Цитата

Жан Ришпен

БАЛЛАДА ПОВЕЛИТЕЛЯ БРОДЯГ

Подходи, голоштанники, сброд нищеты,
Босяки, проходимцы, в одном хороводе
Прощелыги, распутницы, выродки - ты
Бесноватое племя, урод на уроде,


Куча пугал на Божьем пустом огороде,
Голытьба, оборванцы, любители драк!
Я из той же страны, что и ты, чернородье:
Настоящий поэт - повелитель бродяг.

Что вам голод и холод, пинки и кнуты,
На закате - дожди, и мороз - на восходе,
И собаки, рычащие из темноты,
И жандармы, тузящие вас при народе"

При невзгоде любой и любой непогоде
Вам лохмотья, насмешки, побои - пустяк.
Я, как вы, беспорточники, в этом же сброде:
Настоящий поэт - повелитель бродяг.

Обожженные солнцем скитальцы, скоты,
Ваши грязные шкуры облуплены вроде
Прокопченных кастрюль, ваши нравы просты:
У кикимор кудряшки завиты по моде,

Оборвашки не прячут замызганной плоти,
И сморкается хрыч одноглазый в кулак,
Сотрясая кадык в бесконечной икоте...
Настоящий поэт - повелитель бродяг.

Посылка

Босяки, вас прославлю в балладе и в оде:
Вы - сюжеты мои, я ц ваш верный вожак.
Мир убогих, живи, процветай на свободе!
Настоящий поэт - повелитель бродяг.

Сам без влас да без глаз - Помереть бы лучше враз.
Ни одёж, ни надёж... Люди добры, дайте грош!
Что с одним делать с ним - Как прожить с грошом одним"
Грош ни в грош - ну так что Люди добры, дайте грош!

Хлеб что мед, да и тот В глотку мне совсем нейдет.
Чем кусок разжуешь" Люди добры, дайте грош!
Вот помру поутру - В рай подамся, как помру.
А помрешь - будь кем хошь... Люди добры, дайте грош!

СВИРЕЛЬ

Тростинкою пустой, никчемною была я,
И ломкой до того, что, мимо пролетая,
Могла бы птица вмиг сломать меня крылом.
А нынче я - свирель, на зависть всем кругом.
Однажды поутру бродяга одинокий,

По гати проходя, сломал меня в осоке
И с корнем вырвал вон, а мой звенящий ствол
Сушил он и сверлил, и сердце в нем нашел,
И гамму поселил в отверстия как в норы;
Поднес его к губам - и ожил звук, который

Всю тишину мою пронзил насквозь. И вот,
Колеблясь и дрожа, я под напором нот
Исторгла из глубин прозрачный отзвук смеха,
Как лепет родника, когда волна и эхо

Друг с дружкою поют, - и не было верней
Пути пленить сердца животных и людей.

ПЕРЕЛЕТНЫЕ ПТИЦЫ

Квадратный черный двор.
Все мирно, сонно, тихо.
Конюшни, хлев, сарай, господский дом вблизи
Да рига в глубине, как сельская франтиха:

В соломе до бровей, до пояса в грязи.
Вот деревянный чан, откуда пьют кобылы, -
Распарившись в тепле, он безмятежно спит.
И жижа мутная блестящая покрыла

Вчерашние следы телеги и копыт.
Поодаль, где навоз уже плотней и суше,
Насквозь разворошив лежалый черный наст,
Скопившийся овес выискивает клуша:
То клювом подсобит, то лапками поддаст.

Оставленный своей кудахтающей свитой,
Усевшись на возу в сухой помет и грязь,
Раскормленный петух, зерном по горло сытый,
Лощеным гребешком прикрыл дремотный глаз.
В углу зловонный пруд выходит на задворки,

Две утки сонные вдоль берега плывут
И тину жирную в мечтательном восторге
Глотают медленно, ныряя там и тут.
Под солнцем разомлев, на серой черепице

Воркуют голуби до одури, взахлеб,
И в знойном мареве у каждого лоснится
То фиолетовый, то бирюзовый зоб.

Оттенки быстрые эмали и эбена
Перебегают, как морской кипящий вал,
Под бархатным брюшком скрывает перьев пена
Лиловых нежных лап ветвящийся коралл.
В загоне индюки, как черные чинуши,

И гуси белые пасутся у ворот.
Покойны их тела и безмятежны души,
Как прочен этот мир! Как счастлив этот скот!
О, сало! О, мяса! Начало ли апреля,

Конец ли ноября - все сытость, все уют.
Голубка с голубком от нежности взопрели:
Трехдневную любовь на все лады поют.
У этих индюков нет горя и в помине,

И к небесам летит их вечная хвала,
И скажет в смертный час растроганно гусыня:
Я исполняла долг!.. Я здесь, как все, жила!.."
Вот это долг так долг!

Хулить напропалую
Все то, что не понять пустым своим умом,
Обламывать цветы, и бабочку ночную
Проглатывать с травой в неведенье тупом.

Ну что ж, прекрасный долг!
Весь век сидеть в навозе,
Не думать ни о чем, не мыслить отродясь.
Мечтать"..

Зачем" О чем"..
И в немудреной грезе
Вселенной почитать всю эту вонь и грязь.
И никогда вовек под перьями и жиром

Не ощутить порыв проснуться и взлететь,
Чтоб ночью, как звезда, царить над целым миром,
И к солнцу воспарить, и в нем дотла сгореть.
Все таковы!

Никто не бьется над вопросом,
Откуда эта жизнь - что так тупа, слепа,
И не узнать гусям и уткам плосконосым
О том, что с носом их оставила судьба!

Вот почему их дни размеренно-тягучи,
Вот почему их жизнь покойна и сладка!
О, счастье, - спать в грязи и в норах по-барсучьи
Вдали от всех тревог отлеживать бока!

Какая благодать: живая мертвечина!
Кому там дело - тьма снаружи или свет"
И только сердце, как холодная машина,
Стучит с гарантией на десять скудных лет.

Счастливцы!.. В этот миг над крышею сарая -
Широким клином, вдаль, притягивая взгляд, -
Неспешно проплыла птиц перелетных стая...
Откуда" Кто они" Куда они летят"

Оставил в страхе двор корыта и кормушки,
Вскричали голуби и, головы задрав,
Скатились кубарем на землю, где индюшки,
Дрожа, попрятались под полог чахлых трав.

Кудахча, курицы забились у забора,
Петух взъерошился и выпучил глаза,
И гребешком затряс, и, изготовив шпоры,
Зашелся, завопил, уставясь в небеса.

Что с вами, господа" Не виден им ваш дворик.
Что, дурень, ты кричишь" Не слышен им твой крик.
Неужто тем, чей путь далек, высок и горек,
Покажется навоз желанным хоть на миг"

Смотрите: вот они над цепью гор и пашен,
Над морем, где порой встает ревущий вал,
Свободою дыша, летят, - гортани ваши
Один такой глоток мгновенно б разорвал!

Взгляните! Кто из них достичь сумеет цели"
Кто, крылья обломав и разбиваясь в кровь,
Погибнет на пути" Все те же, кто имели
И жен, и матерей, и - вам ли знать" - любовь.

Все те же, кто, как вы, могли бы для прокорма
И жен, и матерей сойти на задний двор.
Но их, безумцев, ждет смертельный запах шторма,
Но их, поэтов, ждет немыслимый простор.

Худы, изнурены, усталы до бессилья, -
И все же никогда не повернут назад,
Но всем семи ветрам распахивают крылья:
Влечет их тайна вдаль. И вот - они летят.

Летят сквозь ураган, от холода сизея,
И ливень их сечет, и душит их гроза.
И все-таки летят - покуда ротозеи
На них испуганно глядят во все глаза.

Летят в далекий край - о, короли пространства,
Что им навозный быт и скука без конца" -
Там солнце их введет в сияющее царство,
Согреет их тела, возвысит их сердца.

Там, на чужой земле, в стране обетованной,
Где горный горизонт прозрачен и высок,
Там тот лазурный рай, там берег тот желанный,
Который никогда присниться вам не мог.

Смотрите же на них, гусыни и наседки, -
Вовек вам не рискнуть отправиться в полет!
И все, что долетит с небес до вашей клетки
От этой голытьбы, - один ее помет!

БАЛЛАДА ДЕРЕВЕНСКОГО БРОДЯГИ

Здесь мне и горе не в горе: Кров мой - на каждом лугу,
Пища - на каждом подворье,
Дом - в конуре и в стогу. Здесь, где на каждом шагу
Хитрость нужна и отвага Жить и не гнуться в дугу,

Я - настоящий бродяга.
Если в голодном изморе Стану как волк на снегу, -
Мигом наседку спроворю И раздобуду деньгу.
Вечером в пьяном кругу Пьет задарма бедолага. Здесь я не буду в долгу:

Я - настоящий бродяга.
Олуха я объегорю,
Лишний медяк сберегу. Если же выпито море И беспорядок в мозгу,
Спьяну залезть я могу В хлев, где меня вместо хряка Кормят, - а я ни гу гу! Я - настоящий бродяга.

Посылка
Эй, держиморда, ку-ку! Вылупил зенки, бедняга"
Из каталажки - сбегу! Я щ настоящий бродяга.

ПРОКЛЯТАЯ СМЕРТЬ

Притулилась на голом склоне
Развалюха - сыщи бедней!
Под застрехою ветер стонет,
Дождь сочится из всех щелей.

Дверь без петель ухает тяжко -
Ровным счетом совиный крик...
В этой хижине жил бродяжка,
Одинокий, нищий старик.

Старика в деревне не чтили,
Говорили, что он такой:
Может сглазить корову или
Жаб заставить петь под луной.

Как-то в бурю, когда, мытарясь
И ярясь, громыхала мгла,
В одиночестве помер старец,
Помер старец - и все дела.

А хватились его наутро,
Глядь в окошко - лежит мертвец.
И священник заметил мудро:
Мол, конец он и есть конец.

Но никто не решился, чтобы
Схоронить его, в дом войти.
Вот и стала хижина гробом
Нищеброду Господь, прости!

По ночам теперь хороводит,
Бродит тень и наводит жуть,
Так что даже храбрец обходит
Этот холм, удлиняя путь.

Бродит призрак, едва стемнеет,
Ждет гостей у своих ворот:
Если те до конца сумеют
Спеть молитву, - он в рай войдет.
Но напрасно он ждет в надежде,

Что вот-вот обретет покой, -
Никого. Лишь один, как прежде,
Жабий хор поет под луной.

ПОХМЕЛЬЕ

Как наши прихоти убоги!
И я растрачиваю дни
На медитации одни.
Потом вздохну: а что в итоге"

В итоге то, что мы полны
Мечтой, болезненной и кроткой,
Что стала жизнь такой короткой,
А дни все чаще так длинны.

Под снегом жнивье
Сливается с небом,
Все в мире под снегом
И сердце мое.

Промерзло былье,
Листва облетела,
А с нею истлело
Блаженство мое

Мороз. Воронье
Искать бесполезно.
Вот так же исчезло И счастье мое.

НОЧНОЙ СОНЕТ

Голубой
День темнеет,
Море млеет
Под луной,

А прибой
Грустью веет
И лелеет ф
Мой покой, "

Но смогу ли
В этом гуле
Я опять
Отзвук нежный
Грезы прежней Разобрать"

УТЕС

Утес, от времени белес,
Как мрачный форт, к земле прирос.
И с высоты, непокоренный,
Хохочет, волны, он над тем,

Как, собираясь в эскадроны,
Вы разбиваетесь у стен.
Его не взять угрозой мнимой,
Когда грозой неутомимой
Идут, волнуя горизонт,

Войска, привыкшие к безбрежью...
Вам не сдается гарнизон -
Лишь отступает с каждой брешью.
Порой, утроив ярость войск,

Трубят ветра.
Под визг и вой
Скала дрожит.
А в бурном небе,

Как барабан, грохочет гром.
И вы взбираетесь на гребень
Одним прыжком!
Одним рывком!

Сорвав с откосов камни, глыбы,
Вы землю, кажется, смогли бы
Стереть с лица земли - и вот
Обрушен целый город вами,

И рвет, крошит водоворот
Скалу с высокими зубцами.
Как брюхо, брешь распотрошив,
Громадный вал идет в прорыв

И, глотки перерезав стражам.
Расширив лаз в конце концов,
Летит стремглав и входит в раж он,
Сплетясь с лавиной мертвецов.

Но труп за трупом, друг за другом,
В паденьи, жестком и упругом,
Смешав увечные тела,
Вас настигают - и на склоне"

Рвут, спотыкаясь, удила
В холодной пене ваши кони.
И вновь, неколебим, белес,
Как мрачный форт, стоит утес.

Разбив могучие армады,
Стоит, справляя торжество, -
Стоит, построив баррикады
Из павших в битве за него!!

Опубликовано |  Рубрика: Поэзия