Заметка

Сборник статей: "Советская социальная политика 1920-х-1930-х годов: Идеология и повседневность" || "Или возьмем, наконец, культуру..." Просвещение женщин Немецкой автономии как элемент социальной политики, 1920-30-е годы || Юлия Морозова

Или возьмем, наконец, культуру..." Просвещение женщин Немецкой автономии как элемент социальной политики, 1920-30-е годы

Юлия Морозова

Советское государство с самых первых лет своего существования поставило грандиозную задачу ликвидации неграмотности среди взрослого населения страны. Эта задача приняла характер государственной политики на основе декрета Совета Народных Комиссаров 26 декабря 1919 года, при этом повышение уровня грамотности, общей культуры населения носило прикладной характер и объяснялось необходимостью получения поддержки коммунистической идеологии и модернизации страны. Поэтому большое внимание при решении задачи повышения общеобразовательного и культурного уровней было обращено на женскую часть населения, рассматривавшуюся в качестве трудового резерва и потенциального политического союзника.

Эта проблематика в советское время частично нашла отражение в работах по решению женского вопроса и просвещении всего населения [Дубинина, 1981; Опыт КПСС... 1981; Чирков, 1978; Куманев, 1973]. В современных исследованиях также отразились проблемы просветительской деятельности среди женщин, но в основном в 1920-х годах. В этих работах подчеркивается неразрывная связь между ликвидацией неграмотности, повышением общекультурного уровня, с одной стороны, и политическим просвещением женщин -с другой. Другая важная взаимосвязь, которая была выявлена - между ростом общеобразовательного, политического уровня женщин и доступом к квалифицированным профессиям, возможностью занимать руководящие посты [Аракелова, 1994; Аракелова, Басистая, 2000].

В середине 193°"х годов Советы с Нижней Волги рапортовали о головокружительных успехах в "деле фактического раскрепощения трудящихся женщин-националок". "Повышение общеобразовательного и культурного уровня" являлось непременным условием привлечения женщин в качестве экономического и политического ресурса: рост политической активности женщин фиксировался по проценту участия в перевыборах советов 1931 года, при этом по статистике для целого ряда национальных меньшинств доля участвующих в голосовании женщин превышал соответствующие общекраевые показатели:

Так, если в целом по краю процент участия женщин в перевыборах советов равняется 79%, то по отдельным национальным меншинствам1 картина такова: немцы - 86,4%, калмыки -89,5%, казахи - 77,6%, татары - 80,3%, мордва - 88,0% (Очерки, 1934. С. 36-37].

В статье пойдет речь о просветительской деятельности среди женщин в одном из национальных районов России - Немецкой автономии, существовавшей в Поволжье с 1918 по 1941 год. Здесь отчетливо видны общие черты национальной социальной политики советского государства, стремившегося к социальной унификации, но при этом имеются некоторые особенности, связанные с культурой немцев, компактно проживавших в автономии вплоть до сталинской депортации в начале Второй мировой войны2.

Культурно-просветительской деятельностью в 1920-30-х годах в немецкой автономии, как и по всей стране, занимались государственные, общественные и партийные организации: женотделы в 1920-х годах, затем женсекторы при агитмассовых отделах обкома ВКП(б) в 1930-34 годах, профсоюзы, комсомол, общество "Долой неграмотность", наркомат просвещения. Ликвидация неграмотности предполагала обучение чтению, письму и счету в пределах любой величины, а также основам Советской конституции. Все взрос-

1 Орфография подлинников сохранена - Прим, ред.

2 С1922 года около 2/3 населения Немецкой автономии составляли немцы, 1/3 - русские и украинцы.

1 См.: ГА РФ. Ф. 1575. Оп. 4. Д. 327. Л. 1&

лое население, независимо от пола, прикреплялось к пунктам ликвидации неграмотности и обязывалось посещать их.

Неграмотность среди немцев Поволжья

С начала XX века неграмотность населения, по преимуществу аграрной в этот период страны, рассматривалась различными реформаторами и политиками в качестве основного признака отсталости и препятствия для масштабной модернизации. Многие специалисты обращают внимание на тендерный аспект этой проблемы -разница между грамотностью мужского и женского населения в целом по РСФСР составляла более чем вдвое [см. например: Аракелова, Басистая, 2000. С. 41]. Неграмотных в регионах традиционного проживания немцев Поволжья в возрасте от 14 до 49 лет, по переписи 1920 года, насчитывалось - около 29 тыс, мужчин и 46 тыс. женщин 1. В целом уровень грамотности немцев был значительно выше общероссийских показателей. На территории будущей Автономной Советской Социалистической Республики немцев Поволжья (АССР НП) в 1914 году было грамотно 8о % немецких детей и только 28,4% остальных (русских, украинцев, татар и др.) [Герман, 1994. С. 74].

Такой высокий показатель грамотности связан с религиозными традициями немцев: "... дети протестантов могут сделаться полноправными и ответственными членами общины лишь после того, как будут подготовлены в знании догматов веры и понимании своих христианских обязанностей. Знание догматов веры, понятно, возможно лишь при грамотности подготовляемых и обучении до известного возраста..." [Дитц, 1997, С, 342], Школьные дома, служившие и для церковной службы, и для сбора сельского схода, существовали при церкви или вместо церкви на средства общины, шуль-мейстеры (школьные преподаватели), подчинявшиеся церкви, также нанимались обществом (см. ил. 1).

Годы Первой мировой войны, революционной смуты, гражданской войны и голода нанесли сильный удар по сравнительно хорошо отлаженной системе образования немцев. Из-за отсутствия учителей, топлива закрывались школы, катастрофически упала их посещаемость. Из 500 действовавших до войны школ осталось в 1918-19 годах только 245, и лишь в 1923 году их число несколько увеличилось. Но некоторые нововведения, в частности переход на местное финансирование, значительно замедлили восстановление и дальнейший рост системы школьного образования в регионе, В1923 году в школе обучалось 50% детей школьного возраста, в 1925 году -72%, но уже через год (в 1926 году) их количество упало почти на

20% - до 54,6 96 [Вашкау, 1995. С. 330]. Как отмечает Н. Э. Вашкау, снижение процентного соотношения обучавшихся девочек по отношению к мальчикам являлось показателем недовольства новой школой, ее отделением от церкви [Вашкау, 1998. С. 288]. В то же время среди немецкого населения уровень посещения школ девочками традиционно оставался несколько выше, чем среди других этнических групп в регионе (ил. 2). Например, в 1923 году в немецких поселениях обучалось 47,6% девочек и 52,4% мальчиков, а в русских районах на 44,7% обучавшихся девочек приходилось 55,3% мальчиков1.

1 См.: ГА РФ. Ф. 1575 - Оп. 4. Д. 328. Л. 13.

С начала 1930-х годов, благодаря введению всеобуча, стала постепенно исчезать детская неграмотность. Но процесс ликвидации неграмотности взрослых растянулся до конца 1930-х годов. Преодоление неграмотности осуществлялось среди немцев Поволжья на родном языке в соответствии с декретом СНК о ликвидации неграмотности населения и началось в январе 1920 года. Прежде всего, были образованы комиссии по борьбе с неграмотностью: областная, районные, сельские. Несколько позже при Наркомате просвещения РСФСР был создан Политпросвет, который контролировал открывавшиеся на средства сельских и городских советов и кантонных1 исполкомов Советов школы ликвидации неграмотности 2. В конституции АССР НП 1926 года подчеркивалось, что кантисполкомы должны принимать "все меры к ликвидации безграмотности и повышению культурного уровня населения", в частности, путем организации и содержания ликпунктов [Конституция... 1993. С. 115-116]. К этой кампании привлекли учителей, которые должны были за оп-

1 Кантон - административная единица АССР НП.

2 См.: ЭФГАСО. Ф. 1188. On. 1. Д. 350. Л. 171,243.

ределенную дополнительную плату работать по два часа в день сверхурочно, а также шульмейстеров и грамотных членов профсоюзов.

Несколько раз обком партии немецкой автономии обсуждал этот вопрос, призывая уездные комитеты лично участвовать в организации ликпунктов и привлекать в них неграмотное население [Герман, 1992. С. 71-72]. Но одним наскоком, сугубо административными методами невозможно было решить проблему ликвидации неграмотности. Для этого нужны были время и систематическая работа по разъяснению необходимости образования. Тормозили ликвидацию неграмотности и объективные факторы - разруха, голод, эпидемии. Кроме того, с 1923 года стало сказываться значительное сокращение средств, выделявшихся государством для поднятия культурного и общеобразовательного уровней как женского, так и мужского населения. Неудачу в деле ликвидации неграмотности в начале 1920-х годов подтверждает статистика посещаемости и завершенности обучения в школах ликбеза (см. табл. 1).

Таблица 1

Ход ликвидации неграмотности среди немцев Поволжья1 в 1920-1923 годах

Число учащихся Число закончивших

Годы в школах ликбеза школу ликбеза

мужчин женщин мужчин женщин

1920/21_5550_2204_1б0 93

1921/22 3 375 17б7 1198_538

1922/23 202 73

Из таблицы видно, что самым успешным был 1921/22 год, когда школу ликвидации неграмотности окончили каждый третий из тех, кто приступил к занятиям (35,5% мужчин и 30,4% женщин). Но в целом кампания по ликвидации неграмотности в этот период не принесла сколько-нибудь ощутимого результата и совершенно провалилась в 1922/23 учебном году из-за перехода на местное финансирование.

Роль общественных организаций

С1923 году облженотдел подключился к участию в кампании ликвидации неграмотности женщин. Были разосланы циркулярные письма о ликвидации неграмотности местным женотделам, подготов

1 Таблица составлена по материалам: ГА РФ. Ф. 1575 - Оп. 4 Д. 328. Л. 12; Сборник статей и материалов, 1929. С. 37.

лена инструкция для организаторов по работе среди женщин1. По "Положению о делегатском собрании работниц и крестьянок" одной из обязанностей делегаток было посещение школ по ликвидации неграмотности 2. А грамотные делегатки должны были вести агитацию и сами обучать неграмотных з. В обязанности Политпросвета, с которым сотрудничал женотдел, вменялось щредосгавление преподавателей для выполнение этой работы 4. Таким образом, предполагалось ликвидировать неграмотность прежде всего среди общественно-активных, организованных женщин и в большей степени на общественных началах, не вкладывая средств. Классовый признак также стал важным критерием для отбора целевой аудитории - предполагалось что обучающимися в основном должны стать работницы. Социально-политический смысл ликбеза очевидно указывал на связь культуры - "национальной по форме и социалистической по содержанию", - социального благополучия и экономики (см. ил, з).

1 См.: Государственный архив новейшей истории Саратовской области (ГАНИСО). Ф. 1. On. 1. Д. 633. Л. 9; Д. 801. Л. 11.

2 См.: ГАНИСО. Ф. i. On. 1. Д. 809. Л. 6.

3 См.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. ю. Д. 25. Л. 29

4 См.: ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 631. Л. 19.

Женотделы начали организовывать кружки и школы по ликвидации неграмотности и саморазвитию женщин. Оказывалась помощь профсоюзам в организации женских школ ликвидации неграмотности К Судя по документам, на протяжении 1920-х годов в школах, организованных женотделами, в первую очередь обучались женщины-делегатки, во вторую - все остальные женщины. Но не при всех кантонных женотделах были организованы ликггункты. Поэтому делегатки либо оставались неграмотными, либо женотдел направлял их в профсоюзные школы 2.

Несмотря на принятые меры, на протяжении 1920-х годов почти не уменьшалась доля неграмотных делегаток. В 1924/25 годах их было 513, в 1925/26 годах - 500,1926/27 годах - 356 (по 7 кантонам и 1 району). Это происходило, во-первых, из-за увеличения числа делегаток в делегатских собраниях и регулярного обновления их состава, а во-вторых - из-за низкой посещаемости школ по ликвидации неграмотности. Например, в 1926/27 годах из 356 обучавшихся делегаток окончило школу 88 женщин з. Работницы облженотдела низкую посещаемость в соответствии с существующей идеологией объясняли "отсталостью", "закрепощенностью" женщин. Одна из первых организаторов работы среди женщин в автономии, Ида Фрей, вспоминала, что "везде приходилось наталкиваться на мещанский образ жизни, мелкие религиозные предрассудки, семейные путы...", она же с сожалением отмечала "приоритет личного над общественным" у женщин4.

Вместе с тем городские делегатки успешнее ликвидировали свою неграмотность, чем сельские. В 1925/26 годах из 350 неграмотных городских делегаток завершили учебу - 237. Поэтому в конце 1920-х годов уровень неграмотности среди них был достаточно низким: в 1928/29 годах из 879 городских делегаток неграмотных было 56, в 1929/30 годах из 835 - 57 s. Есть сведения, что во второй половине 1920-х годов в рамках кампании "коренйзации"6

1 См.: ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 631а. Л. 21,140; Д 631B. Л. 7.

2 См.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. ю. Д. 403. Л. 52.

3 См.: ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 1682. Л. 45; Д-1498. Л. 64-65.

4 См.: ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 67. Л. 1.

5 См.: ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 1501. Л. 13; Д. 1682. Л. 45-

6 Коренизацня - политика привлечения представителей местных национальных кадров в управление: "Для того, чтобы советская власть стала для национального крестьянства родной, необходимо, чтобы она была понятна для него, чтобы она функционировала на родном языке, чтобы школы и органы власти строились из людей местных - знающих язык, нравы, обычаи, быт" [Из выступления Сталина на XII съезде ВКП(б), см.: Очерки, 1934 - С. 55~5б].

1 См.: ГАНИСО. Ф. l. On. 1. Д. 1683. Л. 27.

2 Практическая работа для делегаток была обязательной, выполнялась на общественных началах, в свободное время в советах, бирже труда, детских домах, яслях, столовых, больницах, различных комиссиях и др.

3 ГАНИСО. Ф. 1. Оп. Д. 1500. Л. 53-

4 ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 816. Л. 4.

5 См.: ГАНИСО. Ф. l. On. 1. Д. 809. Л. 35; Д- 9Ю. Щ Д-1683. Л. 2,27.

в городах (Покровске, Марксштадте) женотделы организовывали отдельные кружки по изучению немецкого языка для русских женщин К Но никакого существенного влияния на ситуацию они не оказали, только 2% русского населения в 1928 году могли читать и писать по-немецки, видимо, в основном, чиновники [Сборник статей... 1929. С. 13].

По указанию Центрального отдела по работе среди женщин для поощрения посещения школ делегатками ликвидация неграмотности стала засчитываться им как практическая работа2. Практика была "общественной нагрузкой для делегаток, выполняемой ими совершенно бесплатно в свободные часы от основной работы или занятий домашним хозяйством". Работница или крестьянка могла познакомиться с работой различных секций советов и учреждений, находившихся в их ведении (больницы, ясли, школы), народных судов, добровольных обществ. Как ликвидация неграмотности, так и практическая работа, по мнению руководства женработой, делало женщин более активными, восприимчивыми к различным кампаниям, проводившимся в стране, способными занять руководящие посты з.

Часто женотделы сами находили учителей, в основном учительниц, для ликпунктов. Например, в Палласовском женотделе постановили "...для ликвидации неграмотности просить учительницу Киселеву преподавать на русском, Брандт на немецком языке" 1 На протяжении 1920-х годов облженотдел неоднократно обращал внимание на необходимость привлечения к этой работе учительства, которое являлось главной "культурной силой деревни" 5. Это соответствовало линии руководства партии и страны. Так, январский пленум ЦК партии 1925 года постановил "усилить работу по просвещению работниц и крестьянок, привлекая к этому делу учительство, особенно учительниц..." [КПСС в резолюциях... 1984-1985. Т. 3. С. 152].

Но учительство неохотно шло навстречу женотделу и другим организациям, привлекавшим его к кампании ликвидации неграмотности. Причинами этого были: сильная загруженность учителей из-за нехватки кадров, низкая заработная плата, систематическая задолженность по ней. Не все учителя подходили для этой работы по

причине подозрения в политической неблагонадежности, например, из-за посещения ими церкви или связи с врагами советской власти1. На совещании работниц женотделов АССР немцев Поволжья обсуждалось, что легче: заставить работать, перевоспитав старое учительство, или создать новое 2.

В 1926 году Центральный отдел по работе среди женщин ЦК ВКП(б) "проанализировал все используемые формы ликвидации неграмотности и пришел к выводу, что без внедрения системы индивидуально-группового обучения проведение этой кампании не будет успешным" [Аракелова, Басистая, 2000. С. 50]. На Ш Областном совещании работников среди женщин этот метод нашел одобрение, поскольку делегаты сочли, что он удобен для ликвидации неграмотности среди сельских женщин, в том числе пожилых и многодетных з. Пункты ликвидации неграмотности должны были быть организованы в избах-читальнях, красных уголках или на дому у женщин. Применение этого метода позволяло привлечь к работе по ликвидации неграмотности не только учительство, но и грамотных делегаток, комсомолок, активисток, которые могли обучить по несколько женщин, но конкретные свидетельства о примерах реализации этой практики удалось найти только в архивных материалах 1930 года 4, когда сами женотделы уже прекратили свое существование.

Для того чтобы побудить женщин к изучению грамоты, работники местных женотделов должны были начинать с беседы с женщинами на посиделках, осторожно, постепенно, с интересующих женщин проблем, устраивая коллективное чтение газет и женских журналов. Затем перенести работу в народный дом или избу-читальню, и формировать систематические знания, привлекать в общеженские и делегатские собрания, выборные органы села. В тех селах, где не было женотделов, партийная ячейка должна была выделить организатора по работе среди женщин (сельорганизатора), но часто партийцы, в основном мужчины, считали, что занимаются не своей или ненужной работой, поэтому комсомольские ячейки, профсоюзы, учителя выбирали организаторов под контролем обл-женотдела (преимущественно женщин). Сельогрганизаторы вели постоянную агитацию на беспартийных конференциях, общеженских и делегатских собраниях о необходимости обучения и пользе образования.

1 См.: ЭФГАСО. Ф. 847. On. 1. Д. 8. Л. 76-77; Л. 165.

2 См.: ГАНИСО. Ф. l. On. 1. Д. 1683. Л. 2.

3 См.: ГАНИСО. Ф. l. On. 1. Д. 1285а. Л. 58.

4 См.: ЭФГАСО. Ф. 847. On. 1. Д. 460. Л. 75-

1 Газета Nahrichten издавалась в г. Покровске АССР НП на немецком языке.

2 Газета "Трудовая правда" (после 1934 года - "Большевик") издавалась в г. Энгельсе АССР НП на русском языке. Покровск с 1931 года переименован в город Энгельс.

3 См.: ЭФГАСО. Ф. 250. On. 1. Д. 526. Л. 471ОДНИСО. Ф. i. On. 1. Д. 1687. Л. 5.

4 См.: ГАНИСО. Ф. i. On. 1. Д. 1115. Л. 29; Д. шб. Л, 19.

Материалы для женщин, опубликованные в местных газетах 1920-х годов, готовились, в основном, работницами женотделов. Среди этих публикаций можно встретить множество лозунгов по проблемам неграмотности, среди них: "Работница и крестьянка! За грамотность, за квалификацию, за культуру!", "Неграмотных женщин в три раза больше, чем неграмотных мужчин, в три раза больше женщин должно быть на ликпункте" [Nahrichten \ 1924. С. 2; Трудовая правда2,1926. С. 2]. Выпуск делегаток и других женщин, окончивших ликпункты, проходил чаще всего в торжественной обстановке и приурочивался к Международному женскому дню.

Как и по всей стране, в немецкой автономии к работе по ликвидации неграмотности привлекли профсоюзные организации. В Постановлении от 23 декабря 1923 года ВЦСПС говорится о необходимости "широко привлекать работниц в школы ликбеза, добиваться наибольшего числа их в клубах и кружках..." [Аракелова, Басистая, 2000. С. 41] - В 1924 году профсоюзы немецкой автономии осуществили учет неграмотных и малограмотных женщин-членов профсоюзов, их оказалось 1500, а грамотных - 1800 (кроме союзов рабзем-лес и металлистов) [Трудовая правда, 1924. С. 2]. Почти каждая вторая женщина в профсоюзах была неграмотной или малограмотной.

В дальнейшем профсоюзы также занимались выявлением неграмотных и организацией школ ликвидации неграмотности. Материальное обеспечение этих школ было переложено государством на профсоюзы. Профсоюзы практиковали поощрительные меры в виде раздачи подарков женщинам, успешно прошедшим выпускные испытания з. Их обычно проводили представители политпросвета. Политпросвет контролировал также подбор учителей.

Незаметно было на протяжении 1920-х годов сокращение неграмотных женщин-членов профсоюзов Немреспублики. В1925 году их было 859, даже немного больше, чем в прошлом. Это явление имело те же причины, что и очень медленное сокращение неграмотности среди делегаток: увеличение численности женщин, состоявших в профсоюзах, и низкая посещаемость ликпунктов. Например, в том же 1925 году школы ликвидации неграмотности посещали всего 338 женщин (из 859), еще меньше закончили школы. В то же время большинство женщин (8о %), обучавшихся в Покровске в школах ликвидации неграмотности, были членами профсоюзов 4.

Многие комсомольские ячейки также активно участвовали в борьбе за ликвидацию неграмотности [Герман, 1994. С. 65]. Несколько раз женотдел отмечал, что ликвидация неграмотности проходит успешнее всего среди девушек к Это связано, скорее, с психологией молодежи, быстрее приспосабливавшейся, стремившейся повысить свой социальный статус, а также не обремененной домашним хозяйством и детьми.

Еще одной общественной организацией, созданной именно с целью ликвидации неграмотности и развития сети культурно-просветительских учреждений, было общество "Долой неграмотность" (ОДН). В Москве оно начало свою деятельность в 1923 году, в АССР НП первое организационное собрание прошло 13 марта 1924 года. В Правление ОДН входили представители профсоюзных и партийных организаций, в том числе и женотдела2. Общество существовало на членские взносы, пожертвования населения, сборы от спектаклей, концертов. Собранные средства шли на открытие новых пунктов ликвидации неграмотности, обеспечение уже существовавших учебниками, тетрадями. В документах облженотдела имеются сведения о ликвидации неграмотности женщин в рамках ОДН. Но есть и данные, показывающие нерегулярность работы общества, которое во многих случаях только собирало взносы з. Кроме "полного бездействия" общества "Долой неграмотность", женотдел критиковал "равнодушие и примиренчество партийных, советских, профсоюзных, комсомольских органов к решению данного вопроса, отношение к нему как к чему-то второстепенному и неважному" [Герман, 1994 - С. 77].

Большой рывок и его результаты

В середине 1920-х годов, в период расцвета новой экономической политики, стабилизации деятельности партийных, государственных, профсоюзных структур, ситуация с детской и взрослой неграмотностью в республике менялась медленно, по-прежнему многие дети шкального возраста не посещали школы. Выросло число взрослых, записавшихся в школу ликвидации неграмотности, но увеличился разрыв с числом закончивших ее. Женщины еще реже, чем мужчины, доучивались до выпуска. В 1924/25 учебном году было выпущено 28,6% мужчин, начавших обучение, и 22% женщин, в 1926/27 - 38% мужчин и 30% женщин. При этом женщины реже

1 См.: ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 169-бе. Л. 220-221.

2 См.: ЭФГАСО. Ф. 847. On. 1. Д. 149. Л. 1.

3 См.: ГАНИСО. Ф. l. On. 1. Д. ш8. Л. 72-755 Д-1286. Л. 33.

записывались в школы. Так, в 1924/25 учебном году посещали школы в АССР НП з 128 мужчин и 1428 женщин, в 1926/27 - 4 863 мужчин и 2177 женщин [Сборник статей... 1929. С. 37]. Из этих данных видно, что медленно, но все же работа по ликвидации неграмотности разворачивалась. Правда, для ее полного завершения в таком темпе потребовались бы десятилетия.

Форсированный рывок к социализму, предпринятый сталинским руководством в конце 1920-х - начале 1930-х годов, затронул и область культуры. Первым проявлением этого рывка в культурной сфере стало форсирование кампаний по "всеобучу" и "ликбезу". К этому времени (лето 1929 года) неграмотных в Нем-республике было 56 тыс. из них - 32 тыс. женщин1. В октябре 1929 года обком ВКП(б) постановил до 15 октября охватить учебой все неграмотное население республики. Эта задача не была выполнена даже и на 1/3 из-за нехватки букварей, плохой организации и отвлечения "партийных и комсомольских сил" на коллективизацию и хлебозаготовки. Не были выполнены также и директивы центра о полной ликвидации неграмотности населения в возрасте от 15 до 50 лет к маю 1931 года, однако общее количество неграмотных с начала 1930-х годов стало неуклонно сокращаться. Во многом этому способствовал всеобуч [Герман, 1994. С. 197]. Темпы преодоления неграмотности возросли также и под влиянием Нижневолжского крайкома партии, которому необходимо было оправдать рапорт о ликвидированной в основном неграмотности. Остатки неграмотности крайком постановил ликвидировать к 1 января 1932 года. В это время был взят курс на организацию женских ликпунктов к

В целом же кампания по ликвидации неграмотности проходила неровно, импульсами. Очередной ее всплеск отмечен в 1936 году. По постановлению Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 16 января 1936 года предполагалось ликвидировать неграмотность к 1938 году. Но Немреспублика опять его не выполнила [Герман, 1992. С. 71-72]. На 1 января 1939 года неграмотных оставалась 15 тыс. человек, малограмотных - 16,7 тыс человек, на 1 января 1940 года - п тыс неграмотных и 12 тыс. малограмотных э. Из-за закрытия женотдела и секции по работе среди женщин и общей установки о том, что женский вопрос решен, половой состав неграмотных перестал учитываться. Но можно предположить, что большую часть неграмотных, также как и в 1920-х годах, составляли женщины. До начала Великой Оте

1 См.: ГАНИСО. Ф. l. On. 1, Д. 1712. Л. 155.

2 См.: ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 1694. Л. 162; Д. 1635. Л. 122.

3 См.: ЭФГАСО. Ф. 847. On. 1. Д. 630. Л. 46; Д. 707. Л. бо.

чественной войны проблему ликвидации неграмотности в АССР НП так и не удалось полностью решиты.

Как в 1920-х, так и в 1930-х годах, активистам и передовикам производства нельзя было оставаться неграмотными, "отсталыми", поэтому особое внимание при ликвидации неграмотности обращали на делегаток, стахановок и ударниц промышленных предприятий и колхозов. В газетах в статьях о трудовых достижениях стахановок, "лучших людей деревни" обязательными были сообщения о повышении грамотности. "... Ушла от кулака Митяева, стала работать няней в колхозных яслях. В 15 лет вступила в комсомол. Урывками, свободными минутами училась грамоте. Работала кухаркой в полевой бригаде. Много раз премирована...". Это строки из биографии комбайнерки Саши Новичковой, первой в республике ударнице, награжденной орденом "Знак почета". Еще два сообщения: ",. Я вступила в комсомол, записалась в технический кружок, в котором активно работаю, повышая свою специальность. Читаю художественную литературу, газеты, занимаюсь зимним спортом. Имею большое желание к изучению немецкого языка..."; "...обслуживаю 27 стрелок, хотя некоторые по 3. Культурно выросла - обучилась грамоте, читаю газеты "Комсомольская правда", "Гудок", "Рабочий транспорта". Имею книгу "Мать" Горького, "Как закалялась сталь". Занимаюсь технической учебой, сдала на звание старшего стрелочника" [Большевик, 193бе. С. з; Большевик, 1934а. С. 1; Большевик, 1934(6). С. 1]. Из этих отрывков видно, что обучение грамоте, чтение книг были не сами по себе, а ценны в связи с повышением квалификации, а значит, и ударной работой.

За отличную работу поощряли такими дефицитными и необходимыми вещами, как обувь, пальто, отрезами материи, могли даже выделить комнату, провести радио, за ликвидацию неграмотности премировали бесполезными с точки зрения использования в хозяйстве вещами, брошюрами, книгами, например, "Тихий Дон" Шолохова, "Чапаев" Фурманова, русско-немецким словарем [Большевик. 1936(a). С. 2; Большевик, 193бс С. 3]. Теперь ликвидацией неграмотности занимались отделы школ и культпросветработы обкома ВКП(б) и канткомов 2. В сельской местности создавались секции по ликвидации неграмотности при сельсоветах з.

Профсоюзы выявляли и ликвидировали неграмотность среди работниц (рабочих) и членов их семей. Так, в начале 1937 года в рамках очередного этапа работы по ликвидации неграмотности бы

1 См.: ЭФГАСО. Ф. 847. On. 1. Д. 707. Л. 1.

2 См.: ГАНИСО. Ф. l. On. 1. Д. 2931. Л. 13.

3 См.: ГАНИСО. Ф. l. On. 1. Д. 2939 - Л. п.

1 См.: ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 3449 - Л. 1.

2 См.: ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 2939 - Л. 2; Д. 3449. Л. 1.

3 См.: ЭФГАСО. Ф. 847. On. 1. Д. 460. Л. 75-

4 См.: ГА РФ. Ф. 1575. Оп. 4. Д. 328. Л. 13.

5 См.: ГАНИСО. Ф. 1, On. 1. Д. 1681. Л. 24.

ли обследованы все предприятия и профсоюзы Немреспублнки, и выявлено то, что не везде должным образом решалась проблема ликвидации неграмотности: 672 (из 17 тыс членов профсоюзов) женщины остались неграмотными, за 1936 год было обучено всего 164 к Так, на марксштадтском заводе "Коммунист" после проведения учета неграмотных к ним были прикреплены учителя - студенты старшего курса педтехникума. Они работали на общественных началах, в зачет практики. Вообще учителей, работавших бесплатно, на добровольно-принудительной основе было гораздо больше (366), чем получавших заработную плату за работу в школах ликвидации неграмотности (99)2. Практиковался и метод индивидуально-группового обучения на дому, при чем он больше подходил именно для обучения женщин. В частности, в 1930 году при помощи этого метода обучалось 609 женщин и 496 мужчин з.

Значение учительских кадров

К ликвидации неграмотности среди женщин так же, как и в 1920-х годах, привлекали грамотных работниц, комсомолок, но основную нагрузку все же несли учительницы. Развертывание кампаний "всеобуча" и "ликбеза" потребовало резкого увеличения количества учителей, недостаток которых остро ощущался еще во второй половине 1920-х годов, когда происходило расширение сети школ и ликпунктов. В 1930-х годах нехватка кадров грозила обернуться срывом всех задуманных мероприятий. В 1922/23 учебном году в немецкой автономии было 765 учителей, из них 360 женщин ". В 1926/27 году число учителей выросло до 1280, при этом изменилось половое соотношение в пользу учительниц. Их стало уже больше 50 96 (675) 5. Два эти процесса - рост числа учительских кадров и увеличение удельного веса среди них женщин - характерны и для 1930-х годов. В 1939 году было около двух тысяч учительниц, что составляло более половины всего учительского состава, а в 1941 году в Немреспублике насчитывалось уже 2 300 учительниц [Большевик, 1939 С. 2; Большевик, 1941. С. 3]. Современные исследователи тендерной проблематики подчеркивают, что те сферы деятельности, которые в силу разных обстоятельств становятся малопрестижными и низкооплачиваемыми, со временем феминизируются [Пушкарева, 2004].

Учительство постепенно становилось женской профессией, но среди директоров преобладали мужчины. В документах, относящихся к 1920-м годам, описано много случаев, когда весь коллектив школы - женщины, а директор - мужчина. В 1930-е годы сохранялось преобладание педагогов мужского пола в средних школах, образцово-показательных, а также в средних профессиональных учебных заведениях и вузах. Подавляющее число мужчин было и в руководящем составе органов просвещения. Лишь немногим удавалось преодолевать "невидимый барьер, препятствующий продвижению женщин по служебной лестнице, выдвижению на руководящие должности", именуемый в мировой социологии знания "стеклянным потолком" [Пушкарева, 2004. С. 4,5] во второй половине 1930-х годов в связи с установкой на необходимость "продвигать" женщин на руководящие должности и ростом социальной активности отдельных тредставительниц слабого пола, решивших воспользоваться предоставленной возможностью и сделать карьеру. Так, с 1937 года до начала войны наркомат просвещения АССР НП возглавляла Е. Функ. Ей пришлось приспосабливаться к требованиям режима, чтобы сохранить пост, участвовать в кампаниях чистки педагогов, преподавателей вузов. Е. Функ и А - Гринемайер, начальник управления средних школ наркомпроса, а также восемь учительниц стали в 1940 году депутатами Верховного Совета АССР НП к

Назовем еще несколько женщин, сумевших сделать служебную карьеру: М. Кромберг, директор сельскохозяйственного института, И. Фрей, преподаватель комвуза 2, инспектор наркомпроса, А Пауль, директор немпединститута. Эти женщины начинали свой служебный путь в 1920-х годах: Кромберг - заведующей Каменским женотделом, Фрей - облженотделом. Не обошли этих активных, энергичных женщин репрессии 1930-х годов. Так, А. Пауль лишилась работы за антисоветскую деятельность [Ерина, 1994. С. 342], но она и сама принимала участие в чистках, за короткий срок пребывания на своем посту обвинила нескольких профессоров во вредительстве, политической неграмотности [Вашкау, 1998. С 356-359]. И. Фрей во время чистки ответственных работников АССР НП 1936-1937 годов сначала была исключена из партии, а затем подверглась аресту за контрреволюционную деятельность з.

Кроме чисток среди преподавателей" учителей, руководящих работников образования от ненадежного "антисоветского элемента", большое внимание партийные и государственные органы уде-

1 См.: ЭФГАСО. Ф. 847. On. 1. Д. 221. Л. 3.

2 Комвуз - коммунистическое высшее учебное заведение.

3 См.: ЭФГАСО. Ф. 847. On. 1. Д. 266. Л. 5.

ляли повышению их квалификации. Для этой цели на протяжении 1920-1930-х годов постоянно организовывались курсы повышения квалификации. В 1920-х годах были открыты Марксштадтский, Зельманский, Красно-Кутский техникумы и в самом конце десятилетия - Немецкий педагогический институт с вечерним отделением и рабфаком. К началу 1934 года в этих учебных заведениях обучалось 936 человек, из которых половину составляли девушки. В 1936/1937 учебном году только на первый курс было принято 789 студентов, и опять около половины составляли девушкиК Данные сами по себе впечатляющие, если не учитывать следующие обстоятельства: большой отсев студентов во время учебы и низкая их успеваемость. Так в 1937 году из 49 человек, заканчивавших пединститут, 12 не сдали госэкзамен, из 199 человек, заканчивавших педучилище, - 60 человек. Задача обеспечения сельских школ учителями не была до конца выполнена, несмотря на значительное увеличение педагогического состава, кроме того перспективы его дальнейшего роста были подорваны введением в 1038 году обязательного изучения русского языка в школах национальных республик и в 1940 году платного обучения в вузах [Вашкау, 1998. С. 364].

Во второй половине 1930-х годов была развернута кампания по повышению авторитета учительства среди населения. В рамках этой кампании в местной прессе выходили статьи, посвященные учителям. Например, в "Трудовой правде" за два года, начиная с 1939 года, было опубликовано п статей, в которых подчеркивалась необходимость повышения учителями квалификации. Проходило в Нем-республике и награждение ударников педагогического мастерства. В 1934 году было награждено 22, в 1939 году - 34 учителя, половина из них женщины 2. В 1940 году в СССР прошло первое массовое награждение орденами сельских учителей. Не обошли вниманием и педагогический состав АССР НП -17 сельских учительниц получили ордена Ленина, Трудового Красного знамени, медаль "За трудовое отличие" з.

Повышение культурности" - роль женотделов

Поднятие уровня образования населения, ликвидация неграмотности были значимыми для государства задачами, в рамках которых значительно увеличилось и количество учителей и их профессиональный уровень, но были и другие задачи глюсветтельской

1 См.: ЭФГАСО. Ф. п88. On. 1. Д. 573 - Л. 33-35,37-39; Д-1269. Л. 32,34,35.40, 41,45,49-

2 См.: ЭФГАСО. Ф. 847. On. 1. Д. 74 - Л. 1; Д. 288. Л. и.

3 См.: ЭФГАСО. Ф. 847. On. 1. Д. 221. Л. 2.

деятельности. В соответствии с концепцией "культурности", представленной современным российским исследователем В. В. Волковым, у советского человека складывается "своего рода стандартный запас знаний, формируя общий культурный горизонт", "своего рода "культурный минимум"". Причем как "за счет воздействия извне", так и "работы над собой" [Волков, 1996. С. 209,215].

Как показывают материалы женотдела, прессы немецкой автономии, тендерное своеобразие "культурного минимума" было связано с традиционными функциями женщин в семье, ведением домашнего хозяйства, приготовлением пищи, воспитанием и начальным обучением детей. Женотделы в 1920-х годах взяли на себя функцию просвещения женщин в области гигиены, семейных отношений, воспитания детей с помощью организации докладов, бесед на женских и делегатских собраниях. Готовились доклады: "Быт и здоровье", "О заразных болезнях", "Женщина во время беременно* ста", "Охрана материнства и младенчества". Не обходилось и без курьезов. Одна из лекций была сорвана из-за страха женщин перед учебным макетом скелета, до которого женщины даже боялись дотронуться, и никак невозможно их было переубедить [Трудовая правда, 1925. С. 3].

Для проведения занятий приглашались специалисты. Например, в течение 1925 года представителями Наркомздрава республики было проведено 256 лекций и 672 беседы по вопросам охраны материнства и младенчества1. Кроме того, женотделы организовывали экскурсии. Так, Первый райженотдел г. Покровска провел экскурсию в Саратовский музей гигиены и санитарии, где женщинам была прочитана лекция о венерических заболеваниях, Второй райженотдел осуществил посещение саратовского Дома матери и ребенка, Дома беспризорной матери. Для мусульманок была организована экскурсия в бактериологическую лабораторию [Трудовая правда. 1927а. С. 4].

Вопросы гигиены и воспитания детей интересовали как городских, так и сельских женщин, об этом свидетельствует множество вопросов, задававшихся после прослушанных докладов, во время экскурсий. В связи с тем, что в сельской местности ощущалась катастрофическая нехватка врачей, в 1923 году облженотдел добился от облздрава разрешения на обучение сельских повивальных бабок в родильных приютах области. Эти подготовленные женщины несли просвещение в село, выступая на женских собраниях с докладами, рассказывали о том, почему нельзя доверять старым повивальным бабкам. Драматические и юридические

1 См.: ГАНИСО. Ф. l. On. 1. Д. 1285а. Л. 48.

кружки ставили инсценировки "Суд над матерью в плохом уходе за ребенком", "Суд над мужем, заразившим свою жену сифилисом" К В конце 1920-х годов был организован "культпоход" в деревню с целью борьбы с невежеством, грязью, пьянством, шинкарством. Проводились лекции, беседы о гигиене, вреде пьянства. В обходе домов селян приняли участие женщины, организованные вокруг женотделов 2.

В 1926 году при Втором райженотделе г. Покровска в качестве опыта был сформирован кружок домоводства под руководством врача санитарно-эпидемиологической службы. В архивных документах работа этого кружка названа "общественно-полезной", так как женщины изучали доброкачественность продуктов на базарах, в пекарнях, колбасных цехах. При женотделе проводились занятия по уходу за детьми, на которых они помогали работникам детской консультации в обследовании детей на дому. По инициативе облженот-дела открывались курсы по уходу за грудными детьми, по воспитанию ребенка з. В 1930-х годах, особенно во второй половине, увеличилась персональная ответственность женщин за здоровье и воспитание своих детей [Черняева, 2004. С. 9]. Минимум знаний в этой области, который начал формироваться в 1920-х годах, стал для матерей второй половины 1930-х годов обязательным.

Кроме вопросов гигиены, семейных отношений, женотделы немецкой автономии считали необходимым осуществлять правовое просвещение женщин. В судах АССР НП рассматривался большой процент дел о семейно-имущественных разделах, об алиментах. В 1926 году 268 женщин обратилось с этими вопросами в коллегию адвокатов, а спустя год их было уже 360. Для пропаганды семейного законодательства среди женщин, осознания ими своих прав в этой области работницы женотделы сами выступали в судах в качестве общественных защитников. В женотдел женщины всегда могли получить консультации по правовым вопросам, эти структуры направляли своего представителя в коллегию адвокатов для защиты интересов женского населения 4.

Для изучения женщинами советского законодательства на общеженских и делегатских собраниях читались лекции, делались доклады, при женотделах организовывались юридические кружки. Наиболее способных женщин, занимавшихся в кружках, готовили к выступлениям в суде в качестве общественных защитников, реже -

1 См.; ГАНИСО. Ф. l. On. 1. Д. 633. Л. 29; Д. 1285. Л. 6; Д. 1285а. Л. 58.

2 См.: ГАНИСО. Ф. l. On. 1. Д. 1712. Л. 22; 1713. Л. 64.

3 См.: ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 1310. Л. 21; Д. 1298. Л. 12, 21.

4 См.: ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 1500. Л. 43"45, 48,55\ Д - Ш9 - Л. 72-75обвинителей к Несколько раз Облженотдел даже направлял их для дальнейшего обучения на юридические курсы в Саратов2. По распоряжению наркомюста республики из работниц и крестьянок - делегаток набирались практикантки для ознакомления с работой в судах, К 8 марта проводились показательные процессы по делам об алиментах, жестоком обращении мужа или отца. Судебными работниками или работниками женотдела делались доклады о необходимости привлечения женщин в суды в качестве народных заседателей. В результате этих усилий году количество женщин-народных заседателей выросло с 713 (1925 год) до 1108 (i 926 год). Это составило 23% от общего состава народных заседателей з,

В1926 году на женских собраниях живо обсуждался вопрос о новом семейном кодексе. Так, в Красном Куге на общеженском собрании присутствовавшие посчитали брак девушек с 16 лет слишком ранним, предложили повысить брачный возраст возможного вступления в брак до 18 лет. По их мнению, необходимо было сохранить обязательную регистрацию брака для крестьян в советских органах, чтобы они не шли закреплять его в церковь 4.

В 1930 году после выхода постановления ЦК ВКП(б) "О реорганизации аппарата КЦ ВКП(б)" женотделы были расформированы. Советские авторы, вслед за постановлением стали обосновывать, что "женотделы выполнили свою задачу, подняв к активной политической жизни огромные женские массы. Переход к развернутому строительству социализма потребовал еще более широкой и разносторонней работы среди женщин, которая может быть выполнена лишь всем партийным аппаратом..." [Любимова, 1969. С. 76]. После этого широкомасштабная акция по правовому просвещению женщин закончилась. Единственная кампания, которая была проведена и попала на страницы газет, - это обсуждение, а точнее "единогласное одобрение" в мае-июне 1936 года законопроекта "О запрещении абортов и помощи роженицам и многодетным матерям...". В статьях, посвященных его обсуждению, встречались такие выражения: "Всем сердцем женщины приветствуют законопроект...", "Работницы артели имени К. Цеткин с большим подъемом и единодушием одобрили проект..." [Большевик, 19366. С. 2; Большевик, 1936B. С. 3].

Современная американская исследовательница Р. Маннинг отметила, что крестьянки, особенно пожилые, искренне поддержали законопроект, благодаря традиционному отношению к семье и бра

1 См.: ГАНИСО. Ф. i. On. 1. Д. 805. Л. 8, а См.: ГАНИСО. Ф. Г. On. i. Д. 805. Л. 7.

3 См.: ГАНИСО. Ф. l. On. 1. Д. 805. Д. 1308. Л. 22,34.

4 См.; ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 1304. Л. 27.

1 См.: ЭФГАСО. Ф. 1188. On. 1. Д. 2427. Л. 29.

2 См.: ГАНИСО. Ф. l. On. 1. Д. 1115. Л. 29-33; Д. 1686. Л. 58.

3 См.: ЭФГАСО. Ф. 250. On. 1. Д. 447. Л. 1; Д. 539 - Л. 12-27.

4 См.: ГАНИСО. Ф. l. On. 1. Д. 1115. Л. 29-33; Д-1686. Л. 58.

ку [Маннинг, 2001. С. 88]. В местной прессе эта тенденция также просматривается: "Мне уже бо лет, я родила и детей и сейчас работаю в колхозе не хуже молодых. Я не ходила к бабкам и не делала аборты. А вот моя дочь, ей всего 24 года. Она слабее меня. Как забеременеет, так и отправляется на аборт" [Большевик, 1936 г. С. 3]. Запрещение абортов в принятом в конце июня постановлении было объяснено "...гигантским ростом политического и культурного уровня трудящихся" [Большевик, 1936Д. С. 3].

Деятельность клубов и кружков

В 1930-е годы центрами культурно-просветительной работы среди женщин стали клубы, дома культуры, красные уголки, избы-читальни, библиотеки. Клубы начали создаваться в начале 1920-х годов при профсоюзах, а в 1930-х годах - и в колхозах. Постепенно увеличивалось их количество: в 1927 году в АССР НП было уже 29 клубов, в 1939 году уже 664 ч На развитие клубной деятельности неоднократно обращали внимание конференции и съезды партии. В резолюции "О работе профсоюзов" XIV съезда ВКП(б) отмечалась большая роль клубов, красных уголков, и ставилась задача вовлекать в них как можно больше работниц [КПСС в резолюциях... 1984-1985. С. 275]. В инструктивных "Материалах по работе среди женщин в клубе, красном уголке..." указывалось, что нужно усилить систематическую работу с женщинами в клубах, так как о ее необходимости вспоминают только к 8 марта [Женщина и быт... 1926. С. 7].

Росло число женщин - членов клубов и их доля в процентном отношении к членам клубов - мужчинам. В1925 году женщин было 27,4 96, спустя год - 36%, но в 1927 доля эта доля несколько снизилась и составила 34,5 %2. В клубах проводились беседы, лекции по естествознанию, научно-техническим, политическим, юридическим темам, организовывались вечера вопросов и ответов, громкие читки газет и журналов, с последующим обсуждением прочитанного, проходили вечера самодеятельности, киносеансы. Иногда устраивались экскурсии на предприятия, в музеи. Распространенной формой организации досуга были постановки спектаклей, живая газета, организуемые членами кружков з.

Основной формой работы клубов были кружковые занятия. В 1925 году 1 юо женщин принимали в них участие, в 1927 - 1427 женщин 4. Больше всего женщин было в драматических, хоровых,

литературных кружках, живой газете. Получили широкое развитие также кружки кройки и шитья, которые выполняли также и просветительскую функцию, так как часть времени отводились на беседы по темам, важным с идеологической точки зрения, - например: "Что говорил Ленин о женщине"", "Старые законы о женщине и законы советские". Менее охотно шли женщины в политические и антирелигиозные кружки1.

Комсомольские ячейки организовывали кружки рукоделия для девушек. Из отчетов комсомольских организаций следовало то, что девушки также активно участвовали в драматических кружках и стенгазете. Кружки использовались для просвещения молодежи, в том числе и политического просвещения. Организаторы по работе среди девушек проводили беседы, читали газеты, журналы. В1927-1928 годах прошла кампания вовлечения девушек, женщин в санитарные, стрелковые кружки. Она нашла отражение на страницах "Трудовой правды". Вот один типичный лозунг: "Женщины крепите оборону страны, работая усиленно в военных кружках" [Трудовая правда, 19276. С. 4; Трудовая правда, 1927В. С. 2; Трудовая правда, 1928. С. 2].

Международный женский день 8 марта был отмечен концертными выступлениями, спектаклями, обязательным атрибутом стали специальные выпуски стенгазет, закупалась литература по женской тематике. В низовых ячейках профсоюзов, на предприятиях организовывались стенды для женщин в красных уголках, велась кружковая работа. Например, в 1927-28 годах женщины профсоюзной ячейки Волгоразгруза (г. Покровск, сейчас г. Энгельс) были привлечены к работе в драматическом кружке и живой газете, ячейки Народной мельницы в кружок стенкоров, Волгоразгруза и Аптекоуправления - в кружки кройки и шитья2.

Основным центром культурной работы среди крестьянок в 1920-х годах стала изба-читальня, в 1930-х годах добавились колхозные клубы. "Образцовый" клуб одного из совхозов автономии выглядел так: здесь есть "библиотечная комната для чтения журналов, комната для кружков и добровольных обществ,...имеются портреты вождей революции, вставленные в рамки, плакаты и лозунги на красном полотне или в хорошей бумаге, или в рамках" з, В клубах специально проводился "день крестьянки", оформлялся "уголок крестьянки". Выписывались журнал "Крестьянка" и другая литература для женщин, проводились громкие читки журналов и газет. Так же, как в

1 См.: ЭФГАСО. Ф. 250. On. 1. Д. 447 Л. г; Д. 539 - Л. 12-27.

2 См.: ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 1498. Л. 86; Д. 1687. Л. 5.

3 ГАНИСО. Ф. 1. On. 1. Д. 2929. Л. 82.

профсоюзных клубах, самыми массовыми были драматические кружки, в 1936-1937 годах их было в республике 170-180, точного числа назвать нельзя, так как многие из сельских кружков были не

учтены.

Дом народного творчества проводил смотры художественной самодеятельности, переводил и выпускал на русском и немецком языках сборники одноактных пьес для художественной самодеятельности и осуществлял контроль над репертуаром. Широкую известность приобрел кружок в селе Боаро, игравший 23 спектакля, среди которых были "Коварство и любовь" Шиллера, "Лес" Островского, "Любовь Яровая" Тренева, "Платон Кречет" Корнейчука1. Популярны были хоровые кружки, кройки и шитья, которые, как отмечается А. А. Герман, "... особенно в селах, не просто числились на бумаге, они действительно работали, показывая высокое мастерство участников" [Герман, 1994. С. 217].

В 1930-х годах больше стало киносеансов, увеличилось число киноустановок. Согласно отчетам за 1938 год было дано около восьми тысяч сеансов. Кроме самодеятельных спектаклей жители Нем-республики имели возможность посмотреть спектакли Немгостеат-ра, а также Бальцерского, Марксштадтского и Краснокутского колхозно-совхозных театров. Так, Краснокутским театром за 1938 год было дано 546 спектаклей3. Ставили из зарубежной классики -Мольера, Шекспира, Шиллера, из русской - преимущественно Островского и Горького, но большая часть репертуара состояла из пьес советских драматургов - Белоцерковского "Жизнь зовет", Корнейчука "Пограничники", Рахманова "Платон Кречет", Погодина "Падь серебряная", отражающих темы гражданской войны, строительства социалистического общества и тем самым способствовавших формированию стандартов поведения советских граждан.

Подводя итоги, нужно отметить, что идеология и практика ликвидации неграмотности и повышения культурного уровня женщин в немецкой автономии, как и по всей стране, менялись от одного периода советской истории к другому (от НЭП в 1920-х годах к сталинской модернизации - в 1930-е годы). Постепенно вместо разумной агитации, сочетаемой с конкретной помощью женщинам, возобладали методы "натиска", "давления" на женское население, стал важен не индивидуальный подход, а массовость.

Национальный аспект в немецкой автономии проявлялся в том, что немки были грамотнее русских женщин, но не благодаря воздействию властей. В силу сохранявшихся традиционных установок не-

1 ЭФГАСО. Ф. 1047. On. 1, Д. 50.3,5; Д. 96. Л. 2,28.

2 См.: ЭФГАСО. Ф. 1188. On. 1. Д. 1833. Л. 24.

мецкого населения. В общественную жизнь Советы, партию, комсомол немецких женщин трудно было вовлечь, а в культурной жизни клубов, кружковой самодеятельности, в том, что меньше всего испытывало контроль со стороны партии, преобладали немки.

Исходя из идей решения женского вопроса в советском государстве, женщины кроме повышения общеобразовательного уровня получали минимум правовых, политических знаний, навыков участия в общественной работе - уметь выступить перед публикой, отстоять свою точку зрения, ответить на вопросы. В 1930-е годы, когда женский вопрос был объявлен в стране решенным, женщины наравне с мужчинами должны были участвовать прежде всего в коллективизации и индустриализации, а не в общественной работе, - это видно из материалов прессы. Теперь именно ударницы и стахановки предприятий и колхозов должны были "овладеть грамотностью и культурой". Центры общественной и культурной жизни для женщин в этот период смещаются из чисто женских организаций - женотделов и делегатских собраний в профсоюзные и колхозные клубы.

Сокращения

ГАНИСО - Государственный архив новейшей истории Саратовской области, Саратов

ЭФГАСО - Энгельсский филиал Государственного архива Саратовской области, Энгельс

РГАСПИ - Российский государственный архив социально-политической истории, Москва

Список источников

Аракелова М. П. Ликвидация неграмотности среди женщин в первой половине 20-х годов // Социологические исследования. 1994, - 3. С. 75-78.

Аракелова М. П. Басистая Я. Я. Женщины России: опыт истории. М.: Звездопад, 2000.

Большевик. Энгельс, 1934а. 26 сент. Большевик Энгельс, 19346.19 окт. Большевик. Энгельс, 1936а. 4 янв. Большевик. Энгельс, 19366.28 мая. Большевик. Энгельс, 1936В. i июня. Большевик. Энгельс, 1936 г. 17 июня. Большевик. Энгельс, 1936Д. 29 июня. Большевик. Энгельс, 193бе. 27авг. Большевик. Энгельс, 1939- 4 янв. Большевик. Энгельс, 1941" 5 янв.

Вашкау Н. Э. Школа в немецких колониях Поволжья. Волгоград: Изд-во Волгу, 1998.

Вашкау Н. Э. Немецкая национальная школа в Поволжье в 20-30-е гг. XX в. // Российские немцы на Дону, Кавказе и Волге: Материалы российско-германской научной конференции. Анапа, 22-26 сентября 1994 года. М.: Международный Союз немецкой культуры (IVDK), 1995 - С. 329-336.

Волков В. В. Концепция культурности, 1935-38: Советская цивилизация и повседневность сталинского времени // Социологический журнал. 1996. - 1/2. С 201-220.

Герман А. А. Немецкая автономия на Волге. 1918-1941. Часть 1. Автономная область. 1918-1924. Саратов: СГУ, 1992.

Герман А, А. Немецкая автономия на Волге. 1918-1941. Часть 2. Автономная республика. 1924-1941. Саратов: СГУ, 1994.

Градскова Ю. В, "Обычная" советская женщина - обзор описаний идентичности. М.: Sputruk+, 1998. Доступно по адресу: http.y/www.gendersmm'es.irmj/sod

Дитц Я. Е. История поволжских немцев-колонистов. М.: ГОТИКА, 1997.

Дубинина Н. Я. Победа великого Октября и первые мероприятия партии в решении женского вопроса // Опыт КПСС в решении женского вопроса. М.: Мысль, 1981. С. 14-34

Емельянова Е. Д. Революция, партия, женщина (Опыт работы Коммунистической партии среди трудящихся женщин, октябрь 1917-1925 гг.). Смоленск, 1971.

Ерина Е. М. К истории немгоспединститута // Российские немцы на Дону, Кавказе и Волге: Материалы российско-германской научной конференции. Анапа, 22-26 сентября 1994 года. М.: Международный Союз немецкой культуры (IVDK), 1995" С. 337-345.

Женщина и был Материалы по работе среди женщин в клубе, красном уголке, общежитии, женкружке и пр. М.: Пролеткульт, 1926.

Конституция Автономной Социалистической Советской Республики Немцев Поволжья (1926 г.) // История российских немцев в документах (1763-1992 гг.), М.: МИГУП, 1993. С. 12-22.

КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 3. М.: Политиздат, 1984-1985.

Куманев В. А. Революция и просвещение масс М.: Наука, 1973.

Маннинг Р. Т. Женщины советской деревни накануне Второй мировой войны. 1935-1940 годы // Отечественная история. 2001. "5. С. 88-юб.

Мартынов И. Республика в Поволжье. АССРНП к 15-й годовщине. Сталинград: Партиздат. Нижневолжское краевое отделение,