Журнал "Юность" "4 1961 / Часть II

Установили врачи болезнь, гнойный аппендицит. Два дня всего и пробыла Зайковская в палате. Утром сменил меня второй надзиратель, Мартынов, а еще через сутки пришел я и не застал уже ту женщину. Ночью худо ей сделалось. Мартынов в коридоре стоял, видел, врачи забегали, на коляске повезли ее в операционную, а обратно уж доставили под простыней... Разбудили немецкого врача, тот акт о смерти подмахнул. На рассвете из морга свезли ее на кладбище. Может, оно для нее было и к лучшему. Отмучилась, сердечная...

Маша плакала. Она закрыла лицо руками, плечи ее вздрагивали. Я попросил у хозяйки стакан воды и подал Маше, но она не стала пить.

Значит, Зайковская умерла в больнице от аппендицита двадцать восьмого сентября тысяча девятьсот сорок второго года" - спросил я." Это совершенно точно?

Чего уж точнее! - буркнул Майборода.

Раньше вы кому-нибудь рассказывали об этом?

Никто не спрашивал.

А Чудовский?

О прошлых делах у нас с ним разговору не было.

Как думаете, могу я еще кого-нибудь спросить о последних днях Зайковской?

Кого же" - Егор Тимофеевич покачал головой." Скорняка и Липатову казнили, больницу немцы, когда отступали, сожгли...

А Мартыкоа жив"

Может, и жив, "но где вы его будете искать? Я даже имени его не знаю, сам он был не из местных, сибиряк. Мартыновых-то в России, пожалуй, не менее, чем Ивановых. Вот разве Дусю вы найдете... Так вряд ли она что вам скажет... Санитаркой работала...

Как ее фамилия?

Не помню. Ей сейчас, должно быть, лет шестьдесят пять, если не померла. Вы ее сразу разыщете. Ока как раз "напротив больницы жила, в деревянном флигеле. И до войны она санитаркой была и после войны, наверно, тоже... Спросите, вам любой покажет. Только наверняка ничего она не знает...

Маша уже не плакала. Я подал ей шубку. Мы поблагодарили Егора Тимофеевича, оделись и распрощались. Круг замкнулся! Только дальнейшая жизнь Зайковской могла бы пролить свет на ее поведение в тюрьме. Я надеялся узнать о ее жизни... Но она умерла тогда же, в тысяча девятьсот сорок втором году. Мои поиски с этого момента становились бессмысленными.

Маша, видимо, тоже это поняла. Он* шла, заду-мавшисэ, закутав лицо платком. Падал снег. Все было боло кругом... На станции она сказала мне печально, но твердо:

Хватит, Алексей. Теперь я вижу, что отец был прав. Ничего нельзя доказать.

Может, съездить еще в Прибельск" - неуверенно пробормотал я.

Вы должны вернуться в Москву.

Значит, примириться с поражением?

Вы уже примирились с ним, - тихо сказала Ма7 ша." Не подумайте, что я осуждаю. Вы сделали все, что могли...

Положим, не все, - слабо возразил я." Можно было еще кое с кем встретиться...

С кем, например?

Ну хоть с Зинаидой Петровной Стекловой, опекуншей вашей, - ответил я, не думая, но тут же эта-мысль мне понравилась.

Зачем" - пожала ллечами Маша." Она уж наверняка ничего не знает!

А вы вообще-то виделись с Зинаидой Петровной после того, как отец увез вас" - оживившись, спросил я.

Нет.

Это уж совсем нехорошо, - укорил я Машу." Она вам не чужая. И потом вы не правы. Быть не может, чтобы она ничего не знала. Просто вам не говорила. Вы еще малы были. Она два года жила в оккупации. Людмила Иннокентьевна, наверно, не раз к ней приходила... Да вы-то разве не помните?

Помню, - вздохнула Маша." Смутно помню маленькую, темную комнатку, узкую, как пенал. Дверь открывается, и вбегает мама. Она холодная, румяная, от нее пахнет духами. Я взлетаю под потолок, мне страшно и сладко... Кажется, потом мы шли по улице... Это было зимой..." Она умолкла, растерянно и виновато улыбаясь.

И все" - спросил я." Маловато. Зинаида Петровна знает побольше. .

Вы хотите поехать к ней? Все равно это ничего не даст." Маша безнадежно покачала головой." Наивно думать, что мама ей рассказывала о подпольной работе.

Не будем гадать на кофейной гуще, - ответил я. Апатию мою как рукой сняло.

Маленький полутемный зал станции постепенно заполнялся народом. Мы зашли в буфет и выпили по стакану чуть теплого, несладкого кофе. В десять часов вечера подлетел поезд, постоял полминуты и умчался, увозя нас.

Мы снова стояли в тамбуре. Рассказывая Маше о своей первой командировке в таежный леспромхоз, я взял ее за руку. У нее были горячие, мягкие пальцы. Они дрогнули в моей ладони. Маша покраснела

в

^^^^^^ *

и отодвинулась, но не отняла руки. Прервав свой рассказ, я наклонился к ней и прошептал:

Не отчаивайтесь. Маша! Я все сделаю для вас! И если на дне океана скрывается тот, кто знает правду о вашей маме, я найду его! Найду непременно!

Выглянула проводница, фыркнула и громко сказала:

Шепчутся и шепчутся, конца этому нет. Как сядут в вагон, так начинают любовью заниматься. Вагон не для этого приспособлен! Приедете на место" целуйтесь сколько угодно!

Я готов был провалиться сквозь пол. А Маша очень серьезно ответила:

Что же нам делать, если мы молодожены? У нас медовый месяц.

Вернувшись в купе, мы долго еще переглядывались, вспоминая строгую проводницу.

В полдень приехали в Вознесенск и прямо с вокзала отправились к Стекловой.

Вот здесь я жила, - сказала Маша, подведя меня к длинному, похожему на барак строению с низкими, вросшими в землю окнами и криво нахлобученной крышей.

Тетя Зина на дровяном складе работала призм-щицей - видите высокий забор? Наверно, она и сейчас там. А может, сперва зайдем в дом?

Дверь была не заперта. Маша провела меня, держа за руку, по темному коридору и, заглянув в комнату, отшатнулась.

Как будто не то! - неуверенно прошептала она, в волнении стиснув мои пальцы. В это время рядом зашлепали туфли, откуда-то упал луч бледного зимнего света, мы увидели неопрятную, одетую в длинный халат старуху. Седые космы лезли ей в лицо.

Вам кого" - хрипло спросила она.

Зинаиду Петровну Стеклову, - ответила Маша. Старуха, подойдя ближе, бесцеремонно принялась

ее разглядывать. Я ждал, чем это кончится.

Подите сюда, - сказала старуха, закончив осмотр.

Мы переглянулись и последовали за ней. Через минуту мы очутились в маленькой каморке, половина которой была занята огромным сундуком. В углу теплилась лампадка.

Вы Маша! - сказала старуха, сев на сундук и подперев сухой коричневой рукой подбородок." Вы Маша, я вас сразу признала. Покойница часто вас поминала.

Покойница" - ахнула Маша.

Все ждала, когда вы ее навестите, - укоризненно продолжала бабка." С постели не вставала, а ждала до самого последнего часа. Я и глаза ей закрыла.

Когда" - прошептала Маша, опершись на косяк." Когда она умерла?

Да уж три года... Не то четыре... Нет, на пасху в аккурат будет ровно три... Передать вам велела тетрадку." Старуха, кряхтя, встала, подняла крышку сундука и, вынув тетрадь, завернутую в тряпицу, проткнула Маше.

Что это?

Не знаю, детка, откуда же мне знать, не читала я. Вижу плохо. Как худо ей стало, потребовала она чернила и неделю подряд все писала, писала... Я ей и обед варила, только ие ела она ничего, пекло у нее внутри... "Забыла- меня Маша, - говорит она мне." Коли приедет когда-нибудь, отдай ей, пусть прочитает, а не приедет - значит, так судьба решила..." А ты, вишь, приехала. Почитай, милая, почитай. А молодой человек кто будет" Муж тебе?

Муж, - ответил я.

Маша долго стояла перед домом, опустив голову. Слезы капали из ее глаз. Я отошел в сторону, чтобы не мешать ей. До станции мы не проронили ни слова. Через полчаса отправился поезд на Москву. В вагоне было пусто. Покусывая губы. Маша смотрела в окно. Я напомнил ей о тетрадке. Она развернула тряпицу, раскрыла тетрадь, но тут же протянула ее мне:

Я не могу... Сейчас не могу...

Закрыв глаза, Маша как будто задремала.

Я стал читать.

Записки "Зинаиды Петровны, написанные ею для Маши, лежат сейчас передо мной. Вот они:

"...Видно, не суждено нам с тобой свидеться, Машенька. Ждала я, когда ты вырастешь, чтобы рассказать тебе то, что знать ты должна непрэменно, и время такое теперь пришло, но до тебя мне нэ добраться, а ты ко мне не едешь.

Руки ослабели, перо не держится, однако написать нужно все до конца: ведь, кроме как от меня, ни от кого ты больше про это не узнаешь.

Ты уже, верно, догадалась, что речь я поведу о матери твоей, Людмиле, женщине странной, на других не похожей. Судьба у нее была запутанная и мне непонятная, а ты, может, вырастешь, разберешься. Но только не суди ее строго, время было страшное, кровавое, большие деревья под бурей падали, а мама твоя была слабой лозинкой.

До войны мы с ней ругались по-пустому, ты нас навсегда помирила. Из-за тебя я и в Прибепьске осталась горе мыкать, привыкла к тебе, пока Людмила на своих курсах училась. Своих-то детей у меня не было

Не знаю я, что важно, а что неважно для тебя, а потому опишу все подряд с того дня, когда немцы заняли город.

Людмила ночью, забрав чемоданчик, ушла и приказала, если станут ее спрашивать, отвечать, что эвакуировалась в тыл вместе со школой. Но никто ею не интересовался, и до самой зимы тысяча девятьсот сорок первого года жили мы с тобой вдвоем. Мать тебя в ту пору не навещала. Кажется, даже не было ее в городе, но об этих месяцах Людмила мне ничего не рассказывала. Вообще она со мной разговаривала немного. Не доверяла, должно быть. Видела, что я ее не одобряю. Женщина должна сама свое дитя воспитывать, а не кидать на соседку, так я тогда думала, так и по сей день считаю.

В декабре заявилась она наконец. В нашем доме люди форточки пооткрывали, чтобы на нее посмотреть. В замшевой курточке на меху, в белых фетровых ботиках, выскочила она из машины и на крыльцо. За рулем офицер немецкий ее дожидался.

Принесла тебе гостинцев, сахару, печенья, объяснять ничего не стала, дала мне две тысячи марок и сказала, что жить будет в другом месте, а тебя не возьмет: здесь тебе спокойнее. Обещалась заходить рсЭ в неделю, а исчезла на три месяца. От посторонних людей слышала я, что заимела Людмила при немцах большую власть. Генерал какой-то ей покровительствует, и работает она в городской управе, вертит там всеми, как хочет.

Горько мне было это слышать, я ее считала честной, а тут мне передали, что поселилась она в роскошной квартире, ездят туда немецкие офицеры и пьянствуют до утра.

Весной как-то зашла она ко мне ночью. Пропуск у нее имелся круглосуточный. Ты спала. Платье на ней было нарядное, и пахло от нее вином. Наклонилась она над кроваткой и в голос зарыдала. Никогда я ее в таком горе не видела. Упала она на колени, руки заломила. Я воды ей подала, а она об-

в

няла меня, прижалась и зашептала: "Боже мой, когда же это кончится! Лучше бы мне на белый свет не родиться!" Видно, дошла Людмила Иннокентьевна до края, до самой последней точки.

Потом вытерла слезы, напудрилась и ушла. И снова потеряла я ее из вида на целых четыре месяца. Ты животом болела, измаялась я с тобой и ничего вокруг не замечала.

Денег тех, что твоя мать дала, хватило ненадолго. Занялась я промыслом: пирожки с капустой пекла и на базаре продавала. А муку доставала в обмен на спирт в немецкой военной пекарне.

В начале июля большие облавы по городу прошли. Жандармы врывались в дома, все вверх дном переворачивали. Слух прошел, что арестованы какие-то партизаны, не то подпольщики.

А шестнадцатого августа, поздно вечером, зафыркала под окном машина. Вылез из нее офицер и постучал в нашу дверь. А я уж сердцем почуяла недоброе.

Фрау Стеклова" - спросил офицер." Это есть ваша фамилия? В таком случае имею честь передать вам поручение фрейлейн Зайковской. В настоящее Бремя она находится в тюрьме за совершенное ею преступление, но немецкие власти поступают очень гуманно с теми, кто раскаивается. Фрейлейн разрешено свидание со своей дочерью. Она просит вас одеть ее и привести в тюрьму".

Господи, горе-то какое! - сказала я; язык у меня словно онемел, шевелю губами, а голоса не слышу." Когда же идти мне туда"?

Сейчас", - ответил офицер.

Кое-как одела я тебя, сонную, схватила на руки. Офицер был вежливый, поддержал меня за локоть, помог сойти с лестницы, сесть в машину. Промчались мы по городу, въехали через железные ворота во двор тюрьмы. Тут меня проводили в большую комнату с решетками и велели подождать. Ждала я долго, и ты у меня на руках уснула.

Вдруг вошла Людмила, такая, как всегда, только бледная, села рядом и говорит: "Совершила я ошибку, тетя Зина, связалась с подпольщиками, и чуть меня за это не расстреляли. Но вовремя .помнилась, больше не хочу быть дурой. Жить буду, как все, дочку растить, мужа нового подыскивать, прежнего-то с того света не вернешь. Вообще здесь я научилась правильно на все смотреть. Вы, тетя Зина, за меня не тревожьтесь, я скоро ввернусь домой, и заживем мы с вами спокойно... Если вам нетрудно, дайте мне, пожалуйста, Машеньку подержать немного..."

Будить тебя она не стала, взяла на руки, прижала к груди и глаза закрыла. Потом отдала мне тебя и попрощалась: "Ну, вот и все, спасибо, тетя Зина, что просьбу мою выполнили". Встала, поцеловала меня и пошла к дверям, ни разу не обернулась. Вскоре за мной солдат явился, вывел меня во двор, а оттуда за ворота.

Больше я твою маму никогда не видела.

В январе тысяча девятьсот сорок третьего года, знакомый солдат из пекарни сказал, что всех подпольщиков казнили. Ходила я в тюремную канцелярию, спрашивала, но ничего толком мне про Людмилу не сказали. Проплакала я о ней не одну ночь, но жить все равно надо было, осталась у меня на руках ты, шести лет от роду.

Зима прошла. Весной тысяча девятьсот сорок третьего года, когда немцы чемоданы стали укладывать, а наши город каждый день из пушек обстреливали, пришел ко мне какой-то полицейский и спросил, тут ли живет Стеклова со своей воспитанницей, дочкой Людмилы Зайковской Машей.

Что-то будто в грудь меня ударило. Поняла, что добра от него ждать нечего. Решили они, наверно, забрать тебя у меня. Еще зимой слыхала я, что немцы после того, как казнили подпольщиков, забрали их детей, у кого дети были, и малых и больших, и увезли куда-то, а может, злодейски убили. Теперь, значит, до нас дошла очередь...

Схитрила я и ответила тому полицейскому, что Стеклова месяц назад померла от дизентерии, а Машу, воспитанницу свою, схоронила еще раньше, в декабре тысяча девятьсот сорок второго года.

К счастью, ты в это время гуляла во дворе.

Отчего же умерла девчонка" - спросил полицейский и стал записывать на каком-то бланке мои слова.

От скарлатины, - ответила я наугад.

Он заставил меня расписаться на листочке и ушел. Я так была перепугана, что в тот же час собрала вещи, схватила тебя в охапку, убежала к одной старой своей знакомой на другой конец города и дождалась там прихода наших войск. Хотела домой вернуться, пришла на свою улицу, а дома-то и не увидела. Сожгли его немцы, когда отступали. Соседей своих бывших я разыскала. Они рассказали, что полицейский еще раз приходил, снова про нас спрашивал, а я соседей-то всех успела предупредить, они ему подтвердили, что тебя и меня уже на свете нет.

Так спаслась я и тебя спасла от большой беды.

Жить мне было негде, и перебралась я в Возне-сенск, где получила комнату в бараке. Тут мы и пробыли вместе еще два года, пока не приехал за тобой твой отец Дмитрий Алексеевич, воскресший с того света.

Ну вот, слава богу, добралась я до конца, теперь совесть моя спокойна. Написала, а сама и не знаю, хорошее ли дело сделала. Может, лучше тебе этого не читать?

Мысли мои путаются, не могу придумать, как лучше. Почтой посылать не стану, а пусть судьба рассудит; если приедешь спросить про меня, значит, прошлое в тебе живет и для тебя дорого, тогда прочтешь и узнаешь все про свою мать. Если не приедешь... Ну что ж, будь счастлива, а я свой долг выполнила. Прощай, моя девочка".

Закрыв последнюю страницу, я взглянул на Машу. Она дремала. Я положил тетрадь на столик и вышел в тамбур.

(Окончание следует)

Сергей КРУТИЛИН

НА ЗЕМЛЕ

ЦЕЛИННОЙ

Ранней весной 1825 года поручик Лисиченков, переведенный в только что основанный Кокчетав, вместе с немудреным домашним скарбом приьез с собой мешок пшеницы-белотурки. Поручик приказал солдатам своего эскадрона распахать две десятины степи вблизи крепости и в середине мая сам засеял дернистую, плохо разделанную сохами пашню. Лето выдалось засушливое, с редкими грозовыми ливнями. Однако казаки Лисиченкоаа осенью собрали с двух десятин несколько сот пудов пшеницы. Поручик отказался от завоза казенного зерна, заявив, что кок-четавскому гарнизону хватит собственной пшеницы.

Командование сибирских

войск объявило благодарность поручику Лиснченкову и, желая поощрить занятие казаков землепашеством, предписало организовать "общественные войсковые пашни". Каждый эскадрон должен был засевать для своих нужд не менее пятнадцати - двадцати десятин пшеницы и овса. Определенная часть урожая отчислялась непосредственно солдатам. Это стимулировало землепашество, и в ближайшее десятилетие "общественные войсковые пашни" получили широкое распространение в степях тогдашнего Киргиз-Кай-сацкого края.

Казахи, кочевавшие поблизости от селений, выменивали у солдат хлеб, отдавая иногда за четверть пшеницы по десятку барашков. Некоторые из казахов, кто победнее, сами делали попытки заняться земледелием. Однако казахи были потомственные животноводы, и землепашество у них не привилось.

Распахивание земель в этих местах особенно быстро началось в связи со строительством Великой транссибирской магистрали. Поток переселенцев в богатые Киргиз-Кайсацкие степи был настолько велик, что местные власти не могли да и, по правде говоря, не особенно хотели справиться с устройством новоселов. Переселенцы бедствовали от отсутствия жилищ, от неурожаев.

Но не все ли равно, где голодать? И переселенцы все выдюжили: и голод, и холод, и неурожаи.

Когда едешь от железной дороги в глубь казахстанских степей, часто встречаются села с украинскими, белорусскими, смоленскими названиями: Полтавка. Ямница, Дворики... Они раскинулись возле крохотных лесков, колков и соленых озер, обросли садами и огородами.

Но чем дальше от железной дороги, тем селения все реже. А еще дальше - всего семь лет назад лежала веками не тронутая степь. На сотни километров вокруг простиралась унылая, заросшая седым ковылем равнина, среди которой терялись крохотные казахские аулы. До самого последнего времени здесь были целые районы, в которых пахалось не более сотни гектаров. Такими были Ленинградский, Рузаевский, Атбасарский и многие другие районы нынешнего Целинного края.

Теперь не узнать этих ранее пустовавших степей! Едешь но степи - повсюду поселки новых совхозов, строящиеся фермы животноводческих городков, саманные домики отделений и бригад. Степь пересечена железными и грейдерными дорогами, опоясана во всех направлениях телефонными проводами. Горят по ночам россыпи электрических огней в совхозных поселках.

Это и есть Целинный край. Край этот огромен. Площадь его превышает размеры многих европейских государств. На его просторах более 500 совхозов. И каждый ив них - настоящая фабрика зерна и мяса.

С расцветом этого края связаны и. вероятно, будут еще больше связаны судьбы многих и многих юношей и девушек.

Помню, как весной 1954 года с первым отрядом новоселов приехал я сюда вместе с группой работников печати и кино. Перед нами простиралась открытая, пустынная, заснеженная равнина. Среди этой безбрежной равнины чернела небольшая лощина - озеро Май-Балык. Местные жители рассказыва-

В

ли новоселам всякие легенды про озеро. Говорили, в частности, что озеро-де было когда то пресноводным, что в нем водилось видимо-невидимо рыбы, рыбы жирной, что по-казахски "балык". Однако, когда мы пришли сюда, к Май-Балыку, то никаких признаков жизни у озера не нашли Лужища, заросшая камышами, - и все.

Но вот комсомольцы, среди которых было немало и москвичей, поставили на берегу озера первую палатку, потом вторую, третью. С приходом новоселов все вокруг стало меняться. Весною дорожники проложили сюда грейдер. И потекли к Май-Балыку все новые и новые отряды добровольцев, а с ними тракторы, вагончики, походные кухни, щиты для сборки домов.

То, что совершено здесь молодежью за несколько лет, можно поистине назвать историческим подвигом.

Далеко из степи видны строения нового совхоза. В поселке у Май-Балыка двухэтажные жилые дома, огромные зерносклады, общежития, мастерские, магазины, клуб. Здесь постоянно проживает около полутора тысяч человек. Есть пос'елковый Совет, школа, больница. Поселка этого еще не найдешь на картах, но жизнь в нем давно уже идет своим чередом, как идет она в тысяче подобных поселков страны, больших и малых.

Жизнь принесли в эти степи комсомольцы, молодежь. Они сделали дело, на которое послали их сюда партия, комсомол!

Немало новоселов, бывших горожан, работавших на заводах токарями, слесарями, стали настоящими землепашцами. Они навсегда связали свою судьбу с возрожденной землей. Их по привычке мы часто называем "целинниками", хотя какие же они теперь целинники" Они хозяева!

Многие юноши и девушки поженились тут, создали свои семьи, обзавелись хозяйством.

В одну из последних своих поездок я навестил комбайнера Владимира Дробота. Он живет в коммунальном доме, в небольшой, но удобно обставленной квартире.

Теперь благодать! - говорит Владимир." Не то, что в первую весну, в палатках.

Выключив радиоприемник, чтобы он не мешал нам разговаривать, Владимир принялся рассказывать о своем житье-бытье. Заработки у него хорошие. Комбайнеры получают и хлебом и деньгами. Владимир обзавелся хозяйством.

Мы сидели с Владимиром более часа, вспоминали многое из того, что происходило в первую весну на целине, и тех ребят, которые работали на славу.

Но вот Владимир достал с полки книжного шкафа альбом с фотографиями. На снимках были запечатлены любопытные факты из истории совхоза, из его. Владимира, жизни. Первая борозда. Первый домик у Маи-Балыка. собранный из щитов. Раздача воды. Как быстро все это стало историей!

А вот и знакомые хлопцы: Василий Пчелинцев, Николай Дейнега. Михаил Мухин... Где они теперь, что с ними"

Владимир молча смотрит на фотографии и пожимает плечами...

В речи Н. С. Хрущева на январском Пленуме ЦК КПСС, в докладах, в речах участников пленума немало говорилось о проблемах целины. И очень хорошо, что были вскрыты и огрехи в организации быта новоселов. Об этих огрехах шла речь и на недавнем совещании передовиков целины.

...Жилье - основа жизни. Если есть теплое, уютное жилье, люди охотно оседают создают семьи, обзаводятся хо-зяйстчом.

Для возведения жилых и производственных помещений в большинстве совхозов созданы строительные участки. Это солидные строительные организации. У них свои кадровые рабочие, свой транспорт, машины, склады, мастерские. Строители - надо отдать им должное - научились работать быстро. В поселке у Май-Балыка за эти годы сооружено более пяти тысяч квадратных метров жилья. И качество строительства, если верить отчетам, хорошее.

Однако это по отчетам. Как-то холодным осенним днем я зашел в гости к прорабу Нефедову. Он давно у Май-Балыка - чуть ли не ставил здесь первый дом. Нефедовы занимали две комнаты в новом четырех-квартирном доме. Комнаты чистые, уютные, полы покрашены масляной краской, стены оклеены обоями.

Но дело шло к зиме, и когда я пришел, Нефедов сидел на полу и кухонным ножом затыкал паклей дыры. Щели в полу были шириной в палец. Пакля проваливалась. Нефедов, чертыхаясь, запихивал все новые и новые пучки пакли. Бесполезно. Из щелей несло, как из погреба.

Пустое дело. Хоть и не начинал бы! - в сердцах сказала прорабу жена." Вот, посмотрите!

Она указала на двери. Филенки рассохлись, образовав огромные щели. Оконные переплеты покоробило так, что они перестали закрываться.

Нефедов стал оправдываться.

Это от нас, строителей, мало зависит, - говорил он." Сырой лес - вот и рассохлись доски. А вообще-то сборные щитовые дома малопригодны для Северного Казахстана.

Нефедов прав. Непригодность легких щитовых домов для целины была выявлена сразу же, в первый год освоения новых земель. Тогда же правительством было поручено ряду министерств разработать новые типовые проекты жилых домов для новоселов. Но проекты эти все где-то "согласовываются", а в совхозы и по сей день поступают облегченные щитовые дома. З^т-мой их изрядно продувает: к тому же они недолговечны. В ряде поселков щитовые дома, построенные весной 1954 года, уже требуют капитального ремонта.

Ясно, что развертывание большого строительства жилых, культурно-бытовых и хозяйственных построек на целине, намеченное в решениях Пленума, не может вестись без широкого применения местных строительных материалов. До сих пор много говорят об этом, а мало делают.

Возьмите камыш. Он повсюду в Целинном крае в избытке. Тот же Май-Балык мог бы дать сырье для целой фабрики камышитовых плит. Строители ежегодно заготовляют по пяти-шести тысяч кубометров камыша и каждый раз хвастают, что, мол, из этого камыша можно построить сорок двухквартирных домов. Но где они, эти дома? Их нет в поселке. Камыш идет на утепление животноводческих помещений, мастерских.

А саман! Какие чудесные дома делают себе застройщики - теплые, светлые, уютные! Но в широких масштабах постройки из самана не планируются, н местные строители сидят сложа руки и ждут, когда кто-то им построит заводы панельных конструкций, и им только и останется собирать дома на потоке...

Во время встречи с Владимиром Дроботом, о котором я рассказал выше, он говорил мне:

Хотел свой дом построить. Брат на паях предлагал. Но опыта в строительстве нет.

У многих новоселов есть сильное желание строиться, осесть на земле навсегда. Однако построиться на целине не так-то легко. И дело тут не в одном только недостатке строительных материалов. Нет у молодых людей хватки, умения строиться самим. А пригласить "калымщиков" дорого, к тому же в большинстве они люди вороватые, от них нельзя ни на шаг отойти. Потом, когда строишь дом, надо предусмотреть уйму всяких мелочей: какие нужны гвозди и сколько; как лучше расположить печь да куда вывести окна...

В совхозах есть специальные строительные отделы, призванные помогать застройщикам. Но может ли комсомол стоять в стороне от этого важного дела?

Конечно, не может, - говорит Дробот.-" Возьмите наших соседей, "молодогвардейцев". Вы бывали у них.

Да. мне приходилось бывать в "Молодогвардейском", и я понял, о чем говорит Владимир. В этом совхозе комсомольцы и молодежь в свое время создали специальную строительную

бригаду, которая основательно помогла застройщикам. И там теперь стоят десятки однотипных уютных коттеджей, в которых живут молодые рабочие.

Мне кажется, что опыт молодежи Молодогвардейского совхоза во многом поучителен. Наряду с т-ми сооружениями - производственными, бытовыми, культурными, жилыми." которые в широких масштабах будут возводиться государственными организациями, - надо больше строить домов - добротных, уютных - из местных строительных материалов, силами молодежи. Только организовать, подсказать - и дело пойдет!

Помню, еще так недавно, к кому ни придешь на целине - в комнатах неуютно как-то, пусто. Мебели никакой: ни шкафа, ни табуретки. Мастерили наспех каждый по своему вкусу. Теперь ребята обжились. Зайди к любому - ковры, цветы, шифоньеры. Чувствуется по всему: к людям пришел достаток.

Это внутри домов. А "на улице"?

Мне не довелось бывать v прославленного бригадира Михаила Довжика из Ярославского совхоза. Целинного края. Но я слушал его выступление на недавнем пленуме ЦК ВЛКСМ и порадовался. Михаил говорил о том, что молодежь, комсомольцы их совхоза решили благоустроить поселок. Они посадили сад; весной в честь предстоящего XXII съезда партии они хотят посадить вокруг рабочего поселка лесные полосы, создать уютные полевые станы.

Как не хватает новоселам уюта садов, леса!

В Ленинградском районе, Кок-четавской области, более десятка новых совхозных поселков. II нее они, как и поселок у Май-Балыка, неуютны, неблагоустро-ены. Вблизи домов нет ни деревца, ни палисадников. Тротуары не вымощены. Осенью и в весеннюю распутицу на улицах ноги не вытащишь.

Будто люди не собираются тут жить долго, растить детей, учиться, а так - пришли, пожили сколько надо и уехали... Начинаешь говорить об этом с ребятами - жалуются: да, конечно, скучно.

Ну. а сами-то вы пробовали посадить деревья, сделать стадион, разбить сад?

Молчат, пожимают плечами.

Вот почему так радостен почин хлопцев из бригады Михаила Довжика.

Или еще одна "мелочь" быта. В большинстве совхозов Целинного края трудно с пресной водой. Как правило, в каждом поселке вырыт котлован, который весной заполняется снеговой водой, и ее хватает на все лето.

Но вот представьте себе такую сцену, которую каждое утро мне приходилось наблюдать в поселке у Май-Балыка. На двуколке, запряженной парой невзрачных лошадок, огромная бочка. На передке ендит старый казах.

Вода едет! - кричат женщины, завидя повозку старого казаха, и с ведрами спешат атаковать бочку.

Водовоз не успевает обслуживать весь поселок. Бежать с коромыслом к котловану за полтора километра не всегда есть время. И работницы штурмом добывают воду.

За этими мелкими, на первый взгляд, деталями стоит одно явление: мало думают о культуре быта не только иные руководители совхозов, но и сами новоселы.

Среди рабочих совхозов немало бывших горожан, механизаторов с Украины, с Кубани. Это в большинстве своем грамотные люди. Они окончили семилетку, а то и десятилетку; они привыкли к кино, радио, к городской столовой. Здесь же, на целине, они зачастую лишены этого. Лишены не потому, что в новых поселках нет кино, радио или нет столовой. Все это есть! Но не хватает должного порядка-

Ребята жалуются на плохое питание, на грязь в столовой. В ответ на эти справедливые жалобы они нередко слышат:

Вам, может, пряников подать? Вы же знали, куда ехали. Тут вам не батькин дом, а целина! Так не хныкайте, переживайте трудности.

Да, молодые новоселы готовы переживать трудности. И они за эти годы немало их перенесли. Но одно дело - трудности первого периода, когда не было, как говорится, ни кола, ни двора. А другое дело - сегодняшняя неустроенность, которая происходит только от невнимания к людям, от равнодушия к ним. "Целина - все спишется!" - часто можно услышать здесь.

А кстати говоря, никакой целины давно уже нет и в помине. Есть хозрасчетные хозяйства со своим промфинпланом. Есть совхозы, снабженные лучшей техникой. Есть поселки с жильем, с культурно-бытовыми учреждениями. Одним словом, теперь уже есть условия, чтобы люди хорошо работали и жили культурно.

Слов нет, поругивая "начальство", ребята во многом правы. Но не пора ли и самим взяться за дело, как говорится, засучив рукава?

Казахстанская целина обжита. Возделанная руками молодых новоселов, она принесла нашему народу не один миллиард пудов хлеба. Теперь перед целинниками поставлена задача взять новые рубежи, поднять целину животноводческую, превратить свой край в крупную базу производства мяса, молока, шерсти. Молодые новоселы Целинного края хорошо сознают, какие надежды возлагает на них весь советский народ, и не жалеют усилий, чтобы порадовать предстоящий XXII съезд Коммунистической партии новыми успехами.

И можно быть уверенным: великий подвиг, совершенный комсомолом, молодежью на целинных землях, будет умножен.

У нашей

|> ВКЛАДКЕ

НОВЫЙ ФИЛЬМ Г. ЧУХРАЯ

Л>ветского кинорежиссера И Григория Чухрая знают W не только в нашей стране, но и за ее пределами. Его фильмы "Сорок первый" и в особенности "Баллада о солдате" с триумфом обошли экраны всего мира. И вполне понятно, что каждого из миллионов зрителей интересует вопрос: "Над чем работает Чухрай сейчас"?

Мы попросили нашего корреспондента побывать в павильонах "Мосфильма" н познакомиться с новым произведением талантливого режиссера. Корреспондент нашел Г. Чухрая в помещении, на дверях которого внесла табличка "Чистое небо".

Так будет называться новый фильм по сценарию Д. Храбро-БИЦКОГО. Это волнующий рассказ об испытаний чувств, о любви, о высоком моральном долге служения Родине.

События фильма охватывают период с 1939 года до наших дней. Шестнадцатилетняя девочка, ученица восьмого класса, Саша Львова увидела на обложке журнала "Огонек" портрет героя-летчика Алексея Астахова. Образ героя навсегда запечатлелся в ее душе. Случай сталкивает Сашу с Астаховым. Они полюбили друг друга.

Трудные годы Великой Отечественной войны. Астахов уходит на фронт. Саша поступает работать на завод. Там она получает сообщение о том, что Алексей погиб. Саша отказывается этому верить. Она ждет, и то, во что она верила вопреки рассудку, сбывается. Алексей вернулся из плена. Однако Саше предстоит новое испытание: она любила смелого, отважного летчика-героя, а пришел человек, опустившийся, потерявший веру в себя, в друзей. Саша решает вернуть Астахова к жизнн.

Роль героини "Чистого неба" очень сложна. История ее жизни начинается на экране с шестнадцатилетнего возраста, а в конце фильма перед нами уже тридцатилетняя женщина. После длительных поисков исполнительницы этой роли режиссер остановил свой выбор на артистке Ленинградского театра юного зрителя Нине Дробыше-вой. В кино она снимается впервые. Насколько удачно ей удалось воплотить образ Саши в фильме "Чистое небо", зрители смогут судить сами.

Роль летчика Алексея Астахова исполняет артист Евгений Урбанский, знакомый зрителям по кинокартинам "Коммунист", "Баллада о солдате", "Неот-правленное письмо" и другим.

Вверх у"кадр из фильма "Чистое небо". Слева направо артисты Олег Табаков (в роли молодого рабочего). Нина Дробышсва и Евгении Урбанский.

А. КАМЕНСКИЙ

КРОВЬ и плоть

КРАСОТЫ

ОПетре Петровиче Кончалов-сном нередко -оворят, что это был художник-оптимист, прославлявший в своих картинах радость жизни. Но сказать так - значит, в сущности, ничего не сказать. Разный бывает на свете оптимизм, и не всякая радость украшает человека. Легкокрылый пустельга-попрыгунчик, этакий "ей-ей умру от смеха", которому все на свете нипочем, вызывает лишь презюенис. Отвратительно и тупо*", утробное самодовольство буржуа, сытое урчание мещанина-потреои-теля.

Подлинный, близкий нам, людям нового мира, оптимизм прежде всего серьезен и человечен. В егр основе глубокая внутренняя убежденность в могуществе и конечном торжестве светлых начал справедливости, гуманизма, свободы. Это оптимизм творчества, окрыленного стремлением к прекрасному.

Именно такое светлое, мужественное, мажорное "верую" звучит во всем искусстве Кончаловского, составляет суть его философии жизни, запечатленной в сотнях полотен. Взгляните на автопортрет художника 1943 года. Собранный, сосредоточенный, он пристальным взглядом всматривается в окружающее. Это не бездумный, расслабленный созерцатель, который с безмятежной негой любуется красотой мира, но человек сильной, целеустремленной воли, труженик, который напряженно ишет и воссоздает прекрасное, чтобы подарить его людям.

Искал Кончаловский много, настойчиво, зачастую трудно. И то ощущение счастливой легкости, которое пленяет в его полотнах, давалось ему большой ценой.

Во всяком случае, обретенное еще в дореволюционную пору - работы Кончаловского начали появляйся на выставках с 1909 года - умение раскрывать в мощных, полнокровных цветовых аккордах внутреннюю сущность изображаемой натуры, блистательное мастерство декоративной композиции сослужило ему в дальнейшем добрую службу.

Творческая зрелость пришла к художнику после Октября, в двадцатые годы. Отринуто было зачастую бесцельное озорство, и полотна обретают все более емкую и ясную содержательность. Становится очевидной их национальная характерность. Примечательна в этом смысле "Новгородская серия". Многие ее герои словно бы сошли со старинных фресок. И это

не стилизация, она вообще никогда не была свойственна Кончалов-скому, кисть которого изображала только живую, сегодняшнюю жизнь. Нет, просто художник воочию убедился, какие глубокие народные истоки были у творчества авторов росписей древних храмов: ведь и в двадцатом веке он нашел среди встреченных им новгородцев тот же, что и в старинных образах, национальный тип красоты. Как зорко, например, в картине "Возвращение с ярмарки" рельефно обрисованы отдельные персонажи: кряжистый босоногий мужик с лукавым прищуром глаз, слегка подгулявший парень в новеньких сапогах, тихая, покорная молодайка, смиренно склонившая повязанную иветным платком голову...

Свое миропонимание живописец может выразить не только в полотна" г. развернутым повествованием, действием, рассназом, чо и в так называемых "бессюжетных" ""анрах - пейзаже и натюрморте. Ведь о подобных работах художник запечатлевает не только объективные -юоты и качества натуры, но и свое видение, восприятие ее. которые всегда отражают настроения, размышления, "музыку души" автора.

Маркс говорил о произведениях философа Фрэнсиса Бэкона, что в них "материя улыбается своим поэтически-чувственным блеском всему человеку". Вот такой же сверкающий, радостный, улыбающийся "поэтически-чувственным блеском" мир предстает перед зрителем в натюрмортах Кончаловского. Взгляните на одну из его знаменитых "Сиреней", написанную незадолго до смерти, в 1955 году. Какое пышное великолепие у этих цветов, чьи ветни и кисти буйно раскинулись, словно взвихрившиеся к небу языки пламени! И в то же время какой влажной утренней свежестью веет от букетов, как хорошо, чисто становится на душе, когда соприкоснешься с их светлой, приветливой красотой!

Когда приглядишься к живописи полотна, кажется - это какое-то нолдовство. Художник пишет лепесток одним движением кисти, изображает сложное по своей материальной и колористической структуре соцветие с помощью таких простых и, казалось бы, очевидных приемов, что диву даешься. Но это та простота, которая свидетельствует о высшей зрелости, совершенстве мастерства. Кон-чаловский смело шел на обобщение, основанное на вдумчивом, внимательнейшем изучении свойств натуры, ее естественной выразительности. Вот почему в натюрмортах мастера цветы, фрукты и прочие дары природы изображаются с абсолютной убедительностью, достоверностью, во всей их неповторимой естественной красоте. Вместе с тем глубина постижения натуры и безупречная техника позволяли художнику не робко, иллюзорно копировать богатство природных форм и нра-сок, а уверенно подчинять изображение сквозной, ведущей образной идее. Чаще всего это ощущение полноты и счастья бытия, солнечная жизнерадостность, столь близкая характеру советских людей.

Работы П. Кончаловского в области натюрморта пользуются общим и неоспоримым признанием. Что же касается его портретных композиций, то они пока что еще не оценены по достоинству критикой. Между тем Кончаловский был крупным и весьма своеобразным портретистом.

В портретах художника можно проследить две важнейшие линии. Одна из них по своему содержанию, окраске и настроению образов переклинается с теми радостными гимнами жизни, которые звучат в натюрмортах мастера. К произведениям такого типа относятся "Портрет О. В. Конча-ловской с ожерельем", "Портрет дочери", "Художник и его жена". К этой же группе работ примыкает и портрет писателя А Н. Толстого, написанный в 1941 году.

Этот портрет вызвал много ожесточенных споров. Иные критини, отдавая должное живописному мастерству исполнения, тут же возмущенно всплескивали руками и возводили очи ropi1: "Помилуйте! Ну, мыслимо ли это! Изобразить крупнейшего советского литератора, мыслителя, общественного деятеля каким-то гурманом, сладкоежкой, который, заткнув салфетку за жилет, сидит между аппетитным окороком и старинным штофом с фигурной пробкой! Да это просто кощунство!" Такие ханжеские вопли воистину смехотворны. Их авторы находятся в плену банальных представлений об искусстве, подчиненных какому-то чиновничьему ранжиру: мол, если изображать шахтера - так с отбойным молотком, музыканта - с лирой, а уж писателя обязательно покажите нам на фоне пудовых переплетов с золотым тиснением. Иначе неприлично и недопустимо!

А собственно говоря, почему? Разве нельзя правдиво и сильно раскрыть образ человека, будь он хоть семи пядей во лбу, в простой, обыденной, житейской обстановке? Особенно если суметь показать, как на самые обычные вещи и предметы ложится отсвет его души.

Кончаловский сумел. Писатель Ю. Олеша рассказывает о том. как он побывал в гостях у А. Толстого: "Мы только что пообедали, в руках у него чашка кофе, которую он не просто держит, а держит с той особой выразительностью, с наной он совершает все действия: чашна, вижу я, перестает быть вещью - сейчас это какой-то крохотный персонаж в сцене питья им кофе, в сцене нашего разговора с ним. Так происходило и с трубкой, и с пенсне, с появившимся из кармана автоматическим пером, - вкус к жизни, чувственное восприятие мира, великолепная фантазия, юмор сказывались и в том, что, орудуя вещами, он их оживлял".

Все это как будто написано про созданный Кончаловсним портрет А. Толстого. "Чувственное восприятие мира", "оживление", очеловечивание вещей - да ведь об этом и повествует замечательное полотно. Какое мажорное, сочное утверждение радости жизни и вместе с тем изящество, логика, безукоризненный внус открываются перед нами в великолепном натюрморте! И как привлекателен в своей открытой, щедрой, искрящейся любви к миру этот умный, серьезный человек, который подымает тост за ваше здоровье!

Другая линия портретов Кончаловского связана с напряженными при своей внешней сдержанности образами размышления, самопогруженности, глубокой задумчивости. Таков, например, уже упомянутый автопортрет. Таков и портрет советского режиссера Всеволода Мейерхольда. Перед нами немолодой уже человек с венчнком полуседых волос над высоким лбом, перерезанным снорбным разлетом тонких бровей. Он прилег на тахту как был, в лаковых башмаках, концертном костюме. Этот костюм, небрежно облегающий высокую, худую фигуру, неожиданным, резким пятном вырывается на фоне цветных подушек тахты и пестро-орнаментального ковра. Этим контрастом сказано многое. Рядом с праздничным весельем красок особенно остро чувствуешь печаль, смятенность, горькую усталость изображенного человека. А вместе с тем беспокойная, прихотливая, порывистая игра орнамента, вся эта бурная стихия сталкивающихся и переплетающихся линий, форм и красок ка-ним-то неожиданным, но очень метким ходом направляет наши мысли на раздумья о блистательной фантазии режиссера, его искрометной выдумке, виртуозном артистизме.

Во многих произведениях Кончаловского словно бы слышишь своеобразную перекличку с классическими произведениями. Художник поднимал пласты традиций прежних веков, изучал технику старых мастеров, созданные ими образы, поверяя все это ощущением нового времени, новой жизни. Он стремился найти для своих полотен такой живописный язык, который отличался бы классической простотой, ясностью, совершенством и в то же время был бы послушным, гибким инструментом для воплощения чувств и мыслей человека наших дней. В композиции "Полотер" запечатлен полуобнаженный юноша, изогнувший в упругом, напряженном движении свое мускулистое бронзовое теле. Художник нарочито придал композиции фигуры некоторое сходство с прославленным "Дискоболом" древнегреческого скульптора Мирона. Но это подлинно современный образ. Не только смелый в своей убедительной условности нолорит, острота ритма, динамика фигуры, но и самое представление о красоте человека, выраженное в этом полотне, накрепко связано с эстетикой наших дней. Художник словно бы сравнивает свое представление о прекрасном с классическим и, подчеркивая их глубокую внутреннюю связь, ищет новую гармонию, новые принципы пластического отображения мира.

И в этих поисках, в пафосе дерзкого эксперимента, в счастливом упоении завоеванной человеком высокой радостной красоты нашей жизни - весь Кончаловский.

НАЧАЛЕ

БОЛЬШОГО

Отражая дни нашей жизни, се героев, литература н искусство уделяют особое внимание образу молодого современника. Трудно кажется, сегодня найти спектакль, в котором зритель не увидел бы среди персонажей юношу или девушку. Но есть спектакли и их немало." где юным героям отведена решающая роль, где они главные на сцене. Это люди, ужо сформировавшиеся п еще формирующиеся, но никогда не равнодушные и всегда ищущие. Разные у них судьбы, равными путями иду г они по жизни, и. понятно, по-разному развиваются их характеры.

1

Лерген Серегин - герой пьесы А. Арбузова И "Иркутская история" не так уж н мо-V лод: "через четыре года ему будет тридцать". Он работает начальником экскаваторной смены на строительстве Иркутской ГЭС. Вот ужи более года во всех концах нашей страны зрители самых разных возрастов и профессии ходят на "Иркутскую Историю", чтобы несколько часов провести с этим замечательным парнем, подслушать его мысли о нашем времени, вместе с ним пережить события его драмы.

Взгляды и убеждения Сергея Серегина уже сложились. Это молодой герой наших диен, ясно видящий свою цель: он строит коммунизм и мечтает жить при коммунизме. Он готов к тому, чтобы занять гам положенное ему место во всеоружии своих знаний, своих передовых взглядов, чуждый какому бы то ни было мелкому чувству. Его отличают сила, огромная увлеченность своим делом и вместе с тем иногда наивность и даже какая-то милая беспомощность.

Все эти черты и делают Сергея близким и симпатичным зрителю. Разве может, скажем, не подкупить отношение Сергея к своему экскаватору? Это для него не просто машина, облегчающая труд человека." это добрый друг, требующий большого, уважительного внимания. Сергей относится к своей машине как к живому и чуткому существу.

Трепетный, порывистый н цельный характер Сергея в полную меру раскрывается в его любви к Вальке. Он полюбил ее честно, красиво п мужественно. Он таил свое чувство, пока не увидел, что Виктор - большой его друг - смотрит на свои отношения с Валентиной как на случайное, преходящее развлечение. II здесь, свободный or каких бы то ни было ложных представлений о любви н дружбе, он говорит Виктору: "Я люблю Валю. Я ее очень люблю". Любовь захватывает его целиком, делает человечнее, богаче душой.

Сергей живет в атмосфере большой и напряженной жизни, он сам строит эту жизнь, он мечтает о том. чтобы сделать ее лучше, любит ее н такой, какая она есть. Однако Сергеи вовсе не из тех восторженных, взятых не из жизни, а придуманных героев, которым везде чудятся только шумные победы и гром барабанов. Он не терпит пустых, формальных слов, видимости дела.

Дорога встреча с таким человеком на сцене. Ведь это верно, что в искусстве хочется увидеть героя, который вдруг прочно входит в твою память, н, хоть он старше тебя и дело у него другое, ты проверяешь свои мысли, поступки мерой его жизни.

Выть может, самое интересное, увлекательное и вместе с тем самое сложное и искусстве - показать становление человека. II уж тут-то. конечно, на первый план выступает молодой герой, потому что именно в двадцать лет человек настойчивее всего ищет свой идеал в жизни, потому что н это тревожное и интересное время происходит наиболее активное формирование характера. Это время связано с ошибками и потерями, находками и удачами, которые закаляют юного человека для будущей многообразной жизни.

У нас неуклонно идет в гору экономика, повышается производительность труда, растет благосостояние люден, успению решается жилищная проблема одним словом, создается материально-техническая база коммунизма. По победа коммунизма требует, чтобы коммунистическим стало сознание людей, чтобы люди научились думать и жить по коммунистически.

Многим из тех. кто строит сейчас коммунизм, выпадет счастье жить при нем. Но далеко не все у нас - чего греха таить! - похожи на Сергея Серегина по уровню своего сознания. Например, Виктор. Они с Сергеем люди одного возра-

в

era живут в одно горячее время, работают па одной стройке, любят одну и ту же девушку... По какие они разные; - эти друзья, как по-разному они .мыслят и чувствуют! Если Сергеи не только деятельно, сознательно строит коммунизм, но и душевно готов идти к- его вершинам, то Никто]) начинает свои путь к коммунизму с куда более далеких подступов.

Сценическая жизнь Виктора и Валентины - ото длинная цепь мучительных раздумий, сомнении, поисков, противоречии, внутренней борьбы, неверных, .южных поступков и вместе с тем радостей и надежд.

Виктор жил. что называется, "как все->. Он не был плохим человеком, вовсе нет. Хороший работник (недаром после смерти Сергеи он был назначен начальником смены), добрый н чуткий друг, компанейский парень, гитарист, танцор, он нравился многим, в первую очередь своему другу Сергею. Любит и ценит его ворчливый "батя? Сердюк-, начальник экипажа на экскаваторе. Это одна сторона кизнн Виктора. Другая проявляется в отношениях с Ва.ть-ьой. II в противоречии этих двух граней заключается весь драматизм характера Виктора, во многом - интерес всей драмы.

В самом деле: по своим производственным показателям Виктор на высоте - дай бог каждому так работать. Но каков Виктор в том. что мы обычно называем личной жизнью? Духовное лицо человека ярко проявляется в любви. Любовь - это большой п ответственный экзамен на человеческую зрелость. Виктор его пока не выдерживает. Так бы. наверное, и продолжался его легкий роман с Валей, если бы не вмешался Сергей. Жизнь п смерть друга многому научили Виктора. Надо было потерять Валю и Сергея, пережить тяжелую душевную ломку, чтобы в нем пробудились истинные человеческие чувства, чтобы он стал настоящим человеком."

В некоторых литературных пособиях - да иногда и не только в них! - принято делить героев художественного произведения на положительных и отрицательных, передовых п отсталых. По разговор об обязательных "нормах поведения" передового героя, об этаком планировании и нормализации характера - в искусстве разговор бесплодный. В самом деле. Сергей Серегин, скажем, по такой классификации - герой, безусловно, положительный. А вот как быть с тем же Виктором? Куда его отнести: в отсталые пли. может быть, в перевоспитывающиеся?

Совершенно ясно, что подобные попытки привести героев романов и пьес к единому знаменателю несостоятельны. Здесь все дело в позиции 'автора. И по жизни Виктора, как ее изображает Арбузов, будут учиться многие. А ведь воспитательная функция, как известно, не последнее дело в искусстве.

с

Иркутская история? А. Арбузова в Театре имени Евг. Вахтам гова В ро.ш Ва.тн - 10. Борисова

роли Сергея

I рмиронаинс. с танов.зеннс характера у героев "Иркутской истории" происходит в очень благоприятной обстанов-Рядом с Виктором и Валей - Сергей, сыгравший такую серьезную роль в их судьбах. Их окружают хорошие, добрые люди - парни из мкекаваторной бригады, которые помогут им н добрым словом п деликатным советом. Вместе с ними умный, заботливый Сердюк, которому очень дороги его ребята.

По ведь случается и иначе. Нередко именно окружение мешает естественному развитию характера нашего молодого современника, тормозит его. и тут выступают на сцену опасные и страшные наши враги - корысть, ханжество, недоверие к людям словом, все тс отвратительные черты, которые можно назвать чертами нынешнего .мещанства. Мещанство во всей его разполп кости общественное явление, и с ним надо бороться решительно, остро, до конца, не утешая себя мыслью, что это. .мол, явление не типичное п со временем отомрет само по себе. Борьбе с мещанством посвятил свою взволнованную, страстную пьесу "Неравный бой? Виктор Розов. Герои этой пьесы молодые, только что окончившие школу ребята: Слава, способный математик, в жизни которого произошло радостное событиеего приняли в университет. Дмитрий, ставший, как он выражается, "сапожником", п их одноклассница Лиза. Казалось бы, все дороги большой жизни открыты ребятам - иди, выбери свое место и, как говорил Маяковский, "твори, выдумывай, пробуй ">.

По не так-то все просто и безобзачно в жизни розовских героев. На их пути встают лицемерие, ханжество, грубость. Все это противно их молодому чувству и уму, и они объявляют войну своим врагам.

Отличная .по штука - первая влюбленность. В нее вкладываешь нерастраченный жар юности, в ней проявляется и мужает молодой характер, она приносит огорчения и большую радость. И правильно говорит о пей дядя Славы. Тихон Тимофеевич: "Выше этого нельзя быть, можно быть только ниже этого". По вот перед Славой встает мрачная фигура другого его дяди - Романа Тимофеевича, который знает толк в еде. но слабо разбирается в движениях человеческой души; он почитает своим долгом выступить на борьбу с любовью, ибо в его убогом сознании не умещается мысль о том, что любовь - это естественное и возвышающее человека чувство. II вот он начинает свою отвратительную, циническую, ханжескую проповедь: ",Ты... говорят, коговагь начал"" Чистое, светлое чувство оскорбили грубым прикосновением. И Слава со всею резкостью,

М. Ульянов.

В

Виктор Розов всегда рассказывает в своих пьесах о той трудной и .интересной поре в жизни человека, когда он перестает быть беззаботным мальчиком, всерьез задумывается о нашей действительности и выбирает свое место в общем деле. Об этом Розов писал в пьесах "В добрый час!" и "В поисках радости", об этом он пишет и в "Неравном бою".

К:

Неравный бой? В. Розова в Центральном детском театре. В роли Мити - А. Дуров, в роли Славы - Ю. Комаров.

силой и уоежденностью молодости вступился за свое чувство. Какие у него и у его друзей шансы в этой борьбе" Что они могут противопоставить своим взрослым и опытным противникам? На стороне Славы и его друзей юность, чистота, возвышенность идеалов, н это придает им силы в "неравном бою". "Не мало ли этого" - спрашивает Вера Смирнова в своей рецензии на спектакль Центрального детского театра. Думается, что не мало. В самом деле, какие решительные, действенные, практические, так сказать, меры могут отыскать Слава и Лиза?

Они не предпринимают контрдействнй с тем. чтобы разрушить хитрые комбинации своих врагов. II это верно! Им глубоко чужда не только пошлая, глупая мещанская полиция непрошеных воспитателен, но и грязь их слежки, шпионских приемов. Не могут юные розовскне герои воевать со своими противниками их же оружием: они живут на разных уровнях морали. По жиаюь свела "их вместе, н, по видимости, безоружные Слава II Лиза владеют на самом деле куда более мощным оружием - правдой и глубокой уверенностью в правоте своего чувства. II если бы мы, встречаясь в жизни с ложью и ханжеством, пользовались этим оружием со страстностью героев < Неравного боя", тяжко бы пришлось обманщикам и тнцемерам.

Драма всегда предполагает конфликт, столкновение сил. В пьесе "Неравный бой" этот конфликт - в борьбе душевной чистоты с грубостью и х&нжеством. II хорошо, что В. Розов показывает силу мещанства, его живучесть, показывает, какую опасность таит эта сила, если с ней не бороться до. конца, решительно и бескомпромиссно. Дот о не только в том, что Слана и его друзья торжествуют победу, айв том. что зритель, растревоженный Розовым, сочувствует молодым героям в их трудной и нужной борьбе, принимает живое участие в их драме, горой встает на их сторону.

|к жить, где найти свое место в жизни, куда направить задор, энергию и мечты молодости - эти большие н серьезные вопросы волнуют героев пьесы Леонида Зорина "Увидеть вовремя". постав-пенной на сцене ЦТСЛ.

Непросто сложилась судьба Артема: с самого раннего возраста ему нриштось работать. Опыт трудных детских лет помог ему найти верную дорогу в жизни, придал уверенность в себе, силы. Но многое, очень серьезное Б жизни - не по вине Артема - осталось неведомым ему. Борис - молодой, талантливый физик. И для него будущее ясно и открыто. "Наука берет человека всего. Заменяет ему мать и жену"." убежденно заявляет Борис.

В смятении и поисках Вадим: он мечтает стать писателем, но совсем не знает жизни и завидует уверенности и силе Артема.

II уж в полной растерянности Рина, студентка архитектурного института.

Герои Зорина стоят на пороге жизни, но ищут они ответа не только на вопрос "кем быть". "Каким быть" - вот что их мучительно занимает.

Молодые - они ведь на перекрестке... Выбрать всегда не просто", - вслух размышляет Вадим. Это верно. Найти свою дорогу среди тысяч дорог жизни, найти себя очень трудно. В этих поисках, о которых Л. Зорин рассказывает зрителю, формируются н зреют характеры молодых героев пьесы. Твердый, как будто выбитый ш гранита, сибиряк Артем яростно нападает иа Вадима, видя в нем представителя ненавистного ему племени молодых бездельников, фланирующих по бульварам п улицам города. Бескрылый мечтатель, пустой фантазер - таким видится Вадим Артему. "Ну. сам скажи, чему ты сможешь меня научить" - спрашивает Артем. "Да пойми ты. все эти твои трали-валн. печали - иу что они для меня" Медный грош им цена в базарный день".

У Вадима нет энергии и ясности Артема, но он не может согласиться с его скоропалительным и обидным судом.

Артем по убежденности, по силе характера чем-то напоминает арбузэвекого Сергея. По. право^же. он куда менее симпатичен зрителю, чем герой "Иркутской истории".

Артем слишком сух. недоверчив, прямолинеен, в нем нет той открытой, широкой души, которая так привлекает в Сергее. Правду о нем говорит Рппа, что он судит людей, точно дрова колет.

Слепое счастье Стаса

Писатель использует интересный прием смещения времени и. показывая жизнь своих героев через десять лет. как бы говорит, что может случиться с ними, ошибись они в ответе на главный вопрос жизни, сверни с прямого пути, пойди на сделку с совестью. - тогда и вся жизнь может пойти по кривой. Опасность жизненной ошибки - пет ред всеми героями.

Все ясно Артему, он совер шенно уверен в непогрешимости своей жизненной позиции, но эта уверенность рискует перейти в самоуверенность, а его пренебрежение к "интеллигентским", с его точки зрения, сомнениям может обернуться впо-. с зедствии ограниченностью и нечуткостью.

Лавры модного на час. но на само.м деле безнадежно далекого от жизни и людей писателя грозят Вадиму.

Увидеть вовремя, не ошибиться в главном - таков пафос зо-ринской пьесы. Размышляя над этой серьезной проблемой, автор н актеры заставляют думать п зрителя. Эта хорошая озабоченность судьбами молодых люден нашего времени составляет сильную сторону пьесы и спектакля.

Но вот опустился занавес, похлопали и разошлись по домам зрители. II чем больше думаешь о спектакле, тем острее ощущаешь известную неудовлетворенность, как будто тебе много пообещали и далеко не все выполнили. Увлеченный добрым желанием пригласить зрителя подумать вместе с ним о судьбах его героев. Л. Зорин заставил Бориса. Вадима. Артема жить по составленному им сухому и рационалистическому плану.

Наблюдая за жизнью, Л. Зорин накопил много верных, глубоких мыслей о судьбах нашей молодежи. Эти мысли он выразил в нарисованных им биографиях молодых людей, не давая, однако, своим героям пожить собственной жизнью, отойти от заданной схемы. Как умелый шахматист, приготовивший противнику дебютную новинку, Зорин задает зрителю разные загадки, главным образом в сфере возможной судьбы героев. Загадки, в общем, можно разгадать, но эта интеллектуальная игра мешает чувствовать н переживать происходящее на сцене. Рассудочное! ь, мнимая многозначительность лишают героев пьесы живой плоти, человеческой непосредственности. Почему Рп-на вдруг кинулась от Вадима к Артему? Понятно: в нем она увидела ту спокойную и мужественную силу, которой так недостает ей н Вадиму. Но это ясно лишь как тезис, а не как душевное движение девушки. Почему Артем так активно не любит Вадима? Тоже легко угадывается мысль писателя: уверенность Артема не терпит никаких колебаний. По ведь жизненной причины, конкретного обстоятельства для такой вражды в пьесе нет. Что заставило Артема понять свою ограниченность? И на этот вопрос ответа в действии пьесы нет. Просто автор, по-видимому, полагал, что Артем должен пересмотреть свои взгля-

е? А. Кузнецова и Г. Штайна в Театре сатиры. В роли - К. Протасов, в роли Лики - Н. Архипова.

ды. Но ведь не всем это удается, да и к тому же нужен какой-то толчок, событие, которое заставило бы Артема по-иному взглянуть на себя и на людей.

Лаконизм, простор для зрительских размышлений привлекают в пьесе Л. Зорина. Но иногда этот лаконизм становится недоговоренностью, оборачивается ложной многозначительностью, а порой и нелепостью.

Разговор в пьесе идет на важную и серьезную тему, зритель понимает это, но сердце его остает ся холодным - ни тревоги, ни волнения за судьбы героев нет. А в искусстве без этого нельзя.

Можно ли выиграть счастье в лотерею, можно ли купить его за три рубля на улице, в метро или, например, в магазине" ...Жили себе своей веселой студенческой жизнью три друга: Борис, Стасик и Алеша, сдавали н проваливали экзамены, ходили на футбол, влюблялись, как вдруг к ним привалило счастье г. виде маленького разноцветного клочка бумаги, выигравшего в лотерею "Волгу". Алеша тут же хочет бежать в магазин и взять машину с тем, чтобы летом прокатиться в Крым, на Кавказ, в Закарпатье; Борис предлагает получить выигрыш деньгами - "хоть приоденемся по-человечески", Стае колеблется. Вроде бы спор несущественный: пошумят ребята и согласятся и снова пойдут зубрить свою терапию. Но спор - это только начало истории, а конец ее - это конец дружбы трех молодых люден, духовная гибель одного из них.

А. Кузнецов и Г. Штайн назвали' свою пьесу комедией. С веселым юмором, в шутку рассказывается в пей о важном. В ярко комедийных ситуациях пьесы, возникающих вокруг пропажи ло-

В

терейного билета, выявляются истинные характеры молодых ребяг, за смехом слышно беспокойство авторов о судьбах своих героев, о том, чтобы они не сбились с верного пути.

Герои "Слепого счастья" скоро окончат инсти-дут, они будут врачами. В этой профессии, быть может, больше всего необходимы любовь к людям, бескорыстие, благородство. Всего этого в лотерею не выиграешь, точно так же, как ни в какой игре не выиграть большого, настоящего счастья жизни - счастья быть нужным людям. Представлению молодого человека о счастье, о смысле жизни н посвящена пьеса "Слепое счастье".

В доме стариков Челноковых, где живут ребята, переполох: билет, о котором столько говорили, таинственно исчез. Алеша с Галкой мчатся на мотоцикле в ателье - может, билет в пиджаке, отданном в перелицовку. С гас бежит к приятелю за книгой - кажется, он сунул его туда. И только внезапно успокоившийся Борис остается дома. Он вспомнил, где лежит билет. Ребята пусть помечутся: за это время он успеет продать его. и притом с прибылью. А там они честно поделятся... Но тут его попутал дьявол в лице Лики, дочери соседа. Лика, разыгрывая Бориса, советует ему взять все деньги: ведь "удача не любит, корда ею делятся с другими".

Алеша и Стае узнали о намерении Бориса. В бурном споре с ним столкнулись два взгляда на жизнь, па счастье. Увлекающийся, чуть наивный Алеша, добродушный остряк Стасик живут чистой, доброй мечтой - они хотят стать учеными, чтобы доставлять людям радость, чтобы их дело стало к ряду других добрых дел нашего времени. Борис же ищет в науке выгод для себя, его стремления, его счастье в том. чтобы "почувствовать себя человеком, которому все можно". Но с такой убогой жизненной философией не прожить в паше время, и правду говорит о Борисе Стае: "Не будешь ты хорошим врачом". Ведь для того, чтобы быть хорошим врачом, нужно прежде быть хорошим человеком...

Хороших людей у пас больше - ото факт. Но есть н такие, как Борис, и с ними надо бороться разными способами, в том числе и смехом.

Хочется сделать небольшой упрек авторам пьесы. То ли решив, что ситуация слишком серьезна и драматична, так что тут нет места шуткам, то ли еще но какой причине, по в заключительной сцене А. Кузнецов и Г. Шгайн вдруг отказались от юмористической интонации, придающей такой привлекательный п веселый колорит всей пьесе, н заставили всех своих героев гневно обличать Бориса. Разве смех над Борнео*!, оставшимся в дураках, был бы менее грозным оружием, чем нравоучение Алеши: -"Стасик людей любит, а это дороже твоих аккуратненьких конспектшков..."

Что дорого в пьесе А. Кузнецова и Г. Штайна. что делает ее по-настоящему довременной - это то неравнодушие, тот неустанный интерес, с которым она рассказывает о судьбах, характерах и мечтах молодых людей шестидесятых годов. Пм предстоят большие дела, и начинать их надо достойно, с чистыми руками - таков важный общественный смысл пьесы.

И-

В разном обличье предстают перед зрителем молодью герои на сцене наших дней. По одно объединяет этих героев, делает н. родственными по духу, создает облик молодого человека наше-то времени. Это го, что они в постоянных поисках. Дорого в этих юных гражданах их неравнодушие, интерес к жизни, к будущему.

И невольно сравниваешь советского юношу с его молодым современником на Западе. Честные художники всерьез встревожены судьбами молодого поколения в капиталистических странах. О молодых пишут книги, им посвящают фильмы и пьесы, об их судьбах и настроениях много говорят и яростно спорят. Появились "блудные дети" во Франции, "рассерженные молодые люди" в Англии, "битники" в Америке. Это уже не "потерянное поколение? 30-х годов, бесконечно напуганное событиями, происходящим!! в мире, и стремящееся уйти из него, отгородиться. Эти задиристо нападают, желчно смеются, бунтуют. Джимми Портер, герой пьесы Дж. Осборна "Оглянись во гневе", Джим из романа одного из лидеров "рассерженных". Кишели Эмпса, "Счастливчик Джим" глубоко враждебны миру бизнеса, они с ненавистью нападают на преуспевающих, самодовольных дельцов, изо всех сил противятся буржуазному порядку вещей. Молодые люди Уэй-на ("Спеши вниз"). KepvaKa ("Н<д дороге"), Сэллинджера ("Над пропастью во ржи"), безусловно, отрицают то. что им предлагают на каждом шагу: продажность, стяжательство, поклонение культу доллара. По они не понимают, как бороться против всего этого." вот они в страшной злости и мечутся по дорогам Англии. Франции. Америки и не знают, куда прийти, где найти идеал и счастье жизни. А ведь эти из лучших. Другие просто смиряются. Правда, и некоторые "рассерженные" тоже в конце концов сдаются и занимают свое место "наверху". Там. например, оказался, забыв свой гнев, "счастливчик? ДЖИМ, туда же попал и герой романа Брэйна "Путь наверх" (по этому роману был снят фильм, названный у нас "Путь в высшее общество"). Другие продолжают" бунтовать, но как? Бессильно, обреченно, без идеала. Совершенно ясно, что таким "бунтом" не потрясти капиталистических устоев.

Ясная цель - коммунизм, поиски наиболее верных к нему путей, стремление найти свое место в общем строю - вот что объединяет молодых героев современности, о которых шла речь в этих заметках. Конечно, далеко не сразу каждому из них удается выйти па прямую дорогу жизни. На подступах к ней случаются и ошибки, ч заблуждения, н борьба с самим собой. Эта борьба чаще всего венчается успехом, ибо и в действительности п в драматургии молодые живут в животворной атмосфере товарищества и коллективизма.

По чистый воздух нашей жизни отравтяют ложью, индивидуализмом люди без цели, люди без идеала. II хороню, когда искусство развенчивает таких типов, потому что раскрыть с подлинно реалистической силой человека, противного нашему времени." это значит помочь вырвать сорняк с коммунистического" поля.

Жизнь сложна, разнолика. II в искусстве она должна быть такой же. Важно только разглядеть ведущую тенденцию нынешней поры движения к коммунизму, важна активная, утверждающая позиция писателя, его передовое мировоззрение.

Искусство прочно вошло в духовную жизнь нашей молодежи. II когда молодой зритель встречается со своим сверстником на сцене, в книге, он вместе с ним еще требовательнее "обдумывает житье", ищет самые прямые пути к тому рубежу, где решаются главные задачи коммунистического строительства.

а

гаи

СЕМИЛЕТКИ

Рисунки Александра СВЯТСКОГО.

Текст Кима ЛЯСКО.

МАГИСТРАЛЬ

У перевоза через Обь. Лесовозы ждут парома.

амолет взмыл, и с высоты полета мы увидели: стальная магистраль стремительно рванулась - вдаль за убегающей чертой горизонта. Она дерзко разрубила кольцо тайги, смело перешагнула через реки и прошла через гиблую топь болот, чтобы широко и прочно обосноваться на громадном пространстве от равнин Сибири до гор Урала. Сплошная линия железнодорожных путей сменилась пунктиром строительства, и где-то там, за синеющей далью, угадывалось продолжение трассы, раснинувшейся на две тысячи пятьсот километров, трассы Средне-Сибирской магистрали. Она примет на себя часть обильного грузопотока Главной Сибирской магистрали, сблизит новостройки Сибири, позволит быстрее вывозить целинный хлеб Казахстана и Алтая, лучше использовать рудные богатства Урала.

В нетерпеливом порыве устремилась она навстречу дмю. когда помчится груженный доверху первый состав. Это будет скоро В честь XXII съезда КПСС строители досрочно сдадут участок Камень-на-Оби - Алтайская.

...Раннее утро. Поднимается солнце. Пробуждаются птицы. Встают люди. Они журятся от обилия солнца и ежатся от рассветного холодка Свисток мотовоза раскалывает тишнну. Пора! Мотовоз с платформами трогается, быстро набирает скорость. Он спешит: надо вовремя доставить людей и материалы на трассу. Упругий ветер бьет в лицо.

Итак, вот она. смотри: широко размахнулась ударная номсомольская стройка Средне-Сибирской магистрали На лесосеках тарахтят бензопилы, и с гулким стоном, вздымая фонтаны брызг, падают навзничь деревья. В воздухе кружится лиственный снег..

Скреперы с ревом штурмуют завалы на просеках. Утюжат вздыбленную землю бульдозеры, и под их натиском неохотно вылезают из насиженных нор ось-миногие пни. Вытягивая длинные шеи, экскаваторы вонзают в жилистый грунт зубастые ковши. Натужно урча, упрямо ползут по насыпи самосвалы.

И вот расчищена трасса, утрамбована и отглажена насыпь. В дело вступает величественный, как слон, путеукладчик. Торжественно, словно сознавая важность своей миссии, снимает он с платформы очередное звено пути и медленно опускает на полотно. Звено закрепляют, и путеукладчик движется дальше го тольно что уложенному им кусочку магистрали.

И так метр за метром, день за днем, участон за участком.

...Наступает вечер. Усталое солнце сваливается за частокол леса. Сумерки сгущаются. Воздух сыреет. Тянет болотом и лесной прелью. Приходит час возвращения с работы. Мотовоз бойко бежит к дому То и дело он останавливается, свистком собирая по пути бульдозеристов, маляров, каменщиков, лесорубов.

Присмотрись: перед тобой строители дороги. Они очень разные, эти люди. Среди них наивные девчушки, широкоплечие парни, вчерашние фезеушники, старые кадровые рабочие, демобилизованные солдаты и матросы, пожилые работницы. Они веселые и замкнутые, лукавые и грубые, прямые, как дорога, которую они строят. Со всех концов земли советской съехались они в Сибирь. Что их объединяет, таких непохожих" Их свело вместе и сплавило в нрепкий рабочий коллектив одно большое и славное дело - строительство новой дороги.

Смотри: их лица просты и обветренны. Взгляды спокойны и прямы. Эти люди зкают себе цену. От них веет силой и мужеством.

Вот их руки. Большие рабочие руки. В ссадинах и порезах. В мозолях. Узловатые и темные, как корневища. Сейчас они неподвижно лежат на коленях, сложены на груди, засунуты в нарманы. Но сегодня, как и вчера, они заставили стальную магистраль шагнуть вперед, догоняя убегающую черту горизонта.

А мотовоз летит вперед. Попыхивают огоньки папирос. Под стук колес течет неторопливая беседа. Вот-вот из-за поворота покажутся новенькие станционные постройки, дома поселка. Скоро станут видны и "дома на колесах" - товарные вагоны, по оси увязнувшие в земле. В них тоже живут строители.

Впереди длинный веч р. желанный отдых. Семейных ожидает домашний очаг, холостых - общежитие, столовая, друзья. А там клуб засветится манящими огоньнами, и со всех сторон потянутся на них любители нниг и шахмат, бильярдисты, самодеятельные артисты или желающие посмотреть новый фильм.

Там и тут на улицах раздается говор, шепот, смех. Из открытого окна доносится звон гитары. С другого конца улицы ей отвечает развеселая гармонь. В небе дрожат большие звезды. На реке глухо плещется рыба. Высоко проплывают легкие облака.

Скоро все утихает. Гаснут огни. Ночь вступает а свои права.

в

Даже могучим скреперам и бульдозерам при сооружении насыпи приходится напряать все свои лошадиные силы...

Стоаннос это ощущение: едешь, едешь на мотовозе, вдруг - стоп! " кончился путь... И ничего - ни шпал, ни рельсов. Пусто. Только голая насыпь, колышки, обозначающие трассу, да впереди снуют автомашины, ворочают землю бульдозеры. Это готовится фронт работ для головной бригады путеукладчиков. Их двадцатилетний бригадир комсомолец Михаил Пиратинский знает свое дг.ю хорошо: его бригада буквально наступает на пятки механизаторам.

Обеденный перерыв. Умолк рев моторов. Потные и возбужденные скреперисты, вытирая замасленные руки, вылезают из кабин. Они достают взятые из дому припасы. Усевшись в кружок, закусывают. Раздается хохот: это развлекают товарищей непременные балагуры и остряки.

Но вот взрывы смеха умолкают: пришла Рая Васильченко, бригадир механизаторов Все подсаживаются к ней поближе. Сегодня нидо сдать наряды. Эю интересует всех Рая пишет, а шустрая виза ров щица Лида Муха заглядывает через ее плечо и громко комментирует проценты выработки.

Федя Сафронов изо всех сил старается сдержать улыбку. Он хочет, как и все шестнадцатилетние, говорить басом и казаться старше, но это ему плохо удается: годы, как говорится, берут свое... Зато в работа он действует как заправский плотник. И'это совсем не удивительно: ведь отец и мать Феди - тоже строители дороги. Так что он дсТстойно продолжает династию Сафро-новых.

Словно стадо рыжих коров, разбрелись по луговине вагоны, i беспомощно увязнув колесами "I земле... Кудахчут куры. Повизги- вают поросята. Ветер колышет белье на веревке. На крышах торчат метелки антенн. Строители дороги - кочевники. Закончат один участок, поставят свои дома на рельсы - и айда на другое место!

В накомарниках и с баграми наперевес идут лесорубы гуськом по лесным завалам, словно ратники древнего русского воинства.-Они и впрямь воины: им первым выпадает начинать бой с дикой природой, которая сурово ветре-' чает непрошеных гостей...

От рабочего поселка Сузун. Новосибирской области, до разъезда Малиновый свыше НО километров. Лораги идет по тесному лесному коридору. Ветки хлещут по бортам. Над головой угрожающе нависли чудом удержавшиеся стволы вывороченных деревьев. Всюду предательские рытвины. Что это за дорога, хорошо передает шутка, которую мы слышали: "Шура выехала из Сузуна с пятилитровым бидона н молоки, а привезла на Малиновый. кило масла!"

- #

В дремучем лесу три палатки. Кухня. Колодец. Волейбольная площадка. Чуть в стороне - трактор и бульдозер, (лучит движок. Вудтп созданные болезненной фантазией скульптпри-ибстракционшта Торчат посреди просеки причудливые остовы обгорелых деревьев. В палатках уютно, чисто. Железные кровати, аккуратно заправленные. Приемник. Книги, журналы. Электрический свет. .1 по вечерам после работы танцы под баян при луне. Костер. Суровая романтика нашего поколения...

ПОВЕЗЛО ЛИ!

Кем он хотел быть, Володь-ка Шику нов" Сначала, конечно, моряком. Вместе с товарищем они, четырнадцатилетние мальчишки, летом отправились в Одессу. В моряки их не взяли, деньги кончились. "Зайцами" добрались домой...

II вот уже десятый класс. Ранней весной на велосипедах они уезжали в степь, жгли костры и разговаривали о будущем. Планы у ребят были изменчивы, как пламя костра. Только Володя твердо знал: он останется здесь, в Криворожье, на шахте - отец 1вышел на пенсию, надо пймогать семье.

Перед последним экзаменом он радостно сказал другу:

- Я уже договорился: меня берут на шахту газосварщиком...

Друг промотчал задумчиво. Он еще не решил, кем будет: врачом пли архитектором. А потом, когда экзамены были сданы н Володя пришел оформляться, он узнал, что на обе-

Рнсунки В. Юдина.

щанное место взяли... его друга, того самого, с которым он поделился своими планами.

Мы бы подождали тебя." сказали Володе в отделе кадров, - но ты же знаешь, его отец - замначальника шахты...

Можно было найти другую работу, но Володя обиделся на весь свет н уехал в Днепродзержинск. Здесь он поступил в техническое училище и неплохо учился. "Буду сталеваром", - решил он. Во время практики в цехе он все время старался быть у печи. Учился смотреть на огонь н бросать магнезит в печь так, как этого требовал обер-мастер. Учился орудовать лопатой, чтобы она не плавилась в печи. Он полюбил мартен.

Когда выпускники технического училища пришли на завод уже равноправными рабочими, обер-мастер, оглядывая ряды, решал: этих - на шихтовый двор, этих - к изложницам. Володю поставили сразу на печь.

Он сдружился со своей бригадой. Вечерами в общежитии ре-

бята обсуждали, как учиться дальше. И тут услышали: при заводе организован втуз. Завод-втуз.

Решили поступать туда и начали заниматься на подготовительных курсах. Кого послать на учебу в заводской втуз, решали сообща - на цеховых собраннях. Достойным давали рекомендацию. Из коллектива третьего мартеновского цеха на правили несколько человек, в их числе Володю Шикуноча.

В добрый час! Завод-втуз - это хорошо придумано! - говорили Володе товарищи по бригаде." Но конкурс есть конкурс, теперь все зависит от тебя.

...И вот экзамены позади. Принят!

Из дому пришло письмо. Мать поздравляет и пишет: "Дружка твоего встретила, которого на обещанное тебе место на шахту взяли. Говорит: счастливая случайность, тебе повезло..."

Володя отложил письмо, встал, зашагал по комнате. Он вспоминал техническое училище, работу на заводе, вечерние часы над книгами.

Нет, это не повезло, этого я добился, - тихо произнес он.

ЗАВОД-ВТУЗ

Приземистое серое здание. Новая черная доска с золотой надписью: "Днепро-дзержинский металлургический завод-втуз". Сюда каждое утро торопливой походкой идет молодежь.

Обычная суета раздевалки, приветствия, рукопожатия. Звенит звонок. Опустели коридоры. В длинной аудитории - ровный голос преподавателя. Ребятам объясняют, что такое диффе ренцпрование.

Пока Шикунов и его товарищи слушают лекцию, давайте зайдем к директору Павлу Ефимовичу Носенко и послушаем, что же это такое завод-втуз.

Некоторые полагают, что завод превращается в учебное предприятие." начинает Павел Ефимович. - Это неверно. Оставаясь промышленным предприятием, завод становится базой для учебы и работы студентов заводского втуза.

Чем же завод-втуз отличается от обычного вечернего или заочного института, например, от

885410"?

плюющего немало славных традиций Днепродзержинского вечернего института, на базе которого он создан? В подобных вузах часто бывает, что студент металлургического факультета работает, допустим, на трикотажной фабрике. Польза от такой работы для будущего металлурга не слишком велика.

Здесь же студенты с самого начала работают по изучаемой специальности, и постепенно их будут передвигать по рабочим местам, обеспечивающим их рост.

Сейчас в Днепродзержинском заводе-втузе студенты в течение одного семестра полностью освобождены о г работы, получая в это время стипендию от завода. Па других заводах распределение свободного времени происходит иначе.

Отношения завода и заводского втуза регулируются двумя документами: первый - учебный график, второй - программа производственной практики. Не просто рождались эти документы.

Учебный график. Как использовать свободное время, па которое студент имеет право? Собрались вместе представители завода н втуза, стали решать. "Частая смена рабочих в цехах металлургического завода будет очень мешать работе"." сказали производственники. Преподаватели привели свои соображения о пользе свободного времени, собранного в кулак. Так пришли к общему выводу: половину учебного года студенты только учатся, затем сдают экзамены за первый семестр, уходят на каникулы и после каникул начинают работать в цехе, продолжая заниматься по ьечерам.

Сложнее оказалось решить вопрос о производственной практике студентов. За столом - преподаватели п заведующий кафедрой, начальники прокатных цехов, директор втуза н главный прокатчик завода. Стали обсуждать: на каких участках и должностях должен поработать студент - будущий инженер?

И тут начался бой. Столкнулись разные мнения. Преподаватели думали о квалификации будущих инженеров, главного прокатчика волновало качество продукции, и он предпочитал, чтобы студенты-рабочие занимали не слишком высокие посты.

Ведь эти студенты, сегодняшние рабочие." ваши будущие командиры"." убеждали преподаватели главного прокатчика.

Он слушал вежливо, но оставался при своем мнении. Оно покоилось на элементарном рассуждении: инженеры будут через пять лет, а план с меня спросят завтра.

Перед нами была еще одна проблема - вечная проблема приемных экзаменов, -

продолжает свои рассказ директор." Как выбрать лучших из числа молодых рабочих, заявивших о своем желании поступить в заводской втуз? От чего зависят результаты экзамена? О г знаний, от нервов. Порой и от слепой удачи. Прошел? Не прошел".. Это вопрос каждого конкурса, за этим стоит судьба человека с его мечтами и планами. Как свести до минимума элемент случайности" Кого послать учиться в завод-втуз?

Мы уже писали выше, что это решали сначала на собраниях в цехах. Пото.м списки легли на стол заводской комиссии и, наконец, приемной комиссии втуза. Па двести двадцать пять мест сдавало шестьсот человек.

Двести двадцать пять принято, - повторяет директор." Поступили наиболее подготовленные. Занимаются упорно. Мы довольны этим набором.

ЮНОШИ В ПЕСТРЫХ ШАРФАХ

Л тодня автобус предоставлен К студентам для экскурсии на V Запорожский металлургический завод. Студенческое научно-техническое общество (СНТО) завода-втуза вместе с доцентом Михаилом Осиповичем Бенли-ным едет познакомиться с работой на родственном предприятии.

Автобус качает на поворотах. Бейлнн с председателем СИТО студен том Барановым сосредоточенно беседуют, сидя на передней скамейке. Студенты сбились сзади и то ладно, то вразнобой поют песни.

Ой, Дшпро, Дншро, ты широк, могуч!" - затягивает запевала, хор подхватывает. Виктор Нижегрродов, широкоплечий юноша в сером плаще, плавно взмахивает руками, подражая дирижеру. В глазах пляшут озорные огоньки.

- Подождите." говорит он, когда кончается песня. - слышал я такую историю...

II начинается диалог между нерадивым студентом и грозным деканом. Виктор представляет к того н другого.

В углу па задней скамейке Володя Шнкунов с увлечением рассказывает товарищу:

Я уже был на "Запорож-сталн", ездили от цеха - обменяться опытом. У них снабжение металлом лучше, и рнгм работы поэтому нормальный. Они сами кирпич для печей делают, получается отборный. А варить сталь у нас лучше умеют.

Шофер тормозит. Приехали.

Экскурсовод ведет студентов в мартеновский цех. Володя Шнкунов. попросив у одного из подручных очки, смотрит па пламя.

- Используете природный газ в.месте с кислородом" - спрашивает он у подручного н. обернувшись к товарищам, которые работают у доменных н бессемеровских печей, на шихтовом дворе и у изложниц, объясняет, как ведут плавку в мартеновской печи. Затем он предлагает ребятам пойти посмотреть, как здесь очищают металл от шлака.

Баранов, высокий, скупой в словах и жестах, интересуется подготовкой изложниц к приему плавки - это его специальность.

1Тпжегородов расспрашивает, сколько плавок выдержала печь, которая проходит капитальный ремонт.

Рабочие п мастера охотно отвечают студентам. Еще бы! Это дельные вопросы товарищей по профессии. Ребята легко понимают тонкости производства в незнакомом цехе.

Директор завода-втуза Павел Ефимович Носенко недавно говорил именно об этом: как важно, что человек на работе и в институте постигает одну п ту же специальность. Завод-втуз обеспечивает студенту работу по специальности.

А потом все идут по цеху, и Саранов говорит:

Все-таки у бессемеровских печей большее будущее, чем у мартенов.

А я не согласен." возражает Шикупов.

Конец разговора загллшил проходящий мимо железнодорожный состав. Потам привезли ковш с чугуном, и уже никто не говорил. Все стояли и молча смотрели, как заливают чугун в мэртеновскую печь. От

слой струн летели маленькие блестящие звездочки. Ребята стояли плотно, в модных пальто и пестрых шарфах. Падали мельчайшие брызги чугуна, остывая в воздухе, словно не-тающпе снежинки.

ПЯТЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ

Когда Лорика Родионова избирали в комитет комсомола завода-втуза, он рассказал комсомольскому собранию, что. окончив десятый класс, учился в техническом училище, в пятьдесят восьмом окончил его и теперь работает вторым подручным сталевара в бригаде коммунистического труда Петра Трегуба. Родионов опустил, как несущественное, что училище он закончил в числе лучших, что на заводе до того, как стал подручным, работал и на шихтовом дворе и же-лобщиком у сталевыпускного отверстия. Й. конечно, ои не сказал ни слова о том. что по природе своей он мечтатель, которын любит и неожиданные встречи н далекие путешествия.

...Комитет собрался после лекций. Родионов говорил, что нужно организовать самодеятельность, что чаще должны выходить стенные газеты, что надо поднять успеваемость, что надо...

Ребята отвечали: знаем, что надо, но как?

Комсорг Галя Пееценная, ведущая протокол, заполняет его листки замысловатыми узорами: не записывать же. что члены комитета не знают, как работать. Галя рисует узоры. Ваня Головизнер, который отвечает в комитете за учебу комсомольца, думает о чем-то своем.

А если бы "место всех птнх "надо? Родионов сел с ребятами, сказал бы: "Давайте вместе помечтаем, как дальше жить будем!" Сдвинули бы комсомольцы стулья к столу, сблизили бы головы. Может, кто-нибудь произнес бы: "Сначала решим, как помочь комсомольцам в учебе. Я не знаю толком, что должен делать. ." (Да. человек может пройти путь от ученика слесаря до мастера, блестяще сдать вступительные экзамены во втуз и не знать, как работать в комитете комсомола.) Нахмурили бы ребята лбы, и признался бы Родионов;

- Есть у меня мечта: чтобы у всего курса были дипломы с отличием!

Погодите о днпломах.Ц возразила бы Галя Бесценная." лучше подумаем, как сделать, чтобы из нашей группы никто не вылетел после первого семестра.

Мечта потребовала бы точного анализа состояния учебы и группах. И увидели бы, что некоторые группы раньше других справляются с заданиями, потому что там есть два-три сильных студента, особенно глубоко постигающих науку. Они центр, к ним тянутся, по иим равняются все остальные. Значит, в каждой труппе нужно создать такой центр. Решили бы. как помочь отставшим. Может, повесили бы в коридоре лозунги: "Сильный, объясни слабому, сам лучше поймешь!" Или такой: "Надежно выгодно, удобно сдавать в срок зачеты и экзамены". А может, придумали бы что-нибудь другое...

Я разговариваю с секретарем заводского комитета комсомола Юрием Сивоволовы.м. Он свободно и даже с увлечением рас-

В

сказывает о делах комсомольце в завода. Но когда м перехожу к комсомольской организации зянода-втузп, он откровенно скучнеет: мол. что о них говорить! Уже-до думали о о атом, что летать с комсомольцами втуза. Польза, чтобы они теряли связь с заводом, но ведь полгода они будут только учиться. Обсуждали вопрос п в горкоме, обращались в обком, с надо ждон педали каких-нибудь руководящих указаний А там вполне резонно ответили: дело новое, вам должно быть "идней. подумайте сами. Но пока ничего но придумали, кроме того, чтобы создать временную пятьдесят первую комсомольскую организацию завода с временным прикреплением во втузе.

Временно, вромошю... Так и пошла жизнь комсомольцев завода-втуза.

Не псе с этим согласны. Иные думают, что нужна постоянная комсомольская организация, иначе у студентов создается ощущение временности, необязательности комсомольской жизни втуза. По независимо от решений очень важно, чтобы студенты взялись сами за налаживание своей Комсомольске;'! работы.

ПЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Пять лет спустя выпускники завода-втуза получат синие книжки дипломов. Чем н<е молодые специалисты будут отличаться от тех, кто сегодня, закончит, вуз. входит г. просторные залы конструкторски* бюро, в гулкие пролеты цехов"

Молодой инженер пришел па производство. Он принес с собой много знаний, которые жаждет применить, и мало практического опыта. Пыпалый производственник может побить ого в споре, даже если в принципе поло-дон инженер прав. Может выть, в .)Том нет особой беды?

Я вспоминаю юношу, о незаурядных способностях которого говорил весь институт. Он знал автомобили, кап таблицу умножения, и в мире колес и моторов чувствовал себя так же свободно, как красивая девушка - на танцплощадке.

Мы встретились через год после того, как он окончил ннсти* тут.

Какие перевороты в автомобилестроении ты совершил" -спросил я. скрывая за шуткой искреннюю уверенность, что он узко сумел сказать свое слово в технике.

Он смотрел на меня тоскующими глазами. Почти весь год он пытался осуществить хоть что-нибудь из своих институтских замыслов, но оказалось, что он недостаточно знал условия производства. Конечно, старший могли бы помочь ему. по рядом не оказалось единомышленников. И теперь он рассуждает гак:

Года два посижу тихо, поднакоплю практические знания, а потом посмотри"". А то сейчас я предлагаю, а мне говорят: "А план? А оборудование" - и ласково добавляют:

У пас псе тут поначалу пытаются открывать Америки..." Да. только через два года. - продолжал он." изучив технологический процесс, организацию производства, возможности оборудования, я смогу самостоятельно решать сложные технические вопросы и лишь тогда стану настоящим инженером. Если только не привыкну к тихой

ЖН.'.Ш'.

Верится - но привыкнет. По какая потеря времени!

Между вузовской скамьей и началом творческой работы у выпускников завода-втуза но видится такого разрыва. У них за душой будет по только теоретический багаж, по п глубиннознание производства Значит, они намного быстрее станут инженерами в подлинном значении слова.

Все ли предусмотрено для этого?

Представьте себе, как было бы полезно будущему инженеру (разумеется, на последних кур'-сах) поработать несколько недель рядом с начальником цеха, в кабинете главного прокатчика или главного инженера завода, увидеть "сверху* весь сложный организм производства.

Есть еще одна область в лопни завода, которую по может миновать в годы учебы будущий инженер. Дело в том, что в атом семилетии на Дпепро-дзержппекпй металлургический завод должна прийти автоматика.

Автоматизированный завод потребует от инженеров-метал.п р-гов специальных знаний, придется доучиваться. Доцент Константин Сергеевич Гагер. вместе с другими решавший вопрос, как научить счетно-решающую машину вести плавку, с тревогой говорит о том. что только два-три инженера завода умеют работать со счетно-решающей машиной А ведь с се помощью уже проведены на заводе первые пробные плавки.

Студенты на любом участке производства должны быть под-готов тепы к встрече с автоматикой. Многое может дать знакомство с научной работой преподавателей, которая, как правило, связана с завтрашним днем завода. П. конечно, было бы хорошо, если бы молодые инженеры из центральной заводской лаборатории автоматики стали частыми гостями втуза. Студентам уже сегодня нужно учиться заглядывать в будущее, видеть завтрашний день нашей техники.

НЕ СОЙТИ С ДИСТАНЦИИ

На коротком собрании металлургического факультета декан Чернов огласил длинный список студентов, которые не сдали в срок лабораторные работы по химии п физике. Произнося очередную фамилию, он морщился, как от зубной боли. Позже у окна в коридоре студенты взволнованно обсуждали проблему успеваемости и времени.

Лабораторные мы сдадим, но как найти время, чтобы повторять лекции" - раздавались растерянные голоса.

Этот разговор я вспомнил на собрании одной из групп завода-втуза: студенты корили товарища, у которого не ладилось с учебой.

Но я занимаюсь ежедневно до двенадцати часов ночи, - оправдывался он.

До двенадцати! - возмутились ребята. - У нас дела лучше, чем у тебя, а мы просиживаем ДО ДВУХ ЧдСОВ.

На дистанции надо рассчитывать силы. Не слишком ли это большая нагрузка - до двух часов ночи" Не сорвутся ли люди на "стометровке" первого семестра? Возможно, они сойдут с дистанции позже, вынужденные уйти из института не из-за лени или отсутствия способностей, а просто потому, что откажет здоровье. Если, конечно, этот разговор о занятиях по ночам не случайность?

Я расспрашивал Ваню Голо-визнера, расспрашивал именно его не только потому, что он ведает учебным сектором в комитете комсомола, но и потому, что преподаватели отзываются о нем как об очень способном студенте. Ваня рассказал, что. каь правило, он занимается до двенадцати, а часто засиживается и далеко за полночь.

У нас в стране закончен переход на семичасовой рабочий день, мы думаем о том. чтобы люди работали по шесть часов. На чудесных берегах морей и озер встают белые корпуса новых домов отдыха. Неисправимые фантазерььврачи утверждают, что человеку полагается жить на свете сто пятьдесят лет. Называя эту цифру, они не считают, что для сохранения долголетия человек должен находиться под каким-то стеклянным колпаком, они говорят о насыщенной, нормальной жизни с нормальным отдыхом и сном.

А между тем у студентов завода-втуза должно ведь оставаться время не только на отдых п на культурные потребности, но и на техническую мечту. Ведь они, все время ощущая пульс заводской жизни, могли бы задуматься над интересными проблемами.

В РАНЦЕ СОЛДАТА

Как известно, в ранце солдата, кроме еды и обмундирования, находится и маршальский жезл, только его не увидишь сразу. Если так у солдат, то в студенческом ранце, кроме учеоников и конспектов, должен лежать особый жезл, который дает право на поиск, мечту in творчество.

Как-то на заводе меня познакомили с высоким, представительным человеком. "Думающий, толковый методой инженер"." сказали мне о нем. Он спокойно рассказывал:

"? Печь сейчас в цехе ломаем. Она еще могла бы дать немало плавок. Пытался доказать " не слушают. Ну. а мне что, я солдат, приказано ломать - ломаем.

Он показался мне не инженером н совсем не солдатом. Как это получилось? В детстве его учили уважать старших, и это было хорошо. Потом его учили уважать должности и авторитеты, и тут, видно, перестарались. Он перестал уважать собственное мнение, п инженеру пришел конец. Может быть, он очень хороший исполнитель, и это без особых забот обеспечит ему успешное продвижение по служебной лес пище. Может он стать большим начальником... Только ранен его пуст! Но об этом не знают. Внешне все в порядке: там лежит еда и обмундирование, толькс маршальского жезла нет

И в его работе не будет поиска, мечты н открытий, а этого не заменить чином и должностью. Человек без полета, он невольно начнет мешать тем. кто ищет новое, и жизнь его пройдет бесплодно.

й-

. .Вечером в чертежном зале тонко скрипят карандаши. Над белой простыней ватмана, колдуя измерителем и циркулем, словно хирург над телом больного, склоняется Володя Шнкунов. Рядом, что-то мурлыча себе под нос. чертит Виктор Ннжего-родов. До поздней ночи горит настольная лампа в комнате Ло-рнка Родионова. Когда Лорик закрывает глаза, ели кажется, что сам автор Глинка, сойдя со страниц учебника химии, объясняет ему. что такое бензольное кольцо. У стола экзаменатора Вадим Чевяга и Галя Бесценная... В лабораториях и у печей зарабатывают ребята право ни маршальский жезл.

Хочется верить, что они его не потеряют в дороге.

РИбУНА

ЦносТи"

И. МЕТТЕР

ОСКОРБЛЕНИЕ

-

ш м

РАВНОДУШИЕМ

Года три назад в одной из сельских школ на Карельском перешейке произошел такой случай. Но, пожалуй, сперва я должен сказать, что директором этой школы работал с весны (а дело приключилось осенью) выпускник педагогического института, молодой человек двадцати трех лет. Он еще робел от сознания ответственности своего поста и в порядке самозащиты напускал на себя такую отчаянную серьезность что в нее никто до поры до времени по-настоящему не верил.

В конце сентября молодому директору позвонил председатель колхоза и сказал, что школа должна прислать ребят на колхозные поля для копки картофеля.

Учти." сказал председатель колхоза, - мелкой ребятни мне не надо. Отбирай покрупнее, с десятого класса...

В десятом нынче последний год занятий." попробовал было возразить директор." У них каждый урок на счету.

- А ты кого собираешься растить" - сурово спросил председатель." Белоручек собираешься растить"..

И школа отправила тридцать пять десятиклассников - юношей и девушек - в соседний колхоз копать картошку.

Когда они прибыли в распоряжение бригадира, он отвел их на огородный участок, сказал, что им положена дневная норма копки - три мешка на брата, и велел разобрать из-под навеса лопаты и ящики. Лопат оказалось восемь штук. Ящиков - два десятка.

Бригадир уехал, пообещав прислать необходимый инвентарь и тару.

Ребята взялись за работу. Девушкам отдали лопаты (на всех на них тоже не хватило), остальные принялись выкапывать клубни руками.

К обеду ящики были задолнеиы.

Помешкав немного н бурно обсудив создавшееся положение, ребята решили работать дальше, сваливая картошку в груды. Старосту класса отправили на поиски бригадира и председателя колхоза.

К вечеру накопанной картошки оказалось немало. Она была свалена в три большие кучи. Работали десятиклассники дотемна. Из правления колхоза никто не показывался.

Ночью пошел дождь. Он молотил по крыше сарая, в котором ночевали ребята, и они спали бес-поьойно. волнуясь за судьбу мокнувшего картофеля.

Под утро явился староста класса. Он был зол. как черт: бригадира удалось найти только поздно вечером, лопаты и тару обещали прислать в обед.

Дождь продолжал лить, не переставая, знаменитый ленинградский сентябрьский дождик. Копаясь голыми руками в грязи, ребята снова работали дотемна. Выросли еще четыре большие груды склизкого, мокрого картофеля.

Из колхозного начальства никто не появился и в этот день. Лопаты и ящики снова не прислали.

На третьи сутки среди ребят начался ропот. Они были не балованные и знали, как говорится, почем фунт лиха. Их возмущало не то, что спать в сарае холодновато и есть приходится только картошку в мундире, запивая ее купленным на свои деньги молоком. Это еще куда ни шло. Их выводила из себя бессмысленная работа: копать клубни голыми руками и сваливать их в грязь, обрекая на гниение, - вот что было нелепо!

К исходу третьего дня, так и не дождавшись бригадира, весь класс бросил работу и уехал домой.

На душе у ребят было паскудно. Так паскудно бывает, когда не убежден, верно ли ты поступил, по совести ли. То. что они сделали, сильно смахивало на дезертирство.

Не расходясь по домам, мокрые, грязные.

плие, они ПОШЛИ в гною ннюлу. ПЛЮХНУЛИСЬ в классе на парты н сга.ш отупело ждать расплаты за свои проступок. В том, что расплата сейчас наступит, они теперь уже не сомневались.

В класс вошла заведующая учебной частью. Ровным, спокойным голосом, словил ничего необычного не случилось, завуч поблагодарила их за выполненную работу.

51 рада, ребята." сказала завуч." что вы справились с порученным заданием. Вы исполнили свой долг, помогая родному колхозу.

Десятиклассники удивленно и хмуро переглянулись. Поднялся староста, торопливо, запинаясь, начал:

Антонина Петровна, не совсем так получилось...

Не дослушав его. завуч сказала:

Сейчас вам надо разойтись по домам, помыться, переодеться, отдохнуть. II с новыми силами беритесь за учебу!

Завуч любила порядок. В ее плане было отмечено, что три дня назад десятый класс выехал в колхоз. Никаких тревожных сигналов оттуда по поводу несвоевременного возвращения учащихся она не получила. Следовательно, обсуждать поступок ребят не имело никакого смысла.

Директор школы, недавний студент, поступил иначе. По своему юношескому опыту он знал, к чему приводят подобные вещи: к цинизму.

Не заходя в класс, молодой директор поехал в колхоз. Он сказал председателю:

- Ученики нашей школы сегодня самовольно, не закончив работу, уехали из вашего колхоза. Ва.м это известно?

Известно. - вздохнул председатель.

Что вы собираетесь предпринять?

А что тут поделаешь? Ничего.

-" У них было по одной лопате на четырех человек. Ящиков всего двадцать штук.

Знаю." сказал председатель." Наше правление па них обиды не держит.

А ребята па ваше правление имеют обиду, - сказал директор.

Интересно! - иронически посмотрел па него председатель колхоза." Они же самовольно удрали, п они же еще оскорбляются! Скажите спасибо, что я шума не поднимаю.

Зря. Поднимите." сказал директор школы.

А вам-то какая от этого будет прибыль" - раздраженно полюбопытствовал председатель колхоза.

Ребята должны знать, правы они или нет. Из этого у них складывается мировоззрение...

Председатель усмехнулся.

Hi картофеля, что ли. оно складывается?

Да разве в картошке дело" - по-мальчн-шескн покраснев, бурно воскликнул директор." Дело в их вере, понимаете, в их святой вере! Ведь получается, что мы в школе на уроках говорим им одно, а у вас на поле они сталкиваются совсем с другим! Может, вы думаете, что они трудностей испугались, что они белоручки" Да ребята готовы делать во сто. в тысячу раз вещи и посложнее! Но только со смыслом. Человек должен знать, что он необходим, полезен! Должен сознавать смысл своей жизни. И особенно в юности. Ведь ребята-то в школе ваши! К вам в колхоз они н будут возвращаться после школы.

Держи карман шире! Больно они много возвращаются!..

Так в этом мы сами и виноваты! - Молодой директор передохнул и вытер пот со лба." Я моложе вас. простите, что советую: по-моему, вы обязаны приехать к нам г, школу. Если, конечно, вы заинтересованы, чтобы ребята относились с уважением к вам. к учителям и. кстати, к самим себе.

Заботясь о своем авторитете, председатель колхоза не поехал в сельскую школу: очевидно, он полагал, чго особо церемониться ( .мальчишками и девчонками пи к чему. Баловство одно! Иждивенческие настроения. Да мало ли у нас настругано слов, чтобы огородить ими самую глупую позицию!

Я рассказал так подробно об этом случае, потому что часто встречал людей, которые считают, что мировоззрение ребят - это монополия средней школы.

Слов пет. школа действительно формирует и должна формировать взгляды ребят на жизнь. Однако школа не подвешена в безвоздушном пространстве, за ее степами - наша действительность, многообразная, сложная, иногда противоречивая. II в том то и состоит вся мудрая целесообразность перестройки работы средней школы, чтобы сблизить так называемый учебный процесс с самой жизнью.

Ведь сколько горьких разочаровании приносит порой молодому человеку несоответствие между тем. что он "проходил" в школе, и той подчас грубой правдой жизни, с которой он сталкивается, получив аттестат зрелости!

Году в пятидесятом мне посчастливилось слышать, как пожилой сельский учитель выговаривал своему молодому кол теге, приехавшему по институтскому распределению в сельскую школу и приунывшему с первых же педель работы:

- Надо полагать, ваши друзья в Ленинграде провожали вас сюда, как героя. Как же. в село поехал! Иран непуганых птиц! У пас любят вокруг нормального, закономерного поступка юноши создавать ореол героизма. Приучили! Па меньшее, чем геройство. У молодого человека п рука не подымается. Мараться, видите ли. неохота. Одни - Чапаев, другой - Нахимов, третий " академик Павлов. А не желаете ли, голубчик', быть просто Иваном Ивановичем Ивановым? Ежели Иван Пнановнч - порядочный человек и честный, хороший работник, то это немало! Кое-кто внушил юношеству, что каждый будет греметь на всю страну Он с пеленок и готовит себя к этому грому. А потом головой вниз - кувырк! Уезжайте вы отсюда, голубчик. Смотреть па вас в школе тошно...

Кстати сказать, этот молодой человек не уехал. К его чести, у него хватило сил устыдиться и взять себя в руки. Временная его душевная слабость была вызвана тем, что он избаловался той болтовней, которую впитал в себя сперва в школьные годы, а затем в институте. В требованиях, предъявляемых своей судьбе некоторыми юношами, не хватало скромности. Судьба порой не оправдывала слишком пылких надежд иного молодого человека. II судьба, несомненно, здесь совершенно ни при чем.

Из средней школы выходит непосредственно в жизнь несметное множество молодых людей. Уберечь их от всех шишек, которые вскакивают на лбу при столкновении с действительностью, не представляется возможным. Да и вряд ти это необходимо: есть ведь и полезные шишки! Человеческий опыт складывается и из них

Однако ответственность за судьбу молодого человека далеко не всегда может быть погашена брюзгливой фразой: "Иждивенческие настроения!"

Иному сановитому барину, а то и попросту бездариому работнику лень ПОШРВРЛИТЬ мозгами, чтобы создать юноше; или девушке такие условия, при которых и работа и жизнь их будут осмысленными: лень ему поднапрячься, вот он и начинает подводить пресловутую базу:

- Ничего! Наше поколение и не то выдюжило Балованные нынче стали. Пускай потерпят.

Ему и невдомек, что терпеть невзгоды и трудности любого рода наша молодежь умела п умеет, но только во имя идеи! Переносить же лишения по милости пли по прихоти нераспорядительного ленивца никому неохота.

Кстати, молодому человеку следует научиться отстаивать свои убеждения, он не должен, не имеет права скисать от первых же неудач. Душа бойца и работника всегда надежно защищена or цинизма.

Еще со школьной скамьи ребята готовят себя - нравственно н практически - именно к той реальной жизни, куда им предстоит выйти. Эту 7кизпь не надо рисовать себе ни в виде ярко украшенной новогодней елки, на ветвях которой висят подарки, ни в виде тоскливой. каменистой, одинокой дороги, уходящий и серую неизвестность.

Судьба молодого человека складывается в зависимости от того с чем оп пришел после школы и как его встретили в том месте, где он начал работать.

Юношам и девушкам, сидящим нынче за партами, предстоит жить в благороднейшую эпоху. Но эта эпоха не приходит сама собой, как очередной листок календаря. Ее делают, творят, за нее бьются.

Школа вооружает и воспитывает для борьбы. Однако это вовсе не значит, что только учителя отвечают за нравственный облик молодого человека, за его мировоззрение.

Мировоззрение - ото не учебный предмет, сто нельзя "вызубрить и сдать на пятерку*. Оно составляет духовную сущность человека н складывается по крупицам, начиная с детства: крепнет же и обогащается оно от знакомства с жизнью, вернее, от активного вмешательства в жизнь.

Повторяю: школа несет ответственность за то, какой человек, какой работник получится из бывшего ее ученика. По отвечает за юношей и девушек н тот коллектив, куда они приходят грудиться после школы.

Как их встретят там" Что они увидят? С чем столкнутся?

Куда бы новые ребята ни пришли, всюду есть молодежь. Она по-хозяйски заинтересована в том, чтобы "нашего полку прибыло". II этих вновь прибывших "однополчан" надо, как говорится, приветить. Особенно на первых порах. Ведь на первых порах в новом месте человеку даже не так снится - он взволнован, а непривычная, самостоятельная работа выбивает его из колеи, если он не чувствует рядом с собой дружеского плеча, заботливого внимания.

Дело не в каких-нибудь особых, тепличных условиях. Барчуков у нас не так уж много. И мы умеем, если надобно, сурово с ними обходиться. Дело в том. чтобы каждый молодой человек, подготовленный школой к полезной деятельности, чувствовал и знал, что оп необходим в коллективе. Нет ничего страшнее для человека, чем ощущение собственной никчемности, бесполезности. К сожалению, чувство, похожее па это. и одолело ребят, копавших картошку в упомянутом мной колхозе на Карельском перешейке.

Одолело и сломило. Потому что. быть может, только на первый взгляд их бегство с колхозного поля кажется справедливым. На самом же деле этот поступок - свидетельство душевной слабости ребят.

Да. конечно же. они были оскорблены в лучших своих чувствах. Да. безусловно, председатель колхоза цинично попрал их добрые, патриотические стремления.

По сами-то эти ребята как. в сущности, выглядят'.' Они тотчас же пали духом и уклонились от боя. который наверняка могли бы выиграть. Они должны были навязать этот бой председателю! Я убежден, что стоило бы им связаться со своими же односельчанами - членами комсомольской организации колхоза, как от этого .председателя перья полетели бы! Все было бы немедленно найдено: п лопаты, и машин, и ящики.

А самое главное, выиграна была бы не только картошка и не столько картошка, сколько бой с равнодушием, калечащим души.

Оскорбление равнодушием - это одно из самых сильных и запоминающихся оскорблений. В особенности, если оно касается святого для тебя чувства. Молодой работник должен знать, что от его труда - пусть даже черного и неблагодарного на вид - зависит наша общая судьба. Он должен всей душой чувствовать, что борется за эту общую судьбу и творит ее собственными руками.

iVT< Ниши*

ОБИДА

НИКОЛАЯ СИРОТКИНА

В редакцию пришло письмо от бывшего предсеоателя Асеньевского сельсовета, Боровского района. Калужской области, комсомольца Николая Сироткина. Вот это письмо в несколько сокращенном виде.

Аорогая редакция! Мне двадцать шесть лет. Пятнадцати лет я ушел из родного дома в город учиться. С тех пор живу на свой заработок. В 1951 году, окончив железнодорожное училище, поступил работать на завод токарем. Но мне очень хотелось вернуться в родной колхоз. В 1954 году я сдал экзамен на шофера и попросил разрешения вернуться в деревню. Меня не пускали; по окончании училища я должен был проработать четыре года на предприятии. Но после моего обращения в Верховный Совет мне разрешили поехать в свой колхоз. Как я был горд, что живу в Советском Союзе, где меня понимают и знают, что я больше пользы принесу, работая в колхозе, где так не хватает механиков!

Вернувшись из армии в 1957 году, я снова стал работать шофером в колхозе. Так было до 1959 года, когда меня выбрали председателем Асеньевского сельсовета.

Восемнадцать деревень разбросаны на его территории, четыре начальных и одна десятилетняя школа, три клуба, две библиотеки. И все это финансирует сельсовет, в котором председателю 25 лет, а секретарю 22 года.

Нам пришлось туго. Но надо отдать должное - нам помогали в районе. Из семи дней недели первое время два-три дня приходилось тратить на поездки в район за 20 километров. Потом стало легче. Но "резал" транспорт. Сельсовет растянулся более чем на 30 километров, и мы редко выбирались в дальние деревни, так как надо было ходить пешком. Правдами и неправдами приходилось "ловить" машины, чтобы привезти дрова в школы и клубы, рассчитываясь подчас с шоферами из своей зарплаты.

А ведь деньги из бюджета были перечислены в колхоз, и он был обязан перевезти нам дрова. Дело в том, что у меня не установилось контакта с председателем колхоза. Я не понимал, как может коммунист гонять колхозную машину по лесу за лосями. Грубость и даже хулиганство тоже не к лицу председателю колхоза. И, наконец, всех возмутивший факт: он без решения правления на колхозные деньги купил "Волгу". Были и другие поступки, которые побудили меня как председателя сельсовета выступить на отчетном колхозном собрании с критикой деятельности председателя колхоза. Колхозники единодушно согласились с моим выступлением и обязали правление продать машину.

С этого и пошло. На первом же заседании исполкома был поставлен вопрос об освобождении меня от работы председателя, хотя до этого ни одной жалобы в райисполком не было и наш сельсовет занимал не последнее место в районе. Сразу же за заседанием исполкома, на сессии сельсовета, на котором присутствовало 23 депутата (из 35), опять был поставлен вопрос о снятии меня с поста председателя как не справившегося с работой. Из 23 депутатов 7 проголосовали за снятие меня и 5 против.

Мне приказали сдать дела новому председателю. Я написал письмо в газету, в котором рассказал об этой истории. Его подписали некоторые депутаты сельсовета, многие члены партии и даже депутаты облсовета. С этим письмом с 40 или более подписями я поехал в Москву. Мне пообещали разобраться.

Через несколько дней в сельсовет приехал инструктор Калужского обкома партии тов. Васильева. Она проверила подлинность подписей, побеседовала с несколькими товарищами, подписавшими письмо, и, случайно встретив меня на автобусной станции, сказала, что авторитет председателя колхоза дороже всего. Почему она не сочла нужным поговорить с народом, с избирателями, с учителями, заведующими клубами" Почему? За час решить все! Меня это очень обидело.

Я комсомолец с 1948 года. Работая в колхозе и сельсовете, я несколько лет подряд был и секретарем комсомольской организации. Теперь мне пришлось уйти из колхоза.

Это - мое последнее письмо. Я потеряю веру в справедливость, если и оно будет пересылаться из обкома в райисполком и из райисполкома в сельсовет, чтобы с ним разобрались на месте. Я не стремлюсь стать председателем сельсовета, нет! Я снова шофер. Но где же справедливость? Помогите найти ее.

Н. СИРОТКИН

г. Малоярославец. Калужская область.

Ниже мы публикуем открытое письмо корреспондента нашего журнала, члена КПСС с 1918 года. И. Я. Галкина инструктору Калужского обкома КПСС тов. Л. Л. Васильевой.

//. Я. Галкин по поручению редакции выезжал в Калужскую область для проверки письми Николая Сироткина.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ИНСТРУКТОРУ КАЛУЖСКОГО ОБКОМА КПСС

тов. Л. А. ВАСИЛЬЕВОЙ

Здравствуйте. Лидия Александровна! Мы обращаемся именно к Вам потому, что Вам обком КПСС поручил проверку письма Николая Сирот-кина и на основании Вашей докладной записки был послан ответ, в котором говорилось, что председатель сельсовета комсомолец Николай Си-роткин освобожден от работы обоснованно.

Почему Вы пришли к такому выводу? Потому что протокол заседания сессии Асеньевского сельсовета составлен правильно. Но разве в этом дело? Ведь вот совсем недавно тов. II. С. Хрущев снова напомнил о том, что "долг каждого руководителя - внимательно прислушиваться к критическим сигналам, к каждому письму, поступающему в обком, облисполком й другие партийные и советские органы, потому что за письмом стоит живой человек, который ждет внимательного, доброжелательного отношения к своему письму, к своей просьбе".

Вы не заметили за письмом живого человека, не отнеслись к нему внимательно, а уж тем более доброжелательно. В докладной записке Вы объясняли освобождение Н. Сироткина от обязанностей председателя сельсовета тем. что он якобы не справлялся с работой. Допустим, что в этом есть доля правды. Почему же в таком случае райисполком ни разу не заслушал доклад о деятельности сельсовета, ни разу не указал на недостатки в работе его председателя?

Вспомним, кто такой Николай Сироткин.

До призыва в армию Николай - шофер и секретарь комсомольской организации колхоза имени Буденного. Бывший секретарь Боровского райкома ВЛКСМ, ныне инструктор Боровского райкома КПСС. Юрий Калашников говорил мне, что Николай Сироткин считался одним из лучших комсомольских секретарей и пользовался большим авторитетом среди молодежи. Очень хороший отзыв о работе в 'колхозе дал ему бывший председатель колхоза имени Буденного, депутат Верховного Совета РСФСР 1-го и 2-го созывов Федор Степанович Носов.

С 1954 по 1957 год Николай Сироткин служил в армии. О то.м, что он добросовестно проходил службу, красноречиво свидетельствует благодарность командования его родителям.

После армии Н. Сироткин снова работал шофером в колхозе и опять был избран секретарем комсомольской организации.

В 1959 году, после укрупнения колхоза, он был рекомендован на пост председателя Асеньевского сельсовета. Выдвинуть его предложил новый председатель колхоза, М. Г. Смородин. Секретарем сельсовета была избрана комсомолка Нина Басова, тогда только окончившая десятилетку.

Нелегко пришлось молодым руководителям сельсовета, но они старались делать все, что было в их силах. И, как отзываются жители деревень Асеньевского сельсовета, с которыми нам удалось побеседовать, работали они неплохо. Были, конечно, недостатки и ошибки, но они происходили не от нерадения, а от неумения.

Кстати, о недостатках. Все. кто пытался оправдать необходимость срочного переизбрания председателя сельсовета, ссылались на плохую организацию на территории сельсовета государственных закупок молока, яиц и мяса у колхозников. Положение на этом участке работы было действительно не блестящим. Напомним только, что все это происходило в марте 1960 года, когда и в большинстве других сельсоветов дело обстоя то не лучше. Однако нигде это не привело к "оргвыводам". Почему? Потому что действительная причина срочного смещения Николая Сироткина' с поста председателя сельсовета заключалась в том, что он открыто и смело выступал против самодурства, грубости, недостойного поведения председателя колхоза "Советская Россия" М. Г. Смородина.

Секретарь колхозной партийной организации тов. Н. А. Воронов рассказывал мне, что Смородин совершенно не терпит критики своих часто неразумных действий, не считается с мнением рядовых колхозников, членов правления и даже партийной организации колхоза.

Член правления колхоза комсомолец Николай Сироткин не мог примириться с таким "стилем" руководства. До поры до времени М. Г. Смородин скрепя сердце терпел "подрыв своего авторитета". Однако, когда Николай на общем собрании колхозников выступил с резкой критикой поведения М. Г. Смородина, тот решил добиться замены Сироткина более покладистым человеком. Тогда-то и сместили Сироткина.

Таковы факты. Как же Вы, товарищ Васильева, могли пройти мимо всего этого? Вы даже не нашли времени серьезно поговорить с Николаем, заявив ему, что авторитет председателя важнее всего.

Но Вы же знали, что еще за 10 месяцев до Вашей поездки в сельсовет бюро обкома КПСС, заслушав отчет председателя правления колхоза "Советская Россия", указало на то, что поведение М. Г. Смородина в колхозе дискредитирует его как коммуниста и руководителя колхоза. Однако бюро обкома ограничилось тогда лишь строгим предупреждением.

Побывав в колхозе "Советская Россия", Вы могли убедиться в том. что М. Г. Смородин ведет себя по-прежнему. Он не изменил своего поведения и не улучшил работу колхоза.

Если Вы поедете в следующий раз в Боровский район для проверки очередной жалобы, зайдите к районному прокурору тов. П. С. Корнюшину. Он Вам расскажет о бесхозяйственности в колхозе, которым руководит Смородин.

Обида Николая Сироткина. несомненно, имеет серьезные основания. Пет. не так учит нас партия относиться к воспитанию молодых кадров (даже если у них и не все сразу ладится).

Хочется спросить Вас, учитываете ли Вы, какой тяжкий след оставило это дело в сознании Сироткина, его односельчан, молодежи его села?

Когда мы беседовали с Вами. Вы все время повторяли одну и- ту же фразу: "Формально вс" было правильно". Я слушан Вас и вспоминал слова В. И. Ленина: "Формально правильно, а по существу издеватетьство".

И. ГАЛКИН

7

|/ДМ? ТКИ

ftttfft (110ПДI гни"

МЫ к

П Р И Д Е

Эпрошлом году телезрители Столицы увидели передачу "Прекрасное - в зкизпь!". Ее покалывали члены молодежного "Клуба интересных встреч" г. прошлом Пролетарского, а ныло Калининского раной* Москвы. Вскоре в адрес клуба пришли письмо m Иванова. Ивановны радовались успеху московских комсомольцев п просили поделиться с ними опытом: они тоже задумали открыть такой клуб, но не знают, с чего па чать...

Л начиналось лто так. Слава Сергеев. инструктор отдела пропаганды и агитации Пролетарского райкома ВЛКСМ, пригласил к себе одного из старых комсомольских работников. Николая Пзгарышсва, н рассказал ему о своей мечте: открыть г. района силами комсомольцев хороший молодежный клуб. Сергеев по зря заговорил об этом именно г Николаем" тот был работником Дворца культуры Метростроя II Николай загорелся этой идеей.

Вместе- наметили план действий. П'.гарышеп договорился с директором клуба Метростроя о помещении для молодежного клуба, а Сергеев призвал комсомольцев района участвовать в создании его.

Через три недели состоялась первая встреча актива будущего клуба. Собрались самые разные люди: работники научно-исследовательских институтов, промышленных предприятий района, многотиражных газет.

ВАМ

М ЕЩЕ!

Избрали правление в составе одиннадцати человек.

Здесь же договорились: копировать работу кружков клуба Метростроя но будем, а создадим свой "Клуб интересных встреч". Так- его п назвали. Распределили обязанности: Наташе Ивановой н Тамаре Лсжениной поручили приглашать гостей. Ларисе Шитовой и Рае Почта-ревой вести массовую работу. Майе Федосеевой - составлять викторины к каждой встрече. Директором клуба выбрали Николая Нзгарьпнева. поскольку он уже имел некоторый опыт клубной работы. Составили план интересных встреч, nn.ve-сплп афиши, отпечатали абонементы па все вечера н раздали их молодеп;п района.

На одну нз первых встреч было решено пригласить ученого, который мог бы познакомить ребят с достижениями науки в области изучения космоса. .'Ото дело было поручено Наташе Ивановой.

..Девушки смотрели на нее круглыми глазами. Чего она хочет'.' Здесь солидное учреждение, здесь привыкли к деловой тишине. А зта девчонка в расстегнутом пальто, с растрепавшимися черными волосами влетела ураганом в комн.иу и с ходу выпалила:

Мне нужен ученый, который осваивает космос!

Кто-то рассмеялся, кто-то подозрительно нахмурился. Ей вежливо объяснили, что здесь Между ведомственный комитет

по проведению Международного геофизического года и она обратилась не по адресу.

По девчонка оказалась упрямой. К общему удивлению, она не желала уходить, а твердила о каком-то клубе, о ребятах, которым нужно знать все о космосе. В конце концов ее проводили к начальнику.

Председатель МКМГГ, немолодой, приветливый человек, пригласил Наташу сесть н поинтересовался, кто ее прислал. Наташа смутилась: никакого документа из клуба она не взяла. И тут, решив, что зто будет самым убедительным, торопливо развернула на столе шуршащую афишу со свежим запахом типографской краски. Огромные красные буквы на ней кричали:

КЛУБ ИНТЕРЕСНЫХ ВСТРЕЧ

ниже более мелкие синие буквы поясняли:

совет клуба проводит, встречи...

А под зтии длинное "С", опоясывает перечисление:

учеными - лауреатами Ленинских премий, новаторами производства, авиаконструкторами, покорителями космоса, советскими дипломатами, выдающимися учеными-медиками.

спортсменами - чемпионами мира,

худекивками - модельерами...

II внизу снова красными буквами:

Ч л е н о м "К л у б а и н-т е р о с н ы х вот р о ч" м о-ж от стать к а ж Д ы и!

Пока начальник учреждения читал афишу. Наташа говорила быстро и сбивчиво, волнуясь, что не сумеет нее объяснить. Но она сумела. II вскоре ребята с открытыми ртами слушали рассказ доктора физико-математических наук Ю. Д. Калинина об исследованиях с помощью спутников и ракет.

й-

Обычный вечер. Сегодня Наташа дежурит у входа в клуб. Она поджидает гостя, человека очень популярного, известного исследователя Антарктики

Вот наконец и он. Наташа приветливо здоровается и сквозь пеструю, шумную толпу ведет гостя наверх, в комнату президиума. Навстречу ей спешит Элла Липковнч. из-за очков глядят ее растерянные глаза: Мало шахматных столп-ков' Сначала приглашать приходилось, а теперь смотри! Не знаю, что и делать.

И впрямь: десять столиков в узком проходе облеплены со всех сторон любителями шах-маг. Одни просто смогр.чт, другие жду г своей очереди.

Натапш смеется:

Не беда! Проводи гостя, а я побегу раздавать викторину.

На минуту она задержалась в фойе. Йгрлл оркестр, массовик показывал новый танец. Девушки кружились на паркетном полу. Сразу видно: они прямо с работы и переодеться-то пе успе ли. Но ничего, не смущаются: здесь так принято.

...Трое парней загородили вход. Стояли молча, глядя из-под спущенных на глаза козырьков. Кепки на уши. под расстегнутым воротом - тельняшки, на ногах сапоги. Потоптавшись в нерешительности, один .из них. смуглый, скуластый, подошел к Наташе: Что здесь сегодня?

Настоящий Мустафа из "Путевки в жизнь?!" - подумала Наташа, по вслух ответили, улыбаясь:

Встреча.

С кем" .

С полярниками, с поляр нымн летчиками. Хотите послушать?

Мустафа" замялся, оглянулся на остальных. Один из них. долговязый парень, скептически морщился, другой смотрел в сторону бесцветными глазами. Л Наташа уже собралась с духом:

Идите, это же так интересно! Люди на полюсе жили, работали в полярные ночи. Смотрите, сколько пароду пришло!

Парень дернул кепку за козырек:

Ладно. Посмотрим. II все трое исчезли.

Ушли" Наташа обернулась. - Ты знаешь, кто это" -спросил Николай Изгарышев." "Цвет" района. Зря мы. наверное, отказались от дежурства бригадмильцев.

Снова появились те трое. Они успели переодеться. В светлых рубашках п полуботинках они выглядели не так залихватски. Наташа обрадовалась:

Возьмите викторину н ступайте прямо в зал. скоро начнется.

Черный, похожий на Муста-фу, ухмыльнулся:

На встреч* о пиыошцпкамм Антарктиды.

Фото О Иванова

К чему нам? У нас ведь всего два класса..." По листки взял.

...Читай, Хвощ.

В каком направлении движутся льды".."

- А чего им двигаться, верно. Леха?

Девчонки рядом фыркнули:

- Чего проще! Земля вертится с запада на восток, значит, льды - с востока на запад. Это еще в школе проходят!

Лешка, тот парень, которого Наташа у входа окрестила Му-стафой, скосил глаза: и что ей надо?

Кто н когда впервые дошел пешком до Южного полюса".. "

Кто дошел, тот н знает. Помолчи. ДмЕай посмотрим R конце. Может, там полегче!

Какие виды птиц встречаются на территории Антарктиды'.'?

В это время на сцену вышла худенькая девочка в больших очках и. степса запинаясь, объ.-явила победителей предыдущей викторины. Лешка усмехнулся: - И есть же люди, которые все это знают!

Можно в книгах посмотреть." успокоила соседка. II быстро сообщила: - В прошлом году одному парню, который во всех викторинах набрал больше всех очков, дали путевку в дом отдыха. Честное елтяю! Л другим - часы и книги...

Потом на сцену вышел начальник- Четвертой антарктической экспедиции А. Г. Дралкип. Оп медленно обвел глазами зал:

Задавайте вопросы, буду отвечать.

Ученый говорил негромко, но так интересно, что нельзя было не слушать. II Лешка уже видел себя на континентальной станции "Восток". За стеноп ревег ураганный ветер. По надо работать, и Лотка одевается. Ого! Это толю непросто. Чего только здесь ист: н меховой жилет, п два костюма, пыжиковый и на гагачьем пуху, и меховые варежки до самых плеч, а под ними еще одни, шерстяные! Только и так нельзя выйти: на восьмидесятиградусном морозе под таким ветром два раза издохнешь" п погибнеип

Чешка надевает маску на лицо, а шланг прячет за пазуху. Ни еще страшное трещины во льду. Их не видно, они под снегом. Неверный шаг - и ты-погиб, летишь на километровую глубину, и снасти тебя уже невозможно.

А люди работают. Проводят метеорологические наблюдения, исследуют недра земли. Земля эта под огромным покровом льда богата безгранично.

Ребята с интересом слушают рассказ исследователя Антарктики. Но Лешкину соседку распирает от желания рассказать новичкам о своем клубе.

А еще в начале года к нам пограничники приезжали." шепчет она." Такую выставку прнвезли! Все шпионское оборудование, отобранное у диверсантов.

Лешка недоверчиво покосился на нее:

К вам в клуб? А не заливаешь?

Ну вот! - обиделась девушка." К нам даже художники свои картины привозили. Тут такие споры были!

К ним перегнулся Хвощ:

Может, на сцену выйдешь? А то не всем слышно.

г Девушка поджала губы...

- Один раз, - снова зашел тала оиа, - мы просили пригласить киноартистов. Приезжали Лановой и Гуляев, знаете, который в "Весне на Заречной улице" играет... Вот зто была встреча!

"? Кончай! - не выдержал Лешка.- - Дай послушать...

Когда полярник окончил свой рассказ, Лешка вдруг вскочил ,и молча начал пробираться к выходу.

Подожди! - пыталась удержать его соседка." Сейчас концерт будет. Ты же не знаешь, у нас и концерты особенные. Артисты не только выступают, но и о себе рассказывают...

Оставь! - оборвал Лешка." Он уедет, а мне с ним поговорить надо." И стремительно зашагал к выходу.

У дверей он увидел Наташу, подошел к ней. спросил вполголоса:

А еще к вам можно прийти"

Приходи обязательно!

Лешка кивнул. И Наташа видела, как он, уходя, осторожно свернул листок с викториной и спрятал его в карман куртки.

М. СЛАНСКАЯ

/Ы*-

БУДУЩЕЕ НАЧИНАЕТСЯ СЕГОДНЯ

^%тот дом виден издалека.

И не удивительно: четырна-40 дцать этажей. Правда, внешне он ничем не отличается >т своих собратьев, выстроенных в 1953"1955 годах. Но если подойти поближе, можно увидеть небольшой транспарант: "Жильцы нашего дома борются за высокое звание дома коммунистического быта". Прочитав это, начинаешь смотреть на дом другими глазами. Дом-пионер, дом-первооткрыватель, дом-инициатор.

...Немного истории. Хотя очень трудно назвать историей события пятимесячной давности. 3 ноября 1960 года на заве де имени Владимира Ильича в Москве проходило обычное заседание комитета ВЛКСМ. И повестка дня была обычная: о коммунистическом воспитании молодежи. Комсомольцы толковали о бригадах коммунистического труда, о совмещении профессий.

А когда было покончено с повседневными делами, разговор как-то сам собой переключился на общие темы. II тут выяснилось, что многие комсомольцы задумываются над странными противоречиями в нашей жизни: на заводе ты передовой борец за коммунизм, а вышел за ворота - никому до тебя нет дела...

По разве можно считать, что борьба за коммунизм кончается у нас после смены! - возбужденно говорили ребята. -Разве борьба за коммунизм - это только семь часов у станка?

Ответ был один: "Нет". Борь ба за коммунизм - это вся наша жизнь, труд и быт, учеба и семья. Это все. что вокруг, внутри, рядом.

Все больше свободного времени остается у советского человека. Все больше времени прово дит он вне своего завода, вне своего коллектива. И мы уже сегодня должны создавать коммунистический быт. Не только в кругу своей семьи, но и в пределах своего до.ма. квартала, улицы.

И тогда кто-то из членов комитета предложил: "Превратим наш дом на Варшавском шоссе в дом коммунистического быта". На заседании была выделена инициативная группа из десяти человек, в которую вошли коммунисты, комсомольцы, жильцы дома.

Прошло три недели. Вопрос этот рассматривался дирекцией завода, обсуждался в парткоме, райкоме, горкоме. И. наконец. 126 ноября прошлого года состоялось общее собрание жильцов до.ма.

Небольшой красный уголок был заполнен до отказа, люди стояли в коридоре и на лестнице. Кто-то даже предложил установить громкоговорители на ле стннце, чтобы было лучше слышно.

Новый быт будем создавать своими руками" - таков был лейтмотив всех выступлении: бригадира бригады коммунистического труда Андрея Сенпна, кандидата технических наук Ра-дина, заместителя начальника цеха Соннова, комсомольцев Юрия Разуваева и Людмилы Шкрет. пенсионеров Королевой и Соколова

Все горячо говорили о том. что необходимо сохранять общественный жилищный фонд, соблюдать правила общежития, активно участвовать в проведении всех мероприятий по благоустройству дома. В самом малом, незаметном и обыденном сегодня быть лучше, чем вчера, а завтра - лучше, чем сегодня!

Жильцы дома вступили в соревнование за право именовать свой труд на производстве коммунистическим. Все жильцы моложе тридцати лет. не имеющие среднего образования, пойдут учиться в техникумы, школы рабочей молодежи, на подготовительные курсы.

Так закончилось собрание жильцов в доме - 32/38 по Варшавскому шоссе. Собрание закончилось, и началась подгото витсльная работа к осуществлению задуманного

Пришла пора конкретных мероприятий...

Заводской художник Н. Яковлев руководит самодеятельной пионерской изостудией дома. Завод приобрел десять стиральных машин, десять пылесосов и десять электрополотеров и открыл в доме прокатный пункт с удешевленной оплатой услуг. Эга оплата постепенно будет снижаться пока не окупится стоимость оборудования. А тогда прокат будет бесплатным. Организована библиотека на общественных началах, продажа газет без продавца.

Мы говорим об этих мероприятиях без определенного порядка, хаотически, ибо коммунистический быт - дело новое н готовых рецептов нет. Недаром над домом взяла шефство группа научных сотрудников из Института философии Академии наук СССР.

Сегодня, когда будущее начинает входить в нашу жизнь, еще большее внимание должно уделяться коммунистическому воспитанию детей. А в доме по Варшавскому шоссе живет около четырехсот ребят. Совместно с

Вот он. этот дом на Варшавском шоссе, где рождается будущее.

Фото С. Васина.

542-й школой в доме организован лекторий для родителей. Комсомольцы завода организовали электро-, радио- и литературные кружки. столярную мастерскую, комнату ручного труда.

Ребята и сами принимают посильное участие в переустройстве жизни своего дома. Созданы пионерские патрули культуры и общественного порядка, следящие за поведением детей в доме.

А когда здесь откроется новый красный уголок, комсомольцы организуют вечерний детский сад на общественных началах, чтобы родители могли пойти вечером в кино, в театр, на лекции и выставки.

II не только о своих детях заботятся жильцы дома. Они взяли шефство над детским домом и на время зимних каникул пригласили в свои семьи нескольких его воспитанников. Теперь ребята будут приходить к своим новым панам н мамам каждую субботу н воскресенье.

Строительство нового быта только начинается. Сейчас трудно еще сказать, какие формы примет оно впоследствии, но тысяча девятьсот жильцов Дома но Варшавскому шоссе первыми начали это доброе дело. За ними пойдут другие. Недаром же инициаторы этого начинания решили не ограничиваться пределами своего дома: они несут свой опыт дальше - в соседние дома, па прилегающие улицы. И недалеко то время, когда эта инициатива широко распространится

Мы покидаем дом коммунистического быта Он расположен в старом рабочем районе Москвы. Он виден издалека, этот четырнадцатиэтажный дом. Но будь он даже не таким высоким, он все равно был бы виден издалека - дом. положивший начало соревнованию за право именоваться "домом коммунистического быта".

М ЧЕРНЕНКО

Приятно провести вечер в своем кафе - сыграть в шахматы, выпить

чашку кофе.

КАФЕ

ЗАЖИГАЕТ ОГНИ

Комсомольские организации за последнее время нашли немало новых, интересных форм организации досуга молодежи. Одна из них - вечерние молодежные кафе. Первое такое кафе-клуб "Юность" открылось в прошлом году в Моснве, на проспекте Мира, по инициативе комсомольцев Дзержинского района.

Прошел год. Инициативу дзержинцев подхватили в других районах города. За последние месяцы родились кафе-клубы "Измайлово", "Спутник", "Юность Москворечья".

Давайте побываем в некоторых из них!

было приготовиться к приему гостей. Гости - молодежь одного из предприятий района. Требовательный народ! Молодые люди хотят провести вечер в уютной обстановке. И чтобы танцы были и песни, конечно. С нетерпением ожидают они и встречи с выпускниками Института кинематографии, которые обещали рассказать о своей поездке в США на кинофестиваль.

Неуютный зал с .каждой минутой буквально перерождается.

Опустите ниже конец гирлянды." отдает последние распоряжения худощавый гоноша. Э'то Саша Нерушев. От волнения на его смуглом лице проступили два ярких пятнышка.

Саша в последний раз обводит хозяйским глазом зал. Кажется, все в порядке. Не ударили в грязь лицом организаторы вечера! Правда, Гале Бето-усовой. Инге Пшигоде, Лене Приваловой и другим членам "ударной группы" пришлось изрядно потрудиться. Зато в кафе сегодня уютно и нарядно.

И джаз есть. Хороший джаз. Собственный. Солисты - участники цеховой самодеятельности. - вот викторина - это сюрприз для гостей. Его приготовила общественный библиотекарь - инженер Валентина Медведева.

Неплохая идея - отдохнуть всем цехом или отделом, повеселиться, поспорить о недавно прочитанной книге. Но как же обидно было за тех. кто с завистью прильнул в тот вечер к окнам, кто остался на улице! Ведь среди них. может быть, находилась и те. кому так нужно было познакомиться поближе с нашими замечательными заводскими ребятами и девчатами. Послушать их рассказы о большой, настоящей жизни.

МЕСТ НЕТ?

Таким объявлением на дверях встретило нас кафе "Юность". По почему у входа толпа? Почему наиболее любопытные даже, прильнули к зеркальным стеклам широкого окна?

Свадьба, что ли" - слышатся недоуменные голоса." Да нет, невесты не видно. Просто, кажется, ринка...

молодежная вече-

Да. сегодня в кафе войти нельзя. Там "мероприятие". Вход только но пригласительным билетам. А жаль. Вечер-то отличный. О нем стоит рассказать подробнее.

В тот день огни в кафе зажглись раньше обычного: надо

В другие же. "рядовые дни" кафе -Юность" ничем не отличается от обыкновенной "забегаловки". В небольшом зале, с голыми, без занавесей, окнами, торопливо жуют традиционные сосиски с капустой и пирожки с повидлом случайные посетители. Пет в кафе веселья, смеха, песен. То ли это кафе "Юность", о котором столько говорили и писали"

Да. к сожалению, пишут и говорят только о закрытых, показательных вечерах. Л об обычпых днях, которые и определи юг идею создания таких кафе, работники Дзержинского райкома комсомола не любят вспоминать.

Слишком бойкое место, большой наплыв людей, приходящих к нам только, чтобы поужинать, - высказывает свои соображения директор кафе, старый, опытный работник коммунист А. В. Исаев." Открыть бы таких кафе побольше, легче было бы все наладить.

Верно, с этим никто не спорит. Таких кафе нужно еще открыть в городе не один десяток. И они открываются.

Но так ли страшно "бойкое" место? Не отговорка ли это некоторых безынициативных людей?

ПРИСТАНИЩЕ СКУКИ

Нет. нам кажется, основное зло не в месторасположении и даже не в скромной меблировке кафе (хотя, конечно, об этом тоже нельзя забывать). А в том. что многие кафе, по существу, становятся беспризорными. Комсомольцы вспоминают о них Только тогда, когда нужно провести там очередное "мероприятие".

Таким стал и недавно открывшийся "Спутник" на Ленинском проспекте в Москве.

Сверкающее зеркало паркета. Так и хочется покружиться на нем в паре с веселым партнером Белоснежные накрахмаленные скатерти... Зал отделан просто, но с большим вкусом. На специальном столике - магнитофон с записями песен и танцевальной музыки. В отдельной "тихой" комнате можно сразиться в шахматы или шашки, почитать свежие газеты, журналы.

Чего еще желать лучшего! II все же народу в кафе до обидного мало. Веселье здесь - редкий гость, как. впрочем, и комсомольцы из Октябрьского райкома, которые переложили все заботы на плечи работников общественного питании.

Неужели пет такого вечернего молодежного кафе, откуда бы не захотелось уйти" Где можно послушать и рассказ ученого о космических полетах, и поспорить до хрипоты с заслуженных!

мастером спорта о возможных победителях на всесоюзных соревнованиях, и потанцевать - одним словом, хорошо провести вечер. Конечно, есть!

А ЗДЕСЬ ИНТЕРЕСНО

Мечта создать свое кафе на общественных началах увлекла энтузиастов из Москворецкого райкома комсомола. Спорили много: перенять опыт работы таких кафе, по существу, не у кого. Решили тогда бросить клич по комсомольским организациям... и не прошло двух недель, как на Большой Серпуховской улице гостеприимно распахнулись двери молодежного кафе "Юность Москворечья".

Молодежь района с большим уважением относится к "своему" кафе. Иначе и быть не может, потому что все. с чем встречаются его посетители, задумано и осуществлено своими силами. Хозяева - сами юноши и девушки.

Что ж тут удивительного в том, что кафе прекрасное" - может спросить незадачливый скептик." "Юность Москворечья" открыта в одном из залов большой фабрики-кухни. Б таком кафе "хозяйничать" - одно удовольствие. Может быть. Но и комсомольцы района сделали немало, чтобы их кафе завоевало хорошую репутацию у молодежи района.

Мы сидим за столиком с секретарем райкома комсомола Юрием Головятенко. Здесь уж так повелось: каждый вечер кто-нибудь из работников райкома запядывает в кафе

Все это сделано руками комсомольцев. - рассказывает Ю. Головятенко. Буфет, эстраду соорудили ребята с мебельной фабрики Мв 13. В свободное время и за счет сэкономленных материалов. Электропроводку сделали комсомольцы завода имени Владимира Ильича, де-вушкп-шкейницы сшили чехлы для мебели...

Сто шестьдесят чехлов за полтора дня." добавляет секретарь." II шторы, настольные лампы, цветы - все это дело рук тех. кто сегодня собрался в кафе.

Хозяевам "Юности Москворечья" нечего опасаться, что их кафе клуб будет пустовать. Каждый вечер закреплен за определенной комсомольской организацией. Члены ее тщательно обдумывают программу отдыха, согласовывают ее с советом клуба. В кафе уже побывало много артистов эстрады, поэтов, композиторов. Недавно был организован просмотр художественной самодеятельности предприятий района.

Кстати, мне довелось познакомиться в кафе с двумя дружинниками - Иваном Калмыковым н Юрием Коломинцевым. рабочими завода координатно-расточ-ных станков. Им еще ни разу не пришлось в кафе участвовать "в деле". Видимо, сама обстановка отрезвляет нарушителей спокойствия, героев скандальных историй.

Конечно, и в работе этого кафе есть свои трудности и проблемы. Ведь так бывает со всяким незнакомым делом. Но тан будущих действий уже намечен: настойчиво и терпеливо воспитывать у молодежи потребность культурного отдыха и делать все. чтобы этот отдых был содержательным.

Уже второй год в МГК ВЛКСМ п Главном управлении общественного питания идут разговоры, какими должны быть молодежные кафе. Все мнения сходятся на том. что это должны быть комсомольские кафе-клубы. Может быть, даже и с определенным тематическим уклоном. Допустим, над кафе взяла шефство организация, связанная с искусством, - содержание работы кафе-клуба строится в этом направлении. Спортивные общества могут оказать большую помощь "спортивным" кафе, музыкальные шкоты - "музыкальным". Как бы то ни было, но работу многих кафе надо в корне перестраивать, иначе зачахнет на корню хорошее начинание.

Сейчас в Моспроекте создается несколько проектов вечерних кафе, в частности дъч улицы Горького н проспекта Мира. Хочется, чтобы комсомольцы нашли для них новые, еще более интересные формы отдыха молодежи.

И НАРУСОВА

с

Ал. ЯКОВЛЕВ ПОРТ

БЕЛАЯ ПРУЖИНА?

Спортивное достижение, как и произведение нс-щ ' кусства. бывает порой настолько совершен-w ным, что восхищает не только тонкого ценителя, но и человека малоискушенного.

Прыжок Валерия Брумеля можно отнести к числу таких произведений спортивного искусства.

Валерий Брумель прыгнул в высоту на 2 метра 25 сантиметров. Даже для человека, далекого от легкой атлетики, это покажется удивительным, особенно, если он знает, что Брумель прыгнул на 45 сантиметров выше своего роста и тем самым словно взял под сомнение старинное изречение о голове, выше которой не прыгнешь.

Но о Брумеле надлежит говорить языком современности. Тот, кто поднялся над двухметровой планкой, попадает, если хотите, в "легкоатлетический космос". Он еще не преодолел земного притяжения, но уже вышел на орбиту высокого мастерства. Недаром по нашей спортивной классификации двухметровый прыжок - норма мастера спорта.

В спорте всякий рубеж труден вдвойне. Он требует, во-первых, нового качества усилий, тренировки, таланта. А во-вторых, и это, пожалуй, еще важнее, спортсмену приходится преодолеть некий психологический барьер.

В течение многих лет советские прыгуны становились чемпионами страны, подбираясь к двухметровой высоте, но ни разу не переходя ее. Она была словно заколдованной. Но стоило однажды Сигкину перейти ее, как развеялись гипнотические чары круглой цифры в 200 сантиметров, и десятки наших прыгунов перемахнули эту высоту. А сейчас она стала нормой. Высокой, но все-таки нормой! И потому мало кто обратил внимание, когда два года назад луганский школьник Валерий Брумель, выступая в солнечной Ялте, взял 2 метра 01 сантиметр. Только учитель и тренер спортсмена Петр Семенович Шеин с удовольствием отметил в своем дневнике: "201. Валерий стал мастером спорта".

Но продолжим наши "космические" параллели. Прыжок на 2 метра 16 сантиметров - олимпийский рекорд - можно сравнить с полетом на Луну. А как тогда быть с феноменальным результатом в 225 сантиметров - новым мировым рекордом Валерия Брумеля, установленным им в начале года на соревнованиях в Ленинградском манеже? Это, видимо, межпланетный корабль, мчащийся в район Венеры. Не надо, разумеется, принимать подобные параллели слишком всерьез: они предназначены только для того, чтобы подчеркнуть степень невероятности того, что сделал Валерий Брумель.

Я познакомился с ним два года назад на московском стадионе Юных пионеров в дни Всесоюзной школьной спартакиады. Ему не удалось повторить ялтинский результат - он прыгнул только на 195 сантиметров, - но он все равно стал чемпионом. Валерий жаловался мне тогда. Ему хочется прыгать, но приходится выступать в пятиборье, потому что оно входит в командный зачет, а пятиборцев мало. Из-за этого, мол, ои и в прыжках показал не лучший результат.

Валерий не собирался стать легкоатлетом. Когда он был мальчиком (а это было всего пять лет назад), его мальчишеское сердце привлекала гимнастика. Но оказалось (а вернее, показалось), что у Валерия ничего не получается. Сейчас, когда наблюдаешь прыжок Брумеля и видишь, как на высоте, до которой можно добраться, только вложив все силы в толчок, Валерий с акробатической ловкостью управляет своим телом над планкой, а молниеносные движения делаются им с высочайшей степенью точности, трудно поверить, что из него не вышел бы первоклассный гимнаст. Но все к лучшему, как говаривали древние философы. Хорошо, что у Валерия "не пошла" гимнастика, иначе мы не имели бы выдающегося прыгуна.

Да и пятиборье, на которое Валерий жаловался как па препятствие, мешающее ему прыгать, сыграло добрую службу. Нынче ведь выдающихся достижений добиваются не люди, наделенные каким-нибудь одним особенным физическим свойством: силой, ростом, прыгучестью, скоростью. Нет, как правило, выдающиеся спортсмены - это люди разносторонние, если хотите, универсалы. Как невозможно быть великим специалистом в какой-нибудь области, не обладая широким культурным кругозором, так и в спорте нельзя быть лучшим, не имея разностороннего физического развития. Трудное и изнурительное пятиборье как раз и стало для Валерия той благодатной почвой, на которой вырос и расцвел его талант.

Валерий Брумель - настоящий атлет. Пропорционально сложенный, он не производит впечатления могучего человека. Но этот парень толкает штангу весом в 125 килограммов и прыгает в длину далеко за семь метров. Его прыгучесть требует высокого развития других физических качеств. Равномерное, гармоничное развитие дает Валерию ту удивительную уверенность в своих силах, которая позволяет ему бороться с любым противником, и создало ему репутацию "мальчика с железными нервами". Ошибается тот, кто полагает, будто в спортивном поединке решают только сильные мышцы. Любое состязание - это борьба интеллектов, воли, нервов, характера.

Американец Джон Томас, "бостонский кузнечик", как его прозвали, отрыгает, видимо, не хуже Брумеля. Но стоит ему оказаться перед планкой вместе с Брумелем. как в дело вступают не только мышцы лог. но и "психологические мускулы" бойца. Стоит на мгновение усомниться, заколебаться, забеспокоиться, заробеть, как нервная система где-то не сработает или сработает "не так"." и планьа на земле рядом с тобой. Сколько же нужно духовных сил. чтобы вновь собраться, сосредоточиться, отбросить все лишнее, все, что мешает, и з присутствии десятков тысяч зрителей суметь остаться наедине с планкой!

Валерий побил своего главного и пока единственного соперника в Риме на Олимпийских играх. Еще до состязаний высокий негр, заметив Валерия, наблюдавшего за его тренировкой, сказал ему.

Присматривайся, парень! Может быть, когда-нибудь побьешь меня!

Постараюсь, - сказал Валерий.

Тогда, в Риме, поражение Томаса объяснили тем, что он остался один против двух русских, а успех Брумеля - тем, что ему, собственно, нечего было терять.

Но Б Нью-Йорке, в зале Мэдисон Сквер-гарден. где Брумель вновь встретился с Томасом, их роли уже переменились. Теперь абсолютный рекорд был у Валерия; он был один в чужом городе, на родине соперника и в условиях, для него новых и незнакомых. Прыгать пришлось с деревянного настила и в других, непривычных туфлях.

И снова нервы сдали у Томаса. Толььо нсскозь-ко дней назад, узнав о достижении Брумеля, он атаковал его рекорд и на следующий же день прыгнул на 221 сантиметр. Но тогда рядом с ним не было Валерия. А когда они остались вдвоем у планки, что-то вновь не сработало в нервном механизме талантливого негритянского прыгуна. Он остановился на 216 сантиметрах, а Брумель взял 221. II только малости ему не хватило, чтобы на глазах у американских зрителей установить новый рекорд мира - 226 сантиметров.

Мне кажется, что Томас начал попросту побаиваться своего молодого соперника. Кто его знает, может быть, озорство Брумеля (от избытка сил советский спортсмен па спор доставал ногой до баскетбольного кольца) подействовало на Джона больше, чем поразительно стабильные результаты Брумеля на тренировках, когда он по четыре раза подряд брал 221 сантиметр.

Во всяком случае, неделю спустя, когда разыгрывалось открытое первенство США по легкой атлетике, Томас не смог воспользоваться тем, что Валерий перенес ангину. Брумель прыгнул на 218 сантиметров, но То.мас снова проиграл ему 5 сантиметров, уступив русскому титул чемпиона Америки. Л через несколько дней советский спортсмен вновь подтверждает стабильность своих результатов: в закрытом зале он преодолевает высоту 222,2 сантиметра.

Падкие на прозвища, американские журналисты окрестили Валерия "белой пружиной". Они теперь

Валерии Брумель на размннко.

Фото Н. BonitODa.

убедились, что ленинградские сантиметры так же правильно измеряют высоту планки над землей, как американские футы, и приходится признавать, что в завоевании "легкоатлетического космоса" русские тоже ушли вперед.

Валерию 19 лет. В детстве, начитавшись Жюля Верна, он мечтал о кругосветном путешествии. Он почти осуществил свою мечту, хотя, может быть, и не думал об этом. Валерий родился в Чите. Профессия геологов забросила его родителей на Сахалин. Оттуда семья перебралась в Луганск. Сейчас Брумель в Москве. Он учится в Институте физкультуры и тренируется под руководством знаменитого в прошлом легкоатлета Владимира Дьячкова. Валерий побывал в Риме, а потом в Соединенных Штатах. Если он вернется в Москву через Владивосток, его первый кругосветный маршрут можно считать совершенным. Гадалка без ошибки может предсказать Валерию "дальнюю дорогу": он, видимо, попадет в Токио на свои вторые Олимпийские игры.

Белая пружина" только начинает разворачиваться. Мы еще услышим о Брумеле, если только у молодого парня не закружится голова от высоты, на которую он забрался.

Страницы сатиры

и юмора

СТАРАЯ СКАЗКА НА НОВЫЙ ЛАД

Отмочены случаи, когда сельские КЛубЫ ИСПОЛЬЗУЮТСЯ руководителями колхозов под овощехранилища.

Б. МАРУСИЧ

Терем, терем, теремок, Кто в тереме живет"..

Рис И. Бронникова.

НЕБЛАГОДАРНАЯ

Рассказ

Шел экзамен на аттестат зрелости. Сдавала химию. Лепа Фантнкова, кумир мальчишек 10-го "Д". девушка с вьющимися льняными волосами, маленьким круглым носом и голубыми глазами, сидела во втором ряду экзаменующихся и с убийственной грустью озиралась по сторонам. Ее лицо выглядело, как сигнал "SOS->: "Иду ко дну, спасайте любыми средствами!.."

И... заработал штаб спасения утопающих. Через несколько минут на самой последней парте Коля Кныш решал полученную от Лены задачу, а Левка Городецкий, по кличке Тюлень, благородный, но ленивый юноша, разбирал на составные части учебник Ю. В. Ходокова. после чего в книге из всего отдела "Фенол" остался только портрет профессора Марковникова.

Доставить "спасательный круг" способом бросания было рискованно. В практике был случай, когда один из таких "кругов", не успев попасть по назначению, оказался на столе комиссии.

Переправить депешу взялся я, самый маленький в классе человек (метр пять с кепкой).

Только ради Лены"." прошептал я. Увы, я пользовался у нее самыми мизерными симпатиями (проклятым рост!).

Зажав депешу зубами, я на четвереньках двинулся в путь. Сердце мое колотилось от страха, но чего не сделает человек ради любви! Я подкрался тихо, как паук. Не глядя. Лена нащупала мою голову рукой, пальцы ее пробежали по щеке, скользнули к подбородку, коснулись моих губ. Это было незабываемое мгновение, я хотел его нр'о-длнть и закусил записку зубами. Наконец она выдернула послание из моего рта.

Химия была сдана! Лена разрешила мне проводить ее домой. На прощание она ласково пошлепала по моим щекам ладошками. Я чувствовал себя героем.

Примерно так же она сдавала и физику. Сказать откровенно, "спасать? Лену мы привыкли давно, с тех пор как она объявила, что се призвание - медицина и что экзамен на аттестат зрелости - это условное препятствие, которое нужно как-то преодолеть. Как? Любым способом! Мы. мальчишки, были с нем согласны. Из Лены выйдет симпатичный врач. Нужно было только как-то закончить школу и как-то поступить в институт. А время шло. Оно работало на нас.

й-

Гора с горой не сходятся... С Леной мы встретились через два года на улице, лицом к лицу. Она узнала .меня, хотя я и вытянулся за это время в порядочного дылду. Сто мыслен сверкнуло в моей голове: мы проведем вечер вместе, будем вспоминать школьные годы, она расскажет о тайнах своей медицины, я - о себе.

Да разве не о чем говорить нам. бывшим однокашникам, школьным друзьям! Теперь можно, пожалуй, вспомнить и о детской любви, преподнести это в виде шутки, напомнить о своих "подвигах", п кто его знает... все может быть... Ведь я теперь не метр с кепкой...

Институт" - Лена тяжело вздохнула." Это была фантазия, сказка. Я думала, все сделается само но себе. Экзаменаторы тянули меня, успокаивали. Считали, что я от волнения все забыла. Мне задали десять добавочных вопросов (оказывается, они задаются, чтобы помочь человеку сдать экзамен) н не услышали ни одного ответа, ни одного правильного объяснения, ни одной самостоятельной мысли...

Голос се дрожал.

Лена!

Она, кажется, собиралась плакать.

Леночка, -осмелился я." если бы я был рядом, я бы все ..

- И ни одного настоящего друга." проговорила она. не слушая." Сколько вас было, мальчишек, и ни один, ни один не сказал мне. что я дура, пустышка, попугай... Что вы со мной сделали"!

Лена!..

На нас уже оглядывались прохожие.

А ты. ты был самый дрянной, искал дешевой дружбы...

Она вдруг угрожающе двинулась на меня. На этот раз я не ждал поглаживания щек ладошками. Реактивно я пересек газон с цветами. Дворник ответ меня за это в отделение милиции, и я был рад. Это гораздо лучше, чем разговаривать с раздраженной женщиной.

Пойди пойми после этого их психологию. Неблагодарная!..

С ПЕРСПЕКТИВО И..."

Ты почему после школы в деревне не остался" 1 - Да вот дядя работу интересную в городе подыскал. С перспективой!

Рнс. В. Тнльмана.

Трактор марки "Один рубит - семеро трубят;

Кое-где повелась мода посылать на се.то п качестве уполномоченных людей, ничего не смыслящих в сельском хозяйстве. Вместо практической помощи колхозникам они занимаются пустопорожней болтовней.

Ура! Помощь пришла!..

Рнс. Е. Гурова.

Обо всем понемногу...

(Старая дружба связывает студентов Ереван-1 сного сельскохозяйственного института и комсомольцев села Елгован, Котайского района (Армянская ССР). Недавно студенты ре шили оназать своим друзьям помощь в учебе После тщательной подготовки с помощью рай кома номсомола для молодежи села было откры то двухгодичное сельскохозяйственное училище Училище работает на общественных началах Лекции читают студенты старших нурсов ин ститута.

Вконце 1942 года, южнее Сталинграда, совершила выдающийся подвиг девушка-санитарка Наташа Кочуевская. Наши войска вели тяжелые бои с противником. Во время одного из сражений Наташа под огнем противника вынесла с поля боя 70 раненых воинов с их оружием. Двадцати солдатам нужна была срочная хирургическая помощь. Раненых погрузили на подводы и поручили Наташе сопровождать их в медсанбат.

Вдруг Наташа увидела, что путь в тыл подводам с ранеными преградила группа прорвавшихся гитлеровских автоматчиков. Отважная девушка перенесла раненых в блиндаж и, вооружившись автоматом и гранатами, одна приняла бой.

Она вела огонь по гитлеровцам до тех пор. пока не кончился последний патрон Фашисты подступали все ближе и ближе. Наташа подпустила их совсем близко и двумя оставшимися гранатами взорвала себя вместе с гитлеровцами. Вскоре подоспели наши бойцы, и раненые были спасены.

Подвиг юной патриотки не забыт. Ее именем исполком Мосновсного городского Совета недавно назвал Снарятинсний переулок.

При Бакинском горкоме комсомола открылся университет общественных профессий. Учебное заведение имеет два фанультета. На факультете журналистики готовят юнкоров, работников комсомольской стенной печати и радиогазет. Теоретические занятия сочетаются с практическими. На факультете культурно-массовой работы учатся будущие экскурсоводы, лекторы, пропагандисты.

Занятия в университете проводятся два раза в неделю. Срок обучения - один год,

' -й-

Комсомольцы колхоза "Восход", Дзержинсно-го района. Калужской области, решили в третьем году семилетки построить своими силами клуб на 150 мест из шлакоблоков. Уже заложен фундамент, воздвигнуты стены, перегородки. Недалек день, когда сюда придут первые гости н зрители.

й-

Где научиться хорошо шить, готовить обед, принимать гостей? Где провести дискуссию по волнующим девушек вопросам? Где узнать, как живут подруги за рубежом? Эти и другие вопросы подсназали студенткам Ярославского педагогического института хорошую мысль: создать клуб девушек. Членами его стали двести студенток. Избрано правление, создано пять сенций.

По примеру студенток свой клуб девушен создали молодые работницы номбината "Красный Перекоп".

-х*

4 АПРЕЛЬ 196 1

В НОМЕРЕ:

У нас в гостях пятьдесят поэтов

Стихи А. Арго, О. Богданова, В. Бокова, А. Вознесенского, Е. Винокурова, В. Гордейчева, О. Дмитриева, Е. Долматовского, С. Дрофенко, Н. Доризо, Ю. Друниной, Б. Дубровина, С. Евсеевой, Е. Евтушенко, А. Жигулина, Э. Иодковского, И. Кашежевой, И. Кашпурова, Д. Ковалева, В. Кузнецова, В. Кострова, Е. Кучинского, В. Кулемина, М. Лисянского, И. Лиснян-ской, Л. Мартынова, М. Львова, Ю. Мориц, К. Мурзи-ди, В. Парфентьева, Л. Ошанина, Н. Рыленкова, Г. Петрова, А. Прокофьева, В. Соколова, Б. Слуцкого, В. Солоухина, А. Софронова, А. Суркова, Д. Сухарева, Л. Татьяничевой, Д. Терещенко, В. Тушновой, Н. Ушакова, Р. Хакимова, И. Халупского, Ю. Щербака, В. Цы-

бина, В. Шефнера, Н. Якушева.........2"16

Олег КОРЯКОВ. Лицом к огню. Повесть.....17

Николай СТАРШИНОВ. Двое. Рассказ......50

Игорь ГОЛОСОВСКИЙ. Хочу верить... Повесть ... 53 Сергей КРУТИЛИН. На земле целинной. Очерк . . 77

Новый фильм Г. Чухрая............60

К нашей вкладке

А. КАМЕНСКИЙ. Кровь и плоть красоты . . 80

Театр

Николай АНАСТАСЬЕВ. В начале большого пути 82 Огни семилетки

Ким ЛЯСКО и Александр СВЯТСКИЙ. Магистраль 87

Вл. БЕЛОВ. Маршальский жезл........92

Трибуна "Юности"

И. METTEP. Оскорбление равнодушием ... 97

Почта "Юности"

Обида Николая СИРОТКИНА.......100

Заметки и корреспонденции

* М. СЛАНСКАЯ. Мы к вам придем еще!

* М. ЧЕРНЕНКО. Будущее начинается сегодня. * И. НАРУСОВА. Кафе зажигает

огни...............102-107

Спорт

Ал. ЯКОВЛЕВ. "Белая пружина".......Ю8

Пылесос" (Страницы сатиры и юмора)

Б. МАРУСИЧ. Неблагодарная.......110

Обо всем понемногу.............4 2

На 1-й и 4-й страницах обложки - рисунок художника Е. БАЧУРИНА "Сталевары" к повести О. КОРЯКОВА "Лицом к огню".

На 2-й странице обложки - рисунок Е. КИБРИКА "Ленин на субботнике".

Художественный редактор Ю. Ц и ш е в с к и й.

Технический редактор Л. 3 я б к и н п.

Адрес редакции: Москва. Г-69. ул. Воровского. 52. Телефон: Д 5-17-83. Рукописи не возвращаются.

А 01257. Подписано к печати 26/III 1961 г. Тираж 550 000 экз. Изд. - 633. Заказ Л? 485. Формат бумаги 84 x10В'/,,,. Бум. л. 3.63. Псч. л. 11.89.

Ордена Ленина типография газеты "Правда" имени И. В. Сталина. Москва, ул. <Правды", 24.

м

агистраль

Из серии рисунков А. СВЯТСКОГО.

(См. в этом номере зарисовки и текст о строительстве Средне-Сибирской магистрали).

Люсе Сидоровой 18 лет. Но она уже звеньевая, под ее началом четыре маляра. Недавно она вышла замуж, и муж ее, Валерий, по вполне понятным причинам решил сменить плотницкий топор на кисть маляра. Разве это трудно понять, что и в работе они хотят быть рядом? Ведь вместе они окончили строительное училище в г. Правдинске, Горьковской области, вместе приехали иа стройку Средне-Сибирской магистрали и вместе поступят учиться в техникум.

Возвращение с работы

Главный редактор В. П. КАТАЕВ,

Зам. главного редактора С. Н. ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ.

Редакционная коллегия: И. Л. АНДРОНИКОВ, В. Н. ГОРЯЕВ, Л. д. ЖЕЛЕЗНОВ |отв. секретарь), С. Я. МАРШАК, Г. А. МЕДЫНСКИЙ, Н. Н. НОСОВ, М. П. ПРИЛЕЖАЕВА. В. С. РОЗОВ.