Осокина "Торгсин" || Эмиграция из Рая за валюту

cle490

В поисках валюты все средства были хороши, даже "продажа" за границу людей, ненужных советской власти. Александр Горянин в очерке "В Новом Свете у русских", рассказывая о судьбах российских эмигрантов в США, пишет о Елене Алексеевне Слободской, вдове священника. Родня, жившая в Эстонии, в 1935 г. выкупила ее со всей семьей "через систему "Торгсина"", заплатив советскому правительству за выдачу заграничных паспортов по 500 руб. золотом. Архивные документы подтверждают рассказ Горя и и на. Формальная инициатива о разрешении эмиграции за валюту принадлежала Сектору валюты и международных расчетов Наркомфина. В июне 1932 г. его руководство писало в СТО: "В СССР имеется довольно значительная группа лиц, совершенно ненужных для страны и желающих эмигрировать за границу к своим родственникам. Поскольку последние берут на себя расходы по их переезду, а также по оплате сборов, связанных с разрешением на выезд, такая эмиграция могла бы явиться для нас довольно серьезным источником валютных поступлений. Обращает внимание постановка вопроса: не они, уезжавшие, не хотят оставаться в СССР, а это мы, советская власть, в них не нуждаемся. В октябре 1932 г. Совнарком, непривычно быстро для советской бюрократии отреагировав на запрос, - свидетельство того, что инициатива Наркомфина была исполнением решения Политбюро, - принял постановление о валютной эмиграции.

Для тех, кто соглашался платить валютой, иностранные отделы исполкомов местных советов оформляли выездные паспорта "в облегченном порядке". Сумма "выкупа" определялась социальным статусом потенциального эмигранта и была астрономически большой: одно лишь оформление загранпаспорта в 1932 г. стоило для "трудового элемента? 500, а для "нетрудового" - 1000 зол. руб. К 1933 г. стоимость паспорта выросла и составила соответственно 550 и 1100 руб. золотом. Для сравнения: в начале нэпа за оформление загранпаспорта люди платили государству 38 руб. Помимо паспорта, эмигранты оплачивали в валюте услуги "Интуриста" по "организации выезда", а также услуги Наркомата путей сообщения и Совторгфлота за доставку "до портов посадки". Наркомфин признался, что цена валютной эмиграции скрывала в себе компенсацию потери для СССР валютных переводов, которые могли бы поступить уехавшим в случае их неотъезда за границу. Наркомат иностранных дел, который тоже оказался вовлеченным, опасался, что высокие ставки на загранпаспорта снизят число валютных эмигрантов, а значит, не позволят получить существенного дохода Эти опасения в определенной степени оправдались. Мало кто из "нетрудового элемента", даже при поддержке родственников за рубежом, мог воспользоваться возможностью валютного выкупа. В 1933 г. руководство "Интуриста" просило вообще отменить эту категорию из-за незначительного числа лиц, которые могли осилить выкуп, В момент обсуждения вопроса о возможности валютной эмиграции Наркомфин с подачи ОГПУ предполагал, что ежегодное число тех, кто сможет заплатить валютный выкуп, составит от 3 до 5 тыс. человек. Сколько людей воспользовались возможностью валютного побега? "Подмазанное" валютой облегченное оформление выездных документов привело к росту числа эмигрантов из СССР.

В 1932 г. до разрешения валютной эмиграции, от советских граждан поступило 478 заявлений на выезд, из них только 259 были выполнены: никому не было отказано, следовательно, невыполнение остальных заявлений объяснялось бюрократической волокитой. В 1933 г. работа шла в три раза быстрее: из 1249 заявок на выезд за рубеж было удовлетворено 804 заявки и выдано 104 отказа1061. Но, несмотря на рост, валютная эмиграция оказалась ниже ориентиров Наркомфина и ОГПУ и не только по причине запретительно высокой цены на загранпаспорт. Руководство страны даже во имя валюты не пустило эмиграционный процесс на самотек: план валютной эмиграции на 1933 г. разрешал "Интуристу" вывезти за границу только тысячу человек. Наибольшие поступления валюты по эмиграции ожидались из США, Канады и Южной Америки, но география будущих стран проживания бывших советских граждан покрывала всю Европу, Ближний Восток и Южную Африку.

По свидетельству архивных документов, валютная эмиграция осуществлялась через "Интурист", хотя, если верить рассказу Горя-ннна, семья Слободских была выкуплена через Торгсин. Как объяснить эту неувязку? Первоначальное предложение Наркомфина не предусматривало ни участия "Интуриста", ни участия Торгсина в организации валютной эмиграции. Валютный выкуп должен был поступать напрямую в исполкомы местных советов, которые выдавали паспорта на выезд. Иными словами, желавший уехать должен был заплатить за это самой советской власти. Наркоминдел, боясь международной огласки, стал возражать, считая, что "мероприятие должно быть замаскировано участием "Интуриста" как коммерческой организации"1064: одно дело, если торговлей эмиграцией занимаются органы советской власти, другое - какое-то акционерное общество. Запад ведь мог и не знать, что акционерное общество "Интурист" тоже являлось государственной, более того, правительственной организацией, ведь его учредителями были Наркоматы внешней торговли и путей сообщения1065. В результате вмешательства НКИД сложился порядок, при котором валютные переводы в уплату стоимости загранпаспортов поступали на счет Торгсина как торговой валютной организации, а "Интурист" отвечал за организацию процесса выезда. Стремление советского руководства получить валюту не вызывает удивления. Любопытно другое: торгуя паспортами на выезд, оно пыталось сохранять патерналистский тон.

Постановление СНК, разрешившее валютную эмиграцию, позволяло испол комам местных советов "в особо уважительных случаях взимать паспортный сбор в пониженном размере". Интересно было бы узнать, какие именно причины бегства из страны Советов правительство считало уважительными. В материалах 1933 г. есть свидетельства о существовании льготной цены на эмиграцию для стариков и, что особенно удивительно, детей - всего лишь 275 руб. золотом.