Журнал "Огонек" № 20 1929 год

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

20 (320). 26 мая 1929 г.

ЖЕРТВЫ ГЕРМАНСКИХ ПАЛАЧЕЙ

20 свовх товарищей, убитых социал-Фашистским" олвцейскнми наемниками и Берлапе в дни майских лаесоеых боев, похоронил германски* пролетариат а кладбище Фрядпвхсфельд. 800 делегаций со исех онцов Германии, от ваведов, фабрик и профсоюзных рганизаций с анамевамц и венками участвовали в ноготысячном траурном шествии. На кладбище перед гкрытыми могилами павших борцов т. Тельман от иеия ЦК Германской коммунистической партии прянее p""t|b. Ег0 заключительные слова: "Память об 'итых в майские двн будет всегда служить для реакционных рабочих призывом к борьбе" были нстре-шы приветствиями многих тысяч рабочих н красных юнтовиков н клитиеинымя обещаниями отомстить за 'гибших товарищей.

Одноиременно о етим, 1.200 чиновников, вовгла-[яющнх германскую социал-демократию, ообралнсъ [я обсуждения майских событий и едииогласио вынесли постеиовде-е, одобряющее все действия а распоряжения полицейского диктатора Цер бели.

Русский пролетариат в бесчисленных демонстрациях и ваивлениях вырв-I свою пролетарскую солидарность с революционными германскими товарами. Вердинскне событии напомнили русскому пролетариату ленский "етрел, ва который русский рабочий класс отомстил своим угнетателям i

великие Октябрьские дин так, как отемстит в в "далеком будущем гвовм палачам революционный пролетариат Германии

Насннмхах: наверху, налево-толпа ва кладбище, у надгробного памятника о эмблемой серпа я молота; направо-полицейски!, преследующий демонстрантов, снисходительно пропускает буржуя н пытается схватить стоящего ва ним рабочего; ввиву-при склоненных красных вяаменах опускают в могилу гроб с телом погвбшего германского товарища

ОКНО В МИР

"аао Тобаер, вождь революционных рабочих Швейцарии, умер и Цюрихе. Ученый веге> ствовспытатель и врач, ои в начале твоей общественной

деительностн лыл социал-демократом, оатем во время войны вел борьбу протвв социал-патриотов, а по.окончании мировой бойин ' примкнул к коммунистической партии и стал ее активным деятелем.

Лаяач. В Германии на скамью подсудимых сел редактор демократического журнала "Та-гебух", обввненный в клевете в печати."Потерпевший*4-прокурор верховного суда в Лейпцвге Перно (см. снимок), ва честь которого вступилось "го вачальство в лвце главного прокурора, с самого начала судебного разбирательства оказался в роли подсудимого. Это тот самый Леряс, который в 1019 году, в качестве "советника 'военного суда", вел следствие по

г

if*-

V

делу об убийстве Розы o Люксембург н Карда Либкнехта, и только теперь в журнале "Та-гебух" появилась статья, ра-воблачающая втого высокопоставленного судебного деятеля. Иерис повел дело так, как угодво было тогдашнему со-циал - демократическому правительству Эберта-Шевдема-иа, н убийцы остались беана-каванными. Гуд оправдал редактора "Тагебух'а44, но не сделал отсюда логнчесиого вывода и иепосадвл на скамью подсудимых самого Нериса.

Аагяо-фаавцуаовая "арввяв-иам. Большое недовольство воевали в английской печати санитарные меры фравцувско-го правительства, принятые вм после того, как на одном ив английских пароходов было обваружево весколько случаев натуральной оспы. Немедленно было предписано пронзио

ноЙ привинки показалась унизительной. Число английских путешествеввнков во Францию сильно сократилось, пароходы нз Англии приходили почти пустыми. Наввачеиа *ыла англо-французская комиссия, которой поручено было выработать мероприятия, удовлетворяющий обе стороны.

На снимке: летчики английское" аэроплана, готовые вылететь нв Англии во Франция!, читают газетные нэнестня о распоряжения французского праввтельства.

Диитатер Веноцузяы, генерал Хуан Гомец, в течение 20 лет, с 1909 года, бессменно вовглавляющяй вту небольшую южно-американскую республику, вновь единогласно набран превндентом на 7 лет.

аанлтересовавяый в прибылях иноземного капитала, не останавливается ни перед какими средствами, чтобы подаиять попытки создании профессиональных рабочих организаций.

Эялен Доусои, ввдная деи-тельннца коммунистическою движения в Америке, входившая в состав делегации американских рабочих, посетивших Совет скв Й Союз, была

Диктаторский режим генерала Гомеца по своей жестокости превосходит все, что знает многострадальная история южных американских государств. Вевецуэла занимает второе место в мире по добыче нефти и находится всецело во власти авгло-амервканского капитала, владеющего как богатейшими нефтяными источниками, так н плантациями кофе и какао я железными дорогами. Генерал Гомец, весьма

недавно арестована, как уроженка Шотландии, якобы нелегально получнвшаи права американского гражданства. Тов. Эллен Доусоя-организатор "Национального (революционного) союза текстильщиков", руководящего последней забастовкой текстяльщнков в Гастонвн, в штате Северная Каролина, в которой участвует 8.000 человек.

Боядуин в навей рояя. В предвыборной борьбе в Англии широко используются нее технические достижении для

зрительного, звукового и всякого иного воздействия на избирателя. Вслед ва радио наступила очередь звукового кино, которое одво нв британских ннно-обществ предоста-

Выстааяа ривот Павла Иузаецеви. Когда входвшь в новый павильон Третьяковской галлерен, где размещены работы Павла Кувнецова, сразу создается ощущенье, что, перешагнув порог выставки, попадаешь на юг-светлый н прозрачный. Свет проввкает сивоаь матовые стекла потолка, но еще больше света от семидесяти развешенных по стенам картин. Это оргаинчесиое, жизнеутверждающее начало, кровное ощущенье

Стявча на "дачами". На предстоящих ;0 мая всеобщих выборах в Англии впервые будут призваны к урнам 5 миллионов с лишним новых взбирательниц. Свовм успехом па прошлых выборах консерваторы в значительной степени обязаны были голосам женщин, которых им удалось напугать oкрасным призраком4*. Надеись и на этот раз на большую консервативность я преданность "устоям" женской частя населения, консерваторы поспешили провести закон, пони-

зивший возраствый предел для избирательниц с 80 лет до 21 года. В Англии н течение последних ста лет женская рождаемость неукловно превышает мужскую, н вто привело в тому, что в избирательных списках итого года женщин почти на миллион больше, чем мужчин.

На снимке: либеральный кандидат Плэйстоу агитирует среди новых молодых избирательниц на морском пляже в своем округе Южный Дорсет.

ввло к услугам премьер* Волдунва в целях предвыборной агвтацвв (см. евнмок). Судя по отзывам английской

В. Снетлова отличают большая культура стиха, особая сдержанная эмоциональность - весьма интересная своеобраэ-

прессы, Болдуин в ролв киноартиста обнаружил ве больше талаита, чем в роли премьер-мнвнетра Великобритании.

Вышел в свет ffc 10 мурявяв -Совете* о в Фото*-. Передовая статья номера посвящена участию фоте - любителей в со-циалнетическом соревновавви. В статье "Общедоступней фототипия*4 приводится способ

ная переработиа балладной формы. В книжку, яаданиую Библиотекой "Огонек44, вошли лучшие вещи талантливого

поэта.

Среди беллегдистои молодого по-ренолюциопного поко-леви Ди Стонав занимает одво из ввдных мест. Он добросовестно в много работает и делает значительные успехи. Не увлекаясь беллетрветиче-

днть прививку оспы всем пассажирам, прибывающим вз Авглин. Гордым брвттам самая процедура принуднтель-

художником вемли. растений н труда на вемле - характеризует П. Кувнецова как живописца. П. Кувнецов находит мотивы своего вдохновевия и жизни нашей страны. Помещаем репродукцию его картины "Крымский колхов4*.

В Библиотеке "Огонек** вышла книжка набранных стихотворений В- Сватяева. В. Светлов справедливо считается одням вз лучших наших по "-тог. Надежды, возлагаемые ва него, относятся к числу наиболее серьезных н прочных.

живых н важвых вопросов современности. Дм. Стоиов обладает также способвостью занимательно писать, он умеет строить сюжет, н вто делает его рассказы я поиестя весьма чвтаемыми. Книжка раесхазон 1м. Стоиова вышла в Библиотеке "Огонек44.

ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ ПАШНИ

2оХ"Тт^ п°ле""' Р*"" осуществлена на ИХ*,.. На с . . ы х а х, с . . р х у ...з-хо;о..е

I ров "Ш1Р001 , механиэнрованная подача ва поля семеявого верна для посева (одвн трахтор сразу берет охоло 10 товв зерна), посев пря помощя

тракторов двухднсковымн сеялкамя г

СОВЕТСКАЯ "ХОЛОДНАЯ"

Очерк С. Арефина Снимки А. Шайхета

Сводчатый пролет ворот под домом, лампочка под сводом, коричневая дверь... На звонок открывает дежурный санитар в белом халате или кто-нибудь из ранее пришедших сопровождающих "больного" милиционеров. .Больной" входит спотыкаясь,

ч е р к С. Арефина Снимки А. Шайхета

иа высокого, добродушиого милиционера и не хочет отвечать ему.

- Вам я, доктор, все скажу, - обращается он к сидящему за столом в белом халате милиционеру: - а с ним не хочу разговаривать!

Ласковая н виноватая улыбка не сходит с его пьяненького лица, и он в своем желании доставить как можно меньше хлопот своей особой и занять как можно меньше места суетится и, покачиваясь, то и дело натыкается ва стоящих тут же и запятых им людей.

- Отведите больного в панну, - дает распоряжение врач.

пивной

заплетаясь йогами, но старается придать себе уверенный, бодрый и совершенно не-вииный вид, а главное-держаться прямо, .пройти по одпой доске".

Яркое освещепие, чистые, недавно покрашенные стены, чистый иол, люди в белых халатах за столом, в приемной и в коридоре, фигуры женщины-врача н дежурной фельдшерицы,- все ^то сразу отвлекает больного от навязчивых представлений о том, где он только что был, почему к нему были несправедливы, прервав его на полуслове и не дав высказать до конца то, что ом хотел "доказать". И в ответ на вежливость приходится быть вежливым:

- Ничего... не беспокойтесь! Мы постоим.

- Присядьте, - настойчиво просят его.

Привезли пьяного

Нельзя пе присесть - падо быть вежливым до-конца!-а присев, нельзя не смотреть и м прислушиваться к тому, что происходит за столом, где сидит дежурный милиционер в белом халате, похожий на врача, и женщина-врач, принимающие очередного пациента от сопровождающего его няньки-милиционера.

..."Пациент", видимо, не хотел ехать, бурлил, кипел. Он и сейчас еще сердится

Но он уж затихает и только старается доказать, что он в здравом уме н твердой памяти.

- Ваша фамилия, имя, отчество, адрес... Вы куда попали"

- В вы... вытрезвитель. Что, вы думаете, я не внаю?!- подозрительно уставляется пациент пьяными глазами на спрашивающего его врача.

Его, видимо, мучит мысль, ие принимают ли его за помешанного, и эта мысль не дает ему покоя и он постоянно возвращается к доказательству противного:

- Живу на Садов oil-Каретной, третий дом от угла, внизу магазин. Можете" проверить!

Врач и дежурный милиционер "терпеливо, как больного, выслушивают его. Фельдшер приносит ему какое-то успокаивающее лекарство, и через 2 - 3 минуты "больной",

совсем успокоившийся, уходит домой. Его отпускают по его просьбе".

- Завтра на работу рано надо вставагь... Боюсь, просплю тут!

- Следующий! - поднимает голову дежурный.

Очередной пациент смущен. Пока он сидел рядом на скамье и слушал, его настроение совсем переменилось, и сейчас он старается усиленной вежливостью загладить то обстоятельство, теперь смущающее его, что он попал сюда и доставляет хлопоты итнм вот, ни в чем иеповинным в его "болезни" людям.

- Пожалуйста, пожалуйста! Будьте добры!.. Перепелкин, Иван Иванович... Моя фамилия... Адрес? Пож-жалуйста!

"Пациенты"... "Больные"...

Как все ото непохоже на то, что еще так недавно было и что так ярко нарисовал когда-то Глеб Иванович Успенский, передавая рассказ человека, очутившегося в старое время в таком же вот положении:

..."- Вышибай ему днище!

- "И погало!... Свистки верещат, трещат, колотушки стучат, 1 изо лба у меня огонь брызжет, из ушей огонь, а шею-все одно каленым железом пекут".

"Весь болен... Окончательно жду смерти",-таковы были ощущения человека, в недавнем прошлом имевшего несчастье попасть в полицейский .участок для вытрезвления, таковы были результаты тех приемов, какие употреблялись тогда я соответствующих случаях.

А теперь.

- Товарищ санитар, отводите больного и вапну!

Это настоящее культурное достижение, говорящее о большом продвижении, уже завоевавшее прочное положение и изо дня в день перестраивающее наш быт. Организованный два месяца тому назад совместными стараниями общества борьбы с алкоголизмом, Краснопресненского Совета, Райздрава и АОМС'а "Вытрезвитель*

Очередной пациент

в Косом переулке пропустил через себя уже свыше 6ГЮ пациентов и приобретает все большую и большую популярность. Кслн вначале "пациентов" ему доставляла милиция, то чем дальше, тем больше в вытрезвитель доставляют беспокойных пьяных и месткомы, и само население, особенно жены.

Пьяненького "пациента" ведут в ванну или под д>ш, по указанию врача. Ванна нейтральной температуры - 27 - 28°, - и быстро усиокаивает. Дежурный фельдшер с улыбкой и превосходством человека, на Aiue убедившегося в действительности применяемых средств, об'яснил мне влияиие манны на кожные сосуды, кровеносную систему, сердце.

Рядом г ваппой просторная чистая палата, вся уставленная койками, застланными простынями, белыми подушками и легкими байковыми одеялами. На многих из них спят успокоившиеся "больные".

Иногда попадаются буйные пациенты.

Проыывапие желудка отравленному алкоголем

Для них существует отдельвый изолятор, их заворачивают в мокрые простыни. Некоторым, сильно отравившимся алкоголем, приходится делать нромывапие желудка, физиологическое вливание. В особо тяжелых случаях приходится пациента всю ночь держать на камфаре. За этим следит дежурный врач.

Но такие случаи очень редки. Большинству достаточно одной ван-ны, и они благополучно засыпают, чтобы утром или по вытрезвлении подняться смущенным и недоумевающим:

- Где я?

Непривычная обстановка и непривычный вид, я уверен, действуют на этих людей глубоко вое п итывающе. Вместо затхлых стен яивной, ночлежки или какого-нибудь притона, очутиться в больничной обстановке, с ее порядком, тишиной, внимательными, вежливыми людьми, оглядевшись, увидеть себя одетым, вместо смятой и грязной "одежи", в одну больничную рубаху и в то же время сознавать, что ты не больной, а так, вчера "ма-ненечко ошибся, перехватил",-вто смутит, отрешит и внутренне встряхнет кого хотите.

Настоящий больной все же чувствует себя больным, и лечебный режим и больничная обстановка, примененные к нему, не смущают его, но сознание здорового,

поставившего чужих, собственно, для него людей в необходимость беспокоиться и возиться с собою, не мирится с этим:

Ванна-одно не лучших отрезвляющих средств

- Ах ты! Как же я так себя допустил"! Глупость-то наша!

С такой саднящей и беспокоящей мыслью уходит отсюда не один "пацнеит". U "та ьот мысль, возбужденная новым культурным достижением, лучше всего и вернее всего переделает старый, замшелый и заскорузлый быт в самых душных, загнивших, заплесневелых и никогда не проветривавшихся уголках его.

С. Арефин

БОГАТЫЙ ГОСТЬ

Многие ли у нас знают, что бамбук, из которого делают столь отличные удилища и трости, не что иное, как солома" гигантского злака" Что злак этот растет буквально не пи дпям, а по часам, выбрасывая вось-мисажеиную тычину в каких-нибудь сорок дней" Что молодые отростки его с'едобвы" Что пропаренный особым способом бамбук делается крепким, как кость" Что из бамбука делают кровати и стаканы, оглобли и десертные корзинки, канализационные трубы и маленькие грузинские флейты-"са-либурн"" Что, наконец, бамбук отличнейшим образом растет у нас в Союзе".,.

Вывезенный тридцать лет назад из Яно-uuu и Китая бамбук отлично прижился в Закавказья. Он прекрасно растет в Аджа-ристане, в Гурии, в Мингрелии н Абхазии (общая площадь до 80 гектаров).

В 1914 году одна французская фирма в Порт-Саиде, .-жепорти-рмощая бамбук мл Японии и Китая во Францию, ознакомившись с нашими сортами, сразу же сделала большой заказ, не выполненный лишь мл-ла начавшейся войны.

И в 1919 году высадившиеся на батумском побережья англичане qiaay оценили выгодные свойства нашего бамбука. Ouu немало вывезли в Англию "образцов" пашей бамбуковой мебели. Английский 'полковник, "командовавший" плантациями в Чакве, очевидно опытный и в коммерческих делах, говорил тогда, что наш бамбук охотно "примет Лондон".

Мы, к сожалению, эти указания все еще недооцениваем и очень "мало делаем для ра тертывания этой доходнейшей хозяйственной статьи Закавказм. Но пяти лот нему плану, например, предполагается закладка бамбуковых плантаций всего только на 25 гектаров.

Между тем. мы уже и сейчас не покрываем даже своего внутреннего спроса. Вся

Бамбуковаи роща после ливня

ежегодная вырезка бамбуковой трости уходит на иужды спорта, основная площадь бамбука находится в руках акционерного общества "Чай-Грузия", сдающего трость заказчику в виде полуфабриката, хотя обработку его (например, лыжных палок) можно было бы виолпе наладить н* месте.

У советского бамбука отличные перспективы. Он уже дает 350 рублей чистого годового дохода с гектара (в то время как чай-всего 92 рубля). Естественно, что крестьяне закавказских республик проявляют к нему огромный интерес.

Крестьянский бамбук скупается главным образом частником. Юркие спекулянты, сбывая на рынок сырой, не пропаренный бамбук, ианосят серьезный ущерб развитию бамбукового дела у нас. Рецутацкя советского бамб\ка может сильно пострадать, если против вредителей не будут приняты какие-то запретительные меры.

Немало вреда причиняют нашим бамб\-ковым плаитация'м снежные зимы последних лет и бурный раз-лнн горных реченок.

Но бамбук неприхотлив u чрезвычайно плодовит. В н и з к и х местах, непригодных под чай, он разрастается со всей тропической стремительностью и пышностью. Он не требует никакого ухода.

Лежащие впустую земли РионскоЙ долины зовут к себе" езтого "богатого гостя"

субтропической флоры.

А. Зуел

Рассказ Вл. Лидина Рисунки В. Коз.шнскою

Экспедиционное судно, залитое водой, е обморозившейся ошалевшей командой, зашло в бухту укрыться от шторма. Впервые за восемь дней и ночей судно не било и но швыряло волной, и люди повалились в сон, в забвение. Утром вахтенный увидел, что бухта забита льдом, лед пригнало за ночь, пеобозримое ледяное ноле в черных прогалинах простиралось на мили, и дальним краем чернела свободная вода. Вахтенный бросился вниз, стал будить команду, и все увидели, что судно затерто льдами и что идет зима. В черных прогалинах еще плавали молодые птицы, не успевшие отрастить крыльев; скоро должны были/ лететь и они. Шесть дней люди па судне в отчаянии и надежде ждали, что льды разойдутся, и судно сможет выйти из бухты в море. Шесть дней судно.лезло напролом, крошило льды, стараясь пробиться. Опускалась зима, смыкались льды, улетали птицы; и тогда люди поняли, что в бухте им зимовать. На судне были матросы, научные работники, ушедшие с экспедицией, кок, два ученика лоцманского училища, врач, капитан и штурманы-его помощники. Всего было на судне двадцать три человека. Теперь приходилось зимовать, и люди стали готовиться к зимовке. Нужно было осмотреть берег в поисках топлива, определить, где поставить гурии-, приметпые точки для с'емки земли, обсле-' довать полуостров.

Утром трое - штурман Небольени, врач Габричевский и геолог Ванько-пошли по смерзшемуся льду на берег. Пустынно и угрюмо лежали горы, ледники, безрадостные обрывы берегов с белыми известковыми пятнами птичьих базаров. Здесь было начало земли, колыбель ледников. Чем дальше отделялись люди от судна, тем безрадостнее возникал берег и осужденнее оставался во льдах корабль. Люди шли по льду упорно и молча. Впервые, вероятно, ступала нога человека на полуостров. Не было ни следа зверя, ни жизни,- только ныряли маленькие нырочки, отставшие от улетевших стай и обреченные здесь на гибель. Далекий знакомый мир отрезан был льдами. Здесь можно было ногибиуть без памяти, без следа, fas надежды, что когда-нибудь придет сюда человек, чтобы прочесть иовесть отчаяния и одиночества. Врач и ге-идог остались на берег] для с1емки плана, а штурман Небольсин пошел бродить с ружьем по полуострову и искать складов плавника. Он поднялся по склону горы, заваленному базальтовыми обломками, к подножию ледника и пошел по камням, прыгая через трещины. Надо было дойти до замерзшей речки на северо-западе, где мог быть плавник. Все шире и просторнее открывался загроможденный овал бухты с кораблем, чернеющим своими бесполезными мачтами. Теснее возникали ледники и морены. Штурман прыгал через трещины и поднимался мореной, чтобы оглядеть оттуда русло реки. Внезапно за базальтовым обломком увидел он каменный столб. Казалось, странной формы стоял па самом берегу базальтовый обломок. Штурман направился к камню и увидел, что это-гурий, сложенный человеческой рукой. Значит, прежде, до него, были люди па острове! Он подошел к гурию и увидел еще старинный крест, поставленный неизвестно на чьей могиле. Может быть, десятилетия

памятью о великом братстве всех ходоков по морям, нсех моряков. Штурман осмотрел гурий и крест, и на кресте он разобрал надпись, почти стертую временем и непогодами. На кресте было написано:

"Пригаед на берег, перетерпели глад и холод Иваи Болотин, Кгор Говорунов. Да упокоятся души их на Норде".

Штурман" достал записную книжку и списал короткую надпись на могиле первых людей, пришедших сюда, может быть, далеких поморов - русских мореходов из народа. Потом штурман взял бинокль и стал оглядывать остров. II на северо-западе, на самом мысу, он увидел следы постройки. Уже ие думая об обратном пути, он дальше стал подниматься по морен^, чтобы выйти на мыс и достигнуть постройки. Далекие моряки, сородичи и предки, пришли сюда десятилетия назад, гонимые ветрами искательства и беспокойства, чтобы оставить свой след "для других моряков, ибо единый путь не зарастает травой и забвением - морской путь. Каждое судно, зашедшее в неведомую бухту, начертит след своего пути на картах, я на морских картах-все пути и все искания поколений мореходов. Штурман долго шел по морене, снова стал пробираться через трещины и базальтовые обломки и увидел наконец то, к чему ои шел. В глубине, как бы в долине, свободной от осколков, стоял домик, сколоченный некогда человеческой рукой. Дом был развален наполовину, без окон, и ветхости и поляриом одиночестве, служивший когда-то убежищем человеку и теперь открытый всем ветрам и непогодам. Окна и двери в нем были повыломаны, повндимому, медведями; снег, нанесенный метелями, лежал в нем, черная прогоревшая печь сейчас же распалась, едва штурман дотронулся до нее. Наполовину вмерзшие в землю, лежали перед домом ящики из-под консервов, куски мехов и ржавые части разломанных ружей. Люди жили здесь. Штурман нагнулся и пролез в дверь. В могильной сырости и мраке увидел он нары, сложенные банки консервов, ЯЩИКИ С сухарями, патроны и остатки угля; спальный мешок был па одной из нар, а на нижней паре стояла большая четырехугольная жестянка из-под бензина. Штурман взял жестянку, вынес ее на свет и увидел, что жестянка вскрыта по трем сторонам консервным но

назад пришли сюда мореходы, открыватели вовых земель, и след неумирающего мужества человека остался над бухтой

жом. Он стал отгибать лист крышки и в жестянке увидел два пакета-один на другом. Нижний пакет был завернут в обры-

/

boi; просмоленпого паруса, а верхний в желтую клеенку из-под компресса. Он развернул нижний пакет, в пакете был вчетверо сложенный лист грубой бумаги, и на бумаге большими неуклюжими буквами, невидимому кусочком "шерсти, обмакнутым в краску, написано было:

"Прат-мореход! На память о страдании пашем оставляем сию запись, о семимесячном нашем гладе н хладе и без всякой надежды. А еще отметь, что были на сей проклятой земле поморы: корщик Игнатий Палтусов и сын его Кгор из Семужьего, что возле Мезени. Парусная шкуна "Святая Анна". Аминь.44

Той же краской внизу поставлен был крест. Большо па листе" ничего не было. Тогда штурман развернул желтую клеенку. В клеенке лежала черная и вздувшаяся от сырости записная книжка с облетевшей па ней позолотой ^Liverpool. 1H7G-. В книжке было всего два листка, остальное было вырвано. На двух листках карандашом, уже еле видным, паписано было:

"K<4|uiem. Capitain Ostin Harrisson. Sei-lors: John Stiverd, Gerbert Joyns. Seaman Jf you ever come the forth of this eath then the grave of this sailors is at Soutfewest, therteen Steps out of house. Visit it and brim: the welcome off the oath tho men live.-Vessel "PoIar Love" *.

1 Реквием. Капитал'Огтнн Гаррисои. Матросы: Джои Стиверд, Герберт Джойис. Морик! Если ты придешь когда-нибудь четвертым на ату еемлт, то могилы сих моряков на mro-вападе, в тридцати шагах от "того дома. Посети их в принеся привет с "емлн, на которой живут люди. Судно "Полярная любовь".

Д В

Посватается Г. П. Р.

Октябрьский смерч! По миру рыскай! Разбей

невидимую тюрьму...

Я увидел тебя в Крыму Такою новою и близкой.

1

"] Т I

1

Штурман сложил листки обратно в клеенку, "вышел из дома и отсчитал тридцать шагов на юго-запад. Здесь была сложена груда камней, и между камней стоял, должно быть, флагшток, поваленный теперь ветрами или медведями. < >н поднял флагшток, поставил ею между кампей и поправил могилу далеких ^братьев. Ветер, не знающий милосердия, бушевал здесь зиму и лето. Штурман яоегцял над камнями и вернулся " в дом. Он достал записную книжку, вырвал листок н написал на пем:

"Товарищ моряк! Четвертыми были здесь люди с русского экспедиционного судна "Ленин44, которое зимовало в бухте в 1*92... году, затертое льдами. Младший штурман Александр Небольсин.**

Он отодрал подкладку своей шапки, завернул в нее листок и положил пакет сверху-третьим в четыреугольной жестянке из-под беизина. Затем он тщательно отогнул книзу крышку, поставил жестянку на прежнее место на нары и вышел из дома. Темнело быстро, из тучевнщ* текли сумер ки. Он прыгал через трещипы и обломки и шел к месту, где остались для с'емкн геолог и врач. Может быт". столетье назад пришли сюда первые мореходы, по которым остался крест на мысу, сподвижники олончанина Саввы Ложкина, ещо в семнадцатом веке обошедшего на карбасе всю Новую Землю. После этих людей пришли другие мореходы-поморы па шкуне "Святая Анна44, и двое из них--отец и сын - тоже остались лежать здесь; третьими пришли англичане, и часть из них также легла

Е К Р А С О

Стих о#т в о р е и и е Л. Кгзымгиекою под камнями, и все оставляли друг друг* топливо и иатроны и весть о себе и перекликались через десятилетня, как дети одной родины-моря. И о", штурман Александр Небольсин, тоже оставил далекому собрату, который придет по этим путям, память о своем пребывании здесь, о зимовке судна с людьми, ушедшими в океан, во льды, в одиночество... За скованной бухтой далекой полоской лежало море, свободное от льдов, видное, если долго вглядеться, в бинокль. И пока.есть еще в бинокле ота темная полоска моря -есть надежда на возвращение в море, на неосты вающий путь, по которому некогда шел долежи! олонецкий предок Савва Ложкин н по которому пойдут и придут сюда шестые н седьмые по счету, чтобы перекличкой десятилетий оставить в домике весть ' о себе и новые припасы для следующих пришельцев.

Есть в отой заботе о будущем ири-шельцо великое чувство братства, которое знают все моряки, на каких бы морях они ни плавали и кто бы из них ни иеретерпевал опасности и бедствия. Штурман пришел на берег, где оставил

cnVTHUKOB.

Геолог и врач складывали из камней гурий. Гурий был на видном месте, так, чтобы с каждого судна, входящего в бухту, видно было, что были здесь люди, трудились и таскали камни, и что десятилетия для братства-только минутный срок, мгновенная вспышка малка.

Апрель. И''- '7'">""

Моек ил

т ы

Ты бы почувствовала вдруг, Что радостно н г**бе,

что лживо, Чем ты красивишьел, мой друг, И чем доподлинно красива.

В оковах мысль. II воли нет. И только горестно и странно Твои глаза глядят ва свет, Как утопающие

великаны.

лазищи - солнышко для всех, ееннцы - рощи для немногих* , чистый, родниковый смех - [есенний ключ вредя дороги.

ругою стала жизнь твоя [ицом, и гонором, и станом, 'ы, видно, радость бытия fa рла вместе с сарафаном.

*ы с отой простотой слита, Г стало все в тебе так ново: I смелой мысли широта, I меткость брошенного слова.

1е спец л женской красоты. I слишком сын кр>того века...

[о е< ли б увидала ты iaK потрясающе просты лаза философа

и г\<*"ы человека,-

Чужая жизнь -она хитра: И зрячего лишает света! Я увядал тебя вчера И не поверил, ты ли ото.

Твой твердый профиль вдруг ослеп. И вижу-рвется мысль, как птица, Но тяжела

коралловая цепь И платья шелковая темница.

Вот р\ки. Гилы негу в них. Они ГОСГЮаЮПЦШ и длинны. Крадет походку ног твоих Чулков тончайших паутина.

Зовет глубокая краса Гноим несчастьем молчаливым, Но губ кровавых полоса Легла передо мной опрывом.

Да, мир вещей сковал тебя. Неистовствует старый злыдень, Тебя, как жортву, иолюбл И, как врага, возненавидя.

Пойми, пойми!

ТЫ НОСИШЬ Смерть

Нарядом тонким н красивым...

И только лишь Октябр!.скиЙ смерч Сорвет напором и порывом Покроим вялой красоты Не нашего -

чужого века, Чтоб сразу \видала ты, Как*потрисающе просты Глаза философа

И Губы Человека...

Твои губы. Твои глаза.

Л. Бсмы.чтскый

Р> Журнале "ОГОНЕК14 вводится ошлсл "КниЖная полка". 5 этом отделе будут помещаться краткие сведения и аннотации о поступающих в редакцию новЫх книгах. Редакция обращается ко всем издательствам и авторам с нроеЬбой присЫлашЬ книги по адресу "ОГОНЬКА", - Москва 6. Страстной булЬвар 11, для отдела "КниЖная полка".

АНТИСЕМИТОВ Б<

В майские дпи делегация юных пионеров поехала в еврейские земледельческие колонии. В Москву, но зову "Пионерской Правды", слетелось около 90 делегатов, выбранных пионерскими организациями разпых городов Союза-от Москвы и Осташкова до Томска, Ташкента и Актюбинска. В Москве делегация разбилась на группы и отправилась в Белоруссию, Украину, Северный Крым и Криво-рожье -туда, где революция пишет новую страницу в истории трудового еврейства.

Нам падо видеть жизнь трудящихся евреев, чтобы потом с фактами в руках бороться с антисемитской клеветой,выставляющей евреев, как народ, который никому не нужен, иотому что ои, якобы, не трудится.

Рабочие Запада уже встали ва отот путь в борьбе с клеветой на Советский Союз:" они ездят к нам и своими глазами убеждаются в том, как наша страна перестраивает свою жизнь. Это уже не раз завоевывало симпатии к Союзу и нередко обращало в советских

Новые людя в старой синагоге. Криворожские* вноверы принимают приехавших гостей в вовом клубе

На одной станции, где местные пионеры со зиаменами и музыкой приветствовали проезжавших делегатов, один из них, пионер Сидоров из Зарайска, сказал на летучем митинге:

- Мы отправляемся по на прогулку, ни в экскурсию, а на важное политическое доло.

К ВОВОЙ ЖИ8НИ

агитаторов людей, которые приезжали настороженными и даже враждебными.

Антисемитизм, как и всякая клевета, тоже ве теория, с которой можяо бороться силой логики. Здоровая общественность выдвинула против него более живое и сильное средство:

агитацию фактами.

- Приходите и смотрите и будьте честны с собой...

На еврейские поля в Криворожья, например, уже приезжали и шахтеры Донбасса, и металлисты Днепропетровска, и собственные, свои же криворожские горняки. Приезжали они не однажды, при чем подбор групп ведется с таким расчетом, чтобы туда попадало побольше колеблющихся, побольше скрытых, а если возможно, то и явных антисемитов. По возвра-

их.

я

Тан, где была пустыня. Новое еврейсж

шепни многие ил них делаются активистами ОЗКТЪ.

- Саман моя лучшая опора,-говорит мне председатель Никопольского ОЗЕТа, т. Када-нер,-;гго наши бывшие антисемиты из рабочих местных марганцевых рудпиков. Они побывали в прошлом году на еврейских полях. Сначала недоверчиво молчали, а потом записались в ОЗКТ, и теперь они - горячие активисты. Со всякого рода нагрузками-сборами, лотереями, кампаниями я иду прежде всего ко вчерашним антисемитам: оти все сделают.

Кто побывал на еврейских полях, тот легко поймет ато: там переделываются и жизнь, и люди, и склад их ума, и вел их жизиениая установка. Население затхлых местечек, жители трижды проклятой "черты оседлости", убогие "люди воздуха", сутулые иод бременем нищеты и оскорблений, выпрямляют свои, спины и делаются здоровыми и уверенными работниками земли.

Еврейские земледельческое движение в Co-юле громадный и все возрастающий социальный фактор в деле перерождения еврейского арода. В 1924 году, в год организации^ ОзКТ'а, земледелием занималось около 100.000] евр-ев, а в 1928 году - 200.000 евреев обра батывалн 654) тыс. гектаров земли. Эти цифр] особенно показательны рядом со статистико! еврейского земледельческого движения в Палестине и Южной Америке. В результате полустолетия сионистской агитации, в Палестине зем-леделнем занимаются

ОКОЛО 18.000 Человек,

в Аргентине за 35 лет на землю осело 3.000 семейств.

Разрушающий и созидающий ветер революции сделал в Союзе за иоследпие 5 лет в 10 раз больше, чем все долголетние усилия буржуазной филантропии за границей. В степях Северного Крыма, на полях Украины, на осушаемых болотах Белоруссии, а за последний год еще и на далеких берегах Виры, на Дальнем Востоке, точно из-под земли вырастают еврейские деревин t машинными хозяйствами, С интенсивными культурами, с многопольем", с коллективами, с упорной, отчаянной, страстной борьбой за урожаи, за успех, за победу над землей, за новую жизнь. С героизмом, достойным удивления, евреи борются и по-

Kapel-I

ЭЛЬШЕ НЕ БУДЕТ!

СНИМКИ А. Шайхгта

о-" село Бухаржвдорф (Никопольский район)

беждают л СБОЮ собственную неприспособленность, и упорство туго родящих земель, и враждебность климата, с его дикими суховеями и дикими ливнями, побеждают страшную тишину пустыни и держатся за землю, н це отходят от нее, и обрабатывают, и заставляют ее родить.

И рядом с отим перерождается больная сторона человеческих взаимоотношений. Две характерные вещи мы слышали и видели с криворожской группой делегации. Под Кривым Рогом есть старое, еще дореволюционное еврейское село Ингулец. К "эпоху Деникина оно было разграблено н разгромлено. И даже не набегами храбрых деникинских воинов, а просто крестьянами соседнего украинского села.

II вот прошло десять лет какоП-то другой политики, другой жизни, других отношений. И случай привел нас видеть в еврейских школах учеников-украинцев. Если в украинском сели своей школы нет, или ближайшая украинская школа далеко, или еще какая-нибудь простая иричипа случится,-крестьяне украинцы не задумываясь "отдают своих детей в еврейскую школу. - Возьмите моего хлоица в науку... И украинский хлопчик проходит весь к\[н-паук на еврейском языке и выходит из школы с отметками по еврейской литературе. 13 моей записной книжке имеется автограф, сделан-

I

ГА-ЖОЛОЕЖСТ жатает гостей и* тракторе

ный ua 19-м участке Никопольского района этаким "хлопчиком". Оп хорошо говорит и пишет по-еврейски. Когда наши пионеры спросили, как его имя, он ответил:

- По-русски-Левка, а по-еврейски- Лейбело.

Правда, у него отчим-еврей. Но в Озетовке в еврейской школе учатся и чистокровные украинцы. В Никополе, в еврейской школе учится сын немецкого колониста, голубоглазый Андрюшка Пепнер. Его брат ж сестра окончили ату же школу.

Что-то, значит, прет из земли новое и неожиданное, и прет наперекор антисемитизму и на погибель ему.

В селе Сухариндорф, на 23-м участке Никопольского района, ио случаю прибытия пноиерской делегации состоялся митинг.

Был темный, слепой вечер. Собрались в недостроенной избе. На два поломанных ящика положили несколько досок, - это была трибуна. Публика слушала стоя. Старуха Клемперт, с усами, в куртке из солдатского сукна с длинными рукавами, попросила слова н" сказала юным делегатам:

- Наш труд легче нашего. Ходить за землей и за скотиной легче, чем учиться в книжках. Но этот труд правильный для того, кто понимает в книжках. Он может узнать, как подступиться к земле. А мы-точные люди, и не знаем, как к ней подступиться. Поэтому нам трудно. У нас три года под ряд неурожай, и нам "трудно. Один раз нас загубил сухой ветер, два раза у нас посев погиб из-за мо-розов. Нам трудно. Но все-таки мы держимся за аеилю и продолжаем трудиться и надеемся, что земля в конце концов даст нам урожай. А вы должны рассказать всем, что евреи трудятся и работают, и стараются, чтобы земля дала хороший урожай.

Пятнлинейная керосиновая лампочка мерцала очень тускло, было почти темно. Рядом со мной кто то топотом иронизировал над ораторшей. Было, действительно, что-то нелепое в ее речах, в солдатской куртке на меху, в ее длинных рукавах, подкатанных меховой изнанкой наружу. Но было и что-то необычайное и волнующее в самом ее появлении на трибуне, в ее желании говорить публично, в ее потребности сказать детям из далекого мира то, что она находит нужным, чтобы дети знали, и чтобы от детей узнал далекий мир.

Я настороженно ждал, что ответят пионеры. Мне очень не хотелось, чтобы они еще раз ответили речами о братстве трудящихся, чтобы они еще раз сказали, что "будут бороться с антисемитизмом, потому что антисемит-ставленник классового врага. Я очень боялся общих фраз. Оказалось, напрасно.

Наш пионер, ото-Микулугака, крестьянский сын. Митинговые речи и "общие слова. - это хорошо па вокзалах, при барабане и '.шатенах. А тут, у земли, у "пятиленойнои* коптилки, у старой бабки, у разговоров об урожае,-"тут не до фраз. Ребята стали с мест деловито, почти недоверчиво ставить своя важные вопросы:

- Какие сеете культуры"

- Какая у вас система сельского хозяйства?

- Какие у вас культурные организации"

- А землеустройство лроведено"

- Надел какой на сеыыо"

Приезжая пжожерка Коряеепа убеждает старого еврея сбросить молят* "енлую одежду

- Есть ли школа? А медицинская помощь"

- А сколько колодцев па селе" Молодые мужики скупо торговались за свое*

симпатии. Они не отдадут их сразу. Они хотят знать, на что глядя бабка требует, чтобы они говорили всем, что евреи правильно трудятся на земле.

- А многополье проведено"

- А пары когда подымаете?

Посев продолжается

Я могу сказать, что был свидетелем того, как при тусклом мерцании илтилинепки трактор революции поднимал черный пар, какую-то нетронутую целину.

Я Финк

ЧИНАРЫ

Ашуги ноют сказания Танриза про до-нушку Лейлу и пальцами крашеных рук бряцают струнами старинных инструментов. В горячий полдень под павесами лавченок их песпи слушают торговцы рисом - дынями. Они медленно отдают медяки сонным

Так расправлялась с непокорными

песенникам, и те яриинмают

подаяние безрадостно и гордо.

Вот под ы-мается черпый к уде сник со своей библейской гитарой, разыгрывает какую-то мистерию. Он ходит но кольцу воображаемой арены, постепенно воодушевляясь. Синими костлявыми локтями и острыми плечами малярика, уличный актер передает лукавство и негу. Он страшно пародирует любовь...

Этот старый человек, с тьмой своих зпающих глаз, вызывает ужас, когда изображает фантастическую персианку Лейлу из любимой всеми оперы-"Лейли-Медж-пуиа. Но ему кивают скрытные мусульмане ц дарят мелкое серебро, ибо голосом своим, подобным вою собаки, ужимками кошмарной эротики, он тронул в них то, что зовется интимным и самым глубоким.

Мпе в о\ткавказьи говорили молодые туристы:

- Поезжай в Гянджу, посмотри, какие темные там цветут чинары!

И хотелось сказать тогда иашим веселым людям:

- А Хас-Булата, бывает, вы там не видали"

Ведь за песнями, слитыми из золотых слов, и за этими чниарами, в самом деле очень-темными, подобными огромным шапкам горских жителей, скрывается такая правда, перед которой цепенеешь.

Смрадный старик до самой смерти будет изображать влюбленных девушек, и никто не скажет ему:

- Ты безумен!

. А йотом вы пойдете в азиатские переулки Баку, где тюремные белые стены, тюремные двери и слепые, заиылопные окна, и, может быть, вы увидит"", какие юные девушки служат старцам, у которых черные, пустые рты и жадные, стерегущие глаза.

Я видывал дряхлого стража малой кре постной мечети-кошмарное, замогильное существо... Он приобрел себе чужую внучку за свой почет, за бот, за деньги, укутал ее большой чадрой и в своем темном углу спрятал изуродованного ребенка-жену-рабу.

Вот вам П}к1вда любовных мистерий, чадры, чинар, экзотики.

Темны чинары в Гяндже. Иод этими платанами Кавказа не увидишь солнца в полдень. Глубокие тени ОШ1 бросают в замкнутые четырехугольники мусульманских дворов. Хороши чинары в древнем городе шииванского царства. Это правда.

Но в теплый день бирюзового неба, когда, кажеая, все ашуги Востока поют людям счастье,-в гаремном, невыносимо-тесном дворе на желтые плиты выступит женщина. Тут уже не будет позы. Это-не представление. Одна, сама с собой, она скажет ка-

Очерк НMJC. Пошлина

кие-то слова... а кто их слыхал" С чудовищной враждой к миру она сбросит с головы своей покрывала и выльет па плечи керосин, бензин, нефть,-все равно. На безвестном дворе за садами, за чинарами будет; пылать живой ужаспый костер...

тцих по каменным канавкам широких и малых улиц.

Мы приехали ви двор суконной фабрики, и нам показывали здесь старые какие-то машины и большую изобретательность наших мастеров, умеющих соорудить из старых м а ш и и

С выставка в Кремле, организованной в 1927 г.

Вот вам конец песни о Лейле.

Совершенно дикий тунгус, питающийся сырым мясом, так жо точно рассуждает о месте женщин в нашей жизни, как какой-нибудь хан Ибрагим из азербайджанского города Шуши, у кого было согнано в гарем восемьдесят семь жен. II шаман приполярной тундры, который стонет и гримасничает с бубном в руках в больном экстазе зверя, нам менее страшен, чем культурный бакинский мулла, ибо мулла молча, думающе укажет пальцем на грешпицу, и ей дома^ в сумерки изрежут кривыми "ножами правоверные.

В наши дни в вагоне поезда я, проходя, увидал женщину, у которой из-под сиреневой чадры хлестала и лилась на подол кровь. До этого она открыла лицо и смеялась подруге своей. Наверху тихо встал старик и, бесшумно изловчившись, стал бить ее ногой, обутой в сапог, в рот, по щекам, в глаза.

Что же ужасаться, читая старые книги о средневековой инквизиции"

Путем простейших статистических исследований вы откроете потрясающее явление необыкновенно трагически ранней смертности женщин; работники медицины вам раскроют социалыю-бытову ю суть человеческих извращении н болезней, перед вами встанут сотни глубоко страдающих, исковерканных людей, И ВЫ ПОЙМеТе ТоГДа

незримую суть этого мусульманского покрывала. *

Мне представился случаи вдруг, неожиданно, резко вступить в маленький миров, подобный выдумке среди этого мрака черных образов. Произошло это почти в сумерки, под праздник, когда в Гяндже закрывались базары, по городу медленно расходились люди и был слышен плеск н трепет юродских родников, бегу

Узбечкв, свявшже паранджу, на демонстрации, требующей издании закона, запрещающего ношение паравд-жв, многоженство в калым

стройное производственное дело, которое н а ч и н ается грубым сырьем шерши и заканчивается сукном, плывущим мягко и добротно. Эта картина могла бы изумить, если бы ие увидали мы в корпусах фабрики такого, что потрясаетвсех, кто привык к Востоку.

Мы "остановились... Так вот она небывалая быль: - Смотрите! У и а ш и н внимательно склонялись девушки-тюрчанки, у которых были туго повязаны головы одинаковыми темпо - красными косынками. Были у них одинаковые синие рабочие одежды и что-то еще, невыразимо сродное, что соединяет людей в один цех.

- Молодые работницы наши,-говорили тихо нам мастера.-Как видите, с парнями вместе работают, и \тт у впх никаких причин унывать. Растут... вот в чем дело.

Исподлобья, зорко и быстро издали они поглядывали на нас и чему-то смешному смеялись-ну, право же, почти точь-в-точь, как ивановские наши ткачихи, задорней которых пет на земле. Uqbai быть, не так беспощадно вышучивали нас молодые подруги, а заправка была та же... Хороши.

Дети рабынь, а их теперь не понять исламу со всеми страшными мудростями иго, н профсоюзная книжка в боковом кармане девушки говорит убеднтельцее тысячи законов омраченного Мухаме-да.

Так вот... чинары, красивые и влекущие, любовные песни и жуткие пляски ашугов, странные тени женщин, исчезающие в узких переулках, цветистая внешняя экзотика,--в красоту этих явлений Востока "веришь до тех пор, II<"K:I ие увидишь, какую правду скрыли от твоих глаз темные, синие чинары.

II если Азе|>байджан, который свершил необыкновенный исторический переворот в культуре Востока своим об1явлением арабского алфавита вне закона, теперь провозгласит впе закона чадру, то ото будет железным революционным делом, которому станут дивиться наши поколения.

77мк. Погодин

ВЕСЕННЯЯ РАСПУТИЦА В КИТАЕ

Два с половиной года том) назад маленькая кантонская армия выступила в свой знаменитый "северный поход". Поход оказался триумфальным шествием: в несколько месяцев был занят весь Южный и Центральный Китай. ")та победа объяснялась не военным превосходством, которого не было, но горячим сочувствием подавляющей части населения, широкой и активной помощью масс.

Но весной 1927 года верхушка армии и гоминдана изменила революции. Образованное ими нанки не кое правительство капитулировало перед империалистами и повернуло фронт против массовых организаций и массового движения. Революция была загнана в водно лье. На поверхности остались военные авантюристы ж продажные реакционные политиканы, которые должны б ы л и исполнить волю крупной китайской буржуазии, финансировавшей их переворот, но вместо атого вер* нулись к исходному милитаристскому состоянию. Сам гоминдан превратился в иростой привесок к зтой тпайке, стал хранителем ее словесного революционного гардероба. Из гоминдановской новизны не то что послышалась - ударила в нос все та же милитаристская старина.

Революционной инерции хватило на то, чтобы формально закончить дело об'единения Китая. Но единство периода революционного под'ема на деле уступило место новому разбподу, и итог разб{юд стал особенно ощутителен как раз тогда, когда северная акспединия была закончена и весь Китай на словах признал над собой власть нанкинского правительства. Правда, в Нанкине существует национальное иравителг^тво, расточающее гоминда-повские клятвы, и новые милитаристы говорят на языке, сохранившем еще некоторый налет революционного жаргона. При всем том Китай, но существу, вернулся к старым порядкам, и его политические события, включая нынешнюю войну, разыгрываются но тем же старым нотам. Несмотря на торжественные резолюции гоминдана и грозные приказы центрального правительства, я каждом районе самодержавно командует своя группа генералов. В Нанкине и вокруг него господствует Чан Кай-ши. В Северном Китае - вотчины Фын Юй-сяна и Кн Си-шаиа. Манчжурия - отрезанный ломоть. Центральный и Южный Китай находился до последппх дней во владении группы генералов, объединенных общностью происхождения из далекой провинции Гуанси: еще недавно они были ближайшими сотрудниками Чан Кай-ши, но позднее отпочковались в самостоятельную клику. Чан Кай-ши, который находится в столице и который, к тому же, рассматривает себя как выдвиженца из милитаристов в государственные деятели, тщетно пытается нести политику централизма.

Милитаризм в Китае неизбежно порождает периодические кризисы: он живет войнами. Войны ати довольно своеобразны: они редко приводят к трагическими последствиям для их участников, и главные, тяготы падают на мириое население. Его мобилизуют для переноски тяжестей, его же беспощадпо грабят все враждующие армии ноочереди. Кще недавно война в Китае была совершенны)! фарсом-солдаты отправлялись н поход с зонтиками и веерами, сражения проходили только в хорошую погоду. За последние годы многое изменилось, но война все еще ведется и вынгры-

Очерк К. Кен tun

вается больше с помощью .шеулисных интриг и дипломатии, чем стратегических планов и тактических ходов. Исход предопределяется главным образом тем, чьи генералы скорее перейдут на сторону противника.

Милитаристские воины в Китае явно ннсит характер сезонного явления. Воевать зимою-холодно и трудно; китайские генералы НреДИОЧИТаЮТ В Течение МММ НИХ Ме-СЯЦеВ заниматься накоплением средств и сил. Каждой весной вместе с природой сщкмют старые генеральские склоки из-за территории н доходов, и осуществляются новые интриги, обдуманные и разработанные в тиши зимнего спокойствия Где-нибудь кто-нибудь обижает ставленника другой группы; свои вступаются за постра-

Каэнь коммунистов войсками ЧАЯ Кай-ши. Лето 1027 г.

давшего, и враждующие армии сталкива ются друг с другом на рисовых или хлопковых полях. В результате кампании одни генералы вытесииют других, территории и источники доходов переходят из рук в руки, и устанавливается новое равновесие сил, чтобы в следующем сезоне быть снова нарушенным. Так живет и работает китайский милитаризм.

Нельзя сказг" , чтобы истекшая зима прошла в Китае вполне спокойно. Каждый месяц где-нибудь шла стрельба: в сентябре- на границе "Манчжурии (ликвидировали Чжан Цзун-чана), в октябре и ноябре - между Сычуаном и Гуйчжоу, в декабре и январе-в Сычуане, в феврале-в Шань-д\не, где снова об'явился тот же Чжап Цзун-чан. Все ото были, однако, мелочи милитаристского быта: серьезное дело могло начаться только с наступлением теплой погоды. Термин "весенняя распутица" в Китае имеет весьма своеобразное 'значение: тают не снега, а политические системы, текут пе ручьи, а потоки наступающей пехоты и артиллерии.

Начало нынешней распутице было положено насильственным переворотом в Чанше - столице провинции Хупапь. Здесь правил местный генерал Лю Ти-пин, сохранившийся в этих краях еще со времен уханского гоминдановского правительства. Он ЧИСЛИЛСЯ в сторонниках Чан Кай-ши, и по приказу Нанкина был недавно назначен председателем провинциального правительства. Лю Ти-пин хоть и ноизнавал авторитет областного центра в Ханькоу, где командовали гуансийцы, но пытался вести самостоятельную политику, и в частности- препятствовать захвату гуансий-цами доходов его провинции. Всю зиму гуансийцы молча терпели атого "внутреннего врага", весной их терпение лопнуло. В конце февраля гуансийские генералы, по приказу своего ханькоуского центра, неожиданно наиали на Чаншу - вытеспили Лю Ти-пина в соседнюю провинцию. Тем самым был брошен вызов Чан КаЙ-ши и нанки не кому правительству.

')то происшествие вызвало в Нанкине грандиозный скандал. Чаи Kaii-ши ответил на него военными м-рами, которые ясно показывал я, что он намерен драться, llau-киискне политиканы, заинтересованные в согласии между этими двумя лагерями, тщетно сновали в;шд и вперед в попытках иримирешш и компромисса. Чан Каи-ши разогнал уханский и кантонский полити* ческне сонеты-те, именно организации, через которые гуансийцы осуществляли свое господство, бя заставил гоминдановский с'езд, который к атому времени собрался в Панкине и состоял почти сплошь из его жо назначенцев, издать декрет, объявляющий карательную акспеднцню протиг гуансий-цев. Война стала неизбежной.

Дела гуансийской клякн сразу же пошли под гору. Ее отпрыск в Северном Китае, генерал Ban Чжун-си, был изгнан благодаря хитроумным маневрам Чап Кай-} ши. Кантонский диктатор Ли Ти-син был а|юстовая в Нанкине. Вскоре после втого агенты Чан Кай-ши 1 Кантоне произвели нечто вроде переворота и вывели Гуанду некую провинцию из игры. Фын Юй-сян, зтог небритый кандидат в китайские Макиавелли, занимавший одно время двусмысленную позицию, BMUIJHI BIB, лучше сказать, сделал вид, что выступил, - на стороне Нанкина. Гуансийцы оказались изолированными, обойденными с обоих флангов, разбитыми еще раньше, чем началась война. На самых подступах к Ханькоу часть их армии перешла на сторону Нанкина и открыла фронт. Ханькоу был сдан почти без боя, и гуансийцы поспешно отступили. Гуансий-ская клика, как политический фактор, потерпела решительное поражение.

Но этот результат кампании * Центральном Китае - не конец, а начало, не торжоство обвинительных тенденций, а введение к новым генеральским склокам. Крушение гуанснйцев вовсе не означает действительной победы централистской политики Чаи Кай-ши. Сохранив свою живую силу, гуансийцы легко могут закрепиться в Южном Китае и начать всю борьбу сначала. Позиция Фын Юй-сяна продолжает оставаться сомнительной; во всяком случае он попрежнему далек от дейстни-тельного подчинения Нанкину. Захват Ханькоу и переворот в Кантоне неизбежно приведут к отпочкованию новых милитаристских групп, ибо те, кого Чаи Кай-ши посадит па периферии, поведут ту же самую политику, какую перед ними вели гуансийцы. Конец генеральской свистопляске может быть положен только революционны" войной. Но революция, которую когда-то делал гоминдан, давно кончилась, а та революция, которая делается сейчас рабочими и крестьянскими массами Китая, с одинаковым пренебрежением сметет в мусорный ящик истории всех действующих лиц домаптпей генеральской драмы, занимающих сейчас политическую авансцену. Пока что китайская национальная буржуазия, которая пыталась сначала использовать революцию против милитаризма, потом милитаризм против революции и, наконец, в последнее время одних милитаристов против других, не замедлит еще раз уви-

деть себя у разбитого корыта.

К. Кент

БУМАЖНАЯ ВОЙНА

Волна началась давно. С самого начала революции. Ке участники-две державы с несколько непривычными названиями. Одна из пих-держава общепризнанно великан: печать; вторая,может быть,не общепризнанно великая, по не менео упорная,-бумага. Эта война, рождениям революцией, усиливалась и ослабевала так же, как и борьба революционная. Начатая в конце 1917 г. она достигла апогея в период гражданской войны. С периодом окончания гражданской войны, когда наступила передышка для революции, было заключено перемирие и между обеими державами, участницами войны. Вместо бесплатной рассылки газет, перешли к оплаченной подписке и продаже их; это несколько уменьшило вначале тиражи, и наступление печати на бумагу ослабело. С другой стороны, oicaaaaocL возможным упорядочить работу разрушенных бумажных фабрик. Это перемирие тянулось до 1027 28 г. Хозяйственное развитие страны, переход от восстановления довоенного уровня к социалистической реконструкции привели к необходимости совершения революции культурной после революции политической."

"И грянул бой. Великий бой**.

Печать в атом бою была главным отрядом. Самые горячие бои происходят на участке фронта, занимаемом газетами. Они наступают. Число их растет. 1-го августа 1927 г. - 566 газет, 1 июня 192Н г. -"576 га;*ет. На 1-е января 1929 г. они подтягивают все свои резервы и увеличивают свои силы до 692 газет. Растет и их тираж.

Газетная бумага под натиском превосходных сил противника вынуждена отступить, ее рлды редеют. Наличных сил оказалось недостаточно. Она вынуждена обратиться к своим запасам, которые непрерывно тают с И тыс. тонн 1 октября 1927 г. до 0 тыс. тонн 1 октября 1928 г. и до 4,7 тыс. тонн 1 апреля 1929 г. Такое же положоиие и на другом участке театра военных действий. Гремит канонада периодических изданий и книг. Наркомирос утверждает планы издания учебников в 278 млн. листов оттисков против 250 млн. оттисков, выпущенных в 192s г. т.-е. на 10% больше. А губернии дают заказы, превышающие прошлогодиие на 4э, г,о, 100 и больше процентов. Тиражи крестьянских изданий увеличились втрое, и даже тяжелая артиллерия социально-экономической литературы обнаруживает тенденцию незарегистрированного до сих пор роста. Нехватает "Капитала" Маркса, выпущенного в трех изданиях, тиражом в GO тыс. экземиляпов, нехватает "Вопросов ленинизма** ('талина, выпущенных пятью изданиями, тиражом в П/2 млн. экземпляров, нехватает ленинских изданий, хоти тираж их намечен в 200 тыс. экземпляров. Госиздату - этому главвому корпусу среди книжных издательских армий- тесно в установленных для него 725 млп. листов оттисков, которые он считает жизненно необходимым расширить до 900 млн. И печатная бумага, на которую напирают эти полчища книг и журналов, руководимые и организуемые Госиздатом и "др. издательствами, не в силах устоять. Легко себе представить, каковы потребности в изданиях беллетристического типа, пли в таких широко распространенных журналах, как "Огонек", имеющий даже при иедостатке бумаги тираж -130 тыс. экземпляров, т.-е. равный тиражу "Известий**. Резервы также редеют с 2,0 тыс. тонн на 1 октября 1927 г. до 1,4 тыс. тонн на 1 октября 192S г. и л" 0,6 на 1 апреля 1929 г. Писчая бумага разделяет воениыо неудачи газетной и печатной. Ке беспощадно атакуют школы, учащиеся, красноармейцы, учреждения, типографии и предприятия, п у этой бумаги

Очерк 27. Манделъцвайга

резервов нет никаких. Надо было ввести в бой новые действу ющие части. Для этого надо было перестроить бумажную промышленность. Эта перестройка была начата. Еще два года назад мы не имели почти ни грамма газетной [юлевой бумаги вашей советской выработки. В прошлом году мы смогли выработать 10 тыс. тонн, а в "этом году мы эту выработку утроили и иокрылп своей бумагой потребность больше, чем па 90%. Производство печатной бумаги за тот же год удвоили. Прошлогодняя цифра в 25.600 тонн сменяется выработкой в 5*2.100 тонн в этом году. Балахпа, Сясь, Сокол- вот названии бумажных гигантов, умножающих действующие бумажные силы. Недавно поставленная машина на Балахнии-ской фабрике - одна из самых больших бумажных машин в Европе-была довольно быстро изучена нашими рабочими и техническим персоналом н достигла почти полного выполнения поставленных ей заданий. Именно эта фабрика в порядке социалистического соревнования с разрешения регулирующих органов вызвалась давать вырабатываемую сверх плана бумагу "Правде". Потому что, несмотря на утроенную выработку," песмотря на то, что "бумажная промышленность не знает отдыха, ни днем, ни ночью, пи в праздник, работая 360 дней из 365 дней в году, бумаги газетам и книгам нехватает. Всю огромную порывистость паших дней газеты вынуждены по-плюшкннски пересчитывать на строчки отмеренных им 4 полос. Семь раз до разрешения примеривает Главлит тираж. Неудивительно, поэтому, что в потреблении бумаги нас обогнала даже такая страна, как Испания, душевое потребление которой равпяется 7-8 кг. в год против 3,3 кг. душевого потребления в год у нас. А ведь это страна культурной реакции.

Нам было бы по под силу поднять на своих плечах тяжесть принятой нами пятилетки, если бы мы не рванулись вперед по пути культуры, по пути увеличения потребления бумаги. И мы" рвапулись. Уже

ЕЩЕ

Умер старый большевик-подпольщик, бывший зааагктпро-пом МК ВКП(б), т. Николай Николаевич Мандельштам. Свою революционную работу Н. Н. начал еще юношей, вступив в партию РСДРП. После расхода, происшедшего на втором с'езде цартни, т. Мандельштам присоединяется к большевистскому крылу, с которым и остается до конца своей жизни. Являясь одним из энергичнейших работников московской организации большевиков, м ведет нелегальную работу и неоднократно подвергается наследованиям и арестам. После прихода Советов к власти он ведет активную работу на Украине, затем переходит "в Москву, занимает ряд ответственных" партийных постов, принимает деятельное участие в работе на хозяйственном фронте, является одним из организаторов Глав-электро. Большую часть своих сил Н. Н. тратил" на партийную работу, являясь профессионалом-организатором и пропагандистом. На протяжении всей своей жизни он выявил себя неутомимым борцом за освобождение 1>абочего класса.

в ближайшее время наступит некоторое облегчение. Увеличивающаяся выработка наших фабрик и некоторый ввоз дадут возможность еще до конца этого хозяйственного года утолить в гораздо большей степени, чем теперь, испытываемый в настоящее время голод. Если в течение апреля, мая, июня мы имели около 12.000 тони печатной бумаги, то с июля по октябрь мы будем "иметь около 20.000 тонн, т.-е. на 70% больше.

Будущее культуры - в значительной степепи будущее бумаги. Именно поэтому судьба бумаги заинтересовала правительственные, партийные и общественные организации. Именио поэтому Госплан с участием .заинтересованных организаций " пересмотрел планы потребления бумаги и установил такое развитие бумажиой промышленности, которое к коицу пятилетия полностью покрывало бы нашу нужду в бумаге без какого бы то ни было ввоза' ее из-за границы. По отому плану, потребление тех сортов бумаги, которые непосредственно служат культуре, почти утраивается.

Такой размах увеличения потребления требует еще большего размаха в развертывании бумажной промышленности. По предварительным подсчетам, для обеспечения такого развития бумажной промышленности необходимо затратить свыше полумиллиона рублей. Уже в следующем году нужно приступить к строительству 12 новых машин и комбинатов для того, чтобы они могли дать эффект в течение ближайших же лет. Бумажпая промышленность, мобилизовав все свои силы, снова ринется в бой. Этот бой вооружеппых до зубов печати, с одной стороны, и бумаги-с другой,-единственный вид войны, который заслужил бы полного одобрения даже тов. Литвинова. Ибо это единственный вид войны, в которой при увеличении резервов выигрывают обе стороны - и печать, и бумага. И что самое важное: выходит победительницей третья сторона-культурная революция.

Б. Манде льцвпйх

О Д И Н...

Еокожный Н. Н. Мандельштам

ПЕРЕТАСОВКА КАРТ

"260 или 320, 210 или 300, 50 или (ЮГ Под знаком такого политического тотализатора дышит и будет до Я>го мая нерино дышать Англия-деловая и бездельничающая, рабочая и многочисленна)! безработная... Дельцы исходят из этих цифр при ежедневных биржевых сделках, бездельники, которых так еще много в этом старом обществе, заключают избирательные пари и ждут 30-го мая, как дня дербп. Рабочую Англию трактор политической традиции еще цепко тянет за собой; и даже Англия бе.,работай, превышающая миллион человек, находится во власти этих цифр, ибо козырем-борьба с безработицей-спекулируют все состязающиеся партии.

"... 260 или 320-вопрос наиболее грозный для нынешних правителей. Столь знакомый нам Джойнсон Хикс,которого Ллойд-Джордж зовет "отчаншшм ребенком твердолооых, выбалтывающим их семейные секреты", сболтнул на этот раз, что "семейство" надеется иметь в будущей палате иа СО голосов больше, чем все остальные партии! И хотя даже эта похвальба означает у худ шение ныпешнего положения консервато-ров (имеющих 415 депутатов, т.-е. большинство в 115 голосов), - прогнозу жандарма никто не поверил. Не поверили даже в такой твердыне консерваторов, как лондонская биржа, где грезво взвешивают цифры консервативного... меньшинства. И там возможность 320 мандатов, т.-и потеря сотни юлосов, считается наилучшим выходом из игры.

Но река не течет обратно, - надеются служащие, "рабочая верхушка*", интеллигенты свободных профессий и все, кто верят в звезду Макдональдсов и Томасов и В их баланс 2Ю - ЗОО. Рабочая партия ("лэбористы") в дни краткой власти Мак-дональда имела 191 депутата, а па "зи-новьевских" выборах опустилась до 152. Сейчас она самоуверешю"выставила своих кандидатов во всех 615 избирательных округах, даже в заведомо реакционных. И конкуренты лэбористов, как тот же Ллойд-Джордж, считают прирост в 100 рабочих оепутатм вполне возможным,-и пе столько под влиянием массовой симпатии к лозунгам Макдональдс, сколько за счет охлаждения "рабочей аристократии" к обанкротившимся консерваторам.

За тот же счет может быть отнесена и Скачка цифр; 50-GO-НО-00. Либеральной партии, столь унизившейся в период послевоенных своих шатаний, сейчас смешно говорить о приросте, о сложении. У либе-

1й"'"Г.""|Н|'|.,И|

LANSe1lF°RM

MEANS

Freedom

FOtt ALL WHO WORK IN

Town ш country.

Агит-автомобиль Ллойд-Джорджа о "аграрным**

лозунгом - "Земля народу**

ралов плохой старт, как выражаются в этой стране спорта,-у них ныне всего 42 депутата, им нужно говорить об умножении! На это умножение рассчитывают и биржевые тузы, которые гальванизируют либеральны! труп, чтобы не дать лэборнстам слишком победоносного перевеса.

Макдональд в штаб-кпартнре своего избирательного ражов

Письмо из Лондона

... С чем идут на выборы" Что обещают банкометы" Чем отличается грубоватая и достаточно тупая игра Болдуппа от вкрадчивых уговоров Макдональда, от стремительного выбрасывания ллойд-джордж^в-ских козырей.

Твердолобым трудно похвалиться перед страной чем-либо, кроме упрямства. Болдуин и призывает своих сторонников иродол-жать "испытанную консерватив-и у ю практику", поддерживать покровительственные н о ш л и и ы (т.е. не впускать Ч)жие, более дешевые товары), "укреплять имперскую связь" (т.-е. высасывать

соки из КОЛОНИЙ), хранить верность Антанте (т.е. совместно с парижской биржей ощипывать Германию, Среднюю Европу, Малую Азию). IIи одной свежей фразы не могут добавить консерваторы. Чтобы затуманить картину внутреннего промышленного кризиса, им можно было бы побрав и ровать, как это раньше в подобных случая* они делали, успехами политики внешней. По и таких нет,-и рассыпается поэтому фейерверком недавнее "пророчество" Болдуина, рассчитанное на подогревание пац-традиций: "Из этих выборов мы выйдем с таким же большинством, как Дизраэли в 1874 г." Аналогия наглая (тогда консерваторы получили на 50 голосов больше всей оппозиции) и неверная исторически, т. к. перед этой победой Дизраэли но управлял страной и спекулировал иа чужих ошибках, и не скрывал своих собственных.

Тих Бо.шуин^ но тих и Макдональд. Он гонится но за рабочими, а за мелкобуржуазными голосами, он старается спрятать под своей мягкой шляпой длинные уши радикальствующих друзей. И официальном предвыборном манифесте так нм и сказапо, что рабочая партия, буде придет к власти, о социализации промышленности не подумает. А Томас, которому недолгое сидение в министерстве колоний навек вскружило голову, громко возгласил, что "рабочее правительство ничего не нзмепнт в имперской политике" и постарается создать условия для "планомерного расселения белых ат.шчан (!) по всему свету". Разрекламированное же выступление "отчаяипого ребенка* левых-Сноуденз, столь напугавшею биржи всей вселенной, не означает никакой революции. Как дерзнул заявить "радикал** Сноудсн, Франция "плутует", Франция перекачивает в свои заводы германские платежи, не возвращая Великобритании военных долгов, "хотя без британских войск и британских денег Франция не была бы теперь независимым государством". Эта фраза - только маневр, направляющий избирательную стихию еще больше в сторону от консерваторских парусов, державших всегда курс па Париж; после выборов Сноуден, которому министерство финансов также успело понравиться, сумеет сторговаться и с Парижем.

Со спокойствием двух основных партий резко расходится нервное оживление ЛлоЙд-джорджа. Изобретательный старик не только выбрасывает сейчас те сотни тысяч фун тон, что были нм дли избирательных целей прикоплены в период премьерства (н получены за возведение спекулянтов в лордство!) Л л о й д -Джордж снова вытает векселя, напоминающие 1904 год и его тогдашние обещания уничтожить расходы на флот и обложить налогом земельную собственность. Нынешний рекламный клич либералов очень смел для почти вымершей партии: это- tucударет аснт"* регулирование, создание "промышленного штаба44, приобретение государством кои-тролыюго пакета в угольных компаниях, контроль над ,ахиревшим землсделц е м. Ллойд-Джорджа нельзя считать изобретателем этой широковещательной и самой сейчас определенной программы буржуазии, где многое заимствовано у старых консерваторов и еще больше - у рабочей партии. Но тем и характерны нынешние выборы, что консерваторы своих исторических лозунгов исрщались, так как за их СПИНОЙ уже не дворянство, желавше-обуздать торговый капитал, а сами купцы и биржевики, мирящиеся только с правителями, вроде Болдуина, которые "но мешают делать дела". Еще более боятся вспугпуть буржуазных попутчиков политиканы из рабочей партии; и нужен "третий лишний", который не боится. Эту роль и пробует играть Ллойд-Джордж, подобравший себе на этот раз окружение не из спекулянтов, а из почтенных либеральных чиновников, юристов и ученых; красноречием своих фраз и денег он привлекает в либеральный оазис тех перфбшчтол, которые пе понимают нерешительности своих, что-то слишком медленно тасующих карты,вождей Кое-чего "уэлльская лисица" добивается. Местные дополнительные выборы в дв^х округах, которые считаются репетицией всеобщих, дали неожиданную победу либералам. Биржа, любители пари и эксперты высшей политической математики это учитывают, определяя теперь шансы "наших фаворитов" формулой: консерваторы-27 "к лэборпсты-260, либералы-7J, т.-е. предсказывают глубокий, на целых 140 голосов, провал Болдуина, "под'ем/ Макдональда на

108 ГОЛОСОВ "и ПОЧТИ ДВОЙПОе "уМП0ЖеШ1еа

Ллойд-Джорджа. Независимым и коммунистам оставляется в этих расчетах 5-6 голосов, и потому предвыборная перетасовка карт никак еще не может свидетельствовать о размахе самой игры, когда для таковой настанет время. Выборное же сегодня может действительно восстановить обстановку 1923 г. с Макдопа льдом-"" премьером милостью консерваторов* или же С прыжком "третьего лишнего44 -- с Ллойд-Джорджем в роли премьера-посредника.

Томас Берт

ФАБРИКА ДЕНЕГ

Монеты на счетном стол*

Петропавловский шпиль, так хорошо всем изпестиый, окутываотся розовой дымкой, легкой, прозрачной и сильно удушливой. Разноцветные дымы Монетного двора развеваются, перекатываются через когда-то грозные бастионы и стелются по Неве.

liacTitoiibi, равелины и могучая река тройным кольцом екали небольшую фабрику денег-фабрику монет.

Двести четыре года назад на тогда еще пустынный остров, окруженный крепостною стеною, на которой высились бастионы,- грежл цеиями, под окрики конвойных пришла первая партия каторжников, преступления коих состояли лишь в том, что, не стерпев гнета иомещиков и бояр, они бежали, но были пойманы, закованы и в нечеловеческом труде кончай свою жизнь. История того времени умалчпвает о том, скольких жизней стоила постройка первого цеха, выпускавшего монеты "монетного передела*. Но известно лишь одно: к штату рабочих полагался едва ли не ранпый комплект надзорщиков, на производстве вооруженных хлыстами, а вно его-оружием. Под

аковка монет по конвейеру

свист бичей, гулявших по рабочим спинам, сыпались готовые блестящие кружки-монеты.

Теперь "монетный передел* уже пе одно этажный каменный барак, уходящий в Шило, а грандиозный двусветный зал со стеклянной крышей, уставленный множеством различных станков-печатных, прокатных, штамповочных; надзорщнк превратился в самого безобидного отметчика, а сам Монетиый Двор уже не "двор*, а завод, постройки знаменитого русского архитектора Вороних и на.

золото, серебро, медь в различных видах и разновидностях: слитки, изделия, и, наконец, старые изношенные или вышедшие из употребления монеты-со всех концов СССР поступают на Монетный Двор. Дни и недели нужны для того, чтобы из серебряной полосы вышла звонкая монета. Сводчатые коридоры 3-го этажа день ото дня становятся трудно проходимыми. Тысячи, десятки п сотни тысяч рублей и, наконец, миллионы, аккуратнo" сложеппые в мешках, растут штабелями вверх и вширь,

Копилки перед отправкой в сберкассы

все реже ио коридорам гнуют вагонетки, и, наконец, ио появляются вовсе. Отчекапено два миллиона рублей, очередная порция НКФ. А чере! пару дней зеленые грузовики с вооруженной охраной открывают новый путь только что родившейся монеты. Белые и бронзовые кружочки различных достоинств челрез кассу Госбанка потекут по одной шестой мира. А для того, чтобы монета не .одерживалась в руках и давала бы вместе с тем пользу государству, с другой стороны Монетпого Двора течет другой, более мощный поток, - поток сберегательных копилок, 300.000 бочеиков, сундучков, книжек выпущено и поглощено сберкассами.

Котика-эта сберкасса иа дому-охотно принята трудящимися, и в редкой семье рабочего сейчас не встретишь копилку.

Сомнения при выпуск"* первой 10 тысяч -пой партии в 1920 году давно рассеялись, и производство копилок стало столь же пообходнмо, как и производство денег.

Причины рождают следствие.

А. ,(ей кг кии

ЭРИХ ДРАХ-АРТИСТ-ЧТЕЦ

Сама природа указала Эриху Драху артистический жизненный путь, наделив его прекрасным голосом и такими же внешними данными. Пробыв недолгое время в театре в Перлине Макса Рейшардта, где он получил свое художественное образование, Драх всецело отдался искусству чтения и речи. На ."том поприще он выступил, как чтец, а позднее и как педагог.

В исполнении Драха безусловно хороша проза. Здесь на лицо и богатство интонаций, разнообразие красок, и внутренний сила, соединенная с большой умственной сосредоточенностью. Чтение им стихов производит в общем меньшее впечатлеиие, чем исполнение прозы. Это показывает, что веиеугви школа декламации мало уделяет внимания построению стиха, с его строфикой н, оообеввд, ритмикой.

Культурная связь с Германией до войны основывалась иа одностороннем ВЛИЯНИИ немецкой теории художественного чтения на русскую и из редких гастролях знаменитых артистов н п то же время чтецов. Русская теория чтения начала формироваться в 70-х годах и ^навиваться в последующие годы под большим воздействием немецких авторов. В ваши дни односторонняя культурная связь начинает переходить в двухсторониюю. Здесь я имею в виду широкое распространение в Германии коллективной декламации, или, как назы-

вают немцы, "говорящего хора", зародившегося в нашей московской школе чтения и речи еще в 1915 г. и получившего особенное развитие поело Октября.

oчрид Драх (направо) с проф. А. К. ШпеАдером в аитором очерка проф. В. К. Орежникпвмч (стоят)

Сравнивая немецкую коллективную декламацию с русской, услышанной им у нас, в СССР, Эрих Драх в беседе, на приеме у президента ВОКи О. Д. Каменевой отметил несравненное превосходство русского "художественного", по его словам, исполнения перед .примитивным" исполнением у них, в Германии. Для автора этой статьи слова

Драха не представляют ничего удивительного, ибо говорящий хор может быть образцово поставлен лишь там, где высоко разработана музыка речи, с более или менее точным обозначением мелодии и ритма, позволяющим разрозненные единицы сочетать в согласованное целое. В атом отношении немецкой теории декламации не-бесполезно будот познакомиться с нашими достижениями в этой области и даже кое-что позаимствовать. Тут знаменательно и то, что Драх просил показать в Германии русский говорящий хор, а также и то, что в Москву на три месяца был командирован доцент Iберлинского университета г. Адольф Лане для ознакомления с нашей системой чтения и речи, чтобы затем использовать ее при обучении русскому языку немцев. В настоящее время у вас идет большая работа по культу ре живого слова, сосредоточившаяся в Москве -в Комиссии живого слова при Г АХИ (иод руководством А. К. Шнейдера) и в Ассоциации деятелей живого слова, и в Ленинграде - в Гос. институте истории искусств (иод руков. С. В. Вернштейна). Все это должно укрепить взаимность культуриой связи как с Германией, гак и с другими странами, с которыми нам необходимо связаться всеми возможными путями, как, например, поездками, обменом трудами и пр.

Вас. Серсжнико*

КРЫЛЬЯ РЕСПУБЛИКИ...

Всесоюзно* общество добровольного воздушного флота-Добролет, основаиное в 1923 году, ставит своей целью развитие граждапскбго воздушного флота путам организации воздушных сообщений дли перепилки пассажиров, почты и грузов, производства аэро-фотос'емок и др. видов при-мепепил авиации для хозяйственных целей.

В настоящее время воздушные линии Добролета развиваются в двух районах: Средняя Азия и Сибирь.

Ik"- средне-азиатские линии Добролета работают круглый год. Благодаря огромной экономии времени но сравнению с существующими земными средствами сообщения, а также благодаря доказанной надежности и безопасности, оти липин имеют постоянно высокую загрузку. За все время их существования, с 1924 года, иа них не было ни одного несчастпого случая.

Огромные расстояния в Сибири, требующие новых быстрых средств сообщения, привлекли внимание Добролета с самого начала его существования. После удачного перелета советских летчиков из Москвы в Пекин и Японию, Добролет приступил к созданию в Сибири регулярных линий, нз которых первой явилась линия Верх-неудинск - Урга, связывающая столицу Монголии с Транссибирской железной дорогой. Полет отнимает около 5 часов, вместо 3-4 суток путешествия на автомобиле и пароходе.

В 1928 году Добролет приступил к организации новых больших воздушных линий в азиатской части Советского Союза: ночтово - пассажирской и грузовой линии Иркутск-Якутск i чисто почтовой линии Москва-Иркутск.

Воздушная линия Иркутск - Якутск, открытая в июне пр. г. предназначена для связи Якутска, столицы Якутской авто-ном пой республики, и богатых золотоносных районов Бодайбо и Алдана, удаленных на огромные расстояния от железной дороги, с Иркутском, а через него-с центром Советского Союза.

Путь Иркутск-Якутск, длиной в 2.750 км. проходит в большей своей части вдоль р. Лены, навигация по которой существует лишь пять месяцев в году. Однако, и в навигационный период нуте-

Сибири, то еще несравненно больше лна-чение воздушной иочтовой линии Москва- Иркутск. Из европейской части Союза, а также из стран Западной Европы к тихоокеанскому побережью и обратно идет огромный поток всякого рода корреспонденции: письма, переводы, газеты, журналы, образцы товаров, а также большое количество телеграмм. Создание быстрой воздушной связи должно дать сильный толчок развитию культурно-экономических сношений Запада с Востоком.

Воздушная линия Москва - Ирк\тек организуется таким образом, чтобы почта перевозилась на самолетах круглые сутки.

Весь путь в 4.500 км. будет преодолеваться но расписанию в 36 часов, вмеето четырех с половиной суток, затрачиваемых скорым поездом.

В дальнейшем

контролем специалистов - энтомологов, бы -ла обнаружена полная действенность авиационного метода борьбы: самолет, пролетая на малой высоте, над плавнями, на которых размножается саранча,-выпуска i длинную струю ядовитого порошка, который медленно оседал на растения, и через короткое время саранча, пожиравшая отрв&лвнную растительность, полностью погибала. На одном квадратном метре находили до 4 тысяч мертвых личинок.

Самолет Бабушкина у Острова тайн во время поисков "кипажа "Италии*

Пассажирский самолет перед отправкой в очередной рейс

шествие от Иркутска до Якутска, частично производимое на антомобилнх. а частичио- иа мелко-сидящих речных судах, требует 18 дней. Когда зимние морозы сковывают воды Лены ледяным покровом на 7 месяцев, путешествие становится еще более продолжительным: поездка на санях, запряженных крепкими сибирскими лошадьми, отнимает до 30 дней и более.

По линии Добролета самолеты на лыжах и на поплавках покрывают весь путь мене* чем в 3 дня.

Если воздушная линия Иркутск-Якутск имеет большое значение для культурно-экономического развития всей Восточной

Добролет намечает соединение воздушной линии Москва - Иркутск с существующей линией на Ургу, а также продление Транссибирской воздушной магистрали на Пекин и Шанхай, с одной стороны, и на Владивосток-Токио, с другой.

Аэрос4емка производится Добролетом для всевозможных хозяйственных целей, как-то: для учета лесных площадей, лесной таксации, сельскохозяйственного землеустройства, для определения посевных площадей, для дорожных изысканий, в особенности при прокладке железпых дорог в трудно - проходимых гористых районах, для* учета хлопковых посевов, для нужд городского строительства, для различных статистических работ и для целей общей картографии.

Производя аэросъемочную работу в большом масштабе, Добролет успел доказать чрезвычайную выгодность "и целесообразность применения воздушной с1емкн для составления карт и планов. Работа его в этой области возрастает из года и год.

В 1928 году Добролетом было заснято 2.250.000 гек-таров, что доводит общую площадь, заснятую им за 4 года, до 4.445.000 гектаров. Добролетом выполнялась при этом не только чисто с'емочная работа, но и полная обработка полученного материала вплоть до превращения в готовые фото-планы. На ряду с развитием воздушных сообщений и аэросъемкой, крупную отрасль работы Добролета составляет борьба с вредителями сельского и лесного хозяйства. Эта работа начата Добролетом в 1924 году совместно с обществом Авиахим и Народным комиссариатом земледелия РСФСг. За истекшие годы применение самолета в борьбе с вредителями доказало свою полную техническую и экономическую выгодность и сберегло народному хозяйству Советского Союза большие средства.

В 1925 году началась работа по борьбе с саранчой на Северпом Кавказе. С первых же полетов, производившихся под строгим

В 1927 году борьба с саранчой велась уже не на одном только Северном Кавказе. (Дагестан), но и еще в двух районах: Казакстан (Средняя Азия) и Нижнее Поволжье. Истребление саранчи прошло и тут с полным "успехом, при чем самолеты опылили площадь в 30.800 гектаров, сделали 899 полетов и выпустили 93.1 '* Ю кг. яда.

В 1928 году, вследствие проведенной за предыдущие годы энергичной" борьбой с саранчой иа Северном Кавказе и в Казак-стане как* воздушными,так и другими методами, количество зараженной площади оказалось мпого меньшим, чем в предыдущие годы, и самолетам, высланным на борьбу в эти районы, передке недоставало саранчи для истребления.

Кроме борьбы с саранчой, был предпринят рнд опытов по борьбе с вредителями леса.

С 1926 года Добролет начал работу а совершенпо повой области-обслуживания воздушной разведкой зверобойных промыслов в Белом море.

Несмотря на трудности и опасности полетов над полярными льдами и па новизну применения самолета для разведки тюленей, результат с первого же раза получился чрезвычайно благоприятный. Ледоколы Сэкономили много топлива, а добыча зверя сильно возросла благодаря обнаружению самолетом огромных залежей тюлевей; таким образом, новый вид применения авиации вполне оправдал себя, и с тех пор ежегодно зверобойная экспедиция в Белом море сопровождается воздушной развехкой. Самолеты Добролета, выполняющие эту работу, снабжены радио-телеграфным к телефонным передатчиком и поддерживают постоянную связь как с береговой, так и судовыми радиостанциями. Попутно с отысканием тюленей, самолеты неоднократно оказывали помощь промышленникам, унесенным на льдинах в море, а также судам, затертым льдами. Так, в 1928 г. благодаря воздушной разведке Добролета было обнаружено и спасено 17 норвежских шкуп, терпевших бедствия во льдах около Папина Носа.

Полеты но разведке тюленей в Г"елом море дали летчикам, принимавшим в них участие, большой опыт и закалку, ярко проявившуюся в полетах летчика Бабушкина при розысках экипажа "Италия-.

Комментарии:

Добавить комментарий