Игорь Ермолов "РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО В НЕМЕЦКОМ ТЫЛУ ИСТОРИЯ ЛОКОТСКОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ 1941-1943" || Часть II

СОСТОЯНИЕ ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ И ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПАРТИЗАН С МЕСТНЫМ НАСЕЛЕНИЕМ

О партизанах, в частности брянских, написано много, однако в существующих советских и просоветских источниках партизанское движение представлено далеко не таким, каким оно было в действительности, а скорее таким, каким его хотелось бы видеть советским идеологам. Так, партизаны изображались борцами за советский строй, за идеалы коммунистической партии, которая, взяв на себя руководство движением, стала единственной силой, способной обеспечить сопротивление врагу на оккупированных территориях, в результате чего под ногами фашистов горела земля.

Сравнивая партизанскую борьбу на Западе и в СССР, следует отметить, что если за рубежом действовали в основном мелкие террористические группы, то геоклиматические условия Советского Союза способствовали формированию довольно крупных партизанских сил. Однако ввиду того, что СССР не был должным образом готов к ведению оборонительной войны на своей территории, создание партизанских отрядов, особенно в первые месяцы войны, носило стихийный характер, являясь в основном реакцией на немецкую оккупационную политику в занятых областях. Активизация партизанской войны - в основном плод их усилий.

Контингент партизанских отрядов складывался из трех элементов. Во-первых, красноармейцев из рассеянных и окруженных частей РККА. Борьба с немцами сочетала в их сознании как борьбу за выживание, так и сопротивление оккупантам. В то же время мало кто из них отождествлял борьбу за родину с борьбой за советскую власть и идеи коммунистического интернационализма. Перед лицом реальной опасности громкие лозунги советской пропаганды как бы отходили на второй план. Так, бывший офицер РККА Д.В. Константинов так охарактеризовал настроения красноармейцев: "Воевать мало кто хотел, а защищать режим (советский. - И. Е.) - еще меньше. Так называемый советский патриотизм встречался, главным образом, у комсомольской молодежи, разагитированной советской пропагандой и ничего по существу не знающей"1.

Второй элемент партизанских отрядов - жители оккупированных областей. Уходя с семьями в леса, многие вливались в партизанские отряды, вели борьбу с оккупантами. Однако были и те, кто руководствовался лишь желанием выжить, уйти из сожженного села или же до поры до времени отсидеться в лесу, чтобы переждать боевые действия.

К третьей группе партизан можно отнести небольшие отряды молодежи, прошедшей специальную школу партизанской борьбы. Так, 18 июля 1941 года при ЦК КП(б) Белоруссии при участии НКВД открылась диверсионная школа полковника И.Г. Старинова, первый набор в нее составил 400 человек. Непосредственно в Орловской области совместными усилиями НКВД и обкома ВКП(б) в августе 1941 года открылась спецшкола, уже в сентябре обучившая 500 диверсантов. Школы, помимо диверсантов, готовили широкий круг специалистов для партизанского движения, например агентов-маршрутников, связников, вербовщиков2. Выпускники школ перебрасывались за линию фронта, где выполняли индивидуальные задания либо организовывали партизанские отряды из крас-ноармейцев-окруженцев и вовлекали в партизанское движение местных жителей.

Нужды и настроения красноармейцев-окруженцев и ушедших в леса местных жителей не были секретом для сталинского правительства. Поэтому, прежде чем послать

1 Константинов Д.В. Указ. соч. С. 174.

2 См.: Попов Л.Ю. НКВД и партизанское движение. М. 2003. С. 42-43.

в партизанские леса хлеб и оружие, оно перебросило туда политических комиссаров и представителей НКВД из вышеназванных спецшкол по подготовке партизанских кадров. Уже в июне 1942 года Орловское областное управление НКВД пошло на создание при партизанских отрядах оперативно-чекистских групп из числа работников НКВД, организовавших в отрядах "р,еволюционный порядок", как они сами его понимали. Только за июль 1942 года оперативно-чекистскими группами было разоблачено 62 "вражеских элемента": в суземских отрядах расстреляно 11 человек, в навлинских отрядах - 11 человек, в отряде им. Ворошилова - 1?7 человек. Так, по обвинению в создании эсеровской террористической группы были расстреляны суземские партизаны Д.И. Ульяншиков и Ф.К. Никишин. Пожалуй, единственной причиной расправы стало их прошлое: первый в 1920 году судим за эсеровскую деятельность, второй - в 1937 году за вредительство в колхозе. Короткое "р,асследование" установило, что оба организовали "контрреволюционное сборище", планировали теракты против партизанского руководства. Вскоре как "агенты полиции" были расстреляны суземские партизаны А.А. Ткачев и Ф.К. Рудников, затем - Г.С. Скоробогатов и К.Ф. Куликов. Так или иначе, уже 8 августа 1942 года начальник Штаба партизанского движения при Военном совете Брянского фронта Матвеев констатировал имевшие место в суземских партизанских отрядах факты "д,езертирства и перехода на сторону врага", а также наличие "морально и политически разложившихся руководителей отрядов"1.

Большинство бывших офицеров вермахта в своих мемуарах утверждают, что, хотя партизанское движение реально и не изменило ход войны, действия советских партизан по блокированию коммуникаций германских армий во многих отношениях были довольно эффективными. Столь же серьезен был и экономический ущерб, наносимый партизанами войскам вермахта2. Причем этот ущерб наносился не только в результате разрушения и повреж

1 РГАСПИ. Ф. 69. On. 1. Д. 909. Л. 23.

2 См.: Рендулич Л. Указ. соч. С. 148.

дения коммуникаций, военных и хозяйственных объектов, но и путем пропаганды среди населения, проводимой зачастую в форме угроз и принуждения. Результатом становилось сокращение производства сельхозпродукции, отказ от выполнения поставок для германской армии1. Огромный ущерб оккупанты терпели и в результате затрат на охрану коммуникаций, в частности железных дорог. Так, германские эшелоны были вынуждены двигаться со скоростью не более 10"15 километров в час, впереди себя паровоз толкал две платформы с песком, чтобы в случае наезда на мину взорвались они, а не локомотив2. Вдоль всего железнодорожного полотна приходилось вырубать деревья и кустарники, регулярно скашивать траву, чтобы не допустить подхода партизан-подрывников незамеченными. Через каждые 300?400 метров немцами устраивались небольшие крепости, в каждой из которых постоянно находилось 10"15 солдат. Нетрудно представить, сколь значительного распыления сил требовала охрана лишь железнодорожных путей. В Тверском центре документации новейшей истории сохранилось интересное письмо капитана вермахта Вольфганга Фидлера. Этот документ как нельзя лучше характеризует партизанское движение и одновременно указывает на причины его эффективности:

"Борьба с партизанами не похожа на борьбу в фронтовых условиях. Они всюду и нигде, и на фронте трудно создать себе верное представление о здешних условиях. Взрывы на железных дорогах, путях сообщения, диверсионные акты на всех имеющихся предприятиях, грабежи и т. д. не сходят с повестки дня. К этому уже привыкли и не видят в этом ничего трагического. Партизаны все больше наглеют, т. к. у нас, к сожалению, нет достаточного количества охранных войск, чтобы действовать решительно. Имеющиеся силы, включая и венгров, в состоянии обеспечить лишь важнейшие ж. д. линии, дороги и населенные пункты. На широких просторах господствуют партизаны, имея собственное правительство и управление. Все

1 См.: Рендулич Л. Указ. соч. С. 148.

2 См.: Воробьева В.Я. Емельянов И.Н. Кострица А.Ф. Край наш Орловский. Тула, 1976. С. 78.

это нужно пережить самому, чтобы поверить в возможность такого положения. Следует удивляться, как вопреки существующим препятствиям мы довольно сносно обеспечиваем подвоз и снабжение на фронте"1.

В этой главе мы остановимся в основном на характеристике так называемых "р,егулярных" партизан, то есть групп и отрядов, подчинявшихся Центральному штабу партизанского движения или НКВД. Именно они представляли основную угрозу гражданскому населению Локотского округа.

В течение 1941 года формирование регулярных партизанских отрядов проходило в такой последовательности.

5 июля в поселке Брасово был сформирован партизанский отряд "За Родину", вошедший впоследствии в партизанскую бригаду "За Родину? (командиры отряда: В.И. Корнеев, В.Я. Абакумов).

В августе сформирован Навлинский головной партизанский отряд (командиры: П.А. Понуровский, М.А. Ко-рицкий).

В сентябре сформированы: Комаричский головной партизанский отряд, реорганизованный впоследствии в партизанскую бригаду (командиры: М.В. Балясов, Г.В. Дирдов'ский, Л.А. Галкин); Суземский головной партизанский отряд (командиры: И.Я. Алексютин, Г.Х. Тка-ченко); Севский головной партизанский отряд, реорганизованный впоследствии в партизанскую бригаду имени Фрунзе (командиры: СС. Хохлов, И.М. Федоров, Ф.Г. Лопатин, СВ. Черканов). В состав указанной бригады вошли партизанские отряды "Народный мститель" (командир Б.Я. Хлюстов), имени Андреева (командиры: В.Д. Афанасьев, Ф.С Марченко), имени Фрунзе (командиры: СС Хохлов, СВ. Черканов, В.И. Калинин), имени Тельмана (командир П.Е. Лунев), имени Хрущева (командир СС. Хохлов).

2 октября был сформирован партизанский отряд "За власть Советов" (командиры: И.Я. Алексютин, Г.Х. Тка-ченко, Ф.И. Попов).

1 ТЦДНИ. Ф. 479. On. 1. Д. 648. Л. 100.

6 октября в районе села Борщево Навлинского района сформирован партизанский отряд "Смерть немецким оккупантам? (командиры: П.А. Понуровский, М.А. Кориц-кий, А.Б. Газанов).

8 октября в селе Ворки Навлинского района сформирован партизанский отряд, названный впоследствии именем командира отряда Филиппа Стрельца - отряд имени Стрельца (командиры: Ф.Е. Стрелец, Н.Д. Чапов).

8 ноября в Хинельском лесу в районе села Хинель Севского района сформирован партизанский отряд - 2 имени Ворошилова (командиры: И.А. Гудзенко, СИ. Кочур1).

25 ноября в деревне Сидоровка Навлинского района сформирован партизанский отряд имени Микояна, вошедший впоследствии в бригаду "Смерть немецким оккупантам? (командиры: А.Ф. Самороков, П.В. Ипатов).

15 декабря в районе населенных пунктов Лужа и Дум-ча Навлинского района сформирован партизанский отряд "Народные мстители", вошедший впоследствии в бригаду имени Фрунзе (командир Б.Я. Хлюстов).

25 декабря в Навлинском районе сформирован партизанский отряд имени Шаумяна, вошедший впоследствии в бригаду "Смерть немецким оккупантам? (командиры: Л.Б. Бляхман, Э.А. Закаржевский).

Данным списком далеко не исчерпывается количество партизанских отрядов и бригад, действовавших на конец 1941 года на юге Орловщины.

Есть данные о том, что советское правительство создавало партизанские отряды из матерых уголовников, перебрасывая их затем в немецкий тыл. Расчет строился на том, что представляющие угрозу для общества уголовные

1 15 июля 1943 г. агент Бендеров докладывал в 1-й отдел 3-го управления НКВД СССР: "В отряде имени Ворошилова - 2 находится майор Кочур. Последний явился в отряд после долгих странствий по немецким тылам, где неоднократно арестовывался фашистами, но почему-то отпускался. Трое бойцов отряда заявили, что, находясь в плену в немецком лагере, видели Кочура в качестве полицейского-охранника при этом лагере. Более того, в кармане одного убитого полицейского партизаны нашли письмо, где говорилось о наличии шпиона в данном отряде. Командир отряда Гудзенко, зная об этом, тем не менее назначил майора командиром одного из партизанских отрядов" (РГАСПИ. Ф. 69. On. 1. Д. 746. Л. 108).

элементы, объединенные в банду, будут столь же опасны для оккупантов. Один из таких "отрядов" под названием "Гоп со смыком" действовал на западной окраине брянских лесов. Входили в него исключительно рецидивисты, причем только те, кто отсидел не менее трех лет. Неспособных в трехдневный срок подтвердить свой тюремный стаж из "отряда" изгоняли. Первоначально "отряд" включал 40 "бойцов", затем их количество выросло до трехсот. Весной 1943 года во время антипартизанской операции "Цыганский барон""отряд" был уничтожен германскими и коллаборационистскими частями1.

Всего же на территории Орловской области на 15 марта 1942 года, согласно докладной записке начальника Орловского областного управления НКВД К.Ф. Фирсанова секретарю Орловского обкома ВКП(б), официально действовало 65 партизанских отрядов с общим количеством партизан в 2959 человек и 236 истребительно-ди-версионных разведывательных групп с общей численностью в 731 человек. Согласно этой же записке, количество партизан после пополнения их отрядов за счет населения достигло 5000?5500 человек.

Через два с половиной месяца секретарь Орловского обкома ВКП(б) Матвеев в своей докладной записке в ЦК ВКП(б) о состоянии партизанского движения и боевых действиях партизан Орловской области на 1 июня 1942 года писал, что на территории области на указанный период действует 60 партизанских отрядов общей

1 См.: Ковтун И. Указ. соч. С. 21.

Подобные партизанские "отряды" действовали и в других регионах. Так, на Украине промышляла "особая партизанская бригада" Чернова, дважды судимого за бандитизм. Она была сформирована в Москве из осужденных к срокам от 3 до 10 лет. Во время стажировки в Москве в Чернышевских казармах "бригада" в количестве 90 человек удивляла москвичей кутежами, дебошами, поножовщиной. Другую "особую партизанскую бригаду" из 120 заключенных возглавил уголовник Грабмак по кличке Покоритель Шпицбергена, в прошлом - взломщик касс, грабитель, в 1937 году был приговоренный к расстрелу, который затем заменили 10 годами лишения свободы. "Бригада" также прошла полуторамесячное обучение в Москве, после чего была переброшена в немецкий тыл на территорию Украины. См.: Гогун А.С. Партизаны против народа // Под оккупацией в 1941 - 1944 гг. М. 2004. С. 29.

численностью 25 240 человек. В это количество, по-видимому, включены не только собственно партизаны, но и гражданское население, которое, не вступая в партизанские отряды, по тем или иным причинам на время присоединялось к партизанам. Однако зарегистрированы и случаи, когда командование партизанских отрядов прибегало к принудительной мобилизации. При этом мужчин зачисляли в отряды, а женщин и девушек использовали на подсобных работах для ведения натурального хозяйства, в партизанских лазаретах1. Нередко жители деревень уходили в леса и селились там лишь с целью не оставаться в зоне боевых действий. Так, А.А. Горелова, допрошенная в Локте 28 июня 1943 года следователем окружного следственного отдела Дугиным2, показала следующее:

"В селе Знобь-Новгородская были немцы, в 1943 на село стали наступать партизаны, нас немцы эвакуировали в село Стегайловку откуда угнали партизаны в лес. Жила я в лесу с жителями. Как стала наступать немецкая армия то мы вышли сдались 6 июня 1943 г. Сдалась вместе с жителями нашего села с которыми я сижу в камере"3.

Допрошенная в тот же день А.Ф. Савченкова показала, что при налете на село Игрицкое Комаричского района партизаны увели ее с сестрой, определив работать в партизанский лазарет санитарками по уходу за ранеными4. Аналогичные показания давали и другие не связанные друг с другом жители из разных мест Локотского округа.

По данным агента Корюк-532, численность партизан в южных районах Орловской области в течение последнего года ее оккупации изменялась следующим образом:

на 31 января 1943 года - 10"15 тысяч партизан; на 20 мая 1943 года - 15"20 тысяч партизан; на 18 июня 1943 года - 13"14 тысяч партизан.

1 Более подробно см.: Ермолов И.Г. Антипартизаны // Тверда. 2004. Август. - 5 (10). С. 24-25.

2 Возможно, под псевдонимом Дугин скрывался следователь Фи-ногенов.

3 ЛАЕ. Протокол допроса А.А. Гореловой (копия).

4 Там же. Протокол допроса А.Ф. Савченковой (копия).

Уменьшение количества партизан во второй половине июня связано с проведением крупной антипартизанской операции "Цыганский барон", о которой пойдет речь ниже.

Численность отрядов составляла от нескольких десятков до нескольких сотен человек. Вооружение также отличалось. В то время как одни имели лишь винтовки Мосина и весьма ограниченное количество патронов*, на вооружении других были все виды автоматического стрелкового оружия, ротные и батальонные минометы и даже артиллерия и бронетехника. Интересна оценка вооружения партизан, действовавших на территории Локотского округа, приведенная в донесении командира 38-го венгерского пехотного полка Кинге:

"В поселке Нерусса около 600 партизан. Каждый партизан имеет винтовку и каждая группа в 40 человек имеет 3 станковых пулемета, 3 ручных пулемета, 4 миномета, 4 противотанковых ружья, 5 45-мм орудий. Они направлены в сторону Суземки. Каждое орудие имеет по 100 снарядов".,

Что касается обеспечения партизан боеприпасами, медикаментами, одеждой и продуктами питания, здесь дело обстояло намного сложнее. Некоторое количество необходимого доставлялось через линию фронта авиацией, для чего в лесах имелись оборудованные посадочные площадки. Однако переправить таким образом все необходимое для снабжения огромной массы партизан было невозможно, к тому же разобщенность партизанских отрядов, их распыление на большой территории делало этот источник снабжения недоступным для значительного количества мелких партизанских отрядов и групп. Сложившуюся в рядах советских партизан ситуацию довольно выразительно иллюстрирует найденный 8 апреля 1943 года дневник командира оперировавшей на западе Калининской об

1 Оперировавший в Суземском районе Кокоревский партизанский отряд имел на вооружении один пулемет Дегтярева, 70 винтовок с патронами от 60 до 100 штук на винтовку, 17 гранат, 5 револьверов и пистолетов.

ласти 1-й партизанской бригады, подполковника Кириллова. В нем партизанский командир настолько откровенно описал ситуацию со снабжением партизан, характерную, кстати, для всех партизанских отрядов, что германское командование издало записи подполковника Кириллова в виде отдельной брошюры "На гибельном посту", которая использовалась для агитационной обработки партизан.

Так, подполковник Кириллов писал:

"16,12.42 г. Настроены встретить самолет - погода замечательная, чего желать лучшего - но самолеты снова не прилетели. Как можно дольше верить" Я прямо называю жуликами и обманщиками этого дела.

17.12.42 г. Погода хорошая, мороз незначительный. Днем снова получили радиограмму, встречать самолеты. Приготовились. Самолеты, конечно, не прилетели.

8.1.43 г. Дал радиограмму Валдаю о приеме самолетов. Нужда большая...

9.1.43 г. Получил ответную радиограмму: встречайте самолет. На улице погода по-прежнему. Морозец. Неплохо. Прав Петров, когда говорит: раз два облачка на небе, самолета не будет. И действительно, не было. Безобразие. Трепачи, а не руководители - болтают, а сделать не могут.

11.1.43 г. Самолет снова не прилетел, возмущаюсь до пределов. Погода летная. Дал радиограмму: "Погода летная, самолет не прилетел". Безобразие. Сытый голодному не верит. Когда кончится обман"

13.1.43 г. Прежняя история с самолетом. Нет ответственных лиц...

14.1.43 г. Погода замечательная. Дал язвительную радиограмму Валдаю. Получил ответ - не знают якобы место сброса груза. Сволочи. Радиограмм не читают.

18.1.43 г. Группа вернулась с заготовок. Привели 3-х лошадей и пудов 8 хлеба. Вот и харчи. Жить пока можно"1.

Как видим, советские партизаны, лишенные должного снабжения с Большой земли, были вынуждены от-

1 ЛАЕ. На гибельном посту. Б. м. Б. д. (копия).

правляться на "заготовки", то есть изымать необходимое у гражданского населения.

Некоторое исключение составляли лишь так называемые "партизанские края" - территории, находившиеся вдали от коммуникаций и крупных населенных пунктов. Пребывавшие там партизаны ввиду геоклиматических условий делались трудноуязвимыми. В течение месяцев, а то и лет обитатели партизанских краев наносили оккупантам чувствительные удары, а оседлый образ жизни позволял партизанским отрядам вести натуральное хозяйство - разводить скот, возделывать посевы.

Что касается ситуации, сложившейся в Локотском округе, она не позволяла советским партизанам питать какие-либо иллюзии на тот счет, что локотяне, жизненный уровень которых после ухода советской власти стал расти, будут заинтересованы в том, чтобы в какой-либо форме поддерживать тех, кто в их глазах фактически боролся за возвращение советского режима. Тем самым партизаны были поставлены перед необходимостью насильственного изъятия одежды и продовольствия у мирных граждан.

Так, комиссар бригады им. Ворошилова - 2 майор Кочур грабил мирное население довольно открыто. Вот что показал на допросе осенью 1943 года о бригаде и о ее командире И.А. Гудзенко представитель Ставки Верховного главнокомандования капитан РККА А. Русанов: "Полковник Гудзенко, бывший начальник штаба танковой бригады. Его отряд состоит из военнослужащих, попавших в окружение и укрывающихся в Брянских лесах. Позже он пополнялся всякими уголовными элементами..."1

В том, что "бригада? Гудзенко и Кочура вобрала в себя немалое количество уголовников, нет оснований сомневаться, потому что далее капитан Русанов сообщает о фактах грабежа населения. Уличенный в грабеже Гудзенко выкручивается: "Если я запрещу партизанам то, что они хотят, так они все разбегутся, и я останусь один"2.

1 Цит. по: Гогун А.С. Партизаны против народа // Под оккупацией в 1941 - 1944 гг.: Сб. статей и воспоминаний / Под ред. Б.С. Пушка-рева. М. 2004. С. 22.

2 Там же.

Далее капитан Русанов повествует: "Бригада им. Ворошилова - 2 под командованием Гудзенко - только пример. Но грабят и все остальные, за очень редким исключением... Я неоднократно письменно и устно об этом докладывал. В последний раз Строкач1 мне сказал: "Оставьте это, все равно прекратить грабеж мы не сможем. Да и трудно сказать, принесет ли это пользу партизанскому движению"2.

А вот строки из отчета Кочура от 23 мая 1942 года3: "Среди населения была проведена конфискация военного имущества, находящегося в личном пользовании". В том же отчете: "Со дня организации отряда личный состав питался за счет населения, и было выделено две группы, которые занимались доставкой продовольственного и боевого питания... У семей полицейских изъято 60 пудов хлеба, 8 коров, 11 лошадей, 25 шт. гусей и другое имущество и продукты питания - все ушло для отряда?4.

Из доклада комиссара партизанского отряда имени Ворошилова - 1 Гуторова:

"1. Одеваем и обуваем бойцов за счет сбора военного обмундирования и трофейного.

2. Питание удовлетворительное. Норма на день на одного человека составляет 500 г. муки, 500 г. мяса, поллитра молока и неограниченное количество картофеля5.

1 Строкам T.A. (1903"1963) - генерал-лейтенант (1944), в 1942? 1944 гг. - начальник Украинского штаба партизанского движения.

2 Там же.

3 В это время Кочур, по некоторым данным, командовал действовавшим в Суземском районе Кокоревским партизанским отрядом.

4 Партизаны Брянщины. Т. 2. С. 129.

5 Для сравнения. Суточная норма довольствия бойца русского добровольческого полка "Десна", сформированного под Брянском, на тот же период времени составляла: хлеба - 600 граммов, мяса (преимущественно конины) - 25 граммов; на завтрак и ужин - по 0,5 литра кофе, 10 граммов сыра, 10 граммов масла (иногда заменялось сыром или медом); на обед - борщ с кониной или консервированная капуста (одно блюдо).

Суточная норма довольствия солдата вермахта включала: мяса - 120 граммов, картофеля, овощей, круп - 750 граммов, молоко заменялось 45 граммами жира и 45 граммами животного или растительного масла, колбаса, рыбные консервы и сыр - 120 граммов.

3. Организовали уборку урожая с полицейских (!) участков..."1

Однако, если верить советской прессе, местное население иногда оказывало партизанам поддержку. Так, корреспондент "Правды" Я.И. Марченко, побывавший у партизан Орловщины, писал: "Население охотно и во всем помогает партизанам. Успешно проводится заготовка зерна, картофеля и мяса, идет подписка на заем обороны!"2 Согласно данным А.С. Гогуна, сборы в ходе подписки составили 1 миллион рублей, из которых 600 тысяч получены наличными. Помимо этого в Фонд обороны партизаны собрали с населения 530 тысяч рублей3. Жертвовало ли население партизанам продукты и деньги добровольно или принудительно, сказать трудно. Но, по крайней мере,, нет объективных, документально подтвержденных данных о том, что указанная сумма денег была изъята у крестьян насильно.

В послевоенное время в мемуарах участников партизанского движения упоминаются отряды, выдававшие себя за партизан и грабившие мирных жителей. Они были созданы немцами с провокационной целью - скомпрометировать партизанское движение. Одна из таких групп, упоминаемая в мемуарах Е.Н. Анищенко, именовавшая себя "Двадцать пять", действовала в Навлинском районе: "Людям говорили, что действуют по заданию секретаря райкома партии и председателя райисполкома... Одетые в форму бойцов и командиров Красной армии, бандиты появлялись в селе под вечер. С криками и руганью они врывались в хаты... Бандиты расстреливали сопротивляющихся, выискивали и расстреливали выходящих из окружения бойцов и командиров Красной армии. А после, захватив награбленное, укатывали дальше?4. В начале декабря 1941 года отряд из 17 человек под командованием офицера НКВД М.Н. Карницкого ликвидировал эту банду. В начале следующего года подобные

1 Партизаны Брянщины. Т. 2. С. 243.

2 Марченко Я.И. Строки из огня. М. 1985. С. 95.

3 ГогунЛ.С. Указ. соч. С. 29.

4 Анищенко Е.Н. Указ. соч. С. 226.

банды были обезврежены в Севском и Суземском районах, впоследствии вошедших в состав ЛАО. Захваченных бандитов публично судили в тех местностях, где они совершали разбойные нападения1.

Интересно, что подобные лжезаготовители компрометировали не только партизан, но и органы Локотского самоуправления. Так, в приказе - 96 от 9 апреля 1942 года Каминский с тревогой констатирует, что в различных местах Локотского уезда появляются лица, выдающие себя за заместителей бургомистра уезда. При этом забирают скот, якобы для нужд германской армии или локотского вооруженного отряда, а старостам предлагали расплатиться с владельцами животных за счет госфонда2.

В целом советские партизаны не нашли на территории Локотского округа широкой поддержки у населения. Необходимость снабжения партизан за счет местных жителей не добавляла им популярности.

1 См.: Ковтун И. Указ. соч. С. 21.

2 ЛАЕ. Приказ - 96 по Управлению Локотского Уезда, Орловской губернии от 9 апреля 1942 года (копия).

БОРЬБА С ПАРТИЗАНАМИ

С первых же дней существования Локотского самоуправления начались конфликты с партизанами, переросшие постепенно в ожесточенную борьбу, по сути - гражданскую войну.

Решив уничтожить партизанское движение в самом зародыше, бойцы созданного Воскобойником отряда сразу же стали совершать рейды по селам, вылавливая партизан. При этом они довольно успешно применяли "военную хитрость". При подъезде к какой-либо деревне, население которой, по их мнению, могло сочувственно относиться к партизанам, бойцы, не имевшие форменного обмундирования, выдавали себя за партизан. Как правило, им часто удавалось застать врасплох сочувствующее население и самих партизан.

Первое серьезное столкновение произошло после того, как К.П. Воскобойник, пытаясь разрешить конфликт с партизанами мирным путем, издал приказ, в котором предложил партизанам, оперировавшим в районе, сдаться до 1 января 1942 года1. Одновременно в приказе содержалось обещание не подвергать их каким-либо репрессиям, с оговоркой, что "опасность может грозить только самым злонамеренным представителям партийного и советского аппарата". На первый взгляд данные строки содержат некоторый подвох, ибо костяк партизанских отрядов как раз и составляли "самые злонаме

1 ЛАЕ. Приказ Руководителя Народной социалистической партии Инженер-Земля (КПВ). Предлагаю всем партизанам... (типогр. экз. подлинник).

ренные представители партийного и советского аппарата" - сотрудники НКВД и партийно-советских органов. Однако приказ был рассчитан в основном на примкнувших к партизанам красноармейцев из Брянского котла 1941 года, а также ушедших в леса мирных жителей, многих из которых, как уже говорилось, можно было считать партизанами весьма условно.

Реакция на приказ К.П. Воскобойника превзошла все ожидания: сотни партизан выходили из лесов и сдавались, многие приносили с собой оружие, пополняя ряды народной милиции. Сложившаяся ситуация озадачила партизанских командиров и комиссаров, мгновенно почувствовавших свое бессилие. Партизаны же получили приказ Центра занять оставленные немцами районы. Было принято решение уничтожить локотское правительство, а затем приступить к захвату обезглавленной территории.

Для выполнения задачи по ликвидации "змеиного гнезда контрреволюции" был создан сводный отряд под руководством Д.В. Емлютина, в который вошли отряды А.Н. Сабурова, "За Родину" и имени Сталина.

В ночь на 8 января 1942 года под утро сводный отряд Емлютина на 120 подводах без выстрелов въехал в Локоть. Первая группа партизан окружила превращенное в казарму народной милиции здание лесохимического техникума и дом бургомистра, открыв пулеметный огонь, в окна-было брошено несколько гранат. Затем подошли основные силы партизан, намереваясь довершить разгром. Однако партизаны недооценили противника: несмотря на использованный ими фактор внезапности, поднятые по тревоге бойцы народной милиции первую атаку отбили. Если верить сообщению Локотского самоуправления, опубликованному спустя год после указанных событий, оборону в течение нескольких часов держали всего 18 бойцов народной милиции, которым противостояло около 250 партизан1. Через некоторое время на помощь осажденным подошло подкрепление. Почувствовав, что победа близка, Воско-бойник вышел на крыльцо и обратился к партизанам с предложением сдаться, но был сражен пулеметной очере

См.: Голос народа. 1943. 8 января.

дью, выпущенной партизаном Афанасьевым. Воспользовавшись замешательством противника, партизаны отступили.

Участник этого боя партизан Н.И. Ляпунов в своих послевоенных воспоминаниях воспроизвел события ночного боя в ночь с 7 на 8 января. "Днем налета, - по его словам, - был избран канун Рождества, который усердно праздновался гитлеровскими бандитами"1. Подъехав к Локтю на 120 санных упряжках, партизаны поставили лошадей на липовой аллее, а сами вошли в поселок и атаковали здание техникума и дом бургомистра. Бой продолжался до рассвета, и, лишь когда стало подходить подкрепление народной милиции, партизаны покинули Локоть. По смыслу изложения, смертельно ранил Воскобойника партизан Астахов: "Рядом со мной лежал на снегу и вел огонь из ручного пулемета мой односельчанин Миша Астахов. Я обратил его внимание на веранду и сказал, чтобы он повернул пулемет туда. После второй короткой очереди мы услышали на веранде падение тела и возню людей. Как раз в этот момент усилился огонь противника и это отвлекло нас от дома Воскобойника"2.

Организатор Локотской республики Воскобойник умер на операционном столе. Его спасти не смогли даже прилетевшие из Орла немецкие врачи. Помимо Воскобойника, из локотян, включая умерших от ран, погибло шесть человек: А. Баранов, К. Барыкин, Т. Королев, М. Мазанов, Н. Панов, Н. Шишов3. О потерях партизан нигде не сообщается. Упомянутый Н.И. Ляпунов утверждает, что убитых среди партизан не было, лишь несколько нападавших получили ранения4.

Официальная "Докладная записка о контрреволюционных политических организациях в оккупированных районах Орловской области", адресованная в ЦШПД, явно в стремлении преувеличить заслуги народных мстителей, а также придать поведению Воскобойника негативную окраску, описывает события той ночи несколько иначе:

?8.1.42 года при смелом ночном налете на п. Локоть немногочисленной группы партизан (ныне объединяемых бригадой "За родину?), Воскобойник, не пришедший в себя после только что оконченной очередной попойки, выскочил на крыльцо в нижнем белье и, не разобравшись в причинах стрельбы, пьяным, заплетающимся языком начал кричать что-то несуразное. Смертельно раненый и вмиг протрезвевший, он успел проговорить с горечью: "А я-то собирался играть роль в истории!.."1

По утверждению начальника Орловского областного управления НКВД К.Ф. Фирсанова, операции предшествовала серьезная подготовка. Так, Емлютин, Абрамович и Кугучев провели "оперативно-чекистскую работу", выяснив, где именно будет проходить собрание организации "Викинг"2. Здесь Фирсанов лукавит, ибо никакого собрания "Викинга" в ту ночь не проводилось ни в доме Воскобойника, ни в милицейской казарме. Согласимся, что, исходя из процитированного выше текста партизанской докладной записки, едва ли можно представить себе, чтобы бургомистр проводил собрание, будучи пьян, да еще и в нижнем белье.

Спустя год приказом обер-бургомистра Б.В. Каминского - 21 по Локотскому самоуправлению в соответствии с решением траурного собрания было принято решение увековечить память погибших сооружением на могиле К.П. Воскобойника памятника "Битва народов" по образцу аналогичного памятника в Лейпциге. Работу над памятником планировалось начать после войны, в победоносном для Германии исходе которой Каминский тогда не сомневался, а деньги для постройки столь грандиозного монумента намечалось выделить из государственных фондов. Тем же приказом Локотской окружной больнице присваивалось имя Павших героев 8 января 1942 года, а тридцать человек из числа бойцов и командиров народной милиции, а также гражданских лиц, участвовавших в бою, были поощрены денежными премиями в размере месячных ставок зарплаты1.

Б.В. Каминский одновременно с формированием в деревнях Локотского района более сильных вооруженных отрядов заявил, что борьба с партизанами является "одной из первоочередных задач народной власти". Он развернул активные антипартизанские действия.

В первую очередь, очевидно памятуя реакцию партизан на приказ своего предшественника, Каминский уже 9 февраля 1942 года решил повторно обратиться к ним с воззванием, в котором убеждал переходить на сторону локотян. Снова, по примеру Воскобойника, воззвание было озаглавлено как "приказ всем партизанским отрядам":

"Товарищи бойцы и командиры, мобилизованные бывшими комиссарами-коммунистами в свои бандитские шайки, к Вам относится этот приказ. Восемь месяцев льется кровь многострадального русского народа по вине тех же бандитов, которые насильно мобилизуют, заставляют Вас брать оружие в руки и направлять его против своих же братьев и проливать и так уже много пролитой крови.

Это делается помимо Вашей воли, ибо Вам война не нужна, Вы ее не хотите, как не хочет войны вся Россия. Война нужна кровожадному Сталину и его приспешникам коммунистам и комиссарам, но как и в регулярной армии они не воевали, а прятались за Ваши спины, так и в своих отрядах они сами не воюют, а заставляют это делать Вас. Ценой Вашей крови они хотят еще сохранить свою гадкую, черную работу, заставляют Вас грабить, убивать и издеваться над мирным населением.

Их карта бита историей, им ничто не поможет, ни ложь, ни клевета, и никакие убийства и издевательства. Эти гады типа Капралова, Арсенова, Мирошина и др. еще в мирное время пили русскую благородную кровь. Это они и подобные им гады, довели русский народ до нищеты и голода, это они, и подобные им подлецы, десятки миллионов русских людей отправили в концлагеря, где эти мученики и умирали. Не один десяток миллионов женщин и детей оставили без крова и пищи. А эти псы пировали на этих трупах зверски замученных людей. Они, во главе со своим кровожадным кретином Сталиным, кричали о хорошей жизни, ибо они жили, а народ бедствовал. Пора кончить проливать кровь, пора взяться за мирный труд. Нужно своими руками создавать жизнь светлую, счастливую, чтобы она улыбалась каждому гражданину, каждому трудящемуся. У нас работают все честные люди и даже коммунисты и бывшие партизаны, пришедшие к нам и сложившие оружие. Не верьте этим "идейным бандитам", что вы являетесь изменниками родины, ибо это не верно. Родина - это народ, а народ не хочет войны ради кучки подлецов и действительных изменников родины. Немецкая армия - это освободительница Русского народа. Она дружественна русскому народу, но вместе с тем она смертельный враг всему сталинскому строю и его приспешникам. Поэтому эти бандиты натравляют Вас на немецких солдат. Они потеряли в открытой борьбе, а теперь, как голодные волки, действуют из-за угла, боясь открытой борьбы. Пока не поздно опомнитесь. Бросайте эту сволочь, вяжите ее и доставляйте в ближайшие полицейские Управы. Переходите с оружием к нам, Ваша жизнь и благополучие будут обеспечены. Предупреждаю, что всякий, кто будет взят с оружием в руках, будет беспощадно уничтожен.

При переходе отдельно, или группами в 3?5 человек, оружие должно быть повешено через плечо накрест. Этим вы сохраните себя и Ваши семьи.

Смерть и беспощадное уничтожение всем кадровым бандитам и их активным приспешникам!

Зам. Руководителя Народной Социалистической партии"1.

Что касается боевых операций, то первая из них была предпринята в феврале того же 1942 года против действовавшего в Комарницком и Луганском районах партизанского отряда, упомянутого в приказе Капралова. В ней участвовало 160 бойцов народной милиции и 60 немцев. Исход операции не известен, однако со временем отрядам Каминского удалось очистить от партизан значительную территорию, причем многие партизаны перешли на сторону локот-ского бургомистра. Так, в Суземском районе за время боев с 19 по 27 июня 1942 года из партизанских отрядов дезертировало 427 человек, 65 из которых подали заявления о вступлении в ряды народной милиции1. В результате успешных антипартизанских действий за Каминским даже закрепилось прозвище ?хозяин брянских лесов".,

Появились и свидетельства бывших партизан, некоторые из которых тиражировались в виде листовок в локот-ской типографии, а затем при помощи германской авиации разбрасывались над скоплениями партизан. Так, открытое письмо бывшего партизана бригады "Смерть немецким оккупантам? Николая Смирнова, которое подписали также бывшие партизаны Береснев, Пахомов, Кузин, Анисимов, Поляков, Баранова и Ермаков, рассказывает о той агитационной обработке партизан, которую проводили командиры и комиссары. С целью внушить подчиненным страх перед бригадой Каминского, отбить всякую охоту переходить на ее сторону или сдаваться в плен, партизанам внушалось, что пленных партизан в Локте подвешивают на крюках, а для пыток существуют специальные глазовыниматели. Если верить Смирнову и его товарищам, такая пропаганда, хотя и отличалась топорностью, давала определенный эффект. Не случайно авторы открытого письма пишут: "Многие верили и были изрядно запуганы". В последующих строках авторы делают намек на большое количество партизан, оказавшихся в бригаде Каминского: "Тут и раненые, и перешедшие добровольно, и взятые в плен..." Принося покаяние за свое прошлое, авторы повествуют об опустошительной деятельности партизан, об их терроре в отношении гражданского населения, однако с явным преувеличением описывают увиденное в плену2. Трудно поверить, что плененные партизаны не встречали со стороны бойцов РОНА ничего, кроме медицинской помощи и сытной пищи. Заканчивается письмо призывом переходить на сторону локотских вооруженных СИЛ.

В другом обращении бывшие партизаны Чистюлин Иван Ильич, Платоненко Петр Абрамович, Ченцов Иван Фролович, Сафонов Тихон Семенович, Клягин Федор Константинович и Капании Иван Николаевич писали:

"Приходящих сюда партизан, а также попавших в плен не режут на куски, как это твердили и твердят политруки, а посылают на работы и в достаточной степени снабжают питанием. Здесь много нашего брата работают уже без всякого надзора, даже есть взятые в плен на поле боя ранеными и потом излеченные.

Здесь в Локте заправляют всеми делами русские, - это в корне опровергает утверждение комиссаров о том, якобы немцы превратили русских в рабов.

Какая нелепость!

Крестьяне и рабочие живут здесь хорошо: рабочий получает в день 1 кг. хлеба на себя, 0,5 кг. на иждивенца в день. Кроме того, часто получает соль и другие продукты...

В Локте также имеется Бригада, которая, конечно, куда больше числом наших бригад. Бойцы Бригады питаются хорошо, одеты и получают 250 руб. в месяц каждый"1.

По некоторым данным, даже в самых неблагополучных в отношении партизанщины местностях имели место случаи перехода партизан на сторону противника. Так, в Суземском районе, военное положение которого на октябрь 1942 года считалось нестабильным, а многие жители округа даже боялись ехать туда на работу, по сообщению районного бургомистра И. Юрова на этот период, партизаны почти ежедневно приходили из леса по 3"10 и более человек, сдаваясь со своим вооружением2. А по утверждению С. Штеенберга, на сторону каминцев нередко перебегали даже партизаны из других районов, расположенных на удалении в сто километров. Отмечены факты возникновения антипартизанских групп в самих партизанских отрядах. О двух таких группах сообщал начальнику Штаба партизанского движения при Ставке ВГК Пономаренко начальник Штаба партизанского движения при Военном совете Брянского фронта Матвеев. Судя по его докладной записке от 8 августа 1942 года, в отряде им. Суворова Суземского района возникли две группы в 9 и 12 человек, возглавили которые В.Е. Данченко и Н.В. Солоников. Их целью было уничтожение партизанского руководства, очевидно для дезорганизации отряда и перевода его на сторону РОНА. Результатом деятельности заговорщиков стало убийство командира разведки отряда И.А. Бережкова и разоружение 15 бойцов-партизан1.

Немалый интерес представляют заявления бывших партизан о приеме в РОНА. Так, заявление Ф.А. Ракити-на показывает, насколько расплывчатым было представление о врагах.

"Господину Комбригу Локотского округа.

Прошу принять во внимание мою просьбу о прощении моего проступка и зачислить меня в ряды Русской Освободительной Армии. Я обязуюсь служить в ней так, как все русские солдаты, не устрашаясь перед любым врагом.

Я желаю пасть на поле боя в сражении с нашими врагами. Пусть моя жизнь еще принесет пользу за русский народ. Мой отец остался инвалидом в русско-японскую войну, где заслужил награду Георгиевского кавалера. Также и я по его наслед. хочу пойти по примеру отца за освобождение русского народа от большевизма"2.

Обоюдная гражданская ненависть нарастала. В сообщениях Локотского самоуправления говорилось, что партизаны с течением времени во многом изменили характер своих действий, начав терроризировать гра'жданское население. В этом прослеживается их нежелание сталкиваться с частями РОНА.

Вот что утверждал локотский официоз "Дмитровская газета":

"Если вначале бандиты занимались убийством старшин, старост, полицейских, то в последнее время они не брезгуют никем, лишь бы это был живой человек. Им важно убить побольше людей, чтобы держать в страхе мирное население. Об этом свидетельствуют убийства мирных рыболовов - больного старика Лукина и других, убийство в поселке Радование шести мирных жителей, в бывшем колхозе Пески убийства двух и сильного ранения четырех человек не считаясь с их возрастом. Не гнушаются они выступать и в качестве наемных убийц, как это случилось с похороненным 24 августа гражданином Валуевым. Последний пал жертвой мести со стороны так называемого "вора Касьяна", гражданина села Талдыки-но Сычева лишь за то, что ему помешали разгромить школу. На лучшее они не способны. Будучи наростами на здоровом теле при советском строе, мешающими нормальному развитию общественной жизни, они теперь превратились в злокачественный гнойник, отравляющий атмосферу..."1

"Участились случаи нападения партизан на мирных граждан. Жертвами такого нападения из лесу были мирные рыболовы Волчков, Лукин, жертвами последних дней Красов, Нифонтов, Скороходов и Кувшинов.

Бойцы караульного батальона, уничтожайте этих хищных зверей-партизан!"2

В то же время необходимо учесть, что эти и подобные сообщения - продукт пропаганды, рассчитанной на возбуждение в локотском населении ненависти к партизанам. Обратим внимание, что в публикациях умалчивается о причинах убийства партизанами указанных лиц, о том, занимали ли убитые какие-либо посты в самоуправлении, имели ли они отношение к карательной системе округа. По отношению к жертвам применены лишь обтекаемые, ни о чем не говорящие характеристики: "мирные жители", "мирные граждане", "мирные рыболовы".,

Приказ Каминского - 114 от 13 октября 1942 года показывает всю глубину противостояния, взаимной ненависти, желания уничтожить друг друга:

"За последнее время участились случаи налетов оставшихся в лесах бандитов на мирное население вверенного мне Округа. Это объясняется тем, что оставшиеся в лесах бандиты не имеют продовольствия и вынуждены голодать. То, что мы не успели сделать оружием, - должен сделать голод в лесах зимой.

Надо понять всему населению, что бандиты сейчас находятся накануне своего краха: бандиты (особенно их предводители - комиссары) это хорошо знают, и, ради сохранения своей шкуры, грабят мирное население, желая удержать при себе обманутых ими людей, которых они превратили в сообщников. Лесные бандиты расправляются с нашими людьми и мирным населением как настоящие звери.

При налете, например, на село Избичню Комаричского района бандиты поймали находившегося в отпуске бойца 4-го батальона. Ему живому вспороли грудь и вытащили наружу сердце. Попавший в плен к бандитам раненый боец 8-го батальона был также зверски замучен - ему вскрыли живот. То же самое было с бойцами 2-го батальона.

Такое зверство говорит о том, что бандиты предвидят свой близкий конец, они хотят напугать и терроризировать наших бойцов и мирное население.

Но это напрасно. Наш боец - боец Новой России. Он стоек в своей борьбе и отлично сознает, за что он борется. Наши бойцы и командиры, а также мирное население понимают, что сталинскому крепостному праву со всеми его "прелестями" не может быть возврата в России. За это мы будем драться и уничтожать оружием всех тех, кто попытается мешать нам строить наше новое общество без Сталина и его комиссаров.

В целях быстрейшей помощи населению в случае налетов

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Организовать при штабе Бригады механизированную роту в 130 человек, назвав ее истребительной ротой.

2. Передать истребительной роте 5 автомашин, 2 танка БТ-7 и одно орудие 76 мм...

5. Всем старостам, волостным старшинам и районным бургомистрам приказываю при приближении бандитов немедленно сообщать об этом в ближайший телефонный пункт, для чего в каждом селе иметь дежурную лошадь со всадником.

Предупреждаю, что невыполнение настоящего параграфа буду рассматривать как прямое предательство и измену Родине и виновных привлекать к военно-полевому суду..."1

Очевидно, даже постоянно увеличивавшие свою численность части Каминского были не в состоянии контролировать большую территорию округа, особенно отдаленные деревни, подвергавшиеся налетам партизан. Поэтому местным жителям предлагалось самим создавать отряды самообороны. При этом в борьбе с партизанами рекомендовалось использовать все виды оружия, в том числе огнестрельное, хранение которого не преследовалось. Так, 29 августа 1942 года "Дмитровская газета" поместила статью "Организовать самооборону", в которой давались практические советы по организации отпора партизанам:

"Прежде всего и больше всего подвергаются нападению бандитов лучшие люди села, честные труженики. Они-то и должны организовать из себя охрану села. Пока нет охраны, бандиты свободно появляются, где им вздумается. Как только они почувствуют, что за каждым углом, в каждом дворе их может ждать засада, они быстро прекратят свои налеты на мирных тружеников. Пример Дудинки, Столбища, Кутьминка показал, что вполне достаточным оружием против этих бандитов может служить обычный дубовый кол. Не секрет, что в деревнях есть много припрятанного огнестрельного оружия и боеприпасов - все это также использовать против них"2.

Судя по ряду приказов Каминского, с пленными и перебежчиками к партизанам обходились довольно жестко. В приказе - 91 от 15 октября 1942 года в параграфе 5 говорилось: "Дезертировавших бойцов 4-й роты арестовать и привлечь к ответственности через полевой суд, а имущество конфисковать". Проводились репрессии и в отношении семей партизан. Приказ - 22, опубликованный в официальном Бюллетене Локотского окружного самоуправления за 1 февраля 1943 года, гласил:

"Проделанная работа нашими воинскими частями еще не обеспечивает полного освобождения районов от нечисти. Полностью закончить и закрепить проделанное воинскими частями должна районная полиция вместе с батальонами. Необходимо очистить все районы не только от банд, но и от их скрытых агентов. Работа эта очень кропотливая, ответственная и почетная. Нужно помнить, что эти районы чрезвычайно пострадали от действий бандитов и что не большинство крестьян, а меньшинство тяготеет к бандитам. Население этих районов напугано всякими ужасами (о которых им рассказывали в течение года бандиты), творимых якобы нами. Много ошибок было в прошлом сделано нами, которые постарались использовать бандиты.

На основании всего вышеизложенного, приказываю:

? 1.

Очистку районов от остатков бандитизма (их агентов) возложить на районных бургомистров - г-д Воеводина, Усова и Козлова, а также на начальников районных полиций.

"2.

Все семьи, связанные с бандитизмом, должны быть выселены из указанных районов (Дмитровского, Дмитриевского и Михайловского. - И. Е.) со всем принадлежащим им имуществом.

ПРИМЕЧАНИЕ: Реквизируется имущество только у семей добровольно ушедших в бандиты, если вся семья является бандитской (2?4 члена семьи в бандитах) и у скрытых агентов бандитов.

"з.

На все реквизируемое имущество должен быть составлен на месте акт в 3 экземплярах с подписями лица, делающего реквизицию, 2 членов из жителей села, в котором проживает семья бандита и лица, у кого производится реквизиция; один экземпляр акта дается лицу, у которого производится реквизиция, второй находится в райуправлении и третий пересылается окружному начальнику полиции.

ПРИМЕЧАНИЕ: Реквизиция без составления на месте акта будет рассматриваться как бандитизм и караться высшей мерой наказания.

?4.

Все лица, связанные с бандитами, переселяются в На-влинский район в распоряжение Бургомистра района г-на Тюлюкина.

?5.

На все семьи, эвакуированные из районов, должны быть составлены именные списки в 3 экземплярах, с указанием количества членов семьи, кто в семье бандит или агент. Один список остается в районе, другой пересылается в округ и третий посылается по месту высылки.

?6.

Все агенты бандитов, а также семьи бандитов должны быть с материалами следствия направлены в округ.

?7.

Одновременно с очисткой сел и деревень от бандитской нечисти, должна проводиться работа по восстановлению власти (выборы или административное назначение старост и сельской полиции)"1.

Выселение местных жителей сопровождалось полным сожжением опустошенных деревень с целью недопущения их использования партизанами в качестве опорных пунктов. Так, за оказание помощи партизанам и связь с ними каминцами были полностью сожжены деревни Красная Слобода, Требушка, Чернь, Гаврилова Гута, Ко-коревка, Кокушкино, Чухра, Смиличи, Игрицкое, Добровольский, Алтухово, Шушуево и другие, а население переселено в деревни, расположенные вне лесов2.

Как следует из приведенного выше приказа и многих других документов, при проведении репрессий в отношении партизан и членов их семей локотские власти все же руководствовались определенной законностью. И если принять во внимание принципиальность Каминского, его крутой нрав, становится ясно, что всякое отклонение от его приказов было чревато последствиями. Признание в том же приказе - 22 того факта, что "много ошибок было в прошлом сделано нами", по-видимому, породило в дальнейшем более гуманное отношение к населению, даже связанному ранее с партизанами. В этом прослеживается явное желание Каминского выбить из рук партизан основной козырь их пропаганды - возможность использовать репрессивную деятельность самоуправления для завоевания симпатий населения. Так, уже упоминавшиеся А.Ф. Савченкова и А.А. Горелова, допрошенные в Локте 28 июня 1943 года, по личному распоряжению Каминского были направлены на работу по распределению. Подобные меры применялись ко всем, чья связь с партизанами была чисто номинальной и не наносила большого вреда интересам самоуправления1.

Однако порой гражданская ненависть принимала довольно жестокие формы. О Хатыни и других уничтоженных немцами деревнях слышали все, но мало кому известно о той жестокости, с которой партизаны расправлялись с населением непокорных им деревень. Наиболее ярко это выразилось в их налете на расположенные в километре друг от друга деревни Тарасовка и Шемяки-но в ночь с 30 апреля на 1 мая 1942 года. Эти две деревни были у партизан на крайне плохом счету в том смысле, что в них проживало много семей бойцов народной милиции, дислоцировались вооруженные отряды под командованием Галкина, ставшего впоследствии командиром 1-го полка РОНА2. По замечанию чекиста М.А. За-бельского, "в деревнях Шемякино и Тарасовке вольготно жилось более чем ста пятидесяти полицейским". По его же утверждению, бойцы были хорошо вооружены оружием и боеприпасами, собранными после отступления Красной армии1.

Созданным в Тарасовке и Шемякине подпольным партизанским группам удалось привлечь на свою сторону командира Шемякинского вооруженного отряда Попова и старосту деревни Шемякино Машурова, которые согласились поставлять партизанам агентурные сведения. Так, Машуров перед отправкой в Локоть больших партий продовольствия сообщал партизанам время отправки и маршрут следования обоза, после чего партизаны нападали на обоз, увозя продукты.

23 апреля 1942 года подпольной группой в Кокоревский партизанский отряд была послана некая М.Н. Кулакова, вручившая партизанам письмо группы с предложением совершить захват деревень. По-видимому, непосредственным толчком к этому шагу стало то, что в конце апреля 1942 года в деревню Чернь явились пятеро каминцев из Шемякина и заявили о своем желании примкнуть к партизанам. О себе они рассказали, что отстали при отходе Красной армии и "под угрозой смерти" вступили в народную милицию. Тут же они передали партизанам сведения о Ше-мякинском отряде, его вооружении, настроениях бойцов. Перебежчикам было предложено вернуться в отряд и ждать дальнейших указаний2.

28 апреля с делегатами подпольных групп Коваленко и Языниным были обсуждены детали предстоящего налета, для чего планировалось использовать пароль и отзыв, сообщенные Машуровым. Датой операции партизаны выбрали ночь с 30 апреля на 1 мая, построив расчет на том, что ввиду предпраздничного веселья бдительность каминцев будет ослаблена.

Вот как описывает этот налет один из его участников:

"День 1 мая 1942 года решено было отметить захватом немецкого гарнизона, размещавшегося в селах Тарасовка и Шемякино, расположенных друг от друга на расстоянии одного километра.

В ночь на 1 мая, имея пароль и отзыв, которые нам сообщил тов. Машуров, мы небольшой группой, примерно в шестьдесят человек, зашли в эти села, сняли постовых без единого выстрела, обезоружили караульных, а потом начали собирать остальных изменников Родины, в чем нам уже помогали обезоруженные солдаты.

Таким образом, к утру 1 мая мы взяли в плен 150 изменников и предателей Родины, захватили пять грузовых машин, несколько пушек и минометов, один танк и много боеприпасов"1.

Бросаются в глаза вопиющие противоречия, которые не смог сгладить даже делавший литературную обработку статьи советский писатель Зиборов. Неправдоподобно звучит миф о якобы размещавшемся в Тарасовке и Шемякине немецком гарнизоне, захватить который планировалось группой всего лишь в 60 человек. Столь же невероятен захват 60 партизанами в плен 150 бойцов бригады Каминского, боеприпасов и боевой техники. Совершенно нелепо утверждение о том, якобы собирать бойцов народной милиции партизанам помогали обезоруженные немцы.

На фоне этих противоречий можно попытаться воссоздать истинную картину происшедшего в ту ночь. Не подлежит сомнению, что, сняв часовых, партизаны (точное их количество ни в одном из документов не упоминается) вошли в Тарасовку и Шемякино, где подвергли жестокой экзекуции захваченных поодиночке в своих домах каминцев, участь которых, без сомнения, разделили и члены их семей. Отыскать же дома "изменников Родины" при помощи Машурова и Попова было несложно.

Согласно отчету Кокоревского партизанского отряда от 23 мая 1942 года за подписью командира отряда Ко-чура и комиссара отряда Шевченко, отряд в ночь на 1 мая 1942 года при поддержке с тыла шемякинской группы "обезоружил и арестовал весь личный состав полиции деревень Шемякино и Тарасовка в количестве 142 чел. без боя овладев деревнями. Из числа взятых в плен расстреляно 57 чел. из оставшихся 85 чел. была организована местная группа самообороны"1.

Что же касается документов самоуправления, они определяют количество расстрелянных в 115 человек2.

Иная версия происшедшего, пройти мимо которой мы не имеем права, изложена в публикации В. Макарова и В. Христофорова. Авторы утверждают, что кровавые события в двух деревнях - следствие восстания и перехода к партизанам роты бойцов народной милиции, после чего Каминский устроил расправу над населением Тарасовки и Шемякина, а затем с пропагандистской целью переложил ответственность на партизан. В обоснование своей точки зрения авторы придают характер достоверности показаниям бывшего командира взвода связи РОНА М. Говядова, данным на допросе 15 августа 1946 г.: "В мае 1942 года рота полицейских, дислоцировавшаяся в деревнях Шемякино и Тарасовка, восстала - убила своих командиров, перерезала связь и перешла к партизанам. В отместку за это Каминский организовал карательную экспедицию, в числе которых были мадьяры. Эту экспедицию возглавляли зам. обербургомистра Мосин, начальник военно-следственного отдела Працюк и представитель газеты "Голос Народа" - Васюков. По прибытии на место каратели расстреляли около 150 человек, членов семей полицейских, которые ушли к партизанам, и часть полицейских, которые были захвачены в Шемякино и Тарасовке. В числе расстрелянных были женщины, дети и старики"3. В качестве источника своей осведомленности М. Говядов называет слухи, ходившие на территории округа: "Об этом случае говорило почти все население района и солдаты бригады"4. Отсутствие более достоверных источников внесло в показания Говядова изрядную путаницу, порожденное к тому же его слабым представлением о структуре и командовании локот-ских вооруженных сил. Так, педагог, бывший заведующий Брасовским РОНО СВ. Мосин не имел никакого отношения к военным вопросам, поэтому никак не мог возглавить "карательную экспедицию".,

Иные источники, свидетельствующие о событиях в Тарасовке и Шемякине, В. Макаров и В. Христофоров не только не рассматривают, но даже и не упоминают.

Однако показания Говядова, на которых базируют свои выводы указанные авторы, не находят объективного подтверждения, полностью опровергаются не только документами самоуправления, но и партизанскими источниками.

С целью освобождения Тарасовки и Шемякина Каминский три раза (3, 6 и 8 мая) предпринимал безуспешные попытки штурма, в ходе которых отряды народной милиции понесли большие потери. Наконец, на четвертый раз, 11 мая при поддержке пяти самолетов и двух бронемашин части Каминского численностью около 500 человек освободили захваченные партизанами деревни, потеряв в боях 30 человек убитыми и ранеными1.

Годом позже заместитель комбрига Г.Д. Белай вспоминал, что в эти дни над Локтем также висела угроза, так как он находился в окружении большого количества партизан. С большими потерями частям бригады удалось выбить их из Тарасовки и Шемякина, а затем провести успешный штурм Алтухова и Кокоревки. Если верить Бе-лаю, некоторые партизанские командиры пытались спастись бегством, переодевшись в женские платья2.

В течение последующих шести дней, с 11 по 17 мая, от двух до пяти немецких самолетов бомбило Кокоревку. В результате был уничтожен склад боепитания партизанского отряда, кроме того, погибло несколько мирных жителей, сгорел 21 дом3.

Действия партизан провоцировали локотян на ответные меры. В локотских листовках, обращенных к партизанам, написанных в ультимативном тоне, содержались угрозы в случае новых террористических актов расстреливать определенное количество пленных партизан, которые рассматривались как заложники. Ультиматумом Локотского окружного самоуправления от 6 февраля 1943 года, пересланным руководителям партизанских отрядов, сообщалось, что за каждого бойца или старосту будет расстреляно 20 партизан-заложников, а за каждого командира или ответственного работника - 50. Учитывая количество расстрелянных только в районе локотской тюрьмы, непосредственным исполнителем чего была уже упомянутая А.М. Макарова (Гинзбург), ясно, что угрозы самоуправления не были пустыми.

Иногда устраивались показательные казни партизанских руководителей. Так, при освобождении от партизан Тарасовки и Шемякина в плен был захвачен командир партизанского отряда В.В. Чичерин. Военный трибунал приговорил его к смертной казни. Исполняя приговор, командир бронедивизиона Ю.Ф. Самсонов решил лично совершить казнь. При большом скоплении жителей села Красный Колодезь Самсонов отрубил вставшему на колени Чичерину саблей голову.

Ввиду того что партизаны часто вербовали себе помощников из числа местных жителей, осуществляли связь между ними и отрядами посредством агентов, передававших разведданные, приказом Каминского - 51 от 15 сентября 1942 года запрещалось появление гражданских лиц в лесу:

"Участились случаи, когда жители подлесных районов без ведома местных властей ходят в лес.

Имеются случаи, когда под видом сбора ягод, заготовки дров, они встречаются в лесу с партизанами.

На основании изложенного приказываю:

Прекратить всякое хождение в лес отдельных личностей независимо от причин. В случае необходимости выхода в лес, как-то: пилка и заготовка лесоматериала и дров, поиски пропавших животных, - разрешаю выход в лес только в организованном порядке, с обязательным сопровождением полицейских.

Всякое самовольное хождение в лес будет рассматриваться как связь с партизанами и караться по закону военного времени.

Ответственность за выполнение приказа возлагаю на волостных старшин, старост и уполномоченных полиции.

Приказ опубликовать и довести до сведения жителей Локотского Округа.

Обер-Бургомистр Локотского Округа

Комбриг Б. Каминский"1.

У

Боевые действия против партизан велись с переменным успехом. В течение всего периода существования округа части РОНА не прекращали атаковать скопления партизанских формирований. Нанося временами партизанам серьезные удары и удерживая под своим контролем территорию округа, каминцы несли ощутимые потери, которые составляли в среднем от 50 до 100 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести за операцию2. При этом операции каминцев не всегда были успешными. В свою очередь, партизаны давали о себе знать, проводя террористическую деятельность, захватывая населенные пункты, атакуя небольшие отряды каминцев. Нападения партизан на небольшие гарнизоны и заставы и диверсии на железных дорогах чередовались с карательными экспедициями РОНА, иногда совместно с венгерскими и немецкими войсками, в партизанские районы.

Так, на рассвете 30 июля 1942 года части бригады Каминского при поддержке германских и венгерских частей провели крупную операцию против скоплений партизан в районах населенных пунктов Алтухово, Шешуево, Кра-пивня, Красный Пахарь. Несмотря на упорное сопротивление партизан, после двухчасового боя они были выбиты из указанных деревень с большими для них потерями. В результате боя, по утверждению газеты "Голос народа", каминцам удалось полностью уничтожить Вздруженский,

Алтуховский, Крапивненский и Шешуевский партизанские отряды, а партизанский отряд "За Родину" - рассеять. Множество партизан было взято в плен. Захвачено

3 противотанковые пушки, 2 пушки калибром 76 мм,

4 станковых пулемета системы "Максим", 6 ротных минометов, 2 миномета калибром 86 мм и множество боеприпасов. Потери бригады составили 3 человека убитыми, 6 - ранеными. Кроме того, атакующие потеряли 2 танка и 1 бронемашину1.

С 3 по 5 ноября 1942 года батальон дмитровской милиции совместно с германскими частями провел наступление на партизан в районе Долбенковских лесов. Как утверждается в "Дмитровской газете", в результате боя было уничтожено 30 ДОТов, 300 землянок, партизаны потеряли более 50 человек убитыми и ранеными2. В ночь на 8 ноября тот же батальон продолжил наступление на Сухую Хатынь, в результате чего удалось уничтожить 10 ДОТов, 200 землянок, партизаны потеряли убитыми 150 человек, четверо было взято в плен3.

Однако в бою за деревню Коломино, где дислоцировались значительные силы партизан, РОНА потеряла 150 человек, не причинив партизанам никакого ущерба4.

Имели место случаи, когда наступления партизан на отдельные гарнизоны каминцев оканчивались провалом. Так, по сообщению локотского официоза "Голос народа", 5 ноября 1942 года крупные силы партизан в количестве около 1000 человек, из четырех отрядов, атаковали роту 3-го батальона, расположенную в Кокушкине. Однако рота каминцев под командованием комбата Тарасова в течение шестичасового боя не только отбила атаку, но и обратила партизан в бегство. Было захвачено много вооружения. Потери партизан составили более 50 человек убитыми, тогда как каминцы потеряли всего двоих бойцов5.

Такой же неудачей обернулось предпринятое в ночь на 1 января 1943 года несколькими партизанскими группами повторное наступление на Кокушкино. Партизаны были остановлены и обращены в бегство мощным огнем гарнизона села. В ночь на 2 января 1943 года провалилась попытка двух партизанских отрядов общей численностью около 700 человек взять станцию Дерюгино Дмитриевского района. Попав под огонь отряда каминцев, партизаны были вынуждены отступить, оставив на поле боя убитых и раненых. Кроме того, в период боев с 1 по 4 января 6 партизан с оружием в руках перешли на сторону РОНА1.

Помимо отдельных стихийных стычек с партизанами части бригады Каминского проводили зачистку лесов с целью уничтожения партизан и их баз. Так, с 12 по 25 октября, с 3 по 11 ноября, с 17 по 20 ноября 1942 года каминцы с немцами и с венграми провели прочесывание лесных массивов на территории Дмитровского, Дмитриевского и Михайловского районов. Началу каждой операции предшествовала основательная артподготовка, после чего по лесу двигались цепи солдат, непрерывно простреливая лес впереди себя из автоматов. В каждой такой операции участвовало от 1,5 до 3 тысяч человек. В среднем за операцию атакующим удавалось охватить площадь от 1,5 до 8 тысяч гектаров.

Интересны цифровые данные Корюк (тылового корпуса) - 532 о действиях партизан в период с мая 1942 года по апрель 1943 года, согласно которым с мая по октябрь 1942 года партизаны провели 561 акцию по разрушению и повреждению военных объектов, линий связи, железнодорожных путей. Из них успешными оказались 260 акций, безуспешными - 301. В течение этого же периода времени партизаны с различной степенью успешности 540 раз пытались атаковать охранные подразделения округа. С ноября 1942 по апрель 1943 года партизанами было проведено 236 успешных и 222 безуспешные разрушительные акции, а также 553 атаки подразделений охраны2.

Рассматривая развернувшуюся в этот период на территории округа антипартизанскую борьбу, трудно пройти мимо партизанских документов и мемуаров участников партизанского движения, по смыслу которых партизаны вели в основном борьбу с немецкими оккупантами. Упорно не желая признавать силу и численность противников-сограждан, партизаны отводили им лишь вспомогательную роль. Так, согласно докладной записке начальника Орловского УНКВД К.Ф. Фирсанова наркому внутренних дел СССР Л.П. Берии, партизанские отряды Д.В. Емлютина уничтожили на территории Локотского округа 2530 немецких солдат и офицеров1. Однако утверждение о немцах как об основной силе, противостоявшей партизанам, опровергает ряд документов Локотского самоуправления. Так, летом 1942 года Каминский затребовал у бургомистров районов сведения о количестве могил немецких военнослужащих2. Согласно полученным отчетам, количество немецких могил в округе оказалось весьма незначительным. В частности, на территории Николаевского старостата Брасовской волости оказалось всего две могилы, Сныткинского - 17 могил, Сникинского - 15 могил, в остальных старостатах немецких могил не было3. А по Тучковскому старостату Глодневской волости обнаружилось всего 6 могил (четыре в поселке Гремучье и две в поселке Трояновский)4. На территории Хотеевской волости немецких захоронений вообще не оказалось5. Если учесть, что трупы убитых немцев вряд ли могли каждый раз бесследно исчезать с поля боя, следует согласиться с тем, что количество немецких солдат, убитых на территории округа (по крайней мере, за учтенных десять месяцев оккупации), было небольшим. Интересны данные отчета Ко-коревского партизанского отряда, оперировавшего на территории ЛАО, согласно которому отрядом с ноября 1941 по май 1942 года уничтожено 249 полицейских и всего 7 немцев1. Все это в совокупности указывает на относительно низкое количество германских войск и высокую концентрацию локотских вооруженных сил, участвовавших в боях с партизанами.

Согласно сообщениям окружного самоуправления, моральное состояние партизан с наступлением холодов падало. Об этом свидетельствуют и учащавшиеся в этот период их попытки налетов на населенные пункты с целью добычи продовольствия и теплых вещей. Так, партизаны неоднократно нападали на Владимирский, Холмечи, Хутор-Холмецкий, Лагеревку, Тростную, Кокушкино, Де-рюгино.

В мае"июне 1943 года с целью обеспечения надежного тыла во время проведения вермахтом операции "Цитадель" германским командованием была предпринята самая крупная за годы войны антипартизанская операция "Цыганский барон". Кроме бригады Каминского в ней участвовали части нескольких немецких дивизий, в том числе двух танковых, русский добровольческий полк "Десна"2, 57-й русский полк "Вольного казачества", кавалерийская группа "Трубчевск", 12 отдельных батальонов РОА, а также крупные силы полиции при поддержке танков и авиации. В ходе начавшегося 20 мая наступления немцы и коллаборационисты повели одновременное наступление на партизанские лагеря с севера, востока и юга с задачей окружить партизан и, прижав их к реке Десна, уничтожить.

Характеризуя эту операцию, начальник Орловского НКВД К.Ф. Фирсанов в своих послевоенных воспоминаниях назвал ее ?широкой карательной экспедицией против народных мстителей" и констатировал, что в этот период "в партизанском крае сложилась тяжелая обстановка"1. Орловский штаб партизанского движения докладывал 21 июня 1943 года на пленуме Орловского обкома ВКП(б), что против партизан были выставлены крупные силы противника. 18 мая они подошли в район Навли, с ходу организовали наступление и "благодаря своему превосходству потеснили партизанские отряды северной группировки", заняв к 20 мая исходное положение на рубеже Алтухово, Кокоревка, Теребушка, Гаврилова Гута. На рубеже Старая Гута, Васильевка, Белоусовка против партизан наряду с 221-й гренадерской дивизией выступил русско-немецкий батальон. В этот же день противник, наступая с севера, востока и юга, стал окружать партизан и, постепенно сжимая кольцо, теснить их к реке Десна. В результате пятнадцатидневных боев группировке партизан были нанесены большие потери, но она избежала полного уничтожения2. Партизанский командир В.К. Морозов в мемуарах писал, что в южных районах Орловской области наряду с частями 7-й немецкой армии и Королевской дивизии против партизан действовали "бригады изменника родины Каминского и 18 гарнизонов полиции", что представляло собой силу, "вдвое превышающую численность партизан"3.

В ходе операции частям РОНА пришлось вести борьбу с партизанами и за пределами округа. Так, в июне 1943 года 1-й и 5-й полки РОНА вместе с двумя немецкими дивизиями участвовали в ликвидации в лесах Труб-чевского района крупного партизанского соединения численностью до 6 тысяч человек. Обе стороны понесли большие потери. Эти трудности усугублялись для партизан тем, что в период операции продолжались переходы партизан на сторону каминцев, в том числе группами.

Так, по данным С. Штеенберга, в конце весны 1943 года в Локоть прибыл целый партизанский отряд из 80 человек с командиром во главе1.

В ходе операции "Цыганский барон"наступающим удалось занять ряд населенных пунктов, а также партизанских лагерей, однако основные силы партизан сумели вырваться из окружения и избежали полного уничтожения.

Согласно данным, фигурирующим в итоговом донесении 2-й танковой армии, потери партизан в ходе операции составили 3152 человека, в том числе 1584 убитых, 1568 взятых в плен, из которых 869 человек оказались перебежчиками. Кроме того, было ликвидировано 207 партизанских лагерей.

Центральный штаб партизанского движения сообщил о потерях с 1 мая по 1 июля 1943 года в 4700 человек, то есть о сокращении численности партизан с 14 323 до 9623 человек. Разница в 699 человек, вероятнее всего, объясняется недоучетом со стороны немцев.

В этот сложный для партизан период времени, очевидно рассчитывая на их полное уничтожение, Каминский обратился с посланием, убеждая партизан в бессмысленности сопротивления и предлагая сдаться. Кроме этого, отделом пропаганды вермахта было выпущено несколько видов листовок, которые при помощи авиации сбрасывались в местах сосредоточения партизан. Органами НКВД от имени партизан было составлено ответное письмо Каминскому, текст которого зачитали в каждом партизанском отряде и опубликовали в советской газете "Орловская правда".,

Уместно привести его полностью.

"Главному предателю, фашистскому холую, сиятельному палачу русского народа, шлюхе гитлеровского притона, кавалеру ордена в мечах и осинового кола, обер-бурго-мистру Каминскому. На твое письмо шлем мы ответное слово. Мы знаем, что ты - изменник! Ты предал Родину за чины и ордена. Ты был троцкистом, тебе не впервые торговать Родиной и кровью русского народа.

Мы били тебя с твоей поганой полицией. Вспомни, как, удирая от партизан, ты потерял свои грязные портки и кожанку. Дрожи еще сильнее, сволочь! Слышишь канонаду? То наши советские пушки рвут в клочья твоих хозяев-немцев. Ты содрогаешься при разрыве наших приближающихся снарядов. Дрожи еще сильнее, знай, что час расплаты близок.

Мы были мирные люди - добрые хозяева, ласковые отцы, мужья и братья. Немецкие двуногие звери и твои бандиты посеяли зло и ненависть. Волки лютые, людишки без чести и совести! Это вы залили кровью нашу землю, опозорили наших жен, сестер, невест, угнали свободных советских людей на немецкую каторгу,

И как ты, палач и злодей, после всего этого вздумал пригласить нас к себе в плен"

Мы народ не из нежных и своей брехней нас не возьмешь, не запугаешь.

Ты всю жизнь торговал телом и своей совестью, ты, как старая проститутка, содержательница бардаков, торгуешь и теперь жизнью русских людей.

Так как же ты, грязная сволочь, посмел обратиться к нам, смердеть наш чистый воздух" Не в предчувствии ли окончательного разгрома фашистских орд, ты завыл, как шакал"

Короток наш разговор с тобой. Вот тебе последнее слово наше: придем скоро, скорее, чем ты ожидаешь. Красная Армия бьет немецких разбойников на востоке, Америка, Англия - с запада и юга. Так не пеняй, смрадный Иуда, когда на твое приглашение мы, партизаны, двинем с Красной армией с юга и севера, с востока и запада. Мы придем мстить, и месть эта будет беспощадной. Солдат и полицейских, обманутых тобой, мы пригласим в гости, мы их помилуем, если они вовремя опомнятся. А для тебя мы приготовим осиновый кол и петлю с большим узлом под подбородком.

До скорого свидания, обер-палач! Долизывай, пока еще жив, щетинистые зады твоих немецких генералов.

Партизаны Орловщины"1.

Составители этого яркого текста, очевидно, опирались на письмена партизан, которые те составляли в ответ на обращения Каминского. Так, бывшая партизанка Е.Н. Анищенко вспоминает об одном "ответном письме? Каминскому, появившемся после того, как в конце сентября 1942 года самолеты разбросали над местами скоплений партизан очередной призыв обер-бургомистра, призывающий переходить на сторону РОНА и, по возможности, приводить с собой связанных комиссаров. Партизан В.В. Навроцкий, в стиле казаков-запорожцев, сочинил ответ следующего содержания: ?Фашистский холуй и ублюдок ты, Каминский! Подлец и шпион немецкий! Ты предал свою Родину и принес много горя и страданий нашему народу. Патриотов Родины ты, изверг в обличье человеческом, истязаешь страшными пытками, расстреливаешь без суда и следствия, вешаешь и даже живьем сажаешь на заостренный осиновый кол. Но тебя, подлеца и предателя, мы обязательно поймаем. Тогда тебе, гад ползучий, придумаем особую кару, чтобы ты визжал и корчился, как на страшном суде"1.

Помимо РОНА борьбу с партизанами на территории округа вели и немецкие спецслужбы, в частности уже упомянутое Локотское отделение Абвергруппы-107 "Вид-дер", подчиненное штабу 2-й танковой армии. Оно занималось разведывательной и контрразведывательной работой. В "Виддере" наряду с немцами служило немало русских сотрудников. При помощи забрасываемых в партизанские отряды агентов "Виддер"выявлял оперативные планы партизанского командования, парализовывал деятельность партизан на основных коммуникациях к фронту, осуществлял убийства партизанских командиров2. Для выполнения указанных задач агенты "Виддера", как правило, получали стандартные задания: выявить месторасположение партизанских бригад, маршруты их следования, фамилии командиров и политработников, собрать данные о вооружении партизан и как они его достают, узнать, как обстоит дело с продовольствием, выяснить

планы партизанского командования, а также собрать сведения о забрасываемых в расположение германских войск и РОНА советских разведчиках1. Летом 1943 года "Вид-дер"стал комплектовать группы агентов, в основном из девушек2. Осведомленность "Виддера" была поразительной. Так, один из партизан-мемуаристов пишет: "Последнее время мы стали получать от немцев отпор. Идет партизанская группа на какую-нибудь операцию, а немцы тут как тут. Не иначе как в наших отрядах завелась нечисть"3.

Что касается интенсивности антипартизанской борьбы, об этом говорят цифры боевых столкновений между партизанами и частями бригады. Так, за вторую половину 1942 года количество боев по месяцам выглядело следующим образом: июль - 54, август - 43, сентябрь - 58, ноябрь - 58, декабрь - 574. Отсутствие резких колебаний в цифровых данных говорит о постоянном характере этой борьбы, никогда не ослабевавшей.

СОВЕТСКОЕ ПОДПОЛЬЕ ПРОТИВ БРИГАДЫ

КАМИНСКОГО

Отношение партизан к Каминскому и к самому факту существования Локотского округа было довольно своеобразным. Упорно не желая признавать силу противников-сограждан, называя их "кучкой отщепенцев", "сбродом", "преступниками", "нечистью", "мелюзгой", партизаны тем не менее предпринимали отчаянные попытки уничтожить Каминского, ответственных сотрудников самоуправления, командиров РОНА.

Первую такую попытку партизаны предприняли в июле 1942 года во время пребывания Каминского в Комаричском районе. В ходе завязавшейся перестрелки обер-бургомистр был легко ранен. Узнав, что никто из участвовавших в бою бойцов и полицейских не пострадал, подпольщик П. Не-зымаев, заведовавший районной больницей, написал Каминскому анонимное письмо. В нем указал, что ранили обер-бургомистра вовсе не партизаны, а начальник Кома-ричского отделения полиции Масленников, пытавшийся занять его должность. Анонимка возымела успех - через два дня Масленников был арестован и повешен1.

20 мая 1943 года машина Каминского, в которой обер-бургомистр возвращался из полка Турлакова, подверглась обстрелу из станковых пулеметов, однако комбригу и его шоферу удалось покинуть машину и спастись бегством. На следующий день Каминский прибыл в полк с конвоем, арестовал 80 человек и увез их в Локоть2.

Летом 1943 года, в соответствии с тщательно разработанным планом, партизаны Драгунов и Григоров, одевшись в форму солдат добровольческого полка "Десна", взялись преподнести Каминскому подарочно оформленный пакет, в котором находилась книга с вмонтированной взрывчаткой. Покушение не удалось, так как, вскрывая пакет, Каминский услышал щелчок сработавшего взрывателя и в ту же секунду выбросил пакет в окно. Взрыв прогремел на улице, не причинив обер-бургомистру никакого вреда.

Подобные попытки предпринимались неоднократно, при этом партизанам зачастую приходилось жертвовать своей жизнью.

Подобным образом шла "охота" и на других ответственных работников органов местного самоуправления. Так, еще до образования округа, с ноября 1941 года, подпольщики начали слежку за бургомистром Навли Калмыковым. Лишь в ночь на 14 декабря1 группе из десяти партизан во главе с Мирошиным удалось расправиться с бургомистром путем поджога его дома. Калмыков сгорел заживо.

Заслуживает внимания и возникновение в округе ряда подпольных групп, большинство из которых было создано партизанами, и лишь немногие возникали самостоятельно, впоследствии устанавливая связь с одним из партизанских отрядов. Всплеск деятельности подполья относится к лету 1943 года, что свидетельствует о падении морально-психологического духа части бойцов бригады, потере веры в победу немцев. Цели таких групп были различны - от поставки партизанам необходимой информации до планирования вооруженных выступлений в масштабе всего Локотского округа. Последнее не двинулось дальше замыслов, так как перетянуть на свою сторону сколько-нибудь значительное количество солдат РОНА заговорщикам так и не удалось. Общим в планах подпольщиков был индивидуальный террор - попытки физического устранения ответственных лиц самоуправления, командиров РОНА. В ряде случаев создатели подпольных групп руководствовались не столько идейными, сколько практическими соображениями - предвидя приход Красной армии и восстановление советской власти, они искали пути, как избежать ответственности за службу в РОНА или работу в аппарате Каминского.

Одна из таких групп была создана в Комаричском районе неким П.Г. Незымаевым, направленным сюда в

1941 году после окончания Смоленского мединститута на должность заведующего районной больницей. Пик подпольной деятельности Незымаева пришелся на осень

1942 года. Так, в октябре он завербовал начальника артиллерии полка РОНА Ю. Малахова. Во время налета партизан в ночь с 15 на 16 октября на село Шарово Малахов стянул туда часть вооружения полка и сдал его партизанам. Командир объединенных партизанских отрядов западных районов Орловской области Д.В. Емлютин в своем приказе от 22.10.42 сообщал, что в Шарове захвачены следующие трофеи: одна 76-мм пушка, одна 45-мм пушка, полковой миномет, батальонный миномет, 4 ротных миномета, 2 станковых пулемета, 4 ручных пулемета, 32 снаряда к 76-мм пушке, 28 снарядов к 45-мм пушке, 64 ротные мины, 8 полковых мин, 2 пистолета, 9 винтовок и 15 тысяч винтовочных патронов. "Проведенная операция показывает, - писал Емлютин в том же приказе, - что там, где командиры отрядов тщательно продумывают план намечаемой операции, серьезно готовят свои отряды к проведению операции и лично руководят ею, там всегда операция будет успешной"1.

Используя свое влияние в батальонах РОНА, Незымаев создал "военную секцию" подпольной организации, во главе которой встал начальник штаба одного из полков РОНА П. Фендющенко. Последнему, согласно данным справки заместителя заведующего отделом ЦК ВЛКСМ А. Торици-на от 6 августа 1943 года, удалось организовать переход к партизанам поодиночке и группами 120 бойцов РОНА.

Однако провалом окончилась попытка Незымаева совместно с Фендющенко и Енюковым сдать партизанам 6-й и 7-й батальоны РОНА вместе с вооружением. Плану помешал начальник штаба 6-го батальона Кытчин, который вовремя поднял тревогу. 1 ноября 1942 года Незьг-маев и семеро его сообщников были схвачены, военно-полевой суд приговорил их к смертной казни через повешение. Приговор привели в исполнение 8 ноября в Комаричах при большом стечении народа1.

На второй день после казни Каминский подписал следующий документ:

"ПРИКАЗ - 125

по Локотскому Окружному Самоуправлению, 9 ноября 1942 г. О награждении

? 1.

В развитие моего приказа - 124 от 9 ноября 1942 г. за проявленную бдительность и инициативу в раскрытии врагов народа Комаричского района, пытавшихся предать 6 и 7 батальоны бандитам, сжигать полученный обильный урожай сена и хлеба, подрывать мосты, минировать дороги и, наконец, убивать видных работников Локотского Самоуправления, создавая этим панику, пытавшихся нарушить хозяйственную и военную мощь Округа, - Начальнику Штаба 6 батальона г-ну КЫТЧИНУ, от лица Командования Бригады и Локотского Самоуправления - ОБЪЯВЛЯЮ БЛАГОДАРНОСТЬ.

"2.

Выдать г-ну КЫТЧИНУ денежную премию в размере 5.000 руб. и натуральную - 10 пудов ржи.

"3.

Войти с ходатайством к Командованию Штаба германских вооруженных сил о награждении г-на КЫТЧИ-НА орденом.

Настоящий приказ прочитать во всех батальонах, ротах и отдельных воинских частях.

Обер- Бургомистр Комбриг Б. Каминский"1.

Как видно, несмотря на провал последней операции, деятельность группы Незымаева сильно обеспокоила как командование РОНА, так и лично Каминского. Поэтому уже 20 ноября 1942 года в "Голосе народа" появилась статья "Одезертирах и партизанах", где говорилось: "К чему ведет дезертирство" Оно ведет к развалу военных сил новой власти, а при развале этих сил к нам возвратятся наши враги, ведущие против нас жестокую борьбу, партизаны"2. И если учесть, что до этого окружные газеты не публиковали чего-либо подобного, можно предположить, что со столь масштабным дезертирством командование РОНА столкнулось впервые.

В августе 1942 года в селе Добрик возник подпольный партизанский отряд, организованный начальником Локотского мобилизационного отдела СВ. Васильевым и бывшим председателем сельпо Толкачевым, выполнявшим в отряде роль комиссара. Используя свое служебное положение, Васильев под предлогом проведения мобилизационных мероприятий разъезжал по районам округа, вербуя в свою группу новых членов. Помимо Васильева и Толкачева, основной стержень отряда составили бывший лейтенант Красной армии Карцев, директор Комаричской средней школы А.А. Фирсов и его жена Филатова, врач Локотской окружной больницы. Первоначально в группу входило 10 человек, потом она стала увеличиваться. Так, в отчете секретаря Брасовского РК ВКП(б) Разумова от 1 марта 1943 года численность подпольных организаций, состоящих, по выражению составителя, "из местной полиции", выглядит следующим образом:

Добрик - 13 человек;

Телятниково - 9 человек;

Брасово - 7 человек; Локоть - 17 человек1.

По всей вероятности, речь в отчете идет лишь о руководящих лицах подпольных групп. Фактически же в группе Васильева на тот период состояло до 150 человек2, причем в нее оказались вовлечены даже ответственные сотрудники самоуправления и командиры РОНА: командир 1-го батальона Волков, старшина Хотеевской волости Кудинов, врачи Локотской больницы Трушко и Спектр. Последний, еврей по национальности, давал общие указания по работе отряда. Не менее интересна личность одного из членов группы, Акулова, бывшего уголовника, до войны судимого за хулиганство. Несмотря на 19-летний возраст и криминальное прошлое, он сумел занять должность заведующего складом боепитания бригады Каминского. Когда группа была арестована, Акулов стал единственным, кто, пытаясь избежать наказания, усердно изображал из себя сумасшедшего.

Целью отряда было уничтожение Каминского, Шавы-кина, Белая и окружной администрации, восстание в Локте по плану, разработанному Фирсовым и Карцевым, роспуск бригады и капитуляция перед партизанами.

Согласно уже упомянутому отчету Разумова, некие безымянные диверсанты, фамилии и принадлежность которых не упоминаются, но с большой вероятностью принадлежавшие к группе Васильева, воспользовавшись конфликтом между немцами и каминцами, сумели при помощи английской мины сжечь автогараж в Локте. Находившиеся в гараже 2 танка, свыше 10 автомашин, 28 мотоциклов и около 4 тонн бензина сгорели3.

С целью проведения дальнейших диверсионных операций 15 марта 1943 года в отряде Васильева была создана террористическая группа, которая наметила план убийства руководителей самоуправления, захвата танков, взрыва горючего, боеприпасов и порчи связи. Каждый из членов группы получил свое задание. Так, врач Филатова для ликвидации верхушки самоуправления готовила яды, правда, практически применить их не удалось. Всего же террористическая группа предприняла два покушения на ответственных работников самоуправления. Первое было направлено на устранение начальника окружной полиции Р.Т. Иванина, для чего террористы подвесили к двери его дома противотанковую гранату. Однако первым, кто открыл после этого дверь дома, был сын Иванина. Граната взорвалась, но Иванин-младший остался жив, взрывной волной выбило лишь окна и двери дома. Эта операция осложнила работу террористов - была усилена охрана квартир сотрудников самоуправления. Следующим объектом покушения стал заместитель обер-бур-гомистра СВ. Мосин. Он подвергся обстрелу 18 февраля 1943 года, когда ехал в машине. Согласно отчету секретаря Брасовского РК ВКП(б) Разумова, покушение не удалось, выстрелом из винтовки был ранен лишь адъютант Мосина. На самом деле тяжелое ранение получил ехавший с Мосиным механик Свинцов1. В ответ на это покушение, в соответствии с уже упомянутым ультиматумом самоуправления от 6 февраля 1943 года, было расстреляно 10 заложников-партизан.

16 марта руководство отряда Васильева передало в штаб партиЗанской бригады "За Родину" донесение о движении германских войск и военных грузов.

Неизвестно, насколько /далось бы отряду Васильева осуществить свои грандиозные планы, если бы в одном из боев не попал в плен один из партизан отрада "Смерть немецким оккупантам", который под пытками сообщил Каминскому о существовании в РОНА подпольной группы Васильева, которая в полном составе была арестована. Все руководители группы, в том числе Васильев и Толкачев, предстали перед военно-полевым судом Локотского округа. Судя по партизанскому донесению, Каминский лично следил за ходом судебного процесса, присутствовал на заседаниях, задавая подсудимым вопросы. Диалог между обер-бургомистром и подсудимыми зачастую проходил в форме обычной перебранки с обоюдными оскорблениями. Так, на вопрос Каминского Фирсову: "За что вы боролись"" тот ответил: "За русский народ, за нашу Родину". Каминский в ярости закричал: "Дурак, твоя Родина село Заловкино, вот иди туда и борись!? Фирсов ответил: "Сам ты ни черта не разбираешься, что такое Родина. Твоя Родина - Польша. Вот туда иди сам и борись, а здесь нечего околачиваться!" Через некоторое время Каминский задал еще вопрос. Фирсов, не оборачиваясь, стал отвечать на него членам суда. Судья сделал замечание, указав, что подсудимый должен повернуться в сторону Каминского и отвечать ему. Однако Фирсов махнул в сторону обер-бур-гомистра рукой и сказал: "Подумаешь, всякие тут будут задавать вопросы, а я им должен отвечать. Я подсудимый и отвечаю суду".,

Все подсудимые были признаны виновными в измене Родине и приговорены к смертной казни.

Попытку организации подобного отряда предпринял также начальник штаба гвардейского батальона РОНА старший лейтенант Бабич. Однако во время вербовки в отряд новых членов он был предан, а при попытке побега из бригады к партизанам - тяжело ранен и схвачен начальником военной коллегии Г. Працюком. Удалось арестовать и большинство из завербованных Бабичем бойцов, которых заключили в тюрьму, остальные бежали в лес.

Примером подпольной организации, созданной под патронажем НКВД, является возникшая в Севске группа М.С. Григорова, известного под кличкой Граф. Он был направлен туда осенью 1942 года по личному приказу сотрудника Орловского управления НКВД майора В.А. За-сухина. Со временем сколотив в Севске организацию под названием "За советскую родину", Григоров, по его собственным словам, вовлек в нее более ста человек. Целью Григорова-Графа и завербованных им в Севске сторонников был сбор необходимых партизанам сведений, уничтожение ответственных лиц района и командиров РОНА, вывод из строя техники бригады Каминского, разложени" каминцев и населения при помощи пропаганды. Уже зимой Григоров совместно с супругами Волковыми и В.Ф. Ломоносовой предпринял попытку устранения командира 10-го батальона Рейтенбаха. Ввиду того что комбат постоянно находился под охраной и держал маршруты своих поездок в тайне, было решено уничтожить его в собственной квартире при помощи мины с часовым механизмом. С этой целью Ломоносова познакомилась со служанкой Рейтенбаха и, посетив в очередной раз подругу, сунула под подушку заведенную мину. Взрыв раздался после полуночи, однако покушение не удалось - Рейтенбах в эту ночь задержался на службе и приехал домой уже после взрыва1. Через несколько дней, 18 февраля 1943 года, Ломоносова была арестована, а при вступлении советских войск в Севск 1 марта 1943 года - расстреляна в тюремной камере2. Сведений о каких-либо более выразительных эпизодах из деятельности группы Графа найти не удалось, так как, по-видимому, вся работа этих подпольщиков ограничивалась распространением Листовок и законспирированными собраниями.

В июне 1943 года в Навле была разоблачена подпольная группа, возглавляемая неким Кошкиным. В нее входили помощник начальника штаба 3-го полка бывший старший лейтенант РККА И.Б. Лапанов, заведующая Навлинским райздравотделом Светанкова, командир взвода 3-го полка Н.А. Берлов, начальник полиции Навлинского района Мироненко, а также В.М. Михайлов, М.Н. Щеглов, А.Г. Ячников, И.А. Финахин, И. Лобанов, Жорчик, Субач, Булахов и другие. Группа ставила своей целью подрыв мощи 3-го стрелкового полка РОНА, убийство командира полка Прошина, вывод из строя находящейся в Навле бронетехники, сдачу Алексеевской заставы партизанам. Последнее было задумано с целью открыть партизанам фронт и обеспечить беспрепятственный захват Алексеевки. Так, бывший лейтенант Красной армии Мироненко получил задание набирать в навлинскую полицию "своих" людей,

тормозить работу лесопильного завода, подготовив его впоследствии к взрыву. Кроме того, он сообщал партизанам сведения о передвижении немецких составов через станцию, их характеристики. Эти сведения партизаны передавали за линию фронта.

Примечательно, что в этот период навлинская полиция и части РОНА усилили контроль за людьми, проходившими через территорию района. Под подозрение в связях с партизанами подпадал каждый, в том числе женщины. Причем наличие специальных пропусков не снимало с задержанных подозрений - все они подвергались допросам, а то и пыткам. Если верить бывшей партизанке Е.Н. Анищенко, Каминский сам допрашивал подозреваемых, причем допросы чередовались с избиениями1.

В целом же, благодаря системе жестоких репрессий каминцев, деятельность советского подполья не достигла задуманных целей. Удачные операции подпольщиков имели место, но это не отразилось коренным образом на боеспособности РОНА. Ни Каминский, ни кто-либо еще из его близкого окружения так и не был ликвидирован, ни одно крупное предприятие не было выведено из строя в результате диверсий подпольщиков. Напротив, все части РОНА сохраняли свою организацию и, несмотря на имевшие место переходы личного состава к партизанам, оставались достаточно боеспособными.

КАМИНЦЫ ПРОТИВ КРАСНОЙ АРМИИ

Если до 1943 года РОНА вела лишь борьбу с партизанами внутри округа, то во время весенне-летнего наступления Красной армии бригаде дважды довелось столкнуться с ее регулярными частями.

В середине февраля 1943 года на участке фронта Орел"Курск наступающие войска Центрального фронта под командованием генерала К.К. Рокоссовского, воспользовавшись слабостью германской обороны, прорвали фронт. В конце февраля 1943 года части РККА, соединившись с партизанскими отрядами в районе Ми-хайловки, достигли восточных окраин Локотского округа. Наступление красноармейских частей и партизан - всего около 3 тысяч человек - поддерживалось 35 танками и несколькими десятками орудий. Вместе с германскими частями Севское направление прикрывали 4-й (командир - майор Рейтенбах) и 5-й (командир - майор Турлаков) полки РОНА1. В отличие от антипартизанских операций, в которых знание местности давало каминцам преимущество по сравнению с немецкими и венгерскими войсками, а выучка и оснащенность противников была примерно равными, столкновение РОНА с регулярными частями Красной армии не обещало ей ничего хорошего, и в результате войска Каминского понесли большие потери. К тому же недавнее поражение немцев под Сталинградом сказывалось на морально-психологическом состоянии личного состава бригады.

Согласно сообщению советской стороны, солдаты многих батальонов РОНА, не принимая боя, разбегались по своим селам, откуда часть их была впоследствии призвана в Красную армию. Кроме того, до 700 человек перешло на сторону партизан и влилось в партизанские отряды. Потери Красной армии и партизан составили более 200 человек убитыми, случаев перехода красноармейцев и партизан на сторону немцев и РОНА не отмечено. Кроме того, каминцы подбили 4 советских танка, захватили следующие трофеи: 17 пулеметов разных типов, 90 винтовок, 4 миномета и множество боеприпасов.

Примерно в этот же период отдельные части РОНА, по-видимому, придавались германским частям, сдерживавшим наступление РККА за пределами округа. Так, часть каминцев держала оборону в районе Орла, где им удалось подбить два советских танка1.

Временами частям РОНА удавалось навязать частям Красной армии упорную борьбу.

Наиболее ожесточенные бои отмечались в районе Севска. Когда советские войска подошли к окраинам города, первыми их встретили батальоны РОНА, в основном 4-го полка. Есть данные о том, что каминцы в течение восьми часов удерживали подступы к городу. Даже Советское информбюро было вынуждено передать, что город был занят после нескольких часов упорного боя.

Прорвавшиеся в ночь на 2 марта красноармейские части, соединившись с партизанами, двинулись на Ла-геревку, Тростную, где первый бой также был принят частями РОНА, понесшими значительные потери. В результате боев наступление РККА было приостановлено, что дало германскому командованию возможность провести планомерный и организованный отвод войск. Вскоре командующий 2-й танковой армией генерал-полковник Р. Шмидт направил Каминскому приветственное письмо со словами: "Благополучному исходу происходивших событий мы многим обязаны Вам и Вашей способной Народной Армии"2.

Положение округа в эти дни стало угрожающим. Личный состав бригады и административный аппарат уже были подготовлены к эвакуации. Однако советское наступление не получило дальнейшего развития, а в ходе дальнейших боев, направленных в основном на выравнивание линии фронта и ликвидацию выступов, Севск вновь был отбит у Красной армии. В апреле 1943 года фронт окончательно стабилизировался, на Севском направлении продолжались лишь местные бои, а советская артиллерия время от времени вела обстрел вражеских позиций. Что касается советской авиации, она, если верить сообщению "Орловской правды" от 6 июля 1943 года, вела бомбардировку вражеских коммуникаций, в том числе города.

Приказом Каминского - 62 от 10 апреля 1943 года отмечалась роль защитников города и увековечивалась память погибших в боях за Севск командиров РОНА:

"В ночь с 1 на 2 марта 1943 года большевистская армия, а вместе с ней и лесные бандиты ворвались в г. Севск и начали свою зверскую расправу не только над защитниками города, но и над мирным населением. В городе завязался ожесточенный уличный бой с численно превосходящим врагом и техникой. В этом неравном бою славные бойцы и командиры Бригады Народной Армии показали высокую боеспособность, выдержку и мужество в борьбе за счастливое будущее освобожденного народа.

Бойцы и командиры нашей славной Бригады Народной Армии, несмотря на численное превосходство врага, вступили в бой и мужественно защищали город. Стойкие защитники - лучшие сыны освобожденного русского народа до последнего дыхания героически дрались с врагом.

В этих неравных боях пали лучшие сыны освобожденного русского народа:

Начальник Штаба 4 стрелкового полка Демин Алексей Николаевич,

Командир 14 Батальона Драченко Михаил Герасимович,

Командир 10 Батальона Константинов Петр Алексеевич и Командир Батареи Косарев Николай Алексеевич. На основании изложенного, ПРИКАЗЫВАЮ:

? 1.

В ознаменование памяти героев г. Севска - Демина А.Н. Драченко М.Г. Константинова П.А. и Косарева Н.А. -" переименовать улицы г. Севска:

Улицу Киевскую - в улицу Демина, улицу Пятницкую - в улицу Драченко, улицу Вознесенскую - в улицу Косарева.

"2.

Выдать единовременное пособие семьям героических защитников г. Севска: семьям Демина и Драченко в размере 10.000 рублей, семьям Константинова и Косарева - в размере 5.000 рублей.

? 3.

Семьям героических защитников г. Севска от лица службы выражаю соболезнование.

?4.

Настоящий приказ прочесть перед строем во всех ротах, батареях и отдельных взводах.

Командир Бригады Б. Каминский. Начальник Штаба Бригады Капитан Шавыкин"1.

Благодаря временному затишью РОНА получила возможность восстановить свои силы. Путем мобилизации возрастов 1925"1926 годов рождения Каминскому удалось довести численность бригады до 12 тысяч человек.

Однако затишье касалось лишь линии фронта. Господство же в воздухе принадлежало советской авиации, которая периодически бомбила Локоть и Брасово. Самый крупный авианалет совершила в мае 1943 года 301-я бомбардировочная дивизия, которой командовал полковник Федоренко. В назначенный день в воздух поднялись 42 бомбардировщика, к которым над аэродромом 283-й истребительной авиадивизии присоединилась группа сопровождения. С высоты 1600"1800 метров бомбардировщики сбросили весь бомбовый груз. По сообщению штаба 16-й воздушной армии о результатах бомбометания, на станции Брасово был уничтожен воинский эшелон, несколько бронемашин и танков, погибло более пятисот немецких солдат и офицеров. В городе Локоть бомбы угодили в помещения, где размещалась крупная немецкая часть, подразделения РОНА, а также группа мадьяр, готовившихся к отправке на фронт1.

Согласно тому же сообщению, одной из бомб разрушен дворец великого князя Михаила Романова, огонь проник в подвал, в результате чего взорвался находившийся там склад боеприпасов2.

Последнее не соответствует действительности. В 2003 году мы обследовали подвальные помещения великокняжеского дворца. Старинная кирпичная кладка, подвальные стены и своды нигде не имеют следов осколков или иных механических повреждений, которые неизбежно должны были образоваться, если бы здесь взорвался значительный боекомплект.

В июле 1943 года, когда Красная армия вновь перешла в наступление, 5-й полк РОНА и отдельные роты из других полков были приданы немецким частям и подразделениям и введены в бой в районе Дмитровска-Орлов-ского. Остановить советское наступление на этот раз не удалось, поскольку немецкие войска были обескровлены в ходе Курской битвы, и уже в начале августа после согласования с немецким командованием Каминский отдал приказ об эвакуации бригады и гражданского населения округа в район города Лепель Витебской области.

В эти напряженные дни 4-й полк под командованием майора Рейтенбаха был выставлен для обеспечения об-

щего отхода и прикрытия Севского направления, но попал в окружение в результате отсекающего танкового удара и был уничтожен полностью.

Будучи вынуждена сдерживать наступление регулярных частей Красной армии и тем самым выполнять несвойственные ей задачи, бригада показала крайне низкую боеспособность. В тактическом плане она не выполнила поставленные перед ней задачи. И хотя в локотской прессе и приказах Каминского восторженно говорилось об успехах РОНА, это имело больше пропагандистское значение с целью поднять упавший боевой дух бригады, нежели отражало действительное положение вещей.

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ "ЛОКОТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ?

Когда советские войска вплотную приблизились к границам округа, Каминский, по согласованию с немецким командованием, создал Окружную комиссию по переселению, а также ряд отделов, занявшихся практическими вопросами переселения.

На основании приказа - 224 от 29 июля 1943 года окружная комиссия по переселению представила обер-бургомистру безумный по своему характеру план эвакуации бригады и всего гражданского населения округа в район города Лепель Витебской области. Несмотря на нереальность предложенного плана, он был утвержден Каминским, а 5 августа последовал его дополнительный приказ - 233, касавшийся отправки как государственного, так и личного имущества сотрудников самоуправления, бойцов и командиров РОНА, их семей:

"В дальнейшем для практического выполнения плана по переселению людей, проживающих на территории Брасовского и Навлинского районов и перевозки всего государственного и частного имущества, приказываю:

? ".,

С сего числа обязать под личную ответственность всех руководителей госучреждений и предприятий, Бургомистров районов, волостных старшин, сельских старост, произвести к 10-му августа полную подготовку всего отправляемого имущества, как то: упаковка, обеспечение тарой для провозки, расчет и обеспечение транспортом для перевозки на станцию.

Обязываю всех вышеуказанных руководителей 10 августа с. г. письменно доложить в Окружную Комиссию по переселению о выполнении данного приказа.

"3.

Предлагаю нач-ку Окружного отдела Заготовок и Снабжения Усову к 15 августа, обеспечить выдачу рабочим и служащим хлебного пайка и продуктов питания за июль и август месяцы, по установленным ценам, за исключением мяса, вместо которого выдавать соль вес за вес.

?4.

Обязать всех руководителей учреждений и предприятий под их ответственность составить списки на получение хлебного пайка и предметов питания по установленной норме рабочим и служащим только тем, которые не имеют озимых посевов.

?5.

Предупреждаю всех рабочих и служащих о том, что за незаконное получение хлебного пайка и продуктов виновные будут наказаны по закону военного времени.

?6.

Данный приказ объявить через газету "Голос народа". П/П Обер-Бургомистр Округа

Каминский"1.

В эти дни появилось воззвание Каминского "К населению Локотского округа". В нем обер-бургомистр пытается дать предстоящему исходу локотян в Белоруссию оптимальное объяснение, цель которого - не уронить авторитетность своих предыдущих заверений о несокрушимости новой власти, безвозвратном исчезновении сталинского режима на землях округа, непобедимости германской армии. Так, в воззвании говорилось:

"То, что освобожденная часть России навсегда включилась в семью народов Западной Европы, - является несомненным... Гул орудий, грохот пушек доходит до нас. Мы, конечно, спокойны за свою судьбу, мы отлично знаем, что никогда Германская армия не сдаст Орла, мы уверены, что никогда не попасть в лапы врага и нашему первому самоуправляющемуся Локотскому округу"1.

Но в последующих строках автор корректирует вышесказанное, настраивая читателей на неизбежную реальность, предполагающую совершенно другое развитие событий:

"Однако не исключена возможность военных действий на территории всего Локотского округа. Следовательно, оставаться здесь - это значит подвергнуть себя опасности, могущей грозить нам со стороны противника. Не для кого не секрет, что Красная армия и НКВД жестоко расправляется со всеми теми, кто жил на освобожденной от жидо-большивиков территории, не говоря уже о тех, кто работал на пользу Новой России"2.

Ниже Каминский снова впадает в противоречие, по-иному мотивируя необходимость переселения:

"Наш округ - первый округ, взявший бразды правления в свои руки... а поэтому заслуживает перенесения опыта своей работы на более обширную территорию"3.

В последующих строках автор настраивает потенциальных переселенцев на реалии, которые их ожидают на территории Белоруссии:

"Само собой разумеется, что гарантировать большие удобства сейчас нельзя. Каждый рабочий и служащий, а также неработающий будут обеспечены средствами передвижения. Будет предоставлена возможность взять с собой все необходимое, будут гарантированы минимальные удобства?4.

По свидетельствам жителей Лубенской (Лубянской) волости Локотского уезда, население знало об этом воззвании обер-бургомистра, однако отнеслось к нему равнодушно.

Партизанские отряды в этот период были ориентированы, кроме всего прочего, на то, чтобы, насколько возможно, минимизировать сопротивление каминцев, сея панику в их рядах. Между тем среди личного состава РОНА началось брожение. Некоторые из бойцов, предвидя расплату за службу в РОНА, пытаясь купить себе прощение, шли к партизанам. Но, несмотря на то что партизаны охотно принимали каминцев в отряды и даже привлекали их к участию в боевых операциях, это ни в малейшей степени не смягчало их вину - с приходом Красной армии все перебежчики арестовывались и передавались карательным органам, либо, в лучшем случае, зачислялись в штрафные роты. Так, судя по сохранившимся в Государственном архиве Орловской области уголовным делам бывших каминцев, задержанных в Дмитровском районе, всем им поголовно были вынесены смертные приговоры. Причем следствие проводилось в упрощенной форме, ограничиваясь допросами лишь самого обвиняемого, реже - еще одного-двух свидетелей. Интересно, что все обвиняемые давали исключительно признательные показания.

В течение августа 1943 года зафиксировано несколько групповых переходов каминцев к партизанам. Так, допрошенный локотским следователем 17 августа 1943 года Кай-далов Михаил Петрович 1918 года рождения показал:

?8 месяцев я работал в германской части в компании - 124 расположенной в г. Орле. Две недели тому назад наша часть пришла в Локоть и расположена здесь. 11 -го августа с. г. мне пленный тоже работавший в этой же компании Щигин Иван предложил поехать в обеденный перерыв на легковой машине в Тарасовку, чтобы достать самогонку и через час-полтора вернуться обратно. Он сказал, что у него есть знакомый шофер, работающий в одном из гаражей Бригады Каминского и он нас повезет и привезет обратно к 2-м часам. Кроме Щигина при этом присутствовал тоже военнопленный из нашей компании Балакирев

Аркадий, он тоже вместе со Щигиным друзья и предложил мне ехать. Они сказали что захватят с собой немного вещей из одежды чтобы обменять в деревне Тарасовка или Шемякино на водку. Я согласился, ив 12 ч. дня поехали. Не доезжая 5 километров до Тарасовки машина которую вел шофер из бригады Каминского - Петька, повернула на просеку вправо. Я удивился этому, но ТТТигин мне сказал, ты догадываешься куда мы едем? Я понял что они задумали ехать в лес к партизанам и сказал что понял. Щи-гин спросил не против ли я этого дела, я не мог отказываться и сказал что не против, т. к. они меня убили бы. Проехав по просеке километра два машина остановилась, мы вышли, машину замаскировали в кустах и пошли в лес. Через минут десять нам встретились два партизана. Они спросили кто мы такие и куда идем. Шофер Петька начал им объяснять и начал спрашивать о своих знакомых кто находится в партизанах. После этого мы все пошли к линии железной дороги. Так как была очень лунная ночь то мы линию не перешли, а остались перед линией, решив перейти в другой день и потом идти в штаб партизан. Так как были лунные ночи, то мы не могли перейти линию и на четвертый день решили пойти на Крупец чтобы там перейти линию. Когда стали переходить большак то я идя сзади всех решил обязательно от них сбежать. Я стал рвать ягоды, немного отстал и из бывшего у меня автомата дал по идущим впереди очередь, а сам побежал по обратному пути держа путь на Локоть. Вскоре пришел на заставу русских солдат бригады Каминского и рассказал все командиру батальона. Командир батальона позвонил в штаб Комбригу Каминскому и меня потом доставили в Локоть в тюрьму.

В дороге, когда мы поставив машину шли по лесу Аркадий Балакирев похвастался, что он у германского офицера украл пистолет и показывал его нам.

Показания мне прочитаны, записаны правильно, в чем расписуюсь.

Подпись"1.

Не менее интересны показания допрошенного в Локте 18 августа 1943 года следователем окружного отдела юстиции Редькиным бойца РОНА Хомякова Ильи Григорьевича 1924 года рождения, рассказавшего о попытке одного из командиров бригады увести к партизанам целую роту.

"Наша 3-я рота 4-го батальона 2-го полка РОНА была расположена в Игрицком. 10-го числа августа ночью командир роты Фомченков отдал нам приказание собираться и строиться. Повел нас в лес и нас встретили 40 человек партизан, окружили нас и приказали кто не хочет быть у партизан отходить в сторону и направили пулеметы в ту сторону куда приказали выходить. Мы никто не вышел, так как боялись, что нас постреляют. Нас тогда повели в партизанский лагерь. Прошли мы всю ночь и утром пришли в отряд. Партизан в этом отряде было очень много. Этот отряд называется "Советские патриоты". Командир отряда - Носов. Комиссара не знаю. Артиллерии в отряде нет. Побыв день в лагере нас направили в с. Требиково за картошкой, но из слободы Пригородной обстреляли немцы и мы вернулись. Командир разведки Бычков Николай - Игрицкий по нашей просьбе направил нас троих: меня, Сафронова Петра и Гурова Петра в разведку в Лу-бошево с заданием разведать силы и какие части стоят в Лубошево и если удастся, совершить покушение на Каминского, для этой цели нам дали автоматы ППШ и одну беззвучную винтовку-полуавтомат, две английские мины. Мы пошли в Лубошево и потом пришли домой в Загряд-ское к начальнику полиции Горшкову, отдали все вооружение и пошли в Добрик в свой полк. Явились к майору Тарасову и по его распоряжению были направлены в Локоть в Окружную тюрьму. Из моих родственников нет никого в партизанах.

Показания с моих слов записаны правильно, мне прочитаны. В чем и расписуюсь.

Подпись"1.

26 августа, погрузив танки, артиллерию и другую технику, части РОНА вместе с гражданской администрацией округа и членами семей общим числом свыше 30 тысяч человек выехали по железной дороге в Белоруссию. Как свидетельствовал автору житель села Брасово, впоследствии - танкист 1-й дивизии Вооруженных сил Комитета освобождения народов России (ВС КОНР) В.А. Комаров, эвакуация бригады и гражданского населения проходила организованно. В тот августовский день полиция обходила дома в Локте и Брасове, приказывая жителям готовиться к отправке, грузить самые необходимые вещи на подводы. Затем многотысячные толпы людей двинулись пешком на железнодорожную станцию Хутор-Михайловский. После утомительного перехода, когда люди достигли станции, их встретили какие-то грузины в форме танкистов, велев расположиться на лугу и ждать погрузки в эшелоны. В это время на станции уже стояло несколько эшелонов с крытыми вагонами для личного состава бригады и платформами для техники. На них загоняли танки, орудия. Когда через несколько часов подали эшелоны с открытыми платформами для гражданских лиц и объявили о начале погрузки, лагерь пришел в движение.

Часть местных жителей, в том числе с семьями и детьми, двинулась на запад пешком. Однако уйти им удавалось на десятки, от силы на сотни километров - их настигал фронт.

Органы КГБ уже в послевоенное время попытались дать массовому исходу локотян другое объяснение. Так, сборник "Чекисты" сообщает о якобы имевшем место приказе Каминского к населению, где говорилось: "Кто не выедет из Локтя в назначенный срок - лишится всего имущества и будет расстрелян"1. Авторы сборника явно перестарались. Самоуправление и без того не справлялось с отправкой гражданского населения, поэтому уклонение от эвакуации вряд ли вызвало бы негативную реакцию Каминского. Расстреливать же уклонистов в условиях создавшейся в те дни неразберихи было просто нереально. И уж совершенной нелепостью выглядит

В сердце "Виддера". С. 275.

угроза лишения имущества в случае уклонения от эвакуации, ибо, напротив, отъезд в Белоруссию как раз и означал лишение имущества. Авторы сборника, очевидно, искажают содержание упомянутого воззвания Каминского "К населению Локотского округа", где по поводу уклонения от эвакуации в действительности говорится следующее: "Что касается тех, которые не пожелают поехать в предназначенную область - они будут эвакуированы Германским Командованием в административном порядке без предоставления транспортных средств"1.

Однако, по свидетельству ряда местных жителей, меры по принудительной эвакуации не предпринимались. Напротив, значительное количество солдат и офицеров, сотрудников аппарата самоуправления сбежало по дороге в Белоруссию, вернувшись на территорию округа. Так, согласно докладной записке бухгалтера Локотского театра Ю.В. Полтевой от 17 сентября 1943 года, из 104 сотрудников театра в Белоруссию прибыл только 41 человек2.

Те из солдат и офицеров РОНА и сотрудников административного аппарата Локотского самоуправления, кто не захотел эвакуироваться, стремясь избежать репрессий, меняли места жительства, переходили на нелегальное положение, а иногда даже стремились быть поскорее призванными в Красную армию. Некоторые каминцы, дезертировав из бригады по пути в Белоруссию, вернулись на Брянщину и развернули в лесах партизанскую борьбу. Нам известно как минимум об одном отряде каминцев численностью в 25 человек, бойцы которого в июне 1944 года ушли из Белоруссии, чтобы партизанить в южной части брянских лесов с определенной политической программой и задачами. Командовал отрядом бывший лейтенант Красной армии и член НТС Г.Е. Хомутов, до этого побывавший в Локте с целью создания молодежной организации НТС. Во время одного из боев, предположительно в августе 1944 года, Хомутов был захвачен в плен и после короткого следствия репрессирован3. Это

вполне согласуется с воспоминаниями Р.Н. Редлиха: "Вообще в России оставались многие (члены НТС. - И. ".,)... Некоторые исчезли бесследно. Например, - Жора Хомутов. Еще при эвакуации из Дятлова он организовал отряд, в который вошли несколько членов нашего Союза (НТС. - И. Е.), присланных из Минска Георгием Сергеевичем Околовичем, который был главным на весь средний участок оккупированной России. Он служил у Мешьшагина - бургомистра Смоленска, в должности начальника транспортного отдела... Хомутов ушел обратно в Локоть и пропал"1.

Борьба отдельных групп каминцев против советской власти, по мнению СИ. Дробязко, продолжилась вплоть до осени 1946 года, до их полного уничтожения спецчастями НКВД. Однако некий исследователь из Владимирской области, укрывшийся за псевдонимом Меандров, утверждает, что в 1994 году брал интервью у бывшего сержанта МГБ. Собеседник, лично принимавший участие в ликвидации этих антисоветских партизан и получивший в последнем бою ранение, рассказал, что последнюю "политическую бандгруппу каминцев" ликвидировали в деревне Лагиревка Комаричского района в декабре 1951 года. Она состояла из восьми человек и, вступив в бой, сопротивлялась около трех часов до полного уничтожения. Что же касается подробностей этой антисоветской партизанской борьбы и постоккупационной истории округа, документы, могущие пролить свет на эти события, до сих пор не введены в научный оборот, осев в архивах региональных управлений ФСБ.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Будучи следствием раздиравших советское общество противоречий, антисоветские настроения жителей западных районов Орловской и Курской областей обрели реальные формы благодаря командованию 2-й немецкой танковой армии, сумевшему оценить значение сотрудничества с местным населением для обеспечения своих коммуникаций и поддержания безопасности в тыловых районах, равно как и ведения войны вообще. Велика также была роль личностей, выдвинувшихся на фоне краха советской власти в оставляемых Красной армией районах и попытавшихся создать политическое движение, которое, по их замыслам, в будущем смогло бы перерасти границы Локотского округа и получить развитие в общероссийских масштабах.

Организаторам самоуправления, нашедшим общий язык с местной немецкой администрацией, удалось добиться многого как в хозяйственной, так и в военной и политической области, о чем А.А. Власов и другие вожди антисоветского движения могли только мечтать. Однако высшее германское руководство не нашло в себе силы отказаться от колонизаторских планов в отношении России и пойти навстречу чаяниям ее народов.

Относительно эффективности боевой деятельности РОНА правомерно утверждать, что более или менее нормальное функционирование коммуникаций 2-й танковой армии обеспечивалось не только за счет германских тыловых частей и соединений, но и за счет наших со-

отечественников. Можно выделить три направления использования частей бригады Каминского: боевая антипартизанская, охранная и репрессивная деятельность. Что касается боевой деятельности РОНА против РККА, то она носила случайный характер, а ее результаты не были оправданы ввиду больших потерь каминцев и невыполнения ими тактических задач.

Можно выделить три периода, характеризующиеся различной боеспособностью бригады, зависевшей почти полностью от положения на фронтах.

Первый период (начало оккупации территории округа - конец 1942 года) характеризуется наибольшей устойчивостью РОНА, минимальным количеством случаев перехода их личного состава на сторону партизан. В то же время количество переходов партизан на сторону каминцев именно в этот период было значительным. Это связано с тем, что указанный период отмечен в основном победами германской армии, ее продвижением в глубь советской территории. На этом фоне в партизанской среде были сильны пораженческие настроения.

Второй период (зима 1942/43 года - лето 1943 года) характеризуется снижением устойчивости бригады, что является следствием крупного поражения сталинградской группировки вермахта. В результате этого был развеян миф о непобедимости германской армии, что неизбежно отразилось на настроениях личного состава бригады.

Третий период (июль"август 1943 года) отмечен катастрофическим состоянием бригады, массовым дезертирством ее личного состава. Приближение Красной армии к границам Локотского округа, отсутствие всяких надежд остановить ее наступление привели к тому, что на сторону партизан стали переходить целые подразделения каминцев.

Заслуживают внимания и проявления так называемого "г,ражданского" коллаборационизма, получившего довольно широкое распространение на территории округа. Сотрудничество локотян с оккупантами на административном, экономическом и бытовом уровнях в конечном итоге привело к тому, что округ стал стабильным источником снабжения германской армии, а жизненный уровень гражданского населения стал гораздо выше, нежели на других оккупированных территориях СССР.

Эвакуированная на запад бригада Русской освободительной народной армии оторвалась от питавших ее корней и вместо того, чтобы защищать свои деревни, была вынуждена подавлять антигитлеровское сопротивление на чужих землях. В результате ее бойцы и командиры превратились, по сути, в немецких наемников. В дальнейшем многие из них влились в ряды власовской армии и до конца прошли ее крестный путь. В то же время даже в этот период РОНА проявила удивительную живучесть. Несмотря на массовое дезертирство, она даже за пределами Локотского округа сохранила свою организацию и оставалась сильным боеспособным соединением.

Таким образом, история Локотского автономного округа и РОНА, при всей ее противоречивости, является одним из наиболее интересных эпизодов антисоветского движения в годы Второй мировой войны. В то же время следует отметить тот очевидный факт, что развитию коллаборационизма в Локотском автономном округе способствовал в первую очередь экономический фактор. Наделение крестьян и военнослужащих РОНА землей, обеспечение рабочих сносной зарплатой - это то, что возымело для локотян первостепенное значение. Такие шаги организаторов округа, как создание антисоветской партии, проведение разного рода политико-пропагандистских мероприятий, лишь способствовали росту антисоветских настроений, направляя уже сформировавшиеся взгляды населения в соответствующее политическое русло. В то же время нельзя отрицать и наличие сильного политического фактора, двигавшего немалой частью населения Локотского округа. Но носителями именно политической, антисоветской идеи не было большинство локотян. Став в довоенные годы неким отстойником опальной интеллигенции, Локоть дал тем самым базу для развития сильных антисоветских настроений. Их анализ позволяет не согласиться с отечественными авторами, видящими причины коллаборации в беспринципности, уголовном прошлом вставших на

путь сотрудничества с противником одиночек1. Так, сам факт того, что пропаганда в Локте говорила о будущем России, величии ее национальных ценностей, свидетельствует о том, что в среде локотян, в первую очередь интеллигенции, был высок интерес именно к такого рода вопросам.

В целом анализ политико-пропагандистских мероприятий в Локотском округе опровергает также устоявшееся мнение о том, что сложившаяся там идеология была инспирирована Германией. Напротив, она большей частью формировалась не благодаря, а вопреки нацистским установкам Третьего рейха относительно СССР и его населения. На это указывают как имевшие место ограничения немцами политико-пропагандистских мероприятий локотян, так и ставшие причиной этого вопиющие расхождения между программой НСПР и установками Третьего рейха относительно "славян-недочеловеков". Так, у немцев и локотян была лишь одна общая цель - борьба против большевизма. Что касается конечных планов относительно будущего СССР, они существенным образом различались. В то время как Германия имела целью колонизацию СССР и завоевание ?жизненного пространства", лидеры самоуправления высказывали идеи о независимости России.

Подобная иерархия мотивов становления на путь кол-лаборации была типична, впрочем, не только для жителей округа, но и для других категорий граждан СССР. Все это дает основания говорить о советском коллаборационизме как о явлении, имеющем довольно пестрый спектр причин, ввиду чего не исторично и совершенно неправомерно сводить процессы, происходившие на территории Локотского округа, к банальному предательству. Уместнее говорить об элементах гражданской войны, разыгравшейся на фоне войны Отечественной.

! См.: Шуляков В.А. Деятельность местных органов советской власти на освобожденной от немецко-фашистской оккупации территории в годы Великой Отечественной войны (1942"1945 гг.): Дис... канд. ист. наук. Смоленск: Смоленский государственный педагогический институт, 1978. С. 25.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ИСПОЛЬЗОВАННОЙ

ЛИТЕРАТУРЫ

Архивные источники

1. Архив РОА (Москва). Манифест Народной социалистической партии России. 25.11.41 (копия); Чавчавадзе Т.Н. Интервью 27.08.1997; Редлих Р.Н. Интервью.

2. Государственный архив Брянской области (ГАБО). Ф. 6. On. 1. Д. 54. Т. 1-2.

Ф. 2608. On. 1. Д. 20, 35, 42.

Ф. 2590. On. 1. Д. 1, 2, 3.

Ф. 2521. On. 1. Д. 1, 2, 3, 4, 5.

3. Личный архив И.Г. Ермолова (ЛАЕ). Коллекция приказов и других нормативных, хозяйственных, юридических, военных документов Локотского самоуправления.

4. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 69. On. 1. Д. 22, 709, 710, 746, 748-750, 909, 912-914, 1027, 1143, 1144.

5. Центр новейшей истории Брянской области (ЦНИБО). Ф. 1650. On. 1. Д. 3, 77, 115, 129. Ф. 1672. On. 1. Д. 4, 10.

6. Тверской центр документации новейшей истории (ТЦЦНИ). Ф. 479. On. 1. Д. 648.

Мемуары

1. Анищенко Е.Н. Партизанская республика. Тула, 1992.

2. Богатырь З.А. В тылу врага. М.,1963.

3. Богатырнук Ф.Л. Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту. Сан-Франциско, 1979.

4. В сердце "Виддера? // Чекисты: Сб. статей / Под ред. Л. Хо-тиловской. М. 1970.

5. Григоров М.С. Грозовые дни // Незримого фронта солдаты: Сб. статей / Сост. В.Ф. Борисов. Тула, 1971.

6. Гудерыан Г. Воспоминания солдата. М. 1954.

7. Жилянин Я. Поздняков Я. Лузгин В. Без линии фронта. Минск, 1975.

8. Забельский М.А. На "малой земле? // Незримого фронта солдаты: Сб. статей / Сост. В.Ф. Борисов. Тула, 1971.

9. Кашников В. В России (1941 - 1944 гг.) // Грани.

10. Лобанок В.Е. В боях за Родину. Минск, 1964.

11. Лобанок В.Е. Партизаны принимают бой. М. 1972.

12. Казанцев А.С. Третья сила. Франкфурт-на-Майне, 1974.

13. Константинов Д.В. Через туннель 20-го столетия. М. 1997.

14. Марченко Я.И. Строки из огня. М. 1985.

15. Морозов В. К Врагу от нас не уйти // За линией фронта: Сб. воспоминаний / Под ред. З.Я. Сидельниковой. Тула, 1968.

16. Фирсанов К.Ф. Как ковалась победа // Незримого фронта солдаты: Сб. статей / Сост. В.Ф. Борисов. Тула, 1971.

Периодические печатные издания

1. Голос народа. 1942. 10 октября. - 23; 15 октября. - 24; 26 октября. - 26; 5 ноября. - 28; 15 ноября. - 30; 20 ноября; 1 декабря. - 33; 16 декабря. - 36; 1943. 31 января. - 5.

2. Дмитровская газета. 1942. 25 июля; 14 ноября. - 62.

3. Красная звезда. 1942. 24 июня; 13 августа.

4. Московский комсомолец. 2005. 2 декабря.

5. Новый журнал. "18 (1949).

6. Орловская правда. 1943. 3 июля. - 139 (8031); 4 июля - 140 (8032); 6 июля - 141 (8033); 14 июля - 147 (8039); 28 июля - 157 (8049).

7. Речь. 1942. 26 июля. - 88 (118); 26 августа. - 100 (130); 18 ноября. - 135 (165); 25 ноября. "138 (168); 1943. 3 февраля. - 14 (197); 5 марта. - 27 (210); 26 марта. - 34 (217).

8. Родина. 1991. - 8-9; 2006. - 10.

9. Севский листок. 1942. 23 сентября. - 5.

Документальные и справочные издания

1. Lagebesprechungen im Fahrerhauptquartier: Protokollfragmente aus Hitlers militurischen Konferenzen 1942"1945. Stuttgart, 1964.

2. Нюрнбергский процесс: Сборник материалов: В 3 т. М. 1966. Т. 2.

3. Партизаны Брянщины: Сб. документов и материалов. Брянск, 1959-1962. Т. 1.

Литература

1. Антипартизанская война в 1941"1945 гг.: Сб. статей / Под ред. А.Е. Тараса. М. 2005.

2. Б"лас I. Репресивно-карательна система в Укра"н". 1917? 1953: В 2 кн. Кн. 2. Ки"в, 1994.

3. Васильев А.Н. В час дня, ваше превосходительство... М. 1970.

4. Война в тылу врага: о некоторых проблемах истории советского партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. М. 1974.

5. Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия: В 2 кн. М. 1990.

6. Воробьева В.Я. Емельянов И.Н. Кострица А.Ф. Край наш Орловский. Тула, 1976.

7. Гогун А.С. Партизаны против народа // Под оккупацией в 1941 - 1944 гг.: Статьи и воспоминания / Под ред. Б.С. Пушкаре -ва. М. 2004. С. 4-53.

8. Гофман И. Сталинская война на уничтожение: планирование, осуществление, документы. М. 2006.

9. Грибков И.В. Локотская "р,еспублика? // Под оккупацией в 1941 - 1944 гг.: Сб. статей и воспоминаний / Под ред. Б.С. Пуш-карева. М. 2004. С. 76-83.

10. Грибков И. В. Хозяин брянских лесов. Бронислав Каминский, Русская Освободительная Народная Армия и Локотское окружное самоуправление. М. 2008.

11. Дробязко СИ. Локотской автономный округ и Русская Освободительная Народная Армия // Материалы по истории Русского Освободительного Движения: Сб. статей, документов, воспоминаний / Под ред. А.В. Окорокова. М. 1998. Вып. 2.

12. Дробязко СИ. Под знаменами врага. М. 2004.

13. Ермолов И.Г. Локотская республика и Бригада Каминского, или "Шумел не просто брянский лес". Орел, 1999.

14. Ермолов И.Г. Дробязко СИ. Антипартизанская республика. М. 2001.

15. Ермолов И.Г. Антипартизаны // Тверца. 2004. Август. - 5 (Ю).

16. Итоги второй мировой войны: Сб. статей / Под ред. И.Н. Соболева. М. 1957.

17. Квицинский Ю.А. Генерал Власов: путь предательства. М. 1999.

18. Ковалев Б.Н. Нацистская оккупация и коллаборационизм в России 1941-1944. М. 2004.

19. Ковтун И. Партизаны Брянщины: мифы и правда // Эхо войны. Военно-исторический журнал о Второй мировой войне. 2007. - 1. С. 17-25.

20. Колесник А.Н. Грехопадение? Генерал Власов и его окружение. Харьков, 1991.

21. Мюллер Н. Вермахт и оккупация. М. 1974.

22. Октан М. Является ли эта война отечественной для народов России" Орел, 1942.

23. Попов А.Ю. НКВД и партизанское движение. М. 2003.

24. Рендулич Л. Партизанская война // Итоги Второй мировой войны: Сб. статей / Под ред. И.Н. Соболева. М. 1957.

25. Рогачевский А.Л, Рецензия на книгу Chiari В. Alltag hinter der Front. Diisseldorf, 1998 // Правоведение. 2000. - 4. С. 255? 259.

26. Рыжкин Г. Ливенские были. Орел, 1997.

27. Семенов К.К. Войска СС. М, 2004.

28. Семиряга М.И. Тюремная империя нацизма и ее крах. М. 1991.

29. Смыслов О.С Проклятые легионы: изменники Родины на службе Гитлера. М. 2006.

30. Соколов Б.В. Оккупация. М. 2002.

31. Солженицын A.M. Архипелаг ГУЛАГ. Вермонт"Париж, 1989.

32. SteenbergS. Vlasov. New York, 1970.

33. Таратухин К.Л. Ливны при немцах // Под оккупацией в 1941 - 1944 гг.: Сб. статей и воспоминаний / Под ред. Б.С. Пуш-карева. М. 2004.

34. Thorwald J. Illusion: Soviet soldiers in Hitler's armies. London, 1975.

35. Филатов В.И. Власовщина РОА: белые пятна. М. 2005.

36. Чуев С Проклятые солдаты. М. 2004.

37. Штеенберг С Генерал Власов. М. 2005.

38. Эренбург И.Г. Война: Сб. статей. М. 2005.

39. Юденков А.Ф. Политическая работа партии среди населения оккупированной советской территории (1941 - 1944). М. 1971.

Диссертации

1. Дробязко СИ. Восточные формирования в составе германского вермахта (1941 - 1945 гг.): Дис... канд. ист. наук. М.: Московский государственный историко-архивный институт. 1997.

2. Ермолов И.Г. Возникновение и развитие советского военно-политического коллаборационизма на оккупированных территориях СССР в 1941"1944 гг.: Дис... канд. ист. наук. Тверь: Тверской государственный университет, 2005.

3. Шуляков В.А. Деятельность местных органов советской власти на освобожденной от немецко-фашистской оккупации терри-

тории в годы Великой Отечественной войны (1942"1945 гг.): Дис. канд. ист. наук. Смоленск: Смоленский государственный педагогический институт, 1978.

Интерактивные материалы

1. Рытое Л.Г. Рыцари пятого океана // http://militera.lib.ru/ memo/russian/rytov/17 .html.

2. Сычев Г. Русская Освободительная Народная Армия // http:// www.comrades.hl.ru.

ПРИЛОЖЕНИЯ

НОРМАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ЛОКОТСКОГО ОКРУЖНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

ПРИКАЗ

Предлагаю всем партизанам, оперирующим в Брасов-ском районе и ближайших окрестностях, а также всем лицам, связанным с ними, в недельный срок, т. е. не позднее 1 января 1942 года, сдать старостам ближайших селений все имеющееся у них оружие, а самим явиться для регистрации в Управление районного старосты в пос. Локоть. Являться небольшими группами - 2"3 человека, вызывать постового бойца и сообщать ему о целях своего прихода. Все неявившиеся будут считаться врагами народа и уничтожаться без всякой пощады.

Пора давно прекратить безобразие и приступить к организации мирной трудовой жизни. Всякие сказки о возвращении советского режима в оккупированные области являются вздорными необоснованными слухами, которые распространяются злостными советскими элементами с целью дезориентации граждан и поддержания состояния беспорядка и неуверенности в кругах широкого трудового населения.

Сталинский режим умер безвозвратно, это пора понять всем и становиться на путь спокойной трудовой жизни. Вздорными являются слухи о поголовном истреблении партизан и коммунистов. Опасность может грозить только самым злонамеренным представителям партийного и советского аппарата, которые не хотят сами и не дают возможности другим стать на мирный трудовой путь.

Настоящий приказ является последним предупреждением.

В селениях, где настоящий приказ получен с опозданием, регистрация партизан может быть отсрочена до 15 января 1942 года.

Руководитель Народной социалистической партии

Инженер Земля (КПВ)

ПРИКАЗ - 21 по Локотскому Окружному Самоуправлению

В соответствии с решением траурного собрания по случаю годовщины трагической смерти основоположника и организатора Новой Власти в бывшем Брасовском районе Константина Павловича ВОСКОБОЙНИКА, приказываю:

? 1.

Воздвигнуть на могиле К.П. Воскобойника памятник "Битва народов" по образцу такого памятника в Лейпциге (Германия) с отпуском потребных средств на его сооружение за счет государства.

К осуществлению данного мероприятия приступить по окончании войны.

"2.

Присвоить Локотской окружной больнице имя "Павших героев 8-го января 1942 года".,

" з.

Выдать денежные премии в размере месячных ставок зарплаты нижепоименованным бойцам, командирам и гражданским лицам, участвовавшим в бою 8-го января 1942 г. при налете на Локоть лесных бандитов, называющих себя партизанами:

1. Агееву Даниилу,

2. Андрееву Михаилу,

3. Андрееву Н.С.,

4. Веденскому Николаю,

5. Воскобойник А.В.,

6. Гладилину И.И.,

7. Гаулину Евдокиму,

8. Дмитрик М.Д.,

9. Иванину Гр. Мих.,

10. Иванину Никите,

11. Иванину Ром. Тих.,

12. Караченкову Филиппу,

13. Козлову Григорию,

14. Кошилеву А.Г.,

15. Кузнецову Дмитрию,

16. Макухину Виктору,

17. Мешкову Александру,

18. Мещанову Евгению,

19. Мысину Вадиму,

20. Мустаеву А.С.,

21. Мясоедову Петру,

22. Натяглову В.М.,

23. Соломатникову Василию,

24. Пурыгину Виктору,

25. Фадееву П.В.,

26. Шошину Н.М.,

27. Шупекину А.А.,

28. Щербину В.И.,

29. Ярулину Ибрагиму,

30. Федотовой Т.С.

?4.

Выдать единовременные денежные пособия, из расчета месячных ставок зарплаты, семьям нижепоименованных бойцов и командиров, убитых или умерших от ран в результате Локотского боя 8-го января 1942 года:

1. Баранова Александра,

2. Барыкина Константина,

3. Воскобойник К.П.,

4. Королева Т.А.,

5. Мазанова Михаила,

6. Панова Николая Федоровича,

7. Шишова Николая.

Обер-Бургомистр Локотского Округа

Комбриг Б. Каминский.

ПРИКАЗ - 96

по Управлению Локотского Уезда, Орловской губернии

от 9 апреля 1942 года

За последнее время на территории уезда участились и начинают принимать систематический характер случаи, когда под видом заготовок продовольствия, главным образом продуктивного скота, для нужд германской армии и наших отрядов вооруженной охраны появляющимися на местах лицами, не имеющими никаких документальных полномочий от Уездного Управления, а самозванно именующими себя "заместителями бургомистра уезда" или, в лучшем случае, предъявляющими удостоверения за подписью вымышленного "начальника снабжения германских войск" производится закупка коров и другого продуктивного скота.

Эти лжеуполномоченные выбирают скот по своему личному усмотрению, не соблюдая элементарных правил, запрещающих убой некоторого скота, произвольно оценивают его, допуская в отдельных случаях заведомую переплату и, наконец, также самочинно обязывают местных сельских старост расплачиваться с гражданами, у которых был взят скот, хлебом за счет госфонда.

В целях коренного пресечения на будущее время подобного рода вопиющих безобразий, приказываю:

? 1.

Всякие продовольственные закупки для нужд как Германской армии, так и наших отрядов вооруженной охраны допускать на территории уезда только при наличии удостоверений, выданных уездным Управлением.

"2.

Приобретение продуктивного скота для вышеуказанных целей с оплатой его на местах строжайше воспретить, допуская выдачу хлеба за такой скот исключительно по нарядам за личной подписью Бургомистра Уезда или его заместителя.

"з.

Покупку на предмет убоя породистого скота, а также тельных коров, поросных свиней, котных овец и всех видов племенных производителей ни в коем случае не допускать. Равным образом, запретить покупку скота ниже средней упитанности.

?4.

Закупленный продуктивный скот обязательно актировать, с указанием в акте его живого веса и упитанности, причем акт должен быть подписан сельским старостой, покупателем и владельцем данной головы скота.

?5.

Допущенный по причине завышенной оценки скота перерасход хлеба отнести за личный счет "заготовителей", по распоряжению которых была произведена оплата на месте или за счет сельских старост, если эта оплата производилась ими самостоятельно.

?6.

В подтверждение моего приказа от 29 января с. г. за - 39, который на местах до сего времени нарушается, принудительное изъятие продуктивного скота, как равно и всякого другого имущества и продуктов питания производить только при наличии ордера на право обыска за подписью Уездного Бургомистра или его заместителя.

Бургомистр уезда Б. Каминский

ПРИКАЗ - 106 по Локотскому Уездному Управлению 15 апреля 1942 года

? ".,

От неосторожного обращения с оружием участились несчастные случаи ранений и убийств среди бойцов Отряда и мирного населения.

Приказываю всем гражданам, за исключением лиц кои имеют мое разрешение на право хранения и ношения оружия, сдать в 2-х дневный срок Начальникам Полиции автоматическое оружие, винтовки, револьверы и охотничьи ружья.

Бойцы и командный состав Отрядов коим не положено по роду службы иметь револьверы и пистолеты, обязаны сдать немедленно Командирам Отрядов, а по Локотскому Отряду Коменданту Андрееву.

Все сданное оружие представить в Уездное Управление при описи, при чем на охотничьи ружья должны быть указаны владельцы и система.

Не сдавшие и скрывающие оружие будут предаваться Военному Суду.

Исполнение настоящего Приказа возлагаю на Начальников Полиции и Командиров Отрядов.

"2.

В связи с таянием снега Старостам, Начальникам Полиции и Командирам Отрядов предлагаю в срочном порядке принять энергичные меры по сбору вооружения, боеприпасов, а также телефонных, телеграфных аппаратов, моторов, автомашин и другого военно-медицинского имущества.

Сбор мйн, снарядов гранат Командирам Отрядов возложить на опытных бойцов.

К сбору военного имущества привлечь население.

Граждане, проявившие особое усердие по сбору имущества будут премированы.

Бургомистр Локотского Уезда

Б. Каминский

ПРИКАЗ - 132 по Управлению Локотского Уезда, Орловской губ.

8 мая 1942 года

22 июня 1942 года народы Великой России совместно со своим освободителем - германским народом будут подводить 12-месячные итоги ведения войны с кровожадным режимом династии Джугашвили-Сталина, незаконно водрузившего на огромных пространствах русской земли знамя беспросветного рабства, для поддержания ?чести и достоинства" которого и распространения на другие государства тот же разбойник Сталин навязал войну мужественному народу Германии и народам других государств Европы.

Последствия для России этой еще незаконченной войны всем нам видны. Уничтожены миллионы лучших человеческих жизней - цвет русской земли, уничтожено все, что было создано трудом русского народа: промышленность, средства связи и передвижения, хлеб, жилища, громадное количество культурных учреждений и т. д. Эта война уже на первых ее этапах оказалась, безусловно, проигранной кучкой жидов и комиссаров, Сталин 3 июля 1941 года дал приказ насаждать освобожденные германскими войсками территории шайками партизан, основная цель которых - заниматься шпионажем, убийством военнопленных, обвиняемых в "измене родине", представителей новой власти, мирных жителей и даже детей. Грабежи и насилия "- вот гнусная программа этих людоедов русского народа.

Таким образом, жестокая и несправедливая война жидов и комиссаров является войной не только против германского народа и других государств Европы, но и войной против самого русского народа. Доказательством этого неоспоримого факта является то, что действия лесных шакалов типа Капраловых и Арсеновых, Паниных и Советиных дезорганизующим образом тотчас же сказались на жизни населения. Это они, изверги человечества, не одну тысячу женщин оставили вдовами, а десятки тысяч детей - сиротами и многие тысячи людей лишили крова, пищи, одежды и обуви. Это они, людоеды, после "победоносного взятия деревень Шемякино и Тарасовки, которые бандитски были захвачены ими 30 апреля с. г. благодаря предательскому содействию со стороны убийцы Неплох В.П. ранее работавшего в Локотском отряде, и его приспешников - Попова Владимира (бывш. командир Шемякинского отряда - военнопленный), Машурова (бывш. староста д. Шемякино), Вдовенкова А.Г. Агеева П.С. и военнопленного Врацко-го М. (бывш. бойцы Брасовского отряда), - за 5 дней расстреляли в этих деревнях до 115 человек, в т. ч. много женщин и детей. Добрая половина этих жертв предварительно без всякого суда и следствия была подвергнута жестокой экзекуции: сначала им отрубали пальцы рук и ног, выкалывали глаза и прокалывали шомполами уши, а через несколько дней совершенно измученных, истекающих кровью и уже полумертвых расстреливали.

Однако и этих зверств для них мало. Они посылают к нам своих шпионов, диверсантов и провокаторов с заданием совершать диверсии, поджоги, сеять в массах панику и убивать прежде всего руководящих работников новой власти, обещая им за их "г,ероические подвиги" правительственные награды. За подобные "подвиги" 5 мая в дер. Городище - 1 был расстрелян нами шпион и провокатор Лузняков И.П.

Подобных методов борьбы за подлый режим Сталина, методов массового и индивидуального террора, еще не знала история мирового человечества. Применяемые ими в неограниченном масштабе такие методы вынуждают нас отвечать на их экзекуции и террор беспощадным террором всего нашего народа, жаждущего спокойствия, мира и занятия свободным трудом.

Я верю в силу и мощь нашего народа, гнев и возмущение которого против действий скорпионов-партизан перешли всякие границы. Поэтому, от лица всего населения вверенного мне уезда я открыто заявляю, что на их террор, экзекуции и грабежи мы ответим удесятеренным террором, всей силой и мощью нашего огня и будем применять его до тех пор, пока на территории Локотского уезда не останется ни единого бандита.

Я призываю все население Локотского уезда посвятить себя борьбе с бандитизмом, неустанно разоблачая шпионов, диверсантов, террористов и провокаторов. Помогайте всеми имеющимися у вас средствами защищать вашу жизнь, жизнь ваших детей, имущество и землю, полученную вами в результате освобождения вас от большевизма Германской армией.

Только при выполнении этих необходимых условий возможна скорая и окончательная победа над всеобщим врагом русского народа - жидами и большевиками.

Настоящий приказ опубликовать в печати и широко обсудить среди населения.

Бургомистр Локотского Уезда

". Каминский

ПРИКАЗ - 185 по Локотскому Уездному Управлению 23 июня 1942 года

При раскулачивании и даче твердых заданий по выполнению различного рода налогов у крестьян советской властью с нечеловеческой жестокостью производилось изъятие построек, скота, сельхоз. инвентаря и другого имущества.

В настоящий момент раскулаченные, твердозаданцы и другие обиженные советской властью возвращаются на места своих бывших жилищ.

В целях восстановления справедливости приказываю:

? "-

.Всем раскулаченным и твердозаданцам возвратить безвозмездно принадлежащие им ранее постройки всех видов: жилые дома, сараи, риги и прочее, а также сельхоз. инвентарь: молотилки, веялки, жатки, сеялки, подсобно-промышленные предприятия: мельницы всех видов, шерстобойки, крупосушки, прососушки и пр.

"2.

Ввиду того, что многих построек, в свое время отобранных, уже не существует, им предоставлять взамен из бывших колхозных строений, в целом виде или частично. Если дома были проданы, перестроены или использованы для общественно полезных нужд (на постройку школ, больниц, нужных для общества складов и бань), то им отпустить лесоматериал бесплатно с вырезкой и вывозкой за общественный счет.

? 3.

Бывшие колхозные постройки, необходимые для общественных нужд населению (склады, бани), а также употребленные для постройки школ и больниц с надворными постройками, ликвидации не подлежат. Остальные колхозные постройки могут быть ликвидированы, предоставляя таковые в первую очередь бойцам, работникам полиции, раскулаченным, пострадавшим от партизан, сотрудникам и беднейшему населению бесплатно.

?4.

Возвращению подлежат также и отнятые усадебные участки с находящимися на них садами и другими насаждениями.

Ответственность за выполнение настоящего приказа возлагаю на Волостных Старшин, Полицию, Старост и Уполномоченных.

Бургомистр Локотского Уезда

Б. Каминский

РАЗЪЯСНЕНИЕ ПРИКАЗА - 185

23 июня с. г. по округу был издан приказ - 185 о возврате отобранных при советской власти построек и предприятий их бывшим владельцам.

С мест то и дело поступают запросы о том - распространяется ли этот приказ на города и рабочие поселки.

Разъясняю, что предприятия возвращаются лишь те, которые перечислены в приказе.

Что же касается жилых домов с надворными постройками, то они должны быть возвращены прямым владельцам или законным наследникам, если эти дома не являются многоквартирными и не заняты общественно-полезными учреждениями (школы, больницы, клубы и т. д.) или военными организациями; многоквартирными домами считаются такие, которые имеют более двух квартир и большую жилплощадь, причем в многоквартирных домах может быть возвращена лишь часть дома, но не более двух квартир.

И, наконец, последнее разъяснение: постройки всех типов (будь то жилой дом или предприятие) возвращаются владельцам в том состоянии, в той технической годности, которую имеют постройки на день возврата, без какого бы то ни было ремонта за счет государства.

Зам. Обер-Бургомистра

С. Мосин

ПРИКАЗ - З

по Военному Отделу Локотского Уездного Управления

6 июля 1942 года

На основании инструкции, утвержденной Обер-Бур-гомистром Локотского Уезда, приказываю:

Волостным старшинам Крупецкой, Хотеевской, Вереб-ской, Глодневской волостей, Старосте Брасовского управления взять на учет мужчин в возрасте от 16 до 50 лет, а также медицинских и ветеринарных работников.

"2.

Явке на учет подлежат все без исключения, как-то: состоящие на гражданской службе, освобожденные по болезни Врачебной Комиссией, по многосемейности и т. п.

Примечание: Освобождаются от явки инвалиды, душевнобольные по предъявлении документов, а также находящиеся под стражей, последние обязаны стать на учет немедленно по освобождении.

"3.

Проживающие в пос. Локоть являются в Военный Отдел при Уездном Управлении, проживающие в селениях, подведомственных Уездному Управлению, - в Управление Брасовского Старосты.

?5.

Учет будет производиться с 8 по 13 июля с. г.

Не явившиеся без уважительных причин в указанные числа и предъявившие при явке ложные документы о возрасте и т. п. будут предаваться военному суду.

Начальник Военного Отдела Г. Балашов. Начальник Мобилизационного п.-отдела В. Белоусов.

ПРИКАЗ - 71 по Локотскому Окружному Самоуправлению от 28 сентября 1942 года

В продолжении 23-х лет Советская власть пыталась уничтожить религию в России. Закрывались церкви, ссылались священники, преследовались все верующие.

Уничтожить церкви было легко, но уничтожить религию Советской власти не удалось.

Только сейчас, когда русский народ стал чувствовать себя свободно, можно вернуть то, что было дорого и свято для религиозных людей. Учитывая большое количество верующих в Локотском Округе

приказываю:

? 1

Всем Старшинам и Старостам приступить к ремонту церквей.

? 2

Ремонт церквей производить за счет добровольных пожертвований верующих.

Обер- Бургомистр Комбриг /Б. Каминский/

ПРИКАЗ - 108 по Локотскому Окружному Самоуправлению

28 октября 1942 года об обязательном обучении детей.

В целях расширения дела народного просвещения и поднятия культурного уровня населения, приказываю:

? 1.

С 1 ноября с. г. ввести по округу обязательное обучение для всех детей, в объеме 7 классов средней школы.

"2.

Для обеспечения наиболее полного охвата детей обучением, старосты обязаны организовать подвоз учащихся к школам или открыть интернаты при школах для детей, живущих далее 3-х километров от школы.

"3.

При непосещении школ детьми, без уважительных причин, родителей подвергать штрафу до 500 рублей в пользу государства, причем уплата штрафа не избавляет от обязательного посещения школы.

Данный приказ не распространяется на те селения, которые являются передовыми позициями на фронтах борьбы с партизанщиной, а также на те населенные пункты, где школьные здания заняты воинскими частями или уничтожены в ходе военных действий.

?5.

Органам Народного Просвещения провести прикрепление учащихся к ближайшим семилетним школам и вести постоянный контроль за выполнением настоящего приказа.

?6.

Ответственность за выполнение настоящего приказа возлагаю на бургомистров районов, старшин волостей, директоров школ и старост местных управлений.

Обер-Бургомистр Локотского Округа

Комбриг Б. Каминский.

ПРИКАЗ - 112 по Локотскому Окружному Самоуправлению

2 ноября 1942 года

С 2-го ноября 1942 года приказываю перевести часы на один час назад. Начало и окончание работы остается прежним.

Обер-Бургомистр Локотского Округа

Комбриг Б. Каминский.

ПРИКАЗ - 124 по Локотскому Окружному Самоуправлению

9 ноября 1942 года О награждениях

5 ноября с. г. лесные бандиты пытались поднести "подарок" великому бандиту Сталину-Джугашвили, к 25-летию угнетения русского народа, сделав попытку уничтожить нашу роту 3 батальона, расположенную в Кокуш-кино.

Несмотря на численный перевес бандитов, скопившихся в количестве 4-х отрядов, в которых было более, чем 1000 головорезов-бандитов, хорошо вооруженных, - наша славная рота, под руководством храброго командира 3 батальона г-на Тарасова не только отразила атаку бандитов, но и нанесла им сильный урон в людском составе и технике.

После шестичасового боя противник понес большие потери - более 50 человек убитыми, много ранено, на поле боя было брошено вооружение.

За такое блестящее дело по уничтожению озверевших бандитов, приказываю:

? ".,

Объявить всему составу роты, от лица Командования Самоуправления, - благодарность.

? 2.

Командиру 3 батальона Тарасову приказываю представить мне особо отличившихся бойцов роты, для награждения орденами.

"з.

Командира 3 батальона Тарасова представляю к награде орденом.

?4.

Выдать всему составу роты денежную премию в размере месячного заработка.

? 5.

Выражаю соболезнование семьям погибших героев: Данькова Николая Петровича и Рябыкина Николая Федоровича.

Их семьям, проживающим в с. Дубровке, приказываю выдать денежное пособие - по 1000 рублей и по 5 пудов ржи.

?6.

Настоящий приказ прочесть во всех батальонах, ротах и воинских соединениях.

Обер-Бургомистр Комбриг Б. Каминский.

ВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ о похозяйственном налоге на 1943 год

Утверждаю: Обер-Бургомистр Локотского Округа Б. Каминский.

Ввиду увеличения потребности в средствах с введением новых отделов и в связи с необходимостью постановления промышленности Округа, ПРИКАЗЫВАЮ:

? 1.

Установить на 1943 год обложение похозяйственным налогом следующих категорий хозяйств и лиц и ставки налогов.

Основная ставка налога Сумма твердой ставки за наличие в хозяйстве

При семье до 5 чел. При семье свыше 5 чел. Лошади Сада - за одно дерево Пчел - за одну семью

1. Категории, связанные с сельским хозяйством:

при одном трудоспособном 1200 800 500 10 100

при двух трудоспособных 1700 1300

при трех и более трудоспособных 2400 1900

2. Категории, имеющие только усадебную землю и свой дом (до 25 сотых) как в сельской, так и в городской местности:

при одном трудоспособном 600 450 500 10 100

при двух трудоспособных 750 600

Основная ставка налога Сумма твердой ставки за наличие в хозяйстве

При семье до 5 чел. При семье свыше 5 чел. Лошади Сада - за одно дерево Пчел - за одну семью

при трех и более трудоспособных 1000 800

3. Категории рабочих, служащих и другие лица, проживающие в частных или казенных квартирах (пользующиеся только огородом):

при одном трудоспособном 300 200 500 10 100

при двух трудоспособных 500 350

при трех и более трудоспособных 650 450

ПРИМЕЧАНИЕ: Рабочие и служащие, получающие зарплату до 250 руб. от налогов освобождаются.

? 2.

Установить следующие льготы по налогу:

1. Освобождаются от уплаты похозяйственного налога:

а), сироты, не достигшие 15 лет, живущие самостоятельно;

б), инвалиды 1-й группы, престарелые мужчины от 60 лет, женщины от 55 лет и старше, при отсутствии в семье трудоспособных членов;

в), лица, не имеющие построек, скота, не пользующиеся огородом.

2. Предоставить скидки:

а), награжденным знаками отличия Германского командования - 50 проц.;

б), семьям инвалидов 2-й группы, при наличии только одного трудоспособного члена семьи - 25 проц.;

в), семьям лиц, глава семьи которых сослан НКВД по 58 ст. УК и не вернулся из ссылки к 1 января 1943 года - 25 проц.

ПРИМЕЧАНИЕ: Льготы не распространяются на детей сосланных, если эти дети в данное время вышли из состава семьи и живут самостоятельно.

г). Лицам и хозяйствам, имеющим на своем иждивении несовершеннолетних сирот - 25 проц.;

д). семьям, у которых в борьбе с партизанами погиб глава семьи, при отсутствии трудоспособных - 100 проц.;

при одном трудоспособном - 75 проц.;

при двух трудоспособных - 50 проц.;

при гибели трудоспособного члена семьи - 30 проц.

В случае, когда главой семьи является женщина, имеющая детей только до 5 лет включительно, при отсутствии других трудоспособных членов предоставляется скидка - 50 проц.

При наличии детей, кроме 5 лет и других несовершеннолетних и отсутствии трудоспособных, предоставляется скидка - 25 проц.

Указанные скидки применяются ко всем трем категориям налогоплательщиков.

ПРИМЕЧАНИЕ: При определении состава семьи и трудоспособных в расчет не принимаются члены семьи, отсутствующие по мобилизации, по вербовке в Германию и без вести пропавшие, а женщины, имеющие детей до 5 лет, считаются нетрудоспособными.

При обложении налогом садов, в расчет принимаются только плодоносящие деревья, причем сады до 5 деревьев не облагаются, сады же при 5 и более деревьях облагаются налогом полностью.

Племенные жеребцы в обложение не включаются.

Сроки платежей:

1 квартал - 20 проц. к 15 февраля,

2 квартал - 30 проц. к 15 мая,

3 квартал - 30 проц. к 15 августа,

4 квартал - 20 проц. к 15 ноября.

Нач. Окрфинотдела

Баранов.

ПРИКАЗ - 118 от 6 ноября 1942 года

<...> "3.

Всем лицам, имеющим право найма и увольнения на территории Локотского Округа, запретить самовольный набор рабочих и служащих, а таковой производить только по заявкам через местную Районную Биржу Труда. Увольнение рабочего или служащего отделом или предприятием производится по согласованию с Биржей Труда.

Конфликты, возникающие между нанимателем и рабочим или служащим, разрешаются Отделом Труда, решение которого является окончательным для обеих сторон.

Обер-Бургомистр Комбриг Каминский.

ПРИКАЗ - 77 по Локотскому Районному Самоуправлению С. Брасово 15 мая 1943 года

Наличие лесных банд в Округе потребовало наиболее трудоспособную часть населения привлечь на защиту того, что было дано нам немецкой армией-освободительницей, благодаря чего в настоящее время для выполнения важнейших государственных заданий ощущается недостаток в рабочей силе, а поэтому приказываю:

? 1.

Обеспечение промышленности Локотского Округа топливом требует рабочую силу, для чего на территории Локотского района ввести обязательную трудовую повинность для всех трудоспособных граждан, в возрасте для мужчин от 15 до 65 лет и для женщин от 16 до 55 лет.

"2.

В первую очередь к обязательной трудовой повинности привлечь граждан, проживающих на территории района, не связанных с сельским хозяйством, а также эвакуированных из прифронтовой полосы и из партизанской зоны...

ПРИКАЗ - 217 по Локотскому Окружному Самоуправлению

от 26 июля 1943 года

Систематические плановые задания по посеву, уборке и сдаче военных сборов государству не выполнены в Ав-чушанском старостате за счет дер. Глушья, дер. Фошня, х. Городище. Эти селения занимались кустарным производством глиняной посуды, деревянных борон и лаптей... предпочитая спекуляцию на рынке в ущерб своему непосредственному долгу... С другой стороны, в районе имеется часть населения, которая не имеет земли, но желает ее обрабатывать...

? 1-

К 10 августа представить списки домохозяев, не выполнивших планов посева яровых культур.

"2.

Указанных в списках Райземотдела домохозяев лишить земли и лошади, исключить их из членов общества и направить в другие области для выполнения общественных и военных работ.

Обер-Бургомистр Округа диплом, инженер Комбриг Каминский.

ПРИКАЗ - 232 по Локотскому Окружному Самоуправлению

от 5/VIII-43 года

Всем начальникам отделов, управлений и хозяйств Локотского Самоуправления

Отказ от работы карается по законам военного времени.

Бургомистр Брасовского района

/Морозов"

Предлагаю всем под личную ответственность пересмотреть все архивы Самоуправления и разобрать его для уничтожения и дальнейшего хранения.

"2.

Сжиганию подлежат все документы и отчетности, перевозка которых в гор. Лепель не вызывает необходимости. Документы денежной, приказной отчетности, а также судебные приговоры должны быть сохранены и подготовлены к упаковке.

"3.

Срок исполнения двухдневный, к 8 августа с/г.

П./П. обер-бургомистра округа Комбриг /Каминский/.

Комментарии:

Добавить комментарий