Денисова Л.Н. - Исчезающая деревня России Нечерноземье в 1960-1980-е годы / Часть I

ВВЕДЕНИЕ

Исторический путь послевоенной деревни труден и противоречив. Он сопровождался экономическим разорением и запустением села. Сельская жизнь давно стала непривлекательной. Политические и экономические кампании по ее переустройству ожидаемых результатов не принесли. Деревня нищала.

Начало запустения Нечерноземья, особенно Севера, относится к XIX в. в предреволюционный период этот процесс имел заметный характер и был вызван тем, что у России появилась возможность осваивать земли юга и юго-востока. Войны, революция, индустриализация, коллективизация - все эти потрясения сильнейшим образом отразились на состоянии хозяйства и численности сельского населения. Перераспределение рабочей силы в пользу промышленности, города опустошало деревню. Ситуация в Нечерноземье обострилась в связи с освоением целинных и залежных земель. Огромный ущерб региону нанесла необоснованная ликвидация так называемых неперспективных деревень. Во многих селениях не осталось населения трудоспособного возраста. Миграция в Нечерноземье была порождена усиливавшейся отсталостью деревни в экономическом, социальном, культурном отношении.

Нерациональное ведение сельского хозяйства, нарушение исконно сложившихся систем хозяйствования, мелиоративные мероприятия привели Нечерноземье на грань экологического кризиса.

Потрясения, пережитые деревней, не могли не сказаться на духовных, нравственных устоях ее населения. Разрушение традиционного уклада жизни и ориентации привело к безразличию, апатии не только к обшественной жизни, но и к собственной судьбе. Утрачен интерес и к сельскому образу жизни. Уход населения из мест традиционного проживания ведет к запустению и утрате памятников национальной культуры.

Исследование российской деревни представлено Нечерноземной полосой. В ее состав входят Северный, Центральный, Северо-Западный, Волго-Вятский экономические районы, всего до 30 областей и нацио нальных автономий. Нечерноземный регион - это исконно российские земли, территория традиционно русской государственности и культуры. Это район сложных природно-климатических условий. Отсюда в значительной мере черпались сырьевые и людские ресурсы для всех строек Севера, Прибалтийских республик, Сибири и Дальнего Востока, кадры для добывающих отраслей народного хозяйства страны, подъема целины и развития городов. В нечерноземном крае государственная политика принесла самые тяжелые последствия. Первые заколоченные дома, умирающие и умершие деревни появились в Нечерноземье.

Утрата этого района из российской истории - не только потеря земельных угодий, забрасывание поселений и превращения края в заброшенную целину, но и утрата национальных реликвий, русского культурного наследия.

Изучение истории послевоенной деревни России велось достаточно активно. Были написаны сотни монографий, тысячи статей, показывающих якобы поступательное развитие сельскохозяйственного сектора экономики1. Изложение всех сюжетов аграрной послевоенной истории носило идеологизированный характер. В указанный период социально-экономическая жизнь советской деревни представлялась обществоведами

> История советской деревни (1917-1977 гг.). Указатель литературы (1968- 1977 гг.), М. 1985-1987. Вып. 2-3.

вполне благополучной, соответствующей стадии развитого (зрелого) социализма. Экономические показатели свидетельствовали о постоянном, мо все более замедляющемся росте сельскохозяйственного производства, о повышении уровня жизни крестьян, у которых до 1976 г. не было паспортов, лишь в середине 60-х гг. они получили право на пенсионное обеспечение, отсутствовала профсоюзная защищенность и многое другое. Литература, замалчивая негативные моменты, оторвавшись от реалий жизни, представляла читателю деревню благополучной. Исследова* тели утверждали, что, несмотря на определенные трудности и недостатки, деревня последовательно претворяет в жизнь программу построения коммунизма 2. В таком ключе решались все проблемы истории деревни: социальной структуры - тенденция к ее однородности, сближение города и деревни - оптимистическая неотвратимость этого процесса, характер собственности - непременное слияние двух форм, безусловного преимущества совхозов, <высшей формы социалистического сельскохозяйственного предприятия> над колхозами.

В то же время в некоторых работах историков, экономистов тех лет показывались и негативные стороны осуществления аграрной политики 60-70-х гг.: замедление темпов развития сельского хозяйства в отдельные периоды, снижение фондоотдачи, повышение себестоимости продукции колхозов и совхозов, недостаточная материальная заинтересованность работников сельского хозяйства. Высказывалась тревога за будущее деревни в связи с необоснованно быстрым сокращением ее населения 3.

Заметный вклад в разработку истории послевоенной деревни внесли исследования А. П. Тюриной *. Изучив доступные в то время архивные материалы, литературу, автор раскрыл важнейшие стороны социально-экономической жизни деревни страны, наметил возможности и этапы становления и развития села, проанализировал причины кризиса аграрного сектора экономики.

Оценка исследований по истории деревни, соответствующая представлениям тех лет, была дана в ряде историографических обзоров 5.

Подвергая критике литературу 60-х - первой половины 80 х гг. за чрезмерную идеологизацию и стремление поддержать партийно-прави

2 Островский В. Б. Колхозное крестьянство СССР. Саратов, 1976; Он же. Новый этап в развитии колхозного строя. М. 1977; Советское крестьянство. Краткий очерк истории. 1-е изд. М-, 1970; П-е изд. М.. 1974; Курсом мартовского Пленума. М. 1975; Проблемы аграрной политики КПСС на современном этапе: Материалы Всесоюзной научно-теоретической конференции, посвященной 10-летию мартовского Пленума ЦК КПСС (24-26 марта 1975 г.). В 2-х томах. М. 1976; Проблемы истории современной советской деревни. 1946-1973 гг. М. 1975; Социально-экономические лроблемы истории развитого социализма в СССР. М. 1976; Венжер В. Г. Социально-экономические перспективы развития колхозного строя. М. 1979; Проблемы истории советского крестьянства. М. 1981; и др.

3 Арутюнян Ю. В. Социальная структура сельского населения СССР. М" 197!; Советская деревня на современном этапе. Воронеж, 1974; Волков И. М. Вылцан М. А. Советская деревня на современном этапе // История СССР. 1979. - 2; Котов Г. Г. Мельников В Ф. Экономические и социальные проблемы села на современном этапе М. 1979; СССР в 70-е годы. М" 1981.

4 Тюрина А. П. Сельское хозяйство СССР в годы девятой пятилетки If История СССР. 1976. - 3; Она же. Развитие сельского хозяйства // СССР в 70-е годы; М. 1981; Социально-экономическое развитие советской деревни. 1965-1980. М... 1982; Она же. К вопросу о преобразовании колхозов в совхозы // История СССР. 1983. - 5; Она же. Советская деревня на путях обновления. М. 1989.

5 Волков И. М. Сельское хозяйство СССР в послевоенные годы // Проблемы истории современной советской деревни. 1946-1973 гг. М. 1975; Сельское хозяйство и крестьянство СССР в современной советской историографии. Кишинев, 1977; Изучение отечественной истории в СССР между XXIV и XXV съездами КПСС. М. 1978; Изучение отечественной истории в СССР между XXV я XXVI съездами КПСС. Мч 1982,

тельственные решения многочисленных перестроек, будем объективны к тем авторам, которые подняли значительный пласт материалов и максимально возможно пытались показать действительную жизнь деревни. Эти публикации могут использоваться и в настоящее время.

Со второй половины 80-х гг. характер исследований стал меняться. Доступность ранее закрытых архивных и статистических материалов, открытость суждений позволили в достаточно короткий срок выявить новые методы и подходы для объективного изучения и освещения аграрных проблем °.

Период демократизации общества со второй половины 80-х гг. при^ нес возможность всестороннего изучения прошлого деревни. Появилось немало публикаций и с различными оценками политических ситуаций страны. Вокруг некоторых возникали дискуссии 1.

Целостную картину развития сельского хозяйства страны в широких хронологических рамках дал известный ученый-аграрник А. А. Никонов. Автор раскрыл узловые проблемы аграрной теории, политики и реформирования села. А. А. Никонов показал тернистый путь, пройденный крестьянством страны. Не все удалось осветить автору с достаточной полнотой, но книга представляет большой научный и практический интерес, отличается откровенностью, где воспоминания и размышления перемежаются с глубокими теоретическими выводами и суждениями*.

Все работы, написанные по аграрной да и не только аграрной тематике, посвященные России, в той или иной степени касались Нечерноземья. Российское Нечерноземье изучали историки, демографы, социологи. Специальные монографии посвятили этому региону экономисты 9. Расчеты, сделанные на основании изучения статистического материала, глубокий аналитический уровень исследований дал возможность авто рам сделать выводы о роли Нечерноземья в экономике республики и страны. При этом исследователи писали о трудностях и нерешенных проблемах края, о несогласованности и губительности некоторых мероприятий, например, повсеместной мелиорации и сселении деревень|0. Экономическая канва этих исследований не теряет актуальности и через годы.

Заметный вклад в разработку экономических, социальных, демографических проблем послевоенной деревни Нечерноземья внес вологодский историк М. А. Безнин. Его оригинальные исследования, охваты

6 Алексеев А. И. Многоликая деревня. М" 1990; Сиыуш П. И. Мир таинственный... Размышления о крестьянстве. М. 1991; Вербицкая О. М. Российское крестьянство: от Сталина к Хрущеву. Середина 40-х - начало 60-х годов, М. 1992; Попов В. П. Российская деревня после войны {июнь 1945 - март 1953). М, 1993; Куда идет Россия? Альтернативы общественного развития. Вып. I. М. 1994; Вып. II. М, 1995; Фермы сельскохозяйственного производства н государственное регулирование. XXIV сессия симпозиума но аграрной истории Восточной Европы. М" 1995; Кргестьяно-ведение. Теория. История. Современность. М. 1996.

1 История СССР. 1985. - 6; Вопросы истории КПСС. 1988. - 9.

8 Никонов А. А. Спираль многовековой драмы: аграрная наука и политика России {XVIII-XX вв.). М. 1995.

9 Гладышев А. Н. Гохберг М. Я. Кибальчич О. А" Соболев Ю. А. Нечерноземная зона РСФСР. М. 1975; Нечерноземная целина России. М. 1977; Монов А. И.. Аверин И. Г. Погожее В. П. Сельское хозяйство Нечерноземной зоны РСФСР. М. 1978; Нечерноземная зона РСФСР. Экономические проблемы развития сельского хозяйства. М. 1980; Иоффе Г. В, Нечерноземье: социальная география и хозяйство. М. 1986; Концепция развития агропромышленного комплекса Нечерноземной зоны РСФСР. М. 1988 и др.

10 Концепция развитии агропромышленного комплекса Нечерноземной зоны РСФСР; Алексеев А. И, Указ. соч.

павшие все стороны жизни нечерноземной деревни в 50-е - первой половине 60-х гг. представляют большой научный интерес ".

К несомненным успехам современной историографии следует отнести региональную историческую разработку социально-экономических проблем Нечерноземья. Авторы широко привлекают архивный материал, в том числе извлеченный из местных хранилищ12.

Научно значимым стало изучение демографической ситуации в Нечерноземье. 60-80-е гг. принесли в этот регион существенные перемены. Село старело, пустело, умирало. Демографы прогнозировали эту ситуацию. В. И. Переведенцев в начале 70-х гг. констатировал, что население России себя не воспроизводит, что угрожает его абсолютным сокращением !3. Прогноз осуществился. В своих суждениях он был не одинок. Демографическая ситуация развивалась на глазах современников. Исследования, сделанные на основании изучения материалов переписей населения 1959, 1970, 1979 и 1989 гг. дали возможность нарисовать картину постепенного исчезновения маленьких сел и деревень, создания крупных населенных пунктов и концентрации сельского населения в них. Значительная же часть деревенских жителей навсегда покинула село м.

Первоначально оптимистично оцененная политика сселения в достаточно сжатые сроки была критически пересмотрена учеными и

11 Безнин М. А. Хозяйство крестьянского двора в Российском Нечерноземье 1950-1965 гг. Вологда, 1989; Он же. Материальное благосостояние колхозной семьи в Нечерноземье, 1959-1965 // История СССР. 1989. - 1; Он же. Крестьянское хозяйство в Российском Нечерноземье. 1950-1965 гг. М.. Вологда, 1990; Он же. Колхозное население в Российском Нечерноземье в 1950-1965 гг. Вологда, 1990; Он же. Крестьянский двор в Российском Нечерноземье, 1950-1965 гг. М. Вологда, 1991; Он же. Класовая борьба в советской колхозной деревне // Крестьянское хозяйство: история и современность. Вологда, 1992. Часть 11.

12 История советского крестьянства Мордовии. Саранск, 1989. Часть И; Буданов Г А. Социально-демографические изменения в Вологодской области за 1959- 1985 годы // Материальное положение, быт и культура северного крестьянства (Советский период). Вологда, 1992; Сычев М. Ф. Белых Н. И. Об особенностях перехода к рыночной экономике в аграрном секторе Европейского Севера // Крестьянское хозяйство: история и современность. Вологда, 1992. Часть Л; Воронов С. Н. Политика принудительного раскрестстьянивания 1950-1960 годов и личное хозяйство колхозников РСФСР // Там же; Мазур Л. Н, Крестьянский двор на Среднем Урале в первой половине 60-х годов (По материалам бюджетных обследований) // ЭВМ и математические методы в исторических исследованиях. М. 1993; Горбачев О. В. Факторы изменения численности сельского населения Западного района Российской Федерации в послевоенные годы // Населения России в 1920-1950-годы: Численность, потери, миграции. М. 1994; Коми деревня в XX веке: история, современность, перспективы. Сыктывкар, 1995; Иванов В. А. Аграрные преобразования на современном этапе в республике Коми. Сыктывкар, 1995; Попов А. А. Сметанин А. Ф. Коми деревня в советский период. Сыктывкар, 1995; Попов А. А. Сметании А, Ф. Советская северная деревня в 60-е - первой половине 80-х годов. Сыктывкар, 1995; Спиридонов Ю. А. Особенности современной аграрной политики в республике Коми. Сыктывкар, 1995; Актуальные проблемы археографии, источниковедения и историографии. Вологда, 1995; Летопись уральских деревень. Екатеринбург, 1995.

13 Переведенцев В, И. Население СССР: Вчера, сегодня, завтра. М" 1972. С. 8.

14 Миграция сельского населения. М. 1970; Проблемы миграции населения и трудовых ресурсов. М. 1970; Кутафьева Э. С. Москалева Н. И. Папенов К. В. Миграция сельского населения (в центральном экономическом районе). М. 1971; Стерн В. М. Пути развития сельских поселков Нечерноземной зоны РСФСР // Вопросы экономики. 1974. - 10; Расселение в Нечерноземной зоне РСФСР. М. 1975; Нечерноземье: демографические процессы. (Народонаселение. Сб. статей. Вып. 17). М. 1977; Динамика систем расселения. Сб. статей. М. 1977; Лола А. М. Савина Т. М Закономерности и перспективы преобразования сельского расселения Нечерноземной зоны РСФСР // Из-ветия АН СССР. Серия География. 1978. - 1; Игудина А. И. Иоффе Г. В. Сдвиги в размещении сельского населения Нечерноземной зоны РСФСР // Известия АН СССР. Серия География. 1985. - 5; Погодин С. А. Городское население СССР: исторнко-де-мографический анализ (середина 40-х - конец 50-х годов). Саратов, 1994; Сеняв-окий А. С. Российский город в 1960-е -- 80-е годы. М. 1995.

практиками, указавшими на растянутость процесса и на ошибочность-этой меры как повсеместного решения социально-экономические проблем 1S. В последующие годы эта точка зрения возобладала IS.

Не могла не привлечь внимания исследователей социально культурная жизнь деревни 60-80-х гг. Материальная база учреждений культуры, медицины, быта оставалась крайне слабой, во многих районах она ухудшалась, но сельские жители не только работали, но и учились, ходили в клуб, ездили в город в театр и музей, занимались воспитанием детей. Эти проблемы достаточно полно освещены в историко-социо-логической литературе с привлечением материала по Нечерноземью 17.

Несмотря на определенные успехи в изучении аграрной истории послевоенной деревни Нечерноземье представлено весьма скромно. Этот российский регион нуждается в специальном комплексном рассмотрении с широким привлечением исторического, социологического, демографического и фольклорного материала.

Для исследования проблем Нечерноземной российской деревни автор использовал широкий круг опубликованных и архивных источников (статистику, социологические исследования предшественников, мемуары, фольклор, периодику и др.).

Это прежде всего официальные источники КПСС. Именно они формировали направления политики и экономики. Партийно-государственная доктрина нашла отражение в многотомннках документовИх анализ дает полное представление о формировании аграрной политики, социальных перспективах. Для исследователя, владеющего достоверным конкретно-историческим и статистическим материалом, появилась возможность сопоставления гигантских планов и реального состояния дел в деревне. Это дает возможность четче представить масштабы оторванности политики от реалий жизни.

Нечерноземье: демографические процессы. (Народонаселение. Сб. статей. Вып. 17.) М. 1977; Вопросы планирования н застройки сельских населенных мест, проектирования и строительства сельских жилых и общественных зданий. М. 1979; Марков Е М. Бутузова В. П. Таратынов В Д. Мусатов В. В. Градостроительные основы развития малых населенных мест Нечерноземной зоны РСФСР. М. 1984; Сельская местность: территориальные аспекты социально-экономического развития. Уфа, 1985,

16 Анохин А. А. Региональные проблемы социального развития. Л. 1986; Русинов И. В. Аграрная политика КПСС в 50-е - первой половине 60-х годов: опыт н уроки // Вопросы истории КПСС. 1988. - 9; Он же. <Неперспективная> деревня: от домыслов к истине Ц Вопросы истории КПСС, 1990. - 8; Алексеев А. И. Указ. соч.

>7 Культурно-технический уровень колхозного крестьянства и пути его повышения. Саратов, 1972; Слепенков И. М. Князев Б. В. Молодежь села сегодня. М. 1972; Социальный облик колхозной молодежи: По материалам социологических обследований 1938 и 1969 гг. М. 1976; Культура развитого социализма: Некоторые вопросы теории и истории. М. 1978; Деятельность КПСС по повышению культурно-технического уровни тружеников села Саратов, 1979; Кудрина Т. А, Культура современной деревни. М" 1980; Крапивенский С. Э. Дементьев С. М. Крамарев В. Ф. Сельскохозяйственный коллектив как объект планирования. М. 1981; Великий П. П. Духовная жизнь советского села. М. 1982; Воронцов А. В. Культурная жизнь современного села. Л. 1982; Он же. Продовольственная программа СССР и социальное переустройство села. Л. 1985; Зотова О. И. Новиков В. В. Шороховн Е. В. Особенности психологии крестьянства. Прошлое и настоящее. М.р 1983; Антон Н. А. Социальное развитие регионов. М. 1985; Современные этносоциальные процессы на селе. М,. 1986; Борзенко В. И. Религия в .посткоммунистической России: новая евангелизация 100 лет спустя // Куда вдет Россия? Альтернативы общественного развития. М. 1994. Вып. I; Менталитет и аграрное развитие России (XFX-XX вв.). М. 1996.

18 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9-е, М. 1985-1989. ТТ. 8-15; Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сб. документов. М. 1968-1988. ТТ. 3-16; Решения партии и правительства по сельскому хозяйству (1965-1971 гг.). Сб. М. 1971; Решения партии и правительства по сельскому хозяйству (1965-1974 гг.). Сб. М. 1975; Известия ЦК КПСС. 1989-1990 гг.

В книге привлечена официальная государственная статистика |9. Статистические сборники по народному хозяйству России содержали специальные разделы по развитию сельского хозяйства Нечерноземья. Привлечены статистические сборники по областям края 2П.

Данные официальной статистики подвергаются критике, и это справедливо. К сельскохозяйственной статистике следует предъявить немалые претензии по объективности исчисления данных и их сопоставимости. Отметим острое выступление в печати историка В. П. Попова г|.

Взвешенный анализ советской аграрной статистики дан И. Е. Зелениным. Подвергая острой критике данные официальной государственной статистики по некоторым основным параметрам (определение объема выполненных тракторных работ МТС в условных га <мягкой пахоты>, включение в показатели о производстве мяса <жира-сырца> и пищевых субпродуктов и т. д.), автор обращает внимание и на аналогичные изъяны ведомственной, ранее не публиковавшейся закрытой статистики, отложившейся в фонде Госкомстата (бывшего ЦСУ СССР). Именно она сегодня считается наиболее объективной и широко используемой. Формировалась эта статистика в основном по тем же статистическим принципам за некоторым исключением (бюджетные обследования колхозников и рабочих совхозов, докладные записки руководителей ЦСУ в Политбюро ЦК партии и др.) 22. Если мы полностью отказываемся от государственной официальной статистики, то логично отказаться и от ведомственной. Но суть дела, видимо, в том, чтобы не отбросить, а найти формы, способы, методы использования традиционной статистики.

Прошедшие исторические процессы, в том числе аграрную историю, невозможно вырвать из контекста статистики того времени. Объективно и взвешенно оценить статистические данные - задача исследователя, и использовать ее, дополняя, уточняя и опровергая, подвергая научному анализу и сопоставлению с иными источниками.

В книге привлекаются материалы переписей населения за 1959, 1970, 1979, 1989 гг. Демографические изменения, поселенческая, структура, образовательный уровень исследуются с использованием этих ценнейших источников 2

Автор широко привлекает архивные материалы, хранящиеся в Российском государственном архиве экономики (РГАЭ) - фонде 4372 Гос

19 Сельское хозяйство СССР. Стат. сб. М. i960; Сельское хозяйство СССР. Стат. сб М. 1971; Сельское хозяйство СССР. Стат. об. М. 1988; Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. Стат. ежег. М. 1981; Народное хозяйство РСФСР в 1988 г. Стат. ежег. М. 1989; Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. Стат. ежег. М.. 1990; Женщины в СССР. 1990. Стат. материалы, М. 1990; Вестник статистики. 1988-1992 гг.

20 Владимирская область за 50 лет. Стат. сб. Владимир, 1967; Ивановская область в восьмой пятилетке. Стат. сб. Иваново, 1971; Калининская область в годы девятой пятилетки. (1971-1975) в цифрах. Стат. сб. М. 1977; Калужская область за 50 лет. Стат. сб. М. 1970; Московская область в цифрах. Стат. сб. М. 1970; Народное хозяйство Калужской области в 1959 г. Стат. сб. М. 1960; Народное хозяйство Рязанской области. Стат. сб. М. 1967; Народное хозяйство Тульской области. Стат. сб. Тула, 1967; Народное хозяйство Ярославской области. Стат. сб. Ярославль, 1976; Основные показатели развития колхозов и совхозов Владимирской области за 1965-1970 гг. Владимир, 1972.

г' Попов В П, Указ. соч. С. 3-7.

22 Зеленин И. Е. О некоторых показателях советской сельскохозяйственной статистики (30-60-годы) // Актуальные проблемы археографии, источниковедения и историографии. Вологда, 1995. С. 332, 336, 337.

23 Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года, СССР. Сводный том. М" 1962; Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года. РСФСР. М. 1963; Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 г. В 7-ми томах. М. 1972-^1974; Вестник статистики. 1990-1992 гг.

плана СССР, фонде 7486 Министерства сельского хозяйства СССР н фонде 1562 ЦСУ СССР; Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) - фонде 310 Министерства сельского хозяйства РСФСР, фонде 518 Главного управления переселения и организованного набора рабочих при Совете Министров РСФСР, фонде 533 Государственного Комитета Совета Министров РСФСР по делам строительства, фонде 9563 Министерства просвещения СССР; Российском центре хранения и изу. чения документов новейшей истории (РЦХИДНИ) - фонде 17 Цент^ рального Комитета КПСС и текущих архивах министерств просвещения и культуры РСФСР. По характеру материалов это - отчеты, справки н ЦК КПСС, Советы Министров СССР и РСФСР, ЦСУ СССР, материалы партийных конференций и совещаний, документы при подготовке правительственных и партийных постановлений, результаты инспекторских проверок, закрытая ранее статистическая отчетность.

Исследование расширяется привлечением значительного числа социологических обследований. Они проводились различными научными учреждениями, учебными заведениями, исследовательскими центрами в разных регионах страны по оригинальным программам с различной методикой опроса. ,

На этой основе велись социологические исследования 3i. Благодаря этим данным можно достаточно полно составить картину жизни нй-черноземной деревни. Хотя результаты социологических обследований носят выборочный характер, ряд вопросов может быть поставлен и решен только с их помощью.

Традиционные подходы к изучению крестьян, их образа жизни и ценностных ориентации обычно ограничены массовыми интервью с использованием сравнительно коротких и простых анкет, как правило, содержащих стандартный набор вопросов о составе семей, структуре денежных бюджетов, об имуществе, распорядке дня, об условиях работы и досуга. Группа историков и социологов под руководством Т. Шанина предприняла удачную попытку проведения более чем в 20 селах России записи живых рассказов членов семей обо всех известных им событиях в семье. Этот метод позволяет услышать голоса людей, находившихся в самом низу социальной пирамиды, голоса, которые редко слышат и к которым почти никогда не прислушиваются. Это обследование коснулось и деревень Нечерноземного края 25.

Деревенская жизнь освещается и через письма крестьян н крестьянок в различные органы и инстанции. Крестьянские письма - интерес

24 Арутюнян Ю. В. Опыт социологического изучения села. М" 1968; Опыт исто-рико-социологического изучения села <Молдино>. М.р 1968; Зайончковская Ж. А. Новоселы в городах. М. 1972; Староверов В. И. Город или деревня. М. 1972; Он же. Социально-демографические проблемы деревни. М. 1975; Староверов В. И. Ти-муш А. И. Цуркану Н. В, Деревня в условиях интеграции. М. 1979, Алексеев А. И. Данилова И, А. Зубаревич Н. В. Никулин Е. И. Современные переселения город-село в Нечерноземной зоне РСФСР (опыт изучения на примере Вологодской области) // Вестник МГУ. Серия 5. География. 1979. - 1; Алексеев А. И. Зубаревич Н. В. Регент Т. М, Опыт изучения эффективности сселения жителей сельских населенных пунктов в Нечерноземной зоне РСФСР // Вестник МГУ. Серия 5. География. 1980. - I; Алексеев А. И. Опыт конкретного социально-географического обслуживания населения // Вопросы социально-экономической географин Верхневолжья. Калинин, 1982; Алексеев А. И. Зубаревич Н. В. Территориальная организация сферы обслуживания и образ жизни населения в сельском районе Нечерноземья // Вопросы социально-экономической географии Верхневолжья. Калинин. 1987; Попов А. А. Изменения в быту сельского населения Севера европейской части РСФСР в 60-70-е годы (на материалах коми деревни) // Материальное положение, быт и культура северного крестьянства (Советский период). Вологда, 1992,

25 Голоса крестьян: Сельская Россия XX века в крестьянских мемуарах. М. 1996.

нсйший источник. К нему исследователи прибегали довольно часто2*. Автором книги изучен в РЦХИДНИ фонд 591 опись 1 <Письма сельских жителей в газету, подведомственную ПК КПСС, <Сельская жизнь>. Привлечено около 1500 писем. Отчаяние и боль, радость и надежды - эти послания в газету отражают жизнь послевоенной деревни. Многие из них довольно острые. Некоторые письма <Сельская жизнь> публиковала. По ряду их проводились проверки, нередко корреспонденция пересылалась в другие инстанции.

В книге использован фольклор, в частности частушки. Возникшие во второй половине XIX в. они зазвучали в последующие годы во всех уголках России. Многие жизненные ситуации отражены в этом уникальном источнике народного творчества. Остро и быстро реагировали деревенские жители на все перемены в своей жизни. Менталитет кре стьянства раскрывается более объемно и всесторонне с привлечением этого важного и малоизученного источника 27.

Для раскрытия темы привлечена разнообразная информация, извлеченная из периодических изданий. Степень изучения этого источника различна по мере проникновения его в тему. В книге использованы публикации из газет <Правда>, <Труд>, <Известия>, <Советская Россия>, <Комсомольская правда>, <Советская культура>, <Социалистическая индустрия>, журналов <История СССР>, <Вопросы истории>, <Вопросы истории КПСС>, <Социологические исследования>, <Сельское хозяйство Нечерноземья>, <Кадры сельского хозяйства>, <Крестьянка>.

Привлеченный исследовательский опыт, традиционные и новые пласты документов позволяют восстановить широкую картину жизни российского крестьянства Нечерноземья в 1960-1980-е гг.

Пережитое деревней вновь и вновь возвращает нас к осмыслению пройденного пути. В опубликованной в начале XX в. книге <Вымирающая деревня> А. И. Шингарев писал-. <Мне хотелось воскресить в памяти общества картины деревенской нужды, хотелось вновь напомнить, как живется этому великому русскому страстотерпцу... Мне хотелось хотя бы чисто фактическим материалом, голосом сухих и мертвых цифр, напомнить о живых и страдающих людях...> 28 Спустя почти век после опубликования той известной работы можно полностью разделить эти слова.

Изучая и анализируя, критикуя и сопоставляя, мы ищем пути постижения истины, оздоровления морального и экономического климата не только села, но и всего общества.

26 Димони Т. М. Письма в органы власти как источник для изучения социально-политических воззрений северного крестьянства в период конца 1930-х-1950-х годов (на матералах Вологодской области) // Актуальные проблемы археографии, источниковедения и историографии. Вологда, 1995; Попов В. П, Указ. соч.

27 Русская частушка. Фольклорный сборник. М. 1993.

28 Шингарев А И. Вымирающая деревня. С-Пб, 1907. П-е изд. С. 3.

ПРЕДИСЛОВИЕ ОТ РЕДАКТОРА

В 1907 г. земский врач А. И. Шингарев опубликовал нашумевшую "Книгу <Вымирающая деревня>. Книга - результат санитарно-экономи-ческого исследования двух сел Воронежского уезда: Ново-Животинного и Моховатки. Автор подчеркивал типичность этих деревень. Нарисовал убедительную картину нищеты и разорения крестьянства.

Революции и войны, колоссальные сдвиги в жизни страны внесли существенные изменения в дальнейшие судьбы крестьянства.

И как бы мы не относились к этим событиям и переменам в одном, видимо, большинство сойдется во мнении: и спустя многие годы мы вновь констатируем факт вымирания деревни.

Явление это вызывает двойственное ощущение. С одной стороны, безусловно, все происходившее печально. Но с другой стороны, модернизация деревни и сельскохозяйственного производства были необходимы и неизбежны. (Собственно, это было очевидно в конце XIX в.).

Все, видимо, заключается в том, КАК это делать"

Дров здесь наломали за 100 лет порядочно, начиная со Столыпина. Затем - аграрная революция, коллективизация, послевоенные реформы, освоение целины, строительство агрокомбинатов, ликвидация так называемых бесперспективных деревень и т. д.

Формулы счастья менялись, а число несчастных и обездоленных росло. Одно лишь оставалось неизменным: неуклюжесть, неумение, некомпетентность руководства, администрирование и насилие. Что это: рок для России"

Нет ничего страшнее инициативного дурака. А их было предостаточно. Инициативой не владели лишь те, для кого ковалось всенародное счастье.

К концу XX века отсталось деревни России усилилась, что в свою очередь вызвало такое опустошительное явление как миграция сельского населения в города и новостройки. Его суть и последствия убедительно показаны в предлагаемой читателю книге. Она написана кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником Института Российской Истории РАН Любовью Николаевной Денисовой, посвящена жизни деревни Нечерноземья в 60-80-е годы, основана на богатом и разнообразном фактическом материале, в том числе архивном, впервые вводимом в научный оборот.

Мне думается, что автор успешно преодолел публицистическую запальчивость многих наших работ, написанных в разгар так называемой перестройки, избрал спокойный, взвешенный тон, не впадая в крайности. Собственно этим и отличаются хорошие добротные исследования, чем и продливают свою жизнь.

Читатель убедится в этом сам, знакомясь с монографией Л. Н. Денисовой. Книга, надеюсь, будет с интересом прочитана не только специалистами, но и самым широким кругом читателей.

В. В. КАБАНОВ 3

I. Основы сельской экономики: материальная и техническая оснащенность труда

<Наша партия колхозам Обеспечила подъем. Мы за партией родимой К изобилию пойдем*

Основой развития любой отрасли является ее материально-техническая база, энерговооруженность работающих в .ней людей. По данный Госкомстата СССР, за 1918-1987 гг. на сельское хозяйство всего было отпущено 620,2 млрд. руб. или по 42 руб. на 1 га посевной площади.

За 1918-1940 гг. в аграрный сектор народного хозяйства было направлено 7 млрд. руб. или ежегодно не более 2,1 руб^/га; за время подъема целинных земель и расширения посевов кукурузы за Уралом - по 40-60 руб./га. В начале 80-х гг. вложения составили 65-130 руб,/га. Доля капитальных ассигнований в сельское хозяйство за 1918-^1.949 гг. составляла менее 1% национального дохода. В последующем десятилетии - менее 5%, за 1970-1980 гг. - в пределах 5,4-7,2%. ,

; Однако и эти капитальные вложения не были направлены на улучшение плодородия земли и технологий выращивания сельскохозяйственных культур. Деньги распределялись таким образом: 40% ассигновании шло на приобретение дорогостоящей и зачастую некачественной техники и оборудования; до 20% - на водохозяйственное строительство и до 10% - на строительство и оборудование ферм и животноводческих комплексов 29.

Начиная с 60-х гг. экономика колхозов все в большей степени базировалась на использовании общегосударственного бюджета, достижений промышленности и других отраслей народного хозяйства 30. С 1971 г. стало осуществляться комплексное планирование капитальных вложений в строительство производственных, жилых, культурно-бытовых и других объектов сельского хозяйства. Общие капитальные вложения в сельское хозяйство н отрасли, обеспечивавшие его развитие, составили за годы восьмой пятилетки 106,6 млрд. руб. за девятую - 171,8 млрд. руб.. или возросли более чем в 1,6 раза 3i. В использовании этих средств основное внимание уделялось строительству объектов производственного назначения и обеспечению колхозов и совхозов техникой. Так, за 1975 г. из 27,9 млрд. руб. капиталовложений государства и колхозов 23,3 млрд. руб. (83,5%) было израсходовано на эти цели. На строительство объектов непроизводственного назначения было израсходовано 4,6 млрд. руб. или 16,5% общего объема капиталовложений52.

.В 60-е гг. были расширены возможности государственного кредитования, использования долгосрочных и краткосрочных кредитов целевого назначения. В соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1965 г. <Об улучшении кредитования колхозов> начался постепенный переход колхозов на прямое банковское кредитование 33. До этого времени колхозы пользовались кредитами через заготовительные организации. Размеры авансов были недостаточны. Они не учитывали действительных потребностей колхозов в денежных средствах, не покрывали даже текущих производственных затрат. Кроме того, такая важная статья колхозных расходов, как оплата труда, ВО-зв Аргументы н факты. 1990. - 10. зо СССР в цифрах. Краткий стат. сб. М. 1981. С. 150. si Курсом Мартовского Пленума. М" 1975. С. 292-293, 303. 32 Народное хозяйство СССР в 1979 г. Стат. ежег. М. 1980. С. 372. S3 Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сб. документов. М. 1968. Т. 5. С. 739-740.

3*

19

обще не подлежала кредитованию. В течение всего производственного года хозяйства испытывали острый недостаток средств, поскольку оплата продукции производилась в основном в конце хозяйственного года.

К 1 января 1967 г. на прямое банковское кредитование был переведен 3221 колхоз, к июлю 1969 г. ~~ 33,6 тыс. - 97,8% всех колхозов44.

В 70-х гг. значительно подорожало производственное строительство вследствие введения Госстроем (с 1 июня 1969 г.) новых индексов стоимости строительно-монтажных работ. Их сметная стоимость возросла на 55%. В связи с этим колхозы израсходовали на покрытие удорожания строительных работ за 1971-1975 гг. - 10 981 млн. руб.. совхозы - 10 676 млн. руб.35 Для покрытия непомерных расходов прибегали к кредитам.

За 1965-1979 гг. долгосрочные кредиты на капитальные вложения колхозов составили огромную сумму - свыше 42 млрд. руб. Размеры годовых ссуд постоянно росли. Подсчет показывает, что свыше 80% общей суммы кредитов было использовано на повышение уровня индустриализации труда, специализацию и концентрацию производства. Возрастала роль кредита и в решении социально-культурных проблем. С помощью кредита обеспечивалась также гарантированная оплата труда колхозников. Однако не всегда кредитные средства использовались колхозами и совхозами рационально. Было немало фактов, когда за счет кредитов погашались просроченные платежи, строились незапланированные объекты. Итогом этого была большая закредитованность колхозов, нарастание процентных платежей. В некоторых хозяйствах задолженность по кредитам значительно превысила стоимость их основных й оборотных фондов. Общая кредитная задолженность сельхозпредприятий государству составляла в конце 80-х гг. 230 млрд. руб. Погасить этот астрономический долг деревня была не в состоянии.

Ввиду сложного экономического положения колхозов и совхозов с них периодически списывались крупные суммы задолженности. Постановлением правительства страны от 1 апреля 1965 г. была списана задолженность прошлых лет по ссудам Госбанка СССР ъ размере более 2 млрд. руб. а также задолженность за технику, помещения и оборудование, приобретенное у МТС и ремонтно-технических станции. В 1975 г. списана задолженность с колхозов на сумму 2,1 млрд. руб. и с совхозов - 1,4 млрд. руб. отсрочено погашение ссуд на общую сумму 2,5 млрд. руб. Кроме того, погашалась просроченная и отсроченная задолженность на начало 1975 г. В 1978 г. правительство признало необходимым в целях оздоровления экономики колхозов и совхозов, особенно пострадавших в 1972 и 1975 гг. от засух и других стихийных бедствий, списать с них задолженность по ссудам Госбанка на сумму 7,3 млрд. руб. и на 12 лет отсрочить погашение кредитов на общую сумму на 4 млрд. руб. с освобождением их от уплаты процентов по этим ссудам. В 1982 г. для улучшения финансового положения отстающих колхозов и совхозов было решено списать с них задолженность по ссудам Госбанка в сумме 9,7 млрд. руб. и отсрочить на 10 лет погашение задолженности в размере более 11 млрд. руб.16

34 Хозяйственная реформа в СССР. М. 1969. С. 79.

35 Тюрина А. П. Социально-экономическое развитие советской деревни. 1965- 1980. М. 1982. С. 26.

36 Решения партии и правительства по сельскому хозяйству. (1965-1974 гг.). М. 1975. С. 28; Котов Г. Г. Мельников В. Ф. Экономические и социальные проблемы села на современном этапе. М. 1979. С. 15; Тюрина А. П. Указ, соч. С. 12; Продовольственная программа СССР на период до 1990 г. и меры по ее реализации. Материалы майского Пленума ЦК КПСС 1982 г. М. 1982. С. 85-86; Правда. 1989. 16 марта.

Решение проблемы интенсификации сельскохозяйственного производства, перевод его на индустриальные методы труда, когда в ряде отраслей этот процесс в 60-70-е гг. практически начинался с внедрения первичной механизации, осуществление комплекса других начинаний - все это объективно требовало не только огромных размеров единовременных вложений средств, но и постоянного их наращивания. Между тем, в 70-е гг. темпы прироста капиталовложений имели тенденцию к понижению. По сравнению с предыдущими пятилетками в восьмой пятилетке объем капиталовложений возрос в 1,9 раза, в девятой - в 1,6, в десятой - в 1,3 раза 37.

Осложнение международной обстановки, решение многих неотложных проблем развития народного хозяйства страны, осуществление комплекса социальных мер и другие причины повлияли на распределение капиталовложений внутри народнохозяйственного комплекса. Сказалось и то, что значительная часть общенародных средств, выделяемых сельскому хозяйству, не давала должной отдачи.

При этом отмечалась практика, когда плановые органы придерживали вложения в сельское хозяйство, а на местах нередко часть средств использовалась не по прямому назначению. Так. за первые три года восьмой пятилетки вместо планируемых 21,2 млрд. руб. фактически на производственное строительство и приобретение техники было потрачено 17,3 млрд. руб. Остальные средства расходовались на работы непосредственно не связанные с сельскохозяйственным производством и эти средства не возмещались колхозам соответствующими ведомствами В 1973 г. невозмещенные расходы колхозов и совхозов исчислялись суммой в 1070 млн. руб. в том числе по продаже сельскохозяйственной продукции заготовительным организациям - 287 млн. руб. на содержание школ - 405 млн. больниц - 160 млн. предприятий связи - 40 млн. на транспорт для перевозки школьников (совхозы) - 10 млн. на перевозку печеного хлеба и оказание других услуг потребкооперации {совхозы) - 38 млн. от превышения суммы платежей по государственному страхованию колхозного имущества над суммами страховых возмещений - 130 млн. руб. За 1966-1973 гг. колхозы передали безвозмездно государственным организациям непроизводственных основных фондов (клубы, школы, больницы, детские сады) на 1100 млн. руб. в том числе колхозы РСФСР - 336 млн. руб.39

В последующий период практика отлечения средств из колхозов и совхозов приняла еще более широкие масштабы. В 1975-1977 гг. из государственных капиталовложений сельскохозяйственного назначения было изъято республиканскими, краевыми, областными и районными организациями и передано в другие отрасли народного хозяйства более 250 млн. руб. В ряде случаев за счет этих средств проводилось благоустройство городов и районных центров. Большое распространение получила практика безвозмездной передачи зданий и сооружений, построенных колхозами и совхозами, другим организациям и учреждениям - только за 1974-1976 гг. на сумму более 1 млрд. руб.40

Весьма распространенным было изъятие денет на нужды различных добровольных обществ: <Охрана памятников культуры и искусства>, <Спасение на водах>, <Любителей книги>, <Охотников и рыболовов>, <Пожарное> и др. В 1982 г. добровольным обществам колхозы России

" Народное хозяйство СССР в 1979 г. С. 370.

38 Тюрина А. П. Указ. соч. С. в-9.

39 Тюрина А. П, Указ. соч. С. 9.

40 Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сб. документов. М. 1979. Т. 12. С 406-407.

выплатили 5.6 мли.рубА'Нередкоэта средства изымались со счетов без соответствующих решений правлений колхозов, что наносило не только экономический, но и моральный ущреб. На этом фоне рождалось безразличие к судьбе общественного хозяйства.

Экономика Нечерноземья развивалась в общем русле аграрных преобразований страны. Статистика фиксировала ежегодно возраставшие миллиарды капиталовложений в сельское хозяйство края. В 1961 - 1965 гг. на развитие этой отрасли региона было отпущено 7,1 млрд. руб. в 1966-1970 гг. - 11,7 млрд. в 1971 - 1975 гг. - 19,5 млрд. в 1976-1980 гг. - 31,9 млрд. 1981 - 1985 гг. - 39,3 млрд. 1986- 1989 гг, - 39,5 млрд. руб. Однако это составило немногим больше 30% капиталовложений России в сельское хозяйство, очевидно, руководствуясь тем, что Нечерноземье давало в среднем около 30% прог дукцни растениеводства и животноводства. Средства, выделяемые региону, корректировались в сторону уменьшения. Так, в 1989 г. с комитета по Нечерноземью было снято 40 млн. руб.

Стоимость основных производственные фондов сельскохозяйственного назначения в колхозах и совхозах полосы возросла с 8,1 млрд. руб. на конец 1965 г. до 64 млрд. руб. на конец 1989 г. Фондовооруженность труда повысилась за это время с 2 тыс. руб. до 25,1 тыс. руб. на одного работника. Более чем в 12 раз выросла энерговооруженность труда в хозяйствах Нечерноземья *2. Такова статистика. Принято считать, что разорившееся российское Нечерноземье находилось под постоянным контролем государства. Правительственное постановление 1974 г. <О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР> сделало акцент на этот регион. Но реальной помощи не последовало. Вытаскивать сельское хозяйство полосы было длительг ным и дорогостоящим процессом. Отдача - далекая перспектива. Рациональнее было вкладывать средства в уже относительно развитое сельское хозяйство Белоруссии и Прибалтики. Российское Нечерноземье разорялось и пустело еще больше. Вот данные на 1973 г.*:
Нечерноземная зона России Белоруссия а

s

к; Латвия Эстнонкя
На 100 га сельхозугодий
стоимость основных производствен-
ных фондов сельхозназначения (на
конец года, тыс руб.) 37 50 81 72 80
капиталовложения государства и кол-
хозов на развитие сельского хозяйст-
ва, тыс. руб. 8.5 12,5 17,6 14.6 15.9
наличие энергетических мощностей
на 100 га посевов, л. с. 199 243 317 306 328
<1 Тюрина А. П. Советская деревня на путях обновления. М. 1989. С. 13.

<2 Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. Стат. ежег. М. 1981. С. 175-177; Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. Стат. ежег. М. 1990. С. 596-600. Правда. 1989. 1 июня.

* РГАЭ. Ф- 4372. On. 66. Д. 7095. Л. 12-13.

При этом примем во внимание изначальное отставание сельского хозяйства Нечерноземья, разоренного войной и опустошенного после освоения целинных и залежных земель. Компенсировать потери откладывали на будущие времена. Но они не наступали. Не спасали громкие правительственные постановления, призывающие к незамедлительной помощи этому разоренному краю. Выделенные капиталовложения нередко перераспределялись в другие отрасли и регионы. По сравнению с республиками Прибалтики материальных правительственных затрат было в 2 раза меньше, по сравнению с Белоруссией - в ".,5 раза. Остается лишь удивляться, как при таком минимуме средств сельское хозяйство Нечерноземья растило хлеб, давало мясо и молоко, кормило российские города.

"? Тяжелый ручной труд оставался такой же реальностью, как и десятилетия назад. Письмо в <Сельскую жизнь> от доярок совхоза <Темп> Веневского района Тульской области (60-е гг.): <Всю работу на ферме производим вручную, имеем в группе по 16 коров. Каждая доярка отпаивает телят до 20 дней. Сами чистим помещения, убираем навоз. Мы по нескольку лет не имеем выходных дней и за них не платят и не дают отгулы>4,1. Аналогичное письмо от доярки И. А. Нечаевой из.деревни Кочема Егорьевского района Московской области (70-е гг.): <Работаем мы в крайне тяжелых условиях. Навоз с фермы по неделе не вывозим. Ходим но уши в грязи, зимой и летом в резиновых сапогах. Работаем в холоде, на сквозняке. Поилки замерзли, не успеваем отогреть. После работы остаемся чистить коров до часу ночи, а в. 5 утра <нова на работу> Из деревни Максимовка Малоярославецкого района Калужской области доярка Сорокина написала (80-е гг.): <Работает нас на ферме 10 человек. Работа очень тяжелая, приходится все делать вручную, А сейчас зима. Начался массовый отел коров. А помещение холодное. Окна разбиты, ворота поломаны. Мы работает одетые* а каково новорожденным телятам? Еще и воду таскаем на своих руках за целый километр, хотя колонка рядом, но она не работает>

Перевод сельскохозяйственного производства на планируемый уровень требовал введения животноводческих комплексов, птицефабрик, откормочных цехов. Нельзя сказать, что руководство страны не учитывало этот главный фактор подъема сельского хозяйства. Во всех правительственных решениях указывалось на важность и необходимость технического оснащения и перевооружения сельскохозяйственного производства. Выделялись средства, строились планы их освоения, но ежегодно жизнь вносила коррективы, и капиталовложения перераспределялись на другие отрасли экономики. Однако и выделяемые средства осваивались медленно и неполностью, объекты постепенно превращались в долгострой. В Архангельской области не было освоено за 1964-^-1965 гг. около 5 млн. руб. капиталовложений (16%), План ввода жи-вотноводечеких помещений был выполнен менее чем на две трети. При этом по состоянию на I января 1966 г. в совхозах 72,5 тыс. коров содержалось в аварийных и приспособленных помещениях, из них 28 тыс. в зданиях, требующих немедленной замены"6. Медленное освоение капиталовложений влекло за собой растягивание сроков строительства, превращение объектов в долгострой. Из 134 птицефабрик России в 1967 г. на 10 октября было введено 30. По 24 птицефабрикам годовой план был выполнен на 19-60%. Птицефабрика <Ширино> Тульской

<а РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 89. Л. 28.

< Там же. Д. 205. Л. 17.

45 Там же. Д. 216. Л. 149.

< Там же, Ф. 17. Оп. 102. Д. 40. Л. 92-93.

области мощностью 100 тыс. кур-несушек и сметной стоимостью 3,13 млн. руб. строилась 8 лет, и в 1967 г. было введено 60% мощностей А7. Типичная для Нечерноземья ситуация. Она не менялась ни в 70-е гг. ни в 80-е гг. Не хватало подрядных организаций, строительных материалов, транспорта, в результате сроки ввода объектов растягивались.

Деревня десятилетиями ждала современных, хорошо оборудованных комплексов, которые могли изменить жизнь колхоза или совхоза, а значит дать людям стабильную, хорошо оплачиваемую работу дома. Но ежегодно во всех областях Нечерноземья за редким исключением планы строительства не соответствовали возможностям сельских строителей. Во Владимирской области план ввода основных фондов по государственным капиталовложениям был выполнен в 1969 г. на 53%. Объем незавершенного строительства возрос за год на 6% и составил 9 млн. руб.48 В Новгородской области на протяжении 60-70-х гг. капиталовложения осваивались не более чем на 70%. Объем незавершенного строительства ежегодно возрастал49. Уставшее ждать перемен сельское население разъезжалось.

Большие трудности были и в приобретении скота. В результате вновь построенные фермы и комплексы не всегда работали на полную мощность и давали ожидаемую прибыль. В колхозе <За мир> Борович-ского района за 1961 -1965 гг. построено три готовых коровника на 306 голов, в которых было размещено 100 коров и 70 телят. Ежегодный убыток составлял 4400 руб. Себестоимость молока возросла на 10%. В колхозе <Могучий союз> Старорусского района не использовались помещения трех скотных дворов. По данным на 1 ноября 1966 г. в области при общем недостатке животноводческих помещений не использовалось 8,4 тыс. мест для скота, в том числе в коровниках - на 3,8 тыс.50.

В целом по Нечерноземью в середине 70-х гг. подрядные организации, осуществлявшие капитальное строительство по отрасли <Сельское хозяйство>, не освоили строительно-монтажные работы в объеме 135 млн. руб. или 7% от годового задания. Министерство сельского строительства страны выполнило задание по строительству для совхозов и других государственных сельскохозяйственных предприятий и организаций лишь на 86% при выполнении годового плана строительно-монтажных работ по РСФСР на 98% 5|. В Ярославской области в первой половине 80-х гг. на строительство сельскохозяйственных объектов было направлено более 700 млн, руб. в Новгородской - 434 млн. Архангельской 535 млн. Владимирской - 600 млн. Вологодской - 850 млн. руб.52 Капиталовложения освоивались не полностью, многие объекты переходили из одного плана в другой.

Техническое оснащение сельского хозяйства определяет уровень развития отрасли. Из 660 тыс. грузовых машин, имевшихся в сельском хозяйстве к началу 1958 г. половина принадлежала колхозам. Стоимости тракторов и другой техники в колхозах составляла примерно 24 млрд. руб. Многие колхозы имели свои электростанции, подсобные предприятия. Для них система обслуживания через МТС являлась ненужным

<' РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 1576. Л. 21.

"8 РХЦИДНИ. Ф. 17. Оп. 105. Д. 155. Л. 10-11.

*> Там же. On. 106. Д. 734. Л. 10; Оп. 150. Д. 859. Л, 21.

so Там же. Оп. 103. Д. 694. Л. 7-8.

5' РГАЭ. Ф. 4372. On. 66. Д. 7095. Л. 27.

52 РЦХИДНИ. Ф. 17. On. 153. Д. 82. Л. 18; Д. 196. Л. 17; Д. 244. Л. 18; Д. 931. Л. 22; Д. 1666. Л. 16.

эвеном, они могли и справлялись с сельскохозяйственными работами самостоятельно. Правительственные решения февраля-марта 1958 г. предусмотрели продажу для всех колхозов страны всей техники, принадлежавшей ранее МТС. Машинно-тракторные станции реорганизовывались в РТС (ремонтно-тракторные станции). Процесс этот должен был осуществляться в течение нескольких лет, а для слабых колхозов должен был сохраняться порядок обслуживания через МТС, Однако на практике на 1 октября 1958 г. уже 60% колхозов России купили технику МТС 53.

Большую часть тракторного парка колхозов Нечерноземья составляли колесные тракторы марки <Беларусь>, <МТЗ-1> и другие, а среди гусеничных - тракторы марки <ДТ-54> и <ДТ-54А>. Основной парк комбайнов составляли самоходные комбайны марок <С-4> и <СК-3>. Это дало возможность в колхозах региона почти полностью механизировать подъем паров и зяби, посев и уборку зерновых, посев подсолнечника, сахарной свеклы и льна-долгунца. Затраты на приобретенную технику тяжелым бременем лежали на экономике хозяйств. Многие из них выкупали машины в рассрочку, оставаясь должниками государства многие годы. Годовые отчисления в неделимые фонды колхозов этого региона были значительно меньше сумм, которые им необходимо было уплатить МТС за приобретаемую технику (по Орловской области - в 3 раза, по Брянской - в 2 раза и т. д.) Не случайно поэтому министр сельского хозяйства РСФСР И. А. Бенедиктов намечал провести реорганизацию МТС в Нечерноземье примерно в течение 3-5 лет м. Часть задолженности для экономически слабых колхозов по решению правительства, принятому в июне 1958 г. была списана (по обязательным поставкам, натуроплате МТС).

Возросли расходы на ремонт сельскохозяйственной техники. Стоимость капитального ремонта тракторов за 1958-1964 гг. возросла более чем в 2 раза. Ремонт одного трактора обходился хозяйству в 1800 руб. В 1955 г. сеялка СУБ-48 стоила 180 руб. к 1964 г. она подорожала втрое. Значительно увеличились цены на запасные части > тракторам и автомашинам. Для покупки головки блока к трактору ДТ-54 нужно было продать 6 ц пшеницы, блок цилиндра обходился в 15 ц. Чтобы купить гусеницу, которая менялась на тракторе ежегодно, необходимо было продать государству 3 т зерна. Резина для трактора <Беларусь> обходилась в 13 т пшеницы55. Для многих хозяйств Нечерноземной полосы такие траты были непосильны.

Техническая база колхозов ухудшалась, долги государству возрастали. Большинство колхозов не имело возможности рассчитаться за купленный парк машин полностью. Как отмечалось в докладной записке Министерства сельского хозяйства СССР, направленной в правительственные органы, колхозы страны затратили на приобретение техники и ее капитальный ремонт в 1957 г. 5,3 млрд. руб. в 1958 г. - 16,4 млрд. руб. а в 1959 г. - уже 17,1 млрд. руб.66 К 1959 г. задолженность за купленную технику по группе отстающих колхозов составляла: по Владимирской области - 10,7 млн. руб. по Калининской - 36,1 млн. руб. по Тульской - 24,8 млн. руб. Для многих хозяйств это было непосильно. Средств на оплату труда не оставалось. Только в Тульской области

63 Советское крестьянство. Краткий очерк истории. (1917-1969). М, 1970. С. 407-409.

5* Чигринов Г. А. Указ. соч. С. 123.

55 Пленум ЦК КПСС. 24-26 марта 1965 г. Стеногр, отчет. М. 1965. С. 55.

56 РГАЭ. Ф. 7486. On. 1. Д. 8541. Л. 295; Никонов А. А. Указ. соч. С. 317.

за первое полугодие 1959 г. колхозы остались должны членам сельхозартелей за оплату труда около 26 млн. руб.57

К 1 января 1960 г. продажа техники колхозам была завершена. Государство продало колхозам 660 тыс. тракторов, около 300 тыс. зер< новых комбайнов и других машин. Вскоре были повышены цены на технику, запасные части, горючее и смазочные материалы 68. Это поста вило колхозы в трудное финансовое положение. Рассчитываясь за вновь приобретенную технику, они вынуждены были вновь увеличивать траты на ремонт приобретенных машин, их обслуживание и эксплуатацию.

В конце 50-х - начале 60-х гг. поставки тракторов, грузовых автомобилей и другой, техники колхозам снизились, что было связано со сдерживанием капиталовложений в сельское хозяйство. Медленно велись освоения новых образцов сельскохозяйственных машин. За 1959- 1965 гг в колхозах центральных областей России парк тракторов, зерновых комбайнов и другой сельхозтехники рос медленно и крайне неустойчивыми темпами. Так, в колхозах Рязанской области за 1959- 1964 гг. число тракторов возросло с 5,5 тыс. до 5,8 тыс. штук, а пари зерновых комбайнов и грузовых автомобилей сокращался. Несмотря на большие нагрузки выработка на одну машину снизилась. Это объяснялось в первую очередь низким качеством ремонта техники, частыми е* простоями из-за поломок. В колхозах Рязанской области годовая выработка на 15-сильный трактор за 1959-1964 гг снизилась с 470 до 382 га мягкой пахоты, в колхозах Тульской области - с 371 до 340 га В 1962 г. в России станции техобслуживания, созданные при отделениях <^Сельхозтехники>, обслуживали лишь четвертую часть всех тракторов и пятую часть комбайнов69. В республике для проведения работ в оптимальные агротехнические сроки в 1962 г. сельскому хозяйству недоставало более 400 тыс. тракторов, 76 тыс. грузовых автомобилей, 136 тыс. зерноуборочных комбайнов и другой техники60.

Промышленность наращивала темпы производства сельскохозяйственной техники. В 1950 г. селу поставлялось 222 вида сельхозтехнике и оборудования, в 1965 г. - 410, в 1970 г. - 978, в 1975 г. - около 1500, в 1977 г. - более 1700 видов. В течение восьмой пятилетки было заново освоено производство 346 наименований техники, в девятой - 300, десятой - 248 в1.

Было создано новое поколение тракторов повышенной мощности - Т-150, Т-130, МТЗ-80, К-700, К-701, разработаны конструкции и освоено производство более мощных комбайнов для уборки зерна, кукурузы, свеклы, картофеля, комплексы машин для обработки почв, подвережен-ных ветровой эрозии, для внесения удобрений, орошения и мелиорации, Средняя мощность тракторов возросла с 48 л. с. в 1965 г. до 82 л. с. в 1979 г. или в 1,7 раза.

Обновленная техника давала возможность значительно повысить производительность труда. Харьковский трактор Т-150К по сравнении; с трактором Т-74 был производителнее в 1,6-1,8 раза и требовал вдво^

*7 РГАЭ. Д. 8442. Л. 22; Оп. 4. Д. 1685. Л. 34-35; Государственный Архив Российской Федерации. Ф. 310. On. I. Д. 1980. Л. 104. Далее ГАРФ.

в> Советское крестьянство. Краткий очерк истории (1917-1969). С. 407-409,

59 Народное хозяйство Рязанской области. Стат. сб. М. 1967. С. 83; Народное хозяйство Тульской области, Стат. сб. Тула, 1973. С. 151; Техника в сельском хозяйстве. 1963. - 3. С. 1-4.

50 Проблемы истории современной советской деревни. 1946-1973 гг. М. 1975-, С. 180.

31 Аграрная политика КПСС. Итоги и перспективы. М. 1979. С. 50; Тракторы н сельхозмашины. 1972. - 8. С. 13; Сельская жизнь. 1979, 22 июня.

меньше обслуживающего персонала. Пропускная способность новых комбайнов была почти в 1,5 раза выше, чем комбайна СК-4, Это был безусловный прогресс в сельскохозяйственном машиностроении. Однако нельзя не отметить и другую сторону этого процесса - быстрое моральное старение техники, поступавшей в хозяйства. Одной из причин этого были длительные сроки разработки и освоения новых машин, некоторые из которых устаревали уже в ходе внедрения. Так, свыше 14 лет шла разработка трактора Т-330, более восьми лет трактора Т-70Д. Более десяти лет разрабатывались двухъярусный 3-4 корпусный плуг, широкозахватный агрегат62. По этим и многим другим машинам был допущен перерасход средств, а сельское хозяйство не получало нужную технику.

До 40% средств хозяйства тратили на ее приобретение. За 1961 - 1965 гг. <колхозы и совхозы Нечерноземья было поставлено 170 тыс. тракторов, 57 тыс. зерноуборочных комбайнов. С января 1966 г. грузовые автомобили, тракторы, сельскохозяйственные машины, запасные части, изделия из пластмасс, резины и асбеста стали продаваться потребителям по оптовым ценам промышленности. На шины, электрооборудование, приборы и топливную аппаратуру оптовые цены были снижены на 20%, на запасные части к тракторам - на 10%. Это обеспечило колхозам и совхозам в 1966 г. экономическую выгоду в размере 450 млн. руб. Около 60 млн. руб. сельское хозяйство получило от снижения тарифов на электроэнергию, отпускаемую государственными энергосистемами и электростанциями на общественные и производственные нужды 63.

За 60-70-е гг. поставки техники в Нечерноземье возросли в 2 раза и составили за 1976-1980 гг. 380 тыс, тракторов и 94 тыс. зерноуборочных комбайнов6*. В 1980 г. в регионе было сосредоточено 36% тракторов, 26 зерноуборочных комбайнов, 26 силосоуборочных, 79 картофелеуборочных, 98 льноуборочных комбайнов, 34 тракторных плугов, 24 тракторных "культиваторов и 21% тракторных сеялок66. Возраставшие показатели не закрывали острый дефицит сельскохозяйственной техники, который сохранялся на протяжении десятилетий.

В 1981-1985 гг. нормативная потребность сельского хозяйства в тракторах удовлетворялась на 80%, зерновых комбайнах - на две трети, картофелеуборочных комбайнах - немногим более четырех пятых, плугах общего назначения - на две трети, измельчителях соломы - на одну пятую, зерновых сеялках - на 70%. свеклоуборочных комбайнах - на 60%, машинах для подбора и транспортировки тюков сена - на 10%, разбрасывателях минеральных удобрений - на 60%6в. И это несмотря на то, что поставки сельскохозяйственной техники возрастали от пятилетки к пятилетке. За 1966-1984 гг. хозяйства приобрели у государства около 1105 тыс. тракторов, 270 тыс. зерновых комбайнов, 556 тыс. грузовых автомобилей67. При этом хозяйства имели значительное количество техники, перешагнувшей все эксплуатационные сроки, на ремонт которой тратились немалые средства. Колхозы и сов-

62 Экономика сельского хозяйства. 1974. Ns 9, С. 39; Сельская жизнь. 1981. 4 февраля.

63 Решения партии и правительства по сельскому хозяйству. 1965-1974 гг. С. 41-43; Советское крестьянство. Краткий очерк истории (1917-1969). С. 414.

64 Монов А, И. Аверин И. Г. Погожее В. П. Сельское хозяйство Нечерноземной зоны РСФСР. М. 1978. С. 4; Нечерноземная зона РСФСР. Экономические проблемы развития сельского хозяйства. М" [980. С. 11.

63 Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. С. 17".,

66 Тихонов В. А. Лезина М. Л. Агропромышленный комплекс: пропорциональность развития. М. 1986. С. 35.

б? Сельское хозяйство Нечерноземья. 1985. Mi 3. С. 1.

хозы списывали такие машины. Количество этой техники оставалось значительным. Так, только за 1976-1980 гг. в нечерноземных хозяйствах было списано 260 тыс. тракторов, а поступило за это время 380 тыс. и 62 тыс. зерноуборочных комбайнов, а поступило 94 тыс.6* В целом по стране ежегодно списывалось до 260 тыс. тракторов е9. Шел процесс обновления парка сельскохозяйственных машин. Для этого требовались большие средства, которые хозяйства должны были черпать из своего скромного бюджета. Конечно, в большинстве их средств не хватало.

Дефицит пахотных тракторов приводил к сдерживанию одной из наиболее <ажных работ в сельском хозяйстве - вспашке зяби и сопутствующих с ней других работ: пахоты под озимые культуры, уборке силосных и других культур. Агротехнический срок проведения подъема зяби и совпадающих с зяблевой пахотой других работ определен технологическими картами в среднем в 20 дней, практически из-за недостатка тракторов сроки проведения этих работ затягивались до 35- 40 рабочих дней. И при этом на нужды других отраслей народного хозяйства ежегодно отвлекалось до 16 тыс. тракторов из фонда сельского хозяйства 70.

Расчеты показывали, что на каждые 100 руб. стоимости тракторов необходимо было иметь прицепных и навесных сельскохозяйственных машин на сумму 240-280 руб.71 В результате отсутствия необходимого комплекта машин технические возможности тракторов использовались не в полной мере. Так. для наиболее полной загрузки тракторов К-701 необходимо было иметь 92 наименования разных машин и орудий. Промышленность же производила и поставляла сельскому хозяйству только 19, причем в незначительных количествах. Колхозы и совхозы получали лишь половину требовавшихся прицепов к тракторам.

Для рационального использования тракторов Т-150 и Т-150К необходимо было иметь 28 машин и орудий, что позволяет обеспечить полную загрузку тракторов и обеспечить экономический эффект, запланированный при их создании. Однако промышленность освоила выпуск только 20 7

Ежегодно промышленность поставляла российскому селу 17- 19 тыс. пресс-подборщиков - механизмов для уборки грубых кормов. Однако низкое их качество приводило к тому, что списывалось их каждый год практически столько же, сколько и поступало в хозяйства тз.

Цены на средства производства и другие виды промышленной продукции для сельского хозяйства поднялись за 1965-1985 гг. в 2-5 раз, а закупочные цены на сельхозпродукцию, сдаваемую государству, примерно в 2 раза. Рост цен был значителен. Так, в десятой пятилетке по сравнению с восьмой стоимость пахотного и посевногоо агрегатов поднялась почти в 3 раза, технических средств на один гектар орошения - в 2,8 раза. Монопольное право промышленных предприятий самостоя-

68 Нечерноземная зона РСФСР. Экономические проблемы развития сельского хозяйства. С. 11.

6> Симуш П. И. Мир таинственный... Размышления о крестьянстве. М. 1991. С. 226.

'о РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 1575. Л. 169-170. Пленум ЦК КПСС. 24-26 марта 1965 г. С. 19.

Ti Нечерноземная зона РСФСР. Экономические проблемы развития сельского хо-зяйствз С 13

"Там же; Тихонов В. А. Лезина М. Л. Указ. соч. С. 35; РГАЭ. Ф. 4372. Оп.66. Д. 3814. Л. 78.

" Гужвин П. Отдача земли и структура вложений // Коммунист. 1986. М> 8. С. 36-37; Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 562; Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. С. 131.

тсльно устанавливать стоимость своей продукции привело фактически к неконтролируемому росту цен на технику, удобрения, комбикорма. По сравнению с 1983 г. удорожание комбикормов составило: в 1984 г. 730 млн. руб. в 1985 г. - 1106 млн. руб. в 1986 г. - 1654 млн. руб. С июля 1988 г, на комбикорма была сделана новая наценка и один килограмм комбикорма стоил в 1,5 раза дороже килограмма ржаного хлеба. При этом качество комбикорма оставалось низким.

Повышая цены, государственные предприятия покрывали свои издержки за счет колхозов и совхозов. Общие суммы необоснованного удорожания основных видов промышленных средств производства и производственно-технических услуг для сельского хозяйства страны за 1984-1986 гг. составили более 18 млрд. руб. По расчетам ВНИЭСХ, необоснованный рост цен на сельскохозяйственную технику только за 1984-1986 гг. повлек за собой дополнительные затраты хозяйств около 6 млрд, руб. При этом цена на технику была оторвана от ее производительности. Так, по кормоуборочному комбайну <КСК-ЮО> при росте производительности по сравнению с заменяемой техникой на 70% цена выросла почти в 4 раза, по самоходной косилке <СКП-10> производительность возросла на 79%, а цена - в 4,4 раза, а по картофелесорти-ровальному пункту <КСП-25> - соответственно в 3,5 и 21 раз. При использовании гусеничного трактора Т-150 по сравнению с трактором ДТ-75 выработка повышалась на 60-65%, а расходы на его приобретение более чем в 2 раза. Отпускная цена зерноуборочного комбайна СК-5 <Нива> на 45,5% больше, чем цена на комбайн СК-4, При этом производительность труда возросла лишь на 30-35% 74.

Необоснованное повышение цен на технику, горючее и смазочные материалы, минеральные удобрения и другие продукты промышленного производства, потребляемые колхозами и совхозами, привело к тому, что балансовая стоимость, например, тракторного парка в колхозах страны увеличилась в 1976 г. по сравнению с 1965 г. на 120%, а мощности двигателей тракторов - только на101%. В результате стоимость I л. с. тракторного двигателя увеличилась на 7%, автомобильного - на 33%?s.

Значительными оставались расходы на техническое обслуживание и ремонт машин за срок их амортизации. Так, за время пребывания в хозяйстве трактора ДТ-75 (8-9 лет) затраты на ремонт и его техническое обслуживание составили 6700-6800 руб. что более чем в 2 раза превышало его отпускную стоимость. Затраты труда на техническое обслуживание трактора <Беларусь> за срок его службы более чем в 5 раз превышали затраты на его производство, то же и с трактором ДТ-75. На техническое обслуживание затрачивалось 20-25% рабочего времени смены. С 1965 по 1977 гг. общий объем производственных услуг Сельхозтехники (без торговли) в денежном выражении увеличился в 4 раза, а прибыль - в 7,6 раза. Денежные расходы колхозов и совхозов, связанные с оплатой ремонтных работ, в расчете на единицу оборудования возросли только за 1966-1972 гг. в 2,2 раза, а в расчете на единицу стоимости сельскохозяйственной продукции - в 3,3 раза76.

7* Правда. 1982. I октября; Сельская жизнь. 1988. 6 октября: Социалистическая индустрия. 1989. 8 февраля; Нечерноземная зона РСФСР. Экономические проблемы развития сельского хозяйства. С 22.

7S Аграрная политика КПСС. Итоги и перспективы. М. 1979. С. 91-92; Экономика сельского хозяйства. 1978. - 2. С. 73.

,6 Нечерноземная зона РСФСР. Экономические проблемы развития сельского хозяйства. С. 23; Пленум ЦК КПСС. 24-26 марта 1965 г. С. 152; Вестник сельскохозяйственной науки. 1981. - 6. С. 94; Аграрные проблемы развитого социализма. М" 1980. С. 233.

Кроме того, предприятия Сельхозтехники не несли фактически материальной ответственности за плохое качество ремонта машинного парка и за тот ущерб, который терпели хозяйства из-за простоя машин.

Приобретение дорогостоящей техники для большинства колхозов и совхозов Нечерноземья в необходимых производственных объемах было нереально. Слишком было много убыточных хозяйств, а доходы остальных невелики. Чистый доход от реализации продукции растениеводства и животноводства в расчете на 100 га сельхозугодий в колхозах Краснодарского края за период 1971 -1977 гг. в среднем составил 8,5 тыс. руб. а в колхозах Калининской области - 2,4 тыс. руб. В первом случае за счет чистого дохода можно было купить 3 трактора ДТ-75, а во втором - один 7Г. .

Приобретаемая хозяйствами дорогостоящая сельскохозяйственная техника, грузовые и легковые автомобили нередко оказывались непригодными к эксплуатации. Из совхоза <Бровкино> Вяземского района Смоленской области в 1963 г. пришло письмо в редакцию газеты <Сельская жизнь>, Тракторист хозяйства М. Кузьмин писал: <В марте 1963 г. совхоз получил новый трактор Т-40 воздушного охлаждения. Отработал он 75 часов - и вышел из строя мотор по вине завода. Мы послали рекламацию. Прошло полтора месяца, а трактор все стоит> 78. Из сов хоза им. XVI лартсъезда Рыбинского района Ярославской области в 1965 г. обратились в газету его директор Н. Нечаев и главный агроном В. Лапин: <Зимой 1964-1965 гг. наш совхоз приобрел через Рыбинское отделение <Сельхозтехника> зерновые сеялкя, выпущенные в 1964 г. Воронежским заводом. Совхоз заплатил за них 459 руб. но ни одна из этих сеялок в работе не участвовала. Все они на первом гектаре вышли из строя, и оказались с браком производства. Кто возместит совхозу убытки">79 Таких писем приходили сотни. Сельское хозяйство несло огромные убытки от того, что простаивала по вине изготовителя непригодная к эксплуатации техника, а заводы выполняли и перевыполняли плавовые задания, выпуская немало некачественных машин. В 1967 г. при принятии готовой продукции были признаны некачественными 24 тыс. тракторов, более 80 тыс. различных сельхозмашин, 900 тыс. запасных частей. Нередко новые тракторы и комбайны требовали капитального ремонта. Только в 1972 г. заводам-изготовителям Сельхозтехника вернула из-за несоответствия техническим условиям и гостам 28 тыс. тракторов и 35 тыс. сельскохозяйственных машин, что составило 9,1% и 6% числа машин, предъявленных к приемке80. При этом получить вместо забракованных по вине изготовителя машин новые часто оказывалось хлопотным делом, которое растягивалось на много месяцев. Директор совхоза Глазов из Череповецкого района Вологодской области написал в газету <Сельская жизнь> (1972 г.): <18 января 1971 г. наше хозяйство получило с череповецкой базы <Сельхозтехника> новую машину марки ГАЗ-52-03. У машины оказался неисправным двигатель. Завод-изготовитель порекомендовал составить акт рекламаций и выслать двигатель на завод в г. Горький. Выслали двигатель и уже ждем несколко месяцев: ни ответа, ни двигателя> 81. Тракторист совхоза <Родина> А. Соломин Островского района Костромской области сообщал в 1978 г.: <Осенью 1977 г. совхоз получил новый трактор ДТ-75М, ко-

" Нечерноземная зона РСФСР. Экономические проблемы развития сельского хозяйства. С 13.

T РХЦИДНИ. Ф. 591. On. I. Д, 160. Л. 192. "Там же. Д. 168. Л. 160-162.

а> РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66, Д. 5920. Л. 32; Правда. 1968. 20 февраля, si РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 98. Л. 50.

fopufi проработал 9 моточасов и по вине завода-изготовителя вышел из строя. Мы отправили неисправные части на завод, а мощная машина простаивает уже 7 месяцев> ва.

, Нередко выход из положения находили такой; осуществляли ремонт техники своими силами, используя имевшиеся детали или разбирая новые агрегаты на запасные части. Такой ремонт не всегда оказывался оправданным. Трактористы из поселка Ленинский Шабалинского района Кировской области так описывали результаты этого ремонта: <Привозят в <Сельхозтехнику> моторы из Котельнического моторного завода партиями по 7 штук и из них 3 признаются негодными и отправляются обратно. Иные разбирают по частям и раздают колхозам для ремонта. Работают новые моторы, как правило, не более 3-х месяцев или полугода. Ремонт <Сельхозтехника> осуществляет без гарантии и так, что машина до колхоза не дойдет, а уже сломается> в".,

Из общего числа грузовых автомобилей, работавших в колхозах и совхозах в 60-е гг. треть машин была устаревших марок со сроком службы 10-12 лет при экономически целесообразном - 8 лет. Чтобы иметь парк грузовых автомобилей хотя бы сроком 10 лет, следовало "бы ежегодно списывать до 8% парка. Фактически из-за недостатка машин совхозы и колхозы списывали в год 4,4-5,8% наличного парка, что в целом по стране составляло 40-57 тыс .грузовых автомобилей 84, Такое состояние автопарка влекло за собой частый и дорогостоящий ремонт. Запасные части для автомобилей были остродефицитными. Автотранспорт был обеспечен ими на 80%, а по отдельным деталям - на 30- 70% в5. В результате простаивало большое количество тракторов. В Псковской области проверкой, проведенной в 1967 г.. было установлено, что из-за отсутствия запасных частей простаивало 640 гусеничных тракторов 8 Такое положение было повсеместно. Из колхоза им. Ленина Западнодвинского района Калининской области в 1971 г. писали: <В нашем хозяйстве имеется 18 тракторов, 6 автомашин, 4 зерноуборочных комбайна, картофелеуборочный и льноуборочный комбайны. Мы обеспечиваемся запасными частями Западнодвинским районным объединением <Сельхозтехники>. Но там их почти нет. Из-за отсутствия запчастей не работают сейчас 4 машины> 87. Еще одно письмо из совхоза <Новотроицкий> Шабалинского района Кировской области (1972 г.): <Не можем восстановить трактор Т-74. В Шабалинском отделении <Сельхозтехники> нет нужных запасных частей. На весь совхоз осталось только 3 гусеничных трактора> 8е.

В 1972 г. Министерство автомобильной промышленности не выделило около 3 тыс. большегрузных прицепов к трактору К-700, в которых остро нуждались колхозы и совхозы, поскольку они располагали в среднем лишь 0,86 прицепа на трактор при норме два прицепа. Кроме того, принцип выполнения заданий <по валу> приводил нередко к серьезным перекосам. Так, в том же 1972 г. план производства запасных частей был перевыполнен на 43,1 млн. руб. а план наиболее дефицитных деталей 43 наименований к тракторам и 58 наименований к автомобилям не был выполнен почти на 15 млн. руб. Из-за этого колхозы и совхозы не смогли отремонтировать к началу весенне-посевных работ

62 Там же. Д. 224. Л. 140.

83 Там же. Д. 204. Л. 119.

84 РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 743. Л. 71; Д. 2328. Л. 37, в& Там же. Д. 742. Л. 20.

РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 38. Л. 48. 87 Там же. Д. 9). Л. 54-55. 68 Там же.

194 тыс. тракторов, много другой сельскохозяйственной техники, а к началу уборки урожая не было подготовлено J65 тыс. комбайнов и более 120 тыс. грузовых автомобилей89.

Острый дефицит испытывало сельское хозяйство в шинах для автомобилей. По данным ЦСУ СССР, в 1967 г. без шин простаивало 14,3 тыс. автомашин, работавших в колхозах и совхозах. Между тем, в проекте плана на 1969 г. намечалось выделить для нужд сельского хозяйства на 52 тыс. шин меньше против плана 1968 г.90 Дефицит не удалось сократить и в последующие годы. Он возрастал ежегодно, особенно в хозяйствах Нечерноземья.

При дефиците запасных частей для сельскохозяйственной техники их качество оставалось низким. Выборочная проверка на базах Сельхозтехники, проведенная в 1972 г. показала; из 1,8 млн. детален 1,5 млн. или 81% были признаны бракованными". Не удивительно, что после ремонта техника быстро вновь выходила из строя и вновь ремонтировалась. Расходы на ее содержание и обслуживание в таких случаях возрастали многократно. Главный инженер совхоза <Матвеевский> Парфеньевского района Костромской области Ю. Н. Андреев писал в <Сельскую жизнь> в 1974 г.: <За последние 2 года наше хозяйство получило 5 тракторов ДТ-75М с двигателями Алтайского моторного завода. Качество сборки двигателей плохое. Приходится их заменять двигателями другой марки или комплектовать из двух двигателей - один, т. к. запчастей с 1974 г. в нашу районную <Сельхозтехнику> не поступало. Недавно запчасти поступили, но их мало, небогат их ассортимент и много бракованных. Мы получаем много техники с дефектами> °2.

Низкая надежность сельскохозяйственной техники обусловлена и неправильной ее эксплуатацией. По данным Института машиноведения АН СССР, <примерно 70% отказов связано с тем, что сельскохозяйственные машины не эксплуатируются у нас должным образом>93.

Практика показывает, что благодаря хорошей организации хранения сельскохозяйственных машин в некоторых хозяйствах Московской области затраты на их ремонт снижались на 20-27%. При этом примерно каждая пятая машина использовалась сверх амортизационных сроков 94.

Ремонтная база позволяла осуществить своевременный и доброка-честнный ремонт только на 60% потребности. Почти 13 тыс. хозяйств страны не имели мастерских, где можно было бы осуществить хотя бы текущий ремонт95. Непропорциональное возрастание расходов на строительство тяжело отражалось на экономике колхозов и совхозов и сдерживало размах возведения необходимых производственных объектов, что в свою очередь еще более усугубляло положение. Достаточно сказать, что в 1970 г. обеспеченность колхозов и совхозов ремонтными мастерскими составляла 54% к потребности, автогражами - 26, овощехранилищами - 42, складскими помещениями для минеральных удобрений - 36% еа. Расширение производственного строительства явля-

<9 Тюрина А. П. Социально-экономическое развитие советской деревни. 1965- 1980. С. 109.

94 РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 2328. Л. 88. si Там же. Д. 5920. Л. 32. эг РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 191. Л. 120. вз Вестник АН. 1985. - 4. С. 27-28.

94 Гужвин П. Указ. соч. С. 38.

95 Пленум ЦК КПСС. 24-26 марта 1965 г. С. 20.

9< Тюрина А, П. Социально-экономическое развитие советской деревни. 1965- 1980. С. 27.

лось для колхозов и совхозов жизненно необходимым, одним из условий обеспечения роста производства. Но снижение доходности хозяйств сдерживало этот рост.

Ремонтная база в Нечерноземной зоне не позволяла своевременно и качественно проводить ремонт и техническое обслуживание сельскохозяйственной техники. В 1973 г. из 9,8 тыс. колхозов и совхозов Нечерноземной зоны типовыми ремонтными мастерскими располагали только 4,5 тыс. хозяйств (46%), а в 950 хозяйствах мастерских вообще не л мелось *7.

Нередко ремонт сельскохозяйственной техники, автомобилей производился под открытым небом. Понятно, что сроки ремонта растягивались и качество было низким. Механизаторы и шоферы совхоза <Знамя труда> Гусь-Хрустального района Владимирской области писали в 1978 г. в <Сельскую жизнь>; <Вот уже 12 лет существует совхоз и 12 лет мы ремонтируем машины под открытым небом. Зимой - мороз и метель и никому не хочется лежать на снегу, а потом болеть. В настоящее время из 30 машин работают 3, остальные поломаны. Запчастей нет, ремонтировать негде> 9S.

Даже в такой ситуации, при остром дефиците ремонтных помещений мастерские и гаражи использовались не по назначению. Шофер Н. Сидоренко из совхоза <Дедиловский> Киреевского района Тульской области писал в <Сельскую жизнь> в 1978 г.: <Шоферы вынуждены ре* монтировать машины под открытым небом в грязи или на морозе. Два года назад совхоз начал строить гараж, стены стоят, двери висят, внутри удобрения. Удобрения - ценная вещь, но нужно было бы с их хранением как-то иначе решать вопрос, а не за счет машин. А мы продолжаем ремонтировать машины на морозе> В 1975 г. уровень готовности тракторов к началу весенних полевых работ по колхозам страны составил 90%, почвообрабатывающих и посевных машин - 94-95, уборочной техники к началу уборки - 85-87%. В 1977 г. простои тракторов в целом по стране составили 13% рабочего времени, в период уборки урожая простаивал каждый шестой комбайн 10°.

Дефицит техники приводил к затягиванию срока проведения полевых работ. Нагрузка на один физический трактор в хозяйствах Нечерноземья составляла в 70-е гг. 85 га пашни, что почти вдвое выше, чем в Прибалтийских республиках101. К концу 70-х гг. на каждые 100 га пашни в Нечерноземье в среднем приходилось 14,1 трактора (в физическом исчислении), на 1000 га посева зерновых культур - 6,2 зерноуборочных комбайна, на 1000 га посева картофеля - 23 картофелеуборочных комбайна, на 1000 га посева льна-долгунца - 22,5 льноуборочных комбайна. В то же время, по данным Всесоюзного научно-исследовательского института экономики сельского хозяйства (ВНИИЭСХ), для проведения работ в оптимальные сроки на вышеуказанной площади в зависимости от природно-производственных условий необходимо иметь 16-22,9 трактора (в физическом исчислении), 10,3-12,5 зерноуборочных комбайна, 32,3-36 картофелеуборочных комбайнов, 28-30 льноуборочных комбайнов 102.

9? РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 7095. Л. 24.

98 РЦХИДНИ. Ф. 591. On, J. Д. 224. Л. 63.

99 Там же. Л. 61-62.

к>" Тюрина А. П. Социально-экономическое развитие советской деревни. 1965- 1980. С. 107.

mi РГАЭ. Ф. 4372, Оп. 66. Д. 7095. Л. 24.

Ю2 Нормативы для планирования сельского хозяйства. Средства механизации производства. М. 1976. С. 163, 185, 194, 201.

3-220

33

Сопоставление этих данных показывает, что колхозы и совхозы в Нечерноземье нуждались в значительном увеличении парка машин и орудий. Сократить этот дефицит техники не удалось и в последующие годы. Лучшие хозяйства приобретали новую сельскохозяйственную технику и наращивали свои показатели. Отстающие колхозы и совхозы довольствовались имевшейся, десятилетиями эксплуатируемой. Разрыв между этими категориями хозяйств все более увеличивался.

Постоянно сетуя на низкий уровень развития сельского хозяйства и восхищаясь достижениями в этой области США и Западной Европы, мы в своих недостатках винили колхозный строй. Во внимание не принималось, что успехи в сельском хозяйстве в этих странах напрямую связаны с государственной экономической поддержкой.

В большинстве стран Запада осуществляется постоянная экономическая поддержка земледельцев, достигая 40-50% стоимости товарной сельскохозяйственной продукции, а в Японии и Финляндии - до 80%'оя.

8 Германии субсидии селу составляют 12,7% валового внутреннего продукта, в Дании - 17.7, Великобритании - 27,2, Японии - 36,7, а в России - только 4,8%)04,

Разнообразная поддержка сельскому хозяйству и населению оказывается в неблагоприятных районах. Осуществляется она в рамках долгосрочных специальных программ. В ЕЭС этими программами в 1989 г. было охвачено 31% всех ферм, 33% всех угодий, 28% кормовых, 21% зерновых культур, 47% естественных сенокосов и пастбищ, 27% поголовья крупного рогатого скота, 53% овец'05.

Сравним и техническую оснащенность труда. Такое сравнение привел министр финансов СССР В. Ф. Гарбузов, выступая на мартовском Пленуме ЦК партии в 1965 г.: <Основные производственные фонды в сельском хозяйстве СССР на одного среднегодового работника в 1963 г. составили около 2 тыс. руб. а в США 10 тыс. руб. т. е. в 5 раз больше. На одну тысячу га пашни в США имелось больше, чем в СССР, тракторов - почти в 4 раза и зерноуборочных комбайнов на 1 тыс. га зерновых (без кукурузы) - в 3,7 раза. Число грузовых машин в сельском хозяйстве в США было в 3 с лишним раза больше, чем в СССР, хотя известно, что в Советском Союзе площадь обрабатываемых земель намного больше... Если к этому добавить, что мы меньше, чем в США применяем химических удобрений и ядохимикатов, то станет понятно, почему у нас значительно ниже производительность труда в сельском хозяйстве и более высокие издержки производства> |06.

Прошло 25 лет. Пропорции изменились немного. К концу 80-х гг. в Российском Нечерноземье числилось 503 тыс. тракторов (около 40% российского парка), 108 тыс. зерноуборочных комбайнов (25%), 35 тыс. кормоуборочных (около 30%), 26 тыс. картофелеуборочных (75%),

9 тыс. льноуборочных (96%) 107. Эти показатели значительно отставали от американских. В США на 1 тыс. га пашни втрое больше тракторов и в 2,4 раза больше зерноуборочных комбайнов. И это не принимая в расчет их качество, наличие неограниченного числа прицепных устройств и условия ремонта. В Российском Нечерноземье в конце 70-х гг.

103 к, аграрному рынку Ц Экономика сельского хозяйства России. 1994. Wb 9. С. 17.'

Ю4 Романенко Г. Основные налравления стабилизации экономики аграрного сектора И Экономист. 1994. N° д. С. 9.

105 Лупинович Е. И. Система поддержки хозяйств, находящихся я неблагоприятных условиях, в странах ЕЭС. М. 1990. С. 90.

1°6 Пленум ЦК КПСС. 24-26 марта 1965 г. С. 128.

'07 Народное хозяйство РСФСР в 1988 г. Стат. ежег. М. 1989. С. 603.

суммарная энергетическая мощность в расчете на J среднегодового работника исчислялась 20 л. c.I0S, что составляло треть от этого показателя США. <Прямые безвозмездные выплаты в фермерский бюджет из федерального бюджета США> составили в 1987 г. 17 млрд. долларов. Бюджетные ассигнования в 6 раз превышали фермерские капиталовложения в США и составили около 40% всей валовой продукции ферм ,09.

Российское Нечерноземье основной груз материальных затрат несло на себе. Преодолевать отставание в одиночку оказалось нереальным. Сельскохозяйственная проблема края еще более обострилась.

2. Сельские

ьские кадры: влоле,нафе|

ферме, в конторе

<Мой залетка-тракторист, Трактористкой буду я. Будем вместе обрабатывать Колхозные поля*

В послевоенной деревне престиж механизатора был высоким. Бывшие фронтовики приобретали мирные профессии тракториста, комбайнера, шофера. Они были видными фигурами на селе. Их работа по сравнению с другими хорошо оплачивалась. Помимо основного заработка в колхозе или совхозе они всегда могли подработать на подворье односельчан. Это была уважаемая и престижная профессия.

С расширением на селе круга сельскохозяйственных специальностей, требующих среднего и высшего образования, самая массовая профессия тракториста-машиниста стала терять былую привлекательность. Кроме того, оплата на машинах повышалась медленно, а работа оста-влась такой же тяжелой на старых, редко и плохо ремонтируемых тракторах, комбайнах и грузовых автомобилях.

Поставки техники для значительного числа хозяйств Нечерноземья не давали отдачи из-за нехватки кадров. В сельском хозяйстве этого региона констатировался факт <неполного использования средств из-за нехватки работников ,особенно квалифицированных> "°. В 60-е гг. в России на кажды 100 вновь пришедших трактористов выбывало 84 ш.

Значительный отток населения способствовал тому, что в сельском хозяйстве Нечерноземья возник острый дефицит трудовых ресурсов. В 1967 г. в Северо-Западном и Центральном районах уровень трудовой нагрузки на одного трудоспособного колхозника в год составлял соответственно 2007,7 и 1462,7 человеко-часов при среднереспубликанском уровне 1220,1 человеко-часов. По отношению к уровню России это составляло: в Северо-Западном районе - 164,6%,Центральном- 119,9%. Обеспеченность колхозов этих районов трудовыми ресурсами была всего 60,8 и 83,4% от уровня России. В 1972 г. трудовая нагрузка на одного работающего колхозника в год составляла для Северо-Западного района - 2148 человеко-часов, Центрального - 1824, Волго-Вятского - 1332, что в процентах к России соответственно - 139,7, 118,6, 86,6, а к стране - 157, 133, 97.

Ю8 Нечерноземная зона РСФСР. Экономические проблемы развития сельского хо-зябствя С 8

109 Кара-Мурза С. Село, которое сегодня уничтожают // Правда. 1993. 1 апреля.

110 Староверов В. И. Город или деревня. М. 1972. С. 71, "1 Пленум ЦК КПСС. 24-26 марта 1965 г. С. 111.

<Все ребята веселятся, Что отвоевалися. И девчата тоже рады - Женихов дождал нся>

На селе сейчас в чести. Машиниста-тракториста Надо в гости привести>

<Машинисты-трактористы

4*

35

Колхозы и совхозы зоны хуже были обеспечены механизаторскими кадрами, чем хозяйства других районов РСФСР. В Калининской области за 1968-1970 гг. было подготовлено свыше 9,5 тыс. трактористов, общее их число увеличилось за это время на 200 человек. До трети специалистов сельского хозяйства Калининской области покинули колхозы и совхозы в 1969-1971 гг. иэ них около 28% - по собственному желанию, около 40% - в связи с уходом в ряды армии, 25% - в связи с замужеством. В результате в области не хватало свыше 3,6 тыс, трактористов. Вследствие низкой квалификации, дефицита механизаторов затягивались сроки сельскохозяйственных работ, велики были простои техники. В некоторых хозяйствах Калининской области в период уборки урожая простаивало до 20% тракторов 112.

Если в среднем по колхозам и совхозам Российской Федерации в 1974 г. на 100 тракторов приходилось 133 тракториста-машиниста, то в Нечерноземной зоне 116 человек. Менее одного тракториста-машиниста на трактор имела третья часть колхозов и совхозов зоны, а в Архангельской, Калининской, Костромской областях - 60-70% хозяйств. За 1971-1973 гг. численность трактористов-машинистов, работающих в колхозах и совхозах зоны, увеличилась только на 9 тыс. в то время как подготовлено их было за эти годы 247 тыс. человек 11 а.

В 1970 г. на 100 тракторов приходилось в колхозах страны 160 трактористов и комбайнеров, в 1976 г. - 144, в совхозах соответственно - 125 и 116. За этими средними данными скрывается большое разнообразие по регионам. На Украине в 1975 г. на 100 тракторов имелось 183 тракториста, в Белоруссии -- 148, в Центральном Черноземье - 147, а в Нечерноземье России - 114. В Калининской, Смоленской, Костромской, Псковской, Рязанской областях в 1976 г. механизаторов имелось значительно меньше, чем тракторов. В Калининской области в апреле 1976 г. на 100 тракторов приходилось 90 механизаторов, а в колхозах Нелидовского района - 63 "4. Вследствие этого в 40% совхозов и колхозов региона простаивала техника. Наибольшее количество таких хозяйств было в Калининской области (76%), Смоленской (74), Новгородской (73), Псковской (72), Тульской (66), Калужской (58), Владимирской (57%).

Многие колхозы и совхозы не были обеспечены механизаторскими кадрами даже для работы в одну смену. Обеспеченность трактористами-машинистами на 100 тракторов в Нечерноземье снизилась со 114 в 1974 г. до 300 в 1982 г. а количество областей и автономий, не имевших трактористов на каждый трактор, увеличилось с 6 до 15. В их числе Рязанская, Новгородская области, где на 100 тракторов приходилось 85 трактористов, Калининская - 83, Тульская - 81, Смоленская - 80, Псковская - 80liS. В Орловской области в колхозе им. Фрунзе Ли-венского района в конце 1980 г, на 34 трактора было 12 трактористов, в колхозе <Первое Мая> Свердловского района на 70 тракторов - 19 трактористов, в колхозе <Заветы Ленина> Верховского района на

иг РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 106. Д. 350. Л. 87-88; Научная организация и оплата труда в сельском хозяйстве, М. 1969. Вып. 8. С. 57; Чураков В. Я. Актуальные проблемы использования трудовых ресурсов села. М. 1972. С. 85, 146; Территориальные особенности народонаселения РСФСР. М. 1976, С. 191.

"3 РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 7095. Л. 24.

ч* Тюрина А. П. Социально-экономическое развитие советской деревни. 1965- 1980. С. 90,

ч* Научный коммунизм. 198!. - 2. С. 34; Литературная газета. 1980. 22 октября, РГАЭ, ф. 7486. Оп. 18. Д, 1858. Л. 53; Д. 1911. Л. 90; Правда. 1982. 29 апреля.

60 тракторов - 20 механизаторов116. Если в конце 70-х гг. таких хозяйств насчитывалось 39%, то в начале 80-х гг. - половина.

Шестая часть кадров механизаторов в 80-е гг. ежегодно оставляла колхозы и совхозы Нечерноземья. Во Владимирской, Рязанской, Свердловской областях, Марийской автономной республике этот показатель был еще выше - до 20% работников этой категории покинули село ur" Дефицит сельскохозяйственных рабочих в совхозах республики Коми в 1980-1983 гг. составлял 16%"

Не всегда оправдывался расчет на лучшую жизнь в других местах. Но поиски высокооплачиваемой и нормированной работы в городе толкали людей к переезду. Из села Студенки Ряжского района Рязанской области тракторист В. И. Тараскин писал в 1963 г. в <Сельскую жизнь>: <Почему люди уезжают из нашего колхоза? Артель считается по всем показателям средней по району. Земли 3 тыс. га. Доход в 1962 г. был 200 тыс. руб. Есть у нас своя электростанция, построен хороший клуб; в котором есть н библиотека. Есть своя восьмилетняя школа, медпункт. И, несмотря на это, за последние 2 года уехало несколько семей. Большинство мужчин имели специальности тракториста, комбайнера, шофера. Они устроились по своей специальности в городах. Это происходит из-за низкой оплаты труда в нашем колхозе (125 руб. в страду у тракториста), низкой организации труда: нет условий для ремонта техники> т.

Дефицит кадров в Нечерноземье пытались покрыть путем общественных призывов, объявляя Нечерноземье <Делом рук молодых>, <Ударным фронтом>, <Второй целиной>. Подъем целины повлек за собой заколоченные дома в деревнях России, заброшенные пашни, изломанные судьбы:

<Говорят, платки - разлука, Я нарочно вышью два. Не платки нас разлучают - Чужедальня сторона>.

Целина обернулась для Нечерноземья невосполнимыми потерями в производстве и населении. Объявив вымирающую деревню нечерноземной полосы зоной бедствия, государство старалось привлечь сюда общественное внимание. Но второй целины не случилось.

После окончания школы многие выпускники связывали свою жизнь с селом. Но не навсегда, а до очередного оргнабора, стройки Сибири или Севера. В 1965 г. в Вологодской области остались работать в деревне 6 тыс. юношей и девушек, уехало 2 тыс. Молодежь стремилась приобрести иные профессии, получить перспективы лучшей жизни. Большинство работников сельского хозяйства в то время - разнорабочие, не имевшие определенной специальности. Как показывают годовые отчеты колхозов, в 1966 г. было принято на работу в хозяйства Калужской, Тульской и Московской областей всего 345 человек, окончивших в том году среднюю школу, и 1128 подростков до 18 лет, окончивших восьмилетние школы. В 1969 г, на работу в колхозы этих областей приняли 295 человек со средним и 494 - с неполным средним образованием. Во Владимирской области из 11,4 тыс человек, окончивших общеобразовательную школу в 1966 г. лишь 20% остались работать на селе. Из НИХ поступили в СПТУ - 733 человека, в сельскохозяйственные техникумы и институты - 475 человек, остались работать в колхозах и совхозах 550 человек.

116 Сельская жизнь. 1981. 23 января.

|" РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 18. Д. 1858. Л. 53.

us Терентьев В. В, Трудовые ресурсы села. Сыктывкар, 1986. С. 15. "> РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 164. Л. 183-185.

Прославившиеся на всю страну починами молодежи по подъему сельского хозяйства Костромская область (<С аттестатом зрелости, с комсомольской путевкой - на вторую целину!> 1976 г.) и Кировская область (<С комсомольской путевкой, с аттестатом о среднем образовании - в животноводство>, 1979 г.) привлекли в аграрный сектор значительное число молодых людей, закончивших полную среднюю школу.

Молодежные отряды из выпускников школ формировались по всему Нечерноземью. В Ярославской области в 1982 г. 234 юноши и девушки остались работать в сельском хозяйстве, в 1983 г. - еще 424. За 1981-1985 гг. в колхозы и совхозы Нечерноземья пришли работать 640 тыс. молодых людей. Через несколько лет из них не оставалось и половины. Среди молодых животноводов текучесть кадров достигла 80% l2Q,

Молодежь все больше и больше стремилась уехать из села. Перспектива обновленной жизни была так далека, что молодые люди предпочитали любую работу в другом крае, за исключением родного дома. Свои трудовые будни один механизатор описывает так: <Хлеб... Когда после долгого рабочего дня вывалишься из пыльной, раскаленной кабины ДТ, - не до концертов. Упадешь возле дороги на кучу соломы - в голове звон, на зубах земля скрипит>

Негативными моментами в свой работе механизаторы считали неограниченный рабочий день, низкий заработок и тяжелый труд122. Эти же причины заставляли многих из них покидать сельскую местность. Каждый пятый из опрошенных механизаторов, работавших в Нечерноземье (Псковская, Владимирская, Орловская области, Марийская АССР), отвечая в 1978 г. на вопрос анкеты: <Как изменились Ваши условия труда за последние 3-5 лет"> - отметил их ухудшение. Лишь шестая часть опрошенных механизаторов Поволжья пожелали детям избрать их специальность. Среди выпускников средних школ, желавших овладеть профессией тракториста-машиниста, процент оказался еще меньше !".

Профессионально-технические училища, ставшие с 1969 г. средними, ежегодно выпускали тысячи механизаторов широкого профиля. В 70-80-е гг. СПТУ России готовили в год 700-800 тыс. трактористов-машинистов, комбайнеров, водителей автомобилей, Но лишь немногие из выпускников связывали свою дальнейшую жизнь с сельским хозяйством. Эти профессии давали возможность трудоустройства в городе, что для большинства было предпочтительнее. Фактически сельские профтехучилища, призванные готовить кадры для колхозов и совхозов, осуществляли подготовку молодых специалистов массовых профессий для города. Около 120-150 тыс. выпускников сельских ПТУ страны ежегодно поступали на работу в любые отрасли народного хозяйства, но не в колхозы и совхозы 124.

Выпуски из СПТУ наращивались, а число механизаторов в деревне увеличивалось незначительно. Конечно, немалая вина здесь и системы профтехобразования. Большинство ПТУ было размещено в городах.

120 Там же. Ф. 17. Оп. 153. Д. 1666. Л. 20; Оп. 102. Д. 198. Л, 56-57; ГАРФ, Ф. 518. On. 1. Д. 239. Л. 121; Д. 290. Л. 94; Комсомольская правда. 1988 13 февраля; 9 алреля.

121 Собеседник, 1987. - 48.

L52 Крапивенский С. Э. Дементьев С, М,, Крамарев В. Ф. Сельскохозяйственный коллектив как объект социального планирования. М. 1981. С. 107-108.

123 Социологические исследования. 1982. - 4. С. 93; Крапивенский С. Э. Дементьев С. М. Крамарев В. Ф. Указ. соч. С. 46.

12* Тюрина А. П. Социально-экономическое развитие советской деревни. 1965- 1980. С. 89.

В 1973 г. почти половина сельских районов, в России особенно, их не имела. Так, в 21 районе Калининской области и в 27 районах Кировской области сельских ПТУ не было

Приехав и пожив в городе, немногие потом хотели вернуться обратно. Кроме того, условия жизни и учебы на новом месте часто оказывались еще хуже колхозных и, не закончив обучение, молодежь навсегда уезжала в другие города, на стройки народного хозяйства. Учащиеся СПТУ - 8 города Горбатов на Оке Павловского района Горьковской области в 1975 г. писали в <Сельскую жизнь>: <Учимся мы в училище, живем в общежитии, где не создано самых обычных условий для отдыха. Горячей воды нет, нет и сушилок. Спецодежда и обувь всегда мокрые, потому учащиеся всегда болеют. В комнатах холодно, спим одетые. В свободное время делать нечего, игр настольных никаких. Заработанные на практике деньги частично передаем училищу, а его благоустройство не улучшается> |2е.

Неудивительно, что немного находилось желающих учиться в училище г. Горбатов на Оке. При этом Горьковская область испытывала острейший дефицит механизаторских кадров. За 70-е гг. сельское население области сократилось на 200 тыс. человек. На 100 тракторов приходилось менее 80 механизаторов 127. А прибывшие после окончания СПТУ молодые специалисты не могли найти работу по полученной профессии. Многие из них были вынуждены оставить село. Из колхоза им. М. Горького Шиловского района Горьковской области механизаторы писали в 1975 г. в <Сельскую жизнь>: <Повсюду слышим, что молодежь, в частности выпускники СПТУ, не хотят оставаться в колхозе. Как же оставаться, когда к нам относятся невнимательно. Обижают и в оплате, и в устройстве на работу. Уходят не потому что не хотят трудиться на селе, а главным образом потому, что не видят заботы и внимания> 126.

Хозяйства Нечерноземья стабильно испытывали дефицит сельскохозяйственных кадров всех специальностей. Работа на трудоемких производствах ни для кого не была привлекательна, поэтому здесь дефицит был особенно велик. И поправить его пытались даже путем привлечения молодых механизаторов-выпускников СПТУ. Из совхоза <Зарайский> Пучежского района Ивановской области тракторист-машинист Г. Сеньков писал в 1975 г. в <Сельскую жизнь>: <Стать механизатором было моим давним желанием. Позади учеба в СПТУ. Направили меня в совхоз <Зарайский>. В этом хозяйстве живут мои родители. Из совхоза в СПТУ был запрос - нужны трактористы. Приехали я и мои товарищи на место работы и вместо тракторов нам выдали вилы и лопаты грузить мешки, сено, солому. Мы просили работу по специальности, ответ один - нет тракторов. Зачем было учиться, грузить мешки можно без образования> 12Э.

Рассказанная в письме ситуация достаточно типична. В какой-то степени она объяснима. При остром дефиците рабочей силы руководители хозяйств прежде всего заботились о выполнении плановых заданий и, следовательно, распределяли кадровое пополнение в интересах производства. С точки зрения образования, престижа профессии использование квалифицированных кадров на ручных работах нерационально.

125 там же.

I" РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 204. Л. 101-102.

is" Там же. Ф. 17. Оп. 142. Д. 233. Л. 36-37; Оп. 150. Д. 266. Л. 32. 128 Там же. Ф. 591. On. 1. Д, 204. Л. 101. 1*9 Там же. Л. 98.

Но на это толкало отсутствие рабочих. И для хозяйства в какой-то степени это был выход из положения.

Но нередко бывало и так, что прибывшее пополнение механизаторов вовсе не использовалось в сельскохозяйственном производстве. Из колхоза <Верный путь> Ковровского района Владимирской области трактористы писали (1975 г.): <По направлению колхоза мы учились в Сарыевском СПТУ-13 в 1974-1975 гг. затем проходили практику, сдали госэкзамен и прибыли на работу в родное хозяйство. Но, увы, нам не рады. Председатель заявил, что трактористы не нужны. Мы гуляли всю зиму и не знаем, когда будет конец. Зря, выходит, учились. Мы любим сельское хозяйство, родители с ним всю жизнь связаны. Да н просто бездельничать невыгодно. Ведь нужно и поесть, и одеться, мы не маленькие, чтоб жить за родительский счет, нам по 17 лет. Машины в колхозе есть, а управляют ими люди без специального образования> lS0.

Дефицит рабочих рук на селе Нечерноземья оставался огромным. С годами он все более обострялся. Немногие передовые хозяйства, имевшие высокие производственные показатели и предлагавшие своим работникам хорошие условия труда и жизни, решали свои кадровые проблемы. Они широко практиковали обучение молодежи за счет колхозов и совхозов в профтехучилищах, техникумах и вузах, проводили переподготовку кадров в хозяйствах. Но для большинства - проблема оказалась неразрешимой. Усугубляло такое положение и зачастую равнодушное отношение руководителей хозяйств к кадровому пополнению. Производственные проблемы закрывали и социальные, и бытовые, и культурные, и просто человеческие.

Энерговооруженность труда - важнейший показатель развития производства. Уровень электрификации большинства колхозов Нечерноземья оставался низким. В Калининской области к концу 50-х гг. было электрифицировано 39% колхозов, в Ярославской, Ивановской и Рязанской - 52-59, Калужской, Тульской, Владимирской - 61-70, в Московской - 97%. Большая часть электроэнергии шла на освещение, 45% ее направлялось на производственные нужды131. В 1965 г. сельское хозяйство потребляло только 4% электроэнергии, вырабатываемой и стране, в том числе 2% - на производственные цели, а 12% колхозов не пользовались ею даже для освещения |32,

За 1965-1983 гг. потребление электроэнергии на производственные нужды в хозяйствах Нечерноземья возросло с 1,4 млрд. квт. час. до 12,8 млрд. квт. час. Энерговооруженность труда в регионах возросла в 12 раз133. Уже в 1970 г. государственная статистика зафиксировала: практически все совхозы и колхозы России (99%) использовали электроэнергию для производственных целей В действительности немало оставалось неэлектрифицированных ферм, скотных дворов и птичников, многие деревни были без света. Доярки колхоза <Красный луч> Чучков-ского района Рязанской области в 1970 г. писали в <Сельскую жизнь>: <Наше руководство не приняло мер к освещению фермы и дойку проводим наощупь, а это влияет на гигиену молока, создает трудности в работе. Да и дома сидим без света, с керосиновой лампой - коптилкой. Школа наша также без света. В деревне осветили только 7 домов, к остальным поставили и положили столбы, которые уже гниют> 135.

>>° Там же. Л. 97-98.

I3' Сельское хозяйство СССР. Стат. сб. М. 1960. С. 435, 644,

132 Пленум ЦК КПСС. 24-2G марта 1965 г. С. 22.

из Сельское хозяйство Нечерноземья. 1985. - 3. С. 2.

134 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 47. Д. 546. Л. 31.

13 5 РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 177. Л. 104.

Нередко линия электропередач находилась в аварийном состоянии. Населенные пункты электроэнергией практически не пользовались. А статистика включала их в стопроцентный охват. <Пять лет существует у нас государственная электролиния, но пользуемся мы ею только в ткхию погоду, - говорится в письме тружеников колхоза <Россия> Вет-лужского района Горьковской области (1971 г.). - Как подует ветер, линию отключают, т. к. провода провисли, а натянуть их некому. На ферме 12 доярок вручную доят 180 коров> 13в.

К 1970 г. статистика зафиксировала немалые успехи в области механизации основных производственных процессов в животноводстве. Уровень механизации в совхозах был несколько выше, чем в колхозах. Животноводческие фермы, переведенные на механическое доение коров, а совхозах составили: в Волго-Вятском районе - 65%, Центральном - 76%, Северо-Западном - 85%; на механизированное водоснабжение переведено 93-95% совхозных ферм; раздача кормов была механизирована в половине, а очистка помещений от навоза в 80% совхозных ферм 137. На колхозных животноводческих фермах доение коров было механизировано в Волго-Вятском районе - на 43%, Центральном - на 64%, Северо-Западном - на 73%; водоснабжение было механизировано на 92%; раздача кормов - в Центральном и Волго-Вятском районе - на 27%, Северо-Западном - на 42%; очистка помещений от навоза - на двух третьих всех ферм 138. Стрижка овей в совхозах и колхозах Нечерноземья была механизирована на 10-15% 139. По большинству показателей механизации совхозы и колхозы региона опережали российские (кроме стрижки овец). Проводившиеся проверки рабочей готовности животноводческих ферм рисовали иную картину. Так, по России в 1970 г. не работало 10% мест для крупного рогатого скота с комплексным обслуживанием, что составляло 200 тыс. скотомест; 6% мест для проведения механической дойки коров {400 тыс.); 3% мест с механизированным удалением навоза (200 тыс.); 3% мест с механизированной подачей воды (500 тыс.); 7% мест с механизированной раздачей кормов (200 тыс.) ,40. Таким образом, только из-за неисправностей оборудования 600 тыс. коров из 20,6 млн. стада (3%) доили вручную. Около 1,5 млн. голов крупного рогатого скота из 51,6 млн. стада, или 3% так или иначе обслуживались вручную '*'. И это только вследствие неисправностей оборудования.

Статистика спешила. Для многих и многих ферм, определенных в различные разряды с той или иной механизацией, это оставалось далекой перспективой. Из совхоза <Вехно> Псковской области работники писали (1977 г.): <Работаем мы на животноводческом комплексе операторами машинного доения. Судя по названию фермы, все должно быть механизировано. У нас же сплошь и рядом - ручной труд. Раздаем комбикорма, чистим коров и кормушки, молоко носим, солому раздаем - все вручную, хотя считается, что комплекс полностью механизирован. Механизация должна быть, а ее нет> Таких писем тысячи.

|< Там же. Д. 98. Л. 61.

1" РГАЭ. Ф. 5562. Оп. 47. Д. 546. Л. 27-28.

138 Там же. Л. 45.

139 Там же. Л, 27-28, 45. но Там же. Д. 545. Л. 1-3.

1*1 Там же; Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. С. 151. ш РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 215. Л. 79.

к Не ругай, мама, меня, Да всю работу знаю я. Сеять, веять, леи полоть, И топором дрова колоть*

Подавляющее большинство работников животноводческих ферм женщины. Свыше половины при проведенном в 70-е гг. опросе оценил* условия своего труда как негативные, имея ввиду при этом и производ> ствешше и санитарно-гигиенические 143. Механизация животноводческих ферм, проведенная по одному из направлений производственного процесса, оставляла другие - для ручного труда. Механизировано доение коров, вручную разносили воду и убирали навоз. Механизирована уборка навоза, а доили вручную. Механизировали подачу воды, убирали навоз и доили руками. Не говоря уже о неработающих транспортерах для раздачи кормов. Такого рода комбинации - сочетания механизированного и ручного труда колхозы и совхозы составляли постоянно, Удобный статистический прием - по одному из показателей механизации -г где данные в том числе и приписанные и планируемые уже выдавались за реально существовавшие - закрывал истинное положение и рисовал вполне оптимистическую картину отрасли. А в жизни животноводство оставалось тяжелым, ручным, а иногда исключительно ручным трудом. Уровень механизации в этой отрасли повышался крайне медленно. Отметим, что механизация доения коров снижает затраты труда на производство I ц молока на 15%, а механизация только удаления навоза - лишь на 2,4%. Применение комплекса машин на фермах обеспечивает снижение трудоемкости продукции на 30-35% И4.

В конце 50-х гг. в животноводстве механическая дойка коров со,-ставляла 3-5% по всему поголовью скота (до 28% в колхозах Московской области), водоснабжение на фермах - от 30 до 50%145. В 1973 г. на фермах крупного рогатого скота в колхозах и совхозах зоны с комплексной механизацией производственных процессов было размещено II -15% скота146. На большинстве скотных дворов преобладал тяжелый ручной труд. Из совхоза <Стрельниковский> Бабынинского района Калужской области в 1973 г. доярка Е. И. Цурина писала в <Сельскую жизнь>: <Мы работаем в очень тяжелых условиях. Скотный двор совершенно непригоден для дойного стада, очень холодный и неудобный. Доим до сих пор еще вручную, корма носим на руках, воды теплой нет. Работу в выходные дни нам не оплачивают> 147.

Треть поголовья свиней была размещена в животноводческих фермах с комплексной механизацией производственных процессов 148. А остальные 70% поголовья примерно так. Письмо из колхоза <Красный льновод> Некоузского района Ярославской области от свинарки В. Старушкиной (1975 г.): <Свиноферма у нас племенная, выращиваем молодняк до 2 месяцев, а условия ужасные. Помещение худое, сквозь крышу, где стоят матки, в непогоду льет дождь. Отремонтировали зимой паровое отопление, но оно ни дня не работало. Выгон для свиней не огорожен - весной животные потравили 18 га овса, а обвинили нас, свинарок. Навоз, скопившийся у свинофермы, не отвозят уже года четыре. Тонут в этой жиже и животные и люди> ,4в. Неудивительно, что

143 Социологические исследования. 1982. - 4. С. 92.

144 Монов А. И. Аверин И. Г. Погожев В, П. Указ. соч. С, 27.

us ГАРФ. Ф. 310. On. 1. Д. 7009. Л. 284, 288; Д. 7011. Л. 116, 120.

'<б РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 7095. Л. 24.

14? РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 191. Л. 98-99.

и> РГАЭ. Ф. 4372. On. 66. Д. 7095. Л. 24.

us РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 197. Л. 184.

"среди негативных факторов, отмеченных животноводами при опросах, на первом месте был назван <тяжелый труд>, далее <неограниченный рабочий день> и <низкий заработок>150. Все три фактора, характеризующие труд в этой отрасли, действовали на протяжении 70-80-х гг. К концу 70-, гг. лишь пятая часть работников животноводства совхозов России работала на механизированных фермах, 14% животноводов трудились вручную при машинах и механизмах, а 62% - исключительно вручную |М.

Механизация в животноводство внедрялась очень медленно. Лишь статистика постепенно улучшала показатели: к 1985 г. комплексная механизация труда фиксировалась на половине ферм крупного рогатого скота, двух третьих свиноводческих и четырех пятых птицеводческих ферм !". Данные единовременного учета Госкомстата СССР (1985 г.) скорректировали статистический оптимизм. Оказалось, что в целом по стране ручным трудом было занято 70% животноводов По результатам опроса общественного мнения, проведенного в 1986 г. газетой <Известия>, степень механизации ферм неудовлетворительно оценили в Нечерноземье 42% опрошенных, в других районах - Украина, Северный Кавказ, Грузия, Молдавия - 17%, режим труда в животноводстве соответственно 28 и 12%1S4. В Российской Федерации даже в лучших в то время по производству молока Ленинградской и Московской областях уровень комплексной механизации ферм не достигал 90%. в Тульской области раздача кормов была механизирована лишь на 40%. в Калининской, Брянской и ряде других еще меньше. Из 636 тыс. операторов машинного доения лишь четверть была освобождена от раздачи кормов и уборки помещений 155.

И даже если ферма попала в разряд комплексно-механизирован-ныл, это еще не означало отсутствие на ней тяжелого ручного труда. Из всех доильных установок на фермах России 85% были устаревших конструкций и работавшие на них доярки вынуждены были вручную переносить доильные ведра с молоком i5e. Выборочное обследование списания техники в колхозах и совхозах, проведенное ЦСУ СССР, показало, что срок службы доильных установок составлял 8 лет, вместо положенных 6 лет по нормативам 157, До 20% доильных установок, числившихся в колхозах и совхозах России, по различным причинам не работало 158. И это при остром дефиците аппаратов. Промышленность удовлетворяла лишь половину заявок колхозов и совхозов ,5Э. Молоко-проводом было обеспечено 13% ферм 1ба. Причем, как показали проверки, и эти данные были завышеныш. На многих фермах механизмы ьышли из строя, и работы выполнялись вручную. Письмо в <Сельскую жизнь> от доярки А. И. Жаровой из колхоза <Рассвет> Мещовского района Калужской области, написанное в 1977 г.: <Год назад у нас открыл

'50 Крапивенский С. Э. Дементьев С. М" Крамарев В. Ф. Указ. соч. С. 117-118. 151 Баутин В. М. Орлов Г. М. Социальные аспекты совершенствования условий труда сельских тружеников // Социологические исследования. 1982. - 4. С. 92. is2 Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 561.

1С3 Проблемы труда в сельском хозяйстве. М" 1982. С. 43; Машенков В. Ф. Мальцев И. Е. Формирование и использование рабочей силы в сельском хозяйстве. М" 1968. С. 140; Аргументы и факты. 1990. - Ю.

154 Известия. 1986. 4 июля.

>5!> Там же.

t*6 Советская Россия. 1987. 19 мая.

РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3814. Л. 51-52. <ее Там же Ф. 1562. Оп. 47. Д, 545. Л. 9. 189 Там же. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 742. Л. 64. 160 Советская Россия. 1987. 19 мая. lei Там же. 1986. 21 марта.

ся новый животноводческий комплекс с полной механизацией. Да вот механизация отказала при первых заморозках. Сейчас все делаем вручную. И никому нет дела>

Квалификация животноводческих кадров была низкой. Производство не побуждало к ее попышению. Немеханизированные фермы, а их было большинство, принимали любых работников. Специальность приобреталась в процессе работы. Работники часто менялись, оставался лишь неизменным тяжелый ручной труд: низкооплачиваемый, без выходных и праздников, с трехразовой дойкой, первая из которых приходилась на 4 утра.

Лучшие колхозные и совхозные фермы с комплексной механизацией требовали квалифицированное кадровое пополнение. Молодежь неохотно оставалось в селах Нечерноземья. Старые кадры животноводов зачастую не справлялись с управлением современной техники. Самооценка работников ферм Нечерноземья такова: лишь 10% животноводов совхозов считали свою квалификацию достаточной .Остальные нуждались в дополнительной подготовке, из них имели возможность учиться 50%. Сельские профтехучилища давали 10% квалифицированного пополнения в этой отрасли 165. Такова была реальность конца 70-х гг. Реальность лучших и средних по своим показателям совхозов. Остальные для немеханизированного труда привлекали имевшиеся старые кадры, таким образом решая или не решая производственные задачи.

Дефицит кадров для животноводства оставался значительным. Главной причиной этой обострявшейся проблемы были тяжелые условия труда. В Псковской области в середине 60-х гг. доение коров было механизировано на треть, раздача кормов для крупного рогатого скота - на 7%, водоснабжением было обеспечено 60% ферм, уборка на скотных дворах и свинофермах механизирована на 19%1В4. К концу 70-х гг. механическая дойка коров осуществлялась на большинстве ферм (96%), но раздача кормов на фермах крупного рогатого скота была механизирована на 47% фермах, уборка помещений - на 69%l6S. Сельские будни выглядели так: Колхоз им. Ленина Пыталовского района Псковской области. Бригада - 4. Деревня Поповка. <Осень, льют дожди. Температура даже днем ниже 0. Стадо коров в 80 голов стоит ночью под открытым небом по колено в грязи. Тут же и механизированная дойка. Доярки вынуждены холодной водой здесь же на улице под дождем, на ветру мыть бидоны под молоко, доить коров> 1в6. Такого рода механизация была на значительном количестве ферм. Неудивительно, что желающих работать в животноводстве становилось все меньше. В 80-е гг. дефицит доярок в Псковской области оказался свыше 1 тыс. работников 16Г.

В Калининской области к середине 60-х гг. водоснабжением была обеспечена лишь половина животноводческих помещений, доение коров механизировано на треть. Практически отсутствовала механизированная раздача кормов и уборка помещений t6a. Прошло 20 лет, но механизация слабо входила в жизнь калининской деревни. На фермах крупного рогатого скота раздача кормов была механизирована на 25%, на свинофермах - на 50%, удаление навоза - на 60 и 73%16*. Доярки

102 РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 215. Л. 83.

163 Социологические исследования. 1982. - 4. С. 93.

164 РЦХДИНИ. Ф. 17. Он. 102. Д. 901. Л. 39. i<* Там же. Оп. 148. Д. 989. Л. 19.

I66 Там же. Ф. 591. On. I. Д. 111. Л. 51-52.

Там же. Л. 54. 'ее там же. Ф. 17. Оя. 102. Д. 343. Л. 21. i

колхоза <Возрождение> Селижаровского района Калининской области писали в <Сельскую жизнь> (1977 г.): <Хотим рассказать о наших трудностях. Доим мы руками, навоз убираем тоже. Летом еще приходится косить для телят. Так что все одними руками делается. А теперь еще и нет воды. Носим воду из ям на плечах. А нашему начальству заботы нет> 17°. По-прежнему не хватало средств, качественной техники, кадров. В Калининской области дефицит животноводов в 80-е гг. составил 1,6 тыс. человек. Из работавших на фермах 10,8 тыс. доярок - старше 40 лет, 3 тыс. - в возрасте от 30 до 40 лет, и только 1,7 тыс. молодые люди в возрасте до 30 лет 171.

В Кировской области в 80-е гг. доение коров было механизировано на 94%, уборка помещений на фермах крупного рогатого скота - на 80%, на свинофермах - на 76%!72. Оказалось, что животноводы 11% крупного рогатого скота и 9% свиней обслуживали вручную (вместе это около 180 тыс. голов) 1-3. Неудивительно, что дефицит кадров ежегодно возрастал. В Кировской области к 1988 г. не хватало 1,5 тыс. доярок, 35 тыс. коров по очереди доили пенсионеры и горожане. Среди работниц ферм лишь 22% доярок моложе 30 лет, половина работавших женщины старше 40 лет, а 4% - пенсионеры 174. Все меньше и меньше оставалось на селе молодежи, особенно для работы в животноводстве. Все большее число навсегда покидало деревни. Ежегодно до 80% молодых животноводов оставляли свою работу, а часто и свой дом 1Т3.

В России из-за нехватки штатных доярок на фермах более 1 млн. коров (нз 16 млн.) доили привлеченные люди - горожане, работники других сельскохозяйственных профессий, пенсионеры17в. Из деревни Сетка Веневского района Тульской области жители писали в <Сельскую жизнь> (1981 г.): <На фермах грязь по колено. Здесь же отливают молоко. Спецовок нет. Порой не бывает света в помещениях. Группа коров регулярно не доится, сегодня - один, завтра - другие, а то и совсем доить некому. Учет труда плохо поставлен, оплата низкая. Вследствие чего народ уходит из колхоза. У нас такая бесхозяйственность да еще в 100 км от Москвы>177. Бесперспективность гнала людей из села.

Проблема дефицита сельскохозяйственных кадров во многих регионах решалась за счет городских рабочих, специалистов, студентов, учащихся школ, техникумов, профтехучилищ, а иногда и пенсионеров.

Причем количество привлекаемых работников из года в год возрастала. Привлекаемые рабочие использовались прежде всего на выполнении трудоемких и мало механизированных работ.

Не единичны случаи, когда предприятия выделяли рабочую силу на длительные периоды времени, а иногда и постоянные коллективы горожан трудились в сельском хозяйстве. В торжокских хозяйствах Калининской области в 1980-1981 гг. работали 13 хозрасчетных механизированных звеньев промышленных предприятий. За ними было закреплено 310 га льна, 984 га картофеля, 1386 га многолетних трав. Каждому коллективу было разработано хозрасчетное задание по производству продукции. Звено завода полиграфических красок трудилось в кол

170 Там же. Д. 216. Л. 150. "1 Там же. Д. 111. Л. 54.

Там же. Ф. 17. Оп. 150. Д. 522. Л. 10, 1" Правда. 1985. 16 августа. 1" Там же. 1988. 18 августа.

175 Комсомольская правда. 1988. 13 февраля.

176 Алексеев А. И. Многоликая деревня. М. 1990. С. 65,

177 РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 51, Л. 33.

хозе <Коммунар>. За ним было закреплено 95 га картофеля, где они планировали получить урожай по 120 ц с га.

Для ознакомления с сельской жизнью с будущими механизаторами-горожанами были проведены семинары по изучению передового опыта возделывания льна, картофеля, трав, высокопроизводительного использования техники. Увеличение числа горожан, работавших в сельском хозяйстве, привело к строительству в малых поселениях специальных жилых помещений.

Организация труда во многих хозяйствах была поставлена плохо и увеличение кадрового состава колхоза или совхоза не всегда являг лось залогом хорошего урожая, высоких производственных показателей.

Многие промышленные предприятия решали проблему обеспечения продовольствием своих рабочих, создавая подсобные хозяйства или принимая долевое участие в уже имевшихся совхозах или колхозах. Так, в объединении <Коминефть> работал трест, в состав которого входили четыре совхоза, птицефабрика, тепличное хозяйство, машинно-мелиоративная станция. В 1981 г. в расчете на одного работника объединения они произвели 286 кг молока, 75 кг мяса, 178 кг картофеля, 40 кг овощей, 864 шт. яиц.

В 1989 г. отвлечения рабочих и служащих от их основной деятельности составили 86,3 млн. человеко-дней. Это равнозначно тому, что ежедневно в производстве по основному месту работы не участвовало 300 тыс. человек. Затраты предприятий и организаций на выплату сохраняемой по месту основной работы заработной платы рабочим и служащим составили 0,8 млрд. руб. Свыше 40% привлекаемых работников направлялись на сельскохозяйственные работы.

В истории советской деревни отмечается несколько примеров привлечения городских жителей на подъем сельского хозяйства. Было это и в 30-е гг. знала их и послевоенная деревня. Дефицит кадров вынуждал деревню 80-х гг. вновь обращаться к городу. Откликались на призывы <помочь своим трудом сельскому хозяйству> немногие. К середине декабря 1982 г. в России в сельскую местность переехало 4,1 тыс. человек.

В 80-е гг. была предпринята попытка привлечения населения в сельские местности Нечерноземной полосы России. Она была обращена ко всем желающим жить и работать в деревне. Газета <Комсомольская правда> и журнал <Крестьянка> под рубрикой <Выбираю деревню на жительство> публиковали адреса нуждавшихся в кадровом пополнении хозяйств, привлекая некоторые городские семьи на жительство в отдаленные, заброшенные деревеньки с пустующими домами и заколоченной школой. Социологические исследования показали проявленный интерес некоторыми городскими жителями, бывшими селянами, к переезду в деревню. Была такая частушка:

<Что-то стало лритуманивать, Не будет ли дождя" Что-то стала принаскучивать Чужая сторона>.

Часть сельских мигрантов не адаптировалась к условиям городской жизни и возвращалась в сельскую местность.

Обследования, проведенные в 70-е гг. в Вологодской области, показали, что более 60% переселенцев из городов - это бывшие селяне Вологодской области. Решения о переселении обратно в деревню половина из них приняла в течение первых 5 лет жизни в городе. В основном миграция в деревню мотивирована <улучшением жилищных условий> (40% опрошенных), <переезд к родным> (16%), <стремление жить в деревне> (12 %).

С ростом образования уменьшалось стремление жить в деревне, меньшую роль играла заработная плата как причина переселения. По возрастному составу большинство переселенцев из города составляли лица 30-39 лет (46%), 20-29 лет (26%) и 40-49 лет (24%). Большинство имело стаж работы более 10 лет (67%), в том числе 15 лет - 38% опрошенных. 45% глав семей имели образование в объеме неполного среднего и выше. Почти половина переселенцев в деревню имела 3 к более детей. По профессиональному составу преобладали трактористы и шоферы (40%), столяры и плотники (13%), разнорабочие (15%).

Лучше приживались в деревне сельские жители, побывавшие в городских условиях жизни и вернувшиеся на родину. Они стремились навсегда обосноваться в сельской местности:

<Эх, надоели мне бараки, Надоели коечки, А еще мне надоело Ездить по вероовочке>.

Желающих переехать на постоянное местожительство в деревню было немного. За 1986-1988 гг. нечерноземное село приняло 30 тыс.

новоселов 17 8.

Тяжелый сельскохозяйственный труд в колхозах и совхозах приносил незначительную прибавку в бюджет семьи. Особенно это касалось колхозников, работавших за трудодни. В послевоенной деревне нередко на них выдать было просто нечего. В деревнях Архангельской-области родилась частушка:

<Колхознички, Бодры пташечки - Разделили урожаи По чайной чашечке*>.

В 1940 г. в России было свыше 39% колхозов, выдававших на трудодень меньше 1 кг зерна, а в 1947 г. - таких колхозов было 70%. Количество распределяемого по трудодням картофеля снизилось в 1947 г. почти в три раза по сравнению с 1940 г. а выдача на трудодень уменьшилась в 2,5 раза. В 1947 г. во Владимирской области треть колхозов не выдали на трудодень зерна вообще, в Великолукской области - 21%, в Ивановской - 14, в Смоленской - 13, в Рязанской - 12, в Калужской - 11% не выдавали колхозникам зерно. Свыше половины колхозов Костромской и Калужской областей выдали до 300 г хлеба на трудодень, в Брянской, Горьковской и Смоленской областях таких хозяйств было свыше 40%, в Великолукской, Владимирской, Ивановской, Рязанской областях и Мордовии - свыше 30% 179.

К концу первой послевоенной пятилетки удельный вес хозяйств с низкой оплатой трудодня был велик. В 1950 г на трудодень до 60 коп, выдавали около 40% колхозов, менее 1 кг зерна - 50%. Были и такие

178 Алексеев А. И. Данилова И. Д. Зубаревич Н. В. Никулин Е. И. Современные переселения город-село в Нечерноземной зоне РСФСР (опыт изучения на примере Вологодской области) // Вестник МГУ. Серия 5. География. 1979. - 1. С. 56-59; Суслов И. Ф. Ориентир - эффективность. М. 1983. С. 45; Иващенко А. Пока берут болотные плацдармы. М. 1983. С. 74-75; Комсомольская правда. 1988, 21 августа; Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 125; РГАЭ. Ф. 7486. Оп. ]8. Д. 1881. Л 41 - 44, 70, 89. 91.

Попов В. П. Российская деревня после войны (нюнь 1945 - март J953). Сб. документов. М,, 1993. С. 38-39.

колхозы, где на трудодень в отдельные годы не давали ничего, особенно в районах Запада, Северо-Запада, Центра, т. е. в районах, большая часть которых подверглась оккупации |80.

В марте 1956 г, правительство страны приняло постановление <О ежемесячном авансировании колхозников и дополнительной оплате труда в колхозах>, по которому колхозам рекомендовалсь в соответствии с решением общих собраний выдавать колхозникам в течение года аваксом не менее 25% денежных доходов, фактически полученных от всех отраслей общественного хозяйства, и 50% денежных средств получаемых в виде авансов по контрактации, закупкам и обязательным поставкам сельхозпродукции. Чтобы обеспечить гарантированную ежемесячную оплату труда колхозников, колхозы стали создавать переходящие денежные и продовольственные фонды. Уже в 1956 г. 40% колхозов применяли ежемесячное и около 30% ежеквартальное авансирование. С 1957 г. передовые колхозы страны стали постепенно переходить на гарантированную оплату труда.

До середины 60-х гг. господствовал так называемый остаточный принцип формирования фонда оплаты труда, а также нерегулярная выплата заработка колхозникам. Так, в 1964 г. четверть колхозов авансировала колхозников менее 6 раз в году.

Постановлением правительства от 1 июля 1966 г. была введена гарантированная оплата труда - деньгами (не реже одного раза в месяц) и натурой (в соответствии со сроками получения продукции). При недостатке в колхозе собственных средств для обеспечения гарантированной оплаты труда Госбанк предоставлял таким колхозам кредиты. К концу 1969 г. за счет собственных средств и с помощью'государственного кредита на гарантированную оплату труда перешло свыше 95% колхозов страны.

Введение гарантированной оплаты труда позволило значительно ликвидировать задолженность колхозов по оплате труда колхозникам, которая в 1966 г. достигла 2,5 млрд. руб. Изменение практики формирования общественных фондов в колхозах дало возможность отказаться от трудодня как особой формы учета затрат труда и его оплаты ш.

В 1966 г. общая сумма выдачи колхозникам в оплате труда (денег и продуктов) выросла в колхозах на 1,4 млрд. руб. в расчете на 1 человеко-день - на 14%, а по сравнению с 1964 г. - на 36%. В колхозах Северо-Западного, Центрального и Волго-Вятского районов России оплата труда колхозников в 1966 г. по сравнению с 1964 г. выросла в 1,5 раза, в Псковской области - на 60%, в Калужской - на 75, в Марийской АССР - на 65% 182, Сюда входили хозяйства, где оплата труда составляла 100-200 руб. в месяц и 10-20 руб.

В колхозе <Дружба> Калужской области за 1965-1966 гг. оплата труда колхозников выросла почти в 3 раза и расчеты с колхозниками были проведены за счет собственных средств. Заработки трактористов-машинистов в 1966 г. составляли от 150 до 180 руб. и у доярок - от 100 до 130 руб. в месяц 18 По состоянию на 1 января 1965 г. в Псковской области среднемесячная оплата одного работоспособного в колхозах составила 29 руб. 20 коп. в совхозе - 54 руб. в промышленности-83 руб. Из 478 колхозов Псковской области 200 хозяйств являлись экономически слабыми, где оплата труда была значительно ниже, чем в средних и передовых хозяйствах. В целом по области заработок

180 Советское крестьянство. Краткий очерк истории. (1917-1969). С 362. !*| Там же. С. 403, 416-417. 182 Там же. С, 431. 1" Там же. С. 432.

работников полеводства, если выделить животноводов и механизаторов, составлял примерно 15-20 руб. в месяц 184.

По России уровень оплаты труда оставался низким. Оплата труда колхозников в 1964 г. составляла 45 руб. в 1965 г. - 52 руб. в 1966- 58 руб.1*5 Работники совхозов получали больше: в среднем ежемесячно 79,6 руб. В страду их зарплата была выше, но в зимние месяцы она опускалась до 50 руб. Большинство, к примеру, трактористов переводились на конноручные или ремонтные работы. Средняя занятость в году составляла 100-180 дней 18а. Хотя работа в совхозе имела преимущества в денежном отношении, но и они были невелики.

Решающую роль в формировании денежной части доходов колхоза, подлежавшей распределению, играли средства, полученные за сдан* ную государству продукцию. А они в свою очередь зависели от заготовительных цен. Сдавая основную часть продукции по заниженным ценам, крестьянство вносило громадный вклад в создание необходимых накоплений для развития всего народного хозяйства, укрепления военной мощи страны.

Высокими были заготовительные цены на технические культуры я особенно хлопок. Денежные доходы колхозов Средней Азии в связи с этим возрастали. Здесь многие хозяйства стали миллионерами. Сравнительно высокие доходы получали и колхозы Закавказья, которые занимались цитрусовыми, чаем, виноградом, хлопком.

Иное положение создалось в большинстве хозяйств России. Занятые главным образом производством основных продовольственных культур, а также животноводством, они не могли получить высоких доходов за сданную государству продукцию. А в связи с этим невысокой была у них денежная часть доходов.

В 1965 г. фонд оплаты труда в колхозах составлял 64% валового дохода, в 1970 - 66, в 1978 - 77, в 1980 - 96%. По итогам 1985 г. более трети колхозов 80% валового дохода использовали на оплату труда, а в десятой части колхозов весь валовой доход был использован на потребление157.

Большая материальная поддержка от колхозов для своих тружеников была в Прибалтике. Имея основных фондов значительно больше на каждое хозяйство, их колхозы давали валовой продукции на ! руб. основных фондов намного меньше, чем Россия. Вот данные за 1968 г. *
Приходится основных фондов (без скота) яа 1 га пашни в колхозах (в руб.) приходится валовой продукции на 1 руб. основных фондов сельхозназначения (а среднем за 1966-1968 гг.) (в руб.)
СССР 246 1,05
РСФСР 182 1,01
Белоруссия 321 1.13
Лнтза 462 0,77
Латвия 569 0,61
Эстония 665 0,73
* РГАЭ- Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3814. Л. 120.

Валовой доход колхозов Прибалтики направлялся на повышение оплаты труда колхозников, которая и была самой высокой в стране,

is* Пленум UK КПСС. 24-26 марта 1965 г. С. 142-143. 185 РГАЭ. Ф. 4372. On. 66. Д. 1575. Л. 12. 'ее Там же. Д. 742. Л. 15.

187 Тюрина А. П. Советская деревня кэ путях обновления. С. 24. 4-220 4ft

как в расчете на человеко-день - 5 руб. 75 коп. (1969 г.), так и в среднем за месяц - 112,6 руб. (по стране - 68,9 руб.) lia.

Уровень оплаты труда в сельском хозяйстве оставался низким. Он намного отставал от зарплаты рабочих и служащих. Наиболее низким он оказался в Нечерноземье. В 1973 г. в зоне среднемесячный заработок трактористов-машинистов колхозов составил 118 руб. совхозов - 137 руб. что на 15-25% ниже, чем в прибалтийских республиках. А и совхозах и колхозах Архангельской, Брянской областей, Чувашской и Марийской АССР среднемесячная оплата у 10-25% механизаторов была ниже 60 руб.189

Особенно трудно было работать в животноводстве: тяжелый ручной труд, низкая зарплата. Рассказывала доярка из деревни Старая Буда Хиславичского района Смоленской облети (1967 г.): <Я работаю дояркой на ферме. Работать в наших условиях очень трудно. За 2 км сами подвозим корм коровам, а корм у нас такой: одно сено да солома, вот и все. Воду наливаем из проруби. Барду возят очень редко, иногда не возят по 2-3 месяца. И когда ее привозят, разносим по кормушкам ведрами, к концу рабочего дня совсем отваливаются руки. За это мы получаем в месяц по 20-30 руб. если не меньше, и те отдают не вовремя. А бывает и так, что получку не дают 3 месяца. От колхоза ни какой помощи нет. Пастбищ у нас нет, пасут как-нибудь и где-нибудь, скорее бы день прошел. И так идет год за годом* 19°. Такая жизнь нашла отражение в частушках.

<Я работала в колхозе, Заработала пятак. Одну щеку набелила, А другую, братцы, так>.

К концу 80-х гг. среднемесячная оплата труда колхозников в России составила свыше 220 руб. рабочих совхозов - 260 руб. (рабочих промышленности - около 270 руб.) 191. Среднестатистические показатели закрывали трудности деревенской жизни большинства колхозов и совхозов Нечерноземья. Значительная часть хозяйств имела низкие экономические и социально-культурные показатели и относилась к категории низкорентабельных и убыточных предприятий. К концу 80-х гг. в Нечерноземье лишь 5% хозяйств были полностью обеспечены кадрами 192.

Темпы механизации сельского хозяйства не поспевали за уменьшением населения, что вынуждало увеличивать трудовую нагрузку на оставшихся работников. В Нечерноземье она была самой высокой по стране. Причем большая нагрузка влекла за собой и снижение продуктивности земель: так, в 1983 г. в совхозах молочного направления, имевших менее 4 га пашни на одного работника, валовая продукция на 100 га была в 9 раз больше, чем в совхозах, имевших 23 га и более, а урожайность зерновых - вдвое больше. Молока в расчете на единицу пашни хозяйства, имевшие до 4 га на работника, получали в 13 раз больше по сравнению с хозяйствами, имевшими более 23 га на работника. В совхозах первой группы среднегодовой надой на корову составлял 2965 кг, последний - на 35% меньше193. Стоимость валовой

I8S РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3814. Л. 120-121. "85 Там же. Д. 7095. Л. 22.

|*о РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 103. Л. 16-17.

I*1 Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 135, 579, 582.

193 Комсомольская .правда. 1988. 16 февраля; РГАЭ. Ф, 4372. Ол. 66. Д. 7211. Л. 110.

1вз Гужвин П. Указ. соч. С. 32.

продукции произведенной в расчете на одного работника в регионе, составляла к концу 70-х гг. 3984 руб. в среднем по России - 4634 руб.19*

На Украине на каждого занятого в сельскохозяйственном производстве в 1985 г. приходилось 6,6 га пашни, в Центрально-Черноземном районе России - 11.7 га. В Белоруссии этот показатель составлял 5,2 га, в российском Нечерноземье - 9,9 га, В сравнении с аналогичными средними данными по Прибалтике на работника сельского хозяйства Нечерноземья приходилось пашни на 29% больше.

Даже при одинаковой оснащенности средствами труда крестьянин, н распоряжении которого было меньше земли, имел относительно большие возможности проявлять заботу о ее продуктивности. Эти возможности умножались, если, кроме этого, были преимущества и в оснащении фондами. А расчеты показывали, что на единицу пашни в республиках Прибалтики основных производственных фондов в 1985 г. было в 1.8 раза больше по сравнению с Нечерноземьем; украинские хозяйства были оснащены ими лучше, чем предприятия Центрально-Черноземного района России (на 34%) l9S.

Аналогичные сравнения можно привести и по другим территориям, не обладающим резкими контрастами по климату или но производственной специализации. Так, в Чувашии на работника сельского хозяйства приходилось 5 га пашни, в Мордовии - 11 га. Первая из этих республик получала продукции земледелия с га (по стоимости) на 89% больше. В Татарии оснащенность сельскохозяйственных предприятий трудовыми ресурсами по сравнению с Куйбышевской областью примерно в 1,6 раза выше; пашня в республике приносила продукции земледелия больше на 31%. Заметные различия в оснащенности трудовыми ресурсами сельского хозяйства Свердловской и Челябинской (в первой она выше в 1,9 раза), Томской и Омской (в 1,5 раза) областей также проявлялись в существенной разнице продуктивности земли (соответственно в 2 и 1,5 раза) 1Э6.

Важным фактором является фондовооруженность хозяйств. При дефиците кадров она играет решающую роль в развитии экономики колхозов и совхозов. Рассчитывать на большой приток дополнительной рабочей силы на село нет оснований. Если поставить цель, чтобы в каждом молочном совхозе российского Нечерноземья обеспеченность ресурсами была не ниже среднего показателя, т е. 10,4 га пашни на работающего, то дополнительно необходимо было привлечь 153 тыс. трудоспособных, т. е. больше чем их имелось в сельском хозяйстве Ивановской и Костромской областей 197.

Деревня пустела. Дефицит кадров для работы в селскохозяйствен-ном производстве ежегодно увеличивался. Не хватало полеводов, животноводов, трактористов и шоферов. Кадры массовых профессий можно было взаимозаменять, уровень механизации был не столь высок, следовательно и обучение кратковременное. Максимум за 2 года можно было выучить молодежь <на шофера или тракториста>. Наиболее трудная проблема - кадры специалистов сельского хозяйства, ведущих экономику своего колхоза или совхоза. В деревне хорошо понимали, что решение сельскохозяйственной проблемы во многом зависит от квалифицированного кадрового обеспечения колхозов и совхозов. Вузы и техникумы готовили тысячи специалистов. Но выпуски профессионалов для

19" Нечерноземная зона РСФСР. Экономические проблемы развития сельского хозяйства. С. 9.

195 Гужвин П. Указ. соч. С. 31. i*6 Там же. С. 31-32. >*? Там же. С. 33.

колхозно-совхозного производства росли медленно. Большинство вузов и техникумов сельскохозяйственного профиля с трудом осуществляли набор студентов. Высоким оставался отсев во время обучения. Это было следствием слабой школьной подготовки значительного числа обучавшихся, большинство из которых являлось выпускниками сельских школ. Выпуск из вузов России сельскохозяйственного профиля за 70-80-е гг. увеличился лишь на 4 тыс. и составил в 1989 г. 38 тыс. специалистов с высшим образованием, в техникумах этого профиля число выпускников возросло на те же 4 тыс. и составило 87 тыс. специалистов со средним специальным образованием l9S. И тем не менее. Если бы даже эти дипломированные агрономы, ветеринары, зоотехники, инженеры поехали в деревню и остались там работать, то за несколько лет произошло существенное обновление кадров. Место практиков заняли бы профессионалы. Тем более, что сельское хозяйство 70-80-х гг. в силу отсталости, низкого уровня механизации обходилось небольшим числом дипломированных специалистов. Обновление и омоложение кадрового состава руководства производством стало бы способствовать и улучшению механизации производственных процессов, а значит и улучшению показателей колхозов и совхозов, улучшению жизни села. Но специалисты неохотно связывали свою жизнь с деревней. Многие приехавшие надолго не оставались в колхозах и совхозах России.

В Псковской области, несмотря на общее увеличение специалистов в сельскохозяйственном производстве за 1967-1970 гг. с 2,8 тыс. до 4 тыс. около 90% бригадиров и управляющих отделениями не имели специального образования. В Дедовичском районе из 109 работников, занимавших эти должности, лишь 4 были дипломированными специалистами, в Бежаницком - из 144 только 9. В то же время за 1967- 1970 гг. из области уехало 852 сельскохозяйственных специалиста, или 45% от числа прибывших199. В последующие годы дефицит квалифицированных кадров сохранялся. В некоторых районах области и в середине 70-х гг. среди руководителей среднего звена практики составляли 70-80%200. Такое положение с кадрами было типично для всего Нечерноземья.

В 70-е гг. прирост численности дипломированных специалистов, работавших в колхозах и совхозах, составлял менее одной трети от числа подготовленных вузами и техникумами зоны. Большинство руководителей среднего звена не имело специального образования. В 1973 г, должности руководителей отделений, ферм и бригад занимали 58 тыс, практиков или 80% от общей их численности. В половине колхозов зоны не было ни одного бригадира производственной бригады в растениеводстве и заведующего животноводческой фермой, имевших высшее или среднее специальное образование. Таких руководителей среднего звена не было ив 17% совхозов 201.

В Вологодской области пятая часть руководителей хозяйств и 80% управляющих фермами и бригадиров не имели сельскохозяйственного образования 2f>2. В Горьковской области 4,2 тыс. работников этой категории, или 87% их числа оказались практиками 20S. В 1974 г. на одного инженера-механика с высшим образованием в среднем по зоне прихо

де Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. С. 350; Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 276.

lea РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 139. Д. 992. Л. 24. гоо там же. Оп. 148. Д. 989. Л. 21.

201 РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 7095. Л. 18.

202 РЦХИДНИ. Ф. 17. On. 142. Д. 199. Л. 34. =оз там же Д 233. Л. 37.

лилось три колхоза, в Ивановской области - 6 колхозов. Калининской области и Марийской АССР - 5 колхозов. Не было инженеров-механиков и в большинстве совхозов Новгородской, Брянской, Калининской, Костромской, Смоленской, Кировской и других областей 20л.

Стабильно сохранявшиеся (по 40 тыс.) выпуски из вузов и техникумов сельскохозяйственного профиля не решали проблему кадрового пополнения. Потребность в специалистах в Нечерноземье составляла 200 тыс. дипломированных работников. В 1974 г. она была удовлетворена наполовину 205. На освободившиеся должности руководителей среднего звена было назначено только 40% специалистов, а 60% вновь замешено практиками 20t

По данным на 15 ноября 1975 г. в среднем на один колхоз в России приходилось 16 специалистов высшей и средней квалификации, на один совхоз - 31, в Эстонии - соответственно 38 и 45, в Молдавии - 31 и 39, Латвии - 29 и 34, Казахстане - 26 и 34, Украине - 23 и 42. Еще более показательны в этом плане данные о наличии специалистов в расчете на 1000 среднегодовых работников. В 1975 г. в Эстонии в колхозах было 122 специалиста, в совхозах - 118, в Латвии соответственно 79 и 83, в Литве - 70 и 75. Во всех остальных республиках эти показатели значительно ниже: в России - 38 и 62, на Украине - 35 и 64, в Белоруссии - 36 и 59 207.

Приезжавшие на село специалисты не задерживались. Большие производственные нагрузки, ненормированный рабочий день, низкий заработок, отсутствие бытовых условий толкали к перезду в город. Инженер В. Васильев из Новгородской области писал в 1963 г. в <Сельскую жизнь>: <Я окончил институт и несколько лет работал главным инженером в совхозе. Вместе со мной было направлено много выпускников. Но спустя несколько лет из них остались немногие. За 1962 г. из Новгородской области уехали более 200 специалистов. Специалисту сельского хозяйства работать много труднее, чем в промышленности. Объекты часто разбросаны на несколько километров, транспорта не дают. Часто можно увидеть, как директор или специалисты едут на лошади, бензовозе, молоковозе, а то и пожарной машине. А часто - пешком.

Нередко завидуешь товарищу по учебе, работающему на заводе. У него рабочий день 7 час. А у нас нет. А зарплата начисляется с выполнения плана, мы получаем оклад, ко если нет реализации в данном месяце - то 70% оклада. А если хозяйство несильное, да год не удачный - эти 70% каждый месяц> 208.

Переезд в города молодых специалистов являлся следствием и тяжелых производственных условий, и трудностей сельской жизни. Не решало проблему кадров и целевое направление на учебу в вузы и техникумы за счет колхозов и совхозов. Большинство хозяйств Нечерноземья не имели такой возможности из-за экономической отсталости, нехватки средств. Государственное распределение молодых специалистов в сельские районы крайне медленно сокращало дефицит дипломированных работников.

В Горьковской области в середине 60-х гг. свыше 60% председателей колхозов не имели сельскохозяйственного образования. Из числа

104 РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 7095, Л. 18,

205 Вопросы экономики. 1974. - 10. С. 47.

206 Кадры сельского хозяйства. 1977. - 3. С. 52.

207 Тюрина А. П. Социально-экономическое развитие советской деревни. 1965- 1980. С. 79, 80.

<08 РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 160. Л. 216-217.

кадров среднего звена в совхозах только 19% являлись специалистами сельского хозяйства, в колхозах - 3% 209. Дефицит специалистов преодолевался крайне медленно. К концу 70-х гг. лишь четвертая часть начальников отделений, заведующих фермами и бригадиров имела дипломы об образовании 2,°.

В Архангельской области в середине 70-х гг. треть управляющих среднего звена не имели специального образования. К концу 70-х гг. в среднем звене работало 60% практиков, а в 15% хозяйств среди этой категории работников вообще не было ни одного со средним образованием. Среди директоров совхозов и председателей колхозов среднее специальное образование имели 94%, высшее - 88%2И.

К концу 70-х гг. в Новгородской области свыше 70% руководителей среднего звена оставались практиками без специального образования212. Во Владимирской области из 225 руководителей хозяйств 92% имели высшее и среднее образование (в 1970 г. - 82%), четыре пятых из них являлись специалистами сельского хозяйства. 44% кадров среднего звена имели высшее и среднее образование (в 1970 г. - 26%). В сельское хозяйство области в 1979 г. было направлено 850 молодых специалистов т.

Кадровая проблема Нечерноземья оставалась далека от разрешения. В колхозах региона 60%, а в совхозах 64% инженеров и техникой имели высшее и среднее специальное образование. Остальные должности занимали практики 2И.

70-е гг. не принесли существенных изменений в кадровой политике в Нечерноземье. Дефицит дипломированных специалистов оставался высоким, сокращался он медленными темпами. Главным ориентиром на работу в деревню оставалось состояние своего хозяйства.

В большинстве колхозов и совхозов и производственные, и жилищные условия были неудовлетворительные. Мало находилось желающих самоотверженно и полубесплатно поднимать сельское хозяйство, таким образом доказывая патриотизм своему дому. Письмо от ветеринара из Порховского района Псковкой области (1971 г.): <Труд наш тяжелый. Иногда проделываешь за день буквально тысячи вакцинаций, проезжаешь на велосипеде - другого транспорта нет - до 70 км. А отношение к нашему труду как к второстепенному. Кто подсчитал, сколько дополнительной продукции даст полное ветеринарное благополучие ферм, сколько рублей прибыли обеспечиваем мы, ветеринары. Ветеринары чувствуют себя ущемленными в правах. Взять хотя бы оплату - уборщица получает 60 руб. а мы, специалисты среднего звена - 70 руб.> 2,5

Производственные трудности множились на бытовые. Жилищная проблема оставалась практически неразрешимой для большинства молодых выпускников учебных заведений. Эти трудности часто оказывались непреодолимыми в деревне, и молодежь устремлялась в поисках лучшей жизни в другие места. Агроном В. Фомин из села Второе Дре-восечное Колпнянского района Орловской области писал в <Сельскую жизнь>: <Молодые специалисты, приехав на работу, кочуют ло кварти

2°*> Там же. Ф. 17. Оп. 102. Д. 235. Л. 42.

2Ю Там же. On. 148. Д. 249. Л. 27.

Z" Там же. Оп. 145. Д. 44. Л. 48; Оп. 147. Д. 46. Л. 56.

212 Там же. Ол. 148. Д. 823. Л. 29.

213 Там же. Оп. 145. Д. 170. Л. 18.

21* Нечерноземная зона РСФСР. Экономические проблемы развития сельского хозяйства. С. 24.

21= РЦХИДНИ. Ф. 591. Ол. 1. Д. 99. Л. 31-32.

рш. И не одни, с семьями. И где работают, там и живут с семьей - в конторе отделения, а прошлой зимой жил иод одной крышей со скотом. В совхозе много перебывало специалистов, ставших беглецами лишь потому, что дирекция не предоставляет нормального жилья> 216.

Работа на селе была малопривлекательна для молодых специалистов сельского хозяйства. В 1970-1980 гг. в колхозы и совхозы Вологодской области направлялось на работу до 250 специалистов с высшим образованием ежегодно. В то же время хозяйства области оставляли 200 агрономов, зоотехников, механиков, экономистов, ветеринарных врачей. В Калининской области потребность в агрономах составляла на начало 80-х гг. 1,3 тыс. зоотехниках - 1,6 тыс. ветеринарах - около 1 тыс. бухгалтерах - 3,8 тыс. работников. План распределения для области систематически не выполнялся. Только в 1982 г. должны были прибыть 2,5 тыс. специалистов с высшим и средним образованием, а прибыло 1,4 тыс. человек пт. И даже этих немногих так нужных хозяйствам кадровых работников нередко встречали так. Письмо от зоотехника Н. Н. Войковой из колхоза <Перелом> Калининского района Калининской области (1971 г.): <В колхоз <Перелом> я приехала совсем недавно. В этом хозяйстве никогда не было зоотехника и поэтому зоотехническая работа полностью запущена. За время работы я не чувствовала поддержки от председателя, а наоборот, он утверждал, что зоотехник ему не нужен. Зарплата самая низкая - 80 руб. Квартиры нет, снимаю у хозяйки, обещали привезти дров - третий месяц не везут. Хочется спросить: зачем я здесь" Во мне не нуждаются. Поэтому специалисты и бегут из колхоза>218. Такие письма еще раз убеждают в том, что кадровая проблема не могла решаться простым увеличением выпусков из вузов и техникумов. Приехавшие в колхозы и совхозы выпускники должны были чувствовать необходимость своего присутствия, уважение к своей профессии и к себе.

На протяжении 80-х гг. выпуск специалистов с высшим сельскохозяйственным образованием не увеличился - 38 тыс. ежегодно, а количество выпускников со средним специальным образованием уменьшилось со 106 тыс. до 87 тыс. Только за 1985-1989 гг. число дипломированных специалистов с высшим образованием, закончивших вузы, составило 198 тыс. специалистов-выпускников техникумов - 476 тыс. вместе 674 тыс. Число работников сельского хозяйства, имевших дипломы об окончании вузов и техникумов, за это время увеличилось лишь на 160 тыс.: с 1018 тыс. до 1178 тыс.219 Оказывается, что лишь четвертая часть специалистов сельского хозяйства связывала свою жизнь и трудовую судьбу с колхозно-совхозным производством. Остальные три четверти не планировали ехать в деревню.

Престиж профессий сельскохозяйственного профиля оставался низким. Опросы сельских жителей в ряде районов России показали, что большинство ответивших на анкету, не желали, чтобы их дети избрали профессию родителей и остались в деревне. И сами переселенцы и их родители, как правило, высоко оценивали городскую прописку, считая, что она служит средством для улучшения условий жизни, учебы, рабо-

те Там же. Д. 164. Л. 200.

21? РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 18. Д. 1912. Л. 274-278; Буданов Г. А. Социально-демографические изменения в Вологодской области за 1959-1985 гады // Материальное положение, быт и культура северного крестьянства (Советские период), Вологда, 1992. С. 108-109.

218 РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 100. Л. 4.

219 Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. С. 170, 350; Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 276, 590.

ты!20. Многочисленные социологические обследования, проведенные среди сельских школьников, зафиксировали повышенный интерес к современным городским специальностям. Помимо стандартного перечня: врач, учитель, инженер, бухгалтер, списки профессий пополнились: менеджер, экономист, политолог, юрист, переводчик, программист. Лишь незначительная часть планировала связать свою жизнь с селом и сель^ скон профессией. Не стремились оставить своих детей в колхозах и совхозах сельские жители.

Исследования, проведенные в 80-е гг. в Поволжье, показали, что лишь треть опрошенных родителей хотела, чтобы их дети стали сие1 циалнстами сельского хозяйства: из них 23% агрономами, 24% - зоотехниками, 30% - механизаторами. В то же время треть опрошенных связывала будущее своих детей с несельскохозяйственными профессиями. Особенно высоким процент родителей, ориентирующих своих детей на городскую жизнь, оказался среди руководителей хозяйств, главных специалистов и служащих. 58% этих работников хотели, чтобы их дети получили промышленные специальности и стали горожанами221.

Исследования в ряде белорусских сел показали, что 90% инженерно-технических работников, 78 полеводов, 73 животноводов, 65% строителей ориентировали своих детей на несельскохозяйственный трудB5ta.

Скажем прямо, практически повсеместно сельские жители разных профессий и проживавшие в различных местах были едины в одном, дети не должны повторить их судьбу, будь ты механизатор, животновод или председатель колхоза. Только не в деревню! Такая семейная ориентация детей не могла не сказаться на жизненных планах молодежи.

Опрос учащихся 8-10 классов сельских школ показал, что школа оказала решающее влияние на жизненные планы 35% школьников, родители - 25, творческое увлечение - 12, кино, радио, телевидение-9, литература - 9, 3% сослались на полученные трудовые навыки*2S. И молодежь устремилась в города.

В 1990 г. в городах на 1 тыс. занятых приходилось 175 человек с высшим и 260 со средним специальным образованием, в сельской ме" ности эти показатели в 2,6-1,5 раза ниже, и составили всего 68 и 172 человека 224.

Престиж профессии поднимает ее общественная значимость. Но не только. Человек, ставший или не ставший личностью, возглавляя производство или сидя за штурвалом трактора, способен либо увлечь, либо оттолкнуть от данной профессии.

В деревне вся жизнь на виду. Уважаемый председатель, агроном, учитель - и немало желающих среди молодежи подражать им, соответствовать их уровню. И наоборот. Низкий профессиональный и культурный уровень, недобрые человеческие качества отталкивают любого человека.

Понятны в таких ситуациях стремления молодежи не только не учиться, чтобы вернуться в эту деревню, к этим людям, но и вообще навсегда оставить свой край. <Пишут, что молодежь уходит из села, что нет клубов, бань, больниц, но дело не только в этом. Руководят в колхозе полуграмотные мужики. У нас один председатель колхоза с высшим образованием да и он учитель математики. Как же молодежь пой

220 Снмуш П. И. Указ. соч. С. 163.

321 Крапивенский С. Э. Дементьев С. ML, Крамарев В. Ф. Указ. соч. С. 83.

222 Тарасевич В. Лешкевнч В. Профориентация: опора на семью // Молодой коммунист. 1977. - 7. С. 51.

223 Крапивенский С. "). Дементьев С. М. Крамарев В. Ф. Указ. соч. С. 85.

224 Вестник статистики, 1992. ЯЬ 1. С. 12.

И

лет работать по 10-12 часов без выходных дней скотником или телятницей за 40-50 руб. в месяц, а руководит ею безграмотный человек, or которого услышишь брань да нецензурные слова> (село Рождественка Кимовского района Тульской области, 1967 г.) 225.

Жители села развал экономики в своем хозяйстве прежде всего связывали с личностью председателя колхоза, главных специалистов. Они в деревне - предмет для подражания, их жизнь - и объект зависти, и пересудов. И если были в их проведении серьезные изъяны, то они всегда на слуху всей деревни. <Председатель колхоза Р. пьянствует, выражается нецензурно. Колхозники хотят идут работать, хотят - нет.. Председатель самогонку попивает... За самогонку дает лошадей, машины. Образование у него 4 класса, он некультурный, грубый человек. Скот дохнет от голода. Кормов нет, лошади по 3 дня стоят голодные, по брюхо в навозе. Коровы худые, голодные. Библиотека всегда закрыта. Молодежи дают справки из колхоза за деньги и все уезжают. Остаются одни <старухи> (Колхоз <Красная звезда> Рамешковского района Калининской области, 1968 г.) 22в.

Некомпетентность, низкий профессиональный и культурный уровень немалого числа руководителей производства еще больше усугубляли сельскохозяйственные и общечеловеческие проблемы деревни. Старые кадры, так сказать специалистов, в противовес молодежи не стремились уехать из села. Их нигде не ждали. Сельские жители писали письма в различные инстанции, <ездили в район>, требовали смещения нерадивых работников. И нередко это удавалось. Практически вся деревенская жизнь отражена в частушках. Сложены они и на эти сюжеты.

<На колхозном на амбаре Скукарекал петушок: Бригадир н председатель Утащили ржи мешок>,

- осуждали поведение руководства в частушках из Архангельской области. А из Вологодской им отвечали, что кара неминуема:

<Бригадиру дали гриву, Председателю - рога, Счетоводу дали хвост - Не обманывай колхоз!>

Неудивительно, что при проведенных опросах среди сельских жителей о том, какие качества руководителей они ценят, помимо профессионализма, хороших организаторских способностей, высоких деловых качеств, были отмечены добрые и спокойные отношения с подчиненными, простота в общении, скромный внешний вид2*7. Видимо, многие так представляли себе руководителя производства, при котором <и хорошо работается, и радостно живется>:

<К нам из города приехал

Председатель боевой.

Был колхоз наш отстающий

А теперь - передовой:>. Такие председатели в Нечерноземье были. Это прославившие на всю страну свои хозяйства П. А. Малинина из Костромской области, Г. И. Санин из Калужской, А. В. Горшков из Владимирской области и другие. Колхозы, находившиеся в одинаковых климатических условиях, различались уровнем своей экономики. Примером могли служить кол-

РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 33. Л. 37. а26 Там же. Д. 49. Л. 67.

Крапивенский С. Э. Дементьев С, М. Крамарев В. Ф. Указ. соч, С. 84-87.

?хозы <12 Октябрь> и им. 1 Мая Костромского района Костромской области. Сравнительные показатели по экономике этих колхозов за 1952 г. были следующие: площадь пашни, лугов, пастбищ в колхозе <12 Октябрь> равнялась 998 га, в колхозе им. 1 Мая - 904 га, урожайность всех зерновых соответственно - 18,5 и 7,1 ц с га, картофеля - 195 и 70 ц, овощей - 164 и 86 ц. Удои на одну корову - 5233 н 1272 кг. Денежные доходы колхозов составляли 2 млн. 109 тыс. руб. и 151 тыс. руб. Колхоз <12 Октябрь> возглавляла П. А. Малинина 2as.

<Я не модница,

И не невольница.

А такая удалая

Я колхозница*

Хозяйственная деятельность лучших колхозов и совхозов убеждала в возможности достойно и зажиточно жить дома. За высокими производственными показателями стояли личные качества руководителя-организатора, его воля и полная самоотдача всего коллектива. И помощь государства. Лучшие хозяйства России - <маяки> вели благополучную сельскую жизнь. Зто хозяйства, возглавляемые П. А. Малининой, В. А, Стародубцевым, М. Г. Вагиным, А. В. Горшковым, П. А. Прозоровым, Г. И. Саниным и другие. Они ориентировали остальные колхозы и совхозы на будущие высокие рубежи. Естественно, что они занимали приоритетное положение в аграрной политике государства. Инвестиции, техника направлялись сюда в первую очередь и в нужных объемах. Элитарное положение лучших совхозов и колхозов давало и высокие сельскохозяйственные показатели. Нищенское существование остальных хозяйств оставалось результатом все той же политики.

3. Нечерноземье в экономике России

<Из Печоры к нам дорога. А из Устюга тропа. По дороге нам не надо. По тропе или сюда>

Послевоенная деревня вынесла все экономические преобразования. Ока жила и кормила Россию. 1958 год принес деревне существенные перемены. Прошла реорганизация МТС и на колхозы обрушилась огромная сумма долга, вызванная необходимостью выкупа техники у государства. Большинство из них снизило оплату трудодня. А реорганизации продолжались.

На рубеже 50-60-х гг. в ходе составления районных н областных планов землеустройства были названы неперспективными многие тысячи сел и деревень страны. Объективно к этому вело и укрупнение хозяйств. Сотни тысяч крестьян потянулись в центральные поселки, а чаще - в город. Парализуя и без того ослабленное личное подсобное хозяйство, развернулось насаждаемое сверху строительство многоэтажных жилых домов в сельской местности. Перестраивалась по территориальному принципу система управления народным хозяйством, а затем, наоборот, по производственному, отраслевому - организация его партийного руководства. Реорганизовывались структуры управления сельскохозяйственных органов, Министерство сельского хозяйства. Потом все возвращалось на старые места.

Один из путей достижения аграрного благополучия увидели в укрупнение колхозов и совхозов строительстве крупных сельских поселков по городскому типу. В связи с этим началась ликвидация так называемых неперспективных деревень. Исходной посылкой массового

228 Советское крестьянство. Краткий очерк истории. (1917-1969). С. 377-378.

сселения мелких деревень, не говоря уже о хуторах, стало укрупнение колхозов. Начатое еще в 1950 г. оно развивалось форсированно. Укрупнение происходило постоянно, хотя и неравномерно. Качественные изменения, вызванные этим процессом, постепенно нарастали, преобразуя всю производственную и социальную инфраструктуру села 229. При подведении итогов специальных исследований по определению оптимальных размеров сельскохозяйственных предприятий и их внутрихозяйственных подразделений, проведенных в 1961 -1964 гг. его авторы констатировали, что <в целях более рационального использования капитальных вложений сельские населенные пункты по своему хозяйственному значению подразделяются на три основные группы: а) поселки перспективные, в которых производится строительство зданий всех типов и полное благоустройство; б) относительно крупные поселки при животноводческих фермах; в) неперспективные поселки, в которых не разрешается никакого нового строительства и которые постепенно переносятся в другие>"0. Особенно интенсивно процесс укрупнения хозяйств шел в 1957- I960 гг. когда ежегодно исчезало около или более 10 тыс. уже укрупненных ранее колхозов. В 1963 г. их осталось 39 тыс. против 91 тыс. в 1955 г. Самая демократичная и наиболее эффективная форма управления артелью - общее собрание колхозников - подменялась, как правило, собранием представителей. Средние размеры посевов совхозов за 1954-1962 гг. возросли в результате их укрупнения в 3 раза 231. Это представлялось официальной пропагандой и наукой как концентрация производства. На деле имел место, как правило, худший, малоподготовленный вариант его централизации с последующими отрицательными показателями эффективности.

Были созданы гигантские неуправляемые колхозы и совхозы. Негативные результаты укрупнения хозяйств отмечали и сами сельские жители. Из воспоминаний А. П. Крутова, жителя деревни Никольщины Кичменгско-Городецкого района Вологодской области: <Когда колхозы были маленькие (это до 1959 г.), то они были лучше управляемые. До роги между бригадами плохие, поля мелкоконтурные, расстояния между бригадами большие, и захочешь - да все за один раз не объедешь.

Когда председателем колхоза был Редькин, объедет, бывало, на лошади все поля, все фермы, почти в каждый дом заглянет, как да что сделано, - все это до того, как придет в правление на планерку. А сейчас председатель колхоза, может, раз в год и заглянет в Николь-щину>>232.

В Кировской области некоторые колхозы имели площадь пашня до 30 тыс. га, насчитывали по 120 деревень. Это было в лесной пересеченной местности233. Анализ деятельности совхозов, проведенный в середине 60-х гг. привел к выводу о том, что <обратная связь между интенсивностью и размерами хозяйств ... является настолько постоянной и повсеместной, что выступает как определенная закономерность. И она будет проявляться до тех пор, пока хозяйства не в состоянии по своим материальным возможностям на всей земельной площади вести производство в равной мере интенсивно>2Si. Такими возможностями они в

32 9 Русинов И. В. <Неперспективная> деревня: от домыслов к истине // Вопросы истории КПСС 1990. - й. С. 54.

230 Оптимальные размеры сельскохозяйственны* предприятий. М, 1965. С. 109,112.

231 Сельское хозяйство СССР. М" 1960. С. 50; Сельское хозяйство СССР. М. 1971. С. 479; Оптимальные размеры сельскохозяйственных предприятий. С. 49,

232 Голоса крестьян: Сельская Россия XX века в крестьянских мемуарах. М.. (996. С. 24.

233 Пленум ЦК КПСС. 24-26 марта 1965 г. С. 47.

234 Оптимальные размеры сельскохозяйственных предприятий. С. 57.

те годы не располагали. Однако есть и более радикальные точки зрения. В. П. Попов пишет: <Истинной причиной укрупнения мелких колхозов, повлекшего за собой сселение <неперспективных> деревень и их запустение, было желание властей организовать очередную коренную ломку деревенского уклада, разрушить остатки сельского общежития, унифицировать деревню к ее людей, заставить их продолжать покорно трудиться в колхозах, еще более централизовать управление крестьянами...> и как резултат этой политики <объединение <бедных> с <богатыми> приводило к внутридеревенским раздорам, усиливало социальную напряженность, не повысило эффективность колхозного производства, Не в силах противостоять дурной воле <преобразователей> крестьяне еще гуще побежали из села>По подсчетам В. П. Попова <абсолютная цифра убежавших из деревни за 1960-1964 гг. людей почти 7 мли. человек> 2"л.

Одновременно с укрупнением хозяйств осуществлялось преобразование колхозов в совхозы. Оно начало осуществляться с осени 1954 г В целом за 1954-1983 гг. в совхозы было преобразовано 27 859 колхозов, что составляло 30,6% их общего числа на 1 января 1954 г. В 50-е гг. - первой половине 60-х гг. преобразование носило массовый характер. Прежде всего в совхозы преобразовывали экономически слабые колхозы, имевшие низкие производственные показатели, большую задолженность государству и колхозникам по оплате труда. В специализированные совхозы было преобразовано значительное число пригородных колхозов, в том числе экономически сильных, с целью увеличить производство продуктов и улучшить снабжение горожан.

Многие вновь организованные совхозы повысили производственные показатели, прежде всего, целинные. Однако в целом преобразование колхозов в совхозы не привело к ускоренному росту сельскохозяйственного производства, значительному повышению его эффективности. В конце 1959 г. была проведена выборочная проверка результатов производственно-финансовой деятельности свыше 100 совхозов, созданных на колхозных землях в разных районах страны. Общий вывод, сделанный по итогам проверки: организация новых совхозов на базе колхозов только при условии их рентабельной работы не осуществлялась. По примерным подсчетам 70-75% вновь организованных совхозов являлись убыточными 237.

За 1959-1970 гг. число колхозов Центральных областей Нечерноземья сократилось с 4844 до 1782 при одновременном росте числа совхозов с 380 до 1403. Как правило, каждый совхоз создавался на базе 2-3, а иногда и 4 колхозов. Только за 1958-1959 гг. в совхозы были преобразованы здесь 512 колхозов, из них в Тульской области - 130, Московской - 141, Калининской - 107 колхозов 238. С 1954 г. по апрель 1960 г. в СССР было преобразовано в совхозы около 14,6 тыс. слабых колхозов, в том числе 9,7 тыс. по России, главным образом в областях и республиках Нечерноземья. В 1960 г, в Московской области в совхозы было преобразовано 365 колхозов, которые имели имущества на 11,7 млн. руб. при долге государству 7,4 млн. руб. Затраты государства на преобразование слабых колхозов в совхозы за период с 1954

235 Попов В. П. Российская деревня после войны (июнь 1945 - март 1953). С. 10-П.

236 Попов В. П. <Второй н важнейший этап> (об укрупнении колхозов в 50-е - начале 60-х годов> // Отечественные архивы. 1994. Кг 1. С. 35.

23г Тюрина А. П. К вопросу cпреобразовании колхозов и совхозы // История СССР. 1983. - 5. С. 5, 9.

газ ГАРФ. Ф. 310. On. 1. Д. 1980. Л. 104.

no I960 г. достигли 25,4 млрд. руб.239 В 1961-1964 гг. этот процесс несколько замедлился, однако в 1965 г. вновь произошло резкое сокращение числа колхозов. Во Владимирской, Ивановской, Калининской, Рязанской областях было организовано 259 совхозов на базе земель и имущества 501 колхоза. Такая же картина была характерна и для других областей региона.

В целом по республике в 1965 г. было преобразовано в совхозы более 1,5 тыс. колхозов, или 9,4% всего их числа на конец года240. В дальнейшем количество колхозов продолжало сокращаться, в том числе и за счет преобразования их в совхозы. Этот процесс захватил Нечерноземье, Урал, Сибирь, Дальний Восток. Он был характерен и для некоторых союзных республик, например, Казахстана. В целом по стране за 1959-1965 гг. было преобразовано в совхозы 13 263 колхоза, за 1966-^ 1977 гг. - еще 5551 колхоз. В России за 1954-1977 гг. в совхозы было преобразовано 17 210 колхозов. Наибольшее количество колхозов было преобразовано за 1954-1965 гг. - 14 241 колхоз, или 83% всех преобразованных хозяйств России.

В 1966-1980 гг. как и на первом этапе, реорганизаций подвергались прежде всего экономически слабые колхозы. Так, в 1975 г. Союзный Совет колхозов рассмотрел просьбу России о необходимости преобразования 1861 хозяйства. Она была мотивирована тем, что представленные к реорганизации колхозы являлись низкорентабельными и убыточными, имели большую задолженность Госбанку (1,8 млрд. руб. но долгосрочным н 1,2 млрд. руб. по краткосрочным ссудам), которую были не в состоянии погасить за свой счет.

Колхозы с такими низкими экономическими показателями сосредоточивались в районах Северо-Запада и Центра Российской Федерации, были слабо обеспечены рабочей силой, гораздо сильнее страдали от неблагоприятных погодных условий. Так, в Новгородской области в 1974 г. было преобразовано 29 колхозов. Одни из них имели рентабельность производства на уровне 3-6%, другие были убыточны. В колхозе <Знамя труда> Люблинского района валовой доход в 1974 г. равнялся 339 тыс. руб. чистый доход - 16,7 тыс. руб. а общая задолженность - 15556,5 тыс. руб. в том числе по краткосрочным кредитам - 369,1 тыс. руб.241. Приведенные данные свидетельствовали о глубокой экономической запущенности этого хозяйства, отсутствии перспектив для преодолоения отставания за счет внутренних источников.

В последующие годы перевод колхозов на статус совхозов осуществлялся в небольших масштабах и не оказывал существенного влияния на изменение их числа. Во многих случаях это преобразование приносило положительный экономический эффект.

В Ленинградской области к началу 1977 г. все хозяйства были переведены на статус совхозов. На базе государственного сектора развернулась работа по концентрации производства и специализации его, внедрению в сельское хозяйство промышленных технологий. Примером служила деятельность таких хозяйств как <Гатчинское>, <Детскосельское> н других. Они были созданы в начале 70-х гг. и справлялись с задачами улучшения обеспечения продовольствием ленинградцев. К началу

"в Чигринов Г. А. Указ. Соч. С, 123-124. 240 РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 7. Д. 1781. Л. 2.

ш Тюрина А. П. Колхозное крестьянство в социальной структуре развитого социалистического общества // Ленинский кооперативный план и современная деревня. Ростов-на-Дону, 1980. С. 138; Она же. Социально-экономическое развитие советской деревни. 1965-1980. С. 145; Она же. К вопросу о преобразовании колхозов в совхозы // История СССР. 1983. - 5. С. 12.

1978 г. специализированные хозяйства области производили 95% овощей, 68% картофеля, 57% молока, 59% мяса, 90% продукции птицеводства и 100% пушнины.242

Бывшие колхозники получали гарантированную заработную плату, которая была выше оплаты колхозов. В какой-то степени это приостанавливало миграцию сельского населения из тех хозяйств, где производственные показатели позволяли обеспечить для своих рабочих достаточно приемлимую жизнь. Однако большинство колхозов и совхозов Нечерноземья имели примерно равные низкие экономические показатели. До благополучной жизни им одинаково было очень далеко.

Многие колхозники поддерживали преобразование колхозов в совхозы, т. к. в этом случае они получали гарантированную оплату труда и пользовались государственным пенсионным обеспечением, чего в колхозах до 1965 г. не было. И действительно, колхозники, перешедшие на работу в совхоз по достижении пенсионного возраста получали государственные пенсии. Те, а их оказалось немало, кто получал колхозную пенсию - до 20 руб. в месяц или не смог по каким-то, в том числе объективным причинам (возраст, болезнь, временный отъезд) войти в совхоз, несмотря на 40-50-летний трудовой стаж и наличие дома и участка в деревне, теперь уже ставшей из колхозной совхозной, более высокой пенсии от государства лишались. Из поселка Шилово Рязанской области в 1975 г. жительницы М. М. Кузьмина и С. 3. Данилова писали в <Сельскую жизнь>: <Нам назначена пенсия 20 руб. Нас очень обидели. Работали в колхозе с момента организации. В тяжелые годы платили различные налоги, денежные и натуральные. Наряду с этим выполняли оборонные работы. Трудились от зари до зари без выходных. Мы ушли на пенсию до образования совхоза, а те, кто успел поработать в совхозе 2-3 месяца, получают 45 руб. А нам уже по восьмому десятку лет пошло> 2Ai. Нередко получалось, что колхозники не получали никакой пенсии: ни от колхоза, который был реорганизован в совхоз, ни от государства, поскольку не работали в совхозе. Из деревни Сослово Одинцовского района Московской области жители писали о своей односельчанке в 1965 г.: <Буханова П. А. с первых дней основания колхоза работала на полях и фермах. В 1958 г. правление, оценив ее работу, назначило ей пенсию. Ей в то время было 84 года. В 1960 г. колхоз <Большевик> вошел в состав совхоза <Горки-II>. С тех пор про нее забыли и пенсию отменили. Человек остался без средств к существованию, У нее нет сил работать, она решила идти сторожем в совхоз, охранять территорию сельхозмашин. И это в 86 лет> -44.

По данным на 1961 г. в России заработок бывших колхозников, перешедших на работу в совхозы, повысился по сравнению с передовыми колхозами в 1,8, а с отстающими - в 3 раза. Однако часто местные органы стремились подменить работу по укреплению экономики отсталых хозяйств преобразованием колхозов в совхозы, рассматривая эту меру как единственный путь подъема сельского хозяйства.

Такого рода укрупнения и реорганизации обернулись трагедией для села. Жители тысяч деревень лишались перспектив стать самоуправляемыми коллективами, а рабочие места большинства из них теперь оказывались разбросанными, как правило, по всему массиву укрупненного колхоза или совхоза. Таким образом, <объективно> вставал вопрос о строительстве крупных центральных усадеб и <неперспективности> подавляющего числа сел и деревень.

242 Аграрная политика КПСС в действии. М. 1979. С. 177, 179.

243 РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 197. Л. 172.

244 Там же. Д. 168. Л. 142.

Все это требовало коренной перестройки производственной и социальной инфраструктуры села. Управлять из одного центра работой жителей многих деревень, ферм было трудно, если не невозможно. Немалые опасности таила и многозвенная система управления в условиях отсутствия хозрасчетных отношений, но не меньше - перспектива укрупнения сел, ферм и соответственно изменения севооборотов. Это вело к фактическому обесцениванию основной массы существующих жилых, животноводсческих построек, требовало практически полного обновления основных производственных и непроизводственных фондов, крупных капиталовложений- Ликвидация многих населенных пунктов вела фактически к забросу отдаленных сельхозугодий, в том числе пахотных. Неслучайно, если за период 1940-1963 гг. размеры колхозов по числу дворов увеличились в 5.1 раза, то по площади сельхозугодий - лишь в 42 раза, а по площади пашни "- в 4,8 раза. Возникшая пешеходная недоступность или труднодоступность дальних угодий требовала больших затрат на дорожное строительство, перемещение техники и рабочей силы в места их новой работы. В то время государство не имело для этого необходимых средств 245. Одни аграрные преобразования следовали за другими. Перспектива сельскохозяйственного благополучия не прослеживалась.

Российское Нечерноземье - один из основных районов, поставлявших в 60-80-е гг. сельскохозяйственную продукцию для республики. По освоенности территории этот регион неоднозначен. На значительной части Нечерноземья сельхозугодья составляли около 40%. Но различия в сельскохозяйственной освоенности были очень велики - от 1,2% территории в Коми с очаговым освоением до 85% на Орловщине а46.

При наличии пятой части сельскохозяйственных угодий России на протяжении 60-80-х гг. в Нечерноземье производилась примерно треть валовой продукции растениеводства и животноводства. Здесь производилась шестая часть зерновых культур, половина картофеля, до 40% овощей, почти вся льнопродукпия. Нечерноземье давало треть мяса, до 40% молока и яиц, производящихся в России 24Г. На долю Нечерноземья приходилось 15% валовой продукции сельского хозяйства страны: 13% зерна, половина льноволокна, треть картофеля, пятая часть овощей, 16% мяса, пятая часть молока и четвертая часть яиц 24в. Доля этого региона в суммарной мощности предприятий пищевой промышленности страны составляла: по выработке мяса - 33%, цельно-молочной продукции - 48, сыра - 33, спирта из пищевого сырья - 40, крахмала - 66%-49. Это был крупный сельскохозяйственный регион.

В распоряжении 10 тыс. колхозов и совхозов Нечерноземья находилась пятая часть сельскохозяйственных угодий России. Для их улучшения и расширения проводились значительные мелиоративные работы. В Нечерноземье площадь заболоченных земель примерно в 2 раза превышала площадь болот и составляла в середине 70-х гг. 8,5 млн. га (16,8% всех сельскохозяйственных угодий). Заболоченные земли, в пер

245 Русинов И. В. <Неперспективная> деревня: от домыслов к истине Ц Вопросы истории КПСС. 1990. - 8. С. 56.

"6 Иоффе Г. В. Нечерноземье: социальная география и хозяйство. М" 1986, С. 7.

2*7 Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. С. 174-177; Народное хозяйство РСФРС в 1989 г. С. 596-599.

248 Нечерноземная целина России. С. 101-102; Концепция развития агропромышленного комплекса Нечерноземной зоны РСФСР. М" 1988. С 3-4.

249 Концепция развития агропромышленного комплекса Нечерноземной зоны РСФСР. С. 3-4.

вую очередь земли пойм, обладающие наиболее высоким потенциаль ным плодородием, являлись основным объектом осушения 2iQ.

Опыт показывал, что на окультуренных пастбищах можно полу чать по 120-130 ц и более зеленой массы, а на орошаемых - в 2 раза больше, по 230-240 ц с га. В ряде хозяйств на бывших торфяниках с каждого гектара -получали более 30 ц зерна, 550 ц корнеплодов, 50 ц сена многолетних трав. Производство культур на торфяных почвах бы ло рентабельно. Себестоимость 1 ц зерна в отдельных хозяйствах составила 6,5-6,7 руб. Прибыль с 1 га осушенных земель а ряде случаев достигла 1,5 тыс. руб. в год Л5!.

, - Развернувшиеся мелиоративные работы увеличивали площади сель скохозяйственных угодий. И в то же время из оборота выбывали и зарастали лесом и кустарником огромные территории ранее используемой земли.

Одновременно необоснованно много угодий, в том числе и пашни, отводилось под промышленное строительство. В Новгородской области только за 1966-1967 гг. количество пашни уменьшилось на 10 тыс. га, на 19 тыс. га сократились площади кормовых угодий. Анализируя сельскохозяйственные проблемы, руководители области отмечали (1968 г.): <Бесхозяйственно используются осушенные земли. Мелиоративные системы не охраняются, не ремонтируются, в результате канавы разрушаются и земля переувлажняется. Мы теряем земель больше, чем осваиваем> 2Vi.

В Вологодской области в 1968 г на душу населения приходилось всего 0,64 га пашни. За период 1965-1969 гг. площадь пашни сократилась на 4 тыс. га. Осушено за четыре года было 16,2 тыс. га. Такие темпы мелиорации местное руководство оценило <как низкие> г53. При этом за тот же период под различного рода строительство было отведено 2384 га пашни! Это оказалось больше, чем приходилось земель в среднем на 1 совхоз области. Немало земель выбыло из оборота по вине строителей газопровода, связистов, электрификаторов 254. В следующей пятилетке (1971-1975 гг.) ло Вологодской области было осушено 51,6 тыс. га земель, или в 2,5 раза больше, чем в предыдущей 25S. В Псковской области за вторую половину 70-х гг. было осушено 42 тыс. га земельных угодий 266.

В последующие годы мелиоративные работы велись по всему Нечерноземью. Темпы их были невелики, использование новых земель малоэффективно. Нередко эти площади и вовсе не использовались. К середине 80-х гг. в Нечерноземье было осушено менее одной десятой сельскохозяйственных угодий, тогда как в Прибалтике - свыше половины, в Белоруссии - около одной четвертой. При этом в западных районах - более совершенные осушительные системы: в Прибалтийских республиках свыше 9/10, в Белоруссии и Украинском полесье около 2/3 осушенных земель имели закрытый дренаж, тогда как в России лишь около половины. Осушенные земли использовались преимущественно в качестве пашен, сенокосов и пастбищ. В России более половины осушенных земель приходилось на пастбища и сенокосы (51%) 251.

2 50 Нечерноземная целина России. С .65, 251 Там же. С. 102.

25* РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 104. Д. 782. Л. 73-74.

253 Там же. Оя. 105. Д. 195. Л. 14.

254 Там же. Л. 13.

255 там же. Ои. 145. Д. 222. Л. 21.

256 Там же. Оп. 148. Д. 989. Л. 15.

257 Крючков В. Г. Использование земель и продовольственные ресурсы. М. 19Щ С, 76.

В одиннадцатой пятилетке на мелиорацию земель было выделено 29,5 млрд. руб. против 22,2 млрд. руб. в девятой, в то время как на электрификацию сельского хозяйства вложения составляли соответственно 4 и 3,3 млрд. руб. Известно, что мелиоративные мероприятия оказались губительными для некоторых регионов страны, прежде всего Нечерноземья. Вместо интенсификации производства ряд районов оказался на грани экологической катастрофы.

Значите;!ьная часть вновь введенных в оборот сельскохозяйственных угодий не использовалась. В Нечерноземье в 1970 г. было 1564 тыс. га осушенных земель. За 1971 -1986 гг. введено еще 3286,5 тыс. га. Значит должно быть 4850,6 тыс. га, а было фактически 3647,8 тыс. га. Таким образом, 37% осушенных земель за 1971 -1986 гг. не использовались 25S.

В целом прогрессивный метод улучшения плодородия почвы путем проведения мелиоративных работ, а значит расширения сельскохозяйственных угодий в малонаселенной деревне Нечерноземья не принес ожидаемых позитивных результатов. Труженики колхозов и совхозов при незначительном уровне механизации труда не всегда справлялись с имеющимися объемами работ. Конечно, в передовых хозяйствах мелиорированные земли включались в оборот и давали существенную прибавку. Но таких колхозов и совхозов было немного. Кроме того, мелиораторы проводили свои работы по удобно составленным планам и графикам своих организаций, а не колхозов и совхозов. Часты были случаи их некачественной работы, мелиоративные системы выходили из строя, и вся ответственность уже ложилась на хозяйства.

Следует еще принять во внимание, что малочисленная нечерноземная деревня поддерживала старость многих тысяч ее пенсионеров. Имея небольшие пенсии, они пополняли и свой бюджет, и запасы продовольствия за счет сбора ягод и грибов в тех самых болотах до осушения. Это дорогостоящие клюква, морошка и брусника. Во многих случаях попытка дать новую жизнь болотам обернулась лишь утратой тех природных богатств, которые они имели. А для деревенских жителей еще одним разочарованием.

Улучшению плодородия сельскохозяйственных угодий способствует сбалансированное внесение в почву органических- и минеральных удобрений. По расчетам Всесоюзного научно-исследовательского института удобрений и агропочвоведения на 1 руб. затраченный на применение минеральных удобрений в оптимальных дозах и в лучшие для каждой зоны сроки, обспечивалось 3 руб. чистого дохода. По данным агрохимических обследований 86% пахотных посевов в 1974 г. в СССР было недостаточно обеспечено фосфором, в т. ч. 54,7% почв имели очень низкую обеспеченность25Э. Низкое содержание фосфора в почве свидетельствует о низком уровне ее плодородия.

В Нечерноземье 62,3% пахотных почв отнесены были к категории земель с очень низким и низким содержанием фосфора, 37,3% - к той же категории по содержанию калия, Для повышения плодородия почв в них вносили органические (навоз, торф) и минеральные удобрения (азотные, фосфорные, калийные) 26°. Однако дозы внесения удобрений оставались недостаточными, и это являлось одной из основных причин низкой урожайности сельскохозяйственных культур.

258 Концепция развития агропромышленного комплекса Нечерноземной зоны РСФСР. С. 25-26; Народное хозяйство СССР в 1985 г. Стат. ежег. М. 1986. С. 262.

РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 7081. Л. 19-20. Суслов И. Ф. Ориентир - эффективность. М. 1983. С. 19.

260 Нечерноземная целина России. С. 77.

5-220

65

Колхозы и совхозы не получали необходимых объемов удобрений. За 1981 -1985 гг. сельское хозяйство получало немногим более четверти требуемых фосфатных и лишь треть калийных удобрений 2в'.

Нередко производимые удобрения были низкого качества или вовсе непригодны к применению. Так, в 1974 г. приемщиками Сельхозтехники только по результатам выборочных проверок было забраковано на за водах свыше 320 тыс. т азотных и 214 тыс. т фосфатных удобрений. Зги удобрения подлежали списанию. Кроме того, еще 10% произведенных заводами страны удобрений не доходили до заказчика вследствие потерь при транспортировке и хранении 2G2.

Колхозы и совхозы испытывали дефицит сельскохозяйственных машин для внесения удобрений. В 70-е гг. они были обеспечены лишь на 40-50% потребности. Как показали специальные агрономические исследования, потери урожая из-за неравномерного внесения удобрений составляли 15-20%36:i.

Эффективность применения минеральных и органических удобрений зависит прежде всего от проведения известкования кислых почв, которых в Нечерноземье насчитывалось 32 млн. га. Свыше 80% пахотных земель региона нуждались в известковании. Вместе с тем проводилось оно в недостаточных объемах. Прежде всего это было связано с недостатком известковых материачпов и средств механизации по их транспортировке и внесению 264. Это ухудшало состояние почвы, снижало ее плодородие.

Для повышения урожайности сельскохозяйственных культур, в борьбе с сорняками колхозы и совхозы применяли высокоэффективные гербициды. Однако их производство было слабо налажено. Потребность в гербицидах в 70-е гг. за счет отечественного производства удовлетворялась на 15-20%, в том числе по высокоэффективным - на 3-5% В 1972 г. Совет Министров страны выделил сельскому хозяйству для закупки ядохимикатов и гербицидов дополнительно в валюте 7,2 млн. руб. Кроме того, по плану закупок было перечислено еще 12 млн. руб.265

Для их распыления применялась авиация. В 60-е гг. в Раменском, Одинцовском и Наро-Фоминском районах Московской области использовалась авиация для разбрасывания ядохимикатов, гербицидов на площади в 4 тыс. га 26в. Часто эти мероприятия не достигали поставленной цели, а наоборот наносили непоправимый вред. Из Московской области писали в <Сельскую жизнь> {с. Былино, Загорский район, 1965 г.): <Недавно с самолета опыляли лес ядохимикатами. Воздух весь был отравлен, дышать нечем. У жителей в огородах все растения пожгли, овощи и картофель сохнут. Прилегающие пастбища отравлены, скот туда гонять запретили. Водоемы тоже отравлены. Горох на площади 20 га полег и завял, 5 га свеклы в селе Садовникове погибло. Сейчас пора заготовки сена и мы боимся, что этим кормом отравим скот зимой> гег.

Ядохимикаты применялись для опрыскивания кустарников и мелколесья с целью дальнейшего расширения пахотных угодий. Но нередко некомпетентность и халатность приводили к тому, что после обработки ущерб, наносимый окружающей среде, намного превышал перспективы развития сельскохозяйственных пахотных земель. Из поселка Леонове*

262 РГАЭ. Ф. 4372. Ол. 66. Д. 7081. Л. 19-20, 25-27.

263 Там же. Л. 20, 26.

Там же. Д. 7095. Л. 17; Нечерноземная целина Россия. С. 77.

265 РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 7080. Л. 28-29; Д. 5278. Л. 24.

266 Там же. Д. 1575. Л. 12.

зет РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 169. Л. 54.

Вяземского района Смоленской области в 1965 г. пришло письмо в <Сельскую жизнь>: <Сейчас повсеместно совхозы и колхозы увеличивают пахотную площадь за счет уничтожения кустарников. Опрыскивают заросшие луга ядохимикатами. При этом гибнут лоси и другие звери и птицы. Нельзя без содрогания и возмущения смотреть на огромные туши отравленных лосей и лосят, разлагаясь, они заполняют воздух зловонием.

Нередко во время химической обработки поднимается ветер и тогда ядовитое облако устремляется на населенные пункты. В одном из совхозов района погибло стадо телят-молодняка, а в другой раз - было уничтожено 200 га луга> 2в8.

Сельские жители вставали на защиту своего края. Для расширения пахотных земель они готовы были сами вырубать кустарники и проводить агротехнические мероприятия, спасая близлежащие леса от вымирания. Дефицит гербицидов и ядохимикатов был огромен. Поля сахарной свеклы зарастали сорняками и прополка растягивалась на 30- 45 дней вместо 10-15 положенных на ее прорыв. Снижался урожай этой культуры. А в это же время из дефицита изыскивали возможности для якобы расширения пахотных угодий, уничтожая вместе с кустарниками все живое на площади, в несколько раз превышающей намеченную для опрыскивания. Бесхозяйственность и сиюминутность решения вопросов брала верх.

Постепенное улучшение сельскохозяйственных угодий с привлечением селян экономически выгоднее и гуманнее. Но голос крестьян слышали редко. Письмо жителей Селивановского района Владимирской области, написанное в 1965 г. в редакцию газеты <Сельская жизнь>: <В нашем районе намечено опрыскивание кустарников, растущих на лугах. Ядохимикаты завезены. А почему бы не разрешить колхозникам и рабочим совхоза вырубить эти заросли. Химикатами будут повреждены не одни кусты, а все живое.

Наше селивановское общество охотников и рыболовов проводило очень большие биотехнические мероприятия, садило лес на всех водоемах, делало подкормки для лосей. А лосей у нас очень много. Сейчас развешивают объявления по всем деревням о том, чтобы не пасти скот, не ходить по ягоды и грибы, не выпускать пчел> 2S9.

Уничтожали мелколесье, заливали ядохимикатами на много лет вперед будущие пашни, оправдывая все последующими высокими урожаями. Фактически разрушали свой дом, свой край. Нередко ущерб оказывался невосполнимым.

Деревня - это человек и природа. Для того, чтобы обеспечить производство необходимых продуктов питания и отдых населения, нужно по расчетам эколога А. Яблокова, оставлять 30% площади в состоянии близком к естественному, а среди остающихся 70% половина должна быть отведена на производство продуктов питания й70. Нерациональное, варварское использование земли приводит к тому, что она перестает давать высокие урожаи и постепенно умирает, А человек все продолжает выжимать из нее урожаи, причем <от достигнутого> и <приписанного>. Во Владимирской области в 80-е гг. были проведены почвенные исследования. По 12 хозяйствам Судогодского раойна балл поч-

Там же. Л. 55. 26* Там же. Л. 55-56. <° Симуш П. И. Указ. соч. С. 171.

?6'

67

венного шюдородия не превышал 41*. Земля оказалась на грани полного истощения. Средний балл Судогодского района оказался 71, в лучшем районе Владимирской области - Юрьев-Польском - 75. Большинство земель Нечерноземья не превышали отметку 40г71. И это тоже один из результатов, так сказать, хозяйственной деятельности.

После 1965 г. сельхозугодья Нечерноземья сократились на 6,5 млн. га и составляли к концу 80-х гг. 44,4 млн. га 2"2.

В структуре сельскохозяйственных угодий пашня Нечерноземья со ставляла более двух третей. Одна треть приходилась на естественные кормовые угодья - пастбища и сенокосы. Наиболее высока была доли пашни в Волго-Вятском районе - свыше 70% и центральной и уральской частях полосы - 65 и 69, тогда как на северо-западе - 40%.

Ведущее место в структуре посевных площадей Нечерноземья принадлежало зерновым культурам - до 50%, второе место занимали площади под кормовыми культурами - до 40, затем площади под картофелем - до 8 н льном-долгунцом - до 2%. Овощи занимали менее 1% посевных площадей эт:;.

Под рожью в Нечерноземье было занято до 4 млн. га. Средняя ее урожайность составила N - 12 ц с га. При хорошей агротехнике получали и 30-35 ц с га. Но площади под рожью постоянно уменьшались

Посевы пшеницы составляли 2,8 млн. га. В некоторых хозяйствах северных и западных областей ее урожайность достигала 40-50 ц с га, в Свердловской области - до 60 ц с га.

Ячменю отводилось до 2 млн. га пашни. Примерно те же площади, что и ячменю, отданы овсу - другой зернофуражной культуре. В некоторых областях его урожайность достигала 30-40 ц с га. Выращивали в Нечерноземье гречиху, ее посевы занимали более 350 тыс. га. Возделывать эту культуру было экономически выгодно. В (975 г. государство платило за тонну 300 руб. Даже при сборе 10 ц с га гречихи по Доходам 1 га ее посевов равен гектару пшеницы с урожайностью 30- 35цгГ4. Значительно различалась по отдельным районам, работавшим в сходных условиях, продуктивность гектара. В середине 70-х годов пятая часть колхозов и совхозов Нечерноземья собрала с 1 га менее 8 ц зерна, четвертая часть от 8 до 12, а пятая часть - свыше 20 ц с 1 га 27S. К середине 80-х гг. более 60% хозяйств Нечерноземья получили урожай зерновых менее 12 ц с 1 га 2 76. В Кировской области собирали в конце 80-х гг. по 7,8 ц зерна с 1 га, в Костромской - 8,7, в Вологодской - 10,7, немногим больше 11 ц в Псковской, Новгородской и Смоленской областях 277.

Уровень семеноводства в Нечерноземье оставался низким. Опыт показывает, что посев первоклассными материалами с учетом оптимальных норм всхожести зерен дает прибавку урожая в 2-3 ц на гектаре. А в целом по Нечерноземью это давало бы дополнительно около 2 млн. т

* Балд почвы - это научно обоснованная или <сравнительная характеристика качества земельных угодий на основании почвенных исследований>. 100%-ый балл по плодородию и возможному урожаю принадлежит неизработанному южному чернозему - эталону.

Пальман В. Неоплаченный долг // Новый мир. 1984. - 8. С. 172. 177, 180. 2 72 Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. С. 174; Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 596-597. 273 Там же.

*74 Нечерноземная целина России. С. 111-112, 115. "5 Вопросы экономики. 1974. - 10. С. 40.

276 Сельское хозяйство Нечерноземья. 1983. - 5. С. 16.

277 Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 459.

зерна271. Для большинства хозяйств региона это оставалось перспективой. Многие колхозы и совхозы Новгородской, Вологодской, Калининской и Псковской областей из года в год не обеспечивали себя семенами зерновых культур. С учетом полученного урожая и выделенного государством в Новгородской области сортовыми семенами яровых зерновых культур под урожай 1967 г. посеяно 80% посевных площадей, под урожай 1969 г. засыпано 89%. Урожайность оставалась низкой: 52 колхоза и совхоза собрали зерна менее 6 ц с га. В большинстве районов урожайность не превышала 9 ц с га 2Т*.

В Псковской области сортовые посевы зерновых составляли 76%, урожайность 8 ц с га 2S0, В Калининской области в 1967 г. сортовые зерновые посевы составили 87% площадей. Урожайность оставалась на уровне 12 и с га, а в половине хозяйств (420 колхозов и совхозов) еще меньше2В!. К середине 70-х гг. даже в хозяйствах Централнього экономического района почти две пятых площади посевов засевались семенами низкой классностиг82. Хотя официально было объявлено, что к 1973 г. сортовые посевы зерновых культур занимали в Нечерноземье 97% пашни (в 1965 г. - 84,5%) гяз.

Главная техническая культура Нечерноземья - лен-долгунец. Ежегодно поля Калининской, Смоленской, Псковской, Вологодской и других льносеющих областей давали тысячи тонн льноволокна - <северного шелка>, Но посевные площади под этой культурой постоянно сокращались: за 1965-1989 гг. в 2 раза и составили к концу 80-х гг. лишь 442 тыс. га. Здесь были сосредоточены практически все площади посева (96%) льна-долгунца. Одновременно уменьшались и валовые сборы: за 1965-1989 гг. более чем в 2 раза. В конце 80-х гг. льносеющие области собрали 119 тыс. т этой культуры. Снижалась и урожайность: с 3,0 ц до 2,7 ц с 1 га за 1965-1989 гг. Наиболее низкая урожайность фиксировалась в Калужской, Ярославской, Кировской, Горьковской и Смоленской областях. Она оказалась ниже среднего уровня по Нечерноземью и колебалась в пределах 1,6 ц-2,5 ц с 1 га 284.

Развитие льноводства сдерживалось отсутствием техники для уборки этой трудоемкой культуры. Тяжелый физический ручной труд заменяли льноуборочные комбайны. Но их дефицит был значителен. В 1988 г. в регионе на 1 тыс. га посевов льна приходилось 0,02 льноуборочного комбайна. Иначе говоря, один комбайн механизировал уборку на площади в 52 га 285.

Вторая по значению волокнистая культура Нечерноземья - конопля. Это очень трудоемкая культура. Пеньковое волокно, обладающее ценными свойствами, во многих случаях уникально. В передовых хозяйствах выручка с каждого гектара конопли составляла 3-3,5 тыс. руб. Затраты труда при выращивании конопли в 1,5-2 раза выше, чем при выращивании картофеля и сахарной свеклы. При возделывании ко

2 78 Гладышео А. Н. Гохберг М. Я. Кибальчич О. А. Соболев Ю. А. Нечерноземная зона РСФСР. М. 1975. С. 59.

РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 102. Д. 736. Л. 60; Оп. 104. Д. 782. Л. 71; Оп. 139.

Д. 825. Л. 23.

"о там же. Оп. 102. Д. 901. Л. 35. 2<< Там же. Оп. 104. Д. 368. Л. 22-23.

ias Гладышев А. Н-, Гохберг М. Я.. Кибальчич О. А. Соболев Ю. А. Указ. соч. С. 59.

газ Флорентьев Л. Нечерноземная зона РСФСР: Некоторые итоги и перспективы развития сельского хозяйства // Вопросы экономики. 1974. - 10. С. 38-40.

284 Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. С. 175; Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 467, 597.

г*5 Народное хозяйство РСФСР в 1988 г. Стат. ежег. М. 1989. С 600, 603.

нопли четыре пятых приходилось на ручные работы. Посевы под коноплей ежегодно сокращались 286.

Третья техническая культура - сахарная свекла. Она - основное сырье для производства^сахара. Но ее значение для Нечерноземья шире: никакая другая полевая культура зоны не может создать такую громадную массу органического вещества с единицы площади, как свекла. В этом смысле свекловодство - важнейший источник укрепления кормовой базы животноводства.

В 70-е гг. Нечерноземье давало ежегодно 2-3 млн. т сахарной свеклы, что составляло 2,5-3% валового сбора этой культуры страны. Площади под сахарную свеклу возросли в зоне с 20 тыс. га в 1950 г. до 203 тыс. в 1975 г.287

При увеличении производства сахарной свеклы в среднем за годы десятой пятилетки по сравнению с восьмой на 8% производство сахара из сахарной свеклы уменьшилось почти на 9%. Прежде всего это было связано с увеличением сроков вывоза свеклы с полей на перерабатывающие предприятия и недостатком мощностей на них. Растягивание сроков переработки до 130-140 дней вместо оптимальных 60-65 ведет к снижению количества сахара в корнях28".

Ценная продовольственная культура, выращиваемая в Нечерноземье - картофель. Этот регион в 70-80-е гг. давал половину валового сбора картофеля в России. До 75% урожая картофеля шло в пищу населению, 20-25% - на корм скоту, остальное - на спирт, крахмал, патоку289. Однако площади под этой культурой систематически сокращались: за 1965-1989 гг. с 2,5 млн. га до 1,6 млн. га, в 1,5 раза. Снижался и его валовый сбор за эти годы: с 28,4 млн. т до 18,1 млн. т (в 1,5 раза). Невысокой оставалась его урожайность - в среднем по региону не превышавшая в лучшие годы 136 ц с га (1975 г. 1986 г.) г9в. Лишь треть картофеля производили специализированные хозяйства. Комбайны убирали в совхозах Нечерноземья 40%, а в колхозах - только четверть площадей, занятых этой культурой 291. Это было следствием дефицита картофелеуборочной техники. В 1988 г. в Нечерноземье один картофелеуборочный комбайн в среднем был предназначен для уборки этой культуры на площади 61,5 га 2эг.

Урожайность культуры определяется уровнем семенного материала. Во многих хозяйствах он был довольно низким.

В Калининской области в 1967 г. сортовые посевы картофеля составили около трети площадей, занятых этой культурой, в 1970 г. - 40%. В итоге урожайность оставалась низкой - 98 ц с га 293. В Новгородской области в 1967 г. сортового картофеля посажено 39% площадей, засыпано для посадки в 1968 г. только 51%, ранних сортов картофеля менее того. Урожайность его не превышала 100 ц с га 194. В Псковской области сортовой картофель засевался менее чем на половине по

2<б Нечерноземная целина России. С. 117; Гладышев А. Н. Гохберг М. Я.. Кибальчич О. А. Соболев Ю. А. Указ. соч. С. 71.

2в7 Нечерноземная целина России. С. 118.

2>8 Тихонов В. А. Лезина М. Л. Указ. соч. С. 39-40.

28э Нечерноземная целина России. С. 119.

Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. С. 175; Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 597-598.

29J Монов А. И. Аверин И. Г. Погожее В. П. Указ. соч. С. 27, 68.

292 Народное хозяйство РСФСР в 1988 г. С. 600. 603.

РЦХИДНИ. Ф 17. Оп. 104. Д. 368. Л. 22-23; Оп. 139. Д. 386. Л. 17.

294 Там же. Ол. 104. Д. 782. Л. 71; Оп. 139. Д. 825. Л. 20.

севных его площадей (44%). Низкой оставалась и его урожайность -~ Н7 ц с га >*.

Официально было объявлено, что к 1973 г. сортовым картофелем засевали 72% площадей Нечерноземья (в 1965 г. - 41,1%) 2Э6. Эти рубежи не были взяты и в последующее десятилетие.

Производство картофеля приносило хозяйствам большие убытки. В 1973 г. картофель был убыточным в совхозах - 18 и в колхозах 7 областей и автономных республик зоны. От его реализации был получен убыток в 2,6 тыс. совхозов или 68% их числа 29 .

Убытки увеличивались и неорганизованностью заготовок картофеля. Перевозка его на большие расстояния при бездорожье Нечерноземья увеличивала затраты. Подсчитано, что заготовка картофеля и овощей непосредственно в хозяйствах снижала потери на 10-20% и затраты труда на погрузочно-разгрузочных работах - на 40-60% 298.

Под овощи в Нечерноземье стабильно отводилось 200 тыс. га сельхозугодий. Урожайность оставалась невелика: в 70-е гг. до 195-ц с га (1975 г.), в 80-е гг. - до 222 ц с га (1989 г.) 29Э. Низкой была механизация труда в овощеводстве: сев и посадка овощей к середине 70-х гг. были механизированы в совхозах на 85%, колхозах - на 55, уборка --на 16 и 18%300. В некоторых хозяйствах Нечерноземья уборка овощей была механизирована на 11 %301. В основном овощеводство было развито в пригородных районах. -

Многолетние плодовые насаждения занимали 338 тыс. га сельскохозяйственных угодий Нечерноземья. Наиболее значительные площади ГЕЛОДОВО-ЯГОДНЫХ насаждений сосредоточены в Московской, Рязанской, Тульской, Орловской, Брянской, Горьковской областях и Мордовии. На Западном Урале под эти культуры было отдано 0,5% обрабатываемых площадей, в восточной части Центрального района -- 1-1,5%, в западной его части - 2-3%. Господствующие культуры: яблоня, вишня, слива, груша, земляника, смородина, крыжовник, малина 302.

В Нечерноземье до трети сельхозугодий отводилось под кормовые культуры. Площади под ними за 1965-1989 гг. выросли с 9 млн. га до 13,2 млн. га. В Северо-Западном районе кормовые культуры занимали половину посевов, на юге - 20-25%. Многие хозяйства Нечерноземья выращивали до 400 ц и более зеленой массы с га. Статистика указала на наличие в хозяйствах Нечерноземья 35 тыс. кормоуборочных комбайнов. Один комбайн предназначался на 374 га уборочной площади. Дефицит техники не позволял убирать урожай полностью. При заготовках колхозы и совхозы теряли треть урожая 303.

Естественные кормовые угодья занимали треть сельскохозяйственных площадей Нечерноземья. Значительная часть сенокосов и пастбищ находилась в запущенном состоянии. Большие площади их были заболочены. По Нечерноземью было признано нуждающимися в осушении пр

"5 Там же. Оп. 102. Д. 901. Л. 35. "9 6 фдорентьев Л. Указ. соч. С. 38-40. 29? РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 7095. Л. 23. 2*8 Там же. Д. 7081. Л. 92.

299 Народное хозяйство РСФСР в 1980 г .С. 175; Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 597-598.

309 Монов А. И. Аверин И. Г. Погожев В. П. Указ. соч. С. 27.

301 Нечерноземная целина России. С. 144.

302 Там же. С. 126-127; Монов А. И. Аверин И. Г. Погожев В. П. Указ. соч. С. 6, 20.

303 Нечерноземная целина Россия. С. 128; Гладышев А. Н. Гохберг М. Кибальчич О. А. Соболев Ю. А. Указ. соч. С. 82; Народное хозяйство РСФСР в 1988 г. С 600, 603.

ловина сенокосов и треть пастбищ. Значительная часть сенокосов зарос ла кустарником и мелколесьем - 1540 тыс. га, или пятая их часть. В наибольшей степени сенокосы заросли в Калининской области (229 тыс. га, или 37%), Псковской (ПО тыс. га, или 25%) и Вологодской (132 тыс. га, или 25%) 304. Производительность таких угодий была низка н в среднем составляла в середине 70-х гг. по сенокосам менее 8 ц с га. Колхозы и совхозы зоны вынуждены были около одной трети пашни занимать посевами кормовых культур за счет сокращения зерновых, технических и других видов 305.

В Смоленской области за 1940-1965 гг. площади под зерновыми культурами уменьшились на 200 тыс. га. Они занимали лишь 40% наш ни, а в некоторых хозяйствах и менее того 306. Все больше площадей передавалось под кормовые культуры.

Обезлюдение Нечерноземья повлекло за собой сокращение площадей сельхозугодий, причем потери от зарастания лесом и кустарником были больше, чем ввод в действие новых участков (в основном пашни) в результате мелиорации. За длительный период (1965-1989 гг.) общая площадь пашни в Нечерноземье уменьшилась примерно на 10%, а сенокосов - почти в 2 раза 307.

Почти повсеместно в Нечерноземе большие площади лугов заросли кустарником, выпали из оборота. При этом и сохранившиеся луга не выкашивались, огромные массы травы, являвшиеся здесь основным источником кормов, не использовались и пропадали. В результате уменьшались валовые сборы сена. Произошло изменение тина кормления скота: все большую роль в его питании стали играть корма, получаемые от земледелия, в том числе и концентрированные. Из-за дефицита сена и других грубых и сочных кормов, получаемых с естественных кормовых угодий, в рационе даже крупного рогатого скота концентраты составляли 23-24%. И это при удое на корову около 2,5 тыс. кг при небольших привесах скота.

В 80-е гг. хозяйства Нечерноземья получали из государственных ресурсов концентрированных кормов намного больше, чем продавали зерна. Так, в среднем за 1981-1985 гг. государственные закупки зерна в зоне составили 4526 тыс. т в год, а концентратов из госресурсов выделялось в среднем 12217 тыс. т. В 1986 г. эти цифры составили соответственно 5038 и 12 618 тыс. т 30S. Это еще более усилило напряженность в зерновом балансе страны. С точки зрения экономики сельского хозяйства такие изменения нецелесообразны: забрасывание естественных кормовых угодий лесной зоны не является неизбежным следствием интенсификации сельского хозяйства. Они могут быть использованы для пастбищного содержания скота. В северных районах Нечерноземья могла проводиться заготовка естественных кормов и перевозка их в переработанном виде в более южные районы 309.

Особенно трудно приходилось в неблагоприятные в сельскохозяйственном отношении годы. Из-за сильных дождей или засухи и без того скудная кормовая масса для скота резко сокращалась. Возьмем для

*04 Монов А. И. Аверин И. Г. Погожев В. П. Указ. соч. С. 27.

305 Нечерноземная целина России. С. 78.

306 РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 102. Д. 1034. Л. 35-36.

з>7 Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. С. 174; Народное хозяйство - 1989 г. С. 596.

308 Концепция развития агропромышленного комплекса Нечерноземной зоны РСФСР. С. 25-28.

309 ракитников А, Н. Современный этап развития сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР // Сельская местность: территориальные аспекты социально-экономического развития. Уфа, 1985. С. 36-37; Крючков В. Г. Указ. соч. С. 127-131.

примера неблагоприятный в погодном отношении 1968 г. Уменьшение кормов составило по урожаю этого года в связи с засухой в ряде районов 30 млн. т кормовых единиц. Опасаясь бескормицы и возможного падежа скота, колхозы, совхозы и сельские жители сдавали его на заготовительные пункты. Государство в это время, стремясь сократить сдачу скота, пошло на запретительные меры, ограничив прием на заготпунктах. Мер помощи в приобретении кормов оказано не было, В результате на 1 июля 1968 г. в колхозах и госхозах поголовье крупного рогатого скота сократилось на 400 тыс. голов и у населения на 1 млн. ГОЛОЕ; поголовье свиней сократилось в колхозах и госхозах - на 2,8 или, голов и у населения - на 2,8 млн. голов Э1°. И это только за 1968 год.

В неблагоприятные погодные периоды заготовки животноводческой продукции того года возрастали, в последующие - резко падали. Но государство не разделяло ни проблемы сельского хозяйства, ни ответственность за ситуацию в деревне.

При стабильном дефиците кормов для животноводства даже в пригородных хозяйствах мало использовали пищевые отходы. Они имеют высокую питательную ценность и на 30-40% ниже стоимости комбикормов. Но из-за отсутствия транспорта, организационных трудностей, незаинтересованности заготовителей вследствие низкой оплаты за эту работу использовали лишь их половину: в 70-е гг. Московская контора заготавливала 250 тыс. т, Ленинградская - 200 тыс. т. Пищевые отходы доставляли в специализированные свиноводческие совхозы. В общем рационе они составляли до 40% кормов. Около Москвы в 12 свиноводческих совхозах с использованием пищевых отходов откармливалось ежегодно до 400 тыс. свиней, получая до 30 тыс. т привеса зп.

На протяжении 60-80-х гг. Нечерноземье оставалось крупным животноводческим районом России. Здесь была сосредоточена треть поголовья крупного рогатого скота и свиней, до 10% овец и коз. Поголовье коров в регионе в это время оставалось на уровне 7,2-7,7 млн. голов, к концу 80-х гг. сократилось до 6,9 млн. голов. Увеличивалось поголовье свиней - за 1965-1989 гг. с 8,7 млн. до 11,1 млн. Резко сократилось поголовье овец и коз - с 9,3 млн. в 1965 г. до 5,7 млн. в 1989 г. Продуктивность животноводческой отрасли росла медленно. К концу 80-х гг. надой молока от коровы составил менее 3 тыс. кг, настриг шерсти - 2,2 кг с одной овцы. Резко возросла лишь яйценоскость кур-несушек: за 60-80-е годы в 1,7 раза и составила 248 штук 312.

Низкие показатели развития животноводства были связаны прежде всего с недостаточным количеством полноценных кормов для скота. На протяжении 60-80-х гг. хозяйства Нечерноземья были обеспечены ими максимально на 50-60%, Велик был ущерб от бесплодия животных. В Нечерноземье треть стада коров - яловые. Только по этой причине хозяйства Центральной России ежегодно недополучали почти 1 млн. телят и около 1 млн. т молока. Одна из главных причин яловости - неполноценное кормление313.

Острый дефицит кормов, плохие условия содержания скота, нена-лаженное ветеринарное обслуживание являлись причиной не только низкой продуктивности скота и надоев. Нередки были случаи падежа животных по этим причинам. В Новгородской области за J967 г. было

зю РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 2328. Л. 82. зп Там же. Д. 3815. Л. 49-50.

312 Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. С. J76; Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 598-599.

313 Нечерноземная целина России, С 133.

потеряно свыше 15 тыс. голов крупного рогатого скота, 18 тыс. свиней, более 10 тыс. овец ,1И.

Рабочий совхоза им. Урицкого Мошенского района Новгородски области А. Иванов писал в <Сельскую жизнь>: <Пришла зима, а у нас много клевера не скошено. Между тем, скот остался на полуголодно)! содержании. Совхозные фермы утопают в навозе, и он течет где на дорогу, а где просто в реку. Соломы озимой вообще нет, а яровую сгноили. Условия труда для животноводов плохие> &16.

В Калининской области только за 1976-1978 гг. пало 106 тыс. m лов крупного рогатого скота, более 68 тыс. свиней и 112 тыс. овец316. Главной причиной оставалась бескормица. Колхозы и совхозы обеспечит вали себя кормами на 50-70%. Свинарки М. И. Зинькова и 3. И. Ти,-мянова из откормсовхоза <Иваньковский> Калининской области рассказывали: <Свиньи бывают без кормов по трое суток, полы в свинарнике пришли в такую негодность, что даже ходить раздавать корма опасно, боимся получить травмы. Свинарник к зимнему периоду не подг готовлен, не остеклен, не утеплен> 317.

В 80-е гг. падеж скота оставался очень большим. Даже официальная статистика была вынуждена зафиксировать и признать, что во второй половине 80-х годов в среднем за год по России пало 1,9 млн. голов крупного рогатого скота, 4,5 млн. свиней и 5,2 млн. овец и коз ш.

Возраставшие потребности страны в животноводческой продукции решено было на государственном уровне удовлетворить за счет концентрации и специализации производства в крупных хозяйствах. Экономисты утверждали, что на молочных фермах 800-1200 коров на 1 ц мо,-лока затраты труда ниже в 2,6 раза, затраты кормов ниже почти на 15%, удой выше на 50%319. Это подтверждалось практикой хозяйств, имевших крупные фермы. Их преимущества перед остальными были очевидны. Приведем данные на 1973 г.320:

Группы совхозов с производством молока -" тыс. тонн

до 1

1-2 2-3 3-4 4-5 свыше 5

ш О

585 a 5 °-

934 1614 603

292 132 84

4) О

О 3

340 645 936 1182 1414 1868

2023 2249 2590 2896 3138 3263

я

° T Я* *

5 л ^ <

l> s- О Ч

О о Ч Ю

<И О О =>?

U Ж 2

О.

25,6 23,4 22,5 22,4 21,7 20,3

В лучших хозяйствах Нечерноземья затраты труда на 1 ц молока составили в 1972 г. 1,4-2 человеко-часа, в среднем в совхозах по зоне - 8,9; на 1 ц привеса крупного рогатого скота в передовых совхозах расходовалось 3,5-5 человеко-часов, в среднем - 48; на I ц привеса свиней - соответственно - 2,5 и 25 человеко-часов. На производство

РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 104. Д. 782. Л. 72.

318 Там же. Ф. 591. On. 1. Д. 191. Л. 98. 316 Там же. Ф. 17. Оп. 148. Д. 370. Л. 29. 31? Там же. Ф. 591. On, 1. Д. 99. Л. 57.

sis Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 497.

319 Нечерноземная целина России, С, 133.

320 РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 7095. Л. 15.

) тыс. яиц на лучших птицефабриках затрачивалось 1,8-2,5 человеко-часа, в неспециализированных совхозах - в несколько раз больше.

При средней затрате труда в 1973 г, на 1 ц молока по колхозам зоны 11,3 человеко-часа 364 колхоза израсходовали менее 7 человеко-часов, 3710 хозяйств - от 7,1 до 14, 1222 - от 14,1 до 20, 177 колхозов - свыше 20 человеко-часов.

В Ивановской области в начале 60-х гг. было создано Петровское межхозяйственное объединение по откорму крупного рогатого скота. Оно вело на кооперативных началах заключительный откорм молодняка, который осуществляли 126 хозяйств области. В 1973 г. объединение откормило 16 тыс. коров и получило около 1,5 тыс. т привеса при среднесуточном привесе 1 кг на 1 голову и рентабельности свыше 50%321.

На лучших фермах передовых хозяйств, где фондовооруженность труда составляла 27 тыс. руб. (1978 г.), как, например, животноводческий комплекс <Вороново> Московской области, затраты труда на 1 ц привеса снижались до 3,7 человеко-часа, а себестоимость 1ц - до 108,07 руб. В среднем по Московской области эти показатели составля ли 32,3 человеко-часа и 223,16 руб.

В совхозе-комбинате имени 50-летия СССР Московской области фондовооруженность труда работников в 1978 г. была равна 28 тыс. руб. Затраты труда ни 1 ц привеса свиней за 1977 г. составили 2,71 человеко-часа и себестоимость 1 ц привеса достигла 86,44 руб. В среднем же но совхозам области - соответственно 8,6 человеко-часа и 112 руб.32г На свиноводческом комбинате им. 50-летия Октября Горьковской области в 80-е гг. ежегодно производилось свыше 27 тыс. т свинины, среднесуточный привес составлял 639 г. На производство центнера привеса затрачивалось 4,3 ц кормовых единиц и 2,3 человеко-часа, т. е. в 1,5-2 раза меньше, чем в среднем по области. Уровень рентабельности Хозяйства составлял 126%.

В совхозе им. 50-летия СССР Калининской области функционировала крупная ферма по откорму свиней, где все процессы были полностью механизированы. Индустриальная технология откорма, хорошо налаженная кормовая база и четкая организация труда дали возможность совхозу добиться высоких результатов. В 1981 г. было откормлено и йродано государству 83 тыс. свиней, себестоимость 1 ц привеса снижена до 98 руб. расход кормов - до 4,6 ц кормовых единиц, затраты труда - до 1,6 человеко-часа. Год был завершен с прибылью в 9,8 млн. руб.323 Промышленные методы производства продукции, основанные на комплексной механизации, автоматизации и научной организации труда давали и высокую фондоотдачу, и эффективность.

Высокие производственные показатели были отмечены на животноводческих комплексах <Кузнецовский> Московской, им. 50-летия СССР Горьковской, <Новый свет> и <Пашский> Ленинградской, <Сотницын-ский> Рязанской, <Ливенский> и <Мценский> Орловской, <Любомир-ский> Вологодской области. Это немногие и лучшие хозяйства Нечерноземья. Но не они определяли уровень развития животноводства региона.

При разбросанности и малочисленности поселений, отсутствии коммуникаций и главное - финансовой нищете колхозов и совхозов - идея крупного производственного комплекса оказалась неосуществима, даже если сам комплекс и был построен. Не хватало средств для его

321 Вопросы экономики. 1974. - 10. С. 45, 47.

зй2 Нечерноземная зона РСФСР. Экономические проблемы развития сельского хозяйства. С. 9.

за> Суслов И. Ф. Указ. соч. С. 22, 41.

рационалоногосодержания.захлестывал дефицит профессиональных кадров. В колхозе <За мир> Боровичского района Новгородской обла сти к середине 60-х гг. было построено 3 типовых коровника на 306 голов, в которых размещено 100 коров и 70 телят. Ежегодный убыток исчислялся 4400 руб. В результате была удорожена себестоимость молока на 10%, В колхозе <Могучий союз> Старорусского района не использовались помещения 3 скотных дворов. По данным на 1 ноября 1966 г. в области при общем недостатке животноводческих помещений не использовалось 8,4 тыс. скотомест, в том числе в коровниках - на 3,8 тыс. голов :,г4.

Для подавляющего числа хозяйств ближе по реализации была идея создания небольших ферм, которые они могли содержать на хорошем уровне с финансовой и кадровое"! точек зрения. Но желание быстро превратить регион в крупный животноводческий центр в небольшие сроки привело к ликвидации мелких ферм, долгострою больших, а в целом к уменьшению отдачи от этой отрасли сельского хозяйства. В середине 70-х гг. только 0,6% колхозов и 2,5% совхозов имели молочную продуктивность свыше 4 тыс. кг молока, 23% колхозов и совхозов региона- менее 2 тыс. кг, 44% колхозов и 37% совхозов - от 2 тыс. до 2,5 тыс. кг молока на корову 325. Надои БОЛЬШИЕГСТВА хозяйств оставались низкими. В Северном районе к концу 80-х гг. они составили 2783 кг от коровы, в Северо-Западном - 3015, Центральном - 2850, Волго-Вятском - 2802 кг. При этом в Калининской области этот показатель оказался - 2180 гк. Ярославской - 2219, Псковской - 2244, Новгородской - 2306, Костромской области - 2311 кг от коровы326.

Показателем качества молока является содержание в нем молочного жира. В результате слабой племенной работы и других причин жирность снижалась. Во Владимирской области в середине 60-х гг. лишь 19% крупного рогатого скота являлись чистопородными, а в хозяйствах Гусь-Хрустального района этот показатель опустился до 5%. Почти две трети коров давали в год менее 2 тыс. кг молока 337,

В Архангельской области, на родине холмогорской породы, в 1965 г. лишь пятая часть стада коров была чистопородной, а в отдельных районах - 8,5-17%328. К 1970 г. около 40% коров были чистопородными (в некоторых колхозах и совхозах - 20%). Надои молока оставались очень низкими: в 14 районах они были ниже 2500 кг от коровы, а в 15 хозяйствах - менее 2 тыс. кг 329. К 1973 г. две трети стада были чистопородными 330. Надои молока оставались низкими; в среднем по области 2274 кг, качество его снижалось. Лишь половина оказалась первого сорта, в некоторых хозяйствах 16-18%331.

В Горьковской области в середине 70-х гг. только 9% стада коров было чистопородными животными J33. В Калининской области в 1975 г. поголовье чистопородного скота составляло 7%, в 1978 г. - 10%. Надой молока от одной коровы уменьшился с 2200 кг до 1992 кг 333. Жирность этого продукта снижалась: 1965 г, - 3,68%, 1970 г. - 3,58, 1973 г. - 3,56% J3

зал РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 103. Д. 694. Л. 7-8, 3 25 Вопросы экономики. 1974. - 10. С. 40.

326 Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 547.

327 РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 104. Д. 159. Л. 21. зав там же. On. 102. Д. 40. Л. 91.

зге Там же. On. 139. Д. 52. Л. 45. ззо там же. Оп. 142. Д. 44. Л. 40, *>> Там же. Оп. 149. Д. 47. Л. 45. аза там же Оп. 145. Д. 258. Л. 34-35.

333 там же. Д. 371. Л. 20; Оп. 148. Д. 370. Л. 22-24.

334 РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 7081. Л. 88,

На качество молока влияет санитарное состояние ферм. Много животноводческих помещений оставалось механизированными лишь по отчетам. Тяжелый ручной труд заменял транспортеры, доильные установки, транспорт. Из Темниковского района Мордовии животноводы писали в <Сельскую жизнь>: <В нашем колхозе скот тонет в навозе. И не только скот, сама ферма плавает в навозе, как в озере>435. Еще одно письмо. Из совхоза <Тумский> Клепиковского района Рязанской области: <Скотные дворы совхоза механизированы, а навоз не убирается. Коровы стоят по колено в навозе, даже не ложатся. Ворота все настежь, транспортеры разбиты, не работают. Доярки не могут добраться до коров, чтобы подоить их. С кормами очень плохо, идешь мимо фермы и слышишь, как коровы ревут от голода> зза.

Неудовлетворительным оставалось ветеринарное обслуживание животноводческих ферм и комплексов. Не хватало специалистов, огромен был дефицит лекарств. Из 190 наименований лечебных препаратов, поставляемых медицинской промышленностью для нужд сельского хозяйства (ветеринария) в 70-е гг. по 140 наименованиям заявленная потребность удовлетворялась полностью, а по 50 - частично 337. Дефицит ветеринаров и лекарств сказывался на состоянии поголовья скота. Выявление и лечение больных животных затягивалось и осложнялось. В результате в середине 70-х гг. поступило более 5 млн. т молока от больных коров, или 10% общих закупок. По гостам было сдано лишь 40% молока общих государственных заготовок, или 20 млн. т 33S.

На промышленную основу было поставлено птицеводство. Высокий уровень механизации в этой отрасли позволил сконцентрировать производство яиц на специализированных птицефабриках. Уже в начале 70-х гг. на территории Нечерноземья работало 163 птицефабрики. На их долю приходилось около 80% производства яиц в общественном секторе. В последующие годы практически полностью получение этого вида продукции было переведено на промышленную основу. Это принесло хорошие экономические показатели: за 1965-1989 гг. количество яиц от одной курицы-несушки увеличилось в 1,7 раза, достигнув 248 штук 339.

На протяжении 60-80-х гг. Нечерноземье оставалось крупным сельскохозяйственным районом. Обладая пятой частью сельхозугодий, здесь производилась примерно треть валовой продукции растениеводства и животноводства России.

НГасударственныепланы них реализация

<Соловей перелетает С веточки на ветОчну. Тяжело переживает Эту пятилеточку*

Российское Нечерноземье - один из основных районов, поставлявших сельскохозяйственную продукцию для республики, страны. Как считали ученые-аграрники, он не уступит по размерам своего будущего вклада в продовольственный и сырьевой балансы страны целинным землям восточных районов. <По существу, это - вторая целина, необходимость освоения которой для Советского государства очень выгод

РЦХИДНИ. Ф. 591. On. I. Д. 197. Л. 185-186. 336 Там же. Д. 99. Л. 58. зз? РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 4228. Л. 35. зз> Там же. Д. 7081. Л. 88.

33> Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 599; РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 7095. Л. 23.

на. Бел преувеличения можно сказать, что Нечерноземная зош РСФСР - один из немногих на земном шаре районов гарантировав ных урожаев различных сельскохозяйственных культур>, - считал* экономисты в середине 70-х rr,iin Расчеты показывали, что при высо кой культуре земледелия можно получать в этом регионе урожаи щ-новых по 45-50 ц с га -141. Однако такие урожаи для большинства райо; нов Нечерноземья остаются далекой перспективой. Разоренное село било не в состоянии на общих основаниях решить сельскохозяйственную проблему. Констатация его особого, нуждающегося в специальных м& pax положения оставалась лишь констатацией. Сельскому хозяйств! Нечерноземья требовалось удвоенное и утроенное внимание государства

1953 год принес деревне перемены. Государственные заготовитель ные цены на скот и птицу были повышены более чем в 5 раз, на молоко и масло - вдвое, картофель - в 2,5 раза, овощи - на 25-40%. Были повышены н закупочные цены на продукцию, продаваемую колхозами сверх обязательных поставок, снижены нормы поставок про. дукции личными подсобными хозяйствами, сокращен денежный налог, предусмотрены твердые суммы налогообложения в соответствии с размерами приусадебных хозяйств.

Основанием для принятия таких мер служила реальная драматич мая ситуация, сложившаяся на селе. Дважды за послевоенные годы, в 1948 и 1952 гг, повышался сельхозналог, форсированными темпами шел процесс укрупнения колхозов. В результате, несмотря на наличие паспортного режима к началу 50-х гг. бегство из деревни стало массовым явлением: только за 4 года с 1949 по 1953 г. количество трудоспособных колхозников уменьшилось на 3,3 млн. человек. Положение в де> ревне было настолько катастрофическим, что подготовленный проект увеличения сельскохозяйственного налога в 1952 г. на 40 млрд. руб. не был принят Ч42.

Валовая продукция сельского хозяйства возросла за 1954-1958 гг. по сравнению с предшествующим пятилетием на 35,3% - цифра бес прецедентная в истории колхозной деревни. Резко увеличилась прс< дукция личного подсобного хозяйства колхозников, которое обеспечивало 53% прироста мяса в стране, 35-38 картофеля, овощей, молока;, шерсти, 87 яиц и 93% махорки.

Реорганизация МТС и продажа техники колхозам в соответствии с решением февральского (1958 г.) Пленума ЦК партии сделали их хозяевами основных средств производства. Были отменены обязательные поставки и натуроплата за работы МТС, постепенно внедрялась денежная оплата труда в колхозах.

С 1953 по 1964 г. прошло 11 Пленумов ЦК партии по вопросам развития сельского хозяйства. Были проведены совещания, приняты десятки важных и перспективных постановлений. Однако планы развития сельского хозяйства не выполнялись. Валовая продукция возросла а 1959-1963 гг. по отношению к предшествующему пятилетию на 20%, но анализ динамики ее роста в 1951-1963 гг. подводит к выводу, что высокие темпы развития отрасли были зафиксированы лишь в 50-е гг,343 Если среднегодовой показатель сравнить с 1958 г. то прирост валовой продукции выразится скромной цифрой - 2,5%, или 1,4 млрд. руб. в

340 Нечерноземная целина России. С. 38. 34' Там же.

34а Зубкова Е. Ю, Маленков и Хрущев: личный фактор в политике послесталин-ского руководства // Отечественная история. 1995. - 4. С. 104.

343 русинов И. В. Аграрная политика КПСС в 50-е - первой половине 60-х годов: опыт и уроки // Вопросы истории КПСС. 1988. - 9. С. 39.

среднем за год и 7 млрд. руб. за 5 лет. На этот период было затрачено 34,7 млрд, руб. капиталовложений колхозов, совхозов и других государственных хозяйств - больше, чем за все предшествующие 13 послевоенных лет вместе взятых. <Именно после 1958 г. затратная экономика, несмотря на непрерывный поток предложений о внедрении хозрасчета, ловышении эффективности производства, начала свой <победный* марш. Сложившееся на рубеже 50-60-х гг. соотношение между приростом продукции и капитальными вложениями в последующем сохранилось и даже ухудшилось. В 1961-1980 гг. на 1 руб. прироста валовой продукции (по сравнению с предшествующим пятилетием) затрачивалось в среднем более 8,5 руб. капиталовложений>, - писал И. В. Русинов 34".

Снижение рождаемости в сельской местности, усилившийся отток населения, особенно молодежи, из села вели к его резкому старению. В результате обезлюдели тысячи деревень. Проблема обеспечения населения продуктами питания постоянно ставилась как первоочередная, но острота ее не снижалась.

Характерные для всего периода 50-80-х гг. условия отставания сельского хозяйства проявились уже в 50-60-е гг. Основой им служил низкий уровень политической культуры и следование за созданными стереотипами развития отраслей экономики, в частности сельского хозяйства. В основе такой аграрной политики лежало принятие нереальных сверхпрограмм. За 1953-1964 гг. таких программ было три.

Прежде всего это - освоение целинных земель. Не сама идея, а планы, методы, сроки и масштабы ее реализации. Целина оказалась результатом непоследовательного осуществления курса на интенсификацию сельскохозяйственного производства. Тогда ради этого даже предполагали пойти на некоторое сокращение посевов зерновых. Хотя было очевидно, что в условиях экстенсивного ведения земледелия в стране значительное увеличение площади пашни затруднит перевод его на интенсивные рельсы. В конечном счете темпы производства зерна снизились, закупки за рубежом возрастали.

Другая сверхпрограмма - распространение посевов кукурузы и других культур типа гороха и сои в значительных масштабах и повсеместно, включая Крайний Север. К 1962 г. размеры посевов кукурузы возросли десятикратно и составили свыше 17% всех посевных площадей страны, Надежды на быстрый рост валовых сборов зерна кукурузы за счет расширения ее посевов также не оправдались. Кукуруза не стала и основой подъема животноводства.

Третья сверхпрограмма - по развитию животноводства. Планировалось увеличить в 3,5 раза производство мяса и догнать США к 1960 г. ло его производству на душу населения. Однако и эти планы не опирались на реальную ситуацию. И по сегодняшний день эта программа остается перспективой. <Итак, три задачи. Три сверхпрограммы - и... четыре провала. - Писал И. В. Русинов. - Да, четыре, ибо в итоге не были выполнены не только сами программы, но и весь план крутого подъема сельского хозяйства, В каждой из этих программ, включая и их целевую направленность, было много заманчивого, даже реального. Фантастическими, иррациональными их делали, как правило, масштабы, методы, планируемые сроки выполнения> 345.

К 1965 г. достичь сельскохозяйственного изобилия не удалось. Многие колхозы и совхозы Костромской области в середине 60-х гг. получали по 4-5 ц зерна с га. Это хозяйства Вохомского, Кологривского,

344 Там же.

315 Там же. С. 40-42.

Павинского и Пычугского районов. В целом по области урожай зерновых тогда составлял 7,2 ц с га. В передовых хозяйствах области собирали по 12 ц, 18,6 ц с га, были колхозы и совхозы, где урожайность составляла 24 ц с га. Большинство же хозяйств не собирали урожай, равный затраченным при посеве семенам. Тяжел был труд в животновод стве 34S Известная на всю страну председатель колхоза П. Малннина так характеризовала труд в деревне: <У людей, которые работают в сельском хозяйстве, адский труд и неслучайно молодежь уходит из сельского хозяйства. А если будут машины, работать буде! легче и молодежь не будет уходить из села. Доярке приходится вставать в 3.30 утра и работать до 10-11 вечера. Сейчас у старых доярок, Героев Социалистического Труда, руки не гнутся оттого, что они за свои работу на ферме передоили много коров вручную> 347.

Значительными были отставания в сельскохозяйственном производстве Калининской области. В середине 60-х гг. в некоторых районаз собирали менее 5 ц зерна с га и по 1,5 ц льна с га. Стабильным был дефицит кормов для животноводства. В Максатихи иском и Удомельском районах надой молока составил немногим более 1600 кг от коровы. Работа на животноводческих фермах была одной из самых тяжелых и малооплачиваемых. Лишь половина ферм в области была обеспечена механической подачей воды, на трети механизировано доение коров. Из 801 колхоза области 235 не выполнили план заготовки мяса 34Я, Типичная ситуация описана колхозниками из сельхозартели <Правда> Старицкого района Калининской области в письме в газету <Сельская жизнь> (1967 г.): <Скот погибает от бескормицы. Корове дают в сутки 4 кг сена и больше ничего, а лошади - 5 кг сена. С такого корма корова не только не дает молока, но и не в силах ходить. Когда гонят на водопой, коровы падают и не могут подняться> :;49.

В Калининской области - основном производителе льна в Нечерноземье урожаи этой культуры оставались очень низкими. В хозяйствах Андреапольского и Торопецкого районов собрали по 1,5 ц льна с 1 га (в среднем по региону 3 ц с I га) 35°. Теребление льна в колхозах Калининской области было механизировано на 45%351.

К середине 60-х гг. во Владимирской области урожай зерновых составил 9,7 ц с га, картофеля - 93-98 ц с га. Были хозяйства, где получали урожай по 27,8-14,3 ц с га. Из 243 колхозов и совхозов урожайность зерновых свыше 14 ц с га получили 28 хозяйств. Были колхозы, где урожай картофеля собирали по 207 ц с га, 180 ц, 116 ц с га, однако в 1965 г. 17 хозяйств получили с 1 га по 50 ц картофеля и только 18 собрали свыше 125 ц с га 352. Наиболее отстающей отраслью по-прежнему оставалось животноводство. Обычные сельские будни: совхоз <Пламя> Владимирской области, 60-е гг. Пишут его рабочие: <Мы ухаживаем вдвоем за 100 коровами. Работа не механизирована, правда, на ферме есть ветхая подвесная дорога, которая ломается каждый день и грозит смертью.

Обязанности наши таковы: работаем ежедневно по 10 часов, меняемся: один день, другой ночь, без выходных. Нам надо вычищать навоз из стойл, погрузить его в тачку и вывезти его на расстояние 100

346 РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 102. Д. 476. Л. 17.

3*г Там же. Л. 68.

34в Там же. Д. 343. Л. 17, 21.

349 Там же. Ф. 591. On. 1. Д. 37. Л. 15.

360 Там же. Л. 17; Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. С. 175.

361 ГАРФ. Ф. 310. On. 1. Д. 7009. Л. 316.

35 2 РЦХИДНИ. Ф. 17. Ол. 102. Д. 154. Л. 20, 22.

метров. Вывоз навоза D сутки до 3-х тонн. В наши обязанности входит следить за сохранностью скота, особенно хлопотно с новорожденными телятами. Принимать отел и дежурить у коров, которые готовятся к отелу, тоже наша обязанность.

Платят нам в зимний период по 80 коп. с головы и по 50 кои. с надоенного центнера молока. Но надой низкий - от 150 до 200 литров из-за того, что осталось 50% яловых коров. Зарплата выходит 36- 50 руб. и это за 30 и 31 десятичасовой рабочий день. Как же нам существовать на такую зарплату?> 353

По области в 83 хозяйствах надаивали менее 2 тыс. кг молока от коровы. Скудна была кормовая база животноводства. На 1 условную голову было заготовлено по 12,3 ц кормовых единиц, что на 6 ц меньше нормы. Низкой оставалась механизация ферм: подача воды механизирована на 79%, на механизированное доение переведена только треть стада коров

В Кировской области в 1965 г. урожайность зерновых составляла С.4 ц с га. По различным причинам были не убраны посевы льна, картофеля, силосных культур с площади 50 тыс. га 355. Одна из главных причин - бесхозяйственность. Из совхоза <Круглыжский> Свечинского района Кировской области механизатор С. Буранов писал в <Сельскую жизнь>: <Десятки центнеров зерна сгнило. Есть зерносушилка, с комбайнов зерно подвозилось, сваливалось под открытым небом, на него шел дождь, снег, а потом оно сушилось. Какого оно могло быть качества? Фураж и тот плохой, А сколько потерь только потому, что зерно сваливалось с автомашин прямо в грязь, а из грязи брали и пересушивали.

Во всех бригадах осталось много неубранного льна. На его посев, выращивание и уборку затрачены большие суммы средств, а фактически он остался в поле гнить, да еще предстояли затраты: его весной надо будет убрать и сжечь, иначе нельзя обрабатывать площади. Такая же картина с уборкой соломы. После комбайновой уборки ее много осталось в поле незаскирдованной, из-за чего мало вспахано зяби под урожай будущего года> 36s.

Урожайность картофеля составляла 54 ц с га, овощей - 50 ц с га. Только четверть хозяйств из 112 выполнила план по всем видам животноводческой продукции. В 14 районах Кировской области сократилось поголовье овец. Уменьшилось производство шерсти: за год на 380 ц. Надой молока от одной коровы составлял 1731 кг 357.

В Калужской области в 1965 г. урожайность зерновых - 9 ц с га, сбор зерна по области составил 414,5 тыс. т 35S. Но бесхозяйственность царила повсеместно. Из колхоза им. Циолковского Боровского района писали в <Сельскую жизнь>: <Труженики нашей артели вырастили в этом году богатый урожай зерновых. Он составил более 2 тыс. тонн. Колхоз перевыполнил план продажи зерна государству. Но какая судьба оставшегося зерна? Его добрая половина сгнила и проросла на открытых токах. Часть зерна засыпана в амбары, сараи, а много сгнило и продолжает гнить на токах. Труд людей пропал даром> 359.

Средний надой молока от коровы по области равнялся 2176 кг, что было выше, чем по другим областям Нечерноземья, за исключением

353 Там же. Ф. 591. On. 1. Д. 111. Л. 70.

364 Там же, Ф. 17. Оп. 102. Д. 154. Л. 23. 25, 27.

355 Там же. Д. 448. Л. 80-81.

356 Там же. Ф. 591. On. 1. Д. 110. Л. 86-87, 35? Там же. Ф. 17. Оп. 102. Д. 448. Л. 84-85. 3sa Там же. Д. 375. Л. 119.

з< Там же. Ф. 591. On. 1. Д. ПО. Л. 39-40.

Московской :И еще некоторых 36°. Но достигалось это исключительно за счет чрезмерных нагрузок на работников животноводства, среди которых подавляющее большинство - женщины. Из колхоза <Путь Ильича> Козельского района доярки фермы писали: <Мы не имеем выходных дней и отпусков. Так работать очень тяжело, ведь нельзя человеку работать круглый год и ни одного дня отдыха. Машину и ту останавливают на: ремонт, а у нас руки не стальные. Мы сами подвозим корма, доим вручную. Нашему правлению не хватает времени за год отремонтировать поилки, приходится самим поить коров> яв|. В результате хозяйственной деятельности почти половина совхозов из 148 закончили год с убытками. Общая сумма убытков хотя и уменьшилась в 2,5 раза, по сравнению с 1964 г. но составила почти 7 млн. руб.3бг

В Заполярье в условиях Крайнего Севера в Мурманской области в середине 60-х гг. собирали урожай картофеля 125 ц с га, овощей -~ 273 ц, кормовой капусты - 270 ц, зеленой массы однолетних трав - около 100 ц с га. Однако подсобные хозяйства не выполняли план производства яиц, в рыболовецких хозяйствах сокращались надои мо^ лока 363. Трудные климатические условия жизни на Севере усугубля> лнсь производственными. Условия труда животноводов были тяжелы; как и повсеместно. Вот одно из писем в <Сельскую жизнь>: <Утром т ферму животноводы приходят в 3 часа, а рабочий день кончается в 8 часов. В-ыходных нет, праздники не отмечают, подменять их некому. Никаких путевок никуда не дают, а ведь они в сырости и грязи целыми днями>364.

В оленеводстве за 1964-1965 гг. потери оленей только по неустановленным причинам составляли 15 тыс, голов, хозяйства потеряли около 1 млн. руб: Высокой оставалась себестоимость продукции. На 369 тыс. руб. возросли убытки в подсобных хозяйствах комбината <Оевероникель>, с убытками работали подсобные хозяйства Ловозер-ского комбината, совхоз <Полярная звезда> 365.

В Архангельской области убытки колхозов на 1965 г. составили 7,9 млн. руб. Только 17 совхозов из 73 оказались рентабельными. Наиболее отстающая отрасль - животноводство. Огромен был дефицит кормов. Долголетними и улучшенными пастбищами была обеспечена лишь треть поголовья коров 366. Достаточно типично для того времени был решен вопрос обеспечения кормами для животноводческой фермы в деревне Матвеевская Вилегодского района Архангельской области. Работницы писали в <Сельскую жизнь>: <В колхозе им. В. И. Ленина уже несколько лет работает животноводческий комплекс на 800 голов крупного рогатого скота. Прокормить такое стадо нелегко. Этот вопрос решили просто: к погрузке грубых кормов на тракторные сани-волокуши и тележки привлекали женщин с вилами. Представьте себе скирду клеверного сена шириной 3-6 м и длиной 15-20 м. Все это сбито кон-нонавозом и стогометателем. В каждой волокуше по 2 тонны и таких волокуш нужно надергать 3,5>367.

Московская и Ленинградская области, находившиеся на особом, привилегированном положении по сравнению с остальными, хотя и несколько опережали их в развитии сельскохозяйственного производства

360 там же. Ф. 17. Оп. 102. Д. 375. Л. 119.

361 Там же. Ф, 591. On. 1. Д. 89. Л. 33.

362 Там же. Ф. 17. Оп. 102, Д. 375. Л. 123.

363 Там же. Д. 718. Л. 28.

364 Там же. Ф. 591. On. 1. Д. 61. Л. 44-45.

365 Там же. Ф. 17. Оп. 102. Д. 718. Л. 28-29. зев Там же. Д. 40. Л. 90-91.

367 Там же. Ф. 591. On. 1. Д. 205. Л. 15.

в целом, за исключением небольшого числа хозяйств, разделяли общую судьбу Нечерноземья. В Ленинградской области из 150 совхозов 84 закончили 1965 г. с общим убытком 18,4 млн. руб.36й Совхозы <Житново>, <Мысинский>, <Красная славянка>, <Матросово>, <Заводской> увеличили убытки более чем на 100 тыс. руб. каждый 369.

Присущая многим коллективам бесхозяйственность оыла первопричиной развала сельскохозяйственного производства. Письмо из совхоза <Дальняя поляна> Ленинградской области: <Здесь совершенно отсутствует дисциплина: рабочие водку пьют, на работу не ходят. Коровы по два дня не доятся, надой молока упал, на скотных Дворах крыши раскрыты, везде все разбросано. Коровы стоят по живот в воде и вымя прелое. Какого молока можно надоить от коров" Они вовремя не накормлены н не доены> 370.

В Московской области к середине 60-х гг. число рентабельных совхозов возросло по сравнению с началом 60-х с 53 до 120. Впервые прибыль составила 6 млн. руб. Однако число убыточных совхозов было велико - 98 хозяйств. На 1964 г. их убытки равнялись 45 млн. руб. Урожайность зерновых за 60-е гг. не повышалась, несколько возрос удой молока на одну корову (на 374 кг) и составил 3110 кг371; План продажи мяса государству хозяйства области не выполняли.

Условия работы в животноводстве большинства колхозов и совхозов были типичными для Нечерноземья. Письмо Е. И. Хомяковой, телятницы совхоза <Вперед> Московской области в <Сельскую жизнь>: <Нет порядка у нас в животноводстве. У нас на телятнике более 800 голов, нас работает 7 человек и у каждой 57 телят. Поим вручную. Условия работы плохие, идет ведь зима, крыша как решето, тамбур завалился: кругом скозняки. Телята часто болеют и дохнут. Воду греем сами, т. к. наши истопники зачастую пьянствуют. Молоко привозят 2 раза в неделю и то кислятину, попробуй дай малышам кислое, Ведь они же как дети, Помогите нам, верите ли: приходить на работу - нет настроения, руки не поднимаются к работе>-"2.

1965 год принес положительные перемены в аграрный сектор. Установленные в 1958 г. единые дифференцированные по зонам закупочные цены на сельскохозяйственные продукты не покрывали полностью затрат колхозов на их производство, не обеспечивали необходимой рентабельности хозяйства.

Повышение в 1962 г. закупочных цен на скот и птицу, некоторые продукты земледелия несколько улучшили финансовое состояние колхозов. Однако производство мяса и молока, а во многих районах и ряда продуктов земледелия оставалось убыточным, их себестоимость была выше заготовительных цен.

Правительственные решения марта 1965 г. внесли принципиальные изменения в практику заготовок сельскохозяйственной продукций. С 1965 г. были установлены твердые планы закупок сельхозпродуктов на пятилетие, При этом специально было подчеркнуто, что в плановых заданиях должны сочетаться общегосударственные и внутрихозяйственные интересы. Дело в том, что ранее имели место факты, когда колхозы и совхозы были вынуждены продавать даже семенное и фуражное зерно, а затем обращаться к государству с просьбами о выделении семенного материала. Так, в 1962 г. государством было продано колхозам

зв* Там же. Ф. 17. Оп. 102. Д. 40. Л. 92-93,

Там же. Д 609. Л. 92 93. "0 Там же. Ф. 591. On. 1. Д. 99. Л. 56-57. з> Там же. Ф. 17. Оп. 102, Д. 695. Л. 22-24, 28. 372 Там же. Ф, 591. On. 1, Д. 111. Л. 53.

7*

<3

и совхозам 1373 тыс. т семенного зерна, в 1965 г .они запросили около 2 млн. т.

В соответствии с мартовскими решениями утвержденный ранее план закупок зерна на 1965 г. был снижен с 4 млрд. до 3,4 млрд, пудов, причем этот объем был установлен как твердый и неизменный средний показатель на все годы восьмой пятилетки. В то же время поскольку такой объем не удовлетворял в полной мере потребностей страны, были предусмотрены сверхплановые закупки основных продовольственных культур у тех хозяйств, которые имели излишки товарного хлеба. В целях поощрения продажи продуктов сверх твердого плана была установлена надбавка на пшеницу и рожь в размере 50% к их основной закупочной цене.

В животноводстве, которое во многих хозяйствах было убыточным, в целях сохранения поголовья скота для дальнейшего увеличения объемов производства государственный план заготовок скота и птицы на 1965 г. был сокращен с 9 млн. до 8,5 млн. т 373.

Правительственными решениями 1965 г. были значительно повышены основные заготовительные цены на пшеницу, рожь, гречиху, просо, рис н некоторые другие зерновые культуры, установлены надбавки к действовавшим ранее ценам на мясо всех видов, С учетом зональных особенностей цены на пшеницу и рожь были повышены на 11-53%, на крупный рогатый скот - на 20-55, свиней - на 30-70, овец - на 10-70, на молоко - на 10-40%. При этом увеличение закупочных цен было проведено без повышения существовавших розничных цен на хлеб, крупы, мясо и мясопродукты.

Установленные к ценам надбавки впервые за много лет обеспечили колхозам России рентабельность производства мяса. В 1962 г. фактическая себестоимость мяса крупного рогатого скота в среднем по России составляла 81,5 руб. за ц, а новые средние закупочные цены вместе с надбавками - 121,5 руб. себестоимость центнера свинины - 115,3 руб. закупочная цена - 193,6 руб. баранины - соответственно - 58,6 и 68,2 руб. за ц. Поощрительные условия закупок сельхозпродукции привели к увеличению производства продуктов, заинтересованности в продаже государству товарной продукции сверх плана. Только в течение 1965 г, доходы колхозов от реализации продукции возросли по сравнению с предыдущим годом более чем на 2,5 млрд. руб.374

В соответствии с мартовскими решениями 1965 г. с колхозов была списана задолженность по ссудам Госбанка в сумме более 2 млрд. руб. Кроме того, была отсрочена задолженность колхозов по денежным авансам, полученным от заготовительных организаций по договорам контрактации, в сумме до 120 млн. руб. Погашение отсроченной задолженности должно было начать производиться колхозами в течение 5 лет, начиная с 1970 г. С колхозов также списывалась задолженность в сумме 120 млн. руб. за технику, помещения и оборудование, приобретенное у МТС и РТС 375.

С колхозов Псковской области было списано долгосрочных н краткосрочных ссуд на 24 млн. руб. Материальный выигрыш колхозов и совхозов от повышения закупочных цен составил более 25 млн. руб. Хозяйства приобрели около 2,5 тыс. тракторов, I тыс. зерновых комбайнов, 800 льноуборочных машин. В 1965 г. Псковская область перевыполнила план по продаже государству льноволокна - 27,6 тыс. т

373 Плен7М ЦК КПСС. 24-26 марта 1965 г. С. 9, 10, 12, 15.

374 Советское крестьянство. Краткий очерк истории. (1917-1969}. С. 413-414, 376 Там же.

при плане 24 тыс. т и льносемян - 15 тыс. т при плане 10 тыс. Это была одна из ведущих льноводческих областей страны 376.

Более 37 млн. руб. было выдано Новгородской области на списание задолженностей по ссудам и другим платежам. От повышения закупочных цен в 1965 г. колхозы и совхозы получили дополнительно 17,4 млн. руб. Хозяйства смогли приобрести за 1965-1966 гг. 540 гусеничных тракторов, 1 тыс колесных, более 500 автомашин и 600 зерновых ком-каинов. В 1965 г. Новгородская область выполнила план государства го продаже всех видов сельскохозяйственной продукции 377.

В Калужской области с колхозов была списана задолженность Госбанку СССР по долгосрочным кредитам и ссудам и технику на сумму 79 млн. руб. Область досрочно выполнила и перевыполнила государственные планы заготовки мяса, молока, яиц и шерсти. Из 148 хозяйств более половины принесли прибыль 37в. В 1966 г. колхоз <Россия> Козельского района Калужской области продал зерна на 190 тыс. руб. в том числе сверх плана на 151 тыс. руб. Если бы действовали старые закупочные цены, то здесь получили бы только 75,8 тыс. руб. Следовательно, новые заготовительные цены дали дополнительно 114,2 тыс. руб. А общий выигрыш за год от повышения заготовительных цен на продукцию растениеводства и животноводства составил в колхозе 293 тыс. руб.379

В 1965 г. Вологодская область выполнила государственный план продажи основных видов сельскохозяйственной продукции. Денежная выручка колхозов увеличилась на 25%. Только за год оплата труда повысилась на 18% и составила к середине 60-х гг. 1 руб. 93 коп. в день на человека. Колхозы получили 23,5 млн. руб. чистого дохода. В совхозах прибыль составила 373 тыс. руб.3"0

Смоленская область выполнила план продажи всех видов сельскохозяйственной продукции 1965 г. Из 189 совхозов области 145 закончили год с прибылью, общая сумма которой исчислялась более 12 млн. руб. Денежные доходы колхозов увеличились на 31 млн. руб. (49% за год) и составили 94 млн. руб. Только от повышения закупочных цен колхозы получили более 15 млн. руб. Неделимые фонды колхозов возросли на 29,6 млн. руб. и составили более 115 млн. руб. Возрастание денежных доходов позволило увеличить оплату труда колхозников в среднем по области до 1 руб. 94 коп. на человеко-день, или на 31 коп. больше, чем в 1964 г. Экономический выигрыш совхозов от повышения закупочных цен составил 24 млн. руб.381 Такое положение фиксировалось по всему Нечерноземью.

В целом по стране в 1966 г. дополнительно доходы колхозов благодаря поощрительным условиям заготовок н ряду других экономических мер были выше уровня 1964 г. на 4,5 млрд. руб. а совхозов - на 3,1 млрд. руб. В 1967 г. по сравнению с 1960 г. продажа колхозами зерна возросла на 16%, а денежные выплаты им за проданное зерно увеличились на 82%. Соотношение роста продажи зерна н денежной выручки за него определялись как 1 : 5382.

"в РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 102. Д. 901. Л. 35.

377 Там же. Д. 736. Л. 57-59.

378 Там же, Д. 375. Л. 119-123.

"в Сельская жизнь. 1966. 21 декабря.

зво РЦИХДНИ. Ф. 17. Оп. 102. Д. 198. Л. 161-162, 167.

381 Там же. Д. 1034. Л. 30-31.

3 82 Итоги и перспективы. Сельское хозяйство после мартовского Плеаума ЦК. КПСС. М. 1968. С. 39; Игнатовский П. А. Крестьянство и экономическая политика партии в деревне. М. 1971. С. 93.

Экономическая поддержка государства принесла заметные позитивные результаты. Объективная оценка сельскохозяйственной проблемы, партнерство, а не диктат дали стимул для развития сельского хозяйства. Не только требовать с колхозов и совхозов, но и давать им, поддерживать их экономически - это был новый взгляд государства на аграрный мир своей страны. И у деревни впервые появилась реальная надежда выжить. Выжить и дотянуть свой жизненный уровень до радостной и сытой жизни <Кубанских казаков>. Но надежда не оп равдалась.

Мартовские решения 1965 г. являлись прогрессивными. Вместе с тем этот правительственный акт был вынужденным. Получить с колхозов деньги в тех условиях было нереально и правительство страны, объективно оценив реальную ситуацию, пошло на принятие таких мер. В принципе это были первые шаги прогрессивного подхода к решению аграрной проблемы. Это был принятый во всем передовом мире путь государственных дотаций сельского хозяйства. Но эта мера должна быть стабильной, ежегодно закладываемой в бюджет и выраженной в миллионах рублей. В нашей стране так не случилось.

Руку помощи государство протягивало лншь тогда, когда, сельское хозяйство было доведено до отчаянного состояния. Периодически списывались задолженности, повышались закупочные цены, но направленной политики на поддержку - дотацию сельского хозяйства не было По расчетам ученых, размер ценового дисбаланса не в пользу села только за период с 1984 по 1988 г. составил 12 млрд. руб. С ростом инфляции эта сумма увеличивалась, что еще более обостряло проблему ценовой эквивалентности между сельским хозяйством и обслуживающими отраслями 383.

Экономист И. В. Русинов в 1988 г. писал: <Один из уроков, который мы должны извлечь из прошлого, состоит в следующем. То положение, в котором оказалось ныне сельское хозяйство страны, - следствие не Только характера, методов проведения коллективизации, на что сейчас особенно часто обращают внимание, но прежде всего отношения к ее детищу - колхозам в - течение почти 60 последующих лет. За это время можно было исправить многие ошибки и уйти далеко вперед в направлении демократизации колхозной и вообще сельской жизни, повышения эффективности производства> 384.

Разоренное и разоряющееся Нечерноземье продолжало кормить Россию, находясь на бедственном экономическом уровне. Со временем ситуация обострялась.

Последующие повышения цен на технику, бензин, удобрения, обслуживание тяжелым бременем ложились на экономику колхозов и совхозов. В соответствии с этим цены на сельскохозяйственную продукцию не индексировались.

Число убыточных хозяйств в Нечерноземье возрастало. В Вологодской области 1980 г. закончили с убытками 240 колхозов и совхозов. Прибыль хозяйств составила лишь 13 млн. руб. тогда как в 1975 г.- 70 млн, руб. Обеспеченность кормами в животноводстве не превышала 70-80%. Снизился надой молока, на одну корову он составил 2252 кг. Численность трудоспособного населения на селе сократилась на 16 тыс. В некоторых хозяйствах потребность в кадрах покрывалась на 60- 70%. Не хватало механизаторов для работы даже в 1 смену 3SS.

383 Сямуш П. И. Указ. соч. С. 170.

384 Русинов И, В. Аграрная политика КПСС в 50-е-первой половине 60-х годов: опыт и уроки // Вопросы история КПСС. 1988. - 9. С. 49.

звй РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 150. Д. 235. Л. 17-25.

В Псковской области во второй половине 70-х гг. план продажи сельскохозяйственной продукции не выполнялся. С убытком работали 53 совхоза и 15 колхозов. Во всех хозяйствах росла себестоимость продукции. Низкой оставалась урожайность зерновых - в некоторых колхозах - до 7-8 ц с га и картофеля - менее 100 ц с га. Сельское хозяйство области терпело большие убытки. Остро стояла кадровая проблема: лишь четвертая часть молодых специалистов оставалась работать в деревне 3S6.

В Новгородской области из 217 хозяйств 161 колхоз я совхоз оказались убыточными. Надой молока составил менее 2 тыс. кг, что на 300 кг меньше, чем в 1975 г. Треть стада коров была яловыми 387.

Во Владимирской области 1980 г. закончили с убытками' 84 хозяйства. 24 колхоза и совхоза собрали урожай зерновых по 10 и менее ц с га, картофеля по 137 ц с га. Снизились и надои молока: на одну корову они составили 2635 кг. В хозяйствах области комплексно механизировано было лишь 15% ферм крупного рогатого скота, 46% - в свиноводстве и 69% в птицеводстве 388.

В Калининской области 235 хозяйств не справлялись с плановыми государственными заданиями по продаже сельхозпродукции ни по одному виду! 3 района области в целом не выполнили план по заготовкам животноводческой продукции. Надой молока сократился до 1992 кг. Только 10% стада оказалось чистопородным. Четверть коров - яловые. Дефицит кормов увеличивался. За 1976-1978 гг. пало 106 тыс. голов крупного рогатого скота, около 70 тыс. свиней и 112 тыс. овец389.

В отчетах руководящих работников областей фиксировалось1 отставание по всем видам сельскохозяйственной продукции! Эти отчёты направлялись в Совет Министров страны. А оттуда спускались в области Нечерноземья новые планы <от достигнутого>, вернее, от <недостигнутого>. В этих планах не было реальности и, очевидно, на их выполнение никто и не рассчитывал.

Государство обязано брать на себя основную долю аграрных проблем и тогда эти проблемы разрешатся. Так делается в США, Европе, Японии. Государство поддерживает аграрный сектор, в результате "сельское хозяйство становится высокоразвитым. От этого выигрывают все.

Раскритиковав колхозно-совхозную систему ведения хозяйства в деревне, мы все зло развала аграрного сектора усмотрели в общественных хозяйствах. Возвращаясь к частному хозяину, решили, что вот он и накормит Россию.

Любая система хозяйствования в состоянии прокормить страну, если она поддерживается государством. Наше государство не поддерживало свою аграрную экономику. Обратимся к сравнительному ряду цифр, из которых станет ясно, что основа развития сельского хозяйства - дотации государства.

В 1986 г. дотации составили в США 74 млрд. долларов, в странах ЕЭС - 75 и в Японии - 50 млрд. При этом 90% - это так называемые дотации на поддержание цен и доходов. В целом по ОЭСР (24 развитые капиталистические страны) бюджетные ассигнования сельскому хозяйству составляли в 90-е гг. около половины затрат населения этих стран на продукты питания, следовательно в США - около 200 долларов в месяц на человека. Среди бывших соцстран большие дотации

<б Хам же. Оп. 142. Д. 887. Л. 16-20.

а>? Там же. Оп. 148. Д. 823. Л. 30; Оп. 150. Д. 859. Л. 19-20. зев там же. Оп. 147. Д. 173. Л. 21-29. 1S9 там же. Оп. 148. Д. 370. Л. 20-29.

получало сельское хозяйство Венгрии - здесь бюджетные ассигновании составляли 13% капиталовложений в отрасль.

В нашей стране в 1986 г. дотации к ценам на продукты питания составили 40 млрд. руб. или И руб. в месяц на человека! зео. Так ш колхозы разоряли страну, а страна разоряла колхозы.

Напрягая сверх предела все свои ресурсы, Нечерноземье на глротя жении 60-80-х гг. давало треть сельскохозяйственной продукции России.

Валовая продукция сельского хозяйства региона возросла за 1965- 1989 гг. с 15 млрд. руб. до 32,2 млрд. руб. более чем в 2 раза 391. Однако темпы прироста сельскохозяйственной продукции, эффективность производства снижались. Поощрительная заготовительная политика в другие экономические меры способствовали росту доходности колхозно-совхозного производства: в годы восьмой пятилетки прибыль колхозо! возросла по сравнению с предыдущим пятилетием на 9,6 млрд. руб, или на 38,5%. Совхозное производство из убыточного стало доходным-прибыль стала исчисляться за 1966-1970 гг. 7,5 млрд. руб. Однако i девятой пятилетке темп прироста прибыли в колхозах и совхозах резко замедлился. Доходность общественного хозяйства осталась на уровне предшествующего пятилетия. Сказались крайне неблагоприятные по годные условия 1972 и 1975 гг. в силу чего сократился прирост валового объема продукции, а следовательно и ее реализационной части. Кроме того, при неизменных, практически, закупочных ценах в 1971 - 1975 гг. значительно возросли производственные издержки, повысилась себестоимость сельскохозяйственной продукции.

Сопоставление доходной и расходной частей колхозного и совхозного бюджета показывает, что экономическая значимость новых закупочных цен постепенно снижалась. По ряду продуктов они возмещали хозяйствам лишь производственные затраты или обеспечивали столь низкие доходы, что прибыли не оказывали существенного влияния на темпы роста общественного производства.

В закупочных ценах не нашел в должной мере отражения процесс удорожания производства, что привело к снижению рентабельности почти всех основных сельскохозяйственных продуктов. Так. себестоимость производства зерна выросла в 1975 г. по сравнению с 1965 г. на 58,5%, а цена его реализации увеличилась за тот же период на 13,7% (в расчете на одну тонну продукции), картофеля - на 97,6 и 32,8%, мяса крупного рогатого скота - на 55,5 и 50,2%. Себестоимость молока и закупочная цена на него росла примерно равными темпами - 43,7% и 43,8%392. Если за восьмую пятилетку (1966-1970 гг.) среднегодовой объем продукции сельского хозяйства увеличился по сравнению с предыдущей на 20,4%, то за девятую - уже только на 9,4%. К десятой пятилетке прироста не было совсем, а в одиннадцатой он составил 7,2%.

Темпы прироста сельхозпродукции в Нечерноземье были намногс-ниже, чем в среднем по стране. Так, если по стране за три пятилетки (1981-1985 гг. и 1966-1970 гг.) он составил 29%, то по данной зоне - всего 17%, за четыре пятилетки после 1965 г, - соответственно 57 и 41%3<.

3 Правда. 1993. 1 апреля.

S*1 Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. С. 175; Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 597. .

392 Тюрина А. П. Социально-экономическое развитие советской деревни. 1965- 1980. С. 20-22.

Концепция развития агропромышленного комплекса Нечерноземной зоны РСФСР. С. 7.

Среднегодовой прирост совокупной продукции сельского хозяйства на Европейском Севере России за 3975-1990 гг. составил лишь 3%. Но и это было достигнуто за счет привозных кормов для животноводства. Ежегодный прирост растениеводческой продукции едва составлял 1%. За этот же период трудовые ресурсы в Архангельской, Мурманской, Вологодской областях, Карелии и Коми, сосредоточенные в сельскохозяйственном производстве, сократились на 20%зв".

Государственные закупки сельскохозяйственной продукции, произведенной во всех категориях хозяйств Нечерноземья за 60-80-е гг. возросли в абсолютном исчислении по всем видам растениеводства и животноводства (кроме шерсти). Удельный вес региона в поставках России оставался высоким. Здесь государство закупало 11% зерна, 94 льноволокна, 64 картофеля, 36 овощей, 32 скота и птицы, 39 молока, 47 яиц, 5% шерсти.

Среднегодовая урожайность зерновых на протяжении 70-^80-х гг. оставалась на уровне 13,4 ц с га, увеличившись по сравнению с 60-ми гг. более чем в 2 раза (1961-1965 гг. - 5,7 ц с га). Надой молока от одной коровы возрос с 2160 кг в 1965 г. до 2847 кг в 1989 г. Средний годовой настриг шерсти с одной овцы составлял 2,2-2,5 кг. Среднегодовая яйценоскость кур возросла в 1,7 раза за 60-80-е гг. и составила в 1989 г. - 248 штук зв5. Эти показатели были много ниже белорусских и прибалтийских. Урожайность зерновых в Нечерноземье к концу 80-х гг. была в 1,5 ниже достигнутого в Прибалтике и Белоруссии в начале 70-х гг.. а надой молока на корову еще тогда в Прибалтике перешел отметку 3100 кг (Белоруссии - 2400 кг) 396.

Значительную долю в государственные закупки сельскохозяйственной продукции вносили личные подсобные хозяйства. Иногда она даже превышала показатели общественного сектора. Хозяйства населения дали в 1950 г. более половины всей продукции, в животноводстве их доля первышала 60%. При этом в ряде областей названные показатели {шли еще более внушительными. Доля валовой продукции хозяйств колхозников, рабочих и служащих во всем аграрном производстве в 1950 г. равнялась в Смоленской области 61%, Калужской - 62, Рязанской - 57, Горьковской - 58, Орловской - 58, Мордовии - 60, Чувашии - 53%. При этом следует иметь в виду, что существовала еще одна категория индивидуальных производителей - единоличники. В 1950 г. они произвели продукции земледелия и животноводства в Нечерноземье на сумму 105 млн, руб.357.

Хозяйства колхозников, рабочих и служащих производили в 1950 г. значительную долю продуктов животноводства: в Псковской области 64% продукции всех категорий хозяйств, в Смоленской - 69, Брянской - 76, Калужской - 72, Тульской - 67, Рязанской - 70, Горьковской - 69, Марийской АССР - 69, Чувашии - 73, Орловской - 70, Мордовии - G9%398.

Продукция личных подсобных хозяйств участвовала в государственных закупках. В Псковской области в 1950 г. удельный вес закупок у населения по картофелю составлял 32%, скоту - 40%, молоку -

394 Сычев М. Ф. Белых Н. И. Об особенностях перехода к рыночной экономике з аграрном секторе Европейского Севера // Крестьянское хозяйство: история и ссквре-иеннств. Вологда, 1992. Часть II. С. 66.

395 Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. С. 175-176; Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. С. 598-599.

звб РГАЭ. Ф. 4372. Оп, 66. Д. 7096. Л. 13.

зэг Безннн М. А. Крестьянское хозяйство в Российском Нечерноземье. 1950- 1965 гг. М..; Вологда, 1990. С. 7-^8. 3S8 Там же. С. 8.

56%, яйцам - 51%, в I960 г. - соответственно 21, 12, 9, 17%, в 1965 г. - 38, 16, 8, 9%T*. Аналогичная картина наблюдалась по всем) Нечерноземью.

Личное подворье занимало большое место в производстве сельхоз1 продукции и госзакупках. Особенно это справедливо для 50-х гг. Отыь тим при этом, что до 1958 г. система закупок фунционировала в виде обязательных поставок сельскохозяйственных продуктов с личных Ш зяйств, которые проводились по символическим ценам, не превышав; шим 10% стоимости продукта. В 1950 г. по стране в целом через эту систему было заготовлено 31 % всех государственных заготовок мяса, 43 молока, 61 яиц, 15% шерсти 400. Кроме того, значительная часть сельхозпродуктов перераспределялась через торговлю на колхозном рынке. В средних и малых городах Нечерноземья торговля мясом, картофелем, овощами, молочными продуктами была сосредоточена на базаре, где безраздельно господствовал частный производитель 40L.

Личные хозяйства колхозников были важнейшим каналом формирования совокупных доходов двора. В 1953 г. доля личного хозяйства в доходах колхозников составляла 70%, а во многих районах превышала 90%*°*. Их доля, несмотря на рост оплаты труда в общественном производстве, оставалась высокой и в последующие годы. В 1955 г. по данным бюджетных обследований в Центральном районе, приход от приусадебного хозяйства составил 46% совокупного дохода в среднем на семью колхозника, в Волго-Вятком районе - 45, в Московской области - 36, Ленинградской - 44, Свердловской - 41, Вологодской - 46%. В 1963 г. в Вологодской и Ленинградской областях чистая продукция личного хозяйства составляла 40% совокупного дохода крестьянской семьи, в Калининской, Орловской, Рязанской, Смоленской, Горьковской, Кировской была в пределах 46-52%чС3. Кроме важного, а порой и основного значения в формировании совокупных доходов крестьянской семьи в целом, личные хозяйства были единственными поставщиками самим колхозникам картофеля, овощей, мяса, молока 404.

В дальнейшем при росте общественного сельскохозяйственного производства и усилении ограничительной политики в области приусадебного хозяйства произошло изменение роли производства личных хозяйств. В Тульской области в 1950 г. хозяйства населения дали 75% всего производства мяса, 80% - молока, 85% - яиц, 64% -шерсти, в 1959 г .- соответственно 60, 48, 92 и 74%, в 1965 г. - 44, 37, 78 и 78 % 405. В Псковской области в 1950 г. колхозы, совхозы и другие госхозы произвели овощей и картофеля примерна одну треть, четверть мяса, пятую часть молока. К I960 г. необобщественный сектор произвел 55% картофеля, 80 овощей, 51 мяса, 60 молока, 85% яиц. В 1965 г. его доля снизилась, но в производстве овощей, яиц и шерсти превышала 70%, мяса - равнялась 45, молока 47%, не уменьшилось и производство картофеля. Лишь в выращивании зерновых и льна безраздельно господствовало колхозно-совхозное производство 406. Во Влади

39> РЦХИДНИ. Ф, 17. Оп. 102. Д. 47. Л. 16.

400 Суслов И. Ф. Экономические проблемы развития колхозов. М. 1967. С. 189.

401 Безнин М. А. Крестьянское хозяйство в Российском Нечерноземье. 1950- 1965 гг. С. 11.

402 Социально-экономическое развитие северной деревни (Советский период). Вологда, 1988. С. 43-45; Безнин М. А. Крестьянское хозяйство в Российском Нечерноземье. 1950-1965 гг. С. 12.

403 Там же.

104 История СССР, 1989. Кя 1. С. 37-59.

405 Народное хозяйство Тульской области. Стат. сб. Тула. 1967. С. 143-144.

406 Народное хозяйство Псковской области. Стат. сб. Псков. 1972. С. 72.

мирской области к середине 60-х гг. производство мяса и молока в ос-ноином сосредоточилось в общественном секторе, хотя шерсть и яйца производили главным образом хозяйства селян 407.

Наибольшее развитие тенденция сокращения доли личных хозяйств в совокупном аграрном производстве получила в областях с развитым колхозно-совхозным производством. Так, в Ленинградской области уже в I960 г. колхозы, совхозы и Другие госхозы давали 56% производства ,картофеля, 87 - овощей, 70 - мяса, 57 - молока, 43% яиц, и хотя ,здесь в 1965 г. отмечалось некоторое уменьшение этих показателей по отношению к 1960 г. в производстве картофеля и овощей, в животновод-леской продукции наблюдался дальнейший рост 408.

. В целом по Нечерноземью к середине 60-х гг. личные хозяйства давали 46% валового производства мяса, 41 молока, 61 яиц, 66% шерсти 1М. Известный исследователь проблем Нечерноземья профессор М. А. Безнин справедливо подводит нас к выводу: <Хозяйства крестьянских дворов и других групп населения не были <подсобными> в 50-е годы и период семилетки с точки зрения их участия в производстве сельскохозяйственной продукции. Сохранив сильные позиции, а порой производи и большую часть таких продуктов как картофель, овощи, мясо, зисшжо, яйца, шерсть, приусадебные хозяйства, наряду с колхозами и совхозами, являлись основными аграрными производителями в зоне>410.

В последующий период личное подворье сельских жителей продолжало играть заметную роль в производстве сельхозпродукции и государственных заготовках.

Общественный сектор не удовлетворял полностью потребности населения ораны в продуктах питания. Важным источником решения продовольственной проблемы оставалось личное подсобное хозяйство. В 1990 г. в личном секторе сельского хозяйства производилось около 30% мяса, молока, яиц, овощей, 65 картофеля, 54 плодов и ягод, 26% шерсти4П, В личном подсобном хозяйстве использовалось 10 млн. га земли, и оно дало около 25% валовой продукции н более 10% товарной продукции аграрного сектора экономики 413, Кроме этого, в стране 12 млн. семей рабочих и служащих имели коллективные сады площадью более 800 тыс. га и 6,7 млн, семей коллективные огороды площадью 500 тыс. га 413.

Безусловно, производство продуктов питания, развитие личного подсобного хозяйства - проблема прежде всего сельская. Для горожан труд на садовом участке носил преимущественно социально-оздоровительный характер и в меньшей степени являлся дополнительным источ* ником дохода. Для селян личное подсобное хозяйство занимало ведущее место в их жизнедеятельности, в том числе и как источник дополнительного дохода.

В 1990 г. доходы семей колхозников от личного хозяйства по стране в целом составили 1808 руб. в год, или 25% совокупного годового дохода семьи (в некоторых регионах до 40%). Этот же показатель у пенсионеров-колхозников - 41% годового дохода, в то время как у рабочих

407 Народное хозяйство Владимирской области в восьмой пятилетие (1966- 1970). Владимир, 1972. С. 163-185.

40* Ленинград и Ленинградская область в цифрах. Стат. сб. Л. 1971. С. 181.

409 Безнин И. А. Крестьянское хозяйство в Российском Нечерноземье. 1950- 1965 гг. С. 10.

410 Там же.

411 Народное хозяйство СССР в 1990 г. Стат. ежег, М. 1991. С. 544.

412 Экономические науки. 1991. - 7. С. 101. <3 Народное хозяйство СССР в 1990 г. С. 484.

и служащих в городах - 3,1 %414. Материальное положение крестьян в значительной степени было связано с личным подворьем. Селяне не только обеспечивали себя продуктами питания, но и часть продукции продавали государственным, кооперативным организациям, на колхозном рынке.

В 1990 г. в подсобном хозяйстве колхозников было произведено картофеля в 3 раза больше, чем использовано на личное потребление, овощей и бахчевых - на 20%, фруктов и ягод - на 44, молока - на 10%. Производство яиц полностью обеспечило личное потребление, а производство мяса - на 73%4|Г>.

Располагая лишь 2% сельскохозяйственных угодий, причем, как правило, худшего качества, не получая государственных капиталов.^ женин, лимитов на материальные ресурсы, мелиорацию, подсобные хозяйства давали в 1990 г. 25% всей валовой продукции сельского хозяйства.

На личном подворье труд, почти полностью лишенный механизации, являлся в 2 раза более производительным, чем в колхозах и совхозах. Продуктивность гектара личных угодий была в 20 раз выше, чем в совхозах, в 13 чем в колхозах 4|6. Это экономические показатели. Показатели безысходной экономики, за которыми стоит тяжелый труд всей семьи. Такая производительность исключительно ручного труда, достигаемая за счет времени и полной отдачи сил всей семьи не может кардинально решать продовольственную проблему. При этом учтем, что вся эта <производительность> достигается после трудового дня в общественном хозяйстве. Какова же истинная цена такого урожая?!

По данным на 1993 г. индивидуалный сектор в целом имел 20% пашни и производил до 80% картофеля, до 55 овощей, до 36 мяса, до 31% молока. Как пишет известный ученый-аграрник В. П. Данилов, анализируя ход реформ 90-х гг. <распространение мелкого индивидуального производства на деле является результатом - и свидетельством! - разрушения крупного товарного производства и общего кризиса в сельском хозяйстве, откатывания его назад - к семейно-потребительскому уровню. Аграрная реформа призвана обеспечить не возвращение к мелкому и мельчайшему натурально-потребительскому производству, а движение вперед - к современным формам крупного производства, способным к динамичному развитию в постоянно меняющихся производственно-технических условиях конца XX - начала XXI века> 417.

До середины 1958 г. система государственных заготовок сельскохозяйственных продуктов существовала в форме обязательных поставок, натуроплаты за работы МТС, контрактации и частично закупок колхозной продукции государством. После ликвидации МТС была введена единая система государственных заготовок - в форме закупок сельскохозяйственных продуктов по ценам, дифференцированным по природно-экономическим зонам страны.

Низкие цены при закупках не стимулировали сдачу их в государственные заготовительные организации. Намного выгоднее было продавать на базаре. Повышавшиеся год от года планы по сдаче сельскохозяйственной продукции выполнить только за счет коллективного хозяйства оказывалось нереально. Добровольно сельские жители продавали лишь часть необходимого по заготовкам.

4i4 Народное хозяйство СССР в 1990 г. С. 112. 4'5 Экономика и жизнь. 1991. - 40. С. 15. 416 Экономические науки. 1991. - 3. С. 13.

4!Т Данилов В. П. Аграрная реформа в постсоветской России (взгляд историка)/^ Куда идет Россия".,. Альтернативы общественного развития. М,, 1994. Вып. I. С. 135.

Местные руководители требовали сдавать молоко или масло - в зависимости от выполнения плана назначались нормы сдачи. Из села Ярославка Мордовии в 1970 г жители писали: <Это же возврат к прожитому в буквалньом смысле слова. Ведь не очень давно отменен налог натурой и вот опять мы получаем повестки об обязательной продаже сельхозпродуктов. Если у нас есть излишки, то мы их сами продадим, а если нет, то где взять" Да, у нас есть личная корова, десяток кур, но у нас есть дети и им тоже нужны продукты> 4,а.

Сельские жители вынуждены были по низким закупочным ценам сдавать молоко, масло, яйца, овощи. Не во всех хозяйствах ломимо желания была такая возможность. Немало было случаев, когда за неимением масла в хозяйстве селяне покупали его в магазине и затем сдавали в колхоз или совхоз. Из Почииковского района Горьковской области в 1963 г, жительница А. И. Лысенкова писала: <Чтобы выполнить план заставляют население в обязательном порядке продавать иасло, молоко, яйца, шерсть. Не имея коровы, я должна где-то на рынке или в магазине купить масло и сдать. При этом я покупаю масло на рынке по 3 руб. 20 коп, и дороже, а сдаю по 2 руб. 40 коп.>4|В.

Для жителей, у кого не было на подворье коровы, это ложилось тяжелым материальным бременем. Имевшие корову и не сдавшие по плану заготовок лишались возможности выпаса скота и сенокошения. Житель поселка Черновского льнозавода Шахунского района Горьковской области Н. А. Крутовских рассказывал: <Сельские жители, имеющие в личном хозяйстве коров, излишки молока продают государству. Но делать это они могут добровольно. На практике получается наоборот. В нашем поселке многие держат коров. Сельсовет требугет, чтоб от каждой коровы продавали государству не менее 225-250 л молока. Иначе не дадут билет на право сенокошения> 4а0.

В сельских магазинах нередко товары можно было приобрести, заплатив помимо стоимости еще и часть продукции со своего подворья по самим низким условным ценам. Из совхоза <Липицы> Сухиничского район Калужской области жители писали (1963 г.): <Все товары, включая спички, соль, хлеб, керосин, мыло продают за пай. А сейчас собирают яйца и все продают - ситец, платки, рубашки, муку, пшено - за яйца. За овсяные хлопья - 2 яйца, за мешок муки - 35 яиц>421. В районах даже одной области нормы сдачи назначались различные. Так, в деревне Речицы Юхновского района той же области все продукты можно было купить тоже лишь сдав яйца. Но за мешок муки требовали уже 65 яиц, за платок - от 5 до 10, а за велосипед - 100 штук яиц422. Даже махорку в сельских магазинах продавали за сданные яйца - за одну пачку 5 штук яиц 433.

Причем это требование предъявлялось и к жителям, имевшим свое подворье, и к тем, кто в силу возраста и болезни не держал скот и птицу или специалистам колхозов и совхозов, многие из которых жили в многоквартирных домах и вообще не вели никакого хозяйства. Один из молодых специалистов, приехавший работать в село Коза Первомайского района Ярославской области в 1981 г. писал: <В нашем магазине все необходимые товары, как тюль, ситец, пряжа для вязанья, постельное белье, мужские шарфы, пальто продаются только на заготовки. Приехал

"is РЦХИДНИ. Ф. 591. Оп. 1. Д. 90. Л. 41. 41> Там же. Д. 160. Л. 45. <о Там же. Д. 197. Л. 189. "I Там же. Д. 160. Л. 46-47. <а Там же. Л. 48. Там же. Л. 49.

молодой специалист, нет у него ни картофеля, ни овец, то что ему делать: спать без простыни и ходить без пальто"> 424 Потоком шли письма в различные организации и редакции газет и журналов о нарушениях правил торговли на селе. Особенно много их направлялось в <Сельскую жизнь>.

Проанализировав ситуацию, правление Центросоюза приняло 29 января 1981 г. специальное постановление о том, что в перечень товаров для стимулирования наиболее активных сдатчиков сельхозпродукции организации потребкооперации не должны включать товары повседневного спроса. Но постановление это повсеместно нарушалось.

Пользуясь дефицитом сельской торговли, местные руководители для выполнения плана госзакупок обязывали сдавать яйца, картофель, овощи; взамен продавали промышленные и продовольственные товары. Из села Поляково Вяземского района Смоленской области жительница писала в <Сельскую жизнь>: <Нужно было мыло, прихожу в магазин, а продавец отвечает: <Сдашь яйца, получишь мыло!> А где я их возьму, если нет кур. Осталась я без мыла. В сельсовете ответили, что это установил райисполком> 425.

Это был один из способов выполнения плана государства по заготовкам. На вышеприведенные сюжеты была сложена частушка, получившая известность:

<Скоро, скоро мне на суд,

Я стою, трясуся.

Присудили сто яиц,

А я не несуся>. (Калужская область)

Планы государственных закупок в Нечерноземье ежегодно не выполнялись. Они составлялись без учета реального состояния сельского хозяйствах региона. Руководствуясь принципом потребности населения в продуктах питания, планы не корректировались возможностями Нечерноземья. Регион не справлялся с ними, но тем не менее давал в 70- 80-е гг. треть мяса, до 40% молока, половину яиц, треть овощей и 60% картофеля. Такова была значительная доля Нечерноземья в государственных закупках продовольствия России.

При хорошей организации закупок от населения, разветвленной сети предприятий перерабатывающей промышленности эти показатели могли быть и выше. Но часто заготконторы, выполнив план, не были заинтересованы в приеме дополнительной продукции. Отдельные хозяйства и районы выполняли план, а области не справлялись с ним. Заготконторы ориентировались лишь на собственный план. Чтобы сдать скот жители сел возили его не только внутри своего района, но и в другие области.

Неудивительно, что такой опыт не способствовал развитию личного подворья. Письмо от жителя колхоза <Мир> Р. Хохлова Нерехтского района Костромской области (1972): <Мы никак не можем сдать личный скот. Нам подсказали ехать в Ярославскую область. Мы обрадовались, встали в 4 утра и поехали за 12 км. Приехали в 6 час. утра. А представитель заявил, вы из Костромской области, там и сдавайте, Через 2 недели поехали уже в наш Нерехтский район, но и там не приняли. А в районном управлении заготовок отвечают, что мясокомбинат не успевает перерабатывать сырье> 426.

Для сельского жителя сданный скот - это большие вырученные деньги. Небольшая зарплата в совхозе, колхозное вознаграждение, пен-

+2+ Там же. Д. 243. Л. 180.

"25 Там же. Л. 103.

<6 Там лее. Д. 129. Л. 16-17.

сия - иногда свыше 30-40 руб. а в основном 12-25 руб. не давали возможности безбедно прожить в деревне, не имея подсобного хозяйства. Но трудности при сдаче скота часто были непреодолимы.

Это вело к тому, что селяне отказывались держать на подворье коров и телят, Жители колхоза <Новая заря> Гороховецкого района Владимирской области писали (1971 г.): <Колхозники нашего колхоза просят помочь в сдаче скота, который находится в личном пользовании - 70 голов телят весом 150-200 кг. Приходится личный скот не держать, молоко не принимают, от мяса отказались> А2

Продовольственная проблема в стране усугублялась. Одновременно с этим жители колхозов и совхозов неделями ездили по области в поисках заготпункта по приему телят, овец, коров. Рабочие села Криуши Арзамасского района Горьковской области, ежегодно не выполнявшей планы по сдаче мяса, писали (1971 г.): <У нас имеется излишный скот. Его нужно бы сдать, т. к. мы вновь приобрели для выращивания молодняк. Но вот беда - скот не принимают. Возили мы за 10 км в Ло-мовский откормосовхоз, там не берут, говорят, что некуда девать. Не берет скот и горьковский мясокомбинат>'158. Из совхоза <Ивановский> Череповецкого района Вологодской области писали (1975 г.): <У нас большинство рабочих имеют скот, а сбыть его некуда. Прошлые годы с трудом принимал Череповецкий мясокомбинат, что в 50 км от нас. В этом году отказали. Выходит, вырастить легче, чем сдать> В этом же 1975 г. более 100 хозяйств не выполнили план по продаже молока и 50 - по продаже мяса 430.

Сельское хозяйство Псковской области было одним из самых отсталых в регионе. Причем число хозяйств, не сумевших выполнить планы госзакупок, возрастало. До 10% колхозов и совхозов не могли выполнить планы государства по продаже мяса, пятая часть - по продаже молока, треть - продаже шерсти 431. Заготовительные организации свой план выполняли. А те немногие сельские жители, имевшие скот и решившие продать его, были вынуждены сами искать место приема. Письмо из колхоза им. Красавцева Бежаницкого района Псковской области (1971 г.): <У нас в Бежаницком районе Псковской области некуда продавать скот, т. е. овец из личных хозяйств. Заготовительный пункт совхоза <Ашевский> с 1 октября 1970 года не принимает - некуда отгружать скот. Получается, как в сказке: в районе колбасных изделий днем с огнем не найти, а нам скот не продать> 432.

В числе не выполнявших ежегодно планы по заготовкам сельхозпродукции была и Костромская область. Но и там сдать скот сельские жители часто не имели возможности. <У нас не принимают скот от населения. Ссылаются на то, что алан выполнен. А ведь бывает, приедешь в город, и колбасы не найдешь, где купить> 433 (село Юрьево Макарь-евский район Костромской области, 1972 г.). В итоге многие сельские жители принимали решение - не держать скот для продажи.

На рубеже 50-60-х гг. шел процесс наступления на личное крестьянское хозяйство. Существует и иная точка зрения. За счет изъятых из деревни средств и ресурсов была в основном восстановлена тяжелая промышленность и создано атомное оружие. Однако политика государ-

<*? Там же. Д. 99. Л. 40. <8 там же. Д. 69. Л. 42.

Там же. Д. 198. Л. 68. *зо Там же. Ф. 17. Оп. 145. Д. 222. Л. 23 <1 Там же. Оп. 139. Д. 992. Л. 22.

Там же. Ф. 591. On. 1. Д. 101. Л. 13. 4зз Там же. Д. 129. Л. 20.

ства не была целенаправленной на уничтожение подсобного хозяйства; <В действительности эта политика была противоречивой. В ней присутствовали и поддержка личных хозяйств и крестьян, как обеспечивав щих полубесплатный труд колхозников, и гонения на личные хозяйства не только колхозников, но и всего населения... Местные власти выну> ясны были действовать в рамках колебаний государственной политики в отношении личных хозяйств крестьян, смягчая или ужесточая очеред. ные решения партии и государства 4ЛА.

С принятием правительственного постановления 6 марта 1956 г <Об уставе сельскохозяйственной артели и дальнейшем развитии инициативы колхозников в организации колхозного производства и управ лении делами артели> было запрещено увеличивать размер приусадеб ного участка колхозников за счет общественных земель и даже рекомен довалось сокращать его. Здесь же был закреплен принцип ограничения количества скота, находящегося в личной собственности колхозников с <учетом местных условий> 4Л5.

В 1959-1963 гг. было усилено давление на колхозников и другие категории населения в целях сужения сферы приложения их труда за пределами госсектора и колхозов. Против нарушителей применялись штрафы, повышенное налогообложение, изъятие отрезков земли, лишение права пользоваться выпасами и пр. Из колхоза им. Тимирязева Темникоаского района Мордовии писали: <У колхозника основной источник существования - усадьба. Если нас лишат ее, мы останемся голодными, не сумеем держать скотину. Это ужасно, когда из-за каприза председателя будут голодать семьи, в том числе детишки. Председатель пригнал трактор с сеялкой, отобрал 4 усадьбы и засеял их викой> '"6,

Совет Министров РСФСР в декабре 1963 г. установил размер приусадебных участков для рабочих и служащих. Они были подразделены на сельскую и пригородные зоны. В сельской зоне для рабочего совхоза выделялось не более 0,25 га, в пригородной - не более 0,20 га. Различные районы Нечерноземья нормы пользования приусадебной землей устанавливали самостоятельно.

Особенно страдали при обрезании участков пенсионеры. Большинство из них основной источник существования видели именно в доходах от имеющейся в их распоряжении земли. Прежде всего это был способ прокормить свою семью. Пенсионеры совхоза <Износковский> Медынского района Калужской области писали в 1963 г.: <Мы работали до ухода на пенсию в совхозе, а ранее в колхозе и имели усадебный участок 0,40 га. Сейчас нам оставляют по 0,15 га, это немного: небольшой садик, дом занимает две сотки, а посадить овощи и картофель негде. Пенсию мы получаем небольшую и на нее можно жить, лишь имея свой огород> 4". Отрезанные приусадебные участки передавались в ведение общественных хозяйств. Делалось это без согласования с их бывшими владельцами.

В результате по данным ЦСУ РСФСР за 1958-1963 гг. размеры сельхозугодий, находившихся в пользовании граждан, были сокращены на 600 тыс. га, или на 19%. Отрезки состояли из пахотных участков. Размеры приусадебных участков в расчете на одно хозяйство сократи-

4 35 Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. М. 1968. Т. 4. С 295

<в РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1, Д. 51. Л. 2-3. <7 Там же. Д. 164. Л. 98.

лись у колхозников с 0,33 га до 0,29 га, у рабочих и служащих - с 0,25 до 0,18 га 43Я. Резкое сокращение земли и скота пришлось на 1963 г.

Приусадебные участки, оставленные крестьянам для самостоятельного хозяйствования, были малы. К тому же государство стремилось их уменьшить. В условиях, когда большую часть дохода крестьянского двора давало личное хозяйство, борьба за сохранение и расширение приусадебного землепользования часто становилась борьбой за выживание семьи. <Захватчиками> земли еще в предвоенные годы во многих регионах страны стало большинство крестьян. В 50-60-е гг. земельные органы фиксировали, как правило, тысячи и десятки тысяч в расчете на 1 год и 1 область, <захватов> земли крестьянами, ежегодно доля <захватчиков> составляла от 7 до 10% всех дворов 439.

Разновидностью так называемых земельных захватов были <покушения> на колхозные сенокосы, проявлявшиеся в выкашивании сена, как правило, с не убиравшихся колхозами неудобий. Стабильность таких <захватов> объясняется тем обстоятельством, что с приусадебного участка обеспечить скот кормами было невозможно. Поступление от колхоза кормов было недостаточным. Держался же крестьянин за скотину, особенно за корову, до последнего. В художественной литературе ночные сенокосные мытарства колхозников хорошо описаны В. И. Беловым в <Привычном деле>.

Наступление на личное подворье выразилось в урезании приусадебного участка, установлении норм содержания скота в хозяйстве и усилении налогообложения. Указы Президиума Верховного Совета РСФСР от 6 мая 1963 г. <О нормах скота, находящегося в личной собственности граждан, не являющихся членами колхоза> и <О денежном налоге с граждан - владельцев скота, не занимающихся общественно полезным трудом, и с граждан, содержащих скот в целях личного обогащения> выразили политику государства к частному подворью. Согласно первому указу граждане имели право держать в личном пользовании корову с теленком не старше 4 месяцев или козу с козленком, овец - (трех) с приплодом или свинью.

Но жизнь невозможно вместить в рамки указа. Могли быть различные варианты владения домашними животными. В зависимости от материального достатка, возможностей заготовить или купить корма, возраста сельские жители иногда вели полное хозяйство: имели и корову, и свинью, и овец, кур, а часто несколько овец, не заводя корову.

На местах указ немедленно начали вводить в жизнь. Установленные налоги оказались выше возможностей значительного числа сельских семей. Сельское население начало резать скот во избежание налога. Из Костромской области в 1963 г. писали в <Сельскую жизнь>: <По указу с 1 июля 1963 г. количество скота, находящегося в личном пользовании граждан, приводится в соответствии с установленными нормами. В связи с этим сдается много скота на заготпункты. Сдаются и молочные коровы высокой удойности. Будет забито много дойных коров, таким образом выполнен и перевыполнен план заготовки мяса. А дальше?> 440 А дальше началось сокращение количества коров, овец, коз в личном хозяйстве колхозников.

438 Воронов С. Н. Политика принудительного раскрестьянивания 1950-1960 годов и личное хозяйство колхозников РСФСР // Крестьянское хозяйство: история и современность. Вологда, 1992. Часть И. С. 61-62.

439 Безнин М, А. Классовая борьба в советской колхозной деревне // Крестьянское хозяйство: история и современность, Вологда, 1992. Часть II. С, 63-64.

44> РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 160. Л. 163.

Это привело к сокращению производства продуктов питания в личном хозяйстве. В 1964 г. на городских рынках России продажа молока упала на 32%, мяса - на 16% против уровня 1958 г. Цены же выросли на 37-58% (по продуктам животноводства). Отмечалось сокращение потребления продуктов питания всеми категориями населения, включая самих колхозников.

Одновременно за эти годы выросла доля личного хозяйства в совокупном доходе семьи колхозника (с 42 до 43% и более), вырос удель ный вес рабочего времени, затрачиваемого на приусадебном участке (с 26 до 29%). Соотношение доходности личного и колхозного хозяйства для колхозника оставалось на уровне 2:1 при некотором колебании по регионам.

Принятые в 1964 г. правительственные решения, направленные на восстановление положения, существовавшего до 1958 г. в которых колхозы обязывались вернуть отобранные участки, выделить сенокосы к выпасы, игнорировались местной администрацией. Не было восстановлено и поголовье скота в личных хозяйствах. Постоянно ощущался недостаток кормов.

По данным ЦСУ СССР, население скормило скоту в 1965 г. 1,6 млн. т леченого хлеба, в 1970 г. - 2,4 млн. т.4,11 Типичная ситуация описана С. Жариковым, экономистом совхоза <Ильюшинский> Поводу-гинского района Смоленской области (1970 г.): <В нашем районе хлеб и другие продукты скармливают скоту все: и рядовые рабочие, и специалисты, и руководители хозяйств. Скармливают потому что нет дру гого выхода. В сельских магазинах не продается мясо, колбаса, яйца, молоко. Все это сельская семья получает через подсобное личное хозяйство. А об обеспечении этого хозяйства кормами никто никакой заботы не проявляет. Вот и идет на корм скоту хлеб, крупа, макароны и, думаю, во внушительных размерах> 442. Решить проблему кормов таким путем не удавалось. Для значительной части сельских жителей более приемлемым оказалось вовсе отказаться от содержания скота на лич ном подворье.

Принятая на вооружение политика ограничения и притеснения частного сектора осуществлялась и в 60-е, и 70-е, и в 80-е гг. несмотря на формальный отход от нее. Она приносила печальные итоги, наносила непоправимый ущерб сельскому хозяйству региона. Наступление на личное подворье продолжалось. Нередко это приобретало откровенно варварские формы. Письмо из поселка <Веселый Кавказ> Шацкого района Рязанской области (1968 г.): <Пригнали 4 гусеничных трактора с тросами, привезли 2 ящика водки. Трактористы не хотели корчевать сады, вот их председатель и напоил водкой.

Яблони цвели. Раньше здесь жили люди, теперь разъехались. Всю поляну позади села завалили вырубленными яблонями и другими фрук товыми деревьями. Сады были на 15 усадьбах. Женщины, которых председатель заставил жечь, рубить, пилить яблони, плакали, просили оставить сад, чтобы получать с него доход. Просили подсадить еще саженцы, а он сказал: <Я подсажу, выращу, а вы будете получать доход, этого не будет!> Пионеры просили отдать сады школе, но им отказали. Как варвары расправились с цветущими садами> 44Э.

На протяжении 60-80-х гг. администрация пристально следила за соблюдение корм пользования огородными участками. Многие пенсио-

441 Воронов С. Н. Указ, соч. С. 61-62. *< РЦХИДНИ. Ф. 591. On. 1. Д. 129. Л. 8. Там же. Д. 51. Л. 3-4.

неры на зимнее время были вынуждены переезжать к родственникам. Пользуясь фактом непостоянного проживания в деревне, колхозное руководство лишало их приусадебных участков. Так было, например, в колхозе им. 1 Мая Сараевского района Рязанской области. Письмо от пенсионера Н. К. Фоминой (1970 г.): <Мы, престарелые ветераны кол-юза им. 1 Мая, своим трудом создавали артельное хозяйство. Добросовестно работали, чтобы колхоз был передовым. В Великую Отечественную войну все свои силы отдавали для победы над фашизмом. Работали почти даром: 400 граммов зерна и по 2 коп. на трудодень. Когда мы стали старыми, нам назначили пенсии.

Для нас самое трудное зимнее время. При необеспеченности топливом приходится разбегаться на зиму к родным, а на весну опять возвращаться. И теперь у нас отбирают огородные участки, лишая источников жизни, для этого нас объединяют в хозяйство зятя, снох, сестер и проч. которых обязывают содержать престарелых, что совершенно законом не предусмотрено> 444.

Сложилась и частушка:

<Много света, много света, А у нас в деревне тьма. Надоели пенсионеры С ними только кутерьма>.

Колхозное и совхозное руководство снимало с себя заботы о личном подворье сельских жителей. План по заготовкам для государства проще было выполнить или недовыполнить, рассчитывая на общественное хозяйство. Частник не всегда мог и хотел сдавать свои излишки в колхоз или совхоз. Руководство зависело от его доброй воли. Поэтому проблемы кормов, пастбищ, заготовок личного хозяйства ни местное, ни районное начальство не интересовали. Используя свою власть и потребность населения в кормах, выпасах для скота, они по своему усмотрению устанавливали нормы сенокошения и разрешали - платно или бесплатно - пасти личный скот вместе с общественным или выделяли выпасы для личного скота. Но в зависимости от ситуации в общественном хозяйстве, решение могло и меняться. Из Ленинградской области рабочие совхоза <Полеский> в 1970 г писали: <Мы, рабочие совхоза, жители 9 деревень, имеем 43 коровы в личном пользовании. В этом году нам не дают пастбищ и наших коров негде пасти. Теперь мы вынуждены сдать скот. Государство просит сдавать молоко и мы с удовольствием бы сдавали, а сейчас коровы голодные, молока нет> *46.

Важным условием содержания скота на личном подворье оставалось обеспечение его кормами. В Нечерноземье общественные хозяйства испытывали в них постоянный дефицит. Кормами было обеспечено общественное стадо лишь наполовину потребности. Дефицит их испытывали колхозники и рабочие и на личных подворьях. В результате стадо личных коров постепенно сокращалось. Из совхоза <Черевковский> Архангельской области жители писали: <Не знаем, как обеспечить скот кормами в стойловый период. Много пустующей земли, уборка трав на которых только вручную. Но косить там не разрешают. И эти травы идут под снег, а скот без кормов. Комбикорма не купить> *4в. Появилась такая частушка:

?44 Там же. Д. 112. Л. 16-87.

?45 Там же. Л. 61.

446 Там же. Л 36. Л. 5.

<Я косила сенокос, Накосила сева воз, Разделила по клоку: Клок - корове, клок - быку>.

Обеспечение кормами коров, овец на личном подворье для большинства селян было неразрешимой проблемой. Из деревни Ляпуны Л псковского района Горьковской области жители писали (1977 г.): <У нас в личном хозяйстве все меньше становится коров, овец, птицы. Колхоз не считает нужным обеспечить колхозников сеном или хотя бы в достатке соломой. У кого есть корова, дают 100 кг соломы, т. е. на неделю, а на остальных животных - ничего. Зерна дают очень мало и очень дорогое. А фураж дают по 100 или 200 кг на рабочие руки, но по такой цене, что дешевле купить в магазине хлеб>447. Большинство селян покупало в магазинах хлеб, используя его на корм скоту. Это повлекло за собой ограничения на его продажу в деревнях. Часто селяне ездилн за хлебом в город, покупая по 10-20 буханок 448.

Обеспечить скот кормами, накашивая для своего хозяйства, можно было лишь участвуя в сенокошении для колхоза или совхоза. Кормов постоянно не хватало для общественного стада. Для того чтобы сократить их дефицит, руководители хозяйств в разных районах устанавливали свои нормы сенокошения, вплоть до половины накошенного следовало передавать колхозу или совхозу. Такие нормы часто были не под силу даже людям молодого и среднего возраста, не говоря о стариках и инвалидах. Из совхоза <Красный пограничник> Псковской области R <Сельскую жизнь> пришло письмо в 1969 г.; <Мне 65 лет, имею корову, но очень трудно прокормить ее. Чтобы накосить нужное количество сена для своей коровы, мне надо накосить всего 8 тонн, а это очень тяжело для нас, престарелых, т. к. очень плохие угодья для сенокошения, приходится сено носить в веревке> 449. Из поселка Лаврово Белозерского района Вологодской области рабочий совхоза К. В. Куликов писал (1970 г.): <Вокруг нашего поселка расположены земли совхоза <Белозерский>, в этом совхозе огромные сенокосные угодья, которые из года в год не скашивают. Почти ежегодно больше сотни гектаров остаются под снегом. Часть лугов совхоз разрешает косить рабочим и служащим из расчета 40%. 60% идет в пользу совхоза. И за них совхоз не платит> 4%°.

Особенно трудно приходилось пенсионерам и инвалидам. На них руководство хозяйств распространяло те же нормы, что и всем трудоспособным. Выполнить их большинство было не в состоянии. Они выражали готовность косить для своих коров и овец на неудобьях, а после того как закончится основное сенокошение - там, где останется еще возможное место. Пенсионер В. А. Тимофеев из совхоза <Вперед> Ярославской области писал в 1970 г.: <Нам, престарелым, должны помочь обеспечить кормом свою корову, а то как же жить" У нас в Ярославле мясо на рынке 5 руб. за 1 кг. И выходит, покосить негде, приходится корову уничтожать. У нас в деревне Козохово есть заливные луга над озером Неро до тысячи гектаров. Эта трава ежегодно остается под зиму. Выходит так, продай коровенку и живи как бобыль на государственную пенсию, А ведь мы все-таки какую-то пользу даем - продаем мясо и молоко> 45

447 Там не. Д. 215. Л. 36. 4*< Там же. Д. 127. Л. 53.

448 Там же. Д. 62. Л. 2.

"so Там же. Д. 112. Л. 73-74. <я Там же. Л. 74-75.

Отдав всю жизнь деревне, тяжелому труду в колхозе и получив за зто минимальную 12-рублевую пенсию, большинство пенсионеров, чтобы прокормиться, держало корову. Конечно, обеспечить ее кормами самостоятельно они не могли. Колхоз же устранялся от решения этой проблемы: не выделял ни кормов, ни оплаты за их приобретение. Из де* ревни Амфилаты Ельнинского района Смоленской области пенсионеры писали в <Сельскую жизнь> (1968 г.): <С женой проживаем в деревне. Мне 76 лет, оба пенсионеры, получаем по 12 руб. в месяц. Я проработал в колхозе 30 лет, сам участник дву.х мировых войн, здоровье мое плохое. Жена еще работает сторожем в колхозе. В своем хозяйстве мы имеем корову, без которой на селе, удаленном от райцентра на 22 км, прожить не можем, а колхоз выделяет корма только тем, кто косит и убирает сено. Я и моя жена работать на уборке сена не можем. Колхоз кормов не дает, хотя имеются они в изобилии> 4S2. Типичная деревенская ситуация. Сложенная в Архангельской области частушка отражает общее положение пенсионеров в деревне:

<Старые старушечки Не нужны никому. Забирайте свою пенсию, Летите на Луну>.

Трудности деревенской жизни усугублялись жилищными проблемами. Сельское строительство шло вразрез с традиционным расселением в деревне. Усовершенствование застройки шло по пути возведения так называемых многоквартирных домов. Это были двух-, трех- и даже пятиэтажные дома. Их жители были обеспечены водопроводом, канализацией, газом. И полностью оторваны от сельской жизни: они лишались возможности вести подсобное хозяйство. В большинстве случаев не было предусмотрено ни строительство сараев, ни иных помещений для содержания скота. Участки для огородничества выделялись на значительном расстоянии от дома. Многие жители, а молодежь в большинстве, ими не пользовались. Из поселка Успенское Великолукского района Псковской области Н. Брусникин написал в <Сельскую жизнь> (1977г.): <На центральной усадьбе совхоза <Прогресс> стояли 3 дома двухэтажных. Почти в каждой квартире есть ребенок и больше. Коров держали только 2 семьи из 40. Совхоз молоко не продает, пока не выполнит план. Бегали по деревне с банкой, кто подоил корову, чтоб накормить малыша. Что мешает держать скот" Кирпичные дома строят без надворных построек. Плохо и с кормами, совхозному скоту не хватает, везут из Латвии, Белоруссии, а где взять частнику? Заработать проценты по сенокошению я не могу, т. к. я инвалид, а если бы совхоз продал мне грубых кормов, я бы держал корову> 463.

Расчет на перевод всего производственного процесса в общественное хозяйство себя не оправдал. Слишком низкой была производительность труда в колхозах и совхозах, невелика оплата за него. Свободное время невозможно было посвящать отдыху, поскольку на те средства прожить было нельзя. Селяне были вынуждены активно заниматься подворьем, пополняя свой скромный бюджет. Кроме того, у старших поколений еще сильна была привычка и потребность поработать у себя, на своем участке, на своей земле. Постепенно смена поколений стерла этот принцип. Немало было семей в деревне, не имевших не только скота, но даже и птицы.

<а Там же. Д. 50. Л. 28-29. Там же. Д. 215. Л. 39.

Численность крупного рогатого скота у населения России составляла в 1951 г. около 13 млн. голов. С середины 50-х гг. она начинает расти, достигнув к 1959 г. 15 млн. К середине 60-х гг. численность коров у населения составляла 14 млн. голов. В Нечерноземье в 1951 г. чис ленность крупного рогатого скота равнялась 4,4 млн. голов, в 1966 г, -4,1 млн. голов 451.

В Российском Нечерноземье к середине 60-х гг. сложилось положение, когда большие группы крестьян не имели скота. Не держали в своих хозяйствах никакого скота в Архангельской, Ленинградской и Мурманской областях треть крестьянских дворов, в Коми республике - 20%, в Свердловской, Ярославской, Новгородской областях - 17-14%, в Мордовии, Горьковской, Кировской и Костромской областях - 12- 10% дворов. Не имели на подворье корову больше половины хозяйств в Архангельской, Ленинградской, Мурманской областях. Треть крестьянских дворов в Вологодской, Новгородской, Костромской. Свердловской областей и всех антономий, входящих в Нечерноземье, оказались безскоровньгми 4Ь5. В последующие годы сокращение численности скота на личном подворье продолжалось.

В Вологодской области за 1965-1968 гг. поголовье коров у населения уменьшилось на 13 тыс. голов, свиней на 15 тыс. (30%), овец - на 44 тыс. К 1969 г. в области в личном хозяйстве колхозников и рабочих совхозов не имела никакого скота каждая четвертая семья, в TOW числе не имели коров 40%, свиней - 87%, овец - 55%. Значительная часть семей не держала даже птицу. Это сокращало обшие ресурсы сельскохозяйственной продукции области. В 1969 г. в хозяйствах населения производилось 88% шерсти, 65 яиц, 44 мяса, 38 молока, 66 овощей и 73% картофеля. Доля этих хозяйств в заготовках шерсти в 1968г составляла 83%, картофеля - 46, овощей и мяса - 17%45Г'. Колхозы и совхозы практически не оказывали помощи личному подворью, Так. в 1968 г. по сравнению с 1965 г. сена для скота было выделено в 1,5- 2 раза меньше457. Только за 1968-1970 гг. поголовье скота у населения Вологодской области уменьшилось на 12 тыс.453

Во Владимирской области на 1 января 1969 г. не имели коров 57% хозяйств рабочих и служащих совхозов и половина - колхозников. Никакого скота не держали 36% семейств рабочих совхозов и 30% колхозников 45 9.

В Кировской области за 1968-1979 гг. количество коров личного пользования уменьшилось на 50 тыс. голов (36%), свиней, овец, козна 34%. В конце 70-х гг. никакого скота не имели 28% семей колхозников и треть семей рабочих совхозов, т. е. одна треть сельского населения обеспечивалась продуктами животноводства за счет общественного и государственного секторов 4в0. Сложилась и частушка, имевшая в Нечерноземье широкое распространение:

<Хорошо в колхозе жить, Не заболит головушка: Ни в хлеву, ни во дворе Не замычит коровушка>,

454 Безнин М. А. Хозяйство крестьянского двора в Российском Нечерноземье. 1950-1965 гг. Вологда, 1989. Табл. 40-45.

4Е5 Безнин М. А. Крестьянское хозяйство в Российском Нечерноземье, 1950- 1965 гг. С. 30-32.

<6 РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 105. Д. 195. Л. 24.

*5г Там же. Л. 25.

<8 Там же. Оп. 139. Д. 222. Л. 30.

459 Там же. Оп. 105. Д. 155. Л. 9.

460 Там же. Оп. 148. Д. 500. Л. 39-40,

Главными причинами сокращения численности скота на подворье "селян, как уже не раз отмечалось, были острая нехватка кормов и лишение возможности выпаса их коров, овец, коз вместе с общественным стадом. Во многих колхозах и совхозах не был решен вопрос с реализацией животноводческой продукции. Часто сельские жители не имели возможности сдать молоко, мясо. Сокращение сельского населения шло в первую очередь за счет молодежи. Оставшееся на селе среднее и в основном старшее поколение в силу трудностей с кормами и выпасами и в силу возраста и утраченного здоровья постепенно отказывались держать у себя на подворье скот.

В послевоенной деревне вплоть до середины 60-х гг. в центре России <продолжала существовать совокупность крестьянских мирков, генетически продолжавших тысячелетнюю традицию российского крестьянства. Несмотря на создание колхозно-совхозной системы, параллельно ей функцировало не менее значимое в социально-экономическом плане приусадебное хозяйство крестьян-колхозников; по своим важнейшим характеристикам оно успешно конкурировало с этой системой> 461. Это мнение историка М. А. Безнина, разрабатывающего проблемы Нечерноземья. Оно вполне подтверждается и фактическим материалом, приводимым им и другими исследователями. Действительно, приусадебное хозяйство было выгодным и надежным средством обеспечение крестьянской семьи. Вследствие этого колхозники прилагали все усилия для его сохранения и развития.

Государственная политика развивалась в ином направлении. Оценивая ситуацию с ведением личного подворья как <драматичную историю российской деревни>, М. А. Безнин справедливо признает <объективную обусловленность перехода к более крупным формам хозяйствования на земле> при этом подчеркивая, что <в данной исторической среде она была реализована не в виде осуществления осознанных социальных потребностей, а вразрез и в противоборстве с ними> **2.

Сельское хозяйство Нечерноземья на протяжении 60-80-х гг. несло на себе все тяготы реформирования экономики. Не имея возможности поступательного развития, оно держало довольно высокий уровень отдачи за счет огромного труда сельских жителей.

Наблюдалась большая пестрота в уровне хозяйственной деятельности колхозов и совхозов. В Калининской области в 1963 г. около 200 колхозов продолжали отставать по уровню своего экономического развития. Многие из этих хозяйств не участвовали в продаже государству зерна и картофеля, лишь четвертая их часть была электрифицирована. Из-за слабой обеспеченности рабочей силой нагрузка пашни на одного трудоспособного сооставляла 13-15 га и вдвое превышала средний показатель по колхозам области. Даже в Московской области, по уровню экономического развития значительно превосходившей другие регионы, из имевшихся в 1963 г. 76 колхозов 14 являлись экономически слабыми, а их банковская задолженность составляла более 5 млн. руб.463 В Смоленской области к середине 60-х гг. 44 совхоза принесли убытков на 2 млн. 382 тыс. руб. В семи из них собрали зерна менее 5 ц с га, в 34 урожай льносемян и волокна составил менее 2 ц с га, 25 хозяйств получили менее 50 ц картофеля с га 464.

451 Безнин М. А. Крестьянское хозяйство в Российском Нечерноземье. 1950- 1965 гг. С. 47.

462 Там же.

463 ГАРФ. Ф. 310. On. 1. Д. 7010. Л. 23-124.

464 РЦХИДНИ. Ф. 17. Ол, 102. Д. 1034. Л. 32.

В Орловской области из 321 колхоза 132 в 1964 г. получили 27,9 млн. руб. дохода, а их задолженность государству составляла на 1 январи 1965 г. 59,3 млн. руб.4Г'5

В Новгородской области к 1965 г. 38 совхозов работали с убытками, которые исчислялись 1,5 млн. руб. Более 50 колхозов и совхозоа собрали зерна менее 6 ц с га. Рентабельность земледелия была 20%, животноводства - 11%. Уровень механизации производства оставался низким, высоки были затраты труда. На каждый 1 руб. основных и оборотных фондов в колхозах и совхозах выручка от реализации продукции составляла лишь 30 кон. По области было разбросано много мелких немеханизированных ферм. 654 молочно-товарные фермы имели менее 50 коров, в среднем на одну свиноферму приходилось 86 свиней, на овцеферму - 140 овец 466.

Условия труда на большинстве их выглядели так: <Работаем по 12 часов в две смены. У нас 150 голов крупного рогатого скота. Мы сами зачищаем и вывозим навоз, принимаем отел. Зарплата скотника составляет 45-49 руб. в месяц. Кроме того, что работаем по 12 часов в сутки, нас заставляют подвозить корма за 2 км. Скотники просят еде лать подвесную дорогу, но ее до сих пор нет. Навозную жнжу отливаем руками на расстоянии 10 метров. Скотники таскают телят за 450 м. Работаем по 12 часов, а нам ставят лишь 7 часов> 4В7.

В 1966 г. в Новгородской области 48 совхозов принесли убытков на сумму 3,9 млн. руб. Уровень рентабельности составлял 6%. В 1967г. убыточными оказались 40 совхозов области. Все капиталовложения в сельское хозяйство составили более 60 млн. руб. а валовое производство отрасли возросло лишь на 14 млн. руб. Рост основных фондов, укрепление материально-технической базы хозяйств намного опережал уровень производства валовой продукции. На начало 1967 г. размер производственных фондов сельскохозяйственного назначения достиг в расчете на 100 га сельхозугодий 16,5 тыс. руб. в колхозах и 17 тыс. в совхозах. Б структуре основных фондов более половины составлял;: стоимость зданий и сооружений, тракторы, сельхозмашины и оборудование - 21%, продуктивный скот - 18%. Отмечалась большая пестрота в оснащении основными фондами различных хозяйств. 45% совхозов имели основных фондов на 100 га сельхозугодий менее 15 тыс. руб. 9% - от 25 до 30 тыс. руб. 15% - свыше 30 тыс. руб. Таким образом, один хозяйства были в 2-3 и 4 раза лучше оснащены, чем другие. В целом по области на 100 руб, основных фондов колхозы и совхозы произвели продукции на 77 руб. Рентабельность животноводства в 1967 г. оказалась 14,2%. В 115 колхозах и совхозах производство молока было убыточным, в 41 хозяйстве - производство мяса 46в,

Многие колхозы и совхозы зоны имели низкие урожаи и продуктив1 ность животноводства. В 1973 г. около четверти хозяйств имели урожайность зерна до 9 ц, льноволокна до 1 ц, картофеля - 60-70 ц с га и надой молока на корову менее 2000 кг 469.

Большинство колхозов и совхозов зоны сохраняли многоотраслевую структуру. Производством картофеля, молока, мяса крупного рогатого скота занимались почти все хозяйства. Наибольшая степень концентрации и специализации производства была присуща овощеводству. В середине 70-х гг. на долю 43 специализированных совхозов приходилась

<< Пленум ЦК КПСС. 24-26 марта 1965 г. С. 191, <6 РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 102. Д. 736. Л. 61-62. << Там же. Ф. 591. On. 1. Д. 173. Л. 25-26. <ее Там же. Ф. 17. Оп. 103. Д. 694. Л. 3-7. 23-24. ргАЭ. Ф. 4372. Он. 66. Д. 7095. Л. 13.

почти половина всех овощей, производимых в совхозах. В специализированных совхозах по сравнению с неспециализированными урожай в 3-3,5 раза выше, себестоимость в 1,5-2 раза и затраты труда в 3 раза ниже лто.

Высокая экономическая эффективность концентрации и специализации была характерна также в организации производства яиц, говядины, свинины. В 139 совхозах, или 6% общего их числа, занимавшихся свиноводством, в 1973 г. было получено 55% свинины471.

В колхозах и совхозах зоны снижался общий размер прибыли. В 1973 г. она уменьшилась против 1970 г. почти на 600 млн. руб. или на 4и% 47 2. Резко росло число убыточных хозяйств, что видно из следующих данных:
Колхозы Совхозы
1965 г. 1970 г. 1973 г. 1965 г. 1970 г 1973 г.
Число убыточных ХОЗЯЙСТВ 134 273 992 992 1022 2066
Удельный вес убыточных маяйств в общем ич числе - процентов 1.9 4,7 18,1 38 29 54
С каждым годом усиливалось разделение совхозов на прибыльные и убыточные. С 1970 по 1973 г. средний размер убытка на один убыточный совхоз вопрос вдвое. В то же время прибыль в каждом прибыльном хозяйстве увеличилась в 1,5 раза. Прибыль получали в основном специализированные птицеводческие, свиноводческие и откормочные хозяйства.

Уменьшение прибили в колхозах и совхозах Нечерноземья приводило к увеличению размеров отсроченных и просроченных ссуд. Только за 1970-1974 гг. задолженность совхозов по долгосрочным кредитам Госбанка возросла в 4,1 раза, краткосрочным - в 2 раза. На рубль прибыли размер кредита в начале 1974 г. превышал в совхозах 6 руб. в колхозах - 7 руб. На начало 1975 г. задолженность колхозов и совхозов по долгосрочным ссудам Госбанка СССР составляла 4,4 млрд. руб.473

Ухудшение финансовых результатов колхозов и совхозов связано с ростом себестоимости сельскохозяйственной продукции 474.

Себестоимость производства одного центнера продукции в колхозах и совхозах Нечерноземкой зоны РСФСР

__(в рублях)
В колхозах В совхозах
1965 г. 1970 г. 1973 г. 1965 г. 1970 г 1973 г.
Зерно 7 7,8 8,1 7,5 8,9 10,1
Картодель 3,9 5,6 6,3 5,6 7,3 7,9
Овощи открытого грунта 3,7 6,9 6,8 5,2 5,6 5.6
Молоко 14,6 18,1 20,7 16,9 19,6 22,9
Привес крупного рогатого 138
скота 95 126 МЗ 109

162
Привес свиней 133 152 166 119 126 129
Яйца (за 1000 штук) 77 79 80 76 63 57
*T Там же. Л. 14.

*п Там же. Л. 15.

*T РГАЭ. Ф. 4372. Ол. 66. Д. 7095. Л. 23. *" Там же. Л. 24. 474 Там же.

В тех отраслях сельского хозяйства, в которых были проведены мероприятия по комплексному их развитию, концентрации и специализации производства, повышение себестоимости продукции было незначительным. К ним относились птицеводство, овощеводство и свиноводство.

Снижалась рентабельность производства в колхозах и совхозах

(в процентах)
1965 г. 1970 г. 1973 г.
Совокупная рентабельность:
колхозов 42 30 17
совхозов 22 17 8
Возраставшие потребности страны в сельскохозяйственной продукции предполагалось удовлетворить путем межхозяйственной коопера ции, концентрации и специализации производства в крупных хозяйствах. Этот курс стал осуществляться с особой настойчивостью с 1976 г. В целом это было верное направление в развитии сельского хозяйства. Промышленные методы производства продукции, основанные на комплексной механизации, автоматизации и научной организации труда давали и высокую фондоотдачу, и эффективность.

Однако специализация производства сельскохозяйственных продуктов и концентрация его в некотором числе колхозов и совхозов отнюдь не означала создание только узко и одноотраслевых хозяйств больших, а иногда и гигантских размеров по всей России. А такое стремление фиксировали экономисты и практики 47S. Была фактически предана забвению целая область экономических отношений в колхозах и совхозах - рациональное сочетание отраслей, которое позволяло эффективно использовать трудовые и материальные ресурсы и, что не менее важно, укреплять местный внутренний рынок сельскохозяйственных продуктов.

Трудно подсчитать, сколько тысяч деревень и поселков осталось в результате такой специализации без производства мяса, молока, яиц, фруктов и овощей. Дефицит продовольственных товаров на местных рынках обострился, а следовательно, и продовольственная проблема в стране 476,

Отметим, однако, что не сама идея концентрации производства в специализированных хозяйствах принесла отрицательные результаты, в целом прогрессивная, а система ее осуществления в большинстве колхозов и совхозов. Ибо при хорошо отлаженном производстве были и показатели высокими и нераспыленные средства приносили ожидаемые плоды. Недостающие отрасли сельхозпроизводства компенсировались здесь небольшим <подсобным> производством хозяйств, личным подворьем сельских жителей. К сожалению, такой разумный экономический баланс удалось удержать далеко не всем специализированным и сконцентрированным производствам.

Себестоимость производства основных продуктов в колхозах росла гораздо более быстрыми темпами, чем закупочные цены на них. В 1965 г.

475 Русинов И, В, Аграрная политика КПСС в 60-е - первой половине 60-х годов: опыт и уроки // Вопросы истории КПСС. 1988. tk 9. С. 35-49; Он же. <Неперспективная> деревня: от домыслов к истине // Вопросы истории КПСС. 1990. - 8. С. 50-63.

*76 Там же.

себестоимость тонны молока составляла 151 руб. а цена реализации - 146 руб. в 1975 г. - соответственно 217 и 210 руб. В 1970 г. после нового повышения цен на животноводческую продукцию закупочная цена молока составляла 187 руб. - выше себестоимости на 10 руб. Соответственно поднялась и рентабельность производства молока - с минус 3% в 1965 г. до 6% в 1970 г. К 1975 г. рентабельность производства основных продуктов животноводства вновь резко упала 47 7.

Снижение доходности было характерным и для земледельческих отраслей. К концу девятой пятилетки экономические условия производства и реализации животноводческой продукции в колхозах не обеспечивали им возможностей для расширенного воспроизводства, а по целому ряду продуктов даже не возмещали издержек производства. Ощутимо проявилась тенденция снижения рентабельности колхозно-совхозного производства, з следовательно и накоплений для расширенного воспроизводства.

Существенно неблагоприятное влияние на уровень рентабельности сельского хозяйства оказывал такой фактор, как опережение роста оплаты труда над темпами роста его производительности. С социальной точки зрения эта мера на определенном этапе была оправдана необходимостью сближения уровня оплаты труда колхозников с другими социальными группами населения. Одновременно она преследовала цель повысить материальную заинтересованость колхозников в развитии общественного производства и тем самым ускорить темпы его роста.

На практике же рост оплаты труда зачастую не сопровождался соответствующим ростом производственных показателей, что приводило к повышению себестоимости сельскохозяйственной продукции. Удельный вес оплаты труда в общих производственных издержках в расчете на единицу продукции растениеводства в колхозах составлял в 1966- 1970 гг. - 44,4%, в 1971 -1975 гг. - 33,6%, а на единицу продукции животноводства - соответственно 32,4 и 27,9%. Самые большие средства в растениеводстве затрачивались на оплату труда, а в животноводстве - на корма - соответственно за указанные пятилетки - 39,1 и 44,5% 47й.

Несмотря на опережение темпов роста оплаты труда по сравнению с его производительностью главной причиной удорожания продукции являлось увеличение расходов на овеществленный труд. Так, в 1974 г. по сравнению с 1965 г. в расчете на 100 руб. валовой продукции затраты на оплату труда в среднем по колхозам и совхозам страны увеличились на 1,2%, а на приобретение техники, удобрений, кормов в расчете на единицу продукции выросли на 57%479.

Наиболее резкое снижение рентабельности было отмечено в колхозах Удмуртской АССР, Вологодской, Ивановской, Калужской, Костромской, Ярославской областей. С убытком закончили 1973 г. совхозы Горьковской, Новгородской, Ивановской, Калужской, Кировской, Пермской, Свердловской областей и Марийской АССР 480. Этот год принес 145 хозяйствам Горьковской области убытков на 40 млн. руб.481

Численность сельского населения резко сокращалась. Перспектива бедной одинокой жизни гнала из деревни. Вот письмо пенсионерки А. К. Барановской, жительницы Борского района Горьковской области,

477 Тюрина А. П. Социально-экономическое развитие советской деревни. 1965- 1980 С 22

"47s Котов Г. Г. Мельников В. Ф. Указ. соч. С. 87, 88 *'> Правда. 1976. 6 апреля. ">в° РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 7095. Л. 22. 4S1 РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 145. Д. 258. Л. 35.

написанное в <Сельскую жизнь> в 1972 г. Это рассказ о своей нелегкой судьбе. <Я проработала всю свою жизнь в колхозе. С 1935 г. работала в полеводческой бригаде. В воГжу была прицепщицей на тракторе. Когда кончилась война, пошла работать на ферму. Ходила за коровами н свиньями 8 лет. Доработалась до того, что стали болеть и дрябнуть руки по локти. Пришлось уйти. Опять стала работать в полеводстве, Случилось несчастье - заболел, а потом умер муж. В это время у нас организовали совхоз. Подала заявление и назначили меня в скотницы, я не пошла. Поплакала, поплакала, так и осталась. Выхлопотала колхозную пенсию 12 руб. а сейчас 20 руб.>4аг Такая перспектива для молодежи была неприемлема. Оставляя свой дом, все большая ее часть устремлялась на стройки народного хозяйства, в города, увозя с собой тоску по родным местам.

Далеко не все удачно адаптировались к новой жизни. Для многих это была поломанная жизнь, разбитые мечты, неосуществленные надежды. Нередки были случаи возвращения обратно на свою малую родину.

<Надоели мне бараки, Надоела кирка, лом. Еще больше надоело - В шесть часов у нас подъем>

Ухудшавшееся экономическое положение большинства хозяйств отражалось на материальном достатке сельских жителей и их психологин. Привязанность к деревне, традиционному укладу была велика:

<Где бы, где бы ни ходила. Где бы, где бы ни была,

А уже Пилемг деревня - Это родина моя>.

А жизнь вынуждала искать иной доли. Трудности экономики колхозов и совхозов, переходившие из года в год, из десятилетия в десятилетие порождали отчаяние и безнадежность ожидания лучшего. На глазах не одного поколения деревенских жителей колхозы и совхозы боролись е государственными безразличием к их судьбе. Экономика региона раскручивалась на износ, а жизнь на селе становилась все труднее. Для тех, кто еще остался в деревне. Темпы производства сельскохозяйственной продукции в стране резко упали. Совокупная рентабельность в колхозах уменьшилась с 34% в 1970 г. до минус 0,4% в (980 г. в совхозах соответственно с 22% до минус 1%. Производство всех видов животноводческой продукции, кроме яиц, стало для хозяйств убыточным.

Негативное воздействие на развитие производства оказывала система заготовок. Она сложилась в 30-х гг. и с незначительными изменениями продолжала функционировать вплоть до конца 80-х гг. До сельхозпредприятий доводились планы производства и заготовок продукции часто без учета их реальных возможностей, для многих хозяйств заведомо невыполнимые. Государство всеми доступными ему средствами заставляло хозяйство максимально возможно выполнять планы по заготовкам. Колхозы и совхозы часто отдавали урожаи почти полностью. После выполнения заготовок, чтобы сохранить поголовье скота, иметь семейные фонды уже осенью обращались к государству за <помощью> и покупали втридорога свою же продукцию.

Комментарии:

Добавить комментарий