Н. С. СИМОНОВ ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ТОТАЛИТАРНОМУ НЭПУ

1992г.

Н. С. СИМОНОВ ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ТОТАЛИТАРНОМУ НЭПУ

Лаконичное слово (термин) "нэп" вобрало в себя достаточно разнородные оп ределения исторической действительности, каждое из которых в отдельности не имеет историографического интереса и может рассматриваться только в единстве с другими. Под ним подразумевается, с одной стороны, экономическая политика правящей Коммунистической партии, обусловленная интересами удержания и укрепления ее монопольной власти при сложившемся по окончании, гражданской войны соотношении социально-политических сил. С другой стороны, слово "нэп" стало синонимом гибкости и умеренности в осуществлении Коммунистической партией своей партийно-политической доктрины строительства социализма в России, с учетом "задержки" мировой пролетарской революции и преимущественно мелкотоварного характера экономики страны. Под "нэпом" также подразумевается сложившаяся в 20-е гг. система управления и хозяйствования, нацеленная на решение задач экономического роста не только командно-административными, но и экономическими ("рыночными") методами. И, наконец, с этим термином отождествляется сама реальная экономика 20-х годов с присущими ей различиями и взаимодействиями хозяйственных укладов - от патриархального до государственно-социалистического.

Все эти определения настолько прочно срослись с представлением о реформаторских потенциях большевизма и гениальной прозорливости В. И. Ленина, что хозяйственные неурядицы 20-х гг. воспринимаются скорее как плод субъективных ошибок или фатальной неизбежности, чем следствие тоталитарного политического строя, практически не изменившегося со времени гражданской войны и "военного коммунизма". Между тем мало кто знает, что большевистский, ленинский "нэп" (также как и ленинский "Декрет о земле") имел свой прообраз в виде программных документов партий меньшевиков и эсеров 1918"1921 гг. в которых идеи "смешанной" (государственно-рыночной) экономики сочетались с идеями политической демократии. И подобно тому, как 242 местных крестьянских наказа, легших в основу ленинского "Декрета о земле", оказали большевикам неоценимую услугу в борьбе за влияние на крестьянство и в борьбе за власть, так и идеи "смешанной" экономики обеспечили успешное восстановле ние народного хозяйства после закончившихся провалом "военно-коммунистических" экспериментов. Правда, как в первом, так и во втором случае большевики превратили мероприятия в пользу крестьянства в "уступки", выхолостив из них идеи "народоправства", - этот якобы чуждый их интересам эсеро-меныпевистский "довесок". Так, блокируя процесс создания правового демократического государства, но в то же время демонстрируя готовность идти на уступки в пределах системы "диктатуры пролетариата", большевики удерживали в своих руках государственную власть, взращивали ее экономический и карательный потенциал, чтобы в конце концов обрушить его на крестьянство, отняв у него прежде предоставленные ему "уступки".

В связи с проблемой "блокировки" большевиками процесса демократизации доказательство существования двух несхожих по своим замыслам моделей "нэ"па" и описание процесса борьбы стоящих за ними общественно-политических сил могло бы пролить свет и на истинный характер большевистского реформиз"ма с его ограниченными возможностями и на причины поражения демократически настроенных сторонников социалистического выбора за пределами РКП(б)"ВКП(б) и в ее собственной среде.

- "

В докладе на III Конгрессе Коминтерна В. И. Ленин отмечал, что концепция новой экономической политики "была придумана не сразу". "В большевистской печати, - говорил он, - вы можете найти на протяжении месяцев ряд предложений, но проект, действительно обещавший успех, не был придуман. Но это неважно" . "Вождь мирового пролетариата" почему-то при этом "забыл" добавить, что предложения по поводу замены разверстки натуральным налогом, например, резолюция III съезда совнархозов в январе 1920 г. написанная Ю. Лариным, систематически дезавуировалась ЦК РКП (б) по личной инициативе Ленина .

Не меняют сути вопроса об авторстве идеи продналога и первоначально обильные ссылки Ленина иа мероприятия экономической политики РКП (б) вес"ной 1918 г. когда действительно был поставлен вопрос о продналоге, но в контексте замены торговли безденежным товарообменом. Весной - летом 1921 г. Коммунистическая партия вернулась к этой нереализованной весной 1918 г. идее, но вновь, как и тогда, потерпела поражение. После этого Ленин уже не настаивал на преемственности нэпа с экономической политикой весны 1918 г. "...Мы совершенно не ставили вопроса о том, в каком отношении окажется наша экономика х рынку, к торговле", - признает он в своей речи на VII Московской губиартконференции 29 октября 1921 г.

Было бы, однако, по меньшей мере наивно ожидать от большевиков введения продналога и признания свободной торговли и рынка в 1918-м или в 1920 т. ибо экономическая политика любой политической партии, стоящей у власти, определяется ее партийно-политической доктриной, а эта последняя в конечном счете вырастает из социальных устремлений тех слоев общества, на которые данная партия объективно сориентирована. Вместе с тем интересы и потребности самой власти как таковой в какой-то момент могут выйти за рамки взаимной корреля"ции доктрины и политических требований масс, что свидетельствует либо об усталости или размывании социального слоя, на который ориентировалась правящая партия, либо об отрыве доктрины от уже изменившейся социально-полити"ческой действительности. В правовом демократическом государстве отрыв докт"рины правящей партии от социальных устремлений масс и существующей социально-экономической действительности влечет за собой замену одной партии другой у руля государственного руководства, что, однако, вовсе не распространя"ется на тот тип государственной власти, который был создан большевиками в октябре 1917 г.

Затяжка? Коммунистической партии с введением продналога и допущением свободной торговли и рынка не являлась для нее доктринальной "ошибкой" в . обычном понимании этого слова. Точно так же и "признание" этой ошибки имело совсем другие последствия, чем те, которые имеют место в правовом демократическом государстве. "Мы решили, - доказывал Ленин, - что крестьяне по разверстке дадут нужное нам количество хлеба, а мы разверстаем его по заводам и фабрикам, - и выйдет у нас коммунистическое производство и распределение" . Если принять этот ленинский довод за единственное объяснение "затяжки" с введением продналога и допущением свободной торговли, то научное объяснение этого факта не состоится хотя бы уже потому, что политика продовольственной диктатуры оказалась самым верным способом укрепления власти РКП (б). Все инструменты проведения продовольственной диктатуры - комбеды, продотряды, чрезвычайные комиссии, ревтрибуналы, заградительные отряды и т. д. и т. п." явились в то же самое время и инструментами укрепления диктатуры Ком"мунистической партии, которая даже голод и разруху сумела подчинить интересам установления своего безраздельного господства.

Что касается доктринального начала политики продовольственной диктатуры, то оно действительно играло определенную роль, соответствуя стихийному стремлению масс совершить "прорыв" из состояния крайней нищеты и отчаяния в светлое и радостное будущее. На эту массу людей с деградированным классовым сознанием и опирался "идейный" большевизм в лице интеллигентской группы революционеров во главе с Лениным, которая еще до Октябрьского переворота обособилась от других партий социалистического выбора следующими характерными чертами: максимализмом в деле реализации социальных преобразований без учета объективных условий, склонностью к решению всех вопросов, возникающих в ходе политической борьбы, методами непосредственного применения вооруженной силы, скептическим отношением к возможностям демократического правления .

Склонность представителей идейного большевизма обосновывать свою докт"рину ссылками на основоположников марксизма неизменно вызывала крайнее удивление не только среди других убежденных социалистов, но и среди тех, кто, не принимая марксизм за истину в последней инстанции, все же имел представление об основных постулатах этого учения. Например, П. Н. Милюков, сравни"вая учение марксизма о государстве и революции с ленинскими новациями на этот счет, писал о том, что К. Маркс и Ф. Энгельс "не думали ни сужать понятие государства до исключительно принудительной классовой организации, ни идти к социализму мимо демократии, ни разуметь под "диктатурой пролетариата" организованное насилие олигархического меньшинства над всем миром, ни, в особенности, насильственно вводить социализм без соответственного уровня экономического развития и т. д."

Завоевав в октябре 1917 г. государственную власть, большевики вынудили, однако, и другие партии социалистического выбора (прежде всего социал-демократов и социалистов-революционеров) двигаться в направлении забронированной большевиками идеи "переходного" состояния между буржуазным и социалистическим обществом, которому, по Марксу, соответствует "диктатура пролетариата" и которому Ленин нашел определение "неполного коммунизма?7. Для РСДРП и ПСР, стремившихся до этого к завершению процесса правового оформления гражданского общества (чтобы в его рамках вести борьбу за социализм), политический блок с буржуазно-республиканскими партиями стал объективно невозможен. Самая главная из них - партия кадетов - после Октябрьского переворота настолько резко качнулась вправо, что, увлекая за собой своих партнеров - социалистов по левоцентристскому блоку, выбивала у них из-под ног социальную базу. Раскол РСДРП и ПСР на противников и сторонников Временного правительства А. Ф. Керенского, на противников и сторонников советской формы народовластия в течение какого-то времени помешал им развить политическую активность в деле формирования "однородного социалистического правительства от народных социалистов до большевиков включительно", что, как известно, позволило большевикам "увести" из ПСР ее большевистски настроенное крыло, отклонить ультиматум Викжеля и вплотную приступить к слому старой государственной машины управления.

Наиболсе благоприятный момент для оформления Политической коалиции со"циалистических партий наступил в январе 1918 г. во время открытия Всероссийского Учредительного собрания. Составлявшие большинство его депутатов так называемые эсеры-центристы во главе с В. М. Черновым выражали готов"ность признать переход власти в руки Советов, но при условии сохранения Уч"редительного собрания в качестве высшего законодательного органа Российской Федеративной Советской Социалистической Республики. Однако большевики и "левые" эсеры отклонили идею сосуществования советской власти и Учредительного собрания и, поскольку последнее отказалось самораспуститься, объявили эсеро-меныпевистское большинство Учредительного собрания "контрреволюционным". Но даже и после этого официальное руководство ПСР и РСДРП сочло насильственную ликвидацию органов советской власти нецелесообразной. "Партия решительно отвергает все планы насильственного низвержения советской власти, которые в данной обстановке неизбежно свелись бы либо к разжиганию междоусобной войны внутри трудящихся классов, либо к прямому содействию силам помещичье-капиталистической и империалистической реакции", - подчеркивалось в Тезисах ЦК РСДРП "О политике партии в Советской России" от 9 января 1918 г. ЦК ПСР в своем заявлении о тактике в феврале 1918 г. при"знал, что, "пока большевизм не вполне еще изжит массами", которые продолжают верить в его "социальный мессианизм", вооруженная борьба с ним ускорит переход "к политическому монархизму и абсолютизму капитала? 9. "Идейные" эсеры еще надеялись на то, что трудящиеся города и деревни, распознав истинное лицо партии большевиков, незаслуженно, по их мнению, присвоившей себе название "рабоче-крестьянского правительства", выведут большевиков и их "сателлитов" - "левых" эсеров - из Советов. В том же заявлении о тактике ЦК ПСР содержится весьма примечательная оговорка насчет возможностей мирного демократического изживания массами большевистских иллюзий, по сути их перечеркивающая, ибо, констатировалось в нем, чем дальше, тем больше "советская власть становится не "рабоче-крестьянским правительством", а просто небольшой партийной организацией, опирающейся на гр0убое насилие в лице хорошо оплачиваемой опричнины - красногвардейцев" .

Дальнейшие события показали, что путь мирной борьбы за влияние в Советах для меньшивиков и эсеров заказан. Своей резкой критикой условий Брест-Литовского мирного договора и воцарившегося в стране экономического хаоса меньшевики и эсеры выходили за границы дозволенного большевиками "демократизма" советской власти, тем более, что сама партия большевиков через каких-то полгода своего пребывания у власти начала испытывать острый внутренний кризис (массовый выход из партии, развитие бюрократизма и обострение взаимоотношений между "верхами" и "низами" РКП(б), провал во внешней политике из-за невыполнения Германией мирного договора, провал продовольственной политики и т. д.).1В июне 1918 г. руководство РКП(б) приходит к мысли об установлении открытой террористической диктатуры, ликвидирующей даже тот минимум демократических прав и свобод, которыми обладала советская власть в первые месяцы своего существования. Эсеры и меньшевики объявляются контрреволюционными партиями, а их фракции в советах ликвидируются11. Характерно, что на заседании ВЦИКа 14 июня 1918 г. когда рассматривался этот вопрос, "левые" эсеры отказались от голосования, вероятно, все же делая различие между большинством ПСР и РСДРП и отклонившимися от них группами, действительно замешанными в организации антисоветских вооруженных мятежей .

Истинные причины изгнания эсеров и меньшевиков из Советов стали ясны после того, как созданные в соответствии с декретом ВЦИКа от 11 июня 1918 г. "комитеты бедноты" ликвидировали демократически избранные сельские Советы, которыми большевики не управляли , а потому и не могли использовать для осуществления задуманной руководством РКП (б) политики продовольственной диктатуры. Одновременно с меньшевиками и эсерами пострадали левоэсеровские фракции и партийные организации, также ставшие для большевиков "контрреволюционными" после известных событий б?7 июля 1918 г. (убийство "левым" эсером Блюмкиным германского посла Мирбаха, арест фракции "левых" эсеров V Всероссийского съезда Советов и попытка ее вызволения на свободу, выданная большевиками за "мятеж")

Борьба с комбедами, которые даже "левые" эсеры именовали не иначе как "комитетами деревенских лодырей" и продотрядами, которые сплошь и радом занимались мародерством, сомкнула экономические интересы крестьянства с политическими целями РСДРП и ПСР в установлении демократического режима управления, пользующимся у народа доверием. Важным эпизодом этой борьбы было создание при поддержке эвакуировавшегося за пределы России чехословац"кого корпуса Комитетов Учредительного собрания в Самаре, Уфе, Омске и Екатеринбурге, которые, разогнав большевистские Советы, временно взяли всю полноту власти в свои руки. Историкам еще предстоит разобраться в характере деятельности Комучей, которая, конечно, не была направлена на реставрацию дооктябрьского социально-экономического порядка, но в то же время и не следовала в фарватере большевистских идей продовольственной диктатуры с ее на"сильственными реквизициями и уравнительно-коммунистическими устремления"ми. Наконец, если бы социально-экономическая политика Комучей была действительно "контрреволюционной", то зачем, спрашивается, их виднейших деятелей расстреляли по приказу Колчака?

Происшедший осенью 1918 г. на территории, контролируемой Комучами, государственный переворот, давший власть в руки белогвардейского офицерства и казачества, перечеркнул намерения эсеров и части меньшевиков "разболыпевичить" советскую власть с помощью военщины. В обращении Московского Бюро ЦК ПСР "Ко всем партийным организациям" в этой связи указывалось: "Героическая попытка воссоздать силу демократии и с ее помощью восстановить политическую и экономическую мощь России окончилась трагическим переворотом в Омске - Уфе. Быть может, представителями демократии... было сделано много тактических и организационных ошибок, но не в этих, конечно, ошибках коренится причина неудачи. Восстание, поставившее на свои знаменах принципы чистой демократии, - власть, руководствующаяся этими принципами в своей деятельности, - должны быть разбиты, если нет прочной опоры в самой демократии, если демократия находится в распыленном состоянии" .

Осень 1918 г. стала переломным моментом в эволюции идейно-политических взглядов меньшевиков и эсеров. Революция в Германии в ноябре 1918 г. и аннулирование советским правительством Брест-Литовского мирного договора заставили их отнестись к большевизму если не с чувством признательности то, по крайней мере, с большей лояльностью, включая сюда отказ от каких бы то ни было вооруженных акций против представляемой большевиками советской вла"сти. 14 ноября 1918 г. ЦК РСДРП в своей резолюции "Германская революция и задачи РСДРП" обратился к "организованной революционной демократии, которая большевистской политикой отброшена на путь вооруженной борьбы с совет"ским режимом", с призывом "решительно и бесповоротно порвать свой союз с имущими классами и их партиями, опирающимися на англо-американский им"периализм, и стремиться достигнуть торжества демократических идей лишь пу"тем борьбы за влияние на рабочие и крестьянские массы" . На состоявшейся 8 февраля 1919 г. конференции представителей организаций ПСР была принята резолюция по текущему моменту, в которой решительно отвергались попытки свержения советской власти путем вооруженной борьбы, ибо они "при распы"ленности и слабости трудовой демократии и все растущей контрреволюции слу"жат только на пользу последней и используются реакционными группами в целях реставрации" 18. Конференция отвергла "всякое блокирование и коалирование с буржуазными партиями, выявившими уже свою реакционную сущность" 19. Членам партии рекомендовалось "принять живейшее участие в предвыборной кампании в Советы рабочих и крестьянских депутатов для борьбы за восстановление демократических свобод и создания условий, которые обеспечили бы истинное представительство рабочего класса в Советах..." В то же время конференция отложила вопрос о выставлении на выборах в Советы кандидатов в депутаты от ПСР из-за отсутствия условий легального существования партии .

Окончательно разрывая с буржузно-республиканскими партиями в смысле претензий последних на участие в процессе демократизации страны, меньшевики и эсеры оказались поставленными перед необходимостью окончательного оп"ределения своих партийно-политических доктрин применительно к условиям существования советской власти без Учредительного собрания и в обстановке антагонистической борьбы между имущими и неимущими классами. Иными словами, им предстояло вписаться в спектр левых политических сил таким образом, чтобы, не сливаясь с большевиками, отмежеваться от идеи эволюционного перехода к социализму в форме "чистой" демократии, которая оставляла место для участия в политической жизни страны кадетам, монархистам и т. д. Это значит, что они должны были признать представляемую большевиками советскую власть единственно возможной формой правления, как демократию только для рабочих и крестьян и искать в ней условия и возможности для социалистических социально-экономических преобразований, как они себе их представляли.

В начале апреля 1919 г. ЦК ПСР обратился к эсеровским партийным органи"зациям с декларацией о принципах внешней и внутренней политики, в которой были рассмотрены проблемы и перспективы мировой социальной революции. В документе отмечалось, что во время мировой войны "завершилось преобразование старого свободного приватного капитализма в капитализм национально-организованный и государственно гарантированный и контролируемый, - в "сверхкапитализм". Этот "сверхкапитализм", по мнению авторов декларации, обладает огромными потенциальными возможностями в деле замены конкуренции "национальных империализмов" мощным "сверх"- или "гиперимпериализмом", который "предотвратит возобновление военной катастрофы" и "усугубит государственно организованный характер" капиталистического производства. Чтобы поставить данный "сверхкапитализм" на службу интересам трудящихся, сохраняя при этом все его организационные и технические завоевания, предлагалось объединить усилия политических партий рабочих и крестьян для завоевания большинства мест в высших органах власти и проведения в жизнь следующей программы;

1. Локализация капитализма, т. е. ограничение его теми сферами хозяйственной жизни, в которых капитализм проявляет в наибольшей мере свои творческие и в наименьшей - разрушительные стороны.

2. Система мер, имеющих целью обеспечить в земледелии и т. п. областях, в которых капитализм не мог справиться со своей организующей миссией, органи"ческое и безболезненное развитие трудового крестьянства на уравнительных началах; социализация земли, усиленное обложение сверхнадельных излишков, обращение в общую пользу дифференциальной ренты и т. п.

3. Обеспечение за трудовым хозяйством пути обобществления снизу, по мере того как кооперация или муниципализация потребностей сбыта и снабжения средствами производства будет делать выгодным переход от мелкого хозяйства ко все более и более крупному.

4. Прогрессивная кооператизация потребления и регулирования государственного снабжения и распределения.

5. В сферах, где не изжито прогрессивное значение капитализма, его прину"дительное синдицирование и постановка под возрастающий контроль государства с непосредственным участием крупных классовых организаций трудящихся.

6. Постепенное расширение сферы государственного, земского и муниципального хозяйства за счет капиталистического, по мере обеспечения необходимых условий успеха деловой подготовки надлежащего персонала, выработки необходимого административного аппарата и т. п.

7. Уничтожение фабричного самодержавия капиталиста и развитие фабрич"ного конституционализма в направлении к полной индустриальной демократии, наряду с непосредственным созданием этой демократии в оазисах кооперации, муниципального социализма, национализированных производств и обобществляемого снизу частного трудового хозяйства .

В первичных пунктах социально-экономической платформы ПСР обращает на себя внимание проходящая через них красной нитью идея синтеза старых капиталистических и новых социалистических форм экономических отношений, которые не исключают, а взаимно дополняют друг друга. Социалистическое обобществление производства, таким образом, представляется не единовременным актом всеобщего огосударствления, а органическим процессом накопления условий для общественного регулирования производства в самых разнообразных формах: кооперация, муниципализация, национализация, синдицирование и т. д. Учитывала ПСР в своей социально-экономической платформе и то, что мы ныне именуем "человеческим фактором". "...Существование нового социального строя, - подчеркивалось в рассматриваемом документе, - возможно лишь в той мере и последовательности, в какой отдельные составляющие его мероприятия предварительно пройдут через сознание и волю большинства, найдя почву в реальных условиях его быта и психологии" .

17 июля 1919 г. со своей социально-экономической платформой выступил ЦК РСДРП, Документ этот был озаглавлен вполне в духе традиций российской демократической интеллигенции: "Что делать"? В нем предлагались следующие конкретные меры по оздоровлению экономики страны и постепенному переходу к социализму:

1. Закрепление за крестьянами на коллективных или единоличных началах (свободно установленных) помещичьей и государственной земли. Упразднение комбедов. Справедливое распределение государственных запасов сельскохозяйственных орудий и семян.

2. Взамен ныне действующей системы продовольственной диктатуры должна быть установлена новая, основывающаяся на сочетании следующих начал: 1) закупка государством хлеба по договорным ценам (с широким применением непосредственного товарообмена), причем беднейшему населению городов и деревень

хлеб продается по пониженным ценам, а государство доплачивает разницу. Эти закупки государство совершает через своих агентов, кооперативы или частных торговцев на комиссионных началах; 2) взимание с более зажиточных крестьян в хлебородных губерниях для той же цели определенной части излишков хлеба с уплатой по себестоимости производства...; 3) закупка хлеба кооперативами и рабочими организациями с передачей доли заготовленного ими государственным продовольственным органам. ...

3. При сохранении в руках государства крупных промышленных предприятий... допускается везде, где это обещает улучшение, расширение или удешевление производства, применение частного капитала... в исключительных случаях на основе концессионного порядка.

4. Полный отказ от национализации мелкой промышленности.

5. Государственное регулирование важнейших предметов массового потребления.

6. Свобода кооперации и частным лицам, кроме тех случаев, когда регламентация и даже монополия вызывается исключительной редкостью продукта (например, медикаменты и т. п.).

7. Система кредита должна быть реорганизована, чтобы обеспечить возмож"ность частной инициативы в торговле, промышленности и в земледелии.

8. Борьба со спекуляцией и торговыми злоупотреблениями - прерогатива су"дебных органов на основе точных законоположений.

9. Профсоюзы пользуются полной независимостью от государственных органов.

10. Повышение тарифов и установление минимума зарплаты в соответствии с уровнем цен на товары широкого потребления.

11. Отмена декрета о потребительских коммунах .

Социально-экономическая платформа ЦК РСДРП, как видим, более кон"кретна, с точки зрения сложившейся тогда в стране экономической обстановки. В ней учитывается пагубность скоропалительного перехода к системе рыночных отношений, а потому предлагается сохранение государственной монополии рас"пределения наиболее недостаточных товаров и компенсация низкооплачиваемым категориям трудящихся, доплаты и льготы маломощным крестьянским хозяйствам. Вместе с тем платформа РСДРП намечала перспективы развязывания частной инициативы и предприимчивости в сфере мелкой промышленности и в торговле при сохранении в руках государства ключевых экономических позиций и приоритетов.

Предметом особой заботы партий социал-демократов и социалистов-революционеров являлись взаимоотношения между рабочим классом и крестьянством и их различными слоями. ЦК ПСР считал, что "в России, доселе не знавшей ги"бельной для европейского социализма розни между крестьянами и городскими рабочими, большевистская политика грозит искусственно создать эту рознь и этим надолго вставить палку в колеса поступательному шествию истинного социализма" . Аналогичной позиции в этом вопросе придерживался ЦК РСДРП. В своем воззвании "Что делать"? ЦК РСДРП предлагал "расширение избирательного права в Советы для всех трудящихся2S обеспеченные тайным голосованием и свободной устной и печатной агитации" .

Пагубность розни между рабочими и крестьянами начали осознавать и лидеры большевизма, по крайней мере на словах. VIII съезд РКП (б), состоявшийся в марте 1919 г. в своей резолюции "Об отношении к среднему крестьянству" вы сказался за более внимательное отношение к его нуждам и устранение произвола со стороны местных властей26. Об экономических и политических уступках крестьянству речи вовсе не шло. Принятая VIII съездом РКП (б) партийно-политическая "Программа" провозгласила приоритет "пролетарской демократии" перед "формальным провозглашением прав и свобод", отвергла принципы разделения законодательной и исполнительной властей, выборность судебных органов, выступила за замену торговли "планомерным, организованным в общегосударственном масштабе распределением продуктов" и другими мероприятиями командно-административного обобществления производства . Таким образом, партия большевиков все больше и больше отрывалась от социально-экономической ре8альности страны, принимая нужду и разруху за коммунистическую добродетель . 47

Ирония истории, однако, такова, что, когда доктринеры получают власть, им приходится делать чаще всего противоположное тому, что предписывают постулаты их идеологии. Рассматривая меньшевиков и эсеров в качестве политических агентов мелкой буржуазии, враждебной социализму, лидеры большевизма не могли не считаться с тем, что именно мелкая буржуазия в лице среднего крестьянства является преобладающей общественной стратой, на которую большевикам поневоле приходится опираться в борьбе с буржуазно-помещичьей контрреволюцией. Отсюда вытекала довольно немудреная тактика расщепления чуждого большевистскому социализму социально-политического фронта на его социальное и политическое начало с целью их взаимоизоляции в соответствии с древним принципом "разделяй и властвуй". Чем большие послабления выпадали от большевистской власти среднему крестьянству, тем меньше их доставалось эсерам и меньшевикам и, наоборот, когда среднее крестьянство становилось не"управляемым, большевики допускали известное участие РСДРП и ПСР в политической жизни страны. В отчете ЦК РКП (б) VIII партсъезду 18 марта 1919 г. В. И. Ленин откровенно заявлял: "От нас потребуется частая перемена линии поведения, что для поверхностного наблюдателя может показаться странным и непонятным. "Как это, - скажет он, - вчера вы давали обещания мелкой бур"жуазии, а сегодня Дзержинский объявляет, что левые эсеры и меньшевики будут поставлены к стенке. Какое противоречие!..." Да, противоречие. Но противоречиво поведение самой мелкобуржуазной демократии, которая не знает, где ей сесть, пробует усесться между2двух стульев, перескакивает с одного на другой и падает то направо, то налево" .

Частота, с которой РКП (б) меняла свое отношение к меньшевикам и эсерам, то подвергая их репрессиям, то отпуская их активных деятелей на свободу, еще требует своего выяснения с точки зрения наличия в ней определенной системы. Достаточно, однако, отметить, что 30 ноября 1918 г. ВЦИК принял резолюцию, аннулирующую решение от 14 июня 1918 г. об исключении членов РСДРП из Советов, что было равносильно ее "легализации" 30 . 25 февраля 1919 г. ВЦИК восстановил в политических правах эсеров с предупреждением о немедленном возобновлении репрессий против "всех групп, которые прямо или косвенно под"держивают внешнюю и внутреннюю контрреволюцию". Это словечко - "косвенно" - не требовало от чрезвычайных комиссий и ревтребуналов особенно усердствовать по части поиска компромата тогда, когда очередное распоряжение "сверху" призывало их к возобновлению репрессий против "мелкобуржуазных партий". Отсутствие же официальных запретов на политическую деятельность ПСР и РСДРП порождало у части их членов надежды на создание единого фронта левых сил на основе реалистической социально-экономической программы перехода от гражданской войны к гражданскому миру и нахождения взаимоприемлемых политических условий сотрудничества с большевиками.

17 июня 1919 г. Ю. О. Мартов в письме к Л. Б. Каменеву изложил позицию ЦК РСДРП по вопросу об условиях участия меньшевиков в работе советских хозяйственных органов. "...по-прежнему, - писал он, - мы непоколебимо убеждены в том, что успешное участие РСДРП в общем деле спасения революции... возможно лишь путем такого соглашения на основе политической платформы, которое охватило бы всех социалистов, готовых бороться в одних рядах против контрреволюции и... которое позволило бы социал-демократии разделить ответ"ственность за общее направление политики. При таком соглашении и вопрос о полном использовании для практической работы всех сил, которыми может рас"полагать социал-демократия, решился бы сам собой? 31. Готовность меньшевиков "ради спасения революции" помочь своим заблудшим в утопии собратьям по ис"поведанию марксизма принимала порой и форму конкретных советов. Так, 11 января 1919 г. член ЦК РСДРП, известный русский историк Н. А. Рожков обратился с письмом непосредственно к В. И. Ленину, предлагая ему радикально перестроить экономическую политику большевизма, даже если для этого потребу"ется его личная диктатура. Начало перестройки экономической политики, по его мнению, могла бы положить отмена продовольственной диктатуры. "...Вся ваша продовольственная политика, - писал он, - построена на ложном основании. Кто мог бы возражать против государственной монополии торговли важнейшими предметами первой необходимости, если бы правительство могло снабдить ими

население в достаточном количестве? Но ведь это невозможно... Сохраните Ваш аппарат снабжения и продолжайте его использовать, но не монополизируйте торговли ни одним предметом питания, даже хлебом. Снабжайте, чем можете, но разрешите вполне свободную торговлю, диктаторски предпишите всем местным Советам снять все запрещения ввоза и вывоза, уничтожьте все заградитель"ные отряды, если нужно даже силой. ...Нельзя в XX веке превращать страну в конгломерат средневековых замкнутых местных рынков..." 3 .

Советуя Ленину, по сути дела, заменить продовольственную разверстку налогом, Рожков в то же время даже и не надеется на заключение с большевиками политического соглашения. "Мы с Вами разошлись слишком далеко", - не без основания считает он. Но, по его мнению, для дела социализма будет гораздо хуже, если кто-нибудь, "который не будет так глуп, как царские генералы и кадеты, по-прежнему отнимающие у крестьянина землю", перехватит у Ленина единоличную диктатуру и воплотит в жизнь идею свободы крестьянского земле пользования и свободы хозяйственного оборота. "Такого диктатора, - предупреждает- он, - еще пока нет. Но он будет: "было бы болото, - черти найдутся" . Чутье профессионального историка Рожкова, надо сказать, не обмануло. Генерал Врангель в 1920 г. видимо, всерьез решил отойти от антикрестьянской политики своих предшественников, но уже не имея, в отличие от них, тех вооруженных сил и территорий, которые могли обеспечить политический успех его диктатуры .

А что же Ленин? Как он отреагировал на советы Рожкова? Ленин написал ему в ответ, что большевики не имеют сомнений в успехе экономической политики (т. е. политики "военного коммунизма"), которая прямо ведет к социализму .

Ради спасения революции от торжества белогвардейской реакции готовы были вступить на путь сотрудничества с большевиками и некоторые организации ПСР. На ее IX Совете, состоявшемся 18-23 июня 1919 г. имели место острые разногласия по вопросу об отношении к большевикам. Меньшинство партии социалистов-революционеров в лице В. Вольского, К. Буревого, И. Дашевского, Л. Либермана, Н. Ракитникова, Н. Святицкого, Н. Смирнова и Б. Черненкова выступило за примирение с большевиками. "...Мы хорошо понимаем, - указывали они в своем заявлении, - что борьба с реакцией отечественной, борьба с мировой буржуазной реакцией, надвигающейся на Россию, повелительно требует установления единого революционного фронта, полного объединения всех сил трудовой демократии, политического соглашения всех социалистических партий, представляющих интересы и стремления различных групп и слоев трудового народа" . Свою позицию меньшинство ПСР мотивировало тем, что борьба на два фронта - против большевиков и царских генералов - распыляет силы трудовой демократии, заставляет ее сторонников пользоваться услугами далеких от идеалов социализма представителей военщины (в лице чехословаков, бывших цар"ских офицеров, казачества и т. п.). Напоминая об опыте Самарского "Комуча", они отмечали, что "в Самаре и на ее территории складывались... порядки, дале"кие от социализма и демократии, что революционная демократия с ПСР во главе оказалась не в состоянии воспрепятствовать гибельной эволюции "Красной Самары" в сторону... господства разнузданной реакционной военщины..." . большинство партии социалистов-революционеров выступило в поддержку кон"цепции так называемой "третьей силы", ибо, по ее мнению, "ни большевизм, ни реставрация, взаимно питая друг друга в переживаемую эпоху, не могут одер"жать окончательной победы, ставя себе равно невыполнимые и утопические задачи, а потому и в своих успехах они несут сами зерно сопротивления им со стороны жизни, неминуемо берущей свое. Из этого заколдованного круга Россию может вывести только третья сила, равно чуждая и большевизму, и реставра"ции, - это трудовая демократия России, осознавшая себя именно как демократия? 38.

IX Совет ПСР принял большинством голосов решение об образовании в России единой социалистической партии "на основе последовательного демократиз"ма и принципов научного социализма" и обратился к ЦК РСДРП с предложениями по этому вопросу . Однако совместное заседание ЦК ПСР и ЦК РСДРП для выяснения позиций обеих сторон об условиях объединения так и не состоя-

49

лось, поскольку руководство меньшевиков сочло это "бесцельным" политическим ходом. В ответ на отказ от объединения ЦК ПСР довольно точно предрек незавидную будущность социал-демократической партии, которая "стремится" во что бы то ни стало переродить большевистскую диктатуру в подлинную власть рабочих и крестьян, но, поскольку большевики к восприятию демократии органически неспособны, постольку "данная межеумочная позиция ЦК РСДРП влечет за собой лишь бесконечную травлю их большевиками, прекращение ими собственной работы и отход от них рабочих..." 40.

Период конца 1919 - начала 1920 г. ознаменовавшийся крупными успехами Красной Армии на главных фронтах гражданской войны , отмечен и некоторым "потеплением" отношений между РКП (б), РСДРП и меньшинством ПСР, оказавшимся, как показали дальнейшие события, недолговременным. Представители РСДРП и меньшинства ПСР были допущены с правом совещательного голоса на состоявшийся 5-9 декабря 1919 г. VII Всероссийский съезд Советов.

От имени ЦК РСДРП на съезде Советов выступил Ю. О. Мартов, который подчеркнул, что в данный момент успех мирового революционного процесса во многом будет зависеть от того, насколько успешно в Советской России будут преодолены отклонения линии революции "от неизменных принципов социализ"ма". Эти же неизменные принципы, по его мнению, "не допускают ни возведения терроризма в систему управления, ни постройки власти трудящихся на подавлении элементарнейшей личной и общественной свободы" . С его выступлением во многом перекликалось выступление представителя меньшинства ПСР В. К. Вольского, который предложил пересмотреть полномочия внесудебных ор"ганов борьбы с саботажем и контрреволюцией, сузив их компетенцию до уровня предварительного расследования, дать свободу действия стоящим на платформе советской власти политическим партиям. Особое внимание докладчик уделил роли крестьянских масс в социалистической революции, "Трудовое крестьянство, - указывал он, - жило и живет в условиях товарного производства, и, понятно, никакими мерами насилия, никакими мерами полицейского характера товарное производство не может быть замещено организацией политической". В этой связи Вольский подчеркнул значение налога, который, как таковой, и дол"жен быть поставлен в ближайшее время, взамен бессистемных реквизиций43.

В ответ на критику оппозиционных социалистических партий В. И. Ленин в заключительном слове по докладу ВЦИК и Совнаркома сказал, что "ровно ни"чего социалистического в них нет", что "нам опять проповедуют старые взгля"ды" . Никакой "чистой" демократии, по его мнению, и быть не может, пока не подавлена буржуазия, которая рождается из условий товарного .производства. "... В этих условиях товарного производства, - говорил он, - крестьянин, который имеет сотни пудов хлеба лишних, не нужных для его семьи, которых он не дает рабочему государству в ссуду, для помощи голодному рабочему, и спекулирует, - это что такое? Это не буржуазия? Не здесь ли она рождается"? Если иметь в виду, что крестьянин с сотнями пудов хлебных излишков к тому времени представлял собою совершенно фантастическое явление , конечный смысл ленинских доводов сводился к объявлению крестьянства последним буржуазным классом, которого в силу его многочисленности нельзя уничтожить или экспроприировать, но следует террористическими методами подгонять к социалистическому обобществлению .

Состоявшийся 29 марта - 5 апреля 1920 г. IX съезд РКП (б) в своих решениях по хозяйственным вопросам и об экономической политике не только усилил элементы принуждения в управлении народным хозяйством, но и ввел их в русло целостной системы "милитаризации труда", главным идейным вдохновителем которой являлся все-таки В. И. Ленин, а не Л. Д. Троцкий48. Последний, вернувшись накануне съезда из поездки по Уралу, представил членам Политбюро ЦК РКП (б) проект под названием "Основные вопросы продовольственной и земельной политики". Троцкий предлагал заменить "понятие излишков известным процентным отчислением (своего рода подоходный прогрессивный натуральный налог) с таким расчетом,, чтобы более крупная запашка или обработка, представляли все же выгоду" . О свободном товарообмене между госпромышленностью и крестьянским хозяйством в проекте даже не упоминалось, поэтому его трудно рассматривать в качестве метода вхождения в нэп; в лучшем случае

это - прогностическое преддверие "поворота" 1921 г. бывшее в большевистской партии далеко не единичным50.

То, что некоторыми большевиками в 1920 г. только предчувствовалось, в до"кументах РСДРП и ПСР уже было закреплено в виде политических аксиом. Состоявшееся в апреле 1920 г. совещание ЦК РСДРП с местными меньшевистскими организациями приняло резолюцию "Текущий момент и задачи партии", в которой подчеркивалось, что "центральным вопросом внутренней политики в современный момент русской революции является вопрос крестьянский". Актуальность данного вопроса, по мнению авторов резолюции, возрастала ввиду явной угрозы "крестьянской контрреволюции", провоцируемой близорукой продовольственной политикой Коммунистической партии и бюрократическим произволом советских административно-хозяйственных органов. поворот же крестьянства в сторону союза с рабочим классом, считали они, станет возможен "лишь при проведении рабочим классом политики, основанной на ясном сознании:

а) что гегемония пролетариата в этом союзе может быть обеспечена никоим образом не средствами насилия или игнорирования мелкособственнических интересов крестьянства, а исключительно идейно-политическим и культурным превосходством рабочего класса...

б) что возможность перевода мелкобуржуазного хозяйства на социалистические рельсы определяется исключительно мерой интенсивности процесса мировой социалистической революции...

в) что такой переход даже в наиболее передовых странах должен требовать для своего завершения длинного ряда лет .

руководство ПСР, верное своей тактике "третьей силы", периодически разражалось гневными филиппиками в адрес большевиков, выдвигая требование "полной самодеятельности народных масс, раскрепощения победившего народа от полуаракчеевской милитаризации, уничтожения нестерпимой бюрократической коммунистической опеки над волей и мыслью народа?52. Наряду с традиционным для эсеров вниманием к нуждам крестьянства, в поле зрения их теоретиков все чаще попадает промышленный пролетариат. В декабре 1920 г. ЦК ПСР рассылает по организациям партии проект В. М. Чернова о реорганизации советской власти в перспективе ожидавшегося ПСР неизбежного падения большевистской диктатуры. В проекте подчеркивалось, что было бы ошибочным пустить на слом всю работу, проделанную большевистской властью для приближения социализма, например, национализацию промышленности, транспорта и ликвидацию частной земельной собственности. Те отрасли производства, которые недостаточно концентрированы, Чернов предлагал либо частично денационализировать, либо принудительно синдицировать, введя в состав правлений предприятий их бывших владельцев. Как на национализированных, так и на синдицированных предприятиях рабочие должны были получать кроме зарплаты и часть чистой прибыли, а их фабрично-заводские комитеты принимать непосредственное участие в управлении предприятиями на началах выборности и широкого демократического контроля за деятельностью администрации.

В области распределения и снабжения проект предусматривал сохранение государственной монополии на торговлю промышленными товарами широкого по-требления. Твердые цены на основные продукты сельского хозяйства отменялись, но в качестве переходной меры допускалась сдача крестьянами части продуктов по твердым ценам с правом приобретения взамен промышленных изделий.

В области финансов и кредита проект предусматривал прекращение избыточной денежной эмиссии новых дензнаков и их обмен на старые пропорционально их девальвации. Все натуральные повинности в пользу государства заменялись денежными. Наряду с государственными и кооперативными учреждениями допускалось развитие системы частного кредита.

В области земельной политики проект предусматривал введение прогрессивного налогообложения, однако, с тем расчетом, чтобы оставлять в руках крестьянских хозяйств доход, полученный от повышения культуры земледелия и освоения бросовых земель. Концентрации земельных наделов в руках немногих должно было препятствовать введение специальных местных норм обложения сверхнадельных излишков

Главное же отличие социально-экономической платформы ПСР от большевистской, по мнению автора проекта реорганизации советской власти, заключалось в том, что "вперед вопроса о судьбах распределения плодов производства стоит вопрос о судьбах самого производства и его прогресса, ибо купить справедливое распределение ценою упадка производства, значит, идти к равенству всеобщей нищеты и в корне дискредитировать все дело социализма? 54

Почему же лидеры большевизма, несмотря на все более ощутимые негатив"ные последствия политики "военного коммунизма", не прислушивались к советам и предложениям меньшевиков и эсеров" Можно, конечно, и в данном случае предположить, что в действиях политиков, стоящих у власти, всегда имеет место приверженность к сформировавшимся формам и методам управления, которой лишены те, кто находится в оппозиции. Последним всегда легче выработать и предложить неординарный подход к разрешению данного социально-политического кризиса, хотя и не всегда есть возможность принять непосредственное участие в его реализации. Однако эта посылка не имеет ничего общего с позицией лидеров большевизма, которые оценивали нарастающий социально-политический кризис через призму классового антагонизма между мелкой буржуазией и пролетариатом, а потому и искали его разрешение в скорой победе мировой пролетарской революции, а не в политике уступок и компромиссов. С другой стороны, лидеры большевизма полагали, будто классовый антагонизм между мелкой буржуазией и пролетариатом порождается низким уровнем технико-экономического обобществления производства, и, следовательно, его надо поднимать, с тем чтобы наглядно продемонстрировать даже самому темному мужику преимущества крупной социалистической фабрики. В числе идущих в этом русле мероприятий IX съезд РКП (б) назвал электрификацию, которую вскоре партийная пропаганда преподнесла в качестве панацеи от хозяйственной разрухи и голода, а состоявшийся в конце декабря 1920 г. VIII Всероссийский съезд Советов утвердил ее (электрификации) предварительный план в качестве основы единого государственного хозяйственного плана.

"...Электричество, - говорилось в докладе Комиссии ГОЭЛРО VIII Всероссий"скому съезду Советов, - это та новая сила, которая народилась в старом паровом хозяйстве капиталистического мира не в дружелюбном соседстве с ним, а как сила, решительно подрывающая его основы? ss. Ну, а то, что было сказано по этому поводу самим Владимиром Ильичей, известно каждому советскому школьнику: "Коммунизм - это есть советская власть плюс электрификация всей страны" . Чего больше в этих утверждениях: политического блефа или революционного энтузиазма?! Хоть и план ГОЭЛРО был составлен лучшими техническими кадрами, которыми тогда располагала Советская республика, его реальное выполнение (план имел календарную программу) ежегодно требовало от 50 до 100 млн. руб. золотом только на строительство новых электростанций , а в совокупности с проектируемой инфраструктурой каждый год работ на протяжении 10-15 лет оценивался в целый миллиард рублей золотом . При наличии практически не работающей отечественной индустрии и полного отсутствия сельскохозяйственного экспорта для закупки за границей необходимого оборудования и технической документации вся эта затея с электрификацией действительно смахивала на "электрофикцию".

Куда более прозаичной выглядела на фоне выступлений В. И. Ленина и Г. М. Кржижановского на VIII Всероссийском съезде Советов программа действий, предложенная приглашенными на съезд представителями РСДРП и меньшинства ПСР (группа В. К. Вольского). Член ЦК РСДРП Ф. И. Дан, за несколько дней до съезда Советов освобожденный из-под ареста, в своем выступлении приветствовал усилия Советского правительства по достижению внешнего мира, но, что касается мира внутреннего, то этот мир, по его мнению, недостижим, пока сохраняется насильническая продовольственная политика, которую Съезд Советов еще больше усугубит принятием решения о создании посевкомов. "Совершенно невозможно, - говорил он, - путем насилия в области крестьянского производства заставить крестьян сеять мяту, репу и т. п. по тем рецептам, которые будут им даваться и насильственно проводиться в жизнь разными учреждениями. Мы считаем, что такой путь углубления насилия над крестьянством пагубен. Мы считаем и предупреждаем, что этот путь углубления и усиления насилия над крестьянством приведет только к тому, что поднимется непроходимая пропасть между городом и деревней, и тогда крестьянство, освобожденное от страха царя и помещика, станет опорой буржуазной контрреволюции в России. И все, кому дороги интересы революции и социализма, должны протестовать против насилия..." 59.

Член ОК меньшинства партии эсеров В. К. Вольский, встреченный возгласами: "Как поживает Колчак" - позволил себе еще раз напомнить о признании эсерами советской власти, а далее, указать на то, что "марксистам больше, чем кому-либо другому известно, что всякие утопические методы в конечном счете приводят к обратным результатам; вместо прогресса дают реакцию" . В числе этих методов он назвал принуждение, основанное не на убеждении масс, и в первую очередь крестьян, для которых должен быть "реальный стимул в самой хозяйственной деятельности и, если он исчезает, его нельзя заменить каким-то организованным принуждением" . "Этот стимул, - по его мнению, - должен конкретно состоять в том, что хозяйство, несущее затраты и прилагающее к земле труд, должно давать тот результат, который исчислялся бы в тех или других материалах, необходимых для хозяйства и личного потребления. Поэтому мы говорим, что система, которая сейчас проводится, состоящая в отобрании излишков и в оставлении малых остатков, должна быть заменена системой налогов"

Как известно, вместо натурального налога, с необходимостью которого крестьянство к тому времени в общем-то уже было согласно, VIII Всероссийский съезд Советов преподнес дальнейшее ужесточение продовольственной диктатуры и... ордена Трудового Красного Знамени за увеличение площади обрабатываемой земли и прочие хозяйственные успехи, достигнутые без применения наемного труда . Лишь в феврале 1921 г. Политбюро ЦК РКП (б) под влиянием повсеместно вспыхнувших крестьянских восстаний, и особенно антибольшевистского мятежа в Кронштадте, приняло решение о замене разверстки натуральным налогом и свободном товарообмене в пределах местного хозяйственного оборота.

Идейно-политическое влияние меньшевиков и эсеров на эти восстания, как следует из конфиденциальной информации организаторов карательных акций против повстанцев, было минимальным64, но и вполне достаточным для того, чтобы свалить на них всю ответственность за обострение политического кризиса в стране. Подобное уже однажды имело место во взаимоотношениях между большевиками и оппозиционными социалистическими партиями. Это - период наступления Красной Армии на Варшаву, против которого эсеры и меньшевики категорически возражали, считая, что раз оборонительная фаза польско-советской войны завершилась убедительной победой, нет необходимости в проведении наступательной операции на территории Польши. Против эсеров и меньшевиков началась тогда бешеная травля. Их называли не иначе, как "шпионы Антанты и Польши", с которыми не следует церемониться. Теперь их обвиняли в попытках свержения советской власти. В своем обращении "Ко всем социалистическим партиям, ко всем рабочим и работницам", написанном 3 марта 1921 г. ЦК РСДРП указывал: "Мы зовем рабочий класс не свергать советскую власть, а добиваться изменения ее ошибочной и гибельной для революции политики. <...> Мы предостерегаем рабочий класс от совместных выступлений с теми общественными классами и группами, которые ведут вооруженную борьбу против советской власти и хотят свергнуть ее для того, чтобы захватить власть в свои руки и сесть на шею трудящимся массам. <...> Но рабочие должны помнить, что такое свержение советской власти ведет к анархии, которая даст торжество темным силам прошлого? .

Против свержения советской власти, но с уже нескрываемым более враждебным отношением к Коммунистической партии выступило в период Кронштадтского восстания руководство ПСР во главе с В. М. Черновым. В летучем листке "Революционная Россия" Чернов назвал большевиков "деспотами", "самозван"цами", "честолюбцами", "лицемерами", выродившимися в "бездушных, бессер"дечных чиновников, карьеристов, взяточников и спекулянтов", "новой советской буржуазией и бюрократией, которая только жаднее и безграмотнее старой". Он предложил ей убраться, пока не поздно, с дороги .

Зная о многочисленных примерах поразительной тактической гибкости В. И. Ленина, в особенности, когда дело касается политического бытия созданной им

партии, трудно не поверить в обнародованный в 1926 г. в "Социалистическом вестнике"бфакт переговоров Ленина с меньшевиками об условиях сдачи монополии на власть . Об этих переговорах, состоявшихся в середине или в конце февраля 1921 г. писал, ссылаясь на вполне достоверный источник, П. Н. Милюков. В переговорах участвовали со стороны меньшевиков А. А. Трояновский, а со стороны большевиков - И. В. Сталин. П. Н. Милюков пишет: "Для переговоров с меньшевиками Сталин избрал Трояновского, своего близкого друга и видного члена ком. партии, перешедшего к меньшевикам после октябрьского переворота и бывшего членом меньшевистского ЦК. Сталин предложил через него меньшевикам войти в правительство. получив доказательство полномочий Сталина, Трояновский заявил ему, что меньшевики не войдут в правительство, пока не будет ликвидирован "социалистический эксперимент". Сталин отвечал, что необходимость такой ликвидации не вызывает сомнений, что и сам Ленин совер"шенно убежден в этом, и весь вопрос - в методах и в темпе ликвидации, так как спуск невозможен без тормозов. Сталин спрашивал при этом Трояновского, что, по его мнению, должно быть предпринято в первую очередь. Трояновский набросал проект декрета о продналоге (получивший впоследствии осуществление) и наметил другие меры, составившие частично содержание нэпа. Ленин горячо стоял за соглашение, но натолкнулся на оппозицию, с которой не мог совладать. Со своей стороны ЦК меньшевиков, в лице сидевшего в тюрьме Дана, предъявило политические требования ("демократия"). Переговоры оборвались? ,

Чтобы не создавать из вышеизложенного своего рода "пирамиды гипотезы", когда гипотетический факт принимается за фактическую данность, а на основе этой данности строится новая гипотеза и т. д. обратимся к тому, что вполне достоверно в смысле характера источника информации. Известно, что, как ни трудно было большевикам в начале весны 1921 г. удержать монополию на власть, в конце концов, ценою временного отступления от своей партийно-политической доктрины непосредственного перехода к социализму (невзирая на сопротивление крестьянства и низкий уровень обобществления общественного производства), им удалось умиротворить большинство крестьянства, разрешив ему относительную, свободу хозяйственного оборота (торговля излишками продуктов, снятие с железных дорог и других транспортных магистралей ззградотрядов, а несколько позднее - допущение аренды земли и наем рабочей силы). Но, умиротворив крестьянство экономическими уступками, большевики приостановили отступление от своей партийно-политической программы. Считая соглашение с крестьянством уже достигнутым, они отказались от предоставления политических свобод; дескать, нам - монопольная власть, вам - свобода хозяйственной деятельности в пределах, очерченных советским законодательством. Большевики, таким образом, предполагали, что гражданская война еще не закончилась и что ее условия (острая социально-политическая конфронтация) будут еще долго оставаться в силе, по крайней мере, до полной победы социализма в геополитическом (мировая пролетарская революция) и социальном (уничтожение классов в стране) смысле.

Предельно откровенно В. И. Ленин выразил свое отношение к вопросу об уступках и соглашении в следующем положении своей речи на X Всероссийской партконференции в мае 1921 г. быть может, именно но причине чрезмерной от"кровенности так и не вошедшем ни в одно из полных собраний его сочинений: "...Если вы хотите политического соглашения, т. е. перехода власти от рабочего класса к крестьянству, тогда потрудитесь воевать и нас победить, ибо классовая борьба есть классовая война, и тогда вы потрудитесь воевать и всех нас победить. Одно из двух: или война с нами до конца, или соглашение на тех условиях, которые мы предлагаем. Совершенно правильная и абсолютно точная постановка вопроса, в которой, если есть элемент хитрости, то здесь даже смешно слово "хитрость" употреблять?69.

В этой связи переговоры между большевиками и меньшевиками об условиях сдачи монополии на власть, если даже они, действительно, имели место, зависели в своем окончательном исходе не от взаимной неуступчивости договаривающихся сторон, а от того, что, например, Кронштадтское восстание и "антоновщина" были подавлены, что политические силы антибольшевистского сопротив-

54

ления не консолидировались и легко были разбиты поодиночке. Большевики не ограничились демонстрацией мощи своего карательного аппарата, а принялись "всерьез, надолго, но, конечно... не навсегда" (Ленин) за осуществление экономической программы оппозиционных социалистических партий, из которой и появился на свет знаменитый нэп - своеобразная система подчинения экономики политическим целям одной партии, наиболее существенные черты которой (безраздельное политическое господство партийной олигархии при помощи госу"дарственной машины управления и ее карательно-репрессивных органов; слия"ние законодательной и исполнительной власти; "смешанная" экономика с силь"ными ограничительными тенденциями крупнокапиталистического накопления; идеология, ставящая узкопартийные интересы и идеалы выше общечеловеческих ценностей; попытка создания новой духовной культуры взамен традиционной христианской и рационалистически-просветительской на основе партийно-политических мифологем или символов веры в мессианское предназначение партии и ее вождей, нации и государства, коллектива и отдельно взятой личности и их то-тальное насаждение) повторились в фашистских режимах Муссолини и Гитлера. Вполне закономерным следствием подавления политического инакомыслия вне Коммунистической партии явилось его искоренение в ней самой под предлогом полезности идейно-организованного единства, а если быть более точным, в интересах бюрократического управления страной, которые были адекватно осознаны и гениально воплощены в жизнь "аппаратным мажордомом? РКП (б) Иосифом Виссарионовичем Сталиным. Так, обратив в политическое небытие оп"позиционные социалистические партии (предварительно украв у них позитивную программу хозяйственного возрождения страны), большевики вольно или невольно подготовили условия и предпосылки для "выдавливания" из себя дей"ствительно демократических, действительно революционно-марксистских интен"ций, с которыми они шли на Октябрьский государственный переворот, сражались с силами буржуазно-помещичьей реставрации, но, в конце концов, сдали их на откуп "аппаратчикам", наделенным "необъятной властью". Последние же позаботились о том, чтобы наиболее последовательных приверженцев идеалов дооктябрьского большевизма отправить туда же, куда были в начале 20-х гг. от"правлены "меньшевиствующие" и "эсерствующие" российские марксисты, - на свалку истории.

Наличие в органическом историческом процессе жестко детерминированных причинно-следственных связей все же не делает лишенной оснований моральную оценку исторических событий, в которых реализовалась утопическая по замыслу и деструктивно-реакционная по содержанию альтернатива общественного развития. Есть основания рассуждать и о мере ответственности облеченных властью политических лидеров, которые, на опыте убеждаясь в реалистичности и конструктивизме другой альтернативы общественного развития, блокируют ее реализацию в интересах удержания власти и, если не уходят вовремя с исторической сцены, то влекут нацию к бесславному прозябанию на задворках мировой цивилизации. В этом смысле события октября 1917 г. и марта 1921 г. в истории нашей страны оказались в определенной зависимости от невзвешенного, социально опасного выбора лидеров большевистской партии между возможными вариантами перерастания демократической революции в социальную, один из которых (избранный) вел прямиком к гражданской войне, другой - к консолидации революционной демократии на основе общенациональных общедемократических задач, завещанных историей российского освободительного движения. Можно много говорить об объективных препятствиях для реализации варианта мирного перерастания демократической революции в социальную, но не меньше и о том, как эти препятствия, одно за другим, отпадали, и почва для консолидации революционно-демократических сил становилась более или менее подготовленной. Никто бы, вероятно, сейчас не осуждал большевиков за Октябрь 1917 г. если бы они выполнили свое обещание передать верховную власть Всероссийскому

Учредительному собранию, и даже разгон последнего не представлялся бы ныне трагедией, если бы в марте 1921 г. были сделаны реальные шаги в сторону демократизации политической системы.

Реальность, однако, такова, что именно большевики возглавили социальную революцию в форме ожесточенной гражданской войны, сообразуя ее ход с силою сопротивления враждебной их замыслам оппозиции; они раскололи последнюю на откровенно реставраторско-реакционное и действительно демократическое крыло, а затем отсекли оппозиционную "военно-коммунистическому" эксперименту революционную демократию от выполнения позитивной программы хозяйственного возрождения страны. В результате буржуазно-демократическая революция оказалась большевиками не доделанной, а социалистическая революция - бюрократически извращенной. Единственно, в чем большевизм преуспел, так это в создании военно-мобилизационного механизма управления под эгидой вышедших из-под общественного контроля военно-полицейско-бюрократических структур с самодовлеющими социально-экономическими и политическими интересами, которым не было дела ни до социализма, ни до демократии.

Соединение социализма и демократии, начавшееся в советском обществе во второй половине 80-х гг. под лозунгом возвращения к ленинской концепции со"циализма, вскоре переросло его социально-политические ограничители в виде политической монополии (на власть и управление) КПСС и хозяйственной монополии государственных ведомств. Повторить вариант ленинского "тоталитарного нэпа" оказалось практически невозможным как из-за отсутствия готовых субъектов рыночных отношений (а такими в 20-е гг. были десятки миллионов мелких крестьянских хозяйств), так и из-за сопротивления государственных хо"зяйственных ведомств процессу приватизации собственности. Впереди замаячила перспектива иного, "нетоталитарного нэпа", органически сочетающего в себе требования политической и экономической демократии в интересах разрушения тоталитарного строя и формирования свободных от государственного диктата разнообразных хозяйственных и общественных структур. В этой связи многое из того, что предлагали в 1918"1920 гг. эсеры и меньшевики в плане демократической реорганизации советской власти, приобретает непосредственный практический интерес.

Примечания

1 Л е н и н В. И. ПСС. Т. 44. С. 45. В записке секретарю ЦК Н. Н. Крестинскому 23 января 1920 г. В. И. Ленин требовал: "Запретить Ларину прожектерствовать. Рыкову сделать предостережение: укротите Ларина, а то Вам влетит". (Л е н и н В. И. ПСС. Т. 51. С. 123.) 4 Л е н и н В. И. ПСС. Т. 44. С. 199. Там же. С. 157.

См.: М а р т о в Ю. О. Мировой большевизм. Берлин. 1923. С. 13.

См.: Милюков П. Россия на переломе. Большевистский период русской революции. Т. I. Париж. 1927. С. 132.

7 Я е. н и н В. И. ПСС. Т. 33. С. 98. 9 ЦПАИМЛ, ф. 275, оп. 1, д. 47, л. 3. Там же, ф. 5, оп. 1, д. 2573, л. 5. Там же, л. 9. 12 Известия ВЦИК. 1918. 16 июня.

В 1922 г. в эмигрантской печати было впервые опубликовано письмо лидера левых эсеров М. А. Спиридоновой, написанное 17 июля 1918 г. в котором она утверждала, что у большевиков "правоэсеровские заговоры пеклись как блины". См.: Кремль за решеткой. Берлин. 1922. С. 12"13.

К лету 1918 г. в 30 губерниях европейской части Советской России было всего 400 деревенских большевистских ячеек. См.: С п и р и н Л. М. Классы и партии в гражданской войне в России. М. 1968. С. 131.

Из материалов Следственной комиссии, в частности из показаний председателя Моссовета П. Г. Смидовича, вытекает, что "мятежа" в полном смысле этого слова не было, ибо у "мятежников" отсутствовал какой-либо план или система действий. "Полагаю, - указывал Смидович, - что эти люди не управляли ходом событий, а логика событий захватила их, и они не отдавали себе отчета в том, что они сделали". См.: Красная книга ВЧК. Т. I. 19895. С. 266.

См.: Пятый Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов: Стеногр. отчет. М. 1918. С. 74. " ЦПА НМЛ ф. 5, оп. 1, д. 2573, л. 117. Там же, д. 2572, л. 2.

18

Там же, д. 2573, л. 47.

19 Там же, д. 48.

22

Там же, л. 57. Там же.

24 Там же, д. 2572, л. 14.

24 Там же.

25 Там же, л. 15.

26 См.: Восьмой съезд РКП(б): Протоколы. М. 1959. С. 429. 28 Там же. С. 390-411.

28 В докладе СНК V Всероссийскому съезду Советов 5 июля 1918 г. В. И. Ленин, например, высказал такую мысль, что социализм "везде будет строиться во время разрухи, во время голода..." (Ленин В. И. ПСС. Т. 36. С. 501).

30 Л е н и н В. И. ПСС. Т. 38. С. 136"137.

30 Оценивая ближайшие результаты "легализации" партии, Бюро ЦК РСДРП в своем заявлении в Президиум ЦИК от 20 марта 1919 г. в частности, констатировало: "...В ноябре прошлого года ЦИК признал, что даже с его точки зрения, позиция, занятая РСДРП, дает возможность предоставить ей право легального существования и право добиваться политического влияния на почве Советской Конституции путем пропаганды своих взглядов среди трудящихся. Практика не сделала всех выводов из этого постановления, ибо исключенные из советов фракции не были возвращены, ибо газеты (кроме Москвы) партии не разрешили, ибо свобода собраний и возможности восстановить открытые организации партии нашим товарищам, в большинстве не было предоставлено" (ЦПА ИМЛ, ф. 275, оп. 1. д. 64, л. 9).

31 ЦПА НМЛ, ф. 275, оп. 1, д. 64, л. 2.

32 Там же, оп. 1, д. 1315, л. 3.

33 Там же, л. 4.

34 См.: Милюков П. Россия на переломе. Т. 2. С. 222.

35 Ответ В. И. Ленина Н. А. Рожкову не сохранился. До середины 20-х гг. ленинское письмо на?ходилось в личном архиве Н. А. Рожкова, откуда потом таинственным образом исчезло. О его содержании можно только судить со слов самого Рожкова, в частности, из черновика его письма Г. Е. Зиновьеву в январе 1924 г. См.: Отдел рукописей Государственной библиотеки им. В. И. Ленина (ОР ГБЛ). ф. 546, оп. 22, л. 1-2.

36 ЦПА ИМЛ, ф. 5, оп. 1, д. 2572, л. 24. 38 Там же, л. 24.

38 Там же, л. 67.

39 Там же, л. 79.

40 Там же, л. 84, 89.

41 Эти успехи во многом стали возможны, благодаря тому, что тыл армий Колчака и Деникина был подорван крестьянскими восстаниями, в организации которых самое деятельное участие принимали меньшевики, эсеры и анархокоммунисты. Наиболее весомые результаты небольшевистские социалистические партии имели в Восточной Сибири. 22 января 1920 г. в ЦК РКП (б) для передачи члену ВЦИК Ю. О. Мартову была послана телеграмма, в которой сообщалось о свержении правительства Колчака и о создании "временного буферного государства на территоррии Восточной Сибири на началах: 1) мира с Советской Россией, 2) борьбы с интервенцией, 3) формирования власти на основе... социалистической коалиции от эсеров до большевиков включительно". (ЦПА ИМЛ, ф. 5, оп. 1. д. 2573, л. 130.)

42 VII Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов: Стеногр. отчет. М. 1920. С. 60.

43 Там же. С. 70.

44 Ленин В. И. ПСС. Т. 39. С. 417. 46 Там же. С. 421.

46 Данные ЦСУ РСФСР по хлебному балансу на территории европейской части России в 1920 г. свидетельствуют о наличии дефицита в размере 88 млн. 867 тыс. пуд. т. е. разница между валовым сбором зерна и потребностями крестьянства в семенах, фураже и продовольствии была такова, что взимаемые по продразверстке "излишки" образовывались за счет сокращения крестьянского потребления или, проще говоря, голода. В 1921 г. дефицит хлебофуражного баланса возрос до 358 млн. 67 тыс. пуд." до размеров бедствия, превосходящего по своим последствиям самые неурожайные годы России. См.: Клепиков С. Неурожай 1921 года (цифры и факты) //Красная новь. 1921. - 2. С. 235. В неопубликованных воспоминаниях А. Д. Цюрупы говорится, что В. И. Ленин предлагал ввести смертную казнь за невыполнение крестьянством своих обязательств перед государством по хлебной разверстке (ЦПА ИМЛ ф. 158, оп. 1, д. 1, л. 10).

20 Там же.

21

Когда партийно-государственное руководство страны попыталось внедрить принципы "милитаризации труда" в профсоюзы с целью их окончательного огосударствления, это вызвало сильное недовольство в профсоюзах, вылившееся в конце 1920 г. в общепартийную дискуссию. Лишь в процессе дискуссии В. И. Ленин отмежевался от Л. Д. Троцкого, которого до того и вдохновлял, и поддерживал, отчего возникает ложное мнение о наличии разногласии между ними по вопросу о роли насилия в социалистическом хозяйственном строительстве. Между тем в своем выступлении на заседании Комфракции ВЦСПС 27 октября 1920 г. Ленин заявил, что кулака и бандита "азбукой коммунизма" не победить - тут нужна сила; что стыдно говорить об аракчеевщине по отношению к использованию армии и ее аппарата в хозяйственных целях и т. д. Последняя же фраза его не опубликованного пока выступления не оставляла никаких сомнений относительно решимости проведения в жизнь решений IX съезда РКП (б): "Если мы не остановимся перед тем, чтобы тысячи перестрелять (а мы не остановимся и перед этим!), мы спасем этим страну" (ЦПА ИМЛ, ф. 95, оп. 1, д. 6, л. 14).

49 ЦПА ИМЛ ф. 45, оп. 1, д. 35, л. 5.

50 См.: ПавлюченковС. С чего начинался иэп//Неделя. 1989. - 15. 51 ЦПА ИМЛ ф. 275, оп. 1, д. 73, л. 16.

52 Обращение ЦК ПСР "Ко всем партийным организациям" от 12 февраля 1920 г. ЦПА ИМЛ ф. 5, оп. 1, д. 2573, л. 133.

55 Там же, д. 2572, л. 32-38. 54 Там же, л. 31.

55 Восьмой Всероссийский съезд Советов... С. 62. 57 Там же. С. 30.

57 См.: ЦПА ИМЛ, ф. 355, on. 1, д. 49, л. 6. Стенограмма выступления Г. М. Кржижановского на лекционном вечере в политехническом музее о достижениях и перспективах электрификации 30 декабря 1924 г.

58 См. там же, д. 28, л. 2. Доклад Г. М. Кржижановского Пленуму ЦК РКП(б) о плановой работе и финансах.

59 Восьмой Всероссийский съезд Советов... С. 42-43.

60 Там же. С. 47.

61 Там же. С. 48.

62 Там же. С. 48-49. 64 Там же. С. 276.

64 В докладе В. А. Антонова-Овсеенко о ходе борьбы с антоновщиной от 3 марта 1921 г. отмечалось, что программа повстанцев значительно отступает от программы ПСР. повстанцы: призывают к восстановлению Учредительного собрания и денационализации промышленности (кроме железных дорог, рудников и шахт). Они выдвигают требование твердых цен на промизделия и свободных - на хлеб. "Несмотря на усилия эсеровских дружин, - сообщает он, - обособиться от разбойных элементов, взаимопроникновение этих двух начал неразрывно. под влиянием неудач бандитское начало решительно преобладает - влияние эсеровского командования теряется, дисциплина падает". (ЦШ ИМЛ ф. 5, оп. 1, д. 2574, л. 7.)

65 ЦПА ИМЛ, ф. 5, оп. 1, д. 2572, л. 77.

66 Там же, л. 59.

67 См.: Социалистический вестник. 1926. - 20. С. 15-16.

68 МилюковП. Россия на переломе. Т. 2. С. 258-259.

69 ЦПА ИМЛ ф. 46, оп. 1, д. 1, л. 203.

70 Лении В. И. ПСС. Т. 44. С. 311.

58