Журнал "Огонек" № 23 1929 год

Пролетарии все* стран, соФдчнлйтгсЫ

М 23 (323). 16 июня 1929 г.

ПРИСЯГА

Стихотворение Осипа Колычева Фото -иллюстрация А. Шайхета

Как первые экзамены

круты

Все наши будни рядовые... И вот -присягу произносишь ты На трудном языке металлургии... Кто за работу взялся сгоряча И по великовозрастному споро,- Тот знает вдохновение

ткача,

Тот знает вдохновение

шахтера... И, как поэты, делая стихи, Себя истрачивают без оглядки, Бы на большую выдумку

лихи

II на большое дело

падки...

Поэты

от фабричных корпусов (Сколь разношерстны ваши званья...) Вы шествуете

изо всех концов Дорогами сорепловапьн...

И сердце опускается на дно, И издалече,

издалече, Заряженное песнями,

оно

Поет без промаха и без осечки... Мы делаем страну наверняка, Мы делаем

на совесть

II от силы...

ПускаЛ волною

плещется рука, Пускай сквозь кожу

проступают жилы!..

Исколеси.

изборозди

весь свет,- И, разочаровавшись горько, Ты скажешь:

"Лучшей молодости пет, Чем молодость в зеленоП гимнастерке!* Она уходит под заводский кров, В дремучие, глухие недра...

Горючую, трепещущую кровь Она расплескивает

щедро... Она железные инвеитарн Шумливым шагом

будит спозаранку... И кузня кузне говорит:

"Гори.'*

"Чеши!* -

рубанок говорит рубанку...

"Грызи!* -

пилу папутствует пила,

И радостное

нарастает пенье... И с телеграфной проволокой в лад Звенит строка стихотворенья... Рожденная

из сложной простоты,

Над миром

подымается машина,- И веку произносишь ты Высокую присягу сына...

Осип Колыче*

ОКНО В МИР

tit "мидэу Муссолини. Редактор газеты "я^минитз" (см. снимок), оргака французской коммунистической п а р т н и, навестяый журналист Габриель Пери, в угоду Муссолини, арестован н предается ОДУ 3* етотью, в которой он

разоблачает итальянское фашистское правительство, подвергающее свояк плеяинков, вождей коммунистической партии, самым жеетоквм нстя-еавнвм. В страстном н взволнованном призыве коммунистического журналиста, обращенном к рабочим всего мира, францувскве властв усмотрела оскорблена* "дружественной* иностранной державы.

Форд ярояия а Аяглию. BCHX только что подписал догоаор г Фордом об окаванян нм технической помощи советской автомобильной промышленности. В Англии Форд сам строит заводы и соедает себе

с себя ответственность за пер-вомайскве берлинские расстрелы н воыложнть ее на коммунистов, будто бы "спровоцировавших" палача Церги-беля; затем, назначенный на 1-е августа VI-м всемирным конгрессом Коминтерна, день международной борьбы против войны, с'езд охарактеризовал, как "новый призыв к восстанию, н как попытку коммунистов создать новый путч**. Эти социалисты приняли программу "обороны отечества прн капиталистическом строе" и, наконец,устами

многолетнюю партийную деятельность в ващвту демократии.

Без двеимаков' Большой популярностью пользовался среди итальянской колонии в Нью-Йорке парикмахер Франк Валентино. Его поразительное сходство о Муссолини (см. снимок) сделало его достопрн-

главы партнн Отто Вельса (см. снимок), с(еад заявил, что "социалисты хотя н защищают демократию со всей анергией, но еслн необходимость заставит их, н диктатура станет неизбежной, то они сами осуществят ееи. Эта угроза, конечно, направлена не против реакционной буржуазии,а против революционного пролетариата. Так с'еад социал-фашистов аачарквул всю прошлую

мочательвостью города н привлекло к нему мвогочислен-ных клиентов. Все ириеэжне итальянцы считали своим долгом побывать у своего зиа-менитого соотечественника. Дела счастливого парикмахера процветали. Но внезапно благополучию его наступил конец. Муссолини в Риме, Ва-лентяво в Нью-Йорке-диктатор Италии не вытерпел такого сопернвчества, ово показалось ему умаляющвм его достовветво, и всемогущая

Ryxa протянулась еа океан, тальянскин консул в Нью-Йорке вызвал к себе Валентино в прнкаеал ему... отрастить бороду.

Сиеаа аодруашяяса. После того, как Муссолини восстановвл папу рвмекого в правах светского монарха, сблнжевие между католической церковью н правительством демократической французской республики превратилось в дружественное согласие. Капитализм, милитаризм и религия снопа объединились для совместного отпора революцвонвому рабочему движению. Особенно ирко зто единение проявилось на только что состоявшихся юбилейных торжествах "Орлеанской девы**. Имя "той бывшей "ведьмы", а теперь "святой", послужило предлогом для шумных патриотических н милитаристических празднеств, на которых правящие верха демократической республики выступали рука об руку с посланниками "дружественны!" держав и представителями нового монарха, папы римского.

там прочные промышленные базы. На днях в Диглинхэме, в графстве Эссекс, был наложен фор:опекиfl завод. На торжестве закладки присутствовал сим н "наследник автомобильного короля" Итон Форд.

Немец ооцяал дсвонрятая. В

Магдебурге состоялся скеад германской с.-д. партнн. С'езд прежде всего поспешал снять

Повита Эииля Эояя, великого писатели н борца еа социальную справедливость, чествовали недавно в Париже. К дому "а Брюссельской улице, где в ночь о 2Я-го ва 19-е сентября 1902 года погиб от угара Золя, была прикреплена памятная доска. На торжестве присутствовал полулегендарный герой исторического процесса, бывший уаннк Чортова острова, полковник Дрейфус. В конце XIX века дело Дрейфуса привлекло внимание всего мира и послужило предлогом для величайших

политических потриееннй но Франции. Обвввевве в шпионаже Дрейфуса, евреи, офицера генерального штаба, было формально основано на т. и. "бордеро14, фальшивом документе, будто бы написанном рукою Дрейфуса, на самом же деле подделанном майором Эстергазн. Это "бордеро" было первой фальшивкой, первым "письмом Зиновьева", получавшим мировую иэвестаость. Дело Дрейфуса раскололо всю - французскую республику ва I два враждебных лагеря - I дрейф уса ров н антндрейфу-JT4T I саров;*на стороне первых

I были все прогреесниные | влемеиты страны, на стороне вторых - все червые евлы реакции и антисемитизма. Вождями дрейфусаров были Жорес, Анатоль Франс и Эмиль Золя, открывший дрейфусаронскую кампанию своим анаменитым облнчвтельяым письмом:"Я обвиняю". Великому писателю, главным образом, обяеая был полковник Дрейфус своим освобожденном в последующей реабилитацией.

На снимках: виерху - церемония прикрепления памятной доски; внизу-семидееятипягилетний полковник Дрейфус.

На снимке слепа направо: l.^rnni наггп :ivju.c, архиепископ Реймский, английский посланник во Франции Внл-лиам Тирредь, римский кардинал, делегированный папой н преандент республики Думерг на одном из торжеств в Орлеане.

Арестант Мя 10520. Гарри Синклер, американский нефтяной магнат, побил своеобразный рекорд - в его лвце впервые в американскую тюрьму посажен человек, состояние которого превышает 100 млн. долларов. Синклер - один вэ героев скандальной нефтяной аферы. В 1924 году группа дельцов прн помощи взяток получила государственные нефтеносные земли, не которых наиболее крупные участки достались Гарря Синклеру. В сенатской комиссии, назначенной для расследования итого дела, уличенный миллионер отказался дать показания под присягой. За зто он и был приговорен к 8-м месяцам тюрьмы, а самое дело пока дальнейшего вода не получило н на всей группы нефтяных снекулянтов "пострадал" один только Синклер. По сведениям американской прессы, тюремный режим для

арестанта Л*10520 превратвтен едва лн не и режим санаторного отдыха.

Hi

На снимке: Гарри Синклер иходит и тюрьму, у порот которой его поджидает целая ирмил репортеров н фотографов.

Спей а же "Оперы аа три грота1*

П А Н С

От

Автор вынужден оговориться-это письмо меньше всего является театральной рецензией. Речь идет о значительно более важных вопросах, о чести польского театра в целом.

Доброе имя польского театра подорвано. На голову польского теат|>а свалилось стихийное бедствие в виде подозрения в боль-шевизме. "Несчастпе" пришло оттуда,откуда меньше всего его можно было ожидать. Не с Востока оно пришло, а из почтенной Англии, п не из современной в значительной мере уже деморализованной Англии, а из старой, доброй, нрежней Великобритании.

Примерно двести лет тому назад английский писатель Гей написал комическую оперу, которая под пашаинем "Нищенской оперы- веселила сердца современных ему театралов. Опера Гея была, собственно говоря, не оперой, а пародией на современную Гею онеру, тем не менее традиция была сохранена и в ней были выведены "о обыкновенные смертные, а короли; короли, правда, специфически"*: король нищих, король взломщиков и король взяточников в лице начальника полиции. Не лишена эта фабула и романтической завязки, в виде неземной любви короля взломщиков к дочери короля нищих. В свое время (200 лет том) назад) произведение Гея поражало современников бичующей сатирой и смелостью мысли.

Эту старомодпую комическую оперу омолодил и переделал немецкий писатель Вер-тольд Брехт. Врехт актуализировал содержание пьесы, снабдил ее новыми песенками, обогатил более актуальными парадоксами в надежде, что его пьеса будет смущать современную ему буржуазию не менее,

КАЯ ЦЕН

ашего варшавского корреспонд

чем пьеса Гея в свое время дразнила благонамеренных англичан ипохи первоначального автора "Нищенской оперы44.

В Германии опера понравилась и шла без перерыва в течение двух лет.

Известный польский режиссер Шиллер проклинает теперь ту минуту, когда его угораздило поставить пьесу Гея - Брехта на польской сцене.

После просмотра пьесы прессой началась неимоверная кутерьма. Критика взвыла в один голос: Вот он-доподлинный большевизм!

Почему и при чем тут большевизм" Многие критики задавали себе этот вопрос. Но благоразумие победило, и сомневающиеся для соблюдения алиби ругали Шиллера еще пуще несомневающихся.

Спектакль, показанный Шиллером, был для изведенного рутиной польского театра сенсацией. Спектакль во многом отличался от тех постановок, к которым привыкла варшавская публика и не менее ленивая критика* "Онера за три гроша" стада поэтому в истории польского театра неожиданностью, скандалом. Но при чем тут большевизм".,.

Польские критики усмотрели, однако, большевизм во всем: в обнажении приемов театральной техпики, в конструктивных декорациях и небел, столь отличной от обстановки любого варшавского добропорядочного дома, в песенке, в которой говорилось, что раньше следует дать пожрать, а потом уже кормить мо|>алыо, и наконец в подрыве авторитета английскою полицейского; который публично орал взятки при всем народе...

Вмешалась в дело варшавская полиция. По соображениям общественной безоиас-

3 У Р А

нта

иостн, спектакль был нерережиссирован по указаниям политической полиции, и когда ото тоже не помогло, и большевизма целиком из пьесы вытравить не удалось, пьесу сняли.

Переполох получился невероятный. Шиллер призпан конкретным носителем зла, а хозяин театра обязался поставить десять патриотических пьес и десять нолупорно-графических (последние идут наравне с патриотическими), чтобы восстановить доброе имя своего театра.

Но все же откуда этот испуг? Пьеса шла в Германии в течение двух лет, и ото не помешало, как известно, берлинскому полицей-президиуму расстреливать первого мая берлинских рабочих.

Откуда же этот испуг польской буржуазии"

Не надо быть слишком проницательным, чтобы понять, что причиной испуга является не аигличании Гей, и и немец Брехт, и не поляк Шиллер, который еще до недавнего времени считался гордостью пации. Источник вечного испуга заключается в том, что польская буржуазия до сих пор не ассимилировала 40% захваченных национальных меныпипств в кошмаре 1.ООО-километровой г|шшцы с СССР.

В заключение необходимо сказать: испуг все же был напрасны**. В спектакле, показанном Шиллером, большевизма-то кот наплакал...

Спектакль был крупный,с эп.м иадо согласиться. Спектакль оказался не по плечу польским критикан-это тоже верно. Вот они его и приду шиш обвинением в большевизме.

Такова Польша наших дней.

IF. Kyjneuo*

ОДИН ИЗ ВОЛЕВЫХ ЦЕНТРОВ

Очерк Мака Снимки А. Федорова

В пяти минутах ходьбы от Зоологического сада-Георгиевская площадь. На площади- тихий скверик.

Красного цвета особняк дочери Сапвы Морозова внептпо очень обыкповенен.

Внутри-кипучая жизнь; внутри-Краснопресненский районный комитет партии- один из нолевых штабов непрерывно действующей армии большевиков. В этой краснопресненской армии 33.000 бойцов, 33.000 командиров, в втой армии каждый боец-командир. В районе больше сотни тысяч рабочих всех категорий, днадцатитысячный отряд комсомола, 32 крупных предприятия, сотни учреждений, школ, редакций, два наркомата, Свердловия.

В огромном домо на Георгиев-ской площади всего несколько десятков служащих-меньше, чем в конторе даже не очень оолыпого завода. По здесь, в "этом доме, - волевой центр огромного района, обладающего героической революционной историей и славным боевым настоящим.

Путь наибольшего сопротивления, избранный партией, требует людей, не тающих отказа, людей со стальными тросами нервов, с невыветриваемым классовым чутьем.

Этих людей партия черпает из неистощимого резервуара рабочих масс.

Сотни выдвиженцев прошли уже и тысячи пройдут через орп >тдел ра йкома.

Вот ;"ти люди, рабочие-выдвиженцы, "героя нашего времени", заполняющие приемные Орготдела. Заведующий, тов. Козлов (теперь секретарь райкома), человек в вышитой русской рубашке, принимает одного за другим. Здесь повторяется то, что творила партия некогда в исторической комнате Л? 7 У ч рас преда ЦК ВКП в неуклюжем доме на Воздвиженке.

Вот в приемной заведующего орготделом сидит рабочий - партиец ленинского призыва. Он уже ие молод. В дни империалистической" войны был отравлен газами и демобилизован в 17-м году. Всю революцию прожил тихо, п стороне "от больших исто ричес.ких дорог.

Но в переломный день революционной "жохи, когда мир опускал в могилу гения своего столетия, наш слесарь оказало! иод действием массового рефлекса. Он -один из 200.000 рабочих, подавших заявление о приеме в партию.

С тех пор прошло пять лет, и человек преобразился. Первые годы были заполнены мучительной учебой и опьяняющим под'емом. Человек учился выражать свои мысли, рабкорствовал, одолевал теорию в партшколе. Сколько было отчаянных ми-пут, сомнений, даже падений - об отом

... Партяя яужяы люди, яселеющве я умеющее бороться. Каждый деяь через райком проходят яидвяжеяцы. Заведующие орготделом тов. Козлов (теперь секретарь райкома) беседует о иным

Фот. С. Фрядляяда

знают лишь соседняя с заводом пивная да секретарь ячейки, рвавший несколько заявлений, начинавшихся словами: "В виду моей явно проглядывающей непригодности"... Потом была вечерняя школа-дроби, грамматика, обществоведение, география. Лавочная комиссия учила "торговать", за-'oедательство в народном суде - "руководствоваться социалистическим правосознанием". Какой-нибудь "Цемент" Гладкова - быть может, первое взволновавшее и осознанное беллетристическое произведение, потом-впервые созпательно воспринятый театр, театр для него, выдвнжеица-слеса-ря,- все это расширило кругозор, потому что воспринималось обновленным человеком. Серяк, обыватель в рабочем классе с фантастической быстротой поднимался над окружающими. Больше того, человек перерастал тех, кто принял участие в стремительном его развитии. Перед нами одни из многих тысяч "вождей малого масштаба". Он, секретарь своей цеховой ячейки, уже имеет свою аудиторию,-нрн перевыборах в совет цех встретил аплодисментами своего кандидата-Десятки, сотни в ы д в и же вцев

В комвате янструкторов шумно. Теряв "треугольвяков- оямдают очередя яа преем. Директора, месткомшвкв, секретаре

проходят через эти кабинеты - клетушки Орготдела. Они идут в наши заплесне вевшие аппараты посланцами классовой воли, встречаемые шипением и насмешкой чиновничьей, обывательской толпы,-самой агрессивной частью "цыплячьей" стихии.

Но преображенный человек не отступит ни перед насмешкой, ни перед трудностью, потому что он не пришел в жизпь, расталкивая локтями конкурентов,- оп сделан ленинской партией, он пришел из шеренги железной пехоты культурной революции, иеред которой уныло отступаю" растерянные "кустари-одиночки" - даже творческие я "созвучные"...

Дни нашей жизни не падают мерными каплями в чату установившегося быта. В беге дней наших поколение сменяет поколение в одно историческое мгновение-в несколько бурных лет...

И вот поколение приходит, сортируется в величественном процессе естественного отбора, рассасывается, становится по местам. Одни падают в изнеможении, не выдерживал высокого давления эпохи, а другие пополняют теплом своих сердец аккумуляторы ее бешено! воли...

В крошечной накуренной клетушке сидит кузнец Вельчннский М еще несколько рабочих партийцев, и с каждым заседанием в накуренной комнате легионы карточек в комнате статотдела пополняются несколькими новыми паспортами новорожденных коммунистических душ. Жестоко! рукой-отсюда; из волевого центра осуществляется "регулирование роста и состава организации".

Перед кузнецом Вельчинским и его товарищами стоит уже прошедший через ячейку, ею проверенный, 38-летний паровозный машинист Виноградов.

- Я иду в партию бороться с гадами, которые чинят препятствия.

Комиссия задает вес* мько вопросов. Она уже знает Виноградова.

- Припять на шестимесячпый кандидатский стаж.

Но другой, 30-летний металлист, ушел отвергнутый. Он-ие бывший помещик, не бывший белогвардеец, - он бывший член коммунистической партии, исключенный в свое время за самовольный расстрел двух бандитов. "Партии не нужны истерические лирывы, нужна мерная ностунь рабочих батальонов".

В партию принята ткачиха Мухина, 37 лет, делегатка. Ткачиха Мухина была захвачена маховым колесом партий пой работы и унесена от кухни и быта в водоворот творческой женской общественности. Делегатка Мухина уже фактически - боец "великой армии тр)да*.

Принят и студент-тнмирязевец Иванов. Иванову 24 года - он прошел комсомольскую крестьянскую школу. Его семейные связи,- огец-серёдняк, вступивший в колхоз, - "подводят иод него крепкую социальную базу".

Комиссия приняла одпого интеллигента. Этот человек-воекный специалист, обогативший страну важным изобретением, которое, быть может, заставит одержимый ненавистью капиталистический мир лишний раз подумать перед тем, как напасть на нага Союз. Этот человек большой культуры, больших знаний и большого таланта стоял т вытяжку перед окончившим сельскую школу кузцецом Вельчинским и ждал ответа.

- Вы, товарищ, поставлены и исключительные материальные условия. Вас уважают. Зачем вы стучитесь в двери партии" - спрашивал кузнец.

Ученый отвечал.

Ученый отвечал кузнецу также на вопрос о том, что такое правый уклон, в чем сущность решений ноябрьского пленума.

Во дворе, в отдельном флигеле заседает контрольная комиссия района.

Улыбчивый и доброжелательный до трогательного председатель тов. О. Хмурый, рабочий в очках и коричневой бумазейной куртке-председатель партколлегии. Молчаливый военный. Несколько рабочих. Две женщипы.

- Зовите товарищей!

В комнату входит группа коммунистов- фракция жилтоварищества большого дома. Между ними - резкий конфликт.

Обвиняющая сторона - два инвалида. Они пришли со всеми аксессуарами затерянных героев гражданской войны-один с орденом Красного знамени и эпилепсией, а другой - с патетическим лексиконом героев Бабеля. Оба-пенсионеры, не работают.

Они обвиняют. Кото"

Заместителя председателя правления жилтоварищества и коммунистическую часть его. В чем? Обвинение страшное:

- Они снюхались с председателем правления-царским полковником.

Но, в конце концов, дело не в этом. Краснозпамепец, больпой и разбитый, не выносит этого молодого и здорового коммуниста - инженера, так просто и миролюбиво уживающегося с бывшим царским полковником (.гадом") и осмелившегося

1 Щ

1 Тысяча люде! ежедневно приходят в равно* У входа предъявляет иартнАные билеты

сказать пьяпому и безработному пепсноне-ру-краснознаменцу: "таких надо вычищать из партии".

- Три месяца был в Красной армии,- говорит, задыхаясь, больной, - а теперь лезет!

Молодой инженер привел других коммунистов-жильцов дома. Опи все - люди сегодияшнего дня-против пьяного и скандального краснознаменца. На минуту становится душно,- летят взаимные обвинения.

Но председатель умело прекращает перешику. Иижеиер стоит-нервный и терроризированный.

Президиум контрольной комиссии МММ короткого разбирательства убеждается в том, что инженер, в сущпости, преступления не совершал. Но "оправдать его-значит, повергнуть в мрачное уныние больных бойцов. Решено: отменить осуждающее

Ежедневно десятки агитаторов приходят в райком ва матери ила ми- о коллекти-ввеации сельского хозяйства, о продовольственном положении, о чистке партии

инженера постановление партколлегии, но поставить на вид всей коммунистической части дома необходимость более товарищеского отношения к инвалидам-коммупарам...

Краснознаменец и его товарищ внезапно впадают в энтузиазм: они вскакивают и, подняв трости, точно шашки, кричат вдвоем;

- Да здравствует контрольная комиссия, защищающая старых бойцов! Ура!

В большой комнате, где много столов, у телефона сидит молодой нареиек-комсомо-лец, недавио взятий в аннарат. Комсомолец, его конторка и телефон вместе называются столом заказов агитпропа. Здесь принимаются заказы на докладчиков. В распоряжении агитпропа райкома имеется ядро в 300 испытанных агитаторов. Этих людей, ведущих различную работу на всех ступенях гигантского аппарата партии, государства, хозяйства и культуры, комсомолец у телефона непрерывно кидает на сотни собраний в цеха, клубы, на постройки, в типографии, учреждения, на собрания ячеек.

Телефон пепрерывио требует докладчиков. Комсомолец записывает адрес, хотя тысячи адресов, теле<1юиов, имен и чисел он носит в голове. Потом берет небольшую алфавитную книжку - такую же, как в любой мясной лавке, задумчиво перелистывает ее, и звонит:

- Товарища Н. просят из райкома. Дома нет/ Л где? Заседание в НКИС? Хорошо... НКПС? Дайте ЦУМОР. Секретарь ЦУМОР'а? У вас, товарищ, происходит заседание - вызоиите тов. П. просят из райкома. Ничего, ничего, можете вызвать. Что" Чепуха какая! Да нот, как ваша фамилия, товарищ".,. Ну нот, зовите... Товарищ П. сегодня в 7 часов вечера вы делаете доклад па собрапии текстильщиков о трудовой дисциплине. Да. Запишите адрес.

И комсомолец опять берется за алфавитную книжку...

Пропагандистским подотделом ведает ,'Ю-летннй серьезный и усидчивый человек. К нему приходят сотни молодых ребят с документами из ячеек-проситься на рабфаки, в комвузы и вузы. Здесь вы сталкиваетесь лицом к лицу с тем комсоставом, который там, в царстве завершенных пятилеток, будет управлять Днеиростройеким комбинатом, Магнитной горой, Тельбессом. Приходят и не очень молодые, отставшие, требующие срочного ремонта.

Товарищ О. хочот на рабфак. Обязательно на рабфак. Он требует-тридцатипятилетний, демобилизованный два года пазад компссар,-рабфака.

- Пять лет подряд я подавал заявления, чтоб отправили учиться и пять лет мне отказывали. Подаю заявление, а нодив- резолюцию: до тех пор, пока у товарища О. не выдохнутся знания, до тех нор, пока у товарища О. не выдохнется запах коммуниста и пр. и пр.-нот ему учебы.

"Теперь товарищ о. действительно выдохся-и "будет ему учеба".

Раз в неделю устраиваются собрании пропагандистских групп. Эти люди из года п год совершенствуют преподавание в сотнях партшкол и кружков района. Если хотите, они выполняют роль желудочного сока организации. Из года в год район глотает тысячи новых рабочих. г>ти тысячи повых коммунаров должны быть переварены. В этом помогают пропагандисты.

Гордость района-60 пропагапдистов от ставка. На особом совещании по партийному просвещению заведующая агитпропом жалуется:

- Как только мы воспитаем свой кадр рабочих-пропагандистов, их немедленно забирают на всякую работу, и мы опять остаемся пи с чем.

Рабочие - пропагандисты воспитываются медленно. Из всей партийной многотысячной рабочей массы выделяются единицы. В старину рабочие-пропагандисты вырастали в тюрьмах. Теперь они растут в горячке повседневной борьбы, одолевая но ночам какую-нибудь "Историю партии"- Ярославского, или "Капитал" в изложении Борхарда.

...Пленум райкома заседает с утра. Люди приходят и уходят. Председатели-секретарь райкома или зав. орготделом сменяют друг друга.

Пленум слушает доклад о милиции, поэтому в комнате много большевиков в милицейской форме. Один за другим принимаются тезисы... ,

- Организовать шефство над милицией в целях...

- Выпрямить липию милиции в отношении...

Рядом-в комнате инструкторов-шумно. Серии "треугольников" ожидают очереди на прием. Директора фабрик роются в своих

Учетные карточки ЗЗ.ооо коммунистов

тугих портфелях, месткомщики читают газеты, сек1*зтари ячеек рассматривают только что получеиные материалы.

Волевая машина района в действии. Района, Одно ими которого вызывает учащенное сердцебиение у пролетарских революционеров всех страп и народов. Не даром на "тих непрерывных заседаниях плен) мои и комиссий вы можете встретить и немца, н негра, и англичанина. Они приходит сюда учиться искусству "вечного движения" v неувядающей революции...

Мак

СОВЕТСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ Е

Одяиведцатая вмставса Ассоциации Художников Революции (АХР) "Искусства в массы" воваяала горавдо большую четкость, большую идеолога песку г. выдержанность, че* Художестееяно-Тежнвческого явстнтута (ВХУТЕПШ в об'единення художников-самоучек (OXC). Опублвковываем в репродукции вашего фотографа А. Шавхета некоторые U

церковь-; В. И. Костя и к цы и-"Даешь урожае"; в в а е у-А. Се иердеако-"Комсомол И

В РЕВОЛЮЦИОННОЙ живописи

чем это было до сеж лор. Кроме работ Центрального отдела АХР, на выставка представлюиы карткиы оЗ'едивенни молодежи АХР (ОМАХР), мастерских кисшего " картины, отображающие советское "сегодня": слева направо ваверж у:-И. В. Гордеев (самоучка) "Митинг", В. Ф. Точилкии (самоучка) "Пвовери ломают мекая бригада**; В.' В. Иогаисои-"Советсввв суд**; С. В. Риягнва-"Иаобретатель"

НА ЛЕДОКОЛЕ К ПОЛЮСУ

Статья Р. Самойлоеича

Ни п одной области человеческих устремлений не сказывается так сильно без--отчетная тяга к познанию неведомого, как именно в изучении полярных стран. Мы, собственно, уже переступили таинственную черту неизвестности, мы нарушили молчание северной пустыни, мы все больше и больше проникаем в тайны природы да-* много, негостеприимного, но чудесиого Севера.

Но не одному стремлению познать неведомое обязаны мы пашим проникновением в Арктику. Пачииая с XV века, многочисленные попытки найти морской путь в Китай заставляют голландские и английские экспедиции искать так паз. Геверо-восточный проход, т.е. путь с запада на

ВОСТОК ВДОЛЬ (ев^риЫХ бвреГоВ ЕврОНЫ И

Азии. Как известно, только шведскому полярному исследонателю д-ру I lopденши льду в 1881 г. удалось пройти этим направлением.

Уже с. начала XIX столетия возникает потребность среди ученых различных стран разрешить многие научные проблемы путем изучения природы полярных областей. Одним из первых, кто познал высокую важность научных исследований в Арктике для разрешения многих геофизических и географических проблем, был геииальный русский самородок Михаил Ломоносов.

Какие мы ставим перед собою задачи по изучению полярных стран в настоящее время? На первое место следует поставить проблемы геофизика в широком смысле этого слова. Правильное предсказание погоды, даже в более южпых широтах было бы невозможно без знания метеорологических факторов на крайнем севере.

Полярные области играют роль охладителей горячих токов воздуха, и подобно тому, как при центральном отоплении мы должны знать законы охлаждения трубопроводов, так и для синоптической метеорологии нам необходимо изучать метеорологические и аэрологические элементы в

Арктике. Не Меньше.* значение В ЭТОМ ОТ-

ношении имеет также изучение теплых и холодных морских течений. Наконец, наблюдение в высоких слоях атмосферы, а также изучение элементов земного магнетизма и атмосферного электричества имеют самый глубокий научный" интерес. К этому следует присоединить исследование льдов, геологические работы, биологию, зоологию и ботанику.

Если к вышеизложенному присоединить также высокое значение определения морских глубин, установления протяжения так паз." шельфа, материковой отмели *, наконец, распределение суши и моря в аркгнке, то мы тем самым почти полиостью исчерпаем стоящие перед нами научные проблемы.

Не следует, однако, думать, что изучение полярных стран имеет* лишь отвлеченный научный интерес. Не приходится говорить, какое большое чисто практическое значение имеет для всего северного полушария синоптическая метеорология. А изучение биологических факторов дает нам ключ к нознснню промысловой жизни на севере.

Какие же пути и методы к исследованию мы могли бы наметить для осуществления поставленных перед нами задач?

Перед нами стоит заманчивая задача длительного и систематического изучения полярных стран. Не подлежит сомнению, что задачи общегеографического характера, не-сомпенно, иаиболее целесообразно разрешат!", используя .чисто современные мощныв орудия передвижения. Это-воздушный корабль и самолет.

Однако не подлежит сомнению, что для других целей, в особенности для длительного изучения Арктики, пригодны, наоборот, другие методы работы. Действительно, исследование с воздушного корабля или самолета может продолжаться лишь несколько часов или дней, а между тем для наших целей необходима работа в течение миогих месяцев и даже лет.

Для такого характера исследований менее всего пригодна работа с воздуха. Нам нужно исследование на суше и на море.

Б первом случае мы строим геофизические станции, снабженные радио. Такие стаицни построены на северном побережьи СССР, на островах Вайгач, Диксен, на Новой Земле и, наконец, недавно па Новосибирских островах, радиостанции

Путь, по которому должен пойти к Семерному полюсу советский ледокол

имеются так же на Шпицбергене, в Гренландии и на северном побережьи Америки.

Но как бы пи были важны геофизические работы на полярных обсерваториях, они все же не могут заполнить самого главного пробела - изучения Северного полярного моря, т.-е. того огромного водного пространства вокруг Северного полюса, которое заключено н пределах северных берегов Европы, Азии и Америки.

В целях изучения этого моря единственным методом является применение корабля. Но какого"

Мни кажется, что разрешение задачи всесторопиего изучения Арктики лежит в применении мощной) ледокола для длительных иолярцых работ.

Является ли эта идея новой" Пет. Еще в 1900 году известный русский моряк адмирал Макарон утверждал, что на лелгоколе можно пройти "напролом к полюсу*. Но тогда эта мысль вызывала много возражений. Как же обстоит дело теперь" Обратимся к работе ледокола "Красин" летом 1928 г.

Как известно, экспедиции успешно справилась с возложенпой на нее задачей.

Основной причиной успеха следует считать применение именно ледокола, который был в состоянии бороться со льдами.

И действительно, самое замечательное свойство корабля этого типа, это - его активность. "Красин", имея три машины общей мощностью в 10.700 л. с, мог продвигаться во льду толщиною до 2i/i ме* тров. Его корпус построен таким образом, что ледокол, взбираясь на лед, давит его своей тяжестью, раскалывает его и, работая в дальнейшем всеми машинами, подобно клину, расширяет образовавшиеся трещины. Попятно, что при таких обстоятельствах ледокол лучше всего действует там, где имеется хотя бы небольшое пространство чистой воды или же в том случае, когда между отдельными ледяными полями замечают! каналы, трещины и проч. Тогда раскалываемый ледоколом лед имеет достаточное пространство, чтобы раздвинуться, облегчая тем самым продвижение корабля впепед.

Когда мы на "Красине-, например, в конце июня попытались пройти к бедствовавшим итальянцам южнее Семи Островов, мы натолкнулись на тяжелый лед, который занимал все пространство между этими островами и северным побережьем Шпицбергена. Нам пришлось повернуть из-за экономии топлива и сил и попытаться пройти среди полярного льда севернее этих островов. По здесь лед был еще сильно сжат, образовались торосы, т.-е. нагромождение многолетнего полярного льда прн полном отсутствии свободной воды. Как известно, нам пришлось в течение 7 суток ждать пока ветрами южных румбов льды были разрежены, и "Красин" мог, хотя и с большим напряжением, но все же успешно продвигаться вперед.

однако, работа "Красина" с несомненностью доказала возможность при помощи ледокола преодолевать тот полярный лед, который совершенно недоступен всякому другому судну. В этом отношении характерен один пример, также взятый из практики этого лета.

После спасения итальянцев и затем взятия па борт летчика Чухновского и его товарищей мы встретили у Нордкапа (Шпицберген) судно "Брагаица", стоявшее в достаточно разреженном льду. Это судно, специально построенное в Норвегии для плавания во льдах, не могло в то вр."мя по только самостоятельно выбраться изо льдов, по пе-в состоит! и было даже следовать в кильватер за "Красиным", ибо тот лед, который оставался за кормой "Красина", "Брагаица" не могла преодолеть.

Еще более показательна работа "Красина" во льдах во время второго нашего похода в сентябре 1028 г. Ледокол прошел без каких-либо затруднений до 81в471 северной широты, т.-е. до той точки, которую не достигал в этом районе ни один корабль до нас.

Надо при этом иметь в виду, что "Красин" имел специальные задачи по оказанию помощи итальянцам, поэтому достижение этих широт явилось для H(4t) делом попутным, lie подлежит сомнению, что ледокол мог бы в случае иадобпости пройти гораздо севернее. В это время года МД был совершенно разрежен, и "Красин" мог бы полным ходом двигаться далеко на север.

Мы уже раньше отмечали, что в задачи современных исследований не входит непременное посещение той воображаемой точки, которая носит пазваиие Северный полюс. Нашей целью является олителъное изучение Северного полярного моря в различных отношениях именно в тех

"ВСЕРОССИЙСКИЙ КНИГОНОША"

Заведующий Госиздатом РСФСР т. А. В. Халатов

Фото-монтаж А. Шайюта

глубоководных райовах, центром которых является Северный полюс. Для этой цели, несомненно, самым подходящим средством является применение мощного ледокола, снабженного самолетами. Попробуем произвести некоторый подсчет.

Радиус действия ледокола типа "Красин* очень велик. "Красин" сжигает в среднем 100 тонн угля в сутки, и может взять собой 3.200 тонн угля, т.-е. на 32 дня хода по чистой воде. Делая в средвем 10 миль в час, или 210 миль в сутки, мы получаем запас угля на (240X32) 7.700 миль. Начиная свой путь к полюсу от се-вериых Перегон Шпицбергена, "Красин" может иметь полный запас угля перед выходом в экспедицию. Расстояние от Нордкапа до Северного полюса-ООО миль, а считая обратный ход-1.200 миль. На "Красине4*, таким образом, будет иметься шестерной запас тоилипа.

Но еще более целесообразным явилось бы переустройство "Красина" на жидкое топливо. В атом случае район действия ледокола увеличился бы по меньшей мере на 40%, т.-е. достигал бы, примерно, 11-12 тысяч миль. Переделка ледокола на нефтяное топливо выгодна также в том отношении, что сократила бы состав команды "Красина" до 50-Ш человек.

Конечно, ледокол должен быть спабжен самолетами. Наиболее целесообразным явилось бы применении двух самолетов-одного более мощного-для дальних полетов, другого - легкого типа, который бы нес разведочную службу, являясь как бы глазом экспедиции. Такие самолеты, снабжен-пые радио, могут принести неоценимые услуги не только для разведки, но и для производства научных наблюдений, делая посадку в том или ином месте для ледовых и океаногеографических исследований. Полеты замечательного советского летчика Бабушкина, который 15 раз летал и благополучно садился на лед во время спасательной экспедиции на "Малыгине" летом 1928 г. с очевидностью доказывают o целесообразность применения самолета для указанных целей.

Как далеко на севор может пройти такая зксиедиция на ледоколе? Нее, конечно, зависит от состояния ледового покрова. Мы знаем из практики прошлых полярных путешествий, что лед находится в постоянном движении. Он то разжимается, то снова сдвигается. В книге "Проблема Арктики", изданной Американским географическим О-вом в Нью-Йорке имеется фотографии Ольсворта, сделанная когда дирижабль "Норвегия" пролетал над полюсом. Мы видим па льду огромную трещину, во много километров длиной. Даже у полюса имеются те условия, которые необходимы ледоколу для успешного продвижения вперед. "Таким образом имеется возможность достижения и самого полюса.

Каков мог быть план деятельности такой окспедиции"

Экспедиция на ледоколе должна быть снабжена 3-4 годичным запасом продовольствия. В августе она покидает берега Шпицбергена, держа курс на север. До Середины, а, может быть, и конца октября, ледокол неизменно движется вперед, стремясь достигнуть возможно более северной точки. Здесь он остается на зиму, в течение которой производятся все необходимые работы. Весною следующего года экспедиция, в зависимости от обстоятельств, движется дальше на север, или же возвращается обратио, выиолнив поставленную перед собою задачу. Применение самолетов для научной работы с базой у корабля даст возможность членам экспедиции осветить в научном отношении огромный район.

Не приходится подчеркивать, какие неисчислимо нажные последствия может иметь научная работа на большом ледоколе, снабженном современными моделями инстру-

ментов, сконструированных по последнему слову научиой техники.

Интересно отметить, что изучение приполярного бассейна настолько привлекательно, что за последнее время снова возник проект достижения полюса даже при помощи подводной лодки. В прессе появилось сообщение, что известный полярный исследователь Вилькинс собирается отправиться к Северному полюсу на подводной лодке постройки 1906 года. "С большой тревогой приходится отнестись к этому предприятию, весьма рискованному и малонадежному.

Мне неизвестно, сколько времени намеченная подводпая лодка может находиться в движении подо льдом. Предположим, что такая лодка может двигаться под водой максимум 30 часов. При скорости в 5 миль ото дает {достояние в 150 миль. Какал гараития, что лодка, пройди ото расстояние, встретит чистую воду для того, чтобы подняться на поверхность ее. Конечно, никакой.

Далее, среди пака могут встретиться отдельные льдины, глубоко сидящие (20- 70 метров). Каким образом лодка, находясь под водой, избегнет столкновения с ними. Наконец, сравнительно незначительный радиус действия, малый заиас топлива, опасность повреждения рулевых установок-все лто заставляет относиться чрезвычайно скептически к возможности пройти на подводной лодке со Шпицбергена до мыса Варроу, как ото предполагает сделать Вилькинс.

Со всей решительностью нужно сказать, что единственно надежным и* целесообразным средством для систематического и всестороннего изучения арктического бассейна

ЯВЛЯетСЯ Применение МОЩНОГО Д6Д0КО1&,

снабженного сам"метами.

Будем надеяться, что идея применения ледокола для длительных полярных исследований будет осуществлена в ближайшее же время.*

Р. Самойлоеич

МОЯ ВЕСНА

Стихотворение Александра Жарова

По фабричному двору Мы проходим поутру.

Солнце - ближе, Ниже, ниже

Льнет с лазоревой гряды... Как отрадно И снежной жиже Отпечатывать следы,

От порот шагая к саду,

Слушать шонот теплых струй..

Нынче воздух

Чист и сладок,

Словно первый поцелуй.

Говорил я... Вот тебе,

Вот тебе-и оттепель!

Расторопная хозяйка, Востроглазая она... Не неряха, не лентяйка, Не прогульщица - Весна!.. *

Перейдет в землецветенье Этот дерзостный набег... Мы проходим. Наши тени, Даже тени Плавят спег.

Нарастая, станет громким Лепет первого ручьи... Здравствуй, добрая знакомка! Здравствуй, Молодость моя!

Александр Жаров

КАЗНЬ

Белы* так внезапно и стремительно наскочили, перерезав дозоры, что красные в первые минуты хорошенько не разобрали, что случилось. Застигнутые врасплох, они бежали.

На рассвете белых выбили из села.

Возле церковки па обожженном дереве висел удлинившийся труп китайца. Приоткрыв глаза, повешенный выбросил далеко вниз распухший черный язык, обле-плепный сухими" комочками грязи. На обнаженной синие китайца почернела вырезанная лента: "придетъ хозяинъ, си меть".

В части было несколько китайцев, которые одинаково охотно откликались на слово "ходя" и не имели своих имен. Говорили они мало, жили со всеми дружно, а между собой ссорились. Мстительные, упрямые, они не забывали поражений. Стреляли но-своему, уставив винтовку прикладом в живот, предварительно усевшись, поджав под своя ногиг Отступая, они перебрасывали винтовку через плечо и палили назад, не оглядываясь.

До последнего патрона были спокойны, а когда не оставалось патронов, то, не взирая на опасности, уходили в тыл за патронами.

Стреляли бессмысленно, раз за разом, с тем глубоким безразличием и презрением, точно им и неважно, в кого угодит пуля.

В этой ночной стычке двое из них были убиты, один - легко раиен, четвертый же висел на облезлом дереве и покачивался.

В тот час, когда белые ВСКОЧИЛИ в село, китаец стоял на своем посту, зорко вглядываясь в сырую, дрогнущую тьму. Ему было холодно, он жался в холодной шинели, постукивая нога о ногу.

Он открыл но белым огонь, выпуская обойму за обоймой.

Но красные ушли, забыв о нем. И китаец видел, как в ленивой позе раскииулся на дороге убитый красноармеец Лриков, с которого уже успели стащить сапога.

Белые, узнав китайца, сгрудились за домом, озорно решив взять его во что бы то пи стало живьем. Он уже не был для них человеком, он стал смешной диковиной.

Китаец взобрался на колокольню и начал строчить нз пулемета с каким-то неистовым, диким наслаждением.

- Эй, ходя, китаеза,-кричали белые,- слазь, мы тебя помилуем...

Но китаец пропускал ленту за лентой, егдя на корточках и гортанно выкликал

- Не твоя поставил, не твоя еннмаль... Придет хозяин, сыметь...-И, блаженно улыбаясь, бешено косил из пулемета, следя умными, раскосыми глазами за тем, что делается внизу.

Из романа "Путь"

Он знал, что командир вернется, а то комиссар Корпев, которого он называл "Корня", вспомнит о нем, придет и освободит. Но какая-то непонятная, одинокая тоска возникала в его очерствевшем сердце. Он скалил зубы и дрожал от ночного холода.

Моросил дождь, по лицу китайца струились капли моды, как слезы.

У китайца Никого не было, ему никто не был близок, он всем был чужд и никому не нужен. Его настоящего имени никто не знал, даже он сам начинал забывать его, привыкший к окликам "кнтай" и "ходя". Вся жизнь его прошла незапоми-нающейся тропой, поэтому будущее было также безлично, как "и прошлое. Однако, китаец еще никогда не чувствовал себя таким забыто-одиноким, как сейчас, и у него щемило сердце.

I >н внимательно следил, как кончается лента, и усердно выпускал последние патроны. Он это делал так нерасчетливо и щедро, словно ему предстояло прожить еще век.

Пулемет яростно заливался, а китайцу чудился верный пес, стерегущий его, покинутого и слабого.

Но лента подходила к концу, и он отвернулся, тоскуя и жалуясь самому себе на свою горькую, несправедливую участь. И он понял, что никто не придет за ним. Слезы выстунили на глаза его, но не выкатились.

- Раскосый дьявол, сходи, говорят тебе,-кричали белые, хоронясь за домом, но китаец молчал.

Он вдруг вспомнил, что у него имеется имя, настоящее человеческое имя, которого он не слыхал вот уж более двух лет, и ему захотелось услышать его. Тогда он ласково сказал:

- Чан-Ли!.. Пулемет затих.

Китаец поднялся, выстрелил из винтовки в воздух два раза подряд и сказал себе на своем родном языке важное и скорбное слово. Затем, отложив винтовку, склонился над пулеметом, недолго возился,-в темноте казалось, что он прощается с ним.

Белые долго и безуспешно ждали, но пулемет напряженно молчал. И это молчание удерживало их в отдалении.

Было тихо, падал дождь, в редеющей мгле вырисовывался далекий пожар.

- Китаец хитер,-заявил злобно солдат, щупая себя за грудь к прислушиваясь к шаркающему н опавшей листве дождю. - Сховался, сучий <ып, как подойдем, так ои...-Солдат сплюнул и смачно выругался. Под коротким вздернутым носом его висела капля, он вытирал нос, во вытекала новая капля и, казалось, что под носом у него висит прозрачная бородавка. .

- А, может, он себя прикончил...-строил догадки другой солдат, хищно вглядываясь во мрак щелевиднымн кошачьими зрачками.

Но Чан-ЛИ был жив. Он медленно спускался с колокольни. Каждая ступенька была жизненной, физически ощутимой, а внизу ожидала смерть, непонятная, а потому и не страшная.

Что-то болезненно-печальное томилось в груди. Чаи - ЛИ знал, что он погиб, это было так же очевидно, как и то, что командир и "Корня" уже наверняка не придут. Быть может, они его и не забыли, но притти по могут.

Он сходил, чутко прислушиваясь к шумящей ночи. К" сапогу его пристала бумажка, похожо было, будто она неотступно следует за ним. Он услыхал далекое цокание лошадей и замер, облитый потом, но цокание прекратилось.

Ни злобы, ни обиды Чая-Ли не испытывал, лишь тоска давила неимоверной тяжестью.

Дождь утих, небо вызвездило.

Чаи-Ли вспомнилось, что он уже однажды видел такое небо. Он попытался припомнить родину, близких ему людей, но вставало смутное пятно. И Чан-Ли решил ие думать о безрадостном прошлом. Он ровно задышал сырым воздухом, зараженным запахом гниения. И впервые за всю свою ненастную жизнь он почувствовал сладость влажного ночного воздуха.

Звезда сорвалась с неба и пролетела. Он улыбнулся сморщенной, дряхлой улыбкой, ибо падающая звезда, по старому поверию, означает падение души.

Тихо было вокруг. Умолкли выстрелы, ничто больше не терзало тьмы и тишины. Лишь папиросные искры безмолвно свидетельствовали о близости шума, выстрелов и чьей-то гибели.

Китаец видел эти вспыхивающие и тлеющие искры и ему думалось, что они выискивают его. И "все" то, что он в последний раз видел, накрепко запоминалось, точно выжженное в мозгу: и звездное небо, и искры, и мокрая земля, и развязавшиеся на его ногах обмотки, поползшие за ним по грязи.

Дул предутренний ветер, шарил в куче увядших листьев и шелестел ими, и на лицо Чан-Ли скатились с дерева дождевые капли.

Китайпа никто не заметил. Ои даже щ подумал, что можно бежать. Подошел к одинокому пню, оореченно сел и задумался. Рассветный холод пробрал его. Его охватила мелкая дрожь, и мысли растерзали судорожно искривившееся лицо. Он :*а-крыл лицо руками и окаменел.

"АВТОДОР"... В ВАТИКАНЕ

Папа римский получил и подарок от своих почитателей автомобиль (иа сивмке спрака от трибуны) для предстоящих выеадов иэ Ватикана Вскоре поело этого подношения со всех концов Игадии и "святейшему отцу** стали сражаться правоверные еаФетиеиинки автомобилей, чтобы получить папское благословенен не только для себя, но и для своих машин.

На снимке* папа благословляет группу авто-па дом к кков ж их машаиы, выстроившиеся во двева Ватикана

Вблизи развесилось гаирокостволое, как <5удто распухшее дерево, с дуплом, точно выпотрошенным. Вставали рассветные сумерки. Голоса людские звучали все ближе и ближе, и сиплый голос оглушил китайца:

- Ишь, сволочь, китаево отродье, убег, подлец!..

Чан-Ли отнял руки от лица, на него полетела папиросная искра.

Он был пойман. В первую минуту опешившие солдаты его не тронули, столиившись, они внимательно рассматривали сгорбленного китайца, втянувшего голову в плечи. По лицу его ползли стеклянные капли дождя и слез.

Потом бородач поплевал в руку и треснул сжатой ладонью китайца по затылку.

Чан-Ли испуганно обернулся. Его искаженное лицо с полуоткрытым, беззвучно плачущим ртом было обращено к солдату с мольбой и страхом.

Его начали избивать, а он молча озирался.

Казаки кричали и били его, собственный крик и безмолвие жертвы пугало их. Они повалили Чан-Ли на мм и долго истязали, топтали.

А он то открывал, то смыкал узкие глаза, будто хотел и боялся в последний раз видеть жестокий и желанный мир. Чан-Ли оезмолствовал, а солдаты испытывали какую-то физическую неудовлетворенность.

- Ребята, логодь,-крикнул вдруг женственный казак, хлопая себя по животу.- Спустим с его семь шкур...

Началась изощренная казнь. С китайца сорвали одежду, разложили на земле. Кто-то держал за ноги, другой -за голову, а третий-спокойно, под мерцающим светом зажжеииой лучины, вырезал неуверенные кривые буквы иа спине, покрытой липким потом.

Солдат был малограмотен, он вырезал прописные буквы. Тар как надпись на спине не уместилась, то с китайца содрали и остаток одежды. Твердый знак солдат вырезывал особенно долго и аккуратно. Полоска кожи метала ему и не поддавалась штыку, он содрал ее ногтями.

Чан-Ли извивался, грыз землю, вопил. В рот ему набилась грязь, он задыхался. Из всей его жизни г"та пытка-единственно запомнившееся в такой непревзойденимл! муке.

- Теперь походит,-об'явил женственный казак, стряхивая со штыка кровь.

Солдат, державший лучину, придвинулся поближе к изуродованной спнпе. Неожиданно обуглившаяся верх>шка лучины обломилась и упала иа спину китайца.

Чан-Ли взвизгнул и заметался. Точно раскаленное железо вонзилось в его тело, боль была чудовищна, она во много раз превзошла вынесенные страдания.

- Помирай, ай-уй...-захлебывался китаец.

Русый солдат, долго трудившийся над надписью, зарычал и затопал йогами.

- Зачем портишь, мать твою... Отодвинься с огнем, дохлую мать тплг>".-Отшвырнул штык, быстро нагнулся и сбросил со спины китайца тоненькую головню.-Горячая...-и облизнул обожженные пальцы.

Чан-Ли потерял сознание. Его привели и чувство, поставили на ноги; но, сделав два шага, он грохнулся навзничь с глухим стоном.

Солдаты хохотали.

Китайца знобило, он ляскал зубами я сплевывал кровавую грязь.

- А пулемет, гад, попортил...-прокричал казак, взобравшийся на колокольню.

Китайца повесили ва ветвистом дереве. Когда его дернули за ноги, он уж ничего не сознавал.

Он висел, скорчившись, медленно удлиняясь, болтаясь из стороны в сторону. От сапога отстала прилипшая бумажка и свалилась на гпнлую траву.

Брезжил серый, унылый рассвет, холодом тянуло с востока Потом посинело, неожиданно прорвалось солнце, пролив золото остывших лучей на землю.

Навстречу восходящему солнцу была обращена человеческая спина, ва которой было вырезано:

придетъ хозяинъ. сыметь.

Буквы расползлись, как чернила на картоне, и кровь запеклась.

At\ycn Явич

БезЫменский, Ьаллес, Франс, Гамсун, Гладков, Флобер, Ал. Толстой, Барбюсс, Новиков-Прибой, Пришвин, Фадеев, Свифт, Олеша, Байрон, Светлов, Панферов, Цвейг, Жироду, Катаев

ВЫШЛИ В БИБЛИОТЕКЕ .ОГОНЕК-

ТЕАТРАЛИЗАЦИЯ БЫТА

Москва строится. Животами балконов выпирают в небо красные, серые корнуса и улыбаются стеклами 5 этажей под теплою ласкою солнца, гостеприимно приглашая в благоустроенные недра свои заждавшихся пайщиков. Дома, домища вы-

f>acTai<)T на окраинах Москвы - Красная [ресвя, Сокольники, Девичье Поле. А центр .меняется". Публично выставляет нааоказ потрецанные прелести своих особняков, сомнительную чистоту коридорных систем.

Москва строится, но Москва испытывает си*троту жилищного кризиса.

На выставке в Академии художественных наук, подводящей итоги истекшего театрального сезона, именно эта мысль приходит в голову.

Задача выставки - путем концентрации макетов, эскизов, чертежей и фотографий дать смотр театрам за прошедший сезон, открыть замысел, идеологию постановок московских театров. o

Новый* ритм жизни создал нового зрителя, а новый зритель ищет иного ритмического рисунка, чем тот, что мы -шали прежде.

Театр старый чувствует гнетущую тяжесть кулис, рампы, софитов, сараев, переполненных устаревшими декорациями и мебелью в стиле амаир, - его раздражает шелест неугомонной традиции, ползущей по сырым стенам, он устремляется к людям, к идее, к материалу, которые поставили бы его в ряды современности. A je-атр новый, едва начавши ходить, хватается иногда за ручку кресла, подставленного ему старшими, тащит иодчас в свою "детскую" хлам, выброшенный повзрослевшими "братьями".

]!от почему ныне на выставке не отличишь, если не прибегнешь к спасительному каталогу или этикетке на макете, театр Малый от МГСПС, театр детский от театра б. Экспериментального и т.д. и т. д. Единообразие, стандарт.

Театр нуждается в ином разрешении сценического пространства, в идеальном случае, театр нуждается в новой архитек-

Скромпо и ненавязчиво .-апинается этим режиссерская груниа ири театральной сек-ции ГАХН.k

Разработка режиссерских планов и сценического пространства, главным образом, для театра в клубах и массовых празднеств, разработка как стационарных, гак и передвижных площадок, и все это в разрезе театроведческих экспериментов,-центральный пункт ваботи этой группы, руководимой Н. Г. Сахновским.

На выставке представлены макеты к комедии Шекспира "Как вам это понравится". Идея режиссерского плана-спектакль, ко

торый может быть поставлен в любом А наверху, на стремянке, решето, свеже месте, - ва улице ли, на площади или на выкрашенное- символ герцогского досто-бульваре Смоленского рынка, на трам- ннства, нотомственный гв|>б. вайной ли остановке в дни торжеств или, наконец, в любом рабочем клубе.

Пять вариантов оформления комедии "Как вам это понравится" представлены на выставке: спектакль ярмарочный (макет лабор. Коистанти-иовских); спектакль "а бочках, спектакль ва стульях, спектакль на табуретах (макеты лабор. Куренкова и Вазу ри на) н спектакль на письменных столах (макет лаборанта Киси-мова).

Все ОНИ ПОСТрое- Макет работы В. В. Кяслмова для комедии Шекспир* "К** вам ото понраввтея". gig Ла ПрИНЦНПе Спектакль -а пвеьменяых столах. Испольаованы письменные стоды, табуреты,

использования ве-

урвы МКХ. стрема ваа, кертоаяые папкж

одев обихода, быта (стулья, табуреты, столы, бочки).

Макет лаборанта Кисимова дает наиболее

остроумное использование предметов обихода любого клуба: для спектакля требуются четыре письменных или простых стола, лестница-стремянка, имеющаяся в каждом клубпом помещении. Стремянка водружается посередине; по бокам, по двое, письменные столы, дающие второй план. Урны, с тра-д иционной надписью "МКХ", поставленные на табурете - последний штрих для завершения замысла. Перед нами дворец герцога - урны-колонны, некогда белевшие мрамором.

Костюм рыпяря Карла для ком"" дяв Ги>кспяра JH*k вам вто по-правят м- работы В. В. Квгямова. Щмт - корыто, меч - скалка для болья, шлем -друшлак, аабраяо подставка для утюга, на руках манжеты мясника, спортивные туфля, крагв, ясялет я святер, - все oаксессуары рыцарского до-стоввгтва

Над макетом-костюм рыцаря Карла для о той же комедии.

Перед вами храбрый потомок славных отцов, готовый ринуться в бой с первым задиралой. А приглядевшись, вы обнаружите под ослепительным блеском щита алюминиевое корыто, ловко приспособленное при номощи ремней, вместо забрала же ленную подставку для утюга, лихо надетый шлем-друшлак для протирки творога, в руках скалка для белья, на рукавах манжеты, впитавшие в себя кровь мясного прилавка, гимнастические туфли, свитер ш жилет, надетый задом наперед-дополняют рыцарский туалет, испокон веков овеянный поэзией.

На ряду с макетами для передвижных спектаклей- проекты стационарной сценической площадки для эстрады, клуба (Н. Ф' Козловской). <^

Работа режиссерской группы - реализация идеи, идущей от конкретной потребности жизни, жизни театра.

Мы ищем утоления жилищному голоду, мы должны удовлетворить и алчущий театр.

И если нам нужны инженеры-строители, то нам нужны и люди, которые знали бы театр, которые учитывали бы потребность зрителя, уловили бы ритм идущей жизни и переложили бы его в ритмический рисунок новой сцены, нового театральною здания.

Татьяна Дыпник

спектакль ва стульях. "Как вам "то вовраввтея--комедия Шекспира, макет работы М. В. Куренкова я Г. Ф. Базурвна. Натра в о-вещв клубного обвхода

до сценического оформления, налево - после выгородка девствам

СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ СОРЕВНОВАНИЕ 1ft и 14 отделений московской мн-

ПЛАНЕТАРИИ В МОСКВЕ заканчивается оборудованием (см. >й 39 "Огонька1* ва 1ЙИ г.). Открытие его предположено в начале августа

КРАСНОАРМЕЙСКАЯ ПЕСНЬ

!

В ряде ценных культурно-политических начинаний, предпринятых Центральным Домом Красной Армии в Москве, одним из вштвреспейшнх является ансамбль красноармейской неси и.

Каждое выступ-левее ансамбля - законченное целое, тема которого посвящена какой-ли- . бо военпой орган и- , <*Щ зации. В репертуаре его в настоящее время три программы: "22-я Железная краснода]к:кая дивизия в песнях", "П е р н а я Конная армия в песнях" и "Баварская Красная армия в песнях". Гото ни тс я четвертая программа: "КраспыА ФЛОТ в песнях".

1Ь*сии подобраны очень хорошо, в большинстве своем они неизвестны массовому слушателю, несмотря "на популярность, которой в свое время

они пользовались в тех или иных воипских частях. Исполнение отличается большой художественной организованностью и выразительностью.

Исполнители во время выступлений одеты в красноармейскую форму или и ф"рм> Германских красных фронтовиков.

Инициатива Центрального Дома Красной Армии имеет большое общественно-культурное значение: преподнося массовому слушателю в художественной формо нове-

Исполннтели "Первой Конной армян"

ствовапие о славных и трудпых днях гражданской войны, ансамбль атим самым пропагандирует оздоровление советской эстрады. Неся в рабочие и красноармейские клубы общественно-ценную и художественно - увлекательную программу, ансамбль, сюстоящин из "артистов - профессионалов, темпе менее, показывает клубпым самодеятельным кружкам пример такой формы художественной работы, заимствовать которую им вполне пот силу.

В середине лета ансамбль красноармейской песни выезжает в га-строльную поездку. Он входпт в инструктивно-художественную группу, которая будет устраивать вечера, состоящие из доклада на военные темы, выступления агсамбля и выступления театр'а "Красный Петрушка" (па вечерах будет также демонстрироваться передвижная выставка музея РККА). Группа эта посетит к расноармейские лагери Украины, Северного Кавказа и Закавказья, а также выступит не-рет, рабочими и крестьянами юродов и местностей близ лагерей.

Несомненно, зга поездка ансамбля краен, армейской песни сыграет серьезную роль в деле военно-политического и культурно-художественного воспитания масс.

А, Ф.

В Журнале "ОГОНЕК" вводится отдел "КниЖная полка". Ъ этом отделе будут помещаться краткие сведения и аннотации о поступающих в редакцию новЫх книгах. Редакция обращается ко всем издательствам и авторам с нросЬбой присЫлатЬ книги по адресу "ОГОНЬКА",-Москва 6. Страстной булЬвар 11, для отдела "КниЖная полка".

Комментарии:

Добавить комментарий