Журнал "Советский моряк" "6 / 1960 год

В мае 1917 года Владимир Ильич Ленин посетил Адмиралтейский завод и выступил с речью на митинге рабочих-судостроителей. Этому памятному событию посвятил свой рисунон художник Виктор Климашин (1-4-я страницы обложки).

Сегодня строители многих замечательных кораблей - адмиралтейцы известны всему миру как создатели первого атомного ледокола ,,Ленин", снимок которого мы помещаем на второй странице обложки. О самоотверженном труде судостроите-ей рассказывает в этом номере журнала директор Ленинградского Адмиралтейского завода Б. Е. Клопотов.

Говорит Ленин. Рис. Н. ЖУНОВЛ

За вашу Сове теку so Родвхсу!

М ГЕР АТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ ЛАВНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ АРМИИ И ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА

? 6 МАРТ 1960

Год издания XX

Выходит два раза в месяц J

22 апреля - 90 лет со дня рождения Владимира Ильича Ленина, основателя нашей славной Коммунистической партии и Советского государства, любимого вождя и учителя трудящихся всего мира.

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЛЕНИНИЗМ!

РЕВОЛЮЦИИ

Павло МАКРУШЕНКО

Рассказ

Рис. Л. ГРИ7ЧИНА

Ночь под 25 октября.

Владимир Ильич волновался от томительного ожидания. Он ходил по комнате, останавливался и чутко прислушивался: не идет ли кто? Время тянулось медленно. Наконец условный стук в дверь. Это пришел финн Эйне Рахья, тот самый рабочий, который устроил Ленину нелегальную поездку на паровозе в Финляндию. Он же переправлял Владимира Ильича обратно в Петроград. Проводник опытный и смелый. Только такой и нужен сейчас. Ильич обрадовался встрече со старым знакомым, угостил его чаем, внимательно выслушал рассказ о положении в городе.

Похоже, сегодня начнется, - сказал рабочий, не подозревая, что срок этого "начала" установил Ленин.

Да, сегодня обязательно начнется, - ответил Владимир Ильич и совершенно неожиданно для своего собеседника добавил решительно: - Едем в Смольный! Сейчас! Немедленно!

Что вы, Владимир Ильич, сейчас уже трамваи не ходят, да и извозчика нам не найти, - пытался Рахья отговорить Ленина. А он уже не слушал своего проводника. Взял узенький листок бумаги и быстро написал хозяйке квартиры записку: "Ушел туда, куда Вы не хотели, чтобы я уходил. До свиданья. Ильич".

Ленин впервые за время нелегального положения перестал скрывать свое имя. Эйне Рахья увидел, что ему теперь не удастся отговорить Владимира Ильича от поездки в Смольный. Пройти туда гоже нелегко: на улицах полно патрулей, усиленно охраняются мосты. Вдруг кто-нибудь узнает Ленина! Правда, Рахья припас на всякий случай пару пропусков в Смольный. Но на них надежда плохая. Документы Рахья - грубая подделка. Он стер резинкой чьи-то фамилии, а взамен вписал имена несуществующих депутатов Петроградского Совета. Чернила расплылись. Пройти с такими пропусками - шансы небольшие. Смелый проводник надеется на другое: в случае встречи с юнкерами пустить в ход два пистолета, лежащие в боковых карманах пальто.

При всех условиях нужна маскировка. Рахья нашел в доме поношенную одежду и посоветовал Владимиру Ильичу переодеться. Посмотрев на Ленина оценивающим взглядом, Рахья решил внести дополнения к его необычному наряду. Он принес платок и завязал Ильичу щеку, а на голову надел завалявшуюся кепку. Так легче затеряться в толпе...

Ленин пришел! Ленин в Смольном!

Весть эта быстро разнеслась по длинным коридорам. Через связных, побывавших в главном штабе, о приходе Ленина в Смольный узнали солдаты и матросы.

Многим хотелось увидеть Ленина. Портретов Владимира Ильича тогда еще не было. Люди направлялись к 71-й комнате и заглядывали в нее, как бы невзначай. Тут же гертелись какие-то подозрительные личности. Пришлось выставить часовых.

Ночью в городе шла беспорядочная стрельба. Продвижение революционных войск к Зимнему началось перед утром 25 октября. Владимир Ильич был очень недоволен тем, что взятие Зимнего затягивается. Он спрашивал:

Почему так долго? Затеяли настоящую войну! Зачем это? Окружение, переброски, цепи, развертывание... Разве это война с достойным противником? Достаточно хорошего отряда матросов, роты пехоты.

Высказав свое недовольство некоторыми действиями Военно-революцион

Н. Р. Дождиков

ного комитета, Владимир Ильич написал приказ в полевой штаб о немедленном наступлении. Вскоре Ленину доложили: Зимний окружен. Временное правительство блокировано.

Исход революции решен. Об этом надо немедленно известить весь мир. Ленин взял четвертушку бумаги и написал заголовок обращения: "Ко всему населению". Подумав, зачеркнул слова: "всему населению". В предлоге "Ко" переделал букву "о" на твердый знак, а рядом написал другие слова: "Къ гражданам России".

Обращение должно быть кратким, выразительным. Сообщение о революции надо написать языком, понятным для всех. Короткое письмо пишется нелегко. Готовый текст Владимир Ильич читает вслух присутствующим в штабе. После одобрения документ переписывается начисто и срочно отправляется в газету "Рабочий и солдат".

Газета вышла в тот же самый день. Обращение было отпечатано и отдельной листовкой. Солдаты укладывали пачки на грузовик и мчались по городу, разбрасывая листовки. Прохожие поднимали их и тут же читали:

Къ гражданам России!

временное правительство низложено. Государственная власть перешла в руки органа Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов - Военно-революционного комитета, стоящего во главе петроградского пролетариата и гарнизона.

Дело, за которое боролся народ: немедленное предложение демократического мира, отмена помещичьей собственности на землю, рабочий контроль над производством, создание Советского правительства, это дело обеспечено.

Да здравствует революция рабочих, солдат и крестьян!".

На некоторых улицах навстречу грузовику выскакивали солдаты Временного правительства. Ощетинив штыки, они кричали: "Стой!". Патруль был готов захватить грузовик красных в плен. Те, ни слова не говоря, совали солдатам листовки.

Временное правительство низложено. Государственная власть перешла в руки Петроградского Совета..." Прочитав это известие, солдаты пропускали грузовик.

Простые и понятные слова обращения довести бы немедленно до всех солдат, обманутых болтовней Керенского. О создании первого в мире Советского правительства надо срочно известить всю страну, передать за границу. А чиновники телеграфа отказываются принимать депеши Революционного комитета. Радист "Авроры" выстукивает на ключе слова обращения 8 эфир. Но маломощную станцию принимают только корабли Балтики. Этого недостаточно. Есть в Царском Селе радиостанция в сотню раз сильнее передатчика "Авроры". Она поддерживает регулярную связь с русскими армиями всех фронтов, обменивается радиограммами с Англией, Францией, Италией. Ее слышат Германия, Япония, Америка. К сожалению, станция еще в руках Керенского...

* Ш '"' "

*

В штабе революции по-прежнему многолюдно. У дверей 71-й комнаты - двое часовых. К ним подошел солдат с большими черными усами. Он в необычной для обитателей Смольного одежде: новенькая серая шинель, на голове каска с русским двуглавым орлом. В руках солдата толстая книга.

Ленин здесь" - спросил у часовых бойкий солдат.

А тебе зачем?

Спрашиваю, значит нужно и по срочному делу.

Здесь несрочных дел нет. Что там у тебя, выкладывай.

Пакет с важными бумагами.

Сейчас Ленину некогда читать бумаги. Ты ведь знаешь, что происходит?

Знаю. Поэтому и пришел сюда.

Тогда сдай свои бумаги кому-нибудь.

Такие бумаги "кому-нибудь" не сдают. Раньше их сам царь читал. Потом главком Керенский. Теперь, по моему разумению, их должен читать Ленин, как самый главный в России.

Что-то не верится. По одежде да острому языку ты похож на юнкера. Не думаешь ли одурачить нас?

Ловко определяете. Если возьмете в расчет мои усы, гляди и в генералы произведете... Мне Ленин срочно нужен. Дело говорю.

Часовые колебались, усатого солдата не пускали к Ленину. Тот показал им пакет с пятью сургучными печатями и надписями: "По военным обстоятельствам", "Весьма срочно", ' "Совершенно секретно". "РАДИОГРАММЫ".

Проходи, - разрешили часовые, расступившись перед усатым солдатом.

Солдат с пакетом вошел в небольшую комнату. Ленин сидел за столом и беседовал с вооруженными рабочими. В комнате - матросы, солдаты, штатские, занятые своими делами. Никто не обращал внимания на вошедшего солдата. Он остановился в нерешительности у дверей. Заметив солдата, Ленин спросил:

У вас что, товарищ?

Сводки с фронтов, радиограммы о содержании иностранных газет.

Ленин встал и принял от солдата увесистый пакет.

Откуда вы?

Солдат встал по стойке "смирно" и четко ответил:

С Царскосельской радиостанции.

Кто может принимать ваши передачи"

Весь мир.

Вот это хорошо. Очень хорошо! Распечатывая пакет, Ленин спросил:

Да, кстати, я узнал, что вчера или позавчера ваша радиостанция передала в эфир призыв: "Вся власть Советам!" Кто это передал?

Я, товарищ Ленин. Являясь председателем солдатского комитета станции...

Как ваша фамилия?

Старший радист Дождиков, Николай Романович.

Рад познакомиться. Вы сделали большое, очень большое и хорошее дело. От имени власти Советов благодарю вас за выступление в эфире. Это очень хорошо! Благодарю вас еще раз! - повторил Ленин, пожимая солдату руку.

Товарищ Ленин, прошу расписаться в получении пакета, - сказал солдат, положив на стол цазносную книгу.

Ага, формальность. Понимаю, - ответил Владимир Ильич, улыбаясь, и написал карандашом: "В. У.".

С агиткой в эфире, о которой спрашивал Ленин, произошло так. Глава

Временного правительства Керенский без конца выступал в газетах, слал телеграфом и по радио призывы, которые начинались трехкратным повтором: "Всем, всем, всем! Товарищи, товарищи, товарищи!.." Радистам надоело передавать беспомощные вопли главкома. Солдаты примкнули бы к революционным войскам, да были изолированы от всех, находились под усиленной охраной юнкеров. Каждое слово, передаваемое в эфир, проверялось дежурным офицером, сидевшим в соседней комнате у контрольного аппарата.

Во время передачи очередного воззвания с нападками на военно-революционный комитет старший радист Дождиков, имевший доступ в офицерскую комнату, зашел туда и незаметно для офицера отключил чашечку с мастикой. Передача в эфир продолжалась, а контрольный аппарат не делал отпечатков на телеграфной ленте. Дежурный офицер не придал этому особого значения, думая, что происходит обычный осмотр или ремонт аппарата. А Дождиков перешел быстро в соседнюю комнату и, едва не столкнув со стула работавшего радиста, сказал торопливо:

Встань, Саша, нужно срочно...

Я здесь остановился, - ответил молодой солдат, подумав, что старший хочет подменить его н передать радиограмму быстрее.

Хорошо, хорошо, не беспокойся. Взяв привычной рукой телеграфный

ключ, Дождиков стал быстро выстукивать, <не глядя на текст:

Всем, всем, всем! Товарищи, товарищи, товарищи! Керенский вас обманывает, не верьте ему!.." Передав эту фразу одним махом, он остановился, напряженно думая: "Что еще передать"? Придумать ничего не удавалось. Над ним довлел страх: если дежурный офицер узнает о его проделке, неминуема смерть. Пауза в передаче затягивалась, а это тоже могло вызвать подозрение. Наконец Дождикову пришли на память ленинские призывы, и аппарат снова застучал: "Берите власть в свои руки! Вся власть Советам!.."

Ленин читал радиограммы, принесенные солдатом, и восхищался.

Интересно! Очень интересно! Прошу приносить мне военные сводки и обзор иностранных газет каждый день. А вот это передайте в эфир несколько раз.

Владимир Ильич вручил радисту обращение "Къ гражданам России" и попросил коменданта выписать Дождикову круглосуточный пропуск в Смольный. Радиостанция в Царском Селе вскоре перешла в распоряжение Военно-революционного комитета.

Через два дня, вручая солдату-радисту "Декрет о мире" и "Декрет о земле", Ленин предупредил:

Это очень важные документы. Передавайте их несколько дней. Пусть весь мир узнает правду о нашей революции.

Дождиков вернулся из Смольного, а его уже ждали с нетерпением и забросали вопросами:

Как там Ленин? Какие дал пору-

В. И. Ленин на Красной площади во время празднования второй годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Москва, 7 ноября 1919 года.

ТЕБЕ, СОВЕТСКАЯ РОССИЯ!

Любить Отчизну - отчий дом Меня воспитывали с детства, За кровь, что пролита отцом. Дана мне Родина в наследство: Просторы русские полей, Леса без края, реки, горы, В морях дороги кораблей И этот заполярный город; И это небо надо мной В разливе северных сияний. Все радости любви земной

И прелесть дальних расстояний; И день, что нынче прожил я, Зари немеркнущий багрянец, - Коммунистическая явь Сияет в семилетнем плане! Мое все это, для меня. Какое званье ни носи я. Вся жизнь моя, любовь моя Тебе, Советская Россия.

Конст. ТЮЛЯПИН.

быстрее узнали все. И на станции закипела работа.

Передачи велись на волнах в пять, семь и девять тысяч метров. Солдаты-радисты самоотверженно работали сутками. "Радиограмму принял, все ясно", - ответил радист Ташкента. То же ответили из Архангельска, Бобруйска, Казани. Радистам революции отвечали армейские станции фронтов и корабли флота. Воззвание Ленина записали радисты Англии, Франции, Италии, Северной Африки, Германии...

Через два дня, читая радиограммы, принесенные солдатом, Владимир Ильич узнал, что о революции в России пишут все газеты мира. Вот она, всемогущая сила радио, не знающего границ.

Каждый день Дождиков приносил Ленину в Смольный пакет с радиограммами. Однажды Владимир Ильич заметил, что у солдата красные руки.

Что же это вы без рукавичек?

Потерял в вагоне.

Да, морозы нас поджимают. - Подойдя к пальто, лежавшему на спинке стула, Владимир Ильич вынул из кармана кожаные перчатки на байковой подкладке. - В кабинете они мне не нужны, а вам при разъездах необходимы. Возьмите и носите...

Иногда Владимир Ильич, свободный от дел, беседовал с усатым солдатом. Узнав, что Дождиков из бедной крестьянской семьи Вятской губернии, Ленин удивился, как же он смог стать радистом.

Забавный случай помог. Мальчишкой лет двенадцати увидел у старшего брата журнал с заметкой об изобретении беспроволочного телеграфа. На меня произвело сильное впечатление это чудо: люди разговаривают без проводов за сотни, а может быть, и тысячи верст. Я сказал: вырасту, буду беспроволочным телеграфистом. Дома все засмеялись: куда, мол, тебе, лапотнику. А я на всю жизнь запомнил заметку в журнале. Пошел учиться в городскую школу, а потом устроился работать на телеграф. После призыва в армию попросился в телеграфную роту. Так вот и добился своего.

Действительно забавная история. Вы, видимо, человек волевой. Такие люди нужны нашей стране. Что вы думаете делать после войны?

Строить новые радиостанции, - ответил не задумываясь Дождиков. - Поеду на Север, буду помогать кораблям плавать во льдах Арктики: поддерживать с ними связь по радио.

О, да вы романтик. Работать в суровых условиях можно только с любовью к своему делу. Желаю успеха...

* * *

чения" Что делает новая народная власть?

Вместо ответа Дождиков потряс в воздухе принесенными бумагами:

Здесь ответ на все ваши вопросы.

Читай! Читай! - послышались голоса.

Дождиков начал читать.

Уставшие от войны солдаты давно мечтали о мире, чтобы вернуться домой. Новая власть предлагала всем странам заключить мир. Миллионы крестьян веками мечтали о своей земле-кормилице. Новая власть предлагала отобрать землю у помещиков и передать крестьянам. Сбывалась давнишняя мечта народа. Радистам хотелось, чтобы об этом

Октябрь 195... года. По одному из скверов Ленинграда медленно прогуливается пожилой коренастый человек с палочкой в руках. Он в форменной одежде военного. На обветренном лице - белые усы. Его приветствуют прохожие. Заметив знакомого дедушку, дети улыбаются, машут ему руками...

Это - радист революции Николай Романович Дождиков.

БЫТЬ МАСТЕРОМ СВОЕГО ДЕЛА

Рассказывает вице-адмирал В. Н. ИВАНОВ

Когда говоришь о подводниках, перед глазами встает образ смелого, отважного и находчивого воина. Вспоминаются годы Великой Отечественной войны, Балтийское и Черное моря, суровые воды Заполярья. В очень трудных условиях действовали тогда наши подводники. Преодолевая минные поля, сетевые заграждения, уклоняясь от бомбежек, они проникали к берегам противника, беспощадно топили его транспорты и корабли.

Побеждать сильного и коварного врага советским воинам помогали горячая любовь к матери-Родине, высокий патриотизм и безукоризненное знание техники, своей специальности.

О мастерстве, о необходимости в совершенстве знать свои заведования каждым подводником мне и хочется побеседовать на страницах "Советского моряка".

В Военно-Морском флоте большое значение приобретает подводный флот", - сказал Н. С. Хрущев на четвертой сессии Верховного Совета СССР.

Страна вручила нам грозное оружие. Ученые, конструкторы, инженеры, рабочие судостроительной промышленности прилагают много сил для создания подводных кораблей, в которых находят применение все достижения самой передовой советской науки и техники. 8 совершенстве знать эту могучую технику и вооружение, стремиться стать высококвалифицированным специалистом - патриотический долг каждого подводника. Очередное значительное сокращение Вооруженных Сил предполагает не ослабить, а усилить оборонную мощь нашей Родины.

Успехи в учебе всегда бывают на тех кораблях, где по-настоящему поставлена специальная и политическая подготовка, где не допускается никаких послаблений, безукоризненно выполняются требования Корабельного устава. Хороший пример в этом показывают офицеры-подводники Я. Глоба, Н. Рен-заев, М. Искандеров, Б. Васильев, Б. Авилов, удостоенные правительственных наград. Они сумели правильно организовать учебу личного состава и потому достигли высокого уровня в освоении новой сложной техники. Здесь и партийно-политическая работа находится на высоком уровне. Дея^эльность партийных и комсомольских организаций заслуживает самой высокой похвалы.

Наши подводные лодки часто выходят в море. Во время похода проверяются знания моряка, его выдержка, умение преодолевать трудности.

Один из наших кораблей попал в жестокий шторм. Подводники смело вступили в единоборство со стихией и вышли победителями. Высокое знание своей специальности показали капитан-лейтенант В. Казарский, старшины 1 статьи С. Коренев и В. Петров, старшина 2 статьи В. Суворов. Все они удостоены наград.

2 "Советский моряк> - 6

Во время этого похода произошел любопытный эпизод.

Новогоднюю ночь лодка встречала в штормовом море. Люди очень устали. Умолкли матросские шутки и смех. Вдруг по отсекам прошел слух: на новогоднем столе появилась ел:<а, зеленая, пышная, с яркой звездой на макушке. Начался ужин. И таким домашним теплом и уютом повеяло, столько радостных воспоминаний возникло у каждого! Забылись трудности и невзгоды. Как выяснилось, елку искусно сделал из обыкновенной проволоки старшина 1 статьи Л. Солдатенков. Он, как и все, устал после трудной вахты, но ради товарищей отказался от отдыха, укрылся в укромном месте и смастерил "зеленое чудо".

Наш Солдатенков - на все руки мастер, - говорят о нем подводники.

И это верно. На походе, о котором идет речь, во время шторма обнаружилась неисправность. Подобное повреждение обычно устраняется в базе. Но до берега далеко, а плавание должно было продолжаться. Для того чтобы приступить к ремонту, требовалось вырезать лист обшивки. За эту тяжелую, полную опасности работу взялся Солдатенков и успешно завершил ее. Старшину 1 статьи Л. Солдатенкова поощрил Главнокомандующий Военно-Морским Флотом.

Хорошо обученный, физически натренированный моряк никогда не растеряется, не спасует перед трудностями. Во время шторма и сильного снежного заряда потребовалось сделать некоторые работы в надстройке. Старший лейтенант Б. Баринов и старшина 1 статьи Г. Черанев быстро надели гидрокомбинезоны и с тяжелыми инструментами вышли на палубу. Ледяные валы перекатывались через корабль. Снежную пелену не мог пробить даже свет про-

жектора. Баринов и Черанев, казалось, не обращали внимания на стихию, делали свое дело быстро, сноровисто. Им помогали мичман А. Чернуха и матрос В. Кравцов. Каждый понимал, что в боевых условиях их старшие товарищи устраняли повреждения куда в более сложных условиях.

Подобных примеров проявления высокого мастерства подводников можно привести много.

На наших подводных лодках служит замечательная молодежь, любознательная, инициативная. Нельзя не восхищаться ее мужеством и отвагой. Подводники с большой охотой учатся, любят свои корабли и делают все, чтобы они были передовыми, чтобы росло число отличников и классных специалистов.

Припоминается такой случай. Лодка готовилась к дальнему походу. Об этом узнали два матроса, находившиеся в госпитале. И вот что произошло. Перед выходом подводной лодки в море больные сбежали из госпиталя. Командир долго размышлял, что делать? Наказать, вернуть обратно? А будет ли это правильным? Люди сроднились с коллективом, корабль стал их родным домом, и они хотели быть вместе со всеми в море. Командир не счел нужным наказывать матросов, а посоветовался с врачом о здоровье больных и решил оставить их на корабле. На походе оба моряка показали себя с хорошей стороны.

Партия, правительство, народ внимательно следят за успехами советских воинов и высоко оценивают их самоотверженный труд. По постановлению Президиума ЦК КПСС в мае этого года в Москве состоится Всеармейское совещание секретарей партийных организаций. Проведение такого совещания является новым свидетельством неустанной заботы Центрального Комитета партии об укреплении могущества Вооруженных Сил, о дальнейшем подъеме партийно-политической работы в Армии и Флоте.

В сердцах советских воинов всегда горяча любовь к своей Родине, к партии и к тому, кто создал наше прекрасное сегодня - Владимиру Ильичу Ленину.

Советские подводники всегда начеку, всегда в боевой готовности.

На снимках: старшина 1 статьи Геннадий Черанев; офицеры М. Искандеров (крайний справа). В. Фельдман. В. Лобов разрабатывают план учения.

Фото В. ПЕРВЕНЦЕВА, В. ФЕДОСОВА.

Люди Адмиралтейского завода. Бригада коммунистического труда - А. Волков. Н. Горбунов, Н. Федоров, Н. Дмитриев и Е. Софимов.

.На берегах Финского залива, в устье Невы, раскинулись верфи старейших в стране судостроительных заводов. На одном иэ них, ныне Адмиралтейском, в 1709 году был заложен 54-пушечный линейный корабль "Полтава", построенный по проекту Петра I под руководством замечательного русского умельца Феодосия Силяева. Спустя столетие с верфи Адмиралтейского завода сошел на воду пароход "Елизавета", положивший начало паровому судостроению в России, а через полвека был построен самый крупный по тому времени и единственный в мире броненосец "Петр Великий" водоизмещением более 10 тысяч тонн. В мае 1900 года со стапелей завода сошел нрейсер "Аврора".

Люди, создававшие славу русскому судостроению, жили в ужасных условиях. Их нещадно энсплуатировали, они были лишены элементарных человеческих прав. Постепенно пробуждается самосознание рабочих. В конце XIX века на заводе организуется первый марксистский кружок, которым руководит известный революционер, впоследствии большевик П. Точиссиий. В этот период на заводе работает слесарем В. Шелгунов, прозванный в партийной среде "патриархом рабочего движения".

В первую русскую революцию 1905 года рабочие Адмиралтейского завода шли на штурм царского самодержавия. Они принимали участие в Февральской революции 1917 года. В мае 1917 года на заводе выступал основатель Коммунистической партии и первого в мире социалистического государства Владимир Ильич Ленин.

В ночь на 25 октября 1917 года от стенки Адмиралтейского завода отошел ремонтировавшийся здесь нрейсер "Аврора" и, встав у Николаевского моста (ныне мост лейтенанта Шмидта), произвел свой исторический выстрел по Зимнему дворцу.

Велиии трудовые и революционные традиции судостроителей Адмиралтейского завода, ставшего ныне одним из крупнейших предприятий страны. Здесь строился первый в мире атомный ледокол "Ленин". Коллектив завода идет в авангарде борьбы за претворение в жизнь исторических решений XXI съезда КПСС.

Наш иорреспондент обратился к директору завода Б. Е. Клопотову с просьбой рассказать о том, чем встречают адмиралтейцы 90-летие со дня рождения В. И. Ленина, каких успехов добились судостроители в осуществлении плана второго года семилетни. Вот что рассказал Борис Евгеньевич.

Директор Ленинградского Адмиралтейского судостроительного завода Б. Е. КЛОПОТОВ

На фасаде корпусообрабатывающего цеха нашего Адмиралтейского судостроительного завода висит мемориальная доска, на которой можно прочесть: "Здесь 25(12) мая 1917 г. выступал на митинге петроградских рабочих Владимир Ильич Ленин". На заводе уже почти не осталось тех, кто слушал вождя, но спросите любого адмиралтейца, о чем говорил Ленин, и каждый не задумываясь ответит: "Ильич призывал крепить единство рабочего класса в грядущей революции", и тут же добавит: "Владимир Ильич указывал путь борьбы рабочих и крестьян со своими угнетателями".

Сколько лет прошло, а ленинские слова передаются из поколения в поколение. С именем великого Ленина в сердце трудится каждый адмиралтеец. Судостроители добились замечательных успехов.

В конце минувшего года страну облетела радостная весть: правительственная комиссия приняла первый в мире атомный ледокол "Ленин", теперь уже вступивший в строй действующих судов морского флота нашей страны. Честь создания замечательного корабля современности была предоставлена коллективу нашего завода.

Произошло это не случайно. На Адмиралтейском заводе в свое время были построены ледокольные пароходы "Дежнев", "Садко", "Леваневский". После войны коллектив завода одним иэ первых освоил крупноблочный метод постройки кораблей, заключающийся в том, что судно предварительно собирается секциями по 50-60 тонн, а затем мощными кранами подается на стапель. Впервые на заводе широко была применена электросварка, после чего отмерла профессия клепальщика, суда стали строиться цельносварными, а не клепаными.

Помня наказ В. И. Ленина о том, что производительность труда - это в последнем счете самое важное, самое главное для победы нового общественного строя, судостроители неустанно внедряют в производство новейшие достижения науки и техники. Именно это помогло нам сократить срок пребывания судна на стапеле с одного года до трех месяцев.

Богатый опыт адмиралтейцев, новая техника, прогрессивная технология были основанием для того, чтобы строительство атомного ледокола "Ленин" поручили коллективу нашего завода.

Несмотря на все трудности, адмиралтейцы в содружестве с рабочими сотен предприятий страны, с нашими замечательными учеными, конструкторами построили флагман ледокольного флота?

атомный ледокол "Ленин". В период ходовых испытаний на его борт поднялась группа американцев - специалистов в области атомной энергии. Они были вынуждены признать, что Россия обогнала их в деле использования атомной энергии в мирных целях.

Ледокол создавала вся страна, но все-таки больше всего труда в него вложили адмиралтейцы. Далеко за пределами нашего завода известны имена слесарей-монтажников П. Арцибасова, В. Ми-гунова, В. Волкова, М. Смирнова, судосборщиков И. Смирнова, П. Пименова, И. Кузьмина, электросварщиков Н. Кар-манова, П. Синякова, мастеров Я. Кре-мера, В. Полякова, инженеров В. Лучко, Н. Дворникова и многих других. Это они, прекрасные мастера-новаторы, своим самоотверженным трудом вписали новую яркую страницу в историю советского судостроения.

Со дня основания нашего завода прошло 250 лет, а он, можно сказать, переживает вторую молодость. В цехах появились новые высокопроизводительные машины, станки, оборудование, технически выросли люди - продолжатели славных трудовых традиций адмирал-тейцев.

Взять, к примеру, корпусообрабаты-ввющий цех. Здесь на рвзбивочном плазе выступал В. И. Ленин. А сейчас судостроители уже не пользуются плазом. Инженер Н. Мартынов, мастера И. Буланов, В. Воронов в содружестве с работниками научно-исследовательского института технологии судостроения разработали фотооптический метод разбивки, заключающийся в том, что чертеж детали наносится на специальную пластинку, затем с высоты трехэтажного дома специальный аппарат проецирует чертеж на металлический лист. Разметчику остается пневматическим керном наметить контур, по которому деталь будет вырезана. Новый метод позволил сэкономить несколько сот тысяч рублей.

Здесь же, в цехе, под руководством инженера М. Мацова, мастера В. Голуб-цова и бригадира газорезчиков В. Артюшова был освоен газорезательный автомат с программным управлением. В цехе уже работают три таких автомата. Сейчас новаторы завода проектируют автоматическую линию "разметка - газорезка". Размеченные листы с фотооптической разметки будут автоматически поступать на участок газорезки. Человеку останется только следить за умными машинами.

Большие изменения произошли и на стапелях, где широко применяется автоматическая сварка. Могучий корпус атомного ледокола "Ленин" был целиком сварен автоматически.

Одновременно с созданием атомохода коллектив завода строил два танкера для ГДР - "Лейна I" и "Лейна II".

В коллективе нашего завода трудится много бывших военных моряков. После увольнения в запас они нашли себе занятие по душе. Замечательными организаторами проявили себя инженер-капитан 3 ранга запаса, ныне мастер В. Хлебников, сдаточный штурман капитан 3 ранга запаса Б. Жданов, электрик одного из цехов капитан-лейтенант запаса В. Клочков. Хорошую школу прошел на флоте капитан-лейтенант запаса М. Лучинский. Сейчас он старшина плавучего крана. В конструкторском бюро заслуженную славу вдумчивых работников завоевали лейтенант запаса А. Агеев и старший лейтенант запаса А. Бойцов, работающие старшими техниками-конструкторами.

В технологическом бюро трудится старший инженер, офицер запаса Герой Советского Союза М. Кононов. Его предложения по улучшению технологии постройки кораблей принесли заводу несколько десятков тысяч рублей экономии.

Почти в каждом цехе завода работают бывшие матросы и старшины Военно-Морского Флота. В монтажном цехе уважением пользуется бывший турбинист одного из кораблей Балтийского флота старшина 2 статьи запаса Владимир Иванович Горбунов. Он был делегатом XXI съезда КПСС, ленинградские комму-

Люди Адмиралтейского завода. Бывшие артиллеристы, ныне электросварщики А. Коваленко и А. Мерзевин.

Люди Адмиралтейского завода. Мастер участка достройки Д. Булкин. бывший балтийский моряк - рулевой сигнальщик.

нисты избрали его членом городского комитета партии. В. И. Горбунов участвовал в ходовых испытаниях атомного ледокола "Ленин".

В корпусном цехе вся бригада судосборщиков, которой присвоено недавно звание коллектива коммунистического труда, возглавляемая молодым коммунистом И. Смирновым, состоит иэ бывших военных моряков. Члены бригады принимали участие в постройке атомохода.

В наш славный коллектив влилось много уволенных в запас моряков. Каждый выбрал себе специальность, которая его интересует. Некоторые продолжают свое образование. При заводе имеется филиал вечернего отделения судостроительного техникума. Кроме того, с рекомендацией завода бывшие воины поступают в Кораблестроительный институт и в институт инженеров водного транспорта.

Самоотверженно трудится коллектив нашего завода. Адмиралтейцы в четвертом квартале прошлого года завоевали первое место среди предприятий судостроительной промышленности Ленинграда.

Этим мы в большой степени обязаны нашим славным рационализаторам и изобретателям. В прошедшем году в производство внедрено 1405 рационализаторских предложений, которые принесли условно-годовую экономию более 9 миллионов рублей. А в нынешнем году уже подано 400 рационализаторских предложений, из которых внедрено в производство 280 с условно-годовой экономией полтора миллиона рублей.

Читателей "Советского моряка", конечно, интересует: каковы же перепек-

тивы развития нашего завода? Известно, что по семилетнему плану тоннаж морского флота должен быть увеличен почти вдвое. Это накладывает высокую ответственность на судостроителей. По плану второго года семилетки адмирал-тейцам предстоит освоить строительство новых судов. Создание газотурбинных танкеров водоизмещением а 17 тысяч тонн, постройка серии портовых ледоколов, изделия и оборудование для химической и пищевой промышленности - вот далеко не полный перечень продукции, которую нам предстоит выпустить. Естественно, что повышенная производственная программа потребует значительной перестройки производства.

У нас уже приступили к реконструкции и постройке новых цехов. В производство все больше внедряются механизация и автоматика. В механических цехах появляются новые мощные станки, а старые модернизируются с повышением их мощности.

Однако этого еще недостаточно. Для досрочного выполнения плана второго года семилетки потребуются предельное напряжение всех сил и способностей коллектива завода, активизация работы рационализаторов и изобретателей. Мы ставим перед собой задачу сделать Адмиралтейский завод заводом коммунистического труда. Задача очень трудная, но выполнимая.

Следуя завету великого Ленина, каждый адмиралтеец делает все для того, чтобы флот нашей страны пополнялся новыми первоклассными судами.

Накануне 90-летия со дня рождения В. И. Ленина на заводе развернулось социалистическое соревнование. Рабочие изо дня в день перекрывают нормы выработки, выдают продукцию только отличного качества. В этот период коллектив корпусно-монтажного цеха принял обязательство завоевать высокое звание коллектива коммунистического труда. Недавно спущены на воду два первоклассных судна и на их место заложены новые. Сэкономлены десятки тонн металла, тысячи киловатт-часов электроэнергии.

Коллектив Адмиралтейского завода, умножая свои славные трудовые традиции, и впредь будет создавать первоклассные суда. Адмиралтейцы высоко понесут знамя своего предприятия, на котором выступал великий вождь В. И. Ленин.

Фото Н. КАР АСЕ В А.

У мемориальной доски.

ЗДГ.С", 25,12'м" - ВЛАДИМИР Иль/м

| ЛЕНИН, -

Рассказывает лауреат Ленинской премии народный художник СССР С. Т. КОНЕНКОВ

Вы просите меня рассказать военным морякам о моих встречах с Владимиром Ильичам, и хотя я это делал уже не один раз, но с удовольствием повторю опять, потому что каждая из этих встреч навсегда запечатлелась в памяти с редкой отчетливостью и полнотой.

Впервые я встретился с Лениным летом 1918 года. Уже в то время началась большая работа по осуществлению ленинского плана монументальной пропаганды, то есть плана создания обелисков, скульптур, украшения зданий барельефами и монументальными надписями, пропагандирующими идеи революции. Я был тогда председателем Московского союза скульпторов и, вызванный в Кремль на заседание Совета Народных Комиссаров для доклада о проектах новых памятников, отправился туда вместе с известным историком М. Н. Покровским.

Ждать почти не пришлось - нас вызвали в зал заседаний. Когда я увидел Владимира Ильича, мной овладело необычайное волнение, справиться с которым сразу мне было трудно. Уже позже я понял, что овладеть собой мне помогла удивительная простота, деловитость и доброжелательность Ленина. В непринужденности приглашения занять места за длинным столом, в мягком прищуре устремленных на нас глаз было столько человеческого тепла и расположения, что тотчас же исчезала всякая напряженность.

Меня особенно поразил облик Ленина - его большой, открытый, действительно сократовский лоб, окаймленный слегка вьющимися светлыми, золотистого оттенка волосами; простой темный костюм; всякое отсутствие позы, надуманности.

Владимир Ильич предоставил мне слово. Я начал говорить и, заметив, как подался вперед Ленин, внимательно меня слушая, совершенно успокоился, вошел в русло деловой обстановки заседания.

После моего небольшого выступления обсуждались проекты памятников, их примерная стоимость, время установки и т. д. По всем вопросам Владимир Ильич необычайно лаконично и ясно излагал свою точку зрения и требовал такой же четкости от других.

Обсуждение закончено, и Владимир Ильич обычную фразу - "вопрос исчерпан? "- сказал как-то особенно приветливо и одобрительно улыбнулся.

Второй раз с Владимиром Ильичем я встретился 7 ноября 1918 года в день празднования первой годовщины Октябрьской революции. В тот день у кремлевской стены состоялось открытие мемориальной доски павшим борцам Октябрьской революции. Надо сказать, что инициатором этого дела также был Ленин: по его предложению Московский Совет объявил открытый конкурс на создание этого произведения - первый конкурс с момента установления Советской власти! Не могу передать, как был я горд и счастлив, когда мой проект прошел по конкурсу и был утвержден. Однако осуществить его надо было в предельно короткий срок, и я работал буквально днем и ночью: труд, который в обычных условиях занял бы несколько лет, мы завершили в срок меньше месяца.

Мемориальная доска размером 7X8 аршин должна была гармонировать с кремлевской стеной и всей архитектурой Красной площади. Она состояла из 49 кусков, каждый из которых специальным болтом должен был быть прикреплен к соответствующему скрепу, вделанному в .кремлевскую стену. Доска эта сейчас находится в Музее революции" ее сняли в 1946 году в связи с ремонтом стены.

Наконец все было готово. Торжественный красный занавес широкими складками скрыл доску, которую должен был лично открыть Владимир Ильич.

Уже с утра 7 ноября 1918 года Красная площадь начала заполняться делегациями заводов, фабрик и воинских частей.

Не успел я опомниться, как увидел Владимира Ильича, шедшего к Сенатской башне. Ленин поздоровался со мной, как со старым знакомым.

Началось торжество открытия. К стене было приставлено небольшое возвышение, на которое должен был подняться Владимир Ильич, чтобы разрезать прикрепленную к занавесу ленточку.

Я стоял рядом, держа в руках специально сделанную мной для этого случая живописную шкатулку, в которой лежали ножницы и выполненная мной деревянная печатка для запечатания занавеса. На ней значилось: "МСРКД" (Московский Совет рабоче-крестьянских депутатов).

Владимир Ильич обратил внимание на шкатулку и печатку, внимательно рассмотрел то и другое и, передавая шкатулку одному из сопровождавших его товарищей, сказал;

А это надо сохранить. Ведь будут же у нас свои музеи. Передайте в Моссовет.

Помню, кто-то из стоявших рядом хотел помочь Ильичу подняться на возвышение, но, очевидно, сделал это не слишком ловко, потому что Владимир Ильич вдруг тихо сказал:

Осторожно, пожалуйста, у меня еще болит плечо.

Но вот Ленин разрезал красную ленту, занавес раскрылся, грянул военный оркестр и мощно вступил хор.

На мемориальной доске была изображена крылатая фигура Победы с зеленой пальмовой ветвью в левой руке и темно-красным знаменем в правой. У ног ее - воткнутые в землю поломанные сабли и ружья. Все это - на фоне восходящего солнца, в золотых лучах которого было написано: "Октябрьская - 1917 - Революция" на доске также были начертаны слова: "Пазшим в борьбе за мир и братство народов".

Как только замолк хор, Ленин с трибуны произнес свою известную речь в честь героев Октября.

Никогда не забыть, как убежденно, непримиримо и уверенно бросил Ильич в жадно слушавшие его тысячеголовые колонны слова: "Победа или смерть!" Нет никакого преувеличения, если сказать, что вся Красная площадь буквально замерла, затаила дыхание и над всей ее ширью летел, доходя до каждого человека, голос Ленина. Говорил он так убедительно, обаяние его было так велико, что нельзя было не поддаться очарованию этого великого человека...

1 мая 1919 года, чудесный весенний день. Красная площадь заполнена народом, знамена, цветы. В этот день на открытии памятника Степану Разину я вновь встретился с Владимиром Ильи-чем.

Памятник, правда, носил эскизный характер, был выполнен из дерева и предназначался мной для музея, но временно был выставлен на Лобном месте.

Будто не отделяют нас от того дня многие и суровые годы - видится, как живой, Ленин, идущий быстрой, делозо* походкой через всю площадь от Исторического музея к Лобному месту, а кругом радостные лица, ликующие толпы, расступающиеся и дающие дорогу близкому, родному и любимому Ильичу.

Вот Владимир Ильич поднялся по лесенке, оперся рукой на деревянный барьер и, сделав свой характерный жест, вытянув руку вперед, начал речь. Гром аплодисментов приветствовал вождя пролетариата, каждое слово небольшой его речи отдавалось в сердцах слушавших. Ильич говорил с огромным подъемом, и его окрыленность, вера а торжество революции, вера в победу правого дела народа передавались людям; всегда речи Ленина увлекали, покоряли, давали силы и мужество для самых тяжелых испытаний.

Когда, спустя много лет, мне пришлось думать над скульптурным образом Ленина, он в памяти моей остался именно таким, каким я его видел во время произнесения речи. Именно поэтому в своем скульптурном портрете, который находится сейчас в Академии наук СССР, я изобразил Ленина говорящим...

1 мая 1920 года я видел Владимира Ильича и говорил с ним в четвертый и последний раз.

Это произошло в Москве, на месте снесенного памятника Александру III, где состоялась закладка памятника Освобожденному труду. На митинге, посвященном этому событию, Ленин произнес речь, в которой поставил перед людьми искусства серьезную творческую задачу - прославить свободный трУД-

По окончании митинга Анатолий Васильевич Луначарский предложил Владимиру Ильичу поехать в Музей изящных искусств (ныне Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина), где были выставлены проекты монумента "Освобожденный труд".

Владимир Ильич отказался от автомобиля, сказав:

Тут недалеко, пойдем пешком. Мне посчастливилось идти рядом с

Лениным. Запомнилось, что кепку он нес в руке. Ильич был оживлен, бодр, говорил о субботнике, который состоялся с утра в этот праздничный день.

В музее Владимир Ильич обошел всю выставку проектов, но ни один из них ему не понравился, так как большинство носило ярко футуристический характер и представляло собой какое-то нагромождение геометрических фигур. У некоторых из них Владимир Ильич останавливался и от души смеялся. А потом махнул рукой и сказал:

Пусть в этом разбирается Анатолий Васильевич!

Мне кажется, я вправе считать свою судьбу счастливой, потому что мне довелось видеть и слышать величайшего гения человечества, борца, патриота, Человека. Я счастлив, что мне пришлось принимать участие в осуществлении ленинского плана монументальной пропаганды, что Ленин видел и некоторые из моих работ.

Владимир Ильич уделял очень большее внимание искусству, скульптуре в особенности; негодовал на ротозеев и саботажников, тормозивших дело, которому он придавал такое значение.

Надо сказать, что мы еще в долгу перед светлой памятью нашего гениального вождя и основателя Советского государства. Советские скульпторы должны создать в Москве самое проникновенное и великое произведение искусства - памятник самому "человечному человеку" - великому Ленину.

Хочется в заключение пожелать молодому поколению советских моряков, с которыми, кстати сказать, меня всегда связывали самые дружеские отно-, шения, чтобы они никогда, ни на минуту не забывали того необычайного человека, имя которого является символом борьбы за мир, счастье и справедливость для всех людей и народов. Помнить, знать, изучать Ильича - это я постоянно внушаю своим помощникам (один иэ них, кстати, бывший- старшина 1 статьи Тихоокеанского флота Владимир Васильевич Калинин); к этому же призываю я и вас, друзья мои.

Имя Ленина незабвенно в сердцах миллионов людей, дело Ленина идет победным шагом из конца в конец Земли. Вам, молодым, нашей надежде, посчастливится увидеть мечты и планы Владимира Ильича осуществленными. Будьте же достойны грандиозного времени, в которое мы живем, и еще и еще раз обратитесь памятью к человеку, который "к врагам вставал железа тверже", но "к товарищу милел людскою лаской". Несите, как мы, люди старшего поколения, образ Ленина в своем сердце - и никакие трудности не испугают, трудный путь станет легче, а мир вокруг шире, богаче, светлее.

С. Т. Коненков в своей мастерской; рядом - его помощник старшина I статьи запаса В. В. Калинин.

Фото В. ФЕДОСОВА

Мы говорим"Ленин, подразумеваем - партия. Мы говорим - партия, подразумеваем - Ленин.

Вл. Маяковский

КАКИМ ОН БУДЕТ,' НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК!

Спешат года, идет двадцатый век, И коммунизм встает пред нами зримо, - Каким он будет, новый человек" - Нам это крайне знать необходимо. Что он возьмет от нас, что не вдзьмет В те дни всечеловеческого счастья? Трудом мы время двигаем вперед, Мечтой с грядущим видимся все чаще.

Но помним мы далеких дней прибой. Побед великих славное начало, И Ленина на башне броневой У здания Финляндского вокзала. Брала страна в грядущее разбег. Но и тогда, как мы, считали люди, Что и при коммунизме человек На Ленина во всем равняться будет.

Валентин ВЕРХОВСКИЙ, Герман ГОППЕ.

СТОИТ ИЛЬИЧ НАД НАШИМ ГОРОДОМ

Стоит Ильич над нашим городом. Над всей весенней красотой. Вокруг апрель легко и молодо Разлил родных садов настой.

Пред ним шумит большая улица, И в сквере пенится миндаль. Ильич чуть-чуть от солнца щурится И смотрит с пьедестала вдаль.

Под этим теплым взглядом Ленина Светлеет дальний небосклон. И мы в своих делах уверенней Лишь потому, что рядом он.

Главный старшина запаса Г. ПЯТКОВ.

В ПОХОД

Все громче могучие волны вздыхали. Все дальше, за дымкой, земли полоса. На сером, остывшем к рассвету металле Искрилась, дрожала ночная роса. Чехлы у орудий от всплесков намокли. Флаг дергал струною натянутый фал.

И в цепких окружьях морского бинокля Родной Севастополь за далью вставал.

Вставали холмов богатырские плечи. Синь бухты, как сталь боевого меча. И крыши, и площадь с названием

вечным,

И четкий, как курс, силуэт Ильича.

Заветного облика бронза литая - В грядущее время простерта рука... Нас Ленин в суровый поход провожает, И наша дорога в морях Далека!

Старшина 2 статьи запаса В. ЗОРИН.

ЗА ПАРТИЕЙ СЛЕДОМ ИДУТ

КОМСОМОЛЬЦЫ

Ты создана Лениным, Славная школа Бесстрашных и гордых Бойцов Комсомола. Ты - смелость, дерзанье. Полет вдохновенья И вечное

Юности нашей кипенье, Рожденьем обязана Ты Ильичу, Любые заданья Тебе по плечу. За Партией следом Идут комсомольцы, в хороших и новых Делах добровольцы. Они в достижении Цели упорны. Их воле любые Стихии покорны. Отваге и мужеству Им ли учиться! История может За них поручиться. История может. История знает. Как юность дорогу Себе пробивает. Ее не сломили В сраженьях былинных, Она возмужала На землях целинных. Она закалилась В широтах полярных, В боях легендарных, В бригадах ударных. По зову Отчизны, По воле народа Она укрепляла Могущество Флота. И здесь, на земле Замечательной Кольской, Повсюду мы видим Задор комсомольский. Идем к коммунизму Мы поступью твердой, Взвивается стяг наш. Прославленный, гордый. Сегодня полмира Шагает за нами. Сияет на солнце Победное знамя. И в первых рядах. Как отцы их седые. Уверенным шагом Идут молодые. В рабочем гуденьи Широкого тракта, В полях, где рокочет Наш труженик-трактор, В забое шахтера, В труде новосела Мы слышим размеренный Пульс Комсомола.

Капитан 3 ранга М. ВОЛКОВ.

Вспоминая о жизни В. И. Ленина в Смольном в первые дни Советской власти. Надежда Константиновна Крупская рассказывала: "К Ильичу был приставлен один из пулеметчиков - товарищ Желтышев - крестьянин Уфимской губернии. Ильича он очень любил, относился к нему с большой заботой, обслуживал его, носил ему обед из столовки, которая была в то время в Смольном... Ильич перекидывался иногда парой слов с Жел-тышевым. и тот готов был за него идти в огонь и воду".

Впоследствии Степан Павлович Желтышев изредка переписывался с Надеждой Константиновной. Вот одно из писем:

Тов. Желтышев,

получила от Вас письмо и была очень рада. Я Вас хорошо помню, помню, как Вы помогали нам в устройстве. С тех пор много воды утекло. Я совсем старуха стала. Работаю с утра до вечера, только тем и держусь, а то после смерти Владимира Ильича трудно было бы выдержать. Вашему письму я была очень рада. Спасибо, что написали.

Жму руку. Н. Крупская.

Жалею очень, что не узнала Вас по телефону, охотно повспоминала бы с Вами Владимира Ильича".

Узнав, что Степан Павлович Желтышев живет сейчас в старом уральском селе Ногуш. Башкирской АССР, мы обратились к нему с просьбой рассказать о своих встречах с Владимиром Ильичей. Воспоминания тов. Желты-шева публикуем ниже.

В СМОЛЬНОМ

Бывший красногвардеец С ЖЕЛТЫШЕВ

В штабе Октября

Среди снимков, относящихся к периоду памятных Октябрьских дней, есть и такой: перед величественным зданием Смольного в карауле стоят красногвардейцы-пулеметчики. Чернеют дула пулеметов "максим", расставленных прямо у парадного подъезда. Эта фотография живо воскрешает дни нашей юности, когда мы, солдаты пуле-

Рис. П. ВАСИЛЬЕВА

меткой команды Волынского гвардейского полка, несли охрану штаба революции.

Как председатель солдатского комитета, я участвовал и в работе второго Всероссийского съезда Советов. Глубоко запала мне в память речь В. И. Ленина, произнесенная им на этом съезде. Находясь в задних рядах, я с завистью поглядывал на тех делегатов съезда, которые сидели вблизи трибуны. Но вскоре и мне представилась возможность близко увидеть В. И. Ленина.

В один из осенних дней меня, как старшего пулеметной команды, вызвали в Смольный, к Ленину. Я, конечно, был взволнован и с трепетом в сердце постучался в дверь кабинета. На мой стук раздался негромкий голос:

Пожалуйста, войдите.

Я вошел и сбивчиво доложил. Поздоровавшись со мной, Владимир Ильич сказал, что требуется один человек для выполнения разных поручений.

Сумеете ли вы подобрать такого товарища" - спросил Ленин.

Я ответил, что постараюсь. Вернувшись в команду, я подробно рассказал о встрече с вождем и о поручении Ленина. Долго мы судили-рядили, пока не решили, что среди нас, пожалуй, и нет достаточно грамотного человека, который мог бы справиться с поручениями вождя.

На следующее утро я пошел к Ленину, чтобы доложить ему о нашем разговоре. Не успел войти, как он сказал:

Здравствуйте, товарищ Желтышев. Ну как, подобрали человека?

Я ответил, что дело это трудное и такого человека вряд ли можно найти среди рядовых пулеметчиков.

Я считаю, что вы не правы, - сразу же возразил Владимир Ильич. - Дело не столько в грамоте, сколько в верности нашему пролетарскому делу. Грамота - дело наживное.

Затем, помолчав, Ленин добавил:

Если уж вы не сумели подобрать человека, товарищ Желтышев, то придется вам заняться самим. Согласны?

Согласен! - обрадо-ванно воскликнул я...

Исполняя свои новые обязанности, я часто встречался с Владимиром Ильичем и Надеждой Константиновной. Меня всегда поражали их сердечность и простота в обращении. Владимир Ильич был очень предупредителен, внимателен ко всем окружающим. Бывало, утром встретишь его и хочешь первым поздороваться, а он еще издали скажет:

Здравствуйте, товарищ Желтышев. Как идут дела?

Однажды под вечер, ожидая Ленина, я пытался зажечь спиртовку, чтобы подогреть остывший ужин. Как на грех, у меня ничего не получалось. Пламя то шипело, то гасло. Не заметил, как в комнату вошли Владимир Ильич и Надежда Константиновна. Положив мне руку на плечо, Владимир Ильич рассмеялся:

Не видели вы раньше такой вещи, товарищ Желтышев, поэтому и не знаете, как с ней обращаться.

С. П. Желтышев. Рис. В. СУЛТАНОВА

Но это не беда, со временем мы всему научимся.

И тут же Владимир Ильич сам наладил спиртовку и показал мне, как надо регулировать пламя.

Огромная работоспособность Ленина удивляла всех, кто встречался с ним. Он почти не отдыхал, часто забывал вовремя поесть. Нередко бывало так: идет продолжительное заседание. В перерыве все стараются отдохнуть, погулять по коридору, а Ильич и тут не прекращает работы. Он что-то записывает в своем блокноте, делает пометки на полях книг, читает свежие газеты. А то, бывало, отойдет к окну со своим собеседником и сосредоточенно разговаривает.

Почему вы, Владимир Ильич, не отдыхаете" - спросил я однажды Ленина.

Нет времени, - ответил он. - Вот дела закончим, тогда и отдыхать станем.

Но время шло, а дел не убавлялось.

Помню еще один случай. В Смольный пришли датские купцы с предложением начать торговый обмен. Кто-то из работников упорно не хотел допускать купцов к Ленину и старался выпроводить их. Узнав об этом, Владимир Ильич вернул гостей, принял их и посоветовал товарищам принять их предложение. Таких фактов было много.

В декабре 1917 года в Смольном была организована столовая для работников Совнаркома. Меня назначили заведующим этой столовой. Владимир Ильич требовал обеды распределять между всеми работниками Совнаркома, причем не выделять никого, кроме детей. И когда однажды Ильичу принесли лучший обед, он спросил:

А других кормили таким же обедом?

Я замялся. Он строго предупредил, чтобы этого больше не повторялось. Другой раз он отослал в детскую колонию фрукты, которые доставили ему из одного хозяйства.

Как-то я сказал Владимиру Ильичу, что хотелось бы съездить в отпуск к родным на Урал. Он ответил, что, когда представится возможность, моя просьба будет удовлетворена.

Время шло. Я решил, что Ленин забыл о моей просьбе, а напоминать ему считал неудобным. Но в январе 1918 года Владимир Ильич неожиданно спросил, не раздумал ли я ехать домой. Я ответил, что нет.

По указанию Ленина Горбунов выписал мне отпускное удостоверение. Обстоятельства сложились так, что я в Петроград больше не вернулся. Началась гражданская война, и я вновь взялся за винтовку. В партизанском отряде, а затем в Красной Армии я до самого конца гражданской войны сражался против интервентов и белогвардейцев, защищая то великое дело, на которое вел наш народ Владимир Ильич Ленин.

Записал А. САФОНОВ.

На нашей обложке и вкладке

ГОВОРЯТ АВТОРЫ ЖУРНАЛА

Впервые я встретился с военными моряками в Одессе, в годы гражданской войны.

Освобожденная войсками Красной Армии. Одесса кишела недобитыми врагами Советской власти.

В этой тяжелой обстановке матросы" бойцы новой народной армии мужественно боролись с бандитизмом, спекуляцией, контрабандой, стояли на страже важнейших объектов, а если было нужно, то без особых церемоний стаскивали за полу провокаторов, сеявших панику, и выступали, обращаясь к народу с простыми, ясными словами, шедшими от сердца.

С тех пор на моих рисунках вместе с солдатами всегда присутствовали и матросы.

За последние годы моя дружба с военными моряками стала еще более крепкой и задушевной.

Вам, товарищи моряки, я посвящаю

свои новые работы "В. И. Ленин" и

В Петрограде", впервые публикуемые на вкладке этого номера.

Заслуженный деятель искусств РСФСР П. ВАСИЛЬЕВ.

* * *

Чтобы лучше знать, нужно видеть. Поэтому мне давно уже хотелось побывать у военных моряков непосредственно на кораблях, там. где они служат и живут. Заглянуть в их глаза, поговорить с матросами, стоящими у ревущих турбин, пышущих жаром топок гигантских котлов, вглядывающихся в мерцающие таинственным холодным светом экраны радиолокаторов.

Каковы они" Каков их внутренний мир?

Недавно в качестве специального корреспондента журнала "Советский моряк" мне удалось встретиться с балтийцами - наследниками боевой славы революционных балтийских матросов.

Многое теперь изменилось в боевом труде советских моряков. На смену старому пришли новые отношения, новая техника. Да и по внешнему облику вдумчивые, подтянутые, жадно стремящиеся к знаниям молодые люди, управляющие сложнейшей техникой, как-то отличаются от моряков революции.

Но есть у них и нечто неугасимо общее, что куется самой спецификой'трудной морской службы, - сплоченность, воля, умение стойко переносить трудности и особенно матросская хватка, ловкость в любом деле.

Эту мысль мне хотелось выразить и в рисунке "Матросы не подведут", который я сделал для вкладки ленинского номера журнала.

Кроме рисунков о моряках, показанных на выставках в Москве и напечатанных в журналах, я сейчас работаю над серией литографий о военных моряках.

Народный художник РСФСР Н. ЖУКОВ.

* * *

По просьбе редакции журнала "Советский моряк" я выполнил обложку для этого номера. Откровенно сказать, задача эта для меня была нелегкой. Пришлось изучать исторические материалы, связанные с посещением Владимиром Ильичем Лениным Адмиралтейского завода в 1917 году, много советоваться, консультироваться.

Хорошо мне помог не только советом, но и своей кистью мой друг художник Петр Васильев, уже более 35 лет работающий над образом Ленина.

Не мне судить о достоинствах акварели. Но желание принять участие в усилиях редакционного коллектива в работе над ленинским номером и тем самым выразить уважение к читателям - военным морякам, которых я полюбил всем сердцем, помогло мне в этой работе.

Художник В. КЛИМАШИН.

ВИНОГРАДОВ. g и Ленин на Втором съезде РСДРП.

ДЕЛО ЛЕНИНА БЕССМЕРТНО

Мы, советские коммунисты, считаем наш путь к социализму, указанный великим Лениным, верным, - говорил Н. С. Хрущев на XXI съезде КПСС."Идя по нему, Советский Союз достиг таких побед, которые потрясают весь мир. По пути Октябрьской революции, по пути Ленина пошли все страны народной демократии и также добились замечательных успехов".

Бессмертное учение Ленина указывает путь к счастью и прогрессу всему человечеству.

Ниже мы публикуем высказывания некоторых руководителей коммунистических, рабочих партий и прогрессивных деятелей о Ленине и ленинизме.

Орудийные залпы Октябрьской революции донесли до нас марксизм-ленинизм. Октябрьская революция помогла прогрессивным элементам мира и Китая применить пролетарское мировоззрение для определения судьбы страны и пересмотра своих собственных проблем. Идти по пути русских - таков был вывод.

МАО ЦЗЭ-ДУН.

За многие века мировой истории появились тысячи вождей и ученых с красивыми словами на устах, которые никогда не проводились в жизнь. Ты, Ленин, исключение. Ты не только говорил и учил, но претворил свои слова в действительность. Ты создал новую страну. Ты указал нам путь для совместной борьбы. Ты встречал на своем пути тысячи препятствий, которые встречаются и на моем пути. Я хочу идти твоим путем, и хотя мои враги против этого, но мой народ будет меня приветствовать за это. Ты умер, небо не продлило твоей жизни, но в памяти угнетенных народов ты будешь жить веками, великий человек!

СУН ЯТ-СЕН.

Албанский народ, сознающий свои задачи и свою ответственность за сохранение мира и укрепление лагеря социализма, решительно идет по ленинскому пути, следуя примеру основанной Лениным партии, в вечной дружбе с созданным Лениным государством.

Энвер ХОДЖА.

При жизни он был нашим отцом, учителем, товарищем, советчиком. Теперь он - наша путеводная звезда... Ленин живет в нас, он бессмертен.

ХО ШИ МИН.

Ленин указал нам путь к созданию рабоче-крестьянской власти в Германской Демократической Республике.

Победа социализма в СССР позволила обеспечить в настоящее время победу социализма на одной трети земного шара.

Слава великому Ленину!

Вальтер УЛЬБРИХТ.

Свет ленинских идей пробил черный колониальный мрак, висевший над нашей страной. Этот свет озарил путь нашему народу к национальному и социальному освобождению. Учение Ленина - наша путеводная звезда в строительстве нового общества, созданию которого посвятил всю свою прекрасную жизнь, весь свой немеркнущий гений Владимир Ильич Ленин.

Ким ИР СЕН.

Гений Ленина озаряет путь народов к уничтожению всего старого, отживающего - путь строительства новой жизни.

Георге ГЕОРГИУ-ДЕЖ.

it

Передовые слои народа Индии знают, с какой глубокой симпатией и восхищением относился бессмертный Ленин, основатель первого в мире социалистического государства, к национально-освободительной борьбе индийского народа... Хорошо известны пророческие слова Ленина о решающей роли, которую призваны сыграть народы СССР, Китая и Индии во всемирной борьбе за освобождение человечества.

Аджой ГХОШ.

В. И. Ленин в момент прибытия на II конгресс Коминтерна. 1920 г.

На протяжении всего своего существования коммунистические партии стран Нового Света неустанно борются за повседневные экономические и политические нужды рабочих своих стран и своих народов в целом. В этой борьбе они проявляют характерные для коммунистов качества - энергию, дисциплинированность, мужество, самокритичность, гибкость тактики и принципиальность, - воспитанные в них великим Лениным.

Уильям 3. ФОСТЕР.

Гениальные идеи Ленина о борьбе рабочего класса против капитализма во всех странах, международное значение ленинского учения оказали важное влияние на направление борьбы французского пролетариата и на судьбы коммунизма во Франции...

Ход мировых событий убедительно показал правильность учения великого Ленина.

Морис ТОРЕЗ.

Только тогда, когда до нас дошли труды, учение и имя Ленина, мы подняли якорь своего корабля и с крепнущей уверенностью вышли в бурное море революционной борьбы.

Пальмиро ТОЛЬЯТТИ.

Из разных стран приезжает молодежь учиться в Москву - на родину ленинизма. Студенты и аспиранты МГУ Лян Зы-тюнь. Цуй Цзы-до. Вам Вень-ииь, Нгуен Ван Хань, Нгуен Ван Зай и Чон Мен Кен изучают произведения В. И. Ленина.

Опять не заметили!

Рис. А. ЛУРЬЕ

СВОИМ ПОДВИГОМ ВЫ ПРИУМНОЖИЛИ СЛАВУ НАШЕЙ РОДИНЫ!

Младшему сержанту

ЗИ ГАНШИНУ Аехату Рахимзяповичу,

рядовым ПОПЛАВСКОМУ Филиппу Григорьевичу,

КРЮ ЧКО ВС КОМУ Анатолию Федоровичу,

ФЕДОТОВУ Ивану Ефимовичу

Дорогие товарищи!

Мы гордимся и восхищаемся вашим славным подвигом, который представляет собой яркое проявление мужества и силы духа советских людей в борьбе с силами стихии. Ваш героизм, стойкость и выносливость служат примером безупречного выполнения воинского долга.

Своим подвигом, беспримерной отвагой вы приумножили славу нашей Родины, воспитавшей таких мужественных людей, и советский народ по праву гордится своими отважными и верными сынами.

Желаю вам, дорогие соотечественники, доброго здоровья и скорейшего возвращения на Родину.

Н. ХРУЩЕВ.

Москва. Кремль. 16 марта I960 года.

Александр ЖАРОВ

ЛЕГЕНДЕ НОВОЙ ПОДВИГ ИХ СРОДНИ

Внезапный шторм

Их с якоря сорван.

Баржу разбить пытался о скалу.

Трепал ее у берега, ломал.

Уродовал,

Потом понес во мглу.

Понес куда-то слепо наугад,

Стеною ставя перед ней волну".

И оказались четверо солдат

У океана лютого в плену.

Но падать духом воинам нельзя!

Промолвил старший:

Мы в беде такой

Двойною дружбой спаяны, друзья:

Солдатской

И вдобавок к ней - морской! Да, в самый трудный час Своей беды

Они умели к черту гнать тоску. Деля остатки жалкие воды Между собою ровно по глотку. Железной волей вооружены, Четыре несгибаемых бойца За жизнь.

За честь свою и всей страны

Боролись до победного конца.

Легенде новой

Подвиг их сродни.

Их слава молодая горяча...

Народными героями они

Встречают день рожденья Ильича.

ОБЫКНОВЕННЫЕ, СОВЕТСКИЕ!

Не могу сдержать волнения, когда думаю и говорю о четырех отважных воинах, настоящих героях, победивших стихию и саму смерть!

Нет слоя, чтобы передать всю глубину восторга, охватывающего каждого советского человека, от сознания, что мужественные юноши - наши соотечественники, современники, простые солдаты Великой Армии трудящихся. Это их мы видим в парадных колоннах на Красной площади; "то они тушат пожары, спасают, рискуя жизнью, народное добро; это они грудью закрывают командиров в смертельной опасности; это они приняли эстафету славы от тех, кто штурмовал Зимний дворец, строил в тайге города, создавал Магнитку и Комсомольск, кто не боялся кулацкого обреза и шел вперед с именем Ленина в сердце; кто, спасая мир и цивилизацию, прошагал от Волги до Шпрее, кто стоял насмерть у Сталинграда и писал на пути: "До Берлина дойдем!"

Невольно вспоминается все это, потому что воины-комсомольцы Асхат Зиганшин, Анатолий Крючковский, Филипп Поплавский, Иван Федотов - скромные и самые непосредственные преемники лучших традиций Советской Родины. Они - продолжатели героических дел наших соотечественников: покорителей атомной энергии и целинных земель, ракетостроителей и героев Антарктики.

Я - полярник, а, как известно, наш труд не прост и не легок, всякое привелось повидать в жизни, но какой радостью наполняется сердце, когда знаешь, каких богатырей вырастила наша партия и страна, на что способны советские люди! Это не пустая фраза - "советский характер". Да, мы имеем право говорить о нем, ибо он включает в себя лучшие человеческие качества, подлинный высокий гуманизм и горячее сердце коммунистов.

49 суток одни в океане, почти без пищи и пресной воды! Это даже представить себе нелегко, а каково пережить! И вот в таких условиях остаться самими собой - дружными, умными и выдержанными, на это способны только люди, воспитанные на идеях марксизма-ленинизма.

Да, мы вправе гордиться такими воинами, такими людьми, как четверо наших славных юношей, не только за их подвиг, но и за то, что они помогли всему миру еще раз увидеть во всем величии настоящего советского Человека. Хочется сказать:

Спасибо вам, товарищи, за все, что вы сделали для нашей Родины!

Пусть все видят, как сильна и величава наша Отчизна, если у нее такие защитники, а ведь таких, как вы, у нас - миллионы.

Евгений ТОЛСТИКОВ,

А. Р. Зиганшин.

Ф. Г. Поплавский.

А. Ф. Крючковский.

И. Е. Федотов.

ОНИ ВСТРЕЧАЛИСЬ С ИЛЬИЧЕМ

На необъятных просторах нашей социалистической Родины живет много людей, которым довелось работать под руководством Владимира Ильича Ленина, встречаться с ним, разговаривать, слушать его выступления, получать от него помощь или совет.

Вот что рассказывают современники В. И. Ленина.

НАДЕЙТЕСЬ НА ПОДДЕРЖКУ ВООРУЖЕННОГО НАРОДА!

Начало марта 1917 года. На заседании Петроградского комитета РСДРП обсуждается вопрос об отношении к Временному правительству - основной и животрепещущий в те дни вопрос.

К сожалению, победила точка зрения умеренно настроенного большинства. Я на этом заседании вела протокол и записала в резолюции: "...не противодействовать власти Временного, правительства постольку, поскольку действия его соответствуют интересам пролетариата и широких демократических масс народа...".

А через несколько дней мы получили телеграмму от Владимира Ильича. Не доверяйте Временному правительству, - предупреждал Ленин. - Надейтесь на поддержку вооруженного народа!

Находясь далеко от России, Ленин дал единственно верный анализ сложившейся обстановки и сделал единственно верные выводы.

31 марта на первом организационном собрании представителей воинских частей была создана военная организация при Петроградском комитета партии. Ее называли коротко и тепло: Военка.

В апреле Ленин возвратился на Родину. Тысячные толпы встречали вождя у Финляндского вокзала. Рабочие, солдаты, моряки из Кронштадта и с крейсера "Аврора". В своей исторической речи с броневика Ленин обратился к рабочим и матросам, назвав их передовым отрядом всемирной пролетарской армии.

А вскоре к особняку Кшесинской, где вместе с Петроградским и Центральным комитетами партии большевиков находилась Военка, потянулись и фронтовики. Они приходили в наш солдатский клуб, где мы устраивали для солдат концерты. Люди сидели везде: на раззолоченных стульях, на подоконниках, на ступеньках. В обмотках, с винтовками на коленях. Они слушали любимую песню Ленина "Не плачьте над трупами павших борцов", революционные марши, проникновенные романсы и мужественную гражданскую лирику. В афише сообщалось, что "после концерта будут произнесены речи". И это было самой интересной, самой волнующей частью вечера...

На наших вечерах часто выступал Ленин. Он говорил о мире, о братании, разъяснял, кому выгодна война "до победного конца" и против кого следует повернуть оружие. Ильич говорил крестьянам, одетым в солдатские шинели, о земле, которую надо брать и распределять организованным порядком, об истинной роли Временного правительства и отношении к нему.

Тянулись и тянулись к Ленину фронтовики. Усталые, запыленные, бородатые, прямо из окопов, пахнущие порохом и гарью войны. Они шли, чтобы своими глазами увидеть Ильича, услышать пламенное слово революционной правды.

Слушать ли меньшевистских агитаторов, которые выдают себя за истинных патриотов"! Как быть с братанием, если за него командование отдает под суд? И еще много других трудных, мучительных, важных вопросов. Ленин принимал делегации фронтовиков в своем кабинете, на втором этаже этого же особняка, с интересом просматривал письма солдат и матросов, адресованные в редакцию "Солдатской правды". Он выступал на 1-й Всероссийской конференции фронтовых и тыловых военных организаций в июне 1917 года. В перерывах между совещаниями конференции он переходил от одной группы солдат к другой, говорил им о положении в стране, расспрашивал, что происходит в частях.

Надо было послать на заводы докладчиков, чтобы те рассказали рабочим о конференции, о положении на фронте. Мой муж, Сергей Николаевич Сулимов, тогда работник Военки, сказал Ленину:

Некого послать, Владимир Ильич, все заняты на конференции.

А это кто" - спросил Ленин, указывая на солдат. - Они лучше, чем кто-либо другой, расскажут рабочим обо всем.

В другой раз Сергей Николаевич посетовал на то, что у Военки туговато со средствами.

Солдатский актив, солдатские массы и в этом деле окажут нам помощь, - с уверенностью ответил Ленин.

И действительно, солдаты оказались прекрасными докладчиками и сборщиками денег.

Надейтесь на . поддержку вооруженного народа! - говорил Ленин большевикам. - Пятнадцать миллионов рабочих и крестьян, одетых в солдатские шинели, с винтовкой в руках, явятся той силой, которая обеспечит победу революции. Только нужно разъяснить им, кто их друзья, а кто - враги.

И великий Октябрь подтвердил это. Вооруженные рабочие, солдаты и матросы были основным оплотом в генеральном Октябрьском сражении.

М. СУЛИМОВА, член КПСС с 1905 года.

СОВЕТ

Было это в 1921 году. Мне тогда исполнилось всего одиннадцать лет. Мама послала меня в деревню Ям, чтобы купить муки у местного кулака. Шла я по узкой тропинке через поля. Вдруг меня догнал человек, одетый в кожаную тужурку и в кепи.

Ты, девочка, куда идешь" - спросил он меня.

На Ям, к Горбачу, за мукой, - ответила я.

Зачем же ты идешь к Горбачу? Иди в кооператив: там дешевле, да и мука получше.

А где кооператив" Я не знаю.

Он показал мне, где находится кооператив, а сам на Горки пошел.

Через неделю наша местная учительница Клавдия Николаевна позвала меня:

Пойдем, Наташа, на Горки.

Я охотно согласилась и пошла с ней. Смотрю, идет опять тот же человек. Он меня сразу узнал, подошел и спрашивает:

Ну, как, приятельница, где ты брала муку?

В кооперативе, - ответила я. - Мама сказала, что мука-то не только лучше, но и больше мне ее за те же деньги отпустили.

Он засмеялся. А учительница немного спустя сказала:

Наташа, это же Ленин.

Трудно передать словами, какую радость испытала я в те минуты.

Н. СУСЛОВА, председатель Брянцевского сельского Совета Московской области.

люди

НАШИХ АНЕЙ/,

I

Рис. Р. ЮРЬЕВА

БУДНИ ПОДВОДНИКОВ

Свирепые волны глухо ударяли в надстройку всплывшей подводной лодки. Они как бы играли с ней - то поднимали на самый гребень, то с силой швыряли в бурлящую черную воду.

Но напрасно трудилось море: не запугать ему моряков, не сбить их с пути. Какими бы сильными ни были удары волн, лодка упрямо возвращалась на заданный командиром курс, а неутомимый лаг четко отсчитывал оставленные за кормой мили.

Поход был длительный, тяжелый. Все дни море неистовствовало, грохотало. Иногда даже механизмы выходили из строя, не выдерживали свирепого напора волн. Хорошо обученные подводники, великолепно знающие технику, смело преодолевали все невзгоды. Несмотря ни на что, в отсеках продолжала идти обычная размеренная жизнь. Разве это первый или последний шторм? Инженер-капитан-лейтенант Носков, закончив инструктировать заступающих на вахту матросов, напутствовал:

Глядите в оба. Море шутить не любит.

Все хорошо понимали, что значит "глядеть в оба". Понимал это и моторист молодой матрос Костечко. Поэтому, приняв вахту, моторист внимательно проверил показания приборов, вытер чистой ветошью появившиеся кое-где потеки масла. В отсеке ровно гудели работающие агрегаты. Но вот среди шума, к которому он успел привыкнуть, послышался вдруг скрежет, нарушающий общий ритм, и исчез. "Показалось", - решил было Костечко, но скрежет снова повторился.

Неисправность!" - понял матрос. Что делать? Натренированные руки, опережая мысль, автоматически сделали все необходимое - двигатель был остановлен.

Что там случилось" - донесся голос вахтенного из центрального поста.

Не успел моторист ответить, как в отсеке появился инженер-капитан-лейтенант Носков. "Отругает сейчас командир подразделения", - подумал Костечко. Но офицер внимательно выслушал доклад, затем осмотрел агрегат и приказал исправить.

Быстро работали мотористы. Ключи переходили из рук в руки. Вот уже показалась шестерня, на ней - выщербленный зубец.

Молодец, Костечко! - пожимая матросу руку, сказал Носков. - Вы сумели предотвратить поломку агрегата.

Весть о бдительности матроса Костечко быстро облетела корабль. Командир подводной лодки поставил его в пример всему экипажу.

Сергей Сергачев - такой же молодой матрос, как и Костечко, - услышав о том, что в походе отличился его товарищ, с гордостью сказал:

Вот тебе и молодые матросы! - Но, отложив ветошь в сторону и посмотрев на свои перепачканные маслом руки,, с горечью подумал о той работе, которую ему поручено выполнять: "Разве это заметит кто-либо? Попробуй, отличись на протирке трюмов!"

Зашедший в отсек главный старшина Альберт Крыгин, обращаясь к работавшему невдалеке от Сергачева старшине 2 статьи Пунцеву, секретарю комсомольской организации корабля, заметил:

А Сергачев, небось, стоит и думает: вот бы меня поставили на такое дело, где требуются мужество, смекалка. Тогда бы увидели, на что я способен...

Матрос смутился - ведь старшина команды отгадал его мысли.

Что вы думаете, не справился бы" - вызывающе спросил Сергей и покраснел еще больше. - Во венком случае не подкачал бы.

Верю, - отозвался главный старшина.

Пунцев, внимательно следивший за разговором, добавил:

Только нельзя забывать одного: для того чтобы делать трудную, на первый взгляд незаметную работу, тоже нужна выдержка и своего рода мужество.

...Матрос Сергачев прибыл на лодку незадолго до выхода в море. Старшине он вначале почему-то не понравился. "Несерьезный человек, - подумал он о новом подчиненном, - любитель побалагурить. Да и на работе что-то не особенно выделяется..."

Эту мысль старшина высказал офицеру. Тот ответил:

Первое впечатление бывает обманчиво. Нужно в деле посмотреть человека.

Но как же поручить матросу ответственное задание, если ты в нем не совсем уверен? Этот вопрос задавал себе главный старшина Крыгин, когда стало известно, что нужно посылать людей на переборку воздухоохладителей. Работа тяжелая. С ней справиться в обычных-то условиях трудно, а тут шторм такой, в отсеках духота.

Так кого же пошлем" - спросил офицер старшину.

Николая Николаевича! - ответил Крыгин и тут же спохватился: по имени и отчеству электрики называли между собой старшего матроса Соколова, подшучивая над его рассудительностью над деловым баском, каким он "раздавал" товарищам отеческие советы. - Соколова пошлем, товарищ командир, - поправился главный старшина.

Только накануне, вечером, старший матрос Соколов приходил к офицеру, показывал заявление - решил в этом походе вступить в партию. Значит, правильный выбор делает старшина, посылая Соколова. Такой моряк - неторопливый в решениях, выносливый - очень нужен на трудном участке.

Вторым был назван старший матрос Черкас. Это один из наиболее опытных моряков. Даже без света, в полной темноте может работать.

Выбрав двоих, старшина замялся. Есть и другие достойные кандидатуры. Видя затруднение, которое испытывал Крыгин, офицер улыбнулся.

Как вы смотрите на то, чтобы послать молодого матроса".. - офицер испытующе посматривал на старшину.

Например, Сергачева" - быстро сказал Крыгин. Он был согласен с командиром боевой части...

В трюме, где работали электрики, стояла духота, дышать было нечем. От паров бензина, кислот и горелого масла кружилась голова. А провентилировать трюм было невозможно.

Работа подвигалась медленно. Моряки стояли по грудь в воде, перемешанной с мазутом. Страшная теснота - не выпрямиться, не размахнуться. Ныли поясница, шея...

Когда стало известно, что группа старшего матроса Черкаса отлично и раньше срока выполнила работу, заместитель командира корабля по политической части посоветовал агитаторам рассказать на боевых постах о мастерстве и выносливости моряков. О героях дня написали в боевом листке, посвятили им стихи. О работе матроса Сергачева хорошо отозвался инженер-капитан-лейтенант Носков.

С виду такой щупленький, хрупкий, а как работает! Ни в чем не отстает от товарищей. А шутка его - когда очень трудно бывало "особенно пригодилась: настроение поднимала.

Экипаж успешно выполнял поставленную перед ним учебную задачу. Люди считали, что они заняты обычным, будничным трудом. И если о ком-нибудь из них говорили в беседах агитаторы, если, имена отличившихся доносились из репродукторов при передаче корабельных радиогазет или же появлялись в боевых листках, люди застенчиво улыбались: каждый считал, что он ничего особенного не сделал.

Так думал и старший матрос Хайбул-лин. А ведь от его действий многое зависело. Он обслуживал гидравлику - важнейшую жизненную систему подводной лодки.

Во время шторма Хайбуллину редко приходилось отдыхать. На учениях по борьбе за живучесть ему несколько раз поступали вводные о "выходе иэ строя" трюмной помпы, о "засорении" клапанов. Иногда до пяти раз в день приходилось разбирать клапанные блоки. Кропотливая это работа. Но выполнял матрос ее спокойно, быстро, не жалуясь на трудности и не обращаясь за помощью. Старшина команды всегда был спокоен за его участок: раз за дело взялся Хайбуллин - значит сделает все на совесть. Не раз старшина говорил о нем:

Если Хайбуллин пойдет после службы на завод, его можно ставить в

ВКУС МОРЯ

Прежде знали мы только, что море "

соленое,

Что гремит оно в штормы и плещется

в штиль.

Что бывает волна голубой и зеленою И о камни дробится в соленую пыль...

А теперь - штормовые походы, учения. В них поведало море и мне, и тебе, Что приносит порою оно огорчения Или радость победы в упорной борьбе.

Мы сдружились навеки с волною

студеною,

И неистовость бурь покорять нам дано. Наше море родное, конечно, соленое, А бывает и горьким и сладким оно...

Владимир МАТВЕЕВ.

цех, которому разрешено сдавать дета- ли без технического контроля. Уж он не подведет!

Когда в электромеханическом подразделении подводной лодки обсуждались социалистические обязательства старшин и матросов, человеку, незнакомому с обстановкой, могло показаться на первый взгляд: не под силу будет морякам все это сделать, не справятся они со столь трудными задачами. Но ни при каких условиях "и один из них не отступал от слова, данного товарищам. Это стало традицией. Стремление отличиться, быть впереди, умножить чем-то славу своего корабля - стало правилом и молодого и старослужащего матроса.

Однажды случилось непредвиденное: лопнула трубка газопроводки. Во что бы то ни стало нужно было ее заварить. В надстройку спустился капитан-лейтенант Захаров с группой моряков. Лодку клало с борта на борт. Моряков с ног до головы обдавало водой. Вода мешала сварщику, сбивала пламя. Положение спасла находчивость и смелость моториста коммуниста Баштового.

Продолжай работу - крикнул он сварщику, ложась вдоль борта.

Теперь, когда моряк сумел закрыть шпигаты, сквозь которые врывалась в надстройку ледяная струя, дело пошло быстрее. Офицер Захаров доложил вскоре командиру - работа выполнена успешно.

Трудное плавание подходило к концу. Во время этого похода еще больше возросло мастерство подводников. Все учебные задания были выполнены с высокой оценкой.

Будни... Обычно что-то однообразное, скучное подразумевается под этим словом. Но подводники думают иначе: для них походные будни всегда богаты событиями, даже скучать бывает некогда. Труд, борьба с невзгодами приносят большую радость. Подводники чувствуют себя счастливыми и гордыми от сознания того, что их скромное дело является вкладом в укрепление боевой мощи флота.

Родина по достоинству оценивает ратный труд советских воинов, верных защитников социалистической Отчизны. В последнее время за отличные показатели в боевой и политической учебе, за освоение новой техники многие воины удостоены правительственных наград. Среди награжденных есть и моряки подводного корабля, о котором мы рассказали.

Капитан 3 ранга Н. БЕЛОУС.

Северный флот.

Его доклады тонули в нарастающем реве моторов и грохоте взрывов. Самолеты, стремительно проносясь над кораблем, прошивали палубу пулеметными очередями. Злобно тявкали зенитные орудия, отплевываясь в небо огненными вспышками. Возле корабля вздымались вверх столбы воды, обрушиваясь на палубу бурными потоками, сбивая с ног людей, увлекая их за борт.

Все это происходило в стремительном, быстром темпе при котором плохо запоминались подробности. За грохотом и ревом моторов Сергей не слышал команд и стонов раненых.

Неожиданно грохот потряс весь корпус, оглушил Сергея. Падая, Сергей пытался ухватиться за поручни трапа, но палуба стала уплывать из-под ног.

Остального Сергей не помнил. Очнулся он уже в холодной воде, ощутив ее горько-соленый вкус. Его руки сжимали спасательный леер маленького пробкового плотика.

На плотике лежал раненый политрук Петровский и рядом с ним - свернутое алое полотнище. Вокруг плотика, держась за леер, плавало еще несколько человек.

Море было спокойно. Самолеты ушли, но их появление можно было ожидать каждую минуту. Плотик медленно поднимался и опускался с волны на волну. Тело уже давно не ощущало холода. Тупой болью ныли сжатые на леере руки. Сергею хотелось пить. Вокруг было целое море воды, и все же нечем было утолить жажду.

Политрук бредил. Он несколько раз пытался подняться и снова падал. Плотик начинал раскачиваться, словно убаюкивая и успокаивая Петровского. Он бормотал какие-то несвязные слова, отдавал команды. И из этого глухого, бредового шепота Сергей разобрал только одно слово, повторенное несколько раз:

Знамя...

Намокшая и отяжелевшая одежда мешала, тянула на дно. Сергею удалось сбросить сапоги, которые казались ему необыкновенно тяжелыми. До локтя он продел руку под леер и опустил усталую голову на согнутую руку.

Медленно, убаюкивающе поднимался и опускался плотик. Голову заволакивал сонный туман, мешая сосредоточиться. И сквозь дрему Сергей слышал срывающийся глухой шепот политрука:

Знамя... знамя...

Потом он слышал другой, такой же хриплый шепот и не мог вспомнить, кто это говорил:

Товарищ командир, снимите майку с меня... майку...

Он видел остров, стройную маячную башню, столбы воды от падающих снарядов и развевающееся на ветру сказочное, огромное, алое, как кровь, полотнище.

Волны становились все больше и больше. Плотик стремительно взлетал на пенящиеся, шипящие гребни, потом падал вниз. И Сергей снова видел серых гранитных великанов, держащих балкон ленинградского Эрмитажа. Ему начинало казаться, что он сам стал одним из атлантов. Теперь уже не плотик держал его на воде, а он, Сергей Шестаков, вместе со своими братьями-близнецами в полосатых тельняшках поддерживал маленький пробковый плотик неимоверной тяжести, на котором лежало алое полотнище, метался умирающий политрук Коля Петровский и время от времени шептал обветренными, пересохшими губами:

Знамя... знамя...

В сонном, непонятном забытьи Сергей видел тот день, когда снова сможет вместе с Таней, постоять на крыльце Эрмитажа, в компании молчаливых гранитных юношей.

Над морем густели сумерки. Сергей уже не ощущал боли в согнутой руке, не ощущал холода. Свободной рукой он время от времени поправлял свернутый флаг.

Ветер срывал с гребней пену, бил в лицо. И где-то над волнами кричали неугомонные чайки.

Победители состязаний радиотелеграфистов Военно-Морского Флота (слева направо): командир группы радиотелеграфистов капитан-лейтенант В. Бородков, старшина 2 статьи Л. Шадрин, старшина I статьи Г. Стеряков. старший матрос Б Звонареп, старший матрос Р. Гарейшин. матрос Л. Пироженко и тренер команды мичман И. Волков.

Фото Н. ВЕРИНЧУКА.

Во вторых межфлотских состязаниях радиотелеграфистов участвовали сильнейшие радиотелеграфисты - чемпионы и призеры проведенных первенств флотов. Краснознаменной Каспийской флотилии. Ленинградского Военно-Морского района и радисты Центрального аппарата ВМФ. В результате острой и напряженной борьбы общекомандное первенство и переходящий кубок второй год подряд завоевывает отлично подготовленная команда Центрального аппарата Военно-Морского Флота. Эта команда показала хорошие результаты в приеме на слух с записью рукой, с записью на пишущую машинку и в передаче на ключе. На второе общее место, так же как и в прошлом году, вышла команда Черноморского флота, третьими были североморцы, значительно улучшившие свою подготовку по сравнению с прошлым годом: тогда, как известно, они заняли последнее место.

Первые личные два места по сумме набранных очков заняли старшина 1 статьи Г. Стеряков и старший матрос Р. Гарейшин. отставший от своего товарища по команде всего на пол-очка. На третьем месте чемпион Черноморского флота 1958 и 1959 годов старший матрос А. Дубоносов.

Участники состязаний, занявшие призовые места, награждены грамотами и ценными подарками.

Мичман И. ВОЛКОВ.

ЗНАУЛЯ

М. МАМЕДОВ

Рассказ

Могучие гранитные фигуры атлантов, поддерживающие широкий балкон, Сергей Шестаков помнил с детства.

Мальчишкой любил он приходить на крыльцо Эрмитажа и, задрав голову, подолгу рассматривать исполинские фигуры полуобнаженных юношей. Через полированную поверхность серого гранита просвечивалась каждая жилка, был виден каждый мускул. Все юноши походили друг на друга, как братья-близнецы. У всех были сурово нахмурены брови, плотно сжаты упрямые губы.

Иногда Сергею хотелось, чтобы юноши вдруг ожили, опустили закинутые над головой руки, сошли на землю с высоких пьедесталов, разогнули затекшие плечи и согнутую спину.

Но юноши не оживали. Они, обреченные на вечность, терпеливо стояли на своих постаментах.

Это были славные каменные парни. Все они смертельно устали лод тяжестью балкона, ио никто из них не сошел со своего места, никто не переложил своего тяжкого бремени на товарища.

Днем и ночью, в дождь и непогоду гиганты неподвижно стояли на своих местах. Зимой, когда снег покрывал крыши домов, дороги и панели, атланты, наверное, зябли. Сергей, поднявшись на носки, стряхивал рукавицей снег с босых гранитных ног: выше ему было не дотянуться.

Ночью, когда небо было ясным, Сергей считал, что атланты непременно чуть-чуть поворачивают головы и, прикрывая лицо согнутой рукой, глядят из-под нависшего балкона на далекие мерцающие звезды, думая свои думы.

Таня тоже уважала атлантов. Вместе с Сергеем она приходила к Эрмитажу. Они любили вести негромкие разговоры в обществе деликатно молчавших великанов.

Там же, у ног одного из гранитных братьев, Сергей сказал Тане, что он никогда ее не забудет. Таня улыбнулась.

Ты чего" - удивленно спросил Сергей.

Смотри, сколько свидетелей, - ответила Таня, показывая взглядом на великанов.

Они все видели и все слышали, - произнес Сергей нарочито торжественным тоном, - но я заклинаю их вечно молчать и вечно хранить нашу тайну..-.

...Забытье было далеким и приятным, а рука, заломленная над головой, мучительно ныла. Хотелось расправить плечи и распрямить спину. Тело, невесомое и непослушное, тянуло куда-то вниз. Ноги не ощущали твердой почвы. Голова устало гудела, а постоянное ощущение горечи вызывало неприятную тошноту.

Сергей с трудом поднял отяжелевшие веки, осмотрелся. То, что он увидел, заставило его вспомнить о случившемся.

Командир батареи на острове Осмуссар, лейтенант Сергей Шестаков, лежал в окопчике рядом с политруком Петровским и всматривался в берег, занятый гитлеровцами.

Снаряд визгливо пропел над головой и плюхнулся в воду.

Опять перелет, - устало сказал Петровский.

Сергей не ответил. Он знал, что через несколько перелетов и недолетов фашистские артиллеристы пристреляются по маячной башне и тогда на головы защитников острова посыплются десятки снарядов.

Несколько дней подряд небольшой отряд моряков в кровопролитных боях защищал остров. Фашисты бомбили и обстреливали советские батареи, но их попытки взять остров были безуспешными. У защитников кончался боезапас и продовольствие, были раненые и убитые.

В полдень наступила непривычная тревожная тишина.

Что они еще задумали" - спросил Сергей.

Смотри, - вместо ответа политрук показал на горизонт.

От вражеского берега к острову приближался самолет-разведчик. Сделав круг над маячной башней, он сбросил вымпел, в котором был ультиматум защитникам острова: "Если

Рис. Б. ПАШКОВА

гарнизон хочет жить, завтра в полдень над маяком должен быть поднят белый флаг..."

Что будем делать, политрук"спросил Сергей.

Будем шить знамя, - спокойно ответил Петровский и улыбнулся, - ведь гарнизон хочет жить...

Он повернулся к матросу и отдал приказание:

Собрать на острове всю красную материю, какую можно найти.

Вечером в штабной землянке собрался почти весь гарнизон острова. Не пришли только те, кто нес вахту. При свете керосиновых коптилок моряки принялись за шитье знамени.

Это было очень стран* нее знамя, огромной величины. Его шили из флагов, красных скатертей и разных красных кусков материи, которые нашлись на острове.

В землянке было тихо. Моряки сосредоточенно работали. Изредка слышались стоны раненых. Раненый наводчик Рубан тихо шептал запекшимися губами:

Товарищ командир,

снимите с меня красную майку... для знамени.

Глубокой ночью огромное красное полотнище было готово. Моряки укрепили его на маячной башне. Когда наступило утро, фашисты заметили этот гигантский флаг. В злобе они открыли по острову орудийный огонь. Весь день десятки самолетов безжалостно бомбили маяк, но маячная башня выстояла, и флаг весь день гордо реял на балтийском ветру.

С каждым днем положение гарнизона ухудшалось. Гитлеровцы стягивали силы, готовясь к штурму. И тогда была4 получена радиограмма, в которой приказывалось оставить остров.

Ночью, под прикрытием темноты, к острову подошли советские корабли. Они сняли героический гарнизон и, уходя, взорвали маячную башню.

Матросы аккуратно сложили огромное алое полотнище, и политрук Петровский взял его с собой на борт корабля. Корабли ушли в море, направляясь к Кронштадту.

Последние минуты перед катастрофой Сергей помнил смутно. На рассвете корабль бомбило сразу несколько самолетов. Они заходили поочередно и проносились так низко над палубой, что Сергею казалось невероятным, как их плоскости не задевают за мачты.

Он стоял возле матроса-сигнальщика, который, уже не поднося бинокля к глазам, громко кричал:

Справа шестьдесят - самолет!

Слева тридцать - самолет!

ПЕРЕПРАВА

П. ВЕРШИГОРА

Рис. Ю. РЕБРОВА

Повесть

(4.

Два или три раза Вольф приходил в условленное место, и партизанские разведчики вручали ему ягдташи с дичью.

Понравилась гебитскомиссару дичь партизанская" - спросил однажды Ка-лашник. - Не беспокоится, что ты почти сутками пропадаешь с машиной?

Охочусь и все, - ответил Вольф. Они спустились в лощину. Подошли к

полуторке, стоявшей на обочине дороги. Долго ходили, разговаривая о чем-то. Подъехали верхом Кучерявый и Копа, спешились. Копа спросил:

Договорились?

Продолжение. Смотрите Ш 1, 2, 3. 4, 5.

Калашник только утвердительно кивнул головой. Кучерявый, не слезая с коня, подозвал к себе Вольфа и, склонившись с седла, тихо проговорил:

Тебе задание: отвезешь на машине человек десять километров за полета? А то и больше...

Можно, - ответил Вольф.

Два часа хлопцы поработают, доставишь обратно.

Понятно.

О времени и месте встречи договоритесь с морячком.

И Кучерявый с места пустил коня вскачь.

Через два дня к ночи Вольф за рулем своей дребезжащей полуторки появился там же, в лощине. Откуда-то, как изпод земли, вынырнуло десятка два партизан с рюкзаками за плечами, с автоматами. Хлопцы быстро залезли в кузов. Калашник сел в кабину рядом с Вольфом. Вольф включил газ, затарахтел мотор, с натугой поползла машина в гору. В открытую степь вышли почти ночью, не зажигая фар. А к полуночи впереди замерцала огнями семафоров железнодорожная станция. Машина, не доезжая до телеграфных столбов железной дороги с полкилометра, остановилась. Калашник со своими диверсантами направился к полотну. Вольф остался один. Два человека с минами быстро поползли по насыпи. Справа и слева часовые прикрывали работу .минеров. Через полчаса эти двое, ради которых сюда ехала вся группа, быстро скатились с насыпи вниз. И когда партизаны разместились в кузове, Калашник по-хозяйски осмотрел, словно пересчитав, всех, подошел к кабинке и тихо сказал Вольфу:

Давай задний ход!

Вольф медленно, стараясь, чтобы его машина не скрежетала и не тарахтела, спустил ее в маленькую лощинку. Партизаны сидели в кузове. Только один Калашник взобрался на кабину и, расставив ноги, поднял бинокль к глазам. Вскоре они услышали гудок паровоза и перестук колес, шум быстро приближался. Взрыв мины, скрежет налетающих один на другой вагонов, стоны, выстрелы...

Минут через пятнадцать в кабину к Вольфу неуклюже втиснулся Калашник, посидел немного, закрыв глаза, затем спрятал голову под щиток, закурил, затянулся и сказал:

Вот тебе и зайцы и утки-кряквы. Газуй! До утра надо тебе и нас доставить и к гебитскомиссару явиться. Доставишь ему наш партизанский паек. Теперь понимаю, о каком "языке" тогда говорил Кучерявый!..

...После того как Калашник с Вольфом пустили под откос свыше десятка эшелонов, Копа с Кучерявым решили устроить небольшой перерыв.

А чтобы'морячок наш передохнул, я его на несколько дней займу, - сказал Копа Кучерявому. - Покажу наше хозяйство.

На пчельник" - спросил Кучерявый.

Копа утвердительно кивнул головой.

На следующий день они вместе с Ка-лашником подъезжали к пчельнику деда Кошеля. Ульи стояли рядом. Из омшаника еле заметный подымался дымок. Но каково же было удивление Калашника, когда навстречу им через перелаз, блеснув на солнце икрами голых ног, появилась Малашка. Она прошла по краю пчельника, подошла к омшанику. Ей навстречу вышла старуха с сеткой на голове. Они о чем-то поговорили. Старуха скрылась. Малашка приложила ладонь ко рту и закуковала кукушкой. И лишь тогда, оставив охрану на опушке, двое всадников подъехали к омшанику, соскочили с коней.

Они вошли в узкую дверь. Навстречу им поднялась девушка, сидевшая возле наборной кассы. Она набирала листовку, а за камышевой перегородкой хлопала железным диском ручная печатная машина. Копа подошел и склонил над

листовкой голову. Калашник также с удивлением поглядывал на нее. Его удивляло все это таинственное, впервые виденное, хотя он и слышал не раз о подпольщиках, да и помнил первую, еще от руки написанную листовку, в которой прославлялись первые боевые дела товарища К. Дела, в которых он тогда узнал сам себя. Ему вдруг захотелось, чтобы результаты его "охоты", которой он занимался вместе с Вольфом вот уже два месяца, также стали достоянием этого печатного станка. Но волновало его совсем другое. "Неужели не ошибся? Неужели это она" Ма-лашка" Моя хозяйка бравая"? Ну, конечно же, она. Даже платок узнал. С какой-то нежностью и восхищением подумал о ней матрос: "Вот, чертова баба, а ведь какой самогонщицей прикидывалась..."

И что-то такое увидел Копа на лице моряка, в его светящихся растерянностью и нежностью глазах, что он толкнул его плечом и сказал:

Иди прогуляйся. Там за пчельником, может, тебя ждет кто...

Калашник выскочил из омшаника, хлопнув дверью. За перелазом у орешника он увидел свою бывшую хозяйку. Они остановились друг возле друга. Малашка смотрела ему прямо в глаза и шептала:

Здоров, морячок! Здравствуй, мой приймак!

И вдруг, тихо охнув, склонила голову на грудь Калашнику. Он обнял ее за плечи своей широкой рукой. И только через минуту, придя в себя, грубовато, по-мужски спросил:

Что ж ты, чертова баба, мне сразу не призналась? Я какую муку вытерпел, думал, ты в самом деле...

Ласкаясь и прижимаясь щекой к нему, она подняла голову:

Так и у нас же присяга, товарищ моряк. Разве я могла? Товарищ Копа со своей конспирацией мне голову совсем заморочил.

Ну, если конспирация - тогда другое дело! - рассмеялся Калашник. - Вот уже не думал, что встречу тебя тут...

15.

Было решено, что на разведку в самое Заднепровье, а оттуда в Киев пойдет старик Щербина. Последний вечер старик проводил в партизанской землянке. И хотя двинуться по лесной тропе он собирался на рассвете, чтобы к ночи подойти к самому Днепру и успеть договориться с бакенщиками или с рыбаками насчет переправы, но разведчикам все же не спалось.

Дед Щербина сидел у огня и подбивал к своим стоптанным сапогам подметки, вырезанные из приводного ремня молотилки. Мичман Седых раскуривал трубку, Калашник, вернувшийся недавно из дальнего путешествия, лежал на нарах молча, угрюмый, а молодой разведчик, как старушка пасьянс, раскладывал на коленях и на нарах огрызки топографических карт, бережно сохранявшиеся у него в планшете, все допытываясь у Щербины, каким путем пойдет он до Днепра. Ему надо было составить такой маршрут, чтобы идти по своим огрызкам карты, а не вслепую. Щербина выслушивал его вопросы, бросал косые взгляды и с еще большим остервенением загонял гвозди в подметку. Прежде чем взяться за другой сапог, он полез за кисетом и скрутил цигарку. Выпуская дым первой затяжки, он сказал молодому разведчику:

В нашем с тобой положении, браток, не по картам ходят, а по русской земле. Сховай ты свои бумаги, вытащи их тогда, когда меня убьют. А пока я живой, они тебе ни к чему.

Калашник круто повернулся на нарах и вскинул голову, подперев ее рукой, посмотрел на Щербину, всего окутанного дымом самосада.

Вот это по-нашему, старик, - сказал он. - Правда, товарищ мичман? Так и мы ходили.

Мичман Седых улыбнулся:

Не скажи, товарищ Калашник. Наше морское дело без карт никуда. Конечно, морские - с глубинами и берегами, а на Днепре тут совсем другое дело - больше пехотными орудовали да артиллерийскими, но тоже...

Карты, они на море, знамо, нужны, - вставил свое слово Щербина." Вот взять, к примеру, наши Алешки... Из тех Алешек не один добрый капитан дальнего плавания да боцман вышел!..

Седых задумался, что-то припоминая.

Значит, из Алешек будете? Щербина молча кивнул головой.

А старшина первой статьи Александр Силыч Щербина вам не родня будет?

Рука старика дрогнула, и молоток упал на пол.

Сынок... Может, служили вместе?

Воевали разом. От самой Пины, от Мозыря и Могилева громили. Отважный был моряк, старшина первой статьи Щербина. Его все Силычем звали. Потом меня командиром корректировочного поста на берег послали.

А сын?

Погиб он. Лодка канонерская от прямого попадания авиабомбы, а с ней и сынок ваш.

В землянке воцарилась тишина. Партизаны с участием смотрели на старика, голова которого опускалась все ниже и ниже. Седых сел совсем рядом и, полуобняв Щербину, сказал:

Отважный был моряк ваш сынок, папаша. Это же на всю флотилию удивление было, когда он, боцман то есть, товарищ Щербина, под прямым огнем противника орудовал.

Щербина встал и неверной шатающейся походкой направился к выходу из землянки. Все присутствующие повернули головы, а Калашник, обращаясь просительно к Седых, сказал:

Тяжело ему, товарищ мичман, не оставляйте его одного.

Когда мичман вышел, Калашник долго сидел у печурки; затем взял неоконченный сапог, осмотрел его, приладил между колен, поднял молоток и спал аккуратно вколачивать в подметку деревянные шпильки.

А когда забрезжил синевой рассвет. Щербина уже был готов к трудному походу.

Он стоял на полянке с клюкой и мешком за плечами, в сапогах с новыми подметками, прощался с партизанами. А затем решительно зашагал в лесную чащу.

Надежный мужик! - сказал, опуская бинокль, Кучерявый Копе...

К началу второй военной зимы на севере Украины, откуда плавно нес свои воды могучий Днепр, впитав выше Киева в себя Сожь и Березину, Припять и Десну, широко развернулось партизанское движение. Доходили о нем слухи и сюда, в степные края. Где-то иэ брянских лесов по путям Щорса прошли целые партизанские полки Коваля и Сабанина, за Десной, поближе к Белоруссии, бушевал генерал Орлен-ко, а к новому году, в самый разгар морозов, в степи Харьковщины и Полтав-щины буйным кавалерийским рейдом прошла конница Наумова. Он так стремительно двигался на юг, что связные Кучерявого, вышедшие ему навстречу, попали лишь на дымный след подорванных танков, догоравших на шоссейках автомашин и задравших колеса вверх на склонах насыпей паровозов. Правда, Калашник со своими людьми вышел навстречу лихой партизанской кавалерии. Степной рейд ее протянулся на юг, и ниже Кременчуга по льду кавалеристы перемахнули Днепр. Но следы их затерялись где-то з Знаменских и Пя-тихатских лесах, куда Калашник мотался вместе с Вольфом на связь с партизанским подпольщиком Юга знаменитым Скирдой.

Куда пошел Наумов, в Бессарабские ли степи и горы, или в Карпаты, или где-то на Буге завернул к северу подкову своего лихого рейда по степям Украины - степняки так тогда и не узнали.

Копа решил, что настало время держать связь не только с востоком и севером. Где-то под Ровно объявился чекист полковник Медведев. А у него, говорила партизанская молва, действуют ребята не хуже Калашника и Вольфа.

Дней через двадцать вернулся с опасного задания Сила Щербина. Вернулся и привел с собой двух радистов. Одного - шифровальщика - звали

Борщевым, а девушку-радистку - Татьяной Шеремет.

Щербина постарел, осунулся. Все в отряде стали к нему относиться почтительней, так как понимали, что все это приключилось с ним не столько от тягот и физических лишений при переходе через Днепр, в дальнюю разведку, сколько от известия о гибели сына. Его даже не посылали на задания, чем еще больше ухудшили его тоску и переживания...

Калашника с Вольфом теперь водой не разольешь. Только боюсь я за них: уж очень рискованно они действуют, - жаловался Копе командир Кучерявый.

Действительно, ему было чего опасаться. От былой конспирации не осталось и следа. Разведчики добыли где-то штабную немецкую машину и сейчас газовали по всей округе, наводя страх на оккупантов: то налетят на жандармерию, то на полицейскую комендатуру, то вывезут какой-нибудь районный склад.

Добавилось работы и радистам. Бор-щев шифровал, а Татьяна Шеремет работала на ключе. Шли месяцы. Морозом сковало плесы Днепра, заковало и стержневое течение, легче стало партизанам мотаться по Заднепровью. А радисты передавали по эфиру и развед-донесения, и рапорты о действиях партизанского отряда. А там побежали ручьи. Ледоход. Половодье.

И снова застучала морзянка.

Зазеленели хлеба. По оврагам ползли, по дорогам шныряли партизанские разведчики. Подбирались к железным дорогам.

Фронт приближался к Днепру. По донесениям разведчиков, скопление поездов бомбили советские штурмовики. На аэродроме маскировались фашистские самолеты, а в траве скрыто ползли партизанские разведчики. Схватили вражеского пилота. При помощи Вольфа допросили его в партизанском штабе. А через двое суток взрыв горючего на вражеском аэродроме потряс воздух. Клубы черного дыма закрыли горизонт. Фашисты устраивали прочесы, вырубали просеки. Лаяли овчарки, отстреливались наугад неизвестно от кого эсэсовцы.

Вольфу теперь хватало работы. Нужно было все чаще и чаще уезжать "на охоту", а тут гебитскомиссар Зиммель-пуфф и его жена пристрастились играть в карты. Им тоскливо жилось на оккупированной Украине. В первое время они объедались сытной украинской пищей, разжирели, потучнели. Но теперь жизнь господ поворачивалась не особенно приятной стороной. Каждый день - десятки донесений о "проклятых бандитах" в лесах, селах, на дорогах. Оставалась одна радость - штосе, преферанс и старинный джоккер.

Вольф часто сидел в кругу этой семейки, как на углях, пока не приспособил в партнеры Зиммельпуффу адъютанта.

Скоро, фольксдейч, на охоту" - спрашивал Зиммельпуфф.

Если угодно господину гебитскомиссару" могу сегодня, - угодливо отвечал Вольф. - Разрешите идти"

Игроки, поглядывая в окно, видели, как быстро перебегал площадь Вольф.

Исполнительный фольксдейч, - одобрительно отзывался Зиммельпуфф, и его жена согласно кивала головой.

И снова на своей грузовой чмыхалке выезжал Роберт Вольф к лесу. Там он быстро пересаживался за руль штабной автомашины.

Хлопцы, сегодня важная охота, - сказал разведчикам Калашник.

Эрих" - тихо спросил Вольф м 1-троса.

Точно.

Трудновато...

Прихлопнем или нет - попытаться надо. Не убьем, так хоть напугаем, - сощурился Калашник.

Взрывы полосовали ночное небо степного Приднепровья. Зарницами полыхали пожары. Рыскали по степи карательные отряды эсэсовцев. Трассы пулеметов и малокалиберных пушек тревожили мирную когда-то степь.

Да, партизаны действительно уже добирались до штаб-квартиры Эриха Коха.

Но тут вдруг из штаба фронта за подписью члена Военного совета поступила шифровка: "Временно прекратить боевые действия. Отряду сосредоточиться в плавнях. Ожидать приказа".

(Окончание следует)

НЕЗАБЫВАЕМОЕ

Вскоре после начала Веянной Отечественной войны Большой театр был эвакуирован из Москвы в Куйбышев. В Москве, несмотря на чрезвычайное напряжение и постоянные налеты вражеской авиации, силами оставшейся части артистов Большого театра были возобновлены оперные спектакли в филиале. Театр всегда был переполнен. Большая часть зрителей была в военных гимнастерках и матросских форменках. Приходили строем целые подразделения. Мужественные лица защитников Родины были суровы и внимательны, необычная атмосфера взаимопонимания царила между сценой и зрительным залом. По тому, как воспринимались наши спектакли, мы убеждались, что наша профессия сейчас нужна еще больше, чем в мирные дни.

В директорской ложе театра на спектаклях и репетициях в те дни часто появлялась высокая, до глубоких лет сохранившая стройность, великая русская певица Антонина Васильевна Нежданова. Она заходила и за кулисы, беседовала с нами. Мне часто приходилось с ней разговаривать: народная артистка как бы шефствовала тогда надо мной, молодой исполнительницей ведущих партий.

И вот как-то после генеральной репетиции, на которой присутствовала Антонина Васильевна, мы вышли вместе с ней, и я напросилась проводить ее домой. Антонина Васильевна спросила меня, какой репертуар я готовлю к торжественной дате - дню рождения - Владимира Ильича. Я назвала. Она одобрила, прибавив, что стоит спеть и русские народные песни, так как этот день самый счастливый для нашего народа. "Народная песня будет как раз кстати", - добавила она.

В этот вечер мне посчастливилось услышать от Антонины Васильевны очень взволновавший меня рассказ о личном знакомстве А. В. Неждановой с великим вождем.

Это произошло в 1920 году.

День этот, - сказала она, - помню, как будто было вчера!

В Колонном зале Дома союзов проходил концерт-митинг, в котором ожидалось выступление Владимира Ильича. Приглашение участвовать в концерте Антонина Васильевна получила от Алексея Максимовича Горького.

Силу речи Владимира Ильича передать невозможно, - сказала Антонина Васильевна. - Вместе со всем залом я аплодировала, причала, мне кажется, если бы Владимир Ильич позвал, я пошла бы за ним на баррикады и умерла бы там, прославляя то, что он живет на земле. Подобное ощущали, наверное, и все присутствующие. Таких оваций мне никогда не приходилось слышать.

После концерта, который состоялся в заключение митинга, Алексей Максимович Горький представил Владимиру Ильичу народную артистку. Владимир Ильич тут же высказал Антонине Васильевне свое восхищение ее пением и выразил желание послушать ее вторично.

С необычайным волнением я опять вышла на эстраду, - продолжала Антонина Васильевна, - но когда посмотрела на Владимира Ильича, то сразу успокоилась: он совсем попросту, по-домашнему сел неподалеку от рояля, облокотился на спинку кресла и слушал сосредоточенно и с большим вниманием, а по окончании пения долго аплодировал.

Антонина Васильевна попросила Владимира Ильича приехать послушать ее в опере. Он обещал. И сдержал свое слово - приехал на оперу "Царская невеста", прослушал два акта.

Это было настоящим праздником для всех участвующих в спектакле, - еще больше волнуясь, продолжала Антонина Васильевна. - А для меня вдвойне, - закончила она.

В те годы часто практиковались концерты-митинги, и Антонине Васильевне довелось несиолько раз петь после вдохновенных речей Владимира Ильича. С ним на митинги-концерты приезжала и Надежда Константиновна Крупская. Она приветливо разговаривала с артисткой, справлялась о здоровье, наказывала беречь голос.

Позже я слушала рассказ Антонины Васильевны о незабываемых ею встречах уже в более широкой аудитории и читала об этом в газетах, но то впечатление, которое произвел на меня ее рассказ на улице города, каждым камнем вставшего на защиту от вторгшихся на нашу родную землю фашистских полчищ, мне не забыть никогда! Дух Ленина, великого вождя революции, жил в сердцах советских людей, вдохновлял народ на ратные и трудовые подвиги.

Анна КУЗНЕЦОВА.

На снимке: Иван Варламович Рехлов.

ТРЕТЬЯКОВКА" В НОРИЛЬСКЕ

Прочитав этот заголовок, читатель, конечно, удивится: о какой "Третьяковке" в Заполярье может идти речь?

Но вот мне довелось побывать на далеком Таймыре, в еще совсем молодом городе Норильске, где я познакомился с Иваном Вар-ламовичем Рехловым. Имя его известно не только в Советском Союзе, но и за рубежом.

Более 25 лет он собирает репродукции произведений живописи.

Его коллекция насчитывает до 50 тысяч репродукций с картин русских и иностранных художников. Пополняя ее, И. В. Рехлов ведет регулярную переписку с многочисленными музеями и картинными галереями ряда стран мира, получая по почте интересующие его экспонаты.

Особый раздел коллекции И. В. Рехлова занимают репродукции с картин, посвященных жизни и работе Владимира Ильича Ленина. Более тысячи репродукций раскрывают скромный и яркий образ великого гения, творца первого социалистического государства в мире.

Но не только произведения живописи собирает не-

утомимый труженик. Сейчас он коллекционирует сочинения В. И. Ленина, издающиеся на разных языках мира. Из ряда стран И. В. Рехлов получил томики изданий В. И. Ленина и теплые сердечные послания. Их прислали президент ГДР Вильгельм Пик. председатель компартии Швеции Хильдинг Хагберг и другие.

Иван Варламович ежедневно получает массу журналов и писем со всех концов нашей страны. Приходят и иностранные каталоги от художественных организаций, предлагающих ему пополнить коллекцию последними новинками.

И. В. Рехлов не раз организовывал передвижные художественные выставки, которые пользовались большим успехом у норильчан. В настоящее время И. В. Рехлов в одной из школ на Таймыре организует комнату-музей В. И. Ленина и передает ей в подарок лучшие репродукции из своей коллекции, а в ближайшем будущем предполагает поехать на целину, чтобы там организовать художественную выставку репродукций с картин Третьяковской галереи.

В. СУРИН

На обложке:

1-4 стр. В. И. Ленин на Адмиралтейском заводе в 1917 году.

Рисунок художника В. КЛИМАШИНА.

Редколлегия: П. И. МУСЬЯКОВ (редактор!, А. А. ЖАРОВ, В. Н. ИВАНОВ, М. С. КОЛЕСНИКОВ, В. Г. КОРШУНОВ (зам. редактора!, В. А. МИТИН, А. А. ПЕРВЕНЦЕВ, Ф. П. РЕШЕТНИКОВ, Л. С. СОБОЛЕВ, Т. Н. ХРЕННИКОВ, В. В. ШЕЛЯГ, Е. С. ЮНГА.

Технический редактор Г. Ныркова.

Корректор 3. Боткина.

Художественный редактор В. Науменков.

Издатель: Военное издательство Министерства обороны Союза ССР. Адрес редакции: Москва, Б-175, Спартаковская, 2-а.

Телефон: коммутатор Е 1-70-20, доб. 2-80. _

Сдано в набор 29.11.60 г. Подписано к печати 22.111.60 г. Бумага 60X92'/* = 3 печ. л. + цв. вкладка Чг п. л. В п. л. 69000 тип. зн. Г-62515 Цена 1 р. 50 к. Зак. 1500.

3-я типография Военного издательства Министерства обороны Союза ССР