложению - 2.

3. Возложить на СЭО ГУПВ НКВД СССР строительство новых и расширение существующих лагерей и участие в приеме лагерей, построенных другими организациями, для чего:

а) организовать строительные участки, подчиненные СЭО ГУПВ НКВД СССР;

б) увеличить штат СЭО ГУПВ СССР по центру на 5 единиц, по периферии в количестве согласно приложению - 3;

в) отозвать в распоряжение ГУПВ НКВД необходимое количество работников б[ывшего] ВСО НКВД1 из числа находящихся в резерве по приказам НКВД " - 068 и 069 за 1942 год2 и работающих в других управлениях НКВД СССР.

4. Плановому отделу НКВД СССР предусмотреть необходимые лимиты на капитальное строительство лагерей военнопленных и спецконтингентов, выделив для этой цели на 2-й квартал аванс 3 млн руб.

5. УМТС НКВД и плановому отделу НКВД обеспечить полностью строительными материалами (лес, стекло, гвозди, кровля, проволока), инструментом и горючим потребность строительства и расширения лагерей по предприятиям, стройкам и лагерям НКВД.

6. Строительство вести по типовым проектам без утвержденных смет, используя рабочую силу военнопленных и спецконтингента, с оплатой выполненных работ по фактической стоимости.

7. Начальнику Управления НКВД по делам о военнопленных и интернированных генерал-майору т. Петрову договориться с наркоматами и хозорганизациями, которым выделяются военнопленные и спецконтингенты по решениям ГОКО, СНК СССР и распоряжению НКВД СССР о предоставлении необходимых оборудованных помещений или строительстве новых помещений для лагерей за счет лимитов и ресурсов этих наркоматов.

8. Возложить на Управление по делам о военнопленных и интернированных эксплуатацию зданий и сооружений лагерей, для чего ввести в штат управления 2 единицы и в штаты лагерей по 1 единице согласно приложению - 4.

9. Начальнику Управления по делам о военнопленных и интернированных генерал-майору т. Петрову к 10 мая с.г. представить предложения о дальнейшем расширении сети лагерей военнопленных и спецконтингента с использованием существующих помещений предприятий, строек и сельских хозяйств.

10. Народным комиссарам внутренних дел, начальникам управлений НКВД краев и областей обеспечить контроль и необходимую помощь в осуществлении настоящего приказа в установленные сроки.

Народный комиссар внутренних дел СССР Генеральный комиссар государственной безопасности Берия

**Строго** секретно

Приложение - 1

к приказу ?_НКВД СССР

?_" апреля 1943 г..

Перечень

лагерей НКВД для содержания военнопленных и спецконтингентов, подлежащих расширению или организации вновь в 1943 г. с производством строительных работ НКВД СССР
Наименование лагерей и пунктов дислокации Вместимость лагеря Мероприятия Кто

осуществляет строительство Сроки окончания работ

существующа я проект


1. Лагеря для содержания военнопленных офицеров
1 Оранский - 74 3000 5000 Расширение СЭО ГУПВ НКВД 15 июля 1943 г.
лагеря
2 Грязовецкий - 150 2000 4000 То же То же То же
3 Елабужский - 87 2000 3000 ? ? ?
4 Красногорский - 27 1700 3500 ? ? ?
Итого 8700 15 500
2. Лагеря для военнопленных рядового состава с производством строительных работ СЭО ГУПВ и хозспособом
1 Череповецкий - 158 3000 4000 Расширен[ие] СЭО ГУПВ НКВД 15 июля 1943 г.
лагеря
2 Южский - 165 6500 8000 То же То же ?
3 Урюпинский - 123 10 000 10 000 Устройство зон, 1 июля 1943 г.
4 Боровический - 270 8000 8000 нар, колодцев, ?
5 Георгиевский - 147 5000 5000 пищеблоков, Лагеря ?
6 Фроловский - 50 4000 4000 санпропускников хозспособом ?
7 Лебедянский - 35 3000 3000 и восстановление ?
8 Некрыловский - 62 4000 4000 зданий ?
9 Шадринский лагерь, ст. - 10 000 Достройка и СЭО ГУПВ НКВД ?
Шадринск Курганск[ой] обл. расшир[ение]
10 Мокшанский лагерь - Новое 1 июля 1943 г.
Пензенской обл. 5000 строительство
11 Моршанский лагерь 5000 10 000 Расширение ? То же
12 Радинский лагерь 8000 15 000 ? То же ?
13 Усманский лагерь - 4000 Расширен[ие] и
Воронежской обл. оборудование] ? ?
14 Юрьевецкий лагерь - 5000 ? ? ?
Ивановской обл.
Итого 56 500 95 000
III. Лагеря для военнопленных рядового состава с производством строительных работ главными управлениями

НКВД СССР
Наименование лагерей и пунктов дислокации Вместимость лагеря Мероприятия Кто

осуществляет строительство Сроки окончания работ

существующа я проект


1

2

3 4 Сасовский лагерь Рязанской обл. отделение Сасовского лагеря, Шацкий р-н. с. Лесное Конадеево Рязанской обл. Ярославский лагерь, ст. Рыбинск

1-е отделение, ст. Рыбинск 2-е отделение, Высьегонск Потанинский - 68

Березниковский лагерь,

а) Боровское отд.

б) Усольское отд. 3500

2500 2500 4500 1500

2000

15 500

3000 4000 Расширен[ие] и оборудование]

?

Расширен[ие] лагеря

То же СЭО по

договоренности] с Гушосдором НКВД

СЭО ГУПВ НКВД

по

договоренности] с

ГУЛАГом НКВД

Главпромстрой НКВД3

То же УЛЛП НКВД 1 июля 1943 г. 1 июля 1943 г.

1 июля 1943 г.

1 июля 1943 г. 1 июля 1943 г.
5 6

7 8 9

10 11

1 2 3 Тагильский лагерь г. Н. Тагил Свердлов[ской] обл. Северо-Уральский лагерь: Богословское отд. Свердловской обл. Вятский лагерь, ст. Фосфоритная Кировской обл. Широковский лагерь, г. Кизел Молотов[ской] обл. Понышский лагерь, ст. Всехсвятское Молотовской обл.

Кулундинский лагерь, ст. Кулунда Алтайского края Карагандинский (угольный) лагерь Казахской ССР

Итого

Архбумстрой

Унжлаг НКВД, Горьковская обл. Воркутстрой

Итого ВСЕГО 8500 IV. Лагер

73 700 10 000

10 000

4000

10 000 7500 10 000 10 000

91 500

я для спец

4000

2000 4000

10 000 212 000 Расширен[ие] и оборудование Расширение и новое

строительство Расширен[ие] и оборудование] Новое

стр[оительст]во То же

?

Расширение

контингента

Расширение и достройка Расширен[ие] и оборудование Расширен[ие] и достройка Главпромстрой НКВД

То же

УЛЛП НКВД Особстрой НКВД 4

То же

ГУЛЖДС НКВД

То же

Главпромстрой НКВД УЛЛП НКВД

ГУЛЖДС НКВД 1 августа 1943 г.

1 июля 1943 г.

1 июля 1943 г. 1 июля 1943 г.

То же 1 октября 1943 г. 1 августа 1943 г.

1 июля 1943 г. 15 мая 1943 г.

1 апреля 1943 г.
Начальник управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных генерал-майор

Петров

6 апреля 1943 г.

**Строго** секретно

Приложение - 2 к приказу НКВД СССР - от " - апреля 1943 г.

Перечень

лагерей НКВД для содержания военнопленных и спецконтингента, подлежащих расширению или организации вновь с производством работ другими наркоматами
Наименование лагерей Вместимость лагеря Мероприятия Кто осуществляет Срок окончания
и пунктов дислокации существ. проект. строительство работ
Наименование лагерей Вместимость лагеря Мероприятия Кто осуществляет Срок окончания
и пунктов дислокации существ. проект. строительство работ
2. Лагеря для военнопленных рядового состава
1 Сявский - 72 1500 3000 Расширение НКЛес 15 июля 1943 г.
лагеря
2 Рябовский - 75 2000 4000 То же НКВ, НКЛес То же
3 Суслонгерский - 100 1500 2500 То же НКО ?
4 Березниковский лагерь:
Губахинское отд. 2500 6000 То же НКСтрой ?
Басскайское отд. 3000 6000 ? НКУголь ?
5 Монетно-Лосиновский - 1500 Новое НКЦветмет ?
лагерь - 84 строительство
Каменское отделение
(ГКО - 2821/с от 4
февраля 1943 г.)
6 Бокситовое отд. - 700 То же То же 1 июня 1943 г.
Управл[ение] лагерей


Свердловск[ой] обл.
(Решение ГОКО - 2821/с
от 4.II.43)
7 Айдерлинский лагерь, - 4000 ? ? ?
Чкаловская обл. (Решение
ГОКО - 2864/с от 11.II.43)
8 Кузнецкий лагерь - 10 000 ? НКЧермет 1 ноября 1943 г.
(Кузбасс) НКСтрой
9 Котласский лагерь, Расширение и Главснаблес и 1 июля 1943 г.
ст. Котлас Кировск[ской] - 5000 оборудование] Наркомреч-
обл. флот
10 Гадовский лагерь - 5000 Новое Наркомат 1 июня 1943 г.
Кировской обл. строительство электропром
11 Новосибирский лагерь, - 10 000 Расширение и НКБ, НКАП То же
г. Новосибирск достройка
12 Омский лагерь, г. Омск - 10 000 То же НКСтрой, НКБ ?
13 Коркинский лагерь - 7000 Новое НКУголь 1 сентября 1943
Челябинской обл. строительство г.
14 Богословский лагерь - 10 000 То же То же То же
Свердловской обл.
(Богословуголь)
15 Орский лагерь Чкаловской - 5000 Новое НКСтрой 1 августа 1943 г.
обл. (металлургический строительство
завод)
16 Мизиновский лагерь - 5000 То же НКСтройматериал 1 июля 1943 г.
Ивановской обл. ов
(торфопредприятия)
17 Сасовский лагерь - 5000 ? ВВС НКО 1 июля 1943 г.
Рязанской обл.
Итого 10 500 106 000
II. Лагеря для спецконтингента
1 Отд[еление] 1000 4000 Расширение и НКСтрой и НКХП 1 июля 1943 г.
Березниковского лагеря достройка
? 241 в Березниках
2 Георгиевский лагерь, Расширение и Наркомнефть 1 августа 1943 г.
отделение на переоборудовани
Майкопнефти (Грозный) - 3000 е
Итого 1000 7000
ВСЕГО 11 500 113 000
Начальник управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных генерал-майор

Петров

***6 апреля 1943 г.***

Помета в верхнем левом углу 1-го листа "Дополнен приказом - 001145-43 г.". Рядом стоит штамп "Утратил силу. Прик[аз] - 0234-1955 г."

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 2, д. 2, л. 1-8. Подлинник.

*-* Вписано синим карандашом поверх слова "Совершенно". **-** Вписано красным карандашом поверх слова "Совершенно". ***_*** Вписано от руки.

? 2.17

ПРИКАЗ НКВД СССР - 00781 С ОБЪЯВЛЕНИЕМ ПЕРЕЧНЯ

РЕЗЕРВНЫХ ЛАГЕРЕЙ НКВД ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ И СПЕЦКОНТИНГЕНТОВ

Москва 28 апреля 1943 г.

Сов. секретно

В целях создания необходимого запасного жилого фонда на случай развертывания сети лагерей военнопленных и спецконтингентов1 приказываю:

1. Объявленные в приложении - 1 к настоящему приказу лагеря полагать резервными.

2. Для поддержания лагерей в постоянной готовности к приему контингентов и обеспечения сохранности жилфонда и оборудования, утвердить штаты этих лагерей согласно приложению - 22.

3. Развертывание лагерей и занятие помещений под другие нужды может производиться только с санкции народного комиссара внутренних дел СССР или его заместителей.

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР комиссар государственной безопасности 2 ранга

Круглов

Сов. секретно

Приложение 1 к приказу НКВД СССР - 00781-43г.

Перечень

резервных лагерей НКВД для содержания военнопленных и спецконтингентов
" п/п Наименование лагерей Пункт дислокации Расчетная вместимость лагерей, чел.
1 2 3 Шадринский - 3 Мокшанский - 163 Бобровский - 69 ст. Шадринск, Курганская обл. *Мокшаны*, Пензенская обл. г. Бобров, Воронежская обл. 10 000 5000 4000
Начальник Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных генерал-майор

Петров

ГА РФ. Ф.9401, оп 1, д. 659, л. 107-110. Подлинник. *_* Так в документе. Правильно Мокшан.

? 2.18

ПРИКАЗ НКВД СССР - 00783 ОБ ОРГАНИЗАЦИИ РАДИОТЕЛЕГРАФНОЙ И ТЕЛЕФОННОЙ СВЯЗИ В ПРИЕМНО-ПЕРЕСЫЛЬНЫХ ЛАГЕРЯХ

Москва 29 апреля 1943 г.

Сов. секретно

? 00783 29 апреля 1943 г. г. Москва

Для организации радиотелеграфной и телефонной связи в приемно-пересыльных лагерях НКВД СССР приказываю:

1. Ввести в штат фронтовых приемно-пересыльных лагерей 1 должность радиотелеграфиста и 1 радиостанцию типа "Белка".,

2. Работу организуемых радиостанций фронтовых приемно-пересыльных лагерей включить в радиосеть Управления войск НКВД охраны тыла ф ронтов.

3. Начальнику 4-го спецотдела НКВД СССР1 комиссару госбезопасности т. Кравченко передать Управлению по делам о военнопленных и интернированных 15 радиостанций типа "Белка".,

4. Начальнику Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных генерал-майору т. Петрову использовать выделяемые в распоряжение Управления НКВД СССР по делам о военнопленных 15 радиотелеграфистов.

5. Начальнику Управления связи ГУВВ НКВД СССР2, генерал-майору войск связи т. Угловскому:

а) обеспечить фронтовые приемно-пересыльные лагеря радиодокументами для связи в сетях Управления войск НКВД охраны тыла фронтов;

б) передать Управлению НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных 10 телефонных коммутаторов и 100 телефонных аппаратов для организации внутренней связи в лагерях.

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР комиссар государственной безопасности 2 ранга

Круглов

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 659, л. 156. Подлинник.

? 2.19

ПРИКАЗ НКВД СССР - 001575 ОБ ОРГАНИЗАЦИИ НОВЫХ ФРОНТОВЫХ ПРИЕМНО-ПЕРЕСЫЛЬНЫХ ЛАГЕРЕЙ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Москва 26 сентября 1943 г.

Сов. секретно

Содержание:

Об организации новых фронтовых приемно-пересыльных лагерей военнопленных - 001575 26 сентября 1943 г. г. Москва

В целях приближения фронтовых приемно-пересыльных лагерей к линии фронта приказываю:

1. Начальнику Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных генерал-майору т. Петрову организовать следующие фронтовые приемно-пересыльные лагеря:

Западный фронт - лагерь - 24 в районе г. Ярцево, Центральный фронт - лагерь - 43 в районе г. Нежин, Воронежский фронт - лагерь - 22 в районе г. Гребенковский, Степной фронт - лагерь - 33 в г. Полтава, Юго-Западный фронт - лагерь - 38 в районе г. Павлоград.

2. Назначить начальниками лагерей:

? 24 - майора госбезопасности т. Алексеева М.М.

? 43 - ст. лейтенанта госбезопасности т. Целищева И.Ф.

? 33 - подполковника т. Парфенова В.Е.

? 38 - майора т. Каминского Н.Ф.

? 22 - майора госбезопасности т. *Пронина И.Т.*

3. Начальникам фронтовых приемно-пересыльных лагерей немедленно выехать к новому месту службы, связаться с заместителями командующих фронтов по тылу и начальниками войск НКВД по охране тыла и приступить к работе.

4. Передислоцировать: Орловский лагерь - 173 в район г. Унеча для обслуживания Брянского фронта; Шахтинский лагерь - 139 в районе г. Токмак для обслуживания Южного фронта и Люксембургский лагерь - 280 в г. Шахты для организации производственного лагеря.

Из Люксембургского лагеря здоровых военнопленных перевезти в Бекетовский лагерь - 108, а больных поместить в Сабиробадский госпиталь военнопленных.

5. Во фронтовых приемно-пересыльных лагерях Западного, Брянского, Центрального, Воронежского, Степного, Юго-Западного и Южного фронтов, помимо основного штата сотрудников, иметь два отделения по 42 чел. каждое (сборные пункты военнопленных) для приема военнопленных в случае большого удаления приемных пунктов от лагерей.

Утвердить положение и штаты сборных пунктов военнопленных (СПВ).

6. Установить, что приемно-пересыльные лагеря и их отделения при продвижении войск передислоцируются распоряжением начальника войск НКВД по охране тыла. Об изменении дислокации лагеря начальник лагеря доносит в Управление НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных.

7. Лагеря военнопленных: Алексинский - 53, Можайский - 143, Лебедяньский - 35, Курский - 145, Усманьский - 82, Новохоперский - 62, Урюпинский - 123, Фроловский - 50, Харьковский - 144, Георгиевский - 147, Шахтинский - 280 - из списков фронтовых приемно-пересыльных лагерей исключить и считать их стационарными лагерями для военнопленных.

8. Начальнику УВС НКВД СССР генерал-майору интендантской службы т. Вургафту обеспечить бесперебойное снабжение фронтовых приемно-пересыльных лагерей и внести необходимые изменения в порядок снабжения лагерей, перешедших в группу стационарных.

Сотрудников приемно-пересыльных лагерей снабжать по норме - 2 приказа НКО - 312.

9. Начальнику Управления конвойных войск НКВД СССР генерал-майору т. Кривенко выделить постоянные подразделения для охраны фронтовых приемно-пересыльных лагерей, которые будут передвигаться вместе с лагерями.

10. Начальнику ЦФО НКВД СССР генерал-майору интендантской службы т. Берензону обеспечить бесперебойное финансирование фронтовых лагерей через соответствующие ФО Управления войск по охране тыла.

11. Начальнику Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных генерал-майору т. Петрову проверять выполнение настоящего приказа и регулярно докладывать мне.

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР комиссар государственной безопасности 2 ранга

Круглов

"Утверждаю?

Сов.

секретно

Зам. народного комиссара

внутренних дел Союза ССР комиссар госбезопасности 2 ранга

Круглов

Временное положение о сборных пунктах военнопленных (СПВ)

I. Общее положение и задачи

1. Сборные пункты военнопленных организуются для:

а) своевременной разгрузки приемных пунктов от военнопленных;

б) сокращения путей эвакуации военнопленных от приемных пунктов в фронтовые приемно-пересыльные лагеря;

в) улучшения питания военнопленных в пути.

2. Сборные пункты военнопленных во всех отношениях подчиняются начальнику фронтового приемно-пересыльного лагеря военнопленных. Последний определяет место их дислокации, дает указание о времени и сроках их развертывания, емкости, порядке приема военнопленных и их отправке во фронтовые приемно-пересыльные лагеря;

3. Охрану сборных пунктов военнопленных осуществляют конвойные войска НКВД, выделяя для этой цели боесостав из резерва, находящегося на данном фронте.

Подразделения конвойных войск НКВД, осуществляющие конвоирование военнопленных от приемных пунктов НКВД до фронтовых сборных пунктов НКВД, закрепляются за данным фронтом и сменяются один раз в 3 месяца.

4. При начальнике конвойных войск НКВД по охране тыла фронта создается постоянный резерв конвойных войск для срочного конвоирования военнопленных.

II. Организация СПВ

1. Сборные пункты военнопленных организуются по приказу начальника соответствующего фронтового приемно-пересыльного лагеря и, как правило, дислоцируются вблизи железнодорожной станции или автомобильной военной дороги с тем, чтобы использовать для отправки военнопленных железнодорожный или автомобильный порожняк.

2. СПВ создаются с расчетом на одновременный прием 1500-2000 военнопленных.

В целях меньших затрат по оборудованию помещений для СПВ целесообразно практиковать использование помещений бывших лагерей противника.

В зависимости от обстановки на фронте начальнику лагеря разрешается одновременное развертывание двух сборных пунктов военнопленных. Как правило, один из СПВ остается резервным на случай быстрого развертывания.

3. СПВ должен быть маневренным и подвижным органом.

III. Организационная структура СПВ

1. Начальник СПВ (сборного пункта военнопленных) назначается приказом народного комиссара внутренних дел Союза ССР.

2. Начальник СПВ в своей работе руководствуется приказами НКВД СССР, Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и указаниями начальника соответствующего лагеря.

3. Укомплектование штатов СПВ производится начальником Управления НКВД СССР по делам о военнопленных. Назначения офицерского, сержантского и рядового состава на штатные должности оформляются приказами начальника лагеря.

4. На личный состав сборного пункта военнопленных распространяются льготы и преимущества, предоставляемые командирам войск и сотрудникам НКВД, непосредственно обслуживающим фронты и армии.

5. Учет личного состава СПВ осуществляется соответствующим лагерем и Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

6. Сотрудники СПВ за совершенные ими проступки, не влекущие за собой уголовной ответственности, подвергаются дисциплинарным взысканиям в порядке, предусмотренном дисциплинарным уставом Красной Армии.

7. Начальнику СПВ предоставляются дисциплинарные права в отношении подчиненного рядового и сержантского состава, определенные статьями 21 и 60 дисциплинарного устава Красной Армии, а в отношении офицерского состава - статьями 25 и 60 дисциплинарного устава.

8. Воинские звания рядовому и сержантскому составу присваиваются начальником войск НКВД по охране тыла по представлению начальника лагеря.

9. Право проверки сборных пунктов военнопленных, кроме начальника войск НКВД по ОТ фронта, начальника лагеря и начальника отделения по делам военнопленных, имеют:

а) работники Управления НКВД СССР по делам о военнопленных, командированные начальником Управления;

б) начальник УНКВД области, на территории которой находится СПВ, а также его заместители.

10. Право посещения СПВ, кроме лиц, указанных в пункте 9, имеют:

а) командующий фронтом и его заместители;

б) члены военного совета фронта;

в) командующий армией и его заместители;

г) начальники штабов фронта и соответствующей армии;

д) представители военного командования, имеющие письменные предписания от командования фронта и армии.

IV. Материально-финансовое обеспечение

1. Обеспечение СПВ продовольствием, вооружением, автотранспортом, вещевым, хозяйственным имуществом, топливом и горючесмазочными материалами производится органами военного снабжения Красной Армии.

Личный состав обеспечивается продовольствием по норме - 2* приказа НКВД - 250-1942 г.1 бесплатно.

2. Финансирование СПВ производится финотделениями соответствующих лагерей по подчиненности.

Начальник Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных генерал-майор

Петров

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 674, л. 270-275. Подлинник. ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 37а, д. 2, л. 105-108 об. Копия. Русский архив. С. 114-116.

* См. док. - 4.6.

*_* Так в документе. Правильно Пронин Н.Т.

? 2.20

ПРИКАЗ НКВД СССР - 00838 ОБ ОРГАНИЗАЦИИ В СОСТАВЕ УПРАВЛЕНИЯ НКВД СССР ПО ДЕЛАМ О ВОЕННОПЛЕННЫХ И ИНТЕРНИРОВАННЫХ ОТДЕЛА ПО РУКОВОДСТВУ РАБОТОЙ ФРОНТОВЫХ ОТДЕЛОВ

ПО ДЕЛАМ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Москва 21 июля 1944 г.

Сов. секретно

Содержание:

Об организации в составе Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных Отдела по руководству работой фронтовых отделов по делам военнопленных

? 00838 21 июля 1944 г. г. Москва

В целях улучшения руководства работой фронтовых отделов по делам о военнопленных и своевременного разрешения вопросов, связанных с приемом, размещением и обеспечением военнопленных в прифронтовой полосе, приказываю:

1. Организовать в составе Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных отдел по руководству фронтовыми отделами НКВД, фронтовыми лагерями, сборными и приемными пунктами для военнопленных.

2. Утвердить следующий штат отдела:

Начальник отдела - 1

Зам. начальника отдела - 1 Ст. пом. начальника отдела - 11* Секретарь - 1

Чертежник - 1

Машинистка - 1

*По количеству действующих фронтов.

3. Установить, что старшие помощники начальника отдела прикрепляются к определенным фронтовым отделам по делам о военнопленных и несут ответственность за их бесперебойную и четкую работу.

Начальнику Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных генерал-лейтенанту т. Петрову в пятидневный срок разработать, а заместителю наркома внутренних дел СССР комиссару государственной безопасности 2 ранга т. Круглову рассмотреть и утвердить Положение о работе отдела.

4. Назначить:

а) начальником отдела заместителя начальника Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных полковника т. Воронова Ивана Петровича;

б) заместителем начальника отдела майора государственной безопасности т. Романова Николая Ивановича, освободить его от занимаемой должности зам. начальника 1-го отдела того же управления.

5. Заместителю наркома внутренних дел СССР комиссару государственной безопасности 3 ранга т. Обручникову совместно с генерал-лейтенантом т. Петровым в трехдневный срок укомплектовать штаты отдела.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР генеральный комиссар государственной безопасности

Л. Берия

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 698, л. 120-121. Подлинник. Русский архив. С. 142-143. Копия.

? 2.21

ПРИКАЗ НКВД СССР - 001273 О ВВЕДЕНИИ В ШТАТ УПВИ НКВД СССР ОФИЦЕРСКИХ ГРУПП ПО СОПРОВОЖДЕНИЮ ЭШЕЛОНОВ С ВОЕННОПЛЕННЫМИ

Москва 17 октября 1944 г.

Сов. секретно

Содержание:

О введении в штат УПВИ НКВД СССР офицерских групп по сопровождению

эшелонов с военнопленными.

? 001273 17 октября 1944 г. г. Москва

В связи со значительным увеличением перевозок военнопленных и в целях лучшей организации и обслуживания эшелонов в пути следования приказываю:

1. Ввести в штат Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных 20 групп по организации и обслуживанию эшелонов с военнопленными.

2. Штат каждой группы утвердить в следующем составе:

Начальник эшелона "1

Зам. начальника эшелона по снабжению "1

Врач ?

1

Фельдшер ?

1

4

3. Утвердить "Положение о начальнике эшелона".,

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР комиссар государственной безопасности 2 ранга

Круглов

Сов. секретно

"Утверждаю? Зам. народного комиссара внутренних дел Союза ССР комиссар госбезопасности 2 ранга

Круглов

Положение

о начальнике эшелона по этапированию военнопленных I. Общие положения

1. Начальник эшелона состоит в штате Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

2. Подчиняется во всех отношениях непосредственно Управлению НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

3. В пути следования начальнику эшелона подчиняется начальник конвоя и весь служебный персонал эшелона.

II. Права и обязанности

1. Начальник эшелона, получив задание Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных о сопровождении эшелона с военнопленными, тщательно проверяет проводимую лагерем подготовку данного эшелона к отправке.

2. Своим контролем подготовительной работы лагеря начальник эшелона обеспечивает:

а) подбор контингентов в строгом соответствии с нарядом Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных в отношении национальности, если она будет оговорена в наряде, в отношении групп трудоспособности и прочих специальных указаний Управления;

б) полное и качественное оформление учета военнопленных, назначенных к этапированию;

в) обязательное прохождение военнопленными, назначенными к перевозке, установленного карантина;

г) точное выполнение медико-санитарных профилактических мероприятий, обусловленных приказом НКВД СССР - 0388 от 6 октября 1943 г.*;

3. Начальник эшелона обеспечивает также контроль за организацией эшелона в отношении:

а) своевременного получения вагонов по наряду НКПС;

б) соответствующего оборудования вагонов под людские перевозки, зимой - оборудования их печами;

в) оборудование в эшелоне вагона-изолятора, вагона-кухни, обеспечение эшелона медикаментами и хозинвентарем по установленным нормам.

4. После полной готовности эшелона к отправке начальник эшелона принимает его от начальника лагеря для дальнейшего сопровождения.

5. Прием эшелона оформляется актом, в котором подробно указывается состояние принятого эшелона во всех отношениях: физическое состояние этапируемых, их санитарное состояние, обмундирование, соответствие контингента выданному Управлением наряду, наличие и правильность отчетных документов на этапируемый контингент, правильность составления этапного списка, оборудование вагонов и обеспеченность эшелона всем необходимым.

6. В пути начальник эшелона несет полную ответственность за:

а) обеспечение образцового порядка и соблюдение строгой дисциплины в эшелоне как со стороны военнопленных, так и со стороны конвоя;

б) быстрейшее продвижение эшелона, принимая через военных комендантов, железнодорожную администрацию и транспортные органы НКВД все меры к недопущению задержек и простоев эшелонов в пути;

в) обеспечение регулярной выдачи горячей пищи военнопленным и постоянное наличие в вагонах кипяченой воды;

г) недопущение антисанитарного состояния эшелона; в случае надобности организовывает в пути повторную санобработку военнопленных;

д) полное исключение побегов и попыток к побегу со стороны военнопленных;

е) точное соблюдение требований санитарной службы согласно приказу НКВД СССР от 6 октября 1943 г. - 0388.

7. Используя остановки поезда, начальник эшелона организовывает кратковременные прогулки военнопленных на воздухе.

8. О ходе продвижения эшелона в пути и его состоянии начальник эшелона ежедневно кратко доносит телеграммой в Управление НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

9. По прибытии эшелона к месту назначения начальник эшелона сдает этап начальнику лагеря по акту, в котором подробно указывается состояние прибывшего эшелона.

10. По сдаче эшелона организовывает возврат хозимущества, прибывшего с эшелоном. Отправка его производится в специальном вагоне с проводником.

11. О прибытии эшелона начальник эшелона немедленно доносит в Управление НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

Начальник Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных генерал-лейтенант

Петров

ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 703, л. 55-60. Заверенная копия ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 37а, д. 2, л. 124-126. Типогр. экз.

* См. док. - 5.5.

Комментарии:

Добавить комментарий