Дельное интервью с Томашем Седлачеком


OK:

Своим студентам я даю такое задание: «К вам во сне, как к Иосифу, явился Господь и сказал, что следующие 20 лет экономического роста не будет. Разработайте модель». Большинство студентов говорят: «Попытаюсь вызвать рост тем-то и тем-то». Я отвечаю: «Вы не поняли. Роста не будет. 20 лет». Нам трудно мыслить таким образом.

* * *

Змея убила евангелиста

В качестве пациента мы положили на кушетку экономику и задались вопросом: чего она хочет, чего боится, о чем она говорит, а о чем молчит? И она оказалась не просто депрессивной, а маниакально-депрессивной. Мании опаснее депрессий. Экономика искажает реальность так же, как психоз, при котором люди видят не всю реальность, а лишь некоторые части. В экономике мы видим то, что можно выразить в числах. Но в числах можно выразить лишь небольшую часть мира.

* * *

Вторая возможность такова: мы увидим, что теория не работает. Но мы не увидим этого. То, что постановили на уровне символизма, должно быть отменено там же, а никак не в сфере опыта. Теория никогда не будет опровергнута фактами. Даже если кризис 2008-го показал, что модели неверны, модели не будут отвергнуты — для этого нужна новая теория. Сегодня мы не хотим верить в доминирующую неоклассическую экономическую теорию, но, поскольку нет новой теории, нам не во что больше верить. Это похоже на ситуацию из мультфильмов, где бегущий персонаж не замечает, как перешагнул через обрыв, и продолжает бежать по воздуху, а взглянув вниз — падает. Может быть, такое случалось в «Ну, погоди!» с волком?

Разговор по душам

* * *

Кто вообще сказал, что экономика должна расти? Откуда это следует? Это написано в Библии, вам приснился пророческий сон? Об этом свидетельствует история? Модели? Экономика может стоять на месте. На месте не может стоять социальная система, основанная на экономике. Например, пенсионная система, основанная на предположении, что экономика растет каждый год, — это чистая мифология. Представьте, что вы строите корабль, предполагая, что каждый день будет хорошая погода. Такой корабль утонет — он должен выдерживать любую погоду. Я не против роста — как и не против хорошей погоды. Но если вы верите, что хорошая погода будет каждый день, то будете разочарованы.

* * *

Нам стоит перестать предсказывать. В условиях фундаментальной неопределенности, о чем писал еще Кейнс, оценивать вероятности крайне опасно. Представьте, что сейчас в этой комнате погас свет, стены затряслись, все в панике. Я встаю с кресла и говорю: «Успокойтесь, я знаю, что делать, я построил это здание. Следуйте за мной сюда». И все вслед за мной прыгают с третьего этажа, потому что я притворялся, имитировал знание в условиях неопределенности. Без меня люди на коленях, ползком нашли бы выход. Если вы говорите людям «в следующем году мы будем расти на 4,2%», у всех отключается мышление. Без подобных прогнозов компании вели бы себя гораздо осторожнее: может быть, будет 3%, может 0%, может 6%. Они бы рассматривали различные сценарии. Но после прогнозов сценарии перестают рассматривать. Это имитация знания.