Заметка

Н.Н. Окунев "Дневник москвича - 1920-1924" || Часть третья

В Германии кабинет Куно пал. Вместо него образовался кабинет Штреэемана. Англия пригласила своим меморандумом Францию и Бельгию сократить свои требования к Германии. В этом наши газеты видят крах Антанты.

Сегодня курс червонца 1.400 р. золотого рубля 140.000 р. пятирублевая облигация выигрышного займа - 650 р. белый хлеб 20 р. ф. папиросы второго сорта 20 р. 25 шт. один кусок мыла (для лица), не простого, но и не благовонного, - 40 р. ягоды от 20 до 30 р. ф. виноград от 30 до 50 р. яблоки от 25 р. ф. за первую половину августа жалованья получил (без вычетов) из расчета 40 р. 40 к. в месяц товарных, а умножить на 195 р. 15 к. получится 7.884.060.000 р. в месяц. Сажень дров с доставкой на квартиру 2,5 млрд. и с каждым днем дорожают.

9/22 августа. Дожди не унимаются; днем Реомюр показывает не более 13 градусов.

19-го августа открыта "Всесоюзная сельскохозяйственная выставка", размещающаяся в Нескучном саду и по пустырям правого берега Москвы-реки около Крымского моста.

20-го августа начался второй тираж выигрышного государственного "золотого" займа.

Каждый день в газетах найдешь что-нибудь про Патриарха. Особенно охотно печатаются письма и воззвания его "супротивников". Влади-мирны, например, называют его "первейшим слугой антихриста", "гробом, полным злосмрадных мерзостей", "не сирых питателем, а голодных душителем", "зловредным зельем, отравляющим жизнь трудовых масс" "убийцей, палачом в красной рубахе и с окровавленными руками", "современным великим инквизитором", и т.п. Все это за ту "преступную деятельность против государственной власти", в которой Патриарх, собственно, "раскаялся". Но что же могли теперь написать, или что говорят и "шепчут" противники советской власти, когда читают новое воззвание "Епископов русской православной церкви", подписанное Патриархом, архиепископом Серафимом Тверским, Тихоном Уральским и Илларионом, где прямо говорится, что "Церковь признает и поддерживает советскую власть, ибо нет власти не от Бога. Церковь возносит молитвы о стране Российской и о Советской власти", и что "отныне Церковь отмежевалась от контрреволюции и стоит на стороне советской власти""..

Что ни говорите, святые отцы того или другого толка, но молитва за страну Российскую и за правителей ее как-то не повторяется за возглашающим ее. Душа православная не переваривает почетной церковной молитвы за безбожников, гонителей церкви и за иудеев, коими у нас возглавляется внешняя власть. Мы знаем, что Христос велел любить врагов и молиться за них, и Церковь молилась и молится, но это в других молитвенных пунктах. И выходит, что это нововведение "ни Богу молитва, ни черту кочерга". И едва ли "правители" "то требовали или просили церковных за них молений. Им нужно, чтобы в церквях пелся интернационал, а не "Многая лета".

Фунт белого хлеба - 25 млн. черного - 11 млн. кружка молока - 10 млн. газета - 7 млн.

20 сент./З октября. При расставании с Москвой нынешнее хмурое и плаксивое лето подарило нас несколькими пригожими днями, а затем пошли теплые и ясные осенние дни, но не надолго. Последние полторы недели погода скверная - с дождями, ветром и заметным приближением к морозам; сегодня утром градусник показывал только 3 тепла, а днем было не более 8.

t 3-го сентября н. ст. в Японии произошла небывалая катастрофа: землетрясением разрушены города Токио, Иокогама, Хамамацу и много других. По первоначальным телеграфным сообщениям, напечатанным в наших газетах 4 сентября, количество жертв около 3 млн. человек. Жутко было читать первую телеграмму: "Землетрясение необычайной силы; Иокогама уничтожена до основания, в Токио уничтожены Государственный театр, гостиницы. Г. Муджи и другие местности по линии жел. дор. разрушены. В районе Токио насчитываются сотни тысяч жертв. Пожарные команды не могут справиться с огнем. Центр Токио представляет море огня. Пожар в Токио происходит уже 47 часов. Море вышло из берегов и залило много городов."

На другой день передовица "Известий" отмечает, что понадобилось времени только шесть минут, чтобы разрушить целое государство и унести в вечность миллионы жертв. Точно зависть какая: а мы вот шесть лет работаем над разрушением государства, а все еще никак не разрушим!

6 сентября почему-то заявляется, что "Япония больше не великая держава". (Позднее мы увидим, что, несмотря на величайшее бедствие, она есть и будет "великой".) Тут же сообщается, что в Токио погибло 500.000 человек. Землетрясение охватило всю центральную и северную Японию, в Иокогаме целы только 2 дома.

И уже какое-то телеграфное агентство подсчитало денежные убытки от землетрясения - 50 миллиардов йен. По наблюдениям, записанным с 1605 года, сколько ни было там землетрясений, но в общем они унесли только 103.189 чел. и разрушили 520.000 зданий, так что землетрясение этого года ни с каким не сравнимо.

Также пишут, что "золотой запас уничтожен", "все океанские пароходы утонули" (и тут же сообщают, что "советские суда уцелели"). "Тайме" осведомляет, что материальные потери Японии от этой катастрофы превышают в 5 раз общую сумму ее расходов по войне с Россией (т.е. 2 млрд. йен умножить на 5 получится 10 млрд.).

В одном Токио пострадало так или иначе 64% всего населения, т.е. 1.575.351 чел.

Президиум союзного Ника ассигновал на дело помощи японскому народу 200.000 р. зол. Были посланы из Владивостока в Японию советские пароходы с продовольственной помощью, но позднее стало известно, что японцы не допустили их разгрузки: сами, дескать, справимся со своим горем, а у вас кроме хлеба и камень в виде большевистской агитации.

19 сентября напечатано сообщение о новом бедствии: после двухдневного тайфуна и ливня произошло грандиозное наводнение: смыты жел.-дор. мосты, затоплен самый большой тоннель в Японии, залиты города. По последним известиям выясняется, что размеры японских бедствий "несколько преувеличены американцами". Тем лучше. Да поможет Господь Бог людям этой страны справиться с неслыханными несчастьями.

А вот "наши" действуют чисто по-русски: "Пока гром не грянет, мужик не перекрестится", - у нас нет еще такого землетрясения, да и не бывало, а потому каждый день лекции по программе "Безбожника". Например, 27 сентября в Политехническом музее (даже под председательством бывшего попа Сергея Калиновского) состоялась дискуссия-диспут на тему "Религия, наука и революция". Профессор М. А. Рейснер старался доказать, что в основе всех религий, когда-либо существовавших и существующих, лежит половое чувство. Жития святых, акафисты - "сплошные любовные стихи" и т.п. Заключительные слова профессора (развращения и хулиганства) Рейснера: "Религия - это особая организация, которая нас развращает."

Кто-то бывает на таких лекциях, ибо репортер отмечает, что эти слова аудитория наградила "громом рукоплесканий".

t В Карелии убиты члены нашей пограничной комиссия т. Лавров и Лежнев. В этом "Известия'* видят "опасную игру" со стороны Финляндии.

В Мюнхене (Бавария) состоялся торжественный смотр войскам и полиции, на котором присутствовал б. Кронпринц Рупрехт, и толпа устроила ему шумную овацию, а город был украшен монархическими эмблемами.

Германия официально объявила, что она прекращает пассивное сопротивление в Руре. Нашим это очень не нравится. В Германии идет оживленная запись фашистов в боевые отряды. Во главе их - Гитлер.

25 OKT./7 ноября. После длительных, осенних, непогожих дней и летом и осенью - только 16/29 октября был первый утренник, т.е. Реомюр показывал 1 мороза; пять дней назад за ночь выпал маленький снежок, но теперь от него ничего не осталось и погода опять осенняя, серая, с холодными и скучными дождями.

Христианские праздники после 1-го октября "с благословения Патриарха** празднуем уже по новому стилю, и, кажется, довольно дружно, - без протестантов. Так, например, за всенощной 22 октября н. ст. уже пелись тропари и величания Казанской Ик. Божией Матери, и народу в церквях было много, т.е. столько же, сколько бы было и при праздновании этого праздника 22 окт. ст. ст. И я нарочно пошел в церковь на 22 окт. ст. ст. чтобы последить, не устроят ли попы ("наши") повторного праздника Казанской Б. М. но ничего такого уже не было. Все же я буду помечать свои записки обоими стилями, чтобы не сбиться с разными "годовщинами" и на тринадцать дней быть моложе нового времени.

В октябре я три воскресенья подряд ездил на "Всероссийскую сельскохозяйственную выставку*", закрывшуюся 21 окт. н. ст. Выставка раскинулась у Крымского моста, на пустырях и болотах 1-й и 2-й городских больниц, голицинской больницы, Мещанских (бывших) училищ, и граничила с берегом Москвы-реки и с Нескучным садом. Территория громадная и, чтобы бегло обойти ее, с безостановочным прохождением по всем павильонам, - мне понадобилось целых три дня, или до 20 часов времени. За вход платил 250 р. (или миллионов), потом 300. Первое впечатление: шепчешь про кого-то: "Черт их возьми, и когда они успели нагородить все это" Действительно, тут, конечно, много воровали, но работали на совесть. Немало грандиозных и красивых или оригинальных построек. Молодежь в восторге: она, насмотревшись на пятилетний разлом Москвы и других весей России, и не помня или не существуя во времена бывших выставок, думает, что раньше этого никто и не видывал. И разевая рот от быстроты машинного приготовления тут же на выставке папиросы или от размеров яблока, равного голове годовалого ребенка, будет думать, что, должно быть, правду говорят товарищи, что только советское хозяйство может производить такие чудеса. Но нас, стариков, этим не проведешь: мы еще со времен Крылова слыхали об огурце, "в котором двум усесться можно*'. И еще в 70-х годах знали, что на Парижской выставке показывали серебряного лебедя, который плавал как живой и хватал под водой серебряную же рыбку, а затем поднимал голову и проглатывал ее (см. Марка Твена).

Были, например, на выставке поражающих размеров дубовые или сосновые кряжи, но как их ставить в заслугу советской деятельности, когда жития этим деревам было свыше 200 лет и когда мы знаем, что в Америке или где-нибудь в Австралии есть древесные пни, на которых устанавливается экипаж, запряженный двумя или тремя лошадьми. Нас гораздо более интересовали экспонаты, сделанные в революционные годы. И тут мы чаще всего находили "передергивания". Вот, например, чугунные статуэтки уральских горных заводов. Громадный успех, плакаты гласят: "Сделано в 1922 году**. Смотрю: все эти тройки, собаки, венеры, борцы, олени знакомы мне не менее сорока лет, однако тогда на их пьедесталах не было никаких надписей, а теперь под фигурами двух схватившихся гладиаторов мы видим рельефные, литые слова: "За коммунизм**. Какие же могут быть сомнения у "доброго русского народа*", что эти фигуры на Урале в царские времена не могли производиться. Есть великолепные модели фабрик, мельниц, элеваторов, пароходов - названия их: "Имени Ленина*", "Имени Карла Маркса** или "Чичерин", но посмотришь повнимательнее и увидишь: где-нибудь сбоку помечено самим автором - "исполнил инженер Замурлыцкий в 1909 г.".

И много-много чудесного, интересного и поучительного на выставке, но все это мы видели или на бывших "всероссийских" выставках или... в музеях, а то так и - на старой Нижегородской-Макарьевской ярмарке. Что же касается мехов, кож, кружев, парчой или других богатых вещей, то мы еще не забыли оконные выставки Кузнецкого моста времен прошлого десятилетия. Но каждая выставка должна иметь какой-нибудь "гвоздь". И тут он тоже есть: это - громадный портрет Ленина, сделанный из разноцветных садовых растений. Произведение, действительно, художественное и делающее честь какому-то итальянцу, чье имя значится в низу портрета (если не ошибаюсь, Бенжамини).

Лично я полюбовался плакатами Никулина, графическими воспроизведениями некоторых рисунков Кустодиева, громадными деревянными статуями Коненкова и искусством иконописцев из Палеха (так называемых владимирских богомазов), которые, когда их товар не в спросе, стали на деревянных изделиях кустарного набора (на шкатулках, блюдах, столиках и т.п.) изображать иллюстрации к сказкам или песням, и, таким образом, бывшая мученица великолепно сходит за красную девицу, пленившую целителя Пантелеймона, а ныне - лихача Кудрявима.

Был на выставке и иностранный отдел, ничем особенным нас не удививший (послали к нам - "на тебе, Боже, что нам негоже"). Зайдя там в уборную, я долго размышлял, кто к кому обращается с такой отчетливой просьбой: "С ногами не лазить". Иностранцы к нашему брату русскому-невеже; иль мы к ним, просвещенным мореплавателям" В таких же учреждениях на территории русских экспонатов воспитательные плакаты смиренно просят посетителей соблюдать там "чистоту и вежливость".

Из вежливости к выставке, в общем, довольно симпатичной, я больше ничего про нее не скажу. Только разве еще две-три строчки. На экспонатах туркестанского плодоводства очень интересные названия: на одном яблоке "Император Александр", а на тыкве 'Тайный советник". Подивишься, как могли сохранить такие наименования. Если тоже из -вежливости, то к кому же, собственно"

С Японией ничего не вышло, в смысле немощней по случаю землетрясения. Пожертвования из советской России направляются туда для раздачи "только рабочим*", а японское правительство заметило по поводу этого, что оно может принять пожертвования только в том случае, если "не будет никаких особых ограничений в способе распределения этих пожертвований".

Как будто в последних словах слышится опять "с ногами не лазить!**. Не правда ли"

t 12-го октября и. ст. в Москве на Неглинном проезде произошла страшная катастрофа. Взорвался пороховой склад охотничьего магазина и произошел пожар. Разрушено несколько квартир в четырехэтажном доме. Погибших и раненых до ста человек.

4-го ноября у Никитских ворот открыт памятник К. А. Тимирязеву. Памятник из гранита. Может быть, постоит подольше, чем те памятники, которыми были испещрены все бульвары и площади (в 1918-1920 гг.) и от которых ничего теперь уже не осталось.

В Турции избран президентом республики Гази Мустафа Кемаль. За всю осень в газетах только и читаешь, что о забастовках, выступлениях, развалах, дороговизне, голодных бунтах, конфликтах и "борьбах*", происходящих в западных странах. Коммунисты там призывают рабочих быть "готовыми к решительному выступлению", а пока что фашисты тут, фашисты там. Сам Берлин ожидает их нашествия со стороны Баварии. Министров-коммунистов в Саксонии подержали не долго. Явился имперский представитель и разогнал то правительство, в котором участвовали и коммунисты. То же самое ожидается и в Тюрингии. Бавария объявила свою самостоятельность. Пускай русские газеты и преувеличивают немецкие события, но там действительно беспокойно. Одно королевство тянет к монархизму, другое - к коммунизму; сам Бисмарк растерялся бы с таким политическим неравновесием. Настоящий глава германского правительства Штреземан хочет еще повоевать с фашистами и объявляет, что его правительство "имеет рейхсвер, полицию и пользуется поддержкой всего стремящегося к сохранению порядка населения". Во главе фашистских войск встал, между тем, известный генерал Фон-Дер-Гольц.

Червонец 7.650 р. газета 50 р. и 125 Р" ФУНх^лландского сыра 260 p. Sro ^ Ж 25 ^ что тут переписывать, когда все идет хуже и х о 100 Р Ах, да месяца я уже получил жалования 23 млрд Гвм J^!*' Последние пол-за этот месяц более 100 млрд.), а никак не MOriСЫНОм ^ получим купить... железное ведро для воды, оратьс* со средствами

ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТЫЙ ГОД

Грядущий день расскажет то. Чего не слушал бы никто...
Но в этом нет опасно рокового,
Со временем изменится оно:
Как гроздный сок ни бродит бестолково, -
Все выйдет под конец вино...
Что было дном - теперь вершина...

Гете, "Фауст", ч. 2

5/18 марта. Вот как долго не писал! Но это для того, чтобы окончательно отвыкнуть от записывания всего замечательного, что творится на земле с 19-го июля 1914 г. Слишком грандиозны эти события, чтобы мое перо увековечило их; я, как говорил Анатоль Франс, только лишь "обращаю минувшие беды в развлечение" для тех дней, когда мои внуки (если они будут) достигнут моего настоящего возраста.

Зима подходит к концу. Ее будут помнить как особенно студеную и многоснежную. Морозы доходили до 28 (в самой Москве), и в последние мартовские дни были еще по утрам 10-15-градусные морозы.

В Японии землетрясения без конца: 18-го января газеты сообщили, что опять было 50 подземных толчков, и оттого разрушено в Иокогаме 2.716 зданий, а в предместьях Токио - 10.000 зданий; погиб крейсер "Газа" водоизмещением 11.000 тонн, и, в общем, пострадали 22 города.

"Госпромцветмет" - это значит "государственная промышленность цветных металлов", и означает, что русский язык все более и более расцветает.

Сей високосный год принес советской России - сразу, в начале его - и ликования, и огорчения. Первые - по поводу признания Союза советских социалистических республик со стороны Англии, Греции, Италии, Швеции и множества других мелких стран. В Москву наехали послы, посланники разных "их величеств*' - Калинин делает им в Кремле приемы, говорит приветственные речи, как какой-нибудь президент Французской республики, а наши "товарищи" заграничные послы перебираются в европейские посольские русские дворцы и, в свою очередь, представляются королям и правителям, уверяя их в советской дружбе и сморкаясь уже в платки, а не между пальцами, как в то время, когда у нас процветал "военный коммунизм".

t А огорчение вот какое: и даже не огорчение, а гигантское ошеломление, которое встряхнуло, как видится, "весь мир": 8/21 января 1924 года умер Ленин. По поводу его жизни, деяний, смерти, исторического значения и вечной славы сказаны все великие слова, которые только существуют. В результате приказано знать, что это - самый гениальнейший человек во все бытие человечества. Сам Христос, Магомет, Карл Маркс, Лев Толстой, Наполеон, Кромвель, Бисмарк, Гладстон, Петр Великий - мелочь в сравнении с ним.

Ленин (Владимир Ильич Ульянов) родился 10/23 апреля 1870 г. в Симбирске. Скончался 21-го января сего года в Горках (в 50 верстах от Москвы по Павелецкой дороге, в бывшем имении З. Г. Рейнбот) скоропостижно, при явлениях паралича дыхательных центров. Вскрытие тела, как засвидетельствовали профессорш Ферстер, Осипов, Абрикосов, Де-шин, Бунак и доктора Гетье, Елистратов, Розанов, Обух, Вейсброд и Семашко, - обнаружило резкие изменения кровеносных сосудов кровяного мозга и свежее кровоизлияние из сосудов мягкой мозговой оболочки в области четверохолмия, что послужило ближайшей причиной смерти.

По постановлению 11-го всероссийского съезда советов день 21 января объявлен днем траура.

23-го января тело Ленина привезли в Москву и поместили в Колонной зале бывшего Благородного собрания. С этого дня до самого дня похорон, т.е. до 27-го января, происходило "поклонение" его праху. В течение этого времени прошло мимо его гроба до миллиона людей, большей частью направленных туда партийной, профсоюзной или служебной дисциплиной; но много было и его искренних почитателей, а также и любопытствующих. Шли днем и ночью. Морозы в те дни стояли 25-27-градусные, и это не остановило такого движения. В зале гроб стоял в пышной обстановке, среди живых цветов, роскошных драпировок, гигантских пальм, и под непрерывную сурдинку театральных и военных оркестров, игравших похоронные марши и траурные симфонии.

Рестораны, увеселения и все подобное всю неделю были закрыты. Утром 27-го Ленина перенесли на Красную площадь и в 4 часа дня опустили в могилу, устроенную в центре революционного кладбища, но отступя от Кремлевской стены и свердловской (центральной) могилы немного на площадь, как раз против памятника Минину и Пожарскому.

К моменту опускания в могилу было дано распоряжение на всю Россию в 4 ч. дня прекратить всякое движение (железнодорожное, конное, пароходное), а на заводах и фабриках произвести свистки или гудки в течение пяти минут (на этот же срок прекращено и движение). После, в серии разных анекдотов, сочиненных по поводу этих небывалых похорон, был такой: когда жил Ленин, ему аплодировали, а когда умер - вся Россия свистала без перерыва 5 минут.

Кроме того, из центральных пунктов по всем передающим радио и по всем телеграфным аппаратам СССР был передан сигнал: "Встаньте, товарищи - Ильича опускают в могилу!" - и везде работа резко обрывалась. Наступала торжественная тишина, но через 4 минуты давался новый сигнал: "Ленин умер, - ленинизм живет!" - и работа опять началась.

Все эти штуки устраивала особая комиссия по устройству его по* хоров под председательством Дзержинского, обычного председателя всяких чрезвычайных комиссий.

В будущем памятники Ленину поставят, вероятно, не только в городах, но и в каждой деревушке. Пока же - бесчисленные переименования населенных мест, улиц, фабрик, училищ - в ленинские, в "Ильича", и т.п. а самое главное и самое нелепое - это переименование Петрограда в Ленинград, состоявшееся по постановлению ВЦИКа на другой или третий день после кончины Ильича. По этому поводу уже успели сложить легенду, что Ленин прислал с того света депешу, чтобы переименование это отменили, а то, - говорит, - Петр Великий покоя мне не дает, бегает за мной "с дубинкой" и кричит: "Ты у меня город украл".

Насчет памятника в Москве, на самой могиле теперь уже воздвигают что-то необыкновенное. Проекты один другого грандиознее. Сам Наркомвнешторга Красин выступил в "Известиях" со своим проектом; причем предваряет, что "это будет место, которое по своему значению превзойдет для человечества Мекку и Иерусалим". Могила Ленина представляет собой склеп, входом в который служит временный деревянный сарай с надписью "Ленин". Впрочем, ему придают архитектурные формы по рисунку Щусева. Самый гроб имеет стеклянное отверстие, через которое посетители склепа могут видеть забальзамированный труп великого Ильича. И таких любопытных до сих дней - по нескольку тысяч человек на каждый день. Ввиду близости канализационных труб поспешили придумать, что этот склеп на неделю превратился, вследствие неисправности трубы, в нечто непристойное. Действительно, целый месяц допуска туда не было, но это, вероятно, объяснялось необходимостью сделать удобства в этом подземелье как для сохранения трупа в показном виде, так и для входа и выхода посетителей.

Заграничная печать, что полевее, тоже славила Ленина как величайшего человека, но и всякая другая - устами поэтов, писателей и государственных и общественных деятелей воздала должное его необыкновенной энергии, мужеству, уму и работоспособности.

На посту Председателя Совнаркома Ленина заменяет со 2-го февраля Алексей Иванович Рыков, бывший председатель ВСНХ. Составилось несколько обновленное правительство. Председатели ВЦИК СССР - М. И. Калинин, Г. И. Петровский, Н. Н. Нариманов и А. Г. Червяков, секретарь А. С. Енукидзе, председатель совета труда и обороны Л. Б. Каменев, председатель Госплана А. Д. Цюрупа, нарком иностранных дел - В. Г. Чичерин, военный - Л. Д. Троцкий, внешней торговли Л. Б. Красин, путей сообщения Я. Э. Рудзутак, почт и телеграфов И. Н. Смирнов, рабочей и крестьянской инспекции В. В. Куйбышев, труда В. В. Шмидт, продовольствия Н. П. Брюханов, финансов Г. Я. Сокольников, ВСНХ председатель Ф. Э. Дзержинский.

К 10-му марта цена одного червонца достигла 500.000 р. ден. знак.

1923 г. (т.е. 500.000.000.000), и с того числа начался выкуп ден. знаков, и мало-помалу внедряется твердая валюта. Эмиссия советских денег прекращается, и в обращении помимо червонцев остаются казначейские билеты в 5, 3 и 1 р. золотом, и выпущено серебро в 10,15,20 и 50 коп. а также - боны на мелкую монету в 1, 3, 5 коп. Сами же оставшиеся в обращении ден. знаки 1923 г. тоже превращены в твердую валюту, т.е. 500 р. равны одной коп. 1.000 р. - 2 коп. 5.000 - гривеннику, 25.000 -полтиннику, 50.000 - рублю, и т.д. Проводится в жизнь и "снижение цен", ибо впереди не будут присчитывать на разницу курса.

Посмотрим, что будет дальше, а пока стало похоже на "довоенное", если забыть о том, что все-таки и при золотом исчислении заработок служащего вдвое меньше довоенного, а цены на продукты вдвое дороже. Переходы со знаков 22-го г. на знаки 23-го г. потом на товарный рубль, затем на червонный, и сокращения, - все это, говорят, отняло у служащих как-то автоматически 30% их заработка, и я почувствовал это на себе, получая в последнее время 58 р. червонных. Пришлось поискать службы более сложной, зато позволяющей проживать без нищенской нужды. Оно тем более нужно было, что сынок мой "разделил свои права на два, а заботы помножил на столько же", т.е. женился на барышне из города Звенигорода Евгении Сергеевне Лебедевой-Лесиной (регистрирую в свои семейные списки). Дай Бог им совет да любовь!

Завтра иду на новую службу в "Заволжское госпароходство" в качестве заместителя управляющего Московской транспортной конторой. Посулили 20 червонцев (т.е. 200 р. в месяц, недавно можно было сказать, что я получаю теперь 10 триллионов р.).

Пока пошла тенденция на снижение цен, но кто там знает, что "будет впереди"! Запишем "нынешние" цены, чтобы потом не поспорить с кем-нибудь: масло русское 90 к. ф. сало 60 к. ф. хлеб белый 14-20 к. ф. ржаной 5-6 к. картофель 5 к. мясо от 40 до 50 к. мука крупчатая 14 к. ржаная 5 к. подсолнечное масло 20-25 к. десяток яиц 50 к. икра паюсная 2 р. 50 к. 1 б. спирта 10 р. песок сахарный 27 к. сахар-рафинад 35 к. номер газеты 5 к. 25 шт. папирос второго сорта 16 к. коробка спичек 2 к. трамвайная станция 8 к.

Самое скверное в настоящей жизни - это поругание церквей и их служителей, а наисквернейшее - свара между ними самими, благодаря таким выскочкам, как Евдоким и Антонин, хотевшим, быть может, своими обновленческими стараниями и контактом с коммунистической властью поправить расстроенные церковные дела, а в самом деле - еще более расстроившие их и отвалившие многое множество верующих от своих приходов. Большинство еще идет за Патриархом, но сам-то он не может идти за большинством. Так урезали и опошлили его духовную власть и сан, что сами попы не знают, кого им слушать, и, кажется, никого уже не слушают, а их авторитет все падает и падает. На этом фронте большевики тоже побеждают, ибо такого малодушия в вере, как мы настоящие (по времени, а не по духу) "православные", в истории христианства еще не бывало.

Скверно еще жительственное обстояние. Наши уплотнители так расплодились, что нам самим плодиться негде. Вот мои "потомки": сын - хоть врозь живи с молодой женой - негде спать вдвоем.

9-го ноября напечатаны телеграммы о занятии Тюрингии имперскими войсками и о разгроме рабочего правительства Тюрингии. В то же время много писано о беспорядках в Берлине, Мюнхене и Кракове. Это называлось "борьбой в Германии", "волнениями в Польше", но так как позднее все это угомонилось, то я и не останавливаюсь на таких известиях, не отмечая даже смены правительств, происходящих в этих странах. Несомненно, что там коммунисты тоже действуют, но пока без особого успеха, и по-прежнему царствует капитал, а не рабочий.

Убийцы Воровского Конради и Полунин признаны судом в Лозанне виновными лишь пятью голосами присяжных против четырех, а так как по швейцарскому кодексу для осуждения за совершение убийства большинства в один голос недостаточно, то Конради и Полунин освобождены от наказания. Проще сказать, они как бы оправданы, и это дало повод обвинить швейцарское правительство, их юстицию и прессу в "неслыханном злодействе". Была после этого нота Чичерина, предающая всю Швейцарию бойкоту и презрению со стороны России.

Бывший германский Кронпринц приезжал в одно из своих немецких имений, его встречали там очень почетно.

В Греции будто бы провозглашена республика. Но король не подписал отречения, а только уехал в Бухарест.

Махно после бегства из Украины повоевал еще в Галиции и в конце концов оказался "белогвардейцем Польши", за что и был судим в Варшаве вместе со своими приближенными. Однако ему удалось доказать, что он шел не против поляков, а против русской советской власти, и вот, чтобы сохранить его дарования на случай войны с Россией, польский суд его оправдал, и 27-го декабря его освободили из концентрационного лагеря и позволили поселиться в Познани. Наши газеты и тут пошумели, как после процесса Конради.

Страшные японские стихийные бедствия как бы перевернули спокойное состояние земного шара. То и дело телеграммы о небывалых явлениях природы. 24-26 декабря в Черном море свирепствовал страшнейший шторм. Тонули и разбивались пароходы, портовые строения, баржи, у берегов моря опрокидывались в него целые поезда (в Анапе). Утонуло много народа, погибла масса имущества, грузов. В черноморских курортах ураганом вырваны с корнем экземпляры чудных и столетних редких деревьев; обезображены пляжи, парки, бульвары и т.д.

Во Франции несколько дней назад свирепствовала у берегов Атлантического океана исключительной силы буря. Погибло много судов и людей. В Париже разбушевалась Сена. Подъем воды необыкновенный; бедствие очень чувствительное и для такого богатейшего города.

И у нас в России (собственно, в центре, с Москвой включительно) тоже какая-то ненормальность. После длинной, скверной, плаксивой осени в ночь на 1-е декабря н. ст. выпал хороший снег, сразу давший

санный легкий путь, продержавшийся с неделю; потом простояли две не* дели мокроватые, но перед Рождеством нового стиля подули ветры с холодной стороны и нанесли сугробы снега и открыли длинную серию морозов, не кончающихся до сего дня (канун Нового года по ст. ст.). Следовательно, и новые и старые святки прошли и проходят при одинаковой рождественской погоде. Снежные метели даже, как будто, преждевременны. Если не будет оттепели, и в январе и в феврале обычные снегопады "не отменяются", то по обилию снега это будет зима, которой не запомнят самые глубокие старцы. Вчера морозу было (в Москве) 18 по Реомюру, сегодня немного помягче, и без метели.

По официальному сообщению VIIV, подписанному самим Дзержинским, в декабре месяце арестовано около тысячи человек "нэпманов", т.е. биржевых дельцов, игроков в карты; рулетку, лото, тотализатор, рестораторов, аферистов, содержателей притонов и "тому подобных". Все они подвергнуты административной ссылке в отдаленные края "с отобранием имущества". Их квартиры со всей обстановкой отданы в пользование "рабочих". И этим дело не ограничилось. Аресты продолжаются. Одних жуликов убирают, а на их место готовятся другие. "Все это было, было!" В связи с этим поговаривают, что в правящей партии восторжествовала левая с Дзержинским и Бухариным во главе. И что оппозиция, т.е. коммунисты поправее, лишается своих прерогатив. Даже сам Троцкий не удержался. Был выпущен бюллетень о состоянии его здоровья, подписанный всеми "лейб-медиками". По бюллетеню выходит, что у него непроходимая лихорадка, "побледнение", "похудение" и "понижение работоспособности", так что мы, мол, воспрещаем ему в течение двух месяцев заниматься какими-либо делами и предписываем немедленное климатическое лечение. Разве это не ссылка" Посмотрим на "деяния" 11-й Московской губернской конференции РКП (б), закон-, ченной вчера. Принята резолюция по докладу тов. Каменева, в которой, между прочим, выражается "сожаление, что тов. Троцкий допустил явно политическую ошибку, выступив со статьей, которая обозначала срыв единогласного решения ЦК и ЦКК. Это выступление, помимо неправильных положений (о партаппарате и молодежи), содержало в себе попытку опорочить работу руководящих учреждений партии". Поэтому конференция выражает уверенность, "что признание тов. Троцким сделанной им ошибки было бы лучшим способом наиболее безболезненно ликвидировать неслыханно обостренную этим выступлением тов. Троцкого борьбу в партии". Эта резолюция принята большинством 325 голосов, против 61-го голоса, стоявших за резолюцию Преображенского, одного из сторонников Троцкого. Как-никак, а чувствуется в ядре большевиков трещина довольно заметная.

В декабре месяце поговорили мы и с Америкой. 16-го Чичерин послал телеграмму самому Кулиджу, Президенту Соединенных Штатов. Мы, дескать, вполне готовы обсудить с вашим правительством установление прочной дружбы с Америкой, мы готовы вступить в переговоры об улаживании вопроса о денежных претензиях Америки к России. Сам

Кулидж ничего не ответил Чичерину, но американский министр иностранных дел передал по телеграфу американскому консулу в Ревеле для передачи Чичерину текст его заявления, сделанного с одобрения Кулиджа в сенате. А в этом заявлении говорилось: сейчас не может быть речи о переговорах, так как американское правительство, как и Президент в своем послании конгрессу заявили, что они не намерены менять своих принципов. Если советское правительство изъявляет готовность вернуть американским гражданам конфискованное имущество или дать соответствующую компенсацию за него, то пусть оно это совершит. Если советское правительство готово отменить декреты о непризнании русских долгов и признать их, то пусть оно это сделает. Для этого не нужны ни конференции, ни переговоры. Все эти намерения могут и должны быть выполнены в Москве как доказательство искренности желаний советского правительства. Чрезвычайно серьезен также факт все продолжающейся пропаганды за ниспровержение существующего у нас строя. Американское правительство не может входить ни в какие переговоры до тех пор, пока Москва не перестанет быть центром этой пропаганды.

Я тут везде пишу "новое Рождество, старое Рождество", как будто Христос дважды родился. Но пришлось праздновать два раза. Занятий не было по новому стилю, зато церковные службы Рождеству состоялись тогда только в "обновленческих" церквях, куда пошла какая-нибудь тысяча отколовшихся или любопытных москвичей. В старое же исконное Рождество, т.е. 7-го января н. ст. все церкви были переполнены и во Всенощную, и в заутреню, и за ранней обедней, и за поздней. На занятия шли безропотно, но помолившись и истинно "разговевшись". Говорят, большинство заводов и фабрик работало, но частные магазины, рынки, заводы и мастерские положительно не действовали. В деревнях безусловно праздновалось старое Рождество. После стали разбираться в этом явлении, и, как пишут, S.SOO торговцев подверглись штрафу от 50 до 300 червонных рублей за неоткрытие "седьмого января своих лавок". В связи с этим пошли придирки к Патриарху. Наркомюст за подписью Крыленко разослал всем губернским и областным прокурорам циркуляр, в котором разъясняется, что "публичное чествование лиц, осужденных и находящихся под судом, в частности, в отношении гр. Белавина (Тихона), чествование, выражающееся в упоминании имени лица в молитвах, прошениях и т.п. с присоединением к этому звания, по состоянию в коем это лицо совершило вменяемое ему преступное деяние, является деянием уголовно наказуемым". Дальше смутно как-то, но определенно рекомендуется не заключать договора с группой верующих, "взявших в пользование храм", нелояльно относящихся к постановлениям судебной власти республики. Последний абзац я понимаю так, что если мы сторонники Тихона, не признающие самозванного синода, возглавляемого Евдокимом, то "в наше пользование" не дадут ни одного храма.

Евдокиму, конечно, нестерпимо обидно, что "на него" не идут, а на Тихона валом валят, и вот он доносит власти о нашем якобы контрреволюционном праздновании по старому стилю. Однако сам Тихон - за новый стиль, еще 10-го декабря он подтверждает своему духовенству и мирянам, что его воззвание от 1-го октября 1923 г. остается в силе для всех верующих. И лишь в зависимости от местных условий благословляет в некоторых приходах или епархиях празднование Рождества справлять и по старому стилю. А "местные условия" - это как вот сказалась в этот раз у нас в Москве чисто народная, родовая приверженность к старому календарю. Никаких заговоров между "верующими" ни перед старым, ни перед новым Рождеством не было, но все "точно сговорившись" 25-го декабря в церковь не ходили, а 7-го января валом повалили.

Про старое Рождество в газетах намекнули только циркуляром Крыленко да оштрафованием праздновавшей Сухаревки, а про новое писали так: "Комсомольское рождество прошло в этом году в Москве весьма оживленно, при массовом участии рабочих, работниц и красноармейцев. В аудитории имени Д. Бедного (бывш. Пименовской церкви) собралось около 2.000 человек молодежи и беспартийных рабочих. С большим вниманием был заслушан антирелигиозный доклад тов. Захарова", и т.д. Далее подробное же описание других клубских "всенощных". И в общем, говорят "Известия", по Москве было проведено около ста собраний. Инсценировки, игры, пляски и пение происходили до 7-8 ч. утра. По приблизительному подсчету, в рождественских торжествах молодежи участвовало не менее 70.000 человек, причем тысячи народа лишены были возможности участвовать из-за тесноты помещений.

Кстати о храме в Пименовском переулке, превращенном в "комсомольскую аудиторию имени Демьяна Бедного". Вот какая теперь там обстановка (выписываю из тех же "Известий"): Расписанные живописью своды и стены, с крестами, "агницами", распростертыми крыльями "святых", ниже, в рамах и окладах, на месте икон, - портреты вождей революции, - плакаты с изречениями: "Религия - опиум для народа", и т.п. В зимнем храме направо и налево от входа - ряды щитов со стенными газетами фабрик, заводов и организаций. Они любопытны и разнообразны. На правом и левом алтарях, - внутренность их пуста, - плакаты паука-крестовика, портрет лейтенанта Шмидта, изречения. В летнем, более просторном храме, в открытых царских вратах - бюст Карла Маркса; в позолоте иконостаса - портреты Ленина, Троцкого, Либкнехта. Северные врата закрыты красным знаменем. В алтаре пусто. На иконе против царских врат надпись: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь".

Вообще гонения на церковь, обряды и христианские традиции обостряются с каждым днем. На 1924-й год нет ни одного календаря с воспроизведением хотя бы в скобках церковных памяток. Вот, например, передо мной отрывной календарь государственного издательства: "13 января, воскресенье. Петр, Иаков, Иринарх, Камилл, Фронда, Вероника, Сейя, Беата, Аркадия", - и все. Что это" Святые, христиане, магометане" Ничего не пояснено. Заглянуть в другие числа, - там и Ундина, и Грация, и Атланта, и Амур, и т.д, и т.д. Все вперемешку - и право* славное, и вымышленное, до "Октябрины" и "Маркса" включительно. Видимо, хотят развести младенцев с интернационалом от материна молока. Да так оно и повелось. Вот вам одно из последних "придворных известий": "Октябрины в Кремле: вчера вечером состоялись в Свердловском зале (кажется, это бывший тронный зал, Андреевский, в Большом кремлевском дворце) при весьма торжественной обстановке первые в Кремле 'октябрины, устроенные ком. ячейкой Кремля, при участии клуба имени Свердлова. Акт октябрин был совершен над младенцем, привезенным в Москву его родителями Грачевыми, беспартийными крестьянами из села Троицы Калининской волости Тверской губ. Грачевы - земляки 'всероссийского старосты, М. И. Калинина. Приемным отцом был сам Михаил Иванович, приемной матерью тов. Горчакова".

Затем идет верноподданническое описание всей этой комедии, заменившей Св. Крещение. Младенцу дали имя Владимир, но, конечно, не в честь святого Владимира, а в честь "Ильича". Говорилось много речей, в которых не преминули поглумиться над "старинными церковными обрядами, сковывавшими человека с момента его рождения до самой смерти". Были и "подношения": какая-то юная "пионерка" передала младенцу "значок и форму", комиссар военной школы ВЦИК - "красную звезду", а родителям этого принца "представитель рабочих и служащих ВЦИКа" поднес на пеленки (это, должно быть, нечто "цивильное").

Наряду с этим "со всей России" летят донесения по радио и телеграфу об "октябринах", проделанных то там, то тут над новорожденными ребятами.

Все еще тешимся. Все еще не сделаемся взрослыми! Заодно уж прославлю митрополита "господствующей" церкви, Евдокима, именующего себя председателем святейшего синода. На днях, как сообщают "Известия", Евдоким обратился к главнейшим американским газетам с телеграммой, в которой, между прочим, говорится, что "у нас нет ни 'советской' церкви, ни 'красной' церкви, ни 'живой' церкви. У нас есть только 'Единая' совершенно свободная от прежнего гражданского засилия при царях 'Святая Соборная Апостольская Церковь'. Управляется наша Церковь святейшим синодом, состоящим из двенадцати старейших и ученейших иерархов, двадцати лучших пресвитеров и мирян. В своих рядах мы насчитываем свыше 250 епископов. Все 100 русских епархий с нами. Последователи бывшего Патриарха Тихона, обманутые несбыточными политическими надеждами, возвращаются к нам ежедневно массами", и т.д.

Достаточно прочитать 2-3 предыдущих страницы, чтобы понять, свободна ли церковь теперь "от гражданского засилья" и какие "массы" с Евдокимом (вероятно, только вышеперечисленные "старейшие и ученейшие иерархи" да "лучшие 20 пресвитеров и мирян").

Говорят, что в храме Христа Спасителя в самое Рождество, отпразднованное там, конечно, по новому стилю, было не более 300 человек, а вот я был на престольном празднике в храме Василия Кессарийского на Тверской, где служил всенощную патриарх св. Василия), так там было не менее 5.000 человек, да столько же не вошло в храм за переполнением его. И что примечательно: трещал морозище, градусов 16, а ведь не все же 10.000 живут поблизости от храма. Многие, значит, пришли или приехали издалека. Теперь попусту не разозлишься. Сегодня одна трамвайная* станция стоит 350 млн. полторы - 500, а две - 650. Не испугал "обманутых несбывшимися политическими надеждами мирян" и циркуляр Крыленко, согласно с которым такое почитание находящегося под судом "гражданина Белавина" является "деянием, уголовно наказуемым". И благодаря Бога, сего "гражданина" священнослужители и поющие величали "Великим господином нашим, Святейшим Патриархом Московским и всея России".

Кому пошлет еще свою ноту ученейший иерарх Евдоким, прослышавши, что те "массы", которых он улавливает себе с помощью советских прокуроров, по-прежнему льнут к разжалованному им и Антони-ном Патриарху!"

Кстати об Антонине. Этот и себя разжаловал, то именовался "Митрополитом Московским", а теперь подписывается и называется только "епископом". Но при этом он считает себя главой выдуманной им самим "церкви возрождения", а тот храм, в котором он "представляет", зовет "кафедральным собором" (это нижний храм бывшего Заиконоспасского монастыря, что на Никольское улице). Там, говорят, собирается в торжественных случаях человек по 200, и это, конечно, вся его паства. Так что зачем ему свой синод, свои викарные, а между тем, в его организации все это тоже имеется.

На фронтоне университетского храма, превращенного, конечно, в клуб, была всем давно известная и симпатичнейшая надпись "Свет Христов просвещает всех". Как это подходило именно к университетской церкви! А теперь там написаны только два слова: "Наука - трудящимся". Хоть и на ученом здании, а довольно глупо. Божественная-то наука была для всех, и особенно она нужна для "нетрудящихся", ибо она сама по себе - призыв к труду, к труду неустанному, не только для себя, но и для други своя!

К кончу года я совсем было забросил свои "мемуары". Для чего, думаю, портить бумагу и терять время. Прославить себя этим писанием мне "не дано". Нет таланта и умения. Комплект газет за эти годы куда интереснее моих кустарных записок. Сотни, а может и тысячи людей теперь только тем и занимаются, что заносят в свои дневники творящуюся метаморфозу нашей жизни. Пишут изгнанники, пишут "белогвардейцы", пишут и озлобленные, пишут и осчастливленные новой жизнью. Мое же потомство в "юбилейные" годы будет читать все, что я записал тут, - в действительно талантливом и ловком изложении. А может, и того читать не будет, потому что оно уже взрослое и само уже участвует в этом злосчастном десятилетии. Наконец, у меня нет еще своих внуков, которые могли бы лет через 50 позабавиться, почитать, что там

полуграмотно нацарапал их дедушка про "великое" время. Есть у меня внучата двоюродные и троюродные, да для них я не родной близкий человек, а "дальний родственник". Однако решил дотянуть еще до 19-го июля 1924 года (если сам "дотяну" до этого дня в добром здоровья). Тогда как раз исполняется десятилетие агонии старой (великой) России, или десятилетие трудных, бесконечных родов новой (загадочной) России"

" Последние годы я, живя в самой Москве, как видите, безвыездно,

- все-таки плохой наблюдатель новой жизни. Она, как почитаешь и послушаешь, уже достаточно отражена в литературе, на сцене, в живописи и скульптуре (и даже в музыке); но я нигде не бываю: на уличных торжествах - по несочувствию, в театре - по недостатку средств (случается

- сходишь в электрический, и когда там требуют за самое дешевое место 2-3 млрд. знаешь, что в "настоящий" театр надо нести 10, а то и больше миллиардов. Впрочем, это только 50 к. или 2-3 р. так как золотой рубль по вчерашней котировке стоит 4.600.000.000 р. или 4.600 р. ден. знаками 1923 г.).

Все стонут, жалуются, а живут. И правда, должно быть, как кто-то сказал, что надо всем жить, чтобы несчастному примириться, а счастливому поучиться. Дай Бог и нам прожить хотя бы только для "примирения"!

(Конец рукописи, страница 1372-я.)