А. Троицкий "РОК-МУЗЫКА В СССР: ОПЫТ ПОПУЛЯРНОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ" || Часть вторая


clu974

С 1980 ансамбль выступает в составе: Шморгунов (лидер-гитара), Юрий Махистов (вокал), Валерий Ажажа (сменил клавишника Чепы-жева). До 1982 в "М." играл барабанщик Жестырев. На его место с 1983 пришел Сергей Востоков. С группой постоянно работает Михаил Мушников, пишущий тексты песен и оформляющий конверты ее пластинок.

Из фестивалей, в которых участвовала "М.", следует отметить "ОПУС-82" в Вильнюсе (I место). Группа участвовала в культурных программах Олимпиады-80 и XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве.

Из-за консервативности вкусов и неброского имиджа "М." не принадлежит к числу лидеров отечественного рока. Архаичность своей музыки авторы объясняют осторожным подходом к новшествам на поп-сцене, потребностью в длительном их осмыслении. Тем не менее похвальная тщательность в выборе музыкального материала в сочетании с большей смелостью, без сомнения, вывела бы ансамбль на более высокую орбиту.

За время существования группы ее участниками было написано около 20 песен, около 40 - записаны на радио, ТВ и грампластинках. Наиболее известны из них: "Наташка" (В. Малежик - Р. Плаксин), "Поту сторону зеркала", "Сорванец", "Памяти Джона Леннона", "Пару поддай!" (Я. Кеслер), "Маскарад" (В. Шморгунов - М. Журкин), "Нет голоса" (В. Шморгунов - М. Мушников). По числу проданных пластинок "М." в 1987 находилась на 16 месте (сводка ТАСС). Зарубежные гастроли - НРБ, СФРЮ, Дания. Группа постоянно базируется в общежитии завода "Москабель".

Дискография: Рубикон, 1986; Нет голоса; Пару поддай! 1987; Чур меня!, 1989. Магнитофонные альбомы: Маскарад, 1982; Кольцевая дорога, 1983; Букашки, 1985; Мозаика, 1986. Музыка к телефильму: Витражных дел мастер, 1986.

И. Зайцев

Молдова: рок-музыка. День, когда чехословацкий журнал "Млады свят" вышел с фотографией группы "Норок" во всю обложку, можно считать днем рождения молдавского рока. Был июль 1970. Только закончился фестиваль "Братиславская лира", где никому не известные музыканты из СССР поистине произвели фурор. В Чехословакии еще помнили события 1968. "Только не пойте по-русски", - советовали организаторы. Но это была излишняя предосторожность: "Норок" (Привет, будь здоров! - молд.) пел только на родном языке и черпал вдохновение в старинных молдавских мелодиях. Сочетание фольклора и наивной битловой гармонии дало неожиданный результат: "Н." добился свежего, не похожего ни на кого звучания. Только этим можно объяснить, что на фестивале, где принимали участие Клифф Ричард, Жозефина Бейкер и другие европейские знаменитости, молдавским музыкантам достался приз зрительских симпатий. Их снимало телевидение, их приглашали на гастроли в Западную Европу. Английская фирма "Триумф", проводившая на фестивале выставку-продажу своей продукции, пригласила их сыграть на выставочной аппаратуре. Шлягер "Н." "Кынтэ ун артист" ("Артист поет" - М. Долган, Е. Кример-ман) переведен на чешский и в исполнении группы "Братья Гондолан" почти год удерживался на самом верху хит-парада. Даже ярый пессимист не мог предположить, что через 2 месяца одна из самых профессиональных групп страны перестанет существовать...

Однако - предыстория. В марте 1967 несколько веселых сельских парней, приехавших попытать счастья в Кишиневе, создают группу "Н.". Обстановка в Кишиневе в то время была благоприятной для рок-н-ролла. Меломаны со стажем до сих пор вспоминают прогрессивные

Группа "Модест"

по тем временам группы "Престо-68" Юрия Спицына и "Фортина" Яна Райсбурга. Но если эти ансамбли были популярны в узком кругу, то "Н." достаточно быстро вышел на всесоюзную арену. Помог случай. Записанный на Молдавском телевидении для ЦТ рекламный ролик доверили озвучивать "Н". Народный колорит понравился музыкальным редакторам. Правда, один дальновидный чиновник уже тогда отметил, что музыка Михея Долгана по стилю похожа на фольклор, но по духу - "буржуазная". Их взяли работать в филармонию. Чудом они сдали программу: строгую комиссию поразило, что "Н." не поет песен известных советских композиторов. На гастролях группа отводила душу, включая в программу вещи битлов и роллингов - довольно смелый поступок по тем временам. Каждый их концерт за пределами республики вызывал протест местных функционеров. В Кишинев шли депеши: "Играют слишком громко", "Играют, чуждую нам музыку". Из Винницы прислали вырезку из газеты, где было сказано, что "Н." - "троянский конь в социалистической идеологии". На концертах в Одессе поклонники "Н." ломали скамейки, жгли свечи и газеты. Долго это продолжаться не могло. Выпуск миньона на фирме "Мелодия" (2 млн. проданных пластинок за неполный год) лишь на некоторое время отодвинул удар. Только благодаря пластинке музыканты оказались на "Братиславской лире" в качестве почетных гостей. Осенью 1970 уже практически решенным делом были гастроли в Латинской Америке, но сменившееся руководство филармонии начало с того, что расформировало группу. Так возникла 15-летняя пауза в истории молдавской рок-музыки.

Состав "Н." периода "Братиславской лиры": Долган (руководитель, клавишные, вокал), Александр Казаку (соло-гитара, вокал), Теодор Горам (саксофон, кларнет), Валентин Гога (ударные), Дмитрий Куце-ла (ритм-гитара). Состав постоянно менялся. Именно в "Н." начинали Штефан Петраке и Ион Суручану. Петраке в эпоху рок-безвременья, безусловно, был фигурой номер один в молдавской легкой музыке, первым в республике стал исполнять соул, а в конце 70-х создал интересную группу "Плай" (лауреат Всесоюзного конкурса артистов эстрады). Суручану на закате карьеры стал вдруг сладкоголосым исполнителем итальянских шлягеров с молдавскими текстами.

Интересно проследить за творческой эволюцией Долгана. Агония "Н." продолжалась несколько лет. Работа в Тамбовской филармонии, старый состав, новое название - "О Чем Поют Гитары" (как заметил один чиновник, "у нас в стране гитары плакать не могут"). Затем возвращение домой, создание в 1974 группы "Контемпоранул". Это уже не мятежный "Н.", а послушная Министерству культуры группа с разумным сочетанием фольклора и эстрадных ритмов. Один из местных музыкантов остроумно назвал этот стиль "электронный тараф" (ансамбль молдавских народных инструментов). У Долгана есть все - звание, почет, материальное благополучие. Но, думаю, он часто с тоской вспоминает о своем первом детище. Впрочем, Долган заплатил дорогую цену за то, чтобы жить в родном городе: большинство музыкантов поступали проще - уезжали из Молдавии навсегда...

Валерку Гэинэ (Гаина) колесит сейчас со своим "Круизом" по Западной Европе. Он уехал в Москву еще в конце 70-х, там произошло его становление как рок-гитариста. Он уцелел и до сих пор прогрессирует. Многие умудряются находить в его металлической виртуозности молдавские традиции.

Михаил Альперин - один из самых модных сейчас джазовых пианистов Москвы - прошел в группе "Оризонт" Олега Милыптейна тяжелую школу советского эстрадного музыканта. И опьянение свободой чувствуется в его импровизациях.

Руслан Царану пишет сейчас в Париже музыку к кинофильмам, иногда подрабатывает бэк-исполнителем. В 1981 создал группу "Тим-пул", игравшую прогрессивный джаз-рок. С фестиваля "Днепропет-ровск-82" группа увезла приз за оригинальность композиций. Они наивно полагали, что дома их ждут и в их жизни наступят перемены, но в Кишиневе не знали, что такое фьюжн, что музыка "Тимпул" на несколько лет опережает свое время ("тимпул" - "время", молд.). Группа распалась. Ее руководитель еще некоторое время продолжал свои музыкальные эксперименты (группа Ц. хорошо выступила на одном из тартуских рок-фестивалей), а затем вспомнил о родственниках за границей.

"Модест" - новое поколение молдавской рок-музыки, первая молдавская группа, прорубившая окно в Западную Европу. В апр. 1989 - в составе: В. Капша (гитара, вокал), Т. Капша (скрипка, вокал), О. Бердя (ударные), Ю. Гогу (флейта), В. Демонский (бас) - группа приняла участие в Фестивале советской рок-музыки в Западном Берлине. А началось все в 1982 с группы "Ступени", которая исполняла композиции на стихи Тарковского. В ее музыке много скрипки, совсем не было клавиш (маленькая "революция" для Кишинева). Затем Ленинград, новое название - "Провинция" - и "Приз надежды" на Ленинградском рок-фестивале 1986. И, наконец, трудное возвращение домой. Боюсь, что, даже добившись европейской известности, "М." так и не будет никому нужен в Кишиневе. Впрочем, Володя Капша считает, что в его жизни все только начинается.

Самое поучительное в истории молдавского рока - отсутствие конфликтов. Контроверза "чем хуже - тем лучше", которой некоторые теоретики пытаются объяснить высокий потенциал подпольной культуры 70-х, в Молдавии не сработала. Увы, полигон застоя так и не стал рок-полигоном. Что поделаешь, не принято у нас уходить в сторожа и дворники.

В 1986, правда, в Кишиневе был создан городской рок-клуб. Он объединил самодеятельных музыкантов. Групп много, они играют, что хотят, но это пока уровень дворового музицирования. Количество еще не перешло в качество.

А. Захаренко

Морозов Юрий (Ленинград). Родился 6 марта 1948 в Орджоникидзе, автор песен, музыкант и звукорежиссер, известен многочисленными студийными работами, которые охватывают едва ли не весь спектр направлений и стилей советского рока. Одним из первых подошел к звукозаписи как к самоценному творческому процессу, в результате которого возникает качественно новый продукт.

Заниматься музыкой начал с 1968, выступая в Орджоникидзе с группой "Босяки", помимо западных исполнявшей и его песни. В 1972 переезжает в Ленинград, создает домашнюю студию и начинает экспериментировать с записью наложениями и многоканальной техникой, сам исполняя партии всех инструментов. С 1973 (альбом "Вишневый сад Дж. Хендрикса") его работы становятся известны в музыкальной среде, он сотрудничает с другими музыкантами, дает концерты (в 1975- 1976 выступает в составе "Ну Погоди": Г. Анисимов - клавишные, М. Кудрявцев - бас, Г. Бутанов - ударные, В. Ермаков - вокал, М. - гитара, вокал). В 1977 М. собрал эфемерное трио с тем же Кудрявцевым и барабанщиком С. Петровым (экс - "Мифы"), однако более чем скромное техническое оснащение концертов заставило его надолго укрыться за стенами студии (работает инженером на ленинградской студии фирмы "Мелодия"). Время от времени он удивляет слушателей своими новыми работами и неожиданным интересом то к поэтам средневекового Китая ("Китайская поэзия", 1980), то к индийским философским учениям ("Брахма Астра", 1979), то к библейским сюжетам ("Евангелие от Матфея", 1980), то к русскому фольклору (это привело М. к сотрудничеству с фолк-группой "Яблоко").

До появления Ленинградского рок-клуба и студии "Антроп" М. - один из наиболее известных и влиятельных представителей ленинградского рока, чье творчество во многом предвосхитило феномен "магнитофонной культуры" и предопределило некоторые тенденции ее развития в 80-е.

В 1987 М. вновь появляется на рок-сцене: сначала в сопровождении группы "Почта", а затем с ритм-секцией "ДДТ" (В. Курылёв - бас, И. Доценко - ударные), либо в дуэте акустических гитар с А. Бровко. На фестиваль журнала "Аврора" (сент. 1989) М. вывел новый электрический состав: М. Бровко, (гитара, вокал), В. Михеев (бас), Д. Ермаков (клавишные), С. Агапов (ударные).

Помимо собственных работ (на 1 янв. 1989 его дискография насчитывает 54 альбома) М. записывал альбомы групп "ДДТ", "Почта", "Тамбурин" и др.

Дискография: Представление, 1988; Смутные дни, 1990; Красная тревога, 1991. Магнитофонные альбомы (избранные): Вишневый сад Дж. Хендрикса, 1973; Сон в Красном тереме, 1975; Магнифико; Свадьба Кретинов; Группа Памяти Михаила Кудрявцева, 1976; Session'77; Там, где дали темны, 1977; In Rock; Тупик человечества; Женщина 22, 1978; Евангелие от Матфея, 1980; In Rock II; Песни о Жизни и Смерти; Легенда о Майе, 1981; Антилюбовь, 1986; Темные Аллеи; Золотой Век, 1987.

А. Бурлака

Москва: рок-музыка в 60-70-е. Как и где возникла первая московская рок-группа, сейчас говорить не приходится, ибо это будет напоминать спор о том, где родина Гомера. Первые попытки играть на электрогитарах предприняты еще в начале 60-х. Однако создать настоящую бит-группу "от нуля", не повидав ни одной группы "живьем", было тогда почти безнадежным делом. Поэтому естественно, что среди первых рок-групп в Москве, как и в некоторых других городах, были ансамбли студентов из социалистических стран, в данном случае "Тараканы" из ПНР. Репертуар "Т." состоял из последних англоязычных хитов и своих песен на польском языке. Группа оказала большое влияние на 15-летнего А. Градского, который в 1964 стал на некоторое время солистом "Т".

Наряду с иноземными первопроходцами возникали сугубо отечественные бит-группы "Бразерс", "Челенджер", "Сайнтс" ("Святые"), "Сокол", "Славяне", "Ветер Перемен", "Безбожники", "Русь", "Наследники", "Москвичи", "Тролли", "Красные Дьяволята", "Атланты", "Скифы", "Грифы", "Миражи" и множество других. Все начинали с подражания. Бытовало мнение, что русский язык не ложится на бит-музыку из-за длинных слов и фраз, поэтому некоторые группы писали тексты на английском. Критерий мастерства был один: какая из групп наиболее точно по звучанию "снимет" песню с оригинала - пластинки или записи. Московские бит-группы первого поколения были верны заимствованной на Западе эстетике хиппи, поэтому в их творчестве интернациональное доминировало над национальным, благоговение перед виртуозной музыкой - над стремлением поэтического совершенствования. Для текстов характерна геральдика хиппизма: абстрактность, возвышенные аллегории, пацифизм.

Чуть не с самого начала образования первых групп сложилась система организации концертов и распространения билетов, находившаяся в ведении менеджеров (Юрий Айзеншпиц, Артур Макарьев, Антонина Крылова и др.). Благодаря их активности группы могли, подсобрав денег, приобретать новую аппаратуру.

К концу 60-х в рок-музыке произошла смена ориентиров. Вместо гармонической простоты, характерной для мерси-бита, пришли развернутые соло инструментала, искажение звуков, насыщенная тембровая окраска, абстрактная, с претензией на философичность поэзия, психоделик и популярный хард-рок. Резко возросли требования к профессионализму, подскочили в цене оригинальное музыкальное мышление и умение импровизировать. В начале 70-х при московском рок-клубе уже играло около 600 ансамблей (по более реалистичным подсчетам 350-400. - Прим. ред.). Среди них, помимо "Скоморохов" (Градский), "Мозаики" (Я. Кеслер), "Москвичей" (В. Шаповалов), "Троллей" (М. Мошков), следует отметить группы "Второе Дыхание", где играл "московский Хендрикс" Игорь Дегтярюк, "Лучшие Годы", "Грифы", "Атланты" (А. Сикорский и К. Никольский), которые подтолкнули к занятиям юного Андрея Макаревича. Все они (за исключением "Миражей") играли чужую музыку.

Ансамбль "Скоморохи" пытался соединить рок-музыку с русским народным мелосом и классической русской поэзией. Успех не заставил себя ждать. На "Серебряных струнах" в Горьком (1971) они делят 1 место с "Ариэлем", экспериментирующим в том же жанре.

Пик расцвета ансамблей приходится на 1971-1972, когда образовались большинство из уже завоевавших сегодня популярность групп второго поколения - "Машина Времени", "Високосное Лето", "Цветы" С. Намина, "Араке", "Удачное Приобретение" В. Матецкого и др. С этого времени у слушателей проявляется все больший интерес к песням на русском языке.

С начала 70-х, после введения инструкций по обязательному утверждению всех программ выступлений, многим группам было отказано в репетиционных помещениях и концертах на публике. Началась первая волна гонений, наступала эпоха застоя. Перед большинством рок-музыкантов встала дилемма: либо "продаваться" филармонии и играть песни членов Союза композиторов, либо влачить полуподпольное существование, часто чреватое стычками с милицией. Появляется множество ВИА, которые, сохраняя чисто формально внешние признаки рок-групп (инструментарий, состав, усиление звука, совместный вокал, характерная тембровая окраска), стали воплощением худших традиций коммерческой музыки с ее полной бездуховностью. Поначалу ВИА были весьма популярны у молодежи ("Веселые Ребята", где играли Лерман, Буйнов, Бергер и из которых вышли А. Пугачева и А. Барыкин, "Голубые Гитары", "Самоцветы"). К достижениям ВИА относятся диски Тухманова "Как прекрасен этот мир" (1970) и "По волне моей памяти" (1976), ставшие первыми концептуальными альбомами, в которых все песни связаны общей идеей. Они содержали интересные мелодические находки и оригинальные аранжировки, использовали достижения мировой рок-музыки, сделали известными музыкантов С. Беликова, А. Барыкина, И. Иванова. Однако остальные ВИА лишь дополняли картину всеобщей серости, лицемерия, фальшивого пафоса и показного благополучия. На эстраде до середины 80-х преобладали жизнерадостные бодрячки, в репертуаре которых стерильная любовь сменялась мелодраматическими страстями, ура- и псевдопатриотическими песнями. Творческое начало было сведено до минимума. Ансамбли унифицировались, походили один на другой. Тем не менее, несмотря на обезличенность профессионалов, тихий звук и поэтическую пошлость исполняемых ими песен, они сыграли определенную роль в постепенном приучении консервативно настроенных официальных лиц и потенциальных зрителей к року. В бит-ансамблях уже не усматривали непременно идеологическую диверсию, не обязательно стало обвинять их участников во всех смертных грехах. И как ни презирают до сих пор выстоявшие перед соблазнами высоких гонораров старые рокеры своих ушедших в профессионалы собратьев, без них была бы невозможна нынешняя терпимость к року.

70-е стали для нашего рока годами серьезных испытаний - проверкой на жизнеспособность. За это время рок стал средством общения молодежи, частью ее субкультуры. Произошло полное размежевание с профессиональными ВИА. "Подпольные" группы были нацелены прежде всего на личностный, авторский подход к творчеству, тогда как песни ВИА может в принципе исполнять любой состав. Десятки раз менялись составы "Веселых Ребят", "Голубых Гитар", "Самоцветов", "Цветов", но пели они одни и те же песни. Никто, однако, не может перепутать звучание "Машины Времени" или "Скоморохов" Градского с кем-либо другим.

Первое 10-летие нашего рока заканчивается постепенным вытеснением из репертуара групп собственных русскоязычных текстов. Исполнявшие англоязычный репертуар и старавшиеся максимально приблизиться к выбранному эталону сыграли определенную роль, знакомя слушателей с новинками мирового рока, показывая, к чему надо стремиться, не позволяя опускаться ниже этого уровня русскоязычным группам. Они стали великолепной школой профессионализма. Наиболее популярными были "Рубиновая Атака" (позднее - "Цитадель"), "Удачное Приобретение", "Второе Дыхание". На первое место выходят группы, придающие важное значение собственному творчеству и старающиеся выразить мироощущение и чаяния современников - "Скоморохи", "Араке", "Машина Времени". Последняя стала самой популярной за всю историю нашей рок-музыки, вызвав настоящую "машиноманию". Тексты Макаревича отражали общее настроение, рисуя духовный мир подростка, стоящего на пороге зрелости и решающего вечные вопросы. И все же своим успехом песни "Машины Времени" обязаны не только сильным текстам, но и мелодиям, хотя и простоватым, но не заштампованным и легко запоминающимся. В песнях "MB" обнаруживается влияние традиционного харда, кантри-рока в духе "Криденс", бытовых гармоний "Битлз" и отголосков блюза.

На фестивале в Черноголовке (осень 1978) "MB" стала первой московской группой, записавшей магнитофонный альбом ("День рождения"). Особую известность ей принесли выступления по "Рэдио Мос-коу" (редактор программы Д. Линник - бывший руководитель "Трио Линник")."МВ" сыграла роль катализатора в ускорении процесса развития русскоязычного рока.

Основанный в 1972 "Араке" также внес значительную лепту в рок-дело. В 1979 "А." записал с труппой Театра Ленинского комсомола рок-оперу "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты" А. Рыбникова.

К творческой манере "MB" тяготеют песни "Воскресенья". А. Романов и К. Никольский каждый по-своему старались передать ощущения человека, пережившего крушение надежд, столкнувшегося со всеми прелестями застоя, но не отчаявшегося.

Интересными группами этого периода были "Диссонанс", "Ринки-Тики-Тани", "Виктория" и "Мозаика". Начал завоевывать популярность "Карнавал" Барыкина и Кузьмина (с легкой руки последнего на советской эстраде впервые заиграли рэггей).

Переломным этапом в московской и советской рок-музыке в целом стал фестиваль "Тбилиси-80".

А. Кузнецов

Москва: рок-музыка в 80-е. Процесс стремительного усыхания бурной московской рок-сцены первой волны начался еще в середине 70-х. Сотни групп распались, их музыканты пополняли ВИА и ресторанные ансамбли. Некоторые составы ("Арсенал", "Араке", "Цветы") перешли на профессиональную работу, сохранив руководителей и названия, однако на степени "роковости" их репертуара это сказалось не лучшим образом.

К концу 10-летия в Москве осталось менее 10 активных рок-групп "с репутацией": "Машина Времени", "Високосное Лето", "Виктория", "Воскресенье", "Волшебные Сумерки", "Черный Сентябрь", "Рубиновая Атака", "Дважды Два", фолк-шоу "Последний Шанс" и несколько джаз-роковых ансамблей. В 1980 рассеялась и эта компания: "Машина Времени" и "Автограф" вместе с "Магнетик Бэнд", "Диалогом", "Землянами" положили начало нашей филармонической рок-элите (катализатором послужил фестиваль "Тбилиси-80"). Вскоре к ним присоединились "Рок-Ателье", "Араке", "Карнавал". Любопытно, что именно в Москве волею тогдашнего идеологического руководства столицы этим группам выступать почти не давали. К примеру, первые легальные представления в Москве ансамбля Росконцерта "Машина Времени" состоялись только летом 1985 и то под маркой Всемирного фестиваля молодежи и студентов...

Столичная рок-публика оказалась на голодном пайке: из популярных групп только "Воскресенье" радовало регулярными сейшенами. Впрочем, проблема была частично решена за счет рок-коллективов из Ленинграда: без преувеличения можно сказать, что и "Аквариум", и "Зоопарк", и первый состав "Кино" прославились в Москве раньше, чем в своем родном городе (там в то время царствовали "Россияне" и "Мифы").

Молодая поросль московского рока впервые заявила о себе лишь в конце 1982: на очередном рок-фестивале в Физико-техническом институте многообещающе прозвучали выступления ретро-пенкового "Центра", нововолнового "Альянса", салонного "Города" с эксцентричным вокалистом Сергеем Минаевым. В среде профессионалов тем временем взошла звезда Владимира Кузьмина и его "Динамика", затмив для многих легендарную "Машину Времени". О том, что вектор молодежного интереса сместился от "прогрессивного рока" и глубокомысленных текстов в сторону танцевальной волны и иронического содержания, свидетельствовал и сенсационный успех пленочных альбомов "Банановые острова" Юрия Чернавского и "Путешествие в рок-н-ролл" Юрия Лозы и "Примуса". Зимой 1983/84 состоялись 2 впечатляющих дебюта: на публику вышли "Браво" и "Звуки My". И тут же всему был положен решительный конец.

Массированная антироковая кампания, развернутая в стране, прошла в Москве особенно удачно, нередко принимая формы прямой травли музыкантов и поддерживающих их рок-журналистов. Карающая рука культурной администрации не щадила ни любителей, поголовно попавших в "черные списки", ни профессионалов, повсеместно сосланных на "репетиционный период" за отказ переориентировать репертуар на песни советских композиторов. Невероятно, но факт: с марта 1984 по май 1985 в Москве не прошло ни одного настоящего рок-концерта. Рок-жизнь свелась к квартирным концертам и, естественно, активной звукозаписи. Среди магнитофонных альбомов того периода особо стоит выделить работы "ДК", "Машины Времени" и "Центра".

Жестокая борьба с роком, как и следовало ожидать, дала прямо противоположный результат. Едва репрессии прекратились (весна 1985), как столичная рок-сцена буквально взорвалась обилием концертов, смотров и фестивалей. Определились 2 большие тусовки: любители, в прошлом "подпольщики", именующие своим орщентром созданную осенью 1985 Рок-лабораторию, и профессионалы, гораздо более разрозненные, но пытающиеся как-то собраться вокруг своего Рок-клуба (председатель А. Градский). Нужно сказать, что в новой экономической системе, когда коммерческий потенциал рока не сдерживался более "идейно-художественными" придирками, число филармонических групп радикально возросло, чего нельзя сказать об их творческом уровне. Большинство профессионалов сориентировалось на беспроигрышные хард и хэви ("Автограф", "Круиз", "Ария", позднее "Черный Кофе", "Мастер", "Парк Горького") или же игривый попе ("Карнавал", В. Кузьмин, "Рондо", "Диалог", "Лотос"). Остались верными своему стилю, сохранив уважение публики и ностальгическую ценность, "Машина Времени" и Алексей Романов (экс - "Воскресенье").

Круг любителей обнаружил больший стилистический диапазон. Это ретро-составы на любой вкус ("Пижон И Компания", "Мистер Твистер", "Тихий Час", "Близнецы"), панк и пост-панк ("Кабинет", "Чудо-Юдо", "Удафф", "Веселые Картинки"), психоделик ("Звуки My", "Нюанс", "Ночной Проспект"), арт-рок ("Николай Коперник", "Вежливый Отказ", "До Мажор"), всевозможные шоу-группы ("Среднерусская Возвышенность", "Манго-Манго", "НИИ Косметики"), радикальные авангардисты (группа Алексея Тегина, "Метро" Юрия Царева).

В первой половине 80-х ленинградская рок-сцена, которой репрессии почти не коснулись, совершенно затмила московскую. Теперь соперничество городов приобрело определенную остроту. У каждой из школ были свои козыри: Ленинград брал за счет обаятельных лидеров, эффектных текстов и общего духовного пафоса, Москва отвечала большей музыкальной проработанностью, своеобразием творческих подходов. И все же столица хронически отставала. Это объясняется, во-первых, тем, что Москва, как никакой другой город, изобилует материальными и престижными соблазнами, что обеспечивает постоянный отток музыкантов (в том числе, к сожалению, и весьма способных) в коммерческие сферы деятельности, подталкивает их к компромиссам. Во-вторых, в Москве (в отличие от Ленинграда или Свердловска) не сформировалась единая и "работающая" рок-система с функциональными подразделениями (клуб, студии звукозаписи, информационная служба).

Московская рок-лаборатория за несколько лет существования так и не смогла наладить деятельность и обеспечить группы регулярной работой, записями, действенной рекламой. В результате почти все сильные и амбициозные коллективы покинули организацию, большинство из них ("Центр", "Николай Коперник", "Нюанс", "Коррозия Металла" и др.) вобрал в себя созданный в 1987 Музыкальный центр Стаса Намина. Примерно в это же время создан еще целый ряд новых фирм - "Рекорд" Юрия Чернавского, "Театр песни Аллы Пугачевой", "Театр музыки" Игоря Гранова, ставящие перед собой задачи современного поп- и рок-менеджмента.

Таким образом в конце 10-летия московская рок-сцена напоминает театр военных действий между конкурирующими организациями и группировками всех мастей. Процветание ведущих артистов, многие из которых уже имеют собственные студии звукозаписи, резко контрастирует с нищетой начинающих и некоммерческих групп, выступающих по-прежнему очень нерегулярно и не имеющих приличных фонограмм. Крайне неблагополучная административно-техническая ситуация сказалась и на творческом тонусе столичных рокеров. При том, что в новых именах нет недостатка ("Т-34", "Скандал", "НРГ", "Класс", "Пого", "Ра", "Шанхай", "Кепка", "Клиника", "Матросская Тишина",

"Порт-Артур" и т. д.), по-настоящему ярких дебютов, сенсационных программ не было. Пожалуй, единственным радостным событием стало появление на московской сцене сразу нескольких "феминизированных" рок-групп: "Примадонны", "Маркизы", "Красной Пантеры" и даже пенковой "Женской Болезни".

Что касается групп предыдущего поколения, то многие из них, к счастью, сделали в последнее время заметный шаг вперед. Подтверждением может служить факт, что среди советских рок-ансамблей, подписавших контракты с крупными западными фирмами грамзаписи, московские - "Круиз", "Центр", "Звуки My", "Парк Горького", "Шах" - составляют подавляющее большинство. Судя по всему скоро к этому списку прибавятся "Бригада С" и "Нюанс". Пожалуй, международные связи - это единственное, в чем роковая Москва выиграла от своего столичного статуса. В остальном же непосредственная близость множества центральных государственных инстанций сделала Москву городом, достаточно некомфортабельным для рока.Московская рок-лаборатория. Впервые слово "рок-лаборатория" прозвучало в апр. 1985 в кулуарах МДСТ во время прослушиваний неофициальных рок-групп, вт. ч. "Звуков My", "99 %", "Ночного Проспекта", "Доктора". А уже 26 окт. в "лаборатории" состоялось первое занятие групп "Центр" и "Клон". Этот день и считается днем рождения МРЛ. На общем собрании в дек. 1986 директором МРЛ утверждена Ольга Опрятная.

Первый фестиваль МРЛ - "Рок-елка" - состоялся 10 янв. 1986 ("Браво", "Бригада С", "Вежливый Отказ" и др.). 8 июня того же года в ДК МИИТ проводится концерт ("матч века"), в котором кроме москвичей приняли участие ленинградские "Алиса", "Кино" и "Аквариум". Впервые рок-публика смогла в одном концерте сравнить московскую и ленинградскую школы рока. В февр. проводится традиционный "Фестиваль надежд", на котором МРЛ представляет свои новые группы (первый фестиваль - февр. 1987). В июне, через неделю после ленинградского фестиваля, МРЛ проводит завершающие сезон "Итоговые концерты".

МЛР занимается поиском талантливых коллективов, их рекламой, юридической защитой, поддерживает контакты с зарубежными концертными организациями: "Альянс" выступал в Берлине, "Звуки My" - в Венгрии, Польше, Италии, "Ва-Банк" гастролировал в Финляндии (первая советская группа, записавшая пластинку в западной студии).

С созданием независимых концертных организаций многие известные группы МРЛ ("Центр", "Ночной Проспект", "Бригада С") переходят в них. Это связано с тем, что деятельность МРЛ в большей степени ориентирована на поиск и поддержку начинающих групп. С переходом осенью 1988 из Главного управления культуры в систему МГК ВЛКСМ МРЛ пользуется правами концертной организации. С 1987 МРЛ выпускает журнал "СДВИГ" и газету "СДВИГ-афи-ша".

В. Марочкин

Московский бит-клуб - Открыт в начале 1967 в кафе "Молодежное" на улице Горького. Предпосылкой явилось успешное существование джазовых кафе типа "Синей птицы". Немалая заслуга в организации МБК принадлежит бывшему джазовому барабанщику, а позднее заведующему сектором отдела культуры МГК ВЛКСМ Валерию Абатуни. Клуб стал местом общения музыкантов и их поклонников, а не бюрократическим учреждением. Впервые музыканты получили возможность общения в непринужденной обстановке, обмена опытом и последними музыкальными новостями.

Собрания проводились каждый вторник. Большая часть билетов распространялась среди официальных членов клуба. В его совет помимо руководящих комсомольских работников, Игоря Гранова, менеджера группы "Сокол" Юрия Айзеншпица входили руководители принятых в МБК групп. В клуб принимались практически все ансамбли, которые имели более-менее сносную аппаратуру. Недостаток техники, плохое владение инструментами прощались, если группа имела полный набор инструментов и звукоусиливающую аппаратуру. Так, к примеру, была принята в члены клуба довольно слабая группа московских таксистов "Зеленый Огонек".

Обычно после прослушивания очередных кандидатов играла одна из известных групп. Концерт заканчивался совместным джемом, где все желающие по очереди импровизировали на тему какой-либо полюбившейся песни из репертуара "Битлз", "Роллинг Стоунз" и др.

Завсегдатаи МБК: Ю. Ермаков, А. Гончарук, А. Градский, Я. Кес-лер, М. Мошков, М. Турков, А. Лерман, В. Малежик и другие. Клуб-кафе "Молодежное" был закрыт после летних каникул 1968. В последующие годы предпринимались попытки возобновить его работу в различных ДК (например, на Ордынке, где он существовал 2 года, на Соколе и в студенческом кафе МФТИ в Зюзине).

А. Кузнецов

"Мроя" (Минск). Музыканты определяют свой стиль как пост-панк-хэви-метал, и, чтобы избежать тяжеловесности термина, придумали свой - стод-рок. Они заявляют, что стремятся соединить с современными музыкальными выразительными средствами черты белорусской языческой культуры. Малоизученность этого древнего культурного слоя не дает возможности установить, насколько успешно они решают поставленную задачу. Во всяком случае, "М." - экзотическое явление на белорусской рок-сцене, замученной поголовным увлечением металлом. В последнее время профессионализм участников "М." заметно вырос. На фестивале "Рок-Крок-87" (Гродно) они получили главный приз, там же через год - приз зрительских симпатий. В республиканском хит-параде песни "М." занимали высокие позиции.

Состав: Леонид "Канцлер" Вольский (вокал, клавишные), Юрий Левкое (бас, вокал), ВладимирДавидовский (гитара), ОлегДемидович (ударные). Все - выпускники Минского художественного училища, вместе играют с 1981.

Магнитофонные альбомы: Старый храм, 1985; Зрок (Зрение), 1987; Студия БМ, 1988.

Ю. Будько

"Музей" (Таллинн). Старейшая русскоязычная рок-группа Эстонии. Возникла на основе группы "Эйфория" (1971-1978) под руководством клавишника и вокалиста Сергея Клюбина. В первоначальный состав входили также Борис Оздоба (клавишные, флейта), Владислав Петро-сян (бас), Александр Каарна (гитара), Владимир Грачев (ударные), которого затем сменил Владимир Графский. Группа придерживалась в тот период модификации прогрессивного рока, или арт-рока.

После 2-годичной паузы состав возобновляет работу, но уже с лидером Оздобой вместо ушедшего Клюбина. Изменение стиля (приближение к традиционному хард-року), обновление состава и определение собственного места в современной рок-жизни, видимо, послужили тому, что 3 мая 1987 группа впервые выступила под именем "Музей". С дек. того же года "М." начинает активно гастролировать (преимущественно за пределами республики), принимает участие во всесоюзном фестивале металлического рока "Хэви суви" в Таллинне (сент. 1987), становится лауреатом фестиваля "Молодость Балтики". Состав неоднократно менялся, наиболее стабилен подбор музыкантов, сложившийся в 1988: Оздоба, Петросян, Графский, И. Калюга (гитара), Анатолий Матрашилин (гитара, вокал), Александр Чахутский (вокал). Основной композитор - Оздоба. Тексты принадлежат бывшему ударнику группы Алишеру Ачилову.

Н. Мейнерт

"Музик-Сейф" (Таллинн). В 1980 известный эстонский певец Тынис Мяги начал выступать в сопровождении "МС", которым руководил бывший клавишник "Мобиле" Мати Ваарманн. Мяги имел богатый музыкальный опыт: самостоятельно освоив гитару, подменял гитаристов в "Юниорах" (1965), с 1966 играл в "Рютмикуд" в составе: Георг Померантс (ф-но), Индрек Авасалу (бас), Пеетер Подельски (ударные). В 1967-1973 Мяги солист "Балтики" (I место на фестивале в Каунасе "Янтарная труба" "71, -72), а с 1973 - солист Эстонской филармонии (I место на конкурсе певцов "Артлото"). Затем он занимает первые места в Литве на Таурагском рок-фестивале (с ансамблем "Кярьед" из Вильянди, 1974, 1975), калининградском фестивале вокально-инструментальных ансамблей (1976) и фестивале "Башни Вильнюса" (1976). С 1978 Мяги - солист ансамбля "Лайне".

М. автор многих популярных в республике песен ("Ты прекрасна", "Отечество", "Блюз одиночества", "Ты - дождь"), его песня "Слепому музыканту" получила I место на филармоническом конкурсе в 1975.

В "МС" вместе с М. играли: Эльмо Ярк (вокал, гитара, ранее - в "Месс", "Мобиле"), Айвар Оя (гитара, ранее - в "Магнетик Бэнд"), Мати Ваарманн (клавишные, вокал), Маргус Орав (вокал, бас, ранее - в "Мобиле"), Микк Тарго (ударные, ранее - в "Уус Генератцион", "Мобиле", "Витамине"). В разное время в "МС" на ударных играли Яак Ахелик и Андрус Вахт (ранее - в "Руе", "Месс", "Касеке"). Солистка группы в 1981 Марью Ляник (ранее - в "Мобиле", после "МС" - "Витамин", "Контакт" и "Махавок"), а в 1981-1982 Анне Вески (ранее - в "Омеге", "Юнион", "Мобиле", "Витамине", после "МС" - в "Немо").

Как профессиональный филармонический коллектив "МС" успешно выступал во многих республиках, за рубежом - ПНР (1982), Финляндия (1983). В 1983 Мяги представлял Советский Союз на международном фестивале "Братиславская лира". В том же году появилась долгоиграющая пластинка ансамбля - "Два склона горы". После участия в тартуских Днях музыки (1983-1986) группа распалась. Айвар Оя позднее работал в "Аргос" и "Колумбус Крис", Тарго руководил "Контактом", Вахт играл в "В. С. П. Проект", Ахелик в 1986 присоединился к группе "Ультима Туле", солистом которой в янв. 1987 стал и Мяги.

Дискография: Тынис Мяги. Ансамбль Музик-Сейф - Два склона горы, 1983.

Ааво Адами

"Народное Ополчение" (Ленинград). До недавнего времени в большей степени творческая концепция, нежели реально существующая группа, "НО" занимает в панораме ленинградского рока уникальное место: ориентация на ортодоксальный панк-рок, радикализм в текстах и нежелание идти на какие бы то ни было компромиссы с культурным истэблишментом держали ее на некотором удалении от современного рок-мейнстрима, позволив создать свой довольно интересный стиль, а невозможность выступать с концертами заставила искать выход в студийной работе.

Заинтересовавшись в конце 70-х только появившимся на пластинках панк-роком, Александр Строгачев стал "Апексом Бешеным" (впоследствии "Строгим" и, наконец, "Оголтелым"), в 1981 промелькнул как басист в беспрерывно менявшемся составе "Автоматических Удовлет-ворителей", а на следующий год собрал эмбриональный состав "НО": Строгачев (вокал, гитара, бас), Дмитрий "Ослик" Шишляк (гитара, бас, клавишные). В 1983 к "НО" присоединился Федор "Бегемот" Лавров (гитара, бас, клавишные, ударные), вместе с А. Аксеновым (ныне - "Объект Насмешек") начинавший в группе "Резиновый Рикошет". "НО" пишет первый магнитоальбом "Эх, злоба, эх...". За ним в 1983-1986 последовало еще 7, на которых, помимо тандема Строга-чев - Лавров (Шишляк в 1984 ушел в "АУ"), записывались А. Отря-скин ("Джунгли"), Г. Гурьянов ("Кино"), Д. Бучин (позже - "Нате!"), Аксенов, И. Мотовилов. В 1986 Лавров выступил в качестве продюсера дебютного альбома группы "Бригадный Подряд".

"НО" быстро попадает в поле зрения соответствующих органов и вынуждено прекратить работу. Однако в том же году Строгачев, сохранив аббревиатуру "НО", организовал группу "Новый Образ", с которой записал альбом "Война!"

Изменение культурной политики в стране и снятие многих отживших идеологических барьеров позволило "НО" вернуться к нормальной деятельности. В дек. 1987 сформирован новый состав: Строгачев (вокал), Вадим Снегирев (бас), Игорь Мотовилов (гитара), Алексей "Микшер" Калинин (ударные), который вступил в ЛРК, неплохо дебютировал на VI Ленинградском рок-фестивале, повторил успех на региональных фестивалях в Бердянске и Череповце, а летом 1989 совершил 2-месячное турне по клубам Швеции. В 1990 пришел ударник Михаил Лысенко.

Магнитофонные альбомы (избранные): Эх, злоба, эх... 1983; Новогодие (опера), 1985; Война!, 1986; Игрушечный мир и его кремация, 1987.

А. Бурлака

"Настя" (Свердловск). К моменту распада "Трека" (1984) Настя Поле-ва обрела статус живой легенды среди приверженцев неофициальной свердловской рок-сцены. Ореол первой рок-дамы и яркость ближайшего окружения не способствовали первым самостоятельным опытам Н. П. равно как и ее включение в состав музыкантов нового поколения

- группы "Наутилус Помпилиус" (1985), музыканты которой, как и Н. П. окончили Свердловский архитектурный. Всегда на виду и всюду в тени - таково ее положение на начало 1985. Весной в составе "НП" она выступила в Челябинске и Свердловске, тогда же записаны песни "Снежные волки" и "Клипсе-Калипсо" (впоследствии значительно переработана для первого альбома "Н."). Песни альбома "Тацу" ("дракон"

- яп.) написаны Н. П. к лету 1986, однако запись осуществлена лишь летом 1987,

В июне 1986 Н. П. дебютирует со своей программой на I фестивале Свердловского рок-клуба с музыкантами из "Наутилуса Помпилиуса" и "Урфина Джюса" Е. Белкиным (аранжировки, гитара), В. Комаровым (клавишные), Д. Умецким (бас), В. Назимовым (ударные), В. Бутусовым (гитара) и А. Могилевским (саксофон). Несыгранность состава и непродуманность сценического ряда не помешали зрителям оценить своеобразие материала. В тематике композиций отчет-

Настя Полева.

Фото М. Грушина

либо обнаруживалась склонность автора (тексты И. Кормильцева) к мифологии, экзотике, игре ума.

Новую программу Н. П. показывает на II фестивале рок-клуба (май 1987) с сессионными музыкантами: Белкиным, А. Хоменко (клавишные, "НП"), Назимовым, В. Шавкуновым (бас). Через 2 месяца с ними, а также с Могилевским и А. Пантыкиным закончена запись дебютного альбома. Кроме Белкина, Н. П. и Пантыкина аранжировки делал И. Гришенков ("Апрельский Марш"). В том же году Н. П. неудачно выступила на фестивале в Подольске, куда в последний момент отказались ехать Назимов и Пантыкин. Н. П. работает над новым материалом и формирует группу. Некоторые из новых песен прозвучали на III фестивале в Свердловске (окт. 1988). Сегодняшний состав "Н.": Н. П. (вокал, музыка, аранжировка, тексты), Шавкунов (бас), Г. Вильнян-ский (клавишные, аранжировка), А. Васильев (гитара), А. Коломеец ft Магнитофонный альбом 1987 г.

(ударные), Белкин (продюсер). Осенью 1988 "Н." участвует в фестивале "Мисс Рок" в Киеве, где Н. П. получает приз лучшей вокалистки. В марте выходит второй альбом "Ноа-Ноа", среди авторов текстов которого Арк. Застырец ("Трек", "Кабинет"), И. Кормильцев и Евг. Кормильцев ("Апрельский Марш"). Музыкальный язык нового ансамбля более сдержан, значительно крепче звучит аккомпанемент, голос солистки обаятельнее и выразительней. Песни "В чужом лице", "Марш плывущих Афелий", "Ноа-Ноа", как и предыдущие работы ("Вниз по течению неба", "Тацу"), - прекрасные достижения отечественной поп-культуры.

Н. П. записывалась с "Кабинетом" ("Новый день") и "Апрельским Маршем" ("Голоса"), снялась в короткометражных фильмах А. Балабанова "Раньше было другое время", "У меня нет друга", "Егор и Настя".

"Н." - активно гастролирующая группа Свердловского рок-клуба.

В 1990 группа участвовала в экологической акции "Рок чистой воды" и выступала в Германии.

Магнитофонные альбомы: Тацу, 1987; Ноа-Ноа, 1989.

А. Калужский

"Нате!" (Ленинград). Своим успехом группа, организованная в окт. 1986, обязана дарованию лидера - певца, гитариста и автора песен Святослава Задерия. Его музыкальная биография началась в конце 70-х, когда он играл в школьном ансамбле, впоследствии слившемся с арт-хард-группой "Летающая Крепость". В 1980 группа раскололась, дав жизнь "Нокауту" (А. Ильин) и "Хрустальному Шару" (С. Задерий).

Когда в марте 1985 фактически распалась хард-роковая группа "ХШ", Задерий из нее и "Демокритова Колодца" создал "Магию" (с 1984 - "Алиса"). После вторичного лауреатства "Алисы" на IV Ленинградском рок-фестивале Задерий покинул группу, реализовав авторский потенциал в комбо с инспирированным поэзией Маяковского названием "Нате!".

В состав "Н." вошли участники экспериментального студийного трио "Цивилизация Z" Михаил Малин (бас, вокал) и Игорь Борисов (гитара), а места за ударными и клавишными после ряда перестановок заняли соответственно Дмитрий Бучин ("Народное Ополчение") и Алексей Пэйн. Дебют состоялся 7 марта 1987, за ним последовали удачные гастроли в Москве и менее успешное выступление на V Ленинградском рок-фестивале: профессиональный уровень членов "Н." явно не соответствовал требованиям концертной практики. Следствием этого стала радикальная смена состава: летом 1987 Малин и Бучин ушли и были заменены ритм-секцией "КСК" (Михаил "Дубов" Виноградов - бас и Сергей Наветный - ударные). "Н." блестяще выступила на Всесоюзном фестивале "Черноголовка-87", много гастролировала, участвовала в ряде региональных фестивалей, работала в студии. Одно время с ней сотрудничал клавишник "Алисы" П. Кондратенко.

В февр. 1988 Борисовн (позднее - "Кино", "Поп-Механика", "Дурное Влияние", "Замок Зо") сменил Александр Ошибченко, за клавишными - Андрей Селюнин ("Время Любить"). 3 месяца спустя "Н." оставил Дубов, возглавивший собственный проект "600" (с А. Пановым) и в начале 1989 собравший группу "Духи". Его место занял Олег Малый ("Хрустальный Шар").

Премьера нового состава в июне 1988 на сцене VI Ленинградского рок-фестиваля стала одной из его кульминаций. Индивидуальный и узнаваемый мелодический язык, нешаблонные аранжировки, настоящий рок-н-ролльный драйв, колоритные и остроумные тексты, насыщенные словесными парадоксами, неожиданными метафорами и язвительной иронией в адрес апологетов охранительной морали и всевозможных проявлений ханжества (участники "Н." не без вызова определяют свой стиль как "секс-энд-ролл"), принесли группе популярность, а своеобразная пластика Задерия и умелая организация сценического пространства превращают каждый их концерт в яркое и запоминающееся событие.

В последнее время в репертуаре появились песни А. Селюнина, С. Селюнина (группа "Выход") и С. Наветного. В июне 1989 завершилась работа над первым альбомом "Н." (помимо этого магнитография включает концертные записи). В начале 1990 группа практически распалась: Наветный и Селюнин ушли в ленинградско-одесский проект "Кошкин Дом".

Магнитофонные альбомы: Нате!; В городе невест, 1988; Не бойся, 1989.

А. Бурлака

Наумов Юрий и группа "Проходной Двор" (Ленинград). Поэт, автор песен и гитарист Н. - один из наиболее ярких музыкантов, творчество которых находится на грани рока и т.н. самодеятельной песни и равно представлено как в электрических ансамблевых аранжировках, так и в чисто акустическом авторском исполнении. Н. родился в Новосибирске, начал заниматься музыкой в первой половине 80-х, однако организованная им группа "ПД" постоянно пребывала в состоянии полураспада. Сольный альбом вызвал слабый резонанс. Это побудило Н. переехать в Ленинград, где его сольные выступления и второй альбом, по-прежнему приписываемый мифической группе "ПД", быстро обратили на себя внимание аудитории ЛРК и экспертов. Серия сольных выступлений в 1986-1988 сделала песни Н. широко известными. В 1987 он стал лауреатом V Ленинградского рок-фестиваля, а в мае 1988 организовал "живую" версию "ПД", с которой выступил на VI фестивале: Юрий Наумов (гитара, вокал), Олег Дегтярев (бас), Борис Ша-вейников (ударные) плюс "гость" Владимир Михайлов (клавишные). С уходом Шавейникова в "Аукцион" в составе "ПД" появился барабанщик "Аквариума" Петр Трощенков, аккомпанировавший Н. на гастролях осени - зимы 1988.

В начале 1989 вышел третий альбом "ПД", в записи которого участвовали пианисты М. Секей, М. Бомштейн и гитарист И. Чумычкин (ныне - "Алиса"). Большинство текстов Н. - многоплановые, полные метафор и аллюзий баллады, часто построенные на игре слов, аллитерациях; мелодии имеют характерный блюзовый привкус и рассчитаны на изобретательную гитарную технику автора. В 1990, дав серию прощальных концертов, Н. эмигрировал.

Магнитофонные альбомы: Депрессия, 1982; Блюз в 1000 дней, 1986; Не поддающийся проверке, 1987; Перекати-поле, 1989.

А. Бурлака

"Наутилус Помпилиус" (Свердловск). Популярность группы уникальна, как и срок, за который она достигла широкого признания. В1987 группа названа среди лучших на представительных фестивалях в Новосибирске, Вильнюсе ("Литуаника"), Свердловске, Черноголовке, Подольске и Москве ("Рок-панорама"). В 1988, во время турне по Финляндии, каждый из 14 концертов заканчивался 4-кратным "би-сом", а в родном городе официально зарегистрирован их фан-клуб.

Вячеслав Бутусов и Дмитрий Умецкий познакомились в 1978, став студентами Свердловского архитектурного института. Атмосфера в институте была редкой для тех лет: именно по инициативе его студентов состоялся I в городе рок-фестиваль (1981). До 1982Бутусов (гитара, вокал, музыка, тексты), Умецкий (бас, тексты), Андрей Саднов (гитара) и Игорь Гончаров (ударные) составляли безымянную группу, участвовавшую в институтских вечерах и агитбригадах, пока не записали свои песни на магнитную ленту, назвав себя "Али-Баба и Сорок Разбойников". В 1983 Бутусов и Умецкий участвуют во II семинаре ГК ВЛКСМ по проблемам молодежной культуры, который, по сути дела, был массовым выездом на природу. Там они знакомятся с неформальными лидерами свердловской молодежи ("ТрекУ'УрфинДжюс") и при всеобщем одобрении А. Макаров предлагает им название "Наутилус".

Александр Пантыкин (клавишные, "Урфин Джюс") и Александр "Полковник" Гноевых (звук, "Трек") помогают "Наутилусу" записать "Переезд" (1983), где место за ударными занял А. Зарубин. Большинство песен альбома - неудобоваримое хард-роковое рагу, однако "Ястребиная свадьба" обнаруживает лирический потенциал Бутусова.

В 1964 Кормильцев и Бутусов совершают паломничество в Ленинград, знакомятся с С. Задернем и его "Алисой", посещают концерты "Аквариума", "Кино", "Мануфактуры". Полученные впечатления существенным образом влияют на их дальнейшую ориентацию, итогом становится альбом "Невидимка" (март 1985), записанный Бутусовым, Умецким и Виктором Комаровым (клавишные, драм-машина), звук - Леонид Порохня и Дмитрий Та-рик. Определенная часть слушателей встретила настороженно необычный для Свердловска альбом. "Невидимка" - продукт эстетики, отличающейся от того, что играли "Трек" и "Урфин Джюс". В основе звучания альбома "ломкий" вокал солиста на фоне холодного, порой механического аккомпанемента. Романтизмом и отчуждением веет от песен "Князь тишины", "Никто мне не поверит", "Прощальное письмо".

Магнитофонные альбомы 1983 и 1985 гг.

На обложке альбома (оформление Ильдара Зиганшина) "Н." трансформируется в "Наутилус Помпилиус" (видовое название моллюска, "кораблик"), во избежание путаницы с полупрофи из столицы (Марту-лис, Кавагоэ и др.). После записи музыканты задумываются над сценическим воплощением своих песен и приглашают бывшую солистку "Трека" Настю Полеву. Одновременно идет работа над новым альбомом, который не был реализован. Некоторые песни можно обнаружить у коллекционеров ("360° обстрела"), часть в переработанном виде вошла в "Разлуку".

В июне 1986 "НП" выступает ниже своих возможностей на I фестивале свердловского рока, а в авг. записывает альбом "Разлука". К тому времени в составе группы играет Алексей Могилевский (саксофон, ранее - "Флаг" и "Урфин Джюс"). Этот альбом - абсолютный победитель хит-парадов официальной и неофициальной рок-прессы 1987- 1988. 7 из 10 текстов написаны И. Кормильцевым, остальные ("Шар цвета хаки", "Праздник общей беды", "Хлоп-хлоп") - Бутусовым. Актуальность тематики ("Скованные", "Рвать ткань"), попытки нарушить существующие табу ("Казанова", "Взгляд...") наряду с выразительностью исполнения ("Шар цвета хаки") делают "Разлуку" объектом многочисленных проблемных статей и активного самодеятельного тиражирования.

В начале 1987 в "НП" приходят Алексей Хоменко (клавишные) и Альберт Потапкин (ударные), которого в июле 1987 призывают в армию, и до окт. "НП" работает с драм-машиной, пока в группу не вливается Владимир Назимов ("Чай-Ф"). В февр. 1988 уходит Умецкий, его место занимает Виктор Алавацкий. Замены, по сути, становятся подменами. Это ощущение не оставляет и при прослушивании записанного на студии "Мелодия" альбома "Князь Тишины".

В мае 1988 "НП" подписывает договор с Росконцертом и приглашает гитариста Игоря Белкина ("Урфин Джюс"). Многие специалисты предсказывают группе долгую филармоническую жизнь, но в нояб. 1988 Бутусов объявляет о ее роспуске.

Оценивая творчество "НП", необходимо отметить незаурядное мелодическое дарование, редкое сценическое обаяние и оригинальную манеру вокала Бутусова. Группа отличалась завидной слаженностью звучания, хотя аранжировки нередко страдали отсутствием вкуса, напыщенность выдавалась за весомость, а чрезмерное увлечение синтезаторами делало ее саунд все более стерильным. Примечательно и то, что "НП" являет собой один из новых, только нарождающихся образцов отечественной поп-культуры.

"НП" - главные герои финского полнометражного фильма "Серп и гитара" ("Из России с роком", реж. М. Мюккенен), снялись в художественном фильме А. Хотиненко "Зеркало для героя", короткометражках А. Балабанова "Раньше было совсем другое время" и "У меня нет друга".

В 1989 Бутусов и Умецкий начали работу над новым альбомом, снимались в кино, писали музыку. Могилевский, Комаров и Назимов под именем "Студия НП" готовят оригинальную программу. Тем же

заняты Хоменко, Алавацкий, Елизаров, которые к тому же записывают свердловских рокеров на своей студии ("Настя", "Агата Кристи").

В начале 1990, однако, тандем вновь распался, и в этот раз, кажется, окончательно. В февр. дебютировал абсолютно новый состав "НП", в который кроме Бутусова (вокал, гитара) вошли Александр Беляев (гитара, экс - "Телевизор"), Игорь Джавад-заде (ударные, "Арсенал") и Игорь Копылов (бас, "Петля Нестерова"). Позже к ним присоединился свердловский гитарист-ветеран Егор Белкин.

Дискография: Наутилус Помпилиус/Бригада С, 1988; Князь тишины, 1989. Магнитофонные альбомы: Переезд, 1983; Невидимка, 1985; Разлука, 1986; Наусибирск, 1987; NP; Князь тишины, 1988;Человек без имени; Наугад, 1990.

А. Калужский

"Небо и Земля" (Москва). Образована летом 1987 Владимиром Сига-чевым (клавишник и аранжировщик "ДДТ"), а также бывшими музыкантами "Магнита" Сергеем Шороховым (гитара) и Андреем Кобецом (ударные). Позднее к ним присоединяется Борис Шапиро (гитара). Покинув "ДДТ" из-за музыкальных разногласий с Шевчуком, Сигачев предложил новой группе свой яркий панк-рок. Он же пишет все тексты песен. Его кредо - ирония. В анекдот превращается и социальный антагонизм с собственным дедом ("Мой дедушка - панк"), и семейные "разборки" ("Сексанет").

Группа работает в Московской рок-лаборатории.

Магнитофонные альбомы: Шесть часов вечера; Искусственные органы, 1988; Панки по жизни, 1989; Музыка ха-ба (совместно с "ДДТ"), 1990.

В. Марочкин

"Не ждали" (Таллинн). Одна из немногих в республике русскоязычных рок-групп, создана весной 1987 на основе группы "Кухня", работавшей при Русском драматическом театре ЭССР. Композитор Авик Недзвецкий для реализации в театре своих замыслов искал замену временным музыкантам, сотрудничавшим с ним. Эта роль и отводилась "Кухне".

Однако рамки театральной деятельности не способствовали реализации собственных идей и музыканты предпочли воспользоваться другим названием - "Не ждали". Состав группы: Леонид Сойбельман (гитара, вокал, музыка, тексты), Вадим Веэремаа (духовые, вокал), Олег Давидович (гитара, тромбон), Илья Комаров (бас), Андрей "Битнер" Кулагин (вокал, лесной рожок), Виталий Редчиц (ударные). Группа работала в Таллиннском рок-клубе, в рамках мероприятий которого и состоялся ее успешный дебют (нояб. 1987). "НЖ" выступал за пределами республики, участвовал в фестивалях "Рок-форум-88" (Вильнюс) и "Сырок" (Москва). Большое внимание группа уделяет сценической части исполняемых программ, каждый их концерт становится уникальным шоу, в котором комбинируются на первый взгляд несовместимые музыкальные элементы, театральные приемы и спонтанность хэп-пининга. В последние годы "НЖ" много выступали за границей (Скандинавия, Англия, страны Бенилюкса), где у них вышла первая пластинка. В 1990 Сойбельман эмигрировал.

Дискография: Не ждали (Семафор, Голландия), 1990. Магнитофонный альбом: Музыка с репетиций, 1988.

Я. Мейнерт

"Неформальное Объединение Молодежи" (Ленинград). Взявшая названием и иронически переосмыслившая казенный термин, относящийся к любому содружеству людей, группа "НОМ" появилась в 1986.

"НОМ"вырос из попытки компании увлекавшихся музыкой и литературой инженеров и студентов создать музыкальную параллель к их рассказу "Протез". В 1987 группа на телевизионном конкурсе молодых артистов получает звание лауреатов и вступает в альтернативное рок-объединение "Мост", а в янв. 1988 переходит в рок-клуб. Успешные выступления на фестивалях 1988 и 1989, многочисленные гастроли (часто вместе с "АВИА"), наконец, вышедший летом 1989 альбом делают "НОМ" одной из наиболее популярных групп нового ленинградского рока. Музыкальный язык группы "НОМ" - смесь пост-папковых риффов, каких-то кабаретных мотивчиков, частушечных интонаций, фольклорных распевов и даже советской эстрады 40-50-х. Состав неизменен: Дмитрий Тихонов (клавишные, вокал), Сергей Бутузов (гитара), Андрей Кагадеев (бас), Сергей Кагадеев (вокал), Юрий Салтыков (шоу, вокал), за исключением барабанщика: в 1988 Николая Родионова сменил Владимир Постниченко. Все члены группы имеют сценические псевдонимы. Свой стиль определяют как "чтобыбыловеселей". На Ленинградском ТВ совместно с "Поп-Антенной" "НОМ" сняло серию уморительных видеоклипов ("Насекомые", "Самба Гоп-кинс" и др.). В1990прошли их первые гастроли за границей - в Италии и Испании.

Дискография: Брутто, 1991. Магнитофонный альбом: Брутто, 1989.

А. Бурлака

Неформальные группы молодежи и рок-музыка. Стихийные и, как правило, не имеющие никакой структуры ассоциации молодых, объединенных общими вкусами, интересами, стилем жизни и стоящей за всем этим ненавязчивой теорией. Решающую роль в идентификации НГМ играют "их" музыка, внешний вид и лексикон. Музыка особенно важна, т, к. ведущие исполнители стиля, соответствующего данной НГМ, часто являются и неформальными лидерами всей "общины". Не менее важны неформалы и для рока, поскольку они, во-первых, являются той средой, откуда выходит большинство молодых музыкантов, а во-вторых, составляют наиболее активную и влиятельную часть рок-фанов. Неформальных групп много, ниже кратко "аннотированы" те из них, которые имеют непосредственное отношение к року.

Любера. В разных городах люберов (это - московская кличка) называют по-разному, но суть одна: это скучающие и, в целом, малокультурные подростки из индустриальных районов и пригородов, нашедшие себе применение в "борьбе" со своими более модными "центровыми" ровесниками. Группы Л. приезжают в "богемные" кварталы города, к концертным площадкам и в парки, находят там металлистов-панков-хиппи и избивают их (если получится). Л. подводят "идейную базу" под свои бесчинства, утверждая, что они "наводят порядок", "вправляют мозги", дают бой всяческой "плесени", "моральным уродам" и т. д. К року имеют лишь то отношение, что являются общим врагом всех музыкальных неформалов и фигурируют во многих песнях "Бей правой, любер!" ("ГПД"), "Мама, я любера люблю!" ("ДДТ") и др.

Металлисты - самая массовая фракция музыкальных неформалов конца 80-х. На 90% состоит из мальчиков и юношей 12 - 18 лет. В отличие от хиппи и панков, обитающих только в крупных городах, М. можно найти всюду, в т. ч. в сельской местности. Их единственная "идеология" - музыка хэви-метал. Не надо думать, однако, что они столь же агрессивны, как их кумиры на сцене. В большинстве своем это безобидные потребители: ходят на концерты, слушают записи и с большим азартом торгуют и обмениваются всяческими металлическими реликвиями: майками, значками, журналами, дисками, браслетами... Одеваются в черную кожу (кто побогаче) или в "джинсу" - и обязательно с большим количеством модных аксессуаров в виде цепей, "наручей", эмблем и т. п.

Митьки - своеобразная форма задушевного русского хиппизма. Митёк начисто лишен пафоса (будь то мистический, "восточный" или "западный") и горд тем, что пропитан "советскими реалиями" - разгильдяйством, резонерством, товариществом и братством. Митьков отличают умильно-нежная манера общения, обращение к каждому "бра-тушка" или "сестренка" и страсть к отечественным телесериалам ("Адъютант его превосходительства" и "Место встречи изменить нельзя"), цитатами из которых они сыплют на каждом шагу. Популярное восклицание "В полный рост!" и глагол "оттянуться" (т. е. получить удовольствие, развлечься) - тоже из лексикона М. Одеваются скромно. Колыбель М. - Ленинград, и вряд ли о них узнали бы в других местах, если бы не "Аквариум" - не только любимая группа и "коллективный член" их "общины", но и виднейший пропагандист митьковско-го стиля жизни.

Панки (они же анархисты) - в отличие от западных панков не имеют никакого отношения к рабочему классу и безработице. Так же, как и хиппи, - это в основном студенты, старшеклассники, дети из интеллигентных семей. Формально их "идейной платформой" является анархизм, однако на деле они мало что о нем знают и скорее просто любят пошуметь и навести легкий шок на окружающих. Возникнув поначалу из желания не отстать от Запада, в последние годы "советский панк" вышел из стадии чистой "декоративности" и выдвинул из своих рядов несколько социально ориентированных рок-групп. Принимая во внимание давние традиции русского нигилизма, можно предположить, что у нашего панка "есть будущее".

Рокеры - сравнительно новый феномен, тревожащий Госавтоинспекцию. "Мотоциклетные банды", как их принято называть за границей, стаями гоняют по ночам по автомагистралям, игнорируя правила движения и нарушая покой спящих граждан. По манере одеваться напоминают металлистов. Из музыки предпочитают спид-метал и рок-н-ролл, но не это главное. Главное - скорость и мотоцикл, желательно архивный "Харлей-Дэвидсон". Своих групп и гимнов у них нет, хотя песня "Ва-Банка" "Секс, мотор и рок-н-ролл" могла бы им подойти.

Стиляги - наипервейшее, легендарное неформальное молодежное движение, возникшее еще в конце 40-х. Тогдашние стиляги со своими "западными" запросами противопоставляли себя "настоящей" молодежи, а потому считались врагами общества, и с ними велась борьба. Движение резко пошло на убыль после Фестиваля 1957, но возродилось - уже в сугубо ностальгической форме - в середине 80-х. "Нео-стиляги" тоже носят брюки-дудочки, мешковатые пиджаки и замысловатые ботинки, слушают свинг и рокабилли (ранняя форма рок-н-ролла, несущая сильный отпечаток музыки кантри), хорошо танцуют. Из наших групп им ближе всего "Браво". За пределами Москвы и Ленинграда С. почти нет.

Хиппи (они же пацифисты, они же система) - были очень многочисленны и существенно повлияли на стиль жизни и вкусы советской молодежи в первой половине 70-х. Сейчас их сравнительно немного, и "вызовом общественной морали" их никак не назовешь. Исповедуют любовь и ненасилие, читают переводные труды по мистике, религии, восточной философии и ведут более или менее растительный образ жизни. Их легко узнать по длинным волосам, свободным джинсовобрезентовым одеждам, а часто и клешеным брюкам. Слушают в основном западный рок 60-х и 70-х ("Пинк Флойд"), из наших групп предпочитают "Аквариум", "Крематорий", "ДДТ". Пожалуй, это наиболее феминизированная из неформальных групп."Николай Коперник" (Москва). Основатель рок-содружества под столь интригующим названием Юрий Орлов не сразу обратился к року. Пройдя традиционный путь музыканта, пробующего силы в разных сферах (ударные, дирижирование хором, саксофон), в 1980 он знакомится с бас-гитаристом Олегом Андреевым, и это служит толчком к освоению гитары и рок-музыки.

В 1984 - 1985 Орлов сотрудничает с ленинградской группой "Джунгли", участвует в фестивале Ленинградского рок-клуба (1985), обращая на себя внимание экстравагантным клетчатым пиджаком и мастерским владением саксофоном. "Джунгли" играли исключительно инструментальную музыку, а Юрой уже владели идеи, связанные с текстом, вокалом, и он покидает группу.

То, чтосегодняназывается"НК", возниклов 1982. Первоначальный состав: Орлов (гитара, вокал), Андреев (бас), Д. Цветков (ударные), И. Лень (клавишные), позже к ним присоединяется К. Баранов (гитара). Феномен "НК" - уже тогда сумма абсолютно несхожих творческих индивидуальностей студентов Московской консерватории: пианиста Леня и басиста Андреева, ведомых исключительно работоспособным, погруженным в творчество Орловым. Результаты не замедлили сказаться. Первые эксперименты "НК" (пока в области инструментальной музыки) относились к поискам "статичного джаза" и потому первая программа, показанная летом 1985 на прослушивании Московской рок-лаборатории, резко отличалась от всего, что окружало это выступление. В нем приняли участие многие студенты музыкальных училищ столицы, и оно походило скорее на какой-то авангардный джэм сейшен, нежели на показ рок-группы. Правда, и сам лидер утверждал: "Мы играем не рок!" Надежды на получение репетиционной базы не оправдались, однако года полтора группа числила себя под эгидой вновь созданной творческой организации.

Орлов, работавший сторожем в типографии "Искра революции", как-то раскрыл готовившийся к выходу в свет сборник "Песня, ставшая правдой" и, прочитав тексты, выдающиеся по бездуховности, тупости, трафаретности, решил переложить весь этот ужас на невероятно красивую, эстетически совершенную музыку. Так возникла программа, позже записанная как магнитофонный альбом "Родина". Ее премьера состоялась в канун 1986.

Последующие циклы "НК" создавались на тексты Орлова и Андреева. За "Северным путем" (1986) последовали "Птицы-гиганты" (1986), "Королевская охота" (1987), "Волшебные земли", "Бизнес" и "Голова в пространстве" (1988), "Железобетон" (1989). Каждый из них является шагом к освоению новой эстетики, новых стилей. Сегодня в группе помимо Орлова, Андреева, Баранова и Цветкова - К. Смирнов (клавишные), И. Андреева (саксофон), В. Гуськов (гитара) и А. Хуто-ровский (тромбон).

Магнитофонные альбомы: Родина, 1986; Северный путь, 1987.

Т. Диденко

Нова генеращя (Украина). 1986 - рубеж, с которого стартовало новое поколение (нова генеращя) украинских рок-музыкантов, практически не связанное традициями с предшествующими поколениями рок-музыки. Сказалась временная пауза и, главное, - различие истоков. Катализаторы современного развития украинского рока: многообразная информация о западной рок-культуре (большинство новобранцев - завсегдатаи пластиночных тусовок) и растущая популярность отечественных (прежде всего ленинградских) рок-групп.

Украинский фольклор на первом этапе большой роли в развитии НГ не играл, хотя позже ситуация изменилась. Кроме того, новое поколение активно заявило о себе как о явлении социальном. Сказалась и новизна общественной ситуации - рок, как молодежное движение, стал частью процесса перестройки. Рок-клубы, другие рок-объединения возникли по всей Украине почти одновременно, но темпы развития инфраструктуры НГ в разных регионах различны. Однако объединения пережили период конфронтации с местными органами культуры, комсомола, концертными организациями.

Киев. Рок-клуб при ДК завода "Большевик" создан в февр. 1987 решением сверху, после городского фестиваля "Дебют-86" и концерта групп "Эдем" и "Квартира - 50". Кроме этих групп основой клуба стали "След" и "Коллежский Асессор". РК явился своеобразной формой легализации самодеятельных рок-групп. Узаконив их право на жизнь, он не сумел предоставить им средства к существованию и развитию. Мешал и бюрократический стиль работы многочисленных функционеров. В клубе преобладали группы хард-энд-хэви. Лидер РК - "Эдем" (В. Лукьянов), играющий трэш-метал.

В февр. 1988 из РК вышли группы, альтернативные хард-роковым, - "Коллежский Асессор" и "Вопли Видоплясова". По инициативе довольно популярной в то время в К. группы "Вавилон" (позднее - "Раббота Хо") создается творческое объединение 3 неметаллических киевских групп "Рокъ-Артель" при обществе "Эксперимент" (Московский РК ЛКСМУ). 1988 был для объединения успешным. Благодаря яркой самобытности и творческому потенциалу входящих в него групп, энергии администраторов К. закрепился в "большой четверке" отечественного рока, присоединившись к Ленинграду, Москве и Свердловску. Удачные выступления "Коллежского Асессора" на фестивалях в Харькове и Запорожье, "Рабботы Хо" в Западной Украине, Владивостоке, на фестивале "Литуаника-88" в Вильнюсе, участие "Воплей Видоплясова" во французском телефильме "Рок в СССР" и международном фестивале "Рок-форум-88" в Вильнюсе сделали "РА" имя. Специалисты заговорили об украинском панке. Сыграли свою роль рукописные издания объединения "Гучномовець" и "Panok" (ред. Н. и Т. Ежовы), а также альтернативный "Субъектикон".

Одновременно с "РА" при "Эксперименте" возникла и организация околороковой тусовки - "Музыкальная Гостиная" (председатель А. Литовка), оказывавшая посильную помощь в организации концертов. К концу года возникло ощущение, что "РА", добросовестно потрудившись на общее дело, стала превращаться в объединение формальное. Повзрослевшие группы могли дальше работать самостоятельно.

Харьков. "Есть упоение в бою", - сказали себе харьковские рокеры, ввязываясь в затяжную конфронтацию с городским официозом. Конфликтующие стороны предавали друг друга анафеме, и со стороны казалось, что они находят в этом занятии удовольствие. Но официозу было легче - он удачливо срывал концерты, а неформалам приходилось ограничиваться жалобами в еженедельнике "Собеседник" или молодежной передаче "Взгляд". Тем не менее рок-клуб (председатель

А. "Мартыненко) существовал с 1986 (заметную роль в нем играли > деятели неформальной тусовки), имел свой неофициальный печатный орган - "Рок-курьер" (ред. С. Олейник).

Воинственный харьковский рок с самого начала отличало стилевое разнообразие: "Утро" играли психоделик, "Противовес" - рок-н-ролл, "Шок" - сплав арта и харда, "Фабрика" - напористый пост-панк с ленинградским акцентом, "ГПД" - хард. Все группы много гастролировали, но известность за пределами Украины получили только "Утро" и "ГПД".

А борьба тем временем шла своим чередом. В атмосфере военных действий прошел I Харьковский рок-фестиваль в янв. 1988. По мнению его участников, главное в нем было то, что он состоялся. Фестиваль стимулировал рождение многочисленных новых групп.

Львов. Ситуация в бывшей столице Галиции сложилась, пожалуй, наименее благоприятно для местных рок-музыкантов. Кроме традиционной конфронтации с официозом, который в Л. очень активен, рок-движение было ослаблено отсутствием внутреннего единства. Поэтому альтернативная "Ассоциация рок-музыкантов" (председатель Ю. Перетятко), разъедаемая междоусобицами, не смогла удовлетворить интересы всех своих членов. Общая с другими регионами проблема отсутствия концертной аппаратуры усугубилась дефицитом концертных площадок. Эпизодические наезды ленинградских и московских групп (в основном филармонических) положения не изменили, и рок-движение в Л. так и не обрело динамичности. Большинство Львовских групп играли хард-энд-хэви ("В. Б. С. У.", "ДТР", "999"), но подняться выше уровня локальной популярности не смогли, прежде всего из-за отсутствия оригинальных идей. Перспективными воспринимаются более интеллектуальные, тяготеющие к панку "Оркестр Деда Мазан" и "Группа Пластической Мистификации", экспериментирующая с формой хэппининга и связанная с объединением львовских художников "Центр Европы". (Осенью 1988 "В. Б. С. У.", "999" и "ГПМ" вступили в киевское общество "Эксперимент".) За пределами Украины прославились только "Братья Гадюкины" и их "сестричка" Вика Вра-дий.

Днепропетровск. Сформировавшийся, довольно активный рок-клуб быстро перешел на хозрасчет. Несмотря на это, как и на вполне приличный исполнительский уровень, его рок-группы не получили всесоюзной известности. Причина прежде всего в их вторичности: слишком ясной ориентированности на ленинградскую школу и филармонические стили (группы "Ток", "Ключи к Замкам"). Наиболее известная хард-роковая команда "Зимний Сад" перебазировалась в Киев и перешла в профессионалы.

В. Иванов

Новая волна. НВ советского рока запоздала года на 3 - 4 по сравнению с западной, однако точно совпала с утверждением рока на профессиональной сцене. Можно с уверенностью сказать, что она явилась реакцией нового поколения наших рок-музыкантов не только на отсталость традиционных стилей, но и на появление некоей хорошо материально обеспеченной рок-элиты.

Главные пункты, по которым НВ противопоставляла себя "старой": меньше бессмыслицы и пафоса, больше конкретности и иронии в текстах, максимум внимания сценическому образу (отсюда - увлечение прическами, гримом и всевозможными визуальными аксессуарами), лаконичность и современный звук в музыке - то, что диктовали западные волновые устои. В наступлении НВ панк-рок у нас не сыграл заметной роли. С самого начала выделились 2 основных направления: рэггей/ска и электро-поп/новая романтика. К первому принадлежали "Аквариум" и "Странные Игры" (Ленинград), "Браво" и "Бригада С" (Москва), "Контор" (Эстония) и "Группа Пулкаускаса" (Литва). Ко второму - "Желтые Почтальоны" (Латвия), "Мануфактура" (Ленинград), "Наутилус Помпилиус" (Свердловск), "Ночной Проспект" (Москва). Сюда же с некоторыми оговорками можно отнести "Кино" (Ленинград) и "Центр" (Москва). В 1983 - 1984 рок НВ прорвался к слушателям на подпольных кассетах, а с 1985, когда были легализованы рок-клубы, волновики составили во многих из них большинство. В России это направление стало доминирующим, тогда как традиционно передовая Прибалтика почему-то отстала. Судьба конкретных течений сложилась по-разному. Рэггей и ска быстро приелись и вышли из моды. Электро-поп, напротив, процветает, причем из подполья он пробил дорогу в самые массовые ("Электроклуб", "Форум") и престижные ("Арсенал") сферы. Интересны здесь "Биоконструктор" (Москва) и "Кабинет" (Свердловск). Ряды новых романтиков, как это ни странно, тоже не оскудели и даже пополнились за счет групп "Николай Коперник" и "Обер-Манекен" (Москва), "Юмправа" (Латвия) и "Фойе" (Литва).

К концу 80-х некогда эксплуатируемые атрибуты НВ (нелепые костюмы, грим, невротическая манера держаться на сцене) стали расхожими штампами, музыкальные находки - достоянием попса, а восприятие "пикантных" текстов притупилось. Таким образом, сейчас не только пафос НВ, но и само понятие представляют лишь исторический интерес.Новосибирск: рок-музыка. К началу 80-х в НЭТИ появился хард-рок, чуть позже в Академгородке среди студентов университета завелся грибок панка. Влияние на умы оказывали западные корифеи английского харда и арта, отечественные "Машина Времени", позднее - "Аквариум" и "Зоопарк". Вдохновляли периферийные подвиги "Урфи-на Джюса", "ДДТ", "Облачного Края". Семена дали своеобразные всходы, несмотря на то, что на весь Новосибирск имелся один мало-мальски приличный комплект аппаратуры для озвучивания торжественных собраний и митингов.

Первую волну местного рока всколыхнули виртуозные гитаристы В. Бугаец ("Ломбард") и Ю. Наумов при поддержке звукооператора А. Кириллова. То был наивный, но уже рок - с собственной концепцией, глубокими текстами. Упор делался на изощренную гитарную технику. В НЭТИ начала складываться рок-тусовка. К 1983 звуки гитар достигли ушей начальства. После эпопеи кабинетных разборок "Ломбард" вылетает из НЭТИ, а Наумов вынужден уехать из города. На коне оказалась законспирированная часть тусовки под названием "Новосибирская ассоциация рокеров". Допускались только свои: собравшись у касс кинотеатра им. Маяковского, отсекали хвосты и уходили на квартирные сейшены. Время от времени приглашали в гости Башлачева, Науменко, Цоя, Мамонова, Шевчука, скидываясь по трешке-пятерке на авиабилеты. В Академгородке буйным цветом расцвело нечто панкообразное - "БОМЖ", "Путти" и др. печаталась газета "ИД", - 6 которой конфискован с соответствующими последствиями.

Но большинство музыкантов, особенно новички, доступа в потаенное рок-н-ролльное братство не имели. В 1984 создается "Рок-секция", кочевавшая по заштатным клубам и ДК. По стилю это беглецы из ВИА-болота с робкими потугами на хард. Совет "секции" пустился во все тяжкие, но все-таки выклянчил титул рок-клуба, пару прослушиваний и телепередач. Между тем тусовка проводит неофициальные концерты и фестивали (самый крупный - "Музыкальная весна" - 30 марта 1986 в НЭТИ).

В 1985 горком комсомола создает "Фонд молодежной инициативы". 3 марта 1986 рок-клуб учреждается при семи няньках, одна из которых - "Фонд". Первые легальные концерты - "Рок за мир" - прошли 26 апр. и 24 мая 1986. Привлеченные этим, в клуб потянулись тусовщики и рокеры первой волны. Но вот беда: "Фонду" были нужны только самореклама и деньги, а проблемы нищих и бесправных рокеров его не волновали. Первое же крупное совместное мероприятие (гастроли "Аквариума" 25 - 27 окт. 1986) закончилось скандалом: на все 10 тыс. дохода "Фонд" закупает... мягкую мебель для своего офиса! Громко хлопнув дверью, ограбленный рок-клуб уходит.

В таких боевых буднях вызрело и окрепло "левое крыло" клуба, куда стянулись ведущие музыканты. Они и взметнули в янв. 1987 вторую волну: клуб единогласно распустил прежний соглашательский совет со всеми его свадебными генералами. Директор престижного ДК им. Чкалова В. Миллер, презрев инструкции, разрешает выступления у себя на площадке. Нельзя давать концерты? Назовем их "рок-лабораторией"! Даешь рок-н-ролл! С 10 по 13 апр. 1987 бушует I фестиваль клуба с участием "Наутилуса Помпилиуса" и "Гражданской Обороны" (приезд "Звуков My" и "Аукциона" комсомольским чинам удалось сорвать). Машинописный журнал клуба "Тусовка" разбухает до 250 с. Областная газета "Молодость Сибири", скрипя зубами, выпускает клубную "Рок-полосу". Поездки в Ленинград ("Калинов Мост", "Ломбард", "Страховой Полис"), Свердловск ("Калинов Мост", "Город", "Путти"), на Всесоюзный фестиваль в Подольске ("Калинов Мост",

"БОМЖ") рождают легенду о неслыханном расцвете рока за Уральским хребтом. Символом его становится "Калинов Мост" с оригинальной версией сибирского фолк-блюза, а почвой и движущей силой - хард-рок старого закваса и злой примитив-панк. Да и как не злиться? Залы - битком, шумиха, а клуб и музыканты как были нищими и бесправными, так и остались. Студийных альбомов почти нет - в основном концертные фонограммы и репетиционные болванки.

К осени волна выдохлась. На фоне общего уныния и с подачи опытного функционера С. Бугаева 8 ведущих групп отделяются в автономную "Студию-8", получая счет в банке, аппаратуру, и в полном соответствии с печальными традициями проводят серию концертов без умной рекламы и менеджмента. Широкая публика к этому оказалась совершенно не готова, былой ажиотаж спадает. К тому же на "Студию" нападают разобиженные участники рок-клуба. Конфликт не без труда притушили, но хрупкое рокерское единство было уже расколото. Фестивали - неудачны, хотя появились новые неплохие группы ("Мужской танец", "Петр III", "Культурный бункер", "Гетто").

И все же годы штурма заложили огромный потенциал: появилось много интересных авторов, забыта позорная практика "литования". Начальники уже не теряют сознание при слове "рок". Так что к началу 90-х можно ждать третью волну, герои которой выиграют наконец затянувшуюся битву и займутся рок-музыкой в собственном значении этого слова.

В. Мурзин

"Ноль" (Ленинград). В середине80-х студия "Антроп" ленинградского звукорежиссера А. Тропилло, которая в тот период находилась в Доме юных техников, стала своего рода кузницей кадров для Ленинградского рок-клуба, абсорбируя из окрестной школьной самодеятельности наиболее одаренных участников и предоставляя им возможность репетиций и студийной работы рядом с "Аквариумом", "Алисой", "Облачным Краем".

Среди выпускников этого своеобразного рок-лицея - "Младшие Братья", "Соседи", группа"Н." (до 1987 - "НулеваяГруппа"), организованная осенью 1985 16-летним баянистом, гитаристом и автором песен Федором Чистяковым. Вдвоем с барабанщиком Алексеем Николаевым он в течение года записал альбом "Музыка драчевых напильников", а в дек. 1986, ангажировав басиста Дмитрия Гусакова, дебютировал на новогоднем концерте в рок-клубе.

Первые же выступления показали, что "Н.", сохранив ряд присущих ленинградскому року черт, пошел своим, достаточно оригинальным путем. Музыка группы представляла собой довольно органичную смесь рок-н-ролла, рэггей и отечественного городского фольклора с шаржированно-частушечвыми интонациями вокала и изобретательным включением в мелодическую ткань разнообразных музыкальных цитат. Автор текстов Чистяков проявил себя как мастер остроумных и точных зарисовок с натуры, часто полных юмора ("Коммунальная квартира", "Кооператор"), а временами восходящих к эстетике аквариумного "Треугольника".

Летом 1987 "Н." дважды - в Ленинграде и Черноголовке-добился успеха на крупнейших рок-фестивалях. В июле Николаева сменил Сергей Шарков ("СЛМР"), и весь сезон 1987 - 1988 группа провела в интенсивных гастролях по стране.

К VI Ленинградскому рок-фестивалю в составе "Н." произошли существенные изменения. Гитарист Георгий Стариков привнес в саунд группы неожиданные хард-роковые интонации, а новый барабанщик Александр Воронов (более традиционный) упростил ритмическую базу "Н.". Выступление на фестивале получило разноречивые оценки, хотя профессиональный уровень группы заметно вырос.

Проблемы с ритм-секцией (в конце 1988 Воронова сменил Вячеслав Никольчак, но и он ушел весной 1989) и невозможность приемлемо записать последние программы (группу не устроили ни второй альбом, так и не завершенный на студии "Антроп", ни результаты работы в студии ЛДМ) привели к свертыванию концертной деятельности. В 1988 - 1989 Чистяков сотрудничал с Ю. Морозовым, А. Барановским, группой "Дети", параллельно продолжая искать оптимальную студийную форму для своих песен. Второй магнитофонный альбом "Н." вышел все-таки в июне 1989. Весной 1989 в состав вернулся Николаев, группа гастролировала в Финляндии.

Дискография: Сказки, 1990. Магнитофонные альбомы: Музыка драчевых напильников, 1986; Сказки, 1989; Северные буги, 1990.

А. Бурлака

"003" (Калининград). Глеб Илюша (тексты, музыка, вокал) в 1983 собрал однокурсников по КТИ, с которыми сделал первый калининградский хит "Я ошибка раз". В следующем году группа записывает свой первый и лучший альбом "Я-003", ставший началом калининградского рока. 1985 прошел на дискотеках. В 1986 "003" записывает "Претензию", успешно выступает на фестивале "Литуаника" в Риге, записывается Центральным, Литовским и местным телевидением. В конце 1986 Илюшу призывают в армию.

С 1983 по 1986 в составе (бас, ударные, саксофон, гитара) участвовали: В. Демиденко, С. Абрамов, И. Токмянин, Л. Филатова, В. Стен, М. Иващенко, А. Петров, И. Весельчук, С. Иванов, В. Наумов, Л. Жук. Впоследствии члены "003" работали в группах: "Авантюра", "К. О. Т.", "Рио", "Бульдозер". Зимой 1988 - 1989 Илюша и Константин Морозов собирают новый "003", заменив саксофон на трубу и рояль. Стиль - англо-польский.

Летом 1990 долгая и хаотичная история "003" закончилась. Осенью Илюша собрал новую группу подростков-гитаристов и назвал ее "Ля Кора".

Магнитофонные альбомы: Я - 003,1983; КапитанБлад, 1984; Бай-бай, 80-е, 1990.

А. Седин

"Ночной Проспект" (Москва). "НП" - это 2/5 университетской группы "Проспект", когда-то игравшей твисты и рок-н-роллы: Алексей Борисов (вокал, гитара) и Иван Соколовский (клавишные). "Проспект" распался зимой 1985, но некоторые из его песен - "Лакированные ботинки", "Стояла жаркая погода" (автор - Дмитрий Маценов) - стали классикой отечественного рок-н-ролла и звучат до сих пор ("Мистер Твистер"). Первый концерт "НП" состоялся в апр. 1985 в общежитии МГУ вместе с "Кабинетом" и ленинградской "Алисой".

С лета 1986 "НП" уже не исполняет твисты и новую волну, переориентировавшись на психоделико-медитативную музыку. Музыканты отказываются от песенности, теперь для них характерно использование синтезаторов и сэмплерной техники. Впервые элементы медитативной музыки появились в их альбоме "Гуманитарная жизнь". К кассетам прикладываются инструкции по прослушиванию.

"НП" - первый отечественный состав, начавший использовать болванки-фонограммы во время выступлений. Этот традиционный прием западных групп у нас подвергается незаслуженной, как нам кажется, критике.

Борисов говорит: "Мы выходим на сцену, чтобы испортить всем настроение". Тем не менее многие композиции, например "Кислоты", имели большой успех.

В 1987 состав расширился до квартета - к группе присоединились бывший клавишник "Доктора" Дмитрий Кутергин (скрипка) и Сергей Павлов (ударные), входивший в состав "Проспекта".

Кроме собственных композиций "НП" активно продюсирует и работы других солистов - Наташи Боржомовой из "Нового Романтика", Андрея Киселева, Александра Барабашева (альбом "Привет, Москва").

В 1989 вместо Ивана Соколовского в "НП" пришел бас-гитарист Алексей Соловьев. Состоялись гастроли по Скандинавии.

Дискография: Сахар - Sugar (ABF, Швеция), 1990; Магнитофонные альбомы: Незнакомые лица; Микробы любви, 1985; Цвета позолоченных лет; Гуманитарная жизнь, 1986; Демократия и дисциплина; Курорты Кавказа, 1987; Кислоты, 1988; \сбастос, 1989. Алексей Борисов (соло): Богатство, 1986 (под псевдонимом Алексей Столичных); Иван Соколовский (соло): Работы разных лет, 1986; ТВД Гогенлоэ, 1987. Алексей Соловьев (соло): Ай-люли, 1990.

В. Марочкин

"Нюанс" (Москва). Яркий представитель московской рок-школы. Создан в 1983. Первоначальный состав: Владимир Бажин (лидер, вокал), Николай Горенко (бас), братья Павел (гитара) и Сергей Титовец (ударные).

В день знаменитого концерта в ДК МИИТ - 8 июня 1986 - группа развалилась. Причина банальна: базис не соответствовал надстройке, т.е. желание музыкантов играть определенную музыку разбивалось об отсутствие необходимых инструментов. Все же группа - без братьев Титовец - отыграла тот концерт, после чего Бажин и Горенко ушли в "Тяжелый День".

Тем временем неутомимые братья, пригласив на место клавишника Андрея Шмыгова, начали готовить новую программу. Вскоре к ним вновь присоединяется Горенко. Роль лидера берет на себя самый младший участник группы - Павел Титовец. Новый "Н." выступил летом 1987 на итоговых концертах Московской рок-лаборатории. Следующее выступление после репетиционного периода состоялось в окт. На нем прозвучали теперешние "боевики" - композиции "Семен", "Стулья" и "Ублюдок".

Для музыки "Н." характерны импровизации на основе белого рэггей; имидж группы - театр абсурда; тексты изобилуют мистификациями.

"Н." принимал участие в "Рок-панораме-87" в Москве и в "Рок-фест-88" в Праге. Группа репетирует и записывается в Центре Стаса Намина.

Дискография: Рок-панорама-87 (2), 1988. Магнитофонный альбом: Нюанс, 1990.

В. Марочкин

"Облачный Край" (Архангельск). Известность к "ОК" - первой и доныне самой яркой звезде архангельского рока - пришла в середине 80-х, когда бурный всплеск домашней активности самодеятельных рок-музыкантов, лишенных возможности напрямую обратиться к своей аудитории, сублимировался в десятках кассет и пленок с их песнями, вызвав к жизни новый термин и феномен магнитофонной культуры. "ОК" играл в этом движении не последнюю роль: созданная группой за сравнительно короткий период серия магнитоальбомов демонстрировала не только несомненное музыкальное дарование ее участников и их своеобразное видение мира, но и изобретательность, позволявшую музыкантам при полном отсутствии условий добиваться сравнительно высокого качества записей.

Костяк "ОК" - Сергей Богаев (гитара), Николай Лысковский (клавишные), Олег Рауткин (вокал) - сложился в конце 70-х, когда они вместе играли в различных самодеятельных "командах", но концепция группы возникла лишь в 1982, после участия в областном конкурсе советской песни (впервые под названием "ОК"), где они исполнили собственный хард-роковый номер на стихи К. Симонова ("Его зарыли в шар земной"), вызвавший резкое неприятие официозного жюри.

В том же году "ОК", отказавшись от попыток выступать, начал эксперименты в самодельной студии, итогом которых стал их первый альбом, довольно быстро распространившийся по стране (из-за большого объема он со временем распался на отдельные части, фигурирующие теперь в дискографии "ОК" как самостоятельные альбомы). За ним последовали еще 2 - "Художественная самодеятельность" (1983) и "Вершина идиотизма" (1984), укрепившие статус группы среди слушателей и привлекшие к творчеству "ОК" внимание известного ленинградского звукорежиссера А. Тропилло.

Летом 1984 Тропилло пригласил Богаева, автора практически всего репертуара "ОК", в свою студию "Антроп", где тот, пользуясь возможностью многоканальной записи, в одиночку записал, возможно, свой лучший альбом "Ублюжья доля" (барабаны - Евгений Губерман).

В 1985 "ОК" в полном составе, с ударником Е. Губерманом и А. Петелиным ("Тамбурин"), пишет в Ленинграде цикл песен "Стремя и люди". На следующий год группа - под псевдонимом "О-Кей" - принята в Ленинградский рок-клуб, пытается пробиться на рок-фестиваль, однако тексты Богаева -хлесткие, полные грубовато-ироничных и метких наблюдений, направленные против бюрократов, чиновников от культуры и прочей нечисти, - оказались непроходными. Ситуация изменилась через полгода, и "ОК" стал главным героем I Архангельского рок-фестиваля, в марте - апр. 1987 прошедшего в ДК "Красная Кузница". На сцене оригинальную троицу дополнили басист "Святой Луизы" Андрей Ильичев и временно перешедший за барабаны вокалист "Аутодафе" Дмитрий Леонтьев. В этом составе группа выехала на первые гастроли в Ленинград, а затем с триумфом выступала на различных рок-фестивалях ("Черноголовка-87", "Подольск-87" и др.). Ильичева в конце 1987 сменил еще один участник "Аутодафе" Андрей Лукин.

В 1988 - 1990 "ОК" эпизодически выступал с концертами, однако большую часть времени проводил, репетируя, стремясь найти новый круг тем и соответствующие ему музыкальные решения.

Дискография: Свободы захотели", 1991. Магнитофонные альбомы: Облачный край I; Облачный край II; Великая Гармония,

1982; Художественная самодеятельность, 1983; Вершина идиотизма; Ублюжьядоля, 1984; Стремя и люди, 1985.

А. Бурлака

"Объект Насмешек" (Ленинград). Прослушивание перед IV Ленинградским рок-фестивалем, оказавшееся для группы практически первым публичным выступлением, показало, что на сцену готово выйти новое поколение ленинградских музыкантов, основной стилевой ориентацией для которых служил панк-рок. Состав: Александр "Рикошет" Аксенов (вокал), Андрей "Дюша" Михайлов (гитара, вокал), Евгений "Ай-яй-яй" Федоров (бас, вокал), Александр Кондрашкин (ударные).

В первой половине 80-х пути будущих участников "ОН" не раз пересекались в эфемерных командах, вращавшихся вокруг лидера ленинградских панков Андрея "Свина" Панова и его "Автоматических Удовлетворителен", но непосредственным предшественником нынешнего состава была существовавшая в 1983 - 1984 группа "КСК": Михайлов (гитара), Федоров (гитара), Михаил Дубов (бас, позже в "Нате!") и Валерий Морозов (ударные, "Россияне", позже в "АУ").

Осенью 1985Аксенов (прежде эпизодически появлявшийся в составах "АУ" и "Народного Ополчения") предпринял с помощью Федорова неудачную попытку записать сольный альбом. В процессе репетиций к ним присоединились Михайлов и Кондрашкин ("АВИА", "Джунгли", "КСК"). Первоначальная ориентация на неоромантический электро-поп уступила место стремлению играть жесткую, напористую музыку, сочетающую агрессию панк-рока и цепляющий битовый мелодизм.

Блеснув на сцене IV фестиваля (где его резкий гитарный звук, ироничные, хотя и простоватые тексты и грозный имидж затянутых в кожу уличных хулиганов явно контрастировали с традиционной эстетикой большинства представителей ленинградского рока), "ОН" отправился в студию и уже к авг. завершил альбом "Смеется ОН - ОН смеется последним" - любопытный, но неровный.

К следующему году группа набралась опыта и в программе V фестиваля выглядела куда более уверенно, чем многие ветераны (получила лауреатство). На тот момент в состав входили также второй гитарист Юрйй "Скандал" Коцук и саксофонист Александр Журавлев (позже - "Нате!", "Алиса"), однако после выступления на рок-фестивале в Подольске (сент. 1987) группа вновь выступает квартетом.

Вышедший тогда же альбом "Гласность" зафиксировал изменение музыкальной фактуры "ОН'87": жесткая, риффовая музыка с неосла-бевающе-энергичным ритмом еще больше приблизилась к панк-року, а тексты - в соответствии с названием - являлись реакцией на изменение общественного сознания и (что нетипично для панк-рока) имели позитивную социальную программу ("Это эпоха для нас").

В начале 1988 перегруженного работой в 3 группах Кондрашкина сменил Вячеслав Шамаев ("Тех. помощь"), полгода спустя уступивший место Сергею Шаркову ("Ноль"). Лето 1988 с "ОН" отыграл Вячеслав Харинов (саксофон, позже - "Оркестр А").

Третья программа группы, премьера которой состоялась во время VI фестиваля на сцене Зимнего стадиона, открыла новую тему в их творчестве: ночная жизнь города, романтика подворотен и приключения моторокеров. Эти сюжеты легли в основу альбома 1989. Осенвю 1989 Михайлова сменил Константин Федоров (экс - "Летний Сад"). Вместе с П. Кондратенко (эксАлиса") Михайлов создал дуэт "Холодный дождь".

Магнитофонные альбомы: Смеется ОН - ОН смеется последним, 1986; Гласность, 1987; Жизнь настоящих ковбоев, 1989; Сделано в джунглях, 1990.

А Бурлака

"Опасные Соседи" (Ленинград). "ОС" (до 1987 - "Соседи") начали репетировать вместе зимой 1983: Глеб Малечкин (гитара, вокал), Эдуард Никитин (бас), Алексей Михайлов (ф-но), Леонид Копылов (ударные). Итоги первых лет существования: незавершенный хард-роковый альбом и творческий тупик, из которого группа вышла с нынешним названием, иной стилевой ориентацией (музыка "ОС" стала в большей степени напоминать бабблгам и глиттер-рок начала 70-х) и обновленным составом: помимо ветеранов Малечкина (основного автора группы) и Никитина в него вошли Андрей Шелковников (гитара, вокал), Игорь Артеменко (ударные) и Александр Спагетти (ф-но). После блестящего дебюта на фестивале "Вторая волна РК" (июль - авг. 1987) группа обрела новые силы и весь следующий сезон интенсивно гастролировала, добавив к своему послужному списку (где уже значились выступления на фестивалях в Нарве и Каунасе, а также "Литуаника-87") ряд призов региональных рок-фестивалей. Некоторое время в составе "ОС" выступал мастер губной гармоники Дмитрий "Рыжий Черт" Гусев ("Аквариум" и т. д.).

Значительного успеха дома "ОС" добились впервые лишь на VI Ленинградском рок-фестивале в июне 1988. Энергичные буги и рок-н-роллы с живыми, довольно остроумными текстами, эффектное сценическое шоу сделали концерты "ОС" зрелищем привлекательным.

В дек. 1988 "ОС" завершили запись своего первого магнитоаль-бома. К тому моменту в состав входили Малечкин, Никитин, Артеменко, Спагетти (вскоре ушел в "Буратино"), Дмитрий Кустов (гитара, вокал) и Андрей Грабаренко (саксофон). Тогда же с "ОС" начал выступать блестящий пианист и аранжировщик Андрей Муратов ("ДДТ", "Зоопарк"). Летом 1990 появился новый барабанщик Михаил Сульин.

Магнитофонный альбом: Тадап, 1988; Танцы для бездельников, 1990.

А Бурлака 259

Группа "Оптимальный Вариант".

Фото М. Грушина

"Оптимальный Вариант" (Москва). Группа относит себя к разряду играющих "дверной рок", или "рок распахиваемой ногой двери" (подобного направления придерживаются, по мнению "оптимальщиков", "Калинов Мост", "ДДТ", "Вопли Видоплясова" и "Коллежский Асессор"). "ОВ" создали друзья-одноклассники Олег Чилап (акустическая гитара), Александр "Заня" Липницкий (бас) и Петр "Пит" Аникин (клавишные), находившиеся под влиянием музыки "Битлз", поэзии Блока и хрестоматийного марксизма. Выросший в добровольно созданном вакууме, без контактов с бурно развивающейся московской рок-тусовкой, "ОВ" решает выйти на сцену из уютной атмосферы интеллигентных кухонь с явным намерением создать оппозицию существующему столичному року. Среди разгула панка, новой волны и хард-рока образца ледникового периода группа сильно походила на компанию пришельцев, по ошибке командированных на столичную землю непредсказуемым космосом. Тем не менее легкий шок у публики вызвать удалось - песней "Русские в Афганистане" (1980).

В звуке "ОВ" революционной новизны не было. Их музыкальная концепция ни у кого восторга не вызывала: сырое звучание нестройных гитар, барабанная лажа. К тому же - напускная наглость на сцене, за которой музыканты пытались скрыть свою боязнь слушателей.

В начале 80-х "ОВ" начал разрабатывать "революционную теорию" марксистского рока в России. "Оптимальщики" нашли общий компонент, связывающий эти, казалось, бы, совершенно несовместимые явления, - энергетичность. Именно на ее основе появляется песня "Читайте Маркса", за которую группа подвергнута остракизму и со стороны рокеров, и со стороны чиновников от культуры. Одни, как всегда, чего-то недоглядели, а вторые, как обычно, боялись переглядеть. Подобное отторжение только подлило масла в огонь творчества.

В1985 "ОВ" материализуется в рок-пространстве с новыми песнями. Однако старая беда изолированности и на этот раз сыграла злую шутку - музыканты были в полном неведении относительно процессов, происходящих в питерских подвалах и московских подъездах. Когда они вышли к людям с намерением сразить всех своим великим марксистским нарезом, то оказались в расщелине между ушедшим под воду "Солнечным Островом" и ослепительным "Днем Серебра". От безысходности "ОВ" вступает в Московскую рок-лабораторию, где особенной популярностью не пользуется. Однако в других городах, далеких от скудного столичного изобилия, ее не слишком частые выступления встречают с подъемом (особенно резкий "Коллаж", более известный как "Пролетарии совести, соединяйтесь!").

К счастью, идея политизации рока не оказалась навечно забетонированной в душах и в творчестве музыкантов группы. Наблюдается заметное движение, формируется свободное, более упругое звучание, основанное на гипертрофированном драйве. Происходит отход от музыкального мышления категориями "Битлз", которые ранее считались единственно приемлемой версией толкования рока... Но слово все-таки первично в творчестве "ОВ". Поэзия "О! Чилапа" местами грешит юношеским пафосом, однако в ней все больше проявляется оригинальный образ рок-интеллигента, не успевшего на праздник эпохи "Дорз" и "Крим", но интуитивно чувствующего его прелесть ("Она похожа на 17-йдень октября"."Вторая грязная война", "Разноглазый репей"...).

Группа стала лауреатом международного фестиваля "Ветер перемен" (Днепропетровск, 1988), обладателем малого хрустального яблока "За верность идеям Леннона" (фестиваль "Битломания", Днепродзержинск, 1989), приглашена на рок-фестивали в ЧССР и ПНР в 1989. В составе помимо Чилапа, Аникина и Липницкого играют Сергей "Зерги" Андрейцев (гитара, вокал) и Валерий Челиканов (ударные, флейта, вокал).

Магнитофонные альбомы: Пошлина... 1988; Старые грехи; Эй, мельник! 1989.

М. Пушкина

"Оптимисты" (Таллинн). Один из первых эстонских бит-ансамблей; возник в 1965 из участников группы "Юниоры" вокалиста-гитариста Тоомаса Кырвитса и ударника Хенри Кирспуу. В состав "О." в разное время входили гитарист Тиит Кырвитс, пианист Тыну Найссоо, бас-гитаристы Велло Салуметс и Хейго Мирка, ударник Харри Кырвитс.

Как и все эстонские гитарные ансамбли 60-х ("Рютмикуд", "Вирма-лисед", "Микроны", "Варьюд", "Тоомапояд", "Люрикуд", "Андромеда"), "О." следовали западным образцам того периода, используя самодельные гитары и играя преимущественно на танцах. С переменным составом выступали до 1968. В 1965 выиграли конкурс, организованный Эстонским ТВ. Тоомас и Тиит Кырвитсы позднее играли в "Кукер-пиллид", Мирка - в "Психо" и "Рок-Отеле", Харри Кырвитс - в "Микронах", "Электре", "Омеге", "Балтике", "Веге", "Апельсине", "Радаре" и "Рок-Отеле", Найсоо - в "Лайне", "Синтезисе", "Хаак", "Касе-ке".

Ааво Адами

"Опус" (Латвия). Зигмарс Лиепинып, с 1978 руководивший группой "Модо", осенью 1982 приступает к ее реорганизации. В это время в "горячей десятке" поп-музыки Латвии одновременно находятся его 6 - 7 композиций - мелодичных, прямолинейных, исполняющихся на высоком профессиональном уровне. Перерождение "Модо" в "О." излечивает группу от затянувшейся болезни музыкальной всеядности.

Жизнь группы насыщена событиями: почти одновременно появляются программа, переполненная потенциальными хитами, и концерт, состоящий из инструментальных номеров (первый такого рода опыт в Латвии). В следующей программе на первый план выдвигается голос Мирдзы Зивере, затем - временный уход из филармонии, первая попытка в СССР записать пластинку брейк-музыки ("Пульс-2") и, наконец, рождение группы тяжелого рока "Опус Про". Исполненная И. Ванзовичем на фестивале "Люди и море" (ГДР) песня "Время любви" Лиепиньша показывает, что кроме "Битлз" он черпает вдохновение и в негритянской музыке.

Однако не в соприкосновении с модой мощнее всего проявляются творческие возможности "О.", а в работе с этнографическим материалом Латвии. Лучшая обработка латышской народной песни на фестивале "Лиепаяс дзинтарс-70" оказалась первым шагом на пути, который привел к блестящему воплощению эпоса Андрея Пумпара "Лачп-лэсис" в рок-оперу (либретто Мары Залыте).

Сегодняшний состав: Мирдза Зивере, Имантс Ванзовичс (вокал), Зигмарс Лиепинып (клавишные), Харийс Заринып (гитара), Гунтыс Воцгайлыс (6acf, ОлегУпениекс (ударные). Инструменталисты входят также в состав группы "Опус Про", в которой вокалистом - Олеге Андрееве.

Дискография: Модо, 1977; Еще не поздно, 1978; Поет Мирдза Зивере, 1979; Модо, 1980; Модо, 1981; Путешествие, 1983 и 1985; Нужна солистка, 1984; Пульс-2, 1985; Високосный год, 1987.

Б. Агнис

"Опыты" (Ленинград). Группа Александра Лялина образована летом 1987. Прославленный гитарист, суперзвезда ленинградской рок-сцены, король джем-сейшенов, Л. давно мечтал о создании своего ансамбля. С янв. 1982 Л. (экс - "Ну Погоди", "Стая") играет в "Аквариуме", нередко испытывая неудовлетворенность из-за необходимости подчиняться логике ансамблевого звучания. В 1984 - 1985 он организует инструментальные составы ("Теле-У" - вместе с гитаристом и мультиинструменталистом Владимиром Густовым и "Мотор-Блюз"), которые выступают эпизодически. "Теле-У" - лауреат 2 ленинградских фестивалей - запомнилась мощными джаз-роковыми композициями "Ганг", "Памяти музыканта", "Салон причесок", однако высокий профессиональный уровень исполнителей, к сожалению, не базировался на оригинальной концепции, а нагромождение электронных эффектов придавало музыке демонстративно искусственный характер.

В последние годы Б. Гребенщиков все больше обращается к акустической музыке, "Аквариум" из-за поездок за рубеж подолгу не выступает, и Л. не покидая "Аквариум", параллельно создает "О.".

Сначала он репетирует с "аквариумной" ритм-секцией - Александром Титовым (бас) и Петром Трощенковым (ударные) и даже записывает с ними студийный альбом "Зеркало дня" (1987, студия ЛДМ). Но позже знакомится с барабанщиком Игорем Доценко и басистом Вадимом Курылевым (оба из "ДДТ") и "Опыты" начинают концертную деятельность.

Л. сознательно ориентируется на Дж. Хендрикса. Инструментарий, название группы, гармонии и аранжировка большинства композиций, исполнение в начале концертов Гимна Советского Союза (Хендрикс начинал с вариаций на тему Гимна США) и многое другое, заимствованное из практики гениального музыканта, тем не менее не выглядит слепым подражанием.

Песни Л. далеки от социальной проблематики, текст играет явно второстепенную роль, а главный акцент делается на виртуозном инструментальном музицировании, великолепном гитарном соло. Ляпин неоднократно отмечался как лучший гитарист в многочисленных хит-парадах и на всех ленинградских фестивалях и "Литуанике-86". Группа успешно гастролирует, в апр. 1988 вернулась из Финляндии с хорошими отзывами прессы. Летом 1990 гастролировала в США.

Магнитофонные альбомы: Теле-У, 1985; Зеркало дня, 1987; Комитет - 6, 1988.

А. Гуницкий

"Отражение" (Минск). Ведет летосчисление с 1982. Музыканты - друзья со школьной скамьи, прошли основательную подготовку на танцплощадке, переиграв массу "боевиков" тяжелых групп: "Дип Пёрпл", "Рэйнбоу", "Айрон Мэйден".

В конце 1985 состав окончательно стабилизируется: Владимир Клименко (руководитель, соло-гитара), Владимир Колесников (вокал, гитара), Василий Кондратюк (бас), Михаил Усов (ударные), Анатолий Мартынович (клавишные). С этого же времени создается оригинальный репертуар. Часто оставаясь в плену музыкальных штампов (недобрые уроки танцплощадки), "О." отличается высоким качеством исполнения и интересными текстами. Их автор, филолог Владимир Колесников, разрабатывает "перестроечные" темы. Всем этим, вместе с полным набором тяжелометаллических аксессуаров, включая кожу и шипы, группа привлекла массу поклонников. После того как на I республиканском фестивале молодежной политической песни в Новопо-лоцке в 1986 группа стала лауреатом (главный приз), композиции "О." появляются в программах Белорусского телевидения. Песня "Кто вы" возглавляла республиканский хит-парад.

После гастролей в ПНР и ЧССР (1987) музыканты уходят на профессиональную сцену, а с июля 1988 "О." - концертный кооператив.

Магнитофонные альбомы: Фортуна, 1986; Мы там, где льют металл, 1987; Ты из тех, 1988.

Ю. Будько

"Отражение" (Свердловск). История группы уходит корнями в 70-е, когда Сергей Кондаков (бас, вокал, музыка) и Владимир Филиппов (клавишные, вокал, музыка) встретились в студенческом ансамбле. Между делом было записано около 10 альбомов (по духу близких к музыке "Битлз"), которые, несмотря на некоторую вторичность и неважное качество записи, нашли своих фанов.

Окончательный состав группы сложился в 1985. Именно к этому времени пришло увлечение эстетикой пост-панка и новой волны. Немалая роль в обретении своего звучания принадлежала новой ритм-секции: Александр Каменецкий (ударные) и Андрей Коняхин (бас, вокал, музыка). Ритмический рисунок и аккорды пост-панка удачно легли на добротную рок-н-ролльную основу с элементами свинга и хэви.

Осенью 1986 вышел первый магнитофонный альбом "О." "Другая игра", не имевший особого успеха у слушателей. Это было связано в первую очередь с перегруженностью и ложной многозначительностью текстов песен (Евгений Корзанов). Сменивший Корзанова Петр Сы-тенков по мироощущению более близок музыкантам. Следующий альбом с красноречивым названием "Излом" наметил формирование новой концепции, которая была развита в третьем альбоме "Членский взнос". Тема лучших песен "О." ("Злой рок", "Буги-вуги времен культа личности" и др.) - человек, сознающий свою ущербность и затерянность среди себе подобных, но всеми силами пытающийся сохранить собственное достоинство: "Я не такой, как все, хоть с виду ординарен..." В последнее время в музыке усилилась рок-н-ролльная основа, больше драйва, в состав введен саксофон (Андрей Голиков).

"О." - участник многих фестивалей. Альбом "Излом" - лауреат конкурса магнитоальбомов журнала "Аврора". Первый серьезный успех дома - выступление на III фестивале Свердловского рок-клуба в 1988 (приз жюри).

Магнитофонные альбомы: Другая игра, 1986; Излом, 1987; Членский взнос, 1988; Песни юных женщин, 1989.

Н. Грахов

Панк-рок. Узнать П.-р. нетрудно: гитарный звук, несколько аккордов, быстрый темп и натурально-невыстроенные голоса, поющие, как правило, о том, как все кругом загнивает. Это самая "демократичная" форма рока: чтобы считаться вполне сносным панк-рокером, не обязательно уметь играть и петь, достаточно испытывать чувство глубокого неудовлетворения и жажду его выплеснуть. Неудивительно, что из всех разновидностей рок-музыки панк вызвал наиболее сильную отрицательную реакцию у истэблишмента - как западного, так и отечественного. Еще задолго до появления первых советских панк-роковых групп в нашей прессе прошла мощнейшая кампания, в которой П.-р. приравнивался - ни много, нимало - к неонацизму. Эта совершенно ложная (с точностью до наоборот) посылка активно муссировалась в течение 10-летия. По-видимому, здесь главная причина того, что П.-р. у нас приживался крайне медленно и боязливо. Несколько известных групп новой волны (Пропеллер", "Перкунс", "Аквариум", "ДК", "Зоопарк", "Центр") прошли в начале 80-х по касательной к панку и тем самым пожали обильный урожай скандалов и запретов на выступления. А настоящие панк-рокеры в то время сидели в таком глубоком подполье, что почти никто о них и не слышал. Сейчас можно "рассекретить" названия пионеров панк-рока: "Автоматические Удовлетвори-тели" (Ленинград), "Железная Дорога" (Рига), "Генератор М" и "Деталь 16" (Таллинн). Пожалуй, сюда можно отнести и московские фолк-панковые группы "Футбол" Сергея Рыженко и "Зебры". Ни одна из этих групп, за исключением "АУ", не пережила годов застоя и не дотянула до подлинного бума панк-рока 1987 - 1988.

Бум этот у нас был вызван не только новыми условиями гласности, но и тем на первый взгляд парадоксальным фактом, что именно панк-группы, с их социальной озабоченностью и ненавистью к любому тоталитаризму, оказались наиболее активными проводниками идей перестройки в рок-среде. Песни "Ветер перестройки" ("Объект Насмешек", Ленинград), "Здравствуй, перестройка" ("Y. М. К. Е.", Таллинн) - настоящие гимны революционному обновлению, особенно по сравнению с устало-скептичными комментариями других рок-групп на эту же тему (скажем, "Опустошение" - "Машины Времени")... Впрочем, панки не были бы панками, если бы все в существующей ситуации их устраивало.

Панк-сцену 80-х можно условно разделить на 3 части. Первая - типичный панк, простой, хаотичный и буйный. Это "АУ", "Народное Ополчение" (Ленинград), "Чудо-Юдо", "Уксус" (Москва), "Путти", "БОМЖ" (Новосибирск), "Гражданская Оборона" (Омск), "Y. М. К. Е.". Вторая - группы более умудренные, хорошо владеющие инструментами, практикующие "полу-панк", граничащий с "нормальным" роком и новой волной: "Ва-Банк" (Москва), "Сингер Винтер" (Таллинн), "Объект Насмешек". Третья - панк-группы, практикующие различные эксперименты и "излишества", выходящие за суровые рамки стиля. Таковы пост-пенковые "Великие Луки" (Таллинн) и "Зигзаг" (Рига), шоу "Тупые" (Москва), а также "Вопли Видоплясова" (Киев), блестяще обыгрывающие украинский фольклор в панк-контексте. Последнее направление представляется наиболее перспективным - ибо одна "голая сердитость" выглядит уже неубедительно."Парк Горького" (Москва). Весной 1987 Стае Намин собрал 5 уже достаточно известных музыкантов и предложил им создать группу, обещая помощь и спонсорство. Так появился "Парк Горького". В его состав вошли вокалист Николай Носков и гитарист Алексей Белов, игравшие в группе "Москва", бывший гитарист "Группы Стаса Намина"

Ян Яненков, басист одного из составов "Аракса" Александр Минь-ков и ударник Александр Львов, поигравший некоторое время в "Арии". Названа группа по месту создания-Центр Стаса Намина расположен на территории Парка культуры и отдыха им. М. Горького. Кроме того, английский вариант названия был, что называется, на слуху у западной аудитории благодаря роману Мартина Круса Смита.

История "ПГ" во многом уникальна для советской рок-сцены: группа попыталась приобрести признание вначале за океаном и лишь потом - у себя дома.

Поздней осенью 1987, после нескольких месяцев активных репетиций и демонстрационных записей, состоялся концертный дебют "ПГ'. Примерно тогда же был снят и первый видеоклип с песней "Крепость", показанный в популярной американской телепрограмме "Дон Кинг Шоу".

Весной 1988 "ПГ' выступал в качестве разогревающей группы во время ленинградских гастролей "Скорпионз". Неудивительно, что зрители, пришедшие послушать знаменитую западногерманскую группу, восприняли их выступление достаточно прохладно; группа не была еще известна, к тому же публику явно смутил английский язык текстов ("ПР' поет только на английском). Тем не менее на Западе "ПГ' был замечен.

Летом 1988, во время первой поездки группы в США, носившей рекламно-ознакомительный характер, благотворительная организация "Мэйк-Э-Дифференс Фаундэйшн" предложила "ПГ' вместе с ведущими музыкантами стиля хард-энд-хэви принять участие в записи благотворительного альбома, входящего в программу борьбы с алкоголизмом и наркоманией. Для этой пластинки "ПГ" была записана песня "Мое поколение".

Осенью 1988 группой подписан контракт с фирмой "Полиграм" на альбом, который создавался весной и летом следующего года в студиях Ванкувера, Филадельфии и Нью-Джерси. Продюсировал запись Брюс Фэарберн, известный по работам с "Бон-Джови", "Аэросмит", "Пойзон" и Брайаном Эдамсом. Еще до появления альбома клип с заглавной песней "Бэнг" вошел в десятку наиболее популярных видеоклипов Америки. Сам же альбом, появившийся в конце авг. 1989, сразу занял место в списке 100 популярных альбомов журнала "Биллборд", за 3 недели с начала продажи его тираж превысил 300 тыс. экз. Композиционный состав альбома вполне традиционен для коммерческого хард-рока: чередование жестких ритмичных композиций и мелодичных баллад с поразительными по красоте и виртуозности гитарными соло Белова. Но кроме профессионального мастерства музыкантов и хорошо поставленной рекламы своим успехом альбом во многом обязан ярко выраженному мелодическому дару музыкантов "ПГ'. К тому же, несмотря на внешнюю космополитичность музыки и английский язык текстов, "ПГ' - одна из немногих советских рок-групп, в чьем творчестве явно слышатся элементы народной и классической русской музыки (" - Ред.)

Вряд ли можно предсказать, насколько стабильным будет успех "ПГ" за рубежом, однако в настоящее время группе удалось завоевать массового западного слушателя.

Дискография: Парк Горького (Полиграм, США), 1989.

С. Никодим

"Патриархальная Выставка" (Ленинград). Группа, организованная в Ленинградском электротехническом институте в окт. 1977, дебютировала весной следующего года на локальном студенческом фестивале "Весна в ЛЕТИ". После серии тактических перестановок и экспериментов к осени 1980 сформирован относительно стабильный состав: Юрий Рулев (бас, вокал), Николай Ковель (гитара, вокал), Олег Кузнецов (гитара, вокал), Владимир Кузнецов (саксофон, клавишные), Вадим Петухов (ударные).

Одной из первых в 1981 "ПВ" вступила в рок-клуб, однако довольно долго работа на пригородных танцплощадках - классический способ существования групп в 70-х - начале 80-х - держала их в стороне от основных мероприятий клуба. Тем не менее в 1982 вместе с группой "Яблоко" "ПВ" приняла участие в Архангельском рок-фестивале, получив ценный приз и звание лауреата.

"ПВ" вместе с "Пикником" и "Россиянами" составляла костяк традиционалистского крыла в стилевом спектре рок-клуба, а с распадом "Р." и уходом на профессиональную сцену "П." осталась едва ли не единственной клубной группой, сохранявшей верность хард-року. Автор практически всего репертуара "ПВ" - Рулев. Его поэтические темы - поиск взаимопонимания, рефлексивные переживания собственных побед и неудач, преодоление отчуждения и одиночества - неизменны, и в лучших своих вещах он оптимально сочетает смысловую насыщенность текста с энергетически мощными хард-роковыми формулами.

Неудачно выступив на I и II Ленинградских рок-фестивалях, в 1985 "ПВ", с пришедшим в нее гитаристом С. Даниловым ("Мифы"), предлагает на суд зрителей концептуальную программу "Новое платье короля". Успех подвигнул группу на новые поиски, и на 1Улрестивале она производит сенсацию остросоциальной, блестяще продуманной и эффектно аранжированной программой "Видеотека Эпидемия". К следующей весне "ПВ" приготовила еще одну "рок-сюиту" (предварительное название "Помойка"), однако в последний момент отказалась выйти с ней на сцену Фестиваля-87, сыграв программу из лучших песен 1980 -1986. Премьера "Помойки" все же состоялась - но лишь 2 года спустя, на VII фестивале рок-клуба.

С 1987 группа - непременный участник концертов, посвященных памяти группы "Россияне" ("Мемориал Ордановского"), весь сбор от которых передается на благотворительные цели.

С июня 1985 "ГШ" выступает в неизменном составе: Рулев, Петухов, Николай Цывинский (клавишные, вокал) и Николай Забегалов (гитара, вокал). Осенью 1990 на "Мелодии" начал записываться первый альбом "ПВ" - "Эпидемия".

А Бурлака

"Перкунс" ("Гром" - Латвия). Первой программой родившейся в начале 1981 группы стала музыка Юриса Кулаковса на стихи Маркса Мегалвса. Эти песни (сплав хард-рока и рок-н-ролла) оказались мощными социальными аккумуляторами, прикосновение к которым было чревато опасностью: перепуганное Министерство культуры запрещало группу дважды, и дважды после этого "П." грохотал снова: клавишник Кулакове (ранее - "Арка"), басист Юрис Сеянс, гитарист Лэонс Сеянс и вокалист Раймондос Барташевицс (ранее - "Менуэт") объединились с вокалисткой Из -Иэльвой Акуратэре и барабанщиком Дайнысом Страз-дыныпем. Изменения в составе редки - чуть позже приходит второй клавишник Наурис Пунтулыс, а в 1988 - барабанщик Икаре Руньгис.

Главный музыкальный мотор группы - внешне флегматичный, но чрезвычайно трудолюбивый Кулакове. Амплитуда его сочинений - от несомненных хитов до работ в академическом жанре. Рок-оперу Имантса Калныныпа "Эй, вы там!" (1983, с народным хором "Дайле") и рок-ораторию "Как море, как земля, как небеса" (Калнынып, Сеянс, Кулакове, 1984) "П." осторожно исполнял вместо взрывных хитов при первой "реабилитации". После второго запрета в 1985 и трагической гибели близкого группе поэта Клавса Элсбергса группа выступала под разными названиями (в т. ч. "Советская Латвия"), но для многочисленных ее поклонников существует только одно - "Перкунс".

Магнитофонные альбомы: Произведения искусства, 1981; Молнией по заднице, 1982.

Б. Агнис

"Петля Нестерова" (Ленинград). Эдуард Нестеренко (гитара, вокал), Игорь "Гога" Копылов (бас) и Александр Сенин (ударные) организовали "ПН" в дек. 1987, однако впервые их пути пересеклись двумя годами раньше в неоромантической группе "Кофе" (1984 - 1987), пытавшейся - в эпоху тотальной политизации рока - противопоставить лозунгам и манифестам очарование свежих мелодий. Под руководством опытного А. Вишни музыканты "Кофе" записали 2 альбома ("Балет", 1984 и "Баланс", 1986) и разошлись весной 1987. Копылов (прежде - участник "Телевизора") на III Ленинградском рок-фестивале был назван лучшим бас-гитаристом. Реорганизация группы была связана с радикальным изменением стиля: от электропопа к новому гитарному звучанию, продолжающему традиции "Кьюр", "Ю 2" и "Эко энд зе Банни-мен". "ПН" вступили в рок-клуб, успешно дебютировали на VI рок-фестивале, некоторое время интенсивно концертировали, а зимой

1988/89 вновь при помощи Вишни записали дебютный альбом "Кто здесь" с участием Ю. Каспаряна ("Кино") и А. Нуждина ("Игры"). Гитарист группы Нестеренко работал также с "Дурным Влиянием" и "Младшими Братьями". Осенью 1989 "ПН" гастролировала в ФРГ.

Магнитофонный альбом: Кто здесь", 1989.

А. Бурлака

"Пикник" (Ленинград). Группа возникла в сент. 1978 в Ленинградском политехническом институте на обломках команды "Орион". В первом составе: Сергей Омельниченко (гитара), Евгений "Жак" Волощук (бас), Алексей Добычин (вокал), Николай Михайлов (флейта, саксофон), Юрий Данилов (флейта, кларнет), Александр Кондрашкин (ударные). Некоторое время "П." сотрудничает с самодеятельным театром института, участвует в постановке спектакля "Слово о полку Игореве", а весной 1979 дебютирует на ежегодном фестивале "ВеснавЛПТ".

В 1979 - 1981труппа активно концертирует, дает гастроли в Новгороде и Москве, участвует в создании Ленинградского рок-клуба. Стиль "П." определяют рок-н-роллы и хард-роковые номера, авторы - Омельниченко и Добычин. В "П." играли и клавишник Павел Кондратенко (позже в "Алисе"), барабанщик Петр Трощенков.

К осени 1981 первый состав распадается: Данилов ушел в "Тамбурин", Омельниченко - в "Орнамент", Трощенков - в "Аквариум", Михайлов стал членом совета рок-клуба, а в 1982 - его председателем. Волощук и Добычин привлекают к сотрудничеству участников "Лабиринта" Эдмунда Шклярского (гитара, ф-но, вокал) и Александра Савельева (гитара). Постоянно меняя ударников и совершенствуя аппаратуру, "П." продолжает работу. В 1982 записан магнитофонный альбом "Дым", открывший Шклярского как сильного мелодиста и одаренного поэта. Добычин покидает группу весной 1983.

На I фестивале рок-клуба "П." занимает III место, а через год раскалывается надвое: Шклярский и Савельев уходят на профессиональную сцену, оставляя за собой название, а Велощук с Сергеем Шепелем (гитара, ф-но) и Леонидом Кирносом (ударные) собирают недолговечное "Продолжение Следует".

В конце 1984 Шклярский и Савельев с помощью сессионных музыкантов записывают альбом "Танец волка" - лучшую работу "П.", близкую к традициям барокко-рока, полную мрачных образов и драматических сюжетов.

Благодаря магнитозаписям популярность "П." растет, хотя группа в этот период фактически не существует. В 1986 "П." переходит в Ленконцерт. Новый состав: Шклярский, Савельев, Сергей Воронин (клавишные), Юрий Ключанцев (клавишные, саксофон), Виктор Евсеев (бас, из "Продолжение Следует") и Вадим Пономарев (ритм-бокс). Последнего в 1987 сменил Кирнос (работал с "П." в 1983 - 1984, затем - в "Продолжение Следует").

В сент. 1988 "П." впервые за последние годы выступил с сольной программой, состоявшей из песен 1982 - 1987, и был тепло принят аудиторией. То что сегодня играет "П.", можно квалифицировать как "АОР" ("рок для взрослых"): смесь рок-н-ролла, хард-рока, "прогрев-сив" и драматическо-балладных тяжелых номеров с несложными и запоминающимися мелодиями. В янв. 1989 Евсеев и Ключанцев отделились и собрали новую группу "Замок Зо" (вместе с клавишником "Алисы" А. Кондратенко). Их место в "П." занял басист В. Сизов.

Дискография: Иероглиф, 1988; Родом ниоткуда, 1989. Магнитофонные альбомы: Дым, 1982; Танец волка, 1984.

А. Бурлака

Попе. Термин отечественного изобретения, понимаемый скорее интуитивно и приблизительно соответствующий международному понятию "поп-рок". Попс-музыка "широкого потребления" гораздо более "модна", чем традиционная эстрадная песня, поскольку использует весь антураж и инструментарий современного рока. Собственно, это и есть рок, только созданный с трезвым расчетом на коммерческую отдачу. Отсюда - танцевальный ритм, мелодичность (часто - с уклоном в "одесскую"), безобидные тексты. Последнее вызвано не только неспособностью попе-поэтов создавать что-либо умное, но и вполне понятным нежеланием пугать худсоветы, администрацию и редакторов. Естественно, что без радио, ТВ и "чёсовых" гастролей П. обречен и попросту не имеет смысла.

В советском филармоническом роке П. наряду с хэви-метал является доминирующим стилем. Если аудитория хэви - юноши допризывного возраста, то аудитория П. - девушки добрачного периода плюс часть молодежи постарше, уже отходящей от рока, но не пришедшей ко "взрослым" формам эстрады. Кстати, естественное взросление - это и путь из рока в П. для многих музыкантов. Мало кто из "попсовиков" исполнял эту музыку с юных лет: все они в свое время играли кто хард, кто рок-н-ролл, кто даже арт-рок и новую волну. Не надо думать, однако, что П. - сплошная халтура. В этом цехе работают и очень одаренные люди, и такие, кто играет П. не из конъюнктурных соображений, а искренне любя легкий рок. П. высокого качества создают Владимир Кузьмин, Александр Барыкин, Родриго Фомине и "Ремикс", "Махавок", "Витамин", "Браво". С определенными оговорками к категории П. можно отнести и такие неординарные ансамбли, как "Антис", "Бригада С", "Наутилус Помпилиус". Демократизация культурной жизни, избавление артистов от опеки значительно расширяют, прежде всего в содержательном отношении, рамки П. (уже в 1988 "Аквариум" и "Наутилус" заняли в советской поп-иерархии места популярности, ранее удерживавшиеся Ю. Антоновым и В. Леонтьевым). Это вселяет надежду на то, что творческий уровень массового рока повысится.

А. Троицкий 271

"Поющие Гитары" (Ленинград). Первый, специально организованный для профессиональной работы и давший имя жанру ВИА коллектив; родился в мае 1966, когда Анатолий Васильев (гитара, вокал; в прошлом известный ленинградский джазмен, с 1957 по 1965 участник эстрадного ансамбля "Дружба" п/у А. Броневицкого) решил реализовать свой интерес к поп-музыке и приблизить советскую эстраду к современным стандартам. После недолгих колебаний, отказавшись от использования традиционного вокалиста-крунера А. Королева, он опробовал новую модель на гастролях по черноморским турбазам и в нояб. 1966 официально дебютировал с ней на одной из самых популярных площадок Ленинграда - в Механическом институте: Евгений Броневицкий (гитара, бас, вокал), Владимир Калинин (гитара, вокал), Лев Вильдавский (ф-но), Галина Баранова (вокал), Сергей Лавровский (ударные). Программа "ПР' в этот период состояла из песен и инструментальных номеров Васильева, Андрея Петрова, "Битлз". В течение следующих полутора лет шло интенсивное формирование репертуара и состава. В "ПГ" появились пришедшие из самодеятельности певцы Александр Федоров и Елена Федорова, трубач Эдгар Берн-штейн, клавишники Олег Мошкович и Альгис Паулавичус. Группа записала на "Мелодии" миниальбом (гранд), на котором "Гитары" были не столько поющими, сколько играющими - инструментальные пьесы Васильева а ля "Шедоуз" и "Венчерз".

В дальнейшем "ИГ" все реже исполняли собственную или оригинально обработанную музыку. Репертуар стали пополнять конъюнктурные, безликие поделки многочисленных ремесленников от эстрады, стремившихся заработать на интересе к новому жанру. В сущности, именно "ПР' впервые использовали элементы рок-поп-музыки в аранжировках традиционных эстрадных песен.

Жанр, созданный "ПР", не только обеспечивал коммерческий успех, но и был многовариантен, что привело к появлению в начале 70-х гигантского числа электрогитарных ВИА. Чисто формально сохраняя внешние признаки рок-группы (инструментарий, усиление звука, коллективный вокал, некоторые аранжированные приемы), большинство ВИА воплотили худшие традиции советской эстрады. К тому же безудержная эксплуатация всевозможными околомузыкальными дельцами быстро исчерпала их творческий потенциал.

В середине 70-х "ПР' обратились к крупным формам, поставив принесшие им шумный успех рок-оперы "Орфей и Эвридика" (1975, муз. А. Журбина, либретто Ю. Димитрина) и "Фламандская легенда" (1978, муз. Р. Гринблата, либретто Ю. Димитрина и Ю. Михайлова). Для участия в театральных постановках состав был радикально обновлен: пришли певцы Альберт Асадуллин и Валерий Цакадзе, певица Ирина Понаровская, гитаристы С. Шнейдер и В. Бровко; Ю. Иваненко (бас) и Ю. Соколова (ударные) сменили В. Васильев и А. Герштейн соответственно.

К началу 80-х популярность "ПР' значительно упала: следующий театральный опыт - мюзикл "Гонки" - оказался неудачен, уход ведущих исполнителей и бесконечная текучесть состава пагубно отразились на художественном уровне спектаклей. Попытка вернуться на сцену с песенной программой также не принесла успеха. В 1986 "ПГ' (уже с новым руководителем А. Федченко) поставили собственную версию рок-оперы Рыбникова и Вознесенского ""Юнона" и "Авось"", а в 1988 "ПГ' преобразованы в музыкальный театр, рассчитанный на постановку главным образом опер, мюзиклов и т. п.

Дискография: Поющие Гитары, 1968; Орфей и Эвридика (двойной альбом), 1980.

А. Бурлака

"Присутствие" (Ленинград). До 1982 пути будущих участников группы неоднократно пересекались в различных командах второго эшелона, игравших преимущественно хард-рок. Собравшись вместе, Максим Кузнецов (гитара, вокал), Михаил Киселев (гитара), Александр Про-скупов (бас) и Юрий Щербаков (ударные) 2 года репетировали, а затем, поддерживаемые Г. Бликовым и А. Кролем ("Россияне"), вступили в рок-клуб, сразу обратив на себя внимание великолепным дуэтом лидер-гитаристов Кузнецов - Киселев и своеобразными песнями первого из них на стихи Кирилла Комарова.

Осенью 1985 группа взяла имя "П." (очевидно, по аналогии с названием пластинки "Лед Зеппелин" - "Presence"), а чуть позже пригласила известного певца Игоря Семенова ("Рок-Штат", "Канал СИ"). Выступление "П." на фестивале 1986 стало одной из кульминаций программы, хотя группа и не получила звания лауреата.

В течение следующего сезона "П." много гастролирует, делает попытку записать студийный альбом, удачно снимается на Ленинградском ТВ. Однако различия во взглядах на будущее группы, желание каждого реализовать собственные художественные воззрения, персональные проблемы привели к распаду "П." в июне 1987, сразу после участия в V рок-фестивале. Тем же летом группа восстановлена (Кузнецов, Киселев, Щербаков плюс басист Александр Крылов), но активность ее резко снизилась. "П." выступает на рок-фестивале в Дубне (1987), на первом этапе VI Ленинградского рок-фестиваля. Изменилась стилевая ориентация: от ортодоксального хард-рока - к более изысканной, технически сложной и мелодичной музыке с элементами блюза и новой волны.

В июле 1988 состав "П." пополнил вокалист Евгений Дятлов ("Аукцион").

Магнитофонный альбом: Присутствие, 1987.

А. Бурлака

"Провинция" (Одесса). Образована в 1985 Евгением Лапейко (вокал, духовые), Игорем Мясниковым (вокал, клавишные), Марком Шамра-ковым (гитара). Вначале они играли электронный рок с ритм-машиной, композиции в стиле новой волны и рэп.

В 1986 из группы уходит Шамраков и организует собственную команду - кард-дуэт "Марин и Вероника". Некоторое время и "ГГ." выступает как дуэт, но в 1988 состав увеличивается до 5 человек. После этого стилистика группы расширяется от блюза до арт-рока.

"П." работает в одесском городском молодежном музыкальном театре-студии над крупными формами: рок-оперой "Девушка и Смерть" (по М. Горькому) и рок-балетом "Валентина". Музыку к постановкам написал Лапейко.

Магнитофонные альбомы: Аукцион комиссионной торговли, 1986; Шоссе энтузиастов, 1988.

В. Марочкин

"Пропеллер" (Таллинн). Предшественник "П." - рок-группа "Кома", существовавшая с 1972 и в 1976 переименованная в "Хаак". В начальном составе: бывшие участники "Поп-Пояд" певец и гитарист Йоел Стейнфелд, бас-гитарист Хейки Тарк, гитарист Андрее Пыльдроо. Стейнфелд после небольшой задержки в "Хелло" перешел в 1978 в "Витамин", Пыльдроо - в "Психо".

Новый состав "X." приобрел наибольшую известность: Пеетер Мал-ков (флейта), Айн Вартс (гитара, параллельно играл в "Докторе Фридрихе"), Рихо Сибул (гитара, ранее - в "Магнетик Бэнд"), Велло Аннук (бас), Иво Вартс (ударные, ранее - в "Руе" и "Докторе Фридрихе"). Аннука заменил бывший бас-гитарист "Тоомапояд", "Магнетик Бэнд" и "Руи" Принт Куулберг. "X." успешно выступал на рок-фестивалях в Вильянди (1976), Сааремаа (1979) и Днях музыки в Тарту (1980). В 1979 на клавишных в нем играл Тыну Найсоо, более известный как джазовый музыкант, что не мешало ему участвовать в музыкальных коллективах самой разной направленности ("Оптимисты", "Лайне", "Синтезис").

В конце 70-х музыканты решили обратиться к рок-н-роллу в собственной интерпретации. Так в 1979 появилась первая эстонская панк-группа под названием "Пропеллер". Вокалист нового состава - пришедший из "Руи" Урмас Алендер (ранее участник "Андромеды" и "Те-равик"), гитаристы Вартс и Сибул, бас-гитарист Принт Куулберг, флейтист Пеетер Малков и ударник Иво Вартс, которого на концертах время от времени заменял ударник "Рок-Отеля" Харри Кырвитс. Ален-дера вскоре сменил певец и актер Пеетер Волконски.

Очень быстро "П." приобрел широчайшую популярность, часто выступал с концертами, записывался на Эстонском радио. В 1980 группа получает в Тарту на Днях музыки специальный приз за лучшее сценическое шоу. В конце того же года однозначная оценка творчества "П.", данная руководящими работниками сферы культуры, привела к требованию в приказном порядке изменить название и покончить с панк-роком. Поводом послужили молодежные выступления в Таллинне, непосредственным началом которых стал один из рок-концертов с участием "П.". На радио было категорически запрещено упоминать название группы, а по городу ходил анекдот, что "в аэропорту во избежание недоразумений с самолетов сняли все пропеллеры". Большинство музыкантов "П." в 1981 перебрались в инструментальный фьюжн-рок-ансамбль "Касеке".

Ааво А дамп

"Прощай, Молодость" (Москва). Дуэт Московской рок-лаборатории - Андрей Якушин (вокал, экс - "Ответный Чай") и Сергей "Тан-ненбаум" Бананов (ф-но) - просуществовал с зимы 1987 до весны 1988, но успел привлечь внимание специалистов и любителей. Прежде всего - необычностью подачи материала: Бананов в клетчатой тужурке тапера и Якушин в смокинге, с "бриллиантовой" брошью и искусственным цветком лепили на сцене образ человека, которого все обводят вокруг пальца, робкого, растерянного, неуклюжего, одним словом - неудачника. И в то же время этот человек настойчиво движется к цели, продираясь сквозь все преграды.

Песни Якушина представляли собой синтез традиций русского салонного романса и рок-музыки. Композиция "Сюрреализм" стала боевиком сезона 1987.

Дуэт не получился, с весны 1988 Якушин работал с "Журналистом", а Бананов - в составе "Бригады С". Неожиданно для многих Якушин объявился в числе участников эстрадного телеконкурса "Юрмала-89", где занял предпоследнее место. В настоящее время он возобновил "ПМ".

Дискография: Биоконструктор/Прощай, Молодость, 1988. Магнитофонные а л ьб о мы: Прощай, Молодость, 1988; Тундра, 1990.

в. Марочкин

"Психо" (Таллинн). Создан осенью 1973, исполнял импровизационный джаз-рок и фьюжн. Первоначальный состав: Хельмут Аннико (саксофоны, флейта, ранее - в "Балтике"), Андрее Пыльдроо (гитара, ранее - в "Руе", "Орнаменте"), Хейго Мирка (бас-гитара, ранее - в "Оптимистах") и Паап Кылар (ударные). Аннико-широко известного джазового музыканта - заменил скрипач и гитарист Тоомас Веенре, ранее игравший в "Поп-Пояд".

"П." выступал в основном перед студенческой аудиторией. В числе наиболее известных их инструментальные композиции "Dala 7/8" и "Nomina sunt odiosa". Иногда совместно с ансамблем выступал вокальный дуэт Эле и Кая Кылар, а также певец и гитарист Иоел Стейн-фелд. Одна из первых эстонских рок-групп, получившая известность за пределами республики, - на джазовом фестивале "Тбилиси-78" "П." выступал вместе с Государственным симфоническим оркестром Грузии, причем П. Кылар выполнял одновременно функции дирижера и ударника.

В состав группы входили также скрипач Пауль Мяги, клавишник Сергей Педерсен и бас-гитарист Владимир Шерипов. Некоторые музыканты "П." (Пыльдроо, Педерсен, Шерипов) параллельно в 1978 уже играли в "Радаре", аккомпанировавшем тогда Яаку Йоала. Несколько позже к ним присоединился и Паап Кылар.

АавоАдами

"Путти" - в переводе с латыни - ангелочки! (Новосибирск). Будущие художники-оформители Александр Чиркин (ударные), Дмитрий Истомин (вокал), Борис Кардымон (бас) и Евгений Бекк (гитара) приняли решение: 1. Нести музыку в массы. 2. Играть все шиворот-навыворот. 3. Не корчить из себя интеллигентов. 4. Делать все весело. Первое же выступление в конце 1983 произвело фурор. Сибиряки впервые узрели панк-шоу: жуткие, намазюканные гуашью чудища скакали по сцене, как сумасшедшие, выплевывая в публику смесь тупых рок-риффов, рок-н-ролльных стандартов, эстрадных и газетных штампов, фольклора и матерных частушек. Самодельная аппаратура, расстроенные инструменты и нежелание толком на них играть создавали кошмарный саунд. Естественно, ни о какой нормальной концертной деятельности не могло быть и речи, а ненормальная достигла апогея на фестивале в Университете 24 окт. 1985: после второй песни концерт был прекращен. Чиркин 2 года проходит службу в омских частях МВД, где организует панк-секцию и ходит в самоволки тусоваться с Игорем Летовым ("Гражданская Оборона").

В его отсутствие группа становится возмутителем спокойствия в Новосибирском рок-клубе, где впервые в 1986 исполняет на большой сцене суперхит "Телеграфные столбы". В начале следующего года "П." по популярности входят в пятерку лидеров. На I фестивале клуба (10 - 13 апр. 1987) жюри особо отмечает ура-патриотический гимн "П." "Дедушка Рейган - старый обманщик" (Истомин - вокал, Бекк - гитара, М. Поздняков - гитара, вокал, О. Чеховский - бас, В. Ляпина - ударные). Затем, сменив нежную Викторию Ляпину на бомбардировщика Игоря "Буха" Олешкевича из "Закрытого Предприятия", "П." поражает публику на II фестивале Свердловского рок-клуба (29 - 31 мая 1987). Новосибирское ТВ снимает и пускает в эфир клип "Не ешь мой завтрак". Поздняков испытывает головокружение от успехов, а Истомин начинает путать Баха с Бахусом.

Осенью 1987 возвращается Чиркин и железной рукой наводит по-рядок. После ряда перетасовок в составе остаются: Чиркин, Чеховский-гитара, Кардымон-бас, Олешкевич-ударные и гитарист из музучилища Александр Келемзин. "П." успешно играют на II фестивале Новосибирского рок-клуба (14-18 апр. 1988) и региональном панк-безобразии в Тюмени (25-26 июня 1988). Осенью уходит Чеховский и возвращается Истомин, окончательно утверждая группу в статусе "олд старз". Появляется сыгранность, стиль приближается к "сибирскому панку".

"П." регулярно записывали сейшены, исполняя из своего репертуара все, что придет в голову. В результате - 93 "альбома". Студийных записей нет, из концертных лучшей считается программа "Красный марш", в которой вместе с "П." играл талантливый гитарист Дмитрий Селиванов ("Димакок", "Калинов Мост", "Гражданская Оборона"; после отхода от "П." вместе с Чеховским играл в "Промышленной Архитектуре"; покончил с собой в мае 1989). После ухода клуба в "Студию-8" сложился очередной состав "П.": Чиркин, Чеховский, Келемзин, Ренат "Рони" Вахидов (ударные). Последнего в 1990 сменил Михаил Зайчиков.

Магнитофонные альбомы: Страсти по Салжаманапытыку: Сказки бабушки Каштрапуп, 1989; Разбитая жизнь, 1990.

В. Мурзин

"П-4" (Таллинн). Группа собралась в окт. 1984 под названием "Прооб 583" ("583 проба"). В авг. 1985 к музыкантам Индреку Патте, Лаури Лаубре и Маргусу Клиимаску присоединилась молодая певица Tea Палуоя, получившая известность после участия в популярной телепередаче "На два такта раньше". В янв. следующего года ансамбль приглашен для участия в молодежной передаче ЦТ. К сент. сложился такой состав: Палуоя (вокал), Патте (вокал), Эндель Йыги (гитара, вокал, ранее - "Аргос"), Лаури Лаубре (клавишные, вокал), Клиимаск (бас, вокал), Юри Мазурчак (ударные, вокал).

В 1987 группа стала выступать под именем "П-3", участвовала в Днях музыки в Тарту. Вскоре ушли Патте, Йыги и Мазурчак: с Раулем Яаансоо (гитара), Паулем Кикерпуу (бас, ранее - "Радар") и Мадисом Лепасоо (клавишные) они выступали под названием "Линнутее". Палуоя продолжила успешную сольную карьеру.

К оставшимся участникам первоначального состава - Лаубре и Клиимаску - присоединились Хиллар Норралт (вокал), Урмас Кахк (гитара), Тармо Вестербом (клавишные) и Тарви Яаго (ударные), а в качестве названия было предложено "П-4". Группа ориентирована на серьезный интеллектуальный рок. Автором собственного репертуара является в основном Лаубре (а до ухода из группы и гитарист Эндель Йыги). Наибольшую известность приобрела в 1988 песня Лаубре "Тень Трои". В том же году "П-4" принимала участие в Днях музыки в Тарту.

Ааво Адами

"Радар" (Таллинн). Группа начинала в 1978 в качестве сопровождающего ансамбля Яака Йоалы в составе: Андрее Пыльдроо (гитара, ранее - "Руя", "Орнамент", "Психо"), Рихо Лилье (гитара, флейта), Сергей Педерсен (клавишные, ранее - "Психо", "Магнетик Бэнд"), Владимир Шерипов (бас, ранее - "Психо"), Харри Кырвитс (ударные, ранее в "Оптимистах", "Микронах", "Электре", "Омеге", "Балтике", "Веге", "Апельсине"). Вскоре Шерипов перешел в "Апельсин", а Кырвитс - в "Рок-Отель". В промежуточных составах играли гитарист Велло Юртом (из "Палдерьян"), бас-гитарист Тойво Унт, клавишник Энн Вайн.

Наиболее стабильный состав: Невил Блумберг (гитара, ранее - "Синопсис" и "Магнетик Бэнд"), Педерсен и Ааре Пыдер (клавишные), Рауль Вайгла (бас, ранее - "Синопсис"), Паап Кылар (ударные, ранее - "Психо", "Фузион Квартет"). Иногда на бас-гитаре и флейте играл Йоала; звукорежиссер - Эдуард Каттай, менеджер - Райво Сержант.

Вместе с Йоала "Р." гастролировал во многих городах страны и за рубежом (Болгария, Чехословакия, длительная поездка по африканским странам), самостоятельно выступал на Днях музыки в Тарту, в 1982-1985 завоевывал там Гран-при. Летом 1983 "Р." переключился на сольное исполнение инструментального джаз-рока, фьюжн, демонстрируя отточенность техники и качество звучания. Иногда с группой выступали певицы сестры Эле (ранее - "Венус", "Андромеда", "Фокс") и Кая Кылар (ранее - "Андромеда").

Авторы репертуара "Р." - Педерсен, Блумберг и Кылар. В 1985 группу покинули Блумберг, Пыдер и Вайгла. В новый состав помимо Кылара и Педерсена вошли рижанин Валерий Белинов (гитара), Райво Наритс (клавишные), ПаульКикерпуу (бас-гитара).

В числе стран, где с гастролями побывал уже чисто инструментальный состав, - Куба, ГДР (1985), Болгария (1986). "Р." принял участие в джазовых фестивалях Чехословакии: в Братиславе (1986) и Праге (1988). Оба раза с группой выступал известный в республике джазовый саксофонист Лембит Саареалу. Для пражского фестиваля ансамбль собирался специально, т. к. к тому моменту официально прекратил существование (считая последним выступление в Венгрии в нояб. 1987). После распада группы Педерсен перешел в новый аккомпанирующий Яаку Йоала ансамбль - "Лайнер".

Дискография: Трофей, 1985; Балтийский берег, 1987.

АавоАдами

"Ремикс" (Латвия). Под этим названием осенью 1985 объединились виртуозные музыканты Вилныс Криевинып (ударные, ранее - "Корпус", "Нептун", "Ливы"), Евгений Щапов (бас, "Модо"), Айварс Хер-манне (гитара, "Модо", "Тип-Топ", "Опус"), Улдыс Мархилэвичс (клавишные, "Инверсия", "Опус"), Иго (вокал, "Корпус", "Ливы", "Лиепаяс Квартете") и звукорежиссер Рижского радио Андрис Гринберге. Статус видавших виды "эксов" и джаз-роковые устремления прошлого обещали зарождение местной супергруппы.

Романтические веяния в глубоко нюансированном роке преобладали лишь в начальной фазе "Р.": повседневная действительность переставила акценты. Вот некоторые из "дорожек", образующих нынешнюю творческую направленность "Р.": живописность рек и лесов Латвии, которые отравляют ради постройки заводов; памятник с надписью "Отчизне и свободе", к подножию которого недавно нельзя было без страха положить цветы; город, именуемый северным Парижем, в который хитрыми обещаниями переманиваются люди из других республик. Музыканты "Р." разрабатывают вечные темы - как человеку услышать человека, как народу понять народ.

Дискография: Ремикс; Ночлег, 1987; Ночной костер, 1988.

Б. Агнис

Рок-н-ролл. Самые первые советские рок-группы играли американский рок-н-ролл. Это были рижские "Ревенжерс" (1961), "Мелоди Мей-керз" (1963) и таллиннские "Оптимисты" (1963). До России первая волна Р.-н-р. так и не дошла, здесь рок начался с биг-бита. И в дальнейшем "ветхий завет" рок-музыки практиковался в основном в Прибалтике. В середине 70-х Р.-н-р. зазвучал по-эстонски в исполнении групп "Кукерпиллид", "Доктор Фридрих" и "Апельсин". Первые тяготели к рокабилли (полуакустический вариант Р.-н-р. близкий к ковбойской музыке), кантри, а "Апельсин" под невинной личиной "пародийного ансамбля" скрывал мощный исполнительский потенциал. Чуть позже солист "Апельсина" Иво Линна, бывший бас-гитарист "Оптимистов" Хейго Мирка и братья Тийт и Харри Кырвиц из "КуКерпил-лид" создали первую в стране рок-н-ролльную супергруппу "Рок-Отель", исполнявшую в основном традиционный материал.

Реальная история Р.-н-р. в России началась лишь в 80-е. Первым, хотя и не до конца последовательным, адептом стиля была группа "Зоопарк" (1981). Затем Р.-н-р. брались возрождать "Стандарт" (Ленинград), Юрий Лоза, "Браво", "Ва-Банк" и "Мистер Твистер" (Москва). В Эстонии тем временем "Рок-Отель" стал группой номер один, а в Латвии Пит Андерсон, бывший лидер "Мелоди Мейкерз", возглавил ансамбль с точным названием "Архив". Ностальгический рок резко пошел в гору. Однако очень скоро стало ясно, что реальной аудитории у подлинного Р.-н-р. за пределами Прибалтики нет. Он может идти в качестве веселящей "приправы", но никак не как "главное блюдо"... Сейчас в репертуаре множества групп имеется по два-три Р.-н-р. но строить на нем всю программу не берется никто (исключение "Мистер Твистер", выступающий, как правило, "номером" в сборных концертах). Кстати, такая же участь постигла у нас ямайскую музыку рэггей.Рок-опера. Незаконорожденное дитя оперного жанра, появившись на свет вначале в Америке, а потом в Англии, распространило экспансию и на нас. 1975 - премьера зонг-оперы "Орфей и Эвридика" А. Журбина и Ю. Димитрина в постановке М. Розовского ("Поющие Гитары"), 1976 - "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты" А. Рыбникова и П. Груш-ко (Театр им. Ленинского комсомола), опера-феерия "Алыепаруса" А. Богословского, "Песня о доле" ("Песняры"), "Альтернатива" И. Бар-данашвили в постановке Р. Стуруа ("ВИА-75"), 1978 - "Пугачев" ("Ариэль"), "Красная шапочка, Серый волк и Голубые Гитары" ("Голубые Гитары"); 1979 - "Фламандская легенда" Р. Гринблата, зонг-опера "Разбитое зеркало, или Новая опера нищих" А. Журбина, опыты Г. Купрявичюса в Каунасском музыкальном театре с группой "Арго". Ряд постановок Ю. Шерлинга в Камерном еврейском музыкальном театре (музыка М. Глуза), премьера ""Юноны" и "Авось"? А. Рыбникова и А. Вознесенского, начало студийной записи "Стадиона" А. Градского и М. Пушкиной... К обозначению "рок-опера" не прибегал ни один из этих авторов (из тактических соображений эпохи застоя), но все эти произведения так или иначе восходили к ней. Сегодня поток оскудел, зато приставка "рок" встречается ныне в самых неожиданных сочетаниях, заставляющих вспомнить селекционные опыты академика Лысенко, - от рок-балета ("Память" Б. Петрова) до рок-думы (В. Ярушин и ансамбль "Ариэль").

Если свести многообразие фактов к каким-то закономерностям, обнаруживается, с одной стороны, "взросление" рок-музыки, из "песенного" состояния переходящей к более развернутым формам, с другой стороны - обогащение традиционной сферы оперно-зрелищных видов новым интонационным содержанием, новыми средствами выразительности, генетически восходящими к рок-музыке. 2 встречных процесса-движение академической музыки к своей "младшей сестре" и движение рок-музыки в сторону академической традиции и накопленных ею жанровых и драматургических принципов - имеют много точек пересечения в кантатно-ораториальной сфере, в опере. Однако встречные эти процессы отнюдь не тождественны по результатам. Обретение рок-музыкой концептуальных (берущих свои истоки от центральных альбомов "Битлз") черт большой композиции, насыщенной сквозным развитием, лейтмотивной системой, серьезным содержанием, - одна сторона медали. Можно по-разному относиться к высказыванию В. Мулявина ("Песняры") о причинах появления рок-оперы "Песня о доле": "Надоело кланяться после каждой песни!" - однако суть остается весьма простой. Надоело? Значит, давайте подумаем о том, как от номеров перейти к сквозному дыханию, развернутым композициям, иным принципам развития... Другое дело - композиторы. Профессионалы (в большинстве случаев члены СК СССР), в юности, быть может, увлекавшиеся роком, но в консерватории изучавшие совсем другие формы, вдруг обнаружили завидную прыть и один за другим принялись загонять рок-интонации и рок-ритмы в прокрустово ложе стереотипных крупноформатных опусов, как правило (в случае органичности составных такого симбиоза), тяжеловесных и совсем далеких от истинного рока.

Характерно, что первая же наша "рок" "(зонт-)опера "Орфей и Эвридика" в исполнении ансамбля "Поющие Гитары" до сих пор остается наиболее приближенным к первоисточнику вариантом адаптации на российской почве. Музыку творили исполнители, близкие к рок-традиции (насколько это позволяет сказать сегодняшняя история советского рока), а тема и сюжет вполне соответствовали тем канонам, которые к тому времени сложились в странах - законодательницах жанра. Вызывает симпатию "Альтернатива" И. Барданашвили и "ВИА-75" - органичная, страстная, эффектно поставленная Р. Стуруа. Удача сопутствовала и "Фламандской легенде" Р. Гринблата, "Северной деве" Р. Кангро и, конечно же, опытам А. Рыбникова на сцене московского Театра им. Ленинског комсомола. Хотя его ""Юнону" и "Авось" скорее надо назвать рок-литургией, чем рок-оперой, - настолько сильны здесь отечественные музыкальные истоки. Как бы то ни было, все остальные случаи обращения композиторов к стилевому фонду рок-музыки носят характер скорее конъюнктурный, нежели сугубо творческий. Исключение, пожалуй, составляют опусы А. Градского - рок-певца и рок-композитора, чьи "Стадион", "Русские песни", "Ностальгия" являются органичными образцами крупной рок-формы.

Отдали дань жанру и прибалтийские рок-команды. Упомянем, в частности, комическую рок-оперу "Зеленое яйцо" П. Волконски и эстонской группы "Е=МС", их же "Пять танцев последней весны", "Франц Шуберт" (на немецком языке). Заслуживают внимания гибридные опусы эстонцев Р. Раннапа (рок-оратория "Прекрасная земля"), Э. С. Тююра и группы "Ин Спе" (месса "Lumen et Cantus", Симфония для шести исполнителей). Совсем недавно продемонстрировала свое неординарное детище "Росо а росо та поп ггорро" эстонская группа "Не ждали".

Стоит сказать и о рок-опере "Рембо" В. Шумова и группы "Центр", представляющей собой сюиту из песен на тексты Артюра Рембо, объединенных интерлюдиями-коллажами из сочинений Мессиана, Шток-хауз ена и др. Но интерес к подобным образцам среди собственно рок-групп явно поутих. По сути, сама форма полноценного концерта, с его контрастно-составной драматургией и различного рода шоу, дает сегодня музыкантам возможность выстраивать любые суперкомпозиции любой протяженности. Композиторы же продолжают время от времени дарить нам очередные "оперы", еще надеясь на то, что практика прививок на древний ствол академической музыки может дать ветвистую поросль...

Т. Диденко

"Рок-Отель" (Таллинн). Популярнейшая рок-группа собрана в 1978 с целью познакомить эстонских телезрителей с первоосновами рок-н-ролла в серии телепередач "Сказания о музыке". Первое публичное выступление "РО" состоялось 20 окт. 1978 в Эстонском художественном институте (Таллинн).

Начальный состав: Иво Линна (вокал, гитара, ранее - "Мюстикуд", "Апельсин"), Андрее Пыльдроо (соло-гитара, ранее - в "Руе", "Орнаменте", "Психо", "Радаре", "Магнетик Бэнд"), Маргус Каппель (клавишные, ранее - в "Руе"), Хейго Мирка (бас, ранее - в "Оптимистах", "Психо"), Харри Кырвитс (ударные, ранее - в "Оптимистах", "Микронах", "Электре", "Омеге", "Балтике", "Веге", "Апельсине", "Радаре"). В 1983 уехавшего в Швецию Пыльдроо заменил Тиит Кырвитс (ранее - в "Оптимистах", "Микронах", "Балтике", "Теравик", "Ку-керпиллид"). "РО" быстро обрел аудиторию, и в 1980-1983 признан самым популярным ансамблем Эстонии. Рядом с рок-н-роллами в репертуаре группы - кантри-рок, буги-вуги, ритм-энд-блюз. В 1986 к "РО" присоединились Тармо Маркен и Яан Реяла (труба), Вайно Пыл-лу (тромбон), Юлари Кирсипуу и Сулев Соммер (саксофон), Александр Вилипере (ударные). Солист "РО" Линна неоднократно отмечался как самый популярный певец в республике, а в 1987 получил звание заслуженного артиста ЭССР. Группа участвовала в Днях музыки в Тарту (1981, 1985, 1986, 1988), где в 1985 и 1986 признана публикой лучшим ансамблем фестиваля, а в 1986 получила главную награду. Особенность тартуских программ "РО" - цельное, стилизованное рок-н-ролльное шоу. В 1988 "РО" принимал участие в международном фестивале "Рок-лето" (Таллинн). Его музыканты выступали практически во всех крупных городах страны, в Финляндии, Норвегии, ЧССР, Анголе, Лаосе.

Дискография: Рок-Отель, 1983; 1986.

Ааво Адами

"Рок-панорама-86". I московский рок-фестиваль профессиональных и непрофессиональных рок-групп проходил в Концертном зале Центрального дома туристов 4 - 8 мая 1986. Фестиваль организовали Гага-ринский РК ВЛКСМ Москвы и инициативная группа рок-музыкантов. Решаясь на этот шаг в обстановке настороженного отношения к рок-музыке со стороны большинства руководителей органов культуры, партийных, комсомольских работников, организаторы пытались доказать, что жанр продолжает существовать, а его лидеры находятся в прекрасной форме.

"Рок-панорама-86" превратилась в настоящий праздник музыкантов (в фестивале приняли участие 16 рок-групп и 3 певца, т. н. авторы-исполнители) и отразила реальное соотношение сил на московской рок-сцене: критическое состояние групп, играющих бесцветный поп-рок, и явную тенденцию к утяжелению рока.

Победители каждого дня определялись голосованием зрителей. Особый успех выпал на долю ансамбля "Браво" и Жанны Агузаровой, группы "Круиз" и ее лидера Валерия Гаины, певца и композитора А. Градского, начинающей концертную деятельность группы "Ария" и неунывающей "Машины Времени". Фестиваль стал не просто событием музыкальной жизни столицы. После его успешного проведения Гага-ринский РК ВЛКСМ пошел на контакты с рок-музыкантами с тем, чтобы объединить их в рок-клуб. В 1987 рок-клуб официально получил статус общественной организации. Председателем его на общем собрании был избран А. Градский.

Дискография: Панорама-86: Фестиваль молодежной популярной музыки. Вып. 1, 2. 1986.

В. Марочкин

'Ток-панорама-87" (Москва). Задумана была как продолжение праздника, состоявшегося в мае предыдущего года. Программу фестиваля начали формировать члены рок-клуба при Гагаринском РК ВЛКСМ. Принципы демократии торжествовали всю зиму 1987 - прослушивали претендентов не административные лица, а музыканты-исполнители, имеющие авторитет в мире рок-музыки. Райком взял на себя организационную работу. Подобной атмосферы единодушия отечественная рок-музыка не знала со времен обещания сделать фестиваль популярной молодежной музыки Тбилиси-80 традиционным.

Однако за неделю до открытия праздника стало известно, что "Рок-панорамы-87" "е будет из-за "административных просчетов" работников райкома, забывших, что инициатива наказуема. Конечно, подоплека трагикомических событий была иной.

Впервые за историю отечественной рок-музыки в преддверии фестиваля произошла консолидация профессиональных музыкантов (работающих в концертных организациях) и непрофессионалов (играющих в самодеятельных коллективах). Впервые профессиональные музыканты выступили с критикой деятельности Министерств культуры СССР и РСФСР в вопросах, связанных с рок-музыкой. Фестиваль в принципе становился не столько музыкальным, сколько социально-политическим событием, показывающим способность рок-музыкантов самостоятельно организовывать крупномасштабные мероприятия. Активное вмешательство Горкома ВЛКСМ Москвы поставило "Рок-панораму" под угрозу срыва. В создавшейся ситуации музыканты решаются на единственно верный шаг - пишут письмо в ЦК КПСС на имя А. Н. Яковлева. В результате "Панорама" не отменяется, а переносится на более поздние сроки.

Вторично "Панорама" оказалась в опасности, когда попытались запретить приглашение к участию в фестивале ленинградских групп "Телевизор", "Алиса", "ДДТ", "Кино". Профессиональные музыканты в знак протеста объявили об отказе участвовать в "Панораме". Конфликт был улажен, однако Ленинградский рок-клуб, узнав о "маневрах в потемках", сообщил об отказе своих групп выехать в Москву.

Концерты "Рок-панорамы-87" проходили с 7 по 13 дек. 1987 на Малой спортивной арене в Лужниках. В них приняло участие 49 групп, было аккредитовано более 200 представителей советской и зарубежной прессы. По мере прохождения фестиваля вырисовывалась интересная и несколько пугающая картина рок-музыки и ее восприятия большей частью молодежной аудитории. Профессиональные группы ориентировались на внешне эффектный тяжелый рок, конвейерное изготовление плохих копий западных хэви-групп. Самодеятельные группы, не стесненные рамками коммерции, выгодно отличались смелостью текстов, но исполнительский уровень многих из них оставлял желать лучшего.

Героями "Рок-панорамы" стали "Алиби", "Нюанс", "Тяжелый День", "Вежливый Отказ", "Альянс", "БригадаС", "АВИА" (единственная ленинградская группа), "Мистер Твистер", "Наутилус Помпилиус" (Свердловск). Среди профессионалов отличились "Ария", "Ливы", "Черный Кофе", "Браво", Александр Градский.

Концерты "Рок-панорамы" выявили довольно печальную тенденцию (надо полагать, временную) к отторжению слушателями музыки как таковой, практически полное непонимание основ музыкального мастерства. Объяснить это только тягой к "живому слову" значит не объяснить ничего. Освистывание интересной с музыкальной точки зрения группы "Лотос", грубые выпады части публики против высокопрофессиональных прибалтийских групп, поющих на родном языке, имеют гораздо более серьезные причины - невысокий культурный уровень, демонстративное неприятие того, что недоступно пониманию.

Декабрьский фестиваль стал подлинной панорамой процессов, происходивших в рок-музыке на исходе 1987 в условиях некоторого потепления в отношении к этому музыкальному направлению со стороны официальных кругов.

Дискография: Рок-панорама-87. Вып. 1, 2, 3.1988.

М. Пушкина

"Рок-периферия". Движение сибирских рок-клубов, возникшее в 1986. Цель движения: пропаганда рок-музыки в Сибири и на Дальнем Востоке, координация концертно-фестивальнойдеятельности, помощь молодым и способным музыкантам. Всю работу координирует Центр, находящийся в Барнауле.

Барнаул. От первых настоящих рок-групп, в начале 70-х игравших собственные песни ("Ключи" и "Гоминиды"), следов совсем не осталось. Затем появляется большое число ВИА, но среди городской молодежи популярностью пользуются группы, исполняющие классику рока (на английском языке и в переводах). Самая любимая - "Наследники" (Юрий Егоров), игравшая все - от "Битлз" до "Дип Пэрпл", а также и свои вещи. Следом идут группы "Отражение" (лидер Сергей Орехов), тяготевшая к большим музыкально-поэтическим формам - мюзиклу и рок-опере, "Дизайн" (Е. Сергеев), подбиравшаяся к джаз-року, "Надежда" (П. Черных), "Чистая Вера" (А. Егоров), "Иклипс".

В середине 70-х, благодаря активным действиям энтузиастов, в городе проходили рок-фестивали (по тогдашней терминологии - конкурсы ВИА) во Дворце спорта - публики собиралось больше, чем на концерты столичных "звезд".

В начале 80-х всевозможные преграды, поставленные на пути музыкантов, привели к кризису. Новый виток начался в 1986, когда С. Орехов и С. Лазорин создали рок-клуб. В него вошли группы "Девять", "Праздник" (поп-рок) и тяжелые команды "Серпантин", "КПД", "Личное Дело", "Амальгама", "Полигон", "Поток", "Легион". В 1987 клуб организовал серию концертов - в вузах города, во Дворце спорта (программа "Молодежный вернисаж"), совместные концерты с Новосибирским рок-клубом ("Калинов Мост", "БОМЖ"), участие в Кемеровском фестивале.

Осенью 1987 по инициативе рок-клуба в Барнауле проводится фестиваль "Рок-периферия-87", собравший 23 группы из Барнаула, Новосибирска, Омска, Томска, Кемерово, Новокузнецка, Бийска, Между-реченска, Ангарска, Сосновоборска, Красноярска, Павлодара. Лауреаты - "Девять" (Барнаул), "Амальгама" (Красноярск), "Проспект" (г. Стрежевой Томской обл.). Главный результат - создание "Рок-периферии". В 1988 проведен отборочный фестиваль в Кемерово, 4 группыдвижения - "Амальгама" (Красноярск), "Девять" (Барнаул), "Икс" (Кемерово), "Экскурсия 13" (Красноярск) - участвовали в московском фестивале. В Барнауле проведены благотворительные концерты в фонд детских домов. При Алтайском университете действует ЭМО - Экспериментальное музыкальное объединение, включающее 10 групп.

В окт. 1988 в Барнауле состоялся второй всесибирский фестиваль "Рок-периферия-88". Лауреаты - "Амальгама", "Дядя Го" (Барнаул), "Экскурсия 13", "Идея Фикс" (Новосибирск). Решено проводить фестиваль ежегодно в окт. а его отборочные туры - в течение года в Омске, Томске, Красноярске, Новосибирске и Кемерово. Лауреатом III фестиваля стала группа "Миссия: Антициклон" (Магадан).

В настоящее время Барнаульский рок-клуб входит в состав городского молодежного культурного центра. В составе клуба: "Девять" (С. Лазорин, вейв-хард-буги), "ДядяГо" (Е. Чикишев, акустик-рок), "Праздник" (П. Черных, поп-рок), "Особый отдел" (ритм-энд-блюз), "Сестра" (акустика), "Банда Доминаса" (акустика), "Камень" (Ка-мень-на-Оби). Бийская группа "Денди" с отличным гитаристом А. Чумаковым покинула клуб и работает от бийского Фонда молодежной инициативы. Особенность барнаульского рока - отсутствие металла и панка. Группы рок-клуба принимают активное участие в культурной жизни города - концерты с ведущими группами страны ("Наутилус Помпилиус", "Чай-Ф", "АВИА", "Крем"), "музыкальные ринги", выступления в других городах, лекции и пр. В окт. 1990 в Барнауле проводится I международный фестиваль "Рок-Азия" при участии групп из Китая, Японии, Якутии и Тувы.

Красноярск. Красноярский рок развивался в 3 этапа. В начале 70-х была масса ВИА, среди которых периодически возникали и те, что играли свои вещи ("Гамма"). Однако им приходилось довольно туго: запрещались выступления, как и пение на английском. Первыми проповедниками рока в городе стали В. Круглов (с "плавающими составами") и "Дети Подземелья" (В. Яхно и студенты Политехнического института, игравшие в духе "Машины Времени").

В 1979 образовались исполнявшие исключительно свой репертуар "Экскурсия 13" (Сергей Петров) и "Зеркала" (Владимир Козляков), чуть позже - "Форсайд" (А. Хромов) и "Непременное Условие" (А. Абрамович). Последний коллектив оказал влияние на весь красноярский рок: из его состава вышло несколько неплохих групп. Абрамович создал впоследствии "Кама-Сутру", Андрей Анчевский - "Весту", "Черный Понедельник" и "Черный Понедельник-2", Олег Коробейников работает в "Амальгаме", а Александр Гасухо - в кемеровской группе "СССР".

Второй этап красноярского рока начинает свой отсчет в авг. 1986, когда Сергей Петров создает рок-клуб. В апр. проводится первый краевой фестиваль "Песня над Енисеем", лауреатами которого стали "Паноптикум", "Экскурсия 13" и "Икар" (Сосновоборск). Официально рок-клуб прекратил существование в янв. 1988. За 2 года в его состав входило более 20 групп. Лучшие из них: "Амфитеатр" (Д. Троегубов, арт-рок), "Норд-Ост" (А. Штоль, а ля "Пинк Флойд") - обе распались в 1988, "Паноптикум" (В. Михайлюк, новая волна) - распаласьв 1989, металлические команды "Корона", "Золотые Времена", "Посторонним Вход Воспрещен", "Реквием".

На сегодняшний день "в живых" остались новая группа Абрамовича "Война с Саламандрами", "Корабль Дураков" (Р. Намаконов, образована после кончины клуба, акустический фьюжн), "Временные Неприятности" (А. Немченко, панк-рок), называющая себя иногда "Волшебные Неурядицы", "Черный Понедельник-2" и А. Абрамович (в прошлом - лидер "Кама-Сутры", просуществовавшей всего полгода, успев записать альбом "Дети застойного времени" и стать дипломантом "Рок-периферии-88").

Омск. В 70-е Омску не везло: были хорошие музыканты, но большинство из них в конце концов бежали в центр России и до сих пор в московских и ленинградских группах не объявились. В 1986 Николай Денисов организует рок-клуб. В него вошли "Пик Клаксон", "Южный Крест" (впоследствии уехали в Москву и стали "Доктором Фаустом"), Майк Чернышев (уехал в Ленинград) и "Шанс".

Первые большие концерты состоялись в нояб. 1987. Рок-клуб вошел в "Рок-периферию", участвует во всех его фестивалях. Именно клуб дал лучших вокалистов 2 фестивалей движения - Алексея Калмыкова ("Компромисс") и Игоря Фауста ("Южный Крест"), а также лучшего клавишника "Рок-периферии-88" Андрея Иванникова ("Шанс"). Сейчас в клубе 11 групп: "Шанс", "Компромисс" (блюз-рок), "Пресс-центр" (джаз-рок), "Кризисное Отделение" (панк-шоу, составленное 2 участниками "Дяди Го"), "Драма" (арт-рок), Сергей Сергеев (бард-рок), "Штурм" (трэш), "Айскрим" (хард), "Особое Мнение" (новая волна), "Новые Европейцы" (осколок "Дяди Го"). Лидеры клуба - "ДСП", "Кризисное Отделение" и "Группа Индустриального Города" (Григ).

Томск. Говорят, что в городе в конце 60 - начале 70-х были рок-группы и даже сохранились в памяти их названия: "Звуки", "Фантазеры", "Кайт Лайф", "Марафон", "Настроение", "Дилижанс". Сейчас наиболее стабильно работает "Свобода" ("Полигон" в прошлом). Лидер - С. Кудрявцев; играют хард-рок, участвовали в фестивалях "Рок-периферии". В 1988 образовались "Конструкция" (Николай Федяев, новая волна), "Группа Геннадия Власова" (традиционный хард-рок), профессионально играет "Модус V" (новая волна). Появились и первые панки - группа "Дети Обруба". В дек. 1988 прошел первый областной рок-фестиваль, лауреатами которого стали "Конструкция", "Модус V", "Броуновское Движение", "Еще", "Марафон". Рок-клуба в городе нет.

На "Рок-периферии-87" одним из лауреатов был "Проспект" (г. Стрежевой Томской обл. хард-рок), который, однако, вскоре распался. Ведущие группы "Волосы" и "Будни Лепрозория".

Кемерово. Прекрасная нео-хард-роковая группа "Икс", созданная Евгением Малиновским и бывшим гитаристом "Проспекта" Геннадием Миртовым, влилась в филармонический состав "Клип", но иногда собирается тряхнуть стариной под старой маркой. Мартов- один из лучших гитаристов Сибири. В 1989 собралась супергруппа "Седьмое Утро", объединившая бывших участников "Амальгамы" и "Консилиума",

Новосибирск. "Рок-периферию" поддерживают "Путти", "Улитка", "Амба", "Консилиум", "Классификация Д".

Новокузнецк. Работает кардовая группа "Комета".

Междуреченск. "Эллипс" Эдуарда Яфарова - победитель Новокузнецкого фестиваля 1989 (психоделическо-мелодический хард).

Е. Колбашев

Рок-практика. Под этой рубрикой мы представляем читателю основные данные, касающиеся административной и материальной сторон деятельности рок-групп. Надо сказать, что именно в этой сфере накопилось больше всего неясностей, противоречий и всяческих пережитков времен застоя. Эти проблемы требуют скорейшего решения, и мы надеемся, что ко времени выхода в свет издания многое изложенное ниже уже устареет.

Административная система рока. Все организации, предоставляющие "крышу" рок-группам, можно разбить на 3 типа:

1. Государственные концертные организации. ГКО (к которым относятся филармонии), находящихся в системе Минкульта, у нас в стране более 250, и, как правило, в них состоят 1 - 2 рок-группы, а иногда и побольше. Группы занимаются исключительно гастрольно-концертной деятельностью, в перерывах между гастролями получают небольшую зарплату за "репетиционный период", а также, как все служащие, имеют оплачиваемый отпуск. Поступить в ГКО и вылететь из нее (формально это называется расформированием) группа может лишь в соответствии с решением т. н. худсовета, т.е. комиссии, состоящей в основном из умудренных функционеров от культуры, решающих - что хорошо, а что плохо. Многолетняя практика показала, что в специфике рок-музыки такие худсоветы не разбираются и судят ее по меркам обычной эстрадной песни. Их излюбленная практика - усердное сглаживание (а часто и прямое купирование) программ рок-групп, приведение их к некоему эстрадному общему знаменателю. Эта задача решается ими успешно: т. н. филармонический рок является самой отсталой и бесперспективной в творческом отношении частью нашей рок-музыки.

2. Рок-клубы. К концу 80-х они существовали во всех городах страны с более или менее ощутимым "рок-движением". Их около 50. Основная задача - всесторонняя помощь непрофессиональным группам. Как правило, вступив в Р.-к. группа получает право на публичные выступления (по утвержденной программе) и может рассчитывать на содействие в обзаведении репетиционной базой и аппаратурой. В отличие от ГКО Р.-к. не связаны в единую систему; более того, они относятся к разным ведомствам - профсоюзам (Ленинград), комсомолу (Рига), городским управлениям культуры (Московская рок-лаборатория) и т. д. Формы работы и организационные структуры Р.-к. различны, но бич у них один: финансовое бесправие. Из-за этого концертная деятельность - как коммерчески наиболее выгодная - стала выходить из сферы их влияния. Р.-к. остается лишь проводить мероприятия "престижного" характера: фестивали, конференции, международные встречи, а также служить центрами общения (что намного ближе к изначальному понятию "клуб").

3. Хозрасчетные организации. В 1987- 1988 возникло много новых предприятий, как кооперативных, так и государственных, занимающихся музыкальной деятельностью на хозрасчетной основе. В числе их учредителей - комсомол, крупные предприятия, парки культуры, центры досуга и т. д. Главная функция X. о. - проведение концертов и массовых мероприятий, однако существуют и побочные - в частности, аудио- и видеозайись. Гибкость финансовой структуры, возможность зарабатывать в реальной зависимости от посещаемости концертов привлекли в X. о. многие популярнейшие группы. Большинство из них формально не порвали связь со своими рок-клубами. Давать оценку работы хозрасчетных музыкальных объединений пока преждевременно, поскольку явление это, хотя и прогрессивное, но еще очень новое.

Концерты. Филармонии практикуют стандартную для всех жанров, сложившуюся за десятилетия систему организации концертной деятельности. Каждый ансамбль имеет довольно интенсивный гастрольный план, составленный и утвержденный на много месяцев вперед, и невыполнение его влечет за собой последствия. Платят артистам поставке, которую определяет тарификационная комиссия (нечто вроде худсовета, но, как правило, без привлечения композиторов и поэтов), исходя из уровня образования музыканта, его роли в коллективе, выслуги лет, наличия у него почетных званий. Для рокеров, среди которых не много выпускников музыкальных учебных заведений и совсем нет заслуженных артистов, эта сумма редко превышает 20 р. за концерт. За "стадионные" выступления предусмотрена полуторная или двойная ставка, но это мало меняет суть дела: не существует практически никакой зависимости между посещаемостью концертов (т. е. реальной популярностью артистов) и их заработками. Естественно, что это стимулирует халтуру: филармонические группы берут свое не качеством, а количеством выступлений. Концертная работа рок-клубов-сник групп поначалу строилась по этому же принципу, только ставки были минимальными, "самодеятельными" (5-8 р.). До некоторых же пор непрофессионалам вообще запрещалось платить. Единственным преимуществом перед филармониями было отсутствие плана - группы могли концертировать ровно столько, сколько им хотелось, и больше репетировать или заниматься случайной работой.

Отсталость и искусственность планово-тарификационной системы выявились особенно ярко на фоне нового хозрасчетного подхода, практикующего проведение концертов на договорной основе: артисты сами имеют дело с хозяевами концертного зала и получают от них деньги, соответствующие договорному проценту с выручки от проданных билетов (минус арендная плата и прочие накладные расходы). По сути, это разновидность арендного подряда. Любопытно, что именно на договорной системе строилась вся практика подпольных концертов - однако тогда это считалось финансовым нарушением и организаторы нередко привлекались к ответственности.

Звукозапись. СССР - одна из очень немногих стран мира, где существует единственная монопольная фирма грамзаписи. (Представьте себе ситуацию, что у нас на всю страну - единственное книжное издательство...) До 1986 фирма "Мелодия", за исключением ее небольшого прибалтийского филиала, тотально игнорировала отечественный рок. Между тем звукозапись и вообще институт "пластинки" имеют для рок-музыкантов ничуть не меньшее значение, чем "живые" выступления.

Вопреки расчетам функционеров, надеявшихся с помощью негласности притушить советский рок, в этой, казалось бы, абсолютно тупиковой ситуации нашлось решение - неофициальное. Возникла масштабная теневая индустрия звукозаписи и подпольных пленочных альбомов. Феномен магнитофонного тиражирования еще в 60 - 70-е прославил на весь Союз А. Галича и В. Высоцкого: тысячи людей записывали на простенькую аппаратуру их концерты, а затем давали переписывать друзьям. В 70-е так же распространялись и "живые" записи "Машины Времени", "Мифов", "Високосного Лета"... Затем рок-музыканты внесли ряд существенных изменений в эту практику, приблизив ее, насколько было возможно, к "настоящей" грамзаписи. Во-первых, песни стали записывать в более чем скромных, но все-таки студийных условиях. Большинство подпольных студий располагалось на дому, в институтских радиорубках, кружках радиолюбителей при ДК... Во-вторых, записанный материал тематически, композиционно и по длительности (около 40 мин) соответствовал пластинке. Как правило, программа имела и свое название. В-третьих, эти пленки и оформлялись, как пластинки: на картонную коробку с лентой наклеивались карточки с составом музыкантов и названиями песен, фотографии исполнителей и продуманные "дизайнерские" картинки. Оформление многих подпольных альбомов отличалось от обложек настоящих разве что черно-белой гаммой и меньшим форматом. В 1980 первые выпуски этой замечательной продукции увидели свет. Спустя пару лет подпольные альбомы стали нормой, причем не только для андеграунда, но и для профессиональных групп: перед "Мелодией" оба клана оказались беспомощными. Невозможно установить масштабы тиражирования всех этих записей, но популярные магнитофонные альбомы "Аквариума", "Динамика", "Зоопарка", Ю. Лозы, Ю. Чернавского существовали в сотнях тысяч копий по всему Советскому Союзу. Затем то, что сначала делалось из любви к искусству, превратилось в доходнейшую статью черного рынка: копии альбомов переписывались за деньги. К сожалению, музыкантам от этого бизнеса ничего не перепадало: все шло владельцам студий записи и перезаписи. Поскольку вся система функционировала на домашнем уровне, она была практически неуязвима: предпринятая в 1984 попытка пресечь циркуляцию подпольных записей не имела успеха.

Переход фирмы "Мелодия" на хозрасчет и общее смягчение отношения к року изменили ситуацию. Некоторые известные рок-группы впервые пригласили в официальные студии, ряд подпольных записей был принят в фонды "Мелодии"... В результате каталог всесоюзной фирмы в 1986 - 1990 пополнился несколькими десятками наименований рок-альбомов. Теневого конкурента это не очень поколебало: рок-дисков все равно ничтожно мало, к тому же качество штамповки и оперативность выпуска пластинок на "Мелодии" по-прежнему ниже всякой критики.

Конечно, создание альтернативных фирм грамзаписи значительно оздоровило бы ситуацию. Однако проблема глубже: вся наша звукозапись на десятилетия отстала от мирового уровня. Современных студий в музыкальных центрах СССР в сотни раз меньше, чем в сравнимых по масштабам городах Запада. Отсутствует творческий персонал звукозаписи, в частности, такая важнейшая фигура, как продюсер - человек, осуществляющий финансовый и творческий контроль. Почти нет цифрового оборудования (а весь мир уже переходит на цифровые компактдиски) и т. д. Хроническая отсталость института звукозаписи - один из главных факторов, мешающих развитию советского рока. Очень похожие проблемы уже возникают и в связи с появлением новой отрасли - видео. Первые шаги советского рок-видео обнаруживают симптомы старой болезни: кустарный технический уровень, наспех сделанный монтаж, механическое передирание западных клише вместо творческой, продюсерской работы.

Техника. Рок - самый "техноемкий" вид музыки. Под техникой мы понимаем инструменты и то, через что эти инструменты звучат. К инструментам относятся: ударные (большие и малые, перкуссия, акустические и электронные), гитара, бас, клавишные (орган, электропиано, синтезатор), компьютеры (секвенсор, ритм-компьютер, сэмплер), плюс многие традиционные инструменты - саксофон, фортепиано, аккордеон, флейта и др. Другая подгруппа техники: звукоусилительная система (микрофоны, микшерский пульт, усилители, колонки), устройства обработки звука (педали звуковых эффектов, линии задержки, ревербераторы, кроссоверы, эквалайзеры и пр.). К этому нужно добавить звукозаписывающую и осветительную аппаратуру самых разных наименований.

Многое из перечисленного выше не производится в СССР вообще. То, что производится, за исключением некоторых роялей и баянов, очень низкого качества. Первопроходцы советского рока, а также наименее привередливые музыканты последующих поколений использовали технику, сделанную в ГДР и ЧССР. Некоторые прибегали к услугам местных мастеров-кустарей. Большинство же изыскивало пути к тому, чтобы играть и звучать через "фирменную" технику. От государства эту технику получают лишь немногие, наиболее "заслуженные" филармонические рок-группы. Все остальные обзаводятся ею на черном рынке, платя фантастические суммы. Несколько дешевле гибридная разновидность: самодельная техника, сделанная на основе "фирменных" деталей (звукоснимателей, динамиков).

При острой нехватке инструментов и аппаратуры, особенно новейших образцов, наши производственные и торговые организации не делают абсолютно ничего для того, чтобы выправить эту ситуацию. Техническое снабжение - единственная из сфер рок-музыки, где за годы перестройки не произошло никаких позитивных сдвигов. Некоторые изобретательные группы обыгрывают свою технологическую нищету, бравируя "магазинными" инструментами и их своеобразным звучанием. Но для большинства музыкантов, далеких от концептуального подхода, этот рецепт неприемлем.

Информация. Центральная пресса удостоила своим вниманием советский рок в 1980. С тех пор, с небольшим перерывом (апр. 1984 - апр. 1985), публикации о жанре появляются регулярно. Наиболее активны комсомольские газеты (многие из них имеют специальную музыкальную рубрику) и журналы "Аврора", "Музыкальная жизнь", "Сельская молодежь", "Студенческий меридиан", "Юность". Освещение рока в большой прессе страдает рядом недостатков: неоперативность, поверхностность и ориентация преимущественно на наиболее

ю* 291 популярных исполнителей. Дефицит информации для знатоков компенсируется номерами многочисленных самодеятельных журналов. Таковые выпускаются почти всеми рок-клубами, - а также многими рок-фенами. Компетентность авторов и глубина анализа в них зачастую солиднее, чем в официальной прессе, однако существует тенденция впадать в другую крайность: редакторы многих "рок-листов" демонстрируют яркий субъективизм и неприятие всех и вся, за исключением нескольких избранных любимчиков. Небольшими тиражами выходят брошюры в форме методических пособий, библиографические и дискографические справочники (Ульяновск), дайджесты советской и зарубежной прессы по рок-тематике (Минск). С 1988 в Эстонии, Литве и Москве начали выходить специализированные рок-газеты и даже иллюстрированные журналы ("Музик", "Сдвиг", "Рок" и др.). Тираж их пока невелик. В целом положение с печатным словом о советском роке можно считать удовлетворительным.

Отношение к рок-музыке на радио и ТВ варьируется в широкой амплитуде, в зависимости от регионов и конкретных редакций. Так, никогда не было проблем с роком на Эстонском ТВ и радио, постепенно наладились отношения с жанром на других прибалтийских студиях, в Ленинграде. Сложнее обстоят дела в Останкино. В программах музыкальной редакции регулярно показываются филармонические рок-группы, являя образцы дурного вкуса. Более интересные ансамбли ("АВИА", "Кино", "Телевизор") эпизодически выныривают в различных передачах молодежной и прочих не-музыкальных редакций ТВ. Ситуация несколько улучшилась с выходом в эфир ежемесячной "Программы А" и эпизодического "Чертова колеса".

На Всесоюзном радио конкурируют несколько программ, построенных в форме хит-парада, и рок-песни в них попадают сплошь и рядом. Подобно многим другим парадам популярности (их сейчас проводит едва ли не каждая областная молодежная газета или радиопередача), реальной информацией они не располагают, а раскрывают, скорее, пристрастия узкого круга местных фанов. Наиболее объективные данные дает опрос населения, проводимый службой ТАСС. Та же организация занимается анкетированием служб сбыта магазинов грампластинок с целью выявления реального спроса. По-видимому, это позволяет получить достаточные данные о сравнительной популярности пластинок "Мелодии" (к сожалению, о тиражах речь не идет) - однако подводная часть айсберга все так же скрыта. Строгая деловая информация - это то, чего не хватает больше всего. Статистика тиражей записей и гастрольной деятельности, данные о новых инструментах и аппаратуре, разнообразные оповещения о купле, продаже, найме и т. д. Все это очень помогло бы музыкантам и менеджерам. Не существует, к сожалению, и бюллетеней с расписаниями концертов на неделю или месяц. Воистину, как в доэдисоновские и даже догутенбер-говские времена, непосредственные разговоры и "живые" концерты остаются главными источниками получения словесной и музыкальной информации."Рок-Сентябрь" (Череповец). Идея создания группы принадлежит Вячеславу Кобрину, флейтисту по образованию и талантливому гитаристу. В 1979 он приглашает к сотрудничеству басиста Олега Хакмана и барабанщика Евгения Белозерова, игравших в ансамбле "Дыхание Времени", клавишника Александра Пугачева. Музыканты начинают репетировать на базе городского Дома культуры и уже в сент. 1979 играют на танцах в городском ДК - под названием "Диско-Сентябрь". Тексты многих песен создает Александр Башлачев. Набирается материал для первого альбома "Диско-робот", который в начале 1981 выходит в свет. Тогда же "ДС" получает приглашение Ульяновской филармонии. Через 4 месяца музыканты возвращаются в родной ДК. Их альбом "Нам нужен ветер" по неведомым каналам попадает на "Би-би-си".

С 1979 по 1982 группа принимает участие в областных конкурсах-фестивалях молодежной и политической песни "Красная роза" (в 1982 - в качестве гостей, как лауреаты 1981). В1982 "ДС" берет имя "Рок-Сентябрь".

Осенью 1982 "PC" прошел на III тур всесоюзного конкурса "Золотой камертон". В концертном зале "Орленок" состоялся концерт лауреатов коl