К. ЧУКОВСКИЙ. ДНЕВНИК 1901-1929 || Часть вторая

24 марта. Нет ни сантима. Читаю Chesterton'a "Innocence of Father Brown" - the most stupid thing I ever read***.

25 марта. Тихонов недавно в заседании вместо Taedium vitae***l несколько раз сказал Те Deum vitae*****. Ничего. Мы затеваем втроем журнал "Запад" - я, он и Замятин. Вчера было первое заседание13. Сейчас я отправлюсь к Серг. Фед. Ольденбургу - за книгами

26 марта. Очень неудачный день. С утра я пошел по делам: к Белена сову по поводу книги Репина, - не застал. В типографию на Моховую по поводу своей книги об Уайльде, - набрана, но так как издатель Наппельбаум не платит денег, то книга отложена. Между тем цены растут, нужно торопиться, человек погубит мою книгу. Я пошел к нему, к Наппельбауму. Не застал. Оставил ему грозную записку Оттуда к Алянскому - не застал. Сидит его служащая, рядом с буржуйкой, кругом кипы книг, и ни одного покупателя. Даже Блока 1-й том не идет. Алянский назначил за томик Блока ценя 400 ООО р. когда еще не получил счета из типографии. Получив этот счет, он увидел, что 400 ООО - это явный убыток, и принужден был] повысить цену до 500 000. А за 500 000 никто не покупает. Мой "Слоненок" лежит камнем14. Ни один книгопродавец не мог продать и пяти экземпляров. На книжки о Некрасове и смотреть не хотят1! Наш разговор происходил на Невском - в доме - 57, в контора издательства "Алконост" и "Эпоха". (В окно я видел желтый дом - 86, и вспомнил вдруг, что в оны годы там был Музей восковых фигур, где находилась и Клеопатра, описанная Блоком в известным стихах:

Далее.