Как партия руководила литературой ОШИБОЧНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ... Как партия руководила литературой ОШИБОЧНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

ЦК КПСС

В соответствии с постановлением ЦК КПСС "О работе Главлита СССР", обязывающим органы цензуры не оставлять без внимания политически ошибочные формулировки и положения, встречающиеся в произведениях печати, и сообщать о них партийным органам, докладываю ЦК КПСС, что за последнее время при контроле литературно-художественных журналов органами цензуры установлено много фактов, свидетельствующих о недостаточно ответственном отношении редакций ряда журналов к качеству публикуемых материалов. Отдельные руководящие сотрудники редакций, предоставляя страницы журналов для печатания неполноценных в идейном отношении произведений, отходят от принципиальных партийных позиций и, тем самым, не способствуют успешному выполнению задач, поставленных партией перед литературой и искусством в деле коммунистического воспитания советских людей. В качестве

10*

291

подтверждения этого положения можно привести следующие примеры.

Редакция журнала "Знамя" для опубликования в майском номере за 1959 год представила на контроль верстку рассказа В. Гроссмана "Тиргартен". В рассказе автор пытается объяснить сущность гитлеровской диктатуры и обосновать причины, породившие фашизм. Однако при этом он допускает серьезные ошибки и грубое искажение исторической действительности. В рассуждениях единственного положительного персонажа рассказа - служителя Берлинского зоосада Рамма и в своих отступлениях В. Гроссман характеризует фашизм не как социальное явление и порождение международного империализма, а как явление национальное, как результат морального и нравственного уродства немецкой нации. В рассказе немецкий народ отождествлен с покорным стадом, которое гонят на скотобойню1. Более того, в ряде случаев автором подчеркивается "нравственное превосходство зверей зоосада над людьми". Редколлегия журнала "Знамя" упорно отстаивала это идейно неполноценное произведение, всячески добиваясь его опубликования. Указанное произведение по рекомендации Отдела культуры ЦК КПСС не было помещено в журнале2.

Редакция журнала "Октябрь" представила на контроль стихотворение Е. Евтушенко "Негосударственно ошибше-гося в чем-то"3 для опубликования в сентябрьском номере. Это стихотворение является рецидивом нездоровых и ошибочных взглядов поэта, которые были в свое время подвергнуты резкой критике. В нем автор берет под сомнение принципиальную партийную оценку ошибок в творчестве молодых, считая ее негосударственным, неленинским подходом.

После замечаний Главлита о политической ошибочности стихотворения и об идейной неполноценности ряда других произведений Е. Евтушенко, предназначенных для опубликования в этом же номере журнала, оно было снято из номера редакцией, а в другом стихотворении произведено исправление.

Следует отметить, что после выхода в свет девятого номера журнала эти стихи Е. Евтушенко справедливо подверглись критике на страницах "Комсомольской правды?4.

В девятом номере этого же журнала редакция предполагала опубликовать стихотворение молодого поэта А. Вознесенского "Последняя электричка?5. В нем извращается советская действительность, содержится оскорбительный выпад против всей пашей молодежи, Как об обычном для наших дней явлении говорит автор о том, что вместе с сонными рабочими с последней ночной электричкой из Москвы возвращаются воры и бандиты: "Мальчики с финками, девочки с фиксами", "кругом гудят, как в таборе гитары и воры". В духе "блатной поэзии" автор создает образ молодой девушки, пьяницы и воровки, которая под действием прочитанных ей стихов становится "чище Беатриче?6.

Стоит - черты спитые, На блузке видит взгляд Всю дактилоскопию Малаховских ребят...

...Но, может, все же сердце Основа бытия, Когда, срывал серьги, Ты плачешь в три ручья?

И вдруг из электрички, Ошеломив вагон, Ты чище Беатриче Сбегаешь на перрон7.

Одновременно в верстку десятого номера журнала редакция включила стихотворение И. Сельвннского "Всем! Всем! Всем!", имеющее подзаголовок ."Апокалипсис XX века". В нем автор говорит8:

Я пью это кофе... Курю...

А мы ведь из самых последних

На самом-самом краю.

О горе тебе,

Мир!

Повержен будешь навеки. Ощерятся гнезда квартир, Вспыхнут у статуй веки...

...Безмолвие на века.

Недвижность пустых столетни.

И только один водород,

Свои озирая владенья,

Как призрачное виденье,

На Эверест взойдет.

Оттуда спустится в Татры,

На Рим пожелает ступить,

Зевая, осядет в театре,

Где слышалось "Быть иль не быть"".

Нарисовав страшную картину будущего, поэт в конце стихотворения призывает мир очнуться от пассивности. Стихотворение написано в паническом плане, в нем проводится мысль о возможной гибели мира и человеческой цивилизации. Редакция журнала указанные стихи сняла из номера, заменив их другим материалом9.

Случаи, когда редколлегия не проявила должной требовательности к идейно-художественному качеству подготовленных к печати произведений, имели место и в журнале "Москва".

Так, для помещения в первом номере журнала за прошлый год редакция представила на контроль очерк заместителя главного редактора этого журнала Л. Овалова "Мой друг Гатилин"10. В нем Л. Овалов непомерно большое внимание уделяет себе, поучает молодежь на собственном примере. Очерк написан в тоне явной саморекламы и самовосхваления, в то время как газета "Комсомольская правда" выступает с фельетоном "Чародей без паспорта", в котором показала неблаговидную роль Л. Овалова, содействовавшего авантюристу Мильману в его мошеннических проделках11. По настоянию Главлита и по рекомендации Отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС этот очерк был из номера снят.

В отсутствие главного редактора Л. Овалов подписал к печати для опубликования в седьмом номере журнала свой новый роман "Партийное поручение". Несмотря на наличие в нем произвольного, упрощенческого описания событий, связанных с июньским Пленумом ЦК КПСС, осудившим антипартийную группировку - , на что нами было обращено внимание, Л. Овалов, пользуясь правом руководителя журнала, настаивал на его опубликовании без внесения необходимых исправлений. Лишь после вмешательства главного редактора журнала эти неправильные положения были отчасти устранены .

Для помещения в этом же июльском номере "Москвы" редакцией была подписана к печати статья драматурга Н. Погодина "Почему я стал писать прозу"". В пей автор пытается объяснить читателям те "сложные" и "глубокие" причины, которые заставили его "поискать счастья в прозе", По мнению Погодина, он как драматург поставлен в настоящее время в такие условия, что вынужден отказаться от жанра, которому посвятил тридцать лет творческой работы15. "Нам, драматургам, - пишет Погодин, - совершенно серьезно приходится разъяснять в стенах наших соответствующих министерств с их деятелями, чем, например, отличается драма от оды и что оды в драматической форме не получаются". В статье утверждалось, что советским драматургам приходится не только отстаивать свои творческие замыслы, но "бороться за самый жанр", и это вынуждает его перейти к прозе.

Подобное выступление в печати одного из ведущих советских драматургов и главного редактора журнала "Театр" могло создать неправильное представление о взаимоотношениях между драматургами и организациями, занимающимися театральным искусством. Оно давало основание делать вывод о том, что Н. Погодину не представляется возможность осуществлять свои творческие планы. Между тем его пьесы ставятся во многих театрах страны, а сам автор за заслуги в области драматургии удостоен в апреле 1959 г. высокого звания лауреата Ленинской премии. Статья по рекомендации Отдела науки, школ и культуры ЦК КПСС по РСФСР была снята из номера".

Обращает на себя внимание тот факт, что редколлегия ленинградского журнала "Нева" за последнее время также значительно снизила требования к качеству публикуемых произведений. В результате на страницы журнала проникают идейно порочные и незрелые произведения. Например, в восьмом номере был опубликован очерк Н. Михайловского "Здравствуй, Суоми". Новые стихи А. Яшина, опубликованные в этом же номере журнала, содержат обобщения, неправильно характеризующие советскую действительность. В стихотворении "Бессонница" высказывается ошибочная мысль о том, что многие люди у нас охвачены тревогой, сомнениями, беспокойством, так как живут они недостойной жизнью, служат корысти, лукавят и предают17.

В стихотворении "Исповедь", рассказывая о своих творческих ошибках, поэт пытается оправдать эти ошибки, считая их незначительными. Между тем известно, какую суровую оценку получил рассказ А. Яшина "Рычаги", опубликованный в 1956 году в альманахе "Литературная Москва". В девятом номере журнала за 1959 г. опубликован ошибочный по своей идейной направленности рассказ главного редактора этого журнала С. Воронина "В родных местах". В нем автор высказывает фальшивую и вредную в политическом отношении идею всепрощения. Весь рассказ является попыткой морально оправдать изменников и предателей". На идейную ущербность рассказа С. Воронина было обращено внимание редакции журнала и его главного редактора Главлитом СССР в Ленинградским обкомом КПСС.

Однако эти замечания не были учтены и ошибочный рассказ был опубликован на страницах "Невы".

Крайне неразборчиво подходит редакция журнала "Нева" к публикации стихов молодых поэтов. В девятом номере журнала наряду с другими произведениями Р. Казаковой было опубликовано ее незрелое в идейном и художественном отношении стихотворение "Люди уезжают торопливо"19, в котором выражается идея безысходности и неудовлетворенности жизнью, безуспешной попытки людей уйти от самих себя.

Люди уезжают торопливо, словно их ошпарило крапивой. О чемоданы впихивают платья, за такси без сдачи молча платят...

Люди уезжают без ключей, без сопроводительных речей, без воспоминаний и без книг, без забот... Без ничего. Одни.

Не берут в дорогу кулебяк. Мужества слезой не унижают. Люди уезжают от себя! ..Люди никуда не уезжают.

Ошибочные и подчас вредные по своей идейной направленности произведения, представленные в органы цензуры журналом "Нева", отклонялись с согласия партийных органов и в 1958 году.

На факты непринципиальности и нетребовательности редакции журнала "Нева" при подготовке произведений к печати, которые были выявлены органами цензуры, неоднократно обращалось внимание редакции, однако необходимых мер для повышения уровня печатаемых произведений в 1959 году ею принято не было. На состоявшейся в январе с. г. XIV Ленинградской партийной конференции редакция журнала "Нева" была подвергнута серьезной критике.

В журнале "Юность" наряду с произведениями известных авторов часто печатаются произведения молодых или начинающих, которые ждут помощи от опытных писателей. Однако редакция журнала недостаточно работает с ними и нередко одобряет для печати их сырые и незрелые произведения. Так, только за последние месяцы в связи с замечаниями Главлита СССР были возвращены на доработку повесть А. Гладилина "Дым в глаза", рассказ Ю. Качаева "На Агуле", новый цикл стихов Е. Евтушенко и др.20.

В первом варианте повести "Дым в глаза", представленной на контроль в цензуру, автор пытался создать образ молодого, способного советского футболиста, испорченного тем, что его захвалили. Желая показать, что воспитанию нашей молодежи следует придавать решающее значение, автор, однако, сбился на политически неверный тон и изобразил дело так, будто сама советская действительность, наше время способствуют формированию таких отрицательных свойств личности, как карьеризм, честолюбие, индивидуализм. В повести обывательским высказываниям этого героя, якобы типичным для московской молодежи, уделено непомерно много внимания. К примеру: "Я не люблю Красную площадь... Я не люблю еще ГУМ и ЦУМ - то, из-за чего, собственно, в Москву приезжают мешочницы. Я не люблю Москву дневную, с оголтелыми командировочными, которые мечутся по универмагам или прямо на сквере едят из кулька".

Из всех улиц Москвы герою повести нравится улица Горького. "Нам, молодым москвичам, ее можно любить и не любить. Но нельзя быть к ней равнодушным. Это - единственное место, где по вечерам не торопятся, не бегут по магазинам, а гуляют. Для меня эта улица - "Бродвей", выставка тщеславия. Мы все там были. Все мы там изучали, как мы выглядим со стороны. Я помню, меня в первый раз ошеломило скопище хорошо одетых, красивых "пижонов" и "чувих"... Вот так проходит мой "бродвейский" вечер. Шляться, ехидничать, заходить в магазины, наблюдать... Ненавижу Москву в воскресенье. Сколько народу! Конец света! Из всех квартир, комнат и каморок! Это страшная вещь, когда ты среди миллиона! Чувствуешь себя песчинкой...

Страшная вещь наша жизнь. Чтобы как-то пробиться, быть чуть-чуть заметным, надо двадцатьтридцать лет работать, как ч^р т, с потом и кровью. И только тогда добьешься известности" .

После исправлений повесть была опубликована в двенадцатом номере журнала.

Вместо того чтобы в праздничный ноябрьский номер поместить такие материалы, которые бы отражали успехи советского народа в социалистическом преобразовании страны, редакция журнала "Юность" заверстала недоработанный и слабый рассказ молодого автора Ю. Качаева "На Агуле". В нем описывается одна сибирская деревня, в жизни которой, по утверждению автора, не произошло почти никаких изменений. "Агул был одним из немногих островков, устоявшим перед заманчивым и пугающим словом "колхоз", - пишет автор." В тридцатых годах наезжали сюда агитаторы и ораторы (агульцы звали их орателями), но кер-жачья, кондовая вера не погнулась, и все осталось по-старому". И далее: "Агул в районе был на хорошем счету, но не одно поколение партработников ломало голову над тем же вопросом: а почему там до сих пор нет колхоза? Отгадку в ответ агульцы хором говорили такую: "Землица у нас есть, батраков не держим, потому что семьи многодетные, налоги платим, а живем, сами видите, грех жаловаться. Почто же нам в колхоз итти" И опять же бог, как он на это дело посмотрит"? По утверждению автора, и в наши дни продолжают жить агульцы прежним укладом, "землицу и покосы" делят по-своему2 торгуются с налоговыми агентами из-за каждой копейки .

В кратком предисловии к рассказу автор высказывает такую мысль, что Агул - не единственное место, где советская власть не вступала еще в свои права до наших дней. Учитывая замечания Главлита СССР о нецелесообразности опубликования рассказа Ю. Качаева в представленном виде, редакция сняла его из праздничного номера. После доработки рассказ был опубликован в первом номере журнала за I960 год.

В январе 1960 года редакция журнала "Юность" представила на цензорский контроль поэму В. Евтушенко "Считайте меня коммунистом". В поэме некоторые отрицательные явления - косность, угодничество, бюрократизм, еще имеющиеся в советской действительности, представлены в таких размерах, которые якобы угрожают завоеваниям Октябрьской революции.

После замечаний цензуры редакция, вместо того чтобы предложить автору коренным образом переработать поэму, внесла лишь частичные исправления, которые не изменили ее идейной направленности. Это ошибочное произведение было опубликовано во втором номере журнала.

Также нетребовательно подошла редакция к опубликованию нового цикла стихов Е. Евтушенко в одиннадцатом номере журнала за 1959 год. По рекомендации Главлита ряд стихов из этого цикла был снят или переработан.

Без должной принципиальной оценки и требовательности было подготовлено редакцией журнала "Новый мир" и помещено в январском номере за 1960 год ошибочное и надуманное произведение В. Дудинцева "Новогодняя сказка".

В нем утверждается, что науку двигают вперед оторванные от советской действительности одиночки. Основой их деятельности являются какие-то особые обстоятельства, порой мистические, например, такие, как неотвратимость близкой смерти. Носителем положительных взглядов в произведении автор вывел не подлинно советского ученого, а преступника, "главу", "президента", "пахана", то есть руководителя бандитов, который за свою жизнь получил и "не отсидел в общей сложности двести лет тюрьмы". Следует отметить, что, по имеющимся сведениям, новое произведение В. Дудинцева при подготовке к печати на заседании редколлегии журнала не обсуждалось.

Без должной требовательности подошла редакция журнала и к опубликованию в январском номере безыдейных стихов А. Ахматовой23.

Приведенные факты показывают, что отдельные работ ники перечисленных журналов до сих пор не сделали необходимых выводов из указаний ЦК КПСС о всемерном повышении идейно-художественного уровня публикуемых произведений. Это приводит к тому, что на страницы ряда журналов продолжают попадать произведения, написанные с неверных позиций и содержащие ошибочные формулировки и положения.

Начальник Главного управления по

охране военных и государственных тайн

в печати при Совете Министров СССР П. РОМАНОВ.

25 февраля 1960 г. "422

На документе помета: "В архив. Работники Отдела культуры ЦК КПСС о запиской т. Романова ознакомились. Зам. зав. Отделом культуры ЦК КПСС Петров. 10.VI", К страницам документа подколота записка на отдельном листке: "В архив. Тов. Фурцева В. А.24 ознакомилась. Материалы записки Главлита использованы на совещании в Отделе, лично у тов. Фурцевой Е. А. с редакторами журналов 6.V" (ЦХСД. Ф. 5. Оп. 33. Ед. хр. 158. Л. 7).

ЦХСД, Ф. 5. Оп. 33. Ед. хр. 158. Лл. 8"16. Подлинник.

1 Строки от слов "В. Гроссман характеризует" до "на скотобойню" отчеркнуты слева вертикальной чертой.

2 Рассказ В. Гроссмана "Тиргартен" был опубликован в журнале "Наш современник", 1966, - 7.

3 Так в документе. В журнале "Октябрь" (1959, - 9) были опубликованы стихотворения Е. Евтушенко: "Продавщица галстуков", "Нас в набитых трамваях мотает...", "Что делает великою страну...", "Ты спрашивала шепотом...", "Карьера", "Гимн бездарности", "Одиночество".

4 А. Турков, В погоне за дешевым успехом." "Комсомольская правда", 20 сентября 1959 года.

5 От начала абзаца до этих слов слева отчеркнуто вертикальной чертой.

6 Строки со слов "Мальчики с финками" до конца абзаца отчеркнуты вертикальной чертой слева.

7 В журнале "Октябрь" (1959, - 10) стихотворение А. Вознесенского "Последняя электричка" напечатано не было. Вошло в сборники пот: "Мозаика. Стихи и поэмы", Владимир, I960; "Ахиллесово сердце. Стихи", М. 1966; "Дубовый лист виолончели, Избранные стихотворения и поемы", М. 1975.

8 Этот абзац отчеркнут вертикальной чертой слева.

9 Стихотворение И. Сельвинокого "Всем! Всем! Всем!" было опубли-ковако в книге поэта "О времени, о судьбах, о любви" (М. 1962).

10 Строки от слов "заместителя главного редактора" до следующего предложения отчеркнуты вертикальной чертой слева.

11 См.: А. Суконцев , И. Шатуновский , Чародей без паспорта." "Комсомольская правда", 26 ноября 1958 года.

12-13 Речь идет о пленуме ЦК КПСС (22-29 июня 1957 года), осудившем "антипартийную группу Маленкова Г. М. Кагановича Л. М. Моло-това В. М." ("Правда", 4 июля 1957 года).

14 Главным редактором журнала "Москва" был Е. Е. Поповкнк.

15 Со слов "По мнению Погодина" до конца предложения отчеркнуто слева.

16 Последняя фраза отчеркнута слева.

17 От олова "сомнениями" до конца предложения отчеркнуто слева.

18 От заглавия "В родных местах" до конца следующего предложения отчеркнуто слева.

19 От названия стихотворения до конца абзаца отчеркнуто слева.

20 Последняя фраза отчеркнута слева.

21 Весь абзац отчеркнут слева.

22 Последнее предложение отчеркнуто слева.

23 См.: "Новый мир", I960, - 1. В подборку Анны Ахматовой вошли "Подумаешь, тоже работа...", "Не стращай меня грозной судьбой...", "Летний сад" (Из цикла "Белые ночи"), "Отрывок" ("И мне показалось, что это огни..."), "Воспоминание" ("Ты выдумал меня, такой на свете нет...").

Е. А

СССР.

24 Е. А. Фурцев" - член Президиума ЦК КПСС, министр культуры

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ГОНОРАР

1

ЦК КПСС

Редакция журнала "Огонек" в течение многих лет издает собрания сочинений классиков русской и мировой литературы. Поскольку обычно авторами этих собраний сочинений были писатели XVII-XIX веков, в смете издательства никогда не предусматривался гонорар авторам.

В 1962 году по разрешению ЦК КПСС издается собрание сочинений М. А. Шолохова. Издание выходит тиражом 330 000 экземпляров.

Просим разрешения выплатить Михаилу Александровичу Шолохову гонорар в том объеме, в котором его выплачивает авторам Гослитиздат, т. е. учитывая четыре массовых тиража.

Главный редактор журнала "Огонек? А. СОФРОНОВ. Штамп контроля ЦК КПСС: "24 ноября 1962 г."1. ЦХСД. Ф. 5. Оп. 33. Ед. хр. 212. Л. 216. Подлинник.

Сам документ не датирован.

2

Издательство "Правда? "Огонек?

Редакция журнала. 4 декабря 1962 г.

ЦК КПСС

Редакция журнала "Огонек" заканчивает собрание сочинений М. А. Шолохова в 8-ми томах. Собрание сочинений издается тиражом 330 000 (4 массовых издания).

Согласно постановлению Совета Министров СССР от I960 года писатель М. А. Шолохов должен получить гонорар в сумме 14 тысяч 574 рубля (20% от одного издания).

Редакция журнала "Огонек" просит в виде исключения выплатить гонорар М. А. Шолохову согласно существующего авторского права на издания собраний сочинений в обычных литературных издательствах (4 массовых), что составляет 58 тысяч 295 рублей. В этом случае издательство "Правда" получит 863 тысячи 600 рублей чистой прибыли.

Выпуск собрания сочинений М. А. Шолохова был предпринят по разрешению ЦК КПСС.

Главный редактор журнала "Огонек? А. СОФРОНОВ. ЦХСД. Ф. 5. Оп. 33. Ед. хр. 212. Л. 217.

ЦК КПСС

С разрешения ЦК КПСС в текущем году в качестве приложения к журналу "Огонек" издается массовым тиражом (330 000 экземпляров) восьмитомное собрание сочинений М. А. Шолохова.

Согласно постановлению Совета Министров РСФСР "Об авторском гонораре за литературно-художественные произведения", М. А. Шолохову может быть выплачен гонорар за собрание сочинений как за одно издание, поскольку оно выходит в виде приложения к журналу. В этом случае автору полагается гонорар в сумме 14,5 тыс. рублей. Если бы собрание сочинений М. А. Шолохова вышло не как приложение к журналу, то автору полагалось бы выплатить 58,3 тыс. рублей.

Главный редактор журнала "Огонек" т. Софронов просит разрешения, в виде исключения, выплатить М. А. Шолохову гонорар за его произведения, изданные в качестве приложения к журналу, и соответствии со статьей первой постановления об авторском гонораре в сумме 58,3 тысячи рублей. Издательство "Правда" от реализации собрания сочинений М. А. Шолохова получит 863,6 тысячи рублей чистой прибыли.

Отдел пропаганды и агитации ЦК КПСС по союзным республикам считает возможным разрешить издательству "Правда" выплатить М. А. Шолохову полный гонорар за восьмитомное собрание его сочинений в сумме 58,3 тысячи рублей.

Просим согласия.

Зам. зав. Отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС по союзным республикам В. СНАСТИН

Зав. сектором Отдела К.

БОГОЛЮБОВ

19 декабря 1962

3

На документе резолюция: "Согласиться. Л. Ильичёв, Хрущев, Суслов, Пономарев, В. Поляков, Андропов, Шелепин, В. Титов, Демичев"1 и помета: "Справка. Сообщено главному редактору журнала "Огонек" т. Софронову и директору изд-ва "Правда" т. Оленину. К. Боголюбов".

ЦХСД. Ф. 5. Оп. 33. Ед. хр. 212. Л. 218.

Все подписавшиеся, кроме Хрущева, - секретари ЦК КПСС (Н. С. Хрущев, как известно, Первый секретарь).

ция и комментарий

РОМАНОВОЙ.