Воспоминания активиста троцкистской студенческой организации "Ив. Павлова о положении в вузах. Не ранее 1919 г

Полуторагодичный период от февраля 1917 года до вступления в город белой армии в августе 1918 года, был медовым периодом революции, периодом самой широкой и полной свободы. За это время трудящиеся создали свои массовые партийные, профессиональные, культурно-просветительные, кооперативные, военные и другие организации. Добились восьмичасового рабочего дня, вошли во вкус новой свободной жизни. Почувствовали себя полноценными людьми готовы были нести многие жертвы, чтобы защитить и сохранить эти завоевания. Большевики, отрицая прежнюю жизнь, несли нечто новое, волнующее и многообещающее. Открывали народу сказочные горизонты, увлекали его на путь максимализма. Промежуточные силы не смогли на долго увлечь своими лозунгами широкие народные массы, влияние их быстро падало. Размежевание в основном шло по линии: революция-контрреволюция; красные-белые. Наряду с крайними лозунгами за большевиков был уже и авторитет центральной власти. Первые шаги этой власти были направлены на расширение и углубление революции. Большевистский террор в то время не затрагивал широкие массы трудящихся, он хлестал по верхам. Белый же террор с начала и до конца свей своей тяжестью обрушивался на самые широкие народные массы, вызывая у них ответную реакцию.

Выступление офицерства на Дону и Кубани рабочее население нашего города восприняло явно враждебно, как реакционное и реставраторское движение. Сотни рабочих добровольно уходили на фронт, тысячи их, при занятии города белыми, отступили с революционной Таманской армией.

После вступления в Новороссийск белых, профессиональные и другие рабочие организации были распущены, жестоко стали преследовать не только члены большевистской, но и всех других социалистических партий. Ряд рабочих, партийных и советских деятелей, а также все матросы и китайцы, не успевшие уйти с красными, были расстреляны. Со всех щелей вылезли и снова вернулись к власти слуги старого режима: полицейские, пристава, надзиратели, тюремщики, чины царской администрации. К местным реакционным элементам присоединились толпы подобных элементов, прибывших в обозах белой армии. Замелькали в приказах и газетах ненавистные титулы князей, графов, генералов. Выброшенные народом, их "сиятельства" и "благородия" со всех концов страны стремились на юг под знамя и защиту белой армии, чтобы свести счет с "взбунтовавшейся чернью". Толпы порочных и беспринципных людей захлестнули, вытеснили, дискредитировали и парализовали волю жертвенных и идейных элементов белого движения.

Ружейный шомпол стал символом белой власти. Пороли шомполами и мужчин и женщин. Пороли публично и в застенках. Расстреливала не только городская контрразведка, но и разведки отдельных воинских частей. Разгул террора, невиданный размах спекуляции, взяточничества, моральная распущенность, дикие кутежи в ресторанах господ офицеров и спекулянтов, разнузданный... (нет продолжения. - Сост.).

Как известно, интеллигенция и учащаяся молодежь высшей и средней школы, в массе своей, встретили враждебно "Пролетарскую революцию" в октябре 1917 года. В первые дни и месяцы власти большевиков, интеллигенция и квалифицированные служащие министерств, банков и других органов государственного аппарата, не признавали и бойкотировали распоряжения "самозваной власти", организовали стачки и открытый саботаж. Большевики ответили репрессиями, арестами, увольнениями, лишением продовольственных пайков и травлей "буржуазной" интеллигенции. В результате наиболее непримиримая и активная часть интеллигенции, по преимуществу молодежь, ушла в белое движение, чтобы с оружием в руках бороться против большевиков. Другая, более значительная часть интеллигенции, чтобы не умереть с голоду, вынуждена была, затаив недоверие и ненависть к большевикам, идти на сотрудничество с ними.

Пользуясь услугами этой интеллигенции, большевики, до основания разрушив старую государственную машину, отдавали себе отчет в том, что создание и укрепление государственного аппарата "пролетарской диктатуры" возможно лишь при наличии достаточного кадра собственной "пролетарской" интеллигенции.

Поэтому сразу же после окончания гражданской войны, большевики приступили к коренному преобразованию средней и высшей школы. Не только менялись программы и методы обучения, но радикально изменялся и социальный состав, сначала учащиеся, а затем и учащих. Учитывая огромную тягу трудящейся молодежи к серьезному образованию, коммунистическая партия широко открыла для нее двери средней и высшей школы. Чтобы завоевать в кратчайший срок высшую школу и ускорить выпуск своих "красных" специалистов, партия по всей стране организовала широкую сеть специальных средних школ и курсов по подготовке в высшие учебные заведения, с предельно короткими сроками обучения.

Наиболее распространенной формой такой чрезвычайной средней школы был рабочий факультет. Рабочие факультеты (Рабфаки), как правило, создавались при институтах и университетах, с целью облегчения использования, как лабораторий, так и педагогического персонала их для подготовки рабфаковцев. В рабфаки принимались преимущественно рабочие не моложе восемнадцати лет. Срок обучения на дневных рабфаках был трехгодичным. На вечерних, где обучение происходило без отрыва от производства, - четыре года. Учащиеся рабфаков обеспечивались государственным общежитием, бесплатным проездом по железной дороге во время каникул и небольшой стипендией, на которую человек мог существовать. Чтобы привлечь лучшие педагогические силы в рабфаки и заинтересовать их в работе, государство установило более высокую денежную и натуральную оплату их труда.