Москва || 1918 || Памятники


clu209


Что-то у них как-то сразу с памятниками не заладилось:

3 ноября. Торжественно открыли четыре памятника. Но мощный монумент ив бетона французскому революционеру Робеспьеру (скульптор Б. Ю. Сандомирская), поставленный против грота Александровского сада, казалось, навеки, уже в ночь с 6 на 7 ноября 1918 года неизвестные злоумышленники взорвали. По другой версии, он "растрескался от морозов". Статуя кобзарю Т. Г Шевченко (скульптор С. М. Вопнухин) на Рождественском бульваре - Трубной площади обветшала и была снята в 1920 году Памятники поэтам И. С. Никитину (скульптор АН. Блажиевич) и А. В. Кольцову (скульптор С. Сырейщиков) у Китайгородской стены простояли и того меньше.

* * *

7 ноября. Утром Ленин на площади Революции открыл памятник Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу (скульптор С. А. Мезенцев) Через несколько дней эту чудовищную по безвкусице композицию пришлось разобрать.

На Цветном бульваре, недалеко от Трубной площади состоялось торжественное открытие памятника Ф М. Достоевскому (скульптор С. Д. Меркуров). Позже появился анекдот:

"Луначарский обратился к одному из литераторов:

- Мы решили поставить памятник Достоевскому. Что бы вы посоветовали написать на постаменте?

- Достоевскому от благодарных бесов".

* * *

cdn3160

7-9 ноября. Торжественно открыли двенадцать памятников, большинство из которых не простояло и года. У входа в Александровский сад был открыт памятник убийце великого князя Сергея Александровича- И. Каляеву, который был изображен пробивающимся сквозь набегавшие не него волны, на Миусской площади - руководительнице убийства императора Александра П - С. Перовской.

* * *

Ноябрь. Открыли памятник немецкому поэту Генриху Гейне в Нарышкинсмом проезде. Поэт Владислав Ходасевич вспоминал! "В 1918 году когда большевиками овладела мания ставить памятники на этой площадке водрузили почему-то памятник Генриху Гейне. Какой-то чахточный господин с бородкой сидел в кресле, а у ног, ластясь, примостилась полуголая баба с распущенными космами - Не то Лорелела, не то Муза. Памятник сделан был на какой-то белой дряни и внутри пуст. Зимой 1921 года я проходил мимо него - У Гейне нос был совсем черный, а у Лорелеи отбили зад, на месте которого образовалась дыра, наполненная грязной бумагой, жестянками и всяким мусором".