Заметка

Н.Н. Окунев "Дневник москвича - 1920-1924" || Часть вторая

Продолжение. Начало тут.

Глядя на эти объедения, я почувствовал себя тоже голодающим и вследствие этого взял аванс под содержание 200.000 р. да получил за два вояжа от Красных ворот до Петровских линий (в ВЦСПС) 60.000 р. и... арбуза да семги отведать не подумал, а столковался с нашим милым Егором дворником, чтобы тот в компании с соседним дворником распилил и наколол 2,5-саженный запас дров. И за 95.000 р. они это сделали, причем и мы с Лелей помогали им, а то пришлось бы заплатить и все полтораста.

Вот, кому не грех почревоугодничать: футуристу Маяковскому. Он чего-то там помазал, плакаты, что ли, или какие-то декорации, и закатил счет на 32.000.000 р. Теперь требует их с Наркомпроса судом, добровольно все-таки и ему не платят. Как-никак, а для его мазни гонорар невероятный!


Благодаря любезности своего футуристически-талантливого родственничка Б. А. Фердинандова был на днях бесплатно в Колонном зале Дома Союзов (бывшее Благородное собрание, а теперь тоже "собрание", только "совсем с другой стороны", оно же временами и покойницкая, или морг, куда заносят на поклонение усопших или убиенных энам тестей наших дней). Бьш там, как гласит афиша, "эксперимент!!! спектакль коллектива театра им. Сафонова". Эксперимент соверщГ над "Царем Эдипом" Софокла. "Слова (Софокла) переработал" (по, ему) Владимир Шершеневич. Постановка "в планах трагической орпо-рин Б. Фердинандова и Е. Павловн". Перед спектаклем Шершеневич сказал "вступительное слово о метро-ритмической разработке спектакля", Вот в том-то и дело, что тут все было на метры. Какая-то невидимая публикой партитура владычествовала над движениями, жестами, голосами и мимикой игравших молодых людей. Фердинандов, Шершеневич и Павлов сговорились выдрессировать "коллектив" театра и сделали это с ловкостью Дурова, кстати оставив в дураках и многочисленную публику, собравшуюся посмотреть на их метро-ритмические эксперименты. Нам нельзя было посмеяться даже над их кривым зеркалом, ~ они назвали бы нас невеждами. Меня занимает теперь вопрос: к чему такие уродливые эксперименты проделываются" Не сатира ли это над современными государственными экспериментами" Однако тов. Мухин, метро-разделавший "Царя Эдипа", бьш очень интересен. Или его "арии" удались эксперименталъщикам, или он обладает изюминкой. Такой же эксперимент предложат и над "Грозой" Островского. Жажду посмотреть. Тогда, может, пойму окончательно, где надлежащее место таким экспериментам: на Канатчиковой даче или на серьезном театре"

9/22 сентябри. Началась жизнь за деньги: бани, до сего времени бесплатные, теперь 2.000 р. Впрочем, такая сумма - будто бы "в пользу голодающих", а так вход в баню 180 р. Мне пришлось попасть туда, стало быть, в "голодный" день. Мозольная операция 3.000 р. парикмахерски 600 р. (это "казенные" цены, а если хочешь остаться "необрезанным, прибавляй к сим суммам что-нибудь побольше).

С 1 сентября стрелка часов переведена на час назад, с 1 октябри переведут в этом же направлении еще на час.

t На днях узнал о кончине своего былого приятеля, из так называемых "собутыльников", Ивана Сергеевича Корчагина. Вот он, старый железнодорожник, всегда живший в Москве, - а я и не знал, что его нет между нами, земными обитателями, еще с зимы 1919 г. Так мы все разобщились друг с другом, благодаря телефонному, трамвайному и почтовому разорению. Умер бедняга, говорят, в одночасье со своею супругой от воспаления легких. Поистине был русский тип: когда трезвый - угрюм, скучен, скуп, желчен, черств, а как подвыпьет - душа-человек! И интересным даже делался: оригинально и трезво мыслил, раскрывал свои объятия и другу и недругу, и при этом вел себя, что называется, "чинно и благородно", делаясь в любом обществе приятным человеком. Причем не без чудачества: кричал то и дело: "жить хочу", и показывал свое вокальное искусство. Когда-то наш кружок (транспортный) собирался на Воробьевых горах у Крынкина, куда ездили даже на "своих" пароходах. Там пел русский мужской хор, который часто исполнял какой-то романс, в котором была "сольная партия", оригинально поставленная: в известный момент от хора выделялся какой-нибудь бас или баритон и где-нибудь из противоположного эстраде утла певуче выкрикивал из текста романса "Апельсины, лимоны хорошие!" И мы так заучили эту пьесу, что могли исполнять ее своим собственным хором, причем "разнощика" с апельсинами изображал Корчагин. Бывало, хорист еще только рот откроет для потрясения крынкинского потолка басистым возгласом "Апельсины, лимоны!" - а Корчагин уж начал выводить эти слова на потеху налгу и к удивлению ресторанной публики. Дело дошло до того, что впоследствии перед исполнением этого романса к нашему столу подходил дирижер хора и спрашивал: "Сами изволите петь, Иван Сергеевич, про апельсины или хористу прикажете"

Да! Было времянке! А теперь и Ивана Сергеевича не услышишь (Царство ему Небесное!), и не до песен, и апельсина не покушаешь. Скучно и грустно.

Партейтаг коммунистической рабочей партии Германии единогласно решил выйти из состава Московского Коминтерна. Это сообщение напечатано в газетах маленьким шрифтом и без всяких комментарий.

Подешевела было картошка (до 300 р. ф.), а в последние дни опять вздорожала. У вокзалов (самая дешевая закупка) сегодня она уже продавалась 50-55.000 р. мешок; т.е. около 500 р. ф. Пришлось вставить в карманные часы стекло - 10.000 р. нужно было другие часы починить, просят 50.000 р. Не решился. Кстати, по "стекольному делу": в воскресенье были с Лелей в Троицко-Лыкове (у Корзин к иных). Я зашел там в церковь (чудный, древний, прекрасно сохранившийся и бережно содержащийся храм) и застал заботливого старосту (Ивана Сергеевича) в "переторжке" со стекольщиком. За вставку дверного стекла и самое стекло разбойник-стекольщик просит полтора миллиона рублей! Если бы взять эту цену в основу оценения храма, то какая же цифра рублей получилась бы" Вероятно, астрономическая, т.е. годная по количеству нолей для исчисления между планетных расстояний.

Погода переменчивая и, хотя еще не очень холодная, но увы! - уже далеко не летняя!

В Польше новое министерство: премьер Антон Пониковский. Троцкий в последнее время заволновался. Приказ за приказом. И опять его любимые "гадливые" слова. Говоря насчет действий бандитов, дает вот такой наполеоновский приказ войскам: "Красноармеец - раздави эту гадину сапогом!" (Придирчивый читатель спросит тут, - а все ли красноармейцы в сапогах")

И еще о Троцком: вчера на пленуме в Московском совете он сообщил, что Польша, на основании данного ей Францией приказа, - предъявила советской России 19 сентября ультиматум. Какой ультиматум - в газетах не сказано, но надо полагать, что дело и тут запахло если не сапогом, то онучами.

28 сент./11 октября. Холодно! Холодно с 1 октября. В этот день (н. ст.) впервые шел снег. И вот до сегодняшнего дня погода не улучшается. Не было в этом году золотой осени. Вообще погода не веселая.

Америка собрала в пользу наших голодающих 1 млн. долларов Италия 30.000 зол. руб. Чехословакия 460.000 р. Германия 226.000 р. Франция 60.000 зол. р. - всего за границей собрано около 3.129.320 зол. рублей. Папа Римский пожертвовал 1 млн. лир. I

От заграницы, считают, нужно бы получить 50 млн. п. хлеба. Если его покупать на наши советские рубли, то их понадобилось бы (по моему подсчету) около 7.000.000.000.000 р. Не знаю даже, как и называется такая сумма прописью! И На заседании Лиги Наций 30 сент. Нансен обратился с призывом об оказании помощи русским голодающим. Он подчеркнул в своем слове, что если не помочь советскому правительству, то значит погубить 20 миллионов людей. По его исчислению, требуется на помощь только 100 млн. швейцарских франков, т.е. половина стоимости одного дредноута. А сербский делегат в Лиге Спалайкович заявил, что он предпочел бы быть свидетелем гибели всего русского народа, чем рисковать поддержкой советского правительства. Лига предоставила Нансену проводить его план помощи, но заявила, что она при этом не выйдет из роли простой советчицы. Рассказывая об этом, наши газеты делают вывод, что дело оказания помощи голодающим Лигой Наций потерпело полную неудачу.

Калинин в пленуме Совдепа объявил, что голодает 15 губернии с населением в 30 млн. И что вывезено в Баку, Батум, Сибирь и Туркестан 500 тысяч голодающих, и столько же эвакуировалось в разные места самочинно.

Всероссийская тарифная конференция, заседавшая на этих днях, установила, что настоящий прожиточный минимум составляет 1.323.400 рублей в месяц, или 55.161 р. в день. Пищевая часть прожиточного минимума составляет 38% общей суммы.

Луначарскому Итальянское правительство отказало в пропуске в Италию на съезд коммунистов.

19 сент. (по ст. ст.) мой старый приятель Константин Васильевич Розов справил свой 25-летний юбилей службы в Москве. Торжество состоялось в Храме Спасителя. Вечерня, молебен, подношения юбиляру икон и подарков и речи по поводу этого привлекли в собор свыше 15.000 чел. Многие совсем не попали. Теснота была "пасхальная". Приехал Патриарх, Митрополит и несколько епископов. А прочего духовенства и не перечтешь. (Говорят, было не менее 150 лиц разного сана). Пели два громадных хора, составленные из различных капелл. Управляли ими П. Г. Чесноков (на правом клиросе) и Н. М. Данилин (на левом). Были знаменитые солисты-артисты: Петров, Степановн и др. Были также и все московские прославленные дьякона, во главе с Михаилом Кузьмичом Холмогоровым, который, не уступая в силе голоса юбиляру,

провозгласил ему поразительное по силе звука и по содержанию многолетие: "Великому архидьякону Константину Васильевичу Розову". Это означало, что Розову к юбилею дан Патриархом сан "Великого архидьякона". Будто так делается в восточных патриархат ах. Но мне таковое его возвеличение что-то не нравится. Константин Васильевич не без греха: иногда подвыпьет так, как великим особам и не подобает. И вдруг "его величество", добрейший и милейший Костя, на именинах или на свадьбе какого-нибудь именитого спекулянта да попадет в историю, подобную "чудовской", ну и выйдет тогда, что действительно от великого до смешного один только шаг.

К сожалению, акустика храма не дала надлежащего впечатления от пения 400 лучших московских голосов и не позволила многим тысячам поклонников Розова, в том числе и мне, услышать, что ему говорили Патриарх, Епископ Трифон и другие ораторы. По этой причине я даже ушел раньше конца. А говорят, что прекрасную речь сказал сам юбиляр. Никто не ожидал от него ораторского таланта (знали все лишь "орательский" талант за ним, правда такой облагороженный). Уж не Федор ли Никифорович Плевако, покойный, образовал из него такого говоруна" По словам Розова, Плевако бьш с ним в приятельских отношениях. Оно и не мудрено: Плевако бьш такой любитель соборных сладкопевцев.

t За эти дни узнал о кончине родных или близких мне: Анастасии Максимовны Авсюниной, Николая Васильевича Корешкова и Ольги Николаевны Ахапкиной (в иночества матери Ангелины). Только добром могу вспомнить их и жалею, что безвременно ушли они от нас. Вечная им память!

Дома все голоднее, теснее и неурядливее. Ладу в семье нет. А на улицах, как на грех, заводятся на каждом шагу магазины, из окон которых видятся все те блага, которые когда-то и нам были доступны. И щегольская обувь, и зернистая икра, и тонкое белье, и жирная ветчина, и роскошный мех, и пирожное. Значит, есть же люди, которые и в наше время могут жить в свое удовольствие. И я уверен, что у хорошего для семьи добытчика, будь он спекулянт или карьерист, - с помощью таких универсальных магазинов дома-то мир и благоволение. Семья им довольна, а он ею доволен. Совет да любовь, что называется.

Нет уж, должно быть, моя песенка спета. Не жить, а доживать приходится!

1/14 октября. В Петрограде (будто бы от поджога) произошел пожар телефонной станции. Разрушение ее признают очень значительным.

Газеты изо дня в день переполняются декретами, постановлениями и разъяснениями, все из области "новой экономической политики". Открытие государственного банка со старыми, присущими капиталистическим банкам, операциями; договоры с арендаторами различных предприятий, с их подрядчиками; правила частной торговли, назначение платности за все и про вся, забота о сокращении эмиссии "до полного ее прекращения", изыскание способов как можно больше возвратить госзнаков в казну - путем налогов, железнодорожных сборов, торгов пошлин, взимания за воду, канализацию, дрова, электричество, баню те лефон, квартиры, почту, телеграф, заграничные паспорта и продовольствие - судят и дают уже действительно прегромадненший возврат бумажек в казну, но с другой стороны вызывают и в ближайшем будущем вызовут необходимость ломать тарифы по оплате труда в сторону опять* таки "прегромаднейшего повышения их. Теперь уже платят миллионные вознаграждения за один месяц. Даже я, маленький и нежадный чиновник, получаю теперь около 400.000 р. в месяц и слышу кругом, что тарифостроители работают над разработкой таких норм оплаты труда; которые шли бы нога в ногу с прожиточным минимумом. Это означает возможность и мне получать в месяц не менее 6 миллионов рублей.

Спрашивается теперь: "новая экономическая политика" не сказка ли про белого бычка" Не есть ли это эксперименты на манер затеи "Опытного героического театра", в котором мы с сыном вчера смотрела "Грозу" Островского, поставленную нашим Б. А. Фердинандовьш, как сказано в афише: "в планах трагической мелодрамы и как опыт метроритмической разработки" Тоже чепуха невероятная. Говорят "опыт", "искания", "ритме-метрическая разработка", "отметение старых фо театрального искусства", "осиновый кол на скоро грядущую могилу старого актерства, изъеденного червями и превратившегося в живые мощи" (так приблизительно болтал Борис Алексеевич в своем 'вступительном слове" перед открытием спектакля). А по-моему это повторение задов, воспроизведение старых забытых приемов. Так разыгрывали мы в детстве "Царя Максимиллиана", - тоже не ходили, а маршировали, тоже не говорили, а завывали, и сооружали для своих представлении костюмы и декорации немногим похуже и несуразное Фердинандов-ских.

Как-никак, самого Островского не удалось спрятать в этих футуристических "опытах", - он нет-нет, да и сверкнет за вечер, через непроглядную мглу юношеского заблуждения. И такие хорошие актеры, как Мухин (Дикой), Фролов (Тихон), Арсеньева (Катерина), Киселева (Феклуша), как ни рнтмико-маршировали, все-таки тоже оказались более близкими и к червям, и к мощам, а потому мы все-таки "Грозу" видели и вчера, как ни старались ее спрятать от нас таганские выдумщики.

Нет, миленький Борис Алексеевич! Твой "опыт" не удался. Он тогда будет заслуживающим "серьезной" критики, когда к нему пристегнут и пьесу такой же неведомой театральной грамотности "ритме-метрического" свойства. Готовьте осиновый кол для могилы в которую ляжет ваш недоносок, а те мощи" которым вы приготовили могилу, не нуждаются в предании земле, ибо они нетленны, и во всяком случае переживут нас, "точа чудеса и исцеления" для страдающего человечества, ищущего в театре успокоения и жаждущего от него красоты и удовольствия, а не больного зрелища.

Надо было платить за место в третьем ряду 8.000 р. но любезная племянница достала бесплатную контрамарку, в расплату за что купил тут же в театре 4 карамельки, стоившие, бывало, 4 коп. - за 5.000 руб. И это ведь не "в пользу голодающих'", а в фонд самодержавнейшей спекуляции.

И вот мне кажется, что как ритме-метрический опыт не погасил нам ослепительного блеска "Грозы", так и новая экономическая политика советского правительства не свергнет с престола спекуляцию, благополучно царствующую со времен водворения на Руси коммунизма.

По утрам легонькие морозы, днем от 3 до 5 градусов тепла. Солнце показывается редко. Лист с деревьев опал. Небо серое. Дуют ветры. Грустно и скучно. Одному только Стеклову весело! Черт его знает! Пишет и пишет, что уж больно у нас в России все хорошо. Должно быть, ему самому действительно хорошо и, должно быть, он не коммунист. Вот я знаю двух коммунистов близко: своего сына да своего ближайшего начальника Варфоломеева, - так этим очень плохо.

15/28 октября. Со вчерашнего утра совсем зимой запахло: мороз в течение дня крепчал и достиг к вечеру 4-5. Накануне была страшная грязь, а теперь стало сухо (можно ходить без калош, которых, кстати сказать, не было и для грязи).

Проверил себя, свое влечение в ту или иную сторону, и нашел, что теперь для меня самое противное и трудное дело писать вот эти записки. Столько времени ничего отрадного не приходится занести в них, а скверного, неприятного и тяжелого столько, что всего и не перепишешь, и всему таковому, что называется, "конца-краю не видно".

Вчера бегал по аптекам, искал по рецептам доктора лекарство для жены, и везде отказ: "нет таких". - "Что же мне делать" - спрашиваю. - "Поищите на рынках, в магазинах", - отвечают. - "Но тогда переведите эти рецепты на понятный язык, чтобы я знал, чего именно искать мне на вольном рынке", - говорю я. - "Ничего не выйдет. Вам не дадут лекарства в прописанной комбинации". И так далее. Одним словом, отрезали путь от свободной закупки медикаментов на рынке, но по аптекарским рожам видно стало, что за денежки-то и у них все найдется, чего бы потребовалось для "нашей милости", и дело кончилось тем, что сегодня я пошел на квартиру аптекаря и, вручив ему по 15 тыс. за каждый рецепт, получил требуемое лекарство в прописанных дозах. Вот как у нас в Совдепии осуществляется бесплатное лечение!

Когда искал аптеки, шел обычно на сильный блеск огня, по своей отсталости думая, что это сияние указует хранилище целебных товаров, но оказалось, что это обилие света украшает гастрономические и кондитерские магазины. Невольно стал засматриваться на окна и вовнутрь магазинов и сделал открытие: за короткое время расцвет свободной частной торговли идет необыкновенно быстро и выглядывает уже довольно пышно. Есть магазины, набитые разными вкусными или Красивы ми товарами буквально битком, как будто с 17-го года их и не трогали. А на Тверской, говорят, на каждом шагу кафе - с музыкой, учго вой прислугой и со всякой буржуазной прелестью и приманкой.

Все-таки "новая экономическая политика" дает возможность проводить дни не без удовольствий, но только таким товарищам или гражданам, которые имеют в кошельке на карманные расходы не 50-100 р. как прежде, а один или два миллиончика. Да, да, - именно миллиончика!

За эти дни хлеб дошел до цены 3.600 р. ф. молоко 4. S00 р. кр. масло сливочное до 36.000 р. ф. и т.д.

"Коммунистический труд" стыдит москвичей, что они дали кружечного сбора в пользу голодающих только 100 млн;, что-де составляет 50 р. на каждого обывателя ("), а по переводе их на старые деньги по 1/8 коп. с носа. Если считать полгроша равным теперешней 50-рублевке, то выходит, что я, получая в последнее время 400.000 р. в месяц, нахожусь на жаловании дворника старого доброго времени, т.е. 10 руб. в месяц, и притом "хозяйских харчей" не имею, если не считать "голодного" пайка.

Послушаешь иногда торг пассажира с извозчиком и увидишь одно только презрение к современным деньгам, невзирая на их ту или иную почтительную сумму. - "Извозчик, к Сухаревой" - "Двугривенный! - "Красненькую хочешь" - "Проваливай!" Перевод этой "девальвации" таков: двугривенный это 20.000 р. а красненькая 10.000 р. По аналогии следовало бы сказать в первом случае "две красненькие" или во втором "гривенник". Но пассажир и извозчик и без того поняли друг друга, потому что и 20.000, и 10.000 р. не стоят даже в сложности своей ломаного прежнего рубля.

На днях ходил в Скорбященский монастырь поискать могилки недавно умершей родственницы своей и друга детства милой Настасьи Максимовны. И не нашел. После узнал, что она скончалась в Костине, а не в Москве, и похоронена в с. Багаево (Владимир, губ.). Зато набрел на три новых для меня могилы: 1) Павел Александрович Терентьев; 2) его брат Александр Александрович. Мои приятели по "городу". Были "приспешниками" московских миллионеров Воробьевых, имели громадное знакомство с деловой Москвой. Славились компанейскими талантами и вообще приятные люди" очень старавшиеся, чтобы и всем было приятно. Поминаю их добром. А третья могила "историческая". Дмитрий Иванович Иловайский. Родился 11 февраля 1832 г. скончался 15 февраля 1920 г. Вот сколько жил историк, по книгам которого в мои школьные годы я познакомился с русской историей. Что говорить, - "скверная история"! Но Иловайский бьш искренний человек и не метался из стороны в сторону, а в последние годы он, вероятно, и вовсе укрепился в том, в чем, может быть, стал колебаться начиная с 1905 г. Старик пред кончиной мог самодовольно спросить нас, своих учеников: "Ну, не говорил ли я вам" Вечная им память!

Впрочем, приходится продолжить "заупокойную" речь: скончался заслуженный артист Малого театра Осип Андреевич Правдин, 74 лет. Ярко помню его даже с того времени, когда он играл веселых или разбитных людей. Всегда для меня интересно было его видеть, и всегда он был интересен. Видел его множество раз и в комических, и в серьезных ролях. В первых он был более на месте, и вообще в своей жизни он, должно быть, любил выкинуть что-нибудь веселое. В восьмидесятых годах в "Будильнике** или. в "Развлечении" была такая картинка: Кладбище. Могильная плита с надписью "Прах сеньора Фирсано**. Над могилой береза, а на ней несколько птиц с головами популярных в то время артистов А. П. Ленского, М. В. Лентовского, еще, забыл кого, - и Правдина. Внизу подпись: "Не стая воронов слеталась на груды тлеющих костей. Это намекал ось на веселое вдовство богатой москвички Кирсановой (впоследствии Гонецкой). Записываю это не в осуждение всей этой усопшей блестящей плеяды. Мертвые срама не имут, и к тому же все они такие были люди, которые умели грешить и каяться. Правдин так умел и так старался веселить целые поколения москвичей, что ему не грех и самому было повеселиться. Царство ему Небесное!

Веселый тоже человек - Карл экс-Император Австрийский и Король Венгерский. На днях он неожиданно прилетел из Швейцарии в Будапешт, собрал войско, повоевал с правящей там республикой и попал в плен. Вероятно, опять сошлют его в Швейцарию и... продолжение следует. Человек еще молодой, подрастет в Наполеоны. Живы будем - увидим!

Редакция "Известий" объявила, что в контору ее поступило в пользу голодающих 2.755.000 р. и 480 николаевскими, собранных по инициативе К. В. Розова в день его юбилея. Тут же объявлено, что два концерта в Большом театре дали в пользу голодающих что-то около 20 млн. Все это прекрасно, но нельзя не заметить, что тот, кто шел туда и сюда, меньше всего думал о помощи голодающим, а просто пошел посмотреть или послушать Розова или артистов Большого театра, чтобы получить себе удовольствие, за которое и заплатил, мало интересуясь, в чью пользу пойдут его денежки, да, пожалуй, и не доверяя, что они дойдут именно до голодающих.

По опубликованным данным какой-то "Комиссии использования", все население РСФСР, включая Украину, Кавказ и Туркестан, исчисляется в 130.707.600 чел. Из этого кол. городское население составляет 16%, сельское население свыше 83%. Рабочих насчитывается 4.755.000 человек (3,9%), из них фабрично-заводской и добывающей промыш. 2.250.000 (50,5%), железнодорожников 1.215.000, водников 315.000, сельскохозяйственных рабочих около 394.000, рабочих мелкой промыш. 501.000 чел.

У нас страшный голод, а в Америке и других частях света страшный урожай. В Канаде уродилось в этом году одной пшеницы 6,5 млн. п. В США урожай пшеницы исчисляется в 754 млн. бушелей (20 пуд.). Сбор кукурузы достиг там 3.484 бушелей. В Чили, в Австралии переполнены все зернохранилища. В Румынии избыток пшеницы исчислен в полмиллиона тонн. Во Франции, Австрии и Германии урожаи хлебных злаков "превзошли все ожидания". А у нас миллионам людей угрожает голодная смерть. Вот и разбери, какой строй безумен: капиталиста", скин или коммунистический"!

17/30 октября. Вчера к вечеру пошел снег. К утру потеплело йот снега осталась одна жидкая грязь, смешавшаяся со старой, растаявшей,

Вчера напечатана "декларация" Чичерина Антанте. Брюссельская конференция пообещала помощь голодающим России только в том случае, когда советское правительство признает старые царские долги, Франции и другим странам. По словам Чичерина, об этом уже в Москве думали и решили заплатить иностранным буржуям за "цепи рабства", в которых русский народ пребывал целые века. Заплатим все долга, сделанные Россией до 1914 г. но при условии заключения всеобщего мира и признания советской власти всеми державами. Для переговоров об этом Чичерин просит образовать всемирный конгресс.

Странно, что такое невероятное "великодушие" кремлевского Олимпа не произвело на москвичей ошеломляющего впечатления. Или мы так тупы, что ли, что не можем сразу сделать оценки этому шагу, или очень проницательны - не видя и от него никакой перемены в будущем нашей страны"

27 окт./9 ноября. Погода никак не установится: дождь и снег, тепла 5 или столько же мороза. В общем грязно, серо и уныло.

Хлеб неизменно забирается "кверху" - сегодня 4.500 р. ф. В кооперативных лавках все-таки несколько подешевле. Например, с утра продавали его там по 3.800 р. но зато и быстро его расхватали. Там же можно купить ветчинки по 35.000 р. ф. и за такую же цену масла скоромного. Сахарин дошел до 1.400 р. за гр. Батюшки мои! Ведь это, стало быть, кило-то стоит теперь почти полтора миллиона руб.!

В прошлую субботу был за всенощной "с участием Епископа Антонина". Он все продолжает придумывать "трюки". Вводит в службу особые песнопения, обряды, но при этом в своих речах (говорю "в речах потому, что за одной всенощной он ухитрился поораторствовать три раза) громит падкость нынешних посетителей церквей на блеск служения, на концертное пение и т.д. а сам ведь тоже пускает "фейерверки". Проехался тут по адресу моего приятеля, "Великого Архидьякона", он, говорит, столько собрал ненужной для Божьего храма публики на своем юбилее, что целых два дня из храма Христа Спасителя выметали подсолнечную скорлупу. Конечно, преосвященнейший остряк тут прихвастнул, но что в храмах бывает такая публика, которой не стыдно там безобразничать лущением подсолнечника, это - увы! - сущая правда!

И что это за мода с подсолнухом" Фрукт, как известно, был прежде поистине "простонародным" и преимущественно летним, рощинским или околозаборным, а теперь потребляется и барышнями и их кавалерами, и вон видите - не только в театрах, цирках, квартирах и присутствиях, но и в церквах даже! Экое безобразие!

В воскресенье, т.е. 24 окт. (б нояб.), был на свадьбе племянника и крестника Сережи. Женился на очень милой барышне, именовавшейся до сего дня Еленой Васильевной Гордеевой. Венчанье происходило в селе Ивановском. Это от Рогожской заставы по Владимирскому шоссе верст девять. Церковь для села очень красивая, причт и певчие хоть бы в Москву. Вообще все прошло не без пышности. Свадебный пир был на Зиллеровском заводе, т.е. Фосген . Компания была небольшая, что называется "своя". Выпили и поели не ахти сколько, а прикинешь все это на рыночные цены - выходит тоже астрономическая сумма. Не один миллион рублей обошлась такая свадьба, в сравнении с нашими старыми свадьбами в сущности очень бедненькая. Да, бывало, на наших свадьбах случится если миллионер, так на него все смотрят, как теперь на наркома, а тут что ни "индивидуум", то "миллионер". Со мной рядом сидел химик этого завода, из самоучек, так он получает одного жалования 6,5 миллионов в месяц. Даже, говорит, нет надобности воровать ему, - хватит на прожитие вдвоем с женой и этих миллионов.

На другой день, т.е. 7 ноября н. ст. отлеживался дома, как и подобает после свадьбы. День сей для коммунизма русского наиторжественный: 4-летний юбилей его царствования. Приходившие с улицы не приносили никаких праздничных впечатлений. Говорили, что на улицах малолюдно и скучно. Если что и было торжественно, то где-нибудь во дворцах, в советских домах да в театрах. В театры же могли попасть только архимиллионеры. Мне сказывал один сослуживец, что с него просили за билет балкона 2-го яруса Большого театра 85.000 р. и он давал за, него 50.000 р. но не уступили. А там только и было, что выступала Айседора Дункан (босоножка, извлеченная из театрального забвения неутомимым Луначарским, просветителем советским).

28 окт./10 ноября. В газетах, языком протоколистов придворной жизни, описан прием Чичериным, в годовщину октябрьской революции, "дипломатического корпуса", т.е. послов разных советских республик и агентов стран, вступивших с Россией в торговые отношения. "Старейшина" этих дипломатов, персидский посол, сказал приветственную речь, на которую отвечал Чичерин. Дальше, вероятно, состоялся обед или ужин с изрядной выпивкой, но об этом правители голодающих конфузливо умолчали. Вот если б у нас была свобода печати, какие бы фельетоны прочитали мы на эту тему, а "Сатириконы" и "Бичи" мобилизовали бы всех своих карикатуристов для увековечения этой "исторической" картины. Впрочем, все это зафиксируют в зарубежной печати, и если не мы, то дети наши посмеются еще над этим событием, ронявшим скучную мглу нынешнего революционного праздника.

1/14 ноября. Снега нет, но морозы крепчают: ночью бывает до 8. Ночи лунные, дни солнечные; одним словом, погоду можно назвать полуприятной.

Передо мной театральный справочник, выходящий два раза в неделю, типа дореволюционных "Новостей сезона", продававшихся за пятачок. Теперь цена такого справочника, т.е. "Театральной Москвы" ни много ни мало 3.000 р. за нумер. И вот читаю в нем уже такие публикации:

1. В субботу 12 ноября открывается кафе-ресторан "Ампир", Петровские линии. Во время обедов от 5 до 7 и ужинов от 8 до 11 играет струнный оркестр под управлением Ф. Ф. Кришь. Метрдотель И. И. Тестов. Кухня под наблюдением И. А. Фомичева.

2. Вниманию посетителей бегов. Вновь открыт трактир Шустова (бывш. Горим). Угол Тверской заставы и Лесной. Завтраки, обеды и ужины. Первоклассная кухня. Играет оркестр до 11ч. вечера. Н

3. Кафе "Театральный уголок", Кузнецкий мост 3. Первоклассная кухня. Оркестр до 11ч. вечера.

4. Магазин "Элегант", Кузнецкий мост 5. Все для дамск.имужск. туал. Парфюмерия, косметика и т.д.

5. Женщины, зайдите в магазин "3 Сухарев пер. Там найдете последние модели заграничных шляп, высшей косметики.

6. Чайная-столовая "Бар", Арбатская площадь 37. Обеды из двух блюд с хлебом. 12.000 р.

7. Парикмахерская "Постав". Арбат 19. Дамский и мужской зал. Большой выбор волос, изделий. Маникюр, строгая гигиена.

8. "Абрамцево", Кузнецкий мост 12. Мацолина. Стильная мебель. Художественная арматура.

9. После театра до 11 ч. веч. зайдите в магазин "Эстома". Угол Тверской и Камергерского пер. Закуски, фрукты, конфеты, пирожные-булки.

И так далее в том же роде. Но читатель не проймется такими новостями, а скажет "Жомини да Жомини, а об водке ни полслова". Могу его утешить: были уж мои знакомые в ресторанах и видели, что там не только 12 и 14-градусные вина распивают, но и водку подают прямо на стол, в графинах, холодненькую "как встарь". Цены, конечно, колоссальные, ибо спирт "котируется" в последнее время 400.000 р. за бут. Значит, зайти в эдакий шикарный ресторан, где и струнный оркестр, и метрдотель, и всякая гастрономия, - надо иметь в кошельке что-нибудь не меньше полмиллиона. Спрашивается: кто же пользуется такими благами жизни" Хозяин положения, т.е. коммунист" Но ведь абсурд - такой коммунист не коммунист, а просто жулик или преступник. Богатый купец, стало быть. Но откуда он взялся, этот купец или делец" Я отвечу на это, что называется, без долгих слов: роду он не купеческого, племени он во множестве случаев библейского. Возрастила их матушка-революция. Капиталы их скапливались не поколениями, не тяжелым трудом, с которого начинало большинство старых богатеев, они прилипли к ним так же нечаянно, как прилипает осенний лист к липкой земле или к мокрому крову какого-нибудь сарайчика. Стаж этих труженников или коммерсантов невелик - всего с 18-19 г. Долго еще в революционных ресторанах не будет юбилейных обедов! Однако что же из всего этого выйдет"

К чему все эти оркестры, маникюрш, фрукты, строгие гигиены" (Может быть, в силу того, что если пропадать, так с музыкой!)

10/23 ноября. Погода хорошая, сухая, ровная, с морозами до 6. Иногда запорошит снег, но только для того, чтобы побелели крыши, а для санного пути такой снег далеко еще не пригоден.

"Правда" пишет, что за три месяца выполнена лишь половина работы по сбору хлеба и что за последнее время заготовка стремительно падает. "Во что бы то ни стало нужно, - пишет "Правда", - усилить продработу, а иначе будет сорван весь план восстановления хозяйства".

В описаниях празднования 7 ноября встретились и такие "сантименты". Троцкий и Ленин были в тот день на заводе "Динамо", что очень тронуло одну работницу-мамашу. Она вспомнила, что когда-то ее детей выставляли для встречи Царя у Спасских ворот, и ради такого случая она делала им специальные костюмы и, дескать, "ни к чему", так как дети, выстроенные у Спасских ворот, оставались Царем незамеченными; впрочем, их утешал учитель, который покупал им за такое разочарование на свои деньги конфеты. А теперь, говорит эта политиканствующая дама, "такие большие люди (Ленин и Троцкий) приезжают к нам запросто". Так-то оно так, но в состоянии ли теперь мамаши шить своим детям "специальные" костюмы, а учителя покупать детворе на свой счет конфеты, - это еще вопрос, а равно и недостоверно утверждение, что "большие люди" приезжают теперь куда-либо "запросто". Во-первых, они подкатывают в тех же царских автомобилях, их путь охраняют, сопровождает их целая свита и они точно так же не смогут "заметить" всех, кто выстраивается на их пути, который, кстати сказать, пробегается "большими людьми" со скоростью во всяком случае превышающей царские разъезды.

Пишут и говорят о предстоящем закрытии Большого театра. Высчитано, что содержание его обходится 2 млрд. в месяц, т.е. такая сумма, которой было бы достаточно на содержание 4 тысяч учителей (если считать каждому по полмиллиону р. в месяц).

Ту печку, о которой у меня было много разговоров на этих страницах в 1919 г. за излишеством продали на рынке за 400.000 р. (без труб). Вот так сумма, но что она означает в переводе на те же дрова" Не более 2/3 погонной сажени.

По сводке на 22 ноября обнаружено скрытой от обложения пашни по 26 губ. 940.478 десятин.

В газетах напечатано правительственное сообщение о прибытии из Константинополя тайно от барона Врангеля в советскую Россию генералов Слащева и Мильковского и штаб-офицеров Гильбиха, Мезерницкого и Войнаховского. Это маленькое происшествие Стеклов уже поторопился назвать "Прозрением". Это, дескать, "толчок, который приведет в движение не одну совесть. Психологически массы не только рядовых воинов, но и офицеров-белогвардейцев подготовлены, - говорит Стеклов, - к разрыву со своим мрачным прошлым;

А по-моему, просто господа Слащев и К0 не устроились за грани цей, проголодались и вернулись в Россию, наслышавшись, что теперь здесь все нищие сделались миллионерами (в кавычках). Американцы своего рода!

Вышел декрет о налоге на спички. С коробки в 75 спичек 300 р, "Известия" до сегодняшнего числа собрали в пользу голодающих 804.142.012 р. Не ахти как много, если перевернуть страничку назад и посмотреть: а сколько стоит теперь одно яичко или старая, небольшая, чугунная печка!

12/25 ноября. Все переделывается на старый лад, в силу "новой" экономической политики: за объявления в газете "Известия" взимается 50.000 р. за строчку, а с театров 35.000 р. Сама газета рассылается уже не бесплатно, а по подписке за 40.000 р. в месяц; отдельный номер -2.000 р.

И вот это напоминает недавнее, старое: на углу Сретении и Сухаревской площади сияет огнями кафе-ресторан, на месте бывшей там разухабистой гостиницы "Аркадия". У подъезда с вечера и до ночи стоит длинный ряд лихачей, которые, как и в дореволюционное время, развозят подгулявшие парочки по еще более веселым или интимным местам. (Надо полагать, что и таковые завелись или возобновились. Поистине, как ни гони природу, а она свое возьмет, если не через дверь, то через окно.)

В "Правде" новый Дорошевич - С. Подъячев, вкладывает в уста своего героя Трухина, "бывшего когда-то трактирщиком и лавочником", такие признания: "Ты гляди на меня: меня всего ободрали, потому буржуй я был, умел вас, чертей, обдирать, деньги с вас наживать. Беднота ободрала меня. Конфисковала все имущество, деньги отобрала, все! А гляди на меня - жив! Уметь надо дела делать. Шариком работать. Я до революции жил, и теперь живу, и опять жить буду. Политика теперь экономическая - ладно! Кооперативы - ладно! Три к носу, мы и здесь с какой хошь политикой своего не упустим! Эва у меня какой поросенок, гляди. Сумел выкормить! А у тебя" (Спрашивает он у своего собеседника, видно из кооперации "бедноты", и тот отвечает: "Где нам, до поросят ли, коли мы сами хуже свиней. Мы - не вы!") - Тот-то и оно, "мы - не вы", - продолжает Трухин. - Какова рожна еще вам надо" Чем жизнь плоха" Вы, дьяволы, сами плохи, а не жизнь. Чего вам не достает" Все ваше! Прежде ты как жил - лучше, что ли" Все одно, черт, ничего у тебя не было. Черного кобеля не вымоешь добела. Ты ждешь, чтобы я за тебя сделал, а самому лень" На людей надеешься" Я вот на людей не надеюсь, а на себя надеюсь. Я и живу, и жить буду. Меня вон всего обобрали до креста, - а я ничего. За дело! Бери! Я опять найду! Я опять нужный человек. Я и не сержусь. Хвалю за это. Молодцы, товарищи! Всю сволочь работать заставили. Работай - жри! Не работай - не жри! Правильно. Бывало, я об работе и не думал, Не знал, как за соху взяться. Воз завязать. Все, бывало, люди за меня делали, а пришло время, сшибли меня, обобрали, принизили, указали свое место. Принялся, брат, за работу. И пахать научился, и косить, и печку класть. Все, брат, постиг, а теперь, вот, небось, меня вша за спинную кость не укусит. Теперь живу опять не хуже людей. Доволен. Лучше быть нельзя. Кому как, а я, брат, нонешними порядками доволен, и правителя Ленина, Ильича, уважаю. Провидит политику - дальше ехать некуда.*1 Монолог Тру хина кончается так: "Вот он я - гляди! Был кулак допрежь, буржуй. Обобрали всего. Капиталу решили. Думали: "готов, испекся". Ан - нет! А я - вот вон, опять на ногах, а ты как был беднота голая, так ей и подохнешь! Ну-ка, вот, выкуси! Го-го-го! Ступай к черту! Го-го-го! Вот он я - гляди!! Гр-го-го!"

Вот эти го-го-го и "Аркадии" открывают, и на лихачах катаются, и о здравии раба Владимира свечечку стотысячную поставят.

Щедрин, Успенский и Островский живехоньки, а Подъячева - только их подьячие описывают, - не более!

13/26 ноября. Обнародован декрет Совнаркома о выпуске новых денежных знаков под наименованием "Государственные денежные знаки РСФСР образца 1922 г.", причем рубль этого знака приравнивается к 10000 р. кредитных билетов расчетных знаков всех прежних выпусков. Новые знаки выпускаются достоинством в 50 к. 1, 3,5,10,25, 100, 250, 500 и 1.000 р.

14/27 ноября. Представитель советской республики в Германии тов. Крестинский был принят Имперским Канцлером Виртом, а потом представлялся самому президенту Германской республики Эберту. С обеих сторон были напыщенные дипломатические речи. О всем этом советские газеты тиснули жирным шрифтом. В тех же нумерах маленьким шрифтом воспроизведен один из новейших декретов Совнаркома об установлении акциза на табачное дело. Табак обложен до 38.000 р. за фунт. Папиросы 54.000 р. за 1.000 шт. сигареты 75.000 р. за 1.000 шт. сигары 150.000 р. за 1.000 шт. И даже не пощадили папиросную бумагу, и ее обложили в 4.000 р. за 1.000 листов. Об махорке, однако, в декрете ничего не сказано, значит еще покурим! (Папирос, за исключением так называемых "фабрики Чу жато", я уже не курил с год.)

18 нояб./1 декабря. Снега нет как нет, а морозы доходят уже до 14. И при таких морозах хожу в одних ботинках, так как калош не имею. (Они уже 325.000 р. за пару, а валенки дошли до 400.000 р.) И ничего! Как-никак, а революция скоро кое к чему приучает. Многого за 50 лет предшествующей жизни не умел, или не переносил, а вот теперь приходится, и Господь пока что хранит.

Жутко читать корреспонденции из голодающих губерний. Вот, например, в Усть - Медведицком округе голодающих 100.000 чел. В некоторых станицах ободрали на деревьях всю кору. В Николаевском уезде варят студень из сырой кожи. Осенью выгрызли всю траву в полях, ели сусликов, теперь принялись за кошек и за падаль. Собирают кости (какие") и варят их в пишу. Воруют друг у друга последних лошадей и режут. Смертность от голода увеличивается с каждым днем.

Новейшие "финансисты" все обсуждают объявленный выпуск нчь вых бумажек с двузначными достоинствами. Сулят от этого какой-то просвет. Никто по-обывательски этому не верит, да и разбираться в та" ком вопросе не хочет, относя его к обыкновенным советским экспериментам, которые, вообще, никаким кредитом у людей взрослых не пользуются. Самое важное во всей этой финансовой "воде" - предупреждение "всурьез", что это не девальвация, а "деноминация". Так и запишем: деноминация. (Что-то в этом слове демоническое или динамитное. А впрочем, так это все не интересно, что не хочется и в словарь заглянуть, чтобы перевести его не дурачась.)

Продолжая записывать "похождения" своего сынка, должен отметить, что на днях он поступил на службу в Народный Комиссариат Земледелия (Наркомзем) в качестве какого-то "уполномоченного" и в это же время продолжает учиться медицине, и даже вчера, к его собственному удивлению, сдал какой-то экзамен по гистологии. И голодал же он до Наркомзема со своей гистологией! Картошка, хлеб, махорка и чай, а чего остального - разве где у "сродников-спекулянтов" перехватит; да и то не часто. Нечего сказать - проходит настоящую школу жизни, - не чета своим родителям!

25 нояб./8 декабря. Подсыпало немного снега, так что легковым извозчикам с третьего дня явилась возможность запрячь своих лошадей в саночки. Впряглись в них и советские "берендеи", перевозя на свои квартиры дровишки, картошку и прочее такое, что только удастся купить или "стяжать". В последнее время вообще много "покупается". С 1-го ноября (а в иных учреждениях "по ошибке" и с 1-го октября) стали раздавать миллионные жалования, - "приблизительные" или "приближающие" к прожиточному минимуму. Так, например, мне по новому тарифу причиталось за ноябрь получить жалования 2.050.000 р. но получил я пока что 1.004.500 р. ибо вычли 20.500 р. в союз и не додали 1.025.000 р. которые оставлены в обеспечение уплаты за те платежи, которые причтутся с меня за разные выдачи натурой. И выдали даже, неожиданно для меня, очень щедро, а именно: шевиотовую английскую пару, американские штиблеты, каракулевую шапку, теплые рукавицы и две пары белья. На старые деньги такая штука обошлась бы самое дешевое в 85 р. а посчитаешь на нынешние - пожалуй перевалит за 2 миллиончика. Если сосчитать еще, что были уже выдачи мукой, маслом, сахаром и другими продуктами (по мелочи), то выйдет, что получать деньгами совсем невыгодно.

Удивительное семячкогрызение! Все "загрызли". Вчера поймал на этом деле одну знакомую даму из бывшего "общества"... - "И вы"!" - "Что поделаешь - мода такая!" (И на ушко прибавила: "революция началась подсолнухами, и кончится тем же!")

Воровство процветает. Проникло оно я в храмы Божий. То и дело слышим об ограблении их. Тащат, конечно, преимущественно "драго' ценное", таскают и по мелочам. В одной церкви (у Ржевской Б. М. на Пречистенке) во время литургии кто-то ухитрился стащить с жертвенника серебряное блюдечко. Еще это происшествие дало повод местному священнику тут же в алтаре переругаться с приглашенным из Храма Спасителя протодьяконом Григорьевым. "Отец протодьякон, а где же блюдечко" - "А я почему знаю". - "Но ведь оно сейчас тут было!" - "Так что же по-вашему - я, что ли, его взял" Раздосадованный батюшка тут и ляпни тоже: "А я почем знаю!" Протодьякон побагровел и рявкнул: "Ах ты сволочь эдакая! Да я почти каждый день приглашаем в храмы по всей Москве, так что же я: хожу туда воровать церковную утварь, что ли" После чего сейчас же снял свое облачение и ушел из храма, может быть, не закончив своих обязанностей по регламенту.

Конечно, отец протодьякон тут не при чем, но все-таки кража эта - факт, и проделана она кем-нибудь из прислуживающих за божественными службами, вроде мальчиков, раздувающих и подающих кадило и выходящих со свечами. Ох уж эти нынешние "мальчики"!

С Финляндией снова "заворошка". Пока идет "нотная" переписка, того и гляди завоюют с ней. Сегодня пишут, что в Питере состоялось чрезвычайное заседание петроградского совета, на котором главком С. Каменев доложил, что Савинков перебрался из Польши в Финляндию и организовал вербовку добровольцев для вторжения в Карелию. В начале октября они уже под командой финского офицера Таконена перешли границу. А по Финляндским нотам видно, что карельский народ сам восстает против советской власти. В конце концов выйдет, что паны (Финляндия и Советская Россия) подерутся, а у хлопцев (Карелия) чубы болят.

Сегодня по поручению жены ходил в советский магазин "Проводник" и "свободно" купил там 4 пары мужских и дамских калош за 1.180.000 р. (за мужские 300.000 р. за дамские 290 тыс. за пару), и она завтра пойдет на рынок, будет мерзнуть там целый день и продаст калоши с пользой от 20 до 30 тысяч за пару. И вот такими "операциями" и существуем главным образом (а сами все еще ходим без калош, мясо едим раз в неделю, - оно теперь 17-18 тыс. за ф. молоком только "замучиваем" утренний кофе, - оно теперь 8 тыс. кр.).

Говорят, что государственный банк скупает золото. Объявил цену за империал (10 р.) 600.000 р. но "скупать" - то стали ловкие люди и довели его до полутора миллиона. И во всем частная предприимчивость выпукло опережает государственное хозяйствование. Лучшие мастера всяких производств бегут с казенных заводов и фабрик на частные; Внешторгу заграница не дает ни кредита, ни отборных товаров, а частным, старинным своим покупателям сама предлагает и кредит, и более дешевые цены, и гарантии за добросовестность исполнения заказов.

Я прозевал в свое время прочитать речь Ленина, приглашавшего на какой-то конференции рабочих и служащих республики работать так, чтобы частная предприимчивость была забита, а иначе, он сказал она нас забьет и повесит. И, дескать, будет права, - потому что мы заслужи-ли этого своей леностью и неспособностью. Ленин в последнее время говорит хоть и редко, но, по обыкновению, метко.

26 ноя б./9 декабря. Стеклов все ворчит в своих "Известиях", что великие державы не пригласили Россию на Вашингтонскую конференцию, и ревнует к тому, что там имеется два других представительства: от Дальне-Восточной республики и от кадетско-эсерского блока, а именно в лице Милюкова и Авксентьева. Делегаты Д - В республики прибыли туда по приглашению Америки в качестве "гостей". Еще это, мол, туда-сюда, но Милюков и Авксентьев!!"", и т.д.

Но самая любопытная страница "Известий" теперь четвертая, где печатаются "частные" объявления (большей частью от все еще "государственных" уч{юждений). Эти объявления красноречивее и короче, а главное яснее всяких передовиц и ученых статей рисуют жизнь советской столицы за последние месяцы.

Управление торговли МСНХ "Мосторг" предлагает отпуск "за наличные без ордеров" разных эфирных масел. Транспортное Т-во "Экспресс" принимает ордера Москвотопа и проч. документы на получение топлива для заводов, учреждений и частных лиц, восклицая при этом - "доставка в любой район Москвы".

ВСНХ "Главсельпром" предлагает разработку и производство работ по оборудованию мельниц, элеваторов и маслобойных заводов и продает разные к сему машины и приспособления. "Гохран" приглашает ювелиров, закройщиков и монтировщиков на "условиях по свободному договору", причем за скорость и аккуратность выполнения работ обещает премию (большими буквами). Грозненское нефтеуправление за наличный расчет ищет двигателей, разных инструментов, электрических лампочек и т.п. Какой-то "Ацетометил" предлагает уксусную эссенцию, масла, разные спирты, уголь, деготь и т.п. Торговый отдел москвоком-муны отпускает норвежские сельди по 360.000 р. за пуд. Гужтранспорт назначает торги на перевозки грузов гужом на 1-е полугодие 1922 г. Электро-театр "Уран" также желает сдать на торгах исправление центрального отопления. Курская дорога таким же способом предлагает поставку ей разных материалов, имеющих 31 название. Государственная фабрика мебели "2 (бывш. Бр. Юраевых) объявляет о приеме заказов, как от учреждений, так и от частных лиц.на "стильную домашнюю обстановку. Как-то: кабинеты, столовые, гостиные, спальни и пролетарскую мебель для рабочих домов-коммун. Обстановку контор и учреждений.1' И т.д. и т.д.

Недостает только предложений от жилищно-земельных отделов о сдаче роскошных квартир, со всеми удобствами в каком угодно количестве комнат, и от складов ВЧК о продаже частным лицам реквизированной у них обстановки и разных вещей "по умеренным ценам и с рассрочкой платежа". Но дело к этому подвигается. За четыре года мы столько чудес видели" что никакая чудесная перспектива нас более не ошеломит, примем, "как дар свыше исходяй" ("свыше** с маленькой буквы, в отличие от небесных даров).

30 нояб./13 декабря. Сегодня к ночи 16 градусов мороза. Морозы усилились, было до 20 (а за городом, как говорят, и до 24), а потом "смякли*' и стало прибавляться снега, так что наконец установилась форменная зима.

Заместитель Цюрупы - тов. Брюханов назначен комиссаром продовольствия, а что с самим Цюрупой, не пишут. Может быть, метрдотелем определился в какой-нибудь ресторан. Сегодня как раз какой-то мой однофамилец "Як. Окунев" (наверное иудейского племени) поместил в "Правде" фельетончик "Муть". Там он описывает роскошь и безобразия гастрономических магазинов, кафе и их потребителей. Вечерних гуляк тов. Яков называет "мещанской тлей*", гастрономические товары "жратвой", покупателей таковых "свиными рылами". Описывая публику кафе, он отмечает много женщин, у которых "ищущие переменчивые глаза, и лица белые до синевы от пудры, и губы кроваво алы от краски, и брови и ресницы четко вычерченные тушью", а также "каких-то странных юношей, тоже напудренных, и тоже с подведенными тушью глазами". Один из них, "с тонкой талией, крутыми боками и круглыми, упругими, упитанными щеками". У него же, как далее выясняется, "бесстыдные глаза, которым все равно*", и он читает доклад. О чем же" А вот о чем (если Яков не врет): "Я расскажу вам о втором пришествии Христа. Он опять пришел на землю, но не в яслях он, а здесь, среди вас. Здесь он. Да, Христос пришел, - возглашает поэт среди звона посуды и говора, - и не сын он человеческий, и не сын Божий, а...

Докладчик приподнимается со стула, выдерживает паузу и бросает, точно жирный ком грязи из помойки: Он с... с! Он родился не в яслях, а в д... т... и был там в... ваш Христос!"

Мне жутко было списывать те грязные слова, которые так и напечатаны в "281 "Правды", и я заменил их точками. Если верить Я. Оку-неву, "доклад" этот имел громадный успех. "Аудитория прерывала еду и ржала" и т.д.

Кого же описал наблюдательный фельетонист" Чье это порождение, эти действительно свиные рыла, жрущие, докладывающие и ржущие" Не революции ли, "красивейшей из красивейших", как ее наименовала госпожа Крупская-Ленина"

Когда я иду со службы или на службу, я то и дело останавливаюсь, выискивая себе свободный "фарватер" для своего безобидного путешествия, и всегда почему-то при взгляде на автомобильных обгоните л ей с портфелями мои уста шепчут: "Сукины дети!**

В Москву приехал новый польский посол Стефанский.

На днях сгорел временный Казанский вокзал (Московский). Пожарные, говорят, так расторопно действовали, что сгорели и их противопожарные принадлежности.

Троцкий издал "по красной армии и красному флоту" 11 декабря иказ, в котором говорится, что на Дальнем Востоке войска генерала Каппеля открыли враждебные действия против Дальневосточной республики. Отряды Каппеля - это остатки армии Колчака. Ныне, дескать, Кап-пель состоит на службе у Японского правительства, грабительски захватившего дальневосточное побережье и не желающего выпускать его из рук. Приказ заканчивается, конечно, "Троцкими" придумками а ля Наполеон: "Будь начеку, красный воин России! - Стой на страже, воин Сибири!"

1/14 декабря. А снега все-таки все еще мало. Езда смешанная -и. на санях, и на колесах.

Вышел новый декрет, по которому крепость виноградных вин увеличивается до 20. Значит, были бы деньги, а напиться можно будет на законном основании.

Наркомпрод подсчитал на 13 декабря скрытой пашни 1.837.416 десятин. А ВЦИК сообщает, что комитет помощи голодающим собрал к этому дню денежных пожертвований (повсеместно) 23.851.881.066 р. если перевести это на "золотой рубль", то, принимая во внимание казенную цену такового рубля (80.000), получается сумма 298.148 р. с копейками ("!). Если сведения верные, и если я не соврал арифметически, то российские миллионы миллионеров не очень-то раскошелились в пользу голодающих!

4/17 декабря. Снега не выпадает, а мороза от 10 до 20 градусов.

Помощь заграницы голодающим выразилась с начала кампании по 7 дек. в 2.648.585 пудах питательных грузов и 20.000 бочонках сельди.

Ф. Нансен в Москве. В большом ладу с советским правительством, а потому, посещая театры, удостаивается от публики "бурных овации.

На открытии 4 съезда советов Москвы и губ. Л. Б. Каменев признался, что надежда урегулировать и создать на вольном рынке непосредственный обмен между рабочими и крестьянами не оправдалась. Товарообмен заменился обменом денежным. "Деньга стала хозяином рынка. И сожалеет, что происходящее сейчас на рынках - товарооборот, товарообмен, - "не есть такой процесс, который мы можем прервать насильственными мерами... Нам невыгодно закрыть рынки, магазины и т.д. потому что подобное решение сорвало бы восстановление промышленности и сельского хозяйства". Из области статистики он сообщил, между прочим, что мы производим только 1/4 того, что производилось, например, в 1913 г. и мы "далеко еще не обрабатываем той площади земли, которая запахивалась до войны". В общем, Каменев свел к тому, что "общее благополучие настанет лишь тогда, когда будет полный коммунистический строй". Утешил, нечего сказать!

Из Гомеля телеграфируют, что там открылся 5 губернский съезд советов, и съезд усыновил находившуюся на территории Гомеля и губернии буденновскую кавдивизию. Придумают же такие нежности.'

Сегодня в Москве переполох: с 5.000 р. черный хлеб сразу скакнул до 7.000. Масло сливочное 90.000 р. молоко 9.000 р. кр.

6/19 декабря. Вчера и сегодня метель. Снега местами надуло очень порядочно, но еще остались некоторые мостовые оголенные, поэтому санный путь нельзя еще назвать хорошим.

Инспектора РКИ (Рабоче-Крестьянской инспекции) обследовали две пары поездов, курсирующих между Киевом и Одессой, и обнаружили, что в составе поезда от 19 до 21 вагона пассажиров 1.100 чел. но из них бесплатных - 550 железнодорожников, 270 советских служащих, 100 воинских, 130 сопровождающих поезд, и только 50 пассажиров платных. Бесплатного багажа на поезде 1.500 пудов, и только 100 пуд. платного. Обследование установило, что часть командировок явно фиктивные, а остальные маловажные, пустяковые поручения. Главная же цель поездок железнодорожников и советских служащих - мошенничество. Контролеры (от 18 до 20 на каждый поезд) также преследуют "исключительно продовольственные цели, и половина из них даже не берет с собой щипцов". Газетная заметка об этом заканчивается таким выводом: "Ясно, что самоокупаемость железной дороги сводится на ноль". Об работе речного транспорта в прошлую навигацию пишут не больно-то весело. Мелководье, аварии, поломки рулей, корпусов и пр. Снабжение судоремонтных работ не превышало 30-40% потребности. Обнаружилось "угрожающее" отсутствие лоцманов на речном транспорте и чрезвычайно низкий процент наличных высококвалифицированных механиков. Предполагалось использовать 2.006 паротеплоходов и 6.646 непаровых судов, но поступило в работу только 1.897 паротеплоходов и 5.474 непаровых судов. Мощность парового флота составляет лишь 58%, а грузоподъемность непаровых судов пала до 20% против довоенного времени. Техническое же состояние флота, говорит отчет, близко к катастрофическому. К концу навигации паротеплоходов, требующих лишь текущего ремонта, имелось всего 962, или около 23% всего наличного паротеплоходного флота, и непаровой флот дает около 26%. Все остальные суда требуют капитального ремонта, полного восстановления или разборки.

7/20 декабря. Снегу подсыпало вдоволь. Теперь зима самая "настоя щенская".

В "Известиях" напечатано объявление торгового отдела "МПО", и прямо чудеса! - хлеб ржаной 44 коп. ф. ситный 1 р. 50 к. грибы соленые 12 р. пуд, чай китайский 11 р. ф. мыло туалетное от 1 р. 50 к. кусок, папиросы от 25 к. до 1 р. за 25 шт. фуфайки от 4 р. 50 к. за шт. калоши 25 р. за пару, обувь от 5 р. до 40 р. за пару, и т.д. Но в конце объявления напоминание, что ты живешь не в русском царстве, а в РСФСР, т.е. "цены обозначены в новых денежных знаках". Другими словами - помножь эти цены на 10.000.

Состоялось судбище над частными предпринимателями, которые не соблюдали закона о рабочем дне, не регистрировали рабочих на бирже труда и вообще не считались с профсоюзами, и за это одного гражданина (содержателя булочной Калмакина) приговорили к уплате штрафа в 150 млн. р. (в пользу союза пищевиков) и 10 человек к шести месяцам принудительной работы.

Л. Сосновский в "Правде" описывает мизерность обывательских сборов в пользу голодающих. В Питере кружечный сбор дал 33 млн. р. а расходы на организацию равнялись 42 млн. р. и вышло, что там собрано всего только 50 пуд. хлеба, или 50 р. золотом. Грандиозные концерты в Колонном зале "дома союзов", с битковым сбором, знаменитейшими артистами, громадными афишами дают голодающим два мешка муки и только! И правильно Сосновский укоряет самих "жертвователей": А сколько, - говорит, - лицемерия в этом виде "помощи" (кому"!). Каждый, взявший билет по повышенной цене, с гордостью воображает, что он накормит голодных, и потому после концерта может зайти в кафе "Ампир".

Сегодня меня "ободрали" в парикмахерской нашего кооператива, за стрижку и бритье сдули 12.000 р. да кроме того в числе сдачи с 25.000 всучили одну тысячу негодную. О, чтоб их! (Впрочем, мы теперь миллионеры"!)

9/22 декабря. Погода мягкая, снежная.

Цюрупа подписался под каким-то декретом за самого председателя совнаркома Ленина. Значит, сделался важнее, чем Компред. Может быть, своей оригинальной фамилией выдвинулся" Вспомнился мне такой случай из дореформенных времен: когда я был управляющим московской конторой пароходного общества "А. А. Зеваке" (в 1899 г.), заявился как-то в контору один из директоров общества Анатолий Ильич Чайковский (брат Петра Ильича) и, перелистывая список агентов пароходства, остановился на Вольском агенте Окомелкове и с явным восхищением повторил несколько раз эту фамилию: "Окомелков, - какая прелесть! Окомелков." И что же, не прошло и месяца, как обладатель такой "прелестной" фамилии был не в очередь произведен в агенты первоклассной пристани Саратов; как говорили потом, именно по настоянию Чайковского.

Вот и Цюрупа тоже! Такая интересная фамилия, что попадись она в свое время на глаза Анатолия Ильича, он бы ее квалифицировал прямо в директора пароходства!

Палата представителей США постановила передать в распоряжение президента Гардинга 20 миллионов долларов на голодающих России.

11/24 декабря. Потеплело до 3 тепла.

Случилось раза четыре брать работу на дом со службы. Добрые люди научили подать счет на сверхурочные работы. Насчитал всего 30 час. (7 или 8 ч. в ночь, т.е. с 7 ч. до 2 или 3 ч. ночи). Взял свою месячную ставку 2.050.000 р. разделил ее на 144 часа, получилось 14.168 р. за час, но так как первые два часа сверхурочной работы оплачиваются в полуторном размере, а последующие в двойном, то счет вышел такой: 8 ч. по 21.354 р. и 22 часа по 28.472 р. а всего 797.216 р. И вот мне эту сумму (за вычетом положенных в союз 16.016 р.) выдали. И закутил: купил фунт колбасы за 35.000 р. и сотню папирос за 30.000 р. Если бы продолжал в этом роде, купил бы 1 ф. чаю (230.000 р.) и бутылку "сырца" (не менее 480.000 р.), ну и пришел бы домой, как и всегда, с пустым карманом.

Вчера в Большом театре открылся девятый съезд советов. Собралось 1.606 делегатов с решающим голосом и 346 с совещательным. Председателем Калинин. На первом заседании Ленин говорил, конечно, речь. Коснувшись международного положения, Ленин сказал, что "нашествие, которое в течение 4-х лет мы испытывали, теперь затихло. Однако надо быть очень осторожными и осмотрительными в дальнейшем." Дальше: "Капитализм разлагается, экономический кризис неизбежен, капитализм катится в пропасть. Мы сильнее тем, что больше знаем! Оцениваем правильно ("). Капитализм издыхает... Для нас признать долги не так трудно, мы проходили и не такие трудности... Мы идем на самые большие уступки и жертвы, но не на всякие и не до бесконечности. Это должны знать все те правительства Финляндии, Польши и Румынии, которые поддерживают и посылают против нас белогвардейские банды - Когда некоторые из национальностей, освобожденных нами ("), начинают вести против нас вооруженную борьбу, тогда мы перед формальностями останавливаться не будем, на то мы и революционеры... Нам невозможно оставаться без взаимоотношений с капиталистической Европой, но, в то же время, и сама капиталистическая Европа не может обойтись без того, чтобы вступить с нами в какие-нибудь взаимоотношения... За эти 4 года мы так много видели угроз, что ни одной из них теперь уже не боимся... Суды в Англии не признали Советскую Россию де-юре; но торговля с капиталистической Европой развивается против воли ее правительств." Попутно Ленин сообщил, что в 21 г. мы получили из-за границы 50 млн. пуд. и вывезли туда 11 млн. пуд. Но речь полностью не напечатана. Вернусь еще к ней.

"Известия" объявляют подписку на 1 год в Москве с доставкой на дом 480.000 р. в провинции 540.000 р. Записываю это, чтобы через несколько недель или месяцев поправить эти суммы на еще более "миллионистые".

13/26 декабря. На съезде разные докладчики нарисовали небывалый ужас поволжского голода. Страшно читать, и если я буквально запишу такую картину: - "Положение в некоторых местах дошло до того, что стало опасным публично хоронить трупы, приходилось ставить караул над свежими могилами, иначе население выкапывало труп и съедало его. Официально зарегистрирован случай, когда мать изрубила своего 11-летнего мальчика и куски тела сохраняла в особом котле. Это пища голодных. В этих местах ядовитая трава "перекати-поле" продается по 100.000 р. за пуд. В Пугачевском уезде в сентябре умерло от гож", ной смерти 4.251 чел. в октябре 4382 чел. а всего по уезду до 1 нояби, похоронено от этой смерти уже 14.780 чел.", - то достаточно и этого чтобы представить себе все ужасы голода, властно царящего сейчас щ 22-миллионным населением. Сам Ф. Нансен, заехав в Самарскую губ при первых зрелищах картин голода "заплакал" и "не поехал дальше1* т.е. туда, где голод еще страшнее. А ведь он в своих путешествиях к Северному полюсу не раз глядел в глаза собственной смерти!

В дальнейшем Ленин говорил о внутреннем положении, о новой экономической политике, о продналоге, топливе, электрификации н закончил "назиданием" - "хозяевам земли русской" - что надо учиться хозяйствовать. Запишу некоторые выдержки из его двухчасовой речи, в вышесказанном порядке тем.

"И мы теперь имеем 100 млн. отсталых крестьянских хозяйств, которые мы должны удовлетворить во что бы то ни стало, хотя бы тем, что у нас осталось... В Донбассе было так много правительств, на Украине было так много правительств, что от всей, когда-то сносной промышленности там мы имеем лишь жалкие остатки. В других местах дело обстоит почти настолько же плохо... При общем разорении мы не можем оказать крестьянству иной помощи, - надо торговать. На этот путь мы стали всерьез и надолго, но не навсегда... Нам нужно во что бы то ни стало добиться развития производительных сил, хотя бы на ступени старого крестьянского хозяйства. При злобном, бешеном отношении к нам европейских стран, это займет большой срок, - не год, не два, а десяток, полтора десятка лет (!!)... Заграница дала нам около 2,5 миллионов пудов хлеба и около 600.000 р. зол...... Вот мы, профсоюзы, мы, коммунистическая партия, управляем, - это хорошо: в области политической и военной мы это делали прекрасно, а в области хозяйственной мы это делали скверно. Надо это сознать и делать лучше. Любому профсоюзу, который в общих чертах ставит вопрос о том, должны ли профсоюзы участвовать в производстве, я скажу: да, перестаньте болтать... Где наша промышленность" Почему она стоит" Потому что нет сырья. А вы сумела его собрать" Нет, вы написали резолюцию, чтобы его собрали - и сядете в лужу..." В конце речи Ленин пожурил ВЧК, но "вместе с тем мы определенно говорим, что необходимо подвергнуть ВЧК реформе, определить ее функции, компетенцию и ограничить ее работу задачами политическими".

Съезд по докладу Ленина вынес одобрение правительству за год, как в области внутренней, так и в области внешней политики.

На декабрь сего года курс довоенного золотого рубля на советские денежные знаки определяется в 80.000 (а в ноябре определялся в 60.000). Постановление об этом подписано "за народного комиссара финансов М. Альский".

14/27 декабря. На съезде Крестинский сообщил, что в 1918 году выпущено 34 миллиарда бумажных денег, из них в виде реальных ценностей вернулось 523 млн, золотых руб.; в 1919 г. выпущено бумажек уже на 163 млрд. а вернулось 390 млн.; в 1920 выпущено 955 млрд. вернулось 200 млн. в 1921 г. выпуск дензнаков достиг 10 триллионов, а вернулось уже менее 200 млн. "Ясно, - говорит затем Крестинский, - что нужно ввести налоги.** Он считает, что в 1922 г. налоги дадут казне 375 миллионов золотых рублей, а расхода предвидит по бюджету 1922 г. - 1.877.000.000 зол. руб. (Бюджет составлен не на 12 месяцев, а только на 9.) Бюджет, по его словам, является "строгим, жестким и скупым по отношению к щедрым и размашистым проектам 1921 г. но не является таким скупым по сравнению с действительностью 1921 г...

Доклад Крестинского передается в финансовую комиссию. Вероятно, и она его тонко не разберет, потому что, как говорят люди мудрые, новая экономическая политика все еще не "экономическая политика*", для меня же лично все это китайская грамота. Там на съезде выступали какие-то будто бы старики-крестьяне - Головнин, Чекунов, выступал и Буденный. Репортеры с умилением передают их "бесхитростные речи", а я без умиления и бесхитростно думаю, что это просто "верноподданнические" речи, которые и в государственных думах были обязательны - как присутствие генералов на купеческих свадьбах. И у Щедрина таких "ораторов" сколько угодно.

16/29 декабря, t 12 дек. ст. ст. в Полтаве скончался Владимир Галактионов ич Короленко. Царство Небесное хорошему человеку и великолепному писателю. Даже Луначарский признает его "крупнейшим мастером слова из всех современных писателей", но, продолжает Луначарский, "он весь в прошлом... В его душе не было ни одной струнки, которая могла бы звучать с суровыми бурями подлинной, жестокой, беспощадной, деловой революции, в волнах потока которой неизбежно кружится много грязи и мути.** Про море крови только не упомянул Луначарский, а остальное все так точно и "по-нашему".

27 декабря на съезде выступал Троцкий. Овации и все прочее, как полагается. На этот раз его статистика чисто военная. В настоящее время красная армия демобилизована до численности 1.595.000 человек. Таким образом, она за год сокращена больше чем втрое. Она состоит из 95 пехотных стрелковых бригад и 49 конных. В армии сейчас только три возраста: 1899, 1900 и 1901 тт. Далее Троцкий ядовитничал насчет поведения Японии, Франции, Польши, Румынии и Финляндии, чтобы доказать, что "нам нужна сильная красная армия*' и теперь. По адресу Финляндии в его словах отчеканился откровенный вызов; "Мы очень рекомендуем генералу Маннергейму не измерять расстояний от Гельсингфорса до Петрограда, потому что может легко оказаться, что путь от Петрограда до Гельсингфорса гораздо короче, чем наоборот.** (Ну, прямо Вильгельм и Париж!)

Вскользь Троцкий сообщил, что на днях "мы потеряли Хабаровск", и не скрыл, что "возможны еще тяжкие испытания и кровавые повороты истории", и предупредил "противников'", что "теперь не 1918 и не 19, а 1922 год, а в 1922 году гораздо легче расширять пределы совет, скоб федерации, чем сужать.

По описанию корреспондента "Правды" съезд бьш в полном смысле слова потрясен речью тов. Троцкого. Приветствия разрослись лепре-дело в грандиозной манифестации. Вчера съезд закрыт.

Но члены съезда как бы не задержались с отъездами по своим местам. В газетных объявлениях Центросоюз предлагает Русское виноградное вино, разлитое в бутылки, крепостью от 14 до 20. И какой богатый ассортимент! Тут и мадера, и херес, и портвейн, и токайское, и мускат, и даже "Церковное вино". Первые и вторые номера (") от 75.000 до 185.000 р. за бут. (Только "хозяевам советской России" и кушать такие "номера" от 75 до 185 тыс. за бутылку!)

17/30 декабря. Ллойд Джордж и Бриан (будто бы) решили вступить в переговоры с Московским правительством, для чего приглашают к 8 января Чичерина и Литвинова.

Президент США Гардинг, по утверждению конгресса, пожертвовал для наших голодающих 36 млн. пуд. зерна.

Новый состав ВЦИКа произвел выборы президиума и утвердил список народных комиссаров. Главные персонажи все те же, т.е. Калинин, Ленин, Троцкий, Луначарский и т.д.

Но на четвертой странице "Известий" есть и более "серьезное, чем вышеприведенные вести: "Для встречи Нового года и наст, празд. не забудьте запастись пивом и медовым шампанским Куст.-Химич. произв. Александр Балогурский в Москве. Плющиха 33, тел. 3-18-39.

От Балогурского до Шустова - один шаг. Еще много уцелело в Москве вывесок "Пейте коньяк Шустова, - пригодятся эти вывески, может и я доживу до возможности исполнять приказ или совет - пить коньяк Шустова. А Балогурского мы пропустим, это не история, а эпизод.

Очень характерно ответил мне не так давно один мой старый знакомый **Антоша", теперь курьер Морского управления при НКПС, а до революции официант из "Яра". "Что же ты, милый, не на месте" - спрашиваю я. - '*На каком месте"** - недоумевающе спрашивает он

- "Да не в *Яру", не в 'Аркадии",** - поясняю я. - "А вы туда ходите"'

- хитроумно озадачивает он меня. - "Ну, где мне ходить - не по средствам!** - "Ну вот, когда вы будете туда ходить, тогда и мы туда переберемся, а пока еще нам делать там нечего, " - наставительно заканчивает нашу беседу политиканствующие Антоний. Когда я рассказываю об этом диалоге людям старого закала, они находят точку зрения Антония глубоко продуманной и пророческой.

31 дек. 1921 г. / 13 января 1922 г. t Когда я брал этот лист чистым, мне и в голову не приходило, что на нем придется начертать самое ужасное в моей жизни, несравнимое ни с какими потрясениями пережитыми мною в эти несчастные семь с половиной лет. В третий день Рождественских праздников, т.е. 27 декабря ст. ст. (9 января н. ст.), выстрелом из револьвера покончила со своей многострадальной жизнью моя вторая жена Антонина Лаврентьевна Макри, урожденная Качкое-екая. Мы не были связаны с ней ни церковными, ни "гражданскими" обрядами, но крепко и неразлучно жили честными супругами больше 12 лет, причем последние 9 лет вместе с моими детьми от первой жены. Были годы вполне согласной и счастливой жизни для всех четверых; но эта проклятая война и все последующее, исковеркавши царства, города, дома, квартиры, - доконала и наше не только счастье, но и относительное благополучие. К концу остались истрепанные нервы, изможденные силы, разочарование и трепет пред грядущими неприятностями, шествие которых, как видно из записанного, все время не прекращалось, да и впредь не сулит остановиться. Не стало сил у моего бедного и благородного друга! Окончательно надломилось здоровье от этих кухонных забот, стирок, уборок, колок дров, топок печек, тисканья мешков и разных "торговых" забот. Вот в последнем-то и кроется ее и мое несчастье, а главное мой стыд, мой позор, мое нравственное преступление. Ведь не я, муж, кормил ее, а она сама добывала эти средства и делилась ими не только со мною, но и с моими детьми. Чтобы у нас было мясо, молоко, масло и сахар, ей приходилось целыми днями мерзнуть или мокнуть на каком-нибудь подлом рынке и продавать там из своей корзинки или мешка то свои вещи, то купленное ею там же или в квартирах спекулянтов, то перец, то горчицу, то чай, то калоши резиновые, - одним словом, быть в конце концов "рыночной торговкой" и подвергать себя арестам (одну ночь в 1919 году провела в "Чрезвычайке"), гонениям милиционеров, ругани хамоватых покупателей. Ее, при всей ее темпераментности, узнали там за легкодоверчивую и добродушную, ну а потому чуть не ежедневно обкрадывали: то денег хватится, то "товара". Не так давно там же где-то на рынке один покупатель стащил у ней семь или восемь пар калош, т.е. больше, чем на два миллиона. Все это, разумеется, бередило ее нервы, давно уже потерявшие равновесие.

А я в это время "служил", получая ничтожное жалование и полуголодные пайки. Не правда ли, что роли были распределены кувырком" Пускай бы она служила, если это необходимо для ограждения себя от разных "трудовых" повинностей и от выселений с квартиры, а мне бы, как наиболее из нас двоих здоровому и грубому, - следовало бы торговать, если я сам себе не мог найти такой службы, которая заменила бы нам "сухаревские" доходы - И вот на этой почве ее справедливое на меня негодование. Она называла вещи своими именами (писать о них не могу так увертливо, как я это делал на этих страницах), и я теперь повторю что с 1918 г. был в сущности только ее нахлебником, не внося в ее личную жизнь ни радости, ни утешения. И ведь не для такой жизни она была рождена. Родилась она в польской шляхетской семье 6/19 ноября 1874 г. в местечке Грабостово Петроковской губ. и уезда.

Была замужем за когда-то богатым румынским помещиком Иатроклом Макри. (Греческого происхождения. Аоистократ. Чуть ли не потомок какой-то Византийской династии.) Жила много лет в роскоши, беспечно и "катаясь по заграницам". Ее красота (сохранившаяся почти до послед, них лет) сводила многих с ума, а в том числе и меня. И вот Сухаревка, а потом пуля в висок, произведенная своею героической рукой. Как бы хотела сказать: мы тяжелы друг другу, и я тебе уступаю жизнь свою для того, чтобы ты дальше жил, заботясь о себе уже сам. Что-то не так... Не ей, а мне надо бы занять ее место, или на рынке, или в том гробу, который мы зарыли 11 января на Введенских горах, на Иноверческом кладбище.

И какое чудесное явление: всю зиму,* кажется, не проглядывало солнце, а в тот день и час, когда гроб надо было опускать в могилу, неожиданно выглянуло солнце и облобызало своим первым лучом через гробовую крышку прекрасное лицо новопреставленной. Как будто сказало солнышко: зачем ты уходишь, ведь я опять бы светило и грело тебя! А надо сказать, что покойная, кажется, ничего больше на свете так не любила, как солнце. И когда оно сияло - и она среди всех своих повседневных трудов и неприятностей выглядывала красным солнышком, н жизнь ей в те дни не казалась такой тяжелой и безотрадной. Какая это была удивительная женщина! Кто-то уподобил сердце женщины жилищу сатаны или храму Божию. Вот и у ней было такое сердце. Но если оно иногда уподоблялось мрачному сравнению, то по внешним причинам или в болезненных припадках, но чаще всего, и это ей было более к ее натуре, к лицу, сердце ее было храмом Божиим. Перед уходом из этой угрюмой, тяжелой, в те дни ненастной жизни, внутри ее воссиял свет небесный. Там свершалось великое таинство любви, терпения и прощения. Вся обстановка приготовления ее к смертному часу, все ее предсмертные распоряжения выявили мне ужасную для меня истину, что она так любила меня, что своею самовольной развязкой с жизнью захотела, чтобы я и дети мои жили свободнее и покойнее.

В Библии есть красивые места об Иаили, жене Хевера Кенеянина. "Воды просил он, молока подала она..." Ничего не просил я, а она отдала мне все и даже жизнь свою!

Я слышал в эти дни много родственных и дружеских утешений, в которых недоставало, как соли к хлебу, расспросов, а почему же это случилось" Значит, они не винят меня. Но почему же я сам себя не могу оправдать перед собственной совестью" И никогда не оправдаю.

Вместо цветов к гробу, которых, увы! - не положил туда, скажу еще про нее, какой это был друг страждущих. Она подбирала с улицы умиравших от голодной смерти и в своей квартире питала их, перемывала и лечила кровеносные раны и гнойные язвы страждущих, - будь это на ногах мужа (см. 1919 г.) или на ногах нашего дворника. И вот оба мы, ее "пациенты", т.е. я и Егор Матвеевич, когда шли за гробом на кладбище, вспоминали таковые ее подвиги. Он, простой русский человек, всю жизнь проводящий в тяжелом труде, с мировоззрением толстовских святых мужичков, сказал мне, что он из всего населения нашего дома (около 80 чел.) благороднее ее никого не знает. А он смотрит на людей только с точки зрения Евангельской и никогда не солжет!

Ей, человеколюбивый Господи! Повели, да отпустится от уз плотских и греховных душа рабы Твоея Антонины, и покой ю в вечную обитель, со святыми Твоими! А мне, грешному, укажи пути, дабы мои молитвы за нее были чисты и доходчивы до Тебя, Милосердного! Примири ее дух со мною - жалким и неразумным, пожалей плачущих о ней! Вечная ей память!

В эти ужасные дни мне, конечно, было не до газет, да и сейчас не до них. Во всяком случае я так разбит нравственно и физически и, кажется, непоправимо, что не считаю себя способным возиться с этими записками. Они мне стали положительно не по силам. Тем более, что пошли такие дела, о которых надо писать историку, а не обывателю.

На днях Антанта прислала советскому правительству приглашение принять участие в конференции, имеющей собраться в марте месяце в Генуе. Причем "королевское правительство" (итальянское) желает, чтобы сам Ленин "не преминул принять участие в конференции". Вот какие сенсации! Подробностей этого приглашения мне прочесть за своими кошмарными делами не пришлось, но позволю себе сделать кое-какие извлечения из фельетона, какого-то "недоумевающего", напечатанного сегодня в "Правде".

"Советское правительство - не к ночи будь сказано - расстреляло своего монарха. Слова из песни не выкинешь..... Санкт-Петербургский двор был связан узами крови с другими дворами, в том числе и с Итальянским, и с Великобританским. А ныне нет Санкт-Петербургского двора, хоть шаром покати. В Королевском дворе в Риме по усопшем С.-Петербургском дворе носили положенный траур, и придворные римские проповедники обрушивали по этому поводу на голову советского правительства, и Ленина в частности и в особенности, положенное количество латинских проклятий. И вот 7 января 1922 г. Королевское правительство, еще не истоптавшее траурных башмаков, уже на весь мир изъявляет желание, чтобы Ленин "не преминул" принять участие в совещании с представителями римского Королевского правительства. Личное участие в конференции Ленина значительно облегчило бы, по мнению королевских великобританского и итальянского правительств, разрешение вопроса об экономическом равновесии Европы. Как хотите, это неожиданный пассаж, даже до чрезвычайности. Мы - как бы это сказать - не догадывались, что специальностью Ленина является восстановление экономического равновесия капиталистической Европы...... Ведь еще совсем недавно боялись пускать к себе самого скромного большевика, считая, что он излучает из себя невесомую гремучую материю, нарушающую все равновесия, на коих покоится цивилизация..." Одним словом, большевики торжествуют. На ихней улице праздник.

В той же газете карикатура под заглавием "Чичеринские ноты".

Рисунок изображает Ллойд Джорджа и Бриана, на головы которых льется каскад музыкальных нот, а под рисунком такое произведение придворного советского поэта Демьяна Бедного:

Ах, Чичерин!

Ох, Чичерин! Словно град или крупа! Знать, он нотами намерен Продолбить нам черепа!

Этак он еще в азарте

Нас научит рассуждать!

Рассудили. Пишут: в марте Будут в Генуе нас ждать.

Оказывается, перед Рождественскими праздниками выпустили из тюрем очень много духовных лиц. И между прочими моего любимца Митрополита Кирилла. Пошел специально посмотреть, как он выглядит после почти двухлетнего пребывания на хлебах чрезвычайки. Да! Полинял-таки Владыка, несмотря на свою природную мощь. Состарился, похудел и утратил от своего очаровательного голоса свежесть и силу. По-прежнему читает и поет как итальянец, а все-таки так и слышится в звуках голоса, что устал старик и осердился!

На новый (старый) год был в церкви Спаса на Спасской улице и там служил тоже "выпущенный" - Архиепископ Варнава. В своем роде и этот интересен: характернейшее лицо, напоминающее самого Ивана Грозного, и голос какой-то особенный - цепкий и вороватый. Слушал впервые его проповедничество. Это тоже что-то особенное. Точно баб поучает на каком-нибудь постоялом дворе самыми простыми, житейскими словами, которые и в церкви вызывали смех, как в квартирной или базарной беседе. "Чего вы вините большевиков, что испортили ваших детей. Сами виноваты. Сами вы пьете и детей приучаете. - Что вы, Иван Иванович, не пьете" - Да я никогда не пью. - Ну что это такое, у нас даже Манинка пьет, а вы не пьете!... Вы где встречали новый год, у Омо-на-Момона, у Корша-Лакорша" Пили шампанское, платили десятки и сотни рублей, а ведь не догадались пожертвовать в пользу церкви хоть пустые бутылки... Что посеешь, то и пожнешь. Вместо свеклы малина не вырастет... Нет, что ни говорите, а надо молить большевиков, чтобы они еще годочков на пять остались, чтобы хорошенько вышколить нас, "и т.д. Так говорил Архиепископ Варнава в храме Божием. Любопытно бы было послушать его, как он говорит где-нибудь в комнате. Кто-то уверял меня, что это тот самый Варнава, которого в епископы произвел Распутин прямо из огородников, и что ему 95 лет. Не врут ли"

Кончился несчастнейший для меня 1921 год (1+9+2+1=13). Свое личное горе я описал как сумел, а всенародного горя и не опишешь -это горе, как море.

В Библии есть такие стихи, которые как раз опишут все происходившее. Воспользуюсь имя, чтобы не ломать голову над сочинением какого-нибудь прощального "резюме" этому злодею - 1921 году.

Пророк Исайя. Гл. 59, ст. 8. "Пути мира они не знают, и нет суда на стезях их, пути их искривлены, и никто, идущий по ним, не знает

2 кн. Ездры. Гл. 8, ст. 72. "Ибо грехи наши поднялись выше голов наших, и безумия наши вознеслись до неба".

Пророк Иеремия. Гл. 19, ст. 8. "И сделаю город сей ужасом и посмеянием; каждый проходящий чрез него изумится и посвищет, смотря на все язвы его".

Притчи Соломоновы. Гл. 1, ст. 11-14. "Если будут говорить: иди с нами, сделаем засаду для убийства, подстережем непорочного без вины; Живых проглотим их, как преисподняя, и - целых, как нисходящих в могилу; Наберем всякого драгоценного имущества, наполним домы наши добычею; Жребий твой ты будешь бросать вместе с нами, склад один будет у всех нас."

Плач Иеремии. Гл. 5, ст. 1-8. "Вспомни, Господи, что над нами совершилось: призри и посмотри на поругание наше: Наследие наше перешло к чужим, домы наши - к иноплеменным; Мы сделались сиротами, без отца; матери наши - как вдовы. Воду свою пьем за серебро, дрова наши достаются нам за деньги. Нас погоняют в шею, мы работаем - и не имеем отдыха... Отцы наши грешили: их уже нет, а мы несем наказание за беззакония их. Рабы господствуют над нами, и некому избавить от руки их."

Жаль только, что в "Плаче" нет цен на дрова. У нас они теперь 1.200.000 за погонную сажень. Сосновый гроб, обитый бумагой, немного украшенный цинком, 1.500.000 р. Рытье могилы 1.500.000 р. и т.д. Одним словом, похороны обошлись в 9 миллионов.

ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ ГОД

1/14 января. Новогодние день и ночь прелестны. 10 мороза, тихо. Солнце и месяц сияли по очереди. Под ногами "скрипит". Пятерка погоде!

Газет не читал, но слышал, что Бриан подал в отставку. Чичеринские ноты и впрямь, должно быть, ему не по нутру.

3/16 января. Разрешено открытие частных лечебных заведений и аптек.

Нансен вернулся на родину и, как сообщают наши газеты, читает там лекции о русском голоде, причем отмечает героические усилия советского правительства в помощи голодающим и уверяет, что в этой катастрофе большевики невинны, и с другой стороны критикует "лживую капиталистическую прессу, особенно гельсингфорсскую".

Назначен народным комиссаром земледелия В. Г. Яковенко, сибирский крестьянин. Истолковывается назначение этого молодого мужичка министром таким же соображением, вследствие которого после Свердлова председателем ВЦИКа был "сделан" Калинин.

Снегу и мороза (до 15) вдоволь. Зима в полном разгаре.

4/17 января. Пока я корчился дома и на кладбище в муках своей трагедии, на службе у меня шла новая комедия: переименовали к чему-то наше ЦНО на тарифно-производственный отдел и перевели нашу часть из первого во второй этаж.

Новое министерство во Франции после Бриана взялся составить Пуанкаре (бывший президент республики).

Сегодня после полдня в Москве разбушевалась снежная метель, не прекращающаяся и ночью.

7/20 января. Ллойд Джордж на заседании Каннской конференции 7-го января сказал, что "доведенная до состояния социального распада (Германия), благодаря самим качествам и темпераменту своего населения, окажется гораздо более опасной для своих непосредственных соседей, чем Россия". Про Англию - что она "страдает от чрезвычайно серьезного зла, от безработицы". В итоге Ллойд Джордж находит "общее состояние мирового здоровья неустойчивым". И для восстановления его, стало быть, надо что-нибудь устроить с Россией. Есть предупреждение против большевизма, и "пропаганда его представляет некоторую опасность, но неудача в деле экономического восстановления мира может повлечь за собой настоящую катастрофу**. Вот почему и решено пригласить Россию на конференцию.

16/29 января. О погоде скажу "чохом": зимняя, обыкновенная, московская.

В "Экономической жизни** напечатано, что Госбанк 25 января платил за 1 фунт стерл. 1.000.000 р. за 1 доллар - 240.000 р. за 1 франк - 40.000 р. за 1 крону шведскую 60.000 р. 1 марку германскую 1.200 р.

Объявлено постановление президиума ВЦИКа "о беспрепятственном проезде всех граждан по территории РСФСР". Вон куда пошло дело! Скоро, пожалуй, выйдет декрет, предоставляющий гражданам и "беспрепятственно" мыслить!

Согласно новых тезисов Цека РКП, идет ломка в политике профсоюзов. Признано существование и в России "экономической борьбы, а потому... неизбежно вытекает вопрос о стачках. "Стачки возможны'", так пишет сам 'Труд*' - орган ВЦСПС.

Ю. Ларин очень интересно пишет в "Известиях" о "налоговом азарте в области коммунального хозяйства**. *'Не пора ли погодить" - говорит он заглавием своей статьи. И приводит такую справку: Московский коммунальный отдел вводит плату за погребение умерших. За богатое - 10 млн. р. с умершего, за "среднее" - 2,5 млн. а за бедное - 845 тыс. Ребенку скидка (по третьему разряду надо платить "только" 535 т. р.). "Здесь, - говорит Ларин, - все прелестно. Вместо одинаковых для всех похорон вводится классовый принцип. "Буржуя" будут хоронить с помпой, а пролетария зароют как-нибудь. Если кто-нибудь умрет в рабочей семье, рабочему достаточно отдать за погребение свою месячную денежную получку, и дело готово. Может ли быть дешевле" Несколько дальше Ларин завещает в случае своей смерти ничего не платить и ждать: "Догадается ли тогда коммунотдел о санитарной необходимости для общества хоронить покойников или будет тверд в своих принципах" При общеизвестном моем упорстве, скорее сгнию, чем похоронюсь за свой счет, даже по третьему разряду, ибо при установлении тарифа заработной платы расход на могилки не учитывался".

Одним словом, для Ларина ясно, что советские деятели городского хозяйства "собираются драть с рабочего за все: за электрическую лампочку, за баню, за лишний квадратный аршин пола сверх 16 кв. аршин на душу и т.д. даже за саму могилу. Это, - говорит Ларин, - означает не более не менее, как попытку взвалить на плечи рабочего класса содержание городов, необходимых для всего населения страны". Ларин считает средней заработной платой (считая деньги и паек) - 10 р. довоенных в месяц, а сумма, необходимая для оплаты основных коммунальных услуг, - в среднем 5 р. довоенных, а потому он находит, что уменьшение вдвое ныне существующей заработной платы "явно невозможно". И справедливо предвидит, что рабочий класс потеряет те улучшения жизни, какие принесла ему октябрьская революция. Нынешний тариф означает торжество принципа "все для богатого". Уплата за 'лишние" аршины это, по его мнению, означает обратное выселение ра" бочих в подвалы, ибо большие квартиры им не по карману, "даже до войны, когда средний по России заработок составлял 20 руб. в месяц, тем более теперь". И т.д. с таким концом: "Коммунальный вопрос может быть решен только общегосударственным подъемом хозяйства, а не сепаратными попытками возложить уже сегодня его тяжесть на плечи рабочего класса без равного увеличения заработной платы". Хорошо пишет Ларин!

Совдеп объявил 28 января цены на продукты, отпускаемые по гос. плану снабжения: мука пшеничная 16.000 р. ф. ржаная 5.700 р. ф. говядина 14.500 р. ф. сельди 5.700 р. ф. вобла 4.000 р. ф. кофе (суррогат) 11.000 р. морковь, свекла, капуста 2.000 р. ф. картофель 1.000 р. ф. мыло простое 22.000 р. ф. масло русское 45 тыс. р. фунт, масло сливочное 60 тыс. р. ф. сахар 675 тыс. р. ф. табак 3-го сорта 18 тыс. р. ф.

Кстати: с меня вычли за казенные выдачи в ноябре и декабре продуктами 419.000 р. и за костюм, обувь, шапку и белье - 360,000 р.

В связи с приглашением Советской России на конференцию в Геную 27-го января состоялась в Кремле Чрезвычайная сессия ВЦИК, на которой был только один вопрос: выборы делегации от РСФСР. Председателем делегации избран Ленин, его заместителем Чичерин (со всеми правами председателя на тот случай, если обстоятельства исключат возможность поездки тов. Ленина на конференцию). Членами: Л. Б. Красин, М. М. Литвинов, А. А. Иоффе, В. В. Воронский, Х. Г. Раковский, Н. Нариманов (Предсовнаркома Азербайджанок. республ.), П. Г. Мдивани (та* кой же чин Грузии), А. А. Бекзадян (от Армении), Ф. Ходжаев (от Бухары), Я. Д. Янсон (от Дальневосточн. республики), А. Г. Шляпников, Т. В. Сапронов и Я. Э. Рудзутак (последние от Профсоюзов).

19 янв./1 февраля. Объявлен золотой рубль на февраль месяц в 150.000 бумажных рублей.

t Сегодня за обедней услыхал поминовение "Высокопреосвященного Евсевия" за упокой (а вчера его поминали еще в заздравных ектеньях). Тут же осведомился, не Митрополит ли наш ("Крутицкий") скончался. Так и оказалось; "в понедельник, говорят, покушал рыбки, а утром во вторник Богу душу отдал". Значит, отравился рыбным ядом. Двенадцать дней тому назад он служил в нашем приходе - у Спаса в Пушкарях - всенощную и выглядывал здоровым еще стариком. Я как раз был за этой службой. Царство ему Небесное! Не зная его биографии и ни разу не слышав его речей, затрудняюсь говорить о нем как об общественном церковном деятеле и человеке. Хотя могу записать, что покойный не обладал особой популярностью в народе, так как был мал ростом" голос имел "скороговорчатый", немного гнусавый, и в своих служениях не проявлял ни красоты, ни вдохновения. Вероятно, был искусным администратором. Править Московской Епархией в такое исключительное время - нужно, значит, быть и энергичным и неустрашимым. И за это спасибо и вечная память!

В газетах стали появляться науськивающие на "богатства церкви" статьи. Надо, дескать, в момент величайшего народного бедствия отобрать эти богатства в пользу голодающих, и удивляются, почему советское правительство не решается сделать этого, если сами церковники не догадываются помочь "своими несметными богатствами". Эти сокровища, говорят авторы статей, должны быть отобраны в том же порядке, в котором Петр 1-й переливал колокола на пушки, а Екатерина 2-я раздавала монастырские земли любовникам. Один такой "наускиватель", якобы крестьянин, служащий Центросоюза, имеющий жену и 5 малолетних детей, пишет о себе, что он ежемесячно отдает в пользу голодающих около 150 т. рублей, и любопытствует, делает ли то же самое имеющий многомиллионные доходы одинокий "Святитель Тихон"

Одним словом, "буча" поднята. Драгоценности, золотые чаши, ризы и т.п. Будут опять сдираться и... расхищаться рьяными ювелирами, а тем, кому суждено погибнуть от голода, - этих драгоценностей не видать ни в первообразе, ни в лишнем куске хлеба... Что же касается "благодетеля", по 150 т. в месяц, то таких теперь вся служащая Россия, так как по постановлению так называемых "общих собраний", инсценируемых разными "ячейками и месткомами", идут вольные и невольные отчисления от жалованья в процентах. Например, и с меня в декабре месяце удержали 10%, т.е. 205.000 рублей... А ведь наш "святитель" никакого "оклада" не получает, и если существует кое-как со своим, таким скромным по его сану, штатом, то на доброхотные даяния тех приходов, в которых служит. И эти даяния, как видится, не очень роскошны, если сам его заместитель - Крутицкий Митрополит, как выше сказано, погиб от недоброкачественности такого "даяния".

20 ЯНВ./2 февраля. С 1-го февраля введены новые железнодорожные тарифы, исчисленные в золотых рублях, и будут каждый месяц увеличиваться в зависимости от увеличения курса золотого рубля, устанавливаемого Наркомфином. Таким образом, проезд, например (в феврале) от Москвы до Киева стоит все 608 тысяч рублей, до Ростова 750 т. до Ново-Николаевска 1,5 млн. рублей (бумажных).

Демьян Бедный в "Правде" обязательно сообщает читателям, что "те великолепные рисунки-шаржи, которые в последнее время часто украшают первую страницу "Правды", а также самые лучшие наши боевые красочные плакаты периода гражданской войны и единственные в своем роде многочисленные плакаты, открытки и журнальные рисунки, издаваемые Коминтерном и имеющие мировое распространение'", принадлежат карандашу В. Н. Денисова (Дени) - художнику, "молодому летами, но давно уже приобретшему крупное имя в отмежеванной им области".

Чего уж там! Написал бы открыто, что это тот самый Дени, который в 1917 и 1918 г. рисовал для "Сатирикона" такие рисунки, которые большевикам были совсем не по носу. А ты - "Демья Бедный" - кому курил свои фимиамы до 1917 года" Если не папиросам Лаферма, то не блинам ли Мартьяныча" (Впрочем, могу ошибиться, и в таком случае прошу извинения за непроверенное подозрение).

30 янв./ 12 февраля. После 15-17-градусных морозов наступило потепление. Выпадает много снега, солнце проглядывает редко.

Много газетного шума по поводу забастовок в Германии. Были перерывы в железнодорожной работе, и кроме того Берлин некоторое время оставался без электричества, газа, воды и телефона; но в общем, должно быть, идет только переторжка работников с нанимателями. Особенно "красного" в этих забастовках не чувствуется, что бы там наши Стекловы и Радеки ни говорили. Одним словом, забастовки кончаются, кровопролитий нет.

8-го февраля обнародовано постановление ВЦИКа об упразднении Всероссийской Чрезвычайной Комиссии и ее местных органов. Все функции этого ужасного учреждения возложены на Народный Комиссариат Внутренних дел, для чего будут образованы при Комиссариате Государственное Политическое Управление, а на местах - политотделы. Это для контрреволюции и шпионажа, а по спекуляции и должностным преступлениям - дела будут идти общеуголовным порядком.

Под этим декретом напечатано руководство "как заработать 50.000.000 р. в день". Оказывается, просто: отправиться на бега, заплатить за вход только 40.000 р. и обратиться к букмекеру, который на предложение за "Диану" 10.000.000 р. отвечает 20.000.000 р.

Есть там такие особые счетчики, которые собирают деньги - пачками в десятки, сотни тысяч и "даже в 5 миллионов". Все ставят, называют свою фамилию "или псевдоним", которые записываются ловкими счетчиками на клочке бумажки. Бег закончен, и счетчики выдают счастливчикам их "навар". Счастливее всех сами счетчики, взимающие 10% с поступивших к ним сумм. Расплачиваются и букмекеры, "хотя (замечает автор статейки) бывают случаи, что их находят лишь после долгих поисков, а то и совсем не находят".

Вот эти-то счетчики, заменяющие тотализатор, и зарабатывают по 50 миллионов на человека, а в общем не менее 3 миллиардов в один беговой день. Автор сводит к тому, что пора Государственному Коннозаводству (Гукону) возобновить правильно организованный тотализатор, раз уж "республика строит сейчас свое хозяйство на началах новой экономической политики". Все торгуют. В Москве повсюду пестрят афиши "Четыре миллиарда рублей". Лотерея*аллегри в пользу инвалидов. Всюду проводится принцип "Кто больше даст..."

Ничего. Дело идет как по маслу; и дома терпимости откроют и будут они называться очень красиво: "Госбард".

Сообщается, что на Белокарельском фронте красными войсками занята Ухта, "центр сосредоточения бандитов в Северной Карелии". Значит, все еще воюем.

Засим объявлен декрет о промысловом налоге. Он состоит из патентного и уравнительного сборов.

Подробности еще не разработаны, но до 1-го мая готовься "монету гнать" и трудящийся, и "нетрудящийся".

А как послушаешь, что золотой (10 р.) дошел уже на рынке до 3.400.000 р. ржаная мука до 1.200.000, пшеничная до 3 000000р. ржаной хлеб до 24.000 р. за ф. пшеничный до 75.000 р. за ф. масло сливочное до 300.000 р. ф. сахар до 200.000 р. ф. мясо до 80.000 р. ф. даже грошовая свечка восковая и та теперь 5.000 р. стоит, так что тут толковать о каких-то налогах: вся жизнь наша современная, русская, - сплошной не патентный, не уравнительный, не промысловый, а - беспардонный, несравненным и бессмысленный налог на человечески-ослиное терпение.

Да и чего теперь придумывать налоги какие-то, когда товарищи нашли несметное богатство в виде церковного золота, серебра и бриллиантов. Президиум ВЦИКа уже постановил "немедленно приступить к изъятию ценностей из храмов всех вероисповеданий и обратить их на покупку продовольствия для голодающих"... И тут не только для голодающих, но и для советских жуликов перепадет действительно немало...

Смакуется на все лады послание Евдокима, Архиепископа Нижегородского. Оно состоит из духовных текстов, подобранных к случаю, и заканчивается эффектно: "Данте же взаймы Богу!" (Притч. 19, 17). А все-таки берет раздумье - Богу ли".. И не правильнее ли, что Он дает таким путем взаймы обанкротившемуся и запутавшемуся хозяйчику"

В конце января н. ст. скончался Римский Папа Бенедикт XV, и на его место избран новый Папа - Пий XI, бывший папский нунций в Варшаве Акильратти. Подробностей не читал, да их и не было, должно быть. Видно, такие события теперь у нас не признаются "мировыми".

У нас вместо Евсевия избрали (или назначили) Вятского Архиепископа Никандра, не так давно выпущенного из Бутырок, где он пребывал "на покое", кажется, не меньше годика. Вот это стаж! не чета Папе, который год один был всего только нунцием в Польше.

Отдавал в починку трое карманных, паршивеньких, часов: взяли за все 575.000 р. и, конечно, часы тикают Только, а правильное время по-прежнему предоставляется определять "по солнцу" (все уличные часы до сего времени или стоят, или врут больше моих; даже на вокзалах и на Почтамте).

Вовик дров, с полсажени, стоит теперь не менее 2 миллионов. Баня 10.000 р. 30.000 и 50.000. Был в "средней", и теплота тоже "средняя".

Один приятель-гурман захотел швейцарского сырку и купил его за миллион рублей фунт. Вот и фунтам пошли миллионные цены.

За эти дни с моей службой целый кавардак. Во-первых, совершенно неожиданно наше ЦНО переименовали в ТПО, а затем перевели его из дома "14 в дом "13 на той же Н. Басманной улице, а во-вторых, я по собственному желанию уволился из этой ТПО и, по протекции бывшего своего "Самолетского" директора, а теперь члена правления Государственного треста Северолес (т.е. Объединения лесной промышленности Северо-Беломорского района) и доброго, хорошего человека Ивана Дмитриевича Поцелуева, я с 7-го февраля зачислен на службу в этот "Северолес", где жалованье определяется золотой валютой. Мне сказали, что мой оклад 100 р. (читай на бумажки для февраля 15 миллионов, а в ЦНО я получал пока что только 3.895.000 р.). Идя с нового назначения (Мясницкая 13, бывший особняк генеральши Давыдовой-Спиридоновой), я даже кутнул: купил вместо махорки 5 папирос (скверных), заплатив за них 7.500 р.

На старой службе одна любезная барышня из личного состава провела меня якобы уволенным вследствие сокращения штатов, а потому, по закону, при расчете мне выдали за 2 недели вперед. И таким образом

10 февраля мне причиталось 3.470.000 р. из коих миллион-то выдали тремя бумажками, на которых написано не миллион, а только 100 р. причем сделана оговорка, что один руб. этого выпуска (1922 г.) равен 10.000 р. Бумажка красива, но не настолько, чтобы называться миллионом. Для старой четвертной формат и краски были бы еще подходящи.

t Прочитал в газетах траурное объявление, что "тело-скончавшегося сего 28 января 22-го года в Кронштадте артиста и режиссера государственных театров Петра Сергеевича Оленина прибыло в Москву. Заупокойная литургия по усопшему имеет быть в храме Святого Георгия, что на Б. Дмитровке (против театра бывшего Зимина), в субботу, сего

11 февраля ровно в 10 ч. утра. Погребение пепла на Ваганьковском кладбище в тот же день". Прочитал и восскорбел. Зачем умер еще нестарый, милый и талантливый человек, и почему умер" Я знал его как артиста оперы и оперетты. Голос его (баритон)не больно был приятен, но зато играл он как драматический актер. Вообще обладал недюжинными талантами и как артист и как режиссер. У Зимина это был деятельнейший и просвещеннейший хозяин сцены. Так как он доводился двоюродным братом Олениным*Алексеевичам, моим приятелям задушевным, - то покойный Петр Сергеевич проявлял и ко мне видимую ласку. Бывал и я у него (когда он жил в Москве), а в 1918 году и сам он удостоил меня своим посещением. Время было буквально "ленинское". Вскоре после покушения на Ленина. Я обратил внимание Петра Сергеевича, что он, "когда с бородкой, то ужасно походит на Ленина". Как бы, мол, не вышло чего-нибудь!" И Петр Сергеевич с присущей ему милой улыбкой подтвердил, что он это слышит от многих. И странно, говорит, "когда я еще и не слыхал об Ленине, а у меня уже был псевдоним 'Ленин", очень для меня удобный, благодаря отнятия одной только первой буквы". Воспоминание о посещении меня П. С. Олениным не изгладиться из моей благодарной памяти еще и потому, что он, как доктор по образованию, был в то время на военной медицинской службе, что и дало ему возможность тут же за веселым разговором вынуть книжечку и прописать мне полбутылки коньяку. Царство ему Небесное! Больно хороший человек был, и больно жалко его.

Я был у Георгия. Полна церковь артистической братией (и сестра-ми). Видел, между прочим, Станиславского, Москвина, СИ. Зимина и Трубина. Почему-то не артисты пели, а хор Данилина под его управлением. Пел замечательно. Еще бы, ведь и "во гробе спящий", и его товарищи такие знатоки пения, каких Данилин и в Охотном ряду у Пятницы не увидит. А жаль, что он не занялся обедней Александра Алексеевича. Как было бы кстати спеть ее за этой обедней!

6/19 февраля. После тепловатых дней сегодня грянул с ночи 15-градусный мороз, но в нем было тепло, - сияло солнце.

По официальным сведениям, Франция ассигновала на голодающих 960.000 р. золотом, Италия 540.000 золотом, Норвегия 440.000 р. золотом, Дания 370.000 р. золотом, Америка 39.400.000 р. золотом, РА - 29.550.000 и другие державы более мелкими суммами, в общем же, 72.287.400 р. золотом.

С 15 на 16 февраля стрелка часовая передвинута на 1 час вперед.

"Французский капитал срывает дело мира", - так озаглавлены газетные сообщения о том, что французское правительство потребовало отсрочить на 3 месяца конференцию в Генуе, созванную на 8-е марта.

14/27 февраля. Дзержинский сообщает в Москву о страшных буранах в. Сибири. Пути на линии Кольчугино-Новостройка совершенно занесены снегом, причем на выемках заносы достигали 8-10 сажен. После сильного снегопада буран продолжался двое суток при 25-градусном морозе. Многие участки сибирских дорог закрыты для движения. Занесены снегом целые поезда, застревают в снегу и посылаемые снегоочистители. 9, 10, 11, 12 февраля буран перешел в ураган. Сообщение сводится к тому, что сибирские дороги очутились в крайне тяжелом положении, и от сего: "план погрузки и вывозки продовольствия временно сорван буранами", i

Вот и Дзержинский бессилен - видно, со стихией не так легко бороться, как с контрреволюцией.

21 февр./б марта. Целую последнюю неделю стояла сильная оттепель. Снеготаяние идет быстрым темпом. По улицам неописуемый хаос: сваленный с крыш снег не убирается - из него образуются целые катакомбы; прыгая по ним, бултыхнешься в лужу, из лужи попадешь просто в грязь. А тротуары просто непроходимы - или нарвешься на снежный "обвал" с крыши, или тебя окатит как из ведер сточная вода, пробившая себе дорогу с крыши, минуя худые или оборванные водосточные трубы. И среди таких "удобств" - около "казенных" магазинов - длиннейшие хвосты "живых" очередей. Около "Проводника" (на Мясницкой) - небывалая очередь за калошами. Даже не одна, а целых Три, - одна сплошь состоит из калек, другая из женщин с грудными младенцами (тем и другим "внеочередность", но их так много, что все-таки "промеж себя" и они не могут обойтись без хвостов). И третья - для

всех иных. Последняя состоит - говорю без преувеличения - из доброй тысячи людей. Нет еще десяти часов, а около магазина три такие толпы! Идет неумолкаемый говор, ропот, слышится ругань и многоголосый детский плач. Около самых дверей магазина очереди путаются, вступают в ругань, а иногда и в свалку. Около самой гущи топчется 2-3 конных милиционера; все жмутся на узенький тротуар, а чуть сбились на ободок мостовой - ну тогда держись - безалаберно мчащиеся трамваи, автомобили и мотоциклеты обдают несчастных калошных покупателей грязью, ибо как раз в этом месте и "катакомб", и луж больше, чем где-либо.

Говорят, что в такой очереди нужно пробыть трое суток, чтобы наконец попасть в магазин и получить там за 1300.000 р. пару калош. Значит, граждане в своей семье образуют караульную службу и по такому великому стоянию. Отстоит один человек часа три, а потом покушать захочет, или чего другого, чего при людях не станешь делать, ну вот тогда-то и приходит кто-нибудь ему на смену. Одним словом, мученье, безобразие и наглядное доказательство, что русская жизнь непоправимо испорчена на долгие годы. "Новая политика" столь же чревата неудобствами существования, сколько и старая. (Разумею "старую" в пределах последних пяти лет.)

В эти дни я продал свои сапоги, полученные в прошлом году из полевого штаба и оказавшиеся мне не по ноге, за 3 млн. р. и хотел уже потратить их на "перелицовку" своего рабочего костюма, но дело не вышло: такая штука стоит теперь не менее 10 млн. А сколько стоит новый костюм, я и спросить не отважился - что-нибудь страшное сказали бы мне. Осязая все-таки в некотором роде излишек "миллионов", взял сегодня в кооперативе фунт копчушек за 50.000 р. Это - 29 мелких рыбешек, которыми мы втроем закусили перед обедом, утешая себя тем, что на рынке эта "закуска" стоит втрое дороже. Купил еще за 100.000 р. выигрышный билет выпуска московского губ. комитета помощи голодающим, обещающий или проигрыш, или выигрыш от 1 млн. до 1 млрд. р. Вот как притягивают нашего брата к помощи голодающим!

Все это в сущности указывает лишь на то, что финансовый кризис бушует у нас вовсю. "Экономическая жизнь" откровенно сознается, что требования к печатному станку все возрастают, его практическая работа со дня на день принимает все большие размеры, и все-таки недостаток денежных знаков налицо. "Взгляд, что при расширяющейся роли рынка в народно-хозяйственном обороте внутри национализированной промышленности все же возможно и должно удержать натуральные формы обмена, разбит жизнью и практикой полностью " (говорит "Эк. жизнь").

25-го февраля в газете "Кооперативное дело" напечатано, что в Петрограде скончался В. М. Дорошевич. Я на этот раз не проливаю о нем слез, не отмечаю этого сообщения печальным крестом, ибо однажды пи* сал уже о его кончине, а главное потому, что он, может быть, и сейчас здравствует, как здравствовал, стало быть, от севастопольской до петроградской кончины. И дай Бог ему здравствовать!

Курс довоенного золотого рубля в советских денежных знаках на март месяц объявлен Наркомфином в 200.000 р. Значит, за март мне выдадут (за положенными вычетами) 16 млн. Но увы! - нужно бы "перелицевать" весь свой гардероб, а на это нужно не 16 млн. а дважды 16 млн. Помнится, я об дрожжах писал что-то ужасное, и то только потому, что они вскочили в цену скольких-то десятков тысяч рублей за фунт. Стоило волноваться из-за пустяков.

Сегодня (второй раз с 1920 года) проехался на трамвае от Страстного монастыря до Красных ворот. Вместо прежнего гривенника взяли только 30.000 р. бумажками.

В. Маяковский хоть и футурист, а ловко пробрал в "Известиях" "наш быт" ("Прозаседавшимся"):

Чуть ночь превратится в рассвет,
вижу каждый день я:
кто в глав,
кто в ком,
кто в полит,
кто в просвет,
расходится народ в учрежденья. Обдают дождем дела бумажные, чуть войдешь в здание: отобрав с полсотни - самые важные! служащие расходятся на заседания. И вот, дальше он в таких же стихах описывает поиски нужных ему людей, но все на заседаниях. Это его "взъярило", и он "лавиной" врывается сам на заседание, и видит:
сидят людей половины.
О, дьявольщина!
Где же половина другая"
Оказывается, что:
Они на двух заседаниях сразу. В день
заседаний на двадцать
надо поспеть нам.
Поневоле приходится разорваться!
До пояса здесь,
а остальное
там.
Поэт от волнения не спал всю ночь, мечтая: О, хотя бы еще
одно заседание
относительно искоренения всех заседаний!

Присоединяюсь к его пожеланию.

27 февр./12 марта. Стало суше, - утром морозы (сегодня даже 7 градусов), но солнечная работа на безоблачном небе не останавливает снеготаяния, "Весна идет".

В баню хоть не ходи: первый класс 125.000 р. второй 80.000 р. Попробовал там же побриться - слупили 100.000. Стоя в очереди перед кассой, наслушался обывательского ропота: "А я, дурак, первым ходил по Тверской с красным флагом, орал 'долой царя!'... Да как не орать, ведь бани наши, мойся даром, и все наше, все задаром, а теперь - накоси!" - 'Подожди, к Пасхе до мильона дойдет!" - "А что же мильон, и сейчас в баню сходить около того стоит. Ведь пару белья выстирать - надо отдать 300.000. То, другое, так оно и выйдет мильон!" - "Пусть дерут, злее будем!" - мрачно изрекает третий собеседник.

"Злее будем"! Два простых слова, а стоят целой газетной статья В бане большинство обходится без мыла. Впрочем, некоторые и без своего мыла - мылятся: или выпросят его у соседа, или стащат его в тот момент, когда обладатель мыла промывает свои глаза или идет за водой.

Неожиданно получил на новой службе "прибавку", т.е. стал получать с 10-го февраля "золотом" 107 р. 50 к. Для марта это составляет 21.500.000 р. в месяц.

Не так давно смотрел в Художественном театре "Ревизор" в новой постановке 1921 года. Режиссер К. С. Станиславский. Декоратор и эскизы костюмов К. Ф. Юон. Эти свое дело сделали мастерски, но ничего особенного в угоду революционному времени в новую постановку не внесли, за исключением, впрочем, подлинных портрета Императора Николая I и иконы Божьей Матери (в гостиной городничего). Первое -очень хорошо, а второе - очень гнусно со стороны Станиславского. Такому седовласому старцу, сыну именитых московских купцов, можно бы и не лебезить перед критикой соратников Стек лова и Д. Бедного. Городничего играл И. М. Москвин, "почти" как играли городничего и Уралов, и Греков, и Макшеев. Для пущего реализма и "либерализма" он прибавил еще к традиционным трюкам ковыряние в носу. Но тогда следовало бы Осину (Грибунину) вшей поискать, а Абдуллину (Михайлову) почесать свои "филейные части" (может, они тогда вышли бы "красочнее", а то бледноваты). Городничихи и дочка ее (Лилина и Коренева) очень суетились и визжали по-бабьи, теряя всякое достоинство "начальственных" дам, а Лилина кроме того подчеркнула распущенность стареющей женщины, делаясь местами откровенной и плотоядной самкой, и это в глазах мужа и дочери. Житейски неправильно и для режиссера и для актрисы. Чиновников играли Шакалов, Леонидов, Луж-ский и др. Ничего типичного не дали. Трафареты, и только. Добчинский и Бобчинский - В. Г. Серов и Л. Н. Булгаков. Тоже пересолили до невозможности (как Лилина), особенно в первом акте. Какие это помещики" Просто это были двое душевно больных неизвестного "звания и чина", сбежавших из сумасшедшего дома. Хлестакова играл М. А. Чехов, и был интереснее всех. Ради него (и благодаря ему) я только и попал на этот спектакль. Он оставил нам с сыном два билета в третьем ряду амфитеатра по казенной цене, что-то около 300.000 р. за место, - а иначе пришлось бы доставать через барышника и платить чуть ли не миллион за место. Ведь он родной племянник Антону Павловичу Чехову, и зять Зиллера, мужа моей племянницы, вроде как бы "свой человек". Покойный его дядюшка в письмах к его отцу все советовал 'детей пороть", а однажды и сам выпорол "заочно" ("детей заочно секу"). Вышло очень хорошо. Дети выросли умными, а Михаиле вон каким талантливым и знаменитым! В его репертуаре много других ролей, и во всех он, как единодушно отзывается критика, сверкает недюжинным талантом. Его Хлестаков очень оригинален, но страшно труден для исполнения. Если бы кому вздумалось имитировать его, то, пожалуй, ничего бы не вышло. Тут каждый шаг, каждое движение, мимика, музыка голоса и различные штучки отделаны до того тонко, что все в общем составляет такую затейливую, а вместе с тем и стройную резьбу, что повторить ее - то же, что вновь создать. Но верно ли играл он Хлестакова" Не слишком ли был молод, легкомыслен, а в третьем действии и пьян. Я слышал от его родственников, что он главным образом хотел быть точным гоголевским ревизором. Ссылаются на слова самого Гоголя, что это "молодой человек лет двадцати трех, тоненький, худенький, несколько прилгуповат и, как говорят, без царя в голове, - один из тех людей, которых в канцеляриях называют пустейшими. Говорит и действует без всякого соображения. Он не в состоянии остановить постоянного внимания на какой-нибудь мысли. Речь его отрывиста, и слова вылетают из уст его совершенно неожиданно. Чем более исполняющий эту роль покажет чистосердечия и простоты, тем более он выиграет." Что и говорить, портрет получился правильный, но "чистосердечия и простоты** было столько, сколько дали этого талант и актерская изобретательность Чехова. По этим признакам более всего подходил к авторскому замыслу Михаил Провыв Садовский, но я бы тому тогда сказал, что он не был слишком молодым, легкомысленным и пьяным. И вот мое резюме: Чехов может быть идеальным Хлестаковым, если однажды сыграет золотую серединку "Чехова-Садовского". Так я ему и скажу лично, если придется потолковать с ним.

Антон Павлович писал еще Александру Павловичу (30 апреля 1893 г.): "Мишке мать сшила только одну сорочку, во-первых, не успела, а во-вторых, потому, что не знает его роста'*. Позднее, я полагаю, бабушка успела сшить ему и другую рубашку, и рост его узнала. Желаю милому "Мишке" успеть сшить изображение Хлестакова как раз по его росту!

Ужасные дела творятся в Москве! Хроника происшествий полна сообщениями о грабежах и убийствах. Из конторы Иваново-Вознесенского текстильного треста украдено мануфактуры на 180.000.000 р. в некоторых местах грабители сняли с проходящих одежду, часы, кольца, отняли деньги, - сопротивляющихся поубивали или ранили. Со склада "Обиход** в Лубянском пассаже увезли кипы полотна. Ограблено несколько квартир на десятки и сотни миллионов. В темных переходах, в задних дворах, на черных лестницах находят трупы людей, конечно, тоже ограбленных. В столовой на Самотеке ворвались вооруженные бандиты и, приказав поднять руки, похитили; 160.000.000 р. А то и так: ворвутся в квартиру, убьют кого-нибудь, а ничего не утащат - что-то помешает. В детском доме "33 похищено продуктов на 214.000.000 р. В Грохольском переулке - мануфактуры на 2S0.000.000, в Драматическом театре - бутафории на 2 млрд. в квартире Лилова на Сивцевом бражке разного имущества на 1,5 млрд. Жутко перечислять! И каждый день такие сообщения. Положение настолько серьезно, что Президиум Московского совдепа постановил образовать немедленно чрезвычайную сессию революционного трибунала, которая должна дела о бандитских нападениях рассматривать не позднее 48 часов по задержании обвиняемых, а приговоры, вплоть до расстрела, приводить в исполнение немедленно по вынесении.

Долгое время за Ленина декреты подписывал Цюрупа, а о Ленине болтали, что он "пьет горькую", или "с ума спятил", и находится в санатории или в психиатрической больнице. Наконец, в газетах за 8-е марта появилась его речь, произнесенная им 6-го марта во фракции съезда металлистов. Там он действительно говорит о какой-то своей болезни, связывая сообщение о ней с намерением лично поговорить в Генуе с Ллойд Джорджем. И вот что говорит: "Я надеюсь, что этому не помешает моя болезнь, которая несколько месяцев не дает мне возможности непосредственно участвовать в политических делах, и вовсе не позволяет мне исполнять советскую должность, на которую я поставлен. Я имею основание рассчитывать, что через несколько недель я смогу вернуться к своей непосредственной работе". А сказать Ллойд Джорджу он хочет, как Столыпин: "Не запугаете", мол. И даже намекает, что в случае чего повоевать можем с Европой и Америкой. И что, дескать, такую войну "еще раз вынесем, попробуйте только это попробовать". А затем Ленин заявляет, что "отступление, которое мы начали, мы уже можем приостановить, и приостанавливаем. Достаточно". (Отступление - это "новая экономическая политика".) Дальше он отметил (замеченное и мной, каково!") стихотворение Маяковского и говорит, что оно "совершенно правильно рисует работу русского человека, который по-прежнему Обломов". Обломов, - говорит Ленин, - остался, и надо его долго мыть, чистить, трепать и драть, чтобы какой-нибудь толк вышел. И Обломова он видит в своих коммунистических рядах. И это, по его заключению, "самый худший у нас внутренний враг", т.е. тот коммунист, который сидит на ответственном посту. "Он не научился бороться с волокитой, он не умеет бороться с ней, он ее прикрывает."

Неправильно, вероятно, переданная в газетах речь Ленина мало говорит уму и сердцу, и можно догадываться только, что Ленину надо было "показаться" народу после разговоров о его запое или душевной болезни, сообщить, что он сам поедет в Геную, что уступок он делать не намерен, что новая экономическая политика не дойдет до капиталиэтической и надо как следует "почистить" тех коммунистов, которые ведут теперь экономическую политику. Среди всего этого досталось буржуазным правителям и вообще империализму. Он видит, что там дело швах; дело пропащее, и конец не за горами.

В этих же газетах, где красуется речь Ленина, сообщают, как богатеют американские буржуи. Там есть сорок семейств, обладающих каждая 100.000.000 долларов, более сотни имеют каждая 50.000.000, более 300 - каждая 20.000.000, а есть и такие: Джон Рокфеллер обладает состоянием 2,5 млрд. долларов, Асторы, Дюпоны, Гугенгеймы, Вандербильды - по 500.000.000, и т.д.

Пишут еще очень "богато" и о новом Папе, и вообще о завоеваниях католической церкви. Мировое значение и влияние Папы "особенно усилились в последнее время". Усилились, оказывается, потому, что "мировая буржуазия стала искать точку опоры для борьбы с рабочим классом. Учитывая по-своему события, буржуазия принимала повсеместные революционные вспышки как следствие того, что массы вышли из повиновения своим вековым господам. Лучшее средство опять набросить ярмо на массы - это религия. И вот буржуазия, в свое время боровшаяся с духовенством и вышедшая из этой борьбы победительницей, увидела в нем своего союзника в борьбе с пролетариатом."

(Вот так же и наши умники-кадеты: Распутин, монастырские доходы, заработки митрополитов и т.п. по их словам, несчастья русского народа, а дальше-то оказалось, что русский человек и был "народом"' только тогда, когда попов не угнетали, а потом сделался "шайкой".)

Новый Папа насчет "нот", должно быть, ловчее нашего Чичерина. Много ли царствовал, а уж сам Мильеран, проведший во Франции отделение церкви от государства и национализировавший ряд церквей, обращенных в банки, - добивается того, чтобы Папа принял к себе французское представительство, т.е. примирился бы с бунтовавшей раньше лучшей дочерью церкви - прекрасной Францией. И сама Италия лебезит перед Папой, изъявив Ватикану официальное правительственное соболезнование по поводу смерти Папы (предместника нового). По словам А. Стефена (пишущего в "Правде"), католическое духовенство завладело теми позициями, которые были наиболее слабы сами по себе: молодежью и женщинами. И их союзы являются самыми деятельными и сильными союзами духовенства в Италии. У нового Папы, - говорит Сте-фен, - особые приемы: таинственные и величественные. Например, в день своего помазания вышел на балкон и благословил народ, собравшийся на площади Св. Петра, а эта площадь представляет собой уже не его территорию, а территорию светской власти. И вот это событие толкуется как знак того, что Папа употребит свое могущество для умиротворения всего мира. Стефен так заканчивает свои римские наблюдения: "для, нас, рабочих и крестьян Советской России, все это имеет значение постольку, поскольку мы предупреждены о могущественном враге, выступающем против освобождения трудящихся от ига капитализма". Американские миллиарды и могущество Папы пока что еще выглядят такой силой, которую не напугают ни приказы Троцкого, ни Ленина.

10/23 марта. Правильно говорил В. Гюго: "Весна, когда она поспешит, то непременно даст осечку, и явятся заморозки". А пожалуй, и не совсем правильно: после отмеченной уже преждевременной весны явились не заморозки, а целые морозы. Сегодня, например (это после прилета жаворонков, на другой день сорока мучеников, весной-то) с утра 15 градусов, да и днем морозно (разве только на солнышке тепловато). Курьез-то еще в том, что опять нападало много снега и создалась очень недурная санная дорога, которой и пользуются вовсю легковые извозчики.

И в "Северолесе" успел уже переехать из комнаты в комнату. Интересно отметить, какой паек выдают там. Например, я получил за февраль месяц 60 ф. белой первосортной муки, 15 ф. песку сахарного, 13 ф. саго, 6 ф. вермишели, 3 ф. свиного топленого сала, 7,5 ф. мясных заграничных консервов, 3 ф. фасоли, 3/8 ф. чаю китайского, 1 ф. махорки, 3 ф. мыла простого и 5 кор. спичек. Не знаю, сколько за все "удержат", но по рыночным ценам того дня это удовольствие можно оценить в 22 млн. Но... до войны такой реестрик потребовал бы затраты не более 15 р. Тогда это значило 0,001 моего месячного заработка. А теперь -больше, чем месячный заработок. Черт знает что за белиберда такая! Вообще нелепости, нелепости без конца. Вот сегодня я получил в число своего жалования 10.105.000 р. из коих один ден. знак пятимиллионный. И думал, что его и менять никто не станет, а между тем с него нисколько не затруднился дать "сдачи" первый же уличный мальчик, продавший мне коробку папирос за 50.000 р. Получивши такие деньги, "досрочно" решил кое-что купить к Пасхе, с хитростной целью запастись "дешевым товаром". Между прочим, задумал купить своему маленькому крестнику комплект деревянных яиц, вкладывающихся одно в другое. И для этого пошел специально к "Мюр-Мерилизу", недавно открытому Мосторгом. Нельзя сказать, что Мюр-Мерилиз возродился в старом объеме и виде, но что-то напоминает его. Самое помещение сохранилось в сравнительном порядке, обстановка тоже, конечно нет такой гибели товаров, разнообразия отделений, но барышень-продавщиц и барышень-покупательниц видимо-невидимо. Духами пахнет так же здорово, как и встарь, но цены - на сотни тысяч и на сотни млн. Когда я пошел в кассу платить свои 180.000 р. за купленную игрушку (стоившую раньше у того же Мюр-Мерилиза полтинник), барышня-кассирша спросила меня, сколько я плачу: 180 млн. или 180 тыс. Мое недоумение она разъяснила мне указанием неясности в чеке, где барышня-продавщица прибавила неразборчиво букву не то "м", не то "т". На это я ответил, что я ведь в розничном магазине, а не в оптовом, дескать, какая же покупка может быть на 180 млн.! Но кассирша горделиво заметила мне, что у них очень много таких вещей, которые в отдельности стоят по нескольку сотен миллионов. Попутно заглянул на панораму Кузнецкого моста. Солнечная сторона наполнена, как встарь, "гуляющей" публикой. Ай да НЭП! Прошел мимо "Ампира" и прочитал на входных дверях обеденную карточку: обед из двух блюд 250.000, из четырех - 750.000... И еще раз: ай да НЭП!

Черный хлеб дошел до ста тысяч, масло сливочное 750.000, ветчина до 1 млн. и т.д. (должно быть, до бесконечности)

Газеты (вроде "Правды") с 15-го марта - 12.000 р. по подписке за месяц (с 1-го апреля) 300.000 без доставки в Москве, с доставкой 375.000 р. А дворнику нашего дома за март "положено" 11307.000 р. (по всем правилам профессионального союза).

Конференция в Генуе отсрочена до 23 апреля.

17/30 марта. Потеплело. Хотя морозов нет, но зябко; пасмурно, сыро, грязно.

Калоши опять подорожали: в казенных лавках цена объявлена уже 3 млн. за пару, полуоткрытых. Я заметил, что "Главрезина" повышения свои делает одновременно с "Главчаем": вчера чай "высшего" сорта продавался там 1.500.000 р. ф. а сегодня - 2 млн. р. (просто "чай китайский" вместо 1 млн. сегодня 1.600.000 р.).

Вообще "торговали кирпичом и остались ни при чем", как озаглавливает свою очередную поэзию ядовитый Д. Бедный. Какое-то, - говорит Д. Бедный, -

Сов. учреждение перепродало Бумнавождению, -
Бумнавождение - Главперекупке, -
Главперекупка - Переуступке,
Переуступка - Ухнадбавке,
Ухнадбавка - Пустолавке,
Пустолавка - Оттипузу,
Оттипуз - какому-то союзу,
Союз - Местоимению
(на торгах по объявлению),
Местоимение - Глаголу
(с передачей Помголу),
но спички попали, однако, к Предлогу,
а там сам черт сломит ногу.
Под конец у каких-то Кавычек
Наркомвнешторг купил... этот самый вагон,
Потом сбыл его снова какому-то тресту,
и т.д. и т.д.
А обыватели от страха визжали:

"Спички-то как вздорожали!" Это точно про меня, - я как раз купил вчера одну коробку спичек за 10.000 р.

Вчера же ходил куда-то к черту на кулички, к портновских дел мастерочку, с письмом к нему от земляка (моего бывшего сослуживца по Цектрану), слезно просить его взять у меня в переделку старый костюм за недорогую цену. И вот этот портной, работающий не на Тверской, а в захолустье, в подвальном этаже, приняв во внимание все то покровительство, которое изобразил на бумаге его земляк, объявил мне, что перелицевать костюм менее как за 25 млн. р. он не может. Что же "это: не так давно брались в магазине такую штучку сделать за 10 млн. (впрочем поиски более дешевых портных давали мне потом и более высокие цены - 15 млн. 20 млн.), а теперь 25 млн.! Как-никак, а цена несуразная. Поговорить с ними - начнут докладывать, что хлеб-то уж 110 тыс. р. фунт, но скачки на 5 млн. в цене за труд, вероятно одного человека, 2- или 3-дневный, заставляют с подозрительностью относить* ся к такому жонглированию миллионами. Просто теперь покупатель или потребитель - человек "испуганный". Если бы у меня эти 25 млн. были в кармане и если бы на другое необходимое у меня тоже чего-нибудь было оставлено, то я, хорошо зная этого господина Нэпа, в первый же момент предоставил все 25 млн. этому французу из Сапожковского уезда, смекая, что если торговаться да думать об этом, то цена-то возрастет еще больше. Сегодня 25, а через неделю хоть от кума его принеси протекционную записку, - он уж заломит 30 или 35 млн. Народ простой, а психологию испуганного советского берендея изучил превосходно. Коли есть такая сумма - торговаться не будет, а коли нет - найдет после и заплатит вдвое. Может быть. Но пока денег нет и мало-помалу мои почтенные одеяния превращаются в рубища, а добродетели в себе все-таки не чувствую, напротив, все больше и больше "озлобляюсь". Вспомнишь банный разговор. Действительно делаемся все "злее". Бани уж 300 тыс. 200 тыс. и 100 тыс.!

В "Правде" помещен такой рисунок: с облаков выглядывает на Москву Тургенев, а там вывески: "Цустоп", "Москимоснова", "Мое-кустпром", "Гехолуц", "Главенабпродарм", "Моссельпром", "Всеколес", "Кта", "Петрораспредхладбаза", "Гум", "Сельпромторг" и т.п. Внизу слова Тургенева: "О великий, могучий и свободный русский язык..." Рисунок Дени.

27 марта открылся 11-й Съезд коммунистической партии. Ленин опять повторил, что "отступление приостановится", опять подразнил партийных работников, что они плохи в промышленности и торговле. А об Генуе высказался полупрезрительно. Там, говорит, трудностей для нас нет. "Мы едем туда не как коммунисты, а как купцы".

Напечатано правительственное сообщение "О событиях в г. Шуе, в связи с изъятием церковных ценностей". Будто бы "на верхах духовенства началась явно преступная работа, выражавшаяся в издании противоправительственных воззваний с призывом не сдавать золота, серебра и брильянтов... Заправилы церкви распространяют чудовищные и бессмысленные слухи, будто ценности пойдут не голодающим крестьянам, а на уплату Польше или на расходы Красной Армии и проч." И вот на этой почве в нескольких местах комиссиям по изъятию ценностей верующие дали отпор. А в Шуе такие события "приняли наиболее бурный характер". 15-го марта на соборную площадь стекается значительная толпа народа, раздаются погромные призывы, толпа постепенно растет. Конную милицию встречают угрозами, камнями, поленьями. С колокольни бьют в набат. Вызывается полурота красноармейцев, а также два автомобиля с пулеметами. И пошла писать Шуя! Четверых убили, десятерых ранили (по "правительственному сообщению"), потом пошли аресты (вероятно, и расстрелы). Сообщение заканчивается такой угрозой "князьям церкви": "Царская бюрократия, генералитет, дворянство и буржуазия пытались сопротивляться советской власти. Они были сокрушены. Если верхи духовенства становятся на тот же путь, на них, в свою очередь, опустится железная рука советской власти".

Давно уже в газетах печатаются резолюции об изъятии из церквей ценностей. Их тысячи, этих резолюций, и при всей важности этого предмета что-то щедринское или чеховское в них. Вот, например: "Работники Сущевской пожарной команды, 18-го отделения милиции и арестного дома предлагают советской власти более энергично проводить постановление о изъятии ценностей из храма".

Вот бы самих этих энергичных пожарных припустить к этой работе. Грабежи по пожарным случаям их, видимо, не удовлетворяют.

Как-никак, а дело "изъятия" идет полным ходом. И голод, и холод, и всякий беспорядок жизни русской - плетутся своей чередой.

В Москве на днях арестованы: Архиепископ Никандр, Епископ Илларион, священники Кедров, Громогласов (Илья Михайлович, недавно посвященный, из профессоров) и др. "князья церкви". Арестовали, как слышно, и патриаршего келейники. Вероятно, для расспросов о "поведении" самого Святейшего. Бедная Православная Церковь!

20 марта/2 апреля, t В Берлине стреляли в Милюкова, а попали... в Набокова. И Набоков погиб. В советских газетах пишут, что выстрел произведен монархистским офицером царской службы, мстившим Милюкову за падение и конец Николая Второго. Может, он и прав, что кадеты свалили в пропасть российское самодержавие.

На днях для домашних надобностей купил полфунта гвоздиков размером с пишущее перо. Заплатил 125.000 р. Пересчитал количество. Оказалось, 75 штук, и вывел, что каждый гвоздик стоит 1.666 р. И вот припомнился анекдот о спекулянте. Купил он вагон гвоздей (может быть, весь вагон за 1.666 р. - была когда-то такая цена). По прошествии некоторого времени он продал этот вагон по двойной цене. С этими деньгами он отправляется на завод или в склад и просит отпустить ему два вагона, а там говорят, что на эту сумму можно купить теперь только полвагона. Купил и полвагона, в расчете заработать и на нем 1.666 р. Конечно, заработал, но следующую покупку мог сделать только в четверть вагона. Дальше дело пошло на сотню пудов, потом на десятки, просто на пуды, затем на фунты, и кончилось тем, что его деньги дали ему возможность купить только один гвоздь. А дальше его спекулянтская деятельность прекратилась, ибо ему осталось на этом гвозде только повеситься.

Бывало, такие анекдоты украшали страницы "Сатирикона". Они приводили нас в веселое настроение, ибо были небылицами, а теперь от такого "анекдота" жутко - он сама жизнь. Да и некогда заниматься анекдотами, у них теперь карандаши работают исключительно для прославления царствующей партии и для борьбы с "князьями церкви". Вот последнее произведение Дени, густо расклеенное по всей Москве. Плакат в красках, разделен на две половины: на левой изображена часть церковного иконостаса и коллекция священных сосудов, обязательно украшенных драгоценными камнями, и среди этого церковного богатства стоит во всем велелепии Патриарх. Митра, облачение, посох и все атрибуты его сана тоже унизаны всевозможными драгоценностями. Все приблизительно даже похоже на действительность, причем лицо Патриарха не окарикатурено и вышло очень похожим, и таким симпатичным и умным (как оно и есть), но почему-то на всех пальцах обеих рук подрисованы драгоценные перстни. Что это - малограмотность художника или провокаторство печати" В руках Патриарха - свиток, на котором напечатана та часть его воззвания, где Патриарх говорит, что по канонам церкви сдавать священные сосуды, хотя бы и добровольным пожертвованием, на другое назначение - дело святотатственное и караемое отлучением мирян и лишением сана духовных. На правой половине плаката изображена семья голодных, простирающих костлявые руки к этим драгоценностям.

Кроме того, московские стены испещрены различными воззваниями на эту же тему, которую в коротких словах можно изложить так: "Рабочие, идите и тащите из церквей серебро, золото и камни, а тех, кто мешает этому, забирайте в каталажку". Воззвание самой партии большевиков составлено в таких оскорбительных для веры и отцов духовных выражениях, что я брезгую воспроизводить его содержание. Такой подход к кампании "изъятия церковных ценностей в пользу голодающих" нравственно понижает цену этой - как ни говори - великой народной русской исторической жертвы, и чреват последствиями, и чреват последствиями для... евреев. Про них нехорошо стали поговаривать. Вот я сегодня слышал, что на днях "изъятчики" заявились "обдирать" храм Василия Кессарийского на Тверской. Большинство из них будто бы евреи. И говорят еще, что они устроили себе тут же в храме самоварчик и покуривали там. Если это правда, то не жалко, что и бить их будут; если неправда, то все-таки бить их кому-то хочется, и такими сплетнями рать собирается.

Ох, эта политика проклятая! Кто знает: может, тот же Бурцев когда-нибудь поведает нам, что эти воззвания, эти плакаты и эти само" вары - сочиняли, рисовали и ставили не жидофилы, а жидофобы!

С 1-го апреля повысились тарифы транспорта. Теперь проехать в Петроград (в международном вагоне) из Москвы стоит 4.910.000, трамвайную станцию - 75.000 р. ломовику надо заплатить за перевозку каждого пуда от 40.000 до 50.000 р. легковому извозчику за конец в прежний полтинник - не менее 1 млн. р.

3/16 апреля. Христос Воскресе!

14/27 апреля. Страстная неделя по погоде была холодная и грязная. Так шло до самого Светлого Воскресенья, но с полдня заблистало солнышко и сразу стала "весна-красна'", но это продолжалось 2-3 дня, а потом опять захолодило, и вот, до сегодняшнего дня - переменно. То снег, то град, то дождь. По утрам один градус мороза, днем тепла каких-нибудь 5-6 градусов. Однако, судя по сегодняшнему дню (с теплым дождем), можно сказать, что весна капризничать больше не будет.

На Страстной неделе все оказались крупными миллиардерами, ибо накупали себе на целые миллионы яиц, игрушек, закусок, вин, фруктов и всякой иной роскоши. Разумеется, все вздорожало до безобразия. Яйца 150.000 р. за шт. ветчина 2 млн. ф. масло сливочное 1.200.000, лимон (1 лимон) 600.000 р. апельсин (1 апельсин) - лимон, то бишь 1 млн. р. Сам золотой рубль (на так называемой "черной" бирже) - 2.300.000 р. или 23 млн. за десятирублевок! Бутылка "самогону** около 5,5 млн. р. В частных парикмахерских явный разбой - за бритье и стрижку лупят 1,5 млн. Я с апреля месяца получаю жалования 43 млн. но чувствую себя нищим более, чем когда-либо. Надо бы, например, купить керосинку или примус, но она стоит не менее 20 млн. р. Значит, отдавай половину жалованья только за такую "пустяшную" штуку, а ведь мало ли еще каких нужд! Так вот и питаемся нередко "всухомятку". Кажется, подходит время, и самоварчика будем не в состоянии развести. Уголь в маленьком кулечке (полмеры) 1.300.000 р.

Однако на Пасхе был кое у кого в гостях и угощался бело рыбьим балыком, свежими огурчиками и даже "Бенедиктином". Про последний и спрашивать не стал, сколько платили. Стыдно стало и за хозяев, и за себя. Ведь вон какой голод на Руси! Даже в церквях сдираем все золото и серебро. Евангелия оставили без окладов, лампады сняли, дарохранительницы перетаскиваем в советские сараи.

Налоги, акцизы и разные таксы все растут и растут. Рабочие и служащие до 9-го разряда платят "общегражданского" налога 30.000 р. свыше 9-го разряда и крестьяне (ведущие лично земледельческое хозяйство) - 1.000.000 р.; все остальные граждане 3.000.000 р. Акциз за виноградные вина 6.400.000 р. с ведра, за 1 ф. табаку (не махорки) - 400.000 р. за 1.000 шт. папирос 800.000, за 1 ф. махорки 20.000 р. за ведро пива 2 млн. р. за спирт 750.000 с одного градуса, за соль 4 млн. с пуда, за керосин 600.000 р. с пуда, за патент на розничную продажу (распивочную) 100.000.000 за полугодие. И не перепишешь всех сборов и налогов. Берут и со скота, и со всяких других домашних животных, и с велосипедов, и со всякой движущейся сипы, берут за справки, за подачи и прием разных бумаг. Все стали драть друг с друга невероятнейшим образом. Например, почтово-телеграфное ведомство предъявило на днях речному управлению НКПС счет за телеграммы, посланные в течение последнего месяца одной только Волжской областью на сумму 1.370.000.000.000 р. Скандальное дело! Транспорт теперь тоже на '*хозяйственном расчете". Заплати вот такую сумму, ан и денег нет, и как накладывать такую массу миллиардов на ничтожное количество грузов и пассажиров, которые успели перевезти за первый навигационный месяц. Высчитывали "собственность", а про телеграф-то и забыли! Я думаю, что лучше и не писать об этих налогах, ставках и ценах рынка, а зафиксировать пока, что сейчас ходовая монета - миллион, т.е. что-то вроде гривенника, а потом (вероятно, скоро) отметить, что теперь ходовая монета 10 млн.

Газеты последних дней заняты, главным образом, двумя сюжетами.' о Генуэзской конференции и об изъятии церковных ценностей. 2-го апреля российская делегация под председательством Чичерина была в Берлине и была принята германским правительством. Очень торжественно. Таким образом, советское правительство считается признанным Германией. Здание нашего бывшего императорского посольства передано русской советской миссии.

4-го апреля в пленуме Моссовета (Московского совдепа) очень ругали Патриарха и все духовенство якобы за агитацию против добровольной выдачи церковных ценностей и постановили провести декрет В ЦИК об изъятии "неуклонно, твердо и энергично". Впоследствии так и сделано, да никто им и не мешал. Напрасно только изволили лаяться. В некоторых церквях изъято серебра по нескольку пудов, а в некоторых - десятки пудов. Подожду конца изъятий и запишу собранное (вернее сказать, "содранное") церковное богатство в итоговой сводке.

Пред Пасхой масса "пасхальных" объявлений, и даже вот такое хитроумное: "Ты говоришь, к Пасхе нельзя купить коньяк" Так купи вино В. Г. Сараджева. Магазин.* Тверская, 22."

Значит, и коньяк там есть, или он коньяком не называется, а просто вином.

Генуэзская конференция открылась 10-го апреля. Председателем конференции избран итальянский премьер Факта. Первое предложение внес Чичерин, и оно провалилось. Он предлагал обсудить на конференции вопрос об ограничении вооружений. После речей Барту (Франция) и Ллойд Джорджа (Англия) Чичерин снял свое предложение" Среди генуэзских заседаний с эффектом разорвавшейся бомбы прогремело известие о подписании русско-германского соглашения о признании "де-юре". Оно подписано 16-го апреля в самой Генуе. На основании этого соглашения обе стороны отказываются от возмещения расходов по содержанию военнопленных. Причем Германия отказывается от всяких притязаний, вытекающих из национализации и конфискации имущества германских подданных. Произведенных по декретам РСФСР. Между РСФСР и Германской республикой немедленно восстанавливаются нормальные дипломатические сношения.

В последнее время в газетах стали появляться "благодарственные" письма некоторых священников, что комиссия по изъятию церковных ценностей вела, мол, себя корректно, "в храме все время были без шапок и никто в нем не курил". Это подтверждает только, что в иных храмах не только курили, но и водку пили, и на матерном диалекте говорили.

Франция и Англия протестуют против сепаратного договора Германии с РСФСР. Он считается нарушением тех принципов, на которых зиждется конференция, а потому Германия устранена от дальнейшего участия в обсуждении условий соглашения между различными представленными в комиссии государствами. Чичерину был предъявлен "меморандум", так называемый "лондонский", коим Антанта, по словам Чичерина, "стремится закабалить русских рабочих, и не дает никаких указаний для восстановления России". Вследствие этого Чичерин выступил с контрмеморандумом, коим требует "немедленного признания России, немедленного предоставления России солидных займов, аннулирования военных долгов, а также процентов на них. Если эти условия будут приняты, то Россия согласится признать довоенные долги. Однако Россия требует отсрочки платежа в виде моратория, примерно на 20 лет, включая списание процентов с довоенных долгов. Что касается претензий бывших собственников, то Россия согласится на предоставление концессий бывшим владельцам, где это окажется возможным. А где невозможно - советское правительство согласится удовлетворить справедливые требования по взаимному соглашению с бывшими владельцами".

Россия представляется в комиссии экспертов Красиным, Литвиновым, Раковским и Рудзутаком.

Французские представители демонстративно покинули эту комиссию. Вообще Барту встал в непримиримую позицию против советской делегации, а Ллойд Джордж все острит, мирит и паче всего мудрит.

"Не наше дело, Иван Парамонович, пойдемте лучше чайку попьем."

18 апреля/1 мая. Было несколько благодатных дождей, после чего показалась молодая травка и зазеленела почка. Первое мая ("пролетарское") по погоде очень приятное, но накануне, т.е. вчера, целый день моросил дождь, и сотни тысяч московских школьных ребятишек шлепали по грязи" гонимые волею любвеобильного к ним начальства в разные сады, парки, площадки и театры. Вчера они потрудились во славу советского правительства, сегодня трудятся взрослые - назначены уличные шествия и все подобающее первомайскому празднеству. Я не ходил (может быть, рискуя "пострадать по службе"). Чувствую себя только стариком. Знаю, что на улицах будет сегодня многолюдно и весело, но не припишу этого потребности вынести на улицу разные свободолюбивые и братские ("!) чувства; просто весна, солнце, молодая травка, музыка, толпы народа, аэропланы, а главное - молодость, молодость и молодость" Так что если бы сегодня и царя какого-нибудь встречали - набралось б народу на улицах тоже видимо-невидимо, а мы, "старики", пожалуй и тогда предпочли бы сидеть дома.

Вот не хотел уж больше удивляться денежным "прыжкам", а приходится: "Главчай" внезапно объявил, что в розничных магазинах один фунт чая высшего качества стоит теперь не 2,5, а 4,5 млн. рублей.

Русская делегация представила в комиссию экспертов генуэзской конференции письменный ответ на лондонский меморандум. Этот ответ ошеломил Антанту. Он особенно характерен в устных пояснениях наших дипломатов. Например, бельгийский эксперт спрашивает: "Если в бельгийском банке оказалось бы 10 млн. русского золота, то вы его требуете обратно" Ответ: 'Требуем." Вопрос: "Но если тот же банк имел в России в разных предприятиях 100 млн. то Россия ему ничего не возвращает" Ответ: "Ничего". Вопрос: "Почему же такая разница" Ответ: "В России это сделано на основании изданных государственных законов; в Бельгии же произвольно задержаны наши ценности". Вопрос: "Зачем это говорится - претензии бывших собственников, если они признаются справедливыми, то удовлетворяются по соглашению" Прошу разъяснить, кто установит справедливость претензий"*' Ответ: "Советское правительство". Вопрос: "Что получит собственник в случае отсутствия соглашения между ним и советским правительством" Ответ: "Ничего".

После этого из Санта-Маргериты по радиотелефону сообщают, что в комиссиях среди журналистов и дипломатов почувствовалось тревожное ожидание предполагаемого разрыва.

Сухаревки-то, которую так торжественно и безвозвратно похоронили с участием самого Ленина, понемножку оживает: открылась "на праздничное время" (якобы в пользу голодающих), а с самих праздников с той же целью заторговала вовсю, только "на полгода"* как конфузливо оправдываются закрыватели ее из породы тех, которые вбивали осиновые колы куда нужно и куда не нужно.

В полдень на солнце реомюр показывает 30 градусов.

28 апр./11 мая. Погода без особых сюрпризов. Умеренно теплой умеренно свежо (когда как). Было несколько дождей, а один даже с очень внушительной грозой. Для "произрастания злаков" все очень пока хорошо.

Новое "первое мая" отмечалось великолепной погодой. По обыкновению, после этого праздника советские газеты поместили описание всех уличных потех, бывших в этот день. Конечно, все под соусом "несметной ликующей толпы", "энтузиазма", "мощных звуков интернационала", "восторженных 'ура красной армии, ее вождю (Троцкому)" и т.д. На Красной площади был устроен военный парад, причем красноармейцев приводили к какой-то "красной присяге". Слова новые, но сущность старая: "Бей буржуев!" Были и такие феноменальные нежности (а может быть, и не были"): "Да здравствует наш славный красный вождь!" - раскрасневшись, кричит карапуз лет семи ("!), с автомобиля, поравнявшегося с т. Троцким.

Накануне первого мая прилетело два аэроплана из Берлина. Эти аэропланы в числе других составляют эскадрилью для регулярного обслуживания воздушного сообщения Москва - Берлин. Ленин на празднике не был. Не так давно он подвергнулся операции. Те две пульки, которые застряли в его плече, должно быть, не ужились с ним и давали себя чувствовать. Из опасения отравления организма свинцом решили извлечь их, и вот, одну из них уже вынули, - как сообщает наркомздрав Семашко, - благополучно. Рана после операции уже зажила, и, по словам Семашко, Ленин скоро будет совершенно здоров. А пока что его не видно и не слышно. Декреты давно уже подписывает Цюрупа (который, между прочим, на днях назначен еще народным комиссаром рабочей инспекции "с оставлением во всех занимаемых им должностях*", как сказано в "рескрипте", подписанном Калининым).

В Генуе наши все еще обмениваются ("меморандумами". Кроме того, и там Чичерин продолжает- писать разные ноты и письма, а самих заседаний или нет, или они происходят без участия советской делегации. Из всего все-таки видно, что прочного и общего соглашения державы с Россией не заключили. Не сторговались!

С 31 марта по 27 апр. включительно по Москве изъято в церквях: 3.0S9 пуд. 28 ф. 43 зол. 72 доли 400 р. серебра, 2 пуд. 21 ф. 86 зол. 76 долей 500 р. золота; брильянтов, алмазов и розочек 3.658 шт. жемчуга 17 ф. 67 зол. 40 долей, рубинов 1.178 шт. изумрудов 1.887 шт. драгоценных камней 1 пуд. 72 золотника (каких еще"!), и много других ценных вещей, описанных поштучно.

На май месяц минимум заработной платы для средней квалификации установлен в Москве 18.300.000 р. мое жалование в этом месяце 75.250.000 р. А что толку-то, когда прокуриваешь полмиллиона в день. Черный хлеб 200.000 р. ф. сажень дров ("возками") около 70.000.000, мера угля чуть не 3 млн. и т.д. и т.д.

"Злоба дня", как бывало говорили в "добрые старые дни", - судебный процесс о сопротивлении (якобы) изъятию церковных ценностей. Газетные застрельщики натянули свои клеветнические луки до угрожающего предела. По их гарканьям (или карканьям), процесс "вскрыл возмутительную картину заговора против советской власти под видом защиты религии", и что "Патриарх и его штаб - организаторы и руководители обширного контрреволюционного заговора" (распни Его, распни!). К концу процесса вызвали в трибунал свидетельствовать самого Патриарха. Вот и началась пальба из всех орудий. "Стреляли", собственно, не только в безоружных, но ив "лежачих". Особенно усердствовали Стеклов, Петр Ошевский, Марк Криницкий, Л. Николаев, Д. Фибих и, конечно, "лауреат" по этой части М. Горев (Галкин). (К слову сказать, Ошевский и Криницкий когда-то писали и то, что угодно было Ивану Дмитриевичу Сытину. И без сомнения, стали бы писать верноподданническое и Патриарху, если бы тот был сейчас в силе.): Ошевский и Криницкий тряхнули стариной, написали по поводу допроса на суде Патриарха несколько хлестких фельетонов "под Дорошевича". Старые читатели "Русского слова" "прочтут с удовольствием", да и я, пожалуй, прочел не без удовольствия, ибо, как они ни оплевывали "гражданина Василия Ивановича Белавина" (так официально именовали на суде Святейшего Патриарха Тихона), все-таки он вышел из-под их перьев самим собой, а не навязываемым ему бесчестными усилиями проголодавшихся бывших сотрудников "Новостей дня" и "Московского листка" типом черносотенного, властолюбивого и трусливого попа. Вот так же, как Островский вылезал из фердинандовских лохмотьев в своем прекрасном наряде, так и Патриарх вышел из оскорблявшего его трибунала... Патриархом, а не каким-то Белавиным.

"Медленно входит высокий стройный старик. Белая борода. Черная шелковая ряса. На груди скромная серебряная иконка. Никаких 'знаков отличия'. Держит себя с большим достоинством... Мыслит отчетливо и говорит хорошо... Но вот появляется и сам 'гордый Рим'. С ясной мыслью, с отчетливой сознательностью и при полном своем достоинстве он твердо заявляет: 'Да, это сделал я. - Да, я знал, что делал. -Да, я готов ответить за себя...' Набившаяся в зал публика с напряжением ждет появления 'государя церкви'... Лицо у него розовое, благодушное. Поступь мягкая... Сначала он делает поклон в сторону публики и благословляет ее по-архиерейски сложенными пальцами правой руки, потом ищет глазами трибунал. Три четверти публики, той самой, к которой относилось архиерейское благословение, безмолвно поднимаются с мест...: Голос у гр. Белавина в меру пристойный, и в меру исполненный чувства собственного достоинства. За этим голосом чувствуется длительная, многовековая работа ряда духовных поколений и убеждение, что эта работа пойдет сейчас его обладателю на пользу. Он говорит не тихо и не громко... В. И. Белавин ведет себя достаточно открыто... Гражданин Белавин, простившись с аудиторией, в меру смиренно и в меру с достоинством покидает зал суда".

Это все из Ошевского и Криницкого, но для "Известий" и "Правды", а не для суворинского "Нового времени". Эко ведь как Патриарх-то выпирает из Белавина, никак его не удержишь.

Все-таки Горев и компания добились своего: и церкви ободрали, и на Сухаревке новый товар ввели - "серебряный лом", и по постановлению Московского трибунала привлекают Патриарха и Архиепископа Никандра (бывших пока только "свидетелями") к судебной ответственности, направив соответствующие материалы для производства расследования в Наркомюсте, а также всех участвовавших на собраниях под председательством Архиепископа Никандра. Трибунал так мотивирует это "привлечение": "С достаточной ясностью и полнотой установлено, что они, стоя во главе организации, называемой 'Православной иерархией, разработали план кампании действий против изъятия церковных ценностей, составили воззвание, направленное против изъятия ценностей, и, распространив его через низшие ячейки церковной организации среди широких масс, вызвали многочисленные эксцессы".

К слову заметить: кто их вызвал, они сами вызвались! Так было и так будет!"'.

Что же касается закончившегося суда (над публикой "помельче"), то тут вынесено такое постановление: о.о. А. Н. Заозерского, А. Ф. Добролюбова, Х. А. Надеждина, В. П. Вишнякова, А. П. Орлова, СИ. Фрязи-нова, В. И. Соколова, М. Н. Телегина, В. И. Брусилову, С. Ф. Тихомирова я М. Н. Раханова ~ подвергнуть высшей мере наказания - расстрелять. Дальше идет шесть лиц, им - тюрьма, по пять лет, тринадцать лиц - по три года, 10 лиц по одному году, и 10 лиц оправданы.

Между прочим, на скамью подсудимых попало два субъекта (Иванов и Соломин), которые, как выяснилось на суде, попали в число сопротивлявшихся "изъятию" лишь "по пьяной лавочке". Они даже не знали, что происходило изъятие, были волнения, разговоры; просто лежали около церквей мертвецки пьяными, ну их и подобрали кстати, - свалили в автомобиль и отправили вместе "с преступниками". Там, мол, разберутся! (Или "вали валом, после разберем".)

Слышно, смертный приговор, слава Богу, ВЦИКом не утвержден. Значит, или пугнули только, или сами "испужались" такого апофеоза процесса.

Сегодня "Рабочая Москва" опровергает слухи, что Патриарх Тихон "недосягаем для советского правосудия", и он-де сам уже находится под домашним арестом, а все окружающие его арестованы. Бедная русская церковь! Сегодня смотрю, на стене одного храма издали еще видно крупными буквами объявление, начинающееся словами: "Не рыдай" Что-то подходящее к моменту; подхожу ближе и читаю: это программа какого-то нового кабаре, называющегося "Не рыдай". Рядом еще десяток плакатов, все по театральной да по ресторанной части. Как не стыдно так хулиганничать! Разве, в самом деле, это похоже на то, что верующим не запрещается верить"

Из Генуи кроме радиотелеграмм пошли и письма "собственных корреспондентов". Из них видно, что Чичерин и Иоффе щеголяют "в безукоризненных фраках", что к Чичерину заезжает "запросто" Ллойд Джордж и что в Генуе был итальянский Король, который "милостиво" побеседовал и с Чичериным.

Зарыдаешь от таких известий, или пойдешь в этот "Не рыдай" и нарежешься там, как Иванов или Соломин.

30 апр./13 мая. По утрам свежевато, т.е. тепла 5-6 градусов, но дни солнечные, достаточно греющие грешную Москву.

Иоффе, Нариманов и Рудзутак, члены советской делегации в Генуе, уже вернулись в Москву, якобы для доклада 3-ей сессии ВЦИКа (последнего созыва), открывшейся вчера в Андреевском зале Кремлевского дворца.

Из доклада М. И. Калинина видно, что голодающих в России больше 17 млн. человек, и что главное средство, на которое рассчитывает ЦК Помгола, составляется из общегражданского налога в пользу голодающих и из реализации церковных ценностей, но налога, ожидавшегося в сумме свыше 7 триллионов рублей, собрано всего лишь 180 млрд. а ценностей (разочарованно замечает Калинин) "изъято гораздо меньше, чем на это можно было рассчитывать", т.е. по подсчету на 1-е мая, 6.800 п. серебра, 12 п. золота и др. ценностей, "трудно поддающихся учету".

Ох, эти Горевы, Крин ник и с и тысячи сочинителей резолюций пожарных, и всяких других хозяев земли русской, - сколько вносят они своим разнузданным словоблудием в горестную русскую жизнь лишних раздоров, злобы, лжи и наветов!

v Эстонское правительство отказало в выдаче советскому правительству тела расстрелянного эстонского коммуниста Кингиссепа. Хотели привезти его в Москву, чтобы похоронить на Красной площади.

"Какое людоедское дело - не отдать из церкви Святую Чашу!" - кричат стекловы и горевы. "Ведь на стоимость ее можно спасти умирающего с голода". А как же вот насчет "тоже" никому особенно не нужной перевозки мертвого человека из-за границы в Москву" Такая церемония большущих денег потребовала бы, а главное, перевозка его внесла бы известного рода внеочередность, и тем самым - мало-мало на один вагон - голодным местам подвезли бы заграничного хлеба меньше. Вот тоже наш Кузнецкий мост. Вчера я после долгого антракта побывал там: сколько развелось шикарных магазинов, какие роскошные выставки в их окнах, и чего только нет' Ну прямо не 22-Й год, а "довоенный", и что всего удивительнее - сколько угодно золотых, серебряных и драгоценных вещей. Ну где же справедливость"! Хоть бы припрятали на то время" когда идет кампания против противников церковных "изъятий"!

В Генуе продолжается "неделя меморандумов". Есть таковой и от Папы, причем третий пункт этого меморандума требует возвращения церковного имущества в России. В корреспонденции об этом сказано, что "к величайшему удивлению присутствующих Ллойд Джордж запротестовал против Ватиканского меморандума". Вообще Ллойд Джордж протестует до такой степени, что того и гляди поссорит свою страну с Францией и Бельгией. Те отказались от всяких уступок советским предложениям. Польские газеты считают его выступления на конференции "похожими на маневры, не имеющие завтрашнего дня".

Пошел сегодня за всенощную на Патриаршье подворье. Прекрасная, "правильная" служба, как в небольшом монастыре незабвенного старого обихода. Служил простой иеромонах с одним иеродиаконом, но на правом клиросе звучное и умелое пенье любителей церковного пенья обоего пола, по-видимому, из духовного звания (поют" и вместе с тем молятся)" на левом - знаменитейший чтец, молодой человек с редким по красоте голосом и изумительной дикцией. Когда ему приходится петь, ему вторит подворский патриарший архидиакон Антоном, не ахти какой басище, но певец складный и умеющий. В общем, очень хорошо, но и очень грустно. В алтаре всю всенощную стоял сам Патриарх, как простой богомолец. Его можно было видеть, став за левым клиросом, в те моменты, когда открывались Царские Врата. Он стоял направо, в сторонке от престола, в простой рясе и без параманда. Так вот он и на суде предстал "высокий и стройный". Грустно было смотреть на такое, может быть, и любезное его сердцу, но теперь, безусловно, вынужденное смирение главы Российской Церкви. А паства" "Боголюбивая" Москва, где же она" Отчего она не потянулась в эти дни именно сюда,

в этот уютный и скромный храм, в этот русский Ватикан" Ведь все знают, все читают, что на Патриарха спущена вся свора спецов по богохульству* Все смутно ждут крайнего утеснения Святейшего отца. Ясно, что ему подготавливают всякие поношения и лишения, вплоть до "высшей меры наказания". Так чего же не шли взглянуть на Патриарха в такие черные и тяжелые для него дни" Разве мало в Москве стариков и вообще почтенных людей, обязательно посещающих воскресные службы. Ну и шли бы, или на трамвае ехали со своих плющих, хамовников, серпухо-вок, таганок, буты рок или грузин на Троицкое подворье. Шли хоть бы поочередно от каждого прихода по одному приличному пожилому человеку. Тем самым поспорили бы с неверующими, которые теперь очень кричат, да и не без основания, - что кончено дело Церкви - распадается она, редеет, вырождается!

И какое бы утешение старику видеть, что не одни бабы иоаннисти-ческого типа пришли помолиться с ним (как это было сегодня за малым исключением), а сошлось еще человек 300 старых богобоязненных москвичей. Он видел бы в этом сочувствие к себе со стороны верующих и явился бы на ожидаемый "суд неправедный" еще более "высоким и стройным", и безусловно праведным.

На днях у меня в гостях был очень любопытный человек: регент кружка любителей духовного пения имени Св. Филиппа - Никита Николаевич Драчев (все пропагандирую обедню А. А. Оленина). И чего-то он не порассказал, о чем только не поспорил! Вот ведь, собственно, не знаменитость московская, а какой оригинал и какой энциклопедист! От Бетховена к Андрею Белому, от Троцкого к Щусеву, от Вру-беля к церковной кликуше. И все темы, все тезисы, все дискуссии - попросту все свои речи, фразы, слова - так излагал логично, красиво, оригинально и убедительно, а подчас и довольно остроумно или смешно. Я вспомнил его сегодня у Патриарха. Послушаешь, что говорят теперь про изъятия, про суд над церковниками: "Не дадим, не посмеют, не боимся", и т.п. одним словом, вечное русское глупое: "мы-ста, да мы-ста", а вот все эти храбрецы и такого маленького подвига в пользу своей церкви не могут сделать, т.е. не могут пойти в домовую церковь Патриарха. Как бы, мол, и меня не арестовали! И не пойдут! Но когда на них гаркнет милицейский или красноармеец, он, если власть прикажет, на собственных руках понесет Патриарха на Лубянку, в Бутырки, в любое заточение. Драчев картинное и крупнее рисует подлость русского человека: "Все мы сволочи! Выйдет декрет записываться всем в коммунисты, и все пойдем. Мало этого: вынесут из Успенского собора икону Спасителя с перстом вниз, поставят на Красной площади и велят всем поочередно плевать на эту святыню, - и будем плевать!"

Гр. А. К. Толстой, как он говорит в предисловии к своему "Князю Серебряному", "бросал перо в негодовании не столько от мысли, что мог существовать Иоанн Четвертый, сколько от той, что могло существовать такое общество, которое смотрело на него без негодования".

Такое общество существует доднесь, ваше сиятельство, в Совдепии.

24 мая/б июня. Каждый день дожди, и вообще облачно и прохладно. А еще май - "пора любви младая!" - невесело и грязно.

Становится ясным, что наше попечительное правительство забрало в свои руки и управление Церковью. Патриарх, конечно, не сам "переехал в Донской монастырь", а его увезли туда и посадили в маленький, темничного типа домик, около ворот, выходящих на Донскую улицу. Я был-там накануне Троицы и думал, что он будет служить всенощную. Но его не было в соборе и в качестве молящегося. "Не позволено", - печально сообщают монахи удивленным богомольцам. "А можно ли пойти к нему за благословением" - спрашивают некоторые "смельчаки". "Нет; Стража не допустит!" - еще печальнее говорит спрашиваемый.

Вот передо мной ворох газет за прошлое время. И каждый день во всех них какая-нибудь новая клевета на Патриарха или угроза, а вместе с тем - и интервью с самозванными или назначенными чрезвычайной членами "Высшего церковного совета" - Епископом Антон ином, священниками Владимиром Красницким, Александром Введенским, Евгением Белковым, Сергеем Калиновским, Иваном Борисовым, Владимиром Быковым" Русановым, Дедовским и псаломщиком Стефаном Стад" ником. Эти ликуют и пишут послания "верующим сынам Православной Церкви России", в духе, стиле и орфографии коммунистических писателей. По их словам, рабоче-крестьянское правительство существует "по воле Божьей, без коей ничто не совершается в мире", и "оно взяло на себя задачу устранить в России жуткие последствия мировой войны, борьбу с голодом, эпидемиями и прочими нестроениями государственной жизни" (тут невольно хочется сказать "святым отцам", что взять-то взяло на себя советское правительство эти задачи, да еще далеко "не устранило" нестроений разных, но зато легко и свободно "устранило" немало попов и монахов, и даже на этих днях расстреляло пять священников, из серии "11", приговоренной к расстрелу на недавнем процессе. Может быть, так и сказали новому "всешутейшему собору" - отберите из 11 пяточек для расстрела, и преосвященный Антонин с другом своим Калиновским делали этот выбор. Ну да Бог с ними! Не мне, грешному и малому, судить этих "угодников советских".

Патриарх Тихон будто бы передал этой компании следующий документ: "Ввиду крайней затруднительности в церковном управлении, происшедшей от привлечения меня к гражданскому суду, почитаю полезным для блага Церкви поставить временно впредь до собрания Собора во главе церковного управления одного из церковных Митрополитов."

На 15-е мая в 48 губерниях изъято из церквей 17 п. 63 зол. золота, 9.436 п. 28 ф. 35 зол. серебра, 7.997 шт. бриллиантов, 7.467 карат, жемчуга и много других ценностей. Наибольшие поступления дали Московская, Костромская и Ярославская губернии, а также Украина и Сибирь.

"Временное высшее церковное управление" залезло на Патриаршее подворье; и оттуда шлет свои "указы", которые, кажется, большинством московских церквей не выполняются. (В "управлении" кроме упомянутых членов значатся еще дьякон Скобелев и гражданин Хлебников. Тоже надо записать, может быть, когда-нибудь можно будет разобраться, "как они дошли до жизни такой".)

Генуэзская конференция закрылась 19-го мая. Наши уехали "с носом". Жутких последствий войны, и прочего такого, нашим дипломатам стряхнуть не удалось. Теперь одна надежда на Антонина.

К предстоящему процессу эсеров в Москву приехали иностранные защитники-социалисты: Вандервельде, Теодор Либкнехт и др. Пока они ехали в Москву, газеты наши были переполнены руганью против них, как "защитников убийц", а как приехали - была организована неприличнейшая встреча с подношением крапивы, калош и разной дряни. Бросали соленые огурцы" свистали, гоготали, и это якобы "рабочие московские, правильно понявшие предательскую линию эсеров". А на самом деле эти рабочие были искусно инсценированы отрядами чекистов или "ге-пуистов" (главное политическое управление) и студентами-коммунистами. Такое безобразие было достойно оценено письмом их подзащитных, сидящих в тюрьме. Они не убоялись сказать коммунистической партии всю ту правду, которая карается ими обыкновенно "высшей мерой наказания", и все это напечатано и в "Известиях", и в "Правде". Похоже на Ивана Грозного, который любил послушать правду о своих жестокостях и, слушая смельчаков, придумывал им особые смерти, казни.

Замечательное падение цен на муку: ржаная упала до 6 млн. пшеничного размола до 7 млн. крупчатка до 16 млн. и т.д. Курс на так называемой "черной бирже" в связи с этим падает. 10 р.-золотой можно купить за 20 млн. несмотря на то что государственный банк объявил цену его на май-июнь 12.500.000 р. (По этому курсу нам в Северолесе только что выдали жалованье за первую половину июня. Я получил за полмесяца 67.187.500 р.)

С 1-го июня железнодорожный и водный тарифы увеличены против дореволюционных цен в 2 млн. раз, т.е. против мая 1922 г. в два раза. До Питера теперь доехать стоит что-то около 20 млн. р.

4-го июня опубликован "бюллетень о состоянии здоровья тов. Ленина". Дело в том, что он 24-го захворал острым гастроэнтеритом. Температура повысилась до 38,5 градусов, было "ухудшение нервного состояния больного" и т.д. но сейчас, дескать, "Владимир Ильич находится на пути к полному выздоровлению". Бюллетень подписан профессорами Ц. Ферстером, В. Крамером, докторами Л. Лениным, А. Кожевниковым, Ф. Гетье и Наркомздравом Н. А. Семашко. *

Что-то Ильич часто стал подхварывать. А ведь за него теперь "Временное церковное правительство" должно бы молиться, мне кажется"! По-христиански-то оно так и следует, а политически это было бы смешно.

На самом деле этот бюллетень скрывает первый удар Ленина, при котором отнялась речь и вся правая сторона.

26 мая/8 июня. Пуанкаре в своем парламенте сказал, что "вся* кая попытка восстановить Европу без помощи Соед. Штатов (а Америка, как известно, в Генуэзской конференции не участвовала, - мое примечание) была бы безнадежна'* и что "для осуществления восстановления Европы необходимо сохранение в силе принципа частной собственности. Франция готова спасти русский народ, но она не может поддерживать принципы его нынешнего правительства".

На Дальнем Востоке новый переворот. Власть Меркулова свергнута. Народное собрание объявило себя верховной властью. Председатель - Старковский, члены правительства во Владивостоке: Болдырев, Кропоткин,'Кустов, Иванов. Разрешена свобода печати и слова. Японцы новую власть признали.

Ленин получил нижеследующее послание, подписанное Архиепископом Кентерберийским и "несколькими представителями английского духовенства": "От имени христианских общин, которые мы представляем, мы выражаем самый серьезный протест против нападения на Русскую Церковь в лице ее Патриарха Тихона. Общественное мнение христианского общества и всего цивилизованного мира не может молча переносить такую великую несправедливость". В ответ на это Совнарком отправил свои объяснения, в которых, между прочим, Патриарх называется "бывшим" (разжаловали, значит, собственной советской бессовестной властью!): "Никакого, - говорят, - нападения на Церковь нет, а есть предъявление обвинения отдельным представителям Церкви в организации сопротивления мероприятиям советской власти, которые производились в целях спасения жизни десятков миллионов людей..." И, дескать, "подавляющее большинство духовенства в конфликте бывшего Патриарха Тихона с советской властью - на стороне советской власти".

Останавливаясь на "подавляющем большинстве духовенства", во-первых, не верю этому, а во-вторых, припоминаю слова Драчева: "Заставят плевать на Спасителя, и будем плевать".

Погода улучшилась, стало теплее и суше, но все же настоящего лета еще нет.

5/18 июня. А вот и настоящее лето. Жарко, душно. Проливные, короткие дожди с градом (иногда), с громом, молнией. В общем, погода для "злаков" благодатная.

Дешевеет хлеб. Фунт черного в лавках 140.000 р. но все прочее (по инерции, должно быть) дорожает. Тратить "мильены" входит в обыденку. Даже я без прежних охов, вздохов, брюзжание то и дело "сыплю" миллионы.

Представителями РСФСР на Гаагской конференции (продолжение Генуэзской) назначены Н. Литвинов (он же председатель), Каковский, Красин, Крестинский и Сокольников.

Шестой день процесса правых эсеров ознаменовался уходом иностранных защитников. Они, т.е. Вандервельде, Розенфельд и Либкнехт, жаловались на несоблюдение верховным трибуналом Берлинского соглашения трех интернационалов и на разные теснение и неправильности со стороны трибунала, сочли бесполезным продолжать защиту своих подзащитных, коим, конечно, заранее определена коммунистической партией та или иная кара, и "покинули зал заседаний*1.

В "Известиях" некто "Ив. Трегубое" чуть не ежедневно рапортует читателям о деяниях самозванного или "совназначенного" "высшего церковного управления". Нередко приводят речи Антонина и соратников его в такой же репортерски почтительной форме, какая обыкновенно применяется по поводу заседаний всяких иных "светских-советских пленумов". Да иначе и быть не должно. Антонин и все эти новоцерков-ники в своем воззвании "К верующим." заявили "о своем признании советской власти", и "за такую политическую ориентацию (сознается Антонин) я до*сих пор выдерживаю натиск устных и письменных ругательств". "С удовольствием, однако, констатирую, - продолжает он к удовольствию Трегубова, - что, судя по полученным нами письмам и телеграммам, в провинции наша политическая ориентация более приемлема, чем здесь, в Москве". При этом Антонин сообщил, что Архиепископ Никандр "уволен им на покой от управления Московской епархией, а протоиерей Альбийский посвящен в епископа Подольского при несколько необычных традициях - без пострижения в монашество".

Между прочим, Антонин поведал "миру", что "Патриарх Тихон пришел в ужас, когда узнал, что я совершал литургию среди храма и народа, а не в шкафу"... Это, стало быть, алтарь-то шкаф!"!

По сводке к 10-му июня по 50 губерниям и областям изъято: золота 21 п. 9 ф. 38 зол. серебра 17.961 п. 11 ф. 11 зол. брильянтов и алмазов 33.706 шт. жемчуга 3 п. Ь5 ф. 11 зол. и 100 карат прочих драгоценных камней. 13.711 шт. золотой монеты, серебряной на 12.422 р. и вещей с бриллиантами, жемчугами и другими камнями 28 п. 7 ф. 63 зол. и 773 шт.

Совнарком отказал в ратификации итало-русского договора, заключенного с итальянским правительством 29-го мая Чичериным в Генуе. Вот оно какая штука-то! А кстати: где же Чичерин" Генуя давно кончилась, а он в Москву еще не возвратился, да и в Гаагу не назначен. Благодаря "хорошо сшитому фраку", в Монако, должно быть, заехал и поигрывает там, шельмец, на советские (золотые, конечно) денежки.

Обнародованы некоторые "частные имущественные права", но все еще в тех или других "пределах". Например, право наследования по завещанию и по закону супругами и прямыми нисходящими потомками "в пределах общей стоимости наследства 10.000 золотых р.".

Декретов и постановлений за последнее время такое множество, что и не перечтешь (да и не хочется читать-то. Все это переделки декретов старой экономической революционной политики, все это не раз опять переделается). Между прочим, заводятся институты прокуратуры и адвокатуры.

Сильно рекламируется -хлебный займ" (на 1 млрд. р. ден. знаками

1922 г.). Внеси этими знаками 380 р. т.е. 3.800.000 р. и в декабре месяце получай 1 п. хлеба. Боли будет урожай, тогда в декабре месяце хлеб будет дешевле 380 р. за п. а если случится опять неурожай, то "денежки плакали", и облигации займа пойдут на завертку селедок.

16 июня вышел новый бюллетень о состоянии здоровья Ленина. "Все внутренние органы в полном порядке, температура и пульс нормальные, больной покинул постель; чувствует себя хорошо, но тяготится предписанным ему врачами бездействием." Значит, "рвется в бой!"

Ю. Стеклов что-то обеспокоен немецкими делами. "В Германии, - говорит он, - -* запахло монархическим переворотом!" >i

14/27 июня. Погода со всячинкой: ненастье чередуется с ясной, летней погодой; ночи скорее прохладные, но тихие и светлые. 20-го числа, благодаря процессу эсеров, попраздновали. Служащие и рабочие приглашены были в этот день "все на улицу" демонстративными шествиями на Красную площадь почтить память убитого в этот день Володарского и заявить свое презрение к его "убийцам", т.е. эсерам. Рекомендованы были лозунги на злобу дня: "Смерть предателям", "Беспощадный приговор Гоцу и К", и т.д. И до, и после Стеклов и прочие писатели земли советской старались кого-то уверить,' что трехсоттысячная громада манифестантов, вышедшая 20-го числа "на улицу", шла сознательно, по своей инициативе, будучи обуреваема презрением к обвиняемым эсерам и их защитникам. Я не был в числе таких демонстрантов и не берусь за подсчет их. Во всяком случае, большинство их своею прогулкой на Красную площадь на некоторое время забронировало себя от "сокращения". А это теперь такой бич, который с каждым днем увеличивает число голодающих и преступников.

На заседание трибунала 20-го числа ввалились "с улицы" делегаты, якобы от московских и питерских рабочих, что, по заявлению защитника первой группы обвиняемых Муравьева, "разрушило правильный ход процесса и опрокинуло все процессуальные законы советской республики". Делегаты и отвечавшие им Пятаков и Крыленко, видимо, в выражениях не стеснялись. Подсудимые и зашита оскорбились. Они потребовали даже персональной смены членов трибунала, а за отказом в этом защита первой группы в полном составе просила освободить ее от участия в процессе, и эту просьбу поддержали сами подсудимые. После долгих пререканий и новых оскорблений со стороны суда и обвинителя защите дана от процесса "отставка", но поведение ее Крыл елкой признано преступным, и теперь Муравьеву и К предстоит самим сесть на скамью подсудимых.

Пишут, что Шаляпин заболел сахарной болезнью. Боже мой! Как дорожает жизнь (а хлеб как будто дешевеет: черный - , белый 440 т. за ф.) - за май месяц с нас троих домоуправление насчитало за две занимаемые нами комнаты 4.200.000, за воду 4.800.000 и за починку крыши 15 млн. А тут, как на грех, наш "Северо-лес" вздумал понизить коэффициент курса и выплатил за вторую половину июня не по 1.250.000 за рубль, а только по 700.000, как в мае. Приходится должать, и уже задолжали,

t Кражи, разбои и убийства не унимаются. Пошли такие страшные дела: в Боровском уезде на одном хуторе топорами изрублена целая семья, состоящая из семи человек, и кроме того - 9 человек, случайно бывших на хуторе или по пути к нему. Целых 16 человек загублено, чтобы утащить с хутора домашнюю утварь, одежду и, может быть, сотню-другую жалких, презренных "лимонов". Вот она жизнь "без опиума" - "красивейшая из красивейших", как ее назвала однажды госпожа Крупская!

t 24-го июня в Берлине убит политическими врагами германский министр иностранных дел Ратенау. Убийца (хорошо одетый молодой человек) скрылся. Красин сказал сотруднику "Известий", что убийцу Ратенау следует искать среди монархических групп.

Появились ягоды. Не покупаю, но "справляюсь". Начали с 2 млн. за фунт (клубника или вишня). Сегодня слышал цену 1.200.000.

16/29 нюня. Какой-то Андрей Иркутов пишет сегодня в "Известиях", что красноармейцы на докладах о процессах церковников и эсеров задают записками такие вопросы: "Почему до сих пор не расстреляли Патриарха Тихона", "Почему РКП до сих пор терпела таких негодяев" и т.п. А рабочие жел.-дор. мастерских на таковых же докладах засыпают такими вопросами: "Почему нам не дают пайка" и "Почему мало жалования" и т.д.

Хоть и "Андрей", а дурев всякого Андрея-красноармейца (ясно, что требование расстрела Патриарха кажется ему признаком высокого культурного развития красноармейцев, а вопросы штатских "мыслителей" - отсталыми, мещанскими). И такому идиоту, поди, гонорар заплатили"!

17/30 июня. "Питерская хроника": "Уехал на пароходе за границу Шаляпин"...' Теперь понятно, к чему у него завелась сахарная болезнь. Так-то, видно, начальство не отпускало этого пролетария к буржуям. Не успели еще согласно с клубне-красноармейским желанием расстрелять Патриарха, как Антонин возвел себя в сан "Архиепископа Московского", а Епископа Леонида пожаловал в "Архиепископы Крутицкие". Сегодня об этом чинно, без кавычек, сообщается в их органе "Известиях Вс. Центр. Исп. Комит." под заголовком "У новоцерковников", где сказано еще, что "идеи новой церкви постепенно завоевывают симпатии и признание на местах", что "вся Сибирь пошла за новой церковью и считает ее вождем и выразителем ее мнений Епископа Антонина", и что "последний получил признание также всех представителей восточного Патриарха и зарубежных православных групп верующих и духовенства" и что, дескать, в связи с этим "высшее церковное управление по ходатайству Московского Епархиального управления" постановило возвести Антонина и Леонида в Архиепископы.

"Ласковое дитя двух маток сосет", - часто говаривала моя покойная матушка.

История повторяется. В Православной Церкви новый раскол. Я чувствую себя "старообрядцем', а потому меня уже не злят, а смешат "деяния" нового Архиепископа Московского. Так и видно страстное желание попасть в Патриархи. Но как бы Илиодор не подставил ножку.

21 нюня/4 июля. На заседании Гаагской конференции 30-го июня Литвинов заявил, что советской России требуется кредитов на сумму 3 млрд. 224 млн. золотых рублей, из коей суммы 1 млрд. 50 млн. - на восстановление транспорта, 750.000.000 - на восстановление различных отраслей промышленности, 904.000.000 - на нужды земледелия и 320 млн: - на восстановление банковой системы и стабилизацию рубля. И эти суммы выражают, по словам Литвинова, "лишь минимум необходимого", причем подчеркнул, что кредиты должны быть оказаны непосредственно государству.

В Баварии провозглашен королем принц Рупрехт. Нужно отметить, что это сообщение напечатано в "Известиях" нарочито незаметно бледным некрупным шрифтом и имеет этакий насмешливый заголовок: "В Испании отыскался король", а в "Правде" об этом событии ни словечка.

5/18 июля. Последние две недели погода прекрасная. Жара и дожди умеренные; все как следует: злаку на потребу и человеку в удовольствие. Ночи тихие, красивые. Тянет на воздух, но "на воздухе" убийства, грабежи и ад музыкально-вокальных звуков. Поют и играют в домах, на бульварах, во дворах, и больше всего - в бесчисленных кабаре, кафе, "уголках", ресторанах, чайных, столовых; в наших местах у Сухаревой по Сретенке в каждом доме какое-нибудь "заведение", а по переулкам "самогон". Самогон распивочно, самогон на вынос (4-5 млн. бутылка). Были бы деньги, а жить любящему и могущему "жить" можно не хуже, чем в копеечные времена. На Кузнецком мосту и в Рядах, или на Тверской, да на Петровке завелось много магазинов, по роскоши обстановки и товаров мало чем уступающих довоенным. Давно ли я отмечал бедность и бледность нарядов, физиономий и фигур. Теперь другое - на каждом шагу можно встретить и шикарную женщину, и франта по-европейски, Откуда-то явились и жирные фигуры, и красные носы. В газетах тысячи реклам о пьяных напитках, о гастрономии и об увеселениях самого легкого жанра. По содержанию этих реклам видно, что существует теперь и Яр, и Стрельна, и всякие шантаны, только разве не под прежними названиями. Новые-то, пожалуй, оригинальнее. Что-нибудь вроде "Не рыдай" или "Стоп-сигнал!". Недавно разбирался процесс о содержательницах домов терпимости. Значит, все "восстановилось". И стоило огород городить".

Но в это же время видим, слышим и чувствуем, что в России страшный голод. Картины его демонстрируются не только там, куда ездит

всероссийский староста" Калинин (т.е. "в голодных краях") пишущий в своих путевых записках с откровенностью "какого-нибудь Короленко", что "одни умирают, другие хоронят, третьи, более счастливые, стремятся использовать остатки от умерших, вплоть до мягких частей их тела", айв самой Москве, по всем ее улицам, не исключая и центральных. Особенно красочны такие картины на Каланчевской площади и прилегающих к ней улицах и переулках. Голодному человеку, должно быть, очень спится, или он до того обессилен, что только как будто спит. Таких по тротуарам тысячи; лежат в одиночку, лежат-я целой семьей, прямо на камнях, подчас на грязных, на мокрых. Одеяние - лохмотья, подобие какого-то дорожного "багажа", тоже лохмотья. Обуви никакой, но обязательно рваная шапка или фуражка, лежащая около хозяина. Хочешь - клади в нее советские тысячи или сотни, хочешь - бери из нее то, что туда брошено сердобольными спекулянтами. Для владельца ее это, должно быть, безразлично. Ему хлеба нужно. Даже, вероятно, не только одного хлеба и воды, а щец каких-нибудь, кваску или молочка. И подло сознавая, что никто этого ему не доставит, сам спешишь перейти на другую сторону, где нет такой тротуарной ночлежки, или "приемного покоя" (вследствие "солнечности" этой стороны или "тени", смотря по температуре дня), и тоже ничем ему не поможешь ни сегодня, ни завтра, за исключением вычетов из жалования в Помгол, что в сущности какая-то фикция, ибо не все ли для нас равно, сколько нам платят жалования в месяц: сто ли миллионов или 96.

Просмотрел сейчас кучу газет за последние две недели. Скучно и нерадостно. Больше всего "поповских" объявлений да отчетов о процессе эсеров. О Гаагской конференции тоже пописывали, но не так рьяно, как о Генуэзской. Да она ни к чему и не привела. Признано "бесполезным продолжать дальнейшие переговоры". В среду на этой неделе - последнее заседание. Французская печать говорит о невозможности какого-либо компромисса с советской Россией и устанавливает, что "после опыта, произведенного по требованию Ллойд Джорджа британским народом, теперь остается понять, что восстановление Европы должно бы начать не с востока, а с запада". А затем - о делах литературных и... церковных. (Последним теперь уделяются целые фельетонные рамки.)

По литературе - о Горьком. Его последние писания сильно забеспокоили господ коммунистов. Не иначе критикуют их, как под заглавием "На дне" или "Почти на дне". Смотри-ка, мол, как опустился Максим Горький. Сегодня в "Правде" С. Зорин пишет, что Максим Горький своими заграничными политическими выступлениями вредит русской революции, "и вредит сильно". Между прочим, за границей напечатано письмо Горького к Рыкову, по которому выходит, что Горький "тысячу раз за время революции указывал советскому правительству на бессмысленность и преступность изничтожения интеллигенции в безграмотной и невежественной стране".: к

Наплевал М. Горький в лицо "прекрасной Франции", и не пустили его в Ниццу. Но все-таки он сейчас где-то во Франции и плюет оттуда в лицо "красивейшей из красивейших" русской революции. После этого все-таки его в Москву пустят, но только едва ли безопасно это будет для него. Зорин намекает уже, что М. Горький - больной зуб и что его надо запломбировать, а то и просто вырвать.

Да наплевать нам, невежественным и безграмотным, на Максима, у нас теперь Антонин есть, глава "обновленческого движения Православной Церкви", творец "живой церкви", и самопоставленный Архиепископ Крутицкий. По информации Ив. Трегубова, извлекаемой мною из "Известий" от 11 числа, видно, что на собрании "живой церкви" агенты Антонина на страже революции. Протоиерей Красницкий, только что вернувшийся "из командировки", докладывает собранию, что "Петроград является центром контрреволюции в лице кадетов, профессоров, адвокатов и др. реакционеров". "Мы, - говорит Красницкий, - послали туда сначала протоиерея Введенского, но ему там камнем проломили голову", но вот поехал туда Красницкий и "безболезненно" преобразовал там "епархиальное управление", т.е. как-то отделался от епископской власти, и произвел протоиерея Гремячевского в "уполномоченные ВЦУ по Петроградской Епархии", а затем устроил избрание протоиерея Николая Соболева на пост управляющего епархией, но, добавляет информатор, "так как управлять Епархией может только Епископ, то протоиерей Соболев прибыл в Москву и 9-го июля в Троицком подворье рукоположен в Епископы, и даже возведен в сан Архиепископа Петроградского".

Столь радостное событие смягчило чекистов из "живой церкви" и они в тот же день подали высшей советской власти прошение о помиловании 11 человек, приговоренных в Петрограде к расстрелу по делу изъятия церковных ценностей (в том числе и митрополита Вениамина). Дальше Трегубое сообщает, что в Ростове, Азове, Таганроге и Новочеркасске образовалась группа прогрессивных священников, но Ростовский Епископ Арсений, "отказавшийся благословить дело этих священников, арестован, и тогда они обратились к соседнему Донскому Митрополиту Митрофану, который благословил их" (и, значит, не арестован, - догадываюсь я).

"Заштатный священник Соловьев из Самары сообщил, что большинство самарского духовенства пока еще молчит." Ну молчал бы и ты, ваше заштатное преподобие!

Одним из последних "деяний" ВЦУ (вцу" - тьфу!) постановление "раскассировать" причт храма Христа Спасителя за неприятие мер к прекращению мер против ВЦУ со стороны "мирянеких организаций". Три его протоиерея и один дьякон уволены за штат. Один протоиерей, протодьякон, два дьякона и три псаломщика переведены в другие епархии. На их место назначены сторонники нового церковного движения.

Есть ли какая "церковность" в таком "циркуляре', разосланном по "всем, всем, всем" епархиям: "Организуйте немедленно местные группы 'живая церковь' на основе признания справедливости социальной революции и международного объединения трудящихся. Лозунги: белый епископат, пресвитерское управление и единая церковная касса", и т.д. Что поделаешь! Штаты везде сокращаются, и даже в чекушках. Вот какой-нибудь спец по лозунгам и перекочевал из VIIV в ВЦУ. Свои люди!

10/23 июля. Немало тоже пишут о предстоящем возобновлении

Нижегородской ярмарки. Подумаешь, какое "завоевание революции"! В свое время (т.е. по случаю "поднятия флагов") будут речи, тосты, телеграммы Ленину, Троцкому и разные радио прямо в нос прегордой Антанте, а пока что Петр Ашевский вот что пишет с ярмарки под заголовком "Украденный город": "Скоро съедутся на ярмарку люди с разных концов России, и получится неминуемый всероссийский конфуз... Ни одной живой души, ни человека, ни собаки; ни одного целого дома, нет крыш, полов, окон, дверей. Торчат голые стены, и это - в лучшем случае. Часто попадаются целые кварталы, где не осталось и голых стен, просто валяются груды искрошенного камня и груды мусора... В чем дело" Бои здесь были" Не было боев. Землетрясение было" - Не было землетрясения. Пожар" - И пожара не было... А внутри-то добра сколько было. Прилавки, шкафы, разная мебель, конторки, несгораемые кассы" Остатки товаров были, - куда.все девалось".

Вот и писал бы Ашевский только о таких "изъятиях", и благо бы ему было не только на этом, но и на будущем свете!

Брюханов поведал "Известиям", что, по имеющимся в Наркомпро-де сведениям, урожай хорош, и очень хорош в большинстве районов. О плохом урожае яровых так и совсем нет ниоткуда известий. Несмотря на сокращение площади посевов даже против прошлого года (процентов на 30), валовой сбор хлебов на 85% выше прошлогоднего, т.е. с лишним 2.700.000 пудов (в 13-м году было сбора с лишним 4 млрд. пудов).

18/31 июля. Об урожае вести утешительные, а почему-то хлеб опять стал дорожать: белая мука 23 млН. пуд.

Прискучили дожди: не проходит ни одного дня без них. Лето кончается, а самой, что называется, "разлетней погоды" так и не бывало нынешним летом.

i Между прочим, узнал сегодня, что проезд из Москвы в Петроград в международном вагоне обходится теперь в 41.850.000 р.

Все ходили слухи, что Ленин неизлечимо болен, что у него "кровоизлияние в мозг", "паралич", и даже сумасшествие. Дабы рассеять эти слухи, сам Троцкий сообщает сегодня в "Известиях", что он был у Ленина и беседовал- с ним около часа. Ленин (будто бы) "на положении выздоравливающего, но фактически принимает активнейшее участие в работе: за всем следит и в полной мере в курсе дела по всем существенным вопросам".

Архиепископ Кентерберийский в защиту нашего Патриарха просил Красина о разрешении приезда в Россию "небольшой группе представителей различных церквей в Англии для обследования положения на месте** (т.е. советских гонений на Православную Церковь), а Красин категорически отказывает в этом, сопоставляя неприемлемость Англией такого, например, советского предложения "отправить в Англию небольшую комиссию для обследования того, в какой мере английская иерархия эксплуатирует морально и духовно трудящиеся массы для поддержания господства эксплуататоров".

Вздорожание хлеба - не следствие ли остроумия тов. Красина" В преддверии Нижегородской ярмарки, открывающейся завтра, все газеты пестрят громаднейшими объявлениями. "Мосполиграф", "Госанонс", "Кустпромторг", "Сельмаштрест", **Петрогоскожтрест", "Вукол-транс", "Фондкомбалт", "Погарз", "Горзав", "Стеклофарфортрест", "Мосселъпром", "Севзапгосторг", "Центропробизоль", "Всекопромсо-юз", "Фосфатотук", "Укртрестсельмаш", "Петрораспредхладбаза" и еще добрая сотня подобных тарабарских "фирм" делают разные заманчивые обещания продать на ярмарке чего только пожелает русская душенька. И все как у господ (эксплуататоров), со всеми "нашими удовольствиями", т.е. и с кредитом, и с гарантией, и с доставкой на дом, и с отменной свежестью, либо с поразительной прочностью. Удобства для покупателей судятся небывалые и "оборудованные общежития и столовые". При этом сотни посреднических заведений: и артели, и транспортные, и биржевые, и банковские, и комиссионные. Цены у всех и на все "вне конкуренции''. А как почитаешь еще, что в "казино", бывшей гостии. "Германия", и концертная программа, и игры: лото, карты; первоклассный ресторан, оркестр, да о том, что в Нижний теперь не только можно ехать, идти или плыть, но и лететь (Москва-Нижний, полет 2,5 часа, плата 120 млн. р.), то и скажешь... а что скажешь" Да не больше Репе-тиловского: "Шумим, братец, шумим!", т.е. ни рта не разинешь, ни ура не закричишь. Шуму много, а толку мало!

19 июля/1 августа. Юбилейный день. Исполнилось восемь лет, как наша "страждущая держава'' (так кое-где по церквам возглашается на ектеньях) вступила в полосу войны, революции и сопряженных с ними ужасов. За эти годы столько всеми пережито, досталось и мне, маломощному, порядком. Ах эти сербы, этот Вильгельм! Что они наделали. Сколько крови, сколько слез, сколько недожитых жизней! И точку еще нельзя поставить: что начато в этот недобрый день, т.е. 19 июля 1914 года, то все еще продолжается, и неизвестно, когда кончится.

20 июля/2 августа. Я "сглазил'* плоховатую погоду; как пожаловался на нее, так сейчас же и тучи разбежались, и ветер смолк.

Бывший (во времена Керенского) Обер-Прокурор Святейшего Синода В. Н. Львов оказался обер-провокатором - заделался теперь членом ВЦУ, т.е. антониновского предприятия, как Брусилов во время польской войны проголодался и попал на какое-то спецсодержание РСФСР. Напрасно из-за таких пустяков душу свою губят: шел бы лучше хоть к нам в Северолес на какую-нибудь агентную должность, вроде моей, и делать нечего и никого этой службой не обидишь, а опричь всего - в месяц 40 ф. белой муки, 9 ф. сахару, 1 1/4 ф. чаю, 500 шт. сигарет, 15,5 ф. мыла, 20 ф. рису, 2 ф. сала, 2 ф. соли, 10 коробок спичек, да деньгами миллионов 80.

Суд над эсерами; тянущийся уже 44 дня, близится к концу. Обвинители (Луначарский-, Покровский, Крыленко и Клара Цеткин) уже сказали свои длинные-предлинные речи. Все в один голос: смерть эсеровской партии, и в первую голову Году, Тимофееву и К. Один из подсудимых, Гендельман, даже не просил ни оправдания, ни снисхождения, а только "вынесения одинакового приговора для всех членов первой группы эсеров, так как никто из них не желает пережить друг друга". "Мы думаем, - воскликнул-'он в заключение, - что для разоблачения вашей диктатуры (большевицкой) мы сделали, этим процессом больше, чем если бы находились на воле, а мертвые сделаем больше, чем живые".

Тимофеев и Год во время процесса и в своих последних речах твердо заявили, что их партия вела и ведет правильную линию. И ничто ее и их не запугивает, "и дальше мы будем работать так же, как работали до сих пор". Т.е. всеми средствами добиваться свержения большевицкой власти, и взять власть в свои руки, в эсеровские.

8/21 августа. С погодой конец лета в ладу. Всего в меру: и дождя, и тепла.

Трамвайная станция теперь обходится в 200.000, так что поехать куда подальше от центра (например, в Симоново) и обратно нужно целый миллиончик, а запоздаешь - и того дороже. С 10-ти вечера тариф удвоенный. Извозчики же совсем для меня недоступны. Впрочем, случается по службе нанимать и их. На днях заплатил от Варварских ворот к Красным 4 млн. и то поторговавшись.

Из газетных корреспонденции: "Неказистый город Ангора, но там есть здание великого национального собрания Турции". (Вернее сказать, только Ангорской республики.) Должно быть, великое-то турецкое все еще в Константинополе, а в Ангоре только "неказистое". Но в Константинополе еще сидит Султан, а потому о той Турции мы и не слышим ничего, зато об Ангоре больно много разговоров, как видится, "нестоящих".

t Ужасно расправляются с Отцами, осмелившимися "свое суждение иметь". В ЦИК утвердил смертный приговор Петроградского трибунала для Митрополита Вениамина, архимандрита Сергия Шеина, профессора Новицкого и присяжного поверенного Ковшарова. Не знаю, какие люди были второй, третий и четвертый, но Митрополит пользовался давнишней репутацией кроткого, благостного и популярного архипастыря. Может, вот этим-то свойствам он и обязан за свой преждевременный отход к праотцам. Вечная им память!

Верховный трибунал закончил процесс хоров смертным приговором А. Р. Году, Д. Д. Донскому, Герштейну, М. Я. Гендельман-Грабовскому, М. А. Лихачу, Н. Н. Иванову, Е. М. Ратнер-Элькинд, Е. М. Тимофееву, СВ. Морозову, В. В. Агапову, А. И. Альтовскому, Е. А. Ивановой-Ирановон, и ШИК тотчас же утвердил этот приговор, но исполнение приостановил, оставив их, видимо, заложниками за дальнейшее поведение партии социалистов-революционеров, грозя 'расстрелять их при проявлении партией "фактически и на деле подпольно-заговорщицкой, террористической, военно-шпионской, повстанческой работы против власти рабочих и крестьян7. При этом приговоренные к расстрелу и к долгосрочному заключению по постановлению ВЦИКа остаются в "строгом заключении". Что же касается Семенова, Коноплевой и других, в сущности одинаково преступивших против; советской власти с Гоцем и К, но предавших последних, то им дано полное освобождение от наказания.

Демьян. Бедный "летал" на ярмарку и бренькает теперь на своей балалайке о своих впечатлениях о Нижегородской ярмарке "образца 1922 года":

Любоваться, собственно, было нечем. То, что было когда-то торговым вечем, Как грустный памятник-погибшему строю, Представляет собой "разрушенную Трою", Какую-то археологическую иллюстрацию, Несмотря на частичную реставрацию. От большинства храмов торговли Не осталось ни стен, ни кровли. А только мелкий щебень, поросший травкою. Пока шли речи на торжественном открытии ярмарки, "красные купцы", должно быть, времени не теряли, ибо после реплик из речи Д. Бедный так бряцает на своей лире:

Речь представителя банка была прослушана

с редким аппетитом: Запахло государственным кредитом! От Московского совета говорил Желтов. Но зал уж был... готов, Представляя рекламное живое объявление, Что у нас существует Винторговправление.

Дальше:

При звуках интернационала вставали гордо, Хоть и держались на ногах нетвердо.

И вот, среди этих нетвердых гордецов, может быть, были такие особы, голоса которых имеют решающее значение при утверждении ужасных приговоров ужасных трибуналов. О революция! О Крупская! Она не была ли на этом красивейшем из красивейших открытии ярмарки"

5/18 сентября. "Бабье лето". Погода без сюрпризов. В меру (по утрам) прохладно, и в меру (дневной порой) тепло. Иногда проходят скучные, без гроз, дожди, но чаще ведрено.

Писать, ей-Богу, не хочется. Все идет не по-нашему, или "не по-моему". Наружно посмотреть - совсем стало как до октябрьской революции; даже большие дома начали строить, игорные и "любовные" дома открываются, палаток везде понатыкали, где и без них тесно; в особняках стали селиться богатые нэпманы и заводить собственные автомобили и выезды. Тотализатор открыто действует; ходящие рекламы возобновились; швейцары, лакеи и всякая другая прислуга завелась; даже нарядилась в прежние ливреи, когда-то так оскорблявшие "рабоче-крестьян-сков" достоинство. На улицы, в присутствия, по театрам и во всякие заведения проникли совсем буржуазные замашки* целование дамских ручек, перчатки не от холода и не для "носки картошки и пилки дров", а ради франтовства, а также роскошь или изящество наряда, и все это уж не потаенно и без опасливой оглядки. Рабочий выглядит прежним рабочим. Такой же, как был. Если маляр или трубочист, то и видно, что это не министры, не директора, да они и сами "помалкивают" об этом. Видно, похвалиться нечем: с портфелями не справились и возвратились к своим' разлюбезным старым, занятиям. И вот в такое-то время, на рубеже, так сказать, переустройства жизни почти на старый лад, наши попы и монахи, страха ради иудейска, или по своему же неверию (а стало быть, и бессовестности) вздумали переустроить церковь на новый лад, и сейчас происходят такие там события, которые дают повод сказать о попах, что это они "христопродавцы-то"! Но, впрочем, я лучше сделаю несколько выписок из газет, чтобы показать если не гнусность, то странность их поведения. Есть такой журнал, "православно-христианский, посвященный обновлению церкви на евангельских началах", и, может быть, даже субсидированный советской властью, называющийся "Живая Церковь". В номерах 6 и 7 так и пишет там какой-то пресвитер Владимир Градусов: "Мы 4 церковники - должны как можно скорее отрешиться от своей подозрительной замкнутости, изолированности в отношении советской власти, и открыто заявить, что во Власти (большая буква, это не от меня, а от самого пресвитера) теперешней советской мы действительно видим подлинную нашу власть государственную, все распоряжения коей мы признаем, и им подчиняемся".

Значит, превращение многих церквей в театры и клубы, а кладбищенских и монастырских садов - в увеселительные, и их оград в тюремные застенки, - тоже признается и приветствуется "церковниками"

Там же архиепископ Евдоким восклицает: "Да будут же благословенны дни октября, разбившие рабские узы и даровавшие народу истинную свободу".

Какую" свободу" - спрошу я преосвященного. Не ту ли, которая дала возможность некоторым хулиганам порыться в раках с останками чтимых русским народом угодников Божьих, и массу священных предметов перенести из церквей в музеи, или продать их за границу, где наши святыни тоже, видно, не в большом почете. Здесь, кстати, приведу выписку из ноты народного комиссариата по иностранным делам польскому правительству. Эта нота отвечает на протест Польши против изъятия ценностей из католических церквей, находящихся в России, и вскрытия- мощей католического святого Андрея Боболи. В этой ноте советские дипломаты поддевают польских вот чем: "достаточно упомянуть о сносе православного собора в Варшаве, якобы нарушающего своей византийской архитектурой общую панораму Варшавы как католического города; о взрыве динамитом на первый день Пасхи церкви свв. Кирилла и Мефодия, в Холме, для постановки памятника Вольности, и о срытии православной церкви в Уяздовской аллее в Варшаве для постановки памятника Шопену", и т.д.

Есть в "Живой Церкви'* рецензия о суде над "князьями Церкви", имеющая такой заголовок: - "Справедливый приговор". В чем же заключается этот "справедливый приговор" Смотри, что было сказано у меня раньше по Петербургскому процессу (т.е. трибунал приговорил к расстрелу 10 человек, в том числе и Митрополита Вениамина), но этого мало. Живая Церковь, обновленная на евангельских началах, извещает, что высшее церковное управление, "заслушав приговор Петроградского рев. трибунала", вот этот-то "справедливый", постановила: Вениамина лишить священного сана и монашества, а других "преступников".кого - "отлучить от Православной Церкви", кого - "уволить от должностей", кого - "отлучить от Св. Причастия"* и т.д.

Это уж я не знаю, по-каковски, но во всяком случае - не по-евангельски. Просто по-крыловски, ослиное лягание. А ведь в этом же журнале по другому какому-то поводу ВЦУ само напоминает о словах Бо-жних: "Да не отомстите дважды за едино".

Но Господь не без милости. Кажется, началось "вавилонское столпотворение". 2-го сентября в "Известиях" господин Ив. Трегубов (говорят - толстовец) сообщает, что между архиепископом Антонином и протоиереем Красницким "произошло настолько сильное трение, что повело к почти полному разрыву", и следствием этого группа, предводимая Антонином, отмежевалась от группы "Живая Церковь" и образовала новую, под названием "Церковное возрождение". И она отошла от ВЦУ, заседающего на Троицком подворье, и организовала новое "временное высшее церковное управление с еп. Антонином во главе, из прот. Владимира Страхова, прот. Георгия Чиннова, еп. Вассиана, гр-на Алексея Викторовича Соловьева и гр-на Ивана Васильевича Пеутина, с привлечением со временем авторитетных иерархов, духовенства и мирян по выборам, избирая лиц, не опороченных перед советской властью".

В это же время группа "Живая Церковь" постановила уволить Антонина "со всех занимаемых должностей и выслать его из Москвы". Но самое любопытное дальше. "Когда обо всем этом было сообщено представителям советской власти, то последние, придерживаясь принципа отделения Церкви от государства и невмешательства в церковные дела, заявили, что они ничего не имеют против образования других церковных обновленческих групп, и даже второго Высшего церковного управления".

к, Неужто святые отцы (не Красницкий, не Антонин, а те, которые идут за тем или другим) не поймут глумления советской власти над всякими церквями, и живыми, и мертвыми, и неужели им не стыдно пред Патриархом, заточенным в темницу и, как говорят, тяжко больным. Хотя бы продолжали молиться за него, как "за болящего", за "заключенного", а то теперь на ектеньях за Патриарха совсем не молятся. Если это запрещено советской властью, то тут ничего не поделаешь, но если этими "высшими церковными управлениями", то это до такой степени отвратительно, что лучше бы ходить в храм Божий, когда там никакого попа нет: ни старого, ни живого, ни возрожденного.

Пока идет война в русской церкви, турки громят греков. Одержаны блестящие победы. Чуть ли не вся греческая армия в плену у турецкой. Но какая Турция воюет - султанская или советская, - не поймешь и не разберешь. Попробовал спросить об этом приятелей, читающих газеты от доски до доски, и знают с мое же. Оно, может, и больше знают, да только и им не хочется ни о чем говорить. Все всем осточертело, потому что нет в жизни никакой планомерности. Нет связи сегодняшнего дня со вчерашним и завтрашним. Если эта летопись - как книга с затерянными или вырванными листами, - так и сама жизнь теперешняя - валяющаяся где попало книга, испачканная, без начала, без конца, непонятная, бестолковая.

16/29 октября. Последняя неделя завершила собой длинную, невеселую, грязную осень, и со вчерашнего дня как будто подлинная, молоденькая зима со снегом, маленькой вьюгой и пятиградусным морозом. В "Известиях" иногда появляются стихотворные творения некой Марии Притыкиной. Вот, я вам доложу, поэтесса-то! Что называется, "за словом в карман не полезет":

Эй, ты, товарищ весовщик, Твое благородие, Коего ты херя: Тут целая мера, А ты записал пуд...

и т.д. ("Изв.", 23.09.22 г. - 214). Ближе бы к такой словесности называться ей не Притыкиной, а "Перетыкиной".

Кемаль-паша разбил греков окончательно. Там переворот; Король Константин вынужден был отречься от престола, и новым королем объявлен его сын Георг.

По трамвайной части оказались "достижения". Линия до Петровского парка фактически удлинена до Покровского* Глебово-Стрешнево;

10 октября в газетах ликующее описание торжества по поводу выпуска из московского автомобильного советского завода первого автомобиля. Завод начат постройкой еще в 16-м году, и вот только "первая ласточка". По признанию одного из рабочих завода (почерпнутого мною из статьи В. Федоровича, "Изв." "228), этот автомобиль "гудит, сопит, как самовар, и тяжел, черт, - 75 пудов". Но, тем не менее, на торжестве - Калинин, главком, речи, интернационал, ура и все прочее.

СИ. Зимин с компанией возобновил свое оперное дело. Фирма называется так: "Свободная опера СИ. Зимина".

В Турции отрекся от престола Магомет. Как будто она теперь едина. А впрочем, что там делается, известно только Аллаху, да, может быть, Чичерину, а я ничего не могу понять.

"Известия" рассказывают, что в Москве организовалась и открыла действия новая церковная группа "Союз древнеапостольской Церкви". Ах, как противны эти новые группы! Не к возвеличению Церкви, а к сокрушению ее хлопочут умствующие попы. Это какие-то Мейерхольды, Фердинандовы, а не святые отцы

Вот я теперь повадился на Валаамское подворье - на Второй Тверской-Ямской, - а почему" Потому что там служат по-старому, поют настоящим, старомонастырским напевом, речей не говорят, электрического освещения нет, монахи, может быть, и пьющие, и блудящие - но умеющие и читать, и петь, и крестное знамение класть. Нет у них стриженных бород, бритых шей и щек. Все как 20, 40, 100 лет тому назад. И как там легко строится длинная-, трехчасовая служба, как примирительно себя чувствуешь там, и видишь кругом - церковь полна, и все понимают, что они не на концерт пришли, не на эксперимент каких-нибудь Антонинов и Красницких, а в Храм Божий!

Самое сенсационное за последние дни - падение Ллойд Джорджа. Новый премьер в Англии - Бонар Лоу. Французская печать говорит, что уход Ллойд Джорджа является победой Франции. Наша печать разразилась признаниями, что Ллойд Джордж был "блестящим парламентским деятелем", "несравненным знатоком внутренних пружин парламентской жизни", "бесподобным ловкачом, мастером, умеющим играть людьми", "превосходящим всех своих современников чутьем настроений английских обывательских масс". И т.д. и т.д.

"Могубкустромсоюз", "Укрэспедпечать", а есть и покороче в новом нашем языке. Вот, например, "Блаунаш", и это означает, что инженеры Блауберг и Нашатырь совместно завели техническую контору, и она зовется "Блаунаш". Жалко все-таки, что такая сногсшибательная фамилия, как Нашатырь, растворилась без присущего ей аромата в каком-то "Блаунаше".

После долгих переговоров с Японией и борьбы с последним белогвардейским генералом Дитерихсом красные войска Дальневосточной республики вступили во Владивосток. Конечно, по поводу этого - приказы Троцкого, речи Калинина, поздравления Ленина и разная другая помпа.

Ленин после многомесячного пребывания в больных опять появился у кормила власти. Есть декреты уже за его подписью, но публично пока еще нигде не появляется. Должно быть, приберегает эту помпу ко дню пятилетней годовщины его самодержавия.

Жизнь по-прежнему тесна, грязна, страшна, черства и тосклива, но есть и простор, и лоск, и сытость, и разгулье, только все в каких* то нездоровых; неестественных формах. Вот хоть бы я: стал покуривать папиросы по 50.000 р. за шт. угощать на своих именинах десяток родных и друзей на сумму, может быть, миллионов 200, сооружать в своей квартире кирпичную печку за 300 млн. (положим, на "общий" заработок, т.е. мой и сына), ходить в электрический театр за 3 млн. в Малый театр за 5 или 6 млн. баловаться яблочками по 100-150 тыс. за шт. давать нищим по 100 тыс. покупать белый хлеб по 1,100.000 р. за ф. шоколад по 15 млн. р. ф. платить за бритье по 1,5 млн. проезжать на трамвае по путешествию в субботние и воскресные дни по миллиону рублей (теперь одна станция 300.000), и т.д. Но, как и прежде, зябнем, ютимся с сыном в одной небольшой комнате,'ходим без калош (они, кажется, теперь 25 млн. пара), в рваных засаленных пальто или шубах, и мяса или рыбы "не вкушаем" иногда по месяцу. Попробую запечатлеть современную обывательскую жизнь позаимствованием наблюдательности от фельетонистов советских газет. Это будет во всяком случае грамотнее, да и живописней. Я лишь буду отбирать только правдивое, не увлекаясь писательскими увлечениями бытописателей - поддужных Стеклова.

"Москва залита электричеством, снуют трамваи, автомобили, витрины магазинов полны самыми разнообразными товарами, - заграничные и наши ткани, шелка, хрусталь, старина, драгоценные безделушки, гастрономия, в бывшем магазине Елисеева на Тверской и дичь, и рыба, и фрукты, и галантные приказчики, к каждому слову прибавляющие 'с, - все на старых местах; Как прежде, лакеи в перелицованных фраках делают 'стойку", а хорошие господа покрикивают 'Че-оэк!*. В бесчисленных кафе, ресторанах, миниатюрах, на бульварах гремят оркестры, у дверей кондитерских поет нищета в образе пожилой охрипшей певицы или семьи слепых артистов. Звонко выкрикивают названия новорожденных Сатириконов, утренних и вечерних газет мальчишки-газетчики, соперничая с продавцами 'Иры' и ириса. У театров барышники. На Трубной, на старом месте, лихачи; у цирков, у 'гранд-электро' на Арбатской площади - длиннейшие хвосты. Летние сады и оперетка делают полные сборы; бега, тотализатор, рулетка, ночные чайные и подпольные кабачки... Вот шумная Тверская, небоскреб со светящимся по вечерам на крыше 'маяком, крыша-ресторан и эстрада 'эксплуатируются' в пользу дома (НЭП); круглый купол с красным флажком - бывшее здание судебных установлений, ныне верховное управление республики В ЦИК; кремлевские башни с двуглавыми орлами, оловянные сердца которых, вероятно, расплылись от негодования и злобы, наблюдая новую жизнь и новых хозяев в устланных красным сукном и коврами палатах дворцов, с позолоченной парчовой мебелью и портретами мировых вождей пролетарской революции на местах икон и портретов бывших царей... В общественных местах - на лекциях, в театрах, в ресторанах - 'бывшие люди* не бывают из опасения очутиться рядом с 'плебеем, 'хамом' или 'парвеню'. Но их можно встретить в притонах, кабачках; за рулеткой. Ежедневно они собираются в домашних столовых на Арбате н в его переулках. Вход в эти столовые 'только по рекоменда* ции, хозяйка столовой - бывшая генеральша или баронесса, или кисловская львица... 'Бывшие люди' некто забавляются, как старые дети, не то, разыгрывая какой-то старомодный водевиль, титулуют друг друга: 'Ваше сиятельство", 'Ваше превосходительство, 'Граф, 'Княжна'. Все по молчаливому уговору стараются не заметить, что граф продает последнюю трость с золотым набалдашником, а княжна является прямо из Смоленского рынка в стоптанных веревочных туфлях на босую ногу и в кольцах, надетых бриллиантами внутрь, к ладони, чтоб не привлечь внимания кого не следует, что баронесса 'готова на все' за флакон заграничных духов... Нэпман старой формации - бывший делец, прошедший достаточный стаж в Бутырках. Он спец, он делец, и полезный РСФСР человек. Его ценят главки, которые дорожат им, конечно 'пока'. Он, в свою очередь, уважает коммунистов за прямолинейность, силу, умение добиться своего, что, впрочем, не мешает ему втайне мечтать о перевороте...; Нэпманы новой формации - мелкие хищники. Работают компаниями по 3-5 человек. Торгуют всем: мануфактурой, сырьем, химическими товарами, гвоздями и т.п. - что подвернется. Пользуются кредитом Госбанка. Капитала не -имеют, но делают миллиардные обороты... Нэпман - завсегдатай бегов и тотализатора (и я разок был там. Вход -4 млн. ставки - 1 млн. 5 млн. 10 млн. проиграл 8 млн. из любопытства), за столом рулетки проигрывают и выигрывают в один вечер миллиарды. Дамы его сердца - в мехах и бриллиантах... Некоторые из них, правда, очень немногие, нажили капиталы 3-5 млн. золотых р. Стали меценатами, вошли в дирекции театров, покровительствуют художественному обществу... Но чаше берутся за торговлю сейчас люди самых разнообразных профессий, и, почти как правило, бывший суконщик торгует кожей, а галантерейщик электрической арматурой, и наоборот - кто чем попало... На Ильинке пред белым зданием биржи стояла тоже толпа: раньше в этой толпе преобладали картузы, суконные камзолы, английские короткие пальто, крахмальные пластроны и цилиндры, - купцы и маклера более или менее известные 'всей Москве, а теперь кого-кого нет в этой ажиотированной жаждой наживы и привычкой хорошо пить и есть, подвижной как ртуть, толпе: тут вся 'темная' и половина 'сокращенной' и безработной Москвы: авантюристы, адвокаты, акушеры, инженеры... Сегодня их разогнали перед биржей, а назавтра они собираются в сквере у Ильинской площади... Только и слышишь: 'Что продаете", 'Покупаю золото", 'Беру за 90, 'Продаю за 100*.'*

Из газеты 25 октября, а сегодня по котировке Госбанка 1 золотой рубль значится уже 8.400.000 р.

13/26 ноября. Вот и еще месяц прошел. Все "движется" вперед. Золото уже 110 млн. за десятку, - а погода топчется на одном месте: ни морозов, ни снегу; чаще всего слякоть, грязь, изморось.

В Италии на смену министерства Факта воссел Муссолини, получивший премьерство вследствие успехов фашистов. Фашисты - патриоты-демократы (по номенклатуре Стеклова - "черносотенцы"). -

В пятилетнюю годовщину Советской революции (7 ноября) все было, что полагается, но Ленин нигде не показался и, по-видимому, молчал, но пред этим - 31 октября - он выступил на последнем заседании Четвертой сессии ВЦИК. Сказал небольшую речь, ничем не знаменитую. Оригинальную только, что он отметил в ней странные результаты "сокращений'*: по переписи советских служащих в августе 1918 г. их насчитали 231 тыс. чел. а в октябре сего года (1922), после неоднократных сокращений "нашего раздутого аппарата", в нем оказалось 243тыс. человек. "Вот вам итоги всех сокращений!" - воскликнул "Ильич".

К слову сказать, и меня "сократили*' в Северолесе. С 15 октября; но потом предложили остаться в "проводниках*", Т.е. в должности 7-го разряда, и пришлось остаться. А не так давно мне предлагали должность генерального агента морского пароходства республики. И я, дурак (или очень умный), от этой "Генеральной" карьеры сам отказался. Вот каково мое душевное состояние. Стал всему предпочитать тишину, диван и сон. Пользы от меня никакой - ни себе, ни людям. Как говорится, "напрасно Копчу небо".

В Москву приехал германский посол, граф Брокдорф-Рантцау. Смотрите, какой почет большевикам! Граф, бывший министр иностранных дел, и - к Калинину с дипломатическим нижайшим поклоном!

Ангорское правительство в лице Великого национального собрания Турции объявило о прекращении существования константинопольского правительства и об уничтожении власти Султана, но Султан от престола не отрекается, хотя и уехал на английском пароходе в Мальту.

При всем этом, т.е. при симпатии советско-русской власти к ангорскому правительству, к его вождю Кемаль-паше и к так называемому Великому турецкому национальному собранию, понимавшемуся нами как собрание самых левых, красных турок, в русских газетах стали раздаваться жалобы на "преследование коммунистов в ангорской Турции**. Видно, разные правительственные депеши Кемаля к Чичерину и обратно, обмен посольствами и прочие дипломатические или агитационные штуки не мирят правоверных турок с коммунистами. И ихние, якобы тоже "коммунисты", может, ближе к фашистам, чем к нашим большевикам.

Ленин выступил еще 14-го ноября на Четвертом конгрессе Коминтерна. На этот раз - речь длинная, но очень скучная. Конечно, не без помощи солдат Троцкого, Дальний Восток совсем покраснел, и Дальневосточная республика в Народном собрании (Чита, 14 ноября) прекратила свое существование и воссоединилась с РСФСР. После такого "самороспуска'* Троцкий и Ленин уже говорят, что их власть простирается до Великого океана.

В "Известиях" на днях была статья И. Назаренко о царских дворцах. Цель статьи, конечно, - показать, как омерзительно и расточительно жили цари, а впечатление от нее - сколько было вкуса у них, красоты, и как они берегли свои сокровища для веков, для бывшей Великой России, и как варварски, нагло и похабно хозяйничали этим добром красавцы русской революции.

"Исчезли некоторые предметы искусства и ценности. Портреты Андреевских кавалеров и мягкая мебель были проткнуты штыками. Караул нередко пытался проникнуть в комнаты, где находились драгоценности. В апартаментах Александра Второго сломаны шкафы, ящики, столы и пр.

На полах валялись разорванные исторические письма, заметки, записные книжки, рисунки - В. А. Жуковского, миниатюры, портрет Императрицы Елизаветы Алексеевны работы Виже-Лебрен, сломанный оклад и вырванное из него Евангелие, и многочисленные пустые футляры от ювелирных вещей. В так называемых "собственных покоях" Николая Второго и Александры Федоровны погром носил характер крайнего ожесточения, проявившегося с особенной наглядностью в беспощадном истреблении всех изображений Царской Семьи: изорвана картина, на которой изображена коронация Александра Второго, разорван в клочья портрет Николая Второго работы Серова. Незабываемую картину погрома, разрушения и грабежа представляли комнаты Александра Третьего. Все стихийно опрокинуто, кабинет усеян изорванными бумагами важнейшей государственной ценности, тут же во множестве валялись книги; обломки мебели, осколки стекол. В кладовых обнаружено было расхищение некоторого количества обиходного утилитарного серебра и фарфора, не имеющего большого значения. Несравненно ощутительнее - утрата целого ряда реликвий. Незаменимые мелочи придворной жизни 19-го века, отмеченные своеобразным бытовым отпечатком, яркими следами наклонностей: и вкусов целого поколения исторических личностей, безвозвратно, по-видимому, для истории утрачены".;

Но "красавцы революции" (а может быть и комиссия по восстановлению исторических ценностей Зимнего дворца) по своему вкусу приставили кое-что к обстановке дворца. Так, например, по словам Назаренко, в уборных царей, а также "в специальном отделении, куда и царь пешком ходит", "крайне безобразные картинки порнографического содержания, разжигающие, по-видимому, сладострастные чувства самодержца".

Я видал в том отделении запасного дворца, "куда и Дзержинский (Нарком пути) пешком ходит", - крайне бесстыжие рисунки и надписи, но не думаю, чтобы они находились с ведома нынешнего самодержца русских путей сообщения. Впрочем, то ли делается в известных целях у нас в совдепии: в эпоху "изъятий" сообщали откуда-то, что под ризой Богоматери оказался портрет какой-то шансонеткой певицы.

19 нояб./ 2 декабря. Сегодняшний день можно отметить как первый настоящий зимний день. С утра 13 мороза, днем на солнце 5, накануне подсыпало снежку, образовав недурной санный путь. Ясно, сухо, тихо.

Чичерин поехал в Лозанну на конференцию о Дарданеллах. Поехать-то поехал, а Антанта все-таки отказывается допустить Россию к "полному" участию в работе конференции.

1-го декабря трамвай - 1 млн. станция, газета - 400.000 за номер. (Не могу молчать о театре и о... самогонке: у Корша 13-й ряд партера 11.500.000 р. 35-градусная - 60.000.000 р. четверть, а настоящий спирт, говорят, 80.000.000 бут.) Молоко - 1 млн. кружка.

По части театра. Читаю сегодня в "Известиях" критику на "самого" Мейерхольда, друга Луначарского. Так начинается: " 'Свобода, сколько преступлений совершено во имя твое!' - так воскликнул один из деятелей французской революции. Левый фронт, сколько безобразий совершено и совершается и будет совершаться во имя твое! - так хочется воскликнуть при виде того балаганного шутовства, которое вчера преподнес нам В. Мейерхольд своей постановкой 'Смерть Тарелкина'. Что Мейерхольд ничего другого дать не может, в этом мы никогда не сомневались. Но вчера он воочию доказал это даже тем неврастеникам, которые считали себя последователями 'революционного новаторства в области сцены... И когда подумаешь, что на это тратятся государственные деньги, хочется громко протестовать против этого шутовства". И т.д.

И чего это "революционные новаторы" для своих экспериментов тревожат Островского, Сухово-Кобылина, когда хоть пруд пруди "революционными новаторами" и в сфере самой драматургии"!

31 дек. 1922 г. /13 января 1923 г. Зима "сиротская", и при этом -до самых Рождественских праздников с частыми и длинными оттепелями* К Рождеству дорога совершенно испортилась, и еще в Сочельник было мокро, как весной, но потом пошло на мороз. Однако больше 12 градусов мороза пока не было.

Созванная в Москве конференция Эстонии, Финляндии, Латвии и Польши по сокращению вооружения не столковалась с советской Россией, и конференция разъехалась, сваливая друг на друга ответственность за "срыв".

t В Польше выбрали президентом республики Нарутовича (еврейского происхождения), а через несколько дней его президентствия он был убит художником Невядомским, считавшим выбор президента неполяка - позором для Польши.

Впоследствии состоялись выборы нового президента, каковым избран уже поляк Войцеховский. Управлявший до этих дней Польшей Пил су дек ий взял на себя пост Начальника главного штаба польских войск.....

Между прочим, наши газеты отмечают растущий успех фашизма и в Польше.

Мих. Горев (Галкин) сообщает, что по всей республике серебра собрано немного более 23.997 пудов, и восклицает при этом: "Цифра до смешного пустяковая". Дальше он предлагает устроить "неделю поверки церковного имущества". Вот человек, специально посвятивший себя "выворачиванию** православных душ. Недобрый это человек!

23-го декабря (н. ст.) в Большом театре открылся 10-й съезд советов. Главный доклад делал Л. Б. Каменев, а Ленину врачи, дескать, 'Установили режим и пока не разрешили выходить". И Ленин не только не был на съезде, но и письменно себя никак не проявил. Ни ответа на приветствие съезда, и никаких других церемоний. Видно, тут не "не-выхождение", а лежание в постели.

Съезд закрылся 27-го декабря, оставив после себя массу торжественных резолюций и другой испорченной бумаги в виде хвастливых докладов и речей делегатов. "Изюминки" не было. Да! Надо признать, что Ленин, как великий актер, выносил иногда на своих плечах очень скверные пьесы. Троцкий, Калинин, Каменев, Бухарин и Луначарский - как ни пыжатся, а до "Ильича" им далеконько.

А в Германии фашизм принимает реальные формы. Долго ли до греха и в нашей стране"! > *

Секретарем ВЦИКа вместо Енукидзе избран Сапронов. Калинин, комиссары и все прочие "Правители** переизбраны вновь.

После съезда в газетах появилась небольшая статейка Ленина от 2-го января под заглавием "Странички из дневника". Она трактует о Положении учителей и вообще о школьном деле. И тут интересное признание: "В то время, как мы болтали о пролетарской культуре и о соотношении ее с буржуазной культурой, дела у нас обстоят очень слабо. Оказалось, что, как и следовало ожидать, от всеобщей грамотности мы отстали еще очень сильно, и даже прогресс наш по сравнению с царскими временами (97-м годом) оказался слишком медленным. Это служит грозным предостережением и упреком по адресу тех, кто витал и витает в эмпиреях пролетарской культуры".

В Париже состоялась конференция Антанты о "репарационном вопросе". Бонар Лоу не согласился на французский проект, и английская делегация уехала из Парижа. Пуанкаре сказал, что разрешение вопроса по английскому проекту даст Германии восстановить свою экономическую жизнь за счет стран, ею же разоренных. Практическое предложение Пуанкаре заключалось в сокращении периода мораториума вместо 4 до 2 лег.

Если верить корреспондентам наших газет, вся наша советская бессовестная Русь, с благословения антонинов, евдокимов и прочих пустосвятов, в отношении церкви совершенно разнуздалась. И не поймешь, кто кощунственнее:' Поп, верующий или коммунист. В с. Чисто-водке Изюмского уезда собрание верующих устроило "чистку святых", т.е. исключило Сергия Радонежского из святых за благословение царей на кровопролитные войны, Иосифа Белгородского за то, что он был "помещик, сын полковника", и вообще постановило: "Исключить из числа святых всех так называемых праведников буржуазного происхождения". Корреспондент деловито прибавляет, что "выполнение резолюции поручено особой комиссии"1. "!

Ну, а за сим началась активная борьба советской власти с церковными празднованиями. Впервые попробована противопоставить церковным торжествам уличные антирелигиозные демонстрации. Поручено такое безбожное-дело подрастающей России, так называемым комсомольцам (от "российского коммунистического союза молодежи"). После Рождественских праздников газеты и журналы вышли битком набитые описаниями "комсомольского Рождества". На улицах этого нового явления не изучал, а что касается самих храмов, то могу свидетельствовать, что они были необычайно переполнены молящимися. А когда вы почитаете ливов, криницких, ашевских, леповых и разных горе-галкиных, - то подумаете, что бесстыдные представления мальчишек я девчонок переманивали к себе молящихся, - те выходили во время службы из храмов и присоединялись к карнавалам, хулящим Божество.

У комсомольцев были свои попы, "зычно воспевающие акафист Марксу". "Все вышло по-писанному. И боги, и черти, и ангелы, и представители всех религий и богов на земле. И... даже полицейский был. Комсомольцы не только вывели на улицу двадцать тысяч молодежи, но и вытянули на улицу несколько сот тысяч обывателей". "Важно шествует какая-нибудь религиозная процессия, - встречной доброй старушке как раз впору перекреститься, - а вокруг залихватски несется: 'Ах вы сени, мои сени'... Пляски, смех, настоящий народный карнавал... Здесь и желтый Будда с покорюченными ногами и благословляющий руками, и измождение-плутоватый и раскосый вавилонский Мардух, и православная Богородица, китайские бонзы, католические попы, в желтой тиаре Римский Папа, благословляющий новых своих адептов с пестрого автомобиля, протестантский пастор на длинном шесте, русский поп в типичной епитрахили предлагает за небольшую мзду повенчать кого угодно. А вот монах, верхом на черном гробе с мощами. Он тоже восхваляет свой товар для невзыскательного покупателя. Еврейский раввин-кантор, воздевая руки, печально истошным голосом рассказывает о том, как 'у.попа была собака, он ее любил'."

Тут и "поэзия": "Стройной колонной проходят молодые девушки, мелькая разрумяненными на морозе лицами. Мерзлый пар вырывается вместе со звуками песни:

Не надо нам раввинов, не надо попов, Бей буржуазию, дави кулаков.

Несут гигантский плакат: '1922 раза Мария рождала Иисуса, на 1923 родила комсомольца", и тут же рядом на руках Марии младенец в красноармейском шлеме. Иосиф в ужасе шарахается... Хор монашенок поет:

Монашки святые, Жиром налитые, Ликеры пьют густые, Усладительно.'*

И не в одной Москве были эти безобразия. Несколько дней печатались телеграммы из провинции, сообщавшие и не такие еще программы комсомольского усердия. В Ростове-на-Дону комсомольцы, наряженные в костюмы "богов и жрецов", демонстрировали перед церквями, синагогами, мечетями, костелами с антирелигиозными песнями и частушками. Из Рыбинска телеграфируют: "Улицы были полны народа. В церквях было пусто, "В Бердянске "во время богослужения против храмов состоялись тысячные демонстрации и митинги с фейерверками, факелами, ряжеными. После митингов было произведено сожжение богов. Молящиеся покинули храмы и присоединились к демонстрантам." В Борисоглебске "комсомольцы выждали момент начала служб и подошли к церквям с оркестрами музыки". В "пандант" к этим подвигам коммунистической молодежи нужно бы выписать из рубрики "происшествий" целую серию налетов, убийств, вооруженных грабежей и прочих деяний молодежи. Вот, например, 12-го января (н. ст.) "Известия-' сообщают, что "Муром арестованы-бандиты П. Мякише в, 17 лет, А. Лев-кович, 16 лет, В. Зайцев, 16 лет, и С. Домин, 20 лет". Почему-то думается, что эти граждане немало потрудились и для успеха комсомольского Рождества. Может, пап и раввинов изображали, от Луначарского благодарность получали за свою просветительную деятельность"! и

К Пасхе эта комсомольская банда еще более подрастет и расширится. Горевы и апашевские постараются развить это "движение". Впрочем, чем хуже, тем лучше!

Итак, прошел еще год, а за ним наступит еще год, в конце! которого (если доживешь) придется записать о какой-нибудь новой пошлости. Никаких показаний просвета в русской жизни. С одной (властвующей) стороны - болтовня, хвастовство, с другой (подданной) - шепот и плевание. Нет ни богов, ни России, ни свободы. Остались одни частушки, мейерхольды, нэпы, маяковские, "красные" слова, названия, города, села, и красные дела, не от красоты природы, людей, поступков, а от красноты 'беспощадного, безразборного кровопролития в бывшем и будущем (см. выше, что поют краснощекие комсомолки: "бей буржуазию, дави кулаков").

Дрожжи в конце года - 16 млн. р. ф. самогонка - 75 млн. р. 1/4 ведра.

Свобода сама собою не валится в рот. Пять пять лет вырываем с бою за пядью каждую пядь. Еще не кончен труд. Еще не рай неб. Капитализм спрут, щупальцы спрута - НЭП

(В. Маяковский, "Известия "ВЦИК, 16.01.23. "10)

9/22 января. Был и крещенский мороз; но такой "некрещенский" - всего только 11 градусов. Все-таки святки как святки: снежно и морозно. Москва не унывает. Послушаешь кругом: вечеринки, театры, картеж, рулетки, пьянство, разгул, и уже не лимоны, а "лимонардм". Дома угостить пяток-другой друзей или родственников плохо-плохо - лимонардик нужно.

Французы реально проводят репарационный план. Началась оккупация Рурского бассейна. Стеклов и К видят в этом чреватость, могущую породить новую европейскую войну.

Жел.-дор. тарифы, повышаясь раз в месяц, не оправдали себя, и вот вышел декрет насчет повышения тарифов (на 25%) с 20 января. Таким манером проезд, скажем, до Тулы из Москвы обходится теперь 53,5 млн. р. а в ден. знаках 1923 г. - 53 р. 50 к. Официально бумажный рубль равняется 1 млн. р. в знаках до 1922 г. или 100 р. в знаках 1922; но при всем том 10-рублевый золотой по котировке 20 января значится 190 р. (миллионов тоже). Цена того же золотого на вольном рынке -224 млн.

Теперь больше всего читают четвертые страницы газет и объявления. Там биржа, там показания, как живет москвич (вернее, как может жить, если он на свободе и если он сумел "устроиться" службой или торговлей). Вот, например, "пониженные цены" русских и иностранных виноградных вин Винторгправления ВСНХ с 18 января 1923 г. Русские вина белые и красные - самые дешевые, за бутылку - 13.800.000 р. дорогие - 22 млн. Русские крепкие вроде портвейна и мадеры - от

27 млн. до 44 млн. Русское шампанское 93 млн. Иностранные белые от 23 до 132 млн. красные от 28 до 50 млн. Портвейн иностранный от 50 до 83 млн. а шампанское 217 млн.

В большом, как видится, спросе игральные карты. И все, наверно, для железки; не пишут, как раньше, "игра" (две колоды), а "108 р. за дюжину" (конечно, знаками 23-го года).

После объявлений бесчисленных театров, студий, кабаре, кино, цирков - заманчивейшие объявления ресторанов, баров, кафе, столовых, трактиров и чанных. В "Ампире" (профработника) во время обедов Les artistes parrainent le public: ту-степ, фокс-трот, вальс-бостон, танго. Танцуют все. Лучшие танцоры Москвы и Петрограда. Главный инструктор '-т Арман.

В 'Эрмитаже" (старый Эрмитаж на Трубе) с 12 ч. ночи - кабаре. Там и Горич, и Борисов, и хор Вани Лагутина, и романсы Изабеллы Юрьевой с гитарой Делязари. Песенки Чернова, Викторовн, Мадлен Буш, Соколовой, танцы Елениной, Ванд, Брамс, Рен, Руа, и чего-чего там нет, а главное - "уютные и роскошно отделанные кабинеты".

Опричь всего каждый день "бега". Начало в 12 ч. дня. Тотализатор - 20 р. (т.е. 20 млн.). И все это благословлено свыше, тем Кремлем, над которым развивается красное знамя и в котором наиболее чтимая икона - Карл Маркс.

9/22 февраля. Около месяца стоит прекрасная зимняя ровная погода. Морозы от 8 до 16, снежные метели, но не особенно страшные, и часто - ясные дни и ночи, полные присущей им прелести.

На днях был свидетелем одного торга: за уступку квартиры в три комнаты в одном из переулков Тверской просили 45 млрд. Дело сладилось. Вообще миллиарды штука теперь не большая, а даже нашему брату доступная. Я, например, в январе месяце получил жалование уже 768370.000 р. и еще разницу между "проводниковским" (7 разр.) и "агентским" (17 разр.) жалованием - 1.184.290.000 р. А большие люди теперь получают больше 3 млрд. р. в месяц.

Трамвай давно уже 1,5 млн. за станцию; газета 1 млн. номер. Икра зернистая 120 млн. ф. колода карт 12,5 и 25 млн. чай 112 млн. ф. одна кор. килек 15 млн. сотня гнуснейших папирос 7 или 10 млн. Золотой рубль по старой котировке 23.100.000 р. (Я буду и впредь считать по-старому, т.е. игнорируя бумажные фокусы 22-го и 23-го гг.)

t Трагически погиб популярный старый певец, баритон Иоаким Викторович Тартаков. Дело было в Питере. Ехал на автомобиле, 1 наехали на канаву - автомобиль перевернуло, всех изуродовало, а Тартакова - насмерть. Вечный ему покой! Я слыхал его еще в начале его артистической карьеры в оперетке Лентовского, а потом лет 9-10 тому назад в Питере, в Мариинской опере. Значит, промежуток был лет в 30, однако и в последний раз послушал его не без приятности. Между прочим, он очень был похож на Антона Рубинштейна. Болтали даже, что он в действительности-то не Викторович, а Антонович. I

Свирепствует какая-то "свободная трудовая церковь". В "Известиях" напечатано ее "постановление" передать все церковные ценности, включая колокола и священнические ризы, - научным учреждениям. Но почему бы не снять кресты с храмов" Грабить - так грабить.

Вон пишут, что в Муре вороха дел о растратах в казино миллиардов казенных денег. А тут на каждом шагу если не настоящее, то сусальное золото.

t Скончался знаменитый ученый Вильгельм Рентген, открывший Х-лучи. Скончался в Мюнхене 78 лет. Новых церквей не открывал, но был, вероятно, богоугодное колокол ос нимателей и страждущему человечеству полезнее.

Стеклов старался. Боже мой, как старался!"Война - скоро, сейчас, готовьтесь". Но его не послушали. Французы делают свое дело в Рурском бассейне, может быть, не очень досаждая немцам, а мы тут вопием благим матом; жертвуем даже свои жалкие гроши в пользу "разоренных" рурских рабочих. Сдается, что мысль о возможности войны раздувается советской печатью в своих специфических целях, как иронически передает таковое впечатление читателя газет сам Стеклов.

Чичерин вернулся из Лозанны в Москву "не солоно хлебавши".

Образец современных публикаций, свидетельствующий о грандиозных коммерческих советских предприятиях и о талантливости царствующей ныне в России нации: "Всем, всем, всем... Правление кооператива работников центральных управлений НКПС 'Коопуть' настоящим объявляет, - что граждане Шапран, Ланиэ, Левин, Али-беков и Эпштейн в марте месяце 1922 г. получили задаток в 10 млрд. р. на закупку ста тысяч пудов белой муки для 'Коопуть, до настоящего времени муки не доставили", и т.д.

Не эти ли граждане колокола будут снимать"

Чуть не каждый день печатаются декреты о переменах в административном делении Совдепии. Создана масса новых губерний. Но вот вчера, что называется, как раз наоборот: Президиум ВЦИКа постановил с 1-го марта с. г. "произвести слияние Рыбинской и Ярославской губерний с центром в г. Ярославле", причем Краснохолмский и Весьегонский уезды присоединить к Тверской губернии. Проще сказать, скроить эти территории по-старому, как было при царе. И к чему было огород городить"!

Опять в велись концерты "в пользу инвалидов". В Большом театре сбор был 4 млрд. 272 млн. р. Ну что же особенного, если прикинуть, сколько теперь может получить в месяц ловкий советский чиновник.

Мемель передан Литве. Там царили в последнее время то союзники, то какие-то повстанцы.

Результаты пятилетнего советского хозяйствования водным транспортом: Волга потеряла 525 паровых судов, мощностью в 276.755 инд. сил, и 5.189 непаровых, грузоподъемностью в 304.070.000 п. В период 1911-1914 гг. Волга строила до 60 паровых и 500 непаровых судов ежегодно, а за 5 лет революции построено не более 160 судов обоего типа.

Теперь "средний возраст" котлов 26 лет, а в 13-м году он достигал лишь 13-15 лет, а для непарового флота эти цифры будут по 13-му году 1-5, а по 22 - 12-14. К будущей навигации остается без ремонта 444 паровых и 1.058 непаровых судов. 11

26 марта/8 апреля. Христос Воскресе! В Страстную Неделю и сегодня, т.е. в Светлое Христово Воскресение, погода крайне неприятная. Небо серое, утренний морозец сменяется на дневную слякоть. Благо-даря ветру зябнется больше, чем зимой. [1

Несмотря на старания комсомольцев и прочих антирелигиозных деятелей, с их специальным органом "Безбожник" (не знаешь, чего там больше: кощунства или порнографии), - на Страстной и в Пасху в московских храмах было необыкновенно многолюдно.

3/16 апреля. До сегодняшнего дня держались по ночам морозы, а дни были серые и очень прохладные, с медленным таянием и с подбивкою новых снегов, то и дело налетавших и прибавлявших только грязи. Но сегодня повеяло теплом чисто весенним. Будем надеяться, что весна новой "осечки" уже дальше не сделает.

В "Известиях" описываются сокровища петроградского музея революции. Автор статьи останавливается на двух документах, которыми, так и видно, хочет сказать: посмотрите, какой ужас был в 1906 году. Один документ - это донесение петроградскому градоначальнику, что такому-то арестанту причитается получить 100 рублей за приведение в исполнение смертного приговора над преступником, а второй - это "счет расходам денег на приобретение материалов по приведению в исполнение смертного приговора над двумя лицами. Извозчик - 2 р. веревка - 55 к. одно кольцо - 30 к. мешок - 1 р. всего 3 р. 85 к." Впечатление от такого "интересного" сообщения, что называется, наводящее на некоторые сопоставления. Вот где совсем уместно сказать болтливому хроникеру: "пошибче молчал бы, товарищ!"

Президиум ВЦСПС постановил пожертвовать и отправить 500.000 пудов хлеба в помощь рабочим fypa (якобы для борьбы с французским империализмом). В транспортном деле это называется "встречной перевозкой" и строжайше воспрещается. Не лучше ли бы, в самом деле, сговориться с кем-нибудь из жертвователей в пользу русских голодающих: не шлите и сдайте их немецким голодающим...

А в Курске был такой случай: один купец завещал своим детям не платить его торговых долгов и на неуплаченную сумму соорудить гимназию его имени... (Это было еще при царе Горохе и припоминается мной только "к слову".)

14-го марта напечатано правительственное сообщение, что В. И. Ленин-Ульянов в последние дни расхворался не на шутку, т.е. появились признаки нарушения кровообращения, что повлекло за собой некоторые ослабления двигательных функций правой руки и правой ноги, а затем и некоторое расстройство речи.

Ленина лечат русские врачи лрофессоры Кремер, прив.-доцент Кожевников, доктор Елистратов и иностранные профессора Минковский, Фёрстер, Геншен, Бумке, Штрюмпелъ и Нонна.

До Пасхи состоялся в Москве процесс Католического духовенства, обвинявшегося, конечно, в "контрреволюции", по тем же признакам, по которым, в связи с изъятием церковных ценностей, судилось, судится и будет судиться наше (православное) духовенство. Двое из главных подсудимых - архиепископ Цепляк и священник Буткевич - приговорены верховным судом к расстрелу, но приговор временно был исполнением приостановлен, по постановлению ВЦИКа.

В Польше, Англии, Америке и вообще в Европе по этому поводу вспыхнуло негодование. Посыпались ноты и все прочее такое. В результате Цепляку смертный приговор заменили 10-летней тюрьмой, a t Буткевича все-таки расстреляли. До сих дней такая страшная расправа продолжает волновать заграницу и здешних верующих людей. В газетах чем-то "угрожают", но наши дипломаты, очевидно, с этим считаться не хотят.

Состоялись 25-летние юбилеи Л. В. Собинова и В. Э. Мейерхольда. Обоих "пожаловали" званиями "народных артистов". Мейерхольд так же понятен народу, как телескоп годовалому ребенку.

В "Известиях" как-то описывалось "самогонное царство". Тут уличены в пьянстве многие "властители" (но не выше представителей волостных исполкомов), а также и сами "тройки для борьбы с самогонкой". Вот истинно русская жизнь, которую не поколебали и "не изже-нут" ни Маркс, ни Толстой, ни Семашко.

В общем, ни в старом, ни в новом особо сенсационного нет; поэтому и не пишется что-то. Про дороговизну" Но то, что поразит сего дня - через месяц будет не в пример поразительнее. Если я скажу, что сегодня я заплатил за одну трамвайную станцию 2 млн. за коробку спичек полмиллиона, за номер газеты полтора млн. за сотню папирос второго сорта 9 млн. за фунт черного хлеба (заварного) один млн. то тем самым намекну, что в театр пойти - надо плохо-плохо 30-40 млн. пальто купить - 1 млрд. (не меховое, конечно), и т.д. и т.д.

Золотой рубль (Гос. банка) 37 млн. р. а на черной бирже чуть ли не вдвое.

21 мая/3 июня. После почти двухмесячного перерыва трудно дать точный отчет о погоде, но в общем дело обстояло так: начало "старого" мая было приятное - ясное, теплое, почти сухое. Были небольшие грозы ("люблю грозу в начале мая!"), а потом опять похолодало, и вот недели две тянутся холодные дни; как только спрячется солнце, надевай пальто. Ночью тепла не более 7. Но сейчас зелень и цвет в полной силе и красе. Появились летние "фрукты". Осведомился о цене: огурец 7,5 млн, шт. фунт красной вишни 30 млн. И купил три соленых огурца за 4,5 млн.

Во второй половине апреля состоялся 12-й съезд российской ком-1923 год 259

мунистической партии. Каждый из ораторов оговаривался, что он думает, говорит и делает по заповедям великого Ильича. Таким образом, нового никто ничего не сказал, а сам Ленин, видимо, свою политическую и государственную карьеру покончил и готовится перейти в историю. Время от времени появляются осторожные бюллетени, намекающие на медленное и неуклонное приближение конца: то катар легких, то катар мочевого пузыря. Его сподвижники утешают товарищей, что Ильичу "лучше", - но вот сколько месяцев не слышно от болящего ни одного словечка, ни в письменной, ни в какой другой форме.

Бывший Синодский обер-прокурор В. Н. Львов (а теперь сподвижник Антонина и К) довел до сведения Стеклова и его читателей, что "с осуждением Тихона кончается всякая возможность идейного воссоздания реакции даже в эмиграции". Значит - распни его!

Демьян Бедный за свою поэзию награжден орденом "Красного знамени". Троцкий в своем приказе называет его "доблестным кавалеристом слова, метким стрелком по врагам трудящихся".

Много шуму, статей, расходов, наград и самохвальства по поводу "Разгадки курской магнитной аномалии". Установлено, что в Щиграх, Курской губ. добыты первые образцы магнитного железняка с содержанием до 70% химически чистого железа. Никакой и загадки-то не было; давно всем известны причины таких "аномалий", но вот попробуй достань это железо своими, русскими руками. Пожалуйдеперь достанут, но чего это будет стоить"!

С 30-го апреля по новому ст. начался тираж золотого выигрышного займа. Как известно, главный выигрыш 100.000 золотом. У меня тоже были "шансы" в виде двух купюр облигаций по 5 р. т.е. на 10 р. (вся облигация 25 р. золотом). Получил их на службе. И большинство этих бумаг роздано россиянам таким же путем. На этот раз ни я, никто из знакомых - ни 20 р. золотом (самый меньший выигрыш), ни больше не выиграли. Будем ждать сентября, тогда второй тираж.

16/29 апр. в храме Христа Спасителя открылся "Второй (якобы) поместный собор русской Православной Церкви*'. От имени ВЦУ Антонин приветствовал правительство и провозгласил ему "многая лета".

Первое мая отпраздновано уличными действиями, сопровождавшимися карнавальными затеями в виде поношения культа и его служителей. По подсчету газет, в манифестациях участвовал миллион народа. После этого празднества рылся в газетах, а как, мол, этот день прошел заграницей" И почти ничего не нашел, видно, там работали и в праздник труда. Впрочем, предполагают, что в Берлине демонстрировало 500.000 человек (из 4-миллионного населения), и сообщают, что в Париже работа была приостановлена на 10 минут.

На "соборе" председателем был какой-то "митрополит всея Сибири Петр Блинов", а почетным "митрополит Московский Антонин".

Собор послал приветствие ВЦИКу, с пожеланием скорейшего выздоровления В. И. Ленину, "чтобы он снова встал впереди борцов за великую социальную правду*'.

Небольшое отступление в сторону обывательской жизни: к зубному врачу Лившицу явился неизвестный и попросил спешно оказать ему помощь. Врач все, что нужно, сделал, и после этого пациент навел на него револьвер и сказал: "Ну, а теперь давайте мне за визит 2 млрд." За неимением такой суммы сошлись на 200 млн. Забрав деньги, пациент благополучно скрылся.

Собор разжаловал Патриарха в мирянина Василия Белавина, считая его "отступником от подлинных заветов Христа и предателем Церкви", и на основании церковных законов объявляют его лишенным сана, монашества, и возвращают его в первобытное положение мирянина.

Вообще, этот собор вынес такие решения и резолюции, что лучше о нем и не говорить больше. Как название пьесы "Женщина, о которой не стоит говорить", можно записать в историю русской церкви, что "в 1923 г. был в Москве собор, о котором не стоит говорить".

Впрочем, еще несколько слов по поводу его "деяний". Главные деятели церковного раскола (и посрамления русской Церкви) протоиереи Введенский и Красницкий "взысканы" милостию собора: первый (женатый) возведен в архиепископы Крутицкие, а второй - "в протопресвитеры всея Руси". (Чуть не большевики, а как им нравится такое архимонархическое выражение "всея Руси"!)

"Находятся смельчаки, которые у издыхающего льва вырывают волосы из гривы", - говорит турецкая пословица. Вот эти вышесказанные новые "князья церкви", да Петр Блинов (тоже властитель "всея Сибири"), да дьякон от Трех Святителей Доброе, да какой-то один "мирянин" - отправились к Патриарху в его заточение и, обратившись к нему, "называя его Василием Ивановичем", указали на состоявшееся постановление собора о лишении его сана. "Гр. Белавин подписал текст сообщения собора" (так заканчивает это происшествие корреспондент "Известий"). Собор закончился многолетием Антонину в таких формах: "Стране Российской и правительству ее, устрояющему судьбы народа по правилам труда и общего благополучия, - многая лета".

И еще "номер". Обратились с нотой к архиепископу Кентерберий-скому, примасу Англии. Ты, мол, не замай наше благочестивейшее правительство, у нас, дескать, "религиозная жизнь в настоящее время пользуется такой свободой, которой она никогда не имела ни при одном из прежних правительств отечества нашего..." Нет, дальше не могу. Бог с ними! Не мне судить таких величайших жрецов. (Бывало, попов почему-то звали "жеребцами", но я не люблю "неделикатных" выражений.)

Керзон прислал советскому правительству ультиматум, что если оно в десятидневный срок не выполнит таких-то требований (по освобождению тральщиков, по вознаграждению семей расстрелянных в России английских шпионов, по прекращению пропаганды в восточных английских владениях, по увольнению наших представителей в Персии и по смягчению участи гонимого в России духовенства), то и торговый договор с Англией и всякие другие добрые отношения с ней будут прерваны и изменены.

t Вслед за этим получено сногсшибательное известие, что прибывший в Лозанну и не принятый к участию в тамошней конференции наш представитель тов. В. В. Боровский убит там из револьвера русским эмигрантом Конради. Промелькнуло сообщение, что это была личная месть за расстрел родственников Конради в России, но оно утонуло в громовых и гневных статьях, речах и резолюциях, что тут виноваты империалисты, Антанта, Лозанна, буржуазия и т.д. И зашагали по Москве и другим городам советской России с флагами, знаменами, музыкой, интернационалом. На знаменах всевозможные обещания мести и гибели капиталистам, Керзону, угнетателям трудящихся, и т.д. и т.д. Московская демонстрация состоялась в одну из суббот, т.е. дала возможность многим погулять в день не праздничный. Что говорить! Внешне не менее 600.000 человек. В этот день полетел на аэроплане Наркомвнешторг Л. Б. Красин, вместе с директором Северолеса Либерманом. Конечно, торговаться насчет керзоновских требований. На демонстрации по поводу убийства Воровского было много плакатных предписаний не уступать англичанам, показать им кукиш, крикнуть "Руки прочь!", и т.д. Но позднее мы читали, что по всем швам мы уступили, и дело, кажется, закончится не так, как манифестанты требовали, а как англичанам удобно. Тело Воровского привезли в Москву и похоронили на Красной площади. При церемонии перевоза его с Виндавского вокзала опять участвовали рабочие, красноармейцы и советские служащие. Опять грозные плакаты, пение революционных песен, сотни тысяч людей, присутствие которых признано своими комячейками "обязательным". Одним словом - "опять праздник".

Как вычиталось из газет, тов. Боровский был образованнейший человек и преданный коммунистическому делу. Гибели его, конечно же, никто не желал, даже из действительных контрреволюционеров.

В Польше перемена кабинета. Вместо Сикорского премьером Витое. Этот кабинет знаменует новое "поправение" в Польше.

t В последнее время я совсем ничего не слыхал о своем приятеле Константине Васильевиче Розове. После ареста Патриарха он не служил по московским церквям, и слышно было, что ездит по провинциям, и чуть ли не в качестве концертанта со светским репертуаром, и это можно было ожидать, зная его преданность старой церкви. Лучше, - говорил он еще в 1921 г. - уйти на подмостки, чем смотреть и участвовать в представлениях Антонина. Но вот на днях мне кто-то спокойно сообщил: "Розов умер.*' Целый день я этому не верил, вспоминая, что его как-то уже хоронили, т.е. распространили "преждевременный слух о его кончине", но - увы! - наш великий архидьякон, несравненный певец и милый душа-человек Константин Васильевич Розов действительно в Бозе почил сего 17/30 мая. Как теперь мне рассказывали, он в этом году хворал воспалением легких, а потом - закупорка вен, болезнь сердца" и могучий богатырь, богатырь телом и духом, на 50-м году своей жизни, сегодня, в день своего Ангела, после отпевания в храме Вознесения ("большого'*) на Никитской улице, привезен к месту вечного упокоения на Ваганьковское кладбище. За панихидами (в Крестовоэдвн-женской, а потом в Вознесенской церкви) перебывали десятки тысяч москвичей, за отпеванием же и в качестве провожателей до кладбища по моему счету было до 20.000 человек. И тут не было никакой политики: просто и неподневольно пришли поклониться в последний раз человеку, таланту, которого искренне любили или почитали. После его юбилея я послал ему приятельское поздравительное письмо, в котором уподобил его отроку "злочестиваго веления небрегшему, огненнаго крещения не убоявшемуся, но посреде пламене стоящему пояху". Он именно был такой. Один знакомый ученый монах дьякон сказал мне про него сегодня: "Это был адамант; надо было удивляться силе духа в этой, казалось бы, пивной бочке". Да! И протопресвитер Н. А. Любимов в своей речи (он первенствовал на отпевании, и слава Богу, ни митрополитов, ни протопресвитеров всея Руси не было) отметил именно силу духа покойного. Я тонко знал покойного, и понимал его широкую русскую наивную душу, и видел в ней не "позор нации" или известного класса, а красоту создания Божия. Протопресвитер Любимов, коснувшись его служительства церкви и исключительных для этого дарований, сказал, что такого архидиакона никогда не было и не будет и что он действительно Великий Архидьякон, не по сану только, а и по таланту. Совершенно с ним согласен. И скорблю о его безвременной кончине вдвойне: с его уходом в вечность ушел и тип московского протодьякона, который с такой любовью описывали и рисовали Лесковы и репины. Последний из могикан!

Царство ему Небесное и вечный покой!

После него осталась дочка лет 15-ти, круглая сиротка, и никаких средств. Вот еще доказательство, что это был прекрасный, мирный, доброжелательный и простой человек!

Последние рыночные цены такие: масло 36 млн. ф. копченая колбаса 48 млн. ф. сто папирос среднего качества 3040 млн. одна кор. спичек 1 млн. По выпивальной лавочке (у кого есть на карманные расходы миллиарды) спирт 250 млн. бутылка, пиво 30 млн. бут. Чай 240-300 млн. ф. кофе 180 млн. ф. хлеб черный (заварной) 2 млн. ф. Однажды у меня в кармане было 46 млн. а дома ни куска хлеба. Купил газету - 3 млн. сотню папирос - 25 млн. пачку в 10 кор. спичек - 10 млн. коробку зубного порошку - 8 млн. а войдя в булочную, не нашел уже в кармане ни одного миллиончика, - так и пришлось до другого дня остаться без хлеба (хоть зубным порошком питайся!).

Жалованья получил за май (если не считать вычетов) 2.100.000.000. По нынешнему времени - очень маленькое жалованье. С такими же небольшими способностями, как у меня, в других местах мои же товарищи Получают 5-6 млрд. На июнь максимум жалования для Москвы объявлен 7.200.000.000 р. (или по-нынешнему 7.200 р.).

19 июня/2 июля. Ох, эта погода! Никак не войдет в полосу благочиния: то хороша, то безобразна. Последние две недели почти каждый день дожди. Было два таких ливня, что заливало подвальные этажи, и там тонули люди. Жаров еще совсем не было. Это в Москве, а в Петербурге и на Волге еще хуже; там, как рассказывают, - трава только хороша, а все другое гибнет и от дождей, и от холодов.

Судили и осудили к расстрелу некоего московского извозчика Комарова и его жену. Первый оказался убийцей тридцати двух человек (с целью грабежа), а вторая - его сообщницей. Во время процесса у здания суда стояла несметная толпа московских баб, девиц и хулиганов, по целым суткам ожидавших под солнечным пеклом и под дождем удовольствия "взглянуть хоть глазком" на этого страшного "героя дня".

13 июня (н. ст.) в газетах появилось "письмо в редакцию председателя высшего церковного совета митрополита Антонина". Пишет, что с 12-го июня они перешли тоже на новый стиль, как он говорит, "с этого числа разность счетов сливается. 13 суточных воспоминаний по церковному календарю опускаются, и делается переступка для параллелизацин гражданских пунктов и религиозных воспоминаний. 12-го июня нового стиля праздновать память св. Онуфрия Великого (приходящуюся на 12 июня старого стиля), и так до конца года. Словом, с 12-го июня разность счетов следует забыть, а жить так, как будто у нас один счет: брать числа нового стиля и в них вкладывать церковные воспоминания этих же самых чисел из церковных календарей".

Но, несмотря на этот "декрет" Антонина, я вижу, что до сего времени в большинстве московских церквей все еще молятся по старому стилю. А где - так и по обоим. Например, в церкви Трех Святителей, у Красных ворот, где теперь находится чудотворная икона Боголюб-ской Б. М. перенесенная от Варварских ворот, праздновали "Боголюб-скую" 18-го июня и нового, и старого стиля. А там - так теперь называемые "красные попы", и вот они вроде городничего, ради лишних приношений праздновавшего, как известно, свои именины и на Антона, и на Онуфрия!

В Болгарии быстро и бескровно совершился переворот. Министерство Стамболийского насильственно устранено министерством Цанкова, и Национальное собрание распущено. Короче говоря, там реакция.

t Произошло новое извержение Этны. Погибло несколько городков и селений. Много человеческих жертв.

На днях состоялся диспут о московских театрах. Выступавший там "народный артист" Мейерхольд убеждал аудиторию, что теперь зрителю нужна "здоровая похабщина".

27-го июня в газетах появилось и всех взбудоражило "постановление Верховного суда об освобождении Василия Белавина (быв. Патриарха Тихона)", в силу которого "ходатайство гражданина Белавина удовлетворить, и, руководствуясь 161 и 242 ст. ст. уголовно-процессуального кодекса, ранее принятую в отношении его меру пресечения уклонения от суда и следствия - содержание под стражей - отменить".

Прежде, чем что-то сказать по поводу этого неожиданного события, следовало бы отметить, что после нескольких новых нот Керзона и Чичерина "переписка" с Англией закончилась, - конечно, чего они хотели, того и добились (как видится, за малыми только исключениями). Добились, видно, и освобождения Патриарха. Однако "по документам" выходит так: вчера в "Известиях" воспроизведено даже факсимиле заявления Патриарха в верховный суд РСФСР, и оно, к недоумению одних, к ужасу других и к радости третьих, буквально говорит нам вот что:

В Верховный Суд РСФСР от содержащегося под стражей Патриарха

Тихона (Василия Иванова Белавина).

Заявление.

Обращаясь с настоящим заявлением в Верховный Суд РСФСР, я считаю по долгу своей пастырской совести* заявить следующее:

Будучи воспитан в монархическом обществе и находясь до самого ареста под влиянием антисоветских лиц, я действительно был настроен к советской власти враждебно, причем враждебность из пассивного состояния временами переходила к активным действиям. Как-то: обращение по поводу Брестского мира в 1918 г. анафемствование в том же году Власти и, наконец, воззвание против декрета об изъятии церковных ценностей в 1922 г. Все мои антисоветские действия за немногими неточностями изложены в обвинительном заключении Верховного суда. Признавая правильность решения суда о привлечении меня к ответственности по указанным в обвинительном заключении статьям уголовного кодекса за антисоветскую деятельность, я раскаиваюсь в этих проступках против государственного строя и прошу Верховный Суд изменить мне меру пресечения, т.е. освободить меня из-под стражи.

При этом я заявляю Верховному Суду, что я отныне советской власти не враг. Я окончательно и решительно отмежевываюсь как от зарубежной, так и от внутренней монархической белогвардейской контрреволюции.

16 июня 1923 г. Патриарх Тихон (Василий Белавин).

Все это изображено собственной рукой Патриарха. С другого дня началась в газетах как бы "неделя о Патриархе". Сам Стек лов соизволил написать передовицу, озаглавленную "Разоблачение лицемеров". Он удовлетворен "раскаянием" Тихона и смеется над "заграничными белогвардейцами", видевшими в Тихоне орудие нового "священного крестового похода" против рабоче-крестьянской России.

Антонин требует от Тихона, чтобы он признал также и правильность приговора поместного собора над собой, а иначе, - говорит Антонин, - "для всех будет ясно, что его исповедь фальшива, неискренна".

Красницкий считает "декларацию Тихона" "оправданием обновленческого движения нашей церкви".

В. Н. Львов убежден, что Тихон написал свое письмо искренно.

"Красные" благочинные московских церквей приняли на своем собрании резолюцию, чтобы Тихон "публично и определенно покаялся перед Российской Православной церковью".

Член верховного суда А. В. Галкин сообщает, что освобождение Тихона ничего не меняет в самом ходе дела Тихона, следствие по которому будет продолжаться своим чередом.

Ив. Трегубое, "старый коммунист толстовско-духоборческого направления", видит в этом "новую победу коммунизма".

29 есть в "Известиях" интервью Патриарха. Он уже 27-го в 12 ч. дня переехал к месту избранного им жительства в Донской монастырь, где занял те же две комнатушки, в которых содержался под стражей. (В последние 38 дней он находился в VIIV.) О своем содержании под стражей он отзывается хорошо и говорит, что за границей писали насчет плохого содержания и "пыток на электрическом стуле", и все это "нелепости". Дальше он (будто бы) сказал: "Я целиком стал на советскую платформу. В то же время я думаю, что церковь должна быть аполитичной, и во всей своей деятельности я буду твердо стоять на этом." Хочет проверить сведения о контрреволюционной деятельности Антония Храповицкого и других заграничных иерархов и предложить им прекратить эту работу. А не послушаются, то "предаст их церковному суду". Затем он сказал, что будет служить в Донском монастыре и в других местах, куда его пригласят верующие. И если у него найдется достаточное количество приверженцев, то такое церковное объединение "примет какие-нибудь организационные формы".

Между прочим, третьего дня (17/30) я был за всенощной на Валаамском подворье, и там на ектеньях уже молились за "нашего Великого Господина Святейшего Патриарха Тихона". И сегодня слышал, что он на днях приезжал на Лазаревское кладбище, где при многотысячном стечении народа предали земле популярного "батюшку отца Алексея" (протоиерей Алексей Алексеевич Мечен, священствовавший на Маросейке в церкви Николы в Кленниках и обладавший, по рассказам московских богомольных женщин, даром прозорливости). Когда процессия подходила к кладбищу, Патриарх шел за гробом, народ пел "Христос Воскресе!"

Патриарх решения "поместного собора", конечно, не признает, но из всех его постановлений он все-таки согласен "с переходом на новый стиль".

Ко всему этому, стало известно, что Антонин "ВЦУ" уволен на покой. Зачинщик раскола, предатель своей братии - заменяется Евдокимом. Видно, для воинствующей церкви понадобился "Главком" помоложе, посильнее, повороватее...

В зарубежной русской печати не совсем верят в правильность или искренность заявления Тихона, а "Руль" говорит, что "это известие о признании Тихона явится тяжелым моральным ударом для всех верующих. Твердость Тихона была до сих пор источником душевной, бодрости для верующих и освещала путь для его несчастных последователей, а теперь этот свет погашен."

По мнению "Дней", центр тяжести лежит не в признании Тихона, а в искусном отступлении большевиков на религиозном фронте.

20 июня/3 июля. Сегодня в "Известиях'* описывают, как в воскресенье 1-го июля "б." Патриарх Тихон служил в Донском монастыре первую службу после своего освобождения из-под стражи. Служил он с двумя епископами. "Храм, коридоры и паперть его, и весь монастырский двор были усеяны народом... Так как в церковь попала только незначительная часть верующих, то по окончании обедня Тихон отслужил молебствие на монастырском дворе, после чего в течение нескольких часов благословлял верующих... В церкви Тихон говорил собравшимся о необходимости для церкви совершенно отмежеваться от политики, а коснувшись церковного собора, говорил о незаконности его постановлений, и в заключение он выразил радость, что верующие собрались на первое его богослужение в таком большом количестве... В алтаре храма находились представители некоторых иностранных миссий, иностранные корреспонденты, которые производили фотографические снимки, говоря, что снимки предназначаются для заграничных иллюстрированных журналов, ибо - ведь теперь о Тихоне говорит весь мир... Тихон получил ряд приглашений на служение как в Москве, так и в подмосковные села (Косине, Алексеевское и др.)."

2/15 августа. Редкий день обходится без дождя. А когда выглянет солнце, тоже мало радости, - не по-летнему: не жарко, самое близкое к этому - духота, разрешающаяся ливнем или градом. Гибнут покосы, задерживается жнитво. Одним словом, лета в Москве и около Москвы не было, и не будет. Посмотрим, какова будет осень.

Красницкий, Антонин, Введенский, Евдоким, В. Н. Львов и вся братия их, наделавшая столько церковных безобразий со времени ареста Патриарха, удивлены, что он "безапелляционно, самодержавно, единовластно и бесцеремонно стал патриаршествовать, как ни в чем не бывало", и что он как бы "плюнул на собор 1923 года". Его служения эти развратители церковные считают преступными, он-де, "будучи лишен (") сана и монашества, приступил к совершению Божественной литургии и тем разорвал ризу Христову, разорвал единство церковное, положил начало церковному расколу". И много еще написано и будет писаться в газетах от имени всяких "живых", "обновленческих", "древнеапо-стольских" и "свободных" церквей - злостных статей, писем и воззваний по адресу Тихона и его сторонников. Но все это, грубо сравнивая, - лай моськи на слона. Что делается по всей России, это мне, по крайней мере пока, неизвестно, но Москва почти вся за Тихона. Он каждый день (за редким исключением) утром служит где-нибудь обедню, а вечером всенощную, и везде, надо прямо сказать, "битковые сборы". Я был за его службами во многих монастырях и приходских церквях и всякий раз наблюдал необычайное скопление народа. Его приезды к храмам и отъезды после службы зафиксированы кинематографией, и в свою очередь эти картины целую неделю давали электротеатрам полные сборы Что же касается служений "митрополитов" Евдокима (Московского) и Антонина (тоже Московского), - а у нас, т.е. как теперь говорят, "у Тихоновцев", свой управляющий Московской митрополией, епископ Илларион, к слову сказать, деятельно полемизирующий с газетными нападками на Тихона в своих церковных проповедях, в которых он просто называет Антонина и К самозванцами, разбойниками, пролаэяй не в дверь, а инако, - я говорю, служения самоиспеченных митрополитов, происходящие хотя бы и в храме Христа Спасителя, идут не с тысячами богомольцев, а в самом лучшем случае с сотней-другой. Да и не богомольцы это, а любители скандальных зрелищ и хлестких лекций. Сегодня на лекцию "архиепископа" Александра Введенского, трактующего о притворности "раскаяния Тихона", а завтра - на лекцию профессора Запихалова, поучающего половой гигиене, - слушатели те же самые для обоих лекций.

Патриарх постарел, пожелтел, похудел. Когда он приехал в Сретенский монастырь (в первые дни его освобождения), мне его лицо показалось настолько исстрадавшимся, что я, грешный человек, подумал, а не посидел ли он все-таки на "электрическом-то стульчике"

А коммунистам наш церковный раскол на руку (да он ими и подстроен). В "Известиях" на 13 июля есть фельетончик Нерадова 'Тихоновский перезвон". Там один красноармеец замечает: "Ай да молодцы. А ну-ка еще. Отгрызите друг у друга хвосты, стукайтесь лбами!"; и дальше рабочий: "Вот уж мы животики надорвали, читая, как попы дубасят друг друга. Пускай и дальше упражняются. Нам нечего им мешать".

Чуть ли не в этом же номере описывают деятельность "отдела записи актов гражданского состояния". Хвалятся, что стали давать новорожденным и не христианские имена, например: Волга, Днепр, Москва, Конституция, Федерация, Коммуна, Марсельеза, Свобода, Облигация, Рыбка, Солнышко, Радость, Березка, Цветок. "Всем, - говорят, - предоставлена полная свобода выбора".

Экая, подумаешь, радость, когда младенца хоть Проституцией назови!..

25-го июля Москвой прошел сильнейший град, который погубил цветники на бульварах и скверах и очень повредил огородам и садам, а во многих домах выбил окна. Град сопровождался ливнем и бурей, много подвальных этажей залито водой, несколько человек утонуло, испорчена масса товаров и продуктов.

Убийца Воровского Конради сказал следователю (см. "Известия" от 3 авг.): "Это не была дуэль, я не рассматривал Воровского как человека, я его считал - как и всех лидеров большевиков - собакой. Они не спрашивали у моего отца и моего дяди позволения их убить".

t Второго августа внезапно скончался Президент Соединенных Штатов Гардинг и его место заступил Вице-Президент Кулидж.

Советским представителем в Лондоне был Красин, а потом его заменили Раковским (бывшим председателем украинского Совнаркома), но пока что английское правительство не дает ему пропуска на въезд в Лондон, за его антибританскую речь, произнесенную в Харькове перед отъездом. Пишут ноты, и т.д.

Все-таки "триумфальное шествие Патриарха Тихона" по Москве власти предержащей или правящей партии не совсем нравится. Все эти газетные писания о нем и о "тихоновщине" чреваты последствиями: "сократят" его или опять лишат свободы. Взял перо в руки и сам застрельщик по церковным делам, "мощекопатель" М. Горев (Галкин). "Почувствовавшая будто бы праздник на своей контрреволюционной улице, тихоновщина обнаглела, распоясалась и, где только можно, показывает свои волчьи клыки. Недавно ею был избит толстовец, безобидный (для церкви-то!") И. М. Трегубое... Труба, Сухаревка, Охотнорядье, Толкучий и Хит ров. Здесь же ушибленный революцией интеллигент, бывший "союзник", бывший пристав, крепостник, Манилов, Ноздрев и Со-бакевич. Вся старая, гнилая, злопыхающая, улюлюкающая, помещичье-дворянская Россия выползла сейчас из своих нор... Патриаршие служения - это подогревание темных страстей темной толпы... Опьяненная, затуманенная свечами, колоколами, протодьяконами и ладаном патриарших служений, толпа воскрешает век аввакумов и пустосвятов."

И Антонин, и Тихон похвалили недавно советскую власть, что она не мешает верить и молиться православным, а вот что пишут из Иваново-Вознесенска в "Известиях" за 14-е августа: "По городу делал прогулку специальный карнавал комсомольцев; разъезжали всевозможные ряженые на автомобилях, клоуны верхом на лошадях, автомобили с горнистами, и как раз там был крестный ход по случаю избавления от холеры. Комсомольцы встретились лицом к лицу с крестным ходом и пели песни, а клоуны, наряженные попами, пародировали обедню и распевали частушки. Оркестр играл интернационал."