Ким Чан Чжин. - Государственная власть и кооперативное движение в России-СССР 1905-1930 / Часть II

Последние обычно выступали в роли организаторов крестьяне^,, совместно с Советами рабочих и солдатских депутатов.68 а

Первые дни Февральской революции для русских кресту <все-таки были днями недоумения и растерянности>. Об этом св^ детельствует собрание уполномоченных кредитного и потребц тельского союзов Казанской губернии, проходившее с 28 февра^ по 3 марта 1917 г. Это собрание не наметило какой-либо опре^ ленной программы действий при новых условиях, - <эту заддЧу должны были взять на себя работники кооперации, живущие в Kg. зани>.м Но через три недели на кооперативном съезде той же гу. бернии единогласно было высказано мнение, что <кооперативы должны заниматься политикой, ибо от того или иного политического строя зависит самое будущее кооперации, но, занимаясь политикой, кооперативы остаются беспартийными>.70 По мнению съезда, единственно возможной формой правления в России может быть только <демократическая республика>, становление которое связывали с Временным правительством.

Уже 10 марта 1917 г. около 200 уполномоченных учреждений мелкого кредита Южно-Донского союза округов, собравшихся в Ростове-на-Дону, признали Временное правительство <за единственную законную власть в государстве>. Также кооператоры решили подчиняться всем его распоряжениям до окончательного разрешения таковых Учредительным собранием.71 В тот же день Нижегородский губернский обшекобперативный съезд единогласно выразил <готовность оказывать всемерную поддержку Временному правительству> и приветствовал Совет рабочих и солдатских депутатов. В резолюции съезда изложено, что <единственной приемлемой формой государственного устройства России... является демократическая республика>.71 Участники собрания уполномоченных Средне-Волжского товарищества кооперативов разделяли мнение, что потребительные общества <должны укрепить переворот, организуя в контакте с продовольственными комитетами продовольственную жизнь освобожденной страны>. Эти кооператоры также отмечали, что крестьяне относятся <с полным доверием к продовольственным мероприятиям, исходящим от Временно' го правительства>.73

Первые месяцы революции большинство деятелей кооперации крестьян поддержали Временное правительство. Воззвание Ир-"V^oro торарищества потребительных обществ впервые указало эТ0 весьма ясно: <Поддерживать же новое правительство в ""ьнейшем народ может только тогда, когда оно пойдет навстре-,у НАР0Д1,ЫМ требованиям>. 28 апреля 1917 г. совещание кооперативов Инсарского уезда также постановило оказывать доверие и ^ческую поддержку Временному правительству, <пока оно выполняет волю русского народа>.75 Судя по сообщениям кооперативной прессы, крестьяне такие же надежды возлагали на Учредительное собрание: <В Петроградском уезде местной интеллигенции пока удается сдерживать крестьян уверениями, что землю даст Учредительное собрание>.16 Все это означало, что если Временное правительство и позже Учредительное собрание <не выполнят волю народа>, то отношение кооператоров и крестьянства к ним может резко измениться.

Таким образом, посте Февральской революции 1917 г. русская кооперация, считавшая, что она <насквозь пропитана духом демократизма>", немедленно определила свою политическую позицию: активное участие в полигике (правда, были и протесты против этого), причем, борющейся за демократический строй, но против партийной ангажированности.71 Большинство же считали, что русская кооперация призвана к <огромному делу, воспитывающему сознание, навыки и силы трудовой демократии>.19 По мнению этих активных участников и руководителей кооперативов, опыт и навыки, приобретенные уже в кооперативной работе, вполне могут пригодиться для работы революционной. Страсть русских кооператоров к революционной работе усиливалась и благодаря тому, что Февральская революция, во-первых, превратила проект кооперативного закона в настоящий закон, а во-вторых, дала кооперации полномочный всероссийский центр - Совет Всероссийских кооперативных сьездов (далее СВКС).

Проект Кооперативного закона был совершенно особенным явлением в русской жизни,поскольку еше во времена самодержа-вЧя он был выработан представителями самого кооперативного движения. Наконец 24 марта 1917 г. Временное правительство угодило Кооперативный закон и с I мая тою же года он вступил в силу.*0 Снимая все административноправовые путы, этот 3.* дал русской кооперации полную возможность соединить свои сн* лы в общей работе. Весь закон был пропитан общим взглядом щ кооперацию как на движение, сочетающее с чисто экономически ми целями умножение духовных ценностей. В нем кооператору отразили свой взгляд на кооперативное движение, составляющие особенность русской кооперативной школы и точно соответещу ющий стремлениям и чаяниям широких демократических масс, охваченных кооперацией: <Это именно наш закон. Он - целиком дело наших рук, нашей мысли, нашей энергии*.11 Закон этот, поэтому, должен был служить надежной правовой охраной движению регулятором, не стесняющим свободного развития могучих сил народной самодеятельности. Однако, как известно, после Октябрьской революции Кооперативный закон 1917 г. оставался в силе лишь там, где был создан антибольшевистский режим.*2 Вообще говоря, юридический плод долголетней борьбы русской кооперации завял слишком быстро, не продемонстрировав в полной мере свои достоинства и недостатки.

Кроме активизации принятия мер к скорейшему проведению Кооперативного закона, уже в марте 1917 г. ЦКК быстро зашагал но пути тесного сотрудничества с новой властью. Получив от Временного правительства предложение организовать дело обеспечения страны продовольствием, ЦКК решил выделить из своей среды несколько лиц в помощь Министерству земледелия - заведующего секретариатом МСПО В.Н.Зельгейма, заведующего товарным отделом МНЕ А.Е.Булыжного, председателя Московского Комитета о сельских ссудо-сбергатсльных и промышленных товариществах В.И.Анисимова и председателя МСПО Д.С.Коробова. Зель-гейм был назначен товарищем министра А.И.Шингарева. Сю ль важное решение ЦКК мотивировалось тем, что судьба революции и завоеванных народом свобод зависела теперь от того, как наладится продовольственное дело: <Будет хлеб, мы спасены, не будет хлеба, - все погибло, вместе с революцией и свободой>.'3 В связи с этим, из всех демократических организаций, деятельность которых теснейшим образом связана с производством, заготовкой и распределением продуктов народного хозяйства, кооперативы всех видов должны были выйти на первое место.84

Политическая ориентация руководства кооперативного движим в целом была одобрена на Всероссийском кооперативном

сье3де 25-28 марта 1917 г. В нем приняло учасгие 464 человека, причем было представлено 183 организации из 49 губерний.** Наибольшее значение в ряду вопросов, обсужденных на этом съезде, иМеди следующие: 1) создание всероссийского кооперативного объединения; 2) отношение русской кооперации к продовольственным мероприятиям правительства; 3) политическая позиция кооперативного движения; и 4) отношение кооперации к войне.

По первому вопросу съезд решил немедленно же организовать Совет съездов представителей кооперативных организаций, в обязанности которого войдет устройство всероссийских и местных кооперативных съездов и вообще духовное и культурное объединение русской кооперации. От Общего собрания данного сьезда во временный СВКС были избраны 10 видных деятелей русской кооперации: В.И.Анисимов, В.Н.Зельгейм, В.Я.Железное, Н.А.Ка-бульков, В.А.Кильчсвский, С.Л.Маслов, А.В.Меркулов, С,Н.Прокопович, В.В.Хижняков и А.В.Чаянов.*6

Центральное место на съезде занимал продовольственный вопрос. Сообщая о решении, принятом ЦКК, докладчик новый товарищ министра земледелия В.Н.Зельгейм - ставил вопрос категорически: одобряет ли решение ЦКК по продовольственному вопросу российская кооперация и может ли Временное правительство расчитывать на ее поддержку. Содокладчик А.В.Чаянов указал, что для правильного снабжения армии и населения необходимо объединить продовольственные органы, с подчинением их одной направляющей воле, одному общему плану.'7 Сьезд единогласно принял следующее постановление: <Работа кооперативов должна сейчас в интересах демократии вестись не под углом зрения своих чисто хозяйственных интересов, а в направлении удовлетворения общегосударственных, т.е. общенародных интересов... Кооперативный сьезд одобряет произведенную ЦКК делегацию своих представителей в помощь Временному правительству для заведы-вапия продовольственным делом и гарантирует своим представителям всемерную повдержку в проведении на местах продовольственных мероприятий>.*8

С докладом об участии кооперативов в Учредительном собрании выступила П.Д.Кускова. Заслушав се доклад, сьезд принял решение, что кооперация должна приложить see усилия к пп тению народа в области политических вопросов. В т>е>п. общеполитического содержания было сказано, что <необ*"

А0ЦИ!ца

единая власть, во всех действиях своих опирающаяся на об стенное мнение организованных сил страны>, что <поскол Временное правительство будет неуклонно проводить объявл^ ную им демократическую программу, постольку все кооператив ные организации должны оказать ему всестороннюю сознатеп ную поддержку>. Съезд подчеркнул нежелание кооперации в^е-шиваться в партийную деятельность, но подтвердил ее готовность <содействовать единству демократии>. По докладу В.А.Кильчевс кого на сьезде была принята резолюция о содействии в создании Советов крестьянских депутатов. Предполагалось, что последние до созыва Учредительного собрания будут выразителями голоса крестьянства и помогут в устроении местной жизни, в разрешения различныхвопросов, касающихся крестьянства и всего сельского населения.

В последний день съезда рассматривался вопрос об отношении кооперации к войне. По этому вопросу съезд не сказал ничего нового и примкнул к пожеланиям других общественных организаций, объединяющих трудовые' массы. Съезду была предложена нижеследующая резолюция, по которой не проводилось голосование, поскольку к тому времени большинство членов съезда уже разъехалось: <Выражая свою полную солидарность обращению Петроградского Совета рабочих и солдатских депутятон к народам всего мира, одобряя заявление Временного правительства об откате России от всяких завоевательных стремлений и выражая надежду, что демократия союзных стран предложит своим парламентам последовать примеру России, Всероссийский кооперативный съезд призывает весь русский народ напрячь все силы, чтобы отстаивать целость родины и завоеванную свободу>."

Таким образом, определилась политическая позиция кооперативного движения 1917 года. Подобную политическую линию русская кооперация продолжала проводить и после июльского кризиса Временного правительства. В свою очередь Временное правительство активно поддерживало ее, что подтвердилось и на ЬЛо>

P* избранный на мартовском съезде Совет Всероссийских Коо-тИВных съездов начал свою деятельность в довольно широком пазоне. Помимо работы в области политическою проснеще-Д . он арШ1Ш1 участие в общей преобразовательной деятельноеT комитетах, образованных Временным правительством для раэ-оотки проектов реформ в разных областях народной жизни: зе-^1Ь,1ом, продовольственном, финансовом,ио народному образованию, по выработке положения о выборах в Учредительное собрание. Своей работой в государственных комитетах СВКС, но словам одного из его членов В.В.Хижнякова, <стремился принять участие в деле государственного строительства и укрепления нового строя>.*'

В конце мая СВКС определил свой статус: <идейный руководящий центр> русской кооперации в области се неторговой деятельности. Совет стал разрабатывать разные юридические вопросы, связанные с новым Кооперативным законом, выработан <Правила о регистрации кооперативов и их союзов>. В - 1 <Известий Совета Всероссийских Кооперативных съездов> за 1917 г. помеченном 31 мая, была отмечена <выдающаяся роль> кооперации в деле возрождении страны, т.е. <полного и широкого использования этой организованной силы в интересах всей русской демократии>.*4

В своем понимании места кооперации СВКС стоял на позиции <независимости от государства>. Исходя из этого, на заседании 18 мая Совет' признал, что Управление по делам мелкого кредита должно быть ликвидировано, поскольку кредитная кооперация не нуждается в опеке. В начале июня, обсудив вопрос о государственном кредитовании кооперативов в связи с переустройством государства на новых началах, Совет утверждал, что кооперация не нуждается в создании какого-либо центральною государственного учреждения для целей ее кредитования. Она нуждайся лишь в расшлрении рамок кредитования созданного самой кооперацией кредитного центра - Московского народного банка, *Уда должны быть направлены средства государственных сберга-^ьных касс."

1б)

Олнако следует отметить, что это решение Совета, по м

некоторых кооператоров, содействовало ослаблению эконо1**1"*10

кою положения кооперации и подготовляло почву для раз 4tc'

иия русской кооперативной организации, которой еще не *ь

ваталг,

достаточных средств и компетентного технического персона * Д Дандуров утверждал, что Управление по делам мелкого кре"* призвано было не уничтожать, а реформировать.97 На деле 0 ^ питанию Экономического отдела, который согласно постано&л нию СВКС от 28 апреля 1917 г. должен был быть организован Ц Совете, до конца года не удалось осуществить и лишь в октчбр месяце был образован его статистический подотдел.9* Болыянн CIBO деятелей Сонета были отвлечены разного рода общественной н политической деятельностью <государственною значении>, pj0 кому экономическая деятельность кооперации волей-неволей отошла на второй план.

Особенности условий революционного года - года политических бурь, также неблагоприятно отражались на делах мест, ных кооперативов. Прежде всего, кооперация перестала быть <единой демократической организацией>, так как на местах возникли многие общественно-политические организации, которые претендовали, не менее чем кооперация, на роль проводника демократизма. После Февральской революции масса кооперативных работников ушла в Сонет крестьянских депутатов, в партии, в продовольственные и другие организации: <Словом, кооперация явилась тем источником, которым пользовались все>.м

Кооперативам нередко приходилось стал: шаться с этими вновь организованными комитетами. Последние, считавшие себя вправе пользоваться политическим авторитетом среди населения, часто пытались подчинять кооперативы. Но это для русских кооператоров было явно неприемлемо. В постановлении Рязанского кооперативного комитета говорилось, что необходимо выразить <самый решительный протест против вмешательства временных волостных исполнительных комитетов в дела кооперативов>, некоторых селениях Писарского уезда возникли конфлииы ко"'

10!

неративо1> с местными продовольственными комитетами.

Помимо этого русская кооперация н революционные дни &Ъ *итн мишенью постоянною своего врага торговцев. ПОЛЬЗУ"1'' фвннойнехваткой продовольстпия.мссгныеторговцы вкупе а^а;)0сознательными гражданами, попадавшими в ловушки>, С * ались расшатывать потребительные общества. По их почину зцикали не только отдельные кооперативы, но и союзы коопера e° я \i этом случае, естественно, никакой идейной свои между ^е1|аМи не существовало. В Черкизовской волости Московского а несколько селений, входящих в район деятельности местного ^фсбительного общества, решили выделиться в самостоятельное бтество, несмотря на то, что для удобства этих селений открыто особое отделение. Причиной отделения послужило недопущение торговцев в состав правления. Таким путем во главе нового обшества вставали местные торговцы и скупщики молока. На собрании в Черкизовской волости говорилось о необходимости поставить торговцев во главе дела, так как -они, мол, опытные люди, сумеют поставить дело хорошо, сумеют защитить и паши интересы..1"2 Во многих местах торговцы, кроме тою, стремились подорвать доверие к правлениям потребительных обществ. По сообщению журнала <Объединение>, характерное выступление наблюдалось на собрании одного потребительного общества Озерсцкий волости, где местный трактирщик записался накануне собрания в члены общества с тем только, чтобы <поносить правление>.т

В связи с вышесказанным можно с уверенностью утверждать, что процесс <демократизации кооперации> после Фенральской революции был отнюдь не таким, как говорилось в советской литературе по этой теме. Действительно, в 1917 г. в рабочей кооперации обнаружился <процесс превращения зависимых от предпринимателей кооперативов в независимые>.104 Однако мы не смогли найти сведений, подтверждающих, что <кооперативные низы были полны желания осуществить перестройку кооперативов на новых началах>.105 Да, проходили бурные собрания, на которых критиковалась деятельность правления и избирались новые правления. Но ЭТо происходило прежде всего потому, что унаследованные or са-иодержавного строя беспорядки и разруха в продовольственном Деле многими приписывались работе кооперативов. <От такою Чассового натиска, - писало <Объединение>, выражавшее интересы рабочей кооперации, одни работники бегут, а других, не успевших определиться, bmiohhioi*.106

Союз потребителей> Ne 21 за 1917 г. сообщил о собы происшедшем в Тамбовской губернии. Во время общего собр^"' местного кооператива <вдруг ни с того ни с сего: Долой правление, - закричала толпа, все члены. Нынче, ~ кричали не^* горые, в< по-новому надо, поэтому новых и выбирать Хотик,>' И все правление выбрали из лип, <неопытных, а главное, не состо* яших до сего времени членами>.|вт Стремление нового правдеНИ1 новой ревизионной комиссии Солигаличскою общества потреб), гелей к смене старых порядков служит примером *Демократизаццн кооперации> 1917 г.: <Сокращено, по проекту правления, жалова нье служащим, указывалось на ненужность веления правильного счетоводства, и что можно, якобы, обойтись упрощенным ведением. Голосовать состав правления и ревизионной комиссии предда. галось целиком ? притом открыто. Слышались возгласы, чтобы распределение продуктов было передано частным торговцам>.108

Из вышесказанного очевидно, что процесс <демократизации кооперации> во многом обусловливался обостренным продовольственным кризисом того времени и на него прямо повлияли корыстные интересы местных торговцев. Но это не противоречит тому, что, несмотря на <самое близкое участие в устранении старых властей>, русская кооперация после Февральской революции рассматривалась среди населения как организация со старыми порядками. Кооператоры, т.е. <сознательные деятели> кооперативов, считали, что их дело лишь внешним образом было связано со старым строем и в последнем они <внутренне чувствовали себя инородным телом>. |?>Н о среди населения, что признавали и сами кооперативные деятели, было очень мало людей, которые осознанно принимали <справедливые цели и свободные мысли> кооперативного движения. Поэтому кооперативные работники так часто указывали на необходимость усиления обшей культурно-просветительной деятельности. С самого зарождения русской кооперации ее иниииа юры были склонны считать, что основным препятствием в развитии кооперативного движения является именно культурная отсталое1,1 русского народа. Важность значения вопроса о <кооперативном воспитании> после' падения царского режима не уменьшилась 3 скорее увеличилась, так как кооперация приняла на себя <чрсзвЫ' чайио ответственную мииию> политическою воспитания русско'11

род*и подготовки егокпыборамвУчредительдое собрание."0 ^0 многие кооператоры и общественные деятели скептически отбились к культурно-просветительной деятельности в новых условиях. Большинство <демократов>, скрывавшихся до революции род крылом <легальной> кооперации, отныне предпочло политическую партийную пропаганду служению ее интересам. В 1917 т. русской кооперации больше не принадлежала роль <общественной оТдушины>, которую та играла в прошлом. Обращая внимание на угу ситуацию, В.Фромметт предупреждал об <удивительном происшествии>: <Пал тот строй, который мешал культурной работе кооперации и создались чрезвычайно благоприятные условия для осуществления ее просветительных задач, а кооператоры превращают свои организации в исключительно хозяйственные>.111

Однако превращение <сахарных> кооператоров в идейных работников столкнулось с большими трудностями. Так, например, уже во время Первой мировой войны в разных местах обнаруживалось <недружелюбное отношение> членов кооперативов к своим потребительным обществам, звучали протесты в адрес их деятельности, что прежде всего объяснялось нехваткой продуктов в лавках.112 Причем после Февральской революции продовольственное положение страны все более и более ухудшалось. Многие буквально голодали. Местные жители, преимущественно женщины, часто устраивали <продовольственные бунты>, в ходе которых среди пострадавших оказывались представители продовольственных комитетов и кооперативов."3 <Республика Россия>1"1 переживала общий кризис, так как продовольственный вопрос был связан со всей хозяйственной жизнью страны,

В этой <ужасающей картине развала, надвигавшегося голода>, некоторые кооперативные деятели, видели <опасность контрреволюционного движения, взращенного общей разрухой>.1" Поэтому, с момента прихода к власти Временного правительства русские кооператоры единодушно признали необходимость введения государственной монополии на торговлю хлебом и отчуждения избытков хлеба по установленным твердым ценам.116 Они потребовали °т правительства не только <единого и твердою плана регулирования продовольственного дела>"7, но и <принудительного регулирования промышленности>.118 Таким образом, представители

русской кооперации отстаивали <государственное вмешательств лело урегулирования продовольствия> и <государственную орг' низанию производства> как единственный выход из сложивши, ' кризиса."9 Это по сути было продолжением той линии русс*0* кооперации, которую она отстаивала до Февральской Революции Журнал <Обшсс дело> - 2 (27 января) за 1917 г. писал, что тот безусловное господство общественною интереса над интересов частным, подкрепляемое властью и влиянием государства, может защитить интересы потребителя 120

Характерно, что Всероссийский продовольственный съезд проходивший весной 1917 г. подчеркнул, что без <обшей организации государственного хозяйства> Россия не может выйти из ту. пика: <Съезд признал, что спасение России - в обшегосуларгт>^ ной планомерно"' организации народного хозяйства и -труд-, (подчеркнуто мною К. Ч.\ Россия должна вступить на тот пуп, по которому пошли Германия, Англия, Франция и нейтральные страны, благодаря чему они сумели выдержать потрясения, вызванные войной... Бесконтрольность производителей земледельце> и промышленников должна быть заменена самым широким государственным вмешательством [подчеркнуто иною -К.У.)>.13'

Для <работы по организации производства, по осуществлению на местах общегосударственного плана> съезд предложил <серьезные решительные меры>. Во-первых, немедленно должно быть создано центральное общегосударственное учреждение, которое станет органом, направляющим деятельность всех ведомств, руководящих отдельными отраслями экономической жизни страны. Все вопросы производства/заготовки и распределения продуктов для армии и населения должны быть сосредоточены в ведении Министерства снабжения. Do-вторых, частные интересы необходимо подчинить интересам общественным. Государство должно установить монополию тор]овли некоторыми продуктами. ДрУ1ИС отрасли промышленности должны быть объединены по опр?<1е' ленному плану и под контролем государства. Необходимо нр*" нилмюс распределение государством топлива, сырья и прочих продуктов. Только при общо осударстненной организации нароЛ' пои) хозяйства cMoiyi быть осуществлены твердые пены, которЫ1 Пуду] установлены не только на хлеб, но и на другие продУк1Ь'

дсового потребления: на топливо, железо, кожу, мануфактуру и **д В-третьих, для предтовращения экономическою и финансово-краха государство должно взять необходимые финансовые средеT У чех, кто их имеет, - у капиталистов. Поэтому необходимо ввести поимущественный налог, который охватит бы не только доход, но и имущество буржуазии. Кроме того, съезд признал необходимым принять меры к переходу в руки государства капитала " имущества, принадлежащих Романовым и монастырям. Наконец, наряду с <беспощадным обложением> имущих слоев необходима самая решительная защита интересов трудящихся и прежде дею установление минимальной зарплаты, дающей возможность рабочему удовлетвори тъ свои потребности.122

Эта программа может показаться черновым проектом <военного коммунизма>, составленным еще до захвата власти большевиками. Однако статья <Всероссийский продовольственный съезд> в журнале <Объединение> <\Na 4 за 1917 г.) не дает никаких конкретных сведений о политическом лице участников данного съезда, в ней лишь отмечено, что последние являлись <представителями общественных организаций, ... ведающих продовольственным делом на местах>.123 Судя по направлению данною журнала, автором статьи, возможно, был социал-демократ, но меньшевик. В это время, т.е. весной 1917 г. у большевиков, как известно, просто не было достаточных сил для того,чтобы проникнуть в различные общественные организации, в том числе, в кооперативы и местные продовольственные комитеты, и прямо влиять на принятие ими важных решений.

Кроме того, следует отметить, что уже до Февральской революции в обществе широко распространились настроения против торговца как такового, против капиталиста, утверждалась вера в планирование экономики и отрицательное отношение к рынку, Из-за бешеного роста цен на предмета первой необходимости свободная торговля как таковая рассматривалась населением как спекуляция на черном рынке. В конце января 1917 г. журнал <Общее Дело> писал, что кооперация <устранением посредников торговцев, фабрикантов> приближает продукт потребителю и в момент острой продовольственной неурядицы она берет на себя <правильное Распределение продуктов>.124 В этой обстановке, следовательно.

?

многие, а не только кооператоры или большевики, считали <только государственное вмешательство в дело Урегулиров^4*0 продовольствия и снабжения> было разумным способом избеяТ^ катастрофы, 14 мая Съезд Советов крестьянских депутатов в рограде принял резолюцию по продовольственному делу. Сьеэ признал, что государственная власть должна <решительно и н^ медленно осуществить мероприятия> не только такого рода Как монопольные твердые цены на хлеб и государственное регущ,р0 вание производства основных элементов массового потребления (сахара, керосина, кож, тканей, железа и т.д.), но и такие, как рас. пределенис всех продуктов первой необходимости по карточной системе равномерно для всего населения, запрещение производ. сгва и ввоза предметов роскоши и ограничение прибыли капиталистов.1" В конце июля J917 г. А.А.Шнеерсон на собрании уполномоченных Петроградского союза рабочих потребительских обществ, также утверждая необходимость <государственного вмешательства и контроля над производством, подчинения всех частных интересов общегосударственным>, заявил, что Временное правительство уже <стало на пугь, указанный революционной демократией - государственного вмешательства в дело продовольствия,... и эту политику мы должны всецело приветствовать, всемерно поддерживать>.1:6 Таким образом, в условиях плачевного состояния экономики в 1917г. усиление и расширение роли российского государства как первостепенного орудия предотвращения дальнейшего упадка по общему мнению считалось необходимым. Тем самым само население, представители <трудовой демоь, атии>, включая и русских кооператоров, кажется, переоценивали возможности государственной власти и правительственных структур в деле проведения коренных изменений в экономической жизни страны.

Временное правительство действительно не могло уйти с пути <государственной организации производства, обмена и распределения>. 5 мая оно объявило, что <будет неуклонно и решительно бороться с хозяйственной разрухой страны дальнейшим планомерным проведением государственного и общественного контроля над про; тводством, транспортом, обменом и распределением нр°" лук юн, а в необходимых случаях прибегнет и к организации производства>.1'7 Исходи из этих задач вскоре был организован '^к0"

ИЙ t.OB_T Ви-ЫПаПДЛуМЫtPJp^rilyiRipppi14 экд ком ическнм

мИтетом. Для осуществления своего намерения Временное жительство кроме хлебной монополии приняло на себя снабже-^е населения крупных потребляющих центров мясом, маслом, са-дором, крупами, яйцами и тканями <по твердым цепам>. В Министерстве торговли и промышленности были разработаны, а 20 июля введены и новые правила установления <обязательных и 1иерДых цсн* производителям металлов. В Петрограде с течением "реыенн такие же цены были распространены на 15 наименований продуктов.119 На рынках текстиля и кожи, по мнению одного наблюдателя, Центрохлопок и Центрошерсть (созданные к концу 1916 г.) <практически ликвидировали всю существующую частную коммерческую технику>, установив цены на сырье, хлопок, древесину и все другие товары, в том числе на готовые продукты.130

Однако, все эти <решительные меры> не привели к положительным результатам. Зато они дали толчок к возникновению неизбежных противоречий между городом и деревней. Особенно усилило этот процесс введение хлебной монополии, поскольку несмотря на горячие заявления Совета крестьянских депутатов и представителей кооперации в его пользу, само крестьянство считало, что эта мера чувствительно затрагивала его интересы. В результате работа продовольственных органов на местах сопровождалась тем, что <на словах часть населения говорила о необходимости хлебной монополии, а на деле отказывалась сдавать казне хлеб>.131 В общем, большинство крестьян вовсе не желало принести себя в жертву городским рабочим и солдатам, тем самым выразив своеобразное недоверие Временному правительству как чуждой власти.132 Но представители <демократической республики> до самого конца ее дней не смогли осуществить свои проект, согласно которому <у лиц, отказывающихся от добровольной сдачи хлеба, производится реквизиция по особым правилам>.вз В результате введение хлебной монополии провалилось. Этому способствовала не только идеологическая установка Временною правительства. Причем, с увеличением сферы деятельности государства нарастало противоречие между расширением этой сферы и реальной властью правительства. Как отметил французский историк М.Ферро, чем больше государства вмешивалось в экономику, тем меньше стан вилась власть государства над обществом.134

Тем не менее, русские кооператоры, включая представител -рабочей кооперации, вплоть до Октябрьской революции не отк* зались от мысли о том, что <демократическое государство> должн взяться за преобразование экономического порядка страны, Ру,^ волство кооперативного движения настаивало на необходимости <создания коалиционной, национальной, твердой власти> *. единственного орудия для выхода из грозного положения.1" гт0Сп" июльского кризиса 300 представителей кооперативов на Московском государственном совещании (12-15 августа) решили присоедц. питься к обшей <Декларации демократии>. В ней говорилось, что а данный момент никакой отдельный класс, никакая отдельна> партия не может спасти Россию. <Ее спасение может быть лишь общими усилиями и общими жертвами всех классов и всех партий>.156 Помимо этого данная Декларация вновь подтвердила основное требование демократии> - необходимость установления государством контроля над производством и деятельного вмешательства в руководство предприятиями вплоть до государственного синлипирования и трестирования и введения монополии.11' Однако, как известно, Московское совещание не могло приостановить разрухи страны и не объединило все классы в общем строительстве новой жизни.

13 сентября 1917 г. Центральный Исполнительный Комитет Советов рабочих и крестьянских депутатов собрал в Петрограде Демократическое совещание, на которое пригласили и кооператоров. В преддверии этого ВС КС решил созвать Чрезвычайный съезд кооператоров 11 сентября, чтобы решить вопрос об участии в данном совещании. Но на этот раз единодушия по основному политическому вопросу не было достигнуто. Съезд разделился на лве неравные части: подавляющее большинство составляли сторонники коалиции с буржуазией, в незначительном меньшинстве оказались ее противники, преимущественно представители рабочей кооперации, к которым присоединились железнодорожные кооперативные общества и некоторые сельские объединения. Меньшинство съезда приняло особую резолюцию, в которой выра#а' лось требование создания <однородного демократического прави-

^ща>.13* Но на самом Демократическом совещании, не найдя ^иневия в собственных рядах в пользу однородной демократичной власти, <демократия сдала свои позиции и вновь пошла на ^гдашснне с буржуазией>.'5* Таким образом, уже в сентабре 1917г. крко обнаружилось разделение русской кооперации на всссослов-Иук> и рабочуих Но это отнюдь не было неожиданностью, поскольку еше на Первом всероссийском съезде рабочей кооперации (I августа) оформился идейный центр именно рабочей кооперации, получивший название Всероссийский совет рабочей кооперации'40 Начавшееся размежевание еще более усилилось, когда был поставлен вопрос о самостоятельном участии кооперации в выборах в Учредительное собрание.

Второй Чрезвычайный всероссийский кооперативный сьезл (4-6 октября) должен был разрешить именно вопрос об участии в выборах. Но съезд вновь разделился на две группы. Защитники (А.М.Беркснгейм, В.И.Анисимов, А.В.Чаянов) самостоятельного выступления на них мотивировали это тем, что политические партии до крайней степени разложились и русские кооператоры, стоящие <на государственной точке зрения>, должны использовать как можно лучше организованность и сплоченность кооперации при участии в выборах. Против самостоятельного выступления были представители рабочей кооперации и В.Н.Зельгейм, В.А. Кильчевский и др. Последние объявили составление самостоятельных кооперативных списков кандидатов в Учредительное собрание принципиально недопустимым и практически невыполнимым, поскольку кооперация является хозяйственной организацией и в ней работают члены почти всех партий. Подготовка к самостоятельному участию в выборах внесет лишь раздоры а среду кооператоров.141 После двухдневных жарких дебатов вопрос был решен в положительном смысле. ВСКС поручено было организовать избирательную кампанию. Однако ее результаты выглядели плачевно. Число голосов, поданных российскими избирателями за списки кандидатов от кооперации,повсюду оказалось очень малым. Правда, в Москве список блока с участием кооператоров собрал свыше 35000 голосов, - немногим менее, чем нужно было для избрания в Учредительное собрание первого по списку кандидата от кооперации С.К.Прокоповича.142

Таким образом, избирательная кампания 1917 г. для кооп ции оказалась неудачной. Этому способствовали не только н статок времени и опыта организации такого мероприятия ц0° переоценка <сплоченности>, особенно в социально-политическ * сфере, кооперативных масс. Большинство участников Чре^, вычайного съезда, т.е. сторонники самостоятельного участия выборах, утверждали, что кооператоры, по существу своему пр< мые представители населения России, являются <государственни камн и реалистами>.141Однако, реальная политическая жизнь госу дарства до декабря 1917 г. не позволяла русским кооператорац осуществить <стремление к объединению всех демократических течений, стоящих за энергичную и напряженную оборону страны в свободы, за водворение законности и порядка в стране силами самой, государственc мыслящей, демократии и за недопустимосп, избрания в Учредительное собрание представителей пораженчества и анархизма>.144 Но к теперь, в преддверии выборов, русская кооперация стала сталкиваться с внезапными затруднениями. Новая власть на местах относилась часто враждебно х выступлениям кооператоров, к их собраниям, где раздавались голоса против политики большевиков. Это привело к тому, что в 1917 г. любая деятельность большинства кооператоров по проведению ими собственной политической линии в конце концов зашла в тупик. Важно отметить, что политическое поражение кооперации означало полный крах того представления о строительстве государственной власти, которого придерживались <сознательные деятели> кооперативов. Последние представляли государственную власть не иначе как единую, целостную и надпартийную силу. Всецело доверяя Временному правительству, всемерно его поддерживая, представители кооперации в свое время заявляли, что противопоставление буржуазии и трудовой демократии не должно иметь места. Одновременно русские кооператоры считади.что власть должна быть твердой и государство должно активно вмешиваться в экономическую жизнь страны. Поэтому они не полагали, что сами, еще до Октября, впали в противоречие, когда единодушно утверждали необходимость введения системы госултР" стенного регулирования экономики вообще и хлебной момон0" лии в частности, с одной стороны, и независимости кооперации

*е от <демократического государства>,- с другой. Большинство "сских кооператоров считало, что вопрос о форме государственного управления должно будет решить Учредительное собрание. []о да самом деле представители русской кооперации преднолага что оптимальная форма государственного строя это <демократическая республика>, основанная на <истинном кародоаоав-егве, и <истинной воле народа-.1*5 По их мнению, нарождающаяся российская Демократическая Республика> должна была стать <демократической> в самом широком смысле этого слова. И действительно народной республикой может быть лишь та, где все граждане без исключения, мужчины и женщины, смогут пользоваться одинаковыми правами в выборах народных представителей.14*

Однако, как известно, ни деятельность Временного правительства, ни выборы в Учредительное собрание не удовлетворили желаний кооператоров. С увеличением в правительстве представителей левых партий (с февраля по октябрь) государство все больше вмешивалось в экономику. Но Временное правительство существенно никак не повлияло на организацию производства. Сторонники системы государственного регулирования экономики указывали на то, что хлебная монополия, не будучи связанной с другими мероприятиями по организации экономики, не могла дать желанных результатов. И правительство просто вдвое повысило твердые цены на хлеб.147

Строительству демократического государства в России с февраля 1917 г. изначально угрожало то, что новое государство, с одной стороны, вынужденно было вовлечено в процессы экономической регуляции, а с другой, - не могло реализовать предъявляемые требования силами правительства. Представители <трудовой демократии>, в том числе и большинство русских кооператоров, мечтая об <истинной демократической республике>, по сути, делали ставку на авторитарный режим, т.е. на автор итариэапию Временного правительства. Тем самым представители русской кооперации заявляли, что последняя была готова охотно браться за работу распределения продуктов как технический аппарат. Весьма характерно, что до октября 1917 г. кооператоры часто инкриминировали <торговцам и кулакам> как главному врагу кооперации "судачу в выполнении ею функций на местах. Деятели кооперации, считавшие себя <государственниками>, будто не признавали вообще кооперация развивалась на частно-правовых условие Оказалось, что понятие <самостоятельности> кооперации было * губо относительным и конъюнктурным. ^"

Это подтвердила резко отрицательная реакция коопера^ ных деятелей на Октябрьскую революцию. Кооперативная групца Временного Совета Российской Республики в воззвании <Ко всец кооперативным организациям России> от 1 ноября 1917 г. жестк0 обвинила <кучку изменников России>, которая, опираясь на силу ?штыков темных рабочих и матросских масс>, создала самозванное <рабочее и крестьянское правительство>. Кооперативная гру. пна утверждала, что <единственным источником власти>, впредь ло созыва Учредительного собрания, являлся Временный Совет Российской peep- блики, <призванный к жизни декретом Временного правительства>. Поэтому она считала необходимой борьбу кооператоров, крестьян и рабочих против насильников, захватчиков и преступников>: <Не признавайте власти нового правительства! Отказывайте во всякой поддержке его агентам, обрагядйтесъ только к законным агентам - представителям Временного правительства на местах!>

Работники местных кооперативов следовали примеру своих коллег в центре. Собрание уполномоченных Ярославского союза потребительных обществ (8-9 ноября), решительно осуждая насильственный захват какой-либо одной партией государственной и местной власти, признало, что <в данный момент власть должна быть организована из всех социалистических партий, за исключением большевиков>.14* Кооперативный съезд Сибири й Урала, проходивший в конце ноября 1917 г. выразил протест против попыток большевистского правительства заключить перемирие с Германией и категорически потребовал немедленно признать Учредительное собрание <единственным органом, обладающим полнотой власти в стране>.150 Работники Смоленского союза кооперативов также требовали <неуклонно-последовательной борьбы с анархобольшевистскими элементами, стремящимися свою волю поставить выше воли нсего народа>.151

Однако, <большевистское меньшинство> на местах активно утверждало свои права. В середине декабря 1917 г. Тульский Coed

Оочях и солдатских депутатов постановил: <Для более быстрого ^решения как продовольственного, так и других не менее важ-^х вопросов хозяйственной жизни, Совет рабочих и солдатских мулатов, чтобы устранить то безвластие, которое имело место в Тульской губернии до сих пор, объявил власть Совета рабочих и солдатских депутатов и выделил из своей среды Воешю-революци-рнный комитет, который и является органом власти в Туле и Тульской губернии>. Обсуждая создавшееся обшее политическое и экономическое положение, представители объединенных кооперативов Тульской губернии, в свою очередь, признали, что <экономическая и финансовая разруха, созданная большевистским захватом, не даст никаких гарантий для возможности дальнейшей хозяйственной работы кооперативов>. Далее представители Тульской кооперации постановили воздержаться от всяких сношений с новой местной властью.112

В ряде постановлений и резолюций кооперативных съездов в ноябре-декабре 1917 г. были отражены в основном гнев и боязнь кооператорами того, что новая власть может кооперации не признать и уничтожить ее, Кооперативные работники, считавшие, что <поход на кооперацию> со стороны Советов являлся <сплошным и печальным недоразумением>, спрашивали: <Как же может местная народная Советская власть, которая прежде всего ставит своей задачей защиту интересов трудящихся, бороться с народным социалистическим кооперативным движением?>'53 Казалось, что признание в <социалистическом> направлении последнего не помогало облегчить напор большевиков. Правда, Московский народный банк вскоре после принятия <Декрета о национализации банков> был освобожден от нее. Но это оказалось лишь сигналом <похода на кооперацию>.

Вторым, более решительным актом, стал <Проект декрета о потребительских коммунах> (январь 1918 г.), составленный руководителем советских продовольственных органов А.Г.Шлихтером. Суть его заключалась в следующем: все потребительские общества национализируются, участие в кооперативах обязательно для всех. Каждое хозяйство обязано быть членом кооператива данной территории; на кооперативы возлагается и сбыт местных продуктов.

Надзор за распределительно-закупочной деятельностью возлага^ ся на Государственный комитет снабжения.134

Руководство кооперации, враждебное социалистическому ^ сперименгу большевиков, решительно высказалось против проед та Шлихтера, Кооперативная печать, очень живо реагировавша> на данный проект, называла его или <проектом разрушения коо нерации>, или <введением своего рода крепостного права>, н&ла гаюшего на граждан <новое тягло государства>.1*5 На состоявшем ся 17 февраля 1918 г. заседании представителей кооперации Моек-вы и Петрограда делегат от Петроградского союза рабочих потребительских обществ М.Л.Хейсин утверждал, что <проект декрета уничтожает самую идею кооперации. Подписаться под проектом декрета значит отказаться от идей кооперации. Если власть этого будег требовать, мы должны вести борьбу за кооперацию>.156 Первый Всероссийский кооперативный съезд (18-24 февраля 1918 г.) принял резолюцию, которая гласила: <Над кооперацией, приближающей в постепенном своем развитии осуществление социализма, никаких принудительных опытов социализации или национализации производимо быть не должно>.1"

Хотя принятие <Проекта декрета о потребительских коммунах> было остановлено самим правительством, на местах представители новой власти сочли его директивой из центра. Например, Совет народных комиссаров Западной области и фронта издал характерный приказ с приложением к нему устава общества потребителей и устава союза кооперативов. В его тексте было указано, что всем потребительным обществам не позже 10 января 1918 г. предписывается созвать общие собрания и представить на них предложения по изменению устава общества или товарищества. В случае несогласия членов кооперативов на соответствующее изменение устава, таковые общества или товарищества будут приравнены к обыкновенным торговопромышленным предприятиям и не позже 15 января 1918 г. обязаны будут представить сведения о своих обществах и товариществах Совету. <Общества и товарищества, не представивигие сведения в указанный срок или давшие ложные сведения будут подвергнуты взысканиям в виде штрафа или закрытия заведения и будут преданы суду революционного трибунала>.158 В свою очередь, работники местных кооперативов, выражая

поотив действий новой власти егле раз подчеркнули что рротест р i р у у >

ддЯ выполнения лежащих на кооперации сложных и ответственных задач она должна быть поставлена в своей хозяйственной и ^дьтурной деятельности в условия <полной самостоятельности и независимости>. Отношение государства к кооперации, по мнению Совещания, должно быть <только доброжелательным>.159

Важно и интересно отметить, что в начале 1918 г. наблюдалось изменение политической тактики русских кооператоров. В ряде постановлений и заявлений они прежде всего подчеркивали, ЧТо направление деятельности кооперации не только демократично, но и <социалистично>. Как видим, в отличие от многих прежних установок руководители кооперации теперь делали акцент не на <демократичность> ее, а именно на <социалистичность>. Далее, многие деятели русской кооперации считали выгодным заявлять, что кооперативное движение, <занятое экономическим творчеством и строительством>, должно оставаться <аполитичном>.160 Это было своеобразным маневром для приспособления к новой политической и идеологической обстановке.

Что касается отношения кооперации к экономической политике государства, то большинство представителей русской кооперации признали свои ошибки, сделанные при Временном правительстве. Ныне они утверждали необходимость <уничтожения хлебной монополии> и в связи с этим вообще <отмены твердых цен>, В.К.Зельгейм, поддерживая <частную инициативу> как основу промышленного развития, пересмотрел свою прежнюю точку зрения и теперь утверждал: <Регулирование производительности, надежда удержать твердые цены на хлеб - есть фикция и без соответствующего усиления производства промышленных эквивалентов, поддерживать твердые цены, значит поддерживать иллюзии>.161 В то же время <вредной утопией>, по мнению русских кооператоров, являлся план <силой оружия взять хлеб у массы крестьянства>.162

Таким образом, в начале 1918 г. позицию русской кооперации характеризовали, с одной стороны, готовность к политическому отступлению, а с другой - отстаивание частной инициативы, особенно в экономическом отношении. Однако следует отметить, что, несмотря на противоречия между Советской нластью и русской кооперацией (в частности, в вопросе об общественном месте кооперации), они все же нашли точку соприкосновения. Это касал0сь оценки социально-экономической роли кооперации в экономик страны в период разрухи. Например, на Всероссийском коопера гавном съезде кооператоры предложили создать *общегосударст венный аппарат> по заготовке хлеба для населения. Этот орган по мнению кооператоров, должен представлять собой <союз обиде, ственно-хозяйствующих организаций>, образующих своего р0д> <Центрохлеб>. Государственная власть должна оставить за собой голько контроль и финансирование этой организации.163 Советская власть, в свою очередь, вынуждена была отступить от прингщ. пов потребительских коммун и пойти на компромисс с <буржуазными кооператорами>, главным образом из-за отсутстия собственного аппарата для заготовки и распределения продуктов.

Итак, в марте - начале апреля шли совместные совещания представителей Советской власти (Ленин,Рыков,Ларин,Милютин) и русской кооперации (Зельгейм,Коробов,Белоусов,Хинчук). Несмотря на противоположные позиции по отношению к принципам кооперативного движения, обеим сторонам удалось выработать компромиссный проект декрета <О потребительских кооперативных организациях>. Согласно ему Советская власть снимала свое требование бесплатного членства в кооперативах, не настаивала на объединении всего населения данной местности в одном кооперативе, на слиянии рабочей и общегражданской кооперации.Со своей стороны кооперация обязалась работать под руководством и контролем советского правительства. Кооперативы должны были соблюдать нормы снабжения, устанавливаемые центральными и местными советскими органами.Этот проект был утвержден II апреля 1918 г.ш Одновременно с принятием декрета ВСНХ разослал телеграмму всем советам:<Именем Совнаркома немедленно прикажите уездным совдепам, всем органам Советской власти прекратить преследования кооператоров. Восстановите распущенные и национализированные, освободите арестованных>.165 Для руководства деятельностью кооперации при Наркомпроде и ВСНХ создавались кооперативные секции. Распоряжением ВСНХ в мае 1918 г. при всех губернских и областных советах народного хозяйства были организованы кооперативные отделы для координации деятельности государственных и кооперативных организации.

Идя на компромисс, советское руководство исходило из того, цто он носит временный характер и данный декрет есть лишь <переходная мера, ведущая по пути к осуществлению государственного распределения продуктов и товаров в стране>.'67 Не-диотря на требование Наркомпрода <не разрушать кооперативных организаций и не вмешиваться их работу>168, многие партийные и советские работники рассматривали эти организации как .буржуазные> и принимали решения о национализации кооперативов, конфискации их имущества и т.д. Часто сказывалось и недоверие к антисоветски настроенным руководителям кооперации. 3 центральные органы поступали многочисленные жалобы кооперативов на <ошибочные действия> местных властей.1*9 Журнал <Кооперативная жизнь> зафиксировал сотни случаев гонений на кооперацию в 1918 г.: 172 случая ревизий и назначения комиссий , 58 реквизаций, 27 национализации, 23 ареста, 19 ликвидации кооперативных организаций и т.д.110

Насильственное прекращение деятельности кооперативов, но мнению Ставропольского губернского совета народных комиссаров, являлось выражением <глубокого народного движения>. Такие представители новой власти считали, что <с уничтожением кооперации настанет сразу социалистический строй>.171 Враждебные настроения проявлялись по отношению ко всем видам кооперации, не щадя даже рабочей.172

И все же большинство кооперативов как-то приспосабливалось к новой обстановке. Более того, росло их число и количество членов-пайщиков. Правда, этот рост в значительной мере был <продуктом не столько сознательности, сколько стихийности>, Как отмечал в начале 1918 г. А.Меркулов, потребительская кооперация выросла <не под влиянием пропаганды, а под влиянием исчезновения товаров с рынка>, причем получать их зачастую возможно было лишь в кооперативах.173 Между тем уровень кооперативного сознания в потребительских массах падал, по мнению кооператоров, прежде всего из-за недостаточного количества работников в культурно-агитационной сфере. Инструкторы но кооперации, разбросанные по всей России, успевали только налаживать работу кооперативных объединений и союзов. Все местные кооператоры были <по горло заняты прак гической работой>, и почта сдин-

ственным способом воздействия на широкие массы являлось чатное слово. Но и в этой области делалось <поразительно щ ло>.1М В России даже не каждое общество выписывало коопера гивные журналы, тогда как за границей многие потребительные общества обеспечивали ими каждого члена своей организации."5

Итак, в 1917 - начале 1918 гг. наблюдались увеличение коли чества кооперативов и их членов, с одной стороны, и паралич дед тельности местных кооперативов, - с другой. Первое, т.е. <пыщ. ный рост> кооперации, могло объясняться не столько торжество^ тех начал демократического режима, к которым так стремилась кооперация, сколько дальнейшим углублением экономической разрухи страны, оставшейся в наследство от царизма. Что касается второго, то в этом отношении значительную роль сыграли самодеятельность или революционность местных властных структур и плывших в фарватере их политики торговцев. Деятели кооперации обнаружили неспособность к преодолению этого препятствия, В связи с этим стоит отметить, что <организационные и технические дефекты> русских кооперативов, т.е. медлительность в исполнении требований, обилие всевозможных ошибок, техническая небрежность и неаккуратность в выполнении заказов и т.д.,- лишали последних устойчивости на экономической арене и могли оказать весьма <существенное влияние на их дальнейшие судьбы>. Развитию указанных дефектов особенно способствовало, кроме общего недостатка товаров, то, что <кооперативы, как общественные организации, фактически имели некоторые преимущества в получении нормированных товаров и становились этим путем как бы в положение монополистов>.т

Кооперация, идя на соглашение с новой властью, которое значительно искажало ее традиционные принципы, надеялась прежде всего уберечь кооперативные организации от разрушения. Представители кооперативов, учитывая реальное соотношение сил, сочли необходимым попытаться найти возможности для сотрудничества с государственными органами. Поэтому они выбрали путь <защиты хозяйственных реальных интересов>, а не путь <бойкота власти>,177 Эта политика кооперации совпадала с политикой советского правительства, сильно нуждавшегося в организациях, которые справлялись бы с распределением продуктов.

Глава VI

СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И СУДЬБА КООПЕРАЦИИ

1. Строительство нового государства и кооперация (1918-1920)

Кооперация, как один из сильных отрядов пролетарской армии, была призвана к серьезной роли. На ее долю выпала ответственная задача - социалистическое распределение продуктов, и только тот, кто из-за деревьев не видит леса, может утверждать об умалении значения кооперации в этот период. Окончательно были сданы в архив истории старые, посеревшие от пыли веков. Рочделевские принципы, и кооперация продолжала развиваться на новых принципах .выдвинутых житью. Кооперативная система, в период военного коммунизма не была выдума/.,! из головы законодателя. Она была результатом неумояи мого и всеподчинюощего требования тогдашней обстановки - приспособления всех сил к защите первого * мире пролетарского государства. *

М. Волоацч. 1925.

Октябрьская революция 1917 г. встретила относительно слабое сопротивление со стороны представителей предыдущего правительства и их сторонников. Не имевшие крепкого государственного аппарата при кризисном экономическом положении страны, лишенные поддержки армии из-за своего губительного лозунга -Война до победною конца>,- русская буржуазия и умеренные социалисты не могли оказать сильного сопротивления большевикам. Разочарованное в аграрной политике Временного правительства крестьянства также не отвергло <пролетарскую революцию>. В результате последняя имела быстрый успех, охватив в течение трех Месяцев почти всю Россию.

После Октябрьской революции большевикам предстояла задача строительства нового государства в условиях разрухи, голода и гражданской войны. Разрешить эту трудную задачу можно бы-'ю, лишь мобилизовав все факторы общественно-экономической *изни. Место и роль кооперативного движения определялись име-

ш

нно этим требованием. Однако, не стоит думать, что больщев,,^ имели четкий план относительно мобилизации кооперативной с" стсмы. Напротив, для них были характерны колебания и несогла сованность между центром и местными властями по отношению g кооперации. Хотя утверждалось, что <частица должна подчинять, ся целому>, большевики не могли избежать сложного процесса ус тановлення новой иерархии в том <океане разбушевавшейся борь. бы>, который представляла собой Советская Россия.

Советская власть вынужденно, но осознанно стала на путь <строгой рационализации> всего общественно-хозяйственного процесса. При этом принципиальное значение для нового государ, ства, вернее, для нового правительства, имело разрешение про до. вояылвенного вопроса. С начала 19(8 г. была установлена <продовольственная диктатура>, для чего была организована даже <продармия>. Направление продовольственной политики Советской власти более или менее определялось в общих чертах в резолюции Всероссийского продовольственного съезда 21 января 1918 г. и затем, еще яснее, с упорядочением центральной продовольственной власти декретами от 14 и 27 мая 1918 г. и др. Основным положением продовольственной политики провозглашалась незыблемость хлебной монополии. Иначе говоря, Советская власть сохраняла основной принцип продовольственной политики Временного правительства. На продовольственный фронт были брошены <лучшие партийные и советские кадры>. В качестве уполномоченных Совнаркома, чрезвычайных продовольственных комиссаров в различные районы страны направились бывший нарком продовольствия А.Г.Шлихтер, заместитель народного комиссара труда А.Г.Шляпников, народный комиссар по делам национальностей И.В.Сталин и др.'

Они предпочли второй вариант. Объективная обстановка требовала, по мнению большевиков, в первую очередь <рационализации дела распределения путем максимального использования существующих органов распределения и приспособления их деятельности к интересам классовой борьбы>.2 Несмотря на политическое недоверие к <буржуазным кооператорам> и подозрение их в <антиреволюпиоиной деятельности>, представители новой власти признавали, что кооперация, благодаря своему сильному аппарату .опыту и навыкам работников, может сыграть роль положи-

?

^льного фактора в разрешении злободневной проблемы. В 1918' [919 гг. кооперация, потерпев политическое поражение, демонстрировала свою живучеть и умение справляться с задачами государственного значения как организация экономическая. Уже в конце сентября 1918 г. в своем обращении ЦК РКП(б) оцепил кооперацию как <могучее средство по укреплению социалистического строя>.1 При этом, к концу 1918 г. большинство партийных и правительственных работников центра, и среди них В.И.Ленин и А.И. рыков, отмечали <отрицательные результаты> деятельности советских продовольственных органов.4 Таким образом, снует гол после революции лидеры большевиков, сравнивая советский распределительный и заготовительный аппарат с кооперативным, откровенно отдавали полное предпочтение последнему.

Практические соображения коммунистов <об использовании полностью общественных распределительных аппаратов вроде кооперативных организаций> (Рыков) было связано с более широким вопросом - строительством нового государства. Представители Советской власти, приверженцы инструментализма государства, без труда пришли к выводу, что <старые> специалисты и их организации являлись ценным наследием капитализма. На И Вссросий-ском съезде Советов народного хозяйства (19-27 декабря 1918 г.) В.И.Ленин сказал: <Нам нужны работники дела и дела, и мы должны привлечь их к работе и заставить их работать не хуже, чем они работали у Колупаевых и Разуваевых. Капитализм оставил нам крупнейших специалистов, которых мы должны непременно использовать в широких размерах>.5 Централизация экономической системы, достигнутая.в дооктябрьской России - система государственной монополии, централизация продовольственной системы, строгое соподчинение всей заготовительной агентуры страны и т.п. - оценивалась коммунистами как положительный результат деятельности дореволюционного государственного аппарата. Исходя из этого, советские продовольственные работники пришли к выводу, что лучший выход из положения можно найти в разумном сочетании <подчиненности заготовительных и распределительных органов контролю общественного представительства (продовольственных местных комитетов) плюс организации Министерства продовольствия>. Именно на такое <сочетание централизма и подконтрольности> были нацелены декреты от 13 и 27

мая.6 После появления этих декретов во главе всего дела снаб*^ ния встал Комиссариат продовольствия. Органы, до сих пор ^ давшие распределением всякого рода предметов первой необходи мости (Главтабак, Главкожа, Центросахар, Центрочай, Центров кстиль и пр.), теперь становились лишь отделами Комиссариат продовольствия. Тем самым яснее очерчивались функции и ВСНх как центрального учреждения, ведавшего организацией пронзвод ства (совместно с Комиссариатами торговли, промышленности и земледелия).7

Однако, вопреки ожиданиям продовольственных работников <разумное сочетание централизма и подконтрольности> не привело к ликвидации <хаоса> в строительстве местных продовольственных организаций. Причиной тому послужил комплекс факторов. Bo-первых, самостоятельность местных властных структур, я том числе, продовольственных органов. Деятели провинциальных продовольственных организаций часто руководствовались <не общественными, а узко-групповыми интересами> подчинялись чисто местным условиям, - все это превалировало над <соображениями государственного характера>. Уездные продорганы, по данным <Известий Народного Комиссариата по продовольствию>, обнаружили следующие <отрицательные результаты> своей деятельности: самочинные захваты вагонов с товарами, идущими в адрес другой губернии, отказы от выполнения государственных нарядов и заказов без мотивировки и объяснения причин, <борьбу с кооперативными организациями, доходящую до их ликвидации, использование в качестве распределительного органа не кооперации, а профессиональных организаций торгово-промышленных служащих.>1 Кроме того, малая продуктивность деятельности местных продорганов объяснялась недостатком подходящих работников и их частой сменой. <Автономность> советов в области продовольственной политики и, как следствие, двоевластие>, которые наблюдались на местах, привели к <полному бессилию> советских организаций в деле учета продовольствия и отчуждения избытков крестьянского производства. Местные советы довольно часто своеобразно интерпретировали декреты центра в свою пользу. Из-за этого <обычное явление> составляли такие действия, как <самовольные реквизиции, нарушение закона о хлебной и других монополиях>, взыскание процентов со стоимости продуктов и улер-

^ание их с поставщиков и тл. Продовольственные организации дольше прислушивались к требованиям местных советов, чем к аспоряжениям центра.9 При таких обстоятельствах нельзя было ^бежать напряженности в отношениях между отдельными местами органами Советской власти и кооперацией,

В деятельности комбедов также наблюдались <полный произвол и отчаянный хаос>. Они во многих местах вели ожесточенную борьбу с кооперативами. Комбеды и кооперация, призванные выполнять одни и те же задачи учета, заготовки и распределения продуктов и промышленных товаров, не могли не придти к столкновению. Однако, действия комбедов в общем не были регламентированы, и <все зависело от настроения комитетчиков>. Поэтому до взаимоотношениях комбедов и кооперации трудно было выявить какую-либо закономерность даже в пределах одного уезда>.10

Представители комбедов часто ликвидировали, а порой попросту громили крестьянские кооперативы, <пользуясь действительно всеми приемами ' .вгпих царских жандармов>. Особенно жестокими были гонения и преследования па почве взимания чрезвычайного налога. Из Воронежской губернии, по данным Комиссариата финансов, поступило сообщение, что местный исполком рассылал окладные листы с предупреждением, что <за невзнос налога к сроку будут приняты меры вплоть до расстрела>, А некий комбед доводил до сведения Комиссариата финансов, что <за невзнос налога он постановил расстрелять кулаков и спекулянтов>.11 По мнению инспектора по кооперации ВСНХ С.Л.Мильнера, <секрет полишинеля, что комбеды не только не отвечают своим целям и задачам, а наоборот, как будто существуют лишь только для того, чтобы возбудить в сердцах трудового крестьянства ненависть и злобу к рабоче-крестьянскому правительству>.12 Ю.Ларин, также подверждая факты <бесконтрольных и самоуправных бесчинств и хищений новоявленных большевиков>, утверждал, что они всячески саботировали решение центральной власти об упразднении комбедов и оггягивали его исполнение. В результате начался <разгром единственных массовых крестьянских организаций коопераций>.15

Вес это свидегсльствуют о том, что периферия еще не подчинялась пен гру, нссмо 1ря на большое количество циркуляров и лекретов. Центральная власть не пользовалась авторитетом. В св докладе С.Л.Мильнср привел пример действия Советской власти Перми. Она усердно национализировала не только отдельные требительскис общества и их союзы, но также и рабочие коонер4 тивы. Когда кооператоры указывали представителям на <грех раз рушения кооперативов> и ссылались на декреты и распоряжения Совнархоза и Совнаркома, представители власти отвечали бук валыю следующее: <Почему мы обязаны руководствоваться пир кулярами и декретами из центра? Ведь власть должна не из центра а от местных организаций, не местные организации должны еду! шаться центра, а, наоборот, центр должен подчиняться местным организациям...>14

К началу 1919 г. на местах такое отношение к центральной власти и ее директивам стало обычным делом. Это являлось негативным моментом в реализации тех мероприятий, сущность которых сводилась к <неуклонному проведению в жизнь хлебной монополии, государственному регулированию всего дела снабжения и замене частого капитала, доказавшего свою несостоятельность, кооперативным и государственным распределительным аппаратом и к передаче дела снабжения в руки трудящихся масс>.15 Советская властъ.сохраняя основной принцип продовольственной политики Временного правительства, т.е. монополию, смогла практически осуществить iy программу, которую последнее лишь декларировало. Но при этом проведению в жизнь полигики советского правительства сопутствовали, по словам Н.Д.Кондратьева, <разложение> деревни, пробуждение в массах крестьянства <чувства розни и склонности к доносительству>, кровавая борьба за хлеб.14 На вооруженное насилие деревня, наводненная вернувшимися после стихийной демобилизации осенью-зимой 1917-1918 г. солдатами, ответила вооруженным сопротивлением и целым рядом восстаний.

По мнению кооператоров, из-за деятельности реквизиционных отрядов и комбедов <трудовое крестьянство не видит нигде защиты своих интересов>, а <заверения советского правительства о доверии к среднему крестьянству не находят своего осуществления па деле>.17 В связи с этим стоит отметить, что принуждение как способ осуществления монополии было облечено в специфическую идеологическую форму. Борьбе за хлеб большевики придали свое-

05раэное истолкование, освещая се как одну из форм классово-поЛИ 1 ической борьбы. В результате, согласно Ленину, это вызвало ^рушение лела снабжения> и расстраивало <организацию тыла Советской республики>."

В конце 1918 начале 1919 гг. руководители кооперативного движения, несмотря на усиленную тенденцию к полному подчинению кооперации государственным органам, признали необходимость участия кооператоров в работе не только совнархозов, но и вообще правительственных учреждений. Уже декрет Совнаркома 0т 29 ноября 1918 г, <Об организации органов снабжения> оценивался как -резкий перелом в отношении Советской власти к кооперации> и <лучшее доказательство о перемене фронта по отношении к кооперациям>. СЛ.Мильнер писал, что <Совнарком четко и ясно выражает в этом декрете желание ликвидировать господствующий хаос и бессистемность в деле организации заготовки и распределения продуктов, покончить с анархическими вытупле-ниями местных властей>." Такая опенка была отнюдь не неожиданной, поскольку русские кооператоры все время поддерживали проведение в жизнь регулирования народного хозяйства в общегосударственном масштабе, Тем более, что, согласно данному декрету, в связи с возложением на кооперацию функции советских распределительных органов запрещалась национализация кооперативных лавок и складов, а уже ликвидированные кооперативы подлежали восстановлению.20

На заседании Ссльскосовста 24 декабря 1918 г. председатель правления Всероссийскою кооперативного товарищества но производству и сбыту кустарных и артельных товаров В.А.Псрелишин указывал, что контакт с правительственными учреждениями должен быть.21 Обсуждая в Ссльскосовете 4 февраля 1919 г. вопрос об участии в работе кооперативного комитета Наркомзема, Н.В. Крылов (представитель Союзкартофеля) утверждал, что необходимо <учесть то обстоятельство,что правительству без сельскохозяйственной кооперации обойтись невозможно>.г:

А.В.Чаянов настоятельно рекомендовал представителям сельскохозяйственных центров <пересмотреть свои отношения в сельскохозяйственной политике и перейти к активности>." Еще в середине февраля 1919 т. А.И.Чаянов выступил как сторонник тактики активною <программного давления> на Советскую власть. Всдущий теоретик и практик сельскохозяйственной кооперации ч>и

0 необхолимости <получить представительство во всех xoiajj ствепных органах Советской власти и оказывать всюду одн0о^ разное программное давление. Совегу необходимо в главках Петрах иметь своих работников>.24 Таким образом, кооператору признавая необходимость практического компромисса между Кй0' перацией и Советской властью, их сотрудничества в организации повседневной хозяйственной жизни, попытались добиться создд. ния необходимых для своей деятельности условий. Последними они считали сохранение кооперацией самостоятельности в хозяйственной деятельности. Именно с этих позиций выступила кооперативная делегация на переговорах с В.ИЛениным 13 ноября 1918 г, касавшихся судьбы, т.е. национализации. Московского народ, цого банка. Но главным предметом встречи был вопрос о принципах отношений между Советской властью и кооперативным движением. В конечном итоге, МНБ 2 декабря 1918 г. был-таки национализирован. Однако, его правление полным составом вошло в кооперативный отдел Центрального управления Народного банка РСФСР, который осуществлял кредитование кооперативных организаций." Этот компромисс сыграл весьма положительную роль для кооперации при переходе к НЭПу, в очень большой степени облегчив восстановление кредитной кооперации.

Большевики в резолюции VIII съезда РКП(б) <об отношении к среднему крестьянству>, признали что <кооперативные объединения крестьян ... должны находить со стороны государства широкую помощь, как финансовую, так и организационную>.36 И действительно, материальная поддержка со стороны Советской власти была единственным выходом в кризисном финансовом положении кооперации, которое сложилось после ликвидации частных банков и вытеснения торгового капитала к концу 1918 г. Особенно большие суммы выделялись правительством кооперативным центрам в конце 1918 - начале 1919 гг. в связи с заключением крупных договоров государства с кооперацией. Государственные кредиты к

1 января 1919 г, достигли 246 млн рублей.v Кооператоры, хотя вначале и отказывались от финансовой поддержки в какой бы то ни было форме со стороны <рабоче-крестьянского правительства>, с течением времени признали, что кооперативам пришлось работать преимущественно на государственные средства. XXIV Собр>' ние уполномоченных Центросоюза отмечало, что <огромные задания в деле продовольствия Центросоюз мог выполнить лишь благодаря авансам из государственных средств>.18 Однако, активная "оддержка Советской власти означала усиление зависимости коо рерамни от государства, что в итоге способствовало созданию предпосылок для превращения кооперативных организаций в разновидность государственного аппарата25

Результаты, достигнутые советским правительством в системе распределения в псриол <военного коммунизма>, как отмечал английский историк Э.Карр, можно объяснить его успехам в превращении кооперативного движения в основной инструмент своей политики.'0 Процесс привязки кооперативов к советской административной машине и использование Их для ликвидации недостатков этой системы ускорился под влиянием гражданской войны. С другой стороны, дискредитация левых эсеров и их изтттанне из Советов лишили кооперативы политической поддержки. Блз'одаря декрету от 21 ноября 1918 г. кооперативам более основательно и открыто, чем прежте, отводилась роль <аккредитованных проводников совегской политики>.31

Завершающим этапом превращения потребительской кооперации в аппарат распределения стало принятие декрета СНК <О потреби гслыжих коммунах> от 16 марта 1919 г,11 Согласно декрету, в городах и сельских местностях потребительские кооперативы лолжгм были быть объединены и реорганизованы в единые распределительные органы потребительские коммуны, охватывающие все население данной местности. Членство в пофебитс.чьских коммунах стало обязательным для каждого гражданина. Все коммуны, в свою очередь, должны были входить в губернские союзы, а последние объединялись пол руководством Наркомпрода, представит ели которого были членами правлений коммун, губсоюзов и Центросоюза. Хотя спустя три месяца само название <потребительская коммуна> было заменено старым, хорошо всем знакомым словосочетанием <потребительное общество>, сохранить кооперативный, самодеятельный характер в организации и работе нового аппарата распределения оказалось невозможным. Откликаясь на данный декрет, журнал <Союз потребителей> отмечал, что он является <плодом чисто советскою творчества>, и утвержда г <Но irycTb потребитель знает, что кооперация кончается там, где начи наетсн потребительская коммуна>.'3

Итак, юсуларственные организации окончательно подчинили потребительскую кооперацию. Причем, не только в деле распр^ лепия продовольствия, но и на политическом уровне, путем |<хц0 ставления нрава работать в руководящих opianax кооперации голько лицам, имеющим, сотласно Конституции РСФСР, право выбора в Советы, Дополнительно такое положение подкреплялось декретом от 3 апреля и постановлением Совнаркома от июля 1919 г. но которым в состав правления Центросоюза были введены Ю представителей Совнаркома и рабочей кооперации.14

Декрет от 20 марта 1919 г. уничтожил господствовавшую До тех пор 1 ' шлему договоров, которая помогала защищать интересы кооперации в ее хозяйственной деятельности. Снабжение населения совершалось ранее на основе передоверия Наркомпродом заготовки тех или иных ipynn продовольствия кооперации. Декрет аннулировал этот порядок, обязав кооперативный аппарат выполнять задания в порядке общего законодательного акта, общего плана государственного снабжения. Вся работа потребительской кооперации концентрировалась отныне исключительно па техническом выполнении заданий государства.

Однако, в разгар гражданской войны диктовать свою волю кооперативам для большевиков было делом исключительно деликатным. <Массовый, заведомо хороший кооперативный аппарат> на местах трал раньше и продолжал играть в то время роль законного органа снабжения. Именно кооперативы являлись одним из тех институтов, которые обеспечивали инфраструктуру для нового государст ва."Поэтому даже при наличии значительного большинства коммунистов в Центросоюзе процесс ассимиляции протекал медленно. Правда, в ноябре 1919 г. один из представителей Нар-комнрода заметил, что <теперь принципиальное различие между органами советскими и кооперативными отпадает>, так что <мы можем кооперацию считать чисто государственным аппаратом>.

Сельскохозяйственная и кустарно-промысловая кооперация, которая до начала 1920 г. сохраняла свой самодеятельный характер/также не могла остаться в стороне от процесса <огосударствления> После публикации декрета от 27 января 1920 г. <Об объединении всех видов кооперативных организаций>37 летом тою *е

,ода началась реорганизация сельскохозяйственной кооперации: ддя начала Сельскосоюз был превратен в центральную сельскохозяйственную секцию Центросоюза. Затем были созданы <ссльсск-цИи> в правлениях губернских и районных союзов потребкооперации. Объединение <низовой> сеги пало производиться в самом конце 1920 г. часть торгово-кредитных сельскохозяйственных кооперативов слилась с потребительскими обществами полностью или на правах отделений, часть распалась и прекратила свою деятельность. Однако в ряде районов объединение кооперативом разных систем не успело начаться до весны 1921 г. а кое-где продолжалось возникновение новых. На IX съезде РКП(б) председатель Центросоюза, меньшевик Хинчук, был принят в партию. А состоявшееся в июле 1920 г. заседание Всероссийского собрания уполномоченных Центросоюза одобрило постановление Совнаркома от 27 апреля 1920 г. об отстранении от исполнения обязанностей членов правления Центросоюза находившихся за границей деятелей русской кооперации А.М.Бсркснгсйма, В.Н.Зельгсйма, ti О. Ленской и др."

Таким образом, к концу гражданской войны кооперация оказалась, но выражению В. И.Ленина, <в состоянии чрезмерного задушения>." Большевикам удалось фактически завершить <политическое овладение кооперацией** В ходе огосударствления кооперация включилась в систему <военного коммунизма>, стала ее составной частью. Но в то же время судьба кооперации послужила доказательством гою, что обладание большевиками именно общественными институтами, общественными движениями, стоявшими близко к жизни населения, являлось необходимым условием для строительства нового государства. Дело в том, что, используя кооперацию как <лучший аппарат распределения>, коммунисты, захлестнутые <предположениями о непосредственном переходе к социалистическому строительству> в мелкокрестьянской стране, превращали кооперацию и кооператоров лишь в проводников государственной воли, в бюрократов. Олнако,тот факт, что формальная независимость кооперации сохранилась, в последующий период имел определенное значение,

2. Советская власть и кооперация в 1920-е годы

Кооперация есть разновидность государсщвешю^ капитализма, говорит аппотция, ссылаясь при into* на "Продналог' Ленина, в виду чего она не верит в во, можность использования кооперации, как OCHOQHO* юцепки для социалистического развития. Аппозиция здесь допускает грубейшую ошибку... Эта трактовка теперь уже недостаточна и превзойдена исщорце^ ибо с тех пор времена изменились, социалистическая промышленность у нас развилась, госкапитализм не привился в той степени, в какой это было желательно, а кооперация, охватывающая теперь более десяя,. ка миллионов членов, стала смыкаться с социалистической индустрией.>

И. В. Сталин. 1926

Это странная - чтобы не сказать больше -"теория"... провозглашает такой теше, что чем быстрее будут отмирать классы, тем больше будет обостряться классовая борьба, которая очевидно, разгорится самым ярким пламенем как раз тогда, когда никаких классов не будет!... У самых ворот социализма мы, очевидно, должны или открыть гражданскую войну, или подохнуть с голоду и лечь костьми.>

Н. И. Бухарин. 1929

К концу гражданской войны большевики были вынуждены искать новые пути в развитии экономической и политической системы <диктатуры пролетариата>, которая несмотря на победу над се противниками , оказалась в глубоком кризисе.

Главными задачами советского государства в новой обстановке стали реформирование хозяйственного механизма управления, переход от системы административного давления к экономическому соревнованию, укрепление права и законности и преодоление бюрократизации партийного и административного аппарата. При этом, однако, не исчезла идея о том, что <диктатура пролетариата> должна оставаться решающим фактором в определении направления развития и содержания социально-экономической и общественно-политической жизни страны.

Тем не менее, представители Советской власти вновь подтвер-чли необходимость сотрудничества с <буржуазными специалисв том числе, со <старыми кооператорами>, хотя по-преж-У испытывали недоверие к ним. Поэтому неопределенность и отИВорсчия в кооперативной политике Советской власти 1920-х были неслучайны. Судьба советской кооперации при НЭПе, Г0преки утверждениям некоторых современных историков и экономистов, была предопределена не столько большевистской идеологией, сколько нехваткой сил и умения со стороны компартии и светского государства для выполнения задачи социально-эконо-мйческого переустройства страны и особенно - деревни.

Тяжкое наследие прошлого. НЭП сплотил кооперацию всех ндов объединений в один центр (Центрсоюз), работавший но заданиям государственных органов и за счет государства. Декрет о натуральном продналоге (21 марта 1921 г.), допускавший отныне самостоятельный сбыт населением излишков сельскохозяйственных продуктов, дальнейшее развитие товарооборота, поставил на очередь вопрос о новой реорганизации кооперации. Уже X съезд РКП(б) (8-16 марта 1921 г.) отменил резолюцию IX партийного съезда о кооперации, заключавшую одобрение декрета от 27 января 1920 г.*1 Декрет СНК <О потребительской кооперации> от 7 апреля 1921 г/1 предоставил потребительской кооперации широкие возможности в заготовках, обмене излишков сельскохозяйственной продукции и кустарно-ремесленных изделий. Однако, при этом была сохранена обязательная приписка граждан к потребительской кооперации. Последняя по-прежнему должна была выполнять директивные задания государственных продовольственных органов. Согласно данному декрету, президиум ВЦИК мог вводить в состав правлений кооперативов своих представителей. Но вместе с тем, теперь власть допускала самостоятельность кооперации в ее сельскохозяйственных операциях, позволяла ей действовать на свой страх и риск, выполнять работы по обслуживанию организованных потребителей и по заданиям государства, но на началах хозяйственного расчета. Таким образом, декрет от 7 апреля 1921 г. стал первым шагом новой экономической политики навстречу кооперации, хотя этот документ вовсе не был свободен от идеологических и организационных постулатов периода <военного коммунизма>.41

Для кооперации как, прежде всего, хозяйственной организации, имело большое значение постановление ВЦИК от 10 июня

1921 г. <Об отмене предварительного контроля по отношен кооперации>.'*4 Оно установило новое положение кооперацИ() * отношению к государственному контролю в лице Рабоче-кресть "0 ской инспекции, которая не столько подолгу задерживала нач деятельности уже созданных кооперативов, но и просто претив ствовала их организации, создавая тем самым почву для бюр0Кра гичсской волокиты и произвола. Декрет СНК от 9 августа 1921 <Наказ СНК о проведении в жизнь начал новой экономической политики> разрешил возобновление кредитной кооперации4' августа 1921 г. был принят важный декрет ВЦИК и СНК <О сельскохозяйственной кооперации>, вновь выделивший ее из системы потребительской кооперации. Принцип свободного и явочного образования кооперативов получил подтверждение. Было объявлено, что для убеждения сельскохозяйственных кооперативных товариществ (артелей и их союзов), не выходящих за пределы губернских границ, не трубуется предварительного решения органов советской власти. Данный декрет подчеркивал, что все операции товарищества осуществляет за свой счет, на свой страх и риск, их средства составляются из вступительных взносов, паев и авансов членов товарищества, вкладов, займов у лиц и учреждений, начислений на себестоимость производимых операций и государственного кредитования.4*

Наконец, декрет СНК от 26 октября 1921 г. денационализировал принадлежавшее потребкооперации имущество.47 Советские промышленные органы обязывались предлагать свои товары в первую очередь Центрсоюзу или соответствующим кооперативам, и только в случае их отказа можно было направлять товары на свободный рынок,4* Главное значение данного декрета заключалось в том, что потребительская кооперация могла и должна была заново широко развить заготовительную деятельность, перестав быть только техническим распределительным аппаратом. Ей возвращалась хозяйственная инициатива и финансовая самостоятельность после периода государственного финансирования.

Таким образом, начался обратный процесс раскрепощения советской кооперации от воли государственных продоргано> и возвращения ее к самостоятельности. Затем, в конце 1923 г. произошла еще одна радикальная перемена, - от принудительное членства в кооперации к полной добровольности. Основное :ша-

uiic для кооперации как хозяйственной организации имел тог кя*Х. 4X0 от отньше вынуждена была вступить на путь первоначального накопления собственных средств.

Однако, дальнейшие шаги по перестройке работы кооперации

первые годы НЭПа встречались с большими трудностями из-за "зкести груза, оставленного периодом <военного коммунизма>. 0Н> не могла ерязу стать <мостом между городом и деревней>, не "0гла полностью удовлетворить потребности населения. Причини этому послужило, помимо объективных условий тою времени (остатки натурального хозяйства, голод 1921 г. и т. д.), то обстоятельство, что в предыдущий период государственные органы но-чТя целиком подчинили себе кооперативный аппарат. Из эпохи .военного коммунизма> потребкооперация вышла с громоздким шпаратом, разбухшим во время государственного финансирования, аппаратом приспособленным для механического распределения, но мало пригодным для широкой самодеятельной работы в новой обстановке.49 В связи с этим сам председатель Центросоюза Л.Хинчук позже отметил, что <Этот верхушечный аппарат при слабости живой первичной сети страдал многими недостатками бюрократизма и главкизма>.50

Эти недостатки кооперативных организаций, хотя и были менее заметны по сравнению с бюрократичностью и дороговизной услуг государственных хозяйственных органов, тем не менее сильно и больно повлияли на развитие кооперативного движения 1920-х годов. В добавление к этому, определенное <идеологическое пренебрежение> части инструкторов к торговым вопросам также оказало отрицательное воздействие на обновление кооперативов. Среди инструкторов культивировалось мнение, что -торговля это только печальная необходимость, которой приходится заниматься кооперации; суть же ее, якобы, не в этом.. а в ее культурных задачах, в ее объедикящем смысле и т.д.>4'

В результате, как это ни парадоксально, инструкторская работа в кооперативных организациях приобрела характер контрольно-инспекционной, а сами инструкторы-кооператоры легко Превращались в <полу-чиновников>

Из вышесказанного ясно, что перед советской кооперацией встали две важные задачи. Одна - создать разветвленную могучую сеть кооперативных организаций, где население могло бы самостоятельно проявить свою хозяйственную инициативу и уд0Вз] ворять свои потребности. Вторая - подготовить квалифицип ^ ные кадры, которые воссоздадут неразрывную связь экономи **" кого и общественного значения кооперативного движения. Но полненис этих задач было ограничено рамками государственц1' политики в области кооперации. 10ii

Янус <кооперативного протекционизма>. Расширение <свободы кооперации> в первый год НЭПа, по замыслу представителей Со ветской власти, должно было помочь найти выход из крайне тяжелого экономического кризиса, усугубленного неурожаем и голо дом на значительной части территории страны. Руководство <диктатуры пролетариата>, скорее всего, изучало кооперативную политику царского правительства начала 1890 годов и на этот раз последовало его примеру. Это косвенно подсверждала передовая статья газеты <Правда> от 1 июля 1921 г. <О сельскохозяйственной кооперации>: <Даже беглое ознакомление с состоянием крестьянского хозяйства заставляет во многом вспомнить девяностые годы, к которым нас вернули разрушения войны и последствия засухи. В это время одним из средств борьбы последствиями неурожая явилось, совершенно невольно для царского правительства с его обычными методами работы, кооперирование сельского населения. Только эта мера дала возможность рационально восполнить недостаток живого и мертвого инвентаря и поднять упавший творческих дух пострадавшего крестьянства>.52 Мобилизуя кооперативные организации для разрешения злободневной проблемы, коммунисты подчеркивали необходимость использования <разумных элементов> среди <старых кооператоров>. Автор вышеуказанной статьи писал, что <те элементы среди старой кооперации, которые обнаружили органическую способность понимать происходящее, должны быть всемерно поддержаны и использованы государством>." Спустя почти 5 месяцев в той же <Правде> была опубликована статья <Текущий момент и кооперация>. В ней говорилось следующее: <Мы много заимствуем здесь из старой кооперативной теории и практики... Мы не прочь воспользоваться дельными советами опытных кооператоров, дать им работу в строящейся кооперации. Это мы делаем потому, что того требует Д>в-пая житейская обстановка Советской Республики>.54 Именно исходя из таких мотивов XI Всероссийская конференция РКП(б) npefl' д0#ияа оказывать широкую поддержку всем видам кооперации, ([редоставив ей благоприятные возможности в деле заготовок и "язвития местной промышленности, а также обеспечить кооперации свободное распоряжение ее продуктами."

Таким образом, коммунисты разрешили кооперации превра-гяТься из распределительного аппарата Наркомнрода в сомоетоя-тельную хозяйственную организацию населения, действующую в условиях рынка и приспособленную к нему. Но предоставляя кооперации право на производство товарообмена, большевики утверждали необходимость всестороннего контроля ее деятельности со стороны государства.5* В решениях XI партконференции говорилось, что государство, опираясь на сосредоточенные в его руках <командные высоты>, должно обеспечить себе в кооперативных организациях <влияние, соответствующее представляемым им интересам трудящихся масс>.*'

Обеспечение <государственного влияния> на деятельность кооперативов являлось основным направлением кооперативной политики Советской власти 1920 годов. Это означало, что руководство последней подходило к вопросу об определении места и роли кооперации не только с экономической точки зрения, но и, прежде всего, с социально-политической, Поэтому оно с первого года НЭПа подчеркивало <политическую роль кооперации>. В письме ЦК РКП (б) от 9 мая J 921 г, отмечалось, что эта роль заключалась в объединении и организации миллионных масс населения, в преодолении мелкобуржуазной стихии и в борьбе со спекуляцией <путем противопоставления им общественных форм учета, контроля и ответственности>.5*

Государственная поли гика в области кооперации до середины 20-х годов характеризовалось в основном <кооперативным протекционизмом>. Предпосылка последнего: кооперация в СССР не Может быть ничем иным, как одним из органов советскою хозяйства, с ним органически связанным и ею обшим целям служащим. Кооперативная политика должна была соответствовать главному Направлению хозяйственного развития в целом, и кооперация, в свою очередь, была обязана отвечать экономическими результатами на требования со стороны юсорганов. Проводя данную политику, представители Советской власти стремились к такому развитию хозяйства, при котором росли бы его <социалистические

элементы>. По этому поводу в 1924 г. Ю.Ларин писал: <В н

условиях перед нами стоит задача так развернуть товарный'лг?

рот, чтобы он не просто разворачивался, но чтобы при этом к<

крепла наша советская опора в организации рынка, в связывании и

кого хоэяиствас государственным>.

Кооперативный протекционизм как экономическая поди-щщ советского государства, прежде всего опирался на <классовую сне тему обложения> торговли, мощным прессом давившую на част ную торговлю, на кооперацию, представлявнгую ряд серьезных на лотовых преимуществ, значительно снижавших ее накладные расходы. Из-за этой политики напряжение кредитного госаппарата - связи с поддержкой кооперации было достаточно велико, а госбюджет немало терял от налоговых льгот для кооперации и не ме-Eiee от сокращения поступлений от обложения частной торговли.60

Советские кооператоры, в свою очередь, отрицательно относились к утверждениям представителей власти, что кооперация в основном существовала <не за счет здорового хозяйственного развития, а за счег административного воздействия>. Как видно их доклада В.В.Сахарова 27 ноября 1924 г. <О взаимоотношениях рабочей кооперации и госпроммшленпости>, кооперативные работники придавали большее значение внутреннему органическому росту кооперативного движения, чем внешнему фактору в оживлении кооперации: <Административен воздействие не могло вызвать такого роста кооперативной или. Это могло произойти исключительно на основе органического укрепления и хозяйственного развития>,61

Однако, деятели советской кооперации, так же, как дореволюционные русские кооператоры, признавали, что кооперации нужно было предоставить некоторые льготы и преимущества перед частной торговлей.61 Среди кооператоров никто, казалось, не считал пока возможным поставить кооперацию в одинаковых условиях с частным капиталом. Кроме еще слабой конкурен шоспосо-бности кооперации, доводом для убежденноеT кооператоров служила и та мысль, что кооперация являлась не только сугубо экономической организацией для торговой деятельности, но и общественным институтом для подъема культурного уровня населения.

Враждебное отношение кооперации к частной торговле было фадиционпым, хотя послеоктябрьской революции оно получил"

^ и идеологическую окраску. Поэтому кооперативные работни-((И jie возражали против того, что большевистская партия и Совет-фос правительство сделали ставку на постепенное вытеснение частого посредника и на постепенное замещение кооперации не ^лько частной, но и, в некоторых сферах, государственной тор-POBJIH. Вообще, считалось естественным, что советская коонера-fSIJtt как и дореволюционная, должна вступать в борьбу со стихией рынка в интересах и при непосредственном участии кооперированных трудовых масс. Следует отметить, что именно боязнь росЛ удельного веса частной торговли в народнохозяйственной жизни страны послужила толчком к политике кооперативного протекционизма. К середине 1923 г. мелкая торговля была сосредоточена в руках частого капитала почти полностью, средняя - почти наполовину и лишь крупная - немногим менее четверти.63 В торговой сети, т.е. по количеству торговых предприятий, приоритет также принадлежал частному капиталу. В его руках находилось 99,4% всей сети мелкой торговли, 72,5% средней и 42,3% - крупной, тогда как в руках государственно-общественных организаций было соответственно: 0,6%, 27, 5% и 57,7%.м В таком положении дел представители госорсанов и кооперации не могли видеть <реальной угрозы> развитию госторговли и торговли кооперативных организаций: <Прежде всего, неоспоримо ясно, что развитие госу-дарсгвенно-обшествепного капитала отстает от развития частного капитала, что представляет вполне реальную угрозу, очевидно, на могущую быть устраненной путем фискально законодательных и административных мер, но лишь путем экономической борьбы, экономического сопротивления>"

Кооперативный протекционизм в значительной степени был способен создать видимость бурного роста оборотов кооперации. Но тем самым он нес с собой и опасность, ибо был склонен <затушевывать, закрывать от взора, и своими материальными средствами "приукрашивать" всякого рода органические дефекты, свойственные кооперации>.*6 С иденно-пояигической точки зрения немаловажный негативный аспект кооперативного протекционизма заключался в патернализме со стороны советскою государства. Его защитники, высоко оценивали регулирующую роль государства, Утверждали, что права последнего в отношении кооперации не могут быть ограничены лишь функцией <зашиты интересов третьих лиц>. <И само законодательство о кооперации, и государстве

экономическая политика в отношении кооперации должны 5**"

проникнуты определенной руководящей идеей не только сл" -

"Действия кооперации, но и воздействия на нее, охраны ее от лонных

уклонов, от перерождения в уродливые формы>.67 Такой угол зрр. ния фактически был оправданием вмешательства Советской вдас-ти во внутренние кооперативные дела, которое не могло не огра ничивать самодеятельность кооперативов, рамки экономического самоуправления активно кооперировавшегося населения. Имение в этом наблюдается сходство, если не преемственность, коопера. тивной политики советскою государства и париэма. Но первая отличалась четкой классовой линией по кадровым вопросам.

Итак, осуществляя переход к НЭПу, советское государство именно через кооперацию хотело оказывать преобразующее влияние на общества.no-экономические отношения миллионов мелких, распыленных по всей стране крестьянских хозяйств, хотело подчинить стихию внутреннего рынка своему организующему и регулирующему влиянию, Кооперация мелких производителей, по мнению большевиков, <становится в условиях пролетарской диктатуры огромным передаточным механизмом, помогающим социалистической индустрии вести за собой деревню - простых товаропроизводителей>.68

Перестройка работы кооперации сопровождалась политической и идеологической борьбой как с <левацкими тенденциями>,так и с попытками старых кооператоров отстоять самостоятельность и аполитичность кооперации. Борьба эта завершилась очередным компромиссом, который должен был обеспечить плодотворное сотрудничество советского государства со всеми силами кооперативного движения независимо от их прежней политической ориентации.6* Компартия, отстаивая принцип государственного руководства кооперацией, вместе с тем сумела привлечь к практической работе основную массу специалистов-кооператоров. Видные деятели кооперативного движения С Л.Маслов и А.В.Чаянов входили в состав высших органов кооперативного самоуправления, П.А.Садрын стал председателем правления Сельскосоюза. В то же время компартия направила в кооперацию ряд своих работников -Г.Н.Каминского, А.Я.Яковлева, С.С.Крутошинского и др.10

?

Сильная и слабая сторона классовой линии. Несмотря на (фльшое желание коммунистов уже в первые годы НЭПа <эавое-^ть кооперацию>, это оказалось нелегким делом. Это подтверж-дазот работы В.И.Ленина того периода, ряд партийных документе и данных, поступавших от местных органов Советской власти, большевики утверждали, что <прежде всего коммунисты> могут быть радетелями кооперации, <не за страх, а за совесть желающими работать в интересах крестьян и рабочих, желающими работать с Советской властью, а не мешать каждому шагу ее работе>.71 Но на деле обнаружилось <ослабление внимания к вопросу кооперативной работы со стороны руководящих парторганов на местах к в особенности в широкой массе членов партии>."

В 1922 г. В.И.Ленин несколько раз подчеркивал важное значение <делового анализа> и <изучения и оценки практического опыта> на местах, признавая, что <еще мы не изучили основательно действительных способностей нашего местного аппарата власти (способностей не причинять зла во имя благочестивого желания делать добро)>.75 Ленин предложил бросить <глупую коммунистическую игру в кооперации>, являвшуюся <главным источником комбюрократизма>.74 На самом деле, коммунисты не имели больших шансов на успешный розыгрыш <коммунистической карты> в кооперативных организациях, так как, во-первых, в сельскохозяйственной и промысловой кооперации еще занимали крепкие позиции другие социалистические партии, во-вторых, компартия была чужда крестьянству, которое рассматривало ее обычно как представительницу городской власти.

Иллюстрацией может служить следующий факт: на состоявшемся в августе 1921 г. Учредительном съезде Всероссийского союза сельскохозяйственной кооперации (Сельскосоюэа) среди 84 Делегатов с решающим голосом находилось 32 правых эсера, 25 кадетов и монархистов и лишь 2 коммуниста. Остальные делегаты были беспартийными." Съезд вновь собрал под знамена кооперации ее старые кадры - А.В.Чаянова, С.Л.Маслова, В.В.Хижнякова, П.А.Садрына, А.И.Зимина, В.В.Шера, А.Н.Жекулина и др. На нем были рассмотрены задачи кооперации в новых условиях, вопросы разграничения сфер деятельности различных видов кооперации и самый важный, острый вопрос - о взаимоотношениях кооперации и государственной власти. В такой обстановке оказать скольконибудь значительное влияние на ход съезда, на выработку его шений и выборы руководящих органов большевики, естествеи'>^ не могли. В результате были найдены компромиссные решени°" г с. в руководящие органы кооперации представителей Нарком^ ма войти большевики А.М.Лежава и П.А.Месяцев, и было прИня то решение о необходимости вести работу Союза сельскохозяй ственной кооперации в контакте с Наркомземом.7* Еще более ярКо выраженной самостоятельной направленностью отличался уЧре дительный съезд кустарно-промысловой кооперации, проходив [ний в ноябре 1921 г. Обвиняя участников съезда в нарушении советского законодательства, ВЦИК не утвердил выработанный на съезде устав и избранные им руководящие органы.

Большевиков растревожило то обстоятельство, что <буржуазия пыталась завоевать кооперативные организации, чтобы прев, ратить их в пла. ,.арм для борьбы с Советской властью и диктатурой пролетариата>.77 Представители старой кооперации и Советской власти, по сути дела, были вынуждены найти компромисс. Однако, естественно, он еще не устранял существовавших противоречий между двумя сторонами. Стоит отметить, что при таких условиях некоторые <буржуазные теоретики> и <старые кооператоры>, включая А.В.Чаянова и Н.Д.Кондратьева,попытались предложить Советской власти свою альтернативу развития народного хозяйства вообще и восстановления сельского хозяйства в частности. Этому был посвящен, например, проект А.В.Чаянова <Генеральный план НКЗ на 1921/22 г>Tи перспективный план Н.Д.Кондратьева по развитию сельского и лесного хозяйства (1923/24-1928/29 гг.).79

Итак, для большинства кооператоров одной из главных задач являлось установление нормальной деловой связи с правительственными органами, поскольку в хозяйственной области не было еще полной ясности во взаимоотношениях кооперации и государственных органов. Но правление Центросоюза во главе с Л.М Хи-нчуком проявляло инициативу в стремлении коммунистов к руководящим постам. По данным на осень 1921 г. коммунисты У*с с0' ставляли 59% в губернских правлениях совзов кооперации РСФСР и Украины.80 Однако, это не гарантировало успеха в деле руководства кооперацией в новых условиях. Нуждаясь в опытных кадра*, правление Центросоюза в январе 1922 г. обратилось даже к стар0' му правлению, находившемуся за рубежом, с предложением у<а"

^оватъ в работе Центросоюза. Но <буржуазные кооператоры> предложение не приняли.*1

Такая обстановка отразилась на резолюции XII конференции рКП(б)> где обращалось особое внимание на явно недостаточное сияние партии в промысловой и сельскохозяйственной коопераций, особенно в ее низовых организациях. В аппарате Сельскосою-зд весной 1924 г. всего 6,2% сотрудников были членами РКП(б).^ Среди ответственных работников Центра сельскохозяйственной кооперации насчитывалось в 2 раза меньше коммунистов, чем в потребкооперации. Нов руководстве правлений, ревизионных комиссий, советов сельскохозяйственных кооперативных объединений на долю коммунистов приходилось 45,2%.83 По данным на 1 октября 1924 г. в правлениях 47 кредитных товариществ Московской губернии было 21,7% членов партии.84

Число коммунистов в низовом деревенском кооперативном аппарате, по данным губкомов, укомов партии, губернских и районных советов за 1924 г. колебалось от 7 до 50%. Причем в большинстве районов этот процент не превышал 15-20. В Московской губернии их было 22%, в Смоленской ~ 12,3%, в Одесской (4 округа) 10, 7%, в Черниговской -17,6%, в Киевской - от 1,5% до 7%, в Алтайской 43%, в Северо-Западной области - 26,6%, в Белоруссии - 18,4%, в Херсонской губернии - 14%, в Семипалатинской губернии - 16,2%. В некоторых губерниях многие кооперативы вообще не имели коммунистов в своих правлениях.1*5 К 1928 г. ситуация с кадрами работников низовой сети сельскохозяйственной и потребительской кооперации существенно не изменилась. Во второй половине 1925 г. в низовых выборных органах сельскохозяйственной кооперации из общего количества выборных членов большевики составляли 14%, среди наемных работников процент их был совсем незначителен, 3%. В союзах состав партийцев был значительно выше, чем в низовой кооперации; среди выборных членов правлений большевиков было на 8% больше, чем беспартийных.'"'

В отношении состава областных, губернских и районных со Юзов потребкооперации интересно отметить следующее: по сравнению с октябрем 1924 г. состав коммунистов в правлениях понизился и соответственно повысился процент беспартийных. Это в значительной мере объяснялось <подтягиванием> работников из низов и выдвиженцев87 По результатам перевыборной кампании в

сельских потребобществах СССР в 1925-26 хозяйственном m составы правлений входило членов и кандидатов ВКП(б) - 17 j ВЛКСМ - 2,3% и беспартийных - 80,4%. В ревизионные коми * сельской потребкооперации было избрано: членов и кaнд^^лl|C,,,' ВКП(б) - 15%, ВЛКСМ - 5,5%, беспартийных - 79,5%и в состав правлений и ревкомиссий Старо-Оскольского райсоюза Курску [убернии входили: члены правления - партийных 14 чел. или 8% кандидатов в партию - 5 чел. или 3%, комсомольцев 2 чел. или 1%' беспартийных - 154 чел. или 88%; члены ревкомиссий: членов ЬКП(б) - 8 чел. или 5%, кандидатов 3 чел. или 2%, членов ВЛКСМ 4 чел. или 3%, беспартийных - 140 чел. или 90%.**

В рабочей кооперации дела обстояли лучше, но в ее руководящем органе коммунисты оставались в меньшинстве. По итогам перевыборной кампании 1926-27 г. в 69 организациях низовой сети рабочей кооперации места по партийной принадлежности уполномоченных распределялись так: членов ВКП(б) и ВЛКСМ - 47%, беспартийных - 53%, причем организаций с преобладающим составом лартийиев среди уполномоченных насчитывалось 28, а с преобладающим составом беспартийных - 32.90 Показательно, что даже в 1928 г. в правлениях Северо-Костромского райсоюза потребкооперации коммунисты составляли лишь 22% (в 1927 г. было 17%), и в составе ревизионных комиссий того же союза членов партии был 21% (в 1927 г. было 18%)

Итак, малочисленность деревенских парторганизаций, очень низкий процент членов РКП(б) в составе пайщиков, естественно, сдержинали процесс усиления партийного влияния в сельских кооперативных организациях. По данным Х1П нартсъезда в сельсоветах было 7% коммунистов, в исполкомах волостных советов 48%, в исполкомах уездных советов - 87% и в исполкомах губернских советов - 89%.и По данным Смоленского архива на каждые Ю сел приходился лишь один член РКП(б).и В общем, в местных советах ниже уездного уровня коммунисты оставались в меньшинстве. Как отмечал в 1923 г. Г.Е.Зиновьев, компартия в основном являлась городской партией, только что начавшей проникать в деревню.*4 В течение последующих 4-5 лет это положение существенно не изменилось. В 1927 г. в деревне жили лишь 27,5% членов компаргия, составлявшие 0,52% селъемн о населения.9*

В такой обстановке коммунистов не могла не заботить <из-^гная опасность воздействия со стороны буржуазных элементов 1а*.9* Однако, ли элементы, являясь специалистами именно в хозяйственной области, составляли наиболее грамотную часть со-доВа пленумов парткомов, без которых нельзя было обойтись. Кроме того, реальное соотношение сил в деревне мешало коммунистам претворять в жизнь их классовую политику. Например, сельсовет как государственный орган не только не пользовался авторитетом, но и не имел механизма контроля над деятельностью обшнпы. Последний сохранил автономию, тогда как сельсонег лишился даже права на собственный бюджет.91

В связи с этим стоит отметить.что в советской деревне 1920-х годов земельное общество, территориально объединявшее крестьянские дворы, представляло собой типичную крестьянскую общину. Оно осуществляло непосредственное управление землепользованием и регулирование поземельных отношений своих членов. Сход земельного общества обсуждал и утверждал договоры и торговые сделки с государством и кооперативными организациями, займы и ссуды в кредитных учреждениях.** Через сельские и волостные советы и другие организации государство осуществляло контроль над деятельностью земельных обществ. Но его эффективность была сомнительна, поскольку именно <мир> пользовался большим авторитетом и влиянием в среде крестьянства

Надо признать, что с социально-политической точки зрения Советская власть в течение 10 лет не достигла больших результатов в воздействии на образ жизни и менталитет сельских жителей В некотором смысле в жизни крестьянства роль и значение традиционной общины даже усилились*9 В советской деревне середины 1920~х годов существовало именно <двоевластие> формальная власть принадлежала сельсовету, реальная власть - общине, в которой роль бедноты была ничтожной.100

Община, вновь ожившая и окрепшая после Октябрьской революции, по-прежнему выступала как социальный институт, регулировавший внутреннюю жизнь крестьянского сообщества и его связи с внешним миром, хранитель и транслятор производственного и социального оныга, всех ценностей крестьянства. Она поглотила основную массу сельскохозяйственных земель (свыше *%о)-На первый взгляд, казалось бы, произошла <архаизация> социаль-

но-экоиомической структуры советской деревни. ' Она нахол выражение прежде всего в возрождении и активизации внутрИо^ шинных порядков, противостоящих агрикультурному ггрогпес Однако, из аграрной структуры уже были устранены помеишКи активные носители архаики, а лередовые крестьянв-середнЯци сталкиваясь с традиционными общинными порядками, стремились перестроить свое хозяйство на началах научной агрикультуры т Именно эта прослойка часто находила подходящее для себя Место в кооперативных организациях и стала стержнем кооперации.

Союзные я <дикие> кооперативы. Сложившиеся в первые годы НЭПа три центральных союза - Центросоюз, Сельскосоюэ и Все-копромсоюз - возглавляли основные кооперативные системы. Координацию их деятельности и взаимодействия осуществлял Центральный кооперативный совет (ЦКС). Названные организации фактически охва i ывали всю территорию страны, за исключением Украины, где с самого начала сложились свои особые республиканские союзы.

В процессе возобновления жизнедеятельности кооперации 1920-х годов первоначально наибольшее значение приобрела потребительская кооперация, которая охватила и городское, и сельское население. Специальная задача потребкооперации при НЭПе состояла в овладении торговлей предметами личного потребления, в вытеснении частника из товарооборота, в осуществлении смычки государственной промышленности с крестьянским рынком путем удовлетворения запросов крестьянского рынка.103 Реорганизация этой массовой кооперативной системы проходила постепенно, по мере восстановлении экономики и улучшения продовольственного положения, и завершилась введением в начале 1924 г. системы добровольного членства граждан в потребительской кооперации.104 С этого времени образование и работа потребительских обществ регулировались правовыми нормами, общими для всех кооперативных систем.

Но явочный порядок образования кооперативов вовсе ие означал, что государство отказывалось от руководства или от контроля в кооперативном строительстве. Во-первых, оно утверждало примерные уставы кооперативов и их союзов, во-вторых, оно регистрировало принятые уставы, могло потребовать внесения тех

иных изменений в них или вовсе отказать в регистрации этих документов, если содержание их противоречило законам.

Выгодность кооперативной торговли послужила основой быстрого роста потребительских обществ в деревне. Если в 1924 г. по СССР в целом насчитывалась 21 тыс. сельских потребительских обществ, а число их членов не превышало 3 млн человек, то в 1927 г. в составе 27,2 тыс. обществ было уже 9,8 млн членов,т.е. более трети крестьянских хозяйств. Однако торговая деятельность потребкооперации охватывала не только ее <членскую массу>, но и сельское население в целом." Потребительская кооперация была поставлена в положение основного посредника между государственной промышленностью н крестьянским хозяйством. Она стала основным торговым каналом, проводящим продукцию леткой промышленности в деревню, и выполняла задачу вытеснения и замещения частного торговца и скупщика. В 1926-27 гг. через потребкооперацию проходило более половины розничного сельского оборота (53-54%). Вместе с другими формами кооперации и государственной торговлей она добилась ограничения сферы частной торговли с 71,8% деревенского товарооборота в 1922 г. до 25,6% В 1926-27 гг.50*

С момента реорганизации потребительской кооперации на началах добровольного членства и перехода ее к исключительно торговым формам работы, для советской власти принципиальное значение приобрел вопрос о социальном составе кооперированных потребителей. По постановлению ЦИК и СНК <О потребительской кооперации> от 20 мая 1924 г. и согласно <Нормальному уставу потребительского общества>, членами общества могли стать <лишь 1раждапе, пользующиеся согласно Конституции республики избирательным правом в советы>.101 Однако, проведение в жизнь этой политики привело к нежелательному результату. Верхушечные слои деревни отныне исключались из участия в работе потребкооперации, что лишало ее возможности привлечения значительных средств, усиливая вместе с тем позиции частного торговца. Кроме того, политика эта, как выяснилось, противоречила реальному экономическому положению советской деревни, гак как в 1925-1926 гг. для крестьянских хозяйств пришлось расширить рамки использования наемного труда - одного из признаков для лишения избирательных нрав.

Поэтому для сельских потребительских обществ укаэанн правовая норма стала интерпретироваться в том смысле, что на" личие избирательных прав обязательно только для учредителей Членство в потребкооперации на селе исключалось для лишенных избирательных прав по политическим мотивам, для частных тор говпев и для ограниченных в правах судебными приговорами. Лишение же избирательных прав по причинам использования наем-ною труда и наличия нетрудовых доходов (кроме частной торговли) для лиц, занимающихся сельским хозяйством, перестало служить препятствием при вступлении в потребительские общества Правда, они не имели права избирать и быть избранными в органы управления общества, но в обсуждении и решении практических вопросов, включая утверждение планов и отчетов, распределение прибылей и т.п. участвовали наравне с другими членами общества.108

В то же время советские законы облегчали привлечение в кооперацию беднейших слоев населения. Важнейшую роль в этом сыграли созданные в 1926 г. специальные фонды кооперирования бедноты, которые формировались при низовых кооперативах, местных и центральных союзах путем отчисления от прибылей. Фонды использовались главным образом для оплаты вступительных и паевых взносов бедноты. К I октября 1926 г. размер фонда кооперирования бедноты в потребительской кооперации составил 7 млн руб. а к 1 октября 1927 г. достиг 10, 3 млн.'0* Но реализация этого курса оказалась также затруднительной. Первичные формы кооперации работали по преимуществу в сфере товарного и денежного обращения. Бедняцкое хозяйство являлось наименее товарным, оно едва обеспечивало прожиточный минимум крестьянской семьи. Напротив, зажиточные слои, прочно связанные с рынком, энергично стремились воспользоваться выгодами кооперативного кредита, снабжения и сбыта в интересах развития своего хозяйства. В 1927 г. в бедняцких группах членами потребкооперации являлись от 15 до 25 % хозяйств, в зажиточно-середняцких - 47,5%, а в кулацких 55,4%. В Сибири в потребкооперации состояло до 37% зажиточных и кулацких хозяйств, на Урале - 63-73%, на Северном Кавказе и на Украине - 51-60%."°

Бюрократизация кооперативных организаций и недоверие населения к кооперативам являлись главным препятствием для про-

зой

решения советской политики в области кооперации, которая считалась <прочным мостком>, вспушим мелкокрестьянскую страну к социализму."1 в середине 1920-х годов интерес крестьянской массы к кооперации в общем возрастал, но все же существовало еще и недоверие к ней, вызванное развалом прежней кооперации. Равнодушному отношению крестьян к кооперации способствовали сами коммунисты. В Воронежской губернии, например, обнаружился следующий факт: <В составе кооперации нет ни одного беспартийного крестьянина, все члены правления коммунисты и приказчики также коммунисты ... Нередко ячейка [РКП(б) - К.Ч.) использует средства кооперации на нужды ячейки, берет 5-10% оборота на из-бы-чнталыш...> Крестьяне говорили; <Коммунисты воруют>"2. Напротив, фоминский кооператив Тотомского уезда Вологодской губернии пользовался большим авторитетом среди крестьян. Он вытеснил <частного торговца> и обнаружил тенденцию дальнейшего роста. Интересно, что <правление этого кооператива гге беспартийное, председатель правления - учитель>. Партийный документ добавлял: <И таких примеров много>."3

Сельскосоюз, воз1 лавлявший всю систему сельскохозяйственной кооперации, в июне 1927 г. был преобразован во Всероссийский снабженческо-производственный союз, задачей которого стала организация снабжения крестьянских хозяйств машинами и орудиями, минеральными удобрениями и т.п. их рационального использования на путях производственного кооперирования трудящихся слоев деревни. Общее руководство работой осуществлялось теперь Союзом союзов сельскохозяйственной кооперации, созданным на Учредительном съезде 7-12 мая 1927 г.1"

Кооперативные товаропроизводящие каналы включали, как правило, три звена: товарищество - местный союз - центральный союз. С образованием районных центральных союзов наблюдалось резкое усиление их роли на всех уровнях хозяйственных связей. Однако, роль союзов в развитии кооперации 1920-х годов не выходила за рамки <обслуживания> первичных кооперативов, которые остались местным явлением, не выходящим за рамки местного хозяйственного оборота.1"

Результаты, достигнутые сельскохозяйственной кооперацией за короткий период ее возобновления, были признаны положительными к рялс партийных документов. Однако, большевики не могли не видеть <основных недостатков> в строительстве сельск хозяйственной кооперации. Во-первых, она до конца 1924 гола ватила крестьянские массы только отдельными гнездами н успод закрепиться лишь в отдельных областях сельскохозяйственного производства, преимущественно рыночных культур: специальных и технических, интенсивного животноводства и т.н. Около 85>/ крестьянских хозяйств еще осталось вне рядов сельскохозяйственной кооперации. Недостаточны были активность и самодеятельность крестьянства в кооперации. Особенно ничтожно было его материальное участие (паи, вклады, комиссионные операции и т.д.) Вторым основным недостатком состояния сельскохозяйственной кооперации являлась острая недостача собственных капиталов, слабое развитие вкладных операций и посреднических операций в области сбыта сельскохозяйственных продуктов."*

Далее, в качестве одной из важнейших организационных причин недостаточности успехов в кооперировании крестьянства коммунистами отмечался <неправильный подход> отдельных представителей местных советских и партийных органов к делу организации крестьянства, вследствие недостаточно последовательного и внимательного выполнения директив о добровольности, самодеятельности и непосредственной хозяйственной заинтересованности кооперирования населения. В докладе фракции РКП(б) центров сельскохозяйственной кооперации в ПК РКП СССР <Сельскохозяйственная кооперация СССР к началу 1924/1925 хозяйственного года> признавалось: <Многочисленные отучай перестроек кооперации извне.административное вмешательство в деятельность кооперативных организаций, назначенство, частая смена руководящего персонала, отсутствие доверия к личным качествам руководителей кооперативных организаций, отсутствие действительной деловой ответственности руководителей кооператива перед населением, - все эти причины продолжали тормозить до сих пор развитие сельскохозяйственной кооперации, подрывая в корне доверие к ней со стороны населения>.'"

Однако, широкое распространение <диких> кооперативов, как отметили В.П.Данилов и Р.Миллер, было наглядным свидетельством жизненности идей кооперативного движения, их проникновения в толщу крестьянских масс, проявлением крестьянской самодеятельности."* В массе своей <дикие> кооперативы, организаиионио не связанные с системой сельскохозяйственной кооперация, являлись вполне кооперативными организациями: они имели устав, выбирали правление, соблюдали членство и взимали членские взносы, были зарегистрированы в местном земельном отделе. Земельные органы осуществляли обычно и руководство такими кооперативами, а иногда финансировали их деятельность."9 Чаще всего они не торопились с оформлением членства в местном союзе лишь потому, что это было связано с обязанностью уплачивать определенные взносы, которые молодому объединению представлялись обременительными.

В то же время среди <диких> кооперативов было много организационно и хозяйственно слабых объединений, даже <ложных>, - с целью использования преимуществ и льгот, предоставленных кооперации Советской властью. Согласно определению газеты <Беднота> от 16 января 1927 г. <к числу лжекооперативов следует относить организации, которыми руководят предприниматели. Так называемые "артельщики" в таких кооперативах являются по существу не членами, а наемными рабочими. К лжекооперативам следует также отнести маленькие "семейные" организации. (Например, 7 членов артели, из них 3-4 - близкие родственники).>120 Кроме замкнутости кооператива, преобладания в его составе <элементов живущих на нетрудовые доходы или эксплуатирующих чужой труд с целью извлечения прибыли>, к признакам, характеризовавшим <лжекооперативы-, причислялись:<Относительно высокая норма обязательного паевого взноса, превышающая размеры, установленные в данной системе, преграждающие доступ в кооператив трудящемуся. Принадлежность оборудования одному из членов кооператива, дающая возможность использования выгод от работы кооператива одним лицом. Организация хозяйства кооператива на таких началах, при которых корма наемного труда превышает установлешгые размеры>.121 Советская власть, ставя задачу вовлечения стихийно возникших объединений в обпгую кооперативную систему, утверждала, что <мерами борьбы с лжекооперативами должны быть ликвидация этих организаций, а по отношению к кооперативам, имеющим лжекоонеративные уклоны, следует рекомендовать оздоровление кооперативов путем изживания этих уклонов>.'33

По данным Союза союзов сельскохозяйственной кооперац^ на I октября 1926 г. <диких* кооперативов насчитывалось 1790.3 товарищества из 66037 первичных объединений. К I октября 1937 г. группа <диких> сократилась по числу товариществ до 14767 (t 27, 1% до 18,6%) и по числу хозяйств в них до 620,1 тыс. (с 12,2% 6,1%)|2\ Но но данным Всекопромсоюза на январь 1927 г. из и тыс. промысловых кооперативов только 4005 были объединены союзом промысловой кооперации и Всскопромсоюзом, т.е. од трети промысловых кооперативов <одичали>, жили оторванно от всесоюзной промысловой кооперативной организации.114

Почему? Где причины такой <дикости>? По мнению представителей Всекопромсоюза, причиной тому было, прежде всего, то что некоторые промкооперативы находились вне района деятельности союзов промысловой кооперации. Другие кооперативы располагались слишком далеко от союза. Многие артели и кооперативы были очень слабы и бедны. Они даже не могли внести вступительный пай в союз. С другой стороны, и сами союзы очень слабо обслуживали низовые кооперативы как в хозяйственном, так и в организационном плане. Далее, <дикость> некоторых промкооперативов объяснялась и тем, что иногда государственные органы устанавливали связь непосредственно с кооперативами, минуя союзы.

Все это свидетельствовало о двояком характере результатов советской кооперативной политики,иесыотря на то, что к середине 1920-х годов сельскохозяйственная кооперация и другие ее виды стали значительным фактором в жизни советской деревни. В первые годы НЭПа советская власть поставила своей задачей восстановление сельского хозяйства, делая при этом акцент на желательность преобладания в кооперации середняцко-бедняцких слоев, ограничение и вытеснение кулачества. Если выполнение первой задачи оценивалось в общем положительно, то уровень достижения второй цели был неудовлетворительным. Это особо отметил в 1926 г. Отчет Гомельского губернского исполнительного комитета РК: <До сего времени в системе сельскохозяйственной кооперации не чувствовалось проведение классовой линии в работе. Обслуживание различных нужд крестьяства (ссуды, кредит, снабжение машинами и т.п.) не носило характера преимущественно и наибольшего обслуживания бедняцких элементов деревни; и зачастую всю сумму выгод от

более зажиточные крестьянские хозяйства>.11*

В такой обстановке XIV партконференция (апрель 1925 г.) поставила задачу систематической поддержки колхозов, определив ее как часть политики, направленной на подъем всех сфер сельскохозяйственного производства, и как противовес усиливавшемуся росту кулацких хозяйств. <Коллективизации сельского хоэяйства,-говорилось в ее решениях, - необходимо уделять большее внимание, чем это делалось до сих пор>.127 Важной вехой в развитии кооперативной политики стало постановление ЦК ВКП(б) <Об итогах совхозного и колхозного строительства> от 30 декабря 1926 г. В нем были определены основные направления дальнейшего развития и укрепления колхозов, новые перспективы колхозного движения. При этом подтверждалась незыблемость принципа добровольности колхозного строительства: <Какое бы то ни было принуждение при организации колхозов или искуственное формирование перехода простейших форм колхозов к более сложным формам неизбежно нанесли бы коллективному движению огромный вред и задержали бы его развитие>.12' Постановление это было одобрено XV партсъездом. Все его положения вошли в текст закона <О коллективных хозяйствах>, принятого ЦИК и СНК СССР 16 марта 1927 г.ш В апреле 1927 г. был создан Всероссийский союз коллективных хозяйств - Колхозцентр, который возглавил работу по производственному кооперированию крестьянских хозяйств.130

Широкая организация в 1926-1927 гг. простейших производственных товариществ привела к увеличению их обшей численности до 18555. В это число вошли 10347 машинных и машинно-тракторных товариществ, 3005 мелиоративных, 1880 животноводческих, 1734 семеноводческих и 1089 поселковых. В объединения вступили примерно 700 тыс. крестьянских хозяйств. В действительности число простейших производственных товариществ было намного больше, поскольку они составляли основную массу <диких> кооперативов - от 8 тыс. до 10 тыс, объединений и от 200 тыс. до 400 тыс. человек. Наконец, на 1 октября 1927 г. насчитывалось 1267 колхозов (ТОЗы, артели и коммуны), объединявших до 400 тыс. крестьянских дворов."1

Кооперирование к середине 1920-х годов в обшем укрепляло хозяйственную самостоятельность своих участников, снособствовала росту их производств. По материалам специального обследо вания <кооперативного развития> крестьянского хозяйства, проведенного НК РКИ СССР совместно с Сельскосоюзом в 1925 г. ц0 вееместно кооперированные хозяйства развивались быстрее и у^. пешиее по сравнению с остальной массой крестьянских хозяйств у кооперированных крестьянских хозяйств рост посевных площадей и масштабов товарно-денежных связей под влиянием кооперации в значительной степени ускорился. Характерно, что наиболее заметные сдвиги происходили в хозяйствах бедняков и маломощных середняков.131 Общий подъем кооперированных хозяйств, по мнению В.П. Данилова, являлся важнейшим компонентом процесса <осереднячивания> советской деревни.133 В конце 1920-х годов кооперирование машииоснабжения стало средством подтягивания бедноты до уровня среднего крестьянства.134

К середине 1920-х годов потребкооперация также стала значительным фактором в экономической жизни СССР. Она признавалась как основной товаропроводящий аппарат в стране. Начав свою работу в 1921 г. с капиталом в 80-90 млн руб. система потребительской кооперации к 1927 г. располагала оборотными ценностями в сумме, превышающей 1200 млн руб. т.е. за 6 лет оборотные фонды потребкооперации возросли в 15 раз.135 Уже в первой половине 1925-26 г. государственная и кооперативная торговля вместе заняли 73% товарооборота, кооперация же с 36,2% в 1924-25 г. поднялась до 40,8% посреднического оборота страны. По мнению А.Фишгендлера, <таким образом там, где в значительной степени происходит и определяется распределение национального дохода, т.е. в сфере обращения, кооперация занимает почти половину плацдарма>."6

Советская кооперация, так же, как и дореволюционная, должна была оправдать свое существование по двум линиям: как тортовый аппарат вообще и как организация, которая должна заключать в себе некий плюс, не свойственный ни частной, ни чисто государственной структурам. Именно курс на обществешгую деятельность являлся новым этапом в развитии кооперативного движения. Но уровень эгой деятельности к концу 1920-х годов существенно не поднялся, главным образом, из-за плачевного финансового положения низовой кооперативной сети. Кроме того, советская кооперация постоянно страдала от недостаточного на коп л е-

ния квалифицированной силы. Тем не менее, в середине 1920-х годов в целом ряде мест имелись и работали кооперативные кружки и уголки, которые являлись не только воспитателями кооперативного актива, но и источником новых сил общества. Так, в 192526 г. по приблизительным данным, работало 2300 кооперативных кружков и свыше 6000 кооперативных уголков. Кроме того, большую роль в деле организации актива сыграла печать. По данным за 1926 г. потребсистема имела 15 самостоятельных газет и 16 межкооперативных изданий, в которых она принимала участие; самостоятельных журналов имелось 28 и межкооперативных - 18; тираж всех изданий составлял 244200 оттисков. Подготовка и переподготовка деятельных работников проходили через различного рода кооперативные курсы и кружки заочного обучения. Так, по данным за 1925-26 г. в системе потребкоонерации было организовано 497 курсов с числом учащихся в 17918 человек и, кроме того, 4800 человек обучалось на заочных курсах Центросоюза.'31

В развитии самодеятельности населения положительную роль играла так называемая <многолавка>. Она являлась формой организации работы сельских потребительских обществ, связанной с необходимостью обслуживания одним обществом нескольких сел и деревень. Первоначальная форма организации потребкооперации (одно сельское общество - одна лавка) в середине 1920-х годов стала заменяться более совершенной многолавочной формой (2-5 лавок на одно сельское общество), обеспечиваюцей более тесную связь кооперативной работы с крестьянским хозяйством. В среде советских кооператоров сначала распространилось мнение о преимуществе однолавки как общественной организации. Оно основывалось на том соображении, что в однолавке, вся жизнь и деятельность которой проходит на глазах у пайщиков, пайщику легче найти приложение своим хозяйским правам, чем в многолавке, которая вследствие своей громоздкости неизбежно отрывается от пайщиков и вырождается в бюрократический, казенный торговый аппарат. Однако, такое положение не только не подтверждалось фактами, но и прямо противоречило им.В статье <Многолавка как общественная организация и как торговое предприятие> И.Цишо-ватов, считавший, что самодеятельность населения проявляется в кооперировании и в паевом участи населения, ушерждал: <Фактром, вызывающим кооперативную деятельность населения, внцц ется не столько потребительское общество, сколько его лавка>.13*

Революции сверху - государство поглотило общество. Несмот ря на определенные достижения и потенциальные возможности дальнейшего развития кооперативного движения, оно, по мнению коммунистов, служило основой для расширения эксплуататорских устремлений со стороны предпринимательских элементов в кооперации по отношению к некооперированной части крестьянских хозяйств. О связи с этим, представители Советской власти рассматривали кооперацию как непосредственную арену столкновения противоборствующих сил эпохи, т.е. борьбы между социализмом и капитализмом. В связи с этим стоит отметить, что объединенный пленум ЦК и ЦКК (июль-август 1927 г.) ввел понятие зажиточно-кулацкие слои деревни>.140 С этого времени <крепкий> середняк приравнивался к кулаку. С другой стороны, во второй половине 1920-х годов перед руководством советского государства остро встал вопрос о накоплении средств для индустриализации. В этой связи среди других ставился вопрос о мобилизации свободных средств населения через кредитные и кооперативные учреждения.

XV партконференция (октябрь-ноябрь 1926 г.) отметила, что <основной предпосылкой успеха социалистического строительства является упрочение хозяйственной гегемонии крупной социалистической промышленности и, в первую очередь, ее ведущая и социалистически преобразующая роль по отношению к крестьянскому хозяйству>.'*1 При этом конференция, констатируя рост сельскохозяйственной кооперации и <успехи в развитии коллективных хозяйств>1*2, подтвердила, что стратегия кооперативного строительства остается основой роста производительных сил в деревне.

На XV партсъезде (декабрь 1927 г.) наметилось определенное стремление к преодолению <анархии рынка> и к <усилению планового действия на крестьянское хозяйство>.143

В.М.Молотов особо выделял задачу организации <крупного обобществленного хозяйства> путем массового кооперирования -*как в сфере обмена, так все больше и в сфере производства>.1*4 В решениях говорилось о <наступлении на кулака>, которое должно было осуществляться путем поддержки кооперации и проведением ^правильной внутрикооперативной политики>.145 Тем не менее, съезд, утверждая <постепенный переход распыленных крестьянских хозяйств на рельсы крупного производства>, категорически высказался против каких бы то ни было мер административного воздействия и принуждения по отношению к крестьянству. В его решениях подчеркивалось, что переход к крупному коллективному хозяйству <может происходить только при согласии па это со стороны трудящихся крестьян>.

Однако, скоро выяснилось, что советское руководство и партийные работники, исключая Н.И.Бухарина и его единомышленников, рассматривали переход сельского хозяйства на путь крупного обобществленного производства как средство решения хлебной проблемы в возможно более короткие сроки, а не как самостоятельную задачу социалистического переустройства общества.147 Государственный и кооперативный аппараты были фактически признаны непригодными для обеспечения нормального функционирования хлебозаготовительной системы: считалось пелесо-образным вмешательство партии в заготовительное дело. 1'аким образом, наметился сдвиг в сторону унификации загот овйтсльной системы и сквозного госконтроля за се функционированием, Делался очередной шаг навстречу огосударствлению кооперации.

Как известно, ренсния XV съезда ВКП(б) стали истолковываться как курс на коллективизацию. После этого сьезда компартия широко развернула массовое кооперирование деревни. Летом 1928 г. под руководством ЦК партии была проведена массовая проверка и чистка кооперативных организаций от <враждебных и классово-чуждых элементов*. С осени 1929 г. развитие доколхоз-ных форм сельскохозяйственной кооперации было прервано.149 Основное значение при этом имел тот факт, что кооперативное производство в сельском хозяйстве мыслилось и строилось по модели организации этого процесса на крупном промышленном предприятии. С этим было связано отрицание, так называемых, малых экономических форм, прежде всего крестьянских хозяйств и связанных с ними кооперативных организаций. Важно отметить, что вместе с тем было отброшено значение кооперации как общественного института.

Такое положение, однако, являлось фактически реализацией взглядов <левацкого> крыла начала 1920-х п. Например, Л.Троцкий уже в 1923 г. когда только начался процесс оживления коопераиии, утверждал, что она лишь временный инструмент <соццалк стического накопления>: <Кооперация в условиях рагюче-кресть-янскою режима является - должна стать - основным способом связанного с этим социалистического накопления. Кооперация а нынешних условиях должна помочь государственной промышленности установить живую органическую связь с потребностями народного хозяйства.. обеспечить плановый, т.е. правильный, систематический приток всех видов сырья к промышленности и всех продуктов промышленности к населению. Это есть путь преодоления рынка и НЭПа со всеми ею уродствами и опасностями>.'50

Левая оппозиция, предложившая изъять средства из кооперации в пользу индустриализации считала, что нельзя допускать такую <роскошь>, как самостоятельное накопление кооперации. К середине 1920-х годов идеи социалистического переустройства деревни еще не преобладали над политикой восстановления и подъема крестьянского хозяйства. Идея <поголовного кооперирования> крестьянских хозяйств, особенно на региональном уровне, еще не совпадала с <чисто социалистическим> идеалом коллективною землепользования. Но с 1927 г. принцип классовости занял лидирующее положение и в политике реорганизации крестьянских хозяйств, и в политике кооперирования. Понятия <коллективизации> и <кооперации> здесь смешивались и особой разницы между ними не проводилось. И, следовательно, начинала набирать темпы политика усиленной финансовой поддержки колхозов.111

Но в это время уже обнаружились отрицательные результаты государственной политики по отношению к крестьянству. В частности, решение об одностороннем снижении цен на сельскохозяйственные продукты в 1926 г. повредило промышленности, зависящей от поставок сельскохозяйственного сырья. Затем, свертывание частной торговли с 1927 г. привело к затруднению товарообмена между городом и деревней и, тем самым, к кризису снабжения, а в конечном счете, к кризису всею народного хозяйства. Предпринятые весной 1928 г. <чрезычайные меры> были, по мнению Ш.Мер-ля, диаметрально противоположны как экономическим законам, так и интересам населения, хотя объем зато тонок после конфискации торговых запасов и возрос, но следствием принудительных мер стал кризис снабжения, зчк как государство не могло ирганиэовать пропитания населения, которое до этого похрывалось за счет местных рынков.151

Руководство компартии и советского государства хотело компенсировать свои ошибки в экономической политике активизацией <классовой борьбы> в деревне, превратившейся в борьбу против частных крестьянских хозяйств как таковых. <Кулаки> и относительно зажиточный слой крестьянства стали козлами отпущения, А ведь именно они были теми крестьянами, которых осенью 1924 г. власть, выдвинув лозунг <лицом к деревне>, призывала расширять хозяйства.

Коллективизация конца 1920-х - начала 1930-х годов была волюнтаристской попыткой руководства страны покрыть неудачи социально-экономической политики. Как утверждают некоторые зарубежные ученые, она была трагедией не только для крестьянства, но и для народного хозяйства в целом даже с чисто экономической точки зрения.153 Но с политической точки зрения, она без сомнения, проложила дорогу для создания такого режима, на основе которого государство поглотило общее гво,

1) конце 1929 г начале 1930 г. окончательно был взят курс на революцию сверху> (ноябрьский пленум ЦКВКП(б) 1929 г. выступления И.В.Сталина 3 ноября и 27 декабря 1927 г. и постановления ЦК ВКП(б) от 5 и 30 января 1930 г.). Произошел <великий перелом>. Провозглашение курса на <сплошную коллективизацию>, применение насилия и репрессий к нежелающим вегупать в колхозы вызвали решительное сопротивление середняцкой и зажиточной части деревни. Сталинская политика в деревне поставила страну на грань ноной гражданской войны, которая зимой-весной 1930 г. фактически уже развернулась.154

Постановлением НКЗ СССР <О реорганизации системы сельскохозяйственной кооперации> от 1 февраля 1931 г. было решено к I марта ликвидировать Союз союзов и в течение марта провести ликвидацию союзных, республиканских, краевых и областных союзов. Одновременно свертывалась и низовая есть кооперации. Постановлением советского правительства от 11 марта 1931 г. решения Н КЗ СССР были подтверждены.1'5

Уже в начале апреля 1930 г. в закрытом письме ЦК ВКП(б) оценивал ситуацию как начало крестьянской войны: <Поступившие в феврале месяце в ЦК сведения о массовых выступлениях крестьян в ЦЧО, на Украине, в Казахстане, Сибири, Московски области вскрыли положение, которое нельзя назвать иначе как уг рожающим. Если бы не были тогда немедленно приняты меры против искривлений партлииии, мы имели бы теперь широкую волну повстанческих крестьянских выстушгений, добрая половина наших "низовых* работников была бы перебита крестьянами, было бы подорвано колхозное строительство и было бы поставлено под угрозу наше внутреннее и внешнее положение>.1*6

Боязнь повторения <грозной весны> 1930 г. заставила руководство государственной власти принять меры, так или иначе сти-мулируащие вступление крестьян в колхозы. Но политика <ликвидации кулачества как класса>, провозглашенная Сталиным еще в ноябре 1929 г. на конференции аграрников-марксистов,151 не могла не привести к массовым протестам крестьянства, вплоть до вооруженных выступлений. В ряде районов возникали вооруженные отряды, на борьбу с которыми посылались части Красной Армии и войска ОГПУ. Иногда отряды восставших достигали нескольких сот человек, вооруженных огнестрельным и холодным оружием, Повстанцы, имея <свои комитеты>, часто предъявляли <политические требования>.158 Подавляющее большинство крестьян, в том числе и значительная часть бедняков, не хотело вступать в колхозы, видя в них <новое закрепощение>.1W

С социо-политической точки зрения особо важно отметить, что в ходе очередного огосударствления кооперации и <тихой> крестьянской войны в начале 1930-х годов, как отметил М.Левин, <появился зародыш всемогущей государственно-бюрократической монополии>.160 Органы государственной власти и широко разветвленная сеть ее чиновников пронизывали всю экономическую сферу. Рыночные отношения и гражданское общество кратковременного периода НЭПа были разрушены. И тем самым были созданы условия для перехода власти от узкой группки людей, которые не справились с происходящим, к личному деспотизму, сталинскому

варианту <аграрного деспотизма>, подавившему прежних сопра-161

вителси и всю страну.

Созданию такого режима послужили пржде всего <чрезвычайные органы>, которые обычно применили <ударные методы> для решения нопросов. И.В.Сталин уже в речи на апрельском (1929 г.) пленуме ЦК апеллируя к военно-коммунистической> идеологии, зычайный мер* для того, чтобы <сломить сопротивление кулачества>, <взять у него максимально хлебные излишки>, <обойтись без импорта хлеба и сохранить валюту ли развития индустрии>.1*2 Сталин, его окружение и часть выдвиженцев считали, что именно военные методы, которые дали триумфальную победу в гражданской войне, будут столь же эффективны в <сплошной коллективизации> н <сверхнндустриалнэации>. Уже в конце 1929 г. явочным порядком, по инициативе местных партийных и советских органов, стали образовываться <тройки> в составе первого секретаря РК партии, председителя райисполкома и начальника местного органа ГПУ. Постановление ЦИК и СНК СССР <О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством> от 1 февраля 1930 г. наделило местные органы власти чревычайными полномочиями и, но существу, легализовало репрессивную практику <троек>.165 В 1930 г. известным экономистам Н.Д.Кондратьеву, А.В.Чаянову и были предъявлены обвинения в создании, якобы, подпольной <Трудовой крестьянской партии>.

В октябре 1932 г. были созданы чревычайные комиссии, действовавшие в основных зерновых районах страны; первую из них возглавил В.М.Молотов, вторую - Л.М.Каганович.164 Последний применил на Кубани такую меру, как поголовное выселение (депортацию) всех жителей станиц, участвующих в <саботаже>, на Север и заселение <освободившихся> территорий колхозниками с Севера и демобилизованными красноармейцами.165

7 августа 1932 г. было издано постановление ЦИК и СНК <Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности>, в соответствии с которым расхитители общественной собственности объявлялись <врагами народа>. 22 августа 1932 г. было принято постановление <О борьбе со спекуляцией>, предусматривавшее за <спекуляцию> продуктами сельского хозяйства и промтоварами лишение свободы на срок от S до 10 лет без применения амнистии, В декабре того же года был введен особый паспортный режим, который ограничивал свободу передвижения крестьян. Как известно, он действовал до начала 1960-х Годов.

С другой стороны, за годы коллективизации свыше Ю w"

166 "Ли

крестьян пополнили ряды рабочего класса ради *сверхиндустри

ализации>. А результатом массового <раскулачивания* стало соз

дание огромной армии бесплатной рабочей силы (заключенных ц

спецпоселенцев).

В верхнем эшелоне ЦК также происходили изменения в соотношении сил. В апреле 1929 г. Н.И.Бухарин и М.П.Томский, которые занимали позицию, противоположную политике Сталина, были сняты с занимаемых постов в <Правде>, Коминтерне и ВЦСПС Один из решающих этапов процесса <сталинизации> Политбюро как хозяина советского государства завершился в 1930 г. так называемым <Делом Сырцова-Ломинадзе> и снятием с постов председателя СНК и СТО СССР, члена Политбюро А.И.Рыкова. <Дело Сырцова-Ломинадзе> было направлено против тех сторонников Сталина, которые, поддержав его в борьбе с оппозицией, претендовали на относительную самостоятельность, право критического отношения к сталинской <генеральной линии>.167 Это означала окончательный отказ от всяческой альтернативы развития народного хозяйства и общества в пользу сталинизма.

Таким образом, в начале 1930-х годов, точнее, в процессе коллективизации, практически сформировался мощный, строго централизованный идейно-политический аппарат принуждения и страха, который и был использован Сталиным как оружие для установления и укрепления его <личного деспотизма>. Непомерно разбухший госаппарат поглотил все проявления общественной инициативы и, наконец, государство стало отождествлять себя с обществом.

ПРИМЕЧАНИЯ Введение

' Левин М.Л. Историческое познание и российский кризис //Куда идет Россия" М. 1994. С. 282.

'См.: Горшков М.К. Гражданское общество в России: проблемы и парадоксы становления //Становление институтов гражданского общества: Россия и международный опыт. М,, 1995. С.7.

' Гражданское общество, по выражению одного автора, <одновременно и цель, и средство общественного развития, неизбежная историческая необходимость. Его формирование обеспечивает перспективы общественного развития, демократический процесс, социальную и экономическую стабилизацию общественного порядка, исполнение законов,- все то, оеч чего невозможно создание правового государства>. Кравченко И.И, Спасение государства верховный закон. '/Политология на российском фоне. М. 1993. С. 166.

' См.: Cohen J.L. and Агаш A. Civil Society and Political Theory. Cambridge MA &

London, 1992; Keane J. Civil Society and the State. London, 1988. 'См.: Златопольский A.A. Дмитриев Ю.А. Гражданин и власть. М.,19°<4. С. 5, 'Лукашева Е.А. Социальное государство и защита прав граждан в условиях рыночных отношений //Социальное государство и защита прав человека М" 1994. С. 5.

7 См.: Меркулов А.В. Издания Центросоюза за 25 лет (1898-1923). Систематический указатель. М,, 1924; Гриценко И.Ф. Меркулов А.В Систематический указатель русской литературы по кооперации, 1856-1924. М,, 1925.

' Первый периодический печатный орган, посвященный проблемам кооперации возник в 1902 году. С этого времени самостоятельные издания, представляющие кооперацию, стали появляться В большом количестве, и уже со времени февральской революции 1917 г. русская кооперация насчитывала до 40 своих журналов. А к маю 1918 году в России насчитывалось 125 изданий по вопросам кооперации самого различного направления II Меркулов А.В. Вопросы кооперативного движения в России. Пг. 1918 С.216.

' Макаров Н. Основные вопросы кооперативной идеологии // Вестник МОСКО, 1919, J* SC. 3.

0 АнцыферовА.И. Очерки по кооперации, М. 1912. С.82.

1 Прокопович С.Н. Кооперативное движение в России. Его теория и практика. М. 1913. С. 453.

Николаев А.А. Теория и практика кооперативного движения. Вып. 2. М , 1909. С. 208-210.

13 Евдокимов А.А. Кооперативный сбыт продуктов сельского хозяйства в России. Харьков, 1911. С. 83-84.

'* См.: Второй Всероссийский съезд по кооперации в г.Киеве. Киев, 1913. С.4-5.

" Туган-Барановский М.И. К лучшему будущему. СПб. 1912, С. 134-135. '* Вестник кооперации, 1911, - 5. С. 59.

17 Чаянов А.В. Основные идеи и формы организации крестьянской кооперации //Чаянов А.В. Избранные произведения. М. 1989. С. 290.

" См.: Прокопович СИ. Указ. соч. С. 382; Тотомшищ В.Ф. Кооперация в России. Прага, 1922. С. 159-160.

'* Веселое СВ. Кооперация и советская власть: период "военного коммунизма" // Вопросы истории, 1991, - 9-10. С. 25.

м См. Селунскал В.М. Разработка В.И. Лениным кооперативного ппаи Вопросы истории КПСС, I960, 1* 2. С. 118. "* "

" Xeocmoea Л.Б. Советская Кооптация и общественное сознание Коестк ства во второй половине 20-х годов (историографический обзор) // я ник МГУ (Сер. 8. История). 1982, - 1. С. 24. *гг~

JJ Балабанов М.С. История рабочей кооперации в России, М. 1925; Динщ рев В- Коммунисты н кооперация при капитализме, Л. 1927: Целаариус В ВКП(б) н кооперация. Харьков, 1928; Дмитренко В.П.. Морозов А.ф. гудин В.И. Партия и кооперация. М. 1978.

" См.: Корелин AM. Сельскохозяйственный кредит в России в конце XIX -начале XX в. М. 1988; Чеховская Н.Н. Московский Народный банк и его ролъ в развитии кооперации в России. Дисс. на со иск уч. степ, канд. ист наук. М , 1988; Кабанов В.В. Октябрьская революция н кооперация. М 1973; Данилов В.П. Советская доколхозная деревня: социальная структура социальные отношения М , 1979.

" Болотова Е.Ю. Создание общекооперативного законодательства в дореволюционной России (конец XJX в. - 1917 г.). Дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист наук. М. 1991. Веселое СВ. Ук>ч. соч.

'* Вайровская СВ. I'jnb земских учреждении в развитии кооперации в Bono-юлской губернии начала XX века //Кооперация. Страницы истории. М. 1991. С. 48-62, Корелин А.П Земства и мелкий кредит //Кооперация. Страницы истории. М. 1994. С.2Э-38.

" Бунин А.О. Борьба кооперативных н государстве иных начал в организации кредитования деревни и ее влияние на судьбу НЭПа //НЭП. Приобретения Н потери. М. 1994. C.203-2J5.

'' Давыдов А.Ю. Свободная кооперация в России (до октября 1917 г.) // Вопросы истории, 1996, Nfr 1. С.24-38; Донников С.Д. Кооперативный идеал в России начала XX века //Кооперация. Страницы историй. М. 1994. С.39-68; Иншаков О.В. Тараканов В.В, Теория сбытовой сельскохозяйственной кооперации в экономической мысли России начала XX века //Кооперация. Страницы истории. М. 1993. С. 63-86; Козлова Е.Н. Развитие кооперации в России н ее роль в обновлении страны, 1906-1917 гг. //Кооперация. Страницы истории. М ,1993. С.27-47; Фаин Л.Е. Отечественная кооперация. Исторический опыт. Иваново, 1994; Фигуровская И.К Некоторые исторические уроки развития кооперации в России конца XIX - начала XX века //Кооперация. Страницы истории. М.,1993. С.1-26; и др.

!* См,: Файн Л.Е. Советская кооперация в тисках командно-административной системы (20-е годы) //Вопросы истории, 1994, - 9, С, 35-46; Кабанов ВВ. Судьбы кооперации в Советской России: проблемы, нсторисирафия //Кооперативный план: иллюзии и действительность, М. 1995. С. 6-31.

" Подробнее об этом см.: Данилов ВП. Современная российская историография: в чем выход из кризиса //Новая и новейшая исторня,1993, 6, C.95-I0I

к См.: Lewin М. Russian Peasants and Soviet Power, New York, 197S (First ed.

1968); Carr EH. <$ Davies R.W. Foundations of a Planned Economy, 1926-1929.

Vol, one, part II. London, 1978 (First ed. 1969); Мерль Hi Аграрный рынок и

новая экономическая политика, 1925-1928 гг. Вена, 1981, " Saliman С L. "Consumer Societies and the Consumer Cooperative Movement in

Riwsia, Ш7-1917> Ph.I) dissertaion submitted to The Univcrsitv ol Michigan

2.10

Soviet Studies, Vol. XXII, No. 2 (April, 197S).

I Kolsonis Y. < Agricultural Cooperations and the Agrarian Question in Russia, 18611914>. Pb.D dissertation tubmined to Columbia University. 1994.

ЧАСТЫ Гляшл I

1 Хейсин M.Jl. История кооперации в России. Л. 1926. С. 29-30. 'Также. С. 17-19.

' Прокопович СИ. Кооперативное движение в России. М. 1913. С. 111. 4 Тотомианц В.Ф. Кооперация в России. Прага, 1922. С. 20.

* См.: Огановский А.П. Аграрный вопрос и кооперация. М , 1917. С 48-49; Меркулов А.В. Исторический очерк потребительской кооперации. М ,1917 С. 102-103; Хейсин МЛ. Исторический очерк кооперации в России. Пг.,1918. C.I56-I58.

' Домников С Д. Кооперативный идеал в России начала XX века //Кооперация. Странииы истории. М. 1994. С. 45. ' Мослов С.С. Трудовые земледельческие артели: их значение, история, их организация и устав. Ярославль, 1918.

I Щербина Ф.А. Очерки южно-русских артелей и общинно-артельных форм. Одесса, 1881. С. 126, 128.

* Там же. С. 128. '"Там же.

" Слобожанин М. Новью построения в идеологии и теории кооиератнзма-артелъности. Пг. 1919. С. 29.

II Там же.

'* Евдокимов А.А. Обновление культуры. М. 1918. С. 14. 14 Слобожанин U. Указ. соч. С.29. " Там же. С. 66.

'* Тотомианц В.Ф. Основы кооперации. Берлин, 1923. С. 7,

II Он же. Кооперация в России. СП. " Он же. Основы кооперации. С. 30.

" Он же. Теория кооперации. М. 1918. С. 95-97. " Он же. Кооперация в России. С. 21.

11 <Кооперация осуществляет не только самопомощь и взаимопомощь, но и взаимную ответственность н солидарность> // Он же. Основы кооперации.

С. 62.

" Он же. Кооперация в России. С. 19. " Он же. Основы кооперации. С. 49. "Тамже. С. 52-53. " Там же. С. 56. " Там же. С. 54.

" Тотомианц В.Ф. Кооперация в России. С. 157. " Там же. С. 150, 160-161.

п Данилов В.П. Рукопись. 1964. С. 10-11. //Личный архив В,П.Данилова. w Прокопович С. И. Кооперативное движение в России Его теория и практика. Изд. 2-е. М. 1918. С, 381-382. 11 Там же. С. 30-31. ц Там же. С. 29-10.

11 Прокопович СИ. История кооперации в России. М , 1903. С. 214, м Он же. Кооперативное движение в России. 1913. С. 30-31.

'* Тотамиащ В.Ф. Основы кооперации. С.8,

15 Туган-Баранонгкий М.И. Социальные основы кооперации. Им >. ^ 1919, С. 2. М-

" Прокопович СЛ. Кооперативные товарищества и их классифика>

M..19I9.C.26. ц"а'

"Там же. С 12-13; Он же. Кооперативное движение в России. С. 16-17 ** Он же. Кооперативные товарищества и их классификация. С. 7-8. " Он же. Кооперативное движение в России. М. 1913. С. 15-16. " Там же С. 30. "Тамже. С. II, 137.

" Он же. Кооперативное движение в России. 2-е изд. С. 22, 98-105, 121-122. " Туган-Барановский М.И. Предисловие к первому изданию //Социальныеосновы кооперации. 3-е изд. М. 1919. С. IV-V. "Там же. С, 63, 75.

44 Кондратьев Н.Д. Михаил Иванович Ту! ан-Баранове кий- гт.Г| )923. С 102 " Там же. С.35-40.

" Бузочникова Л А.. Сорвана Г.Н.. Субботина Т.П. Тугаи-Баранове кий М.И. и его книга <Социальные основы кооперации> //Туган-Барановский М.И. Социальные основ- кооперации. М. 1989. С .9.

" Ленин В И. Поли. собр. соч. Т. 3. С. 339. Он также ссылался на новые сведения о народничестве, приведенные в <Русской фабрике>: <Зародыши, зачатки народничества были, конечно, не только в 60-х годах, но и в 40-х и даже еще раньше>. Там же Т. 2. С. 130.

" Кондратьев Н.Д. Указ. соч. С. 46-48.

" Там же. С. 45.

^Туган-Барановский М.И. Социальные основы кооперации. Иэд.З-е. М.,1919.

С. 61 " Там же. С. 75. м Там же. С. 64. и Там же. С. 67. " Там же. С. 2.

" Ту гак- Барановский М.И. Теоретические основы марксизма. Изд. 3-е. СПб.,

1906. С. 115-116, 121,226-229. " Туган-Барановский М.И. Социальные основы кооперации, С. 29, "Там же. С. 25. w Там же. С. 63 " Там же. С. 467. а Там же. С. 466-470.

" Тугаи Барановский М.И. Русская революция и социализм Пг. 1917. С.27-28. н Он же. Социальные основы кооперации. С. 323. " Он же. К лучшему будущему. С. 136. "Там же. С. 134-135.

" Туган-Барановский М И. Теоретические основы марксизма. С. 109. м Туган-Барановский М.И. Социальные основы кооперации. С. 62. и Он же. Социализм как положительное учение. С. 82. T Он же. Русская революция и социализм- С. 13-14, 11 Там же. С. 21.

п Туган-Барановский М.И. Социальные основы кооперации. С. 486,495.

" Там же. С. 504.

" Там же. С. 486,490-491.

" Поссе В А. Основы кооперативного движения. Пг. 1916. С. 34-35.

* Т>м же.

" Там же. С. 37.

" Поссе В.А. Идеалы кооперации. Пг. 1918. С. И.

* Он же. Основы кооперативного движения. С. 67. 10 Там же.

" Там же. С. 37.

° См.: Поссе В.4- Кооперация и коммунизм. Пг. 1918.

и Пажитнов К А. Основы кооператива. 2-е изд. М. 1917. С. 171.

м Там же. С. 37.

и Там же. С. 121.

"Там же. С. 135.

17 Там же. С. 38.

" Это уже отмечал редактор книги К.А.Пажитнов> "Основы кооператкзиа"

См.: От издательства. С. 3. " Там же. С. 169.

ГдямН

1 Об зтом пишет английский социолог Т.Шанин в статье <Наследие А.В.Чаянова.' положение теория, ошибочные толкования и современная теория развития> //Вестник сельскохозяйственной науки, 1989, - 2. С. 148-159. 1 Чаянов А.В. Крестьянское хозяйство. М. 1989' <А.А.Никонов заинтересовало Чаяновым в начале 50-х годов. Он увидел в трудах ... такую глубину мысли и настолько плодотворные перспективы, что сразу же стал беэоговорчным и горячим его сторонником* НБаллзин В.И. Профессор Александр Чаянов. М.,1990, с.6. Историк Виктор Данилов также в конце 50-х - середине 60-х гг. затронул вопрос о чаяновской концепции крестьянского хозяйства и сельскохозяйственной кооперации н в своей кандидатской диссертации (1957 г.), и в неопубликованной рукописи (1964 г.).

4 Chayanov А. V. The Theory of Peasant Economy. (Eds) Tkorner D.Kerblay B. and Smith HE F. Homewood. Illinois: Irwin,1966; Cbayaoov A.V. on the Theory of Peasant Economy. Edited and introduced by Thorner D" Kerbley B. and Smith. R.E.F. Second edition, with an additional foreword by Skanin T. Madison, Wisconsin, 1986; Manchester, 1987, Basiie Kerblay. in Theodor Shanin (bd) Peasants and Peasants Societies. London, Penguin Books, 1971; Mark Hanision n View of tbe Agrarian Question and iu Fundamental Fallacy- The Journal of Peasant Studies, vol 6. No.4, 1979; Durren-berger EP and Tannenbaum N.

' Кабанов ВВ. Александр Васильевич Чаянов //Вопросы истории, 1988, Hi 6; Он же. Школа А.В.Чаянова, или организационно-производственное направление русской экономической мысли //История СССР, 1990, /Ф.6; Он же. А.В Чаянов в кооперативном движении ('Чаянов Л .В. Основные идея формы организации сельскохозяйственной кооперации, м.,1991; Севом! {?'В Сочетание форм кооперации в учении А.В.Чаянова и кооперативное строительство в СССР //Вестник сельскохозяйственной науки, 1988 11(387); Матусевич В.А. Идеи А.В.Чаянова о развитии сельскохозяйствен-мой кооперации и их воплощение в наши дли //Вестник сельскохозяйственной науки, 1988, - 12(388); Балязин В.Н. Профессор Александр Чаянов М ,1990; Фигуровская Н.К. Глаголев А.И. Давыдов ЮС. Учение А.В Чаянова о сельскохозяйственной кооперации //Чаянов А.В. Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации. М.,1991, Danilov У. ^Introduction: Alexander Chayaoov ш a Theoretican of Ibe Cooperative Movement* In Alexander Chayaoov, The Theory of Peasant Cooperatives, London. New York: Taurij.. I.В & Co Ltd, 1991; Домникав С. Мировоззрение А.В.Чаянова Лисе, на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. М. 1994.

' Чаянов А В. Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации. М. 1991. С. 66.

' Там же. С. 68.

* Чаянов А.В Кооперация в сельском хозяйстве Италии. М-, 1909. Фигуровская Н.К. I лаголев A.M. Давыдов Ю.С Учение А.В.Чаянова о сельскохозяйственной кооперации //Чаянов А.В. Основные клен и формы организации сельскохозяйственной кооперации. С. 21-64.

10 Название направлг мя, впервые употребленное > 1916-1918 гг. Н.П Макаровым, не всех устраивало. По А.В.Чаянову, это <не совсем удачное наименование>, и сам он употреблял слова <статистическое организанионно-агроиомнческое изучение>. См.: Чаянов А.В. Крестьянское хозяйово. М ,1989. С.196, 20S; Макаров Н.П. Крестьянское хозяйство и его эволюция Т.1. М. 1920.

" Чаянов А.В Указ. соч. С 196.

" Там же С. 197.

'1 Мелкое земледелие и его основные нужды. СПб. 1907; Basil е КегЫау . In: A.V.Chayanov. The Theory of Peasant Economy, Illinois: Irwin, 1966, p. XXIX.

'* Косинский В А К аграрному вопросу. Одесса, 1906. T.l. C.I67; Basil* КегЫау. Op cit. P. XXIX.

" Чаянов А.В. К вопросу теории аекапиталистическю систем хозяйства // Крестьянское хозяйство. С. ! 14-HS.

14 Чаянов А.В. Крестьянское хозяйство. М. 1989. С. 199-200.

" Там же. С. 198-199.

" Кабанов В.В. Школа Л.В.Чаянова, или организациоино-проиэ водсшсшич'

направление русегой экономической мысли. С. 90,9$. " В феврале 1921 г. В И.Лспин предложил включить А.В.Чаянова в состав

Госплана. В 1923-24 п Чаянов, Челиниея. Макаров и др. были привлечены

к рабо гс Зсмнлана.

м Чаянов А.В. Основные идеи и ijxjpMU ор/анизацни сельскохозяисшснЧ''!!

кооперашш. С 70. п Там же. С. 71-72 1! Там же. С. 70.

" Чаянов ..В. Крестьянское кошплно С. 439. " Там же. С. 116 " Там же. С. 142.

м Он употребляет этот термин наряду со следующими, имеющими то же значение: <семейное хозяйство>, <трудовое хозяйство> и <трудовое семейное хозяйство>.

"Тамже. С. 115.

**Тамже. С. 202-203.

** Там же. С. 250.

w Там же. С. 120.

" Там же, С. 203.

и Чаянов А В. Основные идеи... С. 72-73.

u Там же. С. 111; Он же. Оптимальные размеры сельскохозяйственных предприятий. М.,1924. С,34. Проблема оптимизации размеров земледельческих сельскохозяйственных предприятий, основанных на наемном труде, разработана А В. Чаяновым в 1922 т. При этом он отмечал, что в отношении трудовых семейных крестьянских хозяйств вопрос оптимизации решатся иначе, чем для хозяйств, основанных на наемном труде, а именно путем расщепления организационного плана хозяйства на отдельные отрасли и выделения их за рамки хозяйства, объединения путем кооперирования тех отраслей, организационный оптимум которых лежит за пределами одной* хозяйства. См.: Он же. Оптимальные размеры земледельческих хознйет //Груды высшего семинария сельскохозяйственной экономии и политики при Петровской сельскохозяйственной академии. М , 1922. Выи 7. С. 5-Н2.

м Там же. С. 112.

" Чаянов А.В. выделял четыре процесса, присущие каждому земледельческому производству: 1) механические процессы, связанные с земельным пространством; 2) биологические процессы растениеводетва и животноводства; 3) механические процессы первичной переработки получаемою сырья; 4) хозяйственные операции, связывающие хозяйство с внешним миром. Он же. Основные идеи... С. 111.

и Там же. С. 114.

" Чаянов А.В. Краткий курс кооперации. Изд. 3-е. М. 1925. С. 9. " Он же. Что такое aj-рарный вопрос" М. 1917. С. 14. "Тамже. С. 10-11.

40 Чаяно* А.В. Трудовые земледельческие артели или ннтральная сельскохозяйственная кооперация // Вестник сельскою хозяйства, 1919, ЛЬ 1-4, С 12-14; J* 5-6. С.7-8

" Он же. Основные идеи... С. 88; Он же. Крестьянское хозяйство. С. 439. ° Он же, Что такое аграрный вопрос? С. 37. 4* Он же. Основные идеи... С. 378, 383-384.

44 Чаянов А.В. Местные комбинаты по первичной переработке сельскохозяйственных продуктов //Сельское хозяйство на путях восстановления М. 1925. С. 732-752. Эта статья позже была опубликована А.В.Чаяновым в Германии на немецком языке иод названием: <Народнохозяйственное значение сельскохозяйственной кооперации>.

41 Чаянов А.В. Основные идеи... С. 269-271, 242. * Он же. Краткий курс кооперации. СИ.

4' <Строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности на средства производства, при классовой победе пролетариата над буржуазией, - это есть строй социализма>. Ленин В.И. Поли. собр. соч. 5-е изд. Т 45. С 373.

" Кодзима С адат Концепция А.В.Чаянова о кооперативной жоллектнвнз*.

пин> (1927 г. )... С. 58, 61; Danilov V. Introduction: Alexander Cbayanov aj t

Theoretical) of the Cooperative Movement. P. ХХХИ1. " Об этом см. главу Ш. " Чаянов А.В. Основные идеи... С. 86. " Он же. Краткий курс кооперации. С. 36. " Он же. Основные идеи... С, 194, 1> Там же. С. 81.

" Серова Е.В Сочетание форм кооперации... С. 78-80. " Чаянов А.В Основные идеи... С. 84.

4 Кондратьев Н.Д. Производство и сбыт масличных семян в связи с интересами крестьянского хозяйства. М. 1919. С. 173. '" Чаянов Л. В. Основные идеи... С. 413

п Кодзима Садаму. К характеристике научных работ... С. 362-364.

Чаянов А.В. Государственный коллективизм и крестьянская кооперация //

Кооперативная жизнь, 1920, - 1-2. ** Он же. Что такое аграрный вопрос? С. 8.

ГлатмШ

' НЭП: приобретения н потерн. (Отв. ред. В П Дмитренко) М. 1994. С. 4; Фаин Л.Е. Советская кооперация в тисках командно-административной системы (20-е годы) ft Вопросы истории, 1994, "9-10. С. 35.

' Файк Л.Е. История разработки В. И. Лениным кооперативного плана. М.,

1970. С. 4.

' Погудим В И. Путь советского крестьянства ж социализму. М. 1975. С. 229.

* Селунская В.М. Разработка В И. Лениным кооперативного плана // Вопросы истории КПСС. 1960, 2. С. 99; Фавн Л.Е. Опыт кооперативного строительств> в первые годы Советской власти и его значение в разработке В.И.Лениным кооперативного плана (1917-1923гг). Автореферат днес. на со иск уч. степ. докт. ист. Наук. М. 1971. С. 1.

' Кабанов ВВ. Октябрьская революция и кооперация (1917 г.-март 19)9 г.). М. 1973. С. 75.

* Селунская ВМ. Указ. соч. с. 100; Погудин В.И. Указ, соч. с. 232, 237; Голиков В.А. Важнейший этап развития сельскохозяйственной кооперации в

СССР (1921-1929 гг.). М, 1963. С. 4-5. ' Селунская В.М. Указ. соч. С. 118.

' X<остова Л.Б. Советская кооперация и общественное сознание крестьянства во второй половине 20-х годов (историографический обзор) //Вестник МГУ Сер. 8. История, 1982. - I. С. 24.

' Для нас представляет большой интерес высказывание В.А.Голикова, связанное с вопросом эволюции взглядов В.И.Ленина. В то время, как большинство историков считали, что основные положения и выводы я области кооперации были сформулированы В.И.Лениным после Октябрьской революции, он, критикуя это мнение как "ошибочное утверждал, что уже в нескольких ленинских "Записках", относящихся к началу XX в. нашли свое место многие положения и мысли Ленинского "кооперативного плана" //Голиков В.А. Указ. соч С. 29 10 Булатов ИГ. Борьба компартии за развитие кооперативного движения в СССР (1921-1929 п.). Пенза. 196!, с. 69; Селунская В.М. Указ. соч. С. 104, 112, 116.

11 Can EH

11 bewin M Russian Peasants amd Soviet Power. K.Y.: W.W.Norton & Company Inc. l975(First ed. 1968), p.64.

11 CarrKH. A Davies Я W. Op. cit, p.921.

14 Miller R.F. -SDoviet Agricultural Policy in the Twenties: The Failure of Cooperation. Soviet Studies, Vol. XXII, No. 2 (April 1975) p-225.

11 Мерль III Аграрный рынок и новая экономическая политика, 1925-1928 гг. Вена. 1981. Реферат. С. 10-11.

14 lih Lars Т. -Political Testament of Lenin and Btutbarin and the Meaning of NEP>. Slavic Review, No SO, No 2 (Summer 1991), p. 241, 244, 245.

17 Дзвис P. Советская экономическая реформа в исторической перспективе //НЭП: приобретения и потерн. С. 12-13,

" От главной редакции. //Кооперативно-колхозное строительство в СССР, 1917-1922. (Отв. ред. В.ПДанилов), М. 1990. С.З.

" Веселое СВ. Кооперация и Советская власть: период <военного коммунизма*. С. 25.

**Там же С. 34-35.

11 Бунин А.О. Борьба кооперативных и государственных начал в организации кредитования деревни и ее влияние на судьбу НЭПа //НЭП; приобретения и потери. С. 214.

" Кабанов В.В. Пути и бездорожье аграрного развития России в XX вехе //

Вопросы истории, 1993, J4 2. С, 43. " Там же. С. 45.

14 Фаин ЛЕ Советская кооперация в тисках командно-административной системы (20-е годы). С. 45. "Там же. С. 39-40.

14 Маркс К. Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2-е. Т. 27. М. 1956. С. 524. " Маркс К. Энгельс Ф. Соч. Т. 7. С. 73. " Там же. Т. 3. С. 369

w Там же. Т, 26. Ч. III. С. 522; Т. 19. С. 200. Т. 20. С. 274.

" Там же. Т. 17. С. 636.

" Там же. Т. 16. С. 9

" Там же. С. 199-200.

" Там же.

м Там же.

"Тамже. С.10.

м Там же. Т, 36. С. 360.

" Там же. Т. 22. С. 523.

u Маркс К. Капитал. Том 1. Ки. 1: Процесс производства капитала. М. 1967. С. 346-347.

" <...Капиталистическая частная собственность есть первое отрицание индивидуальной частной собственности, основанной на собственном труде. Но капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отрицание. Это - отрицание отрицания. Оно восстанавливает не частную собственность, а индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры: на основе кооперации и общего владения землей и производственным самим трудом средствами производства>. Там же. С. 773.

"Там же С. 337.

4' Там же. С. 347.

" Маркс К. Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 18. С. 542.

" Там же. С. 543

" Там же. С. 544-546.

" Там же. Т. 35, с. 136-137.

"Ленин В.И. Поян. Собр. Соч. 2-е изд. Т. 7. С. 161; Т. 36. С. 161.

" Там же. Т. 4. С. 112.

" Там же. Т. 26. С. 72,

"Там же. Т. П. С. 369.

ю Там же. Т. 19. С. 311.

" Там же. Т.П. С. 370; Т. 19. С. 352.

"Там же. Т. 21. С. 135.

1! Там же. Т. 19. С. 310-311.

" Там же. Т. 37. С. 202,

" Там же. Т. 37. С. 205-206.

14 <Возьмем потребительные общества... Есть ли это taMocroягельные" организации" Это зависит от точки зрения. Для социал-демократов действительно самостоятельны только проникнутые социал-демократическим духом рабочие общества, и не только проникнутые "духом" но и связанные с с -д. тая 1ески, политически путем ли вхождения в с.-д. партию или путем примыкания к ней>. //Ленин В.И. Интеллигентские воители против господства интеллигенции. (30 марта 1907 г.). Поли. Собр. Соч. Т.15. С. 173; <Все общество должно превратиться в единый кооператив трудящихся. Ни о какой независимости отдельных групп не может и не должно быть речи>. //Ленин В.И. Речь на III съезде рабочей кооперации 9 декабря 1918 г. Поли. Собр. Соч. Т. 37. С. 346.

" Там же. Т. 37, С. 230.

" Там же. Т. 40. С. 102.

" Там же. С. 103.

40 Там же. Т. 37. С. 413.

11 Об этом Ленин писал: <Политическое недоверие приводит к тому, что нельзя давать несоветскнм людям политически ответственных постов... Отказ использовать их для дела управления и строительства есть величайшая глуность, несущая величайший нрсд коммунизму> // Маленькая картина для выяснения больших вопросов. (Конец 1918 начало 1919 гг.). Там же С. 410

а Там же. Т.43. С. 6S.

я Там же. Т. 43. С. 333-334.

и Там же. С. 382

" Там же. С. 226.

* Там же. Т. 11. С. 369.

17 Там же. Т.37. С.206. Также см.: Т.36. С.16|-162;Т.38. С. 100; Т 40, С.102-103. м Там же. Т. 45. С. 372-373.

''Кооперативно-колхозное строительство в СССР. 1923-1927. М. 1991. С. 4. T Ленин В.И Поли. Собр. Соч. Т. 54. С. 195. 71 Там же. Т. 45. С. 375. п Там же. Т. 36. С. 185. "Там же. С, 191.

м Бухарин НИ. Экономика переходною периода //Проблемы теории и практики социализма. М. 1989. Гл. IV, VI. " Там же. С. 122.

H Lih LT. Political Testament of Lenin and Bukharin and tbe Meaning of NEP" Slavic

Revew Vol 50, No. 2 (Summer 1991), p.246-252. " Syxapuu Н.И. Новый курс экономической политики. (1921) НБухарин НИ.

Избранные произведения. М. 1988. С. 29. " Там же. С. 25

" Он же. Заметки экономиста. (1928). Указ. соч. С. 399. *" Он же. О новой экономической политике и наших задачах. (1925). Указ соч. С. 145.

" Он же. Новый курс экономической политики. Указ. соч. С, 30.

° Он же. Путь к социализму и рабоче-крестьянский союз. (1925). Указ. соч.

С. 196-197. u Там же. С. 191. ** Там же. С. 27. " Там же. С. 172-174. "Там же. С. 171, 173-175, 184.

17 Морозов Л.Ф. Ленинский кооперативный план социалистического преобразования сельского хозяйства и Н.И.Бухарин //Бухарин: человек, политик, ученый. М. 1990. С. 75-76.

"Данилов В. П. Бухаринская альтернатива. Там же. С. 96.

" Бухарин НИ. Указ. соч. С. 143-144.

"Тамже. С. 175.

" Правда. 1925, 6 марта.

" Бухарин Н.И. Указ. соч. С. 170.

и Ленин В.И. Поли. Собр. Соч. Т. 4S. С. 370-371.

м Бухарин НИ. Ухаз. соч. С. 182.

и Там же.

" Там же.

"Там же. С. 184-185.

** Cohen S.F. Bukharin and the Bolshevik Revolution. A Political Biography, 18881938. Oxford, 1980 (First ed. 1971), p. 198. "Бухарин НИ. Указ. соч. С.190-191.

100 Он же. О ликвидаторстве наших дней // Большевик, 1924, - 2. С. 5.

|и Он же. Избранные произведения, С. 190.

т Там же. С. 196-197.

1М Там же. С. 198.

|МТамже.

|мТамже. С. 414,417.

ЧАСТЬ II Глам IV.

' Прокопович СИ. Кооперативное движение в России. Его теория и практика.

изд. 2-е. Предисловие ко 2-му изд. 1 Союз потребителей. М" 1915. "29. С. 982-984.

' См. об этом: Днепровский СП. Кооператоры, 1898-1968. М. 1968, С. 34-36. * Союз потребителей. М. 1911. - 4. С. 102.

' См.: Shanin Т. Russia 1905-07. Revolution as a Moment of Trutb. London. 1986. ' Туган-Барановский MM. Указ. соч. С. 316; Фаин Л.Е. Отечественная кооперация. С. 25.

' Туган-Барановский МИ. Социальные основы кооперации. 3-е изд. С. 316. 1 Килъчевский В. Кооперация и революция. М. t917 С. 3-4.

* См.: Меркулов А.В. Исторический очерк потребительской кооперации, М 1919. С. 44, Тотомшищ В.Ф. Кооперация в России. Прага, 1922. С 13 27 Мещеряков ИЛ. Современная кооперация. М.-Л. 1924. С. 106-107; Карот\ ков М. Очерки по истории русской кооперации. Л,, 1925. С. 25; Хейсин МЛ. История кооперации в России. Л. 1926. С. 166-172; Lee F.E. The Ryj>-stan Cooperative Movement. Washington, 1920. PP.7-9; Blanc E.J. Cooperative Movement in Russia. NY, 1924. P. 54,

10 Последняя монография по этой теме, насколько нам известно, принадлежит перу Смирнова И.П. <От марксизма к идеализму: М.И.Туга.н-5араноаскии, СП. Булгаков, Н.Д.Бердяев>. М. 1995.

11 Союз потребителей М.,1906. - 1. С.6-7.

|г По мнению А В.Чаянова, положение дел существенно не изменилось До середины 1920-х годов: <...Но в то же время следует помнить, что кооперативная сознательность нашего крестьянина, к сожалению, еще недостаточно крепка, и частный лавочник может отменить его от кооператива товарами, более подходящими к его вкусу> // Краткий курс кооперации. С. 36.

" Союз потребителей. М. 1905. - 17. С.487-488.

мСм.: Веседовский Б. История земства. СПб. 1911. Т.4. С. 5-12, 60-63, 108-118

" Прокопович С.К. Указ. соч. С. 118-120; Чаянов А.8 Участковая агрономия н организационный план крестьянского хозяйства. М. 1911; Он же. Основные идеи и методы работы общественной агрономии. М. 1924.

" Тотомианц В.Ф. Указ. соч. С.27.

" Вестник кооперации. 1912. - 2. С. 1О6-108.

" Меркулов А.В. Указ. соч. С 52.

'* Хейсин МЛ. Указ. соч. С. 167; Балабанов М. История рабочей кооперации в России. 4-е изд. М. 1928. С. 131.

? Хейсин М.Л. Указ. соч. С 170, Балабанов М. Указ. соч. С. 190; Целлариус В. ВКП(б) и кооперация Харьков, 1928. С. П2-125; Дмитренко В.П.. Морозов Д.Ф. Погудин В.И. Партия и кооперация. С. 23-30.

11 Вестник финансов, промышленности и торговли. 1908. Ли 15. С. 36.

" Lee F.E. Op. cit. P.7-8; Kotsonis Y. Agricultural Cooperatives and the Agrarian Question in Russia, 1861-1914. PP. 394-395.'

11 Ярославское губернское земство. Труды Первого съезда представителей кооперативных учреждений Ярославской губернии. Ярославль, 1913. С.10!

" См.: Войцехавский С. Кооперативное законодательство //Курсы по Кооперации Т. I. ". 1912. С. 52-53.

" Там же. С. 185.

16 Kayden ЕМ, Antsi/erov A.N. The Cooperative Movement in Russia during the War New Haven, 1929. P.5-8.

17 Орлов А .С. Кооперация в России накануне и во время войны. М. 1915. С. 6. Оленин Р. Тернии русской кредитной кооперации // Русское богатство.

1913.j*s cm

м Kayden Е. М. Amijerov A.N. Op. cit. p. 10.

м Болотова ЕЮ. Создание общекооперативного законодательства в дореволюционной России. Автореферат дисс. на со иск. уч. степ. канд. нет. наук. М. 1991. С. 10.

11 См. об эгом: Корелин А П. Сельскохозяйственный кредит в России в конце

Х1Х-ттале XX в. М. 1988. С 86-103, 121-129. " Прокопович. С. И. Кооперативное движение в России. С. 310-381; 258-259. " См. об этом: Симонова М.С. Кризис аграрной политики царизма накануне

первой российской революции. М , 1987.

"Там же. С. 221

" Витте С.Ю. Воспоминания. Т. П. Таллин - М. 1994. С 487. * Там же. С. 475. " Там же. С. 474-503 "Также. С. 512.

" Карелия А.П. Указ. соч. С. 116-119; Он лее. Мелкий крестьянский кредит и его роль в развитии аграрного капитализма в России в конце Х1Х-начале XX века // История СССР. 1989. - 4. С. 56-57; Болотова Е. Ю. Указ. соч.

** Карелии A.U. Мелкий крестьянский кредит.. С. 57.

" Союз потребителей. М. 1905. J* 1. С. 12-17.

11 Корежим А.П. Селькохозяйственкый кредит ь России... С. 129.

" Гражданское уложение. Кн. V. Обязательства. Т. IV. С, 438.

м Прокопович СИ. Кооперативное движение в России. С. 190-191.

'* Прокопович СИ. Кооперативное движение в России. С. 190-191. Критикуя такую политику, С.Н.Прокопович утверждал, что отказ коммерсантам В кредите, уменьшая сумму торгового капитала, обращающегося в стране, ухудшает исполнение торговцем его производительных функций и усиливает те стороны его деятельности, которые носят характер Непроизводительный. Точно так же и аналогичный запрет для мелких чиновников может быть выгоден только ростовщикам. Таким образом, по мнению одного из руководителей русского кооперативного движения, непосредственным результатом политики Управления по делам мелкого кредита "влялся прямой ушерб народному хозяйству и народному труду: <Всякое ограничение мелкого кредита неизбежно повышает норму эксплоятяции мелкого производителя торговым и денежным капиталом>. Там же. С. 146.

** Труды Первого Всероссийского кооперативного съезда. М. 1908. С. 325.

" Прокопович С.Н. Кооперативное движение... С. 190.

** Там же. С. 353

** Хейсин МЛ. История кооперации в России, Л. 1926. С. 115 10 Там же, С. J18.

" Союз потребителей, М. 1905.1*21. С. 611-613.

и Прокопович С.Н. Кооперативное движение а России. С. 326.

" Союз потребителей. М, 19J1. N15. С.123-127.

и Прокопович СИ. Кооперативное движение в России. С. 325-326.

" Союз потребителей. М. 1911. J* 5. С.126.

и Поссе В.А. Труд и кооперация. Рязань, 1919. С, 35, 39.

" Меркулов А.В, Вопросы кооперативного движения в России. Пг. 1918.

С.21; Хейсин МЛ. История кооперации в России. С. 216. ** Кооперация на Всероссийской выставке 1913г. в Киеве. Киев, 1914. С. 3-7;

Kotionis Y. Op. cit. Р.398. и Прокопович СИ Кооперативное движение в России. С. 140. * Отчет по мелкому кредиту за 1912 г. Пг. 1916. Ч. I, С,1. *' Русская ыыслъ. 1914. - VII. С. 17-27.

" Но В Ф Тотомианц. в отличие от Н Катаева, считал, что для кооперации разумно и выгодно нее же отмежеваться от сотрудничества с политическими партиями ''Второй Всероссийский съезд по кооперации в г Киеве. С.4-5

*' Коопера шинах жншь. 1913 - 7-8. С. 71; Туган-Барановский МИ Социальные основы кооперации С 1]8-321.

и Прокопович С If Кооперативное движение в России. С. 14(1, Он же. Кредитная кооперация. ", 1421. С. 116

" Аниьи1>ер1>< А.И. Очерки по кооперации М. 1915. С 82.

** Евдокимов А- Село и город в Российской кооперации. М. (1917). С. 23-26.

*7 Кооперазивнаи жн'шь. 1915. Mb I. С. 4-8; Чаянов А.В. Основные идеи и методы общественной агрономии. М. 1914. С. 109-112. Пестик кооперация. 1909. - 2. С. 77.

w Веселовский Б. Указ. соч. С. 124; Меркулов А.В. Вопросы кооперативного движении в России. С. 124.

T Веселовский Б. Указ. соч. С. 109.

7J Цит. по: Меркулов А.В. Указ. соч. С 131.

71 Труды Казанского областного съезда представителей губернских земств а

1909 г. Казань. 1909. С. 277-281. " Хижняков ИВ. Земство и кооперация. М. 1918. С. 6-7. 74 Haimson L.H. ConctusioitiObsei-vatkinsof the Russian Countryside (1905-1914). In

The politics of Rural Russia 1905-1914. Ed. by L.H.Haimson. Blooaiington and

London, 1979. P.26J " Хижняков ВВ. Указ. соч. С. 14.

14 Прокопович СМ Кооперативное движение и России. С. 202.

77 Хижняков В.В. (сост.) Кооперативная деятельность земских aipoHOMOa

Wocko-..кой губернии. М. 1913. С. 6-7. "Там же С. 45-51.

w Вестннк финансов, торговли и промышленности. 1908. М? IS. С. 35; Союз

потребителей. М , 1906 Н) 2. С 40. *° Григорьев М. (сост.) Мелкий кредит в Ярославской губернии. Ярославль,

19)2. Ч. II С. 101-102 11 Григорьев М. Указ. соч. С. 104 " Вестник мелкого кредита. 1913. - 31. С. 1099.

" Чернобровце> СВ. (сост. ) Мелкий кредит,> деревне Владимирской губер-

нин. Владимир, 1913. С. 8. ** Макаров II.П. Кредитная кооперация в Московском уезде. М. 1911. С. 15. 14 См. об этом: Кооперативная жизнь. 1913, ЛЬ 23. С. 4-7. 14 Твтомиащ В.Ф. Кооперация в России. С. 119. " Орлов А. С Указ. соч. С. 38-39. "Там же. С. 127.

" Кооперативная жизнь. 1913. - 5-6. С. 73; Меркулов А.В. Вопросы кооперативного движения в России. С. 156-178; Союз потребителей- М ,1911, Mr 10.

С. 251,

м Вестник мелкого кредита. 1914. >* 19. С. 748-751.

91 Цит. по: Прокопович СП. Кооперативное движение в России. С. 363.

п См. об этом: Труды Первою Всероссийского кооперативного съезда в

Москве Слобожанин М. Смотр кооперативным силам. Спб. 1909. " Хейсин МЛ. История кооперации в России. С. 181. м Известия ГУЗиЗ. 1914. J* I. С. 4.

" Подробное объяснение этой ноли гики см.: Kotsonis ". Op. cit. PP. 157-164.

м См. об этом; Аницыферов AM. Московский народный банк. М , 1917; Чеховская НА. Московский народный банк и его роль в развитии кооперации в России. Дисс. на соиск. уч. стен. канд. ист. наук. М. 1988.

'7 РГИА Ф. 582, on 4, д. 13293, л. 201 об.

МГАРФ.Ф. 102,-оп. 241, д. 16(19)1 г.), л. 4-17.

"Там же. Л. 19.

'"Там же. Л. 20.

""Союз потребителей. М, 1911. - 19. С. 522 101 Там же. Не 25. С. 681.

ГАРФ. Ф. 102, on. 242, д. 16 {1912 г. ), л. 23. "* Там же Л 25-26.

105 См. об этом: Русское богаство. 1913, - 5. С. 259-272. '**? Цит. по: Оленин Р. Теркин русской кредитной кооперации //Там же. С.262-263.

""Там же. С. 270.

,м ГАРФ Ф. 102, on. 243, д 16(1913 г.), л П2.

"Там же. Л 109

ГАРФ. Ф 102, on. 244, л.16-а (1914 г.).

"' Союз потребителей. М.,1914. - 17. С. 531.

111 См об этом : Кооперативная жизнь. 1915. J* 13-14. С.12-14.

Государственный совет. Стенографические отчеты. 1913-1914 it Петроград. 1914 С 2166-2169.

"' Там же. С. 2270.

"' Меркулов А.В Исторический очерк потребительской кооперации. С. 126 "* Известия ГУЗиЗ. 1914 "22. С. 557.

Глава V

' Орлов АС. Указ. соч. С. 46.

J Хейсин МЛ. История кооперации в России. С. 234. ' Об этом см - Иестник кооперации, 1916, - 5. С 83. ' Там же. - 10. С. 44-46.

' Об этом см.: Чаянов А В PjwKoe льноводство, лья)юй рынок и льняная кооперация. М. 1918.

* См. например: Союз потребителей. М. 1915,1*23, 24, 34-35 и лр.

' См.: Меркулов А.В. Вопросы кооперативного движения в России. С. 95-115, Вестник кооперативных союзов. 1915, - 4, С. 254-259.

I Хейсин МЛ. История кооперации а России. С. 236. ' ГАРФ Ф. 102, он 245 {1915 г.), д. 16, л. 92

" См. например Союз потребителей. М ,1915, J* 4, 8, 10, 12, 14, 16, 32, 34 35,

Там же. 1916, - I, 3-4, 5, 9-43; Вестник кооперации, 1916, - 1, 4 и др. " Хейсин МЛ. История кооперации в России. С. 230.

II См. об зтом: Шелохаев В.В. Теоретические преде гавления российских либералов о войне Я революции (1914-1917 IT.)//Первая мироная война М, 1994

"ГАРФ. Ф. 102, on. 245(1915 г.), д. 16. л 130 " Союз потребителей М. 1915. J* 27. С. 916-917. " ГАРФ. Ф.102,оп. 245 {1915 г), д. 16, л 130. " Союз потребителей. М. 1915,1* 19, с. 574-580 11 Там Же. С. 575. "Там же. "27: С 917. "ГАРФ. Ф. 102, оп. 245 (1915 г. ),д. 16, л. 130 '° Вестник кооперации, 1915, "2. 11 Там же.

11 Союз потребителей М. 1915- - 8 С 207 " Там же. С 206.

11 Союз потребшелен. М. 1914. - 27. С. 805 11 Там Же. С. 801.

1Чоюзпо!гсСиклей М. 1914 - 25 С. 753 "Там же 1VI5 ?7 ( ,1(>6. :,:ГоМ -141" - 15 С. 45

" Вестник кооперации. 1916. - 1. С. 87. ""Союз потребителей. М. 1915. - 7. С. 177-178. " Там же. 1915. "17-18. С. 535.

" КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК Т1

М. 1983. С. 445. а Цгялариус В, ВКП(б) и кооперация. С. 143.

** ГАРФ. Ф 102, оп.245 (1915 г.\ Д-16, л.84; Союз потребителей. 1915. - 21 С.674.

" Хейсин МЛ. История кооперации в России. С. 230-231. и Союз потребителей. М. 1915. "22. С. 712.

*' Ткачуков ИМ Кооперация с точки зрения охранки. Саратов, 1917, С. 7. " ГАРФ. Ф. 102, ол. 245 (1915 г.), д. 16, л. 66-*, 70-71. " Там же. Л. 7-8,

"ГАРФ.Ф 102. оп 245 (191J г.), д. 16, П. 71. 41 Там же. Л. 66-87.

а Союз потребителей. М. 1915. "31. С. 1105.

"Там же. 1916 "3-4. С. 83.

44 Хейсин М.Л. История кооперации в России. С. 221.

41 Союз потребителей. М. 1915. - 34-35. С. 1205.

44 Там же. С. 1206.

4' Ткачуков ИП. Указ. соч. С. 3.

44 Там же. С. 4; Записка к законодательному предположению о съездах представителей кооперативных учреждении //Отечественна> история. 1992. "4.

С. 120.

4' Хейсин МЛ. Указ соч. С. 221.

"Тамже. С. 226.

" Общее дело. 1917. - 2. С. 17.

п Там же. - 3. С. 20.

"Тамже. "4. С. 18.

и Там же. С. 17-18.

" См.: Бурджалов Э.Н. Вторая русская революция, Москва. Фронт. Периферия. 1971. С. 395-397, 410-411; Союз потребителей. М. 1917. - 9-10.

С.26-27.

" Союз потребителей. М. 1917. - 9-10. С. 6. 17 Там же.

11 Там же! - 9-10. С. 2-3; - 11-12. С. 34.

19 Хижняков В.В. История и организация Совета Всероссийских кооперативных съездов. М. 1919, С. 6. " Там же. С. 7. " Там же. С. 25.

к Союз потребителей. М. 1917. "28-29. С. 2-3. " Тошомианц В Ф. Кооперация в России. С. 149. " Кильчееский В. Кооперация и революция. М. 1917. С. 13. м Союз потребителей. М" 1917. "9-10. С. 8. 14 См. об этом: Соки потребителей. М. 1917. - 20,27. 17 Туган-Барановский М.И. Русская революция, социализм и кооперация // Вестник кооперации. 1917. "2-3. С. 6. " Бурджалов Э.Н. Указ. соч. С. 411, " Союз потребителей М. 1917. - 11-12, С. 27. * Там же. С. 28. " Там же. С. 33-34.

п Там же. - 15. С. 26. " Там же. - 11-12. С. 26. 74 Там же. - 9-10. С. 19-20. " Там же. - 16. С. 15-17. мТам же. "11-12. С 33.

" Соколов П.Н. Кооперация и демократия. М. 1918. С. 13. м Союз потребителей. М. 1917, - 27, передовая статья. * Соколов НИ. Указ. соч. С. 14.

ю Хейсин МЛ- История кооперации в России. С.247, Kayden Е.М. Antsiferov

АЛ Op.cii. Р.294. 11 Союз потребителей. М. 1917, - 11-12. С. 3. а Kayden Е.М. AntsiferovA.N. Op. cit. P.296.

,J Союз потребителей. M. 1917, - 11-12. С. 4; КияьчевскыйВ. Указ. соч. СМ. м Союз потребителей. М. 1917, - 11-12. С. 4. иХижняковВВ. Указ. соч. С.10.

"Там же. С.11; Вестник кооперации, 1917. - 2-3. С. 99-100.

" Вестник кооперации. 1917. - 2-3. С. 99-100.

" Хижняков В.В. Указ. соч. С. 12.

" Объединение. 1917. - 1. С. 17-18.

"Общеедело. 1917."7-8. С. 15.

" Вестник кооперации. 1917. "2-3. С. 110.

и См.: Объединение. 1917. - 7-8. - 10; Труд, 1917. - 4-5.

" Хижняков ВВ. Указ. соч. С. 15.

94 Цит. по: Хижняков В.В. Указ. соч. С, 16.

п Хижняков В.В. Указ. соч. С. 22-23,

** Kayden ЕМ. AntsiferovA.N. Op. ctt. Р.318.

" Кооперативный мир. 1917. - 3-4. С. 86-89.

м Хижняков В.В. Указ. соч. С. 19.

"Труд, 1917. "4-5, С. 23.

'"Союз потребителей. М" 1917. "21. С. 33-34.

"" Там же, - 16. С. 16.

1И Объединение. 1917. - 13-14. С. 21; Также см.: Иэвестня Тульской кооперации. 1918. - 8-10. С. 25.

1 w Объединение. 1917. - 13-14. С. 21.

104 Например, см.: Объединение. 1917. - 13-14. С. 17-19,

'** Кабанов ВВ. Октябрьская революция, к кооперация, С. 110.

104 Объединение. 1917. "4. С. 20.

1М Союз потребителей. 1917. - 21. С. 34.

"* Объединение. 1917, - 4. С. 20-21.

"* Вестник кооперативных союзов. 1917. - 3. С. 3-4. Вестник кооперации. 1917. - 2-3. С. 105; - 4-5, С 22,

"'Тамже. "4-5. С. 14.

1,3 Общее дело. 1917. "2. С. 3.

"' Объединение. 1917. "7-8. С. 21.

114 Временное правительство указом от 1 сентября 1917 г. провозгласило Россию республикой.

115 Объединение. 1917. - 4. С. 17.

Союз потребителей. М. 1917. - 15. С. 25-26, "'Там же. "9-10. С. 14. '" Объединение. 1917. - 11-12. С. 3, "'Труд. 1917 - 2-3. С. 9; Объединение. 1917. "9. С. 6-7.

Общее дело. 1917. - 2. С. 4. 111 Объединение. 1917. "4. С. 17. 111 Таи же. "* Там же.

1,4 Общее дело. 1917.1* 2- С. 3,

1П Соки потребителей. 1917. - 15. С. 22-23.

'"Труд. 1917.1*2-3. С. 9.

137 Вестник Временного правительства. 1917. 6 мая.

121 Собрание узаконений и распоряжений правительства. Т. 1, - 700; См.: The Russian provisional Govermem, 1917: Documents. Stanford, 1961, vol.2, p.667.

,м Известия Петроградского городского общественного управления, 1918, 17(4); См.: Розенберг Уильям Г. Создание нового государства в 1917 г.: Представления и действительность//Анатомия революции. СПб. 1994. С.88. Zagorsky SO. State Control of Industry in Russia during the War. New Haven 1928. P.224.

"'Труд. 1917. "4-5. С. 8.

1,1 <Кто-то среди малосознательных крестьян пускал слухи, что Временное правительство помещичье, что теперь оно заставит крестьян 4 дня работать на помещиков, я только 2 дня на себя.> Союз потребителей. 1917. "11-12. С.ЗЗ. Там же. С. 24.

114 Анатомия революции. С. 149.

ш Евдокимов А. Организация власти и кооперация // Вестник кооперативных

союзов. 1917. - 8. С. 9. |И Общее дело. 1917. - 15. С. 3-4.

Объединение. 1917. - 7-8 С. 7. ,м Там же. С. 6. IJ* Там же. С. 4.

140 Там же. С. 19.

141 Хижняков В.В, Указ. соч. С. 32-37.

141 Вестник кооперации. 1917. - 9-10. С. 56-62. 141 Там же. С. 34. 144 Там же. С. 35

,4' Общее депо. 1917. - 11. С. 4-7.

144 Объединение. 1917. - 2-3. С. 8; - 5. С. 6-7.

|4'Там же, "9. С. 7-8,

141 Вестник кооперации. 1917. "9*10. С. 72-74.

м' Известия Тульского кредитного кооперативного союза. 1918. - 2. С. 34.

1Я> Там же.

1,1 Также. С. 35,

'"Там же. С. 24-26.

'"Союз потребителей. М. 1918. "8. С. 1.

1М См.: Второй Чрезвычайный Всероссийский сьезд рабочей кооперации. М.,

1918. С. 166-168. '" Союз потребителей. М. 1918. - 5. С. 25. "*Там же. С. 20.

Там же, "9гС. 25.

Там же. - 5. С. 32. 1Я Там же С. 34.

См.: Союз потребителей. М. 1918. - 1-2. С. 9-10, "'Там же, "5. С 21.

'"Там же. "9. С. 20. '" Там же. С. 20, 25.

164 Декреты советской власти. М. 1959. Т. 2. С. 91-92. 145 Кооперативная жизнь. 1918. - 2. С. 57. '** Известия ВЦИК. 1918. 11,23 мая. '"Декреты Советской власти. Т. 2. С. 76, 77.

|М Известия Народного комиссариата по продогюяьетнюо. М ,1918. "1. С. 19.

"* См.: ГАРФ. Ф. 130, оп. 2, д. 475, л. 58 об.-бб.

"° Кооперативная жизнь. 1918. - 8-9. С. 39.

171 Союз потребителей. М. 1918. - 5. С. 35.

т См.: ГАРФ. Ф. 130. on. 2, д. 475, л. 54.

'"Союз потребителей. М.. 1918. - 1-2. С. 10-П.

'"Тамже.

175 <Популярные кооперативные журналы расходятся в количестве экземпляров, не превышающем двух десятков тысяч, тогда как число потребительных обществ в настоящее время несомненно превышает 25000>. Там же. С.8-9.

"* Там же. - 8. С. 25.

'"Там же. "9. С. 34-35.

Гляы VI

' См.: Кабанов В.В. Октябрьская революция и кооперация. С. 236. 1 Воловин М. Очерки потребительской кооперации в период военного коммунизма. Харьков, 1926. С. 22.

I Правда. 27 сентября 1918 г.

4 Орлов Н. Продовольственная проблема советской власти. М. 1918. С.52-53. ' Союз потребителей. М. 1918. "42. С. 18. ' Орлов И. Указ. соч. С 58. ' Там же. С. 58-59. 'Тамже С. 52-53

* Там же. С 53-54; Союз потребителей. М. 1918. - 23, С. 53-54.

10 Петроградский кооператор. 1918. - 22-24. С. 52-53. " ГАРФ.Ф. 130, оп. 2, д. 273. л 61.

11 Там же. Л. 60. "Там же. Л. 61.

14 Там же. Л. 54 об.

" Свидерский А. Борьба советской власти за хлеб//Известия, 1918,6 сентября. '* Кондратьев Н.Д. Рынок хлебов и его регулирование во время войны н революции. М. 1991. С. 223. 17 РГАЭ. Ф. 7018, on. 1, д. 6, л. 2-3, "Ленин В.И. Поли. Собр. Соч. Т. 50 С. 225-226 " ГАРФ. Ф 130, оп. 2, д. 273, л. 54 10 Декреты Советской <ласти. Т. 4. 1964. С. 41-46. " РГАЭ. Ф 7018, on. 1, Д. 3, л. 6 об.-7. " РГАЭ. Ф 7018, оп. 1, д. 6, л. 40. "Тамже. Л. 40об. и РГАЭ. Ф 7018, on. 1, л 6, л, 35 об.

II См.: Декреты Советской власти. Т.4. С 119.

КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и плешумов ЦК. Т 2 М. 1970. С. 80. " См , Союз но греби, слей. М , 1919 - 5. С. 10,

it т

I ам же.

w См. об этом: Кабанов В.В. Указ. соч. С. 196-209, 283-290.

к Карр Э. История Советской России. М, 1990. Кн. 1. Т. 2. С. 86,

" Там же. С. S87,

" Декреты Советской власти. Т. 4. С. 503-507. 33 Союз потребителей. М , 1919. J* 9-10. С. !0. м Декреты советской власти, Т. 5. С. 11.

" См. об этом: Oilovsky D. Sate Building in me Civil War Era. to Party, State and Socity in the Russian Civil War: Explorations in Social History. Bloomington and Indianapolis, I9S9, pp. 191-191.

* Всероссийское совещание представителей распределительных продорганов М. 1920. С. 20.

" Декреты советской власти. Т. 6. С. 12-15.

" РГАЭ. Ф. 484, on. 1, д. 128, л. 9.

п Ленин В.И. Поли. Собр. Соч. Т. 3. С. 64.

* См.: КПСС в резолюциях... Т. 2. С. 260; Цеялариус В.М. ВКП{6) и кооперация. С. 188-189.

" КПСС в резолюикях... Т. 2. С. 469.

° См.: Директивы КПСС и советского правительства по хозяйственным вопросам. Сб. документов. М. 1957. С. 230-233.

" См.: Гимпедьсон Е.Г. Формирование советской политической системы. М. 1995. С. 203.

"Су. 1921,1* 50, ст. 274.

" Там же. - 59, ст. 403.

** Там же. ЛЬ 61, ст. 434..

" Реального значения этот возврат не имел, так как по большей части предприятия были мелкими и не могли существенно устранить недостаток в производстве продукции для страны, а для самой кооперации эта акция не разрешала товарных и денежных затруднений. См.: Илимский-Кутузов Д. Кризис кооперации. М. 1922. С. 7.

"Су. 1921, J* 72; ст. 570.

** См.: Макарова И.Я. Исторический очерк потребительской кооперации в

СССР. М. 1925. С. 50. "Союз потребителей. М. 1925. "2. С. 14. " Там же. 1923. - 1. С. 32. " Правда. 1 июля 1921 г. " Там же.

и Там же. 20 ноября 1921 г.

" КПСС в резолюциях... Т. 2. С. 469.

м См. об этом: Дмитренко В.П. Морозов Л.Ф. Погудим В.И. Партия и кооперация. С. 138. " КПСС в резолюциях... Т. 2. С. 302.

" Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, 1917-1967.

М, 1987. Т. 1. С. 226-229. " Союз потребителей. М. 1924. ЛЬ (2. С. 35.

м См.: Союз потребителей. М. 1924. Приложение к - 8-9. С. 6; Там же. - 11.

С.37. 11 Там же. С. 19. "Там же.

" Участие государственно-общественного капитала в мелкой торговле составляло в среднем 1,4% , в средней - 56,2%, в крупной - 75,7%, а участие частного капитала соответственно: 98,6%, 43,8%, 24,3%; участие торговом обороте в целом выражалось для частного капитала в 56,7%. См.: ПИ. Го-

сударственная, кооперативная и частная торговля//Сок> потребителей,

М.,1923. "13-14. С.51. и Там же. и Там же. С. 52. "Там же. 1924. "11. С. 38. " Там же. 1923. - 8. С. 6. " КПСС в резолюциях... Т. 4. С. 52.

** См.: Введение //Кооперативно-колхозное строительство в СССР. 1923-1927. С.5.

"Тамже. С, 93, 173,

" Правда. 2 апреля 1921 г.

п Решения партии и правительства... Т. I. С. 228,

п Ленин В.И Поли. Собр. Соч. Т. 45. С. 133.

74 Там же. С. 45-46.

" См.: Гусев КВ. От мелкобуржуазного революционализма к контрреволюции. М.,1975. С.Ш,Пмитренко В.П. Морозов Л.Ф.. Погубил В.И. Указ.соч С.171-172.

к См.: Протоколы заседаний Всероссийского съезда сельскохозяйственной кооперации //Кооперативно-колхозное строительство в СССР. 1917-1922. С.270-316.

" Дмитренко В П.. Морозов Л.Ф. Погудим В.И. Указ. соч. С. 172.

" См.: Кооперативно-колхозное строительство в СССР. 1917-1922. С ^22-336.

"См.: Кондратьевшина. М. 1931.

к Резолюция 1-го Всероссийского собрания уполномоченных Центросоюза.

М. 1921. С.1. " Союз потребителей. М. 1922. - 5. С.6.

u См.: Гамаюнов М.В. Кооперативное совещание ЦК партии (1920-1929 гг.)

//Вопросы истории КПСС. 1959. "4. С.154. " См.: К XTV съезду РКП(б). М.-Л. 1925. С. 64.

м См.: Гамаюнов М.В. Большие перемены. Ленинский кооперативный план и

его осуществление в СССР. М. С. 86. " См.: Дмитренко ВН. Морозов Л.Ф. ПогудинВ.И. Указ. соч. С. 175. " Союз потребителей. М,, 1926. "4. С. 109. "Тамже. С. ПО. "Тамже. 1926,?5. С. 67. "Тамже. "7. С. 96 " Там же. 1927, - 4. С. 85. "Там же. 1928. "4. С. 86.

и XIII съезд РКП(б). Май 1924 г. Стенографический отчет. М. 1963. С 116.

Merle Fainsode. Smolensk under Soviet Rule. New York, 1958, p.44. ** XII съезд РКП(б) 17-25 апреля 1923 г. Стенографический отчет. М. 1968. С.39,

" Известия ЦК РКЩб). 1928. - Э5(255> С. 9; CarrEH. Foundations of* Planned

Economy 1926-1929. vol. 2, pp.130, 188-189. " КПСС в резолюциях... Т. 2, С, 407.

" Подробнее см.: Shine Т. The Awkward Class. Political Sociology of Peasantry in a Developing Society: Russia 1910-1925. Oxford, 1972, pp. 164-169; Daniuchi Y. The Village Gathering in Russia in the mid-1950s. 1968, pp 35-37.

н См: Данилов В.П Советская доколхозкаям деревня: население, землепользование, хозяйство. М. 1977. С. 97-106.

"См.: PeivHoe М. Сельские советы и земельные общества, М. 1928. С. 23-24.

100 Shine Г. Op. cit. PP. 165-167.

'*' См. об этом: МLewtH. Russia/USSR in Historical Motion. Russian Review, 1991 Vol.SO, No 3.

IW Данилов JIB. Данилов В.П. Крестьянская ментальностъ н общин> В кн:

Менталитет и аграрное развитие России (XIX-XX вв.) М. 1996. С. 31. 1И См.: КПСС в резолюциях... Т. 3. С. 197-203.

'** Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. 1917-1967. Т 1. С. 385.

1М См.: Данилов В.П. Советская доколхозная деревня; социальная структура,

социальные отношения. М. 1979. С. 209-210. |М Там же. С. 188,215.

101 Директивы КПСС и советского правительства по хозяйственным вопросам. TIC. 458.

"* См.: Озерецковский II Правовая организация советской кооперации. М. 1927. С.78-79; Лурье Г-Н Кооперативное законодательство. 2-е изд. М. 1930. С.22-23.

|М Шохин А. О кооперировании бедноты, M..1927.C.I8; Правда, 25 мая 1928г. п° Данилов В.П. Указ. соч. С. 213-214, 228.

Ленин В.И. Поли. Собр. Соч. Т. 44. С. 151. 111 РЦХИДНИ. Ф. 17, on. 67, д. 36. л. 93.

Там же. Д. 35, л. 13.

"* См.: Основные задачи и пути развития сельскохозяйственной кооперации. Резолюция Учредительного съезда Союза союзов сельскохозяйственной кооперации: 7-12 июля 1927 г. М. 1927. С. 55-66.

111 Данилов В.П. Кооперация двадцатых годов: опыт становления //Человек и земля. М. 1988. С. 200.

"* См.: Сводка Информационного отдела ЦК РКП(б) о состоянии кооперации в деревне. //Кооперативно-колхозное строительство в СССР 1923-1927. С.108-113.

'"Там же

"* Данилов В.П. Советская доколхозная деревня; социальная структура, социальные отношения. М. 1979. С. 222; Miller R. Soviet Agricultural Policy in the Twenties: the Failure of Cooperation. In Soviet Studies, April 1975, p 239,

"* Сельскохозяйственная кооперация, 1928, - 14-15. С. 42. Беднота, 16 января 1927 г.

111 РГАЭ, Ф. 3986, on. I, д. 182, л. >3-84.

1И Тан же.

,w Сеть сельскохозяйственной кооперации СССР- М. 1929. С. 8 124 Беднота, 16 января 1927 г.

'^ Там ЖС

РЦХИДНИ. Ф. 17, оп. 67, д. 23, л. 27. '" КПСС в резолюциях... Т. Э. С. 374. "* Там же. Т.4, С. 120-133.

,3* См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам, 19171967. Т. 1 С 590-597.

'*> См.: Ивницкий НА. Колхоэцентр СССР и РСФСР - 1927-1932 гг.: организация, функция, структура. Дисс. на сонск. уч. степ. канд. ист. наук. 1952.

1.1 Кооперативно-колхозное строительство в СССР. 1923-1927. С. 14.

1.2 Подробнее об этом см.: Материалы исследования кооперативного развития крестьянского хозяйства. М. 1928. Т. 1. С. 220-221.

Данилов В.П. Советская доколхозная деревня; социальная структура, социальные о гношения. С. 240. 1И Там же. С. 237.

Союз потребителей. М. , 1927. J* 10. С. 22. "* Тем же. 1926. - 10. С. 38.

Тем же. 1925. - 12. С. 64-65. 151 Союз потребителей. М. 1926. - 11. С. 64. 114 Там же. 1927. - II. С. 75.

140 КПСС в резолюциях... Т. 4. С. 190.

141 Там же. С. 71. 141 Там же. С. 76 141 Тан же С. 234.

144 Там же. С. 235-239.

145 Там же. С. 285. 144 Там же. С. 299.

147 См.: Данилов В П. Ивницкий И.А. О деревне накануне и в ходе сплошной коллективизации Л'Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне н в ходе коллективизации 1927-1932 гг. М , 1989. С. 20.

141 Симонов ВВ. 'Генеральная линия" кооперативного строительства в 20-е годы //Из истории экономической мысли и народного хозяйств* России. М. 1993. С. 177.

'** Подробнее об этом см.: Губенко М.П. Сельскохозяйственная кооперация в начале массовой коллективизации, 1929-1931 гг. //Исторические записки. М. 1963, Т. 74 С. 3-37.

150 Союз потребителей. М. 1923. >ft 12. С. 6.

См.: БондаренкоЛ.Л. Содержание кооперативной идеи; 1920-1928 п. //Кооперация. Страницы истории. М. 1994. С. 220-223.

1Я Мерлъ Ш. Аграрный рынок и новая экономическая политика. Зарождение государственного управления сельским хозяйством в Советским Союзе. 1925-1928 it. Реферат. Вена, 1981. С. 26-27.

Там же. С. 27; Hunter Н, Szymer J.M. Faulty Foundations. Soviet Economic Policies 1928-1940. Princeton, New Jersey, 1992, Ch.2. 114 См об этом: Ивницкий Н.Л. Коллективизация н раскулачивание (начало 1930-х гг.) М, 1994.

1,1 Собрание законов и распоряжений рабочс-крестьякского правительства

СССР. I93I.N? |б. ст 151. "* Документы свидетельствуют. С. 390. 1,7 См.: Сталин ИВ. Сочинения. М. 1955 Т. 12. С. 166-170. |М Ивницкий Н.А. Сталинская 'революция сверху" и крестьянство

//Менталитет и аграрное развитие России (XIX-XX вв). С. 244-255, |М Там же. С. 248.

,и Левин М. Бюрократия и сталинизм // Вопросы истории. 1995. - 3. С. 25.

161 Тан же.

Сталин ИВ. Соч. Т. 11 С. 42-43.

141 См.: Историки спорят. М. 1988. С. 272.

'"РЦХИДНИ. Ф. 17, оп. 3, д. 904, л, 11; д. 905, л, 12.

См.: Теленин И.Е. 'Революция сверлу": завершение и трагические последствия //Вопросы истории 1994 - 10. С. 37.

'** Итогии Выполнения первого пятилетнего шина развития народного хозяйства Союза ССР. М -Л. 1934. С. 197.

147 Подробнее об этом см.: Davis R.W. The Syrtsov-Lominadze Affair. // Soviet Studies. XXXII1(I981), Ь.А Старков. 'Право-лепмс фракционеры"// В кн.: Они не молчали М 1991; С.А.Кислицын Вариант Сырцов*. Ростов-на-Дону, W2, Оалиискос Политбюро в 30-е Iоды. М , 1995 С. 88-89.

Научное издание

КИМ ЧАН ЧЖИН

Государственная власть и кооперативное движение в России -СССР (1905-1930)

KIM CHANG JIN

State Power and Co-operative Movement in Russia -USSR (1905-1930)

Утверждено к печати Институтом российской истории РАН ЛР ?02076> от 15.04.93

Подписано в печать 17.09.96. Формат 60x84/t. Заказ - 26 Тираж 300 экз. 15,75 пл. 14 уч.-изд. л. Цена договорная.

Издательский центр Института российской истории РАН 117036, Москва, ул. Дм.Ульянова, 19

Комментарии:

Добавить комментарий