Заметка

Стасюлевич "ИСТОРИЯ СРЕДНИХ ВЕКОВ Крестовые походы (1096-1291 гг.)"

ИСТОРИЯ СРЕДНИХ ВЕКОВ // Крестовые походы (1096-1291 гг.)

Составитель М. М. СТАСЮЛЕВИЧ

БИБЛИОТЕКА МИРОВОЙ ИСТОРИИ 3-е издание, исправленное и дополненное, 2001

ББК 63.3 (0) 4

Третья книга капитальной хрестоматии М. М. Стасюлевича "История Средних веков" охватывает XII-XIII века и посвящена событиям эпохи Крестовых походов. При изложении их истории составитель использовал сочинения не только христианских авторов, но и мусульманские источники. Хрестоматия М. М. Стасюлевича уже почти полтора столетия считается незаменимой книгой для тех, кто преподает и изучает историю этого периода.

Из предисловия к первому изданию Предшествующие две книги охватывают собой 600 лет средневековой истории; третья книга посвящена XII-XIII столетиям.

Содержание этих 200 лет несравненно богаче и знаменательнее: XII и XIII вв. были временем самого блестящего и полного развития феодального общества, когда оно успело, наконец, выработать известный исторический тип, цельный, своеобразный, каким был прежде тип греческой и римской образованности, основанный, впрочем, на началах прямо противоположных цивилизации Древнего мира. Феодал и civis romanus остаются и до сих пор единственными, самыми полными и вместе самыми крайними пунктами развития двух идей, на которых некогда зиждился весь общественный строй; через эти два типа прошло человечество прежде, нежели вступило в свою новую фазу, к которой принадлежат последние поколения и которая при всех своих великих преимуществах тем не менее в отношении полноты и законченности не может равняться с теми двумя колоссальными предшественниками, отошедшими в вечность.

Время от падения Древнего мира до начала Крестовых походов было темной эпохой постоянной подготовки и разработки феодальных начал; собственно, только в XII и XIII столетиях выходит на сцену все то, что мы привыкли называть средневековым.

При составлении третьей книги мы старались, не ограничиваясь приведением отдельных отрывков из трудов писателей, брать каждое историческое произведение в его целости - от начала, от посвящения, от пролога и до самого конца, представляли отпускаемые места в анализе и останавливались на полном переводе того, что в сочинении каждого писателя являлось замечательным. Таким образом, мы нашли средство не только дать обширные извлечения из работ таких писателей, как Вильгельм Тирский, Бернард Казначей, Виллардуэн, Жан Жоанвиль, Марин Санудо и другие, но вместе с тем и представить полное содержание их трудов в целости. Мы обратили в этот раз особенное внимание на посвящения и прологи, потому что они дают самое лучшее понятие о литературных вкусах того времени, объясняют многое из жизни писателей и служат их автобиографией. При изложении истории Крестовых походов мы использовали сочинения не только латинских писателей, но привели также показания важнейших византийских историков и те отрывки из мусульманских источников, которые могли быть нам доступны по их французским или латинским переводам.

В заключение позволяем себе выразить надежду, что приписанное нам стремление заменить своим трудом употребление руководств, вероятно, рассеется теперь само собой при одном взгляде на обширность нашего труда: даже и три тома, уже появившиеся в печати, из которых в каждом может удобно поместиться по объему два-три учебника, не могут служить учебником предмета, преподаваемого всего только один год. Но никакая обширность нашего издания нисколько не препятствует преподавателю пользоваться им, а учащемуся прочесть вне урока по указанию преподавателя то или другое место из Жоанвиля или Виллардуэна, которое дополнит классную работу и даст уму и воображению самую здоровую пищу.

Но мы и теперь по-прежнему считаем недостаточным в деле исторического преподавания ограничиваться одной катехизацией предмета в учебнике; впрочем, и наши противники, по-видимому, склонились, наконец, в пользу этого мнения. По крайней мере, мы не так давно читали, хотя и в другом ежедневном издании, но выходящем под той же редакцией, которая поместила в своем ежемесячном журнале ("Русский вестник", 1863 г.) разбор первого тома нашего труда, а именно следующее: "Учебники истории, - говорит одна из передовых статей газеты (" 238, 1864 г.), - никогда не сообщат им (учащимся) чувства истории; учебники истории дадут им только ряды слов и чужих воззрений, которые коснутся их лишь поверхностно. Но, усваивая шаг за шагом букву и дух древних языков, учащиеся самолично входят в мир истории и овладевают первоначальными источниками исторического ведения. Они усваивают себе историю на самом деле всеми способностями и инстинктами. Они овладевают действительно бывшим, а не заучивают чужие рассказы и рассуждения в учебнике, переложенном с немецкого".

Мы говорили два года тому назад другими словами, но то же самое и заключили так: "Кто прочел Тацита, Эгингарда, Фроассара, тот лучше знает историю и более исторически образован, нежели тот, кто усвоил себе целое историческое руководство". Тогда нас упрекнули в стремлении заплатить дань духу времени; но теперь мы видим, что все это было одно недоумение, ибо наши противники также думают, что только в чтении источников "учащиеся усваивают себе историю на самом деле, всеми способностями и инстинктами, овладевают действительно бывшим" и т. д.

Пусть учебники остаются на своем месте, пусть совершенствуется в них форма катихизации и пусть они делаются более удобными для памяти; но мы нисколько не повредим учебникам, если пополним то, чего недоставало в нашей литературе и чего не могли никаким образом заменить никакие учебники.

В конце этой книги приложена родословная таблица латинских королей и князей Палестины в XII и XIII вв. составленная по "Stammtafeln zur Geschichte der Europaeischen Staaten? von Voigtel (Braunschweig, 1864), с исправлением вкравшихся в них ошибок и с дополнениями по показанию современников. Карта земного круга, составленная в самом конце эпохи Крестовых походов для практического руководства крестоносцев венецианским патрицием Марином Санудо, служит наглядным изображением географических представлений того времени.

18 марта 1865 г.Ипполит Тэн ления способов чувствовать и мыслить, которыми обладали люди несколько веков тому назад. Сделан был тому опыт, и опыт удался.

Размышляя об этих способах чувствовать и мыслить в различные эпохи, дошли наконец до убеждения, что именно они-то и составляют исторические факты первого порядка. Их влияние заметили на самых великих событиях; они объяснили их и сами в свою очередь объяснились ими: потому сделалось необходимо на будущее время дать им место в истории и притом одно из самых высших. Так и было поступлено, и с той поры все изменилось в истории: предмет, метод, средства, понимание законов и причин. Это-то преобразование, как оно совершилось и должно было совершиться, мы и постараемся изложить здесь.

Часть I.

Часть II.

Часть III.

Часть IV.

Часть V.

Часть VI.