Заметка

М. И. Вострышев "Москва сталинская. Большая иллюстрированная летопись" | 1943 год

1943 ГОД

1 января. Открыт для пассажиров участок метро "Площадь Свердлова" - "Завод имени Сталина"1 (без промежуточных станций) Замоскворецкого радиуса.

6 января. Президиума Верховного Совета СССР принял решение удовлетворить ходатайство Народного Комиссариата Обороны и ввести, взамен существующих, новые знаки различия - погоны для личного состава Красной Армии.

16 января. В кинотеатре "Художественный" открылась фотовыставка "Москвичи в боях за Родину".

18 января. Умер эмбриолог Д. П. Филатов.

21 января. Вечером в Большом театре состоялось торжественное заседание, посвященное 19-й годовщине со дня смерти Ленина.

Управляющий делами Совнаркома СССР Я. Е. Чадаев в беседе с историком Г. А. Куманевым вспоминал: "В кулуарах перед заседанием я встретился с генералом А. В. Хрулевым, А. Н. Поскребышевым и известным хирургом профессором А. Н. Бакулевым. Наш разговор сразу зашел о Сталинградской битве, о героических делах защитников великого города. Уже раздался второй звонок, но мы не спешили в зал. И вот мимо нас прошел Мех-лис2 и сухо произнес: "Здравствуйте"

Кажется, это прошел Мехлис, - сказал Бакулев.

Да, это он, - подтвердил Хрулев. - Ничтожный человек. При виде его у меня постоянно остается ощущение зубной боли. Унылый у него вид и злобный характер. И на слова скупой, неприветливый, и лицом незначительный. Только и помнится такой его вид, будто он собрался кому-нибудь свернуть шею".

22 января. Постановление ГКО "Об усилении борьбы с расхищением и разбазариванием продовольственных и промышленных товаров".

24 января. Газета "Правда" сообщила, что композиторы Д. Д. Шостакович и С. С. Прокофьев избраны почетными членами Национального института искусств и литературы США.

26 января. Умер ботаник и генетик, президент ВАСХНИЛ Н. И. Вавилов.

2 февраля. Победоносно завершена Сталинградская битва.

12 февраля. Постановление ГКО создана лаборатория - 2 АН СССР для разработки атомного оружия под руководством И. В. Курчатова.

23 февраля. В ЦДКА им. Фрунзе открыта выставка "Красная Армия в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками".

26 февраля. В столицу доставлен и передан в Центральный военно-морской музей истребитель И-16, на котором летчик морской авиации дважды Герой Советского Союза Б. Сафонов сбил 16 вражеских самолетов.

5 марта. По предварительным данным.! лыжном кроссе приняли участие свыше 410 тысяч москвичей - рабочих, служащих, студентов, учащихся школ ФЗО" ремесленнши железнодорожных училищ, школьников.

13 марта. Постановление СНК СССР о возвращении в столицу из эвакуации семидесяти пяти учреждений Академии наук СССР.

19 марта. Постановление СНК СССР о присуждении Сталинских премий за выдающиеся работы в области искусства и литературы за 1942 год. Среди удостоенных премий москвичи: В. Я. Шебалин, Д. Ф. Ойстрах, A.M. Герасимов, М. Г. Манизер, А. Ш. Мелик-Паша-ев, Вл. И. Немирович-Данченко, В. И. Качалов, О. Л. Книппер-Чехова, А. В. Нежданова, А. А. Яблочкина, А. Н. Толстой, К. М. Симонов, Л. М. Леонов, М. В. Исаковский.

21 марта. Красной Армии передан бронепоезд "Красный метрополитен", построенный на деньги, собранные метрополитеновцами.

22 марта. Постановление СНК СССР о присуждении Сталинских премий за выдающиеся работы в области науки за 1942 год. Среди удостоенных премий москвичи: П. С. Александров, СИ. Вавилов, В. И. Вернадский, НА. Гамалея, П. Л. Капица, А. Н. Несмеянов, В. Н. Образцов, А. Д. Сперанский, Е. В. Тарле, Е. М. Ярославский.

Принято также постановление СНК СССР о присуждении Сталинских премий за выдающиеся изобретения и коренные усовершенствования методов производственных работ за 1942 год. Среди удостоенных премий: В. Г. Грабин, И. И. Иванов, СВ. Ильюшин, В. Я. Климов, С. А. Лавочкин, А. А. Микулин, А. Н. Туполев, А. С. Яковлев.

23 марта. В здании Московского товарищества художников открылась выставка "Женщина в наши дни".

11 апреля. Московский академический Художественный театр СССР имени Горького показал новую постановку - спектакль "Последние дни" ("Пушкин") Михаила Булгакова.

Щ % апреля. Восстановлено прямое железнодорожное сообщение между Москвой и Сталинградом. В рейс отправился поезд, среди пассажиров которого находились специалисты различных областей промышленности и строители. Они были направлены для участия в восстановления Сталинграда.

23 апреля. В здании Московского товарищества художников открылась выставка, по-смщенная 600-летию восстания эстонского народа против немецких захватчиков в Юрьеву ночь 1343 года.

25 апреля. Умер писатель и режиссер В. И.

Немирович-Данченко. В. Я. Виленкия 15 мая записывает: "Василий Иванович [Качалов] 13-го выписался из больницы. Вечером был у него. Рассказал со слов дежурного врача, как умирал Владимир Иванович. За час до смерти сказал, что теперь только почувствовал, что у него настоящая грудная жаба, а прежде никогда не верил, и что ему уже не встать - "от-топтались мои ноженьки". Попросил нитроглицерин. Потом отпустил врача, сказал, что ему лучше - "временно, конечно, это опять вернется, но сейчас лучше, я буду спать, и вы идите спать". И не успела она дойти до дежурки, как услышала крик, короткий, но сильный - а-а-а!... Слышно было на весь коридор, только Василий Иванович не слышал? Тогда прибежали врачи и увидели, что он умер. Зазвонили телефоны и пошло..."

4 мая. В Доме ученых состоялось торжественное собрание Академии наук СССР, посвященное 125-летию со дня рождения Карла Маркса.

5 мая. В Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина открылась выставка "Печать в дни Отечественной войны".

9 мая. В Колонном зале Дома Союзов состоялся 3-й Всеславянский митинг.

13 мая (не ранее этого дня). Из письма Я. Гринберга И. В. Сталину: "Недавно меня впервые пригласил домой артист Малого театра И. Лепштейн (заслуженный артист РСФСР) и со всякими предосторожностями, тревожно беседовал об антиеврейских настроениях, которые волнуют евреев - актеров этого театра. Знаю, что с большой тревогой об этом явлении говорят народный артист СССР тов. Михоэлс, народный артист А. Я. Таиров и очень много рядовых работников. Известно, что ряд представителей художественной интеллигенции (евреев) обращались к писателю И. Эренбургу с просьбой поставить этот вопрос. Со мной об этих явлениях много говорил писатель Борис Горбатов. Уже дошло до того, что отдельные коммунисты (русские) и даже секретари низовой партийной организации (например, в Управлении по делам искусств Мосгорис-полкома, в отделе искусств облисполкома) начинают совершенно официально ставить

вопрос о "засоренности" аппарата евреями, выдвигают обвинения в "протаскивании евреев". В Управлении по делам искусств пришлось даже делать подсчет и определять, нарушена ли еврейская норма - четыре еврея на 30 человек работников аппарата! Становится невмоготу! Это уже не случайность, а явление".

15 мая. Ликвидация Сталиным в угоду союзникам Коминтерна.

19 мая. В Москву прибыл специальный представитель президента США - бывший американский посол в СССР Джозеф Дэвис.

20 мая. В 9 часов вечера Сталин в присутствии Молотова принял Джозефа Дэвиса. Дэвис передал Сталину послание от президента Рузвельта. В письме президент объяснил, что обеспокоен ослаблением связи между союзниками. Он также пожелал провести личную встречу со Сталиным без участия Черчилля. Сталин спросил, почему предлагается встреча без участия Черчилля. Дэвис ответил, что Черчилль и Рузвельт доверяют друг другу, и президент будет информировать премьер-министра о встрече. Тем не менее, Рузвельт и Черчилль имеют разные представления о колониализме и империализме. Если Сталин и Рузвельт встретятся между собой, то, безусловно, достигнут взаимопонимания. Сталин ответил, что не уверен в этом. Когда Дэвис изложил позицию Рузвельта по международным событиям, Сталин согласился на встречу.

Сын Л. П. Берии Серго Берия пишет: "Известно, что весной 1943 года Рузвельт направил в Москву специального курьера - бывшего посла в СССР Дж. Дэвиса с конфиденциальным письмом Сталину. Он предлагал неформальную встречу "либо на Вашей, либо, на моей стороне Берингова пролива". В ней не должен был участвовать Черчилль, а количество сопровождающих лидеров двух стран должно было быть крайне ограниченным. Предлагалось, в частности, "обсудить военные вопросы на суше и на море" Сталин дал принципиальное согласие на встречу, но с оговоркой - в предстоящей встрече должен был непременно участвовать и Черчилль. Встреча не состоялась... Рузвельт не скрывал, что он союзник Англии в борьбе с фашизмом, но никак не в сохранении Британской империи... Америка Рузвельта имела свои, совершенно однозначные взгляды на послевоенный мир, и они во многом совпадали с видением советского правительства. С англичанами - иначе. Те гораздо ближе были к конфронтации, которая началась после Победы".

22 мая. В Каретном ряду открылся сад "Эрмитаж". Здесь имелись тир и читальня. На сцене ставили оперетту "Свадьба в Малиновке", проходили концерты с участием Утесова, Райкина и Рознера.

23 мая. Вечером Сталин устроил обед в честь Джозефа Дэвиса и американского посла Уильяма Стэндли. После ряда тостов и отменной закуски Сталин произнес: "Сейчас мы сделаем перерыв, и все пойдем в кинозал, где будем смотреть фильм нашего почетного гостя "Миссия в Москве"",

Кларк-Клер вспоминал: "Вместо траты впустую традиционных двух часов на питье алкоголя посреди зеленых с золотом столов в фойе, нас, еще трезвых, торопливо перевели в кинозал смотреть фильм мистера Дэвиса про него самого".

Деннис Данн в книге "Между Рузвельтом и Сталиным. Американские послы в Москве* писал: "В фильме были положительно отражены показательные процессы. Сталин был изображен национальным кумиром и подлинным демократом, и подчеркивалась решающая роль Дэвиса в развитии американо-советской дружбы в период его службы послом, В фильме было много исторических неточностей, неоправданной пропаганды и плохой актерской игры. Американские и британские представители, знавшие свою историю, были оскорблены".

24 мая. Сталин вновь встретился с Дэ-висом. Он вручил ему письмо к Рузвельту, в котором говорил, что встретится с ним в Фэрбенксе на Аляске примерно 15 июля, но окончательная дата встречи и сама встреча будут зависеть от военной ситуации. Дэвис улетел из Москвы 29 мая. 8 августа Сталин сообщил Рузвельту, что встреча на Аляске невозможна.

29 мая. Из письма лейтенанта О. А. Ши-монаева И. В. Сталину: "Введение новой формы в Красной Армии есть прогрессивное явление и вызвало большой воодушевленный подъем в рядах начальствующего, командного и рядового состава Красной Армии. Красноармейцы и командиры стали гордиться "традициями частей, честью мундира, честью солдата, честью юнкера, честью офицера".

3 июня. В Доме ученых состоялось торжественное собрание Академии наук СССР, посвященное 100-летию со дня рождения К. А. Тимирязева.

15 июня. Директор школы О. Леонова направляет Сталину письмо: "Дорогой Иосиф Виссарионович] Коллектив школы - 175 Свердловского района г. Москвы поздравляет Вас с окончанием Вашей дочерью Светланой курса средней школы с аттестатом отличника и выражает уверенность, что и в дальнейшем она будет работать всегда и везде со свойственной ей глубиной и настойчивостью".

22 июня. В ЦПКиО им. М. Горького открылась выставка трофейного оружия. До конца войны она постоянно пополнялась новыми трофеями. Билет на выставку стоил 1 рубль, для красноармейцев, инвалидов войны и детей - 20 копеек.

29 июня. Начальник тыла Советской Армии генерал армии А. В. Хрулев дал указание главному интенданту генерал-полковнику П. И. Драчеву приступить к разработке медали "За оборону Москвы".

4 июля. Началась Курская битва.

5 июля. Оперный певец Михаил Александрович вспоминал: "В Октябрьском зале Дома Союзов (в том самом зале, где проходили знаменитые процессы тридцатых годов!) состоялась моя первая встреча с московскими слушателями. Признаться, я очень волновался перед этой встречей. Мне казалось, что от того, как примет меня - новичка - столичная публика, зависит вся дальнейшая судьба. Мой первый московский концерт был обставлен торжественно. В зале присутствовали не только деятели искусства и литературы, находившиеся тогда в Москве, но и руководители правительства, и представители ЦК Компартии Литвы. Среди слушателей было много прибалтов, знавших меня еще в Риге и Каунасе. Концерт прошел с большим успехом. Принимали меня очень тепло, я много бисировал".

9 июля. В Москве в последний раз была объявлена воздушная тревога. А за все время войны ее объявляли в столице 141 раз.

11 июля - В парке ЦДКА им. Фрунзе отмылась выставка фронтовых рисунков и этюдов военных художников Студии име-ни Грекова.

П июля. Более 160 тысяч войск союзников высадились в Италии.

19 июля. В Концертном зале им. П. И. Чайковского состоялся литературный вечер, посвященный 50-летию со дня рождения В. В. Маяковского.

20 июля. Первое выступление Государственного хора русской песни под управлением А. В. Свешникова в Большом зале Московской консерватории.

Июль. В Московском планетарии приступили к показу инсценировки романа Жюль Верна "Путешествие на Луну".

Исполком Моссовета принял решение "О сборе среди населения г. Москвы шерстяных варежек, перчаток и носков для Красной Армии".

5 августа. Москвичи увидели первый салют. Ровно в 24 часа был дан залп из 120 орудий. Всего было дано 12 залпов, производившихся через каждый 30 секунд в течение шести минут. Москва салютовала войскам Брянского фронта, освободившего при содействии с флангов Западного и Центрального фронтов город Орел, и войскам Степного и Воронежского фронтов, освободившим город Белгород. Все крупные победы с этих пор отмечались салютами в Москве, 354 раза салютовала столица доблестным советским воинам.

Генерал армии СМ. Штеменко вспоминал: "Как только командующие войсками доложили Верховному о взятии этих городов (о таких победах они всегда стремились докладывать ему непосредственно), генерала Антонова и меня вызвали в Ставку. Сталин только что вернулся с Калининского фронта. Собрались и все остальные члены Ставки.

Читали ли вы военную историю" - обратился Верховный к Антонову и ко мне.

Мы смешались, не зная, что ответить. Вопрос показался странным: до истории ли было нам тогда!

А Сталин меж тем продолжал:

Если бы вы ее читали, то знали бы, что еще в древние времена, когда войска одерживали победы, то в честь полководцев и их войск гудели все колокола. И нам неплохо бы как-то отмечать победы более ощутимо, а не только поздравительными приказами. Мы думаем, - кивнул он головой на сидевших за столом членов Ставки, - давать в честь отличившихся войск и командиров,

их возглавляющих, артиллерийские салюты. И учинять какую-то иллюминацию.

Уже через несколько минут после этого разговора в Ставку был вызван командующий Московским фронтом противовоздушной обороны генерал-лейтенант артиллерии Д. А. Журавлев. Ему было поручено произвести вечером в столице первый победный салют. В считанные часы артиллеристам пришлось решать немало вопросов. Прежде всего, никто не представлял, каким же должен быть сам ритуал салюта. Срочно послали офицера в библиотеку - просмотреть соответствующую литературу, начиная со времени Петра I. Из каких орудий салютовать? Комендант Кремля смог предоставить для этой цели двадцать четыре горные пушки. Еще сто зениток взяли с батарей, охранявших Москву от вражеских налетов. С таким, понятно, расчетом, чтобы не нарушать систему противовоздушной обороны столицы. Наметили места, где расставить орудия, чтобы залпы были слышны по всей Москве, - в центре, на Крымской набережной, на стадионе Красной Пресни, в Лефортове... Для салюта нужны были холостые снаряды, их удалось разыскать в летнем учебном лагере. В разные районы города направили десять взводов солдат с пистолетами-ракетницами и инструкцией: после каждого артиллерийского залпа пускать разноцветные ракеты".

Ровно в полночь генерал Д. А. Журавлев, находясь на крыше одного из зданий на улице Кирова1, отдал по телефону команду на батареи: "Огонь!" Прогремел первый залп, и следом в ночное небо взлетели разноцветные ракеты. Залпы гремели через каждые тридцать секунд, и первый салют продолжался пять с половиной минут.

Писатель Николай Телешов вспоминал: "Кто жил в эти грозные дни в Москве, тот не может не вспомнить замечательных салютов с пушечными выстрелами и тысячами разноцветных огней и ракет, взлетавших массами к полночному небу - вправо и влево, по всей Москве, когда по всем улицам и по квартирам восторженно сообщалось по радио о новой, только что одержанной победе наших войск, о новом изгнании врагов иг городов нашей родины. Эти салюты, эти массовые фейерверки и торжественный гром пушек были необычайно трогательны, радостны и прекрасны. Народ сбегался на перекрестки улиц, откуда шире видна была замечательная картина, и любовался торжественным зрелищем, испытывая восторг и гордость за блестящие победы Советской Армии и ее великих вождей".

8 августа*: В парке культуры и отдыха "Сокольники" состоялся парад, посвященный 25-летию Общества Красного Креста и Красного Полумесяца, в котором участвовало три тысячи медицинских сестер, сандру-жинниц и доноров.

12 августа В Музее Революции СССР открылась выставка агитационно-изобразительного искусства.

Из письма работницы Семеновой - Р. С Землячке: "Сообщу Вам несколько фактов о творимых безобразиях на нашем заводе "Молния", что на Малой Тульской улице, доы - 45. Некоторые лица, ниже упомянутые, занимаются расхищением продуктов рабочего снабжения. Например, директор завода т. Бычков К. Г. получая литерную карточку2, не гнушается брать ежедневно по два талона на дополнительные обеды из рабочего пайка не имея на то никакого права".

Середина августа. Дигаоматический корпус СССР, переведенный по решению Советского правительства осенью 1941 года в Куйбышев, в полном составе возвратился в Москву.

23 августа. Над Москвой прогремел порой салют - в честь освобождения Харькова. Возле орудий были установлены микрофоны радио - победный салют слышала вся страна Газета "Известия" писала: "Двадцать залпов с интервалами в четверть минуты: пять мину т висели над Москвой обвалы артиллерий ского грома. Пять минут прошивали атлас* ное небо разноцветные нити трассирующих пуль; зенитный огонь вычерчивал красным, голубым, зеленым, белым сверкающий узор, прихотливый и нежный* как украинское шитье. Пять минут распускались, словно неведомые цветы, ослепительные ракеты".

1 Обеды по нормам литер "А" и "Б" были ист >

4 сентября. Утром на даче Сталин в присутствии Маленкова и Берии обсудил положение дел в Русской Православной Церкви с полковников госбезопасности Г. Г. Карповым, долгое время работавшим в Комиссии по делам культов при ВЦИКе.

Несколькими часами позже в Кремле состоялась беседа Сталина с патриаршим местоблюстителем митрополитом Сергием, ленинградским митрополитом Алексием и экзархом Украины митрополитом Николаем. Во время беседы митрополит Сергий довел до сведения председателя Совнаркома, что в руководящих кругах Православной Церкви имеется намерение в ближайшее время созвать собор епископов для избрания патриарха Московского и всея Руси и образования при патриархе Священного Синода. И. В. Сталин сочувственно отнесся к этим предложениям и заявил, что со сторонытгравитель-ства не будет к этому препятствий. На предложение митрополита Сергия созвать архиерейских собор через месяц, Сталин: заявил: "А нельзя ли проявить большевисткие темпы" Он предложил созвать собор через три дня и отдал распоряжение привлечь авиацию для сбора епископов. В конце встречи Сталин представил иерархам Г. Г. Карпова, как руководителя создаваемого Совета по делам РПЦ.

8 сентября. Патриархом Московским и всея Руси на Соборе епископов избран митрополит Сергий (Страгородский).

12 сентября. В Богоявленском соборе в Елохове состоялась интронизация новоизбранного патриарха Сергия.

Премьера спектакля "Русские люди" К. М. Симонова во МХАТе.

13 сентября. Записка И. В. Сталина И. Г. Большакову о сценарии второй серии фильма "Иван Грозный": "Сценарий получился неплохой. Т. Эйзенштейн справился с задачей. Иван Грозный, как прогрессивная сила своего времени, и опричнина, как его целесообразный инструмент, вышли неплохо. Следовало бы поскорее пустить в дело сценарий".

18 сентября. Из Москвы уехал американский посол в СССР Уильям Стэндли.

24 сентября. Открылся для посетителей Политехнический музей.

6 октября. СНК СССР утвердил проект организации в Москве Академии педагогических наук РСФСР. Президентом академии избран академик В. П. Потемкин.

7 октября. Послом США в Москве назначен У Аверелл Гарриман.

10 октября. В Государственной Третьяковской галерее открылась выставка молодых художников, посвященная 25-летию Ленинского комсомола.

13 октября. В выставочном зале Государственной библиотеки им. В. И. Ленина открылась выставка цветных автолитографий "Боевой карандаш".

16 октября. В Колонном зале Дома Союзов состоялся заключительный концерт смотра художественной самодеятельности Московской области, на котором выступило около 600 человек.

18-30 октября. Московская конференция министров иностранных дел СССР и Великобритании В. М. Молотова и А. Идена и государственного секретаря США К. Хэл-ла. Принято коммюнике об открытии весной 1944 года второго фронта. Из-за погодных условий иностранные делегации смогли улететь из Москвы только 3 ноября.

Корделл Хэлл вспоминал: "Мы прибыли в Москву во второй половине холодного дня 18 октября, незадолго до захода солнца. В аэропорту нас встречали Молотов и Литвинов, а также Дональд Нельсон, начальник нашего Управления военного производства, и большая группа других официальных лиц. Молотов и Литвинов тепло приветствовали меня. Затем я поехал в резиденцию американского посла в Спасопесковском переулке, которая была известна как "Спасо-хауз"...

Три министра иностранных дел встретились в Кремле вечером 18 октября в атмосфере сердечности, сотрудничества и строгой деловитости. Мы быстро договорились о том, что не будем произносить речей, о советниках, которые будут присутствовать вместе с нами на заседаниях, и о первом коммюнике, которое мы опубликуем...

Пробыв в Москве почти неделю, я сказал Молотову, что не знаю правил протокола, связанного с получением аудиенции у маршала Сталина; не знаю, сколько надо ждать, не слишком ли я долго выжидал, но в любом случае я счел бы за честь, если бы мог встретиться с его "боссом" и оставляю этот вопрос на усмотрение Молотова... Вскоре Молотов сообщил мне. что Сталин примет меня в

Кремле в три часа дня 25 октября...

Когда я входил в просторный кабинет Сталина, он вошел через другую дверь, встретил меня на полпути и пожал мне руку, Держался он приветливо и непринужденно. Он проводил меня к месту за столом, а затем сел напротив меня спиной к стене. Наша беседа началась с частного разговора. Мы обменялись мнениями по поводу того, как сеять пшеницу. Я рассказал Сталину, что в Теннесси ее сеют в пахоту глубиной до 6 дюймов, что, видимо, было для него новостью. Мы обсудили, как делать плоты. Я описал, как мы связывали бревна в плоты в Теннесси, используя побеги орешника. Сталин поведал, как грузины пользуются в этих целях виноградной лозой. Я сообщил Сталину, что очень рад побывать в Москве, так как давно мечтал посетить его страну. Я сказал, что за свою жизнь присутствовал на многих международных конференциях, но ни на одной мне не оказывалось столь большого гостеприимства и внимания со стороны хозяев, как со стороны Советского правительства и лично Молотова. Сталин ответил, что не ожидал услышать такую оценку. Я отметил, что одна из наиболее важных задач нынешней конференции состоит в том, чтобы заложить основу для встречи между ним, президентом Рузвельтом и премьер-министром Черчиллем, в которой жизненно заинтересован весь американский народ, и, более того, все люди мира, ведущие борьбу против нацизма и фашизма. Затем я передал Сталину послание президента относительно места встречи... Наша беседа длилась около часа -фактически полчаса, если учесть время, затраченное на перевод. И поскольку приближался час возобновления работы конференции, я сказал Сталину, что, как прилежному ученику Молотова, мне пора идти в школу на Спиридоновку. Маршал улыбнулся и пожелал мне удачи".

28 октября. Сергей Михалков вспоминал, как его с его соавтором по созданию нового текста Гимна СССР Эль-Регистаном вызвали в Кремль: "В. П. Московский находит авторов по телефону и сообщает о срочном вызове к Сталину...

На часах 22 часа 30 минут. У стены, на которой висят портреты Суворова и Кутузова, длинный стол для совещаний. Справа сто-лик с разноцветными телефонными шара, тами. Прямо напротив авторов с листком бумаги в руках стоит Сталин, За длинным столом сидят Молотов, Ворошилов, Маленков, Щербаков... Сталин протягивает мне напечатанный на машинке текст Гимна.

Ознакомьтесь! - говорит Сталин. -Нет ли у вас возражений? Надо еще поработать. Главное, сохранить эти мысли. Возможно ли это?

Да, - отвечаю я. - Можно нам подумать до завтра?

Нет, нам это нужно сегодня. Садитесь, поработайте. Вот карандаш, бумага, - приглашает нас к столу Сталин.

Мы садимся. Но необычная обстановка смущает.

Что? Неудобно здесь работать" - спрашивает Сталин, улыбаясь. - Сейчас вам дадут другое место...

Запев третьего куплета не ложится в раз мер предыдущего. Однако множество вариантов, написанных накануне, помогают авторам решить задачу. В 23.45 они возвращаются в кабинет Сталина и предлагают новым вариант. После короткого обсуждения эш строк и очередных уточнений Сталин говорит Щербакову:

Товарищ Щербаков, пусть этот текст отпечатают сейчас на машинке... Вы пока посидите с нами, - обращается он к нам.

Так появился куплет, в котором были строки:

Мы армию нашу растили в сраженьях,

Захватчиков подлых с дороги сметем!"

Ю. Б. Борев пишет: "Регистана и Михалкова называли заслуженными гимнюками Советского Союза". в

29 октября. В Большом театре сошлось торжественное собрание, посвященное 25-летию ВЛКСМ.

30 октября. Переводчик В. М. Бережков вспоминал: "В Екатерининском зале Кремля Сталин давал обед по случаю завершения работы Московской конференции трех мини' стров иностранных дел - СССР, США и Великобритании. Самый большой стол тянулся вдоль стены с окнами, выходящими на Москву-реку. В центре сидел Сталин, справа о1

него Хэлл, слева посол США в СССР Гарри-Ман* Справа от Хэлла было мое место, как переводчика. Обед-начался с многочисленных тостов, большинство из которых произносил Сталин. В перерывах между речами Сталин и Хэлл переговаривались в основном о положении на фронтах войны и итогах только что закончившийся конференции. Время от времени возникали довольно длительные паузы, и тогда я тоже успев ал немного перекусить. Вдруг я заметил, что Сталин наклонился в мою сторону за спиной Хэлла и манит меня пальцем. Я перегнулся к нему поближе, и он чуть слышно произнес:

Слушайте меня внимательно. Переведите Хэллу дословно следующее: советское правительство рассмотрело вопрос о положении на Дальнем Востоке и приняло решение сразу же после окончании войны в Европе, когда союзники нанесут поражение гитлеровской Германии, выступить против Японии. Пусть Хэлл передаст это президенту Рузвельту, как нашу официальную позицию. Но пока мы хотим держать это в секрете. И вы сами говорите потише, чтобы никто не слышал. Поняли"

Понял, товарищ Сталин.

Хэлла чрезвычайно взволновало это сообщение. Американцы давно ждали решения Москвы. Теперь правительство США получило авторитетное заявление по очень важному для Вашингтона вопросу".

Корделл Хэлл вспоминал: "Я сидел справа от Сталина. Это дало мне прекрасную возможность-побеседовать с ним во время длинного обеда и последовавшего затем просмотра кинофильма... Он начал беседу с замечания: "Вы провели успешную конференцию". Я тут же ответил, что заслуга полностью принадлежит ему, поскольку он дал согласие на то, чтобы его великая страна вместе с Великобританией и Соединенными Штатами примкнула к международной программе, основанной на сотрудничестве. Это, казалось, польстило ему... Я все-таки сказал" что он и советский народ пользуются колоссальным престижем во многих частях мира, и существует настоятельная необходимость в том руководстве, которое могут предложить вместе он, президент Рузвельт и премьер-министр Черчилль. Это руководство надо осуществить без задержки, ибо его отсутствие будет иметь серьезные и вредные последствия. Сталин согласился с этим, что руководство необходимо, но ничего больше о встрече с Рузвельтом и Черчиллем не сказал. Затем, однако, он сделал исключительно важное заявление. Он удивил и обрадовал меня, ясно и недвусмысленно сказав, что, после того как удастся разгромить Германию, Советский Союз примет участие в разгроме Японии...

За обедом произносились бесчисленные тосты. Сталин и я пили красное вино, хотя многие гости предпочитали водку. Генерал Дин1 оказался в центре внимания, когда в ответ на тост Сталина за американские вооруженные силы он предложил поднять бокалы за день, когда американские и английские войска встретятся с русскими войсками в Берлине. Сталин поднялся со своего места рядом со мной и оказал высокую честь Дину, обойдя вокруг стола и чокнувшись с ним бокалами.

Когда мы встали из-за обеденного стола, Сталин провел меня и еще двух-трех других гостей в соседнюю комнату на несколько минут, прежде чем перейти в кинозал. По своей инициативе он с едким сарказмом заговорил о распускавшихся ранее слухах, будто Советский Союз и Германия могут договориться о сепаратном мире. Я ответил, что любой человек, знающий русских людей и их отношение к Германии в этой войне, поймет, что русские люди не заключат сепаратного мира с Германией. Он с готовностью согласился".

4 ноября. В Большом зале Московской консерватории состоялось первое исполнение Восьмой симфонии Д. Д. Шостаковича. Дирижировал Е. А. Мравинский. Писатель Михаил Пришвин записывает: "На 8-й симфонии Шостаковича. Это музыкальный миф о современной войне, вещь настоящая, без подтяжек. Сам Шостакович, маленький человечек, издали будто гимназист 6-го класса, капризное дитя современности, вместивший в себя весь ад жизни с мечтой о выходе в рай".

7 ноября. Писатель Илья Эренбург вспоминал: "Нарком иностранных дел устроил в особняке на Спиридоновке пышный прием; собрались члены правительства, дипломатический корпус генералы, писатели, актеры, журналисты - словом, все те, кого парикмахер Клуба писателей называл "тузами и шишками". Оглядев зал, ПЛ. Кончаловский шепнул мне: "Напоминает холст Эдуарда Мане"... Советские дипломаты были одеты в только что придуманные мундиры. Военные атташе различных посольств сверкали золотом. Груди генералов изнемогали от орденов. Гарро1 неистово размахивал фалдами фрака и, выпив несколько бокалов шампанского, стал рассказывать об интригах англичан в Алжире: "К счастью мне удалось сразу повидать Молотова. Мы умеем отличать подлинных друзей от фальшивых..." Английский посол Керр, забыв о присущей ему чопорности, со всеми чокался "за победу", пил водку и вскоре стал походить скорее на советского писателя, чем на британского дипломата. С. А. Лозовский2 обнимал генерала Пети... А. Н. Толстой явился во фраке и по-барски благодушно дразнил одного из американских дипломатов: "Конечно, Италия красивая страна, но ведь и Париж стоит мессы". И. С. Козловский сидел на полу и пел старинные романсы. Маргарита Алигер, испуганно поглядывая на посланника Эфиопии, блиставшего позументами, сказала: "Илья Григорьевич, а вы помните сорок первый".." Американский журналист Шапиро говорил: "Впервые за восемь лет я чувствую себя в Москве хорошо. Вот что значит союз!..." Положение казалось обнадеживаю щим. Во время приема грохотали пушки: освобожден Киев. Союзники были удовлетворены своими операциями в Италии. В конце октября закончилось Московское совещание министров иностранных дел Советского Союза, Соединенных Штатов и Англии".

8 ноября. В Государственной Третьяковской галерее открылась Всесоюзная художественная выставка "Героический фронт и тыл".

Указами Президиума Верховного Совета СССР учреждены высший военный орден "Победа" для высшего командного состава Советской Армии и ордена СлавыЦ III степеней для рядового и сержантского состава, а в авиации - и лиц, имеющих звание младшего лейтенанта.

11 ноября. Газета "Правда" сообщила, что сдана в эксплуатацию новая электрифицированная железнодорожная линия Курский вокзал - Кунцево, соединившая между собой семь вокзалов столицы.

20 ноября. Открыты для пассажиров промежуточные станции Замоскворецкой линии метро; "Новокузнецкая" и "Павелецкая".

21 ноября. Постановление ГКО "О строительстве IV очереди Московского метрополитена".

28 ноября. СНК СССР принял постановление "О порядке открытия церквей".

28 ноября - 1 декабря. Тегеранская конференция "большой тройки": Сталин, Рузвельт, Черчилль.I

18 декабря. Сталин встретился с послом США в СССР Гарриманом.

20 декабря. Умер писатель Ю. Н. Тынянов. Илья Эренбург вспоминал: "Я был на его похоронах. После Сталинградской победы многое менялось на глазах. Звание и форма определяли положение человека. Тынянов бьл не ко двору и не ко времени. Газеты даже не сообщили о его смерти. Гроб стоял в маленькой комнате на Тверском бульваре, и веночки были из бумажных цветов - попроще. скромнее. Я стоял у гроба и думал- мы хороним одного из самых умных писателей наших двадцатых годов..." Телеи

Виктор Шкловский вспоминал: "Он сохраняя сознание, но не имея возможности работать. На кладбище народу собралось, много, но пришли люди, которые пищ знают, как трудно писать. Похоронен К) *

Тынянов на Ваганьковском кладбище Р/Г кладбище тихо, только поезда гудят, пт> дя по путям Окружной дороги".

20-21 декабря. Празднование дня рожл^ ния Сталина, на который среди прочил бы приглашен К. К. Рокоссовский, родивший ся в тот же день - 21 декабря. Генерал-лей" тенант НА. Антипенко передает рассказ Ро коссовского об этой ночи: "Было далеко за полночь... Присутствовали некоторые члены Политбюро. Обстановка за столом была самая непринужденная. Взяв меня за рук Сталин отвел в сторону и тихо сказал- un7^l вас кретао обидели, товарищ Рокоссовский i Бывает... Ну что,извините... Потом мы воз вратились к столу. Кто-то провозгласил тост за Сталина. Закусили. Встав из-за стола

Верховный подошел ко мне с полным бокалом "Хванчкары" (его любимого вина), произнес тост в мою честь и стал чокаться со мной так, чтобы верхний край его бокала был бы не вровень с моим, а чуть пониже. Я знал этот грузинский обычай, выражающий особое уважение, и поспешил опустить свою рюмку ниже. Сталин повторил свой прием, опустив руку с бокалом еще ниже, то же сделал и я. В конце концов, наши бокалы оказались на полу. Это всех рассмешило".

21 декабря. Газеты сообщили, что СНК СССР утвердил новый Государственный гимн СССР - "Союз нерушимый республик советских...", заменивший "Интернационал".

30 декабря. В Большом зале Московской консерватории начался цикл концертов "Советская музыка в дни Отечественной войны".

В течение года. В Москве основан Музей музыкальной культуры им. М. И. Глинки, Институт кристаллографии АН СССР. В помещении Новодевичьего монастыря открыт двухгодичный Богословский институт.